Скачать fb2
Заселение Земли человеком (илл.)

Заселение Земли человеком (илл.)

Аннотация

    В книге выдающегося ученого Героя Социалистического Труда лауреата Государственных премий академика А. П. Окладникова и кандидата исторических наук Е. А. Окладниковой рассматривается проблема происхождения человека, рассказывается об истории заселения Земли. Авторы используют материалы, собранные во время экспедиций и путешествий, археологических раскопок.
    Для старшеклассников.


Окладников А. П., Окладникова Е. А. Заселение Земли человеком

Об авторах

    АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВИЧ ОКЛАДНИКОВ родился в 1907 г. в деревне Константиновщина (Верхняя Лена), учился в Иркутском педагогическом институте и в Ленинградской Академии материальной культуры. В 1960 г. возглавил Институт истории философии и филологии в Сибирском отделении Академии наук СССР. Более полувека он ежегодно выезжал в экспедиции — Северную, Центральную и Восточную Азию, производил археологические раскопки в Монголии, на Кубе и Алеутских островах. Автор сотен публикаций книг: «История Якутии», «Неолит и бронзовый век Прибайкалья», «Утро искусства» и др. Герой Социалистического Труда академик А. П. Окладников создал молодую школу сибирских археологов.

    ЕЛЕНА АЛЕКСЕЕВНА ОКЛАДНИКОВА родилась в 1951 г. в Ленинграде. Окончила Государственный институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, а затем аспирантуру в Институте археологии в Ленинграде. Кандидат исторических наук Е. А. Окладникова занимается изучением вопросов древней культуры народов Северной Америки в Институте этнографии им. Н. М. Миклухо-Маклая АН СССР (Ленинградское отделение). Продолжая дело отца, академика А. П. Окладникова, она каждый год принимает участие в археологических экспедициях на горный Алтай с целью изучения наскального искусства. Автор ряда статей и книг: «Загадочные личины Азии и Америки», «Петроглифы Средней Катуни» и др.

Введение

    Археология — раздел истории о древнейшем прошлом человечества. Это не только серьезная область гуманитарных исследований со своими законами, четкой хронологией и конкретными методами, но и увлекательные открытия, загадки, гипотезы. Здесь, как и в любой другой науке, кипят научные споры, решаются важнейшие вопросы. Одной из наиболее острых является проблема о происхождении и распространении человека разумного по нашей планете.
    Наши работы, посвященные поиску древнейших следов человека на Земле, работы прогрессивно мыслящих ученых за рубежом убедительно показали несостоятельность расистских теорий, основанных на незнании и откровенной фальсификации исторических фактов. Десятилетия упорного труда и постоянных экспедиционных поисков на обширных пространствах Сибири, Центральной Азии, Монголии, Алеутских островов были положены в основу изучения следов прасибиряков, первых американцев и древнего человека Центральной Азии. Костры наших экспедиционных лагерей горели рядом со старыми кострищами людей ледниковой эпохи, палатки стояли на местах старых поселений.
    Авторы этой книги изучали опыт ученых, трудившихся в смежных областях знания: геологии, антропологии, этнографии, лингвистике. Идеи, которые изложены здесь, рождались в атмосфере дружеских дискуссий и споров с единомышленниками и противниками в науке.
    Вопрос определения центров зарождения человечества, независимо от того, какой точки зрения придерживается исследователь: моноцентрического плана (т. е. мнения о том, что когда-то на Земле существовал один-единственный центр, откуда и распространились люди по всему свету) или полицентрического (что таких центров было несколько),— труден. Нелегко склонить чашу весов в ту или другую сторону. Но ясно, что сибирские находки еще раз напоминают о сложности проблемы, о справедливости принципиального положения Ф. Энгельса, написавшего, что возникновение человека — результат тысячелетних и многократных попыток, а не простая линия эволюции. Не от изначального простого единства к множеству, а от примитивного множества исходных позиций и возможностей к единству,— человеку разумному, гомо сапиенсу...
    Рассказ об истории заселения Земли человеком мы разделили на две части. Одна посвящена описанию первых стадий антропогенеза — тому, как человек выделился из мира животных. История этих событий уводит в необъятную даль прошлого Земли. В другой части рассказывается о деятельности первого человека, преобразователя, первопроходца, освоившего огромные пространства Старого и Нового Света. Каждая глава является обобщением большой суммы фактов (исторических, антропологических, археологических), которые подводят к главному выводу: все богатство культуры, все творческие завоевания, весь положительный опыт поколений — это достижение всего человечества, всех людей планеты.

Из мира животных к миру людей

«Преданья старины глубокой...»

    Вопрос о происхождении человека волнует умы человечества с глубокой древности. Спустя каких-нибудь 600 тыс. лет после того, как человек выделился из мира животных, он, вероятно, уже мог задаться вопросом: кто он и откуда? Во всяком случае археологические факты — раскопки стоянок людей мустьерской эпохи дают основания полагать, что намеренные погребения соплеменников не могли возникнуть случайно, на пустом месте. Они были подготовлены, по всей вероятности, определенной суммой представлений о человеке как таковом, о таинстве рождения и смерти. Впоследствии это и стало тем основательным базисом идей и систем мировоззрения, на котором позднее возникли древние легенды о происхождении людей.
    В мифотворчестве, несмотря на всю фантастичность сюжетов, люди исходили из реальных фактов, которые могла предоставить им жизнь. Чувство реальности и здравый смысл подсказывали им сейчас кажущиеся фантастическими объяснения происхождения Земли и людей. Наблюдая жизнь, древние замечали, какую большую роль играет преобразовательная, созидательная сила человека. Поэтому во многих легендах устроителем мира, создателем Земли и людей выступает человек, и притом, конечно же, не простой смертный, а великий небожитель. Это полубог, творец, часто имеющий зооморфную (животную) или орнито-морфную (птицевидную) форму.
    Многие легенды отличаются поэтичностью и захватывающим сюжетом, восхищают сказочными персонажами. Уже 2,5 тыс. лет назад люди стали обращать внимание на огромные кости, которые довольно часто удавалось обнаруживать в земле. Такие находки требовали объяснений. На помощь вновь приходили мифы. Так, в Древней Греции считали, что эти огромные кости принадлежали гигантам — первым людям, которых боги создали и поселили на Земле. По легенде, однако, гиганты восстали против своих творцов и те испепелили их молниями. Как гласят сказания, боги создали новое поколение людей, потомками которых и были древние греки, находившие кости на склонах оврагов, размытых дождями.
    Римский император Адриан в окрестностях Трои, на месте, где были найдены кости, приказал построить мавзолей Аякса — героя Троянской войны, а император Тиберий, когда ему принесли огромный зуб ископаемого животного, приказал придворному геометру восстановить облик его обладателя.
    Долгое время легенда о сотворении мира и человека являлась единственным источником представлений об антропогенезе как процессе. Нужны были факты, а также метод их исследования и систематизации. Процесс подготовки научных обобщений, несмотря на кажущуюся незаметность, происходил хоть и медленно, но неумолимо. Первыми фактами стали кости ископаемых существ, которые извлекали из земли. Уже во времена императора Августа в Риме предполагали, что они принадлежат не людям, а животным. Историк Светоний писал о том, что Август создал при своем роскошном дворце на Капри первый в мире «палеонтологический музей», в котором были собраны для обозрения кости необыкновенных животных огромных размеров.
    Но возвратимся на несколько столетий назад. Греческие ученые решали вопрос о прошлом Земли и людей по-разному. Еще Анаксимандр в VI в. до н. э. полагал, что человек появился на Земле под действием солнечных лучей: в далекой древности на мелководье на берегу теплого моря зародились в песке, иле первые рыбообразные. С течением времени они освоили сушу, научились жить на воздухе и постепенно, обретя конечности, превратились в людей.
    Спустя два века последователь Анаксимандра — Аристотель назвал человека венцом творения, венцом природы. Древнеримский философ Лукреций Кар сочинил поэму «О природе вещей». В ней он изложил сумму фактов и научных представлений об истории человечества. По существу, им была предложена первая в истории гуманитарной мысли хронология развития человеческого общества. Кар последовательно разделил ее на золотой, медный, бронзовый и железный века. Следуя мысли Кара, люди каждой из определенных им формаций бесследно исчезали, оставляя после себя только орудия труда, жилища, утварь, т. е. то, что в настоящее время археологи называют предметами материальной культуры. На смену им приходили совершенно новые по физическому облику и культуре люди.

Упрямые факты

    Помимо костей ископаемых животных люди находили каменные предметы, носившие следы явной обработки. Это были древние орудия — топоры, тесла, наконечники стрел и дротиков, обработанные изящной ретушью, тщательно заполированные и имеющие удобную для работы форму. Иногда их делали из полудрагоценных материалов: халцедона, кварца, горного хрусталя, яшмы. Они считались «громовыми» стрелами, которые Зевс, Тор, Перун обрушивали на головы непокорных в момент божественного гнева. Якобы вместе с молниями эти камни сыпались когда-то на землю.
    В XVIII в., в эпоху Великих географических открытий, стало известно, что туземное население Африки, Нового Света и Сибири использует в повседневной жизни аналогичные каменные орудия, те самые таинственные, волшебные «громовые» стрелы. Критически мыслящие ученые и естествоиспытатели сопоставили факты. Одним из них был смотритель Ватиканского ботанического сада Михаил Меркати. Исследуя «громовые» стрелы, он пришел к выводу, что это «произведения рук человеческих» и что люди пользовались каменными орудиями до того, как научились плавить и ковать металл, как открыли медь и железо. У Меркати были последователи в лице француза Магюделя, который написал книгу о каменных орудиях первобытных людей (опубликована в 1740 г.), и немца пастора Эспера, который занимался раскопками в пещере недалеко от Муггендорфа и нашел кости ископаемого человека вместе с останками вымерших животных.
    К 1735 г. вышла в свет книга известного шведского натуралиста Карла Линнея «Система природы». Это была первая строго научная классификация в естествознании. «Система природы» стала на долгое время универсальным классификатором, позволившим упорядочить сумму фактов, опираясь на идею родо-видовой классификации. А факты, собранные К. Линнеем, убедительно свидетельствовали о длительности исторического процесса, который предшествовал появлению современного человека; о существовании огромных по размерам ископаемых животных «диковинного вида»; о том, что современником этих исполинов был человек.
    Оставалось выяснить, когда же появился человек, найти его место в истории, его место в мире. К. Линней предложил новаторскую для своего времени классификацию животных, в которой поместил человека рядом с обезьяной во главе крупного отряда млекопитающих-приматов. Человекообразные обезьяны, выделенные Линнеем как предки человека, в том числе орангутан, окружали человека. По мысли К. Линнея, «человек лесной» — орангутан и «человек разумный» имели одного общего предка. Но кто он, оставалось тайной.
    Идею об общем предке человека и обезьяны сформулировал французский эволюционист Ж. Ламарк. В 1809 г. он написал книгу «Философия зоологии», в которой изложил свои взгляды на проблему происхождения человека. Он описал жизнь человекообразных обезьян под сенью тропического леса, где у них было немного врагов и где они, вероятно, в основном питались растительной пищей. Но с изменением климата леса отступали, и обезьяны вынуждены были спускаться вниз, на землю. В результате этого они приобрели способность прямохождения, начали охотиться и даже разговаривать. Именно в этот период истории человечества обезьяны стали всеядны, что положительным образом сказалось на их дальнейшем развитии. Как считал Ж. Ламарк, человекоподобные обезьяны и обезьяны, оставшиеся на деревьях, мало чем походили друг на друга. Между ними должна была существовать какая-то промежуточная форма, «незаполненное место», общий предок. Последователи эволюционистов — П. Буль, Р. Дарт, П. Тейяр де Шарден и другие и в середине XX в. пытались найти это недостающее звено, так как были твердо убеждены, что эволюционный процесс непрерывен и похож на плавно восходящую прямую. Такой процесс подразумевает наличие переходных форм для построения непрерывного ряда. Но, как показали палеонтропологические исследования ученых XX в., такие переходные формы не всегда удавалось находить. Образовавшиеся «незаполненные места» назвали утраченными звеньями. О том, как были найдены эти звенья, мы расскажем чуть дальше. Теперь же вернемся в XIX в., когда возрос интерес к древнему прошлому человечества, притом не только у биологов и зоологов, но и у геологов, которые, выясняя хронологию, исследовали строение земной коры. Английский геолог Чарлз Лайель первым обратился к вопросам четвертичной геологии, пытаясь распознать характер залегания останков ископаемых животных, которые были обнаружены французскими археологами. В результате совместных усилий представителей различных областей естественнонаучных знаний, труда ученых Англии, Франции и Германии в 60-х гг. появились книги, в которых основательно доказывалась древность человеческого рода.

Древо родословной человека

    В 1861 г. была предпринята первая попытка создать периодизацию культур первобытного общества. Французский археолог Эдуард Ларте выделил эпохи по названию животных, кости которых находили рядом с каменными орудиями: век зубра, век мамонта, век северного оленя и век пещерного медведя. Предложенную Ларте периодизацию конкретизировал в 1862 г. Дж. Леббок: наиболее древний период истории человеческого общества, когда в употреблении были каменные орудия, он назвал древнекаменным веком — палеолитом. Далее следовал неолитический период: по всему миру распространилась новая техника обработки камня — шлифовка, появилась глиняная посуда и т. п. За неолитом следовал век металла. Хронологическая схема Леббока принята современной археологией. Дальнейшие уточнения периодизации палеолитической культуры сделал французский археолог Габриэль Мортилье. Он внимательно исследовал технику обработки каменных орудий и выделил ориньякский, салютрейский и мадленский типы инструментов, которыми пользовались люди Европы 40—12 тыс. лет назад. Так как при раскопках орудия лежали в слоях, наиболее близких к поверхности, они получили название верхнепалеолитических. Но были обнаружены и орудия другого типа — ручные рубила, обитые с двух сторон, скребла, они лежали в нижних, более древних слоях и были названы шелль, ашель, мустье или нижнепалеолитическими горизонтами, нижнепалеолитическими культурами.
    История изучения древнего прошлого человека — это борьба научных взглядов и мнений: с одной стороны, естествоиспытатели, геологи, археологи, зоологи, палеонтологи, выражавшие материалистические идеи, а с другой — сторонники идеалистических теорий о происхождении человека, представители буржуазной реакционной науки.
    Теории Ч. Дарвина были подготовлены трудами его предшественников: идеями трансформизма Ж. Ламарка, геологическими исследованиями Ч. Лайеля, археологическими изысканиями Буше де Перта. Дарвин собрал большой фактический материал из различных областей естествознания, который позволил ему показать, что человек является частью животного мира. Правда, в вопросе перехода от животного состояния к человеческому Дарвин оставался на позициях трансформизма, представляя этот переход как плавный процесс.
    На самом же деле возникновение человека явилось резким перерывом постепенной эволюции органического мира, которое привело к качественному изменению состояния органической материи. Процесс становления человека был не обычной формой образования нового биологического вида, а качественным скачком, который выразился в возникновении человеческого общества. История развития человека, человеческого коллектива, общества, начало социальной истории ознаменовалось появлением трудовых процессов. К. Маркс и Ф. Энгельс справедливо указывали, что «первый исторический акт этих индивидов, благодаря которому они отличаются от животных, состоит не только в том, что они мыслят, но и в том, что они начинают производить себе средства к существованию». На протяжении всей дальнейшей истории человечества труд был постоянным фактором прогрессивного развития человечества. Примитивная социальная организация древнейших людей принципиально отличалась от стада животных способностью к производству.
    Следующий этап развития и углубления исторической периодизации, основанный на изучении накопленного фактического материала, можно проследить в трудах В. И. Ленина. Развитие человеческого общества неразрывно связано с усложнением социальной организации: 1) стадо обезьян, берущих палки; 2) первобытные люди — первобытное стадо; 3) люди кланового (родового) общества.
    К числу обезьян, берущих палки, были отнесены прямые предки человека, ископаемые человекообразные обезьяны, у которых зачатки форм трудового процесса достигли высокой стадии развития. Если ранее они случайно пользовались камнями и палками, то постепенно это стало потребностью, т. е. таким состоянием, которое явилось предпосылкой формирования процесса труда, когда эти предметы употреблялись сознательно с целью приспособления к нуждам производства.
    Сущность высокого развития ископаемых человекообразных обезьян заключалась в сочетании высоты их морфологической организации и усложнения форм биологического поведения.
    Чрезвычайная фрагментарность находок останков ископаемых человекообразных обезьян позволяет составить лишь самое общее представление о вероятных прямых предках человека. По общепринятому мнению, наиболее древней группой предков человека являются дриопитеки — ископаемые человекообразные обезьяны третичного периода, останки которых, весьма малочисленные, были найдены в Старом Свете.
    В 1924 г. Р. Дарт в Южной Африке, в каменоломнях, обнаружил часть черепа детеныша ископаемой человекообразной обезьяны — австралопитека. По строению лицевого и мозгового отделов черепа, форме и строению зубов ученые установили, что он значительно ближе стоял к человеку, чем дриопитеки.

Сложные пути эволюции

    Геологические исследования убедительно показали, что во время существования австралопитеков климат на Земле стал более сухим, тропические леса отступили. Австралопитеков подстерегали опасности на открытых, безлесных пространствах. Им необходимо было добывать пищу, в том числе и охотиться. Отсутствие сильных когтей, зубов, достаточной мускульной силы привело к уникальным достижениям, а именно: к использованию камня, палок в качестве средств защиты и орудий труда. Все это определенным образом сказалось на их эволюции. Как показали находки частей скелетов, австралопитеки схожи с человеком по строению ряда частей тела. Они передвигались на двух ногах. С течением времени они все более приспосабливались к условиям изменяющейся среды.
    Итак, антропоиды, ископаемые человекообразные обезьяны, объединенные в группы-стада, использовали первые орудия: камни, палки для обороны и добывания пищи. Но какой пищи?
    Материалы археологических, геологических и палеонтологических исследований последних десятилетий показали, что австралопитеки использовали не только растительные продукты, но и животные.
    Охота занимала большое место в хозяйстве древнейших людей — это неоспоримый факт, но предпосылки развития ее как вида занятий зародились и оформились еще на предчеловеческой стадии антропогенеза. Предпосылки эврифагии (всеядности) возникли еще у древесных обезьян в момент перехода их на землю, когда они стали поедать новые виды растений, растущие на земле, мелких животных, насекомых, возможно, и трупы крупных животных, а уже затем охотиться при помощи камней, которые первоначально использовались только в целях самозащиты. Поэтому костные останки животных, например павианов, найденные рядом с костями австралопитеков, носившие следы ударов тупыми предметами, заставили изменить взгляд на характер хозяйственной деятельности древнейших гоминид как на чисто собирательское хозяйство. Преобладание в рационе предков человека мясной пищи положительным образом сказалось на формировании головного мозга высших ископаемых обезьян, что было отмечено еще Ф. Энгельсом.
    Мозг эволюционировал вместе с его обладателем на сложном пути от обезьяны к человеку не менее, а может быть и более, напряженно и целенаправленно, чем другие части тела. Австралопитеки, как обезьяны среднего размера, обладали уже крупным мозгом и превосходили современных человекообразных обезьян не только по абсолютному объему, но и по его соотношению с массой тела. Прогрессивное развитие головного мозга австралопитеков было обусловлено: наземным существованием; переходом к двуногому хождению; манипулированием предметами, которые использовались как орудия охоты и обороны; употреблением мясной пищи.
    Была, вероятно, и другая причина, о существовании которой мы можем в настоящее время только догадываться, в большей степени основываясь на собственном опыте. Эта причина, как ее сейчас именуют,— стресс или стрессовые ситуации. Именно в них наиболее полно проявляется защитная роль организма в созидательном и разрушительном плане. Сибирский ученый И. Бородин провел исследования в этой области и пришел к выводу, что, когда леса стали отступать, предчеловек столкнулся с опасностями, к которым еще не всегда мог приспособиться, найти способы защиты. Постоянные стрессовые ситуации, которые стали нормой жизни, привели к образованию у предлюдей неспецифического приспособления — интеллекта.
    С течением времени в условиях прямохождения совершенствовался не только аппарат головного мозга, но и ориентационно-двигательные процессы. Освобожденные руки использовались австралопитеками для манипулирования различными предметами, соответственно улучшалась кинетика. Развитие двигательных функций расширяло представление о мире. Совершенствовалось осязание, что, в свою очередь, способствовало увеличению ассоциативных центров мозга. Соответственно, изменение условий окружающей среды привело к развитию центральной нервной системы. Хотя австралопитек африканский был и близок к человеку, он так же, как и другие ископаемые человекообразные обезьяны, остался, по словам Энгельса, одной из тысячелетних попыток «очеловечивания обезьяны».
    В глубокой древности на юге Азии, как показали археологические раскопки, также обитали антропоидные обезьяны. Гигантопитеки, мегантропы, австралопитеки — все это были высшие приматы, которые перешли к наземному способу существования в связи с изменением климата и условий окружающей среды. У азиатских ископаемых человекообразных обезьян — гигантопитеков наблюдалось увеличение размеров тела. Это давало им большие преимущества по сравнению с их врагами — хищниками в борьбе за существование, но в то же время способствовало пассивному приспособлению к внешним условиям, лишало возможности быть гибкими, пластичными в условиях изменяющегося мира. В результате они погибли.
    Возможно, что исчезновению гигантопитеков в немалой степени способствовало появление людей. Вооруженные искусственно изготовленными орудиями, более сплоченные в своих организованных действиях, они были сильнее своих противников, несмотря на их огромные размеры и феноменальную силу.
    Третичный период в истории Земли характеризовался не только бурными изменениями ландшафтов земной поверхности, процессами горообразования, процессами обезлесивания, но и прогрессивной эволюцией высших человекообразных обезьян. Она происходила под влиянием общебиологических законов и проявилась в образовании различных направлений. Приспособление к условиям окружающей среды сказалось в формах изменения биологического поведения высокоразвитых животных, например антропоидов, и явилось предпосылкой трансформации, превращения одного из видов антропоидных обезьян в человека.
    Одна ветвь человекообразных обезьян, адаптировавшись в условиях леса, пошла по пути древесной специализации, например гиббоны и орангутаны; другая — перешла к наземному образу жизни. Одним из таких видов антропоидных предков человека, которому антропологи придают особое значение в поисках самых глубинных корней родословной человека и обезьян, возможно, был проконсул (череп его нашли в 1948 г. в слое отложений, датированных 25—40 млн. лет, на острове Рудинга в Африке Луис и Мэри Лики). Проконсул был древнейшей обезьяной, но определенные черты сближали его с человеком. Как считали Мэри и Луис Лики, эта супердревняя форма антропоидных предков человека в своем развитии не была тупиковой, «специализированной». Появились такие черты (зубы, конечности), которые могли предполагать возможность наземного существования.
    Обе ветви человекообразных обезьян развивались по-разному. Одни приняли, если можно так сказать, пассивную, оборонительную форму эволюции (высшие ископаемые приматы — гигантопитек, мегантроп, южноафриканский австралопитек и его разновидность — парантоп крупнозубый). Другие, приспосабливаясь к условиям изменяющейся среды, развивали «ориентировочно-исследовательскую» деятельность: встали на ноги, взяли палки. Это и были те самые «обезьяны, берущие палки», наши непосредственные антропоидные предки. Именно на данной стадии возникла первая трудовая деятельность, которая и ознаменовала качественный переход от животного состояния к раннечеловеческому.
    Тогда и появилось первое биологическое общество, сменившее стадо обезьян и превратившееся в социальное объединение ранних гоминид — первых людей, первобытное стадо. Географически они располагались, как полагают ученые, в Северо-Восточной Африке. Там, в Кении, в 1972 г. обнаружили останки ископаемого антропоида — кенапитека (возраст — 2,5 млн. лет).
    Другой очаг гоминизации располагался в Центральной Азии, а также в Южной и Передней Азии. Вероятно, одним из них можно считать и Закавказье, где найдены останки удабнопитека — древнейшей человекообразной обезьяны Грузии.

Мастера эпохи камня

    Теперь вернемся к рассказу о загадочном «недостающем звене» в непрерывном, как казалось сторонникам эволюционистического взгляда на проблему происхождения человека, процессе антропогенеза. Анализ палеонтологических и палеоантропологических материалов, осуществленный советскими учеными еще в середине нашего века с позиций материалистического мировоззрения и марксистско-ленинской теории о развитии органической природы, показал, что такое звено искать в принципе нет необходимости.
    Развитие органической природы, частью которой был и будет в определенных аспектах человек, включало в себя и длительный процесс медленной эволюции, что неоспоримо. Но были и качественные сдвиги, «скачки». Собственно, в единстве длительного эволюционного процесса и «скачка» заключается вся сложность понимания процесса антропогенеза, которую не могли признать эволюционисты.
    Развитие первобытных стад обезьянолюдей привело к появлению культуры неандертальского общества. От питекантропов и синантропов, как установил своими исследованиями выдающийся советский антрополог Г. Ф. Дебец, неандертальцы отличались не только физическим типом, но и материальной культурой.
    Прошли тысячелетия. Совершенствовалось физическое строение и интеллект людей. Потомки антропоидных обезьян, или «обезьян, берущих палки», потому и выделились из животного мира, возвысились над остальным органическим миром, что стали обрабатывать орудия труда и охоты сознательно. Они превратились в древнейших людей.
    Древнейшие каменные орудия (примитивные кварцитовые), найденные рядом с костями питекантропов на юге Явы, очень просты, их трудно отличить от эолитов — камней с естественными сколами. Аналогичные, грубо обработанные с одной стороны рубила с мощными сколами найдены при раскопках стоянок другого вида представителей древнейших гоминид — синантропов на юге Китая.
    В Южной Азии также происходил процесс развития антропоидных обезьян, появились первые орудия труда. Рука, которая колола кварцитовые гальки, глаз, который подмечал удобные и неудобные в работе «инструменты», мозг, запоминающий формы наиболее подходящих для работы камней, совершенствовались. Исследования антропологов показали, что рука синантропа изменялась в своем строении, по форме все более и более напоминала человеческую. Ф. Энгельс писал, что «рука человека является не только органом труда, но и продуктом его».
    Трудовая деятельность способствовала развитию мозга. У синантропа особенно интенсивно увеличивались нижнетеменные доли. С ними связывают развитие высших познавательных функций. Да и по величине мозг стал больше отличаться от мозга антропоидов, причем количественное накопление мозговой массы сказалось на качественной ее перестройке.
    Труд как великий преобразовательный фактор в истории человеческого общества, совершенствование биологических процессов, а также всеядность привели к увеличению численности населения.

Первые очаги гоминизации

    Огромный интерес представляет находка примитивного по своему физическому строению представителя семейства гоминид — телантропа на юге Африки, в пещере Сварткранс, где в свое время были обнаружены части черепа парантропа. Это свидетельствует о раннем проникновении человека на юг Африки, который был заселен им так же давно, как и Ява и Центральная Азия.
    Африка входила в те области мира, где происходил процесс превращения третичной антропоидной обезьяны в древнейшего человека. Именно на ее территории нашли проконсула — представителя начального звена на генеалогическом уровне приматов. Поскольку пока аналогичная форма не найдена в Азии, можно высказать предположение, что из Африки проконсул (один из прямых антропоидных предков) распространился на север в Европу, на восток в Индию и Центральную Азию.
    Гоминиды, как показали археологические раскопки на юге Азии, обитали не только в Индонезии и Китае, но и в Индии (культура «соан») и во Вьетнаме.
    Таким образом, огромные пространства Восточной и Юго-Восточной Азии, а не только Африки уже в самом начале антропогенеза оказались заселенными древним человеком. В дальнейшем на всей этой огромной территории обитания ранних гоминид происходил процесс их эволюционного развития, который в основном характеризовался усилением человеческих признаков в строении тела и утрате сходства с «обезьянами, берущими палки».
    В ту древнюю эпоху, когда человек выделился из животного царства, он использовал первые, изготовленные им самим каменные орудия. Этим ознаменовано появление на Земле, на одной из планет Солнечной системы, первого созидателя — человека-творца, способного трудиться сознательно, целеустремленно.

Алтай, память веков

Драгоценный желтый кварцит

    В 1961 г. в столице Горно-Алтайской автономной области происходила краеведческая конференция. Какое-то чутье привело нас к высокому холму над маленькой горной речкой Улалинкой, которая течет чуть ли не в самом центре г. Горно-Алтайска. Кругом кипела жизнь горного края, пробужденная Великим Октябрем, спешили машины по Чуйскому тракту, работали фабрики, шумели проспекты и площади города. И кто бы мог подумать, что совсем недалеко от краеведческого музея располагается холм, сохранивший уникальные сокровища — достояние мировой культуры.
    В его осыпях, среди желтой глинистой толщи рыхлых отложений, выступали окатанные водой булыжники светло-желтого кварцита, торчали остроугольные глыбы темно-серого известняка. В них не было ничего такого, что напоминало бы хорошо знакомые нам каменные изделия древнего человека. И все же один из булыжников привлек особое внимание. Он поражал бесспорными признаками искусственной обработки, и прежде всего характерным раковистым изломом. Именно так выглядит поверхность камня, намеренно расколотого рукой человека, человека каменного века. Поверхность раскола резко отличалась от необработанной части, гладко отшлифованной водой и песком.
    Сначала над камнем поработала природа. Веками, а может быть и тысячелетиями, ворочала его бурная река или катил древний ледник, пока не приобрел камень эту идеальную гладкую овальную форму речной гальки. Но затем в неизведанные времена каменного века его поднял с древней галечной отмели или ледниковой морены первобытный мастер и расколол. Он придал ему тем самым совершенно новую, не природную, можно сказать, «очеловеченную» форму.
    Это было истинное чудо, соприкосновение с исчезнувшим миром, из которого, как из первого источника, берет начало все богатство человеческой культуры. Слово «первоисточник» употреблено не случайно. Оно содержит глубокий смысл и является ключом к пониманию исторического значения Улалинки — стоянки охотников нижнего палеолита. Обработанные здесь камни возвращают нас к событиям истории человечества, имевшим место в самом ее начале.
    Африканские, западно- и восточноевропейские, а также южноазиатские и индонезийские каменные орудия первобытных людей представляют собой аналогичные булыжники, лишь частично обработанные грубой оббивкой. Половина или даже две трети таких орудий сохранялась их создателями в первозданном состоянии, т. е. корку с поверхности галек сняли только на рабочем крае орудия, его лезвии. Если лезвие оббито только с одной стороны, изделие называется чоппером. Если с обеих противоположных сторон — чоппингом.
    Камень, найденный на Улалинке, обработан с одной стороны. Когда же начались планомерные систематические раскопки холма, в наших руках оказались уже не единичные обработанные камни, а целые десятки и даже сотни (более 600) таких галечных первоорудий!
    Первые обитатели Улалинки пользовались для их изготовления почти исключительно желтовато-белым кварцитом. Лишь изредка подбирали гальки черной кремнистой породы (окремненного известняка), так же как, по-видимому, и куски неокатанной кварцитовой породы.
    Палеолит Улалинки можно назвать поэтому кварцитовым. Это объясняется, вероятно, не только тем, что кремень здесь большая редкость, но и каким-то особым пристрастием к кварциту. При анализе материала древнейших памятников палеолита Европы и Азии обнаружено, что кварцит и там служил основным материалом для орудий труда.
    В общей массе находок преобладали грубо расколотые гальки — заготовки из кварцита. Они расщеплялись характерными для нижнепалеолитических культур приемами: сколы нанесены как бы одним ударом, направленным вдоль длинной оси камня. В результате гальки раскалывались на две плоскоовальные половины, своего рода «лепешки». Наружная, выпуклая сторона гладкая и блестящая, покрытая характерным жирным блеском — глянцем. Противоположная же сторона более или менее плоская, шероховатая по структуре.
    В ряде случаев гальки-заготовки имеют сколы с обеих сторон. Тогда на узких боковых плоскостях, как правило, сохраняются остатки галечной корки. В результате создается впечатление, что исходную гальку как бы рассекали поперек длинной оси на отдельные плоские куски, подобно тому как режут булки на ломти (нечто похожее наблюдалось в технике обработки камня и на Дальнем Востоке — в пещере Географического общества на реке Партизанской.

Нуклеус-гигант

    На Улалинке в ходе раскопок нам удалось найти чоппинги, скребловидные орудия, выемчатые инструменты, режущие инструменты «с носиком» — все из речных галек. Приемы и техника обработки камня здесь были иными, чем в Африке или Европе.
    Мастера Улалинки работали оригинально, не так, как другие их современники. По-своему оформляли заготовки. Самое неожиданное то, что тяжелые кварцитовые гальки раскалывались каким-то неизвестным способом. На них не заметно характерного ударного бугорка, который неминуемо образуется на сколотой поверхности в месте приложения силы удара. Не видно и специфических меток от обычных ударов на расщепленных кремниевых гальках. Плоскость раскалывания часто необычайно ровная, совсем не раковистая. Вот почему о раскалывании галек ударом можно говорить с существенной оговоркой.

Нуклеус-гигант из пустыни Гоби (Монголия)