Скачать fb2
Над уровнем неба

Над уровнем неба

Аннотация


    Аннотация

    Оглянитесь вокруг себя.
    Не важно — находитесь ли вы дома, в офисе, на улице или в магазине, а может быть едете с работы в душном вагоне метрополитена. Ничего нового вы не увидите. Обыденная реальность, такой привычный окружающий нас мир...
    Мало кому известно, что вся эта реальность со своими устоявшимися жизненными «нет» и «да», «существует» и «не бывает», «всегда» и «никогда» - полная чушь, защита для хрупкой человеческой психики, всего лишь ширма за которой находятся существа, всегда считавшиеся героями мифов и легенд...
    Светлые и Темные ангелы сегодня живут среди нас. Как впрочем и вчера, и тысячи лет назад... Они рядом с нами, но невидимы для нас, они охраняют от бед и несчастий, они искушают и соблазняют нас, они живут по собственным законам, главным из которых является только один — ангелам нельзя вмешиваться в человеческую судьбу. Но что случится, если этот закон будет нарушен? Нарушен одним из них, ангелом не побоявшимся бросить вызов Свету и Тьме и спасти от гибели свою возлюбленную, обычную земную девушку…




Виктория Мариновская
«Над уровнем неба»


ЧАСТЬ 1.

    Свет создан, чтобы мы могли видеть; тьма - чтобы мы могли чувствовать.
    Дмитрий Шацкий


ПРОЛОГ



    Сто восемьдесят километров в час...
    Говорят, что любой машины может хватить до конца жизни, вопрос заключается лишь в качестве вождения...
    Верное утверждение, но только не для него.
    Он свободен от любых утверждений.
    Скорость будоражила и наполняла его безмерным ощущением свободы.  Упругий ветер безуспешно пытался бороться с его машиной, пронзающей воздух, словно пущенная стрела. Он сделал крутой разворот через двойную сплошную. Старая ржавая газель испуганно шарахнулась в сторону, едва не столкнувшись  с длинным  двести двадцатым мерседесом. Снова невероятный вираж и его автомобиль втиснулся в  узкий зазор между двигающимися тойотой и жигулями, несмотря на то, что промежуток был лишь на пару сантиметров шире, чем его БМВ.
    Обычно он лишь снисходительно улыбался, глядя на восторженные лица мальчишек, восхищенно смотревших на предстоящее поле битвы. Каждый из них гордился своим автомобилем, каждый считал достойным выигрыша только себя, каждый рисковал своей жизнью, не глядя и не понимая, что имеет нечто более ценное, чем короткое опьянение адреналином.
    Двести тридцать километров в час...
    Естественно он не мог в полной мере ощутить все, что доступно  людям. Например, он не боялся.
    Страха не было. И его отсутствие   было самым большим преимуществом. Страха не было, потому что не было жизни. Не за что было переживать. Не было боли. Он десятки раз превращал свои автомобили в искореженную груду металла, сам оставаясь при этом целым и невредимым. На крутых поворотах его машина летела, срывая заднюю ось колес, оставляя всех соперников далеко позади себя.  Не все гонщики  могли столь виртуозно управлять своим автомобилем.
    Двести восемьдесят километров в час... 
    Вот и сейчас, когда стрелка спидометра почти легла на сто восемьдесят градусов, а пейзаж за окном стал напоминать серое размытое пятно, ему стало легко и свободно. В эти короткие минуты ему казалось, что и он может чувствовать… Не важно каким образом, неважно как, но чувствовать себя одним из них.
    Триста километров в час...
    И его автомобиль летел сквозь ночные улицы города, заставляя  застывать на месте от  удивления, как простых зевак, так и людей в форме. Его не могли остановить ни машины, ни мотоциклы ДПС, уязвленные столь непомерно наглой скоростью его автомобиля. Впрочем, даже самых смелых и опытных гонщиков, инстинкт самосохранения останавливал, когда скорость их автомобилей доходила до двухсот километров в час.
    Его БМВ, словно черная молния, разбивал надвое улицы и проспекты, заставляя воздух свистеть и вибрировать после себя. Все хотели быть похожим на него, хотели так же виртуозно выигрывать ночные гонки, быть таким же отчаянным и бесстрашным… 
    Только в этом то и был подвох – не было у него ни отчаяния, ни страха. Ни чего не было…                    


    Легко отделившись от небольшой тени, падающей на старую кирпичную стену дома №23 по Большому Толмачевскому переулку, и сделав пару шагов, он сел на небольшую, с потрескавшимися от времени деревянными рейками, скамейку. 
    Краска давно облупилась с длинных щербатых перекладин, оставив в память о себе лишь чешуйки зеленовато-серого цвета. Уже полностью облетевшие ветви старого раскидистого тополя, у которого стояла скамья, не мешали говорливой голубиной компании, нежиться в последних лучах осеннего солнца.
    Воздух был наполнен запахом прелой земли, ароматом свежеиспеченной сдобы, доносимым из небольшой кондитерской, редкими, но по-осеннему прохладными порывами ветра, неторопливым разговором молодых мам, медленно прогуливающихся вдоль городского парка с детскими колясками.  Даже бетонные плиты, вкривь и вкось уложенные на пестрой от опавшей листвы земле, несли на себе отпечаток осени – небольшие, серебристо-прозрачные лужицы с плавающими в них огненно-рыжими листьями кленов.
    Машины сновали туда-сюда, послушно следуя указаниям светофоров. Окатывали друг друга потоками мутной воды, оставленными последним ливнем, нетерпеливо сигналили, будто переговариваясь друг с другом.
    Его появление взбудоражило всю стаю, и заставило с недовольным улюлюканьем переместиться на небольшой памятник Ивана Сергеевича Шмелева. Изваяние известного русского писателя было не радо столь многочисленной пернатой братии, но поделать с птичьей ордой ничего не могло, продолжая невозмутимо стоять с печально-задумчивым выражением на бронзовом лице.
    Удобно закинув ногу на ногу и откинувшись назад, он через прикрытые веки взглянул на солнце, пытаясь вспомнить, как солнечные лучи должны приятно ласкать  и согревать своим золотистым теплом. Впрочем, это всего лишь разыгравшееся воображение. Ему никогда не суждено будет почувствовать, и не дано вновь ощутить этого… 
    Оставалось несколько минут. И он уже чувствовал музыку. Именно так – чувствовал, а не слышал. Редкие, отрывистые обрывки немного нескладной мелодии, долетали до него вместе с ленивыми порывами ветра. Ничем примечательным мелодия этого человека не отличалась. Такая же, как большинство остальных. Может чуть лучше и красивее чем у одних, или чуть хуже, чем у других. Он уже и не пытался разбираться.
    Слишком много таких мелодий пришлось ему слышать.
    Слишком много мелодий было оборвано им навсегда.
    И он давно потерял  им счет. Но хотел того он или нет, деваться было не куда. Это давно уже стало его обязанностью, его карой.
     Музыка звучала громче и громче, заставляя его следовать за ней. Встав и неторопливо сделав пару шагов, он растаял в чистом воздухе, оставляя за собой на серых бетонных плитах хлопья черного пепла. Став невидимым для человеческих глаз, он при этом, мог наблюдать за всем, что происходило вокруг.
    Прохожие, занятые своими мыслями, проблемами и заботами, торопливо пробегали сквозь него, словно через утренний туман или вечернюю дымку. Только иногда, какая-нибудь не по погоде легко одетая девушка или старушка, неловко опирающаяся  на деревянную трость, проходили сквозь него, зябко поеживались, словно от холодного сквозняка.
    А он словно прирос к памятнику в ожидании, когда         водитель черного Фольксваген «Пассат», увлеченный беседой с миловидной  пассажиркой, задорно добавит газа. Увы,  с управлением он не справится и  врежется в фонарный столб.
    Поодаль от него, в прохладном воздухе, парила изящная фигурка девушки в неярком золотистом мерцании. Случайный прохожий, взглянувший  в ее сторону при ясной погоде, был бы ослеплен и невольно отвел бы глаза, словно от обычного солнечного отблеска, отраженного от многочисленных зеркально-стеклянных офисных окон.
     «Тут как тут… - усмехнулся  он про себя – словно возможно спасти всех!». Они всегда старались успеть первыми, старались дать любому хоть малейший шанс. Но спасти всех невозможно. Редко можно было встретить того, кто заслуживал чего-то большего, чем вечность. По-крайней мере он не встречал. Впрочем, и  вечность порой может стать страшнее  любого наказания...  Уж он-то знает об этом не понаслышке.
    Впрочем, как оказалось, и на этот раз торопились они напрасно. Но таковы были правила – при этом всегда должны были присутствовать с обеих сторон, что бы соблюсти Протокол. И соблюдали. Ни кто не хотел отвечать перед Прокураторами. Потому как ответ мог быть только один, и смерть в этом случае окажется лишь подарком... Хотя что есть смерть для того у кого нет жизни?..
    Он, молча, поприветствовал светлую фигурку легким кивком головы. Прекрасное золотисто-белое создание ответило тем же, впрочем, как ему показалось, слегка поджав губки при этом. Это было не удивительно — их неприязнь была обоюдной, подтверждаемая редкими открытыми конфликтами, в ходе которых победа с переменным успехом доставалась одной из сторон. Но он сам никогда в таких стычках не участвовал, не видя в них никакого смысла.  Старался сохранять нейтралитет. Просто терпеливо отрабатывал свое. А учитывая узкий характер его обязанностей, в круг которых никак не входили интриги и подсиживания «коллег», он оставался в стороне от всего.
    Ярко светило солнце, наконец-то вырвавшееся из плена сизовато-серых облаков, быстро уносимых прочь порывами западного ветра. Солнечные лучи щедро поливали, недавно умывшийся дождем город, отражаясь миллионами бликов от глянцевых крыш и оконных стекол.
    До рокового для водителя «Пассата» столкновения оставалось всего несколько мгновений. Наконец послышался  истеричный визг тормозов и  резкий хлопок разрываемого чудовищной силой  металла.
    Вздохнув, он приблизился к куче развороченного металлолома. Что и требовалось доказать – услуги той стороны  здесь были явно не актуальны, а значит ограничиться передачей с рук на руки не получиться. Придется самому доставлять его к Феликсу.
    Попутчице разбившегося водителя сегодня повезло два раза. Во-первых, она не погибла при аварии, даже перелома не получила. Ну а во-вторых, маньяк так и не сумел довезти свою жертву до места казни. Ему помешал столб, чрезмерная самоуверенность и бравада.  
    Мелодия стала резкой, отрывистой, и еще более нескладной…
    Он наклонился к лицу мужчины, судорожно сжимавшего  окровавленными пальцами руль. Вглядываясь в пока еще живые глаза, он видел страх и боль. Протянув к его сердцу свою руку, на ладони которой играли языки черного пламени,  навсегда прекратил земные страдания этого человека.
    Ему нужно было сегодня посетить еще троих – старую женщину, больную раком легких, пятидесятилетнего мужчину, с ишемией сердца и молодую девушку, оказавшуюся в неудачное время, в неудачном месте. Казалось бы -  ни чего нового и интересного. Но почему-то в нем поселилось  смутное беспокойство, которое усиливалось с каждой минутой. Это заставляло его нервничать.
    Однако все шло как обычно. С первой было покончено довольно быстро. Его услуги понадобились в этом, как впрочем, и во втором случае.
    На сегодня оставалась лишь последняя.
    Газетный киоск, судя по кривой надписи на обрывке тетрадного листка, небрежно приклеенного к стеклу, был закрыт на тридцатиминутный перерыв. Он небрежно прислонился к киоску. Голубая краска на алюминиевых жалюзи местами потрескалась, паутинкой покрывая всю поверхность, и оставляла на его насквозь промокшем пиджаке небольшие синие чешуйки.
    Здесь, на юго-востоке Москвы, шел дождь, но нескончаемые потоки воды, которые небо щедро проливало на суетливо-хаотичную улицу,  не мешали ему  терпеливо вглядываться на противоположную сторону дороги. Он ждал, когда она выйдет из метро под дождь, когда попытается перешагнуть через разлившуюся возле выхода из перехода лужу. И, конечно же, не сможет удержаться, и, оступившись, макнет левый кроссовок в лужу. Через треснутую подошву которого моментально просочится вода, и нога при каждом движении будет неприятно хлюпать.
    Постояв минут пятнадцать возле выхода, девушка поймет, что дождь прекращаться не собирается, и ей все равно придется выходить под металлическое небо, окатывающее улицу ледяным душем.  Она накинет капюшон от куртки и выбежит на улицу.
    До ближайшего укрытия было метров двадцать — ей надо было лишь перейти дорогу, и спасительный козырек  автобусной остановки защитил бы от холодных потоков воды низвергавшихся с равнодушного городского неба. 
    Он прислушался к себе — все вокруг было как обычно. Город со своими вечно куда-то спешащими жителями, дома и автомобили — все было неизменным, привычно-обыденным. И вместе с тем не таким...
    Золотистая фигура, как всегда, парила неподалеку. Похоже в этот раз – не напрасно. И его услуги в качестве провожатого не понадобятся.
    Девочка была обычная, ни чем примечательная. Просто гораздо более хрупкая, чем ее сверстницы. Гораздо более беззащитная, чем любая восемнадцатилетняя девица. Бледное лицо, с удивленно распахнутыми серо-голубыми глазами, в которых отражалась блеклая картина окружавшего дождя, темные, слегка отблескивающие медным волосы,  давно уже ставшие любимыми для любого жителя мегаполиса джинсы, серая курточка — ничего особенного. Обычный подросток. Вот только невезучая до безобразия. Перед ним в одно мгновение пролетела ее жизнь, опять же ни чем примечательным не отличавшаяся — тихий послушный ребенок, избегавший всяческих шумных игр и сборищ, скромная ученица, не блещущая дипломами и медалями, не участвующая в олимпиадах ни по математике, ни по биологии, и конечно не лидер класса. Ученица лицея. Родители обычные, вполне интеллигентные, но в разводе. А вот последнее обстоятельство, похоже, немало ее огорчало, окрашивая и так не особенно яркую жизнь в серый цвет.
    Но его не волновала ее судьба. Вернее не должна была волновать. Только отчего-то возникло неосознанное желание защитить эту странную хрупкую девчонку.
    Пора...
    И тут он услышал. Это необъяснимо прекрасно манящее звучание выплывало из нестройной какофонии звуков – резких, мягких, сочных, сплетающихся в невообразимые мелодии. Мелодии неповторимые по своей одновременной простоте и сложности, в конечном итоге составляли одно  целое. Неповторимо великолепное единое целое... Такое окутывающее, манящее...   
    - Étonnamment[1]!  - потрясенно пробормотал он про себя.
    Он быстро отошел от киоска, резко приблизившись к асфальтированной тропинке, по которой через мгновение, она должна была пройти. И ощутил недоступное для простого смертного, легкое колебание воздуха, сладковато-горький, едва различимый даже с его острым обонянием, аромат ее влажных от дождя волос, увидел серые глаза.
    Он почувствовал, что чем ближе девушка подходила к проезжей части, неловко перепрыгивая через многочисленные лужицы, тем сильнее росло и крепло беспокойство, которое еще утром тревожно царапало  его сознание.
    До того как она должна была попасть под автомобиль оставалось пятнадцать секунд. И неожиданно для него произошло то, что не должно было произойти. Просто не могло произойти. 
    Эта маленькая худенькая фигурка, торопливо бежавшая навстречу своей гибели, невозможным образом, ломала обязательный  и абсолютно верный алгоритм его существования,  вселяя в его размеренно упорядоченное существование хаос.
    Он запаниковал,  отчаянно борясь сам с собой, не зная как поступить. Разрываясь между тем, что он должен был сделать, и тем, что он хотел сделать. Никогда время не бежало с такой скоростью, неумолимо приближая неизбежный конец. В эти же секунды в глубине его сознания крепла  уверенность в том, что  нельзя было дать произойти тому, что случиться.  И от этого противоречия  раздирающего его сознание надвое, казалось, что он сходит с ума.
    Пять секунд…
    «Да оглянись  ты! – с удивлением от неожиданно взявшейся на нее досады,  подумал он про себя – Давай же, взгляни налево!».
    Девушка и не подумала посмотреть на другой край улицы, откуда на огромной скорости на нее несся автомобиль.
    Он с неподдельным ужасом наблюдал, как она торопливо двигалась навстречу неумолимой  гибели.
    События молниеносно разворачивались, неумолимо приближая страшный финал.
    Три секунды…
    «Назад!» – он мысленно приказал ей вернуться, но девушка, конечно же не услышала его безмолвный зов и  сделала первый шаг на дорогу.
    «В конце концов, какая ему разница – она, или вон тот ребенок с забавной ушастой бейсболкой, или эта старушка, в полиэтиленовом дождевике, или еще кто-то из шести с лишним миллиардов человек, живущих и умирающих на этой земле?»
    Одна секунда…  Он краем глаза взглянул на одетого в белое мужчину, с ласковой улыбкой подходящего к ней и протягивающего свою руку.
    Но разница была. Ему было просто необходимо еще раз услышать эту странную опьяняющую своей красотой мелодию, почувствовать сладковато-горький аромат ее волос. И пусть  для этого ему придется нарушить все правила и законы.


ГЛАВА 1


    Светлана уже шагнула на проезжую часть, когда  почувствовала, как кто-то сильным рывком дернул ее за куртку назад к обочине. В это же мгновением там, где девушка только стояла, пролетел темно-вишневый   «Мерседес», окатив ее и ее спасителя порядочной порцией грязной воды.
    -Зачем же бежать сломя голову?! –  раздраженно запыхтел неизвестный у нее за спиной. И не дожидаясь разрешения, схватив ее за локоть, перенес на другую сторону дороги. 
    Светлана даже не стала сопротивляться, находясь в легком шоке от прошедшего.
     -Тебя родители, не  учили смотреть по сторонам, когда дорогу переходишь?! - взволнованный голос шелестел прямо над ее ухом.
    -Вообще-то я шла по пешеходному переходу! – огрызнулась в свое оправдание девушка. Разговаривать с собеседником, которого не видишь, не очень-то удобно, поэтому она попыталась повернуться и рассмотреть своего спасителя.
    -Знаешь,  в одном американском штате стоит дорожный знак – «Здесь погиб Джон Смит. Он был прав!»…  – Все тот же бархатистый баритон недовольно звенел за ее спиной - Хочешь, что бы и твое имя красовалось на подобной табличке?
    -Очень смешно! – тщетно силясь отцепиться от чужих рук, резко дернулась Светлана. Послышался треск разрываемой материи. - Да отпустите же меня! Вы мне куртку порвали!
    -Не отпущу!
    -Немедленно! – с тихой угрозой прошипела девушка, уже порядком устав вырываться.
    Неизвестный что-то буркнул себе под нос, но хватку ослабил.
    -Она еще и ругается! -  он изумленно воззрился на Светлану. – Я тебе вообще-то жизнь спас!
    Тут, наконец, она его рассмотрела. Ее спасителю едва ли было больше двадцати лет. Темные глаза цвета горького шоколада с какой-то безнадежностью и удивлением  взирали на нее из-под густой мальчишечьей челки. Безумно красивое лицо, было  усталым. Мутные  капли воды  стекали с его волос, находя свое пристанище на очевидно еще недавно сухом  костюме, изумительно элегантно подчеркивающем стройную атлетическую фигуру парня. Черные пиджак и рубашка, черные брюки – его словно углем нарисовали на сером картоне окружающего дождя.
     Он грустно оглядел свою одежду, Светланины насквозь мокрые джинсы и куртку, вздохнул и коротко бросил:
    -Пойдем...
    И  не дожидаясь ответа девушки, вышел с автобусной остановки, под дождь,  направившись  прямиком к помещению кофейни, расположенной  на первом этаже близстоящего жилого дома.
    И Света к своему удивлению отправилась следом за неизвестным ей парнем, который несколько секунд назад спас ей жизнь, попутно размазывая по щеке грязную воду.
    Возле входа в кафе, с молчаливой тоской, вглядываясь в неуютный мокрый мир, сидел пес. Он рассеянно смотрел на  серую дождливую пелену зеленовато-коричневыми глазами.
    Судя по грязной  клокасто - немытой шерсти, добродушной беспородной морде и отсутствию ошейника, барбос был совершенно бездомный.
    Собака, лениво оценив приближающихся людей, сначала пренебрежительно отвернулась, словно говоря, что ей совершенно наплевать, кто стоит перед ней. Но неожиданно на мгновение, замерев, животное резко встрепенулось и, подскочив на все четыре лапы, глухо зарычало.
    Светлана и ее новый знакомый нерешительно остановились, наблюдая за реакцией собаки.
    Пес издал какой-то непонятный угрожающе - утробный звук и, оскалив кривые пожелтевшие зубы, приготовился прыгнуть.
    Вздрогнув, девушка в испуге инстинктивно спряталась за широкую спину своего спутника. Впрочем, парень даже не шелохнулся, словно нисколько не испугался злобного рычания рассерженной собаки.
    Но животное повело себя более чем странно. Собака неожиданно заскулила. Она испуганно поджала куцый хвост и, пятясь, выбежала под дождь, пропав в серой пелене городского дождя.
              Ее спаситель не проронил ни слова во время этого собачьего спектакля, лишь усмехнулся уголками губ. Он открыл перед Светланой дверь, и галантно пропустил ее вперед.
    Они вошли в уютный  зал кафетерия. Легкий гул голосов, густая табачная завеса и тихое бормотание кофе-машины спокойно впустили на свою территорию двух новичков.
    Девушка, стараясь не обращать внимание, на косые взгляды официантов, которые с явным неудовольствием смотрели на  парочку неопрятно одетых молодых людей, торопливо прошла в конец зала. Они сели за небольшой деревянный столик возле окна.
    Отсюда открывался унылый вид прямо на шоссе с проезжавшими по нему авто, и на  буднично серые, с заплаканными от дождя окнами, пятиэтажки. Светлана сняла с себя  насквозь промокшую куртку, положила тетрадь с лекциями на столик, и принялась внимательно изучать  фотографии, развешанные на стенах кафетерия. Она не знала о чем говорить, жалея, что пошла за незнакомцем в  кафе.
    -Ну, так как — обещаешь? - он постарался улыбнуться. Именно постарался, поскольку улыбка получилась несколько вымученной, а взгляд темных глаз оставался настороженным и чересчур серьезным.
    Она непонимающе моргнула:
    -Что обещаю?
    Парень терпеливо объяснил:
          -Например, не бросаться под мерседесы, не падать в колодцы, не садиться в чужие машины?.. - Незнакомец разговаривал с ней так, как будто знал с детского сада ее просто фантастическую способность притягивать к себе различные беды.
    Светлана потихоньку начала злиться – что он, себе позволяет? Разговаривает, словно с несмышленым ребенком!
    -Может еще не стоит  ходить с незнакомыми ребятами в кафе? – она насмешливо скривила губы в ухмылке, пряча за наигранной веселостью смущение и неуверенность. 
    -Вот именно! - раздраженно кивнул он – И вообще стараться быть более внимательной и аккуратной.
    -Да тебе какое дело?!  – Она даже не договорила, разозлившись на этого самодовольного красавчика. От возмущения девушка забыла, что именно он десять минут назад вытащил ее буквально из-под колес мчавшегося автомобиля. Но даже если он ее спас, то это не дает ему абсолютно никакого права разговаривать с ней в таком тоне! - И с чего это ты взял, что я...
    -С чего я взял, что ты постоянно влипаешь в неприятности? Это и невооруженным глазом видно. Ты как тот неудачник, которому даже черная кошка ему уступает дорогу!  – Самодовольная ухмылка проскользнула по идеальному лицу.
    -Спасибо что спас меня, но, по-моему, тебя совершенно не касается, что я делаю и куда сажусь! – раздраженно выпалила она.
    Подошла официантка. Придав голосу профессиональную вежливость, которая ни как не сочеталась с ее холодным взглядом, девушка поинтересовалась, что посетители желают заказать. Светлана в нерешительности посмотрела на Кирилла, прекрасно понимая, что под пристальным взглядом это красавчика ей и кусок в горло не полезет.
    -Лена, будьте любезны… – тут он на секунду запнулся, затем торопливо произнес - жасминовый чай с лимоном! И еще салфеток, пожалуйста!
    Светлана удивленно уставилась на своего спутника – он заказал ее любимый напиток. Светлана обожала зеленый чай с жасмином. Похоже, что вкусы у них совпадают!
     Глубокий бархатистый баритон, словно околдовал официантку. Девушка тут же улыбнулась и пулей помчалась  выполнять заказ. Впрочем, Светлана прекрасно понимала Елену – парень был настолько красив, что не мог не понравиться. И даже несколько настороженное и хмурое выражение лица не портило его очарования. 
    Девушка ощущала себя ужасно неловко, к тому же она догадывалась, что этот красавчик, очевидно, злится на нее за свой испорченный костюм. Но с другой стороны, она же ни о чем его не просила!
    А он все продолжал хмуриться даже не смотря в ее сторону.
    Понимая, что поход в кафе вместе с ним был очевидной ошибкой с ее стороны, девушка решила сейчас же вежливо попрощаться и удалиться.
     Очевидно, от него не ускользнул ее порыв, и невинно посмотрев на Светлану, он поинтересовался:
    -Торопишься? Снова через дорогу на «красный» бегать будешь?
    -Горел зеленый! – с досадой прошипела Светлана. У нее мелькнула мысль, что он просто издевается над ней! - Я шла на зеленый сигнал светофора! Еще раз спасибо и до свидания!
    Покачав головой, он скептически ухмыльнулся.
    Резко отодвинув стул, так что раздался противный скрип металлических ножек о кафель, девушка встала.
    -И вот еще… - стиснув зубы, ледяным тоном бросила она – Прошу прощения за то, что тебе пришлось испортить свой костюм, спасая меня!
    Черные глаза насмешливо прищурились:
    -Я тебе не нравлюсь…
    -Прости - нет! – она надменно вздернула нос и отвернулась.
    -Зачем же ты тогда пошла со мной? – в его голосе звучало недоумение.
    Ответ на этот вопрос хотела бы знать и она сама, а потому с достоинством сделала вид, что вопроса не слышала.
    Слегка наклонив голову в бок, он разглядывал ее, словно ученый  - не  известный доселе науке вид насекомого.
    -Меня, вообще-то, Светланой зовут… - она села обратно на стул – можно просто Света…
    Парень молчал, словно вспоминая собственное имя. Наконец, очевидно что-то решив для себя, он с тихой усмешкой проговорил:
    -Значит, Светлана... - улыбка у него была странной, может быть оттого, что глаза оставались печальными, а взгляд — настороженным. - Какая ирония! 
    Не понимая в чем, собственно говоря, он увидел эту самую иронию, она вопросительно посмотрела на парня.
    Немного помолчав, он  с усмешкой добавил:
    -Кирилл. - Светлане отчего-то показалось, что молодой человек склонит голову в почтительном поклоне, словно учтивый джентльмен в старых английских романах.  Конечно же она ошиблась. А он продолжил. - Да... Несколько неожиданное у нас получилось знакомство!
    Светлану удивил его  мрачный тон голоса. Она скользнула взглядом по его расстегнутому воротнику рубашки вниз и увидела, как широкая мощная грудь спокойно вздымалась от каждого вдоха, тихонько приподнимая тонкую ткань сорочки вверх и опуская вниз. Белоснежная кожа резко контрастировала с черным шелком его  рубашки.
    Кирилл перехватил ее взгляд, и девушка смутилась. Она  неловко дернула рукой, пытаясь пригладить свои волосы, и маленькая сахарница со звонким металлическим стуком упала, покатившись по уложенному плиткой полу.
    Светлана почувствовала как от смущения за свою неловкость, к щекам прилила кровь. Она хотела поднять упавшую вазочку, но Кирилл опередил ее. Он, молча, поднял сахарницу и, подозвав официантку, вручил ее ей.
    -М-да...  – Кирилл удивленно поднял левую бровь.
    -Спасибо. Я случайно...  - Светлана снова  покраснела.
    -Я так и понял. — Вздохнул он и, прищурившись, съязвил — Похоже, что такие случайности случаются с тобой не редко!
    Отчего-то констатация этого факта ничуть не обрадовала ее спасителя, и Кирилл продолжал хмуро буравить девушку своим взглядом.
    Официантка принесла горячий чайник «Эрл Грея» и новую сахарницу, поставив  ее подальше от девушки.
    Неожиданно Светлана почувствовала себя виноватой за излишне резкий тон. Все же этот человек полчаса назад спас ей жизнь. Поэтому как можно мягче улыбнувшись, она поблагодарила его:
    -Спасибо тебе Кирилл! Мне следовало тебя сразу поблагодарить! Ты вовремя успел схватить меня за шиворот! – она принужденно улыбнулась - Честно говоря, не знаю, откуда выскочил этот автомобиль!
     Впрочем, и подлетевшего Кирилла, чтобы спасти от мчавшегося на нее двухтонного «мерина», она не заметила.
    -Неужели? - холодно поинтересовался Кирилл, продолжая буравить ее взглядом.
    -Да… - неуверенно пожала плечами Светлана. Она совершенно терялась от его раздраженного тона. Девушка медленно, словно бы через силу посмотрела Кириллу в глаза, боясь самой себе признаться в том, что  взгляд этих печальных черных глаз, магнитом притягивал ее к себе. И вместе с тем, Светлана чувствовала, как от Кирилла волнами исходит неприязнь. Очевидно, парню приходится прилагать огромные усилия, что бы себя сдерживать.
    Кирилл опять как-то отстраненно на нее посмотрел, в его взгляде сквозила странная непонятная тревога. И тут, словно не замечая обжигающий жар напитка, он залпом осушил кружку.
    Светлана даже поперхнулась, удивленно смотря на него.
    -Что? – он заметил ее ошарашенный взгляд.
    -Ты… Ты не обжегся? – она кивнула на его пустую кружку и на свою, к которой едва смогла притронуться – слишком уж горячий был чай.
    -А… - он казалось, был озадачен ее вопросом –  нет, все в порядке!
    И снова белоснежная улыбка не нашла поддержки в бездне тревожных глаз.
    Возникшее  неловкое молчание было прервано треньканьем ее мобильного телефона.
    Это звонила мама. Они должны были поехать сегодня к  ее тетке, живущей в Сергиевом Посаде. У тети был юбилей, и она пригласила их к себе. 
    Мама уже давно собралась и уже целых сорок минут ждала пока Светлана придет домой. А у Светланы совершенно вылетела из головы эта поездка. Может быть потому, что она не любила шумные застолья, ни тем более официальные и семейные праздники, и неосознанно пыталась избежать предстоящего мероприятия.
    Девушка с тоской предвкушала потраченный впустую целый вечер за скучными и одинаково однообразными разговорами, неторопливый ритм которых нарушает лишь звон бокалов и  голодное тренькание вилок о тарелки
    -Да мам, я сейчас уже недалеко от дома. Скоро буду…  - Светлана захлопнула маленькую серебристую крышечку мобильного телефона. Девушка торопливо убрала мобильник в карман куртки. - Кирилл извини, но мне надо домой.… Меня ждут. Еще раз спасибо за все!
    Кирилл задумчиво посмотрел  куда-то поверх ее головы,  и его большие черные глаза виновато моргнули. Он что-то пробормотал про себя. Толком Света и не поняла, что он говорил, расслышав только - «уже поздно» или «уже бессмысленно». 
    -Что ты говоришь? Прости, я не разобрала…  - она снова нашла в себе силы заглянуть в темную бархатную ночь его глаз. О чем тут же пожалела — мысли сразу же разбежались, словно тараканы от света, и она напрочь выпала из окружающей  действительности. Он словно гипнотизировал ее. Собрав волю в кулак, Светлана  перевела взгляд на унылый городской пейзаж за окном, выпадая из плена странного оцепенения. «Да что же это такое?!» - разозлилась она сама на себя, не понимая, что с ней происходит.
    Кирилл на ее вопрос не ответил. Вместо этого он подозвал официантку и расплатился за заказ.
    -Ну что ж, Светлана Николаевна, было очень приятно с тобой познакомиться, но раз тебе пора... - парень улыбнулся своей  печально-серьезной улыбкой. - До свидания… - попрощался он.
    -Пока... - девушка  рассеянно кивнула. Прощание получилось стремительным и несколько скомканным.
    Кирилл  резко развернулся и вышел из кафе. Его поспешный уход был похож на бегство, будто бы его, наконец-то, освободили от неприятной обязанности вести с ней беседу.
    Что-то во всем это разговоре, как впрочем, и во всем их знакомстве было неправильное. И это что-то непонятное неуловимо мешало ей,  оставляя на душе странную смесь тревоги и любопытства. К тому же, уйти первой должна была она, не говоря уже о том, что Светлана вообще не должна была сюда приходить!
    Она попыталась сосредоточиться, но снова подошла официантка. Очевидно, количество   чаевых, оставленных ей Кириллом, моментально растопило в девушке лед.
    -Может быть, еще чаю или кофе? – услужливо поинтересовалась официантка.
    Светлана отрицательно покачала головой и бросила взгляд  в окно -  дождь заканчиваться и не думал. Впрочем, ей было все равно – одежда и так была мокрой.


    Поездка не состоялась. Матери дома уже не было — она перезвонила Светлане через десять минут после того, как девушка вышла из кафе и сказала, что уже едет в Сергиев Посад одна. На вопрос Светланы, что произошло, мама каким-то бесцветным голосом сообщила, что случилось несчастье – ее тетю, Екатерину Ивановну увезли в городскую больницу с инсультом.  И спасти ее не удалось.
    Девушка не была особенно близка с маминой двоюродной сестрой. Видела она ее последний раз восемь лет назад. И из тех воспоминаний  у нее остался в памяти почему-то большой цветастый халат и удивительно вкусные пирожки с картошкой, которые тетя Катя испекла к их приезду.
    А вот мама очень переживала из-за прошедшей трагедии. Ее голос дрожал и срывался, когда она рассказывала о произошедшем по телефону. И дочь, конечно же, без труда догадалась, что мама плачет.
    Ей вдруг вспомнился виноватый взгляд черных глаз и слова Кирилла - «уже поздно»...
    Светлане пришла в голову глупая мысль — что если бы Кирилл знал, что ее родственницу увезут в больницу, то его слова пришлись бы кстати. Удивившись собственным странным мыслям, она усмехнулась. Скорее всего, парень имел в виду что-то другое, что совсем не имеет отношения ни к Светлане, ни к ее родственникам.
    Девушка забросила испачканные вещи в стиральную машину, набрала себе полную ванну горячей воды с пеной и с удовольствием залезла отмокать от всех неприятных и приятных событий, происшедших сегодня с ней.
    Кирилл ни как не хотел выходить у нее из мыслей — она прокручивала раз за разом события минувшего дня, вспоминая его лицо его голос...  Светлана нехотя призналась сама себе, что парень  ей понравился. И это вызывало у нее странную досаду. Жаль, что он не попросил у нее номер телефона. Хотя та неуклюжая девица с грязной одеждой и слипшимися волосами, которую она из себя представляла сегодня, едва ли могла очаровать столь симпатичного и очевидно достаточно избалованного женским вниманием Кирилла. Света помнила недоуменные взгляды официанток косившихся на них сегодня в кафе — что такой парень делает в обществе это неловкой дурочки?
    «Ну и ладно!» - она одернула саму себя - «Подумаешь.… Надо выкинуть  все это из головы и забыть». Светлана устало прикрыла глаза...
    Уже сквозь сон девушка услышала, как зазвонил в коридоре на тумбочке мобильный телефон.
    «Вовремя, чуть не заснула в ванне — мало мне неприятностей с автомобилями...» - она разозлилась, неловко выскочила из воды, пребольно стукнувшись ногой об угол стиральной машины. Торопливо накинув на себя полотенце, Светлана выбежала из ванной, и, оставляя на паркете следы от мокрых босых ног, успела ответить на телефонный звонок.
    -Привет, милая. Как дела? - устало спросила Ольга Сергеевна. Голос у нее был тусклый.  
    -Да я-то нормально, ты как там? - она торопливо успокоила мать. -  Когда похороны? Может мне стоило поехать вместе с тобой?
             -Нет, не переживай я сама разберусь! Тебе это совершенно ни к чему! К тому же Гоша должен скоро подъехать. - Ее голос потеплел при одном лишь воспоминании о нем.
             Гоша,  а вернее Георгий Васильевич Казаков, был маминым коллегой по работе и одновременно близким другом. При первой же встрече он попросил Светлану не «выкать», и называть его по-простому – Гошей.
             Их обычно свободная кухня казалось маленькой и тесной, когда этот добродушный здоровяк удобно располагался на небольшом кожаном диванчике. Гоша был заместителем генерального директора того самого ООО «Строй спецсервис», в котором работала ее мать. Казаков еженедельно мотался по командировкам не только по стране, но и по загранице. 
    - Домой приеду после похорон… - Торопливо проговорила женщина. Слышались отдаленные голоса, какой-то шум и гул работающего дизельного двигателя. Светлана поняла, что мать уже где-то на автобусной станции. - Ты эти дни побудешь одна? Справишься? Деньги в тумбочке, на четыре дня тебе хватит.
    -Конечно, мамуль. Ты не переживай, если что звони… - поспешила ее успокоить Света.
    -Ужинала?
    -Да нет, только собиралась...  Но обещаю поесть! – поспешно отрапортовала девушка.
    -Вот  и умничка. – С некоторым облегчением в голосе произнесла Ольга Сергеевна и торопливо распрощалась. -  Ладно, целую, у меня по второй линии звонок…

    Он зло хлопнул входной дверью, оббитой причудливыми деревянными виньетками, с изображениями битв древних титанов. Замысловатые узоры, состоящие из хитрых сплетений рук, ног, мечей и щитов, едва не посыпались вниз от мощного хлопка.  А вот фонарь, с мутными, почерневшими от сажи и копоти стеклами жалобно крякнул и, мигнув желтым глазом, погас.
     Скинув испачканные пиджак и рубашку на пол, которые тут же исчезли, будто бы их и не было, он остался в одних брюках. Бесцельно меряя широкими шагами пустую кухню, он в смятении сжимал и разжимал кулаки.
    Он не узнавал самого себя – руки дрожали, а его самого колотила дрожь, словно в лихорадке. Непосильным грузом давило гулкое пустое безмолвие дома, звенящая одиночеством тишина. Впервые за много лет его до безумия разозлила эта ненормальная пустота, от цепких лап которой, невозможно было ни убежать, ни скрыться.
    На небольшом столике стоял прозрачный пузатый графин с водой. Очередная иллюзия, которая, так же как и весь этот дом, была необходима для его сознания, для того что бы он не сошел с ума… Недолго думая он схватил графин и вылил его себе на голову. Прозрачные струи воды скатились с его лица, падая на плечи, стекая по плечам, оставив после себя прозрачные капли на деревянном полу. И не смотря на то что ни холода, ни тепла он не чувствовал, это возымело определенный эффект. Чуточку стало легче. Внезапно у него  мелькнула еще одна мысль, которую он тут же с удовольствием реализовал – резко зашвырнул стеклянный графин о стену. Тот в свою очередь разлетелся красивым веером осколков, разбивая на мгновение надменную тишину и пустоту. Стало еще легче. К тому же графин жалко не было – услужливое сознание завтра же восстановит до мельчайших подробностей этот совершенно ненужный ему предмет обихода.
    Он посмотрел на небольшое зеркало в прихожей, откуда горя безумием светились его глаза. Глаза чудовища, монстра…  Как же он ненавидел  себя! 
    Он сотни раз разбивал зеркала и стекла. Только это не помогало. Каждый новый день все вновь оказывалось на своих местах. Сознание причудливым образом воссоздавало до мельчайших подробностей его бывшего дома. Дома, который остался далеко в прошлом. Но здесь в Пограничье, специально для него стоял этот особняк с причудливой архитектурой восемнадцатого века.
    Что же сегодня произошло? Как вообще это могло произойти?! Сегодня он посмел нарушить главное правило, самовольно изменив человеческую судьбу… Конечно же происшедшее не останется незамеченным. Да и не может таковым остаться. Всему ведется строгий отчет. Каждый из списка должен быть на своем месте.
    Его взгляд метнулся  к трем пожелтевшим листкам, лежавшим на гладкой поверхности стола, и только ему было сейчас известно, что здесь должен был лежать четвертый лист.… Но его не было.
    Выкрутиться было можно. Пока еще можно, если сказать, что не успел, зазевался.… Внесутся коррективы, и в ближайшее время он сделает все, как должен был сделать сегодня. Его пожурят, но на этом дело и закончиться.  И Вечный список пополнится еще одной encore une âme[2]… Необходимо только лишь обо всем сообщить Феликсу. Да и вообще мало ли таких прецедентов?   В конце концов, все всегда можно свалить на слишком рьяно блюдущего свои обязанности ангела-хранителя!
    Была только одна загвоздка. Не мог он ни о чем рассказать Феликсу.
    И уж тем более не хотел исправлять свою ошибку.
    Его сознание вообще отказывалась признавать то, что он сделал ошибкой. И если бы ситуация повторилась вновь он не смог бы поступить по-другому. Почему? Ответа на этот вопрос он не знал.
    Бросив взгляд на часы, он нахмурился. Почтальон, который должен был забрать эти листочки, отчего-то запаздывал.
    Негромкий стук резко и тревожно разлетелся комнате. И хотя он ожидал, ставшего уже давно таким привычным визитером, почтальона, внутри него все застыло.
    Медленно он открыл дверь. Высокая немного нескладная фигура в черном до пят балахоне кивнула, приветствуя его.
    -Сегодня почту передашь сам… - из-под капюшона долетел хриплый грубый голос.
    Едва почтальон  это произнес, то тут же пропал.
    Да, похоже, дело было плохо. Ни разу за все время его не вызывали к Феликсу на ковер.  Скверно. Неужели так быстро они обо всем узнали?
    -А может все, что произошло сегодня - к лучшему? Может быть, он просто устал от этой  бессмертной бесконечности, устал от них от всех, от этой так называемой работы?  - спросил он у пустой комнаты. Комната, конечно же, ответила лишь презрительным молчанием.
    Он не заметил, как черное пламя соскользнуло с его ладони и, упав на пол, с жадностью начало поглощать  дубовый паркет.
    -Только пожара мне не хватает! – проворчал он про себя, мгновенно потушив начавшее увеличиваться пламя.
    Он не жаловался.…  Нет. Все что сейчас с ним происходило, он заслужил в полной мере. Но, похоже, впервые за много лет он сломался, он поступил, так как поступать не должен был, ни при каких обстоятельствах. Но вот что было самым смешным – он, ни капельки об этом не жалел!
    -Ха-ха-ха! – нервно рассмеялся он, и услышал, как в ответ зло хохотнуло гулкое эхо, отраженное от пустых стен дома.
    И последовав примеру недавнего визитера растворился в полумраке комнаты…
                                                   

ГЛАВА 2.


    Прошло четыре дня с момента знакомства Светланы с Кириллом. Сегодня девушка стала очень рано – около шести утра, поскольку в семь тридцать она должна была быть в лицее. А учитывая, что находился он на другом конце города (после девятого класса ее маме неожиданно пришла в голову «удачная» мысль – перевести любимую дочурку в школу с углубленным изучением английского и немецкого и еще чего-нибудь. И это за два года перед выпуском!) и ехать приходилось по полтора часа туда и обратно. К тому же Светлана была сегодня дежурной по классу. Эту глупую обязанность возложила на учеников старших классов - Борода Васильевна. Такую странную кличку Свиридова Тамара Васильевна получила за небольшие светлые волоски,   располагавшиеся в хаотичном беспорядке на ее подбородке. К неудовольствию Свиридовой, это заметили, и  симпатичную, если не принимать во внимание излишнюю растительность на лице и сорок пятый размер обуви, женщину стали называть Бородой. Конечно же, за глаза – самоубийц в лицее не было. 
    Ученики, дежурившие в день «Х», должны были приезжать ни свет, ни заря, убирать помещение, раскладывать учебно-методическую литературу, подключать интерактивную доску и заниматься прочими подготовительными для занятий действиями. Протестовать против столь несправедливого и рабского труда учащиеся не смели – Борода обладала громким голосом и что самое главное - весьма большими полномочиями. Она была завучем лицея.
    Поэтому делать было нечего, и Светлана, сладко потянувшись, приготовилась вставать.
    Из приоткрытой кухонной двери доносился шум воды и звон посуды – похоже, что мама готовила завтрак. Это было несколько неожиданным. Обычно мать уезжала на работу ни свет, ни заря, лишь оставляя на плите горячий чайник. Сегодня же из кухни доносился аромат жареного бекона и хорошо сваренного кофе с корицей.
    -Свет, вставай скорее, завтракать пора уже! – не обманула ее ожиданий  мама, ворвавшись в ее комнату словно комета.
    «И чего это она вдруг?» — удивилась девушка. Мать редко утруждала себя приготовлением завтрака. Просто не успевала. 
    -Угу, — Светлана кивнула, накидывая поверх пижамы халат и на ходу убирая свои длинные волосы в пучок  — уже иду, мамуль!
    -Дочурка, ты сегодня долго в лицее? – голос матери, сопровождаемый шипением баллончика с лаком для волос, донесся откуда-то из глубины ванны.
    -Не знаю, как получится, а что? Вообще у меня четыре пары! Но если очень нужно могу и прогулять! - с любопытством спросила она - Ты что-то хотела?
    -Да нет, - мама на секунду выглянула из ванной, пожав плечами — просто спросила!
    Светлана  наложила себе в тарелку яичницу с беконом и налила полную кружку кофе, приготовившись неторопливо позавтракать. Но, конечно же, яичница оказалась «не без подвоха», в чем девушка вскоре и убедилась.
    -Света! – похоже, что мама, наконец, решилась сказать что хотела – Звонил твой отец, просил тебя сегодня к нему подъехать. Ты как? Сможешь?
    «Понятно. Папочка изъявил желание пообщаться!» - хмыкнула Светлана про себя, ничего не ответив матери. Девушка на секунду замерла, придумывая благовидный предлог, для того что бы отказаться. Не успела.
    -Ну, Цветочек…  - мама виновато улыбнулась, заходя на кухню – пожалуйста, сколько времени ведь уже прошло… Ты все еще переживаешь?
    Прошло уже два года после того как отец ушел из семьи к своей  нынешней жене – Елене. Лена была моложе Николая  Владимировича Уварова на десять лет и работала вместе с ним в одном подразделении (отец Светланы был подполковником полиции), только в отделе кадров. Их роман длился вот уже три года.
    Нельзя было сказать, что Светлана злилась на родителей из-за произошедшего.  Она и сама устала от того, что они, живя под одной крышей, были совершенно чужими людьми. Постоянное чувство напряжения и холодной отстраненности, бесконечные конфликты по пустякам — кто что не купил, кто не так что  прибил...  Поэтому развод был оправдан, только вот ей лучше от этого не было.  Но поскольку  желание развестись у отца с матерью было обоюдным, то происходило все спокойно. Просто однажды отец пришел с работы, намного раньше, чем должен был, позвал Светлану и рассказал, что они с матерью разводятся.
    Первое время она очень расстраивалась за мать – боялась, что та будет слишком переживать из-за ухода отца, впадет в депрессию и все такое… Но оказалось, что Ольга Сергеевна довольно спокойно перенесла развод, словно давно этого ждала, (только потом Светлана догадалась, что так оно и было) а  спустя полгода и вовсе познакомила дочь со своим новым другом — Гошей.
    А вот отношения Светланы  с отцом сложились напряженные. Возможно потому, что она подсознательно обвиняла его в развале семьи.
    Девушка нервно передернула плечом, отщипывая от хлебного батона маленький кусочек:
    -Надо так надо! Я заеду. Во сколько мне подъехать  к нему, он не говорил? - с тяжелым вздохом кивнула она.
    -К семи. – Обрадовалась Ольга Сергеевна, понимая, что дочь согласилась, и ей не пришлось прилагать к этому особых усилий.  Женщина удовлетворенно кивнула и снова спряталась в ванной. 
    -Вообще-то и сам мог приехать – Света пожала плечами – мы же не кусаемся!
    -Ты же его знаешь...  Он вечно занят!
    Светлана грустно улыбнулась от осознания того, что, похоже, лишь разведясь, отец с матерью научились понимать и поддерживать друг друга.
    Ольга Сергеевна накинула плащ и торопливо застегнула пуговицы. Ее стройная высокая фигура отражалась в зеркале гардеробной. Мама как всегда выглядела строго и вместе с тем изыскано-элегантно. В этом мать и дочь разительно отличались друг от друга – Светлана была рьяной поклонницей джинс и кроссовок, в отличие от мамы, которая предпочитала юбки  и платья.
    -Впрочем, как и ты… -  тихонько пробормотала Света, что бы ее не услышала мама.
    -Что милая?  Прости,  я не расслышала…
    Звук застегивающейся «молнии» известил, что мать собирается выходить.
    -Ничего, мам!  Не забудь зонт, пожалуйста - сегодня снова обещали дождь. – Света мрачно посмотрела в свою тарелку, словно яичница была виновата в том, что ей придется сегодня ехать  к отцу.
    -Спасибо, что напомнила. До вечера! 
    С мягким «чпок» женщина закрыла за собой дверь.
    Сбросив с себя задумчивое оцепенение, она взглянула на часы и поняла, что если не поторопится, то опоздает. Да и аппетит отчего-то пропал. Светлана, торопливо умылась, оделась и, схватив сумку, выскочила в подъезд.
    Выбежав в предрассветную прохладу, Светлана зябко поежилась – на улице было довольно свежо, а сырой ветер неприятно холодил лицо.  Небольшая серая морось безуспешно пыталась перерасти не то в дождь, не то в снег.
    Иди до метро ей придется пешком – автобус по маршруту начинает ходить только в семь утра, так что в качестве утренней зарядки – двадцатиминутная пробежка до Водного стадиона.
    Взглянув в сторону пустующей автобусной остановки, девушка вспомнила лицо Кирилла, мысленно воссоздав каждую его черточку. И не смотря на то, что занятие это как минимум было неблагодарным — Светлана и не надеялась, что этот самый Кирилл вообще хоть раз вспомнил о ней, но она ни чего не могла с собой поделать.
    «Ну, спас он меня, растяпу невнимательную, от колес бешено несущегося мерседеса! Ну, угостил чаем! Так что теперь я еще год буду засыпать и просыпаться с мыслью об этом красавчике?  - с непонятным для себя раздражением размышляла Светлана. - Это никуда не годится! Ни в какие ворота не лезет! Да и не бывает так просто...».
    Она вообще никогда не испытывала иллюзий относительно романтических отношений между мужчиной и женщиной. А уж тем более считать, что любовь  есть, что-то большее, чем просто эпизод в жизни человека, Светлана не стала бы. Это лишь в романах и поэмах любви отводилось столь много внимания, что совсем не соответствовало жизненной действительности. К тому же пример перед глазами – мать с отцом прожили вместе двадцать с лишним лет, а потом развелись…
    Накинув капюшон на голову, она, ловко перепрыгивая через  затянувшиеся узорной корочкой льда лужицы,  быстрым шагом направилась к автобусной остановке.
    На улице ни кого еще не было, даже дворники не шелестели метлами по асфальту. В домах в беспорядке вспыхивал свет – люди собирались на работу и учебу. Вот где-то неподалеку раздался пиликающий сигнал электронного замка, и хлопнула подъездная дверь, где-то заурчал прогреваемый двигатель автомобиля. Постепенно улица оживала, наполняясь привычным городским шумом.
    Светлана шла быстро, вдыхая полной грудью холодный утренний воздух, и не оглядывалась по сторонам. Девушка уже подходила к небольшому скверу, расположенному как раз перед подземным переходом, когда за ее спиной раздались чьи-то шаги.
    Шаги довольно быстро приближались к ней. Отойдя с асфальтированной тропинки, она дала возможность обогнать себя, однако кто-то шел четко за ней, не обгоняя, но и не отставая, ни на шаг. Резко обернувшись, девушка увидела высокую нескладно-сутулую фигуру незнакомца. Лицо мужчины закрывал капюшон, накинутый почти до подбородка.
    Смутное беспокойство заставило прибавить шаг, неизвестный тоже увеличил скорость. Испугавшись, она побежала, и к своему ужасу услышала, что мужчина торопливо последовал за ней. Светлана уже собралась кричать «Помогите!», как в этот момент, преследователь резко толкнул Светлану в спину, заставив отлететь к деревьям. За ее спиной раздался какой-то шум, послышалась возня, чей-то вскрик и треск.
    Почувствовав, тупую боль в затылке, ставшую результатом столкновения с деревом, Светлана, слегка пошатываясь, поднялась и отряхнулась. С ее губ почти сорвался истошный вопль, молящий о помощи, когда она увидела, что вокруг никого нет.
    Головой поворачивать было неприятно, да и опасно – земля казалась вот-вот уйдет из-под ног. Все же, превозмогая головокружение, она испуганно осмотрелась, со страхом ожидая увидеть сутулую фигуру нападавшего – но вокруг ни кого не было. Обычное городское утро, хрипло смеющиеся вороны, легкий гул близко находящегося шоссе. 
    Ее преследователь отчего-то скрылся, не доведя свою страшную затею до конца.
    Если целью преследователя были ее деньги и сумка, то почему он не попытался ограбить или не обшарил карманы ее куртки? 
    Может быть, это была лишь шутка? Но что за идиотский юмор?! Или же совесть взыграла в грабителе, и он в последний момент отказался от мысли обокрасть ее? А может он решил, что брать-то и нечего и скрылся?  Но Светлана с трудом верила в разыгравшееся вдруг чувство совести у вора.
    А если неизвестному не были нужны ее деньги и мобильный, то... - тут  девушка вздрогнула, осознав, что одним ограблением дело могло и не закончиться. К тому же напавший на нее мужчина запросто мог вернуться и закончить начатое.
    От последней мысли ее бросило в жар. Светлана еще раз оглянулась и торопливо, несмотря на боль в левом колене, зашагала к метро. Руки девушки дрожали, а ее всю трясло словно от холода. Из глаз побежали слезы.
    Истерика... Как это всегда с ней бывало, страх пришел позже, красочно расписывая перепуганному воображению, возможные варианты развития дальнейших событий. И не один из них не пришелся девушке по вкусу...
    Для себя Светлана решила больше не испытывать так удачу, и поклялась ни когда в жизни не ходить пешком до метро. 


    Он не знал, что делает здесь. Единственное, что он понимал, так это то, что находиться здесь он не должен, просто не имел права. Чувствовал, что еще сотни раз пожалеет о том, что делает, ненавидя себя за слабость. Но все равно, никакая сила не могла заставить его просто уйти...
    Он смотрел как девушка торопливо шагает по дорожке. Она шла, не оглядываясь по сторонам, слегка ссутулившись от утренней прохлады и зябко поеживаясь в своей тонкой голубой курточке. Тяжелые бронзовые кудри мягко покачивались на ее плечиках. Она была настолько беззащитной  и слабой, что казалась, просто бросает вызов всему окружающему миру своей хрупкостью.
    Наконец появился тот, кого он ждал. Он сразу услышал его омерзительную музыку. Хотя те скрипуче-дребезжащие звуки, едва ли можно было назвать музыкой. Давно ему не приходилось слышать столь отталкивающую какофонию...
    Этот мерзавец шел четко за ней, шаг за шагом, не оборачиваясь и не смотря по сторонам. Его высокая нескладная фигура таила в себе опасность. Блеклые и пустые, словно у рыбы глаза, злобно светились от голода. Его кривая улыбка обнажала  крупные, словно у лошади зубы. И вообще, весь вид его сутулой полусогнутой фигуры, закутанной в старое не по размеру пальто, вызывал отвращение.
    Оставалось всего несколько мгновений до того как он должен был наброситься на девушку.
    На этот раз сомнений в том как поступить у него уже не было. Он еще тогда понял, что сделает все что в его силах, лишь бы знать, что она ходит по этой земле.  И хотя бы иногда слышать ее манящую и такую прекрасную мелодию...
    Он оттолкнул девушку в сторону — она не должна была ничего видеть. А затем, резко бросившись на незнакомца, он потянул его на себя. Мощный удар в челюсть, и нескладное тело мужчины отлетело к дереву. 
    С тихим хрипом обладатель рыбьих глаз сполз на землю и потерял сознание.
    Стукнув носком ботинка лежавшего, он с огромным трудом поборол в себе желание сломать мерзавцу шею. К сожалению, его время еще не пришло, а привлекать сейчас к себе внимание Прокураторов и необоснованно рисковать не стоило.
     К этому моменту девушка уже пришла в себя,  и чуть прихрамывая на одно колено, торопливо зашагала прочь из парка.
     Он осторожно последовал за Светланой...


    В таком взвинченном состоянии, не переставая оглядываться по сторонам, она подошла к автобусной остановке. Девушка со страхом вглядывалась в лица редких в этот ранний час прохожих, с дрожью вспоминая о произошедшем. Решив не искушать судьбу, Светлана намеревалась оставшиеся две остановки проехать на автобусе.
    К тому моменту, когда неповоротливое тело рейсового автобуса, покачивая зеркалами-ушками, покажется из-за поворота, Светлана уже была на автобусной остановке. 
    Вместе с ней, на остановке уже стояли две  женщины лет сорока пяти. В руках у них были небольшие авоськи и пакеты, набитые банками, цветными кульками и чем-то еще. Они не замолкая ни на секунду, переговаривались между собой. Тетки непрестанно «гэкали» и усиленно «акали» - очевидно, женщины, не так давно прибыли в столицу откуда-то из Украины. Они были сильно похожи между собой – живые улыбчивые лица, ежесекундно меняли выражение, причем синхронно, словно сборная России по плаванию, быстро переходя от изумления к восторгу, и обратно. Было похоже, что женщины приходились друг другу сестрами.
    Радуясь, что поедет не одна, Светлана достала из сумочки свой студенческий проездной билет. Но вдруг, она почувствовала, как что-то ткнулось ей под колено.
    Не успев оправиться от одного неприятного происшествия, и находясь, мягко говоря, не в самом спокойном расположении духа, девушка с визгом развернулась. И тут же с испугом уставилась на рыжего бездомного пса.
    Пес ей показался отчего-то знакомым. Хватило пары секунд для того что бы Светлана вспомнила, что это та самая собака, которая в прошлый раз свирепо рычала на них с Кириллом. 
    Девушка приготовилась к отступлению, ожидая услышать злобное клокотание, однако пес совершенно дружелюбно завилял своим куцым хвостом, и ткнулся мокрым носом в Светину ладошку. Девушка успела несколько раз погладить его по рыжей голове, прежде чем двери автобуса автоматически захлопнулись перед немного беспородной, но вполне  добродушной собачьей мордой.
    Пока Светлана с трудом протискивалась через стоявших возле валидатора говорливых теток, которые благодаря своим габаритам, занимали весь проход,  к девушке пришла уверенность в том, что в прошлый раз рыжему псу не по душе пришелся именно Кирилл. И поскольку сейчас ни какой агрессивности в действиях животного не наблюдалась, то другой причины она назвать не могла.
    Постепенно совсем рассвело. Небосвод практически очистился от утренних хмурых туч, и, несмотря на небольшие пушистые облака, медленно плывущие с востока, предвещал хорошую погоду. Город постепенно оживал – раздавался равномерный гул автомобилей, постепенно выстраивающихся на Ленинградском шоссе в привычную московскую пробку, гремели металлическими створками разгружаемые газели. Темный и оказавшийся таким опасным сквер, остался далеко за поворотом, окончательно отделив Светлану от утреннего ужаса.
     А ветер гнал по влажному, еще не высохшему от  утреннего тумана асфальту, черные хлопья пепла, легко смешивая их с бордовой листвой опавших кленовых листьев.

    В том, что Светлана сегодня дежурила, один плюс все же был. Возле входа в здание лицея она не встретила ставшего уже таким привычным за год, тоскливо-серого взгляда Константина Зубакова. Освободиться от которого ей не удавалось ни в какой другой день.
    С упорным постоянством он поджидал ее там ежедневно. Рассказывал несмешной анекдот, спрашивал как у нее дела и неизменно предлагал после занятий сходить прогуляться в парк (кино, цирк, и.т.д.), поскольку погода «просто класс», фильм «отпад», а о цирковое представление описать не хватает его словарного запаса. И не важно – было ли за окном минус пятнадцать или плюс тридцать, шел в кинотеатре ужастик или романтическая сопливо-розовая комедия – приглашение всегда было в силе.              Сначала Светлане было несколько неловко за то, что ей приходиться отказывать Константину. Девушка как могла, поддерживала вежливую беседу. Константин был неплохим парнем, но для него поход в кино значил бы нечто совсем иное, нежели чем для нее. Спустя какое-то время она постаралась доходчиво это объяснить. Однако Константин так ничего и не понял, а скорее всего не захотел понять. Поэтому, терпение Светланы под его ни на йоту не ослабевающим напором постепенно иссякло. И в конечном итоге девушка довела их ежедневный утренний разговор всего до трех фраз: «привет», «у меня сегодня факультатив» (или «пересдача», «парикмахерская», «подготовка к контрольной», «заболела собака» (которой нет)) и  «до завтра». При этом первая и последняя фраза принадлежала не ей, а Косте.
    Однако парня это нисколько не смущало, и он с прежним упорством и надеждой обещал пригласить ее завтра еще куда-нибудь. Ну, а сегодня, раз она занята, то он, Костя, пойдет на тренировку в спортзал. Зубаков был спортсменом, мастером спорта по каратэ или дзюдо… 
    И вот сегодня, словно бонус за неудачно начавшееся утро, вход в здание лицея встретил Светлану скромным, но таким приятным для ее сердца, одиночеством. Сегодня она была  лишена столь неприятной обязанности  - общения с Зубаковым. И в ее душе не возникло обычное желание – научиться входить в здание учебного заведения не через главный вход, а через окно.

    -Да ну тебя, ты меня  совсем не слушаешь! - Журавлева Катя  первая красавица лицея, а по совместительству ее подруга, находясь в замечательном расположении духа, что-то увлеченно шептала Светлане в течение последних десяти минут. Но поскольку голова  Светланы  была занята совершенно другими, не относящимися, ни к сегодняшней лекции, ни к разговорам Журавлевой, мыслями, то слушала она ее, что называется вполуха, периодически кивая и поддакивая. Но, похоже, что совершенно невпопад. Обидевшись, девушка развернулась и направилась к выходу.
    -Просто не очень хорошо себя чувствую… - ощущая себя слегка виноватой перед подругой, Светлана догнала подружку и, сославшись на головную боль, добавила. - Пойдем в буфет, добавим в кровь немного  кофеина…
    Буфет, располагавшийся на первом этаже основного корпуса, как всегда был до отказа набит голодными студентами, сметающими с полок булочки, чипсы, газировку и шоколад. Все жутко вредное, калорийное и очень вкусное. Длинная очередь до кассы могла ввергнуть в уныние кого угодно, но только не Журавлеву. Врубившись в толпу, словно ледокол «Арктика», она весело чирикнула какому-то, совершенно не ожидавшему столь мощного напора, симпатичному парнишке, похоже первокурснику: «Спасибо Сашенька, что занял для нас очередь!» и ничуть не смущаясь, встала перед ним. Обалдевший от такой беззастенчивой наглости «Сашенька» в немом восторге  взглянул в небесно-васильковые глаза белокурой красавицы и лишь судорожно кивнул, не найдя в себе силы хоть что-то ответить. 
    Там же к ним присоединились еще несколько Светланиных однокурсниц.
    Наконец уютно устроившись за небольшим пластиковым столиком девушки принялись увлеченно болтать, одновременно успевая уплетать обед. Они обсуждали главную новость дня - назначение нового преподавателя по немецкому языку. Обсуждалось все – от цвета и длинны волос, до размера двигателя его новенько мерседеса ML.
    Светлане было все равно — новый  препод не произвел на нее никакого впечатления, но что бы поддержать разговор девочек она согласно кивала. Она уже хотела было сказать, что он и ей показался привлекательным, но знакомый низкий бархатный голос, заставил Светлану замолчать на полуслове.
    -Черный кофе, без сахара, пожалуйста...
    Светлана  даже побоялась сразу оглянуться, что бы хоть несколько секунд оставаться в приятном сомнении  – ей  очень захотелось, что бы это был не обман слуха. Найдя в себе силы, она посмотрела назад. Сердце радостно ойкнуло, когда Светлана увидела тревожно-печальные глаза цвета горького шоколада.

    Возле кассы, покупая себе кофе, стоял  Кирилл, одетый в такой же черный костюм и рубашку, что и при первой их встрече. Он был таким, каким она его запомнила — не хватало разве что стекающей по волосам и одежде дождевой воды. Расплатившись, Кирилл прямиком направился к столику, где сидела Светлана со своими подружками.
    -Девочки смотрите, какой красавчик! - Катя восхищенно зашептала, кивая в сторону приближающегося Кирилла — И он идет к нам!!
    Сложно было описать все то, что Светлана почувствовала в эту секунду. Изумление, смущение,  и почему-то тихо булькающая радость, ласковой волной накрывшая ее с ног до головы, все это моментально сплелось в единое целое, резко поменяв привычное течение будничного дня.  
    -Привет! - Кирилл лучезарно улыбнулся, чем моментально покорил ее подруг.  - Как дела, Свет? - он внимательно посмотрел на Светлану. Казалось, Кирилл был совершенно не удивлен, тем, что встретил ее здесь.
    -Хорошо… -  только и смогла выдавить из себя девушка, застыв с кусочком булочки в руке.
    -Вы что знакомы? - с удивлением и как показалось Светлане, немного с завистью, прошептала Катя.
    -Девочки познакомьтесь — это Кирилл! – она, наконец, собралась с мыслями и, оправившись от удивления, представила своего недавнего знакомого.
    Девушки хором улыбнулись в ответ на его очаровательную улыбку.
    Рассказывать всем о том, как он несколько дней буквально вытащил из-под колес автомобиля, Светлане не  хотелось, поэтому она вопросительно взглянула на Кирилла.
    -Светлана обещала мне принести свои лекции по истории Отечества за прошлый год.  - Вежливо объяснил он. 
    -Да. Конечно, — Светлана, словно китайский болванчик, кивнула  - обещала.
    -У меня тоже за прошлый год остались кое-какие лекции, так что если тебе что-то нужно — ты обращайся! — Катя кокетливо закинула одну ногу на другую. Журавлева, судя по всему, решила пофлиртовать с Кириллом.  Однако парень, на удивление Светланы, даже не повернул головы в сторону  Кати.
    Под завистливые взгляды подружек Светлана, оставив недоеденный обед на столе, медленно встала (не хватало еще споткнуться, когда вокруг столько любопытных глаз!). Аппетит пропал напрочь.
    Кирилл спросил:
    -Можно с тобой поговорить наедине? - Южная ночь, тревожной волной плескавшаяся в глубине его глаз вопросительно взглянула на нее.
    -Конечно.  - Словно загипнотизированная его голосом, она не могла ответить иначе. Девушка кивнула своим подругам и, взяв со стола тетрадь с лекциями и книгу, вышла из столовой вместе с Кириллом.
    Они, молча, прошли холл, и подошли к входу в актовый зал.  Здесь было пусто  и  относительно тихо.  Староста курса  с активной группой школьников устроили в этой рекреации что-то вроде  зеленого уголка.
    Скудным этот цветник назвать было нельзя – нежно алела душистая герань, переливаясь всеми оттенками красного; словно первый снег, белели пушистые хризантемы, удивляя своей чистотой и свежестью; фиалки робко выглядывали из-за густой и сочной зелени аспарагуса, широко, раскинувшего свои листья; мохнато-колючие кактусы, словно маленькие ежики, пушились короткими иголками. А в дальнем углу стоял маленький пузатый аквариум с крохотными неонами, матово поблескивающими сквозь мутновато-прозрачную воду, своими серебристыми боками. Кирилл и Светлана присели на небольшую деревянную скамейку возле окна.
    Он легонько повернул к себе обложку книги, которую она держала в руках, и, увидев название, удивленно вскинул прямые брови.
    -Тебе нравится творчество Лермонтова? - проговорил Кирилл, внимательно смотря на Светлану. Во взгляде его черных глаз промелькнуло недоверие.
     -Честно говоря, не очень… - честно ответила она. Похоже, что ее ответ удивил парня.
     -Почему же ты тогда это читаешь? - не спросил, а скорее потребовал от нее объяснение Кирилл. - Предстоит сочинение по литературе?
     -Нет. Дело не в сочинении. Вероятно, я неправильно выразилась — торопливо поправилась Светлана — мне нравятся лишь некоторые стихи и повести Лермонтова. «Мцыри» или вот, например, его «Демон». Весьма занятное произведение. Мне просто любопытно...  - Светлана не договорила, растерянно смотря на Кирилла. Она не понимала, почему его это так интересует. Не о ее же предпочтениях в литературе пришел он спрашивать! -  А тебе, что - правда интересно?
     -Естественно. Иначе, разве бы я спрашивал? - Кирилл утвердительно кивнул. На его лице появилось престранное выражение. Затем помолчав несколько секунд, добавил. - Позволь поинтересоваться — что именно тебе любопытно?
    -Характер...  Слишком уж он не стандартный, не шаблонный.  - Она пожала плечами — Или  олицетворение злого начала, волнующие человеческие умы с незапамятных времен, этакий злобный князь тьмы, или  соблазнительно-губительная смесь печали и неверия...
    Неожиданно смутившись, девушка растерянно посмотрела на него — не хватало еще, чтобы парень подумал, что она законченный ботаник. Но, похоже было, что Кирилла действительно интересовало ее мнение.
    -И к какому же выводу ты пришла? - задумчиво смотря в пространство, проговорил он.
    -Пока не знаю, - неожиданно призналась Светлана  - Не решила еще.
    -А что же тут решать? - Кирилл словно бы с осуждением и неодобрением покачал головой — Зло оно и есть зло! Все остальное — лишь мишура и обман!
    -Может и так. Только мне отчего-то кажется, что он отнюдь не рад своему положению, а напротив, страдает от своего одиночества, невозможности найти себе кого-то близкого по духу...
    -Как же можно найти себе кого-то близкого по духу, если у самого нет души? – почему-то невесело улыбнулся Кирилл. Взглянув на Светлану, он задумчиво добавил -  Знаешь, а из тебя получится отличный психолог. Только никогда не стоит кого-то идеализировать. Это слишком опасно. Любой идеал — всего лишь миф. Да к тому же ты слегка  романтична.
    Усталая усмешка тронула его безупречное лицо.
             -Что-то раньше не замечала за собой склонности к романтизму!  - с вызовом бросила она.
             Кирилл  задумчиво посмотрел на нее, и легонько проведя кончиками пальцев по ребру книги, прошептал:

Лишь только я тебя увидел
-И тайно вдруг возненавидел
Бессмертие и власть мою.
Я позавидовал невольно
Неполной радости земной;
Не жить, как ты, мне стало больно,
И страшно - розно  жить с тобой… 
[3]

    -Ты я смотрю тоже поклонник литературы девятнадцатого века… - тихонько пробормотала она. Неожиданно Светлану бросило в жар от того с какой страстью и выражением прочитал Кирилл отрывок из произведения.
    -А каким же ему быть, если он и есть сама злоба и печаль, вместе взятые? Ведь демон - создание без души и чувств?… - она почувствовала как в его словах зазвенела злость.
    «И чего он так завелся?» - недоумевала Светлана.  Кирилл задумчиво застыл, словно изваяние, наклонив голову к стене. И снова в его глазах она увидела тоскливое ожидание чего-то неизбежного.
    -Я думаю, в Тамаре он нашел ту, которая способна была поверить ему…  - тихо проговорила Светлана.
    -Да. Только он собственными руками погубил ее… - сухо заметил Кирилл и посмотрел куда-то поверх ее головы.
     Наконец, выражение на его лице поменялось, маска холодной печальной отчужденности ушла. Теперь он улыбался, и его лицо стало еще красивее. У Светланы непроизвольно вырвался вздох, когда она заглянула в черные манящие глаза, светящиеся задорным огоньком из-под густой мальчишеской челки.
    -Знаешь, если тебе понравился «Демон», то я думаю, ты будешь не против, съездить завтра в одно место.
    -Какое? – Светлана непонимающе посмотрела на Кирилла.
    -Завтра и увидишь! – Не дожидаясь ее согласия, кивнул он,  лишь загадочно улыбнувшись. И было похоже, что спрашивать его об этом бесполезно.
    -Заинтриговал! Надеюсь, ты сможешь меня удивить! – поражаясь тому, что сама говорит, ответила Светлана. Девушка с досадой подумала, что с ней твориться что-то неправильное, раз она снова готова пойти за ним куда угодно.  - Можно вопрос?
    -Весь во внимании… - сбросив оцепенение, беззаботно зажмурился Кирилл, словно кот, пригревшийся на солнце. Однако от нее не ускользнуло, что беззаботность его несколько наигранная, и не скрывает притаившуюся в темных глазах тревогу. 
    -Откуда такая тяга к черному? – Светлана кивнула на его костюм.
    -А, вот ты  о чем! – облегченно улыбнувшись, он раздвинул темные брови,  словно радуясь, что опасность миновала -   Ну… можно сказать, что это моя рабочая одежда.… А я думал, что ты спросишь, что я здесь делаю! 
    -Обязательно спрошу. - Утвердительно кивнула девушка - Только скажи сначала - как ты узнал мое отчество? Тогда в кафе на прощание, ты произнес мое имя полностью, хотя я тебе его не говорила!
    Кирилл на мгновение замешкался, затем скептически посмотрел на нее:
    -У тебя никакой логики…. На твоей тетради, которую ты положила на столик, было написано Уварова Светлана Николаевна…
    Она смущенно зарделась, понимая, что Кирилл прав на все сто.
    -Кстати у тебя очень известная фамилия... - он задумчиво посмотрел на Светлану.
    -Известная? - она пожала плечами.  Ни чего особенного она в своей фамилии не видела.
    -Да. - Словно бы удивившись, что она не знает, продолжил Кирилл - Во время войны 1812 года именно благодаря Федору Петровичу Уварову, точнее его удачной атаке на один из флангов неприятеля, у Кутузова появилась возможность подвести резервы к батареи Раевского. Переломный момент в боевых действиях, между прочим...  Уваров в двадцать пять лет стал генералом. И вообще был отважным и доблестным воином!
    В словах Кирилла засквозило уважение.
    Светлана изумленно уставилась на него.
              -Спасибо за столь подробный экскурс  в историю! Не ожидала столь глубоких исторических познаний! Ты случайно с этим... Петром Федоровичем лично знаком не был? - фыркнула девушка, иронично прищурившись.
    Смерив Светлану тяжелым взглядом, он поправил:
    -Федором Петровичем. И... нет! Лично я с ним знаком не был! - на лице появилось некое подобие улыбки.  - Чего же ты ожидала от меня?
    -Не знаю. – Неожиданно честно ответила девушка. Она и вправду не знала, чего ждать от этого странного красавчика. – Так как ты здесь оказался?  Спросила она, спохватившись, что не сразу задала этот вопрос
    -Это допрос? – Кирилл усмехнулся - Так же как и ты — прошел через главный вход, поднялся по лестнице…
    -Я серьезно! – она нахмурилась.
    -Я тоже.  – Кирилл хмыкнул — Я новенький, учусь в параллельном классе.
    -Неужели? - она недоверчиво посмотрела на него. – И кто же у вас  классный руководитель?
    -Ммм… - Кирилл притворно нахмурил брови, словно пытаясь вспомнить.
    -Забыл? – с деланным сочувствием покачала головой Светлана, пристально разглядывая черные глаза, в которых уморительно корчили рожицы маленькие бесенята.
    -Забыл… - притворно вздохнув, Кирилл посмотрел на нее. Бесенята в его глазах дерзко показали язычки.
    -Ты не умеешь врать! Не хочешь – не говори, а мне  пора! – раздраженно бросила она. Светлана встала, чтобы уйти, но Кирилл схватил ее за руку. Его горячая ладонь крепко, но вместе с тем нежно обхватила ее запястье.
    -Ладно, ладно.… Сдаюсь! – он поднял руки вверх – Только не уходи. Ты права - я не учусь в твоем лицее.
    -Это я уже поняла, - вздохнула она -  Тогда объясни, что ты здесь делаешь?
    -Я же говорю – ни какой логики… - он картинно закатил вверх глаза.
    -По-моему,  уровень моего интеллекта мы уже оценили – достаточно сварливо заметила она.
     -На твоей тетрадке были написаны название лицея, остальное было делом техники. - Он скромно потупился, но в глазах вспыхнула задорная искорка.
    -Версия конечно логичная, но малоправдоподобная!  – Усмехнулась Светлана.  – К чему такие сложности? Нельзя было просто спросить номер телефона?
    -Значит, не веришь? – вздохнул Кирилл.
    -Ни капельки!
    -Хорошо, я тебя обманываю! И на самом деле, я просто маньяк, который за тобой охотится, и который ждет, когда же несчастная жертва попадет  под автомобиль, что бы снова ее спасти! - он рассмеялся, затем тихо добавил — Ты что боишься меня?
    При слове «маньяк» Светлана непроизвольно вздрогнула — впечатления от утреннего происшествия в парке с новой силой нахлынули на нее. Немедленно заныло ушибленное колено и запульсировала шишка на затылке, напоминая, что голова все еще болит. Слегка побледнев, девушка невесело улыбнулась.
    Словно заметив, что сказал лишнее, Кирилл мягко улыбнулся и тихо проговорил:
    -Я не обижу тебя...  Не бойся.
    Светлана потупилась — действительно, она была озадачена столь внезапным появлением Кирилла в ее лицее, но не боялась его это точно.
    -У тебя, когда ты смущаешься, краснеют кончики ушей...   – совершенно невпопад прошептал он и  задумчиво потеребил ее локон, выбившийся из пучка волос.  И тут же словно обжегшись, отдернул руку. 
    На удивление, ей стало приятно. Обычно она не терпела прикосновений к себе посторонних, но сейчас Светлане стало как-то спокойно. Все тревоги и волнения моментально улетучились.
    -Знаешь, я просто очень хотел тебя увидеть. – Уголки его губ слегка приподнялись в мимолетной улыбке.
    -Почему же? – тихо спросила она.
    Печально темный взгляд глаз на мгновенье показался ей беспомощным. Скулы на его лице заострились, лоб разделила едва заметная морщинка. Его лицо стало уставшим и слишком взрослым для восемнадцатилетнего парня. 
    -Не знаю… - прошептал он – Так не должно было быть. 
    -Почему? – Светлана пожала плечами. Тревожное беспокойство кольнуло ее, заставив сердце сбиться с ритма и сделать пару лишних ударов.  – Почему…
    -Вот именно – почему? – за ее спиной внезапно раздался громовой бас, не дав ей закончить вопрос –  Уварова ты почему не на паре?! У тебя уже десять минут как идет занятие!
    От неожиданности Светлана вздрогнула, и словно в первый раз видя своего завуча, испуганно пролепетала:
    -Тамара Васильевна… Я тут… Просто …
    -Что? –  хмуря светлые брови, поинтересовалась Борода Васильевна. Она была раза в два выше Светланы и нависала над ней словно утес над маленьким кустом. – Просто прогуливаешь пару?
    -Простите! – бархатистый баритон звучал чуточку виновато. Кирилл, легко отодвинув Светлану назад, отгородил ее от великанши. Он был примерно одного роста с Бородой. – Это я задержал Светлану Николаевну! Меня зовут Кирилл и я редактор молодежной городской газеты «Вестник школьника».  Пишу статью о жизни московских учащихся.
    -Дальше то, что? Не думаю, что вам разрешено отвлекать лицеистов от занятий!  - безапелляционно заявила женщина.
    Шикарная улыбка Кирилла, словно вспышка фотоаппарата,  ослепила Бороду.
    -Еще раз примите мои искренние извинения! – голос Кирилла звучал проникновенно, а прекрасное лицо выражало такое глубокое раскаяние, что Борода смягчилась. - Мы разговорились, Светлана рассказывала мне много интересного о культурной и общественной деятельности учеников вашего лицея!
    -Хотя… Да вообще-то ерунда! Светлана не относится у нас к отстающим! – неуверенно улыбнулась женщина - Можете ее немного поэксплуатировать! Надеюсь, ты, Света, можешь сказать много хорошего о руководстве твоего любимого лицея!
    -Непременно… - растерянно пробормотала Светлана. Борода была явно очарована Кириллом. Светлана впервые за два года видела своего завуча в таком состоянии. Вечно собранная и активная, не терпящая никаких возражений Тамара Васильевна стояла перед Кириллом, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, словно студентка перед первым экзаменом.
    А Кирилл продолжал улыбаться во все тридцать два зуба, излучая обаяние.
    -Надеюсь, Светлане не слишком попадет за опоздание? – сладко промурлыкал он - Быть может, вы попросите преподавателя…
    -Да! Не волнуйтесь! Я предупрежу преподавателя, что сама задержала Светлану! Без проблем! Мы здесь все как большая, дружная семья! И вообще, Кирилл, если у вас будут какие-то вопросы, вы можете зайти к нам в учительскую! Я и мои коллеги с радостью вам все расскажем! – басом пропела в ответ ему Борода и нетвердой походкой направилась прочь.
    От изумления Светлана несколько минут ничего не могла сказать.
    Кирилл же невозмутимо полировал ногти о лацкан пиджака.
    -Что это сейчас было? – девушка изумленно уставилась на него.
    -Что именно? - бесенята невинно мигнули в черных глазах.
    -Тебе не стыдно?
    -Не понимаю о чем ты!  - недоуменно ответил Кирилл - Ты не рада, что мы от нее отделались?
    -Но так же нельзя! Она смотрела на тебя, словно кролик на удава! – всплеснула руками Светлана - А если бы ты ей предложил в окно выброситься, она бы тебя послушалась, да?
    -Но я же не предложил. – От того, что Кирилл сказал это совершенно серьезно, у нее мурашки поползли по коже.
    Светлана замолчала, растеряно смотря на него.
    -Да шучу я! - оценив ее состояние, торопливо произнес он. – Я не виноват, что люди так реагируют!
    «Не виноват он! Как же!» – хмуро подумала про себя Светлана. А вслух спросила:
    -Так ты к тому же еще и журналист?
    -Вообще-то нет… - пожал плечами Кирилл.
    -Да я уже поняла! А кто же ты?
    Но он не ответил. Неожиданно  Кирилл нахмурился и застыл, уставившись в одну точку,  глаза его словно бы видели что-то недоступное для девушки.
    Она обернулась, но так и не поняла, куда он посмотрел.
    -Что-то не так? - Светлана обеспокоенно взглянула на него.
    Помолчав еще пару секунд, парень улыбнулся, и на этот раз в глазах Кирилла не было ни тревог и забот. Он словно помолодел, став похожим на обычного  подростка. Светлана только подивилась такой резкой сменой настроения.
    -Нет, все в порядке. Ты не будешь против, если после занятий мы с тобой куда-нибудь сходим?
    Конечно, Светлана не была против этого предложения. Кирилл будто гипнотизировал ее — мысли мешались, она отчаянно смущалась, но вместе  с тем, ей отчего-то очень хотелось, что бы он был рядом. И из-за того что она ни чего не может поделать  с этим желанием, девушка злилась на себя.
    Вовремя вспомнив, что обещала заехать к отцу, девушка с облегчением и одновременно с досадой, сказала «нет». Похоже, нашлась причина, из-за которой она сможет отказаться от столь заманчивого предложения.
    -Слушай, извини, но сегодня, я, к сожалению, ни как не могу, — она разочаровано вздохнула — мне обязательно надо увидеться с отцом.
    Раз уж отец просил заехать сегодня, она заедет. Светлана не знала, о чем хочет поговорить с ней папа. Но догадки имелись.
    «Может быть, отец хочет сообщить, что они с Леной будут официально регистрировать свои отношения?» - С замиранием сердца размышляла девушка про себя. Конечно, она давно подозревала, что к этому все и шло. Но все же,  робкая надежда иногда позволяла ее фантазии представить, как отец и мама снова  вместе. Светлана прекрасно понимала, что думать так глупо. Она сама себя обманывала. Все эти надежды были беспочвенными и как прежде уже не будет. Вероятно поэтому она так волновалась перед этой встречей с отцом. Известие о том, что папа женится, навсегда поставит крест на ее слабенькой мечте о счастливом семейном воссоединении. Но именно поэтому ехать было необходимо. Мучиться от неизвестности  было еще хуже. К тому же, будет плохо, если папа подумает, что она вообще не хочет его видеть. Не смотря ни на что, отца Светлана любила и не хотела расстраивать. 
    -Нет, сегодня! - Как-то уж слишком настойчиво проговорил Кирилл — Ты не могла бы встретиться с ним в другой день?
    Он вопросительно посмотрел на нее и уже мягче, будто бы спохватившись, добавил:
    -Или давай уйдем прямо сейчас, подумаешь, прогуляешь пару?   К тому же будет меньше неприятностей, если ты со мной согласишься…
    «Что за странная попытка уговорить ее?» - удивилась девушка, отрицательно покачав головой.
    -Ты упрямая… - Кирилл улыбнулся уголками губ. -  Можно я хотя бы провожу тебя к нему? Во сколько вы должны  встретиться?
    -В семь. Это недалеко от политехнического музея. Но ты вовсе не обязан...
    -Мне будет приятно проводить тебя! - Чарующая улыбка совершенно лишила ее возможность соображать разумно. Светлана с досадой подумала, что у нее сейчас такое же выражение на лице, какое было совсем недавно у ее завуча. А Кирилл-то так ничего и не рассказал ей, умело переводя вопросы с себя на нее. И не смотря на это, она была готова ехать с ним куда угодно!
    И все же сильное желание побыть с этим красавчиком не могло уступить легкому сомнению в правильности своего поступка. И Светлана сдалась.
    -Хорошо! - Не особенно и стараясь скрыть радости от предстоящей совместной поездки, она улыбнулась.
    -Тогда договорились! - он удовлетворенно кивнул — жду тебя во дворе, после занятий. Только не уезжай без меня, ладно?
    Светлана еще несколько секунд смотрела в след удалявшемуся по коридору необычайно грациозной походкой Кириллу, затем вздохнув, поднялась  - пора было на занятие. Девушка развернулась, чтобы забрать с лавочки книгу и тетрадь, как вдруг замерла от удивления – все цветы, еще несколько минут назад пышно цветущие в своем красочном великолепии, неожиданно поникли, потемнели, а некоторые и вовсе съежились. Зеленые листья потеряли свой свежий нежный вид, став похожими на осеннюю пожухлую листву.
    Озадаченно потирая лоб,  Светлана еще раз внимательно оглядела растения.
    Она точно помнила, что когда они подошли сюда с Кириллом, то все цветки были в добром здравии. Что же случилось теперь?  В чем была причина столь скоропостижного увядания растений, она не знала. Отложив разрешение этой странной загадки, она помчалась прямиком на лекцию.


    Светлана не заметила, как пролетели еще две пары. И если бы не постоянные расспросы Журавлевой, настроение у нее было бы просто замечательное.
    -А где ты с ним познакомилась? Что-то я раньше его  в лицее не замечала! Он новенький? Вы встречаетесь? - вопросы сыпались на девушку горохом, однако Светлана ни чего не рассказывала, лишь только удивляясь про себя  назойливому любопытству не в меру любознательной соседки. 
    Журавлева поняла, что расспрашивать Светлану бесполезно, и ни чего рассказывать она не станет, поэтому на второй паре пересела к Маринке.  Судя по косым взглядам, которые девчонки бросали на Светлану, им было что обсудить.
    Последним занятием у нее была физика. Петр Николаевич Архипов полновато-рыхлый, с большой лысиной и маленькими очками на носу,  был довольно строгим преподавателем, а, по мнению многих ребят, попросту    вредным. Сдать итоговую контрольную у него оказалось немыслимым, и поэтому из класса в тридцать человек с первого раза сдали всего двое. И то по немому приказу дирекции лицея. Остальные   в  течение трех недель (благо летние каникулы длинные!) ходили на пересдачу. Среди последних была и Светлана Уварова.
    Сегодня урок проходил как всегда  «оживленно» — в аудитории стояла гробовая тишина, изредка нарушаемая шелестом страниц учебников и покашливанием студентов. Ни кто не горел желанием идти отвечать.
    -Повторяю, кто пойдет к доске и  объяснит движение заряженных частиц в однородном магнитном поле?
    -Это не справедливо! – возмущенно пробасил Вайцкович Семен.
    -Петр Николаевич этого же не было на прошлом уроке...  – с задней парты раздался голос Артема Михайлова, решившего поддержать одноклассника.
    -Михайлов? - Архипов через очки посмотрел на курносого худощавого паренька — Надо полагать вы не готовы? Тогда два.
    Ответом ему было лишь возмущенное пыхтение Артема. Поставив ему заслуженную «пару» преподаватель пробежался глазами по списку  - Тогда на этот вопрос нам ответит — он на секунду замолчал — Уварова!
    Светлана вздохнула — неужели Кирилл был прав, предупреждая, что ей не стоит идти на занятие? Пройдя к доске, девушка начертила график, охарактеризовала все величины, ответила на несколько вопросов преподавателя.
    Петр Николаевич долго молчал, наконец, нарисовал напротив фамилии Светы в журнале какую-то оценку.
    -Послушайте, Уварова! Сегодня я вам поставил три балла, но с большой натяжкой... Но если так и дальше пойдет, и вы не будете готовиться к занятиям, то экзамен сдавать вам будет тяжело... - он не продолжил, но всей группе стало понятно, что просто так удовлетворительную оценку он не поставит.
    -Но я же... - Светлана возмущенно попыталась сказать, что она ответила на поставленный вопрос и справилась с заданием, однако Архипов жестом оборвал ее. Аудитория недовольно загудела,  однако как только преподаватель озвучил следующий вопрос, наступила прежняя тишина.
    Девушка сидела вся красная от возмущения и досады - «Чего он на меня взъелся?». Однако она постепенно успокоилась и приятные мысли о Кирилле вытеснили плохое настроение. Решив, что «три» это не «два», она облегченно вздохнула.
    После окончания занятия Светлана хотела уже выйти из аудитории, когда преподаватель окликнул ее:
    -Уварова задержитесь, пожалуйста...
    Она подошла к столу преподавателя.
    -Светлана Николаевна, Вы поймите меня правильно. Физика — очень сложный предмет, изучение которого является крайне важным и необходимым... Вы понимаете меня?
    Петр Николаевич встал из-за стола. К этому моменту они остались в аудитории одни.
    -Конечно, — Светлана тихонько кивнула, не особенно понимая, что такого важного в физике она  может почерпнуть, особенно если хочет стать психологом. - Я постараюсь...
    -Вот именно! Вам нужно постараться! – с непонятной интонацией кивнул он. Маленькие глазки, пристально сверля ее, выжидательно блестели из-под очков.  - Очень хорошо! Так вот, как я уже сказал, изучение данной дисциплины многим может оказаться не под силу. В прошлом году я сжалился и поставил вам «удовлетворительно». Но в конце полугодия вам придется сдать экзамен.
    Она удивленно посмотрела на него. Конечно Светлана знала физику не на «отлично», но явно  не хуже большинства учащихся. 
    -Да, да и не надо так на меня смотреть. В этом же году я вижу, вы совсем не хотите работать.
    -Нет! Да с чего... вы взяли?! - девушка возмущенно подпрыгнула на стуле.
    -Тихо! - Тут он будто бы невзначай положил руку на ее плечо - Работать вы не хотите, поэтому боюсь, что и экзамен вам уважаемая Светлана  Николаевна не сдать.
     На блестящей, словно у бильярдного шара лысине, появились бисеринки пота. Достав из кармана серый платок, он торопливо протер ее. Отчего-то руки у преподавателя дрожали.
    Светлана только сейчас сообразила, что разговор этот неспроста. «Денег ему, что ли нужно?» - про себя подумала девушка. Она не стала больше спорить, молча дожидаясь того, что скажет Архипов.
    Он встал за ее спиной, положив обе руки на плечи Светлана. Она почувствовала, как в нос ударил запах жареного лука и немытого тела.   Архипов, наклонившись к ее уху, хрипло прошептал:
    -Но существуют оптимальные пути решения данной проблемы...  Все можно мирно решить. - Его голос от волнения слегка захлебывался - И контрольные и экзамен. Да и с другими предметами я могу помочь. Пойми дурочка! Сама себе жизнь упростишь!
    -Допустим! – закипая, звонким голосом спросила она. Резко встав, девушка обернулась к преподавателю. Она уже поняла, о чем идет речь  - И как мы это можем решить?
    -Вот, когда хотите, вы же все понимаете, Уварова, не так ли? - удовлетворительно кивнул Архипов, очевидно не правильно истолковав ее ответ. Он снова перешел на «вы». Лицо преподавателя раскраснелось. И внезапно крепко схватив девушку за предплечье, потянул к себе.
    -Что вы… Себе... позволяете?! - от гнева и обиды у нее на глазах выступили слезы, и последнее слово она скорее пропищала. Светлану начало мутить от всего этого.
    Тут в дверь просунулась курчавая голова Вайцковича, и Архипов резко отпрянул, сделав вид, что убирает методичку в портфель:
    -Петр Николаевич, вас Бород... - тут спохватившись, он запнулся — Вас Тамара Васильевна просила зайти!
    -Спасибо, Семен, сейчас зайду… Что ж Светлана Николаевна, – тут он оглядел Светлану своим цепким, как показалась девушке даже охотничьим взглядом – Продолжим разговор в другой раз.  
    Не в силах больше произнести ни слова, она схватила сумку и выскочила из аудитории, захлопнув за собой дверь.
    Вместе с толпой галдящих учащихся, радующихся окончанию занятий, Светлана вышла на крыльцо. Девушка оглянулась, ожидая увидеть Кирилла, но его нигде не было.
     Она постояла еще  двадцать минут. Шел мелкий моросящий дождик. Было холодно. В окнах учебных залов и аудиторий лицея еще кое-где горел свет, извещая о том, что еще не все занятия закончились. Постепенно серый дворик опустел, оставив ее одну стоять на небольшой каменной лестнице.
     Понимая, что выглядит полной дурой и  ждет напрасно, Светлана медленно спустилась по лестнице и направилась к выходу с территории лицея. Девушка ругала себя за беспочвенные фантазии. Конечно же, он не придет! И с чего она решила, что понравилась ему?  Идиотка…  У него таких как она наверное целый десяток!
    «И ведь даже  телефонами не обменялись!» -  от досады на глазах предательски заблестели слезы.
     Ее обогнали Марина и Катя.
    -Ну что Уварова, где же твой красавчик? - язвительно спросила Журавлева.
    -Небось, променял подружку на учебники. В этом году столько задают!  - в такт ей похихикала Марина. 
    Девушка ни чего им не ответила и молча, направилась к автобусной остановке, позвонив по дороге отцу и сообщив, что выезжает к нему. 


    Когда он открыл дверь  в кабинет, то увидел, что начальник уже не один. Феликс, на вид странное несуразное существо, сочетающее в себе черты ящерицы и человека. Он вполне мог быть яркий образцом творения трудов доктора Моро[4]. Его несуразное диспропорциональное тело, вальяжно развалилось на удобном, хоть и не новом кожаном кресле. Напротив него сидела Ариэль.
     Стройная и гибкая, своей грацией Ариэль напоминала пантеру перед прыжком. Только вот взгляд больших темных глаз был пустым и холодным словно зола. Длинные, словно смоль черные волосы обрамляли прекрасное белоснежное лицо. Вернее его часть - правая половина лица была прикрыта черной кружевной накидкой — большинство темных предпочитало прятать искаженные Пограничьем лица. Подчас нельзя было угадать, какое существо скрывалось за капюшоном или балахоном.
     Однако самого Феликса свой внешний вид не смущал — ни разу еще никто не видел его в другом облике. Никто и понятия не имел, напоминает ли он самого себя там, в обычном человеческом мире. Впрочем, никто не удивился бы, узнав, что Феликс забавы ради работает каким-нибудь киноактером или ведущим на одном из крупнейших телеканалов. А учитывая его статус и возраст, он мог быть хоть главой какого-нибудь государства.  Таких примеров множество, люди подчас и не догадываются, кто находится рядом с ними...
    Посредине них, на гладком полированном столе из массива породы какого-то редкого и очевидно старого дерева, стояли шахматы.  Он не особо удивился, когда понял, что фигурки были живыми – мир Пограничья, отличался своей оригинальностью и непредсказуемостью. И было очевидно, что король темных находился в довольно плачевном состоянии – колени его Высочества сильно дрожали, а по маленькой мордочке и куцей бороденке текли слезы. 
    Поморщившись, он перевел взгляд в небольшое круглое окошко – уж очень не любил подобные штуки, считая их излишествами. К тому же совершенно понятным было, что  шах и мат для короля будут совершено не игрушечными – на столе уже лежали несколько обезглавленных шахматных фигурок.  Оставалось только догадываться, за какие такие прегрешения были наказаны несчастные души, превращенные в шахматы.
    -Наконец-то! Проходи! Не стесняйся и присаживайся! – Феликс, до этого делавший вид, что его не существует, чересчур любезно пригласил его за их стол.
    -Здравствуй, Темный!  - мягко промурлыкала Ариэль — Что-то я давно тебя не видела! Зашла к Феликсу с отчетом, он мне, сказал, что ты должен скоро подойти. Вот я и осталась, решив дождаться тебя!
    -Здравствуй, Ариэль. Как всегда прекрасно выглядишь...  - даже не взглянув на черноволосую девушку, вежливо ответил он. Его сейчас занимала не пустая болтовня Ариэль, а другой гораздо более важный вопрос — почему Феликс вызвал его с отчетом самолично? Ведь он давно уже перестал быть рядовым работником и не нуждался в таком строгом контроле. Да и услугами «почтальона» пользовался не первый год.
    -Ты как всегда джентльмен... - кисло пропела девушка-пантера, явно уязвленная его холодностью.
    -Я надеюсь, ты захватил списки? - сухо и по-деловому осведомился Феликс.
    -Да. - Последовал спокойный ответ. Он прекрасно знал, чьего имени нет в желтых пергаментных листочках.
    -Это все? -  Феликс испытывающе посмотрел на него, словно у начальника мелькнула какая-то догадка.
    -Да. - Ни единый мускул не дрогнул на его лице.
    -Хорошо. Ты всегда выполнял свою работу хорошо. Ладно, отдам копии светлым, пусть сами проверяют. – Казалось, Феликс принял для себя какое-то важное решение, но озвучивать не стал. - Надеюсь, могу доверять тебе? Ты же всегда был добросовестным работником.  – Его раздвоенный язык на мгновение показался для того чтобы уже через секунду спрятаться обратно.
    -Да. Конечно.
    И в это же мгновение желтые листочки, растаяли с гладкого полированного стола, словно их там и не было.
    -Да что вы все о делах и о делах! - Ариэль снова принялась кокетничать — Когда следующие гонки? Мне не терпится поучаствовать! О тебе такие слухи ходят...  Правда, что никто из наших у тебя еще не выигрывал?- она картинно возвела глаза к потолку.
    -Правда.
    -Хм... - задумчиво протянула Ариэль — А не хотел бы ты со мной посоревноваться? Не боишься лишиться звания лучшего гонщика?
    -Нет. - Чуть усмехнувшись, ответил он - Если получится, то завтра... Вообще не знаю, слишком много работы. 
    -Что ж, я буду ждать... До завтра! - Ариэль внимательно буравила взглядом его лицо, словно пытаясь прочитать мысли. Но он сумел сохранить ледяное спокойствие.
            У Феликса в глазах промелькнула усмешка, обратясь к Ариэль он спросил:
    -Если ты не против, партию сыграем как-нибудь в другой раз... 
    Ариэль с явным неудовольствием поставила обратно ладью, весьма расстроенную от того, что шах и мат откладываются. Похоже, был тот редкий случай, когда кто-то  обыгрывает в шахматы самого Феликса. Феликс же, напротив, с явным удовольствием резко взмахнув рукой, скинул со стола шахматную доску и фигурки, которые, не успев долететь до пола,  растворились в воздухе. Выражение облегчения  на лице  короля было столь явным, что его успели заметить все, прежде чем королевская фигурка исчезла, последовав за своими придворными. Да, казнь похоже откладывается.
    -Вообще-то мы могли бы и доиграть…  - усмехнувшись, пождала тонкие губы  Ариэль. Феликс же сделал вид, что тоже сожалеет о невозможности доиграть партию.
    -В другой раз моя дорогая, в другой раз… А теперь Ариэль,  позволь нам поговорить с глазу на глаз. – Просьба Феликса звучала как приказ. Ариэль моментально сообразила, что спорить в данной ситуации себе  дороже и спустя мгновение растаяла в пространстве.
    -А ведь ей повезло… - Темный, не дожидаясь приглашения, уселся в только что освободившееся кресло. Он уже явно опаздывал, поэтому хотел как можно быстрее узнать, что надо было Феликсу.  – Что  я прервал Вашу партию. 
    Он намеренно сделал акцент на слове «прервал».
    -Конечно, повезло. – Согласился  Феликс, ухмыльнувшись – Ни кто за пять тысяч лет не выигрывал у меня.… И она бы не успела. Сколько лет живу, столько и удивляюсь -  насколько бывает непредсказуемой жизнь…  
    Холодный огонь блеснул в его черных глазах. 
    -Что-то не так? – предположил Темный, понимая, что этот разговор «ни о чем» может длиться долго...
    -А должно было быть? - слегка прищурившись, наклонился к нему Феликс.
    -Не так часто вы настаиваете на личной аудиенции...
    Феликс казалось, пропустил это замечание мимо ушей, лишь задумчиво оглядел его черный плащ, и, не удержавшись, спросил:
    -Что - до сих пор не можешь привыкнуть к своему облику? Посмотри на меня внимательнее — он привстал, слегка потягиваясь. Языки черного пламени жадно лизали каждый сантиметр его тела, напоминая живую чешую.
    Он не смог сдержать отвращения. Феликс, однако, не расстроился, заметив,  как брезгливо сморщилось лицо темного.
    -И ты бы стал таким, пробудь здесь с мое... Но к счастью для тебя, твое время подходит к концу. Осталось меньше года.
    Темный вздрогнул. Перед ним мгновенно пролетели десятилетия проведенные в этом кошмаре.
    -Да! - голова полуящера, получеловека утвердительно кивнула.  - Я вижу ты рад! Рад избавиться от этого тяжкого и непосильного для тебя груза. К сожалению, ты никогда не был одним из нас... Ни разу не пользовался нашими преимуществами. И как я считаю — напрасно! - Его лицо выражало неподдельное сожаление. - Но свою повинность ты отработал до конца! А я  договор соблюдаю.
    Ни чего не ответив, Темный посильнее надвинул капюшон, пряча свое лицо, мало напоминающее человеческое, в тень. Он был ошеломлен. Столько времени он мечтал об этом разговоре, и вот сейчас, когда...
    -Сколько... - чуть слышно произнес Темный.
    -Я думаю, год, по сравнению с тем, сколько времени уже прошло, покажется тебе всего лишь мгновением... Так к чему это?  - хмыкнул Феликс, от которого не могло ускользнуть, как Темный глубже спрятался в одеяние – Здесь, это никого не волнует…   Тем более, что скоро тебе и смысла не будет в этих тряпках!
    -Меня волнует. По-крайней мере пока. – Он достал правую руку, покрытую черной чешуей, и показал ее Феликсу.  – И не получилось бы привыкнуть никогда!
    -В тебе осталось слишком много от человека. Много лишнего и ненужного. Я знал, что ни для какой другой работы, кроме как быть провожатым у тебя не получится! - нахмурившись, Феликс неодобрительно покачал головой. - Ты мог бы заключать контракты и договора, забирать долги, а с твоими внешними данными легко мог привлекать новых клиентов! Мог бы сделать неплохую карьеру! Это же намного интереснее, чем собирать жизни!
    Сделав вид, что не замечает его гневного взгляда, Феликс сменил интонацию и спросил:
    -Выпить хочешь? Отличное вино – тут он нагнулся куда-то под стол и достал затянутую паутиной неровную бутылку с блеклой этикеткой на пузатом боку – О... Тысяча семьсот девяностый год...
    Темный  вздрогнул, услышав дату.
    -Я не ошибаюсь? - Феликс вопросительно взглянул на него — Это...
    -Да. - Спокойно ответил Темный. - Это дата моего рождения. Была.
    -Хочешь глоток?
    -Нет.
    -Я думаю, что попробовать все же стоит! - настаивал Феликс.
    -Все равно вкуса не почувствуешь...
    -Ты просто не хочешь его чувствовать! Тренируй воображение, оно поменяет для тебя окружающую реальность. И ощутишь терпкий кисловато-пряный аромат виноградников Полермо...
    -Нет. Спасибо...
    -Как знаешь! – Обиженно пожал плечами Феликс и с резким хлопком извлек пробку из узкого горлышка. – Пусть подышит... Анна!
    На его зов моментально распахнулась дверь, и в комнату влетело нечто темное пушистое и с горящими желтыми глазами. Точнее разглядеть не получалось, поскольку эта самая Анна постоянно двигалась, напоминая маленькое торнадо.
     -Анна, будь добра, захвати папочку, которую я тебя просил подготовить. И прекрати, пожалуйста, метаться!  В глазах уже рябит…
    Анна на мгновение застыла, а затем, грациозной походкой, даже слегка повиливая  бедрами, с достоинством удалилась из кабинета. Вернувшись буквально через мгновение, положила перед Феликсом пару синих листков.
    -Это все? Ты уверена? – с недоумением посмотрел на нее Феликс.
    Кошачьи глаза надменно сощурились:
    -Ошибок не бывает! Это все. Новая форма стандартного договора!
    -Ладно, спасибо. Ты свободна.
    Женщина-кошка игриво подмигнула Темному, прежде чем захлопнуть дверь.
    Словно прочитав его мысли, Феликс одобрительно кивнул:
    -Да хороша чертовка! Кстати на земле она очень известная фотомодель, хоть и чернокожая…  Если что…
    Но Темный сделал вид, что не понял многозначный намек Феликса. Хмыкнув, Феликс тут же сделался серьезным, и уже совершенно другим  тоном произнес:
    -Вот, собственно говоря, все, о чем я хотел поговорить с тобой. И теперь я должен сделать тебе предложение, от которого я полагаю, ты откажешься. Но должен. Таковы правила.
    Феликс подтолкнул к нему листок.
    -Это договор... На сотрудничество. Учитывая, что через год ты нас покинешь, поскольку полностью искупил все, за что тебя сюда сослали, то я предлагаю тебе остаться. Добровольно. Занятие для тебя найдется. Если хочешь, можешь заниматься тем, чем и раньше. А хочешь, есть гораздо более интересные мероприятия! К тому же ты можешь не только гонками себя развлекать, но и вообще жить более человеческой жизнью... Только выполняй свои обязанности достаточно хорошо и у тебя будет все, о чем можешь только желать... К тому же больше времени сможешь проводить  там, среди людей. Деньги, власть, если хочешь - популярность и конечно – бессмертие! Такие работники как ты, нам нужны!  - тут он пожал плечами и сделал небольшой глоток вина, довольно причмокнув губами. - Но это я так — в качестве рекламной заставки. Прекрасно понимаю, что тебе это все претит.  Но это все, что я могу  предложить. Я полагаю, ты скажешь, нет?
    Феликс собрался порвать синий листок, но неожиданно Темный выхватил его.
    В комнате повисла тишина.
    -Похоже, меня сегодня не только в шахматы могли обыграть. - Феликс удивленно уставился на него — Но еще, и удивить смогли... Неужели я старею?
    -Я... – голос Темного неожиданно громко ухнул в полной тишине кабинета.  - Я подумаю!
    -Что ж, - в глазах Феликса вспыхнули черные языки пламени, - думай! Выбор твой!
    -Да, - согласно кивнул он — Выбор всегда только мой!
    И в это же мгновение исчез.
    Покачав полупустую бутылку в руке, Феликс резко зашвырнул ее.
    Густые бордовые капли вина, стекающие по стене, были похожи на кровь.
      

ГЛАВА 3


    Любые совпадения не случайны, а вполне закономерны. Просто человеку не всегда известны законы, которым они, эти самые совпадения подчиняются. И подчас, казалось бы, абсолютно ничего не значащее совпадение, которое как нам кажется, произошло совершенно случайно, полностью меняет нашу судьбу.
    Кирилл поймал ее, беспардонно растолкав недовольную толпу, когда Светлана уже залезла в троллейбус.
    -Неужели мне всегда придется таскать тебя за шиворот как какого-нибудь шкодливого котенка?! - он стянул ее с подножки троллейбуса, резко дернув за воротник куртки.
    Она испуганно обернулась и, увидев бледное лицо с плотно сжатыми губами,  смущенно  пробормотала:
    -Ой, а как ты здесь оказался-то? Извини, я подождала до пяти часов, как договаривались, но тебя все  не было... Просто подумала, что у тебя  дела, и... решила поехать одна.  - В полном замешательстве, лепетала Светлана. Спешащие на троллейбус люди закрывали зонтики, торопливо протискиваясь в открытые передние двери троллейбуса.
    -Ну чего стоишь, посредь пути! - беззлобно прошамкала маленькая сухонькая старушка, оттеснив ее в сторону. - Не едешь, так двигай в сторону, не преграждай людям дорогу!
    Мимо спешили последние пассажиры. Наконец набившись до отказа, пузатый синий троллейбус неспешно отъехал с остановки.
    -Почему. Ты. Меня. Не дождалась?! - едва сдерживая гнев и чеканя каждое слово, прохрипел он. - Ты невыносима! - он потащил ее за собой — неужели нельзя было подождать пять минут? Ты не представляешь... как я волновался! - тут он раздраженно замолчал и посильнее дернул ее за локоть.
    -Почему же ты волновался? - Светлана тщетно пыталась вырвать свою руку. Не понимая в чем причина его негодования, девушка с сожалением взглянула на уже отъехавший на приличное расстояние троллейбус №159-а. - Можешь не тянуть меня? Мне больно!
    Она недовольно уставилась на раздраженного парня. «Даже гнев не портит его прекрасного лица!» - совершенно не к месту, подумала Светлана.
    -Больно, видите ли, ей! - он сердито проворчал и показал в сторону наспех припаркованного автомобиля, практически перекрывшего движение на небольшой улице. Слышались злые ругательства других водителей и нетерпеливое гудение  автомобильных  сигналов.
    -Свет, пойдем быстрее, пожалуйста, пока мне автомобиль не эвакуировали – он снова нетерпеливо потянул ее за собой.  – А потом я уже буду отвечать на твои вопросы!
    Но Светлана демонстративно развернулась и стояла не шелохнувшись. От мелкого моросящего дождика ее волосы понемногу начали виться, а  куртка постепенно намокала, впитывая воду, не хуже губки. Но, несмотря на это, Светлана не собиралась, словно дрессированная собачка, молча следовать за своим хозяином, слушая его упреки.
    Поняв, что сдвинуть ее с места без применения силы не удастся, он сдался. Кирилл поспешно пообещал ей:
    -Пожалуйста! Все вопросы потом, хорошо?
    -Хорошо! — нехотя решилась она. Да и не мокнуть же, в самом деле!
    Светлана не особо удивилась, когда Кирилл посадил ее в черный БМВ, матово поблескивающий лакированным боком (она уже поняла, что, похоже, с черным цветом у парня пунктик). Судя по всему, машина была новой и очень дорогой.
    -И все же, у тебя отвратительный характер! – захлопнув дверь, он усмехнулся, глядя в ее сердитые глаза, гневно смотрящие из-под мокрой челки.
    -Это почему еще? - довольно ворчливо произнесла она.
    -Ну, скажи, почему ты не дождалась меня, а? - На этот раз вопрос прозвучал не раздраженно, а скорее растерянно. Кирилл вопросительно взглянул на нее — Я же не могу... - тут он, покачав головой, замолчал.
    -Не можешь — что? - осторожно поинтересовалась она.
    -Постоянно быть рядом… Поверь, хотел бы, но не могу! – В его бархатном голосе, проскользнули непонятно откуда взявшиеся нотки  горечи. Зато было, похоже, что он уже не злился.
    -Вот и хорошо, что не можешь… - устало пробормотала Светлана,  вспомнив происшедшее с ней в институте, и внутренне передернулась  от липкого отвращения. Кирилл, заметив ее выражение лица,  напрягся, и  с минуту пронзительно буравил  Светлану взглядом, словно рентген.  Наконец  тяжело вздохнув, он спросил:
    -Похоже, занятие все же стоило прогулять.…  Рассказывай, что произошло?
    Светлана сделала вид, что не понимает, о чем он говорит.
    -С чего ты решил, что у меня что-то случилось? – как можно беззаботнее спросила она. Но поскольку врать она умела плохо, то ее ответ прозвучал не слишком убедительно.
    -Да у тебя на лице все написано… - проницательно заметил он.
    -Тогда читай…  - тихо пробормотала девушка, разглядывая мокрые улицы, торопливо мелькавшие за окном автомобиля.
    Кирилл без труда заметил, что из больших темно-серых глаз Светланы вот-вот хлынут потоки слез, и девушка едва сдерживает себя, что бы не заплакать.
    Ей вовсе не хотелось рассказывать, о происшедшем. Сразу становилось противно и хотелось в душ,  чтобы смыть ту грязь, которую она  чувствовала на себе после общения с Архиповым.  Поэтому она постаралась обратить все в шутку:
    -Да вот, хотела отделаться от одного красавчика, да не успела сбежать – догнал…
    Но, похоже, что шутка не удалась. Внезапно в глазах Кирилла словно вспыхнуло черное пламя, на высоком идеально ровном лбу появилась морщинка, и лицо сразу стало старше лет на десять.
    -Я не хотел бы тебе докучать, если тебе неприятно мое присутствие … - От его слов повеяло таким холодом, что она вздрогнула - жидкий азот, наверное, теплее.
    -Я же пошутила.… И уже жутко раскаиваюсь…
    Он мельком взглянул на испуганное лицо девушки и, ухмыльнувшись, пробормотал:
    -Одними извинениями от меня не отделаешься! – Кирилл быстро нажал на педаль газа и задорно подмигнув, спросил – Покатаемся? 
    И ее резко вдавило в кресло от скорости. Впрочем, покататься пришлось всего лишь до ближайшего светофора. Его автомобиль с легкостью обогнал по встречке очередную газель, надсадно загудевшую сигналом, затем ловко вписался в узкий поворот, опередив грозно рыкнувшего на него  автомобиля нисан ... и уперся в пробку. Причиной этого дорожного затора была небольшая авария, произошедшая очевидно всего несколько минут назад. Молодая женщина и высокий худощавый парень, только что вылезли из своих автомобилей, для того что бы оценить масштаб бедствия. Хендай «Гец» неудачно вписался в заднее крыло форда, напрочь перегородив на дороге тем самым две полосы из трех. В оставшуюся щель и пытались втиснуться с обеих сторон уставшие и озверелые от пробок водители.   Рабочее движение автомобилей на дорогах, особенно в час пик, ни как не способствовало демонстрации силы и выносливости двигателя БМВ.
    -В Москве особо не погоняешь… - Кирилл разочарованно зевнул. - Мы, скорее всего, опоздаем к твоему отцу, к тому же мне на заправку надо заехать.
    Они заехали на большую заправочную станцию. Внутри нее располагался магазин и автомойка. Кирилл торопливо вышел и направился внутрь. Вернулся он довольно скоро и неторопливо ждал, когда бензобак наполнится до полного. Ветер трепал его густые черные волосы и шелковую ткань сорочки. Светлана даже поежилась — и как ему не холодно? На улице едва больше восьми градусов. Осень в этом году была что-то уж больно холодная...

     Светлана прикинула, как долго можно ехать от Беляево до Лубянки по пробкам, и поняла, что мало времени это не займет, и к отцу она может опоздать довольно сильно… «Ну и хорошо - неожиданно подумала она про себя — Так даже лучше!». Девушка призналась сама себе, что хотела подольше побыть с Кириллом. Какое-то странное чувство влекло ее к нему, и, что самое досадное, она ни сколько не хотела противиться этому. Светлана тихонько улыбнулась про себя, и устало прикрыла глаза. После всего случившегося сегодня, она впервые чувствовала себя спокойно.
    Даже сквозь закрытые веки девушка ощущала на себе пронзительный взгляд черных глаз. Наконец не выдержав и решив удостовериться, что Кирилл уделяет внимание не только ей, но и дороге, она посмотрела на него.
    Светлана оказалась права - он пристально буравил ее взглядом, неизвестно как управляя автомобилем.
    -Итак?
    -Итак? - поддразнивая ее, спросил Кирилл. Из его глаз пропала тревога.  Девушка никак не могла привыкнуть к постоянно меняющемуся настроению парня. - Ты, наконец, расскажешь, что произошло за те короткие два часа, что меня не было рядом?
    Светлана с грустью подумала, что для нее они не показались такими уж короткими.
    -Долгая история... Да к тому же совершенно дурацкая! - попыталась отмахнуться от него Светлана.
    -Я никуда не спешу. - Мягко, но настойчиво проговорил Кирилл. - К тому же, быстро мы не доедем – на шоссе километрах в пяти от нас произошла очень крупная авария с участием бензовоза... Я, когда на заправочной станции был, слышал как по «новостям» передавали. Поэтому времени у нас хоть отбавляй.
    И Светлана поняла, что хочет хоть кому-нибудь рассказать о случившимся. Маме нельзя было говорить ни слова – она бы подняла жуткий скандал, подругам – тем более. Так «прославят» на весь институт, что не обрадуешься…
     Кирилл же был здесь рядом, был готов все выслушать.  А держать в себе происшедшее она больше не могла.  Девушка неожиданно все рассказала ему и … разревелась. Она не думала, что происшедший с ней инцидент подействует  столь сильно. Пока Светлана сквозь всхлипы говорила  о том, что случилось Кириллу, тот ни проронил, ни слова,  только сжимал руль так, что белели костяшки пальцев.
    -Ты был прав тогда – она заревано улыбнулась – мне стоило прогулять занятие!
    -Имя! - процедил он.
    -Чье? - не сразу поняла Света.
    -Твое - мне известно.  - Терпеливо  пояснил Кирилл.  - Имя вашего преподавателя!
    -Архипов Петр Николаевич... - она растерянно шмыгнула носом — А тебе зачем?
    Парень неопределенно пожал плечами, но его глаза потемнели, став какого-то нереально  черно-фиолетового оттенка.  Не отрывая взгляда от дороги, Кирилл протянул руку и достал из бардачка салфетки.
    -Ты как? - уж как-то слишком спокойно произнес он. Но по лицу Кирилла отчетливо было видно, что он ужасно зол.
    -Нормально. Ты извини, что я так... рассопливилась тут, ладно?
    -Ничего страшного. - Неожиданно он улыбнулся. Светлана не понимала, как же можно так улыбаться, когда глаза  остаются пустыми и злыми — Забудь об этом! Лучше подумай о чем-то приятном!
    -О чем, например?
    -Скажи чего тебе хотелось бы?
    Светлана была рада, что в полумраке автомобиля Кирилл не мог увидеть как от смущения зарделось ее лицо. Не говорить же ему, что единственное, чего ей сейчас хотелось, так это поцеловать эти идеально правильные губы, изогнутые в чуть заметной усмешке!
     -Говори - любое твое желание! - допытывался Кирилл, и, не подозревая о чем она думает.
    -Ты исполняешь желания? – усмехнулась девушка.
    -Конечно, это немного не мой профиль... Но я попробую. - Тихо и серьезно ответил он.
    На короткое мгновение Кирилл повернулся к ней лицом, и Светлана заметила, что холодная беспросветная арктическая ночь в его глазах уступала месту ласковому предутреннему рассвету.
    И черный автомобиль снова стал борзо протискиваться между едва ползущими  машинами по ярко освещенному Ленинскому проспекту. 
    И все же Кириллу удалось прокатить ее «с ветерком». Несмотря на то, что был конец рабочего дня, ехали они быстро, кое-где даже чересчур быстро, и Светлана на резких поворотах пугливо вжималась в мягкое сиденье автомобиля. Кирилл все равно выглядел слишком напряженным, словно что-то тяготело над ним и ни как не давало расслабиться. Он все время пристально смотрел на дорогу, так ни разу и, не повернувшись к ней.
    Неожиданно Светлане пришла в голову мысль, что тому виной был ее рассказ о происшедшем. Вероятно, не стоило говорить Кириллу о том, что случилось -  мало ли что он мог подумать. Парень мог решить, что во всей этой малопривлекательной истории она  могла оказаться главным виновником. Светлану бросило в жар, от одной только мысли, что он посчитает, что ее неправильное поведение могло спровоцировать старого преподавателя.
    -Кирилл… – голос от стыдливой смущенности, немного осип и сорвался на последнем звуке. Светлана постаралась взять себя в руки и продолжила – Ты ведь не думаешь, что…
    -Не думаю... что? – не понимая к чему она клонит, спросил Кирилл.
    -Я имею в виду Архипова и...  и меня. Я его не провоцировала... - на одном дыхании выпалила Светлана.
    Он не дал ей даже договорить, резко оборвав:
    -Конечно, нет. Прекрати говорить ерунду! – Было, похоже, что он рассердился.
    Окончательно расстроившись, Светлана замолчала, мрачно разглядывая приборную панель. Молчал и Кирилл, сердито хмуря брови. Наконец, что бы  хоть как то убрать возникшую напряженную тишину, она включила радио. Какая-то радиостанция передавала голосом встревоженного молодого диктора новости:
    …данным МЧС двадцать три погибших в результате столкновения рейсового троллейбуса № 159-а двигавшемуся по своему маршруту в районе дома номер сорок два по Большой Кушаковской улице, и бензовоза, вылетевшего на полосу встречного движения. Количество раненых приближается к пятнадцати…
    У Светланы все внутри сжалось в тугую пружину. Она словно робот повернула голову вправо и посмотрела на синюю табличку дома, мимо которого они проезжали. Тридцать девять... А это значит, что за поворотом стоит тот самый троллейбус № 159-а в который она не села! Едва не села!
    Она едва сумела прошептать:
    -Но... это же... Это же мой троллейбус! - губы словно чужие, едва шевелились.  – Он уже уехал, когда автомобиль Хендай врезался в Форд! Все остальные троллейбусы остановились  там!
    На короткое мгновение девушка оцепенела. Она и подумать не могла, когда Кирилл сказал об аварии, что это мог быть ее троллейбус! И вообще, что   это такая серьезная авария! Думала только о своих проблемах, а на свете есть вещи и похуже чем Архипов со своей физикой….
    «Но почему?! - ошеломленно повторяла она про себя. - Почему? Почему произошла страшная катастрофа именно там, где должна была быть она? Почему она вообще произошла? Что твориться сегодня?»
    Стыдливое облегчение от осознания того, что Кирилл успел  догнать ее, и она не поехала сегодня на этом злосчастном троллейбусе, что не она оказалась там, среди крика и ужаса, среди стонущих людей, мгновенно заполнило ее. Однако тут же улетучилось от тягостного чувства горечи….  Сколько человек не придут сегодня домой к ужину? Сколько слез и боли предстоит выплакать родственникам и близким людям тех, кто навсегда остался там?
    Светлану начала поддергивать мелкая дрожь, несмотря на то, что в машине было больше двадцати градусов. Очевидно, Кирилл почувствовал в каком она состоянии, потому что крепко сжал ее холодную ладошку в своей руке.
    Она побледнела и  зажмурила глаза.
    -Эй, ты как?- сдавленно спросил Кирилл.
    -Да нормально все...  - Светлана удивилась насколько хрипло и грубо прозвучал ее голос в тишине салона. - Там, же народу погибло...
    -К сожалению да… — очень тихо произнес он. - Не думай об этом. С тобой все ведь в порядке.
    -Да — кивнула Светлана. – Кирилл... Я не знаю, что и сказать! Ты снова спас меня! Ты мой ангел-хранитель просто!
    Отчего-то ее слова вызвали у него усмешку.
    -Не надо, не продолжай!
    -Ты снова меня спас…
    -Свет, – он мягко улыбнулся и произнес с непонятной интонацией – ты даже не представляешь, как сложно мне это дается…
    Оставшийся путь они проделали в молчании. Кирилл объехал всю оставшуюся дорогу каким-то боковыми улочками, дворами. Светлана  была благодарна ему за то, что он не повез ее там, лишив возможности воочию увидеть страшную аварию. Они петляли достаточно долго. Наконец Кирилл сбавил скорость и спросил:
     -Тебе десятый дом нужен?
    Она кивнула.
    -Тогда приехали…
    Он быстро припарковал вдоль обочины автомобиль, втиснувшись между стареньким «Нисаном» и еще какой-то большой машиной марку, которой Светлана не знала. Прямо на противоположной стороне дороги стояло невысокое, двухэтажное здание. Прямые серые колонны над главным входом и высокий металлический забор  в тусклом вечернем свете  смотрелись сурово и неприступно. Возле небольшого КПП стоял человек в форме.
    -Ты уверена, что тебе туда?  - с сомнением посмотрел Кирилл на девушку.
    -Вполне! - Светлана, усмехнувшись, приоткрыла дверцу автомобиля. Ее отец вот уже десять лет работает здесь. Он подполковник полиции. И, пожалуй, впервые девушка поняла, что и до развода видела отца не чаще, чем теперь. По крайней мере, последние три года папа хотя бы старался бывать на каждом ее дне рождения. Раньше такой роскоши не было — отец постоянно был на работе, в отъезде или командировке.
    На  куртку и джинсы Светланы немедленно начали падать крупные холодные капли. На улице явно похолодало — мокрый октябрьский ветер принес в салон прохладу и почему-то легкий запах гари. Она снова вздрогнула, представив где сейчас могла бы находиться...  И похоже, что неприятные сюрпризы на сегодня еще не закончились. Девушке  стало неуютно — что там папа хотел ей сообщить такого важного?
    -Хочешь, я тебя провожу? - Кирилл обеспокоенно посмотрел на нее.
    -Да нет, все нормально. - Светлана сбросила с себя странное оцепенение. Не хватало еще, что бы отец устраивал  «смотрины»!  Для сегодняшнего дня и так  происшествий навалом!
    -Можешь не знакомить меня со своим отцом, – словно прочитав ее мысли, усмехнулся Кирилл. Его голос звучал тепло и заботливо. – Я подожду тебе где-нибудь в коридоре или в холле.  - Надеюсь, ты от меня через черный вход не сбежишь?  - от притворно нахмурил брови, однако Светлане показалось, что говорит Кирилл вполне серьезно – Все равно догоню. И подброшу потом до дома, договорились? Тебе вообще вредно ходить одной по улице!
    -Договорились.  Обещаю без тебя, на этот раз, ни  куда не уезжать!
    От мысли, что она может больше не увидеть его, Светлане отчего-то стало не по себе. Странно, как быстро она привязалась к нему! А Кирилл непонятно чему засмеялся.
    -Ты чего? – она озадаченно посмотрела на него.
    -Да так, - чуть усмехнулся он – Не бойся. Я  же говорю - ты от меня не убежишь!
    -Что же, звучит несколько угрожающе, но мне отчего-то приятно… - Смущенно пробормотала Светлана -  Подожди, я только отцу наберу.
     Она достала свою «Нокиа» и тут заметила, что ее телефонная трубка была выключена.
    -Ой, похоже, у меня телефон разрядился — девушка попробовала включить его, но безуспешно, телефон не отвечал. – Пойдем так, без звонка.
    Она хотела было выйти из машины, но Кирилл опередил ее и, выбежав под дождь, открыл дверь. Он поддержал Светлану как раз в тот момент, когда  она, поскользнувшись на мокром от дождя бордюрном камне, едва не упала в грязную и очевидно чрезвычайно мокрую лужу.
    -Э-э… - раздосадовано вздохнула она – Спасибо!
    -Смотри, пожалуйста, под ноги, ладно? Я бы еще хотел поужинать с тобой сегодня... - с легким раздражением в голосе проговорил Кирилл. 

    Когда она зашла к отцу в кабинет, то почувствовала, что за последние полчаса там выкурили, чуть ли не пачку сигарет —  в комнате висела сизая полоса смога. Отец сидел в своем кресле, уставившись в выключенный монитор. Волосы, обычно аккуратно уложенные, были взлохмаченными, а галстук сдвинут на бок и верхняя пуговица расстегнута.
    -Привет пап, как дела? - Светлана подошла к окну и открыла настежь створки, что бы быстрее проветрить помещение. В окно сразу влетел чистый влажный воздух, принося свежесть и прохладу. Девушка вздохнула полными легкими. Она сама не курила и не выносила запаха дыма.
    Отец резко развернулся, словно его током ударило:
    -Света, ну наконец-то! Почему у тебя трубка выключена?! - он подскочил и  крепко сжал ее в своих объятьях.
    Девушка недоуменно отстранилась от отца — такого горячего приема  она не ожидала.
    -Пап, с тобой все в порядке? - Светлана с сомнением посмотрела на его бледное лицо.
    -Да, нормально, — он смущенно отодвинулся и снова сел в кресло — просто тебя столько времени не было... и я подумал, что...  что…
    -Что ты подумал?
    Отец вместо ответа взял пульт и включил телевизор, стоящий на небольшой тумбе в конце кабинета. И снова обрывки страшных фраз заставили ее представить искореженный в страшном пожаре остов рейсового троллейбуса. Какие-то люди на экране растерянно давали комментарии, называли цифры, время столкновения...
    …были стянуты десять машин скорой помощи...  количество раненых приближается к пятнадцати… Телефоны горячей лини…
    -Я знаю, об аварии, пап! – Она осторожно положила руку  отцу на плечо.
    Николай Владимирович молча, выключил телевизор.
    -Взрыв произошел в семь вечера, я звонил тебе, но твой мобильник был выключен,  я позвонил твоей матери, но она сказала, что дома тебя нет, что ты должна была  поехать ко мне. Я же знаю, что ты обычно добираешься до меня на троллейбусе по этому маршруту...  И я уж было, подумал... - тут он хлопнул себя по лбу кулаком — ей надо срочно перезвонить! Ольга с ума сходит, наверное!
    -Ты звонил маме?! - в панике прошипела Светлана — Она же с ума сходит наверное!
    -Сейчас! - торопливо проговорил отец, набирая телефонный номер. И пока Николай Владимирович терпеливо что-то объяснял своей бывшей жене, которая очевидно находилась в сильном волнении, Светлана задумчиво разглядывала черно-белую стрелку больших настенных часов, показывающую без четверти семь.
    Что-то не давало ей покоя, но что именно она не могла понять. А серьезно подумать и разобраться с этим мешал отец, нервно бегавший из угла в угол кабинета, успокаивая ее маму. И по его бледно-пятнистому лицу было понятно, что все попытки успокоить бывшую супругу успехом увенчаться не смогут.
    Поэтому, молча выхватив у отца трубку из рук, Светлана быстро объяснила матери, что повода для волнения никакого нет.
    После этого отец сделал еще пару каких-то звонков. И замолчал, уставившись в выключенный монитор. Молчание затягивалось. Наконец она нерешительно поинтересовалась:
    -Мама сказала, что ты хотел о чем-то со мной поговорить, да?
    -А-а, да… — отец смущенно нахмурился и начал искать зажигалку по карманам, но так  и не нашел. - Ты кстати, чай или кофе будешь?
    Она отрицательно покачала головой и вопросительно посмотрела  на отца. Светлана с внутренним волнением ждала продолжения. Вот только отец, отчего-то никак не мог решиться что-то ей сказать – он уткнулся взглядом в пол, разглядывая узоры на линолеуме, и не произнося ни слова.
    -Пап, не переживай — я здесь жива и здорова. Все отлично.  - Подбодрила его Светлана -  Так о чем ты хотел со мной поговорить?
    Он тяжело вздохнул и пробормотал:
    -Я... Ты знаешь, сначала я просил, чтобы тебе обо всем рассказала мама. - Николай Владимирович поднялся с кресла и широкими шагами начал мерить кабинет, держа во рту незажженную сигарету. Светлана подумала, что если отец всегда так вышагивает, когда волнуется или нервничает, то полы в его кабинете должны менять раз в месяц. Если не чаще.  - Но Ольга настояла на  том, что это должен сделать я...
    Наступившее молчание прервал резкий звонок. Отец не отвечая, положил трубку.
    -И? – поторопила его Светлана.
    -Я даже не знаю с чего начать...
    -Папа! - не вытерпев, взмолилась она — Ты еще долго будешь меня мучить? Говори уже!
    Отец замялся, прокашлялся и, вздохнув несколько раз, выпалил:
    -Да... Вообщем, у нас с Леночкой, похоже, будет ребенок...
    Светлану на секунду кольнуло то, с какой лаской произнес он имя своей нынешней жены. Но только на секунду. Девушка замолчала, осознавая услышанное.
    -Поздравляю папа.  Это... Наверное, это здорово! - она  постаралась улыбнуться.
    -Наверное?— отец  удивленно посмотрел на дочь.
    -Ну, в смысле... просто здорово, хорошо — Светлана мучительно подбирала слова. Она не расстроилась, просто очень удивилась. Ни когда не думала, что у ее отца будет еще ребенок. - Пап, ты не обижайся, просто это... неожиданно, понимаешь?
    Отец устало кивнул:
    -Конечно, я все понимаю...
    -А.. мама знает?
    -Да, я ей еще месяц назад сказал.
    «А мне ведь ни чего не говорила...» - подумала Света.
    Словно прочитав ее мысли, отец добавил:
    -Я надеюсь, ты поймешь, - взмолился он — просто ты должна знать! От волнения отец, казалось, даже перестал дышать. И его бледное лицо приобрело какой-то неестественный зеленый оттенок. Светлана испугалась, что отцу сейчас станет плохо и поспешила его успокоить:
    -Да все нормально, пап. А когда...  - она не договорила, но отец понял ее.
    -Где-то в начале марта.
    -Что же... Спасибо что сказал. - Светлана задумчиво разглядывала большие золотистые звезды на кителе отца. Звезды матово поблескивали в свете электрической лампы. - Ладно, мне пора ехать.
    -Так быстро? – расстроился отец – Давай я тебя отвезу домой — а то ты сейчас часа три будешь добираться до дома. Если что меня подменят...
    -Нет, спасибо,  я не одна, меня знакомый ждет. - Решительно отвергла его предложение Светлана. На слове «знакомый» она акцентировать внимание не стала.
    -Знакомый? - Николай Владимирович удивленно приподнял бровь и моментально включил «режим отца» — А познакомить  меня с твоим «знакомым» не хочешь?
    Девушка отрицательно мотнула головой - вот еще новости!
    -Ну, тогда давайте я вам такси вызову...  - он  поднял трубку служебного телефона — Не хочу чтобы ты ехала на общественном транспорте. И как сегодня только ты...
    Тут Светлана его прервала.
    -Все в полном порядке пап, мы на машине. За меня не беспокойся. И вообще, ты бы лучше курить бросал... - она бросила нервный взгляд на дверь. Как ей сейчас хотелось оказаться рядом с Кириллом! А отец настоящий допрос учиняет!
    Николай Владимирович снова закурил и подошел к окну. Неожиданно он  удивленно поднял глаза на дочь:
    -Так ты на машине ехала? Тебе повезло... Если бы ты поехала... - осекся он и удивленно посмотрел на дочь — И вообще, почему ты не поднялась вместе с ним?  Кто он? Он твой парень?
    Похоже, отец потихоньку начал приходить в себя и стал забрасывать ее вопросами:
    -Надеюсь, наркотиками он не балуется? - в его голосе послышалась угроза.
    -Папа!!! - застонала Светлана -  Нет,  он просто мой знакомый. Послушай, мне правда пора... - она не хотела лгать отцу о том, что знает о Кирилле не больше него, поэтому  взяла свою сумку и направилась к двери. Но отец решил проявить тактическую хитрость и сменил оружие:
    -Пригласи парнишку, неудобно держать парня на улице. Я тебя прошу –  позови его. Должен же я его поблагодарить?
    -Извини, но нет….
    Светлана уже было хотела закрыть за собой дверь, как вдруг нерешительно остановилась:
    -Пап, а... вы знаете, кто  будет?..
    Отец улыбнулся и кивнул:  
    -Девочка...


    Светлана быстро, стараясь обойти лужи, выскочила из здания и юркнула в машину. Кирилл к тому времени уже успел завести двигатель и терпеливо ждал, когда девушка захлопнет за собой дверцу автомобиля.
    -Ты чего такая хмурая? – мгновенно оценив ее настроение, поинтересовался Кирилл.
    -Да все не могу выкинуть из головы то, что если бы ты, то сегодняшний вечер мог закончиться для меня очень плохо... – решила увильнуть от его расспросов Светлана, утаив явную причину своего плохого настроения.
     Он нахмурился и, морщась, словно от зубной боли, произнес:
    -Да хватит уже об этом...  
    Девушка тайком взглянула на Кирилла — слегка бледное лицо было очень серьезным, высокие аристократические скулы (как на картинах знаменитых художников шестнадцатого века), гордый, несколько самоуверенный профиль.… Она с сожалением взглянула на свое серое отражение в автомобильном стекле — и как такая посредственность как она могла заинтересовать такого красавчика, как Кирилл?
    Увидев, что Светлана его разглядывает,  он ласково улыбнулся и подмигнул.
    -Может, поужинаем, если ты не против? - предложил он.
    -С удовольствием...
    Они заехали в какой-то небольшой итальянский ресторанчик, с тихой практически убаюкивающей музыкой.  Зал ресторана был очень уютный, к тому же на удивление, народу было не много. Они сели возле окна, подальше от входа, удобно расположившись на широких кожаных диванчиках. Тихо играла музыка, гармонично смешиваясь с едва различимыми медленными разговорами посетителей. На каждом столе стояли небольшие белые вазочки с маленькими живыми розочками.
    Свету немного удивило то, что когда подошел официант, Кирилл первым делом попросил его унести цветы с их стола.
    Заметив несколько недоуменный   взгляд девушки, он объяснил:
    -Просто у меня аллергия на цветочную пыльцу.… Стараюсь держаться подальше. Можно вопрос?
    -Давай! - беззаботно ответила она, о чем тут же пожалела.
    -Почему ты не хотела, что бы я поднялся вместе с тобой к отцу?  - Светлана почувствовала, что за внешним спокойствием и безразличным тоном, что-то скрывалось.
    Тщательно продумывая ответ, она нервно сворачивала и разворачивала салфетку.
    -Ну... Просто я не хотела... не хотела, что бы отец начал беспокоиться. У него и так сейчас много забот. - Честно призналась она.
    -То есть я — повод для беспокойства?  - Четко очерченные губы изогнулись в едва заметной усмешке.
    -Дело не в тебе. Скорее во мне.
    -Я так и думал, что он всех твоих парней распугал! - засмеялся в голос Кирилл.
    -Да некого было  пугать…  – Едва слышно ответила Света. Девушка не ожидала от себя такого признания.
    Он посмотрел на нее со странной смесью ласки и какой-то вселенской заботы.  От такого взгляда, она отчаянно терялась — и к ее крайнему неудовольствию, краснела.
    -Все нормально? – Кирилл пытливо взглянул на Светлану.
    Она постаралась расслабиться и как можно беззаботнее произнесла:
    -Да, все хорошо. Просто день выдался какой-то… Напряженный. – Она тихонько улыбнулась -  Расскажи мне о себе. А то, я совершенно ни чего не знаю.
    -Ну как же ничего? - шутливо спросил он — Люблю спасть прекрасных девушек от бешеных авто... Что еще нужно  чтобы разделить  со мной этот аппетитный, и судя по всему, вкусный кусочек пиццы?  - Кирилл положил ей на тарелку кусок фирменного итальянского блюда.
    -И много прекрасных девушек ты уже спас?  - не обращая внимание на кусок Маргариты, призывно смотрящий на нее, поинтересовалась Светлана.
    -Мне бы с одной-то справиться… – то ли всерьез, то ли шуткой вздохнул он.
    -Ну, я же серьезно... 
    -А это важно? - неожиданно устало спросил Кирилл.
    Светлана смутилась:
    -Если не хочешь, не рассказывай... Просто я думала, что нам стоит быть  немного откровенными. - Она раздосадовано принялась изучать незатейливые узоры на тарелке.
    Кирилл, очевидно, заметил ее расстроенный взгляд и  улыбнулся:
    -Итак, позвольте вам, милая барышня, представиться – учтиво кивнул он - Корнеев Кирилл Анатольевич, немногим старше тебя,  не женат, детей нет, в свободное от всего время люблю гоняться с ветром наперегонки. Кстати часто выигрываю...
    -Перестань!  — она улыбнулась и негромко рассмеялась.
    Внезапно Кирилл замолчал, а в его глубоких темных глазах, вспыхнула странная смесь нежности и настороженности. Желание что - то сказать, зримо ощущалось на его губах, но очевидно, приложив немалое усилие воли, он от этого удержался.  Кирилл тихо произнес:
    -Давай завтра снова встретимся? - нежный баритон поразил ее своей беззащитностью.
    -Да ведь мы, же еще и сегодня не расстались... 
    -Вот и хорошо! — непонятным тоном произнес Кирилл. - Скажи, я так понимаю, вы с отцом не живете вместе?
    -Да, они развелись с  матерью несколько лет назад  - он ушел к новой жене. - Ее голос все же предательски дрогнул - Кстати, скоро у них будет ребенок — папа мне сегодня сообщил об этом...
    -Ты переживаешь? - сочувственно  спросил Кирилл и дотронулся до ее руки кончиками пальцев. Светлана выдохнула, почувствовав, как запылала каждая клеточка тела! Она не ожидала от себя такой реакции... Ей отчаянно захотелось, что бы красивая точеная рука еще раз прикоснулась к ней.
    Девушка улыбнулась:
    -По поводу развода? Знаешь, наверное, нет, сейчас нет... Ну, а так получается, что скоро у меня будет  сестра...
    -А из-за Архипова? — он внимательно посмотрел на нее. Светлана снова увидела, как во взгляде промелькнули холодные черные тени — уверяю, тебя он больше не обидит!
    -Конечно, не обидит! — она нахмурилась, вспомнив его сально-блестящую лысину — не поставит удовлетворительную оценку за экзамен, и меня отчислят. Да и вообще, как к нему на занятия-то теперь ходить? Меня же тошнить будет на каждой паре — Светлану  передернуло -  Ума не приложу -  что теперь делать?
    -Ни чего… - В его глазах вспыхнули странные огоньки – Я вообще знаю, что ваш Архипов, собирается увольняться…
    -Позволь узнать, откуда? Ты же не учишься в нашем лицее!
    -Слышал, как ваши ученики обсуждали... - неясно пробормотал Кирилл. - К тому же -  абсолютно серьезно заявил он — я же обещал исполнять твои желания!
    -Сама не знаю почему, но хочу тебе верить... – она глотнула обжигающе  холодную кока-колу. Зубы немедленно заныли, словно от зимнего морозного воздуха. - Кирилл...  Спасибо тебе еще раз. - Девушка неловко улыбнулась.
    -За что?
    -За то что сдернул меня сегодня с того злосчастного троллейбуса! - на этот раз она сама дотронулась до аккуратных, словно у музыканта пальцев.
    -Да уж, не могу взять в толк — как ты до сих пор жила без меня? - он притворно ужаснулся.  - Кометы на голову не падали?
    Его деланная серьезность вызвала у Светланы усмешку.
    -Я думаю, что ты и тогда бы вмешался, вытащив меня прямо перед носом у кометы! Может быть это судьба?
    -Да и мне теперь не привыкать в нее вмешиваться... - чуть слышно проговорил Кирилл.
    Мрачный тон голоса и затвердевшие скулы на его лице вновь напомнили ей, какой страшной участи она сумела избежать сегодня.
    Они на несколько минут замолчали. Когда Кирилл заговорил вновь, в его голосе она с удивлением услышала просьбу и чуть ли не мольбу.
    -И Светлана... У меня к тебе пожелание! - тут он нахмурил брови — Понимаешь, я не могу постоянно быть с тобой рядом, поэтому прошу — не подвергайся глупому риску понапрасну!
    -Что ты имеешь в виду? - она растерянно взглянула на него.
    -Не ходи одна поздно вечером по неосвещенным улицам, полупустым паркам и скверам, ладно? Береги себя хотя бы чуть-чуть!
    Светлана обиженно поджала губы — виновата, что ли она? Память услужливо воскресила сегодняшнее утро в парке. Кирилл словно вводу глядел, говоря не шататься по паркам.
    -Ты считаешь меня полной неудачницей... - расстроено констатировала она.  - У меня есть хотя бы шанс, что ты изменишь это мнение?
    Светлана с надеждой заглянула в густую черную ночь южных широт.
    Кирилл ухмыльнулся и скептически произнес:
    -И что это значит? – недоуменно приподняла она брови. - Прости, я плохо владею французским!
    -Не страшно — могу тебя научить. - Невозмутимо предложил он. - А значит это то, что твоя катастрофическая способность влипать в различные беды, вряд ли подвержена лечению!
    -И что же теперь со мной делать? - она в притворном ужасе пожала плечами.
    -Ну... - он усмехнулся — Мы в ответе за тех, кого приручили!
    -Я тоже читала «Маленького принца»!  - с легким вызовом произнесла Светлана — Ты считаешь, что приручил меня?
    -По-крайней мере в судьбу твою я уже вмешался! - словно нехотя признал он — И теперь несу за тебя ответственность! Хотя не должен был этого делать!
    -Самое главное в такой ситуации — не надорваться... - нахмурившись, пробормотала она. Светлану отчего-то очень расстроил тот факт, что им движет лишь  чувство долга.
    -Но даже если бы мне и не пришлось тебя спасть и вмешиваться в твою жизнь, это все равно ничего бы не изменило...  – бархатистый голос мягко прошелестел возле ее уха - Это судьба! Помолчав, он добавил:
    -А судьбу свою мы не выбираем!
    Настолько мрачным и печальным было выражение его лица, что Светлана не смогла найти в себе силы, для того что бы улыбнуться.
    -Мне жаль!
    -Чего? - не понял Кирилл.
    -Что для тебя это столь неприятно! - она почувствовала, что глаза предательски блестят.
    -Света! - закатил глаза Кирилл. - Что ты говоришь! Причем здесь ты?
    -А кто причем? - чуть спокойнее поинтересовалась она.
    -Я. - Абсолютно серьезно заявил он, подтвердив самые худшие опасения Светланы.  - Просто я не такой хороший, добрый и пушистый, каким кажусь на первый взгляд!
    Его лицо выражало неподдельное сожаление. А Светлана же не понимала легкого налета обреченности в его словах.
    -Что хочешь сказать, что я снова ошиблась с психоанализом? - девушка язвительно покосилась на него.
    -Очень может быть, - усмехнувшись, ответил Кирилл, - но я рад этому! Его взгляд несколько смягчился.    
    -А все же чем ты занимаешься? Ты где то учишься? Работаешь?
    Кирилл отчего-то заерзал на своем месте.
    -Да, работаю. - Несколько неуверенно кивнул он.
    -А где?
    -В сфере... - Кирилл на мгновение запнулся, затем добавил — туризма!
    Светлана взглянула на Кирилла, старясь не встречаться с ним взглядом, что бы не поддаваться странному магическому влиянию и сохранить ясность мыслей.
    -Знаешь что?
    -Что? - засмеялся он. Слишком легко и непринужденно зазвучал серебристый смех — не удержавшись, она заглянула в его глаза, в которых зажглись задорные огоньки.
    -Это нечестно!
    -Что именно? - с той же интонацией переспросил Кирилл.
    Девушка хмуро посмотрела на него.
    -Ты слишком виртуозно увиливаешь от всех моих вопросов!
     Он хихикнул:
    -Так что ты хотела спросить?
    -Я думаю, что ты отчего-то не хочешь говорить мне правду!
    Кирилл задумчиво посмотрел на нее.
    -И с чего ты это взяла?
    -Ты же про себя ни чего не рассказываешь, а обо мне тебе все известно!  Хотя бы просвети -  чем в свободное время занимаешься?
    Кирилл хмуро задумался, словно составляя список своих увлечений. 
    -Ну, вообще я люблю гонки.
    -Гонки? – Почему-то Светлану совсем не  удивил его ответ. Ее живот до сих пор скручивало в тугой узел, при одном только воспоминании о той скорости, на которой он гнал свой БМВ.
    -Ну да. Я что-то вроде ночного стритрейсера…
    -Любитель  адреналина?  – она непонимающе пожала плечами.
    -Адреналин? – Кирилл скептически поморщился – Вряд ли. Ну, просто… до определенного момента только так я получал удовольствие от жизни…
    -И.… До какого момента? – она робко заглянула ему в глаза. 
    -Пока не встретил тебя! Ты и представить не можешь, сколько адреналина может доставить ежедневное спасение вас девушка, от неприятностей. 
    -Ну, вообще-то не так все и плохо... - притворно проворчала она.
    -Конечно! - радостно согласился он и в черных глазах снова зажегся странный огонек — все гораздо хуже....
    -Хватит уже! - Светлана и в самом деле начала обижаться. – Может быть, поговорим о чем-нибудь другом?
    -Как скажешь! - Примирительно поднял руки Кирилл. - Как ты относишься к запеченной форели с соусом бешамель? По-моему звучит не плохо!
    Они сидели еще два часа  и говорили, говорили... Неожиданно она почувствовала, что еще никогда и ни с кем ей не было так хорошо и спокойно как с Кириллом. И еще она поняла, что ей отчаянно хочется, чтобы этот приятный вечер не  заканчивался. Но хочешь, не хочешь, а время идет. 
    -А теперь, не кажется ли кому-то, что пора домой? — он взглянул на часы - Время позднее...
    -Слушаюсь папочка…. – Светлана сделала большие глаза – а сколько уже?
    -Половина двенадцатого, вообще-то.  - Заметив ее расстроенный взгляд, Кирилл добавил - Не переживай,  до твоего дома домчимся за пару секунд -  дороги сейчас пустые.
    -Не надо за пару! – торопливо запротестовала она и поежилась, вспоминая недавнюю поездку. Не то чтобы она была трусихой, просто не испытывала восторга от бешеной езды.
    -Ты боишься?  - он удивленно посмотрел на нее, затем, словно спохватившись, тихо добавил – впрочем, для тебя это понятно….   
    Едва она вышла на улицу, как на нее обрушился ледяной ветер с мелким дождем. Холодная морось неприятно обжигала лицо, заставляя искренне верить, что теплых дней не будет до следующей весны.
     Светлана, посмотрев на Кирилла, поинтересовалась:
    -Тебе что совсем не холодно?
    -Не – а! — тут он непонятно чему засмеялся — Я не мерзну!
    -Совсем? - решив поддержать его шутливый тон, спросила она.
    -Да!
    -Вот заболеешь и тогда... - нахмурилась она. Девушка не понимала его странной бравады. Светлану саму до сих пор трясло от холода. Поэтому она торопливо поспешила  к стоящему неподалеку автомобилю БМВ.
    -И что тогда? – Кирилл зашагал рядом, аккуратно придерживая ее за локоть. В его глазах светилась легкая усмешка вместе с любопытством.
    -Тогда ты будешь сидеть дома. А я буду скучать! - неожиданно для себя выпалила она то, что думала на самом деле.
    Неожиданно Кирилл замолчал и застыл, превратившись в каменное изваяние.
    -Эй! Ты что? - Светлана осторожно тронула его за руку. - Я что-то  не так сказал?
    -К сожалению, нет! - он грустно улыбнулся — Это я не так... Я слишком опрометчиво поступаю, когда нахожусь рядом с тобой! К сожалению, Светлана Николаевна, я не лучшая для тебя кандидатура в друзья!
    -Почему? - ее голос задрожал и на этот раз вовсе не от холода. Светлана не понимала, чем могли быть вызваны его  слова. - Кирилл, если я что-то не так говорю или не так делаю...
    -Да в том-то и беда, что ты делаешь все как надо! - он  стукнул ладонью по капоту. Автомобиль словно обидевшись на столь бесцеремонное с ним обращение, недовольно мигнул всеми фарами, и тут же раздался короткий писк сигнализации - Я же говорю — дело вовсе не в тебе!
    -Ну а в чем же тогда?! - совершенно растерявшись, она оперлась спиной на автомобиль, совершенно не заботясь о том, что одежда станет мокрой.
    -Только во мне! - мрачно буравя взглядом черных глаз пространство, проговорил Кирилл.  - Я же своими руками мощу нам дорогу в...  - приложив неимоверное усилие он оборвал себя на полуслове. Прекрасное лицо было неестественно бледным, даже имело зеленоватый оттенок в свете уличного фонаря, а  глаза светились странным огнем.
    -Прости, но я все равно не понимаю!
    -Это ты меня прости... - выдохнул Кирилл, и  устало прикрыл глаза — Иногда я много болтаю, но не стоит все мои слова воспринимать всерьез!
    Он улыбнулся, но улыбка получилась вымученной. Виновато взглянув на совершенно замерзшую Светлану, он открыл дверцу автомобиля.
    -Прыгай в машину, а то замерзнешь!
    Девушка, сделав шаг вперед, замерла.
    -Послушай Кирилл... если ты... - едва слышно шептала она — Если ты не уверен, что нам стоит общаться, то не надо. Правда! Все в порядке! - Конечно же, ее голос дрогнул — И... провожать меня не стоит, доберусь сама. Ты и так для меня слишком много сделал!
    Кирилл задумчиво прищурился:
    -То есть навязываться в друзья ты ко мне не собираешься?
    Ее отчего-то не обрадовало это слово - «друзья»....  И, не смотря на него, Светлана как можно тверже добавила:
    -Нет. Не собираюсь!  - Вздохнув, она поставила точку в странном (по крайней мере, для нее) разговоре. И только, пожалуй, сейчас заметила, как заледенели мокрые ладони.
    -Вообще-то совершенно верное решение с твоей стороны! - неожиданно сообщил он и, подхватив ее, усадил на переднее сидение БМВ. Светлана и глазом моргнуть не успела, как Кирилл повернул ключ в замке зажигания и завел двигатель автомобиля.
    -Ну что ж... Тогда я буду отчаянно набиваться к тебе... В друзья! - и за окном  с бешеной скоростью полетели проспекты, дороги и дома.

    Дороги были свободные и Кирилл, похоже, наслаждался спокойной ездой. Несколько раз, взглянув на нее, он рассмеялся.
    -Ты чего? - Светлана смущенно принялась изучать  кнопки на торпеде.
    -Нет, ни чего… Просто там, на улице, возле ресторана,  у тебя было такое строгое решительное лицо. Я испугался, что ты так и пойдешь пешком через всю Москву до своего дома!
    Она насупилась,  ни чего не ответив Кириллу.
    Доехали они действительно очень быстро. Все места возле ее дома были заняты автомобилями, поэтому припарковаться было негде. Кирилл включил сигнал аварийной остановки и встал прямо возле подъезда, полностью перекрыв въезд во двор.
    -Все, мне пора... – Светлана призналась сама себе, что ей ужасно не хочется уходить — И... еще раз, спасибо тебе за то...
    Но Кирилл не дал ей договорить, жестом заставив замолчать.
    -Светлана Николаевна... Ты это... Будь аккуратна, хорошо? – снова пронзительный взгляд черных  глаз прожег ее насквозь. 
    -Я же не на войну иду, а домой... - она удивилась — Мама, конечно расстроилась, но не до такой степени. Чего ты волнуешься?
    -Ну, мало ли... вдруг ты в ванной уснешь?
    Светлана покраснела, вспомнив, как пару дней назад едва  именно там не заснула.
    -Так. - Он озадачено посмотрел на Светлану,  словно прочитав ее мысли, — Я все же провожу тебя до двери!
    -Нет спасибо... я уж как-нибудь сама.  - Окинув его надменным взглядом, она открыла дверцу и, не обращая внимания на галантно протянутую руку Кирилла, оказавшегося уже снаружи, сама вышла из машины.
    -То-то и оно, что «уж как-нибудь»… - Кирилл передразнил ее и вздохнул. - Я завтра заеду, если ты не против,  подвезу тебя до колледжа.  - Он заботливо поправил на ней куртку. - Договорились?
    -Ну, что ты со мной, словно с дитем неразумным! Я уже девочка большая и могу сама прекрасно о себе позаботиться!
     Но, увидев на  его лице скептическое выражение, Светлана вздохнула:
     -Вот и договорились! 
    И все же отвратительно начавшийся день не смог закончиться полностью благополучно. На лестнице прямо возле подъезда она споткнулась и упала.
    -Вот черт... - она зашипела от боли. Колено было разбито, на джинсах и так пострадавших при утреннем происшествии, появилось еще одно пятно. На этот раз Света похоже разбила колено до крови — она самым неудачным образом приземлилась на осколок бутылочного стекла.
     Кирилл увидел, как она неудачно спланировала на бетон, и выбежал из автомобиля, что бы поднять ее. 
    -Невезение сплошное…  - пробормотал он вполголоса, пока Светлана висла на его шее. И даже ноющая боль в колене, не портила ей приятного ощущения. Светлана покрепче ухватилась за него, слегка наклонившись к шее Кирилла. От его кожи шел приятный горьковато-пряный аромат.
    Впервые за все время знакомства она была так близко к нему. На своей холодной щеке девушка чувствовала его дыхание. Светлана искреннее понадеялась, что Кирилл не слышит с какой бешеной скоростью бьется ее сердце.
     -И не говори! - она сморщилась, прикладывая руку к ноге. -  Я, конечно, понимаю, что напоминаю тебе ходячий несчастный случай — падаю, обжигаюсь, роняю все, что попадется мне в руки. И да, ты прав - один раз, пыталась утонуть в собственной ванне...  Да, я даже к розеткам в собственной квартире не притрагиваюсь! Но это было всегда так.…  - критически оглянув испорченные джинсы, девушка со вдохом добавила - Хотя в последние дни если бы не ты, не знаю, что бы вообще со мной было… Вот блин! – похоже, кровь и не думала останавливаться — бурое пятно на колене продолжало расти - И куда подевался мой ангел-хранитель?!
    Кирилл застыл на мгновение, затем спокойно достал чистый носовой платок и протянул девушке.
    -Наверное, он просто сошел с ума от твоего удивительного свойства притягивать  к себе всякие неприятности... - за усмешкой в его голосе, она угадала плохо скрытое напряжение -  Ты ходячая катастрофа!
    Светлана с интересом взглянула на  Кирилла:
    -Кто сошел с ума?
    -Я... Надо тебя запереть дома и ни куда не выпускать.
    -Он еще и издевается!
    Девушка выпрямилась и пошла, слегка прихрамывала на левую ногу
    -А ты веришь, в ангелов? – каким-то бесцветным тоном, безо всякого  интереса произнес он.  Подхватив ее под руку, Кирилл  помог открыть дверь. Светлана с удивлением посмотрела на его напряженное лицо - скулы затвердели, а черные глаза, казалось,  стали еще чернее. Хотя скорее всему виной был тусклый свет в подъезде, решила про себя девушка.             
    -Ну, вообще-то скорее да, чем нет, но судя по тому, с каким постоянным упорством я попадаю во всякие неприятности,  он действительно просто сбежал от меня…
    Они вошли в подъезд, и Светлана собиралась было уже нажать на кнопку, что бы вызвать  лифт, однако Кирилл почему-то предложил пойти пешком.
    -Почему не хочешь поехать на лифте?  У тебя что -  клаустрофобия?
    -Отчего-то мне кажется, что если мы поедем на лифте, то он сломается и застрянет, или оборвутся канаты, а  кабина лифта упадет. - Сухо заметил он.
    -Кирилл, а ты оптимист…
    -После знакомства с тобой! - ответил он  с непонятной интонацией.
    -Вообще-то у меня болит колено, но если ты считаешь, что ездить со мной в лифте это верх неблагоразумия, то пошли пешком. - Она ворчливо развернулась и зашагала по лестнице.
    -Я возьму тебя на руки  - не дожидаясь согласия, Кирилл невозмутимо поднял ее. Словно не замечая ее пятидесяти пяти килограмм, он без труда преодолел четыре лестничных пролета. Светлана даже не успела и вздохнуть, как стояла возле своей двери.
    Он не стал напрашиваться к ней домой, попрощавшись тут же. Не доставая ключей, Светлана повернулась к нему и  тихо спросила:
    -А ты не сбежишь? 
    Он несколько секунд, молча, смотрел на нее, и даже в полумраке неяркой лампы девушка не могла не заметить, как  его глаза наполнились необъяснимой тоской.
    -Я же не твой ангел-хранитель, я буду с тобой до последнего… - он вздохнул и, кивнув на прощанье, словно тень скрылся на лестнице. Светлана несколько секунд растерянно стояла возле своей двери, ожидая услышать, как за Кириллом хлопнет входная подъездная дверь. Так и не дождавшись привычного металлического лязга и пытаясь разобраться в собственных чувствах, которых за богатый событиями день было множество, она вставила ключ в замочную скважину. 
    Девушка поняла, что никак не может избавиться от раздражающего ощущения того, что она постоянно упускает нечто очень важное. Оставалось только понять — что именно?


    На сегодня было еще одно незавершенное дело. Сначала он, не особо соблюдая правила дорожного движения, проехал через весь город. И уже через пятнадцать минут стоял возле закрытых ворот, ведущих на территорию института. Аккуратно припарковавшись вдоль обочины на тихой и пустынной из-за позднего часа улице, мужчина вышел из машины.
     Сделав шаг,  он растворился в полумраке, оказавшись через мгновение в одном из учебных кабинетов института. Едва различимые обрывки мелодии неясным эхом долетали до него. Он внимательно вслушивался в нее, запоминая все до мельчайших подробностей. Как собака чувствует каждого по запаху, так и он с легкостью выделял из многоголосого потока мелодию души нужного ему человека.
    Он медленно шагал вдоль пустых рядов парт, сиротливо стоящих в большом темном классе. Уличный фонарь светил сквозь окно и скупо бросал гроздья тусклого света на отдельно стоящий стол возле классной доски. Мужчина подошел  к столу и провел пальцами по идеально гладкой лакированной поверхности, затем резко развернувшись, уверенно зашагал к двери.…
    На этот раз ехать приходилось очень медленно. Даже и не ехать, а плестись, хотя дороги были полностью свободны. Но по-другому бы ничего не получилось. Пропетляв пятнадцать минут, и заехав в один из спальных районов западного округа Москвы, он выключил двигатель автомобиля и внимательно огляделся. Обычный городской двор, в два ряда припаркованные автомобили, и пара мусорных баков, возле которых тихонько шурша, что-то грызла большая одноухая собака непонятной  породы.  Музыка зазвучала чуть громче…
    Он неторопливо прошелся около автомобилей, на несколько секунд задерживаясь возле каждого, пока не остановился около темно-синей тойоты «Приус». Затем резко ударив локтем в лобовое стекло, с наслаждением  услышал визгливо-квакающий звук сигнализации, эхом отразившийся от панельных стен многоэтажек.
    Прошла секунда... Другая... Сигнал работал уже минут пять, и он подумал, что придется подниматься в квартиру. Однако в этот же момент послышалось негромкое пиликанье открывающейся подъездной двери. На ступеньках показалась блестящая лысина в обрамлении редких желтовато-серых волос. Хозяин этой лысины, толстоватый мужчина лет сорока, в домашнем махровом халате внимательно посмотрел в сторону тойоты «Приус», покачивая в правой руке бейсбольной битой. Но приближаться к ней он не торопился.
    В этот же момент произошел сокрушительный, на этот раз, для заднего стекла, удар, рассыпав сотни блестящих осколков на асфальт.
    -Что вы делаете?! – писклявый негромкий голос прозвучал в унисон с воем сигнализации.
    Его вопрос остался без ответа.
    Боковые стекла осыпались вслед за своими собратьями на землю, а на капоте появилась глубокая вмятина.
    Этого хозяин тойоты «Приус» выдержать не смог. Он, громко шлепая тапочками по дороге, подбежал к изувеченному автомобилю и темной фигуре, разминающейся с кузовом его машины, словно с алюминиевой фольгой.
    -Ты что, делае… - однако договорить он не успел. Поскольку стальные тиски смяли его горло, не позволяя вымолвить ни звука.
    Большие,  выпуклые глаза мужчины,  смотрели с ужасом в бледное лицо незнакомца, столь жестоко разделавшегося с его машиной. Бита выпала из его дрожащих рук и со звонким цоканьем покатилась по дороге.
    -Архипов Петр Николаевич? – он плавно, растягивая каждый звук, крепче и крепче сжимал рыхлую шею профессора экономики.
    Тот попытался утвердительно кивнуть и закатил глаза. Его багровое до этого лицо, быстро приобретало фиолетово-синюшный оттенок.  Немного колеблясь, он все же отпустил руку,  и мужчина, хрипло откашливаясь, осел на землю. Архипова посмотрел не его руку, которую неторопливо лизали языки черного пламени. В глазах несчастного профессора зажглись безумные огоньки. 
    -Я тебе дам совет... - ласковый и миролюбивый тон незнакомца, придал его словам еще более угрожающий оттенок. - И поверь мне, лучше тебе в жизни ни кто не давал! Поэтому слушай внимательно!
    Тот, испуганно таращась на высокую  темную фигуру, поспешно закивал, давясь от не останавливающегося кашля.
    -Завтра же напишешь заявление об увольнении. И поменяешь работу! Впрочем, как и этот автомобиль. – И тут правая рука незнакомца, объятая черным пламенем, резко ударила по капоту автомобиля, сплющив его, словно мягкий кусок пластилина.  Этого хозяин тойоты вынести не смог и потерял сознание.



ГЛАВА 4



    Светлана брела по длинной пустой улице. Нестройные ряды уличных фонарей, тускло освещали серые стены домов и темные витрины уже не работающих магазинов. Сейчас было тихо. Даже слишком тихо для многолюдного  и никогда не спящего города. Ни одного прохожего не было видно. И ничто не нарушало тягостную тишину.  Обычно припаркованные в  тесном беспорядке автомобили, на сей раз отсутствовали, заставляя бросаться в глаза непривычно пустые тротуары. Город словно вымер.
    Светлана никак не могла понять, по какой улице она идет. Казалось — и переулки знакомые, и магазины она уже эти видела, но вместе с тем все было чужим.
    Неожиданно она вышла на лесную поляну.
    Странный, желтовато-холодный свет заполнял окружающий мир. Этот свет волновал ее, заставляя сердце биться быстрее. Где-то недалеко что-то прошелестело и ухнуло — сова или летучая мышь?
     Почему она оказалась в лесу, в одной ночной рубашке она не помнила.  Наконец вырвавшись из плена густых зарослей, девушка очутилась на чудесной зеленой поляне, на которой росли и благоухали сотни различных цветов. Цветы искрились и переливались, словно были хрустальными. Подняв голову, она увидела как с верхушки одной из елей светит большой старинный фонарь, освещая теплым светом поляну.
    Светлана ощутила на себе взгляд. Внимательный. Тревожный.
    Стало еще холоднее, и повалил густой мягкий снег. Снег летел, медленно кружился и оседал  на листве, цветах и густых зеленых ветках. Наконец хлопья стали такими большими, что казалось, превратились в огромных белоснежных бабочек. Они словно танцуя, парили, радуясь свету фонаря.
    Светлана снова  позвала Кирилла, но густой заснеженный мох быстро поглотил ее негромкое эхо. Вдруг по земле пролетела черная тень.             Она   почувствовала, как кто-то стоит за ее спиной. Резко обернувшись, девушка с облегчением увидела Кирилла.
    -Кирилл, что  мы здесь делаем?  - она недоуменно посмотрела на него.
    Ответом ей было молчание. Его большие черные глаза светились горечью и глухой тоской. Прекрасное бледное лицо было невыразимо печальным.  Кирилл покачал головой и стал удаляться в чащу, пятясь вперед спиной. Там где он проходил, съеживались и засыхали все цветы, превращаясь в блеклую безжизненную солому.
    -Прощай… Прощай… -  шептал он.
    -Нет! Не уходи! – Светлана побежала за Кириллом, но споткнулась, зацепившись за какой-то корень, и упала – Я с тобой!
    -Тебе нельзя со мной… - долетели до нее слова из леса – Время! Слишком мало времени! Семь часов! Нельзя!
    -Кирилл! - она безуспешно пыталась бежать за ним, но ноги тонули и вязли во влажном от растаявшего снега мху.

    И тут Светлана проснулась.
    Сон не принес ни отдыха, ни облегчения. Она медленно побрела к ванне, что бы смыть с себя ночной кошмар. Взглянув на себя в зеркало, девушка поразилась. Обычно бледное лицо, словно при лихорадке  покрывал яркий румянец. Глаза блестели, и казалось, превратились из серых в темно-шоколадные. Светлана пыталась понять причину своего беспокойства, и пристально вглядывалась в зеркало, словно собственное отражение могло дать ответ на это вопрос. Она снова подумала о Кирилле. В ее сне он кричал — о том, что времени мало, всего семь часов...
     Семь часов... Семь часов! - Светлана медленно выдохнула.
    «Семь часов! - девушка хлопнула себя по ноге и тут же поморщилась — вчерашние травмы дали о себе знать синяками и огромной ссадиной на правом колене. - Ну, конечно же!».
    Словно нашелся последний пазл — и картинка собралась воедино. До нее наконец дошло то, что вчера вызывало смутное беспокойство. Все вдруг сложилось воедино — и если вечером сознание не могло сосредоточиться, то ночь принесла разгадку! Накануне, когда они ехали к ее отцу, Кирилл сказал, что на заправочной станции смотрел репортаж об аварии происшедшей на шоссе.  Но он не мог смотреть этот репортаж! А не мог потому, что сама катастрофа произошла как минимум час спустя, уже после того как они выехали с АЗС!
    Светлане стало не по себе. Конечно, Кирилл мог просто оговориться! И это было бы самым логичным объяснением происшедшего. А если нет?..
    Девушка почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.
    «Стоп!» - догадка яркой вспышкой осветила ее сознание. Это отец, скорее всего, ошибся, сказав ей, что авария произошла в семь вечера.
    Впрочем, проверить это было несложно. Светлана метнулась в свою комнату и включила компьютер. Неторопливо загудел системный блок, оповещая, что он начал работу. Девушка никогда раньше не замечала, как невыносимо долго грузится компьютер.
    Кликнув мышкой по значку «Интернет», загрузила информационно-развлекательный портал. Естественно, что новость о вчерашней трагедии была на первом месте. Открыв статью о столкновении бензовоза и троллейбуса, Светлана впилась глазами в строчки текста. Прочитав короткую интернет-заметку, она выключила компьютер. Нет, отец не ошибся со временем. Авария произошла в девятнадцать тридцать. Получался полнейший бред!
    Похоже, последние слова она произнесла вслух, потому что в комнату к ней заглянула мама и спросила, с кем это она разговаривает.
    -Да это так… Мысли вслух, – с трудом выдавила Светлана из себя, понимая что не маме ничего рассказывать явно не стоит. – Все в порядке!
    -Ясно. – Ольга Сергеевна оценивающе посмотрела на лихорадочно горящие глаза дочери и на ее не совсем здоровый румянец, но ничего говорить не стала. - Садись завтракать!
    Светлана словно на автомате прошла в кухню, налила себе чай и молча, уставилась в окно. Рой мыслей и вопросов не давал ей покоя. Она раз за разом вспоминала фразу Кирилла о том, что на шоссе произошла авария с бензовозом. Именно так сказал он! Но откуда он мог знать то, что должно было случиться спустя полтора часа?! Девушка сильно сомневалась, что в том месте Ленинградского шоссе перед этой страшной катастрофой произошло еще одно ДТП с участием бензовоза!
    Получалась полнейшая чушь! Было и еще кое-что, что не давало ей покоя. Ее занимала одна вещь  – во сне Светлана видела цветущую поляну, с густой и сочной зеленью, но как только по ней прошелся Кирилл, вся трава засохла и почернела. Она не могла не вспомнить погибший зеленый уголок в ее институте, после их с Кириллом беседы, или то, что вчера он попросил официанта убрать букет цветов с их столика. Еще сказал, что у него аллергия на цветочную пыльцу...  А может быть он просто не хотел, что бы повторилась история с зеленым уголком  в ее институте?
    А почему его так испугался рыжий бездомный пес,  хотя когда она встретила эту собаку еще раз — ни намека на агрессивность не было?..  Просто, какая-то мистика!
    Но, к сожалению, мистика это или фантастика, а катастрофа, произошедшая с троллейбусом, на котором должна была ехать она — вполне осязаемая реальность! Все новостные телеканалы и Интернет пестрят сообщениями о вчерашнем ДТП на Ленинградском шоссе. И несчастный 138-а троллейбус, на всех фотографиях крупным планом!
    «Но должно, же всему этому быть хоть какое-то логическое объяснение!»  - повторяла Светлана раз за разом, словно пытаясь убедить в этом саму себя. - «Не привиделось же мне это!».
     Могло ли так оказаться, что Кирилл на самом деле знал (какой бы бредовой не была бы эта мысль!) о предстоящей аварии? И возможно именно поэтому так настойчиво не хотел, что бы она ехала одна? Он успел ее стянуть с подножки троллейбуса, в последний момент. Но девушка не могла взять в толк — как такое могло быть?  Он что медиум какой-то?
    Получался полнейший абсурд! От бессилия и злости на глазах выступили слезы.
    Эти мысли не давали ей покоя, заставляя лихорадочно повторно вспоминать событие за событием, начиная с первого дня их знакомства.
     Конечно, подобного рода предположения — полная чушь, для психически здорового человека, но все же... Светлана никогда не считала себя ни истеричкой, ни психопаткой. Но как тогда объяснить все, что с ней произошло? Если все вопросы собрать вместе, то получался занятный рассказ в историю болезни какой-нибудь психиатрической клиники!
    Ее раздумья прервал телефонный звонок. Она ответила не сразу, удивленно разглядывая какой-то чудной телефонный номер. В ее записной книжке такого адресата не было. Звонок настойчиво тренькал, голося на всю квартиру.
    -Свет! Ты возьмешь трубку или нет? - мама раздраженно хлопнула дверцей книжного шкафа. Похоже, что мать сегодня была отчего-то не в духе.
    Звонок замер, прекратившись, но как оказалось лишь только для того что бы зазвонить вновь. А Светлана отчего-то никак не могла решиться и нажать на маленькую клавишу с нарисованной на ней зеленой трубочкой.
    -Света! - мамин голос угрожающе зазвенел. - Если ты сейчас же не ответишь!
     Наконец решившись, Светлана нажала кнопку.
    -Алло! - осторожно выдохнула девушка в динамик телефонного аппарата.
    -Привет! - раздался знакомый хрипловатый голос.  - Ну как — во сне черные кошки дорогу не перебегали?
    -Кирилл... - она словно перед собой увидела насмешливые черные глаза.
    -Узнала! - довольно усмехнулся он. - Почему же так долго не отвечала?
    -У тебя какой-то странный телефонный номер! - оправдывалась Светлана — Откуда я могла знать, что это ты!
    -Я звоню с таксофона.
    -С таксофона? - она удивилась – неужели им еще кто-то пользуется? - А что мобильного у тебя нет?
    -К сожалению сломался. Еще не успел купить новый.  - Беззаботно ответил Кирилл. 
    -Подожди-ка! - Девушка нахмурилась — А откуда тебе известен мой телефон? Мы же вчера так и не обменялись номерами!
    На том конце повисла секундная пауза. Затем мягкий баритон спокойно произнес:
    -Прости, но я еще вчера, когда искал тебя после занятий, спросил номер твоего мобильного у одноклассника… Как его там? – он на секунду задумался -  Семен, кажется! 
    -У Вайцковича?
    -Да. Точно! -  Кирилл, помолчав пару секунд, поинтересовался — Ты расстроена из-за этого?
    -Нет, конечно! Просто удивилась! - Светлана даже не стала спрашивать у него, откуда Кирилл знает Сему. Все равно он найдет какое-нибудь логическое объяснение, которое, конечно же, будет исчерпывающим. И похоже на самый главный вопрос, который мучает ее вот уже не один час, ответ будет  таким же — логичным, но ничего не объясняющим! Но, несмотря на это, она просто обязана будет с ним поговорить!
    И словно угадав ее мысли, Кирилл предложил:
    -Если ты не против, давай сегодня прокатимся в одно место! Хочу показать тебе кое-что занятное!
    -А как же то, что ты не самая лучшая для меня кандидатура в друзья? - не удержалась Светлана, припоминая их странный вчерашний разговор — Может быть мне не стоит так рисковать, катаясь с тобой по Москве?
    -Ты совершенно права! - Кирилл притворно вздохнул. - Вам Светлана Николаевна действительно лучше держаться от меня на расстоянии!
    -Причину того, что ты не лучший спутник для меня, я конечно не узнаю? - Пряча за безразличием любопытство, поинтересовалась девушка.
    -Думаю, нет! - в его голосе прорезались незнакомые упрямые нотки.  - Да и можешь мне поверить, это не так уж интересно!
    -Отчего-то я сомневаюсь в этом! Как говорил Станиславский: «Не верю!»! – иронично хмыкнула девушка. 
    -Ну, так как – без особой надежды поинтересовался Кирилл -  твой инстинкт самосохранения еще не проснулся?
    -Нет!
    -В таком случае, я все же настаиваю на нашей поездке!
    -Надеюсь, это что-то действительно стоящее! – Светлана постаралась придать своему голосу больше бодрости, надеясь тем самым скрыть волнение – Я освобожу свой напряженный график и выделю пару часов для тебя!
    Кирилл несколько секунд помолчал, явно что-то обдумывая. Похоже, Светлана не смогла его провести, и он почувствовал напряжение, звучавшее в ее голосе. Наконец он спросил:
    -Свет, у тебя все в порядке?
    -Да. – Вполне бодро и, как показалось ей, правдоподобно, соврала девушка – Конечно! Почему ты спрашиваешь?
    -Тогда я заеду в три.  - Напряженно проговорил Кирилл, не ответив на ее вопрос. - Жди.
    Послышались частые гудки.
    Она разочарованно положила трубку. И тоскливо взглянула на часы – только девять утра, до встречи с Кириллом еще целый день! Ей же немедленно хотелось встретиться с ним и поговорить, что бы выяснить все раз и навсегда. Это лучше, чем томиться от безызвестности. 
    Светлана попыталась загрузить себя домашней работой, что бы хоть как то заставить время бежать быстрее. Убрала все комнаты, перемыла посуду, приготовила обед.
    Кое-как промаявшись до двух часов, наконец, выдохлась. К сожалению, несмотря на все ее надежды, физическая работа никак не мешала ее мыслям отчаянно вертеться в бешеном хороводе вопросов. Главным из которых был один — каким образом Кирилл смог узнать заранее о произошедшей катастрофе?
    Оставшиеся шестьдесят минут Светлана гипнотизировала часовой механизм, пытаясь заставить стрелку часов двигаться хоть чуть-чуть, но  быстрее. Однако, к сожалению, часы не поддавались ее мысленному внушению и шли строго по своему, часовому расписанию.
    -Свет, что это с тобой сегодня? - мать вышла в коридор — Ты план по уборки перевыполнила на неделю…
    -Все нормально! Должна же я тебе помогать по дому! - ненатурально улыбаясь, выпалила девушка, не в силах отвести глаз от равнодушно-методичного часового механизма. Ей казалось, что циферблат просто насмехается над ней и специально замедляет ход стрелок.
    -А какие у тебя планы на сегодня? - И как же Светлана забыла о том, что называется материнской интуицией! Маму  не проведешь!
    -Вообще-то мы с Кириллом собирались куда-нибудь съездить,  покататься...  - смущенно пробормотала она.
    -Кирилл? Это тот мальчик, который тебя вчера привез? – мать задумчиво поглядела на дочь. - Смотри, дело твое. Только учти – я  не хочу, как вчера переживать.… Поэтому, сегодня чтоб дома не позже десяти была, ты поняла?
    -Мам, ну мне не три года же...
    -Я все сказала!
    -Ладно, мамулечка, не сердись, буду ровно в десять! – И тихо, что бы не расслышала мама, добавила – а может и намного раньше… 
    Светлана  не знала какая реакция будет у Кирилла на ее вопросы. И вообще как может отреагировать нормальный человек  на то, что она собиралась спросить?
    Пока последние двадцать минут девушка вела внутренний диалог с часами, маму в срочном порядке вызвали на работу. Торопливо чмокнув дочь в щеку, Ольга Сергеевна умчалась, оставив после себя летать по квартире аромат дорогой туалетной воды.
    Неожиданно за окном раздались короткие гудки. Поддавшись необъяснимому порыву любопытства, Светлана высунулась из окна кухни. И не ошиблась — возле ее подъезда стоял знакомый черный БМВ.
    Кирилл, отчего-то не захотел подниматься к ней в квартиру. Ну и хорошо! Несмотря на недавнее нетерпение, Светлана поняла, что боится. Боится того, что он разозлится на ее расспросы, и не захочет с ней больше встречаться. Поэтому лишние пять-десять минут, хоть и ничего не изменят, но быть может, ее руки хотя бы перестанут так трястись!
    Схватив сумку, девушка быстро выбежала из квартиры. Она не стала дожидаться лифта, а торопливо перепрыгивая через ступеньки, спустилась вниз.
    На улице, как только Светлана вышла из подъезда, порыв ледяного ветра едва не  сорвал с ее шеи платок. В последний момент она успела схватить красно-белый кусок атласа. Даже небольшие лужицы, словно по-зимнему, покрылись корочкой льда. 
    -Да уж не май-месяц… - цитируя известное выражение, и звонко стуча зубами, пробормотала  про себя Светлана.
    Кирилл,  как ни в чем  не бывало, стоял возле машины в одной  (черной!) рубашке, которая, хоть и идеально подчеркивала его красивую фигуру, но от холода едва ли могло спасти. Девушка подошла к машине, встретившись взглядом с черными глубокими как горные озера глазами.  При виде девушки прекрасное лицо, озарилось радостной улыбкой.
     -А ты почему так легко одет?  - Светлана зябко поежилась, глядя на него — на улице такой холод, а ты еще летний сезон открываешь? Замерзнуть не боишься?
    -Спасибо, конечно за беспокойство, но я уже говорил, что не мерзну! — он жизнерадостно улыбнулся.
    -Вот как? - Светлана осторожно взглянула на него — И в чем секрет?
    -Это страшная тайна. Я клялся молчать. – Усмехнувшись уголками губ, Кирилл  насмешливо покосился на девушку.
    -Я ужасно заинтригована, обещай, что потом расскажешь мне свой секрет…  - поддразнила его она - Пригодится, а то я ужасная мерзлячка!
    -Уговорила! - Он тяжело вздохнул, словно Света попросила его выдать все секреты Пентагона.  - Поехали, садись! – Кирилл галантно распахнул перед ней дверцу автомобиля.
    Самым удивительным было то, что едва девушка села в машину и оказалась с ним наедине, как все ее тревоги и волнения куда-то улетучились. Светлане на мгновение показалось, что, конечно же, найдется всему нормальное объяснение, и нет ничего такого мистического в произошедшем  с ней вчера! Странная эйфория  продолжалась недолго — всего, каких-то пару минут, и хотя постепенно прежние тревоги вернулись, но уже не в такой форме, как раньше.
    И неожиданно она поняла, или скорее почувствовала, что, конечно же, все должно разрешиться самым логичным и простым способом.
    -А куда мы все-таки едем? - решила поинтересоваться она.
    -Это пока тайна. - Вкрадчиво промурлыкал хрипловатый баритон, снова заставляя Светлану попасть в плен черных глаз. 
    -Какой ты загадочный… - пробормотала она, пристегиваясь ремнем безопасности.


    Стиль вождения за минувшую ночь у Кирилла не особенно изменился, и машина буквально летала по дорогам, на удивление свободным от пробок. Темнеть начинало раньше, а учитывая хмуро-пасмурную погоду и дождь, уже в четыре часа на улице царил полумрак. Ослепительно вспыхивали фары, проносящихся по встречной полосе автомобилей, ярко и уютно манили теплом рестораны и бары...  Постепенно их машина съехала с большого и шумного проспекта и запетляла по маленьким узким улочкам центра.
    -Что это? – Светлана удивленно разглядывала  нарядное одноэтажное здание с толпящимися возле входа людьми с фотоаппаратами и видеокамерами, когда Кирилл аккуратно припарковал  вдоль обочины БМВ.
    -Третьяковская галерея… - коротко усмехнулся он, аккуратно паркуя  автомобиль – Как порядочная москвичка должна бы знать!
    -Да знаю, конечно! – она досадливо фыркнула – Я имею  в виду, что здесь делаем мы?  -  Светлана ни как не думала, что Кирилл привезет ее сюда. Да и к тому же картинная галерея не лучшее место для разговора, который ей предстоял с ним предстоял.  – Я думала, что современные парни чаще приглашают девушек на свидание в кафе или клуб, нежели чем в музей.
    И тут же замолчала — а кто собственно говорил о свидании?.. Она смущенно покраснела, ругая себя за то, что не смогла вовремя прикусить язык.
    -Прости, но я несколько старомоден! – усмехнулся Кирилл, сделав вид, что не заметил ее промаха. В низком хрипловатом голосе не было ни тени сожаления.
    -И что мы будем здесь делать? - выдавила она из себя улыбку, с тоской представляя скучный поход по душным залам городского музея.
    -Картины смотреть! – Он невозмутимо распахнул дверцу автомобиля, помогая ей выйти.
    -Да? А я думала - кино… - вполголоса проворчала Света. Она не очень-то любила музеи,  хотя конечно в Третьяковке была. Обошла несколько залов, запомнила огромное число галдящих на разных языках туристов, шуршащих бахилами по гладким полам музея, и вспышки фотокамер. На этом ее знакомство с «миром великого» закончилось.
    -Я уже говорил, что ты страшная зануда? – он с легкой ухмылкой разглядывал ее недовольное лицо.
    -Нет…
    -Не переживай тебе должно понравиться.
    Девушка, молча, пожала плечами и ни чего не ответила Кириллу.
    Они отстояли довольно приличную очередь, прежде чем он купил два билета и, надев бахилы, вошли в первый зал. Во всем музее было очень душно и слегка влажно, поэтому голова у Светланы сразу стала тяжелой. Жутко захотелось спать, или хотя бы подышать свежим воздухом.
    Но девушка принялась добросовестно разглядывать развешанные по стенам натюрморты и пейзажи, что бы не обидеть Кирилла.
    Однако он нетерпеливо дергал ее за рукав и тащил куда-то дальше.   Сначала они буквально пронеслись по первому этажу, потом поднялись на второй.
    -Эй, куда мы бежим-то? – Светлана оглянулась по сторонам – Я конечно тоже не особый почитатель живописи, но раз уж мы здесь, давай хоть немного поглядим…
    -Если ты думаешь, что я привел тебя сюда, лишь для того что бы уморить, то ты ошибаешься. Мы идем  к конкретной экспозиции. Сейчас увидишь! – он заговорщицки подмигнул ей и снова потянул за руку.
    Поднявшись на второй этаж и пройдя пару шагов, они оказались в большом прохладном зале. На стенах висели кондиционеры, было чисто и слегка свежо. Чувствовалось, что в этом зале не так давно был сделан ремонт.
    Наконец Кирилл остановился около небольшой, примерно метр на два, картине.
    -Ого! – только и смогла воскликнуть пораженная девушка. В свой первый визит в Третьяковку несколько лет назад она не дошла до этой экспозиции Врубеля.
    Великолепное могучее тело молодого мужчины, подобно сияющему в золотистых лучах заходящего солнца мраморному изваянию, одухотворенное лицо которого с прекрасными черными глазами-агатами, смотрящими вдаль, было повернуто к зрителям. На щеке юноши блестела одинокая слеза. А вокруг в огненно-оранжевых отблесках заката искрились, переливаясь, фантастические цветы и растения, которые казалась, создала рука искусного ювелира из бриллиантов, изумрудов и топазов, слегка колышимые легким ветерком.
    Вся картина была наполнена воздухом светом и тоскливым одиночеством души мятежного демона.
    -Эта лучшая картина Врубеля… Тебе нравится? – голос Кирилла, внешне казавшийся спокойным, на самом деле был наполнен напряжением.
    Светлана стояла пораженная этим шедевром русской живописи. Ей на миг показалось, что Кирилл чем-то похож на демона Врубеля. Такие же большие темные глаза, мощное прекрасное тело, темная копна волос.…  Даже возникло ощущение, что если бы персонаж картины смог заговорить, то она услышала бы знакомый хрипловатый баритон.
    -Да… Впечатляет…  - она снова и снова вглядывалась в каждый мазок на холсте, в объемную мозаику картины, казавшейся живой. - Словно художник был лично знаком с этим демоном…
    -Или сам был им…  - за ее спиной раздался звонкий мелодичный голос. Высокий светловолосый молодой мужчина, одетый в белый свитер и белые брюки. Длинные светлые, словно солома волосы, были заплетены в небольшую косичку.  Но, несмотря на несколько чудаковатый наряд, мужчина был явно симпатичным. Даже красивым — именно такой типаж любят модельеры, и такие лица с правильными холодными чертами красуются на обложках самых модных журналов. И может быть именно поэтому Светлане показалось его лицо смутно знакомым, словно она  его еще совсем недавно где-то видела.
    Девушка вопросительно посмотрела на Кирилла. И только сейчас она заметила, что его лицо  просто перекошено от гнева. Парень побледнел так, что темные глаза его казались пустыми черными провалами.
    А незнакомец между тем спокойно смотрел на Кирилла, не произнося ни слова. Наконец прищурившись, он слегка наклонился к нему:
    -Ну что Кирилл, познакомишь меня со своей прекрасной подругой? -  Или мне самому представиться?
    Отчего-то блондин сделал едва заметное ударение на слове «познакомишь», которое не укрылось от девушки.
    Не смотря на подошедшего, Кирилл обратился к Светлане:
    -Свет, познакомься – это Артур, мой старый знакомый...  - сдавлено произнес Кирилл - Очень старый!
    Светлана торопливо кивнула Артуру, отметив, что голос Кирилла просто звенел от раздражения. Пылающие глаза на бледном лице сверлили Артура  насквозь. Однако последнему похоже на это было все равно.
    -Вы, что  в какой-то секте состоите? – Не удержалась она, кивнув на их  костюмы. Уж слишком разными и вместе с тем похожими они казались со стороны — Кирилл, с черной копной волос в темной элегантной одежде и Артур платиновый блондин - в белом костюме.
    Артур расхохотался в голос – похоже, что  настроение у парня было превосходное.
    -Ты попала в точку, девочка! Похоронное бюро – ООО  «Рога и Копыта»! По-крайней мере Кирилл, то уж точно!
    На них  с легким недовольством стали оглядываться посетители музея.
    -Веди себя тише! – хмуро произнес Кирилл.  – Не на рынке…
    Светлана чувствовала себя неуютно от возникшего напряжения в воздухе. Происходило то, чего она не понимала. Кирилл был явно не рад ни неожиданной встрече с Артуром, ни этому странному разговору.
    -Ладно, ладно…  - парень оценивающе поглядел на Светлану, затем на Кирилла, хмыкнул и сделал вид, что внимательно разглядывает картину. Девушка взглянула на Кирилла. Он по-прежнему был отчего-то раздражен, и старался не смотреть ни на Артура, ни на нее.
    -Ну и как вам живопись Врубеля? На мой взгляд, несколько мрачновата! Все эти демоны, непонятные томления души, перевернутая трактовка добра и зла... - красавец-блондин в голубых глазах которого таилась насмешка,  словно испытывал терпение Кирилла. - Автору следовало бы более детально изучить вопрос, прежде чем малевать картины  и попросту  изводить краску...
    -По мне так - в самый раз! - с презрением ответил Кирилл, не удостаивая  его взглядом. - Кому не нравится, могут не смотреть!
    -А если вам так не по душе эти картины, то почему же вы здесь? - Светлана с любопытством посмотрела на блондина.
    -Может для того что бы объяснить это другим? - неожиданно тихо произнес мужчина обращаясь почему-то не к Светлане, а именно к Кириллу. Весь его радостный запал куда-то вмиг улетучился, и лицо стало серьезным.
    Кирилл тяжело вздохнул и, пожалуй, впервые за весь разговор посмотрел на Артура:
    -Светлана поклонница творчества Лермонтова. Конечно, несколько неожиданно встретить среди современной молодежи любителя литературы этого направления... Но так уж получилось! – одними губами усмехнулся Кирилл, -  Вот я и решил привезти ее сюда, так сказать, для наглядного представления…  - Кирилл слегка обнял Светлану за плечи. Глухую ночь в его глазах при этом не озарила ни одна звезда. Ей отчаянно захотелось сделать что-нибудь, что бы взгляд его снова стал насмешливо-ласковым, а не таким мрачным и серьезным.
    -Ты, Кирилл, говоришь, так как будто тебе сто лет! – фыркнула Светлана  -  По-моему, вы, дедушка просто недооцениваете  современных подростков!
    -Кирилл, вообще мало, что понимает! - лицо Артура в одно мгновение стало холодным и непроницаемым.
    -Тебя это не касается! - мрачно бросил в ответ ему Кирилл.
    В этот момент молодые люди переглянулись, обмениваясь раздраженными взглядами. Теперь уже во и взгляде Артура сквозило явное неприятие. Но Кирилл молчал. И Артур не говорил ни слова.
    -Весьма захватывающе.… И это не смотря на то, что я не любительница картинных галерей… - продолжала говорить Светлана, принужденно улыбаясь. Она явно чувствовала себя неуютно под перекрестным огнем — волны неприятия так и исходили от них.
    -Да уж нагляднее некуда... - непонятно произнес Артур, продолжая внимательно изучать ее лицо.
    Не желая больше быть свидетелем их безмолвной перепалки, Светлана решила ретироваться в дамскую комнату.
    -Ребят вы меня извините, но мне надо отойти...  А вы тут пока… побеседуйте!
    От нее не укрылся порыв Кирилла проводить ее, но она решительно воспротивилась ее с ним совместному походу в женский туалет, быстро направившись вон из зала. Может быть, когда не будет ее, они будут более откровенны и, поговорив, разойдутся миром?
    Когда девушка вернулась, то заметила, что разговор между ними прошел не самый простой. По лицу Кирилла было видно как он зол, его руки сжимали и разжимали кулаки. Девушке отчего-то очень явственно  представилось, как его тонкие, почти музыкальные пальцы с легкостью завязывают узлы на десятимиллиметровой проволоке.
    Артур, похоже, тоже был раздражен не меньше, его сердито нахмуренные брови были упрямо сведены к переносице.
    Светлана медленно подошла к ним, встав ближе к Кириллу.
    -Светлана, к сожалению, я вынужден вас покинуть…. Дела, требуют моего немедленного присутствия!  - Артур скороговоркой попрощался – Но насколько я понимаю, ненадолго, скоро мы с вами вновь увидимся!
    -До свидания, было очень приятно познакомиться! - совершенно так не думая попрощалась девушка с ним.
    Окинув пристальным взглядом Кирилла, Артур резко развернулся и уже сделал шаг по направлению к выходу, как вдруг остановившись, произнес:
    -А вам Светлана, стоит лучше выбирать себе друзей!
     И торопливо зашагал прочь.
    -И что все это значит? Кто он такой? – Светлана опасливо взглянула на своего спутника, ожидая новую вспышку гнева.
    Но Кирилл молчал.
    -Кирилл, ты меня слышишь? Кто он такой?  - девушка хмуро покачала головой – Почему вы так разговаривали? Только не говори мне, просто ваши предпочтения в живописи не совпадают!  И только поэтому вы были готовы наброситься друг на друга!
    Кирилл мрачно улыбнулся:
    -Нет, у нас не только вкусы не совпадают…
    -А в чем причина вашей неприязни?
    -В профессиональной деятельности. Наши интересы постоянно пресекаются. Артур из конкурирующей фирмы!
    Светлана заглянула в его глаза, но было, похоже, что Кирилл говорил правду.
    -Хорошо… Что там за сюрприз у тебя был? – со вздохом спросила она – Имей в виду, что в исторический музей я не ногой! 
    -На этот раз зрелище будет проходить на свежем воздухе! – Кирилл, засмеявшись, легонько щелкнул ее по носу. 
    -Ладно, сдаюсь! Всецело доверяю тебе! – пробормотала Светлана. Она ни на секунду не забывала о предстоящем разговоре. 
    -Не натурально – покачал головой Кирилл, пристально разглядывая ее лицо – Похоже, есть то, о чем я должен знать?
    Она, не решаясь заглянуть ему в глаза, пристально изучала свои лакированные лодочки, одетые в уродливые синие бахилы.
    -Итак? - бесцветно проговорил Кирилл.
    -Если честно, то да. – Промямлила девушка. Она не представляла с чего начать разговор. – Только здесь не лучшее место для разговора.
    -Хорошо. - Напряженно кивнул Кирилл. Лицо парня отчего-то осунулось, сделав его старше -  Давай, и мы выйдем на свежий воздух.
     Светлана чувствовала, что Кирилл разозлен.
    - Давай... - она вздохнула.
    -Что давать? - не понимая о чем она говорит, раздраженно спросил Кирилл.
    -Покричи на меня, поругайся! Только не делай такое лицо! - Светлана понимала, что долго просто не выдержит этого тяжелого взгляда и сведенных до судорог скул.
    -С чего ты взяла, что я хочу на тебя накричать? - он недоуменно пожал плечами.
    -Ну, может тебе станет легче от этого... - она пожала плечами, снимая с туфель бахилы, выбрасывая их в урну.
    -Почему ты так говоришь? – казалось, Кирилл был удивлен.
    -По-моему, ты на меня злишься. - Осторожно заглядывая ему в глаза, ответила Светлана.
    -Конечно, нет. Глупости! - недовольно пробурчал Кирилл.  - Ты здесь совершенно не причем.
    Она, кивнула, и они, идя на некотором расстоянии друг от друга, неспешно покинули шумный холл московского музея.
    Когда Кирилл и Светлана вышли на улицу, то увидели, что в кои-то веки природа попыталась смыть с себя серое настроение. Залихватски чирикали воробьи, поливая звонкими трелями городскую улицу. Они радовались теплым лучам солнца, щедро падавшим на землю сквозь редкие беловато-серые тучки. Но все же,  несмотря на солнечную погоду было довольно свежо – Светлана зябко поеживалась в своей куртке.
    -Одень! – Кирилл заботливо накинул на ее плечи свой неизменный пиджак, который до этого держал в руках.
    -Ты его для меня, что ли носишь? – она подозрительно посмотрела на него. А затем, усмехнувшись, добавила – Впрочем, я забыла – ты же не мерзнешь…
    -Именно. – Сухо подтвердил Кирилл.  – Так о чем ты хотела со мной поговорить?
    Он пристально разглядывал рекламные афиши, установленные вдоль тротуара, делая вид, что ему все равно. Но мрачный тон и наигранное безразличие в голосе  испугали Свету. Все предыдущие страхи вновь вернулись, заставляя судорожно дышать и чувствовать, как громко бьется пульс.
     Как же ей не хотелось, что бы все подозрения оказались чем-то большим, чем не в меру разыгравшееся воображение! С внутренним волнением она перебирала в голове различные варианты происшедшего, но понимала, что бы развеять свои сомнения ей необходимо поговорить с Кириллом.
    -Да, похоже, что Артур действительно, не входит в десятку твоих лучших друзей! - не желая сразу говорить о главном, начала Светлана.
    -Нет.  - Коротко ответил Кирилл. Его голос звучал  сдавлено и напряженно. Она чувствовала, что он нервничает, и от этого сама волновалась еще больше. - К тому же я не говорил, что он мой друг! Просто старый знакомый!
    -Настолько старый, что знает о тебе гораздо больше, чем я! - Уверенная в своей правоте кивнула Светлана.
    -Возможно. - Бархатный голос исказился от напряжения.
    -Почему он сказал, что мне стоит лучше выбирать себе друзей? Какое он имеет к тебе отношение? - Светлана не хотела, что бы Кирилл как всегда увильнул от всех ее расспросов, поэтому она, во что бы то ни стало, желала услышать правду.
    -Потому, что ему не нравится, что ты со мной общаешься! - нехотя признал Кирилл.
    -Вот как! И позволь узнать, почему же? - ее глаза сузились от злости — нашелся еще один, кто считает себя вправе давать ей указания как, где и с кем ей дружить! Родителей ей, что ли мало?  - Какое ему может быть до меня дело?
    Кирилл молчал. Он отвернулся от девушки, продолжая изучать афиши. Светлана проследила его взгляд и уткнулась глазами в ярко намалеванные губы известной российской примадонны, будто бы они могли дать ответ на ее вопрос. Но губы на плакате тоже не торопились ей что-либо разъяснять. Наконец Кирилл тихо прошептал:
    -Но я полагаю, ты не о моих друзьях хотела со мной поговорить?
    -Нет. Не только о них. - Светлана досадливо поморщилась – он снова не ответил на ее вопрос!
    -А о чем?
    -Даже не знаю,  с чего начать…  - неуверенно пожала плечами девушка. Светлана плохо представляла, как прозвучит для любого нормального человека вопрос, который она собиралась задать Кириллу. 
    -Попробуй начать с начала… - усмехнувшись одними губами, посоветовал ей Кирилл. Глаза при этом остались настороженно-печальными.
    Наконец справившись с  эмоциями, девушка на одном дыхании выпалила:
    -Как ты узнал о том, что в троллейбус, на котором я должна была поехать, врежется бензовоз?
    Было, похоже, что ее вопрос поставил Кирилла в тупик.
    -Что значит как? – несколько опешил он – я же тебе говорил, что услышал по телевизору как…
    -Не правда! –  Перебила его Светлана – Ты вчера сказал мне  о катастрофе, еще до того момента как она произошла!
    -Ты что-то путаешь! - Его лицо было невыразимо прекрасным и чужим одновременно. Похоже, он снова разозлился. В черных глазах царил мрак.  Как же Светлана себя ненавидела за то, что была так зависима от него, от человека внезапно ставшего для нее самым дорогим на всем свете.
    -Ничего я не путаю! - она испытала странную смесь досады и страха. И едва слышно прошептала — авария произошла, как минимум, на час позже того, как ты мне об этом сообщил!
    -И? -  осторожно спросил Кирилл.
    -И ты не мог об этом слышать! Понимаешь? Неувязочка выходит!  - именно так всегда говорил ее отец, когда ловил Светлану на лжи - Остается вопрос как ты об этом узнал! Как ты вообще мог об этом знать?!
    Кирилл развернул девушку к себе, и, кончиками пальцев взяв за подбородок, заглянул в ее глаза, в которых понемногу закипали слезы…
    -Ты подумала… - тихо  прошептал он. Затем будто разозлившись, повторил — И что же ты подумала?
    Светлана нерешительно поджала губы. Вариантов того, как он смог заранее узнать, что произойдет на Ленинградском шоссе вчера вечером, у нее было два. И оба казались чистым бредом, плодом больного воображения одного из пациентов психиатрической больницы имени Кащенко.
    -Смелее...  Я не думаю, что твои предположения могут быть хуже правды! - он на мгновение устало прикрыл глаза.
    От его слов ей стало еще страшнее, во рту мгновенно пересохло. Поэтому когда Светлана заговорила, голос звучал хрипло.
    -Я подумала, что знать об этом мог только тот, кто сам принимал участие в этом...  Или если ты ясновидящий... - получилось сложно и сумбурно, но вместе с тем ей, хотя бы не пришлось называть вещи своими именами.
    -Что же... Хочу тебя огорчить -  ты ошиблась. - Он скрестил руки на груди и посмотрел в сторону.
    -Я не ошиблась! - неожиданно в Светлане проснулся дух противоречия — Я точно помню, что ты сказал...
    -Я не об этом.  - Прервал Кирилл ее на полуслове. В брошенном украдкой взгляде сквозила легкая грусть. - Можешь не волноваться, к аварии я не имею ни малейшего отношения!
    Она отвела взгляд в сторону, облегченно вздохнув. Но тут, же облегчение обернулось недоумением.
    -Тогда объясни.… Объясни, как ты узнал!
    Казалось, Кирилл решал, стоит ли говорить. И сначала верх одержала осторожность.
    -А тебе не приходило в голову, что если я до сих пор не сказал тебе об этом, то может быть тебе и не стоит знать? – он устало посмотрел на нее.
    -И все же?
    -Ты не отстанешь, да? – парень с досадой покосился на нее.
    -Ты же сам говорил, что я упрямая! Пока не услышу вразумительного ответа – нет!
    -Вот как? – задумчиво протянул Кирилл – А что если мой ответ тебе не понравится? А? Что тогда? А что бы было, если бы я, например, был маньяком-террористом? А что если я зло во плоти — без души и чувств? Что тогда?
    -Тогда ты самое прекрасное зло, какое мне довелось видеть! - неожиданно выпалила она, и тут же смутилась.
    Он горько рассмеялся:
    -Света... Но это же, ни в какие ворота...  - черные глаза тоскливо уставились вдаль, словно им было видно то, что недоступно Светлане.
    -Почему это? - смущено спросила девушка.
             -Да потому, что я едва ли могу считаться хорошим выбором для тебя! - его лицо стало непроницаемым.
              -Позволь мне самой решать, можешь ли ты им быть! - она рассерженно посмотрела в прекрасное лицо. И скрестила руки на груди, едва сумев побороть желание дотронуться до его лица. - Только я должна знать правду!  Не важно какую, но правду! - Светлана вскинула на него глаза.
    Кирилл неожиданно крепко притянул ее к себе и  сжал. Почувствовав его дыхание на своих волосах, Светлана ощутила, как ее сердце громко забарабанило. Помолчав несколько секунд, он едва слышно  прошептал:
    - Как жаль, что я не могу почувствовать…
    -Что почувствовать? – она непонимающе заглянула в его глаза, поражаясь той неизъяснимой тоской царившей в них.
    -Не волнуйся, к взрыву я не имею ни малейшего отношения… - снова повторил он.
    -Но, ты знал о нем? Поэтому и помешал мне ехать на том троллейбусе? Ты же за шиворот вытащил меня на улицу!
     -Ты жалеешь об этом? – поддел ее Кирилл. – Могла бы просто поблагодарить меня. И не вспоминать больше!
    -Спасибо. И все же…
    -Боюсь, что ты мне не поверишь – выражение его лица снова стало колюче-непроницаемым.
    -Я попробую…
    -Ну что ж… -  он снова печально усмехнулся – сформулируем так – иногда я могу предвидеть некоторые события…
    -Предвидишь будущее? Как тогда в кафе – ты знал, что моя тетя скоро умрет, и я все равно никуда не поеду?
    -А ты наблюдательна... - он удивленно приподнял брови — Но при этом невнимательна. Странное и необъясняемое сочетание.
    -Итак? – на этот раз она от него не отстанет, не получив ответа на свой вопрос.
    -Знал. Ну или что-то вроде того…- засмеялся Кирилл, слегка взъерошивая ее челку – только гораздо хуже…  Да, я могу предвидеть определенные события,  связанные например с тобой, или еще с некоторыми людьми, незадолго до их наступления. События негативного плана…
    -Почему именно со мной? – опешила девушка – Что во мне такого?
    -Не знаю. Не я это решаю.
    -А кто?
    -От меня это не зависит.  – Взгляд снова стал отдаленным – Прости, но я не могу тебе всего сказать.… Очень хочу, но не могу. Да и оно тебе не нужно.
    -Об этом хотел сказать твой друг мне перед уходом?
    -Артур мне не друг! - Кирилл слегка поморщился. - Но, да. Именно об этом!
    -А кто он такой ты можешь сказать?
    -Нет. Просто не имею права!
    -Да что, в конце-то концов, происходит?! Ну, а  почему там, где ты, гибнут цветы и сходят с ума бедные животные? – Светлана неожиданно разозлилась и высвободилась из его объятий – что, в конце концов, за секреты и тайны!  - Это ты мне тоже не расскажешь?
    -Заметила? – Было, похоже, что Кирилл совсем расстроился – Да ты и впрямь наблюдательная.…  Не злись, пойми – есть на земле вещи, постичь и понять которые ты не всегда в состоянии. Подчас это лучше и для самого человека.
    -Не скажешь? - в последний раз спросила она.
    -Нет. По крайней мере, пока. - Устало покачал головой Кирилл. Странно, но этот разговор давался ему труднее, чем, что-либо за последние несколько лет.
    -Неужели все так плохо? – она внимательно вглядывалась в прекрасное и невыразимо тоскливое лицо Кирилла.
    -Гораздо хуже – мрачно кивнул он.  – Выбор за тобой – я понимаю, что общаться со мной не зная, кем я являюсь на самом деле это…
     Кирилл не договорил, пристально рассматривая пластиковые окна на фасаде здания. Он медленно отпустил свои руки, освобождая ее и предоставляя возможность уйти. Она физически ощутила, как напряглось его тело, окаменели плечи...
    Упал березовый лист, пожелтелый и съежившийся, скатившись по ее плечу. Мягко кружась в холодном чистом воздухе, спланировал в прозрачную лужу. Подул легкий ветерок, принеся с собой небольшие капли дождя. Светлана посмотрела на небо  - половина небосвода была чистой, словно кто-то старательно оттер все пятнышки. Вторая же часть – хмурилась и сердилась. Тяжелые серые облака хмуро теснились, желая разразиться  грозой. И постепенно полоска чистого синего цвета становилась все меньше и меньше. Наконец солнце вовсе спряталось, устав сопротивляться непогоде. То тут, то там начали вспыхивать разноцветные купола зонтов – больших или маленьких. Постепенно людей стало меньше, народ расходился, испугавшись холодного дождя, оставив пестрые ларьки с сувенирной продукцией, вольготно расположившиеся возле входа в музей, мокнуть в одиночестве.
    Она первой нарушила молчание. Немного охрипший от волнения голос прозвучал одиноко среди серого дождя.
    -Это неважно…
    -Что?! – его взгляд стал бесконечно усталым, и, казалось, принадлежал не молодому парню, а  глубокому старику.
    -Это не важно!  - неожиданно для самой себя перебила его Светлана - Для меня не важно. Одно я знаю точно – ничего плохого ты мне сделать не можешь… - твердо ответила девушка.
    -Похоже, ты действительно притягиваешь к себе сплошные неприятности и опасности…  - очень тихо шептал Кирилл - Даже не так! Если в радиусе, хотя бы одного километра будет какая-нибудь катастрофа или стихийное бедствие — в самом его эпицентре будешь ты!
    -Тебе не кажется, что ты слегка, самую малость преувеличиваешь? - фыркнула она.
    -Нет. И тому есть неоспоримое подтверждение — ты общаешься со мной!
    -Ну, в этом виновата не только я! - она насмешливо посмотрела на него — Ты первый решил испытать на прочность свою фортуну, общаясь с таким невезучим человеком как я!
    -Да и за это я себя ненавижу! - волнение на его лице было неподдельным. - Ненавижу за то, что не смог сказать себе «нет»...
    -Почему ты все время твердишь об этом. Неужели ты опасен? – засмеялась Светлана, недоверчиво глядя в глубокие бездонно-бесконечные глаза Кирилла.
    -Причем смертельно. – Хмуро заметил Кирилл.  – Я  пойму если станешь держаться от меня подальше.… Но.… Но я тоже не могу говорить, что мне все равно! Наверное, должен – но не могу! Для меня ни чего нет важнее, чем чувствовать тебя…
    В его голосе зазвучала такая страсть, что сердце девушки забилось гораздо быстрее. Она тронутая столь искренним признанием, прошептала в ответ:
    -И еще. Просто я хочу, что бы ты знал – ты можешь доверять мне. Ни кому и никогда я ничего не расскажу. И если ты захочешь, то вполне можешь поделиться со мной своим секретом…
     Кирилл не дал ей договорить:
    -Нет. Во всяком случае, пока не могу. Могу лишь попросить воспользоваться моим советом.
    -Держаться от тебя подальше?
    -Именно.
    -Боюсь, что в моем случае это приведет к более трагическим последствиям – усмехнулась Светлана, намекая на свою «сказочную» везучесть – Сколько раз ты спасал мне жизнь.…   А без цветов и домашних животных я как-нибудь переживу.
    -Что? - ошеломленно он посмотрел на нее.
    -Я заметила, что с флорой и фауной у тебя, похоже, какие-то проблемы... - она натянуто улыбнулась.
    -Что ж... Вынужден признать, что ты права! - угрюмо уставившись на нее своими черными глазами, кивнул Кирилл.
    -Очевидно, спрашивать, в чем причина этой своеобразной аллергии не стоит?
    Он молча смотрел на нее, но его лицо было красноречивее любых слов – глаза, словно черные огни пылали, губы беззвучно шептали… В тот момент он казался Светлане невыразимо прекрасным и бесконечно далеким от нее. И несмотря на все его загадки и тайны, расставаться с ним она хочет меньше всего на свете. Легонько улыбнувшись, девушка спросила его:
    -И что за сюрприз был у тебя? Советую показать быстрее, а то совсем скоро я замерзну.… У меня же нет сверх способностей…
    -Ты и не подозреваешь, как тебе повезло! – грустно усмехнулся Кирилл. - А сюрприз  придется отложить – он недовольно оглянул ее мокрые джинсы и стекающую с волос дождевую воду – иначе завтра у тебя будет воспаление легких. Поэтому сейчас домой и в горячий душ, а завтра после окончания занятий я тебя украду!
    -Отчего-то мне кажется, что спорить с тобой бесполезно – тихонько ворча, Светлана подхватила его под руку.
    -Именно.  – Кирилл серьезно посмотрел на девушку.


    Сегодня Кирилл превзошел самого себя – его автомобиль не просто летел по улицам, обгоняя ветер, а сам был порывистым и самоуверенном вихрем. Сегодня все было по-другому, не как обычно. В гонке участвовала одна из них.
    Ариэль. Такая же, как и он.  Такая же  не испытывающая ни страха, ни боли, ничего не чувствующая несчастная счастливица. И это хорошо. Это должно  было быть интересным. Захватывающее зрелище даже для самых искушенных гонщиков и привередливых зевак.
    Ариэль была достойным противником. Ее матовая Ауди, словно черная пантера летела по джунглям мегаполиса, оставляя далеко позади всех соперников, включая  патрульные мотоциклы и автомобили инспекции дорожного движения, которые из-за огромной скорости не только номер не могли запомнить, но и цвет ее авто.
    Сегодня публика просто замирала от восхищения, когда их автомобили слились в бешеной гонке в единое неразличимое пятно, двигаясь по проспекту с дикой скоростью...  Ставки были высокими, и почти все зрители разделились на два лагеря. Примерно половина отдала свои деньги за него, другая половина досталась Ариэль. На других участников ставки практически не делались. Знали бы еще неискушенные зрители, кто сидит за рулем автомобилей-фаворитов. 
    До финиша оставалось совсем чуть-чуть. Он практически оторвался от черной ауди, когда в зеркало заднего вида увидел темно синий порше «Панамера».  Учитывая стоимость автомобиля, можно было сказать, что ее владелец далеко не самый бедный человек в городе. И, похоже, что и  не самый умный, поскольку решил гоняться с такими как они.  Кирилл давно заметил, что когда он участвовал в гонках, люди будто чувствовали опасность, причем ни как не связанную с возможностью попасть в катастрофу. Они заранее ощущали, что выигрыша им не видать. Да, порой люди не видят, но чувствуют. Жаль, что только не всегда слушают, что подсказывает им их интуиция.
    Но, похоже, у этого смельчака, чей автомобиль стоил немыслимых  денег и летел на такой же  немыслимо большой скорости, круто тормозя на поворотах, и при этом, ухитряясь не перевернуть автомобиль, напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. 
    Ауди нервно поддав газу, рванула вперед,  на полкорпуса обогнав его БМВ, а затем  и вовсе перестроилась перед ним, задорно подмигивая задними габаритными огнями. Кирилл усмехаясь, моргнул фарами.  Настроение,  пожалуй, впервые было не столь мрачным.
    И тут Кирилл увидел его. Бледное лицо водителя синего Порше с плотно сжатыми губами,  виднелось даже через лобовое стекло. 
    Мощный двигатель Порше, мощностью в пятьсот с лишним лошадей  все же превосходил его скромные триста пятьдесят и буквально через несколько секунд Кирилл стал третьим.
    Однако обогнать Ариэль водитель Порше не мог — он лишь плотно «дышал» ей в спину. Девушка виртуозно управляла автомобилем, не позволяя себя обставить ни на сантиметр. Крутя перед раздраженным до предела Порше задним бампером, ловко блокировала любые попытки ее обогнать.
    Кирилл словно ощущал ликование Ариэль. Ему казалось, что даже ее автомобиль, лощено-холеный, безумно радуется скорой победе. Однако из собственного опыта, он знал, что выигрывает тот, кто умеет вовремя тормозить.
    И точно. На следующем же повороте Ауди не смогла удержаться на дороге,  и автомобиль Ариэль занесло. Порше едва успел увернуться, но водитель, похоже, был профессионал. Очень опытный гонщик. Но все, же не такой как Кирилл. Было похоже, что он завелся. Вырулив, водитель темно-синего автомобиля стал догонять Кирилла. Он видел в боковое зеркало как приближается Порше, за секунды нагоняя разделяющее их расстояние.
    Они выехали на ночной и от того  практически пустой МКАД.  Вот здесь-то и почувствуется разница между двигателями их авто. Расстояние меду ними стремительно сокращалась. Где-то вдалеке показалась порядком разбитый передний бампер черной Ауди. Похоже, машина несколько раз перекувыркнулась — битой оказалась не только «морда». Крыша так же была изрядно покалечена. Вот бы кто удивился, увидев, как хрупкая красивая девушка одной левой переворачивает искореженный автомобиль. Ариэль решила не сдаваться. Как всегда будет биться до последнего.
    И действительно. Ауди в короткие доли секунд поравнялась с «Панамерой» и стала постепенно нагонять БМВ. Похоже, падение не оказало никакого влияние на скоростные характеристики  автомобиля.
    А потом Кирилл увидел то, что должно было принести смерть незадачливому гонщику, ехавшему за его спиной. Примерно в пятистах метрах по крайней полосе стояла, мигая цветными огоньками, оранжевая уборочная машина. Водителю Порше ее не было видно за высоким кузовом БМВ. Кирилл несомненно бы успел увернуться от уборочной техники, а вот водитель дорогой иномарки превратится в фарш. И никакие подушки безопасности не спасли бы водителя Порше от удара в пятитонную машину на  скорости в  четыреста километров в  час.
    Решение Кирилл принял мгновенно. И хотя был уверен, что ни один из гонщиков не сделал бы того же самого на его месте.
     Включив, аварийные огни, он начал понемногу оттормаживаться, пропуская вперед ауди Ариэль. Водитель порше не сразу сообразил, что делает БМВ, а потом вдруг резко перестроившись в правый ряд, нажал на газ и буквально полетел в строну финиша. Однако он все же не смог оказаться безнаказанным. Ночной МКАД хотя и был свободным все же совсем пустым не был — со съезда от Можайского шоссе на крайнюю полосу прямо перед нагонявшей расстояние до скорого финиша Порше выехали два автомобиля — ренж ровер и большая груженая фура. Водитель Порше, ободренный скорым финишем,  явно не ожидал такого, и испуганно метнулся к одному краю дороги. Но там тяжелая фура,  просто напросто грозила раздавить легкую машинку, кинулся к другому — сплошной бетонный разделитель, со столбами.  Он отчаянно вдарил по тормозам, чертя за собой на асфальте черные полосы, и почти остановился, все же ткнулся в бампер ренж ровера. И что бы добавить «радости» водителю дорогой иномарки, сзади, на этот раз уже в бампер Порше, въехала ржавая грязно-вишневая девятка.
    А Кириллу неожиданно стало весело. Непонятно отчего. Раньше бы подобное поражение вызвало как минимум досаду, раздражение или банальную злость. Хотя откуда ему знать? Людям он ни разу не проигрывал. Сегодня к тому же его обставили сразу два гонщика.
    Но сейчас...  Сейчас ему отчего-то было плевать на то,  кто прейдет к финишу первым. И даже несколько презрительный взгляд Ариэль, брошенный мимолетом сквозь боковое стекло в его сторону, не испортило странной радости. И вальяжно расположившись в кожаном кресле, он   неторопливо свернул с каменного кольца на Ленинградское шоссе. Потому что точно знал, где хотел бы сейчас быть.
            

   ГЛАВА 5


    Светлана устало растянулась на прохладной постели. Мысли в  сумасшедшем вальсе крутились в ее разгоряченной голове.
    Больших трудов стоило переосмыслить то, что сегодня ей говорил Кирилл. Во-первых, он признался, что действительно знал заранее об аварии. При этом так и не объяснил,  каким образом ему стало известно, что именно в семьдесят девятый троллейбус врежется бензовоз. Во-вторых, с миром животных и растений у парня были явные нелады! Почему?.. И на этот, как и на предыдущий вопрос, Светлана ответа от него не получила.
    Девушка оставалась наедине с собственными версиями. Она предполагала, что Кирилл мог быть экстрасенсом. Почему нет? Вон по телевизору, чуть ли не по каждому каналу крутят передачи, где эти самые экстрасенсы, проводят пару пассов и находят потерявшихся собачек,  родственников и угнанные автомобили! Сейчас этим никого не удивишь! Но почему Кирилл тогда не хочет ни чего ей рассказывать? К тому же парень без устали твердит, что дружба с ним для нее опасна!
    Но ведь именно он ее неоднократно спасал, в последний момент, вытаскивая из лап смерти! Почему же тогда он боится самого себя? Не доверят ей? Волнуется, что она  на каждом углу будет кричать об этом?
    Конечно же, Светлана никому и ничего не собиралась рассказывать. И если причина только в том, что Кирилл боится огласки... То он может быть спокоен!
    Застонав от того, что ничего не может понять, девушка скинула с себя одеяло. Похоже, заснуть ей быстро не удастся. В воспаленном сознании теснился целый рой мыслей и вопросов. Резко встав, она распахнула окно настежь, в надежде, что хотя бы свежий воздух станет приманкой для ее сна. С улицы пахнуло холодом. Светлана высунулась в вечернюю мглу. На город упал туман — дома и улицы утопали в молочной дымке, смягчая, а подчас и вовсе стирая силуэты машин и людей.
    Подытожив нехитрые выводы, она заключила, что Кирилл был медиумом. Первый раз он предвидел, как скончалась ее тетка в Сергиевом Посаде, затем почувствовал, что произойдет автокатастрофа...
    Внезапно ее озарила мысль — похоже, Кирилл предвидел...
    Светлане стало жарко даже перед открытым окном.
    Девушка  не сразу смогла сформулировать свою мысль.
    Он знал, когда и кто должен умереть!
    Может ли это быть правдой? Неужели так бывает?
    Но все факты говорят именно об этом!  И неудивительно, что он боится огласки! Кирилл же золотая жила для всяких мошенников, бандитов и даже для правительства!
    И что же теперь делать? Что она будет делать, если Кирилл в один далеко не прекрасный момент внезапно исчезнет из ее жизни, словно его никогда и не было!  От этой мысли ей стало плохо. Она не хотела, чтобы это произошло!
    А если возьмет и пропадет? Что она будет делать? Где искать его? Она же ничего о нем не знает. Совсем ничего.
    Сделав пару шагов по комнате, она плюхнулась на кровать и зарылась с головой в одеяло.
    Но девушка также помнила слова Кирилла о том, что для него нет ничего важнее, чем чувствовать ее... Странно как — чувствовать! И пусть у нее были лишь одни вопросы и ни одного ответа, ей было все равно… Лишь бы он был рядом!
             С такими мыслями она провалилась в сон.

    Следующее утро выдалось на редкость холодным, во всяком случае, для нее. Светлана замерзла из-за того, что оставила окно вчера открытым.  Посильнее закутавшись в одеяло, она вспоминала события вчерашнего дня. Конечно, поведение Кирилла было очень странным, но почему-то в сердце поселилась уверенность в том, что он никогда не обидит ее. Да и вообще девушка с трудом представляла, что ее спаситель может быть замешан в чем-то дурном.
    С трудом передвигая ноги, Светлана зашла в ванную и встала под горячий душ. Тело после полуночи бдений никак не желало просыпаться. Душ немного помог. Горячие упругие струи воды заставили мышцы на руках и ногах прийти в более или менее рабочее состояние. 
    Вспомнив, что Кирилл должен был заехать за ней буквально минут через десять, она торопливо принялась сушить феном волосы. Наспех обсохнув и одевшись,  прошла на кухню.
     Матери к тому времени уже не было дома — лишь горьковато пряный  аромат ее любимой туалетной воды витал по квартире.
    Чайник был горячим, а чай свежезаваренным. Светлана соорудила себе незамысловатый бутерброд из ветчины и немного засохшего, но еще вполне пригодного куска хлеба, и собиралась уже попробовать сие нехитрое кулинарное изыскание, как раздалась трель дверного звонка.
    Понимая, кого она сейчас увидит, и, стараясь не обращать внимание на радостно застучавшее сердце, которое казалось готово выпрыгнуть из груди, девушка распахнула входную дверь.
    -Ты всегда открываешь дверь, даже не поинтересовавшись, кто за ней стоит? - притворно рассердившись, Кирилл шагнул через порог.
    -Я знала, что это будешь ты! Ты всегда желанный гость! - она беззаботно махнула рукой. - Проходи!
    Легко скинув черные кожаные туфли, он проследовал вслед за Светланой. Покосившись на небольшой цветник, уютно пристроившийся на кухонном подоконнике, Кирилл остался  стоять в дверях.
    -А кто сказал, что я желанный гость? - словно сам у себя спросил он, при этом в его глазах снова появилось холодная тоска арктической ночи.
    -Ну, по-моему, предупреждения о таящейся в твоих объятьях опасностях я уже слышала... - проворчала она про себя - без самобичевания никуда! — Может, поговорим о чем-нибудь другом?
    -С удовольствием! - черные глаза радостно вспыхнули — Итак, как прошла ночь? Больше не пыталась свести счеты с жизнью, принимая ванну?
    -Плохо прошла ночь. - Она скорчила грустное личико.
    -Что случилось? - его глаза вмиг наполнились тревогой. Кирилл подозрительно оглянулся, словно ища невидимых врагов.
    -Тебя не было рядом. Я так скучала! - неожиданно вырвавшееся признание вогнало ее в краску. Девушка смущенно принялась изучать рисунок на обоях, словно в первый раз их видела.
    -Если бы ты могла, то довела меня до инфаркта! – облегченно вздохнул он, понимая, что реальной угрозы нет.
    -Я надеюсь, что возможность у меня еще будет?
    -Нет. Так просто тебе от меня не избавиться.  - Его голос стал проникновенным, он зачаровывал ее. Светлане в голову пришла мысль, что может он не только медиум, но еще и гипнотизер? Впрочем, сама она была не против этого.
    -Кирилл... - девушка нерешительно на него посмотрела.
    -Да?
    -Я хотела тебе кое-что сказать...  - Она сомневалась, говорить ли ему о своих догадках или это вызовет вспышку гнева на прекрасном лице.
    -И? - глубокий баритон напряженно вздрогнул. – Что ты хотела сказать?
    -Мне кажется, я знаю, почему ты не хочешь мне говорить, как тебе удалось узнать о той катастрофе! - выпалила Светлана. - И почему ты не хочешь мне ничего рассказывать!
    Кирилл, бесцельно помешивая  ложкой чай в ее полупустом стакане, совершенно равнодушно произнес:
    -И почему же я не хочу тебе ничего рассказывать?
    -Потому что ты экстрасенс или медиум (я плохо разбираюсь в разнице между тем и другим)! Ты можешь предвидеть, когда и отчего умирает человек. А не говоришь потому, что это может стать известно большому количеству людей, и тебя могут похитить и заставить работать на бандитов или разведку!
    Такого странного взгляда она еще у него не видела. Черные глаза недоверчиво смотрели на нее, не скрывая в своей глубине изумления.
    -Ты... - насмешливо кивнул в ее строну Кирилл — Светлана, ты сегодня ночью хорошо спала?
    -Вообще-то не очень. А что? - с вызовом бросила она.
    -А то, что болтаешь всякие глупости — бандиты, разведка! Может быть тебе пропустить сегодня занятия и как следует выспаться?
    -А чего ты хотел? - обвинила его она — Сам же ничего не рассказываешь! А раздражаешься от любых расспросов!
    -Прости! - смущенно пробормотал Кирилл — Ты права, но возможно я как-нибудь и расскажу тебе более подробно о своей жизни. И да, должен признать — доля истины в твоей версии есть!
    -Неужели? – скептически  прищурив глаза, поинтересовалась девушка, - Какая именно?
    -Если не брать во внимание гангстерский сюжет про бандитов и шпионов, то в целом твоя теория не так уж и плоха! - весело проговорил Кирилл.
    Светлана обиженно покосилась на него и решила не продолжать более этот пустой словесный поединок — все равно она уже проиграла. И ни чего говорить он не будет. Поэтому девушка решила переключиться на что-нибудь другое.
    -Хочешь чай? Или может быть кофе?
     Но Кирилл жестом остановил ее.
    -Я ценю твое желание быть радушной хозяйкой! - Он грустно улыбнулся — Но поверь — это лишнее. Не стоит обо мне беспокоиться.
    -Что же, хорошо! Как скажешь! - Растеряно пожала плечами девушка. Отчего-то она вспомнила их первую встречу в кафе, когда Кирилл, залпом выпил чашку кипятка. И не удержавшись, поинтересовалась:
    -А ты случайно шпаги не глотаешь?
    Его взгляд был красноречивее любых слов. Покачивая головой, он усмехнулся.
    Светлане показалось, что Кирилл ей снова предложит пропустить занятия и выспаться. Нет уж! Сон как рукой сняло, едва он переступил через порог ее квартиры.
    -Ты решила, что раз я отказался от чая, то захочу перекусить вилкой или ложкой? - улыбнулся он - Прости, но я и вправду не голоден!
    -А как прошла твоя ночь? Кошмары в виде девочки - катастрофы не мучили? - пошутила Светлана.
    Кирилл внезапно замолчал, и девушке на мгновение показалось, что она чем-то его обидела. Повернувшись к ней, он едва слышно произнес:
    -Я был бы рад видеть каждый день тебя в моих снах, но я не сплю...
    -Как? Совсем? - опешила девушка. 
    -Никогда. - Совершенно серьезно подтвердил он. И судя по мрачному взгляду,   не было похоже, что это очередная шутка.
    -Это тоже одно из удивительных  свойств твоего организма? - она пожалела, что задала этот вопрос. Побледневшее лицо, в один миг болезненно осунулось.  - На тебе что, опыты ставили?!
    Усмехнувшись ее очередному предположению, он снял с себя печальную маску, став снова прежним Кириллом.
    -Ты не будешь против, если мы потом обсудим этот вопрос?  - он необыкновенной грациозной походкой прошествовал в коридор — Иначе ты опоздаешь!
    Посмотрев на часы, Светлана ахнула — до начала занятий оставалось пятнадцать минут. Похоже, находясь с Кириллом, она напрочь теряет счет времени.
    -Обязательно... – Кивнула девушка, раздосадовано подумав про себя, что он напоминает ей ребус – сплошные загадки! - И не надейся, что отвертишься от разговора! 

    Кирилл решил проводить ее до самого входа в лицей. К сожалению, от того, что Светлана была рядом с ним  из ее  головы совершенно выпал тот факт, что возле входа в здание ее будет ждать Зубаков.
    И когда девушка вышла из автомобиля, в галантно открытую Кириллом дверь, то сразу наткнулась на весьма обиженный взгляд Кости. Даже его широкие плечи понуро опустились, когда Костя увидел, что Светлана идет под руку с каким-то парнем.
     Испытывая огромное чувство  неловкости, и ругая про себя незадачливого поклонника, она даже собралась сама подойти и первой поздороваться. Но Зубаков, не дожидаясь ее, резко развернулся и  торопливо зашагал в сторону лицея.
    Обиделся. Быть может это и к лучшему. Похоже, наконец, до парня дошло, что он ее не интересует. Но у Светланы на душе все равно остался противный осадок вины и тягостное чувство жалости. Тяжело вздохнув, девушка зашагала к входу.
    Кирилл, конечно же, заметил раздосадованный взгляд Светланы направленный в сторону парня и нарочито небрежно спросил:
    -Друг?
    -Да нет... - она и сама не знала, кто такой для нее Зубаков. Толком они никогда не общались, ограничивались странными утренними разговорами. Или вернее монологами Константина.  - Не обращай внимание.
    -Парень расстроился, когда увидел тебя со мной! - Кирилл задумчиво провел кончиком пальцев по ее щеке. Светлана мгновенно вспыхнула, не в силах ответить. Черные глаза ласково мигнули, чем совершенно вывели ее из равновесия.
    -Ты можешь опоздать... - тихо прошептал Кирилл. Его губы были в опасной близости от ее лица.  Горячее дыхание Кирилла на своей коже, заставило  сердце Светланы бешено трепыхаться. Заметив, какой эффект он произвел, Кирилл усмехаясь добавил:
    -Иди, а после занятий я буду ждать тебя здесь.
    Не в состоянии произнести ни одного членораздельного звука, она, молча, кивнула и отправилась на занятия. 

    Четыре урока пролетели в томительном ожидании. Светлана ни как не могла сосредоточиться на конспекте — слова преподавателя звучали для нее словно сквозь туман. Хорошо, что сегодня не было ни контрольных, ни практических занятий, а то пара-тройка «лебедей» ей была бы обеспечена. Последним занятием у нее была «Химия» с преподавателем  Филатовым. Как назло Федор Исаакович решил сегодня в начале урока провести короткий блиц опрос. По классу пронесся разочарованный вздох — похоже, как минимум половина учащихся была совершенно не готова к столь коварному замыслу преподавателя.
    Четвертым на вопросы отвечал Вайцкович Семен.
    -Итак, Семен Анатольевич, - Филатов аккуратно поправил маленькие очки, сдвинув их ближе к переносице — Какие виды изомерии характерны для спиртов?
    Под внимательным взглядом преподавателя голова Семена понурилась и повисла, словно воздушный шарик на ниточке. Парень, что-то неразборчиво пробормотал.
    -Семен Анатольевич, пожалуйста, громче! - чувствуя, что ученик не уверен в своем ответе,  подбодрил его учитель.
    -Для спиртов характерна… Характерна…  - тут Семен сделал вид, что его схватил приступ сильного кашля, благодаря которому он надеялся затянуть время и услышать подсказку со стороны аудитории. Его надежды оправдалась, и громкий шепот неизвестного дублера донес до ушей Вайцковича ответ.
    - Характерна структурная изомерия… Изомерия положения ОН-группы (начиная с С3)…... - с облегчением выдохнул Семен и замолчал.
    -Дальше! - Нахмурился Федор Исаакович, который так же услышал подсказку. - И пожалуйста, Семен Анатольевич, самостоятельно!
    Но ответом преподавателю было молчание. Вайцкович отчаянно сопел и вертел головой по сторонам в надежде на очередную подсказку.
    -Семен Анатольевич? - преподаватель заинтересованно посмотрел на ученика. - Вы нас задерживаете!
    Ответом ему был лишь взгляд парня, полный мольбы и надежды.
    -Сегодня вы получаете очередную двойку!
    -Но это не справедливо! - с жаром возразил Вайцкович — Я не заслужил такую оценку!
    Филатов неожиданно кивнул:
    -Совершенно с Вами согласен, но,  к сожалению, ниже поставить просто не могу!
    Аудитория грохнула от смеха. Даже Федор Исаакович, хоть и оставался серьезным, но, ни от кого не смог скрыть свой веселый взгляд за стеклами очков.
    -Продолжим... На следующий вопрос – Отвечает Данилова!
     И так далее по списку журнала. Когда дошла очередь до Светланы, девушка уже успела пролистать учебник, а потому с легкостью ответила на вопрос и с чувством  облегчения села на свое место.
    Наконец последнее занятие подошло к своему логическому завершению и, захлопнув тетради, учащиеся понемногу начали покидать класс.
    Уже на лестнице, когда Светлана спускалась гардероб за своей курткой, услышала,          как ее окликнули. Повернувшись, девушка увидела бледное и решительное лицо Зубакова. Костя стоял, прислонившись к стене холла. Несмотря на все его старания выглядеть уверенно и небрежно, она почувствовала, что парень нервничает.
    Заметив, что Светлана оглянулась, Костя медленно спустился по лестнице, оставив между собой и ней пару ступенек. Девушке неудобно было так стоять — затекала шея, поскольку приходилось запрокидывать голову. И без того высокий Костя, благодаря ступенькам, был выше еще на двадцать сантиметров. Почувствовав, что он сделал это нарочно, Светлана запрыгнула на подоконник. Теперь их глаза находились на одном уровне.
    -Что ты хотел Костя? - как можно вежливее поинтересовалась она. Впрочем, Светлана догадывалась, о чем пойдет речь, запоздало понимая, что утром она слишком хорошо о нем подумала. Похоже, Зубаков совсем ничего не понял.
    -Ну?  - многозначительно произнес он, пристально буравя взглядом пуговицы на ее кофте.
    -Что - ну? Я вроде как не лошадь... - Светлана удивленно изогнула бровь. Но, очевидно, ее замечание не достигло ушей Зубакова.
    -Ну и что ты и этот хмырь на черном джипе, делали вместе? - с вызовом кивнул он.
    -А я должна перед тобой отчитываться? - нараспев произнесла она. Настроение начало стремительно портиться.
    -Я не хочу, что бы вы с ним встречались! - с нажимом сказал Костя.
    Светлана даже поперхнулась от возмущения, кипя праведным гневом. Кто он, собственно говоря, такой, что бы решать — что ей делать, а чего нет? И так каждое утро заставляет ее мучиться и испытывать огромное чувство неловкости за свои дурацкие анекдоты!
    -Тебе не кажется, что мне может быть все равно — чего ты хочешь? – Прищурила глаза Светлана. Раздражение начало выливаться через край.
    -А я вот так не думаю! Еще раз увижу его рядом с тобой, то твоему мажору не поздоровиться! – Зубаков угрожающе поиграл своими натренированными мышцами.  - Знаю я таких, богатеньких мальчиков! Он с тобой наиграется и выкинет, словно ненужную упаковку! Сама потом пожалеешь!
    -Это все? - холодно поинтересовалась она.
    -Да. Я предупредил!
    Вот такой наглости Светлана стерпеть не смогла. От возмущения она даже не нашлась, что ответить вконец охамевшему Зубакову. Пусть идет в спортивную секцию и там пытается с кем-нибудь выяснять отношения!
    Девушка спрыгнула с подоконника и, не оглядываясь, зашагала  к раздевалке. Она опасалась, что Костя будет ее преследовать, но, к счастью, он за ней не пошел. И только раздраженный буравящий ее спину взгляд серых глаз, Светлана чувствовала  до тех пор, пока не скрылась  за углом.
    Она быстро оделась и с удивлением заметила, что жутко волнуется. И дело было вовсе не в идиотском разговоре с Зубаковым. Просто Светлана неожиданно испугалась, что Кирилл возьмет и не придет. Всего лишь на мгновение, но эта мысль оказалась весьма болезненной. Даже ладони вспотели, несмотря на то, что в холе из-за постоянно открывающихся дверей было прохладно.
    Светлана замерла  возле входа, несмотря на то, что  каждую секунду рисковала получить в лоб дверью. Она невольно задумалась — а что если его там не будет? Что если он и впрямь испугается, побоится огласки (сам ведь утром сказал, что ее теория не так уж и не верна!)? Или... Что если этот противный Зубаков прав — и для Кирилла она и впрямь лишь игрушка? Избалованное дитя натешится, и захочет новое развлечение? Что тогда будет?..
    Она, потопталась еще минут пять в нерешительности. И внезапно  рассердившись на себя за собственные глупые мысли, резко отрыла дверь — не прятаться же в лицее до посинения!
    Все ее страхи оказались напрасными — Кирилл терпеливо стоял в ожидании девушки, на том же самом месте, словно никуда не уходил. Едва Светлана заглянула в теплую летнюю ночь черных глаз, как тут же стремительно улучшилось ее настроение, а из головы вылетели всякие страхи, глупые разговоры Зубакова и прочие неприятные вещи. Кирилл снова был одет не по погоде — тонкий пиджак едва ли мог согреть в холодный октябрьский вечер! Но это, похоже, никакого дискомфорта ему не доставляло.
    -Привет! - она расцвела в улыбке.
    -Здравствуй! - его глаза просияли в ответ. - Прости, что я без цветов, но у меня уважительная причина!
    -Прощаю! - с легкостью рассмеялась девушка. Светлана была очень рада, что в его присутствии могла быть собой — Я же обещала обойтись без домашних животных и растений!
    И тут же пожалела о сказанном. Любимые глаза снова стали тревожно прожигать серый кирпич здания. Но не долго. Буквально через минуту он уже тащил ее за собой к машине, но на полпути вдруг резко остановился.
    -Ты на меня не злишься? - он пытливо посмотрел на нее. Черная ночь в его зрачках, казалось, тревожно вглядывается прямо в ее душу.
    -За что? - Светлана искренне изумилась.
    -Ну, за вчерашнее... - сбивчиво пробормотал Кирилл — Я ведь так ничего и не объяснил тебе.
    -Ни чего я подожду. Если ты пообещаешь когда-нибудь все мне рассказать! - заявила Светлана.
    -Когда-нибудь потом...  - Согласно кивнул Кирилл. Его губы едва слышно  прошелестели, неожиданно соглашаясь с ней.  - Но лучше бы тебе не знать!
    -Вот и договорились! - Невозмутимо подытожила Светлана, забираясь в автомобиль. 


    Черный БМВ мягко шурша покрышками, подкатил к ее дому. К этому моменту на улице окончательно стемнело.
    -Тебе, вероятно, пора? - Кирилл с сомнением посмотрел за окно автомобиля.  – Мать не будет ругаться, что ты задерживаешься?
    -Ну, мне вообще-то не пять лет…
    -Может не стоит ругаться с твоей мамой из-за меня? - мягко улыбаясь, произнес Кирилл.
    Светлана даже не смогла ни чего сказать —  его лицо находилось так близко, что сердце казалось, готово выпрыгнуть из ее груди. Она не могла не заметить пылающего черного взгляда Кирилла — его грудь вздымалась так же тяжело, как и ее.
    -Почему-то мне хочется ругаться со всеми, кто  будет мешать мне быть рядом с тобой! — едва слышно прошептала Светлана.
    -И мне... - в унисон кивнул он.  Его горячие пальцы легонько провели по ее подбородку, а дыхание остановилось. Его губы на мгновение прикоснулись к ее.  Светлана выпала из реальности, потеряв счет времени.  Когда Кирилл легонько отстранился, все струны ее тела протестующее зазвенели, требуя волшебного продолжения. Но, похоже, не сейчас...
    -Прости...  - сумрачно прошептал он, даже не смотря на девушку.
    -За что? -  она непонимающе пожала плечами — Почему ты просишь у меня прощение? Я не против еще раз повторить!
    -Прости! - снова повторил он — Я не должен был этого делать! Но это слишком... - тут Кирилл вдруг яростно треснул кулаком по торпеде. Пластик с жалобным стоном затрещал от столь негуманного с ним обращения. - Невозможно! Я не могу держать себя в руках, когда ты так... Ты так близко! И это сводит меня с ума! Мне слишком трудно себе отказать в этом, особенно не встречая сопротивления с твоей стороны! Неужели ты не боишься меня?
    Он глубоко втянул в себя воздух и хмуро посмотрел на нее.
    -Почему? Почему я должна тебя бояться? - Из ее глаз вот-вот готовы были брызнуть слезы. Девушка поняла, что ему просто не понравилось то, от чего ее душа еще несколько секунд назад пела.
    -Все боятся! Люди инстинктивно чувствуют себя неуютно рядом со мной! Ты же словно ничего не замечаешь?!  - он отвернулся от нее - Необходимо все это прекращать!
    -Тебе, что не понравилось? - она не решалась заглянуть в беспокойный мрак черных глаз, боясь увидеть в них лед.
    Похоже, отчаянная  мольба в ее голосе заставила его смягчиться. И более мягко, но так, же отстраненно, он ответил: 
    -Конечно, понравилось! Дело не в этом!
    -Ну а в чем тогда? - не выдержав, все же заплакала Светлана — В чем тогда?!
    -Во мне и только во мне! Ты пойми — в этом и беда, что понравилось. Очень понравилось. Я во всем виноват! Но так не должно было быть! - его лицо было искажено невероятным страданием. - Прости меня...
    Она стиснула зубы, стараясь не заплакать.
    -Ты, наконец, можешь мне объяснить — что, черт возьми, с тобой твориться?!
    -Нет...
    Последние слова он прошептал ей в спину, потому что, не выдержав, Светлана вылезла из автомобиля и, размазывая слезы по щекам, направилась к подъезду. Это было выше ее сил! Эти вечные недоговоренности и недомолвки, которые прочной железобетонной стеной стояли между ними. И хотя девушка понимала, что уже через минуту будет жалеть о сделанном, все равно была уверена, что поступает правильно. Она не могла больше держать эту странную дистанцию...  Дистанцию, которую придумал он.
    За ее спиной взвизгнули шины резко сорвавшегося с места автомобиля. Неимоверных трудов стоило ей не оглянуться, что бы посмотреть в след уезжающему автомобилю.
    «Ну и пусть!» - глотая злые слезы, шептала про себя Светлана, торопливо вышагивая к своему дому. – «Жила почти семнадцать лет без его тайн и загадок и еще проживу!»
    Хорошо, что возле их подъезда фонарь не работал уже как минимум неделю. Кто-то разбил лампочку, использую фонарный плафон в качестве своей мишени. А света падающего от другого, расположенного рядом у соседнего подъезда, было слишком мало для того что бы кто-то из соседей, прогуливающих своих четвероногих питомцев, увидел ее заплаканное лицо.
    Когда Светлана подходила к подъезду, то услышала, как поскрипывают качели на детской площадке, расположенной у дома. «И кому в голову придет в такую погоду гулять с ребенком?..» - недоуменно подумала она. И в этот же момент увидела знакомое лицо.
     Навстречу ей вышел Костик. Зубаков Константин Геннадьевич. Ого! Светлана даже сама удивилась, что откуда-то помнит его отчество.
    -Костя? Что ты здесь делаешь? - девушка недоуменно посмотрела на парня.
    -Тебя жду. - Спокойно произнес он. И неожиданно в этом спокойствии Светлане послышалась угроза. Сама не понимая, чего она испугалась, девушка решила подойти ближе  к подъезду. Но тут ей на встречу, из-под неработающего фонаря вышло еще три человека, перекрыв возможность пройти к дому.
    -Зубаков, что это все значит? - четко проговаривая каждое слово, Светлана впилась взглядом в лицо спортсмена.
    -И где твой холеный дружок? - насмешливо спросил Зубаков, явно наслаждаясь видом перепуганной девушки.
    -Потерялся? - кто-то из троих ехидно поддержал Костю.
    -Вас это не касается! – она неожиданно успокоилась. Хорошо, что Кирилл не пошел вместе с ней — иначе ему бы досталось. Все четверо были здоровыми сильными парнями, похоже, такими же спортсменами, как и Костя. Кириллу бы точно не поздоровилось. А с ней они ни чего не сделают. Наверное, ничего. И все же поджилки у девушки затряслись.
    -Ошибаешься! Еще как касается! - Нахмурившись, Костя подошел почти в плотную к Светлане. - Так где же он? Боится, что я ему ноги поотрываю? Спрятался?
    -Ты чего, Костя? - она попыталась придать голосу мягкость, но почему-то получилось лишь жалобное мяуканье.
    -Дура ты! Я же предупреждал, что бы ты к нему не подходила! И где ты весь вечер после занятий была? Я тут уже часа четыре жду...
    -Это твои проблемы! Пропусти мне домой надо!
    -Подождешь! - рявкнул Зубаков.
    -И что тебе от меня нужно? – как можно спокойнее произнесла она. Но все же, Светлана испугалась, и безразличие в ее голосе получилось неестественным.
    -Хочу узнать, кто тебе позволил морочить мне голову?
    Она решила не отвечать ему и молча, направилась к подъезду. Но сильный толчок в грудь заставил Светлану отшатнуться назад к площадке. На нее пахнуло алкоголем. «Да ведь он же пьян!» - она испугано отступила оглядываясь. Пьяным Костика ей видеть не доводилось.
    -Я сказал, смотри на меня! Отвечай... - прорычал Зубаков, напирая на нее. Трое других парней молча, блокировали ей путь домой. Они, похоже, как и Костя были нетрезвыми – до  девушки донесся кисловато-хмельной запах пива.
    -Зубаков отвали! - она собралась позвать на помощь, но кто-то зажал ей рот.
    Вот тут и наступила настоящая паника.  Прямо перед собой девушка видела разъяренное лицо Зубакова. Парень действительно был очень пьян и, похоже, мало соображал, что он делает. Только вот ей от этого легче не было.
    Светлана сжалась в комочек, не в силах отвести взгляда от лиц нападавших. Глаза других парней горели огоньком. Отнюдь не хмельным, скорее похотливым. «Ой, мама! - в голове запоздало пронеслось, что здесь на площадке разглядеть их фигуры будет сложно. А уж тем более понять, что там происходит и вовсе нельзя. — Какой же мерзавец разбил фонарь?».
    Ее резко дернули, послышался треск рвущейся ткани. Она отлетела в сторону и ударилось копчиком о край детской песочницы, приземлившись на мокрый холодный песок. Похоже, Зубакову было все равно кто перед ним стоит — ему было необходимо выплеснуть хоть на кого-нибудь подогретую изрядной порцией алкоголя ревность и злобу.
    -Помогите! - истошный крик вырвался из ее груди и резко захлебнулся. Рот ей снова зажали, как впрочем, и руки. Барахтаясь, словно рыба на песке она лишь молча, отпихивалась от неприятелей, но позвать на помощь уже не могла. 
    -Тащи ее к машине! - прохрипел кто-то из них, затем обращаясь к Светлане слащаво добавил. – Проведешь вечер с нами, крошка!
    В голове девушки мелькнула мысль - «Все — это конец! Увезут куда-нибудь и привет!». Она от страха даже дышать перестала, не в силах больше сопротивляться.
    -Assez! Away![6] – где-то совсем близко от нее, рявкнул знакомый голос.
    Внезапно Светлана почувствовала, что ее лицо освободилось, и она смогла спокойно дышать. Чьи-то руки крепко перехватили ее за спину и потащили в сторону подъезда. Она начала отчаянно сопротивляться, когда услышала как любимый баритон, спокойно произнес:
    -Все будет хорошо... Не бойся!
    Как только она поняла, что Кирилл рядом, то тут же, несмотря на всю серьезность положения ее, нарыла волна спокойствия.
    -Кто это тут у нас? – с наигранной веселостью пробормотал один из «адъютантов» Зубакова – невысокого роста, но довольно упитанный парень, одетый  в черную шапочку и  серую куртку. Его кривые и крупные, словно у лошади зубы  Светлана смогла рассмотреть даже в неярком свете отдаленного фонаря.
    -Зубаков, придурок, ты за это ответишь! - Светлана в ярости посмотрела  на высокого парня.
    -Свет, постой, пожалуйста, минутку… - Кирилл закрыл ее своей спиной. Несмотря на спокойный голос, лицо его было просто перекошено от ярости.
    -Кирилл давай уйдем, их слишком много. И они спортсмены... – едва слышно прошептала она, испугано смотря на недружелюбно настроенную четверку мужчин.
    -Девушка просто хочет попасть домой… - едва сдерживая гнев, сказал Кирилл. Его лицо стало страшным — глаза сузились, в них неестественно горел черный огонь, поджатые губы превратились в тонкую линию.
    -И что? - густым басом поинтересовался другой, высокий и крепкий парень, с бейсболкой на голове.  – Ее никто не держит!
    -Так и пусть проходит… - пожал плечами третий невзрачный худой парнишка, держа руки за своей спиной – Одна… А с тобой мы поговорим!
    -О чем? – спокойно поинтересовался Кирилл, словно речь шла о походе в кино.
    -О том, что не стоит клеится к чужим телкам! – ухмыльнувшись, растянул в улыбке губы Зубаков.
    -Ну что же, поговорим… - мрачно улыбнулся Кирилл - Только провожу девушку до подъезда и поговорим!
    Они дружно расступились, предоставив небольшую брешь, словно пропуская их вперед. Кирилл  крепко взял Светлану за руку:
    -Пойдем. – И пропуская ее вперед, двинулся по асфальтированной дорожке. И добавив вполголоса, так, что бы слышала только она — когда я тебя толкну, падай и лежи не двигаясь. Мне не хочется, что бы ты пострадала!
    На ватных ногах Светлана пошла перед Кириллом, продолжая крепко держать его за руку.
    Когда они почти прошли мимо них, то Кирилл почувствовал удар металлической трубы по ногам. Он резко отшвырнул Светлану к обочине, а сам, развернувшись, схватил одной рукой парня в бейсболке. Второй рукой он нанес сокрушительный удар по обладателю лошадиной улыбки. В следующее мгновение оба лежали ничком на земле. А дальше Кирилл начал двигаться так быстро, что Светлана перестала его видеть. Он то возникал из ниоткуда, то пропадал. И все происходило так быстро, словно кто-то включил ускоренную перемотку кадров. Девушка ошеломленно наблюдала, как человеческие фигуры, будто сами по себе нелепо махая руками и ногами, кувыркаются в воздухе. Все происходящее не как не напоминало реальность. Кирилл двигался с нечеловеческой быстротой.
    Наконец все кроме Зубакова, полубессознательном состоянии лежали на земле.
    Когда Кирилл замер, Светлана увидела, что в его руках колыхалась, словно живая, какая-то странная черная масса. Зачарованная этим зрелищем она не могла отвести от него глаз.
    -Если хотите жить, уходите... - кивнул Кирилл незадачливым спортсменам. Говорил он тихо, но его голос разнесся по территории площадки страшным эхом. Светлана сама едва сдержалась от искушения забиться в какую-нибудь щель с глаз долой.
    Было похоже, что дважды им предлагать не было необходимости - не успела девушка и глазом моргнуть, как на площадке осталось только трое - Кирилл, она и несчастный Зубаков, который быстро потерял весь свой боевой пыл. Светлане даже показалось, что парень протрезвел.
    -А теперь ты! - таким же тихим и страшным голосом произнес Кирилл  и слегка, словно бы случайно, задел стоящего парня. Тот моментально оказался на земле. Девушка с ужасом наблюдала за страшно изменившимся лицом Кирилла. Она его просто не узнавала — глаза метали молнии, губы на бледном лице были сжаты так, что превратились в тонкую нить.  - Ты больше никогда не посмеешь и пальцем ее тронуть!
    Кирилл протянул руку к лежавшему на земле, и из его ладони соскользнуло черное пламя, матово блестя в полумраке. Это было странно – черный огонь будто поглощал, втягивая в себя по крупинкам  скудный рассеянный свет от фонарей и освещенных окон, сам становясь  при этом все больше и больше. Наконец пламя мягко шлепнулось на грудь Зубакова, прожорливо прожигая на парне куртку. А Кирилл продолжал держать руку, спокойно наблюдая как увеличивается черное облачко на груди оторопевшего Кости. И тут парень закричал. Дико, безумно. Его болезненный вопль разнесся по всему кварталу, заставляя сердце Светы сжиматься от ужаса.
    -Кирилл! Не надо! Хватит! – она умоляюще позвала его, не в состоянии выдержать этот болезный рев еще раз.
    Кирилл с сомнением посмотрел на нее, но руку убрал и пламя исчезло.  И в то же мгновение Светлана почувствовала его ровное дыхание у самого уха. Кирилл обратился к обезумевшему от ужаса Зубакову: 
    -Уходи!  - Губы Кирилла презрительно изогнулись – И не смей даже к ней приближаться! Даже думать о ней пробуй! А теперь прочь!
    С ужасом оглядываясь назад, Костик побежал. И буквально через несколько секунд скрылся из глаз.
    Снова подул холодный ветер, гоняя по детской площадке остатки пожухлых листьев вперемежку с черными хлопьями пепла. Время казалось застыло. Застыло и ее тело — Светлана была не в силах ни сдвинуться с места, ни пошевелиться. Кирилл терпеливо молчал. Наконец, он нерешительно позвал ее, но девушка так и не отозвалась. Поняв, что дело это бесполезное, он легка обнял ее за плечи, и повел  к машине.


    Светлана вот уже десять минут молчала, разглядывая приборную панель БМВ, бездумно поглаживая бежевую кожу торпеды указательным пальцем. Они так и сидели — каждый думая о своем. Первой нарушила молчание девушка:
    -Кто ты такой? – собственные губы казались ей чужими. Девушка не узнавала свой голос, казавшийся ей каким-то бесцветным.  – Кто ты такой, Кирилл?
    -Это малоправдоподобная история... - прошептал он, легонько теребя ее медный локон, выбившийся из пучка волос.
    -Я никуда не тороплюсь.
    Кирилл на несколько секунд замолчал, мрачно глядя перед собой. Наконец он произнес:
    -Ты права, мне нужно было тебе это рассказать.…  Но я не мог. Ни один из вас, людей не смог бы мне поверить! Понимаешь? - его глаза полные страдания обезоруживали ее. Светлане немедленно захотелось его обнять, утешить. -  И это прозвучит, мягко говоря, неожиданно и покажется тебе не реальным. Но ты попробуй понять и поверить мне. Я понимаю, что все, что я скажу малоправдоподобно для человека… - он замолчал.
     Девушка испуганно вглядывалась в черные глаза.
     -И все же?! Что это было? Ты исчезал и появлялся, словно из ниоткуда! Из воздуха! Сейчас есть, через секунду уже нет! Как такое вообще возможно?! И что это за гадость была на твоих руках?
     В низком глубоком голосе, искаженном болью была безнадежность.
    -Просто я… Я  не совсем человек.  – Он выжидательно взглянул на нее.
            -Не совсем человек? – она пожала плечами, не до конца понимая смысл его слов – А кто же ты? Инопланетянин, супергерой? Человек - черное пламя? Прости, но я что-то плохо ориентируюсь в комиксах!
              Светлану до сих пор приводило в ужас одно воспоминание о черном огне соскользнувшим с его руки.
    -Интересная версия! - усмехнулся одними губами Кирилл. Глаза при этом оставались пустыми и словно бы выжженными — Хотя и неправильная. Вообщем я совсем не человек.
    Очевидно, следующие слова дались Кириллу с трудом. Под глазами пролегли тени, скулы заострились, и он еле слышно прошептал:
    -Помнишь первый день когда мы  с тобой познакомились?  Я не должен был спасть тебя тогда… Я… Я… Я демон.
    -Что?! - не выдержала Светлана.
    -Я должен был забрать твою  жизнь…
    -Что. Ты. Говоришь.  – Словно в ночном бреду, полном кошмаров прошептала Светлана.   – Я не понимаю…
    -Я темный демон. Ангел смерти. Зло, несущее с собой боль и страх…  – Он резко кивнул и темные глаза его стали чернее самой ненастной ночи – Я тот, кто пришел за тобой, но не смог забрать у тебя жизнь. Я демон... Лишь  один из многих...  Нас много. - Сбивчиво добавил он.
    -Но... Но так не бывает! - она протестующее закрыла лицо руками. — Так не бывает! Бывают машины, табуретки, чупа-чупс на палочке, ангина и телешоу «Дом 2» по ТНТ! Бывают такие как этот несчастный Зубаков! Но, ни ангелов, ни демонов не бывает! Это не возможно!
    Или все же возможно?..
    Сознание всеми силами держалось за реальность, отвергая его слова как полночный бред. Да и собственно почему «как»! Конечно бред! Она снова взглянула на Кирилла. Он казалось, сгорбился, постарел, и на всем его невыразимо прекрасном лице разлилась такая тоска, что хотелось в ней утонуть. Затем в ее голове понеслись обрывки воспоминаний последних дней, и к своему ужасу она поняла, что если Кирилл говорит правду, то это могло бы все объяснить.
    -Когда ты потянул меня назад на обочину, спасая от колес бешено несущегося автомобиля... На самом деле ты должен был?.. – она не смогла договорить. Светлана вспомнила серый ненастный день, когда впервые увидела глаза цвета горького шоколада.
    -Да. - Глухо ответил Кирилл.
    -Но как это возможно?!
    -Ты сидишь сейчас рядом со мной, а значит это возможно!
    Это было просто невероятно. Нереально. Безумно!
    -Но, почему?.. – растерянно взглянула на него девушка - Почему я?
    -Почему? – он печально посмотрел на нее – Почему тысячи людей умирают каждый день? Это судьба…
    -Как... Как ты находишь таких как я? Или других?
    Светлана спрашивала его, а сама думала, насколько диким и малоправдоподобным получается разговор.
    -Вы звучите по-разному. У всех своя мелодия...
    -Что значит, звучим? -  опешила Светлана.
    -Душа каждого из вас, обладает собственной мелодией. Неповторимой. Уникальной. У каждого из вас есть музыка. Разная. Красивая, переливчатая, дикая, необузданная, ужасающая... Кто-то звучит громче, кто-то тише. - Угрюмо смотря перед собой, он продолжал. – Что бы это понять, надо быть тем, кем являюсь я. Ни одной повторяющейся мелодии. Никогда. У каждого из вас только своя, может быть похожая на другие, но все равно единственная в своем роде... Когда приходит ваше время, приходим мы.  Я и сам не знаю кому, кто достается. Никто из нас не выбирает себе, за кем он должен прийти в этот мир.  Просто каждый раз начинает звучать конкретная мелодия, которая и указывает своего обладателя...  Это все слишком сложно…
    Его страшные слова вернули тот дождливый день, когда она едва не попала  под автомобиль, тот день, когда Светлана впервые встретила этого странного печального красавца. Встретила того, кто стал ей дороже больше всего на свете. Такой счастливый день и такие зловещие слова...
    Девушка несколько минут внимательно смотрела на его лицо,  прикусывая свою нижнюю губу.  Наконец она закрыла глаза и выдохнула:
    -Тогда это все объясняет.… И цветы и та рыжая собака, которая испугалась тебя…
    -Да. Ты была права, говоря, что животные нас боятся…  И вообще все живое, старается держаться подальше, потому что чувствует, что там где  такие как я - там смерть.
    Последнее слово, словно отравляя ядом его самого, с болью слетело с губ Кирилла. 
    -Почему? – ее голос охрип, и едва был различим даже среди тихо урчащего двигателя автомобиля.
    -Что почему? – он удивленно посмотрел на нее.
    -Почему же ты не дал мне упасть под автомобиль?..
    -Не знаю. То есть я тогда не знал. А сейчас — знаю.  - Сквозь холодное и непроницаемое лицо вновь проступил обычный, привычный для Светланы Кирилл - Я не могу жить без тебя…  - он горько добавил — Или вернее будет сказать - существовать.  Не могу существовать без тебя.
    -Тогда почему ты прогонял меня? - Светлана не могла найти логики в его поступке.
    -Ты совсем ничего не понимаешь? – казалось, что Кирилл разозлился — Неужели не понимаешь, что связь со мной погубит тебя?
    -Но пока что только ты и спасал меня от всех возможных бед и несчастий!  
    -Света! - он приподнял своими пальцами ее подборок и заглянул в глаза. И похоже то, что он в них увидел ему совершенно не понравилось.
    В ярости Кирилл резко взмахнул руками, и точеных пальцах вспыхнуло черное пламя, принявшееся жадно лизать белую кожу. Увидев как побледнела Светлана, он еще раз махнул рукой и черный огонь исчез.
    -Прости! Я не говорю о твоей жизни, я говорю о твоей душе! Как по-твоему - что ждет человека, связавшего свою жизнь и судьбу с демоном? Рай и песни херувимов? Твоя душа будет навеки проклята!
    «Так вот в чем было дело! - с неуместным облегчением выдохнула она — Он заботиться о ее душе!».
    -И какой он рай? - произнесла Светлана безразличным тоном.
    -Какой рай? - усмехнулся Кирилл. Затем, не выдержав, расхохотался — Света, я не знаю, что собой представляют райские кущи! Я там не был!
    -Эх ты... - попыталась пошутить она, но взгляд пустых глаз, в которых отражался черное облако атомного взрыва, заставил ее замолчать.
    -Зато я знаю, что такое ад...  - его голос сорвался — И я не хочу, что бы узнала и ты.
    -Отчего-то мне кажется, что и я знаю! - нахмурилась девушка. 
     Кирилл растеряно посмотрел на нее, явно не понимая к чему она клонит.
    - Там где нет тебя — вот настоящее пекло! И прошу, не позволяй мне испытать все муки преисподней  - здесь на этой сумасшедшей земле!
    -Это все неправильно! - со стоном он опустил голову на руль. - Не должно так быть. Тебе что вообще не страшно?
    -Страшно. Страшно потерять тебя, когда я только тебя нашла... - она крепко сжала его руку.
    -Ты разве не помнишь, чем закончилась любовь Тамары к демону? - его губы шептали, а горячее дыхание согревало ее макушку.
    -Все писатели склонны драматизировать! —  Светлана отмахнулась — Ну их!
     Кирилл рассмеялся.
    -Вот уж не думал, что ты настолько невезучее создание!
    -Почему это? - она обиженно надулась.
    -Ну как это почему? Влюбилась и сразу не в того! - Глаза Кирилла, несмотря на притаившуюся в них печаль, смеялись.
    -А в кого мне нужно было влюбиться? В такого как Зубаков?
    Кирилл брезгливо наморщился.
    -Ты все выворачиваешь наизнанку!
    В машине стало холодно и заметив, что Светлана зябко потирает руки, Кирилл включил печку.
    -И что же нам теперь делать, Кирилл? – тяжело вздохнув, посмотрела на него девушка.
    -Не знаю… Но я боюсь..
    Бархатистый голос звучал совершенно растерянно.
    -Боишься, что не понравишься моей маме? - она притворно ужаснулась. - Надо будет постараться! Ни в коем случае допускать нельзя, что бы она что-то заподозрила  — иначе она подключит к этому делу папу! Они запрут меня дома и я буду, словно Рапунцель сидеть в своей башне день-деньской, одна одинешенька.  И махать тебе через окошко белым платочком.
    -Лучше черным. - Словно включаясь в ее игру, поправил Кирилл. - Прости за драматизм, но я не шутил, когда сказал, что черный - цвет моей рабочей одежды. Вот только борюсь я не твоей матери! Я боюсь за тебя!
    -Почему это? — Светлана удивленно взглянула на него.
    -Ты что забыла, кто я? - коварно улыбнувшись, он, крепко схватил ее в своих объятьях. - Ни какие двери, ни какие башни мне не помеха!
    -Ой! - только и смогла пискнуть девушка — объятья были такие, что даже вздохнуть не получалось. - Задушишь... Будет обидно — спасал, спасал... То есть ты проберешься ко мне через окно?
    -Вот еще... - презрительно фыркнул он. - Я могу появиться в любой точке земли. Сначала на мгновение я исчезну... - тут он словно растворился с водительского сидения, на котором осталась лишь горка пепла, и вновь появился, но уже сзади - на пассажирском - Я шагаю в Пограничье, а потом снова появляюсь здесь.
    -А что такое Пограничье? - Светлана зачарованно наблюдала за его манипуляциями.
    -Как бы тебе объяснить... Мир между мирами... - неохотно пояснил он негромко включая какую то радиостанцию. - Есть Верхний мир, есть Нижний мир, есть земля, а есть Пограничье... Мир-граница всех миров.
    -Звучит как в фантастическом романе! Сложно поверить во все это...
    -К сожалению, для меня это вовсе не выдумка, а реальность!
    -А почему же ты говорил, что не можешь быть постоянно со мной, раз ты такой... - девушка подбирала слова, ласково глядя в его черные, словно два агата глаза — Вездесущий!
    -Светлана, я же сказал, кто я! - Он окаменел. Снова стена выросла перед ним, а взгляд стал холоден и колюч. - Я должен выполнять свою работу.
    -Извини. - Она вздрогнула. Едва слышно прошептав, Светлана виновато пожала плечами, догадавшись о какой работе шла речь.
    -Ты не должна ни в чем извиняться. - Мягко улыбнувшись, проговорил он, - просить прощения должен я, за то, что не могу найти в себе сил оставить тебя в покое...
    -По-моему ты двадцать минут назад видел, к чему приводят твои попытки отделаться от меня! Тебе просто необходимо постоянно быть рядом со мной!
    Он скептически посмотрел на нее.
    -Вообще-то ты права!  - затем лукаво улыбнувшись, произнес — Хочешь,  я еще раз продемонстрирую свои способности? По-моему ты мне не совсем поверила!
    -Прекрати, пожалуйста! — Светлана даже поежилась от этого представления — Лучше, так... Как простой человек!
    -Света, но я не человек... - Кирилл словно отвечал на невысказанный вопрос.  И совершенно будничным тоном добавил  - По крайней мере, сейчас. 
    Воцарилась тишина. Кирилл молчал, мрачно буравя взглядом лобовое стекло. Светлана неожиданно испугалась этой тишины. Девушке вдруг отчего-то представилось, что этот разговор может быть для них последним. А назавтра проснувшись, она обнаружит, что все было лишь сном и Кирилла никогда и  не было. Светлана с отчаяньем посмотрела на него.
    -Сейчас? - словно за ниточку хватаясь, торопливо произнесла она — То есть ты хочешь сказать, что когда-то был...
    Кирилл слегка кивнул головой.
    -Да. Когда-то я действительно был... Но был ли я человеком?...
    Его глубокий бархатный голос мягко и вместе с тем печально зазвучал в  полной тишине автомобильного салона.
     -Было 12 июня 1812 года[7]... Едва взошло солнце, освещая своими ласковыми лучами зеленые бескрайние поля, небольшие деревушки и целые города, как войска Наполеона без объявления войны вторглись в пределы России...
    Наполеон планировал завершить свою компанию за три года. Такое постепенное наступление позволило бы ему расчленить Россию, обеспечив его армию продовольствием, защитив тылы и коммуникации... На блицкриг завоеватель Европы не рассчитывал, но Россию мечтал разгромить за считанные месяцы...
    -Впрочем, не стану утомлять тебя историей. Перейду непосредственно к  главному...
    Светлана ни чего не ответила, лишь устало положила на его грудь голову, приготовившись слушать дальше.
    -А в июле этого же года, молодой дворянин, поляк по происхождению (мать была польской дворянкой, вышедшей замуж за известного купца и мецената Анатолия Корнеева) Кирилл Корнеев, прибыл в расположение  штаб-с капитана Давиденко. Сначала к нему отнеслись не очень хорошо — Корнеев был частично поляком, семья его хоть и была известна в свете, а фамилия их была у всех на слуху, но французская армия состояла не только из французов, но так же и из национальных корпусов европейских стран, покоренных Наполеоном, и в том числе в ее состав входил польский корпус маршала Понятовского...
    Девушке было странно слышать рассказ Кирилла о себе в третьем лице. Однако так было действительно проще воспринимать это странную историю. Будто ей читали параграф из школьного учебника...
      -Юноша в свои восемнадцать лет мечтал о военной славе офицера, о сражениях, яростных боях...  Грезил на яву, представляя как пронзает противника саблей, навсегда заставляя лежать на окровавленной  земле. Одного, другого третьего...  Жалкий, самодовольный глупец! Не понимал, что он уже имеет  нечто гораздо более ценное, чем что-либо — жизнь! Но он считал, что знает чего хочет от жизни — славы, восхищения, почета и конечно же звание первого покорителя всех дамских сердец...  В мечтах он представлял как вернется с войны назад в Москву, где его встретят с роскошными почестями, а весь свет будет только и делать, что обсуждать его военные подвиги, дивясь храбрости и отчаянности молодого Корнеева!
    Кирилл неожиданно замолчал. Она поняла, что он пытается взять себя в руки. И горечь в его словах говорила о том, что дается ему это с трудом. А Светлана в свою очередь думала, что рассказ Кирилла кажется просто сказкой, фантастической историей, но никак не может быть реальностью. Она неожиданно ощутила, что даже тот факт, что Кирилл не человек, не настолько сильно потряс ее сознание, насколько нереальным было представлять его гвардейским офицером, скачущим на гнедом вороном жеребце. Парадокс...
    -А как ему шел новый светло-синий мундир, с темно-зелеными погонами с красной выпушкой! Бравый офицер, косая сажень в плечах! Корнеев был красив собой и всегда пользовался успехом у дам, отказа ни знал никогда! В конечном итоге это его и сгубило. Излишняя самоуверенность и нарциссизм до добра никогда не  доводят!
    Да в бою он был смел, порой безрассуден, порой сумашедш. Когда идет самый разгар битвы сложно остановиться, сложно оценить то, что ты делаешь. Победа — вот цель, для которой не было препятствия даже в виде собственной жизни. Кровь и стоны убитых и раненых — музыка для смелых и сильных! И снова в бой, снова... Удача хранила его на протяжении всего первого месяца войны. Даже царапины не было! А между тем его друзья однополчане погибали захлебываясь собственной кровью, умирали от воспаленных ран в полевых лазаретах...  Знал бы тогда молодой офицер Корнеев, что его ждет спустя пару месяцев, предпочел бы так и остаться  вместе с боевыми товарищами лежать на поле битвы...
    Затем командование поняло, что сопротивляться разрозненным наполеоновским частям невозможно, и приняло решение об отходе вглубь страны. Собственно говоря, этим они и сорвали стратегический план французов, заставив лягушатников... - он на мгновение закашлялся. 
             -Прости, но я до сих пор не люблю жителей Парижа и Прованса!  - Тут Кирилл усмехнулся — Может ты и права и нечто человеческое мне до сих пор не чуждо.
     -...заставляя французскую армию двинуться по нашему следу.
    В октябре этого же года Корнеева квартировали на постой в село Усачево ...ской губернии. Он поселился в доме обеднелого помещика Павла Вересова.
    Мерзкий старикашка, сразу не понравился молодому офицеру. Маленький, съежившийся, словно гриб от жары, мужчина, имел отталкивающую внешность — тонкий кривой рот, непропорционально большой нос и блестящие глазки-бусинки. От всей его скрюченной хилой фигуры веяло затхлостью и сыростью, если такое сравнение вообще применимо к человеку. Откуда-то прослышав про неплохое для Москвы, а тем более для глухого села, состояние, непрестанно лебезил с Кириллом, расспрашивал о родителях, усадьбе, вел напыщенные разговоры о непременной победе русских и о том, что каждый должен отдать все, до последней крошки, что бы помочь солдатам освободить землю от захватчиков... Между тем  сам Вересов ни чего не делал, ни для собственных крестьян, ни хотя бы для себя – его дом находился в глубочайшем запустении, и плачевное состояние всего хозяйства говорило о скорейшем разорении непутевого помещика.
    Голос Кирилла зазвучал глуше, и девушка догадалась, что приближается страшная часть его истории.
    -За то дочь его — Анастасия Павловна Вересова, являлась полной противоположностью своему отцу. Было совершенно непонятно как такое милое прекрасное создание с синими, словно лесные озера глазами, тяжелой русой косой и тонким станом, имело отношение к этому старому сморчку. Но так или иначе она была его дочерью. Грациозная словно лань, кроткая как монашка она заставила сразу влюбиться в себя молодого Корнеева. Каких только подарков он ей не дарил, каких слов не говорил, обещал отвезти в Москву, обещал жизнь в шелках и золоте. Старался как можно больше времени проводить с ней, сыпал шутками и остротами, пытался вести ученые беседы, что бы блеснуть глубокими познаниями в политике, искусстве и философии. Напрасно... Девица была неподступна, словно скала.
             Светлана непроизвольно закусила губу, пытаясь представить себе умопомрачительную золотоволосую девушку, с ярко-синими глазами. Воображение услужливо нарисовало два портрета ее — обычной, ничем не примечательной девчонки и портрет Вересовой — прекрасной белокожей красавицы с огромными глазами цвета фиалок. Светлана явственно представила, как рядом с Анастасией стоит высокий темноволосый и такой же красивый Кирилл...  Девушка испытала странную досаду, смешанную с грустью от того, что ее внешности было далеко от нарисованного образа Анастасии Вересовой.
            Кирилл, увлеченный воспоминаниями, не заметил ее грустного выражения лица.
             -Отец, который явно был рад такому стечению обстоятельств и просто мечтал выбраться из нищеты путем скорейшего замужества своей дочери, всячески поощрял ухаживания молодого Корнеева. Но дочь даже и не смотрела в сторону юноши, будто того и вовсе не существовало. Вересов-старший был зол до чертиков на нее за  глупое девичье  упрямство. А Корнеев сходил с ума, мечтая погибнуть в бою, раз не может быть вместе со своей ненаглядной Анастасией. Так продолжалось около месяца.
             Голос Кирилла превратился в шепот.
              -Было ранее утро, и  даже не рассвело. Корнеев в виду своей несчастной любви очередную ночь не мог сомкнуть глаз и, развалившись на кушетке, допивал кислое бургундское, неизвестно как оказавшееся у помещика.  Дочь Вересова еще потчевала наверху в своей спальне. Внезапно раздался стук в дверь. Корнеев подумал, что воротился отец Анастасии, который затемно уехал в город по какой-то неотложной надобности. Стук был громкий, раздражающий.
    -Кто здесь? - неторопливо встав с дивана и слегка пошатываясь, Корнеев пошел открывать неизвестному.
    -Отворяй! - раздался из-за двери густой бас.
    Корнеев был человеком не робкого десятка, а уж во хмелю и подавно бояться не стал. Он резко распахнул дверь и с удивлением уставился на высокого, почти одного роста с ним, бородача. Бородач был местным кузнецом — молодым парниной Федором Стрельниковым. С удивлением Корнеев воззрился на кузнеца.
    -Чего тебе? Хозяина сейчас нет...
    Но Стрельников его перебил, недовольно буравя взглядом серых глубоко посаженых глаз.
    -Ты что ль Корнеев, который сватается к моей Настьке?
    От неожиданности, Кирилл ответил, как было:
    -Я... Тебе чего? 
    -Поговорить надобно! - оттолкнув Корнеева, кузнец прошел в комнату.
    И только сейчас Корнеева больно резанули слова кузнеца - «моей Настьке...».
     -Что значит твоей?
    -А то и значит. А я в отличие от тебя хлыст слащавый, ейный жених! - тяжело хмуря густые темные брови выпалил кузнец и легонько толкнул офицера в плечо. - Любит она меня!
    Но от его толчка хмельной Корнеев, который и так плохо стоял на ногах отлетел к стене, больно ударившись затылком.
    -Проваливал бы ты отсель!  - Усмехаясь себе в бороду, пробасил Стрельников, и, развернувшись, направился к выходу.
    Кровь ударила в голову молодого офицера. Сразу стал понятно ему и упорное нежелание девушки идти под венец, и молчание, и холодное презрение красавицы. Ярость обуяла разум, ревность затуманила глаза. Не помня себя, он схватил свой офицерский нож, который всегда болтался на поясе, и, окликнув кузнеца, насмерть пронзил Стрельникова. Тот так и упал плашмя, глядя в глаза  Корнеева. В угасающим взгляде Стрельникова не было ни злобы, ни ненависти, только удивление...
    В этот момент дом прорезал вопль. Так кричит раненый зверь в глухом лесу.
    Так кричала Анастасия Вересова, увидев, что ее любимого кузнеца убили.
    Упав на своего любимого сверху и шепча в полубезумном состоянии какие-то слова, она с ненавистью взглянула на Корнеева.
    -Убийца... Убийца!
    Кирилл вздрогнул. Похоже, что даже сейчас по прошествии долгого времени у него перед глазами стоит эта сцена — обезумевшая прекрасная женщина, с искаженным от боли и ненависти лицом, лежит на распростертом теле убитого мужчины.
    -Что же было потом? - едва слышно прошептала Светлана.
    -Потом? - невесело усмехнулся Кирилл. - А на следующий день их полк снялся с постоя,  отступая еще дальше в глубь ...ской области. Дело с кузнецом замяли — Корнеев был признан оборонявшимся. К  тому же Кирилл был офицером, и, учитывая военную ситуацию, каждый солдат был на счету.  Оставив Вересову денег, (хотя тот был достоин хороших плетей — ее отец знал, что девушка была влюблена в молодого кузнеца, но Корнееву, ни слова не сказал об этом), Корнеев уехал. Впрочем, конечно вины это его не умоляет.
    -А девушка? Что случилось с ней?
    Несчастная не смогла пережить смерть влюбленного. Как Корнеев потом узнал (когда они шли обратно, уже в наступление, то проходили как раз по этому селу) девушка тяжело заболела и после продолжительной болезни скончалась. Ни кто не смог ей помочь. Отец так же не надолго пережил свою дочь... Разваливающийся дом заколотили, а об истории этой вскоре и вовсе позабыли... Война...
    Вот только, что странное. Когда проходили  обратно по этому селу, Корнеев заболел. Сильно заболел. В те времена эта болезнь называлась чахоткой, а сейчас туберкулезом. Легкие у несчастного оказались слабыми и после непродолжительной болезни он умер.
    На последних словах Кирилл словно окаменел — все тело превратилось в гранитную скалу. Наконец выдохнув, он произнес уже своим прежним чуть хрипловатым голосом.
    -А в наказанье за содеянное, я стал ангелом смерти, безжалостным демоном  забирающим жизнь... И каждый новый день, когда... - тут он запнулся, смотря перед собой во мрак осенней ночи — когда я прихожу за кем-нибудь, то всегда вспоминаю тот удивленный взгляд...
    Светлана не сразу поняла, что плачет. Слезы крупными солеными горошинами скатывались по ее щекам и находили свое пристанище рубашке Кирилла. У нее перед глазами так и застыл образ несчастной возлюбленной кузнеца, с синими, словно небо глазами, полными слез и горечи.
    -Ты сам себя уже давно наказал за все! - глотая слезы, едва слышно прошептала Светлана.
    Зазвонил мобильный. Резкий звонок вернул в реальность девушку из эпохи отечественной войны 1812 года. Да к тому же, недовольно-раздраженный тон матери заставил ее встряхнуться. Было необходимо как можно быстрее оказаться в квартире, иначе будет скандал.
    -Похоже, тебе пора... - он  смотрел перед собой, и словно вокруг ничего не видел.
    -Да пора! - с неудовольствием согласилась девушка и открыла дверцу машины.  - Тогда до завтра?
    -До завтра?  - рассеянно переспросил Кирилл.
    -Мы не увидимся? - с испугом Светлана посмотрела на него. Черная южная ночь его глаз заставила ее дыхание на мгновение замереть и в очередной раз поразиться ее красотой.
    -Неужели тебя это расстраивает? Расстраивает разлука с демоном, с воплощением страха, ужаса и боли? Со мной... - он внимательно смотрел ей в глаза и похоже то, что Кирилл в них видел, ему совсем не нравилось.
    -Расстраивает! Я, вероятно, не самая умная девушка!
    -Ты просто ненормальная... - с легкой усмешкой произнес Кирилл.
    -Считаешь, что мне пора в сумасшедший дом? - Светлана прищурилась.  - Хотя после того что ты рассказал, нам обоим туда и дорога!
    -Не смешно! - фыркнул он. 
    -Конечно, нет.  - Согласилась Светлана, картинно закатила глаза. - И будет совсем не смешно, если я сейчас же не появлюсь на пороге собственной квартиры! 
    -Тогда беги! И если ты... - он на мгновение замолчал, будто обдумывая то, что собирался сказать. - И если ты не против, я приду вечером, часа через два...  У меня... дела.
    Последнее слово он произнес, судорожно сжимая руки. Светлана сразу поняла, о каких делах идет речь.
    -Конечно не против, только вот как объяснить моей маме, твой мягко говоря, поздний визит? - Света задумчиво нахмурилась.
    -А кто сказал, что я приду через дверь? - хитро подмигнул ей Кирилл. - Раз уж я нарушаю все правила... 
    -Все же через окно? - в тон ему хихикнула ему Светлана.
    -Нет! Я же говорю - окна и двери не для меня!
    -А как же ты?.. - начала было она, но осеклась. - Ну да. Ты же говорил — в любой точке земли. Я-то думала, что в девятнадцатом веке нравы были более суровыми! - Светлана притворно ужаснулась — А ты по чужим спальням околачивался!
    -Поверь мне — в девятнадцатом веке было ничуть не лучше чем сейчас! А порой и гораздо хуже...  - печально улыбнулся Кирилл.
    -Тебе все на свете известно?
    -Почти. - Усмехнулся он, открывая ей дверь автомобиля.  - И вот еще что...
    -Да?
    -Будь любезна -  в эти два с половиной часа сохранить себя целой и невредимой!
    Девушка постаралась придать лицу нейтральное выражение и направилась к подъезду.

    Ближайшие пару часов Светлане предстояло выслушать мамину лекцию о том, что дома надо появляться вовремя, что бы не заставлять попросту волноваться своих близких, к занятиям надо готовиться основательнее, поскольку не за горами поступление в институт и проч.  Но за все это время, пока девушка сидела в гостиной, ни одно из произнесенных  слов матери не достигло своей цели. Перед Светланой стояло самое прекрасное лицо в мире с тревожными глазами цвета южной ночи, а из головы не шел ее разговор с Кириллом. Все прошедшее казалось непостижимым, странным розыгрышем или чьей-то глупой шуткой. Как он мог быть демоном? Ангелом смерти? Это не возможно!
    Или возможно? Или действительно на свете существует слишком много такого, что не поддается разумному и логичному объяснению. А если то или иное явление невозможно понять, то это вовсе не означает, что его не нет.  Как иначе по-другому объяснить все то, что она видела собственными глазами?!
    От всего этого казалось, что голова вот-вот лопнет, словно перекаченный воздушный шарик и разлетится белыми бабочками в разные стороны.
    К тому же девушка знала, кого она увидит,  когда войдет в свою комнату, и от этого ожидания кровь то приливала к ее щекам, то отливала, заставляя ее сердце бешено стучать. К этому хаосу в ее голове добавлялась еще одна мелодия. Кстати, что там Кирилл говорил о музыке человеческой души?..  Вот у нее сейчас на душе такой концерт, что сам  Мерлин Менсон был бы в шоке.
    -Светлана! Ты вообще слушаешь, что я тебе говорю? - с подозрением уставилась на нее мать.
    -Конечно. - Не моргнув глазом, соврала девушка, хотя ни чего из последнего десятиминутного монолога мамы она не помнила.
    -Неужели? И о чем же? - с легкой угрозой в голосе произнесла Ольга Сергеевна.
    Светлана неожиданно решила сменить тактику, и крепко обняв мать, чмокнула ее в щеку:
    -Мамуль, я все поняла. Я постараюсь и буду пай-девочкой! А сейчас я жутко устала, хочу в душ и спать... Прости непутевую дочурку! Договорились?
    -Ненормальная...  - пробормотала женщина, но уже совсем не сердито. - Тебе завтра, к какому занятию?
    -К первому...  - девушка нарочито внимательно посмотрела  на часы — А потому спать мне осталось всего шесть часов.
    -Спокойно ночи, милая... А я еще, пожалуй, телевизор посмотрю... - Ольга Сергеевна, словно забыла, что пару минут назад занималась воспитанием дочери.
    -До завтра мама. - Кивнула Светлана, неожиданно подумав, что последнее время ее слишком часто называет сумасшедшей. Может быть и правда —  психоз? Не зря же говорят, что осенью у людей со слабыми нервами бывает обострение!
    Зайдя в ванную комнату, она долго мылась под душем, тщательно сушила и укладывала волосы. Наконец поняв, что пытается отодвинуть тот момент, когда придется выходить, выключила воду. Если все, что сказал Кирилл правда, то когда она войдет, то увидит его в комнате. Слишком сложно было поверить в то, что вся эта история, не выдумка, не иллюзия! А значит, сложно было поверить в то, что он будет ее ждать там!
    Задвижка на замке ванной двери резко щелкнула, и девушка бесшумно распахнула дверь. После теплой ванны в квартире показалось прохладно. Легонько вздрогнув, она посильнее запахнула махровый халат и вышла.
     Показалось, что сердце гулко стукнуло еще раз и замерло. Светлана испуганно приложила руку к пульсу, что бы проверить, что он действительно бьется. 
    Пройдя по темному коридору мимо спальни матери, из которой раздавались звуки какой-то очередной мелодрамы, остановилась перед своей комнатой. Дверь была приоткрыта. Свет конечно не горел. Светлана, словно не в свою комнату, где прошло все ее детство, а в кабинет стоматолога, робко вошла и остановилась.
    Она не стала включать большой свет, ограничившись одним лишь ночником. Оглянулась.
    В ее спальне никого не было, не считая сквозняка из открытого окна. Девушка разочаровано взглянула в оконный проем. Там было темно, и в стекле отражался лишь неяркий свет ночника и ее бледное лицо.
    Что ж, похоже, она ошиблась. Может все происшедшее действительно было игрой больного воображения или сном. Светлана почувствовала как шею схватил невольный спазм, а глаза покраснели.
    -Нет. Я не полночный бред. Хотя на кошмар конечно похож! — за ее спиной раздался знакомый хрипловатый голос.
    Обернувшись, Светлана с радостью посмотрела на Кирилла, вольготно расположившегося на ее кровати. У нее от счастья даже дыханье перехватило — значит все было! Все действительно было! Стараясь не моргнуть, что бы не испугать этот сладостный мираж, девушка присела возле него. Кирилл с нежностью заглянул в ее глаза, и, ухмыльнувшись, спросил:
    -Испугалась?
    -Я тебя не боюсь! - улыбнулась она ему в ответ - давай же, скажи опять, что я ненормальная!
    -Именно! - тихонько рассмеялся Кирилл.  - Но ты прекрасна!
    Светлана неуверенно, словно боясь, что он оттолкнет ее руку, провела своими пальцами по запястью Кирилла. Его рука показалась ей горячей. Очень горячей, словно у него был жар. Кирилл на мгновение замер, затем  улыбнулся и крепко перехватил ее руку.
    -Попалась!
    -Почему такая горячая? - она недоуменно посмотрела на него -Ты не болеешь?
    Он засмеялся. И, похоже, слишком громко. Потому что мама, не выходя из комнаты, спросила все ли у нее в порядке.
    -Все нормально! Я просто интернет включила! Уже ложусь! - заверила маму девушка.
    -Не висни долго, а то завтра не встанешь!  - недовольный голос Ольги Сергеевной заглушили диалоги актеров. 
    Сделав страшное лицо и приложив палец к губам, Светлана зашипела на Кирилла.
    -Ты можешь тише себя вести?
    Ответом ей были лишь уморительные рожицы чертенят в его глазах.
    -Больше так не буду! - тут он зажмурился и неожиданно добавил — Ты знаешь мой  внутренний монстр, мое втрое эгоистичное я иногда говорит, что было бы лучше...  Что было бы лучше...
    -Лучше что?
    -Что было бы лучше... - его голос сошел на шепот, на нежный шелковый шепот — было бы лучше, если бы я не спас тебя тогда...
    Светлана, не понимая к чему он ведет, ждала продолжения.
    -Потому что теперь, я не могу жить без тебя! Как я могу существовать, если в этом мире не будет тебя?  Ты и представить не можешь, что будет со мной, если с тобой что-нибудь случится! Если я не буду знать, что ты ходишь по этой странной земле — нежный баритон пронзила острая боль, и Кирилл на мгновение замолчал. - У меня никогда не было жизни. Ни тогда, когда я пытался быть человеком, ни тем более сейчас — когда я уже не человек!  Ты и только ты смысл всего моего существования!
    От такого горячего признания у девушки кровь по венам побежала в сто раз быстрее, и ей стало жарко даже в прохладной комнате. Не в силах справиться с эмоциями, Светлана заглянула в неспокойно-мятежные глаза своего возлюбленного и прошептала:
    -Я лучше престану жить, чем буду жить без тебя!
    Кирилл молчал, пытаясь справиться с нахлынувшими на него эмоциями от ее слов.
    -Кто-то из великих сказал однажды, что любовь подобна глубокому порезу — потому, что хоть рана и заживает, но шрам остается навсегда...  - его губы едва шевелились, но тем не менее, она прекрасно слышала его такие искрение, хоть и горькие слова.
    Светлана не ожидала, что их разговор перейдет к взаимным признаниям.
    -Но я не хочу, что бы моя любовь вызывала кровотечение! - она попыталась пошутить, что бы хоть чуть-чуть развеять тоску в его глазах.
    -Это самая сладкая боль какую я когда-нибудь испытывал. - Орлиный взор и волнение на его лице, несомненно, свидетельствовали об искренности чувств.
    -Ну, ты и мазохист...
    -Получается, что да! - он задумчиво посмотрел на нее — Хотя раньше такого за собой не замечал. Ты меняешь меня!
    -А как же … А как же Анастасия Вересова? - она не смогла удержаться от этого вопроса, хотя и понимала, что не стоило бы к этому возвращаться.
    -Это  была не любовь! Гордыня и себялюбие погубили того меня... Не думай об этом и не сомневайся в моих чувствах. - Тут он хитро улыбнулся — К тому вряд ли найдется много желающих, прельстившихся на твое место. 
    -Конечно. - Сделав серьезное лицо, согласилась Светлана. - И кто же это захочет любить такое страшное создание как ты?
    -Да. Кто захочет полюбить демона — темного ангела смерти? Кто захочет пожертвовать собственной душой не получив ничего взамен? Только такая ненормальная, как...
    -Как я. - Закончила она за него.
    -Ты...  - эхом пронесся в ее голове голос Кирилла. Горячие руки  нежно скользили по всему лицу, гладя каждый сантиметр кожи, лаская волосы и губы Светланы. Она замерла и не шевелилась, стараясь раствориться в этих нежных горячих ласках.
    -У меня к тебе вопрос!
    -Смотря какой... - его лицо вмиг приобрело серьезное выражение — Я не могу тебе все рассказать. Ты и так знаешь то, что не положено простому смертному!
    -Да я не об этом! - она досадливо отмахнулась, будто бы речь шла о пустяке. - Я просто не понимаю! Откуда у тебя машина? Деньги? Как ты смог купить этот шикарный БМВ? Или у нас как  - кредит дают всем — и людям и демонам, только плати проценты?
    -В чем-то ты права! - Кирилл засмеялся - А кто собственно сказал, что я его купил? - сделав большие невинные глаза, он усадил ее себе на колени.
    Вот так вот! Светлана призналась себе, что вот уже несколько дней подряд она оказывается ездит на угнанном авто.
    -Ну, пойми, кто мне продаст машину? Представляешь, как выглядел бы мой паспорт или водительское удостоверение? - усмехнувшись, он взъерошил ее волосы — С сотрудниками ГАИ я-то конечно разберусь...  Да все равно - инстинкты верно подсказывают людям, что не стоит ко мне не соваться... Меня никогда не тормозят! Это у вас на подсознании — держаться от таких как я подальше.  
    -Да у тебя к тому, же и прав нет? - не удержавшись, прыснула Светлана.
    -Нет.  - Вполне серьезно подтвердил Кирилл. — Вот  я и говорю — с каким же опасным типом вы связались Светлана Николаевна! Полное отсутствие инстинкта сохранения!
    -Ну, а деньги? - Она тут же представила, как Кирилл проникает в хранилища банков, опустошает кассы магазинов и вытаскивает кошельки из карманов, зазевавшихся прохожих.
    Похоже, он совершенно верно истолковал ее выражение лица.
    -Не надо делать такие глаза! Все не так уж и страшно! И бедных горожан я не обворовываю! - заверил ее Кирилл — Я же говорил, что люблю гонки! Если быть точным, то я люблю их выигрывать! Да и ставки порой бывают весьма неплохими...
    -Но это же нечестно! - Светлана едва сдерживала улыбку — Тебе рисковать нечем, кроме как своим авто!
    -Ну, так и я не ангел! Выигрывать честно я не обязан! - самодовольно усмехнулся Кирилл.
    -Забавно!
    -Но пару-тройку раз я все же проиграл! - нехотя сказал он правду  и пристально посмотрел на Светлану слегка прищуренными глазами.
    -Как? - ахнула девушка, не в силах представить, кто мог победить самого бесстрашного гонщика. - Интересно, кто сей отчаянный смельчак?
    -Ну, иногда со мной соревнуются такие же как я. Вот тогда действительно становиться интересно и весь вопрос заключается лишь в опыте водителя и выносливости машины.
    Светлана вспомнила мягкое урчание двигателя БМВ, и та ловкость и маневренность автомобиля, которая заставляла ее сердце испуганно сжиматься на особо резких и крутых поворотах. А если представить, как Кирилл соревнуется с таким же гонщиком, как и он сам, то картинка и впрямь получалась дух захватывающая.
    -Постой! - девушка озадачено потерла переносицу — Но если ты не один такой, то как люди до сих пор не заподозрили вас? Нельзя же все время выигрывать! Рано или поздно должны возникнуть какие-то вопросы!
    -Ну, во-первых, мы не выставляемся!  - он втянул в себя воздух, пытаясь подобрать слова — Мы же не в европейских гонках участвуем! И на роль вашего известного гонщика... Не помню его имя!
    Кирилл нахмурился, силясь вспомнить имя гонщика.
    -Наверное, ты имеешь в виду Рафаэля Шумахера! - догадалась Света.
    -Да! Точно! Так вот на его лавры я не претендую! А ночные гонки по городу имеют один большой плюс — позволяют сохранить инкогнито. Имен здесь не называют, поскольку такие заезды не совсем законны. К тому же и я несколько раз разбивал автомобили вдребезги, делая при этом вид, что меня выбросило в окно. Во-вторых, - тут Кирилл, усмехнувшись, легонько приподнял ее за подбородок — Часто ли ты вокруг себя замечала ангелов или демонов? Естественно - никогда! Мы легко растворяемся в толпе, смешиваясь с людьми, легко заставляем вас считать, что мы не видимы. И только иногда, особо чувствительные из вас могут заметить (да и то боковым зрением)  как в абсолютно пустой комнате неожиданно мелькнула тень или пятно света, пронеслось мимо... Это всегда списывают на оптический обман, повышенное давление или даже на белую горячку. Между тем это не так! Каждый из нас обладает определенными возможностями, у каждого есть свои обязанности. Ангелы-хранители —  охраняют, демоны-искусители —  искушают и так далее! Но обязательное условие для всех одно — люди не должны знать о нашем существовании!
    -Но почему я тогда вижу тебя? - удивленно пробормотала она. Светлана никогда не считала себя суперчувствительной и уж совсем не была внимательной.
    -Не знаю... Я хочу этого и ты, как впрочем, и другие люди меня видят... Если мне это не нужно — то нет.  - Несколько поколебавшись, ответил Кирилл. - На самом деле я же не человек, я не обладаю физическим телом! Ты слышишь сердце, которое не бьется, ощущаешь меня, хотя меня нет! Я словно голограмма, живая картинка, реально не существующая в твоем мире! Боюсь, более толково объяснить тебе я не сумею! Для этого чтобы это понимать нужно, быть таким как я... - он тяжело вздохнул и замолчал.
    -Я всегда подозревала что ты — всего лишь мой сон! - усмехнулась девушка,  удобнее устроившись у него на коленях.
    -Или ночной кошмар! - мрачно посмотрел на нее Кирилл.
    -А ты? - тихо спросила Светлана.
    -Что?
    -Ты меня чувствуешь?
    Он глубоко и медленно выдохнул.
    -Почти... Это сложно объяснить. Просто разницу температур я не ощущаю, для меня, что раскаленная плита, что кубик льда, на ощупь будут совершенно одинаковыми. Но мягкость и шелковистость твоих губ, аромат твоей нежной кожи я не спутаю, ни с чем... Тогда в кафе, кружка с кипятком была моей первой ошибкой!
    Кирилл внезапно замолчал и положил голову ей на плечо. Светлана с удовольствием провела руками по гриве черных шелковистых волос.
    Она не знала, сколько времени они просидели вот так — может быть пару минут, может быть пару часов... Разницы не было.  За окном постепенно начинало светать, но рассвет осторожно, не торопясь, словно робкая школьница на первом экзамене, окрашивал своей синевой черный край небосклона. Похоже, скоро действительно наступит утро.
    Не желая покидать его объятья, она словно искала опровержение его недавних слов, пытаясь доказать самой себе что он — реален. Ее пальцы исследовали каждый закоулок его лица. Светлана коснулась его глаз, прямого, словно у греческого бога носа, правильно очерченных губ... На них ее ладонь замерла, и она снова вспомнила тот недавний поцелуй в автомобиле, после которого Кирилл хотел ее прогнать, хотел обрести ее на одиночество.  Светлана вздрогнула и прошептала.
    -Никогда не делай так... 
    Не поняв о чем она говорит, он с тревогой посмотрел на девушку.
    -Не заставляй меня уходить, не убивай такими холодными словами... - ее слова слетали с губ, словно легкие бесплотные мотыльки, но достигали до глубины его сознания.
    -Прости меня! Я слабый безвольный эгоист, я должен был заставить тебя уйти, должен был захотеть этого. Но не могу! Я, словно заблудившийся в пустыне странник, страдающий от дикой жажды,  не могу найти в себе силы и лишиться  глотка свежей родниковой воды, тем более, что он так близко! Я ненавижу и презираю себя за то, что готов забрать надежду на бессмертие души той, которую люблю больше самой жизни... Я веду войну с самим собой, понимая, что мое присутствие может погубить твою душу, обречь тебя - единственную отраду моего существования, на адские муки... Я хочу уйти, но я не могу уйти! Не могу оторваться от тебя! Я пытался, честно пытался забыть тебя — но спустя семь дней после нашей первой встречи, очень долгих семь дней, не смог выдержать и решил  найти тебя! Ты опьяняешь, не даешь держать себя в руках, не даешь разуму взять верх над чувствами! Заставляешь забыться, заставляешь забыть то, кем я являюсь на самом деле! - Его горячие пальцы вновь заскользили по ее лицу, подбородку шее. Наконец руки Кирилла уступили место таким же горячим губам.
    Тело само отдалось на ласку, и поцелуй получился не таким нежным, как в первый раз, а горячим и страстным. Словно в сладком бреду, тело пульсировало в нежной истоме, отдавая  себя на растерзание горячих жадных губ. Но неожиданно он остановился и отстранился, оградив себя от нее. Лицо стало непроницаемым, а взгляд пустым.
    -Ты бережешь мою душу? - С неудовольствием произнесла она. Губы еще продолжали искать прежнюю ласку, а потому не слушались толком и слегка дрожали.
    -Да. И хоть эгоизм мне кричал, надрываясь, что не следует ни на что обращать внимание — я так не могу. Ты — единственное, что есть у меня, и я не позволю моему сокровищу превратиться в прах, истлеть...  Нет! Ты не должна, познать, то, что знаю я! Я слишком сильно люблю тебя, что бы обрекать на добровольный ад!  - он закрыл своими руками искаженное от боли лицо и повернулся к окну.
    -Позволь мне хотя бы быть рядом с тобой! — шептала Светлана, бездумно водя по его широкой спине рукой. - Просто быть рядом...  Кирилл!
    Он ничего ей не ответил, будто бы и не слышал вовсе, думая о чем-то своем.
    -Кирилл! - она произнесла чуть громче.
    -Да?
    -Я забыла спросить... А тот парень, который был в Третьяковке... Артур... Откуда ты его знаешь?
    Неожиданно Кирилл высвободился из ее объятий и поднялся.
    -Прости мне надо уйти... Мы потом продолжим разговор. Я ненадолго. И скоро вернусь. А ты пока отдохни, хорошо?
    -Вернешься? - с тревогой вглядываясь в черную глубину агатов, спросила девушка. Он не могла не заметить, что он ни чего не ответил ей на просьбу.
    -Не волнуйся. Сегодня — да. - Ласково улыбнувшись ей на прощанье, он шагнул и пропал.
    -Я уже скучаю... - произнесла она в пустоту полутемной комнаты.
    Только что был и его уже нет. Сон или явь, полуночный бред или сладкий мираж?
     Ее голова тяжело упала на подушку, и девушка моментально забылась сном.


ГЛАВА 6

    Первой мыслью, когда Светлана открыла глаза, было то, что за последние несколько дней ее жизнь настолько изменилась, что теперь прошлое, нормальное прошлое казалось каким-то далеким и ненастоящим. Еще вчера ее мир был абсолютно реальным и нормальным. А сегодня — мистика на грани полного абсурда! Но в сегодняшнем дне появился тот, ради  кого  стоило жить — появился Кирилл.
    Вторая мысль была весьма неприятной. Что она будет сегодня делать, когда встретится в лицее с Зубаковым? С одной стороны ей было любопытно взглянуть на его испуганное лицо - наверняка решит, что вчера повстречался с самим чертом (что вообщем и не так уж далеко от истины),  с другой – видеть этого идиота ей совсем не хотелось.
    Сине-серая морось за окном, говорила, что непогода снова захватила город, и теплых дней товарищи москвичи и гости столицы могут уже не ждать. Припорашивая снежным пеплом весь город с его домами, дорогами, автомобили и людьми, мрачно серело небо. Ветер играл ветками деревьев, словно умелый дрессировщик собаками. Похоже, что зима понемногу начинает вступать в свои законные права…
    Двух часов для сна все же было мало — Светлана  едва смогла  разлепить глаза и целых пять минут пыталась попасть ногами в тапки. Наконец плюнув на это неблагодарное дело она босиком, прошлепала в ванную, где контрастный душ хоть чуть-чуть, но помог проснуться. Девушка с наслаждением подставляла тело под упругие струи воды, ощущая как живительная влага постепенно приводит ее в чувство.
    Почувствовав себя свежее и чуточку бодрее, плотно закутавшись в полотенце, она пошла на кухню. Засыпав сразу три полных ложки кофе и столько же сахара  в большую чашку, девушка с наслаждением сделала большой глоток.
    И хотя Светлане не просто было убедить себя, что все прошедшее с ней, правда, что ей не приснился странный дикий сон, но на ее желание как можно скорее встретиться с Кириллом это никак не влияло. Она ему верила.
    Судя по расписанию на сегодня было три урока, причем один из которых - физика. В ее голове мелькнула трусливая мысль — а что если прогулять? Девушке до отвращения не хотелось встречаться ни с Зубаковым ни тем более с Архиповым...  Куда лучше как побыть вдвоем с Кириллом...
    На кухню вышла мама, на удивление не убежавшая из дома ни свет не заря.
    -Привет мам... - девушка рассеянно помешивала кофе ложкой — Ты чего сегодня так поздно?
    -Да уже собираюсь уходить.  - Неожиданно мама внимательно посмотрела на дочь -  Милая, скажи у тебя все в порядке?
    -Все нормально! Чего ты беспокоишься? - как можно беззаботнее произнесла Светлана, продолжая мешать чайной ложкой. Она никогда и не замечала, какой приятный оттенок у кофе — насыщенно черный,  словно  цвет глаз Кирилла. Да Кирилл...
    -Просто мне кажется, что я слишком мало времени провожу с тобой... - виновато вздохнула Ольга Сергеевна. - Давай как-нибудь по магазинам пробежимся, а? Устроим совместный шопинг, а потом где-нибудь поужинаем!
    -Давай! - Светлана постаралась придать голосу больше энтузиазма. - Только не сегодня, ладно? Мы  с Кириллом собирались прогуляться после занятий...
    Девушка с надеждой посмотрела на маму.
    -Снова Кирилл? - мать удивленно приподняла брови - Скажи, а чем он занимается?
    -Он работает...
    -Кем? – продолжала допытываться мать.
    Светлана про себя застонала — как не вовремя у ее мамы проснулся пресловутый материнский инстинкт! Светлана и не ожидала, что мама может что-то заметить. Ей всегда казалось, что она настолько погружена в собственные заботы и проблемы, что времени на все остальное у нее просто нет. Однако мать все же что-то почувствовала.
    «Но не скажу, же я ей, что, мол, все о'кей? Только вот мой новый парень он чуточку темный ангел, провожающий души из этого мира в другие!.. – досадливо размышляла про себя девушка – Так уж получилось, мам!» Сказать-то в принципе было можно, вот только как один из логичных вариантов окончания такой беседы — небо в клетку, а стены — в подушках. Что бы не покалечилась!
    -Кирилл занимается какими-то поставками... - почти не соврала Светлана. При желании то, чем он занимается, можно было назвать и так!  - В одной очень крупной фирме...
    Неожиданно ей стало смешно. Девушка почувствовала, что сейчас начнет хохотать, как сумасшедшая и что бы не подкатила истерика, Светлана залпом допила остатки кофе.
    -И когда ты нас познакомишь? — подозрительно покосилась женщина на дочь.
    -Скоро....  - ответила девушка и что бы свернуть опасный разговор в сторону сказала — Мам, мне пора собираться! А то могу и опоздать...
    -Подожди! - продолжала мать — У вас с ним — как? Все серьезно?
    Светлана нахмурилась, пытаясь, прежде всего для самой себя ответить на мамин вопрос. Наверное — да. Все очень серьезно. Только слишком страшно загадывать о том, что будет дальше. Но у мамы конечно на уме совершенно другое. Она беспокоится о другой стороне их с Кириллом отношений. И сейчас, если Светлана не успеет вовремя ретироваться, то ей предстоит выслушать лекцию об ответственном поведении и безопасном сексе.
    -Не знаю. - Почти честно ответила она, но посмотреть в глаза матери силы не нашла.
    -Отчего-то мне кажется, что все ты знаешь! - нахмурившись Ольга Сергеевна включила чайник.
    -А если даже и да! Если все серьезно? Разве это плохо? - принужденно рассмеялась девушка. - В моем возрасте все девчонки влюбчивые!
    -Конечно же нет! Это не плохо. - Мама виновато посмотрела на дочь -Просто я отчего то волнуюсь...  Постарайся быть аккуратнее... 
    -Все родители одинаковы! - безмятежно заявила Светлана, но сердце ее тревожно ухнуло. Неужели мама и впрямь что-то чувствует, сама не осознавая при этом, насколько верно подсказывает ей инстинкт. Повод для волнения и впрямь был. Светлана даже и не знала насколько может быть наблюдательна ее мать.
    -И прошу тебя — обещай нас с ним познакомить! - женщина выжидательно посмотрела на дочь.
    -Непременно. - Смущенно пробормотала она, застегивая молнию на куртке. Светлана так и не поняла, кого имеет мама в виду, говоря «нас» - ее и папу или ее и Гошу? – Пока мамуль!
    Девушка торопливо чмокнула мать в щеку и выбежала в подъезд.
    Похоже, что опасный разговор был отложен. Но как чувствовала Светлана ненадолго...
    На улице сильно похолодало. Ледяной ветер обжигал лицо и губы, заставлял сильнее натягивать шапку на уши.
    Первым кого девушка увидела, был Кирилл. Он стоял, небрежно прислонившись к автомобилю. Полы расстегнутого пиджака идеально облегавшего статную фигуру, трепал ветер, четко вырисовывая  поразительно правильный силуэт. Большие глаза в обрамлении густых черных ресниц заставляли непрерывно смотреть в их черную прекрасную бездну, гипнотизируя Светлану и превращая в безвольную куклу. Девушка так и застыла на крыльце, наслаждаясь красотой того, кто сводил ее с ума, даже не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.
    Галантно распахнув перед ней дверцу, Кирилл предложил Светлане сесть. Виновато моргнув, девушка, сбросила с себя оцепенение и быстро юркнула в автомобиль. В то же мгновение  мягко заурчал двигатель, предвкушая скорую поездку.
    Улыбнувшись, Кирилл дотронулся кончиками пальцев до ее руки, Светлана непроизвольно сплела свою руку с его. Он тихо произнес:
    -Прекрасно выглядишь!
    -Ты мне льстишь! - усмехнулась девушка — Бессонная ночь, ни кого не может украсить!
    -Для меня ты всегда прекрасна! - Кирилл поднял их переплетенные руки и дотронулся до ее щеки. Светлана мгновенно вспыхнула, а из ее груди вырвался вздох.
    -Что?
    -Ты сводишь меня с ума! - призналась она и крепче сжала пальцы. - Ты обещал прийти утром! Почему не пришел? 
    -Прости, но твоя мама целое утро заглядывала в твою комнату, наблюдая за тем как ты спишь! Боюсь, что мое присутствие было бы неправильно истолковано!
    Ухмыльнувшись, Кирилл резко вырулил со двора и погнал свой автомобиль в сторону шоссе. 
    -Да она что-то чувствует... - согласилась девушка.
    -Может быть то, что ее дочь взрослеет? – отчего-то грустно произнес он и аккуратно высвободил свою руку.
    -Ты чего? - Светлана с беспокойством заглянула в черные глаза.
    -Свет... Как ты себе представляешь наши дальнейшие отношения? - его лицо словно окаменело — Ты взрослеешь, растешь и слава Всевышнему меняешься! У тебя есть определенные потребности, которые вполне естественные для человека. Но я не тот, кто может удовлетворить их! Я не могу меняться вместе с тобой! Я не могу даже состариться вместе с тобой, потому, что я не могу жить! Я — неживой! Не могу дать тебе ни семьи, ни детей!
    Она содрогнулась, представив, как станет старой и будет годиться ему в бабушки. Воображение тут же нарисовало милую картинку — сморщенная бабуля в платочке, а рядом заботливый внук (он же Кирилл), придерживает ее за локоток. Прелесть! Светлана боялась даже подумать, чем объясняется его попытки отстраниться от нее. Стремлением сохранить ее душу чистой или нежелание с ней общаться?
    Девушка тут же разозлилась на себя за последнюю мысль. Если бы она была ему не нужна, Кирилл бы не сидел сейчас рядом с ней!
    -Долго думал об этом? - недовольно огрызнулась Светлана. О чем он вообще говорит? Ей ни чего не нужно кроме одного — постоянно быть рядом с ним!
    -Света, ты ничего не понимаешь! - буркнул он — Это сейчас тебе кажется, что все хорошо, что все тебя устраивает! Но это лишь временные иллюзии, самообман!
    -То же самое могу сказать и о тебе! - она судорожно пыталась найти предлог, что бы с ним не соглашаться. Но мысли упорно разбегались от нее, когда черная бездна его глаз пристально смотрела на нее.  – Ты моя иллюзия!
    -Вот именно! - неожиданно согласился Кирилл.
    -Что? - разозлилась Светлана. Девушка не считала, что сейчас лучшее время для такого разговора. Она передразнила его — Ну конечно брак и куча детишек не это ли предел мечтаний! И вообще, хорошее дело браком не назовут! Взять хотя бы моего отца и мать!
    -Не смешно. - Кирилл тяжело вздохнул, передразнивая ее. - Как можно сравнивать возможность выйти замуж за нормального человека, завести детей, с радужной перспективой жертвования душой ради такого чудовища как я!
    Он мрачно улыбнулся.
    -Мне кажется, что ты немножечко, самую малость преувеличиваешь! - беспечно махнула рукой Света.
    -Да как ты не понимаешь! У тебя впереди целая жизнь, нормальная жизнь! А ты собираешься зачеркнуть свое будущее! Пойми ты! То, что бьется, когда-нибудь разлетится на осколки, то, что течет – утекает… Это лишь вопрос времени! Ты должна прожить долгую счастливую жизнь, спокойно встретить свою старость…
    -Да… потом умереть… - поддакнула Светлана. – Как же все это интересно!
     Неожиданно вспышка гнева в его глазах погасла и уже более спокойным тоном Кирилл произнес:
     -С тобой спорить бесполезно.
           Дальнейший путь они проделали в молчании. Наконец автомобиль плавно припарковался возле здания ее лицея.
    Возле входа их ждал сюрприз. Нет, не в виде перепуганно-взьерошенного Зубакова. Вдоль металлического забора из стороны в сторону прогуливался Артур.
     Светлана сразу поняла, кого он здесь ожидает.
    -Ну, ты, кажется, хотела узнать, кто он такой? - непонятным тоном проговорил Кирилл — Скоро узнаешь!
    И, правда, стоило Кириллу со Светланой подойти ближе, как светловолосый мужчина тут же шагнул к ним. Одет он был, так же как и в прошлый раз. Словно тонкая рубашка могла защитить от холода.
     Отчего-то этот тип наотрез отказывался одеваться по погоде. А это значило... Светлана боялась даже подумать о том, кто стоит сейчас перед ней.
    -Опять ты! - смерив тяжелым взглядом Артура, пробормотал Кирилл. – Что тебе надо?
    -Поговорить! - так же хмуро взглянул на Кирилла блондин.
    Светлана, чтобы не мешать им, хотела ускользнуть в здание, но неожиданно, Артур попросил ее остаться.
    -Вам лучше присутствовать при нашей беседе Светлана Николаевна!
    -Я не советую, тебе ее впутывать! - с угрозой в голосе прошипел Кирилл. Девушка поразилась, насколько поменялось его лицо. Глаза просто метали молнии, губы плотно сжались. Казалось, что еще чуть-чуть, и он прыгнет на Артура.
    -Это в ее же интересах! - терпеливо пояснил мужчина. И оглянувшись на многочисленных учащихся, с любопытством поглядывающих на них и Светлану, уже мягче добавил. – По-моему здесь не лучшее место для выяснения отношений!
    Кирилл с неохотой согласился. Девушка, мысленно послав привет уроку по физике, направилась в противоположную сторону от здания лицея. Они вошли в небольшой скверик, располагающийся как раз перед фасадом колледжа, и присели на свободную скамейку. Вернее присела только Светлана. Артур и Кирилл остались стоять, продолжая напряженно буравить друг друга взглядом. 
    -Ну что, познакомишь нас? - без особой надежды, Артур посмотрел на Кирилла.
    -По-моему, мы уже знакомы… Тогда в картинной галерее... - начала, было Светлана, но Кирилл остановил ее.
    -Светлана познакомься — это Артур... Как бы это тебе сказать… Он твой ангел-хранитель! - очевидно последние слова дались ему с трудом, поскольку его и так черные глаза стали еще темнее.
    Светлана представила, что сейчас у нее на лице, вероятно, такое же выражение как у героини книги Льюиса Кэрролла, Алисы, когда ее знакомили с шедевром кулинарного искусства.
    -Наверное, мне стоит немного объяснить? – глядя на ее растерянное выражение лица, спросил Артур.
    -Да нет! Что вы — все в порядке! - словно душевнобольной  после приема пилюль, широко улыбнулась девушка. Еще бы! Она и так каждый день знакомиться то с демонами, то с ангелами! Зачем тут объяснения!
    Кирилл  с беспокойством топтался рядом, бросая на нее взволнованный взгляд.
    -Фантастика.… А я думала, что у вас крылышки должны прорезываться между лопаток – фыркнула она.
    -Крылья и нимбы – это все выдумки людей. – Задумчиво взглянул на Светлану Артур - Хотя надо полагать не лишенные смысла – ведь ангелы существа, передвигающиеся с необыкновенной скоростью…
    Светлана только сейчас поняла, откуда ей еще при первой их встрече показалось знакомым лицо блондина. Оказывается, что в своей жизни человек много раз  сталкивается со своим ангелом-хранителем, получает от него помощь, находит выход подчас из самой кризисной ситуации, сам же при этом, оставаясь в полном неведении о том,  кому должен быть благодарен.  
    -Насколько я понимаю, девушке уже все известно? - блондин спокойно окинул ее взглядом так, словно перед ним стояла и не падала двуногая табуретка.
    -Почти. - Согласно кивнул Кирилл.
    -Почти... - Эхом повторил Артур — Темный, ты понимаешь, что тебе будет за твои выходки? Сколько тебе оставалось до того как...
    Но Кирилл резко оборвал его. В словах звучала неприкрытая угроза:
    -Не стоит лезть не в свое дело Светлый! Это тебя совершенно не касается! 
    -Ты прав, — неожиданно легко согласился Артур — это действительно не имеет отношения к делу. И пусть лучше будет так. Надеюсь, ты не ведешь свою игру, пытаясь заполучить к себе лапы ее душу... 
    Тут он снова бросил выразительный взгляд на девушку.
    -Ты же знаешь, кто я, и чем занимаюсь! – раздраженно пробормотал Кирилл – у меня весьма ограниченный круг обязанностей!
    -Но тебе же никто не мешает его расширить не так ли? – хмуро усмехнувшись, уставился на него Артур.
    -Я вам не мешаю? Может быть, хватит разговаривать так, словно меня здесь нет! -  потеряв терпение, мрачно уставилась на них девушка.  – Послушайте Артур, что вам от нас надо?
    -Я должен защищать тебя! Это основная причина, по которой я здесь. Являясь твоим ангелом-хранителем, я не могу просто так смотреть, как он пытается тебя погубить!
    -Не надо меня ни от кого защищать! Со мной все и так прекрасно!
    -Вопрос идет о твоей душе! – неодобрительно покачал головой Артур – Которую одним неосторожным поступком можно навсегда отправить в услужение темной стороны! 
    -Если уж ты не смог уберечь ее, то позволь, хотя бы мне самому позаботиться о ее безопасности! - Холодно процедил Кирилл.
    -Доверили волку пасти овец! Знаешь, что получилось?
    -Я никогда не причиню ей зла! – вспыхнул Кирилл – И если бы ты выполнял свои обязанности лучше, быть может, ничего бы и не случилось!
    -Послушай, темный... - устало посмотрел на  него Артур. - Все, что было в моих силах, я уже сделал. И поверь, это далось мне не так легко, как ты думаешь... У нее удивительное свойство попадать в неприятности!
    Светлана мысленно вздохнула — еще один человек считает ее полной растяпой.
    -Но такова была ее судьба! - продолжал Артур - А ты взял на себя чужую обязанность — изменил судьбу человека!
    -Судьба?! - Кирилл зашипел. Светлана даже испугалась - такого неестественно черного цвета казались его глаза.
    -Поверь мне — не ты первый, не ты последний, кто задает этот вопрос. Хотя для темного ты проявил уникальность. - Скупо улыбнувшись, он покачал головой. И только сейчас девушка поняла, что Артуру, похоже, очень много лет. Настолько много, что он вполне мог быть свидетелем основания, к примеру, Москвы, или Рима... В светло-голубых глазах светилась вековая мудрость, ни как не соответствующая двадцатипятилетнему лицу. - Но что бы ни происходило, мы не имеем права вмешиваться в их жизнь, впрочем, так, же как и в их смерть!
    На последнем слове Светлана вздрогнула, и только сейчас ощутила, что замерзла – снова начал накрапывать мелкий дождик, превращая утренний снежок на асфальте в жидкое месиво.
    -Только я уже вмешался! – с вызовом бросил Кирилл. – И ни сколько об это не жалею!
    -Да. Поэтому я здесь. - Артур  виновато посмотрел на Светлану. Ей отчего-то этот взгляд не понравился — уж лучше бы блондин смотрел на нее как прежде, пренебрежительно - отстраненно.  - В конечном итоге, за ней придут, и сделают то, что было нужно сделать тебе.
    -Нет! - Лицо Кирилла исказилось от ярости — Нет! Я этого не допущу! Ты не понимаешь, что я к ней чувствую!
    -Чувствуешь? - словно бы невзначай поддел его Артур.
    -Именно. - Процедил Кирилл — Вам белым и правильным с вашей философией этого не понять!
    -Куда уж нам! - парировал Артур. Холодная ухмылка застыла на красивом лице — Только вот и ты не забывай — кто ты и откуда!
    -Я не забываю. Никогда...
    -Светлана по трагичному стечению обстоятельств, вы, к сожалению  стали, невинной заложницей данной ситуации. Мне искренне жаль, что все так сложилось — действительно неприятность. Но можешь не переживать — тут Артур почему-то  обратился к ней на «ты» - Я прослежу, что бы с тобой ни чего плохого не случилось! Пока что я тебя опекаю...
    Светлана похолодела от ужаса — что он хочет сказать? Ее собственный ангел-хранитель считает неприятностью то, что она выжила, а не осталась валяться под колесами иномарки на прошлой неделе.
    Похоже, Артур понял, о чем она  думает и смутился.
    -Нет, конечно — я не это имел в виду. Просто может случиться все так, что я окажусь прав...
    -Не бойся!  - тихонько успокоил девушку Кирилл, с тревогой наблюдая за ее побледневшим лицом. - Я не позволю никому тебя обидеть!
    -Тебя ни кто и спрашивать не будет!  - хмуро покачал головой Артур — Или ты думаешь, что Прокураторы спросят у тебя разрешения?
    Кирилл побледнел и отвел глаза. При взгляде на его сведенные до судорог скулы Светлана не выдержала.
    -По-моему это, как вы Артур называете исправление ошибок, можно назвать совершенно по-другому! - ее голос задрожал.
    Они оба уставились на девушку, явно ожидая продолжения.
    -Убийство! - слезы предательски заблестели на ее щеках.
    -Ну, хватит! Проваливай отсюда! - похоже Кирилл не на шутку разозлился. Он вплотную подошел к Артуру, сжав кулаки. Они оказались примерно одного роста, да и по комплекции были примерно одинаковыми.
    -Все что мне надо я уже сказал! Но специально для тебя повторю — красивое лицо Артура было непроницаемым — Попробуешь запустить свои когти в ее душу — ад покажется раем!
     Кирилл схватил под руку, совершенно обмякшую от последних слов девушку и потащил ее к колледжу.


    -Ну, ты подруга и даешь! - Журавлева громко шлепнула тетрадью об парту, за которой сидела Светлана. До начала занятия оставалось еще десять минут, но народ потихоньку подтягивался в зал. Катя была одной из первых.
    Не понимая причины столь бурного восторга, девушка недоуменно воззрилась на Катерину.
    -Что именно и кому?
    -Откуда у тебя такие ухажеры-то взялись? – спросила она, критически оглядывая по ее, Катиному, мнению совершенно ни чем, ни примечательную внешность девушки. - И я смотрю занятия, ты стала прогуливать! Так кто они?
    Светлана поняла, что Журавлева стала свидетелем того, как она, Кирилл и Артур встретились возле входа в задание колледжа. И разозлившись на назойливую беспардонность Катьки, ляпнула первое, что пришло ей в голову:
    -Один из-под земли вылез, другой с неба свалился! Тебе точнее адресок подсказать? - она ядовито усмехнулась.
    -Эй, ты чего? - неожиданно миролюбиво и чуть таинственно прошептала Журавлева — Как у вас там с этим... Высокий такой, темноволосый... Ну, тот, который к тебе в кафе тогда подошел? Все серьезно?
    -Серьезнее не бывает! - отмахнулась от нее, как от назойливой мухи девушка.
    -А второй? - не унималась Катя. Неожиданно в голосе  Журавлевой Светлана почуяла не дюжее любопытство
    -А что второй? - невинно посмотрев на подругу, спросила Светлана.
    -Ну... Ты не могла бы меня, например, с ним познакомить?
    Тут Светлана не выдержала и рассмеялась. Вот оно что! Представить своего ангела-хранителя в роли возлюбленного прагматичной и достаточно приземленной Журавлевой она не решалась.
    -Чего смешного? - обиделась Журавлева — Жалко тебе что ли?
    -Прости Кать, только он вряд ли тобой заинтересуется... - моргнула Светлана и отрицательно хмыкнула - Да и вообще кем-нибудь. Очень уж своеобразный он парень!
    -А... - какая-то мысль пришла в голову сокурснице — Он, что из этих... Любителей радужных шарфиков?
    Этого Светлана выдержать уже не могла и целых пять минут валялась на парте, пока живот не заболел от смеха.
    -Нет, Катя. Он не гей... - хихикая, произнесла девушка - Просто он не местный...
    -Не москвич, что ль? - лицо Кати досадливо вытянулось — Не... тогда не надо!
    И интерес Журавлевой тут же угас, зато началось занятие, в которое Светлана приготовилась вникнуть. Если так пойдет дальше, и она перестанет уделять занятиям хоть какое-то внимание, то учебный год для нее может окончиться плохо.
    -А знаешь новость? - загадочно улыбнувшись, пропела Катя. Девушка и десяти минут не могла просидеть, не поделившись с кем-нибудь очередной сенсацией. Светлана вздохнула. Разочарованно оглянувшись, поискала глазами закадычную подружку Журавлевой — Марину. Однако курчавой рыжеволосой головы последней нигде видно не было и Светлане пришлось слушать Катькин треп.
    -Какую? - равнодушно произнесла Светлана, подумав про себя, что после последних событий ее вряд ли могло что-то удивить.
    -Ну, да. Откуда тебе! Ты же у нас теперь и занятия пропускаешь, и с мальчишками по паркам бегаешь! - не преминула подкольнуть ее подруга, надеясь получить, развернутое оправдание с кучей подробностей. Светлана на провокацию не поддалась и ни чего Журавлевой не сказала.
    Понимая, что никакой новой информации из Светланы не вытянешь, девушка сдалась и выпалила:
    -А нашего-то хорька — Архипова больше нет! Все!
    Светлана на миг замерла.
    -Что?! - Сказать, что она испугалась — значит, ничего не сказать. Она сразу же поняла, чьих это рук дело. Девушка явственно представила, как Кирилл подходит к лежащему на полу преподавателю по физике, как спускает со своей руки странное черное пламя, которое прожигает сначала его пиджак, потом рубашку, потом добирается до... Нет! Будто ее уши снова настиг страшный вопль Зубакова. Неужели из-за нее погиб человек? Конечно, Архипов отвратительный старый похотливый ловелас, но... Не убивать же его за это! Зачем же Кирилл так поступил? - Светлана закрыла глаза.
    -Эй, Уварова! Ты чего там уснула?! - затормошила ее Журавлева — Я говорю - наш Архипов-то уволился! Вместо него какая-то старушенция пришла на занятие, поставила кучу пятерок, всех похвалила, разве что леденцы детишкам не раздала...  «Умные детки!» - Катя очень натурально передразнила скрипучий пожилой голос.
    -У… Уволился?! - Светлана неожиданно разозлилась  и на себя, за свои мысли и на дуру Журавлеву. Конечно же, Кирилл никогда не сделает ничего подобного! И как такое могло прийти ей в голову!  - Так чего ж ты несешь тогда?!
    -А чего?
    Постаравшись взять себя в руки, она сделала каменное лицо.
    -Ничего! Все Кать, дай послушать препода.
    Она едва сдержала себя в руках, что бы не дать Журавлевой по шее.


    Не успел закончиться последний урок, как Светлана была уже на улице, в ожидании скорой встречи. Она с удивлением поймала себя на мысли, что, не видя Кирилла даже несколько часов ужасно по нему скучает. 
    -Как успехи? - глубокий баритон заставил ее расплыться в счастливой улыбке. - Помощь не нужна?
    Черные глаза пристально изучали каждую черточку ее лица, будто бы за последние четыре часа в нем могло что-то измениться.
    Они решили немного прогуляться по скверу и подышать свежим воздухом. Вернее подышать нужно было лишь Светлане. Кирилл и без такой мелочи как кислород прекрасно мог обойтись.
    -То есть ты не только французскому можешь меня научить? - поддразнила она Кирилла — Но и всему остальному? Что в девятнадцатом веке обучали всему?
    Мягкий бархатистый смех заставил ее кровь быстрее нестись по венам.
    Мелодичный язык из уст Кирилла звучал, словно пение диковинной птицы. Естественно не понимая ни словечка из того что он сказал, Светлана вопросительно посмотрела на него.
    -Это значит, что и мне знать всего не дано! Впрочем, я и не стремлюсь к этому! А что касается обучения то — да. Образование мне старались дать самое лучшее. Богатая личная библиотека моих родителей была полностью в моем распоряжении, как это и полагалось для титулованного аристократа того времени! - отчего то невесело улыбнулся Кирилл — К счастью чтение тогда было не просто дань моде, а насущной потребностью, необходимостью... Книги, огромное количество журналов, в которых печатались лучшие стихи и рассказы! Французские, немецкие и становящиеся популярными произведения русских авторов покоряли мое воображение. Заставляли меня, когда я был еще ребенком пускаться в дальние плавания, участвовать в великих сражениях...  Мой отец, слегка помешанный на науке человек, любитель новаторских идей просвещения, постоянно таскал своего отрока на публичные лекции университетских преподавателей...   - тут он, улыбнувшись, добавил - Да и к тому же почти двести лет жизненного опыта...
    Прищурившись, Светлана глубоко вздохнула.
    -Значит, у меня появился еще один комплекс неполноценности!
    -Почему это?
    -У тебя слишком много достоинств и нет недостатков! - хмуря тонкие брови, она изучала узоры на кожаных сидениях.
    -По крайней мере, один то уж точно есть — он грустно усмехнулся — к сожалению, я не человек!
    -А я то и не заметила! - она в притворном ужасе покачала головой. - Какой кошмар!
    -Ничего страшного! - Улыбнувшись, кивнул Кирилл и добавил — Любовь порой бывает слепа!
    Темные глаза скользнули по ней ласковым взглядом.
    -Ну, тебя! – притворно нахмурилась Светлана – Слишком много самокритики!
    Он на мгновение замолчал, а затем прищурился.
    -Итак, значит у нас с тобой все серьезно? - Кирилл лукаво посмотрел на Светлану, ласково перебирая прядь за прядью ее медные волосы — Да?
    -Ты подслушивал?! - Светлана с негодованием зашвырнула в него куском, купленной в небольшой палатке булочки.  - Но как? Что-то тебя я рядом не видела...
    -Нет, конечно. - Самодовольно пропел Кирилл — Я уже говорил, что ты или кто-нибудь другой видят меня, только потому, что я сам этого хочу... И все же — это действительно так? - Черная ночь в его глазах, словно оделась тонким бархатом, напоминая блестящую на солнце шерстку черной кошки.
    -Конечно да.  - Светлана немного смутилась, а потом снова запустила в него остатками той же несчастной булки — А с Архиповым — это твои штучки?
    -Хватит мусорить! - он притворно ужаснулся ее поступку.
    -Ни чего - воробьи подберут, мы же не в ресторане! - она пожала плечами. В парке действительно было много представителей птичьего мира — И?
    -Сама отказалась... - проворчал Кирилл, намекая на то, что в ресторан он ее приглашал, но Светлана не поехала. Он крепче обнял ее и улыбнулся — И... да. Каюсь. Моя работа. Но почему-то мне не стыдно. Я же обещал исполнять твои желания!
    -Спасибо! - неожиданно для себя произнесла девушка. - Правда! Спасибо тебе!
    -Да не за что...
    Они с минуту смотрели друг другу в глаза, а затем рассмеялись.
    -Итак, куда же мы сегодня собираемся отправиться? - она вопросительно посмотрела на него.
    На его лице отразилась нежность и сожаление одновременно.
    -Ну, ты едешь домой и прилежно готовишь домашнее задание, а у меня есть кое-какие дела...
    Очевидно, он легко прочитал на ее лице разочарование.
    -А вечером я тебя украду у твоей мамы! Покажу тебе одно занятное да к тому же мало законное развлечение! Посмотришь, как я гоняю!
    Светлана с дрожью представила, как автомобиль Кирилла летит сквозь вечерний сумрак города, мелькают яркими вспышками фонари... Желудок непроизвольно сжался. Все же быстрая езда не для нее!
    -Мы вместе будем участвовать в гонках? - она нашла силы в себе для того чтобы улыбнуться. - Я что буду...э... вторым пилотом?
    -Нет, конечно! - его брови нахмурились.
    -Почему ты сердишься? - спросила Светлана озадаченная столь резкой переменой в его настроении.
     Низкий баритон раздраженно зазвенел.
    -Это слишком... опасно! Как же я могу подвергнуть твою жизнь угрозе! Я говорил, что порой мой автомобиль превращается в груду железа, и поверь — я не шутил! Если внутри окажется человек, то он может не выжить! Ты же не можешь исчезать и появляться как я? Я не могу так рисковать тобой!
    -Ладно! Я не очень-то и хотела! - примирительно произнесла девушка, с изумлением наблюдая за его перекосившимся лицом.  - Не стоит так нервничать!
     В черных агатах прожигавших ее насквозь царило неодобрение.
    -Будешь ждать меня у финиша. Не переживай много времени это не займет! — он прижал ее к себе, прикоснувшись губами к ее волосам. Она почувствовала  теплое дыхание Кирилла – Я не заставлю тебя долго ждать и приду первым!
    Ни тени сомнения не было в его словах. Светлана на миг задержала свой взгляд на его шее и широкой мускулистой груди. Возле ключицы пульсировала голубоватая венка, трогательно трепеща под белоснежной кожей. В ее душе возмущенно завопило несогласие — ну как он может быть не настоящим?  Как он может быть кошмаром, чудовищем, иллюзией? Взгляд побежал дальше — по мужественному подбородку, аккуратно очерченным губам, высоким скулам и темным глазам прячущимися за густыми черными ресницами.  Ей отчаянно захотелось поцеловать его, но Светлана прекрасно помнила, как он отреагировал на последний поцелуй, который доставил ему столько боли! Нет! Она должна была держать себя в руках — Кириллу было и так тяжело.
    Он явно не понял, почему на ее лице такое разочарование.
    -Ну, если ты так хочешь, то конечно мы можем поехать вместе, - он мягко улыбнулся — Я не подозревал, что для тебя это так важно! Правда, первое место тогда я не гарантирую!
    -Вовсе нет, - она отрицательно махнула головой и перевела взгляд на уходящий на запад день. - Дело совсем не в этом!
    -Тогда в чем?
    -Просто все так странно! Я до сих пор не могу до конца поверить, в то что... - тут она запнулась и виновато взглянула на Кирилла — в то, что ты не человек! Ты такой живой! Такой настоящий!
    -Я прекрасно все понимаю. Будь я на твоем месте, чувствовал себя точно так же!
    Светлана попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. Она была рада, что Кирилл не догадывается о чем она думает! Девушка задумчиво провела по его руке, исследуя широкую ладонь, тонкое запястье, окутанное едва заметными под кожей синими венами. Неожиданно он резко перехватил ее руку и крепко прижал ее к себе. Не ожидая этого, Светлана громко ойкнула.
    -Испугалась? - его губы дрогнули в чуть заметной улыбке.
    -Ужасно! - фыркнула она, легонько треснув его по плечу. - А где ты жил раньше?
    Светлане внезапно пришла в голову мысль, что она так и не спросила об этом  у Кирилла.
    -Жил?  - Кирилл горько усмехнулся — Ты пытаешься относиться ко мне как к человеку... Но обычные человеческие понятия несовместимы с моей сущностью...
    -А тот, другой Кирилл? - тихо произнесла она, снова прижавшись к его груди.
    -Тот, другой...  - он нежно провел по ее волосам —  То место, где стоял мой дом теперь занимает крупный торговый комплекс — не то ЦУМ, не то ГУМ он у вас называется...
    -Как странно...
    -Да все это странно. - Согласился Кирилл.
    -Я не о том. Ты такой... Такой настоящий! Я же чувствую тебя! - она судорожно сглотнула – Ты реален… Ты сейчас здесь, рядом со мной…
    Он на несколько минут задумался, а потом ответил:
    -Но я - всего лишь иллюзия. Мое лицо, мое тело — всего-навсего оболочка... Ваш мир позволяет мне выглядеть так...   - тут его голос сделался колюче-холодным — Но поверь... Настоящий я — не такой уж и красавец, как тебе кажется...
    Помолчав немного, он добавил:
    -К тому же для выполнения своих функций мне вовсе не обязательно быть видимым.
     От его слов веяло такой тоской и безысходностью, что у Светланы поневоле слезы навернулись на глаза.
    -Не надо... Прости меня, но не говори так больше... - она судорожно вздохнула  - Ты не обман, не иллюзия... Ты это — ты!
    -Я — это я. Наверное, это так. - Согласился Кирилл.
    Он нежно скользнул щекой по ее подбородку, осторожно прижался губами к ее шее.
    -Конечно это так! - уверенно кивнула Света, с трудом справляясь с участившимся дыханием. Она бесконечно долго собиралась с мыслями, не в силах оторваться от него. - Скажи...
    -Да?
    -А если тебя сфотографировать, твое изображение появится на экране? - хитро прищурившись я достала телефон и включила камеру.
    Едва сдерживая смех, он кивнул.
    -Я думаю  - да. По-крайней мере в зеркалах я отражаюсь... Не стоит меня слишком мистифицировать!
    -Куда уж больше, - я улыбнулась и сделала снимок. Теперь прекрасные глаза моего любимого смотрели на меня с экрана телефона.  - На первый взгляд ты совсем живой!
    -Это ты живая! И такая красивая...  - ласково пробормотал Кирилл. - Это ты настоящая!
    -Почему так случилось? - едва слышно спросила Светлана.
    Неожиданно Светлана почувствовала, как он напрягся и отстранился. Хриплым голосом Кирилл задал вопрос, какой она меньше всего ожидала от него услышать:
    -У тебя есть в мобильном телефоне какие-нибудь игры?
    -Что? - не понимая к чему он клонит, подняла на него удивленные глаза девушка.
    -Или музыкальный проигрыватель? Плеер, по-моему, называется... - хмуро глядя на нее, он торопливо огляделся — можешь несколько минут послушать музыку?
    -Да что случилось то? - она торопливо достала маленькую серебристую Нокиа.
    -Я прошу тебя, посиди немного, и не смотри по сторонам... - мрачно пробормотал он и резко поднялся со скамьи. - Я ненадолго!
    -Ты уходишь? - Светлана не понимала, что происходит. Кирилл же упорно не хотел смотреть ей в глаза, отводя взгляд.
    -Четыре минуты... - прошелестело ей в ответ, но рядом Кирилла уже не оказалось.
    Светлана изумленно оглядывалась по сторонам, напрочь игнорируя его пожелание обыскать свой мобильный телефон на предмет нахождения в нем каких-либо игр. Она спрашивала себя, куда так внезапно сорвался ее любимый. Девушка пыталась сохранить спокойствие, но сердце, отчего-то испугано сжималось.
    В сквере из-за темных деревьев вечер наступал гораздо раньше, чем на хорошо освещенных улицах. Но даже сейчас в наступившем полумраке она с легкостью могла разглядеть, что в парке она не одна. По асфальтированной дорожке неспешно прогуливалась компания из четырех подростков, держащих в руках по бутылке пива; впереди них, с большой черной сумкой за спиной, торопливо шагал в серо-зеленой форме «Мосгорстроя» высокий мужчина;  женщина с большими пакетами маячила где-то возле самого входа в сквер. Но сколько Светлана не всматривалась в наступившие сумерки Светлана, Кирилла так и не увидела.
    Светлана так и не поняла тогда, чем эта женщина привлекла ее внимание. Высокая, худощавая, она чем-то напоминала ее мать, только была моложе лет на десять. Такая же стрижка, даже цвет волос как у мамы — пепельный, отливающий  серебром в тусклом свете фонарей. Женщ