Скачать fb2
Boys

Boys

Аннотация

    Жизнь — это вереница случайностей. Если вы стоите на распутье и не знаете, куда двигаться дальше, просто помните, что главное — двигаться…
    Этому правилу всегда следует молодая журналистка Анна, знакомая нам по предыдущей книге Ирины Шаниной «Поцелуй смеющегося Будды». Если в первом романе Анна спасла уникальный алмаз от лап китайской мафии, то здесь ей предстоит раскрыть убийство девушки-модели.


Ирина Шанина Boys

    ЗДРАВСТВУЙТЕ, УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

    Меня зовут Ирина Шанина. Если вы читали мою первую книгу — «Поцелуй смеющегося Будды», — то, наверное, помните, что моя героиня после выпавших на ее долю приключений вернулась домой совсем другим человеком. Мне не очень хотелось писать продолжение, но читатели желали знать, что же с ней случилось дальше. И хотя в голове был замысел совсем другой книги, я посчитала, что читатели правы. Отложив на время книгу про Сиэтл, я написала продолжение. Впрочем, продолжением этот роман можно считать лишь условно. Из знакомых читателю действующих лиц осталась только героиня. К тому же прошло десять лет, она повзрослела, мир изменился… В конце концов, наступил XXI век.
    Если вы читали первую книгу, то, наверное, помните, что действие происходило в Гонконге — городе шумном, нагловатом и, при всей своей самобытности, удивительно похожем на Москву. Действие второй книги разворачивается в моем родном городе — Москве.
    Оговорюсь сразу: сверхъестественных персонажей, коими изобиловала первая книга, во второй практически нет. Объясню почему. Для меня Город — это не просто декорация для происходящих событий. Для меня Город — живой организм, активное действующее лицо.
    В наши дни стало модно населять Москву потусторонними силами. Авторы настолько переусердствовали с этим, что у человека со стороны вполне может сложиться впечатление, что обычные люди в Москве — это редкий вымирающий вид. В отличие от вампиров и прочей нечисти. У меня на этот счет другая точка зрения. Москва сегодня — это место, где чудеса происходят, но чудеса эти творят люди. Поэтому в новом романе высшие силы вмешиваются в мирские дела только в очень экстремальных ситуациях, предпочитая при этом работать традиционно — посредством «чуда», а не лично являясь на Землю.
    Ну и в заключение классическое напоминание, что все персонажи — вымышленные, вплоть до главной героини. Я подарила ей некоторые черты своего характера и свой первый автомобиль. Все остальные герои и ситуации — плод вечерних размышлений у компьютера.
    Первую книгу в одной из рецензий назвали учебником по оптимизму. Надеюсь, что вторая тоже окажется небесполезной, если вдруг вы попадете в сложную ситуацию. Спасибо за внимание.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ: АННА…

    Самое начало этой истории я узнала слишком поздно, когда больше половины ее участников лежали на кладбище, а у тех, кто пока еще был жив, богини судьбы Мойры доплетали последние сантиметры жизненной нити.
    Постепенно, шаг за шагом, мне удалось восстановить трагедию двадцатилетней давности, повлекшую за собой череду ужасных событий, в которых я по воле случая сыграла одну из главных ролей. Впрочем, начнем по порядку…

Глава 1
Москва, начало 80-х годов. Илья

    Говорят, что для ребенка самым большим стрессом является смерть родителей, а на втором месте, лишь чуть-чуть уступая по силе воздействия, стоит развод. Три года назад развелись родители Ильи. Ребенок, как это почти всегда бывает в подобных случаях, остался с мамой. Поскольку алименты от бывшего мужа ожидались копеечные (в силу невеликих его заработков), а жить нужно, Светлана Петровна приложила максимум усилий, включив все свое женское обаяние, и через несколько месяцев ей «засветила» загранкомандировка. Длительная, на несколько лет.
    Сейчас, когда отдых в Турции стал доступен практически всем слоям населения, когда уже никого не удивить уикендом в Праге или Париже, трудно представить, чем была поездка за границу в те годы. Считалось, что человек, которому посчастливилось «попасть в обойму» и уехать на несколько лет, обеспечивал себя и своих детей до конца жизни. В принципе, почти так оно и было. «Почти», потому что мало кто в стране представлял себе, что такое ОБЕСПЕЧЕННАЯ ЖИЗНЬ не в узкосовковом понимании.
    Когда вышестоящее начальство и партийное руководство утвердили кандидатуру Светланы Петровны, как самой достойной, перед ней сразу же встал вопрос — куда девать сына. За границей не требовались сотрудники, обремененные маленькими детьми. Отдать отцу? Казалось бы, просто, логично, удобно. С точки зрения любого, но… не с точки зрения разведенной женщины, только что прошедшей через вереницу судов, дабы отстоять свое право изолировать ребенка от «пагубного влияния отца». Более того, в силу этих же причин совершенно невозможно было отдать Илюшу бабушке, ибо, как только самолет поднялся бы в воздух, унося ценного сотрудника в заграничные края, бывший муж, «этот ничтожный человек», немедленно возобновил бы попытки встретиться с сыном. Бабушка, неоднократно в процессе развода высказывавшая мнение, что «мальчика нельзя лишать отца», вряд ли стала бы чинить препятствия встречам. С точки зрения Светланы Петровны, бабушка являлась ярким примером «пятой колонны». В результате была отбита телеграмма дальней родственнице Антонине, приходившейся Светлане то ли троюродной теткой, то ли двоюродной бабкой. В ходе телефонных переговоров была достигнута предварительная договоренность о сумме, которая ежемесячно будет пересылаться телеграфом на содержание мальчика. И в тот же день Светлана Петровна выслала тете Тоне деньги на билет до Москвы.
    Тетя Тоня приехала через неделю, привезла сушеные грибы и «свое» варенье из каких-то диковинных для городского жителя ягод. Илья варенье не любил, а это к тому же оказалось кисловатым (с сахаром в той дыре, где проживала родственница, было напряженно). Но под суровым взглядом матери он был вынужден ковырять чайной ложечкой в розетке с темно-красной густой массой.
    — Места у нас отличные, — заливалась соловьем тетка, боясь упустить редкую возможность капитально поживиться за счет столичной родни. — Школа есть, ребят много…
    «Заткнулась бы ты», — мрачно думал мальчик, с ненавистью глядя на загорелое, морщинистое теткино лицо. Он уже заранее ненавидел и сельскую школу, и незнакомых ему «ребят». Тетка жила у них третий день и понемногу начала утомлять даже Светлану Петровну своими бесконечными рассказами о житье-бытье в деревне с чудесным названием Верхняя Яйва, стоящей на берегу реки Яйва. К тому же неугомонная родственница проявляла недюжинный интерес к сборам за границу, совала свой нос во все сумки, и Светлане Петровне пришлось расстаться с двумя замечательными кофточками, купленными с дальним прицелом на тот случай, если в командировке вдруг окажутся приличные неженатые мужчины. Тетка Антонина громко нахваливала кофточки, как бы вскользь замечая при этом, что подобных вещей у них, в Верхней Яйве, не продают. А то она, тетка Антонина, всенепременно бы при-обрела себе такие же. И цвет ей этот идет.
    После второй кофточки терпение Светланы Петровны лопнуло, и она немедленно приобрела два билета в деревню на более раннюю дату, чем планировала.
    Вечером того же дня она торжественно объявила сыну и тетке дату их отъезда, пояснив, что достать билеты было крайне тяжело, потому что лето, пора отпусков, билетов нет ни на одно направление.
    В день отъезда Илья пропал. Тетка Антонина, чьи перспективы облагодетельствовать столичную родню в одночасье стали довольно туманными, бегала по двору, заглядывая даже в мусорные баки. К трем часам дня решено было подключить милицию. Светлана Петровна направила тетку на вокзал — сдавать билеты, сама же продолжила поиски в компании малоразговорчивого сотрудника милиции. Оный сотрудник, за годы работы навидавшийся всякого, не слушал уверений Светланы Петровны, что «ее Илюша — хороший, спокойный мальчик, никогда не водился с хулиганами». Сотрудник знал, что зачастую матери, как обманутые мужья, узнают о тайной жизни своих детей последними. Поэтому он методично, не обращая внимания на причитания матери, прочесывал хорошо известные ему места, где собирались так называемые трудные подростки.
    В третьем по счету подвале старого трехэтажного особняка они обнаружили мальчика крепко спящим на каком-то старом засаленном матрасе. Рядом стояла банка с водой и валялось несколько окурков. От стояков отопления в подвале было жарко и влажно, пахло сыростью, немного плесенью и еще чем-то, очень своеобразным. Вот этот последний запах Светлане Петровне был совершенно не-знаком, зато он хорошо был известен сотруднику милиции, который немедленно поинтересовался, не замечала ли она раньше, что ее сын покуривает легкие наркотики.
    Невозможно передать весь ужас, который ощутила Светлана Петровна, когда были произнесены роковые слова. Кошмарная перспектива: составление протокола, официальное письмо из милиции на работу и, самое страшное, отмена загранкомандировки с последующим вручением «волчьего билета»: никто, никогда, ни при каких обстоятельствах не выпустит за границу мать начинающего наркомана. Такого развития событий допустить было никак нельзя, поэтому Светлана Петров-на голосом умирающего лебедя попросила сотрудника милиции помочь отнести ребенка домой. По дороге она развлекала стража порядка рассказами о нелегкой судьбе разведенной женщины. В процессе беседы — которую, собственно, беседой назвать было сложно, это был скорее монолог, — Светлана Петровна осторожно поинтересовалась, какие действия должен предпринять товарищ милиционер в случае обнаружения подростка в состоянии наркотического сна; обязательно ли в этом случае составлять протокол или можно обойтись без него. Доблестный сотрудник милиции признался, что официальную бумагу он составить обязан, но, послушав про нелегкое житье-бытье Светланы Петровны, понимает, что это еще больше осложнило бы ей жизнь. Поэтому он, сотрудник, считает, что вполне может быть найден разумный компромисс. В результате долгих переговоров, в процессе которых Светлана Петровна три раза заламывала руки и один раз хваталась за левую грудь, почти натурально изображая сердечный приступ, некая сумма денежных знаков перекочевала из ее кошелька в карман представителя правоохранительных органов.
    Вечером состоялся «трибунал» в составе Светланы Петровны, ее мамы Нины Васильевны и тетки Антонины. Обвиняемый, к тому времени уже проснувшийся, на вопросы не отвечал, наотрез отказываясь не только обсуждать предлагаемую тему, но и говорить вообще. Бабушка Нина попыталась было вступиться за внука и предложила, раз уж билеты все равно сданы, не отправлять его в глушь, а оставить с ней. Столь неприкрытый оппортунизм взбесил Светлану Петровну, она в сердцах публично назвала мать «пятой колонной» (что раньше делала только за глаза) и твердо заявила, что достанет билеты в ближайшие дни — да что дни, вот прямо завтра же и достанет. Масла в огонь подливала тетка Тоня. По-провинциальному напористо она убеждала родственниц, что подобное могло произойти только в Москве, а вот у них, в Верхней Яйве, такого безобразия нет, да и быть не может. И что она, тетка Тоня, готова самолично съездить за билетами, более того, она готова взять на себя всю организацию отъезда, так как прекрасно понимает затруднения любимой племянницы.
    Выросшая на свежем воздухе и таежной ежевике Тоня легко перекричала Нину Васильевну. Однако бабушка, несмотря на явную нехватку мощности голосовых связок, была опытным стратегом. Она предложила включить в состав «комиссии», решающей в данный момент судьбу единственного внука на ближайшие несколько лет, мужчину. О приглашении в качестве мужского голоса бывшего супруга не могло быть и речи, поэтому Нина Васильевна выдвинула кандидатуру своего сына, родного брата Светланы Петровны. Николай Петрович, как человек военный, ничего ужасного в сложившейся ситуации — отправке мальчика в таежную глушь — не видел: «раз надо ехать, значит, надо». Однако просьбу Нины Васильевны приехать он уважил, заявил, что не-медленно ловит такси и через полчаса будет у сестры.
    Тетка Антонина, стремясь доказать свою необходимость, рванула на кухню, и уже через несколько минут оттуда раздался ее голос, призывающий всех присутствующих пить чай.
    Дядя прибыл, как и обещал, ровно через тридцать минут. Войдя в квартиру, обнял мать, поцеловал в щеку сестру. От чая отказался, но с удовольствием выпил рюмку коньяка из неприкосновенных запасов Светланы Петровны. После чего удобно устроился в кресле и подозвал к себе племянника. Мальчик послушно подошел, но в лицо дяде не смотрел, старательно изучая узор на ковре.
    — Ты, — дядя поднял вверх указательный палец, — должен мать слушаться. И не добавлять ей забот.
    На этих словах дядин палец сменил направление и теперь указывал точно в лоб Ильи. Мальчик никак не реагировал на дядины слова, казалось, он их просто не слышит. Дядя, привыкший, что младший командный состав и рядовые с трепетом внимают его речам, был возмущен до глубины души. Возмущенная дядина душа потребовала немедленных действий, вследствие чего он встал с кресла и навис над племянником, как крейсер «Аврора» над утлым рыбацким суденышком, случайно за-плывшим в Финский залив.
    — Ты понял меня? — В дядином голосе появились раздражительные нотки.
    Племянник молчал, упрямо разглядывая ковер.
    — Я не слышу ответа, — слегка повысил голос дядя. — Ты понял меня?
    Мальчик молчал. Подобного издевательства нервы Николая Петровича решительно не выдержали, взбесившиеся нейроны дали команду рукам…
    — Я с тобой говорю, щенок! — взорвался он и залепил Илье пощечину. Голова мальчика дернулась в сторону, щека мгновенно покраснела. Бабушка Нина Васильевна кинулась к сыну и внуку, чтобы остановить экзекуцию, но в это самое мгновение маленький упрямец решил постоять за себя и со всей силы заехал дяде ногой чуть пониже пояса.
    Остаток вечера никак нельзя было назвать скучным. Женщины втроем висели на дяде, изо всех сил пытаясь удержать его от противоправных действий в отношении племянника. Дядя с криком «убью паскудника» рвался в бой, мальчик спрятался в ванной и затаился там.
    Только в половине одиннадцатого слегка пришедшего в себя Николая Петровича удалось выпроводить из дома. Перед уходом он торжественно объявил сестре, что больше не желает иметь с ней ничего общего, что она в последний раз видела его, Николая Петровича, у себя в гостях и что в дальнейшем, когда этот (имени племянника Николай Петрович не называл, но и так было понятно, о ком идет речь) совершит преступление и сядет в тюрьму, она может не рассчитывать на его, Николая Петровича, помощь. В том, что это произойдет в ближайшем обозримом будущем, он не сомневается.
    Следующий день выдался крайне насыщенным: невероятными усилиями Светлана Петровна достала билеты. В ее отсутствие тетка Антонина упаковала чемодан Ильи и три сумки с продуктами. Бабушка Нина Васильевна тоже приняла посильное участие в сборах: ей была поручена ответственная задача — следить, чтобы мальчик не выходил на улицу.
    Вечером немногочисленные прохожие были свидетелями следующей сцены: три женщины — элегантная молодая блондинка, интеллигентного вида женщина постарше и румяная тетка, словно сошедшая с агитационного плаката времен расцвета соцреализма, — а также худенький темноволосый мальчик пытались поймать такси. Периодически подъезжавший транспорт не годился, у женщин было слишком много багажа. Наконец, после пяти автомобилей марки «Жигули», двух «Запорожцев» и одного почти новенького «Москвича», из-за угла показалась «Волга». Разговорчивый золотозубый дядька упаковал чемоданы и сумки в багажник, Светлана Петровна села рядом с водителем, тетка Тоня, Илья и Нина Васильевна расположились на заднем сиденье.
    Через три часа донельзя уставшая Светлана Петровна вернулась домой. Теперь можно было вплотную заняться собственным отъездом.

Глава 2
Деревня Верхняя Яйва

    Кому хоть раз в жизни приходилось утверждаться в незнакомой компании, знает, что самое главное — выбрать правильную линию поведения. Первая встреча субтильного московского мальчика с деревенскими сверстниками была совсем не дружелюбной. Несколько дней после приезда москвич на улице не появлялся. Шустрые близнецы Морозюки, прокравшись огородами, доложили, что приезжий на вид парень хлипкий, целыми днями сидит на заднем дворе, на поленнице, смотрит перед собой в одну точку, а больше ничего не делает.
    «Малахольный, — вывод близнецов был резок и категоричен. — Такого припугнуть, и будет как шелковый».
    Однако «малахольный» совсем не торопится заводить знакомство с кем-либо, посему процедура «припугивания» была отложена до возникновения благоприятной ситуации.
    Ситуация возникла приблизительно через неделю. Разведка в лице все тех же близнецов Морозюков донесла двенадцатилетнему Ваське Косолапову, первому задире и хулигану, которого побаивались даже ребята постарше, что «малахольный» направляется в магазин.
    Задирать москвича около магазина Васька не стал, слишком много взрослых: мужики, забежавшие за бутылкой водки, бабы — за хлебом и крупой. После короткого совещания решено было напасть на новенького, когда он свернет к маленьким мосткам, перекинутым через извилистый ручей.
    Когда ничего не подозревающий паренек подошел к хлипкому деревянному настилу, там уже стоял Васька. Сначала приезжий повел себя нормально: попытался пройти мимо, сделав вид, что не замечает преграды. Косолапов сделал шаг в сторону и сильно задел новенького плечом. Тот, однако же, не испугался, остановился и спокойно ждал, что будет дальше. Васька слегка напрягся; парень вел себя как-то не так. Ему полагалось жалостным голосом поинтересоваться, почему его не пропускают, или сразу попросить пощады. Тогда он, Косолапов, конечно же, дал бы ему пару раз по шее, но потом отпустил бы. Или не отпустил бы, это уже зависело от Васькиного настроения. Однако этот странный мальчишка, похоже, совсем не боялся, в его голубых глазах не было страха, а всего лишь любопытство и… грусть.
    Согласно плану, неоднократно апробированному на многочисленных «жертвах» банды Косолапова, старший из близнецов Морозюков тихо подкрался и встал на четвереньки за спиной у жертвы.
    Незнакомец молчал. Васька тоже молчал, тихо сопели Морозюки… Пауза явно затягивалась. Впервые в жизни Васька растерялся. Нервы у него не выдержали, и он с силой толкнул приезжего в грудь. Тот сделал шаг назад, взмахнул руками и, возможно, удержался бы на ногах, если бы не притаившийся сзади Петька Морозюк. Мальчик споткнулся об Петьку и, перелетев через его спину, упал в пыль, неловко ударившись затылком. К поверженному врагу немедленно подлетел младший близнец — Сенька, чтобы добить его ногами (широко известное гуманное правило «лежачих не бьют» было ему незнакомо, а если бы кто надумал просветить Сеньку на этот счет, то, скорее всего, получил бы в качестве ответа действия, далекие от гуманизма). Но на сей раз Сеньке не удалось подсобить брату: совершенно неожиданно для младшего Морозюка, лежащий на земле мальчишка схватил его за щиколотку и сильно дернул.
    Сенька взвыл и попытался вырваться, но незнакомец вцепился в его ногу как клещ. На выручку брату кинулся старший близнец, но странный мальчишка ударил Петьку ногой по голени, чем вывел из строя второго бойца.
    Чтобы уже поверженная жертва оказала такое активное сопротивление — такого не случалось ни разу. Никаких приемов, отработанных специально для такого поворота событий, у местных не было. Остолбеневший Васька, вместо того чтобы вмешаться, стоял разинув рот и смотрел, как один лежачий нагло бьет двух его приятелей.
    Тем временем приезжий поднялся, отряхнул пыль, отодвинул плечом оторопевшего Ваську и спокойно пошел дальше. Первым опомнился Сенька Морозюк, почти не пострадавший в схватке. Он как вихрь помчался за уходящим мальчишкой, намереваясь сбить его с ног. Но оказалось, что парень далеко не такой «малахольный», каким кажется. Сенька громко топал, одержимый жаждой реванша. Он почти догнал странного паренька, но тот неожиданно, как бы играючи, сделал шаг в сторону, и младший Морозюк, не успев отреагировать, пролетел далеко вперед.
    — Васька! — корчась от боли, завопил старший близнец. — Что смотришь? Он же сейчас уйдееееееееееееееет!..
    Но потрясенный до глубины души Косолапов так и не сдвинулся с места.
    До конца недели приезжий на улице не появлялся, хотя жаждущие мести Морозюки неотлучно дежурили около дома тети Тони. А в субботу случилось вот что.
    Сотрудник здешней МТС Косолапов-старший ушел в очередной запой. В деревне к этому давно привыкли и знали, что запой продлится никак не меньше недели, причем где-то в среду Косолапое упьется до такой степени, что начнет гонять жену по деревне, угрожая ей расправой за якобы многочисленные измены. Косолаповские запои проходили всегда по одному и тому же сценарию: в среду был «женский день», а вот самое начало запоя, приходящееся на уикенд, старший Косолапов посвящал воспитанию детей, безбожно лупцуя Ваську и его младшую сестру. Дабы избежать общения с пьяным родителем, Васька заранее уходил в лес, где и отсиживался в построенном прошлым летом шалаше. Правда, на этот раз исчезать пришлось в страшной спешке, и он не успел захватить хоть что-нибудь из еды.
    Близился вечер, Васька был страшно голоден, но возвращаться домой сейчас было бы чистым самоубийством. Скорее всего, мать уже отвела сестренку к соседям, а сама отчаянно пытается уговорить мужа остановиться (занятие, безусловно, благородное, но совершенно бесполезное). Есть хотелось все сильнее… Конечно, завтра утром прибегут близнецы и что-нибудь притащат, но до утра еще так долго. От голода, злости на отца и своего бессилия паренек расплакался. Он рыдал громко, как в детстве, уткнувшись лицом в старый тюфяк.
    Наплакавшись, Васька с чувством высморкался «в пол», зажимая поочередно каждую ноздрю, и тут с ужасом обнаружил, что к нему пожаловал гость.
    Приезжий парень стоял возле шалаша и молча смотрел на Косолапова. Вряд ли он подошел только что, скорее всего, он стоял здесь уже несколько минут и видел, как Васька позорно ревел.
    Косолапов тяжело задышал, готовый немедленно кинуться с кулаками, как только этот заносчивый пижон начнет смеяться над его, Васькиной, слабостью. Но удивительное дело — «пижон» смотрел на своего противника без ехидства и даже с некоторым сочувствием.
    Васька только было открыл рот, дабы предложить незваному гостю проваливать, пока не получил по шее, как тот повернулся и исчез в кустах.
    В последующие полчаса младший Косолапов развлекался тем, что мысленно придумывал разнообразные пытки невольному свидетелю его слабости. Васька был не очень начитанным человеком, поэтому никогда не слышал о Великом Инквизиторе Торквемаде. Но некоторые из придуманных Васькой пыток, узнай о них Торквемада, несомненно, были бы рекомендованы к применению в подвалах Святой Инквизиции.
    Его фантазии (в которых участвовали приезжий парень, дерево, веревки и муравейник) были прерваны шорохом в кустах. Васька не поверил собственным глазам — настырный приезжий вернулся, причем в руках у него были буханка хлеба и литровая банка с молоком.
    — Держи, — он протянул хлеб, — я же вижу, что ты есть хочешь.
    Второй раз за последнюю неделю Косолапов не нашелся, что сказать. До сегодняшнего дня в его грубом, примитивном мире не было места простому человеческому сочувствию и состраданию, не говоря уж о помощи ближнему в трудную минуту.
    Сам Васька, увидь он приезжего плачущим, не преминул бы воспользоваться внезапно возникшим преимуществом, а потом еще и ославил бы москвича на всю деревню. Внутренним чутьем Васька понимал, что взять хлеб из рук «малахольного» означает признать свое полное поражение. Почему это поражение, он толком объяснить не смог бы, но чувствовал, что это так. Впрочем, был выбор — не брать, ударить приезжего по руке, чтобы хлеб и молоко упали на землю, а потом надавать ему по шее как следует.
    Описание раздумий Косолапова заняло почти целый абзац, в жизни же прошло не более минуты, как Васька… взял протянутый хлеб.
    — Тебя зовут Василий, — утвердительно заметил незнакомец. Васька кивнул, будучи не в состоянии разговаривать, поскольку рот был набит молоком и хлебом.
    «Малахольный» молча ждал, когда Косолапов закончит есть, но Васька, наскоро проглотив очередной кусок, в свою очередь поинтересовался:
    — А тебя как звать?
    — Вообще-то Илья… Но лучше зови меня Гаш.
    — Как?! — Васька впервые услышал такое странное слово.
    — Илья, — отрезал москвич. — Ну, мне пора, а то тетя хватится, будет искать. Банку я завтра у тебя заберу.
    Он ушел, а Васька долго не мог заснуть, хотя до этого дня не страдал бессонницей. Не спалось ему вот по какой причине: если он откажется травить приезжего парня с нерусским именем Гаш, то немедленно будет обвинен в трусости и предательстве. Он не боялся драки, каковая неминуемо последовала бы за подобным обвинением. Нет, драки Васька не боялся, тем более что победителя он знал заранее: свой статус главаря он завоевал в бесчисленных выяснениях отношений, итог которых всегда был одинаков. Когда Васька дрался, он не чувствовал боли. Если бы он был из семьи образованной, то знал бы, что таких яростных бойцов во времена викингов называли берсерками. Но семья Косолаповых книг в доме не держала, поэтому Васька о берсерках ничего не знал. За-то знал, что в любой драке наступает момент, когда глаза застилает черная туча и он не помнит, что происходит, а когда туча наконец рассеивается, обнаруживается, что противник, поскуливая, уже просит пощады. Так, в несвойственных ему ранее размышлениях, прошла почти вся ночь, а к утру Васька с удивлением понял, что более всего на свете он хочет подружиться с этим непонятным парнем.
    Утром прибежали братья Морозюки — докладывать обстановку. Все было как всегда, за исключением того, что тетка Антонина собралась ехать в райцентр. С точки зрения Морозюков, складывалась как нельзя более удобная ситуация, чтобы проучить заносчивого москвича.
    Близнецы переминались с ноги на ногу, искренне недоумевая, почему до сих пор их командир, вождь и генералиссимус не отдал приказ о начале военных действий. А «генералиссимус» в этот самый момент судорожно пытался придумать хоть какую-нибудь пристойную отговорку. Ничего толкового не придумывалось, поэтому Васька перешел в наступление:
    — Со вчерашнего дня не жрал, а вы даже хлеба не принесли.
    Морозюки мгновенно забыли о своих кровожадных намерениях в отношении приезжего и потупились, всем своим видом выражая раскаяние:
    — Ты это… Извини… Не подумали.
    — Что стоите как пни? — продолжал напирать Васька. — Не поняли? Быстро в деревню, и чтобы через полчаса были здесь.
    Братья синхронно кивнули, одновременно повернулись и резвой рысью припустили в лес.
    У Васьки появился небольшой запас времени, чтобы подумать.

Глава 3
Юрка

    Прошла неделя, потом еще одна, а Васька так и не дал команду «разобраться». Его ближайшее окружение сначала молчало, потом потихоньку стало роптать, и наконец в один прекрасный день старший близнец решился на бунт.
    Не будучи великим стратегом, Петька, однако же, понимал, что в случае неуспеха бунта случится большая драка. И кто из той драки выйдет победителем, он понимал. Младший близнец, естественно, был в курсе, инициативу брата не одобрял, но родственные чувства не позволяли ему оставаться в стороне.
    Васька, как обычно, находился в шалаше, когда решительно настроенный Петька и скептически настроенный Сенька нарисовались поблизости. К сожалению, при подготовке бунта старший Морозюк довольно много времени уделил тому, что он будет делать, когда узурпирует власть, но сам момент захвата власти представлял себе довольно смутно. То есть Петька не имел никакого мало-мальски подходящего плана, более того, он не смог подготовить даже эффектную речь, потому что ораторствовать был не приучен.
    Васька как раз закончил вырезать удочку, когда обнаружил присутствие Морозюков. Братья появились очень некстати, так как Васька договорился сегодня порыбачить с Гашем. Афишировать свои отношения с ним Косолапов не хотел, поэтому уставился на близнецов с выражением крайнего неудовольствия:
    — Что надо?
    Четко сформулированный вопрос предполагал такой же четкий ответ. Петька мгновенно ощутил недостаточную проработанность своего плана, замешкался и не смог прямо заявить Ваське, что они, Морозюки, больше ему не подчиняются и что если Васька не собирается показать приезжему пижону, кто здесь главный, то они, братья, вполне обойдутся и без него. Вместо этого Петька, совершенно неожиданно для себя, поинтересовался:
    — Червей накопал?
    Васька молча кивнул и вернулся к вырезанию удочки. Через пару минут он поднял голову и обнаружил, что братья никуда не делись, а по-прежнему стоят около шалаша, переминаясь с ноги на ногу.
    — Ну, что у вас еще?
    — Ннннничего… — запинаясь, сказал Петька и осторожно стал отступать обратно в кусты. — Ничего, мы так… Подумали, дай посмотрим, что ты делаешь…
    — Посмотрели? — грубо поинтересовался Васька. — Ну и валите отсюда!
    Морозюки уже и сами поняли, что допустили какую-то оплошность. Узурпация не удалась, близнецовый бунт был подавлен ничего не подозревающим Васькой в самом зародыше.
    Когда кусты надежно скрыли братьев от гневного взора Косолапова, Петька в сердцах отвесил младшему брату подзатыльник.
    По дороге в деревню они встретили рябого Лешку, местного собирателя новостей, сплетен и слухов. Лешка несколько раз пытался примкнуть к Васькиной компании, но все его попытки безжалостно пресекались бдительными Морозюками. После нескольких драк Лешка взял за правило обходить Морозюков за километр, но сегодня он на удивление смело шел прямо навстречу. Объяснение столь нетипичному поведению могло быть только одно: в деревне что-то произошло, и Лехе до смерти хочется поделиться новостями.
    Братья, конечно же, сделали вид, что Лехина информация их не интересует нисколечко.
    Что у них, братьев, есть гораздо более важные дела, чем слушать какого-то придурка. А если этот придурок сам лезет на рожон, то они, так и быть, выслушают его, чтобы потом, слегка надавав наглецу по шее, двинуться дальше по своим более важным делам. Но как только братья вникли в суть известия, напускное равнодушие сменилось живым интересом. Да и как тут не появиться интересу, когда на горизонте наметилась новая жертва. В Верхнюю Яйву приехал на летние каникулы еще один москвич.
    Братья немедленно помчались в деревню, чтобы как следует рассмотреть вновь прибывшего. Огородами они пробрались к заднему двору семейства Логиновых и заняли отличную наблюдательную позицию аккурат за поленницей. Ничего не подозревающая будущая жертва бродила по огороду, с интересом рассматривая торчащие из земли хвостики моркови, завязи кабачков и тыквы. Этот парень отнюдь не выглядел «малахольным», скорее он был похож на добродушного теленка: невысокий, плотненький, со светлыми кудряшками. «А зовут его Юркой», — торопливо шептал увязавшийся за близнецами Лешка, счастливый, что смог оказаться полезным столь важным персонам, как братья Морозюки. Тем временем Юрка приблизился к будке, где Логиновы держали сторожевого пса, крупную мохнатую злобную тварь неизвестной породы. Старший Логинов, обладающий извращенным чувством юмора, назвал этого дальнего родственника собаки Баскервилей Дружком.
    Дружок давно уже наблюдал за непонятными перемещениями незнакомого ему объекта, но себя никак не обнаруживал, подпуская будущую жертву поближе. Когда кудрявый Юрка оказался в метре от логова Дружка, тот выскочил из будки и молча бросился на мальчика. Все последующие события произошли так быстро, что сидящие за поленницей Морозюки и Леха сначала ничего не поняли. Во-первых, парень по имени Юрка совершенно не испугался собаки, во-вторых, он успел отскочить на безопасное расстояние, не дав Дружку сбить себя с ног. В-третьих, он не бросился с громкими криками к дому… Убедившись, что благодаря короткой цепи пес не в состоянии до него добраться, Юрка огляделся и… направился прямиком к поленнице. Остановившись в двух шагах от спрятавшихся братьев, он начал внимательно рассматривать дрова. Наконец, найдя то, что ему было нужно, удовлетворенно кивнул и вытащил средней величины чурбанчик. Мальчишки все еще не понимали, что задумал приезжий, а тот, ухватившись обеими руками за полено, повернулся в сторону бесновавшегося пса, прицелился и со всей силы метнул полено в собаку. Дружок, не привыкший к подобному обращению, даже не подумал увернуться, о чем моментально пожалел. Рычание мгновенно перешло в скулеж: полено попало по лапе, и побитый Дружок, прихрамывая, поплелся к себе в будку. А кудрявый мальчик радостно засмеялся высоким звенящим смехом, как будто ему показали что-то очень веселое.
    Братья Морозюки, не отличавшиеся особой чувствительностью и не состоящие в обществе охраны прав животных, были здорово напуганы. Напугал братьев не факт жестокого обращения с собакой — сами Морозюки с живностью обращались куда менее деликатно. Самым страшным, как ни странно, показался им смех кудрявого мальчика.
    Только к вечеру братья пришли в себя и, докладывая Ваське обстановку, про странный смех не упомянули.
    Васька внимательно выслушал новости, стараясь скрыть свою радость — ведь появилась новая, весьма перспективная жертва, то есть пацаны перестанут доставать его по поводу Ильи.
    — Значит так… — солидно прокашлялся Косолапов. — Слушайте сюда…

Глава 4
Бои местного значения

    В течение последующих двух недель братья пытались подловить толстячка Юрку. Несколько раз им даже это удалось. Бойцом толстяк оказался неважным, быстро сдавался. Васькина компания воспрянула в предвкушении многомесячной травли, но парень оказался далеко не прост: варварски примитивному выяснению отношений «на кулаках» Юрец предпочитал тонкое византийское искусство «подставы». Стоило ребятам намять ему бока, как через некоторое время вдруг выяснялось, что то там, то сям совершались некие хулиганские действия, причем найденные на месте «преступления» доказательства не-опровержимо свидетельствовали против Юркиных обидчиков. За это им крепко доставалось от старших. Пацаны, конечно же, прекрасно понимали, чьих это рук дело, но хитрый Юра не оставлял после себя никаких следов; врагов же подставлял грамотно, со знанием дела. Далеко не сразу, но даже до самых туго соображающих недоброжелателей дошло, что связываться с толстяком — себе дороже, поэтому, по решению Васьки Косолапова, мальчишки в конце концов прекратили с толстяком всякие отношения, объявив ему бойкот.
    Для Юрки настали тяжелые дни: развлечений на селе не так уж и много — рыбалка, походы в лес. Всегда приятно, если рядом с тобой есть кто-то, у кого можно одолжить мотыля или дождевого червя для наживки. А постройка шалаша, вечерний костер и печеная картошка? Что делать, если тебя не зовут?
    В такой ситуации возможностей немного, но они есть. Первая, самая простая, — «прикормить» слабого. То есть выбрать из мальчишечьей тусовки откровенного изгоя и уделить ему немного внимания.
    Толстый Юрка был парнем сообразительным и, внимательно изучив здешний контингент, безошибочно выбрал на роль «друга» рябого Лешку. Не избалованный вниманием Лешка охотно откликнулся на дружелюбное предложение приезжего сходить вместе на рыбалку. Однако Юрка понапрасну прождал в условленном месте: Лешка не пришел. А когда на следующий день они случайно столкнулись около магазина, Лешка виновато опустил голову и прошмыгнул мимо, отчаянно делая вид, что не замечает Юрку. Было очевидно, что в замечательный, хорошо продуманный Юркин план вмешался кто-то со стороны. Не составило большого труда вычислить негодяя — это, как Юрка и предполагал, был местный обалдуй Васька Косолапов, чей авторитет держался исключительно на кулаках.
    Необходимо было срочно найти слабое место Васьки и ударить туда со всей силы. Теперь Юрке было совсем не скучно: он выслеживал, подслушивал, разговаривал со взрослыми, выуживая необходимую информацию. О, теперь он был в своей стихии. Жителей деревни он почитал за кучу недоразвитых идиотов, не способных по природе своей на самую простенькую интригу.
    Через две недели он твердо знал, что непобедимый и беспощадный Васька втайне от членов своей «банды» дружит с «малахольным» парнем по имени Илья. Еще через неделю Юрка понял, как сильно Косолапов дорожит этой дружбой. Значит, именно это и надо у него отнять. Причем так, чтобы Илья сам, по доброй воле, перестал общаться с Васькой и начал общаться с ним, Юркой.
    Несколько умело и вовремя вставленных фраз в разговоре с тетей Ксенией, и вот уже Юра с теткой приглашены в гости к Антонине Петровне.
    — У Тони сейчас племяш гостит, тоже из Москвы, — радовалась тетка Ксения. — Хороший мальчик, спокойный, не то что эти бандиты.
    — Да, тетя, — Юрка кивал головой, во всем с ней соглашаясь. — Вам, тетя, ничем помочь не нужно?
    Ксения даже прослезилась — ну до чего же золотой у нее племянник. Тихий, вежливый, по хозяйству готов помочь.
    — Спасибо, Юрочка, иди лучше погуляй. Ты же отдыхать сюда приехал.
    — Так когда мы в гости-то? — поинтересовался Юрка, стоя в дверях.
    — А вот к семи часам и пойдем. Тоня пироги поставила.
    Последние два часа до обещанных семи длились, как показалось Юрке, не менее суток Но вот наконец они в гостях. Тетка Антонина Юрке не понравилась категорически. Слишком шумная, слишком болтливая, слишком глупая. За столом она не закрывала рта, громко, не стесняясь сидящего тут же племянника, рассказывая о проблемах в семье столичных родственников. Периодически она спохватывалась и, сменив радостный тон на «жалистный», спрашивала Илью, не хочет ли он еще чего-нибудь. Мальчик, не отрывая глаз от почти пустой тарелки, молча крутил головой. Н-да, ну и фрукт… Юрка отказывался понимать, что нашел в этом тихоне задира и драчун Васька Косолапов. Сам он никогда бы не стал с таким дружить, если бы не обстоятельства. Есть цель — поставить Косолапова на место. А для ее достижения надо сначала отобрать у него самое ценное — общение вот с этим молчуном.
    Похоже, пока они сидят за столом, парень рта не раскроет. Юрка положил вилку на тарелку, вежливо поблагодарил уважаемую Антонину Петровну за вкусный ужин и с некоторым смущением, которое, как он твердо знал, безотказно действует на теток, поинтересовался, могут ли они с Ильей пойти немного погулять. Нет, пусть тетя Тоня не волнуется, на улицу они не пойдут, так, посидят на зад-нем дворе.
    Обе тетки расцвели и дружно закивали.
    — Иди, погуляй, Илюшенька, — засуетилась Антонина Петровна. — Смотри, какой Юра хороший…
    Ее племянник не стал дожидаться окончания фразы, отодвинул тарелку и, по-прежнему не поднимая глаз, молча направился к дверям. Юрка пошел за ним, но в сенях немного задержался, чтобы послушать, о чем будут говорить тетки.
    — Нелюдимый такой, — тут же начала жаловаться Антонина Петровна, почуяв благодарного слушателя в лице тетки Ксении. — Ни тебе здравствуйте, ни спасибо. Твой-то, смотри, вежливый, старших уважает. Надо, чтобы мой с ним побольше общался. А то молчит целыми днями. Или уйдет, не скажет куда. Вернется, начинаю пытать — где был, не говорит. Как бы не связался с дурной компанией, что я потом его матери скажу.
    Тетка Ксения с удовольствием поддержала разговор, громко восхваляя достоинства СВОЕГО племянника. Стоящий в темных сенях Юрка злорадно усмехнулся: как, оказывается, просто манипулировать людьми, нужно всего лишь говорить им то, что они хотят слышать. Теперь осталось выяснить, чего ждет от жизни молчаливый Илья.
    Юрка с шумом распахнул дверь и вышел на задний двор. Племянник Антонины Петровны сидел около поленницы и задумчиво обстругивал длинную лозу, делал удочку. На подошедшего Юрку внимания не обратил, продолжал заниматься своим делом. «Какой то он… недоразвитый», — подумал толстяк, но делать нечего, нужно претворять в жизнь задуманный план.
    — Удочка будет? — попытался он завязать разговор.
    «Недоразвитый» молча кивнул, не отрывая глаз от своей поделки.
    — Ты куда рыбачить ходишь? — продолжал Юрка, ничуть не смущаясь тем фактом, что объект воздействия пока не выражал горячего желания общаться.
    Илья молчал. Юрка немного подумал и решил сменить тактику:
    — Достают тебя родственнички? Лично меня тетка Ксения во как задолбала, — энергичным жестом в районе горла он показал, насколько велико это «во как».
    Эта тема заинтересовала молчаливого Илью несколько больше; он отложил в сторону недоструганную лозу и впервые за все время беседы посмотрел на назойливого собеседника.
    — Говорил я матери, — между тем продолжал Юрка, — не хочу ехать в эту Верхнюю Яйву. Так нет, даже слушать не желала. А здесь тоска, даже поговорить не с кем. Аборигены тупые…
    Тут он замолк на минуту, чтобы «недоразвитый» мог высказать свою точку зрения, если таковая у него имеется.
    Поскольку племянник тети Тони не выразил желания вступить в разговор, Юрка продолжил:
    — Не понимаю, как ты можешь общаться с этим… — тут Юрка брезгливо скривил губы, — с Косолаповым. Он же конченый идиот. Только и знает, что кулаками размахивать. Думаешь, кем он будет, когда вырастет?
    Это был вопрос, не требующий ответа, вопрос-связка. Каково же было удивление Юрки, когда молчаливый парень вдруг заговорил:
    — Он хочет стать летчиком.
    — Кто? — сначала не понял Юрка.
    — Васька, — терпеливо пояснил Илья.
    — Летчиком?! Да кто его в летчики возьмет! У меня дядя — летчик, — с ходу соврал Юрка. — Он мне рассказывал, как поступают в летное училище. Туда знаешь как трудно поступить? Математику сдавать надо и другие экзамены. А твой Васька, когда вырастет, будет алкоголиком, как его папаша.
    Прогноз относительно будущего Васьки он придумал не сам. Просто несколько дней назад к тетке Ксении забегала по-соседски мать Васьки, и Юрка провел не меньше часа, скрючившись на печке и подслушивая.
    Пожалуй, последний пассаж, насчет алкоголика, оказался лишним: на лице «малахольного» Ильи появилось упрямое выражение:
    — Ты это… Заткнись… Он мой друг, а тебя я знать не знаю.
    При этом он старательно не смотрел на Юрку, предпочитая разглядывать соструганные кусочки коры.
    Юрка понял, что ошибся, и немедленно сменил тактику:
    — Ну что ты, я вовсе не хотел его обижать. Это моя тетка Ксения так говорит. А я наоборот, я мог бы ему помочь, если он приедет в Москву. Я бы познакомил его с дядей.
    Очевидно, Илье тоже не хотелось продолжения скандала. Он как ни в чем не бывало вновь взял в руки лозу, давая тем самым понять, что общение закончено. Но Юра не привык отступать.
    — Ты в здешнюю школу ходить будешь?
    Илья молча кивнул вместо ответа.
    — Моя мама говорит, — продолжал между тем хитрый Юрка, — мама говорит, что после сельских школ невозможно поступить в нормальный институт. А если человек не поступит в институт, то его заберут в армию. Лично я в армию не собираюсь, я буду поступать в университет. И со следующего года мама возьмет мне репетиторов. А ты куда думаешь по-ступать?
    — А я вообще учиться не собираюсь, — мрачно буркнул Илья. — Достали меня все дома с этой учебой.
    Юрка замер. Кажется, ему удалось нащупать слабое место в тети-Тонином племяннике.
    — Согласен, — он энергично кивнул головой, — учиться и мне неохота. По крайней мере, в наших школах. Вот куда бы я хотел пойти учиться, так это в колледж к иезуитам… — Произнеся эти слова, Юрка внимательно, «со значением», посмотрел на собеседника.
    Несколько минут оба молчали, а потом Илья все же задал вопрос, которого так ждал Юрка:
    — А что это за колледж? Что-то я про такой вообще не слышал.
    — Ничего удивительного. Этот колледж не у нас. Я читал, у них там не принято выделяться. У нас за двойки тебя на педсовет таскают, а у них отличников не любят. Зато там учат, как сделать так, чтобы ты вроде как не на виду у всех был, но при этом все от тебя зависело. Главное, чтобы цель у тебя была, а каким способом ты ее достигнешь, это не важно.
    Юрка сел на любимого конька. Он не был большим любителем чтения, но как-то раз в руки ему попала изданная еще до революции книга «Жизнеописание Святаго Игнатия Лойолы». С трудом продираясь через старую грамматику, через все эти «еры» и «яти», Юрочка усвоил главное — цель оправдывает средства. Сей постулат понравился ему до чрезвычайности, и он начал последовательно примерять на себя эту модель поведения. Конечно, до гениального дона Игнасио ему было далеко, но кое-какие способности имелись. Так, он умело втирался в доверие к одноклассникам, «заводил дружбу», после чего потихоньку стучал учителям и устраивал мелкие и крупные пакости ничего не подозревающим «друзьям».
    Особых выгод от таких действий он не получал, но его привлекала атмосфера интриги и тайны, а постоянная опасность разоблачения придавала жизни определенную остроту.
    Похоже, что сейчас святой Игнатий мог реально помочь в важном деле. На следующий день Юрка вновь появился в доме тетки Антонины. Предлог нашелся сам собой: тетка Ксения в знак благодарности за гости и сплетни попросила племянника отнести Тоне банку варенья. На сей раз «малахольный» проявил гораздо больше интереса к гостю, сам предложил пойти посидеть на заднем дворе. Посиделки продолжались почти три часа, причем зоркий Юркин глаз углядел в кустах головы шпионящих за ними братьев Морозюков. Стало быть, к вечеру информация о «предательстве» Ильи дойдет до Васьки. Когда Юрка собрался уходить, Илья сам предложил ему зайти завтра.
    Давно Юрка не получал такого удовольствия: день за днем наблюдать, как твой противник утрачивает преимущество, судорожно пытается выправить ситуацию и у него ничего не получается. Через две недели в Юркиной голове созрел новый гениальный план. Он понял, как можно не только «подвинуть» Ваську, но и заставить его плясать под свою дудку.
    — Я думаю, — заявил он, когда они с Ильей вновь сидели около поленницы, — я думаю, нам надо создать свой орден.
    — Это как? — полюбопытствовал Илья.
    — Тайное общество, свой устав, клятва, скрепленная кровью.
    — Здорово, — восхитился Илья. — А кто еще, кроме нас, будет в этом обществе? Или это будет наша с тобой тайна?
    Юрка в очередной раз мысленно похвалил себя: ради этой фразы собственно и был затеян данный разговор. Он сделал вид, что усиленно думает.
    — Я здешних плохо знаю. Они не хотят со мной общаться. Вот ты — ты кого бы позвал?
    Илья смутился и неуверенно предложил:
    — Если ты не возражаешь… давай позовем Ваську. Он совсем не плохой парень.
    Юрка молчал, от чего Илья еще сильнее разволновался:
    — Нет, если ты против, мы его звать не будем. Но…
    — Хорошо, — снизошел наконец Юрка, — зови своего Косолапова. Только предупреди, чтобы язык за зубами держал. А то прибегут всякие, эти два брата-акробата.
    Сначала Косолапов заупрямился, но когда Илья дал ему понять, что вариантов всего дна — или он вступает в «орден», или их дружбе приходит конец, — Васька сдался.
    Теперь у них был общий секрет. Штаб-квартирой вновь образованного «ордена» стала поленница на заднем дворе Илюшиной тетки. Здесь можно было спокойно разговаривать, не опасаясь подслушивания и диверсий со стороны братьев Морозюков, которые тяжело переживали предательство своего атамана. Братья сделали попытку сколотить антикосолаповскую коалицию, но попытка по-терпела фиаско: никто не захотел связываться с бешеным Васькой. Морозюки временно затаились, но не сдались. Каждый раз, открывая «заседание», Юрка непременно обращал внимание остальных на торчащие из кустов братские макушки, что очень веселило всех «членов ордена». Отсмеявшись, Юрка рассказывал Ваське и Илье разные истории из жизни святого Игнатия Лойолы, щедро сдабривая прочитанное в книге своими собственными фантазиями.
    Искусный мастер интриг (это мы про Юрку, а не про Игнатия), он прекрасно понимал, что надолго рассказов не хватит. Рано или поздно слушателям надоест этот герой, и тогда Васька обязательно попробует взять реванш. Нужно было срочно что-то придумать.
    — Все, хватит болтать, — резко начал он очередное «заседание».
    Два других «члена ордена» посмотрели на него с удивлением.
    — Завтра, — торжественно продолжил Юра, — мы скрепим наш союз кровью. Только надо сделать гак, чтобы никто этого не видел. Вася, Морозюков возьмешь на себя. Чтобы они не вздумали следить за нами.
    Васька молча кивнул.
    — Тогда сегодняшний сбор будет коротким. Встречаемся завтра после обеда, но не здесь, а у реки, там, где обрыв. Ну все… Готовьтесь.

Глава 5
Клятва на крови

    — Мы из среды нашей должны избрать себе главу, или генерала… И он один будет иметь право решать, на какое дело кто годен и кому поручить какое задание. Все и каждый должны дать обет повиноваться генералу во всем, что касается устава ордена…
    Юрка на мгновение замолк и внимательно посмотрел на друзей — худенький, коротко стриженный темноволосый Илья и рыжий, веснушчатый Васька. С удовлетворением отметил, что слушают внимательно, солидно откашлялся и, нахмурив брови, продолжил свою речь:
    — Словом, для пользы ордена и в видах постоянного упражнения себя в смирении, члены ордена должны во всем и всегда повиноваться генералу…
    — Погоди, — неожиданно прервал Васька, — я что-то не понял, а кто у нас генералом будет?
    — Генерала надо выбрать, — терпеливо пояснил Юрка.
    — И как же мы его будем выбирать?
    — А нам и выбирать не нужно. Генералом буду я.
    — Интересно, почему это ты? — Рыжий явно был не согласен с таким поворотом событий.
    — А ты хоть что-нибудь вообще знал об ордене иезуитов, пока я тебе не рассказал? Ты же ни устава ордена не знаешь, ничего… Какой из тебя генерал?
    Рыжий насупился, но потом кивнул, вроде как соглашаясь. Правда, почти сразу выяснилось, что согласен он далеко не со всем:
    — Ну, хорошо, МОЖЕТ БЫТЬ, я в генералы ПОКА не гожусь, — голосом он выделил слова «МОЖЕТ БЫТЬ» и «ПОКА». — Но есть еще Илья. Он-то почему не может быть генералом?
    Справедливость данного замечания разозлила Юрку. Он уставился на бунтовщика, как будто хотел прожечь дырку у того во лбу. Однако Ваську этот свирепый взгляд ничуть не смутил. Он упрямо ждал ответа на свой вопрос, причем было совершенно ясно, что если ответа он не получит, то «выборы генерала» могут быть отложены по вине «неопределившегося электората». Неожиданно толстяк перестал гипнотизировать рыжего, широко улыбнулся и обратился к тому, чью кандидатуру только что выдвинули в генералы:
    — Ну, Илья, — сладким голосом пропел он, — а ты сам-то хочешь стать генералом нашего ордена?
    «Кандидат в генералы» явно растерялся и виновато посмотрел на рыжего:
    — Извини, Вась, но пусть генералом будет Юрка. Он это все придумал…
    Рыжий Васька сплюнул:
    — Ну и черт с тобой. Пусть… — легкий кивок в сторону толстячка, — пусть он будет генералом.
    — Мы должны скрепить нашу договоренность кровью, — мгновенно сориентировался Юрка. — Сейчас мы смешаем нашу кровь… — Он торжественно вытащил из кармана перочинный нож.
    — Это обязательно? — поинтересовался несостоявшийся «генерал».
    — Если мы хотим, чтобы наше общество было тайным, то обязательно. Мы будем кровными братьями. Если один из нас попадет в беду, двое других его выручат.
    — Как д’Артаньян и три мушкетера? — обрадовался Илья.
    — Какие еще мушкетеры, — Юрка покрутил пальцем у виска. — Мушкетеры — туфта, только шпагой размахивать могли. Мы же будем действовать иначе.
    — Это как? — вступил в разговор Васька.
    — Сначала определяем цель, потом я, как генерал, разрабатываю стратегию и тактику. А потом… Потом мы вместе идем к этой цели.
    — И какая же, интересно, у нас цель? — продолжал допытываться рыжий.
    — Первым делом, — толстяк не дал себя сбить с толку, — мы должны скрепить наш союз. А ты, видимо, боишься порезаться…
    С этими словами он улыбнулся и чиркнул лезвием себя по руке. Два других мальчика уставились на Юркину руку, белую, пухлую, почти не покрытую загаром. Сначала им показалось, что толстяк только сделал вид, что порезался. Но буквально через несколько секунд из почти незаметной царапины появилась первая алая капля.
    — Ну… — Юрка нехорошо улыбнулся, перевернул руку порезом вниз. Кровь собиралась в густые капли и падала в песок. Удивительно, но мальчика, похоже, это зрелище не только не пугало, но, напротив, завораживало. — Чего вы ждете? Испугались?
    Рыжий Васька воспринял эту реплику как личное оскорбление. Он выхватил ножик из Юркиной руки…
    Теперь кровь на землю капала из двух рук, и там, куда ее попало много, в песке образовалась небольшая темная ямка.
    — А теперь дай-ка, — Юрка схватил рыжего и торжественно прижал свой порез к кровоточащей ране на Васькиной руке. При этом лицо его выражало невероятное блаженство, чего никак нельзя было сказать о двух других членах «ордена». Но если Васька воспринимал все происходящее как суровую, мужскую игру, Илье мысль, что пришла его очередь резать себе руку, очевидно не нравилась. Инстинктивно он сделал шаг назад, как поступил бы всякий здравомыслящий человек, стремящийся избежать опасности.
    — Ну? — Юрка взял ножик и протянул его Илье. — Давай, не бойся…
    — Я… Я не могу сам, — мальчик зажмурился и отчаянно закрутил головой. — Давай ты… Я не могу на это смотреть.
    Не открывая глаз, Илья протянул толстяку правую руку запястьем вверх. Тот осторожно обхватил пальцами тонкое запястье, потом легонько погладил ладонь. Зажав ножик в правой руке, он начал выбирать место для разреза.
    — Ну, что ты тянешь, — поторопил его Илья.
    Толстяк никак не отреагировал, он был занят. Большим пальцем он мягко надавил туда, где под кожей проступали вены. В синих глазах загорелись огоньки безумия и восторга. Он поднял нож и…
    — Стой! — крик раздался так внезапно, что мальчики дружно вздрогнули, на мгновение замерли и только потом медленно повернулись в сторону кричащего.
    Из-за кустов вышла девочка лет четырнадцати, худенькая, длинноногая, немного нескладная. Если бы она жила не в Верхней Яйве… Даже не так — если бы скаут из европейского модельного агентства каким-то чудесным образом оказался в Верхней Яйве (например, самолет совершил бы аварийную посадку в тайге)… Так вот, если бы такое произошло, опытный глаз скаута сразу бы разглядел в девчушке большой потенциал для модельного бизнеса: огромные голубые глаза, аккуратный маленький носик, крупный, немного «размытый» рот. Общее впечатление несколько портила безвольная линия подбородка и отсутствие живости. Увы, про заграничных скаутов из модельных агентств в Верхней Яйве слыхом не слыхивали, а одноклассники Светочки красавицей ее не считали, дразнили «овцой» и с удовольствием травили всем классом.

Глава 6
Апельсины от осины

    У продавщицы верхнеяйвинского сельпо Верки-пьяницы было трое детей. Старшей девочке исполнилось четырнадцать, ее звали Света, младшей Жене четыре года; имелся еще сынишка Петр, которому было от силы полгода. Света долго не знала, кто ее отец. Впрочем, младший братишка Петр тоже этого не знал и вряд ли когда-нибудь узнает. Точно назвать Петиного отца, скорее всего, была не в состоянии и сама Верка.
    Пятнадцать лет назад неподалеку от деревни разбили лагерь геологи. Женщин в партии не было, поэтому жизнерадостные бородачи охотно наведывались в деревеньку. Верка тогда была не «Веркой-пьяницей», а хрупкой двадцатилетней блондинкой в поисках мужа. Сотрудники геологической партии все, как один, готовы были «жениться», что и проделывали вечерами. Верка же, ошалев от выбора, не сообразила, что надо сосредоточиться на одной кандидатуре, а не привечать сразу троих. Через несколько месяцев после отъезда геологов она написала в Москву три письма, в каждом из которых был одинаковый текст: «Поздравляю с рождением дочери».
    Ответили двое. Один написал, что женат, и просил более его не беспокоить. Второй нетактично поинтересовался, уверена ли Верка, что ребенок его, а не коллег по экспедиции? Верка уверена не была. Третий не ответил: то ли письмо не дошло, то ли адрес сразу же дал неправильный. Молодая мать даже хотела было съездить в Москву, чтобы разыскать этого третьего, но ребенка было не на кого оставить, да и денег на такую поездку тоже не было.
    Вот этот третий и лег в основу Веркиного «мифа об отце». Когда Светочка подросла и начала интересоваться, где ее папа, Верка выдала ей заранее продуманную легенду. О, женщины, во имя спокойствия детей придумывающие-мифы об отсутствующих отцах! В ваших рассказах пьяницы и лоботрясы удивительным образом превращаются в летчиков-испытателей, сгоревших вместе с самолетом при отработке особо сложного маневра. Лет до пяти девочка была твердо уверена, что ее отец — геолог, погибший в тайге.
    Правда, очень скоро сверстники (с подачи родителей) разъяснили обескураженной Светочке, что отец ее вовсе не погиб, да и отцов-то было несколько.
    Матери о своем открытии девочка ничего не сказала, побоялась, потому что Верка уже начала регулярно прикладываться к бутылке и в пьяном виде была скора на расправу. Но в глубине души Светочка верила в чудо.
    Как-то раз к ним в школу приехала комиссия из района. По случаю приезда высоких гостей в клубе крутили кино про девушку Ассоль, свято верившую в то, что за ней приплывет корабль под алыми парусами. Светочке безумно понравилась Ассоль, такая красивая, такая возвышенная. У них в деревне таких девушек не было. И совершенно правильно все заканчивалось там, в фильме. За Ассоль приплывал прекрасный принц — капитан корабля с парусами из алого шелка.
    Ей, Светочке, тоже хотелось, чтобы, назло всем обитателям деревни, за ней приплыл прекрасный принц. Ну, не на корабле, конечно. Моря здесь нет, река мелковата. Пусть он прилетит на вертолете или даже придет пешком. Главное, чтобы был он такой, как в кино, — высокий, красивый, с точеным породистым лицом.
    В день, когда Светочке исполнилось восемь, Верка забыла о дне рождения дочери. Ближе к вечеру девочка пошла к магазину, чтобы посмотреть, в какой стадии опьянения находится мать. На удивление, продавщица была почти трезвой, она стояла, облокотившись на прилавок, и, всхлипывая, разговаривала с каким-то бородатым незнакомцем. Светочка осторожно проскользнула в дверь и выжидающе уставилась на мать. Наконец Верка ее заметила, всплеснула руками и истошно заголосила:
    — Вот она, моя кровиночка!
    Девочка испугалась — ни разу мать не называла ее кровиночкой. Незнакомец обернулся. У него оказалось приятное загорелое лицо, на котором выделялись очень светлые брови и ресницы, забавно контрастирующие со светло-голубыми глазами.
    Хотя мужчина не был похож на прекрасного принца из фильма про девушку Ассоль, Светочкино сердечко вдруг застучало сильно-сильно. Неожиданно Верка кинулась к дочери, схватила ее за плечи и подтолкнула к незнакомцу:
    — Познакомься, доченька, это твой папа.
    Светочка вспомнила «легенду о погибшем геологе». Мама действительно говорила неправду: он не погиб. И он вернулся. Ни у кого в деревне больше нет отца, живущего в далекой Москве. Такого отца, с чудесными голубыми глазами, не похожего на здешних мужиков, беспробудно пьющих всю неделю. Наверное, он просто не мог раньше приехать за ней и за мамой. А вот теперь смог, теперь они все вместе поедут в Москву.
    Ночью взволнованная Светочка долго не могла заснуть, ей ужасно хотелось подслушать, о чем разговаривают родители. Но они говорили так тихо, что ничего невозможно было разобрать. Незаметно для себя она уснула. Утром, впервые за много лет, она проснулась с удивительным ощущением праздника.
    А днем они с папой шли по деревне, держась за руки. И все смотрели на них и, конечно же, завидовали. Не могли не завидовать. И по дороге они зашли в магазин, где работала мама, и отец купил Светочке целый килограмм конфет. А потом он ушел в свой лагерь, но вечером вернулся, принес тушенку, и мама сделала вкусный ужин. А потом он долго пел под гитару — «не обещайте деве юной любови вечной на земле». Мать плакала и наливала в граненые стаканчики густо-красный портвейн.
    Светочкино счастье длилось ровно два месяца: в конце августа геологи уехали в райцентр, а потом в Москву. Перед отъездом отец пошел с ней на речку. Они шли по берегу Яйвы, бросали туда камушки, и отец говорил ей, что она должна хорошо учиться. Потому что если она будет хорошо учиться, то сможет поступить в институт в Москве. Светочка слушала и верила. Правда, оставалось неясно, что же будет с мамой, когда она, Светочка, уедет в Москву. Но спросить она побоялась — почему-то была уверена, что отец смутится и не ответит, а ей так не хотелось его огорчать.
    Осенью выяснилось, что Верка опять беременна. В Москву улетело очередное письмо. Через две недели пришел ответ. Светочка подслушала, как мать читала письмо соседке — Антонине Петровне.
    Отец писал, что очень рад, но в ближайшее время вряд ли сможет выбраться в Верхнюю Яйву. Но на следующее лето обязательно приедет в экспедицию. К тому времени Вера уже родит. И он очень хотел бы, если будет мальчик, чтобы его назвали Женей. Практически одновременно с письмом на Веркино имя пришел почтовый перевод. В письме отец пояснил, что будет по возможности присылать деньги на Светочку, а весной, когда родится второй ребенок, постарается присылать побольше.
    В апреле у Светочки появилась младшая сестра, которую Верка, естественно, назвала Женей.
    Летом отец опять приехал, привез Светочке красивое платье китайского производства — ярко-зеленое, с рюшечками и вышивкой.
    И девочка окончательно уверовала в свою счастливую звезду. Теперь ее уже никто не дразнил безотцовщиной. Наоборот, все ей завидовали. Да, конечно, он не живет с ними постоянно. Но что лучше: когда у тебя отец такой же, как и у остальных, живет в Верхней Яйве, пьет самогон и, надравшись, горланит похабные песни — или же он живет в самой Москве, присылает деньги, а когда приезжает навестить их с мамой и сестренкой, привозит замечательные подарки. И петь он тоже умеет, под гитару. И песни у него все замечательные: «Милая моя, солнышко лесное…» Эту он обычно матери пел. А Светочке больше нравилась другая, про «надежды маленький оркестрик под управлением Любви».
    Безоблачное Светочкино счастье длилось приблизительно до середины августа. Пока Верка не начала сначала потихоньку, а потом уже не таясь вновь прикладываться к бутылке.
    Скандал разразился, когда отец, в очередной раз придя из лагеря в деревню, обнаружил в стельку пьяную Верку, кричащую от голода маленькую Женечку и совершенно растерянную и напуганную Свету, которая пыталась накормить сестренку коровьим молоком. С Верки в данный момент были взятки гладки, она дрыхла на кровати, не сняв верхнюю одежду. Из уголка рта у нее текли слюни, а кофточка на груди потемнела от прибывшего и сочащегося молока. В комнате стоял густой спертый запах перегара. Отец в сердцах отругал Свету, что не догадалась открыть окно и малышка вынуждена дышать этим ужасным воздухом.
    Утром, когда Верка пришла в себя, отец грубо высказал, что он думает о такой безответственности. Светочка, зажмурившись, лежала на печи и впервые в жизни молилась Богу, чтобы отец не ушел, чтобы остался.
    Мать же повела себя на удивление нахально. Вместо того чтобы признать свою неправоту, она достала какое-то письмо, ткнула его в нос отцу и заявила, что теперь «все про него знает», что у нее «открылись глаза» и что «она была последней дурой, когда родила ему двоих детей». Светочка ждала, что отец сейчас все объяснит и они с матерью помирятся. Но он почему-то промолчал, а потом неловко извинился и ушел.
    Через две недели геологи уехали. Перед отъездом он зашел попрощаться со Светочкой, выбрав момент, когда Верки не было дома.
    — Ты прости меня, дочка, — он погладил ее по голове. — Когда подрастешь, ты поймешь меня. А пока просто не держи зла.
    Светочка кивала, изо всех сил стараясь не расплакаться. А потом долго ждала писем. Писем не было, лишь под Новый год ей пришла открытка, на которой мальчик в смешной голубой шапочке держал под уздцы прекрасного оленя. Внизу открытки было написано затейливыми буквами «З новім роком!».
    Летом он не приехал, хотя в апреле пришла открытка ко дню рождения Женьки — ей исполнился год.
    Через два года никто в деревне уже не верил, что «Веркин хахаль», заделавший ей двоих детей, когда-нибудь вернется в Верхнюю Яйву.
    Верка стала пить почти каждый день, а напившись, искала утешения в объятиях мужчин. Почти через день Светочке с сестрой приходилось ночевать на сеновале, потому что к матери толпой ходили кавалеры.
    Когда Светочке исполнилось двенадцать, а Жене четыре, Верка опять забеременела. Выяснить, кто на этот раз был отцом, не представлялось никакой возможности — за истекший период в ее кровати побывало почти полдеревни.
    Брат Петька родился зимой, в феврале, немного раньше положенного срока. Мальчик был слабенький, врачи даже сомневались, выживет ли.
    А в конце весны в деревню приехал Илья. В первый раз Светочка встретила его в магазине, он пришел покупать хлеб. Москвич не был похож ни на кого из местных мальчишек. Правда, если говорить честно, на капитана Грея он тоже был похож не очень. Но, видимо, в тот день в воздухе витало нечто особенное, пагубно влияющее на нежные девчачьи души. Светочка влюбилась сразу и всерьез. Конечно же, она прекрасно понимала, что взаимности не будет. Не может быть по определению. Но в глубине души все равно надеялась. К тому же именно сейчас они проходили по литературе «Евгения Онегина». Одноклассники Светочки к роману в стихах, сочиненному знаменитым поэтом, отнеслись более чем равнодушно, ограничившись заучиванием отрывка «Мой дядя самых честных правил…». И только Светочка дочитала его до конца. Ее не взволновали отношения Ленского и Ольги, зато линия Онегин — Татьяна понравилась очень. Лежа вечерами в кровати, она мечтала, как вырастет, уедет в Москву, поступит там в институт, а потом станет знаменитой актрисой. И они с Ильей встретятся через много лет. И сначала он ее не узнает, как Онегин — «кто там, в малиновом берете, с послом испанским говорит». И сразу влюбится, и только потом, когда они уже пойдут подавать заявление в ЗАГС, она ему откроется.
    В конце учебного года из райцентра в Верхнюю Яйву приехал фотограф — фотографировать выпускные классы. Жизнерадостный лысый дядька-фотограф предложил всем желающим сфотографироваться в неформальной обстановке, например на школьном дворе. Естественно, за дополнительную плату. Светочка внезапно поняла, что это — ее единственный шанс заполучить фотографию обожаемого принца. В тот вечер она впервые решилась на кражу: дождавшись, когда мать допьет свою ежедневную норму и завалится спать, она осторожно открыла кошелек и вытащила все, что там было. Увы, найденной суммы было недостаточно. Поэтому на следующий день Светочка отправилась к матери на работу и, улучив момент, добыла недостающую сумму из стоящей под прилавком банки с мелочью. Верка принципиально не давала мелочь на сдачу, предпочитая одаривать покупателей липкими карамельками без обертки.
    Последним препятствием оказался противный толстый Юрка, с которым Илья дружил. Сначала он решительно выступил против того, чтобы в их чисто мужской компании фотографировались девчонки, но его удалось уговорить. Тогда он ополчился против Светочки, заявив, что рядом с ней не встанет. Девочка не спорила, но и не уходила. В итоге ее поставили с краю, чтобы она «не портила вид», как выразился противный Юрка. Лысый фотограф сделал два кадра, а потом записал, кому сколько фотографий сделать. Когда очередь дошла до Светочки, она вдруг подумала об отце и заказала два снимка.
    Через месяц на имя директора школы пришло толстое заказное письмо с фотографиями.
    Вечером Светочка, дождавшись, когда мать уснет, извлекла из старой тумбочки заветную открытку «3 новім роком!», аккуратно вывела печатными буквами адрес на купленном заранее конверте, немного подумала и написала на обратной стороне фотографии «Папа, я в первом ряду с левого края».
    На следующий день она отнесла письмо на почту, опустила в большой синий ящик с надписью «Для писем и газет» и полдня ждала, пока сельская почтальонша Нина не вытащила из ящика ворох писем для отправки.
    Света была уверена, что отец, получив письмо, тут же приедет в Верхнюю Яйву. Она познакомит папу с Ильей, и тот поймет, что из всех местных девочек дружить надо только с ней, а потом, в конце лета, она вместе с отцом и Ильей уедет в далекую Москву.
    Прошел месяц, но никто не приехал. Илья по-прежнему дружил с толстым Юркой, они каждый день собирались на заднем дворе тети Тониного дома и о чем-то разговаривали. Как ни странно, однажды к ним присоединился Васька Косолапов, который считался смертельным Юркиным врагом. И однако же, недавние враги вроде как заимели общий секрет. Светочка несколько раз следила за ними, скрываясь в зарослях малины. Правда, ей пока ни разу не удалось подобраться достаточно близко, чтобы подслушать. И еще очень мешали братья Морозюки, они вечно крутились рядом, изнывая от любопытства. Толстый Юрка, Васька и Илья не пытались отвадить Морозюков, делали вид, что не замечают их. Но однажды, когда Светочка торопилась занять свой наблюдательный пост, ей встретился рябой Леха, который, не скрывая радости, сообщил, что вчера поздно вечером Васька сильно избил обоих братьев. И что теперь они вряд ли в ближайшие дни появятся на улице. По этому поводу был скандал, мать близнецов ходила на разборки к старшему Косолапову, пришла не вовремя, и, если бы не своевременное вмешательство Васькиной матери, вытолкавшей незваную гостью за порог, лежать бы тетке Морозюк рядом со своими сыновьями. Косолапов-старший в состоянии запоя бил всех, кто подвернется под руку, вне зависимости от пола.
    Обрадованная тем, что на сегодня она избавлена от общества Морозюков, Света заторопилась к тети Тониному дому, но на дворе никого не было. Немного подумав, девочка решительно направилась к лесу, но была перехвачена Илюшкиной теткой Антониной.
    — Светка, а ну домой живо, шалава. Тебя мать уже обыскалась. — Тетка Тоня особо не стеснялась в выражениях.
    Пришлось бежать домой — страх перед матерью был сильнее любопытства. Дома ее ждала очередная взбучка, не за какие-то конкретные провинности, а так, профилактически, и строгий наказ присмотреть за младшей сестренкой. У Верки был выходной, и она не собиралась тратить свое свободное время на детей. Младенца Петю она подкинула глухой бабке по соседству, а старшей дочери поручила маленькую Женьку. Света уже смирилась с тем, что сегодня она не увидит Илью, как вдруг мать стала настойчиво выгонять ее «на прогулку». Девочка догадалась, что сейчас должен появиться очередной «жених», но возражать не стала, так как Веркин приказ вполне совпадал с ее планами.
    Когда девочки вышли на улицу, Света заговорила с младшей сестренкой:
    — Жень, мы сейчас на речку пойдем, хочешь?
    — На речку? — громко переспросила младшая девочка. — Мама не разрешает ходить на речку.
    — А мы ничего никому не скажем, — быстро возразила Светочка, — мы тихонько сходим туда, а потом вернемся. Это будет наш секрет.
    — Секрет, секрет! — обрадовалась маленькая Женя.
    Будь Светочка одна, она дошла бы до обрыва минут за пятнадцать, но Женя все время отвлекалась, собирала цветы, искала и находила интересные камушки. Все найденные сокровища она честно приносила старшей сестре. У Светочки не хватало духу поторопить малышку. Только когда они подошли совсем близко к тому месту, где, как предполагала Света, могли быть Илья с друзьями, девочка взяла Женю за руку и шепнула ей, чтобы вела себя тихо.
    Даже отсюда, из-за кустов, было видно, что мальчишки о чем-то спорят. Спорили двое, толстый Юрка и Васька. Илья стоял с равнодушным видом, хотя периодически то один, то второй апеллировали к его мнению.
    — Сиди здесь и не шевелись, — приказала Света сестре, а сама стала осторожно пробираться поближе.
    Толстяк что-то спросил у Ильи, тот отрицательно помотал головой, и спор закончился. Юрка нехорошо улыбнулся и вытащил из кармана нож. Светочка даже перестала на мгновение дышать, так ей стало страшно. Однако Юрка ни на кого с ножом не напал, полоснул себя по руке, дождался, когда начала капать кровь, а затем протянул нож Ваське. Косолапов, явно не желая уступать сопернику, лихо резанул ладонь и передал нож Илье. Однако тот зажмурился, отчаянно закрутил головой, а потом протянул Юрке руку. Юрка с видимым удовольствием стал выбирать место для удара. Светочкины нервы не выдержали, ей показалось, что вот сейчас этот противный толстяк убьет Илью.
    — Стой! — громко закричала она и, не скрываясь, ломанулась прямо через кусты, готовая защищать своего прекрасного принца от всех напастей.

Глава 7
Москва, 2003 год. Анна

    Не могу сказать, что я — горячая поклонница группы «Ленинград». Правда, некоторые их песни мне нравятся, а Шнур, безусловно, харизматичен, пусть даже его харизма требует постоянного допинга в виде напитков разной степени крепости.
    Еще совсем недавно я положительно относилась к творчеству данной группы. Но за последние несколько месяцев (под воздействием внешних причин) мое отношение сильно изменилось. Дело в том, что в соседнем подъезде проживает гражданин, который просто обожает «Ленинград». Днем гражданин работает водителем на автомобиле марки «Газель», а вечерами, приблизительно с 23–00, когда по правилам социалистического общежития музыку громко включать нельзя, оный гражданин ставит свою «Газель» под нашими окнами и, полностью игнорируя все запреты, включает автомагнитолу на полную катушку.
    Поскольку фанатеет он исключительно от «Ленинграда», каждый вечер примерно с 23.00 мы всем домом вынуждены слушать одну и ту же кассету. На той кассете водителю «Газели» более всего нравится песня, где в припеве есть слова «у нее такая жопа». Между прочим, я интересовалась у нашего музыкального редактора — эта песня еще не выходила ни на кассетах, ни на дисках. Стало быть, незнакомый джентльмен из соседнего подъезда истинный меломан, достал редкую концертную запись, что достойно всяческого уважения.
    Я ничего не имею даже против припева «у нее такая жопа», но слушать одно и то же с 23.00 до примерно пяти утра немного утомительно. Тем более что дом у нас — девятиэтажная «коробка» с низкими потолками. Люди, спроектировавшие сей шедевр архитектурно-строительной мысли, сильно сэкономили на звукоизоляции, поэтому Шнур поет практически у меня в комнате. На старой квартире, на Кутузовском, такой слышимости не было.
    Э, да я, кажется, забыла представиться: меня зовут Анна, Анна Петровна Керн. Я не всегда жила в таких экстремальных условиях; большая часть моей жизни прошла в гораздо более приличном районе. Впрочем, все по порядку.
    Лет десять назад мне довелось слетать в Гонконг, где я стала участницей невероятных приключений, о которых лучше не рассказывать в обществе людей разумных и здравомыслящих, дабы тебя не сочли за сумасшедшую. Тогда, десять лет назад, мне пришлось столкнуться с самой настоящей гонконгской мафией, познакомиться с настоятелем буддистского монастыря и подержать в руках (и не только в руках) легендарный бриллиант со сказочным названием «Поцелуй смеющегося Будды».
    К счастью, из всех передряг я выбралась живой, не приобретя, правда, особого богатства, но зато получив в личное пользование замечательный амулет — сушеный плавник какого-то неизвестного зоологии животного.
    Сведущие люди говорили мне, что амулет сей обладает невиданной мощью, да к тому же еще и двойного действия: притягивает богатство и одновременно отпугивает всяческие злые силы. Вернувшись в Москву, где мой супруг так и не оставил попыток «вести свой бизнес», я, признаюсь, крепко рассчитывала на помощь амулета. Но, оторванный от родной почвы, амулет, видимо, потерял большую часть своих чудесных свойств. Богатство упорно не желало приходить к нам в дом, зато разного рода невзгоды, напротив, сыпались как из рога изобилия.
    Последнюю имевшуюся у нас в наличии сумму мой муж умудрился вложить в печально знаменитую «Властилину». Причем сделал это по рекомендации знакомых из соседнего дома, которые тоже вложили туда деньги несколько месяцев назад, а теперь разъезжали на новеньком автомобиле. Ну, а мы, как всегда, опоздали.
    Итак, денег не было, зато были долги. Если к этому гремучему сочетанию добавить общую нерасположенность моего супруга ко всякого рода труду, то сами понимаете…
    Допотопная контора, в которой я трудилась до командировки в Гонконг, давно приказала долго жить, я была без работы, Игорь был без работы, будущее рисовалось в основном черными и серыми красками.
    Происхождения я, знаете ли, смешанного: по папиной линии мой биологический дедушка неизвестен, вопрос о его национальности остался невыясненным даже для сотрудников КГБ. В досье (о существовании которого мне поведал второй мой дедушка Григорий, как раз работавший в этой хитрой организации) предлагалось несколько вариантов: предположительно чех, предположительно немец, предположительно еврей. С маминой стороны таких сомнительных родственников не было. Ее биография удовлетворяла требованиям самых суровых партийных анкет. Ни одного самого завалящего дворянина или, на худой конец, представителя купеческого сословия. Одни крестьяне.
    Быть полукровкой всегда тяжело: «свой среди чужих, чужой среди своих» — это о нас. Если тебе выпало «еврейское счастье» родиться в смешанном браке, будь готов к тому, что исторические, былинные и сказочные персонажи, чьи деяния передаются из поколения в поколение и в конечном счете формируют национальный характер, у тебя присутствуют в двойном комплекте. Героические эпосы пытаются формировать ТВОЙ характер, зачастую входя при этом в конфликт, как две системы защиты от вирусов.
    Самый видный исторический деятель по папиной линии к тридцати трем годам успел не только поработать плотником в небольшом городке Назарете, но и создал учение и даже за него пострадал. Не самый видный, но вполне уважаемый (его портрет в компании двух коллег висит в Третьяковской галерее и, согласно опросу, считается символом России) персонаж по маминой линии, житель города Мурома, в те же тридцать три впервые слез с печи, а до того момента фактически сидел на шее у престарелой мамы.
    Каюсь, первые три с лишним десятка лет во мне доминировали мамины гены. Большая часть тогдашней моей жизни проходила в попреках и жалобах (попреки сыпались на голову супруга, а жалобы — на головы тех, кто соглашался это слушать, в основном на головы подруг). Я долго и терпеливо ждала, когда же наступит «светлое завтра». Временами я даже верила в скорое его наступление. Потому как один несомненный талант у моего супруга все же был — талант выдавать желаемое за действительное. Так, например, когда у нас не было денег заплатить за квартиру, он мог часами вдохновенно разглагольствовать о том, как приобретет остров в Средиземном море. Причем говорил так убедительно, что сразу верилось — да, остров обязательно будет, просто сейчас у парня временные трудности — ботинки прохудились и «ягуар» угнали.
    Дни шли, остров в Средиземном море по прежнему оставался сказочной мечтой, вроде Фаты-Морганы, о которой все слышали, но никто не видел. Амулет бездействовал. Нужно было его активизировать. Но как?!
    Совершить ритуальное жертвоприношение? Идея выглядела неплохой, но, немного поразмыслив, я отказалась от этой мысли. Неизвестное животное вполне могло при жизни быть травоядным и не принять моей «жертвы» в виде куриных окорочков. Наверное, чтобы амулет начал работать, нужно активизироваться самой.
    В один прекрасный день, крепко поругавшись с супругом и высказав все, что я думаю, по поводу его методов ведения «бизнеса», я села за компьютер и лихо сочинила себе липовое резюме.
    Написать резюме — дело совсем не простое. Конечно, в процессе многолетнего сидения дома по уходу за ребенком женщина приобретает массу полезных навыков. Так, например, она точно знает, от какой еды у дитяти бывает жидкий стул, какие продукты могут вызвать аллергию и массу других полезных вещей. Но все эти знания и умения вряд ли привлекут внимание солидного работодателя. Опыт настоящей работы на «фирме» у меня составлял несколько месяцев, в течение которых я бодро отвечала на немногочисленные звонки и научилась пользоваться факсом. Все, что я могла записать себе в актив, так это мою первую и единственную заграничную командировку в Гонконг. Там-то опыта по части выживания в экстремальных ситуациях я получила столько, что вполне могла бы стать участницей какого-нибудь реалити-шоу. Однако где можно применить данный опыт в Москве, оставалось загадкой. Я регулярно покупала газеты с объявлениями о приеме на работу, но ни в одном из них не требовались женщины, умеющие переместить бриллиант из пункта А в пункт Б, используя в качестве тары собственный желудок.
    Надо было срочно что-то придумать. Я позвонила знакомой, которая, как я знала из достоверных источников, в данный момент так-же находилась в поисках работы, и попросила ее, во-первых, прислать мне образец ее резюме, а во-вторых, поделиться списком контор, в которые его можно было бы направить. Знакомая вошла в мое положение, и уже к вечеру я получила список бюро по трудоустройству с телефонами и написанными ее рукой комментариями, куда стоит соваться, а куда нет.
    Тщательное изучение присланного образца резюме показало, что все не так уж и плохо. Просто чтобы привлечь внимание работодателя, нужно на время забыть, что в детстве тебя учили говорить правду. Мой пятимесячный опыт легким движением руки превратился в пять лет непрерывной работы в фирме, успешно торгующей женской одеждой. Единственная командировка удивительным образом размножилась, и теперь, если верить написанному, выходило, что в Гонконг я летала каждые полтора месяца. Причем вела там сложные переговоры, закупала товар, оформляла карго, а вернувшись, еще и общалась с таможней.
    Перечитав то, что получилось, я осталась вполне довольна результатами и, не откладывая дело в долгий ящик, отправила свежеиспеченное резюме в пять контор, выбрав их наугад из присланного списка. На следующий день мне позвонили из трех, а через неделю я уже трудилась в средних размеров фирме по продаже вентиляционного оборудования. Мое первое и самое шокирующее впечатление — то, что в мире, оказывается, еще существует порядок. Далеко не вся страна потонула в волнах мелкого и очень мелкого маргинального бизнеса. Как и раньше, люди ходят на работу и получают за это деньги, существуют премии и карьерный рост.
    К сожалению, 1998 год был не самым удачным в плане начала карьеры. Приступила я к своим обязанностям в апреле, а через несколько месяцев разразился печально знаменитый августовский кризис. Начались сокращения персонала. Под первые два я не попала; мое замечательное руководство уволило меня ровно за семнадцать дней до наступления Нового года.
    Праздник оказался безрадостным. Только через полтора месяца мне удалось устроиться на низкооплачиваемую и неинтересную работу. Правда, у этой работы было два плюса: она находилась в двадцати минутах ходьбы от моего дома, а еще мы начинали в восемь утра и заканчивали в пять часов. Это позволяло брать на дом подработку. Работа изнурительная, монотонная и не очень хорошо оплачиваемая.
    Когда я особенно сильно уставала, я вынимала амулет, гладила его и тихонько плакала. Амулет на слезы не реагировал — и поступал, между прочим, совершенно правильно. Жалеть можно и нужно только плачущих детей и стариков, потому что они не могут найти выход из трудной ситуации: первые — из-за отсутствия опыта, вторые — потому что уже нет сил. Если же человек находится в полном здравии, руки, ноги, голова на месте, но при этом сидит и жалуется на жизнь, значит… Его это устраивает. Если хочешь выиграть в лотерею, то потрудись хотя бы купить лотерейный билет.
    Однажды, просматривая газету в поисках более приличной работы, я наткнулась на объявление о наборе на курсы HTML в МВТУ им. Баумана. Курсы были вечерние, занятия начинались в шесть часов. Я как раз успевала после работы. Получив гонорар за очередную халтуру, я поехала в МВТУ и записалась на курсы. За четыре занятия я выучила основные тэги, могла худо-бедно сваять несложную веб-страницу, что вселяло некоторую надежду на получение работы веб-редактора.
    Таковы были мои скромные планы, но в их реализацию энергично вмешался внезапно заработавший амулет.
    Еще в процессе учебы, на перемене, я зашла на один из развлекательных сайтов и подписалась на рассылки по моде и кулинарии. Рассылка по кулинарии пришла, а вместо рассылки по моде пришло письмо следующего содержания: «Извините, но у этого раздела нет ведущего. Не хотите ли попробовать? Основные требования — знание HTML-редактора. Можно без отрыва от основного места работы. Зарплата — 50 долларов в месяц».
    Нужно быть очень крупным идиотом, что-бы согласиться работать за такие деньги. Но, во-первых, если у тебя денег мало, то и полсотни долларов представляются сумасшедшей суммой. Во-вторых, я никогда не отличалась практичностью. Недостаток практичности с лихвой компенсировался избытком неортодоксального мышления. Ход моих мыслей был примерно таким: без постоянной практики я забуду все, чему меня учили на курсах, а тут я не только смогу постоянно использовать полученные навыки, но мне еще за это будут платить деньги. Короче, я быстренько написала ответное письмо, что, дескать, я готова и горю желанием вести страницу моды.
    Как я буду это делать и что собираюсь рассказывать посетителям сайта о моде — эти сложные вопросы я предусмотрительно оставила на потом.
    На деле все оказалось не так уж страшно: милая девушка, которая до меня вела раздел моды, объяснила, что «новости можно брать у партнеров, а можно переводить». Очень скоро выяснилось, что «партнеры» себя особо не утруждают. Новостная лента у них менялась приблизительно раз в неделю, что никоим образом меня не устраивало. Пришлось заняться переводом. Новая работа мне нравилась. Рассказывать я умела с детства, но только сейчас узнала, что за это платят деньги.
    Обстановка дома лучше не становилась, но исправлять что-либо пока совсем не хотелось. Впервые в жизни я нащупала то, что было мне интересно, и полностью ушла в работу.
    Весной 2001 года меня впервые посетила мысль о разводе. За считанные недели мысль окрепла, в результате чего моя мама отправилась в суд, неся в руках написанное мной заявление. Развели нас быстро, потому как имущественных претензий к бывшему супругу я не предъявляла. Правда, муж разводиться не хотел, что было вполне объяснимо. В нынешней ситуации он мог спокойно целыми днями лежать у телевизора, периодически интересуясь, когда же мне выплатят зарплату, а в случае развода ему пришлось бы обеспечивать себя самому.
    Развод оказался не проблемой, гораздо сложнее оказалось разъехаться. Воланд, утверждая, что «москвичей испортил квартирный вопрос», был прав лишь отчасти. Пресловутый квартирный вопрос испортил не только москвичей. Поскольку малая родина моего теперь уже бывшего мужа была довольно далеко от Москвы, уходить ему было некуда. Выход был один — продавать нашу замечательную большую квартиру на Кутузовском. Мама хваталась за сердце, весьма категорично (и крайне нелестно) высказывалась в адрес Игоря, приводя в качестве примеров «правильного поведения» бывших мужей своих институтских подруг. Эти благородные бывшие мужья после развода собирали чемоданы и уходили в никуда, оставив имущество жене и детям. Видимо, такие мужчины исчезли одновременно с распадом СССР. Среди моих подруг таких вариантов, чтобы после развода все имущество оставалось жене и детям, не было ни у кого.
    В течение двух месяцев, пока шел процесс продажи-покупки, я кочевала с узлами по знакомым, ребенок жил у мамы, а бывший супруг жил в моей квартире. Уезжать с Кутузовского в какое-нибудь экзотичное «Новоподмышкино» мне сильно не хотелось, но на нашу с дочерью долю от продажи квартиры нечего было и думать о покупке приличного жилья. Поняв, что ничего, кроме малогабаритной двушки, мне не светит, я купила самую дешевую из предлагаемых на тот момент на рынке квартир, и весной 2002 года мы переехали.
    Если вы никогда не жили в рабочем районе, то вряд ли меня поймете. Не скажу, что там живут какие-то плохие люди, нет. По-своему они даже хорошие. Просто их представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо», резко отличаются от того, что мне старательно внушали в детстве. Не совпадают также наши мнения о том, что такое нормальный отдых и как лучше всего проводить вечера и уикенды (извините, конечно же, не уикенды, а выходные после тяжелой рабочей недели).
    С соседями же мне повезло особо: в квартире наискосок первые полгода никто не жил, зато потом туда стали ходить разнообразные типы, выглядящие так, как будто они только что откинулись из мест не столь отдаленных. Бабулька из квартиры напротив «по секрету» сообщила мне, что раньше тут жил мужчина, дважды осужденный за изнасилование несовершеннолетних. С зоны он не вернулся, а вот сомнительные типы… Честно говоря, она даже и не знает, кто это такие. Может быть, его друзья.
    Впрочем, педофилы (если это были педофилы) вели себя тихо, к моему ребенку не приставали. Неприятности стали доставлять соседи снизу. Когда я пришла оформлять документы в ДЭЗ, тамошняя женщина-инженер сочувственно сообщила, что «с соседями вам не повезло». Оказалось, что квартира мне досталась «с вендеттой». Бабуля, у которой я ее купила, много лет назад проживала в одной коммуналке с теми, кто теперь обитал подо мной. Их взаимная неприязнь имела долгую историю, а накал страстей был таков, что на его фоне воспетая Шекспиром вражда двух веронских семейств казалась просто детской забавой.
    В нашем случае «Монтекки» были представлены тетей Шурой, общительной и энергичной старушкой. Проживающее подо мной семейство «Капулетти» состояло из двух человек: похожей на крысу старой бабки, у которой, как сообщила мне тетя Шура, прошлой весной окончательно поехала крыша, и ее великовозрастной незамужней и бездетной дочери. Словно в насмешку дочь звали Надеждой, хотя при взгляде на нее первым на память приходило слово «безнадега».
    Все та же словоохотливая бабулька из квартиры напротив, искренне радуясь новому слушателю, поведала мне леденящую кровь историю. Лет десять тому назад Надежда попыталась было устроить личную жизнь. И ей это почти удалось. Почти — потому что нашелся мужчина, согласившийся вести с ней совместное хозяйство (на ее территории). Через три месяца, не выдержав ежедневного прессинга со стороны «тещи», мужчина бежал через зарешеченное окно. Не представляю, как ему это удалось, хотя, может быть, тогда на окнах еще не было решеток. Может, они появились после побега потенциального супруга, чтобы следующий кандидат уже не смог сбежать. Тот храбрый мужчина не вернулся даже забрать свои вещи. С тех пор в жизни несостоявшейся тещи осталось только одно развлечение — выяснение отношений с бывшей соседкой по коммуналке. В силу возраста они уже не могли энергично фехтовать на швабрах (тетя Шура показала мне несколько приемов, и я сразу поняла, что постановщики фильмов про д,Артаньяна и трех мушкетеров не там набирали статистов на роль гвардейцев кардинала), а также использовать некоторые приемы из арсенала «бои без правил», как, к примеру, битье сковородкой по голове, — но такие мелочи не могут погасить огонь настоящей коммунальной склоки. Периоды бурной активности сменялись периодами относительного затишья, когда то одна, то другая из участниц конфликта болела. В один из «тихих» периодов старшая «Капулетти» немного тронулась. Масштабы ее сумасшествия не были глобальными: она не вообразила себя Марией Антуанеттой или, на худой конец, Мэрилин Монро, наверное, потому, что вряд ли знала о существовании этих дам. Нет, ее помешательство носило весьма прозаичный «коммунально-бытовой» характер. Ей все время мерещилось, что коварная тетя Шура заливает ее кипятком через плинтусы. Когда я купила квартиру, у жителей дома появилась слабая надежда, что отъезд одной из участниц положит конец многолетней вражде. Как же они просчитались! Два месяца бабка присматривалась ко мне, а потом как-то заявилась часа в два ночи и принялась трезвонить в дверь, громко вызывая «на разборки» отсутствующую тетю Шуру. Мои попытки внедрить в ее сознание тот факт, что врагиня уехала, что ее больше нет и не будет, натыкались на стену глухого непонимания. Бабка категорически не хотела лишаться своего единственного развлечения, поэтому продолжала свои ночные визиты.
    В такой ситуации люди ведут себя по-разному. Можно было, конечно, подхватить знамя вендетты, выпавшее из тети Шуриных рук, но я поступила иначе. Приобретя в ближайшей аптеке «беруши», я стала на ночь отключать дверной звонок, а на работе сказала, что мне страшно повезло — я купила квартиру с «кентервильским привидением».
    Впрочем, шутки шутками, но иногда дни выпадали очень утомительные. С 23–00 под моим окном пел Шнур, а когда стрелка часов переваливала за полночь, наступало время «кентервильского привидения».

Глава 8
Модный город Москва

    Вторник начался как нельзя более удачно, несмотря на то что ночью поспать мне практически не удалось. Апрель месяц, изменчивый и непостоянный, неожиданно порадовал москвичей жаркой погодой: днем термометр на северной стороне моей квартиры показывал около 25 градусов, и даже ночью ртутный столбик не опускался ниже 14. Кучи грязного снега как-то враз, буквально за пару дней растаяли, а образовавшиеся ручьи и лужи высохли под лучами совсем не по-апрельски теплого солнышка.
    Накануне кабальеро из соседнего подъезда до пяти утра активно наслаждались хорошей погодой и пели хором под «Ленинград», после чего, донельзя утомленные, пошли спать. Мне же оставалось ровно два часа, чтобы выспаться, принять душ и бодро отправиться на работу. Сегодня был очень важный день: в Москве началась очередная неделя моды.
    Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь, что «загадочная русская душа» — не изобретение досужих романистов. Отнюдь. Душа эта загадочна и парадоксальна сверх всякой меры. Причем загадочность и, в особенности, парадоксальность проявляются в любой области, какую ни возьми. Такая мало отношения имеющая к душе сфера деятельности, как модная индустрия, не составляет исключения. Судите сами…
    Взять, к примеру, Париж — город, испокон веку считавшийся мировой столицей моды. Вполне закономерно, что с 30-х годов прошлого столетия в Париже проводится Неделя моды. Начиная с 50-х годов свое место в модном бизнесе заняли итальянцы, крепко потеснив французов. Как следствие, появилась Миланская неделя моды, которая давно уже входит в первую пятерку самых значительных модных событий.
    Еще через 30 лет в международный модный марафон включилась чопорная Англия.
    Мода же заокеанская в Европе долгое время за моду не считалась, с чем американцы, конечно же, были не согласны. Не последнюю роль в становлении американской моды и ее проникновении на мировую арену сыграл патриотизм первых леди. После Жаклин Кеннеди, которая, как всем известно, у отечественных дизайнеров не одевалась, предпочитая шить костюмчики в Старом Свете, все последующие первые леди, напротив, очень даже пользовались услугами местных мастеров, добавляя тем самым необходимые баллы в предвыборную копилку своих мужей.
    В 1993 году в Нью-Йорке впервые прошла Неделя моды. С тех пор минуло 10 лет, и Нью-Йорк заслуженно занимает третье место в мировой «табели о рангах», уступая только Парижу и Милану. И многие американские дизайнеры стали хорошо известны за пределами своей страны.
    Что касается Москвы, то у нас дизайнеров с по-настоящему мировым именем — чтобы платья не для музея покупались, а, к примеру, кто-то из голливудских звезд на церемонии вручения премии «Оскар» вдруг бы взял да и оделся во все российское, — таких дизайнеров у нас нет[1]. Зато Недель моды у нас три (раньше было четыре). Причем следуют они одна за другой, а иногда (если устроители недель друг с другом «на ножах») даже Пересекаются по времени. Это создает определенные неудобства для журналистов, освещающих данные мероприятия, но журналисты — народ ловкий, их таким пустяком, как проведение двух мероприятий в одно и то же время, не напугать. Как правило, пишущая братия внимательно изучает программу показов, после чего выносится вердикт: сюда я иду, а сюда — нет. Вы можете спросить, по каким критериям оценивается это «иду — не иду». Я даже предвижу ехидную ухмылку на вашем лице: знаем, дескать, какие там «дизайнеры» правят бал. Такие же, как «певицы» в телевизоре. А вот и нет. Во главу угла, как ни банально это звучит, журналисты ставят талант. Можете быть уверены, даже если автор коллекции дебютирует на Неделе моды, но коллекция окажется интересной и яркой, на следующей Неделе зал будет битком. Хотя, конечно, есть дизайнеры, чьи залы битком совсем по другим причинам: у них в друзьях ходит пол-Москвы, точнее — половина модной московской тусовки.
    Сегодня был второй день Московской недели моды. Согласно заявленному расписанию, в 17.00 ожидался показ весьма экстравагантного московского дизайнера, куда я очень хотела бы попасть. Все его творения, которые я видела до этого, возможно, имели некую художественную ценность, но в качестве повседневной одежды были малоприменимы — если только вы не хотите прослыть за городского сумасшедшего. В кулуарах Недели поговаривали, что на этот раз он отошел от своего привычного «стиля» и создал вполне носибельную коллекцию. Возможно, это был грамотный PR-ход, иначе публику на пять часов просто не собрать: основная масса приходит часам к шести, более ранние показы довольно часто проходят при полупустых залах. А в 18.00, сразу после экстравагантной знаменитости, должна была показывать коллекцию девочка, которую я знала лично, поскольку пару лет назад брала у нее интервью. Тогда в ходе беседы выяснилось, что Эльжи (псевдоним, он же торговая марка) вместе со своей герлфренд Мэри снимает квартиру неподалеку от меня, в пятиэтажке на Олеко Дундича. На момент нашего знакомства их совместная жизнь дала трещину, Эльжина герлфренд лишилась работы, начала почти ежедневно выпивать. Выпив же, становилась буйной и ревнивой, часто поколачивала Эльку, а иногда пропадала дня на два-три, после чего возвращалась домой, благоухая застаревшим перегаром и со следами чужой губной помады на нижнем белье.
    В одно из таких Мэриных исчезновений мы с Элькой сидели на кухне; она жаловалась мне на «совершенно невозможные условия жизни», а я философски замечала, что «любые отношения конечны, наверное, и вашим вышел срок, надо найти в себе смелость признать это и поставить точку». Все вроде было правильно: женщины довольно часто обсуждают проблемы своей личной жизни с подругами, одна выступает в роли «жилетки», другая обильно орошает «жилетку» слезами. Но, клянусь вам, в первый раз на моих глазах распадалась однополая пара.
    За разговорами мы выпили целый чайник чая и съели банку абрикосового варенья. Эльжи достала из холодильника клубничный джем, заварила свежий чай, но едва мы вознамерились продолжить нашу беседу, как в дверь кто-то позвонил. Оказалось, что Эльжи собирается делать показ в одном из московских клубов, и к ней пришли девочки-модели — на примерку и подгонку. Наше унылое времяпровождение стало куда более приятным. Девушек, которые должны были работать на Эльжином показе, звали Даша и Женя. Дашка была родом откуда-то из Подмосковья (Электроугли или Электросталь), а Женька — из Тьмутаракани с неприличным названием Верхние Яйца или что-то в этом роде.
    Дашка в Москве тусовалась уже три года, Женька — два. Обе работали моделями, обе жаловались, что хорошее портфолио стоит дорого, но без портфолио лучше даже не соваться, потому что просто так, за красивые глаза, в тебя деньги вкладывать не будут. Под «вложением денег» они имели в виду не банальное «спонсорство», а помощь в раскрутке. Обе уже пару раз участвовали в конкурсах, потому что были твердо убеждены, что «карьера может быть только на Западе, и лучше все-го ехать туда, победив на престижном модельном конкурсе, — тогда контракт гарантирован, цена вопроса — 250 тысяч долларов».
    Дашку я видела впервые, а вот с Женькой была знакома больше года, причем началось наше знакомство очень своеобразно: мы встретились на модельном конкурсе «Elite Model Look», где она, естественно, была конкурсанткой, а я — журналистом, освещающим конкурс.

Глава 9
Легко ли стать моделью

    У начинающей модели есть две возможности сделать хорошую карьеру. Первая: Его Beличество Случай, когда тебя вдруг заметят на автобусной остановке, в кафе или в аэропорту. Это бывает редко, но зато при таком раскладе девушка почти наверняка попадает в модельную элиту. Примеров тому немало — Клаудия Шиффер, Кейт Мосс и так далее… Вторая возможность — участие в серьезном конкурсе.
    Конкурсов, победительницы которых могут сделать хорошую карьеру, не так уж много (я имею в виду — престижных мировых). Главные из них — «Elite Model Look» (организатор — агентство «Elite») и «Supermodel of the World» (организатор — агентство «Ford Models»).
    Эксклюзивные права на проведение в России «Elite Model Look» долгое время были у знаменитого модельного агентства «Red Stars». Здание агентства располагалось в Сеченовском переулке, как раз напротив консульства Грузии. Раз в год у консульских мужчин был праздник: прямо под их окнами выстраивалась длиннющая очередь из молодых длинноногих красавиц. Важные консульские дела, не выдержав конкуренции, задвигались в долгий ящик; половина консульских мужчин регулярно выходила покурить, вторая половина, дабы не терять драгоценное время, просто не уходила с улицы. Тот же эффект наблюдался в районе ресторана «Генацвале». Генацвале, работающие в данном заведении или пришедшие сюда пообедать, толпились у входа в ресторан, забыв и о работе, и об обеде.
    Не удивлюсь, если на эти дни все столики расписаны за полгода. Конкурс, знаете ли, конкурс…
    Мало кто из журналистов ходит на «дикий» отборочный тур, но я хожу всегда. Потому что финал — это уже не так интересно, а вот первый тур — это ежеминутные большие и малые драмы, радужные надежды, сменяющиеся глубоким разочарованием…
    Толпа на улице огромная. Многие пришли с «группами поддержки» в лице мам и молодых людей. Девушки волнуются, доносятся обрывки разговоров…
    Самое популярное слово — «кастинг». Девчонкам кажется, что, пройдя «кастинг», они хоть на шажок, хоть на маленькую ступеньку, да приблизятся к тому сияющему миру, где их ждут баснословные контракты, мировая известность и гордое звание «супермодель».
    Но как только претендентки заходят в здание агентства, где на стенах висят большие фотографии звезд «Red Stars» — Натальи Семановой, Ольги Пантюшенковой, Татьяны Завьяловой, Ирины Бондаренко, — они начинают волноваться. Некоторые вообще так теряются, что никого не видят, ничего не слышат и не понимают, а где же, собственно говоря, проводится этот самый пресловутый «кастинг». Те, кто поопытнее, все же берут верное направление и идут к столу, за которым сидит жюри.
    Сам «кастинг» занимает от силы секунд двадцать. Девушка пересекает комнату по диагонали, после чего ей говорят: «Спасибо, до свидания». И все! Приговор окончательный, обжалованию не подлежит.
    Некоторым — примерно одной из пятидесяти — везет больше, их просят задержаться и присесть на маленький диванчик.
    Когда на диванчике собирается человек десять, их снова попросят выстроиться в ряд, еще раз внимательно рассмотрят, после чего… девяти из десяти скажут «до свидания».
    Кого-то приглашают в соседнюю комнату — на замер. Но и это еще ничего не значит, вам могут сказать «до свидания» даже после замера. Я лично была свидетельницей того, как очень красивая девушка прошла практически все этапы. Ее попросили задержаться, потом она сходила на замер, и ей опять не сказали «до свидания». Казалось, что все складывается, но тут… Ее попросили снять туфли и пройтись босиком. После чего сказали «до свидания». Знаете почему? Ноги без каблуков казались коротковатыми. Хотя для обычной жизни ноги у нее были вполне даже ничего.
    Требования конкурсной комиссии к будущим моделям самые суровые: никаких аппетитных бедер, упитанных икр, крашеных волос и выщипанных бровей. Правда, отсутствие всего вышеперечисленного все равно не дает гарантии, что вы пройдете на следующий тур.
    Женька, к примеру, волосы не красила (в ее Верхних Яйцах, или как их там, приличной краски, равно как и хорошего парикмахера, днем с огнем не найти), ноги у нее были чуть толще моей руки, но вот почему-то конкурсной комиссии она не приглянулась, ей быстро сказали «до свидания», и вместе с толпой таких же не прошедших «кастинг» девушек Женька отправилась восвояси. Потихоньку поток барышень, желающих стать супермоделями, почти иссяк, я тоже решила свалить, потому как завтра ожидался второй тур, а мне еще нужно было отписаться по первому дню.
    Я быстро свернула на Остоженку, где меня остановили две девицы, держащие в руках ворох каких-то бумажек. На московских улицах довольно часто пристают с дурацкими вопросами типа «какой майонез вы любите» или «какое средство от поноса вы принимаете, случись у вас понос». У девиц вид был довольно решительный, они горели желанием задать мне вопрос. Я слегка притормозила, и девицы тут же кинулись в мою сторону.
    — Вы были на конкурсе! — хором заявили они.
    Я не стала возражать.
    — Вы не прошли на следующий тур, — продолжали гнуть свое девицы.
    И с этим утверждением я спорить не стала. Хотя на конкурсе я была в качестве обозревателя, но, взбреди мне в голову податься на «кастинг», тысяча к одному, что на следующий тур меня бы не пригласили. Девицы удовлетворенно кивнули и выложили свой главный козырь:
    — Мы хотим предложить вам работу… — здесь последовала многозначительная пауза, — моделью!
    Видимо, барышни перегрелись на солнце: в модельных конкурсах могут принимать участие девушки до двадцати четырех лет, между тем моей дочери тринадцать. Если из двадцати четырех вычесть тринадцать, сколько получается? В свое время Фаина Раневская на вопрос «не разменяете ли вы мне сто долларов» отвечала так: «Нет, но спасибо за комплимент».
    Тем не менее я взяла у девиц бумажку с телефонами «модельного агентства» и договорилась в ближайшее время созвониться насчет работы. Мои переговоры по поводу возможного трудоустройства неожиданно были прерваны скандалом: на противоположной стороне улицы одна из участниц конкурса о чем-то спорила с милиционером, причем блюститель порядка держал в руках ее паспорт. Парочка, которая только что пыталась завербовать меня в модели, милиционера не испугалась — видимо, у них здесь было «все схвачено». Меня же подзуживали маленькие внутренние чертенята, живущие в душе каждого журналиста и вынуждающие вмешаться в конфликт. Я перешла улицу с приятной улыбкой на лице и предвкушением небольшой драчки. Неожиданно рядом со мной появилась девушка, которую я вроде видела на конкурсе: ей почти сразу же сказали «до свидания», она не дошла даже до стадии «диванчика». Девушка, заставшая самое начало конфликта, вполголоса ввела меня в курс дела:
    — Он попросил у нее паспорт для проверки, а теперь не отдает, говорит, что она не имеет права находиться здесь без регистрации. И билет хочет отобрать.
    Барышня, спорившая с блюстителем порядка насчет правомочности своего пребывания в столице, уже дошла до нужной кондиции: она почти кричала и временами срывалась на плач. Наконец милиционер отдал ей паспорт; инцидент вроде бы исчерпан, но не тут-то было. На сцене появился новый персонаж. Неопрятный мужчина средних лет. Вновь появившийся авторитетно представился «работником прокуратуры». Документов, правда, «работник прокуратуры» не предъявил, полагая, видимо, что окружающие обязаны верить ему на слово. Мужчина с ходу предложил всхлипывающей барышне подвезти ее, а заодно «разобраться» с нехорошими ментами. Девица отреагировала на звуки мужского голоса, как собака Павлова на зажженную лампочку, только у собаки капала слюна, а барышня принялась громко рыдать и, ни минуты не колеблясь, ушла с «работником прокуратуры». Ну что же, она уже совершеннолетняя, не было смысла ее удерживать. Хотя ураганной карьеры в Москве она не сделает, это точно: в нашем городе, если хочешь добиться настоящего успеха, нельзя быть глупой и доверчивой.
    — Совершенно верно, — согласился со мной кто-то. Я обернулась — та девушка, вместе с которой мы спешили на помощь. Видимо, последние слова я автоматически произнесла вслух.
    — По кофейку? — предложила я, и девушка кивнула в знак согласия.

Глава 10
Женька

    Мы приземлились в «Кофе-хауз» на бульваре. За чашкой кофе выяснилось, что девушку зовут Женя, что приехала она издалека, из деревни с поэтичным названием Верхняя Яйва, что на сногсшибательную карьеру она не очень рассчитывает, но считает, что в Москве у трудолюбивой девушки все же есть неплохие шансы пробиться. Я поинтересовалась, где она живет. Оказалось, что, подобно многим, снимает квартиру, причем очень недорого. Приехав в Москву, прямо на вокзале Женя познакомилась с какой-то теткой, сдававшей комнаты приезжим. Две недели моя новая знакомая прожила в жутком клоповнике, где кроме нее обитали еще три семьи беженцев из южной республики общим числом пятнадцать человек, из них девять детей разного возраста, в основном дошкольного и младшего школьного. Две недели Женя ходила по модельным агентствам, оставляя везде свои фотографии, сделанные в фотоателье в райцентре: портрет и два снимка в полный рост в купальнике. В конце второй недели она познакомилась с барышней по имени Лаура. Лаура, пышнотелая брюнетка восточного типа, сама в модели не рвущаяся, работала секретарем в одном из агентств. Будучи от природы женщиной участливой, она заметила космическую синеву под Женькиными глазами: сказывался хронический недосып. Южные семейства не были людьми очень шумными или скандальными, просто их было слишком много для такой небольшой квартиры. Сердобольная Лаура поинтересовалась, а где же, собственно говоря, девушка обитает. Уяснив ситуацию, Лаура познакомила Женьку с молодым человеком по имени Иван. Молодой человек Иван был счастливым обладателем престарелой родственницы, которая, в свою очередь, являлась единоличной владелицей огромной трехкомнатной квартиры в самом центре Москвы, на улице имени Героя Советского Союза летчицы Полины Осипенко (ныне улице вернули ее прежнее историческое название — Садовническая). Тетка, практически безвылазно обитающая на даче, доверила племяннику трудное, но важное дело — сторожить квартиру в ее отсутствие. Естественно, что сторожить квартиру легче всего, если ты в ней проживаешь. Поэтому молодой человек Иван быстренько переселился в тетины апартаменты. А для того, чтобы она случайно не нагрянула с незапланированным визитом, приобрел ей мобильный телефон и не забывал регулярно класть деньги на счет. На даче Иван тоже появлялся, но не часто, главным образом в период созревания клубники. Свалившимся на его голову счастьем в виде квартиры Иван, несмотря на свою молодость, распорядился более чем разумно. Одну комнату он сдал девушке-фотографу под студию, в другой поселился вместе со своим бойфрендом (я забыла вам сказать, что молодой человек Иван в плане секса был нетрадиционно ориентирован), а вот третья пока пустовала, и Иван, насколько было известно Лауре, подыскивал себе жиличку. Женщину, потому что мужчина мог поставить под угрозу его семейное счастье. Исходя из этих соображений, Иван был готов предоставить квартирантке-женщине значительные скидки. Женькина кандидатура устроила его по всем статьям, а ее вполне устроила цена, и в ближайшие выходные она перевезла свои чемоданы в новую квартиру.
    С той поры прошел год с лишним. За это время Женька поучаствовала во всех мыслимых и немыслимых модельных конкурсах, но ни разу ей не удалось дойти хотя бы до финала. Прорыва на международный модельный рынок не получалось, но без работы она не сидела, регулярно появляясь на всех более-менее значимых показах. Правда, играла она там далеко не первую скрипку, но для девушки из глухой провинции, не имеющей мощной поддержки в лице богатого мужчины, устроилась вполне недурственно.
    Пару раз она пыталась участвовать в конкурсах красоты. Но там ее даже на порог не пустили. Хотя уж в тех конкурсах количество поощрительных призов такое, что только самые невезучие или в последний момент разругавшиеся со спонсорами участницы уходят с пустыми руками. Время шло, Женька продолжала трудиться, но значительного прорыва в карьере так и не наблюдалось, поэтому, хорошенько поразмыслив, она решила выйти замуж.
    Женькины матримониальные планы отличались большой оригинальностью. Она категорически отвергала возможность найти себе подходящего мужчину на модных показах, хотя многие из ее коллег такую возможность успешно реализовывали. Наверное, дело заключалось в том, что Женька как-то очень по-детски верила в счастливый случай, в нечаянную встречу двух сердец. Искала не спонсора, но мужа. А с мужьями, пусть даже потенциальными, дело обстояло не очень хорошо.
    В местах скопления моделей непременно тусуются джентльмены, чей возраст можно охарактеризовать как среднезрелый. Ходят они на тусовки не для того, чтобы оценить работу дизайнеров, а для того, чтобы познакомиться с девушками. Если часто бывать на подобных мероприятиях, то невольно запоминаешь любителей длинноногих красоток. У каждого из них есть свои предпочтения. Так, к примеру, худенький невысокий бизнесмен в очках и с заметной, несмотря на довольно молодой возраст, сединой в волосах обожает крупных блондинок с размером ноги не меньше 40-го. Второй персонаж, также завсегдатай модных мероприятий, несколько постарше, всегда одет в дорогие костюмы, тоже носит очки в тонкой золотой оправе, высок и крепок телом, хотя уже начал слегка раздаваться в ширину. Вкусы этого джентльмена тоже вполне традиционны: двухметровые крашеные блондинки, непрерывно сосущие чупа-чупс.
    Вот этот второй несколько раз клеился к Женьке, совал ей свои визитки, недвусмысленно намекая, что готов оказать ей любую помощь в карьере. Женька же не то чтобы ждала принца на белом коне, но, учитывая репутацию кавалера, сменившего за последний год четырех подружек, во временное пользование идти не хотела. Всю зиму и большую часть весны она отбивалась от назойливого поклонника. На майские мы случайно встретились с ней на открытии очередного бутика, и она по секрету сообщила, что накопила денег и приобрела подержанный ноутбук, с помощью которого рассчитывает отыскать приличный матримониальный вариант во всемирной паутине.
    Честно говоря, перспективы данного проекта представлялись мне весьма тухлыми, но в Женькиных глазах светился такой энтузиазм и вера в прекрасного виртуального принца, что я не стала «пачкать грязными лапами хрустальную мечту ее детства». Толком поговорить нам не удалось: подскочила знакомая — модный редактор одного из глянцевых журналов. Ей срочно требовались «типажи» для раздела косметики. Поскольку все женское население страны, затаив дыхание, следило за непростыми судьбами простых американских женщин — я имею в виду популярный сериал «Секс в большом городе», — предприимчивая дама из «глянца» искала двух блондинок, шатенку и рыженькую. Шатенка и рыжая у нее уже были подобраны, а мы с Женькой были сразу и безоговорочно утверждены в качестве «блондинок». Причем дама категорически игнорировала тот факт, что я была лет на пятнадцать старше моих будущих коллег по журнальным страницам.
    «Ничего, ничего, — бодро заявила она, когда я рискнула озвучить свои сомнения, — зато у тебя вид зрелой женщины с прошлым». Я задумалась, хорошо это или плохо и что означает «женщина с прошлым»? С другой стороны, именно в силу вышеупомянутой «зрелости», вряд ли у меня появится второй шанс покрасоваться на страницах глянцевого журнала, пусть и не первого эшелона. И я согласилась, даже не предполагая, что мое согласие втянет меня в жуткую историю, в результате которой у московской милиции появится много работы, у меня — шрам над верхней губой, а кое-кто из моих близких знакомых отправится в страну вечной охоты.

Глава 11
Фотосессия

    Раньше мне не доводилось участвовать в фотосессиях, поэтому я не представляла, на-сколько это хлопотное дело. За пару недель до дня «X» энергичная дама из «глянца» разослала нам «письма счастья», в коих строго-на-строго запрещала нам болеть, пить накануне дня съемок, а также покрываться прыщами. Как нарочно, накануне вечером я ощутила жжение в районе верхней губы и, посмотревшись в зеркало, с ужасом обнаружила, что намечается герпес. Полночи я не могла заснуть и постоянно смазывала зудящее место зовираксом. Когда ночную тьму прорезали первые лучи солнца, а за окном закаркали вороны, в моем активе были синие круги под глазами и сомнительного вида верхняя губа. Такое лицо вряд ли украсит страницы журнала, но делать было нечего, я поехала в назначенное место. Женька и еще две незнакомые мне девушки уже были там, ждали модельера, которая должна была привезти коллекцию для съемок. Через сорок минут ожидания стало ясно, что модельер по каким-то причинам решила свою коллекцию не предоставлять. Дама-редактор была на грани истерики, как вдруг Женька вспомнила, что Эльжи, у которой она регулярно работала на клубных показах, недавно закончила новую коллекцию с поэтичным названием «На краю Ойкумены». Стали звонить Эльжи. Естественно, в 11 утра она еще спала, но, разобравшись, в чем дело, быстро проснулась и твердо пообещала, что через полчаса, в худшем случае — минут через сорок она и «Край Ойкумены» будут на месте, а мы пока смело можем идти на макияж. И мы пошли…
    Девчонки к профессиональному макияжу люди привычные, чего нельзя сказать обо мне. Молодой стилист сурово посмотрел на мои синяки под глазами и неодобрительно поцокал языком. Я понимала его недовольство. Представьте, что к вам приводят царевну-лягушку на стадии лягушки и требуют, чтобы вы за полчаса сделали из нее царевну. Такая задача под силу далеко не каждому, однако же мой стилист не убоялся, а смело взялся за палитру. Буквально через несколько минут мои синяки скрылись под плотным слоем грима, а пудра, нанесенная поверх маскирующего дефекты кожи крема, превратила физиономию в фарфоровую маску. Потрясенная, я смотрелась в зеркало: такого идеального лица у меня не было даже в раннем детстве. Но стоило улыбнуться, как вся эта красота собралась в гнусные трещинки. Тем временем молодой человек начал колдовать над моими глазами: немного голубых теней, немного белых, под бровь — розовые. В принципе, нечто похожее я проделывала дома перед большими выходами в свет, но так красиво у меня не получалось никогда. Он накрасил мне левый глаз синей тушью и пошел советоваться с коллегой. Коллега, более опытный и поднаторевший в превращении лягушек в царевен, подошел, бросил на меня томный взор, потыкал пальцем в область скул и лениво процедил: «Нужно добавить немного розового». Потом схватил черную тушь и лихо накрасил мне правый глаз. Я робко заметила, что левый у меня накрашен синей тушью. Опытного коллегу это не смутило, он еще несколько раз взмахнул щеточкой, и ресницы у меня стали как у Буренки из Масленкина. К тому моменту, как мой юноша закончил красить мне губы (это заняло не менее 15 минут и потребовало пять оттенков помады), в салон с шумом ввалилась Эльжи с огромной сумкой в руках.
    — Выбирайте, — выдохнула она. — А я умираю хочу кофе.
    Пока Эльжи наслаждалась кофе, мы бросились к сумке с вещами, как толпа поклонников, долго поджидавшая примадонну у служебного входа. Через пять минут наряды, в коих народ должен рассекать «На краю Ойкумены», были разложены по всем имевшимся в наличии стульям. Видимо, в Ойкумене климат жаркий, поэтому одежда в массе своей представляла произвольно сшитые лоскутики разноцветной ткани, едва прикрывавшие самые «критичные» места. Женька, не колеблясь, выбрала себе игривое платьице ярко-розового цвета длиной чуть ниже колен, сильно декольтированное по спине и с овальным вырезом на животе. Две другие барышни (брюнетка и рыжая) остановились на комбинации брюк и топиков, сшитых, похоже, по одним лекалам и различавшихся только цветом. Брюнетка надела белоснежный вариант, а рыжая — ядовито-салатовый. Для меня энергичная «глянцевая» дама наметила топик из синего шелка. Оный экземпляр представлял собой скроенный по косой ромбовидной формы кусок ткани, прикрывающий торс только спереди. К телу это чудо портновского искусства предполагалось прикреплять тоненькими завязочками. Я не знаю, на какую фигуру задумывался данный предмет одежды, твердо могу утверждать лишь одно: перед внутренним взором Эльжи, когда она кроила ЭТО, стояла не я. Как ни перевязывали мы тесемки, топик упрямо не желал садиться как надо. Мы сдались и призвали на помощь автора коллекции, которая к тому моменту как раз закончила пить вторую чашку кофе.
    Эльжи окинула меня критическим взором и жестом фокусника вытащила из недр сумки нечто, скроенное из двух длинных полотнищ. Полотнища, длиной не менее пяти метров каждое, с короткой стороны крепились к небольшому ошейнику, щедро украшенному вышивкой. «Глянцевая» дама радостно застегнула на мне ошейник и начала обматывать торс шифоновыми тряпками. Через пять минут я была упакована так, что мумия Тутанхамона позеленела бы от зависти. Дама сделала шаг назад, чтобы полюбоваться делом рук своих. Увиденное категорически ей не понравилось. Меня размотали. Эльжи вновь полезла в сумку и вытащила голубой пиджак из плотной ткани, на мой взгляд, несколько неуместный в Ойкумене.
    Пиджак оказался безбожно велик в плечах, зато на груди никак не желал застегиваться. Видимо, он был рассчитан на фигуру пресловутой женщины с веслом. «Глянцевая» дама в очередной раз выразила неудовольствие, причем ее мнение, что я «выгляжу просто ужасно», разделили все присутствующие. Все шло к тому, что следующий номер журнала выйдет без меня. Я бросила отчаянный взгляд на Эльжи, та мгновенно поняла мое состояние и в очередной раз нырнула в сумку. На этот раз она копалась долго, пока наконец не выудила откуда-то с самого дна черный корсет.
    — Вот, — она протянула мне это чудо портновского искусства. — Правда, это из другой коллекции, но, думаю, пойдет.
    Не скажу, что я была в восторге. Женщины меня поймут. У каждой из нас есть свои маленькие хитрости, как подать себя в самом выигрышном свете. И, с другой стороны, мы прекрасно знаем, чего нам следует избегать.
    Я точно знаю, что подчеркивать мне надо ноги, а от всяческих декольте и корсетов шарахаться как черт от ладана. Плечи у меня худые, руки тоже, ребрышки проступают под ключицами. В корсете я буду выглядеть столь же сексуально, как скелет динозавра в палеонтологическом музее. Но выбирать не приходилось — не в полотенце же, в самом деле, заворачиваться. А «глянцевая» дама уже всерьез рассматривала и этот вариант. Я надела корсет, а для маскировки ребер мне нацепили колье «под бриллианты». В смурном настроении я, на свою беду, вышла в комнату к стилистам. Ко мне тут же подскочила девушка и со словами «вам надо челку немного подправить» еще раз начесала меня и обильно полила лаком. Думаю, если бы в тот момент кто-либо вознамерился стукнуть меня молотком по голове, дабы украсть «бриллиантовое» ожерелье, злодея ждал бы неприятный сюрприз: лак образовал на волосах невидимую, но очень прочную пленку, не пробиваемую никакими молотками. Результат девушкиных усилий оказался плачевным, прическа моя утратила живость и непосредственность, приобретя взамен фундаментальность, бывшую в моде где-то в середине 80-х годов прошлого столетия, что лишний раз подчеркнуло мою «зрелость». Настроение испортилось вконец.
    Нечто похожее я пережила пару месяцев назад, когда, поддавшись минутной слабости, пошла делать брови не к своему постоянному мастеру, а в салон по соседству. Тамошний стилист, молодой человек с неприятной улыбкой, немедленно раскритиковал мои брови (не сами брови, а то, как они были выщипаны), чем сразу возбудил во мне сильнейшую неприязнь. «Вам надо делать бровь домиком. — Он водил пальцем по моему лицу и, видимо, желая польстить, добавил: — Это подчеркнет тонкие черты вашего лица».
    На грубую лесть так называемого стилиста я не купилась, но все же проявила непростительную беззаботность, доверив свои брови его рукам. Свой промах я осознала лишь тогда, когда «стилист» подал мне зеркало, дабы я могла полюбоваться новыми, «замечательной формы» бровями. Тонко выщипанный «домик» освободил на лице место, поэтому широкие скулы стали казаться еще шире, нос и щеки самым наглым образом вылезли вперед, само же лицо приобрело удивленно-глупое выражение.
    Глотая слезы, я поблагодарила «мастера» и удалилась, поклявшись, что в этот салон больше ни ногой. Брови «домиком» раскритиковали все знакомые. Нравились они только моей маме, поскольку именно такой фасончик бровей носили героини фильмов ее молодости, например Дина Дурбин в «Сестре его дворецкого». Как назло, отрастали брови на редкость долго. Так всегда бывает, когда поставишь рискованный и неудачный эксперимент над внешностью.
    В данную минуту негативных факторов, создающих плохое настроение, было два: фундаментальная прическа и дурацкий корсет вкупе с «бриллиантовым» ожерельем. Но делать было нечего: брюнетку и рыженькую уже сфотографировали, сейчас в студии была Женька, а я понуро дожидалась своей очереди.
    Когда Женька вышла из студии, у нее было очень странное выражение лица. Как у барышни из института благородных девиц, которую пригласил на танец поручик Ржевский. Я заинтересовалась, но расспрашивать ее было некогда. «Глянцевая» дама чуть ли не пинками погнала меня в студию, приговаривая, что «фотограф и так нас долго ждал».
    Фотограф оказался довольно молодым человеком, чей возраст, впрочем, определить было сложновато. У него была строгая мужская прическа «лысина», по краям обрамленная легкими пушистыми кудряшками. Если на портрете Ленина, что украшал собой октябрятскую звездочку, аккуратно побрить макушку, то получится как раз прическа нашего фотографа. Впрочем, ничего удивительного: такие детские кудряшки покидают голову сразу, как только заканчивается детство. Волосы (те, что остались) светлые, глаза — не пойми какие, тоже вроде светлые. Взгляд цепкий, ироничный. Мне такие мужчины нравятся, а вот на героя девичьих грез этот тип совсем не похож. Непонятно, с чего это Евгения такая задумчивая вышла.
    — Встаньте вон туда, — скомандовал фотограф и включил свет.
    Я засмущалась и заискивающим голосом предложила:
    — А давайте вы мне будете говорить, как голову поворачивать… Ну и все такое…
    — Становитесь, как вам удобно, — сурово отрезал мастер художественной фотографии.
    Вот тебе и раз! А если мне никак не удобно? Я попыталась вспомнить, как обычно стоят перед камерой знаменитые модели (благо, каждый день по служебной необходимости рассматриваю их фотографии). Нормальному человеку ни в жизнь так не повернуться. Тут я неожиданно вспомнила, что Мэрилин Монро всегда фотографировалась с полуоткрытым ртом. Считается, что так сексуальнее. После нее эту манеру переняли абсолютно все блондинки и даже самые передовые брюнетки. Я попыталась приоткрыть рот, но меня остановил грозный окрик фотографа:
    — Зачем вы рот открыли?
    Я начала объяснять ему про блондинок и Мэрилин, но в ответ получила призыв «вести себя естественно». Попробовала следовать этому совету, тут же услышала: «Не сутультесь». Я начала тихо его ненавидеть. Ну что за издевательство, может он просто сказать «встаньте боком, голову поверните вот так…»?! А самое противное, что мои мучения явно доставляли ему удовольствие.
    — Поднимите слегка голову, — посоветовал мне этот негодяй.
    — Видите ли, — я изо всех сил пыталась быть вежливой, — может, вы не обратили внимания, но у меня широкие скулы. Если я подниму голову, то у меня будет слишком много лица. Я не нравлюсь себе в таком ракурсе.
    — А и не надо, чтобы вы себе нравились, — меланхолично ответил мой визави. — Надо, чтобы мне это понравилось.
    Сделав порядка двух дюжин кадров, он остановился и предложил мне посмотреть, что наснимал.
    — Если фотографии вам понравятся, то вот моя визитка, вы можете их у меня купить.
    Когда я увидела результат, то первая мысль была — как он только смеет предлагать мне купить этот ужас. За такие снимки надо выгонять из гильдии фотографов с волчьим билетом. С экрана на меня испуганно таращилось инопланетное существо с тонким черным туловищем и несоразмерно большой головой. Марс атакует. Мне стала понятна Женькина задумчивость. Интересно, как же он ее испоганил?
    — Больше снимать не будете? — поинтересовалась я у фотографа. Он отрицательно помотал головой. Я с облегчением сняла корсет, но макияж решила пока не смывать. Ведь не каждый день тебя красят профессионалы. На улице уже совсем стемнело, поэтому я предложила Женьке подбросить ее до дома на машине.

Глава 12
Берегись автомобиля

    Я вам еще не говорила, что у меня есть машина? Представьте себе, есть. Через год после развода я приобрела на корпоративной распродаже старенькую «шкоду». Приобретение это было из разряда рискованных. Последний мой выезд в качестве водителя случился десять лет назад, на «субару» с автоматической коробкой передач и полным электропакетом. В «шкоде» электропакет был представлен неработающим от старости кондиционером, коробка передач была механическая, гидроусилитель руля отсутствовал как класс.
    Вождение такого автомобиля по забитым московским улицам оказалось делом чрезвычайно нервным, поэтому я установила для себя следующий график: не менее трех раз в неделю ездить на машине, а остальное время спокойно добираться на метро. Но даже в «неавтомобильные» дни, приехав с работы и немного отдохнув, в 11 вечера я садилась за руль и выезжала на московские улицы — училась не застревать на светофорах. Для начинающего автолюбителя не глохнуть на светофорах — задача первоочередной важности. Тем паче что путь мой до работы пролегал через гнусное место — поворот с Гончарной набережной на Яузу. Там дорога довольно круто забирает в горку, а еще надо сделать левый поворот по стрелке. Каждый раз я молила бога, чтобы горел зеленый. Иногда господь прислушивался к моим молитвам, иногда нет. А через два месяца произошло чудо: я ехала домой на метро и вдруг почувствовала, что я больше не хочу ездить на метро. Вот так обычный человек превращается в автомобилиста.
    Это была моя первая «настоящая» машина, купленная на собственные деньги. Меня распирало от гордости, и я была готова подбрасывать своих друзей до дома хоть в Южное Бутово.

Глава 13
Ужасы Верхней Яйвы

    Мы уже свернули на улицу имени героя-летчицы, как Женька вдруг передумала идти домой и стала набиваться ко мне в гости.
    — Только сначала давай заедем ко мне, заберем кое-что… — напустила она туману. — Я хочу, чтобы пока это хранилось у тебя.
    Столь интригующее начало заинтересовало меня чрезвычайно. Я не стала подниматься с ней в квартиру, дабы не встретить не в меру гостеприимного Ивана. В этом случае был шанс застрять там до поздней ночи. Ждать пришлось довольно долго, почти сорок минут. Я уже собралась было пойти за ней, как дверь подъезда с грохотом открылась и по-явилась Женька с большой коробкой в левой руке и ноутбуком в правой.
    — Вот, — выдохнула она, погрузив все на заднее сиденье, — мой комп и коробка с моими документами. Пусть все это побудет у тебя.
    — Почему? — живо заинтересовалась я. — Неужели у тебя что-то пропало?
    — Нет-нет, — Женька посмотрела на меня с возмущением. — Просто у меня в последнее время как-то тяжело на душе. Сны всякие нехорошие снятся. Я в соннике смотрела, полная задница. Беспросветно. Я тебе кое-что покажу, когда приедем, чтобы ты тоже знала.
    Я подумала, что модельный бизнес все же оказывает отрицательное воздействие на мозг. Даже неглупые девушки со временем начинают нести полную чушь.
    До «кое-что» дело дошло далеко не сразу. Сначала мы втроем — Женька, моя дочь и я — долго пили чай с купленной по дороге клюквенной пастилой. Только после одиннадцати вечера, когда удалось пинками загнать дочь спать, Женя перешла к беспокоящей ее теме.
    — Ты веришь в предчувствия? — торжественно начала она.
    Я ответила обтекаемо, в том духе, что в предчувствия верю не особенно, но уважаю веру других. На самом деле я подумала, что у Женьки налицо все признаки ПМС — на душе тоскливо, а сердце разрывается от жалости к себе.
    — В последнее время…
    Она замолчала и ушла в себя. Я из деликатности тоже не подавала голос. Так мы помолчали минуты три, после чего Женька наконец продолжила:
    — Так вот, в последнее время мне снится очень странный сон. Как будто я сижу в кустах, прячусь от кого-то. Я не знаю, от кого я прячусь, но я точно знаю, что мне нужно сидеть тихо-тихо, иначе случится что-то страшное.
    Мне пришло в голову, что кинематограф — великая вещь. Похоже, Женька слишком увлеклась фильмами ужасов. Однако высказывать свои соображения вслух я не стала. Внутренний голос подсказал, что мое здравомыслие не найдет отклика в ее душе.
    — И еще — смех, — продолжала меж тем приятельница. — Жуткий такой смех. Неестественный. Как будто сумасшедший смеется. А еще мне стала сниться моя старшая сестра.
    Я не знала, что у Женьки есть сестра, по-этому поинтересовалась, где она, чем занимается по жизни.
    — Она погибла. Давно. Мне тогда было четыре года. Мы пошли в лес, она упала с обрыва и сломала позвоночник. Когда нас нашли, было уже поздно. Я мало что помню…
    — Вас нашли? — От ее рассказа у меня, честно говоря, мороз пробежал по коже. — Так ты вместе с ней была?
    — В лес мы пошли вместе, а вот как она от меня оторвалась тогда, я не помню. Я испугалась страшно, долго болела потом. — Женя немного помолчала. — Хочешь, покажу тебе ее фотографию?
    История меня заинтересовала. Такие интригующие сюжеты встречаются не каждый день. Женька меж тем покопалась в коробке и достала оттуда старенькую черно-белую фотографию: группа детей стоит на фоне школьного здания.
    — Вот она, — Женька ткнула пальцем в худенькую девочку в первом ряду. — Это Света, моя сестра.
    Внешне Света была очень похожа на Женю. Или, если уж соблюдать хронологию, Женя похожа на Свету — такая же высокая, худенькая, светловолосая. Но, если приглядеться, становилось заметно одно весьма существенное различие. У покойной Светланы подбородок был слегка скошенный, что придавало ей сходство с овцой. Женька же была обладательницей волевого модельного подбородка.
    — А это что за ребята? — попыталась я отвлечь подругу от разговоров о «зловещем роке». Мрачная тема портила наши легкие отношения, как фея Карабос, пришедшая без приглашения на день рождения принцессы Авроры, более известной широкой публике под псевдонимом Спящая Красавица.
    Евгения отхлебнула горячего чаю, громко шмыгнула носом и с надрывом в голосе пояснила:
    — Вот это и это, — она потыкала пальцем в двух девочек, стоящих рядом с покойной сестрой, — Светочкины одноклассницы. — Неожиданно она рассмеялась: — Представляешь, они до сих пор там живут. В Верхней Яйве… Никогда никуда не ездили. Обе теперь толстые такие. Кошмар! Обе замужем, дети у них.
    На мой взгляд, девахи на фотографии и в юном возрасте не отличались болезненной худобой. Предсказать, во что они превратятся через пять, от силы шесть лет, смог бы даже человек, не обладающий даром прорицания. Дабы не критиковать верхнеяйвинских дам, я переключилась на юных джентльменов, чьи лица были, несомненно, на порядок выразительнее. В центре стоял невысокий упитанный мальчишка с ангельскими кудряшками и ярко выраженным комплексом Наполеона. Справа к нему жался застенчивый темноволосый мальчик, а слева, небрежно положив руку на плечо толстяка, стоял огромный парень, по внешнему виду типичный двоечник и хулиган.
    — Это тоже одноклассники?
    — Вот этот, — Женя показала на «двоечника», — наш, яйвинский. Васькой его зовут. Школу закончил еле-еле. Пил чуть ли не с первого класса. У него и отец такой же… Отец помер лет пять назад, допился до смерти. А Васька еще раньше, по слухам, в Москву уехал. Только я в это не верю. Чтобы в Москве выжить, надо умным быть или ловким. А Васька — он ни то ни другое. Злой он, только кулаками махать умеет. Я тогда еще маленькая была, сама этого не помню, но говорят, что он всеми мальчишками командовал. Пока не появился вот этот парень, Юрка.
    Я нисколько не удивилась, когда Женя с отвращением показала на толстяка. Как правило, таких зовут «жиртрестами» и, по возможности, травят. Но из всякого правила бывают исключения. Исключения возникают, когда «жиртрест» обладает твердым характером и мастерством манипулятора. В этом случае он умело стравливает своих злейших врагов, а потом сидит на горе, как мудрая обезьяна из китайского фольклора, и наблюдает, как внизу дерутся тигр и лев. Судя по нахальному взгляду, толстяк с фотографии как раз относился к разряду исключений.
    — Да уж, на редкость мерзкий тип, — согласилась я, твердо решив не перечить и дать Женьке выговориться.
    Но Женька, похоже, уже закрыла эту тему.
    — Вот, пусть пока у тебя полежит… — Она сунула фотографию обратно в коробку.
    — А что, у вас дома завелся кто-то нечистый на руку? — Ее опасения по-прежнему удивляли меня, поскольку Иван с приятелем скорее свое отдадут, чем возьмут чужое.
    — Видишь ли, — застеснялась Женька, — я тебе не говорила… ко мне приехал мой младший брат.
    Женькины родственники, до этой минуты никоим образом себя не проявлявшие, вдруг скопом материализовались, одна — в виде фотографии и печальных воспоминаний, второй — лично явившись в столицу.
    — Надолго? — осторожно поинтересовалась я, потому что среди многочисленных событий и явлений, коими так богата жизнь, одним из наименее приятных является приезд провинциальных родственников.
    Как правило, родственники приезжают, когда им удобно, полностью игнорируя ваши планы. Хорошо, если они предупреждают хотя бы за неделю, но чаще они звонят прямо с вокзала, как вариант — из аэропорта, и радостно сообщают, что уже в Москве, и требуют заехать за ними, потому что «сумки очень тяжелые от гостинцев». В качестве гостинцев обычно выступают банки с домашними компотами, вареньем, огурцами и помидорами. Если в местах проживания родственников есть крупная водная артерия, то к овощному набору добавляется вяленая, сушеная и соленая рыба; если населенный пункт расположен в лесном массиве, то в качестве подарка привозятся связки сушеных грибов.
    В период обитания в вашей квартире родственники имеют обыкновение уходить и приходить, как им вздумается, ежедневно звонить домой и подолгу разговаривать по телефону. Счета, разумеется, потом оплачиваете вы. Любят критиковать вашу манеру вести хозяйство — «почему у тебя холодильник пустой», «в морозилке всегда должно быть мясо», — а также надолго занимать ванную комнату, особенно по утрам, когда вы опаздываете на работу.
    За долгие годы замужества мне неоднократно приходилось переживать внезапные визиты мужниной родни. К счастью, после развода почетное право принимать дорогих гостей осталось у бывшего супруга. Но воспоминания были еще очень свежи, поэтому я первым делом и спросила у Женьки, надолго ли пожаловал ее братец.
    Ее ответ подтвердил худшие мои опасения: братец пожаловал навсегда. Братец младший, стало быть, парню от силы лет восемнадцать, не больше. Полученное образование — средняя верхнеяйвинская школа — вряд ли позволит ему поступить в приличный московский вуз. Возникал вопрос, как столь внезапно появившийся родственник предполагает зарабатывать себе на жизнь. Судя по тому, что Евгения перевезла ко мне купленный недавно ноутбук, братец не очень разборчив в способах добывания денег.
    — А ты как же без компьютера? — на всякий случай уточнила я. — У тебя же там амуры…
    Женька нахмурилась; видимо, я задела больное место.
    — Придется сделать перерыв на пару недель. Слушай, — оживилась она, — а давай я тебе свой пароль на «аську» и на почту напишу. Будешь раз в два дня выходить в сеть и от меня приветы передавать.
    — Кому?
    — У меня там все организовано. Есть специальная папочка — «BOYS», в ней все мои «женихи».
    Меня это предложение изрядно смутило: из прочитанных в детстве романов я твердо усвоила, что чужие письма не вскрывают. Свою позицию насчет этичности таких поступков я немедленно озвучила, заодно поинтересовавшись, а что, собственно говоря, такое произойдет через две недели, что позволит ей забрать ноутбук обратно? Братец свалит на историческую родину? Очень сомнительно. Если человек задумал тунеядствовать, лучше всего это делать в Москве. В большом городе условия для тунеядствования более благоприятные. Женька пояснила, что она почти договорилась с одной знакомой, специализирующейся на устройстве корпоративных праздников и гастролей, и та обещала взять братца в четырехмесячную поездку по стране. Отчаливают они через две недели, так что…
    Две недели можно было и подождать. К тому же потом майские, работы особо не будет: нас всей конторой отправляют в отпуск. Неожиданно мне пришла в голову интересная мысль:
    — А ты на праздники в Москве?
    Женька нахмурилась:
    — Помнишь того типа? Ну, который в годах и в очках? Он предлагает с ним в Париж съездить.
    — А ты?
    — С ним — ни за что! — Женьку аж передернуло от отвращения.
    — А тебе кто-нибудь вообще нравится? Удалось познакомиться?
    Вопрос был совершенно не праздный. Я уже упоминала, что мы в редакции с большим скептицизмом относились к знакомствам через интернет. Из моих приятельниц только одной барышне, Ленке, удалось таким способом устроить свою личную жизнь. Но Ленка занималась только этим, нигде не работала, практически не выходил а из дома — искала себе подходящую партию. В итоге утерла нос всем недоброжелательницам, лицемерно сочувствующим, что «вот уже за тридцать пере-валило, а мужа нет, детей нет». Сочувствующие остались дома при своих супругах и детях, а она спокойно укатила в Великобританию, где и живет по сей день. Недавно она прислала фотографии со своей свадьбы. Жених на прекрасного принца совсем не походил, но зато никогда ранее в браке не состоял, поэтому, став законной супругой, Ленке не пришлось выстраивать отношения с целой шоблой бывших жен и детей. Из родни у жениха имелись только мама и несколько теток, проживающих в Шотландии. Мама и тетки представляли бы проблему, но первая жила отдельно, в собственном доме, стало быть, при желании контакты с ней можно было свести к минимуму, а шотландских теток вообще можно навещать раз в год — на Рождество.
    Везение не свалилось на Ленку с неба. Она два года, не отрываясь от компа, своими руками ковала собственное счастье. Между прочим, пережила несколько бурных романов, съездила в гости к пожилому итальянцу. За его счет, разумеется. Итальянец ей понравился. У него было настоящее итальянское имя Марио, хорошее чувство юмора и недюжинный, несмотря на возраст, сексуальный аппетит. Однако все эти плюсы перекрывал один существенный минус: Марио был женат, многодетен, с женой жил раздельно, но разводиться не собирался. У них в Италии это долго и дорого, гораздо проще и дешевле убить жену, нежели развестись. Поскольку убивать супругу Марио не собирался, Ленка, немного повздыхав, вычеркнула его из списка. Почти сразу же после Марио она познакомилась с «наследником российского престола». По крайней мере, этот тип представлялся как наследник. «Наследник» постоянно проживал в США, но пару месяцев назад посетил Россию. В подтверждение этого он прислал ей свои фотографии с Красной площади на фоне храма Василия Блаженного, а заодно ссылки на статьи в российской прессе, посвященные его визиту. На фото «наследник», выглядел как очевидец революции 1917 года, улыбался красивыми вставными зубами (салют американской стоматологии!); в статьях же охотно высказывал свое мнение о будущем России и положении в Сербии.
    Браку обычных людей мешают, как правило, родственники. Против бывают либо мама жениха, либо папа невесты. Когда же речь идет об особах благородного происхождения, в действие вступают иные силы. Ленкин путь к российскому престолу преградила «сербская проблема». Дело в том, что точка зрения «наследника» относительно положения в Сербии радикально расходилась с точкой зрения президента США Джорджа Буша. Свою точку зрения «наследник» так часто озвучивал в прессе, что в конце концов впал в немилость у американской администрации и был вынужден покинуть Штаты. Ленка очень сожалела об этом, так как всерьез собиралась ехать в Америку и там, плечом к плечу с «наследником», бороться. Точно не скажу, за что, — то ли за права сербов, то ли за вывод каких-то войск из бывшей Югославии.
    Я не сомневаюсь, что Ленка внесла бы достойный вклад в борьбу, но обстоятельства сложились так, что сербская проблема, похоже, будет решаться другими людьми, без ее непосредственного участия. Неприятно, конечно, но не это огорчало ее более всего. Гораздо хуже было то, что теперь ей не светил ни российский престол, ни даже морганатический брак. На матримониальном фронте наступило полное затишье. Тем более что в погоне за «наследником» она упустила двух французов и какого-то типа из Южной Африки.
    Как там у Пушкина? «Альбом, корсет, княжну Полину, стишков чувствительных тетрадь она забыла… Стала звать Акулькой прежнюю Селину». Очень мудро… Ленка пересмотрела свои требования к потенциальным женихам: благородное происхождение, солидный капитал или, на худой конец, африканские страсти — все это было списано в архив. Предпочтение теперь отдавалось неженатым кандидатам с серьезными намерениями. Список стран также подвергся существенной корректировке: оттуда были удалены Италия, Испания и Греция. Приветствовались джентльмены из Великобритании, а также солидные немецкие «герры» и французские «мсье».
    Ленка мечтала о женихе так интенсивно, что совершенно в духе фэн-шуй на ее горизонте немедленно нарисовался Брюс. Не очень молодой, не очень красивый, не миллионер, но вполне обеспеченный даже по западным меркам, а самое главное — неженатый, без детей и находящийся в активном поиске подруги жизни. Хотя нет, вру… Брюс появился в период Марио, совершенно ей не приглянулся, но был оставлен в качестве «запасного аэродрома». Несколько раз Ленка спьяну посылала его подальше. Брюс исчезал на время, но потом проявлялся снова, как комета с определенным циклом. В последний раз он исчез, когда не выгорело с «наследником». Ленка перепугалась и, дабы не потерять реального кандидата, в следующее появление Брюса приложила мыслимые и немыслимые усилия для закрепления отношений: делала в фотошопе трогательные альбомчики с детскими фотографиями (своими и Брюса), подолгу беседовала по телефону с почтенной английской старушкой — Брюсовой мамой. Через год Ленка съездила к Брюсу в гости, и к концу третьей недели Ленкиного пребывания в Туманном Альбионе претендент преподнес ей колечко с бриллиантом, что, как мы все знаем из американских фильмов, означает предложение руки и сердца. Ленка день подумала и согласилась. И правильно сделала, потому что на родине ее в принципе ничто не удерживало. После смерти мамы она жила одна, нигде не работала. Для меня до сих пор загадка, на что она существовала все это время. Только в последние полгода перед отъездом в Англию она нашла себе несложную, но противную дистанционную работу — модерировать форумы педофилов и садомазохистов.
    Женькины шансы поймать во всемирной паутине такого же Брюса я оценивала как крайне низкие. Ситуация совсем другая: у нее не было возможности сутками сидеть в сети. Модель ноги кормят, а теперь еще, похоже, придется кормить как снег на голову свалившегося братишку. К тому же знание иностранного языка у нее оставалось на уровне «читаю со словарем», поэтому на иностранных граждан она не замахивалась, предпочитая продукцию отечественных производителей. Так что мой вопрос насчет поисков кавалера был, скорее, из разряда риторических.
    К моему удивлению, Женька засмущалась, а потом в порыве откровенности сообщила, что уже встретилась с несколькими очень, очень приличными мужчинами. Пока до серьезных отношений дело не дошло, все ограничивается посещением ресторанов и кафе. Она ничего не хочет загадывать, но несколько кандидатов ей определенно нравятся, и, когда она более-менее определится, она мне все-все расскажет.
    На этой мажорной ноте мы закончили беседу; Женька начала мыть посуду, а я пошла доставать из шкафа гостевую раскладушку.

Глава 14
Первые трупы

    Прошло два с лишним месяца с того дня, как Женька оставила у меня коробку с фотографиями и ноутбук. Поскольку по первоначальной договоренности все эти сокровища отдавались мне на хранение на срок не более двух недель, я забеспокоилась. Раз в неделю я старательно названивала ей домой и на мобильник. Дома отвечал Иван, с которым мы как-то незаметно перешли на дружескую ногу, по мобильнику откликалась сама Женька. Сначала она заявила, что очень занята по работе, поэтому пусть ее вещи еще побудут у меня, ведь места они занимают совсем не много. Еще через неделю она ошеломила меня известием, что, кажется, сделала выбор, влюблена по уши и сейчас ей «категорически не до ноутбуков». После майских она заехала, зашла в сеть, попутно пояснив, что все эти недели пользовалась услугами интернет-кафе, а сейчас ей нужна «аська». Посидев в инете пару часов, она наскоро выпила чашку чаю, напустила туману относительно своих амурных дел, потом заявила, что ей пора и что она заберет свой комп скорее всего в начале июля, потому что очень рассчитывает к тому времени переехать к своему избраннику.
    Выпалив это на одном дыхании, Женька быстро чмокнула меня в щеку и убежала. Из всего вышесказанного самым главным, на мой взгляд, являлся тот факт, что Женькин избранник, по крайней мере, имеет жилплощадь. Свою или съемную — другое дело. Лучше, конечно же, свою, но тут уж как карты лягут.
    В последующие три недели я ей не звонила, на работе был аврал — началась пора отпусков. Половина редакции отбыла в южные края, а оставшимся приходилось работать за себя и за того парня. Так, ушла в отпуск барышня, в обязанности которой входило мониторить ленту новостей от информационных агентств, выбирать наиболее интересные и выкладывать их на нашем портале. Сей технологический процесс состоял из двух основных операций: найдя интересную новость, нужно было выделить ее, нажать «сору», потом открыть публикатор и нажать «paste».
    Тот день, как любят писать в классических романах, не предвещал ничего ужасного. Я давно заметила, что поговорка «самый темный час перед рассветом» справедлива на все сто. Причем и в обратную сторону тоже. Как правило, перед наступлением больших неприятностей фортуна проявляет к вам удивительную благосклонность.
    Итак, в тот день в Москве наконец установилась жаркая летняя погода, что после дождливого июня оказалось весьма кстати. Температура воздуха зашкаливала за тридцать по Цельсию, вызывая устойчивое отвращение к работе.
    Включив компьютер, я поинтересовалась у коллег, кто у нас нынче работает «копи-пейстом», узнала, что сегодня это почетная обязанность лежит на мне, вздохнула и полезла в ящик с информацией. Как назло, сегодня в мире не произошло ничего экстраординарного: никто из политиков не выступил с разоблачениями; ученые не заявили о новом открытии, которое в ближайшем будущем могло бы резко изменить нашу жизнь; даже в мире шоу-бизнеса никто не женился, не развелся, не подрался, не написал новую зажигательную песню, не снял гениального кино-фильма. В общем, ни одна новость не тянула на хит дня. Присутствовали, правда, новости экономического характера, что-то об изменениях цен на нефть и т. д. Но у нас аудитория молодежная, поэтому котировки акций на нью-йоркской бирже, индекс НАСДАК и цена нефти за баррель ее не очень сильно волнуют. Когда случаются такие безнадежные дни, мы обычно вытаскиваем нейтральные статьи, написанные не сегодня и даже не вчера и приберегаемые на черный день. По всему выходило, что сегодняшний день будет черным… Особо ни на что не рассчитывая, я открыла еще одно информационное письмо и обнаружила там новость криминального характера: вчера, 1 июля, в 19.15 на территории Главного ботанического сада Российской Академии наук обнаружен труп девушки со следами асфиксии. Положив новость в ленту «криминал», я задумалась, стоит ли крутить ее баннером на главной странице. Решила, что не стоит. Москва город большой, каждый день кого-то да убивают. Если все такие новости крутить на главной, то получится, что кроме убийств здесь ничего больше не происходит, а это не так. Решив не дискредитировать свою малую родину, я быстро отстучала по «аське» коллегам, что новостей совсем нету никаких, поэтому надо срочно что-то придумать. Коллеги горячо откликнулись на мой призыв, и к 12 часам лента была более-менее сформирована, так что мы со спокойной душой отправились обедать. Столовая у нас открывалась в 12.30. Поскольку мы сидели в соседней комнате, то, как правило, успевали первыми.
    Выйдя в коридор, мы обнаружили длинную очередь, терпеливо ожидающую открытия. Оставив коллег стоять в очереди, я вернулась за комп и на всякий случай заглянула в папку со свежими новостями. Новость была одна, но какая. К тому вчерашнему трупу добавился еще один: на 2-й Владимирской улице, не так уж далеко от нас, между прочим, на территории детского сада (хорошо, что сейчас лето и садик не работает) обнаружили тело женщины со следами асфиксии. Н-да… Похоже, что новость придется все же выкладывать на главную.
    Весь день сообщения о двух найденных трупах хитовали в новостных лентах рунета. На следующий день о происшествиях на Владимирской и в Ботаническом саду писали уже значительно меньше, а еще через пару дней забыли бы совсем — информация живет три дня, — если бы 4 июля коллекция трупов не пополнилась еще одним экземпляром. В 7.40 утра гражданин, имя которого не упоминалось, по дороге на работу наткнулся на мертвое тело. Произошло это в лесополосе на улице Яблочкова. Причиной смерти, как сообщалось в новости, также стала механическая асфиксия.
    Не помню, кто из моих коллег первым озвучил версию, что преступления совершает маньяк. Точно это была не я, потому что в тот день я попала в пробку на Третьем кольце и приехала на час позже. Когда я вошла в комнату, дискуссия на тему маньяка уже набирала обороты. Женская половина редакции активно возмущалась бездействием милиции, рассматривая ситуацию исключительно с эмоциональной стороны; мужская же половина не то чтобы милицию оправдывала, но пыталась апеллировать к голосу разума, выискивая в сети статистику поимки маньяков.
    Статистика наводила на грустные мысли. Маньяков, конечно же, ловили, но… До того момента, как маньяк садился на скамью подсудимых, он успевал позлодействовать не один десяток лет и угробить немало народа. Если экстраполировать эти данные на нашего маньяка и взять за точку отсчета 1 июля 2003 года, то в лучшем случае его арестуют лет через десять. Быстрее они не ловятся, ни у нас, ни за рубежом. Это только в кино Джоди Фостер зараз вычислила того типа, что ловил девушек, а потом сдирал с них кожу. И то, если вы внимательно смотрели фильм, суматоха началась только после того, как киношный маньяк похитил дочь сенатора. Вот тогда и Ганнибала Лектера подключили, и финансирование пошло, и злодея поймали оперативно. А пока он обдирал дочерей простых американских тружеников, органы правопорядка не очень-то и старались.
    Милиция никак не комментировала происходящее, как будто в ежедневных трупах нет ничего экстраординарного. Когда 9 июля в информационных лентах появились сообщения об очередной покойнице, не знаю, как в других местах, а у нас в редакции отреагировали достаточно спокойно. Ну, еще один труп, ну, опять со следами асфиксии. Правда, на этот раз убийство произошло не на улице, что несколько путало общую картину. Если верить книгам и кинофильмам, маньяки редко меняют излюбленную стратегию. Мы немного поспорили на тему, стоит ли приписывать данное убийство нашему маньяку. Спор разгорелся после того, как Вадим наткнулся на комментарии специалистов из института Сербского. Из текста комментария следовало, что маньяки — люди внешне приветливые, располагающие к себе. Случаев, когда маньяк выглядит как иллюстрация к книге доктора Ломброзо по криминальной антропологии, в жизни почти не бывает.
    Различия между нормальным человеком и маньяком, утверждали специалисты, заключаются в том, что у нормального человека система мышления состоит из ста элементов, а у маньяка — из пяти-шести. В тексте, правда, не говорилось, как сосчитать элементы системы мышления при личной встрече. Нужно ли, к примеру, носить с собой тесты на IQ или существует иной способ. Еще в той статье говорилось, что на формирование личности убийцы-маньяка может повлиять то, что в детстве он был нежеланным ребенком. Наблюдение интересное, но практической ценности не имеющее: если за вами поздно вечером идет незнакомый мужчина и вы испытываете некоторые сомнения относительно его намерений, уместно ли будет вот так, без предварительной подготовки, интересоваться его отношениями с мамой? Ученые подметили еще один интересный факт: маньяки обильно произрастают в экологически неблагоприятных областях. Заглянув в паспорт подозрительного гражданина и сверив место его рождения с заранее приготовленным списком экологически проблемных мест, можно с большой долей вероятности вычислить потенциального убийцу. Особняком стояло мнение нескольких ученых мужей, полагавших, что на развитие маньяков оказывает большое влияние ритмика небесных тел. В качестве примера приводился Чикатило. Опытный взгляд легко усмотрел бы в космограмме Чикатило страсть к садистическому насилию.
    Исследователи также утверждали, что у маньяков слабо развита интуиция. Этот пункт вызвал у нас крупные сомнения. Ученым следует получше проработать данный вопрос, иначе не совсем понятно, каким образом маньякам со слабой интуицией удается десятилетиями скрываться от толпы Шерлоков Холмсов, у которых интуиция — одно из важнейших профессиональных качеств.
    Потихоньку тема с маньяками сама собой слегка подувяла, и некоторое время мы работали молча, лишь время от времени отстукивая друг другу сообщения по «аське». Первым не выдержал и вслух высказал свое мнение недавно женившийся Вадим: «И поделом этой бабе, нечего было незнакомого мужика сразу к себе домой приглашать». Я как раз тоже наткнулась на сообщение Интерфакса, где говорилось, что «по одной из версий следствия убийца познакомился с жертвой около пруда, когда она поздно ночью возвращалась домой».
    — Вадик, — нежно заворковала секретарша Леночка, — ну зачем ты так говоришь? Наверное, у нее совсем никакой личной жизни не было… А этот маньяк — описания же его нет. Вдруг он интересный внешне мужчина?
    — Где это ты видела интересных внешне маньяков? — сурово спросил Вадим и сбросил Леночке, а заодно и всем остальным ссылку на сайт, посвященный Чикатило.
    Посмотрев фотогалерею, я в который раз удивилась людской наивности. Ну ладно — дети; детям он, пожалуй, еще мог задурить голову. Дети склонны верить взрослым, но как он умудрялся знакомиться с женщинами? А ведь они не просто откликались на его предложение познакомиться, но прямо с ходу отправлялись погостить к нему на дачу.
    Леночкина версия, что убитая девушка была не очень счастлива в личной жизни, потому и бросилась на шею первому встречному, вызвала у редакционных мужчин взрыв негодования. Мы с Леночкой, как единственные представительницы слабого пола, пытались возражать из чувства женской солидарности, но оппоненты пустили в ход тяжелую артиллерию. «Никогда не разговаривайте с незнакомцами», — злорадно процитировал Вадим, после чего напомнил присутствующим, чем закончилась для бедняги Берлиоза встреча с незнакомым мужчиной в самом центре Москвы, на Патриарших, и даже не ночью… Аргумент убийственный, нам ничего не оставалось, кроме как согласиться.
    Поздно вечером того же дня мне позвонила Эльжи. Поболтав для приличия минут пять о том о сем, она поинтересовалась, какие у меня планы на вечер 19 июля. Если планов нет, то она хочет пригласить меня на свой показ в клубе «Подиум». Я, чуя подвох, спросила, какую коллекцию предполагается демонстрировать. Оказалось, что все ту же, до сих пор не распроданную «На краю Ойкумены». Сомнения насчет востребованности этой коллекции у меня возникли, еще когда мы снимались для глянцевого журнала. Вещи из «Ойкумены» можно надевать исключительно в субтропическом и тропическом климате, для средней полосы России они совершенно не годятся. Синоптики утверждают, что в Москве и Подмосковье 286 дней в году небо закрыто облаками. Не нужно знать высшую математику, чтобы вычислить: солнечных дней москвичам выпадает всего 89, причем 80 приходится на февраль и раннюю весну, когда солнце уже светит, но еще не греет. Дней же нужной степени жаркости в году бывает от силы десять, и почти все они приходятся на июль. Так что Эльжи все делает правильно, есть шанс, что после показа коллекция может пойти.
    У меня не было иллюзий относительно то-го, зачем она меня приглашает, поэтому я осторожно поинтересовалась, помнит ли Эльжи, что информацию про «Ойкумену» мы уже размещали. Подруга бодро сказала, что помнит об этом, крайне мне признательна за ту статью, на большой материал не рассчитывает, но уверена, что хоть пара строк об этом мероприятии появится. У меня не хватило духа послать ее подальше, я пообещала пару строк и собралась было уже класть трубку, как Эльжи внезапно спросила, не знаю ли я, часом, что происходит с Женькой. Поскольку указания хранить Женькины амурные дела в секрете от подруг и потенциальных работодатель-ниц у меня не было, я вкратце осветила Эльжи события последних недель.
    «Теперь понятно, — удовлетворенно заметила Эльжи. — А то я ей позвонила, мне она нужна для показа, а Женька начала мне голову морочить, дескать, не знает, сможет ли… Она уже не в первый раз меня подводит, но ты же меня знаешь… Доброта когда-нибудь меня погубит. Хотелось дать ей немного заработать…»
    Я уловила в Эльжином голосе нотки возмущения и поспешила перевести разговор на другую тему, поинтересовавшись, что у них там с Мэри. Трубку мне удалось повесить только через пятнадцать минут. На всякий случай, чтобы не забыть, я записала у себя в ежедневнике «19 июля, 19.00. Подиум». Мы договорились, что я приду пораньше, чтобы перекинуться парой слов с девочками.

Глава 15
«Подиум»

    Пораньше не получилось. Сначала я простояла в пробке на Новом Арбате, потом на бульварах, потом еще около получаса безуспешно нарезала круги по Малой Дмитровке и Каретному Ряду, пытаясь найти место для парковки. С местами было глухо, пришлось приткнуть машину почти у Садового и топать ногами.
    Клуб был полон. Все четыре ряда стульев по обе стороны подиума были заняты. Я удивилась: как много в Москве, оказывается, любителей Эльжиного творчества. Ознакомившись с программой, удивляться перестала: после «Ойкумены» обещали показ новой коллекции белья.
    Сквозь стеклянные двери, ведущие в зал «Париж», я увидела Ивана, Женькиного соседа по квартире. Он сидел за столиком в центре зала и потягивал коктейль, нежно поглядывая на сидящего рядом молодого человека. Я обрадовалась — вот сейчас и узнаю все о Женьке из первых рук — и начала аккуратно пробираться между стульями.
    Внезапно зажегся свет, на сцене появился жизнерадостный молодой человек. Он поинтересовался у присутствующих, знают ли они, где находится Ойкумена? Присутствующие не знали и своего незнания не стеснялись. А один, наверное, самый начитанный и уже слегка поддатый мужчина громко выкрикнул:
    — Там же, где и Атлантида!
    Об Атлантиде часть публики краем уха все же слыхала, поэтому знаток географии получил свою долю аплодисментов. Ведущий приободрился и продолжил увлекательную игру «Знаете ли вы?». Теперь он интересовался, знает ли публика, что в «далекой Ойкумене» живут самые прекрасные девушки. Мужчины в зале оживились, барышни — те, которые без кавалеров и трезвые, — заметно сникли.
    — Встречайте, — заливался соловьем ведущий. — Встречайте прекрасных русалок из Ойкумены.
    Он эффектно взмахнул рукой, за сценой кто-то невидимый выключил музыку, народ затих в ожидании зрелища… А я, поднимаясь по ступенькам, споткнулась и продолжила поступательное движение в сторону зала «Париж», повинуясь законам инерции. Шум падающего тела перекрыл зазвучавшую нежную мелодию, под которую на сцену вышли первые «русалки из Ойкумены». Их появление прошло совершенно незамеченным, потому что все присутствующие уставились на меня. Когда такое происходит на западных тусовках (типа «Оскара» или премьеры очередного фильма), на следующий день газеты выходят с заголовками «Она украла шоу у такого-то». Каюсь, в тот вечер я нечаянно украла шоу у Эльжи с ее «Ойкуменой».
    Мой эффектный выход заметили даже в зале «Париж». Молодой человек Иван сначала наблюдал за происходящим с умеренным интересом, но как только он сообразил, что в перфомансе принимают участие его знакомые, интерес стал живым. Иван даже покинул свое место, дабы помочь мне встать.
    Доковыляв до столика и заказав свежевыжатый сок, я оценила ущерб, причиненный моему здоровью и гардеробу. Нога почти не болела, а вот замечательные бархатные штаны, купленные за очень небольшие деньги и надетые всего в третий раз, порвались на коленке. Ну да ладно, кто будет рассматривать мои коленки, когда по подиуму бродят легкомысленно одетые барышни.
    Тем временем принесли горячее Ивану с другом и сок — мне. Я стащила с Ваниной тарелки маслинку, отпила немного сока и задумалась, как бы получше начать разговор. Несколько минут мы молчали. Иван с другом — потому что с набитым ртом разговаривать трудновато, я же созерцала «ойкуменовских» русалок. Озарение пришло с последним глотком:
    — А что, Евгения разве не участвует в показе?
    Иван чуть не поперхнулся, пришлось даже похлопать его по спине.
    — А ты что, не в курсе?
    Последние известные мне новости были двухнедельной давности. Оказалось, что за эти две недели произошло несколько значительных событий.
    Первое — братец Петька, которого эмоциональный Иван охарактеризовал как полного ублюдка и дегенерата, действительно уехал с гастролирующей по Сибири рок-группой, но через неделю вернулся, заявив, что перебрался в столицу не для того, чтобы мотаться по провинциальным городишкам. Теперь он целыми днями лежит на диване, смотрит телевизор и периодически клянчит у Ивана деньги на сигареты. Женька пыталась разрулить ситуацию, даже звонила своей знакомой, через которую, собственно, и устроила братика работать. Знакомая разговаривала вежливо, но сухо. Сказала, что бездельники ей не нужны, что работы много и если кто-то отлынивает, то его обязанности приходится выполнять другим. Платить деньги этому типу только потому, что он Женькин брат, она не собирается. Лично против Жени она ничего не имеет, поэтому от души советует ей побыстрее купить билет и отправить братца на малую родину.
    — И что на это ей сказала Женя? — на всякий случай поинтересовалась я, заранее зная ответ.
    Ванька нахмурился, осушил до дна свой бокал и мрачно заявил, что никогда не встречал идиоток с настолько сильно развитыми сестринскими чувствами.
    — Представляешь, — в волнении он даже схватил меня за коленку, — она этого придурка еще и успокаивала. Чтобы он, дескать, не волновался, она устроит его в другое место. Будет он волноваться, как же… Зачем ему работать, когда деньги всегда можно у сестры взять? А она носится с этим болваном, как сестрица Аленушка с тем козлом, что из лужи пил… Тьфу… — Иван чуть не плюнул в свой бокал, показывая тем самым, насколько глубоко противен ему братец Петр.
    Я подумала, что надо бы сменить тему, и еще раз спросила, участвует ли Женька в показе. В ответ Иван разразился гневной речью. Выражался он высокопарно — сказывалось базовое филологическое образование, — но если немного поднапрячься, понять было можно. Выходило, что Женька из-за своих «любовей» умудрилась пару раз подвести Эльжи, не явившись вовремя на показы. Эльжи — девушка не злопамятная, но эти два случая, как назло, совпали по времени с очередными запоями Мэри. Таким образом, согласно теории физиолога Павлова, в Эльжином сознании Женькины подставы теперь намертво ассоциировались с Мэриными запоями. С тех пор, когда появляется работа, Эльжи почти не приглашает Евгению, объясняя это тем, что ей неприятно видеть человека, который может так ужасно подвести.
    Я расстроилась. Конечно, Эльжи платит моделям не так уж и много, но показы у нее регулярные. Карьеры на них не сделаешь, но зато это постоянный, почти планируемый доход. Тем более что на этот показ она как раз хотела пригласить Женьку, даже мне звонила, разыскивая ее.
    — Ты будешь еще что-нибудь заказывать? — спросил Иван.
    Я помогала головой. Смысла нет здесь сидеть: коллекцию я видела, так что описать мероприятие смогу. Я притащилась сюда, чтобы поговорить с Женькой, а раз ее нет… Я поинтересовалась, собирается ли Иван смотреть бельевой показ. Он недовольно поморщился и заявил, что смотреть совершенно нечего: он видел эту коллекцию и авторитетно заявляет, что это полный отстой. Мы попросили счет, Иван любезно взял на себя оплату моего сока. Правда, тут же попросил подбросить их с другом домой.
    Домчались мы быстро: Тверская почти пуста в это время суток. Иван пригласил меня подняться на чашечку кофе, я отказалась — слишком устала за последние недели, хотелось домой спать.

Глава 16
Еще четыре трупа

    День оказался богат новостями. С утра напомнил о себе маньяк: очередное тело было найдено в районе дома 232 по Ленинградскому шоссе. Мы в редакции ни минуты не сомневались, что это преступление — дело рук того же самого субъекта. В пользу этой версии говорило то, что преступление было совершено тем же способом, что и предыдущие (девушка скончалась от асфиксии). Однако через полчаса пришло сообщение, изрядно поколебавшее нашу уверенность: буквально через двадцать минут после первого трупа в лесопарковой зоне в районе проезда Стратонавтов было обнаружено еще одно тело. Тщательное изучение карты Москвы показало, что маньяк мог совершить оба преступления — при условии, что у него под рукой был автомобиль, а на дорогах не было пробок.
    Маньяк уверенно хитовал до обеда, пока в информационных лентах не появилось сообщение об аресте сотрудника службы безопасности компании ЮКОС. Самое удивительное, что его обвиняли не в преступлениях экономического характера, ему инкриминировали организацию нескольких убийств и покушений. На фотографиях арестованный не выглядел кровожадным монстром — так, средних лет грустный дядечка с залысинами. Такие обычно по воскресеньям ходят с друзьями в баню, парятся, пьют пиво и судачат о футболе. Правда, вид у него был несколько ошарашенный, но это никак нельзя ставить ему в вину: любой человек, обвиняемый в организации нескольких убийств, выглядел бы на его месте точно так же.
    Далее события развивались следующим образом. Если бы все происходило в кино, то режиссер обязательно показал бы зрителям маньяка, сидящего в своем маньячном логове. Я давно заметила, что с легкой руки сценаристов все кинематографические маньяки обожают оснащать свои жилища большим количеством телевизоров. После совершения очередного преступления маньяк покупает себе пиво и пиццу, садится перед телевизорами и с удовольствием смотрит новостные программы, записывая сюжеты о себе на видео. У отечественных маньяков, поскольку уровень жизни у нас катастрофически не дотягивает до западного, таких возможностей нет. Однако ж новости наш маньяк, видимо, смотрел. После ареста сотрудника ЮКОСа во всех новостных лентах два сегодняшних убийства отошли на задний план. Такое пренебрежение со стороны средств массовой информации должно было сказаться на душевном состоянии маньяка. Если верить фильмам, маньяки очень обижаются, когда про них перестают сообщать по телевизору. В таких случаях кинематографический злодей, сидя перед телевизором и глядя на арестованного сотрудника ЮКОСа, нервно откусывает пиццу и злобно шипит себе под нос: «Так вы считаете, что про меня не стоит говорить… Вы обо мне еще услышите…», после чего начинает действовать. Наш маньяк не был исключением. До конца дня в новостные ленты поступило еще два сообщения о найденных трупах. В 13–10 на 16-й Парковой улице обнаружили тело женщины, а буквально через час еще одно тело было найдено в Кузьминском лесопарке.
    «Маньяк с Северо-Запада» вновь стал темой дня. Девушки с ресепшн периодически забегали в редакцию, интересовались, не случилось ли еще чего-нибудь ужасного, и от души сочувствовали незнакомой мне Нинке, которая (ах, бедняжка!) как раз и проживает в злополучном Северо-Западном округе.
    В 19–00 я выключила компьютер, помахала рукой коллегам и бодро направилась к лифтам. На автопилоте вышла на улицу и только тогда вспомнила, что сегодня утром свободных мест на обочине не было, пришлось заехать во двор. Я парковалась во дворе в исключительных случаях. Здания, окружавшие наш офис, были не просто дома, а общежития барачного типа. Построены они были во времена царя Гороха и с тех пор ни разу не ремонтировались. Сомневаюсь, что там была горячая вода, и я бы совершенно не удивилась, если бы вдруг оказалось, что вместо туалета у них выгребная яма. Народ там проживал соответствующий: угрюмый, неприветливый, подозрительный. Не ожидая от жизни никаких сюрпризов, кроме неприятных, обитатели общежитий смотрели на нас с нескрываемым осуждением: как мы можем радоваться жизни, когда у них все так фигово. Оставлять машину у них под окнами можно было только в случае острой необходимости, и весь день приходилось сидеть как на иголках, гадая — повезет, не повезет. Считалось, что повезло, если вечером на машине были только отогнуты дворники, а других заметных глазу повреждений не было. А так, конечно, могли и колесо проколоть, что и проделывали неоднократно. Хорошо, что шиномонтаж был рядом. Подойдя к машине, я осмотрела ее со всех сторон, потыкала ногой в колеса, дабы убедиться, что они не проколоты, и только было собралась снимать ее с сигнализации, как из кустов сублимировался какой-то субъект. После сообщений о четырех трупах нервы мои были на пределе. В голове мелькнула мысль — маньяк. Только я открыла рот, чтобы призвать на помощь обитателей здешних трущоб, как субъект заговорил. И, смотрите-ка, голос его оказался мне вполне знаком. Это был не кто иной, как мой и Женькин знакомый Иван.
    — Ты с ума сошел, так меня пугать, — напустилась я на него. — Да я чуть со страху не по-мерла, думала, что ты маньяк…
    — Какой еще маньяк? — Иван заволновался так, что даже изменился в лице. — Где маньяк?
    — Ты новости не слушаешь? Какой-то тип с начала июля женщин душит в Северо-Западном округе. Сегодня четыре трупа обнаружили.
    Иван как-то нехорошо задергался:
    — Я… Я хотел тебе сказать…
    — Что ты мне хотел сказать? Кстати, — перебила его я, и мои подозрения насчет истин-ой сущности Ивана всколыхнулись с новой силой, — как ты узнал, где я работаю? Вроде я никогда тебе об этом не говорила…
    Атмосфера недоверия сгустилась вокруг нас, как туман девонширских болот. Ваня почувствовал неладное и, дабы разрядить обстановку, предложил уехать подальше от этого гнусного места. Куда-нибудь, где стоят нормальные дома, а не хижины дяди Тома, где есть заведения, в которых добрые ангелы в длинных фартуках наливают усталым путникам чашечку ароматного капуччино.
    Мы рванули по Третьему кольцу до центра. Во время поездки Иван молчал, только лязгал зубами. Я не предпринимала попыток его разговорить. В таком состоянии человека лучше не трогать, пусть как следует пролязгается. Когда мы съехали с Третьего кольца на Фрунзенскую набережную, я поинтересовалась, хочет ли он бросить кости на Комсомольском или предпочитает доехать до Тверской. «Едем в центр», — категорически заявил Иван, отчаянно гримасничая. Видимо, он все же был в сильном волнении: мимические мышцы явно не слышали сигналов головного мозга и двигались сами по себе.
    Мы приткнули машину на Большой Дмитровке и по Камергерскому вышли на Тверскую. В «Ги-но Таки», как всегда, стояла большая очередь, поэтому мы бросили якорь в демократичном «Кофе-хаузе», тем более что у меня скопилось несколько флаеров.
    После второй чашки кофе Иван перестал клацать зубами и начал изъясняться более-менее внятно. Первая же его фраза повергла меня в состояние полного ступора:
    — Женьку убили.
    — Кого? Чего? — Я надеялась, что плохо расслышала.
    — Женьку, говорю, убили…
    — Как убили? Кто?
    — Ты ж сама говорила… — Иван многозначительно замолчал.
    Я лихорадочно пыталась сообразить, что я ему рассказывала о Женькиных делах… Стоп! Ведь я ему говорила как раз про убийства! Неужели… Я тут же озвучила страшную догадку, и Иван подтвердил мои подозрения: второе тело, найденное сегодня утром на проезде Стратонавтов, это была Женька.
    — При ней нашли документы, позвонили в агентство, там сказали, где она жила. — Иван тяжело вздохнул и продолжил: — Мне уже следователь звонил, сказал, что вызовет на днях для дачи показаний.
    — И что ты собираешься им рассказывать? Она ведь хорошая девочка была, работала… Братец вон приехал, тоже к ней на шею сел. Он, кстати, как отреагировал?
    — Как полный мудак, — категорически отрезал Ваня. — Похоже, его волнует только одно: кто теперь будет деньги ему носить. Уже спрашивал у меня, не могут ли ее похоронить за счет города. Не хочет свои капиталы тратить.
    — А у него они есть, свои-то? — усомнилась я. — Ты ж говорил, что его выгнали с работы.
    — У него нет, но у Жени была заначка, она мне рассказывала. Я думаю, что этот подлец уже все перерыл, деньги нашел, но тратить их не хочет.
    — Между прочим, — заметила я, — у тебя теперь есть все основания попереть его из квартиры.
    — Не могу, — вздохнул мой собеседник, — Женя заплатила до конца года, а деньги я частично тете отдал, частично в дело пустил.
    Я не стала уточнять, что за дело вдруг появилось у Ивана, только выразила сочувствие, что еще несколько месяцев ему придется терпеть присутствие такого малоприятного типа, как Петюнчик.
    — А что ты трясся как осиновый лист, когда ко мне приехал?
    — А ты бы не тряслась, если бы тебя на допрос вызвали?
    — Во-первых, тебя еще не вызвали. Во-вторых, я полагаю, что вызовут они тебя только для проформы. Записать общие сведения о потерпевшей со слов лиц, хорошо ее знавших. Это обычная процедура. И меня могут вызвать, если докопаются, что мы давно знакомы.
    — Вот поэтому я к тебе и приехал, — неожиданно оживился Иван. — Меня же, наверное, будут спрашивать, не было ли чего-нибудь этакого в последние месяцы ее жизни…
    — Чего этакого? — не поняла я.
    — Ну… Не было ли каких-нибудь изменений, новых подозрительных знакомств…
    Я никак не могла взять в толк, к чему он клонит. Вряд ли меня можно назвать новым подозрительным знакомством. Мой собеседник сообразил, что имеет место недопонимание, и развил свою мысль:
    — Помнишь, полтора месяца назад она отвезла к тебе свои вещи?
    — И что? Ты считаешь, что в тех вещах лежит завещание, ради которого ей раскроили череп? Не ерунди. В тех вещах ничего такого нет. Коробка со старыми фотографиями.
    — А компьютер? — парировал Иван. — Почему она отвезла компьютер к тебе?
    — Идиот! — Я разозлилась не на шутку. — Держу пари, что после приезда Петруччо ты тоже стал запирать свою дверь на ключ.
    Возразить ему было нечего. Действительно, пока в квартире обитали Иван, Женька и Иванов бойфренд, межкомнатные замки не использовались. Точнее, их просто не было. Замки появились через неделю после заселения Петюнчика, когда выяснилось, что парнишка не видит разницы между своим и чужим. Иван имел с ним серьезную беседу, но для порядка замки вставил, чтобы у братца не было соблазна запустить руки в чужое.
    — Ну, тогда я об этом говорить не буду. Если только этот козел не проболтается.
    — А ты скажи, что Женя вроде собиралась продавать свой компьютер. Он же не знает, у кого сейчас комп?
    — Нет, — покачал головой Иван, — не знает, это факт. Хотя уже пытался это у меня выяснить. Я ничего ему не сказал, я же не идиот.
    — Слушай, а ведь у нее должны быть еще родственники. Мама вроде жива. Надо бы ей позвонить.
    — Ты что, смеешься? У них же там телефона наверняка нет.
    — Придется этого уродца потрясти. Не может такого быть, чтобы никакой связи не было.
    Иван согласился, что связь обязательно должна быть, и под моим нажимом дал обещание вытрясти информацию из братца Петруччо. На этом мы расстались. Ванька нырнул в метро, я поехала в сторону Филей.

Глава 17
Папка «BOYS»

    Через неделю состоялись Женькины похороны. Народу было много, пришли все, кто так или иначе сталкивался с ней по работе. Молодчина Иван взял на себя организацию поминок, мы скинулись, кто сколько может. Поминки были заказаны в небольшом кафе. Все прошло очень тихо и спокойно, только девчонки из агентства плакали навзрыд. Из Верхней Яйвы не было никого. Братец Петя на многочисленные вопросы отвечал одной фразой: «Мама приехать не смогла».
    Поздно вечером, развезя расстроенных девчонок по домам, я вернулась к себе на Фили. Спать не хотелось, хотя стрелка часов перевалила далеко за полночь. Сильно болела голова, в которой бродили невеселые мысли на тему нелепых случайностей. Женька, такая молодая, красивая и трудолюбивая, могла бы сделать приличную карьеру, если не за границей, то в России уж точно. И вот ее нет, потому что в ненужное время она оказалась в ненужном месте. Неожиданно вспомнился ее последний визит, когда она, сияя, сообщила о своей любви. Стало совсем грустно, я поплелась на кухню в поисках универсального быстродействующего средства от всех проблем.
    Вообще-то я человек совершенно непьющий. Коньяк покупаю раз в год, когда жду гостей на день рождения. Недопитая бутылка стоит у меня в шкафу практически до следующего дня рождения. Но сегодня рюмка, а то и пара рюмок совсем не помешают. С непривычки я поперхнулась и закашлялась, но все же большая часть коньяка ушла в нужное горло. Я налила вторую рюмку, села на диван и стала ждать, когда подействует первая доза. Доза подействовала на удивление быстро, голова перестала болеть, мысли приобрели ясность, разрозненные факты стали выстраиваться в причудливые схемы. Возникло чрезвычайно приятное ощущение, что вот-вот я ухвачу некую суть. Однако время шло, а суть никак не ухватывалась. Более того, я уже плохо понимала, какую суть нужно уловить. Пришлось выпить вторую рюмку и сесть за компьютер. Так думать было привычнее и легче.
    Я открыла вордовский файл и нарисовала таблицу из двух столбцов. Левый обозначила «Факты», правый — «Мои комментарии». Я внимательно посмотрела на таблицу, и она мне понравилась. Очень лаконичная и в то же время информативная.
    Первый факт я написала очень быстро: «Убийство Евгении». Теперь следовало заполнить второй столбик, но вот что туда написать? Я задумчиво наполнила рюмку, отпила маленький глоточек — и вдруг меня осенило. Надо записывать вопросы, которые возникают у нормального человека, когда он узнает об убийстве хорошего знакомого. Записав все вопросы, надо попытаться их сгруппировать и вычислить ответы. Я понимаю, что со стороны все это звучит полным бредом, но коньячные пары несколько искажают восприятие действительности.
    Немного подумав, я записала первый вопрос: кто убил Евгению? Хороший вопрос. Если я на него отвечу, меня сразу сделают полковником милиции. Какие могут быть варианты ответа? Во-первых, конечно же, маньяк. Милиция, правда, маньяком его считать отказывается. По их комментариям выходит, что нет оснований полагать, что все эти происшествия — дело рук одного человека. Версия с маньяком казалась наиболее убедительной, но в детективах, коих я на своем веку прочитала немало, самая убедительная версия на поверку всегда оказывается пшиком, а убийца либо муж, либо любовник, либо близкий родственник. Причем в детективах этот муж/любовник/родственник обычно болтается рядом с сыщиком практически с самого начала книги, зачастую втирается в доверие и сообщает массу дезинформации, дабы пустить следствие по ложному следу.
    Версия, что убийцей является кто-то из числа близких знакомых, показалась мне очень перспективной. Осталось только вычислить, кто бы это мог быть.
    Ивана я отмела сразу. Правда, по законам жанра лица, не имеющие явных мотивов, довольно часто имеют мотивы скрытые. Я попыталась отыскать в отношениях Ивана и Женьки скрытые мотивы. Единственным достойным внимания событием, которое могло вызвать большое неудовольствие Ивана, явилось заселение верхнеяйвинского братца. Но для решения этого вопроса не нужна была такая крайняя мера, как убийство. Потому что в результате братец остался, а вот спокойного, вовремя и вперед платящего жильца Иван лишился. Если уж ему бы и приспичило кого-нибудь убить, то гораздо логичнее было бы пристукнуть Петруччо.
    Всех женщин, вне зависимости от ориентации, я вычеркнула скопом. Способ, которым совершались убийства, указывал, что это дело рук мужчины.
    Мужчины!!! Как же я не подумала о таинственном Женькином хахале! Я плеснула в рюмку еще немного коньяка и вернулась в комнату: Женькин ноутбук лежал на пианино, я так ни разу им и не воспользовалась.
    Через несколько минут я уже сидела на диване с ноутбуком в руках. Вход оказался запаролен. А ведь она писала мне пароль на какой-то бумажке. Я порылась на столе, впрочем, без особой надежды на успех. Бумажек попадалось много, но все не те. Надо вспомнить, куда я могла ее засунуть. Так, как же все было?.. Мы долго беседовали. Она еще показывала мне фотографии. Точно, коробка с фотографиями.
    Ценная записка с секретными данными лежала прямо сверху, потому что в коробку я, конечно, с тех пор тоже не заглядывала. Пароль оказался до невозможности примитивным: округлым почерком на листочке было написано «Светочка».
    Я набрала «Svetochka», но это оказалось неправильно. Пришлось вытряхнуть из коробки все содержимое, но там остались только фотографии. Вдруг я вспомнила, что Володя, наш сисадмин, советовал в качестве пароля запоминать русские слова, но набирать их при включенном латинском регистре. Очень осторожно я набрала слово «светочка» и нажала «enter». Началась загрузка.
    Так, теперь нужно посмотреть, что тут у нас хранится в «Мой компьютер». Вот она, та самая папочка «BOYS», прямо вот так, большими буквами набрана. Внутри папки «BOYS» оказалось еще две папки — «Перспективные» и «Всякий отстой».
    В какой из них с большей долей вероятности может оказаться маньяк? С одной стороны, встречаться и тесно контактировать она могла только с джентльменами из «перепективной» папки. С другой стороны, представителей папки «Всякий отстой» тоже нельзя сбрасывать со счетов. Предположим, она встретилась с кем-то, он ей не понравился, потому и был занесен в данную папку. Из этого не следует, что она ему тоже не понравилась. Скорее всего понравилась, он мог начать ее преследовать… Да, пожалуй, надо начать с этой папки.
    Там оказалось еще три папки: «Александр», «Максим», «Илья-1». Вот никогда бы не подумала, что Женька такая педантичная. В каждой папке была фотография кандидата и маленький файл с краткой характеристикой. Сначала я решила посмотреть фотографии и только потом уже прочесть «резюме» претендентов.
    Александр прислал фотографию не очень хорошего качества: средних лет мужчина на фоне полок с книгами. Я не Шерлок Холмс, но полки эти были произведены лет тридцать назад: в квартире моей бабушки были точно такие же. Кажется, чешского производства. Внешне Александр не представлял собой ничего особенного. Не красавец, но и не урод. Заурядный тип. Такие любят делать все по дому своими руками, вскапывать грядки на даче, а по весне возят в багажнике рассаду. Интересно, как себя позиционирует Александр.
    Кандидат описывал себя как человека «интересного, любящего разнообразный досуг и имеющего доходы выше среднего уровня». Интересно, что он имеет в виду под словами «разнообразный досуг». В тексте Александр никак не раскрывал это понятие. Впрочем, если даже он и был маньяком-душителем, то вряд ли стал бы рекламировать столь оригинальное понимание «досуга» в анкете на сайте знакомств. В самом низу была краткая Женькина ремарка: «все врет». Это уже кое-что. Я похвалила себя за мудрость и прозорливость. Вот так, с первой попытки выйти на перспективного подозреваемого. В файле был указан адрес электронной почты, по которому Женька, а теперь и я, могли связываться с Александром.
    Ученые правильно доказали, что малые дозы алкоголя укрепляют здоровье и благотворно влияют на процесс мышления. Правда, во всех статьях на эту тему настоятельно рекомендовалось пить красное вино. Вина дома не было, а вот коньяк, коньяк еще оставался. Я сходила на кухню, забрала бутылку, чтобы каждый раз не бегать, еще немного подлила и рюмку и задумалась. Пока я просмотрела только одну папку из трех «отстойных», а есть ведь еще папка «Перспективные». Так можно и запутаться, надо их рассортировать.
    Я создала новый файл, немудряще назвала его «Маньяки» и вновь нарисовала таблицу. Люблю таблицы, потому что в них разрозненные и внешне никак не связанные друг с другом цифры и факты выстраиваются в определенную систему.
    В первом столбце написала «Александр», во втором его характеристику из анкеты, в третьем — Женькино резюме насчет вранья, четвертый столбец оставила пустым — для моих комментариев, которые, как я надеялась, обязательно появятся после встречи с Александром.
    В папке «Максим» была фотография, озаглавленная «Твоя судьба». Я кликнула на нее мышкой. Видимо, Максим никогда не работал с программой фотошоп и фотографию прислал ровно в том виде, в каком качнул ее с фотоаппарата. «Судьба» оказалась тяжела. За то время, пока она открывалась, я успела допить коньяк и вскипятить чайник.
    Женькина судьба оказалась невысоким плотным мужчиной лет сорока с хвостиком. Мужчина был одет в белый льняной костюм. На заднем плане виднелись пальмы и колесо обозрения. О себе «судьба» писала кратко, но зато стихами. Стихи были такие паршивые, что авторство не вызывало сомнения, их написал сам «судьбоносный» мужчинка. Там было что-то о вечернем небе, об осени жизни, о путеводной звезде, которая осветила дорогу путника… Текст непритязательный, но зато универсальный, можно слать всем без разбора, глядишь, кто и клюнет на «путеводную звезду». Женька в качестве комментария написала только одно слово — «женат». Может ли маньяк быть женатым? В кино и литературе маньяк-убийца, как правило, нелюдимый субъект, живущий, если дело происходит в Америке, в каких-то катакомбах (вспомнить хоть «Молчание ягнят») или в маленькой халупе около леса. Соседи его не любят, считают чокнутым. Европейский маньяк проживает в многоквартирном доме и, как я уже упоминала, обожает смотреть новости о себе. Соседи считают его слегка чудаковатым, «не от мира сего», но вполне приятным парнем и бывают крайне удивлены, когда в финальных кадрах в доме вдруг появляется полиция.
    В жизни же все по-другому. Маньяки имеют семью и детей, живут скромно. Самое удивительное, что об их противоестественных склонностях знают многие из их близкого окружения. Почитайте воспоминания бывших коллег Чикатило — оказывается, он за время работы неоднократно приставал к учащимся (маньяки довольно часто устраиваются в детские дошкольные и школьные учреждения), но всякий раз ему предлагали написать заявление «по собственному желанию» и никому не приходила в голову простая мысль обратиться в милицию.
    Как ни крути, а женатого Максима надо тоже включать в список.
    Через полчаса часа напряженного труда я проработала всю папку «отстойных». Почти все ее содержимое перекочевало в файл «Маньяки», за исключением «Ильи-1», который проживал во Франкфурте и в силу этого физически не мог убить Женьку на проезде Стратонавтов в Москве.

Глава 18
«Перспективные»

    Больше недели со дня смерти Женьки маньяк себя никак не проявлял. Очередное тело было найдено в Отрадном проезде только на следующий день после похорон. Я выложила новость на ленту «криминал» и задумалась. Маньяк, представлявшийся ранее неким абстрактным существом, совершающим свои злодеяния вне границ моего мира, нагло нарушил эти границы. Он посмел поднять руку на моих знакомых, хотя, конечно, не догадывался, что нажил себе смертельного врага. Впрочем, если человек добывает себе средства к существованию экзотическим способом вроде грабежа квартир или воровства сумочек из машин, то он должен отдавать себе отчет, что однажды он обязательно нарвется на неприятности. Люди не любят сограждан, пытающихся утащить из квартиры ценные вещи. Тоже самое относится к лицам, имеющим из рада вон выходящие сексуальные пристрастия. Если вы имеете привычку по ночам бродить по городу и душить женщин, то рано или поздно у какой-нибудь из ваших жертв окажутся умные, проницательные друзья, которые вычислят маньяка и сдадут его милиции. В роли умного и проницательного друга я видела, конечно же, себя.
    Кстати, неплохо бы поработать со второй папкой, где «перспективные» женихи. Ведь среди них и тот, в которого Женька, по ее словам, влюбилась. А он даже не позвонил и на похороны не пришел. На поминках были все свои, никаких таинственных незнакомцев. Чувствуя, что до вечера я не дотерплю, я достала из сумки диск, куда скопировала Женькины папки, и вставила его в дисковод. Коллеги сидели, уткнувшись в мониторы, никто не обращал на меня внимания. Надо бы, конечно, перевести еще парочку новостей, да и статью на завтра написать. Но это подождет. Главное сейчас — вычислить мерзавца.
    «Перспективных» было тоже трое: Андрей, Григорий и Илья-2. Я открыла таблицу «Маньяки» и почему-то начала с Григория, хотя по алфавиту первым шел Андрей. На фотографии двое мужчин улыбались в объектив. Один был крупный, жизнерадостный, с обилием растительности на лице. Если вы читали «Мертвые души» (сочинение Николая Гоголя), то в классических иллюстрациях к этому произведению есть картинка «Ноздрев». Пририсуйте «Ноздреву» бороду — и вы получите типа с фотографии. На героя Женькиного романа «Ноздрев» явно не тянул. Но тип, стоящий рядом с ним, был еще хуже. Он был худ, лыс, во рту, сколько ни вглядывайся, не было даже намека на зубы. Надень на него полосатую робу — и вылитый узник концентрационного лагеря в обнимку с врачом-убийцей.
    Сопроводительный текст гласил, что Григорий работает дантистом. Стало быть, «Ноздрев» — это и есть перспективный жених, а замученное существо — его пациент. Женькин комментарий гласил: немного болтливый, но вполне самостоятельный, в конце приписка: «единственный, кто пришел с цветами!!!!!». Пять восклицательных знаков.
    Теперь следовало решить, включать Григория в список маньяков или нет. Вид у него был вполне зверский, к тому же врач, пусть и дантист по специальности. Наверняка в стоматологическом институте тоже не сразу дают ковыряться в чужих зубах, а сначала учат каким-нибудь общемедицинским дисциплинам с обязательным посещением анатомички. Этот кандидат в убийцы знает, как быстро и безболезненно пережать артерии на шее. И Григорий занял свое место в «маньячной» таблице.
    Тут я немного отвлеклась — кто-то из коллег скинул мне ссылку на статью о семейной жизни Брэда Питта и Дженнифер Анистон.
    Не статья, а халва в шоколаде — словосочетание «идеальная пара» встречается, как минимум, два раза на абзац. На дворе стоял 2003 год, и ни Питт, ни Анистон не знали, что через полгода года ему предложат сняться в забойном боевичке «Мистер и миссис Смит», что партнершей его будет Анджелина Джоли, что на съемочной площадке у Питта случится служебный роман, в чем ранее он ни разу замечен не был, и что «идеальный брак» рухнет в течение нескольких месяцев. Но пока они еще «сладкая парочка», взамен выбывших из строя по причине развода Круза и Кидман. Питт возглавлял рейтинги «самых сексуальных мужчин», а его супруга Дженнифер уверенно входила в первую пятерку «самых красивых женщин». Все дамы у нас в редакции были твердо убеждены, что Анистон попадает в эти рейтинги только потому, что она — жена Питта. Редакционные мужчины, хотя и не видели в супружнице Питта ничего особенного, считали, что мы злопыхаем от зависти. И как всегда отстаивали свою мужскую точку зрения с цифрами в руках. Против цифр возражать трудно, факт оставался фактом: журналы, на обложке которых размещали фотографию Анистон, распродавались гораздо быстрее и в гораздо большем количестве, чем журналы, на обложках которых были изображены действительно красивые женщины.
    Написание материала заняло у меня больше часа: надо было просмотреть, что мы раньше писали на эту тему, и попытаться как-то увязать всю имеющуюся информацию в единое целое, чтобы было интересно.
    Закончив с отношениями «Питт-Анистон», я вернулась к потенциальным убийцам. Следующим на очереди был Илья-2. Илья-1, если вы помните, жил в городе Франкфурте, поэтому оказался единственным женихом, не попавшим в число подозреваемых. Повезет ли его тезке? Сейчас узнаем. Я открыла фотографию. Красивый брюнет на фоне статуи богини плодородия. Ну, может, и другой какой богини, но формами эта дама тянула именно на богиню плодородия. Уже теплее, в такого Женька, пожалуй, могла бы влюбиться. Тем более что он тут пишет: глаза голубые, рост 187, стройный, занимается бизнесом, обеспечен. Да… Они хорошо должны были смотреться вместе: блондинистая высокая Женька и Илья-2. Вздохнув, я с сожалением внесла Илью-2 в список потенциальных убийц.
    Остался Андрей. Почему-то я изменила уже отработанному правилу и сначала открыла текст. Андрей писал, что ему 35, он был дважды женат, но в данный момент холост и находится в поисках женщины, которая, цитирую, «готова занять место между стойкой с современной аппаратурой и антикварным буфетом». Я удивилась, как это Евгения повелась на такие дешевые понты. Надо посмотреть, как выглядит этот самодовольный хлыщ! Тип, написавший такое в анкете, не кто иной, как хлыщ и позер, Хлестаков несчастный… На фото мужик в плавках сидел в шезлонге около бассейна. Фотография была очень плохого качества, но я даже не стала всматриваться. Однозначно в таблицу «Маньяки», даже если он ни в чем не виноват.
    Итак, список подозреваемых определен. Как мне теперь с ними связаться? В Женькиных файлах есть их адреса, но если я вдруг ни с того ни с сего начну писать незнакомым людям, то это может насторожить убийцу. Если, конечно, один из них убийца. Надо бы зайти на этот сайт, отыскать там Женькиных кавалеров, написать им, а потом методично отсматривать, задавать вопросы и, на основании ответов, искать убийцу. Дело за малым: вычислить, на каком сайте Евгения их отловила. Тут я вспомнила, что как-то под Новый год девчонки выполняли редакционное задание: разместили свои анкеты на сайте знакомств, указав в графе «Цель знакомства» следующее: «Не хочу отмечать праздник в одиночестве». Потом, на основе полученных писем, они сделали обзорную статью. Письма, надо сказать, не отличались большим разнообразием. Предлагался «малый джентльменский набор» — салат «оливье» и секс. Причем 70 процентов респондентов полагали, что салат должны обеспечить барышни, на себя же брали выполнение второй, культурно-развлекательной части праздника. Я поинтересовалась у коллег, на каком сайте они размещали анкеты, и тут же туда направилась.
    Батюшки, как же я их буду искать, тут же больше миллиона человек зарегистрировано! А, нет, ничего страшного, есть поисковик. Я загнала в поиск данные «перспективных», выпало более 1 ООО анкет. На третьей странице обнаружились Илья-2 и Андрей. Григорий, Александр и Илья-1 оказались на пятой, шестой и двенадцатой страницах соответственно. Я быстренько сочинила небольшое письмо, прикрепила к нему фотографию и отправила все это респондентам согласно составленному списку.
    Капкан расставлен. Теперь оставалось ждать, когда в него попадет хищник.

Глава 19
Александр

    На следующий день я проверила почтовый ящик. На мое письмо ответили четверо. Я ожидала, что основной поток писем пойдет от «неперспективных» кавалеров. Ничего подобного, из «неперспективной» папки ответил только Александр — тот, который на фоне книжных полок, — зато перспективные ответили все.
    Неперспективный Александр писал, что очень рад новому знакомству, что предлагает для начала обменяться телефонами, чтобы получше узнать друг друга, а потом, если телефонное общение даст положительные результаты, можно и встретиться. Для маньяка он проявлял некоторую нерешительность. Хотя, наверное, они тоже не сразу показывают свою мерзкую сущность.
    Итак, наживка сработала. Нужно действовать и, прежде всего, дать свой номер телефона.
    Внезапно во мне проснулись гены дедушки-чекиста: из соображений безопасности я приобрела на Горбушке дешевенький бэушный мобильник и подключила его. Теперь можно спокойно давать свой номер товарищам из «маньячного» списка. Я быстренько настучала Александру в ответ, что он может звонить мне вечером, после 19.00.
    Дантист Григорий прислал ту же самую фотографию — с беззубым узником Освенцима. В письме предполагаемый маньяк беспрерывно острил, мишенью для острот служил этот самый беззубый товарищ. В конце Григорий просил мой номер телефона, уверяя, что непременно позвонит в ближайшие дни.
    Письма остальных кандидатов в убийцы не отличались оригинальностью. Все как один выслали мне те же самые фотографии, что я видела в Женькиной папке, все попросили телефончик, все пообещали позвонить. Ни один ни словом, ни манерой выражаться не выдал в себе маньяка. Аналитического материала практически не было. А он нужен, чтобы составить психологический портрет преступника, а потом сравнить его с психологическими портретами «женихов».
    Через два дня в Химках был обнаружен очередной труп. Вечером того же дня впервые зазвонил мой специальный мобильник. Звонил неперспективный Александр. Разговор не задался с первой же минуты. Честное слово, я не знала, о чем разговаривать с мужчиной, которого я ни разу в жизни даже не видела. Единственное, что меня могло заинтересовать, — это возможная причастность Александра к убийству Женьки. Но не станешь же спрашивать у незнакомого человека, «не вы ли часом пришили пару недель назад мою подругу, а сегодня еще кого-то». Но если я совсем не буду с ним разговаривать, он, пожалуй, не захочет со мной встречаться. И тут меня осенило: надо выяснить, в каком районе проживает этот Александр. А вдруг как раз в Северо-Западном округе? Тогда в списке подозреваемых он передвинется на почетное первое место. Однако Александр оказался почти соседом, всю свою сознательную жизнь он прожил в районе Филей. Признаюсь, сей факт меня несколько обескуражил. Хотя я вот живу в Филях, а на работу езжу в Лефортово. Почему бы и ему не поступать аналогично? Живет тут, а преступления совершает на Северо-Западе. Определенно нужно с ним встретиться, посмотреть, что за фрукт. Александр, услышав, что я живу неподалеку, страшно оживился и тут же выразил желание встретиться прямо сегодня. Я подумала и согласилась. Далее между нами состоялся примерно такой диалог:
    — Где встретимся? — это я интересуюсь.
    — А давайте у входа в Филевский парк, — предлагает собеседник.
    Я напряглась — вот оно, сразу в парк приглашает. Надоело, видимо, далеко ездить, хочет открыть сезон охоты на женщин прямо рядом с домом. А я, стало быть, буду первой жертвой.
    — В парке? — переспрашиваю я, чтобы по-тянуть время и обдумать ситуацию.
    — Ну да, — жизнерадостно отвечает Александр. — Погода отличная, можно погулять.
    В принципе, сейчас только восемь часов вечера, на дворе июль, хорошая погода и в парке должно быть людно. Главное — не сворачивать с оживленных аллей.
    Мы договорились встретиться в половине девятого у входа в парк, что на перекрестке улицы Барклая и Большой Филевской.
    Пожалуй, ни разу в жизни, собираясь на свидание с мужчиной, я так тщательно не продумывала свой наряд. Но сегодня был особый случай, речь шла о моей безопасности. Я надела старенькие, пережившие уже два ремонта джинсы, просторную майку с логотипом нашей компании и удобные кроссовки. Никакой косметики, все максимально просто. Часы показывали четверть девятого, когда я выскочила из квартиры, на ходу сунула руку в карман — проверить, на месте ли ключи от машины, — и рванула вниз по лестнице. Машин на Большой Филевской почти не было, я доехала за пять минут и припарковалась у магазина «Ароматный мир». Отсюда прекрасно просматривался вход в парк.
    Маньяк (если это маньяк) уже был на месте. В жизни Александр оказался точно таким же, как и на фотографии, — ничего особенного. Признаюсь, в последний момент я чуть было не струхнула. Лавры Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро и мисс Марпл вдруг показались не такими уж и привлекательными. Одно дело, сидя у компа, вычислять преступника дедуктивным методом, совсем другое — встретиться с ним лицом к лицу. Наверное, я бы так и не подошла, свернув расследование в самом начале, если бы аккурат в этот момент не позвонил Иван. Его уже два раза приглашали к следователю, где задавали одни и те же вопросы, как будто надеялись найти нестыковку в показаниях. Но не это являлось основной причиной для беспокойства, гораздо больше Ивана напрягало странное поведение братца Пети. Тот, похоже, совсем не переживал по поводу смерти сестры. Впрочем, от человека с таким узким лобиком — еле-еле на два пальца — и несколько дебильным выражением лица глупо ждать каких-то эмоций. А сегодня Петюнчик подошел к Ване, поинтересовался, до какого месяца оплачена квартира, узнал, что до декабря, и тут же предложил оплатить еще на полгода вперед.
    — Нет, ты мне скажи, — надрывался в трубку Иван, — скажи мне, откуда у него деньги? Этот хрен нигде не работает. Как лежал себе на диване, так и лежит. А, однако же, вчера куда-то выходил, а вернулся уже с домашним кинотеатром за штуку баксов. Я себе такой не могу позволить, а этот… — Иван чуть не задохнулся от возмущения.
    Пока он переводил дух, в разговор вступила я, решив, что на всякий случай будет совсем не лишним хоть кого-то посвятить в свои планы.
    — Вань, я сейчас иду на встречу с мужчиной…
    — Поздравляю, — искренне выпалил Иван, мгновенно забыв о нетрудовых доходах братца Пети. — Я сколько раз говорил, что тебе надо найти хорошего парня.
    — Ваня, — мягко прервала его я, — это не амурная встреча. Я вошла в Женькин компьютер и нашла там файлы с данными на мужиков, с которыми она встречалась. Она их подцепила на сайте знакомств. Я залезла туда, почти всех вычислила и всем вычисленным написала. Кое-кто ответил, и вот сейчас я встречаюсь с первым кандидатом. Не исключено, что кто-то из них ее и убил. Вань, у тебя есть ручка под рукой? Запиши номер телефона, — я продиктовала номер Александра. — Если что, по этому номеру установишь, что за перец.
    За что люблю Ивана, он никогда не задает лишних вопросов, не говорит, что ты сошла с ума, и вообще никак не комментирует твои действия. Его позиция неизменна: друг попросил о помощи. Даже если он, Иван, сомневается в продуманности твоих ходов, он не лезет с советами, а просто делает то, что просят. Вы скажете, что его позиция цинична? Не соглашусь с вами ни разу. Вспомните, сколько раз вы затевали какое-нибудь важное дело и сколько народу из вашего окружения лезло с дурацкими советами. А теперь вспомните, сколько раз вы под влиянием этих советов отказывались от выполнения задуманного и сколько вы от этого потеряли.
    — Ну, пока, — бодро закончила я разговор, подойдя к переходу. — Больше говорить не могу, мужик может услышать.
    — Все понял, удачи! — Иван отключился.
    Я перешла дорогу и, улыбаясь, направилась к Александру. Он тоже сообразил, что я — это я, заулыбался и закивал головой. Довольно глупо смотрелось со стороны, между прочим.
    — Александр? — на всякий случай уточнила я.
    — Анна?
    Я тоже покивала в ответ.
    — Очень мило, что вы нашли время встретиться, — начала я светскую беседу.
    — Ну, как же, — вроде бы удивился Александр. — Мы же договорились.
    Так, понятно, человек он прямолинейный, тонкостей этикета не понимает. Наверное, выпив, любит «рубить правду-матку». Кстати, по его внешнему виду ни в жизнь не догадаешься, что его доходы выше среднего уровня. Разве что за средний уровень принимать двести долларов. Тогда у него триста, но не больше. Какие-то пыльные брюки, явно сшитые вьетнамскими товарищами и ими же проданные Александру на рынке «Красная река». Сомневаюсь, что Женька с ним встретилась во второй раз. Очень уж он… непрезентабелен. Интересно, какую культурную программу собирается предложить «любитель разнообразного досуга» Александр. Не можем же мы стоять тут на углу и разговаривать. Словно прочитав мои мысли, он произнес следующее:
    — Погода чудесная. Предлагаю погулять по Филевскому парку. Если идти вот по этой тропинке, — он махнул рукой куда-то вглубь, — можно выйти на пляж.
    Я опять напряглась. Ну да, конечно, выйдем на пляж… А потом мой раздувшийся труп выловят ниже по течению. К сожалению, было практически невозможно предложить какую-то достойную альтернативу прогулке. В наших краях не ураган приличных мест, где можно спокойно посидеть и выпить чашечку кофе. Все здешние кафе представляют собой сомнительного вида забегаловки в полуподвальных помещениях. Днем владельцы кафе выставляют на улице доски, на которых мелом написаны всякие заманчивые предложения, как-то: «Суп дня, очень вкусный, 35 рублей».
    Персонал в этих кафе набран из окрестных пятиэтажек. Как правило, официантка мрачно кладет вам на стол меню, а через полчаса подходит и грозно спрашивает: «Готовы?» Это она имеет в виду, готовы ли вы уже сделать заказ. К счету обязательно приплюсуют что-нибудь, что вы не заказывали, причем совершенно этого не стесняются. Не заказанный и, соответственно, не съеденный вами продукт нагло красуется в первой же строчке счета. Хоть бы где посередине его вставляли.
    Александр живет в этом районе и наверняка хоть раз да заходил в местные забегаловки, поэтому его предложение погулять по парку звучало вполне обоснованно. И вот мы идем по аллее. Хотя аллеей ее можно назвать лишь условно — скорее это тропа, вымощенная камнем. В дождь здесь, наверное, не пройти, но сегодня дождя не было, сухо. Александр шел не спеша, прогулочным шагом, я же все время норовила взять темп побыстрее. Дойдя до развилки, я уверенно повернула налево.
    Здесь парк не огорожен забором и тропа идет вдоль Большой Филевской. Вон ее даже видно сквозь деревья, не более пятнадцати метров. Если что, выбегу на дорогу и буду орать дурным голосом. Александра мой выбор крайне удивил.
    — Тут же шумно, — возразил он. — Лучше пойти прямо, тогда мы выйдем на пляж.
    Я отрицательно покачала головой и сообщила, что времени у меня не так уж и много, надо ехать забирать дочь от бабушки. Насчет дочери — чистое вранье, дочь сидела дома и смотрела очередную серию «Зачарованных». Своей репликой я дала начало новой теме раз-говора. Оказывается, Александр был женат и у него тоже имелась дочь, ровесница моей. В последующие десять минут он задал мне кучу вопросов, касающихся в основном моей обеспеченности жильем, работой и маркой моей машины. Интересно, зачем он все это спрашивает, если собирается меня придушить. Так, за разговорами, мы дошли до Большой Филевской. Неожиданно откуда-то налетел ветерок, начал накрапывать мелкий, противный дождик. Дневная жара резко сменилась умеренной вечерней прохладой. Я начала подмерзать. Мой спутник, не в пример мне, оказался одет гораздо теплее. Заметив, что я ежусь от холода, он глубокомысленно заметил, что я слишком легко одета. Сам он, видимо, имел богатый опыт пеших прогулок: поверх рубашки у него была надета жилетка, которую он застегнул, как только на землю упали первые капли дождя.
    — Ну что, — бодро спросил Александр, — может, по пиву?
    В ответ я лязгнула зубами, судорожно стараясь придумать по возможности не слишком грубый ответ. К счастью, Александр вовремя вспомнил, что я за рулем, и быстро скорректировал свое предложение:
    — Я по пиву, а вы… — Тут возникла некоторая заминка: он, похоже, не представлял, что можно предложить в качестве достойной альтернативы пиву. — А вы — сок, — с облегчением выпалил он, наконец вспомнив нужное слово.
    Я заверила его, что мы обязательно выпьем пива в следующий раз, когда я буду не на машине. Все это время мы быстро шли обратно по стремительно раскисающей тропинке. Александр протопал за мной до самой машины. Я залезла внутрь, завела мотор и слегка опустила стекло. Он наклонился:
    — Ну… Созвонимся. Будем разнообразить наш досуг.
    Я согласно закивала, что будем обязательно, одновременно включила первую передачу и поддала газу. Уф-ф-ф, кажется, все. Теперь надо ехать домой и записать свои выводы.

Глава 20
Григорий

    Приехав домой, я в первую очередь отправила эсэмэску Ивану, что жива и здорова. Вы-тащила из холодильника ряженку, налила себе стакан, села за компьютер и задумалась. Оказывается, встретиться с потенциальным маньяком — это полдела. А вот систематизировать данные, полученные в процессе разговора… Когда читаешь про Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро, диву даешься, как у них все ловко складывается: тут невзначай кем-то брошенная фраза взята на заметку, там лоскуток ткани висит в неположенном месте. Сопоставив фразу и лоскуток, доблестные сыщики вычисляют убийцу примерно на двухсотой странице.
    Я старательно пыталась вспомнить разговор с Александром, похвалив себя за то, что заметила продолжительность встречи — сорок минут. Для начала, чтобы хоть что-то внести в столбец «Комментарии», я записала эту цифру — 40 минут. Подумала и добавила место встречи — Филевский парк. Теперь надо было определиться, оставлять его в подозреваемых или вычеркнуть из списка. Вопрос первостепенной важности, поэтому я решила действовать проверенным методом: задавать себе вопросы и самой же на них отвечать. Глядишь, и вытанцуется что-нибудь путное.
    Первый факт: Александр живет в панельной пятиэтажке. Вопрос первый: может ли маньяк жить в панельной пятиэтажке. Ответ: вполне даже может. В той статье про маньяков говорилось, что все они из неблагополучных семей. Панельная пятиэтажка — вполне подходящее место для проживания неблагополучной семьи. Благополучные уже давно перебрались в другие дома.
    Промучившись еще полчаса, я оставила Александра в списке предполагаемых убийц Женьки, но никаких конкретных действий, направленных на его разоблачение, решила не предпринимать. Если он на самом деле маньяк-убийца, то проявится сам. А мне пока надо заняться другими кандидатами.
    Другие не заставили себя долго ждать. В вечерней тишине резко зазвонил телефон. Меня бросило в жар, в голову забрела пугливая суеверная мысль: вот сидела, думала о маньяке, он и объявился. Телефон продолжал звонить, а я все размышляла на тему «от судьбы не уйдешь». Потом спохватилась: судьба ведь тоже не может названивать целый вечер. Не отвечу — и маньяк останется не пойманным. Быстро схватив аппарат, я сдвинула слайдер, телефон выскользнул у меня из рук, с грохотом упал на пол и тут же перестал звонить. Я вслух и непечатно выразила крайнее неудовольствие своей неловкостью, каковая могла иметь фатальные последствия. Во-первых, звонивший мог плюнуть и больше не перезванивать. Во-вторых, телефон, поскольку был из дешевых, мог запросто разбиться.
    Я подняла мобильник. С виду он совсем не пострадал, даже дисплей не погас. Когда он внезапно зазвонил у меня в руках, я с перепуга чуть не выронила его второй раз.
    Звонил не Александр. У того голос звучал неуверенно, а этот джентльмен обладал покровительственным баском.
    — Привет, привет, — жизнерадостно начал он разговор.
    Когда-то очень давно я прочитала у Довлатова, что в имени Григорий ему слышится нота материального достатка. В голосе звонящего нота материального достатка не просто слышалась, она звучала как симфонический оркестр, исполняющий увертюру к «Золоту Рейна» из тетралогии «Кольцо Нибелунгов». Он мог бы даже не представляться. Я и так догадалась, что это бородатый тип в белом халате, назвавшийся Григорием.
    — Здравствуйте, — вежливо ответила я, не желая фамильярничать.
    — Э… Что-то настроение у тебя унылое. Надо отдохнуть.
    Настроение и в самом деле было не самым лучшим, в основном из-за того, что мои способности к дедукции оказались невелики.
    — Предлагаю сходить куда-нибудь, — продолжал между тем Григорий, не особенно дожидаясь моих ответов. Похоже, главное для него — слушать собственный голос.
    — Что, прямо сейчас? — испугалась я. Было уже около десяти вечера, пока я соберусь, пока доеду, будет почти одиннадцать. Поздновато для первой встречи, даже если бы это был просто кавалер, а уж встречаться затемно с предполагаемым убийцей — чистое сумасшествие.
    — Нет, — рассмеялся Григорий. — Сегодня я занят в клинике. Давай завтра?
    — Хорошо, — согласилась я, втайне радуясь, что варианты не заставляют себя долго ждать.
    Такими темпами я за неделю всех их отсмотрю и… Тут я запнулась. Ну, отсмотрю, а дальше что? Как я вычислю убийцу? Мои жалкие попытки хоть как-то проанализировать встречу с Александром доказали только одно: я в состоянии определить убийцу только если он набросится на меня с ножом. Вот тогда я точно пойму, что вышла на того, кого нужно.
    — Кухню какой страны ты предпочитаешь? — продолжал меж тем Григорий.
    — Страны восходящего солнца, — выпалила я, особо не задумываясь.
    Уже хорошо, что не приглашает прогуляться в Битцевском парке, к примеру. Ресторан выберем в центре, там трудновато будет меня ухлопать. Я на машине и везти домой меня не нужно.
    Мы договорились встретиться завтра в семь вечера у входа в «Рис и рыбу». В двух шагах от Кремля он — если это он — вряд ли предпримет попытку меня убить.
    Закончив разговор, я вернулась к все еще открытому файлу «Маньяки». Надо записать свои ощущения после разговора с Григорием. На маньяка-убийцу Григорий не тянет совсем. Вполне состоявшийся мужчина, привыкший скорее приказывать, чем выполнять команды. Без разговоров согласился встретиться в центре. Единственное, что роднит его с маньяками, — это завышенная самооценка. Но этого явно недостаточно, чтобы обвинить человека в нескольких убийствах.
    В полседьмого вечера, когда я уже выруливала с Минской улицы на Кутузовский, Григорий позвонил вновь. Он извинялся, что не подумал сразу — может быть, за мной нужно заехать. Я заверила, что спасибо, не нужно, я уже большая девочка и сама вожу машину. Удивительное дело, эта информация совсем не обрадовала моего собеседника, мне показалось, что он даже немного стух. Ровно в семь вечера я припарковалась около «Риса и рыбы». Григорий уже ждал меня с большим букетом белых роз. Букет удивил меня несказанно. В наши дни дарить женщинам цветы стало как-то… не модно, что ли. Современные кавалеры в лучшем случае покупают одну голландскую розу на длинной ноге, в обычном — вообще ничего. Современные дамы так к этому привыкли, что наличие букета в руках у мужчины, с которым встречаешься в первый раз, скорее может напугать. Только самые наивные подумают о принце на белом коне, большинство же воспримет факт наличия букета как верный признак того, что мужчина опытный «встречальщик». Исключение составляют интеллигентные мужчины старше шестидесяти — эти могут прийти с цветами, потому что воспитаны на примерах классической литературы.
    Я уже давно не отношу себя к романтичным особам, поэтому мысленно записала Григория в категорию профессиональных «встречальщиков». Мы вошли в ресторан и сели за столик с видом на Кремль. Григорий говорил не замолкая. Ему было совершенно не важно, слушаю я его или нет. Он торопился рассказать о себе. Я живо представила, как он переписывается с женщинами, назначает встречи, приходит с букетом, а потом выдает заранее продуманную и много раз отрепетированную речь. Женщине же остается только сидеть, слушать и в нужных по тексту местах кивать. Он говорил и говорил… О маме, которая выгнала его из дома в шестнадцать лет. (Внимание! У всех маньяков были в детстве проблемы с мамами!!!) Выгнала, потому что он не хотел учиться. О театре, куда он устроился работать сразу после изгнания. Об эмиграции в Израиль, о возвращении, потому что там жить неинтересно, об институте, куда он все-таки поступил, поняв, что в театре больших денег не заработаешь, если не происходишь из старинной театральной семьи, о работе в коммерческой клинике, о том, как он здорово делает зубы. У самого Григория зубы были, кстати, не очень — кривоватенькие и желтоватенькие. Видимо, об этом ему до меня уже не раз говорили, потому что сразу прозвучала фраза «сапожник без сапог».
    Мы съели суши, горячее и десерт. Григорий продолжал рассказывать. Мне уже было совершен но ясно, что никакой он не убийца-маньяк Ему нет смысла убивать женщин: мертвые слушать не умеют. А ему надо, чтобы слушали, чтобы заливались румянцем, принимая букет. В этом его цель, его способ самоутверждения, его основное развлечение по жизни — та пьеса, в которой он играет главную роль.
    Наверное, я пару раз невольно посмотрела на часы, потому что Григорий вдруг прервал свой монолог и спросил, тороплюсь ли я куда-нибудь. Я ответила, что мне очень интересно с ним общаться, но завтра на работу, поэтому, если он не возражает, пора заканчивать. Возражать он не стал, так как еще до того, как принесли горячее, рассказал всю историю своей жизни и даже начал повторяться. Моя биография его не интересовала, поэтому во время десерта он плавно перешел к обсуждению политической обстановки в стране.
    Существует некое глубоко укоренившееся в умах моих соотечественников убеждение, что политика — это область, в которой каждый является профессионалом. Англичане, если вдруг в процессе общения возникает пауза, начинают говорить о погоде: «The rain in Spain is mainly on the plain». В России же… В России в таких случаях начинают говорить о политике.
    Вот и Григорий, исчерпав тему себя любимого, заговорил о тоталитаризме российской власти.
    Поговорить о политике Григорий, видимо, тоже любил. Он все время называл какие-то фамилии и должности, попутно объясняя, почему такого-то ни в коем случае не нужно было на эту должность назначать. Я несколько отвлеклась и ушла в себя. Мой энергичный собеседник почувствовал, что контакт со зрителем потерян, и предложил покинуть ресторан.
    Он проводил меня до машины, попутно показав мне свою «тойоту-кэмри», поцеловал руку на прощание и пообещал позвонить в ближайшие дни.
    Дома я с большим облегчением вычеркнула Григория из списка. Свою программу он отработал, звонить, конечно же, не будет. Ему нужен новый зритель, а я уже видела весь спектакль. Только одно меня смущало: почему Женька поместила Григория в папку «Перспективные»? На этот вопрос могла ответить только сама Женька, но ее уже нет в живых… Я набрала номер Ивана. Ждать пришлось долго, никто не подходил к телефону, наконец трубку сняли, и я услышала гнусавый голос братца Пети:
    — Алло…
    — Добрый день, Ивана позовите, пожалуйста. — Я решила, быть вежливой.
    — Нет его, — лениво ответили на том конце провода.
    Неожиданно я подумала: а не может ли Петр что-нибудь знать о Женькиных кавалерах? Ведь он здесь уже несколько месяцев, причем как раз тех самых месяцев, на которые пришелся пик матримониальной активности его сестры. Я прокашлялась и очень строгим голосом спросила:
    — Петр?
    — Угу, — буркнул мой собеседник.
    — Петр, это Анна…
    — Угу. — Словарный запас Петра был невелик, впрочем, каких умственных высот можно ждать от третьего ребенка сильно пьющей матери.
    — У меня есть к тебе вопрос, — продолжала я, начисто игнорируя нежелание Петра беседовать с кем бы то ни было.
    Женькин братец напрягся, я почувствовала это даже на расстоянии.
    — Скажи-ка, Петр, — продолжила я допрос, — ты в курсе, с кем твоя сестра встречалась в последние месяцы?
    Петр молчал, только тяжело дышал в трубку. В книгах любят это выражение — «тяжело дышал в трубку». Главные герои и второстепенные, но значимые для развития сюжета персонажи начинают «тяжело дышать в трубку», как только им сообщают неприятное известие. В жизни я слышала подобное только один раз, разговаривая с бывшим коллегой. Он дышал так тяжело и самозабвенно, что у меня закралось подозрение, что в данный момент он занимается сексом, о чем я тут же не преминула спросить. Коллега ответил, что нет, сексом он не занимается, просто быстро идет по улице. Нельзя делать вывод о нечистой совести Петра на основании того, что он сопит мне в ухо как паровоз.
    Я ждала, на том конце провода дышали и молчали, потом раздались гудки: вежливый мальчик Петя просто положил трубку. Я, слегка закипев, еще раз набрала номер, чтобы поучить этого щенка вежливости. Не удалось, он отключил телефон или просто не брал трубку. Пришлось достать мобилу и звонить Ваньке.
    — Иван, привет, можешь разговаривать?
    — Вас не слышно! — заорал Иван. — Говорите громче…
    Еще бы ему было слышно — Ванька, видимо, где-то отрывался, на заднем плане грохотала музыка, доносились обрывки разговоров.
    — Вас не слышно, — еще раз повторил он, и связь оборвалась.
    Все последующие попытки дозвониться не увенчались успехом, абонент был временно недоступен.
    Делать было нечего. Я проверила почту; новых писем не было, звонков, впрочем, то-же. Что ж, надо выждать пару дней, а потом написать оставшимся еще раз.

Глава 21
Андрей

    Заснуть никак не получалось. Я ворочалась с боку на бок, убеждая себя, что отдых совершенно необходим; что если я немедленно не отключусь, то завтра буду как выжатый лимон, а мне садиться за руль. Разумные и логичные доводы не помогали. Я даже была согласна, чтобы Оле Лукойе открыл надо мной свой черный зонтик, дабы провалиться в сон без сновидений, но сегодня Оле, похоже, не работал в районе Филей.
    Я лежала и вспоминала свою борьбу с бессонницей — наше противостояние с переменным успехом длилось уже целый год. И вдруг зазвонил телефон, тот самый, специальный. Неужели Александр решил еще разок поразнообразить досуг? Эффектный мужчина не даст вам заснуть, звонки в районе полуночи. Телефон лежал на полу рядом с кроватью, надо было только протянуть руку.
    — Алло, — на всякий случай я произнесла это как можно более сурово, чтобы Александр не осмелился выступить с предложением прогуляться по ночному парку.
    Но это оказался не Александр.
    — Привет, — поздоровался хрипловатый мужской голос. — Это Андрей.
    Пару минут я пыталась вспомнить досье Андрея. Ага! Это тот дважды женатый и дважды разведенный типчик… На фото он в плавках.
    — Не спишь? — интимно продолжил Андрей, слегка понизив голос и добавив в него бархатистости. Наверное, в молодости он часто смотрел фильм «9 1/2 недель» и нахватался оттуда покровительственных интонаций Микки Рурка.
    Ленинский рекламный слоган «важнейшим из искусств для нас является кино» до сих пор не утратил своей актуальности. По-прежнему мальчики и девочки — да что мальчики и девочки, даже вполне взрослые дяденьки и тетеньки копируют манеры поведения любимых героев. Правда, в последнее время на рынке «идолов» сильнейшая конкуренция: киногероев лихо теснят музыканты и спортсмены. Налицо тенденция «диверсификации рисков»: быть «узким специалистом» в мире шоу-бизнеса уже немодно. Те, кто начал карьеру на экране, через некоторое время обязательно запоют. Те, кто уже поет или играет в футбол, рано или поздно появятся на большом экране или в популярном сериале. Если сериал культовый, считай, тебе повезло. В этом случае в сети обязательно появится сайт, где твои поклонники с упоением будут обсуждать очень важные и серьезные темы. К примеру, главгерой надел белые носки, чтобы досадить главгероине или у него просто вкуса нет. Наряду с главными темами обсуждаются и другие вопросы. В частности, народ делится своим опытом по части обольщения противоположного пола.
    Как-то раз мне на глаза попался баннерок с многообещающей надписью «Как соблазнить женщину». Заинтересовавшись, я кликнула мышкой. Автором текста «Как соблазнить женщину» оказался джентльмен по имени Вася. Никаких дополнительных данных о себе Вася не указывал, но, судя по количеству грамматических ошибок и практической ценности приведенных советов, образование у него было не выше неполного среднего. В числе прочего Вася настоятельно рекомендовал в процессе соблазнения брать женщину за руку и с интонациями Микки Рурка из «9 1/2 недель» покровительственно сказать ей «детка».
    Мой нынешний собеседник не иначе как прочел Васин опус и принял его как безусловное руководство к действию. Не хотелось его разочаровывать, но интонации Микки Рурка действуют далеко не всегда или действуют, но не так, как было запланировано. Если бы Андрей был обычным кавалером, наше общение закончилось бы после первой же фразы, произнесенной с вышеупомянутыми интонациями. Но поскольку интерес у меня к его кандидатуре был почти профессиональный, пришлось подыграть.
    — Нет, не сплю, — загадочно ответила я, по возможности смягчив резкий тембр свое-го голоса. Чтобы не рассмеяться в голос, пришлось даже больно ущипнуть себя за руку.
    — И чем же ты занимаешься?
    Вопрос был совершенно неоригинальный, но мужчина, выбравший себе в качестве ролевой модели героя Микки Рурка из «9 1/2 недель», вряд ли способен придумать оригинальный вопрос.
    Неожиданно мне в голову пришел самый достойный ответ:
    — Жду твоего звонка.
    Мой собеседник рассмеялся, чувствовалось, что ему это польстило.
    — Ну, — кокетливо продолжил он, забыв о нужных интонациях, — ты же меня совсем не знаешь. Или ты хочешь познакомиться поближе?
    Сердце у меня в груди на мгновение замерло, а потом запрыгало, как Майкл Джексон в молодые годы. Стало страшно. В очередной раз я задумалась, в какую игру я пытаюсь играть и зачем мне все это нужно.
    — Не знаю… — Я сделала паузу. — Насчет поближе — не знаю.
    — Ты не веришь в счастливые совпадения? — поинтересовался собеседник.
    — Отчего же, верю… Я просто не уверена, что данное совпадение из разряда счастливых.
    Эх, вот это я зря сказала. Воистину, «язык мой — враг мой, все ему доступно, он обо всем болтать себе привык». Если на проводе маньяк, он обидится.
    Андрей не обиделся, напротив, вполне серьезно продолжил:
    — Тогда во что ты веришь?
    Я удивилась — может, он религиозный фанатик? Вдруг он убивает людей, потому что слышит некие голоса? Маньяки, когда их поймают, довольно часто ссылаются на таинственные голоса, которые якобы и вынуждают их убивать. Голосов, естественно, никто, кроме самих маньяков, не слышит. В сказке Астрид Линдгрен Малыш придумал себе Карлсона, который хулиганил в квартире в отсутствие родителей, а сам Малыш, конечно же, был ни при чем. У маньяков свой вариант «Карлсона», жуткий и небезопасный для общества. Осторожно подбирая слова, чтобы лишний раз не раздражать странноватого незнакомца, я ответила:
    — Ну, как тебе сказать… В Бога верю, конечно, а ты?
    Честно говоря, я задала этот вопрос просто так, чтобы хоть как-то уйти от весьма скользкой, если имеешь дело с неадекватно реагирующим человеком, темы. Ответ был кратким и неожиданным:
    — Долго объяснять, во что я верю. При встрече расскажу.
    Мы договорились встретиться завтра, в семь вечера у входа в супермаркет «Седьмой континент» на Смоленской площади.

Глава 22
Третий глаз и связь с астралом

    Ночью был ливень и сильный ветер. Не сравнимый с памятным ураганом 1998 года, но тоже очень сильный… Периодически сверкали молнии, а через несколько секунд после вспышек грохотал гром — наглядная иллюстрация того, что скорость звука намного меньше скорости света. Подобные ливни накрывают столицу не часто. В большом городе сильный дождь — хороший информационный повод. Синоптики лезут в архивы и радостно сообщают гражданам, что «в последний раз подобный ливень был зафиксирован в 1865 году».
    Около полуночи, когда стихия разбушевалась не на шутку, я размышляла над тем, в чем завтра идти на свидание, если ливень не прекратится до утра. Туфли жалко — лужи по щиколотку, по погоде надо бы резиновые сапоги…. Так и не придя ни к какому решению, я отправилась спать. Но заснуть тоже никак не получалось, после каждого удара грома у стоящих во дворе машин срабатывала сигнализация. Несколько раз я вскакивала с кровати и пыталась сквозь пелену дождя разглядеть свою «ласточку», но с таким же успехом можно пытаться рассматривать бактерии без микроскопа.
    К утру ветер стих, а дождь, судя по размерам и глубине образовавшихся акваторий, закончился незадолго до рассвета. Влажность воздуха была близка к 100 процентам под жаркими лучами солнца не успевшие исчезнуть в канализации лужи быстро превращались в зыбкое белое марево.
    Во дворе меня ждал неприятный сюрприз: у моей машины было разбито заднее стекло. «Ласточка» пала жертвой стихии. Вокруг искалеченного транспортного средства валялись ветки, довольно толстые и острые. Всякий, кто хоть немного учил физику в школе, знает, что прикладываемая к предмету сила равняется «эм вэ квадрат» пополам. Где «эм» — масса, а «вэ», соответственно, скорость. Вчерашний ветер сообщил веткам такое «вэ», что они протаранили заднее стекло не хуже торпеды.
    Выгребая осколки из багажника и пытаясь успокоить себя фразой «у природы нет плохой погоды», я принялась звонить страховому агенту.
    Только через четыре часа, заполнив все необходимые бумаги и отогнав машину в гараж, я на метро добралась до работы. За годы плотного сидения за рулем я успела подзабыть, что такое метрополитен. В комнату редакции я влетела вся в мыле, одуревшая от толпы и запахов… Я понимаю, что на дворе лето, во многих районах города отключают горячую воду. Но, судя по запахам, все жители этих районов ехали со мной в одном вагоне.
    — Что случилось? — поинтересовался Вадим.
    Я рассказала про разбитое стекло. Автомобилистов в редакции немного, но сочувствовали мне все, даже те, у кого нет машины. Вадим даже предложил подбросить меня после работы, если не до дома, то хотя бы до удобной станции метро. И тут я вспомнила, что забила стрелку на семь вечера на Смоленке. Вот это незадача! Идти на встречу без машины — это большой риск. С машиной чувствуешь себя намного увереннее. Н-да, не вовремя разбушевалась природа. В течение всего рабочего дня, переводя статьи в режиме «автопилот», я пыталась придумать благовидный предлог, чтобы не идти на встречу. К шести часам предлог так и не был придуман, и я попросила Вадима подвезти меня до здания Министерства иностранных дел.
    В пять минут восьмого я осторожно подошла к стоянке возле «Седьмого континента». Мужчин здесь оказалось довольно много, правда, большая часть приехала в магазин вместе с женами. Мысленно минусовав тех, которые «со своими самоварами», я принялась внимательно рассматривать свободные экземпляры. Толстяк, перегружающий пакеты в багажник «ауди», — этот вряд ли. Хотя фотография в анкете была не больно-то хорошего качества, но даже по ней видно, что Андрей худощавого телосложения. Предположим, что фото далеко не первой свежести, сделано лет… несколько тому назад. Он мог прибавить в весе, но вряд ли при этом у него раза в два стали короче ноги.
    Мужчина, стоящий около черного «хюндай-соната», внешне смахивал на Андрея: рост, вес, даже черты лица (хотя лицо, повторюсь, на той фотке рассмотреть было проблематично)… Смущал лишь возраст. Андрей писал, что ему 35. Мужику около «хюндай» может, конечно, быть 35 лет (по паспорту) при условии, что последние два десятилетия он беспробудно пил и эго пагубно повлияло на кожу его лица, украсив ее невероятным количеством морщин. На вид я бы дала ему около пятидесяти.
    Про шло еще пять минут; практически все, за кем я наблюдала, разъехались, уступив место новой партии желающих отовариться. Остался только этот, морщинистый. Он явно кого-то ждал. Надо подойти к нему и спросить: «А не вы ли будете Андрей», не стоять же мне тут весь вечер.
    Я направилась в сторону предполагаемого Андрея, а он, уловив мой взгляд, повернулся ко мне.
    — Не вы ли будете Андрей?
    — Вас случайно не Анна зовут?
    Вопросы прозвучали практически одновременно, что показалось нам безумно смешным. Я не ошиблась: этот сильно потрепанный жизнью субъект и был тем самым Андреем из Женькиной папки «перспективные». В очередной раз я подивилась буйству ее воображения. На мой взгляд, единственная реальная перспектива, открывающаяся в случае установления серьезных отношений с Андреем, — это перспектива носить по утрам в лабораторию анализы мочи и в течение дня напоминать ему, что пора принимать лекарства.
    Вблизи Андрей оказался немного похож на актера Хью Гранта. Актер Хью Грант, несмотря на некоторую слащавость облика, мне очень нравится. Никогда бы не подумала, что, встретив в реальной жизни мужчину, похожего на Хью, испытаю чувство легкого отвращения. Лучики-морщинки вокруг глаз в случае с Хью говорят о живости его характера. Точно такие же морщинки на лице Андрея говорили о депрессии и злоупотреблении алкоголем.
    — Куда пойдем? — поинтересовался мой новый знакомый.
    Я предложила выпить где-нибудь чашечку чаю. Андрей галантно распахнул дверцу машины, приглашая меня сесть. Данное предложение меня несколько напрягло, но, немного подумав, я все же села, сразу предупредив, что очень ограничена во времени, поэтому далеко ехать не нужно. Андрей кивнул, что все понял. И мы поехали…
    — У тебя дети есть? — поинтересовался он, выруливая на Садовое.
    — Есть, дочка…
    — Большая? — продолжал любопытничать Андрей.
    — Почти… Ей скоро четырнадцать.
    Мы ехали по Садовому кольцу в сторону Калужской площади. В принципе, можно было бы посидеть в «Шоколаднице», но мой спутник уверенно направил машину в туннель. Успокаивало то, что пока мы не свернули с Садового. Не доезжая немного до площади Павелецкого вокзала, Андрей припарковал машину, и мы зашли в какую-то маленькую концептуальную чайную.
    Через полчаса, прихлебывая из чашки ароматный зеленый чай, Андрей завел разговор о вере. Он достал из кармана листок бумаги и принялся рисовать какие-то треугольники и трапеции, якобы соединяющие некие астральные точки на нашей планете в единую систему.
    — Если человечество поймет эту систему, — разглагольствовал Андрей, — на Земле наступит «золотой век». Древние зашифровали свои послания… Чтобы только самые умные и достойные из нас смогли их прочесть.
    Такой подход мне показался довольно странным. Если от сокровенного знания в конечном счете станет хорошо всем, то не все ли равно, кто первым расшифрует надписи. Или рецепт всеобщего благоденствия не так уж и безопасен? Однако высказывать вслух свои сомнения насчет древних с их сокровенными знаниями я не торопилась. Пусть говорит, глядишь, от «преданий старины глубокой» перейдем к дню сегодняшнему.
    Андрей тем временем успел нарисовать человека с тремя глазами, внешне очень напоминающего инопланетянина, как их представляют себе детишки из старшей группы детского сада: тщедушное тельце, большая, совершенно лысая голова, огромные глаза.
    — Видишь, — он ткнул ручкой в изображенного уродца, — древние выглядели именно так. Они были трехметрового роста, и у них был третий глаз. Он и сейчас у некоторых есть… Но в массе своей человечество утратило связь с астралом…
    «Точно псих», — подумала я и в глубине души порадовалась, что мы сидим в самом центре Москвы, а не на какой-то забытой богом улице Стратонавтов.
    — Ну вот, — подвел итог «псих», — пожалуй, и все… Я верю, что рано или поздно человечество сумеет прочесть записи древних.
    Я согласно кивнула, всем своим видом показывая, что не сомневаюсь в способности человечества все найти и все расшифровать. С такими, как этот тип, лучше во всем соглашаться.
    Неожиданно Андрей начал ерзать на стуле, как если бы ему вдруг очень приспичило в туалет. Он съежился, втянул голову в плечи, что придало ему разительное сходство с черепахой Тортилой, в общем, явно постарался стать как можно незаметнее. Я заволновалась — от психов можно ждать чего угодно. Вдруг с ним сейчас случится приступ. В кино часто показывают неуравновешенных личностей, которые совершенно беспрепятственно гуляют по многолюдным местам, никак не проявляя своей натуры, до тех пор пока им не стукнет в голову. А вот если стукнет, то тогда держись — такой тип сольную гастроль давать не будет, ему публика нужна и массовка. В нашем случае в роли публики выступят люди, сидящие за соседними столиками, а вот массовку, за неимением других кандидатур, придется изображать мне.
    На всякий случай я как бы невзначай отодвинула стул, и тут кто-то очень громко, с ярко выраженными истерическими нотками в голосе произнес у меня над ухом:
    — Добрый вечер.
    От неожиданности я слегка подпрыгнула и машинально ответила:
    — Здрасьте…

Глава 23
Марианна

    Вновь появившийся персонаж уселся за наш столик. Это оказалась барышня лет двадцати шести — двадцати семи. Крашеные волосы, синие тени на веках, оранжевая велюровая кофта, длинная черная юбка, общее впечатление неухоженности.
    — Ну, — с вызовом в голосе произнесла она, обращаясь к Андрею, — представь нас друг другу.
    После минутной паузы Андрей, уже вполне справившийся со смущением, небрежно махнул рукой в сторону барышни:
    — Марианна… — Аналогичный жест в мою сторону: — Анна…
    — Очень приятно, — сказала я, широко улыбаясь, чтобы нервная девица успокоилась.
    В популярной детской песне утверждается, что «от улыбки станет всем светлей». Не всегда. В нашем случае Марианна помрачнела еще больше. Невооруженным глазом было видно, что от моей улыбки ей светлее не становится. Так мы и сидели: Андрей молчал, я продолжала улыбаться, обдумывая, как бы половчее начать разговор, Марианна хмурилась и бросала на меня недружелюбные взгляды. При этом выражение ее лица недвусмысленно указывало, что, не будь мы в общественном месте, она непременно вцепилась бы мне в волосы. Такое поведение меня совершенно не удивило. Опираясь на опыт многолетних наблюдений, мне удалось сформулировать для личного пользования несколько законов, описывающих отношения между полами. Эти законы не менее фундаментальны, чем закон всемирного тяготения, открытый сэром Исааком Ньютоном. Закон номер один гласит: каким бы непривлекательным и бесперспективным ни казался вам мужчина, всегда найдется женщина, которая думает иначе. Следствие из этого закона: бесполезно объяснять этой женщине, что лично вы не разделяете ее страстного увлечения типом с внешностью ветерана общества анонимных алкоголиков. Даже если я сейчас честно и открыто сообщу Марианне, что я на самом деле думаю о таком кавалере, как Андрей, она мне не поверит.
    Официантка подошла к нашему столику поинтересоваться, не желает ли чего-нибудь вновь прибывшая дама. Дама желала меню и желала, чтобы ее не беспокоили некоторое время, пока она будет обдумывать заказ. Я искоса бросила взгляд на Андрея и по выражению его лица вдруг поняла, что он ничуть не напуган и не удручен происходящим. Напротив, он наслаждался этим, а если бы мы вот прямо тут, на глазах у изумленной публики, подрались, то восторгу его не было бы предела. У меня возникло смутное ощущение, что все, включая появление Марианны, было спланировано им заранее. Москва, конечно, большая деревня, и довольно часто натыкаешься на знакомых там, где вовсе не ожидал их встретить. Но в данной ситуации присутствовала фальшь, не объясняемая простым совпадением.
    Неожиданно я почувствовала сильное раздражение — и что, черт побери, он о себе мнит?! Будь Марианна хоть немного поумнее или чуть менее влюбленной, мы могли бы объединить наши усилия и показать этому старому мухомору, что такое женская солидарность. Но, увы, было совершенно очевидно, что Марианна имеет, определенные виды на это облезлое чудо и ни о какой коалиции речь идти не может. Официантка еще раз поинтересовалась, не желает ли чего Марианна, услышала в ответ, что та ничего не желает, забрала меню и удалилась.
    — Ты смотрела «Собор Парижской Богоматери»? — вдруг спросил меня Андрей.
    Я созналась, что фильма не видела, зато много раз слышала трио «Белль» в исполнении как отечественных, так и зарубежных певцов.
    Андрей, начисто игнорируя недовольное сопение Марианны, немедленно предложил пойти к нему в гости, поскольку в его распоряжении имеется DVD с чудесной копией, правда, на французском языке.
    Вот это поворот… Не предполагала, что маньяк окажется таким резвым. Пришлось напомнить, что времени у меня мало, я об этом предупреждала в первые же минуты встречи. Андрей кивнул, дескать, он об этом помнит, но ехать никуда не надо, потому что он живет в соседнем доме. К великому облегчению Марианны я отказалась, но, чтобы не отпугивать потенциального маньяка, пообещала ему приехать в гости в ближайшее время. Андрей попросил счет и благородно оплатил его.
    — Ну, куда ехать-то? — спросил он, когда мы недружной толпой вывалились на улицу. Похоже, что он собрался меня провожать.
    — Аня легко поймает машину, — вступила в разговор Марианна. Ей очень не понравилась идея с моим провожанием, поэтому она совсем уж нетактично добавила: — Да и метро тоже рядом.
    — А я вот здесь живу, — продолжал меж тем Андрей и показал на многоэтажный кирпичный дом. — Вон мои окна… На шестом этаже, видишь — попугай в клетке сидит…
    Снизу можно было увидеть лишь яркое пятно, которое вполне могло оказаться и попугаем. Мы подошли к машине Андрея, он вежливо распахнул переднюю дверь, и туда, не дожидаясь особого приглашения, уселась Марианна. Я пристроилась на заднем сиденье, Андрей сел за руль.
    Марианна положила руку ему на колено и нежным голоском, едва сдерживая свой восторг по случаю победы над предполагаемой соперницей, заметила:
    — Андрюша, поехали, не будем задерживать Аню. Ее, может, дома ждут, а тебе пора принимать таблетки.
    Доехали мы быстро, минут за двадцать. Чтобы позлить Марианну, я тоже махнула в сторону своих окон — вон те, без занавесок, на втором этаже, — и вежливо пригласила их обоих к себе на чай. Андрей живо заинтересовался, но был резко одернут Марианной, которая опять затянула старую песню о «необходимости принять таблетки», коих с собой у Андрея не было. Я вошла в подъезд, пулей взлетела к себе на этаж и выглянула в окно. Андрей и Марианна о чем-то спорили, стоя у машины. Я зачем-то их окликнула и помахала рукой. Андрей натужно улыбнулся, но помахал мне в ответ, а вот Марианна… Она бы тоже с удовольствием махнула рукой в сторону моих окон, если бы в руке был увесистый камень.

Глава 24
Устами младенца

    Вернувшись домой, я тихонько, чтобы не разбудить дочь, ретировалась в свою комнату и включила компьютер: нужно было записать и осмыслить полученные сегодня данные.
    Похоже, я начала привыкать к составлению отчетов. Или, по крайней мере, к систематизации фактов. Факты же в данном случае были таковы: совершенно очевидно, что Андрей — человек с большими странностями. Противоестественная худоба наводила на мысли о болезни, причем болезнь могла оказаться как банальными гастритом или язвой, так и чем-то гораздо более серьезным. Настолько изможденным может выглядеть человек, долго и безуспешно лечившийся от депрессии. В пользу этой версии говорило и то, что он увлекается эзотерикой. Люди, находящиеся в уравновешенном состоянии, обычно находят удовольствие в процессе, именуемом жизнь. А вот когда равновесие смещается, лишь очень немногие могут выкарабкаться из этого сами. Большинство же делает попытку переложить ответственность за происходящее на кого-либо или на что-либо. Вот тогда и появляются разного рода «сокровенные знания», увлечения астрологией, нумерологией и прочее… Пока из всех отсмотренных кандидатур Андрей больше других подходил на роль маньяка. К тому же, если вспомнить последнюю реплику Марианны, он должен регулярно принимать таблетки. Кстати, Марианна… Она, насколько я поняла, рассчитывает надеть на Андрея обручальное кольцо. У большинства реальных, а не киношных серийных убийц были жены. Я, конечно, не думала, что Марианна в курсе этой стороны его жизни. Скорее всего, она ни о чем не догадывается. Хотя кто знает… В течение нескольких минут я пыталась себе представить, как Андрей и Марианна на пару убивают девушек, как в фильме «Прирожденные убийцы»… Картинка не выстраивалась. И вот почему: если бы Марианна была его сообщницей, она бы не выражала так откровенно свою неприязнь и не испытала бы такого облегчения, когда я собралась уходить. Если только… Представим на минутку, что она подозревает Андрея в этих преступлениях. Допустим, она его видела с Женькой и теми барышнями, чьи трупы были найдены в Северо-Западном округе. Сопоставив факты, изложенные в газетах, она убедилась в том, что человек, которого она любит, преступник. И теперь старается отвадить от него женщин… Не потому, что ревнует, а потому, что боится — а вдруг он убьет еще кого-нибудь и на сей раз не все пойдет гладко, его поймают, и она уже не сможет выйти за него замуж.
    Внезапно я почувствовала, что кто-то дышит мне в затылок, и вздрогнула.
    — Мам, — лениво произнес голос дочери, — в твоей таблице нет никакой системы. Ты все делаешь неправильно.
    Оказалось, что, закончив просмотр приключений Чубакки со товарищи, дочь зашла ко мне с каким-то вопросом, увидела, что я занята, заглянула в открытый файл, заинтересовалась и решила внести свою лепту.
    — Сейчас, только не закрывай! — Она кинулась к себе и почти сразу же вернулась с взятым сегодня в библиотеке томиком Росса Макдональда. — Вот видишь, — она раскрыла книгу там, где была закладка, — тут действует частный сыщик. К нему попало крайне запутанное дело. У убитого было много знакомых, которых довольно сложно классифицировать. Тем более что некоторые знакомые выступали сразу в нескольких ипостасях. Так, к примеру, вот эта Эвелин, — она потыкала пальцем в книгу, — была одновременно и коллегой, и любовницей. Так вот, — тут мой ребенок многозначительно посмотрел на меня, — сыщик никак не мог разобраться в этом деле, потому что у каждого был очень веский повод убрать того типа. И алиби, заметь, было далеко не у всех. И тогда сыщик заказал себе специальную магнитную доску со светящимися стрелками… — Тут она сделала паузу и победоносно закончила: — На этой доске он рисовал схемы. Писал имена, объединял их в группы, а потом соединял эти группы стрелками. Тебе нужно купить магнитную доску для записей. Я такую видела в магазине. Есть поменьше, есть побольше. Думаю, тебе надо взять побольше… Если хочешь, я завтра после школы съезжу, мне все равно в книжный надо.
    Я молча кивнула, достала кошелек и отсчитала деньги на покупку магнитной доски.

Глава 25
Тупик

    30 июля в Химках обнаружили очередной труп. На этот раз жертвой стала 18-летняя девушка. Как и предыдущие восемь женщин, она была задушена. Рядом с телом были найдены вещи, сумочка и документы, что исключало версию ограбления.
    Разговоры о маньяке вспыхнули в редакции с новой силой, но довольно скоро затухли, ибо работы в тот день было очень много, мы готовили к запуску новый проект. Я трудилась над своим разделом, одновременно размышляя, мог ли совершить это убийство Андрей. У меня получалось, что мог… Если отправил Марианну домой, сел на машину и рванул прямо в Химки. Вот бы проверить, оставалась Марианна у него на ночь в тот день или нет… Хотя, учитывая характер их отношений, она ни в жизнь правды не скажет. Потому что хочет переехать на Садовое, в квартиру с попугаем, а не носить передачи в тюрьму.
    Дома меня с плохо скрываемым нетерпением поджидала дочь. Она съездила после школы в нужный магазин и приобрела замечательную магнитную доску. Доску можно было повесить на стену, но я пристроила ее на пианино. Вытащила распечатанные на цветном принтере фотографии подозреваемых и приступила к работе. Закончив, я отошла в угол, чтобы полюбоваться на дело своих рук. Издалека экспозиция напоминала схематичное изображение солнечной системы. В центре — Женькина фотография, а вокруг, как планеты вокруг солнца, кучковались фотографии джентльменов из «перспективной» и «неперспективной» папок, соединенные стрелками разного цвета. Для создания шедевра пришлось одолжить маркеры у дочери.
    «Ну, теперь должно хоть что-то проясниться», — с этой мыслью я села на стул перед пианино, намереваясь созерцать экспозицию до тех пор, пока в голове не возникнет подходящая версия. Время шло, а подходящая версия совсем не торопилась объявляться. Просидев так около получаса, я решила включить комп, чтобы проверить почту.
    В почтовом ящике было только одно заслуживающее внимания письмо (все остальные, как не имеющие отношения к моему расследованию, я удалила). Оно пришло от Ильи-2 — стандартное письмо, стилем и краткостью напоминающее массовую рассылку по e-mail. Илья-2 писал, что его зовут Илья и что он очень хотел бы познакомиться. Самое ценное оказалось в конце — запрограммированная подпись с непременным «best regards» и номером ICQ. Ни минуты не колеблясь, я включила «аську» и запустила поиск клиента.
    У Ильи-2 оказался интересный, наводящий на размышления ник — Гаш. То ли парень баловался гашишем и не считал нужным это скрывать, то ли он имел в виду свою истерзанную, покрытую шрамами душу, то ли у него был вырезан аппендикс[2]. Самое главное — он был онлайн. Я запросила авторизацию, Илья-2 разрешил добавить себя в контакт-лист и включил меня в свой. И все. Никаких вопросов, кто я, откуда узнала номер «аськи» и что мне вообще от него нужно. Странный мужчина из «перспективной» папки висел на мониторе зелененьким цветочком, не идя на контакт. Я выждала ради приличия пару минут, а потом отстучала сообщение: «Ну что, знакомиться будем или нет?»
    Не знаю, почему я вдруг взяла такой несвойственный мне игривый тон. Наверное, потому что Илья-2 на фото выглядел вальяжным покорителем женских сердец. Забегая вперед, скажу, что с тех пор я стараюсь не составлять свое мнение о человеке по фотографии. Потому что, настроившись заранее на определенный характер, который, как вам кажется, вы вычислили по фотографии, при личной встрече вы начинаете говорить и действовать так, как будто этот человек и есть то, что вы о нем напридумывали. А он совсем другой. Ваши слова и действия вызывают у него не ту реакцию, которую вы ждете.
    Прошло еще несколько минут, потенциальный убийца на контакт не шел, и я уже совсем было решила уйти в оффлайн, как вдруг пришел ответ: «Будем…»
    «Меня зовут Анна», — на всякий случай я решила представиться, справедливо полагая, что мужчина с таким хорошо проработанным текстом первого письма прислал его не только мне.
    Илья-2 принял полученную информацию к сведению, но ничего не ответил. Через некоторое время, сообразив, что ответа — по крайней мере, сегодня — не будет, я вышла из сети.
    Первую беседу с очередным представителем «перспективной» папки никак нельзя было назвать информативной. В файл «Маньяки» заносить нечего… Я еще раз взглянула на схему. Что-то было не так… Что-то я упустила, и это упущенное увело меня в сторону.
    Некоторое время я внимательно изучала надписи. Энергетический напор моих мыслей был столь силен, что я совсем не удивилась бы, если имя потенциального убийцы вдруг засветилось бы красным. Озарение пришло неожиданно. В моей замечательной схеме не хватало… ОСТАЛЬНЫХ ЖЕРТВ!
    Я еще раз внимательно посмотрела на схему. И в самом деле, я поместила Женьку в центр, потому что была с ней знакома лично. Но, если быть беспристрастным, то рядом с ней надо вписать и имена остальных жертв. Если сделать это, картина совершенно меняется, а моя бурная деятельность по выявлению убийцы среди Женькиных ухажеров выглядит довольно глупо. Что я пыталась узнать? Что каждый из этих мужиков был знаком с Женькой? Для этого не нужно быть сыщиком — ясное дело, все они были в той или иной степени с ней знакомы. А вот что действительно нужно выяснить, так это был ли кто-нибудь из них знаком с остальными жертвами.
    Немного подумав, я засомневалась и в этой версии. Совершенно не обязательно, чтобы убийца был знаком со всеми жертвами. Если предположить, что маньяк является обычным маньяком, то он, скорее всего, убивает женщин определенного типа. Высоких худощавых блондинок, к примеру. Может быть, его мама, жестоко обращавшаяся с ним в детстве, была высокой худощавой блондинкой. Или девушка, когда-то, очень давно, отказавшая ему во взаимности или посмеявшаяся над его половым бессилием, имела, как теперь принято говорить, модельную внешность.
    Узнать, как выглядели остальные жертвы, не представлялось возможным. В милиции знакомых у меня нет. В газетах у нас не принято размещать фотографии трупов на предмет опознания их родными и близкими. Похоже, мое расследование зашло в основательный тупик.

Глава 26
Обыск

    Как-то очень незаметно наступил август. Жара не спала, но в воздухе появился тот почти неуловимый привкус горечи, по которому всякий житель средней полосы России точно определяет, что лето закончилось.
    Вернувшиеся из отпусков коллеги, загорелые и посвежевшие, не проявляли особого желания немедленно включиться в работу. Но, по крайней мере, теперь можно было отпрашиваться по своим делам, поскольку редакция была в полном составе. Свои дела у меня были. В сервисе наконец вставили заднее стекло в мою машину, нужно было ее срочно забирать. Так что я предупредила руководство и потихоньку потрусила в сторону метро. Ехать предстояло полтора часа с двумя пересадками. Хорошо, что я предусмотрела это и захватила с собой детектив в мягкой обложке, купленный на книжном развале. Мой двухнедельный поход по следу убийцы не принес никаких результатов. Более того, не далее как вчера вечером до меня дошло, что концепция, лежащая в основе поисков, в корне неверна. Лучшие образцы детективного жанра были изучены ранее, но, увы, я не обладала гениальным умом Ниро Вульфа или юридическими знаниями Перри Мейсона. Сыщик же, действующий в данной книге, был вполне обычным человеком, совсем не умнее меня. Стоило присмотреться к его методам ведения следствия, чтобы потом попытаться извлечь конкретную пользу. Чтиво оказалось третьеразрядным, но весьма занимательным.
    Сыщик уже наставил пистолет на убийцу леди Гренвилл (к слову сказать, я подозревала совсем другого человека, поэтому развязка оказалась довольно неожиданной), как вдруг у меня в сумке зазвонил телефон. Не тот, специально купленный для моей сыщицкой деятельности, а другой, которым я пользуюсь в обычной жизни. Там у меня все грамотно настроено: у каждого абонента своя мелодия. Сейчас из сумки доносилась моя любимая — музыка к кинофильму «Битлджюс», стало быть, звонит Иван. Я с трудом отыскала телефон, который по закону подлости завалился на самое дно. Иван справился о моем здоровье, о делах и, услышав в ответ, что и с тем и с другим все в порядке, перешел к вопросу, который волновал его гораздо больше.
    — Этот мерзавец пропал, — замогильным голосом сообщил он, не называя, однако, мерзавца по имени.
    — Кто? — Я судорожно пыталась понять, о ком из своих многочисленных знакомых он так нелестно отзывается.
    — Кто-кто… — его явно рассердил низкий уровень моей сообразительности, — Петька, братец наш Иванушка, козленочек, из лужи попивший…
    Меня удивил не сам факт пропажи братца Пети, а то, как Иван на это отреагировал. Я по-пыталась внести ясность:
    — Ты же сам хотел, чтобы он уехал? Наверное, он почувствовал твое отношение, вот и свалил потихоньку… А квартплата, деньги он тебе заплатил?
    Спросила и тут же вспомнила, что, во-первых, деньги были уплачены вперед, до конца декабря, а во-вторых, Петруччо уже намекал Ивану, что не прочь продлить договор. В этом случае его исчезновение выглядело более чем подозрительно, не такой он человек, чтобы уехать, не забрав деньги за — раз, два, три — почти за пять месяцев.
    — Сколько дней его нет?
    — Да уже дня три как не появлялся.
    — Ты в его комнату заходил? Может, там записка какая…
    — Нет, не заходил, — твердо заявил Иван. — И один заходить туда не буду. Приезжай, а? — В его голосе послышались умоляющие нотки. — Я с Робертом поругался, один сейчас живу. Давай вместе зайдем в комнату этого недоделанного, вдруг с ним что-то случилось…
    — Если бы с ним что-то случилось в комнате, то, уверяю тебя, ты бы уже это почувствовал. Лето сейчас, жара, трупы разлагаются быстро.
    Иван пожелал мне заработать типун на язык, но не снял своего предложения о совместном рейде в комнату Петруччо. Мы сошлись на том, что я заберу машину из сервиса и часикам к восьми вечера подъеду на улицу имени Героя Советского Союза летчицы Полины Осипенко. Я было предложила совершить набег на комнату незадачливого Женькиного братца пораньше, скажем, часа в три, но Иван был непреклонен. К восьми часам, пояснил он мне, уже будет ясно, вернется Петруччо или нет.
    К восьми часам Петруччо не вернулся. Мы с Иваном сидели у него на кухне и пили чай, как вдруг ожили старинные часы, доставшиеся Ивану вместе с квартирой от тетки. Часы эти были предметом острой зависти его друзей и знакомых. Очень многие, и я в том числе, просили, и не единожды, продать или обменять их. На что Иван отвечал, что сам он лично не против продажи, но часы являются фамильной ценностью и нужно быть последним подонком, чтобы продать историю собственной семьи. Для него, для Ивана, факт продажи часов равнозначен продаже родины. Версия складная, вызывающая уважение. Постепенно все потенциальные покупатели отвалились, и часы по-прежнему висели у Ивана на кухне. Я пыталась доказать ему, что такие красивые часы нужно повесить в комнате, на что Иван резонно заметил, что не всякий человек выдержит, если каждые полчаса фамильная ценность будет напоминать о себе громким боем.
    Только совсем недавно он по секрету признался мне, что куранты, если и являлись когда-либо чьей-то фамильной ценностью, то вовсе не Ивановой семьи. Теткин отец, приходившийся Ивану двоюродным дедом, прошел войну от Москвы до Берлина. Вернулся живой, а в качестве трофеев привез серебряную мельницу для перца, серебряный черпачок и вот эти самые часы. Правда, тогда они были настольными, в стеклянном куполе. Наверное, в немецкой семье, где они являлись фамильной ценностью, часики стояли на камине рядом с фигурками из мейсенского фарфора. В условиях нашего сурового послевоенного коммунального быта стеклянный купол быстро разбился, но теткин отец заказал знакомому новый корпус — из красного дерева. С тех пор часы из настольных превратились в настенные, но хуже от этого не стали. Разве что краснодеревщик малость сэкономил, сделал коротковатый корпус, поэтому не очень хорошо был виден маятник — обнаженная девушка верхом на дельфине. Но это мелочь, главное, что часы превосходно шли, отмечая каждые полчаса мелодичным боем.
    Мы допивали чай, разговор как-то не складывался: говорить о том, что мы собираемся вторгнуться в чужое помещение и провести там обыск, не хотелось, а остальные темы в силу своей малой актуальности увядали сами собой. Вдруг в часах что-то зашуршало, и они хрипло пробили восемь раз. В полной тишине бой часов прозвучал довольно зловеще, в духе страшных рассказов Эдгара Аллана По. Там обычно бой часов является предвестником беды. Или помрет седьмой, последний в роду баронет, или произойдет еще что-нибудь малоприятное.
    — Пора, — замогильным голосом произнес Иван, укрепив меня в мысли, что при осмотре Женькиной комнаты мы найдем какие-то улики.
    Что будут представлять собой эти улики и на кого они будут указывать, я додумать не успела; Иван поставил чашку на стол и встал:
    — Пошли!
    Возражать не было никакого смысла. То есть, возражать надо было намного раньше, когда впервые прозвучала эта бредовая идея. А теперь, коль уж я согласилась участвовать в обыске, пасовать просто неприлично.
    Комната была заперта.
    — У тебя ключ есть? — поинтересовалась я.
    Иван гордо взглянул на меня и вытащил из кармана связку, на которой болталось не менее шести ключей. Видимо, он хорошо подготовился к операции, так как поиск нужного ключа не занял у него много времени.
    В Женькиной комнате я бывала не часто, но хорошо помнила царивший там идеальный порядок, что, признаюсь, всегда меня несколько удивляло. Мне казалось, что в комнате модели везде должна валяться косметика вперемешку с чулками. Наверное, у кого-то и так, но у Евгении косметика хранилась в специальном ящике с несколькими отделениями, где все лежало в определенном порядке — тушь вместе с карандашами для глаз, помада с блесками для губ и так далее. Окна в своей комнате она мыла не реже раза в месяц, а полы драила чуть ли не ежедневно. Братец Петя, судя по нынешнему состоянию комнаты, маниакальной любви своей сестры к чистоте отнюдь не разделял. На полу лежал солидный, как минимум трехнедельный, слой пыли.
    Некоторое время мы с Иваном молча стояли, не зная, с чего начать. И у него, и у меня это был дебютный обыск. Я нарушила молчание правильным, но несколько нетактичным вопросом:
    — Иван, а что мы, собственно говоря, хотим здесь найти?
    Он ответил не сразу. Похоже, детально проработать он успел только первую часть плана, а именно — как войти в комнату. Вторую, не менее, а даже более важную часть — что мы там будем делать, когда войдем, — Ваня из виду упустил.
    — Ну, — замялся он, — если честно, не знаю. Будем шарить везде, вдруг наткнемся… на что-нибудь, — неуверенно добавил он, сильно сомневаясь в успешности нашего предприятия.
    «Где наша не пропадала», — вдруг всплыла в моей голове залихватская фраза. Море стало по колено, я шагнула вперед, решив взять бразды правления в свои руки.
    — Значит так, — я энергично махнула в сторону комода, купленного Женькой в «ИКЕА», — ты смотришь в тех ящиках, а я в шкафу и в столе. Все подозрительное складываем сюда, — я ткнула пальцем в середину комнаты. — Кстати, у тебя есть какой-нибудь пакет или пленка? Надо бы постелить, а то грязно, улики могут испачкаться.
    Иван понимающе кивнул головой и резво выбежал из комнаты. Через секунду он вернулся с большим банным полотенцем:
    — Вот, пакета не нашел подходящего, будем сюда складывать.
    Открыв шкаф, я обалдела. У Жени был вполне приличный гардероб и, насколько я помню, все вешалки были заняты. Периодически она даже жаловалась, что вещи уже не помещаются, а выбрасывать жалко. От былого изобилия осталось не больше трети, все остальное таинственным образом исчезло, о чем я немедленно доложила своему «коллеге».
    — Ясно, — Ванька в сердцах сплюнул и вы-ругался. — Этот прохвост продал ее вещи. Вот негодяй, еще даже сорок дней не прошло.
    Я согласилась, что поступок со стороны Петра некрасивый, но зато это объясняет появление у него некоторой суммы, раз он хотел оплатить свое дальнейшее пребывание в этой квартире.
    — Н-да? — в голосе Ивана было столько скепсиса, что его хватило бы на весь восьмой «В», в котором училась моя дочь. — А вот это он, по-твоему, тоже купил на деньги, вырученные от продажи тряпок? — Он ткнул пальцем в новехонький музыкальный центр.
    Даже мне, человеку не сильно искушенному в технике, было понятно, что такой центр стоит кучу денег. Я еще раз внимательно изучила оставшиеся вещи.
    — Шуба… Он продал ее шубу.
    — Ха-ха-ха, не смешно, — отрезал Иван. — Сколько, по-твоему, он мог за нее выручить? Я знаю, что она ее купила уже не новую за 700 долларей и относила два сезона.
    Пришлось с ним согласиться: для покупки такого центра бэушных шуб должно быть продано не менее десятка, у Женьки же была всего одна.
    В шкафу не обнаружилось ничего интересного, поэтому я перешла к письменному столу. Вот уж никогда бы не подумала, что обыск такое утомительное занятие. Иван молча, сосредоточенно копался в ящиках комода.
    — Вот, смотри, — он торжествующе помахал каким-то листочком.
    При ближайшем рассмотрении листочек оказался счетом из магазина «Эльдорадо» на покупку музыкального центра. К счету был прикреплен чек. Из информации, отпечатанной на чеке, следовало, что человек, приобретший музыкальный центр, расплатился кредитной картой. Правда, на чеке было пробито всего пять цифр — первая и четыре последних, вместо остальных были напечатаны звездочки. Первая цифра была четверка, далее следовали три пятерки и девятка. Очень запоминающийся номер.
    — Видишь?! — ликовал Иван. — Я знал, я чувствовал, что-то здесь не чисто.
    — В чем ты видишь нечистоту покупки? — поинтересовалась я.
    — Откуда у него кредитная карта?
    — Может, Женина, — не подумав, ляпнула я и прикусила язык.
    Иван выразительно покрутил пальцем у виска:
    — Если бы у нее даже и была карта — а я точно знаю, что карты у нее не было, — она была бы выписана на ее имя. И этому хмырю никто бы ничего не продал по чужой карте.
    Логика в Ваниных размышлениях была железная, поэтому мы торжественно положили счет на полотенце — первая улика.
    Воодушевленные успехом, мы активно продолжили поиски. Минут через десять я обнаружила в самом нижнем ящике стола конверт с письмом. Письмо было адресовано Петру, почтовый штемпель и обратный адрес на конверте поведали нам, что данное послание было отправлено гражданкой Верой Прохоровой, проживающей в деревне Верхняя Яйва. Мы молча смотрели на конверт, не решаясь открыть его. Удивительно, как правила поведения, вдолбленные в детстве, мешают сыщицкой работе. Чужие письма читать неприлично, я это знала еще в те далекие годы, когда посещала детский сад. Видимо, Иван воспитывался в схожих условиях, потому что его боевой задор несколько подувял.
    — Ну? — жалобно спросил он. — Что будем делать? Вдруг там что-то личное?
    — Может, и личное, — веско заметила я, — но это личное может привести нас к разгадке Женькиной гибели… Или, на худой конец, объяснить, куда подевался Петр. Вдруг мама ему написала, что тяжело больна, вот он и сорвался…
    — Кто — он? — рассмеялся Иван. — Да если бы даже она ему написала, что вчера умерла, он бы только порадовался, что находится далеко и не придется тратиться на похороны.
    К сожалению, моральный облик Петра полностью соответствовал данной характеристике. От похорон сестры он самоустранился, предоставив хлопотать по всем вопросам Ивану. Я решительно раскрыла конверт.
    Письмо оказалось довольно длинным, по стилю написания оно напоминало послание Ваньки Жукова «на деревню дедушке Константину Макарычу». Сначала шли многочисленные приветы от людей, нам с Иваном не знакомых. Примерно к середине приветы сменились подробным описанием состояния здоровья гражданки Прохоровой, и лишь в конце замаячил текст, представляющий хоть какой-то интерес.
    «А что касается фотографии, — писала гражданка Прохорова, — так ее Женя с собой увезла, а другой у меня нет. Она и была-то одна карточка. Ходила к соседке бабе Тоне, так та уж совсем старая стала, не помнит ничего. Сколько я ей ни объясняла, не понимает, о какой карточке речь».
    В отличие от впавшей в маразм бабы Тони я мгновенно сообразила, что карточка, о которой идет речь, хранится у меня дома вместе с остальными Женькиными вещами, о чем я немедленно информировала Ивана. Он попенял, что я раньше ничего ему не рассказывала. Упрек не совсем справедливый — кто ж знал, что фотография является, по-видимому, важной уликой и может навести на след преступника. Интересно, о какой именно карточке пишет Прохорова? Там есть несколько Женькиных фотографий в детстве. Есть семейное фото, где она держит на руках маленького и тогда еще не такого гнусного Петра, а рядом сидит женщина с пропитым лицом — их мать, она же Верка Прохорова. Есть фотография, на которой Женьки и Петра нет, но есть ее покойная сестра с одноклассниками. Я внесла предложение закончить обыск, что мы и сделали — благо, осталось совсем немного необследованных мест. Больше ничего найти не удалось. Ваня поднял с пола и свернул за ненадобностью полотенце, предназначенное для сбора улик. Весь наш улов легко поместился в прозрачной папке-конверте.
    Мы вернулись на кухню, хотя я настаивала на том, чтобы немедленно поехать ко мне, разложить все фотографии и попытаться еще раз проанализировать письмо. Выудить из него неявные намеки, на основании которых можно было бы определить, какая фотография нам нужна. Иван в целом был со мной согласен, но считал, что мы заслужили полчаса отдыха и по чашке кофе.
    Кофе, я это знаю совершенно точно, стимулирует умственные способности. Особенно если он не растворимый, а сваренный в джезве по всем правилам. Первые два глотка — это просто наслаждение, мозги расслабляются, уступив на время место обонянию и вкусу. Третий глоток радикально меняет расклад сил: сначала появляется мысль: «До чего же хорошо!» За первой мыслью резво подтягиваются остальные, что часто приводит к удивительному результату. Если в момент, когда ты начинал пить кофе, ты был озабочен решением какой-нибудь проблемы, правильный ответ приходит приблизительно с седьмым глотком.
    — Эврика! — неоригинально выкрикнула я, сделав седьмой глоток, правда, уже из второй чашки.
    — Что такое? — всполошился Иван. — Поняла?
    — Поняла… — Я хитро, по-ленински прищурилась. — Это может быть только та фотография, на которой Женькина сестра с одноклассниками.
    — Обоснуй, — потребовал Иван.
    Я медленно начала, стараясь не упустить замечательную мысль:
    — Если рассуждать логически… Если рассуждать логически, это не может быть никакая другая фотография, только эта. Вот видишь, — я развернула письмо и нашла нужный кусок текста, — она здесь пишет «…Женя с собой увезла, а другой у меня нет. Она и была-то одна карточка. Ходила к соседке бабе Тоне, так та уже совсем старая стала, не помнит ничего». О чем это нам говорит? — Я внимательно по-смотрела на Ивана, но он пожал плечами, и я продолжила: — Обрати внимание, все фотографии сделаны в студийных условиях. Это говорит о том, что в семье Прохоровых фотоаппарата не было, они пользовались услугами фотоателье. Никогда не была в чудном местечке Верхняя Яйва, но подозреваю, что фотоателье там нет даже сейчас, а уж два десятка лет назад его там точно не было. Стало быть, фотографии делались в каком-нибудь райцентре, в тамошнем «очаге культуры»… Доме быта, например.
    — Я не вижу, — сухо заметил Иван, — почему отсюда следует, что фотография, о которой пишет эта… — он взглянул на конверт, — …хм-м-м… Прохорова, именно та, о которой ты думаешь.
    — Подожди, — я похлопала его по плечу. — Следи дальше за развитием моей мысли. Если фотографии делались в ателье, то вряд ли Верка заказывала только по одному снимку. Как правило, такие фотографии, семейные или детские, печатаются, как минимум, в трех экземплярах. Ну, там, парочку родне отослать, одну в альбом. Единственное фото, сделанное в самой Верхней Яйве, это тот снимок, где Женина сестра с одноклассниками. И вот такой снимок вполне может быть только один. Из соображений экономии. И еще: Верка ходила, спрашивала про фотографию у какой-то бабы Тони…
    — Вот это вообще ни о чем не говорит, — бурно возразил Иван. — Может, эта Тоня как раз их родственница. И у нее свой альбомчик с фотографиями любимых внуков.
    — Может, и так, — нехотя согласилась я.
    — Так что твоя версия не выдерживает никакой критики, — подытожил мой оппонент.
    С Иваном я знакома довольно давно, и он всегда был человеком чрезвычайно деликатным. Видимо, тесное общение с правоохранительными органами, похороны, а теперь еще исчезновение Петра — все это не прошло даром для его нервной системы, он стал резковат и безапелляционен в высказываниях.
    Я предложила компромиссный вариант:
    — Давай примем в качестве рабочих две версии. Первая: искомой фотографией является семейная фотография с Веркой, Женей и Петром. Вторая: снимок, о котором писала Прохорова, это фото класса.
    — Стоп! — вновь вступил Иван. — А с чего ты взяла, что это письмо вообще имеет какое-то отношение к гибели Жени и к исчезновению этого идиота Пети?
    — Я и не говорю, что имеет. У нас есть факт: Петр уехал, не сказав тебе ни слова, оставил практически все вещи дома. Это первое. Второе: в его комнате появилась дорогая аппаратура, купленная по кредитной карточке. Карточки, как ты сам отметил, у него не было. Возникает законный вопрос: кто и за какие заслуги мог сделать ему такой царский подарок? Петр не относится к типу людей, вызывающих симпатию с первого взгляда… Со второго, впрочем, тоже. Так что сразу отметаем вариант подарка в знак благодарности за добрые дела. Я думаю, что список добрых дел, которые наш милый Петя совершил в своей жизни, уместился бы в одну строку, написанную размашистым почерком. Но кто-то мог купить ему музыкальный центр, чтобы… заставить замолчать, к примеру. Что, если он кого-то шантажировал? Вот это уже на него похоже, очень похоже. А если ты читал хоть один детектив, где вся интрига строится на шантаже, то должен знать, что для шантажиста фотография — такое же привычное и час-то используемое орудие труда, как для плотника пила.
    Я еще немного подумала и кое-что вспомнила.
    — В пользу этой версии говорит еще и то, что, как ты сам говорил, Петр интересовался, куда делся Женин архив.
    Где-то на задворках моего сознания (в книгах задворки сознания упоминаются очень часто, это то самое место, где у героя формируется смутное ощущение) — так вот, на задворках моего сознания тоже сформировалось смутное ощущение, что была еще какая-то фраза… Что-то Женя говорила мне, и как раз по поводу фотографий. Я встряхнула головой, но фраза так и не пожелала покинуть задворки.
    — Ну что, поехали ко мне, покопаемся в ее архиве?
    И тут зазвонил телефон. Иван снял трубку и подтвердил невидимому мне собеседнику, что он и есть Иван Николаевич Жуков. Мама дорогая, вот не знала, что его зовут Ванька Жуков! Не удивительно, что он скрывал этот факт от всех своих знакомых. После этого, по логике, должен был назвать себя человек, находящийся на том конце линии. Я не слышала, что тот сказал, но Иван вдруг сильно побледнел, сделал страшные глаза и прижал указательный палец к губам, призывая к молчанию. Я и так, в общем-то, шуметь не собиралась, но странная его реакция меня удивила и напугала.
    — Да, хорошо. Да, я буду дома… Во сколько вы подъедете?
    Иван повесил трубку, молча подошел к холодильнику, достал оттуда мартини, щедро плеснул в стакан и выпил одним глотком.
    — Что случилось? — осторожно пойнтере-совалась я, понимая, что вести будут не из приятных.
    — Звонили из милиции. — Иван вздохнул и повторил операцию с мартини.
    — Они нашли Женькиного убийцу?
    — Нет, они интересовались, знаком ли я с Петром Вячеславовичем Прохоровым…
    — А ты с ним знаком? — Фраза сорвалась у меня с языка раньше, чем я сообразила, кто такой «Петр Вячеславович». — И что ты им сказал?
    — А что я мог сказать? — огрызнулся Иван. — Ясное дело, сказал, что знаком. Какой-то тип хочет приехать ко мне и поговорить. Эх, Ань-Анькасдается мне, что опять я по самое некуда в дерьме.
    Я с ним полностью согласилась.
    — Они не сказали тебе, он хоть живой?
    Вопрос сам по себе странноватый, но в свете последних событий прозвучал вполне естественно.
    — Ничего не сказали. — Иван допил вторую порцию и, памятуя, что бог любит троицу, налил себе еще. — Но я думаю, что этот тип, который должен приехать, он все и расскажет.
    Мне показалось, что самое время покинуть сцену и перебраться куда-нибудь в зрительный зал, желательно на галерку, где меня не смогут узреть зоркие глаза стражей порядка. Когда я уже стояла в дверях, мы договорились, что Иван ничего не будет рассказывать о найденном письме и чеке, а как только визит закончится, немедленно мне перезвонит.
    Дома я, будучи не в силах спокойно ждать Ваниного звонка, села пересматривать фотографии. Женька с плюшевым медвежонком в руках, Женька, стоящая на стуле в коротком клетчатом платьице и спущенных гольфиках. Женька, Петр и Верка Прохоровы. Петр слегка косоглаз, у Жени лицо напряженное, она с трудом удерживает братца на коленях. Верка выглядит слегка нетрезвой, улыбается жалкой улыбкой алкоголички с большим стажем. Бросается в глаза отсутствие двух передних зубов. Даже удивительно, что у женщины с такими жуткими внешними данными родились такие красивые дочери.
    Я вытащила групповую фотографию, где Женина сестра стояла с одноклассниками. Очень, очень они похожи, просто близнецы. Как ее сестру звали… Света, кажется… Та мысль, что тусовалась на задворках сознания, медленно, нехотя вылезла на свет. В свой последний визит Женька говорила, что это — единственная фотография ее сестры. Точно! Других снимков нет. Вот какая я молодец, вспомнила. Возникло острое желание немедленно позвонить Ивану, но я тут же вспомнила, что у него сейчас нелегкий разговор с милицейским товарищем и что надо ждать, когда он (Иван, а не товарищ) позвонит сам. Вздохнув, я вернулась к изучению фотографии.
    Качество было не очень, бумага плохая, да и сделан снимок, как минимум, лет двадцать назад. Но лица разглядеть можно. Я вспомнила, что где-то в коробках лежит старая лупа. На ее поиски ушло немало времени, а Иван все не звонил. Стрелка на часах упрямо ползла к полуночи, никаких известий с улицы имени героя-летчицы не поступало, я упрямо продолжала изучать незнакомые лица на старой фотографии. Самое пристальное внимание я уделила верхнеяйвинскому двоечнику, который, по словам Женьки, сумел перебраться в Москву. Парень рослый, крепкого сложения. На вид ему здесь лет пятнадцать, но он уже на голову выше своих одноклассников. Сейчас он должен быть под два метра. Волосы светлые. А это что у него на лице? Дефект бумаги? Я посмотрела через лупу. Веснушки… Точно, веснушки. Тогда он вполне может оказаться рыжим. Сколь-ко ему сейчас? Лет тридцать пять. Тогда он легко может оказаться седым или даже лысым… Некоторые лысеют рано. Я мысленно перебрала кандидатов из папки «BOYS». Никто из них не был рыжим и двухметрового роста. У всех кандидатов в убийцы более-менее подходил только возраст.
    Я еще раз внимательно изучила фотографию с помощью лупы. Похоже, что из числа подозреваемых придется исключить Андрея. Если двоечнику из Верхней Яйвы сейчас около тридцати пяти, то Андрею точно больше сорока. В сердцах я отложила лупу в сторону и громко сказала самой себе: «Хватит играть в сыщика! Эта фотография не имеет никакого отношения к Жениной гибели! Надо дождаться звонка Ивана и выяснить, куда делся Петр! А когда Петр объявится, спросить его в лоб про фотографию! И все!!! Если Женю убил маньяк, из этого не следует, что он входил в число ее хороших знакомых. Маньяки совершают свои противоправные действия в отношении людей незнакомых или совсем мало знакомых. В противном случае их бы быстро вычисляли и ловили!»
    Пассаж у меня получился убедительный. Я убрала лупу, положила в коробку фотографию, дав себе слово не вынимать ее в течение десяти дней. И тут позвонил Иван.

Глава 27
Мы разрабатываем план

    Остаток дня оказался у Ваньки крайне насыщенным. Минут через сорок после моего отъезда заявился мрачный тип, назвавшийся Александром Петровичем. Петрович долго и занудно расспрашивал Ивана, причем лейтмотивом беседы служил один единственный вопрос: «Когда вы в последний раз видели Петра Вячеславовича Прохорова?» Вопрос этот повторялся в разных сочетаниях, не иначе как заезжий чин рассчитывал поймать моего друга на нестыковке фактов. Однако Ванька удар держал хорошо, в показаниях не путался, потому что твердо помнил, что в последний раз видел Петра Вячеславовича четыре дня назад, когда тот зашел к нему с просьбой одолжить DVD с фильмом эротического содержания. Иван диск дал, и в тот же день, часиков в девять вечера Петр Вячеславович куда-то отчалил, прихватив с собой диск (это Иван знал точно, так как столкнулся с ним в прихожей), и с тех пор как в воду канул.
    Александр Петрович внимательно слушал, время от времени делая пометки в блокнотике, а потом предложил Ивану проехать с ним в одно место и полюбоваться найденным на днях трупом. Потому что, как сказал Александр Петрович, у милиции есть веские основания полагать, что найденное тело при жизни было не кем иным, как Петром Вячеславовичем Прохоровым. Иван поехал, потому что это было одно из тех предложений, от которых невозможно отказаться, хотя и очень хочется.
    — Выглядел он неважно, — после этих слов Ванька издал какой-то странный горловой звук, — ему проломили затылок. У него должны были вытечь все мозги… Ведь были же у него мозги?
    — Должны были быть — авторитетно включилась я, — но немного. У него хватило ума догадаться о чем-то, хватило ума шантажировать кого-то. И не хватило ума предположить, что этот человек опасен и не позволит долго себя доить. Остается только один вопрос: кого и чем он шантажировал. Лично я ставлю на фотографию. Ты читал Агату Кристи? Помнишь ту повесть, где Пуаро расследует смерть какой-то тетки, которая опознала преступницу по фотографии, сделанной лет двадцать назад, когда преступница была еще подростком?
    Иван честно признался, что не помнит, по-тому что этого произведения не читал. Пришлось вкратце пересказать ему сюжет. У Кристи дело сильно осложнялось тем, что несовершеннолетних преступниц было несколько, их фотографии были напечатаны в газете, и та тетка, которую убили, опознала одну из фотографий. Пуаро же всю дорогу пытался вычислить, кого именно узнала убитая женщина. У нас задача, с одной стороны, попроще — мы почти уверены, что основанием для шантажа послужила групповая фотография школьников из Верхней Яйвы. Однако никто из изображенных на снимке, насколько нам известно, преступлений не совершал. Или совершал? Женя, помнится, упомянула, что ее сестра погибла при загадочных обстоятельствах. Стало быть, мы имеем (если считать и Петра Вячеславовича) три смерти: Женя, ее сестра и ее брат. Кто-то всерьез задался целью стереть Прохоровых с лица земли. Я попеняла Ивану, что он, в свою очередь, мог бы тоже задать Александру Петровичу несколько вопросов. В процессе беседы это выглядело бы вполне естественно. А вот если он сейчас позвонит Петровичу и начнет расспрашивать, это может насторожить представителя власти. Иван согласился со мной, что свалял дурака, но тут же добавил, что все не безнадежно, потому что Александр Петрович пообещал приехать еще раз.
    — Лично мне кажется, — поделилась я своими соображениями, — что убивает тот парень, который в Москву перебрался. Женя говорила, что он и тогда уже был хулиган.
    Иван возразил, что не из каждого хулигана вырастает убийца.
    — Ладно, — согласилась я, — не будем зацикливаться на кандидатуре двоечника. Кстати, я тут через лупу посмотрела — кажется, он рыжий.
    — А если убила женщина? — внес предложение Иван.
    — Исключено, — отрезала я. — Женя говорила, что все барышни с фото повыходили замуж там же, в Верхней Яйве, нарожали детей, превратились в толстых квадратно-гнездовых теток и теперь сидят безвылазно дома. Нет, убийца кто-то из парней.
    Для наглядности я постучала пальцем по фотографии, хотя по телефону Иван никак не мог это увидеть.
    — Кстати, — заметил он, — не факт, что с этим типом она познакомилась в сети. Могла встретить и где-нибудь на тусовке.
    Я покачала головой:
    — Маловероятно. Тусовочных персонажей мы знаем как облупленных. Кто из них тянет на убийцу? Сбрасывать их со счетов, конечно, не надо, тем более что у них-то как раз можно выяснить, не сблизилась ли Женя с кем-нибудь в последнее время.
    — Думаешь, следователь не задавал им эти вопросы?
    — Думаю, что не задавал. Они вообще не так уж много народу опросили. Мне кажется, что ты у них главный подозреваемый.
    — Спасибо на добром слове, — с чувством произнес Иван.
    Я поняла, что переборщила. Он явно был не в том состоянии, чтобы воспринимать шутки. Непрерывное общение с милицией может надолго лишить чувства юмора даже самого заядлого оптимиста.
    — Вань, извини, ляпнула, не подумав. Знаешь что, приезжай ко мне. Бери такси и приезжай. Чаю попьем, все еще раз обговорим.
    Через час мы сидели на моей крохотной кухне, пили чай и рассматривали фотографии. В результате нами было намечено несколько основных линий расследования. Первая: Женю убил серийный маньяк. В этом случае наши шансы поймать его практически равны нулю. Даже объединенные милицейские силы маньяков ловят редко, да и то по чистой случайности. Вторая версия: Женю убил человек, о котором она что-то такое узнала. Братец Петя вышел на этого человека; сам догадался или Женя поделилась с ним своими подозрениями, это уже не важно. Важно, что он начал убийцу шантажировать, не сообразив скудным своим умишком, что тот, кто убил один раз, убьет и второй. Эта версия выглядела очень и очень логично. Остается только вычислить убийцу. Неожиданно мне в голову пришла дельная, как мне показалось, мысль:
    — Вань, а ведь его вычислить очень просто. Надо только выписать всех Жениных знакомых, ну, всех, с кем она общалась в последнее время. А потом точно такой же список Петруччиных знакомых. Выявить тех, кто встречается в обоих списках, один из них и будет убийца.
    — Хорошо, — как-то очень легко согласился Иван. — Я составлю список Жениных знакомых, а ты — Петиных.
    Я взяла листок и карандаш, задумалась и поняла, почему Иван предоставил мне почетное право составлять список друзей Петра Вячеславовича. Я не знала ни одного. Кроме разве что той дамы, через которую Женька устраивала брата на работу. Можно, конечно, ее расспросить, вдруг он с кем-нибудь сдружился за ту неделю, что был на гастролях с рок-группой. Я вздохнула. Вероятность того, что братец Петя за такой короткий срок приобрел себе кучу друзей, была равна нулю. Хотелось бы взглянуть на человека, столь жадного до общения, который согласился бы терпеть Петюнчика в качестве друга.
    Со вздохом я признала, что мой план никуда не годится.
    — Ты, Ань, не расстраивайся, — успокоил меня Иван, — главное мы ухватили. Человек, который ее убил, был с ней знаком. Может, не так уж и близко, но знаком. И та информация, которую она узнала, могла здорово его скомпрометировать.
    — Тогда, — вдохновенно подхватила я Иванову мысль, — получается, что этот человек либо из оффлайновой тусовки, либо все же она познакомилась с ним в инете. Правда, учитывая количество пользователей сайта знакомств, маловероятно, чтобы она вот так вдруг наткнулась на некий «призрак из прошлого». Такое бывает только в триллерах категории «В».
    — Маловероятно, — согласился Иван, — но возможно. Еще и не такие совпадения бывают. Поэтому проверять будем обе версии.
    — Онлайновых «женихов» я уже почти всех проверила. Тех, кто откликнулся на объявление. Не факт, кстати, что человек, которого мы ищем, откликнулся. Скорее всего, он здорово напуган и на какое-то время свернул свою деятельность. Представьте: идешь на сайт, чтобы познакомиться, пишешь красивой девушке, а потом, после нескольких встреч, понимаешь, что это не девушка, а пороховая бочка, и фитиль уже горит. Тут со страху таких дел наворочать можно. Интересно, а сама-то Женька понимала, что у нее в руках компромат? Или он убил ее до того, как она догадалась?
    — Боюсь, что этого мы уже не узнаем. По крайней мере, если не вычислим убийцу. А вот если вычислим — у него можно будет спросить. Давай-ка еще раз пройдемся по отсмотренным «женихам».
    Мы прошлись, и я удивилась, как много, оказывается, успела за эти неполные три недели. Иван согласился с моими доводами, что Александр и Григорий вряд ли имеют отношение к расследуемому нами делу, но вычеркивать их рановато, потому что оба вписываются в намеченные нами возрастные рамки — им около 35 лет. Андрей же, хотя неплохо подходит под версию маньяка, совершено не тянет на одноклассника Жениной сестры.
    — Есть еще кто-нибудь? — спросил Иван, не отрывая глаз от файла «Маньяки».
    — Есть. Один. Зовут Илья-2.
    — Почему «два»? — удивился Иван.
    — Женя его так пометила. У нее было несколько мужчин с одинаковыми именами.
    Она их нумеровала, чтобы не запутаться. Вот видишь, Илья-1 — он из Франкфурта, а Илья-2 здешний. Я его в «аську» подсоединила, но он не очень идет на контакт. Хотя в письме абсолютно все координаты. Не хватает только номера мобильника.
    Иван записал на диск фотографии кандидатов в убийцы, дабы распечатать их на цветном принтере. Мы договорились, что всю следующую неделю он будет ненавязчиво опрашивать людей из Жениного окружения, показывать им фотографии этих перцев. Вдруг кто-нибудь да видел похожих мужчин вместе с Женькой незадолго до ее гибели.
    — Опрашивать нужно женщин, — инструктировала я Ивана. — Барышни из Женькиного окружения перманентно находятся в поисках кавалера, поэтому новый мужик, появившийся в тусовке, мгновенно становится объектом пристального внимания.
    Иван кивал головой, демонстрируя понимание важности поставленной задачи. Мои действия, согласно намеченному плану, заключались в том, чтобы попытаться еще раз встретиться с потенциальными преступниками и (Иван особенно настаивал на данном пункте) под любым предлогом показать им групповой снимок верхнеяйвинских школьников. Целесообразность последнего действия вызывала у меня большие сомнения. Неизвестно, как отреагирует тот, кому этот снимок как кость в горле. Точнее — очень даже известно. Он немедленно решит, что я намереваюсь его шантажировать, и размозжит мне затылок, как братцу Пете. Я поделилась сомнениями с Иваном, и он согласился, что предприятие сопряжено с определенным риском.
    — Поэтому, — добавил он, немного подумав, — мы будем ходить с тобой на встречи вдвоем.
    — Это что, «в полночь у амбара с кузнецом»? — ехидно поинтересовалась я.
    — Нет. Мы просто будем заранее намечать места, где я мог бы незаметно вести за вами наблюдение.
    — А оплачивать твои счета кто будет?
    Вопрос был совершенно не праздный, так как все кавалеры (за исключением Александра) приглашали меня в кафе или рестораны. Даже если мы будем делить сыщицкие расходы пополам, Ванькино наблюдение пробьет ощутимую брешь в наших бюджетах.
    — Э-эх… — увлеченный расследованием, Иван совершенно не подумал о деньгах, а подумать о них стоило.
    В книгах, когда за дело берется частный сыщик, он всегда получает аванс. Филипу Марлоу обычно хватает долларов пятисот, а вот Ниро Вульф — тот меньше чем за две штуки даже лоб морщить не будет. А ведь Ниро трудился в те годы, когда доллар, не подталкиваемый предательским евро, был куда как полновеснее. Доживи Вульф до наших дней, он требовал бы в качестве аванса тысяч пятнадцать, никак не меньше. Иногда, правда, сыщик начинает расследование, находясь на полном нуле. Это бывает, если клиент приходит с утра, рассказывает суть дела, обещает выдать деньги, скажем, к вечеру, после чего клиента убивают в конце той же главы. В таких случаях сыщику приходится сначала тратить собственные средства, но это длится недолго. Приблизительно через две страницы появляется дальняя родственница, родственник или близкий друг погибшего клиента и щедрой рукой отсыпает «сычу» звонкую монету. К тому моменту, как в повествовании появляется лицо, готовое платить за расследование, сыщик успевает потратить не больше двух баксов из своего кармана. Мы же с Иваном, если ввяжемся в это дело, вряд ли сможем рассчитывать на материальное вознаграждение от Женькиной родни.
    В конце концов мы решили, что Иван будет заказывать чай, и только если моя беседа с потенциальным преступником слишком затянется, поинтересуется десертами.
    — А если… — Мысль пришла в голову совершенно неожиданно и в первую минуту показалась нелепой, но если ввязываешься в такое опасное дело, следует просчитывать все варианты. — А что мы будем делать, если кто-нибудь из них пригласит меня в гости? Ведь вполне может случиться, что даже во вторую встречу мне не удастся ничего разведать. Придется встречаться в третий раз, и «жених» пожелает не тратиться, а хоть немного отбить свои вложения.
    Ванька нахмурился, но быстро нашел решение:
    — Ты мне заранее скажешь адрес, мы приедем вместе, я буду сидеть в твоей машине. Если что-то пойдет не так, просто позвонишь мне на мобильный. И заранее дашь мне номер этого перца, к которому пойдешь в гости. Если что, он не отвертится, гарантирую.
    Я сразу увидела слабое звено в его рассуждениях: в случае «если что», первой не отверчусь я, но… возражать не стала. Наверное, людям свойственно считать, что их-то ничто плохое точно не коснется. Я не имею в виду профессиональных нытиков, склонных жаловаться на жизнь, даже если у них объективно все в порядке.
    Оглядываясь назад, я понимаю, насколько легкомысленными мы были тогда. Наверное, все дело в том, что мир моды жесток и иллюзорен одновременно. Здесь каждый старается предстать перед публикой тем, чем на самом деле не является. Здесь все мечтают ходить по подиуму и живут в постоянном напряжении, чтобы не пропустить тот счастливый миг, когда на тебя упадет луч прожектора. Стало быть, необходимо быть всегда «на пике формы», с хорошей «легендой» в кармане. Здесь самый ходовой товар — иллюзии и мифы. Даже люди, обладающие здравым смыслом, но в силу профессиональной деятельности вынужденные вращаться в этих кругах, со временем перестают ощущать границу между тем, что есть на самом деле, и тем желаемым, что лишь выдается за действительное.
    Забавно, что, рассуждая о непроходимой глупости братца Пети, решившегося на шантаж и не подумавшего о том, чем это может для него закончиться, мы фактически собирались наступить на те же грабли. Разница была лишь в том, что Петруччо до того, как его убили, поимел с этого бизнеса кое-какую материальную выгоду, мы же собирались сунуть голову в пасть льву совершенно бесплатно.

Глава 28
Полное отсутствие подозреваемых

    Почти три недели я безуспешно пыталась дозвониться хоть до кого-нибудь из папки «Маньяки». У Андрея мобильный не отвечал. Григорий трубку снял, но заявил, что очень занят, перезвонит сам позже. Если читать между строк, это означало, что он не перезвонит никогда. Стало быть, из списка его можно было вычеркивать: даже если он имеет какое-то отношение к фотографии, нам этого уже никогда не узнать. Я позвонила Ивану и доложила, что один сорвался. Дружище Жуков не выразил сожаления по этому поводу, заметив, что мы изначально сомневались в причастности Григория к этому делу.
    — Если хорошенько проанализировать его рассказ… — вещал Иван. — Жаль, что ты не додумалась записать его на диктофон… Так вот, он тебе рассказал практически все, начиная с подросткового возраста. И заметь, он ни разу не упомянул, что когда-либо выезжал из Москвы в Сибирь. В Израиль — да. Но Прохоровы никак не связаны с Израилем. Так что… вычеркиваем и не паримся.
    Я поинтересовалась, как продвигается его расследование. Оказалось, что результаты были столь же скромные. Ивану удалось найти двух Жениных подружек, которые видели, как незадолго до смерти она после очередного показа садилась в машину, и машина эта была не такси. Но, к сожалению, барышни не настолько хорошо разбирались в автомобилях, чтобы сказать, какой марки было транспортное средство. В одном девушки были почти стопроцентно уверены: это был не «мерседес».
    — Ну а цвет, цвет они запомнили? — Я в нетерпении била копытом. — Машина — это хорошая зацепка. Можно сразу исключить Александра, у него нет машины.
    — Цвет запомнили, — без энтузиазма под-твердил Иван. — Черного цвета была машина.
    Я насторожилась:
    — Вань, они машину видели днем или вечером?
    Оказалось, вечером, часов около одиннадцати. В этом случае машина могла оказаться на поверку и темно-синей, и темно-зеленой, и темно-серой. Однозначно исключался только Григорий с его серебристой «кэмри». Я поспешила обрадовать Ивана, но он совершенно не обрадовался, только отметил, что Григория мы и так исключили, а в отношении остальных я могла бы быть и понастойчивее. Прошел почти месяц, а у меня толком не отработан ни один подозреваемый. Я не стала тыкать пальцем, что и у него успехи не ураганные… Начнешь спорить, слово за слово, не заметишь, как разругаешься вдрызг. Нам сейчас ссориться никак нельзя, мы следствие ведем.
    Пришлось клятвенно пообещать, что с завтрашнего дня стану назойливой мухой и в течение недели встречусь хоть с кем-нибудь из подозреваемых.
    — Да, — спохватился сразу подобревший Иван. — Не забудь про этого… который в «аське» висит и на контакт не идет, про Илью-2.
    Честно говоря, про него-то я как раз и забыла. А зря, по возрасту он вполне подходит.
    На следующий день я позвонила Андрею, но его телефон по-прежнему не отвечал. Как-то уж очень медленно продвигается наше расследование. Я успокаивала себя тем, что частным лицам расследовать преступление всегда труднее, чем лицам официальным. Мы не можем эффектным жестом вынуть из кармана удостоверение майора милиции или представиться адвокатом потерпевшей. Мы с трудом можем навести справки об интересующем нас лице (сомневаюсь, что в нашей стране это вообще возможно, институт частных сыщиков пока еще не слишком развит). Если вдруг понадобится проследить за интересующим нас субъектом, мы не сможем «сесть ему на хвост». Один-два раза еще можно отпроситься с работы, а если следить нужно неделю?
    Я заглянула в папку с новостями; убийств больше не было. Преступник, столь активно нападавший на женщин в июле месяце, неожиданно свернул свою деятельность. Несмотря на то что мы решили не увязывать маньяковы убийства с нашими случаями, я все равно подумала, что нападения на женщин прекратились аккурат когда Андрей, судя по тому, что его телефон перманентно находился вне зоны действия сети, отбыл куда-то, возможно, что даже за пределы нашей родины. Это или просто совпадение — или убийца, прикончив Петра, решил на время затаиться. Тут я себя мысленно обругала. Если Женю убил маньяк, пусть его ищет милиция, а мы попробуем найти человека, который что-то знает о старой фотографии. Пока не удалось обнаружить связь между ее кавалерами и Верхней Яйвой. То есть, подозреваемых у нас фактически нет. Ни одного. И точка.

Глава 29
Илья-2

    Вечером ко мне заехал уставший Иван — ему сегодня опять позвонил Александр Петрович из органов и попросил заехать. Отказаться Иван не мог. «Заехать» обернулось трехчасовой беседой, в течение которой Петрович в очередной раз пытался поймать Ваньку на несоответствии в показаниях. Жуков опять держался молодцом, в убийстве Пети не сознавался, хотя его собеседник всячески давал понять, что не верит в полную Ванькину непричастность к данному событию. Очень трудно разговаривать с человеком, который относится к тебе с предубеждением. От такого общения быстро устаешь. Ванька выглядел как выжатый лимон. Даже цвет лица у него стал слегка желтоватый. В процессе разговора Александр Петрович без конца курил ужасно пахнущие сигареты, что довело некурящего Ивана до состояния, близкого к помешательству. Когда Иван удобно расположился на моей кухне, в глазах его плескалась вселенская тоска, а рот кривился, как если бы в последние два месяца он и питался исключительно лимонами. Я поставила чайник и вытащила из морозильника отбивные.
    Через полтора часа сытый и несколько пришедший в себя Иван пожелал самолично заглянуть в сеть — вдруг он свежим взглядом со стороны обнаружит какие-нибудь зацепки. Я подумала, что полдня, проведенных в обществе следователя, превратили моего друга из свидетеля в сыщика-любителя. Он рвался в бой и не хотел слушать никаких возражений.
    Связь установилась на удивление быстро. Вообще-то у меня dial-up, тариф хотя и корпоративный, но на качестве соединения это никак не отражается, потому как телефонный узел старый. Бывает, что, сколько ни заходи, все время рвется соединение. Обычно это случается, когда очень срочно нужно отправить важное письмо. Но сегодня связь была вполне приемлемая. Я увидела в этом знак свыше. Не иначе как нам удастся получить какую-то инфу, которая подтолкнет нас к разгадке тайны.
    Увы, в почтовом ящике не оказалось ни одного письма с признанием в совершении преступления. Иван попросил ссылки на анкеты Женькиных кавалеров и теперь пристально всматривался в фотографии, читал тексты анкет, поминутно сверяясь с учебником по психологии, на время расследования одолженным у приятеля, студента мединститута, — составлял психологические портреты подозреваемых. Я сидела сбоку, стараясь ему не мешать. Через некоторое время я заскучала и запустила «аську». В организованной по Женькиному примеру папке «BOYS» горел один зеленый цветочек: кандидат из «перспективных» со страдальческим ником Гаш.
    Я кашлянула пару раз, чтобы отвлечь Ваньку от анкеты Андрея.
    — Да? Что? — спросил он, не отрывая глаз от монитора.
    — Это тот… Я тебе говорила, Илья-2 который.
    — Ты ему что-нибудь писала?
    — Да, конечно. Только он не идет на контакт. То ли стесняется… то ли боится чего.
    Иван внимательно прочел историю нашей с Ильей-2 переписки. Благо вся история со-стояла из трех фраз.
    — Так, — начал он, ознакомившись с текстом. — Давай, пиши…
    Мы поменялись местами, я выжидающе занесла руки над «клавой»:
    — Что писать?
    — «Привет», конечно. С чего начинают воспитанные люди — воспитанные люди сна-чала здороваются.
    Я отстучала «привет» и нажала ctrl-enter.
    — У него воспитание хромает. Может и не ответить. Даже скорее всего не отве…
    Я не успела договорить, как справа внизу замигал желтенький конвертик — Илья-2 ответил на мое послание.
    — Вот видишь, — удовлетворенно заявил Иван, — ответил. Пиши дальше…
    — Что писать-то?
    — Спроси, что он делает, ну что мне тебя учить…
    Я быстренько отстучала Ванькин вопрос. Для Ильи-2 вопрос оказался неподъемным. Он думал не менее пяти минут, прежде чем пришло очередное сообщение — «телевизор смотрю». Беседа дохла прямо на глазах, Иван даже возмутился:
    — Какого черта он тогда свою анкету размещает и письма пишет, если общаться не хочет?
    — Погоди, — попыталась я остудить его пыл. — Скорее всего, он сейчас не только со мной переписывается, потому и запаздывает с ответами. А может, просто думает медленно.
    — Ага, конечно, полдня размышляет, что-бы написать, что он смотрит телевизор.
    Разговор уже пошел на слегка повышенных тонах, как вдруг снова замигал желтенький конверт — Илья-2 сподобился написать второе сообщение. Мы тут же перестали ссориться и дружно уставились в монитор.
    «Приезжай в гости. Обещаю бокал хорошего вина и теплого мужчину под боком».
    — Во дает, — восхитился Иван. — Времени зря терять не хочет. Он тебя хоть видел?
    — He-а… Не видел ни разу, только фотографию.
    — Смелый мужчинка… Он не думает, что ты могла прислать не свою фотографию? Один мой приятель, когда только начал знакомиться через интернет, как-то раз встретился с дамой, не видя фотографии. Еле скрылся. Потом всем рассказывал, что раньше даже не представлял, что такие страшные бывают. У нее бородавка на носу была. Два месяца после той встречи к компу не подходил, зато потом всегда первым делом фотографию требовал.
    Мы похихикали немного, но надо было что-то отвечать Илье-2.
    — Я думаю, надо ехать, — внес предложение Иван.
    — Ты с ума сошел? Мы же, считай, ничего о нем не знаем. А вдруг он и есть маньяк…
    — Спроси-ка, где он живет…
    Я спросила, а заодно поинтересовалась номером телефона. Илья-2 не делал секрета из места своего обитания, выяснилось, что живет он неподалеку от площади Тверской заставы. Он написал название улицы, номер дома и квартиры, а также телефон, мобильный, естественно.
    — Видишь, — шипел мне в ухо Ванька. — Раз дает все координаты, значит, не маньяк.
    — Ага, я приеду, а он с ножом на меня кинется.
    — Так мы же договорились, что вместе ездить будем.
    — Интересно, как ты себе это представляешь.
    — Очень даже нормально представляю. Мы едем вместе, телефон его я знаю. Я остаюсь в машине и жду. Ты поднимаешься, оцениваешь обстановку и шлешь мне эсэмэс. Мол, все в порядке. Только ключи мне оставь от машины, чтобы я мог периодически печку включать, а то замерзну вечером.
    — А если не все в порядке? — Этот вариант развития событий волновал меня гораздо больше.
    — Тогда ты звонишь мне, я перезваниваю ему и говорю, что вызываю милицию, что адрес его известен и для него же лучше, если он не будет предпринимать противоправных действий.
    Вот не ожидала, что у Ивана так здорово котелок варит. Я не нашла в его плане никаких изъянов. По крайней мере, если таковые и были, они не бросались в глаза.
    Бодро отстучав «выезжаю», я кинулась одеваться.
    — На всякий случай… — советовал мне Иван, стоя под дверью, — не надевай ничего прозрачного и короткого, чтобы не провоцировать. Лучше всего — джинсы и рубашку.
    — Вань, а если он секс предложит, что делать?
    — Анечка, ты взрослый человек… И потом, насколько я знаю, со своим последним бойфрендом ты рассталась четыре месяца назад. Так что, если он тебе понравится — соглашайся.
    — А если не понравится?
    — Тогда не соглашайся.
    Я заправила рубашку в джинсы, подумала, не освежить ли макияж, но потом махнула рукой — и так сойдет, невелика птица.
    Мы вышли на улицу, сели в мою машину и двинулись в сторону Белорусского вокзала.
    В нужном нам дворе машин было наставлено столько, что нам не удалось нигде приткнуться. Пришлось выехать на тихую улицу и припарковаться у обочины. Это шло вразрез с нашими планами. Мы-то предполагали, что Иван будет дежурить у подъезда и в случае форс-мажора мне не нужно будет далеко бежать. Отсутствие парковочных мест в непосредственной близости от входной двери сильно осложняло ситуацию. Теперь «в случае форс-мажора» мне, чтобы добраться до машины, предстояло обогнуть дом и мчаться через палисадник.
    Я поделилась сомнениями с Иваном. Немного подумав, он предложил следующее: если мне придется поспешно покидать квартиру Ильи-2, я должна буду набрать Иванов номер. Чтобы не мучиться, я тут же позвонила ему на мобильный, дабы в минуту опасности сразу нажать кнопку вызова и попасть куда нужно. Получив мой сигнал, он немедленно взводит пары, заезжает во двор и встает на вахту у двери в подъезд, предусмотрительно держа открытой заднюю дверцу. Я выбегаю, запрыгиваю в машину и… Мы быстро уезжаем.
    В принципе, можно было уже идти к подъезду, но я продолжала сидеть, вцепившись руками в руль. Мне было страшно. Ванька понял мое состояние:
    — Ань, ну хочешь, я провожу тебя.
    — До подъезда?
    — Могу и до квартиры. Я эти дома знаю, там из лифта выходишь, налево дверь, которая ведет в общий коридор, а направо — дверь на лестницу. Я доеду вместе с тобой на лифте, ты пойдешь звонить в квартиру, а я постою на лестнице. Если все в порядке, я спускаюсь вниз, и далее мы действуем по плану.
    Часы показывали половину одиннадцатого. Обычно в это время на улице попадаются хотя бы собачники со своими питомцами, однако в этом дворе не было ни души.
    — Ты не находишь, что в воздухе чувствуется что-то зловещее? — спросила я своего спутника.
    Ванька с шумом втянул в себя изрядную порцию здешнего воздуха и согласился:
    — Да, запашок не очень. А, понятно. Видишь, — он ткнул пальцем в открытый, но предусмотрительно огороженный люк, — у них что-то с канализацией. Боюсь, что секса у тебя сегодня не будет. Очень возможно, что у этого типа сейчас отключена горячая вода.
    — Ты, дружище, не забыл, часом, зачем я туда иду?
    — Я пошутил — тебе же нужно поднять боевой дух.
    Не хотелось его огорчать, но подъема боевого духа не произошло.
    — Знаешь, — вдруг заговорил Иван, — пожалуй, нам надо идти вдоль стены. Мы же не знаем, куда у него окна выходят. Вдруг он сейчас в окно смотрит?
    Мы закрыли машину и осторожно двинулись через палисадник к дому.
    — Самое смешное будет, если сейчас кто-нибудь из соседей, живущих на первом этаже, выглянет в окно, заметит нас и вызовет милицию, — бросил реплику Иван.
    — Господи, об этом мы не подумали. Давай быстрее.
    Никем не замеченные, мы добрались до двери подъезда. Я порылась в кармане и достала бумажку с номером квартиры.
    — Ну, все, — я сделала глубокий вдох и набрала две цифры.
    Домофон звонил, но никто не спешил открыть дверь. Я слегка воспрянула духом: похоже, Илья-2 заснул, или уехал куда-то, не дождавшись меня, или просто дал не свой адрес. Не судьба… Я было открыла рот, чтобы оповестить Ваньку об отмене операции, как вдруг в динамике что-то щелкнуло и низкий мужской голос произнес:
    — Да?
    — Я приехала…
    — Супер…
    Судя по интонациям, особого восторга по поводу моего визита Илья-2 не испытывал, однако домофон начал пищать — мой невидимый собеседник открыл дверь.
    Мы вошли в подъезд. Внутри оказалось до-вольно чисто, цветочки на подоконнике, в углу стеклянная конструкция типа будки. Здесь по идее должен сидеть консьерж, но в будке никого не было.
    — Какой этаж? — шепотом спросил Иван.
    — Двенадцатый, — тоже шепотом ответила я.
    — Мне с тобой подняться?
    — Нет, лучше жди внизу, только давай посмотрим, берет ли здесь мобильный.
    Мы дружно вытащили телефоны. Связь была, причем довольно устойчивая.
    — Ну, я пошла. — Я решительно вдавила кнопку вызова лифта.
    Лифт стоял на первом этаже, я нажала двенадцатый, двери закрылись, и я отправилась навстречу неизвестности.
    Конечно же, выйдя на нужном этаже, я от волнения ломанулась не в ту сторону. Первая открытая дверь оказалась дверью на лестницу. Другой бы, более рассудительный человек увидел в этом перст судьбы, развернулся, сел бы в лифт и спокойно уехал. Однако в списке моих сильных сторон рассудительность отсутствует. В ту минуту, когда я закрыла дверь на лестницу, двери лифта тоже закрылись, и я оказалась в небольшом замкнутом пространстве, из которого было три выхода: один — тот, через который я сюда попала; второй — на лестницу; третий — в общий холл на четыре квартиры, в одной из них проживал бывший Женькин кавалер Илья-2.
    Когда в детстве я читала русские народные сказки, главный герой рано или поздно приезжал на пересечение трех дорог с указателем в виде камня. Предлагаемые ему возможные варианты развития событий большим разнообразием не отличались: направо пойдешь — коня потеряешь, налево пойдешь — женатым будешь, прямо пойдешь — буйну голову сложишь. Из трех зол оказавшийся на распутье богатырь всегда, как мне казалось в детстве, выбирал наибольшее. Крепко подумав, «иван-царевич» отправлялся туда, где была обещана потеря буйной головы.
    Став постарше, я познакомилась с творчеством писателя О'Генри. Его книги дали мне ключ к пониманию того факта, почему богатыри никогда не ездили туда, где могли остаться живыми, но без коня. У О'Генри об этом четко прописано: «На границе по Рио-Гранде, если вы отбираете у человека жизнь, вы иногда отнимаете ерунду; но когда вы отнимаете у него лошадь, то это потеря, от которой он действительно становится беднее». Видимо, законы, действующие на границе по Рио-Гранде, были знакомы русским былинным богатырям задолго до открытия Америки. Но по-скольку первым сформулировал их О'Генри, то и копирайт его.
    Еще позже жизненный опыт позволил разгадать второй секрет былинных богатырей: женитьба для большинства мужчин — это штука пострашнее смерти или даже потери коня. Поэтому ни один богатырь никогда не ездил налево.
    В моей ситуации выбор был намного легче. Два варианта — лифт и лестница — сулили удачное окончание предприятия, третий — квартира — туманные перспективы встречи темной порой с роковым красавцем брюнетом. Я, подобно былинным богатырям, решительно повернула ручку двери, ведущей к квартирам.
    Нужная дверь оказалась первой слева. Это хорошо, отметила я, в случае чего — до лифта бежать недалеко. Солидная металлическая дверь, большая квадратная кнопка звонка. Такая кнопка обычно указывает на наличие в квартире видеонаблюдения. Ладно, пусть наблюдает, в конце концов, внизу сидит мой напарник. Я нажала на кнопку.
    Человек, открывший дверь, был так же мало похож на свою фотографию, как, скажем, Фредди Крюгер на актера Роберта Инглунда, изображавшего вышеупомянутого Фредди во всех сериях «Кошмаров на улице Вязов». Первое, что бросилось в глаза, — он был высокого роста; невероятно худое тело венчала непропорционально маленькая голова. К тому же наличествовал неправильный прикус — нижняя челюсть сильно выступала вперед. Парень рассеянно улыбнулся, сверкнули металлические скобки. Н-да, он явно разместил на сайте свою самую лучшую фотографию.
    Глазки у хозяина квартиры были красненькие, как от недосыпа, а сам он слегка покачивался. Похоже, в процессе ожидания гостей Илья-2 успел принять изрядное количество алкоголя.
    — Добро пожаловать в мой странный дом, — торжественно произнес он фразу, похоже, заранее отрепетированную.
    Я радостно кивнула и довольно бесцеремонно ввалилась в маленькую прихожую. Беглый осмотр помещения не выявил никаких особых странностей. Разве что запах какой-то странный, а так — квартира как квартира. Стандартная однушка с совмещенным санузлом, куда я немедленно удалилась под предлогом помыть руки. Квартира отремонтирована, но далеко не вчера. Сочетание плитки двух оттенков (темный — внизу, далее бордюр и более светлый до потолка) было популярно лет восемь тому назад. Тогда такой ремонт считался крутым. Какой вывод можно из этого сделать? Восемь лет назад или около того Илья-2 располагал значительными средствами.
    На полочке лежала бритва «Жиллет», крем до и после бритья той же фирмы… В стаканчике под зеркалом — три зубные щетки. А вот это уже интересно. Стало быть, есть, как минимум, два человека, которые остаются здесь на ночь и чистят по утрам зубы.
    Я вытерла руки полотенцем и вышла из ванной комнаты.
    — Можешь надеть тапочки, — вяло махнул рукой хозяин квартиры.
    Кроме тех, что на нем, в прихожей имелась еще одна пара тапочек, явно не женского размера. Это вторая странность. Владельцы зубных щеток не ночуют здесь одновременно и принадлежат, похоже, к сильному полу.
    — Проходи…
    Пока я мыла руки, Илья-2 успел открыть еще одну бутылку пива и теперь прихлебывал прямо из горлышка. Не очень-то хорошо воспитан, на английского лорда не тянет.
    В комнате был минимум мебели: угловой диван, журнальный столик, телевизор и шкаф. Илья-2 плюхнулся на длинную часть дивана, я предусмотрительно села подальше от него. Надо было как-то начинать беседу. Моя программа максимум состояла в том, чтобы вытянуть из него признание в совершении двух убийств. Программа минимум — обнаружить его связь с фотографией из Верхней Яйвы. Для начала надо бы выяснить, чем он занимается по жизни.
    — Хочешь пива, киса? — лениво поинтересовался мой визави.
    Задумавшись, я сначала не прореагировала на это, только через минуту до меня дошло, что кисой он назвал меня. Очень грамотно. Я читала, что мужчина к тридцати годам дол-жен определиться и выбрать какое-нибудь слово в качестве универсального обращения к женщинам. В той книге предлагались варианты: рыбка и зайчик. Киса ничем не хуже. Не нужно напрягаться и запоминать имена. Парень неправильно истолковал мое молчание и, словно спохватившись, начал гладить меня по коленке. Я мягко, но твердо сняла его руку и сообщила, что у меня есть имя. Этот факт поразил Илью-2 до глубины души, он даже забыл про пиво и на некоторое время вообще умолк Так мы и сидели: он отпивал по глоточку из бутылки и соображал, как же вести себя со столь странной кисой, я же прикидывала, стоит ли немедленно отсигналить вниз, что наш подозреваемый оказался чересчур резвым и Ивану пора встать на вахту у подъезда. Тем временем хозяин квартиры, слегка оправившись от шока, вызванного моим неправильным поведением, задал следующий вопрос. Если бы проводился конкурс на самый идиотский вопрос, то у Ильи-2 были бы крепкие шансы попасть в финал и даже побороться за призовое место.
    — Ты не хочешь лечь?
    Я приложила огромные усилия, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Пришлось даже слег-ка прикусить язык, после чего я ответила, что не хочу, что меня вполне устраивает, как мы здесь сидим. Он опять замолк, теперь уже совсем надолго, если не навсегда. Чтобы хоть как-то оживить вечер, я задала вопрос:
    — Ты вроде говорил, что у тебя свой бизнес?
    На самом деле он мне ничего такого не говорил и даже не писал. Я стреляла наугад, в расчете на то, что мужчины более всего на свете любят говорить о себе. Поэтому общаться с мужчинами совсем нетрудно: надо для начала задать ему пару вопросов, из ответов уяснить, что у него является основным предметом гордости, после чего плавно перевести беседу на интересующую данного конкретного индивидуума тему. Чаще всего такой темой оказывается свой бизнес (пусть это даже палатка у метро). На эту тему владелец бизнеса будет разговаривать долго и с большим удовольствием. Илья-2 не оказался исключением: при слове «бизнес» он встрепенулся, осоловелые глаза оживились.
    — Я ни разу в жизни не работал на дядю, — доверительно сообщил он, допил бутылку и пошел за следующей. — Я из очень бедной семьи, — продолжил он, вернувшись, — после армии полгода ходил в военной форме, денег не было купить одежду. Я познакомился с девушкой, влюбился и не мог даже в кино ее пригласить.
    На этом месте слушательнице, наверное, полагалось разрыдаться, но мне это напомнило визит подпоручика Дуба к мадемуазель Элле. Барышня тоже пудрила ему мозги, дескать, «ее отец был фабрикантом, а она учительницей в Будапеште, и вот из-за несчастной любви пошла по этой дорожке». Дубу было проще, он был в стельку пьян, и ему не нужно было выведывать у мадемуазель, не убила ли она часом кого-нибудь.
    Илья-2 тем временем продолжал свое повествование, в котором фигурировали: списанный киоск «Мороженое», доставленный за 50 рублей автокраном прямо во двор. Двери в киоске не было или она была сломана, и Илья-2 якобы починил ее собственными руками, а потом самолично покрасил киоск. Взятка в размере бутылки водки, разрешение на установку преображенного киоска в местах скопления праздношатающихся граждан. От бывших одноклассников, в школьные годы промышлявших фарцовкой, сметливый Илья-2 получил первую партию товара. И дело пошло… Короче, если опустить всю лирику, — палатки и автокраны. Бизнес Ильи-2 сильно напоминал бизнес моего бывшего супруга. А стало быть, был наполовину маргинальным, к тому же сильно зависящим от конъюнктуры. В девяноста девяти случаях из ста такой бизнес долго не существует. Я довольно бесцеремонно прервала хозяина квартиры в тот момент, когда он с придыханием в голосе рассказывал о покупке своей первой машины — «шестерки».
    — Ты и сейчас джинсами торгуешь? — Я попыталась перейти от воспоминаний к дню сегодняшнему.
    Илья-2, крайне недовольный тем, что его прервали, обиженно посмотрел на меня и ответил:
    — Нет. Теперь я работаю на оборонку.
    Дальнейший его рассказ мог представлять интерес разве что для практикующего психиатра. По словам Ильи-2, он где-то выращивал какую-то плесень. И эта плесень имела наиважнейшее стратегическое значение.
    Мое живое воображение сразу нарисовало мне мрачные сырые подвалы, стены, покрытые некрасивыми пятнами стратегически важной плесени. Бр-р-р…
    Тем временем фантазия визави, похоже, иссякла. Про тяжелую голодную юность рассказал, про первый успех рассказал, про масштабность и загадочность своего бизнеса тоже рассказал. И ни разу не упомянул Верхнюю Яйву. Надо бы навести его на разговор о детских годах. Я понимала, что если не удастся ничего узнать сегодня, то второго шанса, скорее всего, не будет. Парень пригласил меня в расчете на секс, а я веду себя непонятно. У мужчин такого типа любое отклонение от нормы в поведении женщины вызывает панику. Я физически чувствовала, как ему некомфортно, как сильно он хочет, чтобы я либо ушла, либо перестала выпендриваться и начала вести себя нормально.
    Я решилась идти ва-банк:
    — У тебя есть семейный альбом? Я бы хотела посмотреть на твои детские фотографии.
    Илья-2 отрешенно улыбнулся и покачал головой:
    — Не покажу… Ты разочаруешься. В детстве я был очень красивым, таким… — Он вяло взмахнул рукой, пытаясь показать, каким красивым он был в детстве, и почти сразу, без всякого перехода, предложил: — Может, пойдем на кухню?
    Я согласилась: на кухню так на кухню, какая разница, где сидеть. Оказалось, разница есть. На кухне стоял маленький диванчик, сев на который, мы оказались очень близко друг к другу. На столе лежали странного вида папиросы. Хозяин квартиры взял одну из них, прикурил и несколько раз затянулся, и мне стало понятно, что является источником незнакомого мне сладковатого запаха. Потом Илья-2 медленно повернулся ко мне лицом и потянулся губами к моему рту. Губы у него были неожиданно мягкие и нежные, но поцелуй холодный как лед, неживой поцелуй. Как будто он делал это по принуждению. Странно, ведь никто его не заставляет. Наверное, я не в его вкусе. Впрочем, это даже к лучшему, поцелуемся пару раз, на том дело и закончится. Но странный кавалер молча продолжал эротические экзерсисы, а потом вдруг слегка приспустил свои домашние брюки. Я невольно бросила взгляд вниз… Вот это да… такого я не ожидала.
    То, что предстало перед моими глазами, было однозначно похоже на член. Но только на сильно уменьшенную его копию. А Иван-то сейчас сидит внизу и думает, что у меня тут суперсексуальный мачо в партнерах. Я судорожно сдерживала смех. Парень принял мои подергивания за проявления бурной страсти. Это привело его в некоторое возбуждение, он крепко обхватил мою голову.
    Еще минут пять безрезультатной возни, после чего мой кавалер виноватым голосом произнес:
    — Извини, киса, у меня не стоит…
    Я с облегчением начала его ободрять, говорить, что ничего страшного, со всяким может случиться. Он соврал, что такое с ним в первый раз в жизни. Так я и поверила. На самом деле лично я видела такую плохую эрекцию в первый раз в жизни, а вот у него это, похоже, явление перманентное.
    Теперь он уже особо не скрывал, что был бы рад, если бы я ушла. Будучи от природы человеком деликатным, я бы так и сделала, оставив его наедине с грустными мыслями об очередном сексуальном фиаско и папиросками, с помощью которых грустные мысли можно было бы отогнать. Но сегодня я была «на задании». Еще не прозвучали вопросы о его детстве, не выяснено, бывал ли он в Верхней Яйве и какие отношения связывали его с Женькой.
    Я вышла на лоджию, якобы для того, чтобы полюбоваться видом. Вид с двенадцатого этажа и в самом деле открывался замечательный, но меня интересовала совсем не панорама вечерней Москвы…
    Все же, когда Илья-2 назвал свой дом странным, он не слишком погрешил против истины. Сегодня многие ставят в лоджии стеклопакеты, одновременно убирая двери и окна в квартиру, так что лоджия фактически превращается в относительно изолированную часть комнаты. Но лет восемь назад такая перепланировка считалась оригинальной.
    У Ильи-2 на лоджии было оборудовано небольшое рабочее место. Компьютер работал, но я не собиралась нагло вламываться в чужие файлы, хотя бы потому, что вход, скорее всего, запаролен, а я не настолько продвинутый пользователь, чтобы с ходу его вычислить. Гораздо больше меня заинтересовали фотографии, висящие на стене. На самой большой — формата А4 — был изображен хозяин квартиры. Снимок явно делал профессионал, причем фотограф сильно польстил своему клиенту. На фотографии Илья-2 выглядел мужчиной хоть куда: спокойное красивое лицо, удачный ракурс — неправильный прикус превратился в волевой подбородок, вместо худого тела имеется вполне себе приличный разворот плеч. Такого мужчину ни за что не заподозришь в слабой потенции, напротив, хоть на обложку мужского журнала помещай, в «Эсквайр» или «GQ».
    — Кто это тебя так удачно сфотографировал? — поинтересовалась я.
    — Это мой друг снимал, — прогудел в ответ Илья-2, — у него очень дорогая аппаратура.
    Рядом с «гламурной» фоткой висели три фотографии размером поменьше в одинаковых черных рамочках. На верхней хозяин квартиры выглядывал из окна своего автомобиля, марку машины определить было сложновато, понятно только, что авто черного (!!!) цвета и сделано явно не в России. Чуть ниже — оригинал хорошо мне знакомой фотографии, той, что я видела в папочке «BOYS», — видный брюнет на фоне богини плодородия. Замыкала портретную галерею черно-белая фотография. Я прислушалась: из комнаты доносился только звук работающего телевизора; несостоявшийся любовник сидел тихо, не собираясь инспектировать, что я тут делаю. Я взяла в руки фотографию… Два мальчика: один высокий, худенький, темноволосый, второй — толстячок с ангельскими кудряшками и холодным взглядом. Качество плохое, потому что это увеличенный фрагмент большого снимка, справа и слева видны чьи-то плечи.
    Я знала, с какой фотографии взят этот фрагмент. Слева от толстяка через два человека должна стоять Женькина старшая сестра Света.

Глава 30
Утекай, в подворотне нас ждет маньяк…

    Мне стало страшно, а от страха, как обычно, сразу захотелось в туалет. Я быстро вернула фотографию на место и максимально резво двинулась в направлении санузла. Проходя мимо Ильи-2, я невольно ускорила шаг, ведь на диване сидел если не убийца, то человек, так или иначе причастный к совершенным преступлениям. Правда, сидел он тихо, таращился на экран, где слегка побитый молью Ник Нолти замышлял ограбление банка, поэтому на мои перемещения никак не реагировал. Вот и славненько! Я успела дойти до двери, как вдруг Илья-2 внезапно ожил и подал реплику с места:
    — Люблю смотреть фильмы о мошенниках…
    Я посчитала своим долгом отреагировать на эту фразу:
    — Да?
    — Да. — Собеседник не заметил иронии и продолжал на полном серьезе: — Мне нравится, когда люди мошенничают с выдумкой, с фантазией….
    Надо же, я тут старательно набирала компромат, чтобы посадить его по 105-й статье — умышленное убийство, а он, оказывается, больше тяготеет к 159-й — мошенничество… Криво улыбнувшись, я заперлась в туалете и немедленно позвонила Ваньке.
    Иван взял трубку, как мне кажется, не дождавшись сигнала:
    — Ну что?!
    В его голосе слышалось нетерпение игрока, вынужденного прозябать на скамейке запасных, в то время как его товарищи по команде забивают уже третий пенальти.
    — Похоже, мы попали на того, на кого нужно, — зловеще прошептала я и в двух словах сообщила о найденной мной фотографии. — Я думаю, что мне пора валить отсюда…
    — Рано, — возмутился Иван. — Ты должна спросить его про фотографию.
    — Что спросить? А если он возбудится да и ударит меня чем-нибудь по голове?!
    — Это вряд ли, — авторитетно заявил мой приятель. — Женю и ее чудесного братца Петю убили не в этой квартире. Он ничего тебе не сделает, потому что в противном случае ему надо будет избавляться от трупа, а это всегда проблематично.
    Фраза о трупе меня несколько покоробила, и я указала Ивану на неуместность подобного замечания в данную минуту. Он извинился, но продолжал настаивать на том, что я не могу просто взять и уйти, что я обязана попытаться пролить свет на эту темную историю.
    — Если хочешь, — великодушно предложил он, — я сейчас войду в подъезд, поднимусь на десятый этаж и буду сторожить под дверью. Если что, ты выбежишь из квартиры — а тут я, свидетель.
    Я вежливо отказалась, так как не видела в предложенных действиях здравого смысла. Мы сошлись на том, что он сейчас же заведет машину и сделает крут вокруг дома. Если около подъезда вдруг обнаружатся свободные места, что вполне возможно, так как, по словам Ивана, за это время несколько машин выехало со двора, он немедленно паркуется и ждет меня там.
    Мы закончили разговор, я и так уже слишком долго торчала в туалете. Хозяин квартиры вправе поинтересоваться, а что я тут, собственно говоря, делаю. Я энергично вымыла руки и вышла. Вернувшись в комнату, я обнаружила, что Илья-2 по-прежнему сидит у телевизора. Пульт в левой руке, бутылка с пивом в правой, глаза закрыты… Похоже, парень слегка придремал.
    Я бесцеремонно плюхнулась рядом, он вздрогнул, открыл глаза и испуганно вытаращился на меня. Еще немного — и прозвучит сакраментальный вопрос: «А ты кто такая?»
    — Ты, похоже, заснул, — доверительно сообщила я. — Я там посмотрела, у тебя хорошие фотографии висят около компьютера.
    Удивление в его глазах исчезло, Илья-2 на-конец вспомнил, кто я такая и как здесь оказалась.
    — Да, — вступил он в беседу. — Это моя машина. Ты видела мою машину?
    Я напомнила, что сегодня наша первая встреча, так что машину я при всем своем желании видеть никак не могла.
    — Хочешь, пойдем посмотрим? — предложил он, собираясь, видимо, компенсировать свою неудачу в постели.
    — Можно, — уклончиво согласилась я, про себя подумав, что, наверное, он все же не убийца, иначе это было бы слишком просто. — Но давай чуть позже.
    Хозяин не настаивал, и я обратилась к гораздо более интересной для меня теме — к фотографиям. Просочившись на лоджию, я сняла со стены ту самую фотографию, с двумя мальчиками, вернулась в комнату и как бы невзначай сунула снимок ему под нос:
    — Это ты и твой друг?
    — Угу-к… — Илья-2 вяло кивнул, не выказывая при виде фотографии признаков возбуждения или испуга. — Это не в Москве снято. Я до седьмого класса у родственников жил в деревне…
    Боже мой, кажется, горячо. Удивительно, что он так спокойно об этом говорит, как будто ни в чем не замешан.
    — Погоди, — я завернула в прихожую и вы-тащила из сумки предусмотрительно захваченную фотографию. — Деревня твоя часом не Верхняя Яйва называется?
    Пожалуй, впервые за весь вечер на лице моего собеседника появилось выражение, которое с некоторой натяжкой можно назвать удивленным:
    — А ты откуда знаешь?
    Однако же удивление было единственной замеченной эмоцией, больше ничего. А ведь должен, как минимум, испугаться.
    — Да видишь ли… — начала я и замолкла. Нужно было выдержать эффектную паузу перед репликой, которая нарушит мирное течение вечера.
    Актриса из меня никудышная: нагнетания атмосферы не получилось. Публика (в лице Ильи-2) совершенно не ощутила важности момента и, мгновенно выпав из разговора, переключила свое внимание на экран телевизора. Я подошла поближе и осторожно кашлянула, Илья-2 недоуменно повернулся с выражением «ну, что еще?». Я очень его понимала, парню до смерти хотелось, чтобы я свалила. «Ладно, — мысленно прошептала я, — потерпи еще немного, я только выясню кое-что и сразу, сразу же уйду!»
    — Посмотри, — я протянула ему снимок. — Это ведь та самая фотография?
    — Откуда это у тебя? — Он взял фотографию в руки, внимательно рассмотрел и повторил вопрос: — Где ты ее взяла?
    Последнюю фразу он произнес уже слегка раздраженным голосом. Главное — не злить, не злить его… Рассерженный мужчина опасен для окружающих, рассерженный маньяк — опасен вдвойне.
    — Ты не поверишь, — бодро начала я, на всякий случай сделав пару шагов назад. — У меня знакомая родом оттуда.
    — Кто такая? Может, я ее знаю?
    Я решила притвориться, что не в курсе его отношений с Женькой.
    — Видишь вот эту девочку, крайнюю слева? — я показала пальцем на Женину сестру. — Это сестра моей подруги.
    — Да? — Голос у Ильи-2 как-то враз стал сиплым. — А чем занимается твоя подруга?
    — Занималась, — жестко уточнила я, глядя ему прямо в лицо. — Она была моделью, ее убили в июле.
    Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. Наконец Илья-2 улыбнулся и ласково предложил:
    — Тебе домой не пора?
    — Пора, пора, дорогой, — бодро закивала я, бочком пробираясь к выходу.
    — Я провожу тебя. — Он резко поднялся, подтянул брюки и вытащил откуда-то из-за спинки дивана сильно засаленную бейсболку.
    Вот уж не ожидала, что в самый неподходящий момент подозреваемый начнет проявлять галантность. Сейчас потащится за мной, а на улице ждет Иван. Сами собой возникнут и будут озвучены вопросы, на которые в данный момент убедительных ответов я дать не могу. У него появятся подозрения на мой счет. Впрочем, насчет подозрений можно не беспокоиться: после предъявления фотографии они уже появились. Чем это все может закончиться, я знала на примере братца Пети. Пример не вдохновлял, поэтому я активно возразила:
    — Не нужно меня провожать, я сама прекрасно дойду до машины.
    — А я все-таки пойду…
    Мы медленно, продолжая спорить, двигались в прихожую — «не нужно», «а я пойду». Разговор наш сильно напоминал спор вольноопределяющегося Марека с генералом, только там речь шла о чистке нужников. Мой кавалер еле держался на ногах, но продолжал упорствовать. Вконец разозлившись, я в пятый раз сняла с него бейсболку и пристроила ее на вешалку. Он собирался в шестой раз надеть ее на голову, как вдруг — о, счастье — зазвонил телефон. Илья-2 довольно резво потрусил в комнату, совершенно забыв, что меня нужно провожать. Надо было уходить, но я продолжала стоять — очень хотелось подслушать, кто же это названивает ему в такой поздний час. Я старалась произвести как можно больше шума — потопала ногами и открыла дверь, дабы Илья-2 подумал, что я ушла. Сама же осталась в дверях, прислушиваясь. Благо, сильно напрягаться не требовалось, у хозяина был довольно звучный голос.
    — Привет, — сказал он ночному собеседнику и надолго замолк.
    Я начала осторожно закрывать дверь — похоже, подслушать не получится, разговор явно односторонний, — как вдруг…
    — Нет, Юр, спасибо, я не один…
    Ага! Собеседника зовут Юра, и этот Юра, похоже, хотел приехать, а вот Илья-2 не хочет, чтобы Юра приезжал, поэтому соврал, что не один. Соврал, потому что через мгновение он будет один.
    Я почти выпрыгнула на лестничную площадку, сделала глубокий вдох-выдох, чтобы привести в порядок изрядно расшатавшиеся нервы, и направилась к лифтам. Как назло, лифт был занят. Я тупо жала на светящуюся кнопку в тайной надежде, что сейчас она погаснет и кабина все же двинется на мой этаж. Почти так все и произошло: лифт остановился на моем этаже, двери открылись и некто, стоящий в лифте, схватил меня за руку и затащил в кабину. Похоже, смерть моя пришла. Я зажмурилась. На одно ужасное мгновение мне показалось, что таинственный полуночный собеседник хозяина квартиры звонил как раз из лифта и все это заранее спланированная засада. Но это оказалась не смерть и не засада, а Иван, которого сильно напугал мой звонок, и он, дождавшись, когда припозднившаяся тетка-собачница поведет домой своего «рябка», просочился в подъезд.
    Пока они ехали в лифте, тетка-собачница смотрела на Ваньку с плохо скрываемым подозрением (дом одноподъездный, все жители друг друга знают, если не по именам, то хотя бы в лицо). Ее пес неизвестных кровей, почуяв настроение хозяйки, тихонько рычал и делал вид, что вот-вот бросится на Ивана. К счастью, тетка со своим троглодитом вышла на шестом этаже, а Ванька благополучно и, самое главное, очень вовремя доехал до двенадцатого, где и наткнулся на меня.
    Мы вышли из подъезда; моей машины нигде не было видно. Оказывается, Иван, поджидая меня, сделал несколько попыток припарковаться рядом с подъездом, но всякий раз оказывалось, что машина, выехавшая со двора, на самом деле выезжала с расположенной справа от дома парковки, поэтому свободных мест по-прежнему не было. Во время четвертого по счету вояжа Ивановыми перемещениями заинтересовался охранник с парковки. Охранник оказался человеком плохо воспитанным: он в крайне грубых выражениях потребовал, чтобы Иван уехал отсюда и больше не показывался, в противном случае грозился позвонить в милицию. Встреча с представителями правоохранительных органов не входила в наши планы, поэтому Ванька выехал на улицу, оставил там машину, а сам тихо прокрался вдоль стены, стараясь не попадаться на глаза чересчур бдительному стражу ворот. Пока он крался, позвонила я. Донельзя возбужденный перепалкой с охранником Иван воспринял мой звонок, как сигнал к действию, и стал лихорадочно соображать, как проникнуть в подъезд. Первый пришедший на ум вариант с почтальоном отпал сразу же в силу маловероятности такого события. Когда в последний раз в вашу дверь стучался кто-то «с толстой сумкой на ремне»? Он почти уже решил выдать себя за сотрудника «неотложки», как вдруг подвернулась тетка с кабыздохом. Ванька проник в подъезд, и мы встретились. Все закончилось благополучно, теперь можно было уходить. Но только я поставила ногу на ступеньку, как Иван поймал меня за руку:
    — Ты куда? С ума сошла? А если этот тип смотрит из окна? Ты выяснила, куда у него окна выходят?
    Пришлось признать, что Ванькина голова работает лучше моей, по крайней мере, в данную минуту. Ведь окна действительно выходили во двор.
    — Значит так, — авторитетно скомандовал Иван. — Сначала выдвигаешься ты, идешь налево, там за углом стоит машина… — Он сунул мне ключи и продолжил: — Заводишься и въезжаешь во двор.
    — А охранник?
    — Так ты же не будешь здесь парковаться, только притормозишь рядом с подъездом, я сяду, только он нас и видел.
    Я было возразила, что любопытный охранник может запомнить номер, но Иван в ответ только фыркнул. Даже если страж порядка и запомнит номер, у него нет оснований жаловаться на нас куда бы то ни было. Никаких противоправных действий мы не совершили.
    — В общем, хватит болтать, беги за машиной, а то, не ровен час, твой поклонник закончит разговаривать по телефону, обнаружит, что ты ушла, и рванет тебя провожать.
    Угроза показалась мне весьма реальной. Илья-2 не был образцом галантности — что называется, preux chevalier, — но всего каких-то пять минут назад он проявлял подозрительную настойчивость в вопросе провожания. Я резво сбежала с крыльца и завернула за угол, где стояла моя чудесная машина. Сейчас я была как никогда рада ее видеть. Двигатель завелся с пол-оборота, и я резко рванула с места. Совершив маленький круг почета вокруг дома, я подкатила к подъезду. Ванька уже был на низком старте, буквально на ходу открыл заднюю дверь и тяжело плюхнулся на сиденье.
    Через несколько минут мы уже сидели на диванчике в круглосуточном «Zen-кафе», что на площади Тверской заставы.
    — Есть хочу, — выпалила я, чувствуя, как постепенно спадает нервное напряжение.
    Мы взяли по паре сэндвичей, четыре пирожных и большой чайник зеленого чая. После второго сэндвича Иван потребовал подробного отчета. Я собралась с мыслями и очень медленно, стараясь не упустить подробностей, рассказала все.
    — Итак, — резюмировал мой рассказ Иван, — мы имеем, пожалуй, самого перспективного подозреваемого. Можно считать доказанным, что он был знаком с Женей, — иначе бы его не было в папке… В какой он был?
    — В «перспективной», — мрачно ответила я.
    — Надо же, — удивился Иван, — с такой потенцией — и в «перспективной»… Вас, женщин, иногда трудно понять.
    — Ну, ты это зря, — авторитетно возразила я. — Вдруг это я ему не очень понравилась, а с другими он, может, конь-огонь…
    Ванька пробормотал себе что-то под нос, явно сомневаясь в том, что Илья-2 может быть конем-огнем.
    — Хуже другое, — продолжала я. — Что с того, что мы это знаем? Что нам дает эта информация? В милицию мы все равно с ней не пойдем.
    Иван задумался… В моих словах звучала горькая сермяжная правда. Только-только дотошный Александр Петрович отстал от него. Если теперь Иван придет и выложит все, что нам удалось выяснить, ему вновь предстоят долгие и неприятные часы общения с вышеупомянутым Петровичем. Получается… Получается, что практической пользы от нашей потрясающей интуиции нет. Обидно.
    — Ну что? — грустно подвела я итоги. — Игра в частных детективов закончилась. Мы добыли информацию, но не знаем, как ее использовать. Точнее, знаем, но не хотим связываться с милицией.
    Настроение как-то вдруг и резко испортилось, я положила на тарелку недоеденное пирожное. У меня возникло странное ощущение, что мы совершаем предательство по отношению к Женьке. Тот факт, что кроме Жени еще убит ее младший брат, почему-то нас совершенно не трогал. Петину смерть мы уж как-нибудь да переживем.
    — Не вышло из нас Ниро Вульфа… — подлил масла в огонь Иван.
    Мы допили чай.
    — Подбросишь меня на Осипенко?
    Я машинально покивала — не вопрос. Ехали молча; тема для разговора была, но развивать ее не хотелось. Кому приятно узнать, что он слабоват в коленках. Это я о себе. Испугалась, струхнула, а ведь меня даже в милицию ни разу не приглашали. Иван же держался молодцом, несмотря на то что ему досталось больше всех — оба покойника именно у него снимали квартиру.
    Перед тем как выйти из машины, Ванька положил руку мне на колено и прочувственно сказал:
    — Ты не расстраивайся. Мы сделали все, что могли. Если хочешь, я могу завтра подъехать с утра и последить за этим типом.
    — Думаешь, он поедет в Северный округ душить кого-нибудь? — невесело пошутила я.
    — По крайней мере, выясним, кто он, чем занимается.
    — Не вижу, чем это может помочь. Предположим, он торгует наркотиками, что дальше?
    Ванька надулся, пробурчал «до свидания» и скрылся в подъезде, а я поехала к себе.

Глава 31
Еще одна фотография

    Прошло два месяца со дня моего первого и последнего визита к странному молодому человеку с ником Гаш. Купленная дочерью в разгар наших сыщицких расследований доска для записей еще стояла в моей комнате, но фотографии Жени и подозреваемых уже были завешаны многочисленными записочками, напоминалками и прочей чепухой. За истекший период из всех кандидатов в убийцы объявился только Андрей.
    Он выбрал для звонка не самый подходящий момент, я как раз делала очередную ревизию коробок. Раз в полтора года мы переезжаем с квартиры на квартиру, поэтому большая часть вещей так и остается не распакованной. Я взяла за правило периодически перетряхивать коробки и выбрасывать то, чем не пользуюсь (или не надеваю) в течение этого года. Хотя я проделываю это регулярно, вещи каким-то непостижимым образом ухитряются размножиться — количество коробок остается неизменным.
    Звонок раздался в тот момент, когда я пыталась решить, нужны ли мне четыре кастрюли, коими я не пользовалась уже два года. Раньше мне было жалко их выбрасывать, но теперь я наконец созрела для решительного шага. Разговора с Андреем толком не получилось; он сообщил, что выбирался на отдых в теплые края, катался там на мотоцикле и сломал ногу. Сегодня первый день без гипса. Я подумала, что затишье в деятельности маньяка вполне может быть объяснено тем, что он был временно недееспособен. Поэтому я на всякий случай уточнила, с какого числа нога была в гипсе. Выходило, что Петра он убить никак не мог, потому что в это время передвигался с помощью костылей. В конце беседы Андрей поинтересовался, не хочу ли я заскочить к нему в гости. Я вежливо отказалась.
    Иван заезжал всего один раз — выпить чаю и забрать забытую им книгу по психологии. О Жене мы не говорили, заключив двусторонний пакт о молчании. Лишь в дверях, чмокнув меня в щеку на прощанье, Ванька тихо шепнул мне на ухо: «Держись!» Я держалась, что было не так уж трудно — работы невпроворот.
    Закончился октябрь; «унылая пора, очей очарованье» медленно, но верно сменилась просто унылой порой без малейшего намека на очарование. Грязный снег, лужи у обочины глубиной по колено, соль на дорогах и сумерки в три часа дня.
    Звонок Эльжи застал меня на работе в тот момент, когда я уже собиралась выключать компьютер. Она извинялась за долгое молчание, объясняя это тем, что пару месяцев зависала на Казантипе, а когда вернулась, навалились всякие житейские заботы. Хозяйка, у которой Эльжи снимала квартиру, в процессе очередного визита за деньгами оценила сделанный Эльжи за свой счет ремонт и неожиданно решила поднять квартплату. Причем ощутимо — почти в два раза. То, что квартира расположена на первом этаже и прямо перед окнами началось строительство многоэтажного дома, хозяйка по какой-то непонятной причине считала за плюс. Все попытки Эльжи объяснить, что проезжающие под окнами бетономешалки сильно снижают ценность жилья, не увенчались успехом. Пришлось в срочном порядке подыскивать альтернативный вариант. Поиски осложнялись тем, что Эльжи сильно поиздержалась на Казантипе, а квартира ей нужна была в Центральном или Западном округе, а не в Медведково или Бибирево. Я приготовилась пообещать, что опрошу всех знакомых и, как только узнаю о более-менее подходящем варианте, так сразу же Эльке и отсигналю, но оказалось, что жилье она нашла. Вот уже две недели она снимала у Ивана бывшую Женину комнату.
    — Я понимаю, что это выглядит нехорошо по отношению к Жене, — щебетала Эльжи, — но, в конце концов, сорок дней уже прошло… Ваня боится теперь незнакомым сдавать. А если Женин дух надумает заглянуть туда, то все же я ей не чужая.
    Признаюсь, новость меня слегка шокировала. Ванька, заехав за книгой, ни словом не обмолвился, что у него появилась новая жиличка. Я задумалась и пропустила довольно большой кусок Эльжиной речи. Очухалась я, только когда она поинтересовалась, приду ли я на мероприятие. Пришлось сознаться в том, что я слушала невнимательно и не поняла, на какое мероприятие должна пойти. Оказалось, что в конце этой недели намечается первая провинциально-модельная тусовка. В Москву должны приехать представители модельных агентств из маленьких и очень маленьких городов, городков и поселков городского типа. Предполагалось, что в Москве эти самые представители и лучшие провинциальные модели встретятся со своими коллегами из западных агентств, после чего наступят мир, дружба и всеобщая кооперация. Я поинтересовалась, кто еще участвует. Ответ добавил интриги: на мероприятие подписались какие-то региональные конкурсы красоты, которые должны были привезти на тусовку своих «королев», а также неизвестные мне косметические бренды, производители биологически активных добавок и чаев для похудения.
    Состав участников меня не вдохновил, и я довольно бестактно спросила, что, собственно, делает Эльжи в такой тухловатой компании. Насколько я знаю, она всегда старалась участвовать в мероприятиях, безупречных с точки зрения имиджа. Элька сначала замялась, а потом напомнила, что за квартиру платить надо, а она, как уже было сказано ранее, нынче сильно не при деньгах. Если бы домовладелец был совершенно посторонним человеком, Эльжи не сильно волновалась бы, а вот Ивана подводить не хочется, он здорово ее выручил с этой комнатой. И потом, квартира — это далеко не единственный расход. Переезд совпал по времени с окончательным разрывом отношений между ней и Мэри. Состоялся раздел совместно нажитого имущества. Так что теперь Эльжи нужно было заново приобретать мебель и посуду. Мне еще подумалось, что разводы, официальные и неофициальные, очень похожи. Всё (почти всё) в конечном счете сводится к разделу имущества.
    Я пообещала, что на мероприятие приду и непременно отпишу об этом, хотя мой внутренний голос горячо уверял меня, что меня ожидает полный отстой.
    Внутренний голос не ошибся: сама идея привезти в первопрестольную провинциальных «золушек», отбракованных заграничными скаутами, изначально была дохлой. Несмотря на заверения организаторов, глобального прорыва не получилось. Четыре десятка неухоженных девиц неуверенно ходили по подиуму, сурово супя брови. В кулуарах топтались позапрошлогодние королевы красоты провинциального разлива. Все «королевы» злоупотребляли косметикой, выглядели слегка испуганными и не слегка озадаченными. Впрочем, понять их можно: девушки привыкли к своему «королевскому» статусу в родном поселке городского типа, где их фотографии регулярно появлялись на первой странице газеты «Областной лесоруб». Сюда они приехали в полной уверенности, что Москва немедленно падет к их ногам… И вдруг выясняется, что здесь все иначе. И Москва ни к чьим ногам падать не собирается, и ты здесь — не «королева», не «звезда», а всего лишь одна из тысяч претенденток, готовых на все, чтобы подтвердить свой «звездный» статус. Есть от чего расстроиться.
    В двух шагах от подиума жизнерадостные золотозубые дамы предлагали всем желающим попробовать абсолютно новую и стопроцентно натуральную косметику, тут же можно было за очень небольшие деньги сделать себе профессиональный макияж или купить чрезвычайно полезную биологическую добавку. Вот с точки зрения продавцов данных товаров мероприятие более чем удалось. «Королевы» и приехавшие в качестве сопровождения и групп поддержки мамы и другие родственники (преимущественно женского пола) клубились около прилавков со стопроцентно натуральной косметикой, а больше всего народу толпилось около лотка с чаями для похудения.
    Я продиралась сквозь толпу, соображая, где же мне найти Эльжи. Знакомых лиц было совсем немного. В отличие от меня, люди прислушались к внутреннему голосу и на эту тусовку не пришли. Неожиданно в помещении сильно запахло кофе (устроителям мероприятия удалось привлечь в качестве генерального спонсора малоизвестный кофейный бренд), и народ рванул на запах. Толпа отнесла меня прямо к кофейному столику, где я с радостью обнаружила Эльжи, оживленно разговаривающую с каким-то незнакомым мужчиной. Я знала, что хотя Элька при прочих равных условиях предпочитает женщин, мужчин как сексуальных партнеров она не совсем вычеркнула из своей жизни. Еще во времена периодических «расплевов навсегда» с Мэри она несколько раз экспериментировала с представителями мужского пола. Однако для экспериментов она выбирала представителей, обладающих значительными финансовыми ресурсами. Финансовое положение товарища, которого я в данную минуту наблюдала в непосредственном контакте с Эльжи, можно было бы охарактеризовать как весьма среднее. Даже со спины в нем угадывалась «творческая единица», равнодушная к материальным благам. Это, на мой взгляд, совершенно исключало версию о внезапно вспыхнувшем в Эльжином сердце сильном чувстве. Я подошла к ним и бодро поздоровалась.
    Эльжи искренне обрадовалась моему появлению, а ее кавалер оказался мне знаком. Это был тот самый фотограф, что снимал нас с Женькой для глянцевого журнала. Я, прав-да, забыла, как его зовут, но очень надеялась, что в процессе беседы его имя как-нибудь да всплывет.
    — Ты на машине? — поинтересовалась у меня Эльжи.
    Узнав, что да, я на машине, она прямо-таки расцвела.
    — Видишь, — она похлопала фотографа по плечу, — все и устроилось. Мы поедем на Аниной машине.
    — Стоп, — попыталась я охладить ее пыл. — Могу я узнать, куда это мы поедем на моей машине на ночь глядя?
    — Конечно, конечно, — замахала она руками. — Гоша, иди и скажи, что мы едем.
    Последняя реплика была адресована фотографу. Значит, его зовут Гоша, надо запомнить. Но прежде нужно выяснить, куда же мы все-таки едем. Это оказалось не так-то просто. Легкомысленная Эльжи узрела в толпе кого-то из знакомых и моментально сорвалась с места, крикнув, чтобы я не уходила. Честно говоря, меня это слегка разозлило. Мало того, что я притащилась после работы на это убогое мероприятие, так теперь еще предполагается использовать меня в качестве таксиста. Нет уж, фигушки, лучше я домой… Хоть немного высплюсь. Я направилась к выходу, но тут мне на глаза вновь попалась Эльжи. Она опять разговаривала с мужчиной, но мужчиной этим был не фотограф Гоша. Это был тот самый тип в очках, который всю прошлую зиму приставал к Женьке, а на майские даже предлагал ей ехать с ним в Париж. Резко сменив курс, я любезно улыбнулась и помахала Эльке рукой. Она улыбнулась мне в ответ и что-то сказала своему собеседнику, после чего они оба уставились на меня. Разворачиваться спиной к людям, которые явно желают с тобой пообщаться, не очень вежливо. Пусть даже с одним из этих людей ты не знакома. Пришлось подойти. К тому же я сразу сообразила, что этот тип выпал из моего расследования, а ведь он тоже мог быть кандидатом в маньяки.
    — Знакомьтесь, Анна, Вячеслав… — пред-ставила нас Эльжи.
    — Можно просто Слава, — улыбнулся дядя в очках.
    У него оказался на редкость приятный баритон, да и сам он вблизи выглядел очень даже ничего для своих лет. Глаза синие, задорные, волосы все на месте, даже видно, что блондин, причем почти не бывший. Зубы, конечно, слишком белые и ровные, чтобы быть настоящими, но у кого они сейчас все свои…
    — Мы собираемся, — вкрадчиво начал Слава, широко улыбаясь вставными зубами, — поехать небольшой компанией ко мне домой. Вы поедете с нами, Аня?
    — Конечно, поеду, — быстро выпалила я, пока он не передумал.
    О такой удаче я даже не мечтала. Проникнуть в квартиру одного из подозреваемых, причем вполне легально, по его собственному приглашению. К черту сон, да здравствует следствие!
    Вячеслав улыбнулся, вроде как его развеселила моя горячность. Наверное, решил, что я попала под обаяние его прекрасных глаз. Знай он истинные причины моего оживления, ему было бы не до улыбок.
    — Анечка, Слава повезет девочек, а мы с Гошей сядем в твою машину.
    Это уже вступила в разговор Эльжи. Стало быть, «творческая единица» по имени Гоша тоже едет.
    — Далеко ехать? — поинтересовалась я.
    Вопрос совершенно не праздный, сегодня четверг, стало быть, завтра мне на работу. Поездка за город, пусть даже в какой-нибудь суперэлитный поселок, в мои планы не входила.
    — Нет, тут совсем рядом, неподалеку от Кропоткинской.
    Ехать и в самом деле оказалось недалеко. Минут десять мы покрутились по переулкам, я ехала, стараясь не терять из виду черную «ауди», но держала дистанцию примерно в одну машину. Не хотелось по скользкой дороге врезаться в бампер новому знакомому. В третьем по счету переулке «ауди» остановилась. Вячеслав вышел, подождал, когда я подъеду поближе. Когда я остановилась, он легонько постучал в окно со стороны водителя.
    — Я поставлю машину в подземный гараж, а вы, Аня, свою можете оставить здесь. С ней ничего не случится, переулок просматривается видеокамерами.
    Он кивнул в сторону дома. Действительно, одна камера висела прямо над входной дверью, еще две — по углам дома. Видеокамеры у входа меня не удивили. Еще в те времена, когда я жила на Кутузовском, предприимчивый малый из нашего подъезда собрал со всех жильцов деньги и смонтировал какой-то супернавороченный домофон в комплекте с видеокамерой, что по тем временам считалось большой редкостью. Однако же он несколько ошибся с калькуляцией, поэтому на подключение денег не хватило. Жильцы остальных подъездов, не мудрствуя лукаво, воспользовались услугами фирмы, поставлявшей устаревшую, но работающую модель. В нашем же подъезде всем были розданы магнитные карточки вместе с твердым обещанием в ближайшем будущем запустить систему в эксплуатацию. В итоге все остальные были под защитой, и только наша продвинутая система, оборудованная видеокамерой, упорно не желала запускаться. Предприимчивый малый объяснял это тем, что не все жильцы готовы вносить арендную плату.
    Судя по состоянию здешнего подъезда, его жильцы плату вносили без задержек, причем сумму этой платы обычному человеку представить было бы практически невозможно. Обычный человек такими цифрами оперирует, разве что планируя семейный бюджет на месяц.
    Еще одно существенное отличие: жильцы нашего подъезда (те, кто сглупил и оплатил установку домофона) не требовали возвращения денег. Здешние обитатели, внося деньги, хотели видеть, куда эти деньги потрачены. Поэтому вместо привычной старушки-консьержки за стеклом — держу пари, пуленепробиваемым — сидел громила охранник. Вячеслав приветственно помахал рукой в сторону стража подъезда и поднес магнитную карточку к турникету. Загорелся зеленый, мы смогли спокойно пройти к лифтам. Подъезд производил приятное впечатление: двери красного дерева на лестничной клетке, итальянская плитка на полу, в лифте нет привычных надписей, и никто никогда не гадил здесь в угол и не бросал на пол жевательную резинку.
    Я еще раз подивилась причудливости женской логики: Женя искала финансово-перспективный вариант, но из всех ее онлайновых женихов, в том числе деятелей из папки «Перспективные», ни один в материальном плане не мог сравниться с Вячеславом. Однако именно его она яростно игнорировала. Интересно, бывала ли она у него дома…
    Прихожая в квартире Вячеслава оказалась на удивление небольшой, так что, когда мы все вошли, там стало не протолкнуться. Правда, почти сразу выяснилось, что справа от входа есть дверь во встроенную гардеробную, где мы смогли пристроить свои пальто.
    Зато гостиная поражала воображение: масса света и воздуха, почти полное отсутствие мебели — исключение составляли большой кожаный диван П-образной формы, стоящий посередине комнаты, и огромный плазменный экран на стене.
    Хозяин квартиры немедленно отправился на кухню (отделенное хромированной стойкой от гостиной большое помещение в стиле «техно») и начал смешивать коктейли. Две незнакомые мне барышни, видимо, те самые «девочки», которые должны были ехать в хозяйской «ауди», ринулись ему помогать. Я подумала, что Вячеславу придется нелегко: никто еще не выпил ни бокала, а конкуренция среди девушек, пытающихся встать рядом с хозяином дома, уже приобрела достаточную остроту.
    Считается, что в мужчинах самой природой заложен дух соперничества и склонность к выстраиванию иерархических отношений, а женщины, дескать, к такому поведению не склонны. Это неправда. Очень даже склонны.
    Причем, если мужчины хотя бы стараются делать вид, что соблюдают некие правила, то соперничество между женщинами имеет только один достойный аналог в мире спорта — бои без правил. Вячеслав, мужчина неглупый, мигом сообразил, что без дополнительного притока полноценных мужских сил — нельзя же, в самом деле, считать достойным внимания объектом фотографа Гошу — вечеринка может закончиться дракой. Когда он успел отзвониться своим знакомым, ума не приложу, вроде как с кухни не отлучался. Однако минут через тридцать в дверь позвонили. Приехали друзья Вячеслава: седеющий брюнет плотного телосложения и дохленький, рано поседевший, но зато дорого одетый блондинчик. Барышни почувствовали запах больших денег, оживились, но и слегка растерялись. В самом деле, растеряешься тут: непонятно, кого охмурять надо. Будешь прикладывать усилия в сторону одного, а он возьмет и выберет другую. И не поспоришь, кто девушку ужинает, тот и… Эльжи немедленно воспользовалась замешательством основных конкуренток и ловко втянула вновь прибывших кавалеров в беседу о моде, не забыв, естественно, дать им свои визитные карточки, «просто так, на тот случай, если им понадобится приличный костюм». У меня были крупные сомнения, что данные представители отечественного бизнеса согласятся ходить в нарядах, которые Эльжи позиционировала как «строгие мужские костюмы», но мужички визитки взяли и пообещали обязательно позвонить, когда уж совсем носить нечего будет. Временно оставшиеся не у дел барышни сообразили, что настырная Элька уводит «спонсоров» прямо из-под носа. Они одновременно бросили смешивать коктейли, предоставив заниматься этим хозяину, и перекочевали к нам на диван. Кто-то включил телевизор, Вячеслав прикатил столик с напитками, все дружно чокнулись и выпили за знакомство. На мою долю достался апельсиновый сок, так как из всех присутствовавших только я была за рулем. Прибывшие мужчины оказались не в счет, из разговора выяснилось, что их привез водитель.
    Вечеринка постепенно набирала обороты. Одна из барышень проникновенно рассказывала интересную историю, как ее знакомая явилась на светский раут в чудесном бежевом корсаже, отделанном черными кружевами. При этом она цепко держала за руку плотного брюнета, против чего тот не возражал, но желания немедленно достать бумажник и отстегнуть ей на аналогичный чудесный бежевый корсаж не выказывал. Эльжи честно пыталась завлечь в свои сети худенького блондинчика. Однако тот показал себя мужчиной упрямым, не склонным идти на поводу у обстоятельств и самостоятельным в выборе партнерши. Он напрочь игнорировал Эльжины пышные формы, зато проявлял недюжинный интерес к длинноногой блондинке (она представлялась, но я не совсем уловила, как ее зовут — то ли Мила, то ли Маша). Фотограф Гоша делал снимки, хозяин Вячеслав делал коктейли, изредка отвлекаясь, чтобы подколоть плотного брюнета по поводу прилипшей к тому барышни. Я же осталась не у дел.
    Сообразив, что лучшего момента для обследования квартиры на предмет поисков улик не будет, я поинтересовалась у Вячеслава, как пройти в туалет, и, получив подробную инструкцию, вышла из гостиной.
    Даже с инструкциями туалет нашелся далеко не сразу. Квартира была таких размеров, что Вячеславу следовало бы повесить указатели с двумя заветными буквами WC. Пару раз я вламывалась в двери, которые мне казались вполне туалетными на вид, однако же оба раза это были декорированные ниши. Впрочем, моей главной целью был отнюдь не санузел — я искала кабинет хозяина дома, если таковой у него был. Кабинет я обнаружила только с четвертой попытки; сначала мне попадались только спальни. Одна явно хозяйская, больше размерами, чем остальные, но меблированная в том же минималистском стиле, что и гостиная; плюс еще две гостевых. Я подумала, что плотному брюнету и тщедушному блондину можно смело отпускать шофера. Кабинет оказался сразу за хозяйской спальней. Здесь так-же чувствовался вкус владельца квартиры: обилие свободного пространства, выложенная темной плиткой, на ощупь похожей на натуральный камень, стена, полки из темного дерева, письменный стол, размерами скорее напоминающий бильярдный.
    Люстра в кабинете не горела. Света с улицы было достаточно для того, чтобы разглядеть лежащие на столе кучки бумаги и несколько фотографий в рамочках. На полках тоже вроде стояли фотографии. Возникла проблема, что делать: копаться в бумагах совсем неприлично (хотя очень хотелось), к тому же это займет немало времени. А вот посмотреть фотографии можно быстро. В моем случае временной фактор представлялся немаловажным. Я отсутствовала уже довольно долго, и, хотя не я была звездой вечера, кто-нибудь мог и заметить, что меня давно нет в гостиной. Люстру зажигать нельзя, вдруг кто пойдет по коридору, остается одно — брать фотографии, подходить к окну и рассматривать их в свете уличных фонарей. Метод тоже не совсем безопасный: возвращая фотографии на место, я могу расставить их в другом порядке, и хозяин сразу заметит, что в кабинете кто-то побывал. Может, все же лучше включить свет? Я пожалела, что Эльжи очень не вовремя воспылала любовью к мужчинам, так бы можно было попросить ее посторожить у дверей. Я стояла и всерьез обдумывала в качестве варианта вернуться в гостиную и попытаться оторвать Эльжи от тощенького блондина, как вдруг в кабинете появилось новое действующее лицо. В пьесах в таких случаях обычно пишется авторская ремарка «те же и Фамусов». В роли «Фамусова» в нашем случае выступал фотограф Гоша. Даже при таком плохом освещении было видно, что Гоша смотрит на меня с подозрением. И у него были на то все основания. В самом деле, знакомы мы, можно сказать, шапочно. Случайные встречи во время модных показов не в счет, в таких условиях не может зародиться настоящая дружба. Наше самое долгое общение — та пресловутая фотосессия, где обстановка также не располагала к наведению близких контактов. Гоша немедленно озвучил свои подозрения:
    — Интересно, что ты здесь делаешь?
    У меня было несколько ответов на этот вопрос, и все не слишком вежливые. Начиная с «а ты что здесь делаешь?» и заканчивая «а почему это, собственно говоря, тебя так волнует?». Однако в сложившейся ситуации недальновидно грубить человеку, который уверен, что застукал тебя на месте преступления с дымящимся пистолетом в руках. Я подумала, что в принципе ничем не рискую, если расскажу Гоше часть правды, не особо вдаваясь в подробности.
    — Помнишь ту фотосессию? Ну, где мы были в игривых костюмчиках Эльжиного пошива?
    Гоша кивнул, дав мне понять, что фотосессию помнит, но это не объясняет моего присутствия в чужом кабинете.
    — Женю помнишь? Блондинка такая, высокая, симпатичная?
    — Ну, предположим, помню, — подал голос Гоша.
    — Ты в курсе, что ее убили?
    — Ну, слышал что-то такое…
    — Но вот о том, что спустя несколько недель убили ее брата, ты наверняка не слышал. — Я решила ошеломить Гошу, дабы переключить его внимание с моей персоны.
    — И что? — Мой собеседник вложил в эту реплику весь имеющийся у него в наличии сарказм. — Ты ищешь здесь окровавленный нож, которым перерезали горло братцу?
    — Можно сказать, ты почти угадал. — Я сделала вид, что не замечаю сарказма. — У меня есть основания полагать, что наш гостеприимный хозяин может быть причастен к смерти Жени и ее брата. Мы тут с одним приятелем думали над этим делом и пришли к выводу, что убийца был знаком с Женькой.
    — А говорят, что ее убил маньяк, который все лето душил женщин.
    Оказывается, Гоша был довольно неплохо осведомлен об этом деле.
    — Про маньяка мы тоже думали. Не бьется… Смотри, если ее убил маньяк, то кто тогда прикончил Петра?
    Я выждала минуту, Гоша молчал — видимо, не знал ответа на этот вопрос. Пришлось продолжать.
    — Незадолго до своей гибели Женя перевезла ко мне свой компьютер и кое-какие вещи. Мы подумали, что среди них может оказаться что-либо, указывающее на мотив. — Торжественным тоном, дабы собеседник почувствовал остроту момента, я закончила свое повествование: — И представь себе, кое-что мы все-таки нашли!
    Увы, фотограф Гоша не оценил наших с Иваном дедуктивных способностей и довольно вяло поинтересовался, что же именно мы нашли.
    — Фотографию, где изображена Женина сестра с одноклассниками.
    — И чем же так ужасна эта фотография? Неужели на ней запечатлен убийца? — сострил Гоша.
    — Не исключено, — довольно сухо ответила я. — Видишь ли, Женина сестра погибла много лет назад при загадочных обстоятельствах.
    — Что за чушь, — прервал меня Гоша. — У тебя получаемся какая-то новелла Эдгара По, где над семьей тяготеет родовое проклятие. Как фамилия этой убитой девушки?
    — Прохорова, — удивленно сказала я. — А что?
    — Проклятие семьи Прохоровых, — торжественно продекламировал Гоша. — Или нет, еще лучше — злой рок семьи Прохоровых. Ты сама-то в это веришь?
    — Вопрос не в том, верю я или не верю, — парировала я. — Нам удалось собрать кое-какие факты…
    — Какие? — устало спросил Гоша, всем своим видом показывая, что разговор начал его утомлять.
    — Я встретилась с некоторыми ее знакомы-ми, и у одного из них дома висит увеличенный фрагмент с той самой фотографии. Этот человек, с одной стороны, был знаком с Женей, более того, она считала его перспективным кавалером. С другой стороны, много лет назад он жил в ее родной деревне, Верхней Яйве, и наверняка знал семью Прохоровых.
    — Понятно, ну а Вячеслав тут при чем?
    — Не знаю, — честно призналась я. — Может быть, и ни при чем. Он пытался ухаживать за Женькой, даже в Париж ее приглашал на майские. А она его отфутболивала, потому что была влюблена, как мне кажется, в того парня, у которого фотография на стенке висит.
    — Ты сюда пробралась, чтобы привязать Вячеслава к этим убийствам? — Вопрос был задан прямо в лоб.
    — Можно считать и так. Я, кстати, буду тебе очень признательна, если ты посторожишь у дверей. Тогда я смогу зажечь свет, и вся процедура займет совсем немного времени.
    Я была уверена, что он не согласится. К моему удивлению, Гоша кивнул и занял позицию у дверей. На всякий случай верхний свет я решила не включать, рассчитывая обойтись настольной лампой.
    Фотографии на столе представляли собой легкие зарисовки из жизни хозяина дома. «На работе» — Вячеслав в строгом костюме и при галстуке, в руке мобильник, дорогой письменный стол, на столе «Медный всадник», за плечами портрет Путина. «С друзьями» — полдюжины мужиков в костюмах таращатся в объектив, в руках у них бокалы с коньяком, двое дымят сигарами. «Зимний отдых» — по заснеженному склону летит горнолыжник, лица не видно, но вряд ли Вячеслав стал бы держать у себя на столе чужую фотографию. «Летний отдых» — загорелый и вполне еще стройный Вячеслав в плавках идет по пляжу, на заднем плане — пальмы и белоснежное здание отеля; снимок хороший, можно даже прочесть название — «Раса Сентоза».
    Все фотографии были очень красивые, но ни одна из них не указывала на причастность Вячеслава к убийству Евгении. Я закончила со столом и подошла к полкам. Тут стояло всего две фотографии. На одной, поменьше, веселый парень играл на гитаре. У парня было загорелое лицо, хитрющие веселые глаза, обрамленные выгоревшими ресницами, аккуратная бородка и ослепительная улыбка. С большим трудом в этом романтике, едущем «за туманом и за запахом тайги», угадывался будущий владелец роскошной квартиры и дорогущей «ауди» Вторая фотография, в оригинальной металлической рамке, была мне хорошо знакома. Я почти не удивилась, узрев знакомые лица верхиеяйвинских школьников.
    — Нашла что-нибудь? — Гошин голос выражал крайнюю степень раздражения. — Я устал тут на стреме стоять.
    — Вот, посмотри, — я сняла фотографию с полки. — Это именно тот снимок.
    Неожиданно зажегся верхний свет, и оказалось, что в комнате нас уже трое. Видимо, когда Гоша заговорил со мной, он несколько утратил бдительность и не заметил, как к нам присоединился хозяин дома. Первый вопрос Вячеслава оказался совершенно неоригинальным:
    — Что вы тут делаете?
    Когда обстоятельства складываются так неудачно, надо срочно что-то придумывать, что-бы спасти положение. Наша ситуация усугублялась еще и тем, что правду я сказать не могла. Неприлично обвинять в убийстве человека, чьим гостеприимством только что воспользовался. Решение нашлось почти сразу, главное, чтобы Гоша не оказался дураком и грамотно мне подыграл.
    — Мы, — я сделала вид, что смутилась, — мы тут… Ну, мы хотели немного уединиться. Верхний свет зажигать постеснялись, вот… Лампу зажгли настольную.
    Вячеслав был слегка пьян, слегка возбужден общением с прекрасными дамами, поэтому почти мне поверил, но, чтобы убедиться в искренности моих слов, он перевел вопрошающий взгляд на Гошу. К моему удивлению, Гоша оказался на редкость сметливым парнем. За те несколько мгновений, что внимание хозяина дома было сконцентрировано на мне, он ухитрился расстегнуть брюки. Вячеслав противно захихикал и понимающе кивнул. Судя по тому, что шум в гостиной становился все громче, у оставшихся там джентльменов брюки тоже вполне уже могли быть расстегнутыми. Вячеслав с трудом оторвал взгляд от Гоши и вновь уставился на меня. И тут он заметил в моих руках фотографию. С нескрываемым ехидством, которого трудно было ожидать от пьяного человека, он поинтересовался, зачем нам для этого дела понадобилась групповая фотография. Однако я не растерялась, а спокойно ответила, что заметила фотографию парня с бородой, заинтересовалась и подошла рассмотреть. Тут я подпустила пару комплиментов насчет того, что он, Вячеслав, совсем не изменился. А групповую фотографию я взяла, чтобы попытаться отыскать Вячеслава среди его одноклассников. Хотя по одежде детей на фото было понятно, что «одноклассником» Вячеслав быть никак не может по той простой причине, что родился намного раньше, я подумала, что мужчине в его возрасте будет приятно, если я скощу ему десяток-другой лет. Однако ему почему-то это очень не понравилось. Он почти протрезвел и довольно грубо потребовал, чтобы я поставила фотографию на место. Я не стала спорить, но перед тем как вернуть рамочку на полку, машинально перевернула ее. То, что я там увидела, заставило мое сердце ухнуть вниз и яростно застучать в районе пяток. Чтобы не выдать своих чувств, я быстро поставила фотографию, подскочила к успевшему застегнуть брюки Гоше, обняла его за талию и, сделав вид, что нежно целую его в висок, прошептала: «Нам надо уйти отсюда как можно быстрее». Как можно быстрее не получилось. Гоша выразил желание зайти в туалет, и мне пришлось ждать его в прихожей под недоверчивым взглядом Вячеслава. Хозяин квартиры явно горел желанием обыскать мои карманы, дабы убедиться, что я не прихватила что-нибудь из кабинета. Я пыталась дружелюбно улыбаться. Однако Вячеслав на улыбки не велся, а, напротив, все больше мрачнел. Наконец он не выдержал и довольно грубо высказался в том духе, что в первый раз видит столь наглую и бесцеремонную особу и что, пожалуй, он все же позвонит охране там, внизу, чтобы они задержали меня и обыскали. Возмущенная до глубины души, я не преминула ответить, что он, конечно, вправе сделать это, но и я молчать не буду. Тут я довела до его сведения, что я в курсе тех авансов, которые он делал Женьке. Даже насчет Парижа на майские. А еще у меня есть фотография, которая, как ни странно, как две капли воды похожа на ту, что стоит на полочке в кабинете. Да-да, с детишками на фоне школы. И среди этих детишек Женина старшая сестра. И если он, Вячеслав, позвонит охранникам, я тоже кое-кому позвоню. И приятнейший вечер в компании следователя гарантирован нам обоим.
    Сказать, что Вячеслав обалдел, значит не сказать ничего. У него был вид человека, который только что услышал толковое изложение теории относительности от обитателя интерната для умственно отсталых. Такое ошарашенное состояние не продлится слишком долго, надо было срочно линять, пока он не пришел в себя. Слава богу, в этот момент откуда-то из глубин квартиры нарисовался Георгий. Он вежливо подал мне пальто, тепло пожал руку все еще пребывающему в ступоре Вячеславу, и мы ушли. Я чувствовала себя не в своей тарелке до тех пор, пока мы не вышли на улицу. Мне все казалось, что Вячеслав выполнит свою угрозу и нас обязательно задержит дежурящий внизу охранник. Только сев в машину и заведя мотор, я почувствовала себя в относительной безопасности. Георгий сидел рядом и деликатно молчал, не желая беспокоить меня вопросами. Однако я понимала, что объясняться придется, хотя бы из чувства благодарности к человеку, который не растерялся и в трудную минуту поддержал мою игру.
    Я поинтересовалась, хочет ли он есть. Оказалось, что хочет, потому что в гостеприимном доме Вячеслава без ограничений подавалась только выпивка. Мы выехали на бульварное кольцо и почти сразу же притормозили около кафе «Тарелка».
    Там были свободные столики. Вежливый официант поинтересовался, желаем ли мы сесть у окна или предпочитаем уединение. Не сговариваясь, мы предпочли уединение. Дабы по возможности оттянуть неприятный момент разговора начистоту, я долго изучала меню, остановившись в конце концов на грибном супе и чае. Мой спутник заказал себе греческий салат, что-то рыбное, политое зеленоватым соусом, и чай.
    Официант принял заказ и удалился, Георгий внимательно посмотрел на меня:
    — Ну, рассказывай…
    Я решила начать издалека и поинтересовалась, знаком ли он с Иваном. Оказалось, что нет. Пришлось вкратце рассказать о Женькином приезде в Москву, нашем знакомстве и молодом человеке Иване, у которого Женя снимала квартиру. Постепенно я дошла до того трагического дня, когда мы узнали о Жениной смерти. Тут официант принес мой суп, я жалобно посмотрела на Георгия. Он как-то очень хорошо, по-доброму улыбнулся и сказал:
    — Ты поешь, а то у тебя вид такой несчастный.
    Совершенно неожиданно я успокоилась и умяла полную миску супа. Мой спутник также не страдал отсутствием аппетита. Закончив с салатом и горячим, он предложил «замахнуться на десерт». Мы опять попросили меню и, не сговариваясь, выбрали яблочный штрудель с шариком мороженого.
    А потом мы стали разговаривать. Собеседником Георгий оказался очень приятным. Во-первых, он умел внимательно слушать. Мой несколько сумбурный рассказ он не воспринял как бред сумасшедшей, а, напротив, отнесся к нему вполне серьезно. Во-вторых, было очень приятно для разнообразия пообщаться с мужчиной, не имеющим никакого отношения к убийствам. Третье вытекало из второго: мне не нужно было наблюдать за ним и запоминать, как он отреагировал на ту или иную фразу.
    — Ну вот, — подытожила я. — Собственно, на этом мы с Ваней хотели завершить наше расследование, не получилось из нас сыщиков. А тут Эльжи с этим мероприятием. Я увидела Вячеслава и не удержалась, решила отработать последнюю версию. И отработала на свою голову. То, что я там обнаружила, вполне может служить достаточным мотивом.
    Георгий возразил, что фотография, конечно же, указывает на некоторую связь между Женькой и Вячеславом, но вполне возможно, что присутствие фотографии в доме Вячеслава может иметь совсем другое объяснение. К примеру, Женька постеснялась мне сказать, что на самом деле она съездила с ним в Париж на майские. И эта фотография — всего лишь сделанная в современной фотолаборатории перепечатка с Женькиного снимка.
    Я покрутила головой.
    — Ты не видел снимок вблизи, а я видела. Это никакая не перепечатка, а старая фотография. И потом она надписана.
    — Сейчас тебе как угодно могут сделать, — махнул рукой Георгий. — Хочешь — под старину, хочешь — вытянут плохонький снимок на приличный уровень. Это я тебе как профессионал говорю. А надпись… Что ж, ее могла надписать и Женя.
    — Женькин почерк я знаю. Писала не она, да и почерк там детский. Знаешь, что там написано? «Папа, я в первом ряду слева». А в первом ряду слева на фотографии Женина сестра Света, погибшая много лет назад при странных обстоятельствах. Получается, что наш чудесный Вячеслав — Женин отец. И если у них были интимные отношения, а потом она увидела эту фотографию, поняла, что произошло, и пригрозила заявить в милицию… По-твоему, это не тянет на мотив?
    — Не тянет, — возразил Георгий. — Ей в милицию не с чем было идти. Фотография — не доказательство. Выкинул ее, и вся недолга.
    — А если анализ сделать на установление отцовства?
    — Ты в курсе, сколько такой анализ стоит? И даже если бы Женька накопила на него, ты уверена, что Вячеслав добровольно сам бы согласился дать свою ДНК для анализа? А Женька не такая сообразительная, как Моника Левински, вряд ли хранила дома платье со следами спермы.
    Я так расстроилась, что Георгий немедленно пообещал в ближайшее время встретиться с Вячеславом (все равно нужно ему фотографии с вечеринки отдать) и попытаться завести разговор на интересующую нас тему. Он так и сказал — «нас», и, не знаю почему, мне это было очень приятно. На часах была половина первого, когда я подъехала к своему дому. У двери в квартиру меня ждал неприятный сюрприз: «кентервильское привидение» яростно давило на кнопку звонка, периодически выкрикивая фразы, общий смысл которых сводился к «Леопольд, выходи, выходи, подлый трус». Пришлось в очередной раз втолковывать, что тетя Шура уже год как уехала отсюда и физически не может заливать их кипятком через плинтус. «Привидение» вроде как успокоилось и согласилось вернуться к себе, не предпринимая больше попыток про-никнуть в мою квартиру.
    Дочь спала — чтобы разбудить ее, нужно нечто большее, чем звонок в дверь, например взрыв небольшой атомной бомбы у нас под окнами.
    Уже засыпая, я долго думала о том, что была несправедлива к Георгию, что он оказался очень даже милым, а самое главное, он взял мой номер телефона и обязательно позвонит.

Глава 32
Не обещайте деве юной…

    В течение всего следующего дня я ждала звонка от Георгия, но он так и не объявился. Я успокаивала себя тем, что он еще не встретился с Вячеславом, новостей нет, вот и не звонит. Хотя мог бы позвонить просто так…
    Георгий не звонил, зато позвонил Иван и уныло поинтересовался, не знаю ли я, куда вчера забурилась Эльжи. Домой она до сих пор не вернулась, поэтому Иван высказывал опасения, что и с этой жиличкой что-то случилось. Я призналась, что вчера видела Эльку живой и здоровой и единственная, на мой взгляд, неприятность, которая могла с ней случиться, это тяжкое похмелье поутру. Иван заметно взбодрился (видимо, всю ночь перед его глазами маячил страшный призрак Александра Петровича «из органов») и гораздо более спокойным тоном поинтересовался, как у меня дела. Я вкратце рассказала ему о событиях вчерашнего вечера.
    Иван похвалил меня за находчивость в эпизоде с фотографией; поругал за несдержанность — я фактически обвинила Вячеслава в причастности к двум убийствам и, если я вдруг угадала, последствия могут быть крайне неприятными; слегка обиделся, когда понял, что в нашей компании детективов-любителей появился третий. В конце разговора он предложил обсудить ситуацию сегодня вечером у меня дома. Я согласилась. Когда ждешь чего-то — например, звонка от понравившегося мужчины, — лучше, если рядом сидит друг и развлекает тебя разговорами.
    Иван объявился в половине восьмого и с порога заявил, что хочет есть. В холодильнике, как всегда, было шаром покати. Пришлось выйти за продуктами в ближайший магазинчик, носящий гордое название «маркет». Когда, нагруженные пакетами, мы шли через плохо освещенный двор, периодически поскальзываясь (профсоюз местных дворников, видимо, объявил забастовку), у меня в кармане зазвонил телефон. Я попыталась вынуть его, переложив часть пакетов в правую руку. В результате один порвался и чудесные золотистые фрукты, собранные трудолюбивыми марокканцами, покатились по грязному снегу. Иван чертыхнулся, пристроил свои пакеты на скамейку и бросился подбирать апельсины. Звонила Эльжи, она поинтересовалась, почему я вчера так внезапно ушла с вечеринки. Попутно она отпустила пару шуток по поводу Георгия — видимо, Вячеслав все же рассказал, как он нас «застукал». Я намекнула, что разговаривать долго не могу, так как стою на улице с пакетами в зубах. Она стала прощаться, но вдруг неожиданно добавила:
    — Знаешь, а ты произвела на Вячеслава хорошее впечатление… Он интересовался, кто ты такая, чем занимаешься по жизни, где живешь.
    Начало фразы мне очень понравилось. Всегда приятно услышать, что ты произвел на кого-то хорошее впечатление. А вот то, что прозвучало в конце, меня насторожило. Зачем это Вячеславу мой домашний адрес? С ответным визитом собирается?
    — Надеюсь, ты ему не сказала?
    — Да я же адреса твоего не помню, — беззаботно ответила Элька.
    Я перевела дух, но подруга тут же продолжила:
    — Я ему сказала, что ты живешь в районе Филей, дом твой описала и подъезд…
    — Зачем?! — возмутилась я. — Почему ты даешь мой адрес без разрешения?
    Совершенно не смущаясь, Эльжи заметила, что я — воплощение черной неблагодарности, потому что она действовала в данном случае исключительно в моих интересах. Ведь такое счастье в лице богатого и неженатого мужчины встречается на пути разведенной женщины с ребенком не каждый день и она, Эльжи, считала бы себя последней мерзавкой, если бы не помогла мне этот шанс реализовать. У меня мелькнула мысль, что с такими друзьями враги не нужны, но не хотелось ее расстраивать.
    — Надеюсь, хоть телефон ты ему не дала? — обреченно спросила я.
    К моему удивлению, Элька оказалась не на-только глупа, как можно было бы предположить, исходя из ее предыдущих действий. Или, что гораздо вероятнее, не так уж сильно она желала, чтобы мое личное счастье устроилось. Телефон мой она не дала, но Вячеслав оказался мужчиной настырным и заставил Эльку (это она употребила слово «заставил», лично я думаю, что заставлять ее было совсем не нужно) записать номер его мобильника и твердо пообещать при первой же возможности довести данное сочетание цифр до моего сведения.
    — Он просил, — продолжала Эльжи с плохо скрываемой завистью в голосе, — чтобы ты сама ему позвонила.
    Я обрадовала ее тем, что мне сейчас совершенно нечем записать заветный телефон, но я буду крайне признательна, если она пришлет мне его по эсэмэс.
    Иван, собрав апельсины, активно гримасничал, давая понять, что хватит трепаться, пора пить чай, посему я быстренько закончила разговор.
    Чаем дело не ограничилось. Уже дома неожиданно выяснилось, что Иван прикупил бутылку ликера «Бейлиз». Я удивилась, потому что стоил ликер довольно дорого и было не совсем понятно, с чего вдруг Иван потратил значительную сумму на алкоголь. Я поинтересовалась, по какому поводу выпивка. Иван заметил, что повода нет, он просто хотел поднять мне настроение.
    Мы дернули по рюмке «Бейлиз» и закусили апельсином. Иван разлил по второй и неожиданно поинтересовался:
    — Ты кого-то ждешь?
    Я ждала… Звонка от Георгия, но признаваться в этом не хотелось.
    — С чего ты взял?
    — Ты уже три раза посмотрела на часы.
    — А… Ну да, — вздохнула я и решилась: — Вань, знаешь, мне кажется, что я…
    — Влюбилась? — радостно подсказал мой приятель.
    — Не знаю, — честно ответила я. — По край-ней мере, со мной такого давно не случалось… Чтобы сидеть и ждать телефонного звонка.
    — Не звонит? — посочувствовал Иван. — А кто он такой?
    — Не поверишь, — вздохнула я. — Фотограф, и даже не знаменитый. Помнишь ту фотосессию, где мы вместе с Женькой снимались? Вот он нас и снимал.
    — Так ты ведь даже фотографии у него покупать не стала. Говорила, что он невозможно тебя изуродовал.
    — Это да… Но вчера, в критической ситуации, он не подкачал. А это в наше время большая редкость. Далеко не каждый захочет ввязываться в чужие неприятности.
    — Согласен, — кивнул Иван. — И что? Вы договорились встретиться? А он что? Ты ему тоже понравилась?
    — Не знаю, — снова была вынуждена при-знаться я.
    — Тогда почему ты так уверена, что он позвонит? — продолжал допытываться Иван.
    — Потому что он сегодня должен был встретиться с Вячеславом, передать ему диск с фотографиями с вечеринки. Во время встречи, если получится, Гоша должен завести разговор о той фотографии. Если что-то прояснится, обещал позвонить. — Я вздохнула и огорченно добавила: — Наверное, ничего не прояснилось.
    — А тот тип, что неподалеку от Белорусской живет… Ну, наркоман, у которого фрагмент этой же фотографии, он тут ни при чем? — неожиданно вспомнил Иван.
    — Откуда я знаю, — довольно резко ответила я. — С тех пор он так и не проявлялся.
    Иван очистил еще один апельсин, сунул дольку в рот и задумчиво посоветовал:
    — Попробуй зайти в сеть…
    Я начала потихоньку злиться. Когда ждешь звонка от одного мужчины, а тебе предлагают выйти на связь с другим, это неприятно. Но ссориться не хотелось, поэтому я молча включила компьютер и запустила «аську». Как я и предполагала, Илья был онлайн.
    — Давай, давай, — подзуживал меня Иван, подливая ликер, — напиши ему…
    — Сам пиши, — я демонстративно отодвинулась от компьютера, — а я — пас.
    Ванька допил ликер, задумался на секунду, а потом бодро застучал по клаве. Я переместилась на диван, где, потягивая очередную порцию крепкого напитка, размышляла об отсутствии в этом мире даже намека на гармонию. Телефон молчал, отчего мне становилось все грустнее, Иван продолжал яростно барабанить по клавиатуре. Я успела выпить еще три рюмки, прежде чем он отодвинулся от компа и решительно сказал:
    — Собирайся…
    — Куда? Зачем? — не поняла я.
    — Собирайся, — повторил мой приятель. — Сейчас поедешь к этому, который с Белорусской, я от твоего имени договорился на встречу.
    — Идиот, — зашипела я, поняв, в чем дело. — Вот сам и поезжай… — Устроившись поудобнее, я демонстративно стала чистить апельсин. — А я никуда не поеду, даже не проси.
    Я запихнула в рот первую дольку и добавила:
    — Орать на меня бесполезно, я на шум не реагирую, а вот соседи снизу — те реагируют. Глазом не успеешь моргнуть, как появится «кентервильское привидение».
    Иван изобразил на лице страдание, осторожно, чтобы не ушибиться, припал на одно колено и сделал эффектный приглашающий жест в сторону компьютера. Когда он заговорил, в его голосе зазвучали почти гамлетовские интонации:
    — Ты только посмотри, как я его уговаривал…
    Я посмотрела… Переписка Ивана с подозреваемым Ильей-2, начавшись с дежурных приветов, как-то очень быстро соскочила на обсуждение тем, о которых воспитанные люди говорят только с очень близкими друзьями. Местами она оказалась настолько откровенной, что у меня покраснели уши. Примерно на десятом мессидже Илья-2 стал настойчиво уговаривать меня приехать. Иван от моего имени дал согласие, наобещав столько, с чем не справился бы целый гарем. Я рассердилась и предложила Ваньке самому расхлебывать заваренную кашу. Он вроде как смутился и сказал, что был бы в принципе не прочь, но… С этим «но» Ванька подсел к компьютеру и продемонстрировал мне ту часть беседы, в которой им была сделана попытка выяснить, как относится респондент к однополой любви. «Респондент» высказался недвусмысленно и в выражениях, которые еще совсем недавно считались непечатными, но в последнее время потихоньку стали появляться на страницах не очень уважаемых, но сильно популярных изданий.
    — Видишь, — развел руками мой приятель. — Я был бы искренне рад тебя заменить, но…
    — Вань, — я покрутила указательным пальцем у виска, — ты каким местом думал, когда с ним переписываться начал?
    — Я не начинал, — мгновенно отбился Иван. — Чтоб ты знала, когда я врубил «аську», он первый со мной поздоровался. Ну, не со мной, а с тобой.
    А вот это уже интересно. В предыдущие месяцы интерес Ильи-2 к моей персоне был более чем умеренным. Видимо, случилось что-то, заставившее его резко сменить свою тактику.
    Я поделилась своими сомнениями с Иваном, он согласился с тем, что перемены имеют место быть, но это служит еще одним доводом в пользу моей поездки в гости к Илье-2.
    — Нам надо выяснить до конца, причастен он к этому делу или нет. — Ванька размахивал руками, дабы придать своим словам недостающую убедительность.
    Я заметила, что выяснить нам, конечно же, надо. Но отдуваться почему-то приходится только мне. И между прочим, за руль сесть я не могу, так как в моем желудке плещется треть бутылки чудесного ликера.
    — Фигня, — безапелляционно прервал меня Иван. — Мы же в Москве, такси бегают.
    Черт знает, как оно вышло, но через десять минут я уже ехала в автомобиле «дэу-нексия», вызванном заботливым Иваном по телефону. На вопрос, куда и зачем я еду в столь позднее время, ответ мог быть только один — ищу приключений на свою задницу.
    Знакомый двор, знакомый подъезд. Я набрала номер квартиры. Как и в прошлый раз, Илья-2 не торопился открыть запоздалой гостье. Когда он соизволил ответить, то первая же реплика прозвучала не очень обнадеживающе.
    — Я сильно пьян, — вещал из динамика голос Ильи-2, — может, в следующий раз?
    Если бы я была на машине, то развернулась бы и уехала. Но я уже успела отпустить такси. К тому же некоторое количество ликера «Бейлиз» в крови зачастую провоцирует человека на рискованные поступки.
    Я решительно перебила его вялое бормотание:
    — Поздно, я уже приехала.
    Он сдался и открыл дверь. Сегодня Илья-2 выглядел еще хуже, чем в прошлый раз. Я бы никогда не поверила в то, что такое возможно, но он еще больше похудел, белки глаз приобрели приятный красноватый оттенок, указывающий одновременно на хронический недосып и на почти хроническое употребление веществ, пагубно влияющих на здоровье. Увидев меня, он откровенно удивился, наверное, ждал кого-то другого, но довольно быстро справился с лицевыми мышцами и даже изобразил некоторое дружелюбие:
    — Ну, проходи…
    Я мысленно закончила его фразу «…раз уж приехала» и вошла.
    — Пиво будешь? — решил проявить гостеприимство хозяин.
    — Буду, — согласилась я, не подумав, что пиво после ликера — это понижение градуса, а понижать градус нельзя, иначе развезет.
    Отказываться, однако, было поздно, Илья-2 уже принес стакан. Я поблагодарила и храбро сделала большой глоток. Хозяин плюхнулся на диван, взял пульт и начал переключать каналы. Разговор опять не клеился. Зря, ох, зря я сюда приехала.
    — Ты… — неожиданно начал Илья-2, — ты же у меня была в гостях?!
    — Была, была, — я снисходительно похлопала его по плечу.
    — Мы разговаривали? — поинтересовался он.
    — Ну, так, немного, — уклончиво ответила я.
    — Ага…
    Тут мой визави умолк, а затем прикончил бутылку и доверительно сообщил мне:
    — Я никогда в жизни не работал на дядю.
    Н-да, репертуар с прошлого раза не сильно изменился. О том, что он никогда в жизни не работал на дядю, я уже знала. Однако следующие реплики убедили меня в том, что я ошиблась и произносимый Ильей-2 текст подвергся серьезной корректировке. Так, к примеру, в первую нашу встречу он говорил, что закончил всего два курса «Плешки». За неполные два месяца мой собеседник успел не только пройти оставшиеся курсы и получить диплом, но попутно закончил МГИМО и какой-то лондонский колледж, название которого сообщать наотрез отказался. Я было подумала, что парень шутит, но нет, всю эту чушь он нес с совершенно серьезным лицом.
    Внезапно я поняла, как чувствуют себя люди, обнаружившие, что их ближайший родственник или сосед сошел с ума. Ликер «Бейлиз» мгновенно улетучился через поры моего организма. Наверное, это защитная реакция — в стрессовой ситуации человек потеет от страха, алкоголь выводится, и индивидуум начинает более-менее трезво соображать. Хотя многие придерживаются иной точки зрения — пьяному-де море по колено. Мой наполовину отрезвевший разум оценил ситуацию как умеренно критическую. Опасность присутствует, отходной путь, в принципе, есть, но отсутствует надежная страховка — я без машины и без сообщника.
    И тут произошло то же самое, что и в прошлый раз. В голове Ильи-2 как будто что-то щелкнуло, и он вдруг агрессивно попытался засунуть руку в мои джинсы.
    — Э-э-э, — запротестовала я, — ты что себе позволяешь?
    Илья-2 молча сопел и продолжал возню с моими джинсами. Однако если в прошлый раз я была не против, то со вчерашнего дня мое сердце принадлежало Георгию (спасибо ликеру, что я это поняла). К сожалению, если Георгий и догадывался о моих чувствах, то проявлять ответные совсем не торопился. Я подумала, что это очень обидно, когда тебе не отвечают взаимностью. Обида росла и крепла, подкрепляемая внезапно вернувшимися градусами ликера «Бейлиз». В голове у меня зазвенели литавры, аккомпанируя разнообразным классическим текстам, в основном на тему женских измен, — «моя Земфира не верна, моя Земфира охладела».
    «Нужно ему изменить, вот тогда он поймет, что потерял!» — сделала вывод моя наполовину трезвая голова. Я радостно обняла Илью-2, замирая в предвкушении сладкой мести Георгию. Тот факт, что Георгий ни сном ни духом не догадывается о том, что я ему «изменяю», совершенно не смущал. Ну и пусть, пусть мне завтра будет стыдно, пусть завтра я не смогу смотреть ему в глаза (при условии, что он позвонит и предложит встретиться), зато сегодня…
    Надо отметить, что на этот раз Илья-2 действовал куда как активнее. Не иначе, приобрел по сходной цене упаковку виагры. Через несколько минут из одежды на мне остался только бюстгальтер, а на моем потенциальном партнере — вообще ничего. Однако вступить в интимную связь у нас не получалось, хотя я честно пыталась изобразить страсть. Вы никогда не пробовали изображать страсть, когда голова занята совсем другими мыслями? Игра моя была фальшивой, как у оперной примадонны конца XIX века. Но партнер не замечал фальши, у него на повестке дня стояли совсем другие проблемы — видимо, виагра попалась не очень качественная. Мне уже начало казаться, что и в этот раз ничего не выйдет, и тут…
    В самый ответственный момент, конечно же, зазвонил мобильный телефон. Если бы это был Георгий, я бы сочла звонок знаком судьбы и немедленно покинула помещение. Но, увы, звонили не мне. Илья-2 чертыхнулся, но, увидев на дисплее номер звонящего, послушно взял трубку. Звонок имел, видимо, личный характер: хозяин квартиры удалился на лоджию и старался говорить очень тихо. Я превратилась в одну большую ушную раковину, но все, что мне удалось услышать, — это «привет, Юра», а дальше бесконечные «да, да, да». Закончив столь содержательный разговор, Илья-2 закурил, небрежно стряхивая пепел прямо на пол, а потом неожиданно произнес:
    — Послушай, а давай останемся друзьями…
    Вот это номер! Нельзя сказать, что я прямо-таки горела желанием с ним переспать, но предлагать дружбу женщине, с которой только что снял нижнее белье, это как-то неприлично. Наверное, на моем лице все же отразились некие чувства, потому что Илья-2 поинтересовался, не обиделась ли я часом. Я начала быстро одеваться: хотелось уйти, выпить и заплакать. Все в указанной последовательности. И тут, о, счастье, вновь зазвонил телефон, на этот раз уже мой. Правда, это оказался не Георгий, которому я так неуспешно пыталась изменить, а проверенный друг Иван.
    — Ну? — произнес он таким голосом, как будто ждал рапорта о том, что преступник пойман и обезврежен.
    — Вань, не могу говорить. Сейчас выйду на улицу и тебе перезвоню.
    Мой несостоявшийся любовник успел надеть домашние штаны и майку и теперь спокойно сидел перед телевизором и щелкал пультом, выискивая интересную программу.
    — Пока! — бросила я.
    В другое время я бы высказала ему все, что думаю. Но сейчас у меня не было сил комментировать ситуацию.
    — Подожди, — не отрывая глаз от экрана, прогудел Илья-2, — я вызову тебе такси.
    Он набрал какой-то номер и подождал. Дождавшись, видимо, ответа диспетчера, продиктовал свой адрес, а потом повернулся ко мне:
    — Куда тебя везти?
    Я назвала улицу и номер дома, Илья-2 по-вторил это в трубку, выслушал ответ и опять обернулся ко мне:
    — У них есть вызов прямо в твоем доме, какой у тебя подъезд?
    — Третий, — машинально ответила я.
    — Они говорят, что машина будет через пятнадцать минут, кто-то из водил рядом находится.
    Я молча кивнула.
    Кто-то из водил, похоже, вообще дежурит около подъезда, так как диспетчер перезвонил почти сразу же.
    — Машина — серебристая «дэу-нексия», номер 423, — сообщил мне хозяин дома и неожиданно спросил: — Тебя проводить?
    Я помотала головой: нет, провожать меня не нужно, как-нибудь сами доберемся, спасибо за гостеприимство.
    У лифта я не выдержала и набрала номер Ивана:
    — Вань, давай встретимся в «Zen-кафе». Я там буду минут через пять.
    — Хорошо, — моментально согласился Ванька. — Делай заказ и жди меня.
    «Дэу-нексия» с номером 423 действительно ждала меня у подъезда. Сев в машину, я сообщила водителю, что планы изменились и я теперь еду не в сторону Филей, а всего лишь до площади Белорусского вокзала. Водила не сильно расстроился, хотя, казалось бы, должен. Ведь у него, насколько я помнила, был заказ в моем доме, а теперь получалось, что рейс полупорожняковый.
    Я успела не только сделать заказ, но и вы-пить почти половину чайника, прежде чем в дверях появился Иван.
    Он бодро помахал рукой официантке, на ходу заказал себе чай и пирожное, плюхнулся рядом со мной на кожаный диванчик и сразу поинтересовался:
    — Ну, что? Надеюсь, в этот раз у вас получилось? Я все сделал для этого…
    Я поставила чашку на стол и мрачно сообщила:
    — Он предложил мне стать друзьями!
    Иван взял с моей тарелки эклер, надкусил его, внимательно проинспектировал крем внутри пирожного, а затем вернулся к разговору:
    — И что? Когда я позвонил, вы уже ими стали?
    — Это совсем не смешно, — буркнула я. — Когда сидишь голая на чужой кровати, а тебе вдруг начинают предлагать дружбу… Это не смешно. Вот что я теперь должна думать о своем сексапиле?
    — Только самое хорошее… — Иван доел эклер, вытер пальцы салфеткой и задумался. — Я ведь чувствовал, что надо было мне ехать…
    Официантка принесла заказ, мой соратник взял второй эклер, однако есть не торопился.
    — Будешь? — рассеянно спросил он, думая о чем-то своем.
    Я отрицательно помотала головой. Опьянение прошло, оставив недоумение в душе и неприятные ощущения во рту. Иван с удовольствием съел второй эклер, взял меня за руку и повторил:
    — Я чувствовал, что надо было ехать мне.
    Я не сразу поняла, к чему он клонит, поэтому энергично возразила:
    — Тебя он не знает, он тебе дверь даже не открыл бы.
    — Я не об этом, — отмахнулся Иван. — Когда я с ним переписывался, у меня сразу возникли подозрения насчет твоего кавалера. А теперь я на сто процентов уверен, что он предпочитает секс с мужчинами…
    Несколько минут я сидела потрясенная, пытаясь переварить эту информацию.
    — Вань, я, конечно, верю в твою интуицию, но мне кажется, что в данном случае ты ошибаешься.
    Его правая бровь резко поползла вверх, на лице появилось снисходительное выражение (подозреваю, что он копировал героиню Сьюзан Сарандон в «Иствикских ведьмах», там она лихо шевелила бровью).
    — Ты можешь верить или не верить, но есть такая упрямая вещь, как факты. А факты говорят нам следующее. — Иван устроился поудобнее и начал загибать пальцы: — Когда ты к нему приехала в первый раз, он еще не знал, что у тебя есть фотография из Верхней Яйвы. Значит, он относился к тебе как к случайной знакомой. И приглашал, между прочим, на секс. Что из этого получилось? Ничего не получилось. По причине, что не встало.
    — Стоп, стоп, стоп… — перебила я. — Все это верно, но… Нельзя на этом основании делать вывод, что Илья-2 — гей. Ты в курсе, что у «не встало» может быть тысяча и одна при-чина? Я могла ему просто не понравиться или у него проблемы с потенцией… Самый простой вариант — он слишком много выпил в тот вечер…
    — Согласен, у него могут быть и, скорее всего, есть проблемы с потенцией. Но и ты согласись, что эти проблемы чаще всего бывают психологического характера. Хочет он на самом деле мальчиков, но боится в этом признаться даже самому себе. Результат — с девочками ничего не получается… — Неожиданно Иван хмыкнул и добавил: — Это ты у нас девушка деликатная, другая бы на твоем месте после двух — да что после двух, после первого же «не встало» — уже высказала бы все, что думает по этому поводу. И потом, ты говорила, что ему какой-то парень звонит по ночам. Вот он, наверное, этого парня и любит… Без взаимности.
    Ванька помолчал минуту, а потом честно добавил:
    — Но это моя версия… Ты ее особо близко к сердцу не принимай.
    — А фотография? — напомнила я.
    — Какая фотография? — не сразу понял Иван.
    — Та, из Верхней Яйвы… На ней Илья-2 и толстый мальчик по имени Юра. Ой, Ваня, ведь того типа, что ночами ему названивает, тоже Юра зовут. Я сама слышала, как Илья его Юрой называл.
    — Вот видишь! — Мой друг чрезвычайно воодушевился. — Мы на верном пути. Если этот Юра тот самый Юра, то не исключено, что второй раз тебя пригласили вовсе не на секс, а выяснить, что тебе известно о происшествии в Верхней Яйве. Мы не знаем, что там произошло. Но, видимо, что-то очень серьезное, раз через столько лет людей убивают.
    — Женя говорила, что не помнит, как погибла ее сестра, хотя в тот день они вместе были в лесу.
    — Не помнит, потому что в тот день она была напугана, напугана так сильно, что ее память заблокировала воспоминания.
    — И где ты такую траву берешь, — пошутила я, а потом добавила: — Тебе сценарии надо писать детективные, Вань, хорошо получится. Кучу денег огребешь.
    Иван обиделся:
    — Ты считаешь все это ерундой?
    Мне не хотелось с ним ссориться, хотя я на самом деле в тот момент считала, что Иван в своих предположениях зашел слишком уж далеко. Неожиданно я вспомнила реакцию Георгия на мой рассказ о неприятностях, преследующих Женькину семью.
    — Вань, — я взяла его ладонь в свои, — ты только не обижайся сразу, но я вот что хочу сказать… Мы слишком много об этом думаем… И, возможно, видим то, чего нет на самом деле. Наше воображение работает за нас. А со стороны все выглядит гораздо проще и совершенно не фатально. Вот Георгий, он даже подколол меня насчет «злого рока семьи Прохоровых».
    Упоминание о Георгии оказалось не в кассу. Иван надулся и замолчал. Все это сильно смахивало на ревность. Если бы я не знала о Ваниной ориентации, точно бы подумала, что ревнует. Некоторое время мы сидели и молчали. Официантка унесла пустые тарелки, поинтересовавшись, не хотим ли мы еще чего-нибудь. Я попросила принести меню в тайной надежде вовлечь Ивана в обсуждение дополнительного заказа и тем самым прервать затянувшуюся паузу.
    — Будешь еще что-нибудь? — поинтересовалась я, перелистывая меню.
    Иван злобно покосился в мою сторону и совершенно неожиданно спросил:
    — Ну что, позвонил тебе этот Георгий?
    Стараясь не реагировать на явную провокацию, я миролюбиво ответила:
    — Нет, пока не позвонил. Наверное, у него нет новой информации, а в качестве объекта для ухаживания… Приходится признать, что в этом качестве я его не интересую.
    Люди все же удивительные существа. Если бы я сейчас сделала вид, что мне абсолютно все равно, позвонил Георгий или нет, Ванька немедленно уличил бы меня в обмане и вечер закончился бы эффектной ссорой, правда, без битья тарелок Но поскольку я честно при-зналась, что мужчина мне понравился, но я не вызвала у него ответных чувств, мой друг не-медленно встал на мою сторону. Ехидство ку-да-то испарилось, зато появилось сочувствие.
    — Он обязательно сегодня позвонит… — Иван посмотрел на часы и поправился: — Ну, не сегодня, так завтра… Давай по домам, Ань, поздно уже. Утро вечера мудренее…

Глава 33
Час «кентервильского привидения»

    Такси на Белке поймалось очень быстро. Пять минут ушло на то, чтобы сойтись в цене, и еще десять, чтобы объяснить мужчине приезжей национальности наикратчайшую дорогу до Филей.
    Заехав в наш чудный двор, таксист категорически отказался везти меня до подъезда, упирая на сложность маневрирования задним ходом в условиях тотальной засугробленности и отсутствия нормального освещения. Я не стала спорить, ибо он был прав. Трудолюбивые таджикские братья, особо не заморачиваясь, счистили снег с тротуара прямо на узкую проезжую часть, а там, где заканчивался палисадник, сделали аккуратный сугроб. Днем под лучами солнца снег подтаял, машины промяли в нем глубокую колею. К вечеру подморозило, и маршрут стал опасен для жизни. Причем как для пешеходов, так и для автомобилистов. Двор у нас мало того что узкий, он еще и тупиковый. Поэтому при выезде необходимо сдавать задом, одновременно совершая поворот на 90 градусов. В условиях ограниченного пространства эта задача нелегка и при дневном свете — за полтора года, что я здесь живу, ни разу не видела, чтобы кто-то вписался в поворот с первой попытки. А сейчас водителю пришлось бы действовать в условиях просто-таки полярной ночи. Вот уже три недели как лампа-прожектор, освещающая наш участок двора, не работала, но коммунальные службы не торопились ее заменить.
    Я расплатилась с таксистом и побрела к своему подъезду, отметив краем глаза, что мою собственную машину подпер какой-то идиот на темной «девятке». Явно не местный. Народ у нас тут живет простой, машины соседей все знают и стараются по возможности не создавать друг другу проблем. Потому что не графья у нас живут и не интеллигенты. Пару раз подопрешь кого-нибудь — на третий будешь менять проколотое колесо.
    Я невольно посмотрела на часы — половина второго. Если залетный черт на «девятке» приехал к кому-то в гости с ночевкой (очень на то похоже), то завтра с утра я просто не смогу выехать.
    В подъезде меня поджидал второй неприятный сюрприз. Некто, пожелавший остаться неизвестным, выкрутил все лампочки, посему пришлось вытянуть вперед руки и идти медленно, мысленно считая ступеньки. Так я добралась до лифта, с трудом нащупала кнопку и… Обнаружилась третья неприятность — лифт не работал. На самом деле лифтом я практически не пользуюсь, поскольку живу на втором этаже. Но подниматься в полной темноте да потом еще пытаться попасть ключом в замочную скважину… Я очень рассчитывала отрыть дверь в квартиру за то время, пока кабина лифта не закроется.
    Я нащупала перила и осторожно начала подъем. «Как-то сегодня все неудачно складывается, одно к одному. Бывают же такие дни», — философски размышляла я, аккуратно переставляя ноги. Судя по ароматам, я уже дошла до площадки, где находится мусоропровод. Часть наших соседей, несмотря на более чем солидный возраст (а может, именно в силу этого), не в ладах с объемом. Практически каждый день кто-нибудь пытается запихнуть в мусороприемник пакеты, размеры которых в два с лишним раза превышают отверстие в мусоропроводе. Убедившись, что пакет так и не провалился вниз, старушки обычно начинают яростно его трамбовать. В результате пакет рвется, половина содержимого вываливается на пол, и лишь остальная половина проваливается туда, куда и положено, — в подвал. Я удвоила бдительность: не ровен час, наступишь на банановую кожуру и загремишь с лестницы. К счастью, глаза уже почти адаптировались к темноте, стали смутно различимы ступеньки, светло-серый прямоугольник окна и… темный силуэт человека, стоящего на площадке между вторым и третьим этажом.
    Там на подоконнике стоит баночка для окурков, жильцы первых трех этажей ходят туда покурить. Однако этот человек не курил, он тихо стоял и поджидал меня. Если бы кто-либо — хоть даже мрачный Александр Петрович из органов — спросил, отчего я так уверена, что этот тип ждал именно меня, аргументированного ответа не нашлось бы. В таких случаях люди обычно ссылаются на интуицию. Моя интуиция подсказывала, что лампочки в подъезде, скорее всего, вывернул этот тип и засаду с лифтом устроил тоже он. До моих дверей пара шагов, но я не смогу быстро открыть дверь, так как ни черта не вижу. Зато он — он стоит здесь уже довольно долго, успел основательно подготовиться (я имею в виду лифт и лампочки) и ждет он меня вовсе не за тем, что-бы признаться в любви.
    Темная фигура сделала шаг по направлению к лестнице, я метнулась в маленький предбанник на две квартиры, решив звонить, а если не нащупаю звонок, то стучать ногами в дверь, пока не проснутся соседи. Моему прыжку позавидовала бы сама Ханке Дресфлер: я пружиняще оттолкнулась, легко взмыла и… наткнулась на невидимое в темноте препятствие. Мелькнула мысль о сообщнике, но препятствие, напуганное внезапностью моего натиска, неожиданно заорало хорошо знакомым голосом «кентервильского привидения»:
    — Шурка, ты опять нас кипятком через плинтус заливаешь!..
    — Расслабьтесь, бабушка, — громко крикнула я, памятуя, что со слухом у «привидения» не очень.
    Мы бестолково топтались на месте, мешая друг другу, причем бабка умудрилась пару раз чувствительно ударить меня палкой по ноге. Я нащупала в темноте ее руку и, особо не церемонясь, потащила «кентервильское привидение» к лестнице. Человека, стоявшего пролетом выше, уже не было. Мимо нас никто не проходил, стало быть, он поднялся на третий этаж. Вот так часто бывает: отлично задуманное и тщательно подготовленное преступление (а я не сомневалась, что мужчина, поджидавший меня в подъезде, вынашивал коварные и недобрые замыслы) срывается из-за сущего пустяка. Он предусмотрел все, не учел только многолетнюю вражду между бывшими соседями по коммуналке.
    Тем временем мы с неучтенным фактором потихоньку спускались на первый этаж, причем «привидение» разбушевалось не на шутку. Бабуля так лихо орудовала палкой, что, не проявляй я должной бдительности, убийце вообще ничего не нужно было бы делать. Считай, как на аутсорсинг работу отдал.
    На производимый нами шум отреагировала дочь «кентервильского привидения» Надежда. Подозреваю, что она давно открыла дверь и с удовольствием подслушивала. По крайней мере, когда мы спустились на первый этаж, Надежда уже стояла на пороге квартиры, выражая недовольство моим неуважительным отношениям к лицу пожилого возраста. Я не стала спорить, чем чрезвычайно расстроила соседку. Она предвкушала долгое и темпераментное выяснение отношений, с непременным рассказом о начале конфликта и роли в нем давно уехавшей тети Шуры. Сообразив, что скандала не будет, Надежда выразила свое неудовольствие единственным доступным способом: когда я попросила разрешения зайти к ней в квартиру и воспользоваться телефоном, она демонстративно за-хлопнула дверь перед моим носом.
    Я не сомневалась, что джентльмен, приложивший столько усилий, чтобы захватить меня врасплох, не смирится с неудачей, а попытается все же претворить в жизнь свой план. Наверняка он уже выдвинулся на исходную позицию между вторым и третьим этажами, а может, даже поджидает меня у дверей, там, где пять минут назад тусовалось «кентервильское привидение». В квартиру войти он мне не позволит, стало быть, подниматься вверх по лестнице нет смысла. Я открыла подъездную дверь и выскочила на улицу. Подпершая меня «девятка» была на месте, исключая тем самым возможность скрыться на машине. Я резво потрусила в сторону Большой Филевской. Оживленная, иногда даже слишком, улица в это время суток была почти пуста, но зато она хорошо освещалась и буквально в трехстах метрах от моего дома находилось отделение милиции. Я рассчитывала выбежать на дорогу, поймать первую попавшуюся машину и уехать, ну, хотя бы даже к Ивану. Если бы мне повезло, этой машиной вполне могла оказаться патрульная милицейская «газель», регулярно объезжающая микрорайон.
    Мне не повезло… Улица была пустынна, как кошмарный сон Тома Круза в «Ванильном небе». За моей спиной хлопнула подъездная дверь. Человек, выбежавший из дома, особо не заботился о соблюдении тишины. Я, насколько возможно, прибавила скорость. Бежать по обледенелому асфальту не очень приятно, более того, это опасно. Несколько раз я лишь чудом сохраняла равновесие. Утешало одно — мой преследователь находится точно в таком же положении. Если даже он бегает быстрее меня — а скорее всего, так оно и есть, — скользкая дорога сводит на нет это преимущество. Точно так же зимой сильный снегопад и метель уравнивают в правах автовладельцев: добротные немецкие машины приличных марок еле ползут со скоростью двадцать километров в час, а мимо резво рысачат те, кто проголосовал рублем за продукцию отечественного автопрома.
    «Главное — не оборачиваться», — мысленно повторяла я, продолжая трусить в сторону Большой Филевской. Конечно, всегда интересно посмотреть, как далеко ты оторвался от преследователя, но…
    Еще люди, писавшие Библию, подметили, что когда убегающий от опасности человек не оборачивается, у него неплохие шансы на спасение. У человека обернувшегося таких шансов нет. Помните историю с женой Лота? Античные греки также были людьми наблюдательными и оставили в назидание будущим поколениям душераздирающую легенду об Эвридике и не вовремя оглянувшемся Орфее. Опыт предков говорил — оглядываться назад полнейшая глупость. Еще раз прокрутив в голове все эти доводы, я… оглянулась. И тут же пожалела об этом — увиденная картина не добавила оптимизма.
    Во-первых, преследователей оказалось двое. Один из них не очень быстро бежал за мной, стараясь не поскользнуться на ледяных колдобинах. Отрыв у меня был серьезный, посему шансы на спасение оценивались бы как два к одному, если бы не одно обстоятельство… Второй открывал ту самую подпершую меня «девятку», намереваясь включиться в погоню, используя транспортное средство. При таком раскладе выбегать на проезжую часть бессмысленно, там они получат заметное преимущество в скорости и схватят меня, прежде чем я успею поймать машину. Двигаться в сторону отделения милиции дворами тоже небезопасно. Это только около моего дома двор тупиковый, остальные вполне проходимы для легкового транспорта, а значит, и в этом случае мои недруги получат фору.
    Я резвым зайчиком выскочила на Большую Филевскую, в три прыжка пересекла ее и помчалась в глубь Филевского парка, в сторону легендарной «Горбушки» — Дома культуры им. Горбунова. В дни, когда там выступают модные группы, от метро «Багратионовская» через наши дворы стройными рядами идут барышни и молодые люди, все, как один, похожие на Мэрилина Мэнсона. Иссиня-черные или ярко-красные волосы, густо подведенные черным карандашом глаза, кожаные куртки, корсеты, заклепки и пирсинг (корсеты, естественно, только на девушках, все остальное — на представителях обоих полов). Несмотря на устрашающий вид, молодые люди ведут себя мирно, шума производят не больше, чем обычные подростки, когда их собирается больше двух. Для здешних старушек, бывших работниц завода им. Хруничева, некогда выписанных по лимиту из подмосковных деревень, а ныне доживающих свой век в малогабаритных квартирках, нашествие «мэрилин-мэнсонов» является большим культурным событием, дающим тему для разговоров как минимум до следующего концерта.
    Несмотря на неагрессивность любителей альтернативной музыки, я обычно (просто на всякий случай) старалась обойти стороной тусующихся в районе «Горбушки» граждан, но в данную минуту была бы рада встрече даже с толпой разъяренных футбольных фанатов. Увы, в это время суток в Филевском парке не было ни души. На бегу я вытащила из кармана мобильник, пытаясь набрать «02» и с ужасом понимая, что на бегу набрать даже две цифры никак не получается. Надо слегка притормозить, но в этом случае меня догонят. Безвыходная ситуация.
    Не к месту опять вспомнились древние греки. Когда у тамошних драматургов сюжетная линия заходила в тупик, они, не напрягаясь, выводили на сцену «бога из машины», крайне полезный и нужный персонаж, который раздавал всем сестрам по серьгам, сурово карал злодеев и щедро награждал героев. Мне сейчас такой «бог из машины» совсем бы не помешал. Пусть даже он будет божеством не первой величины, а так, мелкой сошкой, отвечающей, скажем, за порядок в отдельно взятом районе «Филевский парк».
    Впереди, между сугробами, мелькнула чья-то тень, и я прибавила шагу. В тусклом свете фонарей было видно, что человек, идущий по соседней аллее, движется очень странно, резко наклонив корпус вперед и выставив перед собой руки. Со стороны казалось, что его тянет вперед некая таинственная сила. Человек пробежал под фонарем, и я опознала «таинственную силу». Ею оказался ротвейлер Бестер из соседнего подъезда. Владелец Бестера Коля приобрел своего пса два года назад, заплатив какие-то совершенно немыслимые по меркам нашего дома деньги. Через неделю весь двор был в курсе, что Коля намерен вырастить чемпиона. Колина жена Люба сшила для Бестера специальный жилет с «патронташем», куда Коля закладывал утяжелители, дабы Бестер во время прогулок наращивал мышечную массу. Миролюбивый и немного глуповатый пес комично смотрелся в камуфляжном жилете, напоминая заблудившегося члена банды батьки Махно. К двум годам из ласкового щенка Бестер превратился в огромного и опасного зверя, не вполне адекватно реагирующего на собачий лай. Ну, не любил Бестер, если рядом кто-то начинал тявкать, сразу рвал с места и подминал под себя проштрафившегося пса. По слухам, в нашем отделении милиции на Бестера было заведено пухлое досье, куда подшивались письменные заявления от владельцев пострадавших собак. Один мужик даже приходил, чтобы застрелить Бестера, но Коля не открыл ему дверь. Мужик долго орал и размахивал охотничьим ружьем, был повязан милицией и доставлен в отделение. Единственное, чего он добился в результате своего демарша, — предупреждения от сотрудников правоохранительных органов о недопустимости такого поведения и справки о том, что Бестер — не бешеный.
    Дважды в год Коля ездил с семьей отдыхать. Летом в Турцию; зимой в Финляндию, кататься на лыжах. На время отсутствия хозяина Бестера оставляли на попечение Колиного тестя, худенького невысокого старичка, идеально подпадающего под описание «божий одуванчик». Заранее предупрежденные владельцы больших и малых шавок предусмотрительно старались сменить время или маршрут своей прогулки. Потому что все понимали: если Бестер рванет, «божий одуванчик» удержать его не сможет.
    Я все еще сжимала в руке мобильный телефон, больше не пытаясь набрать «02». Пока соединят, пока я объясню, что происходит и где я в данный момент нахожусь… Боюсь, что патрульная машина найдет меня не скоро. Разве что весной, когда стает снег, будут обнаружены трупы, всю зиму мирно пролежавшие в сугробах. Такие трупы на профессиональном сленге называются «подснежниками». Если я срочно что-нибудь не придумаю, в весеннем букете для нашей милиции будет на один «подснежник» больше. Волшебный номер «02», четко срабатывающий при других обстоятельствах, в моем случае почти бесполезен. Мне нужен был мгновенный эффект, вроде того, что показывают в рекламе косметических средств: девица наносит на лицо чудо-крем, и прыщи волшебным образом исчезают.
    Мозг, настроенный на решение какой-нибудь проблемы, непременно находит ответ. Иногда это происходит во сне, когда формулы спиртов выстраиваются в логичную периодическую систему; иногда человек идет мыться, погружает тело в ванну, после чего кричит «эврика», и в учебниках физики появляется новая глава. Мой мозг тоже меня не подвел, решение оказалось простым, но гениальным. «Эврика» я кричать не стала, дабы не сбить дыхание, но скорость пришлось убавить. На бегу проделать необходимые манипуляции с телефоном не представлялось возможным. Я в очередной раз ругнулась, что купила миниатюрный аппарат с маленькими кнопочками. Сейчас гораздо больше пригодилась бы старомодная, неуклюжая трубка с кнопками, не уступающими по размерам компьютерной клавиатуре. Зайдя в диспетчер файлов, я нашла папочку «Аудио», а в ней, в свою очередь, «запись № 7». С периодичностью примерно раз в неделю дочь закачивает в мой телефон мелодии, которые, с ее точки зрения, должны мне понравиться. Так у меня появилась заставка к «Секретным материалам», главная тема из «Звездных войн» и почти весь Эминем. Но сейчас мне требовалась именно «запись № 7». Я нажала кнопку «воспроизвести», и в тишине ночного парка зазвучал заливистый собачий лай.
    Бестер резко затормозил и завертел головой. Определив источник звука, он, не задумываясь, ринулся в мою сторону прямо через сугробы. Дедушка «божий одуванчик» выкрикнул нечто невнятное вроде «стой», пес никак не отреагировал (за хозяина он держал Колю, считая остальных существами низшего порядка). Мощный рывок, и вот уже дедуля заскользил по снегу на животе, не выпуская из рук поводка, как какой-нибудь красный партизан, пойманный белогвардейцами и привязанный ими к конскому хвосту. Бестер, похоже, даже не заметил дополнительного веса — не зря же Коля столько времени тренировал его с утяжелителями. На всякий случай я бросила телефон на тропинку. Не хватало еще, чтобы пес сбил меня с ног и нацелился на горло. Мой телефон воспроизводит мелодию четыре раза, после чего выключается. Когда Бестер перепрыгнул через последний сугроб и остановился рядом со мной, телефон выключился. Пес стоял молча и тяжело дышал, высунув большой розовый язык. Дедушка «божий одуванчик», по-прежнему не выпуская из рук поводка, копошился в сугробе, судорожно пытаясь встать на ноги. Я оглянулась. Мои преследователи растворились среди деревьев, не желая связываться с Бестером. Минут пять пришлось повозиться, чтобы вытащить дедушку из-под снега. «Божий одуванчик» был настолько выбит из колеи своим неожиданным и неприятным вояжем, что даже не поинтересовался, что я делаю в парке одна в это время суток и куда, собственно, подевалась нахальная собака, спровоцировавшая Бестера на рывок Дедуля был искренне благодарен, что я вытащила его из сугроба, и согласился проводить меня до квартиры. Добрались мы благополучно, никого по дороге не встретив. Враги (я была уверена, что они никуда не уехали, а затаились где-то в темноте) должны были кусать себе локти от злости. Открывая дверь в квартиру, я от всей души чмокнула Николая Андреевича — «божий одуванчик» оказался тезкой своего зятя — в щеку.

Глава 34
Трех королей разгневал он, и было решено, что навсегда погибнет…

    Часовая стрелка на циферблате показывала три часа ночи, а я все никак не могла заснуть — не отпускало нервное напряжение. Не помогли даже такие проверенные вещи, как настойка пустырника, поглощаемая каждые полчаса, подсчет в уме овец и чтение невероятно занудной книги. Промаявшись до рассвета, я надела на нос прищепку, позвонила редакционному секретарю Леночке (у нее маленький ребенок, поэтому работает она по сдвинутому графику и в конторе появляется на час раньше остальных) и обрадовала ее тем, что у меня, кажется, насморк, переходящий в гайморит, но больничный я брать не хочу, отлежусь денек дома. Леночка поохала, сказала, что непременно передаст руководству, пожелала держаться, не раскисать и повесила трубку.
    Не знаю, знакомо ли вам неприятное ощущение, когда после бессонной ночи ты совершенно разбит, но при этом по-прежнему не можешь спать. Перевозбужденный организм проявляет чудеса живости, отвергая заслуженный отдых.
    Я бродила по квартире, гипнотизируя стрелки часов. Звонить Ваньке раньше одиннадцати — пустая трата времени, к телефону не подойдет даже под угрозой расстрела. От нечего делать я сняла с магнитной доски и рассортировала ненужные записочки. Таковых оказалось немало, почти половина прозрачной папки-файла. Пока я возилась с бумагами, проснулась дочь, задумчиво проследовала в ванную комнату, затем на кухню, где мы дернули по чашке кофе. Дочь отправилась в школу, часовая стрелка медленно подползла к девяти; звонить еще рано… Я вышла на улицу, вынесла мусор. Вчерашней «девятки» не было, рядом с моей машиной стояла «киа шума» соседа Володи. Неподалеку мой вчерашний спаситель Николай Андреевич выгуливал Бестера. Я осторожно, дабы не нервировать пса, помахала им рукой. Николай Андреевич просиял, радостно махнув мне в ответ. Вернувшись домой, я бросила взгляд на часы — половина одиннадцатого; ждать больше не могу, буду звонить, пора ему просыпаться. Ванька снял трубку после пятнадцатого гудка и несколько отрешенным голосом произнес:
    — Алло…
    — Ваня, привет. Это я.
    С минуту или даже более он пытался сообразить, кто такая эта наглая «я», разбудившая его в столь ранний час. Мне показалось, что идентифицировал он только пол собеседника, но на всякий случай попытался воззвать к совести нарушительницы его сна:
    — Ты на часы смотрела?
    — Ваня, проснись и попробуй вникнуть в то, что я тебе сейчас скажу, это важно, — выпалила я, начисто проигнорировав фразу о часах. — Ваня, меня вчера хотели убить.
    — Похоже, у них это не получилось, — с грустью констатировал мой друг.
    — Ты сам-то понял, что сказал?! — возмутилась я.
    — Понял, — механически откликнулся Иван и сладко зевнул.
    — Тогда повтори, — потребовала я.
    — Вчера тебя хотели убить… — начал было Иван, но тут до него дошло, он мгновенно проснулся и заорал мне прямо в ухо: — Ты цела? Что случилось? Милицию вызывала?
    — Цела… — успокоила я приятеля. — Что случилось, долго рассказывать. Я сегодня отпросилась с работы, так что, если у тебя будет свободное время, заезжай. Милицию не вызывала. Повода не было.
    — Держись, — закончил разговор Иван. — Я обязательно сегодня к тебе заеду.
    Я положила трубку и пошла на кухню ставить чайник и доставать из морозилки слоеные булочки. Через полчаса, когда Иван позвонил в дверь, в квартире пахло ароматной выпечкой и свежезаваренным чаем.
    — Для жертвы, — торжественно заявил Иван прямо с порога, — ты удивительно хорошо выглядишь.
    Мы сидели на кухне, пили чай, и я обстоятельно, стараясь не упускать подробностей, рассказывала о вчерашнем происшествии. Иван пожелал осмотреть место, где разворачивалась драма. Мы вышли из квартиры и поднялись на пролет выше. К сожалению, наша уборщица Тамара добросовестно относится к своей работе, поэтому никаких следов ночного гостя на площадке не осталось, пол был чисто вымыт, окурки из баночки выброшены в мусоропровод. Осмотр ничего не дал, мы вернулись в квартиру.
    — Ну, что я могу сказать, — подвел итоги Ванька. — Прекрасно, просто прекрасно… Совершенно очевидно, что мы идем в правильном направлении. Мы вышли на след убийцы, причем подобрались к нему очень близко.
    Я напомнила, что мужиков было двое, и не думает ли Иван, что в Москве орудует шайка маньяков. Иван вполне резонно возразил, что о маньяках речь давно не идет. Совершенно очевидно, что, как мы и предполагали, убийца — кто-то из знакомых.
    — Напряги память, — увещевал меня Иван, — кто из подозреваемых знает твой адрес?
    Я задумалась, потом уверенно заявила:
    — Этот знает, который Илья-2, с Белорусской. Он такси заказывал по телефону и спрашивал, в каком подъезде я живу. И тот, который с Марианной, Андрей… Тоже знает, они подвозили меня до дома и даже видели, что я живу на втором этаже.
    Тут я вспомнила кое-что еще.
    — Ваня, — мой голос сорвался, как у трагической актрисы, исполняющей роль Кручининой, — я знаю, чьих это рук дело. Но доказать это нам не удастся. Это Вячеслав, Женькин отец. Помнишь, Эльжи рассказала ему, где я живу? Из всех подозреваемых он — единственный, кто специально интересовался моим адресом. В остальных случаях это было просто стечение обстоятельств — именно в те разы я была без машины. Кроме того, у Андрея денег особых нет, у Ильи они, может, и есть, но не такие уж большие, чтобы нанять убийцу. А вот у Вячеслава финансовые возможности очень даже позволяют… Чтобы самому не пачкаться, а убрать меня чужими руками.
    — Согласен, — кивнул Иван. — Но у остальных есть возможность убрать тебя своими собственными руками. И деньги не тратить, и удовольствие получить.
    Иван отлепил все оставшиеся записочки с магнитной доски, оставив на ней только распечатанные фотографии Ильи и Андрея.
    — Эх, жаль, Вячеслава нет, картина неполная получается.
    Я молча взяла лист бумаги, написала на нем «Вячеслав» и повесила рядом с двумя другими кандидатами в преступники.
    — Будет тебе фотография, — пообещала я Ивану. — Сегодня позвоню Георгию и попрошу у него. Он же на вечеринке снимал.
    Ванька тем временем сел на диван, изобразив на лице усиленную работу мысли (выпученные глаза и нахмуренный лоб). Посидев так минут пять, он глубокомысленно произнес:
    — Знаешь, если подумать хорошенько, то самый подозрительный — это Илья.
    — Аргументируй, — потребовала я.
    — Андрей тебя когда подвозил? Давно! Это первое. Думаешь, он полгода ждал, чтобы потом вдруг, от нечего делать, устроить засаду? Второе: совершенно не доказана его связь с Женькиным прошлым. Что остается? Твои голословные утверждения, что он похож на маньяка и пьет успокоительные таблетки… И все. Маловато для обвинения, не убеждает.
    Иван еще немного подумал и добавил:
    — К тому же ты вроде говорила, что он ногу ломал и был в гипсе в то время, когда убили Петра. Снимай-ка ты его фотографию. Скорее всего, он тут ни при чем.
    Я даже не двинулась с места:
    — Ты, Ваня, не берешь в расчет, что про сломанную ногу он рассказал мне по телефону. Я его в гипсе не видела, вычеркивать его рановато. Так что… Трое у нас подозреваемых, трое.
    Ванька нетактично захихикал и продекламировал:
    — Трех королей разгневал он, и было решено, что навсегда погибнет Джон Ячменное Зерно…
    Это было так неожиданно и так нелепо, что я не выдержала и тоже захохотала в голос, чувствуя, как постепенно спадает нервное напряжение. Отсмеявшись, я зевнула. Иван тут же засобирался домой:
    — Тебе надо поспать, Ань. Я поехал. Позвоню тебе вечерком, может, что надумаю….

Глава 35
Романтическая встреча

    Два дня никто из подозреваемых мальчиков не давал о себе знать. На третий день меня разбудил телефонный звонок. Спать хотелось так сильно, что я натянула одеяло на голову в надежде, что респондент устанет и отключится. Телефон замолк, но через мгновение зазвонил снова, тут до меня дошло, что звучит тема из сериала «Секс в большом городе», а стало быть, звонит Георгий. Три долгих дня я ждала этого звонка, а теперь прячусь под одеялом. Я резко вскочила, совершенно забыв, что в кровати у меня лежит занудная книга, используемая в качестве снотворного. Книга упала, я запуталась в одеяле, но все же успела поднять с пола телефон.
    — Я не помешал? Может, ты занята, — поинтересовался мягкий и такой приятный голос.
    — Нет, ничего… Молодец, что позвонил, — невнятно ответила я, пытаясь придумать тему для разговора.
    Впрочем, темы были: вечеринка у Вячеслава, маленькое расследование, которое Георгий должен был провести, и вчерашнее происшествие. Другой вопрос, что разговаривать ни на одну из этих тем мне совершенно не хотелось. От досады я даже заскрипела зубами.
    — Ты в порядке? — встревожился Георгий, и мне стало очень приятно от мысли, что он волнуется за меня.
    — Можно сказать, что в порядке, — ответила я. — Но кое-что вчера произошло.
    — Что?
    — Ты разговаривал с Вячеславом?
    — Практически нет. Я привез ему диск, он отдал мне деньги, поблагодарил, сказал, что в случае чего опять меня пригласит…
    — И ты ничего не узнал? — невежливо перебила я.
    — Извини, — Георгий вроде как смутился, — не удалось. Он был не расположен к беседе. Я к нему в офис заезжал, там вообще невозможно разговаривать. Без конца люди заглядывают, телефон звонит, секретарша шуршит. А что случилось-то?
    Я ничего не ответила. Одно дело — рассказывать страшилки проверенному другу Ване, совсем другое — откровенничать с мужчиной, который нравится и с которым хочется беседовать совсем на другие темы.
    — Алло, алло, — нетерпеливо произнес мой собеседник.
    Того гляди, решит, что связь прервалась, и повесит трубку. Я набралась смелости и внесла предложение встретиться сегодня днем где-нибудь в городе.
    — А ты разве не на работе? — удивился Георгий.
    Пришлось сознаться, что я обманула коллег, но обманула не сильно. Хотя у меня и не было насморка, самочувствие после вчерашних событий оставляло желать лучшего. Услышав про вчерашние события, мой собеседник повторил свой вопрос.
    — Если в двух словах, — начала я, — то меня вчера хотели угробить. Но, в силу невероятного стечения обстоятельств, им это не удалось.
    — Ты шутишь, — полувопросительно-полуутвердительно произнес Георгий. — Кому это «им»? И почему ты решила, что «они» хотели тебя убить?
    Я ответила, что рассказывать долго и не хотелось бы говорить об этом по телефону. Георгий понял, что от встречи ему не отвертеться, мы забились на шесть часов в ресторане «Ноа», что в Проточном переулке.
    Времени оставалось совсем немного, а дел — дел было невпроворот. За неполные четыре часа мне нужно было вымыть и уложить голову, ликвидировать на лице последствия вчерашнего стресса и, самое главное, — решить, в чем же я пойду на свидание. Главная цель всех моих свиданий за последние несколько месяцев состояла в том, чтобы определить, кто причастен к смерти Евгении. Как любят повторять в голливудских боевиках, «ничего личного, это всего лишь бизнес». Сегодняшнее свидание к «бизнесу» отношения почти не имело, а носило, напротив, сугубо личный характер. Поэтому впервые в полный рост встал вопрос «что надеть». Очень жаль, что на дворе зима. Летом у женщины гораздо больше возможностей одеться обольстительно. Зимой же приходится долго думать, прежде чем найдешь правильный вариант.
    Кстати, один приятель на полном серьезе уверял меня, что искренне не понимает, почему женщины так много внимания уделяют одежде, в которой собираются прийти на свидание. Он утверждал, что мужчины смотрят на это иначе. «Если женщина нравится, — любил повторять он после четвертой кружки пива, — то все равно, что на ней надето. Если не нравится — тем более все равно».
    Я верю в это наполовину. Если мужчина, с которым я иду встречаться, интересует меня не сильно, я руководствуюсь вышеприведенным постулатом. Но если мужчина меня «зацепил»… Никакие силы на свете не убедят меня, что ему все равно, как я выгляжу.
    Через полтора часа я сидела на диване с вымытой и уложенной головой и пыталась решить, смогу ли я вести машину в вечерних сапогах на высоченной шпильке. Эти сапоги были куплены год назад в минуту слабости. Я предпочитаю практичную обувь на низком каблуке (летом, когда хочется пощеголять в красивых босоножках, я специально держу в машине шлепанцы и переобуваюсь, когда сажусь за руль). За год я надевала сапоги один раз. Учитывая их немереную стоимость, данный актив я использовала явно недостаточно.
    Можно считать, что с обувью определилась. До Проточного на машине рукой подать, как-нибудь доеду. Вторым номером стала пышная юбка длиной до колена, купленная под нажимом подруги — «Аня, ну сколько можно ходить в джинсах». Завершила ансамбль симпатичная кофточка, подаренная после приобретения юбки расчувствовавшейся по-другой.
    В половине шестого я была готова к свиданию. В последний момент, уже стоя в дверях, я подумала, что все же нехорошо концентрироваться только на устройстве личной жизни, надо и о деле немного поговорить. Я вытащила из коробки прозрачный файл с чеком из магазина «Эльдорадо» и вложила туда же фотографию верхнеяйвинских школьников. Покажу Георгию, вдруг его посетят какие-нибудь мысли по этому поводу.
    Без пяти шесть я припарковалась в Проточном, как раз напротив ресторана. Не успела я выйти из машины, как позвонил Георгий и сообщил, что уже ждет меня внутри.
    Он сидел в углу, на диванчике. Когда я вошла, помахал мне рукой. Проходящий мимо официант вежливо улыбнулся и сказал: «Ваш мужчина сидит вон там…» Это «ваш мужчина» звучало безумно приятно, у меня не хватило духу возразить, что мужчина совсем не мой и еще неизвестно, будет ли моим.
    Я подошла к столику, «мой мужчина» встал, поцеловал меня в щеку и галантно отодвинул стул, дабы я могла сесть. Я полузабытым жестом подхватила юбку и аккуратно села, пристроив на край стола папку с уликами и фотографией.
    Георгий сел напротив, протянул мне меню.
    — Я уже заказал себе кое-что, — сказал он, — а тебе сок попросил принести свежевыжатый. Я ведь не знаю пока, что ты любишь.
    Я отметила это «пока» — стало быть, он, как минимум, собирается встретиться еще раз.
    После всех Женькиных «женихов», после пережитого вчера страха непривычно было ощущать себя женщиной, которой оказывают внимание. Я покраснела и, чтобы скрыть это, уткнулась носом в меню. Георгий тем временем взял в руки файл, внимательно рассмотрел лежащую сверху фотографию, после чего заметил:
    — Да, это тот самый снимок. Где, ты говоришь, его взяла?
    Я уже собралась ответить, но в этот момент подошел официант. Он поставил на стол стакан сока, креветки и поинтересовался, выбрала ли я что-нибудь. Я сделала заказ, официант сообщил, что ризотто придется подождать, мы кивнули, что согласны, и он наконец ушел. Георгий выразительно посмотрел на меня и вернулся к теме фотографии:
    — Ты говоришь, что точно такая же фотография есть еще у нескольких человек?
    Я кивнула:
    — Да. Как минимум, у двоих. Одну ты сам видел у Вячеслава в кабинете. Другую я видела у того парня с Белорусской.
    — Это у которого? — поинтересовался Георгий, виновато улыбнулся и пояснил: — Я, если честно, уже запутался в твоих подозреваемых.
    Господи, всего четыре, нет, даже три дня назад я ему все подробно рассказала, а он уже забыл! С другой стороны, я в этом «варюсь» уже несколько месяцев, я хорошо знала Женьку, а для него она лишь одна из многих девочек, которых он фотографировал. И вообще, эта его реплика как раз и говорит о том, что он пригласил меня ради меня самой, а не для того, чтобы выяснить подробности убийства Женьки. Я сделала глубокий вдох-выдох и начала…
    — …А в подъезде меня кто-то ждал. Причем их было двое. Один гнался за мной, а второй в это время машину заводил, — закончила я свой рассказ.
    — Ты успела их рассмотреть? — разволновался Георгий. — Сможешь, если что, описать их в милиции?
    — Во-первых, в милицию идти я не собираюсь. Что я им скажу? Что какой-то мужик стоял в подъезде, а потом побежал за мной? И что? Мало ли, пьян был, перепутал… А тот, второй, — с чего я взяла, что они вместе? Нет, милиция меня даже слушать не будет.
    — Тогда такой вопрос… — Георгий взял меня за руку. — Я очень беспокоюсь о тебе, Аня. Ты узнаешь этих людей, если вдруг они захотят повторить попытку нападения?
    Я отрицательно помотала головой. Было темно, я бежала, обернулась только один раз. Вряд ли я смогу даже рост назвать правильно.
    — Интересно, — задумчиво произнес Георгий, — что же там случилось… Кто эти люди на фотографии?
    — Один из них точно в Москве, вот этот, — я вытащила фотографию из файла и показала на двоечника. — Мне Женя говорила, что этот парень в Москву перебрался. Она вроде даже имя его упоминала… — Я попыталась вспомнить. — Какое-то совсем простое имя… Точно, Васька, его зовут Васька.
    — Среди подозреваемых ни одного Васьки нет, — заметил мой спутник и вытащил из файла чек из «Эльдорадо». — А это что такое?
    — Это мы нашли в Жениной комнате. — Я опять густо покраснела. — Обыск сделали и нашли.
    — И как ты рассчитываешь использовать данную улику? — продолжал допытываться Георгий.
    В его голосе появились снисходительные нотки. Я сама прекрасно понимала, что улика довольно дохленькая, но признаваться в этом не хотелось. Это что же, он считает, что мы с Иваном занимались несколько месяцев сущей ерундой?
    — Видишь, здесь есть цифры, номер кредитки… Правда, не весь.
    — Точно, — подхватил Георгий, — не весь. Не хватает каких-то одиннадцати цифр.
    Но путем подбора мы их, конечно же, установим, после чего преступник, считай, уже за решеткой.
    Я с подозрением посмотрела на него. Он сидел невозмутимо серьезный, но глаза его выдавали.
    — Издеваешься, — со вздохом констатировала я.
    — Издеваюсь, — покорно согласился он и поднял руки: — Все, сдаюсь… Не убивай меня!
    — Я понимаю, Гоша, что это кажется глупым. Да, здесь не хватает одиннадцати цифр… Но если среди Жениных знакомых есть человек, на кредитной карточке которого первая цифра — четверка, а последние три — пятерки и девятка, то с очень большой долей вероятности именно он и приобрел музыкальный центр.
    Георгий немного подумал и согласился со мной. Но тут же заметил, что мы не можем расспрашивать людей об их кредитных кар-точках.
    — А когда ты с Жениными «женихами» встречалась, кто-нибудь из них расплачивался картой? — неожиданно оживился он.
    — А как же… Стоматолог Григорий.
    — Чек из ресторана ты, конечно, не догадалась забрать? — спросил Гоша.
    — Не догадалась, — поникла я. — Но когда я с ним встречалась, Петр был еще жив… Мы не знали о существовании чека. И потом, Григория мы все равно вычеркнули за отсутствием веских улик в его адрес.
    Я поделилась нашими с Ванькой мыслями на этот счет.
    — Говоришь, ее видели в черной машине, — задумчиво произнес Георгий. — Это уже кое-что.
    — Это ровным счетом ничего, — резко перебила я. — Черная машина у Вячеслава — «ауди», черная машина неизвестно какой марки у Ильи с Белорусской. Наконец, черная машина у Андрея.
    Я положила фотографию и чек обратно в файл, скрутила все в трубочку и запихнула в сумку. Около нашего столика возник официант с подносом в руке. Принесли мое ризотто и какое-то горячее для Георгия.
    — Анечка, — мягко начал мой спутник, — давай немного отвлечемся от этой темы.
    Я кивнула. В самом деле, расследование расследованием, но не надо забывать и о личной жизни. Тем более что у меня в последнее время — если совсем честно, не только в последнее — на личном фронте полное затишье.
    Остаток вечера мы больше не вспоминали Евгению, убийства, братца Петю и таинственную фотографию. Гоша рассказывал мне забавные эпизоды из своего детства. Как он выпросил у папиного друга дорогущий объектив, потому что с его помощью надеялся сфотографировать раздевающуюся одноклассницу, живущую в доме напротив. И частично ему это даже удалось. Он успел настроить нужным образом объектив и дождался, когда одноклассница начала готовиться ко сну. Идиллию нарушила бабушка, заинтересовавшаяся, почему в комнате внука стоит такая подозрительная тишина. Бабушка тут же доложила о его «преступлении» родителям.
    — Я ужасно боялся, что меня выпорют, — улыбнулся Георгий, — но все обошлось. Отец отобрал у меня объектив и пригрозил, что не купит новый фотоаппарат. С тех пор я не очень любил бабушку и частенько устраивал ей всякие мелкие пакости.
    — Это какие? — поинтересовалась я.
    — Не здоровался, когда мы приезжали к ней в гости. Меня стыдили, а я еще демонстративнее не здоровался. Я в детстве очень упрямый был. — Он снова застенчиво улыбнулся, а потом попросил: — Расскажи о себе.
    Я задумалась. Хорошая фраза «расскажи о себе». Есть люди, которые в ответ на такую просьбу поведают «the story of mу life», начиная с того момента, как его (ее) вынесли из родильного дома. При этом рассказчик не сомневается, что все эти сведения тебе чрезвычайно интересны. С точки зрения рассказчика иначе и быть не может, ведь ты сам спросил. Я же всегда начинаю думать, что именно хочет узнать обо мне собеседник. Возможны варианты. Первый: он спросил просто из вежливости, на самом деле я его вообще не интересую, и он не ждет в ответ подробного повествования. Но это, я надеюсь, не наш случай. Если бы я Георгия не интересовала, он никуда бы меня не пригласил. Второй вариант предполагает, что в ответ на свои откровения о молодых годах он ждет рассказов о моем детстве. Ну и третий вариант: если я его действительно интересую, он хочет узнать, как я живу в настоящий момент.
    На всякий случай я уточнила:
    — Тебя что конкретно интересует? Как я училась ездить на велосипеде в одиннадцать лет, заехала в канаву и с тех пор больше не сажусь на этот вид транспорта?
    Георгий внимательно посмотрел на меня, а потом начал смеяться. Я собиралась было обидеться, но он смеялся так заразительно, что мою обиду как ветром сдуло. Я вспомнила свой первый и последний выезд на велосипеде, заросшую крапивой канаву, куда я смертельно боялась свалиться…
    — Я знала, что свалюсь туда, еще когда садилась на велик. В канаве крапива росла, высокая, мне тогдашней до плеч доходила. Очень жгучая. Я боялась канавы, боялась крапивы, но мой велосипед поехал прямо туда. — Я рассмеялась: — Причем я старалась вывернуть руль, но он меня не слушался. Фантастика, фильм ужасов, почти по Стивену Кингу.
    Неожиданно Георгий поменял тему и спросил:
    — Я провожу тебя до дома, если ты разрешишь?..
    Мама дорогая — как это прозвучало! Подобные интонации в голосе мужчины я слышала только один раз в жизни, и то звучали они с экрана. Как-то раз мы со школьной подругой сбежали с уроков и пошли на дневной сеанс в кинотеатр «Киев», что на углу Киевской улицы и набережной Шевченко. Сейчас в этом помещении расположился театр «Мастерская Петра Фоменко», а тогда там был маленький кинотеатрик, где частенько показывали картины, не идущие в широком прокате. В тот день в «Киеве» демонстрировался фильм «Жизнь взаймы» по мотивам одноименного романа Ремарка. В главной роли — почти не известный тогдашнему московскому зрителю Аль Пачино. Одноименный роман был зачитан мной до дыр, поэтому вольная американская трактовка произведения поначалу очень смутила. Главный герой, правда, остался гонщиком, но сменил национальность и родину. Теперь его звали Бобби Дирфилд и был он родом из Нью-Арка. А потом появилась главная героиня, и я простила автору сценария и режиссеру все — настолько она была хороша. Из книги я помнила, что героиня приехала умирать, поэтому денег не жалела, понимая, что золотые ручки к гробу не приделаешь. И купила она пять платьев от Баленсиага, потратив на это почти всю имеющуюся в ее распоряжении сумму. Помню, я еще пыталась представить, как же должны выглядеть платья, за которые отваливают столько денег. До сих пор не представляю, между прочим.
    Так вот, в том фильме Пачино ходил по бутикам вместе с героиней. И когда она вышла из примерочной в длинном черном платье, он произнес следующее: «Я куплю вам это платье… если вы позволите».
    Фактов, потрясших воображение, было два. Первый — что мужчина сам вызвался купить платье, а второй — что этот свой шаг он не расценивал как некое благодеяние, а робко интересовался, не обидит ли он этим понравившуюся женщину.
    Я молчала, Георгий понял мое молчание неправильно, смутился и повторил:
    — Если ты не возражаешь, я бы хотел проводить тебя.
    Я извинилась и сказала, что мне срочно нужно в туалет. На самом деле мне хотелось немного привести в порядок мысли. Предстояло решить очень важный вопрос, а именно: удобно ли будет в первую же встречу пригласить его к себе на чашку кофе? Вообще-то у меня железный принцип, к себе домой я никого не приглашаю. Но мне почему-то очень хотелось, чтобы Георгий заглянул ко мне, увидел, как я живу. Не торопясь, я мыла руки, рассматривала себя в зеркало и пыталась прийти к какому-нибудь решению: да или нет, приглашать — не приглашать, «быть иль не быть — вот в чем вопрос». Так ничего и не решив, я вернулась в зал. Георгий разговаривал по мобильнику, причем по выражению лица даже издалека было видно, что разговор неприятный. Когда я подошла к столику, он закончил разговор торопливым:
    — Да, да, я скоро приеду.
    После чего выключил мобилу и грустно посмотрел на меня:
    — Анечка, извини, не судьба. Позвонили с пульта охраны, в моей квартире сработала сигнализация. Надо срочно ехать.
    Я почувствовала одновременно разочарование и облегчение. Разочарование, потому что я все же рассчитывала на продолжение свидания, и облегчение, потому что теперь можно было не мучиться вопросом — приглашать или не приглашать. Обстоятельства решили за меня.
    Официант принес папочку с оплаченным счетом. Георгий вынул оттуда кредитку, оставил чаевые.
    — Ну что, пошли? — спросил он.
    Мы вышли из ресторана. Мой спутник поинтересовался, где я припарковала машину. Я гордо показала на свою «шкоду».
    — Отличная машина, — похвалил Георгий. — А моя вон стоит.
    Он указал на черный «фольксваген-пассат». Ничего себе машинка для равнодушной к материальным благам творческой единицы. Вслух я отметила, что его машина все же получше моей будет. Он улыбнулся и… продолжал идти рядом.
    — Тебе же нужно ехать, — напомнила я.
    — Я провожу тебя хотя бы до машины, раз не получается проводить до дома, — ответил он.
    Мы подошли к моей машине, и возникла обычная в таких случаях неловкая пауза. Когда люди хотят еще что-то сказать друг другу, но не решаются, поскольку знакомы слишком недавно.
    — Ну, — смущенно сказала я, — поеду я, пожалуй.
    — Я позвоню тебе, когда разберусь с делами, — пообещал он. — Ты не будешь спать?
    — Нет, не буду.
    В каждом из нас дремлет прорицательница Кассандра. В особо значимые моменты нашей жизни Кассандра просыпается и выдает прогноз на ближайшее будущее. Правда, далеко не всегда мы сразу можем оценить собственную проницательность. В данную минуту, говоря, что «я не буду спать», я имела в виду всего лишь, что подожду звонка Георгия. Но мне и в кошмарном сне не могло привидеться, что спать я не буду до четырех часов утра.
    Я села в машину и, отъезжая, успела заметить, что Георгий направляется к своему «фольксвагену», на ходу набирая чей-то номер на мобильнике.

Глава 36
Лицо со шрамом

    Я ехала домой в отличном настроении. Радио не стала включать — когда поет душа, дополнительные стимуляторы не нужны. От избытка чувств я начала напевать песенку из старого-старого, но очень милого кинофильма «Сердца четырех»: «Все стало вокруг голубым и зеленым… Теперь от любви не уйти никуда, не уйти никуда». Меня не смущало, что на дворе первый месяц зимы и до весны еще долго. Согласитесь, весна — это состояние души. Оно либо присутствует, либо нет. И когда такое состояние присутствует, просто не замечаешь пронизывающего ветра, метели и минус пятнадцати за бортом. Называется это душевным подъемом. По рассказам обеих моих бабушек, 9 мая 1945 года выдалось чудесным и солнечным. Если верить Гидрометцентру, тот день был холоден и дождлив, но в людской памяти остался теплым и безоблачным.
    Неожиданно я ощутила жгучую потребность поделиться с кем-нибудь своим счастьем. Состояние перед влюбленностью — это тоже счастье, не меньшее, чем сама влюбленность. Самой лучшей кандидатурой для получения доли моего счастья представлялся друг Иван. На площади Киевского вокзала горел красный огонек светофора. Воспользовавшись этим, я полезла в сумку за телефоном. Сверху лежала свернутая в трубочку папка с уликами. Я вынула ее и обнаружила, что фотография замялась. Я не учла, что напечатана она не на современной фотобумаге, тонкой и гибкой, а на плотной советской, толщиной напоминающей картон. За время лежания в сумке на фотографии появились заломы. Я распрямила снимок, достала из кармана на дверце машины толстый атлас автомобильных дорог Москвы и положила фотографию в него. Пусть немножко полежит под прессом, выровняется, а дома проглажу утюгом с изнанки. Когда-то я так сушила гербарии. Я положила атлас на место, достала телефон, но тут зажегся зеленый, и я поехала дальше.
    Около подъезда мест, как водится, не оказалось. В нашем дворе ввиду отсутствия достаточного места для парковки действует закон тайги: кто первый приехал, тот и встал. Придется ставить машину рядом с соседним домом, прямо под окнами. Хорошо еще, что на первом этаже расположен офис, поэтому вечерами там никого нет, но я все равно не люблю оставлять там свою «ласточку», памятуя историю с разбитым задним стеклом (все же есть шанс, что разбили его не летящие по ветру ветки, а некий предмет, пущенный уверенной рукой с балкона).
    Припарковав машину, я некоторое время в задумчивости постояла около задней дверцы. Мне категорически не нравилось, что правое заднее колесо немного свисает с бордюра, но перепарковываться было лень, по-этому я поставила машину на сигнализацию и беззаботной походкой человека, только что вернувшегося с романтического свидания, направилась к подъезду. Откуда-то справа из палисадника навстречу мне направлялся высокий мужчина худощавого телосложения (так потом его опишет с моих слов дознаватель в милицейском протоколе). Поравнявшись со мной, мужчина издал неопределенный звук типа «хэ» и… со всей силы дал мне в лоб, одновременно пытаясь вырвать у меня сумку. Как мне потом объясняли в милиции, самое правильное поведение в такой ситуации — отдать сумку без боя. Однако самая правильная модель поведения лично мне правильной не кажется. Первая мысль, которая меня посетила в тот момент, — мужик сошел с ума, сейчас он придет в себя и отдаст мою сумку. Но помешательство затягивалось. Сумку я из рук не выпускала (там документы на машину, и вообще, какого черта я должна вот так отдавать свое добро), этот тип продолжал ее вырывать и при этом свободной рукой бил меня по лицу. Я рассвирепела и начала бить в ответ. Бить неэффективно, забыв, что самое лучшее — врезать между ног. Вместо этого я пыталась дотянуться до его лица. Опыта в уличных драках у меня совсем никакого, поэтому большая часть моих ударов проходила мимо, лишь пару раз мне удалось попасть в цель. Простая мысль позвать на помощь тоже не пришла в голову. Наконец мужику надоело со мной бороться, он сильно толкнул меня в грудь, я упала, и ему удалось-таки вырвать сумку. Но если он полагал, что инцидент на этом исчерпан, он глубоко ошибался. Я немедленно вскочила на ноги и бросилась в погоню. Позже, в милиции, когда в своем повествовании я дошла до этого места, опер поинтересовался, зачем я погналась за грабителем. Я удивленно посмотрела на непонятливого стража порядка и объяснила: «Как зачем? Отобрать сумку».
    Злоумышленник бежал не очень резво, я бы даже сказала, с ленцой. Догнать его не составит труда, приблизительно возле кондитерской я его настигну, прыгну на спину… Продумать дальнейшие действия я не успела, так как грабитель на ходу нырнул в поджидавшую его возле кондитерской темную «девятку» или «восьмерку» (точнее определить было трудно, поскольку машина стояла к Филевскому парку передом, а ко мне, соответствен-но, задом). Она резко тронула с места, колеса заскользили на обледенелом асфальте, водитель поддал газу, и «девятка» понеслась прочь. Мощный выброс адреналина в кровь диктовал одно — в погоню! Лошадей в моей машине примерно столько же; если я буду выжимать газ до упора, у меня есть шанс их догнать. К тому же по дороге можно будет подключить к погоне сотрудников ГИБДД. Я бросилась к своей машине, но вдруг почувствовала на губах какую-то горечь. Ощупала лицо, мокрое и липкое. Я внимательно рассмотрела ладони: кажется, это кровь. В электрическом свете она казалась не красной, а почти черной. Откуда столько крови? Я засунула в рот палец (плевать на гигиену!) и осторожно ощупала один за другим все зубы. Вроде все целы и даже ни один не шатается. Уже неплохо. Куда как хуже выплюнуть себе в ладонь половину челюсти. Погоня отменяется, потом я от крови салон не отмою.
    Итак, сумку все-таки украли. Наличных денег у меня с собой было немного, гораздо хуже, что в сумке лежали права, кредитные карточки и мобильник. И ключи, ключи от квартиры… Стоп! А где ключи от машины? Я точно помню, что несла их в правой руке. Наверное, во время драки они упали. Я вернулась на то место, где на меня напали, и тщательно исследовала его. Ключи обнаружились в стороне, видимо, отлетели от удара. Это хорошо, одной проблемой меньше. Погоня, правда, отпадает: за время, что я искала ключи, преступники могли спокойно доехать до МКАД и скрыться в области. Первоочередная задача сейчас — добраться до милиции. На полпути к отделению я встретила патрульную машину, которая и доставила меня до места.
    Мой опыт общения с сотрудниками милиции более чем скудный. В милиции я была всего пару раз, причем оба раза по поводу прописки. Паспортный стол напоминал средней руки офис (если абстрагироваться от того факта, что мужской персонал данного офиса ходил в форме), где люди в основном заняты бумажной работой. Дежурная часть милиции офис не напоминала вообще, и, хотя бумажная рутина здесь тоже присутствовала, в чем я убедилась в течение ближайших двух часов, основной упор все же делался на живую, непосредственную работу с населением. Поскольку в дежурку попадали далеко не самые законопослушные представители населения, в углу располагалась большая клетка, которая, как я слышала от людей, попадавших в милицию, называется «обезьянник». В данную минуту в «обезьяннике» сидел только один обитатель — бомжеватого вида мужик с испитым, покрытым синяками и подживающими ссадинами лицом. Увидев меня, мужик был так поражен моим внешним видом, что выразил свое удивление возгласом: «…твою мать!» Я чувствовала себя не очень хорошо, но все же подумала, что прежде чем критиковать других, ему не мешало бы посмотреть на себя в зеркало. Дежурный предложил мне пройти в туалет и умыться. Та минута, когда я увидела свое отражение в зеркале, навсегда занесена в список самых черных мгновений моей жизни. Зеркало беспристрастно подтвердило правоту мужика из «обезьянника». Это было действительно «…твою мать», если не хуже. Детальное изучение показало, что кровь шла из ссадины над верхней губой, сама же губа решительно выдвинулась вперед. Так выглядит пациент в кресле у стоматолога, когда врач запихивает ему под верхнюю губу ватный тампон. Губа придавала лицу несчастное и беспомощное выражение. Я умылась, но остановить кровь так и не смогла.
    Последующие два часа я помню смутно. Помню, что писала заявление, а потом долго отвечала на вопросы усталого молодого человека по имени Александр. Задавая вопросы, молодой человек Александр пристально смотрел на мою верхнюю губу. Мне это категорически не понравилось и, прервав описание внешности преступника (точнее, той его части, которую мне удалось рассмотреть во время нашей битвы), я задала ему вопрос в лоб:
    — Мне не нравится, как вы смотрите на мое лицо. Мне почему-то кажется, что останется шрам.
    Александр замялся, но ответил правду:
    — Останется, но очень маленький. Вы не волнуйтесь. Через полгода ничего не будет видно.
    Полгода! Значит, целых полгода я буду ходить с этим ужасом на лице, да потом еще и шрам останется. А как же… как же Георгий? Что же, мне теперь встречи на полгода заказаны? Он, конечно, человек деликатный, но я сама не решусь на свидание. Не хочу, чтобы он видел меня в таком ужасном состоянии. Будучи не в силах смириться со столь ужасной перспективой, я разрыдалась. Милиционеры столпились вокруг меня. На их лицах читалось явное желание помочь и полное непонимание, как нужно действовать в подобных случаях. Наконец один из них не выдержал.
    — Вот женщины, — выдохнул он с некоторой даже долей восхищения, — у нее сумку украли, документы, деньги, ключи от квартиры — а она рыдает по поводу маленького шрамика!
    Такое непонимание трагичности происходящего меня задело. Я прекратила рыдать и толково объяснила, что денег в сумке было совсем немного, ключи я могу заказать новые — все равно замки менять. Кредитные карточки и права можно восстановить, телефон тоже можно купить новый, на крайний случай — взять у кого-нибудь из друзей старую трубку. Короче, все эти проблемы разрешимы. Конечно, они, эти проблемы, потребуют от меня конкретных действий. Но в этом вся штука и заключается: я могу влиять на решение данных проблем, а вот шрам… Тут я опять подумала о Георгии, о том, что следующая встреча отодвинулась как минимум на несколько месяцев, и разрыдалась с новой силой.
    Только в три часа ночи, прочитав и подписав все составленные протоколы, я вернулась домой в сопровождении двух сотрудников милиции. Еще находясь в отделении, я позвонила домой и сообщила дочери, что со мной произошло. Попросила ключ из двери не вынимать, спать чутко, потому что я скоро вернусь.
    На прощанье сотрудники посоветовали мне на всякий случай запереть дверь на оба замка и пообещали, что завтра со мной обязательно свяжется следователь, который и будет вести мое дело.
    Я сделала еще одну попытку остановить кровь, намазав рассеченное место какой-то вонючей, но эффективной мазью. Поверх мази я налепила пластырь, который мне одолжили в отделении вместе с советом соединить края раны и зафиксировать их в таком состоянии. Раздевшись, я внимательно изучила остальные повреждения. Левая половина задницы выглядела так, как будто внутрь запихнули кокосовый орех, сидеть было совсем невозможно, а для того, чтобы лечь, приходилось совершать ряд последовательных движений, выполняемых медленно и осторожно. Большим сюрпризом оказалась болезненная ссадина на правой коленке. Этому факту я до сих пор, спустя почти два года после описываемых событий, не нашла внятного объяснения: как можно было, падая, одновременно удариться левой ягодицей и правой коленкой.
    Заснуть так и не удалось, мозг сверлила мысль об украденном телефоне, о кредитной карточке, оказавшейся в руках злоумышленников (правда, утешал тот факт, что накануне я сняла с нее все наличные деньги, чтобы заплатить взнос по кредиту).
    С семи утра я была на ногах и первым делом оповестила банк и мобильного оператора о ночном происшествии.
    Далее я развила бурную деятельность. За день мою квартиру посетила целая толпа разнообразных профессионалов. Первым появился специально обученный человек, сменивший замки в дверях. С ним я предварительно договорилась по телефону о контрольно-проверочном вопросе — «сколько в моем замке штырей». Правильный ответ был «четыре». Потом ко мне приехали два медика из страховой компании. Медики осмотрели губу и задницу, сказали, что шрам останется обязательно и что с задницей все тоже очень плохо, ибо кровоизлияние внутреннее. Налив мне стаканчик пахнущей травами жидкости, медики настоятельно рекомендовали мне посетить врачей, после чего, посчитав свой долг выполненным, удалились. Травяная настойка подействовала быстро. Меня еще хватило на то, чтобы встретить дочь после школы, выдать ей новый комплект ключей и отправить к бабушке, после чего меня свалил богатырский сон. Проснулась я около восьми вечера от звонка в дверь. Посмотрев в глазок, я увидела Ивана. На всякий случай поинтересовалась, один ли он. Ванька сказал, что один. Прежде чем открыть ему дверь, я взглянула на себя в зеркало. Губа несколько опала, зато стал заметен еще один вновь приобретенный дефект внешности, пропущенный мной вчера: не могу утверждать точно, но мне все же казалось, что в нормальном состоянии нос у меня несколько уже.
    Я открыла дверь и, опережая Ванькины слова, скороговоркой выпалила:
    — Я знаю, что ужасно выгляжу, врачи и милиционеры говорят, что останется шрам… Навсегда. Все это я знаю, а еще у меня болит задница, я с трудом сижу, но зато целы зубы. И очень тебя прошу, ни слова о моей внешности. Уф-ф-ф… Это все, теперь можешь говорить!
    Иван кивнул:
    — Я не мог до тебя дозвониться целый день. Телефон мобильный не отвечал, на работе сказали, что ты вроде неважно себя чувствовала и, возможно, заболела. Я испугался. Ведь ты вчера ходила на встречу с кем-то?
    Я вздохнула и мрачно заметила:
    — Теперь я точно уверена, что на небесах совсем не хотят, чтобы я вступила в брак второй раз. Иначе бы не произошло то, что произошло. Вчера все было слишком замечательно. Поэтому судьба внесла свои коррективы. Результат ты видишь. Мне сказали, что шрам будет заживать несколько месяцев. Боюсь, Георгий не станет ждать так долго.
    — Погоди, — перебил меня Иван. — Он ведь с тобой уже знаком, видел тебя, и я не думаю, что его испугает такая мелочь, как ссадина над верхней губой. Кстати, ты в курсе, что она опять кровоточит?
    Проклятая рана никак не желала затягиваться. При малейшем движении губ корочка запекшейся крови срывалась и все начина-лось по новой.
    Иван сгонял в аптеку за перекисью, а потом обильно полил рассеченное место. Кровь остановилась. Ванька осторожно соединил края раны и налепил сверху пластырь.
    — Говорить сможешь? — поинтересовался он.
    — Смогу…
    — Значит, завтра тебя вызывают к следователю?
    — Они мне тут надавали номера телефонов, по которым я должна буду сама позвонить. Я же не подозреваемая, а жертва. Это подозреваемым и предполагаемым свидетелям они звонят сами. Жертвы же должны о себе позаботиться самостоятельно.
    — Как ты думаешь, — осторожно начал Иван, — это просто ограбление или здесь есть связь с нашим расследованием?
    — Не знаю. — Я задумалась. — С одной стороны, похоже на ограбление, с другой — грабителя ждал сообщник на темной «девятке». Получается опять два человека, и опять похожая машина. Хотя… Может быть, это совпадение.
    — К тому же в данном случае ты не можешь утверждать, что их было двое. Ты же не видела, сколько человек сидит в машине?
    — Не видела, — подтвердила я.
    — В милиции будешь рассказывать о предыдущем случае? — осведомился Ванька.
    — Там нечего рассказывать. В тот раз меня не ограбили, не избили. Может, правда, они меня наметили как жертву, а осуществили свой план через два дня.
    — Тогда получается, что и предыдущее нападение никак не связано с убийствами, — резюмировал Ваня. — Но что-то мне слабо верится, что тебя вот так прицельно пасли. Район у вас тут далеко не миллионерский. Да и ты не на «бентли» ездишь, а на древней «шкоде». Что у тебя в сумке было?
    — Да ничего особенного. Все, что там лежит каждый день. Ах да, я взяла с собой фотографию и улики, которые мы нашли в комнате Жени. Показала их Георгию. Он настроен скептично, считает, что из чека нам ничего не вытянуть.
    Иван аж изменился в лице:
    — Ты хочешь сказать, что фотография и наша единственная улика были у тебя в сумке в момент грабежа? И что они тоже украдены?
    Я помотала головой:
    — Удивительно, но я вытащила компромат из сумки. Сейчас он лежит у меня в машине, в атласе автомобильных дорог Москвы.
    — Ну, ты даешь! — восхитился Иван. — Помнишь, в «Семнадцати мгновениях весны» Мюллер говорил, что совершенно невозможно понять логику непрофессионала? Твою логику тоже понять невозможно. Если эти люди все же имеют отношение к убийствам и хотели отобрать у тебя улики, то представь их разочарование, когда они раскрыли сумочку и ничего там не нашли.
    — Стоп, — я постаралась охладить его пыл. — Мне, конечно, очень лестно слышать про свою дальновидность, но ты упустил кое-что весьма существенное. О том, что я вчера брала с собой улики, не знал никто, кроме меня и Георгия. А он узнал об этом только во время встречи. Хочешь сказать, что Гоша причастен к ограблению, а значит, и к убийству Евгении?
    — А что? — парировал Иван. — Между прочим, вполне даже себе подходит. Был с ней знаком, лет ему сколько?.. Тридцать с хвостиком. Годится… Чем тебе не подозреваемый?
    Я напомнила Ивану, что Георгий оказался втянутым в это дело случайно, а до того момента, как он застал меня в гостиной Вячеслава, он слышал — как, впрочем, все в тусовке — о смерти Жени, но ни сном ни духом не подозревал о существовании и последующей гибели брата Пети.
    — Ну да, — нехотя согласился Иван. — Но все же я бы включил его в список подозреваемых.
    — Он не знает, где я живу, — отрезала я. — И хватит возводить напраслину на человека.
    Ванька надулся, а потом спросил, нужен ли мне мобильник, — он может отдать мне свой старенький «сименс». Мы договорились, что завтра он подъедет в поликлинику, где я буду консультироваться с различными врачами. В двенадцать часов, у входа. Иван собрался уходить, но тут зазвонил телефон. Это оказался джентльмен из страховой компании, ему только что позвонили люди, нашедшие мои документы. Джентльмен их забрал и теперь горел желанием вернуть мне права, ПТС и страховой полис ОСАГО. Он был готов через тридцать минут приехать ко мне домой. В итоге Иван задержался еще на час, потому что опасался оставлять меня одну. Он уехал только в половине одиннадцатого, выразив надежду, что до завтрашнего утра со мной больше ничего не случится.

Глава 37
К чему приводит потеря бдительности

    До следующего утра действительно ничего не произошло, и я даже наивно понадеялась, что все худшее уже позади. Людям свойственно ошибаться. Ровно в двенадцать я подъехала к поликлинике на Большой Пироговской, Ванька ждал меня на ступеньках у входа. Он ласково чмокнул меня в щеку, сунул в руку мобильник, заявив, что аккумулятор заряжен и что мне сегодня же надо восстановить сим-карту. Я торжественно поклялась, что обязательно заеду в центр обслуживания, и похвасталась собственной предусмотрительностью: пару месяцев назад я, сама не знаю зачем, сделала копию сим-карты для хранения данных в центральном офисе моего мобильного оператора. Если бы не это, большую часть нужных номеров сейчас было бы трудно восстановить.
    Хваля себя за мудрость, я доехала до офиса. Не скажу, что путешествие было из приятных: сидеть на левой половине задницы было очень больно, поэтому на светофорах я слегка подтягивалась на руках, дабы дать отдых многострадальной «пятой точке». Закончив все дела с телефоном, я позвонила Ивану — сообщить, что все в порядке, я опять на связи.
    — Будь осторожна! — напутствовал меня друг. — Ты когда к следователю собираешься?
    Я ответила, что сегодня уж точно не пойду, но позвоню и попробую договориться на завтра. Переговорив с Иваном, я набралась мужества и позвонила Георгию.
    — О, Анечка, — обрадовался он. — А я сегодня не смог тебе дозвониться. Ты отключала телефон?
    Я вкратце сообщила о вчерашнем нападении. Георгий долго молчал, я даже начала думать, что связь прервалась, но тут он включился в разговор:
    — Это я во всем виноват. Надо было плюнуть на все и тебя проводить. Ведь один раз на тебя уже покушались. В конце концов, если бы я приехал на полчаса позже, это бы погоды не сделало. Ты сейчас дома?
    — Нет, еду по Третьему кольцу. Минут через тридцать буду дома. Я сейчас в районе Комсомольской.
    — Как только приедешь, сразу позвони. Дай мне свой адрес, я заеду вечером.
    Я начала категорически возражать, что он, видимо, не совсем хорошо меня понял, что меня избили и следы избиения, к сожалению, есть и на лице. Сейчас я выгляжу далеко не лучшим образом и очень не хотела бы, чтобы он видел меня в таком состоянии. Георгий выслушал мои доводы, после чего заметил, что я очень плохо о нем думаю, если полагаю, что его может смутить такая мелочь, как распухший нос и разбитая губа. В итоге мы договорились созвониться и пойти в кино. Там темно, и меня не будут смущать дефекты собственной внешности. Чтобы не портить себе завтрашний день общением с милицией, я быстренько перезвонила в отделение и договорилась со следователем — это неожиданно оказалась женщина, — что сегодня зайду к ней для дачи показаний.
    После моего визита к следователю я уже не удивлялась тому, что так много преступлений остается нераскрытыми. Удивляло скорее, что они умудряются еще кого-то ловить (наверное, только самых невезучих преступников или тех, кого ловили раньше, у кого уже выработался свой «преступный почерк» и чьи досье есть в милицейской базе). Я прямо поинтересовалась, будут ли они кого-нибудь искать, следователь не менее откровенно ответила, что специально искать не будут, но если вдруг когда-нибудь эти люди попадутся с поличным на чем-нибудь другом, то мое дело можно будет прицепить «паровозиком». Я подумала, что к тому времени, как эти люди попадутся, по моему делу истечет срок давности. Вслух, однако же, свои сомнения я не высказала, посему мы со следователем расстались вполне по-дружески. Она была благодарна мне хотя бы за то, что я все понимаю, не истерикую и не требую немедленной поимки преступников.
    Приехав домой, я вспомнила, что надо бы еще позвонить на работу, сообщить, что меня не будет до конца недели. Разговор с секретаршей Леночкой занял не менее получаса — ей непременно хотелось узнать подробности. Четыре раза она переспросила, уверена ли я в том, что нападавший — не тот самый маньяк, который летом убивал женщин. Я сухо заметила, что по манере нападения данного типа скорее можно классифицировать как обыкновенного грабителя. Надо сказать, своим ответом я ее разочаровала. Леночке хотелось еще раз все обсудить, но я довольно сухо распрощалась и повесила трубку.
    После процедур в физиотерапевтическом кабинете моя рана практически затянулась и теперь со стороны походила на выступившую над губой «лихорадку». Остаток времени я провела, прикладывая лед к своему еще распухшему, но, по счастью, не сломанному носу. Ссадину на лбу можно прикрыть челкой. В общем, все не так уж плохо. Тем более, сейчас декабрь, темнеет рано.
    Георгий позвонил в пять часов и сообщил, что ему придется немного задержаться — очередная фотосессия, что-то не заладилось с костюмами, поэтому начали на час позже намеченного. Он предложил мне не ждать, пока он освободиться, а ехать в «Атриум», куда он потом подтянется.
    — Вообще-то я хотел за тобой заехать, но не получается, — кричал он в трубку.
    — Хорошо, — ответила я. — В шесть я выезжаю. Учитывая возможные пробки, в семь — половине восьмого буду на Земляном валу, там и встретимся.
    Осталось привести себя в порядок. Я тщательно припудрила лицо, предварительно замазав места ушибов специальным стиком, который, если верить рекламе, надежно скрывает все дефекты кожи. Действительно надежно, если смотреть издалека и при свете свечей. Критически оценив пятна «замазки» на лице, я стерла слой стика — пусть лучше будут синяки, они как-то поестественнее выглядят. Без пяти шесть я села в машину, добралась до Физкультурного проезда и включила левый поворотник. Машин почти не было, только по моей стороне, в сторону Сеславинской, очень медленно, мигая аварийкой, двигалась белая «пятерка». Неожиданно неизвестно откуда взявшаяся и не в меру ретивая «девятка» обогнала по встречке идущую пешком «пятерку» и резко подрезала ее. Видимо, с перепугу водитель «пятерки» резко газанул — и привет, приехали: «девятка» плавно перекрыла мне выезд со двора. «Пятерка», продолжая мигать аварийкой, остановилась, из нее вылез крупный мужчина в форме охранника. Он подошел к «девятке» и постучал пальцем по окну со стороны водителя, приглашая его на интересную беседу по поводу так глупо случившейся аварии. Граждане в «девятке» никак не отреагировали на сигналы и продолжали сидеть, забаррикадировавшись, в своей машине. Мужчина в форме охранника позвонил по мобильнику, наверное, вызывал ГАИ, после чего неожиданно направился в мою сторону. Он подошел, постучался, я чуть-чуть приоткрыла окно.
    — Простите, — вежливо обратился ко мне мужчина в форме. — Вы давно здесь стоите?
    — Минут пять точно, — ответила я, не совсем понимая, куда он клонит.
    — Вы видели, как произошла авария? — спросил мужчина.
    Я кивнула — да, видела.
    — Не могли бы вы выступить свидетелем? — гнул свое мужчина. — Я вас надолго не задержу, надо только заполнить бланк из страховой. А то эти уроды в «девятке» вообще разговаривать отказываются.
    Я молчала. Выходить из машины и иметь какие-либо дела с людьми, ездящими на «девятках», мне не хотелось. За последние дни от «девятководов» у меня одни только неприятности. Мужчина понимающе кивнул:
    — Извините, что побеспокоил. Я в гараж ехал, ремонтироваться, а теперь вот… — он развел руками, — ремонту поболе будет, чем я рассчитывал.
    Я еще раз все взвесила и решительно вылезла из машины. В конце концов, надо, что-бы кто-то покарал безответственных водил на «девятках». Три раза за неделю — это уже судьба. И если в первые два «девятководы» смогли уйти от ответственности, то пусть хоть в этой ситуации восторжествует справедливость.
    Обрадованный мужчина побежал к своей «пятерке» и гостеприимно распахнул дверцу со стороны пассажира. Я отказалась садиться: заполнить схему аварии недолго, мы вполне можем сделать это на капоте машины.
    — Я хотел как лучше, — огорчился мужчина. — Зачем вам мерзнуть?
    Я несколько ра