Скачать fb2
Первое грехопадение

Первое грехопадение

Аннотация

    Сборник рассказов финалиста литературных премий «Национальный бестселлер» и «Нонконформизм» Олега Лукошина — сочетание причудливых, а порой и шокирующих историй о самых разнообразных гранях человеческого существования. Цепкие, динамичные рассказы с неожиданными поворотами сюжета схватят вас в охапку и поведут за собой туда, где Реальность призрачна, а Истины условны. Внимание: рассказы не рекомендуются несовершеннолетним, а также чрезмерно впечатлительным читателям!


Олег Лукошин «Первое грехопадение» Сборник рассказов


ThankYou.ru: Олег Лукошин «Первое грехопадение» Сборник рассказов
    Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!


    Ты берёшь в руки ручку, бумагу и… погружаешься в грех. Грех осмысления себя и действительности, грех создания новых — слабых, мучающихся и безумно грешных — людей. Это грехопадение — первое…

ОПЛОТ АПАРТЕИДА

    Брату
    Все пацаны нашего дома рано или поздно начинали бить своих отцов. Получив изрядную долю пьяных кулаков и ремней в детские годы, на пороге отрочества они начинали чувствовать в себе силы на ответные действия. Робко поначалу, боязливо, они осваивали нехитрые премудрости мордобоя. Первый опыт никогда не оказывался последним: протрезвевший папашка вспоминал о нанесённой ему обиде и кулаками восстанавливал пошатнувшийся авторитет. Чтобы в следующую пьянку получить от сына ответные удары, более отчаянные, чем предыдущие. Трезвых отцов били редко: они могли ответить как следует, а кроме всего прочего в душе начинали шевелиться коварные идеалы гуманизма — всё ж таки он твой отец, всё ж таки надо уважать его. Уважение длилось лишь до первой опохмелки — покрытый отборным отцовским матом сын не выдерживал и лупил родителя по морде. Матери визжали и пытались оттащить детей. Но не особо усердствовали — они понимали, что отцы заслуживали этого.
    Единственным, кто не бил отца, был я. По той простой причине, что отца у меня не было. Мы жили вдвоём с матерью. Счастливым ребёнком я себя не считал, потому что мать моя воплощала в себе и отсутствующую мужскую половину — лупила меня дай бог, и матери я конечно же не отвечал. Но лет в четырнадцать перестала — потому что не могла больше со мной справиться. Пацаны завидовали мне:
    — Тебе, Колян, лафа. Тишина, покой. С отцом возиться не надо.
    — Да где лафа? — возражал я. — Мне и мать нервов портит достаточно.
    — Ну, мать — это не то. Она пожалеет хоть. А вот отец…
    Я молча им сочувствовал, но в глубине души завидовал безмерно — мне тоже хотелось избить своего отца до полусмерти. Увы, этой радости я был лишён.
    Был ещё один парень, который разделял мои проблемы, — мой лучший друг Валерка. Он понимал меня, потому что тоже почти не бил своего отца. Ситуация была иная — отец у него имелся, но бить его он не мог по причине огромного телосложения своего батяни. Отец его, Серёга Мухин, был мужиком двухметрового роста и весил не меньше центнера, а то и больше. Ширина его плеч составляла, как минимум, полтора метра, кулачищи походили на гири, а коротко стриженая голова с щёлочками глаз внушала искренний трепет. Серёгу Мухина боялись все. Стул, пятидесятилетний алкаш — острослов из третьего подъезда, придумал ему ёмкое и очень точно отражающее его сущность погоняло — Оплот Апартеида.
    Мухину-отцу кличка не нравилась, он просто зверел, слыша её, а вот сын называл его только так и не иначе. Оплот Апартеида. Или просто — Оплот.
    Пил Оплот меньше, чем остальные и по меркам нашего двора считался вполне приличным мужиком. У него был автомобиль, огород с домом, довольно сносная зарплата, да и сам он держался солиднее, чем наша дворовая голь. Но Валерке от этого легче не было: Оплот был мужиком без тормозов и бил его по малейшему поводу. Мать даже не пыталась заступаться за сына.
    Валерка не терял надежды избить своего отца. Разные планы приходили ему в голову, и однажды, когда нам было лет по семнадцать и какая — никакая сила ощущалась уже в кулаках, он предложил грохнуть отца всем двором.
    Предложение было интересное, и поначалу пацаны восприняли его с энтузиазмом. Но, пораскинув мозгами, стали вдруг отказываться. Валерка горячился, размахивал руками, доказывал что-то, но ряды его сторонников неумолимо редели. В конце концов лишь двое, Паша и Димон, согласились принять участие в акции.
    Моя кандидатура поначалу не обсуждалась — по причине моей неопытности. Но на безрыбье и рак щука, и, ввиду малочисленности своего отряда, Валерка обратил взгляд и в мою сторону.
    — Ну чё, Коль, — кивнул он мне, — примешь участие?
    Я не раздумывал ни секунды.
    — Конечно.
    — Ну и отлично, — сказал Валерка. — Вчетвером — это нормально. Вчетвером мы его сделаем. Надо только момент выбрать.
    Момент вскоре настал.
    — Готов? — зашёл ко мне как-то вечером Валерка.
    — Сегодня хочешь?
    — Да, сегодня — лучше всего. Оплот пьяненький, у подъезда сидит — за гаражи отведём да грохнем.
    Собрав всю бригаду, он осмотрел нас критически. Что-то ему не нравилось.
    — Нет, — поморщился он, — на кулачках мы его не возьмём. Надо дубины искать.
    — До стройки пройдёмся? — предложил Димон. — Там монтировок полно.
    — Нет, — опять поморщился Валерка. — Железом не будем. Надо дерево. Жалко его всё же убивать…
    Мы пошли в перелесок и наломали там четыре дрына. Расположившись за гаражами, стали наблюдать за домом. Оплот сидел у подъезда, грыз семечки, добродушно переругивался с проходившими мимо соседями и пребывал в самом жизнерадостном расположении, что с ним случалось крайне редко.
    — Это хорошо, что он такой весёлый, — сказал Валерка, — не ожидает удара. Расслабился, разомлел — таким его легче взять. Вот только как его за гаражи выманить?
    Несколько критических минут мы обсуждали эту проблему. Варианты приходили разные, но все сошлись на том, что кто-то должен вызвать его на разговор. Осуществить это оказалось трудно — подходить к Оплоту никто не хотел. Время шло, а мы ни на что не решались.
    — Ладно, — сказал я наконец, — я сделаю это.
    — Сделаешь? — посмотрели все на меня недоверчиво. — Сможешь?
    — Просто позову его за гаражи, и всё.
    — А если не пойдёт?
    — Неужели он струсит?
    — Он не струсит, просто ты для него не раздражитель.
    Я задумался.
    — Ну тогда обзову его как-нибудь.
    Точно, — закивал Валерка, — так лучше. Такие вещи он не прощает, обязательно среагирует. Двигай.
    На дрожащих, негнущихся ногах я зашагал от гаража к скамейке. Вечер клонился к закату, усталые люди шли по тротуарам, откуда-то доносилась музыка.
    — Эй, Оплот! — подошёл я к подъезду. — Пойдём-ка за гараж, базар есть.
    Оплот опешил. На какое-то мгновение даже растерялся — лицо его выразило крайнюю степень изумления, но тут же сжалось в неподвижную каменную массу.
    — Чё? — спросил он.
    Я облизал пересохшие губы.
    — Ребята ждут, поговорить надо.
    — Какие ребята?
    Меня буквально трясло. Я, однако, бодрился.
    — Очкуешь что ли? — выдавил я из себя и тут же испугался сказанного. Глаза Мухина — старшего мгновенно налились кровью.
    Он опустил голову, усмехнулся. Я стоял и дрожал. Несколько мгновений ничего не происходило. Вдруг он вскочил и, вытянув руку, метнулся ко мне, пытаясь ухватить меня своей лапищей за горло. Я увернулся и побежал к гаражам. Оплот не отставал. За гаражом парни встретили его дрынами.
    Почти сразу нам удалось сбить его с ног — это был большой успех. Драться с ним стоячим нам бы не удалось, даже с дубинами. Парни отчаянно прикладывали дрыны к его голове, и Оплот, шокированный таким развитием событий, выглядел воистину жалко: он закрывался руками и глаза его выражали дикое недоумение.
    — На тебе, сука! — орал Валерка. — Получи благодарность!
    В суете я не смог найти свой дрын, который положил у стенки гаража, и потому действовал одними ногами. Мне досталась нижняя половина двухметрового Апартеидовского тела, и я с остервенелым воодушевлением пинал его по бокам.
    Оплот сдавал. Он хрипел, брызгал слюной, а взгляд его терял цепкость и осмысленность. Наконец он прекратил сопротивление, опустил руки и откинулся на землю.
    — Стоп! — остановил всех Валерка. — Хватит.
    Мы прекратили бить его и, пятясь, стали отступать. Оплот не шевелился.
    — Убили что ли? — испуганно оглядел всех Паша.
    — Не, — ответил Валерка. — Ни хрена ему не будет.
    Оплот тут же подтвердил его слова. Он открыл глаза, приподнял голову и, глядя на нас, выдавил:
    — Убью. Всех поодиночке.
    Мы бросились врассыпную. На пустыре за стройкой собрались и, нервно закурив, стали вспоминать произошедшее.
    — Ничё, ничё, — сдавленно посмеивался Валерка. — Всё хорошо было. Пусть теперь знает, что почём.
    Мы тоже смеялись, но в душе не могли согласиться с ним. Угроза Оплота была нешуточной.
    Первой его жертвой стал я. Два дня спустя злой как чёрт Мухин — старший, в синяках и пластыре, подловил меня в подъезде. Я не дошёл полпролёта до квартиры.
    Встреча была недолгой. Он врезал мне, я упал. Подмяв меня коленками, он принялся выбивать из меня дурь, целенаправленно, по-боксёрски, как-то лениво даже опуская кулаки на мою горемычную физиономию. Я потерял сознание.
    Очнулся оттого, что меня отчаянно трясли. Мать вместе с соседкой тётей Шурой, ахая и охая, приводили меня в чувство. Мать плакала. Я же плавал в луже крови.
    Им как — то удалось перенести меня в квартиру, смыть кровь, перебинтовать. Мать хотела вызывать «скорую», но я её остановил.
    Как потом выяснилось, я пострадал меньше всех. Всего лишь вывернутый набок нос и несколько выбитых зубов. Нос я вправил самостоятельно и вроде бы удачно — он встал почти на прежнее место. Паше с Димоном досталось больше — обоих отвезли в больницу. Лишь Валерка, инициатор нашей бойни, успел схорониться. Жил где-то в подполье, у каких-то друзей на другом конце города.
    Мать всё время, пока я выздоравливал, вопила и передавала мне тревожные новости с улицы. Оплот якобы грозился сделать меня ещё раз, так как, дескать, он меня пожалел, но теперь сознаёт свою ошибку. Как ни странно, я воспринимал всё это довольно спокойно. Мне не верилось, что Оплот станет бить меня во второй раз.
    Так оно и произошло — бить меня он больше не стал. Я вообще его ни разу не видел после этого, так как вскоре уехал. Мать, едва дела мои пошли на поправку, устроила меня на работу. Помощником лесоруба. Уговорила какого-то старого знакомого взять меня. Работать предстояло в соседней области. Я не сопротивлялся.
    В день отъезда, на вокзале, меня нашёл Валерка. Мать, бывшая тут же, встрепенулась, но прощанию нашему помешать не смогла.
    — Как ты? — спросил он меня.
    — Ничего, — ответил я. — Морда зажила, работать вот еду.
    — Жаль, — сказал он.
    — Почему?
    — Надо же отомстить папашке!
    — Не, я уже не мститель.
    — Жаль. А я новую банду думаю собрать. Человек десять — двенадцать. Монтажки возьмём на этот раз. Убьём так убьём — мне терять нечего.
    — Ну, успехов.
    Дали зелёный свет. Проводница закрывала дверь, мать тянула меня к вагону. Я вскочил на подножку.
    — Давай, Валер! — помахал другу. — Удачи тебе!
    — Тебе удачи! — помахал он мне в ответ. — Возвращайся только миллионером. А Оплоту мы ещё покажем кузькину мать.
    Проводница закрыла дверь, я прошёл на своё место. Мать с Валеркой всё ещё махали мне. Скрылись из вида вскоре. Я взял постель и стал укладываться.
    Назад я уже никогда не вернулся.

СЕКРЕТ ТВОЕГО ИМЕНИ

    — Тамара… — пробовал он на вкус имя. — Та-ма-ра.
    — А тебя? — спросила она.
    — Глеб.
    — У-ух!
    — Что?
    — Да так, ничего. Первого Глеба вижу за свою жизнь.
    — Не, я Тамар видел.
    Аудитория постепенно заполнялась. Девчонок было больше. Все чувствовали скованность — первый учебный день всё же.
    — В той башне высокой и тесной, — мрачно забубнил Глеб. — Царица Тамара жила.
    Тамара заулыбалась.
    — Прекрасна, как ангел небесный, как демон, коварна и зла.
    — Да ты знаток поэзии!
    — Так, всплыло…Тамар, а ведь имя, оно на судьбу влияет, ты знаешь?
    — Нет.
    — Влияет. Вот “Тамара” — к какой-то распутной жизни склоняет, нет?
    Тамара наигранно обиделась.
    — Потому что говорю я “Тамара”, и мне сразу такая картина видится. Мужик пьяный, в трусах и с бутылкой в руке, и вот так орёт: «Та-ма-ра-а-а!!!»
    Тамара изобразила ещё большую обиду, но не злобно, понимающе — ей льстило общение с остроумным парнем. Она даже улыбнулась через секунду. Сидевшие поблизости девчонки тоже обратили внимание на Глеба.
    — А когда ты «Глеб» произносишь, что тебе видится? — нашла что ответить Тамара.
    — Глеб? — переспросил Глеб. — Глеб… это как рукой по воздуху махнули. Глеб! Глеб — это квадрат. Это квантовый модуль. Цельность, собранность, целеустремлённость. Вот что такое Глеб.
    Девчонки улыбались ему. Девчонкам нравится, когда их развлекают.
    — А Света если? — спросила одна из них.
    — Тебя Светой зовут?
    — Я просто узнать хочу.
    — Хорошо. Видишь ли, Света…тут тогда надо «Светлана» брать.
    — Бери.
    Глеб задумался на пару секунд.
    — Светлана — это женская самоотверженность. Муж ночевать не пришёл, дети капризничают. Скорбная женщина укладывает их в кроватку. Вытирает слёзы.
    — Спаси-и-ибо.
    — Не за что.
    — А Марата сможешь? — повернулся один из немногочисленных парней.
    — Марат — это полное имя?
    Девчонки засмеялись.
    — Самое полное.
    — Мужские имена сложнее. Особенно чужие.
    — Давай, не стесняйся.
    Пришлось снова задуматься.
    — Только одно вижу, — сказал Глеб. — Невспаханное поле.
    — Поле? Ни фига себе.
    — Да, поле. Земля коричневая такая. Ветер дует, ковыль колышется.
    — Татары на Русь идут… — добавила Тамара.
    Все грохнули со смеха.
    — Вот, видите, — смеялся Глеб. — Уже ученики появились. Это быстро перенимается.
    Аудитория заполнилась. Вскоре подтянулись преподаватели. Всех разбили на группы, а декан толкнул речугу. Не ждите лёгкой жизни — вот главный её мотив.
    Глеб попал в группу к молодой преподавательнице — она только начинала работать. Диспозиция ему понравилась — Елена Фёдоровна, так звали преподавательницу, внешностью своей обещала долгое и томное общение. Очень лучезарно улыбалась. Поздравила всех с поступлением.
    Сентябрь. Учёба. Университет.
    — Глеб, — подходили к нему весь первый семестр девушки. — Растолкуй моё имя тоже.
    — А что мне за это будет?
    — Я тебя поцелую.
    — Лады. Значит…Марина.
    — Марина.
    — Марина, Марина, Марина. Влагой какой-то веет.
    — Ну, это я сама знаю! Марина от «моря» произошло, и всё такое — как-то там по-гречески.
    — Хорошо, хорошо. Другая версия.
    Он думал несколько напряжённых секунд, потом выдавал:
    — Марина — это разлука. Муж пил, денег не приносил, приходится расставаться. Прощай, говорит он. Пошёл к чёрту, отвечает она. Расстаются не друзьями.
    — Ну вот, мракобесие какое-то!
    — Ассоциация.
    — Какие-то они у тебя мрачные. Мужи пьяные, и всё такое.
    — А что вас ждёт ещё!?
    — Ладно, вот тебе поцелуй.
    Марина, девушка стильная и куражная, чмокала его в щёку.
    — А в губы?
    — В губы любимого только, дурачок.
    Она убегала на лекцию, а Глеб думал, улыбаясь: «Нелюбимый».
    — А меня истолкуешь?
    — Что-то не помню твоё имя.
    — Жанна.
    — Ах да, Жанна.
    Студенты бурлили, толкались. Несли из буфета пирожки. Марат махал рукой — звал в курилку.
    — Потом, Жан, ладно. Сейчас дел много.
    — Ладно.
    В курилке щедрый Марат угощал «Уинстоном».
    — Гле-буш-ка! Судьбу предсказываешь, говорят. В корень зришь. Ну-ка, продемонстрируй.
    — Натали-и-и, — вместо приветствия пел Глеб. — Утоли мои печали, Натали-и-и…
    Наташа усаживалась к нему на колени — она была смелой девушкой и никого не стеснялась.
    — Давай, — кивала. — Порази моё воображение.
    — Зачем тебе судьбу знать? — спрашивал Глеб. — Ты же сильная женщина.
    — За женщину в ухо получишь. А судьбу хочу знать, чтобы избежать ошибок.
    — Их у тебя не будет.
    — Давай, не тяни резину.
    — Наталья — это чувственная безжалостность. Муж хоть и пил, но нечего мужик был — но она всё равно бьёт его шваброй. Швыряет лифчиками, матерится. Других мужиков водит. Но жалеет его, жалеет.
    — У тебя хорошие судьбы бывают?
    — Да где ты про хорошие слышала?
    — В кино видела.
    — Что-то не помню такое кино.
    Перед первым зачётом он почему-то волновался.
    — Надо же, как первоклассник.
    — Я тоже волнуюсь, — отвечал Марат.
    — Глеб! Ну как там, что придумал?
    — А, Жанна. Тяжело что-то у тебя придумать.
    — Ну вот!
    — Даже образы никакие не всплывают. Только напряжение чувствуется.
    — Я так хотела узнать…
    — Нечего, не расстраивайся. До Нового года всплывёт.
    — Ну ладно.
    «Жанна, — думал он на зачёте. — Как же Жанна?»
    Зачёт с первого раза не сдал. Пришлось дважды. Но зато остальные пошли как по маслу.
    — Слышал новость? — спросил его Марат в первый учебный день после Нового года.
    — Какую?
    — Жанну с пятой группы знаешь?
    — Ну.
    — Вены вскрыла.
    Он обомлел.
    — Насмерть?
    — Ну да. На венок сдавать будешь?
    В целом семестр закончился успешно. Экзамены Глеб сдал на четвёрки — но это нормально. На каникулы ушёл с чистой совестью.
    Все каникулы пролежал на диване. Сутки напролёт смотрел телевизор. Думал:
    «Точно. Совершенно точно. Жанна — это вскрытые вены».

ЖЕНЩИНА ТЫСЯЧИ МУЖЧИН

    — Иду! Иду! — кричала она, подбегая к двери. Мельком взглянула на себя в зеркало — вроде нормально. Не считая, конечно, живота.
    Открыла дверь. Он вошёл — стремительный, элегантный, с огромным букетом роз, за которым пытался прятаться. Костюм с иголочки, белоснежная рубашка, галстук под цвет глаз, начищенные до блеска ботинки, и улыбка — эта кроткая, волшебная улыбка.
    — Это мне?.. — Не было слов, чтобы выразить восторг. — Кирилл, ты просто…
    Он притянул её к груди и засосал. Это длилось не меньше пяти минут — никто, кроме него, не умел делать это так долго.
    — Как там наш малыш? — положил он руку на живот. — Не капризничает?
    — Да нет, — отвечала она, — он хорошо себя ведёт. Только иногда чем-то недоволен бывает.
    — Когда он родится, — шепнул он ей на ухо, — он будет доволен абсолютно всем.
    В машине они разговаривали о её прерванной учёбе.
    — Ну ты хоть хочешь продолжать это дело? — спрашивал он её.
    — Ой, даже не знаю. Когда академку брала — до смерти не хотелось учёбу эту на год затягивать. Помнишь, какая злая из-за этого была?
    — Помню, — улыбаясь, кивал он.
    — А сейчас…совсем всё желание пропало. Не знай, найду ли силы после родов? Почему-то кажется, что нет.
    — Я вот тебе что хочу сказать, — после секундной паузы продолжал он. — Если тебе учёба в тягость — плюнь ты на неё! Я серьёзно. Не стоит из-за этого здоровье гробить. Материально ты будешь обеспечена. Я даже не хочу, чтобы ты работала. Дома сидеть будешь.
    Она ничего не отвечала, будто раздумывая, но уголки губ так и складывались сами собой в улыбку.
    — Я тебе, — потянулся он к бардачку, — подарок небольшой купил. Примерь, — протянул он чёрную коробочку.
    Она открыла.
    — Серёжки! Бриллиантовые! — смотрела на него в немом восхищении. Потом прильнула и чмокнула в щёку. — Паш, ты просто бесподобный!
    Ресторан действительно впечатлял. Он располагался на третьем этаже и на каждом повороте лестницы, а ещё у входа и по углам стояли лакеи в ливреях.
    Их проводили в зал, посадили за столик — они выбрали самый дальний. Заказали совсем немного — в её положении налегать на кулинарные изыски было бы рискованно. Он тоже не излишествовал — просто чтобы не дразнить любимую. Они потягивали вино, перебрасывались негромкими фразами и слушали печального саксофониста.
    — Обожаю такую музыку, — говорил он ей.
    — Я тоже, — отвечала она.
    — Сейчас какую — то туфту народ слушает. Настоящая музыка уходит. Вот, единицы лишь хранят ещё её для нас.
    Она вскинула понимающе глаза — говорить сейчас не хотелось, музыка пронимала до самых основ. Когда музыкант закончил композицию, они долго, правда почти беззвучно аплодировали ему.
    — Сейчас я тебе покажу кое — что, — сказал он некоторое время спустя, заговорщически подмигивая. Засунул руку во внутренний карман пиджака.
    — Опля! — и достал бумажник.
    А из бумажника — сложенный вчетверо листок.
    — Взгляни, — протянул ей.
    — Что это? — удивилась она.
    — Прочти.
    Она начала читать, но не сразу вникла в суть дела, нетерпение же в нём бурлило.
    — Это контракт, — не выдержал он, — на покупку дома.
    — Ты купил дом?!
    — Ага… В очень живописном месте — тебе понравится. Правда он ещё не готов к заселению. Но…Это наш дом!
    Она лишь качала головой.
    — Федя, — вымолвила наконец. — Ты — чудо!
    На набережной было пустынно. Ночь робко и бесшумно зажигала звёзды. Она была на удивление тёплой и ласковой, эта бескрайняя ночь. Река искрилась огнями, умиротворяла, ветер обдувал лица — был совсем не сильным, задумчивым каким-то. Задумчивы были и они.
    — Ночь, звёзды, мир… — шептала она.
    Он стоял сзади, обняв её за талию, положив голову на плечо — как и она, смотрел на воду.
    — Я, ты, вселенная… — вторил ей.
    — Так чудно, — шептала она снова. — Мы вдвоём наедине с бескрайностью. Вокруг пустота, вокруг тьма — лишь ты и я — остались в этом мире. Почему? Почему лишь мы?
    — Мы — самые счастливые, — отвечал он. — Все, кто был исполнен злобой и ненавистью, погибли. Их собственная злоба, их собственная ненависть поглотили их. Мы оказались единственными, кто верил в любовь.
    — В любовь… — словно эхо вторил её голос.
    — А ты знаешь, кто я? — спрашивал он её.
    — Кто ты?
    — Я — повелитель мира. Я правлю им миллионы лет. Я велик и могуч, лишь одного не хватало мне всё это время.
    — Чего же?
    — Тебя…
    Она повернулась к нему лицом. Они смотрели теперь друг на друга, глаза в глаза — смотрели и тонули в этих взглядах.
    — Чувствуешь ли ты этот мир? — шептал он ей. — Чувствуешь ли ты эту бескрайность?
    — Да, — отвечала она.
    — Она — твоя. Весь мир, вся вселенная — твои.
    Они сблизили губы. Поцеловались.
    — Значит, теперь я — повелительница мира? — улыбнулась она.
    — Да. А наш ребёнок, — он нежно провёл ладонью по животу, — и будет для нас этим миром…
    — Ваня, — спросила она, — а ты знаешь сколько осталось недель?
    — Сколько?
    — Всего две. Представляешь, через две недели у нас будет малыш!..
    Прощались долго, но никак не могли сказать последних слов. Подъезд тонул во мраке, где-то наверху мяукала кошка, они стояли на лестничной площадке.
    — Вот ты кого хочешь? — спрашивал он её.
    — Мальчика. А ты?
    — Наверно тоже мальчика. Но не расстроюсь, если будет девочка.
    — А я расстроюсь.
    — Почему?
    — Я хочу только мальчика! Сына! Всегда мечтала о сыне.
    — Ну, раз мечтала — сын и родится.
    — Сплюнь.
    Помолчали.
    — Смотри, какая игрушка, — достал он из кармана что-то.
    — Что это?
    — Чёртик. Но не простой. Бессовестный. Его только вот так держать надо, за пояс.
    — А почему?
    — Ну попробуй по-другому.
    Она схватила чёртика за голову. Штаны вдруг съехали с него и вся обнажённая натура выставилась наружу. Они грохнули со смеха.
    — Валер, приходи завтра, — сказала она ему, целуя на прощанье. — У мамы день рождения, посидим немного. Всё будет очень скромно.
    — Хорошо, — кивнул он. — Во сколько?
    — В пять.
    Перед тем, как переступить порог, она обернулась.
    — Я люблю тебя, — шепнула ему.
    И скрылась за дверью.

ПРОСТО ЛЮБОВЬ

    Километрах в ста от города жена устала, и я перебрался за руль. Дорога была мокрой и тяжёлой, я вёл автомобиль неторопливо и сосредоточенно. Шёл шестой час, начинало смеркаться. Радио было настроено на станцию, передающую джаз. Звучало что-то из Аберкромби.
    — Я встретила его на лестничной площадке, у окна, — начала жена, задумчиво улыбаясь. — Мы курили, он стоял сзади, и я чувствовала, как он разглядывает мою задницу. На мне были белые джинсы в обтяжку, и он раздумывал недолго. Уже через минуту всей пятернёй схватил меня за ягодицу.
    Я почувствовал, как задрожали мои руки. Проглотив сгусток слюны, я пристальней всмотрелся в дорогу. «Только не терять контроль!» — мелькнуло в голове.
    — Я сделала движение, чтобы отстраниться, — говорила она, — но и он шагнул вслед за мной, не опуская руку. Я остановилась у стены и уткнулась в неё лицом. Он щупал мои ягодицы, и я чувствовала его ухмылку. Я не видела её, но была уверена, что он ухмыляется. Он просовывал палец между половинок, плотная ткань не поддавалась, и он продавливал её всей своей силой.
    Очки сползали с носа. Видимо лицо вспотело и пластиковые дужки скользили по коже. Я оторвал руку от руля и поправил их. Машина тут же почувствовала ослабление хватки. Мне стало ясно, что я могу не сдержаться.
    — Может не сейчас… — бормотнул я.
    Жена на мои слова внимания не обратила.
    — Он провёл руками по моей талии, — продолжала она, — и схватился за ремень. Секунду постоял, а потом быстро, лихорадочно стал расстёгивать его. «Не надо!» — взмолилась я, но он не остановился. Я вскрикнула в отчаянии, но не сопротивлялась. Он расстегнул ремень, все пуговицы на брюках, молнию, а затем рывком опустил брюки до колен.
    — Я прошу тебя… — снова подал я голос.
    Она заговорила громче и отчаянней.
    — Я осталась в трусиках и несколько мгновений он разглядывал их — полуспущенные, сбившиеся набок. Потом так же стремительно опустил и их.
    — Прекрати!
    Мой голос сорвался, превратившись в какой-то визг. Я сморщился и закашлялся.
    — И он стал трогать меня. Тщательно, алчно, трепетно. Он сжимал мясо ягодиц в своих пальцах, словно стремясь растереть их в порошок. Мне было больно, я застонала. «Не надо!» — снова сорвалось с моих губ. «Нагнись!» — грубо выдавил он и сжал меня так сильно, что я вскрикнула. Я нагнулась.
    — Прекрати! — закричал я. — Ради бога, прекрати! Я не могу так, я не вынесу этого, неужели ты не понимаешь?!
    — Я нагнулась, и он стал целовать мою задницу, — перекрикивая меня, закричала жена. — Он впивался в неё губами, всем ртом, он сжимал её зубами, он кусал её, словно пытаясь вырвать из меня куски мяса. Чтобы сожрать их, чавкая и смеясь.
    — Я не могу так больше!!! — завопил я. — Не могу-у-у!!! Ты мерзкая сука, ты курва! Будь проклят тот день, когда я встретил тебя!
    — Он целовал меня и трогал. Его пальцы устремлялись в меня — он вводил их во влагалище и в анальное отверстие. Шевелил ими и удовлетворённо посмеивался. Посмеивался, потому что торжествовал своей беззастенчивостью над моей покорностью и наготой.
    — Тварь! — скрипел я зубами. — Гадкая ненавистная тварь!
    Я повернул руль и съехал на обочину. Остановился, заглушил мотор, потом выскочил из машины и, обежав её, открыл дверцу со стороны жены.
    — Он стал лизать меня! — крикнула она, широко открытыми глазами следя за моими движениями. — Слюна текла по его языку, по губам, по подбородку, и он обмазывал меня ей.
    Я схватил её за волосы и рывком вытащил из машины. Она упала на землю, прямо у моих ног. Я прицелился и ударил её ногой в голову. Жена охнула и уткнулась лицом в траву. Я стал бить её по бокам и голове.
    — Ты не заслуживаешь человеческого отношения! — шипел я, нанося удары. — Ты — животное! Ты грязное и мерзкое животное!
    Жена стонала и робко пыталась закрываться руками. По хлюпающему звуку, с которым ботинки опускались на её лицо, я понял, что оно полностью покрылось кровью.
    — Сука! — выкрикнул я последние звуки своего возмущения и, обессиленный, повалился на траву.
    Меня душили слёзы. Я не пытался их сдерживать. Зарывшись лицом в грунт, я заплакал.
    По дороге мимо нас проезжали машины. Из них доносилась музыка, а из некоторых — громкий смех. Пустая пивная банка, выброшенная кем-то, задребезжала по камням и остановилась в метре от меня.
    Жена приподнялась на руках и переместилась в сидячее положение. Тяжело подползла ко мне.
    — Перестань, — провела она ладонью по моим волосам. — Не плачь.
    — Что ты со мной делаешь?! — всхлипывал я. — Я слабый, я не могу так. Ты издеваешься надо мной!
    — Что ты, что ты! — гладила она меня. — Как ты можешь думать такое?
    Я привстал и потянулся к ней губами. Она не отстранилась. Наши рты сомкнулись, мы стали всасываться друг в друга. Я чувствовал языком её кровь — какой вкусной была она! Я слизывал её с лица жены, а она вытирала мои слёзы.
    — Ты не любишь меня, — горестно выдавил я.
    — Неправда! — тут же возразила она. — Я люблю тебя больше всего на свете. Я никого и никогда не любила так, как тебя. Да ведь и ты меня любишь, да?
    — Я безумно люблю тебя! — всхлипнул я.
    — Это и есть любовь, — сказала она. — Любовь мужчины и женщины. Просто любовь.
    На заднем сиденье лежал баллон с минеральной водой. Мы умылись ей.
    Сели в машину. Я завёл мотор.
    — А потом, — мечтательно улыбнулась жена, — мы встретились с ним ещё раз…

НОЖИ

    Муж купил набор ножей. Сталь гладкая, рукоятки удобные. Семь штук — от небольшого ножика для декоративной нарезки фруктов до огромного мачете, которым удобно разделывать мясо. Вика глядела на них, трогала. Ножи повесили в кухне над столом, на небольшом деревянном щите. Они смотрели остриями вниз, такие холодные, ожидающие. Каждый раз, заходя в кухню, она проводила пальчиками по чарующему металлу, и холод его заставлял её сердце замирать.
    Когда в гости пришли Головачёвы, стол решили накрыть в зале. Алина держалась молчаливо, супруг её напротив — был весел и многословен. Вместе с мужем Вики он изрядно выпил, они рассказывали анекдоты, истории из трудовых будней и всячески демонстрировали друг другу расположение.
    На балконе, куда они выходили курить, смех делался громче — видимо истории, которыми они делились наедине, приводили их в совершенный восторг своей запредельной пошлостью.
    Вика положила ладонь на коленку Алины и приблизила губы к её щеке. Алина смутилась.
    — Они увидят, — пыталась она отстраниться.
    — Один поцелуй.
    — Не здесь. Позже.
    Уводя пошатывающегося мужа домой, на пороге Алина стрельнула в Викторию беспокойным взглядом и едва заметно кивнула.
    Вечера проходили в тишине и скуке. Поджав ноги, Вика сидела в кресле и читала под свет настенной лампы. Муж пытался играть в воровскую игру — водил ножом между расставленными пальцами. Разделочная доска под его ладонью покрывалась вереницей игольчатых отметин.
    — Порезался! — усмехнувшись, приподнял он руку.
    Вика молча достала из подвесного шкафа флакон с йодом, подсела к нему. Кровь набухала на пальце густо-багровой каплей, ещё мгновение — и скатится на пол.
    — Слижи её, — попросил он вдруг.
    Она не отреагировала. Положила клочок ваты на горлышко флакона. Перевернув его, пропитала вату йодом и прислонила к порезу.
    — Нужен импульс, — оправдывающимся тоном говорил муж, — искра. Мы так завянем, растеряем очарование непосредственности. Угаснем, чёрт возьми!
    — Не выдумывай! — встала Вика из-за стола. — Прижми и подержи какое-то время.
    С Алиной они встретились в кинотеатре. Была середина дня, в фойе у игровых автоматов топталась кучка подростков, в зале же оказалось всего пара десятков зрителей. Они купили билеты на диван, свет погас, сеанс начался. Девушки целовались и трогали друг друга между ног.
    На экране белокурой девочке связывали руки. Суровые мужчины распластали её на вращающемся диске, метатель ножей надел на глаза повязку, в руке его блеснуло лезвие, через секунду кинжал вонзился в дерево рядом с хрупкой девичьей шеей. Алина вздрогнула.
    — Смотри, смотри! — шепнула она. — Сейчас он бросит ещё.
    Вика перевела взгляд на экран. Ножи втыкались в древесину, диск вращался, девочка дрожала, метатель ликовал.
    — Когда я была маленькой, — рассказала Алина, — у меня был перочинный ножик с инкрустированной разноцветными камешками рукояткой. До сих пор жалею, что потеряла его.
    — Давай проведём отпуск вместе, — кусала её за мочку уха Вика. — Где-нибудь в Таиланде, в Малайзии.
    — Муж не отпустит меня. Он даже в кино отпускает меня неохотно.
    Встречаться становилось всё труднее. Вроде бы ничего особенного, вроде бы выйди на улицу и иди куда хочешь, но постоянно возникали препятствия. Мужья тянули их на какие-то мероприятия, где они не пересекались, ничтожные домашние заботы связывали руки, да и работа — она отнимала всё время. Глупая, бессмысленная работа.
    В ресторане они сделали скромный заказ. Отпивали из бокалов вино, смотрели друг другу в глаза и смущённо отводили их. Чтобы не заметили окружающие.
    — Мясо недожаренное, — жаловалась Алина, раздирая непослушные тягучие волокна.
    — Ты неправильно пользуешься ножом, — подсказала Вика. — Смотри, как надо.
    Она положила ладонь на руку Алины и уверенно провела ножом по мясу. Кусочек его отделился от бесформенной целостности и одиноко замер у края тарелки.
    — Ножи любят уверенность и силу, — Вика отпустила ладонь подруги и подалась назад, прислонившись спиной к спинке стула.
    Они шли по набережной. В мёртвой зоне между фонарями — несколько неосвещённых метров — целовались. Вика трогала подругу за ягодицы, обеими руками, грубо, алчно. Алина смущалась. Отношения с Викторией были первым искренним поступком в её жизни, эта искренность пугала.
    Пугала и необратимо втягивала. Ласки мужа казались ей теперь вульгарными, ничтожными. Да и сам он, с капельками пота на лбу, со слюнявыми губами, с волосатой грудью и спиной, становился всё более неприятным.
    — Какой из них тебе нравится? — спросила Вика, показывая на ножи.
    Они с Алиной пили чай. Весь вечер — в кои-то века! — был свободен. Был их. Ни мужей, ни забот.
    — Вот этот, — дотронулась Алина до одного из ножей.
    — О, такой длинный! Ты любишь, чтобы было подлиннее?
    Алина рассмеялась.
    — Размер никогда не имел для меня большого значения, но этот длинный… он более самоотверженный, целенаправленный. Он словно демонстрирует всем своим видом готовность проникнуть в тебя.
    — А мой любимый вот этот, — показала Вика на более короткий и толстый. — Длинные всегда пугали меня, а в этом толстячке я вижу что-то ласковое, игривое. Он такой весёлый, шаловливый, так и хочет задрать тебе юбку.
    Ножи они взяли с собой в постель. Вылизали друг друга с ног до головы. Разгорячённые, водили холодными лезвиями по телам. Кожа прогибалась под нажимом стали, ножи поблескивали.
    — Хочу любить тебя всю! — бормотала Вика, втыкая нож Алине в живот.
    Та хрипела, смеялась. Извивалась на простыне, обильно окропляя её кровью, и заносила руку для удара.
    — Я желала, стремилась… — нож входил Виктории в грудь.
    Вика стонала. Стон переходил в вой.
    — Быть с тобой всегда и не желать большего… — металл пронзал Алину.
    — Ты пришла и будешь… Ты моя! — лезвие вспарывало тело Вики.
    Их губы сблизились. Кровь струилась изо рта, они размазывали её языками по подбородкам и всаживали друг в друга ножи.
    Наступила ночь.

ВЕЧЕР НАСТУПАЕТ НЕЗАМЕТНО

    «Ну и что. Это ведь не угадаешь. Знал бы, как нужно, иначе бы сейчас жил».
    «Подержи вот так, будь добр».
    «У тебя волосы секутся».
    «Я знаю».
    «Стригись короче».
    «Не хочу коротко. И не жил бы ты никак иначе. Как есть, так и будет — судьба».
    «Круги, одни лишь круги. Бегаешь, задыхаешься — а всё тщетно».
    «Да и как бы ты мог жить иначе? Как вообще можно жить иначе?»
    «Гонит будто кто. Остановиться бы — невозможно. Хочешь, а невозможно. Почему невозможно?!»
    «Вправо поверни теперь. Ещё правее. У нас в кладовке за стенкой мышь живёт. К нам прогрызается. Я каждую ночь её слышу — спать не могу».
    «Я в детстве как-то мышь убил…»
    «Вот, ещё раз подвиг повторишь».
    «Лопатой…Мне потом так жалко её стало — чуть не плакал».
    «А я в детстве даже комаров убивать боялась. Лежишь ночью в постели — а лето, жарко — они толпами вокруг вьются, вьются. А я отмахиваюсь только, бить боюсь».
    «Всё так неконкретно, проносится мимо. Меня удивляет это».
    «На днях одноклассницу встретила. Второй раз замуж вышла. 0 т первого ребёнок у ней, работает в магазине, продавщицей… Невесёлая какая-то».
    «Дни — ночи, ночи — дни. Ты знаешь, что именно в такой последовательности?»
    «Ты звонил, кстати? Нет? Позвони, не — сегодня — завтра поздно уже будет. Они ведь не ждут».
    «Я окно открою».
    «Не надо».
    «Почему?»
    «Я простужусь. Мне одного сквозняка достаточно, чтобы слечь в постель».
    «А ведь я так и не искупался ни разу в этом году».
    «Я тоже».
    «Да и не хотелось вообще-то».
    «Нет, мне хотелось».
    «Интересно, если руку близко-близко поднести. Линии, морщинки, а не по-настоящему как-то. Крупно, уродливо».
    «Такой ветрище с утра был! Я выходила из дома — чуть не снесло».
    «С закрытыми глазами тоже так. Раньше такого не было. Стены эти, кровать, стол — они не отпускают. Нет свежести».
    «А какие тучи сегодня! У нас балкон закрыт? Наверно гроза будет».
    «Если долго смотреть на небо, то облака начинают перемещаться совсем быстро. Несутся, сливаются, и всё темнее, темнее».
    «Двадцать два пятнадцать, двадцать два пятнадцать. Чёрт, не забыть бы».
    «Прохлада, я так люблю эту прохладу».
    «Стены холодные».
    «Это ты горишь».
    «С чего мне гореть. От стыда что ли?»
    «У тебя щёки красные и уши».
    «Зато ты весь белый. Вены аж виднеются».
    «Это так смешно — красные уши».
    «Я не выспалась, я опять не выспалась сегодня».
    «Какой приятный холод. Внутрь его хочется».
    «Я не высыпаюсь, не успеваю никуда. Настроение ужасное».
    «Таблетку выпей».
    «Не помогают».
    «Всё, это серьёзно. Если уж и таблетки не помогают…»
    «Что-то в груди у меня. Нехорошо как-то. Неделю целую».
    «Всего неделю?»
    «Как я боюсь рака. Вот умрёшь от рака — господа…»
    «У нас обои какого цвета — жёлтого или коричневого?»
    «Ты вчерашнюю газету куда положил?»
    «То жёлтыми кажутся, то коричневыми…»
    «Там объявление одно было, я мельком глядела, думала потом прочитаю.»
    «Ты знаешь…»
    «Что?»
    «Я не люблю тебя».
    «Я — на кухню. Приготовлю что-нито».
    «А что там у нас?»
    «Супа осталось немного. Но хочешь — я новый сварю».
    «Нет, я доем».
    «Доешь. Но новый всё равно варить надо».
    «Поставь чай ещё».
    «Ладно».
    «Что-то чая захотелось».
    «И я бы чай выпила. Сейчас, минут десять подожди».
    «У-у, а времени-то уже — вечер! Никогда не могу заметить, как он наступает».

КРАСИВАЯ ИСТОРИЯ ЛЮБВИ С ПЕЧАЛЬНЫМ КОНЦОМ

    — Красивую историю любви? — переспросил я её. Она лежала на спине, под пуховым одеялом. Бледная-бледная. — Пожалуйста.
    И начал:
    Женщина, спустившаяся в тот день с гор, была необычайно красива. Старейшины радовались:
    — Люди гор выполняют условия мира. Без сомнения, она — то, что нам нужно.
    Её поместили в ветхую хижину на краю деревни. Она была полуразрушенной — стены покосились, в потолке зияли дыры. Было лето однако, дожди ожидались не скоро. Да к тому же избранных женщин всегда помещали сюда.
    До её смерти оставалось пять дней.
    На следующее утро воин, приносивший ей пищу и воду, рискнул заговорить с ней.
    — Я видел тебя прошлой осенью, — сказал он. — В долине. Ты несла огромный кувшин — наверное там было вино.
    — Да, — улыбнулась она. — Прошлая осень была урожайной, мы наготовили много вина. Ты когда-нибудь пробовал вино, сделанное людьми гор?
    — Нет.
    — Жаль. Оно сладкое как нектар.
    Он почему-то смутился на её слова. Отвёл глаза и поспешил выйти наружу.
    До смерти её оставалось четыре дня.
    — Тогда, прошлой осенью, — сказал он ей на следующий день, — ещё не было перемирия. По закону я должен был убить тебя. Я даже целился в тебя из лука…
    Она смотрела на него долго и пристально.
    — Спасибо… — ответила потом. — Что не сделал этого…
    Голос её был нетвёрд, губы дрожали. Он дотронулся до её лица, она не отстранилась. Они сблизили губы.
    Три дня оставалось до её смерти.
    — Почему избранной стала именно ты? — спрашивал он её днём позже.
    — После чумы, что случилась этой зимой, у нас осталось совсем мало женщин. Меня выбрали, потому что у меня никого нет: ни родителей, ни мужа, ни детей. Я лучше всех подходила для жертвы.
    — Это несправедливо, — сказал он.
    — Ничего уже не изменишь… Лучше обними меня покрепче, мне холодно.
    Он обнял её — она дрожала в его объятиях. Не то от холода, не то от страха.
    Ведь до её смерти оставалось всего два дня.
    — Как сделать, чтобы эта женщина не умерла? — спросил он на следующее утро главу старейшин.
    — Она избранная, — ответил тот. — Она должна быть принесена в жертву.
    — Но она так красива, так…
    Старейшина усмехнулся.
    — Смирись, — сказал потом. — Любовь многих сводила с ума, но есть нечто, что выше любви. Это закон. Она должна умереть.
    Один день, лишь один день оставался до её смерти.
    И он прошёл.
    За час до церемонии он сказал ей:
    — Когда я поведу тебя к жертвенному камню, у нас будет время бежать. Мой конь ждёт меня в роще. Мы отправимся к морю — там нас не найдут.
    — Не надо, — ответила она. — Если я не умру сегодня, начнётся новая война. Придут новые болезни — боги не простят этого.
    Он уговаривал её пылко и страстно — она была неумолима.
    И он повёл её на смерть.
    За мгновение до того, как шаман вонзил ей в грудь клинок, она послала прощальный взгляд своему любимому. Взгляд её был добр и кроток, но он обжёг его. Клинок пронзил её сердце, кровь заструилась по рукоятке и — густая, горячая — потекла на песок. Женщина качнулась и упала. Жертва была принесена.
    Мёртвое тело сбросили в ущелье. Воин приходил к пропасти каждый день, долго стоял у края, задумчиво смотрел вниз. Смотрел в небо, смотрел на лес. Вокруг было тихо и умиротворённо. Дул тёплый ветер, пели птицы. Отдаваясь странному наитию, он шептал в пустоту:
    — Спи спокойно, любимая…
    Птицы замирали в вышине, останавливали биение крыльев и словно прислушивались к загадочным звукам человеческого голоса.
    — Спи спокойно, любимая… — шептал он снова.
    Ветер обрывался, деревья глушили шум своих крон, травы — дрожь своих стеблей, и лишь три скорбных слова продолжали звучать в мертвенной тишине.
    — Спи спокойно, любимая…
    — Дурак, — поморщилась она. — Опять с печальным концом.
    Я лишь развёл руками.
    — Так получается.
    — Принеси-ка мне лучше кофе.
    Я направился на кухню. Включил кофеварку. Когда кофе был готов, наполнил чашку. Она была совсем маленькой. Я положил туда ложку сахара, а потом подмешал стрихнин. Я совсем не волновался и был даже весел отчего-то.
    Она пила кофе, а я смотрел на неё и не мог сдержать улыбки.
    — Чего улыбаешься? — вернула она чашку.
    Я убрал улыбку с лица. Посмотрел ей в глаза.
    — Спи спокойно, любимая, — шепнул ласково.

РОДСТВЕННИКИ

    Ждали до одиннадцати, потом отправились на поиски. Тамара накинула кофту, повязала платок. Брату дала ветровку.
    — Только в лесу могли заблудиться, только там, — говорила она. — Видимо на шахту бегали — тут шахта километрах в шести — а назад дорогу не нашли.
    — А у друзей где-нибудь? — спросил Павел.
    — Нет, так поздно не могут у друзей. Их бы домой прогнали.
    Вышли из дома. Ночь была тёмной до ужаса. На небе — ни луны, ни звёзд. Тамара зажгла фонарик.
    — Им по сколько сейчас?
    — Старшему семь, младшему пять.
    — Ого, большие! Вроде бы вот-вот родились… Я почему-то считал, что у тебя грудные ещё дети.
    Дошли до конца улицы. Здесь свернули в лес — он начинался сразу же за домами.
    — Ах, негодники… Ах, паскудники… — качала головой Тамара. — Найду — выпорю.
    — Раньше бывало, что пропадали?
    — Чтобы домой не возвращались — нет. Я и не отпускала их никогда дальше магазина. Но разве уследишь?..
    — Там есть где укрыться, на шахте?
    — Да где там укрыться!?
    Сестра с фонариком шла впереди, Павел за ней. Она буквально бежала, он едва поспевал. Поначалу какая-то тропка виднелась, потом шагали прямо по бурелому.
    — Ты не подумай, — сказал Павел, — что я только из-за денег приехал. Их я, кстати, сразу же вышлю. Как только доеду.
    — На шахту смысла нет идти, — вполголоса, но надрывно разговаривала сама с собой сестра. — Они в лесу где-нибудь.
    — Мне и тебя повидать хотелось очень. Сколько — лет пять-шесть не встречались… Я, честно говоря, одно время зол на тебя был.
    Под ногами хрустел хворост. Павел шагал вытянув руки — огонёк фонарика мелькал где-то впереди — Тамара не ждала его. Он спотыкался, налетал на деревья и то и дело чертыхался.
    — Только бы на болото не вышли…
    — Может я и не прав конечно, но ты тогда тоже палку перегнула. Взять так и уехать, всех к чертям собачьим послать: мать, отца… Они тоже с недостатками, я не спорю, но так же нельзя с ними.
    — Перепугались ведь, сидят где-нибудь, ревут… Уж лучше бы на месте оставались, а то метаться станут.
    Кричали, звали их. «Коля!» «Саша!» Останавливались, прислушивались. Ничего, ни звука.
    — Ну найдитесь мне только, ну только найдитесь мне! Все потроха из вас выбью! — Тамара тряслась уже.
    — Я же знал, что муженёк твой — гнилой мужик. А ты: нет, нет, мы вдвоём горы свернём!.. Нате вам — смотался, попробуй, найди.
    — Подумать, хорошенько подумать надо — каким путём они идти могли. По колее? По колее дошли бы. Значит прямо так, напрямую двинулись.
    В темноте не было видно, но наверняка она была очень бледной сейчас. Губы её дрожали, она то и дело облизывала их.
    — Коля! — орала истошно. — Саша!
    Тишина.
    — Я в поезде когда ехал, — говорил Павел, — в окно смотрел: деревни какие-то, посёлки, один другого страшнее. Унылые все, серые. Вдруг говорят — твоя станция. Боже мой, думаю — неужели здесь ты живёшь?!
    — Колька-то порассудительней. Догадается, может на месте сидеть… А перепугались-то наверное, а перепугались!
    — Мать, кстати, совсем сейчас больная. А отец работает ещё. Склад сторожит.
    — Дома теперь сидеть будут… Чтобы хоть раз я их ещё отпустила!
    Накрапывал дождь. Мелкий, но неприятный.
    — Ты, конечно, Тамар, человек сильный, решительный, но и глупостей немало делаешь. Так же нельзя обрывать всё. Это же всегда — стремишься в космос, а оказываешься в Тьмутаракани.
    — Взгляни-ка под дерево. Не они это?
    — Нет, тут пенёк какой-то… Родители, между прочим, готовы помочь. Ты бы съездила к ним как-нибудь, помирилась бы что ли. Они же тоже переживают.
    — А что, если они уже мёртвые? — остановилась вдруг сестра. — Валяются где-нибудь со сломанными шеями…
    — Да ну, брось. Ничего с ними не случилось.
    — Не прощу себе это, — она прижалась к нему. Ревела навзрыд, дрожала вся.
    — Ну, ну, — успокаивал он её. — Не надо, не надо. Найдём мы их, обязательно найдём.
    — Коля! — орали они снова. — Саша!

    Часа в четыре утра, когда забрезжил рассвет, дети всё же нашлись. Свернувшись калачиком, прижавшись друг к другу, с дорожками слёз на лице, пацаны спали в ветхом охотничьем шалашике. Тамара тут же хотела растолкать их, но Павел остановил её.
    — Не надо, не буди. Напугаешь только.
    Сестра послушалась.
    — Да они живые ли? — утирала она слёзы.
    — Живые, живые. Вон дышат как!
    Они присели рядом. По земле стелился туман. Было холодно.
    — А я недавно грыжу вырезал, — сказал Павел.
    — Да что ты!
    — Ага. Терпел, терпел — нет, думаю, хватит.
    Вздрогнув, пацаны заворочались.

ПРОЩАЙ, ПРОКЛЯТОЕ ДЕТСТВО!

    — Мам, дай мне зеркало! — попросил он маму.
    — Нельзя, сынок, нельзя, — ответила она, качая головой.
    — Почему?
    — Это запрещено. Зеркало — зло, ты увидишь всё искажённо.
    Мальчик откинулся на подушку и тяжело вздохнул. Он был бледен: под глазами затаилась синева, на лбу блестели капельки пота, и душевные терзания — они так и проступали из-под тяжёлых век тревожным взглядом.
    Краешком полотенца мама вытерла с его лица пот.
    — Как хочется посмотреть на себя!.. — шепнул он. — Они уже большие, да?
    — Да, они большие, — кивнула мама.
    — А сколько миллиметров? Примерно.
    — Ну, миллиметров пять… или даже больше. Хорошая такая, густая щетина. Если смотреть издалека — совсем на бороду похоже.
    Мальчик слабо улыбнулся. Но тут же нахмурился.
    — И всё-таки они ещё очень короткие.
    — Не всё сразу, сынок. Они растут всё время, каждую минуту. Это незаметно, но это так. Просто нужно потерпеть.
    — Как трудно терпеть!
    — Но так надо. Ведь ты же знаешь — необходимо пройти через это. И если не выдержишь, сдашься — уже никогда не станешь взрослым. А это страшно.
    Он знал, как это страшно, он хорошо помнил все мамины рассказы. Он лишь крепко сжал зубы — чтобы быть твёрже, закрыл глаза — чтобы не дать проникнуть в себя Отчаянию, и попытался забыться. Мама поцеловала его в лоб, подоткнула одеяло и тихо ушла.
    Он так и не заснул этой ночью, не смог. В самый последний момент, когда уже казалось, что сон стоит на пороге сознания и вот-вот поглотит его в свои объятия, пытливый мозг рождал очередной неприступный образ, очередную злодейку-мысль, которая разбивала сонную твердыню, развеивала её вязкую туманность и возвращала ненужную конкретность. Борьба была упорной, но исход её был предопределён: сам того не хотя, он занимал сторону ясности, хоть и рад бы был всей душой сдаться на милость иллюзорности.
    Дом жил своей жизнью. Надо было лишь прислушаться и подождать самую малость, чтобы заметить её проявления. Терпеливый вознаграждался проникновением в тайну стен. Они тогда приходили в движение — бесшумно раздвигались и выворачивали реальность наизнанку, впуская в пространство комнаты своих посланцев. Монстры бессонницы выползали из нор.
    Первым приходило остромордое мохнатое существо с круглыми неподвижными глазами, взгляд которых имел способность проникать даже сквозь закрытые веки. Не спеша оно взбиралось по одеялу на кровать и степенно усаживалось на груди мальчика. Оно просто сидело, вперясь неистовым взглядом в детское лицо, не шевелясь и не издавая ни звука. Возможно, оно воплощало собой Уныние.
    Чесоточные черви появлялись следом. Сквозь складки простыни и подушки выползали они наружу и копошились на теле, развлекаясь в своих мерзких игрищах. Они были совсем крохотны и кожа зудела от их касаний. Постепенно они скапливались на лице. Они обвивали собой волоски и от слизи, что оставляли они за собой, лицо делалось влажным и липким. Хотелось давить их кулаками, размазывая крохотные тельца по скулам. Он судорожно вскидывал руки, но увы — крепкая бечёвка плотно приковала их к кровати — он был бессилен.
    Ещё вокруг летали Страшные Бабочки. Они возникали вдруг, неожиданно, их было неимоверное множество, и звуки, издаваемые ими, рождали холод. Это начиналось с ног, сначала лёгкая волна зарождалась в пальцах, она расширялась, уплотнялась, а потом, сорвавшись, неслась с ужасающей скоростью к голове. Достигнув её, она разбивалась ледяной глыбой и болевой шок от её распада был невыносим. Дыхание обрывалось, тело передёргивалось и в ужасе мальчик открывал глаза. Мрачное, степенное Отчаяние лениво разливалось по коридорам памяти. Оно было властно, всеобъемлюще и беспощадно.
    «Ты всё ещё терпишь?» — усмехалось оно коварными покалываниями.
    «Да», — откликался он ему.
    «И видишь в этом смысл?»
    Мальчик не видел в этом уже никакого смысла, но всё же возражал.
    «Я хочу стать взрослым».
    «Для чего?»
    «Взрослым надо стать, потому что на детях проклятие. Оставшийся ребёнком погибнет в хаосе».
    «Гнусная ложь. Тебе говорит это мама?»
    «Да».
    «Она врёт».
    «Мама не может врать!»
    «Может. Ведь ты же знаешь, что твои волосы совсем не растут, а она твердит тебе о мужественной щетине…»
    «Они всё равно растут…»
    «Нет, мальчик мой, нет. У тебя они не растут».
    «Чем я хуже других?»
    «Может быть мама не говорила тебе, но не все мальчики могут стать мужчинами».
    «Да, я знаю. Те, кто не выдержит…»
    «Нет-нет. Даже из тех, кто выдержит, многие не станут».
    «Я не верю в это».
    «А знаешь почему? Не потому, что у них не хватит силы воли, не поэтому… Просто-напросто у них не растут на лице волосы».
    «У меня растут!»
    «А вот и нет. Ты не видел их».
    «Я их чувствую».
    «Ты обманываешь себя. Тебе просто всё это кажется. Тебе даже руки связали, чтобы ты не мог на ощупь определить, что на лице ничего нет».
    «Руки мне связали, чтобы я не испортил всё а минуту слабости».
    «Увы, если бы это было так…Всё дело в надежде — согласись, без неё жить тяжело. Твоя мама просто подарила тебе надежду до того, как ты погибнешь в пучине хаоса».
    «Хаос, значит, всё же есть».
    «Есть, но лишь для тех, кто останется ребёнком в мире взрослых. В этом жестоком, уродливом мире, опустошающем тело и душу. Где же выход, спросишь ты?.. Он в мире детства! Слыхал про такой когда-нибудь?»
    «Он существует?»
    «Конечно! Это мир, где живут лишь дети. И они не взрослеют, потому что это противоестественно — взрослеть. Он чист, светел и прекрасен. Его наполняют доброта и любовь. Там вечная весна, вечное благоухание и счастье. Хочешь туда?»
    «Ты уведёшь меня?..»
    «О, да. Я знаю туда дорогу. Лишь там ты найдёшь покой».
    «Я хочу туда!»
    Мальчик дёргал ручонками, упирался ногами в спинку кровати, тряс головой и рвался, рвался из верёвок, опутавших его по всему телу. Казалось, ещё усилие — и он освободится. Желание уже благоухало в прекрасной стране детства и тело стремилось за ним, но… путы были сильнее. Измождённый, он сдавался и, рыдая горючими слезами, замирал на своей ненавистной кроватке.
    Сквозь плотные шторы пробивался робкий дымок света — наступило утро. Дверь тихонько отворилась и босоногая девочка на цыпочках подкралась к кровати. Взгляд её был шаловлив, а движения бесшумны.
    — Ууу! — крикнула она звонким голосом, для пущей острастки схватив мальчика за плечи. — Просыпайся, засоня!
    Мальчик нехотя открыл глаза. Веки были тяжелы и сухи.
    — Я и не спал, — хрипло ответил он. Прокашлялся тут же.
    — А давно проснулся? — она уселась на краешек, с ним рядом.
    — Я вообще не спал.
    — Всю ночь?
    — Всю ночь.
    Она недоверчиво на него покосилась.
    — Ну нет, всю ночь нельзя не спать.
    — Я не спал.
    — Вот так всё время лежал?
    — Угу.
    Они помолчали. Девочка встала, подошла к окну и, потянув за шнурок, отодвинула штору. Комнату залил свет, солнце, и стены были плотны сейчас.
    — Я знаю почему так — сказала она, вернувшись. — Тебя мучили кошмары.
    И кротко взглянула на него. Он не ответил на её взгляд встречной дозой кротости — был также вял и равнодушен. Она отвела глаза.
    — Ты молодец! — продолжила затем, — ты держишься. Я бы так не смогла.
    — Вам легче, — подал он голос. — Вам не нужно мучиться, пытаясь стать взрослым.
    — Но ведь мы и не становимся взрослыми.
    — Да и надо ли?..
    — Все мальчики должны стать мужчинами. С теми, кто не станет, даже страшно представить, что произойдёт.
    — Почему же девочки не должны взрослеть?
    — Мы становимся мамами… хозяйками дома — но остаёмся такими же… Так всё устроено.
    — Жестоко устроено.
    В дверях показалась мама.
    — Ага, разбудила уже брата!
    — А он и так не спал, — отозвалась девочка, соскакивая с кровати.
    — Опять… — мама уселась на её место. Потрогала сыну лоб, а ещё погладила по голове. Прикосновения её были ласковы и целебны — они снимали усталость.
    — Ну как сегодня?
    Он лишь отвёл глаза.
    Касания маминых рук сделались трепетнее.
    — Ну, нечего, нечего… И эта ночь прошла. Так они все и пройдут.
    Если б она продлила эту жалость хоть на секунду — он бы заревел. Но она встала, засуетилась, послала дочь за водой, и лишь горький ком подкатил к горлу. Мама дала ему утку, а затем, когда сестра принесла воду, умыла и причесала. За завтраком она сходила сама и забавно шутила, кормя его из ложечки. Сестрёнка вертелась рядом и тоже добавляла положительных эмоций. Всё было очень по-семейному и он повеселел немного.
    Первая половина дня вообще получилась неплохой. Мама с сестрой вовсю, как могли, развлекали его, что им в общем-то удавалось. Мальчик знал, что всё это делалось ради него и, понимая, что за этой безалаберной радостью скрывалось и нечто печальное, придавая ей оттенки неестественной вычурности, был всё же рад радости своих родных и улыбался им, чтобы не обидеть.
    После обеда мама читала вслух книгу. Книга была интересной, но слушая её, мальчик почему-то грустнел. Когда же солнце стало клониться к вечеру, грусть усилилась. С наступлением сумерек она превратилась во что-то колючее, тяжёлое, гадкое, чему и слово-то подобрать было сложно. Перед сном мама поговорила с сыном, как делала всегда. Взбодрила его, как могла. Он вроде бы всё понимал. То, что всё это очень серьёзно и что от него требовалась в эти дни недюжая стойкость; он был достаточно крепок, чтобы выдержать все мучения — так по крайней мере казалось ей, так она успокаивала себя — но отправляясь спать, она в очередной раз ощутила сердечную боль, которая не покидала её всё это время. Время взросления её сына.
    Эту ночь он выдержал. А вот следующая оказалась роковой. Утром они обнаружили его в состоянии, близком к гибельному. Мальчик едва дышал, заплаканные глаза были бездонны от невыносимой скорби и лишь глухие стоны, да какие-то страшные вскрикивания исходили из его гортани. Он долго не мог произнести ни слова, а когда всё-таки произнёс, слова его были такими:
    — Мама, я больше не могу!
    — Что ты, что ты, — попыталась было она возразить, но в ответ мальчик взорвался.
    — Я не могу больше!!! — завопил он в истерике и тело его забилось в конвульсиях. — Не могу больше!!!
    Мама заплакала. Кинулась сыну на грудь, обняла его крепко. И говорила, говорила, полушепча-полупричитая. Всё, что шло на ум, всё, что вертелось на языке. Он не слушал её. Он вырывался от её ненавистных ласк, вырывался из пут и кричал, и плакал, но уже без слёз. Он лежал перед ней, обессиленный, жалкий, страшный, будто и не сын вовсе, а кто-то другой, кто-то чужой. Хотелось отшвырнуть это создание, как какое-то гадкое насекомое, завизжать, отбежать в сторону и навсегда забыть, как мгновенный испуг, но…
    — Ты же знаешь, что бывает с теми, кто не сумеет повзрослеть, — сказала она тихо.
    — Ну и пусть! — голос его дрожал и срывался на визг. — Мне всё равно сейчас.
    — Ты хочешь испытать насмешки, унижения?
    — Пусть лучше унижения, чем эта мука.
    — А готов ли ты к ним? Сможешь ли ты жить втоптанным в грязь?
    Он не ответил, лишь хриплый выдох вырвался из напряжённых губ. Она смотрела на него пристально, сурово — смотрела и ждала ответа, хотя и знала, каким он будет.
    — Я не могу, мама, — направил он на неё свои молящие глаза. — Отпусти меня.
    Мама тяжело вздохнула и низко опустила голову. Потом рывком вскинула её и лихорадочно, путаясь в узлах, стала развязывать сына. Развязав, бросила.
    — Иди. Возьми нож, он на кухне, в столе. Побреешься им.
    Мальчик встал и нетвёрдой походкой направился к дверному проёму. Испуганная сестрёнка робко жалась к стене.
    — И ещё, — сказала мама вслед. — Когда ты сделаешь это, ты должен уйти из дома.
    Мальчик вышел.
    «Боже мой! — думала она и ледяной ужас разрастался в голове. — Боже мой! Он погиб!»
    Добравшись до зеркала, мальчик долго всматривался в своё отражение. Спутанные волосы, острые скулы, впалые неистовые глаза, а ещё колючки на лице — всё это производило мерзкое впечатление. Он брезгливо водил по щетине пальцами и омерзение росло. Он схватился за нож.
    Намочил лицо и уже занёс руку над щекой, но остановился вдруг. Странная сила мгновения — она решает многое.
    Горстка песчинок слетает с ладони под порывами ветра. Листва шумит, шумит яростно и от шума этого тревожно. Грациозные лани кувыркаются в траве, нега их полна и красива. Тучи свиваются в кольца и тут же исчезают. Крохотность, тусклость. Протянуть руку и коснуться выступа. Откроется важное. Почему, почему они без отдыха бредут и лица их так исполнены скорби? 3меи, это змеи. Они извиваются и сбрасывают кожу. Проходящее замирает, оттого вокруг камни. Мне светло и приятно, я бескрыл. Сзади — ничто, и оно не исчезнет, но к нему незачем. Потому что между. Между двух бездн. Двух страхов. Пусть, пусть. Всё лишь влага, она испаряется. Вот он, пар, вот он.
    Рука дрогнула, нож выскользнул и от звука его падения мальчик вздрогнул. По телу плыла гадкая слабость. Ноги подкашивались и, не в силах сопротивляться, он тяжело сполз по стене на пол. Изображение размывалось, линии рушились. Мама, сестра — они тоже кружились в сгустках тумана. Гасли постепенно.
    — Выбросите его, — шептал он им, погружаясь в забытьё. — Выбросите.
    Прошло несколько долгих месяцев. Торжественный момент наступил.
    Ночь, предшествовавшую ему, он спал спокойно; наутро мама с сестрой разбудили его. Лица их были восторженно — строги и суровая величавость так и сквозила в каждом их движении. Его отвели мыться.
    Здесь, перед зеркалом он увидел себя во всей красе. Тело было худым, костлявым, ноги тонкими и слабыми, грудь казалась впалой, но зато какой была борода! Чёрная, роскошная, она так и колосилась сильным, упругим волосом, к которому сами по себе тянулись руки. Он прикасался к ней, наматывал волосы на пальцы и не мог сдержать улыбки, которая предательски обозначалась в едва видневшемся разрезе рта. Сейчас, в эти секунды, к нему приходило Знание: весь смысл и суть этого перевоплощения. До того он мог лишь усилием неокрепшего ума представлять себе все цели и природу взросления; сейчас он чувствовал их нутром.
    «Вот теперь я стал мужчиной!» — подумал он.
    Помытого, чистого его одели. Одели в красивую, строгую одежду. Мама с сестрой не могли скрыть гордости, глядя на него, и он, чувствуя это, гордился собой вместе с ними.
    Затем они шли долгим коридором, в котором гулко раздавались шаги и который хотелось побыстрее преодолеть почему-то. Возле двери их ждали двое мужчин; бороды их были огромны, но они смотрели на него с уважением. Здесь родственники должны были оставить их.
    Прощание было недолгим. Сестрёнка чмокнула его в заросшую щёку, а мама, прежде чем сделать то же самое, одарила его долгим и проницательным взглядом. Что-то странное было в нём, но что именно, он понял лишь несколько секунд спустя, когда суровые мужчины вели его по лестнице вниз.
    «Ведь это были слёзы, она плакала… Но почему, ведь я уже взрослый?»
    Его ввели в огромный зал, где стены лишь угадывались, а потолок представлял собой что-то ирреальное — он будто проплывал в вышине смутными, едва угадываемыми образами, дрожа и люминесцируя. 3ал был заполнен мужчинами. Бородатые, одетые а строгие тёмные одежды, они стояли молча и все до единого смотрели на него. Узкий проход значился впереди, он двинулся по нему. В конце его на троне восседал старец. Борода его была седа и неимоверно длинна. Он приветствовал новоприбывшего учтивым кивком головы, с величавым достоинством принял ответный поклон и произнёс:
    — Мы рады приветствовать тебя среди нас. Ты поборол страшные узы детства и это самая главная победа в твоей жизни. Мрак позади, тьма отступила, лишь радость ожидает тебя. Будь счастлив!
    И в этот момент все мужчины выкрикнули громогласное приветствие. Он стоял оглушённый, поверженный, но неимоверно счастливый, и это чувство общности, суровая и трогательная истина мужского братства наполняли его восторгом до самых краёв. Он был здесь, он был с ними, он был один из них.
    Прощай, проклятое детство!

МОЯ ПОДРУГА — БЛЯДИНА

    — Твоя подруга — блядина, — сказали мне озабоченно пацаны. — Она валяется со всеми подряд, даже с нами. Прими меры.
    Я ковырялся спичкой в зубах.
    — Я её не брошу, — ответил им.
    — Ну смотри, — пожали они плечами. — Наше дело — предупредить.

    — Паша, твоя подруга — блядина, — сказали мне озабоченно подруги моей подруги. — Перед всеми ноги раздвигает, даже перед твоими друзьями. Сделай что-нибудь! Ты выглядишь с ней последним долбоёбом.
    Я открыл банку пива и сделал глоток.
    — Я не собираюсь её бросать, — ответил им.
    — Ну и дурак! — поморщились они. — Настоящий парень давно бы научил её уму-разуму.

    — Павлик, сынок! — сказали мне озабоченно родители. — А ведь твоя подруга… блядина. Нам одна женщина из соседнего подъезда рассказывала — прямо на скамейке её оприходовали. Трое или четверо.
    Я закрылся в туалете и уселся на унитаз.
    — Она мне нравится, — крикнул им. — Бросать её не собираюсь.
    Родители не теряли надежды образумить меня.
    — Павлик, ты же хороший парень. На электрика учишься. Возможно, тебя на завод возьмут. А кто она? Продавщица в комке! Да ещё — блядина.
    — Разговор окончен, — сказал я им.

    — Павел, долго думали, говорить ли тебе об этом, — сказали мне озабоченно родители моей подруги, — но дело в том, что Оля — по всей видимости… блядина. Она даёт всем, кто ни попросит. Нам кажется, что у неё триппер.
    Я достал из пачки сигарету.
    — А мне по фигу, — ответил им. — Блядина — не блядина, зато моя. Всё равно её не брошу.
    — Идиот! — крутили они пальцем у виска.

    — Подруга — блядина! Подруга — блядина! — кричали мне дети на улице.
    Я свернул с дороги. Попытался обойти их стороной.
    — Разберись с ней! — кричали дети. — Хули ты как пиздюк последний!
    Я закинул в рот жевательную резинку.
    — Отстаньте от меня! — отмахнулся от них. — Оля — моя подруга, и точка.
    — Чмо! Мудило! — кидали они в меня камни.
    Я не обращал на них внимания.

    — Привет, блядина! — сказал я подруге.
    — Привет, — ответила она. — Что, уже рассказали?
    — Рассказали. Может и ты рассказать хочешь?
    Она помолчала, подбирая слова.
    — Да ничего особенного не было. Дала на днях двум пацанам, и всё. Просто очень просили! Симпатичные такие, добрые. Прикольные.
    — Двум? — я был искренне удивлён.
    — Да, всего двум!
    У меня отлегло от сердца.
    — Хех, а мне тут такое наговорили! Гады злобные.
    — Они такие!.. Они обосрут и прощенья не попросят.
    — Люди, бля… Сколько ж в них злобы!..
    — Люди, да! Никого хуже людей нет.
    Инцидент был исчерпан.
    — Потрахаемся? — предложила Оля.
    — Давай, — согласился я.
    Мы потрахались. Оля — бесподобная трахальщица. У меня, правда, никого, кроме неё не было, но уверен, что с ней никто не сможет сравниться. Да и все пацаны так говорят.
    — Ну ладно, пойду, — сказал я, одеваясь.
    — Пока, — поцеловала она меня.
    — Завтра позвоню. Может, в кино сходим.
    — Завтра меня не будет. Пацаны на шашлыки звали.
    — А-а… Ну тогда послезавтра.
    — Звони.
    Мы попрощались.
    Хоть как её называйте, думал я, а всё равно она моей будет. И пусть я буду последним гадом, если когда-нибудь предам свою подругу!

КОРОТКИЙ РАССКАЗ О СЕКСЕ

    — Секса нет, — говорила она, застёгивая лифчик.
    Когда-то раньше войти в неё представлялось верхом блаженства. Она ложится на кровать, раздвигает ноги — ты входишь и замираешь. Её глаза закрыты, грудь вздымается и можно кусать соски. Так и делал, но она кричала потом — я норовил прокусить насквозь. Всегда хотелось ощущения — одного единственного, специального — оно приходило, но уже в виде воспоминаний. Каждая секунда, каждый миг — они тут же становились прошлым. А ты в ней… Это тоже из прошлого, я никогда не чувствовал настоящего, находясь в ней. Все те минуты обладания ею, все они — отложения памяти. Она любезно предоставляет их, но иногда с деформациями. Расплывчатые пятна, пересечения линий и грохот со всех сторон. Она всегда за пределами и, даже прикасаясь к ней, касаешься не её, а чего-то другого.
    — Секса нет, — говорила она, надевая юбку. — Секс — это иллюзия. Ты наделяешь действо смыслами, одариваешь эмоциями, но оно бессмысленно. В нём отсутствует конечность, трудно отыскать начала, скольжение присутствует постоянно и глаз фиксирует лишь одномерность.
    Когда-то раньше она была задастой девкой, которой я весело подмигивал, прижимая к перилам. Она застенчиво потупляла взор, но рук моих не убирала и послушно поднималась пролётом выше — в чёрное и затхлое отверстие двери. Послушно расстёгивала пояс, послушно вставала на четвереньки… Когда-то… Когда-то… Мне очень нравится это слово: Когда-то. Она и сейчас такая же — задастая и послушная, но я начертил уже грань. Тонкая линия, кривая и нечёткая — она и зовётся Когда-то. За нею — вспышки и горение, за нею — выпуклость и упругость, за нею — блики и затемнения. После — лишь унылая одномерность. Одномерность. Она права — это одномерность. Одна линия, одна плоскость — стороны отсутствуют и невозможно закинуть голову. Невозможно обозреть горизонты, земля и небо не разделяются больше ими. На поверхности — выступы, за них цепляешься и ползёшь. Давление равномерно, выделений не допускает. Вроде бы темно.
    — Секса нет, — говорила она.
    И я ей верил.

ТРОГАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ О СМЕРТИ

    «Она всегда была упрямым человеком, — начала она, поёживаясь от волнения, — и все свои поступки совершала словно назло кому-то. Она и умерла так же…
    Говорят, люди перед смертью чувствуют свой конец, видят ангела, кружащего над головой, слышат голоса. Вряд ли она видела что-нибудь. За день до смерти она выглядела точно так же, как и во все предыдущие дни своей жизни — растрёпанно и обозлёно. Она умерла ещё не старой — её не было и пятидесяти.
    Сейчас уже трудно вспомнить, что ощущал Алексей, когда вернувшись однажды с ночной смены, обнаружил мать на полу. Она лежала на спине, в мятой и грязной сорочке. Он вызвал «скорую помощь». Голос был на удивление спокойный».

    Я был единственным её слушателем — и хоть она не верила в мою благосклонность, всё же посвящала меня в тайны своих неровных закорючек.

    «Все последующие часы вплоть до её похорон были, пожалуй, самым странным временем в его жизни. Точнее безвременьем. Оказалось, что просто так умереть нельзя: для признания смерти и для проведения похорон нужно было обойти уйму мест. Он ходил по ним в полузабытье, в полусне. Подписывал бумаги, слал телеграммы родственникам — из которых приехала лишь мамина сестра, разговаривал с какими-то людьми.
    Последняя ночь была самой ужасной. Они проводили её втроём: Алексей, мать и тётя Света. В чёрной одежде, сгорбленная — тётя Света словно и была воплощением смерти, которая является за людьми. Забившись в угол, на самый край дивана, она сидела и водила глазами из стороны в сторону. Алексей сидел в кресле у противоположной стены и вглядывался в ромб на ковре. Тёмно-красный при свете дня, он был сейчас совершенно тёмен, но всё же выделялся на ещё более тёмном фоне. Он словно плыл по комнате, плыл, не двигаясь с места, он скручивался в рулоны и расправлялся тут же, превращался в круг — из круга в овал, а из овала в колонну, выраставшую посередине комнаты. Порой он попросту исчезал, но тогда становилось совсем страшно — почему-то будучи зримым, не давал страху прорваться извне всей своей ужасающей обречённостью.
    — Я заснуть постараюсь, — сказал Алексей, поднимаясь и протискиваясь между стеной и гробом.
    — Поспи, — бормотнула ему тётка.
    Он ушёл в другую комнату, лёг на кровать, но заснуть в ту ночь так и не смог. Лежал с открытыми глазами, уставившись в потолок. Когда стало светать, поднялся».

    Она замолчала, нервно вздохнула и вдруг посмотрела на меня. Я был серьёзен. Это её взбодрило.
    — Ну как… пока? — спросила она.
    — Ничё, — покивал я головой. — Трогательно.
    Слово «трогательно» её не понравилось. Она нахмурилась и продолжила:

    «Людей на похоронах собралось немного: было несколько человек с маминой работы и три-четыре соседки. Пришёл и отец.
    Он тогда не женился ещё во второй раз, сильно пил и представлял из себя зрелище жалкое: какое-то облезлое, сморщенное существо с глазами навыкате. Алексею он сказал самое глупое, что только можно было придумать:
    — Крепись, сынок, крепись.
    С маминой работы выделили автобус — обшарпанный «Пазик», на нём и везли гроб на кладбище. Стояла жара, ни единого облачка на небе и ни единого дуновения ветра. Все нещадно потели.
    Он нёс гроб на правом плече, впереди. Рядом шёл отец, а позади ещё два мужика. Мать была тяжёлой. Алексей не ожидал, что она будет тяжёлой настолько, что хотелось просто выскользнуть из-под гроба.
    У ямы что-то вроде прощальной речи сказал отец. Речь состояла из одних лишь всхлипываний и хрюканий. Потом все прощались с мамой. Он, отец и тётя Света поцеловали её в лоб, остальные прощались недвижимо и молча. Стали забивать гвозди. Он забил целых два у своего угла. Один вошёл вроде бы нормально, а вот второй — неудачно. Поначалу он вовсе не хотел заходить в дерево, Алексей вколотил его всё же — гвоздь вошёл, но криво и наверняка вылез с обратной стороны. «А вдруг прямо ей в плечо», — подумал он с ужасом.
    Гроб опускали на верёвках. Отец с мужиками опустили плавно, а вот Алексей — с лёгким гулом. Он смутился, поджал губы, окинул всех лихорадочным взглядом, но него никто не смотрел. Все тянулись к куче грунта, чтобы кинуть по горсти в могилу.
    «Что за глупость», — думал Алексей, наклоняясь за своей горстью. «Как будто все рады, быстрей засыпать готовы».
    Его собственная горсть глухо шмякнулась о крышку и разбросала земляные брызги во все стороны. Два кладбищенских могильщика принялись закидывать яму лопатами.
    — Лёш, — спрашивал его по дороге к автобусу отец. — Тебе сейчас сколько лет?
    — Догадайся, — глухо отозвался он.
    — Двадцать шесть, нет?
    — Двадцать шесть.
    — Ё-моё, уже двадцать шесть!
    Поминки были скромные. Все молча пережёвывали пищу и старались не смотреть друг на друга.
    — Хорошая была женщина, — говорила одна из старух. — Проходит мимо тебя — всегда поздоровается.
    — Старшая сестра — это же мать почти! — слышался голос тёти Светы. — Меня мать так не воспитывала, как она. Стирала всё с меня, следила за мной как могла…
    — Ответственная, трудолюбивая, — добавлял какой-то мужик. — Мы вместе пять лет работали, всегда на неё положиться можно было!»

    — И вот тут я застряла, — сказала она, опуская исписанные листы. — Не знаю, как закончить. Помоги.
    Я задумался.
    — Я бы закончил так, — сказал через пару минут. — Все напиваются, расходятся, и какой-нибудь мужик говорит — пусть тёте Свете: «Что ты понимаешь в смерти, дура!»
    Она помолчала, а потом сказала задумчиво:
    — Зря я тебе это читала.
    Я и сам знал, что зря.

ПСИХОАНАЛИЗ КАК ОН ЕСТЬ

    Секретарь доктора встретила меня дежурной, но весьма доброжелательной улыбкой. Мы поздоровались. Я нервничал, но старался держать себя в руках.
    — Господин Ковальчук? — спросила она.
    — Да, это я.
    — Генрих Альбертович ждёт вас. Пройдёмте.
    Я зашагал вслед за ней по небольшому коридору с морскими пейзажами, развешанными на стенах. Коридор упирался в красивую, покрытую чёрным лаком дверь. На стене над дверью была приделана фигурка ангела.
    — Генрих Альбертович! — приоткрыла дверь секретарь. — К вам пациент.
    — Да, да, пусть заходит, — донёсся густой, бархатный голос психоаналитика.
    Я переступил порог заботливо приоткрытой секретарём двери и вошёл в кабинет.
    — Валентин Тимофеевич, — приветствовал меня рукопожатием доктор.
    — Генрих Альбертович, — ответил я на рукопожатие.
    Он оказался серьёзным представительным мужчиной за пятьдесят в затемнённых очках и с окладистой седой бородой.
    — Присаживайтесь, — предложил он мне. — Прежде чем начать, я сделаю некоторые записи для карточки пациента. Ваш возраст?
    — Тридцать четыре.
    — Образование?
    — Высшее.
    — Профессия?
    — Менеджер.
    — В какой сфере?
    — Торговля автомобилями.
    — Семейное положение?
    — Холост. Точнее сказать в разводе.
    — Как давно?
    — Три месяца.
    — Раньше обращались к психоаналитикам?
    — Нет. Это первый раз.
    Доктор удовлетворённо покивал головой и, закончив писать на бланке, откинулся на спинку кресла.
    — Итак, Валентин Тимофеевич, на что жалуетесь?
    В очередной раз на меня нахлынула волна скованности.
    — Депрессия, — ответил я. — Тяжёлая депрессия. Плюс… некоторые проблемы в сексуальной сфере.
    — Какие именно?
    Я собрался с духом и выдохнул:
    — Неприязнь к сексу. Не получаю от него никакого удовольствия, но при этом постоянно о нём думаю. Когда оказываюсь рядом с женщиной, испытываю тошнотворное чувство отторжения. Никаких явных причин к этому не вижу.
    Генрих Альбертович покивал головой и, немного подумав, сказал:
    — Мы поступим так. На сегодняшнем сеансе я постараюсь выявить причину вашего состояния и наметить пути для его преодоления. По окончании сеанса я сообщу вам, какие действия намерен предпринять по отношению к вам в дальнейшем, сколько времени займёт ваше лечение и некоторые особенности его осуществления. Если таковые особенности будут иметь место, — улыбнулся он.
    Я постарался улыбнуться в ответ. Вышло это несколько коряво.
    — Ну а теперь, — продолжил доктор, — я прошу ваш переместиться на кушетку, снять пиджак, расслабиться. И мы немного побеседуем.

    — Почему вы развелись с женой? — задал доктор вопрос.
    Вопрос этот я ждал. Именно в разводе, как мне казалось, психоаналитик и будет искать причины моего неадекватного состояния. Хотя развод… Что развод, он не имел ко всему этому никакого отношения. Депрессия и сексуальная неудовлетворённость преследовали меня и раньше. Задолго до того, как я познакомился с Оксаной.
    — Мы не любили друг друга. Были совершенно разными. Даже трудно сказать, почему мы решили пожениться. К тому же у неё имелись лесбийские наклонности.
    — Вот как! Опишите её.
    — Она высокая черноволосая девушка. Симпатичная, но вряд ли её можно назвать красавицей. Спортивное телосложение, карие глаза, улыбчивая.
    — Это был ваш первый брак?
    — Официальный — да.
    — Были неофициальные?
    — Да, в студенческие годы я жил с одной девушкой. Это была в большей степени дружба, чем любовь и привязанность.
    — Как звали ту девушку?
    — Её звали Алёна.
    — Как она выглядела?
    — Она была рыженькой, веснушчатой девушкой. Хрупкого телосложения.
    — Вы лишились девственности с ней?
    — Нет, девственности я лишился в школе.
    — Каким образом?
    — Мы с двумя друзьями заплатили деньги одной женщине.
    — Взрослой женщине?
    — Да, ей было за тридцать.
    — Вам понравился ваш первый секс?
    — Нет, не очень. Я практически ничего не почувствовал.
    — В каком возрасте это произошло?
    — В пятнадцать.
    — Вы, или кто-то из ваших друзей бил эту женщину?
    — Нет, что вы! Она была гораздо старше нас, мы относились к ней с уважением.
    — Вы встречались с ней один раз?
    — Нет, раза четыре.
    — И каждый раз платили?
    — Да.
    — Каждый раз вы были с друзьями?
    — Да, с друзьями.
    — Как её звали?
    — Не помню.
    — Опишите её.
    — Я плохо помню, как она выглядела.
    — И тем не менее, постарайтесь вспомнить.
    Я попытался воссоздать в памяти те детские полузабытые сцены. Почему-то память не торопилась выдавать их мне в полном объёме и без искажений.
    Женщина, виделось мне. Голая женщина стоит посреди комнаты на коленях.
    «На коленях? Разве она стояла на коленях?»
    Чья-то нога вытягивается к ней и прикасается подошвой к щеке. Женщина ластится к ней, целует её и пытается лизать. Я понимаю, что нога моя. Потом я почему-то сижу на ней верхом и отчаянно смеюсь. Женщина бегает по залу — по огромному залу — он постоянно увеличивается и вдруг я понимаю, что это вовсе не зал, а какое-то поле, мы скачем по нему, у женщины длинные ноги и копыта, я подковал её на днях. В моих руках плётка, я хлещу её по бокам и улюлюкаю. Вокруг всадники, у них в руках сабли, они машут ими, а женщины под ними рычат. Я отрубаю головы, и кровь, густая тяжёлая кровь хлещет фонтанами из ран. Уставшая женщина хрипит подо мной и бормочет: «Как я хотела бы сестрёнку…»
    «Что со мной происходит? Почему заболела голова?»
    Я чувствовал отчаянное головокружение. Потолок и стены плясали. Меня тошнило.
    — Вы занимались с Алёной анальным сексом? — слышал я голос доктора.
    — С Алёной? С какой Алёной?
    — Алёна — это девушка, с которой вы жили, будучи студентом.
    — Ах, с Алёной… А разве я уже рассказал вам о той женщине из детства?
    — Да, не волнуйтесь. Вы всё рассказали. Итак, Алёна…
    — Алёна… — я пытался сосредоточиться. — Да, кажется, мы занимались с ней анальным сексом.
    — Вы не уверены?
    — Просто я плохо помню. В любом случае мы не особенно увлекались этим. Ей не нравился анальный секс.
    — Ей было больно, неприятно?
    — Да. Кажется, да. Ей было неприятно.
    — А Оксана? Она любила анальный секс?
    — Оксана? — я напряжённо вспоминал это имя.
    — Да, Оксана. Ваша жена. Вы развелись с ней три месяца назад.
    — Оксана, да, да, Оксана… Да, мы занимались анальным сексом.
    — Как часто?
    — Нечасто. Всего несколько раз.
    — Она встречалась при вас с девушками?
    — Да, к ней приходили подруги. Но если вы имеете в виду…
    — Именно это я и имею в виду. Вы видели, как она занималась сексом с девушками?
    — Нет, секса я не видел. Я видел, как она целовалась с ними.
    — Как часто Алёна занималась сексом с девушками?
    — Алёна? Разве она была лесбиянкой?
    — Я спрашиваю у вас.
    — Я не помню. Неужели и она была лесбиянкой?
    — Вспомните хорошенько. Она обнималась с подругами, целовалась?
    Две девушки. Сидят в беседке, вдали море. Поцелуи, ласки. Поворачиваются в мою сторону и, заразительно смеясь, манят меня к себе. Но я не там, меня нет там. И тем не менее я вижу.
    «Это не моё. Ничего подобного я не помню!»
    Бежим. Ветер и дождь. Звери сзади, их целая стая. Я слышу вой, но ноги скользят. Девушка поддерживает меня и шепчет: «Скорей, любимая, скорей!..» Глина, месиво. Ноги вязнут, я кричу, она впереди и не может дотянуться. Я оглядываюсь — волчьи пасти. Вот они, вот. Меня сбивают с ног и зубы вгрызаются в горло.
    «Потерянность и покой. Мне отдохнуть бы, забыться».
    — Ваша мать кормила вас грудью?
    — Не помню.
    — В каком возрасте она вас родила?
    — В двадцать один… кажется.
    — Она мастурбировала вам?
    — Мастурбировала?!
    — Да, некоторые матери мастурбируют своим сыновьям. Так советуют делать многие сексологи. Для снятия у ребёнка напряжения.
    — Нет.
    — Нет или вы не помните?
    — В моей памяти нет таких воспоминаний.
    — Вы видите ползущую по дереву змею. Ваши действия.
    — Змею?.. — голова была тяжёлой и не желала мне подчиняться. Не удалось даже приподнять её. — Какую змею?
    — Ядовитую змею. Она шипит и высовывает язык. Что вы будете делать?
    — Не знаю… Понятия не имею.
    — Вы должны ответить.
    — Я отрываю ей голову.
    Голос доктора был глухим и отдалённым. Я едва слышал его.
    — Два ребёнка. Мальчик и девочка. Девочка отнимает у мальчика игрушечный пароход. Кто из них ваш ребёнок?
    — Отнимает девочка?.. Забавно. У меня нет детей.
    — Один из них — ваш ребёнок.
    — Мой ребёнок — внутри! Он внутри меня!
    — Он один из них.
    — Он ещё не родился!
    — Вы держите в руке мужской член. Вы хотели бы его погладить?
    — Мужской член? Да, конечно!
    — Вы гладите его. Что ещё?
    — Я плачу.
    — Вы плачете?
    — Я плачу неистово. Я ласкаю его и плачу.
    — Хорошо. Вы бреете волосы.
    — Волосы? На спине?
    — Разве я сказал на спине? Вы бреете их на спине? Это спина?
    — Спина? О, чёрт, неужели он вернулся!
    — Кто он?
    — Мой мужчина. Мой бывший мужчина.
    — Сколько лет вы встречались?
    — Три года. Три ужасных года. Знали бы вы, как он неприятен мне!
    — Вы венчались в церкви?
    — Мне трудно вспомнить. Церковь…
    — Вспомните церковь. Нечто очень важное связано с церковью.
    — Церковь…
    Я в белой фате, я венчаюсь. Над моей головой держат венец, я смеюсь и жду мужа. Подъезжает машина, он выходит из неё — в чёрном костюме, с розой на лацкане. С огромным букетом роз.
    «А ещё он уложил лаком волосы. Первый раз в жизни. Они были такие гладкие, твёрдые и совершенно не колыхались на ветру».
    Два бокала, в обоих — вино. Руки смыкаются, слышен звон хрусталя. По течению и в кратности — завлекаемы, видимы. Солнце? Да, почти что. Плотность разрывается и сквозь густые покровы пробивается первый луч. Ласка, нега, расслабленность. Меня трогают руки, скользят по груди, по животу, потом спускаются ниже… Ориентир вдали, курс прочерчен, колонны движутся. Влагой, влагой, влагой — идём и движения яростны. Прочерки, воздействия. Что-то не так? Всё так, дорогая, всё так. За приходом искры и разносятся сонмами во всю безбрежность. Сеют, жнут. Люди со сжатыми кулаками, за ними правда и ответственность. Порой в забытьи, порой отчаянием. Рухни, сойди! Отведут в конечность начертанного, объяснят позывные. Ответишь двумя длинными и коротким. Жертвенные, и топтать, топтать. Отчётлив, разумен, скор. Приходит тишина, девушки молчат и жалостливо смотрят вдаль. Вечер. Ты возьмёшь меня с собой? Ну, конечно. Конечно. И сквозь покровы, сквозь тьму — будет нестись и звать. Где же ты? Где?

    — В каком возрасте вы в первый раз поцеловались с мальчиком? — доктор внимательно смотрел на меня и делал какие-то записи в блокнот.
    — В семь лет, — ответила я. — Это был соседский мальчик, я плохо помню его.
    — Это были только поцелуи или что-то большее?
    — Только поцелуи. Я бы просто не позволила тогда что-то большее. У меня были очень строгие родители, они постоянно напоминали мне о правилах хорошего поведения.
    — А с девочкой?
    — С девочкой позже. Лет в двенадцать.
    — Какой поцелуй понравился вам больше?
    — Конечно с девочкой. Девочки нежнее.
    — Ваш бывший муж часто оказывался не способен выполнить супружеский долг?
    — Да, частенько. И всегда он винил в этом меня.
    — Каковы были его доводы?
    — «Ты холодная, равнодушная. Ты не возбуждаешь меня». Наверное, он был прав.
    — Он не мог быть прав. Та девушка, с которой вы сейчас встречаетесь — она дорога вам?
    — Трудно сказать. Она милая, но вряд ли я люблю её по-настоящему. К тому же мне ужасно хочется построить наконец-то нормальные гетеросексуальные отношения. Тяга к мужчинам ещё не угасла во мне.
    Генрих Альбертович посмотрел на часы.
    — Ну что же, Валентина Тимофеевна, — сказал он. — На сегодня закончим.
    Я поднялась с кушетки, поправила юбку и причёску.
    — Какие ваши заключения? — спросила у психиатра.
    — Заключения позитивные. Случай ваш интересный, но вполне поддаётся лечению. Половая дезориентация — это весьма распространённое явление. Думаю, что смогу помочь вам. Цикл из десяти сеансов должен снять все противоречия в вашей психике. Вы согласны на лечение?
    — Да, конечно. Я доверяю вам.
    — В таком случае жду вас в пятницу в это же время.
    Я взяла свою сумочку и направилась к двери.
    — До свидания, Генрих Альбертович, — сказала на прощание доктору.
    — До свидания, — отозвался он. — Всего хорошего.
    В коридоре я встретила секретаря. Она тоже собиралась уходить.
    — Закончили? — улыбнулась она мне. — Значит, можно сходить на обед.
    — Вы ходите в ресторан? — спросила я.
    — Нет, поблизости нет приличного ресторана. Я хожу в кафе. Оно немного пролетарское, но питаться там можно.
    В лифте мы спускались вместе. Я смотрела на попку этой девушки и чувствовала, как во мне просыпается желание.
    «Вот бы залезть ей под юбку», — мелькнуло в голове.
    Вы не будете против, если я пообедаю с вами? — спросила я её.

ЖЕНЩИНА С ВОЛОСАТОЙ ГРУДЬЮ

    Когда я учился в медицинском институте, нам показывали женщину с волосатой грудью. Это называлось атавизмом и поначалу женщина вызвала в нас только неприятные эмоции. Девочки морщились, парни поёживались, но все исправно записывали слова профессора Сотникова, который рассказывал нам о сущности этого явления — всё-таки мы были будущими докторами. Со второй лекции, однако, стали происходить странные изменения: я и два моих друга — Егор и Костя — почувствовали странное к ней влечение. Через неделю мы безумно в неё влюбились.
    — Ты смотри, ты смотри! — шептал Егор, когда она обнажала грудь. — У меня прямо-таки эрекция.
    — И у меня, — говорил я.
    Застенчивый Костя думал какое-то время, но решался наконец вставить слово и от себя:
    — У меня тоже.
    Он дико при этом краснел. Мы на него внимания не обращали.
    Профессор Сотников помогал женщине снять лифчик, брал указку и, поставив её в центр аудитории, показывал нам области оволосения. Потом мы по очереди подходили к ней и разглядывали волосы вблизи. Они были не слишком густые, но зато вьющиеся. Покрывали всю область между полушарий, спускаясь по животу чуть ниже линии сосков, а также сами груди, заметно редея к бокам. Цвет их тоже менялся: между грудей росли чёрные, а на грудях светлее и рыжее. Я не сдержался и потрогал их — профессор Сотников кивком одобрил мой интерес — волосы были жёсткие и колючие.
    — Вы бреете их? — спросил я у женщины.
    — Сейчас нет, — ответила она, мило улыбнувшись. — Но раньше брила.
    Женщине было чуть за тридцать. Была она приятной, хоть и грубоватой наружности, и формы её тела весьма впечатляли.
    — Когда это началось у вас? — снова задал я вопрос.
    — В четырнадцать лет.
    — Они просто начали расти?
    — Ну да.
    — Или происходило что-то ещё?
    — Например?
    — У вас был зуд, чесотка, возможно лишай на груди?
    — Вы знаете, — ответила она после паузы, — что-то подобное было.
    — Да? — удивился Сотников. — Вы ничего не говорили мне.
    — Я думала, что это не относится к делу.
    — Так что же это было? — продолжал Сотников. — Зуд, чесотка?
    — Грудь действительно чесалась и весьма сильно, — вспоминала женщина. — А ещё на ней были маленькие красные пупырышки.
    — Угу, угу, — кивал Сотников. — Это очень интересно.
    — Потом всё прошло и стали расти волосы…
    — Появлялись ли у вас области чесотки после этого? — спросил я.
    — Нет. Кроме груди у меня совсем нет волос. Только на лобке немного, да на голове, — улыбнулась она. — А на ногах — ни одного.
    — Вы комплексовали по этому поводу? — продолжал задавать я вопросы.
    — Сначала — да, но потом смирилась. По крайней мере, это никак не отразилось на моей личной жизни. Я вышла замуж, у меня двое детей, неплохая работа.
    Она совсем не казалась несчастной. Может оттого, что за демонстрацию своей груди она получала деньги.
    — Молодец, студент! — похлопал меня по плечу профессор Сотников. — Профессионально подошли к делу. Из вас может выйти толк.
    Лекция заканчивалась, женщина одевалась, прощалась со всеми и уходила. Мы шли курить.
    — Вчера вечером, — заговорщически говорил Егор, — я занимался онанизмом и в качестве сексуального объекта случайно выбрал её.
    Мы напряжённо молчали.
    — Я чуть не сдох от кайфа! Это было круче, чем минеты, которые делала нам Рыжая Соня.
    Круче, чем минеты Рыжей — это впечатляло!
    В тот же вечер я повторил Егоркин эксперимент. Результаты его оказались сногсшибательными. Такого глубокого и насыщенного удовольствия я не испытывал ни разу! Из крана лилась вода, ноги упирались в потрескавшийся кафель, а женщина кружилась в темноте моего воображения и прикасалась ко мне волосатыми сосками. Я рычал и пускал слюни.
    — Ты прав, — сказал я Егору на следующий день, — это умопомрачительно.
    Костя молчал — он стеснялся признаваться в своих слабостях, но мы знали, что эксперимент испробован им.
    — Наше влечение к ней, — говорил Егор, — это проявление скрытой педерастии.
    Мы сидели в столовой и пили портвейн.
    — Почему? — спросили мы его.
    — Волосатыми бывают только мужики. Наше влечение к волосатой женщине — это замещение влечения к мужикам.
    Я молча переваривал эту теорию, а застенчивый Костя протестовал:
    — Нет, нет! — он даже махал руками. — Я не педик. Здесь всё гораздо проще. Это всего-навсего зависть.
    — Ну-ка, объясни, — кивали мы ему.
    — Просто у нас самих грудь — безволосая. У меня нет волос на груди.
    — Хм, — щурился Егор, и у меня нет.
    — У меня есть, — разрушил я Костину гипотезу. — И немало.
    Костя огорчился. Мы так и не нашли научные объяснения своей патологии.
    — Сегодня, — говорил профессор Сотников, — наша гостья пришла к нам в последний раз. С атавизмом мы заканчиваем.
    После лекции мы не выдержали. Бросились за уходящей женщиной, завели её в пустую лабораторию и стали раздевать.
    — Ребята, зачем? — спрашивала она нас удивлённо. Очень снисходительно и понимающе.
    — Я люблю тебя! — шептал ей Егор.
    — Я тебя люблю! — хрипел я.
    — Люблю тебя! — вставлял и Костя.
    Мы трогали её за грудь. Волосы под нашими касаниями хрустели и обвивали пальцы.
    В лабораторку зачем-то зашёл профессор Сотников. Это было самое натуральное западло — тем более, если учесть, что в лабораторные комнаты он заходил крайне редко. Женщину он освободил, а нам надавал по шеям.
    Было большое разбирательство и нас с Егором отчислили из института. А вот Костя, сукин сын, как-то отмазался. Мы подозревали, что несмотря на все свои протесты, он имел всё же определённые наклонности и кое-какие связи с профессором.
    Женщину я больше не видел.

ГРАНИ НЕЗРИМЫ

    Казалось, что будут тихо, однако звуков было предостаточно. Шелест деревьев, невнятные шорохи в траве, шум ветра. Странный зуд в голове. Он был тяжёл и болезнен, словно некая машина, старая и заржавевшая, отчаянно пыталась вращать шарнирами. Её обесточили, закрыли в пыльном ангаре, вокруг тьма и безвременье, но упрямо и зло она шевелит своими отмирающими деталями, в бессмысленной, но настырной агонии запуская визгливое сверло. Оно — суть, оно — сила, оно — жизнь. Оно вгрызается в поблескивающий матовыми огнями металл, оно сожрёт, разрушит, поглотит его, оно не даст умереть надежде на продолжение схватки… Но ангар слишком огромен и грязен, и электричества — заветного, бурлящего — не достичь. Вокруг тьма, а оттого рождается лишь зуд — тяжёлый и мерзкий.
    — Мы упрятаны за глубинами своих оболочек, — бормотал он, — оттого лучи желаний лишь испепеляют. За этим — уныние, потому что правда та — обречённость название ей, обречённость воплощение её — близка и страшна. Близка чрезмерно — в любой момент, без всяких затруднений можно ощутить её огненное дыхание. Страшна ужасно, но ещё страшнее другое. Страшнее жалость, подлая сентиментальность, гадкая слезливость — от них все беды.
    Казалось ещё, что кто-то стоит за спиной. Он обернулся — там никого не было. Секунды бежали, он всматривался в темноту, и она расступалась — не вся, не полностью, лишь слегка бледнея — не то тревожно, не то пугливо. Силуэт пса обозначился над одной из могил. Он сидел у креста и без единого шороха, умно и печально смотрел на него. Потом убежал. Куда-то в сгусток тьмы, тот, что никак не поддавался настойчивости глаз, оставаясь цельным и страшным. Убежал, гарцуя между оградами.
    — Небеса, — заговорил он опять, — это они указали нам путь друг к другу. Боги благословили нас на единение. Оно невозможно в идеале, ты права — наши пространства разнятся, как у всех. Но у нас наиболее похожи они, наиболее удобны, наиболее естественны. Рисунок у той мозаики чёток и понятен. За этим стоит Гармония. Ты слышала раньше такое слово — Гармония?
    Она красива. Она тиха, умиротворённа, беспечное блаженство витает над ней сейчас, она желанна. Ночь совсем не портит её, луна не беспокоит — она где-то за тучами — оттого оттенки мертвенности не отплясывают на лице кордебалеты. Она — словно тень, даже вглядываясь, можно не увидеть её. Она явна, однако — ладони сжимают плотность, они не могут лгать. Плотность податлива, упруга и имеет способность дарить воспоминания.
    — Порой очевидное открывается неожиданно и в ином фокусе. Накал мыслей достаточен, чтобы слышать их — я знаю, ты слышишь меня сейчас. Горизонты, очертания, блеклость — пытливому сознанию чудится, что оно достигнуто, откровение. Откровение, смысл и конечная истина. Чудится лишь, ибо сознание пытливо, а значит и глупо.
    Было всё-таки холодно. Ветер колюч, земля в изморози — невольно он поёживался. Её могила была возле самого забора. Полуразрушенного, осевшего. Он мог видеть стволы дубов, что росли по другую сторону. Дубы росли и по эту — то было чудно: территория смерти, грань, а за ней — другая территория. Не жизни, нет. Так думать неверно, противостояние отсутствует здесь. Быть может, то и вовсе единство, вот только грани смущают. Перешагнуть — ничего не стоит, он видел — надо лишь взобраться на бугорок и сделать шаг.
    На неё не смотрел уже, глядел куда-то вдаль, в пустоту. Глядел и говорил:
    — Я не знаю, как правильней. Я всегда воспринимал всё излишне серьёзно, ты, как мне казалось — несерьёзно совсем. Возможно, просто казалось, кто знает — я всегда чувствовал и понимал, что ты умнее и глубже. Себя стараешься ставить выше, я знаю, я тоже грешил этим, но не с тобой — выше тебя я не мог поставить себя никогда. Не сумел бы. Ты знаешь, бывали моменты, когда я ненавидел тебя. По- настоящему, всей душой. Сейчас презираю себя за это. Кто-то говорит будто: «Как мог ты ненавидеть её?! Эту святую женщину, эту воплощённую чистоту!» Но ведь мог же, мог. Наказание моё ещё впереди. Я не последователен, меня обуревают страсти и выбрать какую-то одну нет сил. Истинное, призрачное — всё смешивалось в тебе. Я тянулся к призрачному, но хотел ощущать истинное. Я не помню, ты никогда не говорила, любишь ли ты меня, ты всегда обходилась без слов, но и чувств твоих понять был я не в силах. Тешил себя надеждой, что любишь. Если хоть на сотую долю это так — я счастливейший из всех живущих. Вот понять бы ещё, где та грань, грань между искренним и призрачным. И к какой из её сторон относишься ты?

МАЛЕНЬКИЙ СЕРЁЖА

    Мамка веселилась с любовником. Свежая самогонка лилась рекой. Им было хорошо.
    — Серёга, будешь? — протягивал дядя Витя мальчику залепленную жирными пальцами рюмку.
    Шестилетний Серёжа отводил взгляд в сторону. Горестно вздыхал. Робот-трансформер в его руках тоже был необычайно грустен. Таким его Серёжа ещё не видел.
    — Что ты делаешь!? — орала на дядю Витю мамка. — Поставь, бля, рюмку!
    — Да я шучу, ёб твою… — расплывалась в улыбке небритая морда кавалера. — Думаешь, я ребёнку самогон дам?
    — Вот нахуй и не рыпайся, — усаживалась на табуретку мамка.
    — А, Серёга? — подмигивал дядя Витя. — Разве я буду тебя спаивать? Я лучше сам выпью.
    Он опрокидывал рюмку в рот. Лез потом за рыбой и, отодрав клок, смачно жевал её.
    — Вкусная рыба, — кивал подруге.
    — Я нечасто такую готовлю, — отвечала та, польщённая. — Вот уж, для гостя.
    — Вкусная, — повторял дядя Витя.
    Рыба с подливой — это действительно было редкое блюдо в мамкином рационе. Обычно она обходилась макаронами и манной кашей.
    — Серёж, будешь рыбу? — вспомнив вдруг о сыне, спрашивала она мальчика.
    Серёжа отрицательно мотал головой.
    — Поешь, что ты!
    Серёжа снова мотал головой.
    — Ты ел чего? Ел?
    Серёжа кивал утвердительно.
    — Да ел он, ел, — вступал дядя Витя. — Ты, бля, думаешь, он бы молчал, если б не ел?
    — Ел? — снова спрашивала мамка.
    Серёжа кивал ещё раз.
    — Ну смотри. А то доедим без тебя.
    Они опрокидывали по новой.
    — Но пить, Серёга, учиться надо! — подняв палец в небо, продолжал дядя Витя. — Мужик должен уметь пить. Потому что это в жизни пригодится. А то есть такие — не в то горло у них идёт — что это такое! Умей пить, если ты мужик!
    Серёжа превращал робота в боевую машину. В очередной раз. Машина тоже не нравилась ему сегодня.
    — Кать, ты музыку поставь какую-нито, ёб твою. А то сидим, бля, как на похоронах.
    — Точно, точно, — кивала мамка. — Магнитофон же есть.
    Выбравшись из-за стола, она шла к серванту — магнитофон стоял здесь, под стеклом. Включив его и вывинтив громкость на максимум, возвращалась назад.
    — У-у-ух! — приплясывала в такт песне.
    — Ну-ка, иди сюда, — притягивал её к себе дядя Витя. — Садись.
    Садил к себе на колени. Опускал ладонь на титьку.
    — Чё, как ты?
    — Чё как я?
    — Ну, того.
    — Убери руку.
    Дядя Витя сжимал её крепче.
    — Убери, ребёнок смотрит!
    — Хули он смотрит. Всё равно ничего не понимает.
    — Не смотри, Серёж, не смотри! — хохоча, махала рукой мамка. И прикрывала подол — дядя Витя лез и туда.
    — Да ну тихо ты, тихо! — убирала она его руки. — Не сейчас.
    — А когда?
    — Уложить его надо.
    — Ну так укладывай, ёб твою.
    — Обожди, обожди.
    Освободившись всё же, мамка садилась на свой табурет.
    — Щас соседка прибежит, — говорила.
    — А мы ей пизды вломим! Где она, за стенкой? Эй, дура ёбаная, пизды хочешь?
    — Тише! Тише!
    — Что тише? Мы и так, блядь, тише некуда. Серёга! Иди-ка сходи к соседке, скажи, что если она чем-то недовольна, дядя Витя ей пизды даст. Иди, иди.
    — Да не выдумывай ты! — орала мамка. — Чё он ей там скажет? И не мешает она пока.
    — Я ей помешаю! Кстати, чё это у ней две комнаты, а у тебя одна?
    — Такк… Она ведь не чета нам. Благородная какая-то. И родственников кучу прописала. Живёт одна. Я с ребёнком вот в одной комнате, а она в двух.
    — Несправедливо! — возмущался дядя Витя.
    — Несправедливо, конечно! Только докажи, попробуй.
    — Ты, Серёга, как-нибудь придуши соседку, — ржал дядя Витя. — Петельку на неё накинь, и всё. Или масло пролей в коридоре. Она ёбнется и сдохнет. У вас трёхкомнатная тогда будет.
    Серёжа клал голову на подушку. Закрывал глаза.
    — Спать хочешь? — спрашивала мамка. — Ну давай, раздену тебя. Уложу. К стене, к стене поворачивайся.
    — Ты, Серёга, лучше бы бабу завёл. А то с роботом — это, блядь, гомосексуализм какой-то, — трясся от смеха дядя Витя.
    — Что ты городишь!? — возмущалась мамка. Но тоже смеялась.
    Чуть позже они сношались. На диване — он стоял у противоположной стены. Дядя Витя пыхтел и матерился, а мамка стонала и тоже материлась.
    «Однажды, — думал Серёжа, — я возьму топор и зарублю вас всех. Буду кидать куски мяса с балкона, а собаки будут вгрызаться в них и рвать зубами. Потому что я ненавижу вас, твари!»

СТЕНЫ

    Первая её фантазия в тот день была такой:
    Кто-то мучительно и страшно стонет. Женщина замирает от ужаса, оглядывается по сторонам — звук доносится отовсюду, она не в силах определить его источник. Она осторожно крадётся к кухне, лицо её напряжено, глаза широко открыты, а движения скованы и нервны. Она не смеет вздохнуть — ей страшно. Сквозь декоративное стекло кухонной двери ничего не видно. Женщина дотрагивается до него рукой и толкает. Дверь бесшумно отворяется, скользит и, достигнув стены, гулко стукается об неё ручкой. Женщина вздрагивает. Лихорадочно шарит глазами по кухне — там никого нет. Стон возникает вновь — на этот раз ей кажется, что он идёт из ванной. Сделав несколько осторожных шагов, женщина подходит к ней и останавливается в нерешительности. Стон всё так же страшен и как-то особенно душераздирающ: она протягивает руку к щеколде, отбрасывает её и распахивает дверь. Мгновением раньше стон обрывается и взору женщины предстаёт обычная картина — ванная комната с голубым кафелем. Она чиста и опрятна. Она успокоила бы её в другой день, в иной ситуации, но не сейчас — сейчас она навеивает тревогу. Стон же, исчезнувший было, доносится теперь из зала. Женщина бросается туда, в коридоре останавливается и осматривает комнату. Здесь никого нет, но стон — он идёт из шкафа, старого шкафа, что стоит в углу. Женщина бледна, на лице её пот; она делает всё же эти шаги… Стон же неистовствует. Он то переходит на хрип, то вдруг становится чистым звоном — и яростное отчаяние слышится в нём, и пугающая запредельность. Женщина приближается к шкафу вплотную, но ей плохо: дрожь сотрясает всё тело, бешено стучит сердце, а в груди злорадствует страх — ещё мгновение, ещё миг, и можно умереть от его жуткой тяжести. Распахнуть створки шкафа уже нет сил; женщина поднимает руки и затыкает ими уши. «Нет, — шепчет она, — нет. Это слишком страшно!..»
    И прогоняет фантазию прочь.
    На душе было тяжко — женщина села на тахту, горестно вздохнула. Поджала ноги, подперла голову ладонью. В квартире было тихо, за окнами — тоже, и привычные звуки улицы не доносились сквозь распахнутую форточку. Напряжение спало, женщина расслабилась. Даже улыбнулась чему-то. Странны они, эти неожиданные улыбки женщин. Странны и притягательны.
    Она решила развеяться, забыться — для того взяла со стола книгу. Открыла её по закладке и погрузилась в чтение. Книга была старой, потрёпанной, страницы не держались в переплёте и то и дело норовили выпасть. Обложка потрескалась, истёрлась, уголки её обломились когда-то, название не прочитывалось. Трудно сказать, что это была за книга, но женщина читала её увлечённо — хоть увлечение это длилось и недолго. Новая фантазия прервала его, и руки сами собой отложили фолиант в сторону.
    Она представила себе ребёнка. Своего собственного ли, чужого — не знала и сама. Она часто представляла его себе и всегда с особым чувством, с особой нежностью. Возможно, что о ребёнке было написано и в книге.
    Вот он лежит в кроватке, маленький, сморщенный. Щурится, вертит головой, издаёт невнятные звуки. Женщина берёт его на руки и качает. Из стороны в сторону, вверх-вниз — и так высоко, что он словно взлетает. Она не отпускает его конечно, пальцы её крепки и упруги — она бережно поддерживает его своими тёплыми ладонями. Она весела, она улыбается, порой смеётся даже. Она целует его, нежно-нежно, прижимает к груди, целует опять. Потом присаживается на стул. Малыш тянет к ней ручонки, женщина обнажает грудь и даёт ему её. Карапуз втягивает в ротик сосок и, причмокивая, пьёт молоко. Женщина глядит на него и улыбается — улыбка сама, непроизвольно, появляется на губах. Улыбка эта лучезарна и счастлива. Вдруг она морщится — малыш укусил её режущимися зубками. С ласковой укоризной смотрит она на ребёнка, но тот кусает её снова и на этот раз больней. «Ах ты негодник!» — всё ещё добродушно журит его женщина. Пытается отнять человечка от груди, но тот не даётся, кусает её снова — так больно, что женщина вскрикивает. Малыш же больше не разжимает челюсти — он смотрит своими умными глазёнками на женщину, будто понимая всё, и впивается, впивается. Женщина кричит. Она пытается оттащить от себя ребёнка, но тот держится крепко. Она вскакивает со стула, лицо её искажено болью, и вся нежность к ребёнку исчезла — лишь ненависть бушует в ней. Она тянет его от себя, от этого делается ещё больней, и женщина орёт во всё горло. Наконец она отшвыривает ребёнка в сторону и зажимает ладонями грудь. Из неё вырван клок мяса и яростно сочится кровь. Женщина падает на тахту… и прекращает эту фантазию.
    Горько усмехнувшись, она спрятала грудь и привела себя в порядок. Задумчиво уставилась в потолок. Иногда она дотрагивалась рукой до ковра, что висел на стене, и повторяла её движениями его узоры. Казалось даже, что можно сделать их запутанней и интересней.
    Она жила очень просто, эта женщина. Квартира её была небольшой, но ей одной хватало с избытком. Вещей в зале было немного, но он не казался от этого неуютным — наоборот, была в расстановке этих обычных предметов обихода своя собственная логика, свой особый смысл, от которого веяло умиротворением и лёгкой, но приятной грустью. Старая тахта, на которой всегда лежало клетчатое покрывало; умеренной и неброской окраски ковёр, висевший над ней; круглый стол посередине с накрахмаленной салфеткой и вазой с искусственными цветами; платяной шкаф, потерявший уже кое-где полировку, но всё ещё крепкий; сервант с посудным сервисом за стеклом и прямоугольными часами в одной из ниш; да вдобавок далеко не новый телевизор на тумбочке — все эти вещи являли собой целостный, законченный пейзаж. На гардине висели строгого цвета шторы, а пол покрывал не менее строгой расцветки палас. Тихо тикали часы, и робкие колебания сочившегося сквозь открытую форточку воздуха плавно колыхали тюлевые занавески. Такая обстановка не располагает к разговору, здесь хочется лишь молчать, и желание это приятно и естественно. Ненавязчивая усталость струится во всём и усталости этой хочется.
    Женщина задремала и поэтому мысли её принялись бродить по закоулкам сознания с особенной непоследовательностью и хаотичностью. Некая правильность в их движении всё же соблюдалась и потому фантазия, родившаяся на этот раз, оказалась стройной и законченной. Была она следующей:
    Сильнее и настойчивей струится сквозь форточку воздух — потоки его усиливаются, нарастают, это уже не просто сквозняк, это уже целый ветер. Под его напорами распахивается балконная дверь и занавески, округлясь и дрожа, зависают в воздухе. Странное дело: этот внезапный порыв не пугает — напротив, есть что-то привлекательное и радостное в нём. По квартире проносятся вихри беснующегося ветра: вот взлетела газета — докувыркавшись до стены, прилипла к ней — вот задрался край у покрывала, а волосы женщины растрепались. Необычайную лёгкость и воодушевление чувствует она: отчего-то быстрее забилось сердце и глаза увлажнились отчего-то, но только не от грусти, нет — от радости. От радости, близкой к восторгу, от ожидания необыкновенного и ощущения явной близости его — вот от чего. В квартиру вдруг залетает птица. Это обычный голубь, но сейчас он кажется существом фантастическим. Он отмеряет круги под потолком и нет суетливости в его движениях — они точны, правильны и размеренны. Женщина смотрит на птицу, взгляд её изумлён: от всего этого веет волшебством. Загадочные, чарующие звуки рождаются в пространстве. Трудно понять, музыка это или просто беспорядочная какофония, несущая в себе, однако, некое изящество. Полушёпот — полубормотание слышит женщина, оно манит куда-то, зовёт. Голубь заканчивает вдруг кружить под потолком и вылетает наружу. Женщина смотрит в окно и видит странное: яркий, слепящий свет просачивается в квартиру. Совсем не хочется прятать от него лицо — хочется видеть его и быть с ним рядом. Что-то невыносимо сладостное сулит он собой и женщина не выдерживает. «А ведь там — счастье!» — шепчут её губы. Она поднимается и движется к балкону. Вот она отводит занавеску, вот переступает порог, а вот уже стоит возле перил. На лице её наивная, добродушная улыбка, а глаза — глаза жаждут чуда.
    Внезапно всё очарование пропадает. Исчезает яркий свет, перестаёт бушевать ветер — лишь слабые его колебания ощущает она теперь. Улетучивается и то восторженное чувство, что так тронуло её. Женщина смотрит с балкона на улицу — там всё обычно: по дороге едут машины, по тротуарам идут пешеходы, мальчишки играют в футбол.
    Другое странное чувство — название ему горечь — посетило её теперь. На душе стало так опустошённо, так скверно, такая тяжесть навалилась на плечи, так нехорошо защемило вдруг в сердце, что она не смогла сдержать в себе эту внезапную перемену: на глаза навернулись слёзы. Женщина смахнула их нервно, ушла с балкона в комнату и повалилась на тахту. Горечь не проходила, тяжесть скапливалась и ей стало совсем вдруг плохо, невыносимо — слёзы брызнули ручьём и женщина, уткнувшись в подушку, зарыдала навзрыд. Так рыдают, когда внутри нет ничего, кроме пустоты, когда вся прошлая жизнь кажется кошмаром, а будущая представляется кошмаром ещё большим, когда лишь гнетущие вопросы «зачем всё это?», «для чего?» приходят на ум — ответа нет на них, и ледяное отчаяние разливается по венам, отчаяние, от которого нет спасения.
    Я безумная, думает вдруг женщина, я эпилептичка. Психозы ежеминутно сопровождают меня, порой они переходят в припадки. Я чувствую, оно близко сейчас, одно из этих буйств.
    Она замирает, лицо её бледнеет, глаза закрываются. Становится трудно дышать. Женщина делает учащённые вздохи — дышать всё тяжелее, она глотает воздух, жадно вибрируя гортанью, но ничего не помогает — наступает удушье. Женщина хрипит и скатывается с тахты на пол. Она вскидывает руки, нервно поджимает и вытягивает ноги, вертит головой. По всему телу волнами проходит дрожь, а на лице выступает густой и липкий пот. Всё это сопровождается глухими стонами и хриплыми вскрикиваниями. Женщина что-то бормочет, гримасы разнообразных чувств отображаются на ней: от глухой злобы до дикой радости, от беспощадной ненависти до болезненной отрешённости. Женщина катается по полу, вытягивает руки и тянется к чему-то, вдруг сжимается в комок и жалобно скулит. Стоны переходят в вой, хрипы — в урчание; женщина то начинает кусать ножки стола, то гладит нежно пол, шепча ему что-то ласковое. Волосы её сбились и спадают на лицо космами, она трогает своё тело, трогает алчно, будто не веря в его существование. Изо рта брызжет слюна, голос всё чаще застывает на хохоте, и хохот этот страшен — в нём сам Ужас.
    Вскоре, однако, женщина устала. Не поднимаясь с пола, она доползла до тахты и прислонилась к ней спиной. Расслабилась, сделала глубокий вдох и прикрыла глаза. Спустя какое-то время нехотя поднялась, оправила платье и причёску — полуразвалившись, села. Теперь она была строга, умна, теперь она владела собой. Взгляд её сделался неподвижным. Со стены, которую женщина созерцала всё это время, она перевела взгляд на пол, а чтобы было удобнее, подперла щеку ладонью. Это состояние стало вдруг очень приятно ей. Ощущение оторванности от всего происходящего вокруг интересно и испытать его стоит, лишь бы погружение в него не сопровождалось эмоциями и их отголосками — во всём должна быть аморфность. И ей казалось, что всё именно так и было: отсутствие эмоций, аморфность, отрешённость.
    Она захотела вдруг, чтобы к ней пришёл её возлюбленный. Прямо сейчас, прямо из ниоткуда. Красивый, суровый — чтобы пришёл.
    Она чувствует, что кто-то смотрит на неё. Женщина вскидывает голову и видит Его: он стоит в нескольких метрах поодаль и не сводит с неё глаз. Он обнажён и красив: мышцы напряжены под упругой кожей, изгибы их впечатляют. Почему-то всё вокруг погружается в полумрак, шторы оказываются задёрнутыми, да и непонятно, что за ними — день, ночь. Женщина чувствует, как кружится голова — лишь слегка, будто после бокала шампанского, и ощущение это приятно. Мужчина делает к ней шаг, но движение его нерешительно — он ждёт позволения, в глазах его застыл вопрос. Взор её излучает благосклонность и мужчина делает ещё один шаг, а затем ещё и ещё. Подойдя к ней вплотную, он встаёт на колени и кладёт ладони на её бёдра. Потом наклоняется к ней и языком касается губ. Женщина раскрывает свой рот, они целуются. Руки мужчины задирают подол платья и трогают женские ноги. Она приподнимается и помогает снять с себя платье. Мужчина гладит её грудь. Потом гладит её плечи, её руки, её живот, а затем снимает с неё трусики. Теперь они оба обнажены. Женщина обвивает голову мужчины руками и перебирает пальцами волосы. Мужчина заключает её в свои объятия и кладёт на тахту. Он действует не спеша, губы его и пальцы неторопливы, они запечатлевают своё присутствие на женском теле долгими и нежными касаниями. Затем он ложится сам, ложится на женщину. Своим телом она чувствует его тело — оно горячо и импульсивно, оно хочет её… Но вдруг чувства меняются в ней: откуда-то приходят брезгливость и омерзение, стыдливость является беззвучно и бестревожно — ей больше не хочется близости с мужчиной. Она ловит его руки, ласкающие её, и отводит их. Потом отстраняется от его губ. «Но я хочу тебя», — шепчет ей мужчина и снова обвивает её. Она опять пытается высвободиться. «Я не могу отпустить тебя просто так», — вновь слышится мужской шёпот — «ведь я пришёл из такой дали». Уже с силой и яростью женщина борется с ним и пытается выползти из-под него — это ей удаётся. Она соскальзывает на пол, подхватывает своё скомканное платье и, закрываясь им, отползает к окну. Мужчина приподнимается и глядит на неё: взор его чист и ясен, он удивлён. Женщина доползает до батареи, прижимается к ней спиной и закрывает лицо руками.
    Почему же всё так изменчиво, думала она затем одеваясь, почему же всё так непостоянно? Время сочится сквозь тебя и услышать можно лишь тихое его шуршание, а почувствовать — только привкус разочарования. А явное, настоящее — оно неподвластно. Оно где-то вовне, оно чужеродно и хочется, чтобы его не было вовсе. Я постоянно ощущаю это движение, это скручивание, но на этом и всё, предпринять что-либо не в силах я, да и не осталось их вовсе, сил этих. Вокруг стены, они плотны, сквозь них не прорваться. Вот они, стены, они крепки, я знаю.
    Женщина вскочила вдруг, она была зла и глаза её горели. Она бросилась к стене и уперлась в неё ладонями. Она давила, давила что есть силы, потом била по стене кулаками. Женщина была в ярости и отчаянии, она не жалела себя. Разбегаясь, она бросалась на стены всем телом — глухим гулом ответили они, а с потолка сорвалось несколько ошмёток штукатурки. Женщина побежала на кухню и стучала по стенам там. Всё напрасно. Тяжело дыша, она села на табурет. Она дышала полной грудью и постепенно успокоилась. Взгляд её стал неподвижным и совсем безвольным. Она была обессилена и разочарована.
    За окнами сгущались сумерки.
    Последняя фантазия, думала женщина, нужна последняя. Сейчас я буду думать о том, что надо сделать и сделаю… Пусть она будет такой:
    Женщина подавлена. Женщина в отчаянии. Всё, что было сущего — потеряно, а та крохотная малость, что оставалась ещё в самых отдалённых глубинах души — она исчезла сама по себе. Она ищет нечто, за что можно было бы зацепиться, пытается извлечь это из прошлого и даже выдумать, произвести прямо сейчас, но всё глухо и никаких крупинок настоящего не находит она.
    Женщина решается наконец. Она встаёт с табурета, подходит к подвесному шкафчику и открывает его. Здесь лекарства. Она нервно перебирает их, пытаясь найти нужное. Вот и оно. Это снотворное. Таблетки шуршат в банке, их немного там, но должно хватить. Она высыпает их на ладонь, одним махом запускает в рот и запивает водой из графина. Потом обтирает губы и подбородок и идёт в зал. Она кажется теперь повеселевшей. Лёгкая улыбка появляется на губах и глаза становятся живее. Она прислушивается к движениям в себе, старается почувствовать, что происходит у неё внутри, но ничего необычного не замечает она.
    А за окнами уже настоящая ночь. Да такая тёмная, что даже тени не скользят по ней, а и скользят если, то невидимы они. Впрочем, что там теперь видеть, да и зачем? Женщина достаёт из шкафа простыню, достаёт одеяло и начинает стелить постель. Постелив, она раздевается и ложится. Может это только кажется, а может и действительно взаправду, но сейчас она начинает чувствовать лёгкое недомогание. С каждой секундой оно становится сильнее, превращаясь в могучий водоворот, который затягивает куда-то вглубь, куда-то во тьму. Бегут секунды, мир реальности ускользает всё дальше, и женщина тихо умирает в своей тёплой постели, на своей старенькой тахте.
    Завтра родится новая.

РОЗА БЛЮМЕНТАЛЬ

    Созвучия призрачных струн удалены, промежутки аритмичны, краски огненны. Совсем нет ветра.
    — А ведь я знал её, — шепчет он. — Сейчас в это трудно поверить, годы — они мчатся, как степные лани, но это так: я знал её. Роза Блюменталь… Роза Блюменталь… Она была необычной женщиной.
    Я молчу. За гранями тихо, маятники убаюкивают. Меня смаривает в сон.
    — Створки закрыты, они закрыты всё время, — продолжает он. — Некоторым удаётся приоткрыть их, сквозь щели врываются сквозняки, веет цветением. Запахи дурманят — всего лишь сквозь приоткрытые, совсем ненамного. Я же открыл их нараспашку… Знаешь, что происходит, если открыть их нараспашку?
    Я киваю — да. Я открывал их не раз.
    — Они могут смести, они — те потоки, что так жаждешь в духоте. Но могут и явить сокровенные образы. Это большой соблазн. Они выношены столетиями, они оплаканы и отвергнуты многократно, они — вожделенны. Роза Блюменталь — самое сокровенное, что являлось мне в заточении.
    Гамаки колышутся, совы взирают. Я умиротворён сейчас, я расслаблен. Сладкая нега обволакивает меня, мне хорошо.
    — Пусть в сомнениях, пусть в тревогах… Но Роза Блюменталь поблизости, пределы раздвигают вместимость. Она приходит, садится рядом, ты кладёшь голову на её колени — она добра и заботлива, она сама нежность. Время стремительно тогда, оно шуршит быстротечностью, бурливые реки неистовствуют, но на самом деле — то лишь миг. Долгий, упоённый миг, он способен быть вечным, он способен. Я был во многих, я чувствовал сам, как струи застывали тогда, как замирали деления, как исчезали контуры. Она, всё она — Роза Блюменталь, повелительница времени!
    Я соглашаюсь — наверное, он действительно прав. Я тоже слышал о ней кое-что.
    — Сурова, сурова, — он глядит почему-то вверх. Своды голубы и успокаивают. — Она — как мраморная статуэтка, что ласкает изысканными формами, но что тверда на ощупь. На ощупь… ты знаешь, а ведь я не раз прикасался к ней. Скользил пальцами по упругой шее, рисовал узоры на плечах… Ощущения стираются, теперь я чувствую лишь жжение, тогда же… кто знает, что я чувствовал тогда? Даже я не знаю теперь этого.
    Я смотрю на него пристально — он так непосредственен, так искренен. Мне нравится в них непосредственность. Иногда они лживы и грубы, но будучи непосредственными, милы до очарования. Я благосклонен к нему сейчас.
    — Мне предсказывали это, — теперь взор его направлен вниз, в твердь. — Ты можешь не верить, но мне предсказывали. Женщина, говорили они, грозная женщина. Могущественная женщина. Страстная женщина. Роза Блюменталь… Не помню, верил ли я в те предсказания, должно быть всё же верил — Роза Блюменталь, разве это не производит впечатления? Взгляды просты и понятны, движения естественны, поступь легка. Взойди, скажи слово, лишь слово, я пойду вслед. Тропы извилисты, но цель достижима. Роза Блюменталь, Роза Блюменталь, Роза Блюменталь. Городской сад, скамейка под развесистой берёзой, сумерки так быстры, уже совсем темно. На небе зажигаются звёзды. «Пора прощаться…» «Уже?» «Да, мы не можем круглые сутки быть вместе». «Мне бы хотелось». «Нет, нет, это невозможно». «Жаль». «Чтобы не наскучить». Чтобы не наскучить… Роза Блюменталь — вижу тебя и сейчас, бесподобная!
    Лишь двенадцать отмерены. Здесь тихо, уютно и внешние буйства не ведомы. По причине несоответствия продольные линии обрываются на десятой секунде. Концы опалены, расплавлены. Вокруг дёготь. Чернота, в неё погружаешь пальцы, слизь податлива и не липнет. Рассечения сверху вниз — должно быть мечи тяжелы, трепещущие руки поднимали их, замахи высоки и сила вкладывалась немалая. Искры, свечение. Что сзади, когда в зрачках лишь огонь? Лишь биение пламени, неистовое и мятежное? Против. Против и злорадствует. Пентаграммы начертаны, знаки взывают с небес, переходы тонки, низки, но не переступить. Здешние плоды ядовиты: надкуси, сок течёт по губам, пузырьки лопаются. Во все стороны, им во все стороны позволено, они и несутся — во все стороны, во все дали. Кузнецы ударяют молотами, металл шипит, но и они усердны. Они выкуют, они выкуют латы. Мы наденем их и вскочим в стремена. Кони взовьются, заржут и помчатся к замкам. Где же вы, сопутствующие гордым? Почему не зрею силуэты ваши? Почему не слышу песни? В течение длительных зим отращивали шерсть, а после не сбривали. Джунгли просторны, густы, лианы свисают и лишь ухватись. Ухватись, ухватись. Проторены тяжёлыми стопами, дороги грязны, но выводят. Озёрной влаги чиста неприкаянность, омовение краткое, но освежит надолго. Птицы — их заточали в клети, мы с тобой и заточали, они довольны — совсем тихи и послушны. Их скормили псам. Пусть разрывают плоть и урчат. Мне нравится урчание. Либо тишина, либо урчание. Степенно, в чём-то трагично — звуки дробятся, порой вообще не слышны. Я всё же разбираю смыслы. Ну и что, ну и что? Совсем не горды и внимательно слушать готовы. Говори, говори.
    Он уже пьян. Бормочет:
    — Силы хватало, я не из тех, кто настолько слаб. Но она всегда вела и на другие роли не соглашалась. Что же, я не противился. Завлекала, чаровала. Устоять невозможно. Скрутит, сметёт, лучше подчиниться.
    Некая задумчивость опускается на меня. Я уже не так щедр на положительные эмоции, но и отрицательным не даю проявляться. Его не слушаю почти.
    — Я совсем не жалею, — говорит он. — Не пойми меня превратно, я ни о чём не жалею. Да, она дорога мне, да, грудь до сих пор сжимается при звуках её имени, но жалости нет. Это хорошо, это естественно, что всё рано или поздно заканчивается. Я даже рад, что закончилась и она, лишь грущу в минуты слабости, но в целом — рад. Я выпил её до дна, отшвырнул бокал в сторону и он разбился. Я счастлив, я по-настоящему счастлив.
    Я поднимаюсь и делаю несколько шагов. Потом направляюсь в обратную сторону.
    — Она — лишь дымка, лишь облачко. Оно всегда над головой, куда ни ступи, порой орошает дождём, порой градом, но большую часть времени мило и светло. Оно приятно.
    Да, да, да, приходит ко мне объяснение. Динамика вниз и вниз постоянно. Никаких отклонений, поступательным движением в отмеренные промежутки времени. И фиксировать, ежесекундно фиксировать.
    — Нет-нет, — хохочет он. — Нет, нет, и ещё раз нет. Роза Блюменталь бессмертна! Роза Блюменталь вечна! Роза Блюменталь будет всегда, потому что она — иное!

В ОЖИДАНИИ ПОТОМСТВА

    Старуха просиживала на скамейке у подъезда дни напролёт и всякий раз, когда Света с Игорем проходили мимо, одаривала их широкой улыбкой своего беззубого рта.
    — Здравствуйте, — сухо кивали они ей.
    Старуха улыбалась ещё шире, и губы её приходили в движение, шепча какие-то слова. Слышно их не было.
    — Я почему-то так боюсь её, — говорила Светлана мужу. — Как она улыбнётся, у меня сразу сердце сжимается.
    — А ты не смотри на неё, — советовал Игорь.
    — Да как не посмотришь, если здороваешься?
    Не смотреть на неё было действительно трудно.
    — Здравствуйте, — приветствовали они старуху в другой раз.
    Та улыбалась им и шлёпала губами.
    — Она здоровается ли вообще? — недоумевала Светлана. — Проклятия, может, шепчет.
    — Да ладно ты тоже, — говорил Игорь. — Она и слов-то не помнит, какие проклятия?
    — Лучше б она дома сидела.
    — Здравствуйте, — кивали они бабушке снова.
    Широкая улыбка всё так же светилась на старушечьем лице.
    — Ужас, ужас, — бормотала Светлана. — Вот спроси меня кто-нибудь: как должно выглядеть зло, и я отвечу — вот как эта старуха.
    — Не обращай на неё внимание, — бросал Игорь. — Что ты так непросто воспринимаешь всё?
    — Лучше б она умерла, — отвечала ему жена.
    Слова порой способны изменять действительность.
    — Умерла твоя бабушка, — сказал как-то раз супруге Игорь.
    — Умерла?
    — Угу. Вон хоронят её.
    Света подбежала к окну. Возле подъезда стояли люди, невдалеке — обшарпанный автобус. Людей было немного, но грусть, изображаемая ими, была огромной. Старуху как раз выносили.
    — Сейчас её душа, — сказал Игорь, присоединяясь к жене, — витает, должно быть, над нашим домом. Взирает на всех сверху и выбирает, в кого бы вселиться. В новорождённого должна…
    Ночью он проснулся оттого, что жена плакала.
    — Ты чего?
    Слёзы бежали по её щекам, она судорожно всхлипывала, дрожала вся.
    — Что с тобой?
    — Я беременна…
    — Ого! Так это слёзы радости? Грустные они у тебя какие-то.
    — Как ты не понимаешь! — заламывала она руки. — Ведь та мёртвая старуха — она теперь во мне!
    — Ну что ты, что ты! Я просто шутил.
    — Нет, нет, ты был прав. Она — во мне, я это чувствую. Она сидит сейчас в моём животе и смотрит на меня. А глаза у неё красные, злые — мне страшно…
    Кое-как в ту ночь они всё же заснули.
    — Иногда она шевелится, — говорила Света мужу. — Болезненно так, с урчанием.
    — Ребёнок ещё не может шевелиться, — отвечал Игорь.
    — Это не ребёнок, это — старуха!
    Он лишь горестно вздыхал.
    — Она разгрызает себе нору. Впивается зубами в мясо, вырывает клочья, а потом отплёвывает их в сторону. Нора уже совсем большая.
    — Света, так нельзя, — говорил ей Игорь. — Тебе всё это только кажется.
    — Нет, она во мне. Просто ты не знаешь, что это такое, не понимаешь, как это — носить в себе старуху.
    С каждым днём ей делалось всё хуже. Лицо стало бледным, с каким-то синеватым отливом, под глазами набухли мешки. Она перестала следить за собой — не причёсывалась, не красилась. Куталась всё время в старую кофту, но всё равно мёрзла.
    — Как же холодно! — бросала она нервно.
    — Батареи вовсю калят, — отвечал Игорь.
    — Это всё из-за старухи. Она пробралась к моему источнику молодости и теперь высасывает из меня жизнь… Должно быть скоро я совсем замёрзну.
    — Света! — в отчаянии взывал к ней Игорь. — Давай сходим к врачу! Надо что-то делать, а то ты себя чёрт знает до чего доведёшь.
    — Не надо, не надо врачей. Пусть я умру без их помощи.
    Муж держался стойко. Не скандалил, не исчезал на недели. Был терпелив и нежен. Но жена угасала.
    — Какая красивая луна! — стоя у окна, говорила она задумчиво. — Полная, красивая луна. Когда полнолуние, мне немного полегче. Старуха затихает и становится почти не больно — должно быть она тоже любуется луной.
    Луна действительно впечатляла — от неё тяжело было отвести взгляд.
    — Мне приснился сегодня сон, — продолжала Светлана. — Мне приснилось, что у меня роды. Я рожаю старуху — она появляется в крови и пене, а я умираю. Ты представляешь, я во сне умерла! Ты взял старуху домой и стал её воспитывать. «Она моя дочь!» — говорил ты. Но потом тоже умер. Слышишь, ты тоже умер.
    — А старуха что же? — спрашивал Игорь.
    — А старуха стала жить в нашей квартире. Выходила на улицу, садилась на скамейку. Сидела там и улыбалась своим беззубым ртом.
    Непроизвольно Игорь вздыхал. Тяжело и устало смотрел на супругу. В темноте, освещённая луной, она выглядела необычно.
    — Ты очень красивая сегодня, — говорил он ей.
    — Нет, — качала головой Света. — Мою красоту украли. Ты видишь сейчас совсем другое.
    Во время родов она умерла.
    Родившуюся старуху Игорь брать отказался. Её отправили в дом для престарелых.

СЧАСТЛИВЧИК

    Город, в котором я собирался жить, встретил меня невесело. В чем это выражалось, понять было трудно — окружающий ландшафт был типично провинциальным: серые дома, грязные улицы, дымящиеся трубы. Он был с виду равнодушным, этот город, но в нём таилась злоба — я это чувствовал. На душе скопилась странная и непонятная тяжесть, а где-то вокруг витало уныние. Я много связывал с этим переездом, он воспринимался мной как совершенное и полное изменение жизни, прорыв в иные сферы, освобождение какое-то. Я, впрочем, всегда был склонен придавать простым вещам мистический оттенок, но таково было свойство натуры, против неё не попрёшь, и то, что лишь зловещий гнёт с отзвуками вселенской печали ощущал я затаившимися под сердцем, было для меня реальностью и ничем иным. Чувство было не новое, его я испытывал не раз, но последний опыт имел место довольно давно. Я устроился в общежитии. На завод решил сегодня не ехать. Кастелянша бормотала что-то неприветливое, выдавая мне бельё. Трясла ручонками, смотрела искоса, горбатилась — настроение от встречи с ней не улучшилось. Единственное, что было хорошего в заселении, — в комнате я оказался один. Пока. Наверняка в самое ближайшее время должны были поселить соседей, кроме моей здесь было ещё две кровати. Но они пустовали сейчас и это меня немного порадовало. Но лишь немного и совсем ненадолго. День клонился к вечеру, я лежал на кровати и мне делалось всё хуже. В какой-то момент я понял, что заплачу и вскоре заплакал. Слёзы разом брызнули из глаз, а гортань издала нечто, похожее на стон — уткнувшись в подушку, я заревел как пятилетний ребёнок, обильно и в голос. Наволочка набухала влагой, я растирал глаза кулаками и при этом поражался тому, как я, взрослый мужик, не плакавший с младших классов школы, реву вдруг теперь и ничего не могу с собой поделать. «Мама…Мамочка…» шептал я в отчаянии. Горечь моя была неописуемой. Потом я затих. Подумалось просто, что могут услышать. Тяжесть не прошла, но от выплаканных слёз сделалось значительно легче. Я судорожно вдыхал воздух и время от времени всхлипывал. В грязном, потрескавшемся зеркале, висевшем на стене, увидел своё отражение: глаза были красные, мокрые и жалкие-прежалкие. Я не помнил, когда последний раз видел их такими.
    Надо проветриться, решил я. Пройдусь, подышу воздухом, успокоюсь. В кино, может, схожу какое. Здесь оставаться нельзя.
    Я накинул куртку, надел ботинки и быстро, буквально лихорадочно, выбрался в коридор. Ребёнок лет трёх в одной майке и без штанов стоял у соседней двери и глупо взирал на меня заплаканными глазёнками. Губы его были испачканы чернилами, в руках он вертел кубик Рубика с несколькими отсутствующими квадратами.
    Тоже плакал, подумал я, отходя от двери. Легче от этой мысли мне не стало.
    Несмотря на календарную весну, погода была омерзительная. Всё небо заволокли тучи, под ногами хлюпало месиво из снега и грязи, лица прохожих были унылы и противны. Я шёл вниз по улице. Именно вниз — это было очень заметно, уклон был явный, да и дома вокруг располагались словно ярусами, один над другим. Дома были обшарпаны и стёкла квартир мерцали какой — то беспросветной тоской — ужасно не хотелось оказаться за таким вот стеклом. Ничего интересного по дороге не в встречалось. Два раза я заходил в какие-то мрачные магазины, возникавшие на обочинах, но они были до ужаса бедны — даже пиво отсутствовало в них. С горя я купил во втором бутылку минеральной, которую вообще-то терпеть не мог. Отхлебнув из неё несколько раз и ужаснувшись вкусовым ощущениям, я отбросил её в сторону. Бутылка упала на камни, но не разбилась — попрыгав и поскрежетав по ним, она застыла, позволяя воде выливаться наружу.
    Кинотеатра поблизости не было. Это выяснилось после того, как я спросил о нём у проходившей мимо женщины, скорбной — прискорбной. В первую минуту она не смогла мне ответить, лишь нечленораздельно мычала, потом, на второй и на третьей объяснила всё же, что единственный в городе кинотеатр находился совсем на другом конце, до которого было чёрт знает сколько, а автобусы ходили плохо. Кроме того кинотеатр этот в последние месяцы вроде бы не работал. Смотрела на меня эта женщина как-то очень и очень странно — я даже подумал, что у меня что — то неладное с физиономией. Физиономия была в порядке, явно не в порядке была сама женщина. Она засеменила потом от меня и всю дорогу, пока не скрылась из вида, испуганно оглядывалась.
    В конце улицы я набрёл на небольшой рынок. Несколько старух торговали здесь какой — то дребеденью. Пива не было и у них, только водка, но водку я покупать не стал — не хотелось начинать новую жизнь в новом городе с водки. Её к тому же на улице и не попьёшь. Ещё старухи торговали сигаретами и семечками. Сигареты у меня были, а вот стакан семечек я купил. Подошёл к одной бабке, попробовал пару на вкус. Семечки были нечего.
    — Стакан, — протянул ей деньги.
    Она сыпала семечки мне в карман и всё время неотрывно на меня смотрела. Пронзительно как-то, надрывно.
    — Зря ты к нам приехал, — сказала она вдруг. — Здесь живут одни несчастные.
    Да, бабушка, да, кивал я молча.
    Над городом сгущались сумерки, дул пронзительный ветер, старая женщина смотрела на меня как на обречённого. Я был на дне отчаяния.
    Сюда мне и надо, — ответил ей, закуривая.

УМНАЯ МАМА — ХУЖЕ ГИТЛЕРА

    Володя с Катей никак не могли потрахаться, хотя гуляли уже целый месяц. Желания было предостаточно, а вот возможности — никакой.
    — Не в подъезде же, правильно? — говорила Катя.
    — Правильно, — отвечал Володя, но про себя думал: «А почему бы и нет?»
    Нацеловавшись, уходили из подъезда на улицу.
    — И не под деревом же? — продолжала Катя.
    — Да, конечно, — грустно вторил ей Володя. — Хотя на веранде можно, в детском саду.
    — На веранде? — переспрашивала Катя, вроде бы заинтересованно.
    — Да, — воодушевлялся парень. — Там удобнее.
    Сумерки прикрывали их, веранда действительно казалась удобной, но сторож — старый козёл, вылезал наружу и принимался мести территорию.
    Веранда отпадала.
    — Ну и не на чердаке конечно, — размышляла вслух Катя.
    Володя уже молчал.
    — Но можно попробовать…
    — Попробуем? — загорались его глаза.
    — Давай.
    Очередной облом ожидал их на последнем этаже ближайшего дома — выход на чердак оказывался заколочен.
    — Замкнутый круг, — говорил впечатлительный Володя. — Мы никогда не осуществим это.
    — Не грусти, — отвечала жизнерадостная Катя. — У нас ещё всё получится.
    Приходилось расставаться.
    — Приходи ко мне завтра вечером, — сказала на прощание Катя. — Настало время познакомить тебя с мамой.
    — А стоит ли?
    — Конечно! Если ты ей понравишься, нам станет значительно легче. Приучим её к твоим визитам, она убедится, что ты надёжный человек и станет отпускать меня подольше. Может даже на всю ночь.
    — Ну ладно, приду.
    — Только она у меня умная не в меру… Насквозь всё видит. Ничего от неё не скроешь. Это проблема конечно, но её надо преодолевать.
    На следующий день, ровно в шесть, Володя был у порога возлюбленной.
    — Нет, нет, нет, — отстранилась она от его поцелуя. — Мама услышит причмокивание — у неё на такие звуки острый слух.
    Из кухни вышла мама — женщина ещё не старая и в форме. В отличие от дочери, поцеловала Володю.
    — Ах, какой симпатяга! — осматривала его. — И что я не в твоём возрасте, Катерина? Я бы тоже не прочь такого парня отхватить.
    — Не получится, — потащила она Володю в свою комнату. — Я ему диски покажу.
    — А поесть? — удивилась мама. — У меня торт там, компот.
    — Позже, мам, позже.
    Они закрылись в комнате. Катя сразу же врубила музыку. Сказала, нагнувшись к Володиному уху:
    — Это она так на понт берёт. Из равновесия выбивает — поцелуи, объятия. Чтобы ты занервничал. Она слишком умная — знает, что делает.
    — А почему шёпотом? — наклонился к ней Володя.
    — Услышит. Она по одному слову может достроить предложение, а из него выведать все наши замыслы. Её надо опасаться.
    Первые минут десять музыку слушали заинтересованно. Потом менее — внутри бурлило, стали тискаться.
    — Эх, если бы можно было, — сказала разгорячённая Катя, — прямо сейчас бы трахнулась!
    — А что, — подхватил идею Володя. — Клёво!
    — Неосуществимо, — мотала она головой. — В любую минуту мама зайдёт.
    — На двери щеколда. Закроемся!
    — Стучаться будет.
    — Успеем одеться!
    — Она догадается, если мы сразу не откроем.
    — Да зачем ей стучаться?! Она же понимает, что у нас свидание.
    — Вот это и плохо. Она ведь как рассуждает: «Ага, свидание. Закрылись. Тишина. Трахаются!»
    — Зато какие воспоминания будут!
    Этот аргумент, похоже, возымел своё действие. Подумав немного, Катя решилась.
    — Ладно, рискнём! Но только быстро надо. Ты быстро кончаешь?
    — Ещё как!
    — Окей. Тогда надо продумать, что должно раздаваться в комнате, в которой никто не занимается сексом, а просто культурно отдыхает.
    — Музыка!
    — Музыка, молодец. Но какая?
    Володя окинул взглядом стопку дисков.
    — «Металлика»! Она громче всех.
    — «Металлика» не пойдёт.
    — Почему?
    — Ты не сможешь работать в таком ритме.
    — Почему это? — обиделся Вова.
    — Уж поверь мне.
    — Что тогда?
    — Стинг может?
    — Нет, — на этот раз возражал Володя. — Под Стинга ты слишком стонать начнёшь.
    — Точно, — согласилась Катя. — Ты прав.
    — «Бони М»?
    — «Бони М»… — задумалась Катя. — Тоже не пойдёт. У них ритм совпадает со средней частотой сексуальных телодвижений. Мама сразу подумает: «Ага, «Бони М» поставили… А ведь ритмика их песен совпадает с амплитудой полового акта. Трахаются!»
    Поставили вальсы Шопена.
    — Может не раскусит, — сказала Катя. — Слишком интеллектуально.
    — Ну что, начнём? — подступил к ней Володя.
    — Подожди. Во время акта мы должны разговаривать. Если она услышит, что мы молчим — не поверит, что Шопеном заслушались. Сразу сообразит что к чему.
    — Может стихи читать?
    — Интересно. Ну-ка попробуй.
    Володя начал:
— В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной…

    — Стихотворение — это неплохо, — размышляла Катя. — Но не вызовет ли это обратный эффект? Мама услышит ритмически-мелодичный текст и подумает: «Ага, стихи читают… Ну какой же человек в здравом уме читает вслух стихи? Трахаются!»
    — Что же тогда говорить?
    — Уж лучше просто цифры называть.
    Володя был не против.
    — Начнём? — подступился он снова.
    — Подожди, — остановила его Катя. — Всё ли предусмотрели?
    — Всё, всё.
    — Нет, нет, что-то не то, — она осматривалась по сторонам. — Чёрт! — воскликнула вдруг. — Самое главное упустили. На кровати ведь нельзя!
    — Скрипит?
    — Скрипит!
    — Ну тогда на полу.
    Катя задумалась.
    — Если только матрац положить.
    Наконец-то начали.
    — Как он тебе? — спросил обнажённый Володя подругу, показывая на низ живота.
    В володином достоинстве не было ничего необычного, и у Кати чуть было не сорвалось: «И не такие видела!», но она вовремя сдержалась. Сказала то, что не могло не понравиться Вовке.
    — Класс!
    Володя, очень нервничавший всё это время, заметно приободрился.
    — А ты успеешь вытащить? — остановилась вдруг Катя.
    — Конечно.
    — А брызгать куда?
    — У меня носовой платок есть.
    — Достань. Держи его под рукой.
    Володя достал платок. Предприняли соитие. Что-то не получалось.
    — Нужен толчок! — сказала Катя. — Напрягись и толкни.
    — Он соскальзывает и не заходит… — пожаловался Володя.
    — Придержи его.
    Так действительно оказалось лучше — введение состоялось.
    — Считать, считать не забывай!
    — Семьдесят восемь, — забубнил Вовка. — Девяносто шесть.
    — Десять тысяч девятьсот двадцать один, — вторила ему Катя. — Пятнадцать тысяч восемьсот семьдесят семь… — она была амбициозней Володи.
    Гений Шопена безумствовал, скрипов не было, цифры лились, и носовой платок действительно оказался кстати.
    — Заверни и в карман положь, — посоветовала Катя, поднимаясь. — Потом выбросишь.
    Привели себя в порядок. Катя побрызгала дезодорантом. Выглянула в коридор.
    — Мама! — крикнула маме. — Мы торт идём есть!
    — Идите, идите, — отозвалась та из кухни. — Давно вас жду.
    — Чёрт! — шепнула Катя Володе. — Давно, говорит, вас жду… Неужели заподозрила?
    — Не может быть!
    — Ты её не знаешь. Она очень умная. А умная мама — хуже Гитлера.
    Мама ничего не заподозрила. Накормила их, расспрашивала Володю о его планах на будущее и всё время шутила.
    Пришла пора расставаться.
    — Завтра заходи, — сказала Катя. — Сходим куда-нибудь.
    — Хорошо, — ответил Володя.
    Оказавшись на улице, он первым делом хотел выкинуть платок, но вдруг передумал. «Выстираю и оставлю на память», — решил он.
    Двинулся к автобусной остановке. Тёплый весенний вечер медленно перемещался в ночь. Люди были очень приветливы сейчас. Володя ощущал необычайный прилив сил.
    «Мужик… — думал он. — Настоящий мужик!»

ОДИН ИЗ МНОГИХ

    Он был, в общем-то, неплохим человеком. Неглупым, естественным в общении, весёлым даже. Пожимая руку, всегда улыбался, «как дела» спрашивал — просто как приветствие, но делал это весьма правдиво — казалось, ему действительно интересны твои дела. В движениях был быстр, энергичен — энергия, она так и кипела в нём — он даже через ступеньку перепрыгивал, поднимаясь по лестнице. Взглядом обладал проницательным и при разговоре смотрел всегда в глаза — это озадачивало немного. Он был неплохим — сейчас я вполне могу признать это.
    Но мне он не нравился.
    — Закрыто что ли?
    — Ага, — ответил я тогда, поворачиваясь на голос. — Минут через пятнадцать будет.
    — Чёрт, — поморщился он. — Ну да ладно, придётся подождать.
    Так мы с ним познакомились. Так, или примерно так, я точно не помню. Познакомились, впрочем, не то слово — по именам не представлялись, но в лицо друг друга с тех пор знали. Перебросились парой фраз, потом при встрече здоровались.
    Секретарша, кстати, так и не вернулась тогда с обеда.
    — Как оно? — приветствовал он меня.
    — Ничего.
    — Ничего?
    — Ничего.
    — Молодчик. Рад за тебя.
    И как-то похлопал. По плечу. Не знаю, в чём тут дело, но меня это оскорбило. Я вообще далёк от душевного равновесия, а такие вот похлопывания делают меня просто неуправляемым. Как-то много позже, уже после отсидки, я разбил морду одному мужичку за такое же похлопывание. Причём сделал это, устраиваясь на работу. Работу не получил конечно. Вышел потом из кабинета на улицу, закурил. Стою, думаю: «А какого хрена?» Не знай, не смог объяснить. Может с тех самых стародавних пор всё это и началось.
    — Можно вас на танец?
    Она красивая такая была, в платьице занятном. Броская. Медлячок звучал, меня в романтику тянуло. Я и говорил это вдохновенно этак.
    — Она со мной.
    Это был он самый.
    — А, ты. Тоже на танцульки?
    — Угу.
    — Ну ладно, не смею тревожить.
    Отошёл в сторону, посматривал на них. Так и не понял — то ли на самом деле она с ним была, то ли он просто влез так удачно. Но по крайней мере ему она была рада куда больше, чем мне. Они танцевали, смеялись — я ухмылялся. Потом пошёл пиво пить.
    — Боренька, ангелочек!
    Это бабка. Я знаю, она была не очень мне рада, когда маманя откинула копыта. Она была тогда ещё не старой и крутила с каким-то прорабом. Сейчас не ходила почти — больные ноги. В принципе, нечего старушка. Самогон гнала неслабенький, одно время немало я его попил.
    — Чё тебе?
    — Хлебушка не купишь?
    — Куплю.
    — Деньги на тумбочке возьми.
    — Хватит мне на хлеб.
    А они как раз проходили мимо. Я вышел из подъезда, дверь захлопнуться не успела — тут и встретились. Мы с ним поздоровались, ей я тоже кивнул. Они держались за руки, счастливые — до неприличия.
    — Ты куда?
    — Пройтись… В магазин зайти надо.
    — А-а… Как дела-то?
    — Да ничего. А у тебя?
    — У меня — замечательно.
    — Ну, по тебе и видно… Ладно, давайте.
    — Ага, пока.
    Я не выдержал, оглянулся. Всего-то за угол завернуть осталось — нет, любопытство победило. Тотчас же назад, но мгновение роковое было. Роковое…
    У меня и сейчас перед глазами порой встаёт эта сцена — целующиеся парень с девушкой, вид сзади. Поцелуй что надо — я таких и в кино не видел. Нежность, счастье, любовь — любовь, чёрт возьми! — всё здесь. И рука. Его рука — чуть ниже её талии.
    — Ну что, на свадьбу-то будешь звать?
    Он рассмеялся.
    — Об этом рано ещё.
    — А чего рано? У вас, я гляжу, костёр вовсю пылает.
    — Ну, костёр это одно, а свадьба — другое.
    — Тянуть-то тоже не надо. Правильно?
    — Правильно, но тут ведь знаешь… тонко всё.
    Тонко всё… Тонко, слов нет. Я, в общем-то рад, что они так и не поженились. Радость злобная конечно, но всё же. Возможно даже, что и я немалую роль в этом сыграл. Утверждать определённо не могу, но драка та наша в своём роде узловым моментом была. Перед самым окончанием бурсы случилась.
    — Что тут у вас такое? Ты чего плачешь?
    Она стояла у стены, лицо закрыто ладонями, всхлипывала. Была ночь уже, город спал, улицы пустынны. Я возвращался домой. Не пьяный, нет. Каким-то образом на них наткнулся.
    — Муки любви что ли? — я пытался шутить поначалу.
    — Пошёл вон!
    Это он сказал. Причём небрежно так, через плечо, не оборачиваясь.
    — А, что с тобой? — я заглянул девушке в лицо. Ладони её сдвинулись плотнее.
    — Пошёл вон, я сказал!
    И вот тут я ударил его. Потом ещё. Не скажу, что это было неприятно.
    Он тоже отвечал, довольно прицельно. Хоть она и бросилась тут ко мне, оттаскивать стала — но это ещё неизвестно, кто кому больше дал. По крайней мере фингал на физиономии не сходил у меня после этого две недели. У него же фингалов вроде не было.
    Потом я видел его ещё несколько раз. Он демонстративно от меня отворачивался, я тоже предпочитал смотреть куда-нибудь в сторону.
    С ней же он больше под руку не ходил.
    Один из многих — а сколько скверных воспоминаний!

ПУЗЫРИ НА ГУБАХ ФЕСТИНЫ

    Фестина, девочка восьми лет, самая непослушная в большой семье крестьянина Пьетро, того самого, у которого нет двух пальцев на правой руке. День ли, ночь — Фестина никому не даёт покоя. Дождь ли, снег — она носится по двору, кидает в братьев высохшие навозные лепёшки и заразительно смеётся. Её пытаются остановить, утихомирить — куда там, разве может угомониться такой бесёнок, как Фестина? Отец качает головой, мать разводит руками, сёстры хмурятся — из-за этой Фестины на них никто не обращает внимания. Братья тоже сердятся, лишь средний, Сильвио, потакает ей в её забавах. Носится, кидает лепёшки в ответ, хохочет.
    — Сильвио! — кричит отец. — Тебе уже четырнадцать лет! Скоро жениться, а ты прыгаешь, как горный козёл. И не стыдно тебе?
    Слова отца заставляют Сильвио на какое-то время остановиться. Но веселье Фестины так заразительно, так естественно — она строит ему рожицы, показывает язык — не может же он оставить это просто так! Он пускается за ней вдогонку, Фестина визжит от восторга, Сильвио тоже смешно, а старые родители лишь тяжко вздыхают.
    Но лучше всего у Фестины получается пускать пузыри. Она набирает полный рот слюней, надувает щёки, а потом ловкими движениями языка и губ заставляет неизвестно как возникающие пузыри кружиться в воздухе — до тех пор, пока они не лопнут. Они лопаются быстро, до ужаса быстро — как жаль! — но Фестина не грустит. К чему грустить, она наделает их столько, сколько можно сосчитать.
    — Раз! — кричат соседские мальчишки, среди которых выделяется Донато, приёмный сын лавочника, он наиболее дружен с Фестиной, за что считается её женихом. Пузырь, покружившись несколько секунд, лопается. Фестина готовит к запуску новый.
    — Два! — горланят мальчишки, наблюдая за полётом нового пузыря. Фестина горда собой, она в зените славы, она — королева улицы.
    — Три! — радуются пацаны новому пузырю Фестины. Кто-то из них, наверное этот маленький гадкий негодник Бруно, который вечно всем завидует, тыкает в пузырь пальцем. Тот лопается раньше отмеренных ему секунд.
    — Гад! Урод! Вонючка! — кричат ему дети и Фестина громче всех. Последнее утверждение особо справедливо, ведь все знают, что у Бруно постоянно пахнет изо рта. Его толкают в плечи и в спину и изгоняют из компании. Обиженный, он встаёт в стороне и завистливо смотрит на прогнавших его детей — он уже горько раскаивается в содеянном.
    — Ай-ай-ай! — воткнув кулаки в бока, качает головой мама Фестины. — Как некрасиво! Марш домой! — кивает она, но Фестина не хочет уходить. Тогда, схватив её за руку, мама тащит Фестину за собой — делать это приходится буквально волоком — Фестина упирается и плачет.
    — До завтрашнего дня здесь просидишь! — запирает мама Фестину в чулане.
    Фестина падает на пол и, растирая кулачками глаза, ревёт навзрыд. Горе её огромно. Короткие и вёрткие соломки — украденные с полей господина Ди Пьяцци — срываясь с крыши, задевают её лицо. Прикосновения их неприятны — Фестина передёргивается и, отползая к стене, накрывается валяющейся здесь дерюгой. В доме и на улице тихо, лишь со стороны реки слышится мычание приближающегося коровьего стада — пастухи гонят его с лугов.
    — Пусти пузыри, Фестина! — кричали ей мужчины много лет позже.
    Она была послушна и не противилась. Высунув язык, она ловила стекавшие по лицу капли спермы, размазывала их по губам, сжималась, и-и… поблескивающие на свету, неповоротливые, хрупкие пузыри срывались с её губ и неслись к земле. Существование их было ещё короче, чем у пузырей из слюны, но восторг они вызывали куда больший.
    — Брава! — орали мужчины. — Брава, Фестина!
    Их члены колыхались у самого лица. Поначалу она боялась смотреть на них — они казались ей ужаснее архангела Гавриила, парившего над девой Марией, — но её красивые зелёные глаза открывались постепенно. Мужские органы были совсем не страшными. Они прикасались к её щекам и губам, лезли в уши и рот, лаская их, но и требуя ласки ответной. Фестина облизывала лоснящиеся головки, пускала их глубоко в рот, в самую гортань, отчего чуть не задыхалась, тут же выпускала их наружу, чтобы мгновением позже запустить снова. Они изрыгались тёплой и липкой спермой — иногда все разом, иногда по очереди — сперма ударяла в глаза, текла по щекам, по губам… Фестина закрывала веки и замирала. «Она как дождь, — думала она, — как его капли. Просто гуще и тяжелее».
    — Ты молодец, Фестина, — говорили мужчины. — Сегодня ты в ударе.
    Она улыбалась — всё же слова эти были приятны ей. Мужчины бросали ей под ноги ржавые и стёршиеся монеты, Фестина быстро и проворно собирала их.
    — Бруно! — жалостливо глядела на самого маленького и большеносого. — Обычно ты давал мне на монету больше.
    — Тебе хватит и этого! — бросал через плечо Бруно.
    — Донато! — обращалась Фестина к другому, самому красивому, — ты был так щедр ко мне раньше…
    — Жизнь тяжела, Фестина, — отвечал Донато, — я бы очень хотел дать тебе ещё, но увы… мой хозяин не платит мне больше двадцати лир в неделю, да и все их отбирает моя жена. Мне едва удаётся припрятать пару монет для тебя.
    — Сильвио! — воздев руки к небу, упрашивала Фестина третьего, — неужели и ты не дашь мне чуть больше? Мне надо на что-то жить…
    — Фестина… — гладил её по голове брат, — после того, как отец прогнал тебя из дома, он стал ужасно прижимистым — я больше не могу выбить у него ни одной лишней лиры. Ты знаешь, что я принципиальный противник труда, а потому жалованье ни от кого не получаю. Отец — единственный мой источник. Скажи спасибо, что он даёт хоть что-то.
    Собрав запылённые гроши, Фестина шла в хлебную лавку, где хозяйка, донна Лилиана, высунувшись из окна и убедившись, что поблизости никого нет, кидала ей две чёрствые булки. Фестина отдавала деньги, а донна Лилиана, пересчитав их, захлопывала окно.
    — Наша дочь — шлюха! — кричит больной и старый отец Фестины. Два года назад у него отнималась вся левая половина, долгое время он лежал в постели, но расходил всё же ногу. Рука всё так же недвижима — это ужасно неудобно, ведь на правой, здоровой, нет двух пальцев.
    — Она всё же наша дочь… — грустно отвечает ему жена.
    — Я проклял её! — скрипит зубами старый Пьетро. — И прокляну тебя, если узнаю, что ты носишь ей еду.
    — Она — наша дочь… — отвечает жена.
    — Папа! Мама! — вбегает в дом старшая их дочь Клаудиа. — Фестину убили…
    От неожиданности родители встают, даже Пьетро, хоть это и неимоверно трудно для него.
    — Какие-то торговцы, проезжавшие по нашей деревне, остановились у неё. Вы знаете для чего…
    Улица кажется сейчас особенно грязной. На ней кучи мусора и мутная жижа, которую они месят, торопясь к Фестининому дому.
    — Они удовлетворяли свою похоть несколько часов, — продолжает дочь, — а потом, разгорячённые вином и вседозволенностью, стали избивать её.
    Уже пройден первый поворот. Фестина живёт на самом краю деревни — до её дома долго добираться. Но он всё ближе…
    — Они привязали Фестину к столбу и пороли её плетью.
    Вот и второй. До хижины Фестины совсем немного. Мать бежит впереди. Старый Пьетро, ковыляя на своём костыле, пытается угнаться за ней. Клаудиа поддерживает его за локоть.
    — А потом они стали колоть её ножами. Они истыкали её всю — с ног до головы.
    Вот и он, покосившийся ветхий дом. Дверь открыта, они входят туда онемевшие. Каждый слышит стук собственного сердца.
    Фестина лежит на полу, в луже крови. Она ещё жива — уставившись невидящим взором в пустоту, она пускает кровавые пузыри. Они срываются с её губ, взлетают вверх и несутся, несутся… Прочь из дома — к лесу, к реке!
    — Самые лучшие… — шепчет, улыбаясь, Фестина.

    Итальянская земля — благодатная. Здесь всегда накормят вас вкусным деревенским сыром, везде нальют чудного вина. Люди веселы, добры и отзывчивы. Они улыбаются широкими, искренними улыбками и наперебой приглашают вас к себе. Учёные говорят, что тому способствует воздух — бодрящий и терпкий воздух Апеннин.
    Италия — страна святых. Грешницам здесь не место.

МОЯ ЖЕНЩИНА

    Свет лампы был такой тусклый, что можно было без труда смотреть на неё. Она стояла на самом краю стола — раньше её накрывали самодельным колпаком, но тот со временем истрепался — он был сплетён из матерчатой ленты — и теперь накрывать её было нечем. В этом не было, впрочем, особой необходимости: сейчас, когда ввинтили сороковатку, свет лишь силился преодолеть тягучую плотность темноты — так он был слаб. От колпака сделалось бы совсем темно. Все предметы под таким освещением становились совершенно иными: клеенчатая скатерть темнела, желтизна её фона сгущалась, и даже рисунок — примитивные кривые цветы — менялся вдруг. Это были всё те же цветы, но уже какие-то напряжённые, опасные. Чай в кружке представлялся колдовским дымящимся зельем, радужная плёнка на поверхности усугубляла эффект. Я пил его с неким трепетом. Даже собственная ладонь делалась страшной и чужой. Вены вздымались бороздами, а кожа стягивалась будто — она была морщинистой, сухой и умирающей… Странные образы появлялись в тот момент, когда я просто начинал смотреть на лампочку, не отводя глаз и стараясь не моргать. Тусклость света была всё же достаточной, чтобы проникнуть за оболочку глаз — она затевала там игру, выжигая их глубины, кружась по ним бликами. Перед взором плясали хороводы солнц и лун, за их внешней явностью угадывалось и что-то причудливое, но увы — такое недолгое, ускользающее, что лишь догадываться приходилось о природе и значениях этих образов. Я видел то, что никогда не покидало тайных убежищ памяти, что лишь отдалённым дыханием воспоминаний проносилось порой где-то по задворкам мысли; теперь же всё это становилось реальным, создавало из пустой гулкости небытия материальные обличья — лишь на миг, но и этого было достаточно, чтобы понять всю их значимость и ценность. Они плели узоры и могли бы плести их без конца, но я не выдерживал всё же: в определённый момент становилось неприятно — я закрывал глаза и откидывался на спинку кресла.
    Меня смаривало, и с каждой секундой всё сильнее. Время же было не позднее, идти спать нежелательно — ещё часик хотя бы. Я рывком поднялся с кресла, вышел из будки и не спеша углубился в темноту коридора. Школа пребывала во мраке, шаги гулко разносились по пустым пространствам, звуки поднимались к самому потолку и затихали где-то там, в вышине. В школе было три этажа и маршрут их обхода за все эти месяцы работы был освоен мной до автоматизма. Вначале я шёл к туалетам первого этажа, от которых спускался ниже, в подвал, чтобы дёрнуть для верности ручку слесарской — там частенько засиживались допоздна рабочие, тихо и скромно пьянствуя. Сегодня тут не было никого; я снова поднялся на первый этаж и повернул в правое крыло здания — здесь располагались начальные классы. Дорога отсюда вела в двух направлениях: в столовую, которая находилась ниже, в полуподвальной зоне, и на второй этаж. Здесь же проходил я и мимо актового зала — его ремонтировали. У дверей столовой постоянно ощущались аппетитные запахи — то было пыткой для меня: вечно голодный, я лишь сплёвывал в ближайшую раковину густую и обильную слюну и шёл дальше. В столовую мне доступа не было. Затем таким же образом обходил я второй этаж, самым интересным местом которого был спортзал, а потом и третий, на котором ничего интересного не было — одни лишь классы. Ключи от спортзала оставляли в школе: иногда, крайне редко впрочем, заходил я туда, чтобы минут пятнадцать-двадцать покидать в корзину мячи. Больше я не выдерживал, надоедало. Сегодня же даже и не думал о том: не то что кидать мячи, но и просто передвигать ноги было неимоверно тяжело. Снова спустившись на первый, к вахтёрской, я взял ключ от учительской, добрёл до неё и, зайдя внутрь, присел на диван. Лишь присел, спать ещё не собирался. Я был слишком ответственным потому что: ложился спать всегда поздно, чтобы предупредить появление возможных воров и никогда не ходил ночевать домой, как делали другие сторожа. Иногда я и вовсе не спал — в этом было своё определённое очарование: сидеть в пустой, гулкой школе, читая книгу и, отрываясь от неё порой, видеть за окнами лишь ночь, лишь тьму, лишь призрачный свет фонарей, лишь едва угадываемые силуэты домов — в этом было что-то. Что-то загадочное, что-то неподвластное, что-то запредельное. Я любил свою работу.
    Сидеть на диване было неудобно — я сдвинулся на самый край, вытянул ноги и положил голову на спинку. В учительской царила тьма. Она была ненавязчивой, казалась даже робкой, но таила в себе опасность — это чувствовалось сразу. Опасность гипотетическую, иллюзорную, призрачную опасность. Я полулежал на диване и вяло водил глазами из стороны в сторону. Они привыкли к темноте и комната не казалась больше мрачной: без труда угадывались два стола у противоположной стены, шкаф там же. Ещё один шкаф стоял слева — был он помассивней и повместительней. А ещё три стула — вот и всё, что имелось здесь. Эта убогая обстановка стала для меня, как ни странно, такой знакомой и родной, какой становится только обстановка собственной квартиры. Я смотрел сейчас на шкаф, тот, что слева, и вся его форма, весь его образ — он словно сопровождал меня всю мою жизнь. Казалось, что он таился во мне ещё до того, как я увидел его. Серое кольцо витало в его ореоле — лёгкий обман зрения, причудливый эффект перетрудившейся сетчатки — я стал гнать его от шкафа к окну. Оно почему-то отставало, кольцо, отставало от движения глаз, и хоть в следующий момент настигало центральную точку взгляда, этот промежуток времени был достаточно продолжителен, чтобы заметить несоответствие и удивиться ему. Из серого кольцо превратилось вдруг в цветное, и я не понял поначалу, что это был за цвет. Оказалось, оно переливалось цветами, да и не кольцо уже это было, а ромб, но неправильный, не симметричный. Вместе с ним кружились здесь и другие геометрические фигуры: треугольники, квадраты, а потом я понял, что они складываются в буквы. Я попытался прочесть написанное и вроде бы прочёл, потому что услышал свой голос, но понять прочитанное не смог. Страницы перелистывались, я бубнил слова, но потом книга кончилась. Я открыл дверь и вышел в поле — земля была здесь мягкой и сырой. Копошились крысы. Они были впереди, по бокам, они лезли под сиденья и даже ползали по стенам. Вагон мчался — у него не было крыши и, подняв голову, я мог видеть небо — оно было вязкое и мутное, как кисель. В этом-то и заключалось неудобство — капли не сдерживались и срывались, прямо мне в лицо. Дуга была такой крутой, что у меня захватывало дух и душа уносилась в пятки, казалось — вот-вот сорвёмся. В конце был выступ и взобраться на него стоило неимоверных усилий, мне стало страшно просто, но потом вдруг всё выпрямилось и дорога оборвалась. Я раздвинул кусты и вышел к оврагу. Свет бил откуда-то снизу, очень яркий. Я переступал с ноги на ногу и оглядывался по сторонам. Чья-то рука легла мне на плечо, пару мгновений лежала недвижима, недвижим стоял и я. Потом меня стали трясти, я не реагировал, я смотрел вперёд. Меня затрясли сильнее.
    — Это ты?! — вскинул я глаза и удивлению моему не было предела. — Как ты здесь оказалась?
    — А у тебя школа открыта. Заходи пожалуйста. Вот и я — за ручку дёрнула и вошла.
    — Боже мой… всё это так неожиданно!.. — я обвил её ноги и посадил к себе на колени. — Ты даже не знаешь, как я рад. Я так хотел увидеть тебя!
    — Я тоже хотела тебя увидеть. Как там, думаю, парнишка мой глупенький поживает, что он там поделывает. А? — надавила она пальчиком на кончик моего носа. — Как ты тут поживаешь? Что поделываешь?
    Я не ответил, лишь потянулся к ней губами, а она смотрела на меня с лёгким прищуром, улыбаясь уголками губ, благодушно. Она не могла смотреть язвительно, она была совершенством.
    Я прикоснулся к её губам и она раскрыла их для поцелуя. Мы целовались долго, до боли в скулах, и я был ненасытен. С урчанием всасывал я её в себя, а ладони мои тискали её так, что непременно должны были появиться синяки. Но и она, она была сродни мне. Я чувствовал тот вулкан, что почти беззвучно, лишь с кратким выдохом или стоном вырывался из её чрева: он был горяч, он был огнедышащ. Она запустила пальцы в мои волосы и сжимала их, сжимала крепко. Но больно мне не было, ведь она любила меня.
    А я любил её…
    Мы сидели потом рядышком и говорили друг другу нежности.
    — Ты любишь меня? — шептал я.
    — Я люблю тебя, — отвечала она так же тихо. — Мне некого любить, кроме тебя.
    — Ты останешься на ночь?
    — Да.
    — Ты действительно останешься?
    — Да, действительно.
    Я глубоко вздохнул, я был на пике возбуждения. И где-то невдалеке от блаженства.
    — Диван, конечно, не слишком широкий, но мы поместимся. Мы просто ляжем на бок.
    — Хорошо.
    Мы так и сделали, мы легли лицом друг к другу. Она лежала у стенки, а я с краю.
    — Я сегодня такая усталая, — слышал я её голос.
    — Я тоже.
    — А почему — не знаю. Я вообще не понимаю саму себя. Не разбираюсь в себе. Мне хочется иногда чего-то. Чего-то такого, что я даже и представить не могу, не в силах просто, но мне хочется. Меня гнетёт иногда окружающее. Но иногда и радует. Ты знаешь, каждый день я чему-то удивляюсь. И большей частью тому, что каждый день и вижу, чему удивляться и нельзя уже. Я просто очень глупая наверно.
    — Нет, нет, ты очень умная. Очень умная, очень красивая, очень страстная. И я очень-очень люблю тебя.
    Я гладил её волосы. Мне всегда нравилось их гладить.

    Меня разбудила сигнализация. Я вскочил с дивана, нацепил ботинки и стремительно ринулся из учительской к вахтёрской будке. Сирена выла так громко и так омерзительно, что хотелось завыть самому. Я надавил на кнопку — вой оборвался, лампочка погасла. Эта сигнализация влияла на меня чудовищно. В тот момент, когда адский звук завывающей сирены достигал моих ушей, я буквально холодел, а сердце совершало лихорадочное сжатие. Требовалось несколько минут, чтобы отдышаться. Должно быть, после одного из таких мгновений люди и становятся заиками.
    Я спустился к столовой удостовериться, были ли это на самом деле повара, а не грабители. Грудные бабьи голоса подтвердили — повара. Последние полчаса, что оставались до сдачи смены, я слушал радио. Сон в одежде, на жёстком диване, под грузом ответственности, был всё же ненастоящим сном. Я никогда не высыпался на дежурствах. Первые пятнадцать минут после пробуждения казалось однако, что сна такого вполне достаточно — некая бодрость ощущалась в теле, воодушевление. Но затем меня начинал одолевать такой сон, что к приходу сменщицы я буквально раздирал глаза, чтобы не заснуть.
    А сменщица, как и обычно, опоздала. На десять минут. Опоздание сменщицы влекло за собой и моё собственное опоздание — в институт. Опаздывал я ещё и потому, что всегда ходил в институт пешком.
    Путь от дома к институту занимал тридцать пять минут. Иногда меньше, если идти поживее. Рекорд, который мне удалось установить, равнялся тридцати одной минуте. Ровно тридцать никак не выходило. На автобусе я не ездил принципиально.
    На этот раз я опоздал на пятнадцать минут, что было совсем неплохо — можно было ещё попроситься на занятие.
    Всё время пребывание в институте я дремал. Дремота моя была вялотекущей, но постоянной, с периодическими погружениями в липкий и неприятный сон. Я пытался взбодриться: растирал глаза, тряс головой — ничего не помогало. Химеры сна, не удержав меня в своём царстве положенный промежуток времени, тянули теперь обратно, и сил, чтобы сопротивляться им, совсем не было. В учёбе же больше всего я любил тот момент, когда она заканчивалась. Я любил завершения, любил концовки, что тут поделаешь.
    По дороге домой я купил бутылку пива. Было совсем тепло. На дороге снег уже растаял, лишь на обочинах, у самых оснований домов темнели ещё его грязные и бесформенные пятна. Вовсю светило солнце. Приходилось щуриться, но свет этот радовал. Солнце, яркость, ну и пиво конечно — всё это создавало совсем неплохое настроение. Хорошие настроения посещали меня не часто, поэтому чувствовал я себя сейчас очень даже здорово.
    Дома меня уже ждали. У нас сидела Катька, прямиком явившаяся из школы, о чём свидетельствовал брошенный в угол портфель. Она жила этажом ниже, но даже не зашла домой. А всё от желания поиграть со мной в карты. Они уже играли с Антониной, но игра между ними никогда не шла интересно, они лишь ругались и обижались друг на друга. Настоящее оживление происходило лишь тогда, когда в игру подключался я. Не оттого, что я такой развесёлый шутник, нет, я вообще большую часть времени молчал, просто почему-то это сразу воодушевляло их. Антонина, недалёкая в общем-то старуха, начинала отпускать шутки, не бог весть какие остроумные, но смешные всё же. У неё имелся некий оригинальный пунктик, этакая хитрая сообразительность — она придавала ей определённую своеобразность. А так она была женщиной доброй, я относился к ней с уважением. Катерина же большей частью елозила на стуле, задирала ноги и заигрывала со мной. Была она девочкой красивой, и даже очень. В школе училась на отлично, да и общаться с ней было интересно, хоть и была она почти в два раза младше меня.
    — Пошли, — кивнула она мне и поманила ручкой.
    — А я есть хочу, — отозвался я.
    — Ну во-о-о-о-от… Здрасьте — пожалуйста. И долго это?
    — Разогрею да поем. Десять-пятнадцать минут.
    — Пятнадцать минут! Я с ума сойду за это время. Я и так уже целый час сижу здесь, тебя дожидаюсь.
    — Целый час сидела — ещё пятнадцать минут посидишь.
    — А-а-а?.. Ну ты нахал! Ждала его ещё тут… Короче: пять минут тебе даю, чтобы как штык был, понял?
    Она нравилась мне такой. Впрочем, она мне всякой нравилась.
    — Ты чего молчишь? Понял, нет?
    — Понял, понял. Как штык буду.
    — Всё, отсчёт пошёл.
    Я поставил на плиту кастрюльку со вчерашним супом и чайник. Питание моё богатством и разнообразием не отличалось. Все мои блюда можно было перечислить по пальцам: суп, всегда один и тот же, картошка жареная, картошка варёная, каши — гречневая, рисовая, перловая — и суперблюдо «длинная вермишель». В приготовлении этих блюд я достиг, однако, некоторого мастерства. По крайней мере в скорости со мной немногие бы тягались.
    Ел я, конечно, не десять минут, больше. За это время Катька прибегала на кухню раз двадцать. Я уж и чай не пил по нормальному — так, бултыхнул его в рот и, дожёвывая на ходу кусок бутерброда, за руку был доставлен Катериной в зал. Она раздала на троих и игра началась. Играли мы исключительно в дурака. В другие игры даже не пытались. Не знаю почему, так уж сложилось. В первое время, когда кружок наш только-только образовался, я был непобедимым чемпионом. Катька тогда вообще играть не умела, хозяйке тоже было до меня далеко. Но теперь ситуация изменилась. Дамы за это время сделали громадный прогресс, а я, по всей видимости, лучше играть уже не мог. Поэтому сейчас игры протекали напряжённо, дураками оставались все без исключения, хотя я всё же реже. На сегодня после четырёх партий показатели были следующими: Антонина осталась дурой два раза, Катерина — один, я — тоже один. Игра шла весело, со всякими шутками-прибаутками, и обстановка была самой что ни на есть раскованной. Я, однако, должен был их предупредить:
    — Я играю только до половины пятого.
    — Почему? — вскинула глаза хозяйка.
    — Почему? — вскрикнула Катя.
    — Мне на работу сегодня, а ещё уроки делать.
    — Как на работу? — удивилась Антонина. — Ты же только отдежурил.
    — Как на работу? — недоумевала и Катька.
    — Напарник попросил. Отказать нельзя.
    — А, ну да, — согласилась хозяйка. — Завтра тоже пойдёшь?
    — Да, моя смена. А потом он три ночи будет.
    — Ясно, — кивнула понимающе старая женщина. — Только тяжело это.
    — Да, тяжело это, — согласилась и Катерина, жалостливо на меня поглядывая.
    — Ничего не поделаешь, — сказал я.
    До половины пятого оставался ещё час.
    Мы сыграли после этого лишь партию. К хозяйке зашла соседка — одна из бесчисленных подъездных старух. Женщины уселись у окна и начали свой глупый, бессодержательный разговор.
    — Пойдём в мою комнату, — кивнул я Кате.
    — Пойдём, — согласилась она.
    Мы перебрались в мою каморку, закрылись там и игра началась заново. Вдвоём, однако, играть было неинтересно. Комбинаций мало, игра без хитростей, примитивная. Отсутствие хозяйки явилось, как ни странно, минусом.
    — Вить, — спросила Катя, — а сколько у нас будет детей?
    Карты были отброшены в сторону. Я включил магнитофон — мы сидели теперь, развалившись на кровати.
    — А ты сколько хочешь? — я был серьёзен.
    — Ну, не знаю… Хотеть можно сколько угодно, но надо же думать о том, как их обустроить, какую жизнь для них создать. Я бы может и пятерых хотела, но разве это жизнь, с пятерыми? Весело, может быть. Но в обносках же все ходить будут, как голодранцы. Разве это правильно? Так что, я думаю, не больше двух. Два — это максимум. А?
    — Да, больше ни к чему. К тому же в больших семьях за детьми и внимания нет никакого. Любви той же. Для двоих же любви должно хватить.
    — Правильно! — подхватила воодушевлённо Катя. Даже привстала.
    — Ну, а если двое, — продолжал я, — то лучше мальчика и девочку.
    — Молодец! — вскочила Катерина. — Дай я тебя поцелую.
    Обвив мои плечи, она чмокнула меня в щёку.
    — Ммм… Умненький ты мой.
    Я слегка смутился. Но лишь слегка и лишь на мгновение. Да и то каким-то глубинным своим мыслям. На самом деле мне было очень приятно.
    — Мальчика мы назовём Олегом, — сказала она в следующий момент.
    — Почему Олегом?
    — А ты как хочешь?
    — Не знаю… Хотя и Олег неплохо, но мне не очень нравится.
    — Ты что, Олег — это самое лучшее имя. Самое моё любимое… Ну, Виктор, конечно тоже нечего, — сделала она мне запоздалый комплимент. А дальше продолжала:
    — А девочку… Вот насчёт девочки я не знаю. Девчачьих имён много хороших. Тебе какое всех больше нравится?
    — Катя.
    — Не, — засмеялась она, — так не пойдёт. Что это — и мама и дочка будут Катями?
    — Ну и что?
    — Нет, нет, нет. Так нельзя. Другое выбирай.
    — Другое… Ну, скажем, Таня как тебе нравится?
    — Нет, не Таня. Я книжку одну читала: «Судьба человека зависит от его имени» — там про Таню не очень хорошо написано. Какими-то дурными они становятся. Лучше не надо Таню. Давай другое что-нибудь.
    Я задумался было, но Катерина меня опередила:
    — Как тебе Света?
    — Света?
    — Да. Света. Светлана… Хорошее ведь имя.
    — Хорошее.
    — Звучное такое. Меня мама поначалу Светой назвать хотела, потом передумала зачем-то… Ну что, Света или ещё что-нибудь?
    — Мне Света тоже нравится. Только дети когда ещё у нас появятся! Тыщу имён успеем перебрать.
    — Да вообще-то, — согласилась она. — Но пока, на данный момент, останавливаемся на этих: Олег и Света. Хорошо?
    — Хорошо.
    — Вот и умничка.

    Заступление на работу всегда было для меня чем-то большим, чем просто смена интерьеров. Момент этот каждый раз становился погружением в иной мир. Мирок точнее, но именно погружением — мои чувства воссоздавали это только так. Возможно скрывалась за этим склонность к преувеличениям, но поделать что-либо с собой я был не в силах. Причудливость рождалась явная: улица, люди — всё так близко, так живо; и вдруг декорации менялись — огромное, пустое помещение, закрытые двери, полумрак. Время словно останавливалось здесь, застывало, и даже электронные часы на стене, пытавшиеся изобразить его движение, не имели со временем ничего общего, а высвечивали лишь случайный набор цифр. Вне этого кокона я растворялся среди людей, среди машин, среди городского шума — здесь же оставался вдруг наедине с собой, и ощущение это, ощущение самого себя, настоящего, конкретного, было таким удивительным и странным, что в первые ночи дежурств, помнится, я иногда попросту не понимал, что со мной происходило — такие необычные возникали вдруг образы. Потом привык, но тем не менее продолжал испытывать где-то в глубине собственного тела щемящее сладостным жжением предчувствие необычного и загадочного. Я стремился к нему.
    Ощущение отрешённости наступало не сразу и даже не всегда. Виной тому были работники школы: всевозможные учителя, завучи, слесари, технички, которым нечего было больше делать, как только обламывать мой кайф, кучкуясь на ночь глядя в здании школы. Хорошо, если они покидали его через час-два после моего заступления: в таком случае оставался промежуток до сна, в который я мог ещё предпринять попытки к достижению нирваны. Но бывало и так — бывало не часто, и слава богу! — что засиживались они до глубокой ночи. Пусть в своих кабинетах, пусть моё существование их мало волновало, но, зная о присутствии посторонних, расслабиться я не мог. Бдеть же всю ночь сил хватало не всегда, сон оказывался сильнее. Да и особого желания бороться с ним не было. Тогда вся прелесть пропадала: насмотревшись на людей, снующих перед будкой, я заваливался спать, так и не вкусив прелестей одиночества.
    Особым случаем являлись вечера, когда в школе засиживался дядя Веня.
    Дядя Веня, или просто Вениамин, как все его звали, был реликвией этой школы. Он проработал здесь с самого её основания, то есть больше тридцати лет. Было ему сейчас за семьдесят. Фигуру его, даже на расстоянии и в полумраке, спутать с чьей-то другой было невозможно. Дядя Веня не вышел ростом — сам он называл цифру сто пятьдесят пять сантиметров, наверное так оно и было. Я по сравнению с ним казался великаном — на две головы выше, не меньше. Кроме крохотного роста обладал он неподражаемой походкой, а также незабываемыми движениями рук и головы. Дядю Веню знали все: в школе он числился сейчас плотником, но выполнял функции и слесаря, и сантехника, и электрика. Когда-то раньше работал он и сторожем. Сейчас директор не разрешал ему сторожить. Уволить его, однако, не увольнял, потому что был дядя Веня для школы человеком бесценным — он знал каждый болтик, каждый шуруп, каждый гвоздь, когда-либо вбитый в здание. Вот его-то я и застал в слесарке.
    Был он один и был уже крепко пьян. Пьяным, впрочем, он бывал всегда, я даже не помню, видел ли я его когда-нибудь трезвым. Водку он пил вместо воды и прожить без неё не мог ни дня. Хотя бы бутылка имелась у него в каморке всегда, а количество пустой посуды не поддавалось исчислению. В тот момент, когда я переступил порог слесарки, дядя Веня трепетно наливал себе в стакан. Был он в телогрейке, но непонятно — то ли собирался уходить, то ли только что пришёл. Увидев меня, он искренне и неподдельно обрадовался.
    Тут же возник другой стакан. Отказать дяде Вене я никогда не решался — он был слишком обидчив. Налил он мне добрых грамм сто. Мы подняли чаши и без чоканий и тостов выпили. Я отломил кусочек хлеба, закусил. Дядя Веня не закусывал.
    Началась беседа. Все наши беседы проходили по одному и тому же сценарию: старик говорил, а я слушал. Говорил он интересно и был далеко не глупым человеком. Использовал немало поэтических цитат. Истории у него выходили занятные, полные трагизма, подчас скорби, но и живого юмора. Веяло от них большим домыслом, но слушались они захватывающе. Сегодняшняя была такой:
    — У меня ведь три сына, ты знаешь. Было три, сейчас два осталось. Старшего убили. Убили, твари. Я ведь даже знаю кто, молчу только. Там дверь на защёлку закрыть ничего не стоило, это ведь ерунда, что повесился. Никогда бы он не пошёл на это. Мог бы, конечно, я заявить, что мол знаю кто это сделал, да страшно — и меня убьют. И мамку, и двоих младших. Нет, думаю, живите, суки, только оставьте в покое. Ну да ладно, хрен с этим, я не про то… Его ведь тоже Вениамином звали, как и меня. Вениамин Вениаминович, старший мой. Хороший был парень… И жена у него была хорошая. Её Верой звали. Ой, хорошая девка была! И красивая, и работящая — нравилась она мне. И хорошо они, знаешь, жили с Веней. Любили друг друга! Всё, блин, хорошо было. До одного прекрасного момента… Она экспедитором работала. По всей области ездить приходилось, по самым захолустным деревням. Мы ведь тоже тогда в деревне жили. И вот как-то пришлось ей в одной деревне заночевать. Зимой дело было. Ездили они тогда с каким-то кассиром молодым. Не то кассиром, не то бухгалтером, не помню уж. Ночевали в одной избе вместе. Соображаешь?.. Ну и случилась у них беда та самая. Утром уехали, всё, никто не знает ничего. И так бы всё и было хорошо, да только вела Верка на свою беду дневник. Знаешь, что это такое?.. А была она чувашка, писала на чувашском там. Думала наверно, что не поймёт никто. И надо же быть ей такой дурой — написала она обо всём в дневнике. Только фигня-то ведь какая: знаю я чувашский! И Венька знал, мы ведь в Чувашии долго жили. И случилось, что попался ему как-то в руки её дневник. Он всё, значит, вычитал, понял всё. И говорит ей: «Ах ты, сука этакая, проститутка гнусная, вон ты чем занимаешься вдали от мужа!» А та в слёзы: «Прости, дурой была. Каюсь…» Но Венька не слушал её. Он ведь тоже — молодой был, глупый ещё. Надавал её как следует и прогнал. Дурраак тоже, дурраак… Так они и расстались. А жаль… Она тоже, блин, дура: ну мало ли чё там было, чего в жизни не бывает, но зачем писать об этом?! Душа в душу ведь жили! Любили друг друга! И так всё глупо завершилось…
    История эта искренне меня тронула. Даже пробудила на какие-то эмоции. Провожая дядю Веню до дверей и придерживаясь рукой за стенку, я ни о чём другом, кроме как о дневнике на чувашском, думать не мог. А старик болтал уже о чём-то другом, анекдоты травил, стишки декламировал. Но ушёл наконец. Я задвинул дверной засов, поставил на плиту кружку с водой и бессмысленно стал шляться по фойе. Настроение было замечательное, я даже насвистывал что-то и с удовлетворением и какой-то любовью оглядывал пустые пространства школы, где я был наконец-то один.
    Вскоре поспел чай. Я выпил его с чёрствой, до ужаса вкусной коркой хлеба, а затем развалился в кресле. Стало жарко — на лице выступил пот, я вытирал его носовым платком. Свитер однако не снимал. Школа была обиталищем сквозняков, они сифонили отовсюду, а сквозняки я не любил больше всего на свете. Я предпочитал находиться в тепле, я был теплолюбивым растением. Мерно горели лампочки сигнализации, им вторила моя мрачная настольная лампа — я уже не раз останавливал на ней свой взгляд. За окнами школы чернело небо с крохотными и почему-то редкими капельками звёзд — требовалось усилие, чтобы разглядеть их на фоне тьмы. А ещё, под самым козырьком парадной лестницы — он тоже был виден с моего места — Её Величество Луна посылала мне свой привет. Она была полной сегодня. Она была полной и вчера, должно быть будет такой и завтра. Просто это полнолуние, вот что это такое — любимое моё время.
    Я услышал вдруг шаги. Едва уловимые, совсем лёгкие, они доносились из-под самой крыши. Они явственно раздавались в ушах — кто-то не спеша прогуливался по коридорам третьего этажа. Я застыл, прислушиваясь. Звуки шагов не обрывались, они доносились теперь откуда-то из правого крыла — я мог лишь удивляться, что слышу их на таком приличном расстоянии.
    Я поднялся, вышел из будки в фойе и, стараясь не суетиться, зашагал к лестнице. Взлетел на третий этаж и встал в нерешительности в проходе. Никого не было видно, мне потребовалось время, чтобы угадать очертания окна на противоположном конце коридора — так было здесь темно. Я двинулся к нему, как к ориентиру. Школа была старой и на двух верхних этажах пол был деревянным. При каждом шаге он нудно и тревожно поскрипывал. Скрипы эти вселили в меня неуверенность. Дойдя до конца коридора, я повернул в правое крыло и вдруг понял, что больше не слышу тех звуков, за которыми шёл. Мне сделалось жутко, ведь я догадывался, чьи это были шаги.
    Потом я вновь услышал их — они неслись сейчас со второго этажа. Верный своим побуждениям, я пошёл на звук. Но и второй этаж был пуст, а звуки доносились уже откуда-то с первого. Я спустился к столовой, долго всматривался сквозь стеклянную дверь в темноту актового зала, прошёлся мимо школьных мастерских — везде было тихо и спокойно. А звуки я потерял окончательно. Они оборвались вдруг, и я подумал поначалу, что лишь на время. Но время шло, а в школе царила всё та же глухая сдавленная тишина с традиционными и безобидными ночными шорохами. Сердце моё ёкнуло. Уже не сдерживаясь и не стараясь казаться неслышимым, я обежал ещё раз по этажам, заглянул во все туалеты, тёмные углы и прочие закутки, но всё напрасно. Никого нигде не было.
    Отчаявшийся, я спустился вниз, в свою будку. Уже зашёл в неё, уже уселся в кресло, но вдруг что-то вещее колыхнулось во мне. Дверь учительской, она закрыта… Она закрыта… Рывком я сорвал с щита ключ, домчался до учительской, вставил его в замочную скважину и двумя поворотами открыл замок. Вошёл внутрь. Уже слабеющий, уже поверженный…
    Последние метры до дивана доползал на коленях. Уткнулся в её ноги, потёрся щекой о коленку, поцеловал её. Перебрался к изголовью и здесь погрузился в её губы, её волосы, её нежность. Такими чудными, такими прекрасными были её глаза и, несмотря на темноту, я видел извилистые жилки на роговицах. Каждый волос ресниц, каждую морщинку век, каждую пульсацию зрачков видел я тоже. Видел и прикасался к ним языком.
    — Ты весь горишь, — шепнула она. — И дышишь как загнанный.
    — А ещё сердце — ты слышишь, как оно колотится?
    — Что же с тобой? — тень улыбки скользнула по её лицу и нотки иронии прозвучали в словах.
    — Не знаю.
    — Ты не болен?
    — Я болен. Я болею всё время, пока ты не со мной, но борюсь с болезнью. Когда же ты рядом — приступы обостряются.
    — Неужели я причина этому?
    — Ты, твой голос, твои глаза… Знаешь, а ведь порой мне хочется выздоровления.
    — Выздоровления?
    — Да. Но я знаю, что это неосуществимо.
    — Ну почему же, стоит лишь пожелать.
    — Я не желаю… Мне хочется иногда, да, но я слаб в эти моменты, мне просто кажется всё слишком изумительным и оттого опасным. Я прогоняю слабость, я не желаю…
    — Желай, но лишь в минуты слабости. И пусть их будет как можно меньше.
    — Их не будет больше.
    Воплощённая стихийность, абсолютная потерянность — я никогда не представлял себе этого. Не ощущал в полной мере — лишь ветерок от колыхания крыльев, лишь лёгкий озноб, улетучивающийся через мгновение. Я не безвозвратность, не конечность, я не могу в полной мере и с явным воплощением. Есть посильней меня, я знаю — есть. Хрупкость уносится, частицы рушатся, новая вязкость обволакивает сферы. И я непосредственен, я естественен, я явен. Я прорываюсь сквозь жерло и прикасаюсь к горечи. Она жжётся, но так надо — я тоже делаю ей больно.
    — Как у тебя дела, как ты сам вообще? — она держала мою ладонь и перебирала пальцы.
    — Мне хорошо в последнее время. Даже очень, и это кажется странным.
    — Почему?
    — Ну как же… Как может быть мне хорошо так долго — так думается. Это глупо, да?
    — Да, глупо. А хорошо — это как?
    — Я спокоен, я умиротворён. Вокруг меня тишина.
    — А ещё?
    — Во мне угасло безумство мыслей. Я больше не насилую себя ими. Во мне снова моя тихая печаль. Я не скорблю, я лишь грущу и рад этому. Она переливается, как робкий ручей и не оставляет налёта. Она чиста и лучезарна.
    — Она печаль всё же.
    — Да. Но я люблю её. Её, тебя.
    — Себя…
    — Себя.
    — Себя, должно быть, больше.
    — Я — центр путей. Во мне сходишься и ты, и печаль…
    Она тихо засмеялась. Обняв меня, прислонилась щекой к плечу.
    — Расскажи мне что-нибудь, — выдохнула кротко.
    — Что?
    — Что-нибудь.
    — О чём?
    — О чём хочешь. О себе, обо мне, об этой ночи, этих звёздах…
    — Звёздах?.. О звёздах могу.
    — Я замерла, я жду, я слушаю.
    — Знаешь ли ты, что многие из них уже потухли?
    — Потухли?
    — Да, их нет на самом деле. Они погасли миллионы лет назад. Уже миллионы лет они являются ничем — холодными, распадающимися атомами. Уже миллионы лет, как погибли все жизни, что согревались лучами этих светил, жизни, для которых светила эти и были Жизнью. Их нет сейчас и это длится миллионы лет. А мы всё видим их, изумляемся. Именно благодаря им…
    — Что благодаря им? — спросила она после паузы.
    — Не важно… Я что-то слишком мрачен сегодня.
    Мы молчали какое-то время.
    — А про луну, что ты знаешь про луну?
    Я заглянул ей в лицо. Оно было спокойно и внимательно. В нём не таилась хитрость, тревога была ложной.
    А луна смотрела прямо в окна. Она зависла совсем недалеко от её лица, круглая, сияющая.
    — Нет, — покачал я головой. — Про луну я ничего не знаю.

    На следующий день мне не суждено было дойти до института.
    А начинался он вполне обычно. Я сдал вахту и с легчайшим, лишь на пару минут, опозданием отправился в путь. Расстояние от дома до института составляло километра три. Два и ещё метров восемьсот я прошёл нормально. Но вот когда до института оставалось двести метров и здание его, коричневое, мрачное, уже маячило перед взором, меня угораздило вдруг столкнуться плечом с каким-то кабаном.
    Я всегда удивлялся этим ситуациям и никогда не понимал, как они вообще могут возникать. Идёшь по дороге, навстречу движется человек, вы всё ближе друг к другу. И вот, когда между вами остаётся каких-нибудь два метра, возникает что-то странное: какая-то мёртвая зона — положение, когда уже невозможно разойтись. Ты делаешь шаг вправо, но и он поворачивает туда же; ты шагаешь влево, и в ту же секунду твой визави совершает движение в эту же сторону. Если идти прямо, то и он будет двигаться так же. Удачное разрешение — если вдруг в самый последний момент кто-то из вас двоих всё же поймёт замысел другого и двинется в противоположную сторону. Неудачное — вы столкнётесь. Моя мёртвая зона закончилась неудачей.
    У меня было ужасно скверное настроение. Я не выспался, тучка невесёлых мыслей набежала поутру, во всём теле ощущалась сплошная ломота и неконкретность — всё это тоже одна из причин произошедшего. Главное дело, шёл-то я по самой середине дороги, и надо же такому случиться, что этот бык шёл так же, по середине. Мы попали в мёртвую зону. Пара мгновений напряжённых и трагических метаний, главным образом с моей стороны, закончились безуспешно, мы неумолимо сближались. И вот в этот-то момент я решил вдруг фраернуть. Я встал как вкопанный, выставив вперёд грудь и недвусмысленно давая понять, что уступать дорогу из нас будет он. Я был не прав конечно, мне нужно было встать как-нибудь бочком, делая вид, что хочу интеллигентно разойтись, я так всегда и делал раньше. Но вот бывают же такие моменты, когда всё — действия, слова, мысли даже — сводятся к одному, чему-то такому неизбежному, необратимому. Дай я понять, что уступлю дорогу, он бы тоже сделал неуклюжее движение навстречу. Сделал бы обязательно. Но…
    Он отшвырнул меня плечом в сторону, матюгнулся и зашагал дальше. Да, зашагал, ему и сейчас было не до меня, он торопился. Я бы мог спокойно продолжить свой путь, благополучно добраться до института, отсидеть положенные занятия и пойти домой. Но не тут-то было: я завёлся. На меня нашла такая злость, такая ярость, какая находила нечасто. Развернувшись вслед уходящему парню, я заорал:
    — Ты охамел что ли, чмо!?
    — Что? — остановился он.
    — Широким стал!? — кипела во мне ярость. — Жить — насрать!?
    — Ни хера себе! — вымолвил он удивлённо, и я увидел, как сжимаются его кулаки, на лбу складываются борозды, а глаза вылезают из орбит.
    Он сразу же врезал мне. Удар был хорош, но вреда мне причинил немного. Зато вызвал новую вспышку ярости — я отбросил свой пакет с учебниками и нанёс ответный удар. Довольно неплохой.
    Он был ниже меня ростом, но зато в два раза шире. Мы дрались недолго и он, конечно же, сделал меня. Иного исхода и быть не могло. За свою жизнь драться мне приходилось немало и драться я не боялся. Одно только плохо — я как правило оказывался битым. Оказался и на этот раз. С весьма печальными для себя последствиями. У охламона этого была на руке печатка — он расковеркал ею всё моё лицо. Поначалу, впрочем, я держался неплохо — пустил ему кровушку. Но чем дальше, тем сильнее я сдавал — пропускал всё больше ударов, сам же почти не отвечал. В конце концов он так удачно двинул мне, что весь белый свет поплыл у меня перед взором. Я сумел удержаться на ногах — пошатываясь, отковылял в сторону, присел на сугроб и, зачерпнув ладонью заледенелый снег, погрузил в него лицо. Драться я больше не мог. Парняга тоже понял это. Зашвырнув на прощание мой пакет на обочину — прямо в снег и грязь — он продолжил свой путь.
    Я сидел на снегу и останавливал кровотечение. Лица своего я не видел, но чувствовал — оно распухло. Левый глаз почти закрылся, губы были разбиты. А по дороге шли студенты — опаздывающие, торопящиеся. Они шли всё время, пока длилась драка. Сторонились нас, обходили, косились. Теперь они смотрели на меня — идиота с разбитой харей, который сидел в сугробе и тупо оглядывался по сторонам.
    Вообще же моё душевное состояние было не такое уж и плохое. Не на самом дне отчаяния находился я, нет. У меня бывали моменты погружений на это дно, я знал, что это такое. Сейчас было не то. Конечно, я был повержен, но не уничтожен. Какая-то доля оптимизма гнездилась ещё во мне, я даже не потерял способность улыбаться — хоть выходили и не улыбки, а оскалы какие-то.
    Остановив кое-как кровотечение, я тяжело поднялся, слазил за своим пакетом и, вывозившись как свинья в снегу и грязи, побрёл домой. Ни о каком институте речи уже не шло.
    Лишь через час добрался я до дома. Идти было совсем тяжко. Болела голова, почва ускользала из-под ног и кроме всего прочего меня тянуло поблевать. Вероятно я получил сотрясение мозга. Это было скверно, но самым скверным оказалось то, что я потерял во время драки часы. Обнаружил я это уже при подходе к дому и возвращаться назад конечно не стал. Часы было жалко: хоть они и старенькие, но служили мне исправно.
    Хозяйка возилась на кухне, когда я заявился на пороге. Разумеется, она вылезла в коридор с расспросами. Скрывая, насколько возможно, лицо, я проскользнул в ванную, пробурчав в ответ что-то насчёт болезни преподавателей. Получилось это неубедительно: губы были разбиты и слова складывались нетвёрдые, как у пьяного. Антонина, должно быть, поняла всё, что можно было понять, но с вопросами больше не лезла, за что ей спасибо.
    В ванной я наконец увидел своё отражение. Увидел и охнул: вместо лица красовалась вздутая покорёженная масса, в которой угадывались два заплывших глаза. Нос явственно искривился вправо, от губ остались лишь пятна, ну и многочисленные кровоточащие надрезы на тёмно-алом фоне довершали живописную картину. С носом, как потом выяснилось, было действительно что-то серьёзное — внутри, в глубине ноздрей, жилибилась некая субстанция, и это явно были не сопли. Я сморкался, тужился, ещё немного — и мозги бы высморкал наружу, но жилибищееся вещество так и не вылезло. Я умылся, а было это весьма болезненно — каждое прикосновение к лицу заставляло меня морщиться — почистил кое-как одежду, а затем пробрался в свою комнату, закрылся и повалился наконец-то на кровать.
    Лежать иначе как на спине не было возможности. Но это уже не имело значения, главное — что я мог наконец растянуться на кровати, под тёплым одеялом, на мягкой подушке — растянуться и унестись от всех этих институтов, драк и тому подобного. Засыпать долго не пришлось: после нервного потрясения организм сам, беспрекословно, отключился.
    Сон мой был словно некий провал куда-то вовне. Что-то снилось вроде, но что — вспомнить я потом не смог. Сквозь сон я слышал, что приходила Катька. Они о чём-то разговаривали с хозяйкой, а потом она ушла. Должно быть Антонина просто не пустила её ко мне. И правильно… Проснулся я уже вечером, часа за полтора до смены, и пробуждение моё было словно воскрешением каким-то: будто из царства тьмы и пустоты возвратился я в реальность — такие были ощущения. Мне понадобилось минут двадцать, чтобы придти в себя. Я поднялся с кровати, нетвёрдой походкой добрёл до туалета, сполоснулся и двинулся на кухню подкрепиться. На рожу свою я тоже налюбовался. Была она совсем плоха сейчас: чётко обозначились все фингалы, а было их немало, так что преобладающим цветом лица стал теперь фиолетовый. Я отметил про себя, что про институт придётся на несколько дней забыть. Сложнее было с работой: заменить меня некому, так что выходить надо было обязательно.
    Я поел наконец. Это было непросто — своим расковерканным ртом я мог жевать лишь очень-очень медленно, да и то морщась от боли. Чай же выпить мне так и не удалось — разбитые губы не позволили. До смены времени почти не оставалось — я стал одеваться. Антонина всё это время делала вид, что меня не замечает, хоть и бросала иногда алчные взгляды в мою сторону. Но молчала, и это мне нравилось. Она была деликатной женщиной.

    — А господи! — всплеснула руками вахтёрша, завидев меня. — Что с тобой, Виктор?
    — А-а-а… — отмахнулся я.
    Она принялась качать головой, цокать языком, а потом сказала мне:
    — Бедненький ты бедненький…
    Я от этого чуть не завёлся. Да что там, завёлся, только сдержался. Уходя, она одарила меня таким жалостливым взглядом, что захотелось догнать её и обматерить.
    А народа в школе было немало. Чуть ли не во всех классах шли родительские собрания, они постепенно заканчивались и учителя, родители проходили мимо моей вахтёрской будки, смотрели на меня, а я, с живописнейшей своей мордой, отвечал на их взгляды своим — презрительно-наглым. Учителя сдавали мне ключи: испуганно поздоровавшись, клали их на стол и, смущённые моей внешностью, уходили, так же настороженно прощаясь. В школе находилась и вся администрация: директор, завучи. От директора мне удалось закрыться газеткой, а вот от одной из завучей, Светланы Александровны, мне укрыться не удалось. Она была обаятельной такой женщиной и в некотором роде покровительствовала мне: заводила разговоры, интересовалась учёбой, личной жизнью. Вот и сейчас, обнаружив меня в интереснейшем состоянии, она начала:
    — Витя! Что с вами такое?
    Я заметил, что она принюхалась.
    — А-а-а… — точно так же, как и сменщице, махнул я рукой, но от завуча просто так не отмахнёшься, поэтому пришлось честно добавить:
    — Подрался…
    — А батюшки! Как же вас угораздило?
    — Долго рассказывать. Столкнулся плечами с одним тут, — я решил быть честным до конца, — ну и пошло-поехало.
    — Ай-ай-ай, — качала она головой. — Как же это так, как-нибудь посторониться уж надо было.
    — Вот, не получилось.
    Я смотрел на неё и думал: неужели у тебя на самом деле какое-то ко мне сочувствие? А в глазах её оно читалось явственно. Меня это удивило. Я не верил, что кто-то действительно может испытывать ко мне искренние чувства. В её взгляде должны таиться огоньки лжи — и присмотревшись, я вроде бы заметил их. Усмехнулся про себя.
    — Как вы себя чувствуете? — продолжала Светлана. — Болит ведь всё наверно?
    — Да нормально я себя чувствую. И вообще, Светлана Александровна, я гляжу — вы больше меня этим расстроены.
    — Да как же мне расстроенной не быть!? — это был выход на какой-то новый виток доверительности. — У вас вон ведь во что лицо превратили — смотреть страшно. Так ведь и убить могут.
    Я хотел что-то ответить, но произвёл лишь трагический выдох. Завуч ещё трепалась какое-то время и буквально уж слёзы заблестели у неё на глазах — так она была тронута. Но наконец отвалила. Мы попрощались с ней прямо как сын с матерью и она зачем-то посоветовала мне напоследок в случае чего звонить ей. Что это за случай такой оставалось лишь догадываться. Она была красивой женщиной, Светлана Александровна, и манеры у неё были приятные. Она нравилась мне даже, чёрт возьми. Я смотрел на её удаляющуюся и живописно вальсирующую под плащом попку и процедил зачем-то сквозь зубы:
    — Ссстерва…
    Всё это шевеление в школе продолжалось аж до десяти и произвело на меня угнетающее впечатление. Когда все разошлись, я закрыл входную дверь и прошёлся по школе. Привычно дули сквозняки, непонятные шорохи доносились откуда-то из-под крыши, гулко разлетались по коридорам мои шаги. Настроение было неважным. Неважным — мягко сказано. Оно совсем стало плохим. Я всегда удивлялся этой своей возможности практически моментальной смены настроения. Моментальной только в одном направлении — от хорошего к отвратительному, обратно так скоро не получалось. Вот и сейчас всё произошло так быстро, так незаметно, что обнаружив себя в подавленном состоянии, мне оставалось лишь удивиться этому, ни на что иное эмоций уже не хватало.
    Я ходил по тёмным, пустынным коридорам школы, смотрел в окна на горевшие невдалеке огни домов, смотрел на небо с его гнетущими звёздами и с каждой секундой на душе становилось всё прискорбней.
    Наконец я решил идти спать. Это было самым лучшим, что я мог сделать в моём положении. Я спустился на первый, достал из сумки одеяло и взял ключ от учительской. Улёгся на диван, замер, но… сон не шёл. Стало ясно, что засыпать я буду долго и мучительно. Минуты эти — в ожидании сна — самое кошмарное время суток. Лишь здесь остаёшься наедине с самим собой, а это, оказывается, очень неприятное состояние. Я лежал на спине, вот уже целый час, прислушиваясь к шуму, доносившемуся с улицы, к шумам в себе самом и был печален. Был злобен, был отчаян.
    — Ну где же ты, моя женщина? — усмехнулся я вслух и почувствовал, как новая порция из блюда горечи разливается по жилам. Громко выдохнул и перевернулся набок.
    В этот момент раздался стук. Стучали в парадную дверь, и стук этот был такой тихий, что поначалу показался мне лишь игрой воображения. Но он повторился снова, а потом и ещё. Удивлённый, я поднялся с дивана, надел ботинки и зашагал к двери.
    Сквозь окна никого не было видно, но едва я взялся за засов, стук раздался опять. Я открыл дверь. Не знаю, кого я ожидал увидеть, но только не того, кого увидел. Стучавшимся в школу человеком оказалась Катька. В одной кофточке, замёрзшая, стояла она перед дверью. Увидев меня, слабо улыбнулась. А потом удивилась:
    — Кто это тебя так разукрасил?
    Я впустил её внутрь, но был в неком замешательстве.
    — А, чего молчишь?
    — Ты почему не дома? — выдавил я наконец.
    — Сбежала, — отозвалась она.
    — Зачем?
    — А… Папа с мамой напились, орать начали. Дрались между собой, а потом и нас с Игорем бить стали. Игорь ещё раньше убежал — сказал, что у другу. Ну, я тоже решила смотаться. К тебе. Не прогонишь?
    — Нет конечно.
    — Там к тому же к ним ещё два мужика пришли, совсем уже невыносимо. Козлы вонючие, заколебали они меня уже, родители эти долбанные.
    — Кать!
    — А что я такого сказала… Как их ещё иначе назовёшь?
    — Забудь о них.
    — Да, легко сказать. Тебе к ним не возвращаться.
    Я закрыл входную дверь, мы прошли в учительскую.
    — Так откуда у тебя фингалы? Подрался что ли? Ой, какой ты красивый! — присмотрелась она пристальней.
    — Нет, под машину попал.
    — Чего ты врёшь! Отвечай честно: на самом деле подрался?
    — Ну подрался.
    — Ого, да ты молодец! А кто кого?
    — Конечно я его.
    — Серьёзно?
    — Само собой. От него лишь бездыханный труп остался.
    — Да ты врёшь…
    — Зачем мне врать?.. Ты есть наверно хочешь, а, Кать?
    — Не, не хочу. Это ты хочешь. Я принесла вот тут печенек, я ведь знаю, что у тебя ни куска нет.
    Она достала из кармашка горсть печеньев и протянула мне.
    — Ну и ты тоже ешь, — кивнул я ей.
    — Не, я не хочу.
    — Ешь давай, я всё не съем.
    — Ну и не надо, утром тоже захочется, — она свалила их на стол. Потом осмотрелась.
    — Ну, куда ты меня положишь?
    — Вот, на диван ложись.
    — А ты где будешь?
    — На полу как-нибудь.
    Катя выразительно на меня посмотрела.
    — Давай тогда уж вместе…
    — Нет, не надо.
    Я сдёрнул с дивана одеяло, взглядом приказал Катерине ложиться, накрыл её и как следует укутал. Потом выключил свет и стал укладываться на полу.
    — Вить, давай ложись рядом.
    — Нет, Кать, не надо.
    — Да чего ты стесняешься?
    — Нельзя так.
    — Фу, нельзя… А ещё муж будущий… Я, может, только специально к тебе в школу и убежала, чтобы поспать с тобой, а ты…
    Я лишь покачал головой на такие слова.
    — Быстро сюда, я тебе приказываю!
    Чёрт возьми, а ведь мне действительно хотелось лечь вместе с ней…
    Я поднялся наконец и лёг на диван, нырнув под заботливо приподнятое Катей одеяло.
    — Вот, давно бы так, — улыбнулась она, обвивая меня своей ручонкой.
    Мне вдруг стало так не по себе… Так необычно… Лихорадочно стучало в груди сердце, во рту пересохло, стало почему-то очень жарко. А Катя, прижавшись вплотную, ласково смотрела на меня и от её взгляда на глазах моих наворачивались слёзы.
    — Вить! — тихо позвала она.
    — Что?
    — Ты любишь меня?..
    — Да, Катя, я люблю тебя.
    — По-настоящему?
    — По-настоящему.
    — Без обмана?
    — Без обмана.
    — И мы поженимся потом?
    — Конечно.
    — Будем жить вместе?
    — Да.
    — Любить друг друга?
    — Да.
    — И мы будем самыми счастливыми?
    — Да, Катя. Мы будем самыми счастливыми.
    — Поцелуй меня…
    Чёрт, я опять был в нерешительности.
    — Только не говори, что нельзя. Просто поцелуй и всё. И обними ты меня наконец.
    Я обнял её, она сжала меня ещё крепче, мы сблизили наши лица и поцеловались. Поцелуй был горячий, страстный, и губы долго не разъединялись. Потом мы целовались ещё.

    Была глубокая ночь. Катя, мерно посапывая, спала, уткнувшись мне в плечо. Мне же не спалось. Я смотрел на неё и гладил волосы. Упрямая прядь спадала ей на глаза. Я убирал её, но она снова норовила упасть, чтобы потревожить Катин сон.
    — Женщина… — шептал я, едва шевеля губами. — Моя женщина…

БЕЗЗАВЕТНО ВЛЮБЛЁННЫЕ В ПОРНОГРАФИЮ

    В жизни Алексея было лишь две вещи: работа и порнография.
    Он работал в редакции газеты дизайнером, имел свой угол со столом и компьютером, и работу свою любил. Она была спокойной и размеренной. Нарисовать примитивную рекламную картинку, оформить красивым шрифтом бестолковый слоган, подобрать приятный фон для текста — вот и всё, чем он занимался. Авралов на работе не было.
    Во вторую половину своей жизни он погружался гораздо охотнее. Точнее сказать, он пребывал в ней постоянно, лишь на некоторое время выползая наружу, в реальность, для того, чтобы сходить на работу, поесть и поспать. Порнография была смыслом и целью его жизни. Часами он блуждал в интернете по порносайтам, скачивая фотографии и клипы. Все фотографии распределялись строго по папкам, в зависимости от жанра и, защищённые паролем, прятались в глубины его компьютера. Он был посетителем сайтов всех мало-мальски известных порнозвёзд. Азия Каррера, Бриана Бэнкс, Эрика Белла, Керри Трамп, Джуди Эштон, Джин Келли, Катя Кин, Лаура Энджел, Лори Синклер, Оливия Дель Рио, Нина Хартли, Никки Андерсон, Беатрис Валле, Элиша Класс, Рекел Дарриан, Табата Кэш, Диана Лаурен, Шейла Лаво, Стефани Свифт, София Эванс, Анита Блонд, Ария Джиованни, Саша Винни, Джинна Файн, Сильвия Сейнт, Тера Патрик, Дора Вентер, Тейлор Сент-Клер, Моника Ковет, Рита Фалтояно, Таня Русова, Никита Дениз, Зара Уайт, конечно же Чиччолина и Трейси Лордс, ну и, разумеется, волшебная и бесподобная Дженна Джеймсон, в которую он был просто влюблён. Дженна Джеймсон, богиня порнографии, занимала его мысли постоянно. Он видел её повсюду: она шла вместе с ним на работу, сидела на коленях, задумчиво уставившись в компьютер, принимала с ним душ и ложилась вместе с ним в постель.
    Увлечение порнографией не ограничивалось рабочим временем. Дома оно продолжалось с удвоенной силой. Дома он смотрел фильмы. Когда-то его удовлетворяло практически всё — и тупые немецкие пихалочки, и импотентское итальянское софт-порно. Но со временем количество переходило в качество. Теперь его тянуло к более изощрённым и художественным вещам, которые на городском рынке отыскать было невозможно. Но и здесь на помощь пришёл интернет — через сетевые магазины он заказывал всё, что казалось ему интересным. Главным увлечением Алексея, кроме фильмов с Дженной Джеймсон, были фильмы семидесятых — золотой эры порно. «Глубокая глотка», «Дьявол в мисс Джонс», «Преображение Мисти Бетховен», «Чёрный секс», «Ненасытная», «Мир, созданный сексом», «Раскаты грома», «Жеребец на вечеринке у Китти» с Сильвестром Сталлоне — все они имелись в его домашней коллекции. Лишь один фильм никак не удавалось приобрести. Фильм, о котором говорили как о самом великом в жанре порнографии — картина 1972 года режиссёров Арти и Джима Митчела с Мерилин Чемберс в главной роли, «За зелёной дверью». Он облазил все сетевые магазины, изнасиловал все поисковые системы, но безрезультатно — в России его никто не продавал.
    Девушки у Алексея никогда не было. Девушек он не понимал, да и не стремился понимать. Девушки ему нравились только голые, только на четвереньках и только на экране телевизора. Семейные ценности казались ему какой-то дикостью, он даже представить себя не мог в роли мужа, и все настойчивые попытки матери, с которой он жил до сих пор, свести его с какой-нибудь «порядочной» девушкой рубил на корню.
    Раньше он раз в месяц заказывал проститутку. Проститутки совершенно не удовлетворяли его. Большей частью это были тупые, абсолютно не артистичные девки, которые ложились, как бревно, на кровать и ждали, когда он начнёт в них ковыряться. За это недалёкое удовольствие приходилось отдавать деньги. Деньги, которые он мог бы потратить и на что-нибудь более путное. На новый фильм с Дженной Джеймсон, например. Короче, года два назад он отказался от проституток. Тем более, что его маленькому другу далеко не всегда удавалось выполнить поставленную задачу. Подрочить под любимый фильм — это было гораздо приятнее.
    — Ого, писсинг!
    От неожиданности Алексей вздрогнул. Нескладная и некрасивая девушка в очках по имени Ирина, новый бухгалтер, стояла за его компьютером и с интересом разглядывала что-то на экране. С ужасом он вспомнил, что не защитил паролем скачанные утром с одного из сайтов фотографии. Более того, расслабившись от вседозволенности, он оставил папку с ними на рабочем столе и вот сейчас, вернувшись с перекура, обнаружил эту бабу беззастенчиво погрузившейся в его сокровенные тайны.
    — Отойдите пожалуйста от моего компьютера, — холодно и сухо выдавил он.
    Папка действительно была открытой, во весь экран дисплея красовалась смеющаяся деваха, направлявшая золотистую струйку мочи в присыпанную листвой землю. Он лихорадочно закрыл папку и сел за стол. В груди кипела ярость. Ему хотелось убить эту Ирину.
    Она же смотрела на него с улыбкой.
    — Да ладно тебе, — сказала она добродушно, — что ты как ребёнок.
    Они делили кабинет на двоих. До недавнего времени бухгалтером в газете работала пожилая тётенька, которая тихо-мирно вязала за своим столом и не лезла к Алексею ни с расспросами, ни с разговорами. Почему-то ей приспичило уволиться, и вот уже три дня новым бухгалтером работала молодая и по всей видимости наглая девка Ирина.
    Алексею она не понравилась с первого взгляда. Прежде всего — своим желанием установить с ним контакт. Она постоянно задавала какие-то вопросы, шутила, балагурила и провоцировала его на разговоры. Он не любил экстравертов. Экстраверты — опасные люди. Человек, который не умеет сдерживать в себе эмоции и постоянно стремится разделить их с окружающими, не заслуживает доверия. Алексей отвечал ей односложно, всем видом давая понять, что не нуждается в общении. Два дня он, скрепя сердце, пережил, и вот на третий бухгалтер выкинула редкостный по свинству фортель — залезла к нему в компьютер.
    — Чего ты стесняешься? — всё ещё стояла она рядом. — Подумаешь, порнуха… Я тоже порнуху люблю.
    — Ирина Евгеньевна, — уничтожающим тоном прошипел Алексей, — я прошу вас — сядьте на своё место и не мешайте мне работать. У меня куча дел сегодня.
    — Ну ладно, как знаешь, — Ирина вернулась за свой стол. — Только ты не обижайся. Я просто документ один хотела посмотреть. Сам виноват. Паролем надо закрывать.
    Алексей зловеще молчал.
    — Завтра принесу диск со своей коллекцией фоток, — сказала она. — Посмотрим, поприкалываемся. У меня очень редкие фотографии. Тебе должно понравиться.
    Ага, думал Алексей, делать мне больше нечего.
    Он чувствовал себя пристыженным школьником. Хотелось, как в детстве, убежать куда-то и спрятаться, чтобы никто никогда не нашёл.
    Сука, бормотал он про себя. Тупая сука. Чтоб ты сдохла!
    — Алёша! — позвала его на следующий день Ирина. — Подойди-ка сюда!
    Он окинул её презрительным взглядом.
    — Спасибо, не хочу.
    — Да подойди ты, я не кусаюсь.
    Тон её был таким простым и естественным, таким дружеским, что Алексей, сам того не желая, сдался. Тяжело выдохнув, он поднялся со своего места и приблизился к компьютеру бухгалтера.
    — Я ещё никому их не показывала, — сказала Ирина. — Я такая же застенчивая, как и ты. Но тебе покажу, потому что вижу в тебе родственную душу.
    Алексей поморщился от этих слов. Ирина поставила диск и открыла папку с фотографиями.
    Фотографии были весьма оригинальными. Алексей и подумать не мог, что бухгалтер Ирина может коллекционировать такие извращения. Самым удивительным во всём этом была сама ситуация: девушка показывала ему порнографические фотографии — это было чрезвычайно волнительно и возбуждающе.
    — Ничего, прикольно, — сказал он. — Но я и покруче видел.
    — А вот такое видел? — Ирина вошла в свой почтовый ящик и открыла одну из папок. — Это мне парни присылали, с которыми я занималась виртуальным сексом. Такие придурки!
    Фотографии представляли из себя заснятых с эрегированными членами парней. Большинство из них сидели в весьма фривольных позах за своими компьютерами и махали в объектив.
    — Представляешь, сами присылают. Я им свои фотки не шлю, а они мне — да. Извращенцы, одно слово.
    — Я на парнях не специализируюсь, — ответил Алексей.
    — А я на всём специализируюсь, — сказала Ирина. — Мне и на парней, и на девчонок нравится смотреть. Я наверное бисексуалка, хотя с девчонками ни разу не пробовала. Да и с парнями почти не пробовала, — добавила она грустно.
    После этих слов Алексей почувствовал, что вопреки всему, начинает испытывать к этой девушке симпатию.
    — Покажи мне свои фотки, — попросила она. — У тебя ведь есть что-нибудь необычное?
    Он хотел отказать, но почему-то не смог. Чувствуя в себе какую-то озорную и запретную волну, Алексей махнул рукой и сказал:
    — Пойдём. Сейчас такое увидишь!
    Весь день они смотрели фотографии, смеялись и разговаривали. Слазили в несколько чатов. Под ником «Малена» занимались виртуальным сексом с какими-то тупыми парнями. Впрочем, в чатах умных парней не бывает.
    «Я беру твой член в ладонь, — набирала на клавиатуре Ирина, — и ласково дую на него».
    «Бери его в рот, сучка!» — писал виртуальный партнёр.
    — Что ответить? — спрашивала она у Алексея.
    — Ответь: «Я беру его в рот и начинаю массировать свой собственный член».
    Дружно ржали.
    — А какие фильмы тебе нравятся? — задал ей вопрос Алексей.
    — О, я больше старенькие предпочитаю. Семидесятых, шестидесятых, и раньше.
    — Да что ты! И я тоже. «Дьявол в мисс Джонс» смотрела?
    — Ага, у меня есть. Классный фильм. А «Ненасытную» смотрел?
    — Смотрел конечно. А «За зелёной дверью» случайно не видела?
    — Не-а. Редкий фильм. Давно его ищу, но не получается.
    — Вот и я давно ищу. Очень хочется посмотреть.
    — И мне. Пишут, что самый великий порнофильм.
    — Блин, где бы достать его?!
    Недоверие к Ирине полностью улетучилось. Девушка, которая ищет фильм «За зелёной дверью», не может быть врагом.
    — А я в последнее время немой порнографией увлеклась. Диск в интернете заказала — там короткометражные чёрно-белые фильмы 20х-30х годов. Просто отпад!
    — Не видел. Дашь посмотреть?
    — Конечно! Можно даже вместе.
    В тот же день после работы они отправились к Ирине домой.
    — Мам, познакомься, — представила она его матери. — Это Алексей, мой коллега по работе.
    — Милости просим, милости просим, — суетливо заталкивала мама тапочкой под палас соринки. — Проходите, гостем будете.
    Взгляд её был тёплый и приветливый. Такой взгляд был Алексею знаком — его собственная мать встречала им девушек, которые иногда заходили к ним домой. Он словно говорил: «Может, поженитесь наконец-то!..» Причём ей было совершенно неважно, что сам Алексей этих девушек видел в первый раз, и что были они какими-нибудь распространителями сковородок.
    — Ты, мам, не мешай нам, — сказала Ирина, заталкивая Алексея в свою комнату и закрывая за собой дверь. — У нас дела есть. Баланс никак не сходится.
    — А Алёша тоже бухгалтер? — приложила мама ухо к двери.
    — Да, типа того.
    — Так чай-то уж попейте!
    — Спасибо, не хотим.
    Ирина поставила в DVD-плеер диск, они уселись на кровать и погрузились в просмотр. Фильмы были классные. Немые, чёрно-белые, абсолютно отвязные — Алексей получил огромное удовольствие. Даже на эрекцию пробило.
    После просмотра, совершенно неожиданно для себя, они стали целоваться.
    — Может гейское порно зарядим? — покусывая губы Алексея, говорила Ирина.
    — Я не любитель.
    — Да ну, брось! Знаешь, как классно!
    — Лучше что-то более традиционное.
    Он трогал её за грудь. Спускался ниже. Она тоже водила ладошкой в области его ширинки.
    — Фистфакинг любишь?
    — Люблю.
    — А писсинг?
    — И писсинг люблю.
    — А зоофилию?
    — Выборочно.
    — У меня классный фильм есть. «Экскурсия по зоопарку», Италия. Не смотрел?
    — Нет.
    — Лучшая зоофилия, какую я только видела.
    — Обязательно посмотрим.
    На первый раз ограничились петтингом.
    Зато на следующий день, после работы, решили потрахаться по-настоящему. Алексей должен был ставить кабинет на сигнализацию, Ирина осталась с ним. Они закрылись, разделись. Ира легла на стол, положила ноги ему на плечи (прямо как в фильмах, про секс в офисе), он приступил к действию…
    Увы, ничего не вышло. Член никак не хотел принимать твёрдую форму. Полчаса возни не принесли никакого результата. Обессиленный и расстроенный, Алексей присел на стул. Хотелось плакать.
    — Не грусти, — погладила его по голове Ира. — Честно говоря, у меня тоже не было никакого желания. Даже не возбудилась.
    — Да что не грусти! — горестно подпирал он щеку ладонью. — Я импотент, вот и всё объяснение.
    — Не наговаривай на себя! Вчера я чувствовала, какой у тебя здоровый.
    — Это был редкий эпизод.
    — Просто нам надо трахаться под порнушку. Только она нас возбуждает.
    Пару дней спустя, попробовали под порнографию. Мать Алексея как раз уехала к сестре, квартира была свободной. Поставили Памелу Андерсон с Томми Ли. Результаты были самые благоприятные. Всё прошло как по маслу!
    — Молодец, Памела! — говорила Ира, когда они, расслабленные лежали в кровати и досматривали запись. — Искренне трахается. С чувством.
    — С настоящей страстью, — согласился Алексей. — Но всё же Дженна Джеймсон лучше.
    — Дженна Джеймсон — богиня.
    — А давай-ка с ней что-нибудь посмотрим!
    — Давай.
    Поставили «Опасные приливы». Смотрели, восхищались. Возбудились по новой. Совсем не были уверены, что получится во второй раз, но получилось.
    Засыпали счастливые и влюблённые.

    Через полгода после знакомства, они решили пожениться. Венчались в церкви. Гостей было немного — только родственники и несколько друзей.
    — Венчается раб Божий Алексей рабе Божьей Ирине… — зычно тараторил батюшка.
    — Знаешь, какой фильм я вчера достала? — шептала Ира Алексею.
    — Какой?
    — Не поверишь.
    — Говори, не томи.
    — Заходила к одной старой знакомой в гости. У неё муж то и дело по заграницам ездит. Она мне диски с фильмами начала показывать. Вот бы продать их, говорит, а то переезжать собираемся. Я смотрю: а на полке стоит…
    — Что? Что стоит?
    — Держись за меня крепче. «За зелёной дверью»!
    — Не может быть!
    Алексей почти выкрикнул эти слова. Священник посмотрел на него строго и осуждающе.
    — Фирменный, штатовский, в хрустящей упаковочке… За сколько, говорю, продашь?
    — Она: а, этот… Это тупая порнуха какая-то… Представляешь, это для неё тупая порнуха! За десять баксов, говорит, отдам с удовольствием.
    — Ну, а ты что?
    — Что я? Купила конечно!
    — Купила! Значит фильм сейчас у тебя?
    — У меня!
    — «За зелёной дверью»?
    — «За зелёной дверью»!
    — На DVD?
    — На DVD! Вот только на английском.
    — Так даже лучше!
    На них зашушукали. «Молодые, не мешайте церемонии!»
    Алексей был на седьмом небе от счастья. Ему хотелось схватить Ирину и задушить её в объятиях.
    — Сегодня самый счастливый день в моей жизни! — шепнул он ей.
    — Согласен ли ты, Алексей, взять в жёны Ирину, любить её и заботиться о ней? — спросил его батюшка.
    — Согласен! — ответил он.
    — Согласна ли ты, Ирина, взять в мужья Алексея, любить его и заботиться о нём?
    — Согласна! — ответила она.
    — Отныне вы муж и жена!
    Матери молодожёнов плакали. Немногочисленные гости тоже утирали глаза платочками.
    Молодые сблизили губы и поцеловались.

СЛУЧАЙ В ТРУДОВОМ КОЛЛЕКТИВЕ

    Как-то раз директор попросил Катю, нового оператора ЭВМ, показать ему пизду.
    — Я ведь старенький уже, доченька, — говорил ей Георгий Семёнович. — Шестьдесят скоро. Руками трогать не буду. Другими частями тоже. Посмотрю, и всё.
    Пережив первоначальный шок, Катя отреагировала бурно.
    — Да вы что себе позволяете! — возмутилась она до глубины души. — Как вам не стыдно! Я вам не уличная девка, чтобы предлагать мне такое!
    И громко хлопнув дверью, она вышла из кабинета. Директор обиделся.
    — Ка-кая! — говорил он в тот же день главбуху Тамаре Сергеевне. — Видите, что с дверью стало!
    — О ком это вы, Георгий Семёнович? — поинтересовалась главбух.
    — Нет, вы на дверь, на дверь посмотрите. Видите?
    Тамара Сергеевна припала к двери. Ничего странного не обнаруживалось.
    — Да на косяк вы, на косяк посмотрите. На сантиметр почти отошёл!
    — А господи! — всплеснула руками Тамара Сергеевна. — Кто ж это так? Что за варвар?
    — Варвар, верное слово, — кивал Георгий Семёнович. — Кто-кто, новенькая наша.
    — Катя?
    — Она самая. Вежливо, по-хорошему попросил её пизду показать, а она чего тут закатила! Истерика! Скандал!
    — Ай, до чего глупая! — качала головой главбух.
    — Нет, не скажите. Она не глупая. Она хитрая. И расчётливая. Она всё прикинула. И как крикнуть на меня, и как дверью хлопнуть. Они, молодые, знаете какие сейчас!
    — И не говорите! — махнула рукой Тамара Сергеевна.
    — Они всё продумывают. Всё высчитывают. Где бы урвать побольше, где бы взять, чего не им принадлежит.
    — Такие они, такие, — соглашалась главбух.
    — Тамара Сергеевна, вы присмотрите за ней повнимательнее. А то, сами знаете, всякое может случиться. Воровать ещё, чего доброго, начнёт.
    — Присмотрю, Георгий Семёнович, — заверила его главбух. — Эх, какая молодёжь пошла! — возмущалась она, покидая кабинет директора.
    С этого времени для Кати началась тяжёлая пора.
    — Глядите, глядите на неё! — шептались женщины в коридорах. — Идёт, гордячка наша!
    — А голову-то как держит! Как на параде.
    — Да уж, гонора хватает.
    — Чего уж больно-то попросили её? Пизду показать. Трудно что ли?
    Мужчины трудового коллектива были полностью солидарны с женщинами.
    — Ты, Катерина, зря так с директором, — говорили ей некоторые, особенно сердобольные. — Он же уважаемый человек. Ветеран труда. Ну показала бы, что тут такого. Тем более, если есть что показать.
    — Да как вы… — задыхалась от возмущения Катя. — Как вы можете говорить так об этом!?
    — Он правильный мужик, — объясняли ей. — И помочь всегда готов. Я вот сына женил — он машины выделил. Сколько, говорю, Георгий Семёнович, я вам должен? Да ты что, отвечает, какие деньги. Сочтёмся. Вот какой…
    Катя рассказала о случившемся своему другу, курсанту школы милиции Игорю.
    — Представляешь! — горячилась она. — Так и предложил, прямым текстом.
    Игорь почесал в затылке.
    — Знаешь, Кать, — ответил нерешительно. — Работа — это такая вещь… На многое идти приходится.
    — Игорь! — поразилась Катя. — Что ты говоришь такое? Что же, показать надо было?
    — Ну, он же обещал руками не трогать… Хотя ты конечно, Кать, молодец, я полностью на твоей стороне, только… Гибче надо быть как-то. Жизнь — это же такая штука сложная.
    Реакция мама тоже оказалась странной.
    — Ой, Катька, Катька, — причитала она. — Чувствует моё сердце, без работы ты сидеть будешь. Без работы, без денег, без надежды.
    — Да при чём здесь это, мама!? — Катя готова была выйти из себя. — Меня унизить хотели, а ты про деньги.
    — А про что мне ещё, про что!? Ты думаешь, моя пенсия резиновая? Побробуй-ка, поживи на полторы тысячи в месяц! Ты ещё рубля в дом не принесла, а рассуждаешь как королева!
    — Мама, ну это же так мерзко, так…
    — Да брось ты, мерзко! Где только слов таких набралась. Надо цепиться за место, цепиться. Можно было и показать, раз надо так.
    Видя реакцию окружающих, Катя задумалась. Работа была нужна ей позарез, жить на ножах с людьми она не умела.
    — Георгий Семёнович, — пришла она как-то в кабинет директора. Была бледной как мел, смотрела в пол. — Я готова показать вам… промежность.
    Директор окинул её презрительным взглядом.
    — Готова, говоришь… — сказал он, задумчиво разглядывая пепельницу. — А вот готов ли я смотреть на твою пизду, а? Готов ли я смотреть на пизду девушки, которая накричала на директора, которая сломала дверь — плотник до сих пор ничего сделать не может — готов, как ты думаешь?
    — Простите меня пожалуйста, — слёзы заблестели в Катиных глазах. — Я больше так не буду.
    — Не будет она… Ты пойми, ты же не меня своим отказом обидела. Ты весь трудовой коллектив в моём лице обидела.
    Катя не выдержала и разревелась.
    — Ну что же мне делать, Георгий Семёнович? Как быть?
    — Что делать, что делать!? — директор перекладывал папки с одного края стола на другой. — Придётся всему коллективу показывать…
    Перед глазами Кати заплясали круги. Она почувствовала необычайную слабость и тошноту.

    — А теперь, дорогие коллеги, — собрание вела главбух Тамара Сергеевна, — в конце нашей предпраздничной встречи разрешите предоставить слово человеку, который недавно у нас, который успел уже наломать дров, но вот сейчас, на этом самом собрании, готов извиниться перед всеми и исправить свои ошибки. Тебе слово, Катя.
    Катя вышла на сцену.
    — Я была не права, — срывающимся голосом пробормотала она, — я многое не понимала. Я нагрубила директору, я оскорбила весь коллектив. Теперь я полностью осознаю все свои ошибки. Простите меня пожалуйста.
    Она задрала юбку и спустила трусы. Чтобы лучше было видно коллегам, присела и раздвинула ноги. В зале сделали несколько снимков — видимо, для районной газеты, корреспондент её был приглашён на собрание.
    — Всё? — смотрела Катя на Георгия Семёновича.
    Тот молчал.
    — Спасибо, Катя, — сказала главбух. — Я вижу, что ты поняла свои ошибки и находишься на правильном пути.

    Не знаю, не знаю, — говорил на банкете по случаю международного женского дня Георгий Семёнович. — Пусть работает, претензий к ней особых нет. Только кажется мне почему-то, что не впишется она в наш коллектив. Гордая слишком. И злая.

БЕЗОБРАЗНЫЕ ДЕВОЧКИ СНОВА В МОДЕ

    — Мария Сергеевна? — спросил я.
    Дверь приоткрылась шире, и в проёме показалось обеспокоенное женское лицо.
    — Да, — испуганно подтвердила она. — Чего хотели?
    Я постарался всем своим видом изобразить добродушие и благие намерения.
    — Вы на квартиру не пускаете?
    Женщина была удивлена.
    — На квартиру?.. — переспросила она.
    Ей было лет тридцать пять, может больше. В глазах ещё читалась не до конца ушедшая молодость. Отголоски симпатичности значились на лице. Но в целом вид её был поношенным.
    — Даже не знаю… — растерянно смотрела она на меня. — У нас и места-то особенно нет.
    — Да мне много места и не надо. Я на работе всё время буду. Было бы где голову приложить.
    Женщина пребывала в нерешительности.
    — Да и дочери у меня… Беспокоить вас наверное будут.
    — Я не привередливый, — улыбнулся я. — Угол найдётся — и хорошо. Да и вам дополнительные деньги.
    Похоже, этот аргумент оказался решающим. По лицу Марии Сергеевны я понял, что она склоняется к положительному решению.
    — Я ведь не знаю, сколько сейчас берут, — сказала она, пытаясь отыскать какие-то последние доводы для отказа.
    Но я чувствовал, что инициатива на моей стороне.
    — Пятьсот рублей нормально будет? — спросил я.
    — Пятьсот… — повторила она.
    Пятьсот было нормально, я это знал наверняка. Здесь брали и меньше.
    — Ну ладно, — чуть подумав, кивнула она. — Человек вы вроде приличный, можно вас пустить.
    Согласие своё она подтвердила корявой улыбкой.
    Дом, в котором жила Мария Сергеевна, располагался на краю посёлка. Был он тёмным, ветхим и слегка покосившимся. Шифер на крыше отсутствовал как минимум наполовину, отчего казалось, будто её обстреляли картечью. Наличники на окнах прогнили, а вместо пары стёкол в окнах значились прямоугольные куски фанеры. Труба имела уклон градусов в тридцать.
    Внутри дом оказался не лучше.
    — Осторожнее вот здесь, — вела меня хозяйка. — Тут половица проваливается.
    Я шёл за ней на ощупь. Было темно, вокруг висели верёвки с бельём, тяжёлый запах бил в ноздри.
    — Вас как звать-то?
    Мария Сергеевна открыла какую-то дверь, видимо в зал, потому что за ней моему взору открылась комната со столом, железной кроватью и старой радиолой в углу. Половину комнаты занимала печь.
    — Алексеем, — отозвался я.
    — Алёша, значит… Нравится мне имя Алёша. На заводе работать будете?
    — Да, устраиваюсь вот.
    — Берут?
    — Берут. Медкомиссию только пройти. В течение недели выйду.
    — Сейчас, вообще-то, всех берут. Дела на заводе идут неважно. Зарплаты маленькие.
    — Ну, какие уж есть! — отозвался я. — Главное, чтоб платили.
    Из вещей у меня была лишь небольшая сумка. Я поставил её у порога.
    — Я вас в соседней комнате поселю, — сказала Мария Сергеевна. — Пойдёмте, посмотрим.
    — Там дочери, — добавила она торопливо. — Вы не пугайтесь, они безобразные.
    Я не успел открыть рот для вопроса. Мария Сергеевна толкнула дверь, и мы вошли внутрь.
    На полу, в центре комнаты, сидели две девочки лет семи-восьми в одинаковых, застиранных чуть ли не до дыр синеватых сарафанчиках. Тут же валялись несколько кукол с отсутствующими конечностями. Девочки расчёсывали им оставшиеся волосы.
    Предупреждённый хозяйкой, я ожидал увидеть в них что-то вопиющее, ужасное, но в первое мгновение не заметил ничего странного. Лишь когда девочки повернулись и испуганно-удивлённо посмотрели на меня, я заметил на их лицах пятна.
    Я, однако, сумел не подать вида.
    — Привет, девчонки! — кивнул я им весело. — Как дела?
    Девочки дико засмущались, опустили головы и, не издав ни звука, продолжили теребить своих инвалидных кукол.
    — Это дядя Алёша, — сказала им Мария Сергеевна. — Он будет жить у нас.
    Девочки безмолвствовали.
    — Это Лена, — показала хозяйка на одну из них. — А это Марина, — на другую. — Погодки они у меня. Лена во втором классе, а Марина в первом.
    Я стал устраиваться. Девочек хозяйка из комнаты выпроводила и объясняла мне теперь нехитрые тонкости здешнего быта.
    — Туалет во дворе, покажу ещё. Умывальник на кухне, возле печи. Отдельной комнаты я тебе предоставить не могу, — она перешла со мной на «ты», — здесь и девчонки ночевать будут. Ты здесь, а они на той кровати. Они вместе спят.
    — А откуда это у них? — поинтересовался я, имея в виду пятна на лицах. — Болезнь какая?
    — Нет, ожоги, — ответила Мария Сергеевна. — Мы горели два года назад. Жили тогда не здесь, на другом конце, дом хороший был. И сгорел как-то за ночь. Муж погиб у меня, а девчонок вытащили. Я тогда обходчицей работала, в ночную смену была.
    — Короткое замыкание?
    — Да какое замыкание! Заснул с сигаретой муженёк мой, да и всё. Пьяный был наверное.
    Я пытался выражением лица изобразить сочувствие. Но хозяйка в нём не нуждалась.
    — Ну и хрен с ним! — весело сказала она мне. — Я его всё равно не любила.
    Весёлость, однако, была тягостной.
    — Девчонок вот только жалко, — добавила она. — Вся жизнь у них насмарку. На улицу боятся выйти. В школу еле-еле ходят. Каждый день — в слезах. Дразнят их там. Я уж позволяю через день ходить. Ты на них внимания не обращай, они у меня забитые. Да глупые конечно. Младшая — совсем дура. Ссытся до сих пор.
    Я лишь безмолвно кивал.
    Дело шло к ночи. Хотелось есть. Попроситься на ужин к хозяйке я не рискнул — да они, похоже, поели до меня. У меня в сумке оставалось пол пачки печений, купленных ещё на вокзале в Самаре. Я быстренько умял их, разделся и лёг.
    Спустя какое-то время в комнату пришла Мария Сергеевна.
    — Здесь буду спать, — сказала она, застилая вторую кровать, что стояла в противоположном углу. — Боятся тебя девчонки. Как ни уговаривала, не хотят сюда идти. Ладно, пусть в зале.
    Я отвернулся к стене, чтобы не смущать хозяйку. Она, открыв дверцу платяного шкафа, повозилась за ней, видимо переодеваясь, а потом улеглась.
    — Не привыкла я на этой кровати… — бормотнула она, ворочаясь.
    Я же был привыкшим ко всему. Вся жизнь прошла на квартирах и в переездах. Условия, в которых я оказался здесь, были далеко не самые худшие.
    Через десять минут я уже спал безмятежным и крепким сном.

    Следующим днём была суббота. Я на всякий случай сходил в поликлинику, но медкомиссию не прошёл. Выходной.
    Объявление о наборе людей на местный завод я прочёл в бюро по трудоустройству одного из городков соседней области. Я тогда два месяца шабашил на одного сельского предпринимателя. Строили магазин. Деньги хозяин платил хорошие, но бригада наша оказалась состоящей сплошь из синяков-бухариков. Я этим делом никогда особо не увлекался, но оказавшись в соответствующей среде, как-то размяк, поддался влиянию и потихоньку пропил почти весь свой заработок. Способствовало этому и то, что хозяин щедро давал авансы. Мы тогда его за это хвалили, а сейчас я понимал, что делал он это зря.
    Я позвонил на завод, поговорил с кем-то из отдела кадров, мне сказали приезжай, возьмём. Обещали устроить токарем. Причём их не смутило то, что соответствующей специальностью я не владел. Обучение на месте, заверили меня.
    В дороге я сильно сомневался — не обломаться бы. К счастью никаких обломов не произошло. Видимо дела на заводе шли так плохо, что руководство было радо любому желающему. Заявление моё тут же подписали, трудовую книжку — с единственной записью «сторож», которым я был в течение двух месяцев в каком-то детском саду — забрали. Оставалось пройти медкомиссию.
    Пройти я её мог не раньше понедельника.
    Целых два дня делать было совершенно нечего. Я прошёлся по посёлку. Был он небольшим и грязным. В основном состоял из частных домов. Лишь несколько кирпичных зданий, почему-то четырёхэтажных, скучились с краю.
    Бесцельно побродив по посёлку пару часов и исходив его вдоль и поперёк, я решил возвращаться на хату. Внутренний голос подсказывал, что с пустыми руками возвращаться нельзя.
    Я зашёл в магазин и купил бутылку водки, коробку конфет и два мороженых. У дверей дома встретилась хозяйка. Она тоже возвращалась откуда-то.
    — В магазин ходили? — спросил я её, помогая внести объёмистую сумку.
    — Да, зашла, — кивнула она. — А так-то с работы иду.
    — Вы где работаете?
    — Торгую. На вокзале.
    — На хозяина? Или сами?
    — Сама, сама. Дай бог, сама пока. Мелочь всякая: тапки, трико, носки.
    — Хорошо идут?
    — Так себе. Еле-еле на жизнь хватает.
    Мы вошли в дом.
    — Мария Сергеевна! — сказал я, доставая бутылку. — Я вот тут подумал, что нам как-то отметить надо наше знакомство.
    Реакция хозяйки оказалась в высшей степени положительной.
    — А-а-а! — широко улыбнулась она. — Бутылочку заныкал… Ну правильно, надо отметить.
    Она загремела на кухне посудой, собирая стол. Я зашёл в соседнюю комнату.
    Лена с Мариной, сидя на кровати, играли в какую-то малопонятную игру, хватая друг друга за руки.
    — Привет! — кивнул я им.
    Увидев меня, они тут же стушевались. Я заметил, что они боятся смотреть мне в глаза и отводят лица в сторону.
    — Какие оценки сегодня получили? — спросил я, заметив валявшиеся у стены портфели.
    — Никакие, — ответила после долгой паузы старшая, Лена. Она на мгновение взглянула на меня, но тут же опустила глаза. — Сегодня меня не спрашивали.
    — А Марину? — посмотрел я на младшую.
    От моего вопроса девочка так засмущалась, что покраснела и заёрзала на месте. Не сказав ни слова, она лишь отрицательно затрясла головой.
    — Ну и замечательно, — сказал я. — Я тоже не любил, когда меня к доске вызывали. Вот, угощайтесь, — я протянул им скрываемые за спиной упаковки с мороженым.
    Упаковки были яркие, да и мороженое хорошее — эскимо. Девчонки, в каком-то странном остолбенении смотрели на них и не решались взять.
    — Берите, берите, — приободрил я их. — Это вам.
    Стремительно, словно воры, они выхватили мороженое из моих рук.
    — Коричневое! — выдохнула удивлённо Марина. — Я такое никогда не ела.
    — Надо же когда-то начинать, — улыбнулся я.
    — Зря ты их балуешь, — донёсся до меня голос хозяйки. — Они этого не заслужили.
    Очень странно чувствовал я себя рядом с ними. Смотреть на их лица было тяжело — безобразные пятна отталкивали, смущали, но ещё больше смущала их реакция. Я словно пытался подружиться с лесными волчатами. Всё так же не глядя на меня, молча, они ели мороженое и ждали, когда я уйду.
    — Ну ладно, — сказал я и неожиданно для себя потрепал их по головам. — Не скучайте.
    От моего движения они сжались и застыли, словно приготовились к побоям. Я убрал руки и вышел из комнаты.
    За двадцать минут хозяйка умудрилась собрать весьма обильный стол. И первое, и второе, и салаты какие-то стояли на нём. Мы сели наконец. Я разлил по рюмкам водку.
    — Может девчонок позовём? — предложил я. — Тоже наверное кушать хотят.
    — Не надо, — отмахнулась Мария Сергеевна. — Они уже ели. И нечего им со взрослыми за одним столом сидеть.
    С каждой новой рюмкой мы проникались друг к другу всё большей симпатией. Я рассказывал какие-то анекдоты, хозяйка от души смеялась. Разговаривали и о грустном — она рассказала о своём неудачном замужестве, я — о бесчисленных работах и населённых пунктах, в которых доводилось побывать.
    — Музыки не хватает, да? — спросила она.
    По-моему, и без музыки всё было неплохо, но я ответил утвердительно:
    — Да, хорошо бы музыку.
    — Да у меня ведь магнитофон есть! — встала она со стула. — Раздолбанный немного, но работает.
    Она покопалась в ящиках шкафа и извлекла на свет божий древний магнитофон «Романтик». Крышка на кассетной деке отсутствовала, был он весь в царапинах и сколах. Но действительно оказался работающим. Мария Сергеевна зарядила в него не менее зачуханную кассету и снова уселась за стол. Из магнитофона донёсся голос Валерия Ободзинского. Как ни странно, он оказался очень даже под настроение.
    — Мария Сергеевна! — осмелев, обратился я. — Может, потанцуем?
    Хозяйка была польщена таким предложением. Мы вышли на середину комнаты, обнялись — причём весьма интимно — и неторопливыми шажками закружились вокруг своей оси. По окончании танца я поцеловал ей руку. Такая галантность окончательно развеяла в ней последние тени сомнения насчёт меня. За столом она сидела уже у меня на коленях. Я неторопливо поглаживал её мускулистую ногу.
    Как и водится, пришлось бежать за второй. К этому времени стемнело и мне пришлось поплутать в поисках магазина. Он был успешно обнаружен, и пирушка наша продолжилась.
    Кассета с Ободзинским крутилась в четвёртый раз. Танец сменялся танцем, я лапал хозяйку за грудь и ягодицы, она не сопротивлялась. Мы стали целоваться.
    — Сегодня с тобой спать лягу! — с туманной улыбкой глядя мне в глаза, сказала Мария Сергеевна.
    — Ложись! — бодро отозвался я, переходя на «ты». — Вдвоём-то веселее.
    Гулянка закончилась поздней ночью. Маша — как я звал её теперь — прогнала дочерей в зал. Сонные, ничего не понимающие, они перебрались в соседнюю комнату и плюхнулись на кровать.
    Весёлые и разнузданные, мы разделись догола и легли в постель.
    Я был с женщиной в третий раз. Предыдущий, второй, состоялся почти четыре года назад. Я сильно сомневался, получится ли у меня что-нибудь, но водка заглушила рефлексию, и поэтому я действовал весьма уверенно и нахраписто. В общем и целом я показал себя молодцом. По крайней мере Маша осталась довольна.
    На следующий день торговать она не пошла. С утра до вечера мы провалялись в постели. Девчонки заглядывали в комнату, спрашивая у матери про еду.
    — Что найдёте, то и ешьте! — отмахнулась она от них.
    Я встретился глазами с Леной. Мне стало неловко: мы, голые, лежим с её матерью в постели. Но к моему удивлению взгляд девочки оказался гораздо более тёплым, чем раньше. Даже мимолётную тень робкой улыбки увидел я на её губах.

    В понедельник я успешно прошёл медкомиссию. Во вторник вышел на работу. Меня определили помощником токаря к мужичку пенсионного возраста, который откликался на имя Сеня. Сеня был положительным бабаем — общий язык мы с ним нашли быстро. В помощниках мне предстояло ходить месяц. Я опасался, что это слишком короткий срок, чтобы освоить специальность, но на второй день работы понял, что срок непомерно раздут. Через два дня я уже вполне качественно вытачивал все детали, положенные для производства токарю.
    — Нормально! — кивал Сеня, наблюдая за моей работой.
    Однако работы было мало. В день мы трудились от силы часа четыре, остальное время просиживали в курилке. Часто нас просто отпускали в обед.
    Возвращаясь в один из таких дней домой, я проходил мимо местной школы и у забора увидел хозяйских дочерей — Лену и Марину. Какой-то пацанёнок кидал в них камни и кричал безобразно-матерные выражения. Они касались их внешности.
    Подбежав к пацану, я схватил его за шиворот и прижал лицом к пружинящим сплетениям проволочного забора. В груди кипело бешенство.
    — Что за дела?! — заорал я. — Тебе башку отвинтить, щенок паршивый?!
    Реакция пацана была весьма наглой.
    — Ну-ка отпусти! — зло и спокойно ответил он. — Они первые начали.
    — Первые? — выдохнул я. — Ты охренел что ли?
    Прищурив глаза, пацан смотрел вдаль. Я не знал, что с ним делать. Читать нотации я не умел. Похоже, он почувствовал мою неуверенность.
    — Ещё раз, — тряс я его, — я увижу, как ты издеваешься над девчонками, я с тобой не знай что сделаю.
    «Не знай что» было особенно неуместным выражением. Пацан усмехнулся на мои слова.
    — Ладно, ладно — закивал он, всё так же нагло.
    — Ты понял меня или нет? — тряхнул я его ещё раз.
    — Понял, — отозвался он.
    Я смотрел на него и видел, что ни хрена он ничего не понял. И даже не хочет понимать. «А кого мне бояться?» — мелькнуло вдруг в голове. Новая волна ярости стремительно накатила на меня и сопротивляться ей не было сил. Я развернул пацана лицом и со всей дури врезал ему кулаком в живот.
    — А-а-а!!! — выдохнул он.
    — Что, нравится? — нагнувшись, шепнул я ему в ухо. — А дальше ещё лучше будет! Хоть одно слово им скажешь — башку отвинчу! Понял?
    — Понял, — прохрипел он, и теперь я видел, что он действительно меня понял.
    Несколько испуганных школьников смотрели на меня из-за забора.
    — Кто этих девочек обидит, — сказал я им, — всех поубиваю.
    Потом я обнял Лену с Мариной за плечи и повёл их домой. Я чувствовал, что они гордятся мной сейчас. Мне, однако, было не по себе. Проклюнулись угрызения совести. Эх ты, говорил мне внутренний голос, ребёнка избил. А ведь можно было и как-то иначе всё решить.
    «Нельзя, — ответил я твёрдо, отмахиваясь от всех угрызений. — Раз он не понимает элементарных вещей, значит надо учить. Теперь будет знать, что и почём в этой жизни».
    — Дядя Алёша, а он каждый день нас обижает, — смотрела на меня снизу вверх Марина.
    — И другие тоже! — добавила Лена.
    — Теперь не будут, — сказал я им. — А если кто попробует, сразу мне говорите.
    Мы шли по залитой грязью улице. Приходилось делать виражи, чтобы обойти лужи. Девчонки держали меня за руки.
    — Они нас безобразными называют, — продолжала жаловаться Марина. — Уродинами.
    — Э-э, да что они понимают! — отвечал я. — Живут на краю света, в богом забытой дыре и ничего не знают, что в мире делается. А в мире сейчас безобразные девушки как раз самые модные. И в фильмах их все снимают, и в журналах фотографируют.
    — Что, на самом деле? — спросила Лена, причём так серьёзно, что по спине моей пробежал холодок.
    — Конечно! — кивнул я. — Я же везде бывал, всё видел. Было время, когда только красивых сниматься брали, но сейчас всё наоборот. Безобразные девочки снова в моде! Только их снимают, только им деньги платят.
    — Что, совсем-совсем безобразные? — удивлённо смотрела на меня Лена. — Прям как мы?
    — Да ещё страшнее! Вы по меркам шоу-бизнеса самые настоящие красавицы. Вот вырастите, моделями станете. Знаете, сколько модели денег зарабатывают?
    — Сколько? — спросила Марина.
    — Миллионы! И все их уважают, все им руки целуют. А вы печалитесь, что некрасивые… Вы радоваться этому должны! Я вам просто завидую. Потому что знаю, какой успех вас ждёт и какие деньги вы будете загребать. В безобразных девочках — вся привлекательность.
    В тот вечер я делал с ними уроки. Знаний моих вполне хватило на все предметы, даже на английский язык. Я помогал им делать упражнения, задачи, решал примеры и неожиданно обнаружил в себе педагогические задатки.
    — Вот смотри, — говорил я Лене, — первая бригада строителей за час уложила…
    Лена была сообразительной. Ей даже подсказывать особо не приходилось. Мне показалось, что она ждала моего объяснения лишь как очередного знака внимания.
    С Мариной дело шло тяжелее. Она лишь пожимала плечами и ковырялась в носу. Я сделал за неё все задания и заставил переписать в тетрадь. Она сделала это с огромным количеством ошибок.
    — Дядя Алёша, — спросила меня Лена, — а вы с мамой поженитесь?
    Вопрос поставил меня в тупик. Жениться на её матери я разумеется не собирался. Но говорить об этом девчонкам было бы неправильно.
    — Это не от меня зависит, — ответил я уклончиво.
    — От мамы?
    — И от неё вряд ли.
    — От чего же?
    Я подбирал нужные слова.
    — От обстоятельств.
    — От обстоятельств… — разочарованно и не по-детски серьёзно произнесла она.
    — Просто мы ещё слишком мало знаем друг друга, чтобы принимать такие решения.
    — А я хочу папу! — сказала вдруг Марина, но тут же засмущалась меня, а ещё больше сестру. — Лена смотрела на неё необычайно сурово, с какой-то странной тоской на изуродованном лице.
    Раздался звук открываемой двери и через мгновение на пороге, с сумками в руках, показалась хозяйка. Была она явно не в настроении, а увидев нас вместе за столом, как-то нехорошо этому удивилась.
    — Вот они где, — сказала она, недружелюбно на нас посматривая, словно ревнуя меня к дочерям. — Милая семейка. Папаша и дочки.
    Я не понимал причину её недовольства.
    — Как дела у тебя? — спросил, чтобы сменить тему. — Что-то ты неважно выглядишь.
    — Неважно! — завелась она вдруг. — А ты постой весь день на ветру, потаскай сумки, и посмотрю я, как ты будешь выглядеть.
    Я попытался помочь ей закинуть сумки на печь. Маша раздражённо оттолкнула меня.
    — Отойди на фиг. Помощник херов.
    Я был неприятно удивлён её реакцией. Мария Сергеевна с каждой минутой заводилась всё сильнее.
    — А полы-то вы не мыли что ли? — обнаружила она вдруг под ногами сор. — А? — сверкая глазами, возвышалась она над дочерьми.
    Девочки пришибленно молчали.
    — Чё молчишь? — дала она подзатыльник Лене. — Я тебе что говорила? К моему приходу полы намыть!
    — Они не успели, — заступился я за девочек. — Мы уроки делали.
    — Ах, вы уроки делали! А полы я за вас мыть должна?!
    Она схватила дочерей за волосы. Девочки завизжали.
    — Я весь день как проклятая пашу, — орала хозяйка, — а они прохлаждаются здесь! Сидят, улыбаются. Уроки у них!
    Я оттащил её в сторону.
    — Маша! — держал я её за руки. — Что с тобой?
    От моего вопроса и пристального взгляда, которым я пытался образумить её, у хозяйки началась настоящая истерика.
    — Пошёл на хер! — срываясь на визг, завопила она.
    Потом, оттолкнув меня, схватила полотенце и стала лупить им дочерей. Лена тотчас же забралась на печь и спряталась там, забившись в угол. А вот с Мариной стало происходить что-то странное.
    — А-а-а-а-а!!! — упав на пол, закричала она и затряслась какой-то нехорошей дрожью. Мать, не взирая на это, продолжала бить её.
    Я схватил хозяйку и оттащил её в соседнюю комнату. Она вырывалась, царапала меня ногтями и визжала. Лишь после того, как я посадил её на стул и хорошенько встряхнул, она как-то обмякла и немного успокоилась. По крайней мере перестала вопить. Закрыв глаза ладонями, Маша заплакала.
    Марина продолжала кататься по полу. Я поднял её и перенёс на кровать.
    — Лена! — метнул я взгляд на прятавшуюся на печи девочку. — Что с ней делать? Может «скорую» вызвать?
    — Не надо, — отозвалась она. — Сейчас пройдёт.
    Вскоре Марина действительно перестала кричать. Лишь болезненно всхлипывала.
    Всё произошедшее произвело на меня весьма удручающее впечатление. На душе было тяжело. Мне не хотелось оставаться сейчас в помещении. Убедившись, что Марине лучше, я захватил сигареты и стал одеваться.
    — Я пройдусь, — кивнул я Лене. — Подышу воздухом. Может, мать успокоится за это время.
    Лена мне не ответила.
    На воздухе я закурил и бесцельно побрёл вдоль по улице. Что-то очень нехорошее ощущал я в окружающей меня реальности. Какой-то надлом, отторжение к этому месту, к этой работе, к этим людям.
    — Да ничего, ничего, — говорил я сам себе. — Что ты как баба. Нельзя всё так близко к сердцу принимать. Везде такое бывает, в каждой семье.
    Самоуспокоение действовало слабо.
    Вернувшись через час на квартиру, я обнаружил хозяйку сидящей за столом. На столе стояла распечатанная и наполовину опорожненная бутылка дешёвой настойки. Ещё одна — пустая — валялась под столом.
    — Садись! — выпученными, бессмысленно-презрительными глазами смотрела она на меня. — Пить будешь?
    Язык её заплетался. Голова не держалась на плечах. Она была красной и злой.
    — Нет, спасибо, — отозвался я.
    И, чуть подумав, присел на соседний табурет.
    Я сделал это зря. Мне надо было уйти в свою комнату, раздеться и лечь. Слабым, пьющим людям нельзя делать шаг навстречу. Но я дал Марии повод для колючего и идиотского разговора.
    — Чё, не нравлюсь? — уставилась она на меня тем болезненно-пытливым взглядом, которым смотрят алкоголики.
    — Да, не нравишься, — не отводя глаз, ответил я.
    Мария Сергеевна опустила голову и презрительно усмехнулась.
    — Гордый значит, — бормотнула она. — Не такая тебе нужна… Думал, я правильная, а я оказывается сука дешёвая. А, так ведь?
    — Ничего я не думал, — я был раздражён и её тоном и её словами.
    Особенно неприятным во всём этом было то, что она воспринимала меня уже не как какого-то чужого мужика, пущенного на постой, а как неотъемлемый, нерушимый элемент своей жизни. Словно я каким-то образом принадлежал ей, и это ощущение вызывало во мне крайнее отторжение и к ней, и ко всему, что было с ней связано.
    — Я вообще о тебе не думаю, — продолжал я. — Я приехал сюда работать, жизнь новую начинать, и ты мне на фиг не нужна. Без тебя раньше жил, без тебя и впредь проживу.
    Я вдруг понял, что говорю в том же стиле, что и она. Словно я действительно оброс некими нитями, что связывали меня с ней. Меня это разозлило.
    — Ну правильно, мы ведь вам не чета, — с той же презрительной улыбкой вещала хозяйка. — Вы ведь чистенький, грамотный, а мы кто? Мы голь перекатная. Мразь подзаборная…
    Боже мой, подумал я, что она несёт!
    Мария Сергеевна налила себе ещё одну рюмку настойки и залпом выпила.
    Мне хотелось встать и уйти, но почему-то я опять не сделал это. Хозяйка снова заговорила, неся какую-то несусветную чушь, а я сидел, морщился, воротил голову, но всё же слушал, слушал. Слушал, пока она не вылакала содержимое бутылки и, сморившись, уткнулась лицом в стол.
    Я схватил её за руки и поволок к кровати. Закинул на не застеленную постель, потом присел к окну, открыл форточку и закурил.
    Сигарета подходила к концу, когда дверь приоткрылась и в комнату проскользнула Марина. Доковыляв до меня, она повисла у меня на руках.
    — Папа! — услышал я её голос. — Я спать не могу.
    Она плакала. Я вздрогнул от слова «папа» и посмотрел на неё таким удивлённым взглядом, что увидевший меня в эти секунды, наверняка подумал бы, что со мной что-то неладное. Но меня никто не видел. Марина забралась ко мне на колени и обвила меня руками.
    — Со мной всегда так, — бормотала девочка, — когда она орёт на меня.
    — Ну ничего, ничего, — неожиданно для себя погладил я её по спине. — Всё прошло. Может, тебе лекарства какие дать?
    — У нас и нет никаких.
    В комнату вышла Лена.
    — Пап, а ты купишь мне лосины? — отодвигая сестру, уселась она на свободную ногу. — У нас все девчонки в лосинах ходят, одна я как дурочка в чулках. К тому же они рваные.
    Я смотрел на неё уже не удивлённо, а испуганно.
    — Конечно, Лена! — отозвался я. — Куплю тебе самые лучшие лосины. Все тебе завидовать будут.
    — Пап, а мне купишь? — спросила Марина. — Я ещё юбку хочу. Я видела в магазине — джинсовая, красивая такая.
    — Обязательно! — кивал я. — Считай, что она твоя.
    — И велосипед хочется, пап! — прижавшись к моей груди, шептала Лена.
    — Будет велосипед, — ответил я. — Даже два. Каждой по велосипеду.
    — Ты только не бросай нас! — они теребили мою рубашку.
    — Что вы?! — возмутился я. — Разве могу я бросить своих дочек?

    Было четыре часа утра, я подходил к железнодорожной станции. Наскоро собранные вещи болтались в сумке. Вроде бы я забрал всё.
    — Гады! — бормотал я. — Изверги рода человеческого! Разве я за этим сюда приехал? За страданием? За любовью? За нежностью? Я работать хотел, жить по-человечески. Обыкновенно жить. Купить телевизор и видеомагнитофон. Просто жить хотел! А вы…
    На станции я купил билет на первый проходящий поезд. Он шёл на Пермь. Пустынный, обшарпанный вокзальчик с окошком билетной кассы и слабым желтоватым освещением — я был ужасно рад встретить его снова. Я видел их много — в разных городах, в разные периоды своей жизни и понимал сейчас, что они, эти вокзалы, были единственным местом, которое по-настоящему радовало меня.
    Я жалел о трудовой книжке.
    — А, ладно! — мысленно махнул я рукой. — Новую заведу. Это не проблема.
    Около половины шестого подъехал поезд. Стоянка две минуты. Я бежал вдоль вагонов, отыскивая нужный, и бормотал в такт останавливающимся колёсам:
    — Любви они захотели! Нежности! Какая вам нежность, какая любовь, недоделанные?!
    Нужный вагон был найден. Я протянул заспанной проводнице билет и прошёл на своё место.
    — Неужели вы думаете, что во мне есть нежность?

ГРЕХОПАДЕНИЕ

    Когда-то я любил девушку.

    Я любил её безумно, страстно — так могут любить только сумасшедшие. Я прикасался к её лицу губами, целовал глаза, нос и дерзкие выступы скул, я искал ответной ласки. Она внимательно и снисходительно смотрела на меня и не торопилась раскрывать губы для ответных поцелуев.
    — Я тебе небезразлична? — спрашивала она, пристально наблюдая за мной, словно стараясь в каком-то случайном жесте обнаружить отрицательный ответ, словно желая услышать его…
    — Я обожаю тебя! — отвечал я, восторженным порывом желая доказать ей свою преданность. — Я безумно влюблён в тебя!
    Она удовлетворённо улыбалась уголками губ. Ей нравился мой ответ и моя восторженность.

    Я был не единственным, кто любил её. Вместе со мной её любил мой друг. Мой верный друг. Самый близкий и преданный мне человек.
    — Жми на газ! — кричал я ему. — Мы опаздываем. Девушка ждёт!
    Распугивая прохожих, со страшным скрипом шин мы останавливались у цветочного магазина и торопливо покупали два огромных букета. Я брал хризантемы, а он — розы. Заскакивали в автомобиль и мчались к ней — лишь бы успеть, лишь бы она не рассердилась за опоздание!
    Боязливо мы переступали порог её дома и на цыпочках шли за служанкой, которая, окинув нас требовательным взглядом, нехотя запускала в апартаменты хозяйки. Девушка была здесь — в цветастом кимоно она полулежала на перине и насмешливо взирала на нас.
    Мы подползали к кровати и рассыпали на ней цветы. Тянулись к её ногам — чтобы поцеловать их, чтобы она позволила… Она позволяла — целуя, мы развязывали пояс на её кимоно, распахивали его и целовали её грудь. Она прикасалась к цветам и принимала решение.
    — Сегодня — я поклонница роз! — объявляла она, и мой торжествующий друг с воспалённо-восторженными глазами шептал благодарности судьбе за то, что девушка выбрала его.
    Я вставал и молча выходил из комнаты. Дубовые двухстворчатые двери закрывались за мной и, вжавшись в стену, я отчаянно вслушивался в звуки, которые доносились из покинутой мной залы. Звуки были сладострастны и восторженны. Я в бессилии сжимал кулаки и зубы, мечтая лишь об одном — оказаться на месте друга.

    — Мне надоели эти игры, — сказал я ей как-то. — Я хочу, чтобы ты была моей. Слышишь, только моей, и ничьей больше!
    Она задумчиво взирала вдаль. Я ждал ответ.
    — Это будет сложно, — ответила наконец. — Мне симпатичны вы оба.
    — Оба! — в отчаянии махал я руками. — Что он понимает в любви?! Разве умеет он любить так же, как я? Ответь мне, разве он любит так же?!
    — Нет, нет, что ты, — успокаивала она меня. — С твоей любовью ему не сравниться, милый. Твоя любовь на порядок выше и горячей. Я очень ценю её, поверь мне.
    — Но что же мне сделать, чтобы лишь я мог дарить тебе свою любовь?
    Она молчала и даже не смотрела на меня. Я был в отчаянии — я неприятен ей, думалось мне, она сердится на меня. Она равнодушна ко мне, я ей безразличен. Я чувствовал, что готов покончить с собой, откажи она мне сейчас.
    — Есть только один способ, — сказала она, — чтобы я принадлежала тебе.
    — Какой?! — взмолился я. — Назови мне этот способ, и я немедленно его выполню!!!
    Она внимательно вгляделась в моё лицо. Словно оценивая — а готов ли я к тому, что она сейчас скажет.
    — Убей своего друга! — сказала она.
    Я рассеянно осматривался по сторонам.
    Мысли бурлили и не желали выстраиваться в строгую и логичную последовательность. Но понимание вызревало.

    Горечь, словно обильные осадки, оседает в душе, но не испаряется, а твердеет. Ты просыпаешься, входишь в день, проживаешь его — отложения растут и заволакивают сущее.
    — Я поставил новые амортизаторы! — хвастался мне друг. — Сейчас все кочки будут нипочём.
    Мы шли по пустынной ночной улице. Держали в руках бутылки с дешёвым вином и отхлёбывали из горлышка.
    — Здорово! — согласился я. — Жаль, что наша девушка не сможет оценить твоё усердие.
    — Да, она не выходит из своих палат. Действительно, жаль. Как бы я покатал её!
    — Скажи, ты любишь её?
    Он посмотрел на меня пристально и грустно.
    — Да, я люблю её больше всего на свете. Впрочем, как и ты.
    Ах, если б он знал, насколько моя любовь сильнее и горячей!
    — Тебе не кажется, что она порочна?
    — О, да, она порочна!
    — Что она горда и своенравна?
    — Она горда. А уж своенравна!..
    — Что она эгоистична?
    — Да, эгоистичность — главная её черта. Но к чему все эти эпитеты, если любишь?
    Я остановился. Друг тоже встал рядом.
    — А не кажется ли тебе, что она должна принадлежать только одному?
    Он усмехнулся.
    — Это зависит от неё.
    — Нет, друг, — сказал я ему. — Всё зависит от нас. Скажи мне, сколько лет мы знакомы с тобой?
    — Сколько лет? — переспросил он с улыбкой. — Мы знакомы с раннего детства. Должно быть, с самого рождения.
    — Это правда, — кивнул я. — Мы знаем друг друга с пелёнок. Мы всегда жили очень дружно, не так ли?
    — Да, — подтвердил друг. — Мы всегда жили очень дружно. Даже с большим усилием я не могу вспомнить ни одной ссоры между нами.
    — Воистину, это так.
    Я допил вино и отбросил бутылку в сторону.
    — Значит, ты не будешь обижаться на то, что я собираюсь сделать?
    — Обижаться? — хохотнул друг. — Делай что угодно, я ни на что не обижусь. Как я могу обидеться на друга?
    Я выхватил из-за пояса нож и ударил им его в грудь. Между рёбер, в самое сердце.
    Тяжёлый, сдавленный выдох вырвался из его гортани. Глаза друга смотрели на меня так же доверчиво и преданно. Постепенно взор их тускнел. Он медленно осел на асфальт. Я выдернул нож и отскочил в сторону, увёртываясь от струи крови. Когда кровавый фонтан спал, я вытер нож об одежду друга и положил его в кобуру за поясом.
    — Прости меня, друг, — прошептал я. — Любовь сильнее меня.

    Дубовые двери открылись. Возбуждённый, трепещущий я переступил порог дома моей возлюбленной и, отшвырнув служанку, помчался в её комнату.
    Девушка, моя любимая девушка, обнажённая и прекрасная, покоилась на перине и, кажется, ждала меня.
    — Я сделал это! — прохрипел я, падая на колени и подползая к ней. — Он мёртв.
    Взгляд её был доброжелателен и нежен.
    — Я горжусь тобой, — сказала она. — Ты оправдал мои надежды. Иди ко мне!
    Я бросился в её объятия. Она срывала с меня одежды и покрывала поцелуями разгорячённое тело. Не было в этот миг человека счастливей меня — моя любимая девушка принадлежала только мне!
    И стены расступились, растворившись туманной дымкой, и потолок превратился в свинцово-багровые тучи, прорезаемые вспышками молний, и тысячи факелов зажглись по всей долине, и бесы, улюлюкая и вопя, погрузили свои безобразные тела в восторженную пляску.
    И хохочущий Люцифер обозначил изгибами туч своё присутствие на горизонте — празднуя грехопадение нового человеческого существа.
    — Добро пожаловать! — услышал я громогласные раскаты.

    Когда-то я любил девушку…

НАСЛЕДНИК ОЧЕРТАНИЙ

    Двое учеников из седьмого «В», в котором я преподавал английский, отвафлили в туалете своего одноклассника.
    Классный руководитель Рамзия Кадыровна рассказала о случившемся в учительской. Почему-то во время рассказа она улыбалась. Кто-то бы сказал «нервно», но мне так не показалось. Она просто улыбалась.
    — Соси, говорят ему, — обводила она присутствующих учителей, в том числе и меня, мутными бегающими глазками. — А он взял, и сосать начал.
    — О, господи! — поморщилась учительница литературы Елена Степановна. — Дикость какая! Это не Романов был?
    — Романов, он самый! — подтвердила Рамзия Кадыровна.
    — Этого следовало ожидать. Его постоянно обижали.
    — Всё, вафлёром стал! — объявил учитель физкультуры Павел Григорьевич.
    Почему-то он тоже улыбался.
    — Ой, Павел Григорьевич, — попросили его женщины, — избавьте нас пожалуйста от определений. Как он теперь называется, нам не интересно.
    — Это наверное Яхин с Путилиным сделали? — спросил Павел Григорьевич. — Они же у вас главные хулиганы.
    — Да, да, они, — подтвердила Рамзия Кадыровна. — Я уж сколько раз просила, чтобы их в другой класс перевели — не переводят. Постоянно они гадости какие-то совершают.
    — Самоутверждаются! — хитро щурился Павел Григорьевич.
    — Странный способ они избрали для самоутверждения, — Елена Степановна что-то записывала в журнале.
    Оторвавшись, она вскинула глаза на меня, словно знала, что я на неё смотрю. Пару секунд мы напряжённо глядели друг на друга. Взгляд её был тревожный и удивлённый, словно что-то насторожило её во мне.
    — Да уж, действительно странный, — повторила за ней какая-то женщина, имени которой я до сих пор не выучил. — Елена Степановна! — обратилась она к учительнице литературы. — Вы поведёте своих на выставку?
    Та пожала плечами.
    В учительской было буднично.
    — И что вы сделали? — спросил я Рамзию Кадыровну.
    Голос мой был хриплый, надтреснутый, все тотчас же посмотрели на меня, словно я сделал что-то неприличное.
    — Что сделала? — переспросила она.
    — Да. В милицию заявили?
    Рамзия Кадыровна выглядела озабоченно.
    — С директором поговорила… — тихим голосом прошамкала она. — Но он сказал, что милицию не надо. Сами разберёмся.

    На днях я разговаривал с сестрой о Наследнике Очертаний. Мы шли по улице, накрапывал дождь.
    — Но почему Наследник? — не понимал я. — Почему Очертаний?
    — Блин, ну ты даёшь!.. — поворачивала она голову в мою сторону. — Ты прочерчиваешь линию жизни, она уходит вдаль, теряется в заносах, блёклая, едва видимая. Лишь очертания от неё можешь ты рассмотреть, лишь их.
    — Это слишком неконкретно. Вряд ли я черчу что-то.
    — Хорошо, не чертишь. Ты плывёшь по эфиру и, словно в дымке, очертания твоей сущности дрожат и отслаиваются. Каждому мгновению требуется своё очертание. Чтобы оно могло тебя запомнить. Чтобы могло вернуть тебя к себе.
    Я всегда умел чувствовать образы. Этот тоже. Тем более сестра производила верные.
    — И он Наследник? — смотрел я на неё неуверенно.
    — Да, он наследует их. Он владеет ими. Он собирает их в своём безмерном хранилище, сортирует и вычленяет главное.
    — У него есть они все…
    — Да, все очертания у него.
    — Все очертания всех людей…
    — По крайней мере, твои — точно.
    Я выстраивал логическую цепочку, я двигался к ядру.
    — Значит, он главный! — воскликнул я.
    Сестра остановилась. Я врезался в неё плечом.
    — Ну наконец-то! — смотрела она на меня. — Дошло!
    Я любовался ею, такой родной, приятной.
    — Не грузись раньше времени, — сказала она и поцеловала меня в губы. — Но помни: рано или поздно он придёт к тебе!

    Урок в седьмом «В» был последним по расписанию. Шестой урок вообще тяжело вести, в этом классе — особенно. Яхин и Путилин сидели на последней парте и стреляли по одноклассникам жёванными бумажками.
    — Эй, вафлёр! — кричали они пацанёнку, сидевшему на первой парте. — Чё губы не красишь?
    Класс хохотал.
    Игорь Романов, бледный подросток с впалыми голубыми глазами, сидел, вжавшись в стул, опустив глаза. Я видел, как дрожали его плечи. Исподлобья он бросал на меня отчаянные взгляды — прося защиты.
    — Игорь Дмитриевич! — крикнул мне Яхин. — А чё вы тёзку своего не спрашиваете? Он домашнюю работу ни фига не сделал. Спросите его!
    — Да, спросите, — подал голос и Путилин. — Только его теперь надо женским именем называть. Предлагаю, Маша. Маша Романова.
    Класс снова разразился хохотом. Я глядел на девочек — они не стеснялись смеяться. Вот, например, Таня Мещерякова — она любит вертеться у моего стола и как бы невзначай тереться задницей о моё плечо. Или Валя Костина. Она задирает подол юбки и когда я прохожу по классу, широко раздвигает ноги, чтобы я мог всё рассмотреть. Сердобольные учительницы, не стесняясь, называют их между собой блядинами. Они смеялись громче всех.
    — Сегодня, — поднялся я со стула, — мы познакомимся с новым временем, которое называется Past Perfect Continuous. Please, open your copybooks and write down the date. Today is…

    Сестра разделась и легла на кровать.
    — Только аккуратней! — посмотрела она на меня снизу вверх.
    — Постараюсь, — ответил я.
    Нестойкий загар северных широт образовал на её спине вереницу небольших пятен — словно родинки расположились они причудливым узором. Она ужасно комплексовала по этому поводу, всячески старалась вывести их, но к огромному её огорчению пятна не проходили.
    Я поджёг пропитанную спиртом вату и просунул ножницы в банку.
    — Хватит, — сказала сестра. — Тут быстро надо.
    Медицинская банка припала к её спине.
    — Держится? — вскинула она глаза.
    — Держится, — подтвердил я.
    — Молодец.
    Я взялся за вторую.
    — А Наследник Очертаний… — бормотал я. — Он… может помочь?.. То есть, я хочу сказать, он… как бы за меня?
    — Да, — отозвалась она. — Он может помочь. Он для этого и создан. Когда он придёт к тебе, ты не должен его смущаться. Он твой друг.
    Слова эти меня порадовали.
    — Значит, ему можно всё рассказать, всем поделиться?
    — Он и так всё знает о тебе. Он просто придёт и сделает всё, чего ты хочешь.
    — Как он выглядит? Как я узнаю его?
    — Он появится прямо из ниоткуда. Он будет могуч и прекрасен. Ты сразу поймёшь, что это он.
    — И всё же мне как-то не по себе. Я не уверен, что смогу достойно встретить его.
    — Не беспокойся об этом. Он объяснит всё, что надо. Он хороший.
    Последняя банка заняла своё место.
    — Всё? — спросила сестра.
    — Угу.
    — Тогда накрой меня одеялом.

    Прозвенел звонок.
    — Домашнее задание! — объявил я. — Дверь закрыта, никто не уйдёт, пока не запишет задание.
    — У-у-у, западло…
    Раздражённые школьники нехотя открывали дневники. Я продиктовал номер страницы и название текста для перевода.
    — Все свободны, Путилин и Яхин остаются.
    — Нихуя себе! — крикнул Яхин. — А чё такое? Почему?
    — Домой торопимся! — возмущался Путилин. — Дела ждут.
    — Для вас дополнительное задание.
    — С какого это хера?
    — Рты закройте и сидите. Я всё объясню.
    Я выпустил детей из класса и закрыл дверь. Путилин сидел на своём месте. Яхин, обхватив пакет, стоял передо мной. Видимо, ещё надеялся уйти.
    «Надо ударить так, чтобы он сразу потерял сознание, — мелькнула в голове мысль. — Одновременно с двоими я могу не справиться».
    Свинцовая болванка была в кармане. Я отобрал её в прошлом году у какого-то третьеклассника, который кидался ей в коридоре. С тех пор она хранилась в моём кабинете. Я и не предполагал, что она может мне пригодиться.
    Я нащупал её, обхватил и, выбросив вперёд руку, ударил Яхина, стараясь попасть в висок. Удар показался мне очень мягким, словно и не удар это был вовсе, а поглаживание какое-то. Лёгкий хруст донёсся до ушей. В первую секунду не происходило ничего, отчаяние от неудачи накатило на меня, я лихорадочно представлял, что надо делать дальше, но вдруг подросток закатил глаза и рухнул на пол.
    В это мгновение уверенность вернулась ко мне.
    Путилина я ударил ногой в лицо. Я видел, что он что-то кричал. Почему-то звук его голоса не был слышен.
    Он перевернулся на стуле и откатился к стене. Я стал бить его ногами. Меня беспокоило, что всё это могут услышать в коридоре и начнут стучаться в класс. Рулон скотча был уже в руке, я стал обматывать им Путилина. Вроде бы перед этим я несколько раз ударил его болванкой.
    Когда руки и ноги были замотаны, я заклеил скотчем рот. Потом то же самое сделал с Яхиным. Тот признаков жизни не подавал, но пульс его прощупывался.
    Они лежали передо мной, связанные, беззащитные. Я приоткрыл окно и достал из ящика стола сигареты. В пачке оставалось всего две штуки. Я вытащил одну, закурил и облокотился о подоконник. Холодный ветер ударил в лицо. Я глубоко вздохнул.

    — Наследник Очертаний придёт в самый напряжённый момент, — говорила мне сестра.
    Спустив штаны, я сидел на диване.
    — Это будет момент истины, самое судьбоносное мгновение твоей жизни.
    Её рука теребила мой член.
    — Мгновение, которое изменит тебя. После него ты станешь совершенно другим существом.
    — Я верю в него! — шептал я.
    Удовольствие нарастало, сестра глядела на меня с коварной улыбкой.
    — Дрочим, дрочим, дрочим, дрочим… — бормотала она.
    Я издал гортанный звук, какую-то смесь шипения и крика. И кончил.
    — Ах, молодец! — засмеялась она. — Сегодня ты продержался дольше.

    Свирепо рыча, Валера Путилин катался по полу, стараясь освободиться от пут. Я перевернул его на спину. Взгляд его был яростен. Ему даже удалось смутить меня.
    Я достал из кармана ручку, снял колпачок и воткнул её подростку в глаз. Потом в другой. Он задёргался, замычал — пришлось навалиться коленями, чтобы сдержать его.
    Я вспомнил, что в столе валялся канцелярский нож. Он оказался весьма поношенным, отупевшим, но всё же резал. Я провёл им по горлу Путилина. Кровавые края кожи раскрылись, кровь потекла по шее — я видел, что этого недостаточно. Я сделал ещё несколько надрезов.
    Он был жив. Я сидел на нём и резал, резал, резал его горло. Руки были в крови, лицо тоже — брызги её летели во все стороны. Наконец я остановился. Путилин ещё трепыхался, но что-то подсказывало мне, что этого хватит. Что он должен сдохнуть.
    Я перебрался ко второму.
    Альберт Яхин лежал в двух метрах, животом на полу и слезящимися глазами смотрел на меня.
    — Очнулся? — улыбнулся я. — Живучий, гад!
    Он что-то мычал, перекатился на спину и взглядом своим просил меня отлепить со рта скотч. Видимо, слова, которые он собирался сказать, должны были произвести на меня неизгладимое впечатление.
    — Поздно, — сказал я ему. — Слишком поздно. Скоро придёт Наследник Очертаний, а я с вами вожусь.
    Я присел на корточки. Поднёс нож к его лицу.
    «Ножом долго, — мелькнуло в голове. — Лучше просто задушить».
    Я встал, наступил ботинком ему на горло и надавил.

    Когда я выходил из школы, в коридоре мне встретилась Елена Степановна.
    — Игорь! — ошарашенным взглядом смотрела она на меня. — Что с тобой?!
    — Устал очень, — сказал я. — Ты не слышала, переводчики никуда не требуются? Что-то кажется мне, не смогу я работать учителем.
    — Ты весь в крови!
    — Порезался.
    — Господи боже мой, что произошло?!
    Я отодвинул её в сторону и направился к выходу. Гнусная сука, она всё ещё хотела помешать мне. Всё ещё стремилась отобрать у меня надежду.
    — Наследник Очертаний не придёт! — кричала она мне вслед. — Ты не заслуживаешь встречи с ним!
    — Скройся! — процедил я сквозь зубы. — Тебя прислали силы зла, я уверен в этом. А Наследник — он сейчас придёт ко мне.
    Я вышел на улицу.
    Небо было покрыто тучами, но прямо над головой они становились реже. Сквозь них пробивалась голубизна, а вскоре и солнечные лучи озарили собой пространство. Я опустил голову и стал вглядываться в пустоту.
    В этот момент, словно сияющий ангел, из толщи воздуха ко мне вышел Наследник Очертаний. Он был прекрасен.
    — Игорёк, братишка, — качал он головой. — Расстраиваешь ты меня.
    — Чем? — изумился я.
    — Ты неправильно существуешь, ты неправильно взаимодействуешь с окружающим миром.
    — Да, наверное это так. Но как поступать правильно, подскажи мне.
    — Подскажи… Ты думаешь, это просто?
    — Сестра говорила мне, что ты поможешь.
    — Сестра… — поморщился Наследник Очертаний. — Какая сестра?! Нет у тебя сестры.
    Я задумался.
    — И правда, — усмехнулся, — нет сестры. Надо же, а она казалась мне такой живой и настоящей.
    — Ты живёшь иллюзиями, фантазиями. Разве это хорошо?
    — Иллюзиями… Это новость для меня.
    — Дети-насильники, вафлёры… Что у тебя с головой?
    — Просто кто-то должен принимать решения, — отозвался я, стараясь придать голосу решимость. — Если всем всё безразлично, то должен найтись один, кому не безразлично. Один, кто исправляет ошибки.
    — Ты скажи-ка мне лучше, сколько раз ты подтягиваешься?
    Лихорадочно я стал припоминать.
    — Не могу сказать точно, давно не подтягивался.
    — А я — тридцать! Сможешь столько?
    — Вряд ли.
    — Ясное дело, не сможешь! Ты же доходяга. Вот потрогай, какая у меня мускулатура. Не стесняйся!
    Я потрогал.
    — Ну как?
    — Здорово.
    — А хочешь такую же?
    — Даже не знаю…
    — А я знаю, хочешь. Ну так стремись к этому, качайся! Будешь здоровым, атлетичным, к тебе девушки сразу потянутся.
    — Я постараюсь.
    — А то что это такое — вафлёры какие-то, убийства… Нельзя так, нельзя. Ты живёшь в таком прекрасном мире, где все счастливы, добры, заботливы — и говном исходишь! Разве так можно? Это же грех.
    Да, да, грех — понимал я. Это грех, это тяжкий грех. Так нельзя.
    — Я убил детей… — прошептал я. — Своими руками… они мертвы.
    Он поморщился.
    — Да расслабься ты… Тоже мне, из-за детей печалиться. Ну и хуй с ними! Да и вообще, если хочешь, не было никаких детей.
    — Не было? — изумился я.
    — Да, не было. Ты их придумал.
    — Это невероятно!
    — Точно говорю, придумал. Сестру придумал, детей придумал, всё придумал.
    — Вот это да! — я был ошарашен.
    Наследник Очертаний похлопал меня по плечу.
    — Короче, последнее предупреждение тебе даю. Меняйся, брат! Любви научись и нежности. А то пиздец наступит.
    — Так значит детей не было? — заглядывал я ему в глаза.
    — Не было детей.
    — Здорово! Это просто здорово!
    Он наскоро попрощался со мной.
    — Может ещё увидимся, — подмигнул мне на прощание.

    — Не было детей! — смеялся я, размахивая окровавленными руками. — Не было их! Здорово! Здорово! Здорово!
    Радость моя была безграничной.
    Боже мой, как же здорово!

ЧЕЧЕНСКИЙ СИНДРОМ

    Была ранняя весна. Солнце выглядывало из-за туч, а тепла не чувствовалось. Я стоял на трамвайной остановке и ёжился.
    Поблизости мёрзла девушка. Переминалась с ноги на ногу, смотрела. Пристально так, задумчиво — мне даже неловко стало. Да что такое, думаю, встречались что ли где?
    А лицо и вправду знакомое.
    Сели в трамвай, она вдруг подошла ко мне и говорит:
    — Вадим, ты что ли?
    — Я, — ответил. — А ты кто?
    — Ирина, — улыбнулась. — Сестра Ильи.
    — А-а! — воскликнул. — А я смотрю и узнать тебя не могу.
    Узнать нелегко, я её всего пару раз видел. Илья — одноклассник мой. Он знакомил как-то раз. Потом на улице сталкивались. Только давно, в школе ещё. Она нас года на три младше.
    — Ну что, — спросила, — как дела у тебя? Чем занимаешься?
    — Учусь, — ответил. — На втором курсе института.
    — Понятно, — кивнула. — А я в школе ещё.
    — Не торопись заканчивать. Илья-то как?
    — Илья в армии.
    — Да что ты!
    Я не знал про это. После школы мы связь потеряли.
    — Да. Через два месяца придёт.
    — Где служит?
    — На Дальнем Востоке, связистом.
    — Ну, ничё вроде.
    — Да, не жалуется.
    — Хочешь, адрес его тебе дам.
    Не бог весть как мне адрес его был нужен. Тем более нафиг писать человеку, если он через два месяца возвращается. Но отказать было неудобно. Она достала ручку, блокнот и начеркала мне на страничке быстрым отрывистым почерком адрес какой-то дальневосточной воинской части.
    — Ладно, — сказал я. — Напишу, может.
    Хотя знал, что ничего не напишу.

    Ничего и не писал.
    Летом — июнь заканчивался, как раз экзамен последний сдал — сидел как-то дома, а в дверь звонок. Подошёл, открываю — улыбающаяся морда. Широкая-широкая. И водкой пахнет.
    — Вадимыч! — орала морда. — Братуха!
    И руки раскрывала для объятий. Я уж понял тут, кто передо мной.
    — Илья! — заорал в ответ.
    Мы обнялись.
    — Ну заходи.
    — Не, давай лучше ты наружу. Посидим где-нибудь, отметим встречу.
    Я наскоро собрался. Денег взял.
    — Когда вернулся? — спросил его.
    — Позавчера.
    — Задержали тебя что-то.
    — Да, мог бы и месяц назад. Ну да ладно, позади всё.
    Суровый такой был, хоть и хотел казаться весёлым.
    — Наел ты личико, — сказал ему.
    — Да уж, — ответил. — С армейских харчей раздувает.
    — «Через две», — смеялся я, напевая. — «Через две зимы…»
    — Полтора года служил, — говорил он. — Полтора…
    Тогда промежуток был в два-три призыва, когда на полтора года брали.
    — Ну чё, как оно? — спросил его, имея в виду вообще всю эту армию.
    Он понял, о чём я.
    — Поговорим ещё, — ответил. — Куда кости-то бросим?
    Бросили в кафешке под открытым небом. Взяли водку, шашлык. Выпили.

    — В Очкой-Мартане дело было, — заговорил Илья изменившимся голосом. — Бой там завязался.
    Были мы уже изрядно пьяными. Впрочем, я ещё обнаруживал способность соображать. Какой Очкой-Мартан, хотел спросить его. Ты же на Дальнем Востоке служил.
    Но не спросил.
    — Выстрелы, взрывы, — говорил Илья. — Ничего не видно. Врываюсь в дом — орёт кто-то. «Урусы, — вопит, — гниды! Собаки шелудивые!» Я очередь туда. Подбежал, смотрю: старуха валяется.
    Он поднял глаза и пристально посмотрел на меня.
    — Представляешь, обыкновенная старуха! Невооружённая.
    Я не знал, как мне реагировать на его слова.
    — По глупости, в суете старуху застрелил! — опустил он глаза. — Никогда себе не прощу!
    — Не казнись, — сказал я. — Ты не виноват. Ты выполнял приказ.
    — Всё так, — качал он головой, — всё так. Но на душе-то неспокойно. Как жить теперь с этим?!
    Я разлил остатки водки по рюмкам.
    — Знаешь, — сказал Илья, поднимая свою, — сколько из нашего взвода ребят погибло?
    — Сколько?
    — Да все почти!
    Снова он одарил меня пронзительным взглядом.
    — Семь человек в живых осталось, семь человек!
    Я сочувствующе молчал.
    — Знаешь, как нас в Грозном косили? Капитан, педрила, отдаёт приказ: лобовой штурм здания. Лобовой штурм! Ты знаешь, что такое лобовой штурм?!
    — Нет.
    — И не приведи господи тебе узнать это! Бежим, штурмуем… Половины взвода как не бывало!
    — Да уж, страшно, — сказал я.
    — Давай за них! — кивнул Илья. — За тех ребят, которые жизнь свою отдали на этой войне. Пусть земля будет им пухом!
    Он вылил на землю несколько капель водки. Остальное опрокинул в рот.
    — За ребят! — поддержал я тост.
    Мы взяли ещё, хотя я видел, что уже достаточно. Илья настаивал и спорить с ним почему-то не хотелось.
    — Семнадцать ченов я положил, — бормотал он. — За каждого гильзу храню.
    — Ты молодец, — говорил я. — Я бы не смог.
    — Да, ты бы не смог, — пьяно усмехался он. — Ты в армии не служил, жизни не видел. Хули, всё мамкину сиську сосёшь. Студентик.
    — Да, сиську сосу, — кивал я.
    Мутными глазами Илья обводил соседние столы.
    — Семнадцать бородатых на тот свет отправил, — говорил он, — и ни одного не жалко. А вот старуху эту забыть не могу!
    — Не казнись, — успокаивал я его. — Нет там твоей вины.
    Он заплакал. Сидел, опустив голову, а слёзы бежали по щекам. Плечи колыхались от всхлипов, и горе, настоящее горе опустило свою печать на его лицо.
    — Выпьем, брат, — сказал он.
    Глубокой ночью на своём горбу я тащил Илью домой. У подъезда положил его на скамейку. Подожду полчасика, подумал, может оклемается. Не таким же его домой заносить.
    Он оклемался. До квартиры поднялся почти самостоятельно.
    — А всё-таки правильно, что мы там были, — шептал он. — Мятежи надо усмирять! Целостность государства — это всё, что у нас есть. Раньше я не понимал этого, но армия открывает глаза. Кто на нас с мечом, тот от меча и погибнет!
    Мы попрощались наконец.

    В конце лета снова столкнулся с Ириной. Она была рада видеть меня.
    — Привет, Вадим! — помахала рукой. — Как делишки?
    — Всё так же.
    — Илья вернулся, ты знаешь?
    — Да, мы виделись.
    — Виделись? Молодцы. Слышал, что он жениться собирается?
    — Нет.
    — Ну, блин, чё он тебе не сказал! К нему же девчонка из Уссурийска приехала. Невеста.
    — Из Уссурийска?
    — Да, где он служил. У нас живёт. Осенью хотят пожениться.
    — Совет да любовь.
    Ирина была симпатичной девочкой. У нас даже могло что-то получиться.
    — В субботу у них помолвка, — сказала она.
    — Ого! Поздравляю.
    — Приходи.
    Она нравилась мне. Я был не прочь познакомиться с ней поближе. Вот только…
    — Не смогу, — объяснил я ей. — Дела.
    — Илья расстроится, — сказала Ирина. — Он к тебе так хорошо относится.
    — Не расстроится.
    Мы стали прощаться.
    Самое главное, — сказал я ей напоследок. — Передай ему, чтобы гильзы берёг. И пусть восемнадцатую добавляет. Старуха тоже считается.

ЖОПОЙ РЕЗАТЬ ПРОВОДА

    — Ты куда? — вышла в коридор мама.
    Пятилетний Дима нахмурился и недовольно пробурчал:
    — Жопой резать провода.
    Кухонное полотенце выпало из маминых рук.
    — Что?.. — изумилась она.
    Дима хихикал — собственная шутка безмерно радовала его. Мама подскочила к нему.
    — Негодник! Засранец! — выкручивала она ему ухо. — Где нахватался, на улице? Кто тебе сказал, Владик сказал? Всё, не будет ноги Владика в нашем доме.
    — Не Владик, не Владик! — захныкал Дима. — Это большие мальчики говорили.
    Было больно.
    — На улицу не пойдёшь, — вынесла приговор мама. — Глядите-ка на него! От горшка два вершка, а уже ругаться научился.
    Весь вечер Дима сидел на диване и плакал. Ухо распухло.
    — Ты чё вчера не выходил? — отчитывал его Владик.
    — Матуха не пустила.
    — Фу, матуха. Смотался бы!
    — Она следила…
    — Такое пропустил! Танька из третьего подъезда трусы снимала!
    — Трусы!? — удивлению Димы не было предела.
    — Ага. Мы ей мороженое купили и она согласилась.
    Дима был убит этим известием.
    «Матуха проклятая! — негодовал он. — Чтоб ты сдохла!»

    — Ты куда? — выглянула из кухни мать.
    Дмитрий поморщился.
    — Жопой резать провода, — ответил раздражённо.
    — Немало ты их нарезал, — мама попыталась свести разговор к шутке.
    — Перестань! — сказал он. — Мне тридцать два года, хватит спрашивать куда я иду.
    — Пока ты со мной живёшь, я за тебя отвечаю. Вот женишься, будешь жить отдельно — тогда делай, что хочешь.
    Угрюмо сопя, Дмитрий надевал ботинки.
    — Если снова напьёшься, то лучше не возвращайся, — сказала мать.
    — Ладно, лягу на лестничной площадке.
    — Сын-пьяница мне не нужен!
    — Тебе вообще сын не нужен. Не пойму, нафига ты меня заводила.
    — Я думала, ты умный, правильно жить будешь. Ты же книжки читать любил, интересовался всем.
    — Что мне с книжек этих — деньги свалились, счастье?
    Мать тяжело вздохнула.
    — Тебе с хорошей девушкой надо познакомиться.
    Дмитрий коряво засмеялся.
    — Обязательно, обязательно.
    — Как ту девушку звали, которая приходила к нам как-то? Ирина? У вас же было что-то. Может, стоит позвонить ей, продолжить общение.
    — Какая Ирина! — отмахнулся сын. — Она уехала давным-давно.
    — Ну, другие есть.
    Дмитрий открыл дверь.
    — Отстань! Тошно мне уже от тебя.
    В подъезде ждали два приятеля.
    — Ну чё, сколько надыбал? — спросили его.
    — Тридцать рублей.
    — Маловато…
    — Мать ещё пенсию не получала. Что нашёл.
    — Ладно, на штырь наберём.
    В голове всё ещё звучал голос матери.
    «Чтоб ты сдохла! — думал Дмитрий. — Никакой жизни с тобой!»

    — Ты куда? — тяжело передвигая костыль, вышла в коридор мать.
    Дмитрий Сергеевич вздохнул и, облизнув пальцы, пригладил редкие волосы на голове.
    — Жопой резать провода.
    — Дмитрий! — мать смотрела на него с горестным укором. — Тебе пятьдесят семь, а ты всё грубишь мне.
    — А ты не лезь не в своё дело. Приляг лучше. Тебе доктор запретил вставать.
    — Ты не насчёт огорода?
    — Нет, не насчёт огорода.
    — Не вздумай продавать его!
    — А что с ним делать? Всё равно за ним никто не смотрит.
    — Я, дай бог, ещё поработаю там.
    — Ну конечно…
    Дмитрий Сергеевич надел кепку и потянулся к дверному замку.
    — Ты лекарства взял? — спросила мать.
    — Взял, взял.
    — Смотри, не злоупотребляй! И так уже до инвалидности допился.
    — Отстань!
    — Звони, если что.
    Машина службы досуга стояла у подъезда.
    — Это я звонил, — заглянул он в окно.
    — Садитесь, — кивнул шофёр.
    До места доехали быстро.
    Вывели трёх девушек. Дмитрий Сергеевич выбрал самую маленькую, тёмненькую. Звали Полиной.
    — Местная сама? — спрашивал он её, раздеваясь.
    — Нет, из соседнего города.
    — От матери, наверное, уехала?
    — Конечно! — отвечала девушка. — Кому хочется с матерью жить.
    — Молодец! Правильная позиция.
    Член так и не встал.
    «Это всё из-за тебя! — думал он о матери на обратном пути. — Ты меня сглазила, ты. Всю жизнь унижала, терпеть тебя не могу. Чтоб ты сдохла!»
    Пока открывал дверь, на лестничную площадку вышла соседка.
    — Дмитрий Сергеевич! — позвала его. — У вас мама умерла.
    — Умерла!? — изумился он.
    — Да. Полчаса как увезли. «Скорую помощь», видимо, вызвать успела, а те уже ничего не сделали.

    Стол после поминок был ещё не убран. Мамин костыль стоял в углу. Тикали часы.
    — Мама!!! Мамочка!!! — выл, уткнувшись в подушку, Дмитрий Сергеевич.

ОБНАЖЁННАЯ

    Ей было пятьдесят три, или что-то около этого. В фирме все называли именно эту цифру. Она была сухопарой, подтянутой женщиной, которая тщательно закрашивала седину, пользовалась дорогой косметикой и носила строгие деловые костюмы. Несмотря на тщательный уход, красота и молодость окончательно покинули её. Лицо её выглядело уставшим, осунувшимся, а глаза выражали грусть. Звали её Тамарой Леонидовной, фамилия её была Полонская. Она была владельцем и директором фирмы.
    — Доброе утро, молодой человек! — услышал Александр чей-то голос. — Почему не здороваетесь?
    Он первый раз встретил директрису в лифте. Он даже здоровался с ней до этого всего лишь раза три. Она всегда отвечала ему сухим кивком. Собственно говоря, Александр и видел её нечасто — она не любила светиться в коридорах. Даже на работу его принимала не она.
    — Здравствуйте, — ответил он.
    — О чём мечтаете? — спросила она, пристально глядя ему в глаза.
    — О вас, — ответил он вдруг. Совершенно для себя неожиданно.
    — Да что вы! — сухо усмехнулась она.
    — В моих мечтах вы голая, — ответил Александр, не отводя глаз. — Мы находимся в вашем кабинете, и вы медленно раздеваетесь.
    Тамара Леонидовна на мгновение смутилась. По крайней мере, так ему показалось.
    — Вы снимаете ваш деловой костюм, — продолжал он, — юбку и блузку.
    — Вы с ума сошли, молодой человек? — громко и строго спросила она.
    — И ещё мне видятся старомодные подвязки для чулок — знаете, такие носили в первой половине двадцатого века. Вы медленно отстёгиваете каждый зажим и лишь потом спускаете чулки.
    — Господи, какая гадость! Из какого вы отдела?
    Александр перевёл дыхание и опустил глаза.
    — Отдел маркетинга.
    Двери лифта открылись. Они вышли наружу.
    — Давно у нас?
    — Три месяца.
    — Что же у вас, проблемы на сексуальной почве?
    — Да, Тамара Леонидовна. Проблемы.
    — Проблемы надо оставлять дома. Вы женаты?
    — Нет.
    — У вас есть девушка?
    — Нет, у меня нет девушки. Я дрочу.
    Она окинула его удивлённым взглядом.
    — Не думала, что у нас работают такие придурки!
    Эта фирма была для него настоящим прорывом. После нескольких лет мытарств на унизительных и низкооплачиваемых должностях, он получил перспективную и денежную работу. Как ни странно, никакой радости это не приносило. С самого первого дня он почувствовал себя здесь глубоко несчастным. После трёх месяцев работы это ощущение только усилилось.
    — Ну хорошо, — неожиданно подошла к нему директриса, когда он курил на лестнице между этажами, — вот я перед вами голая, и что бы вы сделали? Ну, что молчите?
    Александр стряхнул в окно пепел.
    — Я бы заставил вас встать на четвереньки.
    Полонская поморщилась.
    — Вы больной!
    — Встать на четвереньки и ползать по кабинету.
    Она возмущённо трясла головой.
    — Вы не пытались лечиться?
    — И чтобы груди болтались при каждом шаге…
    — Вы понимаете, что у вас не всё в порядке с психикой?
    — И чтобы раздвигалась промежность…
    — Какая гадость!
    Тамара Леонидовна развернулась, громко цокая каблуками поднялась по лестнице и скрылась в дверном проёме.
    Александр стал пить на работе. Купил фляжку и, как в кино, отхлёбывал из неё в течение дня. Потом закидывал в рот жевательную резинку. Так постоянно и ходил — жующим.
    «Что такое, — думал он, — работа совсем несложная. Сиди за компьютером и составляй графики. У меня была в десятки раз тяжелее. Но никогда не чувствовал себя так тоскливо».
    — И что же дальше? — подсела к нему Полонская в столовой. Все с любопытством смотрели на них — это было невиданным событием, чтобы директриса садилась обедать с рядовым и неприметным сотрудником. — Вот я голая, ползаю на четвереньках, а дальше что? Мне просто интересно узнать степень вашей испорченности.
    Она ела только салаты. Никакого мяса.
    — Дальше я заставлю вас лизать свои ботинки.
    — Ужас!
    — Лизать ботинки и выть по-собачьи.
    — Вы извращенец!
    — Чтобы как бродячая шавка вы просили у меня снисхождения.
    — Откуда к вам приходит такая мерзость?! Это же болезнь, это распад.
    Он доедал пюре с котлетой.
    — Даже сидеть с вами противно!
    Она пересела за другой столик.
    Александр неимоверно уставал на работе. Это удивляло. Никакой физической нагрузки, своевременное питание. Но домой он приходил, едва волоча ноги. Сидел на диване, тупо уставившись в телевизор. Долго не мог заснуть.
    — Ладно, стою на четвереньках, лижу ваши ботинки и лаю по-собачьи, — подплыла к нему Полонская в бассейне. — Чем ещё удивите?
    Все сотрудники фирмы в обязательном порядке должны были оздоравливаться. На выбор предоставлялся теннис, тренажёрный зал и бассейн. Александр ходил только плавать — это было единственное, что он мог вынести. Директриса, будучи прогрессивным руководителем, оздоравливалась вместе с сотрудниками.
    — А потом, — ответил он, — я бы расстегнул ширинку…
    — Так я и знала! — поморщилась она.
    — Достал бы член…
    — Конечно, конечно!
    — И пустил бы вам в лицо струю мочи…
    Тамара Леонидовна поперхнулась водой.
    — О, господи! — воскликнула она, откашлявшись.
    — Она била бы в глаза, в нос, в рот…
    — Вы несчастный больной человек.
    — Текла бы по лицу, по шее, по груди…
    — Не желаю с вами общаться!
    Она поплыла к противоположному бортику. Александр выбрался из воды и направился в душ.
    Через неделю после последнего разговора на его столе зазвонил телефон.
    — Да, — взял он трубку.
    — Александр Юрьевич? — раздался женский голос.
    — Да, это я.
    — Это Полонская. Вы свободны сейчас?
    — Свободен.
    — Зайдите ко мне, пожалуйста.
    Он поднялся, надел пиджак и неторопливо зашагал к директорскому кабинету.
    Тамара Леонидовна была одна.
    — Закройте дверь, — сказала она.
    Александр закрыл за собой дверь. Полонская встала из-за стола.
    — Значит, вы хотели видеть меня обнажённой?
    Он молчал.
    — Ну что же, я предоставлю вам эту возможность.
    Она стала раздеваться. Сняла пиджак, юбку. Галстук и белую блузку. Старомодных подвязок на ней не было. Да и чулок тоже. Оставшись в трусах, она секунду помедлила, но затем решительно сняла и их.
    — Что дальше? — метнула она в него взгляд. — Ах, да, на четвереньки и ползать!
    Тамара Леонидовна встала на четвереньки и поползла к стене. Уткнувшись в торшер, развернулась и поползла в обратную сторону. Обвислые груди болтались и бились о бока. Раздвигалась промежность. Она была выбритой и ухоженной.
    — Отдавайте команды! — крикнула она. — Что же вы молчите? Что там по сценарию?
    Александр молчал.
    — Правильно, собачий лай!
    Полонская остановилась, подняла голову и завыла. Голос был дрожащим, надтреснутым и совсем не походил на собачьи завывания.
    — И ботинки! — бормотнула она. — Лизать ботинки!
    Она подползла к нему, ткнулась лицом в его обувь и стала языком проводить полосы по ботинкам. Александр смотрел на неё сверху и не шевелился.
    — Ну теперь и вы поучаствуйте! — подняла она глаза. Взгляд был жалким, надрывным. — Следующий пункт без вас не осуществить.
    Александр развёл полы пиджака в стороны. Расстегнул молнию на брюках. Достал член. Полонская вздрогнула и закрыла глаза. Струйка мочи ударила ей в лицо. Текла по подбородку, по шее. Тамара Леонидовна тихо тряслась. Александр понял, что она плачет.
    Когда он вылил на неё всё, она не позволила ему спрятать член. Всхлипывающая, прижималась к нему щеками. Целовала. Член был вялый — Александр не испытывал никакого возбуждения.
    — Я любила всего одного, — бормотала плачущая женщина. — Мне так казалось, что любила. На самом дела всё вздор — никто никого не любит! И он меня не любил. И я его. Только злоба, только ненависть — ты понимаешь, они приходят однажды, а наверное ты находишь их сама — находишь и вязнешь. Они обволакивают, затягивают… Мужчина? Вздор! Какой мужчина, какая любовь, какая нежность?! Ненависть! Злоба и ненависть!
    Последние слова она выкрикнула. Тут же заплакала с новой силой.
    — Знаешь, как я боюсь смерти! — глаза её были всё так же закрыты. — Мне шестой десяток, я знаю, что смерть близко. Вот придёт этот день — а он обязательно придёт — и меня не станет. Ты представляешь — не станет! Никогда не будет меня. Никогда! Вот сотни лет идут, тысячи идут, миллионы — а всё, а ты распалась, ты исчезла. Нет тебя!
    Александр погладил её по волосам. В них блестели капельки мочи. Волосы были жёсткие.
    — Ты идёшь по тёмному коридору, стены близко и почему-то мягкие. Если опереться, то рука проваливается, а ты следом. И почему-то сразу понятно, что ждёт тебя там. Мне всегда было понятно, с самых первых мгновений. Тебе нет? А? Скажи что-нибудь. Всё равно что, что-нибудь. Ну почему ты молчишь?
    Она ударила его кулаком в живот. Александр отступил назад, спрятал в брюки член и застегнул молнию.
    Тамара Леонидовна сидела на полу.
    — Надеюсь, вы понимаете, — сказала она, поднимаясь, — что после этого вы должны уволиться?
    Она стала одеваться.
    — Понимаю, — ответил Александр.
    Он достал из внутреннего кармана сложенное вдвое заявление. Тут же дописал дату.
    — Пожалуйста, — положил директрисе на стол.
    Она, почти одетая, кивнула.
    — Можете быть свободны.
    Он направился к дверям.
    — Александр Юрьевич! — окликнула она его.
    Он обернулся. Полонская смотрела на него.
    — Вы самое мерзкое человеческое существо, которое я встречала в своей жизни!
    Она была сморщенной и жалкой.
    — Спасибо, — ответил Александр и вышел.

НЕТ ВАМ ПРОЩЕНИЯ, КЛОУНЫ!
(Мюзикл)

    Не было у Петьки ни папки, ни мамки. Ни сестры, ни брата не было, а была лишь тётка, да и та какая-то чиканутая.
    Марширует она, бывало, по квартире в солдатской шинели и поёт:
    — А ну-ка песню нам пропой, весёлый ветер, весёлый ветер, весёлый ветер!..
    И Петьке подмигивает. А тот сидит на табуретке, телевизор смотрит и ёжится от испуга. Как бы не придушила во сне, думает.
    Тётка подскочит к нему, схватит за бока и тащит танцевать.
    — А я иду к тебе навстречу, — голосит она, — а я несу тебе цветы…
    Обнимутся они, танцуют, тётка улыбается и в лицо горячо дышит.
    — Слова любви вы говорили мне, — брызжет она слюной, — искренне, пламенно…

    Повела она его как-то раз в цирк. Захудалый был цирк, бродячий, шапито назывался. Ну да для города, в котором тётка с Петькой жили, это о-го-го какое мероприятие! Отдушина просто-таки в серых буднях.
    Пришли, сели. Билеты в первом ряду им достались, классман. Парад Алле пошёл. Бродят циркачи по кругу, все пьянющие — в уматинушку! Еле ноги волочат.
    Началось представление — никто толком выступить не может. Жонглёр кегли уронил, воздушные гимнасты — женщину. Дрессировщиков и выпускать не стали — ну их в жопу, ещё не углядят за тиграми. Один клоун в кондиции — весёлый, забавный.
    — Клоун Клёпа! — объявили его.
    Вышел Клёпа — прикольный такой, прогрессивный. В солдатских ботинках, кильте и с папиросой «Беломорканал». Дети аж уписались от восторга. И Петька с тёткой тоже — видано ли, живой клоун в двух метрах от них.
    — Я московский озорной гуляка, — поёт Клёпа. — По всему Тверскому околотку в переулках каждая собака знает мою лёгкую походку.
    Все хлопают ему, смеются — пролетарии, хули, думают, это шутки начались.
    — Ну чё, ребзя! — заорал Клёпа. — Сыграем в игру, а?
    — Сыгра-а-а-ем!!! — завизжали дети.
    — Давайте-ка так договоримся, шмакодявки! — пыхтит Клёпа папиросой. — Я говорю предложение, а вы хором повторяете: «И я тоже!» Годится такой расклад?
    — Годи-и-и-ится!!! — беснуются дети.
    — Короче так, — начал свою игру Клёпа. — Сегодня утром я еле очухался с большого бодуна.
    — И я тоже!!! — вопят дети.
    — Просто тёлку вчера снял, у-у-у, горячая штукенция попалась, всю ночь на ней кувыркался, семь раз кончил.
    — И я тоже!!! — орут дети.
    — Встал, поссал — писька еле шевелится — закинулся пивом, на свежий воздух вышел.
    — И я тоже!!! — надрываются детские глотки.
    — Иду по городу, вижу чувачок стоит — раскрашенный, в женском платье, а видно, что мужик — ну, я думаю, дай-ка срублю с него бабок и подрулил к нему.
    — И я тоже!!! — от звука детских голосов, кажется, вот-вот порвётся брезентовая крыша.
    — «Ты чё за фраер такой?» — говорю ему, а чувачок отвечает: «Да я педик местный».
    — И я тоже!!! — орёт во всю глотку Петька и вдруг странное ощущение охватывает его. Не слышит он других голосов, ничего не слышит, кроме себя самого. Один кричит он эту гнусную фразу.
    И тут как заржут все! Петька оглядывается, сжимается, лицо руками закрывает — не я это, мол, спутали вы меня с кем-то — но зрители, гады, спуска не дают. Смотрят на него и смеются, изверги. Тётка — громче всех.
    — Ну ты лоханулся, Петя! — слышится её переливчатый, словно ручей, смех. — Никто, кроме тебя не крикнул. Блин, какой смешной клоун!
    А громче всех Клёпа смеялся.
    — Педик! — тыкал он в Петьку пальцем. — Местный педик!
    — Пе-дик! Пе-дик! Пе-дик! — показывали на него пальцами зрители.
    — Ну ладно, ребзя, ладно, — типа сжалился Клёпа над Петькой. — Один раз — не пидарас. У меня тоже свой раз был, гы.
    — Гы! — заржали зрители. — Гыгыгы.
    — А что это за интересная фрау рядом с тобой? — спрашивает вдруг Клёпа и прямиком направляется к Петькиной тётке. — А ну-ка я её ангажирую для следующего номера.
    Подлетел к ней, реверанс сделал.
    — Не осуждай меня, Прасковья, — запел, — что я пришёл к тебе такой…
    А тётка, не будь дурой, в ответ ему:
    — Дурманом сладким веяло, когда цвели сады, когда однажды вечером в любви признался ты…
    Так и пели целый час. Зрителям представление дико понравилось.
    А Петька сидел и думал: «Ненавижу клоунов!»

    Эх, лиха беда начало! Запала тётка на этого гастролёра, к себе домой привела.
    — Обрадую тебя, Петенька! — говорит ему на утро. — Дядя Клёпа с нами жить остаётся. Здорово, да?! Теперь у тебя будет свой домашний клоун.
    С Петькой чуть инфаркт не случился. Вот сенсация была бы в медицинских кругах — инфаркт у подростка. Но молодой организм пережил потрясение.
    Дядя Клёпа ходил по квартире и приплясывал.
    — Все говорят, — пел он, — что тебе я не пара, что у меня на уме не любовь, а гитара…
    Весёлая жизнь началась в квартире. Каждый день кураж-монтаж и бесплатное шоу.
    — Друзья! — орёт Клёпа. Посередине комнаты накрытый стол, куча гостей. — А давайте пердеть! Хули мы как совки позорные, сидим и пёрнуть стесняемся.
    Вскочил он со своего места и пердеть начал. Да не просто пердит, музыкально. Все тотчас же узнали мелодию из телефильма «Семнадцать мгновений весны».
    — Облаком, сизым облаком, — стали дружно подпевать гости, — ты улети к родному дому, отсюда к родному дому…
    — А ну-ка и я попробую! — поднялась тётка.
    Пердела, пердела — долго у неё ничего не получалось. Вдруг, хоба — один в один мелодия из репертуара Изабеллы Юрьевой.
    — Саша, ты помнишь наши встречи, — раскачиваются под песню гости, — в приморском парке, на берегу…
    Один из гостей тоже класс показал. Встал и без всякой подготовки пропердел «Восточную песню» Ободзинского.
    — Льёт ли тёплый дождь, — растроганно подпевают гости, и слёзы умиления бегут по их щекам, — падает ли снег, я в подъезде против дома твоего стою…
    — Петька! — стал подбивать дядя Клёпа пацана. — Теперь твоя очередь.
    — Нет, — мотает тот головой. — Не буду.
    — Давай, давай, не ссы!
    — Да не буду я, — отказывается Петька.
    — Что, пионерская организация не велит?
    Гости заржали — блин, всё же лучше Клёпы никто шутить не умеет!
    Петька насупился, помрачнел.
    — Не дрейфь, шкет! — не сдаётся Клёпа. — Можешь своего Оззи Озборна пропердеть, хоть я и терпеть его не могу.
    — Давай! — орут гости. — Стань свободным человеком, Петька!
    — Жизнь надо прожить в эпикурейском угаре, — объясняет Петьке Клёпа. — Пить, ржать, пердеть. А такие правильные обсосы как ты плохо жизнь свою закончат.
    Петька обозлился окончательно.
    — Это ты свою жизнь плохо закончишь, мерзкий клоун! — огрызнулся он и убежал из дома.
    «Чтоб вы все сдохли, клоуны!» — думал Петька, шастая по улицам. «Нет вам прощения!»

    Ночью, когда Клёпа с тёткой спали, он облил квартиру бензином и поджёг. Стоял на улице, смотрел на беснующиеся языки пламени, на вопящие человеческие тени и злорадная улыбка блуждала на его губах. В этот момент, единственный раз в жизни Петька запел:
    — Mister Crowley, — сладострастно хрипел он, — did you talk with the dead…
    Его поймали и посадили в детскую колонию. Да он и не отпирался, что виноват.
    В колонии было хорошо. Крепкий мужской коллектив, взаимовыручка и внимание. Он получил там профессию швея-моториста и неоценимые уроки дружбы.

    Откинулся Петька наконец. Вышел из колонии — ну, думает, новая жизнь начинается.
    Зашёл в ресторан. Взял салат и пятьдесят грамм водки. Глядит — а там девки в шутовских нарядах голыми жопами вертят. Песни поют, а между песнями матом ругаются и паясничают.
    — От станции любовь, — поют девки, — до станции разлука один у нас билет, один у нас билет…
    — Что это за безобразие!? — возмутился вслух Петька. — Кто пустил сюда этих шлюх?
    Подбежали к нему официанты, администратор подскочил.
    — Успокойтесь, — говорят. — Это рядовой номер нашей концертной программы.
    — Убью нахер! — машет Петька вилкой. — Всех замочу!
    Выкинули его на улицу. Почувствовал Пётр, что тяжело ему будет в социум вписаться.
    «Ну да ладно, — думает. — Мы ещё поборемся. Мне бы на работу устроиться. А дальше жизнь наладится».
    Пытался он устроиться по профессии, полученной на зоне. Да только не нужны никому швеи-мотористы. Вся страна торговлей занята. Пошёл грузчиком в продуктовый магазин. Коллектив там весёлый оказался. Все, от директора до уборщиц, улыбчивые, приветливые.
    — Земля в иллюминаторе, — входит в свой кабинет директор. — Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе видна…
    — Там, где клён шумит, — плавают по залу продавщицы, — над речной волной говорили мы о любви с тобой…
    — Письма, — машут швабрами уборщицы, — письма лично на почту ношу…
    Один Петька не пел.
    — Ты чего такой смурной? — спрашивают его. — Неужели жизнью не доволен?
    — Вот получу зарплату, — отвечает он, — тогда стану доволен.
    Пришёл срок зарплату получать. Зашёл он в бухгалтерию.
    — Сколько мне начислили? — спрашивает.
    А весёлая бухгалтерша смеётся на его слова, аж за живот толстый держится.
    — Ты мне не снишься, — мурлычет и глазками в Петьку стреляет, — я тебе тоже…
    — Ну так сколько? — начинает он злиться.
    — Тебе ничего в этом месяце, — отвечает бухгалтерша. — Ты ещё две тысячи должен остался.
    — Что? — возмутился Петька. — С какого хера?
    — У нас среди сотрудников пятнадцать дней рождений за месяц было, за тебя деньги вносили. Ну, и недостача небольшая вышла. Да ты не волнуйся, проще на вещи смотри, веселее. Знаешь такую песню?
    Она запела:
    — Что сапфиры и алмазы, жемчуга и бирюза — всё отдать не жалко сразу за любимые глаза…
    Петька схватил её за волосы и стал мордой об стол бить. Бухгалтерша заорала, прибежали охранники. Надавали Петьке по почкам и выкинули на улицу.
    «Другую работу найду, — думал Петька. — Ничего, ничего, мы ещё побарахтаемся».
    Вернулся домой, смотрит — в квартире какие-то люди. Радостные, пританцовывают.
    — Червону руту, — орут во все глотки, — нэ шукай вечорами…
    — Гражданин такой-то? — спросили Петьку.
    — Да, — ответил он.
    — Ваша жилплощадь экспроприируется, — сказали ему. — Вы десять лет за неё не платили.
    — Я на зоне сидел, — пытался объясниться Петька. — Только вышел недавно.
    — Да нам ведь похеру, — смеялись люди. — Закон есть закон. К тому же, что за вид у вашей квартиры — обгоревшая вся, засраная. Мы сюда хороших, весёлых людей поселим. Им квартира нужнее, чем тебе.
    Петька попытался сопротивляться, но его успокоили.
    — Ты найди коробку от телевизора, — посоветовали ему. — А ещё лучше от холодильника. И живи в ней. Сейчас полно людей в коробках живёт — знаешь, как им нравится! Песни поют каждый день, веселятся. Жизнь прекрасна, парень!
    И снова судебные приставы песню затянули:
    — Яблоки на снегу, — горланили они, — розовые на белом. Что же мне с ними делать, с яблоками на снегу…
    Стал Петька на улице жить. А тут и Новый год наступил. Смотрит он из своего картонного ящика: по улицам ходят пьяные Деды Морозы, ряженые всякие. На большом экране, что на проспекте висит, телепередачи показывают. А в них деятели культуры, политики — все, как клоуны одеты. Песни поют, шутки отпускают и смеются.
    — Боже мой! — понял вдруг Петька. — Все они — клоуны! Клоуны покорили страну!
    — Дорогие телезрители! — обращается ведущая с экрана. — Послушайте новогоднее приветствие Самого Главного Клоуна.
    Народ на улице визжит — ура Самому Главному Клоуну!
    Тот появился на экране, прокашлялся и запел:
    — Да я шут, я циркач, так что же…
    И увидел вдруг Петька галлюцинацию. В чёрном небе, над всей страной морда клоуна Клёпы. Клёпа смеётся, трясёт красным носом, щурит подведённые тушью глаза и говорит ему:
    — Ну чё, Петька, выкусил? А я же говорил тебе: будь весёлым, живи в своё удовольствие. Миром правят клоуны!
    — Нет! — заорал Петька. — Не бывать этому!
    Схватил он дрын и кинулся на прохожих.
    — Вот вам, мерзкие клоуны! — мочит он людей направо и налево. — Вот вам, изверги!
    Возмутились клоуны.
    — Что за херня такая? Что за отсталое существо бунт свой примитивный против жизненных радостей проявляет? Ну-ка, вломим ему, ребзя!
    И налетели они на Петьку, и начали пинать его ногами.
    — Вот тебе, сучий выблядок! — приговаривают. — Получи наш весёлый клоунский привет.
    И не выдержало Петькино сердце, остановилось.
    — Ура! — завизжали клоуны. — Сдох поганец!
    Обнялись они над его трупом, хохочущие, румяные. Заиграли музыкальный пердёж. Запели:
    — С чего начинается Родина? С картинки в твоём букваре…

    А Петьку не жалко. Сам виноват, мудак. Да ведь?

КАСТА ВЛЮБЛЁННЫХ

    — А давай ебаться! — предложила она.
    — Давай, — согласился я.
    И мы ебались, ебались…
    — Всё хуйня, кроме любви, — сказала она.
    — Точно! — подтвердил я.
    — Социальная стратификация, размежевание общества на сословия, проблемы перенаселения и улучшения человека с помощью генной инженерии — всё пиздотень невротебенная. Всё меркнет по сравнению с любовью и силой её!
    — И глобализация с её чудовищным контролем над личностью человека, и агрессивные проповеди ислама, направленные на установление контроля над миром, и рост самоубийств, и психическое состояние современного человека, погружающегося в пучину раздвоения между реальным и виртуальным — всё это блядство мандавошское, — горячо поддержал я её. — Лишь любовь правит Вселенной, лишь она.
    — Гандоны задроченные! — гневно кивала она головой. — Силитесь жалкими потугами опровергнуть величие любви, строите педерастическое опровержение сущности её! Пигмеи недоёбанные, вам ли сжимать кулачки на любовь, вам ли противиться власти её!
    — О, их много, — соглашался я, — тех вафлёрских уёбищ, кто пытается отыскать иные дороги и предложить их человечеству в качестве истинных. Политика, говорят они, экономическое развитие регионов, новая формация современного прогрессивного человека. Глубоко заблуждаются эти залупы перхотные в путях постижения человеком окружающей действительности. Ибо лишь кроткой, но горячей любовью можно постигнуть её.
    И мы ебались, ебались…
    — Вот природа, — говорила она. — Как просты и прекрасны образы её ненавязчивого проявления. И луч солнца, пробивающийся по утрам сквозь шторы, и колыхание листвы, беспокоимой игривым ветром, и пение птиц, всецело отдающих себя мелодии, и волны моря, омывающие земные тверди — разве оспорить всем чавкающим хуесосам проникновенность и неопровержимость этого естества?
    — Ебать мой хуй! — отвечал я. — Я запрокидываю голову и вижу небо. Бездонное глубокое небо. Я ступаю по траве босыми ногами, и она ласкает их. Мягкая, пушистая трава. Я вдыхаю в лёгкие воздух, и от свежести его кружится голова. Этот воздух пьянит. В нём всё — в нём сила, влечение, умиротворение. В нём свобода! И все эти ёбаные в рот полудурки, все эти чмыри опизденевшие — они отрицают эту значимость! Представляешь, они отрицают небо, они отрицают траву, они отрицают воздух!
    — Ёб твою в бога душу мать! — щурилась она и понимающе смотрела мне в глаза. — Уёбки анусообразные, им техника подменила дыхание леса, им производственные мощности дороже глотка парного молока, им ликвидность акций нефтегазовых компаний ценнее заката солнца!
    — Задроты пиздоёбинские! Да есть ли душа в них, зажигал ли в их зажравшихся тушах незримый Логос искру свою?
    — С хуёв ли?! Нет в них искры и не было. Киборги блядствующие, лишь шестерёнки и подшипники, ржавея, сотрясаются в их силиконоволокнистых коконах.
    — Придёт к ним, хуеглотам пиздосрачистым, на смертном одре понимание, придёт осознание, да только поздно будет! Хуй вам в рот и все государственные штандарты в жопу, а не будет вам прощения!
    И мы ебались, ебались…
    — Пиздоболы гнойные! — горячо дышала она мне в ухо.
    — Хуёныши змееподобные! — лихорадочно двигал я бёдрами.
    — Вши вагинальные! — отрывалась она губами от пениса.
    — Опарыши лобковые! — засовывал я пальцы во влагалище.
    — Мудоёбы обосраные! — лизала она мои яйца.
    — Говноеды блядовафельные! — прижимался я губами к клитору.
    — Ебанаки онанирующие! — помещала она член между грудей.
    — Гандурасы пиздохуевы! — хлестал я её по ягодицам.
    — Пиздобляди подзаборные! — теребила она пенис.
    — Мутни ебаначинские! — кончал я ей на лицо.
    — Они потеряны для будущего.
    — Они попросту сгнивают живьём.
    — Старые, смердящие, какая обуза они человечеству!
    — Лишь молодым, искренним по силам создать новое мироустройство.
    — Справедливое!
    — Чистое!
    — Волшебное!
    — Вечное!
    — Касту влюблённых.
    — Только любовью можно спастись.
    — Лишь ей.
    — Ей одной.
    И мы ебались, ебались…

СВЯТАЯ НЕНАВИСТЬ К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

    Я работал продавцом в салоне сотовой связи.
    Говоря «салон», я мысленно усмехаюсь. Это был не отапливаемый сарай, расположенный в центре городского рынка. Наскоро слепленная фанерная будка, обитая вагонкой. Рабочий день — 12 часов с пятнадцатиминутным перерывом на обед. Продавцам полагалось два выходных в неделю, но ввиду огромной текучести кадров, постоянных болезней сотрудников и прочего идиотизма два дня ни в неделю ни разу не выходило. Отдохнуть хотя бы день было большой удачей. Зарплата моя составляла две с половиной тысячи.
    Городской рынок, на территории которого располагался салон, был самой настоящей клоакой. Толпы разношерстного сброда — алкоголики, бомжи, бандиты, цыгане, таджики, азеры и прочие чурки — заполонили его словно при вавилонском столпотворении. За день их проходило тысячи. Орущие, визжащие, ржущие — они вваливались на пятачок перед витринами, на котором было не развернуться и троим, и начинали грузить меня своими тупыми и ничтожными запросами. Одному богу было известно, как я ненавидел покупателей. А с ними — и всё человечество.
    — Чё, C100 есть что ль?
    — Есть.
    — А X100?
    — Тоже есть.
    Для этой недоразвитой публики две эти модели корейской дребедени “Samsung” были самыми крутыми телефонами.
    — А какой лучше?
    Это вопрос просто бесил меня. «Да какая тебе разница, урод?» — думал я, глядя в заплывшее тупостью лицо. Я грустно опускал глаза в пол, стараясь сохранять спокойствие. Ответить «одинаковые» значило спровоцировать на новый вопрос «а почему цена разная?», назвать какую-нибудь из моделей — и получить новый вопрос «а чем?» Но разве можно объяснить таджику, который ищет в телефоне щель, чтобы активировать карту экспресс-оплаты, разницу в технических деталях?
    — Последнее время больше X100 берут, — отвечал я и это было самым веским аргументом для покупки. «Люди берут» — вот критерий, которому они поклоняются.
    — Серьёзно? — щурился мужичонка. — Не обманываешь?
    — Серьёзно, — серьёзно отвечал я.
    — Берём, — кивал ненавистный покупатель. — Заворачивай!
    В советские времена людские потоки контролировались очередями. Худо-бедно люди учились дисциплине и взаимному уважению. Но с наступлением эпохи капитализма очереди отменили, появились «салоны» с брошенными на растерзание алчной толпе продавцами-консультантами — и народ распоясался. Каждый требует к себе внимания и уважения. Вчетвером они подскакивают с разных сторон и в четыре рыла начинают грузить тебя своими ничтожными проблемами. Если ты не уделишь кому-то внимания — а кому-то обязательно не уделишь — Великая Мировая Скорбь опускается на их гнусные душонки, дикая обида за несчастное детство и просранную жизнь прорывается гнойным нарывом и люди приходят в бешенство.
    — Эй, продавец! Я вам говорю или столбу?
    — Молодой человек, ну вы не отвлекайтесь на других. Начали со мной, так закончите.
    — Братан, реально нам карточку купить, или до вечера ждать тут?!
    — Чувак, бля! Телефон покажешь, или нет?
    Я растягивал рот в вымученной улыбке.
    — Одну минуту.
    — Подождите пожалуйста.
    — Всех обслужу, не волнуйтесь.
    — Сейчас, сейчас! Уже иду.
    Народ омерзителен в своей невежественности. Ни один человек, покупая телефон, не читал инструкцию, несмотря на то, что все они шли на русском.
    — Объясни-ка, как тут заставку сменить?
    — В инструкции написано.
    — Да покажи ты, жалко что ли!
    — У меня времени нет. Народа много.
    — Да ёб твою, покажи!
    Угрозы — неотъемлемая часть процесса торговли. Они все угрожали мне, эти человеческие мрази. Они понимают визит в магазин как ролевую игру, в которой продавец — отребье, которое должно лизать их обувь.
    Ни один не знал условий тарифов при подключении. И наотрез отказывался читать их на стенде. Каждому нужно было объяснить всё устно. Причём не просто объяснить, а разжевать.
    Но особенно поражало меня неумение (а точнее нежелание) человеческого сброда активировать экспресс-карты.
    — Введите нам пожалуйста, — протягивали они карточку и им было похуй, что в магазине ещё куча народа, которому нужно что-то объяснять, что народ этот уже бесится от тесноты и злобы на весь мир (которую он, разумеется, выплеснет лишь на продавца), главное для них — урвать свой момент, получить свой кусочек идиотского счастья — и быстренько съебаться.
    — На карточке написано, как вводить.
    — Мы не умеем, — омерзительно улыбалась какая-нибудь безобразная баба, — помогите уж нам.
    — Там нечего уметь. Всё проще простого.
    — Ну молодой человек! — вот уже и визгливые нотки, вот уже и годами заученная неврастения. — Вы должны же помогать.
    — Нет, не должен, — бормотал я едва слышно и начинал вводить карточку.
    «Я ничего вам не должен, уроды! Отъебитесь от меня, я не хочу вас видеть, я не хочу вас слышать, я не хочу быть рядом с вами!»

    Хозяином магазина был добродушный толстяк по имени Герман Станиславович. Лёгкий человек. Редкостное чмо. Такой тип людей убеждён в своей безусловной значимости. Они считают, что решают глобальные проблемы. Он приезжал в магазин два раза в неделю, хлестал у себя в кабинете пиво с такими же козлами, как он, которые подгоняли ему гнилой товарец, потом сматывался в кабак — и это называлось у него «работой». На все вопросы он смотрел с устрашающим оптимизмом. Потому что знал наверняка: все вопросы и проблемы будет решать не он, а такие добровольные рабы-долбоёбы, как я. Пару раз я пытался заговорить с ним о графике, о справедливом распределении зарплаты, упоминал о трудовом кодексе, но скользкий, как кусок говна, оптимист Герман умудрялся находить такие изворотливые манёвры от всех этих разговоров, что я лишь удивлённо раскрывал рот. Против этого гибкого центнера я был бессилен.
    Не было дня, чтобы я не хотел уволиться.
    «Но ведь уволиться — значит проявить слабость, — говорил я себе. Значит стать сродни всем этим беспомощным людям, которые Слабость сделали своей религией. А я не слаб, я силён. Я не они, я стойкий».
    И я продолжал работать. Я держался дольше всех продавцов, когда-либо работавших в этом отстойнике — полтора года. Не один не выдерживал там больше трёх месяцев, а я терпел восемнадцать. Как последний идиот.
    Но однажды я сорвался.
    — Билайн на 5 единиц, — протягивал мне какой-то мужлан деньги.
    Из продавцов в магазине присутствовал только я. Стояла очередная пора увольнений и больничных — единственным придурком, который не сделал ни того, ни другого, был, разумеется я. Вяло отбиваясь от наседающих человеческих волн, я пребывал в глубоко безразличном состоянии и даже не особо реагировал на выпады недовольства в свою сторону. И тут вдруг этот барбос.
    Есть люди, которые не нравятся с первого взгляда. Не нравятся сильно и невыносимо. Этот не понравился мне настолько сильно, что меня затошнило. Мерзкая уёбищная физиономия, которая каждым своим движением просила кирпича или лома. Презрение и ненависть — вот что демонстрировало мне это быдло. Я почувствовал необыкновенный всплеск ярости.
    — В кассу, — ответил я.
    — А ты чё, не даёшь что ли? — пробуравил он меня своими маленькими глазками, пытаясь интонацией поместить в разряд касты отверженных.
    — Карточки в кассе, — я ещё старался сдерживаться.
    — Пиздец, бля! — выдавил он и, развернувшись, вразвалку, с лоховским понтом, направился к кассе.
    «При чём тут пиздец? — смотрел я в его спину. — Порядок такой: карточки в кассе».
    Однако я прекрасно понимал, что дело было не в его недовольстве условиями продажи, а в его личном презрении ко мне. Он почувствовал во мне глубинное непокорство, и оно его оскорбило. Будучи сам падалью, о которую вытирали ноги более крутые, чем он, он возымел вдруг желание сделать и из меня такую же падаль.
    Я уже знал, что купив карточку, он не уйдёт.
    — Загони-ка мне её, — вернулся он ко мне.
    Я оформлял договор, попутно объясняя функции какого-то телефона.
    — Там всё написано, — ответил я.
    — Загони, бля, говорю тебе! — голос его был уже близок к крику. — Торгаш ёбаный!
    Больше сдерживаться я не мог.
    — Ты охуел что ли, мразь?! — посмотрел я в его глаза. — Гнусное человеческое отродье, рождённое проституткой и алкоголиком! Пошёл нахуй отсюда, тварь. Ненавижу тебя!
    И он вдруг дрогнул — я явственно почувствовал это: он дрогнул. Он ожидал увидеть в моём лице очередную человеческую вошь, лишённую всяких представлений о достоинстве, а я вдруг выступил против него так яростно и отчаянно, что он растерялся. Пару секунд длилась в нём внутренняя борьба, но ярость, пылавшая в тот момент во мне, была такой огромной, что он не рискнул с ней бороться. Униженный, размазанный как плевок, он развернулся и вышел из магазина вон.
    А я торжествовал! Люди испуганно смотрели на меня, но теперь я не прятал от них глаз. Я испепелял их своей ненавистью, которую скрывал в себе так долго.
    — Что уставилась, пизда с ушами?! — заорал я на какую-то девку. — Что тебе от меня надо?! Гнойная ебливая сучка! Что, с нетерпением ждёшь ночи, чтобы тебя пустили по кругу четверо прыщавых подростков? Это и есть твоё представление о счастье?
    — А тебе что от меня надо, мужик?! — накинулся я на усатого мужичка. — Почему в твоём взгляде столько скорби? Ты обо мне скорбишь? А почему ты не скорбишь о себе, человеческая гниль?!
    — Почему ты так испугана, женщина? — подскочил я к непрерывно моргающей тётеньке. — Ради чего ты живёшь на этом свете, бесполезный кусок человеческого мяса?! Ты нашла в жизни любовь, встретила понимание? Ответь мне, ты встретила понимание?
    Побелевшая тётенька что-то мычала.
    — Не знаешь ты ни о каком понимании! Тебя все ненавидят, а в ответ и ты ненавидишь всех, потому что только взаимной ненавистью вы и можете питаться, мерзкие порождения природы!
    Толпа смотрела на меня как на сумасшедшего. Они меня боялись.
    — Но вы даже не представляете, — выжигал я их взглядом, — как я ненавижу вас! О, как же я вас ненавижу!!! Я готов уничтожать вас ежедневно, ежесекундно, чтобы вывести эту мерзкую человеческую породу с лица земли! Вы недостойны жизни, твари!!! Вы недостойны намёка на жизнь, потому что вы — ошибка!
    Толпа быстро рассосалась. Люди уходили из магазина молча и старались не смотреть на меня. Вскоре я остался в помещении совершенно один.
    Торжество в моей душе длилось ещё пару минут. А потом вдруг накатило раскаяние. Мне стало неимоверно стыдно за свой срыв, стыдно и безумно горько.
    «Дурак! — шептал я себе, — какой же ты дурак! Разве можно так обнажаться перед этим сбродом?! Разве можно вообще обнажаться перед кем бы то ни было?! Ведь это закон, непреложный закон — никому и никогда не показывать свой внутренний мир. Только так можно выжить».
    В салон стали заходить новые люди. Они задавали мне какие-то вопросы, машинально я отвечал на них. Рассказывал о тарифах, объяснял про телефоны — через несколько минут всё происходившее уже казалось мне моей фантазией.
    Но фантазией оно не было.
    После работы меня подловили и грохнули. Четверо мужиков лет по сорок с «гандончиками» на головах и повадками пятнадцатилетних гопников тормознули меня на выходе из рынка и без долгих предисловий стали топтать. Одним из них было тот самый мужик, с которым я сцепился в магазине.
    — Ты знаешь, кто я такой?! — орал он, опуская на мою голову свои тяжёлые ботинки. — Знаешь?
    «Да кем ты можешь быть, уёбище? — шевелились в моей голове мысли. — Одной из бесчисленных человеческих тварей, которых миллиарды! Всё равно я ненавижу тебя».
    Любой из этих мужиков грохнул бы меня, дохлого и больного, в одиночку. Но они пришли стаей. Это правило: альбиноса должна загрызать стая. Чтоб другим неповадно было. Это ёбаная матрица социума: она мгновенно вычисляет, какой из элементов в её системе стал давать сбои и тут же высылает к нему бригаду возмездия.
    — Спасибо, — теряя сознание, бормотал я окровавленными губами, — большое спасибо! Искренне благодарен вам. Вы научили дурака.

    Две недели после этого я лежал в больнице. Урон здоровью был нанесён серьёзный: проломленный череп, отбитые почки, выбитые зубы. На работу в магазин я разумеется не вышел. И был безмерно рад этому.
    Сейчас работаю сторожем. Слушаю по ночам радио, дрочу и читаю книги.
    Совершенно один. Счастлив.

ЛОМАТЬ ЛЮДЕЙ

    «Люди сволочи, — думал Володя. — Люди слабые гнусные сволочи».

    — Новенький? — встретил его невысокий усатый мужичок.
    — Да, — кивнул он.
    — Подсобником?
    — Ага.
    — Я — Семагин, бригадир, — сказал мужичок. — Во всём меня слушаться, ясно?
    — Ясно, — ответил Володя.
    Интонация голоса бригадира не предвещала ничего хорошего.
    — Здесь правило простое: или ты работаешь или идёшь на хуй. Пока понятно?
    — Понятно.
    — Переодевайся, и дуй вон к тому парняге. Будешь кирпичи подтаскивать.
    Так Володя познакомился с бригадиром.
    — Бугор у нас зверь, — говорил каменщик Паша.
    — Садист, — добавлял плотник Валера.
    — Изверг, — шептал сварной Лёша.
    — Людей ломать любит, — подводил черту бабай Зарипов, который работал штукатуром. — Скольких уже поломал!

    «Спокойствие внутри, — рассуждал Володя. — Оно со мной. В спокойствии сила. В спокойствии размеренность».

    — Эй, урод! Я тебе где сказал быть!?
    Сжав кулаки, Семагин шёл прямо на него. Володя отступил назад.
    — Меня за водой послали, — ответил он.
    — Какой водой! Я тебе говорил с места не сходить?
    — Да.
    — Какого хера ты ушёл?! Я тебя где искать буду?!
    Володя смотрел себе под ноги. Молчал.
    — Кто тебя послал?
    — Валера.
    — Валера здесь кто?
    — Он плотник.
    — Вот и посылай плотника на хуй! Если тебе бригадир сказал на месте стоять, значит на месте стой.
    Володя кивал головой.
    — Ты понял меня? — смотрел бугор на Володю. — Или ты тупой? Не понимаешь.
    — Я понял.
    Семагин отошёл.
    — Зверь! — качал головой каменщик Паша.
    — Садист! — бормотал плотник Валера.
    — Изверг! — хлопал глазами сварной Лёша.
    — Эх, до чего же людей ломать любит! — возмущался бабай Зарипов.

    «Я способен терпеть, — вертелось в голове Володи. — Мне по силам. Я спокоен, я твёрд. Я преодолеваю разломы. Я карабкаюсь».

    — Чё, Володь, третий разряд дали?
    — Угу.
    — А чё невесёлый?
    — Третий разряд — ученический.
    — Ну всё же не подсобник уже. Каменщик.
    — Всё равно на кладку не пускают.
    Рабочий день подходил к концу.
    — Бугор, пойдём мы? — спросил каменщик Паша.
    — Время уже, — добавил плотник Валера.
    — Пора, — буркнул сварной Лёша.
    — А, бугор? — скосил на бригадира глаза бабай Зарипов.
    Семагин окинул всех быстрым взглядом.
    — Никто не уходит, — сказал он. — Займёмся уборкой территории.
    — Уборкой!.. — выдохнули все. — Да ведь нечем убирать. Ни мётел нет, ничего.
    — Мётла наломаете. Руки в ноги и шагом марш.
    Убирались до двенадцати часов.
    — Бугор, всё кажись, — говорил каменщик Паша.
    — Ага, чисто, — бурчал плотник Валера.
    — Словно и мухи не срали, — кивал сварной Лёша.
    — Отбой, бугор? — смотрел на бригадира бабай Зарипов.
    Семагин обошёл территорию.
    — Грязно. По новой пройдитесь.
    Все схватились за сердце.
    — Мы завтра никакие будем!
    — Меня не ебёт, — отвечал Семагин. — Чистота залог здоровья.
    — Да и мётла стёрлись.
    — Новые ломайте.
    Мели до трёх часов ночи.
    — Зверь! — махал метлой каменщик Паша.
    — Садист! — сплёвывал на землю плотник Валера.
    — Изверг! — шипел сварной Лёша.
    — Сломать нас хочет! — бормотал бабай Зарипов.
    В пять утра Семагин их отпустил. К восьми вернулись на работу.
    Каменщик Паша уволился.
    — Всё, хватит с меня, — сказал он. — Не могу больше с этим гадом работать.

    «Абсолютных людей не бывает, — размышлял Володя. — Человек слаб и ничтожен. Он такой же. Он проявит свою слабость».

    — Ровнее, ровнее, — поправляли опытные каменщики Володю. — Хоть и четвёртый у тебя разряд, а всё равно вкривь норовишь пустить.
    — Ладно, — кивал он.
    — Получается? — подмигивал плотник Валера.
    — Вроде.
    — Вовка молодец! — хлопал его по плечу сварной Лёша.
    — Да какой уж молодец.
    — Растёт, малай, растёт, — смеялся бабай Зарипов. — Не по дням, а по часам растёт. Глядишь, большим начальником станет!
    Семагин выходил из бытовки.
    — По моему представлению, — объявил он, — директор урезал нашей бригаде премию на пятьдесят процентов.
    — Почему? — закричали ему.
    — На каком основании?
    — С какого хуя?
    Семагин подскочил к Валере.
    — Ты тут хуями кроешь?
    — Я, — расхрабрился тот. — Не имеешь право премию удерживать!
    — А на-ка! — бригадир врезал Валере в челюсть.
    Тот повалился на землю.
    — С тебя сто удерживаю.
    Семагин обвёл глазами бригаду.
    — План не выполняем. В сроки не укладываемся. Кто не доволен — идёт на хуй. К бомжам и нищим. Остальные затыкают пасть и работают.
    Громко хлопнув дверью, он скрылся в бытовке.
    — Садист! — держался за разбитый рот плотник Валера.
    — Изверг! — шептал сварной Лёша.
    — Ай, как людей ломает! — чесал лысину бабай Зарипов.
    В тот же день Валера написал объявление об увольнении.
    — Я ему не пацан, — сказал он. — Хватит с меня. Пусть над другими издевается.

    «Струнка, — представлял Володя. — Маленькая тонкая струнка. Она натянута. Она дрожит. Она порвётся. Он не сверхчеловек».

    — С пятым разрядом тебя! — поздравляли мужики из бригады. — Головокружительная карьера.
    — Скажите тоже! — отшучивался Володя. — Карьера у интеллигентов. А у нас, простолюдинов — выживание.
    — Не, ты быстро движешься, — говорил сварной Лёша.
    — Начальником, начальником станет! — смеялся бабай Зарипов.
    Семагин осматривал кладку. Как всегда был недоволен.
    — Опять, блядь, уклон какой-то! — бормотал он.
    — Да нет уклона, бугор, — оправдывались каменщики. — Тебе кажется.
    — Ни хера мне не кажется. Это вы зенки залили и всё вам хорошо.
    Лёшу, Зарипова и Володю он подозвал к себе.
    — Для вас, мужики, отдельное задание, — сказал многозначительно. — Я в деревне дом строю. Отправляю вас туда на две недели.
    — Эх ты! — выдохнул сварной Лёша.
    — Спать там есть где. Питание обеспечу. Зарплата будет идти.
    — Спасибо, бугор, обрадовал! — возмущался Лёша.
    — Чё, не доволен чем-то?
    — А с чего мне довольным быть? Я десять дней как женился. Медовый месяц. А ты меня в деревню.
    Семагин сверлил его маленькими чёрными глазками.
    — Это не обсуждается, — отрезал он. — Или ты работаешь, или…
    — Понятно, понятно. Всё, хватит с меня, пишу заявление.
    — Как знаешь, — бросил Семагин, уходя.
    На корточках Лёша писал заявление.
    — Изверг! — сокрушался он.
    — Людей ломать, — качал головой бабай Зарипов, — людей ломать любит.
    Дом бригадиру они строили почти месяц.

    «Это всего лишь поток, — рисовалось в воображении Володи, — поток эмоций. Он несётся, он стремителен, но необходимо удерживать его в русле. Не позволять волнам подниматься и захлёстывать. Люди не совершенны. Он проиграет».

    — Поздравляю, — жал ему руку Семагин. — Шестой разряд — это не шутка.
    — Спасибо, — ответил Володя.
    — Конечно, текучесть у нас большая, — говорил бригадир. — Во многом с этим связано то, что ты так быстро поднялся. С шестым разрядом в СМУ люди по любому быть должны. Но ты терпеливый.
    — Стараюсь.
    — Слышал, ты в институт поступил?
    — Да.
    — Молодец, учись. С образованием не пропадёшь.
    Рабочий день закончился.
    — Домой сейчас? — спросил Семагин.
    — Домой.
    — Пойдём вместе.
    До автобусной остановки они шли вдвоём. Володя чувствовал себя крайне скованно.
    — Ухожу я, Вовка! — сказал Семагин. — Неделя ещё, и всё.
    — Уходите?! — удивился Володя. — Вот это да!
    — Хватит с меня. Заебался такой жизнью жить. Каждый день как последний. Отдохнуть хочу. Дом в деревне построил, там буду доживать. Магазин открою. Продуктовый.
    — Неожиданная новость.
    — Тебя буду рекомендовать в бригадиры. Ты самый путный из всех.

    «Спокойствие, — торжествовал Володя. — Размеренность, терпение. Они не могут не принести результаты».

    — Где Зарипов? — вышел Володя из бытовки.
    — Не знаем, бугор, — воротили рабочие лица.
    — Я вас спрашиваю! — заорал он. — Где Зарипов?!
    — За вагончиком, — сознались они. — В траве лежит.
    — Пьяный?
    — Видимо.
    Бабай Зарипов в невменяемом состоянии валялся в тени. Володя потормошил его ногой. Тот лишь мычал в ответ.
    — Всё, — выдохнул он. — Увольнять будем.
    Весь следующий день бабай бегал за ним.
    — Володь, — заискивающе улыбался он, — мы с тобой сколько уж работаем!
    — Меня не колышет, — отмахивался от него Володя.
    — У меня жена инвалид.
    — Тема закрыта.
    — Дочь от мужа ушла, ребёнок у неё. У нас живут.
    — Вопрос решён, — оттолкнул его Володя. — На хуй иди со своими проблемами!
    Зарипов стоял посреди пустыря и горько плакал, вытирая засаленной кепкой глаза.

    «Чёрт возьми! — думал Володя. — Ломать людей — это так приятно!»

МЯСО

    Командировка длилась всего сутки. Я приехал в город рано утром, бросил вещи в гостинице и отправился на завод. Время пролетело незаметно — пробегав весь день по кабинетам и цехам, я перевёл дух лишь поздно вечером. Задание по закупкам было выполнено, договор подписан. Я вернулся в гостиницу в двенадцатом часу и у парадного входа снял проститутку.
    Она была любительницей — я понял это сразу. Маленькая, хрупкая девушка с распущенными льняными волосами, которая нервно переминалась с ноги на ногу и вертела в руках дешёвый сотовый телефон, делая вид, что ждёт кого-то. Видимо, она появилась здесь всего во второй-третий раз. Возможно, и в первый.
    — Сколько? — спросил я, подойдя вплотную и заглядывая в её испуганные голубые глаза.
    Она смутилась. Отвернулась, опустила голову, словно пытаясь оставить за собой последний шанс быть правильной. Шанс, что её приняли за кого-то другого.
    Шансов не было. Вскинув глаза, она шёпотом пробормотала:
    — Штука.
    Я усмехнулся.
    — Оборзела что ли? Пятьсот с тебя хватит.
    Очередная волна смущения поглотила её. Она сделала шаг назад, стушевалась, сжалась как-то по-детски и вероятно хотела убежать. Убежать от меня, от этой гостиницы, которая привлекла её, потерянную и несчастную, своими тусклыми огнями, от самой себя. Борьба в ней длилась пару секунд.
    — Хорошо, пятьсот — тихо произнесла она.
    И тут же поспешно добавила:
    — За час.
    «Моя», — удовлетворённо отметил я про себя.
    — Посмотрим, — кивнул я, — час или сколько там. Иди за мной.
    Я зашагал к дверям. Девушка послушно засеменила следом.
    В лифте я ощупал её. За нами стояли двое мужчин в костюмах, негромко разговаривали. Я потрогал девушку за задницу. Она метнула в меня испуганный взгляд, передёрнулась, а потом, уставившись прямо перед собой на двери лифта, сделала вид, что ничего не происходит. Мужчины замолчали.
    Я трогал её через кожаную юбку за ягодицы. Задница была худой и костлявой. Задрав её дешёвую поношенную юбку, я просунул ладонь между ложбинок и пошарил пальцами в промежности. «Мокренькая», — улыбнулся я своим мыслям. Мужчины стояли и смотрели на то, что я делаю.
    На седьмом мы вышли.
    — Проходи, — открыл я дверь номера.
    Девушка прошмыгнула внутрь и в нерешительности остановилась в коридоре.
    — Снимай обувь и на кровать, — подтолкнул я её в спину.
    Она скинула туфли, прошла в комнату, поставила на пол свою сумочку и застенчиво уселась на краешек заправленной кровати.
    — Раздеваться? — спросила она, испуганно хлопая ресницами.
    — Не надо, — ответил я. — Я не буду тебя ебать, мне это противно.
    Она недоумённо смотрела на меня.
    — Мы просто потрогаем друг друга.
    Я подошёл к ней, расстегнул ширинку и достал пенис.
    — Гладь его.
    Она обхватила член ладошкой и принялась неловко мастурбировать.
    — Просто гладь! — крикнул я. — Ты не понимаешь по-русски, тупая сука!
    — Я понимаю, — дрожащим голосом ответила она. — Просто гладить.
    Она стала отчаянно гладить мой член. Я не рассчитывал на эрекцию, но на этот раз она произошла удивительно быстро.
    — И яйца, — сказал я.
    — Гладить? — вскинула она глаза.
    — Да.
    Ладошка её нервно заскользила по моей мошонке. Я закрыл глаза и стал считать. Мысли путались, ясность отсутствовала, тысяча далась чрезвычайно тяжело.
    — Чёрт! — бормотнул я. — Я весь вымотан. Даже стоять трудно.
    — Может, ляжете? — спросила девушка.
    — Да, пожалуй.
    Я лёг на спину. Полы пиджака разметались по кровати, галстук съехал набок.
    — Мне гладить? — спросила она.
    Перед глазами плясали пятна. Я размазывал фон в однородную серую массу. Капли. Ромбы. Всегда в движении, всегда подвижны. Полностью не искоренить.
    — Может в рот? — доносился до меня её голос.
    Она нагнулась и поместила мой набухший член в свой маленький, некрасивый и кривой ротик. Я вскочил и с размаха врезал ей в лицо. Девушка отлетела в сторону и ударилась о тумбочку.
    — Блядь! — закричал я. — Курва! Вонючий кусок мяса! Кто породил вас на свет, похотливых и мерзких сучек!?
    — Я не знала! — закрывая лицо руками, плакала девушка. — Я не знала, как надо.
    — Может быть, Бог! — возвышался я над ней. — Скажи, Бог породил вас? Скажи, я хочу знать!
    — Бог! — кивала она. — Бог породил!
    Кулаки были занесены для повторных ударов. Девушка отпрянула и попыталась забиться под кровать.
    «Что я делаю?», — мелькнуло в голове. — «Как в прошлый раз не надо».
    Я выпрямился, отошёл от кровати и в задумчивости стал ходить по комнате.
    — Бог ни в чём не виноват, — говорил я. — Как может быть в чём-то виноват какой-то Бог? Да и нет вовсе никакого Бога!
    Я рассмеялся.
    — Точно, точно! Всё очень просто, к чему сомнения и терзания. Никакого Бога нет! Всё только мясо. Душное, тлеющее мясо.
    Я помог девушке подняться и положил её на кровать. Лицо её было заплакано, струйка крови бежала по нему. Я сходил в ванную, намочил полотенце и стал вытирать им её лицо.
    — Ну всё, всё, — говорил я и гладил её по волосам. — Всё прошло. Закончено и забыто. Сейчас займёмся сексом. Ты же хотела секса. Хотела, а? Чего молчишь?
    — Хотела, — поспешно кивнула девушка.
    — Вот. Хорошо. Ложись на живот.
    Она легла на живот. Я стянул до колен кожаную юбочку, а за ним и показавшиеся мне ужасно дешёвыми и пошлыми розовые трусики. Маленькая неразвитая попка предстала моему взору. Я раздвинул ягодицы и провёл пальцем по анальному отверстию.
    — Мясо, — засмеялся я.
    — Сюда мы не договаривались, — повернув голову, заверещала девушка.
    — Ты не хочешь сюда?
    — Сюда дороже.
    — Сколько?
    — Тысяча. Только за сюда.
    — Для чего тебе тысяча, сучка? Что ты будешь с ней делать?
    — Мне нужно.
    — Нужно ей…
    Я послюнявил указательный палец и ввёл его в анальное отверстие.
    — А! — коротко вскрикнула девушка.
    Меня этот крик развеселил ещё больше. Я засмеялся в голос. Водил пальцем и смеялся.
    — Я Анвару скажу, — бормотала девушка. — Он приедет и разберётся.
    Я хохотал.
    — Так нельзя, — пищала она. — Должны быть пределы какие-то.
    Я хохотал.
    — Я на работе. Я тружусь, как все. А Анвар злой. Ему убить — раз плюнуть.
    Я хохотал.
    Выдернув палец из анального отверстия, я поднёс его к её лицу.
    — Облизывай!
    — Я…
    Я замахнулся. Девушка зажмурилась, а потом поспешно обхватила губами мой указательный палец.
    — Трепетней! — говорил я. — Жарче!
    Потом она лизала и другие мои пальцы. Я позволил ей сделать это и с пальцами ног.
    — А ты хорошая, — говорил я ей. — Удивительно хорошая. Я не рассчитывал найти в этой дыре такой прелестный образец. Может быть, прогуляемся по городу? Посидим в кафе. Ночь вроде бы тёплая.
    — Почему бы нет, — устало пожала плечами девушка.
    Мы стали одеваться.
    В кафе под открытым небом, где звучала какая-то противная музыка, мы сели за свободный столик. Я взял бутылку вина и две порции шашлыков. Несколько пьяненьких пар кружилось между столами. Неожиданно для себя я потащил девушку танцевать.
    — Хорошо здесь, да? — спросил я её.
    — Да, неплохо, — отозвалась она.
    — Я не большой поклонник таких заведений, но иногда, после тяжёлого дня необходимо расслабиться. Здесь есть своё очарование.
    — Я люблю бывать в кафе.
    Я внимательно разглядывал её лицо.
    — У тебя синяк останется, — сказал ей.
    — А, ладно! — мазнула она рукой.
    Мы кружились на освещённом пятачке, я прижимал девушку к груди, мне было хорошо.
    — Знаешь, — шептал я ей на ухо, — как тяжело переживать разочарования и неудачи. Ты словно умираешь. Словно весь мир рушится в одночасье, а на его месте выстраивается какой-то другой — непонятный и враждебный.
    — Что они хотели мне доказать? — продолжал я говорить. — Все эти гнойные сучки, которые не знают, как правильно прожить жизнь, но зато изощрённо умеют унижать. Нет, они не плюют тебе в лицо, не кричат тебе злобных фраз, они просто тихо ненавидят тебя. Ненавидят и заставляют свою ненависть материализоваться в несчастья. Я никогда не понимал, как им это удаётся.
    — Девочек портят с рождения, — говорил я. — Им внушают их исключительную роль, какое-то немыслимое главенство. Вы — загадка природы, говорят им мерзкие церемониймейстеры жизни, вы — сосуд красоты. Вы — избранные существа, вас должны носить на руках и облизывать. Разве это так? Разве есть в тебе какая-то запредельная тайна? Неизведанные глубины? Разумеется, нет. Ты проста и убога. Ты ничтожна.
    — Я ничтожна, — словно эхо повторяла она.
    Мы кружились в танцах, ели шашлык, пили вино. Мне было очень хорошо с ней. Я давно не встречал никого, с кем мне было бы так хорошо.
    Потом, когда над городом уже забрезжил рассвет, мы шли под ручку по аллее и допивали очередную бутылку вина.
    — Остановись, — попросил я её. — Я хочу кое-что показать тебе.
    Она остановилась.
    — Положи руку на асфальт.
    Глаза её спрашивали «зачем», но вслух она не решилась задать этот вопрос. Присев, она прислонила ладонь к асфальту.
    Я наступил на неё ботинком.
    — Прочувствуй всё до мельчайших деталей, — сказал я ей.
    И надавил ногой на ладонь.
    — А-а-а! — застонала девушка.
    — Прочувствуй, прочувствуй! Это очень важно.
    — Мне больно! — крикнула девушка.
    — Хорошо! — улыбался я. — Просто здорово! А так?
    Я подпрыгнул и опустился каблуком на ладонь.
    — Больно!!! — завопила девушка.
    Я отступил на шаг, помог ей приподняться и стал дуть на руку.
    — Ты должна понять, — говорил я, пристально глядя на неё, — ты просто обязана понять, что мне было в десятки, в сотни раз больнее. Понимаешь, в сотни!
    — Понимаю, — кивала она.
    — Ты молодец, — гладил я её руку. — Ты просто ангел. Тихий, кроткий ангел, спустившийся с небес на землю. Почему я не встретил тебя раньше?
    Мы вернулись в гостиницу. Девушка изъявила желание попрощаться, но я попросил её проводить меня до поезда.
    — Сделай мне приятное, — заглянул я в её голубые глаза. — Мне с тобой так хорошо.
    Я взял такси, мы доехали до железнодорожного вокзала. Поезд отходил рано утром. Мы стояли на перроне и прощались.
    — Мясо, — говорил я. — Вся причина в нём. Все истоки от него. Ты согласна?
    — Я согласна, — отвечала она.
    — Очень тяжело не поддаваться его власти, но иногда удаётся. Ведь удаётся же, правда?
    — Конечно! — бодро ответила она и улыбнулась.
    — Ты такая красивая! — воскликнул я. — Наконец-то твоё лицо озарила улыбка. Она сделала тебя просто прекрасной.
    — Спасибо, — опустила она глаза.
    Люди рассаживались по вагонам. Поезд должен был тронуться с минуты на минуту.
    — Ты будешь ждать меня? — спросил я её.
    — Обязательно, — смотрела она мне в глаза. — Я буду ждать вас всю свою жизнь.
    Проводники поторапливали пассажиров.
    — Всё, пора, — я обнял её, прижал к груди и поцеловал. — Денег тебе не даю, потому что всё это было гораздо глубже и серьёзней. Да?
    — Да, — улыбалась она, — да.
    — Согласись, это было что-то, близкое к нежности. Что-то, похожее на любовь?
    — Это было великолепно, — шепнули её губы.
    Я заскочил в вагон, поезд издал протяжный прощальный гудок и тронулся с места.

ИДИ НА «АСТРУ»

    Вообще-то её звали Леной. Нийя — это…

    Нийя — это лысая девушка из кинофильма в двух сериях «Через тернии к звёздам» по сценарию Кира Булычёва. Нийю создали на отдалённой умирающей планете из человеческой биомассы. Биомасса варилась в котлах, пузырилась, вздымалась буграми, и пыталась вырваться наружу, вскидываясь над котлами частями человеческих тел. Вот из такого варева возникла Нийя.
    Планета умирала, безумный учёный штамповал лысых девушек — средоточение мудрости и естества, а мерзкий карлик по имени Туранчокс — повелитель планеты монотонно бубнил в громковоритель:
    — Иди на «Астру»! Нийя, иди на «Астру»!
    И загипнотизированная Нийя шла на «Астру».
    «Астра» — корабль добрых землян, которые прилетели спасать умирающую планету. Злой карлик посылал туда Нийю, чтобы уничтожить наших собратьев.
    Но добро побеждало.

    После просмотра фильма классный руководитель Зоя Михайловна устроила с нами его обсуждение. Мы учились тогда классе в пятом. Она водила нас в кино каждую неделю, и классный час посвящала разбору фильмов. Она была советской интеллигенткой-киноманкой.
    — Нийя — хорошая, — сказал Миша Добродеев. — Она за наших.
    — Фильм мне очень понравился, — заверил ребят Саша Агареев. — Я люблю про космические корабли!
    — Из бластеров стреляли, — вспоминал содержание Вадим Варламов, — карлик бегал. Ещё раз посмотреть хочется!
    — Я ничего не поняла, — честно призналась Таня Федосеева. — Да и страшно очень.
    — А я по Булычёву ещё мультипликационный фильм видел, — хвастался я своей эрудицией, — «Тайна третьей планеты». Там тоже нехило.
    — И я смотрел! И я смотрела! — кричали мои одноклассники.
    Зоя Михайловна радовалась, что доставила нам удовольствие. Она была хорошей женщиной и вроде бы даже любила детей. По крайней мере, сейчас мне вспоминается о ней исключительно приятное. То есть почти ничего.
    — Ну, а что сама Нийя думает? — лукаво улыбнулась Зоя Михайловна, глядя на новенькую девочку, которую посадили за парту со мной.
    Класс взорвался хохотом. Лена пришла к нам всего неделю назад, пришла практически лысой. По причине какой-то странной болезни её постригли наголо, и лишь робкий ёжик слегка отросших волос украшал в тот момент её черепушку. Впрочем, сама Лена не стеснялась своей лысины и не носила никаких головных уборов. Все эти дни мы смотрели на неё настороженно, в ней было что-то не то, что-то не наше, что-то не детское, чуждое. Она держалась очень по взрослому, и разговаривала очень умно, и глаза у неё были очень внимательные и пронзительные — под их взглядом становилось неуютно. Мы были дружным классом, но с Леной за эту неделю никому, кроме, пожалуй, меня сдружиться не удалось. Она отпугивала не только своей лысиной.
    Класс смеялся, и Зоя Михайловна поняла, что допустила педагогическую ошибку. Разозлившись на себя за то, что обидела в присутствии одноклассников девочку, она замахала на нас руками и закричала:
    — Ну-ка тихо все, тихо! Пошутить уж нельзя.
    Ничуть не смутившись учительской шутки, Лена-Нийя поднялась с места и начала говорить о фильме.
    — Нийя чрезвычайно трагический персонаж, — зазвучал её надтреснутый и какой-то звенящий голос. — Представьте, что вам однажды скажут, что вы не человек, что у вас нет папы и мамы, что вас вылепили из биомассы, что вы всего лишь функция для осуществления чьих-то планов.
    — Я теряюсь, ставя себя на её место, — говорила лысая девочка Лена. — Я в полной растерянности. Я одна в целой Вселенной, я оказываюсь в чужом и неизвестном мне мире, я не помню своего прошлого.
    — И лишь какой-то пугающий голос, — вздохнула она, преодолев этим вздохом мгновение трагичного молчания, — бубнит в твоей голове одну и ту же фразу: «Иди на «Астру»! «Иди на «Астру»! «Иди на «Астру»!..
    — Иди на «Астру», Нийя! — крикнул Миша Добродеев.
    Класс снова взорвался смехом.

    С этого дня все стали называть Лену Нийей.

    Лишь я продолжал звать её Леной.
    — Игорь, — тихо зовёт меня Лена на уроке истории, — ты слушаешь AC/DC?
    — Конечно! — киваю я в ответ.
    — А Judas Priest?
    — Моя любимая группа, — скалю я зубы.
    — Приходи ко мне домой, — щурит глаза Лена, — послушаем.
    — А где ты живёшь?
    Оказывается, что живёт она в соседнем доме.
    — А ещё у меня совсем новая группа есть, — продолжает зазывать меня Лена. — Iron Maiden называется.
    — Что играют? — я опускаю руку под парту и трогаю Лену за коленку. Глаза её становятся ещё уже, ещё лукавее, мою руку она не убирает.
    — Металл! — восклицает она шёпотом. — Классно рубают.
    Я поднимаюсь по коленке выше. Лена не останавливает движение руки и даже слегка раздвигает ноги, чтобы мои пальцы могли протиснуться к самой промежности.
    — Наверное, — радуюсь я только что придуманной шутке и своему пикантному положению, — на твоей планете все слушают только металл.
    Лена хихикает.
    — Наверное, — кивает она.
    — Иди на «Астру»! — стараясь сдерживать голос в пределах шепотных децибел, рычу я как вокалист металлической группы. — О-о-о е-е-е, иди на «Астру»!
    Теплая и доступная промежность — вот она. Я шевелю пальцами и сквозь колготки чувствую сочное, податливое мясо. Прирумяненная Лена равномерно дышит, облизывает губы и безотрывно смотрит на меня. Я обхватываю промежность всей ладонью, движение слишком резкое, предатель-стул скрипит подо мной и заставляет отвлечься учительницу.
    — Средний ряд, последняя парта! — зычно восклицает она. — Что у вас там за возня?!

    Лена жила в однокомнатной квартире, довольно затхлой и ветхой. В комнате стоял диван, трельяж и старый-престарый платяной шкаф.
    Сейчас мне вспоминается, что она ничего не говорила про родителей.
    Мы слушали на поцарапанном и обшарпанном катушечнике Iron Maiden и тискались. Я тогда ещё не умел целоваться, а вот Лена, судя по всему, была опытнее. По крайней мере, старалась казаться таковой. Она открывала рот, высовывала наружу язык и с таким угрожающим видом приближалась ко мне.
    Я брезговал её рта, языка и той влаги, что несли они с собой. А потому отворачивался в сторону. Лена досадливо морщилась на меня, но видимо понимала мою глупость и незрелость.
    — Дурачок, — бормотала она. — На нашей планете все любят целоваться.
    — Чего же ты оттуда улетела? — нашёлся что ответить я. — Целовалась бы да целовалась.
    Лена улыбалась. Улыбалась и, обняв меня, прижималась ко мне плотно-плотно.
    — Ты умненький, — заглядывала она в мои глаза. — Поэтому и нравишься мне. Может быть, из тебя даже получится какой-то толк. В отличие от остальной биомассы в твоём классе.
    Она опускала руку на мои брюки и поглаживала через ткань мою набухшую пипиську. Я отдёргивал её ладонь — мне было неловко, что меня щупает девчонка.
    — Нет, всё же ты дурачок, — говорила Лена, отстраняясь. — Хотя нет, не дурачок. Просто маленький ещё.

    Бассейн составлял всего десять метров в длину, но зато здесь имелась вышка. С вышки нас раз за разом сгонял какой-то туповатый мужик — работник оздоровительного центра, который наши школьные шефы, производственное объединение «Оргтехносинтез» (вроде бы так они назывались), разрешали посещать один раз в неделю. Снаружи бассейн представлял из себя какое-то аляповато построенное строение, походившее на склад, но внутреннее помещение радовало глаз. Кроме бассейна здесь имелась сауна и бильярдная. В бильярдную нас не пускали, зато был открыт доступ в сауну. Наш класс ходил купаться по четвергам. Вроде бы это было бесплатно.
    На вышку мы все же забирались и с отчаянными воплями ныряли в воду. Высота её составляла метра два — вполне прилично. Когда я впервые взобрался на вышку, то поразился тому, каким маленьким показался отсюда бассейн. Сердечко предательски сжалось от страха. Я все же рискнул шагнуть в эту отдалённую голубенькую субстанцию и, вынырнув через бесконечно долгое мгновение, счастливый, в лихорадочной трясучке, поплыл к бортику. Работник центра тут же выскочил из подсобки и глазами стал отыскивать нарушителя дисциплины. Сделать это в кутерьме из почти тридцати тел было сложно.
    — Если кто-то ещё раз заберётся на вышку, — проорал он, — все тут же отправятся по домам.
    Класс притих, но лишь на минуту. До тех пор, пока мужик не скрылся из вида.
    — Молодец! — услышал я голос Лены. — Решился всё-таки.
    Она сидела на скамейке в купальном костюме и резиновой шапочке и с легкой улыбкой смотрела на меня.
    — Ничего сложного, — мотнул я головой. — Ты чего не купаешься?
    — Я окунулась, — отозвалась Лена. — С меня достаточно.
    — Приходить сюда ради того, чтобы один раз окунуться? — недоумённо взирал я на неё. — Одна ты не купаешься.
    — Мне и здесь хорошо. На моей планете не любят купаться. Я лучше на тебя полюбуюсь.
    Я оттолкнулся от бортика и поплыл к центру водоёма. Вокруг меня плескались и визжали одноклассники.
    — Наконец-то эта инопланетянка сифилисная вылезла, — услышал я голос.
    Говорил Саша Агареев.
    — Точно! — согласился с ним другой, обладателем которого был Вадим Варламов. — Такая противная. Строит из себя чё-то.
    — А почему это она сифилисная? — подплыл я к ним.
    — Ну а кто ещё? — отозвался Агареев. — Просто так что ли её налысо постригли?
    — Она уже не лысая, — защищал я Лену.
    — Да какая разница! — поморщился Варламов. — Сука и есть сука. Что не спросишь её, морщится всё время. «Тебе это знать не надо, биомасса!» Овца!
    — А ты что её защищаешь? — подозрительно смотрел мне в глаза Агареев. — Подруга что ли твоя?
    — Ну правильно, — фыркнул Варламов, — они же за одной партой сидят. Уже подцепил сифилис?
    Они дружно заржали.
    Я бросил лихорадочный взгляд в сторону Лены. Она смотрела на меня настороженно, словно слышала наш разговор, хотя среди всего шума слышать его вряд ли могла.
    — Да ладно, пацаны, чё вы, — пробормотал я. — Нафиг она мне нужна, дура эта.

    Раз в месяц, а порой и чаще, Зоя Михайловна устраивала нам чаепития. Все приносили сладости, кто-нибудь — магнитофон, мы заваривали чай и после небольшой чайной церемонии начинали танцевать. Точнее беситься, потому что танцами наши телодвижения назвать было сложно.
    — Потанцуем? — подходит ко мне Лена.
    — Давай, — робко соглашаюсь я, оглядываясь по сторонам.
    Мы обнимаемся и под медленный танец, звучащий из хриплых магнитофонных динамиков начинаем топтаться в центре класса. Танец вдвоём — шаг неординарный и вызывающий. Присвистывая и корча гримасы, одноклассники пялятся на нас.
    — Чего не заходишь? — спрашивает меня Лена. — Музыку бы послушали, покувыркались.
    Меня пугает её открытость. В ней что-то подозрительное, настораживающее. Я вспоминаю, как мы целовались и от этого воспоминания мне то ли стыдно, то ли страшно. Она готова принять меня всего, всего без остатка, я же даже частично не принимаю её. Что-то сдерживает меня. Может, нечто, таящееся в глубинах, а может взгляды одноклассников.
    — Времени нет, — отвечаю я, стараясь не смотреть ей в глаза.
    — А, — понимающе вздергивает носик Лена. — Ты заходи, не стесняйся. Я всегда тебе рада. Ты хороший.
    — Игорь с сифилисной танцует… — слышу я доносящийся со всех сторон шёпот. — Тоже сифой стать захотел.
    Песня в самом разгаре. Я освобождаюсь от Лениных рук.
    — В туалет сгоняю, — говорю я.
    Когда я возвращаюсь в класс, Лены здесь уже нет. Толпа пацанов, воспользовавшись отлучкой Зои Михайловны, зажимает на парте Таньку Федосееву. Девочки стоят в противоположном углу и осуждающе-игриво наблюдают за сценой. Танька лежит на парте, её щупают десятки рук, она смеётся, визжит и пытается брыкаться.
    Я понимаю, что не должен отставать от коллектива, кидаюсь в толпу и вместе со всеми тяну свои ладони к Танькиному телу.

    Борт ванной был самым романтичным местом моего детства. Я открывал в кране воду, если в доме находились родители, не открывал, если их не было, стягивал штаны и теребил свой пенис. После появления в классе Лены, в голову лезла только она.
    Я представлял себя могущественным карликом Туранчоксом, который содержал в подвалах своей тюрьмы сотни искусственно выведенных девушек. Каждый вечер я вызывал к себе по одной.
    — А сегодня — Нийю! — приказывал я слугам.
    Они отправлялись в подземелье и вскоре приводили закованную в наручники девушку в разорванном платье. Лицо Нийи рассекали кровоподтёки, она была испугана, она дрожала, она понимала, что её ожидает нечто страшное.
    — Ты мечтаешь об «Астре»? — медленно и вдумчиво произнося слова, спрашивал я её.
    — Да, мой господин! — отвечала Нийя. — Я каждую минуту мечтаю об «Астре».
    — О какой «Астре» ты мечтаешь, потаскуха?
    — Я мечтаю о вашей «Астре», мой Туранчокс.
    — О моей?!
    Я был доволен её ответом.
    — Встань на четвереньки, — произносил я.
    Нийя вставала.
    — Скажи мне, чего ты хочешь? — шептал я ей в ухо и трогал кончиками пальцев проступающую через разорванный балахон кожу.
    — Я хочу на «Астру»! — вскрикивала Нийя. — Я хочу на неё!
    Я сбрасывал свои карликовые инопланетные штанишки, выпускал наружу член и приподнимал подол её балахона.
    — «Астра» готова! — шептал я, приближая член к её бёдрам. — Иди на «Астру», Нийя!
    — О-о-о!!! — сладострастно стонала Нийя. — «Астра»!
    Движение руки прервалось на самой высокой частоте, я вскочил и направил струйку спермы в раковину.
    Почему-то каждый раз в момент извержения я становился сам себе противен.

    Урок математики не начинался. Мы сидели по партам, ждали учительницу. Она не появлялась. После пятиминутного ожидания класс посетила восторженная мысль, что урока не будет. Все завертелись, заговорили, радостно зашумели.
    — Эй, Нийя! — крикнул Миша Добродеев.
    Лена повернулась на голос.
    — Иди на «Астру»! — заорал Добродеев и плюнул в Лену через трубку жёванной бумажкой.
    Бумажка попала ей в глаз. Лена дёрнулась и закрыла лицо рукой. Бумажка застряла в ресницах, она выковыривала её, морщилась и что-то неслышно шептала.
    — Иди на «Астру»! — плюнул в неё с другого ряда Саша Агареев.
    Липкая, пропитанная слюнями бумажка повисла на Лениной щеке. Она смахнула её нервным взмахом руки.
    — Иди на «Астру», Нийя! — вскочив со своего места и подбежав к Лене вплотную, направил в неё свой жёванный патрон Вадим Варламов.
    Бумажные снаряды полетели в неё со всех сторон.
    — Иди на «Астру», сифилитичка! — кричали мои одноклассники, выплёвывая на неё вырванные из тетрадей клочки бумаги.
    — Иди на «Астру», уродина! — они летели и залепляли ей лицо. Лена уже перестала защищаться от них.
    — На «Астру»!!!
    Я сидел на своём месте, не поворачивая головы, и делал вид, что читаю учебник по математике. Впрочем, почему делал? Я на самом деле его читал. Я хорошо учился, математика всегда шла у меня на пять.
    Больше всего в эти мгновения мне не хотелось встретиться глазами с Леной.
    — Биомасса! — глухо выкрикнула она, закинула учебник с тетрадью и пеналом в портфель и выбежала из класса.
    Вдогонку ей раздался свист и улюлюканье.
    — Беги за женой! — крикнул мне кто-то.
    — Иди в жопу, — огрызнулся я.

    Какая-то усталость. Быть может, раздражение.
    — Привет, — говорит мне Нийя.
    — Здрасьте, — отвечаю я.
    Лёгкая усмешка. Усмешка ли? Лишь движение уголками губ.
    — Как дела? — спрашивает она.
    — Зашибись.
    — А…
    Стоять и ждать реакции. Презрение. Что ещё, кроме презрения?
    — Погуляем?
    — Не хочется что-то, — морщусь я.
    — Да ты не думай, я не в обиде, — она смотрит искренне-искренне. — Правильно делаешь, что не вмешиваешься. А то бы и тебе досталось.
    Нарыв лопается. Вот так просто: сначала мутно-белёсый нарост наливается, тяжелеет, зудит, а потом — раз, и всё. Лишь слегка надавить достаточно.
    — Что тебе надо?! — взрываюсь я. — Что тебе от меня надо?!
    Взгляд. Долгий такой, пронзительный. Непонимающий — ну да.
    — Я не знал тебя и знать не желаю! — голос дрожит, вибрирует. Что-то странное в нём.
    — Я… — срывается с губ Нийи.
    — Отстань от меня, не нужна ты мне! Знать тебя не хочу, неужели не понятно?!
    Фон светлый. Всё же светлый. И такая чудная, прелестная пляска пятен. Одно, второе, десятое… Сливаются, словно в калейдоскопе. Кружатся, жгут. Беспокойные.
    — Иди на «Астру»! — ору я что есть мочи.
    Раз-два-три, раз-два-три. Влево-вправо, вправо-влево. Амплитуда широка и свободна. Можно подниматься до предела и даже чуть выше. Там, за линией, совершенно новые познания.
    — Иди на «Астру»! — я хочу, чтобы мой крик заполнил её всю. Я чувствую, что у меня получается это.
    Слюна. Мешает слюна. Бурление, во вращении радость и освобождение. Потоки уносятся и хочется вслед. Одно мгновение, один крохотный миг. Влага, наполнение и взмах.
    — Иди на «Астру», сука!!! — я выплёвываю скопившуюся во рту слюну Нийе на лицо. Она зажмуривается и замирает.
    Мы стоим одни и почему-то вокруг всё белое. Я понимаю, что единственное, что вижу вокруг — это молочно- белая пустота.
    — Ты прав, — говорит тихо Нийя. — Надо улетать. Эта планета не для меня.
    Раздаётся шум, он нарастает, он врезается в тело, он наполняет его своими фибрами. Большой и блестящий космический корабль возникает из молочной жижи, опускаясь с невидимых небес на невидимую поверхность. Я замечаю надпись на его борту: ASTRA. Шум невыносим, от него готовы лопнуть барабанные перепонки. Я затыкаю уши.
    Вдруг всё обрывается. Почти всё. Шум затихает и лишь с лёгким звуком, похожим на выдох, открывается люк корабля. В проёме появляются люди в серебристых костюмах, они приветливы и улыбчивы, они радостно машут руками.
    — Нийя! — кричат они. — Забирайся! Скорее, скорее!
    Нийя одаривает меня прощальным взглядом. Я понимаю всё правильно — он такой отстранённый, уносящийся. Прощальный.
    — Я хотела предложить тебе полететь со мной, на мою счастливую планету, но сейчас понимаю, что ты не заслуживаешь этого. Ты такая же биомасса, как остальные. Впрочем… — готовая уйти, она останавливается. — Ты нравился мне немного, Туранчокс.
    Она подбегает к кораблю, и люди в серебристых костюмах помогают ей забраться внутрь. Гул рождается заново, нарастает, корабль срывается с места и уносится в глубины молочной пустоты. Я остаюсь один, хочется закрыть глаза, хочется забыться. Я чувствую облегчение.

    Лену больше никто и никогда не видел. Никто даже не вспоминал о ней, словно её не было вовсе.
* * *
    Очередная бессонная ночь, их слишком много в последнее время. Я лежу на спине и разглядываю тёмную поверхность потолка. Рядом сопит жена, в соседней комнате ворочаются дети — сын и дочь. Я в очередной раз закрываю глаза и пытаюсь отогнать беспокойные мысли. Мысли не исчезают.
    — Забери меня, «Астра»! — шепчу я в темноту.

СУИЦИДНИКИ

    Сколько себя помню — всегда хотел повеситься. Болтаться под потолком с перекошенным лицом, с языком, вылезшим на подбородок, качаясь под порывами сквозняка из форточки, немым укором всем недооценившим и недолюбившим меня. Повеситься.
    А вот Марианна всю жизнь мечтала отравиться.
    — Ну я же женщина! — разводит она руками. — Я тонко чувствую эстетическое начало. Полоса на шее, вывалившийся язык — брр, как это жутко!
    Мы рассекаем трассу на моём новом авто с откидным верхом. На мне тёмно-синий костюм в полоску и бордовый галстук, Марианна одета в розовое платье, белая роза приколота к нему, лёгкий шарфик развевается на ветру, она прекрасна и порочна.
    — Господи, Марианна! — качаю я головой. — Вы даже не представляете, какое действие окажет на вас тот или иной яд. Есть яды, которые сжигают желудок, есть яды, от которых кровь превращается в прокисшее молоко, а есть и вовсе такие яды, от которых на теле выступает сыпь. Вы хотите, чтобы вас хоронили с сыпью на теле?
    — Мой дорогой Георгий, — укоризненно улыбается мне Марианна, — о ядах я знаю абсолютно всё! У меня несколько энциклопедий по ядам, я даже фармацевтический институт закончила именно для того, чтобы знать о ядах всё. Я могу вам назвать не менее двухсот ядов, которые не оказывают на человека абсолютно никаких побочных эффектов и при этом совершенно безболезненны.
    — Да кто же узнал, что они безболезненны? — недоумеваю я. — Я полагаю, что все испытатели этих дивных изобретений человеческой мысли вряд ли могли поделиться своими ощущениями с живыми людьми. Они просто умирали!
    — Ваше невежество не знает границ, — обиженно хмурится Марианна. — Ещё древние римляне знали, какие яды безболезненны, а какие причиняют боль. Это с лёгкостью определяется по предсмертной агонии. Ну, или по её отсутствию.
    — Нет, — не соглашаюсь я. — Смерть от ядов — трусливая смерть. То ли дело повешение… Надо вернуть миру свою ярость, свою боль, надо отринуть от себя энергию заблудшего человечества, покидая этот мир. Только через вызов, через преодоление смерть приходит тихой и ясной.
    — Георгий, вы — мужлан! — объявляет мне Марианна. — Лучше запалите мне сигаретку, а то ваши богопротивные речи навевают на меня изжогу.
    Я достаю из бардачка пачку сигарет, вытаскиваю одну и протягиваю её Марианне. Раскурив сигарету, она выпускает в воздух струю дыма и откидывается на спинку сиденья.
    — А вы никогда не думали резать вены? — спрашиваю я её. — Ну хотя бы в детстве?
    Мы посещаем художественный салон. Сегодня здесь выставка знаменитого пейзажиста Анатолия Кинклера. Анатолий — наш старый друг, но встретиться с ним сегодня мы не сможем. Выставка посмертная. Неделю назад он выбросился из окна восьмого этажа. Я восхищаюсь им — какая величественная мужская смерть!
    — Нет, что вы! — отвечает Марианна. — Сидеть голой в ванне, бритвой пилить себе вены, а потом плавать в кровавой воде, которая непременно остынет к кому времени, когда тебя оттуда вытащат — нет, это не по мне.
    — Честно говоря и мне этот вариант кажется малопривлекательным, — задумчиво говорю я. — Несмотря на определённое мужество, которое требуется для его свершения, всё же это слишком женская смерть. Я бы даже сказал, девчачья. От неё веет какой-то незрелостью, инфантильностью и даже умственной отсталостью.
    — Вы правы, вы правы! — разглядывает Марианна один из самых удачных пейзажей Анатолия — «Опушка лесная». — Редко, когда я с вами соглашаюсь, но сейчас трудно не сделать этого. Смотрите, какое мастерское владение кистью! Нет, определённо Кинклер был недооценён при жизни. Я уверена, что через несколько лет его ждёт слава, равная славе величайших живописцев Фламандии.
    Мы переходим от картины к картине. Встречающиеся знакомые приветствуют нас кивками, мы киваем им в ответ.
    — Похороны Анатолия? — переспрашивает одна из дам. — О, это было бесподобно! Как жаль, что вы не смогли на них присутствовать. Его похоронили в шикарнейшем гробу, я таких сроду не видывала, а оркестр так проникновенно играл мелодию Марка Элмонда “A Lover Spurned” — его любимую, что я просто не смогла сдержаться и зарыдала.
    — Обидно, — сожалеем мы, — ужасно обидно, что мы не могли посетить это мероприятие.
    Картины художника производят на нас тихое и умиротворённое впечатление. В них заложена какая-то неведомая энергетика — все присутствующие на выставке отчётливо ощущают это.
    — Марианна, — спрашиваю я, — а что вы думаете о смерти, которую избрал для себя наш друг Анатолий?
    — Она заслуживает уважения, — отвечает Марианна, — но для меня она слишком брутальна. В ней заложена вызывающая чрезмерность, какое-то неврастеничное отрицание сущего. Лететь с восьмого этажа, переламывать кости, так, чтобы тебя потом в буквальном смысле собирали — в этом что-то дикое, что-то монгольское, варварское.
    — Лететь, словно падший ангел… — мечтательно говорю я.
    — Ах, если вы смотрите на это в таком контексте… — Марианна морщит лобик и задумчиво глядит себе под ноги. — Да библейские мотивы этой смерти безусловно привлекательны. Но… всё же это не моё.
    В ресторане «Пурпурная жемчужина» вечер ретро. Мы заказали столик у фонтана и сидим в ожидании своего заказа. А вот и несут наши блюда!
    — А сейчас «Ча-ча-ча»! — объявляет ведущий программы.
    Восторженные парочки срываются со своих мест и начинают кружиться в танце.
    — Георгий! — укоризненно смотрит на меня Марианна. — Может быть вы пригласите даму на танец?
    — Конечно, конечно!
    Я беру спутницу за руку и веду её к танцполу.
    — Слышали новость? — спрашиваю я Марианну. — Наш хороший знакомый, трубач Евгений Шпендлер вчера застрелился. Ча-ча-ча!
    — Да что вы! — удивлённо глядит она на меня. — То-то я не вижу его в оркестре. Ча-ча-ча!
    — Я сам только что узнал. Директор ресторана сообщил мне об этом известии. Ча-ча-ча!
    — В этой смерти весь Женя, — говорит Марианна. — Такой же прямой, несгибаемый, по-солдатски стойкий. Ча-ча-ча!
    — Он молодец, — соглашаюсь я. — Смерть от пули — это единственное, что может сравниться со смертью от верёвки. В ней такая беззащитная оголённость, такая лишённая какого бы то ни было пафоса искренность. Ча-ча-ча!
    — Да, если вы хотите шокировать, — делает свои выводы Марианна, — бросать вызов — то пускайте себе пулю в лоб. Но яды… Яды — это сказка, врывающаяся в обыденность. Яды — это волшебство. Ча-ча-ча!
    Бархатная ночь на берегу моря. Я срываю пробку с бутылки шампанского и разливаю его по хрустальным бокалам. В небе — полная луна, море плещется у наших ног, мы пьяны и счастливы.
    — Когда мы переступим за этот занавес, — говорю я, поднося свой бокал к губам.
    — Когда великая и неподвластная смерть встретит нас за порогом жизни, — вторит мне Марианна, пригубляя шампанское.
    — Когда наши бренные оболочки подвергнутся распаду, — беру я Марианну за руку.
    — И превратятся в пыль, что разносится безумными ветрами по степям и пустыням, — пальчики Марианны обхватывают мою ладонь.
    — С нами останется наша любовь, — улыбаюсь я ей.
    — Наша огненная, клокочущая любовь, — отвечает мне улыбкой Марианна.
    — Светом нетленным, — взгляд мой ласкает её лицо, звуки ударов сердца разносятся по всему берегу.
    — Будет освещать она наш путь, — грудь Марианны вздымается, губы её приоткрыты.
    — В бес-ко-нееееееч-нооооооость!!! — заканчиваем мы хором.
    И смеёмся, смеёмся, смеёмся.
    Ах, как же прекрасна наша будущая смерть!
Top.Mail.Ru