Скачать fb2
Первые опыты

Первые опыты

Аннотация

    Шестнадцатилетняя Джессика чувствует себя совершенно опустошенной с тех пор, как ее лучшая подруга уехала из их городка. И в школе, и дома она чужая. Наблюдательная Джессика начинает вести дневник, чтобы разобраться в себе и попытаться найти ответы на волнующие ее вопросы.
    Как ей вести себя с девчонками в школе, помешанными на шопинге? С отцом, который ждет от нее побед на легкоатлетических соревнованиях? С матерью, занятой устройством шикарной свадьбы для старшей сестры? И, наконец, что ей делать со своей несуществующей любовной жизнью?


Маккаферти Меган Первые опыты

Пер. с англ. Г.Г. Петровой.
Первое января

    Хоуп!
    Полагаю, твой отъезд – это не первый признак апокалипсиса. Я здесь – жива. Ты – там, с тобой тоже все в порядке. К счастью, я была слишком занята, купаясь в лучах славы и льстивых комплиментах взрослых, чтобы по крайней мере быть в подавленном настроении из-за твоего отъезда.
    Шучу. Со мной было что-то в этом роде.
    Правда жизни в том, что я стала знаменитостью в средней школе городка Пайнвилль через восемнадцать часов после нашего прощания. Все стараются уделить мне больше внимания. Конечно, мне не хватает силы духа кинозвезды – обладателя Оскара. Тогда бы я тотчас же была принята в высший свет и Поль Парлипиано боготворил и обожал бы меня. Нет, моя известность гораздо ниже рангом, сравним ее со славой актрисы, оставившей свой след в искусстве, снявшись в фильме «Папа, можно я потанцую с Дейнджером?».
    Вот настоящая причина, почему я пишу это письмо. Хочу, чтобы оно дошло до твоего нового дома прежде, чем ты туда доберешься. Полагаю, тебе приятно будет получить что-нибудь получше объятий твоей бабушки, приветствующей тебя на пороге нового родного дома. Плюс нет лучшего способа возвестить колокольным звоном о наступлении Нового года, чем заявить о своем праве и первой попытаться написать Свободное-от-укоров-совести-для-нарушивших-его Руководство для нашего дальнейшего общения:
    1) письмо простой почтой раз в месяц;
    2) один телефонный звонок раз в месяц;
    3) письмо по электронной почте раз в день.
    Помни: ТОЛЬКО ЕСЛИ ТЫ ЗАХОЧЕШЬ.
    Если хоть раз мы напишем друг другу не по зову сердца, а просто потому, что это надо, то тогда нет смысла общаться вовсе. Уже скучаю по тебе.

    Твоя полузнаменитая, Дж.

ЯНВАРЬ
Второе января

    Сегодня вечером сижу и думаю о мозаике, подаренной мне Хоуп в тот вечер, когда она уехала из Пайнвилля. Предполагалось, что я не открою подарка до своего дня рождения, но я не удержалась. Разорвав оберточную бумагу, я в конце концов нашла объяснение тем загадочным кускам из разрезанных журналов, упавшим на ковер. В течение долгих месяцев Хоуп вырывала картинки школьных автобусов и тыкв, чтобы точно воспроизвести цвет своих локонов, фантики от батончиков «Херши» и бутылок с пивом, чтобы цвет соответствовал моим волосам.
    Я повесила мозаику рядом со своей кроватью. Смотрю на нее и думаю, как она умудрилась приклеить эти крошечные кусочки бумаги, чтобы из них получилась наша любимая фотография: мы с Хоуп в четыре часа утра – уже проснувшиеся и улыбающиеся, ждущие возможности ускользнуть из дома, чтобы встретить восход солнца.
    Я помню ту ночевку в доме Хоуп два с половиной года назад отчетливее, чем то, чем занималась сегодня днем.
    Мы смотрели видео с записью репетиции ее танца «Маленькая мисс Суперзвезда». У нее была лучшая координация среди дюжины четырехлетних детишек, одетых в желтые сарафанчики, скользящих по полу под попурри из песен «Бич Бойз». (Рецензия Хоуп: Привет, Джон Бенет Рамзей)
    Мы пытались обойти друг друга, играя в игру «Что вы предпочитаете?» Не есть ничего, кроме рыбных палочек, ИЛИ носить одежду панков всю жизнь? Французский поцелуй со своей собакой Дальфом ИЛИ секс с прыщавым парнем из фастфуда? Навсегда избавиться от прыщей ИЛИ подложить что-нибудь в бюстгальтер?
    Просматривая старый дневник с фотографиями, когда мы еще учились в восьмом классе, нам пришло в голову, что если бы в классе меня избрали Мисс Умницей, а ее Мисс Лучшая художница, то это гарантировало бы нам ненависть всех и каждого в средней школе. Мы думали, что умница – это та, которая по-настоящему что-то сделала в жизни, хотя и не закончила седьмой класс на одни пятерки, а настоящая художница – это человек, который хоть что-то изменил в этом мире, а не только практиковался, рисуя картинки и подписывая их с ошибками на заборах. Потом мы буквально катались по полу, давясь от смеха, давая прозвища нашим одноклассникам и говоря о них то, что они на самом деле заслуживают…
    Скотти Гпейзер: Мистер Атлет до самой старости останется незрелым подростком.
    Бриджит Милхокович: Мисс Красавица скоро станет миссис «Я лучше всех устроилась в этой жизни».
    Мэнда Пауэр: Мисс Флирт, вероятно, закончит жизнь с каким-нибудь лысым стариком.
    Сара Д’Абруцци: Мисс Болтушка – будущий двойной агент, который продаст родину за операцию по липосакции.

    Миссис Вивер испекла пончики с лимонным соком и сахарной пудрой на завтрак. Брат Хоуп, Хиз, которому в то время было шестнадцать лет, втягивал носом сахарную пудру и пародировал некоторых сумасшедших комиков семидесятых, одурманенных кокаином. Я так смеялась, что у меня заболел живот. Но позднее, когда Хоуп объяснила мне, почему они с матерью не смеялись, глядя на его выходки, мне стало плохо. А когда Хиз умер от передозировки героина шесть месяцев назад, мне стало еще хуже.
    Мой брат мог бы быть одноклассником Хиза. Мы с Хоуп часто говорили об этом странном совпадении. Хотя я никогда не знала своего брата. Мэтью Майкл Дарлинг умер, когда ему было две недели от роду. Синдром внезапной младенческой смерти. Никто в моей семье не говорит о нем. Никогда.
    Мистер и миссис Вивер принесли бесчисленное количество извинений по поводу их переезда в маленький провинциальный городок, откуда они были родом (Веллгуд, штат Теннесси, население шесть тысяч триста сорок пять человек, а учитывая их – шесть тысяч триста сорок восемь). Они должны увезти Хоуп, чтобы она вовремя приступила к занятиям, и поселиться вместе с ее бабушкой, чтобы иметь возможность оплачивать колледж. Но мы с Хоуп знали правду – даже если не произносили этого вслух. Виверы хотели увезти Хоуп из Пайнвилля (штат Нью-Джерси, с населением тридцать тысяч человек, плюс минус три человека), чтобы она не закончила жизнь, как ее брат, в восемнадцать лет.
    Сейчас нам с Хоуп приходится расплачиваться за его ошибки. Это несправедливо. Знаю, что это звучит немного эгоистично, но разве не могли они отложить отъезд до моего дня рождения?
    Я сказала родителям, чтобы они и не думали устраивать мне праздник. Мои милые шестнадцать. Сама мысль о торте-мороженом и розовой гофрированной бумаге вызывала у меня тошноту. Также мне в голову не приходило, кого включить в список гостей, так как я ненавидела всех своих друзей. Знаю, родители считают меня смешной. Но если единственный человек, которого мне хотелось бы видеть, не может быть со мной, то лучше я останусь дома. И буду тосковать. Или спать.
    Кроме того, я никогда не была ни покладистой, ни красивой. Может быть, и была, но определенно не после трех лет. Когда мои белокурые волосы потемнели – мое отношение ко всему тоже стало меняться. (Вот почему мой папа прозвал меня Джебука, сокращенно от Джессика – бука.) Если кто-то пытался заговорить со мной, я вопила: «СКУ-КА» – и убегала прочь. Возможно, я набралась этого от своей сестры, которой в то время было четырнадцать, и она часами сидела перед зеркалом, закатывая глаза и практикуя свои притворные взгляды, всем своим видом выражая тоску. Конечно, разница между мной и Бетани состояла в том, что мне никогда не надо было практиковаться в этом.

Пятое января

    Когда я была ребенком, мне нравилось играть с Ангелами Чарли – куклами, доставшимися мне от Бетани. Я разговариваю с этими вышедшими из моды куклами-ангелами: Сабриной, Келли, Джил и даже с Крисом. (Они так и не сделали кукол для Тани Робертс и Шелли Хэк.) На них на всех были надеты темно-синие шарфы и такого же цвета ботинки, но костюмы из полиэстера были разных цветов: у Сабрины – красный, у Келли – желтый, у Джил – белый, а у Криса – зеленый. Я всегда считала этих кукол прикольными, хотя другие дети играли с Барби и рокерами.
    Это мое прошлое, когда я больше всего хотела быть похожей на свою старшую сестру-красавицу, пользовавшуюся большой популярностью. Прошлое – когда я была маленькой, впечатлительной и глупой. Мне нравилось все, что нравилось ей. Все, что ей казалось классным, было классным и для меня. Но, слава богу, Бетани недолго была моим идеалом – однако ее попсовое культурное влияние сказывается на мне по сей день. Она напрямую ответственна за то, что у меня отсутствует всякий интерес ко всем формам развлечений, к которым тяготеет мое поколение. Не знаю, что повлияло, но меня интересует то, что вышло из моды.
    Однажды, расчесывая волосы Ангелам Чарли, чтобы они были готовы к следующему заданию, я заметила, что у Сабрины нет ресниц. У всех Ангелов были нарисованные ресницы, а у Сабрины нет. Сначала подумала, что это просто ошибка: мне досталась испорченная кукла. Тогда я поинтересовалась у Бетани, были ли у других Сабрин, принадлежавших ее друзьям, ресницы? На что она ответила, что сомневается в этом. Пытаясь выяснить, почему же Сабрина не заслужила ресниц, я так и не получила ответ на этот вопрос до вчерашнего вечера. Вчера я смотрела повторный показ фильма на TB-Лэнд, в котором Келли и Джил были в коротеньких шортиках, словно две проститутки, в то время как Сабрина – в свитере с хомутом – собирала улики для раскрытия дела вместе с Босли. Вдруг дело с ресницами прояснилось. Сабрина была умным Ангелом. Еще один пример, что девушке приходится быть либо красивой, либо умной. Теперь угадайте, кто я? Вы понимаете, что мне досталось?
    Между прочим, об этом мы с Хоуп не раз говорили. Не буду пересказывать, как мы корчились от смеха. Расскажу только самое основное. Остальное личное.
    Знаю, это странно, но я не буду лить слезы по тому, кто значит для меня так много. И вот почему я не буду этого делать. Когда вы говорите через чур много о чем-то важном, это всегда оказывается слишком тривиальным. Слова портят все. А еще мы с Хоуп беседовали друг с другом, словно на фарси или другом иностранном языке. Это звучало «бла-бла-бла» для всех, за исключением нас. Если бы вы прочитали дословную расшифровку нашего последнего разговора, вы пришли бы к выводу, что мы законченные идиотки.
    Сегодня мне хотелось поговорить с Хоуп с глазу на глаз об Ангелах Чарли, но я явно не смогу этого сделать. Даже если бы отец, как системный администратор, и не использовал бы защиту, чтобы мы с Хоуп не смогли общаться через Интернет, все равно это вряд ли бы помогло. У Хоуп компьютер не такой навороченный, как у меня. И вместо того чтобы общаться, нам бы пришлось тратить время на то, чтобы выяснить, почему мы не слышим или не видим друг друга. С таким же успехом вместо компьютера можно пользоваться калькулятором.
    Правда сказана, и это хорошо. Моему отцу хотелось бы, чтобы я была одержима компьютерами, – тогда у него появилась бы еще одна тема для разговора со мной, помимо легкой атлетики. Но, увы! К черту все это компьютерное общение. Не доверяю я современным технологиям, особенно после того, как наш школьный хакер разослал электронный дневник одного старшеклассника всей школе. (Ему пришлось перевестись в другую школу, настолько сильным было унижение.) Хоуп ничего не имела против, рассказывая о себе всю правду по Интернету, но я гораздо более подозрительная. Дело в том, что если я не могу поговорить или увидеться с ней, то предпочитаю написать письмо от руки либо нацарапать что-нибудь в дневнике, а не изливать душу или общаться в чате с каким-либо незнакомцем по Интернету. Я полностью осознаю тот факт, что не могу жить по законам XXI века. И это просто чудо, что мой мозг не взорвался первого января.
    Вместо Хоуп я решила задать вопрос об Ангелах Чарли Бриджит: помнит ли она, играла ли она этими куклами, когда была маленькой. Бриджит – моя ровесница и живет напротив. До двенадцати лет мне казалось, что этого достаточно для того, чтобы она оставалась моей лучшей подругой. Но все это было в прошлом, когда Бриджит еще носила исправляющие скобки на зубах и у нее еще не появился бойфренд по имени Берк, и это было до того, как мы познакомились с Хоуп в школе, куда мы пришли учиться в параллельные седьмые «элитные» классы.
    – Привет! Помнишь, как мы когда-то играли в куклы Ангелы Чарли?
    Бриджит тряхнула своим золотистым хвостиком и уставилась на меня, словно у меня на голове выросли рога.
    Бриджит симпатичная. Очень. Сказать по правде, она красавица. Ее сравнивают с Грейс Келли или Гвинет Пэлтроу – в зависимости от возраста того, кто на нее смотрит.
    Именно ее красота в ответе за то, что наша дружба прекратилась.
    Однажды в августе, когда мы еще не начали учиться в седьмом классе, мы с Бриджит пошли покупать одежду для школы вместе с моей мамой и сестрой. Все продавцы расхваливали гены классической красоты, обладателями которых и была эта троица. У них у всех были прямые светлые волосы, а я – кудрявая брюнетка. Их большие голубые глаза напоминали озера, в которых отражалось небо, а у меня же маленькие карие глазки похожи на грязные лужицы. Их кожа, слегка загорелая, была без малейшего изъяна, – моя же сгоревшая и вся в прыщах. Они – изящные, с округлыми в нужных местах формами, я же долговязая и тощая, с руками, как у орангутанга. Кто бы не предположил, что именно я дочь соседей? Они считали это забавным. Я тоже смеялась вместе с ними, скрывая свое унижение.
    После этого наша дружба пошла на спад. Конечно, все еще было не так плохо. Но через месяц я познакомилась с Хоуп, а Бриджит встретила Берка Роя, учившегося в восьмом классе. Больше мы уже не нуждались друг в друге. Мама все еще считает, что Бриджит – моя лучшая подруга. Это предположение основано на том, что мы знакомы с колыбели в противовес тем трем с половиной годам, в течение которых я дружу с Хоуп. Это одна причина, почему мама не может понять, что одного междугороднего звонка Хоуп в месяц недостаточно. Другая причина – это то, что моя мама совершенно не знает меня.
    После обсуждения с Бриджит Ангелов Чарли к нам за стол подсели Мэнда и Сара. «Элитные классы» – это условный термин, принятый в нашем районе. Я познакомилась с ними в седьмом классе через Хоуп. Или с Хоуп через них. Видите ли, Хоуп, Мэнда и Сара очень дружили в начальной школе. Это так же необъяснимо, как и наша дружба с Бриджит. Как только мы с Хоуп обнаружили, что мыслим одинаково, мы окрестили их Безмозглой командой. Итак, они все еще здесь, а Хоуп уехала. Удача оставила меня.
    Если эти трое собирались вместе, они продолжали свой ежедневный ритуал: ничего ни ели и по очереди либо разносили, либо восхищались какими-нибудь моделями и актрисами в журналах для тинейджеров.
    Бриджит всегда указывала на то, что зады у моделей очень большие. Вот почему Бриджит, видевшая себя будущей моделью, была убеждена, что и у нее огромная задница. Очевидно, это плата за красоту. На занятиях по психологии я узнала, что чем привлекательнее человек, тем больше он думает о том, как выглядит. Это происходит потому, что прирожденные красавицы получают много похвал, чем просто хорошенькие девушки, что их внешность становится главной проблемой для их и без того завышенной самооценки.
    Спаси меня от этой мании!
    Во всяком случае, Бриджит уже год пытается стать моделью, чтобы попасть в какое-нибудь ведущее издание для тинейджеров. Видимо, она одна из тех безымянных моделей, ждущих своей очереди, фотографиями которых переполнены картотеки модных журналов. Но для нашей Пайнвилльской школы это просто чертовски привлекательно.
    – О мой бог! Фотограф, друг моего отца, сказал, что у нее целлюлит, – начала Сара.
    – Да ты что-о-о! – в унисон пропели Мэнда и Бриджит.
    – Да! Он сказал, что за спиной они называют ее, цитирую – «наштукатуренной задницей» – конец цитаты.
    Сара слишком часто произносит: «О мой бог!» и «цитирую – конец цитаты». К ее чести, следует заметить, что она хотя бы перестала показывать фигуру из трех пальцев, традиционно сопровождавшую последние слова. Ей нравится звук ее собственного голоса, состоящий из занудных согласных и носовых гласных, словно ее нос и череп забиты килограммами, тоннами и какие-еще-там-есть-меры-весов слизи. Отец Сары, Вэлли Д’Абруцци – владелец галереи игровых автоматов «Выиграй у Вэлли», кондитерской «Сладкое удовольствие у Вэлли» и других «золотоносных рудников», расположенных на набережной. Таким образом, она также и самая «денежная» цыпочка в нашей Пайнвилльской средней школе. Конечно, это никак не вписывается в наш район, где проживают рабочие со средним достатком. Она могла бы посещать дорогую частную школу, но просто упросила родителей отпустить ее в обычную городскую. Здесь толстый кошелек ее родителей дает ей некоторые социальные привилегии. В супер-пупер элитной школе, полной миллиардеров, ее никто бы не заметил.
    Я с интересом посмотрела на эту «корову» с обложки журнала. Она не тощая, но и не толстая. Довольно соблазнительная. Сексуальная. Спортивная. Вспомнила Сабрину без ресниц, в свитере с хомутом и решила встать на защиту модели.
    – Держу пари, редактор поместил ее на обложку, чтобы мы не испытывали комплексов по поводу нашей внешности, показывая, что не надо быть совершенной, чтобы быть красивой…
    – Ну ты-ы-ы да-а-а-е-е-е-шь, Джесс, – ответила Мэнда, сдвигая очки на кончик носа, чтобы посмотреть на меня поверх оправы. – Пора бы уже перестать быть феминисткой Наоми Вульф, восстающей против самой идеи красоты.
    Мэнда думает, что чтение феминистской литературы помогает ей как-то скрасить ее непристойное поведение. Уверена, по этой причине она носит очки в роговой оправе вместо контактных линз, чтобы выглядеть менее сексуальной и более умной. Хотя ей никого не удалось провести. Мы с Хоуп прозвали ее Мисс Грязный поцелуйчик, потому что до своего пятнадцатилетия она умудрилась сменить больше тридцати парней. Затем она решила, что пора ей перейти от поцелуев к чему-нибудь более серьезному. Поэтому мы окрестили Мисс Мэнда-кому-помочь? После шестнадцатилетия она заслужила титул Мисс Оральный секс.
    Мэнда называет себя девственницей до мозга костей и намеревается сохранить ее до тех пор, пока она не встретит того, кто будет удовлетворять ее требованиям, а именно: рост – не меньше 180 см, ездит на джипе, стройный и коротко подстриженный, но не тупица с накачанными мускулами, летом занимается серфингом, зимой – лыжами, ежедневно чистит зубы. Она знает, что для Пайнвилля это почти невыполнимое требование, поэтому меняет одного Мистера Не Совсем Тот, Кто Нужен на другого, пока не появится Мистер Супермен.
    Безмозглая команда продолжает листать журнал, и, глотнув диетической колы, они по очереди отпускают односложные комментарии по поводу образов, изображенных на страницах журнала.
    – Жуть.
    – Дрянь.
    – Отстой.
    Вдруг Бриджит хлопает по фотографии в журнале:
    – Вот то, что надо. Классная фигура.
    С журнала смотрит совершенно плоская девица с впалыми щеками, ввалившимся животом и торчащими ребрами. Такую редко встретишь в природе.
    Они начинают рассуждать на тему, что, даже если они день и ночь будут сидеть в спортзале, им никогда не добиться таких результатов. Далее с восторгом они обсуждают изъяны своей фигуры. У Бриджит лицо, как у этой модели, но ее чрезмерно толстая задница мешает карьере. Мэнда ненавидит свою большую грудь, хотя продолжает ее демонстрировать, надевая обтягивающие футболки и свитера, на радость всему мужскому населению Пайнвилля. Не забудем про Сару, чье самоуничижение происходит из-за ее убеждения, что «она выглядит как мужеподобная баскетболистка, а не балерина». Ее прозвище Крепыш еще больше убеждает ее в этом. (Самооценка Сары заметно снизилась, когда ей исполнилось четырнадцать, так как мачеха в качестве подарка на день рождения отправила ее в лагерь для толстых подростков сгонять вес.)
    В заключение Мэнда сказала:
    – Джесс могла бы выглядеть, как эта модель, если бы она увеличила грудь! – И они осмотрели меня с ног до головы.
    В жизни бы не пошла увеличивать грудь. Отвратительная процедура! Однажды я видела эту операцию по образовательному каналу. Хирург проникает под кожу через пупок. Представьте себе – именно через пупок! Оттягивает ее, словно она жевательная резинка, продвигается вверх и ставит силикон на место. Жуть! Бррррр!
    – Все, что мы хотим сказать, это что твой живот, задница и ноги в полном порядке – почти совершенны, – промолвила Бриджит. – Можешь расценивать это как комплимент.
    Я прекрасно знаю, что за этим последует. Подсчет калорий, съедаемых мной на завтрак. И комментарий: как можно столько жрать и оставаться такой стройной?
    – В пицце «Папперони» по крайней мере пятьсот калорий.
    – И двадцать пять граммов жира.
    – Не говоря уже о двухстах пятидесяти калориях, содержащихся в выпитой коле.
    Я тысячу раз повторяла, что, пока они занимаются после школы тем, чем они обычно занимаются по окончании школьного игрового сезона, во время которого исполняют роль команды поддержки, я не прекращаю тренировок. Поэтому некогда часами сидеть и мечтать о том, как бы красиво я выглядела в обтягивающей форме. В это время мне приходится вкалывать на стадионе. Они отказываются признать очевидное: мои тренировки позволяют есть все, что я хочу. Чтобы не повторяться, я решила дать ложные показания.
    – Хорошо, я признаюсь. Вы достали меня. Я страдаю булимией.
    Мэнда осталась невозмутимой:
    – Па-прааа-шу, Джеесс! У тебя нет булимии! Страдающие булимией и анорексией обычно имеют крепкое телосложение. – Она сделала паузу. – Правда, Крепыш? – Мэнда подмигнула Саре. Та лишь пошевелила губами – практически незаметно, пытаясь выразить свое негодование по поводу замечания Мэнды.
    Эти трое считаются моими друзьями. Но практически все время, пока мы общаемся, я ненавижу их.
    «Да, я не страдаю булимией. Но меня почему-то сейчас тошнит». Вот что мне следовало сказать. Но я не сделала этого. Вместо этого я схватила рюкзак и ушла, не сказав ни слова.
    До звонка я оставалась в душевых. Прислонила лоб к зеркалу и дышала, пока оно не запотело. Потом пальцем нарисовала смешную рожицу, затем стерла ее. В конце концов посмотрела на свое отражение и подумала: «Если бы Хоуп не уехала, тогда я бы не торчала здесь».

Десятое января

    Когда еще не стемнело, приходил Скотти, чтобы улучшить мое плохое настроение по просьбе Безмозглой команды. Настоящее вторжение, кстати сказать. Им потребовалось меньше двух недель, чтобы прийти к заключению (по их словам, с помощью Скотти), что я «слишком успешно эксплуатирую мое несчастье по поводу отъезда Хоуп». Это забавно, учитывая, как долго я сдерживаю свои чувства. Они понятия не имеют, как бы я вела себя, если бы не держала под контролем свои эмоции.
    – Девочки думают, что тебе надо перестать вести себя, как ч. с. и преодолеть это.
    Из всех сквернословов, которых я знаю, Скотти умеет пользоваться самоцензурой. Он обожает Опи и Энтони – дуэт, выступающий в дневном радиошоу, и женоненавистническую программу, придуманную какими-то умниками, под названием «Поддай им в среду» (женщин-водителей поощряют, чтобы они приветствовали своим голым бюстом любого водителя-мужчину, у которого на машине был изображен восклицательный знак), и программу «Угадай, что у меня в трусах» (женщина, звонящая по телефону, трет трубкой по самым интимным местам, а мужчина, участник соревнований, пытается угадать, где находится трубка в данный момент. Подобно Опи и Энтони Скотти приобрел привычку заменять ругательства первыми буквами. Например, ч. с. означает «чертова сука». Это довольно мило, если ты не в отвратительном настроении. А в последнее время я пребывала в нем постоянно по вполне очевидным причинам плюс затянувшийся на две недели предменструальный синдром.
    – А что ты об этом думаешь? – спросила я.
    Он колебался с минуту, потирая подбородок, прежде чем ответить мне. Челюсть у него квадратная и сильная, как у героя комиксов.
    – Думаю, это неплохая идея.
    Это выводит меня из себя. Я выпаливаю, что Хоуп не так-то легко забыть, потому что мне веселее даже тогда, когда вижу ее палец, потому что она прикольнее, всей нашей Пайнвилльской школы, вместе взятой…
    Объяснять ему бессмысленно.
    Но я была слишком расстроена, чтобы мыслить здраво. Даже зная, что мои речи напоминают слова психопатки, я тем не менее ни перед кем не собираюсь оправдываться в своих словах. Но со Скотти мне всегда приходится это делать.
    Неожиданно из моих глаз брызнули слезы, застав нас обоих врасплох. Скотти стоял, глядя на меня в течение несколько минут, с паническим выражением лица.
    – Черт возьми, – пробормотал он себе под нос.
    Он присел рядом со мной, пока я не успокоилась. Это было намного лучше, чем все усложнять, говоря какие-то банальные слова утешения.
    Несмотря на мою замкнутость, мне не хочется стать отверженной в своем девятом классе. Когда я не очень злюсь на Безмозглую команду, то обещаю сделать над собой усилие и общаться с ними. В конце концов, можно пребывать в плохом настроении так долго, что придется столкнуться лицом к лицу с фактом: в том, что от тебя все отвернулись, вовсе не виновато твое плохое настроение, это просто твой занудный характер.
    Я благодарна ему за то, что он помог мне прийти к такому заключению. Он желает мне добра. Мне просто хотелось, чтобы Скотти не рассказывал Хоуп о своих чувствах ко мне до ее отъезда, зная, что она обязательно расскажет мне. Как это похоже на него, так серьезно относиться к нашим отношениям: «Теперь, когда ты уезжаешь, мы с Джесс сблизимся, и в конце концов она поймет, что мы созданы друг для друга». Поэтому всякий раз, когда Скотти делает что-нибудь хорошее, – например, приходит ко мне домой ради сохранения моего социального статуса в Пайнвилльской школе, – я думаю: «Ты делаешь это только из-за того, что я тебе нравлюсь». Как это все портит.
    Не знаю, почему Скотти продолжает сохнуть по мне. Еще в средних классах я узнала его настолько хорошо, что вряд ли между нами сейчас возможно какое-либо чувство. Он был моим первым и единственным парнем. В седьмом классе мы встречались с ним ровно одиннадцать дней. Если бы я тогда его проигнорировала, то смогла бы сейчас оценить его стальные мускулы, словно у молодого жеребца в полном расцвете сил. Но я вижу лишь реального Скотти, а не супермена. Вижу, что из-за ужасного изголовья кровати, на которой он спит, его черные волосы торчат в разные стороны, как сучки на ветке. И когда он высмаркивает свой нос, на носовом платке остаются все цвета радуги. И его твердую плоть, проглядывающую сквозь мокрые от пота трусы, когда он видит меня в шортиках и майке для занятий легкой атлетикой. Боже мой!
    И затем тот позорный эпизод с французским поцелуем. Я все еще чувствую его. Мы стояли на стоянке как раз в тот момент, когда автобус собирался отъехать. Скотти попытался просунуть свой язык мне чуть ли не в горло во время невинного поцелуя на прощание. Слава богу, водитель автобуса закрыл перед ним дверь, прежде чем Скотти чуть не проглотил меня целиком. И это во время невинного прощального поцелуя! Не предупредив меня, он решил положить конец приставаниям его баскетбольной команды, которая заставляла его «просунуть в меня язык». Я понятия не имела, что он собирается это сделать, пока не почувствовала, как его мокрая штука шарит у меня во рту, при этом он шлепал слюнявыми и мокрыми губами, как рыба, вытащенная из воды. И черт побери этого хама, его едва только проросшие, напоминавшие черное пятно усы так сильно щекотали мою верхнюю губу. Фу! Они такие колючие, как ножки у паука-сенокосца. Больше я не хотела с ним целоваться. Никогда! Ни за что!
    Дело в том, что мне не хотелось встречаться со Скотти просто из-за того, чтобы в субботние вечера мне было бы чем заняться, особенно сейчас, когда уехала Хоуп. Конечно, все: мама, сестра, Безмозглая команда, за исключением нескольких человек, – думают, что я ненормальная, что упускаю шанс стать девушкой будущего капитана футбольной, баскетбольной и бейсбольной команд. Бейсбольный сезон еще не начался, а тренер уже проверяет на нем силу удара всякий раз, когда встречает у шкафчиков, – мне сказали, что это хороший знак. Когда Скотти будет в выпускном классе, для всех в Пайнвилльской школе он будет образцом для подражания из-за его недюжинной физической силы, несгибаемой воли и джентльменского поведения. И как его предшественники, Скотти наверняка будет давать пустые обещания о том, что убедит администрацию школы избавиться от нашего талисмана – «Чайки». Пожалуй, я единственная спортсменка, которая считает забавным то, что «отцы-основатели» выбрали эту крысу с крыльями в качестве символа нашей школы.
    Мне немного жутковато от того, что Скотти буквально идет по следам облаченного в одежду от «Ники» Роба Дрисколля, своего закадычного дружка, который в этом году избран капитаном триумвирата суперпридурков, из которых и состоит команда нашей школы. В последний раз, когда отмечали победу над противником на их поле, в погоне за славой Роб убедил восьмиклассницу из команды поддержки, сидевшую радом с ним на заднем сиденье автобуса, залезть к нему под спортивную куртку с изображением чайки и облизать его всего. Давай, команда. Давай.
    Но вот самая главная причина, по которой я не могу встречаться со Скотти: я буквально помешалась на одном старшекласснике, который даже не подозревает о моем существовании.
    Мы с Полом Парлипиано говорили всего лишь раз. Он врезался в меня у шведского стола на банкете по случаю легкоатлетических соревнований, проводимых в школе, и сразу попросил прощения. В ответ я захихикала, как идиотка, потом уронила тарелку с макаронами с сыром на пол, но слишком поздно, чтобы наше столкновение могло служить этому оправданием. Однако я знаю, что он – единственный, кто достоин моей девственности. Его досрочно приняли в университет штата Колумбия, он суперумный. А когда я вижу его без майки на тренировках, меня обуревает желание облизаться от удовольствия. Какой же он сладкий.
    Последнее время меня занимает сочинение вариаций на неизменную тему «Как я отпраздную мое шестнадцатилетие»: мы с Полом Парлипиано застреваем где-нибудь в замкнутом пространстве и из-за пережитого эмоционального потрясения вступаем в сексуальный контакт и т. д. и т. п.
    Вариация сегодняшнего дня: мой день рождения, и мы с Полом оказались запертыми в спортивной раздевалке (как это произошло, что мы оказались запертыми, не имеет значения). Сначала он не испытывает удовольствия от того, что застрял со мной. И хотя меня трясет мелкой дрожью от волнения, я притворяюсь, что сильно переживаю, потому что сегодня мне исполнилось шестнадцать, а кому хочется отмечать свой день рождения запертой в раздевалке среди спортивного оборудования? Через некоторое время мы начинаем разговаривать, потому что в плену уже несколько часов, и он уже достаточно попинал футбольный мяч, и заняться больше нечем. Пол Парлипиано и я заканчиваем самый забавный, просвещенный, умный, всеобъемлющий и вызывающий трепет разговор, который когда-либо был в нашей жизни. Затем после короткой паузы он говорит:
    – Это все еще самый ужасный день рождения в твоей жизни?
    И я отвечаю:
    – Нет, он не кажется мне теперь таким ужасным.
    Потом он медленно подходит, его лицо приближается к моему, на котором нет ни единого прыщика, и нежно целует в губы. На некоторое время мы отстраняемся друг от друга, смотрим в глаза и улыбаемся. Начинаем целоваться снова, на этот раз более страстно. Затем падаем на гимнастический мат, который так кстати оказывается на полу, и начинаем страстно заниматься любовью, как до этого никто не занимался в Пайнвилльской школе. И самое поразительное – моя вера, что если я помолюсь (хотя в глубине души понимаю, что это никогда не случится), то это может произойти вопреки всему.
    Я неисправима. Да и не только в этом.
    Мне не нужно сводящих меня с ума мечтаний, чтобы знать, что моя одержимость Полом вышла из-под контроля. Сегодня на тренировке я не могла отвести от него глаз. Он прыгал через препятствия. Сама ловкость и грация. Глядя на него, казалось, что это так просто. Признак гениальности. Раз, два, три – вверх. Раз, два, три – вверх. Я была настолько очарована его прекрасными движениями, что оказалась совершенно не готовой к тому, чтобы принять эстафетную палочку от моей подруги по команде Кэрри, которая пыталась мне ее вручить, двигаясь на полной скорости. Мы столкнулись, и я уронила палочку. Тренер Килли страшно рассердился. Слава богу, Килли думает, что он не может кричать на девушек, иначе Пол Парлипиано непременно бы услышал его лекцию на тему «Хватит таращиться на парней».
    Позже, в раздевалке, Кэрри вернула меня в реальность, высказав начистоту, как только она это умеет, все, что обо мне думает:
    – Джесс, если ты не прекратишь себя мучить, я пну тебя по твоей чертовой заднице.
    Думаю, что ей следует это сделать. Пнуть меня по чертовой заднице. Я безнадежно влюблена в парня, которого едва знаю. Если и стоит за что-нибудь пнуть меня, так за это точно. Как учащаяся выпускного класса, Кэрри неоднократно была свидетелем такого глупого поведения. Подозреваю, она вычислила, что я испытываю к нему, хотя об этом я никому не рассказывала, кроме Хоуп. Пол и Кэрри сидели за одной партой с шестого класса, поэтому я не могла укрепить ее подозрения.
    – Понятия не имею, о чем ты говоришь, – ответила я.

Восемнадцатое января

    Сегодня у меня неприятности. Фактически они произошли вчера, но пока я не заснула, мой день еще не закончился. Со мной ужасно обошлись. Я помню все случаи, когда мне сильно попадало от учителей.
    1. Первый класс. Я бегу обратно в класс мисс Мур со своих занятий по чтению с продвинутой группой. Тороплюсь, потому что сегодня День благодарения и мы собираемся делать мини-индеек из яблок, зубочисток, зефира и карамельных леденцов. На полпути к классу меня останавливает мистер Бакстон, чьи отвратительные длинные усы, подкрученные вверх, в моем представлении делают его самым злым учителем в школе. Он говорит, что бегать нельзя, и спрашивает мое имя. Я едва могу выдавить из себя слово, потому что смеющиеся шестиклассники кажутся мне такими взрослыми и устрашающими. Он записывает мое имя в ежедневнике, говоря, что если еще раз остановит меня, пока эта страница не закончится, то мне придется возвратиться домой последним автобусом. Последний автобус – это довольно сильная угроза, потому что он для плохих детей.
    Я плачу всю дорогу, пока иду в класс, где другие дети делают мини-индеек и поют песни о переселенцах и индейцах. Мисс Мур спрашивает, что случилось, а я говорю ей, что больше не люблю книги. Некоторое время спустя я притворяюсь, что разучилась читать, для того чтобы мне не надо было больше ходить в третий класс миссис Стейнбек и отсутствовать на веселых мероприятиях в классе мисс Мур.
    2. Пятый класс. Кто-то написал: «Джесс Д. – сука» карандашом на двери душевой комнаты в раздевалке для девочек. Это по-настоящему расстроило меня. Бриджит, которая в то время была моей лучшей подругой и очень надежным источником информации, рассказала мне, что эта надпись была сделана Лизой Капуто. Лиза имела зуб против меня с тех пор, как я сказала, что не хочу ночевать у нее дома, потому что ее отец не носит под халатом нижнего белья и за завтраком сидит, широко расставив ноги.
    Итак, перемена, и мы с друзьями играем на площадке в МЭШ – игра «Узнай будущее», как мы всегда это делали. Я только что узнала, что мне предстоит выйти замуж, у меня будет шестеро детей, я буду ездить на машине цвета оливок, играть в гольф и жить в хижине. Как вдруг Бриджит внезапно хватает Лизу за руку и говорит мне: «Тебе представился шанс отомстить ей. Пни ее! Пни!» Я пинаю ее. Лиза, вскрикнув, начинает плакать, чем привлекает внимание учительницы. Миссис Кэхил пытается добиться от Лизы, кто сделал это. Она говорит ей. Потом я объясняю ей, что Лиза обозвала меня, написав слово на букву «с» в душе. Миссис Кэхил наказывает нас обеих, и мы вдвоем возвращаемся домой поздним автобусом. (Угроза наконец-то была выполнена.)
    Мой папа в это время занимается реконфигурацией сети или еще что-то там делает с компьютерами, а может быть, катается на велосипеде. Моя мама показывает новоявленному миллионеру с Уолл-стрит собственность на побережье по чудовищно завышенной цене. Я знаю, что вернусь домой раньше, поэтому меня не волнует их реакция. Они никогда не узнают об этом.
    3. Восьмой класс. Хотя я очень испугалась, когда нас поймали, я не чувствовала угрызений совести по поводу того, что мы написали в нашей Жестокой книге. Слава богу, что учитель английского прочитал нам лекцию о необходимости использования нашей гипернаблюдательности и мыслительных способностей для принесения кому-либо пользы, а не вреда. Ууух! Вздох облегчения. Представьте, как бы нас облили грязью, если бы были прочитаны вслух всему классу наши злобные клеветнические пасквили на других.
    Я склонна была преувеличивать кое-что ради создания эффекта. Про Бриджит: «А что, стоматолог снял исправлявшие скобки вместе с ее мозгами?» Про Сару: «Она так много целуется с Мэндой и Бриджит, что они втроем изгадили все кругом клубничной помадой». Но Хоуп всегда говорила правду: «Если Мэнда, глядя мистеру Коулу прямо в лицо, продолжит говорить: «Пока-пока», то, возможно, она получит по алгебре самую высокую оценку». Сделанные Хоул наблюдения укрепили меня во мнении, что расставание с Бриджит, бросившей меня ради Берка, – это самое лучшее, что произошло со мной в этой жизни. Хоуп стала для меня подругой, которой у меня никогда не было и которую мне всегда хотелось бы иметь.
    В дополнение к этому списку сегодняшний проступок. Когда мне становилось скучно на занятиях, я писала печальные слова из песен на обложке учебников. Сейчас я застряла на лирике восьмидесятых – что неудивительно. В данный момент мои любимые композиции – из фильма «Милашка в розовом» и картины о королеве тинейджеров с Молли Рингоулд в главной роли. Я снова и снова наслаждаюсь этими фильмами благодаря телеканалу TNT, который, кажется, согласен с моей оценкой того, что любой клип Джона Хьюза можно рассматривать как современную классику.

    Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
    Позволь мне, позволь мне, позволь мне…
    Позволь мне в этот раз получить то, что я хочу.

    Песня группы «Смит» об их тоске по жизни вовсе не была причиной моей тоски. Пребывая не в столь плохом настроении, как они, я нацарапала на обложке учебника химии: ЖИЗНЬ ТЕБЕ ОПРОТИВЕЕТ, ПОТОМ ТЫ УМРЕШЬ. Я и не помню, когда сделала это. От удивления бровь у мистера Шерцера поднялась, когда он случайно увидел надпись. Поэтому он быстро сообщил о ней моему консультанту, миссис Глик, которая вызвала меня с тригонометрии и отправила на встречу с Бренди, школьным психотерапевтом. Табличка на двери ее кабинета гласила: «Профессиональный консультант». Это, как мне казалось, означает, что ей не хватило лишь нескольких баллов, для того чтобы стать законным обладателем степени доктора наук. Вероятно, Бренди не удалось собрать достаточно фактов для докторской диссертации, чтобы доказать, что лучше обниматься, чем ширяться наркотой.
    Бренди – довольно тощая особа, совершенно неестественная, с впалыми щеками и испуганным выражением лица. Для создания такого эффекта она использует тени в прозрачной коробочке и румяна, которым я бы так не доверяла. Как и я, она поклонница песен восьмидесятых годов, но ее преданность им имела трагические последствия: ей нравится жареный цыпленок по-кентуккийски и она не снимает темно-бежевые колготки.
    Все стены в ее кабинете были увешаны плакатами, которые, как предполагалось, должны были удержать нас от вождения в нетрезвом виде, употребления наркотиков, занятия сексом и самоубийства. Одни из них были довольно банальными: «Жила-была девочка Лидия, которая, занявшись сексом, подцепила хламидии».
    Другие были нацелены на то, чтобы вывести нас из депрессии. Самый хороший или, может быть, самый плохой плакат – это увеличенная фотография девчонки на дневнике, который она вела весь год. Ее звали Линдси Гринбуш, и она была красивой, в духе незатейливых каталогов магазинов «Товары по почте», чем-то похожей на Бриджит. Под фотографией был напечатан список ее внеклассной деятельности: Национальный комитет по присуждению премий, хоккей на траве, футбол, Комитет по организации встречи выпускников, кружок французского языка. Внизу жирным шрифтом было напечатано следующее: «За две недели до окончания дневника Линдси погибла, когда села в машину с пьяным водителем за рулем».
    Должна признать, что это заставило меня думать о том, что бы случилось, если бы я была убита пьяным водителем. Могу понять, почему Виверы не пожелали, чтобы Хоуп прилетела на мои «горькие» шестнадцать, но предполагаю, они точно бы оплатили ей авиабилет на мои похороны. Кто еще смог бы убедить мою маму похоронить меня в хлопчатобумажном платье без спинки и рукавов с завязками на шее – особенно если бы я умерла зимой? Я могу представить, как мама спорит о том, что мне будет холодно в таком открытом платье, словно мертвым так важно не простудиться.
    Еще мне бы хотелось, чтобы Хоуп произнесла речь с длинными паузами для создания трагического эффекта под названием: «Джессика, которую вы не знали». Она произнесла подобную речь на заупокойной мессе по ее усопшему брату Хизу, поэтому я уверена, что она справится с этим.
    Сказать по правде, не знаю, как у Хоуп это получилось, смерть Хиза получила большой общественный резонанс. Виверы очутились в центре все возрастающей истерии в прессе. Заголовки местных изданий кричали: «Смерть подростка – страшный позор для нашего города», «Смерть юноши от передозировки наркотиков – местные жители призывают принять крутые меры». После смерти Хиз стал своего рода символом нетипичного наркомана, употреблявшего героин, и явился причиной паранойи в местном обществе совсем в духе сенатора Маккарти: ТВОЙ РЕБЕНОК МОЖЕТ СТАТЬ СЛЕДУЮЩИМ. Понимаете, Хиз из хорошей семьи. Миссис Вивер была медсестрой. Мистер Вивер – учителем начальной школы и священником в католической церкви Святого Бернадетта, которую они посещали каждое воскресенье. Оба родителя активно ходили на родительские собрания в школе и вечера встреч в начале учебного года и всегда реагировали на замечания учителей. Как могла такая трагедия произойти в такой приличной семье? Все хотели получить ответы на поставленные вопросы. Но единственный человек, способный их дать, умер.
    Откровенно говоря, мне кажется, что существует только одна причина, из-за которой Хиз стал наркоманом: ему все до смерти наскучило. Он был очень умным парнем, а очень умным людям в Пайнвилле приходилось несладко. Здесь совершенно нечего делать. Его смерть по-настоящему опечалила меня (и все еще печалит) и не только потому, что все внутри переворачивалось, когда я видела Хоуп плачущей и, как и все, задавала вопрос: «Почему это случилось?» Я всегда мечтала о том, что, когда мы станем старше, Хиз увидит во мне нечто большее, чем подружку сестры. Не то что я потеряла из-за него голову или что-то в этом роде. Казалось, что он тот, кто меня понимает. Мне очень хотелось стать ему ровней, его другом.
    Тем не менее мне не удается даже в своем горе побороть злость. Просто не могу не чувствовать, что Хиз все испортил: не только наши с ним отношения, но и отношения между мной и Хоуп.
    Это просто ирония судьбы, что я вспоминала все это, пока Бренди рассказывала мне о надписи, замеченной Шерцером на обложке моего учебника, и интересовалась, не возникали ли у меня мысли о самоубийстве.
    В глубине души мне хотелось рассказать ей, что я думаю о самоубийстве не больше, чем любой другой шестнадцатилетний подросток-отличник, у которого нет ни лучшей подруги, ни парня, а прыщи на лице больше, чем то, что есть в бюстгальтере. Но вряд ли Бренди поняла бы меня.
    Бренди закончила Пайнвилльскую среднюю школу пятнадцать лет назад, этот факт стал известен Саре от дяди, который «приударял» за ней (именно такой глагол употребила Сара). В библиотеке мы нашли летопись школы за тот год и узнали из первых источников, что наш психолог-консультант завоевала все самые крутые номинации в своем классе: мисс Элегантность, мисс Красота и мисс Популярность. Она принадлежала до мозга костей, до кончиков ногтей к верхушке общества или, как они в то время это называли, С. О. – сливки общества.
    Я не собиралась доверять ей свои секреты, потому что ничто не раздражает меня сильнее, чем взрослый, говорящий мне, что в будущем, оглядываясь назад, я буду вспоминать обо всем произошедшем с улыбкой, особенно досадно то, что при этом взрослый все время хихикает. По этой же причине я не обращаюсь за советом ни к матери, ни к сестре.
    Я сказала ей, что это просто недоразумение. «Жизнь тебе опротивеет, потом ты умрешь» – вовсе не моя философия жизни, нет и еще раз нет. Это просто название одной независимой фанк-группы, которую я просто обожаю, люблю, боготворю. Она не только купилась на это, но и стала вести себя так, словно и правда слышала о них, потому что ей была ненавистна мысль о том, что о чем-то она не имеет представления.
    – У них была одна песня, которая передавалась в эфире, – заметила я.
    – Хорошо. Значит, они выступали по радио? Скажи название песни, – попросила она, при этом ее очки буквально полезли на лоб.
    – «Целующиеся кузены».
    – Хорошо! – Бренди начинала этим восклицанием почти каждое предложение. Видимо, этот метод согласия со сказанным составлял основу работы профессионального консультанта, которому, несомненно, научили во время профессиональных тренингов. – «Целующиеся кузены». Похоже на рок.
    – Нет, это блюз.
    – Хорошо! Значит, блюз.
    Так продолжалось почти пару минут, пока она не сочла, что я достаточно уравновешенная и меня можно отпустить, перед этим сделав отметку в моем личном деле.
    Затем произошло нечто странное.
    Выходя из кабинета, я чуть не споткнулась о две голые ноги, покрытые шрамами и царапинами. Маркус Флюти сидел на стуле, вытянув свои длинные ноги прямо до двери кабинета. Маркус был из тех, кого мы в Пайнвилльской школе называли «отстой». Думаю, он ждал встречи с офицером полиции, следящим за отбывающими условное наказание или отпущенными на поруки. Прошлой весной Маркус был арестован за покупку, продажу или употребление точно не знаю чего. Это было частью программы по борьбе с наркотиками, объявленной в городе после смерти Хиза. Хотя Маркус был на четыре года младше Хиза, он был его друганом, с которым они вместе курили марихуану. Поэтому взрослые сделали из него символ всех курильщиков марихуаны. Он на год старше нас с Хоуп, но в одном классе с нами, потому что в начальной школе его за какие-то проделки оставили на второй год. Конечно, марихуана была лишь началом, затем он перешел на более сильные наркотики, от которых можно было получить кайф посильнее: ЛСД, экстази, «крэк», героин и т. д.
    Вот что еще известно о Маркусе: чокнутые девицы без царя в голове, которые не испытали ничего лучшего в этой жизни, считают, что он секси. Маркус обладатель длинных, словно припорошенных пылью, непрочесанных рыжих кудрей, которые ни одна девушка не решится взъерошить. Его глаза почти всегда полузакрыты. Губы застыли в полуулыбке, словно он замыслил против вас какую-ту злую шутку, а вы об этом даже не подозреваете. У него всегда есть подружка, и он всегда изменяет ей. Таким образом, Маркус широко известен под кличкой Мистер Съемпончик, потому что всегда «кого-то кусает» и ходят слухи, что «он купил три коробки с пончиками». (На языке нашей школы это означало, что он переспал с тридцатью шестью девушками. Дюжина пончиков в коробке – понятно?)
    Короче говоря, Маркус Флюти – это тип с дурной репутацией, вот почему Виверы хотят убрать Хоуп подальше от него. В этом нет необходимости, потому что Хоуп ненавидит его и всех бывших друзей Хиза почти так же, как ненавидит наркотики и алкоголь. Она была бы глубоко разочарована, если бы я связалась с ним или приобрела свойственные ему пороки, поэтому я прошла прямо мимо него. Моя рука уже была на дверной ручке, когда Маркус окликнул меня:
    – Эй, целующиеся кузены!
    Хотя я раньше виделась с ним в доме у Хоуп, ни Маркус, ни я никогда до этого не замечали друг друга. Поэтому я застыла, не зная, следует ли мне: а) смеяться; б) сказать что-то; в) проигнорировать его и продолжить свой путь. Я выбрала блестящую комбинацию а) и б).
    – Угу! Да! Ха! Ха! Ха! Ха! Ха!
    Повернувшись, увидела, что Маркус улыбается мне. Я имею в виду, что это не было улыбкой человека, не знакомого со мной. Он улыбался, словно хорошо знал меня и привык смотреть мне прямо в глаза, хотя я помню, что раньше он одаривал меня таким ленивым-каменным-отводящим-от-меня-глаза взглядом, когда в классе мне случалось проходить мимо его парты.
    – Я тут чуть бока не надорвал, – сказал он.
    – А, да, понятно, спасибо.
    – Ты прирожденная артистка. Надо же так лапшу на уши вешать.
    Он все еще смотрел мне прямо в глаза. Я хихикнула. Я всегда хихикаю, как глупая девчонка, когда нервничаю. Дурная привычка.
    Закусив губу (это еще одна моя плохая привычка), я пробежала через дверь.
    Дело в том, что он прав. Начав врать, я не могла остановиться.
    Это мой тайный неиспользованный талант. Я смогла бы, наврав с три короба, вырваться из бесчисленного количества затруднительных положений, если бы в них попала. И было очень странно услышать об этом от того, кто совершенно не знает меня.

Двадцатое января

    Моя бессонница началась три месяца назад, когда Хоуп сказала, что пересекает линию Мейсона-Диксона, то есть границу между севером и югом США. С тех пор я научилась ненавидеть каждую клеточку своего тела.
    Лежа в темноте, я уговариваю себя поспать, и вдруг осознаю, что мне жарко, когда сворачиваюсь калачиком. Поэтому мне надо переменить положение. Теперь не так жарко, но мне начинают мешать волосы, прилипшие ко лбу. Я этого не могу вынести. Зачесываю волосы назад. Однако пальцы на правой ноге свело судорогой, мне надо их разжать. Потом у меня начинает зудеть спина, приходится ее почесать.
    Это длится всю ночь: у меня по очереди возникают проблемы с разными частями тела и в разных сочетаниях. Я испробовала все: теплое молоко, считала овец, даже использовала психологический трюк: я разрешала себе не спать. Ничего не работает. Я сразу же сказала: «Нет снотворным!», потому что не хочу превращаться в человека, которому нужны лекарства, чтобы заснуть или проснуться. И если примера Хиза для меня недостаточно, то, насмотревшись на наркоманов по телевизору, не могу позволить этому случиться со мной.
    Единственное положительное воздействие бессонницы на мой организм – это то, что я вижу безумные сны наяву, которые легко вспомнить проснувшись. Возьмем, к примеру, вчерашний сон:
    «Я пришла на школьное собрание практически без одежды, в одних трусиках в горошек. Мои соски торчали вперед, приветствуя всех в комнате. Никто не возражал, словно я всегда появлялась на внеклассных мероприятиях почти голой.
    Собрание было в полном разгаре, когда ко мне подбежал Скотти, совершенно взбешенный, и завопил:
    – Джесс, ты почему демонстрируешь всем свои титьки? Сегодня ведь не среда и не время для шоу “Поддай им в среду’’.
    Потом вмешивается Бриджит:
    – Да ей особо и нечего показывать.
    Тут вступает Маркус Флюти:
    – Но ей есть что скрывать.
    Затем я объявляю всем присутствующим на этом собрании, что провожу эксперимент. Проверяю, насколько каждый чувствует себя комфортно, глядя на мою грудь. Аудитория, в которой теперь все стоят, потому что собралась вся школа, разражается аплодисментами.
    Потом Пол Парлипиано шепчет мне на ухо:
    – Я думал, что ты это сделала на спор, но теперь, когда знаю, что это эксперимент, я восхищаюсь тобой».
    Я бы солгала, если бы сказала, что после этого мы занялись любовью на глазах у восьмисот человек. К счастью для меня, я на этом проснулась. Боже мой, не могу прикоснуться к нему даже в своих снах.
    Сны – странная штука, не правда ли? Я имею в виду, что невозможно контролировать то, что ты видишь в них. Подобно тому, когда сегодня я увидела Маркуса Флюти в школе и у меня сердце сначала ушло в пятки, а затем застряло, как комок в горле. Я по-настоящему забеспокоилась о том, что он как будто знал, что присутствовал в моем сне прошлой ночью. Конечно, он даже не оторвал глаз от своей тетради, в которой что-то карябал. Он никогда не узнает. Но мне хотелось знать, видел ли меня кто-то во сне вчера ночью.

Первое февраля

    Хоуп!
    Все хорошо. Мои «горькие» шестнадцать – официально закончились. Я открыла все подарки ко дню рождения, но твоя мозаика – все равно самый лучший подарок. Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо, спасибо.
    То, что твой подарок мне понравился больше всего, – это не просто совпадение. Ты когда-нибудь замечала, что то, насколько тебе нравится подарок, зависит от того, кто тебе его подарил? Например, Пол Парлипиано мог бы подарить мне кусок грязной жвачки, которую соскреб с подошвы ботинка, а я бы была на седьмом небе от счастья. О, БОЖЕ МОЙ! НЕ НАДО БЫЛО ТАК БЕСПОКОИТЬСЯ ИЗ-ЗА МЕНЯ! А ПРАВДА, ЧТО ЭТА ЖЕВАТЕЛЬНАЯ РЕЗИНКА ИЗ ВАШЕГО РТА?
    По другую сторону стоит Скотти со своим подарком. Утром до занятий он подарил мне розу. Хотя это было очень приятно, мне не хотелось носить ее с собой весь день. Но я же не могла просто засунуть ее в свой шкафчик, поэтому мне приходилось отвечать на вопросы Безмозглой команды весь этот проклятый день: кто купил тебе цветок? Почему он купил тебе цветок, если вы не ходите на свидания? Или вы встречаетесь? Почему вы не встречаетесь?
    Может быть, меня больше бы порадовал этот цветок, если бы теперь Скотти не называли Майк Тупосексоголовый. Обращение друг к другу по составным значащим именам пришло на смену оскорбительно-непристойным прозвищам, которыми награждали Скотти и его друзей.
    Берк Рой стал теперь Хью-держитесь-от-меня-подальше.
    Роб Дрисколль – Не скрывай Боб, что на самом деле ты Роб.
    Пи Джей Карвелло – Адольф Оливер Буш.
    Пожалуй, я – единственная девчонка, которая не считает это прикольным.
    Ничего интересного в этот день не произошло. Поль Парлипиано не приблизился ко мне даже на километр, не говоря уже о пропитанной по2том раздевалке, в которой, как я мечтала, мы вместе проведем этот день. Фея, от которой я ждала в подарок большую грудь, тоже не появилась, Может быть, она придерживает этот подарок до следующего дня рождения, и тогда мой большой бюст и водительские права сделают меня главной «мужеубийцей».
    Вечеринки тоже не было, но я умерла бы с тоски, если бы она была. Мама купила морковный торт в кондитерской, которая совершила чудовищную ошибку, использовав простой ванильный крем вместо заварного. Какое чувство удовлетворения я бы испытала, если хотя бы что-то, пусть пустячок, было сделано для меня, как надо. Заварной крем с лихвой удовлетворил бы эти потребности. Ведь я прошу немного, правда?
    Но потом я увидела, как мама смотрит на меня. Она сочувствовала мне. В ее глазах я была дочерью, с которой ей не повезло, неудачницей, потерпевшей в жизни полный провал. И мой день рождения никогда бы не мог отмечаться так весело, как ее или Бетани, когда устраивались пышные приемы для нескольких десятков самых близких и преданных друзей. Что может быть более трогательным?
    Я струсила и не сказала никакой гадости. Мама с папой спели «С Днем рождения тебя», и я задула свечи, а потом открыла подарки: несколько дисков, слишком открытое платье, которое собираюсь вернуть в магазин, и пару кроссовок от папы. Съев большой кусок торта, я притворилась, что он мне очень понравился. Затем пошла к себе в комнату и стала плакать, чтобы никто не услышал.
    Между прочим, Безмозглая команда подарила мне очаровательный серебряный браслетик с цифрой 16, свисающей с замочка. Думаю, что смысл в том, чтобы я смотрела на запястье и всегда вспоминала этот период своей жизни. Так и будет, если только не окажется права Бренди и я не покончу с собой.
    Шучу.

    Вечно твой гадкий утенок, Дж.

ФЕВРАЛЬ
Пятое февраля

    Если бы Бетани ходила бы в среднюю школу со мной, я бы ненавидела ее, а для нее я была бы глупой сестрой, а она слишком «классной», чтобы замечать меня в коридорах школы. Следовательно, разница в одиннадцать лет между нами – настоящее благо.
    Я провела целый день в магазине, выбирая платье ко дню ее свадьбы. Невесты – это зло. Они настолько одержимы идеей выглядеть лучше других, что выбирают для подружек невесты такие платья, в которых и красавица будет выглядеть чудовищем. То платье, которое должна была надеть я, было длинным до пола, без бретелек, противного желтого цвета («цвета спелой кукурузы!» – хором поправляли меня мама с Бетани не менее тысячи раз). Я выглядела в нем как банан. Кроме того, оно было велико в груди, и пришлось ушивать на столько, что оставшегося материала хватило бы не только на сумочку в тон платья, но и на целый набор дорожных сумок!
    Я стояла посередине магазина в нижнем белье, когда Бетани начала говорить, что она не хочет, чтобы я подстригалась до свадьбы. Пусть, мол, мои волосы отрастут, и тогда можно будет сделать какую-нибудь сногсшибательную высокую прическу.
    – Но я никогда не носила высоких причесок, – запротестовала я.
    – Ну вот на моей свадьбе и попробуешь, – ответила Бетани.
    – Но с такой прической я буду выглядеть ужасно.
    – Да, это плохо, потому что всем подружкам невесты обычно делают такие прически.
    – Ну почему у нас у всех волосы должны быть причесаны одинаково?
    Она тяжело вздохнула:
    – Потому что тогда фотографии получаются хорошими.
    – Ну почему надо выглядеть одинаково, чтобы фотографии получились хорошими?
    Не выдержав, Бетани закатила глаза и скривила рот.
    – Мама?! Ты слышишь, что она говорит?
    Мама не замедлила вмешаться:
    – Когда у тебя будет свадьба, тогда ты скажешь своим подружкам, какую прическу им сделать. Но сейчас не ты выходишь замуж, поэтому слушай сестру.
    Я сказала, что, учитывая тот факт, что у меня нет даже парня, с которым я могу прийти на свадьбу Бетани, вряд ли я могу планировать свою в ближайшее время. Это было неразумно с моей стороны.
    Потому что тотчас же мама и Бетани по очереди стали набрасываться на меня, расспрашивая про Скотти. Почему я, глупая, не приглашу Скотти на свадьбу? Ведь он такой красавчик и милашка, и я по-настоящему пожалею, если он заведет себе другую девушку. Затем они перестали говорить со мной и стали говорить обо мне, словно меня здесь не было.
    – Не понимаю ее, Бетти. Твоя сестра собирается всю молодость хандрить, вместо того чтобы встречаться с таким крутым парнем.
    – Она обожает хандрить, мама. Ей надо взбодриться.
    – Знаешь, что ей нужно по-настоящему?
    – Что, мама?
    – Ей нужна небольшая перспектива.
    – Точно.
    – Полагаю, что самое плохое в твоей жизни – это пытаться решить, следует ли пригласить классного парня-футболиста на свадьбу сестры…
    Я давно поняла, что мама и Бетани связаны своими «блондиновыми» узами, и мне туда не прорваться. Лучше буду держаться в стороне и не пытаться установить с ними контакт.
    – Боже мой! Свадьба через четыре месяца, – взвизгнула я. – Неужели вы думаете, что я смогу найти себе парня за это время?
    Две пары одинаковых голубых глаз буквально буравили меня насквозь и словно говорили, что они на это и не надеются.
    Какая-то древняя старушка продолжала делать примерку, закалывая на мне ткань в разных местах, то подтягивая, то отпуская ее. Думаю, в этой примерочной она слышала кое-что похуже. Например, невеста, в день первой примерки слезливым голосом признающаяся в своей беременности от друга жениха, или стервозные подружки невесты, размышляющие о том, когда же молодые разведутся, или мать жениха, подозревающая, что ее сынок – голубой.
    Неужели я единственное существо женского пола, считающая свадебные церемонии смешными. Лично я собираюсь сбежать: лишь я, муженек и священник где-нибудь на побережье Ямайки. Намного лучше, чем свадьба Бетани в церкви, полной народа. Невеста, претворяющаяся, что она девственница, с отцом, волочащим ее по проходу к алтарю, словно она мешок с поношенной одеждой. Будучи подружкой невесты (сомнительная честь), я не смогу скучать где-нибудь на задних рядах, мне придется быть в центре внимания на всеобщем обозрении.
    Честно говоря, не понимаю, что Бетани и ее жених, Грант, нашли друг в друге. Весь прикол в том, что их нельзя разделить, как игрушечных Барби и Кена на верхушке свадебного торта. И еще он делает супербольшие деньги, проворачивая сделки на Уолл-стрит. (Отсюда его прозвище Г-кошелек.) Уже несколько лет он мечется между Силиконовой Долиной в Калифорнии и Силиконовой Аллеей в Нью-Йорке. После свадьбы счастливая парочка продолжит золотую техно-лихорадку и прочно обоснуется где-нибудь в районе Бей – Клондайк для желающих разбогатеть, вкладывая деньги в рискованные предприятия.
    Да, сомнительные причины для заключения брачного союза. Все же мои отец и мать вместе уже двадцать восемь лет, потому что мама была капитаном студенческой команды, а папа судил все матчи с ее участием. Вот так.
    Бетани и Г-кошелек напрочь лишены сексуального влечения друг к другу. Между ними никогда не пробегала искра. Конечно, я не хочу сказать, что им следует тереться язычками двадцать четыре с половиной часа в сутки. Но когда они входят вдвоем в комнату, ни за что не скажешь, что это влюбленные. Никогда не слышала, чтобы они сказали друг другу: «Я люблю тебя» или что-то в этом роде. Вот пример их тупого диалога:
    Бетани: Надеюсь, хорошая погода продержится до вечера.
    Г-кошелек: Я тоже.
    Бетани: Не хочу, чтобы было слишком жарко.
    Г-кошелек: И я.
    С тех пор как два с половиной года назад они объявили о своей помолвке, они больше уже не обсуждали текущие события. Все, о чем они говорили, так это о свадьбе.
    Бетани: Надеюсь, в день свадьбы погода будет хорошей.
    Г-кошелек: Я тоже.
    Бетани: Не хочу, чтобы было слишком жарко.
    Г-кошелек: И я.
    Если у меня будет муж, черт, сначала если у меня будет парень – я не хочу вести с ним подобных разговоров. Вот почему я не встречаюсь со Скотти. Мне нужен парень – мужской эквивалент моей подруги Хоуп, чтобы с ним я могла бы обсуждать все темы, как с Хоуп, чтобы мы понимали друг друга, как понимаем мы с Хоуп, тогда у нас был бы хороший, много значащий для нас обоих секс. И это было бы просто супер. Но возможно ли это, не знаю.
    – Кого бы ты ни пригласила, – сказала Бетани, прерывая молчание, – тебе лучше подумать не о высокой прическе, а о том, чтобы хотя бы пробор на волосах был бы ровный.
    – Что ты имеешь в виду? У меня хороший пробор, – ответила я, немедленно взглянув на себя в зеркало, чтобы убедиться в своих словах. Волосы были зачесаны назад, завивались у мочек ушей, серебряная заколка была приколота справа, чтобы волосы не спадали мне на глаза. Так я причесывалась всегда.
    – Хорошо, я дам тебе еще одно зеркало, и ты увидишь.
    – Да я и так знаю, что все в порядке, я всегда так выгляжу.
    – Нет, не всегда, – возразила Бетани, язвительно улыбаясь.
    Ее лицо исказилось гримасой старшей сестры-мученицы, годами терпевшей от меня лишения.
    Я знала, что буквы и цифры отражаются в зеркале наоборот, но никогда не думала, что и лица тоже. До сих пор не осознавала, что вижу лишь зеркальное отражение своего лица. Бетани посадила меня между двумя зеркалами, для того чтобы я могла увидеть себя со спины.
    Я испытала настоящий шок. Пробор в самом деле оказался кривым. Но это еще не самое плохое. Вдруг из зеркала на меня взглянули мои ноздри – совершенно непропорциональные: левая была прямой и маленькой, а правая – большей по размеру и сильно оттопыренной в сторону. Я всегда думала, что дело в плохих фотографиях, но это не так: я на самом деле так выгляжу.
    Стоя в ванной, высоко подняв маленькое зеркало и смотрясь в большое, я, перед тем как пойти в школу, пыталась исправить этот недостаток, используя грим, тампоны, ватные палочки и даже фен. Но я ничего не могла поделать с ноздрями: они оставались разными. Этому дефекту уже шестнадцать лет, и вряд ли его можно исправить.

Восьмое февраля

    В наших «элитных» классах появилась новая девочка. Ее зовут Хайацинт Вэллис, но она попросила звать ее Хай. Учителя не могли сдержать улыбки, когда говорили: «Ну что же, Хай, давай отвечай».
    Все носятся с ней. Во-первых, она из Нью-Йорка. Это такая редкость в нашей Пайнвилльской средней школе. Во-вторых, она просто великолепна – с темными глазами, слегка загорелой кожей и раскованными, непровинциальными манерами, шокирующими как мужчин, так и женщин. В-третьих, она кажется старше нас, а ее мягкий контральто делает ее чрезвычайно сексуальной. В-четвертых, и это кажется сверхъестественным, что девочка с инициалами Х.В. приехала к нам месяц спустя после того, когда другая девочка с такими же инициалами уехала. Конечно, все стали думать, что именно ей суждено стать моей лучшей подругой.
    Скотт полагает, что мне представился прекрасный случай попытаться наладить новые отношения. Он прибегнул к банальным комментариям.
    – Хай такая клевая.
    – Да, согласна, – ответила я.
    – Кажется, она очень хорошая.
    – Угу.
    – Тебе надо постараться изо всех сил и относиться к ней подобрее.
    – Приложу все усилия, чтобы не быть с ней слишком злой.
    – Может быть, тебе следует пригласить ее к себе домой или еще куда-нибудь?
    Я не приглашаю моих так называемых друзей к себе домой, не говоря уже о совершенно незнакомых мне людях. Мне пришлось заметить, что, прежде чем приглашать куда-либо, я должна лучше ее узнать.
    Кроме того, Безмозглая команда уже взяла ее под свое коллективное покровительство, поэтому вряд ли ей требуется какое-то дополнительное внимание с моей стороны. Короткие темные волосы Хай были подстрижены лесенкой и мелированы в разные цвета: рыжий, светло-коричневый и ярко-красный. Добавьте к этому футболку, расшитую стразами, длинную джинсовую юбку из разноцветных лоскутков с большим разрезом спереди и сапоги выше колена со шнуровкой. Хай – действительно красавица и стильная штучка, с ней придется считаться. Она из тех, к кому Безмозглая команда с их пластмассовыми заколками-бабочками и туфлями на высокой платформе непременно захочет присоединиться.
    – Тебе лучше сесть с нами, поскольку ты не знаешь безопасных мест в кафетерии.
    – Безопасных мест? – переспросила Хай. Обычный вопрос для непосвященных.
    В то время пока мы стояли в очереди, чтобы взять себе что-нибудь поесть (она ест – и это хороший признак), я объяснила ей иерархию распределения мест, принятую в Пайнвилльской школе, и причины ее появления.
    «Высший свет» сидит за длинными столами у окон, потому что это самое лучшее место в кафетерии. И с какой стати им бы там не сидеть? Со всех сторон они окружены «кумирами» – это десятиклассники, которые пользуются сейчас популярностью и займут места «высшего света», когда перейдут в одиннадцатый и будут всем заправлять в школе. Дальше «качки» – спортсмены, разделенные по видам спорта, сидящие в центре и впереди, что символизирует их популярность почти у девяносто девяти целых и девяти десятых процентов учащихся школы. Их окружают «фаны» (это либо подружки «качков», либо те, кто страстно желает ими стать). Дальше отбросы общества – «отстой». Они сидят сзади, поближе к запасному выходу, чтобы при удобном случае ускользнуть и покурить марихуану. Далее, группа компьютерных гениев под названием «404 – ошибка природы» (ирония судьбы в наш технократический век – название группы произошло от замечания «404 не обнаружена», для идиотов – пользователей Интернета – 404 ошибка, когда на веб-сервере отсутствует запрашиваемый документ или страница). Так вот эта группа сидит на противоположной стороне, склонившись над своими ноутбуками, надеясь избежать унижения со стороны «качков» или некоторых представителей «высшего света», пребывающих в плохом настроении, «айкьюшники» расположились впереди, поближе к дверям, чтобы вовремя успеть на занятия. Дальше за торговыми автоматами сидят творческие натуры, объединенные под названиями «Братство» и «Белые негры», в эти группы входят и белые и черные. Они существуют в атмосфере полной гармонии между собой – хип-хопщиков и рэперов, хотя вторые превосходят по численности первых в соотношении пять к одному. (Впрочем, это неплохо, принимая во внимание тот факт, что белые по численности превосходят черных в соотношении тридцать к одному в народонаселении нашей Пайнвилльской школы.) Латиноамериканское или азиатское население имеет по одному или по два представителя в каждой параллели.
    – Эй, Алиса, – обратилась я к Хай, – добро пожаловать в «Страну кулинарных чудес». – Так как большинство противоборствующих сторон уже ушли из Пайнвилльской школы до ленча на занятия по макияжу и парикмахерскому искусству, а также отправились на изучение разных ремесел в профессиональные школы, то остались лишь «мочалки» – девицы со свободными моральными ценностями и «кантрушники» – деревенщина и провинциалы, сидевшие небольшими группами по всему кафетерию. – Я перечислила самые главные категории. Есть еще много подгрупп.
    – Где ты сидишь?
    – На границе между «кумирами» и «айкьюшниками». Довольно приличное место для девятиклассников.
    – А что происходит с нарушившими границу? – спросила Хай.
    Хороший вопрос.
    – Ну «айкьюшникам» наплевать на это. Но если тебе хватит терпения выдержать за столом «кумира», то рискуешь быть обрызганной овощным пюре и потоком сплетен.
    – Ирония судьбы, – заметила она.
    – В чем?
    – Понимаешь ли, девочка. Я уехала из Нью-Йорка, спасаясь от настоящих банд. Приехала сюда и попала в эпицентр борьбы за контроль над территорией.
    Я сочла это чрезвычайно забавным.
    Затем наступил кульминационный момент ленча. Мне хотелось спросить у Хай, серьезно ли она сказала о бандах, но, когда мы добрались до стола, Безмозглая команда замучила ее вопросами в оставшиеся шестнадцать минут перерыва, так что мне и словечка не удалось вставить. Вот краткое содержание беседы:
    Вопрос: Die ты достала такую маечку?
    Ответ: Подруга – студентка Института моды и современной технологии сшила ее специально для меня.
    Вопрос: Где ты купила такую юбку?
    Ответ: В магазине старинной одежды в Ва… – ну, в общем, в деревне неподалеку от Гринвича.
    Вопрос: Где взяла такие сапоги?
    Ответ: В самой лучшей в мире Армии спасения.
    В конце этого допроса Бриджит, Мэнда и Сара поклялись посетить наши торговые ряды на бульваре.
    Да. Еще один главный вопрос, но не имеющий отношения к гардеробу:
    Вопрос: У тебя есть парень?
    Должна признаться, что я вздохнула с облегчением, когда она ответила утвердительно. Соперничество исключено. Ее парень – девятнадцатилетний диджей, с которым она познакомилась на тусовке. Его зовут – представьте себе – Флай. Флай и Хай. Вот умора.
    Сомневаюсь, что я приглашу ее к себе домой. Не поймите меня неправильно. Думаю, что она прикольная. Такой тип, как Хай, мне известен. Ясно, зачем она подлизывается ко мне – неудачнице из провинции. Мне всегда придется озираться по сторонам и ждать, на каких более крутых друзей она меня променяет.

Десятое февраля

    Сегодня вечером обед в честь победителей соревнований по легкой атлетике, проводимых в помещении. Только для команды девочек. Мальчики решили устроить себе банкет отдельно, поэтому вряд ли мне предстоит получить удовольствие от второго «разговора» с Полом Парлипиано после того первого унизительного опыта.
    Я получила награду как лучшая спортсменка школы по легкой атлетике. Мой средний балл по успеваемости составил 99,66. Самое поразительное, что чем выше мой балл, тем больше я понимаю, что средняя школа бесполезна. Серьезно. Я забываю все, что, как все полагают, я должна знать, сразу же после проведения теста. Например, снова просмотрев тест по химии, который проводился на прошлой неделе, взглянув на формулы, поняла, что они мне ничего не говорят. А набрала 95 баллов.
    Все предметы одинаковы для меня. Сначала заучиваю наизусть записи, затем записываю их на бумагу, потом получаю высшую оценку и забываю.
    Что еще ужаснее для будущего нашей страны – так это то, что я вхожу в десятку лучших на каждом проверочном тесте. Я – образцовая ученица с очень плохим отношением к учебе.
    Хорошо, что я умная. Хотя мои родители не позволяют мне узнать, насколько я умна. Меня проверяли на коэффициент умственных способностей в первом классе, но родители так и не сказали, какой балл я набрала. Полагаю, что они узнали, что я умнее, чем были они. Я знаю об этом, потому что подслушала, как мама говорила отцу: «Как мы должны себя чувствовать, зная, что наш ребенок умнее нас?» Знаю, что они говорили не о Бетани – троечнице, получившей на тесте так мало баллов, что их едва хватило для третьеразрядного государственного колледжа. Ей повезло, что она заполучила Г-кошелька – сынка богатых родителей, познакомившись с ним в баре летом 1993 года. Это было гарантией того, что в жизни ей никогда не придется работать.
    Мои родители вовсе не невежественные и не глупые. Отец – системный администратор в школе (слава богу, не в нашей), он разбирается в той бессмыслице, которая периодически появляется на мониторах компьютеров. А мама вошла в десятку лучших брокеров нашего столетия в прошлом году. Но мне все же интересно, от кого я унаследовала такой гиперактивный мозг. Родители меньше думают о разных проблемах, чем я. Скучная жизнь провинциального обывателя не вызывает у них душевной тоски, которая не дает заснуть по ночам. Они проводят день на работе, приходят домой, ужинают, пьют несколько бокалов вина, смотрят что-нибудь по телевизору с восьми вечера до полуночи, затем идут спать, просыпаются в шесть утра, и все повторяется сначала. Самые волнующие вещи в их жизни происходят не с ними, не в их собственной жизни. Моя мама сейчас живет предстоящей свадьбой Бетани. Папу интересуют только мои соревнования. И им кажется, что в жизни все хорошо.
    Я не могу приспособиться к такой скучной жизни. Вот почему полученная награда не кажется мне таким уж большим делом. И весь легкоатлетический сезон в закрытом помещении тоже. Может быть, мне так кажется, потому что у меня природные способности к бегу. Я упорно тренируюсь, но не вкладываю в тренировки каких-нибудь сверхчеловеческих усилий, чтобы оставаться лучшей бегуньей на длинные дистанции в школьной команде. Просто я – лучшая, вот и все. Скотти сказал мне, что он – неприрожденный атлет. Но он стал таким, потому что вкладывает всю свою умственную, душевную и физическую энергию в каждую тренировку За каждым голом, за каждым попаданием в корзину, за каждой пробежкой стоят упорные тренировки, вот почему спорт вызывает у него прилив адреналина.
    Но полагаю, что ни беговая дорожка, ни ученический совет, ни наш закрытый клуб не могут меня сильно взволновать. Не могу я сходить с ума, как Безмозглая команда, перед организацией каких-нибудь вечеринок или от того, что они украшают шкафчики «качков» перед ответственной игрой. Мне бы хотелось быть такой же артистической натурой, как Хоуп. Вот где страсть. Вот из-за чего можно испытывать волнение. Все, что я делаю, – это для того, чтобы моя школьная характеристика была как можно лучше, когда я буду поступать в колледж. Печально, не правда ли?

Четырнадцатое февраля

    День святого Валентина. Невыносимо.
    Мучения начались за ленчем. Мне требовалось столько усилий, чтобы сдерживать себя и не нагрубить пристающим ко мне Бриджит и Мэнде. (Это часть предпринимаемых мной усилий для предотвращения моего превращения в изгоя общества.) Все, что они делали, так это жаловались на то, что их парни не прикладывают так много усилий, как они, для организации этого слащаво-сентиментального праздника. Девочки совершили классическую ошибку, которую совершают все глупые влюбленные: они предположили, что парни просто послали подальше День святого Валентина.
    – Я купила Берку открытку, игрушечного мишку и пакетик с конфетами «Херши Киссез», – сказала Бриджит с явным недовольством. – А он мне лишь завядшую гвоздику, которую продает Закрытый клуб.
    – Ну по крайней мере Берк купил тебе хоть что-то. Меня просто прокатили, – хныкала Мэнда. Они сделали паузу ради создания эффекта. – После этого уик-энда Берни подарит мне кое-что по-настоящему прекрасное. Если ты понимаешь, что я имею в виду.
    То, что Мэнде подмигивали и подталкивали локтями, предупреждая, что рядом директор, совершенно не волновало ее. Даже Хай в курсе, какая у Мэнды репутация, хотя она здесь чуть больше недели. Несколько дней назад на Мэнде была такая юбка, о которой мы с Хоуп сказали бы, «что она больше открывает, чем прикрывает». Она вдохновила Берка и Пи Джея на разговор о том, что Мэнда – лицемерка, вместо того чтобы встречаться с самыми крутыми парнями из девятого и десятого класса, она крутит с лохами из одиннадцатого.
    Хай подслушала этот разговор и на перемене, оттащив меня в сторону, спросила:
    – Что, Мэнда – профурсетка или нет?
    Хай может быть довольно грубой.
    – Что ты вкладываешь в это понятие? – поинтересовалась я.
    Хай, не колеблясь, объяснила: «Профурсетка, ну та, что трахает всех, кого она едва знает».
    Нет, Мэнда не профурсетка.
    Затем я объяснила философию Мэнды: сохранить себя в чистоте до соития.
    Хай подумала об этом немного.
    – Наверное, она не профурсетка, – сказала она. – Но поверь, у нее все задатки к этому.
    Мне пришлось согласиться.
    Последнее завоевание Мэнды – Берни Хафнейджел. Я помню тот день, когда она решила, что Берни – крутой. Она разглядела его в толпе в школьном кафетерии, отодвинув в сторону одного из его дружков-борцов, и сказала: «Берни Хафнейджел такой крутой перец». Меньше чем через неделю они уже целовались около мужской раздевалки перед соревнованиями по борьбе, в которых он участвовал.
    Кажется, мне надо прояснить, кто она и что собой представляет. Мэнду можно назвать лишь привлекательной. Полные губы и густые ресницы – единственно красивые черты ее довольно простого лица. Но все остальное в себе она сделала сама. Она надувает губки и вся трепещет, не говоря уже о том, что начинает раздувать свои крупные ноздри, – и тот, кого она хочет, у нее в кармане. Если бы она хотела, она залезла бы в штаны к Полу Парлипиано к концу дня. Да, о такой силе можно только мечтать.
    Она встречается с Берни лишь неделю, и маловероятно, что их встречи продлятся до марта. (Хотя у них есть кое-что общее: он всегда пытается сбросить вес, ограничивая себя в еде.) Поэтому меня так вывели из себя ее жалобы на его равнодушие к этому празднику, посвященному всем сгорающим от любви.
    Однако еще хуже было слышать, как Хай без устали повторяла, что они с Флаем не отмечают День святого Валентина, потому что более важно показывать любовь друг к другу каждый день, а не получать все эти дурацкие слезливо-сентиментальные подарки на 14 февраля.
    – Глубокая философия, – заметила Мэнда.
    Бриджит согласилась с ней.
    Сара отмечает праздник, произнося в четыре раза чаще: «Боже мой! Я такая толстая, что у меня никогда не будет бойфренда!», и при этом вздыхает над диетической колой.
    О господи! Я ненавижу День святого Валентина. Эта ненависть уходит корнями в традицию, принятую в начальной школе, – собирать все валентинки в одну большую картонную коробку, для того чтобы потом учитель, вызывая нас по очереди, вручил бы их каждому перед всем классом. Это было чудесно и здорово. Я обожала этот праздник в первом и во втором классе, когда День святого Валентина предоставлял всем равные возможности: каждый писал для всех остальных по валентинке. Но такое признание в любви всем и каждому превращалось в бессмыслицу, поскольку мы не выражали своих подлинных чувств.
    Но к третьему классу какая-та безмозглая дура, руководившая Пайнвилльской начальной школой, вдруг осознала, что из Дня святого Валентина можно сделать садистское соревнование. Надин Ладье заявила, что она собирается раздавать валентинки мальчикам. Причем не всем мальчикам, а лишь тем, кого она считала достаточно классными или клевыми, чтобы принадлежать к элите в нашей начальной школе. Все девочки согласились с ней, включая меня глупую. Затем она заставила мальчиков дать обещание, что и они подарят валентинки только тем девочкам, которых они считают умными и клевыми.
    Я подарила валентинку Лену Леви. Это потому, что он пользовался большой популярностью, и она продолжалась до тех пор, пока его лицо не стало фиолетовым из-за прыщей.
    Мне же пришлось идти домой с пустыми руками и разбитым сердцем.
    Ситуация ухудшалась тем больше, чем старше мы становились. Не было другого такого дня, когда мир испытывал восторг, напоминая тем из нас, кто не входил в число счастливчиков, что регулярно каждый год мы будем подвергаться унижениям со стороны важных персон, которые покажут нам, какие мы жалкие и не нужные никому людишки.
    Я думала, Скотти мог бы подарить мне какой-нибудь ироничный подарок в этот день, типа тех безвкусных сладостей, на которых написано «Хочешь погорячее» или «Сладкие губки». Он мог бы подарить мне их просто как друг, для смеха. Но в глубине души я бы знала, что предпринятые им усилия вовсе не напрасны и этот подарок вовсе не шутка. Но он этого не сделал. И я не могу его винить. Особенно после моей сдержанной реакции на розу, подаренную мне на день рождения. Не говоря уже о том, что большинство парней не подарили своим девушкам тех подарков, которых последние желали бы получить в День святого Валентина. А Скотти вообще не мой парень.
    Единственный человек, который проявил ко мне романтический интерес, – худенький негритенок, сидящий передо мной на уроках французского. Даже я вешу больше его – он борец в группе наилегчайшего веса – ниже пятидесяти килограммов. В течение нескольких последних недель он одаривал меня своими глупыми ухмылками, сопровождавшимися закатыванием глаз, и, специально оказываясь во время перемен рядом со мной, говорил мне по-французски: «Добрый день, мой друг». Сегодня он спросил меня миллион раз, есть ли у меня валентинка. Я сделала вывод: он настоящий Пепе ле Пю (скунс с вечно разбитым сердцем из мультфильма). Видимо, он запал на меня. Для меня это катастрофа. Не знаю, как такое возможно: он из тех восьмиклассников, которые выглядят как дети. Вряд ли у него что-то работает. (Хотя мне ли говорить об этом с моим без вести пропавшим менструальным циклом.)
    Конечно, я стонала и выла из-за своего невезения. Почему этот коротышка выбрал меня в качестве объекта обожания? Единственное, что он обо мне знал, – это то, что я рассказывала о себе на занятиях французским языком для «айкьюшников» и продвинутых:
    – Je m’appelle Jessica. J’ai seize ans. J’aime cou-rir [1]. – Вот, что я получаю из-за своего желания изучать второй иностранный язык, посещая факультатив вместе с восьмиклассниками.
    К окончанию восьмого урока я пребывала в депрессии по поводу своей неудавшейся личной жизни больше, чем обычно. Решив взбодриться, я стала наблюдать за Полом Парлипиано, выходившим с урока физики. Глядя на него, я думала, как он красив в рубашке в клетку цвета хаки, застегнутой на пуговицы снизу доверху. Он улыбался – мне стало интересно, что так развеселило его. Я увидела, что обложка его учебника вся исписана, и мне захотелось прочитать записи. Я воображала, как намотаю его светлый локон на палец. В тот момент больше всего на свете – больше, чем мира во всем мире, средства лечения от рака и даже того, чтобы Хоуп вернулась обратно в Пайнвилль, – мне хотелось, чтобы Пол Парлипиано улыбнулся мне и сказал: «Привет, Джессика. Как дела?»
    Вдруг меня осенило: я для Пола Парлипиано тоже Пепе ле Пю (скунс с вечно разбитым сердцем).
    Вот оно прозрение – пришло в День святого Валентина.

Двадцать пятое февраля

    Я вполне уверена, что схожу с ума.
    Сегодня забыла код замка от шкафчика в раздевалке. Это не показалось бы таким странным, если бы я только что вернулась с выходных. Но сегодня пятница. На этой неделе я раз двадцать открывала шкафчик без проблем. Однако сегодня утром, подойдя к нему перед утренней перекличкой, я не помнила, ни какие цифры надо набрать, ни куда надо поворачивать ручку: налево или направо. В голове никаких мыслей. Повертела ручкой в надежде, что подсознание сработает и подскажет мне нужную комбинацию цифр. Не сработало. Ожесточенно подергала замок в надежде, что он неожиданно откроется. Не открылся. Я запаниковала, потому что прозвенел первый звонок, но я так и не приблизилась к заветной цели. И не было никаких признаков, что я открою замок. Стоя красная как рак, я чувствовала, как капли пота падают на грудь и стекают вниз. В отчаянии я стала набирать случайные комбинации цифр, которые, как мне казалось, помогут открыть шкаф: налево 38, направо 13, налево 9… налево 42, направо 23, налево 2… Я прекратила только тогда, когда в раздевалку заглянул мистер Риккардо и спросил:
    – Ну, мисс Дарлинг, вы собираетесь сегодня присоединиться к остальным опоздавшим и прогульщикам?
    Я пошла в нашу классную комнату на перекличку. Со мной была тихая истерика. Единственный человек, знавший искомую комбинацию цифр в моем шкафу, была Хоуп. Но вряд ли мне это поможет.
    Я попыталась зрительно представить, а затем проанализировать конкретные ситуации во время открывания шкафа. Делала ли я это на автомате? Или разговаривала с кем-то, поворачивая ручку? Или открывала его, находясь в состоянии молчаливой задумчивости? Был ли мой рюкзачок на спине или я сняла его?
    К тому моменту, как перекличка закончилась, я потеряла голову. Не из-за того, что не смогу достать свои книги, а из-за того, что сбой в работе моего головного мозга мешает мне это сделать. Мы учили на психологии, что одним из первых признаков начинающейся шизофрении является «ослабление функции образования временны2х связей». Можно ли мой случай так квалифицировать?
    К тому же известно, что женщины в период менопаузы слегка не в себе, поэтому, может быть, то, что у меня нет менструации почти два месяца, произвело на меня такой же эффект, как и на них. Или я беременна? Однако нет ни одного способа, чтобы я могла забеременеть, если только: 1) не залетела, когда мечтала о совершенно голом Поле Парлипиано, сидя в туалете, или 2) избрана для непорочного зачатия во время исполнения танца «электрик бугалу».
    Ха. Ха. Ха. Забавно.
    Это моя попытка смотреть на вещи проще. Мне не надо сходить с ума по поводу отсутствия менструации, потому что, вероятно, стресс отвечает за их задержку. Но всякий раз, когда я иду в ванную, я молюсь, чтобы на трусах появилось заветное пятно крови, и всякий раз при этом испытываю разочарование. Я чувствую себя шестиклассницей, когда я была последней девочкой, ожидающей менархе (время наступления первой менструации), которая откроет мне дорогу в чудесный мир – мир зрелой женщины.
    Все же я становлюсь все более и более странной. Думаю, не стоит во всем винить предменструальный синдром. Мне следует убедить родителей отвести меня к доктору, который пропишет мне нужные для моей головы лекарства.
    Шизофреничка я или нет, но мне нужны мои учебники. Мне придется идти вниз в офис и попросить секретаря найти код моего шкафчика. Ни за что не признаюсь, что забыла его. Не через семь месяцев спустя начала учебного года. И не в пятницу. Я лучше солгу. Скажу, что не пользовалась шкафчиком, потому что он слишком далеко от классов, в которых я занимаюсь, а я не люблю опаздывать. Скотти (хорошо, что есть друг-спортсмен, имя которого можно назвать в такой момент) был так любезен, что разрешил мне пользоваться своим ящиком, хотя это против школьных правил. Но сейчас мне надо достать кроссовки (снова эксплуатирую тему «школа – спорт»), которые я положила туда, когда не тренировалась.
    Я уже придумала, что наврать, когда подошла к офису.
    – А, неужели это Джееесс Дааарлинг! – пропела миссис Ньюман. – Не часто ты к нам заходишь.
    Школьные секретари всегда рады встречи со мной. Думаю, это из-за моей фамилии Дарлинг – дорогая. Они полагают, что я лучше, чем есть на самом деле.
    – Здравствуйте, миссис Ньюман.
    – Чем могу вам помочь?
    Неужели притворная вежливость – необходимое качество школьного секретаря?
    – Ну это длинная история, но мне нужен код замка в моем шкафчике…
    – Джесс, больше ничего не говори. – Она начала стучать на компьютере.
    – И вам не интересно, зачем мне это надо? – поинтересовалась я, чувствуя себя слегка разочарованной. Я была готова произнести вслух, то что придумала.
    Она просто продолжала улыбаться.
    – Я тебе верю, Джессика.
    И хотя мне не надо было объясняться, тем не менее я изложила ей с начала до конца историю, выдуманную мной. И что, думаете, она ответила?
    – Скотти Глейзер такой хороший мальчик, не правда ли?
    Она записала цифры на кусочке бумаги и вручила его мне: налево 45, направо 17, налево 5. Повернувшись, чтобы выйти из комнаты, при этом не отрывая глаз от бумажки, я столкнулась… с Маркусом Флюти! Он только что встал со скамейки, оказывается он сидел позади меня. Он все время был здесь.
    – А неужееели эээто Джееесс Дааарлинг! – произнес Маркус, растягивая слова, передразнивая миссис Ньюман. Но его слова прозвучали с интонацией домохозяйки родом со Среднего Запада, эксперта в приготовлении и подачи еды в горшочках, восхищающейся пуделем, одетым в вязаный комбинезон: «А, раа-аз-ве он не ми-лаааш-ка?»
    Улыбка исчезла с лица миссис Ньюман, но Маркус не обращал на нее внимание.
    – Мне известно, где ваааш шкаааафчик, мииииссс Даааарлиинг, – продолжал он растя-гивать слова. Это было правдой, поскольку его шкафчик располагался через пять или шесть от моего. Он знал, что я лгала. Маркус погрозил мне пальцем, словно говорил: «Ах, Джессика, нехорошо обманывать». Я застыла на месте, боясь пошевелиться.
    – Оставь ее в покое. Тебе мало своих проблем?
    Пока миссис Ньюман читала ему лекцию, Маркус наклонился ко мне, слегка отодвинул мои волосы от уха и прошептал:
    – Я не сдам тебя, малышка.
    От него очень приятно пахло лесом – можжевеловым лосьоном после бритья. Я ощущала его руку на шее и дыхание на щеке. Вдруг почувствовала, что покраснела, и у меня стали подкашиваться ноги.
    Я стала потихоньку выползать из офиса. Когда наконец оказалась на свободе, то столкнулась с человеком, с которым меньше всего хотела бы встретиться, – с Сарой. Да, ей бы очень захотелось рассказать обо мне и Маркусе. Не о том, что мы здесь были вдвоем, заметьте. Но обо всем несуществующем между нами, и это было бы слишком для Пайнвилльской школы, вряд ли она смогла бы это переварить. Вот точное воспроизведение нашего разговора с Сарой, и вам станет понятно, почему он был для меня таким болезненным:
    Я (пытаюсь говорить как можно невозмутимо): О, привет, Крепыш! Как дела?
    Сара: Прекрасно. Но что с тобой? Все в порядке? Боже мой! Ты просто ярко-красная. И вся в поту. И задыхаешься. (Она ужасно подозрительна. Пытается найти ключ к разгадке.)
    Я: Да, нет. Со мной все в порядке. Просто я прибежала сюда, чтобы кое-что… ммм… узнать. И я… ну… слегка задохнулась.
    Сара: Чемпионка по бегу задохнулась от того, что спустилась в офис?
    Сара покачала головой и скривила рот, она стала наезжать на меня.
    Я: Мммм, ну я… ммм.
    Маркус вышел из офиса и стал между мной и Сарой.
    Маркус: Давай послушаем, как ты вешаешь лапшу на уши.
    Я: Мммммммм, я…
    Маркус скрестил руки, закрывая ими пять улыбающихся лиц группы «Бэкстрит Бойз», чьи портреты и три серебристые буквы BSB красовались поперек его груди. Он рискует быть высмеянным, когда носит эту футболку, словно девочка-подросток, и делает это довольно часто. Большинство людей не понимают шутку, мне она ясна. В мире, где Мэрилин Монро больше никого ничем не может шокировать, Маркус знает, что футболка с изображением Бэкстрит Бойз – это самое губительное, что он – супермен может сделать. Он думает, что это прикольно.
    Сара (бросив на Маркуса испепеляющий взгляд): Боже мой! Перестань приставать к нам.
    Маркус (глядя на меня): Я ведь не пристаю, не так ли?
    Хлопчатобумажная футболка была очень тонкой. Татуировка, сделанная черными чернилами, с изображением какого-то героя из китайского фильма на бицепсе у Маркуса просвечивалась через ткань, но смысл этой татуировки надо было расшифровывать, ее надо было понять.
    Я: Ммм…
    Маркус ушел, улыбаясь.
    Сара: Боже мой! Что все это значит?
    Я: Его бред? Понятия не имею. Должно быть, он под кайфом.
    К счастью, когда Сара пересказывала эту странную историю – этот изолированный, ни с чем не связанный эпизод для всех, кого мы знаем, она оказалась в таком же положении, как и я.
    – Можете ли вы поверить, что цитирую – Мистер Съемпончик – конец цитаты подошел к нам просто так, чтобы молоть вздор? – вопрошает Сара. – Словно нам есть до него дело?
    Дело в том, что мне-то есть до него дело. Не знаю почему. Но из-за всей этой истории с Маркусом и Хизом я просто не могу рассказать Хоуп правду обо мне и Маркусе. И от этого я чувствую себя очень плохой подругой.

Первое марта

    Хоуп!
    Извини, что тебе приходится сначала общаться по телефону с моей мамой или отцом, прежде чем меня позовут. Больше я не поднимаю трубку. У меня телефонофобия, с тех пор как ты уехала. Причина, по которой я больше не подхожу к телефону, следующая: сама мысль о том, что мне предстоит разговор с кем-либо, вызывает у меня отвращение. Это правда. Кроме тебя, я отвергаю всех, кто пытается завязать со мной беседу в то драгоценное время, когда я ничем не занята между тренировками и моими бессонными ночами, во время которых я ворочаюсь с боку на бок.
    Итак, сегодня вечером мне не хотелось говорить с Хай. Мне не следовало бы быть такой удивленной, когда она позвонила. Ведь я сама дала ей номер телефона.
    Сказать по правде, я больше думала о тебе, чем о Хай, когда с ней разговаривала. Понимаешь, я представляю, как трудно тебе в новой школе и как тяжело завести новых друзей, и как-то ты сказала, что испытываешь благодарность к любому, кто пытается проявить к тебе дружеские чувства.
    Поэтому я говорила с Хай. Она рассказала мне обо всех обстоятельствах, из-за которых она очутилась в Пайнвилле. Очевидно, она ходила в крутую частную школу в Манхэттене, где царили высокомерие и надменность. «Нужна куча денег или палата ума, чтобы поступить туда. У меня было второе», – сказала Хай. В середине осеннего семестра директор прислал письмо, в котором сообщалось, что школа больше не может предоставлять ей стипендию. «Им надо было убрать с дороги малоимущих, чтобы освободить ее для финансово-обеспеченных», – продолжала Хай. Ее мама не смогла заплатить за учебу в весенний семестр. «Я никогда не знала отца», – заметила Хай. Но мама и слышать не хотела, чтобы перевести Хай в обычную нью-йоркскую среднюю государственную школу. «Ведь там либо одни тупоголовые девицы, либо малолетние преступники», – сказала Хай. Поэтому, пока ее мама не переведется в филиал компании в Нью-Джерси, Хай живет у своей тети и будет учиться в Пайнвилльской средней школе. (С «мочалками» (девушки со свободными моральными принципами), «кантрушниками» (деревенщины) и «белыми неграми», – добавила я.)
    Наш разговор вовсе не был неприятным, даже наоборот. Хай рассказала про себя довольно интересную историю. Но все время, пока я разговаривала с ней, я думала, как будет здорово, когда часы покажут 21:27. Это означает, что прошло двадцать минут и я могу закончить разговор, не показавшись грубой, и лечь спать.
    Вот мое новое хобби. Наблюдать, как проходит моя жизнь минута за минутой. Я ожидаю окончания всего и везде – разговора, занятий, тренировок, темноты – с тем чтобы осталось еще больше времени на созерцание. Я постоянно ожидаю чего-нибудь лучшего, что так и не приходит. Может быть, это помогло бы, если бы я знала, чего хочу.
    До тех пор, пока я это не выяснила, полагала, что ожидала окончания девятого класса и наступления лета, с тем чтобы дальше ожидать окончания лета и возвращения в школу. И я опять продолжу эту игру-ожидалочку: буду ждать еще два года окончания школы и моего «бегства» в колледж, с тем чтобы начать «настоящую жизнь». Независимо от того, какой она будет.
    Когда ты была рядом, я не очень часто об этом думала.
    Я по-настоящему скучаю по тебе, по нашим беседам. Знаю, что ты понимаешь меня. И всякий раз, когда говорю с кем-либо еще, это напоминает мне, что они меня не понимают вовсе.

    Твоя наблюдательница за часами, Дж.

МАРТ
Четвертое марта

    Мои первые соревнования будут лишь через месяц, а мне бы хотелось, чтобы этот проклятый сезон уже закончился.
    Сегодня я выскочила из дома, чтобы пробежать пару километров по окрестностям в полном одиночестве. Когда я бегаю одна, без тренера, или когда Пол Парлипиано не смущает меня своей грацией, мой мозг успокаивается, как бы проясняется.
    Забыть код замка от моего шкафчика было неприятно, это точно. И у меня «крыша» едет из-за отсутствия месячных. Но случай с Маркусом совсем довел меня. Я не могу перестать думать о нем и о том, что будет, если Сара начнет делать свои знаменитые намеки: «Знаете ли, думаю, между ними что-то происходит – боже мой! Между Мистером Съемпончик и нашей Мисс Умницей».
    Мне действительно нужны эти полчаса, чтобы ни о чем не думать.
    Должно быть, отец поставил в подошвы моих кроссовок какой-нибудь чип, потому что не успела я отбежать пару десятков метров от дома, услышала, как он несется со свистом на своем десятискоростном велосипеде. Мне бы следовало это предвидеть. Отец всегда в двух местах: или перед компьютером, или на велике. И если он не колесит по дорогам, как его любимый велосипедист всех времен и народов Лэнс Армстронг, победитель «Тур де Франс», то он неотступно следует за мной.
    – Прибавь шагу, Джебука, – закричал он. – Думаешь, Алексис Форд бегает так же медленно?
    Алексис Форд ходит в среднюю школу в Истленде. В прошлом году она выиграла у меня четыре десятых секунды в беге на 1600 метров на чемпионате среди восьмиклассников. Мой папа смотрел видеозапись тех соревнований больше, чем агенты ФБР фильм об убийстве Кеннеди. Я не шучу. Это обычно происходит так:
    – Ты упустила инициативу вот здесь, – говорит он.
    – Папа, старт только что был дан. Мы не пробежали еще и двадцати пяти метров.
    Отец перематывает видео и нажимает на паузу.
    – Смотри, – говорит он, указывая на экран, – тебе все время приходилось бежать по третьей дорожке, чтобы обойти эту девочку из Лейси. Напрасная трата энергии. Тебе она была необходима для финального рывка. Вот почему Алексис Форд выиграла у тебя четыре десятых секунды.
    Несколько недель назад отец склеил кусочки видеопленки с подобными допущенными мной ошибками на соревнованиях, для того чтобы получился фильм: «Агония поражения Джебуки Дарлинг: серия первая». Предполагается, что я должна смотреть его и учиться на своих ошибках, с тем чтобы не допускать их впредь.
    – Смотри прямо сюда, – говорит отец. – Видишь, как ты размахиваешь руками? Видишь, как тебя зажали?
    Напрасно он все это говорит. Вот моя стратегия: стань лидером с первой минуты и никому не позволяй обойти тебя.
    Знаю, отец рад, что в нашей семье есть спортсменка. Бетани никогда не увлекалась спортом. Он гордится, что я не из тех неуклюжих девиц, которые с трудом бегут по дорожке, надеясь пробежать милю за восемь минут. Я по-настоящему хорошо бегаю. Это тешит его родительское самолюбие. Мои успехи – это почти полноценная замена играм Малой лиги или детским турнирам по баскетболу, в которых он мечтал принять участие, но ему так и не представился случай.
    Наши совместные пробежки отец рассматривает как возможность сблизиться друг с другом, но мне не нравится его вмешательство. Как только он принимается критиковать меня, в моем мозгу, который до этого отдыхал, начинают путаться мысли.
    Сегодня мне стало от его слов настолько плохо, что в голове зародилось странное желание: захотелось, чтобы он ударил меня велосипедом. Я представила, как он теряет контроль на долю секунды, со всей силы ударяет меня колесом по ноге, я теряю равновесие и падаю на асфальт. От боли свертываюсь калачиком. Мои руки и ноги – просто месиво из крови, кожи и гравия. Я кричу: «О ЧЕМ ТЫ ДУМАЛ, КОГДА ЕХАЛ ТАК БЛИЗКО? ЭТО ТВОЯ ВИНА! ПОЧЕМУ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ОСТАВИТЬ МЕНЯ В ПОКОЕ?» Может быть, я сломаю руку или ногу и пропущу весь сезон, но отец, чувствуя себя виноватым, не будет переживать по этому поводу.
    Меня так взволновала мысль о травме, что я подумала: не надо ждать и судьба поможет мне. Решила сама организовать это столкновение. Притворюсь, что упала, когда буду в полной уверенности, что он не переедет через меня и не раздавит на смерть. Нет, пусть ударит меня слегка, лишь бы потом оставил в покое. У меня прибавилось адреналина, и я начала бежать быстрее от этой мысли. И в это время услышала слова отца: «Вот это то, что надо, Джебука!» Вместо того чтобы почувствовать себя лучше от похвалы, мне стало еще хуже. Еще больше захотелось, чтобы он ударил меня велосипедом и моя карьера бегуньи на этом бы закончилась. Я знала: впереди из асфальта торчат корни деревьев, поэтому может выглядеть вполне логично, если я споткнусь о них («Здорово. Держи шаг, Джебука. Ты летишь!») и упаду на тропинку, а он ударит меня велосипедом. Мне больше бы не пришлось бегать и слушать об Алексис Форд, о моих болтающихся руках и об агонии поражения. Знала: сейчас или никогда, – поэтому наступила на торчащий корень. Замахав руками, почувствовала, что падаю, как в замедленном кино, все время ожидая удара колеса о лодыжку, голень и бедро. Я ждала криков, воплей, своих жалоб и обвинений.
    Но отец инстинктивно свернул в сторону с дороги.
    Позднее, когда я мазала перекисью водорода кровоточащую пораненную коленку и порезанную ладонь, отец стоял в дверном проеме и читал мне лекцию о том, что надо быть осторожнее.
    – Ты могла закончить сезон прямо там, – сказал он.
    – Да, – вздохнула я. – Но не закончила.
    Кожа у меня горит до сих пор.

Десятое марта

    Все группой мы идем сегодня вечером на ежегодный конкурс талантов, проводимый нашей школой. Нам необходим отдых от монотонного уик-энда в Пайявилле, когда мы толпимся в развлекательном центре, жуем что-нибудь в ресторанчике «У Хельги» или болтаемся дома у Скотти. Еще мы хотим дать возможность Хай вкусить местной культуры.
    – Смею сказать, вряд ли за входную плату в пять долларов ты найдешь лучшее шоу придурков, – сказала я.
    – Девочка, я из города, где такое шоу показывают бесплатно, – ответила Хай.
    – Подожди и увидишь.
    Уже поздно вечером Хай согласилась со мной. Никто из нас не мог понять, что вынуждает этих людей с такой охотой унижаться перед теми, с кем они в обществе занимают одинаковое положение.
    Кратко поясню.
    Шоу открывалось с выступления группы, названной «Четверка Лена Леви». Какое самомнение! Лидером группы был не кто иной, как Лен Леви, тот мальчик, который разбил мое сердце, когда мне было восемь лет. На нем был толстый слой театрального грима, словно от аудитории можно было скрыть с помощью подсветки, а возможно, и ауры, исходящей от величия рэпа, его сизое, в шрамах от прыщей лицо. Я говорю это со всей горечью, но, конечно, это ремарка в сторону.
    Итак, выступление группы «Четверка Лена Леви» было первым среди последовавшей за ними череды других номеров, протестующих против пения ворованных песен и под «фанеру». Должна признаться, что сама группа держалась довольно скованно, но Лен просто привел всех в ужас. В повседневной жизни он довольно зажатый и действует, как робот. Ну добавьте к этому психа, который не может постоять на месте, и вы получите представление, что такое Лен на сцене. Ответ Пайнвилльской средней школы Заку де ла Роша, который ходит по сцене, как робот-киборг после короткого замыкания, так быстро, что луч прожектора не успевает за ним.
    Лен, не пропев и половины куплета, вдруг завопил: «Пайнвилль» – и попытался нырнуть в зал со сцены, издав первородный крик. Все продолжали сидеть на своих местах, никто не собирался ловить его. Он приземлился на ноги и просто стоял на месте, потрясенный тем, что он на полу, вместо того чтобы раскачиваться на руках у восторженной толпы.
    Поэтому он стал призывать аудиторию спеть вместе с ним.
    – Пайнвилль, – заорал он в микрофон.
    Затем он повернул микрофон в сторону аудитории – тишина.
    – Пайнвилль, – проорал он еще громче.
    На этот раз зрительный зал покатился со смеху. Песня вскоре закончилась, и Лен Леви бросил микрофон на сцену так, что из него раздался оглушительный рев и шипение, и выскочил из зала как ошпаренный.
    Следующей была Дори Сиповитц, несгибаемая поклонница Бритни Спирс. Как у настоящей Лолиты-дивы, в номере Дори было много хореографии и мало пения, причем песня была записана заранее, и необходимо было лишь открывать рот во время исполнения. Мать Дори сидела прямо перед нами и кричала: «Секси, бейби! Секси, секси, секси!», в то время как ее дочь извивалась и вращалась, словно на горячей сковородке, в розовом, расшитом блестками узком женском комбинезоне с вырезом на животе.
    Мне даже не надо говорить вам, насколько это было неуместным и отвратительным.
    За ней выступало трио танцоров хип-хопа, как всегда навеселе, которым следовало бы знать получше, что не стоит надевать белые костюмы из синтетики. (В припев они добавили слово «бум», и получалось – бум-шака-лака-шака-лака-шака-лака.) Группа «Белых негров» пела что-то про жизнь хулиганов. Они были экипированы какими-то издающими треск и шум инструментами, которыми эти суперзвезды из трущоб разжились в магазине за углом. Также выступали жонглер и группа под названием «Длинная странная прогулка».
    Было еще несколько номеров, но я о них могу лишь сказать, что, кроме смущения, они не вызвали никаких эмоций.
    Последним номером были соревнования двойников Элвиса Пресли. Сначала вышел Перси Флойд. Через тридцать секунд после его попытки сымитировать стиль Вегас и корчей под прожектором на сцену выскочил черный Элвис и стал кружить по сцене, как торнадо. Все имитирующие Элвиса достойны лишь тухлых помидоров. Но черный Элвис, одетый в забавный костюм, подложил что-то под живот, и когда он танцевал, живот ходил ходуном. Это было настолько забавным, что аудитория буквально сходила с ума.
    Я смеялась, хлопала и кричала вместе с остальными, пока черный Элвис напевал что-то, проходя между рядами. Только тогда, когда он приподнял огромные темные очки с одной стороны, чтобы вытереть пот со лба красным шарфом, я узнала, кто играл черного Элвиса, – и это произвело на меня шокирующее впечатление. Я чуть не свалилась в проход – и это добавило бы драматизма в сложившуюся ситуацию.
    – Не может быть! – вскрикнула я. – Я знаю этого паренька!
    – Кто он? – спросила Хай.
    – Ну Пепе ле Пю.
    – Кто?
    – Пепе. Пьер. Он со мной в одной группе на французском, безнадежно влюблен в меня.
    Пепе, должно быть, положил в комбинезон десяток подушек. Но несмотря на его накладной живот, он был настоящим королем. Он изображал карате. У него были два дюжих телохранителя, которые вышли на сцену и бросили ему плащ. И последний штрих. Объявление по микрофону: «Элвис только что покинул здание».
    Я очень гордилась им, когда он выиграл.
    Не знаю, почему не узнала его сразу же. В то время как в нашей школе пятьсот белых учеников, афроамериканцев всего лишь двадцать пять. И лишь один учился со мной в одной французской группе – тот, что сходил по мне с ума. Может быть, я не узнала Пепе по той простой причине, что он очень талантливо умеет маскироваться. Я наблюдаю за ним последнее время. Пепе один из немногих учеников, которые не принадлежат ни к какой группировке. Он выигрывает и шоу талантов, и соревнования по борьбе. Говорит на английском, французском и на негритянском диалекте английского языка. Ладит в школе со всеми: «братством» и «белыми неграми», компьютерными гениями «404 – ошибка природы», «отстоем», «качками» и «айкьющниками». Мне хотелось бы быть своей хотя бы в одной группе, а Пепе одновременно умудряется быть своим для всех.

Семнадцатое марта

    Все становится каким-то странным.
    Грег Махони вчера на вечеринке получил пулевое ранение. Грег – гибрид «отстоя» и «кантрушника», который мог целыми днями пить и курить и ничем другим не заниматься. Он обожал музыку кантри и украсил свой грузовичок флагом Конфедерации с надписью «Я – крепкий орешек с головы и… до бампера». Во всяком случае, это не было следствием пьяной драки между подростками. Ни у кого из них не было пистолетов. Грег нашел несколько патронов в своем грузовике и по причине, остающейся неизвестной, скорее всего по пьянке, решил бросить их в огонь. Гильзы взорвались и задели его.
    Я услышала об этом во время утренней переклички от Сары, которая обожала распространять подобные сплетни.
    – О мой бог! Только полный идиот мог бы, цитирую – устроить этот чертов фейерверк – конец цитаты.
    – Так почему он это сделал?
    – Спорю, что он вообще ни о чем не думал, – сказала я. – Грег повел себя так, как ведет себя любой «отстой». Это его вклад в общественную жизнь.
    Затем я услышала, как какой-то голос заметил:
    «Извините, Мисс Невысокомерная и Немогущественная». Мне не надо было поднимать глаза, чтобы узнать, кто говорит. И когда я, наконец взглянула, то увидела, что через две парты от меня, чуть приподнявшись, говорит Маркус.
    – А каков твой вклад в общественную жизнь? – поинтересовался Маркус.
    Я хихикнула. Боже мой, как же это достает.
    – О мой бог! Тьфу. Какого черта ты лезешь не в свои дела? – спросила Сара.
    – А какого черта ты лезешь не в свои? – парировал Маркус. – Я с тобой разговаривал?
    В этот момент наш классный руководитель вмешался в спор:
    – Вы забыли правило, что в классе запрещено сквернословить?
    – Если вы собираетесь наказать меня, так накажите и ее, – сказал он, указывая на Сару. – Она сказал «чертов» до меня.
    Прежде чем Сара успела запротестовать, мистер Риккардо заметил:
    – Я слышал тебя, а не ее. Выйди из класса.
    – Вы, должно быть, шутите? – улыбался Маркус.
    – К директору, немедленно!
    Это было несправедливо. По-настоящему несправедливо.
    Маркус не отрывал от меня глаз, пока собирал свои веши, чтобы спуститься вниз в кабинет директора. Тут я поняла, что мы с Сарой разговаривали довольно тихо. Маркус специально подслушивал наш разговор. И он хотел, чтобы я знала об этом.
    Ну зачем? Он вообще не замечал меня с того случая, который произошел в кабинете у секретаря. И я делала все возможное, чтобы также его не замечать. Не знаю, почему он ко мне цепляется. Не могу не думать об этом.

Девятнадцатое марта

    Сегодня Сара и Мэнда во время своего полета в Мексику коротают время, анализируя вспышку гнева у Маркуса, и размышляют, какую роль сыграла в этом я. Мне приходится убеждать себя, что я ничего не могу с этим поделать, поэтому нет смысла заострять внимание на этой теме.
    Только третья часть Безмозглой команды проводят весенние каникулы в Канкуне. Сара и Мэнда пытались сохранить это от меня в секрете, разговаривая противным шепотом, сравнимым с шепотом суфлера в театре. НЕ НАДО, ЧТОБЫ ДЖЕСС УЗНАЛА О НАШЕЙ ПОЕЗДКЕ. Они считали, что у меня будет разбито сердце, когда узнаю, что где тусуются без меня.
    Вот это да! Ирония судьбы. Поняв, что я обо всем знаю, они без стеснения стали болтать о поездке в присутствии Бриджит. Она притворялась секунд тридцать, что ей не обидно, а затем выпалила:
    – Почему это вы меня не пригласили?
    – Мы подумали, что ты захочешь провести все каникулы с Берком, – ответила Мэнда.
    – Да! – подтвердила Сара.
    – Это не наша вина, если тебе повезло и ты заполучила такого клевого парня, с которым можно провести каникулы. У нас нет такого, – продолжала Мэнда, которая тотчас же бросила Берни, как только Сара предложила поездку.
    – Точно! – подтвердила Сара.
    Полагаю, Бриджит решила, что ей и в самом деле повезло. Поэтому простила их, и они опять стали обниматься. Так разрешаются все конфликты в Безмозглой команде.
    Весенние каникулы действуют мне на нервы. Я схожу с ума от большого количества свободного времени и скуки. Может быть, в этом и заключается причина, что я проспала до 15 часов 37 минут. Теперь прощай, ночной сон. Но все равно это лучше, чем быть в школе.

Двадцатое марта

    Вчера вечером мама пришла с работы и спросила меня, как прошел день.
    – Эмейя закручивает роман с Колином…
    – Кто? Что?
    – И Рут напилась в знак протеста. И Джастин…
    – Джесси! О чем ты говоришь? Кто эти люди? Они твои друзья?
    – Нет, в действительности нет, – ответила я. – Они из реалити-шоу «Реальный мир».
    Мама, вздохнув, сказала:
    – Джесси, я спросила тебя, как прошел твой день.
    Тут мне пришло в голову, что я слишком долго сижу у телевизора.
    Когда сегодня Скотти пригласил меня к себе домой, я подумала: «Хорошо. Вот мой шанс стать более коммуникабельной». Я отправилась к нему на велосипеде. Приехав, позвонила в дверь, ожидая, что кто-нибудь откроет. Никого. За дверью слышался шум, значит, он дома. Позвонив еще пару раз, решила войти сама.
    Шум раздавался из подвала. Кроме Скотти, там еще были Бриджит, Берк и приятель Скотти по бейсбольной команде Пи Джей. Парни сидели около телека, играя в видеоигру. Бриджит стояла над Берком, напряженно наблюдая.
    – Привет, парни, – громко крикнула я.
    – Давай!!! – заорал Скотти.
    – Бей его! – кричал Пи Джей.
    – Три шестнадцать. Три шестнадцать, – кричали Берк и Бриджит.
    Я пыталась поговорить с Бриджит, думая, что она, возможно, будет благодарна, что приехал кто-то без Y-хромосомы. Но она давала мне односложные ответы, не отрываясь от экрана.
    Я не могла поверить, что мы были лучшими подругами.
    Состязание продолжалось еще минут десять, наконец Берк был объявлен победителем. Только после этого они заметили мое присутствие.
    – Привет, Джесс. Видела, как я сделал Глейзера.
    – Это ты-то? Не верь этому козлу.
    – Да я надрал тебе задницу! Ты паршивец!
    И тут Скотти скрутил руки Пи Джея назад и заставил его молить о прошении.
    Я сглупила, подумав, что они отложат игру и мы поговорим или займемся чем-нибудь. Вместо этого они начали новую игру. Здесь уже катались на скейтбордах и сбивали друг друга с ног. Я играю в нее иногда в субботу вечером. Но до меня дошло, что они намерены играть весь день. Девочки собираются вместе, чтобы просто побыть вместе. Парням в качестве предлога, чтобы собраться, нужна какая-нибудь деятельность. Иначе это выглядит так, словно собрались гомики.
    Вдруг я услышала шум в туалете – нет, это не просто набиралась вода, а там словно начался потоп. Роб появился из ванной, застегивая молнию на брюках, с выдернутой из унитаза ручкой.
    – Послушай, парень, я только что сломал твой сортир, – сказал он, испытывая гордость за свой «сортирный» юмор.
    Этот «взрыв дерьма» со стороны Роба был последней каплей, переполнившей чашу моего терпения, поэтому я попрощалась с ними. Скотти протянул пульт Бриджит, в ответ на это она завопила: «Я не умею играть в эту игру», а потом он пошел проводить меня до подъездной аллеи.
    – Тебе надоело? – спросил он.
    – Нет, правда нет.
    – Ну тогда хорошо.
    Пауза.
    – Что ты собираешься сейчас делать?
    Я не знала. Но мне не хотелось говорить об этом.
    – Думаю, я пойду домой к Хай, ненадолго, – солгала я.
    – Вы стали хорошими подругами?
    – Думаю, да.
    – Сожалею, что тебе было скучно.
    – Да, и я тоже.
    И я действительно так думаю. Все было бы намного легче, если бы это было не так.

Двадцать второе марта

    Я совершила ошибку, пообещав маме и Бетани, что помогу им написать приглашения к свадьбе. Видите, как отчаянно мне хочется чем-нибудь заняться.
    Сначала мама и сестра делали то, что им удавалось лучше всего: мучили меня, задавая вопросы про Скотти.
    – Итак, ты пригласишь Скотти на свадьбу? спросила сестра.
    – Ммм, не знаю еще.
    Ее ноздри раздулись и ходили ходуном, показывая, как она раздражена.
    – Ты не знаешь? – спросила она. – Мама?!
    Вмешалась мама:
    – Джесси, когда ты планируешь спросить его?
    – Не знаю, – ответила я. – Свадьба через три месяца.
    Моя сестра чуть не лопнула от злости:
    – Чем ты думаешь, мы занимаемся сейчас? Мы готовим приглашения. Откуда мне знать, посылать его Скотти или нет, если ты сама ничего не решила.
    – Ему все равно, получит он приглашение или нет, – ответила я.
    – Мне не все равно, – возмущенно фыркнула Бетани. – Надо отправить обязательно.
    Уверена, это продолжалось бы несколько часов, если бы сестра не вытащила приглашение и не помахала им у меня перед носом. Прежде чем положить его к остальным, она взглянула на почерк. Вот когда союз блондинок был расторгнут и дела пошли плохо. Настолько плохо, что мне даже было не смешно смотреть на них.
    – Это ты называешь каллиграфическим почерком, мама?
    – Что ты имеешь в виду?
    – Все адреса написаны криво.
    – Да никто не заметит.
    – Все заметят! Я позволила тебе написать их, потому что ты обещала сделать это профессионально.
    – Ты думаешь, что мне нравится это делать? Если бы Грант не настоял на приглашении трехсот гостей, мы смогли бы нанять профессионального каллиграфа.
    – Не обвиняй Гранта.
    – Но его семья в два раза больше, и у них денег в десять раз больше, чем у нас.
    – Мама, это не входит в обязанности жениха.
    – На дворе двадцать первый век: время менять традиции. Семья невесты не должна теперь платить за все.
    – Конечно, очень плохо, что у тебя не мальчик.
    Мэтью Майкл Дарлинг. Родился шестнадцатого августа, умер первого сентября.
    Не знаю, что произошло быстрее: вытянулось лицо у Бетани или из глаз мамы полились слезы. Мама выбежала из комнаты, а сестра осталась стоять на месте, зная, что все равно ничего не может сделать или сказать, чтобы вернуть маму обратно.
    – Ты просто сука, – сказала я тихим, спокойным тоном, заставляющим грубые слова звучать еще более жестоко.
    У Бетани отвалилась челюсть. Она не могла поверить, что я такое сказала.
    Мне самой не верилось. Раньше я никогда не говорила ничего подобного членам моей семьи. Я встала и пошла к себе в комнату, не дожидаясь дальнейших событий. Ничто не могло удержать меня. Как я могла в такой ситуации ПРИКЛЕИВАТЬ МАРКИ НА КОНВЕРТЫ?
    Через полчаса мама пришла ко мне в комнату и сказала, что совершенно недопустимо говорить подобные вещи сестре. Ее глаза были красными от слез.
    – А разве то, что она сказала, допустимо?
    – У нее столько дел в голове, – ответила мама, проводя пальцем по пыльному комоду. – Она не хотела обидеть меня. А ты ее хотела. Вот почему я хочу, чтобы ты извинилась.
    – Ты права, я действительно хотела ее оскорбить, – сказала я с обидой в голосе. – Но я не буду извиняться. Никогда. Я не жалею об этом и не ожидаю, что ты поймешь меня.
    – Почему?
    Мне хотелось сказать: «Ты точно такая же, как и она».
    – Потому что Хоуп – единственный человек, который меня понимал.
    Затем мама в очередной раз прочитала мне нотацию на тему «С тобой бесполезно разговаривать. Хватит плакать по поводу Хоуп». После этого запретила выходить из комнаты весь вечер. О таком благе я и мечтать не могла.

Двадцать пятое марта

    Мне надо убежать от мамы. Поэтому сегодня я сделала попытку потусоваться с Хай.
    – Я рада, что ты мне позвонила, – сказала она. – Я планировала встречу с подружками, но тетя так занята, что не смогла подвезти меня к автобусной станции. Пришлось остаться здесь.
    Тетя, у которой остановилась Хай, живет в том же районе, где раньше жила Хоуп, только на другой стороне улицы. Ее дом – точная копия дома Хоуп, за исключением того, что все комнаты расположены зеркально: кухня в доме у Хоуп слева, у Хай справа, гостиная у Хоуп справа, у Хай слева.
    Вы понимаете, что я хочу сказать.
    Во всяком случае, у меня возникло чувство дежавю, но в котором все в перевернутом виде. Я воскликнула про себя: «Боже мой! Может быть, судьба послала мне Хай, чтобы она стала моей лучшей подругой? Может быть, она – зеркальное отражение Хоуп?» Затем я стала собирать доказательства в поддержку этой мысли.
    У Хоуп от природы рыжие волосы.
    У Хай – черные, недавно она покрасила несколько прядей в синий цвет.
    Рост Хоуп составляет 177 см.
    Рост Хай – 153 см.
    Хоуп когда-то играла на саксофоне.
    Хай когда-то играла на флейте.
    Я уже почти убедила себя. Но потом, и это прекрасный пример, как я могу превратить любой абсурд в нечто настоящее, я подумала: «Подожди. Если она отражение Хоуп, то ее инициалы должны быть В. X., а не X. В.».
    Вот так со сравнением Хоуп и Хай было покончено.
    Мне, правда, нравится идти к кому-нибудь в гости первый раз, потому что я люблю осматривать его или ее спальню. Спальня обнаруживает в человеке то, что для него наиболее важно.
    Комната Бриджит. Висящие на виду вырезки из газет, слащаво-сентиментальные поздравительные открытки (на обороте каждой написано: для Б., любящая тебя, Б.), засушенные гвоздики, прикрепленные к доске объявлений. Толстовка для занятий футболом, висящая на двери. Бесчисленные фотографии с изображением парочки Бриджит и Берк в рамках, воткнутые в зеркало, просто лежавшие повсюду, ожидавшие, когда их поместят в альбом. На них Б. и Б. на вечере встречи выпускников, Б. и Б. на фоне рождественской елки, Б. и Б. в будке моментальной фотографии на пляже.
    Вывод. У нас у всех будут неприятности, когда Б. и Б. порвут свои отношения.

    Комната Мэнды. Миллионы крошечных дырочек на стенах, единственное доказательство того, что они были увешаны сотнями картинок с изображением горячих «самцов», суперменов, звездных знаменитостей, вырванных из журналов «Вог» и «Севентин».
    Эти причудливые картинки были заменены фотографиями размером с бумажник всех ее бывших бойфрендов. Они выглядели как фотографии для документов. Ее не было ни на одной из них. Что над ее кроватью? Там висел плакат с надписью: «ДОБРОПОРЯДОЧНЫЕ ЖЕНЩИНЫ РЕДКО ВЕРШАТ ИСТОРИЮ».
    Вывод. Мальчики, мальчики и еще раз мальчики и лозунг феминисток: вместе – это просто фантастика.

    Комната Сары. Крутые средства связи (мобильник, телефон-трубка, пейджер с двусторонней связью, небольшой портативный компьютер) – все рядом с «королевской» кроватью с бело-золотым мраморным каркасом, с изголовьем в форме морской раковины, покрытой черным атласным стеганым одеялом. Множество различных журналов и тряпья утопало в мягком ковре с высоким ворсом малинового цвета. Профессионально сделанный коллаж скелетов-моделей и актрис – единственное, что висело на стене, и он совершенно не соответствовал крайне консервативному стилю Шелли, псевдорококо, который так любила мачеха Сары.
    Вывод. Несчастная маленькая богатая Макаронница хочет носить нулевой размер одежды и будет рассказывать об этом всем и каждому, кто захочет ее слушать, жалуясь при этом, что у нее не получается этого добиться.

    Моя комната. Стены цвета синяка недельной давности с тех пор, когда мы с Хоуп пытались нанести серую краску поверх ярко-розовой, которой родители покрасили комнату, когда я была ребенком. Десятки пыльных медалей, призов и лент совершенно бесцеремонно свалены на полке в самом дальнем углу комнаты. Несколько постеров из фильмов современных классиков («Шестнадцать свечей», «Будь со мной», «Скажи что-нибудь»), Потрясающая мозаика – две улыбающиеся подруги.
    Вывод. Очевидно, обитатель комнаты на грани шизофрении.

    Старая комната Хоуп. Девчоночьи обои в цветочек, на которых висит десяток картин, набросков и незаконченных работ. Моментальная фотография в рамке с изображением маленького мальчика в комбинезоне, с короткой стрижкой «ежик», который пытается нести плачущую малышку с ярко-рыжими волосами. Похоронная открытка в память о Хизе Аллене Вивере, засунутая в угол. Маленький книжный шкаф с большим количеством книг о художниках: Моне, Пикассо, Уорхол.
    Вывод. Я никогда не узнаю ее новую комнату так же хорошо, как и старую.
    Я получила небольшое представление о характере Хай. Она остановилась в гостевой комнате у тети до тех пор, пока ее мама не переедет. Описание такой гостевой комнаты можно найти в любом каталоге магазинов «Поттери Барн» на странице 12 – все от низенькой кровати на колесах до завязок на портьерах цвета меди, от маленького коврика до свежих лилий в вазе.
    Вывод: Ее тетя делает приличные деньги, но ей не хватает ни времени, ни воображения.
    Единственная вещь, принадлежащая лично Хай, – ноутбук фирмы «Сони» и несколько фотографий в рамках. Я подняла одну, на которой Хай обнимает сухощавого парня в широких спортивных штанах и в белой футболке без рукавов со словами: «ПОЧЕМУ ТЕБЕ ТАК ХОРОШО?», написанными заглавными буквами через всю грудь. Его коротко остриженные волосы были покрашены в желтовато-коричневый цвет, для того чтобы они сверкали под стробоскопическими источниками света. На руке татуировка: М Л Е У – Мир Любовь Единство Уважение. Мантра рейверов.
    – Это Флай, – сказала она с нехарактерным для нее смешком в голосе. – Рейверы, конечно психи, но я люблю его. Ты теперь понимаешь, почему мои предки – нет.
    Мне было понятно. Затем я задумалась над тем, что она только что сказала. Предки – во множественном числе. Но до этого она говорила, что она никогда не знала отца, поэтому я предположила, что они с мамой живут одни. Может быть, у нее отчим? Мне не хотелось затрагивать хрупкие ветки ее генеалогического древа, поэтому я опустила это.
    Была еще одна фотография Хай в обтягивающем черном платье, кончики волос покрашены в красный цвет в тон помаде. Она стояла рядом с другими шестью девочками в таких же черных платьях, подолы которых были поднято, чтобы продемонстрировать ноги.
    Если я собираюсь использовать Хай в качестве замены Хоуп, она должна выбрать меня в качестве замены всей Безмозглой команды. Проведя день вместе с ней в ее доме, я поняла, почему Хай была так недовольна законом, запрещающим использовать мобильники и пейджеры в Пайнвилльской школе, – у нее так много друзей, с которыми ей надо поддерживать связь. За три часа Хай получила не менее двенадцати сообщений. «Это от друга», – говорила она после, услышав мелодию.
    – Тебе трудно было расстаться с друзьями? – спросила я после восьмого сообщения.
    – Не очень, – ответила она, пожав плечами. – Просто у меня не было постоянных привязанностей.
    Она сбила меня с толку. И Хай это поняла, потому что быстро выкрутилась, сказав мне, что она увидится с друзьями, как только закончатся занятия в школе.
    Мне надо было это учесть. К счастью, она все еще живет достаточно близко от своих друзей и сможет сделать это. Если бы я могла навестить Хоуп, я не околачивалась бы сейчас в доме у Хай.
    – Хочешь Ред Бул? – спросила она, меняя тему разговора.
    – Что?
    – Ред Бул. Ты никогда не слышала о нем?
    – Нет.
    – Неудивительно. Я только что получила несколько упаковок из Нью-Йорка. Мне следовало бы знать, что в пайнвилльском продовольственном супермаркете его нет в наличии.
    Последние слова были сказаны с такой презрительно-ядовитой усмешкой, которая мне не понравилась. Привилегией открыто выражать свое презрение к Пайнвиллю обладают люди, которые прожили здесь всю свою жизнь, а не два месяца.
    – Это энергетический напиток, – продолжала она. – Ну это как добавить «дурь» в содовую, но Ред Бул – легальный напиток.
    – Думаю, мне не стоит употреблять дури, чтобы не стать еще дурнее, чем я есть.
    Нет, мне нужен напиток – жидкий аналог вызывающих забытье лекций по истории, проводимых мистером «Би Джи» Глисоном. Словно у меня нет достаточно веских причин, вызывающих паранойю. Взять хотя бы менструальный цикл, который и не думает возобновляться. А что, если со мной что-то серьезное? Вдруг я подцепила еще неизвестный науке вирус коровьего бешенства, съев чизбургер с непрожаренным мясом? А что, если я странный экспонат из музея Роберта Рипли «Хочешь верь, а хочешь – нет» – гибрид полумальчик-полудевочка, и у меня вот-вот между ногами вырастут «орехи»? А вдруг я генетический мутант, так сказать, побочный продукт межгалактической любовной связи между моей мамой и каким-нибудь пришельцем с длинным носом? (Это объяснило бы многое, не только отсутствие у меня месячных.)
    – Ну тогда и я не буду, – ответила Хай.
    – Послушай, девочка, ты заставляешь Скотти «попотеть» или нет?
    – Я и Скотти? Нет, мы просто друзья.
    – Но ведь он такой клевый, настоящий мачо, – вздохнула Хай, положив руку на сердце, притворяясь, что сейчас упадет в обморок. – Ты знаешь, сколько пустоголовых девиц в школе хотели бы его попробовать?
    – Знаю, – ответила я. – Только я не представляю себя рядом с ним.
    – Почему?
    Я не слишком-то хотела рассказывать ей про Пола Парлипиано. Поэтому использовала отговорку номер 2.
    – Потому что в школе я не числюсь в «фанах». Я не в команде поддержки. Ненавижу собрания. Не тащусь ни от футбола, ни от других игр. И не могу бухать и оттягиваться.
    Она вздохнула:
    – То, что ты встречаешься с «качком», еще не означает, что тебе надо быть «фаном». Скотти уже оценил тебя навсегда. Разве он не знает, что ты не можешь стать «фаном»?
    Боже мой. Это заговор?
    – Ты что пытаешься заставить меня встречаться со Скотти?
    Хай улыбнулась:
    – Детка, я тебе ничего не навязываю. Я просто говорю, что твои встречи со Скотти смогут изменить иерархию, сложившуюся в Пайнвилльской школе.
    Хай – единственный человек, который сможет превратить вопрос о Скотти в оружие борьбы за угнетенных подростков-пролетариев.
    – Ты бы могла стать образцовой подружкой двадцать первого века, так сказать, эталоном для всех остальных в этом миллениуме.
    – О, да, – фыркнула я. – Невротичка с плоской грудью, предменструальным синдромом…
    – Все, что я хотела сказать, так это то, что ты могла бы революционизировать само понятие популярности, качественно изменив его.
    – Только потому, что я не типичный представитель «Фанов».
    – Слова-слова.
    До меня дошло. Мои свидания со Скотти – это бунт, это то, что разрушит привычный уклад, точно так же, как и Маркус, носящий футболку с изображением Бэкстрит Бойз, тоже бунтарь. Мы внесем сумятицу в культуру большинства, просто влившись в нее. Теория революционная по своей сути. Но я не могу представить себя целующейся со Скотти и выполняющей… ммм… другие обязанности подружки.
    – А что, если меня целиком поглотит эта культура – футбольные игры и вечеринки с пивом – и я превращусь в тупоголовую девицу, у которой на уме одни наряды и парни? – спросила я.
    – Хм-хм.
    – Хм-хм… ну что?
    – Если ты хочешь быть правильной, что же ты тусуешься с Бриджит, Мэндой и Сарой?
    – А при чем здесь они? – спросила я, хотя знала ответ.
    – Ты ненавидишь их.
    Еще одно тонкое наблюдение Хай: не в бровь, а в глаз.
    Я улыбнулась:
    – Это так очевидно?
    – Не играй со мной, – сказала она, помахав в воздухе CD. – Ты общаешься с девчонками, которых ты ненавидишь, потому что боишься остаться одна.
    Я и в правду опечалилась. Если бы Хоуп была здесь, мне бы не пришлось делать выбор. Вместе мы бы оторвались от Безмозглой команды. Но без нее…
    – Это правда?
    На этот вопрос был только один ответ. Если бы я сказала его вслух, клянусь, порвала бы с ними сегодня же, раз и навсегда. Но Хай не заставит меня.
    – Перестань заблуждаться. Ты обо всех здесь все знаешь, хотя не родилась и не воспитывалась здесь. Ты смотришь свысока на меня и моих подруг.
    Я немного подумала, прежде чем дать ей этот ответ, чтобы не выглядеть печальной и чтобы мои слова не звучали надрывно и слезливо.
    – Тупоголовые девицы, – сказала Хай, улыбаясь. – Все это такое дерьмо. Мы выше этого. И хотя я не знаю его, Скотти видит что-то в тебе, что, возможно, означает, что у него есть здравый смысл.
    – Может быть, ты права.
    Надо сказать, что этот разговор очень воодушевил меня и помог. Слышать, что Хай не только принимает меня, но и ставит нас в один ряд, повысило мою самооценку. Может быть, позже мы будем друзьями. И я не буду чувствовать себя виноватой перед Хоуп. Ведь то, что я подружусь с Хай, вовсе не означает, что я стану меньше дружить с Хоуп.

Двадцать восьмое марта

    Я боялась сегодня идти в школу, опасаясь, столкновений с Маркусом Флюти. Но ничего не произошло. Маркус даже не взглянул в мою сторону. Я решила, что в основе его внимания или невнимания к моей персоне нет злого умысла. Его колкости не имеют отношения ко мне. Они могли бы относиться к любому. Каждый мог оказаться на моем месте.
    Во всяком случае, Сара хотела сообщить более важные вещи.
    – О мой бог! – радостно прошептала она. – Я занималась в Канкуне сексом.
    Маркус отошел далеко на второй план.
    Мы с Хай узнали подробности за обедом. Очевидно, что Сара и Мэнда провели целую неделю, обманывая всех насчет своего возраста и заставляя подвыпивших студентов покупать им коктейли «Маргарита». Не буду рассказывать все грязные детали их семидневной пьянки, потому что это утомительно.
    Расскажу только о том, как Сара лишилась своего цветка, то есть девственности. Это произошло на шестой день их поездки, в номере 203 в отеле «Домик у моря» – заведение, которое их богатенькие дружки-студенты, упражняясь в остроумии, переименовали в «Дом тараканов». Он – член братства Каппа Сигма в каком-то колледже в Аризоне и известен под фамилией Бендер. (Крепыш и Бендер. Разве это не изысканно?) У него был презерватив. Когда наступил кульминационный момент, своими криками: «Ну давай же, давай!», он засвидетельствовал свое почтение одному из известных персонажей с мексиканской фамилией – мышонку-гонщику Спиди Гонзалесу, что, впрочем, было правомерно, поскольку он сам напоминал мышонка и весь этот чертов акт продолжался не более двух минут.
    Подождите, станет еще более отвратительно. Мэнда смогла подтвердить рассказ Сары, потому что в этой же комнате и у нее была сексуальная сиеста. Мэнда занималась извращенными формами секса с дружком Бендера, членом того же братства, что и он, по имени Шерм и по прозвищу Червяк. (Все это сопровождалось грязными шуточками, вызванными текилой.)
    Они обе считали это самым прикольным из того, что с ними когда-либо было.
    Ну самое трогательное то, что Сара все еще продолжает считать Бендера своим бойфрендом или кем-то вроде этого. Она уверена, что он будет поддерживать с ней связь. Мэнда никак не помогала в том, чтобы разубедить Сару, и всячески поддерживала ее фантазии.
    – Ну а зачем он попросил у Крепыша адрес электронной почты?
    У нас с Хай просто в голове не укладывалось, что они могли быть такими наивными: ведь узнать адрес электронной почты – это известная уловка парней, переспавших с девушкой одну ночь, чтобы хоть как-то реабилитировать себя. Затем Хай решила вызвать бурный спор, задавая провокационные вопросы. Это самая ее привлекательная черта.
    – Знает ли Бендер, что тебе только шестнадцать?
    – Пятнадцать, – поправила Сара.
    – Пятнадцать, – исправилась Хай.
    – Нет, я подумала, что скажу ему правду позднее.
    – Хмммм.
    – Хмммм. А что?
    – Ну с точки зрения закона – это изнасилование.
    – Что?
    – Ему двадцать один. Тебе пятнадцать. Это изнасилование малолетки.
    – О мой бог! Нет. Хотя я и была пьяной в стельку, но я хотела этого.
    – Не имеет значения, – сказала Хай. – Закон есть закон.
    Меня заинтересовали вопросы юрисдикции: сможет ли он быть подвергнут преследованию в США, если преступление было совершено к югу от границы? (Ха. Сто против одного, что не может.) Но Хай настолько правдоподобно убеждала Сару, что ее лицо покрывалось разноцветными пятнами несколько раз. Оно напомнило мне мексиканский закат солнца или текиловый рассвет.
    – Ну я не буду обращаться в полицию и выдвигать обвинения, – сказала Сара.
    – Думаю, ты не будешь. – Хай взглянула на меня, как ни в чем не бывало потягивая Ред Бул. В первый раз я прочитала ее мысли.
    – Но твои родители могут это сделать, – сказала я, подхватывая незаконченную Хай фразу. – А что, если ты залетела или подхватила заразную болезнь или еще что-то?
    – О мой бог! Теперь и ты начала на меня нападать?
    – Как же Флай? – атаковала Мэнда. – Ему девятнадцать. Тоже изнасилование. Верно?
    Сара улыбкой поблагодарила Мэнду за то, что та встала на ее защиту, а потом бросила взгляд на Хай, говоривший: «Ну что, съела?»
    – А кто сказал, что мы с Флаем занимаемся сексом?
    Наступила неловкая тишина. Затем Сара обратила свое внимание на Бриджит:
    – А что ты собираешься делать, когда Берку исполнится восемнадцать, Бридж?
    Во время разговора Бриджит оставалась в стороне. Ее красивое лицо вспыхнуло от досады из-за того, что ее втягивают в разговор помимо ее воли.
    – А кто сказал, что мы с Берком занимались сексом?
    Шокированная новостью, я чуть со стула не свалилась. То, что Бриджит уже не девственница, давно укрепилось в моей голове, и, очевидно, не только в моей. Я думала, что Бриджит подстрекает Сару и Мэнду к продолжению репортажа с места событий. Но я ошиблась. Они побледнели так, что от загара не осталось и следа.
    К несчастью, мексиканские приключения Мэнды и Сары продолжались обсуждаться. Словно не слыша, что подробный отчет об их путешествии был полным вздором, наша преподавательница испанского так хотела услышать все об их поездке на ее родину, что позволила им весь урок рассказывать об этом всему классу Конечно, синьора Вега услышала версию с цензурными сокращениями.
    – Мексиканцы так тепло принимают американцев, – сказала Мэнда.
    – Si! [4] – подтверждала Сара.
    – И их культура так богата традициями, – продолжала Мэнда.
    – Si! – еще раз подтвердила Сара.
    Как им удавалось сохранять такое невозмутимое выражение – для меня загадка.
    В середине урока я получила записку от Скотти: «Они уезжали на неделю, а нам приходится сидеть и слушать рассказ о культуре? B.C.!-бред собачий». Я повернулась и сказала: «Мне известно гораздо больше!»
    Это был прорыв в наших отношениях. Он обычно не опускается до цинизма, свойственного мне. Может быть, я просто была невнимательной.
    Все же никто не скучал по мне больше, чем Пепе. Я простила его за тот краткий период, когда он купался в лучах славы после выступления на конкурсе талантов, а мне бросал при встрече лишь: «Bonjour!» [5] Но сегодня он не переставая поворачивался в мою сторону, чтобы улыбнуться мне. Мадам Роган устала кричать: «Tournez-vous, Pierre!» [6] и пересадила его за несколько рядов от меня. Он помахал рукой на прощание и мелодраматически заметил: «Je suis triste. Au revoir» [7]. Все заулыбались, но в этом не чувствовалось никакой издевки, потому что Пепе всегда так валял дурака. Было смешно, но мне хотелось плакать.

Первое апреля

    Хоуп!
    В подтверждение всего сказанного в прошлый раз по телефону: Сара – потаскуха. Бриджит все еще девственница. Мэнда тоже, но с таким же успехом ее можно назвать тем же словом, что и Сару. По моему мнению, хотя, может быть, оно несправедливо, оральный секс еще более интимный, чем обычный.
    Упомянула ли я о том, что и Хай также не занималась сексом? Это может показаться невероятным, но с какой стати ей лгать? Хочется верить ее словам, потому что, зная, какое количество девственниц меня окружает, я не чувствую себя такой ущербной.
    Мне нравится Хай. Но она всегда называет Нью-Йорк Сити, просто «этот город», словно других городов не существует. И чтобы показать свое превосходство над всеми и свои космополитические убеждения, она слишком пытается быть «уличной» и «светской». Но ей не удается ни то ни другое. Хай была самой бедной студенткой в своей частной школе, но она многого нахваталась от своих одноклассниц из высшего света. У нее есть мнение по каждому вопросу, и ей просто приходится всем об этом сообщать.
    В Пайнвилльской школе нет уроков латинского? Как же, по их мнению, вы сдадите единый экзамен? Ведь вопросы по латинскому включены в лингвистическую часть теста. Не имеет значения, что к нему никто не проявляет интереса. Помни о пункте IX поправок к закону об образовании: обеспечить в государственных школах прохождение всех необходимых курсов. В этом году вы ставите в школе мюзикл «Юг Тихого океана»? Черт побери! Отстой! В прошлом году мы ставили свой оригинальный мюзикл, сочиненный и поставленный учеником одиннадцатого класса. Он теперь в нью-йоркской музыкальной академии Джуллиард. Мюзикл назывался «Гнилое Яблоко» и был посвящен Лилит – первой женщине, изгнанной из Рая. Ты никогда не слышала о Лилит? Откуда же возникло название женского музыкального фестиваля «Лилит Фер»? Тебе надо побольше узнать о теории феминисток…
    Больше я не испытываю страха. Хай для меня никогда не станет настоящей подругой, а так и останется человеком, с которым мы просто болтаем.
    Пока оставлю тему девственности и ее потерю и задам тебе вопрос: что ты думаешь насчет того, чтобы я встречалась со Скотти? Право выбора за тобой: расценивать это как первоапрельскую шутку или нет.

    Находящаяся полностью в вашей власти, Дж.

АПРЕЛЬ
Шестое апреля

    Лихорадка предстоящего школьного бала охватила школу с удвоенной силой. Я просто сойду с ума, если услышу, как еще один веселый голос скажет: «Оно розовое, длиной до колена, пышная юбка из шифона».
    Ничего не хочу слышать об этом бале для десятых и одиннадцатых классов и не буду волноваться из-за него, так как я учусь в девятом классе. Но довольно большое количество девчонок из наших «элитных» классов собираются пойти со своими парнями из старших классов, поэтому я чувствую себя неудачницей. Ведь ни один старшеклассник не захочет напоить меня вином, чтобы затем заняться со мной сексом на заднем сиденье родительского автомобиля.
    Бог мой! Что со мной не так?
    Роб пригласил Хай. Она согласилась, затем взяла свои слова обратно, когда узнала от Сары, что он занимался онанизмом и кончил в пакетик из-под шоколадки Милки Вэй прямо в классе во время подготовки уроков в прошлом году. Отказ Хай шокировал всех, кроме меня. Если у кого и есть мужество отшить капитана суперсборной Пайнвилльской школы за его половые извращения, так это у Хай.
    Несколько дней спустя ее пригласил один десятиклассник, с которым она посещает занятия по экономике. После того как она уточнила некоторые факты из его биографии (он тоже тер свой пенис на глазах у всех), она удивила нас всех, согласившись пойти с ним. Особенно меня.
    – А Флай не будет ревновать? – спросила Бриджит.
    – He-а, он все равно знает, что круче любого школьного коротышки.
    – Что мне и правда хочется узнать, – начала я, – то зачем королеве бала из Нью-Йорка идти на какой-то отстойный бал в Пайнвилльской школе?
    – Хочу посмотреть, что представляет собой такая грандиозная тусовка, как школьный бал в Пайнвилле, – ответила она, слегка раздраженно.
    – Ну и ну! Неплохая причина, – пожала я плечами от удивления. – Но ты ведь всегда пренебрегала всеми мероприятиями в нашей школе?!
    – Это потому, что мне не представился случай их оценить. – Хай улыбнулась. У нее белые, ровные зубы – само совершенство. – Я очень скучаю по вечеринкам своих друзей в честь их милых шестнадцати лет, поэтому мне надо куда-то выйти. Хочу, чтобы все офигели от моего платья.
    Безмозглая команда тоже одержима этой же идеей. Они повторили слова Хай слово в слово, за исключением замечания о платье. Это довольно странно. Что баломания делает с людьми? Заставляет их думать, что кринолин и корсаж – одежда XXI века.
    Бриджит идет с Берком. Они все еще вместе и ежедневно трутся у шкафчика Берка перед третьей парой химии.
    Не могу поверить, что у них не было секса. Но я знаю Бриджит с рождения, она никогда не лжет. Если мы совершали какую-нибудь детскую шалость, например, оборвали все бутоны с призовых роз «Америкэн бьюти» в саду у старой мисс Вейнмейкер или съели за один присест коробку мятных пастилок, которую надо было отнести какому-либо спонсору отряда девочек-скаутов, купленную перед этим на его же деньги, Бриджит всегда признавалась, прежде чем я успевала придумать какое-нибудь алиби. Я не шучу. Думаю, что если бы Бриджит лгала, то она сразу же запуталась бы.
    Во всяком случае, из-за того, что бал – это особое событие, Мэнда нарушила свое правило «только с выпускниками», согласившись пойти с Винни Карвелло, десятиклассником, оказавшимся старшим братом Пи Джея. Это чуть не заставило совершить младшего Карвелло харакири с помощью открывалки от бутылок. (О, итак, она решает опять подержать кое-что своим ртом?) Мэнда также идет на бал в Истлэнд с парнем, которого она знает сто лет. Это означает, что он тискал ее прошлым летом на набережной. Она страдает патологической баломанией. Для Мэнды это четвертый и пятый бал. Хождение по ним – это своего рода форма проституции для нее. Парень, с которым она идет, покупает всю одежду, платит за все. В ответ Мэнда ублажает его своим любимым способом.
    Даже Скотти идет на бал. Его пригласила Келси Берни. Она одиннадцатиклассница, менеджер бейсбольной команды. Скотти сказал, что он собирается поступать в какой-то колледж в Северной Каролине, о котором я и не слышала. Думаю, что она не очень умна. У нее длинные всклоченные волосы, почти как у хиппи, словом мочалка. Как беспристрастный наблюдатель могу сказать, что он мог бы найти спутницу и получше.
    Сара и я – единственные, кому нечем заняться в тот вечер, когда будет проходить бал. Но сейчас у нее настолько разбито сердце отсутствием известий от своего дружка из братства Каппа Сигма, что просто не осталось сил печалиться по другому поводу. Поэтому у меня есть еще время, чтобы придумать предлог, почему мы не сможем оплакать вдвоем нашу горькую долю – не приглашенных на бал.

Десятое апреля

    Итак, день триумфа для везунчиков и унижения для неудачников.
    Сегодня днем были соревнования. Они начались на полтора часа позже, потому что сломался автобус, который вез гостей. Я легко выиграла два забега, но не это важно в этой истории.
    Так как у мальчиков соревнования проходили на другом поле и начались вовремя, то они вернулись в школу, когда эстафета 4 по 400 метров была в самом разгаре. Атмосфера соревнований была напряженной. Я не должна была участвовать в этой эстафете, потому что готовилась к забегам на 800, 1600 и 3200 метров. Но так как мы уже набрали двадцать очков, которые обеспечивали нам победу, тренер решил поставить меня на эстафету, как бы для тренировки перед своими забегами. (Стратегия всем сердцем была поддержана моим неофициальным тренером, сидевшим на трибуне.)
    Дело в том, что при нормальных обстоятельствах Пол Парлипиано не должен был бы видеть меня на забеге. Но он не только видел меня, но и болел за меня. За меня! Когда я появилась из-за дальнего поворота под флагштоком, я услышала, как он кричал: «Давай, Пайнвилль! Шевели задницей!» Задница была как раз моя. Я бежала так быстро, что даже не видела его, но только слышала голос и знала, что это он. Когда передавала эстафетную палочку, оглянулась, просто чтобы убедиться, что я все это не придумала. Он все еще был там, стоял облокотившись о забор. Да, это был он.
    Благодаря тому что я сделала огромный задел, три следующих бегуна должны были бы быть сражены полиомиелитом, чтобы проиграть эстафету. Это была совершенно незначительная победа в свете тех великих свершений, которые предстояли, но для меня это был один из величайших триумфов в жизни. Пол Парлипиано заметил меня, но я чуть все не испортила, едва не свалившись в обморок при звуке его голоса. Очевидно, я пользовалась успехом.
    Но спустя полчаса произошла катастрофа.
    Я вынимала вещи из своего ящичка, когда услышала, как группа старшеклассников обсуждала бал. Кэрри П. упомянула имя Пола Парлипиано. Я могла бы расслышать его имя, если бы его прошептали на стадионе с 10 000 орущими болельщиками, поэтому я спросила:
    – Что там насчет Пола Парлипиано?
    – Он идет на бал с Моникой Дженнингз. Они сидят за нашим столом.
    Как гром среди ясного неба! Именно так.
    – Ты же не собираешься впадать в это чертову депрессию, не так ли?
    – Нет, – солгала я.
    Моника Дженнингз вовсе не та блондинка с высокой большой грудью, которую вы так привыкли ненавидеть в кино. Она иногда красивая, иногда не очень. В классе для одаренных, но не в пятерке лучших. Она в команде по теннису, но не капитан. Она дружит с «Высшим светом», но ее приглашают не на все вечеринки. В общем, нормальная девчонка.
    И это мне трудно воспринять. Это означает, что нет причины, по которой я не могла бы пойти на бал вместе с Полом Парлипиано.

Двенадцатое апреля

    Маркус и его последняя подружка, какая-то шалава из группы «Мочалок», целовались рядом с его шкафчиком сегодня утром. Я не знаю ее имени. Только видела сзади, поэтому не могу сказать, как она выглядит. Но как у большинства «Мочалок» у нее были перекрашенные и пересушенные волосы, она носила 12-й размер, думая, что носит 6-й.
    Я прошла мимо, чтобы попасть в класс на перекличку, стараясь не смотреть на них. Но когда я очутилась в нескольких шагах от парочки, Маркус оторвал руку от ее большой, одетой в лайкру задницы и помахал мне. Глаза его смотрели на меня, а губы все время продолжали обсасывать ее рот.
    Когда же через пару минут он прошел мимо моей парты, я для него не существовала.
    Надо это прекратить.

Шестнадцатое апреля

    На часах 4 часа 20 минут утра, а я как всегда не могу уснуть. Было очень тепло, градусов 25.
    Я стала думать, что глупо торчать в своей комнате, уже полностью проснувшись, и ожидать восхода солнца. Почему бы не начать свой день, когда еще темно?
    Я решила прислушаться к посланию от своих жаждущих движения мышц, говоривших мне: «Пойдем бегать». Хорошо. Гарантировано, что отец не последует за мной. Я надела шорты и футболку, завязала шнурки. Пробравшись на кухню написала записку: «НЕ МОГУ СПАТЬ. ПОШЛА БЕГАТЬ. 4 УТРА. НЕ СХОДИТЕ С УМА. ДЖЕСС».
    Вышла на цыпочках с черного входа и, оказавшись во внутреннем дворике, потянулась. Воздух был напоен ароматом травы. Стрекотали сверчки. Листья шевелились на ветру. Луна была почти полной, не хватало лишь небольшого кусочка, поэтому не надо было беспокоиться о лунатиках. Я побежала.
    В темноте все выглядело по-другому. Большие двухэтажные соседские дома, казавшиеся такими безопасными и предсказуемыми при свете дня, ночью выглядели какими-то таинственными и загадочными. Особенно один, в котором горел единственный огонек. Мучаясь бессонницей, я думала о людях, которые, может быть, тоже мечутся в постели, как и я.
    После того как пробежала не знаю сколько миль я остановилась, чтобы подумать. Мне известны эти звуки, но тут все слилось в унисон: биение сердца и мое дыхание, полет ног, ритм дороги, взрыв цвета на все еще размытых очертаниях предметов. Я бежала так легко, что даже не остановилась, когда сделала круг. Продолжала бежать, словно мое тело приняло решение раньше, чем мозг имел возможность запретить делать это.
    К тому времени, когда вернулась домой, солнце уже сияло розово-оранжевым светом на горизонте. Часы показывали 5 часов 45 минут утра. Я бегала больше часа, и непонятно почему совсем не устала. Более того, мозг тоже успокоился первый раз за долгое время. Больше часа я не думала ни о бале, ни о Поле Парлипиано, ни об отсутствии месячных, ни о чем, включая Маркуса Флюти.
    Мое сердце сильно билось. Я осознавала, что жива и хочу жить. Как бы мне хотелось, чтобы жизнь всегда была такой, чтобы все мои страхи пропали, все встало на свои места.
    Я была в таком оптимистическом настроении, что поклялась себе отныне и навсегда быть нормальной.
    Первый логический шаг в направлении того, чтобы стать нормальной девятиклассницей, – пригласить Скотти на свадьбу сестры.
    В этом есть здравый смысл. Скотти нормальный. Скотти веселый. Скотти может спать по ночам. Я слишком долго училась в обычной школе, чтобы купиться на революционную теорию Хай, но, может быть, она частично права. Если я буду встречаться с ним, часть из его позитивных флюидов распространится на меня. Может, смогу быть нормальной, возможно, даже популярной, при этом не потеряв себя. Никогда не знаешь заранее, что получится, если не попробуешь.
    Поэтому, чтобы не потерять самообладания и как только привела себя в порядок после утренней пробежки, принесшей успокоение, я поехала на велосипеде к Скотти, чтобы пригласить его лично.
    – У дома на подъездной аллее была припаркована какая-то незнакомая машина. К тому времени, когда я вычислила, кому она принадлежит, у меня возникло желание прыгнуть на велосипед и уехать обратно, но было уже поздно. Меня увидели Скотти и его подружка, которую он, похоже, стащил с постели.
    – А, привет, Джесс, – приветствовал меня Скотти. – Ты ведь знакома с Келси Берни, не так ли?
    Я кивнула в знак согласия и улыбнулась, она в ответ сказала: «Привет» и тоже улыбнулась. Мы все трое стояли и улыбались. Все было чудесно.
    – Она подвезла меня домой с утренней тренировки, – объяснялся он.
    – Да, мне как раз по пути, – сказала она.
    – Чертовски… – проговорила я.
    – Что?
    – Чертовски… ну, потому чертовски, что рано вставать.
    – А-а-а.
    Вовсе не это у меня было в голове. Совсем другое. Мой первый шаг, чтобы стать нормальной девятиклассницей, оказался неудачным. Я проваливалась, проваливалась куда-то вниз, катилась кубарем, как в мультике про хитрого Койота.
    – Ты хочешь зайти? – спросил Скотти.
    Я все еще стояла перед калиткой.
    – Да, – ответила я.
    – А я все равно собиралась уходить, – сказала Келси.
    Скотти встал и отворил калитку, выпустив ее и впустив меня.
    – До встречи, – сказала Келси.
    – До встречи, – ответил Скотти.
    – Пока, – попрощалась я.
    Мы со Скотти не сказали ни слова, дождавшись, пока Келси завела машину и свернула с подъездной аллеи, погудев и помахав рукой на прощание. Он сел рядом со мной на качели.
    – Что случилось?
    – Вы что, ребята, вместе спите?
    Скотти выглядел шокированным.
    – Кто – я и Келси? Нет. Ты что! – ответил он, словно он никогда не думал об этом. – Мы друзья.
    – Думаю, она не так на это смотрит.
    – Хватит подковырок. Прекрати.
    Парни – настоящие идиоты.
    – Скотти, да она ведь хочет тебя.
    – Но я ее не хочу, – сказал он как отрезал.
    – Ну ладно.
    – Хорошо.
    Я раскачивалась на качелях.
    – Итак, зачем ты пришла сюда? – спросил Скотти.
    Зачем я пришла сюда? О, да.
    – Ты уверен, что вы не собираетесь спать?
    Он улыбнулся:
    – Думаю, я бы знал, если собирались бы.
    Логично. Глубоко вздохнув, я спросила его:
    – Ты знаешь, что Бетани выходит замуж?
    – Неужели это наконец-то случится?
    – Да. Дело в том, что мне нужен спутник на свадьбу. А то я буду сомнительной подружкой.
    – Что?
    – Ну подружкой на свадьбе, – исправилась я, чтобы не объяснять шутку. – Это очень заметная роль. И если я пойду одна, Бетани и мама скажут, что это будет выглядеть подозрительно, черт его знает, что это значит. Поэтому, мне хотелось бы узнать…
    – Ты просишь меня, быть твоим бойфрендом на свадьбе?
    – Ну не бооойфрендом, – сказала я, имитируя принятое у нас в школе отвращение к этому слову. – Просто парнем, с которым я приду.
    – Ну когда ты преподносишь это в таком свете, как могу я сопротивляться?
    – Ты знаешь, что я имею в виду.
    Он остановил качели:
    – Ну это как бал, только с бесплатной выпивкой.
    – Да, и на мне будет по-настоящему уродливое желтое платье.
    – Ооо, ты меня сейчас заводишь.
    Мне нравится такой Скотти, и я могу также шутить. Скотти – единственный парень, с которым родители разрешают мне оставаться в спальне. Одним, с закрытой дверью. Не то чтобы я проверила это, приведя в дом много парней. Но однажды Пи Джей пришел ко мне работать над одним научным проектом, и родители настояли, чтобы он остался на кухне. Похоже на то, что родители хотели, чтобы я и Скотти занялись сексом, а они смогли бы поймать меня и наказать за что-то реальное, что может совершить подросток, а не за мое не совсем понятное человеконенавистническое поведение.
    – Конечно, я пойду с тобой.
    Затем мы обнялись. Я была счастлива. И я все еще была счастлива, когда я позвала сестру, чтобы сообщить ей эту новость. Удивительно, но мы продолжаем разговаривать друг с другом, словно забыв, что я обозвала ее сукой. А когда я рассказала это маме, она чуть не выскочила от радости из своей одежды.
    Все, кажется, идет хорошо. Нормально.

Двадцать первое апреля

    Я не удивилась, что Безмозглая команда была вне себя, узнав, что я пригласила Скотти на свадьбу.
    – О мой бог! Ты должна рассказать мне все! – воскликнула Сара.
    – Вот что мне нравится: женщина все берет под свой контроль! – сказала Мэнда.
    – Мы можем ходить на свидания вместе, – предложила Бриджит.
    – Да здравствует революция! – пошутила Хай, вызвав всеобщее замешательство Безмозглой команды.
    В течение нескольких дней я ощущала себя одной их них. Вот почему то, что случилось сегодня, вызвало у меня неприятные ощущения в желудке.
    – Когда заканчивается сезон тренировок? – спросила Мэнда после утренней переклички.
    – В июне.
    – И у тебя игры каждую субботу, верно?
    – Соревнования, – поправила я.
    – Соревнования, игры – какая разница, – продолжала Мэнда, махнув при этом рукой, словно прогоняя сделанную ошибку в сторону. Она явно устала от разговора, и неудивительно. Я начала объяснять ей все сложности моего расписания соревнований по легкой атлетике, когда вдруг прозвучал решающий вопрос.
    – А в эту субботу у тебя есть что-нибудь?
    – Да, у меня два старта в неделю плюс эстафета, приглашения на соревнования в другие школы или на чемпионат у нас в школе каждую субботу.
    – О, – сказала Мэнда, взглянув на Хай.
    – А что?
    – Ну, я возьму их за покупками в город в эту субботу, – объяснила Хай.
    – Чтобы поискать платья для бала, – продолжила Мэнда.
    – Ну и другие штучки, – сказала Сара, словно защищаясь.
    Я не могла поверить в это. После всех этих уничижительных слов о Безмозглой команде Хай с такой охотой продолжает общаться с ними? Мой мозг не мог этого принять. Конечно, я говорила о Безмозглой команде за их спиной, а потом ходила с ними куда-либо по выходным, но это потому, что мы уже давно вместе. Мне приходится это делать. Но у Хай нет таких обязательств.
    Сначала мне было это безразлично. Помнишь, что ты не любишь ездить за покупками? И Нью-Йорк такое грязное, отвратительное и опасное место. Но когда мы вошли в кабинет истории и я увидела, что они изучают расписание движения транзитных автобусов через Нью-Джерси, мне стало так тоскливо, что даже заныл желудок. Я сказала Би Джи, что мне надо в комнату для девочек, бросая на него заговорщицкие взгляды и поднимая брови, что означало «женские проблемы». Учитель дал мне пропуск, не задав вопроса.
    Я побежала в дамскую комнату. Я была так расстроена, что забыла произнести пароль, когда ворвалась в дверь. Ударившись об угол, я вдруг заметила трех «мочалок», рассекавших воздух своими лапами с длинными накрашенными ногтями, пытаясь разогнать клубы сигаретного дыма. Одна из них была подружка Маркуса, брюки неприлично обтягивали ее в промежности.
    – Тьфу. Это «айкьюшница», – проворчала Кэмел Toy, увидев меня.
    – Дерьмо! Я только что закурила, – выругалась ее подруга.
    – Какого черта? – спросила третья, убивая меня своими черными стрелками. – Почему ты не произнесла этот чертов пароль?
    – Извините, что забыла при входе сказать: «Прикольно». Пароль. Этот чертов пароль.
    – Тебе бы надо чертовски сожалеть об этом, – сказала Кэмел Toy. – Ты заставила меня напрасно потратить сигарету.
    Я не знала, какую ссору могут затеять «мочалки» из-за этой пропавшей сигареты, но и не собиралась выяснять этого.
    – Извините, – сказала я, удирая со всех ног оттуда.
    Их гогот и хихиканье эхом отдавались от стен и так громко, что я могла их слышать всю дорогу до кабинета истории.
    Никогда не могу остаться одна, когда хочу.
    Даже на следующей перемене я все еще кипела от злости. Поэтому решила встретиться с Хай лицом к лицу. Я последовала за ней к шкафчику, чтобы получить ответы на вопросы, пока она мазала губы блеском.
    – Что происходит?
    – Что ты имеешь в виду?
    – Ты знала, что у меня соревнования, но тем не менее запланировала поездку…
    – Девочка, я просто должна путешествовать, – вставила она, когда переходила к окраске нижней губы. – Ты на меня не сердишься? Ведь просто не за что.
    Я сердилась. Я была обижена. И сбита с толку. Не за что? С каких это пор я стала «ничем» в глазах Хай? С каких пор меня это стало беспокоить?
    – Я не сержусь.
    – Да, лучше не надо. Это такой пустяк.
    Я наблюдала, как она смотрится в зеркало, и мной овладело странное чувство. Более странное, чем я когда-либо испытывала.
    – Что-то не так? – спросила Хай.
    Я сказала первое, что пришло в голову.
    – Ты знаешь, что, когда ты смотришься в зеркало, на самом деле ты выглядишь не так? Это твое зеркальное отражение.
    Хай улыбнулась, но это не был театральный деланый смешок.
    – Девочка, ты даже половины всего не знаешь, – сказала она еле слышно, почти про себя.

Двадцать четвертое апреля

    Сегодня вечером позвонил Скотти. Мы говорили друг с другом по телефону гораздо больше, с тех пор как я пригласила его на свадьбу. Но сегодняшний звонок был другим.
    – Думаю, ты была права. Келси любит меня.
    Не смешно. Боже мой! Как я устала!
    – Она забронировала номер в отеле «Серф-сайд», чтобы поехать туда после бала…
    В этом звонке чувствовалось, что он на меня напирает. Я знаю, что он любит меня. Поэтому ожидалось, что я должна воспринять его слова как нереальную угрозу, нечто, не идущее дальше разговоров? Нет, я так не думаю. Он делает это, чтобы заставить меня ревновать. Должна признать, что это сработало.
    – Она хочет лишить тебя девственности, да?
    – Да. Думаю, да.
    Я так устала от этого и от всего другого.
    – А ты позволишь ей покуситься на твою девственность? О, подожди. У парней же ее нет. Обычно именно парни лишают девушку девственности, а не наоборот. Как вы называете это, когда парень занимается этим первый раз? – Последние слова я буквально пропела.
    – Звучит так, что это я собираюсь кое-что от нее получить?
    – А ты не хочешь?
    – Я сказал тебе, что не люблю ее.
    – Взаимная привязанность – это не всегда необходимое условие, чтобы трахнуть кого-либо.
    – Джесс, почему ты так на это смотришь?
    – Ты сам об этом сказал, не я.
    – Но я не так это сказал.
    – Хорошо. Полагаю, если ты не можешь сказать про это, то ты не можешь и сделать этого.
    Скотти вздохнул:
    – Ты делаешь это нарочно.
    – Я ничего не делаю, – сказала я нежным, невинным голоском.
    – Нет, делаешь. Ты нарочно выводишь меня из себя.
    – Я? Нет, это ты делаешь это нарочно.
    – Делаю что?
    Вот наступил момент. Мне представился случай сказать ему все, что я думаю, открыто:
    – Ты пытаешься заставить меня ревновать.
    Он стал что-то бормотать в трубку:
    – Сссс какой стати мне вызывать твою ревность?
    Готовься. Вот наступил нужный момент.
    – Потому что ты любишь меня. Потому что ты хочешь, чтобы я снова стала твоей подружкой.
    В ответ тишина.
    – Ты правда думал, что Хоуп не расскажет мне?
    Опять молчание. Едва различимый стон.
    – От тебя у меня начались эти чертовы головные боли. До свидания. – Скотти повесил трубку.
    Я так устала, устала, устала, устала.

Двадцать девятое апреля

    Сегодня день поездки Хай с Безмозглой командой в Нью-Йорк Сити. Вопли радости.
    Оказалось, что у меня нет соревнований. Тренер Килли снял нас с сегодняшних соревнований, чтобы дать отдохнуть перед более важными стартами. Я непреднамеренно соврала им. Но когда осознала ошибку, я не стала ее исправлять. Это так деморализует.
    Сегодня утром я могла бы уже быть на пути в Нью-Йорк. Я выпила чашку кофе со своими любимыми хлопьями «Кэптон Кранч», пока мама болтала, как лучше украсить столы к большому дню. Как я устала от таких разговоров.
    – Не напрягай меня, мама.
    – Я устала от твоего плохого настроения, – сказала она.
    – Это не моя вина, что у меня нет менструаций уже пять месяцев.
    – Что?!
    Мне пришлось сообщить ей, что с декабря у меня нет месячных. Вот когда она испугалась. Она бросила взгляд на мой живот, ожидая там увидеть признаки жизни.
    Я громко засмеялась:
    – Мама! Я просто не могла бы забеременеть.
    Мама сказала, что хочет, чтобы я пошла к гинекологу, но я ответила, что мне не хочется лезть на гинекологическое кресло, пока не исполнится восемнадцать лет или не буду сексуально-активной. Давайте посмотрим правде в глаза, мы знаем, что из этого наступит первым. Поэтому она позвонила нашему семейному доктору Хейдену. Сказать по правде, я почувствовала невероятное облегчение. Пора бы узнать, что со мной не так.
    Добравшись до кабинета врача, я вспомнила, почему так долго держалась от него подальше. Ненавижу комнаты ожидания перед кабинетом. Прежде всего в них полно больных людей, распространяющих вирусы повсюду. Сегодня мне особенно было досадно, потому что не чувствовала себя больной. Я получаю всю заразу, не отдавая ничего взамен. К тому же, меня тошнит от журналов. Полагаю, им казалось, что «Хайлайтс» удовлетворит вкусы двух противоположностей, пускающих слюни: детей и немощных пожилых граждан. Все, кто по возрасту между этими двумя категориями, могут просто умереть от скуки или от той болезни, из-за которой они пришли к врачу, потому здесь заставляют ждать чертовски долго.
    После вечного ожидания меня в конце концов вызвали в смотровую.
    – Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой? – спросила мама.
    – Не надо.
    Сначала меня измерили (1 м 62 см) и взвесили (51 кг в одежде). Затем я надела халат, и мне измерили давление и температуру. Медсестра взяла анализ крови. Я сдала мочу.
    Потом я ждала еще двадцать пять мучительных минут.
    Доктор Хейден в конце концов с шумом вошел в комнату и сразу перешел к делу.
    – Итак, Джессика, в чем проблема?
    – Ну давайте начнем с той, что привела меня сюда. У меня нет менструаций пять месяцев.
    – Понятно, Джессика. Я собираюсь задать тебе несколько щекотливых вопросов, на которые мне надо получить ответы. Ты можешь быть уверена, что я не скажу твоей маме.
    – Я не занимаюсь сексом, если это то, что вы хотите узнать.
    – Понятно, мне надо уточнить еще одну вещь.
    Он взглянул на таблицу с моим ростом и весом.
    – Ты очень худая. Тебе известны три болезни, подстерегающие женщин-спортсменок.
    Боже мой! Мой собственный доктор думает, что я страдаю анорексией.
    – Возможно, ты не ешь, слишком много занимаешься спортом и это способствует отсутствию у тебя менструального цикла…
    – Аменорея, – закончила я его слова.
    – Аменорея, – повторил врач, удивленный тем, что мне знаком этот медицинский термин, – которая с течением времени ведет к третьей проблеме…
    – Остеопорозу.
    – Верно!
    То, с каким энтузиазмом мой врач это подтвердил, напомнило мне одновременно моего школьного психолога-консультанта, Бренди, и Регис, в раунде за тридцать две тысячи долларов в игре: «Кто хочет стать миллионером».
    – Итак, тебе это известно.
    – Да, я знакома с этим. Не только потому, что у меня было несколько месяцев подумать об этом, но мой тренер предупреждал нас всех об этом миллион раз. Но я знаю, что проблема не в этом, потому что я ем больше, чем любая другая девушка из тех, кого я знаю.
    – Понятно.
    – И меня также не рвет после еды, и это же я могу сказать о девочках, которые сидят со мной за одним обеденным столом. Только они не едят, а просто сидят и преклоняются перед моделями-анорексичками в журналах.
    – Понятно.
    – Я ненавижу их.
    – Кого? Моделей в журналах?
    – Нет, – сказала я, поглядывая на пластырь, который только что приклеила медсестра мне на локоть. – Моих друзей.
    Пока я сидела там с голой задницей, видневшейся из-под бумажного халата, я рассказала ему, что перестала спать с тех пор, как уехала Хоуп. Затем я выложила ему все о Хай и о Безмозглой команде, в спешке уехавших в Нью-Йорк. Затем поведала о том, что мой папа одержим моей карьерой бегуньи, и о том давлении, которое он на меня оказывает, чтобы я выигрывала каждый забег. Упомянула я и об «Агонии Поражения Джебуки Дарлинг, часть первая». Затем рассказала о навязчивой идеи своей матери – предстоящей свадьбе сестры. Моя исповедь становилась все более личной, поскольку я дошла до того момента, когда пригласила Скотти на свадьбу и как Келси вешается на него. В завершение всего я рассказала ему о том, что у меня нет бойфренда, вероятно, из-за того, что мои мысли заняты парнем, который даже не подозревает о моем существовании.
    Но по какой-то причине я остановилась как раз на том месте, когда хотела рассказать ему о Маркусе Флюти. Полагаю, мне показалось, что на этот раз информации достаточно. Я уже знала, что это от необходимости с кем-либо поделиться, от отчаяния и безумия мне пришло в голову выболтать все свои секреты врачу. Но он первый взрослый, который выслушал меня как взрослую. В отличие от моих родителей, он не пытался превратить все в банальность и с помощью разговоров убедить меня, что все не так на самом деле. Он просто молча сидел и позволил мне высказаться. Это я очень оценила. Все это было так странно.
    Потом доктор Хейден вызвал мою маму в кабинет, чтобы они могли поговорить с глазу на глаз о моих проблемах. Какая досада. Но я знала, что он не будет вдаваться в подробности из-за существующего закона о конфиденциальности информации между врачом и пациентом. Через пять минут мама вышла из кабинета с натянутой улыбкой.
    – Пойдем, – сказала она стиснув зубы.
    – Пока, Джессика, – сказал доктор Хейден. – Хорошего тебе спортивного сезона. Я буду искать твое имя на спортивных страницах.
    Я попрощалась. Затем спросила маму, что он обо мне сказал.
    – Ничего, – ответила она.
    – Разве это законно обсуждать мои медицинские проблемы без моего участия? У меня разве нет права все знать?
    Мама вздохнула:
    – Нет, пока тебе не исполнится восемнадцать лет.
    – Итак, ты не собираешься рассказать, что со мной не так, пока не исполнится восемнадцать?
    Должна сказать, что я предвидела это. Вот мое мнение непрофессионала: нарушение цикла вызвал у меня нервный стресс, но мне бы хотелось услышать подтверждение от специалистов.
    – Доктор Хейден считает, что тебе принесут пользу мультивитамины.
    Какое разочарование. Я думала, он и правда меня слушал. Да меня тошнит от взрослых.
    – Он считает, что я должна тебя отвести к психологу.
    Аллилуйя! Итак, мы хотя бы к чему-то пришли.
    – Он считает, что я на грани шизофрении?
    – Нет, – сказала она. – Он говорит, что ты слишком много волнуешься. Пристегни ремень.
    – Я слишком много волнуюсь? Но я всегда слишком много волновалась, – возразила я. – Это что, самый лучший диагноз, который мы смогли узнать за сто долларов?
    – Он говорит, что стресс отвечает за твое здоровье. Вот почему ты не спишь, и, вероятно, поэтому у тебя нет менструации. Пристегни ремень.
    – Я с радостью проживу и без них.
    – Пристегни ремень.
    Я пристегнула.
    Доктор Хейден дал ей фамилию хорошего подросткового психолога. Если бы я была психом от природы, то уже давно ударила бы своего тренера. Я сказала ей, что ничто не заставит меня пойти к психологу, тем более для того чтобы он меня успокоил.
    – А ты хочешь мне что-нибудь рассказать? – спросила она искренне.
    Хочу ли я рассказать ей о чем-нибудь? Конечно. Миллион раз я хотела рассказать ей обо всем. Но если бы я могла поговорить с ней, зачем мне было бы изливать душу перед доктором Хейденом. Ведь так? Но только из-за того, что маме захотелось доверительных отношений между матерью и дочерью, она не может стать в одночасье моей лучшей подругой, просто забыв о большом дне на пару секунд, которых ей хватило, чтобы задать вопрос. Я не доставлю такого удовольствия.
    – Нет.
    Она вздыхала минут десять.
    – Я не собираюсь рассказывать твоему отцу об этом. Это только расстроит его, – проговорила она, прибавляя скорость на шоссе. – То, чего я не могу понять в первую очередь, так это о чем тебе приходится волноваться. И почему ты не хочешь, чтобы мы волновались вместе с тобой.
    Мне нравится, что она все сказанное обратила против них с отцом, а не против меня. Вот когда я задумалась и стала прислушиваться к шуму, издаваемому шинами. Глядя на разделительную полосу, я укрепилась в своем мнении и решении держать отныне и навсегда язык за зубами.

Шестое мая

    Хоуп!
    Наблюдение за циклом 2000 продолжается. Конечно, мои волнения по поводу аменореи достигли своего пика, с тех пор как мне не был поставлен диагноз.
    Поэтому это вовсе никакое ни совпадение, что мое терпение по отношению к Безмозглой команде лопнуло. Я опущу их рассказ о той мучительной для меня поездке за покупками, о которой тебе уже рассказывала. Достаточно сказать, что кредитная карточка мистера Д’Абруцци почти закончилась. Эти четверо всю неделю щеголяют в новой одежде и гриме. Поездка была предпринята для того, чтобы купить себе новых друзей. Все это было сделано из самых лучших побуждений. А может быть, из самых худших.
    И теперь Хай у них главная. Она знала, что Вэлли Д. заплатил бы за все, если бы Сара сказала ему, что она плакала все время, потому что она единственная, кто лишен радости подготовки к предстоящему балу. Никто даже не заметил или просто не проявлял беспокойства, что я тоже не иду на бал. Они совершенно упустили из виду, что я оказалась за бортом их веселья по поводу предстоящего бала и подготовки к нему и что настоящая причина, по которой плачет Сара, – это то, что она оказалась брошенной. Хай, проявляя солидарность, перекрестила парня, лишившего Сару девственности: «Этот чертов брат-земляк».
    Хай теперь шутит с ними, отпуская шуточки в своем вкусе. Как я говорила много раз, она не лучший материал, из которого можно слепить мне подругу. Но мне прикольно, что она также и не лучший материал, из которого можно слепить подругу для Безмозглой команды. Хай так часто меняет свое «я», как красит пряди своих волос (сейчас они фиолетовые). Может быть, она никогда не была той, за кого я ее принимала.
    Да и Скотти тоже со мной не разговаривает. Прибавь к этому всего три минуты сна ночью и то, что истерия по поводу цикла на самом пике, и ты поймешь, почему я не совсем в своем уме и вовсе не готова сегодня днем бежать на квалификационных предварительных соревнованиях перед чемпионатом штата. Надеюсь, что у меня это пройдет перед нашим следующим разговором.

    Шизофренически настроенная, твоя Дж.

МАЙ
Четырнадцатое мая

    Вот как я провела субботу, вместо того чтобы бежать на соревнованиях штата по легкой атлетике или участвовать весь день в подготовке к балу.
    Я проснулась в тринадцать часов сорок пять минут. Единственная причина, почему я открыла глаза, так это то, что мама ворвалась ко мне в спальню, раздвинула шторы и закричала: «Без четверти два – пора бы уже давно проснуться!» Потом она выскочила из комнаты, оставляя за собой аромат духов. Мой язык спросонья не поворачивался, словно приклеился к нёбу, поэтому я не могла упрекнуть ее за то, что она нарушила мой сон. К несчастью, я даже не могла притвориться, что она – ужасное привидение, так резво ворвавшееся ко мне в комнату. Раз уж я проснулась, так проснулась.
    Я встала с кровати и вытянула в окно. Солнце светило, и было градусов двадцать пять – идеальная погода для фотографий на балу. И для соревнований. Я надела удлиненные шорты и тоненькую рубашку без рукавов, закрутила два несимметричных хвостика на голове. Затем я схватила маленькое зеркало и посмотрела, как выгляжу со спины в полный рост в большом зеркале, висевшем на двери в ванной.
    На все это у меня ушло сорок пять минут.
    – Джессика Дарлинг! Ты уже встала?
    Я спустилась на кухню.
    – Как это приятно, что ты к нам присоединилась наконец-то, – сказала мама, разбирая открытки, которые сегодня принес почтальон, от тех, кто принял приглашение прийти на свадьбу, и от тех, кто отказался, выразив сожаление.
    Мой отец, все еще сердившийся на то, что я продула квалификационные соревнования на прошлой неделе, просто ворчал и притворялся, что читает компьютерный журнал. Я пробормотала что-то вроде «Доброе утро», наливая огромную чашку шоколада.
    – Может быть, если бы ты получше ела, то не была бы такой уставшей все время, – заметил отец, скосив глаза на чашку.
    – Какой ты проницательный, папа, – сказала я. Я знала, что это спровоцирует его. Мне хотелось спровоцировать его. За последние 168 часов он либо ворчал на меня, либо игнорировал. И мне это все надоело.
    – Что это все означает?
    – Ты, очевидно, хочешь поговорить о моих соревнованиях? – спросила я.
    – Вовсе это были не соревнования. То, что ты называешь бегом, имеет к нему самое отдаленное отношение. Весь год я ничего подобного не видел. – Слова полились из него, словно все утро он специально ждал, когда я проснусь. – Ты побеждала трех из этих девочек во время соревнований в этом году. Как ты могла им проиграть? Я никогда бы не подумал, что ты не пройдешь квалификационный отбор.
    – У меня был плохой день.
    – Это все, что ты можешь сказать? – спросил папа. – У тебя был плохой день?
    Мама в конце концов оторвалась от открыток:
    – Дорогой, полегче с ней. У нее был плохой день.
    – Вспоминая прошлое, когда я играл в баскетбол, я не знал, что такое плохой день, Хелен. Я работал через боль. Работал как вол. – Папа сел на своего любимого конька. – Я не был бы так расстроен, если бы она проиграла по-настоящему сильному сопернику. Не знаю, что с ней не так. Знаю, она девочка, но она должна быть строже к себе.
    И вот когда меня прорвало.
    – ПЕРЕСТАНЬТЕ ГОВОРИТЬ ОБО МНЕ, СЛОВНО МЕНЯ ЗДЕСЬ НЕТ! КАК ВЫ МНЕ ОБА НАДОЕЛИ! ИДИТЕ ВЫ К ЧЕРТУ! НЕУЖЕЛИ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ МЕНЯ В ПОКОЕ?!
    Я выскочила через заднюю дверь, прежде чем они смогли мне что-то ответить. Я поболталась на игровой площадке в полукилометре от дома, надеясь, что там играют какие-нибудь маленькие разбойники и выделывают какие-нибудь крутые детские штуки. Но хотя день был чудесный, там никого, кроме меня, не оказалось.
    Когда я вернулась домой через несколько часов, мои родители были вне себя от гнева. Они мирились с моими вспышками плохого настроения в прошлом, потому что знали, что я была расстроена насчет Хоуп. Но больше они не могли терпеть мой язык. Они на две недели запретили мне пользоваться телефоном и компьютером, что, конечно, было очень обидно и больно, так как беседы с Хоуп помогали мне избежать чувства утраты. И я сказала им об этом. Но, будучи несправедливыми тиранами от природы, они добавили мне еще неделю наказания. Мне не хотелось дальше ругаться с родителями, поэтому я проворчала, что все поняла, и поднялась в спальню.
    Воспоминания о проведенном остатке дня вгоняют меня в тоску, поэтому я не буду писать об этом сейчас. Может быть, напишу в другой раз, когда буду счастлива. Когда Пол Парлипиано признается, что до смерти влюблен в меня. Или когда Хоуп вернется обратно в Пайнвилль. Или я получу высокий балл на вступительном тесте и смогу поступить в любой колледж в стране, особенно в тот, который далеко-далеко отсюда. Когда меня так будет переполнять радость, что я не смогу поверить, что та расстроенная девочка, плачущая в парке, и я – одно и то же лицо. В тот день, когда я буду писать о том, что произошло сегодня, и мне не будет больно.
    А пока лучше забыть об этом.

Семнадцатое мая

    Я провела все выходные и весь понедельник в постели. Пришлось сказать родителям, что у меня начинается грипп, и они с радостью позволили остаться дома. Болезнь была разумным объяснением плохого выступления на соревнованиях и отвратительного настроения.
    А еще плюс к этому мне удалось избежать разговоров о бале.
    Я стояла у шкафчика перед утренней перекличкой, когда ко мне подошел Скотти. В этом не было ничего необычного – с тех пор как я пригласила его на свадьбу, он подходил ко мне каждое утро поздороваться. Но выражение лица было странным.
    – Ты выглядишь каким-то побитым, – сказала я. – Не говори мне, что ты все еще не можешь опомниться после бала.
    – Да. Что-то вроде этого.
    Тотчас же три игрока из бейсбольной сборной подошли к нему и начали примерять на нем удары кулаками.
    – Жеребец!
    – Ну давай чувак!
    – И этой забей в сегодняшней игре!
    Скотти едва заметно улыбался, в ответ тоже нанеся несколько ответных ударов, после чего они ушли.
    – Что это все значит? – спросила я.
    – Почему ты мне не перезвонила? Я кое-что хотел сказать тебе.
    – Меня наказали. А что ты хотел сказать?
    Скотти сделал несколько шагов, чтобы подойти ко мне поближе, создавая этим иллюзию уединения в коридоре, заполненном людьми. Он выглядел испуганным. Затем он озвучил слова, от которых я чуть не упала.
    – Мы с Келси занимались сексом после бала.
    – Что?
    – Да, занимались.
    Я никак не могла в это поверить. Знала, что мы шутили по этому поводу, и все такое… Но что он действительно сделает это, не думала. Скотти. Мой Скотти.
    – Мы занимались этим, – повторил он. Скотти не хвастался этим, просто пытался убедить, что это правда. Возможно, он сделал это ради себя, а может быть, ради меня. Думаю, сам в это не веря, он уже два дня привыкал к этой мысли. Больше не девственник.
    – Но ведь она даже не твоя девушка!
    Я так сжала учебник по Всемирной истории, что у меня побелели пальцы.
    – Знаю, – поспешно ответил Скотти. – Но теперь, думаю, она моя.
    – Думаешь, что она твоя?
    – Почти уверен, что да.
    – Так уверен или нет?
    Он сделал паузу, затем посмотрел на свои кроссовки. Снова вздохнул и сказал:
    – Да, уверен.
    Еще один игрок из бейсбольной команды хлопнул Скотти по плечу.
    – Поэтому я не могу пойти с тобой на свадьбу.
    Меня так переполняли чувства, что я не могла думать. Чувствовала себя униженной, потому что узнала об этом в центре переполненного коридора перед утренней перекличкой; чувствовала, что меня предали, потому что была уверена, что Скотти никогда не будет ни с кем встречаться, кроме меня. Было противно, потому что он повел себя, как другие «качки», охотящиеся за телками, и больше всего я сердилась на маму и сестру, которые оказались правы насчет Скотти, и сейчас я сожалею, что не стала встречаться с ним, когда у меня был шанс.
    Прежде чем я смогла что-то ответить на такую сногсшибательную новость, к нам подбежала Келси, закрыла глаза Скотти ладонями и стала спрашивать: «Угадай, кто здесь?» Затем она повернула его, наградила смачным поцелуем в губы и повела под руку через коридор.
    Это случилось так быстро, что менее чем за пять секунд я оказалась одна.

Восемнадцатое мая

    Как же удивителен инстинкт человеческого самосохранения. В ситуациях, когда вопрос стоит о жизни и смерти, обычные люди могут демонстрировать нечеловеческие способности. Например, домохозяйка, поднимающая автобус, чтобы спасти своего ребенка.
    К счастью, мои инстинкты начали действовать как раз вовремя, дав мне возможность спокойно выслушивать бесконечные рассказы о бале. Я вошла в какую-то промежуточную стадию сознания: ту, когда мое тело отвечало на то, что говорили Хай и Безмозглая команда, – то есть я улыбалась, кивала в нужный момент и угукала в знак согласия, хотя в действительности мой мозг не воспринимал их слова.
    Весь день они мололи какую-то абракадабру. Только иногда слова прорывались через эфир, как в местной радиостанции, которая не была настроена должным образом на нужную частоту.
    Но постепенно я вышла из состояния транса:
    – Что ты сказала только что?
    – Я сказала, эта такая умора, когда Крепыш после трех стаканчиков текилы танцевала, как шлюха с большой задницей на видео, – сказала Мэнда.
    – Наш Крепыш всех насмешила, – улыбалась Хай.
    – Но ведь Сара не была на балу, – сказала я.
    Наступила пауза. Они все посмотрели друг на друга с выражением, которое можно описать так: «Во, приехали!»
    – Она тусовалась с нами на пляжной вечеринке, – в конце концов пояснила Хай.
    – Мы бы и тебя пригласили, – произнесла Сара.
    – Но мы думали, что у тебя соревнования в воскресенье, – сказала Мэнда.
    – У меня никогда нет соревнований в воскресенье, – ответила я с такой кротостью, что голос показался мне совершенно непохожим на мой собственный. Это угнетало меня.
    – О, – произнесли они в один голос.
    Это нельзя было объяснить оплошностью. Они пренебрегли мной намеренно. Это их официальная позиция. Безмозглая команда изгнала меня из своих рядов ради нового члена группы.
    Мне не хотелось, чтобы они получили удовлетворение от моего поспешного ухода. Поэтому я сидела с ними весь ленч, снова пытаясь вернуться в «испорченный эфир». Но безуспешно. Я слышала каждое слово.
    Но так как я опять была в унылом настроении, могу кое-что сказать о бале. Потом я никогда не упомяну его. Ни за что.
    Кэрри показала мне свои фотографии. Пол Парлипиано и Моника Дженнингз были одной из четырех пар. На нем был классический смокинг с серебристым атласным галстуком и таким же жилетом. Широкая улыбка, покрасневшие щеки, ямочки, волосы, спадавшие на большие карие глаза. Руки нежно обнимают Монику за роскошные загорелые плечи.
    Его руки принадлежат ей.

Двадцатое мая

    Последнее завещание и распоряжения выпускного класса были опубликованы в сегодняшней школьной газете. Вот что завещал Пол Парлипиано:
    Я, Пол Парлипиано, настоящим удостоверяю, что оставляю Крису – соло на барабане на вечере в честь Дня благодарения. Кэрри – весели всех в духе Пинки Ля Ру. Монстру – дюжину щелкунчиков. Гиббсу завещаю место слева, где сидят неудачники. Раю – пиратскую копию мистера Тейпворма. Фитцу I и II-последний шанс использовать мотор. Нэнси – стоматологию «Пепел Анжелы». Джинне – сумку рок-звезды. Эрике – неожиданную вечеринку с танцами под музыку диско. Кэти – воспоминания на одиннадцатом ряду. Лори – Виктора/Викторию и что-нибудь погорячее. Ти Джею – окурки.
    Шутки для внутреннего пользования. Но они звучали мудро, остроумно и чудесно. Как и он сам.
    Но не из-за этого я читала и перечитывала завещание Пола Парлипиано. Да, много неясного. Но если я тщательно проанализирую, вдруг что-то прояснится. Пытаясь понять, я продолжала читать. Смогу ли найти код и узнать из послания нужное лично мне – секретную информацию, необходимую, чтобы найти ключ к сердцу Пола Парлипиано.
    Между прочим, Келси оставила Скотти «скороговорку». Я даже знать не хочу, как перевести это.
    Мне никто ничего не оставил.

Тридцатое мая

    Я не купила ежегодник, а это в Пайнвилльской школе равносильно уголовному преступлению. Повсюду только и слышно: «Подпиши мне ежегодник. Разве ты не хочешь, чтобы я подписала твой? Почему ты не купила ежегодник? Все покупают его».
    Нет. Не все покупают ежегодник. Мы все приходим учиться на следующий год. И еще через год. Нужно ли тратить семьдесят пять долларов, чтобы мне пожелали «кайфового лета» люди, о которых я попытаюсь забыть в июне – августе? Несправедливо, что от меня ожидают, будто я буду тратить свою энергию на то, чтобы написать несколько приятных вещей каждому в ежедгодник, в то время как от них в ответ не получу ничего стоящего.
    Поэтому я написала список расхожих выражений, подходящих на все случаи жизни, которые помогут мне выбраться из неловкой ситуации.
    Руководство, написанное Джессикой Дарлинг, по использованию клише в ежегодниках
    Просто смешиваю начало, середину и конец из разных колонок, и у меня получается искренне звучащее пожелание, подходящее всем. И меня не мучают угрызения совести, что я их использую. Но это было до тех пор, пока Пепе не подошел ко мне:
    Над этим надо поломать голову. Я имею в виду, что вы же не видите, как я иду к Полу Парлипиано и прошу его подписать мой гипотетический ежегодник, не так ли? Поэтому я написала:
    Пьер!
    Меня всегда восхищало твое умение спрягать глаголы. И я никогда не забуду тот вечер, когда узнала, кто скрывается за Черным Элвисом. Увидимся с тобой на французском языке: этап II.
    Джессика.

    Он так разулыбался, словно я написала:
    Пьер!
    Я всегда восхищалась твоим умением надувать кое-что в твоих маленьких трусиках. И никогда не забуду тот день, когда я узнала, что ты прекрасно знаешь дорогу к клитору. Увижу тебя в моих самых диких и самых влажных мечтах.
    Джессика.
    Мне хотелось написать больше, сказать, что уважаю его за независимость и завидую легкости поведения в общении с людьми, этого так не хватает мне. Но подумала, что это может прозвучать странно. Кроме того, я написала достаточно. Благодарность Пепе была выше всяких границ, и это было самым приятным событием за последние несколько недель. Мое плохое настроение ухудшилось из-за того, что Безмозглая команда, кажется, сдружилась больше, чем обычно. Их внезапные вылазки на пляж, поездки за покупками, вечеринки с бочонком пива. Боже мой, почему меня это волнует?
    Когда я сегодня шла домой, заметила целующихся Скотти и Келси, сидящих в ее машине, остановившейся на светофоре. Я прошла мимо них по переходу, а он даже не увидел меня. Но какое это имело значение, если бы даже и увидел. Мы больше не разговариваем. По словам Сары, – откуда она это узнала, бог ее знает, – я угрожала Келси.
    Это просто смешно. Я слабее, чем когда-либо была.

Первое июня

    Хоуп!
    Мои родители достали меня. Запрет на пользование телефоном и компьютером – это самый дерьмовый поступок, который они могли совершить. Я так считаю. Разве они не понимают, что ты – единственный человек, который удерживает меня в здравом уме.
    Нет, они не понимают. В этом-то и проблема.
    Не знаю, могут ли дела обстоять хуже, чем у меня. После моих попыток стать нормальной, которые полностью провалились, у меня еще меньше мотивации, чтобы попробовать приспособиться к этой жизни, чем когда-либо.
    Но я все еще пытаюсь обманывать себя.
    Все одержимы пирушками и вечеринками по поводу окончания года. Я ною, что мне придется пропустить их из-за свадьбы Бетани. Но на самом деле я чувствую облегчение. Отказ от вечеринок по уважительной причине поймут все. Однако если я откажусь от развлечений, потому что мне просто приятнее сидеть дома и выдавливать прыщи на носу, то этого никто не поймет.
    Во всяком случае, я не думаю, что кого-то дурачу.
    Мои поздравления по поводу получения работы в лагере изобразительных искусств. Звучит прикольно. Может быть, мы сможем увидеться до начала учебного года, когда работа закончится. Но прямо сейчас я не могу ничего планировать.
    Береги себя.

    Находящаяся в состоянии хандры, твоя Дж.

ИЮНЬ
Второе июня

    В учебнике по психологии говорится, что длительное отсутствие сна приводит человека к безумию. Я живу, чтобы доказать это на практике. Что еще может заставить меня так рисковать своей репутацией? своей жизнью?
    Начну по порядку.
    У нас сегодня замена на французском. Это означает, что мы зря потратим целую пару на просмотр фильма с субтитрами с участием Жерара Депардье. Ни за что не упущу такую возможность, чтобы немного поспать. Я притворилась, что у меня колики, и попросила разрешения пойти к медсестре.
    Медсестра Пейн хотела успокоить мои псевдоболи с помощью электрогрелки, но я настояла, что мне необходимо полежать и подождать, пока подействует обезболивающее, которое я принимаю. Она не спорила, потому что только что между «Кантрушниками» и «Белыми неграми» произошла драка и ей надо было лечить раны и ссадины.
    Она быстро отправила меня в комнату отдыха, которая была в моем полном распоряжении на целых сорок пять минут! Я заснула крепким сном на кушетке за считанные секунды.
    Очнулась от того, что кто-то щекотал мне щеку:
    – Проснись, засоня.
    Кто же это мог щелкнуть выключателем и ослепить меня ярким светом? Когда мои глаза привыкли к нему, я увидела очертания какой-то фигуры, потом поняла, что это фигура мужчины, мужчины в футболке с изображением героев сериала «Бухта Доусона», и, наконец, до меня дошло, что это Маркус Флюти.
    Маркус Флюти!
    Я мгновенно проснулась и была готова к действиям.
    – Что ты тут делаешь?
    – Привет, подруга, – сказал он. – Могу я тебя попросить оказать мне услугу?
    Ему нужна помощь. Маркусу Флюти нужна моя помощь. Почему?
    – Об услуге? Какого рода услуге?
    Маркус наклонился, и было похоже, что он собирается завязать шнурок на туфле. Вместо этого он завернул штанину на своих джинсах, достал коробочку из-под йогурта «Данон».
    – Ты так всегда приносишь в школу завтрак? – хихикнула я. Черт. Я закусила губу. Черт-черт.
    Он снял крышку с йогурта. Коробочка оказалась пустой. Затем Маркус попросил меня, а это, несомненно, самая странная просьба, с которой ко мне когда-либо обращались.
    – Мне надо, чтобы ты пописала сюда.
    – Что?
    Он повторил свою просьбу.
    – Что?
    Он сел рядом со мной, намного ближе, чем это было необходимо.
    – Офицер, который присматривает за мной, пришел и велел сдать контрольный анализ мочи, – сказал он. – Знаю, ты считаешь, что я отстой, мусор и что меня надо арестовать. Но ведь кроме нескольких сигар, набитых марихуаной, и нескольких таблеток…
    – Ты хочешь, чтобы я помогла тебе подделать анализ? Ты ненормальный? Я даже не знаю тебя.
    – Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь.
    Я фыркнула:
    – Откуда ты меня знаешь?
    Он ответил тем, что положил руку на мое колено.
    Я испугалась. Если бы медсестра вошла и увидела нас с Маркусом сидящими рядом на кушетке, его рука на моей коленке, а на лице дурацкая ухмылка, этого одного было бы достаточно, чтобы задержать нас после занятий, или выгнать из школы, или что-нибудь похуже.
    – Подожди секунду. Разве это не нарушение твоих конституционных прав?
    – Как у человека, совершившего мелкое правонарушение несколько раз, у меня нет прав, – сказал он хихикая. – Ты можешь позвонить в Американский союз защиты гражданских свобод.
    Я посмотрела на коробку из-под йогурта, затем на часы на стене. Тик-так. Тик-так.
    – Пеней будет здесь с минуты на минуту, Если ты это не сделаешь, меня наверняка выкинут из школы.
    «Разве нельзя приводить свои доводы, убрав руку с моего колена?»
    – Ты будешь шарахаться от меня, встретив на улице.
    «Следует мне стряхнуть ее?»
    – Ты спасешь мою жизнь. Я буду твоим вечным должником.
    «Разве они не узнают, что моча принадлежит девушке?»
    – Не могу, – сказала я, глядя в сторону.
    Маркус встал и пошел к двери. Но, прежде чем выйти, он повернулся и сказал то, что вывело меня из себя:
    – Я знал, что ты этого не сделаешь.
    Не могу описать, какая ярость охватила меня.
    Мне так надоело, что все говорят мне, что я должна или не должна, могла или не могла бы сделать. Мои родители. Безмозглая команда. Хай. И даже Маркус. Гнев, по крупицам накапливавшийся во мне месяцами, годами, всю мою жизнь, закипел внутри меня, и я обрушила его весь на Маркуса:
    – Откуда ты знаешь, что я буду делать?
    Следующее, что я помню, так это как я выхватила коробочку из его рук, отправилась в ванную, чтобы пописать в нее, после чего вернула ее еще теплую. Маркус от неожиданного поворота событий стоял и молчал, не зная, что делать. В конце концов он сказал:
    – Я не донесу на тебя.
    Затем, не сказав ни слова, вышел. Я глубоко дышала, лежа на кушетке, еще минут двадцать, пока не прозвенел звонок. Когда я вошла в кабинет медсестры, Маркуса там уже не было.
    Я провела остаток дня в оцепенении, беспокоясь о том, что случится с ним и со мной. Интересно, сколько времени потребуется, чтобы сделать анализ мочи? Может быть, он помочился на полоску, и она моментально стала пурпурной, точно так же как при тесте на беременность, проводимом в домашних условиях.
    Я ожидала, что полицейские машины остановятся на парковке с воющими сиренами. Ожидала увидеть, как на Маркуса надевают наручники, и, подталкивая сзади и крича, сажают на заднее сиденье радиофицированной полицейской машины, и, меняя курс, везут в клинику в Мидлбери, в один из лучших центров, специализирующихся на лечении алкоголиков и наркоманов. Я ожидала, что все в школе услышат его крик:
    – Не беспокойся, подруга, Я не выдам тебя.
    В течение последующих недель все будут интересоваться, что это была за подруга.
    Но ничего не случилось.
    Я все еще чувствую тепло его ладони на моей коленке.

Пятое июня

    Если бы не мой сон, я бы могла поклясться, что все выходные не сомкнула глаз.
    Я в комнате отдыха в кабинете медсестры, сплю на кушетке. Только на этот раз я оставила свет включенным. Поэтому когда дверь открывается, я вижу, что там стоит Пол Парлипиано.
    Он садится рядом со мной и говорит:
    – Мне нужна твоя помощь.
    – Моя помощь? Почему тебе нужна моя помощь? – спрашиваю я.
    Он вытаскивает коробочку из-под йогурта из отворота брюк и говорит:
    – Мне надо, чтобы ты пописала сюда.
    – Нет проблем. Я сделаю это, – говорю я.
    – Если ты это сделаешь, я обещаю, что займусь с тобой сексом, – говорит Пол.
    – Нет проблем. Я сделаю это, – снова повторяю я.
    – Я не изменю своему слову, – заверяет он.
    Поэтому я говорю:
    – Нет проблем. Я сделаю это.
    И хотя во сне я не вижу, как все происходит, я полагаю, что делала это.
    Затем Пол Парлипиано говорит:
    – Спасибо. Сейчас я займусь с тобой сексом.
    Он выключает свет.
    Мгновение спустя я услышала хохот девчонки и звук поворачивающейся дверной ручки. Включается свет.
    Это Келси – улыбается и тянет за собой Скотти в комнату за руку. Хотя они этого не говорят, я просто знаю, что они собираются здесь заняться любовью.
    Скотти видит, что я занимаюсь сексом, и кричит:
    – Как ты можешь трахаться с Маркусом Флюти?
    – Но это Пол! – кричу я.
    Затем я смотрю в лицо Пола, но это больше не Пол Парлипиано. Скотти прав. Это Маркус Флюти.
    Это то, что я называю путаницей мозгов.
    Нет необходимости говорить, что меня охватил приступ волнения, когда шла в школу. Все выходные я беспокоилась о происшествии с Маркусом и была на грани нервного срыва. Я молилась, чтобы Маркус появился на утренней перекличке, – это означало бы, что все в порядке и меня не поймали. И я бы успокоилась.
    Когда Маркус прошел мимо моей парты сегодня утром, я издала такой вздох облегчения, что могла бы привести в движение целую армаду кораблей.
    Пока мы приносили клятву на верность родине, потом на перекличке отвечали: «Присутствую», я оглянулась назад, надеясь, что Маркус встретится со мной взглядом. Но он просто склонился над записной книжкой, пока не прозвенел звонок. Маркус играл очень талантливо. Он знал, что необычное поведение с нашей стороны вызвало бы подозрения.
    Выйдя из класса, я почувствовала нежный толчок в спину. Оглянувшись, в первый раз не удивилась, увидев сзади Маркуса. Он широко улыбался, словно извиняясь, положив одну руку мне на лопатку, а вторую на талию для сохранения равновесия. Прежде чем мне представился шанс спросить его, что случилось (а не о том, что бы могло случиться), он, блестя глазами, прошел мимо, оставляя лишь душистый лесной аромат.
    – О мой бог! Он настолько накачан, что даже прямо не может идти, – грубо заметила Сара.
    Вы понятия не имеете, как мне хотелось сказать ей – о мой бог! – заткни свой поганый рот.
    Я успела сделать только несколько шагов, как почувствовала, что мой карман оттопырен. К счастью, Сара увидела Безмозглую команду внизу в коридоре и побежала, чтобы присоединиться к ним. В эти доли секунды моего уединения я пошла назад и, убедившись, что никого нет, достала сложенный в причудливый квадрат оригами бумажный лист, который открывался и закрывался как цветок. Или рот.
    Маркус! Мне до смерти хотелось открыть и посмотреть, что там написано.
    Но в этот момент Безмозглая команда подошла ко мне с другого конца коридора. Черт! Я засунула подарок Маркуса обратно в джинсы. Мне необходимо уединение, чтобы прочитать то, что он хотел мне сказать.
    Вот уж ирония судьбы, так ирония: тот, кто чувствует себя одиноким, не может улучить момент, чтобы побыть в одиночестве. Всякий раз, когда я пыталась ускользнуть к шкафчику, в туалет, в душевую перед спортзалом, кому-то просто не терпелось начать со мной разговор. Эта записка жгла мой карман почти шесть часов. В предвкушении, что вот-вот прочитаю ее, я, даже не переодевшись в школьную форму после урока физкультуры, побежала прямо домой.
    – Джесси, я хочу поговорить с тобой, – сказала мама, когда я взбегала по ступенькам наверх.
    – Дай мне минутку! – прокричала я, запирая дверь.
    Я открыла рюкзак, достала джинсы, засунула руку в карман и вытащила оттуда лишь маленькие свалявшиеся шарики от ткани.
    – Джесси! – Мама звала меня из кухни.
    Я быстро обыскала другие карманы, хотя знала, что не засовывала в них записку от Маркуса. Затем порылась в рюкзаке, постепенно высыпая содержимое на пол.
    – Джессика! – кричала мама.
    Я начала паниковать. Мои уши горели, тело покрылось потом. Где она может быть?
    Встав на колени, я перебрала все предметы, лежащие на полу: джинсы, футболку, бюстгальтер, спортивные туфли, роман «Над пропастью во ржи», две тетрадки на пружинке, учебник химии, расписание заседаний ученического совета, три обертки от шоколадных батончиков, калькулятор, косметическое средство для маскировки дефектов кожи, шариковый дезодорант, бальзам для губ, щетку для волос, набор ручек.
    Оригами-рта от Маркуса нигде не было.
    – Джессика Линн Дарлинг, немедленно спустись сюда.
    Я пошла вниз, схватившись за живот, – на этот раз меня и правда прихватило. От волнения все внутри переворачивалось, но я солгала, что у меня месячные. Мама вздохнула с облегчением, услышав эту новость, и позволила мне без всякого сопротивления уйти в свою комнату. Оказавшись на месте, я уже тысячный раз обшариваю все вышеперечисленные предметы в течение десяти часов.
    Как я могла потерять такую важную вещь, которую получила первый раз в жизни? Единственное логическое объяснение, которое напрашивалось, – это то, что Маркус никогда не давал мне рот-оригами. Я просто все это придумала сама, чтобы довести себя до сумасшествия. Наверное, я вообще все сочинила. Я никогда не писала в коробочку из-под йогурта. Никогда. Это была не я. С какой бы стати мне совершать такой безумный поступок?
    Может быть, если буду повторять эти слова бесчисленное количество раз, я поверю в это.

Шестое июня

    Я прибыла сегодня в школу с единственной миссией: узнать, что было написано во рту-оригами. Я знала, что нет надежды вернуть записку обратно, поэтому оставался только один выход. Выход одновременно и путающий, и приятно возбуждающий.
    Я спрошу Маркуса, что говорилось в записке.
    По нескольким очевидным причинам это большое дело (я – это я, он – Маркус Флюти… это могло бы привлечь ненужное внимание к моему поступку) плюс еще одно обстоятельство. Скажем, это бы означало полный отказ от всех наших прежних обязательств. Говоря по существу, это он был инициатором всех наших разговоров. Но сегодня решение о том, что нам пора поговорить, будет принадлежать мне. Сильная позиция будет за мной.
    Если только меня не вырвет на него.
    Поэтому задержалась перед дверью в класс, надеясь перехватить Маркуса у входа. Я ждала, даже когда прозвенел предупредительный звонок за пять минут до начала переклички. Ждала, пока звенел предупредительный звонок на перекличку. При финальном звонке пришлось идти на место. Я говорила себе, что в его привычке опаздывать на минуту или две. Но уже во время самой переклички потеряла надежду увидеть его.
    Маркус так и не появился в школе. Может быть, я об этом бы знала, если бы не потеряла записку.
    Конечно, именно Сара сообщила всем новость:
    – О мой бог! Вы слышали о Мистере Съемпончик? Он заставил какую-то девчонку подделать свой анализ.
    Я чуть не выронила хлопья, которые в это время держала в руках.
    Оказалось, что у врачей есть способ определить, принадлежит моча женщине или мужчине, на основании анализа гормонов. Им потребовалось несколько дней, чтобы это установить и сообщить полиции. Маркуса, должно быть, вызвали в кабинет к директору сразу после того, как он дал мне рот-оригами. Там офицер полиции, который осуществляет за ним надзор, директор и замдиректора, а также старая добрая Бренди устроили ему допрос о подлоге. Они знали, что это не его анализ, но им хотелось бы знать, кто ему помог.
    – Пока что Маркус отказался сказать, от кого он получил образец, – сказала Сара вне себя от радости от этой пикантной сплетни. – Они угрожали ему несколько часов. Но он не раскрыл тайны.
    – Откуда ты об этом знаешь?
    – Мой отец играет в гольф с директором и его заместителем.
    – А.
    – И он спросил меня о моих предположениях, кто бы это мог быть, так как я – кладезь информации.
    Боже мой.
    – Я предположила, что это сделали его подружки, и назвала имена тех, кого помнила, – продолжала Сара. – Хотя, может быть, ни одна из них этого не делала.
    – Почему?
    – Потому что подложный образец был от человека, не употребляющего наркотики.
    – Правда?
    – Это означает, что соучастник преступления был кем-то вроде тебя… – Она сделала паузу приблизительно на полчаса. – Или меня.
    В тот момент я знала, что меня вот-вот поймают. Моя жизнь будет разрушена. И ради чего? Чтобы доказать всем, что все ошибались на мой счет? Великолепно. Но я не была готова сознаться. Пока что нет.
    Мне понадобилось собрать в кулак всю свою волю, чтобы вести себя естественно и реагировать на слова Сары так, словно я не принимала в подлоге никакого участия.
    – Какая же дурочка помогла ему сдать анализ? – спросила Хай.
    – Человек совершенно не понимающий, чем это грозит.
    – Должно быть, он по-настоящему хорош в постели, – сказала Мэнда.
    – Сомневаюсь, что он обещал секс, – возразила я.
    – Берк говорит, что он видел Маркуса в раздевалке и одноглазый змей у него не меньше двадцати пяти сантиметров, – сказала Бриджит.
    – Что? – спросили мы все хором.
    – У него огромный пенис.
    – О, – сказала Хай.
    – О! – воскликнула Мэнда.
    – О? – удивилась Сара.
    – Да заткнись ты, – подытожила я.
    Это так утомительно.
    Безмозглая команда – не единственные, кто говорил об этом. У всех были свои теории, что сказал Маркус тайному донору. Пообещал ли он ей наркотик или постель. Конечно, я их не поправляла и не говорила, что знаю, что Маркус был не таким примитивным. Он попросил ее так, как только он мог попросить. Положив руку на коленку, пообещав вернуть оказанную услугу, улыбаясь во весь рот.

Девятое июня

    Я пережила самые мучительные минуты в своей жизни.
    Я привыкла играть невинную девочку перед Безмозглой командой и всеми остальными. Это было легко – как дышать.
    Но потом меня вызвали из класса.
    – Не могли ли бы вы прислать Джесс Дарлинг в кабинет директора прямо сейчас? – говорил невнятный, непонятно кому принадлежащий голос по внутренней связи. Это была миссис Ньюман.
    Весь класс посмотрел на меня с изумлением. Я сделала большое дело, когда недоуменно пожала плечами и изобразила на лице невинное «Что бы это могло значить?» выражение.
    По пути в кабинет директора я все время в голове прокручивала слова Маркуса: «Я тебя не выдам. Я тебя не выдам. Я тебя не выдам».
    Когда я добралась до места, директор уже ждал меня. Он приветствовал меня с улыбкой и с выражением: «Извините, что вытащил вас с урока». Но я знала по сценам допросов в телесериалах о копах, что его выражение лица – это прелюдия.
    – Уверен, ты слышала о случае с Маркусом Флюти, верно? – Директор задал этот вопрос, как только я села в кресло.
    – Да.
    «Все хорошо. Смотри на все проще. Не усложняй».
    – Медсестра Пейни говорит, что вы были в комнате отдыха в тот день.
    – Да.
    «Хорошо. Проше. Хорошо».
    – Что вы там делали?
    – Ну. У меня были… женские проблемы.
    – О! – воскликнул он, выглядя смущенным. – Извините.
    Он заерзал в своем скрипящем кожаном кресле и погладил густую седую бороду. Его круглый живот напрягся под дешевым коричневым костюмом из полиэстера.
    «Моя жизнь может быть разрушена толстым человеком в дешевом коричневом костюме из полиэстера».
    – Я пригласил вас сюда, потому что вы были единственным человеком, который был в медицинском кабинете в то время, когда туда был вызван Маркус для проведения теста.
    «Ну вот и все. Он идет меня убивать. Я – мертва. Со мной покончено. Я – труп».
    – Ты видела его с кем-нибудь? Не бойся сказать мне.
    «Что?»
    – Знаю, что эти нарушители дисциплины могли оказать на тебя давление.
    «Предполагает ли он, что я думаю он -…»
    – Может быть, они даже угрожали тебе физически…
    Аллилуйя! Он совсем меня не подозревал. Как только до меня дошла цель нашей встречи – выудить у меня, кто же нарушитель, – я смогла говорить более раскованно. Я сказала ему, что никто мне не угрожал. Я спала все время и не видела ни Маркуса, ни кого-либо еще.
    – Жаль, что я никого не встретила, потому что могла бы сейчас помочь вам, – сказала я.
    – Мне тоже жаль, – сказал директор.
    Моя оригинальная фамилия и отличные оценки снова спасли меня.

Тринадцатое июня.

    Я немного успокоилась после разговора с директором. Но знала, что, пока не найдут виновного, я никогда не буду полностью снята с подозрений.
    Сегодня они поймали одного виновного, вернее виновную. Никто не был ошеломлен больше меня.
    – Они нашли, кто пописал в коробочку! – закричала Сара во время переклички.
    Нашли?
    – Да. Некто по имени Тэрин Бейкер.
    Тэрин Бейкер – восьмиклассница, совершенно непривлекательная, тормозная девица, но ей так захотелось известности, что она добровольно призналась в преступлении, которого не совершала. Вчера на репетиции оркестра она похвасталась труппе своих соседей-кларнетистов, что она та девушка, которая пописала в коробку. Они тут же выдали ее, позавидовав тому, что из-за проступка она теперь возвысилась в собственных глазах и это принесет ей хоть дешевую, но популярность. Оркестр тупоголовых предателей.
    Администрации так хотелось найти виновную сторону, что они даже не проверили ее рассказ. Маркус не подтвердил, но и не опроверг ее историю. Конечно, бедной, беззащитной Тэрин просто ничего не оставалось делать, как подчиниться холодному, расчетливому Маркусу, когда он приказал ей это сделать. Она вышла практически сухой из воды: временное отстранение от занятий до конца учебного года. Конечно, я оценила то, что она выставила себя козлом отпущения, но я просто не могла не сочувствовать ей. Разве она не знает, что память в Пайнвилльской школе короткая? То имя, которое она себе сделала сегодня, будет забыто, когда она вернется обратно в школу в начале следующего учебного года?
    Злодей Маркус, с другой стороны, отправляется в Мидлбери. Слово, что он не вернется обратно. Родители посылают его учиться в военную школу. Знаю, что никогда не получу от него известий. Он слишком умен, чтобы доверить тайну любому виду корреспонденции.
    Я продолжала повторять себе, что, если бы я и не принимала участия в этом деле, результат все равно был бы одинаковым. Он все равно бы закончил учебу в исправительном учреждении. Как бы мне хотелось, чтобы это пошло ему на пользу. Не могу не думать, что случилось с Хизом. Исключение из школы не помогло ему. Та специализированная школа для учеников с «высокой степенью риска» не исправила Хиза, не увела с улицы, даже не спасла ему жизнь.
    Запрет на телефонные звонки снят. Но я все еще не могу рассказать Хоуп об этих происшествиях. Как я смогу сказать ей, что помогла человеку, которого она ненавидит больше всего в этом мире, избежать наказания за грех, который для Хоуп самый ненавистный. Я не могла допустить, чтобы дружба между нами прекратилась из-за глупости, которую совершила.
    Все, что могу сделать, так это говорить здесь, на страницах дневника.
    Но для кого он? Кто вы? Кто найдет эту тетрадь и прочитает, что там написано? Должно быть, вам нечем заняться. Подождите. Вы – это я двадцать пять лет тому назад? Так странно. Перестань думать, Джессика. Перестань бежать впереди себя. Просто перестань.

Шестнадцатое июня

    Почти в два часа ночи я услышала какой-то треск. Я не спала, поэтому мне не потребовалось много времени, чтобы отреагировать. Открыв окно, высунулась, чтобы посмотреть.
    – Ты не спишь?
    Это был Скотти с пригоршней камешков.
    – Я никогда не сплю. Что ты хочешь?
    – Мне надо поговорить с тобой. Ты можешь выйти?
    Я знала, что это важно. Мы со Скотти только говорили друг другу «Привет» с тех пор, как он стал общаться с Келси. История с Маркусом забрала у меня так много сил, что сердиться на Скотти я уже не могла.
    – Тссссссс… Я сейчас спущусь.
    Я уже была почти одета для пробежки при луне, поэтому через минуту стояла рядом с ним. Приложив палец к губам, дала понять Скотти, чтобы говорил тихо, а то разбудит моих родителей.
    – Ты часто так делаешь?
    – Что?
    – Тайком убегаешь из дома?
    – Почему ты так решил?
    – Ты словно ожидала моего прихода.
    – А, это. Да нет. – И объяснила ему, что ночью выхожу из дома побегать.
    – Я не знал, что ты так делаешь.
    – Откуда бы ты мог знать, если я не рассказывала?
    Мы дошли до детского парка, и я направилась прямо к качелям. Я всегда их любила. Вот тайная игра, в которую я играла на площадке с качелями столько же, сколько помню себя: я раскачивалась выше и выше, пытаясь достать ногами листву на растущем рядом дубе. Это было невозможно, потому что листья начинали расти на высоте семи метров. Даже сейчас, повзрослев, в темноте пытаюсь проделать тот же трюк. Но сейчас, когда Скотти был рядом, я не стала этого повторять, просто села и начала качаться.
    – Итак, что случилось?
    Скотти вздохнул:
    – Я порвал с Келси.
    Я попыталась изобразить удивление,
    – Ты расстроен? – спросила я.
    – Не очень.
    – Зачем же тебе нужна «служба спасения»?
    – Она по-настоящему хочет з.т.тр. Поэтому я хотел, чтобы ты знала об этом до завтрашних занятий.
    – Почему она собирается задать мне трепку? Я ведь даже не разговариваю с тобой.
    – Знаю, – ответил он, рисуя что-то палочкой на песке. – Я стал ей говорить, что скучаю по тебе, и это вызвало проблему. – Он стер ногой нарисованное. – Я считал, что она должна знать правду. Что моя дружба с тобой более важна для меня, чем с ней.
    Было время, когда я подумала бы, что это самая хорошая минута в жизни. Но больше я так не думаю. Сейчас из уст Скотти это звучало так же неестественно, как в кино. И хотя мне нравилось смотреть сцены объяснения любви в фильмах, в реальной жизни это все выглядело таким фальшивым.
    – Я, наверное, кажусь тебе болваном, но то, что я сказал о тебе Келси, – правда.
    Скотти устраняет все препятствия со своего пути, чтобы вернуть мое расположение. Много ли шестнадцатилетних парней променяло бы секс на дружбу? Но я знала, что монашеством здесь и не пахнет, потому что Скотти очень сильно надеется, что это поможет ему заняться сексом со мной. И все же это очень впечатляет, даже если задаешь себе более точный вопрос: Сколько шестнадцатилетних парней откажутся от реального секса ради неопределенной перспективы когда-нибудь заняться любовью с другой?
    Вряд ли такое возможно.
    – Я сожалею, что отнесся так неуважительно к тебе, когда ты пригласила меня на свадьбу сестры.
    – Угу!
    – Я мог бы с тобой пойти.
    – Угу!
    – Если ты все еще этого хочешь.
    Это было забавно. С самого начала я не хотела идти с ним. Все хотели, чтобы я пошла. Ни за что не окажу всем такой услуги второй раз.
    – Знаешь, Скотти. Ты опоздал.
    – Да?
    Конечно, совсем не было поздно. Моя сестра смогла бы все устроить. Но это было слишком поздно для меня.
    – Извини, ты зря сюда приходил, – сказала я.
    – Да ладно, – ответил Скотти. – Не такое уж это большое дело, черт побери.

Двадцать второе июня

    Сегодня последний день занятий. Больше я уже не девятиклассница.
    Как обычно, в Пайнвилльской школе сегодня состоится собрание, на котором будут вручаться ежегодные награды. Предполагается, что это дает нам стимул лучше проявлять себя в дальнейшем. Явный недостаток в этой логике заключается в том, что «Кантрушники», «Мочалки», «Белые негры», «Отбросы» и прочие низы нашей школы, которые, как предполагалось, должны были бы купиться на поощрения, совершенно не проявляли к этому интерес. Их не так-то легко заманить обещаниями, что их имена будут выгравированы на особых дощечках, потому что прекрасно понимали, что вряд ли там окажутся.
    Обычно я складывала грамоты и дощечки на полке. В прошлом году все персональные награды по предметам были разделены между мной и Леном Леви. Каждый из нас получил по четыре. Но в этот раз я получила только награду за английский, как девятиклассница, и за французский, как лучшая ученица первого этапа обучения. Это несправедливо, потому что я на год старше всех в этом классе. Пепе был ограблен.
    Хотя меня не очень расстраивают такие вещи, но тем не менее я была шокирована тем, что мне не достались другие награды. Меня обошли мозги, которые гораздо слабее меня. Плюс к этому в первый раз в жизни Лен Леви обошел меня по среднему баллу – девяносто девять целых и две десятых. Очевидно, мои далеко не звездные результаты на экзаменах (они все проходили во время этого скандального происшествия с Маркусом) снизили мой средний балл до девяносто семь целых и девяносто восемь сотых, на два балла меньше, чем в прошлом году. Конечно, это немного, но тем не менее.
    Я скатываюсь.
    Хай учится в нашей школе недавно, поэтому ее не отметили. Но когда я получила свои награды, она подошла ко мне и поздравила.
    Я поблагодарила ее. Меня интересовало, все ли еще она считает меня такой же умной, как девочек в своей частной школе.
    Она открыла рот, словно собиралась еще что-то сказать, но передумала. Это странно. Хай обычно говорит то, что думает.
    – Ты что-то хотела сказать? – спросила я.
    – Девочка, – сказала она, – не воспринимай то, что я делаю, как личное оскорбление.
    Как странно услышать такие слова от человека, появившегося ниоткуда. Мне захотелось сказать ей что-нибудь злое, чтобы поставить на место и дать выход своему негодованию. Но инцидент с Маркусом настолько лишил меня сил, что я даже не чертыхнулась.
    – Ерунда все это, Хай, – сказала я, используя ее слова. – Ерунда.
    Придя домой, я положила не впечатлившие меня награды в угол ко всем остальным. После того как они вручены, мои родители даже не просят показать их еще раз, не говоря уже о том, что они будут ими восторгаться впоследствии.
    Затем я поспала пять минут, но и этого оказалось достаточно, чтобы увидеть сон, как рот-оригами пытается меня проглотить.

Двадцать пятое июня

    День свадьбы Бетани.
    Бетани больше не мисс Бетани Шэннон Дарлинг. Она миссис Грант Докцилковски. Что может быть хуже такого имени?
    В этот день моей главной обязанностью было встряхивать фату Бетани и держать ее в церкви, чтобы не волочилась по полу. Вторая обязанность – непрестанно говорить ей, как она красиво сегодня выглядит. Бетани на самом деле очень хороша, но как действует на нервы, что ее надо в этом убеждать.
    – Как макияж? Не слишком много? Я не хочу напугать Гранта, когда буду идти по проходу в церкви.
    – Ты выглядишь потрясающе.
    – А как платье? Не слишком тесное? Не хочу быть похожей на кита, когда буду идти по проходу в церкви.
    – Оно прекрасно.
    – А как волосы? Не слишком пышные? Не хочу, чтобы в церкви кричали, что идет панк.
    – Твоя челка торчит немного.
    – Что?
    – Я шучу. Клянусь, она выглядит прекрасно.
    И так до тошноты.
    Весь мир так носится со свадьбами, что мне казалось, что я тоже заражусь этой сентиментальностью и буду утирать тайком слезы. Но этого не случилось. Клятвы Бетани и Г-кошелька совершенно не тронули меня.
    Вот что я помню из церемонии: я сижу, приложив руки к груди, тщетно пытаясь согреться в холодной церкви, поскольку кто-то слишком перестарался, включив кондиционер на всю мощь. Из-за заходящего солнца, лучи которого проходят через витражи в церкви, мое желтое платье становится грязно-серым. Мой бюстгальтер без бретелек так впивается в тело, что, кажется, останавливается кровообращение. И я просто не могу не думать, что это спровоцирует замедление роста груди.
    Настоящее действо начинается на приеме.
    Как подружка невесты, которой оказана сомнительная честь, я на весь день автоматически становлюсь подружкой шафера. Мы вместе идем по проходу в церкви. Вместе позируем перед камерами. Вместе входим в зал, где будет проходить прием.

    Плохая новость. Шаферу Г-кошелька, Теду, тридцать лет и он напоминает раздувшуюся морскую корову с пивным брюшком.

    Хорошая новость. Тед познакомил меня со своим девятнадцатилетним братом, Кэлом. Кэл – лакомый кусочек, подтянутый и стройный, но во всем его облике чувствуется сильный сексуальный подтекст.

    Самая лучшая новость. Кэл – компьютерный гений, разозливший своих родителей тем, что пропустил год учебы в Массачусетском институте технологии, чтобы стать молодым консультантом в одной не очень удачливой фирме, занимающейся программным обеспечением.

    Новость супер-пупер, огромной важности. Когда Кэл пожимал мне руку, он произнес следующие слова: «Я сказал своему брату, что встретил девушку, которая заставила это уродливое платье выглядеть чертовски привлекательным».
    Пол Парлипиано отдыхает.
    – Давайте шутить по поводу нашего знакомства как можно круче, – сказал он.
    – Хорошо.
    – Мы обсудим темы, известные главным образом по аббревиатурам. Например, TRL, – спросил он. – Демократия MTV в самом лучшем ее проявлении? Или вызывающее жалость поле сражений для групп парней?
    – WWF, – ответила я. – Никому не приносящая вред развлекалочка для белого дерьма? Или та граница в культурном уровне Америки, ниже которой опускаться нельзя.
    И затем мы продолжили обсуждение: MP3, PBS, IPO и YMCA.
    – От всего ли человек может получить удовольствие? Или где ты тусуешься со всеми этими чу…?
    Кэл прервал меня, потому что гитарист проиграл первые аккорды классической композиции Кул и Те Ганг «Селибрейшен».
    – «Сегодня вечером мы хорошо проведем время». – Кэл произнес слова из песни без улыбки, сохраняя серьезное выражение лица.
    – Давай отпразднуем, – ответила я, имитируя его строгий, чопорный голос.
    – Все в порядке, – сказал он, хватая меня за руку и вытаскивая на танцевальную площадку.
    И в тот момент я действительно почувствовала, что все будет в порядке.
    Как танцор Кэл, может быть, не очень впечатлял, но он обладал двумя замечательными качествами, которые отсутствуют у большинства мужчин, желающих потанцевать: а) ритмом и б) энтузиазмом. Мы энергично трясли задницами под композиции Глории Гейнор «Я выживу», Биттлз «Танцуй и веселись» и Сандры «Вечная любовь». Что мне больше всего понравилось в Кэле, что его IQ был на самом деле очень высокий, но он не выставлял себя Эйнштейном передо мной. Он не стал кичиться своими знаниями, а просто стал веселиться. Не знаю, чего мне хотелось больше всего: быть с ним или быть им.
    Не прошло и тридцати секунд после того, как мы ушли с танцплощадки, как моя восьмидесятидевятилетняя бабушка Глэдди приковыляла к нам довольно быстрым шагом для человека, у которого две искусственные шейки бедра. Она опиралась на трость, специально украшенную ради такого события белыми лентами и шелковыми цветами. Я забыла предупредить Кэла, что она немного не в себе.
    – Джесси, ты такая кррра-шииии-вая, – прокричала, шепелявя, Глэдди.
    Я не была уверена насчет «кррра-шииии-вая», но сегодня выглядела намного лучше, чем обычно. Несмотря на отвратительный покрой и цвет платья, я неплохо смотрелась, потому что швея увеличила бюст, подшив поролон, а благодаря профессиональному макияжу (Бетани, считавшая, что знает толк в свадебных фотографиях, хотела, чтобы они получились идеальными) моя кожа была гладкой, как у человека, уже давно пережившего половое созревание. Я никогда не скажу этого сестре, но мне даже понравилось, что она приколола к моим волосам накладку из искусственных волос – от этого я стала выглядеть взрослее.
    Затем Глэдди сосредоточила внимание на Кэле. Сначала она громко и продолжительно присвистнула.
    – Каааа-кой краа-шшшааав-чик! – кричала бабушка своим шепелявым голосом. – Когда вы двое шооо-едини-ти швои шудьбы?
    Кэл чуть не выплюнул на нее коктейль. Мое лицо горело.
    – Глэдди, мне ведь только шестнадцать…
    – Мне было шемнадцать, когда я вышла за твоего дедушку, упокой Гошподь его душу!
    – А мы только что познакомились, – объяснила я.
    – Ну ты когда-нибудь должна вштретить швоего мужа. Пошему не шегодня? – громогласно продолжала бабушка.
    Дело в том, что я потеряла голову от Кэла, поэтому в этот момент мое сердце говорило мне, что Глэдди, может быть, права. Между нами пробежала искра. Этого никогда не произошло бы, если бы я привела на свадьбу Скотти, как все хотели.
    – О! Какой шудесный экземпляр, – орала Глэдди. – Я его хо-шу.
    Прежде чем пошаркать дальше, она схватила Кэла за ягодицу и со всей силы ущипнула ее.
    Через десять минут, когда мы с Кэлом перестали хохотать, он сказал:
    – А я думал, что мне не повезет сегодня вечером.
    При этих словах мы стали хохотать еще громче.
    На протяжений всего вечера мы с Кэлом веселились и дурачились в стиле «а-ля макарена». Было настолько весело, что я сделала кое-какую глупость, но для этого были достаточные основания. Кэл продолжал приносить мне бокалы с шампанским, но, вместо того чтобы пить, я ставила их на соседний стол или выливала в раковину в туалете или в большую вазу с цветами. Но он думал, что я их все выпила. На самом деле только два. От шампанского я почувствовала легкое головокружение, но притворялась, что очень пьяная, для того чтобы почувствовать, какие ощущения испытаю, когда мы начнем целоваться. Если окажется, что и поцелуй Кэла будет напоминать прикосновение паука-долгоножки – поцелуй а-ля Скотти в седьмом классе, то я смогу притвориться, что между нами ничего не было.
    Поэтому, когда разрезали торт и я знала, что все взгляды будут сосредоточены на красавице-невесте и женихе, я сказала Кэлу, что хотела бы прогуляться и подышать воздухом. И Кэл, который к этому времени был в стельку пьяным, поднял два больших пальца рук вверх и сказал:
    – Клево!
    Мы вышли на улицу. Звездное небо казалось бесконечным, воздух был напоен ароматом роз. Кэл заявил, что много раз приезжал сюда к отцу и он знает одно шикарное местечко. С криком: «Сюда, за мной!» он побежал. Но я не могла бежать быстро в своей длинной юбке и в туфлях на высоких каблуках, поэтому велела ему подождать меня. Он вернулся, поднял меня, перекинул через плечо и закричал:
    – Ты легкая, как пушинка.
    Я невольно взвизгнула, как маленькая девчонка.
    Кэл пронес меня несколько метров к искусственному водоему, выглядевшему как настоящее озеро. Мерцающие звезды отражались в воде. Он снял свой пиджак и положил на траву, чтобы мы могли сесть. Но сидеть – нелегкая задача в моем платье, поэтому мне пришлось лечь на спину. Кэл примостился рядом, подперев голову локтем. Его лицо было совсем рядом с моим. Я смотрела на звезды. Было слышно, как играл музыкант на барабане, и ритм напоминал неровное биение сердца.
    – Здесь так красиво, правда? – наконец сказала я.
    Кэл произнес:
    – Ты краа-шша-випа.
    Я улыбнулась и взглянула на Большую Медведицу: «Спасибо, Глэдди».
    – Я правда так думаю, – сказал Кэл с нежностью.
    Я хихикнула и закусила губу. Опять это напряжение.
    – Тебе не надо говорить об этом.
    – Знаю, – прошептал он.
    Наши взгляды встретились. Мы снова оба рассмеялись. Когда успокоились, Кэл сказал:
    – Как я смогу целовать тебя, если мы все время смеемся?
    Мне понравилось, что он открыто спросил меня об этом. Я приподнялась, закрыла глаза и почувствовала, как его губы прикасаются к моим. Мы целовались.
    Его поцелуй не был противным. Он мне нравился. Честно говоря, он мне очень нравился. Я могла ощущать вкус виски на его языке и чувствовать горячее дыхание на лице. Его ладони у меня на волосах, на затылке, на плечах, на пояснице…
    Ну, должно быть, те мозги Кэла, что ниже пояса, кое-что придумали, ощущая мою страсть. Он вдруг перестал целоваться и прошептал мне на ухо что-то невнятное.
    – Что? – переспросила я.
    – У меня есть презерватив.
    – Что?
    Кэл улыбался мне.
    – Правильно ли я поняла, что ты мне сказал?
    – Что?
    – Сказал ли ты мне, что у тебя есть презерватив, для того чтобы заняться со мной этим…
    – Дааааа…
    – Чтобы мы могли заняться сексом?
    – Даааааа…
    Я оттолкнула его и поправила платье.
    – Мы лишь раз поцеловались, и ты думаешь, что можешь заняться со мной сексом?
    – Дааа… Я подумал…
    Я не могла в это поверить! За кого он меня принимал?
    Идиот! Он ничего обо мне не знал. Не знал, что я на предварительном вступительном экзамене заработала 1500 очков. Не знал, что я пробегаю марафонские дистанции. Не знал, что я ем печенье «Капитан Кранч» на завтрак, обед и ужин. Не знал, что я не могу наслушаться «современной классики» и насмотреться шоу «Реальный мир». Не знал, что моя лучшая подруга переехала в другой город и я ненавижу всех остальных. Не знал, что недавно я сделала попытку совершить правонарушение.
    Да. Он не знал ничего. И представлял, что я потаскушка, у которой вошло в привычку трахать едва знакомых парней на площадках для игры в гольф.
    – Ты даже не знаешь меня! – прокричала я.
    Он нежно погладил мою руку с внутренней стороны.
    – Я знаю, что ничего о тебе не знаю, но собрался узнать больше, – говорил он, едва двигая языком. Он настолько был пьян, что ему было все равно с кем.
    Боже мой! Можно ли быть еще более ничтожным и грязным типом!
    Я оттолкнула его руку и встала.
    – Знаю, все говорят, что ты гений и все такое, но ты полный идиот, раз решил, что я попадусь на твою удочку.
    И я быстро зашагала туда, где все веселились без моего участия, раз и навсегда упустив возможность лишиться девственности на свадьбе у своей сестры.
    Какой кошмар. Думаю – это все в наказание за то, что оттолкнула Скотти и допустила в свою жизнь совершенно незнакомого типа.

Четвертое июля

    Хоуп!
    Трудно придумать лучшее место, чтобы отмечать независимость нашей нации на набережной Слизсайд-Хайтс? И какой лучший способ можно придумать, чтобы провести День независимости, работая, как рабыня, за гроши, продавая разные разукрашенные сладости жирным, похожим на огромных китов туристам, наводнившим летом Нью-Джерси и загрязняющие все вокруг.
    Я ненавижу их всех. Эти жирные грязные ублюдки повсюду: что-то швыряют и стреляют во всех аттракционах, для того чтобы выиграть призы для своих подружек – девиц с липкими, политыми влагоустойчивым лаком волосами и напоминающими моду 80-х годов длинными челками, а когда они гуляют по набережной, то их каблуки постоянно застревают между деревянными досками. Эти женщины висят на своих мужчинах и смотрят на них с нескончаемым обожанием, словно они пещерные жители из мультиков, дождавшиеся возвращения своих мужей с охоты. Под светом неоновых ламп эти герои отдаленных от центра маленьких городков преследуют ускользающую от них добычу – огромных плюшевых медведей, у которых рвутся швы и из которых сыплются маленькие пенополистироловые внутренности всякий раз, когда победитель перекидывает их через плечо. Если же им не повезло, они прикрывают лицо футболками, раскрашенными баллончиками с краской. Это официальное приглашение: дорогая, не пора ли заняться сексом?
    Когда они не соревнуются за призы или не катаются на американских горках, они поедают малополезную или вовсе не полезную пищу: конфеты «Тэффи», замороженный заварной крем, яблоки в карамели, сахарную вату. Все это продается искренне вашей продавщицей кондитерской «Сладкое удовольствие у Вэлли».
    Боже, благослови Америку.
    Как я унижалась, упрашивая Сару, чтобы она убедила отца нанять меня на работу, несмотря на то что все вакансии уже были заняты европейцами с временными рабочими визами. (Они прилетают на лето, чтобы пожить жизнью типичного американского подростка, работающего летом. Только иностранец будет пахать сто часов в неделю за минимальную плату. Да здравствует земля свободных граждан! Приют всех смельчаков!) Но мне надо было удрать из дома. Мама пыталась установить со мной дружеские связи: таскать меня за покупками, в кино или на ленчи либо просто вызывать на задушевные девичьи беседы. Тьфу! Как можно так обманывать себя? Ведь ей не хочется проводить время со мной. Она просто не знает, что с собой поделать теперь, когда свадьба прошла и Бетани переехала на другой конец страны с Г-кошельком. Никогда я не стану болтливым двойником сестры.
    Хотя я не очень религиозный человек, но я молюсь, чтобы твоя работа не была такой противной. Молюсь, чтобы заработать достаточно денег на билет. Ты продолжай воспитывать будущих гениев в своем лагере. А я буду делать свою ненавистную работу, способствующую дальнейшему развитию ожирения по всей Америке, – одна сладкая булочка в секунду.

    Ура-патриотически настроенная, твоя Дж.

ИЮЛЬ
Двенадцатое июля


    Если ты работаешь летом в маленьком городке Сисайд-Хайт, штат Нью-Джерси, в самопровозглашенном раю – приюте солнца и веселья, то это стопроцентная гарантия, что у тебя не будет времени ни на солнце, ни на веселье. Это вызывает такое разочарование, потому что единственной твоей обязанностью является обслуживание сотен противных отдыхающих, жаждущих на отдыхе наслаждения и удовольствия: пытаться вдолбить тупоголовому идиоту из Лонг-Айленда, что разноцветная присыпка кончилась и осталась лишь сахарная пудра – это просто Армагеддон.
    Вместо загара я вернулась домой с кожным покровом, состоящим из жира, на котором жарились пончики, шоколадного сиропа, сахарной пудры и пота. Мои уши звенят от гудков, звонков и ритмов, раздававшихся с побережья, где проводились нескончаемые танцевальные вечеринки. От этого децибельного шума, а также от звона колокольчика в соседнем магазине, торговавшем футболками с надписями: «Я НЕ ТАКОЙ ПЬЯНЫЙ, КАК ТЫ ДУМАЕШЬ», у меня голова идет кругом. Когда я вернулась домой, то была настолько противна сама себе, что не хотела никуда ходить и ничего делать. Я была настолько уставшей, что заснула сразу же, как только прикоснулась к подушке, если вам в это верится.
    В первые недели работы я жаловалась и стонала: как накормить этих тиранов-туристов и как не запутаться с их кредитными карточками?! У меня не было ни минуты передышки. Не говоря уже о том, что мне приходилось отражать атаки преследовавших меня сексуально озабоченных коллег по работе. В любой момент не пользующийся дезодорантом волосатый венгр с непроизносимым именем, в котором нет ни одной гласной, спрашивал меня: «Ты есть говорить меня?» (Мой ответ всегда был неизменным: «Да».)
    Я уже хотела все бросить, вполне сознавая, что освободившееся время не оставит мне другого выбора, как только сдаться на милость маме и везде сопровождать ее. Маме теперь очень нужна компания. Положительное в моей работе то, что я не зря так долго терпела, так как получила самую большую выгоду от нее: мне не надо было насиловать себя и общаться с ненавистными мне людьми, не боясь при этом прослыть нелюдимкой.
    Практически все мои одноклассники работают на набережной. Я встречаюсь со всеми без опасения, что мне надо с ними поддерживать светские беседы. Мэнда работает кассиром в сети игральных автоматов «Выиграй у Вэлли». Вот что я могу сказать о ней: она получает зарплату за то, что флиртует с парнями, которые приходят играть в автоматы. Они не в ладах со сложной механикой разменных автоматов, поэтому у них нет другого выбора, как идти к Мэнде и менять доллар на четыре монетки по двадцать пять центов и при этом узнать ее телефонный номер. Скотти прожигает жизнь, работая в игровой палатке «Ударь по бутылкам пива» (пьяные идиоты плюс софтбол плюс пивные бутылки равно неминуемая преждевременная смерть) на Фантаун-Пьер. Берк вкалывает на аттракционе «Американские горки» и возит нас на работу и обратно домой в обмен на деньги за бензин. Сара не стала работать ни в одном из заведений на набережной, принадлежащих отцу, но сорок часов в неделю она проводит с нами, просто чтобы показать, что мы работаем, а ей этого делать не надо.
    Что касается остальных, с которыми не часто встречаюсь в последнее время, то могу сказать, что это те счастливчики, которые проводят лето в более экзотических местах.
    Вот еще одна новость: Бриджит все лето собирается провести в Лос-Анджелесе у своего отца. Она хочет стать – только подумайте кем! – актрисой. Нереально. Бриджит не волнует, что ее артистический опыт ограничивается тем, что она смеется над шутками, которых не понимает.
    – Бриджит, ты даже не играла в школьных пьесах, – решила я обратить внимание бывшей подруги на такой незначительный, по ее мнению, факт.
    – Знаю, – ответила она. – Я экономила силы для более великих свершений.
    Веский довод. Лучше я оставлю эту тему. Я совершенно далека от того, чтобы разрушать ее мечты. Вероятно, я просто завидую тому, что она уезжает из Пайнвилля на лето, чем ее возможной славе и богатству. (Если когда-либо на каком-нибудь кинофестивале скажут: «Джессика Дарлинг была подругой детства великой Бриджит», я убью себя.) Понятия не имею, серьезны ли ее намерения стать актрисой или нет. Это доказывает, что кармически мы никак не связаны с ней. Но то, с какой странной просьбой ко мне обратилась Бриджит до отъезда, ни в какое сравнение не идет со всей этой шумихой по поводу ее отъезда на западное побережье.
    – Джесс, мне надо попросить тебя об одолжении.
    Посмотрим. Последний раз, когда меня попросили оказать услугу, я чуть не вылетела из школы. Но вдруг я осознаю, что соглашаюсь помочь ей вопреки своему желанию. Меня сбила с толку не столько новость, сообщенная мне Бриджит, сколько то, что она стояла посередине моей комнаты. Ведь она не заходила ко мне уже два года.
    – Знаю, что все лето вы будете ездить на работу на машине Берка и… – Она колебалась.
    – Ну и что? Что из этого? – Я уже начинала дергаться.
    Она погладила свой красивый маленький носик – настолько крошечный, что сомневаюсь, выполняет ли он свои прямые функции. Через такие микроскопические ноздри вряд ли может проходить воздух. Он создан для шоу. Держу пари, что на большом экране ее нос будет выглядеть чертовски привлекательным. У нее такие маленькие волосики в носу, что даже на пленке IMAX с многократным увеличением можно не опасаться того, что из ее ноздрей будут торчать длинные страшные рыжие волосья.
    – Ну ты же будешь видеться с ним каждый день… – Еще пауза. (Ее белоснежное лицо и шея покрылись пунцовыми пятнами. На кинопробах ей надо быть более уверенной в себе.)
    – Не могла бы ты присмотреть за ним?
    – Что?
    – За все время нашей дружбы с Берком мы не расставались с ним больше чем на три дня, – сказала она, дергая свой хвостик. – Я беспокоюсь, что он, возможно…
    – Обманет?
    – Да.
    – Перестань.
    – Я знаю, что говорю.
    Она нервно накручивала кончик хвостика на палец.
    – Ты думаешь, у него кто-то есть?
    – Нет. Я просто боюсь, что другие девчонки воспользуются возможностью и налетят на него, как коршуны. А как настоящий парень, он не сможет отказать им.
    Но почему я? Почему не Сара? Ее способности к сыску намного превышают мои. И тогда Бог не допустил бы, чтобы Берк обманул ее. Я всегда знала, случись между Бриджит и Берком разрыв, скандал будет очень сильным. Мне бы не хотелось оказаться в его эпицентре. Но если бы вы увидели Бриджит, стоящую посередине комнаты, всю покрытую красными пятнами и нервничающую, вы бы тоже согласились помочь. Привлекательные люди могут быть в высшей степени убедительными просто потому, что они привлекательные. Это открытие поддерживает принятое мной решение.
    Короче говоря, помимо основной меня ожидает дополнительная работа на неполный рабочий день. Мне предстоит приглядывать за Берком, чтобы он не заглядывался на других. И тогда все будет хорошо.
    Если бы только Бриджит сама решила стать актрисой, то ладно. Но ведь всему виной красивые голливудские истории. Да и Хай, которая просто мастер сочинять всевозможные сказки, приложила к этому руку. Кстати, она исчезла так же безвозвратно, как мои месячные. Серьезно. Никто не получал от нее никаких известий с последнего дня занятий. Я об этом даже не задумывалась, пока Мэнда и Сара не спросили меня, не видела ли я Хай и нет ли у меня от нее новостей. Я была уверена, что эти трое гуляют вместе без меня.
    По их просьбе на прошлой неделе я позвонила в дом к тете, у которой жила Хай. Тетушка сказала, что Хай проводит каникулы со своей семьей. Я спросила, куда они поехали. Но она как-то разволновалась и решила поскорее оборвать разговор со мной, сказав, что кто-то звонит в дверь. Так как я терпеть не могу говорить по телефону, то тоже часто прибегаю к подобной уловке. Наверняка с Хай что-то случилось. Не знаю, что, но держу пари, что какие-то семейные проблемы. Или незапланированная беременность. О-па! А вдруг она забеременела от Флая?
    Да. Я стала говорить, как Сара.
    Не могу забыть последних слов, сказанных ею: «Не имеет значения, что я делаю, не воспринимай это на свой счет». Может быть, она тогда уже знала, что уедет. Так как я сильно разочаровалась в Хай к концу учебного года, ее отсутствие меня совершенно не волнует.
    Конечно, больше всего я беспокоюсь по поводу отсутствия Маркуса Флюти.
    Знаю, что он все еще в Мидлбери. Но не могу отделаться от чувства, что увижусь с ним снова. Вся набережная была наполнена призраками Маркуса. Я сталкивалась с ними повсюду. Мне то и дело мерещились его кудри, одежда, татуировка. Его образ настолько укоренился у меня в мозгу, что внутри все переворачивается, когда я думаю, что вижу его. У меня так бешено колотится сердце, словно хочет выскочить из грудной клетки. Всякий раз, когда я вижу Маркуса, оказывается, что этот человек не имеет с ним ни малейшего сходства. Однажды Маркус оказался черным парнем. В другой раз – девушкой. Мне так нужно встретиться с ним, что он мерещится мне в каждом прохожем. Или просто любой прохожий напоминает мне его.

Двадцатое июля

    Все еще нет ни Маркуса, ни Хай.
    Я в списке массовой рассылки у Бриджит, и это выводит меня из себя. Вы бы согласились со мной, что, после того как она обратилась ко мне с такой странной просьбой, она могла хотя бы как-то персонифицировать свою корреспонденцию или, по крайней мере, иметь здравый смысл и каким-то образом сделать так, чтобы я не знала, что она посылает одинаковые сообщения всем в классе: «Мне только что не достались бесплатные тампоны, распространяемые по рекламной акции, но зато я увидела Фредди Принца-младшего в торговом центре».
    Я все еще присматриваю за Берком. Единственные девушки, с которыми, по моим наблюдениям, он разговаривает, – это Мэнда и Сара. Пусть продолжает в том же духе.
    Я все время встречаю Скотти, но как бы мне хотелось видеть его реже. Это мне напоминает происшествие с Кэлом.
    Вчера я уже отработала семь часов тридцать восемь минут из моей восьмичасовой смены и за это время виделась со Скотти миллион раз. Он стоял под мерцающей неоновой вывеской, пытаясь убедить прохожих взять мяч у него из руки бросить как можно дальше. Он что-то считал и разговаривал с каким-то мужчиной с красноватым цветом лица, который проработал в этом киоске на набережной двадцать пять летних сезонов.
    Скотти задрал красную форменную футболку Фантаун Пьер до груди, оголив живот. Под футболкой Скотти носил пояс, который ясно очерчивал появившееся у него недавно пивное брюшко. Все лето он вместе с футбольной командой посещал вечеринки, на которых распивали бочонок с пивом. Пожилой человек хохотал, когда Скотти стал говорить ему о необходимости хитрого изобретения для избавления от жира. Оно называется «Жиротопитель». Это чудесная штука, которая поможет ему расплавить жир в животе. Казалось, он ничего не имел против того, что целое лето у него уйдет на интенсивные тренировки по поднятию тяжестей и на ношение пояса «Жиротопитель», чтобы избавиться от жира, который он так легко набрал, лишь открывая рот и потягивая, потягивая и потягивая пиво. Пожилой мужчина наблюдал, слушал и хохотал до тех пор, пока это не стало опасным для его здоровья.
    Я знала, какую историю рассказывал Скотти, потому что несколько дней назад он разыграл ее передо мной. Слово в слово, жест за жестом. Все то же самое. Я также смеялась. Видя, что он снова повторяет тот же спектакль, мне захотелось расплакаться. Отчасти это подтвердило то, что я уже знала: в его лице я ничем не отличаюсь от этого старика.
    Это запоздалая реакция. Мне надо было прозреть еще три недели назад, когда Скотти перестал ездить на машине с Берком, Мэндой и со мной и его стала подвозить девушка по имени Беки из Истленда. Поэтому не было больше причин для моего беспокойства. Я и не беспокоилась.
    Вплоть до вчерашнего вечера так и было. Мы застряли на шестом из тринадцати имеющихся на нашем пути домой светофоров, как вдруг я увидела, что человек, сидящий на пассажирском сиденье в машине, которая ехала прямо перед нами, и есть Скотти. Я узнала его по профилю супергероя. Он со всей силы дергался в такт рэпа, раздававшегося из машины Беки.
    Грязно-белая косичка Беки торчала из-под темно-бордовой бейсболки Скотти. От этого у меня в животе начались спазмы. (Меня всю перевернуло от этого зрелища.)
    В тот момент я начала интересоваться, не повлиял ли выросший живот Скотти на его красивую спину. У Скотти самый красивый изгиб спины. Я разглядела это, когда ехала на машине вместе с Мэндой, сидевшей рядом с водителем, и со Скотти, расположившимся вместе со мной на заднем сиденье. Скотти наклонился вперед, чтобы что-то сказать Берку, и его рубашка задралась, обнажая красивые стальные мускулы.
    Я представила нас вдвоем на этой знакомой дороге.
    Мне захотелось сказать ему об этом.
    Внезапно включился левый поворотник. Они с Беки поворачивали на дорогу, которая не вела к его дому. Когда мы проехали мимо них, стоящих на обочине, Скотти наклонясь к Беки, просигналил одной рукой и помахал другой, чтобы мы проезжали быстрее. Он знал, что мы все время ехали сзади. И что важнее, знал, что я помашу ему в ответ.
    С этого времени я для него просто девчонка. У меня нет права ревновать. Скотти не мой парень. Я едва согласилась, чтобы он просто был моим другом. А он так сильно старался. Я догадывалась: наши пути давно разошлись. Или я слишком рано притормозила наши отношения.

Двадцать девятое июля

    Мне так надо, чтобы наконец возобновился мой цикл. В моем организме так много гормонов. Или, наоборот, недостаточно. Что бы там ни было, я знаю, что в последнее время не могу контролировать себя и нахожусь в состоянии эмоционального возбуждения.
    В этот вечер произошли два события, которые являются тому доказательством,
    В свой перерыв, я решила проверить, как поживает «Злодей». «Злодей» – это главный аттракцион, который требует известного мастерства. Лучше его назвать «Пристрели злодея». Около него всегда очередь из парней-идиотов с избытком тестостерона в крови, держащих в руках билеты стоимостью в один доллар, желающих стрельнуть разрисованными мячами из базуки по «Злодею». Личность человека, исполняющего роль злодея, всегда неизвестна. Он скрыт под камуфляжной одеждой и огромной маской с нарисованным на ней лицом самого непопулярного в этом году человека. В прошлом году это были Садам Хусейн и Кен Стар. В этом году «Злодей» – Билл Гейтс. Насколько мне было известно, еще до того как я начала работать здесь на набережной, работа быть «Злодеем» считалась самой унизительной.
    Но это было до этого года.
    Этим летом все, как загипнотизированные, наблюдали за ним. Он танцевал рок-н-ролл. Серьезно. Он двигался быстрее молнии и с легкостью уклонялся от выстрелов придурков. Для всех этих псевдомачо их неспособность вытрясти из него душу была настоящим оскорблением, с позволения сказать, мужского достоинства. Они кричали, вопили и в порыве бешенства грозили ему кулаками. Но на «Злодея» это совершенно не действовало. Кроме того, он прилагал все усилия, чтобы побольнее наказать своих мучителей, показывая им неприличную фигуру из трех пальцев. Он доводил их до сумасшествия. Это просто умора. «Злодей» веселил меня от души.
    Сегодняшний вечер явился исключением.
    Когда я остановилась рядом, «Злодей» спокойно стоял. Он не провоцировал своих врагов, грозя им пальцем, и не падал на землю, чтобы уклониться от выстрелов. «Злодея» сильно потрепали. С каждым выстрелом его камуфляжная одежда покрывалась разноцветными пятнами. Красными! Желтыми! Голубыми! Я не могла разглядеть его лица, но было ясно по тому, как он дергался и извивался, что сегодня «Злодей» был в подавленном настроении. Предполагаю, что получать пять долларов пятьдесят центов в час за то, что в тебя швыряют разноцветными мячами непременно желающие угодить в лоб туристы, всех бы вывело из равновесия.
    Мне хотелось подбодрить его:
    – Давай, Злодей! Поднимайся! Задай им перцу! Ты можешь это сделать!
    Это сослужило бы добрую службу не только ему, но и мне. Но я закрыла рот и прошла дальше.
    Затем я начала думать. А что, если это самая лучшая работа, которую «Злодей» мог найти? Это не шутка. Вдруг он приговорен к этой работе навечно, как тот пожилой мужчина с аттракциона «Ударь по нашим котам»? Один из тех неудачников, который работает на набережной от Дня поминовения павших бойцов (30 мая) до Дня труда (первый понедельник сентября), а остальную часть года живет на пособие по безработице? А может быть, это один из бедных европейцев, которому приходится проезжать тысячи километров, чтобы найти работу, хотя бы такую мерзкую, как «Убей злодея», или официанта, которому приходится подавать противную жирную еду?
    Я осознала, что работа продавщицы в кондитерской «Сладкое удовольствие у Вэлли» – возможно, самая ужасная работа, которая у меня когда-нибудь будет. Я знаю, что впереди у меня блестящее будущее. Но, вместо того чтобы чувствовать себя счастливой, потому что меня ждет такое будущее, я испытываю чувство вины.
    Когда я вернулась обратно за прилавок киоска, расположенного в центре кондитерской, и опять стала продавать замороженный заварной крем, я не могла даже заняться своим любимым делом: высмеивать про себя покупателей, особенно первого в очереди – великолепный материал, чтобы пошутить. Если Скотти был нужен «Жиротопитель» для живота, то этому мужчине он был нужен для всего тела. Он намного превосходил размерами грязного вида футболку, которой, вероятно, его жена моет посуду. Когда он стучал по прилавку, жир на его руке трясся, как пудинг на тарелке, и татуировка на бицепсе в виде пышногрудой женщины начинала крутить хулахуп. Надпись под ее крошечными ножками, гласившая: «СИД ЛЮБИТ МИРНУ» тоже ходила ходуном.
    – Шототаке крэм? – рычал Сид. – Морожено или шозадрянь?
    Я понимала такой язык без труда. Это пугает меня.
    – Крем жирнее, чем мороженое, – ответила я. – Его делают из более жирных сливок.
    Обычно я добавляла «сэр». Но у Сида отсутствовало несколько передних зубов. Мне до смерти весело, когда приходится называть мужлана без зубов «сэром». Но как я уже вам сказала, я была очень печальна.
    Сид наклонился вплотную к моему лицу и, положив ладони на кассовый аппарат, произнес:
    – Я хочу шоколадное. Очень большое. С разноцветной присыпкой. – И тут он громко рыгнул, обдавая меня противным запахом лепешки с начинкой из говядины с луком.
    От отвращения меня чуть не вырвало, но я решила не закалывать его на месте. Мне не хотелось, чтобы у него началось кровотечение и он обрызгал бы весь прилавок своей противной сладкой кровью.
    Я наполнила большой рожок шоколадным кремом, и мое настроение стало еще хуже.
    Я внезапно почувствовала жуткое уныние из-за того, что мне приходится обслуживать такого противного, жирного, беззубого типа. Меня заинтересовало: а как Сид живет? А эта Мирна – реальный человек? Любила ли она его? Интересно, бросила ли она его потому что он толстый или потому, что он так громко рыгает при людях. Неужели он так раздавлен горем после ее отъезда, что находит утешение в том, что поглощает одно шоколадное мороженое за другим?
    Я вручила Сиду десерт. Он открыл рот, похожий на пещеру, и тут же откусил половину рожка. Разноцветная присыпка из его рта просыпалась на прилавок. Он сунул мне три грязные, пропахшие потом бумажки и ушел, бормоча какие-то ругательства, прерывавшиеся только тогда, когда он кусал. После того как я пробила чек на три доллара, я схватила тряпку, чтобы смахнуть присыпку с прилавка. Все это время я пыталась стряхнуть с себя печаль. Но не смогла.
    Не могу поверить, что люди приезжают сюда веселиться. Это самое скучное место на планете. Кроме школы, конечно. Если бы я дальше рассуждала о тяжести человеческого существования, я бы могла посочувствовать Сид, ответив на его ухаживания и комплименты, произносимые на ломаном английском. Он самый настойчивый из всех европейских поклонников,
    Я прозвала его Дубом, но не испытываю желания объяснять почему.
    Слава богу, что всего через несколько недель меня здесь не будет. Не надеюсь, что в конце концов смогу увидеться с Хоуп. Двадцать третьего, в день ее шестнадцатилетия, я буду работать здесь. Не могу в это поверить. Уже прошло шесть месяцев, как мы расстались. Но хотя мы продолжаем общаться друг с другом, как и обещали (не испытывая чувства вины), мне очень хочется посмотреть, как она живет. Может быть, если я увижу Хоуп в ее доме, то это поможет мне осознать, что она не вернется обратно.

Второе августа

    Хоуп!
    Больше это не игра моего воображения. Всю последнюю неделю Берк высаживает меня из машины раньше, чем Мэнду, хотя я живу к нему ближе и с точки зрения здравого географического смысла надо было бы начинать с нее. Когда я ему сказала об этом, он пробормотал, что такой маршрут рекомендуется путевыми картами. Черт, черт, черт. Мэнда поддержала, сказав, что, не имея на вождение автомобиля даже временных прав (как у нее), мне следует заткнуться и дать ему спокойно вести машину. После чего продолжила хлопать Берка по коленке и махать своими чертовыми ресницами, пытаясь показать, как она недовольна нанесенным оскорблением.
    Что же мне рассказать Бриджит? У меня нет неоспоримых доказательств. И вряд ли я их получу. Не могу же я стащить их форму и сделать анализ ДНК.
    Нет, наверное, я не права. Единственное, чему он соответствует из всех требований, выдвигаемых Мэндой, – это его высокий рост: 180 см. Но он не обладает телом Аполлона. Может быть, он ежедневно чистит зубы? Не знаю. Но он не блондин, не занимается ни серфингом, ни лыжами, и водит «Форд Эскорт», а не джип.
    Плюс Мэнда ведь не могла опуститься так низко, не правда ли? Флиртовать с Берком – это одно. Заниматься с ним оральным сексом – это другое. Это же как надо опуститься! Она стала бы грязной тварью после такого. И безусловно, Берк любит Бриджит. Думаю, он достаточно силен, чтобы контролировать свой член, в то время как Мэнда трясет своими сиськами. Ведь правда? (Ну, пожалуйста, скажи, что это правда.)
    Единственная причина, почему я описываю тебе эту мыльную оперу, вместо того чтобы говорить о моем предстоящем визите к тебе через несколько недель, – это потому, что я боюсь сглазить, если буду об этом писать. А я не могу этого допустить. Не могу.

    Скрестившая пальцы, твоя Дж.

АВГУСТ
Пятое августа

    ОСТАЛОСЬ ВОСЕМНАДЦАТЬ ДНЕЙ ДО ВСТРЕЧИ С ХОУП!
    Каждое сообщение по электронной почте из Лос-Анджелеса от Бриджит, каждая полная плотских наслаждений поездка на машине вместе с Мэндой и Берком, цензурные и нецензурные анекдоты, которые приходится выслушивать от Сары, – все это усиливает необходимость моего скорейшего общения с Хоуп.
    Я еду отмечать ее день рождения. Двадцать третьего августа. То, что она будет отмечать свои милые шестнадцать со мной, а не с кем- то из новых знакомых, помогает Мне пережить возникающую ревность, что мне нашли замену.
    Это чувство только усилится, если она поступит в частную школу для девочек, в которую она подала заявление. Решение было принято ею в последнюю минуту. У кого-то из ее родственников имеются знакомые в совете директоров или что-то в этом духе. В этой школе великолепная программа по изобразительному искусству, которая поможет ей составить внушительную папку своих рисунков, что откроет дорогу в первоклассный колледж. Замечательные педагоги, прекрасное оборудование, богатые спонсоры. Она с таким восторгом говорила мне об этом по телефону. Я никогда в жизни так не восторгалась ни по какому поводу.
    На ее день рождения я записала ей компакт-диск из разных композиций. Он должен помочь установить правильный баланс между искренностью и иронией. Не слишком много «Бека» и не слишком мало «Дюран Дюрана». Не могу чересчур увлекаться «Южным парком» и недооценивать Моби. Я сосредоточу все свои мыслительные способности на этом проекте, пока не закончу его. Мне нужно, чтобы подарок был совершенным. Это надо больше мне, чем ей. Хочу доказать, что я знаю Хоуп лучше, чем кто-либо еще.

Четырнадцатое августа

    Я знала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Поэтому я вовсе не была шокирована, когда мои планы увидеться с Хоуп провалились. Но была шокирована и расстроена из-за причины, помешавшей встрече.
    Хоуп не только приняли в частную школу, но она еще получила стипендию. Это большая удача.
    Знаю, что настоящая подруга была бы счастлива за нее. Знаю, что мне не следовало бы расстраиваться по поводу того, что занятия у нее в новой школе начинаются на две недели раньше, чем в обычной средней школе. Но в связи с этим мой визит к ней стал теперь невозможен. Знаю, что мне не следовало бы сердиться, ведь это шаг к заветной мечте Хоуп, воплощение ее в жизнь. В то время как для меня это означает только то, что я опять буду торчать в Пайнвилле и делать то, что и раньше. То есть никуда ни ходить и ничем особенным не заниматься. Мне не следовало бы так злиться, что дела у Хоуп идут намного лучше, чем мои.
    Но я злюсь.
    Когда я сказала маме, что не собираюсь провести неделю в Теннеси, она радостно воскликнула:
    – Здорово! Мы хорошо проведем время вместе!
    Нет необходимости говорить, что я решила не бросать свою работу так скоро.
    Мне надо идти. Мне нужно отправить Хоуп подарок, если я хочу, чтобы она получила его до отъезда в школу.

Шестнадцатое августа

    Мэтью Майклу Дарлингу исполнилось бы сегодня двадцать.
    Словно мне и так мало моей депрессии.
    Интересно, кому хуже – моим родителям или родителям Хоуп? Хоуп сказала, что отчасти смерть Хиза была облегчением для ее родителей. Они перестали ждать приближения его смерти. Мои родители никогда не ждали, что она придет. Что человек чувствует, когда ждет приближения смерти?
    Я никогда не была на могиле брата. Родители никогда не брали меня. Можете ли вы представить, что они чувствуют? Вместо того чтобы выбирать для него плюшевые игрушки, выбирали место для погребения. Они не говорят об этом. Я знаю, что они чувствуют, но не признаюсь в этом.
    Мама будет как зомби следующие две недели. Она будет принимать валиум с сегодняшнего дня и до первого сентября – годовщины смерти. Затем прекратит подавать на завтрак, обед и ужин холодную индейку. Больше не будет слез. Полное самообладание.
    Папа ведет себя так, словно ничего необычного не происходит. Он ездит на трехчасовые велосипедные прогулки и часами возится с компьютером. Наши разговоры сводятся к тому, что он узнает, сколько километров я пробежала на этой неделе, чтобы подготовиться к легкоатлетическому сезону. Все как всегда.
    Иногда я думаю, как бы выглядел Мэтью. Облысел бы он рано, как мой отец, или у него были бы идеальные зубы, как у моей мамы? А может, у него была бы безупречная кожа? Был бы он тощим, как я?
    Знаю, что я незапланированный ребенок. Об этом мне сказала Глэдди на моем дне рождения, когда мне исполнилось четырнадцать. Она уже настолько старая, что не может контролировать себя. Поэтому пока Глэдис жевала торт, она поведала мне, что я – «чудесный сюрприз» для моих родителей, которые никогда бы сами «не решились снова на такое». Конечно, это просто более вежливый способ сказать мне, что я была ошибкой.
    Бетани всегда считала, что я ее соперница. Вот брат – это совсем другое дело. Может быть, поэтому у нас всегда не ладились отношения с сестрой. С уверенностью можно сказать, что родители были счастливы, что я у них есть – особенно после того, как я перешагнула месячный рубеж. Но иногда они перебарщивают своей излишней опекой и другими занудными родительскими знаками внимания. Тогда я не могу не думать, что они пытаются спасти меня, потому что они не смогли спасти Мэтью. Может быть, в этом настоящая причина, почему они стали такими суровыми с той поры, когда умер Хиз от передозировки наркотиков. Это не из-за того, что они боялись, что он оказал на меня вредное влияние, как я думала раньше. Нет. Смерть Хиза, вероятно, напомнила им об их собственной утрате, и им не хотелось бы пережить это еще раз.
    Проклятие, опять я слишком много думаю.
    Одно знаю наверняка: если Мэтью был бы жив, мои родители более тщательно следили бы за контрацепцией, чтобы предупредить нежелательную беременность, и, следовательно, такой «чудесный сюрприз», как я, вряд ли бы был возможен. Это я поняла из слов мамы, которая говорила, что в семьях, в которых трое и более детей, «царит настоящий бардак». Поэтому испытываю благодарность к Мэтью за его смерть, а это – грех. Это дорога в ад, если бы я верила в него.
    Но сейчас я чувствую себя виноватой, что осталась жива. Почему? Потому что я напрасно прожигаю жизнь. Мне дана эта жизнь, а я, вместо того чтобы радоваться, все время хандрю.
    Хуже того, я осознаю, насколько смешна.

Восемнадцатое августа

    Прошлая ночь – настоящая катастрофа.
    Полная катаклизмов.
    На самом деле единственная причина, почему я пишу о вчерашней ночи, потому что считаю, что она интересна с точки зрения исторической перспективы. Я хочу, чтобы мои потомки знали, какое событие переполнило чашу терпения.
    Я отработала уже полсмены, как к моему киоску, чтобы кое-что разведать, подошла Мэнда. Она шла так быстро, насколько ей позволяла обувь на высокой платформе.
    – Ты можешь попросить кого-нибудь другого подвести тебя домой?
    – Нет, а что?
    – Сегодня грандиозная вечеринка на Картерет Ейв.
    – Ну и?
    – Нуууууууу ииии? – передразнила меня Мэнда, нарочито преувеличивая, словно я понимала английский намного хуже, чем Дубок. – Мы хотели бы пойти.
    – Мы – это кто?
    – Я, – сказала Мэнда.
    – И?
    – Сара.
    – И?
    – Берк.
    – А ты когда-нибудь задумывалась, что, может быть, и мне тоже захочется пойти?
    – Да, лаааадно тебе, Джесс, – ответила Мэнда. – Ты никогда никуда не хочешь идти.
    Она была права. Я никогда никуда не хочу идти. Все лето я избегала всех вечеринок и других мероприятий и теперь вижу, какое счастье это мне принесло. Я в еще более унылом настроении, чем раньше. Может быть, добрая вечеринка пошла бы мне на пользу. Жидкая смазка в виде алкоголя помогла бы мне потушить тот пожар, который полыхал у меня в груди. Я слишком много волнуюсь. Мне надо хоть немного расслабиться.
    – Я хочу пойти.
    Мэнда посмотрела на меня совершенно безучастным взглядом.
    – На вечеринку, – сказала я. – Я хочу пойти на вечеринку.
    Мэнда подумала, что это самая забавная вещь, которую она слышала в своей жизни. Она буквально согнулась вдвое, ладонями хлопала по коленям, когда смеялась, давая возможность Дубку и его венгерским друзьям заглянуть ей в майку.
    – Ты есть говорить меня? – Дубок спросил у Мэнды.
    Мэнда теперь не просто смеялась, а давилась от смеха. Я проигнорировала его.
    – Я позвоню родителям и скажу, что ночую у Сары, – сказала я. – Они будут рады, что я общаюсь с друзьями.
    – Ты серьезно? – спросила она, словно я собиралась перечеркнуть всю свою жизнь, что было не слишком далеко от правды.
    – Да, – ответила я. – Я готова к ве-че-рии-ин-ке.
    После работы (или неработы в случае Сары) Берк повез нас на побережье, где должен был состояться праздник. Мы прибыли туда около полуночи. Фиеста только что началась, потому что соотношение банок пива на песке к количеству людей равнялось один к одному. Плюс обоим полам еще предстояло смешаться. Хихикающие девчонки держались группами, сжимая в руках пластиковые стаканчики и банки с пивом, заботливо предоставленные им противоположным полом, желающим забраться к ним в трусы. Парни периодически наносили удары друг другу в руки, показывая на девчонок, в чьи трусы они хотели бы залезть.
    Хотя мы уже ученики средней школы, но пока мы впустую тратим время на этой вечеринке, потому что это напоминает дни рождения в детском саду, когда мальчики и девочки собираются друг от друга отдельно. Вот когда оба пола соединятся вместе – тогда начнется настоящее веселье.
    Радиостанция «Ритмы пляжа» крутила хиты о погоде:

Лето, лето, летняя пора, Танцуй и пой до утра.

    – Все еще готова к ве-че-рииин-ке? – спросила Мэнда, стараясь перекричать музыку.
    Мне не на чем было вернуться домой. Обратного пути нет.
    – Мне очень нужно пиво, – прокричала я в ответ.
    Мэнда отправила Берка на поиски выпивки. Вскоре он возвратился к нам, неся в руках кучу банок. Я не переношу вкуса пива. Даже хорошего пива, когда оно холодное, это не было ни тем ни другим. Но я знала, раз уж ты завелся, жуткий вкус не играл никакой роли. Я щелкнула крышкой и втянула столько, сколько смогла, и так быстро, как смогла.
    – Ого! – воскликнули одновременно Мэнда и Сара. – Ну ты даешь, девочка.
    Я опустошила первую банку с пивом, прежде чем закончили петь «Фреш Принс». За ней последовали первые аккорды знаменитого хита
    «Бэкстрит бойз» двухлетней давности. Их власть как бесспорных лидеров подростковой поп-культуры закончилась, поэтому отрицательная реакция последовала незамедлительно: толпа начала шикать, прежде чем группа начала играть слаженно.
    Кто-то переключил на другую радиостанцию, но было уже поздно. Я уже начала думать о Маркусе Флюти, спрашивая себя, носит ли он футболку с изображением «Бэкстрит бойз» в Мидлбери. Мне хотелось знать, понимали ли другие шутки, как он. Интересно, думает ли он обо мне?
    Я достала еще одну банку пива из ближайшего походного холодильника.
    Сара и Мэнда едва сделали по глотку, но вели себя так, словно они уже надрались.
    – Знаешь, о ком я скучаю? – спросила Сара.
    – О ком? – переспросила Мэнда.
    – Я скучаю по Хай, – ответила Сара.
    – И я, – подтвердила Мэнда.
    Я пробормотала что-то в ответ и залпом выпила еще одну банку пива. Не знаю почему, но на какую-ту долю секунды мне показалось, что Сара скажет: «Хоуп. Я скучаю по Хоуп». Может быть, потому, что я еще не размышляла об исчезновении Хай, но до конца дней не забуду, что уехала Хоуп. Дело в том, что если бы Сара сказала: «Я скучаю по Хоуп», я бы стукнула ее банкой с пивом.
    – Хай правда реально существовала? – спросила Мэнда.
    – Ее тетя сказала, что она, цитирую – вернулась в тот круг, которому принадлежит – конец цитаты.
    Это привлекло мое внимание.
    – Что? Что это значит?
    – Думаю, это означает, что она вернулась в тот город, – сказала Сара.
    – Почему она не сказала нам? – спросила я.
    – Может быть, была смущена, знаешь ли, после всего того плохого, что она наговорила о чванливых, самодовольных девицах, с которыми ходила вместе в школу, – задумчиво сказала Сара. – Она не хотела встречаться с нами.
    Я шнырнула банку в мусорный ящик и схватила другую.
    Те «разговоры», которые последовали за этим, не стоит подробно описывать.
    Мэнду интересовало, будет ли Бриджит вести себя высокомерно, когда вернется из Лос-Анджелеса. Когда она отправилась на поиски Берка, я выкинула выпитую банку и схватила еще одну.
    Между двумя большими глотками пива Сара похвасталась, что потеряла полтора килограмма в первый же день новой диеты на лимонной воде.
    Мне нужно абстрагироваться от того, что происходит вокруг меня.
    Еще пиво.
    Потом еще два.
    Я уже отпила половинку шестой банки, когда увидела его.
    Его.
    Пола Парлипиано.
    – БОЖЕ МОЙ! – закричала я Саре в лицо, как обычно поступает надоедливый закоренелый алкаш. – ЭТО – ПОЛ ПАРЛИПИАНО.
    Я прижала ладони ко рту.
    – О МОЙ БОГ! О, МОЙ БОГ! О, МОЙ БОГ! Я ЗНАЛА ЭТО! Я ЗНАЛА ЭТО! Я ЗНАЛА ЭТО! – закричала Сара, так что мои волосы откинулись назад. – ТЫ ВЛЮБЛЕНА В НЕГО!
    Я закрыла ей рот ладонями.
    – ТСССССССС… – пробормотала я. – Ведь не ты влюблена.
    – Влюблена.
    – Не влюблена.
    – Влюблена.
    Это препирательство продолжалось некоторое время, как обычно это бывает при разговоре подвыпивших людей.
    – Я просто счастлива, что ты не лесби, – наконец сказала Сара, ставя на нашем препирательстве точку.
    – Ты думаешь, я лесбиянка?
    – О, мой бог! Не я!
    – Тогда кто? И почему?
    – Ну, идут слухи, Джесс, – сказала она. -…Ты ведь не целовалась ни с одним парнем, с тех пор как в восьмом классе встречалась со Скотти.
    – Нет, целовалась, – протестовала я, с неохотой вспоминая о Кэле. – Я просто не рассказывала тебе об этом.
    – Позволь мне угадать: он живет в Канаде верно? – начала Сара. – Около Ниагарского водопада. И я его не знаю.
    Девятнадцатилетний компьютерный гений из Сиэтла, бросивший колледж, звучит не более убедительно. Я не знала, что сказать. Они считают, что я лесбиянка?
    – Эй, я – единственная, кто защищал твою гетеросексуальность, поэтому не сердись на меня, – сказала она ненавистным мне тоном всезнающего человека. – Я – единственная, кто указывал всем, что ты чуть не падаешь в обморок, когда кто-нибудь произносит слова: Пол Парлипиано. Поэтому точно знала, что ты влюблена в него. Я знаю это наверняка, как знала про Мэнду и Берка, что они все лето трахаются до того, как их поймала…
    Тут уже она закрыла рот ладонями.
    О, черт!
    – О, мой бог! Не говори никому ничего! – стала умолять меня Сара.
    Я была настолько потрясена, что не могла вымолвить ни слова. Мэнда и Берк все лето занимаются любовью, Боже мой. Одно дело подозревать кого-либо. Но совсем другое, когда это низкое предательство подтверждено очень надежным источником.
    – Я обещала Мэнде, что никому не скажу. И если Бриджит узнает… – Сара в панике начала метаться, так же как и я раньше. – О мой бог! Мать твою! Обещай, что не расскажешь Бриджит! О Мэнда! О люди! О мой бог! Мать твою!
    Я искала Пола Парлипиано. Он был таким красивым! Таким чистым. Ну… Все.
    – Джесс! Поклянись, что не скажешь никому!
    Мне надо было его увидеть,
    – Мне правда не хочется сейчас об этом думать, – ответила я, произнося каждое слово с такой убежденностью, которую можно объяснить большим количеством алкоголя. – Потому что мы с Полом Парлипиано на одной и той же вечеринке первый раз в жизни…
    Вид Пола заставил меня замолчать. Вот он рядом, не далее нескольких метров, сидит на песке, скрестив ноги, потягивает пиво, ведет какой-то умный разговор с каким-то идиотом.
    «YESSSSSS! ОН НЕ С ДЕВУШКОЙ. Пол Парлипиано так уверен в собственной популярности, что может общаться даже с каким-то отребьем. Это делает его таким привлекательным. И таким доступным», – думала я. А может быть, я сказала это даже вслух. Не уверена. Вот когда начала проявляться алкогольная амнезия. Все, что помню, так это то, что мой мозг, находившийся под воздействием пива, начал что-то говорить о правде, в которую я бы никогда не поверила, не будь я под влиянием вещества, изменяющего сознание. Большое количество выпитого пива – оправдание тому, что случилось потом.
    Да. Это оправдание. Но довольно неубедительное.
    Судьба привела меня и Пола Парлипиано но одну и ту же чертову вечеринку на пляже.
    Он уезжает в колледж. Это мой последний шанс, КОГДА-ЛИБО сказать ему, что я чувствую.
    Если я не скажу ему, то буду жить в агонии, а затем умру в одиночестве.
    Я должна ему сказать.
    – Извини меня, – сказала я Саре, которая гладила мои волосы и все еще умоляла никому ничего не говорить. – Мне надо подумать о своей жизни.
    Итак, начался самый ужасный этап в моей юной, полной мучений жизни.
    Помню, как посмотрелась в боковое зеркало припаркованной поблизости машины, оценивая свой вид.
    Помню, что подумала, если мои волосы будут выглядеть хорошо, Пол не заподозрит, что я пьяная.
    Помню, что нашла прическу абсолютно нормальной.
    Помню, как, шатаясь, подошла к Полу Парлипиано и плюхнулась на песок между ним и тем парнем.
    Помню, как сказала: «При-веееееееет», и Пол Парлипиано в ответ сказал: «Привет», а тот парень ничего не ответил, встал и ушел прочь.
    Помню, как он сказал: «Ты в команде по легкой атлетике. Джессика. Верно?»
    Помню, как фейерверк осветил его лицо.
    Помню, что говорила ему, как я восхищалась его грацией и ловкостью, когда он прыгал через препятствия: РАЗ, ДВА, ТРИ – ВОЗДУХ. Как он поддерживал меня на легкоатлетических соревнованиях и как я не могла поверить, что это означает, что я существую в его жизни, хотя бы на короткое время, но это так много для меня значило, потому что я уважаю и даже люблю его, хотя логика и разум говорят мне, что я не должна ничего испытывать к нему, потому что едва знаю, но мне все равно, потому что я люблю и хочу, чтобы он знал, что я не жду взаимности, но я очень, очень, очень хочу его, потому, что только он любил бы меня такой чистой любовью, поэтому я хотела знать…
    Помню его улыбку, означавшую: «Мне стыдно за тебя».
    Помню, как все внутри меня перевернулось.
    Помню его слова, которые я никогда не забуду: «Тебе просто кажется, что ты меня любишь. Если бы ты знала меня, ты бы поняла это».
    Потеря сознания.
    Я проснулась сегодня на полу в спальне Сары, не помня ничего. К несчастью, Сара с радостью заполнила Большой Каньон – то есть провал в моей памяти.
    Вам нужно знать одну ужасную вещь: меня вырвало прямо на туфли Пола Парлипиано, после того, как я призналась ему в любви, но до того, как ушла.
    Меня, Джессику Дарлинг, вырвало на туфли Пола Парлипиано.

Девятнадцатое августа

    Меня вырвало на его туфли.
    Я навеки останусь в памяти Пола Парлипиано «пьяной девицей, которую вырвало на его туфли».
    Я хочу умереть. И то, что я не могу рассказать об этом Хоуп, только ухудшает мое состояние. Думаю, она не одобрит мое идиотское поведение. И конечно, не выскажет сочувствия, которое мне так сейчас необходимо.

Двадцать второе августа

    Сегодня вечером – мой последний рабочий день. Шел дождь, поэтому никого не было. У меня было много времени, чтобы подумать о своем унижении и подойти ко всему творчески и по-новому.
    Пол Парлипиано сейчас в Колумбийском университете. Я уверена, что буду предметом его рассказов. Представляю его в общежитии в окружении новых друзей говорящим: «Вот ужасная история. Как раз перед отъездом в университет эта пьяная девчонка, с которой прежде я в жизни не разговаривал, уверяла меня в своей венной любви, а затем ее вырвало на мои туфли».
    Когда я устала мучить себя подобным образом, то забеспокоилась, что же сказать Бриджит о Мэнде и Берке, об их отношениях летом. Ответ все никак не приходил мне в голову. Не хочется быть втянутой в такую ужасную передрягу. Опять моя вина. Надо было отказаться. Вместо этого, хотя и неохотно, дала обещание человеку, с которым меня теперь уже не связывают близкие отношения. И теперь чувствую себя обязанной довести это дело до конца.
    К тому же, думаю, Бриджит имеет право знать, что Мэнда подобрала ее парня – удачливого победителя соревнования по лишению девственности своих подружек.
    Мне было ужасно противно от всего этого.
    Я считаю женоненавистниками тех, кто полагает, что можно мужчинам, то нельзя женщинам. Я против этих двойных стандартов. Но все равно меня больше бесит Мэнда, чем Берк. Я имею в виду, что это надо принять как непреложный жизненный факт, что парни не могут так владеть собой, как девушки. Они не могут контролировать эрекцию. Но какая физиология руководила Мэндой? Она отказывается заниматься сексом со всеми остальными своими парнями и ворует парня у своей лучшей подруги? Мне никогда не нравилась Мэнда, но сейчас мне хочется залить ее всю обеззараживающим средством. Может быть, у Берка и Мэнды появится совесть и они все сами расскажут Бриджит? Но большую ставку я делаю на Сару: она никогда раньше не умела хранить секреты. Почему с этим секретом должно быть по-другому? А вдруг хотя это маленькая надежда, но она сохранит тайну?
    Нет необходимости говорить, что я думала об этом довольно долго. Когда устала, то просто уставилась на соседний прилавок – «Покрути колесо – покури хорошо», который располагался рядом с моим.
    «ВЫКУРИ СВОИ МОЗГИ!»
    Очередь к этому аттракциону никогда не перестает изумлять меня. Те, кто, выигрывал пачки любимых сигарет, прыгали, кричали и визжали так сильно, что даже в таком шумном месте их было слышно во всех уголках. Кажется, они забыли, что за то количество монеток по двадцать пять центов, которые заплатили за аттракцион, могли бы купить любую пачку сигарет, но полагаю, что только из-за острых ощущений, которые приносит победа, они меняют и меняют доллар за долларом.
    «СИ-ГА-РЕЕЕ-ТЫ! СИ-ГА-РЕЕЕ-ТЫ! ПОД-ХО-ДИИИИ-ТЕ СЮ-ДААА!» – громко зазывал мальчик, работающий в сигаретном киоске. Сегодня вечером он сделал модель пиджака из желтого пластика с рисунком теперь уже вышедшего из моды старины Джо Кэмела, забавного носатого верблюда, разгуливающего в темных очках, кожаном жакете и с неизменной сигаретой в зубах. Если бы температура поднялась до 35 градусов, тело парнишки растаяло бы. Рукава пиджака были коротки и доходили мальчику до локтя. Это свидетельствовало о том, что мальчишка был в том возрасте, когда определенные части тела растут быстрее, чем другие. У него, как и у Скотти в восьмом классе во время наших встреч в течение одиннадцати дней, вместо усов рос темный пушок. Я хотела сказать «сигаретному мальчику» о том, что его усы скорее вызывают отвращение, чем выглядят сексуально, и что следует их сбрить как можно быстрее.
    Однако ничего не сказала, потому что внезапно мне пришло в голову, что сначала надо бы узнать, есть ли у «сигаретного мальчика» подружка. Я подождала, пока он запустит колесо. На нем были написаны все месяцы года, разделенные на четыре сезона: зиму, весну, лето и осень. Это было самое лучшее колесо с сигаретами на набережной.
    – Эй! У сигаретной стойки!
    Десяток курильщиков повернулись в мою сторону. Мальчик не прореагировал.
    – Не вы, а парнишка за стойкой, – кричала я громко, стараясь перекричать какофонию звуков.
    Курильщики снова стали смотреть на колесо, Мальчик взглянул на меня, но ничего не сказал. Ему не разрешалось ни с кем говорить, кроме клиентов, пока он на работе.
    – Да, «сигаретный мальчик». Ты. У тебя есть подружка?
    Сначала он сконфузился. Затем на его лице появилась самодовольная улыбка. Эта была улыбка четырнадцатилетнего подростка, у которого подружка старше его на пару лет, очевидно, слишком горячая для его юного тела.
    – Я не клеюсь к тебе, – сказала я нетерпеливо.
    Он сник.
    – Ну, быстро. У тебя есть подружка?
    Он кивнул.
    Я подумала обо мне и о Скотти, о Бриджит и Берке, о Сиде и Мирне, и меня опечалило будущее этого мальчика. Мне не хотелось увидеть его через несколько лет с татуировкой его Мирны на руке, оплакивающим свою потерянную любовь, поедающим один рожок с шоколадным мороженым за другим.
    «Порви с ней, – умоляла я его. – Прежде чем зайдешь слишком далеко».
    Но я не могла этого произнести вслух.
    Стрелка волчка остановилась на осени. Выигравшие обрадовались. Проигравшие снова стали швырять двадцатипятицентовики. Колесо завертелось. Годы замелькали вновь.

Двадцать третье августа

    Сегодня день рождения Хоуп. Я с волнением ждала все утро ее звонка, а когда зазвонил телефон, быстро подбежала и подняла трубку. Определитель номера замигал – номер не определен, но я это проигнорировала. Поэтому сама виновата, что состоялся следующий разговор.
    – Джиеесс! Э-тооо й-а!
    Я чуть не повесила трубку.
    – Кто это?
    – Это й-аа. Биэ-тоу-ни.
    Мне бы следовало бы знать, что после медового месяца в Европе моя сестра приобрела какой-то странный акцент.
    – Как ви жиэвйоте?
    Щелчок в телефоне помешал мне произне¬сти в ответ стандартную фразу.
    – У мьеня мо-бийль-ник.
    Ее мобильник. Конечно. Держу пари, что она накупила их с десяток, разных цветов в тон одежды и автомобилей. Очевидно, обвал на бирже никак не повлиял на ее привычки.
    – ЕЕЕсссс. Ма-м доу-ма?
    – Нет.
    – Ка-акх жи-ааль?
    – Что?
    – Ка-акх жи-ааль?
    Как жаль. Бог мой. Да, клиника. Пожалуй, у нее хуже с языком, чем у Мадонны после «Ивиты».
    – Па-жа-лста пиэ-риэ-дхай йееей эть-йшш еллвавава.
    – Обязательно, – ответила я. – Если смогу перевести.
    – Штоуу?
    – Ничего.
    – Гхраннт и йа киэ смоужийем прийиээ-хать на Дийээнь труода.
    Лично мне совершенно все равно, что Г-кошелек и моя сестра не смогут приехать на День труда. Но моя мама очень расстроится. Это единственное, что она слышала от нее со дня свадьбы.
    – Нет, не передам, – ответила я. – Ты сама ей скажи. Она сейчас показывает дом, но, должно быть…
    – Нийэт. Ниэ смау-гу, – сказала Бриджит. – Йа на путийи в аэроу-порт. Йа лиэчу в (опять шум)… Йа заканчивайу… (опять шум).
    Вот и весь разговор.
    Я бы не удивилась, что этот шум она издавала специально, кашляя в телефон, чтобы прервать разговор со мной. Хочу сказать, что хотя она на одиннадцать лет старше меня, ведет себя как девочка-подросток.
    Когда я сказала маме эту новость, она попыталась не реагировать на нее:
    – Моя дочь. Завсегдатай модных курортов.
    Но я видела, как она расстроена уже по тому, как ожесточенно она рубила овощи к ужину.
    – Хватит сходить с ума, – сказала я.
    – Кто, я? Схожу с ума? – спросила она, отрезая корень у салата-латука. ХЛОП!
    – Тебе, кажется, не за что на меня сердиться, – сказала я.
    – Ты провоцируешь меня специально, – сказала она, отрывая лист за листом.
    – Я не провоцирую тебя! – парировала я. – Как я тебя провоцирую?
    Как будто все как раз было не наоборот: не она провоцировала меня.
    – Ты провоцируешь меня, задавая подобные вопросы: «Как я провоцирую тебя?» – сказала мама. – Поэтому перестань это делать и дай мне мира и спокойствия.
    Как тебе хочется, блондинка.
    Между прочим, когда позвонила Хоуп, она сказала, что ей очень понравился диск. Я была на седьмом небе от счастья. Но даже звонки Хоуп не могут избавить меня от мучительного самоистязания, пока я живу в этом доме.

Двадцать девятое августа

    Сегодня Бриджит должна была вернуться из Лос-Анджелеса. Но день прошел, а я не получила от нее известий.
    И на следующий день.
    И через день.
    Наконец, она позвонила мне. Но к этому моменту я уже знала от Сары, что внешность Бриджит была признана всеми «разведчиками талантов» в Голливуде «типично американской», но «недостаточно фотогеничной». И о том, что ее агент хотел, чтобы она поменяла свое беззвучное имя Бриджит Милхокович на более яркий сценический псевдоним «Бридж Милхауз», «Гетти Миллер» или «Бебе». (Без фамилии, просто Бебе). Но я была слишком расстроена, чтобы смеяться над всем этим. Очевидно, для нее подтверждение верности Берка было не столь уж важным. Все мое волнение было ни к чему.
    – Привет! Я вернулась!
    – Я уже это поняла.
    – Извини, что я не позвонила тебе или не пришла. Я была занята, ну, распаковывала вещи и прочее, – объяснялась Бриджит.
    – Угу!
    – И мне пришлось привыкать к нашему времени.
    – У-гуу!
    Я ждала, пока она закончит извиняться и перейдет к основному вопросу: гулял ли Берк с кем-нибудь летом?
    – И знаешь, мы с Берком очень заняты, – сказала она. – Ну, это своего рода воссоединение.
    Ну вот наконец-то. Я готова была рассказать ей правду. Единственные девушки, с кем общался Берк все лето, – это Мэнда, Сара и я. Это была полуправда. Когда-то Бриджит из-за Берка сама перестала дружить со мной, оборвала наши отношения резко и сразу. Поэтому пусть теперь сама узнает правду. Пусть не вмешивает меня в это.
    Похоже, что я сказала ей полуправду-полуложь, но это не имело особого значения. Бриджит совсем не интересовала правда, она ей была не нужна. Зачем она тогда придумывает, что их отношения с Берком идеальные. Все, что она ждала от отношений с ним, она получает, и даже больше.
    Берк такой милый! Могу сказать, он по-настоящему скучал по мне все лето! Думаю, он беспокоился, что я брошу его ради, например, Бреда Пита или еще кого-нибудь! Он ждал меня в аэропорту с охапкой роз и с большой коробкой моих любимых конфет! Мы бы накинулись друг на друга прямо на полу в аэропорту, если бы там не было моих родителей! Это лето было таким тяжелым, но таким удачным для нас! И прочая сентиментальная дребедень!
    Не могу поверить, что мне так было плохо при мысли, что Бриджит и Берк порвут отношения.
    Они друг друга стоят. И от мысли, что мне придется наблюдать за тем, как Безмозглая команда лжет друг другу весь год, становится весело, но и хуже, так как весь год придется опасаться предательства с их стороны.

Первое сентября

    Хоуп!
    Мэтью Майкл Дарлинг умер двадцать лет назад. Хотя мы в разном положении, я знаю, ты можешь найти в этом связь.
    Я по-своему скорблю по нему: примеряю новую одежду, в которой, может быть, пойду в школу.
    Я спрятала ценники в рукава. Если бы я их отрезала, это означало бы, что я дала обязательства. Но мне крайне неловко давать обязательства, так как я чувствую, что никогда не надену эту одежду за пределами своей спальни. У меня такое ощущение, что эти предметы одежды так и останутся для меня чужими и с ними меня не будут связывать никакие воспоминания.
    Что бы сделала моя мама, если бы я умерла? Не могу спросить ее об этом. Особенно сегодня.
    На самом деле, можно ли найти подходящее время для этого вопроса?
    Каждый год такие девушки, как, например, Сара, надевают самую стильную одежду в первый день учебного года. Они так принаряжаются, что выглядят как на обложках молодежных журналов, в свитерах с хомутом, мини-юбках из шерсти и ботинках, несмотря на то что на улице тридцать градусов. Раньше я думала, что они просто хотят показать, какие они стильные. А может быть, не только я думаю, что мне не представится шанс надеть такую одежду?
    Сомневаюсь в этом.
    Знаю, что это глупо, но всякий раз, когда я иду за покупками к новому учебному году, я всегда представляю, что с этими покупками моя жизнь станет совершенно другой, по-настоящему интересной. Что новая футболка и помада в конце концов помогут Полу Парлипиано осознать, какая я удивительная и замечательная. Но теперь Пол Парлипиано далеко, и я не могу больше на это надеяться.
    Но что мне сделать, чтобы прогнать мысли о том, что ты уехала?

    Вечно в несбыточных мечтах, твоя Дж.

СЕНТЯБРЬ
Третье сентября

    Я лежала под одеялом, наслаждаясь и оплакивая свой последний выходной перед началом учебного года – этим кошмаром, который начнется с понедельника, как вдруг ко мне в спальню влетела Бриджит.
    – Все было ложью! – закричала она.
    – Вау, – подумала я. – Я знала, что Сара раззвонит всем и каждому про Берка и Мэнду, но не догадывалась, что это произойдет так скоро.
    – Все, что касается Хай, было ложью'
    – Что?
    – Сегодня в «Нью-Йорк Таймс» появилась статья о ней, – вопила Бриджит, тряся перед моим носом газетой.
    – Что?
    – Посмотри сама!
    Я потерла глаза, прогнав последние остатки сна, и взяла газету у Бриджит. Там на первой странице под рубрикой «Стиль жизни» красовалась фотография скучающей Хай, на одну руку она опиралась подбородком, в другой держала сигарету. Подзаголовок гласил: «Цинтия Вэллис – своя ли она в кругу тинейджеров?»
    – Цинтия Вэллис?
    – Да, так назвала ее журналисты, – сказала Бриджит.
    – Журналисты?!
    – Все обстоит гораздо хуже, – сказала Бриджит, нервно накручивая свой «конский хвост» на руку.
    Я прочитала и наконец узнала правду о Мисс Хайацинт Анастасии Вэллис.
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис, дочь лауреата Пулицеровской премии поэтессы Вистерии Аллегры-Вэллис и миллиардера-банкира Николаса Вэллиса, которые развелись, когда ей было четыре года. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис принадлежит к «сливкам нового поколения – последователям хип-хопа, прожигающим свою жизнь в разных развлечениях». Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис в тринадцать лет была поймана ее няней в пентхаусе своего отца на Парк-авеню, занимающейся сексом с голым манекенщиком, который был в два раза старше ее. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис, «завсегдатая ночных клубов, развитую не по летам девицу, которая не прочь переспать со всеми подряд», попросили покинуть стены их заведения по крайней мере шесть суперпрестижных частных школ за курение, пьянство и употребление наркотиков. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис, которая к шестнадцати годам «устала от шампанского, кокаина, беспорядочных половых связей и шмоток от прада». Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис, которая «страстно возжелала нормальной жизни, которой у нее никогда не было», и поэтому решила переехать в «нормальную» семью знакомой ее бывшей служанки и посещать «нормальную» среднюю школу в «обычном» городке в штате Нью-Джерси, просто чтобы посмотреть, как живут «нормальные» девочки ее возраста. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис заявила, что ее шокировало то, что эти «нормальные» девочки из Нью-Джерси были настолько же пустыми и помешанными на сексе, как и девочки с Парк-авеню, только менее осведомлены о моде. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис, выбрав шесть ярких характеров, решила написать свой первый роман, который, как она надеется, даст ей возможность поступить в Гарвард на основе ее собственных заслуг Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис свой опыт «нормальной» жизни в Нью-Джерси, облаченный в художественную форму, она назвала (не могу вымолвить!) «Тупоголовые девицы и сборище дураков».
    – Тупоголовые девицы!
    – Я знаю! Какой ужас! – закричала Бриджит. – Она называет нас тупоголовыми девицами!
    У меня так кружилась голова, словно я ехала на «американских горках» на Фантаун Пьер. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис не была первой, кто назвал Безмозглую команду тупоголовыми девицами. Она украла это название у меня, когда мы разговаривали у нее дома на весенних каникулах. Затем я подумала: «А что, если она напишет о разговоре, который состоялся весной? Что, если она напишет обо мне? А вдруг она и меня относит к тупоголовым девицам?»
    Бриджит читала мои мысли:
    – Она может это сделать? Она может написать о нас? Неужели это правда, что она собирается написать о нас?
    Я не могла ответить ей. У меня пропал дар речи.
    Через полчаса ко мне прибыли Мэнда и Сара. Мы четверо в первый раз собрались вместе после окончания учебного года. Только сейчас нас объединила тайна под названием «Мэнда гуляла с Берком все лето», но пока мы оставили эту правду в покое, потому что рвали и метали, и разражались проклятиями в адрес Мисс Хайацинт Анастасии Вэллис. Вот как проходил разговор:
    Сара: О мой бог! Мне бы надо было знать! У меня было предчувствие, что она из богатой семьи!
    Мэнда: И мне следовало бы знать! Тоже мне девственница! Па-прааа-шу!
    Я: Мне бы следовало знать. Ее уличный сленг никогда не звучал правильно.
    После Хай-истерии кульминационной точкой в разговоре стала тема об этике дружбы. Разговор был примерно таким:
    Сара: О мой бог! Как могла Хай лгать нам подобным образом? Она ведь была нашей подругой. Друзья не лгут друг другу.
    Мэнда: Фу! Терпеть не могу лжецов! Лжецы самые низкие людишки!
    Бриджит: Я бы предпочла ужасную правду самой сладкой лжи. Так по крайней мере ты знаешь, как на самом деле обстоят дела.
    Мэнда и Сара: Это правда!
    Я не могла прекратить эти разговоры, даже если бы и попыталась. Десятый класс начинается с такой ошеломительной новости. Сродни пули, выпущенной в висок.

Пятое сентября

    Я представляла Маркуса Флюти во многих местах.
    Я представляла, что он подкрадется ко мне, когда я буду возвращаться из школы домой.
    Я представляла, как он под дождем путешествует автостопом по шоссе номер девять.
    Я представляла, как через много лет он заказывает мне в баре пиво в память о старых временах.
    Но никогда не могла представить, что он будет сидеть на своем месте в классе на утренней перекличке.
    Или сидеть на истории прямо за мной.
    И на английском.
    И на физике.
    Но он там был. Снова, снова и снова. Потому что он вернулся.
    Возвращение Маркуса превзошло скандал с Мисс Хайацинт Анастасией Вэллис. Все утро все задавали себе вопросы: почему известный всей школе наркоман оказался в наших классах для одаренных учеников? Почему Мистер Съем-пончик не с «отбросами», к которым он принадлежит? Почему на нем рубашка и галстук?
    Конечно, никто не осмелился открыть рот, чтобы спросить его. И наши учителя не помогли нам ни в чем. Как только они узнавали о его присутствии во время переклички (СараД’Абруцци… Джессика Дарлинг… Маркус Флюти…), они тут же делали вид, что не замечают его. А Маркус просто тихо и загадочно сидел на своем месте. Он знал, что чем дольше он будет держать рот на замке, тем больше обрастет мистификацией история его возвращения в школу. Я даже не могла взглянуть на него, не то что поговорить. Если бы я взглянула на него, то, наверное, у меня начались бы нервные подергивания туловища «А-ля пляска нового святого Вита».
    То, что в алфавитных списках мы следуем друг за другом, – гарантия того, что он будет сидеть за мной на всех уроках и я смогу почувствовать затылком его обжигающий взгляд. Я так сильно чувствовала этот взгляд, что клянусь, он пытался рассказать мне свою историю телепатически: «Я вернулся, подруга. Я же говорил, что не донесу на тебя». Я не реагировала ни на один сигнал, посылаемый им. К концу третьего урока стало ясно: Маркус не собирается говорить со мной. Я оценила его осторожность и понимала, что он хочет защитить меня. Но так как Маркус сидел совсем рядом, то все время испытывала мучение, как человек, которому под ногти загоняют бамбуковые палочки. Особенно потому, что он не переставая ударял по стулу ногой, от чего тот трясся весь день.
    Сара злилась на себя, что она пропустила два самых больших скандала в Пайнвилльской школе. Поскольку «Нью-Йорк Таймс» раскопала историю про Мисс Хайацинт Анастасию Вэллис вместо Сары, она решила взять инициативу в свои руки и разузнать все о возвращении Маркуса. Если она не восстановит свою репутацию человека, знающего все и обо всех, и к ленчу не добудет сведений о Маркусе, ей придется выбрать себе еще какое-нибудь внеклассное занятие помимо сплетен. Иногда полезно иметь Сару рядом из-за того упорства, с которым она пытается разузнать новости. Но даже Сара не может обеспечить меня информацией, нужной мне больше всего: что было написано в записке в форме рта.
    – О мой бог! Вы не поверите в это! – сказала она. – Мистер Съемпончик, цитирую – гений – конец цитаты.
    Очевидно, сложная философия Маркуса, которой он объяснял свои попытки саморазрушения, сбила с толку специалистов в Мидлбери. Поэтому они заказали сотню тестов для проверки умственных способностей, чтобы проверить, одаренный ли он или ненормальный. Оказалось, что первое. То количество очков, которое он набрал, свидетельствовало о том, что он относится к двум процентам населения, обладающим самым высоким интеллектом. Специалисты пришли к заключению, что ему неинтересно в школе, вот почему он обратился к наркотикам. Просто ради развлечения. При поддержке офицера полиции, на попечении которого находился Маркус, мистер и миссис Флюти обещали школе большие неприятности, поскольку учителя незаслуженно приклеили ему ярлык трудного ребенка еще в начальной школе и тем самым не позволили ему развить многочисленные способности. Администрация испугалась и позволила ему вернуться обратно в школу, определив его в классы для одаренных детей.
    – Думаю, он не долго будет нас беспокоить, – сказала Сара самодовольно.
    – Почему? – спросила я, несколько озадаченно.
    – Если его уличат в каком-либо противоправном действии, то выгонят.
    – А почему ты считаешь, что он будет этим заниматься?
    – Посмотри на вещи реально, – сказала Мэнда. – Ты думаешь, он станет правильным мальчиком и из наркомана превратится в стрейтеджера просто ради удовольствия сидеть рядом с нами весь год на занятиях по физике?
    – Может быть, он так и сделает, – ответила я Мэнде, надеясь, что это будет правдой.
    – Джесс?
    – Да?
    – Па-лраа-шу тебя.
    Па-праа-шу тебя. Попрошу тебя, Маркус. Ну, пожалуйста, Постарайся, если не ради себя, то ради меня.

Седьмое сентября

    За последнюю неделю я получила не меньше двух десятков электронных сообщений от nvcinthia@hotmail.com. Я отправила их все в корзину, не открывая. Любое сообщение от Мисс Хайацинт Анастасии Вэллис более вероломное, чем компьютерный вирус «I love you».
    Всякий раз, включая компьютер, надеюсь, что помимо ежедневных сообщений от Хоуп в моем почтовом ящике появится письмо от отправителя krispykreme36@hotmail.com. зашифрованное, но очень важное. Что-то вроде…
    Понятия не имею, вроде чего. Я не могу залезть в голову к Маркусу, чтобы понять, о чем он думает. Вот почему я не слышу, что он говорит в моих снах. В течение прошедших нескольких ночей я вижу один и тот же сон. Начало одинаковое: мы с Маркусом сидим рядом на кушетке в комнате медсестры. Его рот двигается. Он говорит что-то, но я не могу расслышать, потому что шум заглушает его.
    Шум тоже часть сна, который меняется от ночи к ночи. Первый раз – это футбольные фанаты, кричащие: ПАЙН-вилль! ПАЙН-вилль! ПАЙН-вилль! Второй раз – это стерео, передающее попурри из разных хитов первого диска Бэкстрит бойз: «Пока ты любишь меня», «Все, что имею, отдаю тебе», «Не играй с моим сердцем». Прошлой ночью это были разные шумы и звон колокольчика с набережной.
    Дело в том, что если и есть какое-либо секретное послание, мне не суждено найти его. И он определенно не собирается говорить мне, что там было написано. Прошло только два дня, но я знаю, что так будет до конца года или так долго, пока Маркус не совершит какое-нибудь правонарушение.

Десятое сентября

    Будь осторожен в своих желаниях.
    Из всех моих причудливых фантазий почему только эта сбылась?
    После того как все лето я засыпала, как только голова касалась подушки, мне потребовалось меньше недели в школе, чтобы бессонница снова вернулась. Даже принимая во внимание то, что идут первые недели учебы, все равно со мной творилось что-то странное. Каждую ночь я лежала, широко раскрыв глаза, пытаясь угадать, какое еще шокирующее событие произойдет: вариация на тему, что плохих событий всегда бывает по три.
    Сегодня вечером я получила ответ.
    Три часа тридцать минут утра. Я поняла, что не смогу заснуть до восхода солнца, поэтому решила побегать в темноте. До этого я много раз поступала так, но только не на каникулах.
    Как обычно, это принесло мне облегчение. С каждым шагом я спокойнее воспринимала все то, что происходит со мной.
    Может быть, поэтому должно было случиться нечто ужасное. Я успела отбежать довольно далеко от дома, когда это произошло. Я споткнулась о корень дерева, вылезший из земли и перегородивший дорожку. Точно так же как я представляла это себе прошлой весной, только поблизости не было папы, который должен был ударить меня велосипедом.
    О, на помощь.
    Боль в лодыжке была ужасной. Вряд ли на этот раз мне поможет перекись водорода.
    Я в буквальном смысле прыгала домой на одной ноге, как ребенок, играющий в классики. Слезы лились из глаз всю дорогу. Впрыгнув через боковую дверь, оказалась дома, позвала на помощь. Родители, ковыляя, спускались по лестнице в пижамах. Они запаниковали, увидев меня сидящей на полу на кухне с лодыжкой, распухшей, как синий воздушный шар. В голову им пришли странные мысли – меня украли и избили или еще что-то в этом роде. Когда я объяснила сквозь слезы, что никто мне не причинял вреда, а просто я выскочила из дома, чтобы глубокой ночью побегать одной, они ударились в панику по-настоящему.
    Меня повезли в пункт первой помощи. Там дали такое сильное болеутоляющее, что казалось, я двигаюсь, как в сиропе. Я мало помню о том, как мне делали рентген и накладывали гипс.
    Позднее дома мама прочитала слово в слово диагноз доктора: сломана большая и малая берцовые кости в месте их соединения в лодыжке. Поэтому мне придется находиться в гипсе шесть недель, а потом потребуется несколько месяцев физиотерапии, а может быть, даже хирургическая операция, чтобы все зажило хорошо. У меня никогда не будет прежней устойчивости.
    Об этом сказала мне мама, отец не желал разговаривать со мной.
    Я слышала, как он рвал и метал, когда дверь в их спальню закрылась:
    – Как можно быть такой легкомысленной? В этом году школьный тренер будет выбирать тех, кому присудить легкоатлетические стипендии! Она упустила свой шанс! Она могла бы стать суперзвездой спорта! Как она напрасно растратила свой талант!
    Похоже, моя мечта сбылась. Я закончила свою карьеру бегуньи. Конечно, теперь, когда это произошло, не могу поверить, что сама сначала этого захотела.

Одиннадцатое сентября

    Знаю, что мои родители как-то спокойно отнеслись к тому, что случилось со мной. Мама ничего не говорит и лишь заботится о моем здоровье. Даже папа возмущается не так сильно, как я думала. Оказывается, они просто ждали, когда закончится действие сильнейших обезболивающих, с тем чтобы по возвращении с работы высказать ту родительскую боль, которая у них накопилась.
    Я была в своей комнате, слушала музыку из фильма «Милашка в розовом», когда услышала три коротких сильных удара в дверь. Они вошли. Отец велел мне выключить стерео. Они присели на кровать рядом со мной: папа справа, а мама слева. Морщинка на лбу у мамы была более глубокой, чем обычно. Отец со всей силы сжал руки в замок, словно старался сдержать свой гнев. Его лысина покрылась потом.
    Допрос был долгим и беспощадным:
    – Как давно ты выбегаешь из дома за нашей спиной? С кем ты встречаешься? Куда ты ходишь? Почему, ответь нам ради бога, ты бегаешь по ночам? Разве твой тренер тебя недостаточно нагружает? Почему мы не видим никого из твоих старых друзей? Что с тобой происходит?
    Я отвечала на все вопросы честно, потому что считала, что так от меня побыстрее отвяжутся. Но не такие ответы хотели услышать мои родители. Если бы я убегала из дома, чтобы встречаться с парнем, они бы это поняли. Бетани так часто делала. Убегать из дома, потому что ты влюблена – да, это можно понять. Они читали об этом в «Эсбери-парк пресс». Но убегать, чтобы бегать, потому что ты не можешь заснуть, этого они понять не могут. Поэтому они запретили мне месяц куда-либо выходить. Это уже перегиб, поскольку я все равно не смогла бы.
    Когда они удалились, я поставила обратно диск и продолжила слушать любимую музыку.
    – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Я пела вместе с Морисси – певцом, воспевающим грусть, кумиром всех музыкальных фанатов-любителей меланхолической музыки в Великобритании и за ее пределами:
    – Хотя бы раз в жизни позволь мне получить то, что я хочу.
    Бог знает, что это первый раз в жизни.
    По крайней мере он знал, что хотел.

Пятнадцатое сентября

    ЗАПИСКИ КАЛЕКИ

    I. Что хорошего в моем теперешнем состоянии.
    А. Мне надо уходить из класса за пять минут раньше остальных, чтобы безопасно добраться до следующего кабинета, потому что коридоры на перемене очень переполнены.
    1. Умножьте это на восемь академических часов. Получается, что я пропускаю 40 минут этой бесполезной учебы в день, 200 минут в неделю.
    2. Я разговариваю за ленчем с Безмозглой командой на пять минут меньше, и это составляет 25 минут в неделю.
    а. Это слегка повышает шансы, что меня не будет рядом, когда Сара станет рассказывать про Мэнду и Берка.
    б. И это замедлит разрушение мозговых клеток.
    Б. У меня хороший предлог объяснить мое плохое настроение как родителям, так и друзьям. Они это поймут.
    1. Правда в том, что моя депрессия какой была, такой и осталась: то есть не стала ни больше, ни меньше, чем была до этого происшествия.
    2. Объяснить мое плохое настроение полученной травмой легче, чем причину его появления.
    а. Если бы я только могла объяснить его.
    б. Я этого не могу сделать.
    В. Я не могу участвовать в тех мероприятиях, где требуются обе ноги.
    1. Я не испытываю угрызений совести, что не участвую вместе с Безмозглой командой во всей этой суматохе, связанной с началом спортивного сезона.
    а. Не принимаю участия в футболе.
    б. Не хожу на вечеринки с пивом после футбольных матчей.
    в. После вечеринок я не засыпаю в пьяном виде в незнакомом месте.
    2. Я весь сезон не могу заниматься легкой атлетикой.
    а. Папа не будет вытряхивать из меня душу своей стратегией.
    б. Выпуск второй «Агонии поражения Джебуки Дарлинг» не последует.
    в. Не надо тренироваться каждый день.
    Я могу смотреть шоу «Реальный мир».
    Или «новых классиков» TNT.
    Или спать.
    Или составлять замысловатый план, в котором я буду описывать достоинства и недостатки моего теперешнего состояния.

    II. Что плохого в моем теперешнем состоянии
    А. Проклятый гипс.
    1. Нога чертовски болит.
    2. Чертовски чешется.
    3. Из него начало пахнуть.
    а. Маленькими, мокрыми щенками.
    б. Это необъяснимо и неприятно.
    4. Он разрисован рисунками, и на нем написана разная ерунда.
    а. Это напоминание о том, какие неумные мои одноклассники.
    ПЕРЕЛОМ НОГИ… ВОТ ЭТО ДА! ТЫ СДЕЛАЛА ЭТО!
    ЖИЗНЬ ТРУДНА!
    ПОПРАВЛЯЙСЯ СКОРЕЕ, СЛАДКАЯ!!!
    б. Если бы Хоуп была здесь, она нарисовала что-нибудь прикольное.
    Б. Моя мама опекает меня, как малыша, который учится ходить.
    1. Я вынуждена слушать ее жалобы о том, что Бетани никогда не приезжает к нам.
    2. Мне приходится терпеть ее неуклюжие попытки установить со мной отношения – «между нами девочками говоря».
    3. Я должна отвечать на ее глупые вопросы о людях, которых она считает моими друзьями.
    а. Она не понимает, почему я не проявляю интереса к приключениям Бриджит в Голливуде.
    Даже после того как я объяснила, что мы обе с Бриджит талантливые драматические актрисы (хотя в действительности нет), все равно никто и ничто не заставит лететь меня в Лос-Анджелес, чтобы стать профессиональной актрисой.
    Она все еще думает, что мы с Бриджит лучшие подруги.
    б. Она не понимает, почему больше не приходит Скотти.
    Даже после того как я объяснила, что он за это время поменял уже трех глупых девчонок.
    Она все еще считает, что «подцепить Скотти – большая удача».
    В. Папа все еще со мной не разговаривает.
    1. Его ворчанье еще хуже, чем стратегия успеха, которой он меня просто убивал.
    2. Это подтверждает печальную правду о том, что между нами нет никаких отношений.
    а. Нас ничего не связывает, кроме бега.
    б. Если я не бегаю, я для него не существую.
    Д. Маркус Флюти все еще со мной не разговаривает.
    1. Вряд ли это как-то связано с моей временной «инвалидностью».
    а. От его молчания мне больнее, чем от сломанной лодыжки.
    б. Его молчание сводит меня с ума больше, чем нестерпимый зуд моей лодыжки под гипсом.
    2. У меня больше чем достаточно времени, чтобы подумать об этом.

Восемнадцатое сентября

    Из-за своей травмы я вынуждена больше времени проводить с мамой, с тех пор как я была еще зародышем. Так как моя сестра сильно занята своей новой ролью миссис Грант Докцилковски, что ей некогда приехать в Пайнвилль. Угадайте, кто уполномочен стать Бетани на время?
    Каждый день после школы мама садится рядом со мной на диван и пытается заставить меня вести «девичьи разговоры», хотя это их с Бетани специализация. Думаю, она пытается промыть мне мозги, чтобы к концу тридцатидневного заточения я стала бы второй дочерью ее мечты.
    Когда мама не притворяется, что я ее любимый первый ребенок, она читает мне лекции о жизни. Одна из любимых тем – «Каковы твои перспективы?» У мамы всегда далеко идущие планы на будущее, а в последнее время они зашли еще дальше. Она постоянно повторяет, что мне нужно знать, какие перспективы меня ждут. И если бы я думала о них, то я не волновалась бы так сильно из-за пустяков и была бы более счастливым человеком.
    Что меня больше всего злит во всей этой трепотне о перспективе, что она совершенно не принимает во внимание моих чувств, которые я испытываю в данный момент. Если случается что-нибудь паршивое – например, мой друг предает меня ради собственной выгоды, – мои отрицательные эмоции правомерны, ведь так? Может быть, эти эмоции не такие сильные, как, например, после того, как ты узнаешь о заражении вирусом Эболы, но тем не менее они есть, и с этим надо считаться. Не моя вина, что эти проблемы существуют на Земле и мне их надо решать, верно? Они незначительные, но выводят меня из себя, и они мои.
    Помимо этого, у меня много перспектив. И чтобы это доказать, я приведу несколько незадокументированных событий – может быть, прошедших не в столь волнительные периоды моей жизни, но все равно вызывающие у меня беспокойство.

    НЕЗАДОКУМЕНТИРОВАННОЕ СОБЫТИЕ № 1

    Это был первый день в школе. Голос показался мне незнакомым: баритон вместо голоса кастрированного певца. Я повернулась, чтобы посмотреть, кто это говорил.
    В этом парне нельзя было узнать Пепе ле Пю. Нет, это был совершенно другой парень. Он вырос на десять сантиметров и прибавил не менее десяти килограммов мускулов.
    Это был Пепе ле Пьюберти (уже не мальчик, но еще не муж).
    – Пепе, я имею в виду Пьер! – открыла я рот от изумления. – Ты так вырос.
    От гордости он чуть не лопнул.
    – Спасибо. А
    – En français, s’il vous plâit! [13] – пропела мадам Роган. Ей было все равно, что мы разговариваем до занятий, поскольку все равно будет французский.
    Пепе ле Пьюберти (уже не мальчик, но еще не муж) урожденный ле Пю, бывший Пьер, бывший Перси Флойд, бывший Черный Элвис… был «Злодеем»! Тем человеком, который самостоятельно превратил самую отвратительную работу на набережной в самую прикольную! Я стала еще больше ценить Пепе.
    Наш разговор был прерван болтовней мадам Роган о том, как она провела летние каникулы во Франции.
    Когда прозвенел звонок, мне хотелось похвалить Пепе за то, что он был самым лучшим «Злодеем» всех времен. Плюс я хотела спросить его, почему он позволил обрызгать себя краской в тот вечер, когда у него не было настроения? Что так опечалило его? Мне правда хотелось узнать об этом! И почему он так покорно сносил в тот вечер оскорбления?
    Но мне этого не удалось сделать. Пепе сорвался с места, выбежал из класса и попал в объятия крошечной, веснушчатой первокурсницы, гимнастки по имени Дрея или что-то в этом роде. Единственная причина, по которой я знаю ее имя, это потому, что подслушала, как Берк и Пи Джей, показывая на нее пальцами, называли ее «качалкой»: как во фразе «Оседлай моего конька и покачайся». Тьфу!

    НЕЗАДОКУМЕНТИРОВАННОЕ СОБЫТИЕ № 2

    Бриджит не знала о той помощи, которую Мэнда оказала Берку. Она произносила томно-сентиментальные речи и сама не понимала, как это смешно звучало.
    – Поездка в Лос-Анджелес не приблизила меня к карьере актрисы, но она помогла внести свежую струю в наши отношения с Берком, – говорила Бриджит. – Он стал таким милым.
    Мэнда не догадывалась, что я знала о них. Следовательно, когда она слышала весь этот вздор (и когда Бриджит не слышала), она говорила такие вещи, что выдавала себя с головой.
    – Берку нужна сильная женщина. Бриджит не отходит от него ни на шаг с тех пор, как вернулась из Лос-Анджелеса. Па-прааа-щу вас!
    Сара не хочет, чтобы Бриджит узнала правду и о нашей осведомленности об этом. Когда она начинает говорить о дружбе навеки, она не осознает, что от ее слов выворачивает кишки.
    – О мой бог! Пусть новый учебный год поразит нас всех. Давайте уделять друг другу больше времени! Дружба навеки!
    Мне ничего не хочется иметь общего ни с Бриджит, ни с Мэндой, ни с Сарой. Поэтому за ленчем я говорю меньше, чем обычно, полностью осознавая, как я одинока.

    НЕЗАДОКУМЕНТИРОВАННОЕ СОБЫТИЕ № 3

    Скотти бросил свою подружку, с которой они вместе ездили на машине, и сейчас встречается с глуповато-сентиментальной первокурсницей, членом команды поддержки по имени Кори.
    Келси. Беки. Кори. Очевидно, кокетливое имя для Скотти – главное при выборе сексуального партнера. (В качестве информации: я ненавижу, когда меня называют Джесси. Мое уменьшительно-ласкательное имя предпочитают граждане пожилого возраста и мои родители.) Ирония в том, что Скотти теперь не пользуется своим полным именем. В какой-то момент этим летом Скотти Глейзер умер и родился секс-гигант по имени Скотт. (Это вовсе не совпадение, что Робби Дрисколь также превратился в Роба два лета назад.) Если бы у меня был повод назвать его по имени (но я его не называю), я бы забылась и назвала бы его Скотти. Мне всегда трудно вспоминать имена людей, которых я не знаю.

    Я не стала писать об этих событиях сразу после того, как они произошли, потому что была занята эпизодами с Тупоголовыми девицами и Маркусом Гением. Затем я сломала лодыжку. По сравнению с этими тремя событиями, по силе напоминавшими цунами, три упомянутых прежде похожи на водоворот в туалете.
    Перспектива.
    Затем я начала думать о том, что лежит в основе перспектив. Перспектива, в сущности, гарантирует, что нет таких вещей, как чистые эмоции. Каждая эмоция основана на том, насколько что-то вызывает отвращение или, наоборот, не вызывает по отношению к чему-либо, что уже произошло. Я поняла, что Хай, и Маркус, и моя лодыжка были бы ничем, переживи я трагедию, наподобие хиросимской.
    Переезд Хоуп не считается. Я говорю это только из-за того, что помню ее реакцию на новость. Она очень расстроилась из-за своего отъезда, но не рвала на себе волосы и не кричала, как я. Она более сдержанный по природе человек, который предпочитает плыть по течению. Но думаю, что настоящая причина, что она не ведет себя так, как будто жизнь кончилась, то, что пережила уже этот момент, когда умер брат. Смерть Хиза дала ей перспективу. Теперь, когда для меня что-то означает конец света, для Хоуп все не так уж страшно.
    Надеюсь, самое худшее минует меня в будущем или я уже пережила это в прошлом. Если бы это было так, я смогла бы прожить оставшуюся жизнь в состоянии полного счастья, потому что уже бы знала, насколько моя жизнь могла бы быть хуже.

Двадцать пятое сентября

    Каждый день мы с Маркусом шесть уроков из восьми проводим в одном классе, и Маркус разговаривает со всеми, кроме меня и тех, с кем я общаюсь. За последнее я не могу винить его.
    К его чести, Лен Леви был первым, кто переступил через себя и стал разговаривать с Маркусом. Не думаю, что он действовал как добрый самаритянин. Полагаю, что Лен был напуган известием о необычайных умственных способностях Маркуса и последовал философии Крестного отца: «Держи своего врага рядом с собой». Не знаю, гений ли Маркус или нет, но определенно он потрясает всех своей способностью дать правильный ответ всякий раз, когда учитель обратится к нему, даже если всю пару он что-то рисовал в своей тетради. Невзирая на это, Лен и Маркус очень сблизились за последние недели.
    Сначала мне не хотелось узнавать их тайны. Но я действительно не могла не подслушивать их разговоров. Я хочу сказать, что Маркус сидел сзади меня, а Лен – рядом со мной на всех уроках. Я была среди них. Затем я поняла, что подслушанные разговоры оказывают на меня терапевтический эффект. Я подумала, что чем скорее узнаю что-нибудь о Маркусе, тем быстрее перестану так сильно сходить по нему с ума. Настоящий Маркус – нереформированный бунтарь, гений, которого я создала в своем гиперактивном воображении, – наверняка разочаровал бы меня. Тогда я смогла бы перестать быть просто девчонкой и стала бы другой.
    Далее я привожу список с некоторыми комментариями:
    ДЕСЯТЬ ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ Я УЗНАЛА О МАРКУСЕ ФЛЮТИ, ПОДСЛУШИВАЯ ЕГО РАЗГОВОРЫ С ЛЕНОМ ЛЕВИ ОДНИМ УХОМ, В ТО ВРЕМЯ КАК САРА НАШЕПТЫВАЛА В ДРУГОЕ УХО ВСЯКУЮ ЕРУНДУ
    10. В начальной школе Маркусу поставили диагноз: синдром дефицита внимания и гиперактивности. (Это объясняет, почему он всегда в движении. Он никогда не перестает трясти ногой, барабанить пальцами по парте, закручивать и раскручивать галстук и тому подобное.) Он считает, что эта болезнь была выдумана фашистскими психиатрами, которые хотели подавить любые проявления индивидуальности в раннем возрасте и заставить ребенка слепо следовать прописанным правилам.
    9. Маркус думает, что препараты, которые ему прописывали врачи для лечения этого синдрома (риталин и др.), хуже подействовали на него, чем слабые наркотики, применяемые для того, чтобы веселиться всю ночь: марихуана, экстази и галлюциногенные грибы.
    8. В качестве наказания Маркусу пришлось отработать 200 часов на общественных работах в доме престарелых. После этого он решил устроиться туда на работу, потому что ему нравилось «тусоваться со старыми чуваками».
    7. Маркус сам учится играть на гитаре. Он купил ее не потому, что хочет стать рок-звездой. (Давайте посмотрим правде в глаза. Единственное, почему парни хотят стать рок-звездами, это потому, чтобы гулять с сексапильными девчонками. У Маркуса их больше, чем он может справиться.) Игра на гитаре дает ему возможность делать руками что-то конструктивное, вместо того чтобы курить.
    6. Маркус пытается бросить курить. Конечно, табак. Он считает, что это труднее, чем бросить курить все запрещенные вещества, вместе взятые, потому что он никогда не был в наркозависимости. Он занимался этим, потому что ему было скучно. Сейчас он осознает, что это было просто от глупости и недостатка воображения.
    5. Маркус решил придерживаться дресскода и носить пиджак и галстук, чтобы выглядеть как примерный ученик из класса для одаренных школьников. (Что может быть более вызывающим, поскольку весь деловой мир по пятницам приходит на работу «без галстуков», и в этот день миллионы белых воротничков одеваются, как скейт-панки?) Сейчас он продолжает носить свою полуформу, потому что девушки тащатся от этого.
    4. Маркус сейчас гуляет с одиннадцатиклассницей по имени Мия. Ее рост 185 см, и это первая девушка, которой он может посмотреть прямо в глаза. Из-за этого, как он понял, ему труднее лгать ей. Он надеется, что это не позволит ему разбить ее сердце, что он, как ему кажется, уже сделал по отношению к другим девчонкам, с которыми встречался, но никогда не делал этого намеренно. Мия не такая уж умная, но у нее есть напоминающий героев мультиков сенбернар по кличке Бубба, с которым Маркус любит играть.
    3. Маркус сейчас проводит много времени один. Когда он выбрался из Мидлбери, он знал, что ему придется порвать со всеми, кто знал его как Мистера Съемпончик, а это – все ученики школы.
    2. Маркус часто испытывает желание поговорить с кем-нибудь в полночь. Он пробовал общаться в чатах, но понял, что разговоры о ерунде по Интернету с кучей незнакомцев навевают на него тоску. Он думает, что мы теряем способность общаться друг с другом лично, как это и предназначено человеку.
    1. Маркус пишет от руки в дневнике, когда не может заснуть. Обычно это помогает ему уснуть. (МНЕ ТОЖЕ!!!)

    Нужно ли мне говорить, что мой план привел к обратному результату? Я думала, что подслушанные разговоры помогут мне демистифицировать Маркуса. Но то, что я узнала, было нечем иным, как избитыми фразами, которые произнес человек, отличающийся экстравагантным поведением. Но он очень похож на меня, о чем я даже не догадывалась. Я слушала, как Маркус говорит с Леном, а мне бы хотелось, чтобы он говорил со мной. Это наказание за то, что я пописала в коробочку из-под йогурта, и оно намного хуже того наказания, которое могла придумать администрация школы.

Второе октября

    Хоуп!
    Ровно год назад я пробежала последние сто метров и выиграла соревнования с Истлендом. В этих соревнованиях я установила новый личный рекорд (19,32 с). Я была горда и счастлива. В прокате я взяла фильм «Смертельное увлечение» и с нетерпением ожидала, какие новые мысли нас посетят и что нового мы откроем в человеческих характерах во время нашего уже десятого просмотра этого фильма. В пятницу вечером на нашу сиесту с просмотром видео я собиралась приготовить два больших стакана с мороженым: мое – посыпанное сладкими хлопьями, твое без них. Ты пришла ко мне в синем мешковатом комбинезоне, который я убедила тебя купить, и в короткой белой футболке, которую ты вышила розовыми и голубыми маргаритками. Ты не ворвалась через заднюю дверь на кухню, отпуская шуточки о Безмозглой команде, или имитируя пение без голоса Кристины Агилеры, или неся сделанную из бумаги и покрашенную золотой краской медаль, которую по твоей настоятельной просьбе я не снимала бы целый вечер. Твое лицо было печальным и серьезным, каким я его не видела со смерти Хиза. Я поняла, что случилось что-то серьезное. Затем ты сказала:
    – Мы переезжаем в Теннеси.
    Я поняла, как бы ужасно и невозможно это ни было, но это было правдой. Ты поставила мороженое обратно в холодильник, чтобы оно не растаяло, а я проплакала весь вечер.
    Сегодня, когда я рылась в морозильнике, перебирая коробки с готовой замороженной едой для микроволновки и завернутые в фольгу остатки пищи, я наткнулась на большой стакан с мороженым «Chubby Hubby», верхушка которого покрылась морозным узором, а само оно было неоткрытым и нетронутым. И я снова проплакала весь вечер.
    Я так по тебе скучаю.

    Ностальгически настроенная, твоя Дж.

ОКТЯБРЬ
Девятое октября

    Никто в Пайнвилльской школе не озадачивается тем, чтобы после школы заниматься каким-нибудь видом деятельности, для которой требуется напрягать мозги. Плюс любой ученик, интересующийся литературным творчеством, может найти на домашних страницах Интернета кучу образцов бездарных стихов и прозы. Не надо уже упоминать о том, что единственный выпуск школьной газеты, которые читают все, – это выпуск, в котором публикуют «Последнюю волю и завещание выпускников». Поэтому никого не шокировало объявление, сделанное мисс Хэвиленд, нашей учительницей английского, о том, что ни один ученик не появился на собрании, посвященном обсуждению предстоящих публикаций в сентябре-октябре в нашей школьной газете «Голос Чайки».
    Мисс Хэвиленд, которую из-за ее неприятия брака и пристрастия к кружевным блузкам и длинным широким юбкам я буду дальше называть Хэви-силок (синий чулок). Она – бывшая хиппи, чей девиз: «Занимайтесь любовью, а не войной». Вот уже тридцать лет Хэви-силок работает преподавателем английского в десятых классах для одаренных школьников и также является бессменным редактором школьной газеты «Голос Чайки». Для нее отсутствие интереса к этому чудесному изданию равносильно насмешке над ней самой. Разве мы не понимаем, что «…школьная газета это форум для обсуждения вопросов, которые важны для нас? Школьная газета предоставляет трибуну для критики политики школьной администрации и порядков в школе! Школьная газета это простор для развития талантов! Школьная газета даст нам возможность воскресить литературное творчество!»
    Бла-бла-бла-бла-бла.

    Не надо говорить, что ее речи никого не тронули. Мы думали, что «Голос Чайки» издал свой последний крик. О, как мы ошибались. Хэви-силок объявила, что начиная с сегодняшнего дня участие в школьной газете становится обязательным для всех учащихся десятых и одиннадцатых классов для одаренных школьников. Десятиклассники ответственны за написание статей и репортажей, а одиннадцатиклассники – за редактирование и оригинал-макет газеты. Мы все просто вышли из себя.
    Наш класс известен тем, что мы совершенно апатичные, вопреки мифу, пущенному в средствах массовой информации о том, что поколение современных тинейджеров состоит из оптимистично настроенных, желающих сеять добро молодых людей. Ну, черт возьми, неужели побудить к действию нас может только протест против насильственных мер, направленных на то, чтобы улучшить нас посредством участия в разных, никому не нужных мероприятиях? Безмозглая команда были не первыми, кто заявил, что они просто не могут работать над газетой, потому что им нужно посвящать все свое свободное время репетициям команды поддержки и организации школьных вечеров. Скотти и Пи Джей жаловались, что газета будет мешать их футбольным тренировкам. Футболисты, девочки из команды по хоккею на траве и музыканты тоже заявили протест.
    В классе стоял такой гул, что мы прослушали, что объяснила нам Хэви-силок: мы будем работать над нашими статьями в классе на занятиях. Когда в конце концов до всех дошло, что издание газеты – это просто еще одна возможность отдохнуть и попусту потратить время, все жалобщики и нытики замолчали. Потом Хэви-силок сказала, что она уже запланировала все статьи для первого выпуска из-за нехватки времени. Нам просто предстояло решить, какие статьи мы хотим написать. Поэтому оставшееся на уроке время решали, кто из новоявленных репортеров напишет такие сногсшибательные истории, как «Команда поддержки упорно работает над подготовкой к вечеру встреч» или «Футбольная команда готовится к победе в этом сезоне».
    Я отказалась добровольно вызваться писать весь этот вздор. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис заключила многомиллионный контракт на написание книги, почему же я должна писать для «Голоса чайки»? Нет, спасибо. Когда урок заканчивался и мы приступили к распределению менее привлекательных статей, как, например: «В кафетерии появился новый автомат для продажи пепси», я была до смерти счастлива, что могу пораньше улизнуть на перемену. Я была уже в дверях, как Хэви-силок поймала меня:
    – Джессика, мне бы хотелось поговорить с тобой после урока. С моего разрешения ты можешь опоздать на следующее занятие.
    Вот тут я уже поняла, что удача покинула меня.
    Когда мы остались одни, Хэви-силок села за парту рядом со мной. Я могла слышать, как скрипят ее кости.
    – Насколько тебе важно уметь свободно излагать свои мысли?
    – Гм… свободно излагать свои мысли?
    – Да.
    – Гм… Я не думала об этом.
    Нос у нее задергался, как у кролика. Хэви-силок часто так делала, когда выражала недовольство современной молодежью.
    – Ну тебе следует подумать об этом.
    – Я воспользуюсь вашим советом, – ответила я, стараясь дотянуться до костылей.
    – Твои письменные работы произвели на меня очень большое впечатление, – сказала она, положив свою морщинистую, с выступающими синими венами руку на мою, удерживая на месте. – Ты умеешь раскрывать глобальные темы. Например, твое сочинение о том, как технологии влияют на жизнь общества.
    Она ссылалась на самое последнее, вогнавшее меня в сон письменное задание, которое должно нас подготовить к экзамену по английскому языку, обязательному для всех десятиклассников, и будет проходить сегодня на третьей паре. Помимо вступительного теста все ученики школы стараются сдать остальные экзамены. Треть класса для одаренных учеников завалила английский раздел на вступительном тесте в прошлом году, поэтому сейчас администрация пытается исправить положение, заставляя нас учить наизусть словарные статьи и давая многочисленные сочинения и задания по чтению на понимание прочитанного. Думаю, они опоздали ровно на десять лет.
    – Вы заметили, что отсутствие прогресса в развитии технологии может быть заменено реальным человеческим общением? Я была очень тронута вашим признанием, что невозможность общения с подругой, которая находится вдали, вы расцениваете скорее как бремя, а не благо, потому что это заставляет вас желать, чтобы она была рядом с вами.
    – Спасибо, – заерзала я на стуле, потому что почувствовала себя неловко. Когда я сдаю свое сочинение, то тут же забываю о нем, пока обратно не получаю его с оценкой «отлично» на обложке, а потом опять столь же быстро оно исчезает из моей памяти. Услышав, как Хэви-силок говорит о Хоуп, мне пришло в голову, что хоть кто-то на самом деле читает то, что я написала. Я поделилась чем-то личным, и сама мысль об этом вызвала у меня неприятные ощущения.
    – Не многие ученики могут представить мир без Интернета и электронной почты, – сказала она. – Не говоря уже о тех вещах, которые существовали и до них.
    Мне стало интересно, а что Маркус написал в своем сочинении? Я знаю, как он относится к современным технологиям, но Хэви-силок не оставила его после занятий, чтобы поговорить с ним.
    Хэви-силок помахала своим морщинистым пальцем в сторону гипса, выводя меня из задумчивого состояния:
    – «Голос Чайки» нуждается в твоем голосе, Джессика.
    – В моем голосе? В каком голосе?
    – Думаю, ты можешь стать выдающимся журналистом-авангардистом.
    О боже мой. Я правда, правда не хочу этим заниматься. Зачем тратить время на написание статей для газеты, которую никто не читает? И кроме того, я не писательница. Я не хожу по кофейням и не занимаюсь пустой болтовней, не курю и не ношу черную одежду, и не анализирую творчество Сильвии Плат, проникнутое депрессивностью и безысходностью. Хорошо. Я сама впадаю в депрессии. Но только не ради развлечения.
    – Я полагаю, что ты не скоро оправишься от травмы и не будешь бегать еще довольно долго.
    – Да, наверное, – ответила я, пытаясь найти хоть какой-нибудь предлог, чтобы мне избежать этого. – Но я все еще сильно перегружена.
    – Но написание статей для школьной газеты даст тебе дополнительные баллы для поступления в университет.
    Да, она очень проницательная женщина, эта Хэви-силок. Она знала, на чем меня подловить. В моем личном деле есть записи о том, что я активна в спорте, в общественной жизни, что мне свойственны качества лидера, но о том, что я – творческая личность, не упоминается. И если я хочу быть всесторонне развитой личностью, одной из тех, которые так любят университеты «Лиги плюща», мне надо начать писать для школьной газеты.
    Вот как решилась судьба журналиста-авангардиста, автора передовиц школьной газеты «Голос Чайки». К концу недели мне нужно придумать тему моей первой статьи. Хэви-силок подсказала мне одну идею: «Почему, когда тебя насильно заставляют участвовать в школьных мероприятиях, это вызывает такое отвращение».
    Свободное выражение своих собственных мыслей. Черт.
    И наконец, интересный, но маленький постскриптум. Чтобы помочь мне с идеями для моей статьи, Хэви-силок дала мне список всех статей в номере с указанием фамилий авторов. Просматривая его, я обнаружила, что не была единственной, кто не вызвался написать статью.
    Но оказалась единственной, кого заметила Хэви-силок и приняла меры. Имя Маркуса Флюти отсутствовало. Я подумала: «Ему хорошо, но нам плохо. “Голос Чайки” нуждается в его голосе тоже. По крайней мере, я очень нуждаюсь».

Шестнадцатое октября

    Будьте снисходительны ко мне, когда я приведу текст моего телефонного разговора сегодня вечером.
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Привет, Джесс.
    Я: О, это не Хоуп! Папа сказал, что звонит Хоуп!
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Я солгала, чтобы ты подошла к телефону.
    Я: Ложь больше всего тебе удается, не так ли? Пока…
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Не вешай трубку! Позволь мне все объяснить.
    Я: С какой стати мне выслушивать тебя?
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Потому что ты – единственная, перед кем я чувствую себя виноватой.
    Я: У тебя десять секунд.
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Ты по- настоящему мне нравишься. Почему ты думаешь, я перестала общаться с тобой?
    Я: Пять секунд…
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Мэнда и Сара дали мне лучший материал…
    Я: Время истекло.
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Я хочу поговорить с тобой.
    Я: Зачем? Чтобы я могла обеспечить тебя сюжетом для телесериала?
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: Девочка, я…
    Я: Я – не твоя девочка. Не звони мне больше и не посылай сообщения по почте.
    Повесила трубку.
    После всего того, что она сделала, у нее хватает наглости представляться моей самой лучшей подругой – единственной в мире, представляться Хоуп, человеком, который в своей жизни никого никогда не способен предать. (И нужно ли мне говорить о том, что мой папа попался на удочку Хай. Это свидетельствует о том, насколько мы далеки друг от друга. Он не может узнать по телефону голос моей лучшей подруги. Трагично!)
    Не знаю, почему я так удивилась. Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис ведет образ жизни избалованной богатой девчонки, свободной от всех обязательств, неразборчивой в связях и средствах достижения поставленной цели. Ее опыт в провинции – это крайнее проявление ее желаний: «Я получаю то, что хочу». Только в этом случае она не могла использовать имена своих родителей и их кредитки, чтобы добиться желаемого. Ей понадобились мы, чтобы получить то, чего не может достать избалованная девчонка из привилегированной семьи, дочь богатых родителей, – правдоподобия.
    Фу! Какое это бремя принадлежать к высшей касте. Все так доступно! Секс. Наркотики. Тусовки. Фу! Я говорю избитые вещи! Никто не воспринимает меня всерьез. Если бы я только принадлежала к… среднему классу. Тогда моя жизнь была бы простой и безоблачной! Вы знаете, что я тогда сделаю? Я поселюсь в трущобе. Брр! Где-нибудь в Нью-Джерси и притворюсь подружкой каких-нибудь бедных провинциальных дурочек, которые понятия не имеют, что такое жить на широкую ногу в VIP-апартаментах. Я завоюю их доверие, узнаю их секреты и затем выжму из этого все. Пока остальные обитатели высшего света Парк-авеню занимаются всякой ерундой, бегают по магазинам и сплетничают, я напишу роман о том, что моя жизнь в провинции – это такой кошмар, который не сравнится даже с тем, с чем я сталкивалась на окраинах Нью-Йорка. Мир будет потрясен превращением наркозависимой девчонки в писательницу, и никто не упрекнет меня, что меня взяли в Гарвард, потому что родители…
    Но в результате этого разговора у меня родилась тема статьи: «Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: еще один позер».

Семнадцатое октября

    Готовы ли мы к мировой войне?
    Сегодня утром на перекличке я рассказала Саре о том, как я неуважительно отнеслась к Мисс Хайацинт Анастасии Вэллис во время нашего разговора по телефону. Она как раз тот человек, с которым можно разделить триумф такой победы, если бы только не ее привычка задавать тысячу вопросов, уточняя детали, и от этого пересказ события отнимает больше времени, чем само событие.
    О мой бог! Что она сказала? Как ты ответила? О мой бог! Что ты потом сделала? О мой бог! Тебе не хотелось задушить ее? О мой бог! Ты, правда, собираешься написать о ней статью? О мой бог!
    И так далее и тому подобное.
    Когда оставалось пять минут до звонка, я надела рюкзачок и потянулась за костылями, чтобы успеть прийти к другому кабинету до того, как начнется перемена. Вот тогда я заметила, что он поднял руку.
    – Мистер Флюти? – спросил мистер Риккардо снисходительным, вежливо подтрунивающим тоном, который используют учителя, чтобы выразить свою нелюбовь к трудным ученикам.
    – Мне нужно кое-что сказать Джессике Дарлинг, прежде чем она уйдет, – сказал Маркус.
    – Хорошо. Но только побыстрее, – разрешил мистер Риккардо.
    Маркус встал с места и подошел прямо ко мне. Затем он намеренно посмотрел на Сару. Ее глаза вылезли из орбит и напоминали очки-маску для подводного плавания. Он снова посмотрел на меня и сказал: «Задай себе вопрос: кто настоящий позер?»
    Затем он быстро прошел на свое место.
    Он понятия не имел, как долго я ждала от него этих семи слов. Конечно, не эти в точности, а любые другие.
    Не надо говорить, что я постаралась побыстрее убраться из класса, чтобы Саре не удалось догнать меня. Но я не могла прыгать достаточно быстро.
    – Что это он такое сказал? – спросила Сара, догоняя меня.
    – Черт! – закричала я, дернувшись от неожиданности. – Ты что тут делаешь? Так можно и заикой оставить!
    – Я сказала мистеру Риккардо, что ты забыла учебник химии, – сказала она. – Что это между вами происходит: тобой и Мистером Съемпончик?
    – Понятия не имею, Сара.
    – Правда? – В ее голосе послышались ядовитые нотки. – Если бы я не знала наверняка, то подумала бы, что поняла, что он имел в виду.
    – Но я не поняла.
    – Если ты не спросишь Мистера Съемпончик, в чем проблема, я сама его спрошу, – сказала она с твердым намерением осуществить задуманное. И я была уверена, что она так и сделает.
    Ей не потребовалось много времени. Шесть минут спустя, до урока истории, Сара уже собиралась докопаться до сути.
    – Почему ты вечно привязываешься к моей подруге Джесс? – спросила она требовательным тоном, перегораживая ему руками дорогу в класс. Но Маркус даже не остановился. Он прошел на свое место и сел.
    – Не игнорируй меня! – сказала Сара, встав рядом с ним. – Почему ты привязываешься к моей подруге?
    Маркус смеялся. Это был беззвучный смех. Его плечи тряслись, вокруг глаз образовались морщинки, а изо рта выходили потоки воздуха. Но звука, напоминавшего смех, не было. Сара тем не менее все поняла.
    – Что смешного? – спросила она, сжав в кулаки руки, опушенные вдоль туловища.
    Маркус продолжал беззвучно смеяться.
    – КАКОГО ЧЕРТА ТЫ СМЕЕШЬСЯ?
    Весь класс затаил дыхание. С самого начала учебного года все ожидали, что случится нечто подобное. Но, к их разочарованию, Маркус, вопреки своей репутации спорщика и задиры, держал себя в руках.
    – Ты не подруга Джессики, – сказал Маркус. – Она едва вас выносит.
    В первый раз за все время моего знакомства с Сарой она не знала, что ответить. Она дулась и пыхтела несколько секунд, стоя в проходе между рядами. Затем Сара разразилась гневной тирадой.
    – О МОЙ БОГ! ОТКУДА ТЫ ТАКОЙ ПОЯВИЛСЯ И С КАКОЙ ЭТО СТАТИ ТЫ СМЕШИВАЕШЬ С ДЕРЬМОМ МЕНЯ И МОИХ ДРУЗЕЙ? МНЕ ПЛЕВАТЬ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ТВОИХ IQ-TECTOB, КОТОРЫЕ УТВЕРЖДАЮТ цитирую – ЧТО ТЫ – ГЕНИЙ – конец цитаты ТЫ ГРЯЗНОЕ ОТРЕБЬЕ, БУДЕШЬ ВКАЛЫВАТЬ НА БЕНЗОКОЛОНКЕ В ПАЙНВИЛЛЕ ДО КОНЦА ТВОЕЙ ГРЕБАНОЙ ЖИЗНИ!
    Как раз в этот момент в класс вошел Би Джи, находясь в полном неведении относительно той драмы, которая разворачивалась в классе.
    – Итак, молодые люди. Готовы ли мы к мировой войне?
    Сара была готова, на все сто.
    – Я НЕ МОГУ ЖДАТЬ, ПОКА ТЫ ОБЛАЖАЕШЬСЯ И УБЕРЕШЬ ОТСЮДА СВОЮ ЧЕРТОВУ ЗАДНИЦУ РАЗ И НАВСЕГДА. НЕ ЛУЧШЕ БЫ ТЕБЕ ОКАЗАТЬ НАМ ВСЕМ УСЛУГУ И ВКОЛОТЬ СЕБЕ БОЛЬШУЮ ДОЗУ НАРКОТИКА И ОТРУБИТЬСЯ НАВЕКИ, ТЫ – ГРЕБАНЫЙ НЕУДАЧНИК!
    И Би Джи, что редко случается в «юридической» практике Пайнвилльской школы, отправил Сару в кабинет директора, конечно, это все было для видимости, поскольку все знали, что директор и его зам были в дружеских отношениях с отцом Сары.
    Сара с шумом вышла из класса, Маркус наклонился через парту, потянул меня за волосы и прошептал на ухо:
    – Я пытался отплатить тебе услугой за услугу, подруга.
    «ЧТО? Это благодарность мне за то, что я оказалась вовлеченной в это происшествие с коробочкой из-под «Данона»? С каких это пор за услугу платят нежеланием говорить с тобой два месяца, а затем пытаются сделать так, чтобы все в школе объявили мне бойкот».
    Конечно, я не сказала этого.
    Сара вернулась из офиса к ленчу, во время которого она засыпала меня вопросами обо мне и Маркусе.
    – Что, черт побери, связывает тебя с Мистером Съемпончик?
    – Понятия не имею, – сказала я, стараясь держаться как можно невозмутимее.
    – Ты единственная, о ком он отпускает эти свои чертовы замечания.
    – Должно быть, ты задела его за живое, – вмешалась Мэнда. – Может быть, он чувствует в тебе скрытую угрозу, поскольку ты – самая умная девушка в классе, а он считается гением.
    – Понятия не имею, – повторила я свои слова, не меняя тактики.
    – Нет, здесь что-то не так, – сухо заметила Сара. – Это началось в прошлом году, до того, как это отребье объявили цитирую – гением – конец цитаты. Нет, это случилось в первый раз перед кабинетом директора, а в другой раз на утренней перекличке перед весенними каникулами, помнишь?
    Сара никогда ничего не забывает.
    – Но что ты хочешь, чтобы я тебе сказала? Я понятия не имею, почему Маркус начал это делать. Зачем он выбрал меня для своих упражнений в остроумии.
    Все это правда. Пока что.
    – Почему он тогда сказал цитирую – что она терпеть не может никого из нас – конец цитаты?
    – Понятия не имею.
    Хорошо. Вот эта была ложь. Первая из череды лжи, последовавшей за ней.
    Я не испытываю к вам ненависти. Я ничего не сделала, чтобы спровоцировать Маркуса. Я ни в чем ни виновата.
    И вдруг на меня снизошло прозрение – БАМ! Маркус был прав. Моя ложь превратила меня еще в бо2льшую лгунью и притворщицу, чем Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис.
    Сара грубо вернула меня на землю:
    – Джесс? Что с тобой? Ты опять выглядишь странно.
    Прикоснувшись пальцами к губам, я поняла, что улыбаюсь. Глупой, но настоящей улыбкой во весь рот. Но Сара не могла этого знать. Поэтому я казалась ей такой странной.

Двадцатое октября

    Мне не составило труда убедить Хэви-силок, что я изменю тему статьи, потому что пообещала принести ее к девяти часам сегодня утром, с тем чтобы она отправила ее в печать.
    – Какая прекрасная идея! – сказала она. – Об этом все еще говорят, но она воздействует на читателей на персональном уровне. Может быть, это вызовет какие-либо изменения в школе.
    – Сомневаюсь в этом, – сказала я. – Никто здесь не читает газет.
    Она подергала носом.
    – Тогда зачем это все делать? – спросила она очень серьезно.
    Я не знала ответа. Может быть, я полагала, что Хэви-силок не одобрит моей идеи и пристыдит меня и тогда мне не придется воплощать свои планы в жизнь? Получив одобрение на изменение темы статьи за одиннадцать часов, я понятия не имела, как сказать то, что хотела сказать, чтобы не звучать банально. У меня не возникло проблем с тем, чтобы унизить и раскритиковать Хай в своем первом наброске статьи. Но теперь я хотела написать, что в том, что она появилась, виноваты мы все. Те мысли, которые мне надо было высказать 400 словами, не возможно было высказать и четырьмя миллионами.
    Самое досадное, что я писала и писала и не могла себя остановить, поскольку мне совершенно не хотелось спать.
    Разница в том, что все это не имеет особого значения. Это все достаточно глупо, и я не могу нагружать Хоуп, потому что у нее у самой может быть куча неотложных проблем, которые ей надо безотлагательно решать. А может быть потому, что она не одобрит этого или не поймет. Мне, конечно, следует наплевать на все происшедшее, хотя это и не дает мне спать. Но статья об этом – совсем другое дело. Это важно, даже если никто ее не будет читать, кроме меня.
    Во всяком случае, после двух бессонных ночей за компьютером, после того как я что-то убирала, вычеркивала, писала вновь, проверяла орфографию и стиль, что почти меня добило, я отдала статью. Поэтому извините меня, что на два выходных дня я впала в летаргический сон.
    Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис:
    еще один позер
    (Автор: Джессика Дарлинг)
    К настоящему времени все знают, что скрывалось за ученицей Пайнвилльской средней школы Хай Вэллис. Но, те, кто думал, что они находились в дружеских отношениях с Хай, Цинтией или Актрисой, раньше известной под псевдонимом Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис (или как там она еще сама называла себя в те дни), были шокированы статьей от второго сентября, появившейся в «Нью-Йорк Таймс», раскрывающей суть этой девушки, умной, разбирающейся во всем, знакомой с жизнью улицы и светского общества, человека, с которым ты можешь поговорить обо всем, которая на самом деле оказалась бывшей наркоманкой и ученицей, изгнанной из частных школ с солидной доверительной собственностью.
    Даже те, кто не дружил с Мисс Вэллис, обижены, что их одурачили, особенно когда узнали, что книга, которую она собирается написать об учебе в Пайнвилльской средней школе, называется «Тупоголовые девицы и сборище дураков».
    – Я бы никогда не смог лгать подобным образом. Это самый низкий поступок, – возмущается каждый ученик.
    Она обманным путем подружилась со всеми, потому что думала, что это единственный способ узнать то, что она хотела. Представ в облике другого человека, для того чтобы втереться в доверие к людям, про которых она собиралась поведать всему свету, она «продала» своих друзей, чтобы преуспеть в жизни. Нам, конечно, легко смотреть на нее свысока и тыкать в нее пальцем. Но спросите себя: «Разве ее обман отличается от нашей лжи, когда мы обманываем друг друга и самих себя?»
    Подумайте о разных группировках, члены которых улыбаются друг другу в лицо, но затем выхватывают ножи, чтобы воткнуть их в спины друг к другу, лишь только последние отвернутся. «Качки», которые ведут себя как подонки, которые могут купить дюжину пончиков. Карьеристы и честолюбцы, буквально идущие по трупам своих менее удачливых друзей, с тем чтобы пробиться в высший свет.
    Я устала от этих ударов ножом в спину, от карабканья по социальной лестнице и от лжи, в которой мы все погрязли. Ну как я могу надеяться, что остановлю это, если не перестану делать это сама? Я посмотрелась в зеркало и увидела печальную правду: я такой же неискренний человек, как и Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис.
    С тех пор как моя лучшая подруга уехала, я все больше и больше подавляю свои настоящие чувства, заменяя их ложью, которую хочется слышать другим. Я чувствую, что потеряла право иметь собственное мнение, просто потому что знаю, что никто меня не поддержит. Но нам всем следует набраться смелости и говорить о том, что беспокоит нас как в школе, так и за ее пределами. Может быть, людям не понравится, что вы хотите сказать, а возможно, вы обнаружите, что вы не одиноки.
    Будьте готовы пойти на риск. Потому что если мы будем держать наши рты на замке, не говоря о всех тех гадостях, которые мы делаем друг другу ежедневно, тогда Мисс Вэллис права: мы – тупоголовые девицы и сборище дураков. Все до единого.

Двадцать третье октября

    Газета вышла сегодня. Я по глупости думала, что, как только все развернут газету, это тотчас же приведет всех девчонок в ярость.
    Но она накапливалась постепенно: маленькие крупицы гнева соединялись, соединялись, и, наконец, это закончилось взрывом.
    Хэви-силок раздавала копии газеты на перемене перед классным часом. Все начали читать очерки, которые сами написали. Хотя репортаж Безмозглой команды об открытии сезона команды поддержки содержал всего пятьсот слов, тем не менее оставшееся время все только и говорили об этом, вместо того чтобы взглянуть и на другие статьи. Только во время ленча Безмозглая команда приступила к чтению моей статьи.
    – Цитирую – еще одного позера – конец цитаты, – сказала Сара воркующим голосом. – Ооооо! Это должно быть интересно.
    Когда они читали, я наблюдала, как их глаза расширялись от удивления.
    – О мой бог! – сказала Сара, после того как посмотрела на статью пять секунд. – Не могу поверить, что ты сделала это.
    – Сделала что? – спросила я. – Ты даже не закончила ее читать.
    – Мне и не надо, – сказала она, положив газету на стол. – Ты вдруг откровенно признаешься, что ты всех обманываешь с тех пор, как уехала Хоуп.
    – Что?
    – Мы ждем, что ты наконец поймешь, что твое состояние «глубокой и молчаливой задумчивости» никак не поможет тебе стать популярной, – прервала ее Мэнда.
    – Пора бы тебе уже свыкнуться с мыслью, что Хоуп уехала, – сказала Сара.
    – Да, – сказала Мэнда. – Па-прааа-шу тебя.
    Я больше не могла этого слушать. Они даже не захотели дочитать статью и понять, что она про них. Я собираюсь произнести им эту статью по слогам. Так я и сделала.
    – Я ГОВОРИЛА О ВАС! – кричала я. – МАРКУС ФЛЮТИ БЫЛ ПРАВ. Я ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ ВАС. МНЕ НЕНАВИСТНО ОБЩЕНИЕ С ВАМИ. МЕНЯ ТОШНИТ, ЧТО НАДО ХРАНИТЬ СЕКРЕТЫ, ПОТОМУ ЧТО Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ВОЗНИК СКАНДАЛ.
    _ ЭЙ! – сказала Бриджит. – Охладись. Ты кричишь.
    Я несколько раз глубоко вздохнула и понизила голос:
    – Ты не должна хотеть, чтобы я замолчала. Потому что если я это сделаю, то ты никогда не узнаешь правду.
    Сара и Мэнда запаниковали, обменявшись виноватыми взглядами. Бриджит, казалось, пребывала в полном неведении и была совершенно сбита с толку.
    – О чем она говорит? – тихо спросила Бриджит.
    – Если вы ей не расскажете, мне придется это сделать самой, – предупредила я Мэнду и Сару.
    – Не надо, – стала умолять меня Сара.
    – Откуда она знает? – спросила Мэнда сквозь зубы, глядя на Сару, потому что та знала ответ.
    – Что она знает? – переспросила Бриджит.
    Я посмотрела на Сару и Мэнду, давая им последнюю возможность сказать правду. Они упустили эту возможность. Поэтому я сказала слова, спровоцировавшие ссору между тупоголовыми девицами:
    – Мэнда и Берк перепихивались все лето.
    Вы когда-либо были свидетелем драки между девушками в средней школе? Обычно в них присутствуют четыре универсальных элемента: 1) выдирание волос; 2) царапанье лица с помощью длинных ногтей; 3) выдирание сережек; 4) душераздирающие крики и проклятия. Эта драка ничем не отличалась от других. Только она собрала огромную аудиторию за более короткое время, чем в случаях, когда дерутся две «мочалки», поскольку сейчас участницы драки принадлежали к «высшему свету». Как часто вы увидите трех девушек из команды поддержки, учащихся «элитных» классов, катающихся по полу? Да, это редкое зрелище. Конечно, оно привлекло внимание учителей, дежурящих в кафетерии, поэтому драка была остановлена за десять секунд.
    Но все равно возникла необходимость в применении перекиси водорода, йода и лейкопластыря. Бриджит ударила Мэнду, и от этого ее очки полетели в воздух. Мэнда выхватила пучок волос из головы Бриджит. Тяжелые ботинки Мэнды прошлись по Саре, которая в ответ потянула Мэнду за юбку, в результате чего та покатилась по скользкому кафельному полу.
    Одним словом: ужас.
    Когда драка закончилась, они все стали плакать. Мне удалось остаться невредимой, потому что Мэнда не смогла дотянуться до меня достаточно быстро. Это чудо, учитывая то, что я была на костылях. Свидетели подтвердили, что я не нанесла ни единого удара, поэтому меня отпустили. Бриджит, Мэнду и Сару послали в кабинет к директору. Их всех исключили на неделю за драку.
    Драка стала любимой темой разговора в школе, поэтому мне не хотелось давать свои комментарии. К счастью, удалось избежать вопросов любопытных, потому что мама забрала меня на консультацию к врачу. Мне сегодня сняли гипс. (Между прочим, видели ли вы чью-либо ногу после того, как с нее сняли гипс? Это такое отвратительное зрелище, что даже мысль об этом вызывает у меня приступ рвоты.)
    К тому времени, когда я добралась домой, я получила полдюжины сообщений по электронной почте.
    Бриджит написала, что никогда не простит меня за то, что я скрыла правду о Берке. (Но она никогда не просила сказать правду!)
    Мэнда – что она никогда не простит меня за то, что я разрушила ее дружбу с Бриджит и репутацию, только из-за того, что я не смогла справиться с таким агрессивным проявлением женской сексуальности. (Это она все разрушила – не я!)
    Сара – что никогда не простит мне, что я выболтала секрет, когда все шло ну просто прекрасно. (Ну все вовсе не шло прекрасно!)
    Берк назвал меня сукой, которая ревнует его, потому что мне не представился шанс оседлать его конька. Словно меня когда-то интересовали члены. (Это подтверждает мои подозрения: Берк – настоящий ублюдок.)
    Скотти сказал, что не испытывает ко мне ненависти, но из-за уважения к Берку он не может больше со мной разговаривать. (Какое шокирующее откровение, учитывая то, что мы совсем не разговариваем друг с другом никогда ни о чем.) Он также спросил меня, почему я всегда и всем доставляю неприятности. (Справедливое утверждение.)
    Хоуп рассказала мне забавную историю о парне, из-за которого она потеряла голову. Хорошо, что она не имеет отношения к рассказанным мной происшествиям. (Это заставляет меня ценить ее отсутствие.)
    Вместо того чтобы ответить на ненавистную мне почту, я стала осматривать мою бледную, волосатую, сморщенную, с позволения сказать, ногу.
    Некоторые вещи настолько совпадают, что это кажется посланием каких-то высших сил, наблюдающих за синхронностью наступления событий. Неизбежно напрашивается сравнение: мне сняли гипс с ноги, и я раскрыла свой секрет. Первое событие – физическое освобождение, второе – эмоциональное. Оба они болезненные, но когда я избавилась от гипса и своей тайны, я почувствовала себя свободной, очищенной от всего и готовой стать сильнее и физически и морально.

Двадцать седьмое октября

    Сегодня утром, поправляя липучки на устройстве по поддержке голеностопного сустава перед шкафчиком, я вдруг почувствовала, что кто-то похлопывает меня по плечу.
    – Привет, Джессика. Это я.
    Моя первая реакция была: «Тьфу ты! Лен Леви!» Эта антипатия была вызвана событием, происшедшим в День святого Валентина, плюс нашим постоянным соревнованием друг с другом за первенство в учебе. Но мой условный рефлекс тут же сменился на радостное: «А, привет Лен!», когда я подумала, что он может быть связным от Маркуса.
    – Хм-м. Твоя статья. Хм-м. В газете.
    Столько, сколько я знакома с Леном Леви, я никогда не слышала, чтобы он произнес полное предложение. Это подтверждалось всеми моими подслушанными разговорами между Леви и Маркусом.
    – Ну и?
    – Она была. – Гм. – Актуальной, – сказал он. – И, – гм, – ты сказала то, что, – гм, – многие люди думают, – гм, – но не говорят. И, – гм, – и, я с нетерпением жду,-гм, – будущих статей.
    Мне удалось промямлить что-то вроде спасибо, прежде чем он ушел.
    Через две минуты меня опять кто-то нежно стукнул по спине. Когда я повернулась, то увидела троицу зануд из музыкальной труппы, чьи личности можно легко идентифицировать по черным папкам для нот, которые они сжимали в руках.
    – Ты Джессика Дарлинг, верно? – спросила одна из них с неправильным прикусом и с красным гнойным прыщом на подбородке – таким здоровым, что он мог бы двигаться в такт музыке, как встроенный метроном.
    – Да.
    – Твоя статья в газете. Мои друзья и я считаем ее прикольной, – сказала она кротко.
    – Спасибо.
    Они убежали.
    Не думала, что моя статья окажет такое воздействие на учеников. Но когда дошли слухи, что она стала причиной вчерашней драки, интерес к этому номеру «Голоса Чайки» сильно возрос.
    – Нет оправдания насилию. – Хэви-силок сказала мне перед уроком английского. – Но если небольшая сенсация заставит студентов читать «Голос Чайки», так тому и быть. Просто я надеюсь, что твоя следующая статья всколыхнет интерес к газете, как и первая. Власть народу!
    Моя следующая статья? Я еще не могу опомниться от первой.
    Пока другие ученики, которым не очень-то везло в школе, подходили ко мне весь день, чтобы поблагодарить за мою откровенность, я поняла, что мне придется подумать об этом тщательнее. «Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: еще один позер» по-настоящему оказала позитивное влияние на людей, которые чувствовали себя самыми угнетенными в Пайнвилльской школе.
    Кто знал, что моя статья возродит мою веру в Пепе ле Пьюберти?
    – Bonjour, mademoiselle!
    Уже давно он мне ничего не говорил, поэтому я немного была застигнута врасплох его приветствием, хотя в течение недели ко мне подходили люди, с которыми я никогда до этого не разговаривала.
    – Твоя статья задевает за живое, – сказал он. – Она заставила меня подумать о тех гадостях, которые я делаю и к которым я привык.
    Странно, что Пепе снова говорит со мной. Особенно на английском.
    – En français, s’il vous plaît! [21] – пропела мадам Роган.
    Пепе сделал паузу, подбирая нужные слова:
    – Что? Прокомментируй, – попросила я. Либо я забыла французский, либо то, что он сказал, не имело смысла.
    Он стал говорить шепотом:
    – Мне не хватало смелости порвать со своей подружкой, пока я не прочитал статью.
    Вот что он пытался сказать.
    Пепе стал смотреть на потолок, словно англо-французский перевод был там записан. Через несколько секунд он пожал плечами и просто сказал:
    Мне только оставалось додумывать, какое отношение имела моя статья к его разрыву с подружкой. Может быть, он встречался с ней, потому что тоже не хотел быть один, то есть по той же причине, по которой я хотела вернуться обратно к Скотти прошлой весной. Может быть, он думал, что ему нужна подружка, чтобы доказать, как играет гормон тестостерона в его возмужавшем теле. Может быть, из всех его имен: Перси Флойд, Пьер, Пепе ле Пю, Черный Элвис, Ботан – и Пепе ле Пьюберти (уже не мальчик, но еще не муж) было единственным, с кем он себя не отождествлял. А может быть, он не отождествил себя ни с одним из них. А вдруг, вчера вечером к нему пришло осознание, что он не «Злодей». Может быть, величайшая степень уверенности в себе, которой я так завидовала, была лишь маскировкой неуверенности? Но это не имеет отношения к делу. Потому что Пепе очень счастлив, что принял решение. И только подумать: я – тот человек, который помог ему прийти к этому решению. Клево. Может быть, мои авангардные статьи, и правда, смогут помочь другим изменить себя?
    Но моя вновь приобретенная известность не меняет того, что я стала изгоем среди своих друзей, и мне теперь не с кем сидеть в кафетерии. Сейчас я провожу перерывы на обед с тренером, пытаясь восстановить свою ногу после травмы. Мой отец и тренер Килли находятся под впечатлением моей воли к победе. Ха! Лучше уж терпеть боль на тренажере, где я поднимаю ногу, чем сидеть весь ленч с группой псевдодрузей.
    Я знаю, мне следовало бы трепетать от радости, что у меня такой успех.
    – Да здравствует революция! – как говорила Хай в то время, когда она для меня еще была Хай.
    Еще я не могу не думать об одном человеке, который, очевидно, не читал ее. Единственный человек, на которого я не произвела никакого впечатления. Человек, который вдохновил меня на написание этой статьи.

Тридцатое октября

    Титаник, черный «кадиллак» 70-х годов замедлил ход и остановился на обочине как раз передо мной, когда я хромала домой из школы. Владелец привязал искусственный цветок к антенне, чтобы побыстрее найти машину на парковке перед торговым центром. На бампере наклейки: «НАЖМИ НА ГУДОК, ЕСЛИ ТЫ ЛЮБИШЬ СВОИХ ВНУКОВ И СЕКСУАЛЬНОГО ДЕДУШКУ». Пять совершенно новеньких бейсбольных кепок лежало вдоль заднего стекла, с гордостью красуясь, как на выставке. Из-за солнечных лучей, падавших на окна, было невозможно рассмотреть, кто был внутри, но я ждала, что голова в синей кепке высунется из окна и спросит дорогу к местному автосервису.
    – Привет, дорогая! Тебя подвезти?
    – !!!!!!!
    – Я сказал, тебя подвезти?
    – !!!!!!!
    Я думала, Маркус уедет. Но он стоял, высунув голову из окна, ожидая ответа.
    – Ну я живу меньше чем в трехстах метрах отсюда. Форест Драйв, 12.
    Пауза.
    – Поэтому меня не надо подвозить.
    Еще пауза.
    – Но ты бы хотела этого? – спросил он.
    Боже, хотела ли я этого?!
    Он знал об этом. Он склонился над передним сиденьем и открыл мне дверь.
    – Залезай, я хочу поговорить с тобой. Я буду ездить кругами, если мне придется.
    Счастье! Радость! Счастье! Радость! Счастье! Радость!
    Так как я никогда не увижу спальню Маркуса, то опишу салон автомобиля, который помогает понять его характер.
    Машина Маркуса. На кожаном сиденье были разбросаны пустые пачки сигарет «Мальборо», скатанные бумажные шарики из записной книжки. И не менее четырех больших измятых пластиковых стаканов из-под коктейля. Соломинки с засохшими капельками карамели валялись смятыми на заднем сиденье. На переднем сиденье среди скомканной бумаги виден крохотный кусочек, величиной с сантиметр с напечатанными буквами ROJA, шрифт сразу же узнаваемый, как в слове TROJAN, написанном на упаковке презерватива.
    Заключение:!!!!!!

    Он сгреб мусор. Если бы даже и заметил кусочек от упаковки презерватива, то не подал бы вида.
    Я без труда села в машину. Для ноги было много места. Я положила рюкзак на сиденье между нами и захлопнула дверь, так что бутылка в форме желтой пальмы с освежителем воздуха качнулась в сторону. В машине запахло кокосами, пляжем, маслом для загара и загорелыми телами.
    Маркус ничего не говорил, когда вел машину. Я чувствовала, что мне надо прервать молчание. Поэтому я сказала первое, что мне пришло в голову:
    – Хм. Хорошая машина.
    – Я люблю эту машину.
    – Правда?
    – Да, она принадлежала одному прикольному старику из приюта, – сказал Маркус.
    Я работаю в доме престарелых.
    Я чуть не сказала, что знаю об этом, пока не вспомнила, что предполагается, что я не могу об этом знать.
    – Правда? – удивилась я.
    – Да, хотя он сейчас, должно быть, умер, – сказал Маркус.
    – Да. Жаль.
    – Жаль, – ответил Маркус. – Он оставил мне эту машину.
    – Здорово.
    – И автомагнитолу с дисками.
    – Правда?
    – Вот почему я так люблю эту машину, – сказал он. – В ней зримые атрибуты старости.
    Я громко засмеялась. Эта самая смешная вещь, которую я слышала в жизни. В ней зримые атрибуты старости. Вдруг мне пришло в голову, что мы с Маркусом и правда говорим. Реальный разговор между двумя людьми. Я почувствовала, что меня бросило в жар.
    ROJA – красный по-испански.
    С тех пор как мы пошли в школу, шесть лет из восьми я сидела за партой перед Маркусом Флюти. Если он не тряс сзади мой стул, то протягивал ноги в проход, так что я всегда видела ступни его ног: без носков, в спортивных туфлях бледно-голубого цвета, с дыркой около большого пальца ноги на той туфле, которая была ближе ко мне. На левой ноге на носке резиновая подошва отклеилась, поэтому, когда он топал ногой, верхняя часть приподнималась вверх и образовывалась дыра, напоминавшая рот у куклы из кукольного театра.
    Сидя рядом с ним в «кадиллаке», я подумала, что это, может быть, единственная возможность, представившаяся мне, посмотреть ему в глаза первый раз в жизни и вот что я увидела: прическа – рыжевато-красный ежик на голове, никаких рыжих кудрей; кожа на носу стала лупиться, две тоненькие линии около рта.
    Он коснулся пальцем моего плеча, и я невольно вздрогнула. Мы уже были около моего дома.
    – В двенадцать, хорошо?
    – Да, хорошо.
    Он остановился и выключил зажигание.
    – Я думаю, что уже давно веду себя как хороший мальчик, поэтому могу позволить себе поговорить с тобой, не вызывая подозрений, – сказал он, щелкая зажигалкой, то открывая, то закрывая ее.
    – Угу. – Я стала покусывать губу.
    – Мы бы могли поговорить о домашней работе. – Открыл-закрыл.
    – Угу. – Опять покусываю.
    – Показывать друг другу свои записи и сравнивать их. – Открыл.
    – Угу. – Опять покусываю губу.
    – Устроить учебное свидание. – Закрыл.
    – Угу. – Кусаю. Кусаю. Кусаю губу снова и снова.
    Маркус бросил зажигалку на заднее сиденье и повернулся ко мне лицом. Он сделал длинную паузу, так чтобы по мне пробежало электричество в ожидании чего-то и каждый волосок на коже встал дыбом. Но между нами ничего не произошло.
    – Я никогда не читаю «Голос Чайки», потому что считаю ее дерьмом, – сказал он. – Мнение мое только укрепилось в этом, когда мой литературный труд был отвергнут.
    Я знала об этом. Хэви-силок обнаружила, что Маркус не участвует в написании статей для газеты, поэтому дала ему тему о необходимости улучшения питания в кафетерии. Вместо этого он написал стихотворение под названием «Реквием по плохому кофе». Его не отдали в печать. Я знаю об этом, потому что Хэви-силок жаловалась мне на его непокорность. Мне, конечно, до смерти хотелось прочитать его, но Хэви-силок уже отдала стихотворение консультанту Маркуса, чтобы он положил его в личное дело.
    – Лен посоветовал мне прочитать твою статью.
    Лен Леви. Мой дорогой. Я обязана тебе этими минутами.
    – Извини, что не прочитал ее раньше, – сказал он, покручивая галстук в горошек. – Это настоящая жемчужина в этой куче навоза. Классика.
    Ему статья понравилась. Маркусу Флюти понравилась моя статья.
    – Если бы я знал, что, назвав тебя позером, я вдохновил тебя на написание статьи, я бы разозлил тебя пораньше.
    Маркус отпустил галстук, который стал переливаться бело-голубым цветом.
    Слишком много слов за один раз. Я была ошеломлена.
    Внезапно моя мама свернула на своем «вольво» на подъездную дорогу, ведущую к дому Бог мой! Я должна поскорее выбираться отсюда.
    – Это моя мама, – сказала я, показывая ему на взволнованную блондинку, пытавшуюся разглядеть, у кого это хватило наглости припарковать огромный «кадиллак» перед ее прекрасно распланированным садом. Любой риелтор знает, что внешний вид здания – это все. – Мне надо идти.
    – Слишком поздно, – сказал он. – Тебя уже увидели.
    Это правда, мне придется отвечать на вопросы по поводу парня, с которым я встречаюсь. Мне хотелось вылезти из машины, прежде чем рука в кольцах постучит по окну машины и мама прокричит: «Убирайся с моей частной собственности». Но мне надо было сначала задать ему вопрос, поэтому я собралась с силами сделать это:
    – Маркус?
    – Да?
    – Помнишь ту записку, которую ты написал?
    – Даааааааа.
    – Что в ней было?
    Он помотал головой, словно хотел вытряхнуть из ушей те слова, которые услышал.
    – Ты не прочитала ее?
    – Ммм, ну я потеряла записку, прежде чем мне представился случай прочитать ее.
    Он опустил голову на руль, ничего не отвечая.
    – Это было важно?
    После нескольких секунд молчания он заговорил.
    – Знаешь что? Лучше бы тебе не читать ее.
    Теперь я была сбита с толку.
    – Что? Почему?
    – Просто это лучше, – ответил он. – Верь мне.
    Верь мне. Верь Маркусу Флюти. О мой бог. Почему я чувствовала, что мне можно было ему верить?
    Мама шла уже по дорожке к крыльцу, секунды отделяли нас от столкновения. Мне надо было выбираться отсюда, чтобы не оказаться в трудном положении.
    – Спасибо тебе за слова о статье.
    – Спасибо, что написала ее.
    Маркус наклонился через меня, чтобы открыть дверь. Он вторгся в мое личное пространство, как об этом говорили на занятиях по психологии. Поэтому я инстинктивно вжалась в кресло. Но от этого он придвинулся ко мне еще ближе. Я почти вжалась в кожу сиденья, поэтому, чтобы выйти из машины, мне пришлось бы прыгнуть на заднее сиденье. Маркус оказался так близко от меня, что прошептал мне на ухо:
    – Поговорю с тобой позднее.
    В любом другом контексте это означало бы вежливую фразу, помогающую закончить разговор. Но в этом случае это означает гораздо больше. Я просто знаю об этом.
    – Почему завтра должна быть суббота?!
    Через секунду после того, как «кадиллак» тронулся и я стояла у двери в полной безопасности, мама спросила, кто водитель.
    – Ты его не знаешь, – ответила я.
    – Он твой парень?
    – Нет, мама.
    – Друг?
    – Нет.
    – Ну кто он тогда?
    – Просто мальчик, мама, – ответила я. – Он никто.
    – Он не может быть никем, Джесси.
    Не могу вспомнить, когда моя мама была так близка к истине. У Маркуса Флюти нет шансов стать моим парнем, у него чуть побольше шансов стать моим другом. Но этот разговор в «кадиллаке» гарантировал, что Маркус Флюти никогда не может быть мне никем. По крайней мере не для меня.

Первое ноября

    Хоуп!
    Я думала, вчерашнее возвращение Безмозглой команды превратит этот хэллоуин в самый ужасный праздник из всех, которые я когда-либо отмечала. Я представляла, что, пока они были временно исключены из школы, они уладили свои разногласия и объединили усилия, чтобы отомстить мне. Чтобы унизить меня, они при всех точно обольют меня ведром поросячьей крови [25]. (Я сегодня прочитала сообщение Кэрри по Интернету.) К счастью, они все еще ненавидят друг друга, хотя пока их тактика запугивания не идет дальше ненавистнических взглядов, которыми они меня одаривают.
    Довольно трудно понять мою напряженность, когда ты в тысяче миль от меня. Вот почему сегодня во время самоподготовки я составила таблицу. Это мой взгляд на собственную перспективу,

    Твоя аналитически настроенная, Дж.


НОЯБРЬ
Четвертое ноября

    Есть только одна причина, по которой я могу оставаться такой спокойной по поводу Безмозглой команды. Причина, почему мне совершенно все равно, что они так явно игнорируют меня, или в случае Сары, начавшей по электронной почте кампанию против меня, чтобы заставить всех в десятом классе также ненавидеть меня, как и она. Причина, по которой сеансы физиотерапии не вызывают такой сильной боли, как прежде. Причина, почему больше не беспокоит внезапно и вновь вспыхнувший интерес отца к моей персоне, потому что, похоже, я вовремя смогу восстановиться перед соревнованиями в помещении в этом году. Причина, по которой бесконечная болтовня мамы по поводу визита Бетани на День благодарения не вызывает у меня желания проткнуть барабанные перепонки острой спицей.
    И эта причина Маркус Флюти.
    – Поговорим с тобой позднее, – сказал он. И он правда хотел этого.
    Все казалось таким безнадежным в понедельник утром. Он не разговаривал со мной перед утренней перекличкой, потому что был слишком занят лобызаниями с Мией, его ненормальной подружкой. Он не разговаривал со мной во время переклички. Не разговаривал и после переклички, потому что тоже был слишком занят тем, что снова тискал и целовал Мию.
    Когда он сел за мной на первой паре, я предположила, что мы опять вернулись к прежним отношениям преступников, совместно совершивших преступление и поэтому хранящих молчание. Но когда он похлопал меня по плечу и сказал нечто странное, я подумала, что он опять подсел на наркотики.
    – Ты знала, что средний американец проводит шесть месяцев его или ее жизни, ожидая, пока красный сигнал светофора поменяется на зеленый?
    – Что?
    – Шесть месяцев напрасно потраченного времени, пока ожидаешь разрешения ехать дальше.
    – Угу!
    – Подумай обо всех интересных вещах, которые ты могла бы сделать за это время.
    Я была сбита с толку:
    – В машине?
    – В твоей жизни, – ответил он.
    – А!
    Затем Би Джи начал говорить о «новом курсе» президента Франклина Делано Рузвельта, и это означало конец беседы.
    И так продолжалось всю неделю. До урока истории Маркус стучал мне по плечу и задавал вопрос, который на поверхности, казалось, ни к чему не имел отношения. Но потом начинался разговор о том, о чем я меньше всего ожидала услышать, принимая во внимание вступительную фразу. Это трудно объяснить. Это все равно что лингвистический тест Роршаха.
    В пятницу я уже не удивилась, что его вопрос о моем любимом актере вовсе не предусматривал выбор между Джоном Кузаком и парнем, игравшим Джейка Рьяна в фильме «Шестнадцать свечей». Это был способ начать дискуссию о том, как появление каждой статьи в журнале или на телевидении, которая приближает звезду к поклонникам, на самом деле лишь добавляет еще один кирпич к возвышающемуся алтарю, около которого мы поклоняемся культу этой знаменитости.
    Или что-то в этом роде.
    Эти разговоры напоминали глоток шнапса с острой перечной приправой. Быстрый, сладкий и странный глоток, способный как разгорячить и опьянить меня, так и сбить с толку.
    Как же за неделю может все измениться. Всего сто шестьдесят восемь часов назад мы не разговаривали. А теперь говорим. Если сейчас у нас пик отношений, то на следующей неделе все может сойти на нет и между нами все закончится.
    Не могу позволить этому случиться. Есть столько вопросов, которые мы еще не обсудили, но которые требуют нашего рассмотрения, прежде чем мы сможем продолжить наши, так сказать, отношения. Случай с коробочкой из-под «Данона». Рот-оригами. Мидлбери. Мию. Три коробки с пончиками. Смерть Хиза. Хоуп.
    Зная о его тяге к ночным развлечениям, я решила, что в понедельник сама определю тему разговора, задав Маркусу вопрос в лоб: «Я не могу спать. А ты?»
    Посмотрим, к чему это приведет.

Девятое ноября

    Он позвонил!
    Определитель номера – самое лучшее изобретение, когда-либо созданное. Потому что, когда я увидела имя Маркуса и телефонный номер в крошечном окошечке, мне хватило времени, чтобы сделать глубокий, продолжительный, антигипервентиляционный вздох, прежде чем начать говорить.
    – Привет! – сказала я таким странным высоким голосом, словно только что вдохнула гелия.
    – Сегодня вечером я не собираюсь задавать вопросы, чтобы заставить тебя говорить. – Маркус сразу перешел к делу, минуя всякие там «привет» и «как дела».
    – Не собираешься?
    – Не-а, – ответил он. – Вопрос – это своего рода конструктивный элемент.
    – Что?
    – Ну то, что я высказывал его мимоходом, с тем чтобы начать разговор.
    – А, понятно.
    – Но больше он нам не нужен.
    – Не нужен?
    – Нет, – ответил он. – Мы можем прекрасно говорить и без этого.
    И в течение последующего часа и сорока пяти минут мы доказывали это.
    Вот далеко не полный список тем нашего последнего разговора: скандал на прошлых президентских выборах, связанный с использованием перфорационных машин для заполнения бюллетеней; группа «Сестры Олсен»; эпидемия СПИДа в Африке; ложные татуировки; «поросячья латынь» – тайный язык, представляющий собой зашифрованный английский; безграничность Вселенной; клонирование; штампованные гитарные божки в кожаных штанах; круглогодичное обучение без длинных летних каникул; людей, повернутых на пластической хирургии; файлобменную музыкальную сеть «Напстер».
    Не помню, когда в последний раз у меня был подобный разговор. Я и не подозревала, что у меня есть собственное мнение по всем этим вопросам. В отличие от разговоров с компьютерным гением Кэлом, чьи ответы кажутся теперь такими… предсказуемыми, запрограммированными, разговоры с Маркусом – это упражнение в спонтанности. Он переходит с темы на тему, часто не закончив мысль, перескакивает на другую, затем еще на одну и еще. Поэтому один разговор с ним состоит из миллиона обсуждений каких-то тем, отдающих шизофренией. Синдром отсутствия внимания.
    А может быть, наркотики. Кто знает? Все, что мне известно, – так это то, что он велел мне звонить ему в полночь, когда я в настроении говорить. Это значит, что и он в настроении говорить.
    Беседы с Маркусом подтвердили то, что я уже знала: у меня довольно узкое, ограниченное рамками Пайнвилльской школы восприятие окружающего мира. Я почти утратила способность вести разговор о чем-либо другом, кроме себя. Даже с Хоуп. Большинство моих с ней разговоров посвящены тому, как я провожу время, чем занимаюсь. То есть о том, о чем я могу рассказать. Конечно, так не было, когда мы жили в одном городе и общались ежедневно. Но даже тогда у меня не было с ней такого разговора, как сегодня ночью с Маркусом. Он был не хуже, просто другим. Вероятно, это потому, что Маркус – другой.
    Я пытаюсь убедить себя, что это неплохо. Я имею в виду, что все, что помогает мне спать, должно быть для меня полезным, ведь так? Потому что после того как я положила трубку, я заснула, как нарколептик. Сон так блаженно окутал меня, что я, забыв обо всех волнениях, проснулась сегодня утром с широко раскрытыми глазами, бодрой и готовой столкнуться с любыми трудностями в школе.
    Мне казалось, что, как только мы сможем поговорить с Маркусом с глазу на глаз, я забросаю его бесчисленным количеством вопросов о его версии нашей истории. Но после последнего ночного разговора я надеялась, что мы с Маркусом продолжим избегать щекотливых тем о наших отношениях, потому что я чувствовала, как только мы признаемся вслух, кто он и кто я и почему нам не следует друг с другом разговаривать, мы перестанем общаться. А это просто не должно случиться.

Тринадцатое ноября

    Зная о Маркусе больше (ведь я подслушивала их разговоры с Леном), мне было бы легче поднимать в разговоре темы, которые его интересовали, если бы мне пришлось это делать. Он не так хорошо знает мою биографию, как я его. Вот почему после пяти подряд ночей наших разговоров постоянно изумляюсь его способности говорить о том, о чем бы мне хотелось.
    – Сегодня вечером я смотрел «Реальный мир».
    – Ты смотрел «Реальный мир»? – спросила я взволнованно. – Я просто обожаю «Реальный мир». Из всех шоу, которых сейчас так много, это остается самым лучшим. Это шоу одна из немногих форм развлечений, адресованных нашему поколению, которые я с удовольствием смотрю.
    – Правда?
    – Я предпочитаю смотреть, как реальные люди изображают из себя ослов, чем наблюдать за творением Кевина Уильямсона – его до приторности совершенных и умных героев.
    – Думаю, это печально.
    – Что? Они ведь сами выставляют себя на посмешище. Они напрашиваются на это.
    – Они смеются над тобой, – сказал Маркус.
    – Это как?
    – Разве ты никогда не задумывалась, что термин «реалити-шоу» – это оксюморон? [26] Раз эти люди согласились сниматься, это гарантирует, что эти шоу ничего общего не имеют с реальностью.
    Маркус – единственный человек, который так близко находится со мной по уровню знаний, но порой он переигрывает меня. По правде сказать, мне это обидно.
    – Мне известен принцип неопределенности Гейзенберга, мой гений, – сказала я, все больше раздражаясь. – Что плохого в том, что развлечение – это эскапизм, бегство от жизни.
    – Ничего, – сказал он. – Пока у тебя не возникнут проблемы, из-за того что ты тратишь целый вечер, наблюдая за кучкой незнакомых людей, о которых ты ничего не знаешь, вместо того чтобы пойти куда-либо и самой жить реальной жизнью.
    В этом он прав. С тех пор как уехала Хоуп, я ничего не могу с собой поделать и как одержимая смотрю «Реальный мир».
    – Но о какой реальной жизни можно говорить в Пайнвилле, особенно в середине ночи?
    Я услышала, как где-то в отдалении он щелкнул зажигалкой. Пауза. Затем учащенное дыхание.
    – Я разжег своего Паффа Дэдди.
    – Паффа Дэдди, – повторила я, совершенно сбитая с толку.
    – Да, Пафф Дэдди. Мой кальян.
    – Ты дал имя кальяну?
    – Ага. Я проводил больше времени с Паффом, чем с кем-либо еще, поэтому имело смысл дать ему имя.
    Еще пауза. Еще один глубокий вдох табака, смол и никотина. Я вспомнила мальчишку-подростка, не достигшего половой зрелости, который работал на аттракционе «Покрути колесо – покури хорошо», который располагался рядом с моим киоском. «ВЫКУРИ СВОИ МОЗГИ!»
    – Также находил девушек, чтобы заняться с ними сексом.
    Он сказал это так обыденно. Находил девушек, чтобы заняться с ними сексом. Небольшое дельце. Но это самое личное из всех тем, которые мы обсудили раньше, и это касалось нас двоих. Затем он затянулся, несомненно, давая мне время представить, как он занимается сексом с намалеванными девицами в теле, знающими толк в этом деле. Надо дать ему понять, что эта беседа не выводит меня из себя.
    – Итак, секс и наркотики – это и есть настоящая жизнь?
    – Да, – сказал он. – Разве не это главное, когда ты молод? Молодые годы и даны нам для экспериментов и для исследований. Я думал, что доведу этот процесс до крайности.
    – Но ведь это так по-ослиному глупо.
    – Да, по-ослиному глупо. Но это то, что делает жизнь прикольной.
    Вот это по-настоящему разозлило меня. Как он может так наплевательски относиться к жизни и заниматься саморазрушением? Особенно после того, как один из его лучших друзей умер из-за всего этого. Ни говоря уже о том, что в результате этой смерти мою лучшую подругу увезли от меня подальше. Но я предпочла не заострять эту тему, не напоминать о смерти Хиза. Чувство вины либо появится у него само, либо не появится вовсе.
    – Если это такая забава, почему же ты сейчас не занимаешься этим? Почему бы тебе снова не отправиться в Миддбери пожевать грибков и не вернуться в старые времена?
    – Потому что с этим покончено, – сказал он, – Но единственное, чего я еще не делал в жизни, так это не был активным пропагандистом здорового образа жизни без наркотиков, алкоголя и беспорядочного секса.
    Конечно. После его экспериментов в прошлом году с футболочками, как у глупых девочек-подростков, Маркус должен был бы знать, что его желание сделать из себя образцового ученика окончательно собьет всех с толку.
    – Кроме того, я нашел, чем заняться в свободное время, – продолжил он.
    – Чем же?
    – Ну, например, наигрываю песни «Нирваны» на гитаре, пишу в своем журнале, беседую со стариками. Использовал всю свою мудрость, чтобы помочь Лену выкарабкаться из дерьма. И у меня теперь в первый раз полностью не сексуально ориентированные отношения с женщиной.
    – Подожди, – остановила я его, совершенно сбитая с толку. – Ты не занимаешься сексом с Мией?
    Маркус засмеялся настолько громко, что я никогда в жизни не слышала, чтобы кто-то так громко смеялся. Стереофонический, окутывающий тебя смех. Это был такой смех, от которого у тебя что-то перехватывает в груди и ты не можешь вздохнуть, словно рыба, вытащенная из воды. Именно от такого смеха у человека может повредиться рассудок, но у меня он уж точно поврежден, поскольку я спросила у Маркуса то, что спросила.
    – Ты такая забавная, – сказал он. – Спокойной ночи, подруга.
    Маркус видит во мне совершенно несексуальную особу. Не буду напрягаться и усложнять наши отношения. Мне следует успокоиться.

Пятнадцатое ноября

    Сегодня моя вторая редакционная статья вышла под следующим названием: «Король и королева бала в самом глупом свете». Реакция на нее была вполне предсказуемой: те, кто ненавидел меня, ненавидит меня по-прежнему. Те, кто не испытывал ко мне отвращения, все еще не испытывает. Они благодарят меня за мои откровенные замечания.
    «Учащихся больше заботят предстоящие выборы короля и королевы бала, чем выборы президента, – писала я. – Они не должны уделять столько внимания выборам на балу, потому что это дает людям, пользующимся популярностью, власть и высокое положение в обществе, а это ударяет им в головы».
    – Итак, я понял, что ты бойкотируешь бал, – сказал Маркус.
    – Конечно, бойкотирую. Мой крестовый поход против бала – это удобный способ не упоминать тот факт, что никто не пригласил меня на него.
    – Очень плохо.
    – Почему очень плохо?
    – Та-тта-та-тта.
    – У меня, должно быть, сера в ушах накопилась, – сказала я. – Ты не мог бы повторить?
    – Мы могли бы и тебя взять, – сказал он.
    – Ты идешь на бал?
    – Да, – ответил он.
    – Ты идешь на бал?
    – Да.
    – Маркус Флюти, ты идешь на бал?
    – Думаю, мы уже в достаточной мере прояснили, что я собираюсь пойти на бал.
    – Ты хочешь пойти на бал?
    – Я бы мог прожить без этого, – сказал он. – Но Мия очень хочет пойти.
    Так легко забыть, что у Маркуса есть девушка, так редко он упоминает о ней. Только в подобные моменты, как этот, или когда я вижу, как они целуются в коридорах, я вспоминаю об этом факте: я его первая, никак не связанная с сексом подруга.
    – Это так лицемерно! – закричала я. – Ты – настоящий предатель. Ты превращаешься точно в тот же тип учеников, любителей ходить по балам, в ханжу, примерного мальчика, которого хочет в тебе видеть администрация школы.
    – Предатель? Ведь не я писал статью против балов.
    – Но ты согласился с ней.
    – Я никогда не был на балу, поэтому не знаю, согласен ли я с этой статьей или нет.
    Эта отговорка в духе Хай просто взбесила меня.
    – Тебе не надо даже ходить на бал, чтобы знать, что этот вечер посвящен восхвалению «высшего света» и их поклонников.
    – В отличие от тебя мне нравится иметь мнение основанное на достоверной информации.
    Я вышла из себя за считанную долю секунды:
    – Что это все означает?
    – Это значит, что ты очень быстро высказываешь суждения о вещах, о которых имеешь мало понятия.
    Я повесила трубку.
    Через тридцать секунд я позвонила снова.
    – Извини, что бросила трубку. Это не очень хорошая выходка.
    – Это искренняя, неподдельная реакция, сказал он. – Я тебя вывел из себя.
    – Я до сих пор сержусь.
    – Хорошо.
    – Хорошо.
    Пауза.
    – Поговорим завтра?
    – Да. До свидания.
    До тех пор пока я не повесила трубку второй раз, я увидела еще один прорыв в наших отношениях. Меня разозлило то, что сказал Маркус. Его слова перестали быть такими дурманящими только потому, что это были его слова. С Маркуса спал ореол мистики.
    Но я все еще не могу дождаться нашего завтрашнего разговора.

Двадцатое ноября

    Мама стояла в ванной перед зеркалом и плакала.
    – Неужели я настолько ужасная, что со мной нельзя общаться? – спросила она.
    – Что?
    – Должна же быть причина, по которой обе мои дочери ненавидят меня, – сказала она, вытирая слезы насквозь промокшим платком.
    Либо у мамы начинается менопауза, или что-то очень плохое случилось опять.
    – В чем дело?
    – Бетти не приедет на День благодарения, – захныкала мама, осушая слезы. – Они с Грантом собираются на деловую вечеринку с какими-то партнерами, устраиваемую интернет-компаниями «.com».
    Мама любит такие слова, как «точка-com». Это дает ей возможность чувствовать, что она идет в ногу со временем, что, впрочем, печально, учитывая, что технократия теперь пошла на спад. Бетани и Г-кошелек к этому отрицательно относятся.
    – Полагаю, что деньги для нее важнее, чем семья. Думаю, там будет ресторанное обслуживание. Посмотрим, приготовят ли они пюре из сладкого картофеля – любимое блюдо Бетани.
    Я просто поверить не могла, что сестра может оказаться такой суперсволочью. Мне, конечно, совершенно не хотелось ее видеть, но это уже в третий раз, когда она прокатывает маму, с тех пор как переехала в Калифорнию.
    – Как будто то, что тебе исполнится сорок семь, уже само по себе недостаточно плохо, – сказала она, разглаживая кожу вокруг век. – Я – старая, и мои дочери ненавидят меня.
    Ради бога. Двадцать четвертого день рождения мамы. В пятницу, следующую за Днем благодарения. Я совершенно забыла.
    – Мамочка, мы, я не испытываю к тебе ненависти.
    – Ты никогда не говоришь со мной, – возразила она. – Поэтому и я не чувствую потребности, поэтому… – Она остановилась, не договорив начатого предложения, повернула кран и побрызгала водой лицо.
    Я посмотрела на маму: вода стекала с носа, тушь потекла по лицу, оставляя темные следы на щеках, светлые волосы прилипли ко лбу И в первый раз в жизни увидела не только маму, но и реально существующего человека. Человека из крови и плоти, расстроенного отказом дочери приехать к ней, чувствующего то, что чувствовал бы любой другой на ее месте.
    Внезапно испытала такое чувство вины за все те неприятности, которые когда-либо доставляла ей. Я – не Бетани. Я лучше ее.
    – Мама, послушай, – сказала я. – Почему бы нам куда-нибудь не сходить в твой день рождения?
    Она выглядела озадаченной.
    – Разве в пятницу не вечер встречи выпускников и бал по этому случаю?
    Это, конечно, мамино дело, что она у себя в карманном календаре отмечает день проведения бала и встречи выпускников в Пайнвилльской школе.
    – Да.
    – Итак, ты, и правда, не собираешься идти на бал?
    Зачем ей надо все так усложнять, когда мне хочется быть с ней любезной?
    – Думаю, мы уже прояснили этот вопрос, я в самом деле не собираюсь идти на бал, – произнесла я, точно имитируя интонацию мамы, используя при этом слова Маркуса. Его точная копия – Бизарро, анти-Маркус.
    – Почему ты не идешь? – спросила мама. – Тебе следовало бы пойти на бал, вместо того чтобы околачиваться около старой матери.
    – Ты только что жаловалась, что я провожу недостаточно времени с тобой.
    – Но мне хочется, чтобы потом тебе было что вспомнить о школе.
    Заявления, подобные этому, заставляют меня сомневаться, правда ли я вышла из ее чрева.
    – Мам! Я никуда не иду.
    – Почему?
    – Ну мне не с кем.
    – Ты не смогла найти себе сопровождающего?
    Прорычав, я схватила полотенце для рук и закусила его.
    – Маааааааааааааааааамм, – выла я сквозь сжатые зубы.
    – Мне просто трудно поверить, что ты не нашла себе сопровождающего, вот и все, – сказала она, взбивая челку кончиками пальцев.
    – Не могла бы ты оставить эту тему?
    – Хорошо, – сказала она. – Извини.
    Я разжала зубы и сделала маме предложение, от которого она точно бы не отказалась.
    – Почему бы нам ни пройти по магазинам, а потом где-нибудь пообедать?
    – Только мы вдвоем, – сказала она, ее лицо при этом прояснилось.
    – Только мы вдвоем, – подтвердила я.
    – Мне бы очень этого хотелось, – улыбнулась мама. – Пойти с тобой за покупками.
    – Да, – сказала я. – Мы поищем антибальное платье.

Двадцать второе ноября

    Я заканчивала быструю прогулку по окрестностям, как вдруг услышала, что кто-то обращается ко мне.
    – Эй, Джесс!
    Бриджит стояла на подъездной аллее и махала мне рукой. Я была крайне удивлена. Зачем я ей понадобилась? Мы уже не разговаривали месяц. Насколько знаю, она все еще считает, что в ее разрыве с Берком виновата я, хотя не я вешалась на ее парня.
    – Джесс, иди сюда. Мне надо поговорить с тобой.
    Она казалась безоружной. Поэтому я медленно подошла, переходя дорогу.
    – Привет, – сказала она.
    – Привет.
    Бриджит нервничала. Она схватила свой хвост и стала гладить его.
    – Ты чем-то сейчас занята?
    – Да нет.
    – Ты можешь зайти ко мне, чтобы мы смогли поговорить?
    – Конечно, – ответила я. – Давай поговорим.
    Я не была у нее очень давно. В доме прибавилось много разных милых безделушек из интернет-магазина. Но запах остался таким же: смесь чистящего средства с запахом смолы и сигаретного дыма.
    – Ты хочешь что-нибудь выпить?
    – Да, – ответила я. – Твой холодильник все еще набит диетической колой и специями?
    Она улыбнулась и открыла холодильник. Внутри стояли две упаковки с колой, баночки и бутылочки, наполовину заполненные горчицей, кетчупом, майонезом и еще какие-то завернутые в фольгу неразличимые предметы.
    – Некоторые вещи не меняются, – сказала она.
    – Мама дома? – поинтересовалась я.
    – Разве моя мама когда-нибудь дома?
    Я восприняла это как ответ, что миссис Милхокович, как всегда, отсутствовала. Родители Бриджит развелись. Хотя ее отец платил хорошие алименты, миссис Милхокович приходилось работать администратором в таверне «У океана», чтобы свести концы с концами. Это было типичное для штата Нью-Джерси заведение на набережной, где подавалось жаркое из креветок, омаров и говядины по цене 12 долларов 99 центов, а указатели душевых и туалетов представляли собой деревянные дощечки с нарисованными на них спасательными кругами и чайками цвета морской волны.
    Когда мы были маленькими, Бриджит почти каждый день приходила ко мне домой поиграть.
    – Некоторые вещи никогда не меняются, – повторила я.
    Мы молча пошли наверх. На стене рядом с каждой ступенькой в рамочках висели школьные фотографии Бриджит. Чем выше мы поднимались, тем младше она становилась. Когда мы забрались на верхнюю площадку, нас приветствовала улыбающаяся дошкольница с хвостиком в бело-розовом комбинезончике в клеточку. Вот такую Бриджит я помню больше всего.
    Я едва узнала ее комнату. Все фотографии и безделушки «Бриджит и Берк» были убраны. На их месте висели плакаты с изображением кумиров кино: Мэрилин Монро, Одри Хепберн и Джеймса Дина.
    Бриджит присела на краешек кровати. Это выглядело очень по-деловому. Я села в кресло, пытаясь вести себя как можно непринужденнее и не показать волнения, охватившего меня.
    – Знаю, тебе интересно, зачем я позвала тебя, – сказала она.
    – Да, точно, – согласилась я.
    – Помнишь ту первую твою статью «Мисс Хайацинт Анастасия Вэллис: еще один позер?»
    – Как я могу забыть статью, которая стала причиной драки в команде поддержки.
    Она нервно хихикнула:
    – А, да.
    Бриджит встала и включила радио. Последнюю и самую неудачную песню Орландо напевала какая-то группа. Парень выл, что девушка «слишком хороша и слишком плоха для него». Я пила диетическую колу маленькими глотками. Жуткая преснятина. Надо три пакетика сахара, не меньше, чтобы улучшить ее вкус.
    – Я поняла все, что ты пыталась сказать, с первого раза, как прочитала твою статью, – начала разговор Бриджит. – Я не сказала тебе, потому что разыгрался скандал, прежде чем я успела это сделать.
    – Понятно.
    – Во всяком случае, я нашла сегодня эту газету, когда убиралась в комнате. Сначала я собиралась выбросить ее, но вместо этого прочитала снова.
    – Угу!
    – И когда перечитала, почувствовала себя идиоткой. Как глупо с моей стороны сердиться на тебя.
    – Правда?
    – Я никогда не просила тебя рассказывать мне правду о Берке. Наоборот, лезла из кожи вон, чтобы не узнать правду. Мне не хотелось ее знать, как ты и сказала в статье, потому что легче лгать о том, что другие хотят от тебя слышать. За исключением того, что я лгал