Скачать fb2
Жизнь по чужим лекалам

Жизнь по чужим лекалам

Аннотация

    Сборник публицистических статей, посвящённых обществу, политике, гламуризации культуры и «новому реализму» как modus vivendi.


Андрей Рудалёв Жизнь по чужим лекалам



    Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

Во всём виноват тунгусский метеорит

    По большому счету история стара, как мир. Встретились с другом, с которым вместе чуть ли не год водки бодрящей не опрокидывали. Перекинувшись информацией о личных делах за подотчетный период, начал мне мой бурный друг объяснять, что живу я в матрице, а вокруг дикий произвол бушует. Милиция, прокуратура, суды, чиновники все как один — пристанище вурдалаков, для которых святого ничего нет. Пытался я мало членораздельно отвечать банально, что рыба гниет с головы и раз так происходит, то значит это кому-то выгодно, значит, попускают подобное, значит, все это беспредельное также является рычагом управления страной нашей. Тут он жестко отрезал: «Нет, Путин — реальный мужик, правильный! Если за что-то взялся, то покажет всем. Нравится он и все тут». После стали мы играть двоящимся кием в бильярд, и спор как-то сам собой забылся.
    Свежо все это, не правда ли: бесконечно добрый и сильный царь-батюшка, вокруг которого сонм бесов буйствует…
    Свежая российская историография, а, по сути, апология новой властной элиты, давно уже навязла на зубах. Свербит своей банальностью и примитивизмом.
    Закат советской Атлантиды, период провала, безвременья, который олицетворяет нелепая фигура Ельцина. Полупьяного и танцующего, с теннисной ракеткой и без, чавкающего какие-то невразумительные фразы и при этом, повязанный путами злостных и кровожадных олигархов. Но вот свет над Россией воссиял, и Господь ей стал благоволить. Светоносный царь-мессия пришел к власти, углеводороды возросли в цене, страна пробивается к статусу сверхдержавы, хотя бы в собственных глазах, хотя бы локально, для удовлетворения тщеславия народонаселения великой и могучей, громадной и неказистой… Мы стали грозными, готовы по любой трибуне, любому столу туфлей колотить. Наши лидеры — строгими и суровыми, золотовалютная мошна росла не по дням, а по часам, не по щучьему велению, а по нашему хотению. Все для блага, все для процветания. Пятую колонну к ногтю, зловещих недотыкомок ходорковских-березовских: кого на зоны, а кого в лондоны…
    Ностальгию по СССР — на вооружение по полной программе. Ее внешние формы вместе со старым гимном вживляем в новую жизнь. И этого достаточно… Кому нужно сущностное наполнение вместе с бесплатной медициной, образованием, жильем, вместе с многочисленными правами и соцгарантиями, вместе с грандиозными стройками и развитием производства.?.. Зачем все это когда все мы уходим в виртуальную плоскость, запитанную на наших недрах, вместе с новым президентом заводим себе Живой Журнал, чтобы вести там продуктивное общение… Хотя, кажется я перескочил, забыл еще один какой-то этап. Ведь после периода путинско-нефтяной стабильности, нам выпало на долю испытание кризисом. Хотя, какой к лешему кризис?! Скорее, какой-то компьютерный червь-троян, который мает наши пиратские программы, нашу кривую операционку.
    Но как бы там ни было, нам внушили, что кризис пришел извне, это злостные заокеанские хакеры, запустили нам эту тягостную заразу. Мы же прекрасны и удивительны, наша власть грамотна и радетельна в отношении к нам. Высшее начальство — святые небожители, делающие нам исключительно хорошо, радеющие о нас, качающие денно и нощно нашу люльку, поющие сладостные песни.
    Никто особенно не изощряется, используются элементарные методы управления толпой, стадом. Именно за таковых нас все, то бишь властная элита, считает. А потому как попускаем, делаем уступки одну за одной, становимся бессловесны и инфантильны. В той виртуальной сфере, в которую мы погрузились со времен «мочить в сортире» словеса и не нужны, там достаточны простые команды и элементарные жесты.
    В шедеврах голливудской киноиндустрии довольно типичен сюжет про инопланетных паразитов, которые стремятся поработить нашу благодатную планету, проникая в тела людей, подчиняя их, подавляя волю. Все зависимы, подчинены и повязаны невидимыми нитями, транслирующими сигналы из центра — гигантского амебообразного чудища гадкого и смрадного. Подобное ощущение повязанности возникает регулярно и в мире реальном. Нас пытаются обуздать, ограничить, впихнуть в какие то рамки, вырезать неподконтрольную фантазию, как в замятинской антиутопии. Все потому, как боятся, страшатся энергии и стихийной силы, которая в нас таится, и к которой у них нет иммунитета.
    Александр Архангельский в своем ЖЖ написал некролог незабвенному первому президенту новой России: «Два года назад, 23 апреля 2007 года, умер Борис Николаевич Ельцин. Кто бы как к нему ни относился и каких бы ошибок он ни наделал, он был великим человеком, которому досталась тяжелейшая эпоха расплаты за потерянный коммунизмом 20 век. Осуждающие БН не понимают, что он обречен был делать нейрохирургическую операцию в отсутствие элементарного скальпеля. Его ошибки ни в какое сравнение не идут с тем, какие пропасти нам грозили. И если мы сейчас не в пропасти, а всего лишь в овраге, и не во всеобщей крови, а всего лишь в скользкой глине — его заслуга». Удивительно!!! Раз мы еще шевелимся, раз мы еще живы, то давайте скажем дружное спасибо и раболепно возрадуемся на века. Философия рабов и халдеев, прикрытая резонерством о правах и свободах.
    Подобные песни воспоют и следующим. Не допустили, усилили, укрепили, возвеличили, аллилуйя!.. Я никогда не доверял теории реинкарнации, но тут хочешь не хочешь прислушаешься. Продукты распада СССР, с примесью Чернобыльской АЭС образовали фантом Ельцина. Дух Ельцина помазал на царствие Путина и стал ВВП, Путин раздвоился и предстал в двух лицах, обрел себя виртуального с аббревиатурой ДАМ. И все они плоть от плоти одно и все они одно чужое, но тщательно мимикрирующее тело. И все это не реальные персонажи, а скорее метастазы некоего внеземного паразита, занесенного нам возможно тунгусским метеоритом.
    Такая вот баня с пауками, а вы говорите, вечность…
    Не то, чтобы все плохо и безрадостно стало в моем Отечестве, но как-то душно, затхло, какие-то салтыково-щедринские картинки перед глазами пробегают, да гоголевские свиные рыла вместо лиц мерещатся.
    Все более уходим мы в виртуальную плоскость. Сканируют, отцифровывают нас медленно, но методично и постепенно прорастаем мы то ли в компьютерной стратегии, то ли в комиксе, то ли в пародии, то ли в трагедии. Нажали кнопку — огромное мощное войско, нажали другую — грандиозные свершения, надои, колосящиеся нивы. Чуть отпустишь, чуть отвлечешься — груды ржавого железа, да сквозняки в цехах. Песок, перекати-поле и обшарпанные обои с картой СССР.
    И ведь, действительно как написал в своей колонке в «Русской жизни» Захар Прилепин «зла не хватает». Я бы немного перефразировал. Быть может, не озлобленность, не патологическая злоба, а именно продуктивная злость в ситуации, когда низы уже не могут, станет важной обновляющей силой, средством, преодоления болотной стагнации нашего общества, стимулом к его прогрессу. Злость толкает на свершения, на преодоления, на прорыв и подвиг.
    Злость в природе — это ледоход. Прекрасное зрелище! С него начинается обновление, новая жизнь.

Гламур шагает по стране

    Гламур — модное словцо, которое уже преследует нас повсюду. Слово от которого кажется, невозможно отделаться, слово-паразит. Еще пару-тройку лет я и понятия не имел что это за диковинка. А сейчас это уже и особый термин и характеристика, которую можно применять как к человеку, так и к какому-нибудь явлению. Гламурное — это и определение нашего времени, вернее его глянцевой яркой обложки — яркой, пестрой, предельно поверхностной.
    В широкий оборот понятие попало в 30-е годы XIX века. Оно имело значение некоего несбыточного, и в тоже время соблазнительного очарования.
    Гламур часто трактуется как иллюзорная привлекательность, искусственно сконструированный образ, который своей гипнотическим лоском призван подтолкнуть нас к бесконечным походам по магазинам и отслеживанию немотивированных тенденций моды. Он провоцирует обильное слюновыделение при фразе: «толстый, толстый слой шоколада», который на поверку выходит толщиной с дюйм. Это важный механизм индустрии потребления.
    В прямом же смысле это «пошлость». Пошлость, махровая, непролазная, пошлость филистерская, мещанская — фарфоровые слоники на комоде. То с чем веками боролась отечественная культура, а именно с засильем пошлости. Конечно, без сомнения это тоже одна из составных и необходимых частей культуры в общем ее понимании, но эта маргинальная часть всегда должна быть управляема, находиться в определенных рамках, ограничена. Сейчас же мы наблюдаем безбрежное море, давно игнорирующее, какие бы то ни было границы. Мы видим подмену понятий, ведь когда система ценностей неустойчива, это очень даже несложно сделать. Вот и получается, что для молодого поколения — гламур — это вау! Вау, супер — без вариантов.
    Гламур — это и широчайший спектр юмористических передач от «Аншлага» до КВН и «Комеди Клаба» на канале «ТНТ». Меру пошлости в них я не берусь обсуждать, да и разве это меняет как-то дело. Культура как бесконечный капустник, который все шире и шире распространяет свои щупальца — тоже примета нашего дня. Зрители-участники шоу реагируют лишь на знаки, которые им подают, чтобы они принялись восторженно аплодировать — собачки Павлова. Вечная карнавальная ночь без какой-либо возможности наступления нового дня.
    Гламур — глянцевая индустрия, пресловутое «лицо с обложки» и неестественные фотомодельные стандарты. Здесь главное чтобы костюмчик сидел и все было с иголочки, а остальное — дело плебеев. Человек года, человек месяца, недели — чем больше сменяемость, тем выше оборот, в обществе потребления это важно. Ты должен хотеть, должен желать, вопить еще-еще! А перед тобой уже рисуются новые недостижимые высоты общества vipов, небожителей с Рублевки.
    И не надо говорить о толерантности. Мол, кому что, по принципу супермаркета, где главное выбор, ассортимент. Но приглядитесь, именно выбора вам никакого и не оставляется. Гламур — коммерческий продукт, ориентированный на спрос, именно поэтому он предельно агрессивен, он подчиняет себе все прочее пространство без остатка. Это слон в посудной лавке, которого, по какому-то недоразумению запустили туда, и уже никто не знает, как остановить бесчинство.
    Может быть гламур, как многие сейчас утверждают — это свободный образ жизни, свободное искусство, призванное раскрепостить человека от шор стереотипов и комплексов? Да, свободное. Свободное от каких бы то ни было норм морали, эстетических требований. Там нет никакой эстетики — сплошная подделка, имитация. Суп быстрого приготовления, только быть может еще в более яркой упаковке. Иллюзия свободы, водящая в другую, многим более жесткую зависимость: игра на страстях, человеческих слабостях погружающая в уды порока.

Да здравствует кризис!

    Международный финансовый кризис у нас — это какое-то древнее языческой божество, выползшее изо льдов на землю. Никто не знает что это, как его отвадить и победить. Более того, никто точно не знает реален ли он на самом деле или нет. А может быть это просто фантом, грандиозная афера? Попытка масштабной национализации или желание компенсировать за гос- и личный счет каждого расходы своего бизнеса?.. Последняя агония капитализма?
    Все наши самые топовые корпорации, по сути, обычные МУПы или ГУПы полученные однажды за здорово живешь во владение. Периодически то истинный собственник проводит демонстрацию силы, то современный хозяин требует новых вливаний на развитие дела и страхования рисков. В одном из номеров «Новой газеты» (№ 81 от 30 октября 2008 года) приведен список претендентов на помощь от государства, кто и какие миллионы желает заполучить из казны. Современные нищие, стоящие на госпаперти — это мультимиллионеры, всякие дерипаски-потанины-вексельберги. У них как у «сирот» из «Двенадцати стульев» аппетит отменный, в один присест они сожрут с десяток пенсионных фондов, в то время как всем остальным поднимут планку пенсионного возраста.
    Я не экономист, поэтому буду рассуждать банально и примитивно, ведь в нашем тоталит…, извините, толерантном обществе любая точка зрения имеет право на жизнь.
    Кризис, если он есть на самом деле, явился как нельзя кстати. Это лакмусовая бумажка, которая многое должна проявить и о многом рассказать.
    Компьютер, подключенный к всемирной паутине, легко может словить пакет вирусов, если нет надежной преграды на их пути, и тогда его работа блокируется. Все капиталы, начиная от Стабфонда, заканчивая мошнами пресловутых олигархов, известно где. Но профанному наблюдателю думается, что экономика должна быть не только открытой, но в тоже время автономной, способной при необходимости работать за счет собственных средств. Ее же у нас попросту нет, есть только трофеи, захваченные при разграблении советской империи, да дикое поле, расчищенное за последние два десятилетия.
    Как, впрочем, нет и сильной и действенной власти. Те хмурые дядьки, которые говорят грозные слова из щелей телевизионных ящиков, на самом деле страдают хроническим бессилием. Как-то Владислав Сурков на встрече с молодыми писателями сетовал, что все плазменные телевизоры поставляются в страну контрабандой, и беспомощно разводил руками при этом. Премьер Владимир Путин грозил из Северодвинска антимонопольной службе из-за немотивированно завышенных цен на авиационное топливо, обещал даже кадровые решения. Ситуация обнажилась через несколько месяцев, когда сотни людей буквально насильно поселили в аэропортах. Потом уже президент перехватил эстафету и обратил внимание на топливные цены, но воз и ныне там. Да, собственно, зачем что-то делать, это крайне затратно и рискованно, надежней и эффективней выступать с заявлениями на камеру. Научилась это делать и местная власть то, надувая пузырь под названием «Социальная карта Северодвинска», то, заявляя о поддержке бизнеса, отозвав явно непроходной документ и оперируя виртуальными цифрами, взятыми с потолка.
    Нас пугают тем, что от кризиса не застрахован никто, пострадают и простые люди. Как же иначе, если утром начальника бранила жена, весь день потом его подчиненные будут летать по коридорам. Но именно простым людям не так страшен кризис, как его малюют. Динамика цен и без того будет идти только в одном направлении. И пусть нефть подешевеет хоть в десять раз, старые запасы бензина по прежней цене будут продаваться бесконечно долго.
    Простым людям кризис мало страшен, потому как он не принесен им ничего того, к чему бы они не были готовы, иммунитет ко всем катаклизмам выработался. Кинет государство, отобрав последнюю копейку, вместо зарплаты — подачки по 200 рублей, вместо качественной водки — тошнотворный денатурат, какая разница, нам не привыкать. Эти самые «простые» и без того по всем сложившимся условиям не призваны доживать до пенсионного возраста, кончина каждого — лакомый джек-пот. Пропагандирующим господствующую идеологию социал-дарвинизма эффективным менеджерам высокого полета давно уже понятно, что содержать народонаселение страны экономически не выгодно. Вместо этих брюзжащих и на что-то претендующих иждивенцев намного проще нагнать ватаги гастробайтеров, а страну, порезав, как Африку, по линейке вместе с недрами и остатками местного населения сдавать в аренду.
    Во всем этом жупеле кризиса самое важное — возможность прочувствования момента истины, который может наступить при определенном стечении обстоятельств. Люди должны очнуться и выйти из вегетативного и зомбированного состояния, наплевать на унизительную стабильность. Должны обрести свой голос, как шахтеры, которые со своими касками в начале 90-х были реальной силой, с которой считались. Тогда это будет безусловная победа и тогда кризис принесет чаемое обновление.
    Мы скатываемся куда-то не туда, многие это понимают, но по какой-то инерции против воли тянемся в этом сомнительном направлении. Кризис позволит на время остановиться, оглядеться по сторонам и понять где же мы все-таки находимся.
    Фраза «Пусть сильнее грянет кризис!» пришла спонтанно, сама собой. С ней, бесконечно прокручиваемой в мозгу, я приехал из первопрестольной, и уже после в газете «Завтра» прочел «Песню о кризисе» замечательного поэта Всеволода Емелина:
Что, финансовые монстры,
Сдулись ваши Доу-Джонсы?
Ваши ценные бумаги,
РТСы и Насдаги?
Что, порадовались чуду?
А теперь бегите к пруду,
Наподобье бедной Лизы.
Пусть сильнее грянет кризис!

    Отличный на самом деле лозунг, если вдуматься. Быть может, когда грянет грозно и свирепо во всю безумную стихийную силу, тогда рассыпятся поросячьи избушки, а наше ЗАО перейдет в иную форму собственности.
    Новые учителя жизни от олигархов и вписанных в вертикаль власти чиновных клерков до попсово-гламурной взвеси и идиотов из Комеди Клаба должны почувствовать бренность и условность всего земного. В конце концов, это лучше, чем выстрел «Авроры» и революционные матросы со штыками.

Да, мы победили!

    Да, мы победили! Мы завоевали «нулевые». Мы огромный, сплочённый липкинский полк. Нам двадцать-тридцать, мы от Камчатки до Калининграда. У нас всё: и финансовая поддержка, и СМИ, и благосклонность старших товарищей. Мы общались в Кремле с Сурковым и с Путиным в Ново-Огареве пили чай.
    Мы затуманили всем мозг и отформатировали литературу, сделав из неё «новый реализм». Мы для кого-то агрессивные бездари-сорняки, расчищающие локтями себе место под солнцем. Но уже совсем скоро никто и не вспомнит, что может быть что-то иное.
    Мы утвердили новый формат, а всё, что в него не вписывается, уходит в резервацию внесистемной внеформатной литоппозиции. Таковы уж они — любители норных инстинктов.
    Мы — «цветущая пора», и пришли не с пустыми руками, а принесли «мужественно твёрдый и ясный взгляд на жизнь». Ещё Николай Гумилев говорил за нас: «мы становимся причастны мировому ритму, принимаем все воздействия на нас и в свою очередь воздействуем сами». Мы открыты, распахнуты, готовы обнять.
    Мы — победители, все кто не с нами — аутсайдеры с выжженным тавром неудачника. Мы ярки, прекрасны, молоды и деятельны. Мы верим только в свою силу, свою волю, в бушующую наглость. Другие — фаталисты, падающие ниц перед любыми препятствиями. И пусть себе роют дышащие холодом «метафизические» норы, мы будем осваивать жизнь полной и широкой грудью!
    Кто нам запретит?! Ведь всё в наших руках!
    Мы делаем будущее, мы формулируем идеал. Нам двадцать-тридцать, мы от Камчатки до Калининграда. Мы не одеваем кепки от солнца и не закрываемся в футляр кондовых стереотипов и бессмысленных псевдоинтеллектуальных рассуждений.
    Мы говорим с миром, мы говорим со светом, а кто-то в это время шарит по углам своей душной мозговой бани. Ну что ж, каждый выбирает себе своё…
    Пусть для других литература — иссохший родник с паутиной и пауками, но для нас она бьёт ключом. Если кто-то прозревает её финал и бьётся в апокалиптических конвульсиях, то мы радуемся всему новому, которое неисчерпаемо.
    Если кому-то нравится разделять на правых и левых, своих и чужих, расписывать градации и выискивать философский камень критериев — мы разве против?! Мы не выискиваем атавизмы, а принимаем мир в его полноте. И если кто-то считает иначе, мы не против. Нам никто не мешает, и мы можем вместить всех, потому как победили!
    Когда мы любим, страдаем, радуемся и восторгаемся, возможно, кому-то это и не понять. Но как можно рассказать о любви, о смерти, о жизни и вере? О метафизике можно написать надрывный трактат, а обо всём этом как? Если иные к тому же глухи и рецепторы их бесчувственны?..
    Нашими руками движет нерв эпохи, вышибая пульсирующие знаки из-под клавиш. Если кто-то прохладен, если не слышит, не видит, не чувствует, а без конца всматривается в чистый лист… Что ему можно предложить? Как возможно было убедить староверов-дырников в том, что Бог светит не через щель в их деревянном срубе?
    Нам говорят, что был плох реализм, который «новый». Возможно, и так. При диахронном подходе, обозревая историю, многое кажется мелким и малозначимым. Но главное, он был. И что предлагается взамен? Литературный исход в пензенскую пещеру и ожидание там конца времён в мазохистском экстазе?
    А если завтра скажут: на фиг литература! И фаталисты согласятся, пропев: они победили… Мы опять будем заявлять «новый реализм» и делать через него искусственное дыхание.
    Но мы-то никому не проигрываем. Никогда. Потому что другие… Мы победители, и это записано у нас на подкорке, и иными уже не сможем быть.
    Нас обвиняют, но мы не оправдываемся. Нам говорят, надо судить, но мы хотим понять и познаем.
    Мы вместе, но мы — по отдельности. Мы — полк, но и индивидуальности. Есть «мы», но какие контуры этого «мы», каковы очертания, сами плохо представляем. Потому как нет его граней: мы — это импульс, это воля.
    Возможно, для кого-то это местоимение лишь коллективный образ врага. Враг необходим, он лаком. Им можно многое оправдать. Если кому-то это нужно, то ради Бога, с нас не убудет.
    Наш мир — мозаичен и пёстр, другие надевают очки дизъюнкции «или-или» и начинают препарировать лягушек.
    Мы победили! А теперь расскажите где и как… Надеюсь, об этих деталях поведают нам наши беспристрастные летописцы, которым надоест блуждать в трёх соснах доморощенной метафизики.
    Пока же скажу одно: мы вырвали литературу из чёрной бани с пауками, в которую её пытались загнать. И в этом мы радикалы.

Диктатура среднего класса

    Торжество усредненности, победа профанации — меты сегодняшнего дня. Все великое, большое, грандиозное, героическое затушевывается. Все это под подозрением как неблагонадежное, без этого спокойнее, стабильнее в терминологии новейшей истории.
    Царство гоголевского «ни то ни се». Серое, невзрачное — только в своем внешнем виде, но во внешних проявлениях часто агрессивное, оголтелое, авантюрное с рогами и копытами.
    Все это общие слова до поры, пока занозой не воткнется очередная новость. Вот перед Днем знаний наше возлюбленное министерство образование удивило очередной революционной новацией: начала раскачку норм русского языка. Не то чтобы все и сразу с корабля современности, но постепенно, малыми робкими шажками. Думается, это была первая проба пера, робкий шаг креатива наших чиновников. Прикинут, как что дальше. Не посмотрит ли кто сурово на них, не стукнет ли кулаком по столу, суровым пальцем не погрозит. Если нет, то гуляй рванина по всей ивановской, паши и перепахивай сколь жадная душа желает!
    Зловонным чем-то пахнуло на пороге учебного года. Курьезная вещь, но по большому счету это тоже самое, как разрешить «вонь» в слове «звонит».
    Облегчили язык, но ощущение будто испражнились. Облегчились.
    Можно долго рассуждать об легитимизации невежества, упрощения, но вопрос лежит не только сугубо лингвистической плоскости, где к нему много подходов, он много шире. Утверждены нормы пошлости, в которых — квинтэссенция нашего времени.
    Живая разговорная речь — это отлично, но она не должна быть безусловным мерилом лакмусовой бумажкой всего, как и равнение на эстетику подворотни, любование уголовной романтикой.
    Кто спорит, нормы меняются, язык — живой подвижный организм… Все это общеизвестные аксиомы. Но здесь вопрос близкий с пониманием свободы, как отсутствия каких-либо ограничений, торжества своеволия и независимости от каких-то морально-этических норм. В языке есть свой этикет, определенные табу. Это его кристаллическая решетка. И здесь можно всецело согласиться с Дмитрием Быковым, который следующим образом прокомментировал это новшество: «Снятие этих табу оборачивается раскультуриванием страны в целом, чем больше тонких и сложных закономерностей внутри языка, тем лучше, как правило, язык себя чувствует».
    В перспективе хотим мы жить без каких-либо ограничений, в том числе и с точки зрения здравого смысла. Нам так удобно, мы так привыкли, да и вообще с какой стати блюсти все эти закостенелые вериги?!.. Мы жаждем неги и радостей, мечтаем быть жвачными и непарящимися. Бюро добрых образовательных услуг, почему-то именующееся министерством, держит руку на пульсе, какой-нибудь господинчик из него всегда услужливо подойдет и заискивающе спросит: «Чего изволите?»
    Кофе — мужского рода так и останется свидетельством если не прилежания, то некоего трепета перед языком. Всегда выгодно отличает, когда среди десятка средних родов найдется один мужского. Аристократизм, если хотите!!! Только он сейчас не в чести, вернее, его не допускают до общих масс, берегут их всячески, чтоб не дай бог не возгордились, чтобы не поднялась самооценка, не появился голос. Не положено! Не должно, не пущать! — визжат современные органчики и унтер Пришибеевы. Все должны быть безликими, однотипными, однообразными. Толерантное отношение к языку: что так, что так — все едино.
    В своем исследовании «Гоголь и черт» Дмитрий Мережковский отметил, что Николай Васильевич видел «самое страшное вечное зло не в трагедии, а в отсутствии всего трагического, не в силе, а в бессилье, не в безумных крайностях, а в слишком благоразумном суеверии, не в остроте и глубине, а в тупости и плоскости, пошлости всех человеческих чувств и мыслей…». Что-то напоминает, не правда ли?.. Это как раз про средний род, которому сейчас воздается честь и хвала, звучат фанфары.
    «То ли еще будет, ой-ой-ой!» — как поет наша вечная и незыблемая Алла Борисовна… Заикаться начнешь, когда видишь, как истово наследники Хлестакова взялись за ревизию. От этой ревизии рушатся ГЭС, профанируется язык.

Жизнь по чужим лекалам

    Недавно был крайне удивлен одним своим открытием. Куда не взглянешь — повсюду утомляет взгляд какое-то дремучее однообразие во всем внешнем виде, встречаемых людей со спрятанными за солнцезащитный взгляд лицами, практически не отражающими никаких эмоций. Я имею в виду даже не улицу, хотя она во многом тоже показатель, но и во многих «модных» местах: ресторанах, ночных клубах, каких-то светских посиделках, причем это же однообразие взыскует к нашему взору и с экрана телевизора, диктуя определенный стиль поведения, «новую» тенденцию.
    Вот девушка, которая сидит за соседним столом в кофейне — жеманна и кокетлива, зеркало души, затянутое в пластмассу и прикрытое глянцевым восторгом — журналом «Харперс Базар», но у меня такое ощущение, что видел ее сегодня уже раз пятнадцать, вернее не ее, но похожих. Принято ругать застойные советские времена за культивирование массовой серости, но извините, с тем, что было тогда, современное положение вещей невозможно даже рядом поставить. А ведь каждый второй сейчас пристально отслеживает все последние тенденции моды, живет этим можно сказать, потребляет в неимоверном количестве глянцевые журналы, где технология красоты расписывается до мелочей. Да и не только их: инструкциями модного стиля поведения забита вся наша каждодневная жизнь, и мы уже не можем без этих стероидов, связанных с секретами похудания, масок для лица, премудростей педикюра, фасонов, расцветок — список бесконечен. Если судить по СМИ, то, например, с молодежью вообще можно разговаривать только о деньгах, сексе, пиве и моде — ничего более будто бы молодую поросль не интересует.
    Но ведь к этому мы сами шли, ведь сами же говорили, что мода — это бесконечная свобода, раскрепощение и торжество человеческой индивидуальности. Сколь заманчиво слово это было лет так пятнадцать-двадцать назад, как смущенно заглядывала она к нам со страниц «Крестьянки» и «Работницы». Но не тут то было. Тоталитарна, агрессивна она стала как только дали ей волю, когда заявили, что она наше все, здесь не мы выбираем, не мы в чем-то вольны, но она лепит что-то из нас — по большей части подобие пластмассовых манекенов, от которых разве что не шарахаешься в испуге. И при этом маховик ее все раскручивается: раз в год, два раза, четыре, каждую неделю.
    Скоро наряду с трехразовым питанием будут модные поветрия утра, дня, вечера. Так заполняют нашу жизнь, и так мы ее, жизнь, проживаем, существуя по чужим меркам. И недоуменно спрашиваем, а разве есть что-то еще, кроме бесконечных указаний «Школы ремонта» и передач наподобие «Снимите это немедленно»? Хотим мы жить ярко, а усилия для этого минимальны: главное, чтобы костюмчик сидел, то есть надо четко выполнять инструкции и ты в шоколаде.
    Мода сейчас — это основной рычаг управления массами. Людьми проще манипулировать, подвесив перед ними морковку и легонько понукая, вести вперед. Человек думает, что видит цель, которую выбрал совершенно самостоятельно и по собственному хотению к ней движется, на самом же деле все его поступки запрограммированы и жестко регламентированы. Поэтому то так и сложно говорить ему элементарные вещи, что окромя морковки есть что-то еще.
    Мода сейчас — это лихорадка, бесконечный бег по супермаркету с неистовой жаждой и возгласом: «Еще! Еще!» Но стоит пойти против движения, выйти из него, остыть и спросить себя: «Зачем!», то едва ли ответ найдется.
    Понятие «мода», которое нам навязывают, это перевертышь, пародия того, что есть на самом деле. Мода всегда была традиционалистична, укорененная и мотивированная определенной традицией и в тоже время прорыв бесцветной карты будней, свежее дыхание жизни. Она была прекрасна, потому как естественна, потому как можно было наблюдать, какими муками она рождалась, сменялись ее стили. Все это подменили принудительным диктатом, фаворитизмом. Резал царь Петр бороды боярам, вот вам и мода на безбородых, старались придворные польстить какому то из французских людовиков, вот и следовали всем его прихотям. Мода сейчас становится одним из инструментов мировой глобализации, новой перекройки карты мира, которая не руководствуется такими пустяковыми вещами, как целесообразность, национальная специфика и самобытность, личная инаковость конкретного человека. Вместо всего этого картонные улыбки, заученные фразы — не человек, а модный прикид. Поэтому прежде чем слепо следовать модному девизу «будь самим собой!», постарайся понять, что значит быть самим собой и каков ты на самом деле.
    Мода говорит, что должны все женщины поголовно расхаживать в брюках со спущенной талией и в остроносой обуви… Она ведь воительница, она, Ева определяет спрос в нашем мире, став основным потребителем, доминирует в нем (недавно услышал такое чудесное понятие как женское «донжуанство»…). И, понимаешь, что действительно праздник увидать по-настоящему женственную девушку в легкой юбчонке.
    То, что мужчина добытчик — этого уже мало, он тоже должен поучаствовать в этой тотальной распродаже. Для этого ему необходимо стать «женственным» — ходить в салоны красоты, сделать милирование, массаж и фитнесс для кучи — психология меняется, он тоже включен и игру бесконечного потребления.
    Я же понял насколько действительно милы мне военные в своей форме, рабочие в пыльных спецовках, рыбаки в видавших виды куртках с кузовами на плечах и в резиновых сапогах. В них нет ничего не настоящего, из папье-маше, все живое, естественное, потому как не закодированы они. Отстали от жизни? — скажите. Но может не стоит все бессмысленно и оголтело бежать, так ведь что-то важное истинное можно упустить. Быть может мода сейчас — быть вне ее, остерегаться опускаться с головой в этот омут и просто быть собой. Быть самим собой — это вовсе не значит потворствовать своим инстинктам, сложность оставаться самим собой заключается как раз в преодолении этих соблазнов, в личном самоограничении, а не в бесконечной бессмысленной призрачной свободе от всего.

Зачем нам нужны эти партии?

Беглый взгляд дилетанта
    Под занавес прошлого года каток «Единой России» прошел по Руси великой, вернее выборов «Единой России». Была нужна не просто победа, ставка делалась на триумф, полный и безоговорочный, именно поэтому в предвыборном избиении напалмом выжигалась вся прилегающая территория. В эти выборы мы много чего узнали: нам поведали, что у нас много врагов, как внутренних, так и внешних, которые за коврижки обделывают свои делишки. Кстати, это почти дословная цитата из известного шоу Путина в Лужниках. Вероятно, это высказывание войдет в золотой фонд крылатых президентских выражений, наряду с «мочить в сортире».
    В итоге «триумфальный» успех «Единой России» показал, что у нас появился легитимный с точки зрения демократического ритуала правящий класс, ответственность которого перед избирателем сведена к минимуму. Так как во всей этой машине, в первую очередь, реализуется довольно жесткая зависимость от руководства партии, но отнюдь не от избирателя. При этом очень не хотелось, чтобы эта дистанция, как часто бывает, превратилась в зияющую пропасть. Поэтому правильный был сделан ход в той части, что, причислив себя к «Единой России», Путин встал над ней и не поторопился за партийным мандатом, тем самым показал, что политика может и должна делаться вне партий, что между политической элитой, вершителями судеб и собственно смиренным народом должны быть связующие скрепы. Что президент должен перерасти в национального, народного лидера, а политэлита в элиту национальную государственнического толка. Партии в этой трансформации — лишь остаточное явление, мы к ним просто привыкли, нам внушили, что они являются необходимым атрибутом демократизма, но в тоже время — это не более как балласт, который топит корабль государства.
    «Что основано на лжи, не может быть право. Учреждение, основанное на ложном начале, не может быть иное, как лживое. Вот истина, которая оправдывается горьким опытом веков и поколений. Одно из самых лживых политических начал есть начало народовластия, та, к сожалению, утвердившаяся со времени Французской революции идея, что всякая власть исходит от народа и имеет основание в воле народной. Отсюда истекает теория парламентаризма, которая до сих пор вводит в заблуждение массу так называемой интеллигенции — и проникла, к несчастию, в русские безумные головы. Она продолжает еще держаться в умах с упорством узкого фанатизма, хотя ложь ее с каждым днем изобличается все явственнее перед целым миром» — это слова Константина Петровича Победоносцева — злостного реакционера и консерватора, каковым мы его помним еще по прежним учебникам истории. Цитата взята из его работы с говорящим названием «Великая ложь нашего времени», которая, кстати, крайне злободневна и в наше время. Мы до сих пор продолжаем упорствовать и топтаться на старых граблях, но никак не можем отказаться от этой обласканной фантазией иллюзии.
    Отечественный религиозный философ Сергей Николаевич Булгаков называл разделение на партии «неизбежным злом», но при этом он отмечает, что ни в одной из стран это разделение «не проникает так глубоко, не нарушает в такой степени духовного и культурного единства нации, как в России» (статья «Героизм и подвижничество»).
    Партийная система, как реализация диалога между народом и властью, некий рецепт народного счастья — химера, которой одарили нас французские утописты-просветители, в частности Руссо. Уже последние лет двадцать мы говорим о том призраке коммунизма, который пытались овеществить в России, но совершенно забываем, что сами строим Вавилонскую башню другой утопической идеи либерализма и демократии, которая уже давно приобрела планетарный масштаб.
    Было бы, по меньшей мере, легкомысленно ставить перед собой цель создание политологического трактата. Главное, как представляется, избавиться от обаяния стереотипов, посеять сомнение в вещи, кажущиеся незыблемыми и существующими лишь по нашей привычке к ним, взглянуть на ситуацию не через кривое зеркало шаблонов и гипнотических установок. Как в случае с Гоголем, который одной из целей написания первого тома «Мертвых душ» ставил разнести «тоску от самих себя».
    Тупиковый путь, которым зачастую оперируют, ставить ультиматум по типу: а что предлагается взамен? После этого впору ручки сложить и спасть с бесконечную апатию. Спорить и предлагать что-то конструктивное в такой постановке вопроса невозможно, ведь при этом ты принимаешь правила чужой игры, соглашаешься с иной системой ценностей, даешь ей право на существование.
    Любят нас фаршировать бессмысленными лозунгами, наподобие: другой альтернативы нет, коней на переправе не меняют и еще масса других столь же пошлых мантр. Чтобы увидеть альтернативу нужно выйти из темной виртуальной чащи, в которой мы понуро блуждаем.
    И тогда получится, что на вопрос «зачем нам нужны политические партии» ответить будет крайне затруднительно. Они, конечно, все правильно и разумно говорят о своей надобности, но как-то плохо всему этому верится. Ни для кого не секрет — партия создается под конкретного лидера, или группу товарищей, которые в нужной ситуации могут сказать: за мной народ стоит.
    Недавние выборы пятой Думы были апофеозом выборных технологий, но в тоже время полный и закономерный крах всей этой системы. Поэтому лично я выбрал позицию игнорирования выборов. Перефразируя известный лозунг, скажу: не голосуй, или проиграешь, ведь явка — лишь требование продолжения этой мало кому нужной игры, давно исчерпавшей все свои резервы. Единственный плюс выборов — предоставление публичного отчета власти перед своим народом, хотя отчет этот скорее манифестален и идеален, чем реален, как покраска травы перед визитом высокопоставленной персоны.
    Ну да ладно, всем понятно, что власть должна быть сильной и сохранять преемственность, особенно в условиях нашей необычайно просторной державы. А ведь так у каждого нового правителя возникает сильное искушение набирать очки за счет критики и уничтожения начинаний предыдущего. У партий — это бесконечная риторика по типу «сам дурак».
    Есть партии карманные, искусственные, созданные в рамках определенной предвыборной стратегии, чтобы выбить почву из под ног конкурентов. Что нужно для успеха, или, по крайней мере, чтобы быть услышанным? Очень просто: подхватить какой-нибудь расхожий, популярный в обществе лозунг и размахивать им пока в глазах не потемнеет. Можно еще принарядиться государственной, национальной, религиозной атрибутикой, идеей. Но впрочем, все это азы политтехнологии. Поэтому думается, что нет смысла проводить разделение на партии власти и оппозиционные, крупные — мелкие, правые — левые. Для нас это скорее собирательный образ, определенный проект, аналогичный памятным финансовым пирамидам, который регулярно реализуется в последнее время. Этот проект нацелен исключительно на выборы, на заполнение лакомой лакуны, которая раз в четыре года открывается в органах законодательной власти, собственно дальше цели не распространяются. По большому счету у различных вариаций этого проекта нет никакой идеологии, долгосрочной внепартийной цели, разве что только наспех сколоченной ширмы, за которой прикрыто обычное бойкое рыночное торжище. Люди за прилавками практически всегда одни и те же. Иногда лотки меняются: сегодня стоял на мясном ряду, завтра перебрался на овоще-фруктовый.
    Соответственно и выборы превращаются в банальную манипуляцию сознанием, ярмаркой пиарфокусников-гипнотезеров. А игроки на этом поле постепенно переходят в разряд экспонатов музея восковых фигур: скомороший облик ЛДПР, держащийся за счет публично имитируемой сомнительной экстравагантности своего лидера, СПС — картинно вялая попытка реванша либеральной идеи, которая уже столько раз дискредитировала себя, что и говорить о ней как-то неприлично. В КПРФ едва ли уже найдешь идейного коммуниста, труппа ряженых, прикрывающихся ностальгическими лозунгами и тоской по светлому советскому прошлому. Кто там еще? «Яблоко» и «Справедливая Россия»… Серьезно рассуждать о них — это вообще дурной тон.
    Весь этот ландшафт — не более как шутовской политический вертеп. Имитация политической движухи, кухонная возня, попытка выпустить пар в виде неудовлетворенных эмоций. Тот же Победоносцев использовал для определения всего этого очень точный оборот: «комедия выборов». Актуально, не правда ли?
    Не хотелось бы зауживать проблему и говорить, что партийная система в нашей стране зашла в тупик, что ее надо реорганизовывать, обновлять модернизировать партии. Корень видится в самой системе, а мертвому едва ли требуются наши припарки и заклинания ворожей. Поэтому не совсем соглашусь с Александром Прохановым, который на мой вопрос о партиях в России в интервью ответил: «В 90-е годы был период активного партийного существования и партии были полезны, потому что через них реализовывались новые таланты, через них проходили новые идеологии. Это было очень интересно, а потом партии скукожились, они окаменели, окостенели. Цветок засох и, сохранив все формы цветка, стал засушенным цветком». Цветок этот изначально был хоть и радужным, завлекательным, но для внимательного взгляда крайне сомнительным, содержал в себе тлен.
    В последнее время любят рассуждать, что партия — это необходимая сила, на которую опирается национальный лидер, но и это иллюзия. Разве может миражное нечто, фантасмагоричное стать надежным фундаментом? Лозунг хорош для сиюминутного порыва, далее он костенеет и превращается в кондовый штамп. Партия не представляет собой какую-то реальную силу, так как сорганизована по формальным признакам. Цели ее довольно прагматичны и чаще всего главная из них — скорейшая трансформация в бюрократическую структуру с потерей какой бы то ни было позитивной энергийности. Система эта не только создает гигантский вакуум между народом и властью, но и грозит прямой опасностью, ведь создавая видимость устойчивости, может рассыпаться в любое мгновение, как соломенная хижина.
    До желудочных колик веселит императив приверженности принципам какой-либо одной партии до гробовой доски. Он являл собой следствие начального периода секулярной эпохи, когда партии претендовали на роль религиозных конфессий. Из попытки своеобразной пародии на мировые религии, они быстро выродились в секты. Сейчас партии — кучки людей и тем они эффективней, в чьем стане громче кричит зазывала, лучше действует система набора рекрутов, соблазнения потенциальных адептов всеми мыслимыми благами земной жизни. Поэтому с недоумением посмотрят на человека, который будет утверждать что-то подобное: родился демократом, им и умру. Более-менее стойкими оказались коммунисты, но и в их стане это не более как инерция, выказывает себя протестное начало, отрицающее моду дня. Они все более напоминают старообрядцев, их лагерь также не представляет монолитную структуру, от него постоянно откалываются один за одним в свободное плавание айсберги — старообрядческие общины.
    Бутафорские партии — важный элемент поддержания иллюзии демократии. Это коммерческие конторы, уставной капитал которых состоит из формального списочного состава, где вместо людей — «мертвые души» — подписи, механизм собирания которых, я думаю, отлично известен всем. Еще Н.Я.Данилевский говорил, что государство, позиционирующее себя демократическим, политика которого строится на волеизъявлении граждан, на самом деле представляет собой «владычество некоторых», только в более ретушированном виде.
    В бестселлере «Проект Россия» попалась удивительно точная фраза: «По сути, все наблюдаемые в нынешней ситуации партии являются бизнес-структурами, делающими свой бизнес на проблемах своего Отечества. Изначально созданные на наемном принципе, они привлекали людей, понимающих «партийную» деятельность как способ заработать или сделать карьеру». Отличная иллюстрация старой истины про то, куда мощена дорога благими намерениями.
    Партийная система — это была довольно удачная попытка подрыва веками сложившейся системы традиционных государств, о чем свидетельствуют многие глобальные исторические катаклизмы 20 века, вплоть до прихода к власти в Германии национал-социалистов. Недаром основной экспортер этой пандемии — англосаксонский мир давно из всего этого сделал формальный кукольный театр, который фундаментально на государственный строй страны не влияет. Всем же прочим, в качестве вступительного взноса в демократическую семью, предлагается внедрение полипартийной системы, оказывающей дестабилизирующее действие. Собственно всем предлагается закопать под основание пороховую бочку и устраивать на ней различные камлания.
    Очевидно, что в последнее время в стране прослеживается определенная государственная стратегия, направленная, грубо говоря, на укрупнение лояльных партийных институтов и обуздание оппозиционных, то есть на консолидацию политического поля в той трактовке, какой понимает ее власть. Подспудно проявляется, может быть еще не конца оформленная мысль, что партии не более как мишура, не только не нужная, но и вредная, которая стреножит развитие государственности. Надеюсь, что выбран не англо-американский путь, где происходит формальные баталии партий-близнецов, а эволюционный путь отказа от этой трухлявой насквозь системы, которая рано или поздно опадет как пожухлая листва.
    Может быть, это лично мое ощущение, но людей, пропитанных государственной идеологией и не просто сторонников сильной власти, но и монархистов становится все больше. Не это ли вестник некоторого выздоровления нации, начало преодоления вируса партийного разделения?..
    Пока же нас усиленно обучают парламентаризму и призывают к усилению многопартийности. Как-то еще в прошлом году в Интернете набрел на объявление: в рамках программы «Русские чтения» состоится лекция доктора политических наук Генри Хейла на тему: «Становление сильной партийной системы». Как выяснилось, этот эксперт регулярно работает в Узбекистане, Киргизии и на Украине…

Звероподобный ангел

    Было время в Москве, немного свободного, но было. Куда пойти? Первая мысль — в Третьяковку, но день был воскресный и отогнал ее, испугавшись большого стечения людей в эту мекку отечественной культуры. Так получилось, что вместо нее попал в Московский музей современного искусства на Петровке и нисколько не жалею о том.
    Современное искусство разместилось в просторных залах на трех этажах. На входе охрана, проход через металлоискатель. В экспозициях были представлены в основном фотографии — шестое международное фотобиеннале в Москве.
    В первом зале — милый китч, свидетельство ушедшей советской эпохи, практически рисованные неестественные люди, похожие друг на друга, фотографические открытки наподобие «Привет из Крыма» или более показательная и доказательная «Привет из Колымы» 30-х годов. «Страсть к красивому» — название этой первой экспозиции, само по себе не плохо, открытки с клеймом мещанства сейчас получают некую эстетическую ценность, но в контексте всей выставки… Однако об этом позже.
    Далее — документы эпохи: протоколы допросов (запомнился один, в котором обвинялся человек, содержавший коров и якобы спекулирующий их мясом), паспорта военнопленных, угнанных на работу в Германию, фотографии фас и анфас. В следующей комнате — будто гимнастические снаряды, брутальные тела, торжественные в своей красоте и плотской силе — «Фотоконфликты, фотопутешествия и фотоискушения Александра Родченко». Где-то уже выше, на этаже эдак втором были работы по итогам этнографических экспедиций начала 20 века: в Архангельскую губернию, Киргизию, Поволжье, еще Бог весть куда, без сомнения интересные сами по себе в отрыве от общего контекста, в который попали.
    Вначале был интерес, любопытство, потом эмоции, которые постепенно начали складываться в целостное восприятие, концепцию, оттенившую детали. Пытаюсь вспомнить и вычленить какие-то знаковые, узловые моменты того ясного понимания всего происходящего, которое нахлынуло на меня, когда вышел на воздух свежий, на солнце, ведь на самом то деле, на всем Божьем свете Пасха была тогда. Момент этот возник даже не когда я увидел в конце коридора первого этажа ящероподобного ангела, свитого из какой-то арматуры, а в зале, где экспонировались фотоснимки из однообразной жизни скандинавской забегаловки — «Кафе Лемитц. 1968–1971» Андерса Петерсена. Пьяные матросы, полуобнаженные дряблые тела в татуировках, похотливые взгляды, отвратительные женщины, кулаки, сальные ляжки, морщинистые одутловатые лица, винный перегар, сигаретный кумар, эмоции и беспрестанно-беспорядочное движение. «Вот она, жизнь! В этом что-то есть» — сказал кто-то рядом, и я тоже минуту засомневался, может действительно… Но потом понял, неправда это, с жизнью все это и рядом не стояло, если кому-то и хочется — то это его проблема. Понял. А дальше пошло, поехало.
    Все эти формы «жизни» дальше стали развиваться по нарастающей, до непотребного, порочного, ведь все это легитимировали, сказав: «жизнь». И если б я сам чуть дольше посомневался, не встряхнулся, то уже не выбраться было. Как болото, как пластилин цепко обхватывает, обволакивает навязчивые атавизмы низовой «реальности». Апофеоз — сытые, довольные лица, будто сошедшие с долларовой банкноты, американская мечта, запечатленная в улыбке «Предвыборная компания Джона Ф. Кеннеди», звероподобный ангел на первом этаже и следы разложения, как шлепки деформированной, размытой плоти в рамках по стенам. Залы с совершенно разнородными экспозициями объединяет одно — все они ступени, отражающие разложение, гнетущую структуру перепревшего варева, где нет ничего настоящего, ничего реального, ни чувств, ни страстей, ни красоты, ни уродства, ни добра, ни зла. Ни то, ни се, китч, серость, возведенная в абсолют и, претендующая на роль застрельщика в искусстве.
    Плохая картинка у меня получилась, размытая, но не она здесь важно, а ощущение. Вышел на свет Божий, рассуждать потянуло, аж страсть, о современном интеллектуализме, о его деструктивном характере. О том, что главная сейчас беда — боязнь реальности: настоящих искренних чувств, теплых отношении и живого общения. Ограждают сейчас люди себя от всего этого, создают иллюзию различными суррогатами, а когда нет теплоты, все вокруг разлагается, гниет, зверь зубы скалит.
    Таково сейчас отчасти современное искусство, где внешний лоск начищен до блеска, и в тоже время ветер песчаный гуляет, в глаза целит, где эстетизм и мастерство забило все важное и настоящее. Нет души в нем, нет простоты. Все уже знаемо и изведано, всем буквально пресытились, и не удовлетворяют уже простые истины, хочется чего-то новенького, новых удовольствий, новых наслаждений.
    Интересна религия, но темная вера предков нам не подходит, слишком нелепа и смешна сейчас для нас. Хочется любви, но, извините, любовь, как бесконечное самопожертвование, как отрицание собственного «я» ради другого человека, совершенно нам не подходит, куда милей ни к чему не обязывающий сексуализм, замешанный на контрацептивах и т. д. и т. п. Души нет в пластмассовых манекенах, одна нелепая плотоядная агрессия пресыщенного интеллектуализма, рассчитанного на внешний эффект — тоталитарная секта искусства. Стоит только с чем-то согласиться, что-то принять, сделать один малейший допуск, шаг навстречу: не отпустит потом ни за что, стероидами мозг затуманит, да так, что будешь жить только в его виртуальном мире и разучишься радоваться раз и навсегда. Так и хочется стать максималистом и гнать взашей торговцев унылых из храма искусства.

И Сталин такой молодой

    Нет, поймите меня правильно, я не собираюсь оправдывать Сталина. Но определения: маньяк, деспот, извращенец, кровопийца — это тоже едва ли подходящие характеристики для этого человека. Сталин даже не главное, более всего задевает то, что его образ стал своеобразной берлинской стеной в восприятии истории Отечества, причем не только 20 века. Если обратиться к избитой оппозиции либералов и патриотов, то для первых все, что связано с именем Сталина, даже любая привязка к нему является отвратительным и гадким, проявлением абсолютного зла. Именно это и явилось причиной нивелирования значения победы в Великой Войне, ревизией ее событий, пародирования в духе тотальных заградотрядов, дисбатов и общей стратегии устилания трупами. Причем к подобному взгляду, к сожалению, мы уже практически привыкли. Размахивая Сталиным, будто пугалом, развивают комплекс неполноценности, который в 90-е постиг своего предела, говорят о рабской психологии, как об одном из наследий сталинизма. Научились умело сравнивать и уравнивать нашу историю с фашизмом.
    Для патриотов же в запале апологии Родины и образ Иосифа Виссарионовича нередко становится воплощенным идеалом земного правителя.
    Причем в рассуждениях и той и другой стороны превалируют эмоции и подтасовки фактов. Точка в споре едва ли будет когда-либо поставлена. Ни профессиональные историки, ни политики не разберутся в этом вопросе и не придут к согласию. Есть жизнь на Марсе, нет жизни на Марсе…
    Еще раз повторюсь, так получилось Сталин — основная кость в горле для оценки всего советского периода истории страны, пища для бесконечного и непродуктивного самобичевания. Уроки в такой ситуации не делаются и даже, наоборот, возникает острое желание вести разговор от противного в стиле: даешь железную руку! только такой правитель нам и нужен! Оговорюсь, но как-то ни одна из стран мира не рвет ежечасно волосы на голове из-за многочисленных преступлений, случающихся в их истории. Да это политика, да это идеология.
    Страну надо любить, при гимне вставать, а при победе сборной в каком-либо виде спорта — растирать слезы радости по щекам. Любимого же человека мы всегда воспринимаем в несколько идеализированном виде. При том есть такое немного людоедское понятие как историческая необходимость, стратегия, в конце концов, когда жертвуют малым подразделением для совершения обманного удара и отвлечь от основных сил. Но ладно, рассуждать таким образом можно бесконечно и при этом всегда подставляешься, ведь давно уже объявлены цивилизованные ценности автономной человеческой личности, а понятия самопожертвования и взаимопомощи, которыми собственно и совершалась борьба за выживание человеческого рода, стали архивными.
    К сожалению, нашему современному разорванному сознанию сложно воспринять и принять Отечество, как единый телесно-духовный организм. Вместо этого мы дробим ее тело, разрываем на части, беспрестанно глумимся и подтасовываем любые факты под выгодный в той или иной ситуации ответ, а потом сетуем на превратности судьбы, на смуту, на порушенные храмы, на толпы нищих, бывших еще вчера хозяевами великой империи. Кстати, это именно осколки зловещего «коммунистического» прошлого, марксистского мышления, когда рассуждают об истории как о темном порочном и диком прошлом, зияющей яме, от которой нужно побыстрее откреститься. При этом легко забывается, что это единая преемственная линия традиции, наше наследие.
    Уроки истории не состоят в том, что сегодня мы решили, будто тот плох, а этот хорош. Уроки — это осознание целокупности живого исторического процесса, тогда мы сможем подняться над эмоциями, над амбициями, над понятием сиюминутной выгоды и сможем увидеть истинные причины тех или иных событий и предвосхитить их последствия. Пока же мы без конца оперируем фантомами и стереотипами, гипнотически повторяем вдолбленные в головы установки, которые могут создать любую реальность в нашем восприятии. Все это техника, обработанная до мелочей. Самые свежие примеры — «преступные» режимы Слободана Милошевича и Саддама Хусейна. Цели, ради которых из них сделали чудовищ, нам всем понятны. Подобное исчадие ада технологи могли бы сделать и из Лукашенко, Путина, да собственно из кого угодно, лишь бы было желание и стратегические интересы.
    Сталин универсальный герой для любой ситуации, для любой идеологии, восприятие его личности, его роли может быть бесконечно многообразным, потому и разговоры вокруг него будут еще долгое время достаточно актуальны.
    Пару месяцев назад на перепалку в соловьевской передаче «К барьеру» сошлись Проханов и Сванидзе. Обсуждали Сталина. В как-то весной на местном северодвинском телевидении состоялся эфир программы «Точка зрения», посвященная памяти жертв Ягринлага. Сталин был безоговорочно представлен как пленитель и мучитель и убийца десятков тысяч людей только в наших краях (хотя практически в самом начале передачи пафосная цифра жертв была подправлена и уменьшена в разы). Здесь приглашенные не пытались понять и порассуждать, почему достаточно много людей голосуют и оправдывают жертвы во имя индустриализации. Вместо этого достойнейшие люди стали устраивать им публичную экзекуцию и порку, обвиняя в чем угодно. Скатились до высказываний, что это голосуют потомки палачей и охранников. Чем такая психология, такой подход отличается от ненавистного им сталинизма, я понять не могу?
    Если уж говорить о Сталине то, для начала нужно осознать, что наша страна практически до последнего времени находилась в состоянии войны, которая претерпевала разные периоды, но апофеозом ее стало Священное сражение 41–45 годов. Практически с Русско-японской войны началась Столетняя война, в состоянии которой Россия пребывала весь ХХ век. Чтобы выстоять в этой роковой схватке страна шла на всевозможные жертвы, она стала коллективным Матросовым, вновь и вновь самоотверженно бросалась на вражеский дзот.
    Нужно брать в расчет ситуацию, в которой «отец народов» руководил территорией, при нем вновь ставшей страной. Год «Великого перелома» — всего лишь 12 лет после Октября, внешних и внутренних врагов было более, чем предостаточно. Но опустим и это: главное, что дикий восточный тиран был послан нам, чтобы победить в Великой Войне, чтобы сохранить государство. Иначе повторилась бы судьба панически сдавшейся Франции, всей Европы, и новый тушинский вор засел бы в Кремле. Уроки Смутного времени здесь показательны. Перебороть самую совершенную и отлаженную в тактико-стратегическом отношении военную машину, спасти от нового многовекового ига и периода варварства могло только лишь чудо. Но чудо не происходит спонтанно, оно всегда подготавливается многими трудами, многими страданиями.
    Сейчас регулярно устраиваются пляски на костях, твердят о миллионах погибших, соревнуясь, кто назовет больше. Истеричные возгласы и манипуляция цифрами жертв — достаточно пошлое занятие. История без жертв не делается, так уж повелось со времен Каина и Авеля. Любая жертва характеризуется вопросом: ради чего и каков итог. Об этом тот же г-н Сванидзе — певец ельцинской демократии, естественно, знает. Они не отправляли людей в лагеря или строительство, к примеру, ББК или поселка Судострой, а попросту выбросили их нищими на улицу и оставили там подыхать. Сами же кружились вокруг в своем бесовском шабаше, судорожно деля бабло.
    Сколько стариков было съедено монетизацией? Да что там, весь список предъяв нашему времени перечислять не буду, уж слишком все это хорошо известно. Вот и вопрос: имеем ли мы моральное право осуждать Сталина, ведь делаем это часто, чтобы отвести внимание от современных преступлений. Имеем ли мы право осуждать Сталина, продав за гуманитарную помощь и всевозможные бубенчики в конце 80-х память своих дедов, своих отцов, свою страну, наконец. Если чуть-чуть задуматься, то таких вопросов «имеем ли право» появятся десятки и все они на нашей совести.
    Через 16 лет после победы в Великой Войне запустили человека в космос, отстроили заново страну. После развала СССР прошло даже больше времени и что сейчас?.. Ширма сомнительных нацпроектов, а вместо страны — ежечасно усиливающаяся и плодящаяся раковой опухолью чиновничье-коррупционная телега, во главе которой когорта циничных менеджеров и юристов, страдающих комплексом самозванства? Вот вам и мера, а вы говорите Сталин, пытаетесь о нем рассуждать о нем, да еще с чужих слов.

Их не пускают в дверь, они лезут в окно

1. Спасутся послушные
    В конце 19 века в Архангельской губернии, Ухтинском приходе Кемского уезда недолгое время существовала секта с диковинным названием «ушковайзет». Занесена она была из Финляндии четырьмя плотниками. «Ушковайзет» с финского означает верующие или истинные христиане. Православных же людей они называли не иначе как идолопоклонниками, язычниками. Учение, которое попытались укоренить на архангельской земле, было совсем не замысловатым: отвергалось Священное Предание, церковные таинства. Не требовалось соблюдения постов, не поощрялось почитание святых мощей и икон. Утверждалось, что для того чтобы спастись, достаточно одной веры и все. Не нужно никаких предписаний закона, обрядов, храмов. Кажется все просто и понятно, только руку протяни и Царство Божие у тебя в кармане. Но даже необразованных, как традиционно считается, крестьян не прельстила такая легкость достижения чаемого результата. Секта, как и сотни ей подобных была локальной и немногочисленной. Не получив поддержки и понимания местного населения канула в лету.
    Секты сейчас — это совершенно не те четыре финских плотника, которые каким-то чудом забрели в Архангельскую область. Это мощные транснациональные коммерческие организации, которые под прикрытием свободы совести осваивают все новые и новые территории для ведения своей сверхприбыльной деятельности.
    Взять хотя бы «Свидетелей Иеговы», она штампует многочисленные радио и телевизионные передачи, средний тираж одной только брошюры более 20 млн. экземпляров, которые расходятся по всему свету. Основатель секты некто Чарльз Тейз Рассел, живший на рубеже 19 и 20 веков, отметился статьей «Времена язычников. Когда они заканчиваются?» Не трудно догадаться, кого этот господин почитал за язычников и кому предрекал скорое поражение, тем более, что как нам утверждают мы живем в «последние времена». Интересно, что по вероучению «Свидетелей» «Христос отдал свою человеческую жизнь для искупления послушных людей», а «нечестивые будут навсегда уничтожены». Кто это такие «послушные» люди, можно только догадываться. Если для язычников, т. е. не членов секты уготованы «последние времена», то для «послушных» — Царство, которое после этого будет установлено на земле с «прекрасными условиями жизни».
    Мне приходилось общаться с адептами некоторых сект, в принципе это довольно приличные, милые люди, но в какой-то момент в их мозгу что-то происходит, и они становятся буквально невменяемыми, начинают без конца твердить заученные формулы, фразы. Вот оно послушание в действии, которое превращает людей в некое подобие зомби.
    Адептов секты вы сможете встретить везде: они остановят вас на улице, они стучатся к вам в дом — у них это называется «служение по домам». Еженедельно собираются в так называемых «Залах Царства Свидетелей Иеговы», т. е. публичных местах, Дворцах культуры и т. д. Методов и средств много и все они детально до мелочей проработаны, ведь каждый член секты интересен, в первую очередь, как инструмент привлечения в нее других людей. Секта играет на слабостях, на бедах людей вовлекая их в организацию любой ценой. А когда у человека какие-то серьезные проблемы его легче вовлечь, обещаниями всяческих благ.
    Формулы их вероучения покажутся дикими любому православному человеку. Ну, например, такие: «Христос был первым из Божьих творений», «Христос умер на столбе, а не на кресте», «Ад — общая могила человечества» и т. д. и т. п. Однако спорить и отвергать все это, все равно, что пытаться всерьез полемизировать с каким-то рекламным роликом. Если тебе пытаются навязать какой-то товар, то не следует экспериментировать и пробовать его, лучше просто пройти мимо, как прошли мимо четырех финских плотников наши прапрадеды.

2. Общество без прав
    Вопрос о деятельности в Северодвинске различных религиозных организации несколько лет назад поднял депутат горсовета Николай Чесноков. Николай Филиппович, будучи директором средней школы, крайне обеспокоен, что в организации, традиционно именуемые сектами, уходят подростки, дети с неокрепшей психикой, которые легко подвергаются различного рода внушениям.
    На одной из сессий Совета депутатов начальник управления межрегиональных и общественных связей администрации О.И. Булюктов представил информацию о деятельности религиозных организаций в нашем городе. На территории Северодвинска по состоянию на 1 апреля 2007 года осуществляют деятельность 15 религиозных организаций, представляющие 5 конфессий. Существует большое количество общин протестантского толка, как исторически традиционных («Свидетели Иеговы», баптисты, адвентисты), так и неопротестанских («Новая жизнь», «Новое поколение», «Источник жизни», «От сердца к сердцу»). Численность каждой из них колеблется от 50 до 300 человек в их деятельность вовлечено значительно число лиц молодого возраста. Помимо этого, считается нормой, что каждый участник неопротестанской организации своих детей буквально от рождения приводит в нее.
    Как уверяют чиновники, обстановка в этой сфере на территории города стабильная, отличается толерантностью. Было также сказано, что все не православные религиозные организации, которые в народе называют «сектами», оказывают социальные услуги населению, принимают активное участие в субботниках по благоустройству города. Так в 2006 году более 200 детей получили рождественские подарки, оказана помощь школе-интернату школьными принадлежностями и канцтоварами, практикуется посещения тяжелобольных в больницах города, ежемесячная помощь тяжелобольным туберкулезом моющими средствами, производится раздача гуманитарной помощи, организуется помощь заключенным СИЗО-4 и так далее.
    Олег Булюктов посетовал также, что на сегодняшний день у органов местного самоуправления нет полномочий по регулированию и контролю за религиозными организациями, разрешать или запрещать их деятельность. В мае прошлого года была предпринята попытка принять областной закон, регулирующий деятельность этих организаций, но, к сожалению, он принят не был, хотя есть во многих регионах страны. Когда будет создана законодательная база, будут определены такие понятия, как «экспертная группа», «религиоведческая экспертиза» и появятся реальные рычаги влияния на данную ситуацию. Будет определена процедура, можно будет подвергнуть все эти организации религиоведческой экспертизе и дать заключение: может ли она работать на территории области или подлежит запрету.

3. Убивающие душу
    Вечером в день депутатской сессии, на которой был поднят этот вопрос, ко мне в дверь позвонили — молодой мужчина с женщиной. Что им нужно было понятно сразу без слов: бессмысленный взгляд, механическая наигранная улыбка говорили сами за себя. «Мы православные» — сказал я и закрыл дверь. Самый лучший путь обезопасить себя от секты — это избегать с ними всяческого общения. Вдаваться в дискуссии, пытаться понять их логику — лишний труд, вас все равно никто не услышит.
    О сектах написаны горы литературы, регулярно проходят сюжеты, раскрывающие их негативное воздействие по телевидению. И не понимать опасность, которая кроется в них невозможно.
    Внешне можно подумать, что ситуация в духовной сфере немного стабилизировалась, что та оккультная революция, которая произошла в нашей стране улеглась, но это видимость. Изменились методы и средства внедрения этих структур в общественное сознание. Если в начале 90-х по городу толпой ходили адепты, печально известного «Белого братства», то сейчас все это не так явно. Эта публика стала более респектабельной. Помню, один мой знакомый тогда сказал, а что ты на них нападаешь: зима, на улице холодно, а они в белых халатах стоят, жалко ведь…
    Секта — «обезьяна» традиционной религии. На виду ее представители никогда не станут акцентировать внимание на разногласия с христианством, но, наоборот, всячески будет делаться акцент на тождественности, при том, что лишь подходы, пути приближения к Богу различны. В наше время принудительной толерантности это рассматривается, как высшее благо: каждый может изобрести свою веру, да и зачем изобретать — это за тебя сделали другие, твои единомышленники, в круг которых ты и должен вступить.
    «Как бы они не назывались, но Церковью не являются. Идет профанация главной цели — спасения души человека» — сказал по поводу сект настоятель храма Владимирской иконы Божией Матери отец Владимир Воронцов. Неопротестанство или неопятидесятничество — подделка под христианство, в которой не осталось ничего христианского. По мнению известного российского «сектоведа» профессора Александра Дворкина, это то: ««удобное» христианство, обещающее человеку счастье, богатство, здоровье, благополучие и ничем не ограниченную власть в ЭТОМ мире, но на самом деле приносящее невиданное порабощение, разорение, нервные и психические расстройства, зависимость и, в конечном итоге, — смерть».
    Как раз коренное отличие Православия от секты состоит в том, что оно зиждется на принципе добровольности, в сектах же существует жесткая дисциплина, напоминающая армейскую, жесткий прессинг, подавляющий личностное начала в человеке. У тех же «Свидетелей Иеговы» каждый человек обязан «свидетельствовать», за ним закреплен определенный участок города, ему вменено в обязанность распространять литературу, которая первоначально выдается бесплатно, потом за деньги. Здесь практикуется программирование сознание, манипуляция им. По словам отца Владимира Воронцова: «Они просто так никогда и никому не помогают. В качестве платы за помощь человек становится адептом этой секты».
    При полном отсутствии достоверной информации об их организации, секты вводят в заблуждение представителей власти. Всегда считал, что это некие маргинальные структуры, но вот к своему ужасу узнал, что они легко лигитимизируются, так как в ситуации религиозной безграмотности, многие просто не видят разницы между тем же Православием и псевдорелигиозными организациями. Так в северодвинской программе «Социальной поддержки населения на 2007 год» по нескольким статьям предусмотрено из бюджета финансирование мероприятий, организуемых религиозной организацией «Новая жизнь». Например, для помощи лиц без определенного места жительства и освободившимся из мест лишения свободы. Кажется мелочи и суммы не такие уж значительные, но подобная тенденция не может не вызывать опасения. А ведь «Новая жизнь», как и «Новое поколение», «Свидетели Иеговы» активно действующие на территории Северодвинска, отнесена к разряду тоталитарных сект (деструктивных культов).
    Хотелось бы напомнить, что в указе президента № 24 от 10 января 2000 года «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» записано: «Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту культурного, духовно — нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения… а также включает в себя противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров».
    Деятельность сект не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Можно говорить о том, что очень многие такие организации под видом своей религиозного миссионерства занимаются сбором информации. Не случайно, они консолидируются в промышленно-развитых, военно-стратегических центрах. В нашей области львиная доля их находится в Северодвинске, Мирном. Но даже не это важно: самое печальное, что в эти секты привлекаются дети. Что это как не одна из форм насилия над ними со стороны их родителей?
    Часто приходится слышать такой пример: пришел потерянный, отчаявшийся человек в секту, бросил пить, курить, обрел веру в будущее. Чем же плохо? Реально помогли, а к чему призывают, кому молятся — это уже третье дело. Подобное в различных изводах слышишь не раз. Например, рассказывают: однополая женская пара взяла на воспитание девочку, в семье лучше воспитываться, чем в интернате. В Германии даже вышла детская книжка, рассказывающая, что от нас с папой ушла мама, и теперь с нами живет папин друг… Убежденность в том, что секта может принести и добро людям, что им в халатах холодно стоять зимой на улицах, такая искренняя, что и ответить то не сразу найдешь что. А помочь то могут и разбойники, но только потом тебе всю жизнь придется расплачиваться с ними, выплачивая мзду, выполнять поручения.
    Нет закона, юридического определения термина «секта», многие из них официально зарегистрированы, нет разнарядки для чиновников принимать какие-то меры, но ведь, в конце концов, думать о духовной безопасности общества мы обязаны. И думаю, что спорить с этим никто не станет.

Кухонные разговоры и параллельные миры

    Возвращаемся, а может быть, потихоньку скатываемся в благостно-интимную сферу кухонных разговоров. Здесь возможно все или, по крайней мере, мы создаем на время иллюзию таких возможностей. Это свободная словесная зона, где от мата до витиеватых сакральных истин — один шаг. Автономное от каких-либо ограничений коммуникативное пространство, разве что зависимое от наличия коммуникативного посредника.
    Это уже в крайней стадии опьянения мы рвем на себе рубаху-тельняшку-майку-фрак со словами: «Да я за Родину!!!»
    Вот буквально недавно до семи утра просидели. Вначале томило жутко, но со временем разговелись, и пошел раскручиваться ураган разговоров, диспутов, философических рассуждений.
    Конечно, фарватер всего — традиционная тема «теперь и прежде». Один собут…, извините, соратник расчувствовался: «Вот мои родители двадцать лет в очереди на жилье стояли!!! Что они видели? Вот оно потерянное поколение, прожившее в пустоте! У дедов хоть война была!!!». Через полчаса квартирная тема была продолжена: «Вот ты понимаешь, нет у меня никакой возможности квартиру купить, ютимся семьей в деревянной халупе. Накопить денег нереально, кредит не взять, да и кризисы все эти…». Вот я возьми и ляпни: «Так какие проблемы — купи! Все реально, но может просто ты работать не хочешь, а желаешь так сразу и все запросто так получить…». Накрыло меня эффектом дежавю. Где-то я сам себя слышал… Кажется, что-то подобное вещал банкир Петр Авен, начитавшись «Санькя» Захара Прилепина. Это конечно, если цель поставить, то можно все что угодно, особенно когда в средствах не очень разбираясь. Но ведь масса различных нюансов появляется и т. д. и т. п. Жить Гобзеком и к концу жизни быть может, если не сорвешься, а там взрослые дети, внуки и все заново на круги своя…
    Ныть и стонать можно бесконечно. Но с другой стороны, понятно, что нам внушается идея доступности всего, безграничных возможностей — своеобразное идеологическое казино-лотерея. Стоит только захотеть и… вплоть до джек-пота на несколько миллионов долларов. Шикарная тачка, домик где-нибудь…, не говоря уже о квартире. Кризис рано или поздно пройдет, вновь настанут тучные годы. Вот тогда заживет, вот тогда появятся новые возможности!!! Вопрос какой ценой. Закабалиться на полжизни, стать механизмом для отработки долга?.. И ведь что самое интересное при этом ты будешь думать, что у тебя все хорошо, что жизнь прекрасна и небеса радуются, как говорил Ницше, впавший в безумие. Когда кусает комар или овод только в первые секунды чувствуешь боль, дальше — все как обычно. Ты радуешься, ты влюбляешься, ты рожаешь детей, а из тебя при этом методично и ненавязчиво сосут кровь.
    Ты повязан, ты связан, ты управляем. Конечно, тебя не кидают в острог, не заковывают в кандалы. Много чести. Тебя опутывают твоими слабостями, твоими страстями, желаниями, которые в телесном зуде кажутся глобальными, но на поверку — локальны и смехотворны.
    Сможет ли, к примеру, что-то требовать еще или протестовать человек, который живет в долг, в кредит? Ему важно затеряться, хочется, чтоб забыли о нем и не востребовали должок.
    Видит ли он что-нибудь кроме морковки, которой крутят на ниточке перед его носом?.. Морковку эту никто никогда не даст тебе съесть, иначе ты собьешься с нужного пути, у тебя не останется стимула движения и точки «А» в точку «Б». Главное, чтобы желудочный сок вырабатывался и вел тебя, руководил тобой.
    Практически, как чеховские ионычи, мы надеваем шоры на глаза, включаемся в автоматическую механистическую жизнь, где все по расписанию и привычкам, все действия заранее спрогнозированы и не приносят какой-то радости и восторга.
    — А я бы украл баксов этак миллион и уехал на Коста-Рику, — заявил другой мой друг. — С нашим государством ничего невозможно сделать. Ни наши отцы ничего от него не видели, ни мы. Плевать оно на всех нас хотело, только путаемся у него под ногами и мешаем хапнуть побольше. Весь этот ваш патриотизм, геройство — ловушки для идиотов, матрица, в которую вас впихнули. Хапнуть и свалить — вот это девиз. Те все давно уже так живут, а нас кормят всякой лабудой. Не поймем этого, так и будем всю жизнь пресмыкающимися…
    Кто сегодня пойдет на баррикады, будет колотить касками об асфальт? Кто будет совершать безумные, в терминологии центральных ТВ каналов, поступки, говорить правду в лицо? «Они слишком вальяжны и успешны, чтобы дать в морду» — услышал я как-то подобный комментарий. Все изо всех сил ухватились за скользкую иллюзию стабильности и химерических надежд на лучшее будущее.
    А ведь, правда, здесь «или-или». Престижно петь «харе Кришна» на Селигере и ластится у ног власти, чем быть дворовым бесприютным помоечным. То есть, надо принимать правила игры и включаться в их гонку, работать их методами, мыслить их логикой?.. Кому нужны эти баррикады, кому нужен твой голос в жужжащем улье? Пора бросать все эти романтические бредни и становиться наглым и циничным, иначе затопчут, сомнут и смешают, сами понимаете с чем. Опять какая-то раскольниковщина пошла…
    Как-то я задумался об иерархии приоритетов, выраженных в порядке телефонных номеров служб экстренного вызова: вначале сохранность имущества — «01», затем общественный покой и порядок — «02» и уже третьим номером граждане, их здоровье — «03»…
    — Вот ты осуждаешь меня с Коста-Рикой, — продолжил друг мой. — Но что ты можешь? Ты можешь что-то изменить? В лучшем случае вы все добьетесь того, что одних сменят другие и начнут орудовать методами предыдущих, то есть тоже хапать. Кому от этого лучше станет? Процентов на 99, что ни в какую Коста-Рику я не поеду на ПМЖ, но это моя позиция по отношению к нашему государству. К вашему государству…
    По большому счету, все кухонные разговоры о политике сводятся к обозначению факта собственной несостоятельности, невозможности что-либо сделать. Здесь или ругать и хаять безбрежно, или говорить, что правильным курсом идут товарищи, реально чуваки рулят… Моя жизнь и политика — две непересекающиеся параллельные прямые, разве что Лобачевский возразил что-то здесь. Иногда я за ней наблюдаю, но больше, чем крякнуть после очередной рюмки и стукнуть кулаком по столу едва ли что-либо могу. Да и по большому счету все что мы пишем, говорим — это та же рюмка алкоголического напитка, которая вначале бодрит, а потом вводит в тоску.
    Но с другой стороны, аполитизм — это большая ошибка. Что-то в этом есть от отчаяния и безразличия. Игра в политику, разговоры о политике, пусть даже на кухне — попытка защиты от ее радиоактивных токов. Если не ты, то она займется и внушит тебе все что угодно, и превратит во что-то пластмассовое, влекомое заветной морковкой.

Мир как информационный повод

    Библейская истина «не сотвори себе кумира», как правило, вспоминается постфактум, когда эти грабли тяжелой рукояткой обрушиваются о лоб. С «кумирами» — практически как со стероидами: вначале чувствуешь мощный предъем, энергию, пока не грянет неминуемое похмелье. А там смотришь и видишь, что гонялся всю жизнь за фантомными бабочками с гипотетическим сачком, двигался по сомнительным рельсам к чужой цели.
    Кумиры и кумиропочитание всегда преследует род человеческий. Вспомним об «идолах сознания» расписанных Френсисом Бэконом. В начале 20 века русский философ С.Л. Франк взывал к «крушению кумиров», а параллельно возникало механистическое понимание человека в психоанализе, по сравнению, с которым фантазия Ламерти «человек-машина» — попросту детский лепет. Одновременно с этим продвинутый человек цивилизации все больше осознает, что «кумиры», штампы, стереотипы сознания, очень даже нужная вещь, если использовать их в сугубо прагматичных целях. Они приобретают глобальное значение, обретают достоинство альтернативной реальности, ставшей уже банальным общим местом — «матрицей» американского кинематографа.

Луковица стереотипов
    Сейчас практически аксиомой звучат высказывания, констатирующие тот факт, что общество вошло в особую стадию своего развития, становится постиндустриальным или информационным. Понятно, что главной отличительной чертой ее теперь является главенствующая роль информационных технологий во всех сферах жизнедеятельности, информация объявляется высшей ценностью. Столько пафосных слов и высказываний распаляются в ее адрес!.. «Новый виток эволюции цивилизации» чего стоит… При этом она трансформирует саму реальность, меняет критерии «истинности — ложности», ценностные характеристики.
    Гипнотизер, чтобы добраться до глубин подсознания, вводит человека в состояние транса, когда же требуется внушить большой массе людей нужную точку зрения идет пропаганда и активное навязывание определенной идеи, часто не имеющей ничего общего с реальностью, благо СМИ сейчас обладают беспрецедентным всевластием. Производится «умная толпа» — легко управляемая, наделенная идеей, отличная от обычного полуживотного существования, наличием какой-либо цели. Делается это по принципу банальной рекламной акции: частотность повторения ролика, записывает необходимую логическую схему на подкорку мозга, и эта информация мыслится неотличимой от реальности, воспринимается как безусловный факт. Путем бесконечного навязывания ярлыков формируются стереотипы, которые можно в любое время привести в действие.
    Система стереотипов многослойна — это луковица, целиком состоящая из различных слоев, каждый из которых привязан к другому. И уже сложно сказать, является ли объективным знанием наше представление о том или ином предмете, событии, явлении. Поэтому можно утверждать, что существующий поток информации дает не более-менее устойчивое знание, а временные представления, желаемые в тот или иной момент. Завтра угол зрения будет другой и вся картинка, будто в калейдоскопе перемешается, ведь понятия истины в толерантном обществе не существует, вместо нее — бисер равноправных точек зрения.

Фантики и бубенцы
    «Надо принять как догму, что СМИ сегодня — это инструмент идеологии, а не информации. Главное в их сообщениях — идеи, внедряемые в наше сознание контрабандой» — говорит Сергей Кара-Мурза в интервью «Общенациональному Русскому журналу» (№ 2, 2007).
    Или вот президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский, как-то открывая традиционное заседание журналистского клуба «Русского института», заявил: «Российские средства массовой информации никогда не были средствами производства информации, но они всегда привлекали внимание к точкам государственного интереса, СМИ в виде инъекций в массовое сознание — как машина производства безальтернативного мейнстрима». По его мнению, «СМИ превратились в сверкорпорацию, в некий непрозрачный конгломерат». Сразу оговоримся, в том, что он описывает, нет национального оттенка, на самом деле это общемировое явление.
    При этом я бы не стал защищать и оправдывать саму «информацию» она уже давно перестала быть собой, изменились ее функции, внутренняя суть.
    Релятивизм в отношении суперпопулярного и ходового продукта — информации более чем оправдан, ведь в основном она имеет чисто прикладной характер. Это инструмент и не более, никакой аксиологической, этико-эстетической нагрузки она не несет.
    Информация сейчас — это, по большому счету, «пустой дискурс», особая искусственно взращенная мифологема. Примат информации производит отчуждение ее от реального содержания. Она начинает жить своей жизнью, распространяясь делением в геометрической прогрессии. Посмотрите, в какой фарс превращаются те же предвыборные кампании или такие искусственные конструкции, как партии чего стоят! А возьмите, к примеру, это целлулоидное понятие «пиар», раскрывающее особую разновидность домашнего иллюзионизма, основа которого состоит в системе ловких манипуляций по определенным установленным схемам, шаблонам…
    Информацию следует четко отделять от знания, зачастую она даже не является гносеологической категорией. Цель ее — не отыскание истины, или поиск аргументации в пользу того или иного тезиса, а утверждение необходимого на данный момент представления.
    Формула «кто владеет информацией — владеет миром» создает, на самом деле, герметичную замкнутую систему — ложу, вход в которую доступен только для посвященных. Ее открытость — лишь видимость, ее терпимость — иллюзия, ее реальность — выдумка. Информация — отнюдь не символ равенства, она дифференцирует общество, вводит жесткое кастовое деление и это следует четко понимать.
    Разрыв между «информационной элитой» и «информационными потребителями» выражается не только в их расслоении по уровню благосостояния, по возможностям влияния на ход развития общества, но в более глубоком качественном разделении. Создается новая кастовая система, где каждая высшая каста наглухо закрыта для более низший, при этом она утверждает жесткие правила игры, предельно детерминирует жизнь низшей структуры, навязывает тот алгоритм мировосприятия, какой считает нужным. Получается, что мы видим лишь то, что позволяют нам видеть, думаем и размышляем по определенным штампам и образцам, которые для нас искусственно моделируются.
    Информационная цивилизация зиждется на постулате толерантности: в бескрайнем море информации истин может быть сколь угодно много, как и трактовок того или иного явления. Жажду политического высказывания здесь должна утолять иллюзия многопартийности, вместо исповедания веры — какофония псевдорелигиозного и оккультного вторсырья.
    Приходится часто слышать налипшее на зубах у многих высказывание, что, дескать, если страна не вступила на путь информатизации, то она обречена на неминуемое отставание во всех отраслях жизнедеятельности, включая, культуру, якобы после определенного момента это отставание становится необратимым. На самом же деле в глобальном масштабе — это базовая составляющая концепции «золотого миллиарда». Информация — основное оружие этой доктрины. К слову сказать, в справедливости тезиса о синонимии понятий «информация» и «оружие» уже давно никто не сомневается. «Информационные войны» — понятие, плотно закрепившееся в нашем ежедневном рационе. В ситуации, когда проблема обеспечения ресурсами становится все более актуальной, установление примата информации, становится важным козырем в этой борьбе. По сути, мы имеем новую редакцию схемы взаимоотношения конквистадоров с аборигенами: фантики и бубенцы вместо реальных ценностей, как прелюдия политики огня и меча.

Информационный мусор гоняет по свету
    Одно из условий «эффективного» пиара — маргинализация населения. Именно тогда посредством информационных технологий этому самому населению-электорату-потребителю придается необходимый социальный статус и нужные целеустановки. Поэтому и сама информационная цивилизация рано или поздно вырождается в нечто подобное пресловутому «Аншлагу», вульгарному капустнику, брошенному как кость, обществу, взыскующему хлеба и зрелищ. Это гигантский мировой Лас-Вегас, где крутит судьбами бесконечная рулетка. Информация затягивает, это болезнь, подобная игромании, это галлюциногенные фантазии потерявшего связь с реальностью наркомана.
    Зачастую, окунаясь в СМИ-шное пространство, ты не можешь отделать от навязчивого ощущения пресыщения от бездонного моря текстов. И это как раз тот случай, когда количество не переходит в качество, наоборот, многообразие отдает бессмыслицей. Письменные высказывания зачастую нужны лишь для того, чтобы, как сейчас любят говорить, заполнить нишу, и эта масса активно обживает пустоты, разрастается, клонируя сама себя. Доходит до того, что смысл практически любого высказывания нивелируется, становится факультативным.
    Поток разнородной информации настолько велик, что он на самом деле становится практически не нужным в своей полноте. «Дурная бесконечность» информации лишает ее всяческой осмысленности. Это беспрерывная трепанация черепа реальности. Пестрый поток кадров деформированной реальности человек воспринимает лишь визуально, акустически — наушники от плеера в ушах с постоянным фоновым шумом, и со временем по привычке ты начинаешь все это мыслить как само собой разумеющееся и даже скучать без всего этого.
    Если высказывание изначально факультативно, то его по определению невозможно идентифицировать по шкале «правда — ложь». Наиболее показательный пример этого — замкнутое и в тоже время беспредельное пространство Интернета. Без редактуры, без корректуры, без цензуры. Сама сущность его крайне зыбка и временна: сайт открыт — завтра он может стать недоступен, поэтому и высказывание здесь не несет каких либо обязательств за собой.
    Еще Лев Шестов говорил, что на Западе есть «десятки, сотни философских и социологических идей, которыми так ловко окутывают даже самые крайние реалисты «правду жизни», что она совсем перестает быть правдой» («Апофеоз беспочвенности» в кн.: Л. Шестов. Избранные сочинения. М., 1993). Информационная полифония, императив толерантности относительно практически любого высказывания, которому дается право на существование — одна из основных тактик «информационной цивилизации», цель которой — ввести хаос в дефиниции, узаконить не только переоценку, но и отрицание ценностей, как неоспоримое право человека разумного.
    Предложение на рынке информации уже давно превышает спрос. Ее акции постоянно падают и чтобы хоть как-то поддержать ее на плаву, проводятся всевозможные распродажи, организуются дополнительные выпуски ценных бумаг. Информацию уже не надо добывать, она лежит на поверхности: бери — не хочу. Все это производит инфантильного человека, безразличного до знания, до добывания истины. Слепое некритическое потребление информации чревато, в первую очередь, перекодировкой сознания. В клешнях информационной цивилизации меняется человек. По словам Э. Фромма, понятие «Я» становится тождественно формуле «Я есть то, каким меня хотят видеть». Человек все больше «чувствует себя товаром», отчужден от самого себя («Человек для самого себя». В. кн.: Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993, с. 111).
    Тотальная ложь, лежащая в основе информационной цивилизации, очевидна каждому разумному человеку, но избавиться от нее крайне сложно, а то и практически невозможно — уж крайне приятна ее спокойная дрёма. Человек подпадает в зависимость от бесконечного и бессмысленного лабиринта, вне которого жизнь со временем становится немыслимой, но и внутри при внешней безопасности, тебя поджидает плотоядный Минотавр, который рано или поздно нападет.
    В ближайшей перспективе вполне могут оправдаться мрачные предчувствия того же Эриха Фромма, который говорил, что «…2000 год может стать не временем исполнений и не счастливой кульминацией борьбы человека за свободу и счастье, а началом периода, в котором человек перестанет быть человеком и превратится и бездумную и бесчувственную машину» («Революция надежды». В. кн.: Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993, с. 239), живущую в сладостных грузах виртуального мира, а само общество — стать «мегамашиной», то есть «полностью организованной и гомогенной социальной системой», в которой люди выступают ее частями («Революция надежды», с. 241).
    Информация становится автономной, внешне независимой, подчиненной лишь своей определенной логике развития, она все более персонифицируется, в то время, как человек — механизм, киборг, удобный ее потребитель и носитель.

Национальная идеология и информационная конспирология
    То что сейчас конструируется под понятием «информационная цивилизация» — есть попытка властной элиты, причем не обязательно политической навязать свою необходимую и понятную ей в данный момент концепцию мироустройства. Это диктуемый детерминированный взгляд на те или иные явления истории, настоящего, будущего, определенное позиционирование индивидуального человека и общества — своеобразная игра оловянными солдатиками. Это инструмент, подготовленный для того, чтобы с его помощью координировать и управлять общественными процессами и личностью.
    Как мне думается, нечто противоположное этому концентрируется в понятии «ментальность». Ментальность в большей мере представляет собой формулирование общих общественных чаяний, главенствующих умонастроений, которые вызревают и произрастают из недр общества, как особый его голос, заявка о себе, его характер. Это родовая память нации, которая запечатлевается, в первую очередь, в языке. Вот почему главный удар информационная цивилизация наносит языку, слову, выстраивая особую языковую пантомиму, доводя его до абсурда.
    Ментальность формирует национальную идеологию, ведь в отличие от закона — это живая структура, хотя сейчас она и списывается на правильно скоординированную пропаганду, определенный пиар. К примеру, ту же доктрину «Москва-Третий Рим» едва ли в полной мере можно считать снизошедшей казенным циркуляром сверху, это скорее соборная идеология, уловившая встречное движение сверху и снизу, именно поэтому и объединившая общество.
    Естественная идеология, как и произведение искусства, рождается в синтезе: это и вдохновение свыше, когда автор выступает медиатором неких невидимых токов и общественные чаяния, ожидание, и одновременно рациональное и внерациональное нечто. Априори можно начертить лишь схему, какой-то план, но этот восторг описать в полной мере возможно лишь постфактум.
    Идеология — это во многом внерациональное, она не всегда объяснима, а может быть только прочувствована вживую. Определенная парадигма рассуждений, воззрений, ценностных констант практически мистическим образом возникает одновременно в головах и сердцах многих людей — создается новая общность, которая в идеале со временем должна сформировать новое понимание человека, общества и новую власть, новую элиту.
    «Элита» — понятие временное, оно никак не связано со стабильностью и перспективностью общества, о чем нам часто говорят. Это реплика, совокупная точка зрения актуальная в определенной ситуации и при изменении этой самой ситуации, она просто перестает быть продуктивной и дееспособной. В генетическом коде «элиты» нет потенции к саморазвитию, вместо этого — бесконечное стремление к приспособленчеству, а значит деградации. В определенный момент она начинает панически бороться за свое существование.
    Поэтому вместо преобразования себя она пытается форматировать реальность под себя. От этого и идет массированная подмена понятий, — элита борется за свое существование, пытается внушить такое восприятие реальности, в которой она будет являться краеугольным камнем и основой всего. Информационный инструментарий здесь приходится как раз ко двору.

Иммунитет от заговоров
    Чтобы противостоять этому должна возникнуть новая общность людей, которая имеет иммунитет, становится вне информационного поля, причем не в силу своей деклассированности, а в знак протеста против детерминирующей личность недоброкачественной информации, против манипуляций сознанием, зомбификации общества, обладающая силой идти наперекор течению.
    Надо встряхнуть с себя стереотипы, которые нам бесконечно навязывают. Культура — это развернутый в пространстве и времени процесс обретения и сохранения вечных ценностей. Десять заповедей — самый показательный пример. С другой стороны, идет процесс, когда днище этого корабля обрастает ракушками, навязанными штампами, идолами сознания, особыми клише, которые пародируют действительные ценности. Можно, конечно, не замечать всего этого, а можно видеть, выявлять и говорить об этом. Кто что выбирает. Нам говорят «демократические ценности» — венец достижений человечества, нас старательно уговаривают, что правовое государство — верх всех наших мечтаний, утверждают, что закон одинаков для всех. При этом требуется автоматически кивать головой, повторяя мантры, заученные из телевизора. А можно видеть и понимать другую ситуацию, что тот же закон — все более превращается в инструкции сюзерена, спускаемые им для своих вассалов, особые вожжи, которыми проще управлять. Для создания видимости твоей независимости и комфорта сбрую украшают, на нее вывешивают колокольчики. Сверхдемократичная судебно-правовая система, если порассуждать — не более, чем разветвленная коммерческая структура, и если ты здесь не крутишь рулетку — в любом случае проиграешь. Вот в итоге получается, что ничего, кроме тех же десяти заповедей, нет.
    Следует твердо, во весь голос сказать: «информационная цивилизация» — химера! Она не должна приобретать достоинство общемирового стяга, единственной панацеи, которая в силах излечить и привести мир к светлому будущему. Прикрываясь этим понятием, нам навязывают определенные правила игры. То что призывают принимать за информацию не является таковой — это, по большей части, тонко выстроенная система иллюзорных координат, мышеловка псевдореальности, установки, которые производит невидимый манипулятор.
    Пора уйти от производства и культивирования ненужных бессмысленно-пластмассовых слов. Обозначив ложную ценность и иллюзорность пустоты, мы подойдем к восстановлению традиционной системы ценностей, которая утрачивается в силу размытости ценностных оценок, пониманию важности и сакрального смысла каждого слова. Этими словами будет мироточить новая национальная идеология.

Молодость призывает бороться

    — Вот вы тут говорите, что молодежь сейчас безынициативна, не деятельна… У нас в молодежном совете все не так, к примеру, активно развивается спорт, открываются все новые площадки для занятий различными видами спорта…
    Далее — заготовленная реплика в стиле «мы бодры, веселы» из известного советского кинофильма.
    Это была встреча с Сергеем Шаргуновым в городской библиотеке. Парень с девушкой, лет немногим за двадцать выделялись. На них обратили внимание все, почему-то с первого взгляда стало понятно, что не за разговорами о литературе сюда пришли. Они заметно волновались, это волнение пытались подавить бойкими разговорами друг с другом.
    Потом молодой человек дождался необходимого момента, выстрелил репликой, и через некоторое непродолжительное время они счастливые от чувства выполненного долга покинули зал. Как стало известно, информация о неблагонадежных высказываниях, якобы имевших место в ходе выступления, была оперативно доведена до сведения…
    Я понимаю, что власть готовит себе молодежный резерв, кует новые проверенные кадры. Но при этом всегда хочется спросить: почему эти кадры заправляются определенной программой действий, почему им внушается, что верх всех жизненных мечтаний — стать менеджером в крупной компании или чиновником. Ну или, по крайней мере, где-нибудь поближе к лучезарному властному солнышку. После этого даже никому не надо объяснять, что достижение этих целей возможно только через лояльность, через конъюнктурность, через виляние хвостом. Происходит глумливое переформатирование юных личностей, а, как я помню, это практически смертный грех.
    Не очень люблю рассуждать о себе, публично рефлексировать. Вероятно, все это в силу гипер— самокритичности… Но сейчас попробую. Три года я работал чиновником, пресс-секретарем, то есть официальным рупором муниципального органа власти, и все это время считал себя достаточно свободным. Это была и внутренняя свобода, которая внешне позиционировалась через свободную форму одежды, а вовсе не галстук\костюм. Помимо этого всегда свободно мог выступать на страницах городской прессы уже в качестве публициста с различного рода собственными домыслами-рассуждениями. К примеру, что-то выходило о выборах, о партийной системе, потом в газетах разворачивались дискуссии. Этому не мешал тот факт, что и предыдущее руководство города, как и сейчас состояло и состоит… С моим прежним руководителем у нас сложились отношения, которые можно определить неологизмом «советования»:
    — Андрей, зайди, мне надо с тобой посоветоваться…
    — Владимир Николаевич, мне надо с вами посоветоваться, как лучше сделать…
    Просто была иная школа у человека, иная стать, способность к компромиссам и дипломатические таланты в полной мере.
    Это разговор, конечно, не об абсолютной, но свободе. Теперь об адекватности, ну или о тяге к адекватности.
    Для человека пишущего, моя уже бывшая трудовая деятельность была если не верхом мечтаний, то, по крайней мере, достаточно желанной. Но я с первого дня старался не заигрываться, пытался ограждать себя от рабства приятной привычки, всегда знал, что смогу развернуться и уйти. Да куда угодно уйти. Мести улицы, сторожить склады…
    Естественно, когда вижу, что той организацией, в которой я работал, интересы которой отстаивал, управляют извне и топают ножками по любому поводу. Когда мне стали говорить: почему ты общаешься с этими журналистами, с этим СМИ, ведь они наши враги?! Когда я последние несколько месяцев вижу, что моему руководителю наушничают, и на стол услужливые анонимы поставляют распечатки всех моих письменных высказываний с добросовестными рукописными комментариями на полях… Когда мне в последний упрек поставили, что я встретил и принял друга, критиковавшего партию власти и так далее. В этой ситуации моя внутренняя свобода и тяга к адекватности на реплику «пиши заявление» отреагировала единственно возможным образом.
    А как иначе? Сидеть, подстраиваться под ситуацию, дрожать и трястись за место, сжимать голову в плечи перед любым начальником, мечтать о счастливой пенсии, деградировать и стареть на глазах? Ради чего? Ради уюта, ради условных жизненных благ?
    Мне же уютно с ощущением личной свободы и адекватности. С осознанием того, что, по крайней мере, сам для себя я смогу создать личную независимую республику, внутренний «город Солнца».
    Эта республика оберегает от страха, от преждевременного старения, от нервного желания подстраиваться под обстоятельства, от желания иных тебя сломать, загнать в какие-то рамки, сделать роботизированным механизмом.
    Так для чего этот замес из, казалось бы, не связанных друг с другом тем? Молодая молодежная парочка и кретинизм личной ситуации…
    А все для иллюстрации довольно банального умозаключения: в какой-то момент человек начинает соглашаться, свыкаться, привыкать ко всему и оправдывает свои действия, свои поступки этой привычкой. Одно дело, когда позади большая часть жизни и время подводить итоги, другое — когда человек с младых ногтей спешит и тянется к этому. Некоторых уродуют, ломают, соблазняют пряниками, другие сами готовы стараться, выслуживаются соглядатаями, шипят анонимами, шагают стройными колоннами вперед за какой-нибудь морковкой. К сожалению, сейчас для всего этого слишком унавожена почва, и от нее источается пар страха.
    Но по наивности, хотелось бы думать иначе, что ощущение молодости нужно сохранять в себе. А молодость призывает бороться, часто идти против течения, высказываться, проявляться, и не становиться серой услужливой тенью с согнутой спиной и вечным выражением лица «чего изволите».

Над вечным покоем полярной звезды

Северодвинск через призму художественной прозы
    Так, вероятно, случается со многими, и я здесь не исключение: долгое время был практически равнодушен к краеведению, все внимание концентрировалось на гигантских событиях, большой истории. Однако постепенно, со временем к месту, в котором родился и живу, стали возникать все более нежно-трепетные чувства. Выезжая куда-то, всегда есть повод для гордости и ответ на вопрос: зачем ты там сидишь, когда на свете есть столько прекрасных мест?..
    Издержки климата здесь с лихвой перекрываются важностью задач, которые стояли и стоят перед городом, а также кладовой широких и открытых человеческих душ, чистых и искренних сердец, которая сохранена в нем. Русский Север — это, по сути, синоним бесконечно прекрасных человеческих типов, на это указывает каждый, кто так или иначе побывал здесь. Северная природа, древняя монастырская намоленная земля чудесным образом спаяна с высшими полетами и восторгами индустриализации советской империи и все это десятилетия насыщалось концентратом гордого и прекраснодушного человеческого материала.
    Я твердо уверен, что Северодвинск — это величественное имя, поэтому дико раздражают различные плебейские его производные, типа очень распространенного в последние годы, конюшенного «Севска».
    Упоминание о Северодвинске, как о полумистическом центре, где куются шедевры военной мощи страны, есть у Александра Проханова, в частности, в романе «Пятая империя». Он, технократ был крайне воодушевлен, после посещения в конце 2006 года нашего завода, которому дал поэтическое имя «Завод Полярной звезды». Развернутая статья с аналогичным заголовком была опубликована в редактируемой им газете «Завтра».
    Во время пребывания в городе в одной из бесед Александром Андреевичем была высказана идея о необходимости написания производственного романа о нашем заводе. Он лично готов лично курировать этот проект, который, без сомнения мог бы стать литературным событием федерального масштаба.
    В нашумевшем романе нижегородца Захара Прилепина «Санькя», про одного из героев Лешу Рогова говорится, что родом из Северодвинска. Он отличался «твердым, не напускным спокойствием».
    Особенно сильные воспоминания о посещении города в ноябре 96-го года остались у Эдуарда Лимонова. Северодвинск упоминается в целом ряде его книг, таки как «Книга воды», «Анатомия героя», «Ереси». У меня был шанс попасть тогда на его выступление перед студентами в ДИТРе на улице Торцева, но почему-то не ушел с учебной пары, хотя некоторые однокурсники это сделали и о чем не пожалели. Потом через пару недель в газете «Лимонка» прочел отчет об этой поездке Эдуарда Вениаминовича, из которого запомнилось, упоминание о том, что его «местные братки» приглашали в ресторан «Метелица». Туда он не поехал, о чем позже немного жалел.
    Центр притяжения мысли, творческой и жизненной энергии, различных интеллектуальных прорывов и при этом природная и во многом архитектурная серость города — основная антиномия, возникающая при разговоре о Северодвинске. «Поразила меня бледность пейзажа и Белого моря» — пишет Эдуард Лимонов в «Анатомии героя». Город ему представился «компактным, аккуратным, чем-то напоминающим Тверь». Описывает его писатель следующим образом: «Фотографируемся на память на фоне заводов. Над низким серым Белым морем, как над вечным покоем. Накрапывает дождь. Снега нет и температура, как в Москве. Шагаем по острову Ягры — мимо гигантских труб теплоцентрали, вознесенных на бетонные опоры. Эти оцинкованные удавы безобразят облик всего Северодвинска».
    В нашем городе он был в то время, когда главной темой, для всех людей была нехватка денег. Вот и Лимонов немного порассуждал на сей счет: «На самом деле трудовой Северодвинск можно было бы кормить из московского бюджета, обложив особым «атомно-подводным налогом» 250 тысяч самых активных московских чиновников и жуликов».
    В «Книге воды», которая была написана во время заключения, посещению Северодвинска, поразившего его теплотой и душевностью встречи, писатель-политик выделил целую главку «Белое море / Северодвинск». Она соседствует с описанием Адриатического и Северного морей. Лимонов описывает любование панорамой завода и морем с ягринского моста, прогулку по острову Ягры, в ходе которой писатель почувствовал «тоску по глубокому аскетизму, по апостольской стуже нравов». Здесь же он пишет: «В таких местах, конечно, только и вырыть землянку и выходить с ветхим неводом к низким берегам, и долго брести в растворе серого моря, прежде чем уронить невод. Сидеть в землянке перед сырыми дровами, — коптить рыбу, думать о Вечном, о Боге в виде худого белотелого мужика».
    В недавно вышедшей философско-публицистической книге «Ереси» Северодвинск упоминается в связи с воспоминанием о том, что именно здесь в 90-е годы появилась дна из первых региональных организаций НБП. Через газету «Лимонка», активно распространявшуюся в городе, на Лимонова вышел некий инженер Ковалевский, живший тогда в Северодвинске. Инженер осыпал писателя-политика своими письмами с материалами, в которых подробно излагал свое «революционное» видение структуры вселенной. Изложению и цитированию «провидческих» взглядов Ковалевского посвящена довольно весомая часть книги. Потом этот человек, как свидетельствует сам Лимонов, переехал в Красноярск.
    Как-то в разговоре детский писатель Эдуард Успенский вспоминал давний еще конца 80-х свой приезд в Северодвинск. Из всего города тогда ему запомнилась Аллея героев, которая существовала в те времена по центральному проспекту. Успенский сетовал на ее мрачность и неприглядность, возмущался в своем стиле борца с официозом, хотя, для нас горожан не совсем справедливо.
    Бросается в глаза, что образ города возникает в произведениях писателей далеко не либерального плана. Вероятно, только почвенник, человек, для которого настоящая Россия — за Садовым кольцом столицы и чуть в стороне от Николиной горы, может увидеть брильянтовые россыпи по всей ее просторной территории. Для всех прочих такие места как наш город — бесперспективная и мрачная территория, где сворачиваются в тупик рельсы.
    При современных средствах коммуникации ты можешь находиться где угодно и в тоже время держать руку на пульсе жизни. Здесь в малых городах моей страны — всегда есть ощущение себя важной частью общего организма, в мегаполисе же ты — всего лишь безвольная песчинка, случайно залетевшая на шестеренки жестокого и бездуховного организма. Именно поэтому нам нужен новый прорыв, рассеяние от столичного магнита, мощное центробежное течение, собирающее и скрепляющее тело страны.
    Надеюсь, что взгляд «блудных сыновей» одномоментный, следствие тяжелейшего кризиса, ведь если думать на будущее, то нужно четко понимать, что Россия возможна только полицентричная. Мощные центры притяжения, сосредоточения финансовых, производственных, культурных, людских ресурсов должны существовать по всей ее территории от Сахалина до Калининграда. Они создадут прочнейшую кристаллическую решетку новой страны. Это вам не какая-то искусственно созданная выморочная вертикаль власти…

Новый реализм в стиле рэп

Или еще один манифест о спорном направлении
    В чем новизна «нового реализма»? Этот вопрос регулярно задают, чтобы интеллигентно указать на место. Когда спрашивают о новизне, сразу вспоминается формула Экклезиаста, поэтому буду говорить методом аналогий: новизна «нового реализма» идентична отличию рэпа от рока, по крайней мере в русском их изводе.
    «Новый реализм» — это музыка отечественного рэпа, хотя и вдоволь испившая из рок-источника, биение которого сейчас уже сильно поугасло.
    Новое поколение несет свой код, свое послание миру. Это новое изобретение велосипеда, наступление на грабли и много всего того, о чем можно сказать: старо как мир. Да — старо, да — грабли, но это наши грабли и наши ощущения от контакта с ними, и этот личный опыт бесценен, потому что он наш, потому что через него мы учимся чувствовать и тренируем в себе эту способность.
    Как-то Захар Прилепин в своем ЖЖ отметил: «Главное, что Ноггано и Гуф сделали то, что в свое время сделали Цой, Кинчев и прочие, — они «выговорили» целое поколение, нашли ему язык, насколько возможно адекватный и максимально честный». Разве новые реалисты не делают то же самое?
    Я не музыкальный критик и мало что в этом смыслю, но и для меня очевидно, что параллелей между роком «в свое время» и новыми читающими свои тексты пацанами масса. Эти пацаны строят свой образ, пишут свою музыку-судьбу, и здесь их можно воспринимать за реинкарнацию полуподвальных 80-х.
    Асоциальные, аморальные типы, матерщинная гопота, наркоманский бред… Саранча и пираньи, варвары и деграданты… О ком это? О новореалистах или рэперах?
    Да нет, именно что новое! Это «музыка моего гетто», как у Ноггано. Какое время — такая музыка, такая литература, такой реципиент. И находит ли она в этом времени прекрасное и что это за прекрасное — другой вопрос.
    Какое время — такие и судьбы. Баллада «Настенка» у Ноггано. Юная прекрасная с «бездонными глазами» приехала из Красноярска пытать счастье в столице. Различные модные показы, работа за копейки. Пафосные женихи и спонсоры-ухажеры. Потом проигранная в карты и после этого — дорогая путана. Виски, дурь, а в глазах «холод и пустота». Масса душераздирающих обыденных историй, мет времени.
    Какие судьбы — такое и время. Шумная история: после известной аварии в Москве, в которой в столкновении с VIP-автомобилем погибли врачи, заговорили о том, что рэп стал носителем социального протеста. Композиция по конкретному поводу рэпера Noize MC «Мерседесом» вырулила в бесчисленное множество компьютерных динамиков.
    Ноггано, Гуф, Noize MC, Иезекииль 25–17, Вис Виталис — чем вам не «новый реализм»?!
    Про русский рок уже много сказано. Стал не тот, потерял остроту. Кто еще там шевелится? Шевчук, Борзыкин, нижегородец Вадим Демидов?.. Рок обрел статусность, давно вылез из подвалов и крутит дорогие «гайки» на пальцах, как Макаревич на приснопамятной встрече-пикировке Путин — Шевчук.
    Ситуация эволюции рока отлично описана у Романа Сенчина в романе «Лед под ногами». Главный герой романа — Денис Чащин, молодой человек, который некогда считал себя рок-музыкантом. С рок-культурой он собирался связать свою жизнь. Приехал из Сибири, жил в двух столицах. Потом стал работать в редакции журнала своего друга. Журнал предназначался как площадка для раскрутки одаренных музыкантов, но со временем превратился в бизнес.
    Большое разочарование Чащина постигло, когда увидел навязчивые концерты в стиле «Голосуй или проиграешь», в которых участвовали его кумиры. Он понял, что «рок-музыканты меняют протест на присягу…».
    Рок — вызов конъюнктуре, сам становится конъюнктурным в стиле известных выборных шоу, попсоватым или агитационным. Революции всегда противостоит контрреволюция. Демократия, по мысли одного из героев романа — Димыча, погружает человека в вязкое желе. Писатели начитают писать традиционно, бывшие рок-музыканты — жить обычной жизнью. Привычка к жизни побеждает.
    Как здесь быть, как изменить эту динамику обреченности впадения в привычку, инерцию затухания, как не стать насекомым? Может быть, начать говорить другим языком — языком рэпа или «нового реализма»?
    Молодой прозаик Евгений Алехин читает свои тексты в рэповой группе «Макулатура», высказывает свою гражданскую позицию, реагирует на какие-то социальные явления. У «Макулатуры» есть композиция «Основы писательской жизни». По-моему реалистично, новореалистично.
    В одной из песен Вис Виталиса, который как раз дрейфовал от рока к рэпу, такие строчки:
Каждому поколению нужна своя революция!
Поколение без революции — это поллюция.

    Чем не новореалистический манифест?

Новый ветхий человек

Сын пастора и юная поэтесса — два полюса современного мира
    Что есть предмет литературы? Да, человек, да, человеческие взаимоотношения, да, его чувства, мысли, поступки. Но когда возникает вопрос: для чего? Мы пытаемся что-либо выговорить по типу: чтобы показать, донести и т. д. Сейчас много пишут и пишут достаточно хорошо. Владеют словом, но словом не настоящим, сделанным по большей части из папье-маше. Искусственность слова задает тон, делает погоду и диктует специфику его применения. Сейчас много пишут и говорят о необходимости манифестального начала, о необходимости в литературе манифеста. Но о каком манифесте (разве только на техническом уровне) можно говорить, когда слово — пыль, когда слово — прах, когда слово ничего не значит, когда оно не обладает той силой, которой должно обладать. А почему не обладает? Потому что заново возникает тот же самый вопрос: для чего?..
    Сила слова в том громадном идейно-нравственном заряде, который оно несет и в этом плане слово — аксиологическая категория. Вся красота, эстетическая сторона слова изнутри подсвечивается его нравственным, духовным, сакральным смыслом. И в этом плане красота, как и в православной традиции, есть внешнее выражение внутренней чистоты. Нужно вернуть слову его первоначальный смысл или хотя бы попытаться приблизиться к этому.
    Слово пало жертвой мира переоценки ценностей, мира без традиционных ценностных координат, который одним из первых открыл нам Ницше. Голос Ницше — был голосом человека Нового времени, как громовые интонации титанов Возрождения — отзвук той эпохи. С него это время собственно и началось. Ницше взял на себя чрезвычайно сложную роль: ему нужно было только, как в античном театре, надеть маску. Но, надев, он перевоплотился полностью и сам позабыл, что играет в «нового человека». У него все стало слишком человеческим, слишком страстным. Ему пришлось отречься от себя, Фридриха Ницше, сына пастора, чтобы стать типичным среднестатистическим бюргером. Раз, надев маску, он вынужден был идти с ней до конца. А ведь под маской этой совершенно не видно лица. Будто сказочное проклятие преследует: овечья шкура приросла и ее можно снять, только оторвав вместе с мясом. Говоря о свободе, он стал не свободным в суждениях, будучи глашатаем Нового времени, он не мог отступить от его стереотипов ни на шаг. Говоря о силе, он стал слабым (душевно слабым, в первую очередь).
    Причем этот трагический разлад характерный для Ницше, стал практически типичнейшим явлением. Человек вступил в конфликт с «человеческим», сокрытый под личиной истинный лик человека, с маской «нового человека», сильного, свободного. Пример Владимира Маяковского здесь очень показателен. Взять хотя бы его стихотворение «Провалилась улица», в котором проявлен глубокий трагизм личности, причина которого коренится в том, что он всегда пытался казать иным, чем есть на самом деле. В творчестве поэта этот разлад достиг своей крайней точки, и мы знаем финал… Роль Достоевского в этой связи выглядит предпочтительней. Указав на «нового человека», новое время, он смог отстраниться, встать поодаль от всего этого временного потока, слепо движущегося вперед. А все потому, что он был человеком верующим, для которого вера через искреннее ее переживание, стала единосущной личности.
    «Новый человек» заступает как чрезвычайно сильный, энергичный, готовый к переустройству мира, а заканчивает полным бессилием, тяжелой болезнью, пулей в висок. Прозрачной становится посылка, заставляющая Ницше в «Воле к власти», говорить о добродетельном человеке, как о «низшем виде человека». По крайней мере, его рассуждения логичны и понятны. Низший вид, потому как «он не представляет собой «личности», а получает свою ценность, благодаря тому, что отвечает известной схеме человека, которая выработана раз навсегда». Пресловутая схема и отсутствие свободы… Но вот только православный человек характеризуется не добродетельностью, а добротолюбием. Добродетель, добродетельная жизнь — это то, к чему он стремится. Будучи целью, добродетельность обладает определенным схематизмом, т. е. стремлением не к индивидуальному, а типичному, всеобщему. В отличие от «нового человека» Ницше, для верующего человека между индивидуальным и типичным нет никакого антагонизма. Болезненный поиск индивидуальности для него просто нелеп. Главное ощутить единство, общность через которую обретается и свое «я».
    Если же говорить о схематизме, как об абсолютном зле, то стараниями последователей Ницше, например, того же Фрейда, этот схематизм, применительно к человеку, доведен до полного абсурда, вплоть до низведения последнего до уровня биологического вида, влекомого императивами либидо. Ницше говорит, что добродетель это уже не притягательный на современном рынке товар. Однако, здесь, на этом самом рынке, властвует то, что как раз, по его словам, заинтересовано в существовании добродетели: «алчность, властолюбие, леность, глупость, страх».
    Страх… Отвергнув страх человека перед Богом, ввели нового кандидата на вакантное кресло: страх перед темными инстинктами. Ницше говорит, что «нужно отучиться от стыда, заставляющего нас отрекаться от наших естественных инстинктов и замалчивать их». Православные же люди верят: человек — это нечто большее, чем котел бурлящий инстинктами. Да и кто сказал, что инстинкты — человеческое, родное, то, без правды о чем невозможно жить. Все же остальное, ну, например, добродетель — ложное, лицемерное, т. к. не имеет с человеческим существом ничего общего? Роль Ницше — полный и окончательный манифест человека Нового времени, все остальное — только вариации на тему. Мысль православная же идет вслед за верой и потому другим путем, и потому она могла показаться не актуальной, и потому она поет гимн человеку, который есть «образ и подобие», «зеркало» творца — высшая манифестация человеческого достоинства и совершенства.
    Ницше спорит и низвергает не христианство. Сойдя с пути, он блуждает впотьмах и бегает за миражами. Он полемизирует с психологией бюргера и филистера, с типичными стереотипами и заблуждениями своего времени, которые с христианством не имеют ровным счетом ничего общего. Естественное для Эммы Бовари — мораль мира, в котором она пребывает, противоестественное — это «ошибка», «иллюзия». Но мы то помним, что религия, вера с морализмом имеет мало чего общего. Морализм — это мертворожденная ересь Льва Николаевича Толстого, блестяще разобранная Львом Шестовым, кстати, во многом опирающегося на того же Ницше. Этот пример еще лучше показывает, что толстовство — это не христианство, как, впрочем, и морализм, которому противостоял Ницше. Христианство основано не на морализме, а на твердом фундаменте морально-этических, нравственных категорий, этом «камне веры», на котором все держится. Другое дело, что все они вовсе не цементируются, а переживаются, как нечто живое, вечнообновляющее. Это Живой Бог, Христос, вехи земного пути Которого каждый год заново переживаются христианином совместно с Ним. И в этом вся жизнь православного человека, каждая минута его существования, каждое движение, каждый вздох, особое восприятие мира как целого. Ведь жизнь — переживание величайшей поэзии, величайшей симфонии, а не разноголосица бессвязных голосов.
    Достоевский показал, предрек всю возможную опасность, Ницше раскрыл и дал нам книгу, по которой мы жили, часто не имея сил взглянуть на себя со стороны, забыв, что «новый человек» — это вовсе не реальность, но триумф все тех же темных инстинктов в душе человека. Марксизм, фашизм — пароксизмы, злокачественные образования, источник которых все тот же «новый человек», трагическую маску которого примерил на себя Фридрих Ницше, так и не сумев ее снять потом.
    Ницше начал говорить о толерантности, о том, что истин может быть много — прививка стероидов слабому человеку. Он произносит очень важную фразу: «Я объявил войну худосочному христианскому идеалу не с намерением уничтожить его, а только, чтобы положить конец его тирании и очистить место для новых идеалов, для более здоровых идеалов. Дальнейшее существование христианского идеала принадлежит к числу самых желательных вещей, какие только существуют; хотя бы ради тех идеалов, которые стремятся добиться своего значения наряду с ним, а, может быть, стать выше его…». Что это как не манифестация модной сейчас политкорректности, унавоженная почва для почкования различных тоталитарных сект и обозначение роли и места, особой резервации христианства в современном мире.
    В качестве аналогии современного художественного сознания можно привести стихотворение Михаила Лермонтова «Нет, я не Байрон», которое не утратило актуальности и в наше время. В первых строчках стихотворения лирический герой претендует на свою неповторимость («другой»), непохожесть, намекает на собственное высокое предназначение, избранничество («неведомый избранник») — претензия на сверхдостоинство. Но постепенно начинает превалировать другой мотив — ощущение тщетности всего, бренности мира и предсказуемости всей жизни («Мой ум не много совершит»). Неопределенное утверждение («я другой») сменяется абсолютным отрицанием «никто», вопрос «кто» — восклицанием «никто»:

Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? Кто
Толпе мои расскажет думы?
Я — или Бог — или никто!


    Поэт хоть и герой, полубог, но в тоже время он «никто», хлестаково-чичиковское «ни то, ни сё». А значит, как и герои Гоголя, может быть всем: и ревизором, и Наполеоном, и Антихристом и в то же время никем. Несовершенство лирического героя, его главная беда, по Лермонтову, состоит в том, что «там прошлого нет и следа» («И скучно и грустно»), а человек без прошлого, без памяти — Ионыч А.П. Чехова — бездушный, бесчувственный механизм, «призрак», потерявший связь времен. Мысль православного человека движется от противного: через самоуничижительного «никто» к «кто».
    Бог в мире предстает не прямо, Он не навязывает Себя миру, а являет через посредство Слова, проявляется в своих энергиях. Православная вера никого не принуждает. Человек всегда сам приходит к ней, ибо все дороги ведут в одну точку. И как бы человек ни противился, он туда придет и счастье ему, если, придя, он сможет сказать вместе с Достоевским: «Вера моя через горнило сомнений прошла». Христианство — это предельная свобода, свобода выбора и в тоже время, что четкое деление на добро и зло. Не может быть половинчатого или неполного добра, но может злой покаяться и стать святым, также и добрый — грехопасть. Третий путь — это путь той пошлости, от которой предостерегал, в частности Н.В. Гоголь. Это путь срединный, путь компромиссов и, в конечном счете, обмана и лжи — унылое «ни то, ни се». Это мир, в котором мы уже практически живем, но в котором еще не погрязли по уши. Это мир, где нам говорят о политкорректности, толерантности. Это мир, книгу которого раскрыл Ницше, говоря о необходимости возникновения параллельно с христианством множества других истин, на которых, как на мешках с семечками, восседает семипудовая купчиха.
    Можно вспомнить одно из самых ранних стихотворений молодой Анны Ахматовой — «Молюсь оконному лучу». Автору 18 лет. Стихотворение открывает ее первый поэтический сборник «Вечер». Юная девушка пишет о своем самом сокровенном, дорогом, интимном, о своем любовном чувстве. Но искренность и правдивость (реализм, если хотите) настоящего дарования в том и состоит, что человек не замыкается только лишь на одном частном чувстве, пусть и очень дорогом в настоящий момент для него. Поэт следует за правдой дальше. Он подходит к себе, через себя ко всему миру, к Богу. Так любовное откровение юной девушки дорастает до уровня поэтической квинтэссенции традиции православной мистической молитвенной практики. И происходит это, потому что движет человеком предельная искренность чувств, правдивость, что не подпадает он в зависимость от ложных стереотипов и обманчиво-льстивой метафоричности. Здесь на уровне высокохудожественного откровения проявляется у человека высший его инстинкт — инстинкт веры.

Отобрали!

    У меня отобрали дочь.
    Боролся как мог за семью. Разговаривал, не спал по ночам, пил сердечные, плакал, истерил, дал публично в морду подонку. Привыкал жить в одиночестве, свыкался с тем, что дочь приходит на один день в неделю, что живет под одной крышей с чужим мужиком, пытался понять супругу, на сколько хватало сил образумить, договариваться с ней. Потом был развод, который как мог оттягивал только за тем, чтобы мог ребенку смотреть в глаза — боролся за семью до конца. Она так этого хотела, ждала от меня, что я что-то сделаю и все исправлю…
    Но потом было лето. Позвонил на мобильный к бывшей супруге: «Ты когда Катю приведешь ко мне?»
    — Мы сейчас едем в отпуск в Ленинградскую область. Когда вернемся, не знаю, скорее всего, через месяц. Трубку ей не дам…
    Потом — полтора месяца ожидания, отключенные телефоны, полное отсутствие какой-либо информации. Но я твердо знал, что скоро увижу и обниму ее, дочь свою.
    Очередной звонок на работу бывшей. Вместо «не знаем когда выйдет», слышу: «Она здесь больше не работает. Переехала в другой город»…
    Это были дни безумства. Вот так просто, так легко у меня отняли надежду, лишили смысла. Я не знаю где моя дочь, что с ней, как ей… Позвонила с неизвестного номера бывшая: «Мы в Ленинградской области. Когда приедем в Северодвинск, не знаю. Когда увидишь ее?.. Я не думала об этом».
    Упросил дать трубку дочке:
    — Как ты, Катюш?
    — Мне плохо…
    Слезы и тяжкие, разрывающие мозг гудки в трубке. И все последующие дни приговор: «Аппарат абонента выключен…».
    Формально у бывших супругов равные права по отношению к ребенку, но на деле отец практически бесправен. Мать может позволить, может отказать, может соблаговолить, а может запретить…
    Почему-то вспомнились крепостные крестьяне, когда могли вот так запросто разлучить родителей с детьми и так далее….
    Дикая ситуация. Да и речь ведь идет не о дележе какой-то собственности, но здесь ребенок становится собственностью и орудием шантажа, какой-то странной и непонятной мести.
    Вот и думаешь постоянно, а на хрена мне, моему ребенку такой закон, который не защищает наши права, работает по инерции, по каким-то странным схемам?
    Вора нельзя публично назвать вором, негодяя — его настоящим именем. Все они под защитой закона. Все действия должны совершаться по нормам матрицы, любое нарушение алгоритма, любой внесистемный элемент должен быть изолирован.
    Если обесчещенный муж дает в морду подонку, разрушившему его семью, сам же и становится виноватым. Блудливый мужик сейчас практически герой в глазах общества, а неверной жене никто не собирается мазать дегтем ворота — она самостоятельная женщина, знающая толк в жизни и пытающаяся взять от нее по максимуму.
    Почему в нашем обществе, к примеру, частная собственность возведена в ранг сакральных ценностей, а семья, о которой все любят рассуждать, совершенно выпала из сферы интересов закона? Почему нет уголовной ответственности за порушенную семью, ведь по большому счету это можно сравнить с убийством человека?
    Бесконечные «почему», на которые нет ответа.
    Обрастаем ракушками
    Время дуэлей прошло, нечистоплотные люди, чувствуя безнаказанность, которую им обеспечивает умение трактовать закон, упражняются в крючкотворстве и с азартом австралопитеков размахивают этой юридической дубиной. Теперь это высший пилотаж, что в этой системе такой анахронизм как личность, когда важно понимать исключительно юридические алгоритмы, хитросплетения, знать судебную практику?..
    И что значат в этом контексте постоянные призывы о необходимости повышения юридической грамотности людей? Для чего, прививать страсть к игре, подсаживать их на этот анаболик, давать пропитание бесчисленным сутягам и стряпчим? Так и хочется провести координальную дезинфекцию и повыгонять клопов-клещей-тараканов из избы, из наших голов!
    Прописная истина, что культура — это процесс обретения и сохранения вечных ценностей. Десяти заповедей, к примеру. С другой стороны ширится тенденция, когда днище этого корабля обрастает ракушками, навязанными штампами, идолами сознания, особыми клише, которые пародируют действительные ценности. Проще, конечно, не замечать всего этого, а можно видеть, выявлять и говорить об этом. Кто что выбирает…
    Нам твердят, что «демократические ценности» — венец достижений человечества. Нас старательно уговаривают, что правовое государство — верх всех наших мечтаний. Утверждают, что закон одинаков для всех… После этих заговоров следует автоматически кивать головой, повторяя мантры, заученные из телевизора. Но можно видеть и понимать другую ситуацию, что закон — это не более, как инструкции сюзерена, спускаемые им для своих вассалов, особые вожжи, которыми проще управлять, а чтобы создавать видимость твоей независимости и комфорта сбрую украшают, на нее вывешивают завлекательные колокольчики. Что судебно-правовая система — не более, чем разветвленная коммерческая структура, и если ты здесь не крутишь рулетку — в любом случае проиграешь. Между ней и нравственностью — огромный диссонанс, морально-этические категории постоянно вступают с ней в конфликт. Это практически единственное, что ставит ее под сомнение. И в итоге получается, что ничего, кроме тех же десяти заповедей нет, а все остальное всего лишь доходное лапшевидное мифотворчество.
    Однако как бы там ни было, человеческое проявляется и выходит на первый план, становится вечным сюжетом для произведений искусства. Обманутые мужья справедливой дланью расправляются над подонками-соблазнителями, а калоевы над убийцами своих детей. Это настоящее, это истинное, все остальное — мираж и блеф.
    Человек должен следовать, так как велит ему сердце, долг, честь. И никакой коммерциализированный закон здесь не сможет стать этому альтернативой, он предельно далек от каких бы то ни было моральных категорий, ведь их к делу не пришьешь.
    Воскресный папа без прав
    Что может быть хуже, унизительней для мужчины, чем такое тавро: «воскресный папа». Какую-то тюремную систему свиданий уж очень это напоминает.
    Что в силах? Письма в отдел опеки и попечительства. Обещают поговорить/уговорить, попытаться найти новый адрес, но у них тоже ограниченная компетенция.
    Исковое заявление в суд, чтобы определить порядок осуществления родительских прав. Определится, но в силу расстояний, всегда его можно просаботировать.
    — Это время твоего приезда не удобно, у нас другие планы. Нет, не сегодня. Сегодня никак нельзя. Ребенок занят уроками и не может сейчас с тобой говорить.
    А на завтра опять отключенные телефоны…
    На одном из юридических форумов увидел возможную и вероятную перспективу. Человек просит совета и помощи: «Мы с женой в разводе. Живем отдельно друг от друга. Я в Краснодаре, она в Казани. Есть ребенок, который проживает с матерью. Я по исполнительному регулярно выплачиваю алименты. В силу отдаленности видеться часто с сыном не могу, только в период отпуска. В прошлый раз (2 года назад) приезжал в отпуск и на протяжении практически всего отпуска «договаривался» с женой, когда мы сможем с сыном увидеться. Она, ссылаясь на занятость, все время переносила. Отдавать мне сына, чтобы мы с ним погуляли днем, а потом я отвез его к ней — отказалась наотрез. Напрямую в свидании не отказывает, но и времени не дает. С горем пополам мне «выделили» 2 часа на свидание. Сейчас история повторяется. Я заранее, предупреждаю, что у меня отпуск, и я приеду. В ответ легкие намеки на то, что они, возможно, уедут».
    Ответов по большому счету нет. Есть констатация, что процессы по порядку общения с ребенком являются одними из наиболее сложных в юридической практике, а «власть над ребенком и возможности матери для разрушения семейных отношений между отцом и ребенком безграничны».
    Попытаться потягаться и выступить с иском о передаче ребенка отцу, тем более что дочке почти десять? Но это уж совсем утопично. Каждый скажет, что у ребенка должна быть мать, а отец желателен, но не обязателен. Шансы были бы, если мать была алкоголичкой, наркоманкой, антисоциальным элементом… Так ведь она в целом хорошая мать, она начинает новую жизнь, в которой мне нет места, желательно, что и в жизни нашей дочери.
    Найти, приехать и забрать? Поступок, но он выльется в лишний повод тебя же окончательно очернить, и после этого ты уж точно никого не увидишь.
    Полная безнадега. Что делать? Ждать и надеяться? Лелеять мысли, что по прошествию лет дочь сама все поймет и придет ко мне? А если не так, а если ей будут ежечасно капать о плохом отце, которого нет рядом? А если потом она пройдет мимо и не взглянет в мою сторону?..
    У меня отобрали дочь. И в этом цивилизованном обществе, я совершенно не знаю, что делать. И в этом цивилизованном обществе, я понимаю, что у меня, у отца — нет никаких прав.

Писатель в кастенеющем обществе

    Когда я говорю людям, далёким от литературы, что балуюсь литературной критикой, как правило, первым делом цепляются за слово критика: «Всё критикуешь…», «Всё бы тебе критиковать», «Кого критикуешь?» — традиционно слышится в ответ. Реплики эти заправлены нескрываемой снисходительной иронией. Критик, филателист, собиратель гербариев, скорее всего, занудный тип, из меньшинств, благо не секс… Наши братья меньшие, короче.
    Я вовсе не осуждаю этих людей. Литература для них что-то из разряда балета. То же баснословное с набором клише: «Лебединое озеро», балетные пачки, обтягивающие трико у мужиков или не мужиков вовсе… Заунывно-занудное, в общем. Раньше мечтал и планировал «приобщать». Всовывал журнальчики со своими заметками, которые, как рекламно-брошюрный спам, забрасывались куда-либо. Насильно мил не будешь, и моё такое литературное миссионерство дало задний ход. Другой состав почвы, который не принимал мои зёрна.
    Рассуждая о чтении и читателях, в своей колонке в журнале «Медведь» Захар Прилепин пишет, что некоторые форбсоносные наши соотечественники были замечены в качестве книгочеев. Возможно. Но, к примеру, Михаил Прохоров как-то, занявшись правыми делами, в телеинтервью заявил, что не читает художественную литературу. Не потому, что с вершин его двухметрового роста она кажется мелкой, а потому, что с его знанием жизни и опытом всё, о чём пишут в книжках — совершенно неинтересно. Хотя и поддерживает сестру, её издательство, журналы. Зачем, если нет в этом смысла? Или этаким образом снисходительно за щёку треплет да на табурет ставит, вдруг, в конце концов, всё же басню расскажет, потешит?..
    Литература — это то, что интересно, она должна быть интересной и занимательной — таков основной тренд дня. Художественная литература, как мы знаем ещё со школьной скамьи, должна обладать ещё чем-то большим. Особой неотмирностью. Писатель должен быть чудаковатым и, возможно даже, придурковатым в стиле «Гениальности и помешательства» Чезаре Ломброзо. Но зачем посюстороннему и прагматичному человеку весь этот головняк? Хоть он живёт и не в режиме братков-быков, но ему нужны реальные цели и понимание конкретного их выполнения. А что будет, если он начнёт в себе «чёрную обезьяну» высматривать? Всё дело насмарку. Нет уж, тут лучше к психоаналитику сходить, надёжней и под контролем, а то вместо задач и целей подхватишь традиционную отечественную сорокоградусную лихоманку…
    Вот и получается: или-или. Или строишь себя и делаешь карьеру, или литературно рефлектируешь. Вот и получается, что чтение нецелесообразно, в том числе своей времяёмкостью и нерентабельностью. Читать неинтересно — потому как я сам много видел; это удел других — я живу в реальной плоскости; удел других — тех, которые мне перескажут. Перескажут — сделают краткое изложение, снимут фильм, изложат доступным языком и покажут в ток-шоу по ТВ, сделают пресс-релиз — то есть визуализируют, переведут на доступный мне язык образов-клипов, сделают более конкурентоспособным.
    Вот и получаются, что «чтецы», если они не закопались в своей личной норе, — это не высшая и не низшая каста. Они воспринимаются как обслуга, которая, переваривая текст, какую-либо информацию в удобоваримом виде поставляет наверх и пытается восполнить аппетит в зрелищах для низа. Об этой новой системе координат высказался прозаик Сергей Самсонов в своём романе «Аномалия Камлаева»: «слуги и господа поменялись местами и в которой сочинитель музыки или стихов никогда не сравняется по известности и доходам с парикмахером, портным или цирюльником»…
    Вот и в рассуждениях Захара Прилепина начитанность «чикагских мальчиков» где-то в прошлом. Конечно, они подвинут роботизированных чиновников, но не за счёт того, что читают активно в настоящем, а потому как имеют хорошую базу, отличное образование, как сорбонское у Пол Пота. Обладали любознательностью, которая поощрялась: полетит ли муха, если оторвать одно крыло, а два? У меня тоже есть такой школьный друг: начитанный, эрудированный, много знающий наизусть, сейчас же, мягко говоря, экстремальный товарищ, выжимающий жизнь, как губку, в поисках адреналина…
    И это ещё надвое сказано, надо ли допускать человека с книжкой под мышкой до власти или поэта. Это только в идеальном «Государстве» Платона такое вырисовывалось, а в реальном воплощении на Сиракузах всё это вылилось в тиранию.
    Вот поэтому я не очень верю «честным людям» из списка Форбс, которых знает Прилепин. Для них умение отличать Томаса от Генриха Манна — это антикварный комод или древняя скрипка, которая не играет, но является частью имиджа. Яйцо Фаберже, короче. Стал бы банкир Авен читать роман «Санькя», если бы не хотел самолично изведать идейного антагониста, а желал бы только насладиться художественным произведением?.. Поэтому доверяю словам Прохорова. Он не рисуется, ему это просто неинтересно, ему интересно в реале, где ему катит и фартит.
    Банально, чтобы читали, должна быть среда, питательная почва для этого. Чтение хоть и уединённое занятие, но в это же время должно быть ощущение общности, дискуссионно заряженного поля. Это особое чудесное таинство, к которому ты прикасаешься, получая тайноведение. Ты не в блог автора зашёл, где после прочтения опуса чиркнешь строку одинокого комментария. В процессе чтения человек социализируется, и при этом чтение даёт ему индивидуальный социальный лифт. С чтения церковнославянских текстов, с знакомства со старообрядчеством Ломоносов начинает свой поход. Заряженность, контуженность мощной культурой двинула им.
    Есть ли такая среда сейчас? Преодолевает ли человек ощущение одиночества, открывая книгу? В состоянии ли она поменять ему жизнь или лишь только скользит по поверхности, соблазняя интересом и имитируя оргазм? Не связан ли кризис чтения с отсутствием в обществе идей, о чём говорит Сергей Шаргунов, ведь все наши идеи легко раскрываются в формате ток-, а потом легко переплывают в реалити-шоу… Не связано ли это с тем, что истончаются надежды, а настроения становятся всё более апокалиптичными? У самих литераторов в том числе. Вот и писатель Олег Павлов в недавнем интервью в газете «Завтра» сказал, что «судьба русской литературы — это безвестность». Быть может, наша литература сама кодирует себя на это и не смотрит за флажки своей резервации?..
    Сам же я в своём литмиссионерстве понял, что не надо дарить журналы, всовывать почитать книги. Следует создавать среду, диалоговое поле, чтобы вне её человек чувствовал себя одиноким, изгоем, возможно, даже в чём-то ущербным. Тогда он сам придёт: «Дай Прилепина почитать и Садулаева тоже. Ещё много о «Елтышевых» Сенчина слышал. Вы все спорите, а я чувствую себя идиотом…» Потому как нет никаких каст, а есть инерционное кастенеющее общество без надежды, без лифтов, без радости чтения. Есть инерционные резервационные писатели, которые считают, что всё их дело — это поставить фамилию на обложку. Чем они отличаются от той братии, что занимается лишь самоудовлетворением и читает только себя?
    Теперь последняя банальность: писатель должен пасти, создавать и заряжать среду. И тогда простые холмогорские парни, бросив всё, начнут совершать безрассудные поступки, создавать новый мир. Тогда не будет басен о кастах, а писателя не будут норовить водрузить на табурет, чтобы стих прочитал.

Поминки по филологии?

    Один из недавних номеров «Литературной газеты» вышел с передовицей, в которой звучит вопль отчаяния: «Уходит последний бастион — литература. Мы проиграли. У нас больше нет образования. Его заменил «рынок образовательных услуг».
    «Литературка» в последнее время вообще стала много внимания уделять проблеме того, что литература сейчас даже в школе загоняется в резервацию чуть ли не факультативного предмета: «Образованные и высоконравственные граждане стране, вероятно, больше не нужны. Вместо сочинений шестиклассников в некоторых школах дальновидные педагоги начали учить писать заявления. Покорнейше прошу, барин, позволить мне дышать. Действительно, к чему в таком «гражданском» обществе умение участвовать в дискуссиях, находить аргументы и доказывать свою точку зрения? Не принимается ничего, что могло бы возродить духовность». Но все призывы, все обращения разбиваются о глухоту министерства образования и соответственно доктора физико-математических наук Андрея Фурсенко.
    Так и хочется воскликнуть: неужели чиновники не видят очевидного, неужто там засели исключительно вредители и вражьи диверсанты?.. Или эти люди имеют четкую уверенность, и при том подтвержденную, в своей правоте?
    Конечно, можно много пенять на реалии наших дней, на политику государства в отношении предметов гуманитарного цикла, на профнепригодность министерства образования. Но во всей существующей ситуации немалая вина и научной общественности, которая давно стала самозамкнутой, как голова страуса в песке. Эта общественность все больше превращается в инерционную среду, в сидящих на окладе скучных людей, по принуждению стоящих у филологического станка, из которых по преимуществу полностью выхолощен дух творчества.

Незабвенные акакии акакиевичи
    Как-то мне в руки попали ученые записки Северодвинского филиала ПГУ им. М.В Ломоносова «Res philologica» (Res philologica: Ученые записки. Вып. 4 / Отв. ред., сост. Э.Я. Фесенко. — Архангельск: Поморский университет, 2004). Удивительно, хотя и симптоматично, что от сборника научных работ, буквально веет ветхостью и вторичностью разрабатываемых вопросов. Подобный труд мог появиться и 10, и 20, и 30 лет назад и от этого, поверьте, в науке совершенно ничего не изменилось. Брат-близнец, один из ряда других, так называемых научных сборников, цель которых сводится к одному — пополнение обязательно требуемого списка публикаций ученых, то есть формальная по сути вещь.
    Приводить примеры, мягко говоря, научной несостоятельности можно бесконечно. Вступать в спор… Но, извините, предмета для серьезного разговора я так и не нашел. Пока листал сборник, меня преследовала одна единственная мысль: кому все это надо? Без иронии ответить на этот вопрос невозможно. Кому нужны все эти профессионально сделанные компиляции с бесконечной бравадой цитат. Начинаешь искренне сочувствовать Бахтину и Лотману, которые, стараниями современных филологов, превратились в некое подобие классиков марксизма-ленинизма.
    Не берусь вступать в полемику по сугубо лингвистическим вопросам, подробно рассуждать о той же так обильно и сочно используемой сейчас сомнительной метафоре «языковая картина мира», не буду говорить об используемом непролазном частоколе терминов, за которыми чаще скрывается пустота мысли и от которых те же западные лингвисты и наиболее авторитетные в России уже давно отошли. Печалит другое: филолог сейчас превращается в могильщика литературы, живого слова. Создается устойчивое впечатление, что эту самую литературу он дико ненавидит и рассуждает о ней просто по инерции, привычке.
    Совершенно потеряно ощущение живого литературного процесса, он для удобства исследователя мумифицирован. Тургенев, Фет, Чехов, Соллогуб и т. д. и т. п. — одни их имена уже достаточно много сделали для поколений филологов, тонны исследований написаны по каждому из авторов и добавлять что-то еще принципиально неотличимое от предыдущего, думаю, нет особой нужды. При том не надо забывать, что становление литературы происходит и в оценках ее современного состояния, которое здесь совершенно упущено, будто его и нет. Как вы думаете, был ли Пушкин тем Пушкиным, которого мы знаем, если бы его не популяризировала огромная армия далеко не глупых людей, если бы Достоевский не выступил бы со своим знаменитым словом о поэте? О современном состоянии литературы, вот где, казалось бы, простор для исследователя, вот, где, казалось бы, можно было сказать новое слово, говорить никто не намерен.
    О каком вообще литературном процессе может идти речь? Или литературный процесс ученым мужам видится лишь в выявлении одинаковых словоупотреблений у Соллогуба и Пушкина, гамлетовских мотивов у Тургенева, собирании высказываний Пушкина о Ломоносове, в бесконечном и утомительном пересказе повести Леонида Леонова?
    Наверное, сами филологи считают, что филология — не точная наука и в ней допустимо все. Можно сравнивать переводные тексты Навои и Шекспира, даже не задаваясь вопросом, насколько хорошо переводчики Навои знали классика английской литературы. А так ведь и любой автор может запросто стать шекспироподобен. Любят от всей души наши филологи сравнивать, проводить различные аналогии. Ну что ж — это их хлеб.
    Листаешь ученые записки так и видишь, блуждающую по страницам тень незабвенного гоголевского Акакия Акакиевича. Один исследователь заявляет о попытке анализа такого явления как «литературная критика», но как я не силился разглядеть хоть какие-то следы этой самой критики в статье, так и не смог. Автор манипулирует достаточно странными собственными представлениями о ней, мифом почерпнутым не из самых лучших и достаточно старых учебных пособий. Критика — это видимо, Добролюбов и Белинский или что-то в этом роде и не более…
    Один из современных критиков как-то упрекнул поэта Евгения Рейна в том, что тот вызвался переводить бессмертные творения Туркменбаши. Отчего Рейн пришел в неистовство и кинул примерно следующую фразу: «Мне пельмени не на что купить, а вы мне о какой-то чести и совести говорите». К чему здесь пельмени спросите вы. А пельмени — это та самая филологическая графомания, которая толкает нас к прилавкам с Марининой и Донцовой, изгоняет литературу из школы.
    «Нерадостно пишут писатели, как будто ворочают глыбы» — писал в 20-х годах прошлого века Юрий Тынянов. Почему-то именно эта фраза мне вспомнилась, когда я открыл сборник научных статей.

Холодной воды ушат
    Известный северодвинский книголюб и радетель отечественной словесности А.Н. Буторин еще в прошлом году направил письма начальнику департамента образования администрации Архангельской области Е.В. Прокопьевой, а также заместителю губернатора по социальным вопросам Е.В. Кудряшовой. В них он поднял ряд вопросов, касаемых положения дел в филологической науке нашего региона, приводит свои веские претензии к филологам Поморского Государственного Университета, на которые никто из его адресантов так и не удосужился ответить.
    Альберт Николаевич говорит об игнорировании учеными деятелями писателей Русского Севера: «Здесь не было ни одной диссертации даже по творчеству Фёдора Абрамова, которого по праву можно считать литературным брэндом нашего края!». Его возмутило, что в литературном музее ПГУ нет завещания и раритетов праправнучки Пушкина И.Е. Гибшман, отработавшей в этом учебном заведении десятки лет.
    Альберт Буторин призвал чиновников областной администрации: «вынести всем кандидатам и докторам филологических наук ПГУ административное предупреждение об их неполном соответствии занимаемым должностям, не выплачивать им премии и не повышать зарплату, пока не отыщут завещания праправнучки Пушкина и добьются его исполнения, пока не займутся диссертациями по творчеству классиков русской литературы, а также по творчеству писателей Русского Севера Ф.А. Абрамова, В.И. Белова, В.В. Личутина, Д.М. Балашова, Ю.П. Казакова, Н.М. Рубцова, О.А. Фокиной и других». Он просит «обязать местных филологов создать Пушкинское общество и общества книголюбов для пропаганды чтения и лучших произведений русской литературы».
    На мой взгляд, проблема поднята крайне своевременно и вопросы сформулированы верно. Понятно, что определенная работа ведется, и ученые уж не совсем за просто так поедают свой хлеб. Без сомнения оппонентами может быть приведен длиннейший перечень работ, заслуг и так далее. Но не прислушиваться к критике со стороны, по меньшей мере, не благоразумно.
    Проблема стоит остро. Филологи не выступают с публичными лекциями о жизни и творчестве знаменитых писателей, не печатают в местной прессе статьи, посвященные начинающим писателям, не пишут рецензий на их книги. А ведь можно вспомнить, что еще Д.С. Лихачёв на общественных началах руководил Всесоюзным Пушкинским обществом, да и т от же северодвинец А.Н. Буторин в СССР заработал репутацию «пропагандиста по призванию» и за полувековую бескорыстную просветительскую деятельность удостоен государственной медали Пушкина.
    Для любого внешнего взгляда создается впечатление, что филологи оторвались не только от живого литературного процесса, но и от запросов, интересов общества и каждый сидит в своей герметично закупоренной колбе. Работа их не видна, не понятна, а значит и не нужна. По этой логике рассуждают не только простые обыватели, но и чиновники министерства образования.
    А ведь сейчас предельно жесткие условия и нужно постоянно доказывать свое право на существование. Кажется, вещи элементарные, но восприятие их идет очень туго. Многим легче кивать на кого-то и обвинять во всех грехах, а еще лучше просто жить на иждивении, почему нет?.. Зачем стране эффективных менеджеров и юристов всех мастей нужны филологи начинать нужно доказывать с азов, с прописных истин. Если хотите необходимо вхождение науки в мир, ее активная миссионерская деятельность на языке, не чирикающем несусветные и вторичные вещи, а понятном многим.
    Здесь ведь либо пан, либо пропал. Будет упущено время, и наука запросто может оказаться запечатанной за семью печатями в архивах, да музеях древностей, а нам навсегда достанется «рынок образовательных услуг».

С моим городом так нельзя

    Сейчас я безработный. Появилось определенное свободное время, поэтому езжу на велосипеде по городу. Это и мобильность передвижения и финансово совершенно не затратно. Хотя на днях друг и посоветовал не выезжать на дороги, а то разные лихачи ездят, вдруг что… Но я человек совершенно не мнительный, езжу, общаюсь с людьми, с журналистами.
    Последние, кстати, пребывают в растерянности. Говорят, что совершенно не знают, о чем сейчас в городе можно писать, и работа перестала приносить радость.
    Мой Северодвинск всегда был городом технической интеллигенции, да и рабочие, хоть и ломала их через колено муть и неразбериха 90-х, остались думающими, открытыми, патриотами своего дела. У нас всегда можно было высказаться не боясь, не страшась, этого никто у людей не отнимал. Все знали, любой новый начальник понимал, что с северодвинцами так нельзя, ведь это гордые честные люди. Это понимал и предыдущий мэр города, возможно, поэтому и смог удержаться три срока. Конечно, он скрипел зубами. Конечно, внутренне матерился, уж слишком много критики было в его адрес, каждый шаг, каждый поступок был под пристальным вниманием города. Но что-то всегда сдерживало человека, видимо был какой-то внутренний такт, понимание ситуации, твердое знание и уверенность, что на общественное мнение чрезмерно давить нельзя.
    Но что-то произошло в последние полгода. Думаю, что пошел период испытания Северодвинска на прочность, на силу духа.
    Происходит, как мне кажется, какая-то потеря адекватности. Пару лет назад разругались в пух с одним крупным городским чиновником, только что не ударили друг друга. Но мы не стали врагами, наоборот, появилось уважение друг к другу. Относительно того же Сергея Шаргунова несколько лет назад у меня были различного рода реплики в прессе, многое было необъективно и продиктовано какими-то предрассудками. Но потом они развеялись и пришло понимание. Понимание о человеке и его творчестве.
    Сейчас же, колеся по городу на велосипеде, на меня сыплется поток различной информации. Вот один человек в какой-то компании скептически отозвался о новом городском руководстве, на другой день он пишет заявление. Меняются со скоростью падающей осенней листвы руководители муниципальных предприятий, причем довольно успешных. Проверка, выявили нарушения, попросили. В некоторых случаях все это сдабривается акцией очернения в прессе.
    Конечно, я все понимаю, новая власть, новая метла. Сплачивается команда и как в революционном 17-ом — телеграф, телефон, мосты, вокзалы… Но происходит уж слишком все бесцеремонно, нагло с агрессивным нахрапом, который прикрыт довольно респектабельным фасадом. Пошла массированная зачистка с последующим перепахиванием местности.
    В этой ситуации самое обидное — разочарование. С приходом новой городской власти строились планы, были какие-то надежды. Романтика, блин… Но сейчас понимаешь, что новизна не приносит никакой радости и счастья. Первый звоночек прозвенел практически сразу: было пресечено любое позитивное упоминание о предыдущем городском голове, как будто была какая-то черная беспросветная полоса, и вот пришли мы великие и прекрасные… Все беды, все проблемы с азартом списываются на ту власть. Это очень удобно на самом деле и, конечно, ни о какой преемственности речи не идет, создался четкий образ врага.
    Счет к новой власти еще и в том, что она активно распыляет страх. Этот усиливающийся страх я почувствовал у журналистов, у простых людей, у рядовых чиновников. Нагоняется истерия по поводу кризиса, по поводу тяжелых предстоящих времен, относительно потери работы, потери средств существования… Многоточие здесь может быть бесконечным.
    По большому счету, все это не голословные безумные обвинения. Я не призываю к свержения всех и вся. Но это мои и не только мои ощущения, переживания. Это мой диалог, который я буду навязывать любому чиновнику, любой власти. Без этого диалога не придет понимание, а будет только серость и туман, в котором какие-то флибустьеры будут активно пытаться что-то ловить.
    Я знаю, что с любым человеком можно говорить. С кем-то сразу, кого-то предварительно нужно привести чувство, но всегда можно, по своей наивности, я верю, что нет патологически неспособных для диалога людей.
    Один из лучших наших региональных журналистов оставила следующий комментарий в моем блоге: «Факт ценен сам по себе. Любой. Он — отражение мира. Митинг врачей, карусель в парке, выброс на заводе… Новость — это новое знание. Знание о мире. И каждый день картина мира меняется, она разная. Наш мир загоняют в рамки. Узкие до неприличия. Мир ограничивают «успешными» нацпроектами, ростом ВВП, программой школьного питания. Нас лишают знаний о соседе, соседнем городе, хорошем писателе… По какому праву? Ради какой идеи? Нет объяснения. Диалога и в правду нет. Нет логических аргументов. Нет даже элементарной мотивации поступков. Только давят, давят, давят. На страх, на благополучие, на психику… Первобытное общество. Только вместо шкур — серые пиджаки».
    И вот вы знаете, с нашим городом так нельзя, мой город не пещерный. На северодвинцев нельзя давить, давить, давить, у них всегда был и будет свой голос, который прорвется через любую корку льда. А ведь мой город — это пусть и маленькое, но отражение моей прекрасной страны, которую я бесконечно люблю.

Соблазны нашего времени

    Кому мешает Православие? Многие СМИ буквально ополчились на эту вековую основу русской государственности, культуры, духовности. Еще Достоевский говорил, что душа русского человека — православная по своей природе. А сейчас тот же академик Виталий Гинзбург, фигура, обласканная многими телевизионными каналами, активно пропагандирует атеизм, каждый раз, попутно задевая чувства верующих людей. Хотя он же сам как-то заявил, что в вопросах религии, веры мало что понимает, но судить берется. Группа академиков пишет письмо президенту с просьбой обуздать, усмирить, поставить на место, не допустить откровенного мракобесия — «Основ православной культуры» в школе.
    Так получается, что сейчас чрезвычайно модно исподтишка плевать в святые образа. Вспомним это еще по печально известной кощунственной выставке в Москве «Осторожно, религия!» Почему-то нацболам установившим растяжку с надписью типа «Путин, уйти сам» дали по три года реального срока, то здесь кроме общественного резонанса, такое глумление ничего не вызвало. Это показывает, что у нас в обществе воспринимается сакральной величиной, по крайней мере, с точки зрения власти. Церковь критикуема, она раскрыта диалогу, в отличие от той же власти светской, которая зачищает вокруг себя любой росток сопротивления. И это показывает, что, не смотря ни на что Православие у нас в силах, оно держится неизменно уверенно без увлечения какого бы то ни было административного ресурса. Это обнадеживает.
    Волнует другое: наступление на Православие идет планомерное и целенаправленное. Что особенно печально в ситуации крайне низкой религиозной культуры в стране. Видимо, удобно сделать из церкви музей и законсервировать веру как предрассудок далекого прошлого. Силы, задействованные в этом наступлении, не рассчитывают на молниеносную победу, они постепенно и методично подтачивают. Их цель — деформация ее сути, создание вокруг церкви, управляемого информационного поля, состоящего из ложного, вывернутого наизнанку ее образа. В это поле впрыскиваются различные стереотипы, штампы, мифы, которые со временем начинают формировать образ мысли. Это как с памятью о Великой Отечественной Войне. Пройдет еще лет десять в существующем информационном режиме, и все будут думать, что нас спасли союзники, и вообще Советский Союз ничем не отличался от фашистской Германии.
    Возьмем, к примеру, наугад две статьи из огромного, растущего в геометрической прогрессии вала не просто критических нападок на Православие, а таких, в которых происходит выверт, подмена реальности. Писатель из северной столицы Андрей Столяров открыл в «Литературной газете» (№ 49 от 05.12.2007) полемику о месте религии в современной России. Матерый эссеист Борис Парамонов как-то для затравки кинул в «Новой газете» небольшую заметку «Православие не эффективно». Все основные тезисы изобличителей, как правило, повторяются, в разных изводах они кочуют из текста в текст, создавая карикатурный образ веры. Попытаемся выделить некоторые из мифологем, о которых регулярно приходится спотыкаться в последнее время.

    1. Парамонов начинает с констатации того, что сейчас Православие многими мыслится как основа национальной идентичности, краеугольный камень русской идеи. Столяров предрекает опасность свирепствования в России «христианского фундаментализма». Проводится четкая параллель между верой и марксистской идеологией, якобы все это одного поля ягоды. С усилением роли церкви обостряются националистические настроения, все это препятствует той же России влиться в единую цивилизованную и архидемократическую семью народов. И еще с десяток подобного рода тезисов, суммируя которые, можно вывести, что Православие — это печальный атавизм прошлого.

    2. Говорится о засилии религиозной тематики в тех же СМИ: «Телевидение, в свою очередь, показывает в новостях то молебен, то крестный ход, то открытие храма, то торжественное освящение корабля или подводной лодки» (Столяров). Банально, но открытие очередного ночного клуба или (будем считать в прошлом) казино или игрового салона не вызывает такого неистового осуждение. А пропаганда различного рода шарлатанов, экстрасенсов, магов, астрологов, короче, всяческих суеверий, оккультной и магической ахинеи даже приветствуется.
    Почему так происходит? На мой взгляд, ответ лежит на поверхности: безоглядное отрицание религии, вульгарный атеизм — дело достаточно сомнительное и бесперспективное. Поэтому более действенным мыслится подход размывания дробления территории веры, ее полной дискредитации. На рынок выбрасываются и активно пропагандируются всевозможные третьесортные подделки, имитации, ширпотреб эзотерических учений и сектанских бредней. В большой политике давно уже стало известно, что диалог с политическими оппонентами мало к чему ведет. Лучше внедриться на чужую территорию и произвести на свет компот ручных партий, которые попросту оттянут у оппонента его электорат.

    3. Часто, говоря о Православии, разговор как бы невзначай переходит в плоскость борьбы с суевериями, оккультизмом. Тем самым, в сознании реципиента ставится знак равенства между верой и суеверием. Вот и получается, что приметы, черные кошки и плевки через плечо — это то, что диктует нам религия. А раз так, то критическому гневу не будет края. Раздавить гадину!
    Любой церковный ритуал в народном сознании под воздействием времени обрастает иными общепонятными подробностями. Суеверие зачастую становится некой демократизированной транскрипцией религиозных догматов, с чем, собственно, Церковь регулярно борется. Но ведь нельзя отвергать иконопочитание только потому, что кто-то может соскребать с икон краску, заваривать в кипятке и пить вместо чая.

    4. Исходя из этого, выводят утверждение, что «русский человек нерелигиозен, говорит про иконы: годится — молиться, а не годится — горшки покрывать» (Парамонов). За религию принимали исключительно суеверия, а исходя их этого «православные священники не пользовались духовным авторитетом в народе» (Парамонов). Да вы и сами посмотрите, каковы их нравы, только откройте «Современный патерик» Майи Кучерской и все сами увидите…

    5. Пугают угрозой сближения церкви и государства. Чертят ужасающие контуры клерикального государства, которое чуть ли не автоматически становится прибежищем и рассадником терроризма (видимо, из-за примата нетерпимости к инакомыслию): «Религиозное возрождение, приобретающее порой экстремальные формы, стало знамением нового тысячелетия. На слуху — террористическая активность сетевых исламистских организаций, ведущих настоящую войну против Запада» (Столяров). Помимо террористической угрозы конгломерат церкви с государством будто бы ведет к созданию мощного бюрократического союза.
    К слову сказать, ситуация взаимоотношения Православия и светской власти может рассматриваться и совершенно иначе. Так рассуждая о характере взаимоотношений церкви и государства в Киевской Руси Х-ХШ веков, Георгий Федотов писал: «В драматической и даже трагической истории отношений между Церковью и государством киевский опыт, пускай краткий и непрочный, может быть причислен к лучшим достижениям христианства. Была усвоена византийская система «симфонии» (согласия) этих двух сфер жизни. Но если в Византии перевес политической власти часто вел к господству государства над Церковью, в Киевской Руси их сотрудничество было искренним».

    6. Православная церковь на современном этапе в логике рыночного мышления не что иное, как коммерческая структура, «использующая образ Христа только как раскрученный бренд» (Столяров). По версии публициста Елены Чижовой («Русская Православная церковь как политическая партия», Нева, № 3, 2006) Православная церковь предстает «совокупным олигархом» со всеми вытекающими отсюда последствиями, а значит и общими для многих олигархов источников происхождения начального капитала. Оказывается, она в свое время «воспользовалась кратким периодом безвластия, чтобы «под шумок» укрепить свои позиции и пополнить закрома» и это во времена всеобщего запустения и повсеместной разрухи. Сейчас это тоже чистый бизнес и ничего личного, под рясой сельского батюшки скрывается респектабельный костюм мелкого ларечника.

    7. Время Церкви — далеко в прошлом. В качестве допущения выделяется даже некоторая положительная ее роль, но это все былое, и теперь ситуация изменилась. Вытаскиваются за уши ветхие аналогии, что, в частности, Средневековье — это детство человечества и тогда людям нужны были различные сказки и побасенки. Сейчас же человек невероятно возмужал и вырос из тех штанишек. Христианство, становится существенной помехой на пути решительного движения к прогрессу, оно плодит лишь «иллюзии, скрывающие подлинную реальность» (Столяров). Сверхчеловекам, то есть пафосным людям третьего тысячелетия, умудренным недюжинным опытом и достижениями науки, крайне необходимо самим решать «что хорошо и что плохо», самим «устанавливать для себя правила социального бытия, сами их соблюдать, не опасаясь божьего гнева» (Столяров). Церковь сейчас — экспонат музея, причем он достаточно долго простоял в основной экспозиции и его уже пора выносить в запасники. Мы великодушно отдаем ей последнюю дань, хотя бы из чувства исторической справедливости: «Пусть оно остаётся фактом российской культуры» (Столяров). В светлом и прекрасном будущем ей места, увы и ах нет, и пусть она не загораживает нам туда дорогу.

    Вывод делается достаточно определенный и бескомпромиссный: Православная церковь — «неэффективная, искусственная идеология», которая не в состоянии адаптироваться к вызовам современности и бесперспективная в плане генерирования «конкурентоспособного человека», то есть человека нового времени (Парамонов). Однако не так все безотрадно и нам предлагаются некоторые варианты выхода из этой ситуации, при которой должны быть и волки сыты и овцы целы:

    1. Если допустить, что религиозные воззрения имеют право на существование в современных условиях, то у них должны быть своя четко очерченная резервация. Веру необходимо перевести в сферу глубоко личной интимной жизни человека. Это его свободный выбор, реализация его самости и поэтому здесь не должно быть никаких посредников. Как в протестантизме, где каждый сам себе священник, что является «основой свободной, самодеятельной личности» (Парамонов). Трансформация в протестантизм — это практически единственная панацея, которая позволит Православию сохранить себя. Вот и раздаются призывы к «религиозной реформаций», которая мыслится не иначе как широкое «народное движение» (Парамонов).

    2. Вслед за описанием благостной роли протестантизма делаются различные пассы и комплименты сектантской традиции, «ведь сектантство, едва ли не во всех своих вариантах, и было живым религиозным течением» (Парамонов). Если традиционные конфессий являлись чуть ли не тягчайшим ярмом для человека, то в сектантских течениях реализуется «свободный религиозный поиск, то есть становление самодеятельной личности» (Парамонов). Именно сектантство, как утверждается, может стать основным движителем «религиозной реформации» в России.
    Одно время появлялись даже целые монографии, посвященные доказательству того, что, к примеру, хлысты более всего отражают русский дух. Людская память — явление непредсказуемое и часто недолговечное. Так, если буря, ажиотаж по поводу какого-либо произведения смолкает, то волнение можно нагнать искусственно, включив механизмы шоу-бизнеса. Как это сделать? Очень просто. Достаточно собрать, отклассифицировать различные мнения, рецензии, точки зрения и вести кулачный бой с безответными муляжами. Со стороны это выглядит даже эффективно. Например, эссеист А. Эткинд, близкий к кругу журнала «НЛО», под занавес 90-х опубликовал в «Неприкосновенном запасе» (№ 2, 1998) заметку «Господа рецензенты». Метод автора, явленный в ней, что называется, «сделать из мухи слона»: возвести частный факт до размеров основополагающего, типичного, произвести подмену одного другим. Так он нападает на рецензента «Литературной газеты» (8 июля, 1998) за то, что тот позволил себе высказать мысль, будто Эткинд в своей работе «Хлысты» приписывает сектанству многое из того, что составляет и православную христианскую традицию. Парируя удар, Эдкинд утверждает, что секта и есть часть христианства, отождествлять же христианство с Православием, по его мнению, есть полная бестактность. Следуя дальше за его логикой рассуждения можно вообразить, будто Православие есть всего лишь одна из разновидностей сект, подобная тем же хлыстам, которые едва ли, несмотря на все заверения Эткинда, сыграли хоть даже самую незначительную роль в истории отечественной культуры. Почитаешь подобное, и создается впечатление, что многие наши интеллектуалы проходят обряд инициации у «Федьки в лавочке», прежде чем присесть за конструирование своих шедевров. Без комплексов, тормозов, стереотипов. Прежде ножичком поиграть, топориком помахать и применить все тот же, как бы они ни открещивались, «евклидов ум», дабы смастерить что-нибудь новенькое. Складывается ситуация, удивительным образом напоминающая интеллектуальную жизнь XIX века, именно такой, как ее представили авторы «Вех»: в воздухе доминирует агрессивное отношение к культуре (и не только) страны, отрицается ценность ее культурного наследия, а вера в Бога в русле традиционной религии, без примеси кармического, эзотерического, становится свидетельством дурного тона.

    3. В качестве древнейшего примера, позитивно влияющего на развитие «самодеятельной» личности приводится «иудаистская религиозность, талмудизм» (Парамонов). Художественную иллюстрацию чего предприняла Людмила Улицкая в романе «Даниэль Штайн, переводчик».
    Еврейство представляет черты передового сознания. В частности, оно выработало защитные реакции, противостоящие любому внешнему диктату. Иудаизм выковывает личности, которые находятся «в солидарном противостоянии тотализирующим структурам государства и монопольной церкви».

    В начале прошлого века в обиход был введен термин «контртрадиция», которым оперировал в частности французский мыслитель прошлого века Рене Генон. Это система искусственных имитаций. Причем наиболее мощному удару подвергается именно духовная традиция, в ходе чего создается новая ценностная иерархия. Она внедряется в традицию, разрушая ее. Ложные ценности выдаются за истинные. Высшей аксиологической категорией, к примеру, становится рынок. Место нравственных императивов заполняет требование выполнения его законов. Это как сомнительным образом нажитый капитал, который надо в срочном порядке легитимизировать, а потом с его помощью завоевать все возможные рынки.
    В современном искусстве производятся различного рода перформансы, цель которых не только шокировать, но и поколебать устойчивые смыслы. Построение и искусственное выращивание «контртрадиции» — это тоже своего рода перформанс. Как заявила, несколько лет назад на передаче «К барьеру» Мария Арбатова, Библией сегодняшнего времени является декларация прав человека.
    Для того же Генона наиболее наглядная иллюстрация контртрадиции или антитрадиции — протестантизм, подменяющий духовное начало «чистым и простым «морализмом»». Протестантизм, который все чаще ставят нам в пример, есть переходный этап, ведущий к полному оттеснению и нивелированию духовного. Это мостик к атеизму, когда вера еще вроде бы и остается, но она лишается своего внутреннего наполнения, души.
    «Контртрадиция» нагромождает вокруг Православия всевозможные мифы. Помнится, как-то очередной сокрушительный провал сборной России по футболу некий деятель комментировал по одному из центральных каналов ТВ, что якобы это является прямым следствием православного вероисповедания в стране, которое будто бы нацелено исключительно на поражение, а не на победу.
    Не знаю насколько тот же уважаемый эссеист Борис Парамонов является специалистом по культуре Древней Руси, но заявления, наподобие: «Даже до татаро-монгольского завоевания культурная среда в России была не сравнима с той, что существовала в Европе» ничего кроме гомерического смеха не вызывают. «Та питалась от античных корней, а Русь имела в восприемниках одряхлевшую, застойную Византию» — в принципе после такого воспроизведения не самых качественных уроков истории в средней школы эпохи застойных времени и говорить то нечего.
    Однако любая аргументация и любые доказательства несостоятельности этих утверждений отскочат как от непроницаемой стены, ведь автор заучил свои мантры и по-другому мир совершенно не готов воспринимать. Все эти высказывания не предназначены для спора, ведь иначе при внимательном рассмотрении все эти безапелляционные воздушные замки растворятся в пыль.
    Говорить о Древней Руси, о Средневековье, используя эпитеты «темное время», «эпоха мракобесия», засилье церкви с примесью «религиозного фанатизма», мягко говоря, не верно с исторической точки зрения. Уже князь Владимир строит школы, при Ярославе мудром Киев становится одним из основных мировых центров. Византийская культура через переводческое посредничество хлынула на Русь, где появился культ книги, образованности.
    Особо хотелось бы подчеркнуть, что до завоевания крестоносцами Константинополя в 1204 г. уровень развития культуры, науки и образования в Византии значительно превосходил западноевропейский — это общеизвестный факт. Византия — один из путей, через которые на Запад пришли достижения античной культуры.
    Однако при всем при этом регулярно производится поверхностное сопоставление отечественной и западноевропейской типов культур, при том, что позиции, по которым ведутся сравнения, могут быть сопоставлены лишь по аналогии, т. е. по вторичным признакам, которые не для всех могут быть очевидны. Так практически всегда выдвигается тезис: древнерусская культура бедна, потому что не знала Ренессанса. При этом никто не говорит о палеологовском Возрождении в Византии, о так называемом втором южнославянским влиянии на Руси, которое было подкреплено всплеском далеко не только богословской мысли.
    Не знала русская культура и Реформации. Выходит, что отстала она в двойне? Вот и появляются новые вожди Реформации у нас сейчас, которые сводят всю религию только лишь к протестантской модификации ее. Парамонов пишет: «Реформация — подлинная предпосылка цивилизационного развития — начинается с грамотности, с чтения хотя бы — или тем более — Библии». И при этом подвергается сомнению значение миссии святых солунских братьев Кирилла и Мефодия. А ведь их деятельность, по словам Иоанна Экономцева, «представляла собой первый гигантский шаг в передаче славянам всей суммы знаний, накопленных Византией и полученных ею в наследство от античной цивилизации, в передаче ее исторического опыта, юридических и этических норм, духовных ценностей, художественных идеалов» («Византинизм, Кирилло-Мефодиево наследие и Крещение Руси»). Создатели славянской азбуки, по Парамонову, оказали Руси «медвежью услугу», не научили ее латыни и греческому, соответственно никакой передачи знаний не было. Все просто и понятно.
    В принципе, под итог всего этого создается новая историософская гипотеза, сравнимая с широко раскрученными потугами г-на Фоменко. Ничего не говорится о том, что изначально Церковь стала для Руси главной объединяющей централизующей силой. Помимо всего прочего ее историческая миссия состоит в сохранении единства нации.
    Ну что ж, как заметила Олеся Николаева в интервью газете «Московские новости» (№ 36 за 2007 год (14.09.2007): «В ХХ веке богоборчество как борьба с Христом становится фундаментальным историческим «заданием» и претендует на статус новой онтологии». В XXI веке эта борьба будет происходить все более ожесточенно, «контртрадиция» набирает силы. В завершение отмечу, что всегда нужно помнить: отказ или реформация Православия — это есть и отказ от национальных черт, полное форматирование национального менталитета. Хотим ли мы этого, большой вопрос.

Суррогаты и аватары

«Аватар»: послание или масскульт?
    Одно тело хорошо, а несколько альтернативных — еще лучше. Тем более что душа вечна, а телесная оболочка, подобно одежде, быстро изнашивается. Да и непрактично это — привязывать душу к одной временной телесной субстанции, особенно в нашем мире, ориентированном на сверхвозможности и сверхзадачи, с наличием виртуальной реальности и с перспективой открытия новых измерений и миров.
    Сразу три нашумевших фильма голливудской киноиндустрии 2009 года, завершающего первое десятилетие нового века, посвящены расширению человеческих возможностей и границ, в первую очередь телесных. «Геймер», «Суррогаты», «Аватар»…
    Эта тема возникала в кино и раньше. В основном в контексте рассуждений о том, что по мере технического прогресса человека все больше и больше подменяет машина, вплоть до грядущего бунта машин, воплощенного в трехчастном «Терминаторе». Но в фильмах, о которых пойдет речь, тема эта развивается не в сфере автоматики. Здесь уже дело не в функциональном замещении (человека — машиной), а в изменении физических (и умственных?) данных и возможностей самого человека. Человек хочет сделать себя иным. Наверное, с открытием клонирования подобные художественные допущения становятся все более реалистичны.
    Подняться над ограниченной человеческой природой теперь может каждый или почти каждый. Если во времена Бэтмена, Человека-паука и прочих супергероев сверхспособности были скорее аномалией, то теперь все это просто, доступно для всех, поставлено на поток. Хочешь пережить приключения, не рискуя собой? Можешь включиться в особую игру, в которой будешь управлять телом другого — реального — человека.

Иллюзии и воля
    «Кто играет тобой?» — таков главный вопрос фильма «Геймер» (режиссеры Марк Невелдин, автор двух «Адреналинов», и Брайан Тейлор). Сюжет фильма, название которого можно перевести как «Игрок», таков: социальные изгои используются для жестких ролевых игр, придуманных как скрещение компьютерной игры и реалити-шоу. Живой и реальный аутсайдер, маргинал общества становится персонажем в этой игре, фигуркой, которой управляет его геймер. Необходимо пройти несколько уровней, остаться в живых, чтобы получить заветный билет на выход с игровой территории. Мифический билет, потому что на самом деле озвученный выход не предусмотрен.
    Человек, заключенный в тюрьму за преступление и в то же время заключенный в игру, живет своей жизнью до тех пор, пока не нажимается кнопка «play». Его мыслительный аппарат работает в прежнем режиме, воля остается, но только парализованная. Механикой тела, направлением его движения теперь руководит геймер, задача которого — дать шанс своему игроку выжить и перейти на следующий уровень.
    В «Геймере» герой преодолевает разделение двух миров и нарушает установленный порядок, обретая свою волю и совершая свои собственные поступки. Он производит революцию в игре, разрушив ее правила, и прорывается в мир реальный, который тоже надо излечить от навязанной чужой воли, порвать марионеточные нити, опутывающие людей.
    Герой преодолевает чужую волю, чтобы обрести возможность собственной, не управляемой извне жизни. Ему это удается. Но возникает мысль: возможно, человеку гораздо трудней, чем с волей другого, бороться со своей собственной несовершенной природой, со всевозможными слабостями и страстями, которые устанавливают над ним порой куда более тяжкий диктат.

Занять место Творца
    Заметно постаревший Брюс Уиллис явился своим поклонникам в картине «Суррогаты» Джонатана Мостоу — режиссера, который перехватил эстафету от Джеймса Кэмерона в эпопее про Терминатора, сняв третью часть — «Восстание машин». Новый его фильм — вариант развития нового мира, от его творения до апокалипсиса с теми же машинами.
    Здесь людей подменяют их дубликаты. Ученый-творец изобретает робота-суррогата, замещающего человеческое тело в рутинной повседневности. Идея его создания возникла из благого желания помочь немощным, обездвиженным людям. Человек несовершенный, увечный преображается, лежачие больные «встают». Силой мысли они теперь могут манипулировать роботизированным «альтернативным» телом. Причем это происходит не путем избавления от «ветхих риз» своего собственного тела, а посредством лишь облачения своего разума и чувств в различные костюмы, суррогатные телесные оболочки.
    Создается крупная индустрия — транснациональная корпорация, которую возглавляет создатель роботов-суррогатов со товарищи. Дальше изначальная благая идея сменяется корыстью, товарищи бунтуют против создателя, предают его, смещают с постов и удаляют на заслуженный и почетный отдых.
    Роботы-суррогаты довольно быстро становятся предметом общего потребления и производят революцию в мире людей. Переход к широкому использованию суррогатов трактуется как искусственный эволюционный скачок. Общество избавляется от преступности, тяжелых болезней. Вечные проблемы практически моментально исчезают. Через суррогат — синтез человека и машины — люди ограждают себя от всякого риска и получают жизнь без ограничений.
    Люди превращаются в операторов суррогатов, которых они выбирают по своему желанию, и погружаются в безопасный сон в своих одиноких капсулах. Реальный мир наполняется заменителями людей, которые не только красивее своих оригиналов, сильней и ловчей, но, что самое главное, могут быть легко заменены при поломке или гибели — на другие. Выходить на улицу самому, не в облике суррогата, опасно. Человек постепенно разучивается ходить, ориентироваться в пространстве, ведь его физическое тело остается неподвижным в своей капсуле. Ему остается пижамно-тапочный покой с иллюзией почти беспредельных возможностей и исполнения многих желаний. «Делай, что хочешь, будь, кем хочешь», — гласит рекламный лозунг в фильме.
    Мир реальный и призрачный меняются местами. Мир сна или компьютерной игры, как в «Геймере», входит в реальность и пытается оккупировать, форматировать ее, приближая к некоему идеальному варианту: мечты с глянцевой обложки, эпикурейской жизни с иллюзией вечности.
    По сюжету фильма буквально за четырнадцать лет мир становится цивилизацией суррогатов, без которых немыслимо существование человека, — так же, как мы сейчас плохо представляем себя без мобильного телефона или компьютера с Интернетом… В «Суррогатах» девяносто восемь процентов населения используют заменители своих тел. Возникает кризис самоидентификации: трудно определить, кто ты — суррогат или настоящий человек.
    Конечно, в фильме Мостоу есть и силы, подвергающие сомнению прогресс, взывающие к прошлому. «Революционному скачку» противостоит резервация людей-дредов — два процента населения, отказавшиеся от своих заменителей, категорически их не признающие. Во главе резервации — Пророк, утверждающий, что машины — зло. И, соответственно, в резервацию машинам вход заказан.
    В отличие от основного мира, жертвующего искусственными оболочками ради спасения себя, Пророк пропагандирует личную жертвенность. По его словам, те, кто жертвует своими желаниями ради высшей цели, высшего блага, не умирают. Большинство же борется со смертью через обман, через заменители, балуя себя желаниями и личными радостями. Ради комфорта, безопасности люди отрекаются от своей сути (так же, как, к примеру, ради безопасности можно отказаться от свободы слова, стерпеть ущемление других свобод).
    Сам Пророк, провозглашающий необходимость личной жертвенности… оказывается суррогатом, оператор которого — изобретатель. Пророк был создан для баланса сил, для возможности альтернативы в ситуации диктата большинства. Вождь аутсайдеров, дикарей, живущих прошлым, — проводник воли его оператора-творца.
    Крушение суррогатного мира происходит через убийство. Задумав уничтожить творца суррогатного мира, случайно умерщвляют его сына. Разгневанный изобретатель суррогатов решил повернуть историю вспять путем уничтожения как роботов, так и подключенных к ним операторов. А оправдание уничтожения очень простое: люди стали мертвы в тот момент, когда подключились к машинам, а убийство лишь подтверждает сложившуюся ситуацию. В этот раз люди выжили и вышли на улицу, суррогаты в одно мгновение пали пожухлой листвой. Фильм завершает фраза из теленовостей: в ближайшее время нам придется жить самим…
    Такая вот упрощенная трактовка библейских тем — в режиме новейших технологий.
    Людям дали яблоко суррогатов, они прельстились, выбрали иллюзию ради покоя и комфорта, подменили себя. Рано или поздно подобные суррогаты должны появиться за пределами голливудского кинематографа — в реальности. Спрос есть, а логика потребительского общества настаивает на необходимости его утоления. Это пока еще только искушение, но и оно характеризует наш мир. «Суррогаты» — это намек на опасность исчезновения человечества: оно может улетучиться, как дым, — и опасность в нем самом.

Аватар для избранных
    В отличие от «Суррогатов» в шедевре Джеймса Кэмерона «Аватар» возможность новой жизни получают далеко не все, а только достойные, избранные, подготовленные. Остальным остается борьба за свое физическое выживание.
    Аватар — альтернативное совершенное тело, выращенное из смеси ДНК людей и аборигенов планеты Пандора, племени нáви. Так же, как и в «Суррогатах», человек-оператор, сживаясь мысленно с аватаром, начинает управлять им, — при этом сам находится в безопасной недвижной капсуле на Земле.
    Аватара, подобно суррогату, нельзя купить, хотя мотив стоимости и денег в фильме возникает. Главному герою, бывшему морскому пехотинцу Джейку Салли, обездвиженному после тяжелого ранения, предлагают заменить своего погибшего брата-близнеца в экспедиции на планету Пандора. В него были вложены большие средства, и, чтобы они не пропали даром, Джейк должен пройти его путь. Да и сам аватар, который выращивается на протяжении всех шести лет полета к Пандоре, стоит безумных денег. А что уж говорить о пандорском полезном ископаемом — анаптаниуме? Ради того, чтобы земляне могли заполучить его, и производят аватаров. Ради обретения земной мечты — богатства.
    Сюжет истории более чем прост — как отмечают многие, он в духе сказки про Покахонтас. Сценарий использует массу штампов. Кажется, авторы его ставили перед собой задачу показать знакомую всем историю, но с иным поворотом и выводом-«моралью». Экспедиция на Пандору — это геологодобыча земной корпорации. Проблемы на пути к недрам планеты — воздух, не пригодный для землян, и аборигены, относящиеся к ним довольно воинственно.
    Управляя своим аватаром, человек пытается изучить трехметровых жителей планеты нáви, проникнуть в них изнутри. «Ты должен понять, как ими управлять», — наставляет Джейка полковник Майлс Куорич — этакий злодей-милитарист, который не остановится ни перед чем ради цели. Что ему какой-нибудь Ирак, он и Пандору готов уничтожить в один момент…
    Попадая в племя нáви, Салли (в своем аватаре) начинает испытывать любовные чувства к дочери вождя племени Нейтири. Он располагает к себе аборигенов, о нем говорят как об избранном. Но, чтобы Джейк Салли смог исполнить эту свою духовную избранническую миссию, ему нужно помочь — и аборигены стараются вылечить его «безумие», то есть перенастроить с человеческой, неприемлемой для них логики жизни на пульс племени и всей планеты.
    Через весь фильм проходит линия борьбы телесного и духовного, человеческого и пандорского — двух составляющих аватара. Вплоть до последней смертельной схватки с полковником, вселившимся в извод аватара — железную убийственную машину.
    В индуизме «аватара» — воплощение божества, спускающегося на землю, «гибрид» бога и человека. По большому счету кэмероновский «Аватар» — это прометеев вызов человечества, которое стало мыслить себя божеством. Научная составляющая проекта создания аватаров — лишь внешняя малозначимая оболочка. У руководителя исследований Грейс нет никаких реальных рычагов воздействия на ситуацию, чтобы остановить попытки захвата планеты и уничтожение нáви, кроме ее сильного характера. В итоге погибает и она, а ее душа растворяется в глобальной душе планеты.
    Эта планета — своеобразное место инициации. С прибытием на нее Джейка Салли его прошлая жизнь заканчивается и начинается вхождение в другую. Причем герой дважды получает возможность новой жизни: в первый раз реализуя проект «Аватар», в котором он только окреп физически, а во второй — через рождение в пандорской духовной общности. Через три месяца на Пандоре Салли осознает, что уже не знает, кто он, с трудом вспоминает прошлое. В мире человеческом Джейк практически умер: он — инвалид, да и в проекте «Аватар» выступает не в своем качестве, а замещает убитого брата. Но при всем этом, несмотря на физическую немощь, он остается сильным духом, он все еще воин. Духовная сила роднит его с нáви, с Пандорой. Да и сами нáви верят, что каждый рождается дважды. Это шанс для Джейка.
    Время пребывания на Пандоре — процесс перехода в новое качество, до рождения-преображения Салли в народе нáви, которое происходит в финале фильма. Человеческое увечное тело ему больше не нужно, и оно отринуто, будто библейские «старые ризы» ветхого Адама. Салли умер для людей, чтобы родиться для Пандоры, для обретения своей настоящей духовной родины.
    Планета Пандора — коллективное живое существо, душой которого является Эйва — мать всех живых существ. Тело этой души — все ее живые воплощения — аватары единого духа. Эйва не может быть на чьей-то стороне, она до поры безучастный арбитр, сохраняющий равновесие мира. Чтобы стать частью этого племени, этой семьи, ты должен прочувствовать и подсоединиться к той глобальной сети, энергии, которая пронизывает и связывает все живое на Пандоре, по которой происходит взаимообмен информацией.
    По сути, это восточно-христианская идея о единой глобальной связи всего сущего, о всепроникающей, связующей все элементы мира энергии. Человек, состоящий из души и тела, иллюстрирует единство миров. Современные люди не ощущают этой связи, и в этом смысле они беспомощны, расколоты изнутри, — и мир их предельно дифференцирован, раздроблен, индивидуалистичен.
    Монах и философ VII века преподобный Максим Исповедник в трактате «Мистагогия» говорил о том, что мир — система зеркал, где все отражается во всем. Вся эта система ретранслирует исходное изображение — «славу Божию». Состояние любого звена в этой связке прямо влияет на все остальные. Так, например, частный грех отдельно взятого человека может стать прямой причиной кровопролитной войны, унесшей жизни десятков тысяч. Христианское учение утверждает мысль о том, что каждый в ответе за все и всех. Нет чужого несчастья, чужого горя, чужого преступления. Мир Боготворный — единое тело, общий телесно-духовный организм.
    Источник зла в разъединении людей и мира. Каждый замкнут в себе, в своем теле, точно в коконе. Между людьми в «Аватаре» нет ни чувств, ни отношений, кроме рабочих, ни теплоты. Этому противостоит единство всего сущего на Пандоре. В человеческом мире есть пародия на это единство — корпорация, центр управления и постепенного подчинения всех. Спасение в фильме происходит через отбор тех, кто способен вырваться из мира разрозненного, хаотического, из плена материи и иллюзий.
    В «Аватаре» люди, как у гностиков, разделены на три рода. Люди материальные (в гностической терминологии — «илики, хоики») — такие, как полковник Куорич, — обречены на гибель на Пандоре. Душевным («психикам») разрешено остаться на планете, у них есть психологический потенциал для спасения. Третьему типу — людям духовным («пневматикам») предстоит соединиться с полнотой, единством сущего. Безумие Салли, от которого его стараются вылечить нáви, как раз и состоит в том, что он забыл об этом своем внутреннем, духовном начале.
    Конечно, здесь на поверхности рассыпаны не только библейские аллюзии, но и отсылки к древнегреческим мифам. Пандора — женщина, созданная богами в наказание людям за их прометеев проект. В мифологии она двусоставна или двулична: соединяет в себе воздух и землю, из которых была создана Гефестом; в ней присутствует особый замес черт божества и человека. С одной стороны, она прекрасна, с другой — хитра и коварна, обладает изворотливым умом. Пандора Кэмерона — наказание, черная метка человечеству; именно здесь вершится суд над ним, происходит новое изгнание из рая — пандорского. Недаром фильм завершается фразой: «Земляне вернулись в свой умирающий мир, и лишь немногим разрешили остаться». Отвергнутые Пандорой люди возвращаются на Землю, и в этот последний путь их провожают строгие синие ангелы с луками и стрелами…
    Наверное, надо будет ждать традиционного продолжения, в котором к Пандоре устремится уже целая ватага космических звездолетов с легионами землян-чужаков, пытающихся силой отвоевать возможность рая. Но это уже мало будет иметь общего с первым «Аватаром».
    Так вот и получается, что итог первого десятилетия нового века — ощущение, будто человек находится на пороге, стоит на перепутье дорог. Та концепция физического существования, которой он живет, себя уже окончательно исчерпывает. Люди истощаются, чувствуют себя одряхлевшими. Нарциссический культ телесности и материального самоубийственен. В трех голливудских фильмах прошлого года подчеркивается усталость человечества от себя и жажда полного, как физического, так и духовного преображения. Человек хочет стать другим. Но вот только у всех ли это получится — или лишь у тех, кто имеет средства на покупку суррогата? Или только у индивидов с печатью избранничества?
    В «Геймере» представлена борьба личностей, воль, своеобразный социальный диспут, попытка протеста против мира — театра марионеток, в котором есть управляющие и управляемые. В «Суррогатах» и «Аватаре» — сражение различных физических воплощений за личность, а также попытка корректировки преображения этой личности. Здесь не только социум, но и сам человек, отдельная личность ставится под вопрос.
    «Суррогаты» начинаются с призыва к возвращению человека к себе прежнему. Здесь легко увидеть и банальный протест против филистерского образа жизни, призыв к активности, а весь прочий фильм — притча, высмеивающая инерционный образ жизни, вечное сидение в кресле.
    В «Аватаре» все иначе. Человеческий мир — греховный, умирающий, поэтому его нужно без сожаления оставить и переродиться в принципиально новое качество. Какие у человечества могут быть шансы? Его роскошный «Титаник» давно затонул, а весь мир уже отдан будущим терминаторам, которые пожгут все живое.
    Американский кинематограф пронизывают апокалиптические тенденции.
    Этот кинематограф подвергает зрителя эсхатологическому испытанию, заставляет его делать мысленный выбор — между эпикурейским соблазном мира заменителей-суррогатов и преображением, необратимым изменением собственной природы, переходом в иное состояние. Разумеется, Голливуд не дает рецептов для жизни, он только ставит, упрощая до фантастической наглядности, извечные вопросы. Жить самим, как в «Суррогатах», найти себя настоящего через изменение собственной природы? Пусть непомерные людские амбиции укрощаются, претензии на сверхчеловечество смешны, — в итоге человек остается лишь наедине с самим собой и пустынной пропастью, которая неумолимо разверзается перед ним.

Триумф красоты и преодоление бесформенности

    Мир наш постоянно прикрашивается, эстетствует. Он активно на развес спекулирует эстетическими категориями, которые уже являются совершенно размытыми факультативными акциденциями, а сама «красота» воспринимается блудливой метафорой, в которую каждый вкладывает собственный смысл.
    Эта «красота» — соблазняет, сбивает с пути, пробуждает страсти. Она трансформировалась в систему обманок-подмен, в зал огромного сверкающего казино либо в мираж языческого капища, где орудуют самозванные мистагоги.
    Эстетическое дезавуировано и уже перестает являться критерием качества, некоего высокого достоинства. Сейчас в любой ситуации можно объяснить, привести ворох всевозможных примеров, что то или иное явление имеет эстетическую ценность. Делая, таким образом, эстетическое особым паролем для локальных групп и узкопрофильных дифференциаций.
    В трудах Отцов Церкви «красота» является многозначным понятием и вырастает в образ-символ, так как имеет сакральное категориальное значение.
    Так «Великий Каппадокиец» Григорий Нисский в своем центральном трактате «Об устроении человека» прописывает эстетическую концепцию творения, в которой именно «красота» становится центральной онтологической категорией.
    В первую очередь, «красота», украшенность у Григория Нисского тесно связана с центральным догматом христианского Шестоднева: понятием «образа и подобия».
    Бог — высшая эстетическая величина, Он источает свою энергию-красоту на все творение. По словам святого, тварный мир «украшается подобием красоты первообраза». Человек становится своего рода зеркалом, которое принимает и отражает или отвергает свет этой красоты. В человеке-зеркале формируется отражение — «подобие красоты первообраза» и сам он при этом оформляется.
    Соответственно, человек, принявший это отражение, становится прекрасным, отступивший — «безобразным» в силу своей невосприимчивости Божественной красоты, закрытости к ней.
    «Безобразие» — это нахождение в своем собственном «веществе», которое обладает характеристиками «бесформенности» и «неустроенности». Это пренебрежение высшим ради низшего. Из-за чего и произрастает «уродство», которое разрастая, поражает все естество и в нем уже невозможно «увидеть образа Божия».
    В этом Григорий Нисский и видит происхождение зла, «которое осуществляется через незаметное лишение прекрасного». Надо ли говорить, что Федор Достоевский прямо дублирует эстетическую концепцию святого, когда утверждает через посредство своего героя, что «красота спасет мир»…
    Таким образом, можно сделать вывод, что «образ» — есть нечто оформленное, обретшее определенные очертания, форму, которая становится красивой, так как, отражая, содержит в себе Первообраз. В этой ситуации «реабилитируется» плоть, на которой также налагается важная функция в деле спасения.
    Материя, вещество преображается, обретает форму и получает сакральную эстетическую ценность. Преображение есть обретение формы. Создание прекрасного — оформление материала.
    С «красотой» у святого Григория Нисского тесно связаны и этические категории, понятие «добра». Собственно и церковнославянское слово «добро» синонимично с «красотой». Через «красоту» возможно различение «истинного и мнимого добра». Зло, по мысли святого, «прикрашивается» добром. Поэтому и природа зла эклектична, «смешанная», она состоит из противоположностей, в ней утрачен порядок, строй, правда, а вместо этого содержится обман, иллюзия.
    Красота передается миру и через замысел Бога о мире, в котором происходит предначертание, предизображение творения. Сам Бог предстает в образе художника, пишущего красками. «Мастера», творящего по заранее обдуманному плану, через «начертание слова». Именно в этом начертании веществу и миру в целом дается «порядок», полнота, закон, образ. Предначертаность, предусмотренность творения — есть логическое следствие тезиса об упорядоченности мира, проявленного, как отражение Первообраза.
    «Красота» имеет и гносеологический аспект. С ее помощью происходит познание: «через красоту и величие видимого исследуя неизреченную и паче слова силу Сотворившего».
    «Красота» у Григория Нисского связана с понятием «величия», высшего достоинства, высшей ценности и, таким образом, обретает черты центральной аксиологической категории.
    Красота преображает, возвышает, она есть свидетельство начальственного положения человека, ведь она — отсвет Прекрасного. Она складывается из «чистоты, бесстрастия, блаженства, всего дурного отчуждения». В своем «Большом Катехизисе» Григорий Нисский пишет, что человек, как вершина творения «украшен»: «… украшен он и жизнью, и словом, и мудростью, и всеми боголепными благами…».
    Человек по отношению к миру — «царь». Мир дается ему в управление «украшенным» «всевозможными красотами», будто храм.
    Однако если мир тварный по творению обладает самодостаточной «совершенной красотой», где все «украшалось соответствующим ему благолепием», то человек постоянно эволюционирует, он в состоянии эстетической динамики: «уподобляется красотой известному первообразу».
    По Григорию Нисскому, человек проходит следующие этапы своего оформления красотой: вначале приготавливается вещество для его состава, затем форма уподобляется красотой, после чего обозначается цель, ради которой будет создан. Соотнесенность природы с целью, украшенная добродетелью, озаренная горним светом и есть красота человеческая. «Добродетель» в этой структуре выступает в качестве способа созерцания божественной красоты и в тоже время это краски, которыми «расцвечивается» образ человека.
    Если уж вспоминать ветхий спор о форме и содержании, то, очевидно, что у Григория Нисского тварная форма первична. Однако содержание или цель является предзаданной и имеет трансцендентные истоки, в силу этого их «конфликт» уравновешивается гармонией и спаивается красотой.
    В данной структуре также крайне важно понимание «слова». Если хорошо осмыслить высказывания святого, то можно понять, что «слово», его начертание/произнесение — крайне ответственное действо. Оно никак не сообразуется и легкомысленной игрой, замысловатой шарадой, из которой можно выхватить диаметрально противоположные значения. Слово не может быть расшатанным, лукавым, мигающим как стереокартинка. Его прикрашенность тоже не должна ввести в заблуждение. Собственно, все, что приписывает Григорий Нисский человеку, можно отнести и к слову. Оно должно быть цельным, способным к восприятию и транслированию света красоты, ведь оно — украшение человека.
    «Слово» у «Великого Каппадокийца» дифференцируется по эстетической шкале, различается по модусам «красоты» и «безобразия», добра и зла. Будучи оформленным, произнесенным и обретшее то или иное целеполагание, слово еще имеет план бытования, в котором оно может достигать добродетельности, красоты или искривляться и получать уродство.

Фантом сильной власти

    Перед самыми новогодними праздниками у нас в городе по улицам появились баннеры с высказыванием Владимира Путина «Власть должна быть сильной» (в последнее время нас вообще достаточно активно знакомят со всевозможными репликами сего государственного мужа, по типу «Учиться, учиться и еще раз учиться»…).
    Прочитав это новогоднее послание, я честно сказать, немного ошалел. Так и хотелось добавить: снег — белый, а водка — сорок градусов. Хотя, конечно, если вдаваться в подробности, то мы увидим, что и снег далеко не чисто белый, да и водка, даже если и сорок, то может быть бадяжной и отвратной с ярко выраженным сивушным запахом. Однако в семантически подробности сей реплики, как полагаю, нас посвящать никто не собирается. Попросту внушают определеные мантры, заклинания. Либо попросту люди, инициировавшие подобную наглядную агитацию — скромные и неуверенные в себе и таким образом они просят у Дедушки Мороза исполнения собственной заветной мечты. Почему нет?..
    Власть должна быть сильной. И вроде бы не придерешься. Огромное государство цементирует действенная власть. Хотя, конечно, власть не самодостаточна, это один из механизмов развития государства. Но абсолютизация категории «силы» применительно к власти более чем сомнительная затея. Когда задаешь резоный вопрос: в чем сила, брат? можешь получить бесконечную палитру ответов. Вроде бы и вещь всем понятная, но каждый вкладывает в это свое значение. Однако деятели, стоящие за этим опросом, легко могут свести все к общему знаменателю и тем самым получить желанный вотум доверия и одобрения. Хочешь стабильности, то есть иметь работу, получать вовремя зарплату и спокойно ходить по улицам?.. Голосуй за силу власти, а в понятиях потом разберемся, без тебя…
    Искусство ради искусства. Власть ради власти. Власть — высшая категория в нашем мире и больше ее нет ничего. Деньги — тлен, их можно отобрать, углеводороды могут обесцениться, а власть — это такая нематериальная штука, но за которую нужно постоянно держаться, ведь она переводит тебя в некие высшие чертоги, где все иначе, чем в нашем бренном мире.
    Каждый скажет, что при Горбачеве власть была слабой, при Иосифе Виссарионовиче — сильной и, как нам внушили, держалась на страхе. В феврале, а потом октябре 17-го — была крайне слаба, война и все такое… Но ведь буквально незадолго до этого, при любимце наших современных правителей Петре Столыпине, власть тоже какое-то время позиционировала себя сильной, казалась незыблемой?.. То есть получается, что сила власти, если конечно она не имеет божественного происхождения, понятие довольно зыбкое и временное, это лозунг дня, который завтра обветшает и его с наслаждением сменят.
    За полчаса до Нового года по телеканалам бегущей строкой побежало: переговоры закончились безрезультатно, с 1 января поставка газа на Украину прекращается. С этим мы вошли в 09 год, если не изменяет память, также пробирались в 08 и 07 и в 06. Это уже наряду с бессмысленным Галкиным стало символом нашего вхождения в новую жизненную веху. Каждый год под елочку «Газпром» устраивает всей стране корпоративный праздник под названием «Выбей долги из Украины». Демонстрация силы, однако…
    «Газпром» — это власть, а власть это «Газпром». Но если все не совсем так, то почему подсаживают нас на внутренние проблемы коммерческой структуры, чтобы мы все с замиранием сердце гадали: получит ли этот газовый монстр деньги на счет или нет? Зачем экономику столь топорно переводят в сферу политики? Показывают силу государства?
    И что такое в этой ситуации «власть», кто-нибудь скажет? Очередные декорации, которыми отгораживаются от взора истинные процессы?
    Что такое власть сейчас? Раёшный Петрушка с шутовской дубиной в руках? Накачка стероидами силы позволяет какое-то время на многое закрыть глаза.
    Вопросов возникает бесчисленное множество, но об них забываешь, когда тебе без конца ничинают твердить про «сильную власть». Под это можно списать все что угодно, от «мочить в сортире» и ломил как «раб на галерах» (за что будьте впредь вечно благодарны) и до банкротства каких-то компаний, примитивных рейдерских захватов, да все что угодно…
    Для чего нужна новогодняя газовая истерия? Чтобы нескушно отдыхалось в праздничные каникулы? Желаемый инфоповод в период новостийного затишья? Понятно, что это хорошо продуманная стратегия, у которой много целей и задач. Возможно это и силовое дефиле перед Европой и наглядная акция, свидетельствующая о жизненной необходимости, к примеру, строительства Северного Потока. Много всего можно здесь найти, но понятно, что все не случайно. Как не случайно и то, что «Газпром» является генеральным спонсором питерского «Зенита», после успехов которого, газовый небоскреб-фитиль в центре города — дело практически решенное.
    Ясно одно, что Россия во всей этой суете отошла на десятый план, ею здесь даже и не пахнет, она осталась на ролях падчерицы, которую терпят до поры. Все эти тривиальные и смехотворные по сути терки вокруг исключительно коммерческой и стратегической выгоды вовсе не сближают народы. Толкают Украину в НАТО, нас … к сильной власти? без которой никак нельзя в блокадном положении, в положении окружения санитарным кордоном. Иначе — хаос.
    У писателя Германа Садулаева есть фантастически-реалистичный рассказ «Блокада» — описание ежеминутной борьбы за выживание в ситуации оккупации, только не времен Великой Войны, а в наши дни. Оккупации, которую мы, горязшие в бытовой суете и одурманенные агипропом, не замечаем, но остро ощущает героиня повествования — блаженная старуха-девушка: «Девочка пошла по улице, оглядывая вывески и в который раз удивляясь: как быстро оккупанты поменяли все названия! Вот здесь, кажется, ещё вчера была «Булочная». Теперь «Coffee shop» и из-за зеркальной витрины слышна иностранная музыка. А тут, где недавно висело вырезанное из жести тёплое «Молоко», мерцает ядовито-синим люминисцентом написанное по-русски незнакомое и страшное слово: «Супермаркет». Девочка шла дальше, туда, где на углу улицы была аптека. Аптека осталась. Над входом было обозначено крупными буквами — «Drug Store», а ниже, мелкими буковками, для населения захваченного города — «Аптека». И часы работы».
    В захваченном городе живем мы, сами того не ведая. А между тем, это символ современной России. Хотя внешне во многом все и рисуется так, как представил в одной из своих статей литературный критик Сергей Беляков («Поколение С»): «К началу XXI века стало тихо. Великие потрясения нам теперь не грозят. Лимит на революции, слава богу, исчерпан. Обыватель не ставит перед собой великих целей. Его заботит насущное: взять ипотеку, купить приличную машину, найти хорошего репетитора для детей. Все, что нельзя съесть, выпить, использовать, — для него непонятно. Инерционная фаза — золотая осень цивилизации. Наверное, у нас впереди счастливое будущее. Мы будем жить в просторных коттеджах и даунхаусах, ездить на хороших машинах, покупать хорошие вещи, отдыхать на лучших курортах мира».
    Однако, что-то не тянет к этим просторным коттеджам (быть может из простого чувства самосохранения). Многим дороже ясность видения садулаевской девочки-старушки, через которое становится понятно, что многое делается цинично и нагло. Что, к примеру, газовые клерки — члены закрытой касты-секты, чьми испражнениями возводится «новый мир», чувствуют себя полновластными хозяевами на дикой территории, которая некогда называлась «Россией». Теперь монстроидный «Газпром» многим больше, чем, ставшая уже полумифической, Россия, ее национальные интересы, которых давно уже нет. Это факт о коем твердят нам без конца.
    То, что мы привыкли называть «великими потресениями» возможно была лишь только их прелюдия. Сейчас небольшая фаза рекогносцировки на местности, недолгой отдышки, перегруппировки сил, при которой нас убаюкивают рассказами о какой-то мифической стабильности, но в нее почему-то плохо веришь. Сила власти, как свидетельствует история, понятие шаткое, зыбкое, переменчивое.
    Рассказ Германа Садулаева завершается чаянием коренного обновления жизни: «А в город, со всех сторон, и от Весёлого Посёлка, и от Ржевки с Пороховыми, и с берегов Финского залива, заходили войска. Гремели гусеницами по асфальту советские танки, на броне сидели весёлые красноармейцы, и ветер трепал их светлые локоны, выбивающиеся из-под пилоток и касок».
    Где здесь «сильная власть»? Да и разве оккупационная власть может быть сильной?

Цирроз времени и власти

Времена
    Лично я очень грущу, что живу в унылое время. Время безгеройное, период торжества серости. Все это называется убогим словом «стабильность».
    Мы шатаемся то от навязанных либеральных и диких рыночных ценностей, когда нам говорили, что божественный рынок сам все устроит, организует, преобразит дивным образом варварскую страну. Сейчас выводим нового абсолютного кумира — закон, говорим о борьбе с коррупцией, забывая о том, что она есть производная особой трактовки закона, только и всего. Кстати, в одном из романов моего друга и одного из перспективных современных писателей Германа Садулаева нашел интересную концепцию хронологии криминальной истории современной России, которая слагается из времени спортсменов, стрелков и, наконец, юристов. Вот вам и столпы нашей чудесной эпохи больших возможностей…
    Сейчас период преждевременного старения всего. Наше общество накрыла какая-то эпидемия, когда сплошь и рядом видишь двадцатилетних пенсионеров, которые и в подметки не годятся по своей энергетике, жизненной мощи тем же шестидесяти-семидесятилетним. У них зачастую нет искры в глазах, жажды и радости жизни. Они не живут протестом, или довольствуются каким-то искусственно выведенным его гибридом. Они не имеют своего голоса и будто растения соглашаются с жизнью по плану поливок и удобрения почвы. Их ослепили блестящие бубенцы современных колонизаторов мира, и за эти безделушки они готовы на все что угодно. Это поколение совершенно не героично, оно мещанское изначально. Так и вспоминаются строки Константина Кинчева: «Моё поколение молчит по углам, моё поколение не смеет петь». Поколение роботизированное, стадное, естественно, не все, но именно такое выводится в эталон.
    Судите сами, как-то главный кремлевский идеолог Владислав Сурков раскрыл голубую мечту рядовых членов молодежных организаций типа «Наши» и «Молодая гвардия»: «У меня есть опыт работы с молодежными движениями, самыми массовыми в стране. И, когда их спрашиваешь: куда вам нужен лифт? куда вы все хотите? — они все хотят в «Газпром»…
    Вообще в этом мире катастрофически мало настоящего, но с преизбытком декларативного, пиарного, имиджевого. Практически единственным побудительным мотивом является страх вышестоящего начальства или пристальное внимание компетентных органов. И при этом нас усиленно затаскивают в ситуацию натурального хозяйства, когда государство с безумной страстью сосет углеводороды, а его граждане, в частности, промышляют сбором ягод-грибов.
    Поэтому мне остается завидовать своему деду. У него было великое счастье — он пришел с фронта. Завидовать мощи своей бабушки, которая, рано оставшись без родителей, в военные годы подняла своих младших братьев, и сестру и до сих пор в свои 80 с лишним лет является локомотивом всей семьи. Жизнь этого поколения — вот что было настоящим, это вам не наше папье-маше и разноцветье фантиков!
    Вот и остается чувствовать себя ущербным по сравнению с Великим поколением времен Великой войны, терзаться, что лично у меня не было счастливой возможности закрыть поливающий смертью вражеский дзот и подарить несколько секунд для решающего броска товарищам.

Нравы
    Бесконечно долго унижать чувства людей, говорить все они выходцы из ракетоносной страны третьего мира нельзя. Пора поиграть на иных душевных струнах. Сладкозвучные сирены стали наперебой усыплять пафосной риторикой о возвращении былого величия страны. Однако расслабляться не надо. В реальном, а не идеологическом поле агитпропа постоянно ощущается подвох, неискренность.
    Один из диагнозов, которых можно с ходу поставить нашей власти — комплекс самозванства.
    Хотя это касается не только властных элит. Подобное ощущение стало тотальным и в один прекрасный момент чуть не переросло в национальную идеологию. Люди потеряли переживание истории, своей вписанности в ее процесс, возникло ощущение сиротства, покинутости. Прошлое, как безусловный темный период, предается остракизму, будущее аморфно и практически нереализуемо. Отсюда и лозунги дня: живи моментом, бери от жизни все или, по крайней мере, сколько можешь унести. В какой-то один момент сказали, что всему виной прошлая жизнь, жизни ваших отцов и дедов, что сейчас наступают новые времени, главная миссия которых исправить то, что натворили несуразные поколения (обратите внимание, эта риторика повторяется и сейчас, только обращена она уже к временам 90-х). Процесс исправления пойдет сложно, порой жестко, но что здесь жаловаться, ты же сам во всем виноват…
    Важно и то, что в советское время практически при любой ситуации тебя не покидало ощущение уверенности, по крайней мере, в завтрашнем дне, включенности в мощную социальную систему (если, конечно, ты не встал в откровенно маргинальную внесоциальную позицию). В принципе ты мог устроиться на любую работу, чтобы прокормить не только себя, но и семью. Ты мог быть хоть дворником и получить квартиру на обслуживаемом участке. То теперь: шаг влево, шаг вправо…, от тюрьмы и до сумы… Человек все больше ощущает себя канатоходцем, двигающимся даже без шеста и страховки.
    В СССР гражданин переживал ощущение сопричастности государственной системе. Пусть это было во многом иллюзорно, но каждый человек верил, что огромные богатства страны — это и его личное достояние. Именно поэтому он с такой легкостью купился на ваучер, так как всегда верил, что его часть при справедливом распределении должна быть достаточно весомой.
    После людям стали твердить, что хватит уповать на государство, что тебе никто ничего не должен, и каждый сам хозяин своей судьбы, вот и обустраивай ее сам как знаешь. Та же пресловутая монетизация — наглядная демонстрация этой идеологии. Так и закрепилось аксиома отделенности и отдаленности государства и человека, что государство независимо от своих граждан и существует исключительно для собственной репродукции и превращаясь в ЗАО.
    Как-то еще в 2006 году на встрече с молодыми писателями, на которой мне довелось присутствовать, тогда заместитель главы администрации президента Владислав Сурков проговорил очень важную мысль: «Они не понимают, что есть люди, которые вовсе не святые, но реально хотят, чтобы о них осталась добрая память, они реально хотят, чтобы было хорошо. На самом деле, вы знаете — из простого человеческого тщеславия. Я, правда, хотел бы, чтоб о нас потом говорили: эти ребята — они были профессионалы. Во власти есть люди, которые хотят, чтобы вверенный им участок работы был не завален». Конечно, есть люди, кто же спорит, но помимо них выстроилась система, против которой не попрешь. Любые внеструктурные элементы у нас легко отторгаются, пропадают в небытие.
    Тогда же Сурков порассуждал о психологии человека, находящегося на самом верху административной пирамиды: «если у него нет проблем и нет никаких внешних раздражителей — через какое-то время начинает подвергаться действию необратимого процесса — у него появляется неадекватное отношение к реальности». Неадекватность — это очень хороший диагноз на самом деле. Но проблема то вся в том, что под реальностью эти мужи понимают исключительно систему, ведь государство для этих закаленных в коммерческих войнах джедаев, является бизнескорпорацией, призванной приносить максимальный доход.

Правила игры
    Сейчас все высшие чины с гигантским усердием твердят о том, что им предстоит большая работа по реализации национального плана противодействия коррупции. Будут разнарядки и планы по отлову коррупционеров, рапорты об их перевыполнении, соответственно присуждаться звания по типу «борец с коррупцией года» и так далее. Этот новый нацпроект уже достаточно разрекламирован, ведь действующая власть прекрасно преуспела в собственном пиаре, правда, только в пределах страны, правда, только взяв под жесткий контроль СМИ.
    Но почему-то всегда думается, что разговоры о борьбе с коррупционной гидрой зачастую есть сигналы, которые ее же мозг рассылает по всему организму с требованием мимикрии, модернизации. Суть ее вечна и непоколебима, но покровы разные, она четко следует за модными сезонными новинками, все эксклюзивные аксессуары на вооружении у нее.
    Но, на самом деле, все эти рассуждения лишь буря в стакане воды. Уже принято на местах смело и в меру разухабисто критиковать центральную власть, а в центре мочить за нерадивость провинциалов. Но по-настоящему, серьезно в лицо своим — равносильно последнему полету камикадзе. Здесь все предельно жестко, чуть высунул голову — акция устрашения. Вспомним избиение редактора северодвинской газеты «Северный рабочий» Николая Кочурова, убийство местного депутата Алексея Прокофьева…
    Вот и засвербила в голове мысль, что страна наша, сложившаяся в последние двадцать лет, это одно герметичное, открытое только для посвященных, коммерческое предприятие. ЗАО «Северодвинск», ЗАО «Архангельск», ЗАО «Архангельская область», ЗАО какой-нибудь «Сургут» — это все дочерние предприятия гигантского закрытого акционерного общества «РФ».
    Коррупция — лишь правила игры в этом ЗАО, шестеренки системы, на которых она круговой порукой держится. Любые декларации, законы способны лишь притушевать ее внешние проявления, червь же коррупции давно проник вглубь, в саму кость, разносится по венам и чувствует себя достаточно вольготно. В том то и дело, что явление это у нас давно узаконено и все это прекрасно понимают. Что такое «административный ресурс», странное слово «лоббирование» или лакомое для многих «откат» как не коррупция?
    Даже у высших титулованных особ нашего государства бывают моменты секундной курьезной искренности. К примеру, принялся однажды рассуждать наш президент: «Открываю сегодня с утра любимый Интернет, смотрю: наши американские приятели говорят, что мы будем и впредь оказывать поддержку в Российской Федерации учителям, врачам, учёным, профсоюзным лидерам, судьям. Последнее для меня вообще просто было чем-то выдающимся. Это что имеется в виду, они собираются наших судей взять на кормление что ли, коррупцию будут поддерживать?» Цитату можно даже не комментировать, особенно последнее ее предложение, итак все понятно.
    Поэтому отрадно, что несмотря ни на что, всегда найдутся люди, которые как мой хороший друг и отличный писатель Захар Прилепин смогут заявить: «Политическая деятельность мне по-большому счету противна, но в России сложилось такая обстановка, что если ты не займешься политикой, политика займется тобой. Я занимаюсь ею в силу того, чтобы некоторая часть упырей и мутантов не думала, что политика это исключительно их личное дело, а все остальные на нее должны взирать. В России большая часть людей заслужила право на свою точку зрения, право на влияние. Такое право есть и у меня как у человека молодого, размышляющего, рефлексирующего». Это право есть у нас всех и большой грех про него забывать.

Чайный подкуп

    Официанты улыбчивые и приветливые, хамские и невыносимые, мужеского и женского полу. С кем не бывало, каждый встречал разных. Это, как правило, наудачу. Такая же лотерея при покупке бытовой техники. Фиг знает, может быть, накроется через два дня, а быть может, лет десять пахать будет без устали.
    Бывают и практиканты неумелые, но старающиеся, с открытыми и светлыми лицами, и за одно это уже многое прощаешь. Хочется их порадовать, как они порадовали тебя своей чистосердечной искренней неуклюжестью. С другой стороны — матерые, прожженные, знающие цену и возможности урвать. С первого взгляда оценивающие клиента и перспективы его благодарности. Этакие пираньи.

Дело об «украденном» подсвечнике
    Так было совсем недавно. С другом встретились в Москве, через несколько часов ехать в Нижний, который сулил нам негу и радость, отдохновение и дружеское общение на отшибе от цивилизации. Дабы скоротать время, зашли… В столице ориентируюсь по станциям метро, поэтому сложно сказать, что это было, но, видимо, больше моего кошелька. Да и мой помятый непрезентабельный поездной вид давал о себе знать.
    Официантка, заточенная исключительно на чаевое вознаграждение, была хамовита, развязна. Пару пива, по луковому супу, нелепому гаспачо и сто водки, дабы разговеться. Под итог оказалось что-то много — на мой провинциальный вкус, ведь здесь, в Москве, нравы другие, да и запросы, аппетиты… Рассчитались, что-то там рублей сто пятьдесят кинули сверху. Я — в туалет, выхожу — друг в плотном кольце двух суровых женщин в униформе, из тех, что периодически подходили к нашему столу и скупо и нехотя выполняли какие-то свои официантские функции.
    Первая: «Молодые люди, у вас на столе был подсвечник, сейчас его нет…»
    Вторая: «Я всегда ставлю свечу на стол вместе с подсвечником. Я не могла поставить свечку без подсвечника…»
    Первая: «Вы взяли подсвечник!»
    По мере того как мое лицо стало обретать выражение свирепости и ярости, пыл этих нимф стал стынуть, и уже в спину мы услышали плевок:
    — Купили подсвечник за сто пятьдесят!
    Понятно, тактика у дивчин отработана. К каждому клиенту — особый подход. «Лохов» можно и развести. Кому хочется оскандалиться? К тому же чаевые смешные оставили.

Кр-р-ритики!
    Или вот другой случай, из тех, когда с самого начала не пошло… Зашли опять же в Первопрестольной в некое, видимо, достаточно модное заведение, но которое изначально дыхнуло какой-то пластмассовостью: от интерьера до предлагаемых блюд и улыбок официантов.
    Заказали на троих чего-то нехитрого. Одна из моих спутниц, кстати, отличная детская писательница, оглашая заказ, пошутила: «Это критики, им вообще сложно угодить…» Ну, кажется, как-то так. Официантка дежурной улыбкой прожевала эту фразу.
    Посидели с полчаса. Неуютно, шумно-гамно, душа просила чего-то другого. Про нас вспомнили, только когда попросили счет. 995 рублей — вся сумма заказа. Денег только несколько тысячных, мелочи нет. Дать сверху на порядок больше? Ждать минут десять сдачи? Да и собственно, с какой стати? Нас здесь не особенно жаловали, какими-то приятными эмоциями никто из нас не зарядился.
    Одна тысячная перекочевала с книжечку со счетом. Мы поднялись. Официантка с горящими глазами метнулась за расчетом. Раскрыла… В спину я услышал шипящее и предельно злобное: «Кр-р-итики!!!» Теперь всегда это слово будет рождать у нее не самые добрые ассоциации.

Культ взятки
    Так было всегда, но сейчас стало уж слишком навязчивым, скрипучим на зубах понятие «чаевые». Это не просто нечто желаемое, но перерастающее в какой-то императив. Десять процентов не догма — возможный вариант твоей благодарности. Еще в счетах что-то подобное печатают, чтоб не забывали.
    Собственно, для чего? На всякий случай, чтобы, не дай бог, в блюдо не плюнули, не обсчитали. Задобрить божка местной харчевни… Попробовать возвыситься в собственных глазах? Сегодня я господин! Я на чай дал, пусть радуется! А еще можно бахвалиться и посвятить какую-то часть разговора соревнованию в невероятной щедрости: «Я вчера легко и непринужденно!..»
    Культ взяткодательства, прививаемого с мелочей, чтоб на подкорке записалось: дать — хороший тон.
    Случай другого плана: встретился, как ни странно, опять же в столице со своей бывшей ученицей. Она несколько лет живет в Москве, работает юрисконсультом в какой-то фирме, девушка блестящая во всех отношениях. Посидели в кофейне. Пирожное, кофе. Поговорили. Когда уходили, она категорически воспрепятствовала мне оставить какие-то деньги сверху. Аргументом было: «Тебе же за твою работу никто сверху зарплаты не приплачивает». А ведь и правда, если это сторонний человек, то именоваться будет должностным преступлением.
    Не нравится мне, когда подобная, по сути, банальность перерастает в культ. Когда не просто ты можешь совершить свободное волеизъявление, но уже априори обязан самому факту, что находишься здесь, в этом заведении, мол, дескать, нравы такие.

Владимир Ильич советской закалки
    Был у меня один знакомец Владимир Ильич, он состоял администратором в архангельском клубе, где я одно время работал охранником, — человек из еще прошлой закалки, из той еще породы… Это было делом всей его жизни. Постоянное обучение, различные конкурсы по всему Союзу. Работа — искусство, в ней он был безусловный мастер своего дела, виртуозный и предельно деликатный!
    По крайней мере, сейчас таких не встречал, а может, уровень заведений должен быть многократно иной и туда я уже не ходок… В основном попадаются либо хищники, которые зацепились за профессию и знают, как сосать из клиента соки, либо неопытный молодняк, пристроившийся на подработку либо на время каникул.
    Все какое-то неосновательное профанное. Ощущение, что все мы коротаем, кто как может, дни на временном, но уже ставшим постылым полустанке. Кто-то это делает, принимая пищу и вкушая очередную стопку/стакан, кто-то эту снедь на скорую руку готовит, другой нехотя, из громадного одолжения подносит. Вот она наша вертикаль или горизонталь, кому как.

Гарсоны у руля
    В самом начале романа современного прозаика Сергея Самсонова «Аномалия Камлаева» врезалось рассуждение о новой системе координат, в которой «слуги и господа поменялись местами и в которой сочинитель музыки или стихов никогда не сравняется по известности и доходам с парикмахером, портным или цирюльником». Примерно так, причем все эти ребята далеко не мастера в своей профессии.
    Опять вспомнились две валькирии, пребывающие в вечном поиске подсвечника, и почему-то померещилось вольнодумное: вот эти наглые и хамовитые — что наша власть. По крайней мере, какая-то лакейская наглость в ее действиях постоянно прослеживается. Страной управляют вовсе не кухарки. Они, собственно, далеко, там, где и должны находиться в рабочее время — на кухне, их не видно. Гарсоны, облеченные властью, — страшное дело, и тут уже подсвечником не обойдется, век должен будешь. Не отмоешься потом.

Юбилей Высоцкого как воспоминание о стране

    Как водится сейчас из 70-летнего юбилея Высоцкого сделали шоу. Да и что тут пенять, таков нынче формат общения. Бесконечная череда похвальных речей по боку, рассуждения о преждевременно загубленном советским режимом таланте — туда же, чтобы что-то понять, в чем-то разобраться. Да, бальзам на душу, записи его песен, выступления, вновь прокрученные по ТВ. Но самое ценное, что в этот раз лично я для себя вынес из всей этой суеты вокруг имени Высоцкого — это кадры конца 80-х годов, прокрученные в одной из передач, кажется, по «Первому каналу».
    Стала уже привычной серая лента тех лет: пустые прилавки магазинов, где все мыши давно уже повесились, безумная давка в «казенки» за водкой по талонам. Здесь же было совершенно иное: огромная очередь в сильнейший январский мороз людей различного возраста с детьми, стоявшая с одной целью — поклониться могиле поэта, музыканта. И более всего поразили лица, пришедших выразить свою солидарность. Предельно одухотворенные, светившиеся мощным чувством собственного достоинства, с гордым глубоким взглядом, отражающим внутреннюю цельность. Зная восприятие тех лет, которое сложилось поздней агрессивной пропагандой, никогда бы не подумал, что такое могло быть. Да и как же, ведь это были «совки» — забитые, затюканные люди, живущие по распорядку указаний партий, где шаг вправо, шаг влево и тебя нет. Люди-тени, весь смысл жизни которых состоял в том, чтобы отстоять очередь и ухватить какой-нибудь лакомый дефицитный товар…
    Однако на кадрах кинохроники все было совершенно иное. Здесь предстали какие-то мифологически атланты, исполненные духовным смыслом. Может быть, весь этот пафос и чрезмерен, наивен, но, еще раз повторюсь, лица поразили…
    Думается, что помимо всех напастей, которые свирепствовали в стране в 90-е годы, одной из самых печальных явилось то, что гордость, чувство собственного достоинства народа было растоптано. Бесконечно спрашивается себя: куда ушли те гордые и великолепные люди, где и при каких обстоятельствах затонул их прекрасный материк?
    Даже по примеру моего родного Северодвинска это можно было проследить. Города технической интеллигенции, людей с золотыми руками, делающим великое дело и этим безмерно гордящимися. Их в течении нескольких лет превратили в чернь, быдло (или как там еще любят говорить?). Если в те же 80-е было престижно ехать на Север, то в 90-е начался мощный исход людских резервов. Северодвинск превратился в тупик, город, где заканчиваются рельсы, в вымирающую деревню, из которой при первой же возможности стремиться драпануть молодежь. Отцы семейств были посажены на нищенскую зарплату, которую не платили месяцами. Радостью считалась подачка в сто-двести рублей, которую тут же униженный мужчина, шел пропивать в дешевую рюмочную, а потом глушить тоску суррогатным алкоголем. Мой друг, будучи студентом и получая стипендию, практически кормил всю семью, так как мать работала учительницей, отец на заводе, плюс спасал приусадебный участок. Огород, натуральное хозяйство, поезда до Москвы и баулы с тряпками многих спасли. Тогда «заводчанин» стало ругательным словом, синонимом человека практически полностью опустившегося.
    Мой любимый город распяли, растерзали уроды, паразиты-кровососы макали человека лицом в дерьмо, приговаривая, внушая комплекс вины: ты сам во всем виноват. Твердили заклинания, что иначе он жить и не может, только пресмыкаясь и будучи вечно битым.
    Ввергли человека в ситуацию, когда он всем должен и во всем виноват, а ему никто и ничего. В лучшем случае предложат питаться отрыжкой нувориш или протухшей гуманитарной помощью. Отрыжка эта закрепилась тяжкой печатью на лице, изменила людей, лишила их искренности, навязала черты пластмассовой кукольности, под внешней оболочкой которой стала мерцать пустота.
    У писателя Романа Сенчина есть рассказ-миниатюра «В новых реалиях», который написан еще в 1993 году. Главному герою Егорову с бухты-барахты позвонил его давний институтский приятель Макс Бурцев, пригласил в гости на небольшое торжество. Бурцев вольготно обустроился в новых реалиях, у Егорова же «завод прикрыли. Денег нет. Хреновенько, одним словом». Во время дружеской попойки Бурцев показал видеозапись демонстрации 89-го года: «Егоров увидел себя, в руках плакат «Прошу Слова! Гражданин», а рядом свою жену с картонкой на груди — «Долой 6-ю статью!» Они шли по центральной улице, среди десятков других людей с плакатами и трехцветными флагами». В какой-то момент Егоров попал в кадр крупным планом: его «глаза были большие, светящиеся; он что-то выкрикивал». Убеждения, горящее сердце, деятельный романтизм — пылало в человеке, сейчас же ему все фиолетово. Плакат в руках мог легко превратиться в рекламный слоган — средство пропитания человека-бутерброда, а на картонке вместо революционного лозунга проступить надпись «Опарыш». Такое сплошь и рядом можно было увидеть. Единственное что в настоящий момент хочет Егоров, так это сохранить достоинство хотя бы перед своими детьми: «Чтоб меня человеком считали!» В такой ситуации лучше уйти, вовремя уйти, и он повесился. Подобная судьба страшит своей типичностью, программа самоистребления была включена повсеместно, да и по сей день ей не дали команду «отбой».
    Не думаю, что все это произошло спонтанно, что в данном случае исключительно бытие определяет сознание. На мой взгляд, все это последствия до мелочей разработанного плана, целью которого было поставить человека на колени, лишить его деятельного начала, своего собственного голоса. Чтобы потом после периода бесконечных понуканий и унижений, дать небольшую надежду, маленький просвет сквозь тюремные решетки и сказать: жизнь налаживается, цени, береги это, бери от жизни по максимуму, иначе все может вернуться на круги своя.
    Говорят «переходный период», его надо было пережить. Я же уверен, что все реформы не были неотвратимыми, все могло быть иначе, разруха не обязательна. Зловещий смысл всего этого плана, состоял в том, чтобы сделать человека управляемого. Чтобы обезопасить на ближайшее будущее покой и достаток властной элиты, которая патологически боится шатающегося под ней стула. Цель проста и прозрачна: отвлечь от трудоемкого процесса передела собственности, который длится у нас практически лет двадцать. Оттеснить людей от какого-то даже намека на участие в жизни страны, сделать из них простых статистов, которые ждут указаний сверху, которые отчаялись настолько, что готовы на любую работу и не спросят, сколько за нее заплатят, да и заплатят ли вообще.
    Впрочем, все это общие места, по этому поводу высказывались все и ленивые и не очень. Речь о другом: о тех лицах, тех людях, которых мы потеряли. Заново выковать эту формацию потребуется время либо сильное потрясение, которое сплотит дух.
    Высоцкий и подобные ему зажгли огонь в глазах, подняли человека над любой системой. Однако ярко вспыхнуло и быстро прогорело поколение потенциальных личностей, их пепел разметали, превратив плодородное поле в пустыню. Многое можно простить, но этого глумления над человеком, положенное в традицию, едва ли возможно.
Top.Mail.Ru