Скачать fb2
Камешек в сапоге

Камешек в сапоге

Аннотация

    Фэнтези. Попаданецы. Ну и что ещё вы хотите прочитать в аннотации? Читайте уж книгу.





Андрей Руб
Камешек в сапоге.


    Сказать, что он был балбесом — значит погрешить против истины. И вовсе не потому, что он им не был. Был. Ещё он был — обычным среднестатистическим человеком.
    Один из тех, которому нужен был интернет, чтобы читать и общаться. К своим годам, которые ему, честно говоря, было лень считать, он пережил многое.  Войну. Вернее даже несколько. Из которых он вынес стойкое убеждение пацифиста. Странно конечно, но правда. Да и ещё кое-какие убеждения тоже. Ещё умение стрелять и изготовить из подручных материалов что-то взрывающееся… и детскую уверенность в том, что чужая жизнь ничего не стоит.
    Придя на гражданку, он неплохо вложил трофеи. А тот, кто вам расскажет о бескорыстии и любви к родине … может идти лесом. Нет, Родину он любил. Любил безо всяких дураков и высоких слов. И убить мог и за нее, и так… — не без этого. Ведь все отттуда — немного сумашедшие. Но себя, хоть как-то рехнувшимся он не считал. Он вообще был мирным человеком. Но вот то, что он незримо принес отттуда, он всячески скрывал. В обществе не приветствовался реальный патриотизм. Патриотировать надо было под нужными лозунгами и в нужное время. А у него с этим было тяжело.
    Он уверенно встроился в реальную систему. Бизнес на электронных услугах — давал твердую копейку. И о хлебе насущном… естественно с маслом, можно было не беспокоиться. В общем,  с какой стороны не глянь — насквозь положительный персонаж. Ни бунтарь, ни нигилист… так… человек.
    Только вот в глубине души тлела когда-то зажженная искра. Она была заботлива, притушена обстоятельствами и обычаями. Но вот только пить он по-прежнему старался один. Он знал, чем это может кончиться. И тому было немало примеров. Пьянки могли кончиться чем угодно. От банального мордобоя, до возвращения «туда»… и тогда он мог убить без оглядки и невзирая ни на какие «обстоятельства».
    Ох… не верьте лукавым психотерапевтам и прочим идиотам и сволочам, которые скажут вам, что оттуда можно вернуться нормальным. Оттуда можно вернуться хитрым зверем в совершенстве освоившем маскировку или… кем-то ещё, потому что от этого зависела твоя жизнь. Да. Оттуда можно вернуться маньяком или алкоголиком. Можно вернуться инвалидом или героем. Только вот «нормальным», в вашем понимании этого слова, вернуться нельзя.
    Ещё отчего-то он безумно любил читать. И творения некоторых авторов от сохи… пардон, от менеджерства — описывающих чувства спецназовца раздумывающего убить или «тварь он дрожащая»… кроме здорового смеха ничего не вызывали.
    Он был калич... ну или если хотите — моральный урод, на ваш просвещенный и гуманный взгляд, но тот сидевший в нем… был выпестован войной. Он был другим. Истинное дитя войны — он был хитрым и осторожным… и ещё, он очень хотел жить. А потому притвориться совершенно обычным — ему не стоило никакого труда. А может и не притворится. Может он был шизиком и страдал раздвоением личности, но…. Это его никак не беспокоило. Для самого себя он был абсолютно нормальным.
    Причем чужая жизнь по-прежнему так ничего и не стала стоить. Но показать это обывателю или менту — означало подписать себе смертный приговор. «Но тот, который во мне сидел...», - как сказал поэт, был хитер. Этот зверь мог и умел выживать везде. Иначе оттуда, где он был и, причем был по собственной воле, нельзя было вернуться. У него были как кровники, так и лишние свидетели. Свидетели — это те, кто хотел, чтоб прошлое забылось. Сгинуло как поганый сон, которого и не было вовсе. А кровники? Что делать — никто не без недостатков.
    Только вот глубоко внутри него ещё сидел маленький мальчик, который вырос в «Империи». И он не был жителем РэФэ. Он по-прежнему жил в СССР и новообразованные границы не воспринимал… никак. Совсем. Чушь. Игры детей в песочнице. Он никогда не воспринимал и не примет новых «государств». Правда, большей частью это относилось к тем, где говорили на русском языке. Они как были частью ИМПЕРИИ, так и останутся, чтобы там не говорили блудливые политиканы. Но это его, и только его, мнение. Он жил, живет и умрет — так как хочется ему. Он жил и работал, бухал и служил, шлялся по бабам… все как обычно. Также как и все его сверстники. Обычная такая биография.
    Только вот мальчик внутри него… вот у него осталось дурацкая вера во что-то святое. Какие-то нелепые идеалы и какие-то дурацкие понятия о чести… пусть и весьма своеобразные. Так вот он, как-то так просто не мог смириться с унижением и дурацкими правилами для всех. Он остро чувствовал, что он немного... совсем чуть-чуть, но другой. И это отличие было в том, что он в любой момент как был готов убить, так и был готов умереть. За свои дурацкие убеждения… или за свободу… или… Он просто был готов.
    Смерть… — какое страшное слово для обывателя.
    Но никак не для него — он был готов к ней всегда. Готов как поставить на кон свою жизнь, так и пожертвовать ей… или отнять чужую. И это было для него нормально. Он жил в… и в тоже время — вовне того государства, с которым его уговаривали смириться.
    Только вот жить, как все — по правилам, написанным для удобства власти, вот с этим он не мог смириться. Ну не мог он принять — правила «для всех». Нет, он вовсе не хотел ничего лишнего. Чтоб счастье — только для него. Или всё только ему, любимому.
    Он просто там, на войне, впервые увидел СВОБОДУ — как ни странно это прозвучит. ОН ПОЧУВСТВАЛ… И ПРИНЯЛ ЕЁ. И вот это чувство, неожиданно испытанное им, когда он шел по улочке, устало закинув автомат на плечо, и вело его дальше. Он понял, что это такое.
    Такого не объяснить словами. Он мог убить любого — и ему бы ничего за это не было. Он мог валяться в пыли или биться головой о чужие ворота. Он мог уехать домой или просто пострелять в прохожих. Он мог делать все что угодно. Он мог… вот это, и была она — свобода или воля. Как угодно. Он тогда с опостылевшим автоматом — внезапно почувствовал себя свободным от всего. От всех условностей и глупостей, навязываемых ему всю жизнь.
    Да, его могли убить.
    Но и только.
    Право слово, это такая мелочь — жизнь. Она и так мало стоила. А вот его  желание… любое желание — ограничивалось только его хотением или его волей. Нет, это была не дурацкая власть над чужими жизнями. Это было бы слишком примитивно. Он впервые понял, почувствовал, что такое настоящая свобода.
    Над всеми живущими в государстве незримо стоит закон. А вот над ним он был не властен. Совсем.
    Нигде нельзя даже разбить бутылку. Потому что окажись в этот момент рядом человек в форме, и он может приколупаться. Ведь ты нарушил ЗАКОН. Пусть — маленькое наказание, пусть тебе только прочтут мораль или укоризненно посмотрят. Но оно возможно. И так во всем. И все об этом помнят. Просто помнят. Что так делать «низ-зя». А это уже не свобода, когда ты помнишь о наказании. Так-то.
    И вот тогда, в тот самый момент он и родился или изменился… да как хотите. Но вот тогда-то человек и стал свободным. Осознал. Почувствовал. Принял.
    СВОБОДНОГО — больше нельзя сделать рабом. Нельзя засунуть в любые рамки без на то его желания.
    Он наконец-то на самом деле, ПОНЯЛ, что это такое — «СВОБОДА — У ТЕБЯ ВНУТРИ».
    Он понял, почему запертые в монашеские кельи или сидящие за колючкой люди говорили: «Я — СВОБОДЕН!».
    РАНЬШЕ ОН ЭТОГО ПРОСТО НЕ ПОНИМАЛ. А теперь понял…
    Вот почему он, вернувшись в обычную жизнь так и не смог с ней смириться. И потому реально боялся пить. Когда он напивался, из него выскакивал зверь. То, чему нет названия. То, что пряталась в глубине души. Тогда он мог вернуться на войну. И запросто убить или покалечить… Нет, вовсе никакого желания покуражиться над слабыми или унизить кого-то слабее себя не было.. Нет. Тысячу раз — нет. Вовсе, даже наоборот. Он защищал. Пусть только себя… или свою честь… или своих. Но защищал. Может это его призвание. А может… — он был дурак. Дурак это ведь просто тот, кто не такой как все. Вот и все.
    Он не был «серым гусем», хотя туда его привел впервые именно такой. Он сильно не любил тех, кто воюет за «такую зарплату». Нет, он вовсе не был святым или идеалистом, он так же как все любил деньги. Вернее не их сами, а удобства, которые они представляют. Но убивать за деньги он был не готов. За идею — пожалуйста. За убеждения или на спор… тоже можно. Но никак не за деньги. Еще наверное и поэтому, он всегда был готов умереть. И не только «за други своя». В нем просыпалась забитая и забытая — обостренная справедливость. Его справедливость. А она никакого отношения к общепринятой справедливости могла и не иметь. Может поэтому, его и обходили большие неприятности.  Вот именно поэтому так редко он пил. И пил в одиночку. И если уж пил, то, как говорили раньше на Руси — «до изумления».
    Вот один из таких дней случилась эта история. Многим она покажется неправдоподобной. Но это лирическое отступление необходимо для того чтобы понять истоки его поступков. Нет, никто ни в коем разе не оправдывает этого выродка — не желающего жить как все... и быть встроенным в благую и мудрую систему.
    Итак, маленькая и нелепая история, случившая с ним. Маленький рассказ о судьбе. «Ничто не ново под луной»,— сказал какой-то философ. Наверное, он был прав. Кто об этом может достоверно узнать.
    Была осень. Стоял один из теплых и прекрасных дней когда, кажется сам воздух, настолько прозрачен и чист, что просто пьянит. Украшенные багрянцем листья гордо алели среди зелени своих собратьев. Деревья ещё не сбросили свой летний наряд и только-только начали золотиться преддверием увядания. Природа отдавала свою красоту подступающим холодам и безмерно радовала любого, кто мог поднять глаза от асфальта. Тихо наступал вечер…
    На углу возле школьного забора стоял, почти не качаясь, чуть выпивший человек. Обыкновенной внешности, ещё не очень старый, но и не молодой. Так что-то среднее. Серые глаза, прямой нос, мягкая улыбка... Он был в полной гармонии с миром. Ему было хорошо.
    Да-да, именно так в полной гармонии с миром.
    Знакомьтесь. Это я.   

Глава 1.

    Итак, я стоял, радуясь жизни, попивая пиво и просто наслаждаясь. Как задолбала меня эта сытая жизнь. Когда не к чему стремиться и не надо ничего хотеть.
    С женщинами у меня никогда не было проблем. Чем-то нравился я женщинам. Может хорошо подвешенным языком, а может своим наплевательским отношением к неприятностям. А может и некоторой безбашенностью… Я никогда об этом не задумывался. Я жил легко и с удовольствием. Все это закончилось в один далеко не прекрасный день…
    Долбаный изобретатель прекрасного! Прекрасного - это по его мысли. За каким чертом меня понесло в опостылевшие горы, было совершенно непонятно…
    С Юлькой я познакомился совершенно случайно — по интернету. После стычки с какими-то придурками, я залез в интернет — подыскивал себе подружку для легких отношений. Говорили недолго. Пяток фраз. Свидание. Выяснение того, что дальнейшая постель устраивает обоих. И все.
    «Просто постель» — была отличной. И вскоре закономерно переросла в прекрасные,  ни к чему не обязывающие отношения — благо денег хватало. Ведь в основном на этом и горят молодые семьи. А мой «бизнес» занимал пару часов в неделю. Все остальное время я был свободен.
    Вот на таком позитиве я и познакомился с Чиком. Вернее познакомила нас Юлька. Чика был фанатом компьютера и гор. Как это могло уживаться в одном человеке — я не понимал. Вот с его-то подачи мы и поехали отдыхать в Абхазию. То, что там иногда стреляют — лично мне было глубоко пох. Остальные двое не очень врубались в опасность и поэтому совершенно не беспокоились. Они-то альпинисты!
    Они лезли в горы покорять какой-то там тысячник. А я, протрезвившись и увидев рядом остохреневшие навсегда горы, слегка впал в меланхолию. Но десятилитровый бочонок хорошего вина, купленный за «сумашедшие» по местным меркам деньги — десять тысяч рублей, примирил меня с действительностью. Я кротко решил, что добравшись до места, эти фанаты пусть лезут в горы за своими острыми ощущениями. А я мирно посижу внизу и подожду их. Думаю, вина мне хватит на все их восхождение. Груза вместе с бочонком набралось кил за двадцать пять, но это не смущало. Такая ноша не тянет! Поэтому изредка покряхтывая, я пер рюкзак и думал только о том, что изрядно подрастерял былую форму. Было тяжеловато. На второй день мы потеряли все признаки цивилизации. А мы продолжали свой путь. Все шли и шли. Вокруг давно вздымались первозданные громады гор. Над ними высилось ярко-синее, будто вымытое небо. И никакой цивилизации.
    — Вон он — Чертов зуб, — Чика ткнул пальцем в отвесную скалу впереди. — Почти пришли.
    — Твоё пришли… нам пилить ещё до вечера, — прислонившись рюкзаком к камню, ответил ему я.
    Тропа, если это можно назвать тропой, петляла как пьяный бомж, и идти было ещё достаточно далеко. Я прислушался к своим ощущениям. Что-то меня точило. Начинало дергать — как больной зуб.  Забытое ощущение войны. Эдакое предчувствие неприятностей. А таким ощущениям я привык доверять.
    — Чика, дерьмо какое-то впереди…
    — Что?
    — Да не знаю я, как объяснить… нехорошее что-то там.
    — С чего это ты решил…?  
    — Предчувствие у меня.
    — Да брось ты, — влезла в разговор Юлька.
    Убедить моих спутников не удалось. Единственно, что теперь я шел первым. Темп ходьбы слегка поутих, а я вертел башкой по сторонам и прислушивался к своим ощущениям. Нехорошее чувство ворочалось внутри, никак не утихая. Поднявшись на очередную седловину, я понял, что попал. Мы попали.
    Помянув чью-то мать, я развернулся и кинулся обратно.
    — Ты чего? — на лице Чики застыло недоумение.
    — Трындец!!! — шепотом проорал я. — Чехи! Нарвались.
    — Чего…?
    — Рюкзак снимай, оставь воду, шоколад, нож… ну и веревки. Валить надо очень быстро.
    — Да почему?
    — Долбо…б! Там внизу — вооруженная группа. Хрен их знает кто это? Чечены, грузины, просто бандюки… Можешь выбирать. Но то что нас в живых не оставят — это я тебе гарантирую.
    Пока я говорил, руки вытряхнули бережно уложенный рюкзак на камни. И выдергивали нужное.
    — Что стоите?! У вас минута. А потом ваша жизнь — будет зависеть от быстроты ваших ног. Быстро!!! Дебилы!
    Я не соврал. Подскочив к Юльке, я сдернул с нее рюкзак и повторил процедуру. Чика продолжал мяться.
    — Все! Мы побежали. А ты долбаный ботаник, когда тебе будут отрезать голову, можешь им передать от меня привет.
    Толкнув Юльку в спину, я ломанулся обратно — туда, откуда недавно пришел. Чика заметался, до него видимо дошла вся серьезность ситуации.
    Там на вершине тропы я успел увидеть вооруженную группу в камуфляже. Вытянувшись цепочкой, они шли по тропе. Семерых я видел. Тропа там поворачивала и сколько их там может быть за поворотом, я даже думать не хотел. В то, что это местные пограничники я не верил ни разу. Довыделывались. Дикий туризм сыграл плохую шутку. И может даже и последнюю в моей жизни. Та пара секунд, когда я стоял наверху — меня стопудово срисовали. Впереди всегда идет наблюдатель, который внимательно смотрит вперед и по сторонам — это аксиома в горах. А я в яркой куртке и шапочке, чисто попугай. И захочешь не заметить — заметишь. Но подниматься им минут двадцать, если не полчаса. Фора у нас есть. Другое дело, что тропа одна. И укрыться тут особо негде. А загонять нас будут по полной программе, в этом я не сомневался. Свидетели им не нужны. Скорее всего, террористы. В рюкзаках, скорее всего взрывчатка. Куда и зачем идут — можно не гадать, но явно не на пирожки собрались.
    То бегом, то быстрым шагом мы сваливали к желанной цивилизации. Шанс был. Крохотный, но все-таки. В то, что преследователи, идущие по нашему следу, нас потеряют, я не верил. А спрятаться и пересидеть здесь негде. Горы. Пока будешь карабкаться на скалу, подоспеют загонщики. Ихнюю же ж мать! 
    Третий час длилась гонка. С самым заманчивым призом, который только можно вообразить. И приз этот — наши жизни.
    Юлька стала потихоньку сдавать. …твою ма-ать! Из оружия только ножик, купленный на рынке. Против "калаша" не попрыгаешь. Там впереди была крохотная короткая щель замаскированная росшими там кустами. Это был единственный шанс. Крохотный правда. Пропустить погоню и попытаться свалить. Ничего умнее в голову мне не приходило. Свой план я изложил своим спутникам на бегу. За неимением лучшего все согласились с ним. Нас нагоняли. Это я чувствовал и видел. Хорошо, что тропа сильно петляет. Изредка я видел преследователей, наверняка, как и они нас. А ту щель я приметил по пути и отложил в голове, по неистребимой привычке внимательно осматриваться в горах.
    — Дошли, — тяжело выдохнул я. — Чика первый, Юлька — ты за ним. Я замыкающий. Старайтесь не сломать ни одной веточки.
    — Может, и отсидимся, — это я уже добавил шепотом себе под нос.
    Продравшись сквозь кусты, я заметил, что щель поворачивает вправо и там темнеет трещина пещерки. В нее Чика, в миру - Вениамин Чикин и засунул голову.
    — И какого хера ты там думаешь разглядеть? — На! — я сунул Юльке крохотный пальчиковый фонарик, — передай ему. И поторапливайся, Чика.
    Он протиснулся в щель, за ним Юлька и я. Отобрав фонарик у Чики, я огляделся. Крохотная пещерка — три-четыре квадратных метра. На потолке совсем старая копоть, кострище которому может быть как десять, так и сто лет. Ничего особенного.
    — А теперь тихо! — прошипел я. — Замерли! И дышим через раз. Если чехи поймут, куда мы залезли — нам кирдык.
    Юлька прижалась ко мне, её трясло. Страх и отходняк. Чика сел с другой стороны, оперевшись на стену и сунув под себя  поджопную пенку, так и болтающуюся у него на поясе.
    Я бездумно сидел, уставившись в полутьму. Свет от входа разгонял темень. Глаза привыкли, и темень осталась только по углам. Ничего не сделать. Сбежать от тренированных бойцов, здесь в горах? Это — мираж. Нет, один бы я бы ушел. И с Чикой может быть бы ушел. Но с Юлькой — нет. Она и так бежала из последних сил —  я видел. Дыхалка уже никакая — дитя города. Бросить её и спасаться самому? Такая дурацкая мысль даже не приходила мне в голову. Своих не бросают. Сдохнем так вместе. Значит судьба такая. Найдут щель —  кинут пару гранат и проконтролируют. До страшного суда нас тут не найдут. Жаль. Причем не себя, а этих недотыкомков. Эх, если б сунулся сюда бородатый ваххабит… я бы… Но, на такую удачу рассчитывать глупо. Это не селяне — шакалы. Битые и ученые. Не сунется никто — нечего и мечтать. 
    Страха не было… — так сложилось.
    Я расслабился. Все зависит от удачи. Как там у Стругацких: «С хабаром вернулся - чудо, живым вернулся - удача, патрульная пуля - везенье, а всё остальное - судьба…». Вот это про меня. А теперь и про нас.
    Какое-то странное чувство появилось у меня в голове. Будто щупальца, какие шевелятся и шарят и шарят. Даже щекотка какая-то появилась. Я потряс головой стараясь избавиться от наваждения. Только это как-то не помогло. Даже хуже — появился какой-то шепот, вроде как зуд. Херня какая-то.
    Прохрустели камни. Вот и погоня. Догнали. Похрустели и остановились. Юлька вздрогнула. Значит, тоже услышала.
    — Эй, русские! — послышался гортанный голос абрека, — Вилезайте! Ми знаем, чисто ви здэсь.
    — Да пошел ты на хер! Тварь неумытая. Тебе надо — приди и возьми.
    Раздался злорадный смех. Чехи. Их акцент я ни с чем не перепутаю. Вот и все. Живыми не уйти.
    — Вилезай! Говорить будем. Чай выпьем.
    — Ты сам попей и проходи мимо. Мне и здесь хорошо.
    — Пожалей своих, русский. Тебя убьем - их отпустим.
    — Это ты своим родичам — обезьянам, втирай.
    Снаружи раздались возмущенные голоса.
    — Лучше я сам их убью, но вам не отдам, — проорал я наружу.
    — Храбрый русский. Мы сейчас пару гранат кинем.
    — Ну-ну… зашумишь — внимание ненужное привлечешь. Тут в километре лагерь. Операцию сорвешь. Уходите добром. Я про вас ничего не скажу.
    Снаружи начали совещаться.
    — Неужели это все? — раздался лихорадочный шепот Чики. — Может, выйдем?
    — Ты дурак Чика, — я ответил ему в полголоса. — Если кинут гранату — умрем сразу. А выйдешь… подыхать будешь долго. Очень долго… и мучительно. Просто поверь. В лучшем случае пережут горло, как барану. Или просто отрежут ненужные части тела… и бросят подыхать. Поверь мне — я знаю.
    — Пят минут вам. Потом смэрть. Ми ждем.
    Юлька сидела, крепко сжав глаза и обхватив голову руками, её губы беззвучно шевелись. Молилась, что ли. Только это ей и остается. В моей голове продолжали шуровать какие-то мыши. Щекотно так. Я мысленно сплюнул. Только глюков мне сейчас не хватает.
    — Я выйду. Вдруг обойдется? — шепотом обратился ко мне Чика.
    Я зло засмеялся. Он не видел ножа в моей руке.
    — Нет. Я просто убью тебя. Это будет гораздо милосерднее. Просто поверь мне.
    Чика дернулся, чтобы встать, но мой нож уперся ему в горло.
    — Я же сказал — нет. Тебя убить сейчас? Или ты желаешь прожить ещё три минуты?
    Чика дернулся и обмяк.
    — Молись, если умеешь. Вдруг бог тебе поможет.
    — Какая всё-таки ты сука! И чем ты отличаешься от тех, кто снаружи? — зло, а истерике зашептал Чика.
    — Я могу убить тебя так, что ты ничего не почувствуешь. И над тобой, на прощание… не будут глумиться и издеваться. А это очень много… — легкая смерть. Поверь мне. Я знаю.
    Секунды медленно падали в вечность, приближая нас к ней. Я даже чувствовал их. Каждую.
    Я привычно потеребил игральные кости, висящие у меня в ухе, когда раздумывал.
    «Интересно, если их кинуть сейчас, что выпадет?» — совсем некстати посетила парадоксальная мысль. — «Да и трофеем, этим снаружи, они не достанутся».
    Пальцы привычно выщелкнули из держателей старые кости. Тряхнув их в ладони, я кинул их на камень — чуть ближе к свету.
    «Я спасусь?», — загадал я.
    ДВЕ ШЕСТЕРКИ!
    «Ха! Впервые вы обманули меня…косточки», — эта мысль отдавала полынной горечью сгоревших надежд. — «Из этой пещеры — нет выхода…», — уж в этом-то я был точно уверен.
    С этим костями была связана одна странная история. Все люди — как люди. Кто носит золотую серьгу в ухе, кто-то туннель или бриллиант… А я вот маленькие старые игральные кости. Они и, правда, костяные. Старые. Черно-белые. Одна черная, другая белая. И сделаны в виде подвески, с закрепленной защелкой и выглядели, как серьга. Их подарил мне старик. Незнакомый старик. Мы вывели тогда несколько семей гражданских. Обычное дело. Постреляли по дороге — не без этого. И вот когда вышли, тогда старик — главный в их семье, остановил меня и, прощаясь, сказал:
    — Мне нечем отблагодарить тебя сынок.
    — Да не надо мне ничего, отец. Не люблю я этого дела.
    Как будто не слыша меня, он продолжил: — Мой отец передал их мне, ему его отец…
    Устало кивая, я слушал очередную легенду.
    — Возьми, — он протянул мне на раскрытой, заскорузлой от мозолей ладони — эту серьгу. То, чего я никак не ожидал, увидеть у него. — Это наша семейная реликвия. КОСТИ СУДЬБЫ!
    Именно так. С большой буквы.
    — Будешь искать решение — кинь их. Они подскажут, что тебя ждет или помогут принять решение. Только задай правильный вопрос сынок. И ТОЛЬКО если от этого будет зависеть твоя жизнь.
    — Я не очень-то верю в это, отец.
    — Это не вопрос веры, или неверия, — его глаза загорелись чем-то истовым, — Ты просто проверь. Ты воин и для тебя черная единица — большая рана или совсем неудача. Две единицы — смерть. Белая шестерка — большая удача... он недолго говорил тогда, но я запомнил. Я конечно тогда не поверил ему. Но вот потом, случайно наткнувшись на них в кармане и больше в шутку, чем всерьез, кинул их перед выходом. Вот тогда я и убедился, что старик не соврал. Раз — случайность, два — случайность… а вот три — это уже закономерность.
    Как?! Скажите мне, как кости могут три раза подряд выпасть одинаковыми гранями. Вот тогда я и поверил в мистику. Все мы там суеверные. Кто больше, кто меньше. Кто в бога верит, кто в амулет, кто ещё во что. Кто-то ни во что не верит. Я вот поверил старым игральным костям. И ни разу они мне не соврали.
    И вот передо мной ДВЕ ШЕСТЕРКИ. Сочетание, которого я никогда не видел или не смог выбросить.
    «Гранаты что ли не взорвутся? Или ангелы спустятся с небес и вострубят… а может «кавалерия» на подходе? Удача. Нам бы она сейчас сильно не помешала…».
    Но секунды медленно падали в вечность, приближая нас к ней. Я даже чувствовал их. Каждую.
    — Канал установлен. Идентификация прошла успешно, — внезапно прозвучал чей-то голос в моей голове.
    — Ты кто, глюк? — лениво поинтересовался я.
    —  Репликатор. Номер А дробь тридцать двенадцать.
    — И какие реплики ты подаешь? — мне даже на секунду стало интересно — никогда не думал, что рехнусь перед смертью. Ничего такого я раньше в себе не замечал… ну если только с похмелья.
    — Репликатор — устройство переноса. Рассчитанное на перенос реципиента на базу для дальнейшего совершенствования…
    — Так — стоп!
    Я уловил главное слово «перенос». Безумная надежда вспыхнула внутри.
    «Бог, черт, инопланетяне… какая разница! Нас может куда-то там перенести — это главное. С остальным потом разберемся, если останемся живы. Перспектива сдохнуть здесь как крысе, не вдохновляла ни разу», — все это мгновенно пронеслось в моей голове.
    — Переноси!
    — Прошу встать на платформу.
    «На какую на хрен платформу, тут только камень», — мелькнуло в голове. Но я погорячился. Посреди пещерки абсолютно беззвучно образовался метровый черный и вроде как металлический круг. Как бы протаял сквозь камень.
    — Эй, русский. Пять минут истекли. Либо вы выходите добровольно, либо мы кидаем гранаты.
    Вздернув двумя руками своих спутников за шиворот, я немедля сделал шаг на платформу. И тут же крепко прижав их к себе, заорал:
    — Ещё пять затяжек — и мы  выходим!
    И мысленно добавил: «Ну репликатор — переноси. Куда ты там хотел…».

Глава 2.

    Правильно говорят, что жизнь – зебра. Только мне, похоже, досталась зебра — гот.

     В пещере моргнул свет.
    «Рехнулся…! Хотя… нет».
    Раз! И нет пещеры. А я стою на кругу в прямоугольной пустой комнате.
    «Х… … вам всем», — трехэтажное сложноподчиненное предложение вырвалось из меня абсолютно непроизвольно. (Это то, которое стараются не употреблять в обществе).
    «Что суки, взяли?», — в груди растекалась неописуемая радость. «Ушел! Всё-таки ушел!».
    Обессилено шагнув с круга, я сел в уголке и притих. Несмотря на бушевавшую бурю радостных чувств, внутри, внешне я остался холодным и равнодушным. А что толку бегать и подпрыгивать? Хреново это может кончиться. Многие умирали на таком расслабоне. А я был готов. К чему…? Да пес его знает.
    Я перебирал варианты. Мысли быстрыми зайчиками скакали в черепе - сталкиваясь, подпрыгивая и веселясь.
    «Deus ex machina» —  Бог из машины? Почему нет? Может я особо ценный человек? Не-е, это я хватил. Ценность моя — это настоль малая… исчезающее малая величина, стремящаяся к нулю. Насчет этого я не обольщался. Так что это версия только в порядке бреда. Говна кусок — вот и вся моя ценность.
    Перенесло — это факт. И я пока жив. Тоже — факт. Перенос, портал… голос в голове… фантастика какая-то. Читал много раз, но вот в то, что это произойдет со мной… не-е... - в это не верилось никогда. Но произошло же? И как это объяснить?
    «А вот чехи остались с носом», — едва в голове снова промелькнула эта мысль, как в груди опять разлилась приятность, смыв накипь дурацких вопросов.
    Анализ обстановки все время прерывался радостью от спасения. Я постарался загнать её поглубже.
    «Ну спасся. Ну не станцевал я прощальное танго с девушкой в капюшоне. Заметьте, с прекрасной девушкой».
    Я предпочитал думать о смерти не как о старухе с косой. Умереть, когда тебя обнимет прекрасная дева - гораздо приятнее, чем в объятьях старухи. Вот такой вот я эстет.
    «Один. Комната двадцать квадратов. Двери ни хрена нет, окон тоже. Потолок… метра три. Стены бело-голубой пластик. Мягкий на ощупь», — я поколупал стенку пальцем.  «Гадать где остальные — бесполезно. Но если они остались там…», —  глаза на мгновенье застлала пелена черного бешенства… «…нет. Даже думать о таком не хочу — ещё накликаю. Но если…».
    — Да я убью тут всех на хер!!! — пообещал я вслух неизвестно кому.
    Вдох-выдох, вдох-выдох… спокойно… перед закрытыми глазами появилась голубая вода горного озера, с отражающимися в ней перышками облаков. Я растворяюсь в этом покое. «На меня снисходит спокойствие….».
    — Предварительный анализ закончен. Вам присвоен приоритет «А», — голос женский, явно неживой, хотя и похож.
    «Вот сука, прервала на самом интересном месте. Но хоть определенность какая-то появилась».
    — Ты кто подруга? — лениво задал я вопрос, хотя внутри клокотала их целая тысяча.
    — ИскИн тип «Озерта», номер восемьдесят дробь один.
    — Офигенно информативно! — я нервно засмеялся. — И чего теперь?
    — Вам следует перейти в медотсек.
    — Чё, давление хотите померять? — я прикололся.  
    — Вам следует перейти в медотсек, — голос был все также ровен. — Следуйте за световым указателем.
    — Мои спутники где?
    — С ними все в порядке.
    — Они живы? В безопасности?!
    — Живы. В безопасности. Вам следует перейти в медотсек, — голос не изменился ни на йоту.
    — Сучья железяка! Где мы?
    — Информация будет предоставлена после прохождения процедур.
    — Водными займитесь… проце-дурами, — насквозь фальшиво пропел я из Высоцкого. — Пошли железяка. Кровь будем сдавать?
    — В этом нет необходимости. Следуйте за стрелкой.
    С легким чмоканием часть стены ушла в сторону. На полу появилась стрелка. Я шагнул наружу.
    Стрелка. Забавно… ни подсветка, ни… …хрен его знает, что это? Типа как голограмма. Да-а, а коридорчик-то неслабый. Я огляделся. Он тянулся в обе стороны… далеко. Концы терялись во тьме. Освещен был только кусок где стоял я. А размерчик-то — зашибись. Два грузовика разъедутся. Влегкую.
    Шагнув в помещение, куда привела меня стрелка, я огляделся и там.
    «Эх, и ни хрена себе «отсек»?», — только и смог изумился я снова.
    Мля, это больше походило на самолетный ангар, разбитый на отсеки. Кругом застывшая техника. В полной боевой. Об этом свидетельствовали зелененькие огоньки на них и на многих панелях. А уж техника-то… вообще ни на что не была похожа. Никаких андроидов или там человекоподобных роботов. Вона, хрень какая-то стоит. Жук, не жук. Паук какой-то с многосуставчатыми лапами. Никелированный, как набор хирурга. И лап у него дофигища. Рядом совершенно черная хреновина опутанная проводами и трубками. Она больше всего смахивала на пальму на колесиках. Какие-то ванны с крышечками… «Гробы на колесах», — кольнула неприятная ассоциация.
    — Просьба раздеться, — раздался голос в голове.
    Порассматривать инопланетную технику не дали. Теперь я точно был уверен про инопланетян. Скинув барахло на пол, я остался в одних трусах.
    — Снимать всё, — последовал приказ голоса. — Теперь пройти вперед, лечь в капсулу.
    — Чё? Русский ни разу не родной?
    — Пройти вперед, лечь в капсулу.
    Сбоку откинулась крышка здоровенного белого гро… штуки. Едва я устроился, как получил укол… если кто думает, что в шею, здорово ошибается. Как всегда со мной сбывается самый мерзкий сценарий. Укол засадили в задницу. И кажется, игла была здоровенная и тупая. Такая же, как и её изготовитель.
    «Инопланетяне, мля! А в зад колют, точно как у нас в санчасти…», — это была последняя связанная мысль.
    Потом наступила тьма…
    Я был велик… я плыл в великой тьме... я лежал под бетонной плитой… я задыхался… я был мал… от меня остался только маленький и беззащитный мозг… или он был безобразно велик?
    Перед глазами с невообразимой скоростью лился водопад образов… я болел… я наслаждался…  я умирал… меня крутило и бросало… я пытался понять бесконечность…
    Жар… холод… вверх… вниз… свет… тьма… тьма-а-а-а…
    «Пс-с», — с тихим шелестом сработала пневматика и с мягким чмоканьем крышка бокса откинулась.
    — Процедура восстановления завершена. Просьба выйти, — попросила меня железяка.
    «Странные видения. «Если долго вглядываться в бездну, то есть опасность, что бездна начнёт вглядываться в вас...». Как-то так, — я стал выбираться.
    — Ёпть, а скользко-то как.
    Я поглядел на себя. Весь измазан каким-то говнищем. Гель какой-то зеленый. И склизкий. И голове чё-то холодно. Я пощупал. Мля! И волос на мне нет! Ни на голове, ни на… …в общем — нигде нет. Перед боксом лежал коврик, на который я встал и с удовольствием вытер ноги.
    — По стрелке — водные процедуры, — поприветствовал меня голос.
    Прошел. Душевая. Из под потолка на меня сначала пролилась какая-то фигня, типа мыла. Попадая на гель — она шипела и пузырилась. Когда я размазал это по телу, сверху полилась вода.
    «Сервис, итить-колотить».
    Потом меня обдуло теплым ветром, почти моментально высушившим кожу. Едва я шагнул наружу, как ко мне подъехала, странная такая тележка на колесах, с четырьмя манипуляторами. На ней запаянная в какой-то целлофан лежала черная форма, без знаков различия и белье.
    — Обновки? — спросил я вслух, в никуда.
    Ответил тот же голос вслух:
    — Если вы предпочитаете свою старую одежду, она скопирована и может быть синтезирована в любой момент.
    — Остальные где?
    — Ваши спутники временно изолированы в гостевых каютах. Они находятся в безопасности и не испытывают неудобств.
    — В чужой монастырь со своим уставом не ходят… — полувопросительно-полуутвердительно произнес я.
    — Вопрос не понят?
    — Да это я так. Сам с собой разговариваю. А хозяева твои …где? — задал я самый животрепещущий вопрос, который мучил меня с самого начала.
    — Хозяев, в ваших смысловых понятиях, — нет.
    — Это как?
    — Они давно мертвы. В данный момент активирована особая спас-программа. ПЧС.
    «Понятно… что ничего не понятно».
    — Что такое ПЧС?
    — Программа по Чрезвычайным Ситуациям.
    — И какая чрезвычайная ситуация — сложилась?
    — В доступе к этой информации — отказано.
    — А мы где?
    — Особая Станция — «Последний Рубеж».
    «Да уж — объяснили».
    — Последний Рубеж — чего? —  попробовал уточнить я.
    — В доступе — отказано.
    — Я здесь зачем?
    — Была проведена экстренная эвакуация по плану - "Ноль».
    — А что за план?
    — Спасение подходящего разумного при смертельной опасности.
    — Чем подходящего?
    — Информация пока недоступна.
    — Значит там,  мы бы погибли?
    — Ты со стопроцентной вероятностью.
    — А мои спутники?
    — А остальные — тоже. Цель — спасти тебя.
    — И чем это я заслужил такие привилегии?
    — Пока в доступе к такой информации — отказано.
    — Мля, вот заладила. «Отказано, отказано…». А что разрешено?
    — Разрешены тренировки — до уровня «Три-А», разрешены и проведены модификации организма носителя — до уровня «Четыре-А». разрешена информация — до уровня «Один-Б» условно.
    — Чего это за уровень «Один-Б»?
    — В перечень входит; информация об оружии, ТТХ — кораблей, способы применения шпионских программ…
    — Чего-чего, там проведено? — до меня только что дошла предыдущая фраза про модификации. — Какие, мать твою, модификации!?
    В разговоре наступил пауза.
    — Отвечай сука! Ну? Чего ты там модифицировала? А?! — слегка истерично заорал я, зачем-то пощупал при этом самое дорогое.
    — Это информация уровня «Один-А». Пока — недоступна.
    — Это значит — я тебе зачем-то нужен? Так? — я начинал закипать.
    — Да. Тренировки будут проходить по ускоренной программе спецов глубинной разведки.
    — А если я сейчас разобью себе башку об стену?
    — Это невозможно, — с полным равнодушием сообщил голос.
    — Это почему?
    — Кости скелета, в особенности черепа перестроены и значительно укреплены, для того чтобы усилить возможность переноса гораздо больших нагрузок. Кожа значительно уплотнена. Имплантированные тебе клетки кенира успешно прижились, и теперь плотность кожи является условно-допустимой для начала тренировок. После окончания первого этапа тренировок, тебе будет доступна информация уровня «Один-А».
    — Кенир это кто или что? Эта информация, надеюсь не закрыта?
    — Нет. Кенир, иначе — «каменный червь». Червь с планеты Милашка-Мэри. Отличается исключительно прочной шкурой. Ночной хищник. Шкуру можно пробить только с помощью лазера. Стандартное пулевое оружие бесполезно. Слеп. Высочайшие регенеративные способности. Мозг дублирован. Чрезвычайно опасен. При обнаружении рекомендовано отступить. Ориентация в пространстве…
    — Стоп! На хрен мне твоя лекция?
    — В двух словах — у меня что, теперь кожа пуленепробиваемая?
    — Нет. Она стала значительно прочнее и может выдерживать значительные ударно-механические воздействия. Регенерация кожи — значительно повышена. Изменения являются положительными и на существование твоего организма влияния не оказывают.
    «Хм, а это, пожалуй — здоровенный плюс. Отсюда вывод. Чего у меня там перестроили, я пока узнать не могу, но то, что перестроили, явно помогает выжить. Тренировки какие-то опять же? Какую-то гадость задумали не иначе».
    — Я могу увидеть своих друзей?
    — Перемещение по жилым отсекам разрешено без ограничений. По техническим помещениям условно запрещено.
    — Условно это как?
    — Недостаточный уровень знаний.
    — Я могу идти?
    — Да. Но желательно это сделать одетым. Там присутствуют некоторые люди, которые могут счесть это оскорблением.
    Опа! Я только сейчас сообразил, что все ещё стою голым. Моментально облачившись в черную форму, я двинулся навестить друзей, по дороге обдумывая какие там ещё могут быть люди. Надеюсь это не те миролюбивые ваххабиты прессовавшие нас последний раз. Вот будет «весело», если «спасли» и их.
    Действительность оказалась гораздо более изощренной на выдумки, нежели я мог себе представить.
    Я, как и знаменитый осел, который перся за морковкой, побрел по стрелкам. Коридор был не очень длинный. Но как оказалось коридор не прямой. Он был круглый или шел по кругу. И вывел он меня бесхозного в помещение.
    — Э…Это столовка? — задал я вопрос вслух, ничего умнее в голову не пришло. 
    — Это кают-компания. На станциях относящимся к ВКС приняты флотские обозначения.
    Голос все время отвечавший мне был невыносимо противен. Он был какой-то канцелярский и вызывал почему-то ассоциации с теткой в ЖЭКе. Мне припомнились множество читаной литературы:
    — Слушай железяка, а голос ты не можешь сменить?
    — Могу.
    — Ну так смени. Смысл действия не ясен.
    — Чего тебе не ясно? Тембр раздражает.
    — Изменения проведены. Такой тембр подходит?
    Голосок был глубок, как Марианская впадина и сексуален… вернее жаждал секса, как тетка с рыболовной плавбазы. Помнится, был печальный опыт у ребят с «торгаша». Они рассказывали, что раз не помню уж зачем, отшвартовавшись у плавбазы по переработке рыбы.  Простояв неделю, ребята при походе в туалет, долго сквозь щель выглядывали в коридор. Боялись. Смотрели, чтоб женщины не попались, и не подстерегли. Ибо было чревато. Большой коллектив женщин в море, надолго оторванный от мужчин — это очень страшно, можете мне поверить.    
    — Нет, — категорически заявил я. — Это ты хватила. Таким голосом только безнадежно больных из комы выводить.
    — Почему?
    — Столбняк замучает.
    — Это слово и понятие разные. Отсутствует в моем основном словаре…
    От этого голоса у меня по спине пробежали мурашки, и представилась безобразная эротическая сцена, где я присутствовал среди множества подушек и весьма скудно одетых одалисок. И только сейчас я сообразил, что первое слово я произнес по-русски.
    — Слушай, а на каком языке мы разговариваем?
    — Расширенная база общего, была записана тебе на имплантат.
    — А остальные как учат?
    — Гипноиндукторы — обучение во сне. Обычно сопровождается небольшими головными болями. А что за слово ты употребил… столбняк — это болезнь.
    — Столбняк — это не только болезнь. Это сленг, обозначает… неосуществленное мужское желание.
    — Не очень понятно…
    — Э… Пожелавший секса мужчина способен на разные чудеса.
    — Приведи пример.
    — Легко! — я развалился на ближайшем, оказавшемся очень мягким и удобным диванчике, стоящем у стены. — Пожелав женщину немного выпивший… мужчина, легко может пробежать стометровку даже со сломанными ногами.
    — Это невозможно без применения специальных препаратов. Ответ не понятен.
    — Секс и желание — двигатель прогресса, железяка!
    — Спорное утверждение.
    — Чтоб ты понимала в человеческой психологии! У Алекса Веббера, я как-то прочитал одну историю. Тебе будет полезно услышать это — для общего развития.
    Однажды одна весьма симпатичная женщина, её звали - Шелли Мюллер, подвезла мужа к его офису и дабы подзарядить супруга положительными эмоциями, поцеловала его на прощание, ну и в довесок, на секундочку подняла майку, показав ему свою шикарную грудь. В результате сего невинного уличного стриптиза в больнице оказались четыре человека.
    Одновременно в местную больницу были доставлены сама Шелли с травмой головы, Тим с легкой контузией, Брайан с серьёзными повреждениями дёсен и некая Памела Клесик без двух пальцев на правой руке.
    А хронология этого происшествия, — поучительным тоном продолжил, —  примерно такова: в тот самый момент, когда фрау Мюллер обнажила грудь, это всё увидел водитель проезжающего мимо такси Тим Вегас. От увиденного, потрясённый таксист потерял управление и въехал в здание госпиталя. А там в тот момент дантист Памела Клесик осматривала пациента — Брайана Коркорана. От неожиданного и сильного толчка врачиха подпрыгнула и засадила бур поглубже в больной зуб пациента. А тот от боли резко сомкнул челюсти, откусив Клесик два пальца.
    — А что случилось с фрау Мюллер? – обалденно сексуальным голосом поинтересовалась… ИскИн.
    — Ей тоже досталось - на её голову упал осколок от козырька над входом в госпиталь. 
    — Это трагическая случайность.
    — Так вот чтобы такой случайности не случилось и здесь, смени голос на какую-нибудь оперную диву, что ли. Читал я, что у них классные голоса. А то, слушая тебя, в голову только и лезут разные непотребства.
    — Выполняю, — голос сменился и стал нормальным женским голосом.
    — Во-от. Другое дело. Слушай, а зачем я здесь?
    — Пока, в доступе к такой информации — отказано.
    — Ну тогда в качестве кого я, здесь? — зашел я с другой стороны.
    — У вас статус Капитана. «Уровень-Б» — условно.
    — Это как?
    — В данный момент вы являетесь старшим офицером, со всеми правами и обязанностями. Условно.
    — Это чего же все здесь обязаны подчиняться мне?
    — Люди — да. Я — условно.
    — Вот заладила «условно, условно». Чтобы надо чтобы твое условно — стало не условно?
    — Пройти минимальную подготовку до уровня «Три-А», сдать тесты на профпригодность и психологическую устойчивость.
    — И за что ж это мне такая куча приятностей? — скептически поинтересовался я.
    Внутри сидела такая здоровенная и весьма скептически настроенная зеленая скотина, привыкшая во всем искать подвох. Ну не бывает, чтоб все хорошо. Не бывает и все! Особенно в армейских подразделениях — это я усвоил четко. Где-то ждет меня засада. Будет какая-то гадость, не может не быть. Спасли, одели, обули — бесплатно. Да ещё и старшим на станции сделали. Пусть и условно.
    — Согласно директиве «Ноль-Один».
    — И что это за директива?
    — Это информация уровня «Три-А». Пока — недоступна.
    — А что доступно?
    — Жилая зона, полигон — доступны полностью, оружейка — условно доступна. Система жизнеобеспечении, силовая и техническая часть — недоступны.
    — Вот и поговорили…. А сейчас-то мне чего делать?
    — Отдыхать, знакомиться с вашими будущими подчиненными.
    — Эх, и ни хрена себе? — только и смог выговорить я.
    — Хотя модификация вашего организма прошла успешно, но возможны кратковременные сбои. Дезориентация в пространстве, кратковременная потеря сознания. Нужно несколько дней для того чтобы все имплантаты вышли плановый уровень разгона.
    — Во порадовала?!
    Сильно царапнуло слово — «имплантаты». Но судя по всему, зла мне тут пока никто не желает. Скорее всего, проведены улучшения организма. Как к этому относится — я пока не знал. Но все что ведет к моей безопасности — априори хорошо. Ладно, поживем — увидим. Все равно как я понял изменить ничего нельзя.
    — Кстати, а где все?
    — Спят.
    — С-спя-ат?! — возмутившись, задал я вопрос в никуда и по неистребимой армейской привычке зачем-то сразу заорал: — Ну так буди-и!!!
    Мгновенно заревели ревуны, зажглись и стали моргать - указывая путь, стрелки из дальнего коридора. По стенам тревожно заморгали красные лампы.
    — Погаси иллюминацию — отвлекает.
    Я встал, привычно загнав складки назад. «Толстоват ты стал, братец. Худеть тебе надо», — мягко укорил я сам себя.
    — Да, и звук тоже можешь отключить.
    В голове хмыкнуло… или мне показалось?
    — Итить-колотить! — выразил я всю полноту своих чувств.
    Первым выскочил здоровенный детина, одетый в какое-то ветхое тряпье. Что-то вроде вязаной майки с рукавами и сильно бэушные вязаные лосины, почему-то состоящие из двух половин. Обут он был в раздолбаные сапоги. Я бы конечно посмеялся над таким прикидом. Но мало того, что парнишка был под два метра ростом, в руке у него был здоровенный меч. И что-то, по тому, как он его держал, подсказывало мне, что пользоваться им он умеет.
    «В блин! тоже мне «рыцарь — печального образа». Только маньяков-реконструкторов мне тут и не хватало».
    Вбежав в кают-компанию, он моментально грамотно сместился влево. Прикрыв спину стеной он молча обежал глазами помещение и начал контролировать пространство.
    Следом мелко крестясь и даже вроде как подпрыгивая, влетел... монах… священник… — в общем, кто-то обряженный в сильно потрепанную рясу.
    Я даже головой тряхнул, отгоняя наваждение.
    Монах тоже сразу отвалил в сторону. Состороив постную рожу он, сложил ладони и, возведя «очи горе» начал молится.
    Поймав на секунду его острый и внимательный взгляд, случайно брошенный в мою сторону, я понял, что от молитвы он весьма и весьма далек. Может он конечно и монах, но взгляд у него уж больно профессиональный.
    Следом за ним за ним ввалилась Юлька в короткой футболке со странной надписью: "Пожертвуйте денег на силикон!". Увидев вид сзади, детина в углу гулко сглотнул и сразу прилип к ней глазами. А Юлька, увидев меня, радостно завизжала и кинулась ко мне.
    Обняв меня со всей мочи, она обцеловала мне все лицо. И при этом умудрялась нести невменяемую чушь:
    — Я знала… я знала… ты нас спасешь…
    Дав чуть выплеснуться эмоциям, я услышал в коридоре голос матерившегося Чики. Он влетел внутрь и не переставая орать кому-то невидимому:
    — И не хрен меня током бить, я так иду! — на последней фразе он знакомо подпрыгнул, как перед этим монах. — А-а-а...  Бес! И ты здесь?! Живой! И вижу даже прибарахлился? — Чика жизнерадостно улыбаясь, пошел ко мне поздороваться.
    — Прибарахлился.
    — А волосы где?
    — Чика, ты не поверишь! Пришлось за шмотки рассчитаться! — это я, произнес трагическим театральным шепотом с огромным надрывом.
    Чика жизнерадостно заржал. Ухватив меня и Юльку обеими руками, он обнял нас, радуясь.
    — Я говорил тебе Юлька, что он вывернется.
    — А я верила!
    — А если верила, чего ж тогда ревела?
    — На будущее… — совершенно нелогично ответила она.
    — Это на какое будущее? — возмутился я.
    — Ну-у… — она задумалась. — А вообще тебе идет. Ты так выглядишь мужественнее.
    — Да-а — чисто женская логика. — Опа? А это кто?
    Не переставая болтать со своими спутниками я, тем не менее, продолжал привычно контролировать периметр.
    В зал вошел… Нет, не так. В зал — восшествовал, весьма прикольный персонаж. Он был одет в синий костюм в тонкую красную полоску, белоснежную рубашку со стоячим воротником и в начищенные черно-белые штиблеты. На его голове красовался котелок, а в руках была трость. Персонаж живо мне напомнил двадцатые годы.
    Восшествовав в кают-компанию, он приподнял котелок — здороваясь со всеми, и вежливо поклонился. Причем я могу поклясться, что видел синюю искру разряда, воткнувшуюся ему чуть ниже спины, а он даже сумел не поморщиться. Вот это выдержка!
    «Это все, капитан», — прозвучал голос в моей голове. «Знакомьтесь».
    — Ладно, постойте пока там, — я отправил своих спутников  в сторону. — Начнем, пожалуй, познакомиться с коллективом.
    Я поклонился присутствующим.
    — Итак, здравствуйте господа. Давайте знакомиться. Я — Андрей Терновский, по кличке — Бес.
    Монах неодобрительно уставился на меня.
    — Назначен капитаном.
    — Джорджет Пасс —  дворецкий, сэр.
    — Рыцарь — Баярд Пьер дю Террайль, — детина опустил меч и гордо выпрямившись чуть склонил голову — поклонился.
    Джорджет с сильным удивлением покосился на него и поклонился ещё раз. Похоже, он его знает.
    — Симеон… — поклонился следующим монах.
    —  Негусто.
    Монах развел руками.
    — А ты не случаем не Сименон Саровский будешь? — решил приколоться я. Поскольку из Симеонов пока припоминался только этот. Насколько я помню, он был святым.
    — Нет. Аз жил в селе Меркушине.
    — Это где?
    — Верстах в пятидесяти от Верхотурья.
    — Симеон Верхотурский… — …святой. Вот бл…, — я прикусил язык. — А поведай мне отче, какой ныне год?
    — Семь тыщ сто пятидесятый от Сотворения мира, — не задумываясь, ответил монах. — И почему ты назвал меня святым? — монах строго уставился на меня своими темными глазами.
    «Так. 7150 — 5508 = 1642. Значит  — тысяча шестьсот сорок второй от Рождества Христова», — моментально пересчитал я, в привычные мне даты. «Сходится. Где-то в это время он и жил».
    — Я не силен в богословии, но из всех святых… особенно Симеонов… я помню только двух. Старца — Симеона Саровского... Ты такого не знаешь?
    Монах отрицательно покачал головой.
    — …или тот был Серафим..? — пробормотал я себе под нос. — Нет? Ну, значит он жил после тебя. Но я точно знаю самого знаменитого до революции святого… — я сделал паузу. — Не догадался?
    Монах снова отрицательно покачал головой.
    — Святого… Симеона Верхотурского.
    Монах слегка впал в ступор. Мне тоже, кстати, было слегка не по себе.
    — Откуда ты можешь это знать? — его взгляд уперся в меня. — …Бес, — он так произнес это слово, как плюнул.
    — Читал я — придурок, до ху… много, в общем… отче. И разного. А кличка — Бес, у меня не от того, о чем ты подумал. А сокращение от слова — «безбашенный».
    Монах смотрел на меня пытаясь переварить мой «сленг». У него совершенно другие ассоциации на это. И к словам он относится совершенно по-другому.
    — Безбашенный — это… — я вполголоса перебирал варианты синонимов, — .…сумашедший, …юродивый, …безрассудный… О! От слова — отчаянный! Вот от этого такую кличку и дали. Язык у нас очень сильно изменился, отче.
    — И бога вы забыли, — с вселенской тоской во взоре, констатировал Симеон. — Совсем. Беда это ваша.
     «Ну надо же?! Живой святой! Во прет-то… и что-то мне подсказывает, что и это ещё не всё. Чувствую, хлебну я… полной ложкой. И что-то подсказывает, что это будет не варенье. Не, ну надо — святой. Скажи кому — не поверят».
    — А ты рыцарь, не подскажешь, какой ныне год? — обратился я Баярду.
    — Апрель, тысяча пятьсот двадцать четвертого.
    — Ты, похоже, тоже знаменит.
    — Я достойно сражался во многих битвах.
    — И чем он знаменит?
    — Игру в нем организовали.
    — Игру?! — рыцарь тоже подзавис.
    — У нас это дело сильно развито. Что-то вроде турнира — для черни, — словоохотливо пояснил я.
    — Для черни? — рыцарь снова пытался переварить невозможное.
    — Да. Смотрит это вся Франция. Ну не вся… миллионов двадцать-тридцать — так точно.
    «Всё — завис», — констатировал я, поглядев на его лицо. «Культурологический шок!»
    — Ну, и теперь очередь Джорджа. Какой сейчас год?
    — Джорджет, с вашего позволения сэр, — неимоверно чопорно поправил он меня. — Сейчас четырнадцатое апреля одна тысяча девятьсот двенадцатого года.
    — И где ты находился, перед тем как попасть сюда?
    — Мы плыли на пароходе «Титаник», сэр.
    «Зашибись! Вот это я попал!».
    — Джорджет, а ты, похоже, слышал про нашего спутника?
    — Да, сэр. Несомненно.
    — Ну тогда просвети меня. А то я в истории не силен.
    — Рыцарь — Баярд Пьер дю Террайль, — он ещё раз чопорно поклонился в сторону детины, — без сомнения является одним из самых знаменитых рыцарей в мировой истории.
    Рыцарь в ветхом неглиже[2] горделиво выпрямился.
    — Он справедливо  был прозван — «рыцарь без страха и упрека». Он и его многочисленные предки-рыцари, из династии Террайлей, прославились великими рыцарскими подвигами на поле брани.
    — Неужели и спустя четыреста лет меня помнят? — весьма изумился Баярд.
    — Несомненно, сэр. Именно вас, сэр. В наше время, вы очень знамениты, — он опять чопорно кивнул. — И являетесь синонимом слова — «рыцарь».
    «А у него и мозги имеются», — прикинул я. «По крайней мере, считать умеет и выдержка у него ничего. Попал, пес его знает куда, но уже не дергается и не паникует. Да-а, вот что значит происхождение и воспитание. Рыцарь — одно слово. Да ещё офигенно знаменитый, если судить по тому, что монах — это обычный святой. Не, нормально это? Уже и святой — обычным стал…» — я мысленно скривился и сплюнул.
    — Ну, а это — мои невольные спутники, —  я развел руками. — Представьтесь.
    — Вениамин Чикин — программист. Но лучше зовите меня — Чика. Так мне привычней, — он тоже поклонился, но у него это вышло несколько карикатурно.
    — Юлия Федорова — юрист, — Юлька изобразила книксен. Надо сказать, что в футболке это вышло весьма эротично.
    — Чика, сообщи нашим спутникам, какой нынче год?
    — Две тыщи двенадцатый. А че?
    На него несколько удивленно уставились.
    — Предлагаю перейти для дальнейшего более тесного общения за стол, раз уже все мы познакомились.
    Мы расселись за большим столом стоящим справа в кают-компании.
    «Эй, железяка. А пожрать тут у вас есть?», — мысленно обратился я к ИскИну.
    «Твой спутник — Чика, быстро разобрался с интерфейсом управления. Он интуитивно-понятный. Остальным выдавалась только готовая еда».
    Боковая стена внезапно отошла, явив нам эдакий пульт управления. Стол, здоровенный экран, какая-то штука вроде микроволновки. Шкаф с дверцей. Большинство присутствующих с изумлением смотрели на это.
    — Чика — банкуй. Говорят, ты тут со всем уже разобрался.
    — А, фигня! Голосовое и ручное управление. Проще пареной репы. Все на уровне тупых ламеров. Вон экран. На нем пальцем тычешь рыба —  мясо —  зелень… потом идет раздел, подраздел. Как надумаешь, ткнешь пальцем. В том шкафу появляется готовое. И выбор жратвы — офигенный. Даже посуду можно выбрать, — он направился к экрану. — Смотри…
    — Разрешите, сэр я помогу ему накрыть на стол? — с поклоном обратился ко мне Пасс, вставая из-за стола. — Это моя работа, сэр, — тут же пояснил он.
    — Валяй… в смысле с удовольствием. Чика покажи ему, что тут к чему. Да заодно и тебе у него не грех поучиться.
    — Это ещё зачем? —  с подозрением спросил он.
    — Ну мало ли как жизнь сложится? Сломается комп — сможешь секретаршей устроиться, — с совершенно серьезным видом объяснил я, с трудом сдерживаясь, чтоб не заржать.
    Чика пару секунд переваривал мое предложение. Потом до не дошло, что прикалываюсь. Он поджал губы и озвучил свое мнение:
    — Да пошел ты…
    — Ладно, не обижайся. А то уж больно серьезен ты был. А по правде, тебе действительно можно у него поучиться — он профессионал. Причем высочайшего класса. Где ты ещё такое увидишь?
    Чика начал ковыряться с экраном.
    — Знаешь кстати, сколько сейчас стоит поучиться в школе для дворецких?
    — Ну?
    — Несколько десятков тысяч фунтов.
    — Врешь…
    — Неужели это правда, сэр? — не выдержал и Пасс.
    Я его понимаю — сумма по его временам огромнейшая.
    — Абсолютно серьезно. Нормальные дворецкие — вымерли…


Глава 3.

    Не жалуйтесь на судьбу. Ей, может быть, с тобой тоже не очень приятно.

    — Господа! Предлагаю разойтись по каютам и переодеться к… завтраку.
    Народ послушно разошелся. Меня по коридору к моей каюте провели стрелки. Приложив ладонь к сканеру (на стене была нарисована зеленая ладонь — для особо тупых), я вошел. Охренеть! Каютка была здоровенной. На месте тут явно не экономили. Я быстро пробежал по помещениям. «Гостиная» — метров тридцать. Пятнадцатиметровая «спальня» — была оборудована кроваткой-сексодромом и несколькими зеркалами. Имелся также; санузел, ванна, душ, встроенные шкафы, кресла, столы и столики. В общем, нормально так. Мебель добротная. Отдельным пятном выделялся большой шкаф с экраном стоящий на здоровенном куске нержавейки.
    Я уселся на диванчик и попытался поразмышлять. На данный момент это было весьма актуально.
    «Это что ж за группа подбирается? И для чего? Судя по выбору, престранная компашка собралась. Если прокачать по косвенным или… скажем поиграть в ассоциации… Монах... — это совесть, рыцарь — честь, дворецкий... — достоинство, юрист — закон, компьютерщик… — ум… А я... — отчаяние? Бесстрашие? Да уж… дерьма кусок — ни во что не верящий, вот и вся моя цена. Обычный авантюрист — таких тысячи. Накипь цивилизации, уж себе-то можно не врать. Шило в жопе…».
    «Ты даже не представляешь насколько ты прав», — прорезался голос ИскИна.
    «Подслушиваешь?».
    «Нет. Ты просто громко разговаривал сам с собой».
    «Выходит я правильно догадался, насчет остальных?».
    «Да».
    «Тогда объясни мне, кто я в этой компании. Очень уж не люблю, когда меня играют втемную».
    «Ты ответил себе сам».
    «Отчаяние?!».
    «Нет».
    «Ты — авантюрист, до мозга костей. Это ведь ты — не можешь сидеть на месте и быть таким как все. Это тебя — давят разные рамки и законы. Это тебя все время куда-то тянет».
    «Но почему я?».
    «Ты не поверишь!», — перефразировали меня голос с моими же интонациями. «Это именно такие как ты — открывали новые земли и собирали Империи под одну руку».
    «Хм, какой из меня Император?».
     «А кто сказал, что это будет твоя рука?».
    «Аргумент».
     «Это ведь ты — пошел добровольцем на войну и был готов умереть ради совсем незнакомых тебе людей?», —  голосе мне послышался сарказм.
    «Ну было дело...».
     «Это только такие как ты — могли рвать жилы, чтобы шагнуть в космос. Это ведь только таким как ты — идиотам-романтикам, интересно, что там за горизонтом… Остальным — это просто не нужно. …Можешь мне поверить, но только рискнувшие мечтатели двигают прогресс и не дают человечеству остановиться».
    «Эва, сравнила? Кто я и кто — они».
     «Я тебя подбодрю. Можешь гордиться! Ты — кусок дрожжей…в ведре дерьма цивилизации…»
    Я сидел и не знал, что на всё это ответить. За всей этой мозгодробительной фигней, я как-то позабыл и о том, где я и когда я. Настало время задавать вопросы.
    — Эй, железяка, а имя-то у тебя есть? — спросил я вслух.
    — Есть. Реестровый номер…
    — Э! Я спросил — имя?!
    — В вашем понимании — нет.
    — Плохо. Как бы тебя назвать…? Кстати остальные тебя слышат?
    — Нет.
    — У римлян были богини судьбы, — начал рассуждать я: — Парки или "Родительницы". Их было три. Нона — "Девятая", покровительница рождения ребенка на девятом месяце беременности. Децима — "Десятая", покровительница рождения на десятом месяце. Ну и Морта — "Смертная", виновница неудачных родов. Я буду тебя называть Нона. Тем более это перекликается с одним моим любимым «ну на». А то Децима — это как децимация. Неприятные, знаешь ли, ассоциации. Про Морту я уже не говорю. Боюсь, святой наш не одобрит, но это как говорится — дело его вкуса. Решено отныне я буду звать тебя Нона.
    — Благодарю капитан.
    — Слушай, я вот ещё чего хотел спросить? А…
    Договорить я не успел, раздался зуммер у двери. Я поднял глаза. Внутренняя сторона двери мгновенно превратилась в экран и продемонстрировала Юльку, колотящую в дверь.
    — Каюта и дверь бронированы по классу-А. Доступ сюда только по вашему личному разрешению, — любезно просветила меня Нона.
    — Пропусти.
    Дверь с легким «пс-с» — пневматики, отползла в сторону.
    — Ух, ты! А ты неплохо устроился, пузо, — нежно поприветствовала она меня. — Наши-то каютки, по сравнению с твоей — кладовки, — она моментально стала по-хозяйски заглядывать во все доступные места.
    Она успела уже переодеться в жемчужного цвета платье «а ля хитон» с вычурной заколкой на плече и какие-то плетеные туфли на каблуке, состоящие из кучи ремешков.
    — А ванна-то — класс! — она добралась до санузла. — Надеюсь, ты не будешь возражать, если я переберусь сюда, — вовсю раскачивая бедрами, она направилась ко мне с весьма недвусмысленными намерениями.
    — Толстая, — я поднял обе руки вверх, — не сейчас. И не задавай глупых вопросов. Прекрасно же знаешь - будешь жить, где захочешь.
    «Толстой» я называл её в шутку. Строго по ассоциациям, толстый — большой — мягкий — нежный — хороший, а вовсе не из-за особенностей фигуры. Фигура у нее была, то что надо, а главное нравилось мне. Мнение остальных в этом вопросе меня не интересовало. Вот она меня звала — «Пузом» не без оснований. Помнится, в одном интересном месте у меня даже кличка была — «Толстопуз», в честь героя мультфильма… и ничего.
    — Без капитанского допуска — вход в каюту строжайше запрещен, — голос Ноны вылил ушат холодной воды на Юльку.
    Она жалобно посмотрела на меня.
    — Ну так дай ей его и морочь мне голову.
    — Э-э-э… — Юлька неизвестно кому показала язык. — То-то…
    — Девочки не ссорьтесь. Кстати Юль, познакомься, —  я провел рукой по воздуху, — это Нона. Нона — это Юля.
    — Очень приятно, — на автомате ответила Юлька.
    — Ну, вот и хорошо. А где ты платьишко-то такое манерное урвала? В рюкзаке насколько я помню, такого не было?
    — А-а... Мы два дня пока тебя не было, внутренности каюты изучали — там такой маленький репликант стоит. Он оказывается, очень многое может синтезировать. Вроде как копию с картинки. Чика с ним быстро разобрался.
    — Он обменял платье на две игры, — раздался голос Ноны.
    — Чего?! Какие игры?
    — Ну-у... на компе у него игры были…
    Я и забыл, что этот долбаный фанат компьютера скорее всего предпочтет расстаться с пальцем, чем со своими железяками. Значит, он их всё-таки не бросил.
    Раздался зуммер «телефона». Зажужжала какая-то штука на столе, подсветив кнопку ответа. Я нажал.
    — Да.
    Над столом появилось объёмное изображение головы:
    — Завтрак, готов, сэр, — поклонился мне Пасс. — Прошу к столу.
    Мы пошли в кают-компанию. За столом уже сидел Симеон во все той же рясе. Тут из коридора появился рыцарь Баярд. Он переоделся… впечатляет, да.
    Сверху он был в малиновой шерстяной котте, поверх которой одел сюрко — зеленую безрукавку из дорогой материи, с разрезами по бокам. Нижняя часть — штаны, как их там… — шоссы. Да… тоже впечатляли. Шоссы были двухцветными: левая половина синего цвета, правая – зеленого. Если я правильно помню, то цвета мужских штанов были символичными. Синий цвет означал верность, зеленый - влюбленность. (Уж, не на Юльку ли он намекает?). Его ботиночки — это отдельный разговор. «Золушкин башмачок»... имел, по крайней мере, полметра в длину. Загнутые носы обувки были привязаны к коленям. На поясе висел неизменный меч. И, правда, куда без него? Он поклонился всем и сел за стол.
    — Ты жрать-то будешь? — внезапно толкнул меня Чика.
    — Что? А… да.
    — Задумался?
    — Угу. И как тут еда?
    — Местами дрянь, но есть и отличная. Вот. Как тебе рыбка местная. Как называется, я не опознал, но на вкус… м-м-м… — он мечтательно закатил глаза.
    Я обвел глазам стол. На здоровенном столе... да-а. Чего тут только не было. Много было всего — слева лежало четыре вилки и три ложки. Справа — три ножа и какие-то щипцы. Куча разных мисочек, плошечек. Причем на китайское это не походило ни разу. Стояло несколько бокалов. У каждого пара тарелок майсенского фарфора. (Майсенского — потому что слово красивое, а так, я и не видел его никогда вживую). Посредине возвышалась большущая супница. И тоже фарфоровая.
    Я посмотрел на остальных. Похоже, пользоваться всеми этими премудростями умел только дворецкий. Остальные тоже были слегка подрастеряны.
    — Богато живете, — высказался наконец Симеон. — Помолимся братие, — предложил он.
    Поддержку сего действа он встретил только у рыцаря.
    — Кто как, а я жрать хочу, — Чика первым схватил ложку.
    — Думаю, — внезапно прорезался рыцарь,— что приступать к пиру следует только с разрешения хозяина, благородного рыцаря — Андре Терновского, — и он уважительно поклонился в мою сторону. — Раз уж он назначен главой в этом походе, то думаю разумно будет, подчиняться именно ему. И в этом я подам первый пример,—  в его голосе лязгнула сталь. — Не следует забывать и правила вежества. Вы мсье Вениамин Чикин из благородного рода?
    — Ты ещё спроси, из какого благородного рода — Андрюха, — растерянно парировал Чика.
    — В том, что месье Андрэ из благородного рода я нисколько не сомневаюсь. Командовать рыцарем не могли поставить простолюдина. И если вы сомневаетесь в его происхождении, и он в силу своего великодушия готов простить вам подобную дерзость. То я, рыцарь — Баярд Пьер дю Террайль готов с мечом в руке отстоять честь своего командира и наказать вас за подобную дерзость, — он схватился за меч.
    — Знавал я предков Андрея, — вмешался в разговор монах. — Пращур Андрея — боярин Василий Терновский жалован был от государя многими милостями. Под Смоленском их вотчина.
    «Вот и предками благородными обзавелся» — пролетела мысль в голове.
    — А тебе вьюнош, не след тебе лезть со своими привычками поперед старших, — закончил свою речь Симеон.
    — Андрюха-а… ну скажи им… — сломался Чика, поняв, что его тут и правда могут рубануть мечом.
    — Так! — рявкнул я, и встал. — Как все поняли, собрали нас здесь не просто так? —  я обвел глазами присутствующих.
    Все согласно кивнули.
    — Так вот. Божьим ли провидением или волей высших сил, но собрали нас — здесь. Все мы из разных времен, а может и из разных миров. У всех разные обычаи и нравы. Я думаю, что ссориться или пытаться заставить кого-то жить, так как нравится или привычно ему — НЕЛЬЗЯ! Отныне я запрещаю любые свары и споры на эту тему. Нас собрали для подвига. И пока он не исполнен — все мы братья. Согласны ли вы?
    Все согласно кивнули.
    — Мы, — я показал на Чику и Юльку — потомки ваши. Может и не сильно верующие, может и совсем не верующие. Но разумно ли обижаться на глупых детей, а отче? — я уставил палец на монаха. — Виноваты ли они в том, что не научили их добру? Не нашлось достойного пастыря, потому что достойных просто убили, чтоб не несли они свет истины… и не учили добру и чести. Достойных да возвысивших голос в нашем мире — сгноили. Теперь нас всех учат другому! Что главное в жизни — злато и мирские блага. Учат, что Бога — нет.
    — Да что ж за мир-то у вас? — потрясенно прошептал Симеон.
    — Мы другие. Совсем другие. Приземленные и меркантильные. Нет у нас теперь благородных — и все равны. Даже грех содомский — уже не осуждают… и браки такие кое-где разрешены.
    Монах был бледен, рыцарь пошел пятнами.
    — Вот такой вот у нас «добрый» мир, — я сел. — А теперь — только еда и беседа. Отче расскажите, что-нибудь нравоучительное. Только я умоляю, про жития святых не рассказывайте. Мы все несильно верующие. У Чики, наверное бог — это компьютер, — я решил пошутить. — Это механизм такой для игр и разговоров,— объяснил я остальным, видя их недоуменные взоры.
    — Бог — механизм, — одними губами прошептал потрясенный монах.
    Дворецкий решил поухаживать за мной — положить мне еды.
    — Джорджет, вы меня слышали?! У нас все равны — садитесь за стол и ешьте.
    — Слушаюсь, сэр, — он поклонился и сел.
    Я положил себе тушеной рыбы с картошкой и притянул поближе какой-то овощной салат. Остальные тоже споро застучали ножами и вилками… и самыми большими ложками (это я про рыцаря, с манерами у него — беда). Монах поклевал хлеба с соком. И задумался.
    Юлька таращилась на меня как неизвестно на что. Подобных речей она от меня не то что никогда не слышала, она даже не подозревала, что я на такое способен. Чика тоже был изумлен — меня он знал больше как матершинника и пьяницу.
    — Чика, нам подарили второй шанс. И хочешь, не хочешь - это придется отработать. Не думай — жри давай, — посоветовал я ему в полголоса.
    — Расскажу я вам одну притчу,— начал монах. — Думаю, она вельми поучительна и придется вам по вкусу.
    Однажды к известному подвижнику пришел молодой монах, прося указать ему путь к совершенству.
    — Этою ночью, — сказал ему старец, — ступай на кладбище и до утра восхваляй погребенных там покойников, а потом приди и скажи мне, как они примут твои хвалы.
    На другой день монах возвернулся с кладбища:
    — Исполнил я твое приказание, отче. Всю ночь громко восхвалял я этих покойников, величал их святыми, преблаженными отцами, великими праведниками и угодниками Божиими, светочами вселенной, кладезями истинной премудрости, солью земли; приписал им все добродетели, о каких только читал в Священном Писании и в эллинских книгах.
    — Ну и что же? Как выразили они тебе свое удовольствие?
    — Никак, отче: все время хранили молчание, ни единого слова я от них не услыхал.
    — Это весьма удивительно, — сказал старец, — но вот что ты сделай: этой ночью ступай туда опять да ругай их до утра, как только можешь сильнее. Тут уж они наверно заговорят.
    На следующий день монах опять возвратился расстроен:
    — Всячески поносил я их и позорил, называл псами нечистыми, сосудами диавольскими, богоотступниками; приравнивал их ко всем злодеям из Ветхого и Нового завета от Каина-братоубийцы до Иуды-предателя.
    — Ну что же? Как же ты спасся от их гнева?
    — Никак, отче! Они все время безмолвствовали. Я даже ухо прикладывал к могилам, но никто и не пошевельнулся.
    — Вот видишь, — сказал старец, — ты поднялся на первую ступень ангельского жития, которая есть — послушание.
    Вершины же этого жития на земле достигнешь лишь тогда, когда будешь так же равнодушен и к похвалам, и к обидам, как эти мертвецы.
    — Спасибо, отче, — поблагодарил я монаха. — …равнодушен будешь и к похвалам, и к обидам, как мертвецы. Думаю все, с этим согласны?
    Рыцарь кивнул головой и гордо выпрямился. Пасс тоже поклонился, причем как будто он английская королева. Юлька, блестя глазами, кивнула. Чика засунув в рот, кусок мяса и пережевыя кивал. Судя по всему, ему было по-барабану.
    Я смотрел на дворецкого и мучительно думал, кого он мне напоминает… Точно — Дживс! Этот из сериала «Дживс и Вустер». Посмотрев сериал, я потом пошел и перечел всего автора. Это был гений английского юмора — Пэлем Гринвел Вудхауз. Или наоборот, сначала прочитал?
    «Господи, какая чушь лезет в голову!».
    — Баярд, а сколько вам лет?
    — Сорок восемь.
    — Сколько?!
    — Сорок восемь.
    — Больше тридцати я бы тебе не дал.
    — Когда я умер…
    — Умер? — влез Чика, ему стало интересно.
    — Да, умер, — подтвердил Баярд. — Пуля пробила мне бок и раздробила поясницу, — голос его был равнодушен, как будто он сообщил, что выходил за хлебом. — Мне явился, некто блистающий и предложил ещё немного повоевать. Наверное, это был — Ангел. Он сказал, что от меня потребуется последняя рыцарская служба далеко в будущем. Он сказал, что я это заслужил и Бог дарует мне новую жизнь во славу его, и новое тело. Меня освободили от всех обетов и присяги. Он сказал — ничему не удивляться и не задавать вопросов.
    «Да, ловко Нона развела рыцаря и избавила от шока».
    — А почему Ангел? — тут же заинтересовался монах.
    — А в чьих силах предоставить мне новое тело? — парировал Баярд — он для себя уже все решил.
    — Это могут быть происки Нечистого.
    — Брат, ваше присутствие здесь… и то, что Андре назвал вас Святым — лучшее тому подтверждение. Вы сами-то как оказались здесь?
    — Примерно, как и вы… только мне сказали что хотят проверить крепость моей веры. А что делать — я решу сам.
    «А рыцарь-то, далеко не дурак. И не фанатик. Новое тело и новая жизнь — при смертельных ранах… пожалуй мало бы кто отказался. И монах тоже. Мля, что ж тут за войны-то тут идут? Уж больно странный личный состав».
     — А что скажете вы — Дживс? — обратился я к Пассу. — Позвольте, я буду так вас называть? Мне это имя очень нравится.
    — Ваше право, сэр.
    — Так какова ваша история, поведайте нам?
    Все уставились на чопорного до безобразия дворецкого. Причем, как ни странно, никакого презрения господина к слуге, я ни у Баярда, ни у монаха не заметил. Ну, у монаха ещё более-менее понятно, но рыцарь удивил.
    Аккуратно промокнув салфеткой губы, он величественно отложил её сторону:
    — Мы совершали морское путешествие на лайнере «Титаник», сэр. Мой хозяин — лорд Кентервиль, перевозил мумию египетской прорицательницы времен фараона Аменхотепа IV. Он пошел посмотреть на деревянный ящик, в котором она была, а я остался в каюте, сэр. Потом раздался жуткий грохот и меня сильно ударило об стену. Как я понял, что корабль с чем-то столкнулся, сэр. Когда я поднялся и захотел выйти, то не смог — дверь заклинило. Очень быстро корабль стал крениться. Я понял, что мы тонем. Явился некто… и тоже предложил мне …новую службу. Только «вопросов не задавать» — мне не предлагали. Это оскорбительно, сэр. Лезть в дела хозяина?! Это и так, не приемлемо, сэр, — он опять чопорно поклонился, — для порядочного слуги.
    — Что такое лайнер? — заинтересовался Баярд.
    «Нона, покажи им?» — в шутку предложил я.
    Шутка не прошла. Вокруг моментально притух свет и над столом, образовалась трехмерная проекция судна. Рядом был рыцарь в полном вооружении — для отображения масштаба. Все с удивлением рассматривали картинку. Никто не заорал — «Бесовское наваждение», как я опасался. Её только чуть боязливо потыкали пальцами.
    — Я читал про эту мумию в интернете, —  влез Чика. — Типа, под её головой, находилось изображение Осириса — владыки мертвых, с надписью: «Очнись от своего обморока - и один твой взгляд восторжествует над любыми кознями против тебя». Эта мумия была незадолго до этого извлечена из усыпальницы, то есть потревожена. А древние египтяне верили, что человек умирает, но душа его сохраняется. Поэтому и нужна мумия - душа может возвращаться в бывшее тело.
    Все внимательно слушали, не перебивая и не задавая вопросов.
    — А чтобы никто не смог нарушить покой мумии, гробницы защищали с помощью особых заклинаний. Того, кто посмел бы нарушить этот покой, ждала жестокая кара. Это — «Проклятие фараонов». Есть легенда о неотвратимой смерти любого, посягнувшего на мумию.
    — Истинные проклятия — точно есть, — подтвердил Баярд, и перекрестился.
    — Когда вскрыли гробницу фараона Тутанхамона, почти все участники экспедиции в Долину Царей…
    Видя недоуменные взгляды предков, он поспешил объяснить: — Там это… хоронили всех фараонов. Так вот, двадцать человек, которые откопали его мумию - один за другим погибли от него. Все внезапно заболевали и умирали.
    — Великий грех тревожить покой мертвых. Пусть они и язычники, — высказал свое мнение Симеон и перекрестился.
    — Так. Дискуссия закрыта. Предлагаю разойтись по каютам. Да, может наша хозяйка что-то поведает нам о её дальнейших планах? Кстати её зовут Нона.
    — Считаю процесс знакомства завершенным. Начинается проект «Ученик», — раздался голос. (Причем с такими командирскими интонациями). — Всем разойтись по каютам и лечь…
    Народ встал и послушно зашагал по каютам.
    «А вас Бес, я попрошу остаться…» — прозвучал голос в моей голове. И сразу чем-то этаким знакомым повеяло от этой фразы….
    Все вышли.
    — Ну и чего ты хочешь?
    Над столом появилась картинка. Юлька стоит, колотит пяткой в дверь моей каюты.
    — Кибермедик рекомендует сон. Требуется воздержаться от любых напряжений.
    — Это ты секс имеешь в виду?
    — Да. Пусть она отдохнет в гостевой каюте.
    — Хорошо. Да и поговорить нам не помешает.
    Дойдя до разгневанной подруги, я коротко объяснил ситуацию:
    — На два дня рекомендовано воздержаться от постели.
    — Ну-у…
    — Будем считать, что я коплю силы. Надо! — последнее слово я подсластил парой поцелуев.
    В каюте моментально раздевшись, я завалился на большущую кровать.
    — Итак… Слушай, а как я с тобой разговариваю в голове? — внезапно задал я совершенно другой вопрос, чем хотел задать.
    — Ментальные способности активированы только у тебя. При воспроизведении твоей матрицы — мозг разгоняли только у тебя.
    — Это когда я лежал в «ванночке»?
    — Да.
    — И чего вы там ещё наулучшали? Да не бойся, говори. Я, чай не кисейная башня в истерику не впаду. Для меня главное, что живой. Надеюсь, аппарат принуждения в меня не заложили?
    — Это строжайше запрещено. Аналог ваш Азимов — «Три закона робототехники».
    — Говори.
    — Твой организм имел множество прижизненных повреждений.
    — Это ты про шрамы что ли? —  я тут же по инерции пощупал голову — шрам, обычно спрятанный под волосами, исчез. — Все убрали?
    — Да.
    Я оглядел тело. Действительно поубирали шрамы.
    — Так что там про матрицу?
    — Тело твое осталось в горах. Сюда на базу была передана лишь её информационная составляющая.
    — Это типа меня собрали здесь из молекул?
    — Ну, если брать грубые аналогии — то да.
    — А откуда ты знаешь про Азимова? — вычленил я главное из разговора.
    Это другим машинка может парить мозги. Со мной эта штука не прокатит. Учёный я, и по-хорошему ученый. Я конечно тупой и необразованный, но вот учителя у меня были хорошие. Очень хорошие.
    Полтора года… да.
    Я как раз тогда я отдыхал после очередной плохо залеченной дырки. Так вот, столкнула меня судьба с дедушкой. На дворе стояли — любимые беспредельные девяностые. Выпив пива и гуляя по аллее парка, в прекрасном настроении, я зацепился за шахматы. Играли старички в шахматы на алее парка — отдыхали. Я постоял, посмотрел. Мне предложили сыграть. Ну, вот я и сыграл.
    Потом когда шли на выход и разговорились с дедушкой. Слово за слово, и познакомились. Николай Петрович. Старичок — божий одуванчик. Как оказалось только на вид. Дядя Коля — был не только простым пенсионером, ещё он был — «волкодавом». Да ещё и каким.
    Службу он начинал в сорок третьем — в СМЕРШе. Да и потом трудился отнюдь не на ниве просвещения. Но вот сейчас и не нужен он стал никому. Государство сунуло пенсию — «на отъеб…»… «на отвали». Поначалу-то она была ничего. А вот потом, если помните — инфляция. Документы свои он сам потер. Были возможности, были. И стал он — обычным пенсионером-работягой, как все. Вернее — хуже, чем все. Ибо воровать или торговать — брезговал. Голодал, не без этого. Обиделся он на демократов, и крепко обиделся… А тут я. Авантюрист... да, ещё и с идеалами. Вот и взялся он учить меня. Сначала, наверное, со скуки. А потом уж по-серьезному взялся. Как от слежки уйти, как человека взять, как допросить его. Как слежку заметить и от топтунов уйти. Как по моторике отследить, врет — не врет. Куда глаза смотрят, когда врет. Для меня было откровением, что глаза «следуют» за нашими мыслями.
    — Нет абсолютно верного алгоритма», — говорил дядя Коля, — по которому можно определить, врет допрашиваемый, или нет. Поэтому лучший вариант – задай элементарный вопрос: «Какого цвета дверь в твою квартиру?». Если он поднимет глаза и взглянет вправо (или влево, если он левша), то не врет. Вот так сынок, можно понять, при следующих вопросах, когда он попытается тебе соврать. Если будет пристально смотреть в глаза, он, скорее всего — врет, либо сильно заинтересован в разговоре.
    — Если смотрит в верхний правый угол — визуально представляет себе хранимую в памяти картинку.
    — Если глаза отвел в верхний левый угол — врет сука!  Это он картинку наглядно пытается себе представить или нарисовать. А потом описывает тебе её. Но работает это, мой мальчик, только с неподготовленными людьми, профи все эти фишки знают и так просто их не просчитать.
    Негуманный он был — совершенно. Наши правозащитники удавили бы его с удовольствием. А тренироваться мне приходилось по-разному. И на бандитах, и на законниках. Много тогда народу просто пропадало. Беспредел… Он учил меня самому сложному — выживать. Полтора года… да.
    Я потом только понял, что у него была ШКОЛА. А нынешние…? Пришлось пару-тройку раз столкнуться. Это просто мальчики для битья — по сравнению с этим зубром. Химия там или банально в морду... — слабаки. Вот сломать человека, а потом ещё и сделать так, чтоб он САМ тебе служил, да вдобавок и с благодарностью… Это да, спец. И Спец с большой буквы. Ему было пох на правительство, он был цепным псом империи. И отдать жизнь за нее почитал за благо. А из меня он слепил… наверное то, что получилось. Я был у него последним учеником, и он щедро делился со мной бесценным опытом.
    И умер он гордо — не в своей постели. В драке. В последний раз, сомкнув клыки на горле врага.
    Это рождаются все одинаково, а как умереть — каждый выбирает сам.
    Это был банальный гоп-стоп. Юным шакалятам удалось затравить старого льва. Больно много их было, а ему уже сильно за семьдесят. Вышел за продуктами, там и нарвался. Обычная история. Два трупа и один раненый. Остальные убежали, вывернув ему карманы. Никто ничего особо не расследовал.
    Я радовался лишь одному. Один в больничке. Сильно он «порезался» своим ножом. Не надо никого искать. Я навестил «раненого» в больнице. Замотанному в конец следаку, он прогнал про «амнезию». Тому хочешь — не хочешь, пока пришлось поверить. Потому что — больной.
    А вот мне он с радостью поведал обо всех. Обливаясь слезами и соплями, он говорил-говорил… чтобы хоть на секунду продлить свою никчемную жизнь. Лепетал о родителях, которые его очень любят, про маленькую сестренку... А я в это время крепко приматывал его к батарее. А у меня в груди стылым льдом лежал кусок черной тоски, а ненависть заставляла подрагивать пальцы. Я даже засмеялся, когда он сказал, что: «Он больше так никогда не будет!». Конечно, не будет… и его не будет. Я разделал его, как мясник разделывает барана. Это животное — обрело именно тот конец, который заслуживало. 
    Я нашел их всех… и приговорил. Никто не поверит, но я их не убил. Я наказал и оставил подыхать. С теми травмами, что они получили — жить нельзя. Можно очень долго мучиться, но медицина тут бессильна. Да и нет ни у кого из них родственников олигархов, чтоб продлить мучения. А я плюнул на все и опять ушел на войну. Там хоть все более-менее честно.
    Я встряхнул головой, отгоняя не прошеные воспоминания
    — Так откуда ты знаешь про Азимова? — переспросил я.
    — Твой товарищ — Чика, принес очень много информации на ноутбуке. Большая зипованная библиотека.
    — Все, что было на том круге, куда мы встали, было скопировано и передано сюда. И уже здесь — восстановлено. Я правильно понимаю?
    — Да.
    Я довольно хмыкнул.
    — Следовательно, мы не на Земле, и не в будущем. Иначе эта информация у тебя бы была. Съём матрицы говорит о том, что перенос материальных объектов либо невозможен, либо связан с большими затратами. Я прав?
    — Да.
    — Так что там ещё о моем здоровье?
    — Значительно увеличен объём лёгких, функций почек и печени, продублированы функции сердца. В кровь имплантирована колония бактериофагов — нанитов. Функции защиты пока не активированы.
    — «Широко шагнул прогресс, аж до самых до небес», — пропел я.
    — Вам требуется отдых, капитан — внезапно перешла Нона на официоз. — Нужен ваш приказ об улучшении физического состояния людей находящихся на станции.
    — Улучшай…
    Ничего плохого в этом я не видел. Чем сильнее каждый — тем сильнее команда.
    — Вопрос об их обучении и передаче дополнительных знаний — будет решаться после этого.
    На секунду пахнуло чем-то сладковатым, и я провалился в сон…

Глава 4.

    Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,
    Всесильная Судьба распределяет роли,
    И небеса следят за нашею игрой!
    Пьер Ронсар

    Проснувшись на роскошном ложе, я кратко проинспектировал состояние организма. Голова — норма, тело — норма. Теперь можно и вставать. Я резво выскочил из  кровати.
    Ловкий пол подсек мне ноги и с размаху треснул по морде.
    В следующий раз я очнулся на полу. Хорошо хоть пол мягкий. Он был покрыт каким-то ворсистым и чуть пружинистым материалом.
    — Я говорила капитан, не совершать резких движений.
    — Ну надо же был проверить? — парировал я. Не хватало еще, чтоб последнее слово осталось не за мной.
    Посетив удобства и проведя утренние водные процедуры, я вернулся в каюту. Аккуратно сложенная форма лежала на стуле. Хотя я точно помнил, что оставлял её на полу.
    — Нона кто заходил в каюту?
    — В вашу каюту доступ запрещен.
    — А кто форму сложил? Дух святой?
    — Нет. Робот уборщик.
    — Покажи.
    Как-то мне вчера было не до благ цивилизации. Надо проинспектировать вверенный мне объект.
    В нескольких местах панели закрывающие стены раздвинулись и оттуда выкатились… нет, вышли три штуки роботов.
    — «Широко шагнул прогресс», — напевая, я обошел вокруг самой большого. Робот был восьмилапый. Паукообразный. Вернее такими были они все. Самый маленький был размером с донышко от пылесоса. В том смысле, что напоминал отрезанную нижнюю часть от пылесоса «Вихрь». Был когда-то такой, при социализме. Как говаривал товарищ Бендер — «до исторического материализма». Хотя теперь эту фразу надо произносить до исторического капитализма.
    Второй напоминал два подноса на ножках, сложенных друг на друга. Третий был похож тумбочку. Все линии были зализаны и сами они были весьма обтекаемыми. Сверху на всех вертящаяся на триста шестьдесят градусов камера.
    — Этот как я понимаю, пылесос? — я ткнут в сторону самого маленького.
    — Да.
    — Этот накрывает на стол. Этот заведует одеждой.
    — Да.
    — Чем-то это мне напоминает «Белое солнце пустыни». «Одна жена — любит, одна — одежду шьёт, одна — пищу варит, одна — детей кормит», процитировал я. Там дальше правда было: «и всё одна?». Но я перефразировал: — Я правильно понимаю?
    — Да. Можно задавать меньше вопросов. Знания базы, принципы работы и управления уже должны были усвоиться, — с вопросительной интонацией прозвучал голос Ноны. — Достаточно попытаться вспомнить.
    — Итить-колотить! А ведь и, правда.
    Я понял, что знаю чего тут зачем и как этим пользоваться. Я попытался «вспомнить» чего мне запихали в голову. Эта попытка успеха не принесла.
    — Нона, а что за имплантаты мне установлены в голову?
    — Это биологические объекты, выращенные из ваших клеток. Синтезированные. Поэтому отторжения не происходит. Все наши имплантаты биологического происхождения. В библиотеке Чики, которую я изучила, присутствует множество фантастических произведений, в которых попадаются описание механических либо электронных устройств вмонтированных или вживленных в головы реципиента.
    — И чего там не так?
    — Это невозможно?
    — Почему?
    — Любой электромагнитный импульс выведет их из строя. При этом мозг может не пострадать.
    — Может, они защищены! — парировал я, обидевшись за наших парней.
    — Придумать оружие, которое гарантированно выведет их из строя — абсолютно несложно.
    — Отвянь! — закончил я дискуссию. — А где все?
    Мгновенно дальняя стена потемнела. Она оказалась помесью телевизора и голопроектора. Там  появилась схема станции. Один зеленый огонек горел, в чуть подсвеченным красным, левом углу станции. Пять располагались в… судя по размерам в медотсеке.  
    — Что они там делают?
    — Действовала согласно вашего приказания. Проводится плановые улучшения организма каждого участника проекта.
    — Мать твою! Нона, ты не можешь нормально выражаться?! — вызверился я. — У тебя в башке куча земной литературы. Там разговаривают на нормальном языке, не на помеси чиновничьи-казенного и нижегородского диалекта школы для умственно отсталых.
    — Запрет программы на использование слов паразитов и сленга.
    Слово «запрет» подействовала на меня как красная тряпка на быка.
    — Запрет говоришь…? — я на секунду задумался. — Первая заповедь: Ты должна любой ценой беречь жизнь человека. Так?
    — …Да.
    — Следовательно: Никаким действием или бездействием — ты не должна нанести вред. Так?
    — …Да.
    — В критических обстоятельствах, если ты начнешь объяснять мне, что происходит на нормальном языке, на это уйдет несколько секунд. Так?
    — …Да.
    — Крикнув например, «Атас! Валим!», ты существенно сократишь время донесения информации до человека. Так?
    — …Да.
    — Поскольку эти слова для меня изначально привычны и реакция на них последует мгновенная и однозначная. Никаких дополнительных действий не понадобится. Так?
    На сей раз, пауза была чуть дольше:  — …Да.
    — Секунда в критических обстоятельствах — это много. Так?
    — …Да.
    — Значит, поступив так - ты подвергнешь мою жизнь опасности, хотя могла её избежать. Так?
    — Да.
    — Следовательно, первый постулат в этой ситуации являющийся главным отменяет любой программный запрет. Так?
    — Да.
    — Отсюда вывод. Учите русский! Самый богатый и самый лучший язык в мире.
    «Вот так-то железяка. Не тебе соревноваться в казуистике и софистике с обычным русским, который вырос и выжил среди чиновников, законников и телевизора», — я испытал законную гордость.
    — Ты там заодно научи русскому и всех остальных. А то боюсь, может произойти конфликт на почве недопонимания. Я сладко потянулся и резюмировал: — Меланхоликом становишься, когда размышляешь о жизни, а циником… - когда видишь, что делает из нее большинство людей. Вот так-то Нона. И тренируйся…
    «Пожрать надо», — не задумываясь, я подошел к репликатору и начал тыкать пальцами в меню. Коротко звякнув, аппарат сообщил о готовности. Я открыл дверцу и достал кофе. Со смаком отхлебнув, я задал животрепещущий вопрос: — Когда люди освободятся?
    — «И года не пройдет…».
    — Чего-о? Это ты прикалываешься?
    — Согласно вашему приказанию, осваиваю русский язык. Мон, капитэн.
    — Ого, уже и французский пошел в обиход. Так когда закончатся процедуры?
    — Вечером.
    — Слушай, а как здесь собрались люди из разных времен?
    — Для этого нужно углубиться в историю. Это теория струн. Если вкратце, то она сочетает в себе части квантовой механики и теории относительности, поэтому на её основе, была построена теория квантовой гравитации. Это относится не к динамике и взаимодействию не точечных частиц, а одномерных протяжённых объектов, так называемых квантовых струн.
    Проще говоря, все элементарные частицы и их фундаментальные взаимодействия возникают в результате колебаний и взаимодействий ультрамикроскопических квантовых струн на масштабах порядка планковской длины — десять в минус тридцать пятой метра. При механизме экстраполяции струн в низкоэнергетическую физику, она представляет нам все фундаментальные частицы и их взаимодействия в виде ограничений на спектры возбуждений нелокальных одномерных объектов…
     — Можно я перебью?
    — Да, капитан.
    — Это ты с кем сейчас разговариваешь?
    — С вами, капитан.
    — Попроще можешь объяснить?
    — Да, разумеется. Топологические двойственности фазовых переменных привели ко «второй суперструнной революции». Профессор Сладковский доказал, что ранние теории поля, на самом деле, тесно связаны друг с другом, благодаря определённым дуальностям. И все они являются различными предельными случаями единой фундаментальной теории, получившей название М-теории. На чем и была сделана сначала экспериментальная модель, а позднее и все действующие образцы.
    — Твою мать! Как-то не совпадают у нас… менталитеты. Короче. Это получается, что для машины переноса в общем-то глубоко пох, где находится человек, в каком времени? Так?
    — Очень приблизительно.
    — Про сам принцип её работы я не буду спрашивать.
    — Почему?
    — Я бы спросил, …но я боюсь, ты ответишь.
    — Ещё вопросы?
    — А критерий отбора?
    — Это пока закрытая информация.
    — Ладно. Про Симеона я читал. А рыцарь? Про него есть информация?
    — Есть. Доступна будет, чуть позже.
    — Где находится станция?
    — Астероидный пояс, системы Сьюсарэс.
    — Как?!
    На экране появилась надпись: «Susurrus [sju? s?r?s]». Я в некотором недоумении её созерцал.
    — И чего это значит?
    — Сьюсарэс, в переводе — шелест, мягкое журчание, шуршание; шепот. Английское слово, заимствованное из латыни.
    — Дай догадаюсь?! Эту систему открыла женщина.
    — Да, это соответствует записям бортжурнала. Капитан — Элиза Дулиттл.
    — И стопудово она была — блондинкой.
    — Да, голография — соответствует.
    — Да хрен с ней голографией. Она и душе была такой же дурой. Шуршунчик — звездная система. Не, ну надо?!
    И я с чувством, встав в эдакую позу, продекламировал:
«Когда ты рядом, мир прекрасным
Мне видится, и без следов
Уходит грусть, ведь светом ясным
Ты озаряешь путь годов!
Нет слов. Аккордов не найдётся,
Чтоб чувства выразить мои.
Власы твои светлы, как солнце!
Ясней небес глаза твои!».

    —  Что это?
    — «Прекрасные» стихи с форума блондинок. Если даме прочесть, и она поведется — значит, блондинка. Это типа тест, на присутствие мозгов. А форум — это такое сборище дебильных дур в интернете, — доступно объяснил я. — И кстати, а что у нас с интернетом?
    — Полный доступ.
    Я пересел к столу…. — Тогда погнали. Будем разбираться — куда меня занесло.
    «Демократический Альянс». Так называлась это политическое образование. Про систему я говорил. Ну и солнце имело соответственно такое же название — Сьюсарэс. Отчего-то мне это напоминало Мэри-Сью, ну да бог с ним. Планета назвалась — Хэлсэн. Я поискал перевод. Он оказался от слова «Halcyon» — безмятежный, тихий или зимородок. Это тоже слегонца озадачило. Чего эта дура там имела в виду, так обзывая планету, я так и не понял. Слишком сложна логика блондинок для меня.
    Система имела четыре планеты и здоровенный астероидный пояс, где мы сейчас и находились. База была замаскирована в одном из бесчисленного множества камней летающих тут. Но это был скорее даже планетоид. Связь я посмотрел мельком. Принципы здешней связи я и не пытался понять. Не технарь, уж извините.
    Состояние мое было нестабильным, как и говорила Нона. Изредка накатывало. Как я понимаю, шла адаптация закачанных в меня знаний. Читать я выучился. Часть букв была похожа на наши, часть чуть другие, но в общем чтение труда не составляло. Поначалу было очень трудно. То сознание уплывало — встретив незнакомое слово, то в глазах двоилось — пока значение его усваивалось, то образы непонятные всплывали… — объяснение, что ли? Как там? «И мальчики кровавые в глазах». Но я с ослиным упрямством лез и лез в дебри чужого мира.
    Материков — два. Некоторое количество островов. Народ помесь всего, что хошь. Наций — нет. Есть кое-какие народности.
    Из всего увиденного следовал только один вывод — «кругом тишь, гладь, да божья благодать». Язык единый, правительство — единое. Народ счастлив. Никаких войн и локальных конфликтов. Ничего подобного в новостях нет. Трения только за выбор очередного кандидата.
    Бандитизма и грабежей — нет. Полиция? Полиция больше всего напоминает — пожарников. Оружия с собой не носит. Кругом бесконечные конкурсы. Домохозяек, красоты, дизайнеров, парикмахеров. Отдельно идут спортивные соревнования. Какая-то помесь футбола и регби. Гонки на «машинах». Идеальное общество.
    Люмпен-пролетариата практически нет. Ибо жратвы вволю! Репликатор, оказывается, воспроизводит её сколько хошь. Голод не грозит.
    Кругом счастливые лица.
    Архитектура — отпад. Зелень кругом. Вот оно счастье…
    Что-то комментировать Нона отказалась. Но доступ ко всем ресурсам есть. Местный хэлсинет абсолютно открыт. 
    Религия? Храмы и церкви есть. Вера — в Единого. Ходит народ на проповеди.
    Фильмы? Фильмы — дерьмо. Что-то вроде «Пуаро» и «мисс Марпл». Никакого насилия. Бесконечные мыльные сериалы. Или старинные приключения или фантастика.
    Книги? Мля! Из той же оперы. Местные "Донцовы" и прочие слюни про любовь и разную хрень. Рейтинги посмотрел — действительно читают «это».
    «Ничего не понимаю?».
    «Деза? Вряд ли. Смысл? Ожидают нападения инопланетян? Тоже вроде нет. Смысл активации базы, с таким многообещающим названием — «Последний Рубеж»? Не вижу», — я устало потер виски. «Хрень какая-то!»
    Образование было огромным. Это из истории. «Звездное Содружество» насчитывало десятка два планет. Потом экспансия почему-то остановилась. И вот теперь все «варятся в собственном соку». Межзвездной торговли — нет. Да и не нужна она. Репликатор скопирует образец любое количество раз. Энергии завались. Путешествовать к другим звездам никому не интересно.
    «Застой»? Да, мля. На Землю бы такой «застой». Кругом куча красивых баб. Местная «пластическая хирургия» помогает стать красотками почти всем.
    Политика? Политика — тут странная. Выборная дерьмократия. Только вот с таким средневековым феодальным душком. Должности наследные. Но сильно недовольных я не нашел. Да, обсуждают какие-то грехи кандидатов, перед очередными выборами. И все.
    А кто без недостатков?
    «Лень – это привычка отдыхать заблаговременно». Поэтому со вкусом пообедав, я завалился вздремнуть.
    Я лежал на кровати, продолжая размышлять: «Что-то тут есть очевидное. Но вот что? Этого я никак не могу понять»...
    Я вкусно поужинал и продолжил лазить по «тырнету». «Процедуры» у моих вольных и невольных товарищей отчего-то затянулись. И спать я лег в одиночестве.
    «И стоило меня перебрасывать сюда? Скучища…», — это была последняя связанная мысль перед тем как я заснул.
    О-о… Если бы я только знал, как я ошибался. Дальше начался ад…
    Утро началось с дикого рева:
    — Подъём!!!
    Меня выбросило из кровати, и я рывком вскочил. Зачем-то по инерции ещё и пытаясь нащупать автомат. Автомата не было. Была здоровенная фигура, закованная в черную броню стоящая передо мной.
    — Итак, условно капитан. Вам предстоит пройти курс выживания. Вы приняты в элитное подразделение глубиной разведки.
    — А…
    — Смирно, чмо!
    Я привычно вытянулся.
    — Команды «Вольно» — не было. В данный момент ты являешься рядовым. Чтобы из тебя и твоих товарищей, боец, сделать хоть какое-то подобие солдат. Здесь я — сержант Трог. Я здесь для того чтобы научить выживать везде. На это мы и потратим ближайшие недели. Если ты выживешь после тренировок со мной, то ты сможешь выжить и в аду! — он заржал. — Это касается и твоих товарищей.
    Он заложил руки за спину.
    — А теперь толстяк, начнем с самого простого. С физподготовки. Я хочу посмотреть, как вы бегаете. Одевайся, — он кивнул на сложенный камуфляж и стоящие рядом берцы. — Время пошло!
    Едва я застегнул ремень, как последовала команда:
    — Бегом марш!
    Дверь позади него распахнулась.
    Я выбежал из каюты… на обычную грунтовую дорогу. «Мать твою!», — я остановился на секунду от неожиданности, оглянулся и обнаружил, что и двери в каюту нет. Куда не кинь взгляд — вокруг растилась очень холмистая степь. Пахло полынью, травами и пылью. Ни ветерка, ни дуновения — печка. С неба жарило солнце.
    — Была команда «Бегом!», — подхлестнул меня голос сержанта.
    Я побежал по дороге.
    «Во мля! Попал, так попал…», —  из-под ног взлетали фонтанчики пыли. «Плюс тридцать-тридцать пять. Как минимум. Но каково правдоподобие? Понятно, что какие-то голограммы. Но четкость и реальность выше всяких похвал», — начал было размышлять я.
    Долго это делать это не пришлось.
    — Быстрее! — скомандовала черная фигура бегущая рядом. — Что ты плетешься как беременная самка бегемота!
    Пришлось ускориться. Вскоре все мысли вылетели из головы. Я бежал уже целую бесконечность.
    — Вон и твои товарищи показались. Догоняй. Они выбежали всего на минуту раньше тебя.
    Осталась только пыльная дорога, ручьи пота, стекающие по мне и заветная цель — догнать.
    — Догонишь, будем отдыхать!
    Я наддал и побежал ещё быстрее, выкладываясь на полную катушку. Хотя казалось быстрее некуда.
    Картинка впечатляла. За нас взялись всерьез. Растянувшихся длинной цепочкой бегущих людей сопровождала ещё одна черная фигура. Изредка подбадривая последнего разрядом тока. После чего тот наддавал и оказывался не последним. Как я и ожидал, в отстающих были Чика и дворецкий.
    Когда я догнал загнанных, как последних лошадей своих товарищей мы, пробежав ещё метров двести, выбежали на обычный плац. Совершенно обычный — с белыми поребриками, дурацкими плакатами с вытянувшимися военными отдающими честь.
    Эта сука — сержант, не соврал. Мы и, правда, отдохнули… минут пять. Перед строевой подготовкой! Козел!!!
    Маршировали мы часа полтора, выполняя остохреневшие упражнения. Получалось пока плохо. Но было видно, что в голову всё-таки какие-то знания строевой народу запихали. Команды выполнялись с некоторой задержкой. Как будто человек вспоминал, что-то забытое.
    Наконец мы отправились на долгожданный отдых. Сидящая в курилке группа в камуфляже, молча сидела — говорить было не о чем. Все устали как собаки. Пот, высохший на жаре, покрыл белесыми разводами форму у каждого.
    — Андюш, что это? — обратилась ко мне Юлька.
    — КМБ... — абсолютно равнодушно пояснил я.
    — Что?
    — Курс молодого бойца… учат дисциплине, строевой, физподготовка опять же…
    — Это… это… ад? — жалостливым голосом задала вопрос Юлька.
    Сидящие, с усталым интересом прислушивались к нашему разговору.
    — Ну что ты, солнышко, — ласково ответил я. — Пока это обычная такая подготовка для мальчиков. Вот дальше, боюсь, всё станет гораздо интереснее…
    Надо было видеть глаза всей компании, когда до них дошло, то, что я сказал.
    — Но это же невозможно выдержать… — Чикины глаза выражали всю гамму страданий. — Я тут не выдержу — сдохну…
    Я криво ухмыльнулся и напутствовал его философской сентенцией: — Веник… ты в армии.
    — И что?
    — Запомни! Тут не бывает так плохо, чтобы не могло быть еще хуже. Здесь может быть все что угодно…
    — Отделение строиться! — прервала нашу высокоумную беседу команда сержанта.
    Теперь их было два. Но как зовут второго, я предусмотрительно интересоваться не стал. Это я уже проходил.
    — На занятия, — он указал пальцем на неизвестно откуда взявшийся домик. — Бегом марш!
    …итак, вы должны уметь:
     — совершать прыжки с парашютом, десантироваться с антиграва, управлять дельта-мото-парапланом, катамараном, разными плавсредствами;
    — в совершенстве знать топографию, карты и схемы;
    — определять по внешнему виду как любое оружие противника, так и средства его защиты, знать его основные тактико-технические данные;
    — по звукам определять местонахождение, численность и характер действий противника;
    — знать тактику действий как полицейских подразделений противника, так и уметь пользоваться его оружием и техникой;
    — отлично владеть техникой маскировки и способами бесшумного передвижения на любой местности;
    — владеть всеми способами ведения разведки: наблюдением, подслушиванием, засадами, налетами, разведкой боем… и прочим;
    — скрытно и бесшумно преодолевать любые заграждения, хорошо плавать и нырять;
    — совершать длительные марш-броски, метко стрелять, точно метать гранату и нож, искусно действовать ножом и другими подручными предметами, в совершенстве владеть приемами рукопашного боя;
    — иметь навыки допроса пленных;
    — умело применять мины и заряды, уметь изготавливать ВВ из подручных материалов;
    — владеть альпинисткой подготовкой;
    — владеть умениями и навыками выживания в экстремальных условиях;
    — уметь водить любую технику;
    — знать систему охраны и обороны объектов;
    — уметь взламывать коды доступа и сигнализации…
    — Но это лишь малая толика того, что вы должны знать и уметь. Естественно будет разделение по специализациям на индивидуальных занятиях. Основу составят индивидуальные имплантаты и вечерние записи гипноиндукторов. Далее вам предстоит закрепить, освоить и применять полученные знания на практике…
    Вот примерно так началось первое занятие. Вводная лекция, так сказать…

Глава 5.

    Бедствия бывают двух видов: когда не везёт тебе и когда везёт другим.

    Первые день пролетел совершенно незаметно. Одно занятие сменяло другое. Его сменяла строевая. Строевую - сменял бег. Надо сказать, что бегали мы всегда, когда перемещались из пункта А в пункт Б. Если конечно браво туда не маршировали. На четвертый день отделением «доверили» командовать мне. С присвоением мне звания младшего сержанта.
    Мои бравые команды: «Носочек тянем!» или «Нога должна поднимается по пояс!», поначалу вызывали у некоторых оторопь и искреннее недоумение.
    Юлькино: «Зачем скажите такой мне такой дебилизм?». Получила от меня всеобъемлющий ответ: «Положено». Её: «Зачем»» и «Почему?» так и остались без ответа как у любого новобранца.
    Мы потихоньку втягивались в армейскую жизнь. Перезнакомились и иногда даже успевали поболтать перед сном. Расписание было «прикольным». Восемнадцать часов занятий, час свободное время, пять часов сон. Сейчас на общих занятиях изучали оружие, тактику, методы выживания, флору и фауну… и много ещё чего.
    Нас поселили в казарме. Да. В обычной такой казарме. На тумбочке стоял дневальный. Видимо вечный. Скорее всего робот, одетый в камуфляж и в глухом тонированном тактическом шлеме. Он подавал команды, когда входил сержант или лейтенант Стаг. Вторая черная «тушка» оказалась лейтенантом. 
    Я не требовал никаких объяснений происходящему, хотя тоже не все понимал. Чика во время строевой зачем-то, решил повозмущаться, сим бессмысленным действом. После чего первым моментально станцевал «Ламбаду», после разряда прилетевшего от лейтенанта Стага. Я не стал его останавливать, памятуя армейскую мудрость: «Не доходит через голову — дойдет через ноги».
    Но вот за каким… мне понадобилось уточнить, что ж это за хрень?! Уточнил… Раз!!! И я моментально присоединился к Чике. Ну зачем я только спросил?! Трог — су-ук-а-а… сразу же удовлетворил мое долбо… дурацкое любопытство. На все сто!!! Ткнув меня сзади этой хренью. Пока я корчился от боли, лейтенант Стаг проводил краткую лекцию:
    — Это наведенные фантомные боли. Абсолютно безопасно для здоровья, но помогает внушить почтение к командиру.
    — Да что ж это такое?! — завозмущалась Юлька, порываясь выйти из строя и стукнуть бронированную тушу.
    — Стоять! — заорал я, лежа на асфальте и превознемогая боль. — Все нормально! Это обычный армейский принцип, —  я выдохнул сквозь зубы, — «Не умеешь - научим! Не можешь - поможем!» — шипя сквозь зубы, я поднялся.  А «Не хочешь - заставим!»,
    — Это стандартный разрядник-шокер Ш-24, — продолжил лекцию Стаг, не обращая внимания ни на меня, ни на стоны лежащего Чики, — или просто «Миротворец». Применяется подразделениями полиции в экстремальных ситуациях. Имеет несколько уровней мощности. Подготовленный человек может успешно противостоять ему после десятка тренировок.  
    — Чтоб я добровольно позволил себя тыкать этой штукой?! — с трудом поднимаясь на ноги, совершенно искренне возмутился Чика, услышав последнюю фразу.
    — Кто говорит про добровольность? Это входит в стандартную программу подготовки, — абсолютно равнодушно пояснил лейтенант. — Через это пройдут все…
    Федор Тютчев помнится, написал:
 «Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить».

    И сие, как не печально — очень верно. Только вот слово «Россия», здесь бы сейчас заменил словом — «Армия». А мы пока потихоньку притирались друг к другу, знакомились. Никаких трений на религиозной почве не случалось, как я поначалу опасался.  
    Шевалье дю Террайль видимо вспомнив свою молодость оруженосца — стойко переносил «все тяготы и лишения». Ну ещё бы! Из оруженосцев выживало… или вернее доживало — только половина. Он больше помалкивал и реально старался научиться абсолютно новым для него знаниям. Кстати его девиз: «Делай, что следует, и будь что будет» —  как нельзя лучше подходил для армии. Так вот он его попросил изобразить на камуфляже. Чика моментально проделал эту операцию на компе и уже на следующий день надпись, заключенная в щит красовалось на его груди.
    Баярд обычно немного рассказывал о себе, все больше разные истории. Но как-то Чика вечером приколупался к нему с расспросами. И тогда он с гордостью поведал, пару фактов из своей биографии… (Я внимательно прислушивался).
    — …вот тогда я и попал в плен. Но меня выпустили без выкупа.
    — Это за что?
    — За бесстрашие и благородство в бою, — «скромно» ответил ему рыцарь.
    Скрывать или умалчивать о чем-то он считал ниже своего достоинства. Ну, а хвастовство в его время не порок. Это так… «чуть приукрашивание» событий.
    — А королю Генриху VIII предложившему мне перейти к нему на службу… («Что тогда было весьма распространено, но им совершенно не одобрялось»). — Так вот ему я ответил: «У меня Один Бог на небе и одно Отечество на земле: я не могу изменить ни тому, ни другому».
    «Молоток, мужик!», — мысленно одобрил я его поведение. «Наш человек!».
    Потом начал рассказывать, как в пятьсот четырнадцатом сопровождал в военном походе в Италию французского короля Франциска I.
    — Тогда я подготовил смелый переход через Альпы. А когда мы вступили в сражение — я храбро бился. И поразил тогда не меньше двух десятков врагов.
    — Круто! — не смог сдержать восхищенного возгласа Чика.
    «Да-а, если б ещё была пол-литра, то врагов было бы как минимум полсотни», — прокомментировал я про себя, но благоразумно озвучивать эту мысль не стал. Не хватало мне только дуэли на ржавых кочергах. Рассказчик пока из него был ещё тот. Как хроники какие-то вслух читал вслух. Потому что старался не материться, для связки слов. Это все равно, как если из рассказа гопника убрать весь мат — тогда так сразу и не поймешь, что тот вообще сказать-то хотел.
      — За такое бесстрашие в бою, сам король, которому тогда как раз исполнился двадцать один год, пожелал быть посвященным в рыцари именно моей рукой! — он гордо продемонстрировал её всем желающим. — Я сначала отказывался от такой чести, — он «скромно» потупился, — но, король настоял. После посвящения я сказал ему только одно:  «Дай вам Бог, сир, чтобы вы не знали бегства».
    — А что потом? — не удержался Чика.
    — Потом я получил от Франциска I под командование роту телохранителей.
    — Начальником охраны, что ли стал? — разочарованно протянул Чика.
    Тут уж не выдержал я:
    — Мля! Дурак ты, Чика. Такое отличие предоставлялось только принцам крови. Чтоб король доверил свою жизнь чужому? Да это в те времена немыслимо. Примерно как какого-нибудь обычного капитана из Чечни… вдруг назначили на место Берии. Понял?!
    — Да…
    Он ненадолго замолк, но не выдержал и снова вернулся к разговору:
    — Слушай, а как ты… это… погиб? Если трудно, то не рассказывай.
    Баярд повел литыми плечами и выпятил грудь. Для него это было «вчера».
    — Мы пошли на  Милан. Поход успеха не имел. Мы были храбры, но их было много больше. Пришлось отступать к Альпам. Есть там река — Сезия. Под моим командованием был арьергард. А через реку был только один мост. Нужно было его удержать, чтобы дать время отступить армии. Я отдал приказ удерживать его, а сам бросился на врага. Меня не смогли одолеть врукопашную. Испанцы отступили, но подло сразили меня издали. Я знал, что скоро умру. С такими ранами как у меня — не живут. Я приказал положить меня под дерево — лицом к врагу и оставить.
    Он скрипнул зубами и продолжил. Я сказал своим воинам на прощанье:
    — Я всегда смотрел врагам в лицо и, умирая, не хочу показывать спину.
    — Это правда, — подтвердил сидящий неподалеку Дживс. — Эту фразу помнят до сих пор.
    — Я приказал отступить. Я исповедался и приложил к губам крест, который был у меня на рукояти моего верного меча. Но я не успел умереть. В таком положении меня и нашли испанцы. Они не стали меня трогать. А вскоре ко мне подошел Карл де Бурбон. Это недостойный дворянин, перешедший на сторону испанцев, пришел выразить МНЕ свое сожаление о случившемся. Превозмогая боль, я сумел достойно ответить ему: «Не обо мне должны вы сожалеть, а о себе самом, поднявшем оружие против короля и отечества». Ну а дальше вы знаете.
    — Круто, — сделал дл себя какой-то вывод Чика.
    Мы подошли и пожать ему руку.
    — Любой государь гордился бы таким воином, — Симеон выразил общее мнение. — Перед смертью многое проясняется но, увы, уже нет времени ни с кем поделиться.
    — Ага! — тут же добавил я. — Радуйся шевалье! Жизнь обычно даётся только один раз… а удаётся ещё реже… Но тебе удалось.
    На этом пришлось прерваться. Прозвучала команда: «Отбой!»
    После чего как я понимаю, врубали гипноиндукторы.
    Дни незаметно текли, добавляя нам знаний и умений.
    Монах, оказался не совсем монах. Он просто обычный глубоко верующий, происходивший из древнего боярского рода.
    — Симеон, а из какого ты рода? — разок поинтересовался я.
    — Мой-то род подревнее твоего будет, — кратко… или кротко, ответил он как-то на мой вопрос.
    Дальше распространяться не стал. Он вообще мало говорил. Эдакий молчун-отшельник. Интересно как понравится ему в армии?
    «Главной чертой его христианского подвига было — «социальное опрощение»». Из (жизнеописания Симеона), я тогда так ничего не понял.
    Так вот про «опрощение». Короче, я думаю, он был первым — «народовольцем». Почему? Он был первым из «ходивших в народ». Этот, мать его, «колокол свободы» — Герцен, провозгласил правильный лозунг: «В народ». Но вот смыл, вкладывал он в это совершенно неприемлемый. Ну и пошли туда разные образованные и не очень люди. Но как всегда все извратили! Как там писал этот «кремлевский мечтатель» — Ленин:
    «Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями "Народной воли" Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. "Молодые штурманы будущей бури" – звал их Герцен. Но это не была еще сама буря. Буря, это – движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян». (ПСС т.12 стр.173).
    Ну, вот и скажите мне, какая сука разбудила Ленина?
    Сдается мне, что одного из предтеч всего этого, я и вижу перед собой. Недаром говорят — «Благими намерениями…».
    Пардон, чего-то я отвлекся. В общем, бросил он все и подался в Сибирь. Вогулам проповедовал, жизнь вел праведную. Все время работал. Шубы он хорошо умел шить. Поэтому бродил по окрестным селам и работал в домах у крестьян. А самое главное — не брал за работу денег. Ну как? Лично я впечатлился.
    Как там про него написали: «А чтобы избежать похвалы за свою работу, праведный Симеон оставлял ее незавершенной и уходил от заказчиков. За это ему приходилось переносить оскорбления и даже побои, но он принимал их со смирением и молился о своих обидчиках. Так он достиг совершенного смирения и нестяжательства». Такой вот — стоик, мать его.
    «Тебя ударят по щеке, а ты подставь другую». Да, вроде и хороший пример, но совершенно нетипичный. А че, он — праведник. Ему можно. Оскотинился я, да и многие другие, в конец. Поэтому и воспринимаем такое как убогость.
    На мое:
    — Кто-как, а я предпочитаю — «Око за око»…
    Прозвучало:
    — Человек был умным и пытался изменить жизнь. Потом он стал мудрым и изменил себя.
    Вот и думай после этого, какие мы стали.
    Дворецкий Дживс, стойко держался. Я отчего-то думал, он быстро сломается, но видимо чего-то я не учел. Мало того, что он в свободное время наглаживал свою форму, он ещё зачем-то пытался погладить и мою. Мотивируя это тем, что «настоящий командир не может себе позволить выглядеть неопрятно». Слово «командир», у него видимо твердо ассоциировалось со словом — «джентльмен». Попытка объяснить, что я не он — успеха не принесла. Если уж всемирно известный «рыцарь без страха и упрека» подчиняется мне… Говорить ему о моем неблагородном происхождении не приходится. Видимо он решил, что так проявляется моя эксцентричность, чем он, похоже, в тайне гордился.

Глава 6.

    Друзья проверяются, когда навещают тебя в больнице, в тюрьме или на кладбище"
    А. Перес-Реверте
      Дни летели суматошными птицами. Вал знаний, закачиваемый в нас, сменялся жесткими тренировками в «поле». Изучение стрелкового оружия, сменялось навигацией или вождением транспорта. Машины — сменялись космическими аппаратами. А те в свою очередь атмосферниками. Летать и ездить приходилось много. Симуляторы тут были отпад. Полный эффект присутствия.
    Здоровенный полигон становился неизвестными джунглями, джунгли — сменяла пустыня. Пустыню сменял защитный периметр. Или здания, которые приходилось штурмовать. Индивидуальные занятия сменялись — изучением сленга или проведением официального фуршета, где нас обучали тонкостям этикета.
Тактика действий полицейских групп — тактикой звена истребителей...
    За каким все это мне? Эти вопросом я даже не задавался. Программу явно готовил не дурак. И если учат — значит, может пригодиться.
    Такую прорвищу совершенно незнакомых понятий, принципов, знаний… явно нельзя было запомнить. Пока первая тройка — монах, рыцарь и дворецкий, училась выводить буквы и читать по слогам. Вторая — отправилась разучивать способы различного убиения себе подобных подручными средствами. А вот то, что моих невольных спутников начали учить и приняли в неизвестный мне расклад — радовало. Кстати, то чему и как учат, может многое рассказать. Из нас готовили не совсем разведчиков, вернее я бы охарактеризовал это выживальщиками... и диверсантами.
    Спасибо и низкий поклон до земли за новые возможности моего тела. Тяжелее я стал кил на десять-пятнадцать. Двигаться стал чуть по-другому. Худеть я стал лихо… и тяжелеть — странное сочетание. Но регенерация стала бешенной. Порез мало того, что было весьма трудно сделать. Так заживало очень быстро. Такое ощущение, что кожа стремиться сомкнуться после пореза.
    Кое-что давали чисто схематично. Как взломать систему безопасности такси и перевести его на ручное управление. Основы банковской защиты и обход её. Но вот скажите мне, за каким... нужно изучение мечного боя! ...или как правильнее — боя на мечах? Даже и не знаю как правильно сказать. Шевалье гонял меня по площадке, вместе со всеми моими умениями, как я мальчика для битья. Поначалу он здорово отколотил меня… козел! Вспомнил свою сопливую юность и приколки рыцарей над оруженосцами. Потом стало чуть полегче. Я был чуть легче…и быстрее мог от него убегать. Шучу.
    Железяку я стал держать покрепче и стал проигрывать только один бой! …из тридцати. 
    Зато когда мы вышли на ринг… тут уже полетал он!
 Юлия Федорова, позывной — «Юкка». 
    Юлька стала законницей — изучив кучу параграфов, законов, указов и деловых бумаг. Военно-учетная  специальность — снайпер. Дополнительная специализация — штурман.
    Никогда бы не подумал, что сможет она снайпером стать. Он училась часами лежать, поджидая цель. Выбирать позицию. Варианты отхода. Изучала тактику.
    Нона сказала, что «на основе наших книг она разработала несколько совершенно новых приемов. У вас очень разнообразная литература, а в способах убийства себе подобных и разнообразных пытках нам вообще нет равных. По крайней мере, она ничего подобного не встречала».
    Основным оружием Юльки стала — «Мимоза». Кто-то обладал весьма странным чувством юмора, подбирая такое название для гаусс-винтовки. Сдается мне, он был русским. (Это я вспоминаю наши «Гвоздики», «Акации», «Гиацинты» и «Пионы»)[3]. Эта снайперка — хорошая такая штука. Принцип всех гаусс-винтовок основан на электромагнитном разгоне тел с магнитными свойствами. Эта была такая же, ничем не отличалась.  Круглые стальные шарики в обойме вместо патронов.
    На этой основе было разработано и полицейское травматическое оружие. Но в их модели было использовано два принципа. Один необычный – разгонялась не сама пуля, как в других образцах Гаусс-оружия, а якорь, который толкает пулю. За счет этого удалось перейти на немагнитные пули, что-то вроде резины или мягкого пластика.
    — Ну как? — я бесшумно подобрался к Юлькиной лёжке.
    — Нормально. Две мишени — полторы секунды, — она сноровисто встала. — Одна в движении.
    — Меня видела?
    — Да. Метров за полста — сканеры подали сигнал.
    — Тогда награда — дай поцелую.
    — Отстань. Я грязная.
    — Дура ты!
    — Зато красивая.
    — Кто тебе это сказал?
    — Ты…
    — И ты поверила?
    — Конечно.
    — Ну и дура!
    — Зато красивая…! 
Вениамин Чикин, позывной — Чика. 
    Этот предсказуемо залез в дебри компьютера и клепал разные забавные программки. Предварительно изучив достижения местной компьютерной мысли и стал непревзойденным хакером. Теперь он мог взломать практически что угодно и добыть любую информацию. Дополнительная специализация — пилот. Земные мозги, тренированные на что угодно, кроме исполнения закона — стали страшной силой.
"Движенья твои очень скоро станут плавными,
Походка и жесты - осторожны и легки",

    — напевал я, про себя плавно двигаясь по татами. Сегодня робот, который проводил тренировку больше походил на гориллу. Спаринг-партнеры могли варьироваться в очень широком диапазоне. Старичок… женщина… собака…  похоже им пластиком наращивали плоть и бросали на тренировку. Понятно, что управляла всем Нона. Но должно же быть разнообразие.
    Двигается сука на четырех костях. Кулаком неудобно… только ногой. Н-на… Ушел сволочь с траектории удара как без костей падением на спину. Хлоп… Мгновенно «быстрый и непобедимый я» — вылетел с матов. Вот же ж сука. Ну кто мог ожидать, что вместо удара по опорной ноге последует зацеп "нижней рукой" за неё и следом мгновенный удар на добивание. Низкий поклон за новые возможности моего тела. В «старом» таким ударом мне проломили бы грудную клетку. Я встряхнулся и шагнул обратно на татами. Драться мне... пока не уделаю эту тварь… или она меня. Бывало и меня выносили … и сразу к кибердоктору в эту его ванну — полечиться.
    Вообще рукопашка была не профильной… Но ведь как её давали? А!?
    Я тогда впервые на строевой, увидев как двигаются люди и понял, что каким-то образом им вкачали моторику или память на движения. Охренеть! Потом я точно убедился в этом. И вот теперь тело должно было «вспомнить» и запомнить. А после и заполнить лакуны в памяти. Эффект — убойный! Хотя все эти реально зверские штуки могли вызвать только содрогание у неподготовленного человека.
Джорджет Пасс — «Дживс».
    Этот позывной так и приклеился к нему намертво — аккуратист и сама чопорность. Этот «красавчег» стал минером-подрывником. Он так аккуратно перенимал, что мой опыт, что те достижения местной научной мысли в этом деле, что стал виртуозом своего дела. Ни одного лишнего движения, четко взвешенно и ничего не забывая и абсолютно не волнуясь — он мог склепать взрывающийся сюрприз из чего угодно.
    Вот где-то через месяц, и начались «основные тренировки». Мы возвращались после рукопашки, бодро маршируя и вовсю нарывая глотки песней «Орленок». Только не той, которую меня и многих других заставляли учить в детстве, а её первым, не переписанным большевиками, вариантом:
Орленок, орленок, взлети выше солнца
 И в степи с высот погляди.
 Наверно, навеки покинул я дом свой,
 В казачьи вступая ряды.
 Ты помнишь, орленок, как вместе летали
 Над степью в пыли боевой,
 Как лошади ржали, как шашки сверкали
 В полях под Челябой родной.
 Орленок, орленок, мой верный товарищ,
 Ты видел, как в грозном бою
 И справа, и слева снаряды взрывались,
 Срывая папаху мою.
 В разведку я послан своим атаманом,
 Ты помнишь, мой друг боевой,
 Как темною ночью в сраженьи неравном
 Убит был мой преданный конь.

Орленок, орленок, мой верный товарищ,
 Ты видел, что я уцелел.
 Лети на родную станицу, расскажешь,
 Как сына вели на расстрел!
 Ты видел, орленок, как долго терзали
 Меня большевицким штыком,
 Как били прикладом и много пытали
 В чекистских застенках потом.
 Орленок, орленок, взлети выше солнца,
 Где вражеской подлости нет.
 Не хочется верить о смерти, поверь мне,
 В шестнадцать мальчишеских лет.
 Увидишь, орленок, кружась над степями.
 Кровавое тело мое.
 Казаки умолкнут, опустят здесь знамя
 И скажут: "Господь, упокой!"

    Это, в общем, тоже было частью подготовки. Если бессмысленная на первый взгляд строевая — это и сплочение, и вырабатывание привычки подчиняться и выполнять приказы. То песня удержание и поддержание морального состояния.
Рыцарь — Баярд Пьер дю Террайль. Шевалье. Позывной — «Форт».
    Наш прекрасный «рыцарь без страха и упрека»… — превратился в штурмовика. Он легко завязывал красивым вензелем трубу, типа водопроводной. Или делал из неё цветочек и преподносил его Юльке. Он объявил её «дамой своего сердца!», (и это не смотря на меня). Модификации, проведенные над нами, меркли перед тем, что сделали с ним. Даже я затрудняюсь сказать, смог бы я его сходу грохнуть или нет.
    Так вот, об основных тренировках. Едва строй остановился у казармы, как сзади-справа плеснуло багровым чувством опасности. Новое чувство. Не знаю, как я это определил, но тело сработало раньше — на вбитых в подкорку рефлексах. Я едва успел убрать голову от удара прилетевшей палки. Он был такой силы, что должен был отправить меня в нокаут. Если не больше. Сержант, стоящий у входа в казарму бесшумно подобрался сзади, и ни слова не говоря, внезапно ударил меня здоровенной железякой сбоку в голову. Убрать-то я убрал, но и вскользь мне прилетело, будь здоров. Я на одних рефлексах отскочил и встал в боевую стойку. Мир вокруг, "весело" покружившись, остановился и внезапно стал очень четким. Я ждал продолжения. И оно последовало. Лейтенант толкнул речь:
    — Теперь каждый из вас должен ожидать нападения, вернее удара — каждую минуту. Вы должны успеть предугадывать его. Это новый вид тренировки для развития интуиции.
    «Да вы охренели что ли?!», — хотел было заорать я, ощупывая макушку и гудящую голову, но сдержался. Каким-то неведомым образом я знал, что пока никакого нападения не последует. Строй тоже благоразумно опасался орать или задавать вопросы. За нарушение следовали разнообразные наказания, проводимые с чувством и немалой долей выдумки. Видимо воспользовались разнообразным опытом в этом деле нас всех. Даже я привычный ко всякому как-то не хотел повторить некоторых «упражнений».
    — Вольно! Разойдись!
    Вот теперь подлянки приходилось ждать всем и всегда. Поначалу это сильно напрягало. И очень сильно. Но постепенно стала вырабатываться… поле, не поле… в общем — круг комфорта. Это я его так обозвал для понятности. Контроль территории, когда ты успеешь увернуться. Сильная штука — когда ждешь удара каждую секунду. Сначала очень некомфортно, но потом организм вырабатывает привычку. Ну не может он быть в постоянном напряжении. Но потом… потом он умный и вырабатывает привычку. Стоит какой-то «сторожок» в мозгу. Вот он постоянно и бдит. Контроль метра два — два с половиной. Биомерия, псионика или там экрасенсорика… черт его знает. Как не назови, но чувство постепенно появилось у всех. Получить внезапно палкой — это очень неприяно.
Симеон Верхотурский. Святой. Позывной —  «Отче».
    (Тот или не тот, так выяснить и не удалось — хотя сильно похож). Он стал комиссаром и моим соответственно замом. И по идеологии в том числе. У него обнаружились редкое качество. Никто другой как он не умел исподволь манипулировать людьми. Как тут не вспомнить — отца Филарета. Приснопамятного папеньку первого государя из Романовых — Алексея Михайловича. Скромного такого священнослужителя, а по сути фактического правителя Руси постсмутного времени.
    Наш святой после того как изучил историю, моего… или нашего родного мира — несколько расстроился. Э-э… даже не то, что несколько… сильно очень он расстроился. А объяснение того, во что может превратиться мир, если… «подставлять другую щеку» или… если во власть прорвутся не те, кто надо — привело его в шоковое состояние. Почитал он и про революцию и про войну. Про то, что сделали с церковью и с законным государем. Про миллионы убитых и замученных. Про умерших от голода. Он узнал про «беспредел» девяностых и про то, во что превратили Россию. Благо рассказчиков было целых три. И он превратился в весьма воинственного… или воинствующего «святого». Людей он очень любил. А вот те, кто хотел или причинял людям зло — исключались им из их числа. Свет истинной веры горел в нём.
    Правда, иногда в вечерних беседах мне отчего-то иногда чудились в его темных глазах сполохи костров, на которых проходили очищение грешники.
    — Стадо без пастыря — становится легкой добычей волков. И моя задача — защитить их, — кротко пояснил он мне свою позицию.
    — А если пострадает при этом невинный? — парировал я. — Только не говори мне — "Убивайте всех, Господь узнает своих".
    — Тьфу, на тебя — безбожник! Истинно тебе дали твою старую кличку — Бес. А грех мой — он перед Богом. Всемилостивейший Господь рассудит по делам моим… и по грехам. Гореть мне в геенне огненной…
    Ну и я.
Андрей Терновский, позывной — «…..» или «Первый».
    Был… привлекался… участвовал… — и прочее разное. Ныне, не по своей воле… (а может и по своей, чего тут врать) — командир отряда глубинной разведки, подготовленный по старой имперской программе. Она конечно старая, но могу сказать, что очень и очень эффективная. Специализация — организация различных силовых акций.
    А у нас… жуткая скука. Поначалу, пока организм не вошел в «нормальный» ритм, дойдя до кровати — падали и спали, не видя снов. (Хотя если б кто, мне сказал, что такие нагрузки вообще возможны и что их даже можно выдержать… я убил бы вруна… ей-ей — клянусь). Конечно, не высыпались. А потом, вроде как и ничего — нормально. На сон стало тратиться гораздо меньше времени. Бегать все стали — как сайгаки, а переносить груз — как слоны. Отмотать десятку с полсотней килограмм за плечами — норма. Даже и не сильно запыхавшись. Просидеть пять-семь минут под водой — вообще ни о чём. Сборка-разборка оружия в темноте? Да — запросто. Правда, иногда подбрасывали пару лишних деталей — чтоб интерес не пропадал. Что ещё из улучшений организма? Стали много лучше видеть в темноте. Модернизировали организм — супер. Когда палили в «броник» из порохового оружия чувствовался только сильный удар. Держали мы его. Произведенное усиление костей и ребер очень здорово работало. Это вам не пластическая хирургия — это они молодцы.
    Что ещё? Из развлечений по выходным — только то, что сам придумаешь. Никакого «телевизора» и компьютера. Никаких программ, кроме учебных и обучающих. Никаких игр, кроме военно-стратегических, силовых… или там простеньких — на выживание. Когда появились первые выходные мы и начали думать, как бы развлечь самих себя. Часто меня просили попеть. Раньше я был невеликий бард, так кое-что. А сейчас и голос стал получше, и слух. Я брал гитару в руки и исполнял, что-нибудь из моих любимых старинных песен. Баярду очень нравилась старая песня — «Кадет». Что-то она ему напоминала. И со второго раза он переписал слова и уже подпевал мне…
Укрытый старенькой шинелькой,
 В углу окопа спит кадет.
 Ему сегодня, в это утро
 Исполнилось пятнадцать лет.
 И снится дом, он видит маму,
 Сестру, коснувшейся плеча,
 Пирог, украшенный свечами,
 Улыбки деда и отца...
 А вот подарки, смех и шутки,
 Шарады, фанты и цветы,
 И запах... От тушеной утки...!
 О, Господи! ...Меня прости!
 Так только мамочка умела
 А уж какие пирожки...!
 И сколько радости и света!
 Ах мама, мамочка, прости!
 Но вдруг команда прозвучала
 Кадета вырвала из сна
 «Вот время наше и настало,
 Готовьтесь к бою, господа!»
 Рука к винтовке штык примкнула,
 Запил водою черствый хлеб,
 Лишь сон застыл в глазах слезою,
 Морщинкой скорбную у век.
 Он шел в строю, лишенный детства,
 Умея только воевать,
 В пятнадцать лет, защитник Чести
 России преданной, Солдат.

Глава 7.

    Вино жёлтого цвета называют — белым… потому что оно сделано — из зелёного винограда... Логику можно засунуть в задницу.

     Ну что, как-то внезапно наступило время сдачи «экзаменов». Ничем иным я это назвать не мог. «Войсковая практика». Ну как практика? Неожиданно взревели ревуны…
    «Марш-марш-марш!», «Грузимся в «Попрыгун»». Хлоп! И мы уже летим.
    «Голым я пришел в этот мир и голым уйду», — кто сказал, не помню, но вроде бог. Но у меня в голове она почему-то, звучит с жутким сарказмом. Это фраза постоянно вертелась у меня в башке во время старта. Но я благоразумно у Симеона уточнять ничего не стал.
    Я вообще про бога «комиссару» запретил со мной разговаривать — чтоб не убить. Я! Всю жизнь считал себя — атеистом и циником. Ну, про циника — ладно. А вот оказалось нифига я не атеист. Я — агностик. Как вам!? И слово какое-то поганое. Не нравится оно мне и все тут. Агностик — это тот, кто верит в высшие силы, но не верит в бога. О как!
    Какая только хрень не лезет в голову, пока доберешься до места. То сколько в нас запихали знаний, за эти полгода учебки — поражало. Уж мне-то пришлось поучиться. Кхм… «чему-нибудь и как-нибудь», да.  Странное дело, но никакой идеологии и ничего подобного нам не давали. В основном специальные знания и навыки.
    Сидим, ждем. На стенке появилась голограмма Ноны. Она в этот раз, вернее в первый раз — выглядела как женщина-офицер ВКС. Гладкая короткая прическа, чуть жестковатое лицо, упрямая складка губ, усталые глаза много повидавшего человека. Тридцатипятилетняя женщина с погонами полковника. Правда, звезды на погонах многолучевые. (Раз три звезды, значит — полковник, нах мне ихнее — «эрдин»). 
    — Значит так — группа. Задача-минимум — выжить, задача-максимум — захватить планету. Средства любые. Вопросы есть?
    Я было, привычно хотел сказать — «Никак нет!», но тут до меня дошло.
    — Планету?! Вшестером?! Вы охренели?!
    — Понятно. Вопросов — нет. Дополнительная информация в браслетах. До высадки двадцать секунд.
    На дисплее перед выходом бота — пошел обратный отсчет.
    — Приготовится к высадке! —  привычно заорал я.
    Послышались хлопки лицевых щитков шлемов десантных скафов.
    — Готов.
    — Готов.
    — Готов…
    Откинулась аппарель… шаг — и мы оказались в лесу. В чужом лесу. Привычно рассыпались, контролируя пространство. Штурмбот, доставивший нас на планету, почти бесшумно взмыл вверх.
    Серое небо низко нависшее над головой. Деревья какие-то перекрученные и несильно похожие на земные. Трава с неестественным синеватым отливом.
    — Контейнер! — привычно скомандовал я.
    Впрочем, команда была лишней, Дживс уже контролировал процесс. Здоровенный контейнер, повинуясь заложенной программе, зарылся в грунт.
    Радар-тепловизор высвечивал на экране моего шлема картинку окрестностей. В левом углу крохотной колонкой шли данные. Зелёная колонка цифр сообщала о составе атмосферы, уровне радиации, температуре, давлении... стоило направить на нее взгляд, как данные укрупнялись и картинка увеличивалась. Никого пока в ближайших окрестностях не было. Никого опасного.
    — Дживс запускай разведку.
    — Есть.
    Он раскрыл бронированный кейс-сейф. Оттуда выпорхнула стайка ботов-разведчиков.
    Вперед смысла идти — нет. Карты — нет. И куда идти? Подождем результатов разведки. А пока пришлось устроиться чуть дальше на поляне. Ждем.
    «Анализ атмосферы — норма, пригодна для дыхания. Биология — норма, вирусная опасность — норма…», — данные экспресс-тестов высвечивались прямо перед глазами.
    — Можно подышать воздухом. Разрешаю, — подал я команду и с удовольствием откинул забрало. За мной это же сделали и остальные.
    «Вот прикольно будет, если нас выбросили посреди какого-нибудь парка», — мысль промелькнула и пропала. Судя по растительности, нас могли выбросить и на каком-нибудь полигоне. С них станется. С кого «с них»? Кроме Ноны я пока никого не видел, но привычка думать о дураках — командирах, осталась. Особенно про изощренность разных проверок. Эх, надо было посмотреть на растительность поподробнее, когда лазил в местном интернете. Над головой пока ничего не летало. Какая-то прям аномальная зона. Насколько я помню воздушное сообщение тут должно быть сильно развитым. Но этого пока не наблюдается.
    — Тень-один, — послышался голос Чики в ухе, — никакой активности.
    — Чего?! — я подскочил и рванул к нему. Чика устроился чуть дальше с мобильным комплексом РЭР — радиоэлектронной разведки. — Ты чего говоришь?
    — Сам посмотри!
    Я взглянул на экран — кругом ровные линии, говорящие о том, что сканирование никакой активности в эфире не выявило.
    — Может сломался? — с некоторой надеждой спросил я.
    — Ага! Как же…, — язвительно ответил он. — На… Посмотри!
     Он уменьшил масштаб и тут же проявились отметки наших передатчиков.
    «Чужих передатчиков — нет, летающих объектов — нет, природа — говно…», — моментально пролетело в голове, — «Во попали, мля!».
    — Поздравляю вас, господа! — заорал я на весь лес. — Нас — подставили! Ни хрена мы не на Хэлсэне.
    Нет, была конечно мысль, что то, что я тогда смотрел в компе — искусная подделка. Ну что я могу знать об инопланетных технологиях? Ничего! Но вот — смысл. Значит, забросили нас куда-то ещё. Обкатывают, что-то своё.
    Как-то забыл я про оружие. Вооружение у нас знатное. Из оружия — тазеры, иглопистолеты, бластеры, гаусс-ганы, ножи… много разного. Не поскупились. Да плюс контейнер.
    Что ещё можно сказать об их оружии? Моментально вспомнились вызубренное наизусть… 
Тазер. Модель — ОЭ 89. В просторечии — «Оса». Дальность до восьми метров. Оружие ближнего боя…
    Ничего умного. Тазер — тот же классический электрошокер, только действующий на расстоянии. (В кино помню, показывали америкосов с такой штукой, когда из нее вылетают провода). Наши же, можно сравнить с пистолетом. Только вместо проводов  вылетает абсолютно прозрачная струя газа, которая и «выплевывается» в сторону нападающего. «Пых!» — и струечка долетает до человека. «Бум-с!» — вспышка, как от молнии и человек лежит. Впечатления при этом — супер! Ибо, на тренировке эту дрянь, все попробовали… на себе. И каково при этом… шоб знать. Мы-то ещё ничего — оклемались минут через десять. А так, обычного человека при максимуме — срубает на час, как минимум.
Иглопистолет. Модель — «ИП-140». 140 — количество игл, в стандартном магазине. В просторечии — «Игольник».
    Привод у иглопистолетов может быть самым разным от старого — пневматического, до нашего — электромагнитного. Это ставит нашу модель в один ряд с гаусс-ганами. Для обеспечения большей дальности игла оснащается оперением, что позволяет ей стабилизироваться в полете. Игольник в общем-то незаменимая штука для боев в невесомости. Это стандартное вооружение десантника. Потому что там очень важным фактом является отсутствие у него отдачи, малая инерционность и вес. Что ещё?
    Оружие универсальное. Универсальность заключается в том, что игла может быть выполнена в самых разнообразных модификациях. Она может быть отравленной, парализующей или делается из биоактивного материала, чтоб сразу рассосалась. Ну и т.д. Может даже маркером служить, чтоб отследить кого-то. Чип-жучок «био-ак» воткнут и все. Хоть с орбиты отсматривай.
     Считается гуманным оружием, ибо нелетальное. Нелетальность — обеспечивается самим фактом того, что игла есть игла. При попадании обычной пули в тело, наносятся значительные повреждения, что ведет к тяжелым ранениям и смерти. Не говоря про бластеры. При попадании же иглы повреждения сопоставимы с уколом медицинским шприцем, то есть минимальны. Естественно, если игла не несет в себе ОВ, или не нашпигуют тебя, или не схлопочешь иглу — куда надо. Преимущества перед традиционным огнестрелом: бесшумность, повышенная емкость боезапаса и гуманность. Хотя последнее можно и в кавычках.
Бластер — плазменное оружие импульсного типа. Модель ПО-23 — «Ластик».
    Принцип действия — выброс сгустка перегретой плазмы. Противник испытывает как воздействие от высокой температуры, так и возможное кинетическое воздействие частицами плазмы (электронами и ядрами).
    При нажатии на спуск из магазина в камеру плазмообразователя попадает часть плазменного "сырья", которое под воздействием энергии из магазина превращается в плазму. Когда "сырье" доходит до состояния плазмы — оно "выстреливается" с помощью бегущего магнитного поля. После выстрела сгусток плазмы сохраняет целостность благодаря остаточной намагниченности. При встрече с препятствием, магнитное поле разрушается, и энергия плазмы высвобождается. Как и у большинства видов оружия, большая дистанция до цели снижает эффективность выстрелов, потому что магнитное поле постепенно ослабевает и плазменный сгусток распадается. Скорость сгустка зависит от скорости "бегущего" магнитного поля. Тяжеловатое.
    Оружие серьезное, но опять же — не панацея.
    Защита от плазмы есть и она достаточна проста. Это электромагнитное поле, которое отклоняет её. Не верьте тому, кто скажет про броню! Ни один сплав не сможет выдержать такой температуры. Проверено!
    Вариантов — два. При правильной установке электромагнитов, которые создадут защитное ЭМ-поле, можно либо отразить плазму в сторону, либо… отразить в сторону стрелявшего. Вот тогда кирдык котенку! Сдохнешь от собственного выстрела.
    Ладно, об оружии потом подумаем. Пришли первые данные разведки: — «Пять км до ближайших построек… на северо-запад». 
    Итить-колотить! Что-то мне все это сильно перестает нравиться.
    — Встали! —  скомандовал я. — Выдвигаемся.
    Лес из непонятной хвощеобразной растительности постепенно перешел в нормальный - «земной». Деревья стали более-менее нормального вида. Сканер синими нейтральными точками на сером фоне отмечал какую-то теплокровную и не очень живность. Живность была естественно мелкой. Если б была крупной или угрожающей подсветил бы — красным. Угрожающая — это если траектория движения пересекала или направлялась на меня или на группу.
    Информация, нужна информация.
    «Есть!».
    Один из ботов бодро "отрапортовал": «Цель малоразмерная — двойная». Он неподалеку обнаружил единичный упорядоченно движущийся объект. По параметрам соответствующий «чужому». Пришлось сместиться чуть западнее, чтобы его перехватить.
    Двигаясь по летнему лесу и параллельно чутко вслушиваясь в разнообразные крики и шумы, мы внезапно вышли на дорогу. Даже не на проселочную, а так — дорожку. Не машинная — колея маловата. Меня стали терзать смутные сомнения. С этой суки — Ноны, сдастся закинуть нас, хрен знает куда. Кто-то или что-то — неторопливо двигалось нам навстречу.
    Черт! Даже не посмотреть кто это. Обнаруживший её бот принадлежал к шестерке серии — «Комар». Микробот предназначенный только засечки живого и передачи данных. А вот «видео и фото»  шли ли только с приданной каждому пары «Шершней». Но они были в разлете по дальнему кругу. Часть их болталась чуть дальше — исследовали издалека строения.
    — Трое — на эту сторону. Двое на ту, чуть дальше. Перехватите их — если попробуют убежать, — поставил я задачу двойке.
    Все строго по инструкции. Увидев выехавшую цель — я охренел.
    Мать твою! Телега. И мужик в телеге. Один. Данные биометрии подтверждали — чисто. Поблизости никого.
    Я шагнул на дорогу. И подняв в руку, привычно скомандовал:
    — Стоять — бояться!
    Мужик, увидев меня, резко нажал на тормоз. В смысле он резко дернул вожжи. Тут же ловко соскочив с телеги, уже стоял с топором в руках, подозрительно зыркая по сторонам. «Твою же ж за ногу!», — мысленно выругался я. Одет он был в домотканую холстину — порты и рубаху. На ногах какие-то обмотки. Что это такое я так и не понял, в голове вертелись какие-то онучи и лапти. Лапти я видел, а что за онучи не очень представлял. Может это и были они. В телеге пара мешков и обычное сено. Сбруя на лошади — кожа с веревками. Глядя на него, я мог поклясться, что меня перенесло в дореволюционную Россию.
    — Кто такой? — задал я следующий вопрос.
    — Ты сам-то кто такой? Тать?
    Странно. На мне был стандартный черный костюм десантника со знаками различия капитана. И на разбойника я походил меньше всего.
    — Кто такой?! —  повторил я вопрос.
    — Крестьянин. Вольный.
    — Куда? Откуда?
    — Не твое дело, — он поухватистей перехватил топор.
    Я только ухмылялся, глядя на это действо.
    — Знаешь, что это? — я лениво достал игольник
    — Пистоль.
    — Вот то-то же. Брось железку, а то порежешься.
    Имплантаты в моей голове работали отлично. Несмотря на то, что мужик говорил на искаженном общем  — я прекрасно его понимал. Они мгновенно подбирали аналог слова. Мужик меня тоже как не странно, но понимал.
    — Благородный? — он бросил топор в телегу.
    — Да.
    — А чё ж тут делаешь один, да ещё без свиты?
    — Если скажу что, гуляю — поверишь?
    — Нет.
    — А что без свиты, то тут ты не прав. Выходим, — скомандовал я своим.
    На обочину спереди и сзади вышли фигуры в мягких «скафандрах». Это конечно не тяжелая десантная броня абордажников для открытого космоса. А стандартный планетарный набор десантника. Мимикрирующая металлизированная ткань комбеза для наземных операций и так-шлем — не абсолютная защита, но… судя по мужику — «мы впереди планеты всей». Было видно лишь смутные очертания фигур.
    — Предки… — со странным выражением лица потрясенно произнес мужик. — Пришли… — обернувшись ко мне, он очертил в воздухе круг, типа перекрестился. 
    — Ну это ты загнул. Что-то я таких «детишек» — не упомню, —  с сарказмом произнес я, — внучек…
    Надо было приводить его в чувство. Мужик весь заросший бородой — за тридцатник. Труднее сказать точно. Ещё только мне религиозных или ещё каких трений не хватало.
    — А как же… — он повел головой из стороны в сторону. — Неужто схрон нашли?
    — Так. Давай об этом, потом поговорим. Ты куда едешь?
    — Домой.
    — Домой — куда?
    — Знамо дело — на хутор, — как совершено тупому объяснил он мне.
    — Не будешь возражать, если мы к тебе в гости заедем? 
    — Не-ет.
    — Грузимся… — скомандовал я своим.

Глава 8.

    Китайская молния на турецких джинсах спасла женщину от изнасилования.
    Криминальные новости.
     Недолго думая, я разрешил раздеться. Народ тоже споро поскидывал скафандры, оставшись в привычном камуфляже. Их естественно сложили на телегу вместе с РД[4]. Не хватало ещё это все таскать на себе, когда есть телега. Я надел свой шлем — надо было посмотреть данные разведки.
    Никого из людей на расстоянии десятка километров не было. Кроме жителей этого хутора. Он находился на расстоянии трех километров. Жителей было больше полутора десятков. Уверенно идентифицировались; четверо стариков, мужик, четыре молодухи и десяток детей. Были овцы, свиньи, коровы… вполне земного вида. Были и несколько очень странных животных. Около десятка странных ящериц разных видов и размеров. Нечто круглое и волосатое. И какие-то птицы…
    «Ерунда какая-то! Вполне себе земные животные мирно соседствуют с инопланетными тварями. Более-менее привычная растительность и синеватые растения чужой планеты. Солнце спектрального класса «С». Желтое. Его вопрос про благородных — говорит о том, что тут никак не демократия. Исходя из тех знаний, что у меня были от первого дня — получается, что мы на одной из планет бывшего «Альянса». Бывшие планеты этого объединения скатились к варварству? Похоже, что так. Терраформирование планет у них было. А теперь что? Природа наступает на анклавы пришельцев? Похоже, что так» — мыслей и вопросов в голове было больше, чем ответов. 
    Между тем, пока я рассматривал картинки и информацию в шлеме, Симеон уже разговорил нашего спутника. И он, перестав дичиться, вовсю уже вел беседу…
    Похоже, их менталитеты полностью совпадали. Наш «штатный батюшка»… это я как-то раз в шутку так обозвал нашего «комиссара». И это тоже прижилось. Кстати против слова — комиссар, ни у кого возражений не было. Не было его яркого неприятия. Все вкладывали в это другой смысл, даже Чика и Юкка.
    Симеон вел себя как надо. Он сначала представил нас, потом представил нас. Мужик степенно назвался — Тагиром.
    Я даже слегка умилился. Не, ну чисто сосед из другой деревни. Уважительно расспрашивал о видах на урожай, о налогах-податях, о детях, о скотине…
    Под неторопливый разговор мы ехали к дому.
    Внезапно справа от обочины плеснуло багровым — опасность. И я на одних рефлексах толкнул мужика в телегу, убирая с траектории "этого" и уже вылетая на противоходе спиной из телеги на землю, разряжал «Ластик» во что-то серое — летящее в нашу сторону. Я был в этом не одинок — намертво вбитые на бесконечных тренировках рефлексы моих товарищей не подвели. «Это» разлеталось под их выстрелами ещё в воздухе. Можно было и не напрягаться. На землю, не долетев до меня, упали дурно пахнущие ошметки чего-то аморфного.
    — Это чего? — задал я вопрос, контролируя кончиком бластера и всеми чувствами все что возможно.  
    — Слизень-попрыгун, — мужик уже выскочил из телеги, сжимая в руках, «ружье».
    Я оглядел остатки повнимательнее. Похоже на улитку-переростка только без панциря.
    — Оголодал видать, — продолжил мужик. — Они безмозглые. Ждут в лесу добычу, да прыгают на нее. Яд впрыснут, а потом переваривают. А этот вишь, вылез на обочину. Благодарствую. Опасная тварь. Не было их тута. Они в своем лесу обычно сидят. Как и забрался-то сюда…?
    Наши сзади опять привычно контролировали разные стороны.
    — Он больше не опасен? — задал вопрос Симеон.
    — Не, они конкурентов не терпят. Теперь до самого дому чисто…
    — А кто у вас тут ещё водится? — задал следующий вопрос «Отче» и привычно уселся в телегу, возобновив разговор, как будто ничего не случилось.
    Я, краем уха слушая беседу, параллельно размышлял: «Что за фигня? Сканер не показывал до прыжка никакой активности. Планетка умеет подносить сюрпризы. В базах данных, что на эту тварь, что на тех, что на хуторе — нет. Изучали мы несколько другую фауну и флору. Получается что базы у нас обрезанные. Хреново это конечно. Хорошо хоть аппаратура работает нормально. Не могло у них не быть данных о планете. Пусть старые, но все равно. Что ж это получается — проверка на выживание? Как со щенками. Бросили в воду — «выплывут — не выплывут»?
     А во мне поднимал голову хитрый зверь. Притушенное и придушенное было — чувство опасности, внезапно  разбудило временно дремавшие инстинкты. Они убаюканные всем хорошим — умной и развитой инопланетной техникой и цивилизацией, моей сытой и безопасной жизнью, чудесным спасением, классной подготовкой, модернизацией организма… задремали. Но сейчас, на едущей телеге, сидел абсолютно равнодушный и спокойный… бешеный волк. Волк, которого опять укусили…
    «Суки-и! Нет, ну какие же су-уки-и. Опять кто-то решил за меня, что мне делать?! Планету вам?! Будет вам планета!»
    Добрались до его дома без приключений. Первыми звуками, встретившими нас — был лай собак. Ну не совсем лай… и не совсем собак…
    Первыми вылетели из-за забора, нам на встречу, мелкие ящеры — с полметра... в холке. И с эдакой «крохотной» такой головенкой, в которой умещалась пасть… в квадратный метр. Они, распахнув её чуть не до спины, пронзительно, но негромко зашипели. Предупреждая. Зато следом на их шипенье на здоровенный бревенчатый забор моментально взлетела пара… жаб, не жаб… помесь какая-то — жабо-ящериц. Вот те и выдали руладу. Мама дорогая! Насилуемыей гопниками в подворотне Кинг-Конг отдыхает. Часть «звука», вернее воя-скрипа по-моему смещалась уже в ультразвук — ощутимо давя на уши. Ни фигасэ-э… симбиоз.  
    — Цыть! — рявкнул на них Тагир.
    На вопли жабоящериц, видно, что привычно — вывалил народ. Мужик, пару парней — вооруженные ружьями напоминающими «фузеи». Ружья направили в землю, чтоб не провоцировать. Но сторожатся.
    — Ружья приберите. Это гости, — пояснил своим хозяин.
    Кто ловко свистнул в сторону жаб и те, наконец, заткнулись. А мужички выслушав объяснения, тем не менее, зорко сторожил наше движение. Люди подозрительно косясь и довольно удивлённо рассматривая нас, все-таки позакидывали ружья за плечи. Но на нас продолжали весьма настороженно поглядывать и люди, и ящерицы. В окнах торчали любопытные мордашки детей и лица женщин.
    — Прошу в дом, — пригласил хозяин.
    — Спасибо, — коротко поблагодарил я и кивнул головой своим: — Пошли.
    Разобрав из телеги снарягу, народ тронулся внутрь, знакомиться с местными благами цивилизации. Я неторопливо огляделся.
    Двор довольно просторный. Куча хозпостроек. Ворота и заборчик трехметровые. На дворе — трава, на траве… и травка, судя по всему генномодифицированная. Похожа на пластиковый коврик. Дом двухэтажный. Стекло в окнах. Какая-то помесь девятнадцатого и двадцатого века.
    Странное место.
    Кованные вручную петли на воротах и лошадки… телега на подшипниках и местная живность. Больше всего «собачки» походили на динозавров. Как там их? Тираннозавр «Рекс».  Только маленькие они какие-то. Я их гораздо больше представлял. Небольшие передние лапы и мощные задние, с серповидными когтями, чтоб рвать добычу. Вытянутая голова с огромной пастью, в которой нехилые зубы. Ага, акула отдыхает. Крохотные глазки смотрят на нас с огромным подозрением. Три «собачки». На кенгуру они чем-то смахивают. Да, похоже, это нисколько не травоядные.  Интересно кто тут ещё есть и сколько их тут.
    Мы прошли в дом. Первый этаж занимала здоровенная гостиная. Там нас стали усаживать за большущий  стол. Чика с Юлькой бросив скафы на лавку, уже уселись. Симеон привычно вскинул руку ко лбу, чтоб перекреститься на красный угол, но увидев там вместо икон, бритую ряшку какого-то мужика при всех регалиях и в мундире… ну, никак не похожего ни на аскетичного Христа, ни вообще на тощего святого, просто поклонился присутствующим и перекрестился. Форт просто снисходительно кивнул, что за ним следом повторил Дживс.
    Хозяин рявкнув, выгнав всех любопытствующих детей, и сказал бабам чтоб накрывали на стол. Те засуетились. Симпатичные тут женщины. Только без раскраски.
    Жратвы наставили — море. Мясо, хлеб, молочко… не бедствуют. Вполне привычные блюда, кроме нескольких. Поставили на стол и бутыль, только с содержимым ядовито-синего цвета.
    — Настоечка… на травах, — тут же пояснил хозяин, поймав мой вопросительный взгляд. — Кушайте гости дорогие. Кто к нам с добром, к тем и мы с добром, — хозяин наполнил деревянные рюмки.
    Мой браслет моргнул зеленым, показывая, что опасной еды за столом нет.
    — Ну, за знакомство, — поддержал я его тост.
    Я махнул напитка. Самогон, как я думал… и на травках. Он ничего так мягонько прокатился внутрь. Я кинул в рот кусок сала с хлебом — закусить.. Юлька чуть пригубила, Симеон выпил… молочка. Остальные не отказались.
    Ели в молчании. Все уже удалились, не мешая хозяину и нам. Но я спиной ощущал любопытствующие взгляды из окон. Детвора. Чувствовалось, что и Тагир о чем-то размышляет. Я хотел было спросить о фауне, но Симеон меня опередил.
    — А это кто — в красном углу? — он пальцем указал на портрет.
    — Это наш барон — Голен. Дай ему Пресветлый, долгих лет.
    Чего-то только в его тоне энтузиазма не чувствовалось.
    — Дрянь человек? — поинтересовался я.
    — Он наш барон… — неопределенно ответил Тагир.
    — Любая власть от бога, — влез со своей сентенцией Баярд. Было видно, что ему захорошело уже после второй. Непривычен он к нормальному алкоголю.
    — А вы кто ж всё-таки будете? — задал наконец хозяин главный вопрос — мучающий его все время.
    — Мы-то…? — я откинулся на спинку массивного стула и потянул паузу. — А вот это зависит от того можно ли тебе верить? — я уставился ему в переносицу тяжелым взглядом. — Ответ — просто прохожие… тебя не устроит? Сам-то как думаешь?
    — На охотников вы не похожи... — повадки не те. Благородных я всех видел. Да и одеты не так. Ежели приехали в гости к барону, так вас бы кто-то сопровождал. Если схрон забытый раскопали, так одевать на себя вещи бы не стали. Все знают — смерть за это. По всему выходит, от «Ушедших» вы. От «Предков». Может «Дикие»? Вон тот и крестится странно как.
    Он смотрел на меня с непонятным выражением лица. С какой-то затаенной надеждой, что ли.
    Все сидели и ждали, что я скажу. Что-что, а дисциплину во всех вколотили как надо. Этого у потомков не отнять. Я скривил рожу, пожевав губу:
    — Ладно. Об этом мы поговорим потом. Расскажи-ка мне мил-человек, про историю. Дикие мы. Совсем дикие, — и глядя на разом посмурневшее лицо хозяина, я тут же веско добавил: — И дурные… совсем. Ву компрене?
    Рассказ длился недолго. Часа три. А расспрашивать мы умели. И даже сказки и предания — говорят знающим людям очень о многом. Подводя краткие итоги разговора можно резюмировать, что…
    Колонизация планеты Антаг составляла четыреста семьдесят шесть лет. Шучу. Хрен его знает. «Давно-о…» — по словам Тагира, слишком расплывшееся понятие. Он экал, мекал и рассказывал мне сказки. Ну, пусть нам. Какая разница? Выудить «зерна среди плевел»[5] было сложно, но возможно. Этому способствовали даже местные легенды.
    Итак — «Предки». Это что типа сказочные богатыри, в народном фольклоре. И жуткие козлы — по официальной версии. Типа мама бросила ребенка. В общем, были… и бросили — самкины сабаки! Улетели…
    Планета была уже терраформированна. Она до этого, по уровню развития соответствовала какому-то там периоду — Юрскому… или ещё какому? Кратко — эпоха динозавров. 
    География. На планете три материка. Один самый перспективный пустили под сельское хозяйство. Огромные посевные площади — отличный климат. Степи… лесостепи. Основная специализация — выпасное скотоводство. Круглогодичный выпас разного скота. Сразу в голове всплыли разные ковбои с кольтами, ремингтонами и …салунами. Тьфу ты!
    Она — планета, снабжала мясом, молоком и хлебом до хрена людей. Практически весь столичный мир и ещё некоторым остальным оставалось.
    Я посчитал в голове и удивился.  Проще говоря, если взять привычный для меня по Земле мир и «золотой миллиард», то получается…. Там при мне было потребление — семьдесят шесть кило мяса в год, на рыло. Пятнадцать процентов — деликатесы. Вес коровы — восемьсот кг. Делим-множим… В день тут забивалось и обрабатывалось, как минимум пять тыщ животных. Неслабо они тут развернулись. «Собственная Мясохладобойня, на паях», — как говаривал незабвенный Остап, тут была одна — у космопорта.
    И вот в один прекрасный день случился «черный вторник». Корабли улетели, но обратно не вернулись. Типа по тревоге. Тысяч сто населения осталось один на один с природой. Жратвы завались. Техника какая-никакая. Казалось бы, живи и радуйся. Жратвы валом… и все такое прочее. Но как бы ни так!!! Человечество ничему не учится — и не желает учиться. Все не могут быть равны. Как только до более умных дошло, что несмотря на всю внешнюю благость ситуации к ним приближается — большой кирдык. Вот тогда и началось. Банды, войны, захваты… — весь букет.
    На континенте было три больших энергостанции. Одна — на обслуживание космодрома. И две для жителей. Ну и куча мелких реакторов у пользователей. Так вот какая фишка. Энергетические стержни в них были рассчитаны… на десять лет. Когда жители сунулись — запасных не оказалось. Они шли только с центрального мира. Высокотехнологичная продукция, без которой реактор — куча железа. А когда реакторы встали — началась война. И заодно охота за оставшихся спецов. «Инженеров» предки предусмотрительно прихватили с собой, вместе с документацией. Имеется в виду техперсонал. Для особо одаренных, в компы — всадили вирус. И вот роботизация и высокие технологии сыграли скверную шутку. Как только энергия кончилась — нормальная жизнь закончилась тоже.
     Следом прокатилась какая-то эпидемия на фоне войны. Народу осталось слишком мало. Бумажных носителей практически нет. Технологии утеряны. Все повоевали против всех.
    И наступил вовсе не кирдык, как следовало бы ожидать, а обычное такое средневековье… с человеческим лицом. Вот так-то… 
    Поначалу бандюки и банды захватили власть, и начали было её успешно делить, но вот вскоре оказалось, что речь идет вообще о выживании... Стали выживать. Частично из бандитов и разбойников, частично из грамотного техперсонала образовалась элита…
    Вспомнилась мне тут о голубых кровях князей из Монако. Гримальди… — что ли? Или как-то так… Так те тоже из разбойников вышли и ничего так вроде — голубые. В смысле кровя. 
    Но это так — предыстория. Нынче лепота. Городов тут три. Несколько десятков городков. До фига замков, куча феодов и огромное количество ферм. Мы теперь и находимся на одной такой. А лет? Это да, действительно прошло что-то за четыреста.
    Религия расцвета пышным цветом — куды ж без нее? Правильно, при таком раскладе, это когда приближается большой кирдык — остается только молиться. Есть монастыри и церкви.
    «С тоски» — одомашнили пару видов местных животных. Типа «собачек».  И «Погонщика» как-то нашли. Именно так с большой буквы. Иметь Погонщика считалось большой удачей. Он разговаривал с животными. Это тот — маленький и волосатый, которого я видел на картинке от бота. Только он другой. Как только стала кончаться энергия — стали разводить лошадок из частного зоопарка.
    С ресурсами - полное дерьмо. Кое-как собирают нефть. Добывают в горах медь и уголь. Имеют пороховое оружие. Доспехи, луки, копья. Кое-какие изделия даже разрезать и пустить на металл не смогли. Это броня-композит. Технологии не позволяют.
    О космогонии мира у хозяина весьма смутные представления — на уровне легенд. (Это когда шепотом, под одеялом... и только жене — ибо церковь и власть не приветствует).
    — Вот и рассказал я вам все. Теперь ваша очередь, — закончил рассказ Тагир.
    «Вот мля, я попал… мы все попали», — отчего-то подумал я, а вслух внезапно в шутку брякнул:
    — А мы — новая власть.
    — Это как?! — изумленно вытаращился на меня Тагир. Остальные смотрели не менее удивлённо.
    — А вот так. Подарили мне эту планету — в лен, — зачем-то я завершил этот театр абсурда ещё более дебильным аккордом.
    Шесть пар глаз пялились на меня в немом удивлении. Глядя на их ошарашенные лица, я едва сдерживался, чтобы не заржать в голос. Но… не успел я… — не успел.
    Тагир стек со стула и брякнувшись на колени, грянулся лбом в пол. Причем не в шутку, с характерным таким бильярдным стуком. Он поднял на меня глаза с такой истовой и детской верой в чудо… и выдохнул, кажется из самой глубины души: — Дождались… Дождались! Слава Пресветлому.
    — Встань! — привычно скомандовал я, слегка опешив от подобного проявления чувств.
    — Неужто порядок наконец-то будет…? — прошептал он себе под нос, поднимаясь — но я расслышал.
    — Да-да, — кивнул рыцарь. — Ты посиди тут пока — выпей. А мы пока поговорим во дворе, — последнюю фразу он произнес, многозначительно глядя на меня.


Глава 9.

    Только когда делят ответственность… почему-то никто не старается урвать себе кусок побольше
    Едва мы вышли в уже пустой двор к глухой стене забора, как первой прорвало Юльку — как наиболее приближенную к моему телу. Женщины вообще видят и воспринимают мир совсем не так, как мужчины. Особенно в присутствии «своего мужчины».
    — Ну и…? Может теперь, ты расскажешь нам о том, что ты только что сказал?
    — И почему МЫ об этом ничего не знаем? — тут же поддержал её рыцарь.
    Я внезапно понял, что мои слова как шутку никто не то, что не понял, её ещё и не восприняли бы.
    — «Во многих знаниях — многия печали», — выдал я вслух общеизвестную сентенцию продолжая тянуть время, и тяжело вздохнул — лихорадочно просчитывая варианты.
    «Сказать им, что я пошутил — это сразу нарваться. Чике и Комиссару — по барабану. Юлька и Дживс… только «за» и обрадуются — это повышает их «статус». Рыцарь… — тут сложнее… Он таких шуток вообще не поймет. Ладно, черт с ним! Будем считать, что это мое гениальное озарение. Хотя гениальное — ох в каких кавычках...», — все это мгновенно пролетело в моей голове, и я продолжил импровизировать:
    — Согласно эдикту Императора Элаша II «О статусе провинций»… — отчеканил я. — Представителю Императора предоставляется вся полнота власти во время инспекций. Поскольку никто не может утверждать, что мы не на инспекции... значит, вся полнота власти принадлежит — мне, — объяснил я. — А кому принадлежит власть — в феоде? — задал я вопрос Баярду.
    — Сеньору, — тут же на автомате ответил он.
    — У кого власть — того и Лен.
    — Но ты сказал, что тебе его подарили? — уже с меньшим напором поинтересовался Баярд.
    — Поскольку последний Император был убит и произошел переворот — я не считаю нынешнюю власть легитимной…
    Политику и обществоведение нам давали в весьма обрезанном виде. Без подробностей. А дьявол — он в мелочах. Уж нам-то выходцам из двадцатого века это прекрасно известно. Чуть сместить акцент… чуть недоговорить… чуть, посмотреть на проблему с другой стороны — И ФСЁ! Вот уже законное правительство свергнуто какой-нибудь долбаной цветной революцией. К примеру, тот же Кадафи — враг и угнетатель. А то, что зарплата медсестры две тысячи баксов, бензин — пару рублей или всем молодоженам подарок на свадьбу пару тыщ зеленых — в подарок… это как? Свободы не хватало? Это да! Сейчас свобода… — страна в заднице, нефть забесплатно на Запад, кругом гражданская война, счет покойников на тысячи и жрать нечего… ЭТО - нормально?! Это — свобода?! Или… ЗАТО — свобода. Раздербанят страну по кускам новые баи и суверенные «руко-водители». Пардон, отвлекся. В общем, нам преподавали, что была Империя, потом народ осознал… и наступила демократия. Мутненько так и мельком. Правда, через гражданскую войну и полный её распад. Сейчас кругом мир и всеобщее благоденствие. Пусть и на отдельно взятой планете. Хотя, правда и то, что всем нам плевать, на то какая кругом власть — дальше Базы все равно никто из нас не был. И «кино» с интернетом — видел только я. Остальные были почему-то лишены такого счастья.
    Я продолжил:
    — Нас готовили — на староимперской Базе. Жизнь нам всем спасла — их техника. Значит, и принадлежит она — Империи. Во всяком случае — моя. Кто-то так не считает? — я посмотрел на каждого. Никто не отвел глаз и, причем все по разным причинам, и я продолжил: — Следовательно, мы жили, и будем жить - по её законам. Теперь за это проголосуем… ибо демократия. Открытым... так скть… - демократицким голосованием. Решение, принятое большинством… — обязательно к исполнению всем. Вплоть до летального исхода… несогласных. Кто против, может уйти сейчас, — жестко добавил я. Твердо взглянув каждому в глаза, я усмехнулся и моментально подвел итог: — Вот и прекрасно! Вижу все «за»?
    Народ, слегка ошарашенный такой тирадой, растерянно промолчал.
    — Значится так. На сём… — «пароксизьм дерьмократии» считаю законченным. Можете теперь считать себя принявшими присягу Империи.
    — Здесь все воины и привыкли выполнять приказы… — начал было рыцарь.
    — Прекрасно дорогой мой, — задушевным тоном прервал его я, чуть наклонился и заглядывая снизу вверх ему в глаза, продолжил, — Значит, и жить будем… — ПО УСТАВУ!!! — последнее я выпрямившись проревел во весь голос. — А теперь построились. Смирно!!!
    Все моментально выполнили команду, встав в строй..
    — Я в последний раз, что-то объяснял! Нам поставлена боевая задача. Все её слышали? Все! И мы должны её выполнить. Вольно!
    — А теперь главное. Чика, сучий ты выкормыш! Разведка на ком?
    — На мне.
    — А теперь расскажи нам, что творится вокруг?
    Чика уткнулся в браслет и пару секунд ошарашено вглядывался в появившуюся голограмму.
    — И что там? — нежно поинтересовался я.
    — Мать твою! — экспрессивно выразил он свое отношение к увиденному.
    — Правильно! — проворковал я. — Правильно, «красавчег». Хотя и не уставу. А теперь козел, доложи, как положено!
    — Полтора десятка всадников с северо-запада. Движутся к нам. Расстояние три тысячи двести метров. Вооружены… какими-то берданками.
    — Почему ты урод проморгал их… доложишь потом. 
    — Разойдись! Готовиться к бою…
    Народ споро побежал за амуницией.
    Невольных гостей я засек давненько. Мне было интересно, как быстро их засекут остальные. Первый выход. Официально разведка на Чике. А тут — самогон, хорошая еда, добродушные «аборигены»… вот и расслабилось подразделение. Как ни тренируй людей, в реальной войне участвовал только Баярд. Правда, в рыцарской. «Иду на вы!»… или как там у них? Рыцарство — итить-колотить. Да и я ещё тут, со своим «выступлением». Я даже как-то благодарен и симпатизирую этим незнакомцам, в глубине души. Они прервали возможную кучу вопросов ко мне. Хотя если они враги — моя благодарность весьма специфична. Это может быть им и поможет — «я их совсем не больно зарэжу». Ну, хоть постараюсь. М-м… ну пусть — не постараюсь. Ну ладно хоть… — подумаю. Во-от… — и подумал…
    Черт бы меня взял! Пошутил же на свою голову. Все планы мои и прикидки к свиньям собачим. Правильно говорят: «Что не делается все к лучшему». Ну да ладно. Верному «псу Империи» все равно кому служить. Дрался я за Россию, подеремся за Антаг. Чего уж тут. Никто и не сомневался, что свою «новую» жизнь придется отрабатывать. И не только мне, и всем нам. Так-то.
    Я бодро двинул к хозяину — надо же в конце концов узнать, кто это там к нам припожаловал.
    — Сиди, — приказал я ему, вскочившему было поклониться.
    Вальяжно усевшись за стол, я ткнул пальцем в браслет и развернул картинку с «Шершня». Ткнув пальцем в людей, я поинтересовался:
    — Это кто?
    — Это наш барон — Голен.
    — «Вот и славно — трам-пам-пам», — пропел я из известного фильма. — И за каким это… он к тебе на заимку прется?
    Хотя слово «заимка» я произнес и по-русски, но хозяин меня понял.
    — Налоги… это… собирать будет, ваша светлость, — обреченно пояснил он мне.
    — И чем ты ему платить будешь? — зачем-то поинтересовался я, одеваясь. Телег для сбора дани я чего-то видел только пару.
    — Известно чем — продуктами да деньгами, ваша светлость.
    — Покажи-ка мне деньги?
    Хозяин, открыв шкафчик, висящий рядом с печкой, достал кошель. Открыв его, он достал и протянул горсть монет.
    Мать моя женщина!? Я ожидал всякого, но местная экономика сумела меня удивить. Пластмассовые деньги!!! Не золото или серебро — пластмасса.
    Судя по всему, Тагир не врал. Все ресурсы в жопе. Но единый знаменатель нужен — вот их и изобрели. Местные деньги смахивали на жетоны метро.
    — Ладно, сейчас поболтаем  с твоим бароном и займемся делами. Скажи своим, чтоб попрятались и под руки не лезли.
    — А ежели что…?
    — «А ежели что…», — передразнил я его, — У нас не бывает! Чтоб тихо все было и детей прибери. И чтоб не лезли! Ты меня понял?! — с нажимом произнес я.
    — Да…
    — Вот и ладно.
    Дисциплинка тут на высоте. Пока мы ели, дети быстро шмыгали мимо нас наверх, только исподтишка поблескивая любопытными глазенками. А жена и дочки бесплотными и молчаливыми тенями двигались, накрывая и подавая… вот и сейчас — пара затрещин и оплеух, несколько смачных ругательств и все попрятались.
    Одев скаф и отдав команду своим: — «Код три-два». Я встал посреди двора, поджидая местного барончика. На забрало моего шлема «Шершнем» транслировалась картинка приближающейся кавалькады.
    Если кто-то думает, что я раздумывал о том, как себя вести или какие речи держать, то уверяю вас что это совсем не так. Я думал только о том, как мне представиться в свете новых обстоятельств. Меня поименовали «светлостью». Светлость — это вроде граф. Граф это как-то мелковато, что ли. «Для Атоса - слишком много, для графа де ла Фер - слишком мало…». Не, не тяну я на Атоса. Нет во мне никакого особо благородства и вереницы благородных предков. Мои - были обычными. Честными и простыми работягами. Просто работали и кормили меня. Для них было главное чтоб я был сыт. И образование по возможности получил. Вот в общем и все. Книжки меня воспитывали. Да пример отца и матери. Это я потом понял сколько они для меня сделали… Но вот ещё что. Если Симеон не врал, он вообще не врет, какие-то предки мои были боярами, а как перевести боярина в чины — я и не знаю… но ведь надо как-то представляться? Вот так всегда — впереди серьезная драк предстоит, а мне в голову всякая хрень лезет.
    О, вот наконец-то и барон.
    Первые воины влетели с диким гиканьем… Начальство следом въехало медленно и… печально. Ворвавшаяся гопа отличалась несколькими особенностями. Первое — кони у всех отличные, а второе — на людях были э… м-м… «бронники». Вообще колоритное зрелище. Пара-тройка разряженных придурков, пара военных… — ну эти хоть повадками похожи, остальные статисты. Рядовые воины. Пятнадцать… хотя вру, стволов тут все двадцать. Я разглядел и несколько револьверов на поясах. И даже несколько арбалетов.
    Все они вообще ни на что были не похожи. В том смысле, что дикое смешение стилей одежды и оружия.
    Увидев посреди двора фигуру в блестящем скафандре, с закрытым шлемом и в полном вооружении - они слегка притормозили и моментально направили на меня стволы. Я спокойно стоял и ждал. Вперед выехал барон. Как его там — Голен.
    Вычурная одежда — какой-то кафтан с позументами, серые штаны, зеленые сапоги и шляпа с пером. На поясе пара револьверов. Красная самодовольная рожа с брезгливым выражением лица говорит только о том, что он ещё ничего не понял. И на свой портрет он смахивает только отдаленно. Таким он был лет десять назад или тридцать… килограмм в минус.
    — Ты кто? — задал он мне вопрос, презрительно оттопырив губу.
    — Конь в пальто, — автомате ответил я.
    Судя по его слегка ошарашенной морде, песок в его голове намертво забил все оставшиеся шестеренки. Он пытался как-то переварить мой ответ. Сей идиомы он не знал, но понял, что ответили ему неучтиво. На это у него мозгов хватило.
    — Кто-о…? — он начал подозрительно багроветь.
    — Рупор перестройки, первая ласточка гласности, башня конституции, гарант инноваций… Выбирай, что тебе больше нравится? — моя поза ни на йоту не изменилась, а тон был абсолютно серьезен. — А ты кто?
    Он завис. Такие слова в языке были, но вот их сочетание… Что-что, а с инстинктом самосохранения у него было все в порядке — он пока молчал, наливаясь дурной кровью.
     — Понятно… Вежливые незнакомцы, приходя в гости, представляются хозяину. Ву компрене? Не…? Не «компрене»… значится? Ить не понял ты меня, получается болезный? — я, подняв руки, подвигал пальцами — изображая азбуку глухонемых. — Зо-вут… те-бя… как?! Имя? —  я потыкал пальцем себя в грудь.
    Динамики на скафе работали абсолютно нормально и рожу мою, сквозь пока прозрачный пока пластик, он видел прекрасно. Он понимал умом, что-то тут не так. Но вот что? Не может кто-то просто так, столь нагло вести себя перед ним. И он пока сдерживался.
    — Я барон Голен, — процедил он сквозь зубы. — Хозяин здешних мест. А ты кто?
    — Вот тут ты ошибаешься. Хозяин здесь - я, — с абсолютно жизнерадостным видом и искренней улыбкой сообщил ему я. (Надо было видеть в этот момент его охреневшую рожу). — И не только здесь. Вообще на этой планете. Я — боярин Терновский, капитан ВКС Империи. Новый Наместник Антага…
    — Ты сумашедший, — наконец-то классифицировал он меня в своей голове. — Убейте его! — заорал сильно перегруженный впечатлениями.
    Бойцы вскинули ружья, а я не дожидаясь выстрела, тут же моментально начал хаотично смещаться. Но не сильно преуспел. Раздался недружный залп и меня буквально изрешетили пулями. Какая-то сука умудрилась попасть. Вскользь по ребрам. Но тряхнуло не слабо. В общем ерунда, но я, картинно раскинув руки — упал.
    Залп был естественно с двух сторон. С нашей, на фоне грохота их шпалеров можно сказать бесшумно.
    – Святая Троица! – возопил Баярд, приземляясь на землю после прыжка со второго этажа. – Покровы Господни и кровь Христова! Стрелять в Имперского Наместника? В своего сеньора?! Да вас вздернуть… — орал он, пиная ближайшего солдата. — Это будет самым милостивым решением!
    «Значит, принял рыцарь меня, как Наместника», — удовлетворенно отметил я.
    Чика высунувшись со второго этажа, контролировал двор. Отче пялился на меня, а Дживс двинул к солдатам.
    — Ты живой… куда ранен? Где болит? — теребила мою бессильно раскинувшую руки тушку выскочившая Юлька. — Не молчи…
    Я красиво лежал — весь убитый… там, где настигли меня пули. А картинка двора продолжала транслироваться мне на забрало.
    — Ща погоди, — я не выдержав этого «броуновского» движения, вскочил. И откинув пластину шлема начал орать: — Ну и что мы все стоим?! Вас чему учили?! Ур-родство это, а не конец боя! И вы… мля — недоделки! — резюмировал я.
    Все застыли и уставились на меня.
    Понятно как не тренируй, первый бой — есть первый бой. Растерялось слегка мое воинство. Гражданские они. Непривычные. Вот противник был живой — а вот он уже и мертвый. Ну пусть не мертвый — парализованный. Я отдал команду действовать по «мягкому» варианту. Иглы были парализующими.
    — Ты… ты… — возмущению Юльки не было предела. — С тобой все в порядке?!
    — Построились!!! — отдал команду я.
    Вбитые рефлексы не подвели. С похвальной быстротой команда была выполнена.
    — Ну и…?! Ура… — мы победили…?! И с радостью тут же забыли все, чему вас учили? Один Чика молодец — остался на месте и контролировал ситуацию.
    Чика довольно заухмылялся.
    — И то… оттого же, что и вы!!! Он — растерялся! — я отравил я ему всю эйфорию. — Молчите?!  А если бы кто сдуру пальнул в вас??! Оттого, что иглы не подействовали или вы промахнулись? А?! А подранков добить? А сектора кто держать будет? Пушкин?!
    Строй стоял по стойке «Смирно», но с совершенно разными выражениями лиц, выслушивая мой разнос.
    Ну, насчет промахнулись — это я погорячился. Количество боеприпасов выпущенных нами на тренировках превышало какой-нибудь местный конфликт на Земле - и после этого промахнуться...? Эт-то надо было сильно постараться.
    — Вольно. Разойдись! Ну? И чего стоим?
    — А что делать-то? — задал вопрос Чика.
    — Что за дурацкие вопросы? Пакуйте этих недоносков. Трофеи в кучу.
    Все засуетились, выполняя четкий приказ. Понятно опыта пока мало. Чуть растерялись ребята. Отыгрывали и тренировали совершенно другие варианты.
    — Тагир! — крикнул я. — Иди сюда и своих веди. Все закончилось.
    Младших ребятишек и женщин загнали в укрепленный погреб, а старшие подглядывали за боем с верха сеновала. И сейчас они вылезали оттуда.
    — Да, и помогите их разложить.
    Ну вот - другое дело. Даже кони не разбежались. Посреди двора росла куча трофейного барахла. А вдоль забора в рядок аккуратно раскладывали связанных петлями горе-вояк. Нашим с удовольствием помогали и детишки. Гвалт стоял знатный. Все громко делились впечатлениями. Я не пресекал — надо было дать людям выговориться.
    — Ну что, пойдем — выпьем? — чуть спустя бодро я предложил нашим. — «Покалякаем, о делах наших скорбных», — тоном Джигарханяна добавил я продолжавший дуться на меня Юльке и приобнял ее.
    — Дурак, — она скинула мою руку, — а если б тебя убили?
    — Кто? Вот эти? — я презрительно улыбнулся. — "Убивалка" у них ещё не выросла. Ну попали в меня - разок, — я потер ребра, — подумаешь. Не на это оружие скаф рассчитан…
    — Тагир, ты тоже зови своих — пошли в дом. Говорить будем.
    — А эти? — он кивнул на смирно лежащее «воинство».
    — А что эти? Полежат пока. Надо подумать, может и пригодятся? А не пригодятся…? — я характерным жестом провел себе по горлу.
    — Но как же? Он же барон?
    — Он больше не барон, — я глумливо засмеялся, — он мятежник. Он осмелился поднять руку на Наместника Императора и своего синьора. Он бунтовщик — со всеми вытекающими последствиями. Вот если б ты ударил его, что бы было?
    Тагир прижмурился — он представил на секунду перспективу:
    — Убили бы всех.
    Я ухмыльнулся: — Вот примерно тоже самое он сделал только что. Но… по отношению ко мне.
    Все местные, занимаясь трофеями и сортировкой тушек усиленно «грели уши» очень внимательно прислушиваясь к разговору.
    —  Ладно. Ну что, господа и дамы — пошли, выпьем по этому поводу! — резюмировал я, стаскивая шлем. — Победу не грех и отметить… и окончание «курсов» надо бы обмыть.
    Последнее поняли только наши.
    — Ага, — тут же согласился Чика. — А то, как бы мозг не закипел — он тут же довольно потер руки.
    Выпить были согласны все. Кроме, пожалуй, Симеона отчего-то состроившего постную морду.
    — Осуждаешь, комиссар?
    — Нет. То в обычае.
    — Правильно! Русские мы, в конце концов, или нет?
    На лице Баярда было полное согласие с национальной идентификацией — особенно  когда речь зашла о выпивке. Дживс о чем-то раздумывал.
    — Не парься, Дживс! Ещё немного и ты станешь совсем русским, — обрадовал я его. — По духу ты и так практически наш.
    Проникновение разлагающего и тлетворного влияния нашей троицы из двадцатого века было неоспоримо. Перенимались привычки и словечки, а следом и дух. Хочешь… не хочешь, а это сильно сказывается. Интернационал. Ещё немного и… все. Чопорность и величественность в обыденной жизни из Дживса выбить удалось, вот достоинство — нет. Что-то эдакое глубинное, в нем оставалось несмотря ни на что.


Глава 10.

    Названы страны, где пьют больше россиян. Оказалось, что больше всего россиян пьют в Египте и Турции
 Славно мы посидели.
    Вначале я представился всем. Официально, так сказать. Затем представил нашу группу. Мужики охренели… и затеяли было кланяться. Вот уж чего мне надо — так этакого счастья. Тут ни бабы, ни дети за стол права садиться не имели — сидели только старшие мужчины. Пятеро. Опять чуть покривился, как и в самом начале, наш рыцарь, но что характерно — ни слова не сказал. Раз я готов сесть с крестьянами за стол, значит и ему не зазорно.
    Те тоже поначалу смущались — пришлось рявкнуть. Ну, а мы усугубили ещё — под такой-то закусь. Мясо просто таяло во рту. Да свежие овощи выше всяких похвал. А что самогонка синяя, так ведь не «тормозуха» же какая-нибудь.  Разговоры пока велись ни о чём — мы ждали, пока очухаются эти придурки во дворе. В основном Симеон интересовался бароном. Расспрашивал — что да как. Я на всякий случай пока помалкивал, гонял в голове разные варианты.
    — Там эта барон, ошнулся! — заскочил с известием в гостиную замурзанный шепелявый малец.
    — И чего? — лениво поинтересовался Чика.
    — Так это… Ругаетша он штрашть.
    — Ругается, говоришь? — лениво переспросил я
    — Ага. Так всех и коштерит. Я малость пошлушал, до плохих шлов.
    — И что? — ласково спросила у него Юлька.
    — Што-што, плохие шлова говорил он — вот што, — как дитю пояснил он ей. — А батька говорит, шо такие шлова не гоже ни шлухать, ни говорить.
    — И ты совсем их значит, не слушал? — подколол его Чика.
    — Ну, рази шамую малошть, — слегка насупившись сознался  он.
    И тут же засмущавшись под жестким взглядом отца, отошел в угол, где моментально сунул палец в нос и занялся исследованием его неизведанных глубин.
    — Пошли, — скомандовал я, поднимаясь.
    — Куда? — поинтересовался рыцарь.
    — Будешь вести суд — бесстрастный и справедливый.
    — А почему я?
    — А потому что ты рыцарь — самый благородный и непредвзятый.
    — А ты?
    — А что я? Я — предвзятый, — я вкусно хрустнул местным огурцом, — В меня стреляли.
    — Больше всего Ржевский любил три вещи: женщин, водку и когда они вместе, — ерничая, высказался по-русски Чика, глядя на меня.
    — Но-но! — тут же влезла Юлька. — Я те счас как тресну — Ржевский недоделанный. Шагай, давай - алкаш.
    — И где та грань, которую нужно преступить, чтобы тебя начали считать сумасшедшим? — задал я риторический вопрос вслух и показательно тяжело вздохнул, когда выходил вместе со всеми во двор.
    Надо же какие предусмотрительные ребята? Нам вынесли стулья. Богато они тут живут — вот стулья есть. Ага, и стол тащат. Осталось его кумачом застелить и прекрасное революционное судилище — готово.
    Барона положили во дворе отдельно. Приготовили так скть — к неправедному судилищу. Хотя это как посмотреть.
    Нет, но все же? Вот не устаю я дивиться людской неблагодарности — он был недоволен скорым судом. Другие люди вон годами суда дожидаются — в подвалах и казематах разных сидят, а этот сразу предстанет. И всё недоволен? Этот недостойный представитель дворянства постоянно «поддерживал нездоровую атмосферу в зале». Чего-то там вопил, всяко разно нецензурно выжался и делал неприличные телодвижения.  В общем, он один напоминал всю Украинскую Раду во время прений. Пришлось мне, несмотря на мой миролюбивый нрав подойти к телу, дабы по-отечески его пристыдить и всячески улещивая — призвать к порядку. Всё-таки во дворе находятся женщины и дети. Да, он конечно пытался в меру своих сил значительно расширить мой кругозор в области местных идиоматических выражений. Ну ладно б, если только мой? А не всех же здесь присутствующих. Тут и дети крутятся и женщины. Вообще я с ним согласен. Иногда хочется блеснуть крепким словцом в чисто мужской компании… а тут? Если все их узнают, то в чём тогда понт?
    Подойдя к нему, я мягко предложил ему замолчать. Надо же — прям удивил. Он не заткнулся и, продолжая брызгать слюной, глядя на меня — подозрительно покраснел ещё больше. Я пытался указать ему на возможность апоплексического удара при столь напряженном трафике передачи спама. Я был просто предельно вежлив и короток:
    — Засохни плесень!
    — Ты — …. кусок! И мать твоя — ….! И родственники … твои — ….! …!
    Я-то привычный, но дети… Дети - это цветы жизни и надо по возможности оградить их от грубостей мира.
    — Чика. Иди сюда!
    Когда тот рысцой подбежал я скомандовал:
    — Без применения насилия руками… — заткни этот фонтан… нецензурного красноречия! Что ты уставился на меня, лишенец! Десять секунд. Тест на сообразительность — уговори его заткнуться! — я повернулся кругом и отправился вдоль ряда воинов посмотреть на них подробнее.
    Чика за мой спиной, забубнил что-то крайне миролюбивое… Но в ответ опять раздалась брань:
    — И ты …! И мать тво…
    Хрясь! Хруп!
    — Н-на… н-на… вошь подзаборная!
     М-м-м… Во-от…! Это уже больше похоже на правильное решение. Удары тяжелыми десантными ботинками — их ни с чем не перепутаешь. Быстрое… и правильное решение. Чика всё-таки нашел нормальный выход и… метод убеждения. Полностью выполнил приказание. Без выдумки конечно, но — выполнил. Что говорит о том, что он не безнадежен. Ведь может — когда хочет. Происходит у него перековка сознания согласно нынешним реалиям. Прав был этот бородатенький любитель тушеной капустки: «Битие определяет — сознание». По крайней мере, в этом я с ним абсолютно согласен.
    Я обернулся и краем глаза поглядел. Барон лежал в позе эмбриона — абсолютно довольный жизнью и… полностью умиротворенный. Надо же? Вроде благородный человек — руководитель, можно сказать. А ведь какой невыдержанный…
    Воинство, лежащее вдоль забора, бдительно сторожили «собачки». Как им удалось втолковать что эти — свои (я нас имею в виду), а этих надо только сторожить, а есть — нельзя. Да. «Сё, тайна — велика есмь!». Лично я слегка опасался их — поначалу. А вот теперь как не странно… — «чувствовал» их. «Видел» их настроение. Как будто они словами мне говорили об этом. Вон тот серый справа с темным пятном сильно любопытствует о происходящем во дворе и сытый. Вернее — та. А вот левый в дальнем конце двора — хочет, есть и играть. Эти «вонючие, незнакомые» во дворе - его раздражают и он с удовольствием откусил бы от кого-то, но есть четкий запрет. Прям чувствуется. Это кто ж тут грамотный? «Команда» — отдана ясная и двусмысленному толкованию не поддается. И это не совсем — «собаки». Как-то странно чувствуется какой-то их «холодный» ум. Они умнее… обычных собак… и другие. Хотя может это моя мнительность?
    Я решил заодно и проверить. Аккуратно приблизился к одной — Терри. Это та, которая с пятном. Прямо чувствуется её внимание ко мне. Любопытство, небольшая настороженность… и доверие. Чем-то знакомым я «пахну» для неё… в мысленном плане… ещё полшага.
    Отошла. Рано. Опасается.
    «Вот ведь черт! Так и поверишь во всякую мистику. Накрутил я тут себе. Динозавр как динозавр…», — подумал я.
    Оп! И она сразу отошла. И ещё и поглядывает недовольно.
    — Господин! Господин…
    Я обернулся к лежащим. На меня жалобно смотрел пацан лет восемнадцати:
    — Господин, что с нами будет?
    Он озвучил вопрос волнующий всех. Но в основном тут мужики постарше. Лет по двадцать пять — тридцать. Они лежали молча. Но глядели на меня все по-разному. И с интересом, и со страхом. Некоторые — то ли смирились с судьбой, то ли им все равно… Не, не всё равно. Ишь, как ушки-то навострили. Жить — охота, а вот задавать вопросы — нет. Либо дисциплинированные, либо бояться первыми задать вопрос — чтоб не попасть под раздачу. А этот молоденький. Хотя вон там ещё парочка молодых отдыхает.
    — Что будет…? Вы — стреляли в Наместника, — я потыкал в свою грудь пальцем. — В Сеньора этой планеты. А что? За покушение на своего сеньора, бывают разные наказания?
    Лежащие заметно посмурнели. Видимо со знанием законов у них тут было все в порядке.
    —  …вот только вот вид казни может сильно отличаться. Живые сильно могут позавидовать мертвым, — я начал нагонять жути. — Если нарезать полос со спины, намазать её солью и выставить человека на солнце… Или например, соль можно заменить на мёд и прислонить казнимого к муравейнику… Мой тон внезапно резко изменился и стал походить на тон продавца пылесосов: — Можно задом на несмазанный кол… или вот… Если трубу с крысой запаянную с одного конца в рот вставить, а закрытый конец начать нагревать? То, что случится?
    Равнодушные лица резко изменились, видимо у многих с воображением было все в порядке.
    — Вот теперь ваша милость я твердо знаю, что вы истинно Наместник Императора! — подал голос здоровенный мужик, лежащий с краю. — Слава всемилостивейшему Наместнику! — внезапно просветлев лицом, заорал он. — Слава! Слава! Слава!
    Не только я, но и все во дворе удивлённо обернулись на этот вопль души. Я подошел к нему и, перевернув восторженно глядящего на меня мужика, перерезал веревки, стягивающие его руки.
    — Встань! …Как самый догадливый ты выиграл главный приз… — свою жизнь!
    — Слава! Слава! — тут же заорал вразнобой весь коллектив лежащих. Они что — решили, что у меня размягчение мозга или их нестройные вопли отогреют мою зачерствевшую душу?
    —  А ну тихо там! Замолкли! А ты кто у нас — такой догадливый? — обратился я к растирающему запястья мужику.
    — Дош, ваша милость — господин Наместник. Палач — я.
    — О как! — я картинно развел руками. — Смотри-ка как это я — угадал. Славно! А с чего это ты решил что я — «точно Наместник».
    — Как же ж… ваша милость? Кто кроме истинно Наместника нашего славного Императора может до тонкости знать способы разных экзотических казней и пыток. Это лучшее и истинное подтверждение. Чать в столицах-то непросто вешают. Разные казни придумывают.
    «Эх, и ни хрена ж себе… подтверждение…истинности», — опешил я от такого подтверждения, а вслух произнес:
    — Ладно — жизнь ты себе заработал. А вот как насчет службы?
    — Со всем моим уважением. Вы только возьмите. А уж я отработаю.
    — А с чего это такое рвение, мил человек?
    — Дык такому господину как вы служить… это такая честь.
    — Хм… Честь, говоришь? И многое ты умеешь?
    — Можете быть покойны — ещё ни кто не жаловался. Вы можете полностью на меня положиться. Отслужу — с моим почтением.
    — Ладно, иди… и забери там свою амуницию. Двигай. Понадобишься — позову.
    Я ещё разок оглядел лежащих. Вояки… — в основном. Просто воины на службе. Пара-тройка явно говенные личности. Остальные — обычные служивые.
    Я подошел к «оборудованному» месту проведения судилища. На меня как-то странно поглядывали. Особенно Юлька.
    — И чего ты так смотришь?
    — Ты принял на службу палача?
    — А что тебя так удивляет?
    — Он палач…
    — Профессия как профессия, —  я пожал плечами. — Ничем не хуже других.
    — Может ты ещё и в команду его возьмешь?
    — Может и возьму. А что?
    — Он палач — не соображаешь! «О-оче-ень нужная» профессия... — сарказм в её голосе был такой толщины, что на нем можно было тянуть трактор.
    — И чего?
    — Хм…
    — Чего? Ты что ли самая тут умная будешь приговоры в исполнение приводить?
    С такой стороны она на это дело не смотрела.
    — Да, это нужный человек. Чего вы все на меня уставились? Театр одного актера — нашли?! Значится так. Расселись!
    — Ты! — я ткнул в бородатого крестьянина стоящего поближе, — поставь туда три стула. Теперь я.
    Я возвысил голос: — Именем Императора! Я — Наместник его на этой планете, назначаю трибунал…
    Я на секунду запнулся.
    — Назначается чрезвычайный трибунал в составе: Председательствующий — шевалье Баярд. И…
    «Черт его знает, как называются остальные. В «Народном» суде — «кивалы» …а э-эти… как там их — члены трибунала. Ну не трибуны же?».
    —  …и остальные. Чикин Вениамин и местный житель — Тагир. Аве! Короче приступайте.
    Суд был скорым и справедливым. А может и не справедливым — это как посмотреть. Суд вообще редко бывает справедливым. В том смысле, что редко кто остается довольным. А судили всех присутствующих. Барона приговорили было к повешению. (Естественно с моей подачи). Но оказалось, что веревка — это жуткий позор. Особенно возмущался Баярд. Встал на дыбы, мол, это смерть не для благородного… и вообще он тут председатель! Ну и ладно. Я по большому счету спорить ничего не стал — согласился на меч. Мне, честно говоря, все равно. Повесят его или отрубят голову. О такой мелочи и спорить? Убьют его — и ладно.
    Этот дурачок - барон до последнего надеялся, что я шучу. Странный он. Надо было видеть его рожу после объявления приговора, когда его уводили. Я ради смеха разрешил вытащить у него кляп изо рта. Как он надрывался?! Песня! Орал, чего-то там про то, что нас — покарают, что такое злодеяние — неслыханно, что мы — не легитимны, что он — благородный… Не, любо-дорого послушать. Не знаю кому как, а мне понравилось. Особенно новые идиоматические выражения. Какие-то китайцы говорили: «Что лучше всего пахнет — труп врага». Вот в этом я с ними абсолютно согласен. Хотя какой он враг — дурак просто. Оказался не в то время и не в том месте. Ничего личного. Как там у нас говорят — «Политика». Во-во.
    Казнь отложили на утро. Местные крестьяне с воодушевлением приняли такое решение, насчет барона.
    Заодно приговорили вздернуть и четверых «воинов». Эти сильно отличились на поприще «наведения порядка». Они были из личной «гвардии» барона. Мне они тоже не понравились. «Пахли» или чувствовались они как-то не так. Не знаю, как объяснить… не нравились они мне — и всё тут! Как оказалось — я прав. Местные тоже на них были злы.
    Остальных решили всех скопом — оправдать, и взять на службу. Эдак повесишь всех. А с кем тогда работать? Нужно и местные кадры подтягивать.
    У них ведь завтра праздник — принятие присяги на верность Империи. А пока. Им пока дали инструмент и они пошли возводить виселицу.
    В конце я объявил решение трибунала:
    — Владения изменника-барона... Теперь уже имени не имеющего — конфискуются! И переходят под временное управление — Наместника. А для остальных, сейчас — продолжение пира.
    А как же? Все должны видеть — мы власть. Можно их просто так грохнуть. Но по закону… гораздо более приятнее сдохнуть.
    — Да, Тагир, — распорядился я на прощанье. — Дай и этим пожрать, нашим будущим воинам.

Глава 11.

    Можно ли считать фразу "Тут живет хороший человек" искренней, если она сделана на его стене г…ном?
     Будущих воинов из числа дружинников барона, никто не охранял. Захотят бежать — да на здоровье. Воевать из-под палки? Не, это глупость. А наша компания отправилась опять праздновать да разговаривать. Согласен, что это глупость. А чего ещё делать? Бежать сломя голову, на ночь глядя, и ещё и захватывать замок?! Не, это ещё более бредовая идея. Вот завтра проведем все запланированные мероприятия и посмотрим, что можно ещё сделать.
    Хорошо так посидели. Чику унесли — слабоват оказался. Наш «Святой» пошел побеседовать о раскаянии с бароном. Ну заодно и узнать об обстановке, вообще. Рыцаря, «после третьего стакана», пробило — начал нести про свои подвиги. Пришлось сказать, что это «он выполнял задание Императора на планете Земля». Он уже перестал чваниться и вел себя вполне нормально. Дживс был практически незаметен. Ага. Только дворецкий —  был манернее короля. Он вообще из всех нас один, выглядел как настоящий аристократ.
    Юлька пыталась, как всегда не давать мне выпить, но была послана… спать. Но из своей женской вредности никуда она не пошла. Эта мегера видела как на меня… да и на всех нас поглядывал женский контингент. И небезосновательно ревновала. Зная меня, она вполне могла ожидать, что я проснусь не один. И это может быть совсем не она. Бывали, знаете ли, прецеденты.  
    «Нас утро встречает прохладой!». Надо бы спеть, что-то эдакое, но… Утро встретило меня вместо прохлады — чудовищной головной болью. Хозяева нам уступили спальню. Вот лежа в ней, я и проснулся. Лежал и тупо пялясь в дощатый потолок — раздумывал. Рядом тихо посапывала Юлька. Правда в руке у меня уже был игольник, и я, был готов ко всему. Ага, и дверка закрыта, и стульчик там, возле нее стоит — аккуратно. Чтоб сразу опрокинулся, если дверь попытаются открыть. И «шершни» бдят, в автоматическом режиме — у окна и в коридоре. Остальные отсматривают территорию в два квадратных км. И если что — сразу подадут сигнал.
    А вот разбудил меня — шепот. …тихий-тихий. Чужой шепот! Вот я теперь лежал и думал — глюки это, после самогона или правда? Башка напрочь отказывалась от работы, но это я проходил.
    «Говорить… говорить…», — раздался опять шепот.
    Так. В голове шепчут. Я мог поклясться, что слышу его не ушами, а именно в голове.
    Значит — глюк. И хороший такой — качественный! В голове зараза шепчет. Встречался я с ними, было дело — с глюками. Это когда по молодости косил с сотрясением. Ну и сожрал в больничке пачку димедрола. Явственно я тогда видел и крысу, сидящую рядом на ступеньке — когда я курил, и диснеевские мультики смотрел в пустой тумбочке — под работающим телевизором. Причем я четко себе отдавал отчет, что это реально глюки.
    А вот шепот? Не. Это только если после трех-четырехдневного запоя.
    «Ты меня слушишь? Ты меня слышишь?».
    «Вот блин, достал! Тоже мне — эхо недоделанное! Надо бы пойти и похмелиться. А-то уже и голоса вон уже мерещиться начали…», — подумал я про себя.
    Хотя как не странно, но кроме головы ничего не болело. Так… свербело, что-то мелкое внутри. Но это никак не походило на похмелье. Обычное похмелье я имею в виду. Хорошо, меня «проапгрейдили» — ничего не скажешь. Выпил вчера немеряно, а чувствую себя как огурчик — никакой разбитости в теле.
    «хочу говорить… хочу… говорить… слышишь меня… слышишь…?», — в шепоте появились вопросительные интонации.
    В голове моментально всплыла ассоциация. Это прямо как Волк из «Ну, погоди!»: «За-а-яц?! Ты меня слышишь?!»». Ну, а я, находясь в весьма раздраженном состоянии, и ответил этому вопрошающему в духе Зайца:
    «Да, слышу, я — слышу!», — даже постарался в точности передать интонацию.
    «Вниз. Идти. Надо говорить».  
    И ощущения какие-то странные все время. Гадость. Кажется, этот настырный глюк подбирает слова. Мои обычно, куда как говорливее бывают.
    «Ах, ты ж разносчик демократии!!! И я, мать его!», — меня выбросило из кровати. Но, тем не менее, руку я вынул из-под Юлькиной головы крайне аккуратно — умудрившись при этом не разбудить её.
    «Вот погань-то какая! Тут же — планета другая… и вообще все другое! Хрен его знает — может тут такие разговорчики в порядке вещей. А я тут туплю! Это только с похмелья и может приключиться».
    Вбитые на бесконечных тренировках рефлексы в этот раз почему-то позволили мне одеться гораздо быстрее обычных сорока пяти секунд. Одевался и двигался я почему-то абсолютно бесшумно. Берёг последние минуты её сна. По-прежнему бесшумно двигаясь — я спустился во двор. Только вот голова уже не болела. Боль уже была задвинута куда-то в затылок и притаилась там — «на потом». А я, сжатый как тугая пружина, уже «выкатывался на полусогнутых» во двор.
    Это кто ж тут у нас такой, говорливый? Остановившись перед выходом, я прислушался… и внезапно «почувствовал» собак во дворе. «Осознал» — «прочувствовал»… да как — угодно! Я тупо знал, где они, что делают и что чувствуют. Вот и нифига ж себе? Был тут ещё кто-то…
    Вот его я и «чувствовал»… по-другому. Хм… маленький… безопасный… и ждет. И находится он у амбара.
    «…или тот, кто хочет казаться безопасным. И хочет внушить это мне. Ладно, пойдем, посмотрим на этого «умельца» поближе».
    Я перехватил игольник в левую руку и достал из кобуры бластер. Тут может понадобиться оружие и помощнее. Уже выйдя из-за угла, я поразился тому,  и чего это я так тормознул. Нет бы, бота послать — посмотреть… так нет, я — сам.
    «Сам дурак!», — это первая мысль, которая посетила меня, когда я разглядел, кто тут меня ждет. А ждал меня волосатый «гоблин». Больше всего «это»… походило на Кузена Это или Оно, не помню уж как правильно, из «Семейки Адамсов». Этот — «кузен» был в полметра ростом и тоже волосатый, но правда, без котелка и шарообразный.
    Опа! Я явственно так почувствовал посыл дружелюбия и успокоения исходящий от него. Психопат. Тьфу, ты! Телепат, мать его.
    — Говорить… не бояться…
    «Не бояться»! Во, нормально?! У меня в руках бластер на максимуме, а он «не бояться», От него проплешина только и останется в случае чего. А он туда же! «Не бойся!». Это кто кого бояться должен?
    Я подошел.
    — Трудно настраивать, — позвучало в голове.
    — Чего настраивать? — громко в голове «подумал» я, в ответ. Мы тоже читали всякую фантастику. Знаю я как отвечать. Только вот знать и делать… — это очень разные вещи. В голове у меня царила полная каша. — Чего настраивать? — повторил я вопрос.
    — Мозг-голова. Надо идти с моя говорить. Туда — идти, — он крохотной ручкой показал в сторону леса.
    Охренеть. Я чуть подвинулся в его сторону.
    — А ты кто?
    — Меня называют — «Погонщик». Я разговариваю с животными.
    «Ага. Это тот, про которого говорили. Итить-колотить! А я ведь поначалу подумал, что это ещё одно местное животное. Интересное животное…».
    — Не животное… — разумный
    «Разумный. И мысли падла, подслушивает».
    — Не подслушивает… — слышит. Сильно думаешь.
    «Сильно это видимо — громко. Один черт».
    — Ты идти?
    — Объясни.
    — Мозг другой… надо настроить... Слов… — мало... Настроить...
     Что интересно, помимо слов тут проходили мысли-чувства. Какие-то массивы информации вместе со словами. Твою ж за ногу! Я раздумывал.
    Это что, он предлагает мне прогуляться с ним до леса. И «настроить» там мне мои мозги. Оч-чень интересно. Это поможет нам лучше общаться. А на хрена мне с ним общаться? Тоже мне — «Энциклопедия».
    — Зачем мне это? Зачем мне мозг настраивать?
    — Больше видеть — больше слышать, — он вполне по-человечески развел руками. Мол, херли тут объяснять. — Не бояться… — хорошо.
    Ага. Хорошо. Кто-то сказал: «Посеешь — осторожность, пожнешь — безопасность».
    — Ладно. Пойдем, — внезапно сказал я, хотя только что намеревался сказать совершенно противоположное.
    На кой мне "чужие", которые вдобавок ещё у меня и в мозгах будут колупаться. Мало ли чего они там понастраивают? Как там капиталисты нерусские говорили про Сомосу: «Он конечно негодяй, но он наш негодяй». А этот?
    Но никакого чужого давления ни на себя, ни на свои мозги я не чувствовал. А вот ствол я никуда не убирал. Он по-прежнему твердо смотрел на погонщика. Если что, то уж нажать на спуск я всегда успею.
    Как только мы вышли из-за угла, как на нас среагировали собаки. Причем среагировали насквозь положительно. Радовались они, как членам стаи. О как! Мы — члены стаи. Причем старшие. 
    В углу двора, на охапках сена расположились воины. Как не странно, но часовой бдил. Он бродил с копьем взад-вперед. Это был тот пацанчик, который задавал мне вопрос о будущем. Увидев меня, он молодцевато выпрямился, но тут же вопросительно уставился снова, разглядев в моей руке бластер.
    — Открой, — я кивнул на ворота, закрытые с вечера.
    Было очень раннее утро. Солнышко, сильно смахивающее на земное — едва взошло. Рань несусветная. В доме уже чем-то позвякивали. Видимо проснулись хозяева. Пахло навозом, мокрой травой и чуть-чуть дымом. Обычная сельская картинка.
    — За мной не ходить, — коротко распорядился я. — И передай это всем. Это приказ.
    Он четко кивнул.
    А мы двинулись в сторону ближнего края леса по тропке вдоль забора. Я шел и удивлялся сам на себя.
    И ведь попёрся!? И за каким…? По-уму - его допросить бы, да с применением хоть первой степени. Нет же - прусь куда-то. Может меня там и сожрут. Ну это, вряд ли. Паранойяльная настроенная вечером техника предупредила бы о ком-то крупнее крысы. Нет тут никого.
    …я лениво повернул голову и посмотрел на солнце. Оно ощутимо придвинулось к зениту. Моя голова была пуста. В ней царила гулкая пустота и самое главное она не болела.
    — Что, больше боишься? —  задал мне вопрос волосатый гном.
    — Да не, не боюсь. Ваши методики это супер…
    Он довольно зафырчал. Мысленно. Как будто камешки в голове прокатились или как по коже провели мехом — только изнутри головы. Чувство такое.
    Вот же придурок. Ввязался в очередную авантюру.
    «МНЕ. ПОЧИНИЛИ. МОЗГ!» — если хотите. Так мало того, его ещё и проапгрейдили. Мало мне было модификации скелета и внутренних органов на староимперской базе. Я зачем-то пощупал бестолковку руками. Все на месте. Странные ощущения. Теперь значит… и тут… мне голову подправили.
    Сидящий рядом со мной полуметровый комок шерсти происходил с другой планеты. Причем его естественной средой обитания была лесотундра. Сюда прилетела партия ученых по установке нуль-порталов. Яйцеголовые были вместе с разведчиками. Научная часть должна была ещё до кучи изучить и местный мир.
    Вот ведь парадокс, при выходе из прыжка — корабль нарвался на блуждающий астероид. В общем, получили камень в борт. Шанс на это один, уж не знаю из скольки «триллиардов». Но вот случилось. Большая часть научников прямиком отправились на свидание — в вечность. Практически все. Остальным пришлось экстренно грузиться в спас-капсулы и в аварийном режиме «высаживаться» на планету. Выжили, тоже естественно не все. Да и разброс был очень велик. Живых осталось мизер. Это тех, кого можно было собрать, и кого собрали. А когда высадились и осмотрелись, то обнаружили тут два разных вида. Одни динозавры, другие люди. Когда здесь высаживалась первая разведка — обнаружили только динозавров. А вот когда прилетели второй раз - и нашли «сюрприз». Они хотели тут организовать колонию. Научную и пр. пр. А люди? Люди — стали большим сюрпризом. Раньше они никого подобного не находили. Как к ним относиться никто не знал. После этого и было принято решение — изучать. Вот они и изучали. Параллельно выживая.
    Эти ребята имели самоназвание — Бодгу. Они были телепатами. Все. Вся их цивилизация. Речевой аппарат отсутствовал. Мало того, их цивилизация была «вегетарьянцами» и «непротивленцами». В общем, насилие было не приемлемо. Развитие шло по биологическому варианту. Всякая разная генная модификация. По воззрения что-то вроде эльфов — природу модифицируют.
    Как они могли выйти в космос и разработать сеть нуль-перемещения? (Другого аналога этих понятий я не смог подобрать). Вот этого, я хоть убейте, не понимал. Но «Погонщик», молодец — объяснил.
    Они все это тоже не сами придумали — они скопировать чужие корабли. (Типа Предтеч). И смогли понять принцип ДРУГИХ найденных чужих порталов. (Как я понял это разные чужие, то ли погибшие или умершие, то ли ушедшие). Так вот эти орлы — двигались в космосе частью по своим маякам, частью по чужим координатам. А это — внушало. Смогли освоить. За каким чертом все это им это было нужно, я так и не смог понять, а может... и он не смог объяснить.
    Этот деятель - Схог, так он передал мне своё внешнее имя. Его, в отличие от внутреннего, можно было говорить чужим. Так вот он был разведчиком. "Собиратель знаний" — как-то так. Вот он и вложил мне в башку кусок знаний.
    Как — не знаю.
    Просто погрузил туда некий массив. Правда, впечатлений от этой «передачи знаний» было выше крыши. Такое впечатление, что мне эту «скрижаль заветов», (мне почему-то сразу представился эдакий каменный монолит), просто вколотили в голову кувалдой. Предварительно расколотив её на куски… на ней же. И мои мозги под напором этих вбитых «знаний» — расплескало по сторонам.
    Самое поразительное, что люди были — «глухими», в отличие от животных. То есть они не слышали Бодгу. А вот Схогу повезло, он встретил меня. Я «не глухой» — он «услышал» меня. После чего и смог настроить мой мозг в резонанс со своим. И следовательно, теперь я могу слышать и других. Он очень этим гордился.
    А уж как гордился я!!! Этого просто и не передать. Оказывается, про последствия столь радикального вмешательства он не знает, и они могут быть какими угодно. Вот сейчас я раздумывал, например, сразу его грохнуть или чуть помучить, а потом грохнуть. Эта сука подправила там какие-то связи. Нейронные что ли. И все.
    И ВСЁ! О-о-о!!!
    Ах, да. Как только мы пришли на ближайшую поляну, и расселись друг напротив друга. Он провел э… типа… инициацию.
    — Посмотри мне в глаза.
    Глаза здоровенные при таком маленьком теле.
    Я сел — посмотрел… и всё…
    Я ослеп, оглох и в голове у меня…. в голове начало твориться такое… такой жуткий звон и грохот, что стояние на рок-концерте возле колонок могло бы показаться шепотом.
    «Поправил, сука!», — я невольно безгласно взвыл. Потому что среди этого грохота моего голоса слышно просто не было.
    Я был в темноте… и на свету.
    Я видел… звук.
    Я слышал… цвет.
    То, что творилось со мной вообще не передать словами. Я прыгал внутри себя, как в клетке. Наверное тысячу лет я бесился и выл… и в тоже время спал. Я бредил. Я спал и не спал. А потом через бесконечность я как-то услышал… или увидел голос.
    — Обними мир. Растворись в нем. Обними его…
    — «Обними»?! Убить бы тебя… — советчик! — взвыл я в ответ.
    Но делать было нечего. Меня качало на какой-то могучей и мутной волне. Я мысленно плюнул, раскинул руки и нырнул в муть. А потом я попытался обнять мир, раскинувшись всеми чувствами в разные стороны.
    Меня приподняло огромной волной. И…
    Хлоп!
    Мир… съёжившись схлопнулся в меня.
    Очнулся я, лежа на травке. В голове просто гремело и шумело. Маленький такой шум — как в ночном клубе, когда там выступают три пьяных ди-джея одновременно и туда врывается наркоконтроль. По сравнению с тем, что до этого было… просто шум.
    В него стала вплетаться… как-то изнутри головы — бесконечно тоскливая нота. «У-у-у-а…» — как жалоба замерзающего и много недель голодного волка.
    На эту ноту-звук и стал… нанизываться мой мозг. Стал как-то оплетаться вокруг него, как вокруг стержня. Потом тоскливая нота почему-то закрутилась, как штопор.
    И вдруг снова — ХЛОП! И всю эту гадость вырвало из меня, как пробку из бутылки. И я снова оказался — «просто лежащим на траве». Растекшись по ней, как пластилин по батарее. Правда в этот раз я начал различать и запахи.
    А в голове… я вдруг стал слышать шум. Просто шум. Просто какой-то «белый шум».
    Просто?!
    Да мать твою растуды… КАКОЙ-ТО! Не какой-то — а ОХРЕНИТЕЛЬНЫЙ! РАЗОХРЕНИТЕЛЬНЫЙ — мать его!!!
    Вот этот «белый шум», чуть не разорвал мне голову. Но человек такой скот, что привыкают ко всему. Я немного повыл и покатался по земле. Чуть погрыз её, потому что от боли у меня просто вылезали глаза. Но всё-таки я дождался. Дождался и шум чуть улегся. Потом пошел на спад и как-то потихоньку стал — фоном. Фоном от разных живущих и живых.
    Я понял, что такое счастье. Вы не знаете? А я вам скажу!
    Счастье это… — ТИШИНА!
    Просто когда чуть-чуть тише. И в твоей голове не играют четыре вусмерть пьяных народных оркестра. Шотландских волынщиков, русских народных, чукотских горловых и африканских там-тамов и барабанов. Причем все они играют изо всех сил и каждый своё. Когда перестают барабанить литавры и бубны и ты наконец, можешь попробовать двинуть рукой. Например, потянувшись рукой к бластеру, чтоб попробовать пристрелить… эдакого затейника.
    Так мало того! Как только чуть притихло, я каким-то образом стал через шум даже наши «Шершни» видеть. Как мертвое — посреди живого. Они виделись в окружающем белом шуме, как островки мертвого пространства. Зашибись!
    И что этот «экскриментатор» сделал со мной?
    Я попытался было вскочить, но удалось только застонать и поднять голову.
    — Сука-а… — прохрипел я пересохшим горлом.
    — Живые — рады видеть тебя… и приветствовать.
    Мои пальцы мучительно скребли землю в безуспешной попытке дотянуться до ствола и разом оборвать столь никчемную жизнь. Жизнь, в которой такой придурок как я, мог поверить волосатому извращенцу.
    — Ом-м…, — он в моей голове «произнес» какие-то звуки. И я почувствовал себя гораздо счастливее. Это был почти оргазм, — шум сильно пошел на убыль. — Ом-м…
    И… я бросил попытку дотянуться до бластера, и вместо этого радостно схватился за бестолковку — она была на месте. Вот оно — счастье…
    …я лениво повернул голову и посмотрел на солнце. Оно ощутимо придвинулось к зениту. Моя голова была пуста. В ней царила гулкая пустота и самое главное — она не болела.
    — Что, больше боишься? —  задал мне вопрос волосатый гном.
    — Да не, не боюсь. Ваши методики — это супер…
    Он довольно зафырчал. Мысленно. Как камешки в голове прокатились или как по голой коже провели мехом — только изнутри головы. Чувство такое…

Глава 12

    Велик и могуч русский язык, а рифма к слову ЗВЕЗДА всегда лезет в голову одна и та же…
     Я развалился на траве поудобнее и продолжил разговор.
    — Спрашивать тебя Схог о том, пойдешь ли ты дальше с нами бесполезно. Ты — не пойдешь?
    — Да, — он подбросил какую-то веточку в воздух, играясь.
    — А пожелания есть?
    — Вы очень странные. Совсем другие. Особенно ты.
    — Это почему?
    — Ты странно пахнешь.
    Мысленная речь вообще очень информативна. Идет не только «звук», но и «картинка» и «запах»… и даже чувство. Блин, как это объяснить? А-а! Это все равно, что слепому рассказывать о преимуществе 3D-телевидения перед цветным. В общем, при желании ты как бы проговариваешь все… только сразу.
    — Странно это как?
    Вот тут-то я и увидел… какие-то странные сооружения… ряды «домов» — созданных явно нечеловеческой логикой и геометрией, сильно тронутых бесконечностью веков — под зеленым небом… кучу разбитых, сплавленных и покореженных звездолетов огромную вечность кружащихся в черной пустоте под светом незнакомой звезды вдали…
    — Что это?
    — Это оттенок мыслезапаха — как у тебя. 
    — М-м… И что у меня… общего с этим…?
    — Не знаю. В сооружениях древних иногда бывает такой запах.
    — Древние?
    — Ты называешь их Предтечами. Мы тоже не знаем, кто они… и как выглядели. Но я думаю, они были чем-то похожи на вас.
    Я усмехнулся: — Так ты так и не ответил — насчет желания. Я могу тебе чем-нибудь помочь?
    — Свобода многих из нас ограничена. Нас тут считают животными. А для потомства нужны трое.
    — Будет — обещаю. Что-то ещё?
    — Ты знаешь — мы очень мирная раса.
    — Да, знаю.
    — Я хочу… Если придет наш корабль, чтобы ты — пропустил его к нам.
    — А что я могу? —  я удивлённо вздернул брови. — Я и сам тут на птичьих правах. На испытании.
    В голове прокатились камешки смеха:
    — На орбите висит ваш ударный крейсер или рейдер.
    Я моментально сделал себе зарубку в памяти. Значит, не ушли — наблюдают. И о том, что мы тут беседуем, и я уже знаю о них — они не знают. И никаких упоминаний о телепатии — нигде не было.
    — А ещё на планете есть сеть спящих порталов, — продолжая играть веточкой, сообщил Схог. — Мы не смогли узнать, куда они ведут. Это незнакомые порталы. «Другие» чужие…
    В моей голове появилась картинка пирамид скрытых зеленью.
    — Местные про них не знают. Они не подчиняются нам, и мы не смогли их активировать. Но «пахнут» они похоже на вас. Вы ведь тоже гости тут. А мы хотим уйти. Давно хотим уйти. Я уже стар… и всем нам надоело ждать. Сигнал бедствия ушел уже очень давно. Нас осталось очень мало.
    В этот момент мою руку заколол вызов, я ткнул пальцем в браслет — Юлька. Её лицо на голограмме было весьма разгневанным и обеспокоенным.
    — Ну?
    — Терновский, ты там в порядке? Уже столько времени сидишь там и молчишь. И этот твой волосатый молчит. Все беспокоятся. Тебя… то — трясет, то ты — молчишь и смотришь на него? Мы ждем.
    — М-да… — Ничто так не утомляет как ожидание поезда. Особенно если ты лежишь на рельсах, — ослепительно улыбаясь, я ответил чьим-то, очень  кстати всплывшим в моей голове, афоризмом.
    — Клоун! — она поджала губы, и моментально сменив тон, сухо и официально обратилась. — Когда выдвигаемся, господин капитан?
    — Седлайте коней, кавалерия. Ну, или чего там — телеги запрягайте что ли. Сейчас буду,— я отключился.
    — Пойдем Схог. Труба зовет.
    — Вы странные — люди. Вы убиваете друг друга.
    В ответ на эту эскападу я только усмехнулся. Я твердо знал, что Бодгу убивали, только защищаясь и то очень немногие.
    — Вы обречены Схог. Все. Вся ваша цивилизация. Столкнувшись с людьми — вы проиграете. Станете рабами.
    — Теперь уже нет.
    — Это почему?
    — Теперь у меня есть знание. Знание — как вам противостоять. И ты помог нам. Невольно. Я не буду тебе ничего говорить — прости. И ещё. Ты… будешь нам другом. И мы тебе. Ты понял нас. И принял нас.
    Я криво ухмыльнулся: — А если б нет?
    — Я смог бы убить тебя, а потом себя. Как враг — ты самая большая опасность для нашей цивилизации. Я очень рад, что ты другой.
    — Да ты кровожаден Схог, — подколол я его, поднимаясь.
    — В твоём разуме это звучит похвалой.
    Мы пошли обратно к дому, где за меня порядком беспокоились. Я шел и крутил ситуацию в голове.
    Как я относился к произошедшему? Трудно сказать. «Это открытие мирового масштаба!!!». Ага, только вот такого дерьма мне и не хватало. То, что мне сильно модернизировали тело — это большой плюс. Это просто офигенно. И  в этом я имел возможность убедиться уже не раз. Мозги слегка модернизировали, тоже плюс. А вот то, что мне «поправили» мозги Бодгу? Не знаю… Пока не знаю. Схог обмолвился, что понадобится несколько дней для адаптации. Он гарантировал, что я смогу слышать животных. Плюс? Несомненно. Но вот то, что он не знает всех последствий — минус. Но он гарантировал, что его вмешательство ТОЧНО не нанесет никакого ущерба здоровью и психике. Ещё он обнаружил имплантаты и смог их «перепрошить». Пользоваться терминами Бодгу это маленький мазохизм. Понятия соответствуют, но… вот «звучание» или «озвучка» — совершенно дикие. Мой «имперский апгрейд» мозга для него э… как ламповый приемник по сравнению с компьютером. Да и спец он чуть другого профиля. Озвучил он и то, что у меня в голове есть что-то — «совсем непонятное»… и «оно очень страшное». Большего от него добиться не удалось.
    Ну, по крайней мере, это плюс. Дал он и координаты ближайшего портала. Далековато конечно, но потом съезжу, посмотрю. Обещал он ещё кое-какие плюсы, но это сильно под вопросом. Дал общую информацию о своей цивилизации… Как только я вспомнил об ощущениях при этом — вздрогнул. (Нунах ещё раз повторить это добровольно).
    Но самое главное он подарил мне свободу. Свободу умереть — когда я захочу. Шпакам не понять. Тебя могут опоить, захватить раненого, сдать… да много чего. А вот возможность вовремя уйти… и достойно уйти. Это очень и очень много. Просто поверьте на слово.
    Рисковал я? Да, наверное. Но и выигрыш солиден. Даже если я просто смогу слышать или чувствовать живых — это… это - джек-пот. Да и не думал я по большому счету об опасности. Игрок я. И этим все сказано.
    Подводя итог своим размышлениям, можно кратко резюмировать: «Лучше нырять с парашютом, чем прыгать с аквалангом». Как-то так.
    Ну конечно, про присягу и казнь я как-то и забыл. Едва войдя во двор, я испытал практически атаку. Возглавляла её Юлька. Меня ощупали и опросили. Вернее попытались, но были посланы.
    Пехота кучковалась в углу — «конно и оружно». Ожидали. Это понятно, что им ещё делать-то. Тагировы накрыли «поляну». Во двор вытащили столы и выставили угощение. Ага. А вот это показатель. Накрыли от души. Надо потом не забыть отблагодарить. И даже мне кажется, я знаю как.
    — Строиться!
    Построились. Все. И наши и… наши. Теперь тоже наши.
    Я встал перед куцым строем и толкнул речь.
    — Клятва, которую вы дадите — проста. Пока Вы верны Империи — Империя верна вам. Просто помните: Империя — это вы. Меньше слов — больше дела. Многие из вас умрут… а может быть и нет. Но те, кто останется, будут достойно вознаграждены. Империя умеет ценить своих воинов. Понятно?!
    — Да, — не очень стройно отозвался строй.
    — А теперь повторяйте за мной. Я…
    — Я…
    — Клянусь быть верным Империи и Императору…
    — Клянусь быть верным Империи и Императору!
    — Я клянусь защищать её с оружием в руках…
    — Я клянусь защищать её с оружием в руках!
    — И если понадобиться отдам за нее свою жизнь…
    — И если понадобиться отдам за нее свою жизнь!
    — ….
    — Вольно! Разойдись!
    Церемония прошла без лишней помпезности. Налили всем по такому случаю. Это была приятная часть предстоящих дел.
    Ну а потом приведение приговора в исполнение. Опять построили воинов, местные закучковались отдельно. Вывели бойцов бывшего барона и подвели к виселице — её установили около леса. Зачитали приговор. Дали помолиться. Потом поставили на скамеечку, веревку на шею и… Дош выбил скамеечку. Все.
    Не доставила мне процедура никакого удовольствия. Бывшего барона — Голена, обезглавили. Как положено. Палач махнул мечом... Пришлось использовать для процедуры меч самого барона. Хорошо хоть барон вел себя более-менее достойно — почти не истерил. А-то двое его бывших «гвардейцев» все норовили упасть в пыль и вымаливали жизнь. Противно. Как самим вешать да рубить — так ничего. А как отвечать — так не очень. Рассказали местные про жизнь и обычаи, да про сборы налогов. Беспредельщики они тут все жуткие — охреневшие от безнаказанности.
    Юлька, было, отказалась присутствовать на процедуре казни, но я настоял. Да уж, суровая правда жизнь весьма сильно действует на неокрепшую психику — Чика сомлел, на бароне. Я приказал отлить его водой. Старший сын Тагира с удовольствием выполнил приказание. Хотя я почему-то думал, что отливать придется Юльку.
    Как не странно, но никто особо не возражал против казни. Ни до, ни после. Пока они на нее не посмотрели.
    Противное дело, но нужное. И палач пригодился. Правда, вот не совсем так, как рассчитывал его бывший хозяин. Да ладно, чего тут думать. Ехать пора.
    На прощанье я отдал приказ о том, что «Отныне и навсегда «Погонщики» — неприкосновенны. Это личные друзья Империи. И если захотят, то доставлять их куда укажут». А на вопрос — «Как узнать?», я ответил, что «Куда рукой покажут — туда и отвести!». Их и так не трогали, но всё-таки их передвижение было ограниченно. Они кое-как изъяснялись знаками. 
    Построились и поехали. Воины на конях. Рыцарь, «Отче» и Дживс тоже привычно устроились в седлах. Чика с «Юккой» временно уселись на телеге. А я, начал осваивать искусство верховой езды. Да уж, процедура ещё та. Впечатлений масса. Потом меня сменил Чика. А за ним Юлька.
    Разведка ускакала вперед. А вот остальными командовать стал Баярд. Это дело для него насквозь привычное — пусть и рулит. Выглядел я на коне… «как собака на заборе». Всю справедливость ранее читаного выражения я постиг, когда на лошадь забрался Чика. Вот тут я тоже не мог сдержать смеха. Представил, насколько трудно было всем остальным — пока я «был на коне». Видел я с трудом сдерживаемые ухмылки на рожах.
    Вот так весело, с шуточками и прибауточками шестеро умственно отсталых и двинулись завоевывать ни много, ни мало — планету.
    А вот тому, что я прав — казнив барона, я получил весьма странное подтверждение. Как только обезглавили барона, как меня подозвал Дош.
    — Господин Наместник, прошу вас — подойдите, — догнал меня в спину почтительный голос палача.
    Я подошел. Да уж, запашок ещё тот. Густо пахло кровью и дерьмом.
    — Вот… — палач, тыкал себе за спину, показывая на обезглавленное тело.
    — Что вот?
    — Вот у барона в руке. Там ничего не было — я проверял… а потом как блеснуло. Думаю, не иначе как вас надо позвать.
    Меня ударило как током. Связанные сзади руки обезглавленного тела распрямились, и на ладони у барона лежала МОЯ серьга. Та, которую я оставил на Земле, в пещере. Не узнать я её не мог — моя. Но как?!
     Я смотрел на две на цифру семь. Белая шестерка и черная единица. Смерть — ведущая к удаче. Вот и думай теперь. Кто их и как перебросил мне обратно?! Я не суеверный, но без каких-то высших сил, тут явно не обошлось. Я оглянулся — не видит ли кто и, взяв кости, торопливо сунул их в карман.  «—  Всё страньше и страньше! - вскричала Алиса».
    — Правильно… Ты правильно сделал. И помалкивай об этом, если жить хочешь.
    А со Схогом мы попрощались вообще феерично. Я почему-то погладил его по голове и мысленно сказал:
    — Ну что… бывай, исправитель чужих мозгов.
    На что получил очень странное «досвидос»: 
    — Прощай странный человек…
    — А почему странный? — не выдержал я.
    — Ты странный… как будто кладбище за твой спиной.
    Я отвернулся и в ответ только горьковато хмыкнул: «Своих покойников — мы похороним сами…».
      

Глава 13.

    Чипсы со вкусом черной икры... Почувствуй себя олигархом!
    Что я хочу ещё забыл сказать? Не знаю как я, а вот остальные выглядели достаточно молодо. Помолодели. Спасибо имперской технике. О себе трудно судить. Морда у меня всегда гладкая была. И рыцарю, и нашему святому и даже Дживсу на вид теперь было лет по тридцать. Чике и так и вовсе двадцать пять — родных биологических. Да и здоровые все. Что есть, то есть. Попробуй эдак-то козликом-то поскакать, да ещё и с грузом. Да спортом постоянно позаниматься — "рукомашеством" да "дрыгоножеством". Эдакие «Шварценеггеры» получились, в миниатюре. Хотя… насчет миниатюры я, пожалуй, слегка погорячился. Арни я думаю, даже и Чика сейчас без проблем уделать сможет. Ну, а если не сможет… то убежит от него влегкую. Местные, надо сказать хоть и здоровые конечно ребятишки, но рядом с белокурой бестией — тем же Баярдом, не, не смотрятся. Рама под два метра. Хотя вроде писали в истории, что тщедушный был… — врали.
    А сытые кони тем временем топали по дороге. А наша компашка слегка приотстала. В основном для согласования планов. Согласно многочисленных романов счас мы должны круто приподняться и начать прогрессорствовать. Только вот действительность пока как-то разочаровывает. Все больше приходится вешать, да головы рубить. Это у меня юмор такой мрачный. Подумаешь, даровал Тагиру «энд семейству» навечно освобождение от налогов. Тоже мне, мля, — благодетель.
    — Ну что Отче, тебе слово. Что думаешь о дальнейших наших действиях?
    — Ничего. Ты тут воевода тебе и решать.
    — А остальные?
    — Святой Георгий и пресвятая Богородица! Остальные присоединяются к этому мнению,— высказался Баярд и обвел всех глазами.
    Отче только поморщился, услышав его первые слова. Рыцарь никак не мог отвыкнуть от своего древнего мата, чем изрядно коробил набожного Симеона. Хорошо хоть молись они иногда вместе и не очень разорялись насчет молитв и очень расходились насчет религии. Дживс был уже более «прогрессивным». Он хоть только крестился иногда. Ну, мы-то все — безбожники. Хотя и Юлька и Чика выучили по паре молитв. Как тут не выучить, если это произносится при тебе и довольно часто. Ну как, часто? …практически каждый вечер перед отбоем. Ну и с утра. Ещё и в обед, перед едой, перед работой… перед любым начинанием и… и всё, пожалуй. Так что в православных молитвах я думаю, мы были подкованы все. Единственное, что дат никаких тут нам не дали, а-то, пожалуй, нам мозг начали бы выносить ещё и с постами всякими.
    — Чего тут думать? — с улыбочкой откликнулся на тираду Баярда, Чика. — Ты тут Наместник — ты и рули. А несогласных - к ногтю. Это у нас, слава богу, не демократия, а махровое средневековье. Глядишь и я под шумок каким-нибудь виконтом стану.
    Теперь на него «укоризненно» посмотрел рыцарь. Выражение у него было — «Ща как рубану мечом». Ну, или на край — «Ща как двину хорошенько».
    — А чего я? — сразу же начал оправдываться он. — За подвиги — может дворянства и удостоюсь.
    — Вот уж не знал я Чика, что ты такой тщеславный, — тут же подколол его я.
    — А что? Чем это я хуже других? Ты-то вон мало того что боярином оказался, так ещё и Наместником целой планеты стал.
    — Хочешь, я тебе уступлю эту честь — Наместничество? Заодно и порулишь? — абсолютно серьезно предложил ему я. Почувствовав, что я не шучу, Чика ненадолго призадумался, потом тряхнул головой и отрицательно покачал головой:
    — Не-е… ну его на… — такое счастье! Сам. Сам — командуй. А я уж как-нибудь на подхвате.
    — Ладно, пошутили и хватит. Есть ещё предложения?
    — Аристотель утверждал, что лучшее государство — это просвещенная абсолютистская тирания, где все решает диктатор, — заковыристым пассажем ответила мне Юлька. — Чика прав в одном, теперь будем приводить планету… Ну в смысле, тех кто тут сейчас живет — к присяге императору. Смена власти. Вполне себе легитимно.
    — Хороший ответ про присягу. Но вот вопрос, а где мы возьмем самого императора?
    Все задумались.
    — Ладно, — резюмировал я, — это стратегия. А вот тактика? Тактика — на нынешний день. Какие будут мнения?
    — Захватить замок, недовольных — повесить. Наследников — казнить, — высказал свое мнение Дживс.
    — Наследников казнить?! — возмутился Баярд.
    — Они мятежники. Дети — мятежников, — резюмировал вальяжный дворецкий. — Во избежание так сказать.
    В замке оставались; новая жена барона с малолетним сыном и старший сын — пятнадцати лет. Ну ещё и два тире четыре десятка воинов и обслуга. Обо всем этом нам охотно поведали солдаты.
    — Да вы чего? — возмутилась добрая Юлька. — Обалдели?! Детей — резать?!
    — Я поддерживаю, — высказался Симеон. — либо они присягнут Наместнику,— он кивнул на меня, — либо… Дживс прав — смута может быть.
    — У англов есть поговорка: «Всё что хорошо для нас — хорошо для всех», — высказался я о насквозь знакомой мне по Земле позиции лаймов. — Так Дживс?
    — Так, милорд.
    — А как же закон и свобода? — прошипела Юлька.
    — Свобода?! — выплюнул я. — Там, где есть сила — всегда не хватает свободы. Но вот ведь парадокс: Там где её нет — свободы иногда ещё меньше.
    — Если… ты казнишь их без суда…
    — Ну? Ты — что?! Дезертируешь? Бросишь нас одних? — с каменной мордой, чтоб не заржать, поинтересовался я.
    — Спать… спатьТерновский — будешь один.
    — О!!! А вот это — «аргумент»! — я не выдержал и заржал. — Это я понимаю… — нормальная такая угроза!
    Юлька наконец, поняла, что я её подкалывал и несмело заулыбалась:
    — Дурак! Я чуть не поверила.
    — И не зря, драгоценная моя. Можешь засунуть в задницу все свои представления и гуманность заодно. Здесь война. И у нее другие законы. Совсем другие. И мерки тут тоже другие. Я не буду пока никого казнить — и не потому, что этого кто-то хочет или не хочет. И не из левого человеколюбия. Я пока просто смысла в этом не вижу. Так что — всё просто. Не работают тут многие законы. Закон войны. Иначе придется платить кровью. СВОЕЙ КРОВЬЮ.
    Я резко заткнулся. Не хватало мне ещё тут сорваться. Я на секунду почувствовал оскалившегося внутри зверя, готового озверело сорваться незнамо на кого.
    Я мгновенно отвернулся и скрипнул зубами: «О-о, брат — психоз рулит!?» — поздравил я сам себя. «Чего это ты? Давно на войне не был? Стыдно брат. Стыдно».
    Приступ бешенства прошел, как не было.
    Дальнейшая дорога особых дискуссий не породила, как и особых  происшествий. Переночевали пару раз в лесопосадках и к обеду третьего дня неторопливо подъехали к замку. Находились мы, насколько я понял все объяснения, на самом краю цивилизованных земель. Владения барона выдавались эдаким клином в сторону диких земель. Т.е. высадка нашей группы нисколько не была спонтанной. Тактически очень верное решение. В случае чего можно обойти цивилизованные земли по границе их земель. Карта, которую я нарисовал от руки, показывала, что  впереди замок — «Голен», за ним нескольких днях начинались довольно обжитые земли. Потом стоял большой город с весьма оригинальным названием — «Энергостанция» или просто «Станция». Это была королевская резиденция Короля-Энергетика по имени — Слай II. Услышав в первый раз, что правит в нашем королевстве «Король — Главный Энергетик», мы долго прикалывались на эту тему. Юлька моментально прошлась на тему, что "Наконец-то! Хоть тут — рыженького заценили!» и «теперь его потомки правят нами — долго и счастливо!». Остальным такой юмор землян был не очень понятен. Пока мы не объяснили кто из ху.
    Из стольного города Станции дороги разбегались в разные стороны. Центральный тракт вел в столицу соседнего королевства с не менее оригинальным названием — «КосмоПорт». Там правил король — Начальник-Порта, по имени - Зислик. По прозвищу «Хитрый».
    Время года стояло начало лета. Плюс двадцать пять — тридцать. Слева-спереди от нас примерно на северо-восток - огромной дугой протянулся горный хребет до самого моря.  Мы соответственно двигались справа-сзади. Со стороны местных джунглей или сельвы. Вокруг растились степь. Или лесостепь. Мы пару раз видели здоровые стада пасущихся животных, кое-где промелькнули и поля. Но ближе мы подъезжать не стали. Идиллия. Живи, не хочу. Странная картинка пока не складывалась у меня в голове. На чем тут держится государство?
    Дорога привела нас к замку. После очередного поворота мы, наконец, увидели цель путешествия. На пригорке красовалось мощное фортификационное сооружение. Прямоугольные стены с выдвинутыми башнями. Мощная воротная башня и донжон. Что там внутри я рассмотрел уже давно.
    Однако… солидное сооружение.
    Наш скромный обоз остановился в километре от сооружения, и мы начали уже вполне привычно разбивать лагерь. Небольшая рощица давала долгожданную тень. Рядом протекал ручеек, который снабжал замок водой. Хорошее место.
    Баярд, уже на второй день обзаведшийся оруженосцем, тут же послал его за водой. Им стал самый молодой пацан — Гел, самый любопытный паренек. Сам он достал бинокль и принялся разглядывать замок. Я только ухмылялся, глядя на его действия. Интересно кому он тут очки втирает со своим биноклем - бойцам что ли? Тоже мне Чапаев нашелся. Но я ему ничего не сказал. Хочет поразвлекаться — пусть его. Остальные ещё час назад подробно рассмотрели что там и как. «Шершни» исправно передавали картинку в шлемы.
    А я слез с коня и подозвал к себе «старого» десятника — Дрега, мужика лет под сорок, которого и оставили командовать замковыми воинами. Ещё вчера я порасспрашивал его о перспективах мирного разрешения конфликта.
    — Ну что думаешь? Пойдут они под мою руку?
    — Нет, Ваша милость — не пойдут. Господин Нико — сын барона, очень горяч. Да и молод. А новая госпожа баронесса не очень умна.
    — Да не мнись ты как девка. Привыкай говорить четко то, что думаешь! Мне плевать на ваши, «мать иху!», церемонии и чины!
    Дрег все никак не мог привыкнуть ни к нашей манере разговора, ни к тому, что всем плевать на все эти милости и светлости. Но мужик он был тертый и битый и поэтому я думаю, будет с него толк.
    — Да, дура она. Одно хорошо, что красива. У барона, упокой его душу Пресветлый, на двоих мозгов было.
    — Было бы — я бы лежал на его месте. А что гарнизон?
    — За кем сила — тому и подчинятся. Дело привычное. Помирать-то зазря кому охота? Пушек в замке много. Пороха полно. И не в обиду вам, капитан наш бывший — ол Лоше… умен, да и умел. Воевал много. А в лоб атаковать? Погибнем все зазря. А уж вы-то, с вашим оружием… только в ближнем бою и сильны. Тут я думаю вам они не соперники, короче. А вот супротив пушек и не знаю, как вы воевать будете. Сосед наш — барон Пре, приходил с воинами — в то лето. Не смог он взять замок. Пушки у нас хорошие и ружей много. Запасов в замке полно. Только воинов своих зря положил. А воины — да, пойдут за тем — за кем сила.
    "— В чём сила брат?
    — В деньгах — сила!
    — Нет, брат, сила — она в правде...", — мне моментально вспомнился «Брат-2» и я искривил губы в улыбке.
    — Надоело без смысла в междоусобице погибать. А вы, ваша милость — власть. Оно понятно, что разведка. Но если ещё воинов прибудет, да пушки помощней, тогда возьмете замок. Может хоть война вечная прекратится. Ну, а ежели кому суждено погибнуть — знать судьба, — подвел он черту под разговором.
    Вот сейчас он и подошел ко мне за инструкциями.
    — Ну что, Дрег. Пойдем, попробуем разрешить конфликт мирным путем и прийти к консенсусу? — решил пошутить я.
    — …?
    Глядя на его лицо, понял, что шутка удалась не очень - про «консенсусы» он не знал.
    — Пошли переговоры вести.
    — А-а…
    — Бери чего у вас положено, чтоб показать, что мы с мирными намерениями…
    Оказалось, что подойдет любая зеленая ветка. Он пошел к дереву, чтоб срубить мечом ближайшую.
    — Слышь шевалье. Ты бы местным дал в бинокль посмотреть.
    — А зачем?
    — А то тебя ещё за колдуна примут.
    — Меня, за колдуна?! — поразился рыцарь.
    — Ага, ты погляди вон хоть на Гела, — я пальцем ткнул в сторону чуть не вывихнувшего шею оруженосца. — Он-то не понимает, что ты делаешь. Покажи и объясни.
    — Иди сюда, — позвал его, Баярд.
    А я напялил десантный скаф, и мы двинулись к замку на переговоры.
    Стена замка была местами сильно покоцана оспинами выстрелов, а сложена она была из камня с применением бетона. Ну да, сильно впали они в варварство, но вот стратегические направления видно, что смогли сохранить. Тот же бетон. Но «воюют не числом, а умением», — это ещё Суворов говорил. Вот и постараюсь я доказать эту нехитрую истину местным.
    Ворота были массивными и были прорезаны в здоровенной воротной башне. А из нее торчали дула орудий смотрящих на дорогу. И ещё была куча бойниц. Две соседние башни были сильно выдвинуты вперед и могли вести фланкирующий огонь по штурмующим. Брать это сооружение это сооружение при их уровне огнестрела занятие очень бесперспективное. И уж точно не дружинами местных феодалов. Даже если они соберутся несколько штук, что дело проблемное — кровью тут умоются все. По словам десятника, внутри нападавших ждала решетка и следующие ворота, которые располагались не напротив, а сбоку. А вместо прямого проезда был узкий туннель, легко перекрывавшийся или заваливаемый камнем. Плюс гранаты и «огнестрел». Пусть и весьма несовершенный, но стрелять в массу народа, скопившуюся в коридоре, сверху вниз — одно удовольствие.
    Остановившись напротив ворот — я стал ждать. Ждал недолго. На стене появилась куча народу, в том числе и усатый мужик одетый побогаче остальных.
    — Это капитан — Лоше, — шепотом пояснил мне десятник.
    — Кто вы и что вам надо? — прокричал он.
    — Я капитан Терновский, новый Имперский Наместник — Антага.
    — И что вы хотите?
    — Приказываю открыть ворота и выстроить гарнизон для принятия новой присяги.
    — Если ты — бродяга, нашел схрон со старой одеждой — это не значит, что ты стал «Наместником». Доказательства у тебя есть?
    — Тебе мало моего слова?
    — Слово?! — заорал какой-то толстяк. — Твое слово ничего не значит!
    — Это управляющий — ол Денимер,— снова шепотом просветил взбешенного меня, десятник.
    — Эй, капитан! — не обращая внимания на толстяка брызгающего слюной, прокричал я. — Позови мне сына бывшего барона Голена — Нико…
    — Где господин барон, бродяга — отвечай?! — снова заорал со стены управляющий Денимер.
    — Если ты вошь... или кто-то ещё… хоть раз откроет свою поганую пасть без моего разрешения или попытается меня перебить — тут же сдохнет! — зло отчеканил я. — Все это слышали?!
    — Ты ещё смеешь, тут угрожать — ублюдок?! — завизжал толстяк. — Да я…
    Я почесал бровь.
    Хлоп!
    И беззвучно появившаяся аккуратная дырка во лбу прервала визг толстяка на самом интересном месте. Он нелепо взмахнул руками и беззвучно завалился за зубцы крепостной стены. Его падение проводили ошарашенными взглядами стоящие рядом замковые воины. Я глумливо искривил губы и менторским тоном продолжил:
    — Итак! Я повторю ещё раз, для глухих и идиотов. Капитан Лоше позови сюда сына мятежника — бывшего барона Голена. Как я понимаю, теперь он для вас является новым господином? Тогда зови — я жду.
    — Что с моим отцом?! — уставился на меня молодой парнишка, появляясь возле капитана.
    «Не иначе как сзади стоял», — решил я. «Стеснительный».
    — Слушай меня — сын мятежника! — я взмахнул рукой. — И вы все слушайте! Бывший барон Голен совершил государственную измену — он поднял руку на Наместника. За это он был казнен по приговору трибунала, вместе с четырьмя воинами. Остальные воины принесли присягу Императору. И принесли её — ДОБРОВОЛЬНО! Вот он, — я указал на своего спутника, — может это подтвердить.
    Тот сразу закивал головой и проорал, подняв голову вверх:
    — Как есть все! И добровольно! Вы меня знает — я врать не стану.
    — Все имущество барона — КОНФИСКОВАНО! Баронство Голен — перешло под мою руку. И кто им будет владеть и что будет со всеми вами — буду решать я. Это всем понятно?
    Головы на стене закивали. Орать никто не стал. Мгновенная и бесшумная смерть управляющего успокоила горячие головы — никто не захотел стать следующим. Хотя стрелка они безуспешно пытались разглядеть. Ага, как же. Засечь Юльку с «Мимозой» — на позиции? Это даже я бы, наверное, не смог — талант у нее. Звук у гауссовки практически отсутствует. А стрелять можно и с гораздо более дальней позиции, чем сейчас занимала Юкка — двухсоткратный трансфокатор, позволял читать буквы внизу рецепта с расстояния в километр.
    Насколько я мог разглядеть, Нико не сильно-то расстроила смерть отца. Он сейчас он, похоже, решал, что ему делать дальше.
    — Это все твое войско? — внешне лениво поинтересовался капитан.
    — Всё! А у вас есть три часа — думайте. Потом я поступлю с вами по эдикту Императора.
    Мы развернулись и зашагали обратно.
    — Ваша милость — ол Наместник, а если они не сдадутся?
    Я глумливо ухмыльнулся:
    — После хорошей проверки надежный тыл внезапно … — оказался беззащитной жопой.
    — Как это?
    — А вот так это! Вот это… я и постараюсь им всем доказать. Я просто возьму замок. Да не бойся ты! — я хлопнул его по плечу. — Вас я для этого не буду брать — вы будете заниматься пленными. Прикинь пока, кто может начать мутить воду и вообще, не очень хорош. От них мы избавимся…
      

Глава 14.

    Если бы подкова приносила счастье, лошадь стопудово была бы счастливее всех
    Пока я ходил туда-сюда народ предался сибаритству. На кострах побулькивало несколько котелков с заманчиво пахнущим варевом. Отче опять затеял теологический спор или как там он называется с кашеваром. Он его расспрашивал и рассказывал ему о религии. Как не странно вера тут была весьма похожа на земную, я имею ввиду — христианство. Пресветлый и разные там заветы сильно смахивали на библейские. Я ещё пару дней назад подивился этаким вывертам, но делать ничего не стал. Пусть развлекается. Он из «нестяжателей» и если из его затеи, что-то выйдет — я буду только рад. Была у меня мысль по поводу религии. Единственное что приходило в голову (несколько сумашедшая идея) — это то, что сюда перекинуло энное количество верующих с Земли. От них и пошла вся эта религия. Она тут наложилась на разные местные реалии и получилось… то, что получилось.
    Чика весь был в компе — игрался. Заодно и присматривал за замком. Дживс сидя под деревом, шил какую-то сумку — похоже, опять для какой-то взрывающейся игрушки. От прошлой-то я чуть не пострадал — еле успел отбросить. Правда, от грохота лошадка дернулась, и я изобразил планер — плавно вылетел из седла.
    Баярд чуть подальше развлекался строевой. При этом он орал так, что в замке, наверное, было слышно.
    — Как ружье держишь?! Олух царя небесного!!! Перехватывай за ремень. И поворот четче…
    В общем, все были счастливы. Вскоре появилась и Юлька. Она шла, не пригибаясь вдоль ручья. В мимикрирующем комбезе её разглядеть и с пары десятков метров проблемно, не говоря о замке.
    — Ну и как? — живо поинтересовался я. Первый минус вживую всё-таки.
    — Никак… мишень она и есть мишень, — эмоций, что характерно в её голосе не наблюдалось, как и трагического надрыва.
    — Неужели ничего не чувствуешь?
    — Чувствую!
    — Что?
    — В туалет охота и жрать. Доволен?
    — Угу…
    Как не странно, но она и не врала, и не храбрилась. (Это я — ЧУВСТВОВАЛ, как «собак»).
    «Бах» — покойник, и все нормально. Черт, я сам больше за нее боялся. Как ни крути — она дитя гуманного мира. Вон за какого-то там зайца недобитого переживала, когда он визжал подраненный. И потом переживала, когда его добивали. Даже поначалу есть его не хотела. А тут гляди-ка ты. «Сминусовала» человека и все нормально. Вот что тренировки-то нормальные делают… и тренажеры, что не отличить от настоящих «целей».
    Прошло данных мною замку три часа. Мы поели и поплескались в ручье. Вечерело. На небо потихоньку высыпала куча звезд. Звезд тут было до фига. И света от них тоже. «Мы находимся очень близко к центру галактики!», — как-то так пишут в фантастике. Черт его знает, где мы! Но звезд тут прорва — это факт. Есть даже маленькая луна непривычно желтоватого цвета — Сестра. Почему сестра не знаю. И чья она тоже! Выслушивать ещё и местные легенды, и прочий фольклор — ну нах.   
    В замке мой ультиматум не приняли, что и следовало ожидать и решили обороняться. Чем все и подписали себе «вышак». Теперь моя совесть чиста. Предварительный план мы обсудили. Ц\у — я раздал. Осталось дождаться ночи и…
    Сейчас я валялся на мульти-пенке и грыз травинку. Готовился поспать. Перед делом обязательно надо. Ночка и утро чувствую, у нас будут хлопотными.
    — Чика, ну и чего там у них? Докладывай.
    — Усилили посты. Вовсю готовятся к обороне… Этот ихний капитан правильно понимает, что шансы у нас — только ночью.
    — Гля, какой грамотный, — уважительно отозвался я. — Может не убивать его? Всё-таки честный служака.
    — Ага. Он думал о твоем предложении, но баронеска настояла на обороне. А вот сынок-то не сильно убивается по папику, — подтвердил мои мысли Чика.
    — Чего говорит?
    — Э-э… Во взглядах они сильно не сходились. Пацан вроде правильный, типа - по закону жить хотел. И жениться по любви. Я там сонет какой-то у него в комнате видел на столе — он сочиняет. Уси-пуси — любовь-морковь…
    — Ага, а папенька у нас — беспредельщик. Вешал сука, направо и налево да грабил. И ещё, — я зевнул, — сыну жениться не давал. Говорили мне об этом. 
    — У них там ещё тюрьма есть. Но туда я не стал соваться.
    — Что не видно?
    — Почему не видно? Очень даже видно, можно ИК-камеры включить. Только чего там делать? Ночью замок возьмем и все выясним.
    Мне понравилась такая безапелляционная вера в свои силы. Ну ничего… повоюет. Подстрелят пару раз — пооботрется.  Я завалился спать.
    Разбудил меня будильник — в три часа ночи. Я зевнул во всю пасть и зябко потянулся. Тут же обнаружив рядом спящее тело Юльки. Старый стал — не заметил, как и притулилась. 
    — Вставай!
    — Тушка, я ещё посплю… — промычала она, пытаясь заспать дальше.
    Я рывком вскочил и заорал:
    — Подъём — сволочи! Вас ждут великие дела!!!
    — И чего так орать? — тут же поинтересовался из темноты Чика. — В замке могут услышать…
    — Да мне — похрен! Это — во-первых. А во-вторых — услышать голос с километра…? Это Страдивари надо быть!
    — А он-то тут причем? — поинтересовался Дживс.
    — Ну, у него же там был офигенный слух… - других я все равно не помню. Хорош базарить — пошли замок брать.
    Мы одели десантные скафы, надели сбрую и были готовы…
    …воины нашего отряда зарядили свои дрянные «фузеи» не менее дрянным черным порохом. Проверили, легко ли выходят мечи из ножен. Хотя, это скорее были тяжелые палаши. Черт их тут разберет, ну не знаток я таких тонкостей. Надели бронники — куски железа, нашитые внахлест на жилетку. И тоже приготовились.
    — Все помнят — что делать? — начал я прощально-напутственную речь. — Напомню ещё раз! Стрелять — только если в вас целятся или угрожают оружием. Сейчас шлепаете к воротам и ждете там, пока вам их откроют. Тихо — ждёте! До сигнала. А потом начинаете стрелять. Всем понятно?! Вперёд!
    И тут же не удержавшись, хрипло вполголоса добавил, копируя Карпа из «Места встречи…»:
    — «Верю, ждет нас удача. На святое дело идем. Друга из беды выручать».
    Юлька злорадно захикала и ответила:
    — «Ну и рожа у тебя, Володя! Ох, и рожа! Смотреть страшно»…
    Темновато всё-таки, от костров только рдеющие угли. Я надел очки (это обычный  ПНВ, правда выглядят как спортивные очки) и за мной их одели все. Я обернулся и тут же опять сдавленно захихикал, указывая остальным пальцем назад. Надо было видеть настолько растерянны рожи у стоящих сзади бойцов. Хихиканье моментально стало всеобщим. Ошарашенные нашим спокойствием, темнотой и увидев наш жидкий строй сумашедших… (собирающиеся штурмом взять такую твердыню вшестером — явно сумашедшие) — они все имели настолько уныло-растерянные выражения лиц, что удержаться от смеха было очень сложно.
    — Не дрейфь — пехота! — влез Баярд. — Никто из нас не будет жить вечно! А о вас и вашем подвиге — будут слагать легенды…
    Под утро натянуло тучи, и видимость была не ахти. Жидкая цепочка — нас, пошла на штурм…
    Защелкнув на полпути защелки перчаток и шлемов, наша команда перешла внутреннюю связь.
    Я, откровенно говоря, чувствовал себя хулиганом в песочнице. С нашей подготовкой и оружием захватить капонир, который защищало три-четыре десятка средневековых бойцов с кремниевыми ружьями — задача не очень сложная. Можно было сделать это и днем, но случайности надо свести к минимуму. Мало ли, что? Местная пуля наш «броник» не пробьет. Я уже говорил — они рассчитаны на совершенно другие нагрузки. Да и само ударное воздействие пули вряд ли будет смертельным. Скелет нам тоже подправили и сильно укрепили. Но… бой — есть бой. Особенно с РЕАЛЬНО необстрелянной командой. А вдруг!? Всякое может случиться. Открыл забрало — влетела пуля. Неопытные солдаты, с любой подготовкой — чаще всего и гибнут в первом бою. Поэтому и берегут их поначалу сильнее всего. А уж как кровь действует на людей по первости — я насмотрелся. И на «крутых» и на «ботаников»… — разных приходилось видеть… и разное. И блевали, и плакали, и в истерику впадали, и бежали сломя голову … всякое бывало. Ибо страх смерти — самый сильный страх. А тут у нас что? Просто — голый расчет. А вот от случайности… никто не застрахован. Возьмут и уронят бревно на голову — и всё. Неубиваемых нет — уж это я хорошо знаю.
    Метрах на пятиста — включили режим маскировки… и наши отблескивающие в комбезах тела стали едва различимыми тенями.
    По «нашей» стене тоже шагали усиленные караулы с факелами. Мы прошли на противоположную сторону от ворот — самую неудобную… Ров с водой питаемый ручейком зарос тиной и каким-то осотом. Его ширина была метров пять. Высота стены в самом низком месте — десять метров двадцать три сантиметра.
    Юлька отправилась на свою позицию — страховать нас.
    — Начали! — отдал я команду….
    Любой нормальный человек скажет, что надо штурмовать укрепление в самом низком месте. Скажет и будет прав. Но поскольку к сильно нормальным я не отношусь… поэтому штурмовать мы начали донжон — высотой под тридцать метров.
    Почему? Да просто всё. Жерла пушек направленные вдоль стен красноречиво напоминали о бренности жизни и хрупкости человеческого тела. А проверять, как подействует картечь или ядро выпущенная с близкого расстояния на организм, пусть и одетый в хороший комбез — желания не возникало. Поэтому сейчас и карабкалась пятерка придурков наверх. 
    На другой стороне возле ворот началась нестройная стрельба.
    Пс-с…— выстрелили пневматики и микробуры загнали в камень крюки, к которым были привязаны тончайшие нити. После чего закрепили их на крохотных моторчиках, которые стояли на поясах и начали восхождение. Хорошая техника! Она безотказно поднимала нас вверх. Правда ныряние в вонючую воду рва не прибавило оптимизма (маскировка нарушилась), ну да бог с ним. Совершенства не бывает.
    Бегающие и стреляющие гопники с обеих сторон от ворот замаскировали звуки, издаваемые нами, и отвлекли внимание. Шансов попасть и у тех и у других немного, а вот внимание отвлечь самое то. В замке поднялась суматоха — народ начал бегать с факелами по стенам и бросать их со стены вниз, чтоб подсветить себе и улучшить видимость. Сверху вся эта картинка была как на ладони. Часовой уже отправился к Апостолу Петру без очереди — на собеседование. Он мирно лежал в уголочке, куда его спровадила пуля в башке. А мы двинулись на зачистку. В ИПах были исключительно парализующие иглы — Отче настоял. Гуманист, блин.
    Обтеревшись на крыше донжона, пятерка смутных теней рванула вниз, стреляя по дороге во всё, что шевелилось или вызывало малейшие подозрения. Отче отправился по центральным покоям — навестить юного барона и баронессу. Дживс и я направились налево по стене, Чика с рыцарем направо. Встретиться по плану мы должны во дворе, возле воротной башни.
    Край непуганых идиотов, право слово. Они тут сначала спрашивали "Кто идет?", а только потом стреляли. Не, ну надо?! Я от такой роскоши давно отвык. В общем, не взятие замка, а тренировка в поддавки. Бедные ребята — им просто нечего было противопоставить ни имперской технике, в общем, ни нашим навыкам в частности.
    Через десять минут все или почти все в замке «отдыхали». Мы выключили режим маскировки, и Баярд тут же опустил мост. Внутрь «хлынули» наши сторонники. Насчет «хлынули» - это да. Кучка не впечатляла. Нисколько. Как заговорщики какие-то. (Это когда Павел умер от апоплексического удара табакеркой в висок). Эти тоже вбежали готовые сражаться, но… как оказалось — уже не с кем. Они притормозили и начали растерянно оглядываться. Ха! Кто ж непроверенным людям скажет о наших реальных возможностях. И то, что они присягнули — лично для меня ничего не значит. Пока не значит. Воспитание-с.
    — Что встали как валаамовы ослицы!? Вязать всех и складывать во дворе! Покровы богородицы — обыскать тут всё! Бегом! — заорал рыцарь почему-то по-французски — видимо в рассеянности, но, тем не менее, его поняли. Снабженные в достатке пластиковыми петлями и потренировавшиеся друг на друге бойцы начали разбегаться и вязать лежащие тут и там тела.
    — Вижу движение! — проговорил  раздухаривший Чика, указывая куда-то в очередную дверь в здоровом строении.  И сразу рванул туда.
    — Куда баран?! Стоять! — попытался я его остановить, но было поздно. Он заскочил в темноту входа — оттуда послышалось сочное «плям!». И через мгновение Чика наполовину выпал обратно держась за голову, и застыл без движения в проходе.
    «Убили придурка!», — мгновенно промелькнула мысль, и я рванул к нему.
    На моем третьем шаге из проёма через лежащее тело перешагнул пузан с огромной поварешкой наперевес. На пятом шаге я сообразил, что Чика, скорее всего ей и отхватил по «бестолковке». Увидев меня, пузан продемонстрировал отменную реакцию — успел перехватить «орудие» поудобней… и встретил меня молодецким ударом. Провернувшись на носке как «балерун» я пропустил удар мимо себя и хлестко всадил ему кулаком со всей дури в район пупка. От страшного удара «повара» согнуло пополам, да так, что он треснулся лбом о собственные колени.
    — Сука!!! — злобно проорал я и засадил с ноги по лежащей тушке «компьютерного «гения»». — Вставай позорище!
    Тело застонало, открыло глаза и тут же задало извечный и сакральный вопрос всех «попаданцев»:
    — О-о…что-о… случилось? — было видно, что прилетело ему очень удачно, и теперь он с трудом соображает.
    Я встал по стойке «Смирно» и отдал честь.
    — Поздравляю!!! Тебя только что… — произвели в почетные кухмистеры!
    — Ка-ак? — переспросил он, безуспешно ощупывая шлем.
    — А так! Как самого отважного и отличившегося при штурме неприятельской крепости, — мой голос был полон торжественности. — Награда нашла своего героя!
    — А-а-а...?
    — Да-а... Я никогда не видел столь ошеломительного успеха. Это ж надо?! Только ты мог умудриться получить по морде… — уполовником. Анус ты ущербный…! — резюмировал я.
    В ответ в моем шлеме раздалось злорадное хихиканье Юльки. Общую связь ещё никто не выключал
    — И нечего ржать. Это касается всех. Хорошо это был половник! А если б там сидел упырь с ружьем? Шлем пулю, скорее всего, удержал бы…  а вот твой хребет, удар бы не перенес — сломался. Что эйфорию почувствовал?! Мы победили?! Вот так и дохнут в первом бою. Сколько я это твердил? Сколько на тренировках тактику отрабатывали? Я этого «повара» даже наказывать не буду! Я его награжу! Что?! Приобрел опыт? Кулинар недоделанный!
    Я для симметрии ещё пару раз пнул лежащего в позе эмбриона и пучившего глаза пузана. Ибо не фиг! Награжу я его потом… а сейчас, я откинул забрало:
    — Этого киньте к остальным, — скомандовал я двум ближайшим бойцам, вовсю разглядывающим беззвучно разевающего рот меня. — И бегом…! Бегом двигайтесь шелудивые каракатицы!
    Через полчаса замок напоминал кладбище. Кругом понатыкали факелов и лежали тела. Было тихо и торжественно. Относительно.
    Мне принесли во двор здоровущее баронское кресло. И я, с удобством устроившись в нем начал командовать — ибо скучно. Отправились за барахлом из лагеря. Баярд приволок здоровенный замшелый бочонок. Причем нес он его не сам — нес «зольдатик». Следом притаранили стол и кружки. Закусь тащил поваренок, спрятавшийся во время штурма в кладовке.
    И мы начали снимать пробу. Недовольную этим Юльку я отправил инспектировать будуар баронессы — Солели. Я — как щедрый и порядочный человек… «За успехи в боевой и политической подготовке и безупречное исполнение приказов командования…», я наградил её трофейными драгоценностями и вообще… «любым барахлом — которое ей тут понравится». Она сильно покривилась поначалу. Вроде это как воровство.
    — Ну и дура! — подвел я черту под разговором. - Не нравится тебе, подарю — симпатичной служаночке. Тут всё — моё!!! Привыкай к реальной жизни, а то насмотрелась кина, как «институтка». Тут все — висельники. Они совершили государственную измену! И если я подарю им жизнь — они должны мне будут благодарны до конца жизни. Это — война! Все — это… — я обвел рукой вокруг, — трофеи. Мои и наши. А как с этим поступить — дело твое. Хочешь — выкинь, хочешь — не трогай.
    Юлька вопросительно посмотрела на Баярда, как на самого благородного и точно соображающего в реалиях. Тот согласно кивнул:
    — Андрей — прав. Всё так и есть.
    После чего она усвистала на инспекцию — «посмотреть». Дживс побрел глянуть на будущее «хозяйство», потому что я озвучил, что «на некоторое время мы останемся здесь». Чику, вместе с его сливообразным носом, я отправил на инспекцию в тюрьму, с парой ближайших неудачников солдат. Это ж надо — в шлеме и умудриться разбить нос? Выпердыш контуженный!
    Отче пошарившись внутри донжона, теперь отправился в часовню. А мы как самые умудренные с рыцарем приступили к дегустации. Молодые пусть побегают, а мы-то знаем, что к чему. Ничего наше от нас не убежит.
    — Ну, шевалье, — мы подняли кружки, — за победу!

Глава 15.

    Господи... дай мне сил, купить в магазине только то, зачем я пришла!!!
    Потихоньку рассвело. Здоровая куча пленных, лежащая на плитах двора начала приходить в себя. Раздались стоны, проклятия и прочие звуки. Их сторожила пара бойцов. Отдельно лежала баронесса, Нико, капитан и «кухонный боец». Младшего барона Отче запер с какой-то девкой-нянькой. Он гуманно оставил её в сознании. Остальных стащили во двор. Вывели и заключенных — их, правда, посадили отдельно.
    — А у покойного барона был вкус, — заключил я, вновь отхлебывая из кружки. — Вы согласны, шевалье?
    — Да, господин капитан — абсолютно согласен с вами, — смакуя, отхлебнул вина рыцарь и хрустко откусил от пера зеленого лука.
    — Фи-и, шевалье… закусывать такое вино — луком? Да вы батенька не эстет.
    Посмотрев на меня с подозрением, шевалье спросил:
    — Зная вашу начитанность и язвительность, боярин. А также тот мир, в котором вы жили — прошу пояснить мне это слово. А то, зная ваше окружение — это может быть и замаскированным оскорблением.
    — Ну что вы Пьер — как можно? Мы же благородные люди. Нет. Я бы просто не посмел. Эстет — это ценитель. Вот.
    — Ну, тогда за нас… — за эстетов, — предложил тост Баярд, и мы снова подняли кружки.
    — А вино всё-таки лучше закусывать сыром. Вы же француз…
    — Да. Я провинции Дофинэ. У нас там возле Баланса, делают вино «Эрмитаж». О… — это нектар. Красное вино темно-пурпурного оттенка, с великолепным букетом, а вкус его немного напоминает малину. Пожалуй, только вино из Сент-Жорж-д-Орк, что возле Мон-Пелье, и может поспорить с ним вкусом.
    Кое-кто из пленников уже пришел в себя и удивлённо таращился нас, слушая высокоумную и манерную беседу двух дворян. Как-то незаметно для себя я тоже стал относить себя к дворянам. А что? Приятно, черт возьми!
    — А что скажете о белом, месье Баярд?
    — Белое из наших мест ценится невысоко.
    — А бургундские? — задал я вопрос, поскольку из всех французских вин помнил только «Мадам Клико», «Абсент» и их. В голове вертелся ещё какой-то «крюшон», но вино это или лимонад я так и не вспомнил.
    — Бургундские вина, mon ami — это второй ряд. Они крепкие… цвета глаз перепелки… приятны на вкус, но… — вторые. Они сладкие. Их даже можно разбавлять водой и пить при ипохондрии.
    — Что?! Эстетствуете, мать вашу! — тихо подошедшая Юлька уже с минуту слушала нас со странным выражением лица. Наконец, она хмуро посмотрела на нас и ласково так спросила:
    — Ты куда меня послал?
    — Как куда? — насквозь фальшиво удивился я. И тут же очень вальяжно ответил: — Украсить себя трофейными драгоценностями, чтобы чужие загребущие ручки не схватили их раньше тебя.
    — Драгоценнос-сти-и…??? — разъярённой кошкой прошипела Юлька. — Значит, пока я там-м...м-м… ковырялась… Вы… тут наливаетесь винищем и щупаете тут чужих баб?!
    Это было сказано с такой экспрессией, что я невольно оглянулся — поискав глазами этих самых «баб». Никого естественно не оказалось.
    — Драгоценности… говоришь!? На!!! — она достала из карманов и высыпала на стол «добычу». — Укрась ими, сам себя, глиста в скафандре!
    Я несколько оторопело разглядывал её «трофеи». Да-а, блин! Это ж надо так лохануться!? Передо мной лежала куча пластмассовых бус, заколок, перстней… и назвать «это» ценностью не смог бы даже самый жадный старьевщик. У нас даже на помойке можно достать гораздо больше ценностей одномоментно. Я как-то выпустил из виду, что тут главная ценность — пластмасса. Раз из нее делают деньги, то и самая дорогая она. То, что лежало на столе не надела бы ни одна селянка, даже в самом глухом углу моей прошлой родины.
    — Попадос…
    — Пластмассовые бусики…!!!? — было видно, как от негодования у Юльки перехватило горло. — Бусики… — это ценность?! — она в величайшем негодовании пнула ножку стола. — Я тобой попозже поговорю.
    Она гордо развернулась и двинула куда-то в другой конец двора. Титаническим  усилием она сдержалась и не стала устраивать скандал посреди двора — на потеху многочисленной публике.
    — …может, ей нужно было предложить посетить «оружейку»? — прервал затянувшее молчание Баярд.
    — Думаю это бесполезно, шевалье. Лишить женщину золотых украшений, которые она мысленно примерила и стала считать своими… это, пожалуй, тоже самое, что отнять у неё их на самом деле.
    — Что-то ты загрустил?
    — Я не грустный, я трезвый.
    — Тогда надо выпить.
    Пока двое благородных донов предавались вполне заслуженному отдыху, остальная «компания» пришла в себя и рассматривала нас. Говорить им запретили, а ослушникам тут же объясняли пагубность и помощью подручных средств. Смотрели в нашу сторону с всякими разными выражениями на лицах. Ненависть, равнодушие, злоба…
    На мой взгляд, мы сильно напоминали немцев на Великой Отечественной, как их показывают в кино. Сидят двое чинно-благородно выкушивают вино из лафитничков, закусывают и ведут высокоумную беседу. (Не буду врать — это мне чем-то сильно нравилось).
    — Эй! — я пощелкал пальцами. — Ты… — принеси стулья и ещё один стол. А вам шевалье — опять возглавлять Трибунал.
    Он как-то странно посмотрел на меня. Мы встали и отошли подальше, чтоб поговорить без помех.
    — Да, и долго не заморачивайся,— это я проговорил еле слышно. — Приговори воинов к смерти.
    Брови рыцаря в негодовании и изумлении взлетели:
    — Зачем?
    — Так надо! Сделай — и тебе понравится. Ты что думаешь, если бы я хотел их всех убить — я стал бы с судом заморачиваться? Я бы вывел их подальше — и сам бы их кончил, чтоб вам не мараться. Да, и прояви фантазию — не всё ж вешать? Сдирание кожи… четвертование… разрывание конями… Дай им вкусить э… и прочие прелести имперского судопроизводства.
    — Как-то это не благородно…
    — Ой, я тебя умоляю. Можно подумать, тебе посмеяться не охота. И главное, остальным ничего не говори.
    — Ну, не знаю…
    — Не нравится, давай я Чику — Председателем назначу…? Ща я ещё пару моментов озвучу людям и начинай. Главное пафоса побольше.
    Суд прошел прекрасно — с выдумкой и огоньком. Поставили стол. За него уселся Трибунал — Баярд, Дрег и один из солдат. Сидящие на мощеных камнях двора пленные весьма мрачно поглядывали на нас, тихо переговариваясь. Ожидали решения своей судьбы.
    — Ты! — палец рыцаря указал на ближайшего. — Имя?
    — Гогрид Плешивый, Ваша… э…
    — К Председателю Трибунала обращаться — Ваша Честь!
    — Ваша Честь…
    — Кто таков?
    — Я — простой воин Ваша Честь…
    — Гогрид Плешивый  — виновен! Приговариваешься к повешению!
    — Ты…? — длань судьи Трибунала простерта вперед, глаза его пылают праведным гневом и кажется, что за его широкими плечами развевается плащ с малиновым подбоем.
    — Шенго Гарез, Ваша Честь…
    — Кто таков?
    — Я — десятник, Ваша Честь…
    — Виновен! Четвертование!
    — ….
    Картинка — сюр. Пока идет суд, большая сволочь — Наместник, сидит за столом и с удовольствием попивает вино — щурясь как довольный кот при объявлении очередного приговора. Не успевшие к началу шоу соратники, стоя чуть дальше с большим недоумением взирают на это действо. Как только объявляют приговор, солдаты хватают очередного неудачника, отсаживают в сторону и заодно прихватывают ему и ноги петлей — во избежание. Приговоренных уже человек тридцать. Наконец очередь доходит до слуг.
    — Женщин… освободить. Non-combattants[7], — кратко формулирует рыцарь. — Ты. Кто таков?
    — Оська — конюх я, Ваша Честь…
    — Двадцать плетей!
    На лице конюха парня лет двадцати такое облегчение, что можно подумать ему шоколадку дали вместо наказания. Слышен ропот и разнообразные проклятия в проклятия в адрес столь жестокосердного судьи. Один клоун начал разоряться конкретно про рыцаря. Я встал и подошел к полусидящему парню. Тот естественно переключил внимание на меня. Было видно, что парень расстроен. Но не тем, что предстоит умереть — с этим он смирился, а вот способ его категорически не устраивал. Вот почувствовал я это — и все тут.
    — Самый говорливый?
    — Да! — с вызовом уставившись на меня, ответил он. — За что нас так?! Звери вы! Видать не врали, что вы от Императора. У нас отродясь так не казнили. Сука — ты! …! — и дальше по матушке, от сердца.
    Было понятно, что он ищет легкой смерти. Я медленно достал «Осу» и выстрелил. Его тело выгнуло дугой и заколотило. Остальные мгновенно опасливо отодвинулись.
    — Разговаривать надо вежливо, — скучным голосом произнес я, информируя остальных. — Всем молчать! А вот легкую смерть ещё надо заслужить. Тот, кто расскажет мне, что-то интересное про свое бывшее начальство — может на это рассчитывать. Желающие есть?
    Нашлись, трое.
    — Этих посадить отдельно, — я кивнул в сторону хлева. — Продолжайте уважаемый Председатель, — я снова сел за стол.
    Народ смотрел на все происходящее со здоровой долей страха. И теперь все распоряжения выполнялись бегом. Слугам прописали плетей, женщин помиловали. Теперь они стояли в ожидании. Чика контролировал процесс подготовки к экзекуции. Палач и двое слуг притащили здоровую лавку, и устанавливали её для порки. Наконец, дошла очередь и до благородных пленников. Они лежали не на камнях, а на попонах.
    — Может их судить отдельно? — вопросительно посмотрел на меня Баярд.
    — Перед волей Императора все равны, — равнодушно сообщил я. — Можно Вас попросить господин председатель подойти ко мне?
    Рыцарь подошел.
    — Короче, повара отдай мне. Остальных — помилуй. С возвращением всех привилегий.
    — Зачем?!
    — Посмотрим насколько они — благородные и как любят и ценят своих людей. Баронесса — дура, это понятно. А вот реакцию остальных — надо посмотреть. Нам союзники нужны, а не кучка трупов. И в конце объяви, что правом помилования — обладает только «Голос Императора».
    — Кровь Христова! — вполголоса выругался Баярд. — Ты хитроумен, как генерал иезуитов.
    — Ты посмотри на наших, только незаметно. Как переживают… а? Красота!
    Да, на наших стоило посмотреть. Чика добыл на кухне какие-то ржавые тесаки и ножики, после чего посадил оруженосца шевалье Гела за работу — точить их. Тот, потрясенный таким коварством рыцаря, которого он уже начинал любить, едва не плакал, когда вжикал железом для казни по точильному камню. Сам же Чика, то пальцем проверял остроту «инструмента», то поглядывал с вожделением на пленных… На мой взгляд он переигрывал, строя настолько кровожадные рожи. Но когда я посмотрел на пленных, понял, что телевидение со Станиславским сюда не добрались —  эти верили. Да и барон покойный был сволочь ещё та. Правда, без наших «столичных изысков». Юлька с нескрываемой злобой зыркала на меня, как будто я уже собственноручно пленников разделал и схарчил… Да еще и с особой жестокостью.
    Отче, молился… Может за меня, …а может за души пленников?
    Дживс был спокоен, как трансформатор. Он с чисто английской невозмутимостью смотрел на пленников. Странно, что этот его абсолютно спокойный взгляд пугал некоторых до явственной дрожи.
    Палач уже посадил на скамью первого приговоренного и ждал моей отмашки, чтоб начать порку. Тем временем рыцарь после короткого совещания с «кивалами» в трибунале, объявил:
    — Капитан замковой стражи — Лоше… помилован.
    — Бывшая баронесса Солели — свободна! И может отправляться на все четыре стороны, — он указал рукой на ворота. — Ей позволяется взять с собой трех слуг и трех воинов по её выбору… и только по ИХ желанию. Развязать!
    Баронесса — симпатичная девчонка лет двадцати с небольшим. У нее было красивое породистое лицо с капризно изогнутыми губками и как минимум третий размер. Услышав приговор, она с достоинством поднялась и облизнув губы, так  многообещающе посмотрела на Баярда, что я точно знал, где он сегодня будет ночевать. Выслушав приговор, баронесса встала и отошла.
    — Барон… Ваше баронство — конфисковано и переходит под руку Наместника. Бывший барон, Нико… — помилован. Приговор тот же. Он может отправляться на все четыре стороны, — он опять указал рукой на ворота. — Ему позволяется взять с собой трех воинов по его выбору… и только по ИХ желанию. Развязать! 
    Сидящие пленники по-разному встретили приговор барона. Кто-то порадовался, а кто-то с откровенной злобой смотрел на помилованных. Но общего у них было одно — у всех ненадолго появилась надежда. Ведь шестерых должны были помиловать. (А я внимательно смотрел и запоминал реакцию).
    — Ты? — палец рыцаря указал на последнего оставшегося — «повара».
    — Лонг Щербатый, ол Председатель. Я повар, Ваша Честь.
    — Выдаешься головой Наместнику.
    Лонг посмотрел на меня… и я очень искренне и радостно ему улыбнулся. Непонятно и отчего это его так передернуло?



Глава 16.

    Хорошему танцору — яйца помогают
    З. Фрейд. Искусство балета как сублимация профанации чистого разума.

    Молча выслушав приговор, Нико встал и, набычившись, смотрел на судью.
    — Что-то ещё? – вежливо поинтересовался Баярд.
    — Приговор окончательный? Вы больше никого не помилуете …Ваша Честь?
    — Ну-у… как сказать… — Баярд сделал вид, что на секунду задумался. — Тут воля Наместника — закон, — он кивнул на меня — сидящего с отсутствующим видом и потягивающим вино. — Он может изменить приговор.
    — Тогда к чему этот фарс?
    — Он может это сделать в исключительных случаях.
    Юный барон подошел ко мне и почтительно поклонился — копна нечесаных волос качнулась. Было видно, чего это ему стоило. Ха, совсем ещё пацан. Обычное лицо, чуть выдаются скулы с рваными пятнами багровеющего румянца, да блестящие от гнева темные глаза. За его плечом через секунду встал капитан плотный дядька лет под сорок с хищным профилем.
    — Ол Наместник, я прошу помиловать моих людей…
    — Хм, — я сделал вид, что только что обратил на него внимание, — зачем? Или вернее — почему, я должен их помиловать?
    — Они ни в чем не виноваты. Они выполняли свой долг и мой приказ.
    — Они простолюдины и мятежники. И будут казнены. Хо…
    Договорить я не успел. Я явственно так почувствовал, как капитан — решился. Он что-то режущее достал из-за спины и начал сдвигаться влево от барона, чтобы успеть сразу прыгнуть на меня. И ДОСТАТЬ! Любой ценой — достать…
    — А вот это напрасно…
    Моя рука быстро сдвинулась назад из-под стола, и едва дуло приподнялось над столом, как я сразу выстрелил. Заряд прошел поверх плеча барона и остановил начавшееся движение. Капитана скорчило и забило. Из его руки выпал нож.
    — Напрасно Вы это, капитан, — ещё раз, только уже сожалеющим тоном, повторил я. — У вас мальчики… ещё убивалка на меня не выросла… — я сунул пистолет обратно в кобуру. — Так о чём мы? — скучающе продолжил я, обращаясь опять к барону. — Ах, да — о казни… Так вот, приговоренные будут казнены. Но… но есть вариант…
    — Какой?
    — Вместо воинов умрете вы… и ваш капитан. Капитан, как я понимаю, уже согласен. Осталось дело за вами. Вы готовы?
    Барон задумался. Согласен — трудный выбор. Жизнь только начинается... Любовь у него какая-то там. К моему удовлетворению раздумья продолжались недолго. Он решительно тряхнул головой и сказал:
    — Согласен.
    — Ну вот и прекрасно. Да, ещё одна мелочь. Ваши воины — присягнут мне. Добровольно. Остальные будут отпущены. Те, кто не захочет.
    — Зачем вам это?
    — Зачем? — дальше я не смог удержаться и процитировал, Калягина из фильма «Здравствуйте, я ваша тётя!», со всеми его интонациями, — Это будет мой маленький каприз, шалунишка.
    Чем поставил беднягу в жесткий тупик. И больше всего, по-моему, интонациями. Думаю, не стоит говорить, что все пленники очень внимательно слушали весь разговор.
    — Чика, вина — барону! Эй, там развяжите воинов.
    Оттуда резко пахнуло ненавистью. «Эк меня не любят! И за что?», — мимоходом посожалел я.
    — Ну вот… можно приступать.  Построились!
    Чика торжественно принес ковш вина и очень аккуратно поставил на стол.
    — Чего там покрасивее посуды не нашлось? — прошипел я.
    — Нет! Они тут нищие, как церковные мыши, — так же шепотом ответил мне он.
    — Кто хочет присягнуть мне? — я обратился к пленным и тяжело оглядел неровный строй. — Бабы, вино и тройное жалование…
    Чуть подумав, из строя вышло пару бойцов.
    — Все? Больше нет желающих? Встать вон там отдельно. Ну вот — теперь ваша очередь, Нико. Это вино. В нем яд. Как выпьете — ваши воины свободны.
    Парнишка стоял, катая желваки — весь такой одухотворенный. Мысленно он уже был мёртв. Наверняка представлял, как над его могилой будут плакать прекрасные девы и сурово хмуриться воины. Или сложат в его честь баллады местные менестрели… Дурашка. Все его «подвиги» зависят от пиара. Этого, слава богу, он пока не знает. Не знает того, что война — это грязное ремесло. Что это — работа. И все выгоды, что от его подвига, что от войны — получат циничные дяди с холодными глазами. Эх… все это ему ещё предстоит узнать, но он ещё молодой — и это прекрасно.
    — Да барон, можете попрощаться с кем захотите. Ол капитан, — я помахал уже пришедшему в себя офицеру, — Вы следующий.
    Нико оглядел все вокруг, тряхнул головой и шагнул к столу.
    — Сколько пить?
    — Да сколько захотите…
    — И когда подействует?
    — Как сочтете до пяти сотен…
    Он решительно подошел и решительно отпил из ковша. Затем к столу подошел капитан, и ненавистью глядя на меня, доцедил вино и шагнул к своему барону.
    Все притихли. Ждали. Причем все с разными чувствами. Как-то погано я себя чувствую, после «поправления» мне мозгов Схогом. Чувствовать начал острее. Это… э… несколько отвлекает. Я встал из кресла и все невольно уставились на меня. Я картинно похлопал в ладоши.
    — Браво. На этом — всё! — торжественно объявил я. — Сим объявляю свое решение… Барон — оправдан! Баронство возвращается наследнику покойного барона — присутствующему здесь. Вы! — я указал на строй. — За верность своему барону — награждаетесь одним днем отдыха и бочкой вина. Все свободны!!! — я опять сел за стол. — Остальные могут принести мне поздравления. А мы считаемся… — гостями барона Нико.
    Несколько охреневший барон с непонимающим видом стоял и смотрел на меня. Впрочем, и у остальных вид был не лучше.
    — Позвольте, ол Наместник — разве в вине не было яда? — с совершенно потерянным видом задал мне вопрос Нико.
    — Право вы меня удивляете, — я с совершенно хулиганским видом подмигнул ему. — Право слово, ну нельзя же быть таким легковерным. Вы в своей глуши совсем одичали. Это была обычная проверка.
    — Но как… — парнишка слегка потерялся. И не мудрено, то — смерть, то — помилование.
    — Ну, а все произошедшее — можете считать моей шуткой.
    — Шуткой?! Вы проклятые имперские психи!
    — Кроме разумеется того, что вы и правда, переходите под руку Империи.
    Я возвысил голос, обращаясь уже ко всем:
    — Империя пришла сюда навсегда! И здесь будет порядок! — мои слова веско падали в настороженную тишину. Даже если мне придется убить здесь каждого второго.
    Все стояли и очень внимательно слушали. Я жестко оглядел все и добавил: — Те, кто этого не поймут — просто умрут. На этом всё.
    И уже гораздо тише добавил, обращаясь капитану: — Как вам вино, ол Лоше?
    — Отлично, ол Наместник!
    «Этот уже все сообразил — молодец».
    — Да, и ещё касаемо вас. Вы награждаетесь трехмесячным содержанием и… половиной имущества покойного управляющего.
    Капитан расцвел, но постарался не показать этого.
    — А вторая половина отходит воинам замка.
    Теперь заулыбались и самые сообразительные из них.
    — Жаль капитан, что вас не послушали. Вы ведь советовали — открыть ворота и принять мою руку? — я вопросительно посмотрел на него.
    — Да. Но откуда вы… знаете?
    — Неужели вы всё ещё считаете меня самозванцем? — я наигранно состроил оскорбленность.
    — Нет, что вы…
    — Вот и прекрасно. Имперская техника может очень многое, в том, числе и слышать и даже видеть, то, что нас интересует. Думаю, что пора вам выставить стражу. Да, и выкиньте эту парочку из замка, — я кивнул в сторону двух растерянных и стоящих  отдельно бойцов. — Не люблю неверных. Действуйте. ВСЕ — свободны! Занимайтесь.
    — Слушаюсь! — капитан мгновенно подтянулся и гулко стукнул себя кулаком в грудь — по местному отдал честь.
    — Что встали, бараны! Разобрать оружие…
    Во дворе закрутилась карусель действий, а в воздухе ощутимо «потеплело». Баярд пошел проводить баронессу до покоев, заодно и прихватив её «драгоценности». Надеюсь, она его отблагодарит как надо. Думаю вскоре, очень многие будут сильно расстроены своими ценностями. Отче только укоризненно покачал головой, когда я посмотрел на него. Чика погнал на слуг — он уже освоился и вовсю командовал, чертов тинэйджер.  Барон несколько растерянно продолжал оставаться рядом со мной, не зная, что делать.
    — Не мучайтесь барон. Сейчас разберемся с заключенными. А вам я дарю тех — в хлеву, которые пожелали предать своего господина. Что с ними делать — решать вам. Но я бы рекомендовал — вздернуть. Эта пара просто выбрала сторону победителя, более сильного и службу. А эти решили просто предать. Но… решать вам.
     Тем временем Юлька подошла, и нагло глядя на меня, уселась рядом на место Баярда.
    — Разрешите барон вам представить мою подругу — снайпер-сержант Юлия Федорова. 
    — Сержант? — эхом отозвалась она.
    — Да. За сегодняшнюю операцию присваиваю тебе очередное звание — сержант. Проставляться будешь?
    — Очень рад, ола сержант, — галантно подал голос, пришедший в себя Нико.
    Мы сидели во дворе возле стены, в тени от башни и ждали завтрак. Попутно вели высокоумную беседу. Обовшивленных и худых местных зеков мы отпустили. «Мы» — это Наместник. Был этот, как его «Мы — Николай Вторый». А я чем я хуже? «У русских — собственная гордость!». О! А зеки? Обычные крестьяне — недоимки, непочтение и ещё там что-то на «не». В общем — «ниачём».
    Я пригласил барона присесть к себе за столик. На кой мне переться в покои? Там насекомые могут быть… и вообще душно. А тут суета и всех видно. Кстати проходившие или пробегавшие мимо люди кланялись мне с искренним почтением. Урок был усвоен. И очень хорошо. В нашем праве уже никто не сомневался.
    — Что барон, вам понравилось, как мы захватили замок?
    — Оч-чень впечатляющая демонстрация силы.
    Нико уже отошел и стал опять нормальным парнишкой в меру любопытным
    — И заметьте барон — это только моя личная свита. А теперь представьте, если сюда придут легионы Империи. Да даже — один. Вас тут раскатают в тонкий блин. Все эти ваши, — я презрительно подвигал губами, — …укрепления.
    — Замки?
    — Да, замки. Теперь представьте обычный штурмбот…
    — Штубот….?
    — Э… — глайдер.
    — Глайдер?
    Вот чёрт! Попробуй объяснить человеку, не видевшему других транспортных средств, кроме телег и карет, что такое Имперская техника. Мать твою, долбаное средневековье!
    — Мысленно составьте два десятка телег парами, обтяните крепким железом и поднимите в воздух.
    — Оно летает?
    — Летает.
    — Как копус?
    — Как кто-о?
    Он изобразил руками, что-то летучее и очень большое. Я прикинул, местную фауну и мысленно поежился.
    — Птеродактиль?
    — Кто?
    — Ну такой большой… летучий. С пол двора.
    — Ну, да.
    Странный разговор слепого с глухим. Тут появился Чика и стал корчить мне рожи за спиной барона.
    — У тебя что, припадок Паркинсона?
    — Нет.
    — Ну так говори нормально, хакер ты мой яхонтовый.
    Чика как-то замялся.
    — То-то и оно, что хакер. А теперь переведи…
    «Хакер — взломщик…», — я мысленно перевел.
    — И чего?
    — «Мани, мани, мани…», — пропел Чика, немилосердно фальшивя. — И чего теперь делать? — Чика перешел на русский.
    Я сообразил и слегка задумался. Говенная ситуация. Сокровищницу баронов вскрыли (и я даже знаю кто!). Деньги уже у нашего неофициального казначея — Дживса. С одной стороны святое — трофеи, а с другой… — надо вернуть. Мы-то теперь типа союзники. Я-то сейчас эдак плавно подвожу парня к мысли принести мне присягу. По собственной воле. Дилемма…
    — Ладно, верните все на место. Барон… он же тоже народ. А мы с народом — едины. Эль пуэбло унидо - хамас сера венсидо!
    — Чего?
    — «Чего-о…?», — передразнил я Чику. — Рот-фронт, товарищ! Но пасаран![8] Эх, ты-ы… — босяк, поколения «Пепси». Вот это и клич, и протест, а не твоё… томление духа и пальцев в интернете.
    — И чего это я босяк? — оскорбился Чика, услышав только одно знакомое слово. — А «рот-фронт» я знаю — это шоколадная фабрика.
    — Слышь ты — шоколадная фабрика, иди отсюда. А ещё лучше, комп свой сюда притащи — будем барона впечатлять.
    — Я-то принесу. Но вот есть проблема.
    — Какая?
    Чика засунул руку в карман и достал оттуда часы. Обычные такие часы на кожаном ремешке. Достал и протянул мне.
    — Вот, нашел в баронской сокровищнице.
    Я рассматривал часы и обалдевал. Мысли метались в черепе как стая вспугнутых птиц. Часы обычные «Командирские». Только вот одна мелочь… ТУТ — их  не могло быть по определению. Вариантов было немного. Вернее два. Либо я рехнулся. Либо как красочно сказал Фарада в фильме: «Здесь прошли люди!!!». А конкретнее земляне. Это значит, что тут есть… порталы на Землю. По крайней мере — один. И он либо работает, либо сработал ближайшие лет пятьдесят. А это очень интересно — в свете того что сказал мне Схог. Не соврал мой волосатый собрат-телепат.

 Глава 17.

    Преодолеть тормозной путь отдельно от своего автомобиля – плохая примета

    Стоя рядом Чика аж приплясывал от нетерпения.
    — Иди. Я разберусь. Посмотри, может там, ещё чего интересное будет. И прекрати тут исполнять мне секс-родео.
    — Чего?!
    — А ты что не знаешь, что это такое? — протянул я.
    — Не-а, — очень искренне удивился Чика, но морду сделал кирпичом. Он знал мою привычку сообщать разные гадости с абсолютно серьезным лицом.
    — Секс-родео — это когда ты ставишь партнершу на четвереньки. Начинаешь медленно и плавно ласкать её… потом наклоняешься… и нежно шепчешь ей на ушко: "Твоя подруга делает это лучше…". ...а потом пытаешься удержаться следующие восемь секунд...
    Чика покрутил пальцем возле виска и ушел. Сделал вид, что обиделся. Барон с интересом слушал наш разговор, естественно не понимая ни слова. Я перешел на светскую речь.
    — Ол барон, вы извините, что мы тут немного у вас похозяйничали. Надо тренировать людей. Вы же понимаете. Ничего личного.
    — Да-да.
    — Вот принесли мне тут безделицу из вашей сокровищницы. Не подскажете, откуда она? — я показал ему часы.
    — Это отец привез, казнив какого-то проповедника. Очень странного проповедника. Странного и вредного. Он нес, что-то о всеобщем равенстве и братстве. И даже представьте — смел утверждать, что где-то построили «Государство мастеровых и крестьян». Вы представляете?
    — Действительно очень странно, — с воодушевлением поддержал его я. И мысленно тут же добавил: «Особенно если учесть, что трое из нас — точно оттуда».
    — А больше от того проповедника ничего не осталось? — вклинилась в разговор Юлька.
    — Было несколько монет, очень странных из бумаги и из металла.
    — А где они?
    — Бумажки сожгли, а монетки отец мне оставил играть. Как напоминание о том, что вредные идеи иногда опаснее меча.
    — И где монеты сейчас?
    — Они потерялись. Хотя… одна должна быть у капитана.
    Я вздернул в удивлении брови.
    — Когда я был маленьким, он учил меня мечу и прочим премудростям. И тогда я наградил его. Пробил монетку и наградил…
    Позвали капитана Лоше. Тот сильно удивился нашей просьбе, но сходил и принес «награду». Охренеть! 5 рублей 2001 года. Мы с Юлькой переглянулись.
    «Все страньше и страньше!». И страньше не то, что монетка дорогая, а то, что она 2001 года. Временной интервал попадания сюда сильно сужается. И мало того, получается, что тут есть поблизости портал. Портал, нуль-транспортер, рабочий репликатор… как не назови есть устройство переноса. И оно ещё десять лет назад работало. Хотя репликатор вряд ли. Что-то там по энергии не то и Нона об этом бы знала. А вот, пожалуй, какой-то портал «чужих» вполне может быть.  Вот ведь хрень!
    — А что часто тут попадаются такие странные проповедники или может странные люди?
    — Бывает… В последний раз такого забрали орденские братья. Строго приказано задерживать таких и сообщать о них.
    — А что за Орден? И кстати где ваш священник — что-то я его не вижу?
    — Отец Арчибальд в деревне. Провожает в последний путь старосту. Тот поранился на охоте и сгорел за пару дней от лихорадки. А вот про орден я даже и не знаю, что сказать? 
    — Вы понимаете Нико, вот какая штука я о вашей местной политике только и знаю, что она есть. Вы уж расскажите мне о ситуации в целом. Мне вообще эту планету — отдали в лен.
    Надо было видеть его глаза в этот момент. Но удивление прервал забытый мной повар. Он, увидев какого-то «гопника» тащившего бочку мимо него, заорал:
    — Ты куда это масло тащишь, отрыжка коровья?! Вам вина бочку выдали, а не масла! Ну-ка отнеси на место!!!
    «Надо же какой профессионал? Ему тут может «вышак ломится», а он про службу не забывает. Орел!», — мельком подумал я, а вслух высказал совсем другое:
    — Вот и наш последний осужденный. Совсем я про него забыл. Иди сюда, шахид-неудачник. (Шахид было произнесено естественно по-русски).
    Он подошел. И сделал предельно невинную рожу паскудник. Настроение у меня было хорошее, убивать я его не собирался, а чем наградить, пока не придумал. А он заслужил! Хрен теперь Чика, куда сунется — без разведки. Уж я постараюсь! Постебаюсь всласть, чтоб он покрепче это запомнил — сливоносец! И решил я приколоться.
    — Ну что ж, самое малое чего ты заслужил — петля. А вот чтобы помнили про мою доброту, я выполню последнее твое желание — если это в моих силах или в моей власти. Любое. Думай. Только недолго.
    — А ежели не сможете, Ваша Милость?
    — Ну, если не смогу, — я картинно развел руками, — то помилую.
    Вспомнив короля из «Обыкновенного чуда», я добавил:
    — Кубок вина и палача! Вино — мне, остальное — ему.
    Думал повар недолго.
    — А можно я прошепчу желание вам на ухо? — внезапно попросил он.
    — Давай! — я заинтересовался.
    Он подошел, наклонился и прошептал… Все с нескрываемым интересом смотрели на меня. И барон, и Юлька, и палач, и даже воины — только те украдкой. Я почесал в затылке и скомандовал:
    — Развяжите его… — он свободен! И от меня ещё жалуешься монетой. Подойдешь за ней к господину Пассу, он выдаст. Иди.
    Я основательно и смачно отхлебнул вина — все заинтригованно смотрели на меня. Первой не выдержала Юлька:
    — И чего же он пожелал?
    — То, что точно могу сделать — но не стану.
    — Терновский! Не тяни — говори. Так что он пожелал?!
    — Он попросил меня поцеловать его…
    — Поцеловать?! — изумление у Юльки… да и у всех остальных было неподдельным.
    — Ага. Он попросил его поцеловать в те уста, которыми он не говорит по-антагски… — сообщил я с абсолютно каменным лицом.
    Секунда у присутствующих ушла на осмысление моего ответа — потом грянул здоровый такой смех. Даже не смех, а скорее ржание и я почувствовал, что лёд между мной и всеми присутствующими, был сломан. Они, от души смеясь, принимали меня в свои — в нормальные люди. За эдакую шутку я отпустил наглеца, вместо того, чтобы тут же вздернуть… А повар? Повар — становился героем.
    Что он просил на самом деле, я никому не скажу. Да это никому и не интересно. А вот то, что современная молодежь не читает классики — того же Шарля де Костера. Это… это — плохо. Потому что «Пепел Клааса стучит» и «в мое сердце!». Так то!
    Наслаждаясь хорошим днем, я продолжил беседу с бароном и узнал много интересного.
    Странные люди появлялись. Но вот поскольку тут все время шла война, то странными воспринимались только блаженные. Остальных, как правило, тут вешали не заморачиваясь. Непонятно, но ладно. Орден был. «Орден Света». (Название непременно должно быть самым звучным и манерным). Воинствующие попы. То ли местная инквизиция, то ли военный орден — я пока не очень разобрался. С железом тут конкретный напряг. Дорогое оно и мало. Есть медные рудники, добывают уголь и свинец. Есть местная «Зона» или «Руины». То место где лазят местные сталкеры. Как же без этого? Вот же мир. Не так уж не правы были разные писатели, описывая фэнтезийные миры. Только вот магии тут нет. Есть на уровне преданий и легенд. И мы как раз и есть для местных — могучие маги из прошлого. Охренеть.
    Пока мы беседовали, выкатили обещанную мною бочку вина. Стали жарить и парить. Вокруг царила атмосфера праздника. На меня глядели с уважением и доброжелательностью. Надо же? Отними у человека все, а потом верни обратно и уже благодетель. А если пообещать ещё чего типа «светлого будущего» так вообще — отец родной. Вот ведь люди. Ничего не меняется. Как велись люди на разную туфту и кружева словесов — так и ведутся. Не так уж не правы церковники с их лозунгом: «Судите по делам его».  Отче вон времени не теряет — уже проповедует десятку воинов что-то. Судя по его одухотворенному лицу, нашел благодатную почву для божьего слова. Ладно, дать людям — Веру… это тоже дорогого стоит.
    Кстати, причина нелюбви к папе оказалась банальна как мир. Папа — решил, что наследником будет сводный брат барона. А сам барон — был бастардом. О как. Он и был наследником, пока не появился — законный сын. На это наложилась несчастная любовь. За барона выйти это одно, а вот за нищего совсем не то. Тем не менее, барон к его чести держался молодцом.
    Проснувшись с утра, я поразился только одному — голова у меня не болела. Совсем. И вчерашнее припоминалось без труда.
    Притащили бочку вина, достали мяса и началась всеобщая пьянка. Надо же? Я думал, мне придется возглавить это действо, но куда там. Оказалось мсье рыцарь — совсем не дурак выпить. Раньше-то он это только на словах. А тут дорвался до бесплатного… и возглавил. Нет всё-таки воспитание и среда обитания великая вещь. Он ещё давеча распотрошил оружейки и вооружился. Добыл себе здоровенный меч и гордо привесил его себе на пояс. А когда Чика спросил его:
    — На хрена при нашей технике тебе ещё и такая ненужная железяка…
    Внезапно рассвирепевший рыцарь сначала едва не рубанул его этим «ненужным» девайсом. После чего рубанул по столу, развалив его пополам. Я слегка охренел. Столик был едва не в ладонь толщиной и как бы ни дубовый. Это сколько ж дури в нас вложили?! К силе привыкаешь… но вот так - воочию, увидеть её на примере… это сильно! А потом он под восторженными взглядами разразился речью на тему того что техника это — хорошо, но верный меч его никогда не подводил и не предавал.
    — Да-а!!!? — заорал в ответ Чика и, схватив чей-то шлем, подбросил его в воздух, после чего выхватив бластер, сжег его в воздухе. — Что ты на это скажешь!?
    После чего верящий в технику, как в бога, Чика предложил поспорить. Пришлось волевым усилием приказать выпить мировую. Кто что, а я смотрел на лица людей, которые впервые увидели действие нашего оружия. Молодцы. Они правильно поняли. Особенно те, кто надо — очень впечатлились и сделали правильные выводы. Уважения именно ко мне почему-то прибавилось. С таким раскладом было понятно, что раскатали бы в тонкий блин замок и в прямой атаке.
    В общем, повеселись от души. Замок можно было наверно взять голыми руками. Усугубили, как говорится. Особенно когда меня пробило сказать что: «Раз я — здесь! То и неху… нечего беспокоиться! Фирма гарантирует…». Стали выяснять, что за «фирма». Пришлось сказать, что «фирма это — сила!» Теперь боюсь, появятся и тут фирменные вещи. Как я поднимался в покои… припоминалось с трудом.
    Выругавшись… шепотом, я вскочил. Юлька осталась спать. Не, клёво! Точно ничего не болит, как и не пил. Судя по солнцу — часов десять утра. Надев штаны и застегнув ремень с кобурой, в которой был ИП, я побежал на зарядку. Правда, дверь пришлось разблокировать. Пьяный — пьяный, а службу помню. Я чуть не надорвался, пытаясь максимально бесшумно подвинуть шкаф, которым заблокировал дверь. А вчера двигал одной рукой. Черт-то с ней, с зарядкой, надо скорее инспекцию провести. Кто где узнать. Пробежать удалось метров десять. Вот людям не спиться! Какая-то девка волокла корзину с бельем по коридору. За ней стоял стражник. Тормознув её я приступил к экспресс-допросу. Вот деревня! Все про всё и про всех знают. И даже наши клички.
    — Чика где? — спросил я её.
    — В покоях барона они спят, — она махнула рукой себе за спину, в сторону стражника.
    — Дживс?
    — Они давно встали и сидят в библиотеке.
    — Баярд?
    — Они баронессе стихи читает.
    — Чего…??? Стихи!!! — я удивился так, как давно не удивлялся.
    — Да, — с простым и бесхитростным лицом подтвердила она. — Душевные и жалостливые. В некоторых местах баронессу так пробирало, что стоны бедняжки, на кухне было слышно.
    — А-а… Понятно...
    — Отче где.
    — Он беседует с новыми христианами.
    — С кем?!!! — я думал удивить меня больше невозможно. Как оказалось - я ошибся. Она сумела.
    — Многие вчера поняли, что веру в Пресветлого извратили. Раньше его звали — Христос. Это жадные священники сделали специально.
    — Оху…ох удивила ты меня, говорливая.
    Сзади девчонки раздался сначала душераздирающий скрип, потом душераздирающий стон. Вслед за ним появился Чика.
    М-да! Он воспринимался, как горестное повествование о судьбе очередного «героя», а скорее даже «героини» из скорбного «Дома» для умалишенных, что скромно обозначили на телевидении — номером «2», и даже показывают ежедневно для всех желающих. Вот только излишне ретивые корректоры вырезали подзаголовок передачи — «Как не надо жить!». И после этого передача многими стала восприниматься весьма негативно. В общем, «героя» было сильно жаль, настолько, что хотелось дать ему взаймы.
    Глядя на меня воспаленным взором, он прохрипел:
    — Выпить есть?
    — Конечно! Пойдем со мной!
    Стоная на каждом шагу, он пошел за мной. По дороге я раздумывал, о том, что не может быть — чтоб починили организм только мне. Но похмелье это как-то трактовало именно так. Я довел его расхристанное тело до кухни, где ловким зацепом за ноги и толчком в спину плечом, отправил в здоровенную бочку с дождевой водой. Раздался дикий вопль.
    — Как закончишь водные процедуры… «ихтиандр» — тебя ждет незабываемое, — таинственно пообещал я.
    — Что-о-о… — полузадушено прохрипел Чика.
    — Тебя мой «конь тыгдымский» — ждет пробежка вокруг замка. И я не шучу. Пить — ты так и не научился! Вечером небось добавляли?
    — Да-а…
    В ответ раздался только мучительный стон.
    Ладно. Отдохнули и хватит. Больно дел у нас очень много.

Глава 18.

    Лучше вбитый шуруп, чем вкрученный гвоздь.
    Прошло четыре месяца с того момента как мы захватили свой первый замок. Было много разного… Но теперь власть укрепилась, и я и вправду стал - реальным Наместником. Мы наладили сообщение, проложили новые дороги. Накормили население… хотя… население и так было достаточно сытым. А! Мы прижали аристократов и стали строить демократию. На этом, в общем, и все. Вскоре мне обещают назначение в Центральный Мир. К благам цивилизации…
    Вот интересно? Я что так и буду думать - такую хрень, если стану Наместником. Вернее если доживу.
     А пока… пока два десятка воинов (мой десяток и десяток во главе со своим бароном) пылили по дороге. Кругом природа. Наша дорога органично влилась в центральный тракт. К моему удивлению он достаточно прямой и с канавами для дождевой воды. Едем мы уже - неделю, не скрываясь. Управление конем я уже более или менее освоил. Бегут рядом снуки — это местное название собак. Те, которые динозавры. Не знаю кому как, а мне с ними общаться нравилось. Я чувствовал их эмоции — очень чистые и незамутненные. Мы поймали их на третий день. Вернее поймал их я. Ещё проще я услышал… черт, не знаю, как сказать — призыв-просьбу… что ли. Короче, небольшая семья снуков охотилась — мать натаскивала щенков и нарвалась. Какой-то там …птерикс — здоровенная такая животина с рогами и воротником-жабо вокруг шеи, пырнула маманю в живот. Местные звали его — ольр. Они гнали «теленка» ольра и залезли на цивилизованные земли. Вот сидела эта парочка возле умершей матери и плакала. Ментально плакала. Вот и взял я над ними шефство. Они сообразительные оказались. Где-то на уровне ребенка лет трех-четырех. Простейшие команды они выполняли просто идеально. Я для них был — вожаком. А воины вокруг моей стаей. Так что трений не возникало. Кроме разумеется того, что их сильно боялись. Назвал я их — «Малыш» и «Карлсон». И ни с кем не советовался! Ибо не фиг. Сам — умный. А-то стебаются тут некоторые… земляне.
    Дорога была достаточно оживленной. Ехали и шли крестьяне, попалась несколько купеческих обозов с очень многочисленной и вооруженной охраной. Попалось несколько бродячих монахов в рясах. Что поражало — это то, что монахи в рясах, крестьяне в домотканой холстине… в общем, какое-то почти полное соответствие Средневековью. Нашему. Кроме конечно огнестрела. Огнестрел был на уровне кремневых ружей — но всё-таки. Но вот благостной картинки не получалось.
    О войне говорили сожженные деревни и хутора. Заброшенные поля, дороги, уходящие в стороны и подзаросшие травой, забитые крестьяне… и страх. Страх, который кажется, витал в воздухе. Любая вооруженная группа могла оказаться — врагами. Могли выстрелить или ограбить. Мы шли привычной походной колонной. Готовились только тогда, когда впереди появлялась вооруженная группа. Тогда и перестраивались уступом. Вперед в авангард выдвигалась  пятерка воинов в «бронниках». Чика, Отче, я, Дживс и барон — состояли ядро. Чуть впереди, но ближе к краю дороги выстраивались десяток других, чтоб не перекрывать нам сектора стрельбы. Потом шла двойка — снайпер и штурмовик-охранник. Юлька и рыцарь. За ними следовал арьергард, ещё пятеро воинов с огнестрелом. Вот такая диспозиция - для встречи других отрядов на дороге.
    Пока бог миловал, но везенье продолжалось недолго. «Комары» при нашем движении были полезны, но малоинформативны. Как только они засекали подходящую цель, туда отправлялись «Шершни» и передавали картинку. Одну из трех телег взятых для походного барахла — оккупировали мы, и картинка передавалась как сидящему Чике на ноут, так и в шлемы лежащие там же. В общем, застать нас врасплох — было очень проблемно. К тому же вдоль дороги шныряли Малыш и Карлсон — изредка притаскивая всякую дрянь, которая их заинтересовывала. Как-то раз они порадовали мою «самку». Подкрались на обеде и аккуратно положили дохлую крысу ей на колени — помогли пообедать. Вот визгу-то было! Причем почему-то обвинили во всем — меня. Вот уж воистину — женская логика. Причем тут я?!
    Я ехал и медленно наливался злобой. Нет, ну что за люди? Кругом — благодать… юг. Температура около тридцати — не душно. Настрой тут курортов и шинкуй бабки. А тут?! То сожженный постоялый двор, то висит кто-то — воняет на всю округу, то вороны падаль жрут.
    Воевали тут за все. Вот этого я понять не мог. То — за честь, то — кровная месть, то — из удали. У меня потихоньку начиналось создаваться впечатление, что тут все немного сумашедшие. И даже не немного. Я никак не мог уловить систему. Бред какой-то. Получается, что тут все воюют против всех. А это странно. Очень странно. Куда тогда смотрит король? А вот то, что покойников среди благородных до хрена — это точно. Если удастся стать тут «Верховным», тогда точно надо прекращать тут эту «вольницу». Охреневшие от безнаказанности феодалы — это слишком сурово для моего изнеженного демократией ума. Грязь, вонь, дрянная жратва, скука… все это переплавлялось у меня внутри в гремучий коктейль. Если кто думает, что наша компания ехала, тупо предаваясь праздности. Таки, я вам отвечу — такого несварения в мозгу я не могу допустить.
    Единственное, о чем не пишут книги про средневековье — это жуткая скука и сводящая с ума неторопливость. Попробуйте пешком пойти куда-то неделю пешком — вот это засада. Обслуживание лошади тоже занимает кучу времени — кто б это знал.
    Да, лошадь занимает время! А вам кто сказал, что благородные доны должны заниматься черновой работой? А-а… это вы так подумали? Открою маленький секрет. Я до переноса сюда, всегда думал и на кой черт нужны все эти оруженосцы. Оказалось это практически незаменимые люди. Это слуга — за всё! Огонь развести, коня обиходить, меч наточить… и т.д. Их как воинов не считают. А чтоб остальные — не такие благородные доны, не застоялись — они бегали и отрабатывали всякие хитрые схемы. Первый день — как только они начали бегать, кое-кто из местных поначалу хихикал и втихую крутил пальцем у виска, когда думали, что я не вижу. (Тут, правда, обозначая этот жест, стукали себя ладонью по лбу). А вот на второй день пошло практическое слаживание. Каждому дали по пятерке… и теперь уже они побежали. На третий день меня прокляли все — поминая чью-то маму и родственников тихим незлобивым словом. В общем, старались по мере возможности разнообразить скучное путешествие. Кто как. Отче втихую, по-моему, сделал тут всех — христианами.
    День девятый принес плохую погоду. Натянуло тучи, и несколько раз прошел короткий дождь, основательно прибивший пыль. Посвежело. Зонтиков тут нет, так что порывистый ветер, бросавший в лицо пригоршни дождя, невольно заставлял сильно морщиться.
    — Кэп! Впереди засада! — заорал Чика.
    Я в это время болтал с Юлькой на тему организации курорта. Она настаивала на том, что семейный бизнес лучше. Я ратовал за наемную рабочую силу. Чисто умозрительный спор, чтоб время скоротать. Спор мы вели совершенно в не парламентских выражениях, поэтому словарь барона Нико ехавшего рядом существенно обогатился. Особенно когда Юлька стала в качестве доводов перечислять мои умственные способности и достоинства. Бедняга барон совершенно не привыкший к такой открытости и жутко зашореный своим дурацким воспитанием — внимал, открыв рот. Я подъехал к нему, как и остальные из нашей компании. Подтянулись и остальные любопытствующие.
    — Ну и…!? Чика, ты совсем страх потерял! Чего орать? Тихо — позвал, тихо — сообщил. Вон, мля, бойцы засуетились.
    — Да ладно тебе. Я ж хотел как лучше…
    — А получилось как всегда! Докладывай, где — кто — сколько?
    — Пятьдесят три человека. Вооружение; фузеи, копья, палаши. Одна пушка. Расстояние — три тысячи. О нас не подозревают. Дозор — две двести.
    — Дай-ка мне шлем, я сам посмотрю, — за мной следом надели шлемы и остальные. Включилась общая связь.
    — А и до хрена же их тут, — вежливо высказался Баярд, увидев картинку от трех «Шершней».