Скачать fb2
Мето. Дом

Мето. Дом

Аннотация

    Шестьдесят четыре мальчика живут вдалеке от остального мира в огромном Доме под руководством строгих учителей. Здесь нет женщин. Вся жизнь регулируется четкими правилами, за нарушение малейшего из них следует суровое наказание. Превыше всего — образование, физическая подготовка и послушание старшим.
    Никто из мальчиков не помнит о прошлом, но все убеждены, что им очень повезло попасть в Дом. И каждый с ужасом ждет, когда вырастет и ему придется покинуть это место. Время уходить наступает, когда ребенок вырастает настолько, что под ним ломается кровать. Что будет дальше? Никто не знает, что происходит с теми, кто уходит из Дома, и никто их больше никогда не видит…
    Мето станет первым воспитанником Дома, кто откажется слепо повиноваться наставникам, попытается нарушить правила и рискнет жизнью, чтобы узнать правду.
    «Мето. Дом» — это первая часть потрясающей фантастической трилогии французского писателя Ива Греве, награжденная 12 литературными премиями.

    Иллюстрация на обложке Томаса Эретсманна.


Ив Греве Мето. Дом

Глава I



    Хрусть!.. Звук едва различим, но будит всех. Не слышно ни вдохов, ни выдохов, все в тревожном ожидании. Время — пять или шесть утра. Через маленькое круглое окошко видно, что светает. Вдруг слышится шепот Сервия:
    — Это Квинт!
    — Нет, не я! — отвечает из полумрака чей-то обиженный голос.
    — Замолчите все! — рычит Клавдий. — Заткнитесь, или они сейчас придут. Давайте, все спим, и будем надеяться, что никто ничего не заметит.
    Через час наступает время вставать. Каждый поднимается и медленно вылезает из постели, осторожно проверяя на прочность тонкие бортики кровати большим и указательным пальцами.
    Обычно эта ежедневная процедура, можно сказать, доставляет удовольствие. Выполняя ее, понимаешь, что все в порядке. Но сегодня утром по-другому. Всю ночь скрипела кровать, а это значит, что один из нас в опасности и доживает, возможно, свои последние часы в Доме.
    — Это Квинт!
    Фраза прозвучала, как выстрел, но на этот раз непонятно, кто ее произнес. Квинт сидит на полу, зажав голову руками. Все ребята подходят к нему. Некоторые теребят его за плечо в знак сочувствия, другие едва осмеливаются взглянуть на него. Марий громко рыдает.
    Все мы отправляемся в ванную. Марк подходит ко мне и неуверенным голосом шепчет на ухо:
    — Так больше не может продолжаться!
    — Знаю, Марк, — отвечаю я, глядя на него, — но что мы можем сделать?
    Едва мы входим в дверь, как гудит сирена, призывая нас замереть и закрыть глаза.
    В коридоре слышатся быстрые шаги. Их как минимум пятеро. Я внезапно вспоминаю о Реме — я не видел, чтобы он вставал с постели. Что же с ним будет, когда его увидят спящим те, кто придет за Квинтом?
    Один из них останавливается посреди ванной комнаты. Несколько секунд, и он приступает к осмотру. Почти вплотную приникает к лицу. Чувствуется сильный запах масла, которым он смазывает свои подкованные ботинки. Кажется, меня сейчас вырвет. Он поворачивается лицом к двери и застывает. В коридоре снова слышны все те же быстрые шаги, к звуку которых примешивается шум волочащегося мешка. Наш цербер направляется к выходу.
    Я приоткрываю один глаз и вижу его сбоку. Это человек маленького роста, меньше меня, с очень большой, кажется деформированной, головой и слишком длинными руками.

    После завтрака за мной приходит Цезарь 1 и отводит в голубой зал. У него короткая бородка и блестящий череп. На его груди нашивка с номером 1. Жестом он предлагает мне сесть на одну из скамеек, стоящих вдоль стен. А сам исчезает за маленькой дверцей. Мне не на чем остановить свой взгляд. Я успел изучить эти голые стены вдоль и поперек. Раньше мне часто приходилось сидеть здесь в ожидании наказания. Правда, последний раз я был тут больше года назад. Наконец дверь открывается. Входит мальчик, а сразу за ним — Цезарь 3, почти точная копия номера 1.
    — Позволь представить тебе Красса. В течение следующего месяца ты будешь отвечать за него. Ты должен рассказать ему о правилах Дома. Именно ты должен помочь ему избежать ошибок, которые совершают по незнанию. Сегодня покажешь ему комнаты.
    От других дел ты освобожден. И помни: если он совершит ошибку, отвечать будешь ты, и так в течение месяца, начиная с сегодняшнего дня.
    — Я понял.
    Я понял это еще до того, как он заговорил. Квинт «ушел», и его нужно было заменить в тот же день до полудня. Но инициацию новичка мне поручают впервые. Я уже видел за этой работой других и знаю, что это опасно и рискованно, потому что даже самые покладистые дети не могут не наделать ошибок. Ведь нужно усвоить столько правил! Необходимо постоянно себя контролировать. Основной совет, который я могу дать, — ждать, всегда ждать: ждать, прежде чем заговорить, ждать, прежде чем что-то сделать.
    — Не стой тут как вкопанный, — тихо говорит Цезарь 3, — у тебя есть работа. Можешь приступать. Цезарь придет с проверкой в конце дня. До свидания.
    Он выходит, ни на кого не глядя.
    Я оборачиваюсь и смотрю на новичка.
    — Привет, Красс. Послушай моего доброго совета: в любой незнакомой тебе ситуации сразу замри. Стой неподвижно и не раскрывай рта. Дождись моих объяснений. Даже если ты уверен, что все понял, не торопись. Сначала смотри, как делаю я, и повторяй за мной, даже если тебе это покажется странным… Поначалу тебе все здесь будет казаться странным. После станет естественным, и ты больше не будешь об этом думать. Запомни: тебе повезло, что ты здесь.
    Мы спим в тепле на чистых простынях и едим досыта. Еще можно читать и играть.
    — Как тебя зовут?
    — Разве я не сказал? Я — Мето. Пошли, начнем со спальни. Сегодня я весь день буду рассказывать тебе обо всем подряд. Если что-то будет непонятно, не бойся, переспрашивай, я повторю.
    Мы идем по пустынным коридорам. Красс то и дело запахивает на груди пальто, словно ему холодно. Я продолжаю:
    — Сегодня двадцать девятое. Нечетное число, день уколов. Мы должны быть в санчасти к десяти часам. Ты должен понять главное: расписание здесь очень строгое.
    — Строгое??
    — Это значит, что его нужно соблюдать неукоснительно и никогда не опаздывать, иначе…
    — Иначе?
    — Могут быть неприятности. Но если ты будешь внимательным, все будет в порядке.
    Я толкаю дверь в спальню и беру Красса за руку, которую он не вырывает, хотя мой жест кажется ему странным.
    — Самое главное — не трогай кровати. Прочти, что написано вон там, на стене.
    Он поворачивается и смотрит на меня с удивлением.
    — Давай читай. Ты не умеешь читать?
    — Не умею.
    — Ну тогда слушай: «Спальня предназначена исключительно для отдыха». Ты понял? Здесь никто не будет с тобой играть, никто не будет за тобой гоняться в салочки. Тут никто не прячется, не дерется, даже подушками. В этой комнате мебель очень ценная, особенно кровати. Они крайне хрупкие. Одно неловкое движение может привести к поломке какой-нибудь перегородки, а сломанная кровать — это изгнание.
    — Изгнание? Как это?
    — Ты исчезнешь, и больше тебя никто никогда не увидит.

    Укол делают в ягодицы, прямо перед уроком борьбы. Мы уже привыкли к такому лечению, никто из нас не ропщет.
    — Уколы позволяют нам оставаться здоровыми и не расти слишком быстро. Ну как, не боишься, Красс? Я тебе обещаю, что ты почти ничего не почувствуешь.
    Новичок покорно соглашается исполнить этот ритуал. Я вижу гримасу на его лице в момент, когда игла входит в тело. Он считает нужным меня успокоить:
    — Я не боюсь уколов. Но, Мето, почему нам нельзя расти?
    По правде сказать, я не знаю, почему хорошо быть маленьким, но здесь это именно так. Все — маленькие. Пока ты мал, ты остаешься в теплом гнездышке, а потом — большой прыжок в пустоту…
    — Садись, Красс. Я расскажу тебе одну историю. Однажды мне пришлось подвергнуться уколу два раза. Это было во вторник. Накануне я порвал свою голубую ленту.
    — Голубую ленту?
    — Ах да! Ленты… Я объясню тебе вечером. Так вот. Лента. Это меня потрясло, я встал в очередь два раза. Все происходило очень быстро, как обычно. Казалось, никто не обратил на это внимание. Однако санитар заметил. Очевидно, поняв, что пришлось использовать лишний шприц. Спортивное занятие было отменено. Никто не донес на меня, но вечером в спальне я понял, что так не делается. Я был молод, я учился.
    Помню, как в тот день перед сном кто-то из старших поучал нас:
    — Необходимо соблюдать два важных правила. Первое: никогда не красть укол у другого. Второе: никогда не лишать детей спортивных занятий. Наказание в случае рецидива — ночное изгнание виновного из кровати.
    Мне казалось, что я уже все понял, но я все-таки спросил, дрожа от страха:
    — Что такое рецидив?
    — Не повторяй своих ошибок! Вот что это значит. А завтра ты отдашь свой укол Мамерку. Сегодня ночью была тревога. Его кровать здорово скрипела.

    Я не протестовал. Все были согласны, я в то время был новеньким. У меня не было друзей, ведь новичков все опасаются. Часто они становятся причиной катастроф. Сам увидишь, что с уколами не все так просто. Некоторые меняют свои уколы на хорошую отметку или кусок пирога. В особенности малыши, которые еще не до конца разобрались, что к чему.
    Мы неподвижно сидели на скамейке и смотрели на веселые лица других ребят, проходящих мимо на тренировку по борьбе.
    — Хочешь к ним присоединиться? Хотя сегодня не обязательно, ведь это твой первый день.
    — Я немного устал, и потом…
    — Что «потом»?
    — Я хочу есть.
    — Знаю, но с этим надо подождать, здесь расписание очень…
    — Строгое.
    — Точно. Ты быстро соображаешь.
    Красс опять кутается в пальто.
    — Ты замерз?
    — Нет, здесь жарко.
    Мы замолкаем и остаемся сидеть на месте. Красс засыпает. Я ощущаю тяжесть его головы у себя на плече. Через несколько минут мне становится неудобно, но я не решаюсь пошевелиться, боясь его разбудить. От него пахнет мылом, должно быть, после чистки. Мне становится все больнее, я слегка отклоняюсь и поддерживаю его голову, чтобы он не ударился. В конце концов я вытягиваю ему ноги вдоль скамьи и кладу его голову себе на колени. У него сбриты волосы, и сзади на черепе виден небольшой свежий шрам.
    Должно быть, я был на него похож четыре года назад, когда попал в Дом. Маленькое ощипанное и уставшее существо, слишком довольное тем, что нашло надежное местечко для сна. Мне не удается вспомнить, что было прежде, до того. Я помню только холод, мрак и ужасные запахи, одно напоминание о которых, даже годы спустя, способно вызвать во мне тошноту. Все, что я знаю, это то, что здесь лучше.
    Вдруг я вспоминаю о Реме, который сегодня утром спал, когда пришли за Квинтом. Как же это возможно? У меня не было времени с ним поговорить. Мне вручили этого воробышка. Моя миссия отчуждает меня от других. Я этого не люблю.

    Почти полдень. Я должен будить Красса. Ему нельзя пропустить еду, особенно в таком состоянии. Я потряхиваю его не то чтобы сильно, но он вдруг начинает выть так, словно я ударил его изо всех сил. Я снова трясу его, на этот раз строго приказывая замолчать.
    — A-а, это ты, — говорит он, переводя дыхание. — Я думал, что во сне. Что-то случилось? Долго я спал?
    — Скоро обед. Нам надо идти в столовую.
    — Извини, что закричал.
    — Ничего. Пошли.

    Мы заходим в столовую первыми, и Красс с восхищением смотрит на уставленные едой столы. Он замирает с открытым ртом, пораженный, по-видимому, богатством и разнообразием блюд. А может, уже усвоил «рефлекс статуи». Я тихонько стучу ему по плечу:
    — Вперед, не бойся. Это все и для тебя тоже. Здесь ты поправишься.
    Вскоре к нам присоединяются остальные дети. Немного шумно. Все занимают свои места, рассаживаются, и шум затихает. Цезарь 5 поднимает свою вилку в знак пожелания приятного аппетита. Я шепчу на ухо Крассу:
    — Ты должен досчитать до 120, прежде чем прикоснуться к приборам, и выдерживать по 50 секунд, перед тем как отправить в рот очередной кусок. В остальном можешь есть столько, сколько хочешь, в отведенный для еды промежуток времени.
    Я слышу, как рядом со мной сопит Красс. Вид у него слегка ошалелый.
    — Послушай, как тихонько считают другие малыши…
    — 115… 116… 117… 118… 119… 120…
    Красс внезапно вздрагивает от звука, который издают… шестьдесят четыре руки, разом взявшиеся за вилку. Через несколько секунд он уже жует. Больше практически ничего не слышно. Вскоре снова можно расслышать голоса малышей, чеканящие: 46… 47… 48…49… 50… Сам я уже давно не считаю. Каждый раз я чувствую нужный момент, когда могу наколоть вилкой еду. Красс ест до самой последней секунды. Он успевает отправить вилку в рот 72 раза. Это максимум. Я ощущаю его внезапную усталость, без сомнения порожденную стрессом из-за такого ритуала приема пищи. Я забыл его предупредить о том, что переедать опасно, особенно после сильного голода, но что с того? Разве он бы меня послушал?
    Мы встаем. Я слегка его поддерживаю.
    Ко мне подходит Марк:
    — Последи, чтобы его не стошнило.
    — Я знаю.
    — Что он сказал? — интересуется Красс.
    — Так, ничего. Давай прогуляемся, чтобы помочь твоему желудку справиться с едой. Играть сейчас тебе будет тяжеловато.
    — Куда пойдем?
    — На маяк. С его башни виден весь остров. Там много лестниц, но мы будем забираться потихоньку.
    — У меня живот болит.
    — Если будет тошнить, говори мне. Неприятности нам не нужны.

    Маяк возвышается над Домом. Чтобы туда попасть, надо пройти целый ряд коридоров. Мы проходим мимо множества дверей, которые я всегда видел только закрытыми. Из комнат доносятся различные запахи: затхлый дух сточных вод, пота, лекарств. Красс морщится.
    Я понимаю — дело плохо, и пытаюсь найти решение. Все двери закрыты, а на тех, что ведут наружу, висят огромные позолоченные цепи. Нельзя, чтобы его стошнило прямо здесь, посреди коридора.
    — Не волнуйся, Мето. Мне уже лучше. Нельзя ли открыть окно, чтобы я мог вдохнуть немного свежего воздуха?
    — Я никогда не видел открытых окон в Доме. Именно поэтому здесь всегда жарко. Сейчас мы начнем подниматься, на каждом втором этаже есть лавки, будем останавливаться, как только захочешь.
    Красс поднимается медленно, часто останавливаясь и глубоко дыша. Мы забираемся на самый верх за четверть часа. Открывается прекрасный вид. Я начинаю урок:
    — Наш остров похож на морскую звезду.
    Он вулканического происхождения с горой в центре: это и есть бывший вулкан. Дом построен в глубине кратера. Склоны вулкана покрыты плодородной почвой, на которой в сезон можно выращивать фрукты, овощи и злаки. На севере расположены лес, в котором разводят свиней, и луга, где обитают жвачные животные и домашние птицы. Есть также ульи. Вокруг всего острова и в подводных пещерах на западной стороне ведется отлов рыбы.
    Объясняя все это, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что сам я никогда не видел того, о чем говорю. Все это я выучил на уроках. Свиней из леса я вижу только в виде ломтиков ветчины у себя на тарелке или на картинках в учебниках. Внезапно я замечаю Цезаря 1. Неужели я допустил ошибку? Лицо его выглядит как обычно. Он улыбается. Но улыбается он всегда, даже когда сообщает самые дурные вести.
    — Мето, твой подопечный должен надеть униформу к ужину. Мне кажется, ты забыл зайти к портному.
    — Нет, Цезарь, я не забыл. Мы пойдем к нему сразу после хорового пения. Красс был очень слаб утром. Он немного поспал, и я боялся пропустить обед.
    — Да, ему это было необходимо. Ты правильно сделал. Он не переел в полдень?
    — Немного. Но все будет в порядке.
    — Не опоздайте к портному. Он ждет тебя, и он не в духе.
    — Отчего?
    — Малыши подрались в начале урока борьбы и порвали форму. Старшие поздно вмешались. За ужином будут объявлены наказания, — сообщает Цезарь с той же ничего не выражающей улыбкой на лице.
    Я ненавижу Цезаря 1.
    Он разворачивается и уходит, даже не взглянув на Красса.
    — Такое впечатление, будто я вовсе не существую, — переживает малыш.
    — На данный момент ты еще не являешься частью Дома. Он заговорит с тобой по окончании инициации. До тех пор я говорю вместо тебя. А сейчас мы пойдем к портному.

    Портной смотрит презрительно, как всегда.
    — Новенький? — цедит он сквозь зубы. — Ему нужен четвертый размер. На, держи.
    Он протягивает мне тюк из плотной зеленоватой ткани. Мы с Крассом идем в раздевалку. Я разворачиваю ткань на широком столе, установленном посреди комнаты. Внутри лежат белая рубашка, белое белье, коричневые брюки, толстая серая куртка, черные носки и ботинки.
    — Вот тебе одежда. Ты сейчас переоденешься, сложишь все свои старые вещи в тюк, и мы пойдем на хор.
    — Мне их отдадут после?
    — После чего?
    — Ну, когда я буду уходить.
    — Нет, я думаю, их сожгут. Тебе выдают новую, теплую одежду. Она лучше, чем твоя старая. Тут не о чем жалеть.
    — Я хочу оставить свое пальто.
    — Зачем?
    — Это все, что у меня есть… и потом… оно очень теплое.
    Чего он добивается? Чтобы мы опоздали на хор из-за его пальто, набитого крысиной шерстью? Я не должен нервничать, я знаю, что это все может испортить. Я стараюсь говорить спокойно, но твердо:
    — Это невозможно. Ступай и переоденься.
    Говоря это, я легонько подталкиваю его к узкой кабинке и закрываю за ним дверь.
    Глубоко дыша, смотрю на часы. Что-то не слышно, чтобы он там возился. Считаю про себя до тридцати и открываю дверь. Он сидит на полу и тихо плачет.
    — Я боюсь замерзнуть. И вообще, это пальто — мое. Я не хочу, чтобы его сжигали, — стонет он.
    — Послушай меня, — говорю я раздраженно, — надень свои новые вещи. Я обещаю тебе, что поговорю с Цезарем о твоем пальто перед ужином. Здесь тебе никогда не будет холодно. Ты вечером увидишь свой шкаф, там, в спальне. Он будет набит свитерами, куртками и пальто. Давай переодевайся быстрее. Я не хочу, чтобы мы опоздали на хор.
    Красс встает. Он закрывает дверь и одевается за несколько секунд. Выходит во всем новом. Натянуто улыбается. Я отдаю тюк портному и обращаюсь к нему как можно более любезным голосом:
    — Он хотел бы оставить на память свое пальто. Я сегодня вечером поговорю об этом с Цезарем. Поэтому буду вам очень благодарен, если вы не станете сжигать его сию секунду.
    — Ну да… ну да… на память. Поговори с Цезарем.
    В его взгляде я замечаю нездоровое соучастие, как если бы он думал, что я разыгрываю спектакль и никто об этом не догадывается.
    Я догоняю Красса.
    — Все будет в порядке. Пойдем петь.

    Раз в неделю мы ходим петь в хор. Ритуал требует, чтобы перед началом занятия каждый обвязал вокруг груди ленту из цветной бумаги. Она должна быть плотно пригнана: не слишком свободно, дабы не сползти, но и не слишком туго, чтобы не порваться… Ленты бывают четырех цветов. Крассу я повязываю голубую ленту.
    У Рема, Марка, Клавдия и у меня ленты красного цвета, последний размер.
    — Красс, когда твоя лента порвется, тебе выдадут другую, темно-синюю, потом фиолетовую и, наконец, красную, как у меня. Самое главное — не трогай ленту. В конце занятия я сам сниму ее с тебя. Иди, присоединяйся к остальным пятнадцати Голубым и не болтай много. Внимательно смотри на учителя, когда он будет говорить.
    Не помню, видел ли я когда-нибудь, как рвется лента во время пения. Обычно ее рвут неловким движением, когда снимают из-за спешки, тревоги или волнения. Иногда это происходит просто потому, что пришла пора менять ленту. Часто, словно в разгар эпидемии, повязки рвутся по четыре-пять штук в один день.
    Во время пения мы все стоим, замерев, словно статуи. Двигаются только подбородки и животы, служащие мехами.
    Как и всегда, когда мы приходим, преподаватель уже на месте. Его ноги скрыты под пледом. Кажется, что он обосновался за пианино навсегда. Хоровое пение — это волшебство. На этих занятиях я чувствую себя могущественным рядом с моими товарищами. Иногда даже ловлю себя на том, что смахиваю с глаз нечаянно навернувшуюся слезу.
    — Кто отвечает за новичка? — спрашивает учитель.
    — Я.
    — Как его зовут?
    — Красс.
    — Он любит петь?
    — Я не знаю.
    — Спроси у него.
    Я подхожу к Крассу, которого Голубые оттеснили в сторону.
    — Ты любишь петь?
    — Не знаю. Мне кажется, я ни разу не пробовал.
    Я поворачиваюсь к преподавателю:
    — Он никогда не пробовал.
    Учитель несколько секунд пристально смотрит на нас пустым взглядом.
    — Пусть он начинает тихо и осторожно, чтобы не сбивать других. А ты, если узнаешь, что ему нравится петь, сообщишь мне об этом.
    — Хорошо, учитель.
    Я возвращаюсь на свое место. Красс бросает на меня полные отчаяния взгляды. Ему кажется, что я его покидаю. Я улыбаюсь ему в ответ.

    Ближе к вечеру Красс просит меня вернуться в спальню. Он вынимает все свои вещи из шкафа, чтобы сосчитать их. Он прижимает майки к лицу и гладит свитера.
    — Все нормально, ты доволен?
    — Да, хорошо здесь.
    — Ну что, тебе понравилось петь?
    — Сегодня я так и не решился попробовать. Я слушал, это было так красиво. Я потренируюсь в одиночестве на неделе. Скажи, ты не знаешь, что случилось с учителем? Почему он инвалид? Это с рождения?
    — Нет. Это был несчастный случай. Я даже не знаю, кто мне об этом рассказал. Ты увидишь, это коснулось всех учителей.
    — И ты знаешь, что произошло?
    — Они взбирались по южной стороне вулкана и сорвались. А так как все они были связаны одной веревкой, то все и упали.
    — Вот оно как… Ну и история! Могу я вечером надеть под куртку свитер?
    — Если хочешь. Тебе что, холодно?
    — Нет. Мне просто нравятся мои свитера. Они так приятно пахнут. Мы сами стираем свои вещи?
    — Нет. Каждое утро ты будешь находить их чистыми. Ночью, пока мы спим, всю работу выполняют феи или домовые.
    — Ты разговариваешь со мной как с маленьким.
    — А ты и есть маленький. Кроме того, у меня нет другого объяснения. На самом деле никто не знает, как это происходит.
    Я смотрю на часы и говорю:
    — Скоро будет ужин. Пойду попробую поговорить с Цезарем насчет твоего пальто.
    Мы выходим из спальни и направляемся в игровую. Я надеюсь встретить там Марка, которому смог бы доверить Красса. Мы входим в зал и видим, что все места заняты. Слышны смех, ругань и даже свист. Я замечаю Марка, который наблюдает за Клавдием и Павлом, играющими в уголки.
    Эти двое всегда вместе, с тех пор как один был подопечным другого. В Доме дружба между маленьким и большим случается редко. Как правило, инициация создает определенное напряжение в отношениях. Старший часто несет наказание по вине младшего и думает только о том, как бы побыстрее от него избавиться. Иной раз дело даже доходит до мести.
    — Марк, можно, я оставлю тебе моего малыша на пять минут? Мне надо увидеться с Цезарем.
    Марк жестом приглашает Красса присесть. Я ухожу не сразу и мгновение смотрю на них.
    — Красс — красивое имя, да? — говорит Марк.
    — Да.
    Мой друг показывает на игровое поле:
    — Ты знаешь правила?
    — Нет.
    — Это интересная игра. Посмотри, если понравится, я тебя научу. Ты можешь идти, Мето. Мы никуда не денемся.
    Я едва успеваю выйти из комнаты, как меня громко окликают:
    — Мето! Мето! Где твой подопечный?
    — Цезарь, я как раз иду к вам. Я доверил Красса Марку.
    — За него отвечаешь ты…
    — Мне надо поговорить с вами наедине.
    — Что-то случилось? Его вырвало? Он что-нибудь сломал? Он…
    Я решаю дождаться, когда он даст мне заговорить. Я смотрю на свои ботинки. Цезарь понимает мое молчание:
    — Ладно, рассказывай!
    — Я по поводу его пальто…
    — Ах да. Мне сказали. Наври ему.
    — Я не хочу его обманывать.
    — Солги. Правды он не узнает. Давай прямо сейчас.
    Он оставляет меня. Разговор окончен. Я возвращаюсь.
    — Ты уже пришел? — спрашивает Красс.
    — Да. Похоже, Цезарь ждал меня у дверей. Твое пальто… его не сожгут. Тебе его вернут, когда будешь уходить, если… если ты их попросишь об этом.
    Павел, который собирался бросить кубик, замер с поднятой в воздухе рукой и уставился на меня:
    — И ты ему поверил?
    — Цезарь ему так сказал, — проговорил Клавдий со значением.
    — Ну, если Цезарь сказал… — повторил Павел.

    За ужином обстановка крайне напряженная. Цезарь 1 встает с многообещающей улыбкой на лице. Красс спокоен. Я чувствую себя виноватым перед ним. Но Цезарь прав. Когда Красс вырастет, он сможет понять и принять правду. К тому же меня уже не будет рядом и он не сможет меня упрекнуть за то, что было. Я «сломаюсь» задолго до этого.
    Все ребята сидят на своих местах и ждут в абсолютной тишине. Цезарь 1 начинает:
    — Первое: Кезон и Децим подрались. Наказание: 24 часа холодной комнаты. Исполнение: немедленно. Второе: Красные вмешались слишком поздно. Наказание: круговая пощечина. Исполнение: сегодня в 8 часов вечера в спальне. Приятного аппетита!
    Децим и Кезон встают и идут за Цезарем 5. Они с трудом сдерживают слезы. Я испытал это наказание на себе. Между собой мы называем его холодильником. В этой темной тюрьме температура никогда не поднимается выше нуля градусов. Там они смогут многое понять о себе и друг о друге. Для того чтобы выжить, им придется стать заодно.
    Цезарь поднимает вилку. Можно начинать отсчет. За столом старших все обмениваются взглядами: кто гневными, кто — безразличными или смиренными. Красс шепчет мне на ухо:
    — Тебя не было там, когда все произошло. Ты ничем не рискуешь.
    — Я тоже Красный, поэтому это касается и меня.
    Малыш смотрит на меня с ужасом.
    — Ничего не понимаю! — он выдерживает паузу и спрашивает снова:
    — Круговая пощечина — это больно?
    — Увидишь, по-разному бывает.
    Не переживай. Со мной это не впервой. Главное, Красс, не ешь слишком много сегодня.

    Ровно в восемь Цезарь 3 заходит в спальню с небольшой черной сумкой в руке. Все старшие подходят к нему, и каждый по очереди берет деревянный жетон с номером. Мне достается номер 14. Затем мы встаем кругом, соблюдая порядок в соответствии с жетонами. Цезарь встает в центре круга и спрашивает, готовы ли мы.
    — Я начинаю. Внимание… 1… 2… 3…
    Услышав свой номер, Первый замахивается и сильно ударяет по лицу Второго, который поворачивается и дает пощечину Третьему, и так до номера 16, который бьет Первого. Цезарь лишь отсчитывает по три секунды между ударами.
    — 13… Хлоп. 14… Хлоп. 15… Хлоп. 16…
    Хлоп.
    Конец. Цезарь протягивает сумку, и каждый возвращает жетон на место. Мы ложимся в постели. Октавий был тринадцатым и влепил мне как следует, несмотря на отсутствие среднего пальца. Я шлепнул Тиберия так, что его мягкая щека аж зазвенела. Цезарь уходит. Красс сидит у кровати, закрыв уши руками. Я хочу его успокоить:
    — Ну, видишь, я не умер.
    — Вы могли бы бить не так сильно!
    — У нас нет выбора. Если кто-то будет притворяться, Цезарь назначит второй круг. Тогда все станут бить еще сильнее, чтобы прекратить это наверняка.
    Тиберий проходит мимо меня, потирая щеку.
    — Я переборщил, Тиберий?
    — Нет, все в порядке, Мето. Спокойной ночи.
    Я обращаюсь к Крассу с последними указаниями:
    — В кровать залезай осторожно и старайся спать в самой середине. Высунь руки. Сегодня вечером я сам закутаю тебя, чтобы ты понял, как это делается.
    Красс покоряется. Я начинаю заворачивать его в одеяло. Он ворчит:
    — Ты стянул слишком сильно. Мне больно.
    — Ты должен научиться спать так. Тогда во сне ты не сломаешь случайно кровать.
    — Мне трудно дышать, — жалуется он.
    — У тебя получится. Успокойся. Постарайся.
    — У меня живот болит.
    — Ты опять переел.
    — Нет. Одеяло давит мне на желудок. Ты же знаешь, я даже не притронулся к десерту. А-а! Больно!
    — Перестань болтать! Сосредоточься на дыхании. Твое тело привыкнет, и ты уснешь.
    — Ну как? Запеленал ребеночка? — шутит Марк.
    — Сам узнаешь, каково это, когда станешь нянькой!

    Сегодня вечером очередь Павла выключать центральное освещение. По его возвращении будет абсолютная мгла. Чтобы исключить всякий риск, дежурный должен подготовиться к ночи в течение дня. Например, сосчитать точное количество шагов, чтобы ничего не сломать в темноте.
    Закончив затягивать одеяло, я обращаюсь к своему подопечному:
    — Спокойной ночи, Красс. Сегодня ты будешь спать в тепле.
    Он не отвечает. Уже заснул.
    Через несколько минут абсолютной тишины становятся слышны перешептывания. Разговаривать можно только с самым близким соседом. Невозможно точно разобрать, что говорят другие, но ради развлечения можно пофантазировать. Тело стиснуто одеялом, и чтобы увидеть что-нибудь над спинкой кровати, надо максимально вытянуть шею. Из-за этого обращение взглядом к собеседнику стоит больших усилий. Не может идти речи о том, чтобы ослабить одеяло и приподняться, пусть даже на мгновение, на локтях. Ведь сон всегда приходит внезапно.
    Я сплю рядом с перегородкой, и мой единственный ближайший сосед — Марк. Именно поэтому мы сблизились с ним, еще когда были Голубыми и вместе плакали вечерами. Марк шепчет:
    — Наконец-то поболтаем.
    — Я ждал этого момента весь день. Ты поговорил с Ремом?
    — Да, немного, как обычно.
    — Он ничего тебе не сказал про сегодняшнее утро?
    — Нет, а что? Что-то случилось?
    — Его не было в ванной, когда пришли солдаты.
    — Ты уверен?
    — Похоже, они позволили ему спать дальше. И не наказали.
    — Тем лучше для него… А может, они его просто не заметили?
    — Зато я видел одного из них!
    Марк затихает. Он на несколько секунд высвобождает шею, поднимает голову к потолку. Я делаю то же самое.
    — Ты осмелился… Ну и как, они страшные?
    — Да, ужасные. Во второй раз должно быть не так страшно.
    — Так ты попытаешься снова?
    — Да. Я хочу знать их в лицо. Пусть даже будет страшно.
    — Я тоже хочу посмотреть.
    Постепенно перешептывания стихают, как по цепочке. Все засыпают.

Глава II



    Я проснулся и жду сигнала. У меня есть еще десять минут в запасе. Словно глоток воздуха перед прыжком в ежедневный водоворот.
    У Красса сегодня второй день инициации — самый рискованный. Ему предстоит впервые начать обычный день одному. Я не успел рассказать ему всего, к тому же я не буду находиться с ним рядом все четырнадцать часов, что отделяют нас от сна. Я принадлежу к Красным, поэтому у меня другое расписание.
    Его будут учить читать и считать, поскольку он еще маленький, а я займусь постижением науки откармливания и убоя свиней, посевом злаков или еще чем-нибудь, что сможет пригодиться мне в будущем. Мы изучаем все это не просто так в ожидании взросления. Нам это точно пригодится для чего-то после. Почему нам ничего не говорят?
    Мне на ум приходит одно воспоминание, связанное со всеми этими тайнами вокруг нашего будущего. Несколько месяцев назад после утренней зарядки все пришли в крайнее возбуждение. Кое-что обнаружилось в туалете. Это была надпись, сделанная мелом за дверью. Я успел прочитать прежде, чем ее стерли:
    Я хочу знать, откуда я и что будет после. Пожалуйста.
    Подписи не было. Но вокруг была целая россыпь маленьких кривых крестиков, начертанных дрожащей рукой. Я насчитал их около тридцати. Мел лежал на полу. Я добавил свой крестик, и двое моих товарищей, сопровождавших меня в тот день, Марк и Октавий, сделали то же самое.
    Весь последующий день дети обменивались знаками, говорящими: «Я видел», «Ты видел?», «Я подписался», «Ты подписался?».
    Еще долго после этого инцидента те самые туалетные комнаты были самыми посещаемыми. Словно все приходили за новостями, чтобы узнать продолжение истории или чтобы просто обозначить свою принадлежность к клану, штаб которого настолько тесен, что посещать его можно только по очереди. Однако с тех пор больше никаких надписей не появилось.
    Что стало с Квинтом спустя сутки? Может, он теперь ученик крестьянина или рыбака на острове? Или отправился в чужие края? А может, он умер? Или стал солдатом в натертых маслом ботинках? Хотя навряд ли. Для этого он не годен физически: слишком худой и слишком высокий. Вчера я заметил, что ни у кого из нас нет солдатского телосложения. Встает вопрос: где их всех находят? Природа не порождает таких чудовищ.
    Звонок. Пора, хватит грезить. Едва поднявшись с постели, я повторяю Крассу единственный ценный совет:
    — Прежде чем что-то сделать или сказать, посмотри на других. По мере возможности старайся не говорить, а особенно — не задавай вопросов.
    — Я буду очень внимателен. Я обещаю тебе, Мето.
    — Красные, на пробежку! Красные, на пробежку! — кричит Клавдий. — Мето, поторопись!
    — Я вас догоню.
    Я пытаюсь найти среди Голубых мальчика, которому можно доверять.
    — Секст, присмотри за Крассом. Ради меня. Только сегодня.
    — Окей, Мето, я его не оставлю.

    Утренняя пробежка проходит в коридоре, огибающем наше восьмиугольное здание по периметру. Этаж разделен на четыре части двумя перпендикулярными проходами: с юга на север и с востока на запад. В центре получившегося креста находятся четыре Цезаря, каждый из которых следит за одной из сторон света. Дети бегают командами из четырех человек по секундомеру. Начинают Красные, а дальше в порядке убывания достигнутых накануне результатов. Я в команде, убегающей первой каждое утро. Наша команда самая быстрая уже на протяжении долгого времени. В каждой команде бегуны классифицируются по тому же принципу. В нашей первым бежит Рем, вторым — Клавдий, третьим — Октавий, четвертым — я. Каждый ребенок встает в конце одного из проходов. По команде «марш» дети разбегаются: двое направо, двое налево. Каждый раз, когда они мелькают в проходе, Цезарь выкрикивает им их номер. Красным нужно пробежать пять кругов, Фиолетовым — четыре круга, Синим — три, Голубым — два.
    Если иерархия соблюдается, цифры слышны по порядку. В противном случае номера перераспределяются на следующий день. Цезарь 1 засекает по секундомеру результат группы, которая может опуститься в списке в случае проигрыша. Сортировка детей внутри каждой цветовой группы объявляется ежедневно. Плохо тому, кто окажется шестнадцатым. Он становится объектом постоянных насмешек, его не называют по имени, а зовут позорным прозвищем Ззев. Если ученик жалуется, Цезарь еще больше наказывает его, зачастую лишая еды.
    Мне везет. Я всегда бегал быстро.
    Я в первой группе уже больше года. Если я не буду расти слишком быстро, то смогу продвинуться еще.
    Побежали! После своего вчерашнего «выходного» я чувствую себя в прекрасной форме.
    — 1,4, 2, 3.
    Я молодец.
    — 1, 4, 2, 3.
    Я пересекаюсь с Клавдием, обладателем номера 2, который бросает мне на бегу:
    — И не мечтай!
    Нет времени отвечать. Я прибавляю скорости.
    — 1, 2, 4, 3.
    На третьем круге мне на секунду показалось, что Клавдий слегка отклонился, как будто чтобы зацепить меня. Но нет. Он в этом не заинтересован. Тут кроется умысел системы: мы играем совместно и друг против друга одновременно. Падение стоило бы слишком дорого каждому из нас.
    — 1, 2, 3, 4! — кричит Цезарь 1.
    Соревнование окончено. Глубоко дыша, мы собираемся в центре восьмиугольника.
    — Группа 1: порядок соблюден. Результат улучшен.
    — Какое время? — одновременно спрашивают Клавдий и Октавий.
    — 4,8.
    — Спасибо, Цезарь.
    — Эй, Рем! У нас 4,8! Просто супер! — ликует Октавий.
    — Неплохо. У меня бывало и лучше.
    С другими.
    — Когда?
    Он не отвечает. Рем — непобедимый, всегда первый, спокойно направляется к умывальникам. Мы остаемся послушать результаты других команд. Никаких изменений в классификации групп по окончании тренировки нет, завтра порядок пробежки будет таким же.

    Мы отправляемся во второй зал, предназначенный для развития мускулатуры. В программе: конкурс отжиманий. Ноги ставятся на скамью. Мы выстраиваемся в линию, в соответствии с порядковым номером, полученым накануне. Я второй, а Рем, как в любом виде спорта, на первом месте. Один из Цезарей дает отмашку, и каждый по очереди делает движение, следя за идеальным его исполнением. Подбородок едва касается пола, затем — три-четыре секунды обязательной задержки. И возврат в исходное положение. Поначалу ритм довольно спокойный. Делаешь усилие раз в две минуты. Но по мере выбываний или дисквалификаций из-за неправильных движений ритм ускоряется. Когда намечается Ззев, многие перестают лезть из кожи вон, потому что впереди всегда есть четыре-пять неоспоримых лидеров, за которыми сложно угнаться.
    Третий урок — растяжка, где можно наконец расслабиться. Последовательность движений происходит в неизменном порядке. Один из нас встает перед остальными и задает темп. Красные делают это практически с закрытыми глазами.
    Последняя утренняя тренировка — канат. Настоящая пытка для Голубых, которые стирают ладони, не в силах освоить правильную технику. В отличие от всех остальных они должны взбираться по канату без помощи ног, на одних руках. Нам полагается проделывать это упражнение медленно и с улыбкой. Некоторые из Красных прикрепляют себе на лодыжки дополнительные браслеты с утяжелением.
    Все закончилось. Я не продвинулся в классификации и смиряюсь со своими посредственными результатами в отжиманиях и канате.

    За завтраком я встречаю Красса. У него мертвенно-бледный вид. Он буквально падает на свое место.
    — И так каждое утро? — шепотом спрашивает он.
    — Да, ты привыкнешь. Хочу тебя предупредить, что ты должен как можно скорее покинуть ряды тех, кого наделяют прозвищем Ззев.
    — Знаю. Мне сказали.
    — Встретимся на борьбе. Думаю, ты будешь в моей группе. Будь внимателен.
    Я перехватываю взгляд Секста, который слегка кивает мне, показывая, что все в порядке.
    — Внимание! Начали…
    Дети голодны и буквально заглатывают еду. Я вижу, что Красс не двигается.
    — Я не очень хочу есть после спорта.
    — Поешь хотя бы немного. В следующий раз еду дадут только через три часа.

    Сегодня утром у меня занятия по рыбалке с господином В.: Как поймать и приготовить дельфина. Поначалу я не понимал совсем ничего. Море, волны, приливы-отливы, рыбы были для меня лишь картинками и словами из книг. Один или два раза мы выходили в коридор, чтобы посмотреть на море с высоты маяка.
    Как-то раз я задал вопрос:
    — Как распознать рыб в морской воде, ведь она же цветная, не прозрачная? Когда я погружаю ложку в овощной суп, она не видна.
    — Морская вода не похожа на суп. Она прозрачная и бесцветная. Вы узнаете об этом из вашего учебника.
    С высоты маяка я видел, что вода в море была зеленая.
    — Верьте книгам, — продолжал утверждать господин В., — они не врут. А вот ваши впечатления и ваше зрение могут вас обмануть.
    Один из учеников возразил:
    — Я тоже, как и Мето, видел, что вода в море цветная.
    — Хватит! Поговорим об этом позже.
    — Почему не сейчас? — упорствовал я.
    — Потому что это не предусмотрено. Я должен спросить, можно ли вернуться к этому вопросу в другой раз.
    — Спросить у кого?
    — Хватит, я сказал! Вернемся к нашему уроку. Мы и так много времени сегодня потеряли. Мето, я лишаю вас права задавать вопросы на целую неделю.
    — Хорошо, учитель.
    Разумеется, господин В. больше никогда не возвращался к обсуждению этой темы, а я с того момента перестал задавать вопросы учителям, потому что это все равно ни к чему не ведет, а только повергает их в гнев или замешательство.
    Сегодня мне надо серьезно подумать об оценках, потому что скоро контрольные. При плохих результатах придется ходить на дополнительные уроки вместо игровых занятий. А тех, кто не интересуется спортом — хотя их мало, — лишают еды.
    Как правило, дети быстро понимают, что лучше — трудиться. А это означает:
    1) Учить уроки наизусть, даже если не все до конца понятно.
    2) Уметь быстро и грамотно переписывать длинные сложные тексты.
    3) Уметь безошибочно определять разнообразные виды растений и животных.
    4) И наконец, уметь точно, в реалистичной манере рисовать.

    Занятия по борьбе всегда проходят вместе с другими детьми, разделенными на четыре группы, каждая под руководством одного из Красных. Последние в борьбу не вступают. Они отвечают за разминку, упражнения и судят поединки.
    Я отвечаю за группу вместе с Титом, высоким неулыбчивым блондином. Нам назначают еще двух помощников: Марка и Рема.
    Два преподавателя, господин А. и господин П., с трудом передвигаются по залу. Они носят корсеты и чаще всего стоят, опираясь на перекладины, расположенные по периметру.
    Они не показывают ученикам никаких движений. Захваты и этапы боя демонстрируют наиболее опытные из Красных. Хотя замечания и советы преподавателей всегда крайне точны. Все говорит о том, что до несчастного случая они были настоящими чемпионами.
    У меня довольно рискованная должность. Прежде всего, я должен предотвращать общие потасовки, вероятность которых весьма велика. Когда одному из борцов кажется, что с ним поступают несправедливо, если его укусили, ущипнули или вывихнули пальцы, он, как правило, пытается дать отпор. Тут же подключаются его друзья по ковру, и тогда зал может просто взорваться. Однажды, вскоре после моего появления здесь, я оказался свидетелем подобной вспышки ярости и до сих пор храню об этом ужасные воспоминания. Удары наносились с предельной силой и жестокостью, так как все знали, что времени мало и что вмешательство обоих учителей положит конец столкновению. Господа А. и П. не кричали и не спешили к месту потасовки. Они вмешались только тогда, когда убедились в том, что их услышат. Если они дважды произнесут имя кого-либо из ребят, тот будет знать, что наказание последует этим же вечером. Поэтому подавляющее большинство детей наносили лишь один-два удара, а потом просто защищались в ожидании взрослых.
    С тех пор как меня назначили руководителем группы, в моей команде ничего такого не случалось. Мы с Титом хорошо знаем учеников. Мы умеем распознать еще до того, как начнется драка, что кто-то из детей собирается нарушить спокойствие. Есть безошибочные признаки, помогающие это определить: рука, вырванная при пожатии, суровый вид или напряженная улыбка. В такие дни ребенок не дерется. Один из нас пытается выяснить, что не так. В основном эта обязанность лежит на мне, благодаря чему я всегда в курсе всевозможных ссор и обид или, наоборот, дружбы и секретов, существующих в Доме.
    Я представляю новичка другим.
    — Это Красс. Он будет членом нашей группы. Будьте полюбезней с ним. Сегодня его первое занятие по борьбе, и он немного волнуется. Децим, пожалуйста, напомни ему правила.
    Децим выступает вперед.
    — Цель игры, — объясняет он, — удержать противника в лежачем положении на спине в течение десяти секунд. Нельзя бить, щипать, кусать, рвать трико соперника, тянуть его за волосы, уши или…
    — Достаточно, я думаю, он все понял.
    После пятнадцатиминутной разминки я разбиваю детей на пары, и мы начинаем отрабатывать захваты. Обучать Красса выпадает Марию, очень мягкому по характеру ученику из группы Синих.
    Новичку страшно. Как только партнер захватывает его, он тут же уступает и встает на колени в знак подчинения. У меня даже возникает ощущение, что он задерживает дыхание, словно пытаясь притвориться мертвым.
    Тит освобождает его от участия в бое сегодня. Он должен понять смысл игры и успокоиться.

    Сидя за столом, Красс жует медленно, ни слова не говоря. Кажется, он о чем-то думает. Похоже, он начинает осознавать, из чего будет состоять его повседневная жизнь в ближайшие четыре-пять лет. Он знает, что это трудно, но, как и другим, ему в конце концов придется смириться и привыкнуть.
    После еды наступает короткая переменка в пятнадцать минут. Дети небольшими группками разбредаются по коридорам. Это единственное окно в нашем расписании. Воспитанники пользуются им, чтобы высвободить поток слов, накопленных за долгие часы молчания. Малыши по большей части говорят одновременно, не заботясь о том, чтобы услышать друг друга. У старших, наоборот, разворачиваются бурные дискуссии. Разумеется, во избежание любых конфликтов по всему этажу рассредоточены Цезари. Разговоры пристально контролируются.
    Теоретические занятия возобновляются в три часа дня. После них дети отправляются поочередно на настольные игры или на спорт, в зависимости от их цвета. Виды деятельности меняются каждый день.
    Все настольные игры имеют одну основу: принцип уголков. Игровое поле четырех цветов, кубик и по две цветные фишки на игрока. Новички играют по наиболее легкому традиционному методу. Главное — удачно бросить кубик. Выиграешь, если повезет.
    Другие, повзрослее, используют более сложные варианты, где важна стратегия. Первая из них заключается в том, чтобы отправить фишки в противоположных направлениях. Цель игры — как можно быстрее вернуться в свой лагерь, постаравшись при этом увеличить до максимума число столкновений с противником. Вторая стратегия — самая распространенная — имеет главной целью полное уничтожение трех других противников. Кубик бросают дважды. Направление движения фишек выбирается по желанию. Игрок может произвольно выбирать направление и фишку при первом броске и поменять их при втором. Положение, к которому стремятся чаще всего, называется «смертельный сэндвич». Это когда две фишки одного цвета полностью блокируют фишку противника, которая беспомощно ждет своего уничтожения. Можно играть командой, а можно каждый сам за себя. В зависимости от обстоятельств можно создавать союзы по принципу «враг моего врага — мой друг до тех пор, пока не исчезнет наш общий враг». Такие варианты допускаются, если не становятся причиной потасовок.
    Неофициальное распределение мест происходит каждый день. В конце недели чемпионы сражаются друг с другом под присмотром всех остальных. Поначалу я был страстно увлечен этими играми, из-за авторитета, который они создают. Но впоследствии я заметил, что победители никогда не входят в круг близких мне людей. В течение нескольких месяцев я из принципа не участвовал в финалах. Сначала избегал их, чтобы не терять хладнокровия в присутствии других, а потом мне просто понравилось пребывать некоторое время в бездействии. Я делаю вид, что наблюдаю, а сам отключаюсь и думаю о своем. Это своеобразное бегство от действительности, пусть и на несколько минут раз в неделю, доставляет мне большое удовольствие. Я не должен этим хвастаться, Цезарям бы это не понравилось.

    Сегодня вечером у нас, старших, спортивные занятия в зале. Все начинается с долгого и трудного переодевания под названием «облачение в панцирь». Сначала надо натянуть эластичный комбинезон, на который нашиты металлические кольца. Потом на эти кольца при помощи ремней крепятся кожаные детали, имеющие форму и цвет основных видимых мышц нашего тела. Надев такую «сбрую», становишься похожим на скелет с мышцами из анатомического театра. Маска из железа и кожи закрывает пол-лица. Два больших прозрачных пластмассовых шара на глазах делают нас похожими на гигантских мух.
    Команды состоят из шести игроков. Я вхожу в команду Клавдия. Перед началом игры нас созывает капитан. Мы встаем в круг, обняв друг друга за шеи. Из-за давления приходится опускать голову. Все молчат. Чем меньше длится разработка стратегии, тем меньше боли испытываешь.
    — Сыграем Аппия 1.3. Тот же маневр, что в воскресенье. Вопросы есть?
    — Нет! — выкрикивают все хором.
    Круг расходится. Игроки встают по местам, вращая головами. Сегодня мы разыграем партию, уже записанную в каталоге. Уже три недели подряд никто не предлагает ничего нового. Может быть, уже испробованы все возможные стратегии. В книге, где собираются описи всех стратегий, есть одна, придуманная мной. Под кодом «Мето 2.1». Мне кажется, я разгадал смысл этой непонятной нумерации. Два означает, что я второй Мето в Доме, в любом случае второй предложивший стратегию, а один — то, что это моя первая принятая комбинация. Никогда ни один из Цезарей не подтверждал моей гипотезы: о прошлом не говорят.
    — Прошлое, — как говорит Цезарь 2, — это история других, а мы должны заниматься только своей собственной историей.
    Игра в зале называется «инч». Цель игры для каждой команды — суметь забросить мяч из ткани, набитой шерстью, в квадратное двадцатисантиметровое отверстие в стене на стороне лагеря соперников, всячески мешая при этом команде противника сделать то же самое.
    Разрешены любые приемы: можно толкать, валить, давить противника. Положения вне игры не существует. Внутри команды у каждого своя определенная роль. Есть чистильщики, отвечающие за «расчистку зоны ворот», пробиватели, разрывающие линии обороны противника, и забойщики, призванные забросить мяч в отверстие. Это настоящие спортивные виртуозы, поскольку они самые ловкие и самые точные. Игра останавливается, как только мяч попадает в цель.
    Ах да! Я забыл самое главное: все перемещения происходят на четвереньках, а мяч нужно держать зубами. Эта игра очень жесткая. Во время нее тратится очень много энергии. Те, кто держит мяч в зубах, должны беспрестанно крутить головой, чтобы противник не смог его отнять.
    Я — забойщик, из-за недостатка мышечной массы. Матч начинается. Аппий — очень зрелищная стратегия. Наш пробиватель Клавдий вгрызается в шар, четверо игроков сжимают его и увлекают на прорыв вражеской линии. Он широко расставляет ноги и руки, чтобы захватить и как можно сильнее придавить противника к полу, падая на него сверху. Затем каждый играет свою роль. Пользуясь эффектом, произведенным Клавдием, я незаметно проскальзываю за линию борьбы и начинаю быстро перемещаться справа налево и слева направо, ловко уворачиваясь от ударов. Такие перебежки туда-сюда сильно изматывают. Я чувствую, что у меня будет всего один шанс за весь матч, потому что контратаки зачастую просто убийственны. К тому же Тит, мой партнер по борьбе, играет роль забойщика в команде противника, а он настоящий гений по части попадания в цель.
    Я получаю удар в спину. Это защитник задел меня ногой, пытаясь вырваться из когтей чистильщика. У Клавдия мяч все еще во рту. Он обдает всех потом и слюнями, неистово крутя головой. Наконец-то он меня увидел. Он делает точный пас. Я получаю мокрым шаром по физиономии. Падаю ниц, закусываю мяч. Приподнимаюсь, инстинктивно тянусь в направлении ниши прежде, чем успеваю почувствовать вес чистильщика, который заскакивает на меня и придавливает к полу. По короткому свистку я понимаю, что все кончено. Я успел забить. Мы выиграли. Ученики поднимаются и помогают тем, кому плохо. Каждый проверяет, цел и невредим ли он. На лицах мелькают улыбки. Сегодня обошлось без увечий. Все поздравляют друг друга.
    После короткого отдыха проигравшие передают друг другу тряпку, которой вытирают слюни, пот и кровь. Больше всего крови течет изо рта: трескаются губы, ломаются зубы. Затем все тщательно складывают детали панциря в корзины. Намокшие комбинезоны и мяч — в отверстие для грязного белья.
    Только под душем можно по-настоящему разглядеть раны на теле: синяки, укусы, царапины, порезы от защитных очков. Никто не жалуется сам и не сочувствует другим. Эту игру любят именно за жестокость.
    Когда я впервые увидел других детей, играющих в инч, это напомнило мне картинку из книги про диких животных: два взрослых кабана дерутся из-за куска падали.

    Учеба — яркий момент коллективного одиночества: каждый работает сам по себе в своем уголке в окружении еще шестнадцати человек. Ничто не нарушает тишины, кроме мерного звука шагов Цезаря, шелеста страниц и скрипа пера по бумаге.
    Некоторые с отсутствующим видом, уставившись в одну точку или закрыв глаза, повторяют урок. Другие беспрестанно пишут страницу за страницей. Есть еще те, кто рисует. В задумчивости и сосредоточении, мы просто не замечаем, как пролетает этот час.

    На обеде я пытаюсь переговорить с Крассом:
    — Ну, как прошел день?
    Он молча смотрит на меня. У него измотанный вид.
    — Трудно пришлось?
    — Я не знаю. Я… я…
    Глотаем еду.
    — Жуй хорошенько. Время есть. Не говори, если не хочешь.
    — Я слышал про инч. Это ужасно.
    — Тебе понравится. Потом.
    — Не думаю.
    После нескольких ложек еды, словно собравшись с силами, Красс говорит:
    — Уроки… длятся очень долго. Я не могу сосредоточиться. Я просто перестаю понимать.
    — Это нормально.
    — Учеба — хуже нет… Эта тишина наводит на меня страх.
    — Если будешь работать, забудешь о страхе.
    Он смотрит с тоской. Он похож на пленника в стеклянной камере, которого никто не слышит.
    — Я ничего не понимаю. Я ничего не умею. Все остальные…
    Он начинает всхлипывать и перестает есть.
    В коридоре я кладу ему руку на плечо и пытаюсь успокоить:
    — Ты — новенький, но не глупый. С каждым днем ты будешь двигаться вперед. Все новенькие начинают как ты. Абсолютно ничего не могут и не умеют. А потом все налаживается.
    — Говорят, если не работаешь, лишают еды.
    — Это происходит с теми, кто не хочет трудиться, но если ты будешь стараться, тебя поддержат и никто ни в чем тебя не упрекнет. Я попрошусь тебе в помощники.
    — Правда?
    — Да. Старшие довольно часто помогают младшим в учебе.
    Марк и Октавий догоняют меня у умывальников.
    — Ну и как? Продолжаешь воспитывать птенчиков? — язвит Марк.
    — Смейтесь-смейтесь… Скоро и вам предстоит.

    Сегодня вечером Красс укладывается сам. Правда, все равно просит меня проверить.
    Я вижу в его глазах беспокойство. Он немного колеблется, потом спрашивает:
    — Насчет моего пальто…
    — Что?
    — Кое-кто мне сказал, что…
    Я резко его прерываю:
    — Ты что, мне не веришь?
    — Что ты, конечно…
    — Тогда спи, и не будем об этом.

Глава III



    Инициация Красса наполовину завершена. Он привыкает. Как и предполагалось, на занятиях туман понемногу рассеивается. Скоро я смогу его оставлять на время уроков. Такое шефство мешает мне участвовать в нашей вечерней жизни, потому что моя личная работа должна быть закончена и проверена Цезарем до того, как я присоединюсь к моему подопечному. Так что учусь я один в пустом зале, в то время как мои товарищи вовсю орут за стеной, наслаждаясь азартом игры.
    Мне бы так хотелось побыстрее вернуться к инчу! А не то они отдадут мое место забойщика кому-нибудь другому. Некоторые уже пытались меня заменить, но потерпели неудачу: один сломал руку, а другой стал умолять вернуть его в защиту. Ему казалось, что команда терпит поражение исключительно по его вине. Почти каждый день кто-нибудь из наших подходил ко мне и спрашивал, когда же я вернусь.
    — Скоро, очень скоро, парни.
    Красс приобщился к инчу. Он понял, что все можно пережить, что травма головы отстраняет тебя от игры на неделю, но это не ослабляет желания поскорее вернуться обратно. Он знает, что должен стать тверже, чтобы выстоять. Научиться повиноваться — хорошо для того, чтобы избежать проблем с Цезарями, но не для того, чтобы избежать проблем с другими детьми. У Красса дар выходить сухим из воды, он хитрый. У него это в крови. Я питаю к этой черте характера одновременно отвращение и восхищение. Такие люди всегда выигрывают в ущерб другим. Красс идеален для Дома.

    — Обжорная гонка… У нас будет какая-то обжорная гонка. Что это еще за штука? — спрашивает мой подопечный. — Это больно?
    — Нет, это маленький подпольный спектакль, просто ради развлечения.
    — Объяснишь?
    — Два ученика одного цвета садятся друг напротив друга в окружении своих «сообщников», скрывающих их от остальных, и начинают соревноваться в еде, когда Цезарь дает сигнал к началу обеда для всей столовой. Участники стремятся побыстрее опустошить тарелки, запихивая в рот как можно больше еды. Партия заканчивается, как только тарелка становится идеально чистой.
    — Смешно!
    — И запрещено! Если Цезарь обнаружит подозрительные пятна на твоей форме, ты отправишься в холодильник. Чтобы не насажать таких пятен, некоторые соревнуются в питье воды, но если выпить очень много, будет плохо по-настоящему. Слушай, а ты знаешь, кто собирается соревноваться?
    — Нет. Вроде бы кто-то из Синих. А ты уже пробовал?
    — Я пробовал все. Погоди, ты еще не такое обо мне узнаешь… Во время одной из гонок я чуть не задохнулся. Еда полезла через нос. Настоящая пытка.
    — Ну и?
    — Я проиграл.
    — Не пойму, в чем интерес?
    — Время покажет.

    — Рем плачет, — шепчет мне на ухо Октавий по пути в учебный класс. — Он сидит на полу в коридоре, обхватив руками голову.
    — Кто-нибудь говорил с ним?
    — Я.
    — Чего он хочет?
    — Он хочет поговорить с тобой, только с тобой.
    — Иду.
    — Сейчас не лучший момент. Что ты скажешь Цезарю?
    — Правду. Он все равно узнает. Я пошел.
    Я нахожу Рема в конце восточного коридора.
    — Что с тобой?
    — Меня отстранили от инча.
    — Это не новость. Кажется, на год?
    — Да. Но год уже скоро истекает. Я спросил у Цезаря точную дату возвращения в команду. А он сказал, что меня решили отстранить еще на год. Но через год меня уже здесь не будет.
    — Ты сказал им об этом?
    — Да. Но они уверяют, что я еще буду тут.
    Но я же старый. Я — Красный, который даже старее тебя, а для тебя все закончится месяца через три — четыре.
    — Я подумаю, что можно сделать. А пока вставай. Тебе нельзя здесь оставаться.
    — Сначала пообещай, что ты мне поможешь. Я хочу поиграть хотя бы еще раз, один раз.
    — Я займусь этим. Поднимайся.
    Он встает и идет в спальню. Он никогда не ходит на учебу, и никто ему слова не говорит. По поводу его отсрочки я ничего не обещал, но я попробую. Если бы Цезарям хватило мужества, они сказали бы Рему прямо, что ему запрещено играть пожизненно. В игре он может проявлять крайнюю жестокость, до остервенения, так что становится по-настоящему страшно. Однажды я видел, как он пытался сломать руку Клавдию. Он был просто в бешенстве, контролировать его было невозможно. Все игроки бросились их разнимать. Пришлось его побить, чтобы он ослабил хватку. Ему запрещено играть «по причине крайней жестокости».
    Из-за его исключения в течение нескольких месяцев матчи вообще не проводились. Но потасовки вспыхивали и на уроках борьбы, и в коридорах, поэтому холодильник работал без перерывов. А поскольку организованной и санкционированной жестокостью управлять легче, инч был восстановлен.
    Я возвращаюсь в класс. Подхожу к Цезарю 3, который смотрит на меня, как будто удивляясь тому, что я хочу с ним заговорить. Однако, если бы я как ни в чем не бывало прошел на свое место, мне пришлось бы провести чертову четверть часа в его кабинете.
    — Я хочу объяснить вам свое опоздание: один из моих товарищей плакал в восточном коридоре. Мне сказали, что он хочет со мной поговорить. И я поду… извините, я… я пошел туда, не особо раздумывая.
    — Почему?
    — Что «почему»?
    — Почему он хотел поговорить именно с тобой?
    — Не знаю. Этого мне не сказали.
    — А сам ты как думаешь?
    — Никак. Ничего не думаю.
    — Где он сейчас?
    — Он встал и пошел в…
    — Я знаю куда. Можешь занять свое место.
    — Цезарь, я обещал просить за него…
    Он не поднимает головы. Он положил конец обсуждению и даже не представлял, что я могу продолжить его по собственной инициативе. Я настаиваю:
    — Цезарь?
    — Ты еще здесь? Кажется, ты и так уже отстал в работе от остальных?
    Он выдерживает долгую паузу и вновь произносит:
    — Позже. Возможно, мы вернемся к этому разговору.
    Я иду на свое место. Неопределенное обещание с его стороны — уже неплохо.

    Я снова и снова думаю над тем, что мне сказал Рем: «Через три — четыре месяца для тебя все закончится». Что значит «закончится»? Что со мной будет? Что стало с Квинтом, которого волокли в мешке два монстра пару недель назад?.. Жив ли он еще? Я приучил себя к мысли, что ТАМ нам найдут какое-нибудь другое применение. Не может же быть, что нас тренируют и обучают просто так.

    Красс сидит напротив меня в столовой. Нет сомнения, что у него есть ко мне вопросы. Что любопытно, он никогда не выдает их сразу. Пол-обеда он молча наблюдает за мной. Интересно, чего выжидает?
    — А Рем, — наконец произносит он, — твой друг?
    — Да, можно и так сказать. Мы не болтаем с ним дни напролет, он не слишком словоохотливый. Но я его знаю с момента своего появления здесь, кроме того, он — верный и полезный член команды.
    — Он злой. Мне такие ужасы о нем рассказывали…
    — Многое из этого выдумки. Но, несомненно, он бывает жесток.
    — При каких обстоятельствах?
    — Нет никаких особых обстоятельств. Это случается внезапно, как приступ.
    Красс смотрит на меня как баран на новые ворота. Откуда столь внезапный интерес к Рему? Неужели случай в коридоре успел облететь весь Дом?
    Мое внимание привлек Голубой малыш, сидящий рядом с Крассом. Он пододвинул свой десерт соседу слева. За что этот долг? Надо будет расспросить его на выходе из столовой. Красс, который тоже заметил случившееся, смотрит на меня вопросительно. Скоро все узнаем.
    Выходя из столовой, я догоняю малыша по имени Кезон, который с легкостью объясняет мне причину своего отказа от сладкого:
    — Все свои десерты за месяц я проиграл в уголки. Я только к концу партии понял, что остальные игроки были заодно и готовили мне ловушку, хотя всю дорогу обзывали друг дружку и ругались.
    — Месяц — это слишком. Не хочешь, чтоб я вмешался?
    — Нет. Спасибо. Не буду таким доверчивым в следующий раз. И потом, я не очень люблю сладкое, я предпочитаю хлеб.
    — Ну, как хочешь. Кто эти негодяи, с кем ты играл?
    Он сделал вид, что не расслышал, и поспешил за товарищами. Еды здесь дают более чем достаточно, и те, кто отнимает ее у малышей, делают это не по необходимости, а для того, чтобы показать свою власть и превосходство, и не только физическое. К отнятым порциям едва прикасаются. Младшие не жалуются, утешая себя тем, что еще успеют отомстить. Но кому? Не тем, кто украл у них, а тем, кто будет младше. Голубые завидуют старшим, хоть и знают, что их время сочтено.

    — Мето, ты хотел поговорить со мной? — обращается ко мне Цезарь 1.
    — Я пообещал Рему, что похлопочу за него. Он хотел бы сыграть в инч один раз, последний.
    — Ты прекрасно знаешь, что его товарищам гораздо лучше, если он не выходит на поле. Ты и сам был его жертвой.
    Я удивлен, услышав это, и спрашиваю:
    — Правда? Когда?
    — Ты был тогда Фиолетовым, и тебя укусили в спину.
    Помню ту боль. Рана заживала несколько недель. Я страшно мучился вечерами, лежа на спине, перед тем как заснуть.
    — Но, Цезарь, это был не он! Это был Филипп, он за это сидел в холодильнике и очень быстро потом исчез.
    — В самом деле? Ну, может, я и ошибся. Вернемся к Рему. Ты знаешь, что он опасен?
    — Да.
    — Ну вот. Скажи ему, что ты сделал все возможное, но это не помогло.
    — Я подумал, что можно было бы попробовать, всего один раз. Приняв меры предосторожности и только с добровольцами…
    — Забудь об этом, Мето. Спокойной ночи!
    Он уже отвернулся. Больше я для него не существую. Цезарь 1 всегда меня раздражал. Когда я был помладше, я несколько раз представлял в мечтах, что он участвует в «круговой пощечине» и я стою рядом с ним. Я видел, как бью его так сильно, что он пролетает через всю спальню. Впрочем, не уверен, что это помогло бы мне забыть его равнодушный взгляд.

    Встречаю Марка у умывальников. Он меня ждал.
    — Ну как? У тебя не будет неприятностей из-за всей этой истории?
    — Рем расстроится. Скажу ему об этом завтра. Еще есть надежда, что Цезарь передумает за ночь.
    — Это по поводу инча? Да?
    — Да, я предложил организовать партию с добровольцами, чтобы сыграть с ним в последний раз.
    — Не многие согласятся пойти на такой риск. Слушай, его даже днем все избегают. Ну, кроме тебя, Октавия и Клавдия, конечно… Его боятся.
    К нам подходит Красс.
    — Мето, мне надо тебя кое о чем спросить.
    Марк смотрит на меня вопросительно.
    — Останься, Марк. Так о чем ты, малыш?
    — Где находятся секретные ходы?
    Мой старый друг улыбается и вступает в разговор:
    — Ах вот что! Мне тоже было бы интересно узнать, Мето.
    — Говорят, — отвечаю я, — они повсюду. На каждом этаже, в каждой комнате или коридоре, но за все эти годы никто так и не смог показать мне хотя бы один.
    — Ты думаешь, их нет? Правильно я понимаю?
    — Я верю в это все меньше и меньше. Как-то утром я проследил за одним старшим, который, чтобы раскрыть эту тайну, решил обследовать стенной шкаф со швабрами. Он ничего не обнаружил, бедолага. Но вот его-то Цезари нашли и отправили прямиком в холодильник.
    — А ты? Ты тоже пошел с ним в холодильник? — спрашивает Красс.
    — В тот раз нет.
    — Почему? Ты предал его?
    — Твой вопрос оскорбителен, Красс! Если бы я не должен был тебя защищать, думаю, сейчас ты поцеловал бы умывальник…
    Я говорил спокойно, но он уловил намек.
    — Прости. Я не подумал. Я знаю, что ты бы никогда такого не сделал, Мето.
    — Чего? Не предал или тебя не наказал?
    — Не предал бы.
    — Ты прав. В тот день сам я спастись успел, а его предупредить не смог. Гордиться было нечем. Слушай, а кто тебе рассказал про эти ходы?
    — Не знаю.
    — Как это? Если не знаешь его имени, то хотя бы покажи мне его.
    — Я не знаю, кто это, потому что я никогда его не видел. Мне приснились эти ходы. Во сне мне кто-то говорил, что они есть. Может, в следующий раз мне расскажут больше. Я дам тебе знать.
    — С тобой кто-то говорит во сне? О чем еще тебе рассказывали?
    — Больше ни о чем.
    — Ты уверен? Мне кажется, ты что-то скрываешь. Ты должен все мне рассказать. Не забывай, я отвечаю за тебя еще две недели.
    — Тебе это не понравится.
    — Почему?
    — Ты мне запретил говорить на эту тему.
    — О пальто? С тобой говорят о твоем пальто?
    — Да.
    — Ты прав. Я не хочу это обсуждать.
    Красс удаляется, опустив голову, так, словно хочет показать, что повинуется мне, а может, чтобы спрятать свой негодующий взгляд. Марк явно в сомнении. Он вскидывает брови:
    — Что, интересно, у твоего ученика в голове?
    — Лично я думаю, что он все выдумал. Никогда он не слышал никаких голосов по ночам. Он придумал эту историю, чтобы лишний раз заговорить со мной об этом проклятом пальто.
    — А секретные проходы? Почему он ими интересуется?
    — Не знаю. Может, это просто повод обратиться ко мне, а потом перевести разговор на то, что его беспокоит.
    — А если история с голосами правда?
    — Он хороший актер, этот Красс! Я смотрю, ты готов ему поверить.
    — В любом случае тебе надо быть с ним поосторожней, по крайней мере в оставшиеся две недели опекунства.

    Сегодня утром Рем еле-еле поспевает на пробежку. Мы думали, нас всех дисквалифицируют из-за опоздания. Нам пришлось долго его расталкивать, чтобы он соизволил открыть глаза.
    — Я решил сегодня не вставать, — объявляет он как ни в чем не бывало.
    Я спрашиваю:
    — Почему?
    — Я устал.
    — Тебе плохо? Ты заболел?
    — Нет. Мне осточертел этот цирк.
    — Давай. Вставай, одевайся. А то нам всем достанется.
    — Ладно, согласен. Но я делаю это исключительно ради вас.
    Соревнования по бегу проходят почти как обычно. Когда я встречаюсь взглядом с Ремом, то чувствую, что он ждет от меня ответа. Что я скажу ему? Я не до конца уверен в том, что Цезарь окончательно закрыл тему. Я слово в слово передам Рему наш разговор, и пусть он сам решит, как это понимать.
    Я догоняю его в коридоре, ведущем в зал для отжиманий. Выслушав мой рассказ, он улыбается. Я озадачен. В общении с ним так происходит довольно часто.
    — Вы мои друзья, — заявляет он. — И это главное. Я смирюсь с тем, что больше не буду играть. Спасибо.

    Урок математики. Мы сейчас в фазе «усвоения». Преподаватель заставляет нас хором повторять уравнение, надеясь, что так нам легче будет его запомнить. Будучи помоложе, я обожал такие моменты, когда ничего не нужно понимать. Просто повторять, и все, иногда горланя или коверкая слова, чтобы посмешить остальных.
    Раздается звонок. Это тревога. Как по команде, все дети нагибаются лицом к парте, направляя взгляд на свои ботинки. Самые осторожные закрывают глаза. Учитель открывает дверь и в неподвижности ждет распоряжений. Слышен топот подкованных ботинок.
    Как можно медленнее я поворачиваю голову к двери и приоткрываю глаза. Солдат-«монстр», почти такой же, каких я видел двумя неделями ранее, что-то нашептывает нашему преподавателю. Из их разговора совсем ничего не разобрать. Опять звонок. Дверь закрывается. Проходит еще несколько минут, прежде чем раздается команда вставать. На завтраке обязательно попрошу кого-нибудь прояснить мне ситуацию.

    Новости разлетаются по коридорам со скоростью света. Оказывается, Синие все видели. Во время еды вокруг них будет полно любопытных. Я сажусь напротив Мария, который лукаво смотрит на меня. Красс, как всегда, рядом.
    — Хочешь все узнать?
    — Как ты догадался?
    Цезарь 1 встает. Все разом затихают.
    Красс шепчет:
    — Он все нам объяснит?
    Я жестом показываю ему, что нет. Я уже знаю, что он нам скажет.
    — Ешьте молча! — рявкает наш начальник.
    Вздох разочарования пролетает по залу. Слышится скрежет стульев: это все Цезари в полном составе встают и начинают расхаживать между рядами, чтобы никто не смел произнести ни слова. Они вооружены небольшими жезлами, которые нужны не для битья, а для указания виновных, которых следует «охладить» немедленно. Все дети знают это, и даже Красс, которому я никогда ничего не говорил, тут же усваивает новое правило. Я часто задавал себе вопрос, что было бы, если бы все ученики разом вышли из подчинения. Думаю, раздался бы сигнал тревоги.
    Я неслучайно выбрал в соседи Мария. Мы умеем общаться молча. Он сдвигает еду на край, освобождая около трети пространства своей тарелки. Я должен украдкой наблюдать за ним и давать знак, что понимаю, чтобы он смог продолжить свое сообщение.
    Сначала он кладет на свободное место кусочек желе, самую светлую часть. Я понимаю: «что-то прозрачное» — стекло! Марий разламывает его на много маленьких частей очень резкими движениями. Перевожу: «стекло разбилось». Марий жует. Думает, как объяснить дальше.
    Теперь он рисует в еде борозду. Геометрическую фигуру: это восьмиугольник! План коридоров второго этажа, где мы бегаем по утрам. Сейчас он мне покажет место. Восточный коридор. «Сегодня утром в восточном коридоре разбилось окно». Логично. Учебный класс Синих находится как раз в тех краях.
    Он выдвигает три картофелины и смотрит на меня. Я пристально разглядываю его тарелку. Сомневаюсь. Даю знак, чтобы он продолжал, и, может, кусочки пазла выстроятся в картинку попозже.
    «Три предмета, брошенные с силой». Стекла в окне очень толстые. «Три камня», конечно же…
    Марий снова обращается к картошкам и аккуратно кончиком ножа делает на них насечки. Потом смотрит на меня и все съедает. Все, конец послания.
    Я сейчас пойму, я уверен. Я жую и размышляю.
    «Камни с насечками» — гравированные камни.
    Я отрываю большой палец от ложки. Он делает то же, мы поняли друг друга. Во времена, когда правила поведения были еще жестче, немые обеды случались довольно часто, и многие дети изобретали свой язык для общения.
    Как и предполагали старшие, Синих до следующей еды никто не увидит. На выходе из столовой их ждет Цезарь для серьезного разговора, который будет состоять из двух основных частей и недвусмысленного совета. Прежде всего: «Расскажите нам, что вы знаете о событиях сегодняшнего утра», — а потом: «Послушайте, что произошло на самом деле, и заучите это наизусть», — и совет: «Не вздумайте проболтаться об этом хоть одной живой душе!» Каждый ребенок по очереди будет объяснять другому новую версию событий и — как часто случается — добавлять маленькие детали от себя. Я уже приобрел такой опыт, когда был Голубым. К концу дня я становился абсолютно уверен в том, что сначала ошибался.
    В тот момент, когда я догоняю Красса в учебном классе, Цезарь 2 жестом зовет меня следовать за ним в его кабинет.
    — Завтра займешься инчем, — говорит он. — Мы решили позволить Рему сыграть один раз. Ты сформируешь команды. Матч состоится через семьдесят пять дней. С этого момента можешь начинать уговаривать игроков.
    — Надеюсь, что у меня получится.
    — Мы рассчитываем на тебя. Это была твоя идея.
    — Могу я сказать об этом Рему?
    — Да.

    Ужин начинается с объявления Цезаря 1:
    — Мне хотелось бы вернуться к событиям сегодняшнего утра.
    — Видишь, он нам сейчас все объяснит… — шепчет мне Красс.
    — Тсс!
    — Мы послушаем рассказ Павла, — тихим голосом продолжает Цезарь.
    — Шум, — начинает Синий, — который некоторые из нас услышали во время урока, был вызван тремя чайками, которые пробили окно в восточном коридоре. Они были сбиты с пути очень сильным порывом ветра. Две птицы погибли от удара, а третья, поменьше, серьезно поранила клюв и не может больше получать пищу. Вот и все.
    — Печально, — вздыхает Красс.
    Я не могу сдержать улыбку.
    — Ты думаешь, это неправда? — возмущается Красс.
    — Что ты! Правда, правда… Мне просто кажется немного странным, что из-за трех несчастных птиц, ударившихся в окно, объявляют тревогу. Но объяснение, несомненно, дано.
    Цезарь остается стоять. Он еще не закончил:
    — Сегодня вечером будет показан фильм «Дом счастья».
    По столам прокатывается довольный шепоток.
    Наконец дан сигнал к началу еды.
    — «Дом счастья»? Что это за фильм? Ты его уже видел?
    — Раз пятнадцать. Других фильмов здесь просто нет.
    — А о чем он?
    — О нашей истории. О нашем прежнем существовании и о нашей жизни здесь.
    — А где его будут показывать?
    — Здесь. Ты все увидишь.
    — Это хороший фильм?
    — Увидишь.
    Похоже, Красс обижен моими расплывчатыми ответами.
    Он угрюмо передразнивает:
    — Увидишь-увидишь…
    По окончании ужина дети отодвигают свои стулья и встают вдоль столов. По команде Красных все поднимают и переносят столы с остатками еды в глубину зала. Потом каждый берет свой стул и ставит его на специальную отметку. Красс смотрит и делает как все. Отметки сгруппированы по цветам. Младшие впереди, старшие сзади. Все молча усаживаются. Выключается свет. Слышится звук проектора. Заглавных титров нет. Фильм черно-белый.
    В начале показывают подвал, затопленный какой-то темной жидкостью. Тут и там плавают куски бумаги и картона. Повсюду разбросаны джутовые мешки. Камера наезжает. Кажется, что некоторые мешки шевелятся сами по себе. Вскоре становится заметно, что за ними прячутся дети с чумазыми лицами. От холода или страха у них дрожат губы. Затем становятся слышны крики и рыдания. Входят люди. У них большие блестящие сапоги. Они наугад лупят по мешкам. Крики усиливаются, но непонятно, кто их издает, те, кто нападает, или те, кто защищается. Затем следуют одна за другой более или менее жестокие сцены насилия. И вдруг — свет. Видны солдаты, которые берут грустных изголодавшихся детей на руки и поднимают их над нечистотами. Они закутывают их в одеяла и, улыбаясь, несут к выходу. Эти солдаты не похожи на тех, что я видел здесь. Они такие же, как мы, только выше и сильнее. В следующей сцене все плывут на корабле, погружающемся в ночь посреди огромных волн. Фильм становится еще более ярким, когда все входят в Дом, Дом счастья. А там уже можно узнать все те места, что мы посещаем ежедневно. Везде смеющиеся дети. Они занимаются спортом, едят за обе щеки, умываются, и все это с неизменной улыбкой на лице.
    Показ фильма проходит в атмосфере всеобщей сосредоточенности. Малыши закрывают глаза, когда им становится страшно, и прикрывают ладонью рот, чтобы подавить невольные крики. Средние озвучивают все сцены фильма, по мере их появления. Красные, в отличие от остальных, смотрят фильм с невозмутимым спокойствием. Сегодня меня не впечатляют эти картины, хотя раньше всегда задевали меня за живое. Этот фильм был очень важен для каждого из нас, особенно поначалу.
    И даже после пятнадцатого просмотра я не знаю никого, кто бы осмелился шутить или насмехаться над ним.
    Я встречаю Красса в коридоре. Он потрясен и не может сдержать слез. Ему удается сказать лишь:
    — Когда его покажут снова?
    — Не могу сказать точно, потому что это происходит не регулярно. Но ты его обязательно увидишь, без всякого сомнения.
    — Я так плакал, а вроде ничего такого не видел. Послушай, Мето…
    — Что?
    — А почему его показали сегодня?
    — Я думаю, это связано с тем, что произошло утром.
    — Не понимаю.
    — Не смогу тебе этого объяснить, но здесь никогда ничего не делают случайно.


Глава IV



    Нас с Крассом вызывают в 9:30 в кабинет Цезарей. Впервые новичок сможет поднять голову и почувствовать на себе прямой взгляд взрослого. Он даже сможет к нему обратиться.
    Я жду этого момента с нетерпением. Очень тяжело неустанно присматривать за кем-то другим. Мне хочется поскорее обрести свободу, даже если ради этого придется отправиться в холодильник. Мое наказание было отсрочено, чтобы я мог закончить инициацию Красса, так что никуда не денешься.
    Уже неделю Красс смотрит на меня жалостливо: он чувствует себя виноватым. Я предупредил его, чтобы он ни о чем не просил Цезаря. Ничьи мольбы не смогут изменить порядка вещей.
    — Знаешь, с холодильником такая же штука, как и с круговой пощечиной: если смотришь со стороны, это выглядит чудовищно и кажется жестоким, особенно в первый раз. А когда это происходит с тобой, то понимаешь, что любое испытание можно вынести.
    — Но какой ценой? — спрашивает Красс.
    — Из испытаний выходишь более сильным и стойким.
    — Но ведь Цезарь прекрасно знает, что это я во всем виноват. Я ничего не понимаю в ваших правилах! — возмущается он.
    — Не ухудшай моего положения. Я нес за тебя ответственность, поэтому мне за тебя и расплачиваться. Если начнешь жаловаться до 9:30, Цезарь добавит мне еще один день холодильника под предлогом того, что я не отговорил тебя идти к нему с просьбой. Ладно, брось, не думай больше об этом.
    — Какой же я был болван! Хотел любой ценой вернуть это проклятое пальто! И с тобой не посоветовался…
    — Да, надо будет, когда я вернусь, обсудить некоторые детали твоей экспедиции в раздевалку. Никак не пойму, как ты, малыш, новичок, смог разработать такой план. Как ты вычислил идеальный момент, чтобы улизнуть от меня, а самое главное, как в одиночку нашел этот «секретный ход» в стенном шкафу туалета, который ведет прямо в раздевалку?
    — Мне все это приснилось в мельчайших подробностях, — отвечает Красс.
    — Не верю я в твои истории про сны.
    — Ну и как же ты все это объясняешь тогда?
    — Пока не знаю, но я обязательно разберусь.

    Кабинет маленький. В нем пахнет мастикой и старой бумагой. Цезарь 3 сидит, зарывшись в документы. Он поднимает голову и пристально рассматривает Красса, словно хочет навсегда запечатлеть его черты. Он обращается к малышу:
    — Так, значит, это ты новенький! Добро пожаловать в наши ряды! Я — Цезарь, впрочем, думаю, ты это уже знаешь. Сейчас ты можешь идти, желаю тебе доброго дня. А ты, Мето, останься, мне надо с тобой поговорить.
    Красс застывает в нерешительности. Он должен покинуть кабинет в одиночестве. Несколько секунд ему требуется на то, чтобы решиться.
    — Хорошего дня, — наконец выговаривает он. — Встретимся в столовой, Мето…
    Я улыбаюсь ему в знак согласия, и он выходит.
    — Садись. Инициация шла превосходно, — начинает Цезарь… — до тех пор, пока не приключилась эта любопытная история с раздевалкой. Мне бы хотелось поподробнее с этим разобраться. Я тебя слушаю.
    Тут же повисает неловкая пауза, но я абсолютно не представляю, что сказать.
    — Думаю, что в прошлый раз я все вам рассказал. С тех пор я часто вспоминаю об этой истории, но по-прежнему ничего не понимаю. Мне кажется, им кто-то манипулировал. Он точно не может вспомнить. Он говорит о снах. Из всего этого я заключаю, что кто-то говорил с ним во время сна…
    — Кто же?
    — Этого я не знаю.
    — Если до вечера ты сообщишь мне имя, то не отправишься в холодную комнату.
    — Возможно, кто-то пытается поссорить нас с Крассом.
    Я говорю это, не подумав, но по блеску в глазах Цезаря понимаю, что мне стоило промолчать.
    — Подумай еще. Иначе твое наказание начнется вечером в двадцать два часа после сеанса ежемесячного смеха. Воспользуйся правильно сегодняшним днем. Потому что в течение четырех последующих у тебя будет немного подов для веселья. До свидания.
    Чуда не произошло, и час наказания настал. Мне предстоят девяносто шесть долгих часов, в течение которых меня, как я надеюсь, не один раз навестит Ромул, «страж холодильника». Это ученик, которого можно встретить только там. Я видел его каждый раз, когда попадал туда. В первый раз я был в ужасе, а он и не собирался меня успокаивать. Я не спал ни секунды. Он бил в пол прямо передо мной железной палкой. Его лицо корчилось в ужасных гримасах. Он орал мне в уши: «Ты не Рем? Не Рем! Не Рем!» Я кричал, бегал до изнеможения, а он играл со мной, словно дикая кошка с беззащитным кротом.
    Теперь я знаю, что он проделывал все это, чтобы я не уснул и не замерз до смерти. Во второй раз он все время молчал, сидя в углу холодной комнаты. А в последний раз он наблюдал за мной с грустной улыбкой и перед моим выходом проронил всего несколько слов:
    — В следующий раз я с тобой поговорю.
    В тот вечер, выходя, я пообещал себе, что больше никогда туда не вернусь. Я дохромал до больницы, где мне едва не ампутировали два пальца на правой ноге.
    Четвертое пребывание в холодильнике означает четыре дня. Это рекорд для нынешних учеников. Надеюсь всем сердцем, что Ромул будет там и сдержит свое обещание.
    В коридоре встречаю Красса.
    — Ну что? — спрашивает он. — Он отменил наказание?
    — С чего это? Он никогда не отменяет наказаний. Но хватит об этом. Не порть мне последние часы. К тому же сегодня вечером сюрприз: сеанс смеха!
    — Я не люблю сюрпризы. Они здесь сомнительные.
    — Увидишь, этот не так уж плох.

    После ужина все ученики встают в круг, согласно своему цвету. Вооружившись микрофоном, Цезарь 2 дает команды и задания.
    За долгими упражнениями на дыхание следуют своего рода распевки: «Аааааааа! Оооооооо!» Одни гримасничают, другие смеются. Постепенно, непонятно почему, все ученики начинают громко и заразительно смеяться. Вскоре уже от смеха сотрясается весь зал. Минут через десять резкий свисток приводит нас в чувство, и все отправляются в спальню.
    За мной незаметно приходит Цезарь и провожает меня на кухню. Он открывает тяжелую дверь и подталкивает меня твердой рукой внутрь. Я повинуюсь, у меня нет выбора.
    «Камера» еле-еле освещена. Поначалу холод не кажется слишком сильным. Но тело очень быстро растрачивает энергию, силясь поддержать свои 37,5 градуса Цельсия. Все небольшое помещение уставлено массивными колоннами. Из комнаты есть второй выход, ведущий в неведомую детям часть Дома. Именно через эту железную дверь появляется и исчезает «страж холодильника». Возможно, Ромул прячется в одном из темных углов. Подожду его. Я закрываю глаза и сосредотачиваюсь, чтобы не пропустить малейший шум. Спустя несколько мгновений я ощущаю чье-то дыхание. Я чувствую, как оно становится сильнее. Я медленно поднимаю веки: он здесь, с легкой полуулыбкой на губах, на расстоянии вытянутой руки от меня. Он ничуть не изменился: тот же рост, то же атлетическое телосложение, такой же бритый череп.
    — Ну вот ты и вернулся! Последний раз это было полтора года назад, — говорит он.
    — Я точно не помню.
    — Восемнадцать месяцев и два дня.
    — Я никогда не считал. Более того, я был убежден, что никогда не вернусь сюда.
    — Ну и?
    — Мой подопечный совершил глупость.
    — Классика, почти банальность. Четыре дня и четыре ночи — будет трудно.
    — Знаю. Зато ты здесь.
    Кивком головы он подзывает меня поближе к мотору холодильника.
    — Поговорим наедине, — произносит он, не повышая голоса, несмотря на шум двигателя.
    Чтобы понять его, я слежу за движениями губ.
    — Здесь безопасно. Впервые я встречаю друга. Ты единственный, кого им не удалось выдрессировать. Хоть какое-то разнообразие после всех этих малышей, которые только и делают, что плачут и орут, как только я к ним приближаюсь. Как будто я собираюсь их задушить… По правде сказать, мне на самом деле часто этого хочется.
    — Значит, ты иногда выходишь из холодильника?
    — На пять-шесть часов каждую ночь. Я сплю в крошечной, но теплой комнате. На ночной столик мне ставят чашку чая. Я ни с кем не вижусь. Иногда я моюсь, хотя из-за этой температуры запахи не особенно чувствуются.
    — Почему тебя держат в изоляции, вдали от других детей?
    — Потому что я совсем не ребенок.
    — Да ты не больше меня.
    — Ты пока еще не все понял… Ладно, я должен тебя оставить. Если мы не выйдем из-за этой колонны, они занервничают. До завтра.
    Он удаляется, и я слышу, как за ним хлопает дверь. Очень быстро я подбегаю к ней, чтобы погреться теплым воздухом, который мог проникнуть, пока ее открывали. Но ничего не чувствую. Стою возле двери несколько секунд.
    У меня есть опыт пребывания в холодильнике, и я знаю теперь, что нужно делать, чтобы выйти из него невредимым: занять мозг не важно чем, хоть пересказом всех выученных в Доме правил или счетом до бесконечности. Нельзя забывать и о теле: надо активно массировать стопы, руки и уши. Еще нужно ходить. Постоянно, но не слишком быстро, чтобы не устать. Я не знаю, можно ли продержаться четыре дня. Мне неизвестно, удавалось ли это кому-нибудь до меня.
    Я вспоминаю свои прежние ошибки, приводившие меня в холодильник в прошлом.
    В первый раз это было по недоразумению. Двое учеников подрались: старший Аппий, которого сегодня уже нет, и Рем. В суматохе я упал на пол. Меня подняли и отвели в кабинет Цезаря вместе с Аппием, но без Рема. Они ошиблись. Но я ничего не сказал, Аппий тоже. Мы уже тогда знали, что обсуждать что-либо бесполезно. Я видел, как Цезарь несколько секунд тряс большую металлическую коробку. Потом он ее отложил и закрыл глаза, чтобы подумать. После этого он встал и повернулся к нам спиной. Наконец он снова сел и открыл коробку с ключами. По одному для каждого. Аппий был ранен, и ему разрешили подлечиться в санчасти, прежде чем отправиться в холодильник, а я был отправлен туда тотчас же, в одиночестве.
    Во второй раз это была полностью моя вина. Я сделал это практически нарочно. В то время я был очень легкомысленным и решил нарушать правила каждый день, просто чтобы проверить, можно ли не попасться и избежать наказания. Чаще всего проступки были совсем незначительные: я пел не все куплеты на занятиях хора, клал вилку в рот после сорока восьми секунд или застегивал на пижаме не все пуговицы. Каждый вечер, лежа в кровати, я был страшно горд тем, что противостоял заведенным порядкам, хотя этого никто и не замечал или не хотел замечать. Но однажды вечером после ужина за мной пришел Цезарь 2. Он завязал мне глаза и повел по коридорам до тяжелой железной двери, которую он открыл с трудом. Потом я сидел на табурете и ждал, пока ко мне не пришли. Это был, несомненно, старик, потому что он сильно шаркал и явно страдал одышкой. Он приложил мне к уху на несколько секунд наручные часы. Его сухие и узловатые руки пахли уксусом. Он меня осматривал еще добрую четверть часа, не раскрывая рта, а потом что-то нацарапал на бумаге, которую протянул Цезарю. Должно быть, он написал: Проблем со слухом нет. Годен для холодильника, — поскольку спустя пару минут я был заперт там на два дня.
    Все свое пребывание в холодильнике я посвятил разработке плана побега. Незадолго до этого я приметил единственное окно в Доме, которое иногда открывали: узкая форточка в кухне. Я говорил себе, что надо действовать быстрее, так как чем больше я буду расти, тем меньше шансов у меня пролезть в такое окошко.
    Временами я говорил вслух, и, казалось, Ромул меня слышал. Но он ничего не говорил в ответ, только строил мне гримасы, выражающие страх и гнев. Сейчас я понимаю, что, возможно, таким образом он хотел изобразить мне мое будущее, решись я осуществить свои планы. Тогда мне это в голову не приходило, я был уверен, что имею дело с сумасшедшим, который не может ни напугать, ни ободрить меня.
    Несколько месяцев спустя я был снова отправлен в холодильник, разумеется, за попытку к бегству. Этот злополучный провал был, к счастью других, одиночным приключением, предприятием маленького, никому не доверявшего упрямца. Мне удалось засунуть под каждую дверь валики из бумаги, которые мешали им закрываться до конца, и при этом были не видны. В течение дня мне удалось обработать таким образом все двери.
    В ту ночь я не стал дожидаться, пока все дети уснут, потому что и я, вне всякого сомнения, погрузился бы в сон вместе с остальными. Я вскочил, как только погас свет.
    Под покровом темноты я пересек спальню, ловко лавируя между кроватями. Никто не решался со мной заговорить. Потом я услышал тихий и испуганный голос Марка:
    — Ты куда?
    — Я забыл пописать.
    — Теперь уже нельзя. У тебя будут неприятности.
    — Не волнуйся, Марк.
    — Останься.
    Я медленно открыл дверь и оказался в первом коридоре. С такой же легкостью я преодолел и вторую дверь. Я был крайне возбужден, все оказалось так легко. Я дал себе несколько секунд, чтобы успокоиться, потом стал считать шаги: шестнадцать направо, поворот налево и еще шесть с половиной шагов. Я оказался перед кухонной дверью. Я плавно ее толкнул и почувствовал легкое движение воздуха — значит, форточка была открыта. Едва за мной закрылась дверь, как тут же зажегся свет. Цезарь 4 стоял передо мной и ухмылялся:
    — Проголодался? А ну снимай свитер и следуй за мной, тебе нужно освежиться.
    Через пару секунд я вновь оказался в холодильнике, где дал наконец волю чувствам. Я долго кричал и плакал навзрыд.

    Я чувствую боль в спине. Кто-то дубасит меня кулаком. Мне с трудом удается открыть глаза. Это Ромул. Он всеми силами пытается меня разбудить. У меня сильно болят пальцы на левой кисти. Он берет меня за руку, и мы медленно прохаживаемся между колоннами. Через час боль стихает. Ромул, без сомнения, спас меня от ампутации или даже от смерти. Не думаю, что у них здесь кто-нибудь умирал, иначе об этом бы стало известно. Ромул смотрит на меня:
    — Нельзя спать так долго. Ты же знаешь об этом! — упрекает он меня.
    Я ничего умнее не нахожу, чем ответить ему:
    — Я не нарочно.
    — Ты пьешь слишком много воды за ужином, потому и дрыхнешь.
    Он отворачивается и отходит от меня.
    Что он имел в виду? Быть может, нам дают снотворное, чтобы мы крепче спали всю ночь?
    У меня по новой закрываются глаза, но я борюсь со сном, продолжая ходить взад-вперед. Думать больше не получается, тогда я начинаю напевать все известные мне мотивы, выученные в хоре со времен моего появления в Доме.
    Других песен я не знаю. Хотя в прошлом я, должно быть, их слышал. Я будто заново родился в тот день, когда оказался в Доме. Однако я уверен, что до этого у меня была какая-то жизнь. Но я помню только последние четыре года. До этого — ничего… хотя не совсем. Внутри у меня есть некий образ. И каждый раз, когда он появляется, он становится все более отчетливым. Я — маленький. С челкой на лбу. Я хватаюсь за какой-то цилиндр, должно быть, это труба отопления. С меня течет пот. Вокруг темно. Слышен оглушительный шум, и тошнотворно воняет машинным маслом… Я не один. Я слышу крики детей, где-то совсем рядом со мной. Это все. Иногда я сомневаюсь в этом воспоминании, уж очень оно похоже на начало фильма Дом счастья.
    Все дети Дома, с кем я говорил, что-нибудь да помнят о прежней жизни. В любом случае одно воспоминание они описать могут. Правдивые ли это воспоминания? Вымышленные, придуманные? Как узнать?
    У некоторых, как, например, у Марка, сохранились в памяти более точные сведения о себе:
    — Меня зовут Олив, — заявил он мне однажды вечером. — Марк — фальшивка, это имя мне дали здесь. Я в этом уверен. В моих снах кто-то очень милый называет меня по имени: «Олив, малыш мой Олив».
    Из этого можно сделать вывод, что у всех нас ненастоящие имена. Но как мне тогда быть? Мето — имя, которое мне нравится.
    Я занимаю свою голову чужими воспоминаниями о прежней жизни.
    Итак, Клавдий. Ах да, помню. Он все время говорит о каком-то объекте, который называет «мама». Он не знает точно, на что это похоже. Но слово не выходит у него из головы. Единственное, в чем он уверен, — то, что есть связь между данным объектом и моментом отхода ко сну и что он теплый и мягкий. Клавдий считает, что, возможно, это какой-то другой способ обозначения подушки или одеяла.
    Воспоминание Павла — маленькая комнатка в маленьком доме. Помещение, похожее на спальню, но только с одной кроватью. Он с точностью описывает два предмета, лежащие на синем покрывале, двух ненастоящих животных: медвежонка и кролика. Еще он видит большую фотографию, висящую над кроватью. На ней два котенка играют с клубком.
    Перебор этих воспоминаний поддерживает меня в состоянии бодрствования, но я начинаю уставать.
    Октавий… Октавий помнит лицо: такой же рыжий, как и он, ребенок, но с очень длинными волосами, заплетенными, как две веревочки. Это лицо ему улыбается, потом показывает язык, но все равно улыбается. Этот образ помогает ему успокоиться в те вечера, когда его обижают или обходятся с ним несправедливо. Его воспоминание помогает ему здесь выжить.
    Октавий потерял две фаланги пальца по рассеянности. Однажды, размечтавшись за обедом, он принялся за еду слишком рано. А в другой раз съел семьдесят четыре ложки супа. Один из его пальцев не вынес низких температур холодильника.
    С тех пор кто-нибудь из Красных обязательно за ним присматривает с самого утра. Очередности никакой нет, просто каждый день кто-то берет эту обязанность на себя. В последние месяцы этим занимались в основном мы с Марком, что нас очень сблизило.

    Я голоден. Я прикладываю ухо к двери, чтобы послушать, не несут ли мне еду. Сразу же отпрыгиваю, потому что опасаюсь примерзнуть к металлу.
    Почему Ромул сказал, что я чего-то не понял? Что я должен понять?
    Дверь открывается. Цезарь 2 молча ставит поднос. Я устремляюсь в его сторону, чтобы почувствовать тепло извне. Слишком поздно, он уже ушел. Сначала я проглатываю все жидкое, чтобы оно не успело застыть и поцарапать горло. Потом съедаю все остальное, кроме хлеба, который оставляю про запас, не столько для борьбы с голодом, сколько для борьбы со скукой. После этого я начинаю зарядку: хожу, сажусь на корточки, вытягиваюсь. Машинально повторяю эти упражнения раз двадцать.
    Приходит Ромул. Я направляюсь к мотору, чтобы показать, что мне нужно как можно скорее поговорить с ним.
    — Как вижу, ты в форме… Это хорошо, — говорит он мне.
    — Мне уже надоело. Спасибо за эту ночь.
    — Вообще-то это моя работа. Я за вас отвечаю. Давай говорить быстро и по существу. Цезарь 1 тебе не доверяет. Он предложил мне этой ночью не приходить совсем. Впервые он так мил…
    — Значит, ты скоро уйдешь?
    — Да, через пять минут. Знаешь, ты мне нравишься. Тебя я знаю лучше остальных.
    — А почему ты живешь отдельно, как наказанный?
    — Похоже, я должен заплатить за все свои ошибки по полной программе. О большинстве из них я уже и не помню. Самая большая, без сомнения, состоит в том, что я родился на свет.
    — Почему ты так говоришь?
    — С самого начала я никогда не был таким, как надо в его глазах. Я всегда был злым Ромулом.
    — В чьих глазах?
    — В его… того, кто создал это все. Я — безумный Ромул, непредсказуемый.
    — Лично я знаю, что ты очень добрый. Ты несколько раз спасал мне жизнь.
    — Я действовал по приказу. Ладно, я пойду. Вернусь завтра. Я много чего знаю, но не знаю, с чего начать. На завтра приготовь мне три вопроса, которые сочтешь главными, и я на них отвечу. Пока.
    Он исчезает за столбом, и спустя несколько минут я слышу, как за ним с грохотом захлопывается дверь.
    Я займу свой мозг составлением списка всех тайн Дома. Надо, чтобы я был готов к его возвращению. Я должен его дождаться. Кулаками бью себя по коленям, борюсь с болью, которая возвращается в левую руку. Распускаю шнурки, чтобы пальцы ног свободно двигались в ботинках во время ходьбы. Я присаживаюсь на пару минут. Считаю секунды, чтобы не заснуть, и начинаю ходить снова. Надо занять время, не важно чем, лишь бы не уставать слишком быстро.
    Ах да… вопросы Марка о нашем происхождении. Мы так над ними смеялись. Это его любимая тема. Он говорит об этом с момента своего появления.
    После урока об уходе за ульями он расспрашивал Клавдия на предмет существования секретного подземелья, где могла бы прятаться наша королева. В другой раз он интересовался моим мнением насчет того, родились ли мы без конечностей, но с хвостами в толще воды.
    — Как головастики, что ли? — спросил я, смеясь.
    — Ну да. Потому что, представь, — уверял меня он, — мне кажется, я нашел там, внизу спины, место, где раньше у нас был хвост.
    Но самый яркий эпизод, оставшийся у нас в памяти, произошел на уроке. Тогда он задал свой вопрос напрямую преподавателю.
    Мы прослушали доклад о разведении свиней на острове, и вдруг он внезапно поднял руку.
    — А мы, люди, — спросил он, — мы тоже млекопитающие?
    — Да, Марк, — спокойно ответил учитель. — Какой у тебя вопрос?
    — На что похожа человеческая самка? У них, как и у свиней, половые органы внутри, а на животе ряды сосков?
    Все дети засмеялись, услышав такой смелый вопрос. Но никто из нас не знал на него ответа.
    — Твой вопрос беспредметен, — рассердился учитель. — У нас урок о свиньях. Мы здесь разводим свиней! А людей — обучаем! — после долгой паузы он продолжил:
    — Ты совершил серьезный проступок, Марк. Нельзя задавать вопросы не по теме, и ты это знаешь, не так ли? За эту ошибку ты будешь наказан.
    — Я приношу свои извинения, — проговорил Марк. — Я не знаю, что на меня нашло. Простите, простите!
    — На этот раз я принимаю твои извинения. Но не делай так больше никогда! И я адресую это предупреждение всем! — сказал учитель, повышая голос.
    — Обещаю, что больше не буду, — уверил Марк.
    Мой друг вышел из передряги невредимым, и я испытал глубокое удовлетворение. Но мне стало стыдно, что я тоже смеялся.
    Вечером я не смог сдержаться и высказал ему свое восхищение:
    — Ты осмелился задать настоящий вопрос: главный, основной.
    — Я задал его в никуда. Мы никогда не получим на него ответа, — с грустью проговорил он.
    — Я уверен, что когда-нибудь мы все узнаем, — уверенно сказал я.
    Любопытно, но именно с этого момента я начал непрерывно думать о своих корнях. Не появился же я по волшебству, в глубине подвала. Нет, я родился, от пары мужской и женской особей. И нет сомнений, что в этом выводке я был не единственным.

    Время тянется безнадежно медленно. Глаза закрываются помимо моей воли. Не надо! Ромул сейчас вернется, а я буду не готов. Я должен сосредоточиться на самом важном: будущее, наше предназначение на выходе. Как же мне задать вопрос так, чтобы не получить на него туманный ответ? Что?.. Как?..
    Я просыпаюсь на полу, с ужасной болью в спине. Должно быть, меня все же сморил сон. Внезапно кто-то касается моего плеча.
    — Итак, вопросы?
    Я не соображаю, что сказать.
    — Давай же, — поторапливает он меня, — сегодня у нас совсем мало времени.
    — Почему… почему ты сказал мне, что уже не ребенок?
    — Потому что это правда. Ребенок — это тот, кому не больше пятнадцати. На моем веку через твою кровать прошло уже четыре поколения детей. В среднем они живут здесь четыре-пять лет, из чего я заключаю, что мне как минимум тридцать. Впрочем, как и Рему, которого я всегда знал…
    — Что происходит с Красными, когда они выходят из Дома?
    — Бывает по-разному: у них есть выбор. Не все выбирают одно и то же… Осторожно!
    Дверь резко открывается, и я не успеваю ничего понять. Внезапно я чувствую, словно мне что-то вбивают в голову.
    Когда я просыпаюсь, то вижу, что сижу в кресле, в тепле. У меня по лбу струится пот, и рубашка намокла. Передо мной сидит Цезарь 3.
    — Что тебе сказал Ромул?
    — Ромул? Он сказал мне, что скучает.
    — Что он еще сказал тебе?
    — Он сказал, что рад меня видеть…
    — Хватит надо мной издеваться. Я могу сделать все, что угодно, ты знаешь. Например, отправить тебя в холодильник на неделю и оставить там помирать!
    Он вне себя, я его таким никогда не видел. Он, всегда такой спокойный, величественный…
    — Что он сказал тебе?
    — Он сказал, что уже не ребенок и что, по его подсчетам, ему как минимум тридцать лет.
    И что он хорошо знает Рема.
    — Ты поверил ему?
    — Нет, не знаю. Я считаю, что он не совсем нормальный…
    — Да, он совсем не в себе, — подтверждает Цезарь, голос которого снова становится спокойным. — Он живет в одиночестве и имеет очень яркое воображение. Дальше?
    — Я…
    — Говори!
    — Я спросил у него, что становится с Красными, с Квинтом, например, когда они уходят.
    — И?
    — Он сказал, что они должны сделать выбор, а потом кто-то пришел, и я больше ничего не помню.
    Цезарь гладит себя по бородке и наблюдает за мной с улыбкой.
    — Выбор… Он сказал «выбор». Ты не обманываешь меня, мне донесли эти последние слова. Хорошо, хорошо… Твое наказание скоро кончится, тебе осталось выдержать полтора дня. Можешь поесть до того, как вернуться в холодильник: ровно тридцать шесть ложек.
    — Ромул будет наказан?
    — Нет, скорее всего, нет. Больных не наказывают, ничего не поделаешь. А ты будешь хранить молчание о том, что он тебе рассказал. У меня есть уши повсюду: в спальне, в столовой, везде.
    На краю кухонного стола стоит тарелка: тридцать шесть ложек счастья. Это теплое и безвкусное пойло, но я готов разрыдаться от радости.
    Цезарь наблюдает за мной и следит за подсчетом.
    — Пора, Мето.
    Я наполняю легкие теплым воздухом и возвращаюсь в холодильник.

    Я инстинктивно возобновляю свои упражнения и без конца повторяю: «У меня будет выбор… у меня будет выбор. Но какой? Между плохим и худшим?» Я не так уж много узнал. Хотя нет. Среди детей есть доносчики, те, кого можно назвать «ушами Цезаря». Я встречаюсь со стукачами каждый день. Я разговариваю с ними, некоторые из них, возможно, мои друзья. Я мысленно представляю себе каждого из ребят нашей спальни. Мне казалось, я так хорошо всех их знаю. И пусть не все они мои товарищи, пусть я всегда думал, что не создан для жизни вместе с ними, я все равно не могу представить, что среди них прячутся предатели. Я всегда чувствовал с их стороны сочувствие к тем, кто получал наказание. Значит, некоторые претворялись, и так было всегда… Я не должен доверять, даже близким людям.
    Я не буду сразу же рассказывать о том, что узнал. Понаблюдаю за друзьями в течение нескольких недель. Я должен быть уверен, что рассуждаю здраво и что взор мой не затуманен переживаниями или привычками.

    Свобода…
    Вечер. Сперва я съедаю свои семьдесят две ложки в одиночестве на кухне, а потом — у меня есть право помыться, прежде чем надеть чистую пижаму. Все, что нужно для мытья, уже готово: от мягкой мочалки до жесткой щетки. Воду можно использовать без ограничения, это впервые. Я не могу отказать себе в удовольствии и принимаю душ долго: как минимум четыреста секунд, это невиданно.
    Цезарь 5 в темноте провожает меня до кровати. Все лежат тихо. Дверь закрывается.
    Я подхожу к кроватям моих товарищей, которые вот-вот погрузятся в сон.
    — Мето, это ты? — шепчет Марк.
    — Да.
    — Ты не попал в санчасть? — волнуется Октавий.
    — Нет, я цел.
    — Хорошо.
    — Прости меня, Мето, — тихо говорит Красс.
    — Все уже позади. Мне надо поспать.
    — Конечно, Мето. Спокойной ночи! — отзывается Марк.
    — Разбудите меня завтра, парни, я не хочу, чтобы меня наказали.
    — Не беспокойся, — заверяет меня мой лучший друг, — я счастлив, что ты снова с нами.
    У меня все болит. Горит спина, а голова, кажется, сейчас взорвется. Надо замедлить дыхание, чтобы плавно погрузиться в сон.

    Подъем ужасен. У меня ломота во всем теле. Хромаю в умывальную комнату.
    — Мы много думали о тебе, — сообщает мне Красс. — Мы даже мысленно пытались направлять к тебе волны, чтобы согреть тебя. Ты что-нибудь чувствовал?
    Марк смеется. Нас с Крассом встречает дружный хохот.
    — Красс, как ты справлялся тут без меня?
    — Отлично, я даже не делал глупости. Многие дети приходили поговорить со мной о тебе. Они восхищаются твоей смелостью!
    — Какой смелостью?
    — Твоей попыткой бегства и пребыванием в холодильнике.
    — Я жалею о содеянном. И совсем не горжусь этим. А ты не забудь: не надо выпендриваться. Мне понадобилось слишком много времени, чтобы это понять.
    — Обещаю.

Глава V



    Сегодня я решаю рассказать все, что теперь знаю, Марку и Клавдию. Не хочу впутывать в это Красса. Он слишком маленький и слишком легкомысленный. Он может навлечь неприятности и на себя, и на меня. Октавию рано или поздно мне тоже придется рассказать, но меня беспокоит его патологическая рассеянность. Он легко может себя выдать.
    Прошло уже больше трех недель, и мне немного стыдно, что я играю в шпиона со своими собственными друзьями. Три недели ежедневно я следую за ними по пятам.
    Никто из них не исчезал ни на минуту, чтобы донести. Каждый раз я засыпал последним. Я уверен, что они верные товарищи. Мы должны подозревать других.
    Сначала я спрошу у них, хотят ли они слышать то, что я собираюсь им сказать. Ведь я подвергну их опасности; после того, как они все узнают, они станут моими сообщниками.

    Я начинаю с Марка, встретившись с ним на выходе из спальни:
    — Я узнал кое-что, пока сидел в холодильнике. Я не имею права об этом говорить. За мной пристально следит Цезарь. Если хочешь тоже узнать, я могу посвятить тебя в эту тайну. Не отвечай прямо сейчас. Подумай до вечера.
    Легким кивком головы Марк делает знак, что он понял.
    — Подумать о чем? — спрашивает Красс, хлопая меня по плечу.
    — А, это ты! Подумать о смысле жизни… о смерти…
    — Вы что, издеваетесь надо мной? Я уверен, вы что-то скрываете!
    — Нет.
    — А я говорю, что да. Что именно?
    Поскольку мы молчим, Красс начинает хмуриться. Он обижен. Я едва сдерживаюсь, чтобы не сказать: «Это для твоего же блага».
    К своему второму другу я подхожу во время хора. Павел стоит с Фиолетовыми. Как раз выдается момент, чтобы поговорить с Клавдием наедине. Он поет слева от меня. Я заранее приготовил записку на туалетной бумаге, потому что учитель пения не терпит болтовни.
    Партитуры мы держим в руках. Я просовываю свое послание ему под большой палец. Вижу, как Клавдий хмурит брови. Он читает записку. Перестает петь и пытается поймать мой взгляд. Я пою громче обычного, улыбаясь, чтобы не вызывать подозрений. Занятие заканчивается. Я чувствую, как он засовывает бумажку мне в карман. Я украдкой достаю ее: это моя записка. Он вернул мне ее. Я ищу Клавдия глазами. Но он уже смешался с толпой.
    Я встречаю его несколько минут спустя у входа в туалет, без сомнения, он ждет Павла. Он кивает мне. Поравнявшись с ним, я слышу:
    — Я не хочу знать.
    — Уверен? Ты можешь не отвечать прямо сейчас.
    — Я не хочу ничего знать, — говорит он, чеканя каждое слово. — А ты будь осторожен.
    Павел возвращается, я исчезаю.
    Я просто в шоке. Неужели Клавдий боится? За себя? За Павла? Он всегда мне представлялся надежным и сильным старшим братом. Почему он так поступает со мной?
    Вечером в столовой Марк садится напротив и сверлит меня взглядом. Он выбрал правильный момент. Во всеобщей суматохе никто не услышит, что он собирается сказать.
    — Я согласен, — уверенно произносит он. Затем опускает голову. — Ты говорил еще кому-нибудь? — интересуется он.
    — Я хотел рассказать Клавдию, но он отказался. Не понимаю почему.
    — Он пытается тебя защитить. Мне страшно, — продолжает он, — но я не хочу оставлять тебя наедине с этой тайной. Но когда ты мне все расскажешь, оставь меня в покое.

    Вечером перед сном я делюсь с Марком тем, что узнал.
    После короткой паузы он отвечает:
    — Надо воспользоваться отведенным нам здесь временем. Обещай, что ты больше не будешь ничего предпринимать.
    Поскольку я не отвечаю, он продолжает:
    — Пойми, что я дорожу тобой как частью себя. Я боюсь за тебя. И Клавдий тоже, я уверен.
    Я вынужден солгать, чтобы его успокоить.
    — Я подумаю. Возможно, вы правы. Спокойной ночи, Марк.
    — Спокойной ночи, Мето.
    Я понимаю их опасения. Мне самому страшно. Но я хочу знать. Я должен узнать, что скрывается за запертыми дверями, невозмутимыми лицами Цезарей и мордами солдат-монстров.
    Завтра за ужином я не буду пить и проверю, прав ли был Ромул, когда говорил, что нам подсыпают снотворное.

    Этим утром я принял решение быть послушным учеником, весь день вести себя как барашек. Это позволит мне быть неприметным. Надо, чтобы обо мне забыли. Тогда никто не заподозрит, что ночью я могу превратиться в хитрую проныру и не считаться ни с какими запретами.
    День прошел как по маслу. Испытание ждало меня за ужином. Не пить — это настоящая каторга. С первых же ложек еды меня охватывает жуткая жажда. Наверное, продукты напичканы солью или чем-то подобным. Странно, что я ничего не чувствую. Должно быть, вкус чем-то замаскирован. Я наблюдаю за соседями и считаю, сколько выпивают они. Трое детей напротив меня — десять, семь и тринадцать стаканов соответственно. Я беру в руки кувшин, подношу стакан к губам, но не пью ни капли.
    Зато во время чистки зубов я наверстываю упущенное и заглатываю огромное количество воды, чтобы потушить пожар в горле.
    Засыпают все, как обычно, в спокойной и умиротворенной обстановке. Короткие разговоры стихают, голоса постепенно смолкают, и спальня погружается в абсолютную тишину. А я не сплю. И глаза не слипаются. Проходят долгие минуты. Я решаюсь проверить: зову по очереди тех, кто лежит рядом. Никто не отзывается. В этой комнате я никогда не говорил так громко, даже днем. Мои глаза полностью привыкли к темноте и видят почти как днем. Я поднимаюсь и смотрю на спящих товарищей. Старшие спят по диагонали, а малыши ровно вдоль бортиков кроватей.
    Вдруг я слышу шаги за дверью. Я ложусь и натягиваю одеяло. А дальше происходит невероятное: кто-то включает свет. Никто из детей не реагирует. И так, значит, каждую ночь! Я не решаюсь приоткрыть веки. Чувствую чье-то присутствие. Пахнет не смазкой для ботинок, а дезинфицирующим средством или шампунем от вшей. Я приоткрываю глаза и вижу их: они большие, высокие. Они нагибаются, чтобы собрать белье в мешки с именами учеников. Затем я слышу, как одни за другими открываются дверцы шкафов. Их как минимум шестеро. Когда их лица поворачиваются в мою сторону, я закрываю глаза. Теперь они подметают. Авл задевает правой рукой мою кровать. Я уверен, что это он. Он был Красным, когда я только появился в Доме. Они одеты в черные комбинезоны с номерами на спинах. У Авла номер 197. У него впалые щеки. Он кажется грустным и уставшим. Движения его машинальны. В одном ухе у него, как и у других, продето широкое кольцо. Он прерывается на десять секунд, чтобы потрогать волосы Павла или кого-то из его соседей. Вообще, я больше догадываюсь, чем вижу на самом деле. Свет гаснет.
    Итак, значит, бывших, по крайней мере какую-то часть из них, не выгоняют в холод и голод, когда они вырастают выше положенного. Некоторые остаются в Доме. Они работают ночными уборщиками. И судя по тому, как они выглядят, думаю, они не слишком хорошо отдыхают и днем.
    Благодаря Ромулу я чувствую, что завеса тайны потихоньку приоткрывается. Завтра я ничего не скажу Марку, не хочу, чтобы он волновался. Вскоре я засыпаю.

    На следующую ночь приходят они же. Когда Авл нагибается взять мои вещи, я решаю заговорить с ним. Я открываю глаза. Он глядит на меня и громко произносит:
    — Один из Красных открыл глаза. Мето 6/4. Тревога.
    Я слышу, как кто-то вдалеке ему отвечает, словно эхо:
    — Мето 6/4. О’кей.
    Я замираю. Смотрю на него еще несколько секунд, потом плотно сжимаю веки. Лежу в полной неподвижности. Слышу, как они какое-то время суетятся, затем выключается свет и хлопает дверь. Завтра и всю следующую неделю буду опустошать кувшины за ужином и спать, как все остальные.

    Каждое последующее утро после пробуждения я ощущаю запах ботиночной смазки. Им пропахла вся моя постель. Значит, по ночам «монстры» следят за моим сном, точно.
    Я чувствую себя все более и более одиноким. Скоро я стану похож на Ромула.
    Марк с тревогой поглядывает на меня.
    — Ты совершил что-то ужасное. Я вижу это по твоим глазам, — как-то вечером говорит он мне.
    — Не такое уж страшное. Иначе уже не был бы здесь. Хочешь, расскажу?
    — Нет.
    — Тебе совсем не любопытно?
    — Напротив. Но я боюсь. И за тебя тоже боюсь. Если они почувствуют, что тебе хочется поскорее узнать свое будущее, они могут сломать твою кровать. Так уже было.
    — Откуда ты знаешь?
    — Рем мне рассказал: это произошло с Фиолетовым по имени Гней, отъявленным бунтовщиком.
    — Надо поговорить об этом с Ремом.
    — Будь осторожен с ним. Предатели, о которых ты мне говорил, где-то рядом.
    — Только не Рем.

    Со следующего дня я решаю последить за Ремом в течение недели. Ничего подозрительного, кроме того, что он часто остается один, сидит, уставившись в одну точку, и приходит на занятия и игры в самый последний момент.
    Я пытаюсь приблизиться к нему. Например, сажусь с ним за один стол. Но быстро замечаю, что все напрасно. Я хочу, чтобы он рассказал мне о Гнее, поэтому как ни в чем не бывало задаю о нем вопросы. Рем удостаивает меня лишь взгляда и едва заметной улыбки. В такие моменты мне кажется, что он где-то далеко и ничего не понимает.
    Однажды утром после моей очередной попытки он берет меня за руку и тащит в укромное место.
    — Гней был непослушным, поэтому его наказали и сломали ему кровать. После он ушел.
    — Кто сломал кровать?
    — Это ночная тайна. Но ночь — не для детей. Ночью дети спят.
    — Ты уже не ребенок, Рем.
    — Нет, я все еще Красный.
    Вдруг он меняет интонацию:
    — Знаешь, Мето, давай-ка не попадаться друг другу на глаза, иначе…
    Он уходит, не договорив, и отправляется в туалет. Я иду искать Марка.
    Рем не приходит обедать. Он присоединяется к нам на хоре. Я замечаю, что Цезарь 4 не сводит с него глаз.

    За ужином я сажусь рядом с Клавдием. Со времени моего предложения и его отказа я чувствую огромную пропасть между нами.
    — Мето!
    Голос спокойный и твердый. Я не оборачиваюсь и отвечаю:
    — Да, Цезарь.
    Я ждал его.
    — Нам надо поговорить, — продолжает он.
    Я иду за ним в кабинет. Цезарь долго перебирает бумажки, бросая на меня быстрые взгляды. Наконец он спрашивает:
    — Итак, ты говорил с Ремом?
    — Он мне нравится.
    — О чем ты его спрашивал?
    — Я просил рассказать о Гнее.
    — Почему ты интересуешься им?
    — Мне рассказали, что кто-то специально сломал кровать некоего Гнея, хотя он был всего лишь Фиолетовым. Я хотел узнать, сказка ли это для устрашения детей или этот мальчик существовал на самом деле. Поэтому я спросил у того, кто живет здесь дольше всех, то есть у Рема.
    — Ну и? Что он тебе ответил?
    — Он сказал, что это правда.
    — Что еще?
    — Он добавил, что не знает, кто именно сломал кровать. Это все.
    Я должен любой ценой себя контролировать и не выдавать своего страха. Я продолжаю спокойным и уверенным голосом, четко произнося каждое слово:
    — Я ничего не сказал Рему. Я не говорил с ним о Ромуле и о том, что он мне поведал. Я сдержал обещание.
    — Похоже, что так. Не порти себе жизнь здесь, Мето. Она может оказаться не такой длинной. Пользуйся! Учись! Развлекайся! А самое главное — крепко спи!
    — Цезарь, я голоден. Я еще ничего не ел сегодня вечером и ничего не пил, — невинно говорю я.
    — Иди на кухню, мы все предусмотрели.
    Я ем один на кухне и в спальню попадаю в последний момент. Красс жестом приветствует меня.
    — О чем говорил с тобой Цезарь? — спрашивает Марк.
    — Ни о чем. Все о холодильнике. Он хочет быть уверен, что я туда никогда не вернусь.
    — А ты мне не рассказал, что было в холодильнике, — вмешивается Красс.
    — Это в прошлом. Я не хочу к этому возвращаться. Было очень тяжело. Я потом с тобой поговорю, может, через несколько месяцев.
    — А Марку и Клавдию ты рассказал, — ноет он.
    — Нет. Ты должен понять, я тебе больше не опекун. Я вернулся к своей нормальной жизни: говорю теперь со всеми, а особенно с Красными, которых знаю очень давно и с которыми был разлучен во время твоей инициации и отсидки в холодильнике.
    — Я понимаю, но я тоже хочу быть твоим другом.
    — Ты и так мне друг. Но я дам тебе один совет: найди себе и других друзей, пожалуйста, твоего возраста и твоего цвета. Дружба с ними продлится дольше.
    — А ты давно Красный?
    — Думаю, мне осталось не больше трех.
    Он опускает глаза. Думаю, он не понял.
    — Не больше трех сантиметров до большой поломки. Мне осталось три — шесть месяцев в лучшем случае. Так я думаю.
    — Ну вот. Тогда не жди слишком долго, чтобы мне рассказать.
    Я залезаю в свою кровать и проскальзываю под одеяло. Как хорошо в тепле! Марк поворачивает голову ко мне в момент, когда гасят свет.
    — Какое счастье видеть тебя рядом. Я очень боялся.
    — Все не так уж страшно. В любом случае, у меня нет желания тебя покидать.
    Мои глаза закрываются. Я собираюсь как следует выспаться.

    Сегодня рядом с моей кроватью больше не пахнет солдатами. Я встаю. Случайно задеваю рукой какую-то маленькую палочку, засунутую с краю мне под подушку. Я тут же прячу ее в карман моей пижамной рубашки. Пытаюсь на ощупь понять, что это. Это не палка, хотя имеет ту же форму. Что-то более гибкое, может быть, полоска очень тонкого картона. Быстро перекладываю этот предмет в карман брюк. Первую попытку рассмотреть делаю в туалете, но едва я захожу в кабинку, как кто-то из малышей сразу в нетерпении стучит в дверцу. Приходится поторопиться. Дальше все утро беспрерывно чем-то занято. Занятия идут одно за другим. При каждом удобном случае я трогаю палочку, взвешиваю ее в руке, покручиваю. Я даже не знаю, какого она цвета. Я еще потеребил ее и понял, что это рулончик бумаги, скрученной очень плотно. Мне удается его расправить ногтем большого пальца. Теперь я уверен, что это записка, ночное послание.

    Я сижу и уже целых пятнадцать минут слушаю курс о разведении картофеля, о его происхождении и питательных свойствах…
    Я достаю носовой платок, в который завернута записка. Она сползает на тетрадь, а я в это время сморкаюсь. Марк оборачивается и улыбается.
    — Ты простудился? — шепчет он.
    Я не отвечаю, так как слышу, что учитель ботаники прерывается и поворачивает голову в нашу сторону.
    Это человек без возраста и без волос, который передвигается с трудом при помощи тяжелых костылей. В коридоре кто-нибудь из учеников служит ему поводырем, потому что он слепой, ну или почти.
    — Марк, — говорит он спокойно, — не беспокойтесь о здоровье вашего товарища. Он совсем не болен. Десять секунд назад он высморкался понарошку.
    Он молчит. Будет ли он продолжать урок?
    — Мето, зачем вы делали вид, что сморкаетесь, а?
    Я не разжимаю губ. Если я заговорю, он поймет, что я вру. Я терплю. Проходит долгая минута.
    — Ну, да и не важно, в самом деле! — заявляет он в итоге. — Вернемся к нашим картошкам, которые не терпят отлагательств.
    Я выдыхаю, но не слишком громко.
    Правой рукой пишу и одновременно разворачиваю бумажку. Записка размером примерно восемь сантиметров на один. В ней две строчки, написанные серыми чернилами крошечными буквами:
    Действовать легче, пока ты в Доме, чем после. Не доверяй никому ни днем, ни ночью. Если хочешь следовать нашим путем, намотай один свой волос на первую пуговицу дневной рубашки. Записку съешь.
    Я жду конца урока, когда все начнут греметь стульями, чтобы смять бумажку в шарик и проглотить. Никто ничего не замечает.
    Кажется, Марк все еще встревожен инцидентом. Он смотрит на меня глазами побитой собаки. В коридоре он берет меня за руку.
    — Почему ты не ответил?
    — Я не мог.
    — Почему?
    — Я не могу тебе ничего сказать.
    Взгляд его тяжелеет. Он сердится. Ему, должно быть, кажется, что я предаю его. Он отходит в сторону и цедит сквозь зубы:
    — Вот черт!
    Я смотрю ему вслед, а он идет в комнату для уколов. Кто-то кладет руку мне на плечо. Это Красс.
    — Мето, как дела? Что ты мне расскажешь? Из-за этого, в общем, невинного вопроса все во мне переворачивается.
    — Что ты хочешь, чтобы я тебе рассказал? Я был на ботанике. Мы говорили о картошке. Аты?
    — А я был на механике, мы слушали историю о вулканической котельной Дома.
    — Должно быть, тебе, мерзляке, было страшно интересно. Ладно, встретимся на борьбе. Я иду на укол.

    Наши ученики выстроились в ряд. Все в коричневом трико. Я по очереди всматриваюсь в каждого из них. Сегодня Марий будто не в своей тарелке. Он сжимает зубы и косится на Красса, моего «бывшего ученика».
    Тит, от которого трудно что-либо скрыть, предлагает мне:
    — Ты начинай тренировку, а я займусь Марием. Он на взводе. Или, может, хочешь наоборот?
    — Нет, давай.
    Тит направляется к Марию, дружелюбно, но крепко берет его за плечи и отводит в сторону.
    Я начинаю разминку под насмешливые взгляды двух наших привычных ассистентов.
    Через пару минут Тит возвращается.
    — Он унялся, но хочет поговорить с тобой.
    Я иду к Марию.
    — Красс клевещет, — серьезно заявляет он.
    — Красс? Новичок, которого я опекал?
    — Да. Должно быть, ты недостаточно хорошо объяснил ему, что не надо рассказывать всякие байки о других.
    — Что он сказал?
    — Он болтает о Квинте.
    — О Квинте? Красс появился в день его ухода! Он даже с ним незнаком… Я обещаю тебе разобраться и прояснить ситуацию. Поговорим позже.
    — Мето, тебе все верят. Не обманывай друзей.
    — Я понял, расслабься.
    Я зову Красса, который улыбается мне самой обворожительной улыбкой.
    — Что это за история, Красс? Ты оскорблял Квинта?
    — Я сказал только, что он был трусом.
    — Откуда ты можешь это знать?
    — Мето, я уже говорил тебе, что ночью слышу голоса. А утром просто озвучиваю то, что слышал. Я рассказал об этом Марию случайно, за завтраком. Я даже не знал, что они были друзьями.
    — Заканчивай свою болтовню! Если не сможешь следить за своими словами, у тебя будут серьезные неприятности.
    — А я не боюсь. Не надо за меня беспокоиться, ты больше не мой опекун. Ты уже сказал мне об этом.
    — Я говорю с тобой как с другом.
    — Ладно, я больше не буду, обещаю.
    — Ты сейчас же пойдешь и извинишься.
    — Как скажешь.
    Я делаю знак Титу. Он дружески подталкивает Мария к сияющему Крассу. Синий стоит с непроницаемым лицом. Оба пожимают друг другу руки, и Красс произносит:
    — Я сожалею о том, что сказал. Прошу меня извинить.
    Выходя из спортивного зала, Марий сообщает мне:
    — Он не искренен. Я оставлю это дело, чтобы не навлекать на тебя проблем, но Красс какой-то мутный, он злится на меня.
    — Он еще мал, я присмотрю за ним.
    — Не увлекайся. В последний раз тебе это стоило четырех дней в холоде.
    Я наблюдаю за своим экс-подопечным во время ужина. Он полностью освоился. Он расслаблен. Улыбается. У него самодовольный вид, когда он смотрит на окружающих. Я понимаю, что, если бы не мое шефство над ним, он никогда не стал бы моим другом.
    А впрочем, друг ли он?
    По мнению многих моих товарищей, я должен его ненавидеть или как минимум относиться к нему с недоверием. Если подытожить, то все, чем я ему обязан, — это четыре дня в холодильнике и пропущенные партии в инч, из-за того что я был вынужден ему помогать с учебой. Кроме того, я думаю, он обманывал меня с рассказами о походе в раздевалку и дурачил после борьбы…
    А что, если Красс опасен? Может, он и есть «ухо Цезаря»?
    Эта мысль вдруг становится для меня очевидной. Я защищал и опекал маленького доносчика?
    Как теперь действовать? Прежде всего, проверить свои догадки, не выпускать его из поля зрения, насколько это возможно, и перестать о нем заботиться. Пусть сам разбирается со своими ночными голосами.

    Вечером, снимая рубашку, я задаюсь вопросом: должен ли я отвечать «моим ночным друзьям» прямо сейчас? Я в сомнениях из-за замечаний учителя ботаники. Вдруг мое поведение стало предметом доноса? Может, кто-нибудь из «ушей Цезаря» что-нибудь заподозрил? Я должен быть осторожен.

    Проснувшись, я понимаю, что мои вечерние опасения были не напрасны. Вокруг моей кровати снова странный запах. Похоже, солдаты опять следили за мной ночью или рылись в моих вещах. Пожалуй, стоит снова превратиться на время в послушного барашка.
    После ужина все идут в ванную чистить зубы. Убирая зубную пасту, достаю из сумочки расческу, ищу на ней волос подлинней и наматываю его на указательный палец. Кладу получившийся комочек в рот.
    Я решил ускориться. Если буду слишком осторожничать, то ничего не успею до того, как треснет моя кровать. Я должен все узнать либо сейчас, либо никогда.
    Я возвращаюсь в спальню. Надеваю пижаму и аккуратно складываю вещи. Сверху кладу рубашку. Потом делаю вид, что смачиваю палец слюной, чтобы отчистить пятнышко, а на самом деле наматываю волос в условленном месте. И получаю сильнейший хлопок по спине.
    — Ну что, спишь на ходу? — спрашивает меня Красс.
    Я не даю застать себя врасплох и иду в контратаку:
    — А, привет. Кстати, где ты был после учебы? Я тебя ждал.
    — Ты что, шпионишь за мной? — смеется он.
    Я улыбаюсь и продолжаю таким же спокойным тоном:
    — Нет, хотел тебе кое-что рассказать.
    Но теперь уже не хочу.
    — Да? Ну ладно, спокойной ночи, Мето.
    Он больше не стал ни о чем допытываться.

    Утром пришла почта. Нельзя читать ее на уроке. Я решаю закрыться в туалете.
    Вдвоем вы будете сильнее. Подай знак другому, подвернув левую брючину пижамных штанов завтра, когда пойдешь в ванную.
    Я проглатываю записку, спускаю воду в унитазе. Затем иду попить воды из-под крана.
    — Не пей слишком много перед бегом, иначе отяжелеешь.
    Оборачиваюсь. Это Павел. Я отвечаю:
    — Когда будешь в силах меня обогнать, тогда сможешь давать мне советы.
    — Он сказал это для твоего же блага! — вмешивается Клавдий.
    — Знаю-знаю! Просто сейчас я не в настроении выслушивать поучения…
    Не обижайся, Павел, ладно?
    — Ладно, без обид, — соглашается тот.
    Мне необходимо успокоиться. Я бы очень хотел побыть один, чтобы переварить новость. Скоро нас будет двое, и мы вместе разделим груз всех тайн и опасностей. Я должен сконцентрироваться на предстоящем дне. Прежде всего, спокойно присоединиться к товарищам по эстафете, всех обогнать и выдать максимум.

    Утро прошло хорошо. В столовой я сажусь вместе с Октавием и Марком. Не удерживаюсь, чтобы не поговорить с ними о Клавдии и его слишком тесных отношениях с Павлом.
    — Это просто смешно, — заявляет Марк. — Павлу давно пора стать самостоятельнее.
    — Думаю, его все устраивает, — вмешивается Октавий. — Вот я, например, люблю проводить время с вами, но иногда мне все же нравится побыть одному.
    — Ему пора понять, что скорое расставание неизбежно. Клавдий ведь в конце пути, — добавляет Марк.

    Чтобы чем-то занять себя, я продолжаю следить за своим подозреваемым. Исходя из дневных наблюдений, я пришел к выводу, что он проводит слишком много времени в туалете. Я не замечал этого за ним во время инициации. Может, он пользуется тайным лазом через шкаф, чтобы ходить с докладами к Цезарю? Я неоднократно пытался открыть этот шкаф, но он всегда заперт. Возможно, у Красса есть ключ.
    Я не должен ничему верить без доказательств.

    По окончании теоретических занятий я замечаю Спурия, который пристально смотрит на меня и не решается подойти. Я знаю, чего он хочет. Мои друзья уже говорили мне о нем. Он очень хотел бы играть забойщиком. Это было его место в предыдущих командах. Он никогда не осмеливался просить меня уступить ему напрямую.
    Уже в раздевалке, где мы облачаемся в панцири, он спрашивает:
    — Как ты стал забойщиком в команде Красных?
    — Мой предшественник сломал себе нос. А пока он выздоравливал, его кровать треснула. С тех пор я не пропустил ни одной игры, разве что пока сидел в холодильнике.
    — Знаешь, я ведь был неплохим забойщиком в команде Фиолетовых, — продолжает он.
    — Да, мне говорили. А теперь хочешь попробовать свои силы с Красными?
    — Не для того, чтобы заменять тебя каждый раз, а просто чтобы поучаствовать, понимаешь?
    Я настроен благодушно, сам не зная отчего. Может, это своеобразная разрядка в конце дня?
    — Если Клавдий согласен, можешь сыграть этот матч за меня.
    — Ты просто супер, Мето! Спасибо! С Клавдием я уже договорился.
    Я редко видел такую радость. Я перестаю одеваться и отвечаю улыбкой на дружеские знаки, которые подают мне остальные члены команды. Похоже, все довольны.
    Я занимаю место на скамейке запасных. Матч начинается с увертюры, которая очень нравится начинающим. Она выглядит весьма зрелищно. Пробиватель принимает позу яйца, и его товарищи по команде пытаются закатить его как можно дальше. Они выбрали тактику Ромул 1.1. Как только движение распознано, противники устремляются к ведущему, чтобы заставить его выпустить мяч.
    Мы его перехватываем. Спурию тяжело. Он не может освободиться от чистильщиков. Его прямо-таки пригвоздили к полу, и Клавдий пытается исправить ситуацию. Ну вот, у нас отнимают мяч. Противник идет в контратаку. Спурий наконец поднимается и первым бодает головой того, кто несет ценный груз. Удар получается сильным. Спурий валится на пол, как мешок с бельем. Тит ловит мяч и забивает. Все кончено. Новый забойщик больше не двигается. Вмешивается Цезарь 2:
    — Носилки! Носилки!
    Я вскакиваю со своего места.
    — Укладывайте его аккуратно, — командует Цезарь. — Осторожнее с головой! Так, хорошо. Клавдий и Мето, отнесите его в санчасть.
    Цезарь со всей осторожностью снимает шлем. По лбу Спурия проходит фиолетовая полоса. Под глазами кровь.
    — У него крепкая голова. Он выберется. Мето, почему сегодня не ты забойщик?
    — Спурий попросился меня заменить. Он был забойщиком у Фиолетовых. Теперь, когда я увидел его в деле, то понял, что он не тянет.
    — Клавдий, ты был согласен на этот эксперимент?
    — Конечно. Мы уже совсем зрелые Красные. Нам надо думать о будущем, подыскивать себе замену.
    — Не ваше дело думать о будущем. Идите и успокойте своих товарищей. Я останусь с раненым.

    В раздевалке все собираются вокруг нас.
    — Ну как? Он пришел в себя? — спрашивает Марк.
    — Нет. Но, по мнению Цезаря, он выкарабкается. Думаю, он очень сильно пострадал. Боюсь, он не был готов заменить меня.
    — Мето, ты здесь ни при чем. Спурий мечтал об этом, и все мы были согласны. Завтра ты займешь свое место, а он будет учиться, сидя на скамье запасных.
    — Надеюсь, так и будет.
    В тот вечер я должен был быть счастлив, ведь назавтра мне предстояло встретиться с другим, таким же как я, желающим докопаться до правды. Но у меня из головы не выходит Спурий, неподвижно лежащий на больничной кровати. Это образ смерти.

Глава VI



    Проснувшись, как обычно, немного раньше положенного, я изгибаюсь так, чтобы дотянуться до низа пижамных штанов, не ослабив при этом натяжение подоткнутого одеяла. Я должен вылезать из кровати, как и все остальные, плавно и через верх. У этого способа два преимущества: он напоминает нам, что надо быть осторожным с кроватью, и освобождает нас от необходимости заправлять постель каждое утро.
    Я стараюсь выглядеть естественно. Только тот, кто знает, обратит внимание на нелепо подвернутую штанину. Остальные же бегут скорее в ванную и туалет, чтобы занять раковину поудобнее. У меня такое впечатление, что все напрасно. Снимаю пижаму и готовлюсь к пробежке.
    Мои приятели уже в зале. Они хлопают друг друга по ладоням, чтобы взбодриться. Мы встаем на исходные позиции.
    Начали.
    Первый круг: Клавдий, бегущий в обратном направлении, задевает меня. Мне показалось, что он хочет мне что-то сказать. Но я должен думать о беге.
    Второй круг.
    — Другой — это я.
    Клавдий, это сказал Клавдий!
    Третий круг.
    — Ну, ты понял? — спрашивает он.
    Четвертый круг.
    — Да, понял.
    Пятый круг.
    — Пока еще рано, — сообщает он.
    Он прав. Бег, только бег…
    Конец. Результаты средние. Мы стоим в центре зала, восстанавливаем дыхание. Ко мне подходит Клавдий.
    — Ты удивлен?
    — Да, но доволен. Почему ты не захотел выслушать меня после холодильника?
    — Я ждал приказа.
    — Павел с нами?
    — Нет. Он — предатель.
    Мы отправляемся на другие занятия.
    — Твой друг — предатель?
    — Он мне не друг. Я слежу за ним. Давай разделимся, а то мы уже слишком долго вместе.

    Во время урока по сельскому хозяйству у меня плохо получается записывать. Если б я не взял себя в руки, все время сидел бы и разглядывал Клавдия. Это он… Я ни о чем не догадался. Как же так?
    Нам надо как-то сорганизоваться, выбрать подходящее время для обмена информацией так, чтобы не вызывать подозрений у Цезарей и всех остальных. Помимо хора, где у каждого свое определенное место, ни на одном занятии я не нахожусь рядом с Клавдием. Как отнесутся мои верные Марк и Октавий к тому, что мне придется отдалиться от них? И как отделаться от Павла?
    В конце занятия Марк спрашивает:
    — Да что с тобой сегодня? Ты как будто не с нами. О чем задумался?
    Поскольку я замешкался с ответом, он высказывает предположение:
    — Все думаешь о Спурии?
    Я машинально соглашаюсь, и образ молодого забойщика всплывает у меня перед глазами. Я чувствую, как мной овладевает болезненное чувство стыда.
    — Надо бы о нем позаботиться.
    — Но как, Мето? — спрашивает Октавий.
    — Спросить у Цезаря, можно ли его навестить.
    — Ты же знаешь, что мы должны ждать, пока Цезарь сам это предложит.
    — Но если он забудет, мы ничего не узнаем сегодня.
    Марк добавляет:
    — Ты оставайся, а я пойду спрошу.
    — Хорошо.
    Я мог бы добавить «спасибо», поскольку должен был вести себя скромно и неприметно. Но с тех пор, как я узнал, что нас двое, я чувствую себя непобедимым.

    На обеде Марк садится напротив меня. Он начинает рассказывать:
    — Цезарь сказал, что Спурий очнулся, но он останется в санчасти еще неделю.
    — А навестить его можно?
    — Цезарь сказал, что это не очень хорошая идея, потому что Спурию нужен покой.
    — Как тебе показалось: он врет?
    — Да нет, почему? Подождем неделю, прежде чем делать выводы.
    Я поражаюсь, почему после стольких лет мы все еще верим им.

    В начале хорового занятия случается небольшой инцидент. Один малыш спотыкается, возможно, потому, что его толкнули, и, падая, цепляется за другого. Начинается потасовка. Еще один вмешивается, чтобы разнять их. В результате: три порванные ленты.
    — Это несчастный случай, несчастный случай! — кричит Мамерк. — Цезарь, пожалуйста!
    — Вот черт! — рычит Аппий, Темно-синий.
    Малыш Целий повторяет в слезах:
    — Я не виноват! Я не виноват!
    Цезарь 5 вмешивается с широкой улыбкой на лице. Не говоря ни слова, он собирает ленты и рукой зовет за собой троих участников происшествия. Голубого, Фиолетового и Синего. Мамерк больше не причитает, он рассержен. Если бы не было свидетелей, он бы треснул виновного.
    Подобные сцены разорванных лент я видел десятки раз, но сегодня посмотрел на все другими глазами. Раньше я всегда считал разрыв лент естественным этапом, необходимым переходом, обязательным в неизбежном развитии. Но сегодня это была явная постановка, спровоцированный акт для восстановления равновесия. Я все понял, и я в этом уверен: Спурий мертв. Поэтому и понадобились новый Красный, новый Фиолетовый и новый Синий. И еще нужно место для нового Голубого, который скоро появится. Самое главное — заткнуть «дыру», оставленную Спурием, которого они поспешат забыть.
    Начиная с сегодняшнего дня никто больше не смеет справляться о нем. Марк знает, что я с ним об этом больше не заговорю. К чему рисковать холодильником?

    По окончании хора Клавдий снова подходит ко мне:
    — Поговорим перед инчем?
    — Если хочешь. Что со Спурием?
    — Забудь о нем. Его вывезли сегодня ночью.
    — Откуда ты знаешь?
    — Мне сказали.
    — Ты знаешь, кто?
    Он не отвечает. К нему подходит Павел. Я отправляюсь искать Октавия и Марка.

    Среди малышей идет громкий разговор:
    — Я расскажу об этом Цезарю. Я видел, как он его толкнул, — заявляет Кезон.
    — Не говори ничего, — предупреждает его Децим, — в лучшем случае его отругают.
    — Мне наплевать, мне надело его прикрывать.
    — Забудь! Я тебе говорю. Я больше не пойду с тобой в холодильник.
    — Не трусь. Я не собираюсь делать ничего плохого. Я только хочу поговорить с Цезарем.
    Я подхожу, чтобы вмешаться:
    — Не орите так! Что у вас случилось?
    — Привет, Мето. Я все видел на хоре, — начинает Кезон.
    — Что ты видел?
    — Павел толкнул Целия на Мамерка.
    — Кто еще, кроме тебя, это видел?
    — Думаю, никто… Хотя, может, кто-то еще, но все боятся.
    Он очень нервничает, поэтому никак не может понизить голос. Я пытаюсь со своей стороны быть как можно более спокойным:
    — Стало быть, это будет твое слово против его. Ты младше. Значит, поверят ему, ты проиграешь.
    — Ты предпочитаешь верить Павлу, потому что он — друг Клавдия? Не так ли?
    — Можешь думать что хочешь. Но послушайся моего совета. Это для твоего же блага. Не ходи к Цезарю! Я знаю, что будет дальше.
    Я ловлю Децима за руку и шепчу ему:
    — Не спускай глаз со своего друга, он — упрямец.
    — Знаю. Не беспокойся.
    Я присоединяюсь к своим товарищам, которые стоят поодаль, чтобы наше сборище не привлекло внимание Цезаря.
    — Все-таки тебе нравится возиться с малышней, — шутит Октавий.
    Клавдий подходит ко мне в раздевалке перед инчем.
    — Павел выполнил задание на хоровом занятии, — говорю я ему.
    — Знаю. Уже не в первый раз. Когда мы не вместе, он пользуется этим. Ладно, есть другой разговор. Срочное задание: обнаружить других предателей.
    — Мне кажется, я знаю еще одного: Красс.
    — Доказательства есть?
    — Нет.
    — Ты должен быть уверен. Это важно.
    — А твои ночные друзья не могут нам сообщить их имена?
    — Они точно не знают, но нам помогут.
    К нам подходят другие ученики. А мне столько надо спросить у Клавдия! Интересно, как давно он присоединился к «сопротивлению»? Мы общаемся с ним урывками, поэтому я так мало знаю.
    Странным образом никто из членов команды даже не вспоминает об отсутствии нашего товарища, с которым накануне произошло несчастье. Добровольцев на его место нет. Значит, мне придется выкручиваться сегодня вечером, хотя душа у меня к этому не лежит.
    Матч, как всегда, проходит яростно и ожесточенно, мы довольно быстро проигрываем из-за неслаженных действий двух наших пробивателей. Все обошлось без потерь и ущерба, и это главное.
    Выходя из зала, я решаю тут же приступить к выполнению моего первого задания, и поэтому в столовой сажусь прямо напротив Красса. Если он — предатель, я выведу его на чистую воду. Я начинаю разговор:
    — Ты знаешь о Спурии?
    — Да, он поранился во время матча и все еще в санчасти.
    — Нет, я считаю, он мертв.
    — Кто тебе сказал?
    Я надуваю губы, показывая, что не знаю.
    Он не отстает:
    — Кто тебе это сказал?
    Понимая, что я не отвечу, выжидает еще немного и меняет тему:
    — Помню, ты собирался рассказать мне про холодильник.
    — Разве? Что именно ты хотел бы узнать?
    — Как это было?
    — Холодно. Мучительно, потому что кажется бесконечным. У меня ощущение, что за четыре дня я постарел на год.
    — Что ты делал, чтобы убить время?
    — Думал, говорил сам с собой, даже пел… Не думаю, что тебе эти сведения когда-нибудь пригодятся.
    — Почему? Никогда не знаешь, что будет дальше.
    — Ты в холодильник не попадешь.
    — Почему ты так в этом уверен?
    — Да вот так. Я чувствую. Ну, тем лучше для тебя.
    Красс смотрит на меня. Он не воспринял мои последние слова как комплимент. Я сверлю его взглядом и говорю про себя: «Давай, давай, щенок! Донеси о том, что тебе рассказал злой Мето. Передавай, а у меня будет доказательство, что ты и есть предатель». Наши взгляды пересекаются, выражая полное взаимное недоверие. Красс улыбается мне. Издалека, со стороны нас можно принять за сообщников.

    Результат не заставил себя ждать. Лицо Цезаря 3 возникает в зеркале, когда я чищу зубы. Он дает мне знак следовать за ним. Надо быть осторожным. Едва усевшись, он приступает к допросу:
    — Тебе доложили, что Спурий умер?
    — Нет. Я думаю, что он мертв. Потому что если бы ему стало лучше, возможно, нам разрешили бы с ним увидеться. А что? Он жив?
    — То есть это всего лишь твое безосновательное предположение?
    — Да.
    — Догадка?
    — Да.
    — Не распространяйся насчет своих предположений. И лучше — не делай их вовсе. Ты что-то слишком часто появляешься в моем кабинете.
    — Это в последний раз… Я вам обещаю.
    — Не надо обещать. Я и так знаю, что это последний раз. Спокойной ночи, Мето.
    — Спокойной ночи, Цезарь.
    Я незаметно присоединяюсь к остальным. Теперь я уверен, что Красс — шпион. Еще я знаю, что для решительных действий у меня всего несколько дней, самое большее — несколько недель.

    На следующий день после обеда я встречаю Клавдия в коридоре. Он слегка задевает меня. Что-то кладет мне в карман. Записку.
    Она длиннее, чем обычно, а мне ее глотать.
    Я закрываюсь в туалете.
    Доносчики во время сна образуют квадрат. Если знаешь двоих, легко вычислить остальных.
    Сегодня ночью уничтожат одного Красного, кудрявого блондина. Замена ему не готова.

    В миг, когда я выхожу из своего тайного убежища, мимо меня проходит Марк. Он опускает голову. Мне кажется, наша дружба в опасности. Я понимаю, что за весь день мы не перекинулись и словом. Он меня избегает. Я только сейчас его замечаю. Я полностью захвачен своими разоблачениями. Нужно восстановить наши отношения. Я не хочу терять такого друга, как он.
    Когда гасят свет в спальне, я поворачиваю голову вправо. Он замечает это, но остается лежать на спине и закрывает глаза.

    Утром я обнаруживаю новое послание. Вылезаю из кровати. Я безмерно счастлив, я чувствую, что наступающий день будет полон открытий. Марк и Октавий уже встали. Я присоединяюсь к ним как ни в чем не бывало. Я обладатель великой тайны.
    Октавий встречает меня улыбкой:
    — Итак, ты все еще с нами?
    — Да, а почему ты спрашиваешь?
    — Каждый раз, когда ты исчезаешь в кабинете Цезаря, я боюсь, что ты оттуда не выйдешь.
    Я смотрю на Марка через его отражение в зеркале. Улыбаюсь ему. Он закрывает лицо полотенцем. Я продолжаю:
    — Парни, даже если вам кажется, что я сейчас не с вами, вы должны знать, что я никогда вас не брошу. Я слишком дорожу вами обоими.
    — Значит, сегодня едим вместе?
    — Заметано.
    Марк все это время молчит, но весь разговор он слышал. Я захожу в кабинку и наконец-то разворачиваю новое сообщение: Возьми йогурт со слегка приоткрытой крышкой. Приятного аппетита.
    На утренней пробежке Клавдий дает мне понять, что его предупредили о моем так называемом обряде посвящения.
    — А ты проходил через это?
    — Да.
    — Ну и как?
    — Не бойся. Доверься. Ты скоро все узнаешь.

    Охваченный страхом и нетерпением, я слежу за событиями этого утра, как зритель за спектаклем. Когда подают завтрак, я расталкиваю своих товарищей, чтобы пройти в первых рядах.
    — Да что с тобой сегодня?
    — Я голоден, вот и все.
    — Ты же знаешь, что прийти раньше всех не означает начать первым, — замечает Октавий.
    Я слышу, как Марк шепчет ему на ухо:
    — Он что-то скрывает от нас.
    Я по-прежнему не реагирую.
    Перед столом с десертами я тщательно выбираю йогурт. Октавий даже занервничал:
    — Да все они одинаковые, Мето!
    Марк многозначительно смотрит на него, как бы говоря: «Видишь, я был прав, он от нас что-то скрывает».
    — Ладно, парни, я все понял.
    Надеюсь, я взял тот, что нужно.
    Пробую на вкус и сразу понимаю, что не ошибся. Я замечаю, что йогурт не такой, как всегда, он с комочками. Доедаю, стараясь не морщиться. Марк наконец обращается ко мне:
    — Ну что, вкусно?
    От него ничего не скроешь, он знает меня как свои пять пальцев.
    — Да, а почему ты спрашиваешь?
    — Ты что-то еле с ним справился.
    Я опять ничего не отвечаю, только улыбаюсь.

    Во второй половине дня мне вдруг резко становится очень плохо. Я говорю себе, что все нормально, что я должен через это пройти. На учебе меня одолевает зуд. Это не больно, но я начинаю чесаться. Цезарь 3 садится напротив меня и наблюдает. Такое уже случалось, когда я был помладше. Иногда без всяких последствий: он посмотрит, и все. Сейчас, я чувствую, он собирается что-то сказать:
    — Мето? С тобой все в порядке?
    — Я сейчас почешусь, и все пройдет.
    — Следуй за мной в медсанчасть.
    Все оборачиваются и смотрят на меня то ли с удивлением, то ли с отвращением. Как будто у меня рог вырос на лбу. Только перед зеркалом в ванной комнате я понимаю серьезность проблемы. Все мое лицо побагровело и покрылось маленькими бляшками фиолетового оттенка.

    Теперь я сижу перед Цезарем, который по телефону объясняет мои симптомы. Он кладет трубку и достает из ящика широкую ленту. Он завязывает мне глаза и поднимает меня. Я иду за ним по коридорам. Он открывает дверь и сажает меня на стул. В комнате есть кто-то еще. Сухие руки ощупывают мои щеки и шею. Они пахнут уксусом. Человек не говорит. Я представляю, как он объясняется жестами. Цезарь как будто сам себе переводит:
    — Он заразен. Ему нужен покой.
    Я слышу, как человек уходит, прихрамывая. Цезарь снимает мне повязку. Я нахожусь в абсолютно белой комнате, в которой есть кровать и маленький стол. Еще есть аптечка, из которой он достает шприц и флакон, наполненный розоватой жидкостью.
    — Ты проспишь до выздоровления. Это лекарство погрузит тебя в очень глубокий сон, так ты не будешь чесаться. Для тебя же лучше.
    Моего мнения он не спрашивает. Он берет мою руку и втыкает иглу. Я почти ничего не чувствую. Он выходит. Я сижу неподвижно несколько секунд.
    Я плохо понимаю, что со мной происходит. Меня заразили, заставив съесть какой-то продукт. Теперь я изолирован. По словам Цезаря, все свое время я проведу во сне. Для чего это может быть нужно? Я повторяю про себя слова друга: я должен довериться, и скоро все узнаю.
    Я чувствую, как немеет уколотая рука и как затуманивается взор. Я ложусь на кровать. Глаза закрываются. Мне хорошо.

    Я просыпаюсь. Цезарь рядом со мной, он говорит:
    — Иди в туалет. Потом поешь и попей. Затем ты снова уснешь. Вставай!
    Это трудно, но у меня получается. Мои движения очень медленные. Я вижу Цезаря, который смотрит на часы. Похоже, ему надо, чтобы я все делал побыстрее. Едва прошла четверть часа, как он снова берет меня за руку для нового укола.

    Я опять просыпаюсь, но теперь я один. Может, я проснулся раньше, чем предусмотрено? Интересно, это нормально? Все идет по плану или нет? Инстинктивно засовываю руку под подушку. Ура! Записка!
    Мы разбавили снотворное, и у тебя есть в запасе час. Это мертвый час ночи. Никто больше не ходит. Открой двери, посмотри. Не теряй времени и не теряйся сам. Съешь записку.
    Я разрываю ее на четыре части и начинаю жевать первый кусочек. Оглядываю комнату. В ней две двери. Толкаю одну наугад. Она выходит в коридор. Открываю вторую. За ней лестница. Я поднимаюсь и открываю еще одну дверь. Теперь я в едва освещенной комнате. Свет идет от двух ночников на потолке и светящихся табло двух огромных аппаратов, гудящих у боковой стены. В центре комнаты возвышается большое кресло, над которым прикреплено что-то вроде шлема с бороздками, походящего на мозг. Подходя ближе, я вижу на нем зоны, разграниченные толстыми черными линиями. Каждая зона подписана. Мне удается прочитать: «Память 1, моторика, зрение, вкус, речь, память 2, обоняние, слух…» Это наводит меня на мысль о плакате в классе сельского хозяйства, плакате о разделке свиньи. В центре каждой зоны шлема маленькое отверстие. В одном из них осталась торчать игла.
    Я должен все запомнить. Анализировать буду позже. Я слышу у себя за спиной чье-то дыхание. Кто-то спит. Малыш. У него полностью выбрит череп, и на голове повязка. На нем серая футболка с номером 257. Рядом с кроватью на ночном столике лежат два листа в папке. На каждом из них написано имя. Его будут звать Руф или Квинт, это еще не решено. Ночные друзья так и написали: Замены еще нет. Спурий умер слишком рано.
    Здесь есть другая дверь. Этот второй зал похож на мастерскую. Десятки пил, ножей, разного рода пластин развешаны на противоположной от меня стене. Комната от пола до потолка покрыта белым кафелем. В центре стоит длинный стол. На правой стене висит несколько анатомических таблиц. Одна из них похожа на ту, которой мы пользуемся на уроках. На соседней таблице проведены красные пунктирные линии по костям ноги, и позвонки окрашены в тот же цвет. На другой таблице изображен какой-то непропорциональный скелет, похожий на скелет ребенка. Руки слишком длинные по отношению к туловищу и ногам. У солдата, которого я видел мимоходом в ванной комнате утром, когда Квинта уносили в мешке, был примерно такой вид. Наверное, здесь их и производят. На противоположной стене я обнаруживаю что-то типа окна, освещенного лампами, на котором прикреплены снимки большой берцовой кости, малой берцовой кости и бедренной кости. На всех костях проведены какие-то белые полосы.
    В глубине комнаты я замечаю небольшую дверь. Едва я пересекаю порог, как чувствую, что здесь кто-то есть. Слабый свет позволяет различить кровати, по большей части занятые. Запах довольно резкий: смесь кухни и переполненной раздевалки. Люди на кроватях спят, некоторые храпят. На глазах у всех влажные ватные повязки, а вместо одежды — широкие бинты. Это солдаты. У многих на ногах металлические пластины. Винты вкручены прямо в кожу. Я останавливаюсь напротив одного из них, потому что узнаю его. Правда, я не помню его имени. Он был раньше с нами. Я узнаю его слегка выпуклый лоб, курносый нос и маленькие ввалившиеся глаза. Его зовут… He знаю… Он не просто состарился. Они его изменили. Голова кажется более широкой, а скулы теперь совершенно квадратные, будто ему под кожу вставили какие-то пластинки.
    Это камера пыток или больница? Вонь здесь действительно слишком сильная. Она мешает мне анализировать все, что я вижу. Пора уходить. Поиски обратного пути занимают несколько минут. Я не представляю, сколько времени прошло после моего пробуждения. Осторожно я пробираюсь в обратном направлении, тщательно закрываю двери и ложусь в кровать. Уснуть я уже, конечно, не смогу.
    Теперь я понимаю, какой выбор меня ждет: стать либо монстром-солдатом, либо рабом. Сильно пострадать, чтобы меня переделали, или мучиться до конца жизни, отказавшись от страдания.

    Я слышу, как открывается дверь. Держу глаза закрытыми. Меня грубо трясут. Цезарь 3 возвращается.
    — Тебе уже лучше. Ты вернешься в группу завтра утром. Больше не болей.
    Я интересуюсь:
    — А как другие себя чувствуют?
    — Почему ты спрашиваешь об этом, Мето?
    — Так просто.
    — Не трать время на болтовню.
    Интересно, Цезарь обо мне заботится или о времени, которое он теряет из-за меня? Он трижды пробует сделать мне укол. Рука ужасно болит. К счастью, это недолго длится, и я засыпаю.

    Просыпаюсь. У меня снова письмо. Записка короткая и занимает лишь одну десятую часть листка.
    Ищи предателей. Ручка под столом. После убери.
    Прежде чем устроиться для работы, иду искать ручку. Она прикреплена двумя резинками с левой стороны столешницы. Она меньше моего мизинца.
    Я знаю, как искать. Доносчики образуют квадрат во время сна. Я должен нарисовать план спальни, сетку двенадцать на шесть с пустым прямоугольником четыре на два там, где вход. На каждом из шестидесяти четырех мест я пишу имя ребенка. Для того чтобы мысленно представить спальню, я закрываю глаза. Я не хочу ошибиться. Никогда больше мне не представится столь удобный момент. Я пишу медленно, хотя на самом деле у меня нет сомнений. Готово. Я соединяю Красса с Павлом. Невозможно достроить квадрат вверх — там стена, поэтому я провожу линии одинаковой длины вниз. Получается Юлий у Фиолетовых и Публий у Красных. Я хорошо их знаю, но они никогда не были мне близки.
    Однажды я перебросился парой слов с Публием, после возвращения из холодильника, потому что он пришел на замену Квинту у Красных и играл в моей команде по инчу чистильщиком. Он любит поговорить, но особенно ему нравится слушать других. Теперь я понимаю почему.
    Следя за Крассом, я никогда не видел, чтобы Юлий или Публий что-нибудь с ним обсуждали. Это кажется мне странным. Значит, они используют какие-то коды, как мы.
    Теперь, когда задание выполнено, я должен съесть записку. Не запивая. Я разрываю ее на маленькие кусочки и начинаю методично пережевывать. Горько. Главное — не уснуть. Я не знаю, сколько у меня времени до возвращения Цезаря. Я начинаю потеть. Надо успокоиться. Я ложусь в кровать, прислушиваюсь. Два комка застряли где-то в горле. За дверью слышатся шаги.
    — Здравствуй, Мето.
    Я улыбаюсь в ответ и использую этот момент, чтобы протолкнуть остатки бумаги подальше в глотку.
    Он внимательно смотрит на меня. Интересно, он что-нибудь заметил?
    — У тебя все хорошо?
    — Да. Немного хочется пить.
    Он отворачивается и быстро говорит:
    — Вставай. У тебя есть время как раз на то, чтобы умыться и переодеться на пробежку.

    Под душем я открываю рот. Наконец-то отделался от записки. Между большим и указательным пальцами я замечаю пятно от чернил. Тру это место, чтобы отмыть его. Думаю, Цезарь заметил. Я сильно тру щеки и подпрыгиваю на месте, чтобы проснуться. Через пятнадцать минут у нас соревнования, и мои товарищи на меня рассчитывают.
    Они все здесь. Ждут меня.
    — Отлично выглядишь, — говорит Октавий. — Тем лучше, нам надо постараться сегодня утром, иначе нас отбросят назад. Вчера наше время на троих было плачевным. Так Цезарь сказал.
    — Все смотрели на нас так, будто мы уже ни на что не годимся, — подливает масла в огонь Клавдий.
    — Ерунда, — заявляет Рем, — я никогда не пойду в другую группу.
    Я их успокаиваю:
    — Не беспокойтесь, парни, я полон сил. Отоспался на славу.
    Мы встаем по местам.
    Начали! Я действительно в отличной форме и испытываю настоящий восторг от бега. Приближается Клавдий. Он спрашивает:
    — Ты их знаешь?
    — Да.
    Второй круг, я сообщаю:
    — Юлий.
    — Юлий, — повторяет он.
    Третий круг:
    — Публий.
    — Публий.
    Четвертый круг:
    — Отличная работа. Теперь поднажмем!
    — О’кей.
    Мы собираем последние силы, никто не хочет сдаваться.
    — 1, 2, 4, 3, — объявляет Цезарь. — Время улучшено.
    Рем расплывается в улыбке.
    — Отлично, парни. Мето, ты третий, слышал?
    — Да-да. Ну что, Октавий? Не слишком разочарован?
    — Нет, — отвечает мой друг, улыбаясь. — Наверно, лекарства, что тебе давали, не простые.
    — Кто знает, друг.
    — Ничего, завтра отыграюсь, — говорит он. Клавдий подходит ко мне. — Теперь ты почти все знаешь.
    — Да уж. И это не весело.
    — Благодаря нам все изменится.

Глава VII



    На следующий день Клавдий ждет меня у умывальников. Ни одного из предателей поблизости нет.
    — Я получил послание. Мы должны подготовить решающий день.
    — Решающий день?
    — День, когда дети и слуги возьмут власть в свои руки.
    — Против солдат сил маловато.
    — Они покидают остров один-два раза в год.
    — Все?
    — Почти все. Надо использовать такой шанс.
    — Это будет… хорошо… если…
    Я вижу в зеркале Красса.
    — О чем вы говорите?
    — Я говорю, что было бы хорошо еще улучшить наше время.
    — Хочешь прийти вторым?
    — Не обязательно.
    Если бы он только знал, как мне теперь безразличны все те ритуалы, которым я следовал раньше с таким удовольствием. Я участвую во всем этом, только чтобы не привлекать к себе внимания. Клавдий хлопает меня по плечу:
    — Пойдем, Мето.
    — Пока, Красс.
    Мы снова остаемся наедине, поэтому продолжаем разговор с того места, где нас прервали:
    — Когда это будет?
    — Не скоро. Сначала мы должны привлечь надежных людей на свою сторону.

    Мы присоединяемся к нашим друзьям. Я чуть не пропускаю старт. Думаю, я смогу быстро войти в форму. Кого посвятить в тайну? Кто рискнет к нам присоединиться? Те, кто согласится, уже не смогут пойти на попятную.
    Клавдий шипит на меня:
    — Шевелись! Сейчас не время витать в облаках!
    Я прихожу в себя. Я мчусь. Мне даже больно. Остановившись, я падаю на колени, чтобы отдышаться. Октавий помогает мне встать.
    — Можешь идти?
    Дыхание понемногу восстанавливается.
    — Да, да, спасибо. Как время?
    — Как обычно. Ты за мной.
    — Нормально.
    Октавий? Смею ли я впутать во все это Октавия? Но если не его и не Марка, которым я полностью доверяю, с кем же еще я могу поговорить?
    К нам подходит Клавдий. Строгим, но доброжелательным тоном он успокаивает нас:
    — Мето, тебе нужно поднажать. Я хочу, чтобы ты остался в моей команде.
    — Есть, шеф, — говорю я, улыбаясь.

    Весь день меня терзает одна мысль. А вдруг я ошибся с предателями?
    Первым делом я решаю поговорить с Марком. Я должен начать с него, во имя нашей дружбы. Проблема в том, что он избегает меня вот уже несколько дней. Я могу с ним поговорить только перед сном, и то если он согласится повернуть голову в мою сторону. Вечером я делаю первую попытку. Я поворачиваюсь к нему:
    — Марк, послушай! Грядут большие перемены, и мы ищем людей для поддержки.
    — Кто это «мы»?
    — Клавдий, я и еще слуги, которые работают здесь по ночам. Уже некоторое время мы с ними общаемся…
    — Почему ты просишь об этом меня, труса?
    — Я так не думаю. Ты — мой друг, и даже если ты решишь остаться в стороне, я хотел предупредить тебя первым.
    Через пару минут я снова поворачиваюсь в его сторону, чтобы услышать его согласие или его отказ. Он смотрит в потолок, закрыв ладонями уши. Несколько мгновений спустя, когда я уже теряю надежду, он отвечает мне:
    — Меня это не интересует.

    Лежа в тишине спальни, за несколько минут до общего пробуждения, я пытаюсь составить список своих будущих «сообщников». Первым на очереди — Октавий, которого я не могу надолго оставить в неведении, за ним — Тит, уже давно доказавший свою надежность и преданность моему делу. Я знаю его прямоту, я могу ему доверять. Я хочу, чтобы они согласились, но в то же время опасаюсь за то, что станет с ними в случае провала.
    В ванной комнате встречаю Клавдия. Уверен, что ему чужды подобные сомнения:
    — Сколько? — спрашивает он.
    — Ни одного. Я попытался один раз, и не получилось.
    — Кто?
    — Марк.
    — Это неудивительно. У меня двое, Октавий…
    — Октавий? Я был уверен, что он согласится. А второй?
    — Мамерк. Он только что перешел из Фиолетовых и отлично их всех знает. Это нам пригодится.
    — У него были подозрения насчет Юлия?
    — Да, он не удивлен… Как думаешь, Мето, сможем мы поставить сегодня рекорд? — неожиданно спрашивает мой приятель, замечая, что в комнату входит Павел.
    — Да. Если поднапрячься, как вчера… О, привет, Павел!
    Странно, но он обращается ко мне. По его выражению лица я понимаю, что дело серьезное.
    — Я как раз к тебе. Я волнуюсь за Марка, твоего приятеля. Он какой-то странный сегодня.
    Пытаясь скрыть свою тревогу, я спрашиваю:
    — Он говорил с тобой?
    — Да нет… Он все бормочет себе под нос. Что-то типа «Я боюсь! Я боюсь!», словно припев из песни. Я спросил у него: «Чего, Марк?» А он, как будто очнувшись, ответил: «Да так, ничего».
    Не раздумывая, я бросаюсь на поиски своего товарища, который в этот момент застилает постель. Я подхожу к нему. Он с виду спокоен.
    — Я ни к чему тебя не принуждаю, и я защищу тебя, если понадобится. Ты — мой друг.
    — Я знаю, Мето…
    — Послушай моего совета. Никогда не доверяйся Павлу, он — предатель. Ну все, мне пора, а то опоздаю.

    Пробежка проходит гладко. Во время бега я стараюсь выпустить накопившиеся эмоции. Мои товарищи спокойны и безмятежны.
    Я решаю поговорить с Титом на занятиях по борьбе. Мне нравится его прямолинейность и открытый взгляд. Этот парень всегда держит данное им слово. Едва я завожу разговор, как он сразу же соглашается. Но он хочет знать все. Мы договариваемся периодически встречаться в течение дня с тем, чтобы он мог задавать мне по одному вопросу за раз. Это не сложно, ведь мы давно понимаем друг друга с полуслова. Сколько детей уже знают? Не слишком ли мы торопимся? Что сделают малыши и самые слабые, когда обо всем узнают? Вдруг они донесут тем, кто их кормит и обеспечивает им покой и безопасность на протяжении многих месяцев и даже лет? Может, они захотят предупредить Цезарей, для нашего же блага?
    За обедом Тит спрашивает:
    — Нам придется убивать?
    Вопрос застает меня врасплох. Я отвечаю после паузы:
    — Думаю, да.
    — Я смогу, ты знаешь. Мне кажется, раньше я часто это делал.

    На следующее утро под подушкой я нахожу записку:
    Осталось три дня. Узнай, как открыть сейф с ключами. Кабинет Цезаря.
    Я передаю это Клавдию. Он озадачен:
    — Ты знаешь, о чем идет речь? — спрашивает он.
    — Да. Меня столько раз вызывали в кабинет Цезарей, что я успел ознакомиться с обстановкой… Речь идет о металлической коробке на письменном столе. В ней находится, например, ключ от холодильника. Цезари открывают сейф с помощью комбинации из пяти цифр. Но в целях безопасности код часто меняется. Несколько раз я видел, что, прежде чем открыть дверцу, они поворачивались ко мне спиной и разглядывали стену с цветными папками. Должно быть, там есть подсказка.
    — Я в этом ничего не смыслю. Займись ключами, а я продолжу вербовку.
    — Ладно. Кстати, о новобранцах. Синих брать не надо.
    — По-моему, это и так понятно. Мне кажется, я тебе уже говорил.
    Клавдий уходит. Я немного успокаиваюсь.

    С тех пор как я вычислил предателей, наши ночные союзники стали мне доверять. Смогу ли я оправдать их ожидания и в этот раз?
    День пролетает незаметно. Я живу машинально, словно механизм, запрограммированный на выполнение ритуалов, из которых состоит наша повседневная жизнь. Лишь мой мозг занят решением загадки. Марк меня сторонится. Октавий все время молчит, он, должно быть, как и я, пытается оценить серьезность нашей затеи. Я страстно желаю, чтобы все перенеслось на потом. Когда я говорю об этом Клавдию, он отвечает:
    — Если бы ты пожил в положении раба, то поторопился бы с освобождением.
    Я думаю, он знает об этом больше меня. Но ему все не представляется случай рассказать мне.
    Боюсь, что, если мне не удастся попасть в кабинет Цезаря и остаться там на какое-то время, я не смогу решить поставленную передо мной задачу. Клавдий понимает это, но не представляет, как проникнуть в логово врага.
    — Они находятся в кабинете весь день. И ты вряд ли сможешь симулировать еще какую-нибудь болезнь.
    — Давай отправим Октавия. Я расскажу ему все, что знаю.
    — Нет, туда должен пойти ты. Я попрошу помощи у слуг.
    — Как ты отправляешь им сообщения?
    — Через того, кто занимается моим бельем. Мы разработали систему почтового ящика. Если он видит намотанный на первую пуговицу рубашки волосок, он знает, что есть почта, и заглядывает под мою подушку. Там лежит записка. Отличная система, правда?
    — Что за система?
    Опять Павел… Должно быть, он что-то подозревает.
    — Мы разрабатываем новую тактику для инча.
    — Клавдий 2.1 или Мето 2.2?
    — Медий 1.1.
    — Или Клото 1.1.
    И мы начинаем громко хохотать. Павел хмурится. Он чувствует, что мы не пускаем его в нашу компанию. Считает, что я краду у него того, кого он считает своим лучшим другом. Я оставляю их, чтобы не подливать масла в огонь.
    Чуть позже вечером один из Фиолетовых по имени Кай чуть задевает меня плечом и незаметно подмигивает. Это, без сомнения, «новый партизан». Сколько нас сейчас? Внезапно я испытываю чувство могущества и счастья, которое несколько минут спустя портит Мамерк:
    — Мето, надо поговорить с Клавдием. У меня впечатление, что мы переборщили. Некоторые впадают в эйфорию и совсем забывают об осторожности. Мне уже пришлось припугнуть одного Фиолетового, который слишком громко распространялся о наших секретах. Как бы чего не вышло.
    — Понятно, Мамерк. Я с ним поговорю.
    — Ты не знаешь, сколько еще ждать?
    — Нет. Никто не знает.
    — Я смотрю, ты не нервничаешь. Твое спокойствие придает мне уверенности.
    Я улыбаюсь в ответ. Он явно мне льстит, но зачем говорить ему об этом?
    Он уходит. Я передаю все Клавдию, как и обещал, но, похоже, уже слишком поздно.

    Во время учебы, наспех сделав задания, я пытаюсь мысленно представить стену, которую разглядывают Цезари, когда забывают комбинацию цифр на коробке с ключами. Мне надо сделать рисунок. Он бы мне очень помог, но это невозможно. В свободном доступе бумаги нет. В тетрадях все страницы пронумерованы и проверяются в конце каждого занятия. Надо, кстати, узнать, на чем Клавдий пишет свои записки.
    Я решаю пойти на хитрость и использовать небольшой участок белого листа для своих изысканий, а потом замаскировать его под рисунок, для одного из конкурсов: котельная Дома, например. Есть две другие темы: пара свиней и два их поросенка или три початка кукурузы, обвязанные бечевкой. Я выбрал котельную, потому что еще полгода назад решил победить в этом конкурсе и изучил строение котельной в мельчайших деталях.
    Такие конкурсы устраиваются два раза в год среди детей всех цветов. Цезари оценивают умение и скорость. Потом они применяют коэффициент в зависимости от цвета ученика и объявляют чемпиона. Призы не предусмотрены. Когда я думаю об этом теперь, то понимаю, что эти конкурсы должны быть для чего-то полезны. Здесь ничего не делается просто так. Это явно нужно для процесса отбора в «дальнейшем».
    Вдоль стен кабинета на полках расставлены по цветам папки. Каждая серия пронумерована. Полок пять. Папки могут быть разной толщины. Красные занимают первый — верхний — ряд. Я помню это, потому что однажды больше получаса провел в кабинете Цезаря и отметил для себя, что красные досье занимают то же положение, что и мы, самые старшие. Они возвышаются над другими цветами, но находятся на такой высоте, с которой падение оказывается весьма болезненным. Рядом стоят серые и коричневые папки. На второй полке — синие, фиолетовые и розовые, кажется. Марк, который наблюдает за мной, порой даже незаметно для меня самого, шепчет мне на ухо:
    — У тебя осталось пятнадцать минут до конца.
    — Ладно, ладно, друг.
    Я закрашиваю черным свою работу и переделываю ее. Несколько минут спустя взору предстает одна из сторон котла с затененной частью. Остальное доделываю механически. Цезарь встает, и каждый убирает свои вещи в ящик парты. Тетрадь остается в классе для проверки.
    На следующее утро, стоя перед зеркалом, я замечаю, насколько мы с Клавдием похожи: у нас одинаково озабоченные и грустные лица.
    Я шепчу ему:
    — Клавдий, Мамерк волнуется.
    — Я знаю. Из-за Фиолетовых. Я тоже. Я получил ответ на нашу просьбу. Завтра после обеда у тебя будет десять минут.
    — Но как?
    — Я не знаю. Будь готов, и когда придет время, ты поймешь. У нас еще одна проблема. Павел разболтал всем, что мы готовим новую стратегию для инча. Нельзя с ней затягивать. Мы не должны вызывать подозрений.
    — У тебя есть идеи на этот счет?
    — Нет, но я рассчитываю на тебя.
    Он уходит, а я остаюсь в раздумьях перед зеркалом.

    Уроки идут своим чередом. Я все пропускаю мимо ушей, но стараюсь, чтобы это не слишком бросалось в глаза. Выработка новой стратегии для вечернего матча кажется мне пустяком по сравнению с тем, что должно случиться завтра после обеда. Не могу себе даже представить, как смогу выполнить задание и не попасться. Один Цезарь плюс его доносчики в классе, другой Цезарь в кабинете. Не могу же я стать невидимкой!

    Выходя с урока по сельскому хозяйству, я слышу крики из коридора и иду туда посмотреть. Красс лежит на полу, обхватив голову руками. Трое учеников окружают Марка. Приходит Цезарь 4 и коротким жестом назначает двух учеников, которые должны проводить «жертву» в санчасть. Затем, повернувшись к «виновному», он поднимает большой палец. Приговор вынесен: один день холодильника. Марк стоит с каменным лицом. Он знает, что ничего не поделать. Уже слишком поздно, он попал в ловушку. Я подхожу к нему. Он шепчет мне на ухо:
    — Когда-нибудь я убью его.
    — Послушайся моего совета. Не уверен, увижу ли тебя снова до того, как ты отправишься в холодильник.
    — Почему? Ты что, покидаешь Дом?
    — Нет, но не будем загадывать. Послушай. За ужином не ешь слишком много и ничего не пей. Напьешься потом в ванной. Вода в кувшинах напичкана снотворным, а тебе ни в коем случае нельзя там засыпать.
    — Слушаюсь. Ты же у нас специалист, — говорит он, едва улыбаясь.
    — Ах да! Еще одно: не бойся Ромула, стража холодильника. Если он и будет тебя пугать, так это только для того, чтобы не дать тебе заснуть и отморозить конечности. Ромул — друг. До скорого.

    Мы образуем стену из трех атакующих, крепко сцепившись руками. Пробиватель, сгруппировавшись, стоит за мной. Чистильщики находятся в стороне, готовые к бою. По сигналу мы начинаем продвигаться вперед. Удары летят со всех сторон, наши соперники пытаются нас разделить, чтобы добраться до пробивателя и мяча. Когда мы не можем больше сопротивляться, я поворачиваюсь к нашим задним рядам и делаю вид, что беру мяч, а потом ныряю вперед. Они разворачивают меня и обнаруживают, что у меня ничего нет. Тогда они набрасываются на Клавдия, но тоже впустую. И тут они понимают, что уже слишком поздно. Один из чистильщиков передает мне мяч, и я одним махом забиваю гол. Мы выиграли. Мои товарищи поднимаются с улыбками на лицах, кое у кого идет кровь. Я немного смущен. Признают ли мою стратегию, прославят ли меня или осыплют насмешками? Я смотрю на Цезаря, который оттягивает момент выноса решения:
    — Мето 2.2 подлежит записи в большую книгу. С оговорками, — говорит он равнодушным тоном.
    Всегда одна и та же тактика. Посеять сомнение во избежание слишком бурной радости.
    Взгляды моих товарищей говорят мне о том, что у них никаких сомнений нет. Октавий абсолютно счастлив:
    — Я не представлял, что можно еще что-нибудь изобрести. Ты просто гений, приятель!
    Мы идем в душ. Тит, из команды проигравших, справедливо замечает:
    — Вы выиграли благодаря моменту неожиданности, сделав вид, что мяч у пробивателя. Но если знать об этом, то отнять у вас мяч не составит труда.
    — Конечно-конечно, Тит. Но признай — сегодня мы были лучшими.
    Он удаляется с ухмылкой на лице. Мы его не убедили. Чуть поодаль, забившись в угол, Публий с силой трет глаза. Я тут же понимаю, что мыло здесь ни при чем. Я подхожу к Красному предателю.
    — Что с тобой? Тебя что, задели во время атаки?
    — Нет. После атаки, — отвечает он, чуть не плача. — Они навалились на меня сверху, когда я снимал каску. Парни из моей команды. Якобы не нарочно.
    Он наклоняет голову и показывает мне рану на затылке.
    — Не знаю, что им от меня нужно.
    — Ну, ты же не пойдешь жаловаться Цезарю? Это было бы не очень хорошо для вашей команды. Поговори сначала с Титом. Он твой капитан.
    — Может быть. В любом случае мне нужно к врачу.
    — Конечно, Публий, иди к врачу.
    — Знаешь, я не хочу кончить, как Спурий.

    Перед сном в моей памяти всплывают картины прошедшего дня. Я чувствую, что битва началась. Провокации становятся очевидными. Надо бы охладить пыл наших сторонников как можно быстрее, иначе… что иначе?
    Ответ на этот вопрос поспевает на следующий день к пяти часам утра. Боевая тревога в спальне. Детей собирают в коридорах, заставляют лечь на пол лицом вниз с закрытыми глазами, руками за спину. Слышны крики. Барабанные перепонки разрываются от свистков. Солдаты налетают на нас с истошными воплями. Некоторых из ребят грубо поднимают и проводят над ними фальшивые казни. Меня якобы душат шнурком. Хотя я и стараюсь себя убедить в том, что они здесь только для того, чтобы нас напугать, мне страшно, и на мгновение кажется, что они сейчас действительно меня убьют. Многие дети тихо плачут. Внезапно все прекращается. Солдаты собираются и уходят. Мы поднимаемся и идем в ванную. Почему они устроили все это? Что они обнаружили?

    Клавдий объясняет мне правила, которые каждый должен передать тому или тем заговорщикам, кого он сам привлек на нашу сторону: прекратить всякую вербовку, смешаться с остальными и общаться как можно меньше между собой.
    — А главное, — добавляет он, — если почувствуешь, что собеседник встревожен, нужно убедить его в том, что все отменяется, что все отказались от задуманного. Этот день должен пройти безупречно.
    В Доме царит атмосфера уныния. Дети расплачиваются за жестокий ранний подъем. Спортивные результаты весьма плачевные. Всех охватила апатия. Я рад, что Марку не довелось участвовать в этом диком спектакле.
    На обеде Фиолетовый по имени Авл садится напротив меня. Несмотря на строгие указания по соблюдению конспирации, он пытается войти со мной в контакт. Это немое, или почти немое, послание. Я должен понять по губам. Секунду поколебавшись, я принимаю решение его «выслушать». Я не слишком умею читать по губам, и в результате ему приходится повторить дважды. Он сообщает мне следующее:
    — Сегодня утром я понял, что все боятся, даже ты. Я это почувствовал, когда он схватил тебя за шею. Я был совсем рядом. Но вы же не откажетесь от задуманного, так?
    Вместо ответа я пристально смотрю на него тяжелым взглядом, означающим, что наше решение непоколебимо. Еще я даю ему понять, что на этом наш разговор должен прекратиться.
    Он соглашается и сжимает правую руку в кулак в знак солидарности.

    Вечером игра в инч не клеится, потому что все дети усталые и раздраженные. Двое сталкиваются и ранят друг друга. Итог: два перелома, ключицы и запястья.
    После ужина Цезарь 2 выступает с короткой речью о нездоровом климате последних дней:
    — Любое насилие будет подавлено с помощью еще более яростного насилия. Мы пристально следим за всеми, и вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.
    В спальню мы возвращаемся в гробовой тишине. Я говорю Клавдию:
    — До завтра. Возможно.
    — Точно. До завтра, надеюсь.
    Марк уже в своей кровати. Глаза закрыты. Восстанавливается. Он выжил.

    Утром приходит записка: Сегодня, через десять минут после начала уроков. В кабинете никого не будет.
    Как обычно, встречаю Клавдия в ванной. Он тоже получил послание, можно сказать, обнадеживающее: Они нервничают, но ничего не знают.
    — Думаешь, я смогу выйти из класса без уважительной причины?
    — Доверься им. Они знают Дом лучше нас.
    Я замечаю Марка, который обливается ледяной водой, чтобы взбодриться. Я подхожу к нему и улыбаюсь:
    — Я был уверен, что ты выдержишь.
    — Трудновато пришлось. У меня есть для тебя сообщение от Ромула.
    Я проверяю, не подслушивают ли нас.
    — Давай!
    — Не доверяйте Рему.
    — Это все?
    — Да. Мне кажется, пора действовать.

    После пробежки я обсуждаю с Клавдием то, что передал Марк. Он успокаивает меня:
    — Все, кроме тебя, Октавия и меня, и так боятся Рема, и не решаются к нему подходить. К тому же Октавий сказал мне, что ему удалось завербовать лишь одного Фиолетового.
    — А тебе самому никогда не хотелось ему обо всем рассказать?
    — Нет. Я всегда считал, что он неуправляемый: слишком импульсивный и слишком жестокий.
    — Согласен, хотя и испытываю к нему некоторую симпатию.
    — Кстати по поводу Рема: ты нашел добровольцев, готовых пострадать на его последнем матче по инчу?
    — Нет, не успел этим заняться. Я надеюсь, что все закончится гораздо раньше.

    На входе в учебный класс мне становится плохо. У меня такое впечатление, что я не контролирую ситуацию. Что будет дальше? Под каким предлогом мне выйти из класса? Они никогда никого не выпускают во время уроков. Если я попрошусь в туалет, то не услышу в ответ ничего, кроме дружного хохота. Я закрываю глаза и жду чуда. Минуты тянутся очень медленно. Я не могу сконцентрироваться. Мне жарко. Я должен поднять руку. Я сейчас подниму руку. Я поднимаю руку.
    — Да, Мето? — Цезарь 3 смотрит на меня с легкой ухмылкой.
    Тут дверь в класс открывается. Цезарь 5 входит и что-то шепчет на ухо своему коллеге. Последний объявляет:
    — Меня не будет несколько минут. Я займусь Публием. Ведите себя смирно. Не разочаруйте нас, иначе будете жестоко наказаны.
    Они выходят. Мы остаемся без надзора. Это абсолютно невероятная ситуация, и все ученики в недоумении переглядываются. Некоторые оживляются до того, что начинают посмеиваться. Клавдий поднимается и дает мне знак выходить. Я слышу, как он тихо говорит всем, пока я высовываю голову в коридор:
    — Ведите себя как обычно, а тот факт, что Мето вышел из класса, должен остаться в тайне. Понятно?
    Все смолкают. В коридоре пусто. Я бегу к кабинету Цезаря. Дверь открыта. Я захожу внутрь и закрываю ее. Я поворачиваюсь к полкам и сразу же замечаю, что папки с досье переставлены. Красные теперь не наверху. Я беру в руки замок. На нем пять колесиков — столько же, сколько полок. У всех досье есть номер, решение у меня перед глазами. Без сомнения, комбинацию цифр надо считывать вертикально. Она не может быть с левой стороны, так как все серии начинаются с цифры 1. Значит, надо смотреть на последние цифры справа. Там они разные, потому что в каждом ряду разное количество папок. Например, есть восемь желтых очень тонких папок и четыре очень толстых серых. Я беру по последней цифре из каждого ряда сверху вниз, получается 7 4 6 4 5. Пробую. Не выходит. Подставляю те же цифры, но снизу вверх: 5 4 6 4 7. Получилось! Мне удалось открыть сейф. Я выставляю первоначальную комбинацию и тихонько возвращаюсь в класс, где царит гнетущая тишина. Я не осмеливаюсь повернуть голову в сторону стола учителя из страха увидеть сидящего за ним Цезаря. Я сажусь на свое место и только тут поднимаю взгляд. Никого. Значит, я успешно выполнил свою миссию. Я весь дрожу. Мне необходимо успокоиться. Я закрываю глаза.

    Марк трогает меня за руку. Вероятно, чтобы выразить поддержку. Но нет, он предупреждает меня, что шеф вернулся. Цезарь громко хлопает линейкой, чтобы завладеть нашим вниманием:
    — Инч отменяется вплоть до нового приказа. Поэтому удваивается время занятий. Те, кому нечего делать, готовятся к конкурсу рисунков, который состоится через неделю.
    По классу прокатывается неодобрительный шепоток. Линейка хлопает второй раз, и тишина восстанавливается. Цезарь продолжает:
    — Прямо сейчас могу вам сообщить, что будут применены санкции против зачинщиков насильственных действий. Начнем с Красных.
    Как видно, доносчики постарались, и холодильник получит новую плоть.

    Я сообщаю Клавдию шифр и принцип, по которому его можно вычислить в случае замены.
    — Ты меня поражаешь, Мето, ты и впрямь гений! По-твоему, зачем они время от времени меняют код? Это же им самим только жизнь усложняет, не находишь?
    — Если долгое время пользоваться одним и тем же шифром, на цифрах могут остаться потертости.
    — Откуда ты знаешь?
    — Все логично. Надо просто подумать.

    Как и предполагалось, перед ужином Цезарь 1 зачитывает список репрессивных мер:
    — Из-за недостатка бдительности все цвета сегодня вечером будут участвовать в круговой пощечине. Разумеется, жертвы насилия будут исключены из круга. Сразу после этого Мамерк и Тиберий отправятся в холодильник. В понедельник вечером — очередь Флавия и Кая, а в среду вечером — Секста и Кезона.
    Он садится и дает сигнал к началу еды.

    В коридоре я встречаю Мамерка, который говорит мне:
    — Вчера после инча я сделал глупость, теперь вот расплачиваюсь. Все нормально.
    — Хочешь пару советов от «бывалого»?
    — Марк меня уже во все посвятил. Спасибо.
    — Вас там будет двое. Помогайте друг другу.

    В спальне тишина. Цезарь уже здесь. Красные подходят за номерами. Никто из нас не храбрится, все принимают вид покорных мучеников.

Глава VIII



    Пора. Я не знаю точно, который час, но до подъема еще есть время. Клавдий будит меня раньше остальных. Мы тормошим каждого из Красных и Фиолетовых заговорщиков. Нас всего тринадцать. Включая Марка. Пребывание в холодильнике окончательно развеяло все его сомнения. Синих решаем не вовлекать. В случае провала и возврата к обычному образу жизни важно, чтобы самые младшие не понесли наказание.
    Встаем по трое вокруг кровати каждого из предателей. Пока двое держат, третий засовывает кляп в рот. Клавдий в команде, которая занимается Павлом. Как только его недоумение проходит, он с ненавистью смотрит на своего бывшего друга. Красс, увидев меня, принимает умоляющий вид. Мы отводим четырех предателей в душевую. Трое учеников остаются присматривать за ними. Синих пока не будим. Мамерк контролирует обстановку в спальне.

    Утром Клавдий обнаружил у себя под подушкой ключ. Это означает, что великий день настал. Ключом мы открываем двери, ведущие в центральный коридор. Дальше мы направляемся в кабинет, где застаем за работой двух Цезарей.
    — Мето! Клавдий! Кто вам позволил?
    Мы надвигаемся на них, не говоря ни слова. Они прекрасно понимают, что сопротивляться двум натренированным парням им не удастся. Цезарь 1 пытается нам угрожать:
    — Вы заплатите за столь возмутительный поступок! Если вы сейчас же не прекратите эту абсурдную акцию, то горько пожалеете! Вы обольетесь кровавыми слезами!
    Горящий взгляд Тита прерывает его гневный порыв. Он понимает, что его длинные речи бесполезны, и молча опускает голову.
    Не говоря ни слова, четверо парней отводят их к предателям. Я бегу к сейфу с ключами. Они изменили код. Дрожащим пальцем набираю новую комбинацию. А вдруг они поменяли всю систему? Нет, получилось. Внутри я нахожу увесистую связку. В ней тридцать — тридцать пять ключей. Клавдий подталкивает меня к выходу.
    — Дверь 204. Скорее!
    — Давай сначала в холодильник! Там Секст и Кезон.
    — Нет. Я помню о них, но давай придерживаться запланированного порядка.

    Ключи не пронумерованы. Я не знаю, с какого начать. Только с восемнадцатой попытки мне удается провернуть ключ в двери 204. Мы входим. Холодно. В темноте мы шарим руками по стене в поисках выключателя. Слышен звук дыхания и бряцанья тяжелых металлических предметов. Вдруг раздается чей-то голос:
    — Слева от двери в пятидесяти сантиметрах на высоте метр сорок.
    Мгновение спустя я включаю свет, и перед нами предстает ужасная картина. На грязной соломенной подстилке лежат двадцать пять или тридцать слуг. Места настолько мало, что они могут спать только на боку, вплотную прижавшись друг к другу. Все они скованы общими цепями за лодыжки, запястья и кольца в правом ухе. Концы трех цепей скреплены двумя огромными замками с толстыми металлическими дужками, вмонтированными в пол. Я узнаю Нумерия. Это он говорил с нами. Его лицо озаряется:
    — Я говорил тебе, Клавдий, что мы еще увидимся. Мето, покажи мне связку, я выберу нужный ключ. Такой маленький, желтый, сильно потертый. Да, вот он!
    Я открываю замки и освобождаю слуг. Вижу, как двое из них тут же получают по нескольку ударов. И среди них есть шпионы! Затем все встают. Предатели держат руки за спиной и низко опускают головы.
    Указывая на двух слуг под номерами 126 и 94, Нумерий приказывает:
    — Отведи этих подлецов в душевую.
    — Нумерий, надо открыть холодильник, — говорю я.
    — Прежде я хотел бы знать, сколько у нас времени в запасе.
    — До подъема еще два часа, — подсказывает Клавдий.
    — Хорошо, тогда в холодильник. Мето, отправляйся туда вместе с Оптимусом. Он знает ключи, вы сэкономите время. Как только закончите, сразу же возвращайтесь. Вы нам понадобитесь.
    Я тороплюсь, поэтому бегу. Тот, кто меня сопровождает, едва поспевает за мной. Он выше меня, но в очень плохой физической форме. Он худой, бледный и, похоже, валится с ног от усталости. Я замедляюсь. Он вяло улыбается:
    — Хорошо, что вы пришли. Я на последнем издыхании.
    — Пришли. Покажешь ключ?
    — Вот этот!
    Похоже, Секст и Кезон поджидали нас за дверью.
    — Это ты? А мы думали, что еду принесли, — говорит Секст.
    — Не понимаю, как ты тут выдержал четыре дня, — добавляет другой.
    — В другой раз расскажу.
    — Кто этот великан?
    — Меня зовут Оптимус, — отвечает слуга.
    — Ну что? Получилось? Мы — хозяева Дома?
    — Пока не совсем. Идите в спальню. Мы за вами придем.
    — Мето, нам есть хочется!
    — Сейчас не время. Идите досыпайте и ведите себя тихо. О еде позаботимся чуть позже.

    Я возвращаюсь в комнату слуг. Там идет бурное обсуждение. Когда мы появляемся, все смотрят на нас в нетерпении.
    — Сейчас самое время! — заявляет Нумерий. — Мы должны скорее поймать трех недостающих Цезарей.
    — Ты знаешь, где их найти?
    — Я знаю, где они спят. Надеюсь, они еще не проснулись.
    — А Юпитер? — спрашивает Клавдий.
    — Про Юпитера, — продолжает Нумерий, — известно только, что он существует, потому что многие из нас чувствовали его уксусный запах. Но ни одной зацепки про то, где он прячется, у нас нет.
    — О ком вы говорите? — интересуется Тит.
    — Юпитер — главный властитель Дома и его создатель, — поясняет Клавдий.

    Мы пробегаем по этажам. Один из слуг указывает нам на дверь под номером 404. Мы осторожно открываем ее. Она выходит в коридор, в конце которого находится еще одна дверь. Нумерий делает нам знак, чтобы мы молчали. Я очень осторожно вставляю ключ в замочную скважину. Поворачиваю. Аккуратно толкаю дверь. Трое слуг отстраняют меня и проникают в окутанную мраком комнату. Они медленно направляются вглубь. Я слышу звуки борьбы. Клавдий включает свет. Двое Цезарей лежат распластанными на кроватях. С кляпами во рту и связанными за спиной руками они под конвоем отправляются в душевую.
    — Остался еще один, — объявляет Нумерий. — Надо как можно быстрее найти его.
    — А учителя? С ними что делать? — спрашивает Марк.
    — С их стороны нечего бояться, — успокаивает его предводитель слуг, — они и так заперты в своих комнатах. В любом случае они абсолютно безобидны.

    Красные и Фиолетовые бунтовщики встают в круг. Нумерий берет слово:
    — Малыши и неприсоединившиеся пока спят. Когда они проснутся, встанет много бытовых проблем. Но вместе мы сможем их решить. А до того мы должны обезопасить Дом. Вооруженные силы на острове в данный момент очень слабы. Сейчас здесь около дюжины охранников, распределенных по разным лагерям. Они следят за рабочими. Основной состав войска отправлен за добычей на континент. Главная угроза находится на третьем этаже: там есть пост охраны из шести солдат, готовых вмешаться в случае ЧП. Обезвредить их будет сложно. И хотя у нас есть преимущество неожиданности, мы должны быть готовы к худшему.
    — У тебя есть план атаки? — спрашивает Клавдий.
    — Да. Мы знаем способ, как блокировать их в их же убежище.
    — Если придется сражаться, с каким оружием мы пойдем на солдат? — интересуется Тит.
    — На данный момент у нас ничего нет. В Доме хранятся запасы оружия, но мы не представляем, где его искать. Нам остается пойти на кухню и взять там все, что сможет пригодиться для обороны.
    — Мы пойдем в атаку с вилками? — смеется Октавий. — Это мне нравится!
    — Можно использовать доспехи для инча.
    — Ладно, у нас нет времени, — обрывает дискуссию Нумерий. — Кто идет?
    Поднимается десяток рук. Это самые первые, проверенные заговорщики. Нумерий улыбается и отводит нас на кухню.
    Октавий надевает на голову кастрюлю, а в руки берет черпак и крышку от котелка. Потрясая ими в воздухе и смеясь, он спрашивает:
    — Ну как, Мето? Тебе страшно?
    К сожалению, я не могу разделить его веселья, поэтому ничего не отвечаю. Я нахожу в духовке увесистый вертел и присоединяюсь к остальным. Не будь я так встревожен, я бы умер со смеху при виде нашего войска, серьезные взгляды участников которого совсем не вязались со столь смехотворным обмундированием.
    Нумерий шагает впереди. Он знает, куда идти. Мы останавливаемся перед маленькой дверью под номером 411. Я бы скорее принял ее за дверцу стенного шкафчика для веников и метел. Здесь темно. Пройдя сквозь дверь, мы молча продвигаемся по узкому коридору. Вскоре пространство расширяется. Метрах в десяти я замечаю вертикальный луч света. Нумерий поднимает руку. Он идет один и припадает к щели. Потом он чуть отступает и жестом приглашает нас встать в кружок. Он говорит очень тихо:
    — Это дверь в комнату стражников. Их шестеро, как и предполагалось. Четверо лежат на кроватях, но не спят. Двое стоят на страже. Они вооружены и готовы выступить по тревоге. Есть…
    Он делает паузу. Мы стараемся не дышать. Тишина. Он продолжает:
    — Есть способ перекрыть им выход. У стены справа от меня лежат три железных засова, которые надо поместить в предусмотренные для этого пазы по бокам двери. Только это нужно проделать в абсолютной тишине. Мы начнем со среднего засова.
    Я не уверен, что все правильно понял, поэтому смотрю, как делают другие. Мы распределяемся вдоль одной из задвижек. Смотрим на Нумерия, который беззвучно считает, шевеля губами:
    — 1,2,3…
    Засов неподъемный, и в первый момент мне кажется, что мы даже не сдвинем его с места. Я напрягаюсь изо всех сил. Вижу, как другие корчатся от усилий. Октавий сопит, и Клавдий толкает его локтем в бок, чтобы тот затих. От неожиданности Октавий сгибается пополам, и мы едва не опрокидываем балку. Первый засов на месте. Мы отступаем, чтобы взять второй, нижний. Тело ломит, все тихонько постанывают. Надо бы действовать побыстрее, но мы не можем. Укладывая на место второй засов, мы различаем шум, от которого кровь стынет у нас в жилах. Мы понимаем: солдаты нас услышали, они сейчас будут обороняться. Невиданной силы удары сотрясают дверь. Мы в ужасе переглядываемся. Если бы наши глаза могли издавать звуки, они орали бы: «Смываемся!»
    Клавдий что-то говорит, и, чтобы его было слышно, ему приходится кричать, что есть мочи:
    — Мы не уйдем, пока не положим на место третий засов. Давайте, парни! Это последний! Взяли!
    Как по сигналу, мы испускаем истошный вопль. Мы поднимаем тяжеленную балку, подбадривая друг друга криками и ругаясь, чтобы заглушить грохот из-за двери. Мы почти справились. Многих бросает в дрожь. Последнее усилие. Конец, дело сделано. Я падаю на колени, и не я один. Внезапно грохот за дверью прекращается. Солдаты все поняли и перестали ломиться. Октавий помогает мне встать. На изможденных лицах появляются улыбки.

    Мы не спеша возвращаемся в спальню. Некоторые хромают, другие потягиваются, чтобы размять перенапрягшиеся мышцы.
    — Теперь нам ничто не угрожает, Нумерий? — спрашивает Клавдий.
    — Мы перекрыли им прямой путь, но сейчас они соберутся с мыслями и начнут контратаку.
    — Не понимаю, — вмешивается Марк. — Разве мы не заперли в их комнате?
    — Нет. Попытаюсь объяснить… Дом состоит из двух автономных пространств, разделенных между собой: с одной стороны — мир детей и Цезарей, с другой — солдат и слуг. У этих двух зон есть общие места: спальни, столовая, спортивные залы, коридоры и т. д. Некоторые комнаты соединяют собой оба пространства, поскольку имеют выходы в каждое из них. Они и есть проходы или переходы. Например, комната охраны, холодильник или наша крошечная спальня.
    — И ты знаешь все эти проходы? — продолжает интересоваться мой друг.
    — Нет.
    — Получается, солдаты могут прийти в любой момент.
    — Если мы запрем все двери с нашей стороны, то будем в безопасности.
    Нам навстречу бежит Мамерк:
    — У меня две новости: хорошая и не очень… Мы нашли последнего Цезаря, но Рем исчез, вот.
    — Может, оно и к лучшему, не надо будет за ним следить. Как это случилось? — спрашивает Клавдий.
    — Я наблюдал за спальней и сообщал тем, кто просыпался, о новом порядке. Он ничего не сказал, но выбежал в коридор. Я позвал его и кинулся вдогонку. Он свернул в восточный коридор. Я был в десяти метрах от него, но за поворотом он исчез.
    — Как это — исчез? — недоумевает Октавий.
    — Не знаю. Наверно, воспользовался одним из секретных проходов.
    — Поговорим об этом позже, — вмешивается Нумерий. — Давайте сначала соберемся все вместе. Успокоим маленьких и распишем по порядку предстоящий день.
    Всеобщий сбор проходит в спортивном зале. Инстинктивно все дети занимают свои привычные места. Они послушно ждут. К ним обращается Клавдий:
    — Сегодня утром мы захватили власть в Доме в свои руки. Мы освободили наших бывших друзей, которых Цезари превратили в рабов. Мы перекрыли выходы и входы в Дом. Никто больше не сможет проникнуть сюда без нашего разрешения. Мы держим в пленниках Цезарей и детей, которые им служат. Сегодня распорядок изменится. Режим приема пищи останется прежним, но занятий и соревнований больше не будет. Сегодня вечером мы соберемся, чтобы подготовить программу нашего дальнейшего существования, и вы сможете задать все свои вопросы.
    Один Голубой начинает громко плакать. Клавдий обращается к нему:
    — Что случилось, малыш?
    Он поднимает голову и с трудом выговаривает:
    — Но когда они вернутся, Клавдий, когда они вернутся, нам будет очень-очень плохо!
    — Ты ничем не рискуешь, ты ни в чем не участвовал.
    — Но они не узнают о том, что я остался послушным!
    — Доверься нам. Все будет хорошо. Они больше не вернутся.
    Малыш не верит. Таких, как он, много, просто они не решаются об этом сказать. Должно быть, они стыдятся своего страха.
    Синие нехотя покидают спортивный зал. Они не знают, куда им идти. Многие садятся в коридорах и ждут дальнейших указаний.

    Бунтовщики вновь собираются вместе. Я решаю выступить. Нумерий смотрит на меня так, словно я хочу отнять у него власть. Клавдий делает ему знак, и он успокаивается. Я начинаю:
    — Полагаю, что во избежание неприятных сюрпризов нам надо досконально обследовать весь Дом. Надо открыть каждую дверь, ключи у нас есть. Так мы найдем спрятанное оружие и проходы в другую часть Дома, о которой говорил Нумерий. Их надо обнаружить и взять под наблюдение. Что вы об этом думаете?
    — Убежден, что ты прав, — поддерживает меня мой друг. — Возьми кого-нибудь с собой, и займитесь этим.
    Немного подумав, предводитель бывших рабов добавляет:
    — Мы, слуги, знаем Дом лучше вас. Оптимус покажет тебе двери, заходить в которые нам было запрещено. Идите вдвоем, и будьте осторожны. Они не простят нам того, что мы совершили.
    — Я могу начать прямо сейчас?
    — Если хочешь, — говорит Клавдий.
    — Марк, ты пойдешь с нами?
    — Пойду, Мето.
    Мы удаляемся быстрым шагом. Сначала я должен отыскать кабинет, где меня лечили. Он сообщается с больницей для солдат, через которую монстры могут получить доступ к нам. Я прошу Марка завязать мне глаза у кабинета Цезарей и следовать за мной по коридорам.
    После нескольких неудачных попыток я нащупываю нужную дверь. Номер 114. Это она. Я проверяю, заперта ли она, и вешаю на нее предупреждение: Опасно. Никогда не открывать.
    Теперь чувствую себя немного спокойнее. Я говорю товарищам, что мне надо пройти в учебный класс и вырвать пару листов из тетради. Я хочу нарисовать план Дома и все на нем указать. Несмотря на рекомендации Нумерия, я решаю обыскать все укромные уголки Дома.
    Мы начинаем с нашего этажа. Мы обследуем комнаты, в которых никогда не были. Все это технические помещения: хранилища инструментов для ремонта, шкафы со швабрами или трубами. За какой-то из этих дверей исчез Рем. Я понимаю, что действовать наугад опасно. Видимо, это имел в виду приятель Клавдия на собрании.
    Я знаю, кто мог бы снабдить нас нужными сведениями. Говорю об этом двум своим сопровождающим:
    — Надо пойти в холодильник к Ромулу. Уверен, он нам поможет.
    Оптимус морщится:
    — Это не очень хорошая идея. Ромул — сын Юпитера.
    Я повторяю, не до конца осознавая смысл его слов:
    — Сын Юпитера…
    — Сын… Ты не знаешь, что это значит? Юпитер — самец, который оплодотворил самку, которая потом родила Ромула. И Рема. То есть они — братья.
    — Братья? Они рождены от одних и тех же самца и самки?
    — И не только: Юпитер заботился о них, когда они были маленькими. Он их кормил и защищал. Это называется быть отцом. Он — их отец.
    Эти слова странным образом отзываются во мне. Я никогда их не слышал и не произносил, по крайней мере с тех самых пор, как живу здесь, но они начинают медленно всплывать в моей памяти. Отец, брат, м… м… мать.
    Я должен сосредоточиться на поставленной цели и не позволяю призрачным воспоминаниям завладеть мной. Я смотрю на Марка. Он плачет.
    — Ромул другой. Он уже не раз доказал мне, что я могу ему доверять.
    — Как хочешь, Мето. Но было бы разумнее посоветоваться с остальными.
    — У нас нет времени.
    Мы бежим к холодильнику. Раз в нем никого нет, Ромулу незачем туда приходить. И все же я решаю оставить ему записку за столбом, там, где мы встречались: Ты мне нужен. Мето.

    После обеда Клавдий интересуется:
    — Ну, как поиски? Что-нибудь дали?
    — Пока ничего, но я не теряю надежду.
    Я не решаюсь признаться ему в том, что жду помощи от того, кто может стать причиной нашего провала. Я меняю тему:
    — У меня к тебе вопрос. Теперь мы отрезаны от остального острова и лишены снабжения. Как мы будем выживать?
    — Мы это обсуждали после твоего ухода. Мы оценили наши запасы. Их должно хватить на месяц. К тому же незадолго до начала мятежа мы передали записки слугам с внешней стороны дома. Они как раз занимаются поставками продовольствия, и мы хотим привлечь их на свою сторону.
    — Что мы про них знаем?
    — Что они живут в строго охраняемых лагерях. Что они обрабатывают землю и разводят скот для пропитания тех, кто живет в Доме. Что каждое утро они поставляют свежие продукты.
    Я сижу в учебном классе, перечерчиваю набело свой утренний план. И вдруг слышу в коридоре громкие голоса. Я прислушиваюсь:
    — Дайте мне встретиться с моим другом, иначе у вас будут неприятности.
    Это голос Ромула. Он пререкается с Нумерием. Они угрожают друг другу и, похоже, никак не могут договориться.
    — Я не верю тебе. Я знаю, кто ты и откуда.
    — Ты не так уж много и знаешь.
    Голоса приближаются, и когда Ромул толкает дверь, я уже стою наготове. Остальные входят за ним. Их четверо. Я говорю:
    — Оставьте нас. Если не доверяете, оставьте стражу у двери. Ромул пришел по моей просьбе. Я знаю, что он может нам помочь.
    Ромул берет стул и садится к ним спиной. Я взглядом прошу их покинуть нас. Они видят, что я не уступлю, разворачиваются и уходят. Нумерий, уходя, говорит:
    — Можешь поговорить с ним, только быстро, а после приходи ко мне.
    — Обещаю. Не беспокойся.
    Они закрывают дверь. Ромул улыбается:
    — Никак не удается поговорить наедине! Ну что, теперь он главный? Вы выбрали не самый блестящий экземпляр!
    — Мы пока никого не выбирали, но…
    Его замечание ввело меня в замешательство. Я меняю тему:
    — Ромул, я так думаю, ты понял, что происходит.
    — Разумеется. Я знал, что однажды это случится. А вот мой отец, напротив, потрясен произошедшим. Вы хорошо подготовились. Пока вы не совершили ни одной ошибки.
    — Чтобы так было и дальше, нам совершенно необходимо вычислить все комнаты с двойными выходами. Ты можешь в этом помочь?
    — Для этого достаточно определить номера дверей, сумма цифр которых равняется шести, например, двести двадцать два, двести четыре…
    — Триста три, да?
    — Да. Ты верно мыслишь.
    — А ты? Как ты прошел?
    — Путем, о котором знаю только я. Будь спокоен, за мной никто не следил.
    — Я одного не понимаю: почему солдаты не могут вмешаться без посторонней помощи? Это же абсурд.
    — Они вмешиваются только с разрешения Цезарей. Юпитер солдатам доверяет еще меньше, чем детям. Солдаты наделены такой энергией, что ей невероятно сложно управлять. Именно поэтому он отпускает их иногда на континент, где они дают волю своим инстинктам. Иногда они выходят из повиновения и могут накинуться на кого угодно, на слуг, других солдат, даже покалечить самих себя. Юпитер никогда не оставляет детей без защиты на милость этих животных.
    — Так он же сам их создает, этих скотов, если я правильно понимаю.
    — Да. Но когда он чувствует, что назревает кризис, он начинает добавлять им в еду разные лекарства.
    — То есть мы в безопасности?
    — Почти. Вы должны избавиться как можно быстрее от Цезарей и их сообщников. Иначе им удастся открыть проход или убедить сделать это кого-нибудь из сомневающихся.
    — Как это сделать?
    — Заприте их в холодильнике, а я переправлю их на ту сторону.
    — Еще я хотел узнать, где хранится оружие. Оно может нам понадобиться для противостояния монстрам.
    Я чувствую, что он колеблется:
    — Обещай мне, что вы воспользуетесь им только против них.
    — Обещаю.
    — Я укажу тебе один склад, только один. Комната 203. Это шкаф. Тайник откроется, если закрыться внутри, не включая свет. Через несколько секунд ты увидишь в глубине перегородку, которая поднимется сама, и тогда зажжется свет. Будь внимателен, не ошибись с дверью. 204 может оказаться смертельной ловушкой.
    — Я понял.
    — Мне пора, Мето. Надеюсь, все пройдет хорошо и мы когда-нибудь снова увидимся.
    — Я тоже. Спасибо, друг. Можно задать последний вопрос?
    — Давай быстрее. А то меня хватятся.
    — Где Юпитер?
    — Ты не можешь требовать от меня предать члена моей семьи, даже если он поступает плохо. Нельзя, Мето, — говорит он.
    Он поднимается и уходит. Я хочу окликнуть его и извиниться за последний вопрос, но он уже далеко. Я слышу, как он обращается к Нумерию:
    — Ну что, видишь? Злой Ромул не съел Мето.

    Несколько минут спустя я докладываю остальным бунтовщикам все, что узнал.
    Выслушав меня, слово берет Мамерк:
    — Вот оно, решение нашей проблемы! Мы выкинем отсюда Цезарей и их шпионов, которые насмехаются над нами и угрожают.
    — Хорошая идея! — подхватывает Марк с воодушевлением. — В любом случае, нам больше не придется их сторожить.
    — Тихо, тихо! — вмешивается Нумерий. — Я абсолютно не доверяю этому чокнутому Ромулу. Я убежден, что он готовит нам западню. Мы откроем холодильник, а они кинутся на нас и устроят резню.
    После этих слов в комнате воцаряется полнейшая тишина.
    — Кроме того, я уверен, что его подсказки для поиска оружия обманчивы, — продолжает Нумерий. — Вдруг, пытаясь отыскать ружья, мы на самом деле откроем им проход?
    Никто не решается возразить. Клавдий смотрит на меня:
    — Что ты об этом думаешь, Мето?
    — Я? Я ему верю. Иначе я бы к нему не обращался. Еще я думаю, что он подвергал себя опасности, придя ко мне. И для того, чтобы доказать свою правоту, я готов рискнуть в одиночку. Я войду в комнату 203, и вы закроете за мной дверь на ключ. Если я найду оружие, вы отопрете меня. Если я обнаружу солдат, вы не будете открывать дверь.
    — Я согласен, если ты уверен, что хочешь этого, — заявляет Клавдий.
    — Я тоже, — говорит Нумерий.
    — А я нет, — подает голос Марк. — Только если я иду с тобой.
    — И я тоже. С одной из моих остро наточенных вилок, — добавляет Октавий.

    Мы отправляемся к двери под номером 203. За нами следуют почти все бунтовщики. Все серьезны и напряжены до предела. Марк, Октавий и я входим в маленькую комнатку с зажженной свечой. Я еле сдерживаюсь, чтобы не дрожать. Ключ с хрустом проворачивается у нас за спиной. Мы взаперти. Я затаиваю дыхание. Марк закрывает глаза. Немного погодя мы слышим, как начинают крутиться колесики, и перегородка ползет вверх. Когда она поднимается сантиметров на тридцать, я вижу первую полку с квадратными коробками. Это патроны. Три больших ящика, наполненных кинжалами, топорами и пистолетами, стоят на второй полке. И наконец, еще выше в деревянных футлярах лежат шесть ружей. Про них рассказывалось в учебниках. С их помощью убивают диких свиней. Я беру одно из ружей и стучу прикладом в дверь: три коротких удара, пауза, и снова стучу. Это код. Дверь открывается. Мы выходим под всеобщие возгласы ликования.

    За ужином, как и во времена Цезарей, царит полнейшая тишина. Зато вечерние посиделки проходят оживленно. Хотя я замечаю, что слово берут в основном одни и те же. Некоторые говорят, что им скучно без спорта. Много вопросов о пропитании: большинство опасается, что еды не хватит надолго. Некоторые дети молча сидят по углам и ни во что не вмешиваются. Как если бы интерес к происходящему означал с их стороны согласие с бунтовщиками.
    Основной костяк заговорщиков, так называемые «сепаратисты», получившие это прозвище с легкой руки Кезона, собираются в спортивном зале. Первый важный вопрос — охрана врагов. Тит и Октавий вызываются добровольцами. Желая отблагодарить Октавия за помощь в поиске тайника с оружием, я решаю к ним присоединиться. Марк делает то же самое. Нумерий говорит, что Синие напились обычной воды со снотворным, чтобы спокойно спать ночью. Тит спрашивает, можно ли взять с собой оружие, чтобы припугнуть, в случае чего, Цезарей и их прихлебателей. Клавдий не возражает, но просит:
    — Если возникнут проблемы, обязательно нас разбудите.
    — Обещаем, — уверяет Октавий.

    Мы идем в учебный класс, в котором находятся наши пленники. Они сидят на полу, прикованные по трое к батареям. Предатели ухмыляются, что кажется мне подозрительным. Они что-то задумали? Цезари сохраняют высокомерный вид, несмотря на свое жалкое положение. Они обращаются к нам уверенным и спокойным тоном:
    — Добрый вечер, дети, — начинает Цезарь 3.
    — Вы знаете, что совершили очень плохой поступок? — продолжает Цезарь 1. — Вы не…
    — Заткнись! — рявкает Тит. — Мы не болтать сюда пришли. И знайте, что нам больше нечего терять, так что я не задумываясь раздроблю вам черепушки в случае провокации. Ясно? Смотрите, что мы нашли, пока искали половые тряпки.

    Несколько часов проходят в относительном спокойствии. Мы обмениваемся короткими репликами. Я предлагаю охранять пленников по очереди, чтобы каждый мог хоть чуточку вздремнуть. Нам с Марком выпадает спать первую половину ночи.
    Даже без лекарств я засыпаю за несколько минут.
    Внезапно меня будят чьи-то сдавленные стоны. Я не сразу понимаю, что происходит. Один из Цезарей лежит на полу. У него окровавлена голова. Октавий плачет. Тит целит ружьем в висок Крассу, который тоже плачет. Марк просыпается вслед за мной. Октавий, кажется, в отчаянии. Он чуть слышно шепчет себе под нос:
    — Они не имеют права такое говорить про нас… Они не имеют права.
    — Что происходит?
    — Они говорят всякие гадости про нашу прежнюю жизнь, особенно про Тита.
    — Я сейчас уничтожу этого засранца! — рычит Тит.
    — Парни! Спокойно! Идите за мной. Нам надо поговорить.
    Я аккуратно беру из рук Тита оружие. Он отдает его без сопротивления. Мои товарищи встают и следуют за мной. Октавий берет слово:
    — Они сказали, что Тит убил всю свою семью с особой жестокостью. Они и про тебя говорили. Сказали, что ты нас предашь, что ты делаешь вид, будто спишь, а на самом деле ждешь момента, чтобы нас убить и…
    — Они хотят нас поссорить. Чтобы мы сломались. Слушайте, я знаю, как надо действовать. Мы отведем их в холодильник, как сказал… вы сами знаете кто. Мы их отправим сейчас же…
    — Согласен, — перебивает меня Тит, — но мы должны предупредить остальных, мы обещали им вчера вечером.
    — Боюсь, они так просто не согласятся, тогда как для нас это единственное верное решение.
    Мои друзья колеблются.
    — Если хотите, я скажу, что это я вас заставил.
    — Не стоит, — говорит Марк. — Мы на твоей стороне.

    Когда мы возвращаемся к нашим врагам, я вижу, что они смирились со своим поражением. Красс, которому я спас жизнь пять минут назад, сверлит меня ненавидящим взглядом. Они молча встают. Они знают, куда мы их ведем. Я открываю дверь холодильника и смотрю, как наши поверженные, связанные противники гуськом заходят внутрь. Цезарь 4 морщится. Он, как и все его товарищи по несчастью, оказывается здесь впервые. Я закрываю дверь. Надеюсь, Ромул придет за ними не слишком быстро и у них будет время оценить все достоинства местного свежего климата.
    Мы возвращаемся в спальню в приподнятом настроении, несмотря на крайнюю степень усталости…

Глава IX



    Утром я просыпаюсь поздно. Впервые в своей жизни. Режима дня больше нет, и каждый распоряжается своим временем по собственному желанию. Такое состояние — не результат нашего нового порядка, а скорее свидетельство его отсутствия, в ожидании принятия настоящих мер.
    За завтраком царит невообразимый гвалт. Трудно даже расслышать соседа по столу. После двух или трех попыток мы с Марком оставляем затею переговорить друг с другом. Я все равно знаю, что он хочет мне сказать. Он доволен нашим совместно принятым ночным решением, но боится упреков со стороны других ребят. Клавдий зовет нас с Октавием в кабинет Цезарей сразу после завтрака. Я знаками передаю это сообщение Марку, который заметно нервничает. Я догадываюсь, что в таком маленьком помещении нас не будут судить все сепаратисты. Возможно, лишь Клавдий и Нумерий.
    Я оказался прав. Они вдвоем восседают на креслах Цезарей, разглядывая документы, а мы, несчастные виновники, стоим перед ними. Но они хотя бы не станут нас долго мурыжить, как это делали их предшественники! Я начинаю разговор первым:
    — Хватит тянуть, говорите прямо, зачем вы нас позвали. У меня лично и без того дел полно.
    Мои сообщники хихикают в ответ на мою дерзость. Двое других, похоже, удивлены.
    Нумерий обращается ко мне и строгим тоном произносит:
    — Хотелось бы понять, почему вы решили избавиться от Цезарей и их прихвостней вопреки нашей договоренности.
    — Они издевались над нами, и если бы Мето не вмешался, все закончилось бы бойней, — говорит Тит.
    Я продолжаю:
    — Мы рассудили, что на тот момент это было наилучшим решением. Теперь мы можем быть уверены, что с их стороны нам ничто не угрожает. Что вам еще надо?
    — Но мы так не договаривались. Вы не имели права так поступать, — осуждает нас Клавдий.
    — Вы ведете себя, как Цезари! Но мы не обязаны во всем вам подчиняться. Вы полагаете, что всегда во всем правы, но тем не менее тоже можете ошибаться. И если вы хотите извинений, то вы их не дождетесь.
    Нумерий вскакивает с места вне себя от ярости:
    — Ты оскорбляешь нас, называя Цезарями!
    — Да вы взгляните на себя со стороны! Расселись тут в креслах, а мы стоим перед вами, как нашкодившие ученики! Ладно, парни, пошли отсюда.

    Мы выходим. В коридоре мои товарищи одобрительно похлопывают меня по плечу.
    — Ты прав. С чего они взяли, что умнее нас? — говорит Тит.
    — Думаешь, теперь они от нас отстанут? — спрашивает Марк.
    — А что им еще делать? И потом, мне кажется, пришла пора поднять этот вопрос.
    — Какой вопрос?
    — Кто теперь командует? И почему? И как?
    Мы встречаем Оптимуса, который тащит тяжелую корзину с грязным бельем. Он улыбается мне и идет дальше. Я окликаю его:
    — Оптимус! Стой, я помогу тебе.
    Он останавливается и со смущенным видом говорит:
    — Я привык, Мето. А у тебя наверняка есть более важные дела.
    — Слуги не должны работать на других, мы должны поделить всю работу. Я скажу об этом на совете сепаратистов сегодня вечером.
    — Хорошо. А пока я пойду займусь стиркой, — говорит он и уходит.

    Через час Клавдий подходит ко мне и обращается уже ласковым тоном:
    — Ты мне нужен, друг. Можно поговорить с тобой наедине?
    — Конечно, друг.
    — Ромул намекал, что есть и другие тайники с оружием. Надо бы их разыскать и потренировать добровольцев в стрельбе. Думаю, это задачка как раз для тебя.
    — Хорошо, я займусь этим. Ты не слишком обиделся на мои утренние слова?
    — Было дело. Но в конечном итоге ты оказался прав. Мы с Нумерием взяли командование на себя просто потому, что мы все это организовали. С твоей помощью, конечно. Но мы с ним у истоков этого мятежа. Мы чувствуем ответственность.
    — Я знаю, но считаю, что теперь мы должны принимать решения совместно. Мы должны прислушиваться к мнению каждого, а не то станем похожими на своих мучителей.
    — Поговорим об этом чуть позже. Мы собираем сепаратистов в 11:30 в столовой.
    — Хорошо, я буду. А пока займусь тайниками с оружием.

    Я иду к друзьям, чтобы все им рассказать.
    — Ты был прав. Они совсем на тебя не злятся, — радуется Марк.
    Мы слышим детские крики и бежим на звук. Большая драка. Дерутся около двадцати человек Синих. Некоторые лежат на полу, их топчут ногами. Наши крики не действуют, нас никто не слышит. Мы вмешиваемся, чтобы разнять воюющих. Поначалу и на нас сыплются удары, но как только дети начинают нас узнавать, они расступаются. Я строго спрашиваю:
    — Могу я узнать причину вашей ссоры?
    Они смотрят на меня, недобро усмехаясь. Выталкивают вперед одного, и он шепчет:
    — Мы не знаем.
    — Не слышу, — говорю я уже громче.
    — Мы правда не знаем.
    — Как это?
    — Нам было скучно. Тогда мы решили немного побороться без правил, чтобы выяснить, кто сильнее.
    — Мы не делаем ничего плохого, — добавляет другой, со следами крови на рубашке.
    — Мы теперь играем во что захотим. Цезарей больше нет, и никто нас в холодильник не отправит, — храбрится третий.
    Я не знаю, что сказать им в ответ. Я не могу позволить им проломить друг другу головы, но и запретить что-либо также не могу.
    — Я позанимаюсь с вами сегодня утром, — предлагает Тит, — но вы наденете форму, и драться мы будем по правилам. Нравится такое предложение?
    С десяток малышей поднимают руки. Другие отворачиваются и уходят, возможно, для того, чтобы продолжить свои кулачные бои в более укромном месте немного погодя.
    Октавий остается помочь Титу, а мы с Марком идем в класс, где я достаю свою тетрадь и приступаю к решению стоящей передо мной задачи. Марк спрашивает:
    — Зачем тебе что-то писать? Если это как с проходами и достаточно только сложить цифры, значит, надо попробовать дверь с номером 302.
    — Мне кажется, это было бы слишком просто, но кто знает. Давай попробуем.
    Через пару минут я закрываюсь в одном из хозяйственных шкафов на третьем этаже со свечой в руке и жду. Но ничего не происходит. Мимо. Выхожу. Марк разочарован, но я это предвидел.
    Я возвращаюсь в класс, беру тетрадь и рассуждаю вслух:
    — Юпитер — человек рациональный. Значит, одного тайника с оружием на этаж вполне достаточно. Ромул указал нам хранилище на втором этаже: комната 203. Еще нам известно, что хозяин любит поиграть с цифрами. Следовательно, мы можем вычислить остальные три тайника. Нужно выдвинуть гипотезу. Откроем комнату 102.
    — Почему?
    — У меня есть идея. Пошли попробуем. Марк исчезает за дверью. Менее чем через минуту я слышу удары. Он выстукивает тот же код, что и я, когда нашел первый тайник.
    Я отпираю дверь. Он стоит с ружьем наперевес, растопырив пальцы буквой V в знак победы.
    — Итак, — говорит он, — если это не простое везение, ты должен знать, где остальные тайники.
    — Да, надеюсь, что я понял, иначе придется начинать сначала.
    Я веду своего друга сначала в комнату 304, потом 401. Ожидания оправдались. Марк впечатлен:
    — Ты и вправду крут!
    — Я всего лишь следовал принципу «квадрата».
    — А теперь ты уверен, что других нет?
    — Думаю, мы все нашли, но влезть в мозг создателя Дома я не могу.

    Приближается время общего собрания, и мы идем в столовую. Слуги накрывают на стол и расставляют блюда. Стулья поставлены в круг. Постепенно все рассаживаются по местам. Нумерий садится напротив меня, стараясь не встречаться со мной взглядом. Он еще не забыл нашу ссору.
    Он открывает собрание, перечисляя проблемы, требующие немедленного решения:
    — Мы должны в срочном порядке рассмотреть следующие вопросы: как связать внешних слуг с теми, кого солдаты называют «Рваные Уши».
    — А это еще кто? — спрашивает Мамерк.
    — Не перебивай, пожалуйста.
    — Прости его, — говорю я. — Но мы хотим знать. Мы впервые о них слышим.
    Нумерий понимает, что ему не удастся отложить объяснение:
    — Это сбежавшие слуги. Они скрываются на юге острова в пещерах. Их зовут так, потому что они вынуждены были отрезать себе мочку уха, чтобы снять кольцо.
    Он подкрепляет свои слова жестом. Многие дети морщатся.
    — Затем мы поговорим об обороне Дома в случае нападения. — он смотрит на меня и добавляет:
    — Есть ли у вас еще темы для обсуждения?
    Тит поднимает руку:
    — Синие полностью выбиты из колеи. Они скучают, им некуда девать свою энергию. Ими надо заниматься. Только что нам пришлось вмешаться в драку, которая чуть было не кончилась плачевно. Часть из них я отвел на тренировку, мы позанимались час, но на вторую половину дня надо найти добро…
    — Спасибо, подумаем. Ты прав. Но это не срочно.
    Тит возмущенно сопит. Нумерий продолжает:
    — Так вот, о чем я… Ах да. Слуги снаружи получили наше послание. У нас есть ответ. Они пишут, что предупредят Рваных Ушей. Они хотят получить оружие, чтобы убить стражников.
    — Согласен, — говорит Тиберий.
    — Только мы не можем быть уверены, — продолжает Нумерий, — что это не ловушка, подстроенная солдатами или шпионами с целью завладеть нашим оружием или проникнуть в Дом.
    — Нужно встретиться с ними и убедиться в их намерениях, — предлагает Тиберий.
    — Мы должны тщательно подготовить эту встречу, чтобы исключить малейший риск, — заявляет Клавдий.
    — Мне кажется, мы не можем ждать. От них зависит наше снабжение продовольствием, — говорит Октавий.
    — У нас большие запасы, мы не умрем от голода, — уверяет Нумерий. — Чего я действительно боюсь, так это возвращения на остров основной части солдат. Соберемся во второй половине дня и разработаем план действий.
    Я решаю вмешаться:
    — Я хотел бы задать вопрос о внутренних слугах. Тут…
    — Сейчас не время, — обрывает меня «новоявленный Цезарь».
    — Не тебе об этом судить. Пока мы тут разговариваем, слуги продолжают выполнять свои прежние обязанности. Что изменилось для них?
    — Их больше не бьют и не унижают, и спят они теперь нормально каждую ночь, — поясняет Нумерий.
    — Почему их не зовут на наши собрания, как тебя, например, и почему бы нам не организовать их работу по-другому? Ученики могли бы выполнять обязанности слуг, а слуги могли бы заниматься спортом или продолжать учебу.
    — Отличная идея, — вмешивается Клавдий, — но у нас сейчас чрезвычайная ситуация, и мы не можем заниматься всем одновременно. На первых порах, и по их согласию, было решено, что слуги будут заниматься своей привычной работой. Будь уверен, это временно. Такое положение дел продлится до тех пор, пока оборона Дома не будет полностью организована. А потом здесь начнется новая жизнь, без слуг и господ, в свободе, независимости и без насилия. Лично я на это надеюсь, и думаю, что не я один.
    — Такие речи мне нравятся, Клавдий, — говорю я.
    — И мне тоже, — поддерживает Марк.
    Никто больше не осмеливается вмешаться.
    Клавдий продолжает:
    — Спасибо, парни. Меняем тему. Вы нашли тайники с оружием?
    — Да. Мы нашли еще три тайника. В них те же припасы, что и в первом.
    — Отличная новость. Браво!
    Несколько учеников аплодируют. Я вижу, как Нумерий нервно поджимает губы. Он выдерживает паузу, прежде чем снова взять слово:
    — Итак, предлагаю принять решение о контактах с внешним миром на вечернем собрании. Если хотите, мы можем пригласить на собрание всех слуг. Хотя я и так передаю им все, о чем мы с вами говорим. И наконец, поскольку у нас теперь есть оружие, я предлагаю потренироваться в его использовании. Есть желающие?
    Тит поднимает руку:
    — Я специалист по части оружия и смогу быть инструктором. Так что после завтрака приглашаю всех на занятие.
    Клавдий доволен:
    — Я был уверен, что мы можем на тебя рассчитывать. Вчера, видя, как ты обращаешься с ружьем, я сразу понял, что ты в этом деле мастер. Да… Прежде чем расстаться, я хотел бы вас проинформировать о том, что сегодня ночью было решено избавиться от Цезарей и их сообщников. Их отвели в холодильник. И, возвращаясь к предложению Тита, напоминаю, что нужны добровольцы для занятий с Синими.
    Мамерк поднимает руку, предлагая себя на роль воспитателя. Марк к нему присоединяется. Я встаю из-за стола с улыбкой. Смотрю на Нумерия. Я уверен, что общими усилиями мы сможем прекрасно все здесь обустроить.

    В столовой стоит такой гвалт, что я даже не пытаюсь открыть рот. Такого раньше и представить было нельзя. Я думаю, чем бы лучше заняться в ближайшие часы. Может, поупражняться в стрельбе на случай атаки солдат? Или позаниматься с малышами? Неожиданно мне в голову приходит куда более стоящая идея. Я хочу порыться в загадочных досье Цезарей. Я хочу знать, откуда я, кто члены моей семьи, живы ли они и как меня зовут на самом деле. Что-то подсказывает мне, что ответ нужно искать именно там. Поговорю об этом с Клавдием после завтрака.

    Я нахожу своего друга в кабинете наших бывших начальников.
    — Мы начали разбираться с их бумагами, — рассказывает мне Клавдий. — Правда, пока не нашли досье на детей. Если захочешь нам помочь, будем очень рады.
    — А что в тех папках, что вы уже просмотрели?
    — Описи, ведомости, таблицы, расчеты по потреблению энергии, продуктов питания в Доме, чертежи…
    — Чертежи Дома?
    — Не думаю. Расположение помещений не совпадает.
    — А какие-нибудь письменные пояснения к ним есть?
    — Есть, но они все зашифрованы: ряды цифр вместо подписей. Посмотри сам, ты ведь у нас специалист по таким загадкам.
    — Вы какие папки смотрели?
    — Те, что расставлены по цветам и благодаря которым ты подобрал код к сейфу с ключами. Думаю, все секреты спрятаны в том металлическом шкафу, потому что его невозможно вскрыть. Ни один ключ не подходит.
    Мой друг уходит. Если ум не помог ему в решении проблемы, то остается применить грубую силу. Придется дать выход своей энергии. Я иду за топором, который заприметил в тайнике с оружием. Я молочу по шкафу как ненормальный, с бешеной силой. Металл гнется, однако дверь не поддается. Я быстро выбиваюсь из сил. Грохот привлекает зрителей. Многочисленные добровольцы предлагают мне свою помощь. Вскоре приходит Тит вместе со своей маленькой армией. Он говорит громко, чтобы я мог его расслышать:
    — У тебя плохо получается, Мето. Положи топор и отойди.
    Я даже не успеваю ответить, как он уже выстреливает пять раз подряд в замочную скважину, и дверь открывается.
    — Еще помощь нужна?
    — Нет, благодарю.
    Зрители расходятся, а я приступаю к своим изысканиям.

    Документов очень много, но я хочу подробно все исследовать. Я перелистываю по страничке каждую папку, каждую книгу, начиная с верхнего ряда. Под конец третьего часа мне попадается тонкая тетрадочка, заложенная в одной из папок среди технических схем. Это, вне всяких сомнений, список детей в хронологическом порядке с указанием наших здешних имен и прикрепленными фото. Каждому снимку соответствует буква. Есть три варианта: П, В и Э. Я — Э, а Клавдий — В. Как же узнать, что это значит? Может, это та роль, которая предусмотрена для нас в дальнейшем? В таком случае, никакого выбора у нас не будет, что бы ни говорил Ромул… А может, наоборот, это связано с прошлым, с местом, откуда мы пришли?
    В зеленой папке я нахожу страницы, вырванные из наших учебников. На них картинки на тему размножения человека. Думаю, мои товарищи мечтали бы сейчас оказаться на моем месте. Я останавливаюсь на фото какой-то мамы или, быть может, сестры, у которой длинные волосы и две груди в форме конусов, которые, по всей вероятности, служат для вскармливания. Я засовываю эти листы под рубашку с тем, чтобы вечером изучить их во всех подробностях.
    В той же папке я обнаруживаю и схемы мозга, рисунки бритых голов, расчерченных на части. Внизу следуют пояснения к различным отделам мозга, ответственным за чувства, моторику, интеллект, память 1, память 2… На следующих страницах рассказывается о видах памяти: автобиографической, семантической, краткосрочной и долгосрочной. Сейчас мне все это непонятно, но когда-нибудь эти документы прольют свет на эксперименты над людьми, которые проводятся в комнатах над медсанчастью.
    На дне шкафа я вижу тонкую металлическую папку с кодовым замком. Код состоит из десяти цифр. Я уверен, что наконец-то нашел что-то очень важное. В этом «ларце» определенно скрыта часть секретов Дома. И понятно, что пройдет немало времени, прежде чем мне удастся его открыть.

    Ужин очень быстро превращается в настоящее поле битвы. Начинается все со стола Синих. Сначала в ход идут хлебные мякиши, потом целые куски, а потом вода и все, что лежит в тарелках. Старшие быстро «разоружают» малышей и расставляют их вдоль стен. Двум особо буйным приходится наподдать.
    — Все Синие остаются без еды.
    — Я ничего не сделал! — кричит один малыш в слезах.
    — Я сказал: все Синие! — повторяет Нумерий. — А теперь на выход, шагом марш!
    Нумерий назначает шестерых старших для сопровождения малышей. Они быстро выстраивают их в колонну и молча выводят из столовой.
    — Сбор Сепаратистов через пять минут. Ешьте и думайте, как их наказать.
    Мне не по себе, потому что он упомянул о «наказании», словно речь идет о врагах. А они такие же, как мы. Просто младше.
    Ужин заканчивается в гробовой тишине. Потом каждый берет свой стул, и мы садимся вкруг.
    — Что вы предлагаете? — спрашивает Клавдий.
    Я хочу высказаться и уверен, что со мной согласятся:
    — Не надо их наказывать. С ними надо поговорить, объяснить ситуацию и последствия их глупого поведения. Им надо дать какое-нибудь задание, чтобы они были при деле и…
    — То есть, по-твоему, я был не прав, наказав их? — перебивает меня разгневанный Нумерий.
    — Я этого не говорил. Твоя реакция, хотя и жестковатая, на мой взгляд, была оправданна, но она ничего не решает.
    — А я считаю, их надо наказать, — вмешивается Мамерк. — Мы не можем использовать холодильник, поскольку там Цезари и их прихвостни, но мы можем устроить им публичную порку. Это послужит примером.
    — Мы не имеем права уподобляться Цезарям, — говорит Марк.
    — На войне как на войне! — орет Нумерий. — У нас нет времени изобретать гуманные наказания!
    — Можно накачать их лекарствами, у нас полно снотворного. Тогда они будут спать днями напролет, — предлагает Тиберий.
    — Давайте их накажем или вообще избавимся от них, — говорит Фиолетовый по имени Брут. — Только что, когда я успокаивал одного из них, он мне угрожал. Они могут быть опасны.
    — Если предложений больше нет, голосуем.
    Я вновь беру слово:
    — Дайте мне шанс уладить конфликт словами. Это же малыши, мы сами были такими же. Мы не должны враждовать с ними. Если завтра они начнут по новой, я позволю вам их наказать.
    — Хорошо, — говорит Клавдий, — я согласен. Бери это на себя. Но сегодня мне представляется разумным их усыпить. Нам надо решить срочные вопросы. Нельзя терять ни минуты.

    Мы идем в спальню, где царит полная тишина, хотя никто не спит. У входа пятеро детей стоят на коленях, держа руки за головой. На рубашках у них кровь.
    Нумерий объявляет:
    — Раздача воды перед сном. Завтра узнаете о нашем решении. Вставайте в очередь.


    Сепаратисты снова собираются в столовой. К нам присоединяются слуги. Нумерий ведет собрание:
    — Сначала я изложу ситуацию, а потом мы все вместе решим, что будем делать. Мы не можем оставаться в изоляции. Когда солдаты вернутся на остров, будет очень сложно, а точнее, невозможно им противостоять без поддержки. Они вооружены и натренированы. Они отрежут нас от остальных, блокируют снабжение, и мы умрем с голоду. Мы должны объединиться с нашими союзниками по всему острову против солдат, чтобы подготовиться к бою, который состоится по их возвращении.
    Проблема в том, что до сегодняшнего момента все наши контакты с внешним миром осуществлялись посредством письменных посланий. Мы не можем быть уверены в том, что они не написаны Цезарями или их союзниками.
    Поэтому нам необходимо выйти из Дома и оценить ситуацию самостоятельно, несмотря на то, что это крайне опасно. Поскольку я стою у истоков мятежа и чувствую ответственность за вас всех, то сам буду одним из участников вылазки. Предлагаю идти вдвоем сегодня же ночью.
    Все молча кивают в знак одобрения.
    — Я пойду с тобой, если ты, конечно, не против, — говорю я.
    — Только не ты! — умоляет Марк.
    — Почему?
    Он мнется, подыскивая слова:
    — Потому что без тебя мне… то есть я хочу сказать, что нам… нам здесь страшно. Никто из нас не знает, как реагировать и…
    Все смеются, Марк хмурится. Нумерий снова берет слово и продолжает как ни в чем не бывало:
    — Есть другие добровольцы, помимо Мето?
    Поднимается семь рук: наши здоровяки, те, кто полдня развлекался с оружием и теперь рвались в бой.
    — Как мы поступим, Нумерий? Может, ты сам выберешь себе напарника? — предлагает Клавдий.
    — Я не хочу выбирать. Пусть судьба решает, кто пойдет со мной.
    Клавдий рвет лист бумаги на равные части и раздает их добровольцам. Каждый пишет на них свое имя. Потом Клавдий собирает бумажки, тщательно складывает их вчетверо, слегка перемешивает в ладонях, дуя между большими пальцами, и наконец распрямляет средний палец. Образуется дырочка, через которую к его ногам падает одна бумажка.
    — Мамерк.
    Избранник судьбы улыбается. Товарищи поздравляют его, похлопывая по плечу. Нумерий говорит:
    — Мы попытаемся разыскать Рваных Ушей и с их помощью освободить внешних слуг.
    — Вы должны зачернить себе лицо и руки сажей и взять с собой ножи и шило, что мы нашли в раздевалке. Ими пользовались для ремонта сапог. Но они послужат прекрасным оружием, — уверяет Тит.
    — Хорошая мысль, но я не думаю, что сумею ими воспользоваться, — говорит Нумерий.
    — Возьмите меня с собой, и я вам помогу.
    — Тит, решение уже принято, не будем возвращаться к этому вопросу. Ты лучше покажи нам пару приемов попозже.
    Я продолжу: мы знаем, что охранники носят на шее ключи от цепей внешних слуг, которыми их приковывают по ночам. Дубликаты этих ключей есть на связке, которую мы обнаружили в кабинете Цезарей. Значит, мы возьмем с собой все те ключи, которым не нашлось применения здесь.
    — Вы знаете, где отыскать рабов снаружи? — спрашивает Марк.
    — Оптимус начертил нам план. Он работал на улице в течение нескольких месяцев, пока тяжело не заболел. Если лагеря не переместили, то мы знаем, где их найти.
    — Там много охранников?
    — В каждой бригаде, — объясняет Оптимус, — двадцать работников, двое из которых шпионы и еще трое — охранники. Они вооружены, спят по очереди.
    — А как вы войдете в контакт с Рваными Ушами?
    — Еще не знаем, но по словам Оптимуса…
    — Они их сами разыщут, — говорит тот. — У них повсюду наблюдатели.
    — Нам надо определить, как Мамерк с Нумерием выберутся из Дома, — говорит Клавдий. — Есть четыре выхода на четыре стороны. К несчастью, все они отлично просматриваются.
    — Я знаю, что нужно делать, — говорит Мамерк. — Надо организовать отвлекающий маневр. Заставить их подумать, что мы выходим на север, а самим немного позже выйти на юг.
    — Разумно, — одобряет Тит. — Выходя, будем стрелять, чтобы наделать максимум шума. Так мы одновременно предупредим Рваных Ушей о том, что происходит. Если получится, уложим заодно пару-тройку солдат.
    — Что нам остается сделать до наступления решающего часа? — спрашивает Мамерк.
    — Надо поставить часовых на всех четырех выходах, — объявляет Клавдий, — и понаблюдать, как отреагируют солдаты. — он поворачивается к Нумерию и Мамерку:
    — Тит объяснит вам, как обращаться с ножом.
    — Я покажу вам части тела, в которые нож входит легче всего, — говорит он.
    — Ну, за дело, парни, — призывает Клавдий. — А ты, Мето, составь расписание на завтра для Синих. После завтрака мне покажешь. Мне нужно по два часовых на каждый выход. Оптимус вас проводит. Остальные, идите спать. Уверен, что завтра у нас появится масса новых забот.
    Он обнимает двух будущих разведчиков. Остальные молча обступают их, чтобы попрощаться.
    Мне так и не представился случай рассказать о том, что я обнаружил днем в кабинете Цезарей.

Глава X



    Время — семь часов. Я собираю малышей в спальне и читаю им лекцию о продуктах, которые надо экономить, и об уважении, которое надо проявлять по отношению к слугам. Я угрожаю им худшими из наказаний — холодильником и прилюдной поркой, в том случае, если их поведение не изменится в лучшую сторону. Еще я зачитываю им расписание на день: спорт, помощь по хозяйству слугам и уроки. Без определенной темы, но такие, где они смогут задать любые вопросы по желанию.
    — Любые вопросы, какие захотим? — удивляется один из малышей.
    — Да, любые.
    Их разбирает любопытство. От вчерашней злобы и агрессивности не осталось и следа.
    В столовой старшие уже расселись в соответствии с моими указаниями. Малышам пришлось занимать свободные места: так они оказались под присмотром и основные зачинщики лишились возможности собраться вместе. Впервые после начала восстания во время еды царит спокойствие. Я пользуюсь этим, чтобы узнать у Клавдия, как все прошло ночью.
    — Я так хотел быть там, но уснул за составлением расписания, — жалуюсь я. — Я проснулся только с рассветом и по тишине в коридорах понял, что все уже закончилось.
    — Должно быть, ты крепко спал. Не сказать, чтобы все прошло гладко. Операция началась около двух часов ночи. Отвлекающий маневр проводили на северной стороне. Тит и еще двое тихо вышли и, когда увидели солдат, стали стрелять. Они считают, что смертельно ранили как минимум двоих. Через несколько минут мы услышали, что к солдатам прибыло подкрепление. Тогда мы выпустили Мамерка и Нумерия через противоположный выход. После пятнадцатиминутной перестрелки трое наших вернулись внутрь, к счастью, целые и невредимые.
    — Когда ждать новостей?
    — Я надеялся, что они вернутся до рассвета. В случае непредвиденной ситуации им было приказано затаиться на весь день и ждать наступления следующей ночи. Я поставил часовых на маяке, чтобы наблюдать за ними. Стрелки прикроют их, в случае чего. Теперь нам остается только ждать. Что с малышами? Ты составил им расписание?
    Я вкратце излагаю ему план дня. Он одобряет, но просит не привлекать Тита и других «членов гвардии» к спортивным занятиям. Они должны быть готовы к действию, если вдруг что-то случится с нашими посланниками.

    Начинается первый урок. Я собираю всех Синих и Голубых в одном классе и прошу написать мне вопрос или тему, которые они хотели бы обсудить. Выбор сделан очень быстро. Подавляющее большинство предлагает поговорить о самках человеческих особей.
    Я начинаю:
    — Как и у всех млекопитающих, у людей есть самцы, которых называют «мужчинами», самки — «женщины» и дети, которые если мужского пола, то называются «мальчики», а если женского, то «девочки». В так называемых семьях имеется производитель — это «отец» или «папа», производительница — «мать» или «мама», мальчик — «сын», а девочка — «дочь». Если у одних и тех же производителей или родителей больше одного ребенка, то последующие дети называются «брат» (если мальчик) и «сестра» (если девочка).
    При упоминании этих слов моих слушателей охватывает необъяснимое волнение. Они вздыхают, нервно сглатывают, у многих на глазах выступают слезы. Как будто внезапно на них нахлынули слишком яркие воспоминания.
    — Мне впервые, — признается Кезон, — захотелось все записать в тетрадь. Мне очень интересно. Но боюсь, что все не запомню, так много новых слов.
    После недолгой паузы один из детей обращается ко мне:
    — А на что больше всего похожа женщина? Сколько у нее пар сосков?
    — Я вам сейчас нарисую. Начну с головы. Она похожа на голову мужчины, только на лице нет растительности, как у Цезарей, например. На всех картинках, что я видел, у женщин были длинные волосы. Правда, не знаю наверняка, для чего это им нужно. У них две молочные железы, которые называются груди. У нас тоже два соска, но женские можно представить себе как два выдающихся вперед жировых шара.
    — Больших?
    — Похоже, они бывают не только разных размеров, но даже и разных форм. Я покажу в конце занятия, если будете себя хорошо вести, рисунки, которые я нашел. Бедра у женщин более широкие, чем у мужчин, потому что именно на этом уровне развивается ребенок после оплодотворения.
    Обсуждение продолжается в теплой и дружественной обстановке. Вопросы становятся более сложными: продолжительность вынашивания и кормления, количество детей в одних родах. Каждый раз я стараюсь быть точным и использовать всякие термины, из-за чего мне приходится постоянно обращаться к своим записям.
    — Мето, — спрашивает Кезон, — а ты знаешь, есть ли среди нас братья? Мне лично кажется, что Децим — мой брат. Мы похожи друг на друга и часто думаем одинаково.
    — Я не могу тебе ответить на этот вопрос. Где-то в Доме должны быть архивы, которые могли бы поведать о нашем происхождении, но мы их пока не нашли.
    — А мог бы я сейчас, на своей стадии развития, быть производителем?
    — Зачем ты спрашиваешь? У нас все равно девочек нет! — отвечает мальчишка, который прячется за спиной соседа.
    Некоторые дети разражаются громким смехом. Я жду, пока они успокоятся.
    — Возраст полового созревания у мальчиков, то есть период перехода от детского состояния к взрослому, происходит между тринадцатью и пятнадцатью годами. Проблема в том, что мы знаем только количество лет, проведенных здесь, а сколько мы прожили до того, нам неизвестно. Проще говоря, тебе я могу сказать, что ты еще слишком мал, чтобы стать папой. Половому созреванию соответствуют некоторые признаки — волосы под мышками и на лице, например, — а у тебя их нет.
    — Значит, ты — мог бы?
    — Похоже, что так. Я высчитал, что мне около четырнадцати лет.
    Другие дети поднимают руки, чтобы задать вопрос, но мы должны прерваться.
    — На сегодня урок окончен. Нам надо придерживаться расписания. А завтра, я обещаю, мы продолжим.
    — Ну! Последний вопрос! Мето, пожалуйста!
    Я замечаю Клавдия в коридоре. Он делает мне знаки, чтобы я вышел.
    — Завтра. Я вам обещаю. Подождите минутку, я сейчас вернусь.

    Я выхожу из класса. Мой друг чем-то взволнован.
    — У тебя новости от Нумерия и Мамерка?
    — Никаких. Полная тишина. Не знаю, что и думать. Тит с Октавием хотят идти их разыскивать. Я против. Я не хочу ими рисковать. Как ты считаешь?
    — Ты прав. Уговори их подождать до ночи, а там примем решение вместе.
    — Как с малышами?
    — Прекрасно. Мне удалось их увлечь.
    — Что это за странный рисунок на доске? Дай отгадаю… Человеческая самка?
    — Совершенно верно. Я нашел вырванные из учебника страницы…
    — С 42-й по 48-ю? Когда ты их обнаружил?
    — Вчера вечером, в кабинете Цезарей, но у меня не было случая тебе об этом сказать.
    — Не знаю, увидим ли мы когда-нибудь живой образец, — заявляет Клавдий озабоченно.
    — Я в этом уверен. У нас вся жизнь впереди. Поможешь мне присмотреть за Синими и Голубыми?
    — Да, это отвлечет меня от тревожных мыслей.

    Мы возвращаемся в класс. Дети встречают нас улыбками.
    — А теперь, — говорит Клавдий очень торжественным голосом, — мы решили ознакомить вас с работой слуг по дому. Вы будете повсюду сопровождать одного из слуг в течение двух часов, что остаются до обеда. Наблюдайте за ним, помогайте ему и слушайтесь его во всем. Вопросы есть?
    — Я не совсем понимаю, для чего это нужно, — говорит малыш, который все время прячется за спинами других.
    Клавдий хмурится:
    — Я хотел бы тебя видеть, когда ты ко мне обращаешься. Подойди, Корнелий! Я думаю, ты все поймешь, когда сам попробуешь. Слушайся нас и смирись с тем, что выбора у тебя нет. Еще вопросы?
    Атмосфера, похоже, снова накаляется. Я пытаюсь говорить как можно более естественным тоном:
    — Я сейчас назову вам имя вашего слуги-опекуна и скажу, где он находится. Он вас ждет. Проявите уважение. Старшие будут вас время от времени проверять.
    Дети выходят из класса понурившись, словно бы я их только что предал.

    К обеду новостей от наших товарищей все нет. Тит переживает. Он садится напротив меня и пытается говорить тихо, чтобы его не услышали младшие.
    — Поговори с Клавдием, — шепчет он мне. — Тебя он послушает. Надо что-то делать. Представь, что Мамерка и Нумерия где-то прячут. Нам надо прочесать остров. Чем дольше мы ждем, тем меньше шансов их найти.
    — Тит, мы не знаем, где их искать. А наши враги только и ждут, чтобы мы выходили маленькими группами и попадались им по очереди. Пока у нас есть оружие и мы контролируем выходы, они ничего не могут предпринять против нас. Но, боюсь, для наших двух товарищей уже все кончено. Должно быть, их взяли. Хорошо, если они не успели добраться до Рваных Ушей.
    — В глубине души я понимаю, что ты прав. Это очень опасно и даже похоже на самоубийство, но я не могу больше ждать.
    Тит с трудом сдерживает свое нетерпение. Он не переставая теребит свой автомат и громко прищелкивает языком, как будто стреляя по воображаемым мишеням.
    — Тит, я думаю, что скоро мы еще пожалеем об этом месте.
    — Почему ты так говоришь?
    — Я чувствую, что наши дни здесь сочтены. Перестань дергаться и пойди поешь горячей еды, пока она еще есть.

    Обед проходит без происшествий. Малыши едят с аппетитом. Я внимательно слежу за ними, пытаясь предположить, что у них сейчас на уме.

    После обеда мы собираем Синих и Голубых в спортивном зале. Клавдий говорит речь:
    — Прежде всего, хочу вам сказать, что я доволен вашим поведением. Слуги доложили мне, что вы держались молодцом. Можете ли вы рассказать нам теперь, чем вы занимались?
    — Я стирал. Пытался отстирать пятна от варенья. Было ужасно трудно.
    — Я мыл душевые и туалеты.
    — Я — пол в коридоре.
    — Я готовил еду. Я почистил сотню морковок. Но время пролетело незаметно, потому что я болтал с Оптимусом. Мы говорили о моем первом опекуне. Он был его другом. Он рассказал мне, что Аппий месяц назад отрезал себе ухо, чтобы сбежать.
    — А мой рассказал мне все, что с ним произошло после того, как сломалась его кровать.
    — А я узнал…
    Кто-то стучит в дверь и входит без предупреждения. Это Тит. С каменным лицом он обращается к Клавдию:
    — Пошли. Есть новости.
    — Мето, закончи с малышами. Я вернусь, как только освобожусь.
    Мои товарищи выходят из зала. Никто не решается возобновить беседу. Я решаю закончить дискуссию. Мне сложно пребывать в неведении.
    — Ладно. Сегодня утром кто-то спросил, зачем вас заставляют делать эту работу. На то есть две причины. Во-первых, вы познакомились со слугами, которые еще несколько лет назад были на вашем месте, а во-вторых, вы поняли, что им приходится делать, когда вы ведете себя бог знает как. Мы хотим через некоторое время разделить их обязанности между всеми и…
    Я больше не могу ждать. У меня перед глазами стоят лица Мамерка и Нумерия.
    — На сегодня достаточно. Идите в игровой зал и… Идите.

    Я нахожу Клавдия и Тита в центре Дома. Они чуть ли не кричат друг на друга:
    — Я так и знал! Мы их бросили!
    — Замолчи! Не говори так. Нумерий был моим лучшим другом.
    Я подбегаю.
    — Объясните мне, что происходит, и перестаньте ругаться. Нам нельзя ссориться.
    — Все пропало. Они схватили Нумерия.
    Клавдий едва сдерживает слезы:
    — Мы получили послание извне, в котором говорилось, что в холодильнике есть посылка. Мы открыли холодильник и нашли там тело Нумерия с посланием, написанным вокруг шеи: Сдавайтесь, или вы все закончите, как он.
    — Он сейчас там?
    — Мето! Это все, что тебя интересует? — возмущается мой друг. — Они убили его, а ты…
    Я крепко обнимаю Клавдия. Он рыдает у меня на плече. Я отвожу его в кабинет Цезарей и усаживаю в кресло.
    — Подожди нас здесь. Отдохни.
    Мы с Титом выходим.
    — Нужно проверить, действительно ли он мертв, а главное — не спрятал ли он послание для нас до того, как его схватили.
    — Ты прав, но я позову подкрепление. Если это ловушка, нам понадобится прикрытие.

    Тело нашего друга лежит у наших ног. Я закрываю ему глаза. Потом осматриваю карманы. Открываю ему рот. Марк меня упрекает:
    — Оставь его в покое, Мето. Он мертв.
    Я продолжаю свои поиски и наконец нахожу в левом носке два листка, свернутых вчетверо. Это не последнее послание Нумерия, это — письмо от Ромула. Оно адресовано мне. Я принимаюсь читать его вслух.
    Мето,
    Это пишу я, Ромул. Доверься мне. Они ничего не знают об этом письме, я абсолютно уверен. Если мы когда-нибудь встретимся, я объясню тебе почему. На втором листке — список тех, кто будет казнен после штурма. Все, кто там перечислен, должны бежать из Дома сегодня до полуночи. На это время назначено нападение. Но не задерживайтесь слишком, все может начаться раньше. Солдаты вот-вот вернутся на остров. Именно их ждут, чтобы перейти в наступление. Существует туннель, который выведет вас в южную часть острова — зону, не контролируемую войсками моего отца. Вход в туннель — в чулане (дверь 101). Чтобы открыть проход, надо повернуть внутри гвоздь, на котором висит швабра. Длинная лестница выведет вас за пределы Дома. На выходе из туннеля следуйте по прямой дороге. В двухстах метрах, слева от тропинки, находится пост охраны, который вам предстоит нейтрализовать прежде, чем пройти. Любой ценой не допустите сигнала тревоги. Удачи.
Ромул.

    Мои друзья бросаются к списку. Все они находят в нем свои имена. Марк не может сдержать слез. Мы идем искать Клавдия.
    Он уже успокоился. Быстро пробежав глазами список, он говорит:
    — Все Красные и Фиолетовые и все слуги, без разбора… Ну и? Что вы думаете?
    Все оборачиваются ко мне. Они уже знают, что я скажу:
    — Это не ловушка. Ромул меня никогда не подводил. Побег докажет, что мы одни во всем виноваты, что малыши просто нам подчинялись. Таким образом, мы повышаем их шансы избежать наказания. А поскольку мы уходим с оружием и кто-нибудь из нас обязательно спасется, возможно, однажды мы вернемся, чтобы освободить младших.
    Возражений ни у кого нет.
    — Как бы то ни было… — говорит Октавий, но Клавдий перебивает его:
    — Отправляемся после ужина. Я предупрежу слуг. Мето, возвращайся к малышам. Остальные пусть готовят мешки. Положите еду и одеяла, еще теплую одежду. Тит, ты займешься оружием. И дайте побольше снотворного детям. Будем есть за отдельными столами, чтобы не перепутать графины. Я что-нибудь забыл?
    — Можно надеть под одежду доспехи для инча и каски, — предлагает Марк.
    — Согласен.
    — Возможно, стоит поставить в известность одного из Синих, чтобы впоследствии он смог объяснить остальным причину нашего ухода?
    — Мето, ты подвергнешь огромному риску всех нас. Не знаю, что вы об этом думаете, парни, но мне это кажется очень плохой идеей.
    — Согласен, — говорит Тит. — Забудь об этом, Мето.
    Мы расходимся. Я возвращаюсь к притихшим Синим. Децим встает из-за стола и подходит ко мне:
    — Видишь, мы ведем себя хорошо. Мы хотели сделать тебе сюрприз. Ваш мятеж — это правильно. В Доме теперь так хорошо. Мето, что с тобой? У вас плохие новости?
    — Нет, все нормально. Мы волнуемся, потому что Нумерий и Мамерк ушли прошлой ночью на поиски других слуг острова, и у нас до сих пор нет от них вестей.
    Децим хмурится, потом спрашивает:
    — Думаешь, все может стать, как прежде?
    — Нет. Мы не допустим. Мы здесь для того, чтобы этого не произошло.
    — Пойдем, поиграешь с нами?
    — Почему бы и нет?

    За ужином Клавдий садится напротив меня. Он задумчив. Я тоже. Я уже скучаю по миру, который всегда ненавидел. Кое-чего мне будет все-таки не хватать. Инча, например, или тайного перешептывания перед сном. Целая страница жизни переворачивается окончательно и бесповоротно. Я боюсь, что кто-то из моих друзей погибнет сегодня вечером. Все те, кто мне доверяет, могут попасть в ловушку. Я думаю о Клавдии, который стоит у истоков этого мятежа. Он так хотел спасти своего друга Нумерия. О чем, интересно, он сейчас думает?
    — Мето… Мето! — зовет Клавдий.
    — Да! Что?
    — Ну, как вели себя малыши? Не бузили?
    — Они просто паиньки. Я знал, что здесь можно наладить хорошую жизнь.
    — Нам не хватило времени и немного везения, — говорит Клавдий.
    Тит нас перебивает:
    — Спуститесь на землю, парни! Мы все на волосок от гибели! Подумайте лучше о том, чтобы поесть поплотнее. И набейте карманы хлебом и сахаром. Сбор через час. Все должны вымазать лицо и руки сажей.
    — Пойду прослежу, как они укладываются спать, а после приду к вам.
    — Ты собрал мешок?
    — Пока нет.
    — Я соберу тебе, — предлагает Клавдий. — Ты молодец, что решил присмотреть за малышами до конца. Так они ничего не заподозрят. Что тебе положить помимо стандартного набора?
    — Три вещи: металлическую папку, в которой, надеюсь, все секреты Дома, маленькую тетрадку и зеленое досье с научными документами, в том числе и о размножении человека.
    — Ого! — смеется Тит. — Это все?
    — Да.

    Малыши, чувствуя действие снотворного, двигаются в направлении спальни. Как всегда, они аккуратно складывают свои вещи и с осторожностью залезают в кровати. Некоторые засыпают, как только касаются головой подушки.
    Пусть поспят. Пробуждение будет нелегким. Они ничего не поймут. Я знаю, что обещал, но сейчас ничего не могу поделать. Я иду к кровати Децима, который лежит с открытыми глазами.
    — Дай мне твою руку, Децим, и пообещай выслушать меня до конца, не перебивая.
    Он соглашается. Лицо его серьезно. Должно быть, он понимает, что я пришел не только для того, чтобы пожелать ему спокойной ночи.
    — Децим, все старшие должны покинуть Дом этой ночью.
    — Что?
    Я прикрываю ему рот рукой. Чувствую, что он расслабляется, поэтому давлю не сильно.
    — Послушай меня, Децим. Ты сейчас уснешь. Нужно, чтобы ты меня выслушал. Мы сегодня получили послание. Мы приговорены к казни, поэтому должны бежать и оградить вас от страданий. У нас нет другого выхода. Клянусь тебе, что, если нам удастся отыскать Рваных Ушей, я подниму бунт против солдат, и мы освободим вас. Мы о вас не забудем.
    Децим выпускает мою руку. Он спит. Надеюсь, главное он уловил. Я бегу к своим друзьям. Скоро на выход.

    — Мы тебя заждались. Ну как? Все нормально? Они спят? — допрашивает меня Клавдий, передавая мешок.
    Я надеваю защитный костюм и рассказываю:
    — Да. Я дождался, пока все не уснут.
    Октавий помогает мне одеться. Поверх доспехов я набрасываю плащ. И пока обмазываю себе лицо сажей, Тит вводит меня в курс дела:
    — В туннеле соблюдаем абсолютную тишину. Я иду впереди с Тиберием. Мы вдвоем доберемся до поста охраны и тихо их нейтрализуем. После тройного свистка вы двигаетесь к нам с мешками и ружьями. Все поняли?
    — Как вы их уложите? — спрашивает Марк.
    — Не переживай. Мы тренировались весь день. Шнурок, острый нож и эффект неожиданности обеспечат нам преимущество.
    Мои друзья расступаются и пропускают меня вперед, чтобы я открыл шкаф и нашел вход в туннель. Получилось! Тит, с фонарем в руках, обходит меня. За ним следует Тиберий. Проход узкий. Мы спускаемся по ступеням один за другим. Слышу, как за нами захлопнулась тяжелая дверь. Пути назад больше нет.
    Продолжение следует.
Top.Mail.Ru