Скачать fb2
Казейник Анкенвоя

Казейник Анкенвоя

Аннотация

    Новый роман Олега Егорова, публикуемый на Либрусеке вслед за «Вепрем» и
    Девятым чином», способен ввергнуть даже самых преданных поклонников творчества автора в состояние, лучше всего определяемое коротким словом «шок». Что произошло? Мы помним изящно-абсурдных, восходящих к традициям Кэрролла и Милна «Подбитых ветром», безысходно-мрачного, пугающего своим мистическим реализмом «Вепря», головокружительную детективную интригу «Смотрящих вниз», абсурдные злоключения героя «Девятого чина», потерявшего своего ангела-хранителя…
   
    На таком фоне «Казейник Анкенвоя» поражает не только предельной (а часто и запредельной), исповедальной откровенностью, но и необычным для жанра романа ужасов обилием чёрного юмора, иногда совершенно зашкаливающим. Роман ещё до своей публикации вызвал немалый скандал: современники автора, чуть ли не анатомически описанные в «Казейнике», обвинили Егорова в клевете, безмерном цинизме, мизантропии, русофобии и других смертных грехах (впрочем, подобные обвинения ещё со времён «Вепря» сделались вполне традиционными). К сожалению или к счастью для них, «Казейник Анкенвоя» адресован совсем другой возрастной аудитории – нынешней думающей молодёжи. И все же «Казейник» оставляет двойственное впечатление. Что в сухом остатке? Крайняя озлобленность автора, вызванная окружающей реальностью, или все-таки глубокое предвидение неизбежных и чудовищных последствий нашей беспечности?
   
    Роман во многом автобиографичен, как и все тексты Егорова, бескомпромиссен и выделяется редким в современной русской литературе вниманием к слову (черта, ставшая визитной карточкой автора).
    «Читать правду о себе неприятно. И тяжело», - пишет Олег Егоров.
    Но оно того, поверьте, стоит.


КАЗЕЙНИК АНКЕНВОЯ


ОТ СЕБЯ

    «Правду говорить легко и приятно», - утвердила как жизненный принцип моя жена Юленька Белявская. Согласен. С уточнением. Легко и приятно говорить правду о других. О себе неприятно. И тяжело. Если в списке ваших пороков нет того, что проявляется в публичном обнажении интимных частей своего тела с целью самовозбуждения. И я определенно не оценщик чужой низости. Я со школьной скамьи сторонился людей с оценками. В начальной школе 2-го военного городка, где меня приняли в октябрята, мы еще сидели на скамьях. Детская политическая партия «Октябрята» произошла от Октябрьского мятежа, совершенного экстремистами, называвшими себя для конспирации «товарищи». В реальности они сплошь были соперники, и довольно скоро перебили друг друга. «Друг друга» опять же для конспирации. Сами понимаете: друг друга не перебивает, пока не выслушает. Общий вопрос моих критиков: «А для чего, товарищ писатель, все эти затасканные факты?». Частный ответ: «А для того, господа критики мои, что роман этот написан для старшеклассников и студентов. По сути, это роман ужасов, изложенный в духе автобиографического реализма. А ужасы, как известно, молодежный жанр. И кто-то из юных читателей может не знать упомянутых здесь и далее фактов нашего с вами прошлого». Гипотетический вопрос моих доброжелателей из отряда сверстников: «На кой хрен еще одну антиутопию сверстал, мракобес ты вшивый?». Практический ответ: «Посмотрите на себя, отцы-доброжелатели. Это не утопия и не «анти». Это место, где мы живем, и какое оставляем нашим детям в наследство, чтоб мы им подавились. Почему так? Потому как заметила Вика-Смерть: «Однова живем!». И вам, господа моего поколения, читать этот роман я категорически не советую. Читать правду о себе неприятно. И тяжело.

   



ЧАСТЬ 1. КАЗЕЙНИК

СЛОВАРЬ И Я. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

    Славик, Славчик, Славун, Владислав, так его назвали разные обитатели.
    Для меня он был Словарем, и останется им. За любовь угаданными словами бумажные квадраты заполнять. И за то, что имел он уйму баб. И высшее государственное образование. Это подтверждала картонная обложка от книги под названием «Диплом». Страниц у нее внутри не было. Потому, содержание книги я пересказать не могу. Здесь другое важно. Я иногда знал кое-кого из людей образованных, что называется, с техническим наклонением. Потом еще слышал о людях, образованных с разных сторон. И только Словарь исключал даже попытку достигнуть уровня Словаря. Ибо само понятие «высшее» содержит превосходную степень и единственное число. Допустим, высшая государственная должность. Президент Герцеговины. Так и высшее образование. То есть, дальше сунуться уже некуда. Образовался мужчина. Внешностью Словаря, согласно расценкам женщин среднего поведения, Бог тоже не обидел. Хотя мне слабо верится, что Создатель такого сложного устройства как вселенная и такой элементарной мелочи как частица какому-нибудь бабнику вплотную рыло кроит. Но это историческое отступление. Как из Москвы русской армии, чтобы уберечься для последующего освобождения города Лейпциг. Отступление, но не бегство, ибо внешние данные Словаря я так же сохранил во всей подробности: узкое лицо, тонкий нос, подбородок не помню, и сорок второй с половиной размер подошвы. Еще Словарь аккомпанировал на гитаре и пел про Беловежскую пущу. Когда пел, слегка прищуривался. Биография Словаря, начиненная взлетами и падениями, была в каком-то смысле примерной. Много в ней имелось пробелов и купюр. Но за отдельные факты я ручаюсь. За факт, что Словарь отдал часть юных лет своих тройному прыжку. Страна победившего собственный народ социализма прыжки на широкую ногу поставила. Прыгуны «перекатом» или «ножницами» укрепляли ее престиж в международной политике. Тройные прыгуны тоже были на хорошем счету. Но заметных высот в намеченной области Словарь не достиг. Хотя районные соревнования выигрывал.
    - Толчок у меня слабый, - сознался он мне как-то за дюжиной пива. - Икроножная мышца подорвана. Я ведь с чердака начинал.
    Школу Словарь окончил с отличием сразу по двум дисциплинам: физкультуре и спорту. Подобные успехи открывали Словарю массу возможностей получить сантехническую должность в провинции. Однако его максимализм требовал большего. «Москва стоит массы», - сказал он себе твердо. Но прямая дорогу в столицу была для него еще закрыта, а путь окольный был не близким. И Словарь поступил на курсы вождения. Оттуда его срочно призвали в армию. Внутреннее войско испытывало острую нужду в части водителей, имеющих спортивную подготовку. Часть водителей, куда направили Словаря, размещалась в Грозном городе. И как раз, чеченцы, перемещенные Сталиным после освобождения от немецких захватчиков куда-то в казахские степи, довольно бойко потянулись на родную возвышенность. Дома их были заняты перемещенными одним и тем же Сталиным степными казаками. Чеченцы начали борьбу за гражданские права. В тот момент их борьбу затрудняли серьезные перебои с поставками табельного оружия. Внешнее войско в тот момент еще не разложилось до нужной кондиции. Поэтому чеченцы бунтовали в мегафон. Дай Бог нам всем увидеть нерусский бунт, осмысленный и милосердный. Чеченцы построились на центральной площади у горкома и начали схватку. Состязание завершило внутреннее войско, пригнавшее на площадь грузовики, где временно поселили бездомных чеченцев. Колонна, ведомая головной машиной сержанта Словаря, умчала их в степь. Обратно чеченцы добирались пешком. Добравшись, они сменили активную борьбу на тренерскую работу. Спустя пару лет Словарь оставил срочную службу ради заветной должности слесаря-водопроводчика именно, что в Москве. И здесь настала пора тебе, читатель, уяснить, отчего манила Словаря профессия, столь далекая от романтики. Представь собирательный образ его приходящих отцов. Сначала один отец пытался интуитивно собрать сливной бачок из резиновых и металлических фрагментов. Потом следующий. Потом еще какой-то. И все они пасовали в итоге. Бачок отказывался работать на них. В итоге все они лезли за помощью к татарину-сантехнику. Татарин приходил, щупал где-то, вздыхал и делал производственные выводы: «Тут, папаша, нужен слесарь-водопроводчик, а не просто». Починить старый бочок татарина уговаривали отцы-милиционеры, отцы-чертежники, и даже отцы без определенного рода занятий. За пятерочку.
    За ту самую пятерку, что Словарь никогда не получал даже на день рождения. Взамен ему книги дарили по 46 копеек с мелочью. Словарь тогда думал, что на подарок слесарю-водопроводчику отцы бы и червонца не пощадили. В принципе, верно думал. Идеальный слесарь-водопроводчик представлялся ему кем-то вроде Бога. Никто Бога не видел, но все знали, что Он есть. По крайней мере, набожная тетка по материнской линии знала точно. И если всмотреться в mirabile futurum, водопроводное творчество Создателя отмечено в скрижалях эволюции. Здесь и четыре ледниковых периода, и та же утопия, когда хляби небесные разверзались, и пар как основа круговорота. Водные процедуры в планетарном масштабе один к одному. Но здесь опять историческое отступление. Вроде будущих сионистов после того, как Создатель еще и Моисея водопроводному делу обучил. Моисей провел будущих сионистов через воды морские, точно блох сквозь пробор на голове Посейдона. Отступление, но не бегство, ибо я знаю путь Словаря к достижению цели. Чтобы закрепиться в Москве, Словарь действовал поступательно. Он поступил на вечерний факультет МГУ, получил временную прописку в общежитии на улице Колодезной и сразу оказался в шаге от заветной должности слесаря. Еще не слесарь, но стажер, мой товарищ на троих отметил это радостное событие в кафе «Синяя птица». Не считая меня, успех разделил его новый сосед по комнате армянин Геннадий и подруга со второго этажа по фамилии Воронова. Отметка стала рублей в 25. И с собой еще принесли на 3.62. И на 1.12 вермута. Суммарно 29.74. Всего 26 копеек не дотянули до тридцатки.
    Но подруга Воронова заказала коктейль с пластмассовой трубочкой и покрыла недостачу из собственных сбережений. В общежитии на Колодезной улице женщины жили через этаж. Словарь жил на первом этаже, а женщины жили на втором. Эта особая мера защиты, принятая комендантом общежития Евгенией Антоновной, должна была обуздать порочные склонности Словаря и подобных ему охотников до слабого пола. Но охотников, подобных Словарю, природа не знает. Довольно скоро Словарь понял, что каменная лестница в конце коридора вела на второй этаж. «Женщина есть лицо неприкосновенное, - внушала Словарю комендант Евгения Антоновна, прижимаясь к нему ночью под одеялом. - А когда у тебя с мужиками серьезно, лучше выбрать кого-либо из подруг для поддержания регулярных отношений». Комендант Евгения в иносказательной форме деликатно рекомендовала себя. Но кого-либо одного для регулярных отношений Словарь уже выбрал. Причем сразу, как прописался в общежитие. А именно, подругу по фамилии Воронова. Это историческое опять же отступление. Как однажды сам Гальба отступил перед варварами. Но он их попросту в дальнейшую ловушку заманивал. Я же с тобой лукавить не стану, читатель: блудливых подробностей совокупления женщин со Словарем в моей безумной книге ты не ищи. То есть, будут, конечно, и блудливые подробности, но только без Словаря и без книжных иллюстраций. Пока же я намерен вернуться к сравнительному жизнеописанию Словаря. Когда подруга Воронова заказала коктейль с пластмассовой трубочкой, армянин Геннадий отобрал у нее трубочку. Геннадий, назначенный обучить Словаря азам профессии, на примере трубочки объяснил официанту как быстрее сделать наружную резьбу. После трех шестидесяти двух, помноженных на один двенадцать, Геннадию уже было все равно кому выкладывать приемы слесарного мастерства. Когда ему приспичило, Геннадий в два счета растолковал соседу по малой нужде, как быстрее сделать наружную резьбу на примере собственно мужского достоинства. Возможно, сосед принял это за грубую мастурбацию.
    Я пишу «возможно», поскольку допускаю существование всего, что ни есть. Иными словами, я допускаю существование мистики, параллельных миров, артефактов, черных дыр, кротовых нор, зеленых карликов и оторванной пуговицы от плаща, пропавшей где-то в недрах моей квартиры. Так или иначе, но сосед по малой нужде загнал Геннадия в свободную кабинку, нагнул головой в унитаз и проверил действие сливного бачка. Бачок был в исправности. К столу Геннадий прибыл умытый и задумчивый. В период нашего короткого знакомства Геннадий регулярно ставил меня в тупик. Его простодушная логика решительно сбивала меня с толку, заставляя усомниться в привычных истинах. Когда он криво поклеил обои в комнате моего товарища Устинова, я обозвал работу Геннадия халтурой.
    - Халтура за деньги, - тотчас последовала его реплика. - А здесь я бесплатно клеил. Здесь я шефством беру.
    Чтобы как-то прикрыть его шефство, я присобачил на стену плакат-репродукцию с картины «Женщина, взвешивающая жемчуг».
    - Стыдно посмотреть, - тотчас последовала реплика Геннадия. - Халтура.
    - Разумеется. Вермеер за деньги писал.
    - Халтура, как видимость, - развил Геннадий. - Обман товарища. Подделка чистой воды.
    - Да, это копия, - не стал я оспаривать. - Подлинник экспонируется в Национальной картинной галерее города Вашингтон.
    - И там копия. Подлинник, я так себе думаю, на кладбище. Все ваши картины для видимости. Списанный материал.
    - Это искусство, Геннадий, - попытался я оправдать в его глазах труд величайших мастеров. - Красота, если угодно. «Красота спасет мир», ты слышал такое выражение?
    - Грубое выражение, - убежденно ответил Геннадий. - Искусство произошло от слова «искусственный». А искусственный значит не настоящий. Сплошная подделка. Вопросы?
    - Один. Ты где набрался этого дерьма?
    - Я всего-то принял по сто пятьдесят. Портвейн «Кавказ». Хороший. Будешь?
    Портвейн «Кавказ» отбил у меня охоту спорить с Геннадием на весь остаток жизни. Это ретроспективное отступление я посвящаю всем искусствоведам, и на том спешу вернуться к Словарю. После отмеченного в кафе «Синяя птица» судьбоносного поворота, встречал я его довольно редко. Вернее, часто. Фактически тогдашнее бытие определило мое сознание, как помраченное. А помраченному сознанию трудно оценить частоту каких-либо встреч. Словарь, между тем, погрузился в атмосферу новых для него впечатлений. Погружение первое. Словарь удручен и разочарован. Детские мечты его на поверку оказались досадной химерой.
    - Хорошо там, где нас нет, - философично изрек армянский наставник Геннадий, вытаскивая Словаря из ямы с нечистотами на месте прорыва городской канализации. Разочарованный в избранной профессии, Словарь еще пару лет занимался трубами, вентилями, прокладками и разводными ключами. За истекший период он вступил в партию, стал членом комиссии по распределению жилплощади, получил картонную обложку от книги «Диплом», женился, снял носки, лег спать и проснулся чиновником. К тому времени я вышел из комсомола, бросил институт, развелся, уволился с работы, получил расчет, надел носки, лег спать и не проснулся. Что же до Словаря, то вот что. Словарь, осознавши свое истинное назначение на должность начальника отдела кадров жилищно-коммунального хозяйства, вздохнул полной грудью. Согласно устройству тела, еще более полной грудью вздохнула его жена. Быть женой водопроводного слесаря менее увлекательно, чем женой даже Маленького чиновника. В минуты слабости наш Словарь сожалел о напрасных усилиях, растраченных для достижения ложной мечты. Но кто способен с детских лет распознать свою истинную природу? Разве, что гений. Природа сама распознает его и побуждает к энергичному действию. В нем задатки начинают проявляться интуитивно. В нем возникает сильная тяга, будто в печной трубе, сложенной опытным каменщиком. И сгорает в нем ранний талант, как уголь в топке. И тогда остывшего гения забывают все, кто успел погреть на нем руки. Это в лучшем случае. А в худшем публично казнят воспоминаниями, от которых одно только ему остается - бежать, заткнув уши. Подсесть на иглу и нюхать клей, чтобы заполнить призраками черную пустоту в своей утробе. Запросто мог на месте такого раннего гения оказаться и Словарь, откройся ему врожденный дар чиновника в то пору, когда остальные дети летают на метле и мочат гоблинов. Это историческое отступление я посвящаю Нике Турбиной. Когда я проснулся, чиновник Словарь уже распределил себе квартиру на юго-западе, купил венгерский мебельный гарнитур, автомашину «Жигули», и сверх всего, получил от государства шесть соток бурьяна по Минскому шоссе. Проснувшись, я занял у Словаря двадцать пять рублей, обменял их на пиво «Ячменный колос» и сел писать сценарий о чиновниках. Большой чиновник из сценария чем-то смахивал на матрешку. Внутри у него жил точно такой же чиновник меньших размеров. Маленький чиновник сидел на цепи в грудной клетке Большого чиновника и рычал от голода. Если бы он вырвался на свободу, он бы скушал Большого чиновника. А так ему оставалось лишь тявкать на подчиненных и просителей, когда Большой чиновник открывал рот, чтобы вежливо сделать легкое внушение, или учтиво отказать в неуместной просьбе. Кукольный анимационный фильм, снятый по моему сценарию, Большому чиновнику не понравился. Большой чиновник, руководивший т/о «Экран», позвал коллектив нашей съемочной группы к себе в кабинет. Говорил он с нами тихо, чтобы не разбудить своего Маленького чиновника. И еще причина была. В государстве произошли необратимые изменения. Свобода слова, как и свобода печати, вступила в свои права. Но сама печать все еще находилась в руках чиновников. И Большой чиновник сказал нам, что печать свою на акте приема этой ложной во всех отношениях картины хрен поставит. Я его понимаю. Как врачи обязаны хранить клятву Гиппократу, и как священники обязаны хранить тайну исповеди, так чиновники обязаны хранить свои печати. Если какой чиновник положил свою печать на вредный для собственных интересов документ, он подвергается изгнанию из рядов как нарушитель основной заповеди чиновника. Основная заповедь чиновника гласит: «Не навреди себе». Впрочем, простому народу чиновники тоже не наступают на грабли. Положит чиновник свою печать на бумажку раба Божьего, допустим Ивана, иль нет, Ивану то без разницы. Его интересы уже соблюдаются Ангелом, восходящим от востока солнца и хранящим печать Бога Живаго. Ибо сказал он в Откровении четверке Ангелов, каким дано вредить земле и морю: «Не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего». Но это, в общем, богословское отступление. Как отступил митрополит Александр Введенский на публичном диспуте с Большим чиновником Луначарским, агрессивно убеждавшим публику, будто она произошла от обезьяны со сноской на Дарвина. Митрополит отступил, согласившись, что «каждый человек лучше знает своих родственников». Кстати, в теории Чарльза Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора» происхождение чиновников не упоминается. Итак, в государстве наступила эпоха распродажи. Большой чиновник, руководивший т/о «Экран», продал капитализму такое негативное явление, как наш фильм. Негативы прочих фильмов, напрасно пылившихся на полке хранилища, он тоже продал. Большие чиновники спешно продавали капитализму все, что имело спрос: военную технику, цветные металлы, нефть, удобрения, обогащенный уран и прочие вредные излишества. А также «землю, море и дерева», пока им не навредили четыре Ангела. С легкой руки Больших чиновников государство быстро избавилось от балласта народных достижений. Маленькие чиновники лязгали зубами от зависти. Им тоже хотелось что-либо спустить за бесценок. Хотя бы штаны. Но особенного резона в этом не было. Маленьких чиновников и так разоблачали все, кому не лень. А некоторых имели прямо в штанах. Старая бюрократическая машина разваливалась на запчасти. Запчасти поступали в кооперативное движение. Поступил в него и Словарь. Он построил сауну, где открыл свое общество закрытого типа. Когда очередной тип закрывался в его обществе с водкой и голыми бабами, Словарь чувствовал, что жизнь его таки наладилась и обрела законченный смысл. В принципе, верно чувствовал. Во-первых, какой русский не любит водку и голых баб? Еще он, разумеется, любит быструю езду, но только после водки и баб. Далее. Сколь-нибудь осмысленная жизнь Словаря, действительно, закончилась в сауне. Все в том же изначальном его мире водопроводных коммуникаций. Он спился, разбил автомобиль, потерял общество закрытого типа, ушел от жены, снял ботинки, лег спать, и не проснулся. Теперь обо мне. Когда одна шестая часть суши вывернула себя наизнанку, ее население дружно поверило в Спасителя. Материальное равенство как доминирующая система ценностей окончилось. И вернулось все на круги своя, где вращались бедные и богатые, всякий со своим.
    И бедный находил утешение в мире загробном, а богатый не имел надежды проскользнуть в игольное ушко. Я снова стал писать, и прилично зарабатывать.
    Я полюбил и женился. Я вернул пропавших детей. И, в целом, вернул душевное равновесие. О Словаре я не вспоминал, пока он сам о себе не напомнил.

НАДО ПОГОВОРИТЬ

    Словарь позвонил мне за полночь.
    И он был навеселе. То есть, мрачный, как погорелец.
    - Надо поговорить, - сообщил он твердо, но не четко.
    - Валяй, - согласился я без особенного энтузиазма.
    - Не по телефону.
    - А как?
    - Через два часа, - прошептал Словарь еле слышно. - У метеостанции «Текстильщики».
    - Пошел ты в жопу, - отозвался я в надежде, что он обидится. Словарь не обиделся. Словарь остался, сдержан, многозначителен и печален:
    - Промедление смерти подобно.
    - Черт с тобой. Водителя вызову. Диктуй свой адрес.
    - Отставить водителя - в голосе Словаря прозвучала давно забытая командирская нотка. - Водители суки. Если узнают, всем хана.
    Подо всеми он мог иметь в виду кого угодно. Возможно, многих людей, включая удмуртов и чувашей. Удмуртов мне стало жаль. Моя мама из удмуртов.
    - На попутках добирайся, - Словарь, между тем, продолжал инструктаж. - Адрес метеостанция «Текстильщики». Выход к эстакаде. И запомни: через два часа, не раньше.
    - Сволочь ты, - бросив трубку, я стал одеваться. Двадцать пять лет беспорочной дружбы требовали принести себя в жертву пьяному разговору по душам.
    «Принесу, и забуду к чертовой матери, - думал я, натягивая джинсы. – Сколько ему требуется? Хорошо, если долларов двести на пару недель. Если двести, тогда он точно больше не позвонит». Я вышел дворами на проспект и поймал такси. Через два часа я стоял у метро «Текстильщики». Курил минут пятнадцать. Полторы сигареты выкурил. Оказалось, Словарь явился раньше на полчаса. Из-за киоска он высматривал, нет ли за мной постороннего наблюдения. Враги запросто могли притаиться в темноте, и Словарь терпеливо ждал, у кого нервы первыми сдадут. Первыми нервы сдали у меня. Бросивши окурок в цилиндрическое устройство, я отправился было на поиски частника. Словарь мигом покинул укрытие, перехватил меня за руку и вывел из-под огня.
    - Куда ты полез на самое освещенное место? – озираясь, он достал одноразовую зажигалку. - Ну, и нервы у тебя. Стальные, бля буду.
    Видимо, зажигалка один раз уже горела, потому что больше Словарь зажечь ее не смог. Даже в сумерках глазные белки Словаря казались мне красными.
    Его паранойя меня уже достала, и я хотел поскорей все кончить.
    - Сколько тебе? Две сотни хватит?
    - Не в бабках суть - Словарь плюнул под ноги, стихийно обозначив свое отношение ко всему, что ниже Словаря.
    - А в чем? – удивление мое было неподдельным.
    - Поговорить надо.
    - Валяй, - мне стало понятно, что разговора по душам не избежать.
    - Не на улице, - Словарь кивнул на пришвартованную метрах в пятидесяти грязную автобусную коробку.
    - Пить отказываюсь, - сразу предупредил я Словаря.
    Но он уже быстро шагал к автобусу.
    - Приют странника? Ты живешь в нем? Или работаешь?
    Молчание. Условный стук в переднюю дверь. Автобус оказался нашпигован сомнительной публикой. Дюжины три отщепенцев, разбросанных по салону, дремали, выпивали, и закусывали. Ватага бичей о чем-то яростно спорила на заднем сиденье. Я остановился рядом с двумя старухами, прикорнувшими за отсеком водителя. Старухи, похоже, недавно вылезли из могилы. На коленях они держали по здоровой авоське с имуществом. Зловонный запах, исходивший от них, похоже, народ не беспокоил. Чувствовалось, что народ собрался в автобусе приспособленный. Водитель, застеливши баранку схемой дороги, что-то помечал на ней сложным карандашом. К простому карандашу еще было изоляцией прикручено какое-то подобие циркуля.
    - За двоих, - Словарь протянул ему сторублевку.
    Водитель принял деньги, и снова стал прокладывать маршрут.
    - Что значит «за двоих»? Лично я никуда не еду, - развернувшись к дверям, я собрался, было, выйти на чистый воздух. Но двери уже захлопнулись, точно беззубые челюсти с резиновыми присосками. Водитель, прежде которого я рассмотреть не успел, обернулся ко мне. «И третье животное имело лицо как человек», - вспомнил я тотчас Откровение.
    - Sich anschnallen! – рыкнуло из мембраны динамика Животное. - Всем касается!
    Автобус вздрогнул и рванул к железнодорожному переезду.
    - Открой дверь, скотина! – крикнул я, ударившись о пластиковую стенку, разделявшую меня и Животное.
    - Засохни, - посоветовал Словарь, падая на кондукторское место. – Он глухой.
    Было жарко, и Словарь снял куртку с погончиками. Никаких знаков отличия, кроме пары медных заклепок, на погончиках не имелось. Наивно верить сержанту, потерявшему знаки отличия.
    - Требую ссадить меня на первой же остановке! – обратился я как можно громче в слуховое окошко Животного. В ответ оно энергично закивало обсаженным рыжею щетиной подбородком. И я более-менее успокоился.
    - Мне скоро сходить, – напомнил я Словарю. – Выкладывай, что там у тебя накипело.
    - Не здесь, - отозвался Словарь. – На конечной выложу.
    - Я на следующей остановке сойду.
    - Следующая будет конечная.
    - Ты так думаешь?
    - Я так знаю, - Словарь вытащил из кармана брюк початую бутылку водки «Rosstof», которую прежде я отчего-то не заметил. - Расслабься. На сухой желудок трудно соображать.
    - Оно меня слышало, - по летящему за окном ландшафту я определил примерное направление. - На Грайвороновской сойду.
    - Не в том роде, - возразил Словарь. - Это он. И он глухой как воротник.
    Искоса глянул я на Животное. Оно продолжало энергично кивать, вращая руль на повороте. И тогда я заметил, что Животное в наушниках.
    - Как же оно музыку слушает? - Я все еще пробовал отыскать в происходящем здравый смысл.
    - Инженеры человеческих душ. Куда там, - Словарь отпил из горлышка и криво ухмыльнулся. - Ты не понял, дружище. Душа у него поет. А дебильники он для вдохновения в уши втыкает. По системе Станиславского.
    Я понял. Что такое вдохновение, мне, слава Богу, известно. Я знаю, как это происходит, когда слова сами несутся на бумагу. И система здесь не при чем. Хотя Станиславский действительно пробовал отмычки подобрать к тому, что именуется вдохновением. Набор воровских инструментов. Сначала один ключик, потом следующий, и следующий. И Сезам открылся. Ты уже в шкуре героя. Но, поверь, читатель, героизм в моем положении был неуместен. И это я тоже понял. Понял и сдался. Я сел напротив Словаря.
    - Когда конечная? – спросил я, перехватив у него бутылку.
    - Хрен его знает, - Словарь выхватил из-за пояса узкий газетный кулек с тыквенными семечками. - Впадина скользит. Час езды, полтора. А когда и все четыре.
    «Ты не удивишь меня, Словарь, - ожесточенно подумал я, размешивая содержимое бутылки. - Не получится. Не заинтригуешь ты меня. Не дождешься ты от меня больше вопросов. Я многое в жизни повидал. Вот почему я допускаю существование всего, что ни есть. Даже пуговицы от плаща где-то в недрах моей квартиры».
    - За разоренный дом, - я приложился к бутылке и выпил ее до дна.
    - Закусывать будешь? - Словарь ткнул мне под нос кулек.
    - Нет.
    Словарь обиделся и отвернулся к окну. Жаль, что поздно обиделся. Оба скунса, загримированные под старушек, свернули шеи в мою сторону как по команде.
    Я сдал им пустую посуду. Я извлек мобильный телефон с твердым намерением дозвониться жене. Соврать ей что-нибудь правдивое. Ложь она чувствует за версту. Но и соврать не случилось. Мы были вне зоны покрытия. Изучая слово «поиск» на фоне божьей коровки, я задремал. Очнулся я, когда уже рассвело.
    За окном пролетали нанизанные на проволоку деревянные столбы, точно костяшки на счетах. Словарь, запорошенный лузгой от семечек, пел сонет Шекспира и аккуратно зачесывал назад поредевшие волосы. «Оставь меня, но только не теперь», - вытягивал он тенором. «Раньше бы тебя оставить, гаденыша», - подумал я с тоской, и заново проверил мобильную связь.
    Телефон уже успел разрядиться.
    - Ну, и где мы?
    Словарь оборвал следующий куплет, подул на расческу и упрятал ее в поместительный карман штанов, оттопыренный чуть выше колена.
    - Мы в дороге. Держим путь. Впадину догоняем.
    - Извращенец! – волна праведного гнева захлестнула меня, и выкатилась наружу. - Ты хоть представляешь, что моя жена с ума уже сходит?
    Меня одолевало желание выкинуть Словаря из автобуса. Но я не мог выкинуть его даже из головы. Я встал и, кое-как сохраняя равновесие, дошел до лобового стекла. Автобус под управлением глухого Животного несся на бешеной скорости в сплошном потоке транспорта. Машины забивали весь обозримый горизонт. “Полос двенадцать, не меньше, - определил я навскидку. - Нет из Москвы такого шоссе. И не скоро будет. Оптические фокусы. Словарь, каналья, паленой водкой угостил». Не сбавляя оборотов, автобус вдруг нырнул в кювет и сразу взлетел на грунтовую дорогу. Сначала я упал на лобовое стекло, а потом уже на спину, и проехал до задней площадки, где меня охотно приняла ватага бичей. Один, жилистый, заломил мне руки за спину, а второй выдернул из бушлата напильник, заточенный до блеска.
    - С резьбы слетел, баклан? - он осклабился и взмахнул холодным своим оружием. С моего зрелого детства я знаю, почему колющие и режущие предметы названы холодным оружием. Холод расползается внутри тебя мгновенно, когда эти предметы нацелены в твое брюхо.
    - Табань! - команда Словаря остудила всех. Словарь неспешно двинулся ко мне на выручку. Держатель напильника ловко зачехлил свое оружие в сапожное голенище, и защелкал фалангами на пальцах с белою опушкой. Жилистый бич, в панике отпрянув назад, выпустив мои руки. Да и вся остальная бражка поспешно отступила.
    - Ну, и нервы у тебя! Бля буду стальные! - Словарь заботливо обыскал меня на предмет возможного ранения. – Больше не падай. Такой у них принцип. Лежачих бить. Как насчет завтрака?
    Он протянул мне все тот же газетный кулек с ночными семечками.
    - Иди ты! – я оттолкнул кулек, и вернулся на переднюю смотровую площадку.
    Рыская по колдобинам разбитой грунтовки, автобус переваливался с боку на бок, точно матрос на зыбкой палубе. Глухое Животное сбросило скорость, и работало только рулем, стараясь не выскочить из наезженной колеи. По обе стороны дороги простиралась равнина, кое-где разбавленная зарослями кустарника.
    «А серьезно их Словарь осадил, - подумал я, вцепившись в полированный шест у кондукторского кресла. - С чего это вдруг целая банда мародеров так обделалась при одном только его появлении?». Тому, что был с напильником, я в глаза успел заглянуть. Такие глаза мне и прежде встречались, уважаемый читатель. Бесцветные глаза альбиноса с красными ободками. Владелец таких глаз не ведает ни страха, ни сомнений. Удивил меня все же Словарь. Удивил определенно. Что-то в нем изменилось. Но что именно, тогда я постичь не мог.
    - Помнишь телку из «Лабиринта» с рыжей косой? – Пока я тупо рассматривал скудную панораму, Словарь подошел ко мне сзади и обнял за талию. - Плоская как Земля до Коперника?
    - Не помню.
    - Она тебя запомнила.
    - Какого рожна ты позвонил мне среди ночи? - я снова завелся. - Что за бардак здесь происходит? Во что ты втравил меня, скотина?
    - Она тебя запомнила, - Словарь, похоже, и не слышал моих вопросов.
    Пустив шест, я встряхнул его за лацканы. Словарь качнулся, и только. Зато автобус внезапно встал.
    - Geh mir aus den augen! – рыкнуло из динамика Животное. - Всем касается!
    Передние двери с лязгом разошлись. Владел бы я сноровкой предвидеть следующий день, как все журнальные астрологи, хрен бы я сошел даже под угрозой линчевания. Но вместо этого я оказался на пути двух обезумевших скунсов, которых выдавливал наружу еще целый зверинец, и потесниться мне было некуда. Так что я покинул общественный транспорт, совершив тем самым роковую ошибку.
    - Мы на конечной станции, - оборотился я раздраженно к следующему за мной отставному чиновнику Словарю. - Достиг, паразит. Выкладывай все, и коротко.
    - Момент.
    Пока он углублялся во внутренний карман, население автобуса куда-то сгинуло, да и сам автобус уже дал задним ходом. Причем, так резво, что я оторопел.
    - Вот она, - Словарь наделил меня какой-то четвертованной бумажкой. – Плацкарта в масштабе один к десяти.
    - Когда следующий автобус? – спросил я, провожая пыльное облако и как-то механически разворачивая бумажный лист.
    - Никогда, - поторопился меня обрадовать Словарь. - Это конечный был по графику.
    - По какому еще, к чертовой матери, графику? - с надеждой узреть некий графический вид расписания автобусов, я тупо исследовал развернутую схему.
    - По скользящему графику, - Словарь ткнул в схему пальцем. - График скользит. Иной раз автобусов три года жди. А лучше и не жди. Лучше плацкарту запомни, если потеряешься. Здесь наше место сбора. Плац в переводе по-немецки. А это магазин. Восемь тройных прыжков на запад, считая от позорного столба.
    Я сразу вспомнил Глухое животное за баранкой автобуса. Похоже, тут многие переводили по-немецки. Словарь забрал у меня «плацкарту», сдвинул рукав и посмотрел на часы.
    - Ровно, - Словарь указал мне на грунтовую дорогу. - Чтобы не разминуться, гони прямиком до понтонов, и на площадь. А я в обход срежу.
    - Ты закончил? - присев на обочину, я закурил. - Полагаю, это все, о чем ты хотел со мной по душам поговорить ночью давешней? Просто кивни, если я прав.
    - Не все, - Словарь оглянулся, будто и в голой степи нас подслушивали. - Не все, и не здесь.
    - Прощайте, Владислав Семенович, - обратился я к нему официально впервые за годы знакомства. - Желаю вам, чтоб вы сдохли, Владислав Семенович, до того, как мы снова увидимся. В противном случае торжественно клянусь, Владислав Семенович, вышибить вам последние мозги разводным ключом девять на двенадцать. А теперь пошел к чертовой матери.
    - Сочувствую, - он, то ли кивнул, то ли клюнул со скорбной гримасой на утонченном и порочном своем лице. - У тебя есть выбор. Остаться сидя, пока склюют бродячие вороны, или следовать плацкарте, товарищ. Скоро магазин открывается.
    Размашистым шагом Словарь устремился куда-то в степь. Я докурил сигарету.
    Пока я курил, я думал. Словарь, конечно, оказался больным на всю голову. И паранойя была отнюдь не единственным его диагнозом. Учитывая абсолютно дикое поведение Словаря и ту безумную ахинею, что нес он с момента нашей встречи в Текстильщиках, без алкогольного психоза, известного медицине как белая горячка, тут вряд ли обошлось. «Хорошо, если белая, - подумалось мне в тот момент. - А если черная как оспа? И если, допустим, передается она воздушно-капельным сообщением? Если сам я уже того? Реальность с вымыслом путаю?». Итак, оставался единственный верный способ объективно проверить наличие у меня признаков соматического расстройства. Осмотреться, уважаемый читатель. Осмотреться на местности, и сделать надлежащие выводы. Вместе с окурком я отбросил последние сомнения, и встал на грунтовую дорогу. Весь остаток пути я проделал пешком. Метров десять, не более. Дорога оборвалась вдруг, и прямо под моими ногами. В дальнейшем я замер, сраженный угнетающей перспективой. Или психоз уже поразил мои нервные окончания, или оказался я в полном дерьме, уважаемый читатель. Одно другого стоило. Глиняный обрыв с дождевыми промоинами стремился вниз почти вертикально, и где-то на излете переходил в отлогий уклон до пустыря, отмеченного разовой мачтой из тех, что поддерживают высокое напряжение. Сверху она смахивала на осыпавшуюся новогоднюю елку с обломанным лапником. Купированные провода свисали с нее, будто ниточки лишенные праздничных украшений. Пустырь из конца в конец пересекала мелководная речушка, узкая и длинная точно линия жизни, впадавшая в грязный рукав заводского тоннеля. Сам завод со всеми корпусами, гигантскими трубами и какими-то ржавыми контейнерами занимал довольно существенное пространство. Трубы его, призванные, верно, бороться с чистотой окружающей среды, безбожно дымились. Открытый склад на заводской территории был завален станками, ржавыми бочками и металлическими курганами стружки, напоминавшими каски викингов. Они тускло мерцали под моросящим дождем. «Сами викинги, должно быть, ушли под землю, - рассудил я со всем основанием, - а, может, и смылись, побросав тяжелую амуницию, на свой экологически чистый полуостров. Если так, я их не осуждаю». Отдельный штабель, посвященный деревянным ящикам, был габаритнее Домодедовского аэровокзала. За штабелем простиралась взлетная полоса. Или, скорей, посадочная. Лайнер, по крайней мере, взлететь с нее не мог бы. У единственного лайнера, занимавшего полосу, были отхвачены оба крыла, а хвостовая часть расплющена как у рыбы молот. Где-то на самом краю полосы виднелись резервуары для горючего. Сверху они походили на черные шашки для настольной игры. По иную оконечность пустыря все та же мутная речка выпадала из широкого желоба над бетонной стеной, опоясавшей еще какой-то менее крупный завод. Возможно, фабрику. Колея, протоптанная от обрыва мимо пригорков, оборудованных крестами из арматуры, вела к переправе. Помимо крестов, иных насаждений, как на протяжении пустыря, так и за его пределами, я не обнаружил. Переправой или, как узнал я чуть позже, «понтонами» назывались у местных жителей две рельсы, перетянутые через речку. Шпалы между ними отсутствовали, зато на них был установлен товарный вагон без передней и задней стенок, сквозь который и следовало желающим попадать на другую сторону, где раскинулся населенный пункт смешанного типа из тех, что называются городскими поселками. Желающие попасть в городской поселок еще не подоспели. Зато желающих покинуть его хватало с лихвой. Длинная очередь желающих со стороны поселка медленно затягивалась в товарный вагон, и на берег по другую сторону никто уже не выходил. «Или в проклятом вагоне поселился Хронос, давно пожравший своих детей, и теперь утоляющий голод пасынками, - заключил я опрометчиво, - или вся эта публика набивается внутрь, чтобы отъехать куда-нибудь к ядреной фене. Если так, я ее не осуждаю». Тесные улицы городского поселка были застроены в большей степени бараками. Так же имелись в избытке лачуги, воздвигнутые из различного подсобного материала. Помимо редких бревен в их строительстве, несомненно, участвовали куски толи, цемент, полиэтилен, глина и те же деревянные ящики, что пошли на возведение заводского штабеля. Имелась и пара кирпичных домов без окон. Как я прикинул, хозяйственного значения. Все улицы городского поселка от окраин стягивались в узел центральной площади. Редкие пешеходы, издали похожие на вертикальных муравьев, стягивались туда же. Там кипела жизнь. Вертикальные муравьи на площади суетливо сбивались в толпу, разбивались на отдельные группы, стояли в одиночку или же бегали между стихийными своими организациями. Все, что я успел рассмотреть за пределами поселка, оставляло не менее тягостное впечатление. По сути, это была огромная мусорная свалка, окруженная сплошными болотами. И то, и другое местами тлело. Очевидно, торфяник и зажженные кучи мусора. И, очевидно, только дождь препятствовал развитию пожара, который в момент испепелил бы всю поверхность впадины с ее населением, заводами, железной дорогой и воздушными силами. Как потом оказалось, дождь надо впадиной шел непрестанно. Полагаю, таким образом, Создатель выражал терпимое отношение к существам, исповедующим самый безумный образ жизни и насаждавшим самые дикие традиции, какие только себе можно вообразить. Такая подробная опись впадины, открывшейся мне с высоты обрыва, естественно, производится мной согласно зрительной памяти. Начальное же мое впечатление было мгновенным и смутным. Впечатление затравленного зверя, обозревшего смятенно все окрестности в поисках выхода. Чаще прочего любой живописный пейзаж имеет объект или фигуру, какая сразу кидается в глаза. Таким объектом или фигурой данного пейзажа был дворец на центральной площади. А, возможно, и храм. Если храм, то античный. Потому, как был он, вопреки пустырным холмикам, без креста или мусульманского полумесяца. На синагогу, и тем более, пагоду он вряд ли тянул. Архитектурно он был исполнен в псевдоклассическом стиле. То есть, на переднем плане храма четыре колонны, подобно слоновьим ногам, подпирали каменную треуголку. Описывая впадину, я нарочно отложил этот храм напоследок. Ибо думал я, прежде всего, о спасении физическом, но не духовном. Об отходных путях. О возможных лазейках для бегства в город Москву. Потому и рассмотрел я, прежде всего, окраины. Конечно, ты подумаешь, уважаемый читатель: а как же обратный путь по грунтовке до магистрали? Но обостренная интуиция уже тогда подсказала мне, что это вообще был не путь. Знания, обретенные в дальнейшем, лишь только подтвердили оную подсказку. Словарь оказался прав: я мог или спуститься вниз, или сгинуть в степи.
    Попытка сгинуть в степи чудилась мне шибко эксцентричной.

И Я СПУСТИЛСЯ

    Обрыв был достаточно глубокий. Метров, я полагаю, с полусотни глубиной. Начиная осторожно спускаться вниз, я предвидел долгую и мучительную процедуру. Особливо, под дождем. Но все прошло куда быстрее и проще. «Сволочи, - подумал я, с трудом поднявшись на ноги и вытерев, как следует, ободранные ладони о грязный до невозможности плащ. - Уроды. Извращенцы. Пидоры конченые. Все». Состояние бешенства и порывистый ветер гнали меня через пустырь до самой речки. Я промчался мимо кладбища, стремительно обогнул какую-то земскую возвышенность, и влетел на берег. При ближнем рассмотрении, речка оказалась мутно-желтого цвета. Клочья пены скользили по ней, обгоняя друг друга на стремнине, и прибиваясь к отлогому берегу со стороны поселка. Там прибой образовал сплошную белую линию, и сделалось мне ясно, что очистительные сооружения на заводе меньшего размаха забыли поставить.
    А производственные отходы просто сбрасывались в речку. Вдоль берега добежал я до «понтонов», отдышался, перекрестился и шагнул в недра товарного склепа, освещенного керосиновыми лампами. Таких ламп работало всего четыре. И все они держались на крюках, завинченных в потолок. Но и этого слабого источника мне хватило, чтобы сразу понять, куда делась вся очередь, видимая с обрыва. Хмельная очередь изгоев молча сидела на корточках, стояла, прилепившись к отсыревшим доскам грязных стен, а частично и валялась на полу. Верующий отряд молился на коленях, но тоже молча. Пол был заплеван и усыпан окурками. Внутри вагона держался стойкий запах сивухи. Сквозь выпиленный в досках пола квадратный люк, очередной мужчина в резиновых сапогах тянул веревку. К веревке оказался привязан оловянный бидон. Расплескивая дрожащими руками его содержимое через край, мужчина выхлебал разом, сколько мог, отрыгнул, и уступил место следующему. Следующий гражданин проверил на прочность какой-то лохматый шнур от утюга, размотанный книзу так, чтобы оказаться привязанным к ручкам тазика, спихнул зашнурованный тазик в люк, и вытянул его уже наполненным. При этом с головы его упала в тазик бархатная тюбетейка. Ничуть не смутившись, гражданин выудил тюбетейку, и протянул тазик мне.
    - Похмеляйся, духовенство.
    - Благодарствуем, - я взял тазик, и с отвращением заглянул в него. Тазик был наполнен желтой речной водой. Который уж час меня мучила жажда. «Люди пьют, значит, я и подавно выпью», - победив тошнотворный спазм, я отхлебнул из тазика. И тут я понял еще кое-что. Завод не отходы сбрасывал в реку, а сами продукты производства. Да и реки-то никакой не было, а текли под вагоном эти сплошные продукты. Пиво текло подо мной, уважаемый читатель. Пиво, хотя и с привкусом горечи, более чем принятым. Тотчас я припомнил слова Откровения: «И третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки».
    - Болконский, - представился щедрый гражданин, отжав свою бархатную тюбетейку обратно в тазик и положив ее сушиться в карман тоже бархатного пиджака. - Отойдемте, уступим колодец народу.
    Ропот очереди перегнал его на свободный пятачок, и там Болконский приложился к тазику. Я послушно отступил вслед за ним.
    - Сегодня свежее, - удовлетворенно выдохнул он, опорожнив тазик на треть.
    - А вчера? – спросил я из вежливости.
    - А вчера было вчерашнее, - Болконский усмехнулся. - Наивно интересуетесь, милостивый государь. Продолжить изволите?
    Я изволил.
    - Туго пришлось? - Болконский успел оценить мой плачевный вид.
    - Да уж нелегко.
    Речное пиво согрело мои внутренности и даже слегка исправило скверное мое настроение.
    - Болконский атрибутивная фамилия, - между тем, разговорился мой щедрый знакомец. - Лев Николаевич Толстой всего-то начальную букву обменял у князя во избежание салонных кривотолков, а результат?
    - Я как-то не задумывался.
    - И он как-то не задумывался, - прикончив тазик, Болконский вытер губы носовым платком, извлеченным из грудного кармана. - Но он бы задумался, если бы Ульянов-Ленин сменил из его родовой фамилии букву «Т» на букву, допустим, «Х» в статье про зеркало. Вы постигаете?
    - Нет.
    - Ну, не пристало древнему княжескому роду носить фамилию, образованную от площадки с перилами на верхних этажах! - с жаром пояснил он свою критическую мысль.
    - «Балкон» через букву «а» пишется.
    - Я как-то не задумывался, - Болконский, почему-то не расстегивая пуговиц, через голову стащил пиджак, и расстелил его на грязном полу. - Вздремнем на посошок?
    Через минуту он уже спал на пиджаке, завернувшись калачиком. Я же двинулся на выход, осторожно переступая через тела и конечности любителей пива.
    О кого-то из них я все же споткнулся.
    - Куда ступаешь, монах? - услышал я в спину злобное шипение.
    «Куда-куда? Знал бы куда, сидел бы дома. С женой бы сидел как все нормальные люди», - с тяжелым сердцем я выбрался из вагона.
    - Валюту, наркотики, оружие на прилавок, - приказал мне ражий молодец, восседавший в дверях таможенной будки. Физиономия у него была красная, со щеками, будто хранил он за ними два теннисных мячика, и черная повязка имелась на рукаве дождевика с капюшоном. Будка вокруг него смахивала на коммерческий ларек после пожара. Следы черной копоти преобладали всюду: и на длинном алюминиевом прилавке, и на стене за спиной таможенника и на множественных осколочных ранениях бывшей витрины.
    Словом, траурный ансамбль.
    - Умер кто? - спросил я без особенного участия.
    - Покудова не умер, - он со значением погладил отполированный обрезок водопроводного стояка на коленях. - Выкладывай двести нефтедолларов, монах. Безвалютная зона дальше. Вернем, когда покинешь.
    «Словарь стукнул, воспитанник сучий, - догадался я тотчас. - Кто еще знает про двести долларов? И с какой это радости меня в духовный сан произвели? Ну, штаны серые плисовые, ну грязный плащ, ну ботинки с кожаными крагами. Для монаха не густо признаков. Ну, да пес с ними. Разберемся». Я открыл портмоне, взял из него две банкноты американского образца, и безропотно отдал их контролеру.
    - Получи расписку, монах.
    «У этого жулика и расписка уже приготовлена», - я покорно забрал самодельную квитанцию, спрятал ее, не читая, в бумажник, и отправился на центральную площадь. Что-то пугающее до дрожи витало в воздухе поселка. Это я ощутил, преодолевши короткий подъем и ступив на ближайшую улицу. Какой-то незримый дух атавизма. Казалось, поглотил меня кит, словно библейского Иону. С той лишь разницей, что кит, издыхающий на суше, куда он сам и выкинулся по мотивам личного характера. Итак, я оказался в его гниющем чреве безо всякой надежды окончить плавание счастливым исходом. Отсутствие какой-либо флоры в поселке я заметил еще с обрыва. Но так же всякая домашняя тварь, включая кошек и собак, исчезла из него без остатка. Не было даже воробьев, которых где только нет. Но, главное, в поселке не было детей. То есть, совсем. Когда детей вдруг на улицах почему-то нет, их незримое присутствие все равно ощущается. Грудной ли плач за окном, забытый ли пластмассовый грузовик или кукла где-нибудь на крыльце, громко играющая ли музыка такого рода, что понимает ее и слушает разве юное поколение, петарда ли, взорванная Бог знает где, но слышная отовсюду. Словом, весь шум подрастающей жизни, который мы не замечаем вокруг себя точно воздух, здесь обернулся убийственной тишиной. Встретил я на проезжей части какую-то мамашу с коляской для детского катания. В коляске она везла уголь. И, кстати, что уже совсем покажется мелочью, сама проезжая часть в поселке могла так называться лишь условно. Ибо никакого транспорта в поселке так же не имелось. А если транспорт и попадался, то пешеходный в виде носилок, тележек, тачек и тому подобных механизмов, облегчающих перемещение груза на длинные дистанции. Во всем же прочем, я шел по заштатной улице, где коротают век простые люмпены. Косились разнокалиберные лачуги под своими частичными крышами. Две старушки, оседлавши скамью и накрывшись отрезом целлофана, уничтожали семечки. Хозяин поваленного забора, видно, что пьяный, целился с помощью колуна раскроить колоду диаметром с автомобильное колесо. Колода всякий раз увертывалась, и хозяин падал мимо. Под моросящим дождем на сушильных веревках мокло развешенное белье. Но я страшился этой улицы как необстрелянный боец. Я шел по ней, будто по линии фронта, втянувши голову в плечи, озираясь, и чувствуя смертельный холодок между лопатками. Наконец, я выскочил на центральную площадь, и замела меня тут же потребительская волна, и взяла в оборот, и затянула в омут беспощадной конкуренции.
    - Тачку силиката за туфли!
    - У него кирпичи все битые! Возьми лучше мой секундомер!
    - Где битые? Там битых половина! Отклейся, падаль!
    - Сам ты падаль! Испарю как солярку!
    Двое горячих коммерсантов скрестились врукопашную. Я же хотел поскорее выдраться к Позорному столбу, и от него пробиваться на запад, где ждал меня, согласно инструкции, магазин. Этот Позорный столб черной масти с колесом наверху я заметил сразу. Похожие столбы я видал еще на полотне «Триумф смерти», созданном кистью Питера Брейгеля. Довольно зловещего содержания, между прочим, картина. Я было рванулся к столбу из окружения, но местное купечество держало осаду прочно. Каким-то путем информация о моих исключительных ботинках разнеслась уже повсюду, и теперь каждый меняла стремился отхватить их любой ценой.
    - За обувь стальную молнию дам! И четыре канистры масла подсолнечного!
    - Откажись, монах! У него масло для токарных станков! Ты всучи мне боты за крымский лук! Еще до Успения слезами утрешься!
    - Немецкий штык! Волос рубит! Мало? Два запасных лезвия к нему!
    Ушел бы я дальше босой, со штыком, секундомеров и канистрами, если бы не вклинилась в торговые ряды целая шайка дружинников, оснащенная хоккейными клюшками. Все они так же имели черные повязки на рукавах. Бойко шуруя спортивным инвентарем, эти стражи порядка рассеяли настырных продавцов, и любезно доставили меня к Позорному столбу. У столба на цепях сидела парочка изможденных мужчин в лохмотьях и одна миловидная особа удачного сложения с убранными в длинную косу огненно-рыжими волосами. В противовес товарищам по несчастью одета она была весьма уверенно: в синие атласные шаровары и шелковую блузочку. Шаровары, облепившие под дождем ее узкие бедра, как и блузочка, сквозь которую просматривалась едва ли не мальчишеская грудь, выгодно подчеркивали все достоинства этой червонной дамы. По очереди жестоко молотила она остроносыми туфлями обоих узников, без того избитых до изумления. Судя по гримасе, обезображивающей правильные черты, особа настроилась прикончить их как можно скорее. Узники, покрытые, как свежими ссадинами, так и ранениями, кровь на которых давно испеклась, едва дышали.
    - Вы-то куда смотрите? - оборотился я к хоккейной дружине. - Она же их до смерти забьет!
    - Сто пудов ликвидирует, - поддержал меня румяный страж в суконной кепке с опущенными ушами и с тяжелым рашпилем, заткнутым наподобие кинжала за офицерскую портупею. - Железная леди. Минут за пятнадцать уложится.
    Остальные, молча, и с любопытством наблюдали экзекуцию. Определивши дружинника в портупее, как старшего по званию, я потребовал остановить расправу тотчас, и сам было устремился к даме червей, но ловкие блюстители сгребли меня в охапку. На мою запальчивую речь о явном содействии криминалу, вожак откликнулся вполне даже приветливо:
    - Криминал мы сразу пресекли. Теперь плутовка раскаивается.
    Его лапа, усыпанная веснушками, лениво сползала во внутренний карман, и вернулась оттуда с бумажником.
    - Это что? Фокус такой?
    Изумление мое вызвало гогот всей дружины.
    - Фокус-покус, - запястьем смахнув проступившие слезы, вожак терпеливо прояснил ситуацию. - У нее Виктория кличка. Официально Вика-Смерть.
    Она и пригрела твою собственность, когда ты на ярмарку забрел. У нас везде агенты внедренные. Взяли с поличным и оформили в колодку до ближайшего отпущения. Таков обычай, монах. Пока ты штиблетами спекулировал, Вика-Смерть уже каялась публично.
    - Первый, кажись, готов, - пожилой долговязый страж порядка сел на корточки рядом с узником, застывшим в луже собственной крови. - Спекся.
    - Отпустите его, - приказал командующий.
    Дружинник с набором ключей, подсевши к долговязому товарищу, только еще собирался отомкнуть замок на колодке убитого, а Вика-Смерть уже беспощадным ударом по виску прикончила второго. С ужасом и отвращением рассматривал я красные ее туфли на высоких каблуках.
    - Снимай прищепку, Митя, - прозвучал, будто издали, утомленный голосок. - А вам должно быть стыдно, святой отец. Подняли шум из-за копеечного бумажника. Где смирение ваше? Где кротость и аскетизм?
    Я вскинул глаза на злобную стерву, и поразился. Томно и, вместе, насмешливо изучала меня очаровательная госпожа, сохранившая в свои годы почти былую привлекательность. Я узнал ее. Виктория Гусева. Когда-то цензор издательства «Советская Россия», снабжавшая меня запрещенными ксерокопиями Франка, Солженицына и Блаватской. «Помнишь рыжую телку из «Лабиринта»? - всплыли на поверхность моего сознания, бессмысленные, казалось, автобусные реплики Словаря. - Она тебя вспоминает». Кажется, я действительно познакомил их в «Лабиринте». Словарь за ней потом волочился, да напрасно. «Что она делает здесь? Ворует кошельки? Вряд ли. Виктория всегда целилась выше. Истребляет мужчин? Более, чем спорно. К мужчинам она питала слабость. Разве, что Словаря не жаловала. Пьет бесплатное пиво? Сомнительно. Алкоголь вызывал у нее стойкое отвращение. Внезапный кризис ценностей? Сдвиг по фазе? Что? - рой вопросов, звеневших в моей голове, смахнула реальность. - Без разницы. Эта сука людей хладнокровно убила. И все. И не важно, кем она в прошлой жизни была».
    - Офицер, - снова обратился я к руководству, - я здесь проездом. Ваши обычаи мне в новинку. И вот я не совсем понимаю. Чтобы у вас индульгенцию за кражу получить, я должен парочку нарушителей прикончить?
    - Индульгенцию?
    - А так по латыни отпущение грехов называется, Митя, - пришла на помощь анархисту освобожденная от колодки рыжая тварь. - Ты заходи, Дмитрий Кондратьевич, в мою вечернюю школу жизни по адресу Косой переулок. Я там латынь преподаю от 20 до 24. Это длина. Диаметр тоже имеет значение.
    - Мы, что ли, правила устанавливаем? - пропустив ее справку мимо, обиделся на меня офицер. - Я идейный анархист. По мне, так любая собственность есть грабеж обездоленного гражданства, понял? И бумажник свой ты украл у людей без бумажников, понял? Я сын Прудона и Бакунина. А в Бога я не верующий. И не грехи я отпускаю, а людей, искупивших кровью. Мое дело нейтральное. За порядком следить. Анархия – мать порядка, понял?
    - Ну, вы тут разбирайтесь, мальчики, - Виктория отослала мне воздушный поцелуй, и растворилась в толпе коммерсантов.
    - И кто же правила устанавливает? – окончательно сбитый с толку, я еще пытался что-то выяснить.
    - Да ты и устанавливаешь, поповское семя! - распалился вождь идейных анархистов. - Митя привязывай! Митя наказывай! А не ты, так фанатики твои, славяне! Пусть Божий суд грешные души рассудит! Кто в поединке выжил, тому и прощение от Царства небесного!
    - Бог не в силе, а в правде! – я в бешенстве дернулся, но прихватили меня надежно.
    - Бог в правде, - как-то вдруг успокоился Митя-анархист, - но, правда - в силе. Чьи слова?
    - Чьи?
    - Отпустите инока, - Митя устало махнул рукой, и пошел прочь.
    - Если бы не паек усиленный, да премия по штуке на рыло за каждого нарушителя, хрен бы мы выслуживались, - предупредил меня долговязый. - Посмотрели бы, как вы глотки друг другу подрежете. Иди, на запад, святой отец. Магазин скоро закроется.
    - И где тут запад? - я оглянулся по сторонам.
    - Тебе не одинаково? - дружинник ростом короче сплюнул под ноги. - Ост унд вест дахайм дас бест.
    «Это он в десятку всадил, - согласился я мысленно. - Такая пословица кучно в меня легла: «восток ли, запад ли, дома лучше». Пора выбираться, пока мне рашпилем череп не раскроили в этой немецкой слободе. Ноги делать пора. Выход искать». Я открыл бумажник и проверил его содержимое. Кредитные карточки, таможенная квитанция и пятнадцать тысяч рублями наличными оказались нетронуты. Еще даже прибавилось кое-что. Визитка с буквой «R». Буква, так или иначе, подразумевала Словаря по фамилии Рысаков. На оборотной стороне визитки я прочитал послание от левой почему-то руки:
    «Положись на Викторию». Я пораскинул мозгами: «Играет со мной Словарь. Веселится, пьянь безумная. Послание вложила в бумажник Вика-Смерть. За тем его и умыкнула. А, может, и не она. С трудом я верю, что издательский цензор так успешно освоила, в принципе, чуждые ей воровские навыки. Дальше мне показали отвратительную пьесу в постановке Мити-анархиста и его опричников при участии той же Виктории. Но если акт устрашения был сыгран для меня, то сыгран был весьма на уровне. Так дилетантам не сыграть. И колодники вполне натурально скончались от побоев. И еще что-то не увязывалось. Логическая цепочка моих рассуждений была оборвана, точно финишная лента, инвалидом на костылях:
    - Подай Христа ради, святой отец.
    Я подал рублей десять, и спросил его, где ближайший магазин.
    - По Гринвичу третья параллель, - он спрятал червонец, и принялся вычерчивать костылем на пыльном грунте географический набросок. - Семьдесят градусов широты. Лесные массивы там начинаются. Лицо у тебя смешное. Просто я чертить люблю. А магазин прямо.
    Калека охотно указал на каменное здание без окон, расположенное в трех шагах, и вызвался меня проводить.
    - Где ногу-то потеряли?
    - Нальешь, тогда расскажу.
    Мы свернули за угол каменного здания, и налетели на Вику-Смерть.
    - Почему не работаешь, Марк Родионович? – ласково спросила она калеку.
    - Я на Княжеской площади служу. Правый угол Храма Обреченных, - инвалид поспешно ретировался.
    - Он кто?
    - Учительствовал, пока школу не затопили. Географию преподавал.
    - А ты кто?
    Я отстранил ее и ступил на крыльцо магазина под вывеской «Нюрнберг».
    - Погоди, монах, - она удержала меня за плечо. – Те доходяги у столба больше недели увечились. Первый сидел за инцест, второй за поджог. На покаянии один только выживает. Закон такой. Эти звери меня порвали бы, если б я ждала, пока они сил наберутся.
    - Теперь мне ясно, почему в народных сказаниях смерть с косой изображают. Передай Словарю, что задания выполнила, - отцепив ее пальцы, я ввалился в магазин, и попал на лестницу с потраченными ступенями.

НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС

    - Господь у них в силе, - бормотал я, раздраженно ероша ладонью свою мокрую лысину. - Кто выжил, тот и прощен. Божий суд, мать их в дышло. Ни волоса не упадет с головы без ведомости Господней. Знаем. Читали. Ведомость вам, слава Богу, не одобрение, извращенцы. Ибо сила Его совершается в немощи, онанисты публичные Паскаля надо читать.
    Уже через два пролета лестница привела меня в подвал. Общий галдеж и отдельные выкрики с моим появлением стихли мгновенно. Все присутствующие разом обернулись ко мне. Лишь комментатор идущего по телевизору матча Бундеслиги, как ни в чем не бывало, продолжал свой репортаж: «Иван Саенко по-прежнему разминается у кромки поля. Очевидно, Ханс Майер хочет усилить игру «Нюрнберга». До конца матча остается пятнадцать минут, а счет на табло хозяев поля явно не устраивает. Неужели Саенко заменит полузащитника?
    Да, так оно и есть. Шестой номер Галашек направляется к скамейке запасных.
    Что же? Ханс Майер идет ва-банк. Хотя, справедливости ради, следует признать: для Галашека сегодня был не лучший день». «И не только для Галашека», - подумал я, изучая магазин, более смахивающий на баварские народные бирштюбе. В оформлении интерьера преобладали красно-черные цвета футбольного клуба «Нюрнберг». Флаги на стенах, скатерти, вымпелы, сам прилавок, оснащенный расплющенным орлом со свернутою башкой, да еще и заседание колонны суровых штурмовиков за четверкой столиков, сдвинутых вместе, обернули бы вспять любого спортивного дилетанта. Дилетант решил бы, что угодил он в самое логово германского национал-социалистического движения. Но как я страстный болельщик, то легко разобрался в обстановке. Тем паче, что ни германского, ни какого иного малейшего движения мною в подвале не ощущалось. Напротив, и продавец, и покупатели, сидевшие за прилавком, и штурмовики в красно-черных шарфах застыли, сосредоточившись на моей персоне. Возможно, все они ждали от меня какого-нибудь сигнала. И я счел за лучшее оправдать их надежды.
    - «Нюрнберг» чемпион! – провозгласил я, гимнастическим жестом выкинув руку перед собой.
    - «Нюрнберг» чемпион! – хором отозвалась колонна штурмовиков. Прочие завсегдатаи так же поддержали мой клич. В магазине наступило прежнее оживление. Все вернулись к своим делам. Я подошел к прилавку. Выбор напитков за спиной продавца возбуждал если не жажду, то, по крайней мере, любопытство. Стеллажи были уставлены четвертушками, полулитровками и бутылями емкостью литров до пяти без наклеек, исполненных как прозрачной жидкости, так и жидкости светло-коричневых оттенков. На краю прилавка стоял поднос, и на нем чистые кружки. Меланхоличный продавец в красной пилотке и с партийным значком в виде буквы «N», пришпиленным к черному галстуку, оттирал наждачной бумагой ржавый штопор. Учитывая, что все изделия на стеллажах были запечатаны пивными пробками, назначение штопора показалось мне загадочным.
    - Тебя как звать? – спросил я для первого знакомства.
    - Филиппов по батюшке, - продавец испробовал пальцем острый кончик штопора.
    - Пиво есть, Филиппов?
    - Пива нет.
    - А кружки?
    - Кружки есть. Дань традициям, - добавил продавец, предупреждая мой следующий вопрос.
    - Мюних путч? - откликнулся я с пониманием.
    Продавец многозначительно смолчал, покосившись на милицейского капитана, отдыхавшего чуть поодаль за длинным прилавком.
    - Что еще?
    - Водка и портвейн. Водка хорошая. «Rosstof».
    - А почему «Rosstof»? «Российский штоф»?
    Продавец и здесь многозначительно смолчал.
    - А этикетки забыли поклеить?
    - Зачем их клеить? – Изумленно посмотрел на меня продавец. - Какой «Rosstof» правят на экспорт в Самару, тот оформляется. А нашу водку прямо в цеху разливают.
    - А другую где разливают?
    - Или бери, или тикай отсюда, - расстроился Филиппов.
    Дружный рев зала привлек наше внимание к экрану телевизора. «Нюрнберг» усилиями Саенко выдрал ничью на второй добавленной минуте.
    - За счет заведения! - Заорал на меня раскрасневшийся продавец, меланхолию которого сдуло, точно пудру. - Хайль, Саенко! Всем водки двойную порцию!
    Он подбросил штопор, не поймал его, сорвал со стеллажа бутылку портвейна, высадил ее до половины, остаток вылил в кружку, и подтолкнул ко мне. Казалось, ликование покупателей было всеобщим, когда вдруг милиция подняла голову.
    - Допились, козлы? – Капитан мутным зрением окинул вестибюль. - За фрицев радуетесь? За тех, кто наши тридцать четверки в заливе топил?
    Штурмовик, в котором узнал я жилистого бича, отбился от своей колонны, гулявшей посреди вестибюля, подлетел к раскольнику и смахнул с него милицейскую фуражку.
    - А ты за кого болеешь, гнус?
    - За него, паразита, - безропотно выпрямил свою линию капитан.
    - За «Нюрнберг»! - Провозгласил я победный тост, разряжая атмосферу.
    - «Нюрнберг»! – штурмовики выпили стоя.
    Я же пить и вовсе не стал. Я подвинул кружку с портвейном униженному капитану, законно положив, что его организм выделяет противоядие, и опустился около на пустующий табурет. Штурмовики меня игнорировали. Надо было что-то завязать с капитаном.
    - Как это вы так сносите хулиганские оскорбления? - нагнувшись, я поднял с пола его засаленную фуражку. - Вы карающий орган, или баба в итоге?
    - Я участковый, - язык повиновался капитану с трудом. - Шесть соток обработанной глины. И плантация в погребе. Участок меня кормит.
    - Какая еще плантация?
    Он приманил меня пальцем, и прошептал едва слышно:
    - Участковый Щукин.
    - Взаимно.
    Участковый кивнул, и выдул портвейн за счет заведения. Я оказался прав.
    Хуже ему не стало. Ему лучше стало. Проясненные очи капитана сразу нащупали фуражку.
    - Это моя фуражка.
    Он примерил фуражку назад козырьком, приосанился и весело сообщил:
    - Изъятие надо оформить. Портсигар с гостиницей «Украина». А ты сидишь на нем, сотрудник.
    Тусклый портсигар с высотным зданием нашелся в кармане милицейского кителя.
    Щукин открыл его и стал пересчитывать сигареты.
    - Восемь.
    - Ладно. Как мне отсюда выбраться?
    - Через дверь. И направо. А было девять. Это кто ж столько выкурил?
    Действие портвейна быстро заканчивалось. Приятные мысли, захватившие Щукина врасплох, пролили свет на его детство.
    - Последний урок физическое воспитание. В женской раздевалке за бетонной ширмой курили. Там входное отверстие калибра 7,62.
    Я встряхнул его за плечо.
    - Как мне выбраться из поселка, Щукин?
    В магазин ввалилась шумная ватага идейных анархистов под управлением все того же Мити.
    - Здорово, славяне! – приветствовал Митя колонну штурмовиков. – Ну, как там наши? Вставили «Байеру»?
    - «Нюрнберг»! – штурмовики выпили стоя.
    Щукин закурил, исподлобья глянул на продавца, отпускавшего товар анархистам, затем обернулся ко мне.
    - Ты, сотрудник, страх потерял или пьяный до глупости?
    Штурмовики уже орали какую-то немецкую песню, а еще и прибывшие анархисты шороху добавили, так что смысл вопроса разобрал я с большим трудом. Щукин сообразил, и резко ткнул меня костяшками в солнечное сплетение. Сложившись от боли, я невольно уткнулся в его брюхо. Теперь я слышал капитана вполне отчетливо.
    - Это Казейник Анкенвоя, - тихо и серьезно сказал мне Щукин. – Назовешь его поселком, или, хотя бы, городом, кишки тебе сразу выпустят. Без суда и следствия. Запомнил?
    - Запомнил, - прохрипел я, кое-как восстанавливая дыхание.
    - Повтори.
    - Казейник Анкенвоя.
    - Молоток. Слушай дальше. Из Казейника нам пути нет. Он годов десять блуждает по области. Как - не знаю. Природная аномалия. Но кое-кто знает. И ход есть. Найдешь меня завтра, сообщу подробности.
    Он уронил голову на прилавок.
    - Ты куда пропал, святой отец? А мы тебя обыскались!
    Я обернулся на удивленное, и, вместе, радостное восклицание. Альбинос, возглавлявший колонну штурмовиков, сгреб меня в объятия и снял с табуретки. Альбиноса я приметил сразу, как зашел в магазин. Этот автобусный убийца и виду не подал, что мы знакомы, хотя я затылком чувствовал его пристальный взгляд почти все время, проведенное в магазине. Так же сразу я приметил и Хомякова, что-то уединенно обсуждавшего за дальним угловым столиком с интеллигентного вида юношей в очках. Но к Хомякову я еще вернусь. И вернусь обстоятельно. А в данный момент мне было не до него. В данный момент я был увлечен свирепым альбиносом в самое горнило праздника. Штурмовики меня встретили радушно. Казалось, они ждали меня всю жизнь.
    - Оцени, кто с нами братья! - Альбиноса распирало. - Что я твердил еще утром? Такую игру духовенство не променяет! Майн либен августейший! А ты мне что спорил, душа из тебя?
    - Что? - побледнел штурмовик со шрамом на подбородке.
    - «Что»? - альбинос передразнил сослуживца и локтевым ударом освободил его застольное место. - Перец! Штрафную святому отцу! Кто не с нами, тот покойник! Аминь!
    Жилистый Перец, чуть не сломавший мне руки в автобусе, с краями наполнил кружку прозрачной жидкостью из пятилитровой бутыли, до половины уже израсходованной.
    - Шнапс как чудо, святой отец, - он поднес мне кружку, изобразив на дубленой роже крайнее умиление. - Преломи с братьями.
    - За орден стоять! - Альбинос поднял штурмовиков, и те выхлестали свои порции до дна. Опустив штрафную кружку на скатерть, я дернулся из подвала.
    - Да куда же? - Альбинос придержал меня, и с мягким нажимом усадил на свободный стул. - Ты честь нам окажи, а мы тебе окажем все, что хочешь.
    - Не по чину вино мне с вами пить, братья славяне, - произнес я смиренно, желая только смыться.
    - Где же пить? – с горячностью возразил Альбинос. – Пить, когда с мусором. А с нами душевная беседа. Застольные речи. Процесс, и только.
    - Процесс. Процесс реально, - поддержал его Перец. – Может, хавки тебе? Слышь, брат Могила? Пожрать бы ему. С автобуса голодом шарахается.
    Теперь я знал и как здесь кличут альбиноса-убийцу. Могила.
    - Хавки! – приказал Могила, и его солдаты безжалостно потащили из брезентовых сумок разнообразную консервированную снедь: банки со шпротами, ветчиной и тушеной говядиной. Противогазная сумка с продуктами висела через плечо у каждого. Помимо сумок, штурмовики были оформлены в одинаковые красные комбинезоны, высокие бутсы на толстых подошвах и либеральные картузы черного сукна. Только в России либералы так воинственны. Могила выхватил напильник, и умело стал вскрывать им сухой паек. Мне подсунули столовую ложку.
    - Жуй, духовенство, - Перец толкнул меня локтем. - На пустой кишке не протянешь. Обмен веществ дело тонкое.
    Который уж час терзал меня голод, и я не удержался. Я приналег и на шпроты, и на тушенку, и на скользкую ветчину. Периферийно я заметил, как переглянулись Могила с Перцем. И заметил, как Перец куда-то исчез. Поначалу я не придал этому значения. Но когда пропал и Могила, я забеспокоился.
    - Ты плотнее трамбуй, пилигрим, - отвлек меня сидящий напротив хлебосольный штурмовик атлетического склада. - Консервацию не добудешь в Кавзейнике. Гуманитарную помощь только славянам оказывают.
    - Тебя как звать?
    - Лавром кличут.
    - Дай Бог тебе, Лавр, - я живо прикончил третью к ряду банку, и теперь только обратил внимание на сиротливый табурет, прежде занятый участковым Щукиным. И у меня отчего-то на сердце, что называется, кошки заскребли. Колонна вокруг меня с жаром обсуждали шансы на выход клуба «Нюрнберг» в финал кубка Лиги чемпионов. Отложив прибор, я покинул застолье и подошел к прилавку. Филиппов отполированным кончиком штопора сосредоточенно вычищал из-под ногтей.
    - Филиппов, где участковый?
    - Отлить пошел.
    - А где гальюн?
    - Туалет за прилавком. Заметил дверцу?
    Я заметил дверцу. И я подошел к ней тихо. И тихо ее приоткрыл. В узкую щель я увидел, как Могила отмывает над раковиной кровь с напильника. А Щукин лежит ничком на кафельном полу. А Перец стоит рядом на коленях. И в луже крови переворачивает капитана. И увидел, как он прикладывает ухо к сердцу капитана.
    - Сердце ходит, - озабоченно предупредил альбиноса Перец.
    Могила вернулся к участковому, и, присев на корточки, глубоко вогнал напильник
    в его грудь. Отшатнувшись от двери, я успел зажать рот ладонью.
    - А теперь? - донесся еще до меня приглушенный голос альбиноса.
    Нет, меня тогда не тошнило, уважаемый читатель. Из горла моего рвался крик отчаяния и ужаса. И только ужас его загнал обратно. Глубоко загнал. Я тихо вернулся на праздник штурмовиков. Я тихо сел на место и тихо выпил штрафную кружку. За упокой раба Божьего Щукина, хорошего человека. Спустя минуту к честной компании присоединились Могила с Перцем.
    - Ну, вот, - обрадовался Могила, заглянувши в мою кружку. - Процесс пошел.Ты что бледный, святой отец? Повторить надо. Вторая пробьет. Отвечаю.
    - За что? – спросил я, не осмеливаясь поднять на него глаза.
    - За все, - Могила обнял меня как давеча у прилавка. - За тебя, монах, отвечаю. Ты меня держись. В Казейнике опасно с народом путаться. Отпетый народ. Здесь прежде химия была. Законников мы наказали, но сам рассуди: честному вору в душу не влезешь. Много еще по углам разной сволочи лютует. Мусора помнишь за прилавком?
    - Помню.
    - Зарезали его, - сообщил мне печальную новость Могила. - Только что зарезали. Прямо у параши закололи. Ненавижу сук отмороженных.
    Он выхватил напильник и вонзил его в стол чуть не по рукоятку, замотанную черной изоляцией. Удар у Могилы был поставлен.
    - Ничего, - Могила выдохнул, сцепивши пальцы. - Дай срок, святой отец.
    На фалангах его пальцев я подметил два наколотых перстня с крестами.
    - Срок я тебе не дам, - отозвался я мрачно. - Я не суд присяжных.
    - Правильно. Умница ты монах, - поддержал меня вор в законе Могила. - Тонкая шутка в беде нас хранит. Выпьем за упокой души мусора Щукина, хорошего человека.
    Он встал и поднял кружку. Оторвала свои зады от стульев и штурмовая колонна, точно по команде.
    - За павших славян!
    Я тоже выпил. Я пил не с Могилой. Мне все равно, за что он пил: за славян ли, за план Барбаросса, или за «Нюрнбергский» процесс. Я пил за плантатора Щукина, ибо сам он пить уже не мог. И за упомянутый Щукиным перед смертью ход из Казейника. И мне еще, кстати, его предстояло найти. «И, желательно, до заката солнца», - мысленно уточнил я задачу, тогда не ведая, что в Казейнике давно позабыли, как он выглядит, этот солнечный закат. Здесь просто сумерки сменялись темнотой. Темнота или сумерки. Плачевный выбор, если задуматься. Но у меня и Казейника были разные проблемы. Я лишь думал о том, что жена моя теперь обзвонила всех родственников и знакомых. И о том, что скоро она закончит обзванивать больницы, морги и милицейские районные отделения. И о том, что, более не зная, кому набрать, она только будет беспомощно плакать, глядя на телефонную трубку.
    - Не унывай, монах, - подмигнул мне Перец, - жить везде можно с пользой для компании.
    - С чего вы взяли, что я монах?
    Ответа от него я не ждал, но ответ последовал. Вместе с моим обручальным кольцом, которое, Перец, видно, свистнул еще в автобусе. Кольцо прокатилось по скатерти и легло передо мной, ударившись о порожнюю банку.
    - Монах ты и есть. Кольцо-то монашеское, - подытожил, закуривая, альбинос.
    Кольцо подарила мне жена, сторговавши его на блошином рынке в Измайлово. Золотой обруч изнутри, стальной снаружи, с выбитыми по орбите словами на церковно-славянском языке: «Свят. Великий Серафим». Кольцо, действительно, было монашеское. Жена посчитала, что освященное кольцо инока убережет меня лучше, нежели драгоценная штамповка, и не просчиталась. По крайней мере, до сей поры. Конечно, Перец мое кольцо Могиле предъявил, и уже от Могилы, видать, слух рикошетом задел местное население. Могила, упырь матерый и сообразительный, конечно, понимал, что грош цена моей святости. Он создал миф из личного интереса. Как бригадир и казначей славянского ордена, в духовном пастыре Могила нужды не испытывал. Пастырь у него был, и еще тот. Хотя здесь я невольно забегаю. Или вольно. Мне, в сущности, наплевать. Относительно мотивов альбиноса у меня имеются как минимум три версии. Версия первая. Отнимая партию анархистов, население в Казейнике сплошь состояло из христиан различного толка. Других монахов славные христиане Казейника прежде не видывали, потому я сразу и без усилий внушил им суеверное почтение. Таким путем убийца-альбинос упрощал исполнение Гроссмейстерского распоряжения: отгородить мою персону любой ценой от местных разборок. Версия вторая. Могила наперед предполагал использовать меня как третейского арбитра в предстоящей религиозной войне. Арбитра, согласного и способного оправдать славянские методы. В уголовной среде, воспитавшей Могилу, третейский суд решал многие вопросы. И версия заглавная. При удачном развитии обстоятельств Могила, подпершись моей авторитетной поддержкой, мог сместить Гроссмейстера Словаря и возглавить славянский орден, чтобы кто-то другой, но теперь уже от Могилы, шарахался в проходе автобуса. Все три версии сложились у меня чуть позже. Вернее, две сложились почти сразу. Третья вылезла, когда я с Могилой перекуривал в казарменном погребе. А четвертой, наиболее дикой, он сам поделился в кают-компании списанного буксира. Тогда я не дал ей значения, и вспомнил только на кладбище, где Могилу, навсегда поглощенного собственной кличкой, забросали камнями братья-славяне. Но это было потом. А на данный момент, я выпил за возвращенное кольцо.
    - Москвич? - штурмовик по имени Лавр сунул мне полукруг искусанной закопченной колбасы. - Я и сам из Валдая. У нас тоже на острове знатный монастырь. Иверский Богородицкий. Бывал?
    - Бывал.
    - И на кой ты в монахи двинул, отче? - Лавр внезапно проникся ко мне сочувствием. - Курить вам нельзя, того нельзя, сего нельзя. И пост еще с картошкой без масла.
    - Тэдиум витэ, - я затянулся, пуская символические обручальные кольца. Кольца из дыма таяли на глазах.
    - Это как понимать? - заинтригованный Лавр даже подался ко мне, уронивши попутно осушенную братьями посудину.
    - Не переводится.
    - Николаиты у нас тоже не переводятся, - усмехнулся Перец. - Но мы их скоро переведем через понтоны. Слабо тебе, Лавр мою телку завалить?
    Свернувши форменный рукав, Перец обнажил мускулистую руку с наколкой в образе какой-то обнаженной мессалины, посиневшей от холода.
    - Кому слабо? – принял вызов атлетический Лавр.
    - Филиппок, еще четверть, - окликнул Могила продавца. - Завали его, Перец. За тебя мазу держу, и банк три косых
    Армреслинг как вид силового единоборства славянами уважался. Пока штурмовики суетливо делали ставки всякий на своего кумира, Филиппов принес бутыль объемом вполовину использованной. Видать, среди своих штурмовиков альбинос-убийца поддерживал общий режим.
    - Ты, Филиппок, в ритуальную контору отослал бы кого из грузчиков, - посоветовал Могила продавцу. - Там Щукину плохо в уборной.
    - Сей момент, - Филиппов отвесил поклон, и затоптался.
    - Что еще?
    - Эпидемия портвейна у них. Контору на карантин закрыли.
    - А капитану век на полу лежать?
    Озабоченного Филиппова куда-то понесло. Между тем, Лавр и Перец воткнулись локтями в скатерть и по команде сцепились. Штурмовики, разбившись на два лагеря общего режима, завели ораторию:
    - Жми Перец!
    - Лавр давай!
    Точно в тумане наблюдал я за этим бакалейным поединком. Пришли мне сами собой на память слова Откровения: «Впрочем, то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу». Перец дожал менее опытного противника, и Могила сорвал приличный банк.
    - Мой сегодня день, - сгребая прибыль, поделился Могила с радостью с проигравшими славянами.
    - Жаль, что не Галашека.
    - О чем ты, святой отец?
    - Там пустырь. Там трудно будет жить.
    - Это он за Николаитов мается дурью, - спустя рукава, догадался Перец-богатырь.
    - Ясно, - кивнул Могила. - У нас там еще и братское кладбище. Ты сопку видел?
    - Видел.
    - Трудно жить, умирать легко, - Могила качнулся, изогнулся, и соскользнул со стула, точно белая анаконда перед броском. - Ходи за мной, Перец. Инкассацию в магазине делать пора. Сначала в продуктовый. Ты тоже с нами, Лавр. А ты, святой отец, жди нас. Вернемся, я пропишу тебя в казармы. Только на водку не налегай. Водка здесь коварная. Прямо из цеха.
    Букмекер и его бакалейная лавочка покинули магазин. Я же остался в компании братьев-штурмовиков.
    - А почему, славяне, мы болеем за арийский клуб «Нюрнберг»? - спросил я у них, в основном адресуясь к штурмовику с полной шапкой огненно-рыжих волос и золотистыми бакенбардами. Я принял их за знаки отличия. Вроде, как за лычки.
    - А потому, святой отец, мы болеем, - обстоятельно растолковал мне рыжий
    суть явления, - что арийцы тоже славяне. Просто они еще не знают об этом.
    - А евреи?
    - И они, - заодно с комаром на толстой багровой шее в складку рыжий прибил мой иронический запрос. - Все, кроме женщин и детей. И кроме всех поедающих кошерно.
    Его тираду я уже не воспринял как противоречие. По утверждению сюрреалиста Андрэ Бретона «существует некая точка духа, в которой жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, высокое и низкое уже не воспринимаются как противоречия». И как раз я достиг этой заветной точки, накатив очередную порцию «Rosstof». Цеховое зелье нагнало в меня агрессии, безумной хитрости и до блеска прочистило ствол головного мозга. Я готов был расстрелять из него хоть роту штурмовиков. Но я нацелился только на одного. Это был штурмовик со шрамом. Действовал я решительно и успешно. Определив расстояние до цели, я одолел его, и отозвал штурмовика в сторонку. «Согласно теории практики, - подумал я, уже не воспринимая свою мысль как явное терминологическое противоречие, - штурмовику со шрамом, униженному ради меня племенным вождем, я должен внушать страх и трепет. А если еще не внушаю, то внушу».
    И я стал задавать штурмовику вопросы. Мои вопросы были важнее, чем ответы на них.
    - Тебя как звать?
    - Агеев.
    - А звать как?
    - Василь.
    - Уверен?
    - Так точно.
    Военные ответы были важней, чем гражданские.
    - Ты хочешь выйти на свежий воздух, Василь?
    - Это куда?
    Ответы и вопросы утратили смысл. Но, зато, приобрели направление.
    - В сортир. Гусиным шагом.
    - Гусиным отказываюсь. Братишки засмеют.
    - Правильно. Иди обычным, Василь. Чтобы не засмеяли.
    Штурмовик со шрамом скрылся в уборную. Я проследил за ним. Агеев уставился на труп капитана в луже крови. Я запер дверцу изнутри на ржавую задвижку.
    - Ты хочешь занять его место, Василь?
    Он промолчал. Его молчание я воспринял как знак отказа.
    - Тогда снимай одежду, Василь.
    - Совсем?
    - Со всем, что у тебя там есть.
    - Мы будем любить друг друга? - Агеев стал поспешно разоблачаться.
    Я тоже не заставил себя упрашивать. Тогда я еще не знал, что в славянском ордене мужская любовь только приветствуется. В отличие от соития с женщинами. Соитие с женщинами есть акт содомии, свойственный только николаевским хлыстам, зеленым подпольщикам и обкуренным готам. Агеев, застенчиво прикрывая чресла свои ладонными черпачками, томился в ожидании любовных утех.
    - Отвернись, Василь.
    Агеев по-военному через левое плечо развернулся к раковине. Я быстро напялил его комбинезон, натянул высокие черные бутсы, повесил через плечо его сумку с консервами, нахлобучил суконный картуз и, таким образом, решил проблему конспирации. Агеев обернулся на скрип задвижки.
    - Мы разве не будем любить друг друга?
    - Возлюби врага твоего, штурмовик Агеев, ибо друзей любят и мытари, - наставив его на путь истинный, я покинул отхожее место. Агрессия и безумное коварство метались во мне как малярийные пациенты. А низкое и высокое уже мною не воспринимались как противоречия, когда я нащупал в кармане комбинезона заточенную отвертку. Холодное оружие штурмовиков. И я захотел им немедля воспользоваться. Промедление было смерти подобно. Быстрота подобна жизни. Я быстро достиг прилавка, за которым Филиппок подсчитывал дневную выручку.
    - Сколько? – спросил я, налегая на прилавок.
    - Уйди, святой отец, от греха.
    Заточенной отверткой я забил тысячную банкноту в опасной близости от чистых ногтей продавца. Точнее, между его растопыренными пальцами, накрывшими казенные деньги.
    - Теперь я привлек твое внимание?
    Всегда хотел произнести эту реплику. Случай не подворачивался. Но Филиппок доказал мне, что мы с ним одни фильмы смотрели.
    - Плохая мысль, - парировал он мою чужую реплику своей, и тоже не собственной.
    С точки зрения критики грязного разума, он был прав. Но мысль ограбить этот сволочной магазин родилась у меня при полном отсутствии всяческого контроля со стороны рассудка. А значит, и я был прав согласно Бретону. И это отнюдь не воспринималось мной как противоречие.
    - Сколько здесь?
    - Сто двадцать тысяч. Меня славяне уволят.
    - Я тебя раньше уволю. Я тебе отвертку в глаз воткну.
    - Сто двадцать шесть.
    - Уже лучше, Филиппов. Честность украшает мужчин. И две литровых бутылки «Rosstof».
    Пока Филиппок за счет заведения выставлял мне бутылки, я смел в сумку с консервами сто двадцать пять тысяч. Испорченную отверткой купюру я оставил на прилавке. Я все равно не мог ей воспользоваться. По испорченной купюре меня легко могли вычислить анархисты или штурмовики. Этот факт лишний раз подтверждал мою расчетливость и хладнокровие, обостренное алкоголем.
    - Могила тебя на ремни порежет, - пообещал Филиппов, провожая уложенные мною в сумке дополнительные литры.
    - Аминь, - закрыл я тему, и отвернулся от прилавка.
    Но как-то я пропустил, что в магазине опять восстановилась кромешная тишина. Все штурмовики, сколько их осталось, наблюдали сосредоточенно за моими действиями. Только Хомяков с очкариком, отгородившись кожаным портфелем от реальности, делали вид, что ничего не происходит. Наивно было с их стороны. Реальное и воображаемое больше не воспринимались как противоречия.
    - У кого есть военные вопросы? - обратился я к штурмовикам.
    Вопросов не возникло. Вооруженный налет для этой банды являлся предприятием вполне естественным. Даже если грабили их собственный магазин. Старшие разберутся. Инициатива наказуема. Возможно, я потрошил кассу по предварительному сговору с Могилой. Или еще с кем. И, вообще, лучше отстояться, чем в крайние пойти.
    - «Нюрнберг»! - я вскинул руку, щелкнул каблуками и отвалил из магазина.
    Деньги ордена мне были без надобности. Я просто как-то хотел гибель капитана Щукина отметить. Я бы ее отметил казнью Могилы, но кишка у меня была тонка. Снаружи я застал Вику-Смерть, летавшую на старых детских качелях и под зонтиком ожидавшую манны небесной. Вика-Смерть грациозно спрыгнула и расправила шаровары. Интересная женщина.
    - Еще сердишься? - Виктория остановилась подле меня, беззаботно вращая раскрытый зонтик, пунцовый от воды. В прошлом зонтик ее, верно, был розовым. Хотя какая разница? Прошлое и будущее уже не воспринималось мной как противоречие.
    - Ты же знаешь, я Рыбы по Зодиаку. Моя сущность жертва.
    - Ну, пойди, и принеси себя ей.
    - Ладно, ты же знаешь меня.
    - Я спешу.
    - Что у тебя на уме? Ты же знаешь, я - дамба.
    - Отвали.
    - Все еще злишься? В славянский Орден поступил?
    Я достал из кармана отвертку, и проткнул ей зонт. Она покорно развернулась на высоких каблуках и застучала прочь по дорожке из битого силикатного кирпича. Еще утром на тачку этого кирпича я мог свободно обменять свои штиблеты.
    «С отверткой хорошо получилось, - решил я, обыскивая амуницию. - Надо будет, еще раз попробую. В Казейнике все понимают язык напильника и заточенной отвертки. С полуслова. Даже Вика-Смерть». Наконец, я разыскал трофейную пачку, сложил корабликом ладони, чтобы укрыться от косого дождя, и прикурил.
    А тут и Хомяков из магазина пожаловал.

ХОМЯК И Я. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

    В августе 1973-го мы с Кузьминым пили разведенный одеколон и резали трафаретки. Я пил из фаянсовой посуды «Ландыш», на четверть разбавленный водой, а Кузьмин резал бритвенный лезвием «Спутник» трафаретки Джона Леннона. Снаружи чистый «Ландыш» смахивал на ликер «Шартрез», а трафаретки на бумажные лекала для производства изделий сложного профиля. Я не умел трафареток вырезать, а Кузьмина от «Ландыша» тошнило. Кузьмин точно резал трафаретки ливерпульского жука, тогда как «Ландыш» я разбавлял водой приблизительно. Мы были симбиозом точных и приблизительных наук. Кузьмин легко мог доказать учителю по геометрии, что квадрат гипотенузы равняется сумме квадратных катетов. Тому же учителю я не мог доказать, что четыре единицы в сумме составляют хороший балл. Я легко мог написать лучшее в школе сочинение на тему «Как закалялась сталь». На ту же тему Кузьмин был способен сочинить не более двух предложений: «Раньше сталь закалялась в мартеновских печах. Предлагаю лучше закалять ее в индукционных установках».
    После смешивания раствора соляной кислоты с реагентами, химический анализ Кузьмина удостоился высшей оценки педагога. Мой анализ после смешивания «Ландыша» с водой не оценила даже медицинская сестра. Я знал, что Наполеон выиграл у союзников сражение под Аустерлицем. Кузьмин вообще не ведал о его существовании, пока не свистнул из папашиного бара французский коньяк. Моя первая детективная повесть, изданная от руки в единственном экземпляре и оформленная иллюстрациями Кузьмина, ходила по рукам старшеклассников, пользуясь бешеным успехом. Наша с Кузьминым инсценировка рассказов Марка Твена собирала полный актовый зал. Причем были заняты и стоячие места в проходе, и в дверях, и за дверьми. Я исполнял редактора сельскохозяйственной газеты. Андрюха, играючи роль взбешенного фермера-подписчика, орал на меня, что брюква не растет на деревьях. Я убеждал Кузьмина, мол, в газетах более требуется читать косвенно и между строк. Я толковал ему про переносное значение слова, и клялся исправить в следующем номере дерево на куст. Андрюха в ярости топал ногами. Андрюха рвал в клочья реквизит «Известия».
    И в актовом зале сыпалась на пол штукатурка от обвального рева благодарной аудитории. Мы были кумирами толпы. И мне за это прощалось много. Даже неизлечимый кол по анатомии. Кузьмину прощали все. Даже запись на месте домашнего задания в школьном дневнике: «Не учимся. У нас какой-то праздник». Запись нагло размещалась против колонки с датой 7 ноября. В этом и состояло наше основное различие. Кузмин, безусловно, знал, какой именно праздник отмечает страна военным парадом. Устройство человека я не знал, и не знаю. Больше того. Я убежден, что устройство человека в полных деталях неведомо и светилам хирургии. Человека устраивал Господь. Чертежи Он предусмотрительно уничтожил. Потому и успели мы испортить абсолютно все вплоть до окружающей среды. Лишь себя не справился окончательно испортить. Но мы еще над этим работаем. Аминь. Шурик Хомяков появился в нашей жизни внезапно. Новенький из тамбовской школы усвоил законы улицы, повредившей кастетом его лицевую кость. Он осмотрелся, определил, кто в классе хозяин и, разумеется, принял единственно правильное решение. После занятий мы с Кузьминым в раздевалке скидывались на огнетушитель вермута.
    - Третьим возьмете? – услышали мы, стоя между вешалками, чей-то заискивающий вопрос. Мы дружно обернулись и посмотрели на Шурика.
    Он щурился и задорно улыбался: «мол, мы, тамбовские, в доску свои, рубаху последнюю порвем за товарища». Как сейчас помню Шурика: настороженный, курчавый, и в очках, за стеклами которых маячили смотровые щелки.
    - Терциум нон датур, - остудил я его энтузиазм.
    - Что лыбишься? – добавил Кузмин градусов пять ниже ноля. - Бери шинель, ходи домой, кандидат.
    Шурик сменил изображение. Улыбка стерлась, голова сунулась в плечи.
    «Отшили. Зря на рожон полез. Суетливо начал, - такая, примерно, гамма исполнилась на лице Хомякова. - Теперь пиши «пропало». Затравят, сволочи».
    - Сорок две копейки нет, - размазав мелочь по ладони, Кузьмин произвел арифметические расчеты. - Пионеров пойдем трясти?
    - У меня есть рубль, - Хомяков зацепился.
    - Дружбу хочешь купить за трешник? - Кузьмин стрельнул карими глазами в Шурика, и не промахнулся. С его интуитивной точностью могло поспорить разве его собственное ослиное упрямство. С чем бы это сравнить? Ну, допустим, целится он из положения «лежа» в какую-нибудь женскую мишень. А, как вам известно, раз в году и палка мимо стреляет. И тогда мой Андрюха поднимается в полный рост, прет на эту злополучную мишень, хотя рядом других полно, и сажает в нее весь боевой запас, и укладывает ее наповал, добивая чем-нибудь тяжелым, вроде нашего детства. Такой он был, и такой останется, тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо.
    - Действительно трешник?
    Сомнительно стало мне, что новичок без охраны такую сумму наличных держит.
    - Вообще-то пятерка, - рискнул Хомяков недельными обедами.
    - Множь, Андрюха.
    - Лучше поделить. С нашими рублем двенадцатью три вермута на рыло, и рубль пятьдесят на жизнь. Из них две пачки «Прима», двести грамм колбасы отдельно, сто грамм ирисок «Ледокол», одни спички и полтинник на жизнь, - в уме раскидал Андрюха. - Или пузырь «Столичной», и рубль пятьдесят на жизнь. Из них…
    - Понятно, - перебил я Кузьмина.
    - Что здесь понятного?
    - У пионеров мы столько меди до выпускных экзаменов не натрясем.
    - Продолжай.
    - Можно спать на стеклах, а можно построить швейную фабрику.
    Мы сдались. Не пятерка Шурика нас купила. Нас купил верный шаг Хомякова, принятый нами по молодости за искренний порыв. Шурик был весь темперамент и обаяние. Он мне нравился. Кузьмин его терпел. Кузьмин был сдержанным, язвительным, изобретательным и ленивым. Хомяков его за это терпеть не мог. Но тоже терпел. Моя дружба все списывала. Я мог легко подойти к верзиле Примоченко, и разбить ему нос. Меня угощала в подъезде выпивкой отпетая шпана из рабочих предместий. Я играл в хоккей и футбол с такими барбосами, с коими Хомяков даже в песочнице боялся играть. Все это имеет значение, если ты подросток, и живешь на Садовой, и тебе вечером желательно вернуться домой без гематомы. Иная статья Кузьмин. Андрюха ценил меня за извращенное чувство юмора и стремление к оригинальности. На этой стезе мы были соперники. И ни родители, ни школьные педагоги не могли нас растащить. Соревновательный дух мы поддерживали отчаянно. Одевались и гримировались мы так, что приводили в изумление бездомных кошек. Чего стоили одни антикварные котелки и черные ресницы, нарисованные тушью под глазами. Тогда мы еще вовсе не слышали про Хармса и Введенского. И тогда мы еще не видели «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика. Мы попросту изобретали велосипед, каждую спицу его, педаль и втулку доводя до совершенства. Шура держался куда скромнее. Но он был членом клуба. Он сидел рядом с нами на скамье с бутылкой «жигулевского», отрастил курчавый шар волос, выучился бренчать на гитаре и петь высоким тенором: «Не выходите замуж за машиниста». Словом, картины не портил. Он публично восхищался тем, какие мы (я и Кузьмин) оригиналы. Тонкий прием. Для слушателей «мы» невольно раздвигались до Хомяка. Раз ты в клубе «оригиналов», значит кто ты? Правильно. Будучи с нами Шура всегда заразительно хохотал, применяя жестикуляцию. Кузмин не смеялся вовсе. Фыркал, да. Но под его флегматичной вялой породой клокотала магма страсти. Относительно женщин, Кузьмин был придира. Он был эстетом. Если намечал он жертву, то преследовал ее до конца. Разница в годах его не удерживала. Разница шла на десерт. Хомяков оставался равнодушен к женской плоти точно в нем прятался тайный какой-то изъян. Сколько я его знал, он держался холостяком во всех отношениях. Но женщины в его жизни, полагаю, участвовали. Полагаю, девственность Шура потерял давно и надолго. Хотя ни единой дамы Шуриного сердца, или что там у него, я не видел. Окончив школу с отличием, Хомяк поступил в МАИ, поставлявший стране в изобилии бардов, сатириков и детских писателей. Окончив школу с отличием, Кузьмин поступил в МИФИ, поставлявший стране диспетчеров Чернобыльской АЭС. Окончив школу с облегчением, я поступил безответственно. Я поддержал Образ жизни вольного художника, чреватый скорой мобилизацией. И мобилизация настигла меня.
    Я присягнул отечеству, и вернулся к образу жизни уже невольного художника.
    Я нюхом чувствовал, что образ не простит мне измены. И я остался верен ему, изменяя родителям, женщинам, друзьям и, даже, отчизне. Менее, чем образ, последовательные родители, женщины, друзья и, даже, отчизна, в конце концов, простили меня. Тем временем, Кузьмин без отличия окончил МИФИ, внедрился в режимное предприятие, завел семью, и забил на все с прибором. Далось ему это без малейшего труда. «Труд освобождает», - убеждали нацисты и коммунисты своих заключенных. А Кузмин и без того был внутренне свободен. Свободы у него не отнимешь. Внутреннюю свободу, как и талант, можно только пропить, если они, конечно, есть. Окончив МАИ, Шурик внедрился в режимное предприятие, остался вечным холостяком, и забил на все с прибором. Далось это ему не без труда. Внутренне рабство не пропьешь, если ты с ним родился. Все остальное можно. Население сверхдержавы тогда пропивало свободу, равенство, заветы отцов, личное и общественное имущество, зарплату и долги. Сверх того и саму державу. Оно бы черта лысого пропило. Но черта еще нельзя было пропить. Мавзолей охранялся круглосуточно. Хотя и Бога уже нельзя было пропить. Бога население пропило сразу после революции. В процессе дальнейшего запоя народ покорил разруху, восточный запад, конфискованный у фашистов, атомы, космос, целину, сибирские реки и все. Допился до красной горячки. Ему везде стал мерещиться лысый черт: на площадях, на вокзалах, на рабочих местах, на детских значках, и на взрослых ассигнациях. Народ больше не отличал реальность от вымысла. И тогда его слуги решились на отчаянную меру. Читай, на трезвую компанию. Они вывели виноградники и ввели на водку бумажные талоны. Будучи в тот роковой для народа час редактором журнала «Трезвость и культура», я, между прочим, установил, что трезвость и культура имеют мало общего. Или мы продолжаем культурно выпивать, или по трезвой лавочке теряем культурный облик. Ход событий в высшей степени подтвердил мою установку. Но это историческое отступление. Как из Финляндии, чтобы выровнять линию фронта. Вскоре большая часть общества покаялась, и Господь ее простил. И вернул ей культурный облик. Так же и малая часть общества сделала вид, что покаялась. Простил ее Господь, или нет, остается тайной, ибо неисповедимы пути Господни. Известно только, что культурного облика малая часть больше не обрела. Зато она сделала много иных полезных приобретений. В основном за счет культурной части общества. Когда флагман социализма дал сильную течь, на его борту разгулялась борьба за существование. Такая борьба стирает знак равенства между пассажирами ленивыми и предприимчивыми. Но она же соблюдает извечные правила всех навигаторов. Первыми в шлюпки садятся дети и женщины. Члены команды покидают последние тонущий корабль. А капитан вообще остается на борту.
    В нашем случае шлюпки захватила именно команда. А капитан даже на катер успел. «Спасайся, кто может!», - отдал он с катера свой последний приказ, и отправился море открывать. В открытое море угодили все пассажиры, включая женщин и детей. Там они сразу разделились на тонущих лопухов, и выплывающих бизнесменов. Изрядно хлебнувши, лопухи всячески поддерживали друг друга, и многие спаслись. Бизнесмены, как могли, топили друг друга. Потому, спаслись не многие. Даже из тех мастаков, что выплывали баттерфляем. То есть, гребли под себя двумя руками. Их чаще всего пускали на дно глубоководные пловцы со спиленными номерами. Я лично плавать умел. Улица научила. Но образ вольного художника цепко держал меня за горло, утягивая в пучину. Кузьмин и Хомяк, естественно, оказались в команде выплывающих бизнесменов. Кузьмин выплывал стилем «дельфин». Он, то исчезал из моего поля зрения, то снова появлялся. Появляясь, Кузьмин слегка поддерживал меня на поверхности.
    В отношении меня он забил с прибором на инструкцию для выплывающего бизнесмена. Основной пункт инструкции гласил: «Поддерживай только себя». Шура-Хомяк выплывал на спине. Шура не видел, куда он выплывает, и сослепу расталкивал партнеров. Партнеры за это его топили, но Шура опять выплывал. Постепенно Шура-Хомяк набрался не только воды, но так же хватки, честолюбия, и какого-то сырого снобизма. Чтобы создать легкий стартовый капитал, Шура попутно занялся каперством. Открытое море и без него уже забилось корсарами, но Хомяк таки втерся в братство «Веселого Роджера». Именно так переводят братство «Jolly Roger» с английского языка. Но по другой версии «Роджер» сей произошел сначала от французского «Jolie Rouge». Буквально «красивый красный». Такой флаг, поднятый пиратством, обозначал, что пленных они брать не собираются. Этот «Роджер» нам ближе и понятней. Наши деды подняли его на уровень еще в 1917 году. Я, лично, допускаю все вплоть до пуговицы от плаща. Я допускаю реальность Шамбалы, расписание Нострадамуса, и того, что красивый красный флаг появился на Луне раньше, чем уродливый звездно-полосатый вымпел. В крайнем случае, такая последовательность объясняет, почему Луна есть планета необитаемая. Но это временное отступление. Вроде армии барона Врангеля с полуострова Крым. Как и спортсмены, добычу, отнятую у законных владельцев, каперы называли «призом». Благодаря участию Хомяка в каперских рейдах на Голливуд, я впервые увидел призовые картины Фрэнсиса Копполы, Милоша Формана, Ридли Скотта и Пола Верховена. Таким образом, я косвенно был причастен к беспардонному грабежу. Я даже цинично могу сознаться, что на мне это отразилось по-своему благоприятно. Как это отразилось на Хомяке, Бог весть. Полагаю, тоже по-своему и тоже благоприятно. При любом отражении, будь то отражение врага или наше собственное, мы видим то, что видим. Я лишь знаю, что, выплывая с пиратами, Шурик заматерел и сколотил оборотные средства.
    В конечном итоге, всех нас подобрал танкер, по завязку полный нефтепродуктов. Танкер гордо именовался «АОЗТ РОДИНА». Флагшток его украшало трехцветное переходящее знамя. Танкером управлял все тот же бравый капитан с нашего затонувшего флагмана. Что вполне было естественно. В соответствии с морской международной конвенцией, дрейфующий в нейтральных водах корабль без экипажа переходит в собственность того, кто нашел этот корабль. А что было неестественно, так это происходящее на палубе танкера. На палубе возникали и рушились пирамиды, создавались и разваливались банки, собирались и разбирались преступные организованные сообщества. И, главное, постоянно падал курс рубля. За курс в навигации спрашивают со штурмана. Штурманов капитан менял чаще, чем партнеров по теннису. Но верный рублевый курс так и не прокладывался. В условиях такого броуновского судоходства и бизнесмены, и бездельники дружно поставили на доллар. Ибо только доллар гарантировал как прожиточный минимум, так и прожиточный максимум. Свободный Кузьмин ставил на собственный доллар, приобретенный за счет успешный торговых операций, рассчитанных и проведенных с математической точностью. Занятый Хомяк ставил на чужой. На чужой доллар ставить труднее. Его еще надо взять в оборот. Чужой доллар плохо дается в трясущиеся руки с грязными ногтями. И Шура перенял повадки молодых преуспевающих негоциантов. Маникюр, искусственный загар, белоснежные зубы и располагающий запах дорогой парфюмерии влетали Хомяку в круглую сумму. Еженедельные уроки тенниса и обязательные поездки на горнолыжный курорт обходились Хомяку еще дороже. И уже настоящую брешь в скудных сбережениях Шурика пробивали горные лыжи с ракеткой. Сэкономить на них решительно было невозможно. Лыжи и ракетка выдают тебя со всеми потрохами без лишних слов. Или они, или ты. Без вариантов. Зато все статьи окупались в спортивных раздевалках. Именно там Хомяк завязывал нужные знакомства. Остальное было вопросом техники: проиграть с незначительной разницей в счете или съехать по трассе высшей категории сложности на полкорпуса позади «зеленого лимона», это ли не шанс? Шурик выступал в любительских состязаниях под девизом: «Будь рядом, и тебя заметят».
    И вставят в обойму. Даже если ты холостой патрон для стартовой пальбы.
    После стольких напряженных усилий, Хомяк преуспел. А, преуспевши, похерил нашу старую дружбу. Вряд ли она его компрометировала. Она попросту никак не укрепляла его статус и не способна была подсадить Хомяка на следующую ступень. Истина в том, что дружба вообще ничего не укрепляет, кроме самой себя. Я это знал. А Хомяк это понял. И дал мне знать, что понял. И, в принципе, никто не обиделся. Жизнь диктовала Хомяку свои суровые законы, а я под диктовку не писал примерно класса с пятого. Я вычеркнул Шурика из книги своего бытия, уважаемый читатель. Вычеркнул, как лишнее предложение. И вот мы снова встретились. Хомяк прибыл с твердым портфелем над головой, укрывшим от дождя его поседевшую, но по-прежнему курчавую шевелюру.
    - Что ты в Казейнике делаешь, Хомяк? Самолеты конструируешь? Видал я тут один. Поздравляю. Смелый проект.
    - У меня здесь малое предприятие, - сдержанно сообщил Хомяков.
    - Насколько малое? Размером с твой член или меньше?
    - Я кабельным телевидением владею.
    - То-то в окрестностях весь кабель ободран с высоковольтной линии передач. Какие передачи ты здесь транслируешь, Хомяк? Футбольные игры Бундеслиги в записи прошлогоднего сезона? «Последнее танго в Париже» для тех, кто не спит? Криминальную хронику? Могу подкинуть пару сюжетов.
    - Ты сам-то, чем занимаешься? - Шурик быстро перешел в контратаку. - Проводишь семинар в Славянском ордене?
    - Испытания провожу.
    - Что испытываешь?
    - Отвращение, Хомяк. Испытывал, испытываю, и буду испытывать.
    - Совсем рехнулся? Ты, вроде, писатель. Или сценарист. Где-то я встречал в паутине твою фамилию. Сериалы какие-то. Романы. Мультфильмы тоже.
    - «Песнь о буревестнике» видел?
    - Нет.
    - Хорошая штука. Будь здоров.
    - То есть?
    - То есть, будь здоров, Хомяк. То есть, чеши отсюда. То есть, исчезни с глаз моих, засранец.
    - Ты пьян. Перезвоню, когда проспишься.
    - Перезвони, Хомяк. Учитывая, что ты номер телефона забыл спросить. Учитывая, что телефоны в Казейнике вообще не работают.
    И Хомяк ретировался. Хомяк разумно поспешил оставить нас. Меня и мои безумные замыслы.

ДОМ ИЗ ДОЖДЯ И БЕТОНА

    Чтобы напрямую угадать в переулок, ведущий, согласно моим расчетам, к заболоченной окраине, я должен был пройти через площадь. Княжеская, если верить учителю географии, площадь опустела. Торговый люд убрел подсчитывать плоды натурального обмена. Лишь какой-то религиозный психопат, истязавший себя на медленном огне у Позорного столба, мог запомнить меня, и впоследствии сдать братьям-славянам. В сумерках и под моросящим дождем я постепенно рассмотрел караульного анархиста. Часовой грел руки над языками пламени, бившими из железной бадьи. «Девяносто шесть против четырех», - определил я в процентном исчислении шансы на то, что он как-нибудь не заметит меня. Сначала я хотел его бесшумно снять отверткой, а тело сжечь. На первый взгляд такая мера предосторожности даже мне казалась радикальной. Но слишком долго я присматривался к этому анархисту, и успел основательно хлебнуть для профилактики воспаления.
    Проблема состояла в том, что отвертку я забыл в зонте Виктории. Пришлось мне отказаться от простого решения, и я выбрал более изощренный способ сбить Могилу со следа. Я мысленно очертил дугу до нужной точки, разобрал какой-то забор, вырезал огородами, загнул в переулок и налетел на Могилу. Альбинос боком лепился к стене такого же в точности дома без окон, как и «Нюрнберг». Рядом бродил неприкаянный Перец, лучом фонаря петляя по соседним трущобам. «А вот и продуктовая лавочка, - бодро подбил я итоги обходного маневра. - Поспел на ловлю счастья и чинов, экспедитор ушибленный». Сохраняясь в тени, я прикинул, чтобы еще такого хитроумного предпринять. Ничего такого хитроумного, к счастью, в мою голову не залезло.
    - Копаемся, Лавр, - напомнил Могила штурмовику, пыхтевшему над замком с ридикюль почтенных размеров. - Ты тоже достал мелькать, параша. На пробой свети.
    Перец лучом осветил спину Лавра, и тем вряд ли помог ему скорее найти замочную скважину. Зато помог мне принять безошибочное решение. Насадив картуз на переносицу, я марафонским шагом пронесся мимо группы инкассаторов.
    - Эй, братишка! – окликнул меня Перец. – Куда почесал?
    Я добавил ходу.
    - Опоздаешь к отбою, накажу, - совсем уже издали предупредил меня альбинос.
    Сердце в груди моей отбивало дробь точно барабанщик перед казнью. Вместе с переулком закончились и мои силы. Но я еще смог таки поскользнуться, и рухнуть в канаву, заполненную водой. На дне канавы хранились булыжники. Булыжники я накрыл без промаха. Ушибленное колено меня даже обрадовало. Боль слегка отрезвила меня, и я стал хуже соображать. Соображая хуже, я сообразил, что окончательно оторвался от преследователей. Меня прихватило легкое чувство эйфории.
    - И вечный бой! - заорал я, вращая подобно пропеллеру сумку с дребезжащими осколками посуды.
    На клич из темноты явился факел. Гражданин, освещавший себе дорогу факелом, замер в оцепенении, бросил пожитки, заметался, и пропал. Пропажа оправданная. Призыв к уничтожению запасов спиртного из уст существа, обитающего в канаве, и днем напугала бы до изумления любого местного поселенца. Что говорить о ночной поре, когда все праведники выползают на охоту за окаянными душами? Лично мне достались факел, пластиковые весла и капроновый невод с ячейками, кое-где заштопанными какой-то мокрой паклей.
    - Сводишь меня к болоту, пятьсот рублей отвалю! – попробовал соблазнить я исчезнувшего гражданина. Я чувствовал, что он затаился поблизости, но щедрое мое предложение осталось безответным. Я удвоил ставку. Гражданин опять спасовал. Поднявши горящий факел, я обождал еще пару минут, и терпение мое иссякло. Зато силы частично вернулись. Заодно с ними вернулось и раздражение.
    - Браконьер низкопробный! - изругал я темноту. - Мы еще встретимся на светлой тропинке! Половишь ты у меня пиявок без лицензии!
    Я в бешенстве забросал его невод рыбными консервами. Именно так-с. Консервы в сумке штурмовика Агеева по странной иронии оказались все рыбные. От сумки, пропитанной водочным запахом, я избавился. Я утопил сумку в яме, как слепого щенка. Я душил ее под водой, пока она не захлебнулась, скотина такая. Выместив на ней скопившуюся досаду, я перекинул невод с консервами через плечо, взял под мышку весла, вооружился факелом, и захромал, как мне тогда опрометчиво думалось, в Москву. Получасовая прогулка в хлюпающих бутсах на сквозняке начинала сказываться. Зверская холодина выставила из меня пьяный кураж, как вышибала задиристого гуляку. Сознание мое прояснилось. Я продрог до стука зубовного, но упорно плелся вперед, отчетливо понимая, что возвращаться мне, кроме как домой, некуда и незачем. И грезил я о горячей батарее в изголовье кровати моей, хотя до отопительного сезона было еще не близко. И о стеганом одеяле. И о жене, меня согревающей под стеганым одеялом. И даже о коте, прильнувшем с другого боку и шипящем от обиды, если его заденешь, точно оплеванный раскаленный утюг. Только углубившись выше колен, я очнулся от воображаемой реальности, и вспомнил, где нахожусь. Окружал меня все тот же выморочный мир. В, частности, болото.
    - Ахтунг! - Завершил я факельное шествие четкой и своевременной командой.
    Почва под моими ногами была твердая как бетон. Да это и оказался бетон.
    Дно болота, выложенное бетонными плитами? Не таким я представлял его себе. Я готовился прыгать с кочки на кочку и медленно продвигаться вперед сквозь топкие места, нащупывая гать конфискованными веслами. Я даже готовился к погружению в трясину, читатель. Я готовился к отчаянной борьбе и бесславной погибели. Однако, ложный Казейник с одинаковой легкостью херил как надежды на лучшее, так и приготовления к худшему. «Погорячились, и будет», - сказал я себе. После чего я воротился на сушу, обдумывая дальнейшие планы действий. «Должна быть где-то лодка или плот, - сказал я факелу, - надувной баллон или бревно должны где-то быть. На чем-то греб этот рыбник». Что ловил он именно рыбу, стало мне ясно, когда я более тщательно изучил его капроновую сеть. В пакле, засевшей среди ячеек, при свете факела блеснули серебряные чешуйки.
    Я побрел вдоль берега, пристально всматриваясь в темноту, пока не обнаружил маломерное судно, затопленное на мелководье от посторонних глаз щербатым булыжником. Я уперся в булыжник подошвой, и свалил его на сторону. Судно, конечно, громкое название для всплывшего куска пенопласта. Хотя был он в толщину до полуметра и достаточно широк, чтобы выдержать мои девяносто едва живых килограммов. Так же он имел три искусственных углубления. Одно кормовое углубление было вырезано для седалища, и два педальных в носовой части палубы для упора ступней. Были в нем проделаны и отверстия для уключин. Спрятанные под водой уключины я нащупал в ближайшей бетонной трещине.
    Я оборудовал пенопласт гребным устройством, и более не мешкая, разместился в его углублениях. Невод с консервами я обвязал вокруг талии, а факелом безжалостно пронзил упругую палубу в центре бака. И только тогда позволил себе короткий перекур, доставши из нагрудного кармана целлофановый мешок с пачкою сигарет. Я упаковал их, когда был в дрезину пьян. По трезвой лавочке вряд ли я проявил бы такую предусмотрительность. Прикуривши от стальной зажигалки «Зиппо» с припаянным к ней императорского профиля полтинником (подарок жены в пятидесятый день рождения моего), я высадил сигарету, взялся за весла и погреб, как мне тогда опрометчиво думалось, в Москву. Разгоняя плот и кровь, я стремительно удалялся от Казейника. Попутный ветер содействовал, стегая спину мою дождем, как стегали, должно быть, на галерах замученных гребцов. Отверстия для уключин были проделаны таким образом, что мне пришлось грести, подавшись вперед. Зато я хоть как-то прикрывал собой от ненастья пламя факела. Снаружи в такой позе я, верее всего, смахивал на удильщика. Глубоководные рыбаки называют нас еще морскими чертями.
    Мы бодро мчимся сквозь темноту, держа перед носом огонек для приманки. «Заходите к нам на огонек», - пропел я слова известного шлягера. В принципе, зря пропел. На огонек зашло такое, что в страшном сне и Черчиллю не снилось. При скорости семь узлов мой отчаянный плот протаранил башню плавучего танка Т-34. «За Родину!», - изловчился я прочесть воззвание вдоль башни прежде, чем факел погас, а сам я, покинув углубление, шарахнулся лбом о технику наших побед. Где-то я слышал, что в стрессовом состоянии люди проявляют сверхъестественные способности. Тех, кто распространяет подобные слухи, спешу обрадовать: так оно и есть. Нахлебавшись воды, в набухшем комбинезоне и обморочном состоянии, я сумел взобраться по осклизлой броне на покатую башню. Оседлав заваренный люк, я отхаркался, пришел в себя и ощупал ссадину.
    На ощупь я отделался малой кровью. «Порядок, - сказал я танку. - За Родину можно». Хотя самочувствие мое было довольно поганое. Мутило меня, и голова слегка потрескивала, точно радиоприемник на коротких волнах. Точнее, между ними. И куда более погано я себя чувствовал в душевном смысле. Но в душевном смысле я чувствовал себя погано с посадки в дикий автобус, так что на круг я мало потерял. Плот из пенопласта потерял. Плот распался на мелочи. Пару обломков я встретил, когда соскользнул обратно в воду и саженками покружил у танковой башни. Среди хлама, болтавшегося под защитой бронетехники, удалось мне выловить весло без уключины. Как оказалось, кстати. Рядом я наткнулся и на деревянную катушку для кабеля. Кабель, скорее всего, поперли Хомяков и его сотрудники. Но верхний диск пустой катушки устойчиво держался на волнах. Какое-никакое, а средство передвижения. Бросив на диск весло, я прилег рядом и постарался как-то отреставрировать размытый пейзаж. Область впадины, принятая мной с высоты утреннего обрыва за болото, на поверку оказалась затопленными весями. Холмы и кочки среди бескрайней трясины оборотились в объекты, расположенные выше уровня воды и груды плавучего мусора. «Учительствовал, пока школу не затопило, - припомнил я слова Виктории по адресу безногого христарадника Марка Родионовича. И еще припомнилась мне пьяная речь убитого Щукина, обращенная к болельщикам команды «Нюрнберг» о фрицах, «которые наши тридцать четверки в заливе топили». Тотчас рожденная мной версия, будто бы танк, переживший наводнение с целью остановить мой поход на Москву, и являлся тем самым, «затопленным фрицами», подтвердилась лишь отчасти. Танк был основан, как потом просветил меня Марк Родионович, к 30-му юбилею капитуляции Вермахта на гранитном постаменте шестиметровой высоты у фасада среднего учебного заведения. Тщеславный секретарь горкома партии хотел, чтобы танк его могли видеть с пролегавшего когда-то в 15-ти километрах от Казейника Минского шоссе. Само среднее учебное заведение, в отличие от высших учебных заведений, имело всего два этажа, и затонуло до крыши. Но танк на безымянной высоте благополучно выстоял. И зла на него за это я не держу. Мое крушение было предначертано, так или иначе. В темноте и в горячке я мог расшибиться о массу предметов, наводнявших лагуну с целой эскадрой пущенных ко дну «хрущевских» пятиэтажек. Как узнал я от инвалида-географа, затоплению также подверглись прилегающие строительные площадки домов улучшенного планирования, приусадебные хозяйства, военный городок, поле боя с немецко-фашистскими захватчиками и садово-дачный кооператив «Атлантида». То есть, все угодья на нижайшем уровне впадины. Причины затопления будут изложены мной отдельно. Итак, я взялся за весло, и ушел в каботажное плавание теперь на деревянной катушке. Труд мне выпал изнурительный и бессмысленный. Все равно, что на льдине грести. Я хотел спать и замерз. Если б не эти два обстоятельства я бы все бросил к лешему. А бросивши все к лешему, я бы непременно уснул и замерз бы. Так что я продолжал толочь воду в заливе, пока не посчастливилось мне сделать пересадку на встречную дверь. Это была заурядная одностворчатая дверь, но в коробке. В сравнении с катушкой от кабеля, дверь имела похвальную маневренность. К тому же прежние судовладельцы, дай Бог им здоровья, защелкнули дверь на английский замок. И дверь подо мной не открывалась. Усевшись на ней по-турецки, я занялся привычным делом, но уже с куда большей для продвижения отдачей. Я работал веслом, пока не мелькнул на горизонте огонь маяка. Во всяком случае, так я его мысленно окрестил: «огонь маяка». Огонь едва брезжил, но и этого оказалось мне достаточно. Я воспрянул духом. Наконец-то, я обрел жизненную цель. Прежде я не знал, зачем живу, как и все почти обыватели. И только внезапно открывшаяся истина окрылила меня по-настоящему. Аминь.
    - Цель моей жизни в том, чтобы грести, - твердил я, ожесточенно шуруя веслом на обе стороны и разгоняя дверь, будто вредную демонстрацию. - Я живу, чтобы догрести до этого паскудного маяка, сойти на берег, поймать попутную машину, вернуться в Москву, и потерять цель жизни, будь она трижды проклята.
    Следующие два часа я вообще ни о чем больше не думал. Я просто греб на огонь, пока не приблизился к нему до дистанции, позволившей мне узреть картину, сродни апокалиптической. Вначале я принял ее за мираж. Какую-нибудь фата-моргану. Летучий Голландец, или что там еще является вахтенным после долгого бдения? Огни Святого Эльма? Бросив грести, я долго разучивал эту оптическую химеру. Но ничто ровным счетом не изменилось. Трехэтажный дом из дождя и бетона по-прежнему лез на меня из темноты, словно потревоженное чудовище с красными от бессонницы глазами. Два окна, задернутые пурпурными шторами, горели на верхнем его этаже под крышей, увенчанной единорогом бледной масти с распростертыми крыльями. Рог его был залит чьей-то кровью. Кровь стекала даже по морде его. В свете автомобильной фары, помещенной на крыше, и принятой мною издали за маяк, рассмотрел я застывшего в безмолвном ожидании единорога до мельчайших подробностей. «И я взглянул, и вот, конь бледный», - вспомнил я с трепетом слова из книги «Откровение».
    - Всадник же, «которому имя смерть», возможно, купается, - пробормотал я вслух, только чтобы услышать собственный голос. - Возможно, и ад последовал за ним. Хорошо бы, если последовал. Но я так не думал. Ироническая моя гипотеза выдвинулась только лишь как защитная реакция на бесовское это зрелище. Я не думал так, ибо ад и Казейник для меня стали синонимы. И, между прочим, хочу я добавить, что если я порой и цитирую в процессе моего повествования книгу «Откровение», то исключительно в метафорическом смысле. Я вовсе не дергаю текст из «Библии» для придачи всему происшествию пафоса и ложной значительности. Напротив. Ниспосланные мне знаки я теперь воспринимаю как знаки, лишенные всякого смысла. Здесь другое. Я только стараюсь изложить по мере возможностей как сами события, так и мои впечатления, какие помню,
    с мыслями, их отрывками, и клочками. И я покорнейше прошу верующую публику отнестись к такой манере снисходительно. Ибо крещусь я крестным знамением, вспоминая весь кошмар, пережитый мною в Казейнике. Засим остаюсь ваш покорный слуга с выбором издохнуть снаружи, либо убраться внутрь дома, где вполне мог ожидать меня кто угодно вплоть до Антихриста. Но я уже ничего не соображал, и выбор мой как-то сам собой отложился. Я просто подплыл на двери к ближайшему стеклу и высадил его черенком весла к чертовой матери. Затем, опустив заржавленный шпингалет, я распахнул створки рамы, и вплыл в какой-то кабинет, судя по графикам и таблицам, до которых вода еще не добралась. Графики я осветил, причалив к стене, бензиновой зажигалкой, но мало извлек полезного. Разве что полдюжины кнопок с пластмассовыми набойками. Среди размокшей канцелярии, продержавшейся на поверхности вплоть до прибытия моего, спас я удостоверение лаборанта Генриха Яковича Максимовича. Фотография с размытой печатью безнадежно испортилась. Зато, шариковые и типографские надписи были в относительной сохранности. Из них я разобрал, куда запустила меня фортуна. В научно-исследовательский институт экологии имени Жана Батиста Ламарка. Сунувши удостоверение за капроновый кушак с рыбными консервами, я выгреб в коридор. Там было еще темнее, чем на воздухе. Точно слепой, налетая на плавающую мебель, я транзитом проследовал до лестничной клетки. Когда я толкнул что-то мягкое и нащупал разбухшее тело животного, нервы мои сдали совсем. Если бы я не ударился через мгновение в каменную ступень, я ударился бы в панику, окончательно свихнулся, и стал бы, вероятно, обитателем института совсем иной специализации. В принципе, я и так уже был готов.
    - Сила стояния равняется силе противостояния, - предупредил я, вползая на лестницу, эколога-оборотня, чью зловонную отдышку почувствовал где-то за спиной. - Стоять я больше не могу, кровосос. Ноги затекли. Колено болит. Буду противостоять, если что. В крайнем случае, лягу. Лежачего не пьют.
    Но я знал, что эколог все равно меня выпьет. До дна, собака, вылакает. Без закуски. Залпом. И я стал упорно карабкаться наверх, подтягивая за собой неподъемное весло. Каждая следующая ступень давалась мне с боем. Но упыри-экологи все равно меня настигали. Их стало больше одного. Популяция экологов беспрерывно и стремительно размножалась, по мере как приходила в негодность окружающая среда. Чем заметнее рушилась экосистема, тем наглее атаковали меня экологи. Из-за этого мне приходилось часто оборачиваться и тыкать в них веслом. Плоть экологов пронизывалась легко. Но супротив меня они были очень выносливы, а парниковый эффект сделал их дальновидными. Я же и в упор ни хрена не мог различить. Коли бы не серебряный профиль императора на моей зажигалке, они бы достали меня. Полтинник их отпугивал. Он позволил мне одолеть все четыре лестничных пролета. «Если все живое лишь помарка за короткий выморочный день, - бубнил я заклинание Осипа Мандельштама, - на подвижной лестнице Ламарка я займу последнюю ступень». Заклинание, как ни странно, действовало. Последнюю ступень я занял первым. Дальше ползти абсолютно мне было некуда. Железная стена пресекала мои поползновения.
    - Максимович! - крикнул я призраку лаборанта, как записному вожатому экологической нежити. - Имей в виду, живым я не дамся! Так и скажи своим клопам! «Живым я не дамся». Наглое и безграмотное от меня заявление, - сообразил я на одного, попирая железо подошвой. - А мертвым, получаюсь, дамся? Они, мертвые сволочи, в свою пользу все истолкуют.
    - Живой! Живой не дамся! Ты понял разницу, лаборант? - спешно исправил я орфографическую ошибку. «И снова глупо. Дался я им живой сто лет в обед. Эколог-то, чай, не теща. Кровь из меня желает пить в буквальном ее значении. Пока я в переговорах вязну, Максимович давно меня с фланга ополз. На крышу надо пробиться. Отверстие надо продолбить. Пусть лучше единорог меня вытопчет. Хоть какое-то величие. А коли совсем повезет, и топтаные раны затянутся, еще с крыши нырну». Слабая надежда заставила меня встать и оглушить веслом железное препятствие. Наступила осень. Стена подалась. Из проема вдруг ударил тусклый свет, и я невольно зажмурился. «В очи гибели зри, сучок! - приказал я себе, играя желваками. - С тобой Господь, и крестная сила!». Я набрался и посмотрел. Очи у гибели оказались карие. Вполне живые и сердитые очи, блиставшие гневом. Гибель явно была не в духе. К моему визиту нарядилась она в хромовый, заляпанный глиной фартук с квадратным вырезом, обнажавшим смуглую бархатную кожу, линялые джинсы, распустила вьющиеся каштановые волосы и приняла образ юной соблазнительной особы. «Лилит, - опознал я ее сразу, не давши обвести себя мрачным чертам. - Баба-демон. Succubus. Меридиана. Создатель повелел своим ангелам в пар ее обернуть, а она обратно возникла. Парниковый эффект Казейника сформировал злую силу. Главное, за волосы ее не таскать. От Анатолия Франца мне было доподлинно известно, что всякий, прикоснувшийся к волосам ее, навсегда попадет в забвение. От себя мне было известно, что иным писателям забвение похуже гибели станет.
    - Третий час, - Меридиана, скрестивши руки у подножия брезентовых гор, прозвучала негодующе - С ума сошли?
    - Дверь на цепочку. Экологи заползут.
    Обогнувши Succubus, я двинулся к дивану, примеченному мной в глубинах комнаты, рухнул на него и мгновенно уснул.


KERAMOS

    Согласно иудейской мифологии, первая жена Адама Лилит после развода состояла в браке с князем Преисподней. По расчету ли выскочила она за Люцифера, или увлеклась, а только рожая от него ночных демонов пачками, днем она теряла до сотни своих чад. Как нынче говорится, «и первые станут крайними». В отместку она чужих младенцев активно изводила при каждой оказии. Мало, что портила их. Она еще пила их кровь и высасывала костные мозги. В довершении злобных проделок, она регулярно подменяла ребятишек. На что подменяла их Лилит, о том фольклорные источники умалчивают. При любом раскладе эти бородатые притчи мне хоть как-то объясняли отсутствие в Казейнике детей. Не Крысолов же их увел в подводную среднюю школу. С другой стороны, причина, регулярно истреблявшая потомство Лилит остается за рамками. Если, подобно вампирам-экологам, убивала их солнечная энергия, то в Казейнике и детей, и ночных демонов было бы нынче столько, что черт на печку не вскинет. К разряду прочих излюбленных развлечений, приписанных Лилит народною молвой, примыкало и овладение мужчинами во сне помимо их воли. Статья 131 уголовного кодекса Российской Федерации. А кто свидетель?
    Мною, скажем, вместо Лилит во сне овладела старая докука. Приснился мне кот мой Парамон, справлявший большую нужду под сенью кактуса. Нужда была слишком велика, и не справлялась. Но мудрые существа располагают особым секретом терпения. Им знакомы дальневосточные мысли. Одна такая мысль гласит: «Кто умеет ждать, получает все». Парамон дождался моего прихода, и получил от меня все, причитавшееся ему за отложение фекалий в заповеднике. По мне, так инфернальные разночтения о подвигах Лилит есть ни что, как закулисная борьба с эмансипацией. Но я знаю определенно: Господь слепил ее из глины, и она не забыла этого. Глина, образующая саму природу Лилит, воспринималась ею, как материнское начало. Достаточно мне было единожды проснуться на скрипучем диване, чтобы уяснить это навеки. Меня обступали разнокалиберные плоды ее гончарной беременности. Широкие стеллажи, трижды опоясавшие комнату, были накрыты фаянсовой посудой. Блюда, кувшины, вазы, чашки, чайники, плошки, ложки. Глазурованный сервиз персон круглым счетом на полтораста обильно был разбавлен фигурками глиняных карликов. Карлики обеих полов обнимались, держались за руки, занимались йогой, готовились метать атлетические снаряды, и даже совокуплялись. Делали, что угодно, только не ели из керамической посуды. Это были модные карлики. Изящные карлики с худыми изогнутыми телами. Чтобы сохранить фигуры, они сознательно голодали. В пику им на крышках дутых заварных чайников расселись толстые крестьянки в платках и сарафанах. Глиняный гарнизон, расквартированный на полу, сплошь состоял из птиц и животных. Особенно птиц. Пингвин и фламинго в одном климатическом поясе. Три пепельных удода, вернее похожие на обугленные копии птицы Феникс. Три бесславные попытки возрождения. Дозор терракотовых сычей построился в затылок один другому вдоль стены, сложивши крылья, и ожидая команды на вылет. Возможно, от пеликана. Пеликан в маскировочном темно-зеленом халате с голубыми вкраплениями пытался выдернуть клюв из керамической подставки. Вроде, как меч из камня. Птичий Эскалибур. Если бы Лилит к ее плодовитости вдохновения добавить, она бы вдохнула жизнь в этот зоосад, и Казейник обрел бы утраченную фауну. Но мы, слава Богу, христиане. Голема в Праге отрицаем. Дар сделать живое из мертвого качественно отличает самого одержимого творца от Создателя. Аминь.
    Погруженный в кожаные подушки дивана, я лежал на боку и медленно созерцал глиняную империю. Репа моя насилу разваривалась, мысли бродили точно ягоды в сахаре, мышцы ныли по всем статьям, и сама идея встать казалась мне преступлением против личности. Сутки в Казейнике измотали меня пуще недельного запоя. Сверх того, я вдруг обнаружил, что разоблачен, и косить под штурмовика мне далее будет затруднительно. Прикрытие мое переметнулось. Пусть не мной, но моим снаряжением Лилит овладела таки во сне. Она посягнула даже на невод с консервами и нижнее белье фирмы «DIM». На черные шелковые трусы. Последний бастион привычной цивилизации. Остался только шахматный плед с чужого плеча. Но я не мог вечно скрываться под ним. Надо было встать. «Или сесть, - смирился я с неизбежной пыткой. - Сяду. Потом встану. «Через тернии к звездам», - как советовали древние латиняне». Сел я с первой попытки. Встал со второй. Завернувшись в тонкое шерстяное одеяло, я постепенно обогнул трех удодов, принял парад у терракотовых сычей, и оказался у двери в комнату с музыкой. Дверь была оклеена холстом, с писаными кумачовыми драконами. Проснувшись, я обыкновенно воспринимаю парадоксы. Ввиду драконов я отмел мифическую притчу о страхе Лилит перед красным как парадоксальную. Какой, на самом деле, смысл дитя обматывать красной ниткой? Это что? Средство против демона, регулярно пьющего кровь? Из вежливости я постучался в дверь там, где холст отставал от ее деревянной основы, зашел в смежное помещение и угодил в самое ателье. Здесь оказалось куда светлее за счет больших окон, разделенных узкой бетонной перепонкой. Пурпурные шторы на них были собраны и перехвачены в талиях серебряными шнурками. За оцинкованным столом посреди студии, женщина-демон, стоя ко мне вполоборота, ладонями гоняла на разделочной доске белый цилиндр, похожий на французский батон. Была она в том же кожаном фартуке, джинсах, и добавила полукеды на босу ногу. Ночью она открыла мне без обуви, и я как-то запомнил ее узкие щиколотки со смуглыми косточками. Волосы теперь она повязала косынкой. Бросивши на меня проницательный взгляд, она резким движением выкрутила батон, сложила две разорванные половины вместе, и заново принялась их раскатывать под арию Лемешева. «Я узнал здесь, что дева красою может быть, точно ангел мила, - шипел великий тенор, - и прекрасна, как день, но душою, точно демон коварна и зла».
    - Как он это узнал, черт его дери? - спросил я Лилит. - Он же в пластинке.
    Игнорируя мой вопрос, Лилит продолжила рвать, складывать и раскатывать хлебно-булочное изделие. Она снова и снова повторяла этот бессмысленный ритуал. Рядом с ней на верхнем поддоне двухъярусной медицинской телеги были разложены шила, стальные острые лопатки, ножи и какие-то зловещие деревянные крючки. Число и разнообразие пыточных инструментов огорчило меня. Особенно, гаррота. Стальная проволока для удушения со специальными рукоятками на концах. После того, как я проснулся в относительной сохранности, Лилит, я надеялся, поостыла. Я думал, что как-нибудь смогу ей объяснить мое скандальное ночное поведение, и она поверит мне на слово. «Наивный, - я горько усмехнулся. - Тебя ждет допрос с пристрастием. Пытка и мучительная смерть. Под пыткой ты сознаешься в чем угодно, а потом издохнешь, в чем мать родила на электрическом табурете». Табурет, пронзенный железной штангой, мне уже заготовили. В центре сиденья размещался насаженный на штангу полированный диск, а диск относительно большего диаметра был вмонтирован между ножками орудия казни. Припаянные к штанге провода исходили из компактного двигателя. Двигатель явно приводился в действие четверкой запитанных на него машинных аккумуляторов. «По шесть ампер, - прикинул я силу тока, - Зола останется. Сгорю как Сакко и Ванцетти». Оцинкованное ведро, накрытое мокрой тряпкой, и пара цинковых ящиков у стены оптимизма не добавляли. Груз 300. Сколько прохожих она успела истребить? И речи не было о том, чтобы удариться в бегство. Я едва таскал ноги. И я потащился к стальной низкой двери между шкафами сбоку от Лилит. «Буду вести себя естественно и независимо, - наметил я манеру. - Как искусствовед. Блесну эрудицией. Похвалю что-нибудь». Я снял с полки закупоренную реторту с порошками и прочел его название: «Хром азотнокислый». В соседних ретортах покоились никель, медь, серебро, железо и кобальт. Другие полки захватили стеклянные емкости с кислотами, куски парафина и оковалки воска. Здесь было нечего похвалить. Я коснулся кончиками пальцев стальной двери, и отдернул их. Дверь оказалась нагретой, будто зимняя батарея. «Адские врата, - определил я сходу. - Подальше от них». И я переместился к этажерке со старым патефоном. Лемешев успел допеть свою партию, и с шипением вращался на холостых оборотах. Я перенес патефонную иглу на подставку. Перебрав конверты со старыми эбонитовыми носителями, я выбрал Марка Бернеса. Бернес трогал женские сердца. Сдувши с пластинки пыль, я прицелился насадить ее на патефонное колесо.
    - Перестаньте бродить как шотландец в поисках украденной овцы, - голос Лилит прозвучал столь внезапно, что Бернес выскользнул и разбился. - Оденьтесь лучше.
    - Лучше не могу, - ее молчание уже начинало действовать мне на нервы, и я охотно вступил в разговор. - Вы сняли с меня последнюю рубаху.
    - Скажите спасибо, Максимович. Завалились на мой диван грязный, мокрый отвратительно. Схватили бы во сне двустороннее воспаление. Кто б вас лечил?
    - Спасибо, Максимович. А почему вы говорите о себе в третьем лице?
    Она смяла батон в тесто, опустила его в оцинкованное ведро, и накрыла влажной рогожей.
    - Послушайте, Максимович, - я собрал Марка Бернеса в конверт, и сунул его в стопку прочих эбонитовых исполнителей. - Я умыться хочу. И одеться. И пожрать. И кофе. И горячий. Вы знаете, что у вас лошадь на крыше, а рог у нее в крови?
    - Извольте за мной, - она открыла дверь в мою спальную, не озираясь, прошагала до камина, облицованного изразцами зеленых оттенков, дернула веревочную петлю. В потолке, открылся люк, и к ногам ее упала складная дюралевая лестница, ведущая на мансарду.
    - И с сахаром, - я еле поспел за ней. - Почему у вас дверь в ателье нагрелась, Максимович? Что там дальше? Чертоги сатаны? Геенна огненная?
    - Это бумажный колпак, - она ловко забралась по лестнице, и скрылась в квадратном отверстии. - Я коробку с акрилом куда-то сунула. Обошлась киноварью. Довольны?
    - Кто? - я хотел уже последовать, когда из проема в потолке вывалилась голова с каштановой бородой. Я отпрянул, и потом сообразил, что это ее перевернутое лицо с распущенными волосами. Она успела косынку снять.
    - У моего Пегаса день рождения вчера исполнился. Восемь лет как стукнуло. Ну, я ему колпак выкроила из ватмана. Киноварью покрасила. Под дождем, случается, акварельные краски текут. Я ответила. Вы довольны?
    - У вас кровоизлияние в мозг произойдет, Максимович.
    Голова снова исчезла, и я влез по ступенькам на мансарду. Стены и потолок в просторной мансарде были подбиты тесом. Здесь была и спальная, и гостиная, и столовая, и кухня, судя по обстановке. Холодильник и телевизор отсутствовали. Зато имелась газовая плита. Скошенный потолок в три окна, по которым дождь барабанил, ампирная мебель, и литографии Москвы 19-го века на стенах создавали атмосферу дачного уюта.
    - Дверь в ателье горячая, потому что муфельная печь за ней работает, - она раздвинула стеклянные матовые створки в стене, за которыми оказалась ванная комната. - Примите душ. Полотенце любое, кроме черного, и того, что в синюю полосу. Вода греется от газовой колонки. Коробок со спичками под раковиной. Халат возьмете табачного цвета с поясом. А я кофе пока сварю.
    Я хотел у нее что-то еще спросить, и не втыкался, что именно. Она наполнила водой из пластиковой канистры большую медную турку, поставила ее на плиту и доставила из кухонного шкафа какую-то снедь, а я все стоял у ванной, тупо наблюдая за ней.
    - Послушайте-ка. У вас на всех изделиях стоят монограммы «Да» точка «Ша». Кто это?
    - Это я, - отозвалась она, размалывая кофе в ручной мельнице, стилизованной под избушку. - Дарья Шагалова.
    - А Максимович кто?
    - Это вы. Генрих Максимович. Тряпье ваше я выкинула. Оно уже не годилось. Телефон, сигареты, зажигалка и деньги на комоде. Улов остался в прихожей.
    «Молодец, - обозвал я себя мысленно, и добавил еще пару-тройку лестных, но непечатных эпитетов. - Забыл про удостоверение с размытой карточкой. Лодыжки ее вспомнил, а упыря-эколога забыл».
    - У вас амнезия? - она вдруг резко обернулась ко мне.
    - Болезнь Альцгеймера, - буркнул я, шагнувши в ванную, и задвинув за собой стеклянные створки.
    Через час мы завтракали, как одна большая дружная семья. Большая и дружная, разумеется, гипербола. Но все-таки мы завтракали. Все-таки пили кофе. К тому времени я успел помыться, сбрить щетину станком отсутствующего супруга Дарьи Шагаловой, напялить его нижнее белье, черные плисовые штаны, и черный же пуловер с монограммой «З». В этом доме у каждого были свои монограммы.
    - С виду вы общего размера, - сообщила Дарья, отвернувшись, пока я штаны примерял - Но он моложе. И привлекательней. И умнее.
    - Рад за него, - отозвался я, застегнувши пуговицы. Штаны пришлись мне впору.
    - И добрей, - пополнила она характеристику возлюбленного. - А вы ко мне посреди ночи вторглись. Глаза безумные, как…
    Она замолчала, подбирая сравнение.
    - Как у безумца, - пришел я ей на помощь.
    - Веслом угрожали.
    - Я не мог вам угрожать. Я никому не угрожаю. Последний кому я угрожал, был мой кот Парамон, нассавший приятелю в полуботинок.
    Дарья Шагалова поморщилась.
    - Опорожнившийся, - изменил я формулировку. - Так лучше?
    Лучше не стало. Дарья была чувствительна и обидчива. Инструментом ее мести служил бойкот. Еще школьная заготовка. Или семейная. Видать, не сладко приходилось этому «З», когда его женушка сердилась. Промолчала Дарья до окончания завтрака. Я не возражал. Подобная форма женского протеста мне импонирует. Я бы ввел ее на образовательном уровне как отдельную дисциплину. Урок молчания для девочек. Вместо, хотя бы, труда.
    - Так и будем играть в молчанку? - разливая кофе по кружкам, Дарья иронично усмехнулась. - Мне просто любопытно, как надолго вас хватит.
    - Нет.
    - Нет? Как это понимать?
    - Вам просто любопытно, - я закурил, не спросивши ее дозволения.
    Благо, она вернула мне личные вещи в целости. Минус телефон. Мобильная трубка после долгого пребывания в воде безвозвратно испортилась.
    - И все. Любопытно, и все, - я посмотрел в ее карие зрачки.
    Взор ее тут же упал, как будто в поисках галеты. Галета была найдена, и поплатилась. Ровные белые зубы с хрустом разъели ее. Пропала галета.
    - Давайте лучше о вас помолчим, - предложил я Дарье. - Давно вы здесь?
    - Пять лет и третий месяц.
    - Как вам живется в Казейнике?
    Она рассмеялась.
    - Я не была в Казейнике. Студию муж арендовал, и тогда еще на берегу водохранилища. Здесь тихо, спокойно. Леплю без указки. Это мое. Лепить я с малолетства пристрастилась. Потом уже детская студия. Строгановское училище. Свадьба. Гжель на электричке.
    Дарья кивнула на обойный фотографический портрет в дорогой вишневой рамке с червоточинами. Там обитал насупленный молодой человек в очках.
    - Потом Зайцева позвали сюда. На местный комбинат «Франкония» сразу главным редактором в многотиражку. После бульварной газеты муж обрадовался. Конечно, большой успех для начинающего журналиста.
    - Без сомнений, - поддержал я морально Зайцева. - И что у нас производит комбинат?
    - Мы с ним на выставке познакомились. В «Экспоцентре». Я стенд оформляла для немцев. Тогда мне деньги были нужны.
    - А сейчас не нужны?
    - Вы думаете, я задаром ваяю? - она рассмеялась. - Женское рукоделие? Ничуть. Все мои работы куплены частным коллекционером. Скоро будет моя персональная выставка. Музей современного искусства в Нюрнберге.
    «Опять Нюрнберг, - я погасил сигарету в пепельнице, и прикончил остывший кофе. И «Франкония». Земля франков. Нюрнберг ее исторический центр. Похоже, Казейник боши капитально отвоевали. Реванш за поражение под Москвой. Что-то здесь производит этот частный коллекционер. Что-то весьма опасное. Или, напротив, ликвидирует. Токсичные отходы? Возможно. «Годов девять Казейник блуждает по области», - сказал участковый. Итого девять лет природная аномалия разрастается. Природа уничтожена кислотными осадками. И тучи в сторону ветром не сдувает. А ветер налицо. Будто незримым куполом Казейник накрылся. И никто не учуял. Ни в Москве, ни в области, ни из космоса. Подпространство какое-то. Затерянный мир. Призрачная зона. Вопрос. Для чего этому частному коллекционеру Дарья Шагалова? Ладная маленькая фигурка в большой и запутанной партии? Ответ. Пусть Зайцев ломает голову. А мне из Казейника надо сматываться».
    - Еще кофе? – пробился ко мне голос Дарьи.
    - Пожалуй.
    Она засыпала кофейные зерна из пакета в избушку-мельницу и принялась их перемалывать заодно с моими костями:
    - Вам, разумеется, на искусство плевать, Максимович. Кто вы здесь? Лаборант?
    Да еще и не лаборант. Жулик из тех, что на Княжеской меняются. Вы ведь меняетесь, Максимович?
    - Меняюсь.
    «Вчера монахом был, - закуривши следующую сигарету, я откинулся на спинку стула. - Сегодня даже не лаборант. Завтра кем стану, Бог только знает».
    - Я так и думала. Польстились на казенный инвентарь, - Дарья ссыпала молотый кофе в турку, и поставила ее накаляться под газовым пламенем. - Комбинезон с предприятия украли?
    - С какого предприятия?
    - С комбината «Франкония». Не надо играть со мной, Максимович. Сотрудники с комбината привозят мне раз в неделю энергоносители, сырье и продукты, - она села против меня, и прищурилась. - Курите, Максимович. Или как вас там? Удостоверение личности поддельное?
    - Нашел, - сознался я, нехотя. - На первом этаже. Где труп животного плавает.
    - Это не труп животного, Максимович, - усмехнулась Дарья. - Это чучело примата. Я днем спускалась измерить уровень затопления. Там плавало в коридоре чучело шимпанзе. И этаж, к вашему сведению, не первый, а тринадцатый. Как сотруднику экологического института, вам должно знать, сколько в здании этажей. И не ссылайтесь на болезнь Альцгеймера.
    - Допустим, - согласился я отчасти. - Но в искусстве я смыслю, товарищ Дарья.
    - Смеетесь?
    - Редко. В остальном же искренне рад за вас. Насчет выставки. Вы ангоб удивительно смешиваете. Пеликан просто изумительный внизу. Михаил Александрович Врубель одобрил бы.
    - Вы находите? - на смуглых ее щеках проступил румянец.
    - Как проснулся, так и нашел. Пеликана и прочих. А теперь позвольте откланяться. В Москву пора.
    - Что вы там забыли?
    - Там я все помню. Я здесь хочу все забыть.
    - Да вы и впрямь не здешний, - изумилась Дарья. - Вы, разве, не в курсе? Я встал из-за стола.
    - Сядьте.
    Дарья посмотрела на меня с искренним сочувствием.
    - Послушайте. Вы спрашивали, что производит комбинат.
    - Правда? - сама напомнила о себе болезнь Альцгеймера.
    - Мочевину.
    - Органические удобрения?
    - Этого я не знаю. Только отсюда невозможно сбежать.
    Я покосился на сбежавший кофе. Это был знак. Выключив плиту, я влез на стул, открыл оконную задвижку, и поднял раму. Дождь оросил остатки нашей трапезы.
    - Вы в своем уме? - Дарья выхватила блюдо с галетами из сектора, пораженного дождем.
    - Хочу осмотреться.
    - Опустите же окно! На крышу вздумалось? Пожалуйста!
    Она установила вазу на полке, стремительно пересекла мансарду, дернула чуть в стороне от люка в полу так же пропущенную мной веревочную петлю, и к ногам ее разложилась такая же дюралевая лестница. Я захлопнул окно, щелкнул задвижкой и спрыгнул со стула.
    - Как ребенок, честное слово. К чему эта паника? Сапоги резиновые обуйте.
    У Зайцева почти ваш размер. Только Зайцев хладнокровней побудет. И непременно дождевик с капюшоном. И возьмите бинокль. Он в картонке. Отчетливей разберетесь. Я пока муфель проведаю.
    В обувном строю под вешалкой я отобрал резиновые сорок четвертые сапоги, и добыл бинокль из шляпной картонки. Дарья уже пропала внизу. Я же, облаченный в плащ и сапоги, навесил на шею бинокль и поднялся на крышу экологического института. Опять смеркалось. После изнурительных скитаний по Казейнику я проспал чуть не двенадцать часов. Так что наш с Дарьей завтрак оказался, по сути, ужином.
    С распростертыми крыльями бледно-фаянсовый пегас пасся неподалеку, ожидая разрешения на взлет. Но погода была явно не летная. Киноварь, смытая дождем, обелила колпак на голове именинника. У парапета хохлился водонепроницаемый гриф. Еще одна птица с инициалами. Похоже, все мертвые птицы Казейника собрались в этом корпусе. Живые покинули небесную твердь. И если предстояло вернуться им, то на пиршество противное воображению моему. «И он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по середине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию», - гласит откровение главы 10-й книги «Откровение». Накинув острый капюшон, я подтянулся к парапету и через бинокль обозрел мною во тьме пересеченную местность. Со стороны поселка, то есть выше уровня затопления, видна была разве береговая полоса. Вооруженная машина Т-34, по-моему, готова была десантироваться, и выйти во фланг немецкому производителю мочевины. Но цель оказалась далека, и средство достижения себя не оправдало. Каменный плот навеки застрял в какой-то сотне метров от берега. Нужда проложить курс дальнейшего плавания погнала меня к обратному парапету. И мне даже бинокль не потребовался, чтобы емко выразить степень вкушенного поражения.
    - Это жопа.
    Мой редактор, издатель и добрый волк Бабенко Виталий, положим, скажет мне, прочтя рукопись: «Зад пристойней читается. А тебе синхронно. Ты бы и там вполне освоился, с твоим-то везением».
    Но зачем бескорыстно правду кривить? Там бы я, конечно, освоился. Я здесь не освоился. Жопу задом не прикроешь. Грандиозная панорама, увиденная мной на другом краю институтской крыши, ошеломила меня. Радиальный водопад высотой около 15-ти метров по дуге охватывал всю ширь до полей зрения, размытых пеленою дождя. Как прежде на обрыве, сознание мое дрогнуло. Реальность ускользала прочь заодно с бесконечным потоком. «Нет в Московской области таких водопадов, - я сел на гудронный панцирь крыши, и сжал виски ладонями. - Чтобы за десяток верст в ширину, таких нет. Таких нет вовсе». Умозрительно допускать существование кротовых нор и пуговицы, уважаемый читатель, одно. Воочию схлестнуться с фактом, поверь, иное. Тогда, сидя на гудроне, я осознал, в чем противоречие даже без выпивки: «Хрен с ним, с водопадом. Ну, нет под Москвою водопадов, так будут еще. Немцев тоже когда-то не было под Москвой. А фишка в том, что эдакого размаха водопад накрыл бы Казейник за считанные полчаса». И права оказалась Дарья Шагалова. С биноклем я отчетливей разобрался. В бинокль я различил сквозь пелену сплошного потока бетонную стену дамбы километрах в десяти от здания института. Вода перехлестывала через дамбу и бежала тонким слоем с высоты по внутренней покатой стене. Так я допер, что гидротехническое сооружение отделяло Казейник от какого-то весьма крупного водохранилища. Присмотревшись, я даже и массивные шлюзовые ворота подметил. Продолжи я свой ночной круиз, я наткнулся бы на колоссальную плотину, и тем бы кончил. «Картограф нужен, - придерживая срываемый ветром капюшон, я потащился обратно под крышу. - Марк Родионович. Географический чертежник. Без карты я обречен блуждать по Казейнику до скончания». Минуя освещенную масляной лампой мансарду, я скатился по двум раскладным лестницам в капище глиняных богов, завалился на диван, и уснул с твердым намерением завтра же как-нибудь вернуться в поселок. На другой день встал я рано. Дарья, виданная мной через приоткрытую дверь с драконами, уже маячила в студии. Я поднялся на мансарду, совершил водные процедуры, приготовил традиционный кофе, перелил его в две фаянсовые кружки, поставил их на поднос, прибавив сахарницу и блюдо с галетами, после чего спустился в студию. Дарья, прикусив губу от усердия, крыла глазурью птицу-носорога.
    - Доброе утро, товарищ Дарья. Уже хлопочете?
    Дарья Шагалова промолчала. Полагаю, она и не слышала меня. Полагаю, она витала где-то в облаках. Я установил поднос на подоконник, и примостился рядом в ожидании, когда она изволит снизойти до моей ничтожной персоны. Я смотрел в окно на залив, пил кофе и покуривал. Наконец, Дарья изволила.
    - Подайте кисточку, - велела она без отрыва от производства. - Любую, но тонкую.
    - Кто рано встает, тому Бог подает.
    - Что?
    - Вы русские народную сказку «Гуси-лебеди» проходили? «Отведай мой кофе, спрячу тебя».
    Она засмеялась, отставила птицу, и взяла с подноса кружку с кофе.
    - Я другую историю помню, - оседлала Дарья любимого конька. – О том, как первых мужчину и женщину Господь из глины сотворил.
    - Мусульмане полагают, что Аллах подобрал для сотворения какую-то особенную глину.
    - Для всех подобрал, - Дарья со знанием дела перечислила варианты. - В Азии
    Создатель вполне мог использовать желтую глину, в Африке черную, в Америке красную, а в Европе каолин.
    - А голубую и зеленую глину? – проявил я живейший интерес.
    - Вполне. Имеется Кембрийское голубое месторождение. И недавно вскрыли зеленый пласт в Корочанске.
    - Геи повсюду. Согласен. Хотя насчет зеленых человечков я, по совести, сомневался. Но теперь конечно. Если Корочанский пласт.
    Я покинул студию, обремененный грузом бессмысленных знаний, и снова полез на крышу института. Я надеялся высмотреть каких-либо рыбаков из Казейника.
    Перспектива грести в поселок на дверной коробке не особенно меня радовала.
    Рыбаков с утра хватало. Кто на челноке с багром, кто на плоту, сплетенном из бревен и ящиков. Какая-то шустрая артель промышляла на баркасе с лебедкой.
    Удили мебель, одежду и прочую хозяйственную утварь. Но все как-то в крайнем отдалении. С полчаса я прошатался по крыше, проорал, охрип, и положил уже рассчитывать на себя, когда набрел на отличную резиновую лодку с мотором.
    Место ее швартовки у оконной рамы нижнего этажа я раза четыре проходил. Стало быть, лодка причалила, пока я на другом краю вел односторонние переговоры с командой баркаса, поймавшего крупный шифоньер. Шифоньер, клюнувший на якорь лебедки, сопротивлялся. Артельные суетились, мешали друг другу, и крики мои, усиленные маханием бинокля, отзвучали вхолостую. Не было ни гроша, да вдруг целковый. Соблазн угнать моторку был велик. Я уже начал разоблачаться, чтобы сбросить в нее одежду, и захватить ее самым пиратским образом, нырнувши с крыши, как задался вопросом: а где управляющий? Управляющий лодкой мог приплыть только к Дарье. А, значит, или муж ее Зайцев, или бес его знает кто. В поселке уголовников хватало. Так и так получался свинский поступок. Бросить в беде гостеприимную Дарью, или же угнать у ее супруга транспортное средство было бы низостью от меня.
    Надевая пуловер, я поспешил спуститься в мансарду. Интеллигентного вида юноша в очках и с родинкой на шее бережно выкладывал из портфеля пакеты, завернутые в масляную бумагу. Пакетов я два начитал. Дарья один развернула и поцеловала юношу в щеку.
    - Ты прелесть, Зайцев. Семга. Слабосоленая.
    - На комбинате премировали, - юноша кончиком пальца выровнял очки на переносице. - За передовую статью «Ренессанс окружающей среды»
    Юношу я узнал. Юноша оказался тот самый, что интимно беседовал с Шуриком Хомяковым в «Нюрнберге». «Зайцев, стало быть, - идентифицировал я супруга Дарьи Шагаловой. - Главный редактор многотиражки. Золотое перо Казейника».
    На столе, как подтверждение, лежал свернутая надвое газета. Первой на мое присутствие откликнулась Дарья Шагалова.
    - Знакомьтесь, Макисович, - представила Дарья спутника жизни. - Зайцев. Мой гражданский муж.
    - Вижу, что не военный.
    Зайцев так же узнал меня, судя по неприязненному и настороженному взгляду. Заставши меня в собственном доме, Зайцев был, как мне показалось, напуган. И точно разочарован. А я уже подошел к нему вплотную. Редактор скривил губы и подал мне вялую руку, испачканную маслом.
    - Зайцев.
    - Дед Мазай, - пожать руку мужчине умнее, добрей и привлекательнее себя почитаю за честь, даже если она рыбой воняет. - Ваша лодка под окнами?
    - Это Максимович, - Дарья поспешила с комментариями. - Бывший сотрудник института. В командировку приплыл за лабораторным оборудованием.
    - Это не Максимович, - гладя в сторону, редактор нащупал на крючке вафельное полотенце, и вытер ладони. - Это монах из поселка.
    - Вы монах? - Дарья укоризненно посмотрела на меня.
    - Монах, - отозвался я. - В черных штанах. Отвезите меня в поселок, Зайцев. Я вам заплачу.
    - Из награбленных денег? Ты налетчика пригрела, Дарья. Мне стыдно за тебя. Он позавчера «Нюренберг» ограбил в присутствии роты вооруженных славян. Участкового Щукина зарезал. У Агеева отвертку отобрал. Сто двадцать тысяч рублей унес деньгами, да водкой. Дарья как стояла, так и села на стул.
    Я почувствовал, что она вот-вот расплачется. Но она выдержала характер. Она терпеливо ждала от меня объяснений, каких, однако же, не последовало. Я не намерен был ее в чем-то разубеждать. Я не совершал того, что приписывал мне Зайцев, и не набивался в Максимовичи. Как и в монахи, прошу заметить.
    - Ты спала с ним? - уши Зайцева вдруг зарделись. - Почему на нем кофта моя наружу внутренней стороной?
    Пуловер его я, действительно, напялил в спешке наизнанку.
    - Он взял тебя силой?
    Зайцев истерично всхлипнул, как-то по-детски топнул обувью, и кинулся на меня с кулаками. В рукопашных поединках редактор не был силен. Я легко уклонялся от его хаотичных попыток заехать мне по физиономии. Он впустую перемол кучу воздуха, постарался боднуть меня затылком в живот и расколотил занимавшую угол мансарды фарфоровую вазу. Зайцев посидел в своем углу, восстановил дыхание, и снова ринулся в атаку. Уверяю вас, ничто так не поощряет агрессию, нежели как пассивное поведение жертвы. На исходе четвертого, приблизительно, раунда Зайцев удачно лягнул меня в больное колено. Короче, надоела мне этот честный бой. Без особенного размаха я саданул ему в челюсть, и Зайцев укрылся под обеденным столом.
    - Послушайте, Зайцев. Вы отдаете себе отчет, насколько может быть опасен человек, который грабит с отверткой винные магазины?
    Он промолчал, буравя меня из-под стола взглядом, исполненным лютой злобы.
    - Тогда отдайте мне ключ зажигания от моторки.
    - Двигатель стартером запускается, - угрюмо ответил редактор. - Хотите еще и угон в свою автобиографию внести?
    - Хочу, - подтвердил я свои намерения. - И хочу, чтобы вы уяснили, Зайцев: своей автобиографии не бывает. Бывает своя биография. Или автобиография. Но как вы редактор, вы могли этого не знать.
    За бессмысленной возней с редактором, я совсем позабыл о присутствии его благоверной. Так она тихо себя вела. Оказалось, она убивала время за чтением газеты.
    - Вот же. Здесь опечатано происшествие, - Дарья зачитала вслух криминальную выдержку. - «Эта жалкая тройка матерых злодеев заранее спланировала момент, когда в «Нюренберге» останется мало народу. Каждый из них сыграл свою роль в трагическом фарсе, разыгравшемся на виду полусотни очевидцев. Славянский иуда Агеев, осквернитель хоругвей и заповедей ордена, прикинувшийся паршивой овцой среди стада, зарезал в туалете милиционера Щукина, переоделся в его мундир и ограбил кассу магазина в предварительном сговоре с так называемым продавцом Филипповым. Последний отброс этой комедии масок, некто Флагман из бюро ритуальных услуг цинично выносил награбленные деньги в гробу с телом убитого Щукина, когда подоспевший наряд анархистов задержал всю шайку в непосредственной близости от места преступления. Магазин «Нюрнберг», известный широким потребителям как лидер продаж лучшей в мире водки «Rosstof», создаваемой по утраченным русским рецептам из зерна высочайшей отчистки…». И так далее. И подпись: главный редактор Евгений Зайцев. Дарья отложила газету.
    - Как же ты говорил, Евгений, что Максимович убийца?
    - Это политика, Даша, - Зайцев покинул свое укрытие, встал и отряхнул испачканные пылью брюки. - У духовенства в Казейнике высокие покровители.
    - Прощайте, Дарья. Спасибо за хлеб-соль, - я положил ей на плечо руку, но Дарья стряхнула мою руку.
    - Я отвезу вас, - Зайцев, опережая меня, устремился к люку.
    - Останься, Евгений, - Дарья встала. - Мы должны выяснить.
    - После выясним, - отмахнулся Зайцев. - Лодка за мной числится. С меня спросят. Я должен статьи писать, а не объяснительные записки.
    Голова редактора исчезла в квадратном проеме. Я медлил. Дарья направилась к раковине, включила воду, и стала жестоко отдраивать залитую кофе медную турку. Я подошел к ней. Хотел что-то сказать. Как-то успокоить. Но как?
    - Есть женщины, произошедшие от Лилит, - я снова тронул ее за плечо. - И есть женщины, произошедшие от Евы. Те, что от Евы, до конца дней своих плавают в кильватере своих мужчин. Те, что от Лилит, способны сами изменять свою жизнь, товарищ Дарья.
    Она застыла. Я чувствовал, как напряглась ее спина. И вот она снова драила турку, будто хотела разбудить дремавшего в ней исполнителя желаний. Но, передумав, она развернулась, и прижалась щекой к моему чужому пуловеру.
    И вцепилась в него ловкими своими пальцами.
    - У меня дурное предчувствие.
    - Пора бы ему объявиться, - сказал я, проведя ладонью по волнистым ее длинным волосам. - Пора ему объявиться, Даша. Ему бы давно пора объявиться.
    - Как давно?
    - Пять лет назад, - сказал я. - Пять лет и два месяца.
    Я отцепил ее пальцы, и пошел прочь из мансарды, мастерской и, вообще, из института. Я его бросил. Профессия эколога утратила смысл. Слово «экология» занесено было мною в группу мертвый языков. Я занес его туда как инфекцию, способную поражать умы наивных домоседов, но никак не реалистов, совершивших паломничество в Казейник, обреченный смерти.


ЗВЕРЬЕ

    Опередил я с умственным заключением, что зверье в Казейнике вымерло. Водилось, и еще как. Само собой завелось. С пол-оборота. Вой хищников и ржание травоядных заполняли Княжескую площадь, кода я продернулся через толпу, оцепившую лобное место у Позорного столба. Народное вече присудило злодеев, обчистившим «Нюрнберг», к схватке с опасными бритвами. Зрелище привлекло самые разные общественные слои. Поголовье жаждало возмездия скотам, посягнувшим на платный алкоголь. Шерстяные рыла правозащитников шевелились, жадно втягивая запах пролитой крови. Пивные речники, анархия, славяне, голодранцы, купечество, сотрудники производства, и какие ни есть подноготные сословия плечом к плечу встали на оборону частной общественной собственности. Это уже не воспринималось мною как противоречие. За компанию с Перцем и лодочником я уже достиг точки духа, в которой противоречия не воспринимались. Мы уже выпили по три чайника на рыло. Народную мудрость основали века народной глупости, уважаемый читатель. И если такая мудрость декларирует, что дорога в ад благими намерениями вымощена, стало быть, ими она и вымощена. Не битым кирпичом по две тачки за башмаки, не злодейством, в коем на исповеди каются, но благими намерениями. Возможно разве нам покаяться в желании облагодетельствовать и послужить устройству чужой судьбы? Назваться груздем? Что же здесь? Тьма в конце тоннеля, и более ничего. Забрезжила эта тьма, когда я запрыгнул в лодку редактора. Намерение вернуться на сушу и умотать как-либо из Казейника без нахрапов. Осмотрительно. С картой местности. Словом, подготовлено умотать. Итак, я запрыгнул в лодку. Зайцев дернул зажигательный шнурок с такой силой, точно зуб кому-то стремился выдрать, а не двигатель внутреннего сгорания завести. Дернул, и сел на место кормчего. Мотор стрельнул, застучал, и лодка понесла нас к берегу. Под моросящим дождем я прилично устроился на скамеечке в носовом отсеке. Тем более, что резиновые сапоги с плащом, сбежавши с крыши в мансарду, я так и не снял. «И не стану, - я напустил на глаза капюшон пониже, да и привалился к упругому борту. - А редактору впредь окажу любезность. Покрою нанесенный ущерб. Компенсирую. К примеру, избавлю его от излишних носильных предметов. К примеру, от плаща и сапожной пары».
    - О чем вы говорили? - справился у меня Зайцев, глядя вбок.
    - О вас говорили. Она верит вам. Удивите ее, Зайцев. Мотайте отсюда с ней пока не поздно. Советую взять на карандаш.
    - Вы с ней спали?
    - Возможно.
    - Как это возможно? – он бросил от возмущения руль. - Или вы спали, иль нет!
    Почти нагнавшие нас ловцы шифоньера, всей артелью навалились на добычу. Изворотливый шифоньер норовил ускользнуть, и артельщики с ним боролись. Плевали они на то, что наше судно, изменивши курс, решило их баркас отсечь от берега.
    - Возьмите руль, Зайцев. Из вас начальство за лодку вычтет.
    Зайцев поспешно схватился за рулевой отросток. Опасность миновала.
    - Спал, - честно признался я Зайцеву. - Спала ли ваша гражданская половина, у нее извольте запросить. Я с ней в разных комнатах сожительствовал.
    Зайцев скорчил презрительную мину. По всему, успокоился. Я развернул газету «Kaseinik Zeitung», и прочел верхний абзац статьи под заголовком «Возрождение Казейника»: «Последние разработки лабораторий российско-немецкого концерна «Франкония» на атомарном уровне дали сенсационный результат, позволяющий
    в текущем году ожидать кардинальных изменений экологического климата не только в Казейнике, но и по всей планете…». Я глазам своим не верил.
    - Насчет всей планеты, - спросил я Зайцева. - Это что? Зашифрованный шантаж или прямая угроза международному сферическому сообществу?
    - Вы не догоните, - надменно ответил редактор.
    - Я постараюсь. Когда я стараюсь, иной раз у меня получается.
    И я постарался. Я стал читать более вдумчиво: «А что же происходит прямо здесь и сейчас? Казейник, по сути, реальное географическое образование, возродившее свою первозданную экологию не только на словах, но и на практике. Ренессанс окружающей среды неизбежен. Мы не какой-нибудь Суринам, где ежегодный уровень осадков достигает отметки 2 метра 30 сантиметров на равнинах. Как говорится: «голден трессен нихтс зу фрессен». Что значит: «галуны золотые, а покушать нечего». Мы дружно и добровольно отказались от всех видов транспорта, грязнящих атмосферу выхлопными газами. Но лишь ударная семилетка рабочих концерна, бросивших всю технику и людские ресурсы на уничтожение химических отходов, нефтепродуктов и прочих горюче-смазочных материалов, гарантировала нам ликвидацию последствий парникового эффекта прямо здесь и сейчас». Зайцев ошибался во мне. Я понял. «Значит, все-таки, предприятие утилизирует чужие отходы. Возможно, отравляющие вещества. Причем, без затей. Путем простого сжигания. Допустим, - прикинул я в уме, - отходы в Казейник доставляются по скрытым каналам. Открыв каналы, я открою дорогу жизни». Но логика событий подсказывала мне, что уже давно и в самом полном объеме доставлены отходы, и «Франкония» скоро закончит выполнять свои контрактные обязательства. А, закончив, отправится в небытие. Вместе со всем Казейником. Повестка дня оставалась прежней. Рвать когти. Я соорудил из газеты экологически чистый аэроплан. Погода по-прежнему стояла нелетная. Аэроплан плавно приводнился в залив сразу после запуска. Будь на его борту пассажиры, они бы выжили. И тут наползли на меня воспоминания о жертвах моего вчерашнего загула.
    - Что светит Агееву и остальным?
    - Совесть шевельнулась? - Зайцев шумно высморкался. - Капут им, святой отец. Попишут бритвами друг дружку в назидание потомству.
    - Какому потомству? - крикнул я вслух. - Где вы потомство в Казейнике видели?
    «Это их жизнь! - крикнул я молча. - Не моя! Они передохнут по любому!». Но Зайцев угодил прямо в яблочко. В Джонатан. В Золотой ранет, мать его за ногу. Что-то шевельнулось во мне, поднялось мутным осадком к самому горлу, точно издержки морской болезни. И я загнулся через борт.
    - Позывы совести? - вдруг рулевой Зайцев подал заявку на проницательность и остроумие. - Пустое. Совесть вашу ни что не укачает, святой отец. Не укачает, не убаюкает. Похоронят вас пережитки. Мне-то легко. Я шкура продажная. А вы так запросто не утретесь. Он с интересом наблюдал, как я утираюсь рукавом дождевика. «В яблочко, Зайцев. Так держать. В кадык меня, самонадеянную суку», - внутренне похвалил я редактора. Каково было партизанам, когда за расстрел какого-нибудь эсэсовца до полусотни мирных заложников казнили? Худо им было. И окрепло во мне еще одно благое намерение. Сдаться на милость славянам.
    - Водка есть? - спросил я редактора.
    - Самогон. У Глухих на пристани.
    До пристани оставалось метров двести. Всего ничего. «Потерплю, - я взял себя в руки. - Потерплю, напьюсь и сдамся». Пристань, сколоченная из досок, под которыми плескалась вода у потемневших столбов, еле тащилась к нам. Зайцев, соблюдая правила движения, заглушил мотор. Лодка двигалась по инерции.
    Встречал нас худощавый и лысый мужчина в перештопанной тельняшке, в семейных трусах и домашних тапочках. Татарин, судя по физиономии.
    - Отдай швартовку! – крикнул татарин Зайцеву.
    Зайцев еще раскачивался, когда я уже выпрыгнул на причал.
    - Где глухие? - спросил я татарина.
    - Почему глухие? - татарин выпрямился, навертевши линек на железную скобу.
    - Самогон у глухих на пристани.
    - Торговля спиртным в отведенных местах, бачка.
    - Ну, так отведи.
    Почему-то мы сразу на «ты» пошли. Словно сто лет знались друг с другом.
    - Поступай за мной.
    Бросивши Зайцева отвязывать линек, мы поспешили к «Морскому вокзалу».
    Так, следуя вывеске, звался ржавый буксир, списанный на берег по ранению. Ниже ватерлинии, расцарапанной матерными словами, в буксире зияла рваная пробоина, задернутая брезентовой портьерой. На борту, оснащенном дряблыми автопокрышками, имелся ввинченный по углам пожарный щит. На щите висел пожарный меч с обоюдным клинком и отполированной деревянной рукоятью. Принимая в расчет установленную рядом искрошенную колоду и обилие щепок, можно было догадаться, что мечом татарин колол дрова.
    - Удобно, - татарин отогнул край брезента. - Так по сходням карабкайся, потом вниз карабкайся. А так зашел в трюм, и баста. Сразу кают-компания.
    Я зашел в трюм, и баста. Кают-компания резалась в домино за круглым столом. Душа кают-компании альбинос месил костяшки. Могила при виде меня буквально взвился. Его партнеры так же поднялись на ноги.
    - Ты куда пропал, святой отец? А мы тебя обыскались! - Могила тройным прыжком догнал меня, облапил, смявши мою слабую попытку оттолкнуться, и вовлек в кают-компанию. Старший полицай Митя и эсэсовский унтер Перец тоже как будто мне обрадовались.
    - Покурить вышел, - раздраженно объяснил я подонкам свое отсутствие
    - Оцени, кто с нами, урки! - Альбиноса распирало. - Я еще утром Перцу плешь проел: такую игру духовенство на баб не меняет! Такую игру наш капеллан черта с два променяет! Глухих, тащи по чайнику на печень! Обмоем нашего капеллана! Глухих, ты где?
    Русско-немецкий татарин Герман Глухих уже нес к столу заварные чайники.
    Игроки заново расселись. Литых пластиковых стульев оказалось четыре. «Сомнительно, что для Германа четвертый подвинули, - я исподлобья глянул на кают-компанию. - Значит, ждали меня, псы. Но виду не подают».
    - Что за баба? - закидывая семечки в пасть, оживился Митя.
    - Это наше внутреннее, - проявил альбинос деликатность. - Опечатано. Выпьем за капеллана, братья. Орден подушно ходатайствовал. Кают-компания приложилась к чайникам.
    - А ты что, святой отец? - Могила сунул мне чайник в руки. - За тебя гуляем! Обмытое офицерство пьет до дна!
    И я выхлестал из носика чайник самогона. Сам надраться хотел. Самогон у Глухих давал сивухой, но в градусах водку обходил.
    - Формальности остались, - зашептал мне на ухо Могила. - Ритуал посвящения, присяга там, постановка на довольство, сапоги тебе хромовые. Но представление уже подписано.
    Я закашлялся, и Перец треснул меня ладонью по спине. Представление. Охотник был Могила до представлений. В части представлений он бы драматический театр объехал на вороных.
    - Я деньги принес.
    Выкладывая на стол груду мятый купюр, награбленных в «Нюрнберге», я уже приготовился к развязке. Полицай и эсэсовцы обменялись взглядами.
    - Кон по косой? - зажегся Могила.
    - Мне слабо, - Митя-полицай, глотнул из чайника и вытер губы черным носовым платком. - Я таких бабок не имею.
    Перец тоже поскучнел.
    - Ладно, - сдался Могила. - Прячь капеллан свои бабки. Слабо щеглам.
    - Это из «Нюрнберга» деньги, - уже сообразив, что Митя не в теме, а эсэсовцы мнут историю, все же я уперся. - Из кассы деньги. Туча фрицев наблюдала, как я Филиппова с голой отверткой чистил.
    - Ты, капеллан, погулял вчерашнего дня со своей Дарьей крепко, - альбинос отвернулся. - Грех тебе.
    - Это с которой из них? - Митя достал кисет, и обстоятельно взялся свертывать козью ногу. - Часом, не с половиной Зайцева?
    - Половина Зайцева Дарьи Георгиевны не стоит, - высказал свое мнение татарин, сидя на пуфике, гревший босые ступни в тазу с кипятком. - И весь Зайцев ее не стоит. И полтора Зайцевых ее не стоят.
    - Тебя звали? - ощерился альбинос. - Лечи ревматизм, и заглохни, татарский шкипер.
    Собравши купюры, он сунул мне их обратно в боковой карман дождевика. Перец отчужденно месил костяшки домино. Полицеймейстер тоже отвлекся трясти свою бензиновую зажигалку.
    - А ты, капеллан, чужой грех на душу не бери, - посоветовал мне Могила. - Опять гордыня выходит. Ты на брата Перца вон равняйся. Он тоже ночью дневального загнал на перекладину. Дедовщину в казарме развел, мотыль отмороженный. Теперь два наряда мотает вне очереди. Третий хочешь?
    - Обойдусь, - буркнул Перец.
    - Потому, что не гордый, - объяснил мне причину его отказа Могила.
    - Славяне должны подтягиваться, - забубнил вдруг Перец. - И отжиматься. Каждый по нормативу. Двадцать раз до подбородка. Нам Казейник чистить от николаевских козлов, а у брата Семенова пузырь до земли. Я его по-хорошему умолял: «Подтянись хоть раза три, баклан ты позорный».
    - Да как он тебе подтянется? - Могила, взбеленившись, треснул унтер-офицера по уху с такой силой, что у жилистого гиганта зубы стальные лязгнули. - Как он подтянется, когда ты его за шею подвесил, вредитель?
    Митя, свернув козью ногу, так и застыл с ней. Заслушался. Дошедши, что лишний сор уже из казармы выметает, альбинос потянул из голенища заклеенный мятый конверт.
    - Беда, - вручая Мите конверт, эсэсовец Могила тяжко вздохнул и размашисто перекрестился. - Дневальный-то наш Семенов-то. Как недоглядели? Взвесился. Руки на себя наложил Семенов. Грех большой. Маляву оставил полиции. «Прошу винить славянина Агеева, склонявшего меня» и так далее.
    - Разберемся, - Митя убрал конверт за пазуху, и прикурил от спички русский джойнт. - Добрая махра. Не то, что. Вот вы, святой отец, отвертку называли, с какой отверткой магазин как бы чистили. Описание имеете? Крестовая она, шлицевая, часовая?
    - Голубая. С прозрачной ручкой.
    - Верно, и скол еще на ней, - добавил эсесовский унтер. - Агеев ее в ПТУ-114 зажулил. Мы с ним ремесло в одной группе оттачивали.
    - Про скол не помню.
    Что-то заклубилось в мозгах полицая. Задумался полицай.
    - Где отвертка? - спросил Митя.
    - Отвертку Виктория в зонтике унесла. Вика-Смерть. Вы ее знаете, - поторопился я укрепить его подозрения. - Я ей зонтик отверткой распорол. Там и застряла.
    Слова мои были встречены дружным ржанием. Даже босой татарин усмехнулся.
    - Здоров ты, святой отец, пули отливать, - у Могилы на глазах от встряски слезы выступили. - Мы-то ее знаем. Тебя бы уже на кладбище с фонарями искали, если бы ты плюнул рядом с ней.
    - Ладно, - Митя открыл бумажник размером с кожаную думку. - Нет орудия преступления, нет и состава. Хотя оговор, конечно, тоже карается.
    - Отмолим, - заверил его Могила, доставляя на стол пачку замусоленных ассигнаций, перекрученный резинкой. - Всем орденом на коленях отстоим перед святыми угодниками.
    - За Агеева пятьдесят ярославских, - полицай отсчитал из бумажника стопку тысячных купюр.
    «Бабок он таких не имеет, - полезли у меня досадные мысли в виду Митиных барышей. - Тоже охотник до представлений. Все спектакль. Еще следствие развел, гадюка. «Крестовая отвертка, часовая». Скучно им что ли, гаерам?».
    - Сто тысяч за Филиппова, - Могила подтолкнул пальцем свою финансовую пачку.
    - Отвечаю, - поразмыслив, полицай отсчитай из бумажника дополнительные деньги. - Глухих, заворачивай костыли варить. Прими ставку.
    - А ты, Перец, присмотри за капелланом, чтобы святой отец народ не смешил на Княжеской. Самогона выпейте, - наказал Могила унтеру.
    Оба игрока, покинувши кают-компанию, вышли из трюма.
    - Куда это они? - я обернулся к Перцу.
    - На площадь. За экзекуцией проследить. Там сегодня крутой замес. Филиппов с подельщиками будет резаться у Позорного столба. Сечешь, какие деньжищи?
    Унтер с завистью ощупал взглядом груду банкнот, прибираемых татарином со стола, и, затем, потащенным куда-то вглубь трюма. Герман вскоре обернулся со связкой лука на шее, тремя заварными чайниками, стопкой пиал, и банкой расчлененного лосося. Татарин обстоятельно расставил пиалы и заварил в них самогон.
    - За погружение, - Герман поддел вилкой кусок лосося, выпил и закусил.
    - Почему не за всплытие? - также выпив, я присмотрелся к татарину.
    - Казейник погружается, - отвечал Герман, рассекая перочинным лезвием луковицу. - На подводном буксире будем плыть. Пузыри будем пускать.
    - Насчет пузыря, - Перец встал, раскачиваясь, как перевернутый маятник. - Чтоб тихо здесь. Кто из катера сунется, попишу.
    Унтер уже был пьян до сумерек. Но приказ командования помнил четко.
    Пока он опорожнял на пристани свой трудоемкий пузырь, мы с татарином успели потолковать.
    - Женат?
    - Зачем?
    - Трусы на тебе семейные.
    - Сожительствую.
    - Мне на площадь надо, Герман.
    - Одним ударом дерева не срубишь.
    - Мне надо, Герман.
    - Умный понимает, глупый слушает.
    - Я тебя выслушал.
    - Как хочешь.
    Перец ввалился в трюм, путаясь в брезенте, матерясь и отмахиваясь.
    - Темную? - пропыхтел унтер, когда Герман освободил его из портьеры. - Кому? Перцеву? Отоварю!
    - Смирно! - приказал я унтеру как старший по званию.
    Перец шатнулся, и замер по стойке смирно: локти полусогнуты, ладони по швам.
    «Палками их, что ли, муштруют?», - удивило меня такое дисциплинарное послушание унтера.
    - Выйти из строя! - отработал я командирским голосом. - Два чайника вне очереди!
    Эсэсовец послушно допивал второй чайник, когда Герман вернулся к столу с чугунной сковородой, и сзади накрыл ей унтера по затылку. Связавши унтера канатом так затейливо и ловко, что Перец и шеи не мог свернуть, а мог только ворочать глазами, когда я выплеснул на него тазик с водой от ревматизма, Герман посоветовал мне расслабиться.
    - Для собранности.
    И подал пример, осушив пиалу.
    - На площадь не прись, капеллан, - задушенным голосом предупредил меня эсэсовец. - В бритвенной полосухе как ноготь состригут.
    - Тебе что за горе? - я закусил самогонку луком.
    - Мне разбор. Я присягой связан.
    - Концом ты связан, - объяснил ему Герман истинное положение. - Хочешь, дергайся, хочешь, я тебе вслух почитаю.
    - Это у него конец такой? – унтер дернулся, и скосил зрение, пытаясь разглядеть свои путы. - Славяне баяли, да я не поверил.
    - Вы очень испорченный человек, Перцев - осудил я эсэсовца.
    - А тебе, мусульманин, я лично собью, - не унимался Перец.
    - Двадцать палок вне очереди, - вынес я унтеру взыскание.
    - Германа замени, святой отец! - унтер напрягся так, что у него жилы на шее вспухли. - Очко-то не резиновое!
    - Тебе что будет, Герман? - пнув эсэсовца по ребрам, я скосился на Глухих.
    - Что мне? - лодочник набил трубку, прикурил, рассосал, и выпустил облако смердящего дыма. - Мы с Викой сожительствуем. Анархисты ее страшатся.
    Да и Могила обходит сзади.
    - С Викторией?
    Признание лодочника застало меня врасплох. И хотя о слабости бывшего цензора к мужским крупнокалиберным достоинствам из прошлого знала вся литературная Москва, но все же как-то.
    - Отставить надо Германа, капеллан! - пыхтел, ворочаясь, Перец. - Изувечит!
    - Наряд вне очереди, - отмахнулся я от унтера. - И как тебе?
    - Нежная баба, - попыхивая трубочкой, прищурился татарин. - Тельняшку заштопала. Белье стирает. Нормально.
    - Ну, пора мне, Герман, - я выпил грамм сто пятьдесят прогонных, чтобы в ногах не ослабеть.
    - Какой наряд? - притихший, было, унтер снова заерзал. - Какой наряд мне после Германа?
    - Женский.
    Я кивнул хорошему татарину, и спешно покинул трюм, опасаясь, что передумаю.
    Когда я с наброшенным на лоб капюшоном кое-как пропихался к Позорному столбу, колодник Филиппов, уже полосовал опасной бритвой колодника Агеева. Продавец ловчее лезвием фехтовал, да и злее. Короткими выпадами, отскакивая, он разил наискось Агеева в туловище. И обратно же, Агеев пятился. Он был страшно бледен, и трясся до поджилок, наугад кромсая бритвой пустоту. Третий назначенный грабитель некто Флагман, известный мне из газеты, валялся в пыли, обливаясь кровью. Горло несчастного гробовщика было почти отхвачено до шейных позвонков. Зверье вокруг бесновалось, поддерживая дуэлянтов диким ревом. Плотоядный Митя с альбиносом азартно дергались в переднем ряду и, кто на кого деньги поставил, воплями гнали своих бойцов.
    - Заделай его, Филиппок! - орал Могила. - Скис любитель! Раза в кадык ему, и амба! Магазин пойдешь открывать!
    - Рукой прикрывайся, тормоз! - охрипший полицай отчаянно подсказывал Агееву, как отбиться. - Левой кабину прикрой! И под хобот снизу руби!
    Агеев, поскользнувшись в луже крови, упал на брюхо. Продавец оседлал его и, вцепился в кудри, задрал подбородок обреченного славянина. Уже и лезвие в пальцах его блеснуло под дождем. Могила, осклабившись, уже победно взметнул руки. Уже смолкло зверье, пораженное ожиданием развязки. «Замедление смерти подобно», - я выхватил из полы арматурный прут, взятый в трюме, и наискось рубанул им плечо Филиппова. Продавец только охнул, и выронил бритву. Прочая тишина осталась. Я смахнул капюшон, и по стадам пробежал невнятный ропот.
    - Я водку грабил! - закричал я обрывками. - «Нюрнберг» ограбил! Куйте меня в поножи наместо Агеева! Моя вина, олухи! Имел я вас!
    Среди атмосферы бездействия прутом я намерился сбить замок с колодки Агеева, в лице которого утвердились оторопь и горькое недоумение, должно быть, еще с той поры, как я разоблачил его в туалете. Полицай Митя очнулся, и во всю приступил к исполнению обязанностей. Пока мы с ним сцепились за обладание арматурой, в замешавшуюся массу вклинился Могила.
    - Опять в кураже, преподобный! - пожурил он меня во всеуслышание. - Братья! Рассолом отпаивать святого отца!
    Отряд славян в купе с Могилой потащил меня за ноги прочь, но толпа уже не пускала. Поголовье оттеснилось, давая проход какому-то всклокоченному типу.
    Уцепившись за Агеева, я увидел поначалу его перевернутый фас.
    - Именем Страшного суда! - крикнул подходящий тип. - Маратов закон!
    - Маратов закон! - подхватило все скопление.
    И славяне отступились. Брошенный наземь, я стал на колени, да и рассмотрел своего заступника. Был это никто, как Семечкин. Мой соратник по диссидентству.
    Стойкий борец за свободу от совести, от морали и от правил всякого общежития, включая общежитие на улице Колодезная, где Словарь когда-то начал свою карьеру сантехника. Николай Семечкин собственной бестолковой персоной, обросшей кочаном грязный волос, клокастою бородой и слухами о героическом прошлом. Давно Семечкин исчез из жизни моей. Казалось, навсегда. И вот он, рыхлый, большой, с лиловой физиономией и умными поросячьими глазками. Семечкин меня или не признал, или просто игнорировал, как игнорировал институты семейные, религиозные либо государственные. Семечкин поднял грязный перст, призывая тишину. Площадь умолкла в тряпочку.
    - Маратов закон гласит, - начал он, как опытный докладчик, негромко, но по восходящей оратории. - Всякий добровольно может взять на себя чужие грехи, как свои, в искупление части общего греха, данного нам оболочкой. И такой может занять место виновного, и Божий суд свершится, и печать его запечатает прокаженные уста, прочие же уста воспоют Осанну!
    - Слава Николаю-чревоугоднику! - ревом ответила площадь. - Маратов закон!
    Семечкин пропал в толпе, а Митя под напором общественности освободил Агеева от колодки. Мне было уже не страшно. Не так, как в лодке, когда я с еще благими намерениями воображал свою сдачу. Я беззвучно повторил молитву из Нагорной проповеди, перекрестился, и только хотел, чтобы все поскорей было кончено. Но время пошло в затяжку. Альбинос изматерил меня, и постепенно затянулся в толпу, будто в трясину. Скользкий бритвенный черенок полицай загибал моими пальцами так долго, что все куда-то исчезли. Остались я и Филиппов. И Филиппов тоже медлил. Шевелился против меня под дождем, согнувшись, и вытаращив лезвие.
    - Теперь он тебе за селедку вспорет, - натекла мне в ухо теплая, точно кровь, Митина речь. - Пить надо меньше, святой отец.
    Самого Митю я не замечал. Я лезвие рассматривал.
    - Валяй, - сказал я Филиппову, отбросив навязанную мне бритву. - Я волчья сыть. Со мной не чикаться, шкура.
    А продавец все тянул, словно кот мой, когда его подсадишь в ванную для облегчения, и там он крутится, и когти точит об эмаль. Но Филиппок себе облегчения не предвидел. Загрустил Филиппок. Не сулило ему чести монаха резать. Подобный ход мыслей, переведенный с его постного лица, навеял мне собственную тоску: «Надолго мы застрянем, если Филиппов удумал вдруг поститься. Капитально застрянем. Остаток дней здесь проведем в канители, да сырости».
    - Магазин пора открывать, - аргумент, обрушенный мною на продавца, был железный, как прут из арматуры. - Режь, Филиппов.
    И как в случае с унтером, дисциплина победила, что называется, по очкам.
    Филиппок метнулся ко мне, взмахнул бритвой, дрогнул, и присел. Затем он показал мне красную ладонь, промычал что-то и ничком лег на землю. В боку его сидела отвертка, погруженная по самую голубую рукоять.
    - Знамение! - завопил истеричный бабий голос. - Небеса поразили каина!
    И тотчас все замелькало с дикой скоростью. Юбка Виктории мелькнула рядом. Как скошенная, толпа осыпалась на колени. Сотни трясущихся рук устремились ко мне. Лавр откуда-то вылез, и вознес меня на могучий свой загривок.
    - Рожать хотим, отец! - голосили женщины. - Благослови наши брюхи, отец!
    - Благослови, - посоветовал эсэсовец. - Волнуется публика. На святыни порвут.
    Бабий вой оборвался внезапно, перешибленный как плетью разбойничьим свистом альбиноса Могилы.
    - Мочи его, братва! - клич, брошенный Могилой где-то у подножия храма, отвратил от меня большую часть поголовье. - Он, сучок, Филиппова заколол! Его отвертка! Самосуд ему!
    Заметив с высоты лавровых плеч, как прянула орда на призыв альбиноса, я почувствовал, что происходит нечто ужасное, и двинул эсэсовца кулаком по маковке.
    - Высаживай, Лавр! Агеева топчут!
    Колосс Валдайский ссадил меня наземь, и первый рванул к подножию храма, где сбилось ревущее стадо. За его широкой спиной я пронесся к месту расправы точно ботик за ледоколом. Но когда, задыхаясь, налетел я на каменную спину Лавра, то сразу все понял. Лавр потянул с головы картуз. Отхлынувшие сволочи огибали Лавра плотно, и я не сразу же смог выйти из-за спины его. Кто-то взял меня сзади крепко за плечо. Я обернулся и узнал сквозь пелену мрачного полицая.
    - А так бы Филиппов живой сейчас был. Или Агеев. Кто-нибудь был бы, - Митя плюнул мне в ноги. - Где монах ступает, больше трава не растет. Немецкая поговорка.
    Ссутулившись, он зашагал прочь среди разбредавшихся обитателей поселка.
    И открылась мне истина простая как предложение из подлежащего и сказуемого: нет из Казейника дороги, вымощенной благими намерениями. Только в Казейник. В самое логово Анкенвоя. «Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое». Книга «Откровение», глава 13, последний абзац.

СМУТНО И ЯВНО

    Явно помню, что вечер я провел в пивном вагоне-ресторане «Понтон». Явно помню, что проповедовал завсегдатаям. Но что проповедовал, помню смутно. Отчетливей помню, как обещал пивным речникам Египетские козни. Чтобы слушатели прониклись, весьма полноводно обрисовал я бедствия, связанные с рекой. Так у меня рыба в реке не просто вымерла, а вымерла и щука, и сом, и налим. Издохли плотва, карась, пескарь, оголец, красноперка, бычок, лещ и подлещик. Я и морскую рыбу хотел уморить, да сбился на земноводных. Зато жаб, наскакавших из реки, я расписал от и до, с указкой размеров, бугристой поверхности, длинной прыжка и даже средним количеством жаб на душу египетского населения. Лекция подействовала на меня отрезвляюще. Я даже изловчился написать куском угля и заглавными буквами на засаленной вагонной доске слово «ИСХОД». Потом я отвечал на вопросы читателей.
    - За кем пойдешь, когда сцепимся? За славянами или за нами? - спросил читатель с челюстью, подвязанной клетчатой материей.
    - За картографом пойду. Подробная карта местности важнее. Разобьем на квадраты с Марком Родионовичем.
    - А почему козни? - въелся в меня подвязанный читатель.
    - Уточняйте точнее.
    - Почему козни Египетские?
    - Всякий человек имеет права на одну орфографическую ошибку.
    Явно помню земского письмоносца с двуглавыми орлами на пуговицах. И был еще на нем черный форменный картуз с медным жетоном «66». И оловянные орлы в два ряда сидели на черном сукне. И сумка с надписью «Заказные письма».
    - А правда в народе гуляет слух, что вы, товарищ, мертвого запросто можете воскресить? - 66-той читатель вместо письма заказал вопрос.
    - Мертвого не могу. Живого могу. Живого запросто.
    Я хотел пересчитать орлов, но меня дернула прочь особа в меховой шапочке.
    Ее волновало, что за исход ожидать: Моисеев ли, или какой другой.
    - Летальный, - пояснил я свернуто. - Капут ожидать. Крышку.
    После чего зычно вызвал к доске Болконского, и взяв за образец его тюбетейку, показал, как выглядит крышка в общих чертах. Хотел показать, как она выглядит в разрезе, но Болконский воспротивился. Явно помню, что крестили в пиве обращенного николаита. Его привязали к веревке и окунали в реку через люк.
    На крестинах присутствовал Семечкин. Одуревший и мокрый николаит был наречен именем Нерва, перекрещен всей горстью пальцев и поцелован в уста. Нерва бил озноб. Нерва чихал и трясся.
    - У Нерва отит, а ты его в пиво холодное макаешь, - отчитал я Семечкина за излишки религиозного фанатизма.
    - Мы всех подряд оборачиваем, - вступился Болконский. - Хворающих, здоровых, и буйных помешанных. Хочешь, тебя обернем.
    - Монах. В синих штанах, - Семечкин заносчиво отстранил меня, и завалился под ноги. Видать, пьяней моего напился Никола Семечкин.
    - Вчера на этом же месте брякнул, - дама в меховом уборе опустилась подле пророка и прижалась к нему. - Оболочку истязает.
    Явно помню, что у Болконского в бидончике возник самогон, когда николаиты молочную флягу с пивом пустили по кругу, и до меня дошла очередь.
    - Первач, - Болконский поднес мне медный бидончик, опоясанный пышным бантом, сотворенным из красного дамского чулка. - Монотонный. Для вас обменял на знамя части. Как вы на пристани самогонки с Глухих откушали, вам лучше не смешивать. Вы нынче кавалер. Ясно помню, что решил не задавать ему лишних вопросов. Вообще решил вопросов не задавать. Помню, распоясал чулок, и выпил. Самогон оказался ядреней, чем у Германа, и пробудил во мне праздное любопытство. Помню, я взял, да и расспросил Болконского, знамя которой части ушло на выпивку, и откуда ему известно о моих посиделках на пристани.
    - Войсковой строительной части № 4. Остальные цифры соскребли. Или же влага поглотила их, сударь. Знамя в заливе Руденко поднял. Уступил мне за подшивку журнала «Огонек» 1988 года. Что касательно языка, то честь имею представиться: начальник общинной контрразведки граф Болконский.
    - Иди ты. Вот оно как? Структура? Надо же. А я был уверен, что вы типичные вахлаки. Заурядная кучка оборванцев. Сброд, присосавшийся к дармовой реке и бредовым идеям религиозного шарлатана.
    - Нет, - горячо возразил контрразведчик. - Не реке. Николай-чревоугодник явил нам чудо рукотворное. И сказал: «Река станет пивом». И река стала пивом. И сказал: «Да течет оно, пока не утолится жажда вечная». И течет.
    - Чудо, что трубу до сих пор не запаяли выше по течению.
    Самогон пробудил во мне досужие мысли: «Видать, концерну «Франкония» интересней туманить общественный мозг, нежели отбиваться от мятежников, осознавших суть происходящего». И еще я подумал про унтера: «Языком Болконский, конечно, Перца нарекает. Перец, конечно, сволочь. Убийца и сукин сын. Но Перец крепкий сукин сын. Если графу известно о том, как я провел утро, значит, Перец в контрразведке. И, значит, показания из него с ногтями вырвали».
    - Перца я у Глухих на два бидона сменял, - отозвался проницательный граф. - Вторым бидоном с бантами Николай тебя велел наградить за отвагу. У Глухих самогонка процеженная, хотя по Цельсию уступает.
    - А по Фаренгейту?
    - И по Фаренгейту.
    Я протянул бидон контрразведчику.
    - Ни-ни-ни! - заплескал граф руками. - Кавалерийский! Персонально за мужество!
    - Перцу ногти рвали?
    - Для чего? - изумился граф. - Он из благодарности, что мы от Глухих его спасли, добровольно все выложил. И про вас, и про какого-то капеллана, который приговорил его к содомии с Глухих.
    - Отпустил?
    - Вернул татарину. Обменял на обратный самогон. Наш самогон его градусом превосходит.
    - Это выше моего понимания.
    - Да.
    Болконский выпил тюбетейку пива, и его повело на философию, будто кота на блядки. Контрразведчики всех мастей отчего-то именно тяготеют к философии.
    - Многое выше понимания духовенства. Возьмите хоть бы Достоевского. Воздали вы ему за Великого инквизитора? Причислили его к лику? Не уверен. Между тем, Федор Михайлович Достоевский остается величайшим русским философом.
    - Точно. А Георг Вильгельм Фридрих Гегель остается величайшим немецким беллетристом.
    Болконский как-то сразу потускнел.
    - Анна, проводи кавалера! - наказал собранию, и прилег у стены. Последний наказ Болконского исполнила тощая хиппи с веснушками на узком лице.
    - Чулок отдайте, - буркнула хиппи.
    - Святая Анна с бантом? - я рассмеялся, вынул из кармана красный чулок, передал по назначению, и сел допивать самогон из бидончика. Смутно помню, как узрел я линялый колокол. Я хотел, было, ударить в набат, собрать народное вече, и двинуть ополчение на Москву, да колокол оказался юбкой. Я соскользнул по голой ноге. Какие-то внутренние ресурсы помогли мне встать, и выставили меня из вагона. Под черными сводами, истекавшими водой, разбавленной воздухом, я качался, вдыхая и то, и се.
    - Куда пойдем? - спросили внутренние ресурсы.
    Смутно помню, что назвал я Марка Родионовича, и пропал в зыбучих песках.
    Ясно помню, как проснулся. Проснулся в учительской на проваленной до пола раскладушке, более заслужившей название гамака. Против меня висел земной шар в какой-то сетке, более заслуживший название воздушного. Я встал. Я хотел почистить зубы и умыться. Но вместо этого наступил на существо, постеленное вместо коврика. Существо шевельнулось и посмотрело на меня. Рыжее худое бесполое существо с лицом, усыпанным веснушками, с маленьким ртом, узким носом и карим зрением. На голове метла из рыжеватых шнурков. Все, что ниже, тряпичная кукла в кожаной мини-юбке фасона клеш, красных чулках и красных кедах. «Анна третьей степени, - припомнил я вечер накануне. - Если с бантом, значит за боевые заслуги». У Николы-чревоугодника сохранилось извращенное литераторами чувство юмора. У меня сохранилось желание почистить зубы.
    Найти дверь в учительской, сплошь зашпиленной как материковыми картами, так и картами районного значения, оказалось не просто. Минут пять я плутал по комнате, ощупывая стены и спотыкаясь о кипы школьных тетрадей, атласов, и географических альманахов, после чего меня чуть не сшиб размещенный по вертикали кандинавский полуостров. Марк Родионович возник в дверном проеме с кастрюлькой, накрытой вафельным полотенцем, и на одинокой ноге допрыгал до письменного стола. Отыскав на столешнице, так же заваленной журналами, тетрадями и чертежными приспособлениями, место для черной от копоти кастрюльки, Марк Родионович присел на табурет.
    - Выспались, батюшка? - прищуривши глаза, он лукаво усмехнулся. - Гречки вам распаренной сейчас. Горячей. Почувствуете.
    - Как я здесь?
    - А ваша партия довела вас в лучшем виде, святой отец.
    - Я беспартийный, Марк Родионович. В лучше виде тоже не состою. Куда прикажете умыться?
    - По коридору до конца. Левая дверь. Узнаете по графику уборочной очереди. Зубной порошок в круглой коробочке от леденцов. Если повстречаете в дороге соседа, ничего не спрашивайте. Сосед у нас прямой. Может ответить.
    - У вас один сосед?
    - Полтора десятка на шести комнатах. И все, как один.
    - Я сильно побеспокоил вас ночью?
    - В целом кульман уронили. Да он и так вечно падает.
    Только теперь я заметил косую чертежную доску с листом ватмана, прибитого мебельными гвоздями, и заполненного какой-то схемой.
    - Это вам, - я выложил из кармана дождевика шесть кнопок, добытых мною в лаборатории экологического института.
    - Вот крепеж, - искренне обрадовался учитель. - Храни вас Господи. По нынешним-то.
    Явно помню, что всецело использовал спорные удобства барачного санузла с загаженной раковиной и чугунным сливным бачком, лишенным всякой цепочки, и вознесенным на чугунную же трубу так высоко, что нужно было взбираться на унитаз, чтобы спустить за собою воду. На обратном пути я встретил голую коренастую рептилию с фуганком и усиками щеточкой. Я потеснился к стене, пропустивши рептилию мимо, и не пожелавши ей ни доброго утра, ни других пожеланий. Возможно, добрым утром у рептилии считалось такое утро, когда она приложит фуганком по темени пару-тройку соседей. Явно помню, что я подумал, глядя с ненавистью в ее бугристую обнаженную спину: «Людоед. Типичный». Вильнувши в свою нору, рептилия оставила за собой широкую щель: «А вдруг да сунется?». «Кто имеет ум, тот сочти число зверя, и, сочтя, помножь его на три буквы», - миную ловушку, я проследовал в учительскую.
    - Директор нашего краеведческого музея Виктор Сергеевич Пугачев, - по моему описанию легко опознал рептилию Марк Родионович. - Безобиднейшая персона.
    - Что безобидная, понятно, - я с отвращением заглянул в предложенную географом оловянную миску с гречневой кашей. - Но почему она голая с фуганком бродит по коридору?
    - Нудист, - пояснил учитель. - Сносно владеет языками угро-финской группы. Очень любопытный субъект. Коли желаете, познакомлю.
    - Да я-то не очень любопытный субъект, - вежливо отказался я от знакомства
    с рептилией. - И нынче я скверно даже собой владею, Марк Родионович.
    Но, в остальном, извольте. Если кому-то понадобится голый плотник с угро-финскими знаниями, буду рекомендовать.
    Сопроводившее меня к учителю рыжее существо уже заглотало свою порцию гречневой каши. Променяв полы на раскладушку, оно уже медитировало. Оно уже перебирало, будто четки, велосипедную цепь в тонких своих пальцах с подозрительно мозолистыми костяшками. Кое-как и я засунул в себя разваренную крупу, запивши ее каким-то цикорием, беззастенчиво произведенным учителем в отборный кофе. Где и у кого отобрал сей напиток Марк Родионович, меньше всего меня интересовало. Больше всего меня интересовала карта местности.
    - Существо, - обратился я к Анне с бантом, выбравши из карманных денег шестерку мятых ассигнаций. - Дуй в «Нюрнберг» за водкой для Марка Родионовича. Вы не возражаете, Марк Родионович?
    - Возразил бы, да нечего, - географ слазил в карман и внес в общее начинание какую-то мелочь. - Жаль, кашу доели зря.
    - И закусить, - поддержал я инвалида. - И быстро. Одна нога здесь, другая там.
    Повесив на шею велосипедные бусы, Анна молча покинула помещение с моими чужими деньгами. Мелочь она оставила. Полагаю, Марку Родионовичу на чай.
    - Откуда вы знаете? - учитель сгреб со стола выручку, и посмотрел на меня весьма подозрительно.
    - Уточните, что именно я знаю, любезный Марк Родионович, и, возможно, я смогу ответить вам, откуда у меня подобного рода сведения.
    - Про ногу, - не вставая с табурета, учитель дотянулся до какой-то потрепанной амбарной книги, втиснутой в плотные ряды учебников и тетрадей, захвативших настенную полку. - «Другая там» вы сказали барышне, отрядивши ее за водкой. Между тем, как еще на площади любопытствовали, где я ногу потерял. Хорошо ли смеяться над ущемленным положением? Достойно ли сана вашего?
    Перемотав страницы, учитель ногтем оттиснул книжный разворот и сунул мне его чуть не в лицо.
    - Клянусь, дражайший Марк Родионович. Это фраза. Обиходное напутствие указанной барышне. Она что, действительно там? - догадался я, различив на разлинованном развороте схематическое изображение Княжеской площади с примыкающими застройками. Одна из них была помечена латинской буквой «N» и карандашным крестиком на западном углу, если верить в нарисованный компас.
    - Под «Нюрнбергом», - Марк Родионович хлопнул книгой, и сунул ее на прежнее место. - Врукопашную зарыл. На полуметровой глубине. Ночной порой, словно какой-нибудь злоумышленник. Хоть и ампутированная, а память. Шрам остался на коленке треугольником. Вы-то коленки били в детстве?
    - Бил, Марк Родионович. Отчего же вы именно магазин выбрали в качестве надгробия?
    - Магазин относится к более поздней эпохе зодчества, - учитель, подпершись костылем, переместился в сторону кульмана. - Но вам следует знать совсем иное. Спрашивайте, пока экспедиторша водку не принесла. Спрашивайте. А я попутно чертежик закончу.
    До возвращения существа торопиться мне было незачем. Ибо кое-какие повадки аборигенов мною уже были постигнуты. На трезвую голову честных сведений в Казейнике не добывалось. Я молчал.
    - Казейник почему? - сам по себе откликнулся чертежник на мало занимавший меня вопрос. - До немецких веяний, а проще говоря, до создания на базе местного комбината по производству минеральных удобрений российско-немецкого концерна «Франкония» поселок здешний назывался Казенников. Очевидно, для германца название оказалось трудно произносимым. Тогда глава местной управы проголосовал из деликатности за Казейник.
    - Из деликатности, - выбрав сигарету, я уже, было, собрался ее прикурить, да положил обратно. - А кто конкретно?
    - Бургомистр.
    - Отчего же он бургомистр?
    - Из деликатности.
    Лукавый мы народ. Я по наивности думал, что мы в Америке живем. Под чутким руководством самопальных мэров, губернаторов и сенаторов. Даже больше, чем в Америке. У нас Белый дом большой, а у них маленький. Однако, провести нас труднее, чем его референдум. У нас кто барин, тот и отечество. Потому и переметнулась местная публика в немецкие края.
    - Стало быть, Анкенвой в Казейнике за ниточки дергает? - подсел я к инвалиду.
    - Почему Анкенвой?
    Марк Родионович, уже окунувши ресфедер в баночку с тушью, замер.
    - Ну, как же, помилуйте! Казейник-то Анкенвоя?
    - Сущий вопрос, - географ почесал ресфедером залысину, отчего и оставил на ней черные следы. - Я тоже задавался им, кривить не стану. Анкенвоя никто не видывал. Человек ли он, зверь ли, предмет или звук, то догадки. По мне товарищ, покорно извиняюсь, он и вовсе отсутствует.
    - Он присутствует. Я чувствую, как прямо сейчас он смотрит на меня.
    - Откуда же, позвольте?
    - Из бездны, товарищ.
    - В географическом смысле бездна объект надуманный. Всякое углубление, дорогой мой, имеет свое дно. Это есть непреложная истина, и зиждется на опыте многих первопроходцев. Да и гипотетически в границах материального тела бездну представить себе никак не возможно-с. Ибо Земля наша суть планетарное образование. Сквозных отверстий не имеет, и не имеет возможности ими обзавестись, батюшка. В прочем же, если вы с точки зрения космоса бездну рекомендуете рассматривать.
    - Боже упаси, - поспешил я откреститься от вселенской перспективы. - Нет у нас бездны, товарищ. И космоса нет. И точка зрения нет.
    - Убеждены?
    - У меня нет убеждений, товарищ. Поэтому, мне есть, что отстаивать.
    - Что же отстаивать без убеждений? - озадаченный моей репликой, учитель даже ресфедер отложил.
    - Благоприобретенные ценности. Жену. Кота. Деньги, заработанные благодаря отсутствию убеждений. Антикварную мебель. Пуговицу от плаща. Имущество.
    - Простые люди враждебны вашей меркантильности, святой отец. Они приверженцы духовного начала, и всему ищут высших объяснений, - Марк Родионович вздохнул. - Страшно далеки мы от народа, святой отец.
    - Страшно, - согласился я с Марком Родионовичем, подсев к чертежу над каким он вздохнул. - Вот если бы еще подальше, тогда бы не так уже было страшно. Пустырь между комбинатом и заливом. Здесь можно пройти?
    - Нигде нельзя, - возразил географ. - Здесь особенно. Прежде свалка здесь мусорная была. Твердые отходы со всего района свозили.
    - А теперь?
    - Теперь не свозят. Теперь туда никто не суется. На свалке псы-оборотни живут.
    - Как вы сказали? - я присмотрелся к свалке, окруженной дискретной извилистой линией. Если верить в изображенный под картой цифровой масштаб, свалка занимала площадь около гектара, и частично упиралась в границы Казейника.
    - Псы-оборотни?
    - Именно, - подтвердил Марк Родионович.
    Он оглянулся и почему-то снизил голос:
    - Я, было, сунулся исключительно с научными целями, да так и остался по колено. Краевед Пугачев, святая личность, протез мне выстругал из придворной скамеечки.
    - Что-то я пропустил, Марк Родионович. Стало быть, это собаки вам левую ногу отъели?
    - Точно. Уели на собственных глазах.
    - Как же вы спаслись от них без ноги-то?
    - Случай, - буркнул учитель, не вдаваясь в подробности.
    Давеча я отмечал, что правдивые сведения в Казейнике добывались разве после второго, либо третьего стакана. Потому и не стал я ловить Марка Родионовича на ногу, якобы зарытую под «Нюрнбергом».
    - Откуда же взялись, эти оборотни, Марк Родионович?
    - Когда-то, - учитель опять заскрипел ресфедером по ватману. - Лет пятнадцать назад, когда исказился климат, и бабы уже беременеть перестали, но еще можно было Казейник покинуть, сначала птицы улетели. Потом животные исчезли. Какая скотина была на привязи, тоже бросила размножаться. В итоге на мясо пошла. Потом люди устремились, кому было на чем и куда. В основном, зажиточная прослойка на личном транспорте, а кто и на общественном. Грузовики, трактора битком с прицепами, вы можете себе вообразить исход?
    - Вряд ли.
    - Ну и большая колонна через мусорную свалку почесала. Там насквозь дорога проложена к основному шоссе для доставки районного мусора. Но, говорят, колонна эта на свалке так и сгинула. Головной бульдозер сломался. Как пробка, закупорил движение. Вокруг сплошные стены мусора. Объехать нет возможности.
    - А назад?
    - Случай воспрепятствовал.
    Случай. Знавал я и до Марка Родионовича фаталистов.
    - Пассажиры, говорят, озверели постепенно, - докончил он краткий курс истории псов-оборотней. - Сбились в стаю. Пустили шерсть. Черепные коробки вытянули.
    - Это как?
    - Мутация. Свалку оцепили колючим проводом, чтобы в Козейник псы не рыпались. Электричество пустили. Напряжение их отбрасывает. Но интересный подвид.
    В учительскую зашло существо. При выставке двух литровых бутылей «Rosstof» Марк Родионович застыл, слегка подрагивая точно холодец. Кукуруза, томаты, шпроты, зеленый горошек, сосиски и сгущенное молоко довершили сеанс гипноза.
    - Сдача, - существо передало мне ассигнованные прежде шесть тысяч.
    - Не много ли?
    - Нормально, - существо залезло на раскладушку, и заново пустилось перебирать велосипедные четки. - Продавец в «Нюренберге» новый. Просил две четверти вам передать от второго лица.
    - От второго?
    Существо пожало узкими плечиками.
    - Так он сказал. И еще, сказал, обращаться. А денег не надо. Он вам за место благодарен. Так бы он до помрачения ждал, пока Филиппов сам скопытится. А так вы его типа устроили. Вы всех устраиваете?
    Существо мне досталось с иронией. И меня это задело.
    - Вопросы здесь я задаю. Продукты бесплатные откуда? Из продуктовой лавки я, кажется, еще никого не отправил на кладбище. Или отправил?
    - Там славянин, поганка, на раздаче. Сказал, вы на довольствии состоите. Офицерский паек. Викторию против имени вашего поставил.
    - Галочку что ли?
    - Ну, - существо уставилось в потолок, всем своим видом давая понять, как я его умотал.
    - Мое имя?
    Засопело. Звенья металлические заковыряло ногтем. Заскрипело растянутыми пружинами раскладушки.
    - Как мое имя, кошка ты драная? Напротив чего он галочку поставил?
    Иной раз на меня накатывают внезапные приступы ярости.
    - Капеллан.
    Конечно. Мог бы и сам догадаться. Воинское звание капеллан. За особые заслуги имею Анну с бантом. Состою в законном браке. Род занятий пьянство с учителем географии. Миссия завладеть подробной картой острова Казейник, отчасти окруженного пресной водой.
    - Прошу вас, учитель. Вы здесь хозяин. Угощайте на правах, - вывел я из гипнотического состояния Марка Родионовича.
    - Глыбинское водохранилище переполнено, - сообщил мне учитель, твердой рукою нахлеставши водки в два стакана. - Четырнадцатый год вода стекает по дамбе. Семь лет, как дачный кооператив и воинскую часть поглотило. Три, как детский сад, музей краеведческий, строительство улучшенного жилья для работников и школу номер одиннадцать. Но это относительное зло. Кому там учиться?
    - А зимой?
    - А что зимой?
    - Когда водохранилище замерзает?
    - Зима здесь формальная, товарищ. Выше плюс пять по Цельсию. Фауна от влажности бухнет, а побегов нет.
    Мы с Марком Родионовичем выпили. Я немного, а он, сколько было в стакане.
    - Насчет побегов, - волнующая меня тема вылезла как-то само собой, и я поспешил воспользоваться случаем. - Как мне, все же, слинять отсюда, Марк Родионович?
    - Никак, - учитель выпил еще с полстакана и перешел со мной на «ты». - До тебя родились охотники. Тоже плавали, умственно отстающие.
    - И что?
    Географ сплюнул через левое плечо, задрал штанину и постучал по дереву.
    - Пронесло. Одной левой отделался. Краевед Пугачев протез мне выстругал из ножки столовой.
    Он снова выпил. Стало явно, что Марк Родионович и есть тот самый бездонный географический объект, наличие коего в природе он так упорно отрицал. Заподозрив, что скоро некому будет накрывать в том смысле, что закусывать будет некому, существо покинуло свой насест, и пустилось резать консервные банки. Прооперированные хлебным тесаком, сточенным до узкой стальной полосы, банки постепенно заполнили наш прозекторский стол.
    - Сначала Казейник я сухопутно исследовал, - жадно заглотав какое-то волокнистое мясо, Марк Родионович продолжил. - По всему периметру аномалия. Государственные границы, допустим, Японии условны. Границы Казейника величина постоянная. Константа. Оттолкнувшись от Княжеской площади, я исходил по четыре с половиной, в среднем, кило на всех направлениях.
    - А по пять с половиной не хаживали?
    - Спецтехники не добрал. Будь у меня респиратор или, допустим, водолазный костюм с компрессией, внедрился бы за пять. А так на лицо кислородный голод. Все последовательные признаки. Первым идет легкое опьянение, как после штуки «Rosstof».
    Марк Родионович взвесил в руке литровку, и часть ее переправил в свой стакан, ибо мой оставался почти не тронутым. Запив закуску, землепроходец, однако, темы не утратил.
    - За ней состояние тревоги, шум в перепонках, и сонливость, - Марк Родионович нервно зевнул, точно и теперь он стоял на рубежах Казейника. - Грань потери сознания. Представь, как ты себя почувствуешь на пике того же Коммунизма.
    - Помилуйте, учитель. Все наше с вами поколение успело почувствовать.
    - Это чепуха, - поморщился Марк Родионович. - Я о горном деле беседую. О восхождении. О физической составляющей.
    - Иными словами, чем дальше, тем хуже?
    - Куда уж дальше? Дальше московская область пониженного давления. Средние слои тропосферы. Там уже и спецтехника хрен спасет. Фрактальная волна и на четырех с половиной швырять начинает с ног долой. Вот я сунулся, было, за дамбу на спецтехнике. Думал, водное хранилище допустит. Колумбом себя возомнил на старости. Вот бы, и вышел мне колумбарий. Когда началась вихревое кружение, челнок-то мой за волнорезы снесло. На дамбе волнорезы из нержавейки. Там и рассекло челнок мой вместе с нижней конечностью. Спрашиваешь, как я кровью не изошел? А вот это любопытно.
    Марк Родионович взял короткую паузу, выпил водки, утер губы ладонью и продолжил.
    - Кузнецы при дамбе раскаленной болванкой мою культю запечатали. На месте ампутации остался ожог
    - А что снаружи, вы представляете?
    - Слабо. Вернее всего, Казейника снаружи не существует в рациональном пространстве. Иначе бы нас давно в карантине изучали под микроскопом.
    - Другое измерение?
    - Не измерял. И вам не советую.
    - Но откуда же вода в таких массах поступает, если оторвано все?
    - Вода не поступает. Вода циркулирует в масштабе один к двенадцати.
    - Почему к двенадцати?
    - Тропосфера вокруг загнулась куполом. Иное научное объяснение у меня, товарищ, отсутствует. Внешняя граница Земной тропосферы, как известно, проходит в умеренных широтах на высоте до 12-ти километров. Ниже этой границы размещается 80 процентов массы атмосферного воздуха и преобладающая часть водяных паров.
    - Что же это? Казейник суть искусственная модель планеты?
    - Может, искусственная, а, может, и естественная. Явление аномальное, святой отец. Здесь физика пасует. Здесь уже, скорей, метафизика. По вашей части.
    - Который сегодня день, Марк Родионович?
    - С утра суббота была.
    Суббота. Пятые сутки я рвался из Казейника. Лелеял надежду. И все рассыпалось в прах. Перегорело. Вожделенная карта местности, каковую догадливый учитель начертал персонально для меня из одной только страсти к процессу черчения, утратила практический смысл. Я и так, почти наверно, знал, что условные, казалось бы, границы Казейника неприступны. Кто остался бы тут иначе добровольно, помимо конченой сволочи вроде Могилы с колодой шестерок, орды голодранцев и алкашей, да Словаря с Николаем-чревоугодником, пары честолюбивых проходимцев, чья неуемная жажда власти могла утолиться лишь в подобной инфернальной дыре? Оставался, кончено, за кадром еще какой-то «Анкенвой». Лицо или группа лиц, извлекающих доходы из отходов. Оставался концерн «Франкония» с вероятно профессиональным, явно стимулированным и предположительно засекреченным персоналом. Оставался мутный Шурик Хомяков и Вика-Смерть со своими резонами. Но хуже всего, что я оставался.
    «Злокачественная клетка захлопнулась, - бегала по моим извилинам чумная мысль, точно крыса по лабиринту. - Захлопнулась прежде, чем я попал в нее.
    Но как я в нее попал, если она уже захлопнулась? Попал как-то». Настала пора остыть и расслабиться. Настала пора смириться с истинным положением моим.
    Я выпил. Потом напился. Кое-что из посуды разбил, а кое-что разбросал по чертежному кабинету. В основном, из небьющегося. Смутно помню, как существо проводило меня в совмещенный санузел. Когда меня вывернуло наизнанку, я покрылся холодной испариной и слегка протрезвел.
    - Надо идти, - сказало существо.
    - Куда идти? - спросил я у существа, ополоснувши лицо ржавой холодной водой из-под крана. - Зачем идти? Куда и зачем?
    - За оружием, - ответило существо.


ПЛЕМЯННИЦА

    Идти куда-то если я мог, то лишь в значении переносном. И существом это не воспринималось как парадокс. Только не существом. Почти на себе оно проволокло меня по коридору, выставило за дверь, бросило на крыльце под моросящим дождем, и пропала. Я же остался лежать, запоминая щель между влажными досками. Проснулся я, когда существо ущипнуло меня за шею.
    - До утра что ли вас расталкивать? По ступенькам сами сойдете?
    - Да, - отозвался я, глядя вниз на металлическую тачку, в каких обыкновенно перевозят раствор. Заявление мое оказалось довольно-таки опрометчивым. Существо стащила меня за ноги вниз, перекинуло в тачку и выкатило на прохожую часть. Я проснулся, когда существо, накренивши тачку, свалило меня у порога темной избы с окнами, заколоченными фанерой, и пропало. Я же остался лежать, запоминая обработанную почву. Лежать на почве было удобней, чем на крыльце. «Нарочно вскопали, - подумал я, - чтобы удобней лежать». Проснулся я, когда существо ткнуло меня в ребра шанцевым инструментом.
    - Закинемся? - присев на корточки, существо предложило мне бумажный кулек со скользкими грибами. Тут меня даже не пустой желудок вывернуло.
    - Как хотите, - существо засунуло внутрь себя целую горсть поганок. - От миом круче прет.
    - Прет?
    - Ну, вставляет. Какая разница.
    Существо принялось выкапывать мертвую вишню.
    - Да, - согласился я. - Разницы нет. Послушай, существо. Я устал и хочу спать. Ты сейчас пойди в это здание и договорись о ночлеге.
    - Меня Вьюн зовут на грядке. Типа змея такая водится. Или рыба. Легко запомнить.
    - Да, - согласился я. - Легко. Послушай, Вьюн. Я устал и хочу спать. А ты сейчас пойди в это здание и договорись о ночлеге.
    - Вы знаете, кто его зарезал?
    - Которого из нас?
    - Щукина. Ведь его в магазине зарезали. Как свинью. Щукин дядя мой по матери. Он лучший был. Вообще, свой. Узнать бы, кто его зарезал. Хорошо бы узнать. Я бы эту свинью тоже зарезала.
    - Нет, - соврал я. - Не знаю.
    «В местную вендетту мне только ввязаться не хватает, - подумал я, запомнив,
    как действует Вьюн штыковой лопатой. - Во всем остальном я уже участвую. А я, черт возьми, не участковый. И я не капеллан. Я лицо приватное. Сутулый мужчина лет пятидесяти. Почти лысый. И зрение у меня плюс три. И мигрени часто случаются. И жена меня ждет на Соколе, дом шесть квартира восемь».
    - Послушай, Вьюн, - я с трудом поднялся на ноги и отряхнул с плаща комья налипшей грязи. - Не надо здесь копать. Здесь до тебя уже вскопали. Пойди, договорись о ночлеге с хозяином.
    - Хозяин в магазине зарезан. Это Щукина дом.
    Вогнавши лопату в рыхлый холмик, Вьюн с корнями выдернула мертвую вишню. Следом были выдернуты и два поместительных чемодана, обшитых брезентом.
    - Кровать одна, - сказала Вьюн, запыхавшись. - Идемте. Пустырник вам заварю.
    Поднятие чемоданов стоило Вьюну значительных усилий.
    - Помочь?
    Предложение мое оказалось довольно таки опрометчивым. Вьюн с чемоданами скрылась в избе, а я все еще был на дистанции. Минут пять я еще вальсировал, прежде чем заглянул на керогаз, уже разведенный участковой племянницей.
    Под непрерывным огнем керогаза кипел уже ковшик с пустырником или чем-то.
    Судя по обстановке, Щукин жил на узкую ногу. Бедно жил грибной плантатор. Стол со скатертью с кистями, четверка венских стульев с гнутыми спинками, буфет мореного дерева, груженый кувертами, хищными раковинами и мертвыми кораллами, кровать - и, действительно, одна, - аквариум с книгами на тумбочке.
    Что еще? Полдюжины акварелей на стенах с буквой «Щ» в левых нижних углах. Все они с разных точек запечатлевали живописную морскую бухту, окруженную высокими изрезанными скалами. Присмотревшись, я узнал этот характерный рельеф. Балаклава. Случалось мне там гостить.
    Пока я дрейфовал по горнице, Вьюн опорожнила ковшик с раскаленным варевом в эмалированную кружку и подала ее мне без лишних рассуждений. Кружку я тут же бросил, обжегши пальцы. Заодно, я ошпарил колено, и в сапог еще натекло. И я оживился.
    - Пустырник всегда помогает, - заключила Вьюн, с интересом наблюдая, как я втаптываю в половицу эмалированный сосуд. - Сто пудов.
    - Послушай, Вьюн, - изувечив кружку, я сел на кровать и скинул сапоги. - Я устал и хочу спать. А ты сейчас пойди в другое здание и договорись о ночлеге.
    - И одеяло одно у Щукина, - поделилась со мной Вьюн очередными полезными сведениями, когда я одеялом накрылся.
    - Даже не думай, - пробормотал я, отворачиваясь к стенке.
    Она и не думала. Если думала, то не долго. Она залезла под одеяло и прижалась ко мне своей горячей поверхностью. Запоминая темноту, я целую вечность лежал с открытыми глазами. Пока не встретил Щукина. Щукин подплыл ко мне кролем, взобрался на танковую башню и потребовал свою фуражку назад. Оказывается, я сидел на фуражке его, уверенный, что на заваренном танковом люке сиживаю. А получилось, что сидел я на бронированной фуражке. А танковый люк заварила его племянница вместо пустырника.
    - Прости меня, Щукин, за малодушие, - сказал я участковому. И признался, что был свидетелем его убийства.
    - Ты вообще не свидетель, - ответствовал мне Щукин. - Ты потерпевший. И придется тебе еще потерпеть.
    - Долго ли?
    - До свидетелей, имеющих власть затворить небо, чтобы дождь на землю не шел.
    - Это которые из книги «Откровение»? – спросил я Щукина. - А как же зверь, выходящий из бездны? Сразится он со свидетелями? Победит ли он их?
    Щукин промолчал. С отрешенным выражением смотрел он вдаль на дымящие комбинатские трубы.
    - Марк Родионович утверждает, что бездны нет.
    - Пора мне, - Щукин в бронированной фуражке ринулся в воду, и поплыл к берегу стилем баттерфляй.
    - Постойте, Щукин, - крикнул я, и проснулся оттого, что Вьюн укусила меня за ухо.
    - Вы с дядей во сне разговаривали, - объяснила она свое поведение. - О чем, не понять, но громко.
    - Сигареты где?
    Я прислонился к спинке, мокрый, точно плавал вместе со Щукиным. Вьюн соскользнула с кровати, обшарила мой дождевик, брошенный на полу, и вернулась под одеяло со смятой пачкой. В кармане редакторских штанов я отыскал свою зажигалку, вытряхнул предпоследнюю сигарету, и закурил.
    - О чем? - Вьюн толкнула меня локтем.
    - Так. Ни о чем. О Балаклаве.
    - Вы что, на одной лодке служили со Щукиным?
    - На разных. Сначала на одной, потом на другой.
    - Это он любил, подводник Щукин, в свои воспоминания погружаться. Черное море, как тема жизни после красного 0,75. Красное и черное. Ставок больше нет. А прикиньте, если бы хохлы не отделились, так бы Щукин в мичманах до сих пор бы…
    Вьюн притихла. Я же подумал, что тяга украинцев к самостийности отразилась на судьбе мичмана куда меньше, нежели широкий жест Хрущева, прирезавшего Крым к республике, которой название семантически происходит от слова «окраина». Хотя удмуртской крови во мне намешано литра два с половиной, однако же, и варяжской бродит не меньше. И как я частичный варяг, и кривой потомок основателя города Киев, я имею официальное право рассуждать от имени мужского рода варяжского лица единственного числа. Хоть бы, в день смерти фельдмаршала Миниха. Или в день, хотя бы, рождения светлейшего Григория Александровича Потемкина. И такого числа я рассуждаю: это наши героические солдаты разумно Крымские бухты у Голубой Орды отвоевали для украинцев. Чтобы нам было впоследствии, где подлодки свои для украинцев разместить. Чтобы в случае вооруженного, допустим, конфликта с наших подлодок их эсэсовской дивизии «Галичина» было проще крылатыми ракетами обстреливать наши газопроводы, снабжающие украинцев энергией. И это отнюдь не историческое отступление, уважаемый читатель. Это вообще не отступление. Это сдача русских позиций. Вроде, как в бессрочную аренду. Врагу не сдается наш гордый «Варяг». Он сдается другу.
    Потушив окурок и сунувши его обратно в пачку, наяву я более не рассуждал часов до восьми, когда Вьюн разбудила меня, с грохотом вывалив на стол содержимое одного из подземных чемоданов. Вьюн уже успела переодеться в спортивный красный костюм с капюшоном и обуть полукеды. От прежнего платья остались велосипедные бусы, уснащавшие тонкую шею с родинкой. На солдатской тумбочке у кровати возлежали пурпурные с лампасами шаровары, придавленные разношенными, где-то сорок четвертыми кроссовками. Очевидно, для меня заготовила. Участковое наследство.
    - Вы можете эту хреновину собрать? – спросила Вьюн, обернувшись.
    Вставши с кровати, я подошел к столу, и осмотрел металлические детали. Да. Я мог собрать эту хреновину. Когда-то я мог ее собрать за двенадцать секунд с завязанными глазами. Когда-то я метко сражал из нее фанерных пехотинцев на стрельбище. Хреновина, пулявшая в моих руках длинные и короткие очереди, имела номер АЕ 8232. Некоторые вещи не забываются. Такие вещи, как эта хреновина. Самая смертоносная хреновина в мире. Вращаются, между прочим, слухи, будто бы автомат MP.43 Хуго Шмайссера, изобретенный русским танкистом Калашниковым прихлопнул больше народу, чем все оружие массового поражения. Если б так, я удивлен, что знатный оружейник Михаил Тимофеевич Калашников до сей поры еще не лауреат международной Нобелевской премии, учрежденной на выручку от продажи динамита. Между прочим, русская фамилия Калашников семантически произошла от слова «калашник». Что значит, «лекарь». Зато Нобелевскую премию вполне заслуженно получил отец немецкого химического оружия еврейской национальности Фриц Грабер, создатель отравляющего газа «Циклон Б», широко использованного в практике холокоста. Но это мелочи. Так. Научное отступление. Вроде бы, как штурмбанфюрер СС Вернер Фон Браун, награжденный в 1964 году Британским межпланетным обществом золотой медалью за обстрел города Лондона ракетами Фау-2, временно отступил от своих нацистских убеждений ради установки звездно-полосатого флага на Луне.
    Итак, два рожка по 30 патронов калибра 7,62, полированное цевье, затворная рама и возвратная пружина, развернутые на промасленной бумаге, лоснились от смазки. Тут же лежали шомпол, штык-нож, две гранаты для стрельбы из РПГ- 29, четыре лимонки РГД-5 и, собственно, гранатомет, известный в армии под кличкой «Вампир». Мне тотчас припомнилось, что миновала суббота. Судя по арсеналу, Вьюн планировала устроить кровавое воскресение в Казейнике. Судя по тому, что чемодан племянница Щукина могла и раньше открыть, моей измученной персоне в ее свирепых замыслах отводилась не последняя роль. «А может и последняя, - рассудил я мрачно. Смотря откуда счет повести. От завязки предстоящей операции, либо же от ее наиболее вероятной развязки».
    - С чего начнемте? - покосился я на существо. - Вокзал, телеграф и почта? Или славянские казармы для начала захватим?
    - Сначала завтрак, - Вьюн коротко изложила повестку дня. - Потом вы соберете пулемет.
    - Еще и пулемет имеется?
    - Ну, автомат. Какая разница?
    - Послушай-ка, существо. Ты что задумало?
    - Меня Вьюном звать. По дороге узнаете.
    - Прямо здесь и сейчас, как пишут в передовой статье «Казейник цайтунг». Иначе дороги не будет.
    - Пустырник закончился. Валерьянку пришлось вам заварить. И еще тут пузырек «валокордина», могу накапать. И облатка транквилизатора какого-то. Щукин успокаивался после запоев.
    Сунулась в тумбочку. Зашуршала там. «Значит, что-то особенно извращенное затевает, пигалица, - прикинул я сообразно ее беспокойству на предмет моей возможной болезненной реакции. - Штурм комбината «Франкония» как минимум. Захватим заложников штук пятьсот. Выдвинем требования. Потом заложников будем расстреливать. Через каждый час рыл по десять. Какие у нас требования? Два лимона мелкими купюрами? Контейнер соломы? Заправленный самолет с экипажем?». Я следил за ней, исполненный глубокого отвращения. Наблюдал, как она стянула ковшик с керогаза. Как сливает она валериановый отвар в уже фаянсовую кружку с гербом Союза Советских Социалистических республик, боле смахивающим на венок от Ельцина. Я осмотрелся. Милицейские брюки висели под кителем вниз подтяжками в открытом шифоньере. Можно было эту заразу подтяжками связать. И запереть в шифоньере.
    - Колись, хлыстовская проститутка. Я тебе не поп Гапон. Я не возглавлю даже мирную демонстрацию спортивной одежды.
    Полезла в просторные карманы моего сброшенного на пол дождевика. Достала оттуда консервы в трех банках и свернутый ватманский лист. Развернула его.
    Я сразу узнал работу Марка Родионовича. «Надо же. Все предусмотрела, фурия, - ошпарив горло, я запил валериановым отваром сразу три седативные таблетки. - Чертежик свернула с кульмана, продуктами запаслась. Сейчас поставит мне боевую задачу».
    - Где ключ от шифоньера?
    - Вам надо в Москву? Мне тоже. Ворота примерно здесь, - Вьюн чиркнула ногтем по схеме. - Напряжение на колючке отрубили давно. Замок на воротах плевый. Но ключ от шифоньера не подойдет. Там шире скважина.
    - Куда ворота?
    - На мусорную свалку. Про оборотней старухи плетут. Возня.
    - А собаки?
    - Собаки есть, - Вьюн шмыгнула носом, и посмотрела на меня печальными глазами. - Для того и оружие. В морской бинокль я штук восемь насчитала. Примерное число. Я их впервой при обмене еще заметила. А после нарочно лазила на трансформаторную будку с биноклем.
    - Так, - присевши на кровать, я закурил последнюю сигарету. - Насчет будки. Назови мне две причины, по каким я не должен тебя обменять на самогон. Меня терзает похмелье. Одна причина, боюсь, не искупит моих терзаний.
    - Вы грязный сатир, - губы Вьюна задрожали.
    - Правильно. А Никола-чревоугодник и этот прыщ в тюбетейке, что тебя за мной следить приставили, чистые ангелы.
    - Зачем ему за вами следить? Он за собой-то не следит. А Болконский от меня просто отделался. Когда я в их секту вступила, он приблизить меня хотел. Брюки расстегнул, схватил за волосы и приблизил. А когда я ему врезала по яйцам, приказал изнасиловать коллективно. У них это принято. Бабы должны ублажать мужскую похоть. Но тут за меня сам Никола-чревоугодник вступился. Сказал про любовь и согласие, а кто любви не имеет, звенящий треугольник. Это про меня. И сказал, что когда я созрею, сама паду как плод с дерева жизни. И стану падшая. И каждый сможет мной обладать. Болконский смолчал, а осенью и вы подвернулись. И он так прикинул, что ваши яйца тоже не железные.
    - Трогательный рассказ, - докурив до фильтра, я встал с кровати. - Пошли к татарину.
    - Зачем?
    - На самогон тебя обменяю. Самогон мне поможет собраться с мыслями.
    Она стянула с шеи велосипедную цепь.
    - А если вам по лбу треснуть, это поможет собраться с мыслями?
    - Нет. Пошли к татарину.
    - А оружие?
    - Оружие в саду закопаем. Попади оно в руки анархистов или славян, будешь ты проклята участковым Щукиным до седьмого пота.
    Вьюн вцепилась в мой рукав.
    - Два обстоятельства.
    - Сомневаюсь.
    - Меня в Казейник через мусорную свалку завезли.
    - Иначе говоря, ты не здешняя, и приехала ты сюда не автобусом. Допустим, ты заинтриговала меня.
    Я снова сел на кровать.
    - Отсюда валяй подробно. Кто, зачем, и с какой целью.
    - «Зачем» и «с какой целью» синонимы, - обнаружила Вьюн познания в лингвистике.
    - Синонимы помогут мне с мыслями собраться.
    Минул год, как 16-ти летнюю Анечку Щукину похитили с московского чемпионата по каратэ среди юниоров, где она завоевала бронзовую медаль. Прямо с медалью и похитили, когда Анечка покинула спортивную школу. Надели мешок на голову, сунули в багажник и привезли на мусорную свалку, где покойный дядя сменял ее на какого-то лаборанта Максимович, какого раньше прятал в погребе. Четверых злодеев на обменном пункте Вьюн запомнила и после встречала не однажды: Вику-Смерть, офицера славянского ордена Могилу, его подручного по кличке Перец и бургомистра. Пятого она так же ясно помнила, но более в Казейнике не встречала. «Плейбой в отставке. Лицо такое узкое, тонкие губы, челка цвета грязной соломы. Короче, из мушкетеров двадцать штук спустя», - портрет, набросанный Анечкой, точно соответствовал описанию магистра Словаря в его последней версии. Так Анечка и поселилась у капитана, запившего беспробудно ввиду любимой племянницы.
    - По вечерам, когда я стаскивала с него сапоги, он крыл меня в пять этажей за этого Максимовича. Мол, если б не я, хрен бы немцы гениального химика в свою лабораторию залучили. А так он получился иуда форменный, а я вышла как тридцать керенок.
    - Почему керенок? - спросил я, прошедши краткий курс ее истории. - Иуда не слышал о бумажных деньгах.
    - Обесцененная валюта. Щукин презирал меня как живой укор. Теперь он сгинул. Здесь меня презирать больше некому. Только в Москве.
    - Согласен.
    Я насухо протер ветошью автоматические фрагменты, собрал огнестрельный механизм, вставил рожок с патронами, навинтил глушитель и сунул одну лимонку в карман дождевика.
    - Это зачем? - Вьюн провела пальцем по глушителю.
    - Прибор для бесшумной стрельбы. Тише грохнешь, дальше смоешься. Во втором чемодане что?
    - Архив. Уголовные скоросшиватели. Табельное оружие пистолет Макаров. Две обоймы к нему. Обрез винтовки. Щукин его у местной шпаны конфисковал. Еще два ружья охотничьих, разобранных. Патроны с дробью.
    - Второй чемодан и остальное оружие верни в тайник. Налегке пойдем.
    Вьюн беспрекословно выполнила мое поручение, после чего мы спешно позавтракали и двинулись к мусорной свалке. Помимо велосипедного ошейника, на груди Вьюна качался морской бинокль. Косой мелкий дождь орошал нас исправно, как лейка небесного садовника, испытывающего надежду на то, что мы когда-нибудь вырастем и поумнеем.
    - Зря вы дядины кроссовки не обули, - ловко прыгая через колдобины с водой, заметила моя спутница. - В резиновых сапогах ноги сотрете. Глупо.
    - Если тебе доведется пережить старую добрую пневмонию, ты постигнешь простую истину: глупость всегда предусмотрительна и дальновидна, ибо вечно стремится к цели, уму непостижимой.
    - Например?
    - Прожить как можно дольше, хотя ничего, кроме старости, одиночества и болезни не ожидает нас в конце жизненного пути.
    - Но зачем?
    - Согласен.
    - Этого я не догоняю, - сдалась Вьюн после короткого размышления.
    - Молодец. Умная девочка.
    - Смеетесь?
    - Редко.
    - А правду говорят, что вы монах?
    - Сейчас я отшельник.
    - А чем отшельник отличается от прочих?
    - Например?
    - От Николая-чревоугодника?
    - Расстоянием. Отшельник отходит как можно дальше от места, где прочие собрались во имя неясных ему принципов. Чем дальше отошел, тем сильней отличается.
    Около часу мы отходили от поселка. Одолели верст пять. По такому бездорожью не мало. Сквозь пелену дождя в стороне пробивались бетонные корпуса концерна «Франкония». Я уже порядком утомился, когда мы, наконец, достигли мусорной свалки, оцепленной высоким проволочным забором, и еще метров с двести прошагали до ворот из той же все колючей проволоки, запертых на висячий замок в форме бочонка.
    - Какой породы оборотни?
    - Ротвейлеры.
    - Серьезная потасовка предстоит.
    Я взял у Вьюна оптику и увеличил горы лежалого мусора. Собак не обнаружил.
    Вьюн подергала замок на стальной цепи, опутавшей воротные створки.
    - Есть предложение гранатой подорвать.
    - Отклоняется.
    Кусачками, предусмотрительно изъятыми мной в инструментальной коробке Щукина, я методично проделал в воротах отверстие нужного диаметра.
    - Вперед не суйся, - предупредил я Вьюна, пролезая сквозь проволочное отверстие. Свалка встретила нас мертвой тишиной. Пока я высматривал направление для блицкрига, Вьюн уже рванулась к ближайшей куче мусора.
    - Стоять! - я снял АК с предохранителя, и передернул затворную раму.
    - Не могу стоять, - донеслось из-за кучи. - Женщины делают это сидя.
    - Что именно?
    - С двух раз догадаетесь, покажу вам одно место.
    Я догадался, но смолчал. Тоже нашла вуайериста.

МАСОНЫ

    Бывший дом античной культуры химического комбината имел довольно просторный вестибюль, где все дышало творческой атмосферой гениев отечественного изобразительного искусства. Две широкие вестибюльные лестницы по сторонам сходились к третьему этажу в единый балкон и чем-то смахивали на гармошку Василия Теркина, как если бы ее изваял какой-нибудь Евгений Вучетич. Стены, были расписаны батальными сюжетами Василия Сурикова. Сюжетов было два, но как бы один: русский народ может ограничиться взятием снежного городка, но может и через Альпы махнуть. Кованые перила, опоясавшие балкон, венчали общее впечатление, призванное напомнить посетителю, как он звучит в условиях здешней акустики. «Человек звучит гордо», - гласила реплика, закованная самобытным кузнецом в чугунную изгородь.
    - Кабинет бургомистра по табличке прочтешь, святой отец, - долговязый анархист в суконной кепке с ушами указал мне рашпилем на балкон, где просвечивали за перилами двери служебных помещений. - Там тебя и рассудят.
    Сразу по возвращении в поселок из провальной экспедиции мы с Вьюном были взяты в кольцо дюжиной идейных полицаев. Командир отряда предъявил мне бумагу с печатью: «Задержать капеллана Славянского ордена вплоть до выяснения отношений с указанным капелланом». Визировала сей вздорный по форме и содержанию документ размашистая неразборчивая подпись, бравшая начало от буквы «Х». Гербовая печать имела форму лилового круга со скрещенным внутри циркулем и лопатой.
    - Этот «Х», он кто здесь? Председатель масонского кооператива?
    - Гер бургомистр, - угрюмо пояснил командир отряда в кепке и с рашпилем, заткнутым за офицерскую портупею.
    - Ладно. Веди к бургомистру вплоть до выяснения отношений.
    Окруженные черногвардейцами, далее мы отправились в поселковый магистрат. «Калач» у меня подмышкой анархисты игнорировали. Оно и понятно. Плетью обуха не перешибешь. В переулке у Княжеской площади черная гвардия построилась в каре.
    - Лишний треп, - угрюмо пояснил мне командир отряда смысл боевой перестройки. - Духовное лицо с автоматом «Калашникова». Трудно купечеству объяснить.
    Я вызвался набросить поверх оружия дождевик, но старший дал отмашку:
    - Поздно. Торговый люд востер, святой отец.
    - Такая мирная демонстрация силы, - присоветовал я ему простое объяснение.
    - Меняю дом! - высунулся из бурлящей толпы коммерсантов рыжий мужчина
    в бесполой шляпе. - Доска, фундамент, стропила, всего на мешок цемента!
    - Бог не в силе, а в правде, - внушительно ответил мне командир, ткнувши рашпилем в поясницу блошиного маклера, - Исчезни. Голову отшибу.
    - Знатно формулирует, - я оглянулся на Вьюна. - Запиши, а то забудем.
    - Когда забудем, тогда и запишу, - огрызнулась моя утомленная спутница.
    Внутри каре анархистов мы скоро пересекли галдящую площадь и поднялись на цоколь храма. Здесь рядовые полисмены разбили блокпост. Мы же, сопровожденные старшим по рашпилю гвардейцем, заступили в уже описанный мною просторный вестибюль.
    - Бог в помощь, святой отец, - долговязый командир на прощание трижды перекрестился. - Сами-то мы атеисты, но верим. А их превосходительство нынче утром выпили со вчерашнего утра. Они, когда выпьют, злые на весь черный свет за пределами Дмитрия Кондратьевича. Так, что я отсюда и выше здесь обожду.
    По мехам трехэтажной растянутой гармони мы с Вьюном самостоятельно взобрались на политическую сцену Казейника. У двери с латунной табличкой «Приемная бургомистра» я замешкался и обнял Вьюна. Битва при свалке сблизила нас. Мы стали товарищи по оружию. Вьюн перешла со мной на «ты» за пять минут до того, как раскроила череп ротвейлеру, чьи зубы уже почти что взяли меня за горло. А начинался наш поход через городскую свалку вполне обнадеживающе. Мы протопали метров около трехсот по разбитой асфальтовой дороге, петлявшей между отдельными насыпями отходов цивилизации, пока не втянулись в мусорное ущелье. Мы шагали в колонну по двое, не глядя вперед. Мы смотрели исключительно вверх, откуда вдруг почувствовали скрытую угрозу. Лично я ощутил ее каждой кожаной клеткой вспотевшего лба. Пот смешался с дождевыми каплями, заливая соленой жидкостью органы зрения. Левый орган совсем затуманился, а правым я с детства слабо вижу. Они явились именно, когда я органы протирал. Явились внезапно, точно признаки бубонной чумы. Сначала один бубон, затем другой, третий и так далее, они повылезли над свалявшимися помойными карнизами. Приметивши ротвейлеров, мы с Вьюном оцепенели как вкопанные. Стало ясно, что угодили мы в расставленные заранее живые тиски. Ротвейлеры, однако, нападать не торопились. Точно ждали команды своего подпольного хозяина.
    - Ты до восьми только считаешь? - спросил я, озираясь. - Их уже десятка три наползло. Боеприпасов не хватит, когда они сверху посыплются. Это если я еще в каждого пулю всажу.
    - Пару штук завалить, остальные отступят, - прошептала Вьюн, вцепившись
    в мой локоть.
    - Тот, кто умнее, всегда отступает первым.
    Я осторожно стянул «Калашникова» с плеча и перевел его на режим автоматической стрельбы.
    - Я стою, ты отходишь. Отходишь медленно.
    - А ты?
    - А я стою. Медленно стою. Выйдешь из ущелья, жми к воротам.
    - А дальше?
    - Дальше не обязательно. Оттуда прикроешь меня огнем.
    - Каким огнем?
    Не спуская органов зрения с ближайшего ротвейлера, я передал ей коробку спичек. Еще с минуту я и бубоны терпеливо ждали, пока Вьюн отступит на заранее подготовленные позиции. Затем я обернулся. Вьюн, к моему облегчению, отступила организованно. И почти сразу ротвейлеры скатились в ущелье. Рухнули молча с обеих сторон всей сворой. И сразу я обстрелял их. Не целясь, я выпустил весь рожок в накатившую волну и помчался прочь из ущелья. Я не знаю, что там произошло. Вернее всего, ротвейлеры, по которым я смазал, запутались в тех, что были убиты или же ранены. Вернее всего, это короткое замыкание в лавине ротвейлеров и спасло меня от смерти. Поразительный факт. Эти выносливые твари не подавали голоса, даже будучи раненными. Вырвавшись на более-менее открытый простор, я понесся тройными прыжками, какие Словарю и не снились на областных соревнованиях. Сломя голову, я мчался к ограде, и все-таки, они меня настигали. Ближе и ближе раздавалось позади сопение бубонов-оборотней.
    Я, конечно, помнил про осколочную гранату в кармане дождевика. Но какую пользу я мог извлечь из нее, если не мог извлечь саму гранату? В правой руке я судорожно сжимал бесполезный «калач», а левая при панике изменяет мне с детства. На моей стороне оставалась только паника, уважаемый читатель. Только паника еще гнала меня к заветному отверстию, за которым я мог избежать плачевной участи. В паре тройных прыжков от проволочной ограды, я лопатками почувствовал, как самый резвый из моих преследователей уже оторвался от взлетной полосы. Паника развернула меня на сто восемьдесят градусов, и тут мне стало понятно, отчего я не бросил бесполезное оружие. Потому что, уважаемый читатель, бесполезного оружия не существует. Бесполезного оружия попросту еще не изобрели. Сбитый мною в полете мощнейшим автоматическим ударом, ротвейлер грянулся оземь и замотал окровавленной шайбой. Но расстались мы ненадолго. Ротвейлеры созданы из мускулов, тупого упрямства и челюстей, которых мертвую хватку превосходит разве что медвежий капкан. И он уже прыгнул мне на грудь, и разъятые челюсти его уже приготовились вцепиться мне в горло, когда рядом с моими органами слуха оглушительно грянул выстрел. Шайба ротвейлера точно взорвалась, обдавши кровью мое лицо, а туша его снесла меня с ног у самого проволочного лаза. Частично оглохший, я прополз в отверстие за ворота и минут пять еще мотал контуженой головою. А стоял я на четвереньках, и, судя по беззвучному хохоту Вьюна, порядочно смахивал на тех оборотней, что безмолвно скопились по другую сторону ограды. Напряжение, давно отключенное, оставило в их памяти болезненные рубцы, словно кнут незримого дрессировщика. Ротвейлерам оставалось молча наблюдать, как умеет веселиться ускользнувшая добыча. Сжимая двумя руками табельный «Макаров» участкового Щукина, прихваченный ею вопреки моему запрету, Вьюн тряслась от хохота, словно ей рассказали исключительно смешной анекдот. Сначала я хотел залепить ей пощечину. Затем осознал, что Вьюн спасла мою шкуру. Вьюн и ее ослиное упрямство.
    - Тренировалась? - я встал, стряхнул с дождевика налипшую глину, тщательно исследовал сигаретную пачку, смял и бросил под ноги.
    - По банкам, - Вьюн сунула «Макарова» в наплечную кобуру и застегнула молнию спортивной курточки. - Лови. Нарыла в дядином рундуке.
    Поймав брошенную Вьюном коробку с папиросами «Беломорканал», а следом и собственный мой спичечный коробок, я закурил и мысленно поклялся любой ценой вернуть Анечку Щукину в Москву. Итак, возле приемной бургомистра я обнял моего боевого товарища.
    - Жди здесь. Если через полчаса не выйду, катись на лодочную станцию к татарину. Скажешь, от меня. Скажешь, чтобы он тебя в экологический институт переправил. Там найдешь гражданку Дарью Шагалову. Доверься ей.
    - Черта лысого, - Вьюн прислонилась спиной к перилам, демонстративно приняв устойчивую позу. - Ты выйдешь, или никто не выйдет. У меня еще полторы обоймы для «Макарова».
    Спорить с Вьюном было бессмысленно. Я потянул на себя дверную медную ручку, и сразу попал в объятия альбиноса.
    - Ты куда пропал, святой отец? А мы тебя обыскались! Братья-славяне исповедаться желают в часовне после вечерней службы!
    - Кто служит?
    - Да все, практически. Через двое суток на третьи охраняем святое дело.
    - Переработку отходов, - уточнил полицмейстер Митя.
    Сидя на антикварной кушетке, Митя использовал перочинный ножик для занятий резьбой по красному дереву подлокотника. Слово «мать» он уже закончил. Вообще, бургомистерскую приемную легко было спутать с мебельным аукционом. Многие предметы обстановки рассохлись, точно после долгого пребывания в воде. Из чего я сотворил вывод, что рыбацкие артельщики исправно платили муниципальный налог на движимое имущество. Перец, оттопыривши зад и отжимаясь от стола, флиртовал с ладным пожилым господинчиком, восседавшим на фоне символов уездного масонства. Штыковая лопата и плоский деревянный циркуль из тех, какими в сельской местности орудовали антикварные землемеры, обременяли стену приемной за спиной господинчика. Внимаю шепоту Перца, господинчик, протирал элегантные очки в металлической оправе, и сдержанно улыбался.
    - Бургомистр? - я кивнул на господинчика с очками.
    - Птица-секретарь, - Могила презрительно сплюнул. - Петух, короче. Бывший Макаренко. Чалился по 135-той за развратные действия со школьниками. Трешник намотали. Год в зоне, два на химии. Приехал сюда, устроился на теплое место. Копилку для Перца греет.
    На столе задребезжал аппарат эпохи совета народных комиссаров. Птица-секретарь подняла эбонитовую трубку, выслушала ее и опустила на рычаги.
    - Их превосходительство принимают с двенадцати, - торжественно оповестила секретарь наше присутствие. - Аудиенция через пять минут.
    - Хомяков со вчерашнего утра уже принимает, - сложив перочинный ножик, Митя встал с кушетки и потянулся. - Сюда косой приехал. А в девять мои архаровцы ящик пива ему из «Нюрнберга» подогнали.
    - Хомяков? - внезапно и вслух открыт я для себя тайну буквы «Х» из автографа на предъявленной анархистами бумажке. - Шура Хомяк и есть ваш пресловутый бургомистр?
    - В натуре, - усмехнулся Могила. - Александр четвертый. Большой либерал.
    Я прикурил папиросу и задумался.
    - Здесь курить запрещается, - строго предупредила меня секретарь.
    Альбинос лениво проследовал к столу, снял телефонную трубку с аппарата и разбил ее о голову строптивой птицы. Птица-секретарь охнула, зарыдала и вылетела вон из приемной.
    - А кабельное телевидение?
    Я обернулся к Мите.
    - Финансовая независимость муниципального чиновника есть надежная гарантия от коррупции, - просветил меня убежденный анархист.
    - Грамотно формулируешь, Дмитрий Кондратьевич. Запишу, а то забуду.
    - Потом запишете, батюшка - Могила толкнул сапогом дверь в кабинет бургомистра. - А ты, превосходительство, соблюдай протокол. Успеешь печень разрушить.
    При виде нас, Хомяков уронил пивную бутылку и вместо очередной дозы алкоголя принял государственное выражение лица.
    - Прошу, товарищи, - проверенным жестом он пригласил нас к большому овальному из карельской березы столу заседаний посреди кабинета. Пока товарищи земское масонство рассаживались, я осмотрелся. У дальней стены столик из набора офисной мебели с компьютером и жидкокристаллическим монитором. Над ним портрет Хомякова в бархатном камзоле с пышным жабо, берете с орлиным пером и с цепью на шее, оборудованной серебряным ключиком. Предположительно, ключиком от ворот городской мусорной свалки. Иных ворот я в Казейнике пока не видал. Живописный Шурик смотрелся внушительней натурального. Справа от портрета стену обременяли знакомый герб масонской ложи: перекрестие из шанцевого инструмента и землемерного циркуля, а также и набор доспехов, состоящий из шлема, кольчуги, седла со стременами и тусклого палаша. Из чего я сотворил вывод, что голый директор краеведческого музея Виктор Сергеевич Пугачев исправно платит муниципальный налог на движимое имущество. Продолжая осмотр, я переключил свое внимание на бургомистра. Более всего удивлял меня искусственный загар Хомякова, помноженный на отсутствие прыщей и упругую походку Шурика, гулявшего вокруг стола заседаний. «Солярий навещает, - сотворил я вывод, разглядывая знакомые черты. - И беговой тренажер. И барокамеру».
    - Вы тоже присаживайтесь, ваше преосвященство, - заметившие мое внимание, Хомяк остановился и довольно-таки холодно скорей потребовал, нежели предложил. - Мы, собственно, вашу скандальную персону обсудить собираемся.
    Рыцари овального стола дружно обернулись на меня, ожидая какой-либо реакции. Я отдернул оконную портьеру, молча присел на подоконник, рядом положил автомат и смял зубами папиросный мундштук. Открывши дверь, в помещение робко сунулась Вика-Смерть.
    - Ой! - Виктория смутилась и хлюпнула носом. - У вас летучка? Пардон, что помешала. В другой раз как-нибудь забегу.
    Она пересекла кабинет, завлекательно раскачивая бедрами, вытянувши свои длинные ноги, уселась в кресло Хомякова и достала из сумочки пудреницу. Теперь, пожалуй, масонское земство собралось по мою душу в полном составе. За вычетом Гроссмейстера славянских крестоносцев. Когда мне было пять лет, я убил котенка. Я помню тот октябрь, влажные опавшие листья у школьного забора и кровь на них. Сколько помню, я всего-то хотел погладить котенка, но он сильно расцарапал когтями запястье мое, и в приступе ярости я размозжил котенку голову о дерево. Мертвое тело я перекинул через штакетник, и спрятался за дерево. Котенок обитал в сельской начальной школе, где учился мой старший братишка. Октябрята очень любили его. Когда прозвучал звонок на большую перемену, октябрята выбежали на лужайки. Я из-за дерева трусливо наблюдал происходящее. До сей поры я, кажется, помню горестное недоумение на братском лице. И, кажется, помню, как он озирался в поисках садиста. Он и до сей поры не знает, кто был способен на подобное злодеяние. Я и потом убивал. Я убил несметное количество насекомых и червей. Червей я убивал, чтобы убить рыбы как можно больше. Я убил много рыбы и с десяток ротвейлеров-оборотней.
    В известном смысле я убийца со стажем. Заманчивая идея грохнуть пятерку масонов, репетирующих, как я уже догадался, роли второго плана в скором уничтожении Казейника родилась сама собой. Если бы не отсутствие Словаря, который легко подобрал бы замену этим чудовищам, кто знает. Возможно, я бы и достал из кармана лимонку. Возможно, я покинул бы кабинет бургомистра, выдернув из лимонки чеку и бросив ее на колени альбиноса. Возможно, у меня хватило бы духу. Или же Словарь тогда явился аргументом для оправдания моей низкой самооценки. В любом случае, я собой не горжусь, ибо упустил реальную возможность остановить или хотя бы отсрочить самое жестокое кровопролитие, свидетелем которого мне предстояло сделаться в скором времени.
    - Побрились бы, ваше преосвященство, - Хомяк, вооруженный органайзером, подсел к овальному столу. - Вы что, ей Богу, на светской вечеринке, или на заседании магистрата, где персональное дело разбирается? Или у вас все капелланы бороду отпускают?
    Бургомистр Шурик покосился на орденского мастера Могилу.
    - Так ведь армия, - подавши своему подмастерью Перцу два тайных масонских знака, вольный землекоп Могила сплюнул и ковырнул в ухе пальцем. - За всеми не уследишь. Иные грехи отпускает, иные бороду.
    - На срок боевых учений девятая страница, - поддержал начальство исполнительный Перец. - Полевая инструкция отменяет побрив.
    - Так вы, значит, на городской мусорной свалке боевые учения проводили? - бургомистр Хомяков, глядя на меня, кисло скривился. - Маневры?
    Интересные маневры у вас, товарищ. Семь убитых, пятнадцать раненых, двое смертельно.
    Виктория зевнула и деликатно прикрыла рот ладошкой, подавая тайный знак вождю анархистов-масонов Дмитрию Кондратьевичу.
    - При наступательных боях допустимые потери, - выразил Митя общее мнение силовиков. - Три к одному. Нормально.
    - Довожу до сведения магистрата, что за грамотные действия в максимально приближенных условиях, капеллан представлен к учебному георгиевскому кресту. Могила вскочил, довел, и сел.
    - Хватит, господин Могила, отмазывать любимчиков! - Шура хватил кулаком по карельской березе. - Пьянство, грабежи с отвертками! Распустили орден!
    - Орден мы не распускали, - сухо парировал Могила. - И хрен распустим. Орден ядро порядка в пушке славянской цивилизации. Пороху, чтобы выстрелить, у нас тоже достаточно. И фитиль стоит. Как думаешь, капеллан, хватит у нас пороху?
    Молча, наблюдал я за дебатами, развернувшимися вокруг моей очередной бесславной попытки вырваться из Казейника. Могила вытянул из бокового кармана плоскую охотничью флягу, и выпил из нее, подавая тайный знак масону Виктории. Виктория ответила ему черепаховым гребнем, взборонившим расплетенную косу.
    - Пятнадцать добровольцев присягнули славянскому ордену благодаря воскресной проповеди нашего капеллана, - Вика-Смерть убрала гребень в сумочку, и вынула из нее свернутую газету. - Набор мангалом. Последняя страница. Завтрашний номер «Казейник цайтунг».
    - А вы меня цифрами не замнете! - вскричал бургомистр. - Стыдно, товарищи! Устроили круговую поруку!
    Он тряхнул в воздухе органайзером, подавая тайный знак видеокамере, которую заметил я в правом верхнем углу помещения.
    - Каждый ротвейлер на балансе! Ротвейлеры мусорную свалку чистили от крыс! Теперь мне утилизацию прикажете закрывать на учет?
    - У попа была собака, он ее убил, - заржал не к месту Перец, за что моментально удостоился от Могилы тайного знака по шее.
    - И не собака была у товарища капеллана! - Шурик ткнул в меня пальцем. - Автоматическое огнестрельное оружие без лицензии было! И оно еще есть! Сдайте оружие, преподобный товарищ! Вам известно, что за имение армейского оружия в Казейнике полагается? Только ваши заслуги перед обществом еще как-то удерживают меня от крайних мероприятий!
    - Это согласен, - полицмейстер Дмитрий Кондратьевич заерзал на стуле. - Автомат надо сдать. За ваш автомат, батюшка, мне уже попало от концерна.
    - Оружие нельзя сдавать, кому попало. Оружие не пивная посуда, Шурик.
    Я взял «калач» с подоконника. Щелчок затвора мгновенно прикончил затянувшуюся дискуссию. Хомяков и Виктория на собственном опыте знали, что я с похмелья бываю взвинчен. Прочие как ветераны пенитенциарной системы знали, что «калач» в руках нервной личности способен рассеять самый сплоченный коллектив. Короче, все замерли.
    - Патрон у меня еще остался, Хомяк. Патрон мне жалко. С другой стороны, за убийство Филиппова новый продавец из «Нюрнберга» два пузыря мне поставил. Следующий бургомистр, я думаю, канистру медицинского спирта легко презентует. Как думаешь, Могила, получу я канистру спирта?
    - Две получишь, - кивнул альбинос. - Вместе раздавим.
    Побелевший Хомяк резво отскочил к своим доспехам. Далее как-то ему не отступалось. Ноги бургомистра то и дело гнулись, точно решил он заняться производственной гимнастикой.
    - Я по четвергам уроки большого тенниса даю! Беру! Ты на моем диване с чужими женщинами спал! Меня сам Анкенвой назначил тайным голосованием! Ты не посмеешь!
    Бургомистр, вопиющий в пустыне. Даже Вика-Смерть равнодушно отвернулась к окну.
    - Посмею, Хомячок, - я навел автоматическое оружие на бывшего друга. - В Казейнике я могу отстреливать ежедневно по дюжине бургомистров. И мне ничего за это не будет. Разве что учебная медаль. Как думаешь, Могила?
    Могила тактично смолчал. Когда в тишине сухо щелкнул спусковой механизм, помещение молниеносно пропиталось мочевым ароматом.
    - Форточки надо открывать.
    Я швырнул оружие на карельскую полировку.
    - Владей, силовик.
    Альбинос рассмеялся. Я вышел из кабинета. Могила нагнал меня в приемной и цепко схватил за предплечье. Я дернул руку. Напрасно. Хватка у Могилы была профессиональная.
    - Да ты не психуй, капеллан.
    Могила подмигнул мне, точно соседу по камере.
    - А, веришь ли, я рад, что кишки тебе в автобусе не выпустил.
    - Верю. Тебе флаг христианский нужен Могила. Знамя части. К тому же, ты еще в магазине прикинул, что я со Словарем захочу поквитаться.
    - Кроме шуток. С тобой не скучно.
    - Ты, конечно, метишь высадить Словаря из Гроссмейстеров. И выхожу я тебе естественный союзник.
    - Со Словарем я и без тебя решу. А с тобой мне просто весело. Кураж у тебя редкий. Час пробьет, я второго человека вылеплю из тебя, капеллан.
    - Типа Евы?
    - А я о чем? Кураж. Не с Перцем же век чифири гонять. Но пока извини. Вернуться тебе надо. Протокол у нас такой.
    Когда мы вернулись в кабинет, от Шурика только запах остался. Очевидно, слинял через потайную дверь.
    - Пардон, - Вика маленькой кисточкой лакировала свои когти. - Гер бургомистр отправился немецкую делегацию встречать.
    - Только брюки выжмет, - Митя, успевший уже разобрать «Калашников» на запчасти, подмигнул мне, точно в доску своему.
    «Подмигивание есть тайный масонский жест, - подумал я, прикуривши следующую папиросу. - Жест посвященных масонов. Во что-то они меня посвятили. Знать бы только во что».
    - Стрельба на свалке, - Вика напомнила причину заседания.
    Остальные призадумались.
    - Пятнадцать суток? - Митя вопросительно посмотрел на рыцарей овального стола. - У меня есть отдельная камера с удобствами. Трехразовое питание, выпивка, бабы.
    - А пятнадцать суток у тебя есть? - закрашивая коготь на мизинце, ласково поинтересовалась Виктория.
    Митя открыл перочинный ножик, и молча стал вырезать на прикладе букву «К».
    Предположительно первую букву слова «конфисковано».
    - Дисциплинарное взыскание, - выступил злопамятный Перец. - Связать и к татарину. Глухих его накажет глубоко.
    Вика, теперь сидевшая против Перца, слегка порозовела, и Перец, охнув, сунул руки под стол. Запамятовал Перец, что у Виктории ноги длинные.
    - Домашний арест, - Могила, склонившись, подкурил от моей папиросы, какую-то немецкую сигаретку, затянулся и выпустил едкое облако. - Сутки. С правом посещения славянской часовни.
    - Годится, - Виктория завинтила кисточку в алый пузырек. - Митя, вызови конвойных для батюшки.
    - Не его юрисдикция, - возразил альбинос. - Военный патруль за капелланом присмотрит.
    - Годится, - Вика встала, одернула юбочку и собралась было покинуть масонскую ложу.
    - Домашний арест не годится, - несмотря на крайнее переутомление, мне вдруг стало весело. - У меня дома нет.
    - Ты где ночевал, прежде чем эта школьная проститутка отвезла тебя в опечатанную хибару?
    - Выбирай-ка выражения, мадам, - посоветовал я Виктории.
    - Ты где ночевал после банкета с николаевскими угодниками?
    - Ты не знаешь?
    - Годится, - кивнула Виктория, прежде чем выйти за дверь. - Могилевский, с вас патруль. А ты, Митя, все же наведайся в общежитие педсовета. По моим агентурным сводкам Виктор Сергеевич Пугачев у себя в кладовой листовки для зеленых печатает.
    - Зайду, - Митя, отвернул черную манжету, и посмотрел на часы. - В двадцать тридцать. Капеллана проведаю до кучи.
    - Ты свою задницу до кучи проведай, - бесцветные зрачки альбиноса Могилевского затуманились. - Будешь грузить, надорвешься, Митя.
    - А ты меня вылечишь, - усмехнулся полицмейстер.
    Осознание себя какой-то ржавой берданкой, из-за какой поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, исчерпалось, помнится, внутренним воплем: «как вы мне все надоели, Господи!».


ДОМАШНИЙ АРЕСТ

    - Эрст денкен, дан ленкен! - материл на смешанном языке Дмитрий Кондратьевич отрядного командующего, когда мы с Вьюном покидали магистрат. - Это что за шведская столовая, многочлен тебе в дупло? Голодные массы провоцируешь, Веригин? Сдайте рашпиль!
    Анархисты суетливо разбирали по карманам вареные яйца, резаный хлеб и плоские банки со шпротами. Разжалованный Веригин, спасая офицерскую честь, ломал о колено рашпиль.
    - Ладно, оставь, - махнул рукой полицмейстер.
    «Знатно формулирует, - спускаясь по ступеням, перевел я на свой текущий адрес немецкую поговорку, - Сначала подумай, потом руководи». Метаться по Казейнику в поисках выхода, да еще и Вьюна гонять вхолостую далее было позорно и бессмысленно. Настал черед пораскинуть мозгами. Склеить что-то авантажное из мелких черепков информации, подхваченных мною за четверо суток моего брожения в Казейнике. «Этвас ист бессер ден нихтс», - как, после заметили сторожа порядка , засадивши в острог славянского унтера Перца, - «Лучше мало, чем ничего». Склеивать я начал с анализа прошлых контактов. Хомяк, приятель школьных лет, шапочно был знаком с прожектером Семечкиным, но Словаря только на моих свадьбах видал, а с Викторией Гусевой и вовсе не встречался. Словарь, военный мой командир и друг на долгие лета после демобилизации, напротив, когда-то ударял за цензором Викторией Гусевой, но про Семечкина слыхом не слыхивал, а Хомяка вряд ли помнил. Вика-Смерть, моя товарка по институту и наперсница по жизни советского периода, отлично знала Колю Семечкина, отдаленно Словаря, и решительно не имела понятия кто таков прилипала Хомяк. Коля Семечкин, соратник мой по диссидентству, общался более-менее тесно с Викой, и Шурика встречал от случая к случаю, но с тем же Словарем ему прежде столкнуться не довелось. А главное, ничего общего эту влиятельную в Казейнике четверку, кроме близких со мною прошлых отношений, никак не связывало. Все они попросту вращались на разных орбитах. Допустить, что сюда они съехались по какому-то нечаянному совпадению, мой рассудок отказывался. Собрать их вместе был способен лишь Анкенвой. Фигура вне поля зрения, для чего-то затянувшая мою скромную персону в свою глумливую игру. Все мои догадки были, однако, сырыми, как здешняя атмосфера. Кроме, пожалуй, вывода, извлеченного мной из реакции политических лидеров Казейника на мое же вызывающее поведение. Очевидно, имелся четкий наказ Анкенвоя спускать мне любую выходку, любое нарушение общих правил, любой скандальный поступок. Казалось, Анкенвой мне выписал индульгенцию на всякий грех. Иначе бы его инквизиторы давно уже меня распяли, колесовали, переломали мне кости железной палкой, сожгли бы меня на постепенном огне, и развеяли мой прах над Княжеской площадью. Больше того. Казалось, дан еще и наказ оберегать меня от случайных стычек с аборигенами, для чего, собственно, и раздулся успешный миф о моей святости. Словом, я был неприкасаем. Нечто вроде священной коровы. Казалось, Анкенвой занес меня в красный фолиант и так занес, точно какую-нибудь сибирскую язву. Казалось, начни я выкашивать и николаевских, анархистов, а хоть бы и славян, они только шапки снимут по убитым, да тот же полицеймейстер, не моргнувши, выразит свое общее мнение: «Допустимые потери. Нормально». И вдруг подумалось мне, того-то и ждет Анкенвой. Когда смоют мертвые воды Казейника с меня все незапятнанное, что осталось в моей периодической таблице идеалов. Когда я сдамся, понявши, что нет мне пути назад. Когда я запью и сорвусь. Потеряю чувство реальности. Когда я, подобно Вию навыворот, опущу мои веки и увижу врага моего. И обрушусь я на врага моего, гневом ослепленный, как на котенка пятой осенью. Кем окажется тот котенок? Могилой, Перцем, Викторией, Словарем или безобидным, в сущности, Хомяковым? Это не важно. Важно, что я вышибу из него дух. Такой и себя на кон поставит. Такому Анкенвою сорвать с меня человечью маску равно, что банк сорвать. Может, он азартен. Или выигрыш, или к черту все. Допустим, когда я вызвался Агеева заменить у позорного столба, как удачно Коля Семечкин вылез. Могила с Митей инструкции хозяина придерживались, а Семечкин проявил инициативу. Почему? Да потому, что шанс. Могила с Митей не знают меня, а Семечкин знает. Семечкин видел, как я на Ленинградском рынке одним ударом лицо хулигану разбил. Да так разбил, что он до приезда милиции собственной кровью умывался. А дай мне отвертку в руки, шило, да еще пьяному, когда инстинкты бушуют, шанс? Конечно, шанс. И если бы выгорело, Анкенвой Семечкину такие премиальные заплатил бы, что можно бы и к жене молодой вернуться в Сокольники. И зажить сам-барин: доброе пиво с утра, к вечеру и джин-тоник, и на курорт на Сейшельские островки тоже не дурно. Здоровье и гражданство поправить. То-то он вспыхнул, и зверинец на площади зажег. Даже какой-то Маратов закон из котелка своего точно кролика вытряхнул. Любопытно, отчего это Николаю на ум пришла именно Шарлота Корде? Мне известно, что Семечкин всегда о бабах думал. Но почему не Фани Каплан? Верно от того, что Корде своего «друга народа» зарезала хорошо, а Каплан своего плохо застрелила.
    - Хотя скотине на Княжеской площади, что Марат, что Кондрат. Кричи, кого хочешь.
    - Разница есть. Марат Зеленин первым как-то вызвался к позорному столбу
    за старую женщину, - Вьюн спустила меня на землю. - Ее приговорили за кражу мешка из-под картофеля. Против нее были прикованы двое сильных грузчиков.
    Марат вызвался и замочил их. Возник юридический прецедент.
    - Откуда знаешь?
    - Дядя поделился, - Вьюн чихнула. - Устные мемуары. Он потом этого Зеленина тихонько пристрелил за изнасилование и убийство. Но в Казейнике Марат все равно ежегодно празднуется. Двенадцатого мая.
    Мы добрели уже до безлюдного переулка, где почти все дома были разобраны до фундаментов. Лишь копченый битый кирпич, да обугленные бревна оставили на развод блошиные маклеры. Давно, видать, сгорели строения. Прежде, чем дождь пошел.
    - Присядем?
    - Здесь в ста метрах пешком инвалид знакомый буржуйку стережет. Учитель географии Марк Родионович, - Вьюн, продрогши до костей, глянула на меня вполне сурово.
    - Присядем.
    Не дожидаясь ее согласия, присел я на битые кирпичи. Вьюн постояла, и села рядом. Я накинул на нее мой чужой дождевик. Она не вступала в сопротивление. Видать, совсем ей скверно уже сделалось. Но пока я не склеил все, что собрал, мне требовалось уединение. А у Марка Родионовича уединение достигалось разве что в общественной уборной. Итак, сидя на битых кирпичах, я продолжил склеивать. Получалось примерно следующее. В автобусе Могила и его шестерки всерьез хотели меня прикончить. Но их остановил Гроссмейстер Словарь. Значит, Могила тогда еще не знал об инструкциях относительно меня, или они разыграли комедию. Скорее, разыграли. Вряд ли Могила особенно дрожит перед Словарем. После отъезда автобуса с конечной остановки что было? Словарь показал мне плацкарту. «Сбор на плацу», - сказал мне Словарь. Плац, должно быть, где-то рядом с казармами славян. Туда я еще не добрался. Что дальше? Прежде, чем «срезать в обход», он к магазину меня настойчиво подталкивал. До «Нюрнберга» я добирался часа два с половиной. Там я застал капитана Щукина, и это важно. Щукин успел мне сказать, что ход из Казейника есть. Кое-кто знает о нем. «Найдешь меня завтра, сообщу подробности», - таковы были его последние слова. Потом в наш разговор вмешался Могила. А через полчаса он зарезал участкового. Могила давно мог это сделать. Значит, наш разговор с капитаном прослушивался. Кто же знает о ходе из Казейника? Возможно, гений Максимович. Щукин долго прятал Максимовича у себя. В том же погребе. Или в другом каком-то погребе. От кого? Наверняка от Анкенвоя. Анкенвой эколога хотел позарез. Для чего похитили племянницу Щукина. Что сказал участковый Вьюну про лаборанта? Если б не Вьюн, шиш бы немцы гениального химика в свою лабораторию получили. Значит, Максимович теперь где-то есть. Где-то химичит в заводских корпусах.
    - Нам нужен свой человек в охране.
    - Что?
    Дремавшая Вьюн соскользнула с бревна, но я успел подхватить ее за шиворот.
    - Мы еще возвращаемся в Москву?
    - Да.
    - Нам нужен свой человек в славянском ордене.
    - Ты свой человек.
    - Нужен из тех, кто охраняет заводы концерна.
    - Прямо сейчас?
    - Нет. Прямо сейчас мы идем к чертежнику. Я у него под арестом.
    - Хорошо. Там печка. Я тоже хочу под арест.
    Минут через пять мы приступили к стенам уже знакомого барака. От крыльца отлепился верзила с большим целлофановым пакетом в руке и алюминиевым коленом удилища, криво сунутым за пояс. Я узнал в нем валдайского славянина Лавра.
    - Ты зачем здесь?
    Лавр отвесил поклон, и ткнул в меня увесистым пакетом.
    - Пожевать принес, батюшка. Выпить кое сколько. Двойной рацион.
    - Ну, идем с нами.
    - Нельзя. Я на посту. Могила хотел двоих отправить, да я отказался. На кой вам побег из тепла, да под сырость?
    - Ну, как знаешь.
    Я забрал у Лавра пакет с продуктами. Лавр подозрительно осмотрел мою спутницу, взлетевшую на крыльцо барака.
    - А эта куда прыгнула? Она же из николаевской шайки.
    - Обернулась. Она теперь служка в нашей часовне.
    - Могила знает?
    Я отвел великана чуть в сторонку, и посмотрел в его серые валдайские глаза, пытаясь прочесть работу мыслей. Мысли у Лавра, похоже, отдыхали. Похоже, я смотрел в глаза ребенка, принимающего на веру все, что взрослые говорят.
    - Послушай-ка, Лавр. Здесь духовные планы, врубаешься? У нас церковь отделена от славянства. Могиле известно, что эта девушка племянница Щукина. Щукина подло грохнули в магазине. Ты помнишь, как Могила отреагировал?
    Лавр взъерошил пятернею мокрые вихры, силясь припомнить реакцию воеводы.
    - Он сказал выпить за упокой мусора Щукина.
    - Примерно так. А потом? Велел он племянницу Щукина бросить на растерзание контре николаевской? Тебе известно, что эти козлы ее изнасиловать пытались?
    - Сволочи. Могила знает?
    - Послушай-ка, Лавр. Ты парень честный. И я плутовать не стану. У Могилы свои заботы, как думаешь?
    - Ясно. Я в упор ее не заметил. Только ты мне грех потом отпусти за нарушение караульной службы.
    - Я тебе сейчас отпущу. А не заметил ты ее зря. Девушка славная. Чемпионка Москвы в боях без правил. Ты присмотрись к ней, Лавр.
    Он кивнул, и присмотрелся. Вьюн, согреваясь, высоко подпрыгивала на месте. Сотня косичек взлетала вместе с нею, как будто мелькал и пропадал в пелене дождя рыжий подосиновик.
    - Еврейка?
    - Тебе что за разница?
    - А нам лекцию Могила читал на политзанятиях. Избиение младенцев.
    - Во-первых, не все евреи младенцев избивали, во-вторых, избивавшие, опять же, избивали еврейских младенцев.
    - Меня папаша в детстве тоже избил, - в голосе Лавра звучало понимание
    и сочувствие. - И потом еще бил.
    - Тем более.
    - Ну, я-то ему ответил рано или поздно. Когда в секцию тяжелой атлетики записался.
    - Родителям принято отвечать, когда они строго спрашивают, - отпустил я Лавру и этот грех. - Но известно ли тебе, Лаврентий, что Христос еврей по матери?
    - Врешь. Наша Иверская Богородица, что ли, еврейка?
    - Именно. И сводные братья Царя Небесного. И апостолы. И композитор Шостакович.
    - А Петр и Павел?
    - И Петр, и Павел. И Андрей Первозванный. И Осип Мандельштам.
    - Это как же российский флот плавает под стягом еврея?
    - Хорошо плавает. Плавал, плавает и дальше поплывет.
    - Ну, долго вы там? – крикнула Вьюн.
    - Учиться тебе надо, Лаврентий, а не на лекции ходить.
    Я хлопнул богатыря по плечу, и оставил его на улице.
    По счастью, Марк Родионович оказался дома. Тотчас мы с Вьюном уже засели у раскаленной печки. Мы выставили перед ней растопыренные ладони, точно пытались ее остановить, и от нас валил пар, точно от славных камчатских гейзеров. Марк Родионович суетливо разбирал мешок с провиантом.
    - Я уголь нашел. На карьере открылся пласт. Геологические сдвиги. Теперь осень протянем года четыре, а там и Казейник затонет.
    В комнату проник худой сутулый мужчина баскетбольного роста с верхними конечностями такой длины, что правильней называть их бесконечностями. Сам он еще раскачивался в дверном проеме, а бесконечности его уже ставили на клеенку сковороду с пожаренным картофелем. Весь он походил на подвижный состав, сошедший с рельсов какой-то детской железной дороги. Все его туловище, точно составленное из вагонов, дергалось и шаталось при всяком движении. Головной вагон его имел бороду наподобие щита, каким сбрасывают сугробы с заметенных путей. Одет он был исключительно паршиво. Из джемпера один рукав у него был сорван, второй по ветхости материала был охвачен дырами.
    - Владимир Свеча, - густо представился этот поезд ближнего следования. - Сосед, учитель и друг Марка Родионовича. Позвольте к вам, святой отец на совместный ужин.
    - Но позвольте, - я встал, протянул ему руку для пожатия, и сразу отдернул, как только состав изогнулся на крутом повороте, а головной вагон захотел мою руку облобызать. - Вы младше. Хотя… и чему же вы обучаете Марка Родионовича?
    - Я учитель гимназии, то есть да, - состав подошел к платформе и кое-как пристроился на табурет. - Средней школы. Мы с Марком Родионовичем коллеги. Владимир. Преподавал биологическое учение. Теперь так.
    На столе уже были разложены продукты из моего двойного рациона, стояли три бутылки водки «Rosstof», и пять приборных вилок для жареного картофеля уже прислонились к сковороде.
    - Владимир наиинтереснейший собеседник, ваше преподобие, - Марк Родионович, потирая ладони, сел на место хозяина. - Прошу к столу. Именно по рюмочке. Володя, зови дирекцию.
    Впрочем, директор уже и без Володиного звания, пожаловал. Директор краеведческого музея и нудист-любитель Виктор Сергеевич Пугачев на этот раз явился в вечернем костюме. То есть, с обнаженным торсом, но в тренировочных штанах и забинтованной шее.
    - Солил? - Пугачев, спрятавши руки за спину, двинулся на Владимира.
    - Солил.
    - А я соль принес, - директор вынул из-за спины граненую антикварную солонку из тех, что разъезжают в пассажирских купе. - Отнести?
    - Еще посолим, - возразил, наливая водку в тоже граненые стаканчики, Марк Родионович.
    Из краткого разговора между соседями я понял, что в интеллигентном бараке не принято было с пустыми руками в гости являться. Мы с Вьюном тоже присели к столу. Затем уже все молча выпили аперитив, съели жареный картофель, заедая сырокопченой колбасой и шпротами, затем еще выпили по граненому стаканчику, и еще по граненому стаканчику. Вот тогда-то Марк Родионович взял из угла шестиструнную гитару с бантом на грифе и запел, и заиграл переборами на удивление хорошо. Пока инвалид спрашивал у ясеня, где его любимая, краевед Пугачев пригласил Вьюна с моего дозволения на плавный танец. Они станцевали.
    Пугачев со своим голым торсом держался исключительно деликатно, смотрел строго перед собой, вел партнершу на дистанции, и довел на место, когда Марк Родионович расспросивши, наконец, все деревья выяснил, что любимая вышла замуж за друга. Свеча погрустил, слушая танец, а затем подал состав чуть вперед.
    - Так знайте, - он погрузил окончания волосатой бесконечности в бороду, и поведал нам. - Случилось наяву, что мой друг пришел с фронта. Друзья постоянно с фронта приходят. Я взвесил эту последовательность. На всем отрезке человеческой эволюции друзья приходят с фронта.
    - Что они делают на всем отрезке? - спросил я, ибо Владимир как-то очень задумался.
    - Они истребляют своих друзей, - пояснил Марк Родионович за коллегу. - Точнее, врагов. Истребленными врагами наполняются верхние слои геосферы. Друзья их вспоминают как героев, павших за отчизну. Они все падают за отчизну. И друзья, и враги.
    - Продолжайте, Володя, - оборвал Пугачев витийство чертежника. - «Ваш друг пришел с фронта».
    - Да. И пришел не так, чтобы шибко, но как-то, - головной вагон дернулся, и замер. - Как-то, словом, пришел. А в отсутствие друга его любимая скончалась от гонореи.
    - Гонорея не смертельна, - мягко возразил Пугачев.
    - Смертельна, - бесконечность вознеслась над составом, чуть не разбивши декоративную лампу. - Когда парочка друзей столкнут любимую с крыши двенадцатиэтажного дома.
    - Безусловно, - поддержал я Владимира, чтобы он скорее окончил свою новеллу.
    - Но друг пропустил сообщение о смерти любимой женщины, - далее состав проследовал без остановок. - Я ввел его деликатно в обстоятельства, но он даже и не удосужился вникнуть. Друг ответил искренне: «желаю, мол, на танцы ее позвать. Она славная. Потанцуем». И, знаете, так улыбнулся как-то. Миновало, думаю, месяца три или же более того, когда я встретился с ним в филармонии на струнном концерте. Он, знаете ли, бодрый такой, обрадовался мне. Потрепал меня по шее. «Ты, - говорит, - обожди, Владимир, у буфетной стойки. Любимая в дамскую комнату отлучилась. Губы красит. Она тебе обрадуется. Ты верь у буфетной стойки». Вообразите же, все это время он жил с ней. С ощущением, будто любимая вот-вот появится, и в целом прижмется к нему, и так далее. Словом, друг мой так любил свою любимую, что попросту не поверил в ее гибель. А в Арктике 40 процентов паковых льдов растаяло. Они просто испаряются под воздействием атмосферного парника. Еще лет через двадцать Арктика исчезнет, выкинув полтора триллиона тон двуокиси углерода, которые скопились под ее ледниковыми кернами. Значит, и еще в два раза увеличится ее содержание в атмосфере. И все это следствие антропогенного фактора, товарищи. С чем я и поздравляю грядущее поколение мутантов.
    - Вы уклонились, Володя, - тронутый его сентиментальным рассказом, инвалид отхлебнул водки прямо из горлышка.
    - Ни на градус, - мрачно отозвался учитель биологии. - Мы так любим свою планету, что попросту не поверили в ее гибель. Планета уже мертва, а нам все кажется, будто она в дамской комнате губы красит.
    - Это теория струн, - Марк Родионович отставил гитару. - Лучше выпьемте за здоровье молодых.
    - Что-то я не заметил в Казейнике молодых.
    Пугачев бросил на меня проницательный взгляд. Он определенно хотел что-то сказать, но задержался. Бесконечность Владимира отняла у инвалида бутылку и разлила всем аккуратно поровну. Вьюн толкнула меня локтем и красноречиво уставилась в потолок.
    - Зови, - разрешил я снисходительно.
    Вьюн без лишних церемоний покинула наше застолье. И Пугачев, наконец, раскололся. Действительно, мягкий человек. Не хотелось ему в присутствии юной особы поведать мне краткий курс новейшей истории Казейника.
    - Видите ли, - начал он, разглядывая вытертую клеенку. - Вы здесь недавно. То, что кажется вам абсурдным обстоятельством, для нас обстоятельство грустное, но естественное. Средний возраст обитателей Казейника 40-70 лет. Есть и те, кому не более тридцатки, но меньше сорока им не дашь. Больной климат, отсутствие витаминов, пьянство и отчаянная нужда состарили их прежде времени. Бабы в Казейнике рожать перестали после 95-го, когда случились необратимые изменения окружающей среды.
    - Стало быть, еще остается молодежь, - напомнил я Пугачеву.
    - Не остается, - Виктор Сергеевич как-то вжал голову в плечи, а, может, мне и привиделось, ибо шеей он обладал весьма короткой. - Не осталось, батенька. Тех, кому сейчас было бы к двадцати, успели переправить в областной стационар. Эпидемии скарлатины, кори, ветрянки, прочих именно детских заболеваний обрушились на Казейник сразу, как изменился химический состав атмосферы. А которым было бы к 30-ти из женского пола, съехали в столицу в поисках женихов. Согласитесь, юным особам трудно без любви. Юность, конечно, привилегия сама по себе, но именно, чтобы влюбляться, и рожать, и быть счастливыми.
    - Разве молодые люди из поселка ни на что не годились? Трудно поверить. Первая любовь настигает на месте.
    - Молодые их сверстники пали в подавляющем большинстве.
    - Пали?
    - Я, видите ли, хронику веду. Полагаю своей обязанностью перед потомством.
    - О каком потомстве речь?
    - Верно, - Пугачев затеребил подбородок. - Этого я не предусмотрел.
    - Вернемся к падению, уважаемый собутыльник.
    - Да. Почти все они пали в криминальной войне, мною названной как 1-я Паническая война. Молодежь тогда исповедовала культ силы. Мальчишки стремились в гангстеры. Еще и подпали под влияние уголовной среды с ее романтикой легкой наживы. Сами знаете, рабочий поселок.
    Я знал. Меня самого воспитала улица. Близкое соседство с фабричными районами воспитало меня. Именно улица, но не армия привила мне начатки достоинства, преподала урок чести, отучила бояться врага, ибо не так страшен разбитый нос, как страшна потеря уважения уличного братства. Мы отчаянно дрались и самозабвенно дружили. Мы были взрослее своих родителей. Наши слова не расходились ни с поступками нашими, ни с убеждениями. После школы мы скидывали мышиные костюмчики, кое-как приготавливали уроки, а, чаще, и совсем не готовили, ели наскоро, влезали в расклешенные брюки, обували обувь с подковками, и шли вон из тесных квартир туда, где нас ждали братские объятия, алжирское вино, сигареты «Прима», и внезапных крик запыхавшегося мальчишки, прискакавшего Бог весть откуда: «Наших бьют!». Мои отважные хулиганы, но не трусливый комсостав полка ракетных войск втолковали мне истинную присягу: «Будь верен себе, товарищ». А как раз таки зависимость от советского офицерства 70-х с его бесчестием, ханжеством, равнодушием и жестокостью дала мне объяснение, почему революционные советы солдатских депутатов мочили его без суда и следствия. Ибо следствие всегда результат причины.
    - За что же они воевали?
    - Да за коммерческий ларек, - по праву хозяина влез Марк Родионович в нашу беседу. - Видали сгоревшую лавочку сразу за «понтонами»? Там и обменный пункт валюты помещался. Там нынче таможню восстановили.
    - За один ларек?
    - Второго-то в Казейнике и не было, - пожал плечами географ. - А владелец его, армянин по национальному признаку, теперь главным сантехником в николаевской общине. За перебойную циркуляцию пива отвечает. Говорят, он сам эту циркуляцию изобрел. От пивного заводика через перегонные трубы химического комбината и обратно. Круговое течение.
    - Ловко. Армянина, случаем, не Геннадий зовут?
    - Зовут изредка, - подтвердил мою догадку Марк Родионович. - Чаще зовут армянином.
    - И за чей же это счет бесплатное пиво гоняется?
    - Интервенты, - головной вагон Владимирского поезда от ненависти дрогнул и сдал назад. - Акционеры «Франконии». Пивное производство с молотка приобрели. Считай, задаром. Конкуренции здесь нет. Теперь мещан спаивают, чтобы экологическое равнодушие поддерживать.
    В кабинет географии зашли Вьюн с Лаврентием.
    - Погреться, - снимая форменную черную фуражку, молвил, точно извинился, Лаврентий. - Вы пейте-закусывайте, господа интеллигенция. Мы у печки тихо присядем.
    Застолье встретило извинение молча. Смолчать интеллигенции было о чем. Штык-юнкер славянского ордена равнялся для обитателей барака примерно гестаповскому начальнику где-нибудь в гетто.
    - Присаживайтесь, - разрешил я за всю компанию. - Угля совок подкиньте в топку.
    - Что он делает здесь? - тихо процедил Владимир, бессильно сжимая бесконечности в огромные кулаки.
    - Караулит, - успокоил я собеседников. - Я у них под домашним арестом.
    Лавр, впрочем, демонстративно сел к обществу спиной и о чем-то увлеченно зашептался со служкой. Возможно, о преимуществах ближнего боя, или же об иных преимуществах, а только интеллигенция, выпив короткую серию из граненых стаканчиков, забыла о нем.
    - Вернемся к молодежи, Виктор Сергеевич, - напомнил я Пугачеву. - Черт с ней пока, с интервенцией. Что же, они перекокали друг дружку из-за маленького киоска?
    - Не думаю, - Пугачев, однако, именно думал, закусывая рыбой. - Автоматов системы Калашникова у них как-то сразу много появилось. На какие, вопрос, деньги? Через уголовников кто-то поставил. Тогда, как везде, раскручивалась приватизация комбината, производящего мочевину и прочие удобрения. Паны дрались, у мальчишек чубы трещали.
    - А милиция?
    - Смеетесь? Что районную милицию, что уголовников, разумеется, плутократы скопом приобрели. Щукин переживал. Это правда.
    - И Геннадий, - вставил Марк Родионович. - Армянин хотел прекратить это чудовищное кровопролитие. Запалил обмен валюты собственными руками. Я рядом стоял, когда его имущество полыхнуло. Какая-то бабушка злорадно крестилась тут же: «Красота! Армянина-то подожгли!». А он печально смотрел на полыхание, и одно только произнес: «Красота спасет мир».
    - Значит, не спасла, - подвел итог Виктор Сергеевич. - Мир наступил, когда почти все пали. Сколько мальчишек здесь похоронено за рекой. Почти все учились у Володи с Марком.
    - А почему первая? - спросил я у Пушкина. - Полагаете, будет и вторая Паническая война?
    - И скоро, - убежденно кивнул Пугачев. - Именно скоро. Анархисты, я случайно подслушал на площади, обсуждали. Я уловил только «ан дер цвайтен криг». Через два дня? Через две недели? Этого я не разобрал.
    - Вы и немецкий знаете?
    - Только русский, да немецкий.
    - А мне сказывали, будто вы специалист по угро-финскому языку.
    - Суровая ложь. Мой отец штурмовал угро-финскую линию Маннергейма. Память о нем живет в моих сердцах.
    Я обернулся к печке. За разговорами я не заметил, как ускользнули из учительской Вьюн с моим надзирателем. Я этого ждал, потому сразу же отметил событие граненым стаканчиком водки.
    - Часто врете? - я глянул на Марка Родионовича, закусывая.
    - Часто, - сознался инвалид. - Вернее, редко.
    - Нога под «Нюрнбергом», или поглощена аномалией?
    Головной вагон поезда низко рассмеялся.
    - Ему ногу заводская дрезина отмахнула, - утерев слезу бесконечностью, сообщил Владимир Свеча. - На день педагога задолго до интервенции.
    На этом наше веселое застолье кончилось. Митя его закончил.
    Вышибленная мощным ударом, дверь повисла на верхней петле, а затем и грянула на пол учительской. В пустые ворота влетели пятеро нападающих с клюшками. Все из команды анархистов. Капитан команды Митя, замыкавший штурм ворот, обогнул нападающих и поставил у ног моих стальную канистру.
    - Гутен абен. Кто Пугачев? - Митя осмотрел нас, как будто не знал он каждого, сидящего за столом, а знал он только свое дело.
    Заметивши старенькую пишущую машинку в руках одного из нападающих, Виктор Сергеевич очень побледнел, метнулся к сетке с глобусом и начал ею размахивать
    на все стороны.
    - Жандармы! - орал при этом Виктор Сергеевич. - Каратели! Не пропадет мой скорбный труд! Оковы тяжкие падут!
    - Вряд ли, - снимая перчатки, Митя криво усмехнулся. - Это ваш скорбный труд?
    Он достал из кармана смятый лист бумаги, развернул его и показал историку. На бумаге заглавными буквами был отпечатан какой-то текст. Виктор Сергеевич все еще продолжал размахивать глобусом, но уже молча.
    - Вы арестованы, гражданин Пугачев. Отдайте глобус. Глобусы брать запрещено. Из личных вещей можете взять с собой только смену белья, и зубную щетку.
    Нападающие вырвали глобус у Виктора Сергеевича, закрутили ему руки за спину и вывели из комнаты. Митя тронул сапогом стальную канистру.
    - Их превосходительство Хомяков к медицинскому спирту представили тебя, пастор. За их героическое спасение от пули мятежников. Лечись пока.
    Митя крутнулся на каблуках и, насвистывая, покинул чертежный кабинет.
    Владимир, доселе безмолвствующий, смел со стола бесконечностью многое.
    - Какая низость! - вскричал он отчаянно. - Боже, какая низость! Ведь это для нашей организации Пугачев листовки печатал! Ведь он даже и не зеленый!
    - Что ему будет?
    На мой вопрос Владимир только дернулся всем своим поездом.
    - Партия зеленых официально террористической организацией объявлена, - Марк Родионович едва не плакал. - За любое содействие смерть без права переписки.
    Бичевание арматурой у позорного столба.
    Мне сразу сделалось ужасно холодно. Я сразу понял, что случившаяся беда целиком на моей совести. Нарочно же Виктория при мне велела Мите взять Пугачева. И Митя нарочно при мне час ареста назвал. Отрепетировали. Но я о себе только думал, точно здешние обитатели не из плоти состоят, не страдают, не жертвуют собой, а так. Пустые места. Я подошел к буржуйке, и прислонил обе ладони к раскаленной поверхности бака. Но что с того?
    - Помилуй, отец, - бормотал Марк Родионович, обмазывая обожженные ладони мои какой-то гадостью. - Ты-то здесь причем? Для чего терзаться?
    Я же сидел на табурете, не смея взгляда поднять на географа. Подловил меня Анкенвой. Скоро и верно становился я в Казейнике падалью.

ВЫКУП

    Во сне я разгадывал символику, и тем разрушал грязный заговор землемеров против человечества. «Перевернутый деревянный циркуль не что иное, как баба, задравшая ноги. А между ними Грааль. Он же знак сельского плодородия. Он же холм Венеры и финансовая пирамида. Расшифровка скрещенного с циркулем заступа далась мне с трудом. Для начала я определил, что мне напоминает сия лопата. Больше прочего лопата смахивала на плоское стальное приспособление для обработки почвы, оснащенное для удобства круглой деревянной рукояткой.
    Если бы лопата была совковая, я рассекретил бы участие в заговоре землемеров КГБ. Но лопаты была штыковая. Штыковая лопата не будила во мне ассоциаций. «Штык молодец, встретить чью-то идею в штыки, - лихорадочно размышлял я, переворачивая лопату и так, и сяк, и в профиль. - Как русский за штык берется, так враг трясется. От чего трясется? От смеха? Ясно, любой враг бы животы надорвал, возьмись кто-то из русских голыми руками за обоюдное лезвие. Но что в этом закодировано? Какая в этом периодичность?» Смысл ускользал от меня.
    Я топтался, пока землемерие плело свою сеть. И все оттого, что я по наивности не окончил Гарварда. Будь я символист Роберт Ленгдон из Гарварда, я бы давно уже нашумел. Расколол бы эту лопату к чертовой бабушке. Я бы живо нашел ей применение. Но не в моем характере пасовать, уважаемый читатель. И я тайком вклинился в Роберта Ленгдона. Скопировал его замашки. Я стал думать как он, хотя такой бессовестный плагиат фантазии, разоблачившей самую «Тайную вечерю», мне чести не добавил, но цель вскоре была достигнута. Во-первых, лопата сразу обрела последовательность. Штыковая лопата в профиль мне напомнила единицу. Первое из чисел в последовательности Фибоначчи. А это уже зацепка. Далее и штыковые символы набежали. Под определенным градусом здесь и сосок римской волчицы, и расплющенная тиара Папы, и центральный лепесток французской лилии, и, главное, дамское лоно в форме Грааля, как плодородной утвари. Действуя по правилу буравчика, я медленно раскручивал символические козни землемеров, пока не проснулся. А проснувшись, я пришел в крайнее беспокойство за судьбу Виктора Сергеевича Пугачева. Но что я мог изменить, когда пробил час упущенных возможностей? «Не сделанного тоже не воротишь», - с такой только мыслью ушел я утром от Марка Родионовича, оставив ему на прощание канистру медицинского спирта. В коридоре я налетел на слепую гражданочку со строгими глазами, поверх которых были надеты усиленные очки. Перед собой гражданочка несла полотенце на вытянутых руках. Так обычно подносят хлеб-соль дорогому гостю.
    - Извините покорнейше, - пробормотал я, хлопотливо и кое-как выбираясь из ее невольных объятий. - Сумерки в коридоре. Темновато. Ни черта не видать.
    - Распишетесь? - вместо приема извинений спросила гражданочка.
    - Я женат.
    Словно бы не услышав моего последнего заявления, гражданочка извлекла из бокового халатного кармана какой-то свиток.
    - Трудно предсказать, где колесо фортуны поджидает, - она распустила свиток, обернувшийся плотным бумажным изделием, и протянула мне искусанную шариковую авторучку. - Шла принять холодный душ, а встретила вас, не правда ли?
    - Точно так, мадам.
    При ближайшем осмотре изделие оказалось грамотой Министерства просвещения СССР, удостоверяющей, что завуч средней школы поселка Казенников Лидия Терентьевна Фирс отныне производится в заслуженные учителя. С печатью и подписью министра. Ниже подписи министра имелись еще три-четыре подписи, расставленные как попало и разными пастами, также подтверждающие факт производства.
    - Но для чего вам еще какая-то подпись?
    - Вы святой, - коротко пояснила гражданочка, видимо, Фирс. - Я свидетель тому.
    - Кому?
    - Именно как массы женщин молитвенно тянули к вам руки на Княжеской площади. Воочию.
    - Массы женщин молитвенно тянули руки к офицерам СС, отправлявшим их в газовую камеру. Вряд ли офицеров СС канонизировали.
    - Мне все равно, - отозвалась заслуженный учитель. - Я атеистка.
    - Тогда тем более не понимаю.
    - Не проще ли подписать? - мягко, но твердо предложила завуч. - Владимир ванную комнату займет. И надолго.
    Я поставил автограф под всеми прочими, отдавши грамоту и ручку безумному завучу Фирс. Это было самое меньшее, что я мог для нее сделать.
    - Здесь все знаменитости, каких я повстречала на моем жизненном пути. - Она вплотную приблизила очки к нижнему краю грамоты. - Министр нашего с вами просвещения товарищ Михаил Прокофьев, актер Лазарев, поэтесса Юнна Мориц.
    Она заглянула в грамоту, будто дива, позабывшая знакомую партитуру.
    - И вот еще режиссер анимации Калишер, и певица-бард Никитина, теперь еще вы. Ах, я прожила на склонах Парнаса и Голгофы!
    С этим жарким заключением, она умчалась в совмещенный санузел. А я с тяжелым сердцем вышел не улицу. Служку я знал где искать, и отправился к дому Щукина. Внешне дом казался пустым. Но я сразу заметил казенную полоску с печатями, какие нарезаются для заклеивания дверей. Полоска была сорвана. Я тихо вошел в капитанские покои. Внутренне дом казался пустым. Стащенный на пол с кровати матрас был испачкан кровью. Два быстрых вывода взволновали меня. Первый. Вьюн притащила сюда Лаврентия и провела с ним бурную ночку. Единственное в доме ложе было коротковато для молодого гренадера. Второй. Бурная ночка завершилась кровопролитием.
    - Какие новости?
    Анечка Щукина молниеносно развернула меня точно свежий номер газеты. Она висела в дверях кладовой, энергично подтягиваясь до шеи к верхнему косяку. Из одежды на ней было что-то узкое на бедрах. Обнаженная ее грудь нулевого размера слегка набухала при каждой следующей подтяжке.
    - Ты что, с Лаврентием спала?
    - Давай, давай, говори сейчас: «Еще от горшка два вершка, предохраняться надо, он тебе не партия, - Вьюн соскочила на пол, обогнула меня и взялась облачаться в разбросанную по кровати одежду. - А если я узнала в нем Альтер эго?
    «Второе я», конечно, сильный аргумент. Особенно у девиц юного возраста.
    Свое «второе я», они узнают куда быстрее, нежели первое.
    - У тебя отец есть?
    - Ну, есть, - ответствовала она тем тоном, в каком сразу читается: «все вы, старые пердуны, одинаковы».
    - Хороший отец?
    Молчание.
    - Вот ему ты и рассказывай про Альтер эго. Коли он хороший, выпорет.
    - Представляешь? - тут же сменила тему Вьюн. - Лавочка мой оказался девственником.
    - Вижу, - я искоса глянул на испачканный кровью матрас.
    - Это моя кровь, - смутилась Вьюн. - Порезалась, когда отбирала у него ножик.
    Вьюн показала мне забинтованную ладонь, которую почему-то прежде я не заметил.
    - Представляешь? Он хотел кастрировать себя от огорчения, когда у него поллюция случилась. Пришлось вдолбить, что подобное часто случается, когда в первый раз. Это же фактически?
    - Не знаю. У меня не было первого раза. Я с третьего начал.
    Вьюн посмотрела на меня, как смотрят женщины, внезапно открывшие что-то новое в мужчине, с которым прожили долгую и скучную жизнь.
    - Где Лаврентий? Он мне нужен теперь.
    - Долг пошел исполнять. Караулить вашу драгоценную личность, батюшка.
    - Значит, мы с ним разошлись. Плохо.
    - Как у всех отцов и детей, - внезапно изрекла Вьюн слишком зрелое для особы своих лет наблюдение. - Отцы и дети всегда идут навстречу друг другу. И всегда почти расходятся.
    Покончив с одеванием, она заварила чай и подала мне в металлической кружке, мною же накануне и растоптанной.
    - Лаврентий починил. Пальцы у него тренированные.
    Вьюн подсела к столу и скроила многозначительную гримасу.
    - Ладно, выкладывай.
    Я отхлебнул горячего чаю.
    - Мы с Лавочкой грибками дядиными закинулись, - начала Вьюн издалека. - Его не вставляло. Пришлось мне среди ночи погружаться.
    - Погружаться?
    - Дядина команда. Представлял свой погреб типа как подлодку. Ну, и опрокинула я на капитанском типа мостике один ящик с грибами. А в земле смотри что.
    Она выложила на стол кассетный старенький диктофон.
    - Полиэтиленом был обернут.
    - Слушала?
    - Когда? Пока Лавочка ушел, пока умылась, пока зарядилась, а ты уже здесь.
    Помедлив из страха узнать что-то обнадеживающее, я включил записывающее устройство на воспроизведение. Вопросы Щукина и ответы Максимовича звучали с искажением и глухо. Я довернул колесико до предельной громкости. Голос Щукина:
    - 6-го июля 2009 года. Я, дознаватель по преступной деятельности концерна «Франкония», подпадающей под статьи 111, 189, а также с 234 по 239, и с 246 по 257, а также 358 статью УК РФ участковый капитан Щукин продолжаю запись добровольных показаний старшего лаборанта НИИ экологии имени Ламарка, присутствующего напротив господина Максимовича Генриха Яковича.
    Голос Максимовича:
    - 358-я статья?
    Голос Щукина.
    - Так точно, Генрих Яковлевич.
    Голос Максимовича:
    - Вы сами-то ее давно освежали, Щукин?
    Голос Щукина:
    - Помню в общих чертах. Глава 34. Преступление против безопасности человечества.
    Голос Максимовича:
    - Помнит он в общих чертах. Это называется экоцид, уважаемый. Массовое уничтожение растительного и животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу.
    Голос Щукина:
    - Я понимаю.
    Голос Максимовича:
    - Хрен ты понимаешь. Сопи в две дырочки, портвейн грибами закусывай. Экоцид не есть преступление против безопасности человечества. Экоцид преступление против безопасности планеты. Все твое тупое человечество попадает в общих чертах под эту уголовную статейку. От вшивых автолюбителей до народных избранников, затыкающих нефтедолларами дыры в бюджете.
    Голос Щукина:
    - Предлагаешь 358-ю исключить?
    Голос Максимовича:
    - Предлагаю.
    Голос Щукина:
    - Исключили. Дальше пойдем?
    Голос Максимовича:
    - Ходи.
    Пауза. Голос Максимовича:
    - Так я слона возьму.
    Пауза. Остановивши воспроизведение, я посмотрел на служку.
    - Они что, в шахматы играли?
    - Откуда мне-то знать? Меня здесь не было, когда Максимович у дяди кантовался.
    - Позабыл, извини.
    Я снова включил воспроизведение.
    Голос Максимовича:
    - Как я уже ранее выложил, это мои гипотезы, капитан. И профессора Чистякова, разумеется. Технология синтеза RM 20/20 сама по себе гипотеза. Что у нас? Анализ производственных отходов? Замеры почвы? Ну, ртуть. Алхимия, словом.
    Голос Щукина:
    - Почему алхимия?
    Голос Максимовича:
    - Согласно дошедшим письменным источникам, во всех алхимических традициях ртуть присутствует как основной элемент. Ртуть и киноварь.
    Голос Щукина:
    - Киноварь? Еще какая-то мерзость?
    Голос Максимовича:
    - Сульфид ртути. Да и не в ней проблема, а в мифологии. Слишком высокая устойчивость кристаллической решетки. Чистота 99,9. При таких заданных величинах пытаться выбить атом из любого ближайшего по структуре химического элемента и получить на выходе RM 20/20 все равно, что ботинком пытаться выбить опору Большого Каменного моста.
    Голос Щукина:
    - И все же технологию производства красной ртути концерн «Франкония» наладил именно у нас?
    Голос Максимовича:
    - Судя по самой же природной аномалии, ответ мой «да». Такое пространственное искажение, в каком оказался точно в пузыре наш Казенников, мог только вызвать источник мощнейший и неизвестный современной ортодоксальной химии.
    Голос Щукина:
    - Профессор Чистяков поддержал вашу версию, говорите?
    Голос Максимович:
    - Как рабочую. Теперь он сам работает на немцев. Переметнулся, гнида. Большой куш, видать, посулили ему. И мне сулили, потом угрожали, да я слинял. Чтобы они еще всей планете устроили Холокост, и чтобы еврей Максимович им еще содействовал? Пусть отсосут, чистокровные.
    Голос Щукина:
    - Профессор мужик не глупый. За то и профессор. Кому на кладбище куш пригодится? Тебе пугали, значит и его. Только его запугали. Ты один в поле вояка, тебе легче. У Чистякова двое салажат в Москве.
    Длинная пауза. Голос Максимовича:
    - Если верить той же мифологии, RM 20/20 - сверхтяжелое вещество, по боевым характеристикам в 10 раз превосходящее оружейный плутоний и позволяющее создавать компактные ядерные заряды.
    Голос Щукина:
    - Компактные насколько?
    Голос Максимовича:
    - Размером с хозяйственные спички. Какой-нибудь безумный калиф на час все свои нефтяные скважины за такое уступит. На карту много поставлено, Щукин. Подорвать надо из Казейника. Убедить как-то государственных мужей, чтобы небольшой такой атомной ракеткой шарахнули по концерну, пока не поздно.
    Голос Щукина:
    - Да как подорвать, если сами сказали, что мы практически в пузыре?
    Голос Максимовича:
    - Есть один гештальт. Конечно, теоретический, но есть. Небольшая такая расчетная таблица отклонений, оставляющая нам некоторую лазейку. Как вам известно, сила гравитации обратно пропорциональна квадрату расстояния.
    Голос Щукина:
    - Допустим.
    Голос Максимовича:
    - Из чего следует: чем дальше мы окажемся от ядра с уже сублимированной массой RM 20/20 как мощного источника гравитационного поля, формирующего вокруг себя параллельный геометрически устойчивый атмосферный пузырь…
    Пауза. Голос Максимовича:
    - ...тем легче нам будет покинуть Казейник. Проблема, на первый взгляд, чисто техническая. Но именно решение технической проблемы нам закроют в первую очередь. Никакой носитель, способный пробить с достаточным ускорением тропосферу, где гравитация наиболее сильна, нам с вами не светит. Так, что забудем о личном Байконуре и вспомним о метафизических особенностях фрактальных волн.
    Голос Щукина:
    - Объяснитесь проще, Максимович.
    Голос Максимовича:
    - Объясняюсь проще. Переход от ламинарного к турбулентному течению воздушных масс, в тропосфере происходит при достижении некоторого критического числа Рейнольдса. Далее в среде самопроизвольно образуются нелинейные фрактальные волны. Вот здесь-то и удалось мне рассчитать некую парадигму скользящих коридоров.
    На этой фразе я выключил диктофон и спешно заткнул его в сапожное голенище. С улицы донеслись до меня приближающиеся голоса, благо, что стекла в усадьбе Щукина давно были высажены, и окна, заколоченные редкими досками, отлично предупреждали о потустороннем приближении. Дверь в покои Щукина анархисты высадили с одного удара. Тем паче, я не запер ее. Согласно инерции ударник еще и табурет кувалдой разнес.
    - Македонский тоже был великий полководец, - глядя на вышибалу, накрывшего своим телом уничтоженный табурет, произнес городничий Митя.
    Следом за Митей в горницу по-хозяйски ввалились трое квартальных.
    - Давно прослушиваете?
    - Вторые сутки, - Митя придвинул к столу уцелевшую свободную табуретку и сел против меня. - Где вы, падре, ночевали, - там и устанавливаем.
    - У Марка Родионовича тоже?
    - И у него, - кивнул городничий.
    - Он знает?
    - Как же ему не знать, - ухмыльнулся Митя. - При нем кабельное телевидение в бараке устанавливали. Оперативная съемка. Исключительно по санкции верхних эшелонов.
    «Совсем отчаялся инвалид, - подумал я с горечью. - Не только меня, он и Володю с Пугачевым подставил. Меня-то ладно. Да и не мне его судить. Сам я зараза».
    - Быстро вы среагировали, Дмитрий Кондратьевич.
    - Мимо шел. Ребятам говорю: «Может, падре намылился чаи гонять? Авось,
    да и нас подогреет. На улице-то сырость. Наугад постучали.
    - Кувалдой?
    - Печатку не надо казенную обрывать. Дом убитого под следствием. Посторонним вход воспрещается.
    - А ей? - я кивнул на Вьюна.
    У Мити были все ответы.
    - Ей как служке Орден келью отгородил внутри вашей кельи при казармах, святой отец. Так что же насчет горячего чаю?
    - Вели-ка ты, Митя, своим барбосам отсель выметаться. Наедине потолкуем.
    Городничий обернулся к застывшим у двери квартальным.
    - Слышали, что падре велел?
    Квартальные спешно вытряхнулись из горницы, поставивши за собой снесенную дверь на место.
    - Что с Пугачевым?
    - Помиловали, - Митя насыпал махры на газетный клок и склеил языком самодельную сигарку. - Коллегия прежние заслуги учла.
    Он чиркнул спичкой о ноготь и с удовольствием затянулся, пустивши дым через ноздри.
    - Решили без лишнего садизма. Отделением головы от прочего туловища. В три часа на Княжеской площади. Уже и колода у позорного столба установлена.
    - Кто голову будет рубить? Могила? Перец?
    - Не, - городничий хмыкнул, - Лаврентия назначили.
    Вьюн побледнела, сжала кулаки и двинулась к Мите. Я успел перехватить ее и толкнул на кровать. Словно бы не заметивши происходящего, городничий лениво продолжил.
    - Заслуги учли. Перспективный молодой человек. Теперь на плацу тренируется. Дрова рубит.
    Наблюдая одновременно и за Митей, и за Вьюном, я лихорадочно соображал:
    «Сволочи. Троих удумали махом погубить. Лавра, конечно, мы потеряем, если он Пугачева казнит. А Вьюн, конечно, вступит в неравный бой, и я ее вряд ли удержу». Вьюн, оцепеневши от горя, прямо сидела на кровати.
    - Спасти Пугачева можно?
    - Можно, - откликнулся Дмитрий Кондратьевич. - Выкупить можно. Прямо сейчас и покупайте. За диктофон пострадавшего Щукина уступлю. С кассеткой, разумеется.
    - С кассеткой, значит.
    - Я уполномочен, Ваше преподобие. Слово анархиста. Виктора Сергеевича стремительно освободим после купчей. И машинку ему пишущую вернем. Без рычагов со шрифтом, разумеется.
    Вьюн смотрела на меня умоляюще. А в сапожном голенище лежал, возможно, единственный способ вырваться из Казейника. Анкенвою, конечно, чихать и на Пугачева, и на все это зеленое подполье, прикинул я быстро. Ему, пожалуй, и на диктофон-то чихать. Вернее всего чихать. Ему теперь интересно убийцей меня сделать. Хотя бы косвенным. Но возможно, что и кассету с записью лаборанта ему очень даже заполучить желательно.
    - Так что же, пастор? - городничий бросил на половицы докуренный бычок и притоптал его подошвой. - Сойдемся в цене?
    - И давно ты, Митя, таким подонком стал?
    Лицо анархиста затвердело, а взгляд на мгновение сделался малообещающим.Но тут же он рассмеялся.
    - Давно, святой отец. Каюсь. Мне в отличие от вашего из Казейника нет пути. Я и пары суток не проживу за пределами. Заказан я семьей одного живодера подстреленного. Я ведь из контрактников подался в анархисты. Я на войне веру и в государство, и в Господа потерял. Такой замес. Удовлетворил я твое любопытство, преподобный? Ты счастлив?
    Нет. Я не был счастлив. Но я еще был. Я достал диктофон из голенища и бросил его Мите на колени.
    - Кауф ист кауф, - городничий встал с табуретки, упрятал записывающее устройство в карман и протянул мне руку для пожатия. - Покупка есть покупка по-нашему, по-немецки.
    - Обойдешься.
    - Обойдусь, - легко согласился Митя. - А Пугачев уже на воле, считайте. Откинулся краевед. И штык-юнкеру передам, чтобы дрова колоть завязывал. Честь имею.
    Махнув подбородком, он вышел из дому, для чего ему еще раз дверь пришлось опрокинуть. Вьюн подскочила с кровати, чмокнула меня в щеку и пристроилась на освобожденную табуретку. Я на Вьюна не смотрел. Мне было горько и пусто.
    - Что дальше куда? - Вьюн готова была исполнить любое мое пожелание.
    - На пристань к татарину.
    Вьюн обиделась. Угрюмо наблюдала она, как я дую на остывший кипяток. Потом дошла до тумбочки, стащила с нижней переборки фотоальбом в бархатной синей обложке, названной латунными знаками «ДМБ-79». Мрачно перекидывала страницы с видами атомных подводников, обрамленных карандашными виньетками. Спросила, не поднимая глаз.
    - Снова обменяешь меня на самогон? Наверное, ты все готов обменять на самогон.
    - Все, - согласился я. - Кроме товарищей по оружию, кота Париса, жены моей и пуговицы от кожаного испанского плаща.
    - Даже для тебя довольно дико сравнивать жену и пуговицу, - молвила Вьюн.
    - Да, разница есть. Жену я не желаю менять на самогон. Могу, но не желаю. А пуговицу не могу. Я потерял ее на улице. Или в подъезде. Или в квартире. Надеюсь, что в квартире.
    - Тогда зачем тебе к татарину?
    - Дело есть.
    Об утрате диктофонной записи я досадовал. Сильные чувства остались в близком прошлом. Теперь я испытывал более умеренные эмоции. Испытания проходили успешно. Впрочем, и постиг я до прихода жандармов кое-что более существенное, нежели природу фрактальных волн, о которых я уже постиг в географическом обществе инвалида. Постиг я, что за товар производился Анкенвоем в полумиле от поселка. Постиг я чудовищную тайну. «Франкония» не просто сжигала чужие химические отходы. Сжигание было цветочками. Ягоды оказались куда тяжелее. «И истоптаны ягоды в точиле за городом», - вспомнил я отчего-то слова из книги «Откровение».

У ГЛУХИХ

    Кто Анкенвой, теперь я догадывался. Почти наверно. Понял, когда услышал гипотезу Максимовича о производстве красной ртути. Мог бы и раньше понять. Намеки в Казейнике были разбросаны повсюду: и водка «Rosstof», зачем-то со сдвоенной латинской буквою «S» внутри, которую почему-то я сложно расшифровал, как аббревиацию названия «Российский штоф», и Княжеская площадь, и даже визитная карточка с инициалом «R». Разве только Рысаков на свете так начинается? Дальше сообщение левой рукою. Разве Словарь левша? Недоставало ключа 9 на 12, чтобы свинтить намеки, выковырнув из прочего бедлама. Теперь ключ обнажился. RM 20/20. Никто из моих близких знакомцев помимо левши Бориса Александровича Ростова по прозвищу Князь не верил в существование красной ртути в принципе. Далее. Князь Борис, конечно, знавал и Словаря, и Хомякова, и Семечкина, и Вику-Смерть. Но Князь почти наверно симпатизировал мне. Князь когда-то лично выдернул меня из летаргического ничтожества. Ответил мне на вопрос «что делать» в мире, где правили хаос и беззаконие. И какие-либо серьезные причины ввергать меня обратно у Князя отсутствовали. Разве что каприз дьявольского ума, ибо Ростов имел ум воистину дьявольский. Князь в своем роде был гением, эрудитом, блестящим психологом и грандиозным аферистом. Мы с Вьюном почти добрались до пристани, пока я анализировал. За плотной пеленою дождя уже просматривался списанный на берег темный буксир.
    - Присядем?
    - Здесь в ста метрах Глухих печку топит. Можно устроиться в теплой дружественной обстановке, - возразила моя насквозь промокшая спутница.
    - Присядем. Неизвестно, кто там раньше устроился. А разговор у нас личный.
    Не дожидаясь ее согласия, присел я на обломок бетонной плиты. Вьюн, постоявши, села рядом. Я накинул на нее свою плащ-палатку редактора Зайцева.
    - Сейчас отправляйся в славянские казармы. Найдешь там Лаврентия. Растолкуй, что к чему, и назад. Я тебя в буксире обожду.
    - А что к чему?
    - Что Могила знает о ваших отношениях. Теперь он Лаврентию может любую поганку завернуть. Лучше всего показательный бой проведите. Вроде как штык-юнкер тебя на три буквы отослал, а ты ему челюсть поправила.
    - Чтобы его потом собственные козлы засмеяли? Пускай тогда он мне рожу набьет.
    - Пускай. Но не сильно. Жаль такую рожу.
    - Учи бойца канавы рыть. Или я совсем тупая, по-твоему?
    - Напротив. Ты острая, как шило в заду. Ну, с Богом.
    Я еще поерзал, дождавшись, пока Анечка Щукина, плотно завернутая в обширный дождевик с остроконечным капюшоном и смахивающая издали на какое-то веретено, сольется с ливнем, после чего направился к татарину.
    И как в чистую воду я глядел. Разношерстное общество у Глухих уже выпивало и закусывало. Хомяков, редактор Зайцев, Могила и Вика-Смерть встретили меня кто радушно, кто как. Могила, татарин и Виктория радушно, прочие как. Могила облапил меня и приложился губами к подолу моего свитера, точно к мощам великомученика.
    - Ты куда пропал, святой отец? А мы тебя обыскались! Их благородие Хомяков статью заказал про тебя как подвижника славянской мысли, только интервью-то снять и не с кого. Зайцев совсем окосел на дверь. «Где, - трепещет, - капеллан, их преподобие?» Ты учти. Если номер выйдет не свежий, ему край.
    - С Хомякова и снял бы. Или, вон, с госпожи Виктории. С нее тоже есть что снять.
    Перед Викторией стояла основательно початая бутылка белого ликера. Я пристроился к столовому углу на принесенный Германом ящик.
    - Примета плохая, - потягивая ликер, заметила Вика-Смерть. - Быть тебе холостым, господин монах.
    - Ты, вроде, раньше только полусладкое употребляла.
    - С тобой и на полугорькое скатишься.
    - Ликер напиток богинь, - льстиво сострил редактор Зайцев.
    Сам он, как и бургомистр с Могилой, употребляли водку «Rosstof». Вероятно, ими был ратифицирован контракт с Анкенвоем на употребление в рекламных целях исключительно фирменного напитка. Прочие хлестали самогон. Прочим было забить на Анкенвоя. Прочие в майке и семейных трусах подмигнули мне по-свойски.
    - Чайничек?
    - Два, масса Герман. С одного простужусь. Сыро на улице.
    Стремглав передо мной выросли два заварных фаянсовых чайника с пунцовыми шиповниками, пиала, и почищенная сушеная рыбка на разделочной доске.
    Я поднял один чайничек для осмотра. Заметил на дне клеймо Дарьи Шагаловой.
    Стало быть, уважала она татарина, как и он ее. Присутствующие решили, что я намерен тост произнести. Пришлось произнести.
    - За подводника.
    - Почему за подводника? - насторожился редактор.
    - А за кого тут еще пить?
    - Правильно, - поддержал меня вдруг Могила, пока шокированный худсовет переглядывался. - Как за образ для подражания. Все мы вышли из моря. Муфлон мне с параши статью читал.
    Подавая пример, Могила выпил водки. Остальные нехотя потянулись вслед за ним, точно осенние грачи с насиженных мест.
    - Так в чем же центральная славянская идея заключена, ваше преподобие? - Зайцев прищурился на меня одним глазом сквозь очко, подобно как сквозь оптику его снайпер-однофамилец высматривал в осажденном Сталинграде офицерский состав 6-й армии вермахта.
    - В разном, - охотно дал я многотиражному Зайцеву интервью. - У господина бургомистра в штанах. Они ее вчерашнего дня продемонстрировали, когда на них вредители покушались. У Европы центральная славянская идея заключена в отоплении. Отопление, электричество, газ пропан и другие прочие блага славянской цивилизации, которые объединяют Европу в Азию. Что же до нас, до славян, то центральная идея у нас, у славян, вообще ни в чем не заключена. У нас центральная идея дано откинулась.
    - Откинулась? - Зайцев, решивши, что я готов публично похоронить сам смысл существования ордена, даже и сам слегка откинулся, и даже отъехал от стола, сосредотачивая рассеянный худсовет на моем интервью.
    - Откинулась? - повторил он с вызовом, готовый одною меткой пулей прошить в моем лице всех предателей Родины из добровольческой дивизии 6-й армии вермахта «Фон Штумпфельд». - Это как же, ваше преподобие, славянская идея, да вдруг и откинулась?
    - По амнистии.
    - Ну, ты залупил! - Могила от избытка захлестнувших его эмоций стукнул кулаком куда попало. Попало Зайцеву по уху так, что у того очки слетели. Возбудившись, Могила даже не заметил такой от себя неловкости, и снова полез ко мне лобызаться. Редакторские очки хрустнули под его сапогом.
    - Вот за что люблю! - орал он при этом. - За грубое слово истины! За тяжелый венец баланды! За базар без лишних терок! За линию огня!
    Бессильно принявши пару его лобызаний, от остальных я кое-как увернулся.
    Да Могила уже и отстал, поскольку сам потянулся на речь.
    - И теперь, когда мы с нашей центральной идеей на воле, - произнес он с полным стаканом, завернутым в кулак. - Когда мы вырвались на священные просторы типа равнин и возвышенностей отчизны-матушки, мы поставим раками семитов и антисемитов! Мы зароем эту сволочь на глубину ядра, и воткнем ей свечу в дупло, и отпоем на мотив типа «Мурка»!
    - Кто ж останется?
    - Ты о чем, святой отец?
    Могила, осушив стакан и мало-мало протрезвев, обернулся на мой вопрос.
    - Если ни семитов, ни антисемитов не будет, кто ж останется?
    - Демагогия, - вставил свое веское слово Хомяк, и, поддернув манжет с золотой запонкой, оценил свои наручные часы. - Пора на встречу с избирателями.
    Бургомистр, пошатнувшись, встал из-за стола и затем довольно прямо выкатился из буксира на природу. Зайцев метнулся было следом, но его придержала Вика-Смерть.
    - Мнение кардинала о центральной славянской идее сам отредактируешь в духе русско-немецкой сплоченности. Гранки мне пришлешь.
    Зайцев пробормотал что-то согласное и умчался догонять политическую верхушку.
    - А кто здесь кардинал? - проявил тактичное любопытство Глухих, снизывая на тарелки печеный картофель.
    Картофель был доставлен татарином из камбуза на витых покрытых сажею шампурах.
    - Нашего пастора в сан возвели. За разоблачение главаря зеленых идеологов Пушкина, - пояснила Вика-Смерть.
    - Так ты же какой теперь веры, бачка, протестант или католический?
    - Борису Александровичу видней, - обжигая подушки, я принялся чистить печеную картофелину. Боковым зрением заметил, как вздрогнула Вика-Смерть. Альбинос, однако, встретил мое замечание равнодушно. «Возможно, и не знает он, кто сей Борис Александрович. Возможно, знает он своего хозяина под именем какого-нибудь Йозефа Генриховича Цорка, - Я проследил, окунувши в солонку рассыпчатую картофелину, между прочим, за безмятежным убийцей. - Но, возможно, и знает под именем подлинным. Иначе спросил бы, что за Борис такой Александрович. Но, возможно, и не спросил по соображениям иного толка. Дальнейших пояснений ожидает. Могила умеет ждать. Он тоже, наверняка, заметил реакцию Виктории. Кукиш ему, а не дальнейших пояснений».
    - Может, мы тет-а-тет поговорим? - спросила напряженно Гусева, добывая из сумочки тонкие дамские сигареты. - Отойдем. Здесь есть…
    Подбирая русский синоним корабельному будуару, Вика замешкалась.
    - Отхожее место, - подсказал я, добивая вторую картофелину. - Идем, коли так.
    Она привела меня в какой-то матросский кубрик, переделанный под лупанарий. В основном, за счет огромной трехметровой кровати с водяным матрацем, зеркального потолка и матерчатой обивки стен с пурпурным орнаментом.
    Когда Гусева села на кровать, застеленную шелковой черной простынкой, матрас под нею заколыхался.
    - Я всего лишь секретарь, - сразу объявила мне Виктория, по возможности сокращая свою роль в Казейнике.
    - Ростов не держит «всего лишь секретарей».
    - Ну, хорошо. Когда у него возникает потребность в женщине, естественно…
    - Лжешь, - перебил я Гусеву. - Ростов до тебя не опустится. Он мужчина со вкусом.
    Виктория злобно глянула на меня, отвернулась и прикурила сигаретку.
    - Ты просто жалкий импотент, - ответила, выпуская в сторону дым.
    - Лжешь. Я был и остался верный поклонник твоих прелестей. Но я вульгарней Бориса Александровича. На меня легче угодить.
    Гусева медленно, пуговку за пуговкой, приступила к расстежке длинного кожаного платья с глухим воротом. Пуговок было много. Она откинулась на жидкий матрац. Я с любопытством наблюдал, как платье обнажает ее натуру.
    Стриптиз, все-таки.
    - Завтра к Ростову меня отведешь, - предупредил я Викторию, когда она медленно раздвинула полные свои ноги, и покинул бордель.
    Кают-компания в мое отсутствие умножилась дежурным, судя по черной повязке с желтой буквой «С» на рукаве, офицером Перцем, который только что закончил доклад непосредственному начальству о ЧП в расположении славянской роты. Начальство протирало кулаками выступившие от смеха слезы. Даже Герман ухмылялся.
    - Ой, не могу! - всхлипывал Могила. - И, значит, Лавр этой сучке при всей честной компании сапогом по яйцам заехал? И крепко заехал?
    Перец мял в руках форменный картуз, не понимая, отчего его донесение вызвало такое бурную реакцию за столом. «Удалась Вьюну постановка, - решил я, присев на ящик и доедая картофельный шашлык. - Реабилитировал себя Лаврентий в глазах уголовника. Хорошо. Теперь Могила отцепится от штык-юнкера».
    - Многое пропустили, ваше преосвященство! – альбинос хлопнул меня по плечу.
    - Знаю. Герман, тебя Виктория зовет.
    - Зачем зовет?
    - Платье застегнуть.
    - Как хочет, - Глухих надернул майку на проступившее волосатое чрево, и поплелся в соседний отсек.
    - Молоток Лаврентий? - альбинос налил мне в пиалу из чайничка татарской сивухи. - Мне-то лапшу навешали, типа служка не служка у тебя, а конь со стальными яйцами.
    Перец, убедившись, что командование довольно, устроился за столом и приналег на закуски.
    - Ты бы, Могила, держал свои столярные инструменты подальше от моего подразделения, - отозвался я мрачно. - Еще одна такая выходка, я этого голубя от церкви к чертовой матери отлучу.
    - Не серчай, кардинал. За баловство накажем. Дюжину пива штык-юнкеру вне очереди, - все еще веселился Могила, когда в трюм зашла виновница его торжества.
    - Звали, батюшка?
    - Подойди.
    Вьюн подошла к столу, волоча за собою мокрый шлейф дождевика, стянула с головы капюшон, и во взгляде ее прочел я торжество самодеятельности над немецкой системой Бертольда Брехта.
    - Дерзко смотришь, послушница. На колени. Глаза долу держать. Что там за история у тебя со штык-юнкером?
    Опустилась на колени. Засопела. Зарумянилась. Уставилась в грязные половицы.
    - На ночь пятнадцать раз «Отче наш» и «Символ веры». И вериги надеть.
    - Уже исполнила, - скромно держала ответ послушница, распахнув слегка ворот плащ-палатки и предъявивши велосипедную цепь на шее. - Отпусти, батюшка, грех мой.
    - Суров ты с ней, - альбинос подтолкнул Вьюну свободный ящик. - Сядь. Отпустим. Поклюй пока с нами, ворона. Дозволишь, святой отец?
    - Преломи, - согласился я великодушно.
    Анечка подтянула к себе ближайшую тарелку с картофелем, открытую банку с консервированными сосисками, перекрестилась, пробормотала что-то невнятное, и приступила молча к трапезе. Обед мы доканчивали в уединении. Могила с Перцем ушли свои лабазы инкассировать.
    - Лавочка ночью вырвется. Сказал, морзянкой в дверь постучит. Один длинный, два коротких.
    - Ты ешь, ешь.
    - Он руки у тебя хочет просить.
    - Я женат.
    Вьюн выскользнула из-за стола, разыскала где-то камбуз, быстренько вскипятила воду на растопленной Германом плите, и заварила мне зеленый чай вместо сивухи. Вьюн самостоятельно решила, что чай лучше поможет мне собраться с мыслями. И если это случится, я уже точно в будущем не пожелаю сменять ее на татарский самогон.
    - Лавочка со мной повенчаться хочет, - сообщила она, пока я пил раскаленный чай маленькими глотками. - Я пыталась ему втолковать, что ты мнимый священник. Он заладил свое: «Браки на небесах совершаются, а священник ты иль нет, здесь каждый для себя должен сам осознать».
    - Священник я иль нет, но тебе, милая, восемнадцати годов еще не исполнилось.
    - Через две недели с лишним исполняется.
    - Две недели прожить еще надо.
    В кают-компанию посреди нашей болтанки явились Герман с Викторией. Оба заметно вспотевшие. Герман времени даром не растерял. Да и Гусева своего не пропустит. Она чужого-то редко пропускала. При виде моей послушницы Вика-Смерть мгновенно перевернулась из дамы полностью удовлетворенной в даму, измученную климаксом.
    - Совсем страх потеряла твоя мышка-норушка? Придется отрезать ей четверку лишних веточек. А ты, опавший член союза писателей найди себе другого проводника к Борису Александровичу.
    Виктория медленно приблизилась к столу, побледнев от бешенства. В руку ей скользнуло почти незримо тонкое длинное лезвие. Но лучше бы Гусевой не приближаться. Послушница, видать, заскучавшая по честным боям без правил, стрелою снялась с ящика и с какого-то штопорного разворота въехала подошвой кроссовки в там, где грудь. Вика-Смерть выронила стилет и опрокинула пустую металлическую бочку из-под горючего, на которой Герман Глухих содержал стеклянную банку с тритонами для созерцания земноводной жизни. Бочка укатилась куда-то поближе к задрапированной пробоине в борту. Тритоны из разбитой банки разбежались, и, надо полагать, заняли свободные места в зрительном зале. Рукопашный арсенал послушница имела богатый, и Гусева много что еще опрокинула в ближайшие пять минут. В конечном итоге, она опрокинула почти все предметы обстановки, исключая меня и Глухих, успевшего спасти два клейменых чайничка. Татарин подсел ко мне на ящик и предложил пари. Он ставил четверть первача на то, что Вика-Смерть продержится не менее пятнадцати раундов.
    - Тотализатор, - произнес мне на ухо Герман. - Можно выиграть, можно проиграть. Это честно. Интуиция.
    - По лицу не бей! – крикнул я Вьюну, обозначив хоть какие-то правила.
    - Чем лицо женщины хуже других? - спросил татарин, передавая мне чайничек, в котором чайничке еще что-то плескалось. - По лицу это честно. Без лица какой тотализатор?
    «Или ревнивый Герман был не прочь, чтобы Гусева максимально потеряла свою привлекательность для конкурентов, или Герману от нее частенько достается именно по лицу», - мысленно перебрал я все возможные варианты подобной кровожадности.
    Говорят, обыкновенные бойцы не слышат команды своего тренера в пылу спортивного азарта. Моя воспитанница услышала. По крайней мере, когда она остановилась, лицо Виктории было в относительной сохранности.
    Гусева полежала вниз лицом на ринге, перевернулась на спину и вытерла окровавленный рот, заодно размазав и свежую губную помаду. Я вернул Герману чайничек, подошел к избитой подруге студенческих лет, и наклонился над ней.
    - Завтра к Ростову меня отведешь.
    Вика-Смерть с трудом подняла ручку, показала мне дулю и слабо улыбнулась. Точно как большевик студии Довженко в ответ на предложение своих палачей выдать партизанские замыслы. «Ничего не скажешь, сильная женщина, - подумал я, изучив ее раскрашенную физиономию. - Жалко уничтожать привлекательные черты. Жаль, но выбора нет». Я обернулся. Вьюн равнодушно смотрела на поверженную соперницу.
    - Можешь снять вериги. Отпускаю тебе.
    Вьюн сняла с тонкой шеи велосипедную и цепь, и, рассекая над головою воздух теплым оружием, направилась в Виктории. Теперь уже и Гусева испугалась по-настоящему.
    - Если Ростов откажется, я пас! - крикнула она, по мере сил отползая к забаррикадированному бочкой пролому.
    - Он согласится.
    Я придержал Вьюна, забрал у нее цепь, обнял за плечо, и мы вышли из буксира под ливень. По кратчайшей кривой добрались мы до славянского лагеря. Три одноэтажные казармы. Ровный плац между ними, крытый асфальтом. Два баскетбольных щита по сторонам с дырявыми авоськами на кольцах, и еще с двух сторон поперек футбольные хоккейные ворота. В центе поля флагшток из окрашенной в черно-желтые полоски трубы. Мокрая тряпка на подъемном проводе, тоже цветная. Знамя Ордена. Часовой, обороняющий знамя, силами граненой пики. Сбоку столовая с дымящей трубою, защищенной от потоков остроконечной воронкой. Низенькая без окон часовня, обозначенная крестом и возведенная чуть не вчера, судя по свежеструганным и еще белым доскам фасада. Чуть в стороне двухэтажное строение, обшитое крашенной в белый колер доской и с окнами, и даже остекленными. Так бы я и представлял себе устройство славянского лагеря, если б я представлял его себе. Мы подошли к часовому.
    - Где моя обитель, солдат? - спросил я часового с лицом, побитым оспой.
    - Устав караульной службы запрещает отвечать у части знамени, - путая слова, забормотал он растерянно.
    Мне сделалось ясно, что караульный попросту не знает моих полномочий. Возможно, полномочия мои были выше, чем у Перца и даже Могилы, ибо те, от кого зависела сама его славянская жизнь, и кто были отпетые разбойники, и те не грабили винного отдела с отверткой в присутствии своих подчиненных, а я грабил. Рядовым бойцам довольно часто приходится проявлять смекалку, делая самостоятельные выводы из всего, что вылетает за уставные рамки, либо точные распоряжения офицеров.
    - Ты как отвечаешь своему преподобию, воин? - спросил я более сурово, поскольку добыть нужных сведений у кого-то еще не имелось возможности. Славяне, верно, которые спали, а которые стерегли химический комбинат.
    Кто-то, разумеется, гулял в «Нюрнберге». Словом, пустыня. Караульный вытянулся по стойке смирно, и тем его смирение не ограничилось. Казалось, он смирился даже с возможностью, что прямо сейчас его раздавят как мелкое насекомое, и при этом очевидно его лихорадила мысль: «А как я отвечаю своему преподобию? И как ему положено отвечать, когда у знамени вообще отвечать не положено?».
    - Выйти из строя на семь шагов, - поскорей оборвал я его муки.
    Караульный четко и с явным облегчением выполнил мою команду.
    - Кругом.
    Он развернулся через левое плечо и замер.
    - Теперь ты не у знамени. Где моя обитель?
    - Так точно! - ответил он, сразу повеселевши оттого, что старший по званию легко и без проблем снял с него ответственность за нарушение устава караульной службы. - В доме офицеров, мое преподобие!
    - Где дом офицеров?
    - Так точно, в штабе Ордена! Вон тот со стеклами! Белый весь! Он и штаб, и офицерские квартиры!
    - Ну, иди с Богом. Охраняй, что ты там охраняешь.
    Караульный, печатая шаг, вернулся к исполнению служебных обязанностей. Мы же с Вьюном дошли до кирпичной постройки. В штабе мы сразу приметили могучего Лавра, сидящего на подоконнике в конце коридора. Оказалось, он заступил вместо Перца дежурным по Славянскому Ордену. И тотчас Вьюн понеслась на встречу с возлюбленным, достигла его, и прочно повисла на крепкой шее штык-юнкера. Я же двинулся по ковровой дорожке постепенно. Знакомство со штабными дверьми могло пригодиться в будущем. Двери по имени Канцелярия и Гроссмейстер, и Перец и Могила ответили на мое рукопожатие холодно. Ни одна из них не открылась мне помимо той, что звалась Кардиналом. Та открылась полностью, Открыла все положительные и отрицательные стороны всего, что имела за собой. Наличие засова, распахнутого окна, погреба, голландской высокой печи, и цинковой купели, полной угля отнеслись мною к положительным сторонам. Отсутствие второго окна, и присутствие Словаря, курившего, лежа на заправленной койке в резиновых сапогах, отнеслись мною к отрицательным сторонам. Я предпочитаю два окна и терпеть не могу, когда кто-либо валяется на койке в грязной обуви. К тому же Словарь мог заметить, как в коридоре любезничают моя послушница со штык-юнкером. И все же я осмотрелся в поисках разводного ключа девять на двенадцать, каким обещал вышибить Владиславу Кондратьевичу мозги при нашей следующей встрече. Ключ искать было глупо. Разводные ключи редко доносятся до номеров, лишенных водопровода. Зато кочерга на поддоне оказалась чугунной. «Добрая чугунная кочерга, - прикинул я, взявши ее с поддона. - Грех не воспользоваться»
    - У тебя винный погреб вниз по лесенке. Красное «Монастырское» и «Бычья кровь» ящиков десять. С похмелья, помнится, ты любил сухарика принять. Там еще два копченых окорока и бадья соленой капусты. Там же свечи разного калибра. Пять ящиков. Еще три в часовне за алтарем. В буфете посуда пластиковая, пузырь коньяка за наше здоровье, сигареты «Rosstof» четыре блока. Закончатся, вели Перцу. Он принесет, - Словарь отщелкнул окурок в стену обители, и собрался, что называется, по-военному. То есть, я еще размышлял, как его ловчей крючком по темени приложить, а он уже махнул через подоконник на улицу.
    - С новосельем, святой отец, - поздравил меня Гроссмейстер Словарь на безопасной дистанции. - Ну, мне пора.
    - К чертовой матери! - напомнил я Словарю, куда ему пора.
    - Ты на кого опять разорался? Вот оно, влияние казармы.
    Я глянул назад. В проеме стоял штык-юнкер с послушницей на руках.
    - Скоро будешь орать на собственное отражение. По личному опыту знаю. Особенно когда прыщик под носом вылезет.
    - Ты что вцепился в нее? – спросил я Лавра, не остыв еще от встречи с Гроссмейстером Словарем.
    - Через порог перенести, - смущенно ответил дежурный.
    - Перенес уже. Поставь.
    Лавр осторожно опустил возлюбленную на пол, а я продолжил профилактический осмотр помещения. Келья послушницы – угол 2х2,5 – была находчиво задернута полупрозрачно пленкой на кольцах, продетых сквозь упертую в стены штангу.
    - Малюта распорядился?
    - Перец.
    - Знать-стать, чтобы злые бесы не попутали меня. Умница Перец.
    За пленкой стоял пляжный лежак из древесины с чурочкой взамен подушки, свернутой в рулон циновкой и каким-то бабьим платком как одеялом. Так, видать, славянский унтер представлял себе сон послушницы. Возможно, и питаться Вьюн должна была деревянными палочками.
    - Это он меня проверяет на силу воли, - хмыкнул штык-юнкер.
    - Если он тебя проверяет, почему не ты из нас двоих Рахметов? – критически поинтересовалась Вьюн.
    - Я Рахметов, - почесав затылок, признался Лавр. - У меня отчим Рахметов. Записал под своей фамилией, когда паспорт вручали. Ты можешь с девичьей за меня выйти.
    - А ты можешь за меня выйти? - спросила ироничная послушница.
    Лаврентий вопроса ее не понял, и обиделся. Вьюн между тем, выбрала из угла горшок с засохшим алоэ, зачем-то притащенным в нашу комнату или позабытым здесь прежними постояльцами, вытряхнула мертвое растение вместе с землей в окно и залепила в горшке отверстие для водостока жевательной резинкой.
    - Нет, конечно, - рассуждала она при этом вслух. - Ты не можешь за меня выйти. Никто не может за меня выйти. Придется мне самой выйти, а некуда. Дамская уборная в штабе, конечно, отсутствует. Придется в детство впасть. Горшок вполне подходящий. Может, вам если не за меня, то просто выйти?
    - Выйдем, - сказал я Лаврентию. - Есть разговор.
    И вот мы с Лавром уже дымили на улице, пряча сигареты в кулак, точно старшеклассники рядом со школой. Дождь усилился.
    - Лаборанта Максимовича задача на химии отыскать. Мы-то внешняя, в основном, охрана. Немцы - хозяин серьезный. Бывшим уголовникам больше доверяет сдерживать местную публику. Изнутри корпуса беретами охраняются. Там они живут. Их десятка полтора, но профи. Оружие у них реальное. Автоматы, помповые ружья, гранатомет раз видел.
    - Еще, какие трудности?
    - Сканеры на входах. Не везде, но есть. Глазную сетчатку прокатывают. Сигнализация везде, видеонаблюдение, само собой.
    - Короче. Ты желаешь вырваться из Казейника вместе с нами, Лаврентий, или ты желаешь издохнуть здесь со славянскими отбросами? Желаешь ли ты, Лаврентий, жить с Вьюном долго ли, коротко, но по-людски? Не озираясь, что тебя Могила подрежет, а ее Перец изнасилует?
    Штык-юнкер подкурил у меня следующую сигарету. Я понимал его. Что здесь ответишь?
    - Тогда найди нам этого Максимовича. Найди его ради Оленьки, ради меня, ради себя. Но только найди, а иначе конец нам, Лаврентий Рахметов. А может и не только нам. Скорее всего, не только, Лаврентий.
    - Кому еще? - штык-юнкер, в котором высоты было метра за два, глянул на меня снизу вверх. Это не парадокс, уважаемый читатель. Это легкая аномалия.
    - Приблизительно всем, - ответил я гиганту.

   



ЧАСТЬ 2. АНКЕНВОЙ

АНКЕНВОЙ И Я. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

    Итак, я родился в столице Эстонии городе Таллинне. Точнее, в его зеленом районе Нымме. Хорошее место. Есть, где спрятаться. Недавно прочитал, что глава моего района приветствовал ветеранов СС. Хороший человек. Любит родную летопись. Марш эсэсовских ветеранов на улицах Мюнхена трудно себе представить. На улицах Львова, Таллинна и Риги легко. Вероятно, у наших эсэсовцев строевая подготовка лучше была поставлена. Но это так, историческое отступление. Как отступление эсэсовских братьев за линию фронта в густые леса, где все они обернулись лесными братьями. И, вероятно, лестными сестрами. И прочими зелеными человечками. Я тоже из Таллинна перебрался в леса. В гарнизон воинской части, где мой отец командовал ротой охраны. Под моей командой тогда состояло всего двое оловянных бойцов, один из которых днем и ночью хотел метнуть гранату. Когда я подался в начальное учебное заведение, они еще пару лет служили мне верой и правдой от звонка до звонка. Наконец, они дезертировали из моего школьного портфеля вскоре после футбольного поражения, где портфель выступал за штангу. Они воспользовались тем, что сразу после игры мне пришлось возглавить оборону Сталинграда. Еще с группой снайперов я должен был отражать нападение отборных фашистских сил. Силы стремились выбить нас из развалин строительной площадки. А когда снайперы, уже отступали по домам, я спрыгнул с безымянной высоты в железное корыто с гудроном. Там и нашла меня матушка ближе к полуночи. Из гудрона, успевшего практически окаменеть, меня за четвертинку вырубил топором разбуженный сторож. Заодно с моими оловянными бойцами из портфеля дезертировала складная немецкая ложка со свастикой, накануне плененная мной в разрушенном блиндаже у лесного болота. Хорошая ложка была. Совсем как новая. Видать, она и соблазнила остальных. А брошенный портфель они подожгли. А вместо портфеля мой военный родитель обрадовал меня коричневым ранцем, который был даже полезней, потому, что был тверже, и отбиваться в драках от Леньки Пискунова им было куда эффективнее. Ленька Пискунов. Злодей. Сугубо штатская личность, и первый отъявленный хулиган, встреченный мною на тернистом пути моего школьного детства. Ленька-двоечник. Ленька сын заведующего продмагом из деревни Ермолино, Под этой самой деревней на берегу мелководной реки зимой 41-го года латышский стрелковый полк остановил «ролики» 4-й армии Вермахта. Он кого хочешь, остановил бы, этот латышский полк. Хоть и 15-ю латышскую дивизию эсэсовцев. Жаль, что его стрелкам не довелось увидеть, как отважно маршируют земляки-ветераны по улицам свободного от предрассудков города Риги. Его стрелки легли в холодную подмосковную землю. А всего-то против панцирных «роликов», будто тесто раскатавших всю Европу, имелись у них бутылки с коктейлем товарища Молотова, да десяток противотанковых ружей.
    Там они и лежали, когда я осваивал чистописание. А после школы мы до черных ногтей рылись в окопах, заросших осенней рыжей травою, словно щетиной стрелков, пробившей землю, потому что, говорят, волосы на мертвых долго растут. Дольше, чем росли мы с Ленькой. В пятнадцать лет, когда я стал оторванным ломтем и отъявленным хулиганом, он выиграл областную математическую олимпиаду. Ленька играл в кожаный ручной мяч за сборную района и серьезно занимался тяжелой атлетикой. Услышав матерное слово, Ленька смущался, как монашенка. Когда я в школьном туалете настоял, чтобы он досадил за мной папиросу «Казбек», его после громко тошнило в раковину.
    Ленька не обиделся на меня. Он гордился тем, что его старый приятель и ваш покорный слуга умеет все, что сам Ленька так и не освоил, а именно: алжирское питье прямо из горлышка, курение окурков, изведение учителей по точным дисциплинам, сование кулаком в солнечные сплетения тех, кто его сильнее морально, и спортивную команду: «попрыгай». Сколько раз прибегал я к ней в подъездах и на улицах, когда не хватало два рубля восемьдесят на вермут по рубль сорок. Сколько детских карманов опустошил, прости меня Богоматерь.
    Возмужавший, Пискунов окончил академию Дзержинского и вступил в сугубо военное человечество. А вспомнил я здесь Леньку потому, что я вспомнил его, когда познакомился именно с Анкенвоем. Борис Александрович Ростов был таким же низколобым, широкоплечим, приземистым и с подобным же умным проницательным взглядом из-под густых бровей. Это, я вам скажу, общее заблуждение, что низколобая публика сплошь тугодумы. Оно происходит из другого, еще более опасного заблуждения, будто высоколобая публика кругом интеллектуалы. Сразу хочу обмолвиться, что как обо мне, так и о Ростове у меня сохранились довольно таки разрозненные и противоречивые сведения.
    Обо мне известно из реакции поклонников на роман «Вепрь» и последующий к нему сценарий одноименного сериала, что я извратил историю СССР, ненавижу свой народ и преклоняюсь перед американским образом жизни. Прошло 25 лет, как то же самое инкриминировали мне сотрудники органов безопасности. Если мнение обо мне за четверть века не сменилось, оспаривать его бессмысленно и подло. Остается добавить, что в меру сил я старался извратить историю всего человечества, включая собственную, что чужой народ я ненавижу еще более, чем свой, и что я так же преклоняюсь и перед американским образом смерти. Особенно, в исполнении актера Бреда Питта. Но порочность извращенной моей натуры вышеназванными качествами далеко не ограничена. Границы моей порочной извращенности окончательно еще только предстоит очертить, ибо с каждым прожитым днем они расширяются. Кстати, что поклонники моего литературного дарования по сию пору не носят меня на руках, то это они верное решение приняли. «Какой славный мальчуган!», - зычно воскликнул замполит гарнизона, взявши меня на руки, когда я разменял пятый год жизни. Воскликнул, и тут же исхлопотал себе трепанацию ухоженных кудрей, сопровожденную оглушительными воплями. Однако, пора вернуться к моей испорченной натуре. Первую кражу я совершил в 11 лет. Отбывая срок в подмосковном пионерском лагере «Орленок», я похитил из тумбочки больного соседа эмблему «Союз-Аполлон» и золотую шоколадную медаль за первое место в духовой стрельбе. Поскольку бараки для пионерского содержания назывались палатами, смею утверждать, что здоровые дети сидели по домам. Толчок на мое преступление, кстати, был вызван отнюдь не завистью или приступом клептомании, но тягою к прекрасному. Два года спустя в том же пионерском лагере я закурил. Еще два года спустя, уже в первом отряде, я научился мастурбировать. После девятого класса для прохождения трудовой практики, я нанялся все в тот же «Орленок» на должность воспитателя. И там я впервые запил. То есть именно не выпил, а запил. А лагерь «Орленок» мне вспомнился потому, что я вспомнил его, когда познакомился с Анкенвоем.
    Ростов Борис Александрович, отсидевший три года в лагере общего режима за превышение самообороны, так же, по его рассказам, приобрел в местах исправления дополнительные вредные привычки. Из нашего собирательного опыта я пришел к робкому заключению: всякая пенитенциарная система портит людей вернее, чем исправляет их. Это робкое заключение испортило меня еще сильней. Как и всякое заключение. Относительно же Бориса Александровича, с момента нашего знакомства я заметил, что посадили его как-то вхолостую. К примеру, все случаи моего превышения самообороны легко можно по пальцам пересчитать. Борис Александрович превышал самооборону с той же легкостью, как и правила дорожного движения. Иначе говоря, когда на Князя нападали словесно, Князь отвечал старым добрым хуком в челюсть, когда его били, он отмахивался ножом, а когда враги, обыкновенно владельцы южного темперамента, выхватывали холодное оружие, он тотчас доставал наган из портфеля с документацией очередного своего предприятия с ограниченной безответственностью. Опять же, границы его безответственности еще только подлежало уточнять. Из массы он выделялся и какой-то заносчивой удалью. Чисто княжеская черта. Нагулять в кругу льстивых иждивенцев до полного разорения, спозаранку пуститься в набег на каких-то древлян, и живо содрать с них три шкуры.
    С Князем познакомила нас женщина-дрессировщик. Псов она любила больше, чем людей. Некоторые могут прочесть это сообщение извращенно, потому ее имя останется в тайне. Ротвейлеры на свалке, надо полагать, ее питомцы. Существование известного мне Бориса Александровича я, пожалуй, разобью на двух Анкенвоев: Анкенвой 7-го дня и Анкенвой 365-го дня. Анкенвой 7-го дня с его самоубийственными аферами был рассчитан примерно так не неделю. Таков, приблизительно, был срок его эксплуатации обманутых стяжателей. А стяжатели эпохи буржуазного ренессанса в России запомнились мне как очень устремленное, мстительное, кровожадное и просто жадное сообщество упырей. Пятилетка с 1989 по 1994 годы воистину стала ударной для организованных преступников, органов безопасности, защищавших только себя, продажных журналистов, народных избранников, торгующихя, как на панели, своими услугами, и проходимцев, гревших насиженные места в приемной веселого президента, словно в парикмахерской для стрижки купонов. Одни генеральские распродажи, после каких вверенные им силы, уже вряд ли могли называться вооруженными, чего стоили. А из общества мужественных афганских ветеранов груз 300 прибывал на похороны чаще, чем с горных полей сражений, где они гасили чужие долги. Вся эта буйная пятилетка прошла под колокольный малиновый звон. Владыки христианства, наделенные власть имущими неофитами правом на беспошлинный импорт западного алкоголя и табака, получили такой приход, что расход в виде нищих, беспризорников, и еще вчера только имевших законный угол бомжей как-то сам собою компенсировался. Общий баланс РПЦ выходил даже в пользу верующих. Помню, очередной премьер из тех премьеров, что менялись как подгузники, назвал эту стадию «шоковой терапией», позабыв, что названная лечебная метода применяется, как правило, для усмирения буйно помешанных. Политические, экономические и даже вокальные конкуренты отстреливали друг друга точно уток. Заказать убийство тогда было проще, чем билет на премьеру «Онегина» в Большой театр. В таких безобразных условиях систематически жил и трудился Анкенвой 7-го дня. Регистрировал предприятие на физическое, допустим, лицо, щедро оплачивал это лицо, чтобы оно не мелькало, заключал контракты с предоплатой в 100 процентов на очень дефицитный продукт по цене весьма ниже рыночной, и кидал стяжателя, как подметил знакомый рифмоплет, «через левое бедро, да в помойное ведро». Однажды он даже умудрился кинуть родного брата министра внутренних дел сопредельного государства на полтора миллиона долларов. Князь в глубине себя, может, и хотел ему поставить 40 вагонов бензина, да поставка сорвалась. Ну, сорвалась. Ну, с кем не бывает. Брат министра, которому почему-то в голову не зашло, что жидкие тела чаще поставляются в цистернах, воспринял этот фарс-мажор, как личное оскорбление. Анкенвоя 7-го дня искали всей милицией и спецслужбами обеих дружественных стран. Нашли. Но концов не нашли. И денег тоже. «Язык надо учить, - выйдя через неделю с Петровки, прокомментировал Князь. - В последней главе контракта черным по белому написано: «Фарс-мажор». То есть, это значит: обстоятельства непреодолимой силы, препятствующие исполнению контракта. То есть, допустим, я мажор. И я желаю устроить фарс. И желание мое так сильно, что преодолеть его я решительно не имею возможности. Ну, не могу я отказать себе в удовольствии надувать невежественных лохов до пограничного состояния упругости». Сам он, кончив МФТИ, учился регулярно. Личность в высшей степени любознательная, Князь любил и знал историю, философию, литературу и прочие гуманитарные ветки. Он много читал и просматривал множество фильмов. Он с равным успехом разбирался и в бухгалтерии, и в политике, и в моде. Он блестяще ориентировался в экономических лесах. Он разумел в ценных бумагах, акциях, ювелирных украшениях, аукционных лотах и редких винах. Он с удовольствием и с пользой выучивал иностранные языки.
    Он прилично владел немецким, английским, испанским, и сносно чешским. Он облетал и объездил множество стран, заводя повсюду как деловые, так и любовные связи, приобретая недвижимость, а кое-где и запасное гражданство. Будучи уже гражданином ряда стран Европы и Латинской Америки, он умудрился за не полных три месяца стать гражданином США, уж не знаю, во сколько ему это обошлось. Он был в высшей степени экстраверт. Любопытный и внимательный собеседник, он умел расположить к себе любого. А, между тем, сумма кинутых Анкенвоем 7-го дня стяжателей неуклонно росла. От одних он прятался, других обнадеживал, третьих посылал на известные совершеннолетним господам три буквы. Выжить в одиночку с его горизонтальным размахом без властных покровителей, без железной крыши, без команды веселых и находчивых было практически нереально. Ростов с его интеллектом, напором, хладнокровием, беспримерной наглостью, хваткой и коммерческим воображением вполне мог бы войти в любое собрание, объединение, сообщество или закрытый клуб взаимной поддержки. А войдя, стать бы его предводителем. Но он дорожил своей свободой, точно беглый каторжник. «Я волк-одиночка», - упрямо твердил он, уже накопивши смертельных врагов более, чем клещей натуральный волк из какой-нибудь средней полосы, и всякий раз я думал, что до конца текущей недели Борис Александрович точно не доживет. Но он доживал. Он каждый раз доживал до седьмого дня. Казалось, ангелы хранили его для какого-то неясного мне назначения. Он доживал до седьмого дня, и еще как доживал. Сказать на широкую ногу, значит, ничего не сказать, уважаемый читатель. И здесь я хочу коснуться его парадоксальной для обыкновенного капиталиста неприязни к накоплениям. «Я бабки заработал не у фанеровочного станка», - так объяснял он, по крайней мере, мне свое стремление поскорее избавиться от капиталов, нажитых путем обмана взяточников и стяжателей. Цыганский хор под окнами до утра, разбрасывание сотенных зеленых банкнот в Доме то ли композиторов, то ли ученых с ползаньем этих самых ученых композиторов под столиками, щедрые пожертвования кому угодно и по любому поводу, новая иномарка чуть не всякий день с дарением старой иномарки первому встречному, и так далее, и в том же духе. Зачем? Чтобы потешить свое эго? Но эго Ростова было куда крупней, и вскоре я понял: он сбрасывает призы, точно корсар где-нибудь в ближайшем порту, чтобы скорей выйти в плавание за новой добычей. Его азартную натуру интересовал только поиск и уничтожение богатой жертвы.
    Еще я понял, что княжеская щедрость полностью растлевает случайную прислугу до состояния совершенной подлости. Особенно, водителей. Того не сознавая, они делались косвенными жертвами Князя. Они мгновенно обрастали добром, обзаводились непомерными дачками хозяина, быстро им, очумевшим от внезапной удачи, начинало мерещиться, будто они уже его незаменимые помощники, и они уже лезли на его кухню, в его бизнес, наглели безобразно от почти товарищеского обращения. И вдруг вылетали на улицу, растерянно озираясь по сторонам: «Где ж они дали маху?». Да нигде. Просто Борис Александрович терпеть не мог рядом с собой наглецов и сплетников. И только сам диву давался: «Откуда что лезет? Вроде честного и скромного паренька взял порулить, и на тебе». Наши личные с Борисом Александровичем связи в эпоху Анкенвоя 7-го дня имели разнообразный характер. Когда злонамеренный, а когда и случайный. Злонамеренный, когда я пытался заработать при участии в его аферах сотню-другую долларов. Мои аппетиты были скромны. Даром я денег от него не брал, хотя остро нуждался, и он предлагал мне их постоянно. Деньги меньшее, что мог он предложить окружающим. И самое большее для окружающих его. Но брать у кого-либо даром деньги, даже если все берут, я и нынче полагаю нижней ступенькой наиболее длинной лестницы, какие только воздвигаются исключительно для падения. Бориса Александровича моя подобная умеренность забавляла. Или раздражала. Или хоть сколько-то вызывала доверия к моему бескорыстному интересу в общении с ним. А доверял он кому-либо с трудом. Разве что своей женщине-дрессировщику. Любящие женщины - самая преданная аудитория. До тех пор, конечно, пока ты не изменишь ей с другой какой-нибудь аудиторией. Что же до наших злонамеренных встреч, то деньги я получал от Князя дважды. Впервой, пять тысяч долларов за участие в сделке, обогатившей Анкенвоя 7-го дня на пять или около того миллионов долларов. Тогда я свел его и с партнером по строительству крупнейшей финансовой пирамиды. Эта последняя сводка заложила фундамент, на котором построился Анкенвой 365-го дня. В иной раз он одолжил мне пять тысяч долларов на хозяйственные нужды. Долг я вернул двумя слитками золота, унаследованными от покойного тестя, ювелирных дел мастера, и долей в предприятии, из которого я вышел без потерь и по причинам сугубо личного отсутствия характера. Что до наших случайных связей с Борисом Александровичем, то возникали они спонтанно, и всегда по его инициативе. Тут не зря господа венерологи брякают: «опасайтесь случайных связей». Одна из них для меня закончилась парой сломанных ребер. Вторая - подбитой бровью. Как отмечалось раньше, превышение самообороны господином Ростовым никто не отменял. А если мои разные с ним весовые категории прибавить к его значку КМС по боксу, ответить моему собеседнику интеллигентно я не имел физической возможности. Разве что череп ему снести. Но череп у него, во-первых, был очень крепкий, во-вторых, он дорогого стоил. Даже в моих глазах. Два перечисленных случая оставили у меня на дне довольно-таки скверный осадок. Впрочем, я сам виноват. Анкенвой 365-го дня предупредил заблаговременно: «Я – люди, а не хрен на блюде». Это честное предупреждение. От нас мы обязаны всего ожидать.
    Анкенвой 365-го дня тогда уже отстроился. Его золотая пирамида под названием «Фонд народного строительства» обещала вкладчикам 640 процентов годовой прибыли. В валютном, само собой, эквиваленте. Это значило, что при вложении миллиона долларов через год успешный вкладчик получал шесть миллионов четыреста тысяч. Торговля оружием или наркотиками, возможно, и гарантировала такую прибыль. Но Князь не торговал ни оружием, ни наркотиками. Он вообще ничем не торговал. И ничего не строил. Строил бы, да времени совсем не имел. Сотрудникам его пирамиды едва хватало времени, чтобы принимать вклады физических и юридических лиц. Лица стояли на улице в огромных очередях. По записи. Отходили и приходили отмечаться. Блатные, то есть в буквальном смысле, а также знаменитости, начальники ведомств, члены партий и лица, прошедшие по одномандатным округам, разумеется, сдавали свою чужую зелень вне очереди.
    «Из каких же денег ты им через триста шестьдесят пять дней два с половиной миллиарда вернуть собираешься?», - недоумевал я по простоте душевной. «Из тех, что через год следующие вкладчики подтянут, писатель», - ответствовал мне по душевной сложности Борис Александрович.
    Анкенвой 365-го дня тогда уже постоянно держал за собою в одном из наиболее фешенебельных отелей Москвы пентхаус для приема иностранных делегаций и персон под номером VIP, арендовал реактивный самолет для срочных вылетов на Багамские острова по делам своих вкладчиков, и, кажется, яхту «Президент» с крейсерской скоростью 18 узлов. С учетом арендованных скоростей Борис Александрович взлетел так высоко, что рассмотреть я его при моем слабом зрении уже более не мог, и более мы не виделись. Пресса, публиковавшая интервью с Анкенвоем 365-го дня или восторженные панегирики его годовым благотворительным акциям, вскоре умолкла. Громких судебных процессов, связанных с его именем, не гремело. Какая-либо информация в, казалось бы, вездесущем Интернете отсутствовала о нем, точно и не существовало в помине Ростова Бориса Александровича. Конечно, я вспоминал его за пятнадцать лет разлуки. В моем воображении он покуривал ручной катки на девичьих животах сигару где-то на гасиенде в аргентинских джунглях, потягивал скотч, и, возможно, читал последние 63.242 из моих опубликованных знаков. Но я с вами, господа агностики. Видать, минули не пятнадцать лет, а вся тысяча, и вышел сатана обольщать народы по четырем земляным углам.
   
ЛЕВИАФАН

    Где-то везде я слышу: «убивает не оружие, убивает человек». Вопрос. Убивает ли человек, создающий оружие? Если да, то до какой степени он убийца? До степени кандидата, доктора, члена-корреспондента? Ученые - публика спортивная. Как и легкоатлеты по тройному прыжку ученые обязаны достигать. Достиг, ты ученый. Не достиг, ты лжеученый, порочащий флаг, значок, твоего учителя и сам предмет. О пользе науки из китайского фольклора известно следующее: наука полезна умным господам. Глупым господам наука вредна. Умный господин есть господин, умеющий отличить разные штуки, рассуждающий критически и совершающий глупости по объективным причинам. Глупый господин есть господин, поддающийся стадному инстинкту, массовой агитации, различным порывам, и совершающий глупости, следуя природе своей. Каких господ на белом свете больше отрасль науки статистика не сочла. К тому же ученые за чужую глупость не отвечают. И это правда. Любой глупец подтвердит. Спросите любого глупца: «Зачем ты, любой глупец, первое начало термодинамики применил, и тем уничтожил крупную цифру народа?». Он ответит вам: «Чтобы сломить врага, сокративши количество потерь среди мирного населения». То есть, мы (а глупец всегда отвечает от лица коллектива) убили сразу максимально больше публики, чтобы сократить среди нее количество потерь. Разве ученый выступит с глупым заявлением: «цель оправдывает средства»? Да Господь с вами. Любому ученому, в отличие от политика, известно, что цель, особенно пораженная наповал, лишена дальнейшей возможности оправдывать средства. И вообще что-либо осуждать или оправдывать. Такие примерно мысли осаждали меня ввиду неизбежного разговора с Анкенвоем относительно производства русско-немецкой лавочкой RM20/20.
    С утра меня разбудил стук в дверь. Стучали настойчиво и с паузами, как будто прислушивались. Давно, видать, стучали, мерзавцы. Первая ночь из всех, проведенных в Казейнике, когда мне обломилась возможность нормально выспаться. В паузах Вьюн похрапывала за проницаемой занавеской. Видать, на спине устроилась. Видать, ночью к ней штык-юнкер прошмыгнул. Я протер ладонями органы зрения, накинул согретое одеяло на плечи и раздраженно дернул засов. Дверь на образцово смазанных петлях отворилась внутрь сама собою. У порога топтался вчерашний охранник знамени с очередной повязкой желтыми буквами на рукаве: «дневальный».
    - Что надо?
    - Вас дама ожидают на плацу, господин епископ.
    - Какая к дьяволу дама?
    - Ответственный секретарь.
    - Ответственный за что?
    - Не могу знать, господин епископ.
    До меня, наконец, дошло. Ответственно секретарствовать, за что бы то ни было, в Казейнике могла только Виктория Гусева. «Зря к парню прицепился. Он и без меня из нарядов, кажется, не вылезает. Белки совсем красные, физиономия обратно белая в муку, ноги еле держат. Видать, Перец, его муштрует за какую-то провинность, - подумал я, вскользь глянув на бойца, суетливо обыскивающего собственные карманы. - Дневальный. Он и дневальный, он же и ночевальный».
    - Нашлось, - боец протянул мне сложенную бумагу, найденную в результате за отворотом форменной черной кепки. - Пропуск велели срочно доставить. Сказали, господин епископ догадаются.
    Я развернул бумагу. «Ну, приходи. Борис». Таково было краткое содержание пропуска, подписанного Анкенвоем.
    - Как ты ко мне обернулся? - складывая записочку, я, среагировал, наконец, и на «епископа». - Обратился, черт. Ты что, боец, кардинала от епископа не в состоянии отличить?
    - Никак нет, ваша патриархальность! - выпучив натруженные глаза, проорал дневальный славянин. - Отличаем! В газете приказ! Официально! Уже и табличку на дверях перебили!
    Тут я заметил торчащую у него из бокового кармана трубкой свернутую газету, выдернул, размотал, и прочел на лицевой стороне заметку, помещенную в траурный прямоугольник: «Редакция от лица городского магистрата приносит публичное извинение господину епископу Славянского ордена, за ошибочное упоминание о нем в официальных документах и сводках новостей, как о чуждом православию кардинале. Главный обозреватель«Kozeinik Zeitung» Ев. Зайцев».
    «Обозреватель, - подумал я, возвращая газету дневальному. - Что он там, интересно, обозревает, этот Ев. Зайцев без очков?»
    - Доложи, епископ скоро будет. Рыло протрет, похмелится «Монастырским», и будет. В часовне пусть просохнет госпожа ответственный секретарь. Чай, не лето на плацу.
    Дневальный кинулся исполнять приказание. Бесшумно прикрывши дверь, я прислушался. В душевой келье моей послушницы было тихо. Видать, разбудил ее славянский докладчик. Пауза.
    - Пойдешь? - вопрос из-за ширмы прозвучал напряженно и как-то взвинченно.
    - Да.
    Я пошел умываться. Рукомойник без крышки, но полный воды был прилажен к стене за голландской печью, здесь же на гвозде висело полотенце из вафельной материи. Под рукомойник предусмотрительно было подставлено цинковое ведро. На полочке рядом с рукомойником хранились маленькая одежная щетка, тюбик пасты, заправленный бритвой станок и банка с вазелином. Перец, управлявший обстановкой нашей обители, видать, определил для себя, что православные кардиналы одежными щетками зубы чистят. Зубы я пальцем почистил, выдавив на него из тюбика полоску с каким-то земляничным привкусом, напоминавшим пионерское детство. Затем облачился я в редакторский пуловер и грязные плисовые штаны, навертел суконные портянки, забытые прежним постояльцем в одежном шкафчике, и обул свои чужие сапоги, брезгливо посматривая на тумбочку в углу, где был аккуратно сложен пошитый, видать, на глаз черный китель с эполетами. На каждом эполете была вышита гладью золотая буква «К». «Не успели букву «Е» перешить», - подумал я, распечатывая пачку сигарет «Rosstof» и выглядывая в окно, залепленное снаружи дождевыми разводами.
    - А я? - вопрос из-за ширмы достался мне с такой выдержкой, будто Вьюн долго размышляла, что бы еще у меня спросить.
    - А ты изволь одеться и выйти. Не в кукольном театре.
    Пленка на кольцах отползла. Вьюн уже в куртке, застегнутой на молнию и с капюшоном на голове, сидела прямо, точно застывший маятник. Под ней была перина, думается, притащенная заботливым штык-юнкером ночью, пока я спал.
    - Далеко намылилась?
    - Я с тобой.
    - В столовую не лезь. Опасно тебе. Наслушаешься гадостей, ответишь кому. Потом Лаврентий добавит, и все. День судом офицерской чести окончится. Могилу мясом не корми, дай только повод слить штык-юнкера, если он ваш любовный роман прочтет.
    - Я с тобой. Не верю я этой отложенной личинке. Тебя там зарежут, как Щукина, пока я буду на измене сидеть.
    - Не будешь. Позавтракаешь, и тихо смоешься. Найдешь Владимира в бараке, скажешь, чтобы он общее собрание зеленых подпольщиков устроил. Скажешь, епископ хочет консолидировать оппозицию.
    - Для чего?
    - Разработаем план совместных действий, пока их не съели поштучно.
    - А ты?
    - За меня трястись не надо. Меня и в часовне зарежут, если потребуется.
    Прикурив сигарету, я вышел в коридор. Дежурный по штабу, какой-то раньше не замеченный мною уголовник с татуировкой прямо на лбу в виде левосторонней свастики приветствовал меня отданием чести. Я кивнул ему, докурил сигарету, выскочил под ливень и дунул к часовне, чтобы не промокнуть заранее. Внутри часовни было пусто за исключением стоящей на коленях у иконы «Благовест» Виктории Гусевой с волосами, убранными под скромную косынку. Разумеется, она, погруженная в молитву, не могла заметить моего присутствия, хотя створки часовенных ворот на сильных пружинах грохнули за мною так, что вся постройка содрогнулась. «Горлица ты наша, ядреный корень, - подумал я, осматривая чертоги. - Орлеанская дева, не меньше». На всем убранстве лежала печать славянского аскетизма. Пластиковый клозет, какие, платные, устраиваются по двое у станции метро. Исповедальная кабинка. Трибуна фанерная, выцветшей покраски с более ярким отпечатком содранного герба. Аналой. Скамейки от стены до стены, точно в клубе все того же пионерского лагеря. Посредине вырезан узкий проход в президиум. Из образов на боковой стене часовни против трибуны одна потраченная икона с архангелом Гавриилом и пресвятой Богородицей. Перед ней на коленях ответственный секретарь. Я присел сзади на скамью, ожидая, когда Вика-смерть грехи замолит.
    - А что же вы не служите, господин епископ? - спросила она, обмахнувши себя финальным крестом, и поднявшись с коленей.
    Под коленями у нее оказалась газетка, тотчас мелко свернутая и отправленная в сумочку.
    - Служу.
    - А братья-славяне жалуются, что некому исповедаться. Часовня пустая, как ни зайдут. Грехов некому отпустить.
    - Твое какое свинячье дело?
    - А я куратор Славянского ордена.
    - Передай своим братьям-славянам, что у епископа запой. Что коли у епископа запой, он в лучшем случае бороду отпустит.
    К моему заявлению Гусева отнеслась вполне ответственно. Как и подобает секретарю. Из прошлой нашей редакторской жизни Гусева извлекла вполне содержательный урок. Когда я запил, меня на службу и авансом не заманишь.
    - Надолго запил?
    - Надолго. Пока в Москву не вернусь. Веди меня к Ростову, куратор. Только молча. Еще раз калитку откроешь, я в нее плюну.
    К полезным советам Виктория умела прислушиваться, и весь путь до городской свалки мы прошагали, думая каждый о своем. Мои думы, коротко изложенные в начале текущей главы, завершились у знакомых ворот из колючей проволоки, где нас поджидал уже полицмейстер.
    - Доброе утречко, - при виде меня, он ухмыльнулся и поднял руки. - Холод собачий. Промок до исподнего. Не тяни резину, товарищ епископ.
    - Я пленных не беру.
    - У меня их и нет, - весело отозвался Митя. - Давай, обыскивай. Холодно.
    - Зачем?
    - Ты завязывай комедию ломать, преподобный. К Борису Александровичу в гости без обыска не ходят.
    - А ты в гости собрался?
    - Вряд ли.
    - Меня боишься обидеть?
    - Типа того.
    - Ну, валяй, сторожевик.
    Я поднял руки. Митя со знанием дела ощупал меня от шеи до сапог, приговаривая:
    - Чисто формальность. А то пистолетик Щукина пропал, чисто канул. И ружьишко типа обрез. И еще пару стволов. Пол ящика осколочных гранат вообще с концами.
    Но это к слову. До тебя это не относится, епископ. У тебя непротивление злу насилием. Ты, вон, даже и Филиппова заточкой пырять отказался. Всю грязную работу на других перепихал.
    - А секретари у нас типа исключение? – спросил я Митю, когда он закончил меня щупать.
    - Какие секретари?
    - Justitia nemini neganda est, - заметил я злорадно.
    - Согласен. Исключение превыше всего.
    - Только попробуй, - предупредила полицмейстера Виктория.
    Митя попробовал. Обыск затягивался. Наконец, Вика вздрогнула всем телом, издавши короткий стон, и отвернулась.
    - Вот и все. Вот и ладно.
    Полицмейстер зачем-то вытер мокрым носовым платком такие же мокрые ладони, отомкнул замок на воротах, и пропустил меня с Гусевой на свалку. Мусорный массив и узловатое ущелье между ним остались прежними. Но ротвейлеры исчезли. Мы давно пропустили место, где обрушилась на меня дикая домашняя свора, но псы-оборотни так и не повылезли.
    - Где ротвейлеры? День пограничника отмечают?
    - В загоне, - отрезала скупо мадам Вергилия.
    И, погодя, все ж таки прибавила к отрезу.
    - Они только Бориса Александровича слушаются.
    «Лишняя прибавка, - смолчал я, глядя под ноги во избежание битого кафеля и стекла. - На двадцать верст любая живность его только слушается». Мы обогнули пропасть отходов, одолели подъем к седловине меж двух помойных гор, и предо мною внезапно распахнулось чистое пространство, выложенное каучуковыми плитами. Метрах в пятидесяти хода стоял белый представительский лимузин размером со среднего финвала. Как и впервые, когда ступил я на улицы Казейника, отчего-то мне вспомнился именно кит, приютивший и обогревший Иону, сброшенного язычниками за борт после жеребьевки. На крыше кита была установлена спутниковая чаша. Тонированные скважины кита были наглухо задраены. Кит настолько забрал мое внимание, что я не сразу приметил взвод ротвейлеров, молча бродивших за стальными прутьями просторного вольера на отшибе упругой возвышенности. У клетки были штабелями сложены мешки собачьего корма. Ответственный секретарь уже топала к белому левиафану.
    Чуть погодя, я нагнал ее. Самая задняя дверца кита бесшумно распахнулась. Вика-Смерть замерла на страже отверстия. Нагнувши свою плешь, я сунулся в механическое брюхо. Анкенвой тонул в кожаных подушках на боковом сиденье уютного кишечника, покуривая, как мне и представлялось, благовонную сигару.
    Он изменился. Прибавил килограммов пятнадцать-двадцать, и лет на тридцать постарел, хотя не виделись мы лишь половину из них. Остальное все прежнее: короткая стрижка, синева вместо щетины, костюм, белая рубашка, стильный галстук, завязанный сухопутным узлом, туфли в тон с носками. Тот же взгляд. Обманчиво ленивый. Против бокового сиденья, в какое он погружался, была установлена панель с мониторами. Всего тридцать два монитора: четыре вниз и восемь по горизонтали. Все, помимо крайнего, крутили сериал из жизни Казейника. По крайнему шла трансляция матча между футбольными командами «Нюрнберг» и «Штутгарт». Среди прочих фамилий, как раз выходящих на второй тайм, диктор объявил Саенко. «Значит в записи, - оценил я обстановку, - Саенко давно уже играет за московский клуб «Спартак». Значит, в прямом эфире его спутниковый телевизор только помехи транслирует». В салоне, полностью обитом вишневой кожей, было еще заднее сиденье, на которое он мне и указал угольком сигары.
    - А ты пока собачек покорми, - сказал он Вике так, что едва ли его можно было расслышать снаружи за шумом дождя. Но ответственный секретарь все же расслышала, и направилась к загону. Я прикрыл дверцу.
    - Спрашивай, - Борис Александрович продолжил смотреть футбольную передачу, точно мы с ним расстались накануне, или же я интересовал его не более, чем игра, результат которой был ему известен заранее. «Ладно, - задел меня грязный прием Анкенвоя вроде того, когда ниже пояса бьют. - Мы тоже гордые. Обождем.
    Хотя гордиться нам особо нечем. Успехов у нас кот наплакал. Особенно, после добровольной сдачи показаний лаборанта Максимовича».
    - Какой счет? - спросил я ехидно.
    Ростов искоса глянул на меня, и в зрачках его на секунду вспыхнули вольтовы дужки, сопровождавшие обычно либо внезапный интерес, либо приступ закипающей злости, но тотчас погасли.
    - Выпьешь?
    - Это с тобой-то?
    - А я выпью, - Анкенвой отрыл дверцу бара у заслонки, отделявшей салон от водительского отсека, достал бутылку бренди со стаканом и выпил. - Есть повод. На семьдесят третьей минуте «Нюрнберг» отыграется.
    - Иди ты.
    - Хороший клуб, - будто не заметив моей иронии, Борис Александрович пыхнул сигарой, уронил на брюки пепельную гусеницу, и проводки в его темных зрачках заново раскалились. - Куплю его. Клуб с традициями. После двух мировых чемпионатов Бундеслигу выигрывал. В 1920-м и 1948-м.
    - А твои сотрудники заранее болеют? – поддал я еще и сарказма.
    Мой сарказм он пропустил.
    - Рабочие на фабрике болеют. Им один хер за кого болеть. Охрана, падлы, тоже, конечно, болеют. Но это, я тебе скажу, не болезнь. Вот если ты за клуб готов бутылку раскроить о голову кого-либо из фанатов «Штутгарта», и напиться в дрезину, и орать так, чтобы закладывало уши, это я скажу тебе болезнь.
    - Слушай, а что я здесь вообще делаю?
    - Занятный вопрос, - Анкенвой налил в стакан бренди, и толкнул мне, чуть не расплескавши. - Со мной не хочешь, один выпей.
    Один я выпил.
    - Сам давно интересуюсь. Как увидал тебя в товарном вагоне с местными хлыстами, Вику сразу на блошиный рынок отправил, чтобы тебе, лоху, кишки не выпустили за первую же глупость.
    Судя по сочувствию в глазах Анкенвоя, выглядел я плачевно. Известие о том, что я вопреки его желанию петляю в Казейнике, деформировало меня. Обрушилась к чертовой матери точно карточный домик вся моя логическая постройка. Но сдался я не сразу. Быстренько провертевши в мозгу свою заезженную пластинку, я вспомнил мотив. «Главное мотив. Анкенвой соврет, не дорого возьмет. Аферист высшей пробы, - снова утвердился я на прежних позициях. - Надо с другой стороны подвалить, и я дожму его».
    - Словарь, Вика, Семечкин, Хомяков. Странный выбор сотрудников. Это что же? Твои четыре всадника Апокалипсиса? - поинтересовался я, отложив стакан.
    - Это, мой милый, твои четыре всадника. У меня свои четыре всадника. У каждого свои четыре всадника.
    - Ладно, высший математик. Скажи мне, какова, по-твоему, вероятность, что пять человек, связанных общим прошлым одновременно и случайно окажутся в пункте икс, где их вообще не должно быть?
    - Теоретически она стремится к нулю. Но теория вероятности сама по себе аппарат, описывающий случайные события и процессы.
    - К чему ты клонишь?
    - Допустим, Хомякова я нанял, когда мне надо было кабельное телевидение наладить. Как ты помнишь, он задолжал моей женщине по твоей, кстати, рекомендации. А я помню старые долги. Хомяков справился. А поскольку он всегда мечтал попасть в большую политику, я назначил его Бургомистром. Дальше. Виктория сама ко мне обратилась. На любую работа была согласна за приличный оклад. Мне нужен был смотрящий в поселке, а мужчинам я, как ты знаешь, не особо доверяю. Тем более, уголовникам. Дальше Словарь. О нем я вспомнил, когда подбирал конченого типа с юридическим образованием на место заведующего кадрами. Заметь. Я всего лишь описываю случайные процессы. Но случайные процессы могут содержать внутри себя общую закономерность.
    Да. Я понял, к чему он клонит. В какой-то момент по разным причинам я отвернулся от Словаря, и от Хомякова, и от Виктории. Отвернулся, когда они нуждались во мне. Чем не закономерность? Встретившись в Казейнике, они и без княжеского участия могли запросто упаковать мне поганку. А мог и Словарь безо всякого сговора. Самостоятельно. Осталась неясной роль и место Семечкина.
    - Семечкин твой, Никола-Чревоугодник, уже кантовался здесь, когда я разоренный комбинат приобрел по надобности, - точно прочтя мои рассуждения, Анкенвой наполнил отложенный стакан. - Добавь. Корешкам твоим бывшим я велел тебя не трогать, иначе головы сорву. Сложнее с Могилой. Пока я его стимулирую, он в конструкции. Но это «пока» скоро закончится.
    - Скоро здесь все закончится. Ты, вообще, на улицу выглядываешь? Может у тебя научные консультанты есть? Может они тебе графики чертят?
    Добавлять я больше не стал, но закурить - закурил. Сигарету имени Бориса Александровича.
    - И консультанты есть, и графики чертят. А еще у меня есть возможность отправить твое преосвященство домой. Прямо сейчас.
    Я закашлялся от глубокой затяжки. И пока я кашлял, я вспомнил мою жену, и кота Париса, и дочек моих, и продюсеров, которым не успел я отправить завершенный сценарий, и сердце мое защемило.
    - Подумай, - Борис Александрович опустил окно и выкинул измочаленный кубинский окурок под оглушительный шум, ворвавшийся на какое-то мгновение внутрь левиафана. - Можешь со мной остаться. Уедем вместе, когда я дела закончу.
    Он вытянул из часового кармашка за витую цепь массивный брегет, украшенный изящной миниатюрой с черно-белым орлом на желтом поле, выглядывающим из-за фрагмента пограничной будки.
    - «Кениг-рей» подключили, пока мы спорим. Девять к одному, что синтез живее пойдет.
    - А мы спорим?
    - Расслабься. Максимум через две-три недели вернешься. Посмотрим футбол, помянем прошлое.
    - А будущее?
    - Что «будущее»?
    - Его мы тоже помянем? Если ты намерен вывести из Казейника RM 20/20, поминки по нашему будущему лучше не откладывать.
    Голкипер «Штутгарта» не успел выбить мяч в поле, хоть и очень торопился. Борис Александрович нажал на кнопку паузы, и, глядя под ноги, замер, точно кнопка и его остановила вместе с трансляцией. Наконец он ответил, и совсем без подъема, свойственного идейным психопатам.
    - Каждый хочет оставить потомству что-то после себя. Оправдать смысл своего существования. Даже те, кто не верят в Господа. А те, кто верят, и подавно. Тем, как известно из библейской притчи о сыне, зарывшем в землю талант, сам Бог велел.
    - Что ж ты хочешь оставить после себя?
    - Как можно меньше людей.
    Анкенвой потряс меня. Я-то был уверен, что он попросту бешеный куш сорвать стремится, загнавши запасы красной ртути на подпольном аукционе.
    - Что? Поразил я тебя? По глазам вижу.
    - Пока только меня, но послушай. Ты создал оружие массового поражения. И ты всерьез намерен его использовать? Зачем? Ты ненавидишь людей?
    - Напротив.
    - Это абсурд. Это вздор и бессмыслица.
    - Естественно. Ты, милый, далек от высокой математики. Но если простая арифметика еще доступна твоему скудному интеллекту…
    Не закончив, он подобрал с бархатного коврика, застилавшего брюхо кита пульку от преферанса, исписанную цифрами и сокращениями. Положил мне на колени. Итоговые значения расписанной пульки соответствовали общеизвестным фактам. Численность населения Земли в начале 20-го века 1,5 миллиарда. В начале 21-го века 6,5 миллиардов. Промежуточные цифры: 1-я мировая война 10 миллионов убитыми на полях сражений и 20 миллионов гражданских лиц. Общее число жертв «красного террора» в СССР около 50 миллионов. 2-я мировая война еще минус 55 миллионов. «Странные Князь пульки расписывает внутри кита, - обсудил я с кожаной вишневой обивкой моего собеседника, свернувши калькуляцию, - здоров ли он?».
    - Результат противостояния сверхдержавного еще где-то полтора лимона долой, если по всем континентам, - между тем, продолжил вслух устные подсчеты Борис Александрович. - Результат примирения сверхдержав продуктивнее, но в целом пустяшный. Лимона два с половиной. Допустим, король бельгийский Леопольд заслужил благодарность потомков. За какие-то 20 лет его трудовые «отряды общественных сил» десять лимонов конголезского дерева в Преисподнюю вывезли. Дрова для грешников. Юмор.
    Его юмор я пропустил. Поквитался за мой пропущенный сарказм.
    - Красные кхмеры отпахали достойно. Положительная динамика на транспорте, стихийные бедствия, эпидемии хуже, криминал более-менее, наркоманы и алкоголики отлично работают. И, вроде все правильно: чаще дохнут молодые самцы. Производители. Короче, никогда мы с таким усердием не истребляли себя, как за последний стольник, а результат унизительный. Мизер.
    - О чем ты говоришь? Что за бред?
    Анкенвой расчехлил дополнительную сигару, казнил ее серебряной карманной гильотинкой, подкурил и окутался дымом.
    - Трудно с тобой. Но если ты сам о поминках заговорил, буду краток. Сейчас население Земли превышает в 3 раза допустимый порог. Даже с учетом всех энергетических резервов человечество протянет еще 100 лет. По оценкам ЮНЕСКО мы должны урезаться в 10 раз, чтобы вписаться в естественный цикл биосферы. По моей оценке это слишком оптимистичный взгляд на реальность.
    Я слушал. И я уже знал, что его аргумент в виде RM 20/20 весьма убедителен. Заряд красной ртути, равный по мощности 5 мегатоннам ружейного плутония легко уложится в керамического пингвина Дарьи Шагаловой. Рассовавши такую дичь, предположим, на рейсах авиалиний с математической точностью Анкенвой в одночасье, подорвет их на высоте 10 километров и, возможно, лишит способности к оплодотворению все женское человечество. Или проявит еще большую изобретательность. Кто знает, что клубится в его мозгах?
    - Допустим, ты прав. Но то же ЮНЕСКО, или ООН, или, наконец, большая восьмерка, в курсе демографической проблемы, и справятся эффективней.
    - Как именно?
    Ко мне потянулось перистое кубинское облако.
    - Отменят смертную казнь? Не обманывай себя, милый. Опыт человеческой цивилизации говорит об одном. Все решения, серьезно повлиявшие на ход событий, принимались в одиночку. Все великое просто. Все простые числа делятся только на себя.
    - Ты уже знаешь, как использовать RM 20/20?
    - С максимальной эффективностью.
    Намекая, что тема исчерпана, Борис Александрович демонстративно извлек из-под сиденья толстый номер газеты «The Times». Развернул. Углубился.
    Хмыкнул. Повернул ко мне заметкой.
    - Прочти.
    - Я только по-немецки читаю.
    - Дочь изобретательницы лекарства от старения погибла при испытаниях препарата. Лекарство помогло. Теперь дочь этой суки не состарится. Люблю англичан. Ты остаешься?
    - Подумаю.
    - Подумай. Митя присмотрит за тобой. Партию в нарды?
    - Можно.
    Мы сыграли партию в нарды. Потом еще партию.
А НАША РАБОТА ЗАВЕРШЕНА

    К полудню ливень выдохся, уступивши место какому-то пыльному дождику. Случилось так, что в утробе левиафана я пропустил самое значительное выпадение хлябей, когда-либо затоплявших Казейник за какую-то пятерку часов, просаженных мной в обществе Бориса Александровича. С учетом высоты над уровнем суши, где прятался кит на колесиках, я даже и не сразу осознал масштаб разлива, а осознал, когда сошел только ближе к воротам свалки. Между мной и размытым периметром образовалась грязная лагуна, затянутая водоплавающими отходами. «Синтез живее пошел, - нащупал я причину измененного ландшафта, сунувшись вброд. - «Кениг-рей», скоты, подключили». Закуренная мной ростовская сигарета оттянула скверную перспективу брести к поселку по грудь, а то и по шею, а то и вовсе плыть в холодной гадости. Внезапное спасение нагрянуло в образе водяного патрульного скутера с лобовой эмблемой земских масонов. Управлял им рыцарь плаща и шлема. И темной полумаски. И резиновых штанов. Ловко махнувши над затопленными воротами, он легко размел на пути мусорные препятствия и заложил вираж на мелководье, окатив меня грязной волной. Тогда управляющий вознес полумаску на шлем защитных цветов и стал заново Митей-анархистом.
    - Ты, чего в болото по колени уходишь, твое преподобие? - осклабился он, газуя то ли от избытка возбуждения, то ли бензина. - Здесь форель таскать запрещается. Здесь она только в Карелии дрейфует.
    - Клевый байк.
    - Четыре такта. Китайский сбор.
    Мите было лестно, что я оценил по достоинству его технику. Мне было лестно, что за мной приехали. Бог весть, когда за мной не приезжали.
    - А где Виктория?
    - А везде Виктория, - продолжил искрить мой спасатель. - Кругом победа секса над унылыми буднями. В данный момент у бургомистра. Возглавляет комитет по ликвидации последствий наводнения.
    - Много последствий?
    - Крепче всех орду николаевскую накрыло, - Митя засмолил косяк от моей чужой сигареты, и с наслаждением затянулся. - В Белфасте пиво так не разбавляют пленным солдатам Ее величества.
    - Был?
    - Оффшорная полоса. Сопровождал хозяина с видом.
    - Тегеран? Бейрут? Бильбао?
    - Тебе откуда известно?
    - Твоему хозяину партнеры нужны.
    - С чего ты решил?
    - Всем партнеры нужны.
    Митя, которому партнеры были не нужны, капитально задумался.
    - Ну, а что Никола-чревоугодник? - сбил я Митю.
    - Третий час анафему поет.
    - Кому?
    - Текст неразборчивый. Но смотрит в небо.
    Я сел позади анархиста, окружив его талию руками.
    - Правильно! Ты за меня держись, отец! - газуя, Митя отщелкнул косяк в сторону. - Кто за мной, у того колода!
    Через десять минут мы ворвались на окраину, и Митя слегка сбросил скорость. Полноводные улицы Казейника активно разживались челноками, баллонами, катамаранами, спаренными из бревен, байдарками и разновидными плотиками речных обитателей. Сухопутные граждане сидели на крышах как зайцы на островах. Митя причалил к мокрому сухому клену в переулке, и мы еще раз перекурили.
    - Какие потери у славянства?
    - Казармы-то на холме. Плац только захлестнуло. Выше фундаментов половодья нет. «Нюрнберг» с продуктовым филиалом, те да. На пол этажа погрузились. Но и там повезло. Могила загодя приказал все продовольствие на чердаки перетаскать.
    - Он что, ясновидящий?
    - Он-то?
    Пятерня Дмитрия невольно потянулась к затылку и соскользнула по шлему.
    - Совпало, говорит. Пер типа. Ночью вышел приказ от Гроссмейстера устроить ревизию.
    - На чердаках?
    - Типа того. Электричества нет, а там светлее. Но в целом на духовенство ссылается. Твоими, говорит, молитвами.
    - Ясно.
    - А я о чем?
    - Жертвы есть?
    - Умеренные. Десяток избирателей смыло в залив. Четверо, не считая баб, захлебнулись по месту прописки.
    - А считая баб?
    - Кто ж нынче баб считает?
    - Все?
    - Свеча взвесился, - нехотя буркнул полицмейстер.
    - Владимир? Как же это?
    - Нервы. Шнурки в уборной сплел, и того. На сливной бачок заплел. Соседи говорят, записку оставил.
    - Что в записке?
    - Мало ли. Запиской подтерся кто-то, пока следствие вызывали.
    Я просто не мог поверить, что Володя Свеча, этот пламенный поезд, наделенный двумя бесконечностями, точно пустая теплушка, скончался в каком-то зловонном общественном тупике.
    - Чушь. Подлая чушь.
    - Ну, ты вот что, епископ. Ты метафизикой занимайся. Продукты отмаливай или еще там что, а мирские хлопоты законникам оставь.
    Вспыхнувшую было ссору погасил возбужденный с цыпками на кумачовых лапах инспектор, подлетевший к нам тоже на водном скутере, но с ободранной местами покраской и царапинами на пластиковых боках. Докладывая Мите последнюю сводку, инспектор жестикулировал от избытка рвения клюшкой, точно жезлом регулировщика, отчего в потоке речников случилось короткое замыкание.
    - Самосуд в общежитии сезонных строителей! Толпа совсем озверела! Матерятся хуже сапожников! Ватник подожгли, из окон размахивают!
    - Кого? - перебил инспектора Митя.
    - Геннадия-армянина утопили! Но сначала разрезали! Руку отрезали!
    - За что?
    - Такое дело! Наводнение! Крыша течет, а он сантехник! Вышел, как вредитель! Вспомнили, что валюту менял! Руку отрезали!
    - Уроды, - Митя забрал у подчиненного клюшку. - Ты, куда скажет, епископа свезешь, а я с этими профсоюзом уродов лично поцелуюсь.
    Едва успел я пересесть на ближайший скутер, как Митя с лицом, кривым от бешенства, умчался наказывать сезонных пролетариев. Известие о гибели добродушного Генки подкосило меня пуще странного самоубийства учителя биологии. Зверскую и бессмысленную расправу над армянином, запалившим собственный киоск ради того, чтобы юные русские вымогатели остановились расстреливать своих же товарищей детства, я не воспринял как парадокс. Я воспринял ее как самый вероятный сценариус проявки на прочность всей людской цивилизованности, которой грош пока цена, в минуту глобальной катастрофы. Как очень вероятную поведенческую модель в час уплотнения народов, которых сгонит мировой океан с насиженных прибрежных линий на чужие пространства. И такой термин, как «модель» я применил умышленно.
    И здесь я намерен выложить изрядный отрывок пресс-конференции рабочей Межправительственной группы по изменению климата: «(нами) были проведены эксперименты с двадцатью тремя сложными физико-математическими моделями атмосферы и океана… Повышение уровня океана (как следствие парникового эффекта вызванного с вероятностью 90 процентов антропогенным воздействием) будет существенно влиять на мировую экономику. В прибрежных районах, которые могут быть подтоплены в результате подъема уровня океана, проживает более 50 процентов населения (3,5 миллиарда человек) Земли, которые обеспечивают около 70 процентов мирового производства». Вопрос: «Как вы думаете, что может предпринять человечество для предотвращения катастрофы?» Госпожа Соломон: «Это вопрос к вам. Это ваше дело, дело правительств, сообществ. Вы можете принимать решения, как жить, как планировать экономику. Наша работа завершена». Соломоново решение.
    Уже и «Титаник», распоротый от носа до кормы, ломался вместе с костями растоптанных пассажиров, уже и трещали кости на Ходынском поле, уже и на Трубной площади трещали. И дело тут не в названии площади, а в площади, как таковой. Сколько человек, и на какой площади должны оказаться вместе, чтобы не растоптать соседей? И это не проблема демографического порядка, увлекшая Бориса Александровича к ответственной миссии по ликвидации пяти миллиардов лишнего, с его точки, населения, уважаемый читатель. Вернее, не только демографическая. Это проблема жилищная. Это проблема расовая, религиозная, законодательная и нравственная. И вся целиком как есть она проблема наследственная. Такое мы наследство нашим детям и внукам оставляем. Это им проверка на вшивость. «А наша работа завершена».
    - Вам куда, священное благородие? - засидевшись, отвлек меня от тяжких раздумий инспектор с ручными цыпками.
    - На пристань.
    Инспектор сплюнул, завел гидротехнику, и погнал из переулка по затопленной площади. Княжеское озеро кишело гребцами, какие гребцы меняли подержанную материальную часть на крупу и одежду, а какие обратно. Едва успело мелькнуть у меня внутри что-то рассеянное на предмет «Венеции без туристов», как снаружи мелькнул верхний этаж магазина «Нюрнберг», за ним вишневый сад с рядами бесплодной древесины, похожей на зачахшие исполинские колоски среди рисовых полей, что-то еще, и мы вплыли сквозь пробоину в трюм буксира. Спустя час я уже стоял на мостике, силясь рассмотреть башню экологического НИИ сквозь мелкий дождь и морскую оптику татарского шкипера Глухих. За час мы с ним оприходовали по четыре заварных фаянсовых чайничка, и еще пару он с собой прихватил.
    - Считай, не считай, только сольется фокус. Далеко я так вижу. На полтора этажа уровень захлестывает.
    - Уровень уже опускается.
    - Опускается, не опускается только не в заливе. В поселке опускается. Там почва забирает кое-что.
    - А кое-что прочее?
    - Обратно в залив.
    Я опустил бинокль и протер заболевшие от напряжения глаза.
    - Надо бы ее на большую землю вывезти.
    - Надо, - согласился шкипер.
    - Но смысла нет. Когда уровень до последнего этажа поднимется, поселок тоже затопит.
    - Но смысла нет, - согласился шкипер.
    - С другой стороны, в коллективе ей будет проще к бедствию привыкнуть.
    - Проще, - согласился шкипер. - Но сложнее. Дарья одинока. Привыкла так. И плохо ладит с Викторией.
    - В этом она не одинока.
    Ржавая дверца рубки, висевшая на одной петле, с грохотом ударилась о внутреннюю стену, и на мостик вошла моя послушница. Говорят, на судне женщина плохая примета.
    - Твой буксир скоро тоже пойдет ко дну, - огорчил я Глухих.
    Но шкипер не огорчился. Вместо этого он протянул мне фаянсовый заварной чайничек работы мастера Дарьи Шагаловой. Взял второй на сервере-западе разбитого компаса с погнутой стрелкой.
    - Мин раза. Теперь все вещи на верхней палубе. Брезент натянул, шатер поставил. Согрейся, эфенди.
    - Дус, - поправил я шкипера. - Господа в магистрате.
    - Друг, - согласился Глухих. - Мин раза.
    Вьюн, присев на корточки, терпеливо ждала, когда я приму ее. Мы с Глухих выпили самогону за новоселье. Закусили сырыми флотскими семечками, которых штук семь наскреб в кармане шкипер.
    - Еще мин раза, - я перекрестился и поднял чайничек. - За Генку-мученика. Прими Господь его душу.
    - «Мин раза» по-татарски «согласен», - пополнил Глухих мои лексические запасы, добрым глотком помянув армянского сантехника.
    - Согласен, - я отставил именную посуду на юго-восток и сурово принял мою нерадивую послушницу.
    - Ты где шатаешься? В городе наводнение, а ты шатаешься.
    - Строгость. Они это понимают, - Глухих одобрительно кивнул.
    - Я полы отжимала тряпкой, - Вьюн, обиженная лишней нотацией, в отместку опустошила залпом юго-восточный чайничек.
    - Сказывали, только плац пострадал.
    - А через окна? Там щели - зверь. Лавочка приказал дневальному проклепать замазкой, так это когда я тазов тридцать наружу выплеснула.
    - Умница ты моя. Дай же я тебя расцелую, - накатило на меня внезапное умиление.
    - Обойдешься? - спросила Вьюн с участием.
    - Обойдусь. Теперь плыви в барак, отыщи там Виктора Сергеевича Пугачева. Скажи, епископ консолидирует оппозицию на флоте. Пусть он к полуночи зеленых подпольщиков у буксира соберет. Условный стук в пробоину два коротких и длинный. Пароль: «Здесь принимают на работу?». Отзыв: «А наша работа завершена». Запомнишь?
    - Запомню. Утром ты меня к Владимиру посылал.
    - Владимира нет. А ты плыви в барак, отыщи там Виктор Сергеевича Пугачева, Скажи, епископ…
    - Вода сошла, пока вы самогонку здесь гоняете, - перебила меня Вьюн.
    - Хорошо. Тогда иди в барак, отыщи там Виктор Сергеевича Пугачева. Скажи…
    - Я запомнила, - перебила меня Вьюн.
    - Тогда с Богом, - ласково отпустил я исправную послушницу.
    - Распущенность. Перебивает. Поучить ее надо, - Глухих осуждающе покачал козырной своей фуражкою, напяленной задом наперед, когда Вьюн покинула мостик. Я снял с него фуражку и оторвал козырек. Вместо кокарды на околыше у татарина был приколот значок «ГТО». Это древний значок. Молодежь уже не знает его значения. «ГТО» в переводе с татарского языка на русский значит «Готов к труду и обороне».
    - Зачем оторвал?
    - Бескозырка, - пояснил я шкиперу. - Мятеж. Офицеров на рею. Сезонных строителей в расход.
    И тогда я допил его северо-западный чайничек.
    - Еще мин раза на посошок. Схожу Зайцеву рыло начищу.
    - Оно чистое, - сказал татарин. - Оно моется трижды в день. Схожу, прилягу.
    - Чтобы эта падаль жену эвакуировала.
    - У него лодка с мотором казенная, - сказал татарин. - Пусть он лучше Дарью Шагалову эвакуирует. А я лучше прилягу. А жену не обязательно. Шайтан с ней.
    Жены посуду бьют. Капризные. Поучить их надо.
    Глухих, высадившись из рубки, закатился в шатер на палубе. Я побрел искать редактора. Зайцев отыскался в кабинете бургомистра на пресс-конференции по случаю ликвидированных последствий наводнения. Пресс-конференция уже близилась к закату. Журналистов осталось мало: я и Зайцев. На вопросы зала отвечали Хомяков и глава комиссии Вика-Смерть. Я пересек зал по диагонали, достигши Хомякова угла. На гранитной столешнице я издали заметил полный графин зеленой жидкости. Графин был накрыт стеклянной вазочкой для мороженого. А мне надо было срочно тонизировать себя. Протрезветь, сколь возможно, и я обернулся к бургомистру.
    - Зеленый чай?
    Хомяков презрительно скис. После того, как я укрыл его от пули наемников, он бы мне, умирающему, и стакан воды не подал. Я наполнил вазочку чаем до краев, опорожнил без откладки внутрь себя и задохнулся. Оказалось, коньяк азербайджанский. Я и раньше замечал, что азербайджанский коньяк отчего-то зеленый. Восстанавливая дыхание, я слегка нагнулся и, точно, приметил под креслом пустую бутылку с тремя звездочками на бумажном полумесяце, огибавшем основание горловины. Ни я, ни Хомяков, однако, виду не подали, что нам известно пристрастие бургомистра к дешевому благородному напитку. Количеству звездочек доверять нельзя. Это как в гостиничном бизнесе. Звездочки говорят лишь о тщеславии, либо же застенчивости хозяев отеля. Скажем, на флаге отеля Вьетнам одна звезда. Это свидетельство застенчивости хозяев. Но звезда очень крупная. Это свидетельство тщеславия. На флаге хозяев отеля США пятьдесят белых звездочек. Это свидетельство чего? Но звездочки очень мелкие, уважаемый читатель. Застенчивость. Я вернулся к редактору, дружелюбно взял его за холку и заглянул в левый глаз. Правый скрывался под моноклем, переделанным из линзы раздавленных очков.
    - Выйдем?
    - Перерыв пять минут, - объявила в микрофон глава комиссии.
    Мягко сопротивляясь, Зайцев пятился к двери в приемную. Твердо настаивая, туда же и я наступал. Так по-разному оказались мы в пустой приемной.
    - Ты собираешься Дарью забирать из института?
    - Зачем? Чтобы вы, господин епископ, рога мне наставили?
    - Одна же утонет в своей студии меньше, чем за неделю, упрямый ты человек.
    - А вам что за дело? Это семейное дело. А вы, епископ, даже не епископ. Вы голодранец. На вас мои носильные вещи.
    Я призадумался, куда бы ему врезать больней, но и чтобы внутренностей не испортить. Угадав мои намерения, Зайцев резво метнулся в открытую дверь. Но не в моем характере было отступать. Особенно, после коньячной вазочки.
    Пресс-конференция, меж тем, возобновилась. Редактор поднял руку.
    - Я представляю «Kozeinik Zeitung». Сегодняшнее бедствие показало, что администрация плохо готова к борьбе с бушующей стихией. И теперь наших подписчиков волнует проблема создания профессиональной службы спасателей.
    - Не все сразу, - поморщилась госпожа Гусева. - Спрашивайте по очереди. Вот вы. Она кивнула Зайцеву.
    - Почему он? – возразил я агрессивно. - Я тоже представляю газету «Kozeinik Zeitung». Я ее сегодня утром листал. И я представляю, что это за желтая пресса. Представляете? Она кардинала епископом называет.
    - Это не относится к теме, - возразил Хомяк, протирая носовым платочком испарину. - Задавайте по теме.
    Виктория навела порядок в зале, постучав карандашом по глухой овальной поверхности комиссионного стола.
    - Здоровая критика. Мы внесли изменения в бюджет. Постоянно действующая спасательная служба учреждена и оснащена последним словом техники уже сегодня по итогам на базе народной полиции. Главой службы назначен Дмитрий Кондратьевич…
    Она замешкалась.
    - Полозов, - подсказал бургомистр.
    Зайцев усердно заскрипел в блокноте фломастером.
    - По теме, - обратился я к председателю комиссии. - Залив подступил вплотную к поселку. У верующих избирателей есть основания верить, что уровень воды в заливе на этом уровне долго не задержится.
    - Вы какой орган представляете, господин епископ? – вклинился Хомяк.
    - Показать?
    Я распахнул полу дождевика и потянулся к молнии на плисовой ширинке.
    - Не надо, я отвечу, - госпожа Гусева постучала красным когтем по мохнатому шарику микрофона. - Меня слышно? Это личная проблема обитателей, господин епископ. Обитатели поселка вполне взрослые и самостоятельные люди. Они в состоянии планировать свою жизнь. Скажу больше, это их законное право. А наша работа завершена.
    - Вам известен отзыв?
    Я подошел вплотную к столу и навалился на него, роняя микрофоны.
    - Ты откуда отзыв знаешь, сука драная?
    - Они пьяны! Им проспаться надо! - покраснев как пожарный щит, заорал Хомяков, сам не трезвей моего.
    Гусева встала из-за стола, давая всем понять, что пресс-конференция окончилась. Я метнулся к редактору, дернув его за пиджак.
    - Она знает наш отзыв! Какого черта здесь происходит, Женька?
    - Не мешайте же вы! - редактор отодрал от меня пиджак, и рассовал по карманам принадлежности.
    - Согласен, - пробормотал я. - Мин раза. Надо прилечь.
    На этом пресса покинула конференцию.


ЗАГОВОРЩИКИ

    Исторически вид заговорщиков делится на два подвида: горячих романтиков и холодных реалистов. Горячие романтики подвигаются на благородные поступки без личной выгоды. Они готовы за так рисковать собой ради будущих коленей. Горячие романтики, приготавливая заговор, произносят братьям жаркие клятвы, обнимаются и пишут конституцию. Они бодрят себя общественной пользой, жестикулируют, и заражаются опасными чужими идеями. Заражение вызывает у романтиков слуховые и зрительные галлюцинации, бред, шатания, высокую температуру, и, как следствие, летальный исход. Горячим романтикам повсюду мерещится, что они творят историю. В действительности, они творят, черт знает что, никуда не достигнув, помимо каторги, плахи или в лучшем случае ссылки на временное вечное изгнание. Сами же их заговоры любому дряблому тирану всегда легко изолировать от народа. Здесь массы добровольно шарахаются, чтобы романтики не смогли бы их заразить. Кому охота во славу посторонней какой-то будущности валяться потом в инфекционных лечебницах? Другое дело последующие колени. Почти все колени без малейшего риска влекутся к романтикам. Остывши в могилах, романтики постепенно теплеют. За это они изучаются на уроках благодарными коленями. А холодные реалисты суют их всем, как пример. Список уже теплых романтиков обширен. Катилина ли, Брут, Спартак или Степан Николаевич Халтурин с Че Геварой. Все они есть образец подражанию, звезды и прочие мертвые тела, питающие искусство. Им водружают красивые памятники в публичных местах, развешивают их портреты в публичных домах, и называют их именам футбольные майки. Сам я скверно разбираюсь в этимологии романтического подвида. Я плохо отделяю факты от зерен. Точнее, мифы от вымысла. Романтики для меня как незрелые плоды кровосмесительства горных богов с подножными греками. Я и до сей поры слабо ориентируюсь, кто воскликнул: «И ты Брут?». Если убиенный Юлий Цезарь, то когда, и по какому поводу? Если когда он был заколот среди сената горячими романтиками, то в шуме и суете очевидцы могли запросто перепутать союз. Возможно, этот Брут мешкал, подобно князю Трубецкому. Трухнул слегка. И Цезарь его подбодрил: «А ты, Брут?». Мол, дескать, не робей. Иначе хрен тебя в средней школе №11 города Одинцово станут изучать. Ведь известно, что Цезарь всячески Брута пропихивал, и заботился о его будущей карьере. Так же допустимо, что Цезарь мог спросить его: «И ты, Брут?» когда-либо раньше. Допустим, на вечеринке у любовницы. Мол, и ты тоже Брут? Ведь известно, что Брутов накопилось в империи больше, чем провинций, куда их можно было наместниками сунуть. Кстати, если уже речь пошла о покушении, то воскликнуть: «А ты, Брут?» мог вообще кто угодно, даже сам Брут, учитывая перепутанные союзы. Я тоже иногда себя вслух подбадриваю на всяческие благородные деяния, мол: «А ты, брат?». Типа «всем можно, а тебе нельзя?». Наконец, вопрос могли целиком исказить по ходу. Допустим, Брут задержался. Либо вообще проспал мероприятие. Тогда, законно, кто-либо из его шайки мог, орудуя мечом, поинтересоваться: «А где Брут?». Вообще, здесь много наплетено. Данные романтических заговорщиков, щедро напитанные из таких же горячих ключей для меня теряются в испарениях. Иное подвид холодных реалистов. Составляя заговоры, они всегда ищут личной выгоду, и всегда находят ее. Они враждуют, ругаются, расчетливо закатывают истерику. Они готовы предать всякий каждого при малейшей опасности, но вот именно холодные заговорщики, в конечном итоге настигают свою цель. Впрочем, рисковать они так же готовы, но как уже повелось, чужими шкурами. Они совсем не назначают числа, в какое грянет буря, переворот, мятеж, или, даже, сама революция. Они прислушиваются к рокоту грома, нюхают запах статического электричества в атмосфере, вглядываются в скопление туч. Народ они заражают вирусом восстания постепенно. Они ждут, когда массы подогреются до 451-го градуса по Фаренгейту. Когда эти массы обуяет вирус насилия, и число зверя назначит само себя. Холодным реалистам всего-то и остается, как обезглавить дряблого тирана и возглавить справедливое общество. Для них переворот что-то вроде упражнения из вольной гимнастики. И хоть они прикрываются радетелями будущих колен, им-то как раз плевать на потомство. Однако, и следующие колени отвечают реалистам взаимностью. Скажем, Платону Зубову никто даже бюстика в общественной уборной не воздвиг. Робеспьера заплевали еще до Реставрации. От Адольфа Сталина с Иосифом Гитлером остались только мраморные сапоги. И даже следующие колени холодных реалистов стесняются рекомендовать их собственным детям как образцы подражательства. Таков, приблизительно, мой вид на заговорщиков. Но это все заочная дребедень, уважаемый читатель. Очная дребедень ожидала меня в полночь у пролома в буксире, куда я отправился под конвоем Анечки Щукиной, кое-как опохмелившись «Бычьей кровью». Послушница моя наотрез отказалась пустить меня самоходом на встречу с активистами зеленых.
    - Еще такая пресс-конференция, и ты купол себе раскроишь, - молвила она, отыскавши меня под лестницей магистрата. До полуночи оставалось еще часа три с половиной, и я предложил ей зайти переодеться в штабную обитель. Переодеться мне было не во что, мимо славянского пиджака с эполетами.
    А пуловер я заблевал, и зеленое движение могло счесть это в свой адрес. Застегнувши пиджак на все пуговицы, я слез в погреб. Там я зацепил в бадье соленой капусты, взял из батареи пыльную бутыль, освободил из нее красное сухое вино и сел на прихваченную с кровати подушку. Выпил, закусил, вздремнул, и проснулся напротив Могилы.
    - Ты куда пропал, епископ? - альбинос тоже на чем-то сидел, и тоже против меня.
    - Туда же, куда и ты. В погребе завис. Красное станешь?
    - Прозрачное стану, - Могила обзавелся маскировочной фляжкой, в пятнистом чехле, свинтил с нее колпачок, и забулькал. Выдохнул. Поморщился, глядя на эполеты.
    - Я же приказал твоему денщику знаки различия перешить.
    - Она не денщик. Ей похер.
    Могила прикурил сигаретку, и оглянулся. Жест холодных реалистов. Глаза в правый угол съехали. Взгляд холодного реалиста. Его правое полушарие обдумывало прямую речь. Я ждал, и он решился.
    - Чуется мне, Кум желает видеть во главе Славянского ордена духовное лицо.
    - Имеешь в виду себя?
    Шею лапой заскоблил. «Сейчас врать начнет, - язык мимики и жестов я освоил по модному шоу про психолога Тима Рота. - Или, может, шея грязная. Чешется».
    - Ты сам прикинь. Гроссмейстеру забить на интересы нашего славянства. И вчера он как-то шустро в твое окошко просквозил. Значит, что?
    - Что?
    - Обделался, что ты его попишешь. У тебя к нему счет, я знаю. Так мы с Перцем его сами за тебя на кладбище спрячем. А после и Кума. Или Князя. Нам уже поперек его подачки. Ты сам прикинь: Казейник мало-мало стихией от своих внутренних органов отрезался. Только желудок имеем типа местных лохов. И к чему нам с тобой Княжеское дозволение? Так возьмем. Все и сразу. Хавло, бабло, и выпивку. И мы уже на раздаче, въезжаешь? Что построим, то и будет стоять. Православие и чего там?
    - И самодержавие. И народность.
    - Вот все это, но без инородности.
    - Я слышал, анархисты за мать порядка.
    - За какую мать?
    - За мать Бакунина, Кропоткина и Нестора Ивановича Махно. Ты им самодержавие, они тебе вторую гражданскую.
    - Митя моя забота. Либо срастется с орденом, либо засохнет. Как там насчет сухой ветки сказано в писании?
    - Нормально.
    - И я о том же. А верных сил у нас реально хватает.
    - У нас и верных слабостей хватает. «Франкония» спецназом охраняется изнутри. Они и наружу могут выйти.
    - Шесть шестерок? - альбинос принялся медленно завинчивать фляжку, словно бы давая мне возможность самому осознать всю наивность моего резонерства.
    - С оружием.
    - И я о том же. Ты в теме, где хлысты зарыты? Знаю, что в теме. И денщик твой в теме.
    - На кой тебе мертвые хлысты?
    - Другие хлысты. Оружие. Табельная волынка, обрез, пара гладкоствольных, лимончиков штуки три. Гранатомет хорошо бы. Как там в писании? «Не мир я вам принес, но меч»?
    Да. Эту библейскую истину Могила выучил твердо. Этой истиной вооружались многие на службе у Вселенской церкви. Они бы и так вооружились. Слабо им было духовное наследство Спасителя без меча поделить. И напрасно толстовцы репу чесали: мол, это как же оно с правой щекою вяжется? И с непротивлением злу, и с тем, что кесарю кесарево следует оставить? А вот и вяжется, господа благородное толстовство. Через пророка Магомета, лично взявшего частями из рук архангела Гавриила арабскую библию Коран, положившуюся в основу исламского фундамента. Через шиитов и суннитов, по сей день истребляющих друг друга Аллах знает за что. Вроде как за имущество старшей дочери пророка. Через гибельные крестовые походы супротив мусульманства числом двенадцать, включая походы пастушков и детей. Через такие же северные походы и походы на гуситов, где впервой широко использовалось огнестрельное оружие, вяжется. И вяжется через псов Господних доминиканцев, положивших начало физическому отлучению инакомыслящей паствы. Очень вяжется через вечную резню меж добрых протестантов и добрых католиков. Связано через восстание Соловецкого монашества против реформы Никона. Все связано, господа в косоворотках. И Варфоломеевской ночкой, и Холокостом, и 11-тым сентября. Потому, как мечом быстрее и проще доказать свою преданность божественным заповедям, среди каких «не убий» шестая. И горько было Спасителю предвидеть именно такое духовное развитие процессов. И с печалью, думается мне, произнес он то, что произнес. Он больше произнес: «Почему вы не понимаете речи Моей? Потому, что не можете слышать слова Моего» (Инн. 8-43). И оставалось Ему, как только признаться в скорби: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10-34). Нам, что не принеси, мы из всего делаем оружие. Мы из любви сделаем оружие. Мы из веры в Иисуса оружие сделали. Сын Человеческий. Так он себя называл до распятия. А мы? Чьи мы дети, вообще? О ком отозвался Иисус: «он был человекоубийцей от начала» (Инн. 8-44)?
    - Да. Оружие, - разболтав «Бычью кровь», я допил ее из горлышка, чтобы зло не оставлять. - Подумать надо. Сан обязывает.
    - Подумай. Мы и одними заточками управимся. На твоем чистом благословении. Только больше славянской крови прольем. А с четверкой хлыстов наши танкисты за час возьмут всю химию под контроль. И какая выходит разница?
    - Да. Разница не выходит.
    - Ну, думай правильно.
    Он хлопнул меня ладонью по коленке, и поднялся наверх. Я же остался думать правильно. Сперва я правильно думал о том, какую газету выписать коту моему Парису взамен сыпучего наполнителя. Здесь важный момент. С детства кот мой приучен ходить по нужде в лоток, застеленный свежей прессой. Но он скорее рядом нагадит, чем использует скучное и пошлое издание. Правильно обдумав, я кое-что выбрал. В целях рекламы скрою что именно. Потом я правильно думал о жене. Обзвонив друзей, коллег, знакомых, удаленные доступы, морги, больницы и милицейские отделения, она успокоится, и просто будет меня ждать. Потом я правильно думал об источнике питания. Скорее всего, на комбинате имеется мощный трансформатор, преобразующий тепловую энергию в электричество. От какого-то источника питаются их камеры наблюдения, типография, цеха, компьютеры и прочая оргтехника. Отчего-то работает их ускоритель «Кениг-рей».
    Славно бы взорвать подобный трансформатор для начала, и тем выиграть пару суток. Может, и всю неделю. Но как подобраться? Я подобрался к единственному доступному источнику питания: копченому окороку, подвешенному за крюк. Тем более, я не ел со вчерашнего ужина. Потом я перестал правильно думать. За мной спустилась Вьюн. Через двадцать минут мы должны были явиться на встречу с активистами зеленого подполья. Через двадцать минут мы явились.
    У пробоины в борту нас ожидали два типа в дождевиках и лыжных масках с вырезанными глазницами. Один из них подался ко мне.
    - Здесь принимают на работу? - спросил он тихо.
    - А наша работа завершена, - отозвалась моя послушница.
    Подавшийся тип стащил с головы маску и горячо пожал мою ладонь двумя своими.
    - Добрый вечер, товарищ епископ, - радушно произнес он, ставши сразу Пугачевым.
    - Кто такой мудацкий пароль сочинил? - поинтересовался я у краеведа.
    - Да ты же и сочинил, - буркнула Вьюн.
    - Это меняет. Примите мои соболезнования, Виктор Сергеевич. Владимира жаль. Умница, и вдруг на тебе мрачный выбор.
    - Может, в здание войдем? - перебил меня каким-то заложенным голосом тип, все еще скрытый под маской. - У меня гланды, милостивый государь. Я не намерен и далее мокнуть.
    - Разумеется, - я отдернул в сторону брезентовую портьеру, тем приглашая в трюм заговорщиков, отнесенных уже мной к романтическому горячему подвиду.
    Судя по хлюпанью, уровень жидкости в трюме после наводнения заметно снизился.
    - Жив кто? – крикнул я, и гулкое эхо, отскочивши от внутренней обшивки, докатилось до Германа. После минутной темноты сверху к нам поплыл огонек. Спустившись по трапу, татарский шкипер, более смахивающий на шотландского пастуха в клетчатом пледе и с волосатыми ногами, обмахал нас точно кадилом своей керосиновой лампою.
    - Самогона нет, - предупредил он меня угрюмо. - Час как брагу поставил.
    - Слава тебе Господи, - по столь незначительному поводу я, сознаюсь, перекрестился. - Кипяток имеем? У товарища, который не счел нужным себя назвать, гланды вздулись.
    - Кипяток имеем.
    - Щекотливый, - с опозданием прогнусавил спутник Виктора Сергеевича.
    - Это вы обо мне? - я обернулся к простуженному типу.
    - Это фамилия. Щекотливый.
    В пробоину сунулась сразу группа заговорщиков.
    - Здесь принимают на работу? - забубнили вразброд подошедшие активисты.
    - Утром возьмем, - обогнал меня ко всему привычный шкипер. - В трюме сухая уборка, гальюн забился пробить. Ведро первача за всю канитель.
    - А наша работы завершена, - поспешил я успокоить подполье.
    - Да хрен там, - продолжил гнуть свое татарин вопреки распространенному отзыву. - Пробоину зашьете, еще три ведра.
    - На каждого? - оживились вопреки моим опасениям бойкие активисты.
    - Раскатали губу, - татарин Глухих сплюнул под ноги и, судя по звуку, не промахнулся. - Четыре ведра за всю канитель.
    - Пять, - вылез вперед какой-то вихрастый подпольщик.
    Торговля затягивалась, и я решительно вмешался.
    - Товарищи зеленые, прошу на маевку. Продолжим здесь волам хвосты крутить, жандармы нагрянут. Герман, проводи нас, где у тебя сухо, и мебель пока расставлена.
    - На камбуз? Там кипяток бесплатный.
    - Заманчиво. Сколько еще решительных и смелых должно подойти, Виктор Сергеевич?
    - Все активное сопротивления уже собралось.
    Я насчитал девятерых.
    - Не густо. А нет у вас в резерве пассивного сопротивления?
    Пугачев смущенно покосился на Щекотливого спутника.
    - Вы как будто иронически настроены, епископ, - просипел Щекотливый, судя по всему, лидер зеленой партии. - Между тем, это вы желали с нами соединиться.
    - Желал, - подтвердил я серьезность моих намерений. - И, поверьте, соединюсь. Без вас или с вами. Но прежде всего я желал быть услышанным, сударь. Потом вы примете взвешенное решение. А пока оставьте кого-нибудь снаружи.
    - Я не хочу рисковать своими людьми, - возразил Щекотливый.
    - Тогда оставьте кого-нибудь снаружи.
    Лидер, помедливши, кивнул сутулому заговорщику в желтом пуховике.
    - Я могу его проинструктировать?
    Лидер, помедлив, отвернулся.
    - Вы спасли от казни товарища Пугачева, епископ. Мы вам доверяем.
    Медлил показательно. О себе говорил во множественном числе. «Самооценка завышена» - без труда составил я его психологический фас.
    - Откуда просочилось?
    - У нас контрразведчик.
    - Герман, сделай милость, проводи сопротивление на камбуз и завари ему кипятку.
    - Ходи за мной, подполье, - Глухих поднял керосиновый факел и двинулся через лужу кают-компании к трапу. - Ступени скользкие. Хватай перила, кому шею лень свернуть.
    Отряд вереницей поплелся вверх по трапу за шкипером. «У зеленых собственный контрразведчик, - подумал я, взявши за локоть сутулого активиста, и покидая с ним буксир. - У хлыстов николаевских собственный контрразведчик. Похоже, здесь у всех свой контрразведчик. У меня только сплошной разведчик, и тот больше племянницей Щукина озабочен, чем сбором информации».
    - Ты, братишка, в оба смотри, - наставил я, закуривши под моросящим дождем ростовскую сигарету, зеленого пуховика. - Если хоккеистов заметишь или славянский патруль, ори как зарезанный. Вику-Смерть заметишь, ори еще громче. Умеешь орать как зарезанный?
    - Можем, - отозвался, помедлив, сутулый романтик. - Меня супруга пырнула в боковину. Она у меня ревнивая супруга. Влюбилась крепко. Но ревнивая.
    - Хорошо. Отстоишь минут пятнадцать. Если враг не нагрянет, возвращайся. Камбуз найдешь?
    - Найдем.
    Медлит, но слабо. Говорит о себе во множественном числе. Но сбивается. «Подражание и заниженная самооценка», - составил я его психологический фас.
    - Хорошо. Действуйте по инструкции, товарищ.
    Я бросил курить и пошел на соединение с горячим подпольем. Сердобольный кочевник заварил зеленым товарищам зеленого чаю, каждому выдал отдельную кружку, рассадил вокруг разделочного стола, и, словом, проявил гостеприимство. «Интересно, что бы он белым заварил», - подумал я как-то рассеянно. Романтики молча дули на кипяток и поглядывали на своего лидера, который устроился между Пугачевым и вихрастым. Скромность вождя. Моя послушница сидела на полу за плитой отдельно. Глухих покинул гостей, оставивши для видимости керосиновый светильник. Взвесив на глаз обстановку, я шагнул из тесного коридора в камбуз и занял во главе металлическую вакансию.
    - А что значат эти «К» на погонах?
    Вихрастый подпольщик, оказавшийся ко мне ближе прочих, тронул пальцем знак моего различия.
    - Это значит «крутой». Дважды, - пояснила Вьюн, ухвативши резко его запястье и вывернув согласно технике болевых приемов. - Подойдешь к епископу ближе, чем на шаг, в носу ковырять будет нечем.
    Она возникла за его спиною, быстрая как язык хамелеона.
    - Руку же сломаешь, - застонал шибко любознательный активист.
    - В общем, близко к тексту, - отпустила его послушница.
    Баюкая запястье, он перебрался от меня шагов на восемь. Перебрался бы и на девять, но стена камбуза не дозволила.
    - Так что же с Володей произошло, Виктор Сергеевич? Полагаете, срыв?
    Владимир Свеча, наложивший на себя руки добровольно, так и не уместился в моем сознании. Директор-нудист как будто побледнел даже при слабом керосиновом свете. Горячий романтик Щекотливый с визгом отодвинул от себя жестяную кружку по цинковой разделочной поверхности.
    - Владимир в прошлом. Мы же нарушили правила конспирации ради будущего.
    Сменил тему. Резко. Опять в сторону смотрел. Но иначе. Прежде смотрел именно в сторону, а теперь именно, чтобы не на меня.
    - Да, ведь я имею вопрос, и жду ответа.
    Лидер зеленых снова помедлил. Но иначе. Прежде он медлил для придания себе значительности, а теперь именно, чтобы слова подобрать. «Признак скрытого замешательства, - отметил я, начавши уже злиться. - Этому больше известно, чем шефу жандармского корпуса Дмитрию Кондратьевичу».
    - Мы все нелегалы. По краю ходим тройками, - издалека и пространно пустился объяснять Щекотливый лидер не столько мне, сколько притихшим активистам сопротивления. - Что Пугачеву доверено печатать листовки, согласно правилам конспирации, знала исключительно моя тройка: Свеча, товарищ Ястреб, и ваш покорный слуга. Товарищ ястреб вне критики. Она прямо сейчас рискует собой на пользу движению. Так мы выявили в наших рядах провокатора, товарищи.
    Порой меня пленит бесконтрольный приступ ярости. С детства. С убитого котенка. И с этим уже ничего не поделать. Как-то в «Маяке», пионерском лагере строгого режима я ударил в лоб настольной ракеткой белобрысого отрока лишь за то, что промахнулся шариком по чужой территории. А отрок мимо пробегал и чуть не задел мою распущенную рубаху. Когда скорость поступков быстрее скорости света, то и в зрелых годах невозможно их контролировать, и вообще как-то осмыслить. Отрок вызвал меня на дуэль. Дуэль должна была состояться именно в час, отчего-то названный «тихим». Секунданты мои, обучавшие меню курению, анатомии женского тела и прочим дисциплинам взрослой жизни, были физически развитые и опытные уличные бретеры, старше меня на пару лет. У противной стороны секундантов не было вовсе. Поединок начался с того, что мы с отроком долго и бестолково лягались ногами, а закончился быстрым свирепым избиением отрока старшими бретерами. Дети очень жестоки. Это общеизвестно. И порой я спрашиваю себя: а чьи они дети, вообще? Мои приступы ярости после сорока прожитых лет переметнулись на мир предметов. Подвижная дверца одежного шкафа, прищемившая мне палец в собственной квартире, может подтвердить. Сахарница может подтвердить, которая плохо подала мне сахар. Многая утварь может из той, что покалечилась, но выжила. И вот я снова впал в детство. Удар, нанесенный мною кулаком в лицо лидеру подполья Щекотливому, сокрушил его нос и губы. Из носа его выбежали две красные дорожки, изо рта брызнула кровь. Идейный палач Владимира слетел с табурета на пол, и свернулся личинкой.
    - Как это произошло? - все еще дергаясь, но в целом спокойно допросил я Пугачева. - Вы были в бараке на момент стихийного бедствия. Ложь порабощает, Виктор Сергеевич. А я не поверю, что Володя сам удавился. И не поверю, что этот козел с простуженными гландами мог физически Свечу погасить.
    - Он меня заставил, - Пугачев ткнул пальцем в направлении сокрушенного лидера зеленых. - Сказал, что вернет обратно в острог. Дал снотворное. Грешен я перед Володей. Струсил. Век себе не прощу.
    Щекотливый лидер привстал на четвереньки, сдавши задом к плите, и напрасно. Не знаю, когда Володя успел моей послушнице внушить столько симпатии, но, видать, успел. Последствия ударной серии, проведенной Вьюном, оказались не столь броскими, как те, что после меня остались, но более эффективными. Зеленый душитель уполз куда-то в кругосветное путешествие по камбузу. А мне опять захотелось дико надраться. Обувные шаги со стороны коридора перебили мое искушение. На пороге умолкнувшего камбуза возникла Вика-Смерть. Прямо за ней маячил сконфуженный пуховик.
    - Они отзыв знают, - поспешил через дамское плечо оправдать сутулый мужчина грубое нарушение инструкции.
    - Знаю, что знают, - я кивнул послушнице, и та отрезала Гусевой путь к отступлению. - Осталось узнать, откуда.
    - Мы ей доверяем, - успокоил меня подпольщик с вихрами. - Она есть контрразведка нашей партии. И она же еще кое-кто является. Южные готы ее признают. Хоть с отбросами трудно иметь.
    - Товарищ Ястреб? - догадался я со свойственным похмельной моей тупости опозданием. - Внедренный агент сопротивления? Почему я не удивлен?
    - Партийная кличка, - подтвердил вихрастый озеленитель, принявши на себя тяжкое бремя лидерства. Я более внимательно присмотрелся к нему. Открытое лицо. Веснушки. Часто моргает. Улыбается искренне. «Самооценки нет», - таков был мой незатейливый диагноз.
    - Вас как звать?
    - Крючков.
    - А зовут?
    - Никифор.
    - Так вот что, уважаемый товарищ Никифор. Напрасно вы путаете доверие с доверчивостью.
    - Это внутрипартийное дело, епископ, - забубнил, выползая из-под разделочного стола Щекотливый. - Но мы вам доверяем, епископ. Я лично с ней вступал в контакты на явочной квартире сочувствующего нам товарища Пугачева.
    - Он еще здесь? - откликнулся я по заявкам слушателей.
    Пугачев, точно подранок, взлетел с фанерного ящика и загнал его ботинками в калошах обратно под стол с усердием и тщательностью, свойственной разве что работникам культуры средних звеньев.
    - Вы все-таки удивите меня, товарищ Ястреб. Время к трем. Обратно же сопротивление большинство семейное. Жены волнуются.
    Виктория достала тюбик алой помады и поправила макияж. Спрятала тюбик в беременный свой ридикюль. Извлекла портсигар, повертела, вернула обратно. Взгляд спокойный. Слегка утомленный. Играет. Хорошо играет. Пытается выиграть. Но, вдруг и окончательно, я понял: хватит с меня шоу, набитых психометрическими помоями. Товарищ Ястреб одною репликой обрушила все телевизионные форматы.
    - Максимович дал согласие на встречу с тобой. Надо придумать, где и как.
    «Где и как? - прикинул я, подкуривши ростовскую сигарету и путаясь в беспорядочных догадках. - Как она договорилась, и где Глухих? Может, княжеская ловушка? Вряд ли. Борис Александрович на свидании был со мной предельно честен. Не до моей персоны ему. Не та я блоха, чтобы вычесывать. Значит, Гусева за себя теперь играет. Почему бы? Князь хозяин. Служить ему надо верой и правдой. Тогда что? Обоснованные сомнения? Надует? Бросит и смоется? А час расплаты близок. Тогда ей страховка нужна. Я, конечно, полис. Не Бог весть какой, но полис. Я до конца пойду. Со мной отсюда и выскочить можно, если ключ с подходящей бородкой подобрать». Так или иначе, Гусева сделала предложение, от которого я не мог отказаться. Изнывшие в ожидании моей реакции заговорщики встрепенулись только с приходом шкипера.
    - К утру аппарат заправлю, - сообщил мне Герман, ни мало не обративши внимания на возню конспираторов. - Первач будет, сабантуй будет, отметим событие. Тебя отметим. Теперь ты хан. Лучше хана.
    Я подозрительно скосился на Гусеву. Она усмехнулась.
    - Тайным голосованием. Почти единогласно. Только что бюллетени закончила подсчитывать. Мое восхищение, господин Бургомистр. Электорат решительно выступил за единство светской власти с духовной. Кризис, вызванный разливом, изменил весь ландшафт политики.
    - Круто. Два раза круто, - хмыкнула у двери моя послушница.
    Сопротивление загудело, точно улей, перетащенный пасечником на теплый чердак в осеннюю погоду. Я встал, и все постепенно заглохли.
    - Слушай мой приказ, товарищи зеленая партия. Настоящим декретом легализую вашу банду. Тебя, Виктор Сергеевич, и Никифора и этого…
    Я постучался в разделочный стол.
    - Желаю видеть утром на Княжеской площади с мусульманской растяжкой. Белыми буквами на зеленом фоне «Долой отравляющие вещества».
    - А можно в рифму? - очумевший от счастья краевед смотрел на меня как на второе пришествие Серебряного века.
    - Кройте. Хоть белыми стихами. Но фон зеленый.
    - Шампанского в студию! – воззвал Крючков, и пустился вприсядку.
    Камбуз наполнился ликованием. Под шумок вылез на люди Щепетильный. Из ноздрей у него свисали самодельные затычки. Носовой платок, похоже, на корпию разошелся. Чем-то смахивал этот маньяк на пьяного Деда Мороза с оторванной бородой. И я уже наблюдал, как Пугачев горячо обнимается с ним, точно в Прощеное воскресение. Поразителен, все ж таки, русский народ, и все глубину его самосознания измерить можно одним только словом «глубинка».
    - Я не закончил!
    Чтобы оборвался этот праздник победы, пришлось мне взять чугунную сковородку с плиты, и греметь ей по цинковой столовой обложке, пока на ней вмятина не образовалась. Но вместе с ней образовалась и тишина.
    - Остальное сопротивление прямо теперь оформляем в ремонтную бригаду. Даешь на заделку пробоины, товарищи. Сколько там?
    Я обернулся к татарину.
    - Пять ведер. За молнию семью.
    - И семь ящиков «Ростовской» из бюджета за качество. Пахать будете по двенадцать часов. Все для тыла, все для виктории.
    Гусева и здесь усмехнулась. На свой счет отнесла.
    - Виват бургомистру-епископу! - заорал сутулый пуховик, точно его резали.
    - Другие вопросы есть?
    - У меня самоотвод, - решительно вылез Никифор. - Я в бригаду. В гробу я писать буду лозунги. Я потомственный сварщик. А здесь еще монопольной доплачивают.
    - Сварщик нужен, - поддержал его начинание Глухих. - И горелка нужна. И пропан. И два листовых железа четыре на шесть.
    - В рабочем порядке, - отмахнулся я от шкипера под влиянием накатившей усталости. - Проводи отсюда подполье к черту, и возвращайся. Другие вопросы есть.

ВАВИЛОНСКАЯ ШЛЮХА

    Шеф личной охраны бургомистра Анечка Щукина чистила за моим секретером на расстеленном и заляпанном пятнами из масленки развороте «Kozeinik Zeitung» разобранный пистолет Макарова. Или Щукина. Кого-то из них. Могила возлежал на кушетке под рыцарскими доспехами. Редактор Зайцев примостился у двери на кончике стула, хотя бежать ему было, в сущности, некуда. Отставной Хомяков тихо собирал в две картонки и два кожаных чемодана с ремешковыми застежками личное имущество. Митя с Викторией и Гроссмейстером Словарем расселись вокруг овального стола совещаний.
    - И как это понимать, ваше благородие?
    Мое благородие стояло у открытого окна. Под окном на площади сиротливо мокли Пугачев со своим Щепетильным товарищем. Между ними болталась приподнятая вручную и потемневшая от влаги широкая брезентовая растяжка с двустишием, выписанным белыми буквами: «Верните народу его природу, долой химические отходы!». Но смотрел я отнюдь не на малярный призыв зеленых протестантов.
    Я смотрел, как четверо муниципальных спасателей выкорчевывают на площади Позорный столб, уже лишившийся тележного колеса. На колесе, вознесенном как бы на плечи атлантов, балансировал всклокоченный Семечкин. Среди группы колесной поддержки узнал я и настырного мужичка с подвязанной челюстью, и Нерва, окрещенного разбавленным пивом, и Болконского, и кариатиду в меховом беретике. А Семечкин балансировал оттого, что граф заметно филонил, норовя присесть и тем переложить груз на плечо кариатиды ростом не более двух аршин. Семечкина окружали возбужденные апологеты, раздвинутые отчасти блошиными торговцами. Семечкин истерично проповедовал библейскими кусками, щедро вкрапливая в них злободневный материал. Николаевская орда чревоугодников сей раз вооружилась трубами диаметром в 3-4 сантиметра, сплющенными и заточенными на окончаниях. Почти всякую тираду своего духовного наставника местные санкюлоты встречали ревом и потрясением водопроводного оружия.
    - Миряне! - поддавал жару Семечкин, могший с равным успехом называть рвущихся в бой «мирян» воителями. - За тем ли мы влачим слово правды, чтобы нас унижали епископы, обложившие слово правды?
    - Не за тем! - ревела толпа санкюлотов.
    - И сказано в Книге пророка Исайи: Как сделался блудницей вавилонской храм, исполненный правосудия? Правда обитала внутри него, а теперь - убийцы! Серебро его стало медью, пиво его дождем испорчено! Бургомистры его наглые законопреступники и сообщники блатных!
    Пророк Исайя, конечно, понятия не имел о блуднице вавилонской. Исайя пророчествовал, когда ясновидец Иоанн Богослов еще на свет не родился. Тем паче, когда сей апостол, к старости ослабевший зрением, ни строчки еще не диктовал из книги «Апокалипсис» верному слуге своему Григорию. Зато как узрел Иоанн Богослов «жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами», как записалась такая «жена» в святую книгу, тогда спору нет. Загуляла блудница, становясь то градом Иерусалим на семи холмах, то Римом, воздвигнутым на той же холмистой семерке, то Москвою, столицей большевизма, где вместо холмов семь высотных зданий воздвиглись. Кроме прочего, «сидящая на водах многих», блудница, естественно, впадала и в религиозные течения. Причем, она впадала столь многоводно, что и доныне продолжает впадать. Реформаторы именовали ею католиков. Мормоны, соответственно, реформаторов. Ну, а Свидетели Иеговы всех вообще помимо себя. Воплощалась блудница и в отдельных персонажей. Причем обеих полов. Воплощалась она и в женщин легкого поведения от Мессалины до Екатерины, и в мужчин тяжелого поведения от Мартина Лютера до патриарха Никона, и, вероятно, каким-либо частным образом, запускалась она в господ совсем уже пустяшных, более известных истории под именем «стрелочников». Запустилась гулящая блудница и в меня точно камень, брошенный оратором из мести за пивную речку, разбавленную половодьем.
    - Даже епископ Мартин отдал свою половину голым товарищам! - Семечкин, рискуя брякнуться с колесной трибуны, вытянулся вместе с рукой, нацеленной в сторону магистрата. - И теперь я спрашиваю: где наши полбанки?
    Я прикрыл окно и обернулся к полицмейстеру.
    - Понимайте это как политическую реформу.
    - Экономическая будет? - проявила Виктория сдержанный интерес.
    - Всякая будет.
    - Разрешите такое заглавие, ваше преосвященство, - робко испросил периодический редактор. - «Новая метла метет по-новому».
    - Лучше веник. Метла женского рода.
    - Как насчет амнистии? - подал с кушетки голос Могила. - Эта сука Дмитрий Кондратьевич нынче утром Перца в цугундер закрыл. Если он Перца к обеду не откроет, я ему глаз отверткой выну.
    Словарь, как будто бы дремавший, заиграл желваками:
    - Через голову командования лезете, старший офицер?
    - Клал я на твою голову, - альбинос мгновенно занял положение «сидя». - А ты, ваше преподобие, распорядись насчет индульгенции. А с тобой, Митенька, мы еще потолкуем.
    - Потолкуем, - кивнул полицмейстер. - Еще и с тобой мы потолкуем, дружок.
    Только я успел подумать, что именно сейчас уголовные разборки мне нужны менее всего, как в кабинет, будто по команде, завалился десяток спасателей с хлебными тесаками. «Значит, Митя успел к утру перевооружить своих нападающих, - прикинул я, знаком успокоивши Анечку Щукину. - Любопытно, что еще Митя за ночь успел?». Шеф охраны бургомистра, занявши удобную позицию для стрельбы, в моих знаках, по счастью, не нуждалась. Вьюн, пожалуй, одна сохраняла безмятежность. Поскольку Могила с двумя своими выхваченными стилетами и Дмитрий Кондратьевич со своими ландскнехтами уже готовы были кинуться в абордажную схватку. Остальные присутствующие все готовы были кинуться врассыпную. Что же до меня, то я вообще ни к чему не был готов. Однако, требовалась разрядка. Требовалось как-то себя повести. И я занял пространство меж двух пока еще статичных противников. Если верить латыни такое пространство называется интервал. Нейтральное пространство от овального стола до кушетки.
    - Дмитрий Кондратьевич, - обратился я как можно официальней к вождю анархистов. - Я готов принять или ваши объяснения, или вашу отставку.
    - Да ну! - почему-то обрадовался полицмейстер. - И кто же у тебя порядок в епархии восстановит? Могилевский с Перцем?
    - Хомяк восстановит, - когда я ответил, Хомяков опрокинул коробку с личными принадлежностями вроде позолоченного штопора, наградного будильника в малахитовой оболочке, и пяти-шести бутылок азербайджанского коньяку. - Порядок он вряд ли восстановит, но бардак восстановит. Бардак у него получается.
    Меня поддержали малахитовый будильник, исполнивший на полу какую-то грустную немецкую мелодию типа Лили Марлен и густой коньячный аромат, подавшийся наружу из расколоченной бутылки.
    - Но Борису Александровичу это вряд ли понравится, Дмитрий. Вряд ли ему сейчас нужен бардак в поселке. Через неделю, пожалуй. Но не сейчас.
    - Ладно. Убедил.
    Митя извлек из обширного кармана спасательских шаровар диктофон участкового Щукина, и включил воспроизведение. Вместо показаний лаборанта Максимович все присутствующие выслушали глухой, но достаточно отчетливый фрагмент нашей с альбиносом беседы в погребе:
    - Ты сам прикинь. Словарю забить на интересы родного славянства. И вчера он как-то шустро в твое окошко просквозил. Значит, что?
    - Что?
    - Обделался, что ты его попишешь. У тебя к нему счет, я знаю. Так мы с Перцем его сами за тебя на кладбище спрячем. А после и Кума. Или Князя. Нам уже поперек его подачки.
    - Это Борису Александровичу тоже вряд ли понравится, - выключив запись, достойно ответил мне полицмейстер.
    - Совсем не понравится, - кивнула Вика-Смерть, подводя накладные ресницы щеточкой, какими, должно быть карликовые автомобильные мойки оборудованы.
    - Сдай саксоны, пока тебя в окрошку не изрубили, - посоветовал альбиносу Дмитрий Кондратьевич, и кивнул спасателям. Спасатели стянулись к альбиносу подковой. Могила оскалился, рассек перед собою стилетами воздух, и спасатели забуксовали.
    - Расслабьтесь, - сказала Вьюн. - Я держу его на мушке. А ты, белобрысая тварь, исполняй, что сказано. Две секунды на воспоминания, как ты моего дядю в уборной зарезал.
    Хомяку две секунды хватило, чтобы исчезнуть за узкой дверкой смежного с резиденцией будуара, и более он не высунулся. Сваливал по-английски он с детства ловко. Могила с ударением воткнул стилеты в паркет и присел на кушетку. Могила безмолвствовал. И смотрел куда-то вдаль сквозь Дмитрия Кондратьевича, точно призрак перед ним стоял, а не Дмитрий Кондратьевич.
    Если верить заметкам ихтиолога Мелвилла о свирепом характере безмолвных альбиносов, полицмейстер для Могилы уже перестал существовать. Согласно Мелвиллу никто столь упорно, злобно и беспощадно не преследует своих преследователей, как безмолвные альбиносы-убийцы. Молчали и все прочие. Зайцев, согнувшись точно удочка, поймавшая рыбу-меч, отчаянно что-то скоблил в блокноте ластиком с оборотной стороны карандаша. Думается, больше всего ему хотелось отпроситься в редакцию. Но как отпроситься, не напомнивши о себе в таком опасном присутствии? Тогда вместо Зайцева о себе напомнил Словарь.
    С перекошенной физиономией он высадился из-за стола совещаний, растянул на фасонном галстуке узел, точно спасаясь от удушения, и цепко схватил за плечо вождя спасателей-анархистов.
    - Здесь военное дело, - хрипло выдавил Гроссмейстер. - Трибунал. Пятьсот немецких гривен тебе. Постереги этого пса, пока я в казармы за караулом сбегаю.
    - Сомневаюсь, - Митя смахнул с плеча забрызганную веснушками лапу Гроссмейстера.
    - Здесь юрисдикция Ордена, - настаивал Словарь.
    - Сомневаюсь, - Митя, свертывая ручную сигаретку, оборотился для чего-то к моему благородию. - Подробности Бориса Александровича заинтересуют.
    - Очень заинтересуют, - кивнула Вика-Смерть, выщипывая редкие по красоте и содержанию брови при помощи зеркальца и миниатюрного пинцета, какими, должно быть, карликовые землемеры пользуются. - Очень. Вы как полагаете, господин бургомистр?
    Опять пошла дележка юрисдикции. Пока делили, альбинос выдернул из паркета свои кортики, ткнул одним по шее ближайшего спасателя, второй загнал в брюхо знакомого мне Веригина, и прыгнул на подоконник. Вьюн таки успела жахнуть из табельного оружия Макарова. Или Щукина. Кого-то из них. Могила схватился за бок, качнулся, выставив стекло, и ничком рухнул вниз. К моему сожалению, удача потворствует смешанному населению. Чаще, конечно, празднуют бесшабашные трусы, но иногда и расчетливые смельчаки. Могиле повезло так откровенно, как, случается, игроку, потерявшему девственность. Могиле выпал джек-пот. Он упал с двенадцатиметровой высоты на брезентовое воззвание зеленых, которые именно закончили демонстрацию и растянули полотно затем, чтобы свернуть его и разойтись по домам. Когда я достиг окна и протиснулся между Викторией со Словарем, подстреленный альбинос отпружинил в плотную толпу митингующих любителей пива, которых заметно прибавилось на площади. Обалдевшие от такой болезненной реакции со стороны властей на мирный, в целом, призыв, Щекотливый с Пушкиным застыли, как ледяные скульптуры.
    - Дай мне анархистов! Я достану его! Он ранен, собака бешеная! - теребил уже в следующую минуту Дмитрия Кондратьевича Словарь.
    - Обойдешься, - Митя, чьи руки поддерживали голову пострадавшего на службе товарища, отпихнул Гроссмейстера сапогом. - Чеши в свои казармы, военный. Теперь у каждого своя будет облава.
    Словарь метнулся к двери в приемную, опрокинув по пути вместе со стулом редактора Зайцева.
    - Ты как, Веригин? - спросил опечаленный Митя пожилого спасателя с лицом бледным и сырым точно утро в поселке. - Поживешь, или как? Может, еще поживешь, братишка?
    Веригин умирал. Рукоятка сидела в области его печени. Спасатель моложе отделался испугом. Махни альбинос чуть левей, попал бы ему в сонную артерию.
    Спасателю моложе забинтовали шею, и Вьюн отпаивала его дешевым коньяком прежнего бургомистра. А Веригин умирал.
    - Дай мне кепку, Митя, - едва произнес Веригин. - Кепка здесь. Я сожму ее.
    Митя сунул умирающему анархисту кепку в ладонь. Но силы того оставили, и Мите самому пришлось кепку зажать в кулак, сложенный из ватных пальцев дрогнувшего всем телом Веригина. Я перекрестился, и мысленно попросил Господа принять его душу. Я верю, что Бог есть любовь и милосердие. И Страшный суд его милосерден к чадам его, у которых душа еще не истаяла.
    И я верю, что в иных атеистах и даже богоборцах любви случается больше, чем в иных самых истовых гонителях ереси. А в «око за око» я не верую, уважаемый читатель. Это не Страшный суд. Это языческий суд. Это суд Фемиды, лишенной зрения. Но Митя, и сам загубивший на своем веку немало, как я догадывался, жизней людских, как раз и верил в «око за око».
    А потому он закрыл глаза покойному Веригину, вытянул из его живота стилет Могилы, отер испачканное кровью лезвие о подкладку своего черного плаща, и спрятал орудие убийства во внутренний карман. «Теперь они будут искать один другого как одержимые, - подумал я, прислушиваясь к шуму толпы за разбитым окном. - И найдут, конечно. И Митя скорей потеряет, чем найдет, как бы дело ни кончилось». Пока же Митя вернулся за стол совещаний, и попросил Анечку плеснуть ему коньяка.
    - Зайцев, ты еще здесь?
    Отыскавши взглядом редактора, я убедился, что он еще был в кабинете.
    И даже царапал что-то в своем органайзере.
    - Что пишешь?
    - Статью о реформах.
    Я подошел к нему, вырвал органайзер, прочел статью, набросанную дрожащим каким-то почерком, вырвал исписанные бумажные листья, и вернул ему канцелярскую принадлежность.
    - Пиши. Реформы. Две основные реформы назрели в Казейнике: реформа образования и реформа здравоохранения.
    Редактор, начавший было усердно писать под диктовку, задержался, и за моноклем его мелькнуло нечто вроде: «Кому сейчас нужна эта чепуха, ваше превосходительство? Помилуйте. О новой экономической политике надо бы».
    - Пиши, балбес. Образование и здравоохранение есть реформы связанные, господа электорат. Потому я призываю вас образовать немедля добровольческие бригады по месту жительства, разобрать все строения в поселке, связать из плавучего материала плоты, пригодные для жизни, после чего разбить на них водонепроницаемые палатки, перенести в них все запасы продовольствия, по возможности, консерванты, все теплые вещи. Палатками вас обеспечит химический концерн. Лицом, ответственным за эти реформы я назначаю командующего армией спасения Дмитрия Кондратьевича…
    Тут я сбился, и обнаружил тишину в кабинете, которую шум на площади только, пожалуй, усиливал. Митя, его спасатели с хлебными ножами, Виктория Гусева и даже Вьюн слушали меня, чуть не разинувши коллективную пасть.
    - Как ваша фамилия, Дмитрий Кондратьевич?
    - Полозов.
    - Чудесно. Пиши. Дмитрия Кондратьевича Полозова. Записано?
    Редактор Зайцев что-то проглотил и мотнул подбородком.
    - Теперь гони в свою вшивую многотиражку и печатай. Чтобы к вечеру номер был по всем адресам. По всем, значит по каждому. Опоздаешь, вздерну.
    Зайцев пропал из кабинета быстрее даже, чем Хомяк.
    - Что это было?
    Вика-смерть, отложивши всю свою косметику, таращилась на меня точно страдающая задержкой дефекации. Такой же задержкой, похоже, страдала еще и девятка бойцов армии спасения, сбившихся в плотную стаю.
    - Спроси, что это будет. Тебе известно о запуске синтезатора «Кениг-рей»?
    - В общем.
    - В общем?
    Виктория повстречалась глазами с Полозовым, и тот приказал спасателям обождать его дальнейших распоряжений в приемной господина бургомистра. Одного отправил за подкреплением. Митингующая на площади толпа, судя по отдельным выкрикам в мой адрес, долетавшим до резиденции, настроилась агрессивно. Я дождался возвращения командующего, затем продолжил.
    - Поясню конкретнее вам, контрразведчик зеленого братства товарищ Гусева, и тебе, командующий Полозов. Возможно, завтра, или, лучше, послезавтра на поселок такие осадки выпадут, по сравнению с которыми те, что к наводнению привели, грибным дождиком покажутся. Возможно, затопит весь поселок. Возможно, большую часть. Скорее весь. И я стану крайним, товарищ Гусева. Уже сейчас я для них блядь вавилонская. Завтра в антихристы сплавят. Именно по этому вчера меня тайным голосованием назначили в бургомистры. Настолько тайным, что электорат, якобы заполнявший бюллетени, оторопел от моего внезапного избрания. Теперь население уверено, что у нас тут Ватикан.
    Надо признаться, после моего монолога даже Гусева смутилась. «Значит, в яблочко, - сказал я себе. - В антоновку. В золотой ранет, мать его за ногу».
    - Надеюсь, Борис Александрович меня слышит. Надеюсь, и видит. Ну, так вот, уважаемый Борис Александрович, - обратился я в пустоту. - Крайним я стать согласен. Только не безмолвным свидетелем гибели стариков и бесплодных женщин. И к вам я не поплыву. А если поплыву, то с такой испанской армадой, что мало не покажется. Так что сделайте соответствующие выводы: обеспечьте электорат палатками, сухим пайком, аспирином и алкоголем. Армию спасения дополнительными катерами, сколько есть, и запасом горючего. Остаюсь в недоумении, ваш бургомистр.
    Митя допил из горлышка дешевый коньяк, вышел в приемную и приказал своим спасателям занять оборону вестибюля и до подхода основных спасательных сил. После чего вернулся в кабинет, вытащил из будуара Хомяка за шиворот и пинком под зад вышиб его за дверь. Следом выкинул чемоданы с коробками. Закрыл дверь плотней. Сползал куда-то в книжный шкаф, обернулся к столу совещаний с рулоном и размотал его в карту местности. Карта была толковая. С точным рельефом. Обозначением высот и низменностей. Самодельные топографические наброски Марка Родионовича отличались от нее примерно как детский рисунок самолетика от реального чертежа. Мы с Полозовым обложились карандашами.
    Отметили районы, подлежащие эвакуации в первую очередь. Плоты, конечно, плотами, да маловато было у нас надежды на сознательность обывателей, даже когда речь зашла о спасении их собственных жизней. Выше всего над уровнем условного моря оказались корпуса «Франконии», площадка заброшенного аэродрома, плато на свалке отходов и степная часть над карьером до автобусной станции. Относительно высоко стояли славянские казармы.
    - На производственную территорию «Франконии» поселенцев быстрее всего будет определить.
    - Сомневаюсь.
    - Думаешь, Борис Александрович воспротивится?
    Борис Александрович собирался пять миллиардов поселенцев уничтожить как можно скорее. Для их собственного, разумеется, блага. Полторы сотни жильцов поселка вообще не цифра для Ростова. Так. Что-то в минусовой степени.
    - Словарь воспротивится. Охрана корпусов его юрисдикция.
    Честнее Полозову я объяснять не стал. Дмитрию Кондратьевичу Князь виделся исключительно в белоснежных одеждах. Как и всем из тех, кого и когда Ростов благодетельствовал. Между тем, нарастающий шум толпы вплотную приблизился к зданию бывшего Дома культуры. В кабинете со звоном разбилось очередное стекло. Теперь его снаружи высадили. Кирпичный обломок упал к ногам Вьюна. Шеф моей охраны поспешила занять позицию на подоконнике.
    - Что этим козлам надо?
    - Пивной бунт, гражданин, командующий армией спасения.
    - Подавим.
    - Любой другой подавите. Этот бессмысленно давить. Я клопов когда-то в общежитии давил. Десяток раздавишь, остальные спрячутся. Через пять минут снова налезут. И так далее. Придется нам, Дмитрий Кондратьевич, напоить эту шайку, иначе они плоты сожгут.
    - Без согласия Бориса Александровича? Продуктовые склады его собственность. Пускай сначала Вика разрешение доставит в письменной форме.
    Я обернулся к секретарю Виктории Гусевой.
    - А ты что молчишь?
    - Мне в туалет надо.
    - Разумеется.
    Гусева огладила юбку ладонями на бедрах, вильнула ими, точно барсучиха широким хвостом, и покинула совещание. Следы замела ответственный секретарь. Умыла руки. Восставшие сектанты еще пару окон высадили. Осколки беззвучно рассыпались по коврам. Обломок последнего влетевшего кирпича был обернут в бумагу. Вероятно, ультиматум нацарапали. Переглянувшись, мы с Дмитрием Кондратьевичем отказались читать его по молчаливому обоюдному согласию. Однако, требовалась разрядка. Требовалось как-то себя повести. Встать на какую-то позицию. И я встал. И прошелся по резиденции, подыскивая для Мити железный аргумент. Нашел. Присел на кушетку. Анечка Щукина с любопытством поглядывала то на меня, то на галдящую толпу николаевских бунтарей. Полозов угрюмо играл в ножички на столовой поверхности.
    - Куда теперь Могила рванет? - отвлек я Митю от решения спорной проблемы.
    - Известно. Присмотрит себе домину с одинокой парой, возьмет заложницу, мужика будет за продуктами гонять.
    - Славяне найдут его?
    - Только после меня.
    - А если Могила выберет более активную линию?
    - Не выберет. У него пуля под ребрами, - напомнил Митя.
    Вернулась Гусева.
    - Ты про философа Канта слышал? – привлек я Митю к решению спорной проблемы.
    - Ну, слышал.
    - «Критику чистого разума изучал»?
    - Чистого разума нет, - возразил Митя со свойственной анархисту категоричностью. - А если найдется хотя бы один, лично я критиковать его отказываюсь.
    - Это теория. Философский труд. Борис Александрович его изучал.
    - И что? - насторожился командующий армией спасения, заподозривши меня в каком-то скрытом подвохе наподобие подкладывания свиньи.
    - Там Кант вывел термин. «Вещь в себе». Ding an sich. Некая вещь, сущность и смысл которой только ей одной и понятны. Это упрощенное толкование.
    - Короче, епископ. Время нет.
    - Верно. Времени у нас маловато. Так вот. Для твоего хозяина поселок здешний пока что вещь в себе. Ростова подобная концепция устраивает. Как только эта вещь выйдет из себя, его подобная концепция перестанет устраивать. Так что ты, Митенька, загони эту вещь обратно. Выдай смутьянам коробок полста баночного пива, и водки выдай коробок двадцать. Реши проблему, пока они всем табором не двинулись на химическую фабрику пивные трубы чинить.
    - В принципе, «Нюрнберг» ордена юрисдикция. За него Словарь отвечает.
    - Пока не отвечает. Но пора бы ответить.
    Дмитрий Кондратьевич задумался, пощупал нос, выдернул из полировки стилет Могилы, и потащился решать проблему. По пути заглянул к Анечке Щукиной, и передал ей пару ключей с брелоком.
    - Скутер у Германа сидит на цепи. По городской эмблеме легко узнаешь. Четыре такта, учти. Китайская сборка. Меньший ключ от зажигания. Остальные от замка.
    Щедрый жест. Не ждал я, признаться. Командующий покинул резиденцию.
    Я докурить не успел, когда за выбитыми окнами мало разборчивое, но громкое обращение Полозова накрыло шум и свист пивных фанатиков точно взрывная волна. Ответный взрыв последовал незамедлительно. Взрыв коллективного восторга. И покатился он к чертовой бабушке в сторону продуктовых лабазов, пока вовсе не стих. В кабинете остались Вьюн и я. Вернее, секретарь Гусева и я. Вьюн и Гусева после дуэли как-то взаимно не замечались. Гусева смотрела сквозь Вьюна точно сквозь призрак, но иначе, нежели Могила смотрел давеча сквозь Полозова. Вьюн же и вовсе не смотрела на Викторию. Из-за косметики, мне кажется. Как иные стараются не смотреть на рвотную лужу.
    - Ты придумала, где и когда мы встретимся с Генрихом Яковичем?
    - Думать нечего, - Виктория припудрила розовым порошком из пудреницы бледные щеки. - В Косом переулке, дом 9.
    - И кто там живет?
    - Я там живу. Моя фамилия по гражданскому супругу Максимович. Генрих давно подсел на льготный режим. По средам ко мне ночевать приходит. Сегодня среда. Утром часам к пяти заглядывай. До пяти мы любим друг друга.
    Виктория ссыпала в ридикюль баночки с флакончиками, щелкнула замком и порхнула за дверь. Во истину, если и обитала в Казейнике вавилонская шлюха, то все же это была Виктория. Вика-Смерть. Кавалерственная дама трупных червей. Татарская любовница, княжеская подстилка и гражданская жена льготника Максимович. Вьюн дремала на подоконнике. Пришлось ее разбудить.
    - Давай, милая. Просыпайся, - я тронул ее золотое руно. - Гони в экологический институт. Дарью Шагалову на большую землю вывезешь.
    - А если она не откроет мне?
    - Откроет. Она всем открывает. Она даже упырям-экологам открывает.
    - А если она ехать откажется?
    - У тебя наручники есть?
    - Наручники для извращенцев.
    - Соври, что Глухих в карьере нарыл оранжевую глину.
    - Это важно?
    - Да мне плевать. Важно, что вернешься ты с Дарьей Шагаловой. Вопросы?
    - Лавочка имеет.
    - Приводи. Но после возвращения. Пистолет оставь.
    Она, помедлив, отдала мне пистолет Макарова. Или Щукина. Кого-то из них.
    Я, помедлив, вернул ей фамильное оружие. В поселке было неспокойно.
    «Лучше пусть она еще кого-нибудь подстрелит, но сама пусть лучше выживет. Пусть вообще если кто-либо выживет, лучше Вьюн», - решил я бесповоротно.

ЗА ДОБЛЕСТЬ И НАТИСК

    Американский химик Уорф обрел узкую известность благодаря своей теории лингвистической относительности. Уорф утверждал, что картину мира в нашем сознании формирует язык. То есть, языку мы доверяем больше всех прочих инструментов осязания, зрения, обоняния или слуха. Причем, совершенно постороннему языку. В основу его теории легла пожарная статистика. О чем говорит подобная статистика? Если на бочке написано «Вода», в бочку легко бросают непогашенные окурки даже вопреки тому, что от нее за милю разит бензином. То есть, лингвистический анализ в нашем сознании доминирует над здравым смыслом и данными нам от природы органами идентификации.
    То есть, как ни крути, а «вначале было слово». Лишний раз убедился я в этом после встречи с Генрихом Яковичем в Косом переулке, дом 9. Итак, я встал около 4-х утра. Проснулся в будуаре изгнанника Хомякова. В кабинете мне холодно спалось. В будуаре же стояла удобная оттоманка, покрытая одеялом. В будуаре стояла немецкая масляная печь. И множество будильников помимо того, который Хомяк унес в изгнание. Я доверился пластиковому электронному будильнику с мелкой штамповкой «сделано в Китае». Лингвистический анализ подсказал мне, что будильник зазвонит в назначенный час. Вопреки пожарной статистике это сработало. В пустом вестибюле болтался крепкий спасатель годов под сорок.
    - Вы кто и зачем? - опросил я спасателя.
    - Матвеев я. Дмитрий велел присмотреть. Николай-чревоугодник ангела назначил за вашу голову.
    - Еще раз?
    - Припадочный обещал тому, кто избавит поселок от вашего деспотизма, рукоположение в земные ангелы. И телесное благословение голубицей.
    - Какой голубицей?
    - По слухам, она мужскую плоть истязает виртуозно.
    Матвеев мне понравился. Отвечал обстоятельно, уверенно. Глаз не прятал. Держался вежливо. И командование величал без принятого среди анархистов подобострастия.
    - Косой переулок знаете?
    - Как не знать? Я здешний.
    - Далеко?
    - В темноте, да по грязи с полчаса.
    - Ну, пошли, Матвеев.
    Толковый спасатель Матвеев в подспорье к тесаку экипирован был еще и слабосильным фонариком, которого мощности нам, однако, хватило на вояж по безлюдному ночному поселку, отделанному после наводнения промоинами и корягами. Ровно в пять мы с Матвеевым стояли у кирпичного двухэтажного флигеля с остекленной верандой и крышей, выложенной цельными листами черного толя. Судя по его изумительной сохранности, я оставался последним в поселке обитателем, кому до вчерашнего неизвестен был адрес официального проживания Виктории. Мы взошли на крыльцо с резными перилами. Из резьбы преобладали мужские половые органы и перочинные инструкции по технике их использования. Как все почти бывшие цензоры, Гусева поощряла вакханалию в искусстве. Стучаться в дверь, обитую дерматином, за каким дерматином еще ватный слой пальца на два, занятие бессмысленное. Я взял у Матвеева фонарик, сошел вниз и высадил им четверку стекол на веранде.
    - Жить надоело, солдат? - услышал я взвинченный голос бестии, налетевшей на Матвеева.
    Лучом фонарика я поймал ноги бестии, обтянутые бежевыми пятнистыми лосинами. Выше бестия складывалась из обнаженной спины, схваченной под лопатками шелковой полосой, и заколотого шпилькой сеновала.
    - Матвеев не при делах, - поспешил я обратить гнев бестии по адресу.
    Бестия обернулась Викторией Гусевой уже непосредственно ко мне.
    - Ты что, ваше благородие, пьян опять, или забавы ради стекла бьешь?
    - Нынче все бьют. Мои подданные бьют. Моя администрация бездействует. От моих предложений успокоить разгневанные массы, администрация по нужде линяет. Приходится рассчитывать на себя. Лучший способ усмирить стихийный вандализм, это возглавить его, мадам.
    - Сапоги хотя бы вытри, - Гусева обернулась прежней бестией и пропала в доме.
    Сапоги я вытер. Здесь я похож на моего старого перса. Ему свойственно гадить, но воспитание чаще держит победу. Потом я шагнул в мезон. Прихожая сильно отдавала предбанником. Стены обшиты были вагонной доской. На гвоздях сушились душистые можжевеловые и березовые веники. Над скамьей висели использованные махровые полотенца. Свежие, переложенные простынками лежали стопой на длинной полочке, и там же просила подаяния сиротливая байковая шапка. Плотно закрытая дверь могла вести только в парную. Лестница с ковровой дорожкой подобная трапу для встречи Юрия Гагарина, стремилась наверх. Осмотревшись, я пригласил в предбанник Матвеева.
    - Не рафинад, не растаю. Снаружи постерегу.
    - А если меня изнутри начнут убивать?
    - Справедливо. А если мадам рассердится? Вика-Смерть женщина со связями.
    - Только с половыми и беспорядочными. Вы инструкцию на крыльце прочли? Будете действовать по инструкции, она сама вас оправдает. Прямо на этой скамье.
    Матвеев сел на скамью оправданных, а я взошел по ковровой дорожке до верхнего этажа, откуда неслась прямая речь. Лаборант Максимович в теплом нижнем белье пружинил на велюровых подушках дивана. Его редкие прямые волосы разделял боковой пробор, а нос у него был фиолетовый, мясистый и крепко застуженный. Таким носом эколог часто хлюпал, и, рассуждая, весьма гнусавил. Гусева-Максимович раскладывала пасьянс, освещенный керосиновой лампой за ломберным столиком с наброшенной на него скатертью с кистями. «Мария Стюарт», - определил я от порога. Эта Гусева еще в студенческие годы врала мне, будто бы когда у мятежной королевы сошелся пасьянс, ее тотчас обезглавили. После одна корректор-девица врала, что в день казни у Марии Стюарт пасьянс как всегда не сошелся. Я поверил в обе инсинуации. Будучи любым здравомыслящим персонажем, чужому языку я доверяю больше, чем собственным органам слуха. При моем заходе Максимович снялся с дивана и сдержанно кивнул. Хотя фотография эколога Максимович в моем пропуске оставалась по-прежнему размытой, все же я его другим воображал. С тех пор Максимович сильно изменился. Так или иначе, он ждал моего начинания.
    - Здравствуйте, Генрих Якович. Я наслышан об вас от покойного Щукина.
    - Вы спирит? - Максимович обошел меня вокруг, изучая точно диковину в кунсткамере. - Зайка, он вызывает усопших.
    - Не обманывайся, Генрих. Он вызывает жалость. Помоги ему вырваться из этой клоаки ради всего святого.
    - Ради зайки я помогу вам, господин сочинитель, - прогнусавил Максимович высокомерно. - Вы, разумеется, читали «Fractal Geometry of Science» Мандельброта?
    Уцепившись за подол моего дождевика, Максимович дернул меня на велюровые диванные подушки.
    - Тем лучше.
    Он сбегал к вешалке, вынул из кармана кожаного пальто истрепанный тетрадный листок, похожий на фальшивую ассигнацию, которую долго мяли ради придачи ей подлинности, вернулся на диван и сунул мне карандашную схему, покрытую разноцветными чернильными формулами, точно тело якудза татуировками.
    - Ну? - пока я силился что-то рассмотреть, Максимович ерзал от возбуждения задом. - Оценили?
    - Занятная штуковина.
    - Занятная штуковина! - Максимович хлопнул себя ладонями по ворсистым коленям, отвалился на спинку и протяжным хрипом втянул в себя содержимое забитого носа. - И все? Занятная штуковина! Ты слышишь, заяц? Да понимаете ли вы что при наличии рекурсивной процедуры генерации, мы сталкиваемся с нарушением инвариантности масштабных преобразований? Здесь же фигура Коха! Да здесь же концепция фрактала вообще дистанцируется от описания формы, места, границы, ширины, длины и, даже, определений типа «сумма простых чисел составляет сложное»! Он понимает меня, заяц?
    Максимович растерянно обернулся к своему «зайцу» с ногами жирафа. Заяц растасовал колоду и начал заново шлепать картами.
    - Понимаю, - соврал я простуженному гению. - Но как это действует на практике, уважаемый Генрих Якович? Как проверить?
    Ученый покинул диван и завертелся по комнате.
    - Как проверить! Никак не проверить! Подвижная концепция фрактала стоит над эмпирической проверкой и сама направляет поиск! Поймите же вы! Мандельброт лишь заглянул в механизм фрактала! Но общего принципа тогда еще не возникло! Связующего, скажем такие рассеченные области, как множество Кантора, и рельеф мыса Доброй Надежды! Или, допустим, бинарные числа и балет Игоря Стравинского! Но само переключение геометрической парадигмы на дальнейшую интерпретацию фрактальных структур стало прыжком! Надеюсь, это вы хотя бы…
    Максимович вдруг замер, усомнившись в моих познаниях.
    - Вы в курсе, что атом, не имеющий частей, толкуется двояко? - прогнусавил он, сверля меня черными дырами зрачков. - Только не врать!
    - Помилуйте, даже ребенок в курсе элементарный вещей, - ответил я уклончиво.
    Будучи любым сумасшедшим гением, разумеется, Максимович удовлетворился моим лингвистическим доводом. Он сбегал к вешалке, щелкнул застежками древнего портфеля, и вытащил из него черный ящик. Точнее, металлическую коробочку с кобальтовым антикоррозийным покрытием.
    - Генератор масштабного размыва, - он торжественно передал мне коробочку с тумблером на одной из плоских граней. - Экспериментальный образец. Вам достаточно занять аномальный рубеж, и перевести тумблер из нейтрального положения.
    - И что?
    - И все. Вы окажетесь по другую сторону.
    - Каким образом?
    - Принцип действия основан в целом на метаморфозе масштабов расстояния. Здесь нет четкой границы между телом и пространством. Фрактал пространства как метафизический объект всегда незавершен. В такой системе координат ваше тело автоматически обретает обратную связь. Оно как бы размывается здесь, одновременно собираясь там.
    - Но как определить рубеж аномалии?
    - Вы его почувствуете. Турбулентность.
    - А два тела могут размыться?
    - Ни в коем случае. Генератор портативный сверхмощный атомарный магнит. Два тела просто перемешаются при сборке.
    - А второй генератор вы можете создать?
    - Ты слышала, заяц? - Максимович обернулся к жирафу, и прогнусавил, не дожидаясь ответа. - Если бы я имел такую возможность, я наладил бы серийное производство. Вы представляете, как я рискую, отдавши вам даже этот образец?
    - Его превосходительство большой филантроп, Генрих, - смешивая карты, подала голос Вика-Смерть. - Епископ желают спасти племянницу Щукина. Ту самую, на которую тебя участковый обменял, типа на тридцать серебреников.
    - Это факт? - Максимович так стремительно повернул ко мне, что утратил равновесие и шатнулся. А совсем опрокинул ученого штык-юнкер, влетевший в гостиную подобно шальному снаряду.
    - Анюта исчезла, отец! – выпалил он, задыхаясь.
    - Куда исчезла?
    Я был уверен, что Вьюн давно уже вернулась в поселок и спит в Лавровых объятиях.
    - Исчезла! На скутере умотала в институт, и с концами! Полозов с полчаса, как на поиски вышел. Моторной лодкой вышел, не взял меня, упертый баран!
    Штык-юнкер отер запястьем потерянное лицо, и только теперь заметил эколога Максимович, восставшего на ноги.
    - Тимур? Ты зачем здесь?
    - Какой Тимур? - поправил я по инерции, больше обеспокоенный таинственной пропажей Вьюна. - Это Генрих Максимович.
    - Это техник с комбината Тимур Кустарев.
    Лингвистическая теория Уорфа в действии. Когда человека надписали Максимович, я ни секунды не усомнился в его подлинности.
    - Возьмите, Кустарев, - я протянул технику черный генератор. - А, впрочем,
    что здесь?
    - Ваше превосходительство! - загнусавил Кустарев, рухнувши на колени, и лобызая мой сапог. - Не пытайте! У меня болевой порог ниже среднего! Подшипники в коробочке! Шарики! Безобидный металл!
    Вика-Смерть с брезгливой миной вернулась к пасьянсу. Коробочку вместе с формулами я спрятал в карман дождевика, рассудив, что мало ли пригодится. Пригодились же Тимуру Кустареву мои вытертые заранее сапоги.
    - Честь имею, мадам Кустарева, - я зашагал вниз по лестнице. - Лавр, ты со мной?
    - Куда я денусь, отче? - топая следом, нервно бубнил штык-юнкер. - Надо Анну искать. Беда, отец. Ей Богу, свечку поставлю. Только бы с ней ничего плохого. Она ведь сорвиголова у нас. На рожон вечно лезет…
    - Помолчи-ка, Лавр, - оборвал я его излияния. - Заткнись, дорогой. Без тебя каша. Мысли путаются.
    Мои мысли путались до причала. Когда их много, они такое свойство имеют. Сопровождавшие меня штык-юнкер и Матвеев, спасибо им, помалкивали.
    Значит, все-таки, решил позабавиться Князь. Скучно ему в лимузине. Снова же в нарды не с кем играть. А я, фалалей квадратный, чем думал, когда Гусева назвалась женой Максимовича? На кой болт ей сводить меня с ученым, если у нее в рукаве заполненный пропуск из Казейника? Зато, я представил, как бегаю по периметру аномальной блокады с коробочкой. Тумблером щелкаю. Веселое кино пропустил Борис Александрович. «Ах, Князь, Князь - подумал я тогда с долей обескураженности, - режиссер постановщик фиговый. Изобретатель без границ. Что там этот Кустарев нанес в потоке сознания? Четкая граница между телом и пространством здесь отсутствует? Но исполнил достойно. Не хуже Максима Суханова. Органично вписался в роль. Да и Борис Александрович, каков умница. Даже простуду Генриха Яковича предусмотрел. Исключил вероятность в долю процента, что я по диктофонной записи ложного эколога изобличу. Да и мадам Гусева подковалась мое время убивать». В принципе, мне было даже интересно, что еще они с Князем придумают. Но потом. А тогда мне было интереснее, что с Анечкой Щукиной стряслось. Скутер заглох? Она не робкого десятка. Плавает лучше меня. Баттерфляем я не плаваю, она плавает. Да и скутер вряд ли заглох. Вьюн у меня обстоятельная девочка. Сто пудов проверила и уровень горючего в баке, и зажигание. Что еще? Рыбаки накинулись? Ночью? Вряд ли. Да и рыбаки бы как накинулись, так и откинулись. К тому же у нее пистолет. Заночевать решила у Дарьи Шагаловой? Поверил бы, да Лаврентий шлепал рядом. Любовь проволочек не жалует в их возрасте. Может, заблудилась в потемках? Залив большой. Может, нарезала полночи вокруг института, потом решила ждать утра. «Вьюн девочка разумная, - подбил я бабки. - Не пропадет. Не посмеет она без меня пропадать». Светало. Впереди забрезжил татарский буксир.
    - А, может, фара?
    - В исправности, - пресек мой вопрос готовым ответом Лаврентий. - И, потом, Глухих сказывает, следил за ней в бинокль от палубы до института. Пока Вьюн фару не выключила.
    - Выкладывай, о чем думаешь, - велел я штык-юнкеру, изучая заваренный борт. Многое можно сделать в России за семь ящиков приличной водки и столько же ведер отменного первача. При слабом освещении даже зашкуренные швы рассосались. Лишь значительное пятно свежей краски отмечало вчерашнюю пробоину. Знатно потрудилась бригада заговорщиков. Вечная слава им.
    - Приказано заткнуться, - буркнул штык-юнкер.
    - Ты уже нарушил приказ, Лаврентий. Выкладывай.
    - Согласно личному распоряжению Гроссмейстера наш Орден в полном составе Могилу искал. Обшарили весь поселок. Окрестности тоже. Анархисты шуровали на совесть. Хрен там. Надо Могилу знать, чтобы найти.
    - Ты-то знаешь?
    - Знаю. И Дмитрий Кондратьевич знает. Только не сразу просек. Дал волю эмоциям. Потом сообразил.
    - А ты, стало быть, помалкивал?
    - А я помалкивал. Меня еще малолеткой на зоне могли опустить. Могила вступился. Я обязан ему.
    - Благодарность качество достойное. И когда же ты оживился?
    - Когда Анна к полночи не пришла. Я ее в штабе ждал. По уговору. Тогда и кинулся я Полозову. На причале отыскал его, да поздно. Он и сам уже дошел, что Могила в институте. Могила хитер, как демон. Пока военные с анархистами поселок разбирали, он у рыбаков надувную лодку отбил. До здания час на веслах. Много полтора.
    - Так, - сказал я, подкурив у штык-юнкера сигаретку. - Так. Теперь у Могилы две заложницы. И один пистолет. Значит, Могила дождался, пока Вьюн причалит к башне. Стальную дверь в студию открыл заранее, когда Вьюн поднималась по лестнице. Могила встал за дверь, пропустил Вьюна, и оглушил ее сзади. Даже с простреленной боковиной для Могилы это вопрос технический.
    - Если он Анечку хотя бы ранил, я его очень мелко порву.
    Папироска у Лаврентия дрожала, пока я прикуривал. По лицу его было видно, что он вот-вот расплачется. Над заливом стелился туман.
    - Не ранил, - я прислушался к тарахтению мотора. - И не убил. Могила даже с простреленной боковиной контролирует. Две заложницы больше, чем одна. Успокойся штык-юнкер. Ведешь себя как баба.
    Тарахтение мотора доносилось уже рядом с пристанью, покрытой слоем воды.
    По канату с палубы съехал шкипер в брезентовых рукавицах, тельняшке и трусах ниже колен.
    - Заговорщики в запой ушли? - спросил я, пожав обнаженную лапу шкипера с наколотой памяткой в образе парящего вперед когтями орла.
    - Двое вдвоем остались. Общий такелаж, и выборочная клепка. Мотор я перебрал. Но уголь антрацит заправить надо. Бункер совсем пустой.
    - Кто нынче в Ордене старший офицер вместо Могилы? - навел я у Лаврентия справку.
    - Ты по табелю о рангах. Как все еще капеллан. Гроссмейстер на комбинате вечно трется. Я исполняющий в твое отсутствие.
    - Тогда исполни до завтра полсотни тачек антрацита славянскими силами.
    - Какой уголь? Какие тачки? Или совсем у вас камень вместо сердца? - обиделся чувствительный штык-юнкер. - Анечку надо выручать!
    Мы с татарином переглянулись.
    - Уголь крупный. Тачки любые. Камень вместо сердца у памятника Минину и Пожарскому на Красной площади. А Вьюна я выручу без твоих нравоучений.
    Из плотного тумана внезапно выдрался катер на малых оборотах. Матвеев, давно истоптавший затопленные мостки, поймал брошенный конец, и обернул им причальную тумбу. Дюжина матросов армии спасения молча ссыпалась на мелководье. Последним покинул судно командующий Полозов.
    - Ну, что там? Выдвинул Могила свои требования? - приступил я к Дмитрию Кондратьевичу.
    - Глухо, - поделился Митя результатами переговоров с беглым казначеем Славянского Ордена. - Вы шпалеры чаще дилетантам раздавайте, ваше превосходительство.
    - Учитывая фактор внезапности, Могила у тебя отобрал бы оружие? Просто
    из любопытства?
    - Отобрал бы, - согласился Полозов. - И у тебя бы отобрал.
    - У меня бы он и без фактора отобрал. Какие требования?
    - Перца хочет за Дарью Шагалову.
    - Он всегда Перца хочет, - Глухих сплюнул под ноги точно в цель. - Перец ему боевая жена.
    - Отдашь? - спросил я Митю.
    - Отдам, - согласился Полозов.
    - Еще что хочет?
    - Как обычно. Водки шесть коробок, пива столько же, табаку, продуктов на месяц.
    - На месяц. Долгожитель. За Анну Щукину что хочет?
    - Морфий хочет. Морфия у нас нет, - Дмитрий Кондратьевич как-то замялся, пустяшное замечание Матвееву сделал. Наорал на экипаж. Порвался, было, сбегать за какой-то баклагой спирту, позабытой в недрах катера, да вдруг передумал, как-то успокоился и глянул на меня с каким-то отвращением и скрытым интересом. Как смотрят мальчишки на распухший труп голой утопленницы.
    - Что еще?
    - Ваше благородие хочет. Я возражаю. С тобой Могилу мы век из института не выкурим.
    - Выкурим. Давай сюда его боевую подружку.
    Митя кивнул своей армии спасения, тревожно внимавшей беседе начальников. Четверо отделились от общей группы, и пропали в косой штриховке дождя.
    Минул час. Спасательный катер, помимо экипажа заправленный пассажирами, дрейфовал в стометровке от института, которого над водой остались последние три с половиной этажа. План освобождения заложниц мы с Митей обсудили еще на причале, ожидая доставки славянского унтера.
    - Думаешь, поверит? - усомнился Дмитрий Кондратьевич относительно слабого звена в операции.
    - Надеюсь, - я передал Мите лимонку, оттягивающую карман моего дождевика еще с исторического похода на оборотней-ротвейлеров. - С Перцем я сам потолкую. Гранату используй только, если Перец обломается. Вынесешь дверь, и дальше как повезет.
    - Вы полны сюрпризов, епископ, - Митя тщательно осмотрел взрывной механизм и убрал его за пазуху. - Себе оставили что?
    - Оставили.
    Катер слегка покачивало. Дождь по-прежнему шел умеренный и даже, казалось, ослабел. Видать, «Кениг-рей» взял паузу. Лучше бы долгую. Я смотрел на окна студии, глухо задернутые шторами. Настала пора спасательную беседу с военной женой альбиноса провести. Перец вопреки тому, что Митя известил его уже о выгодном размене, мрачнее тучи сидел посреди катера на груде оранжевых жилетов. Матвеев, переносивший из трюма и на бак продовольственные коробки, подтолкнул его коленом.
    - Раскорячился, петух славянский. Тебе места мало?
    Перец не двинулся. На обратном пути Матвеев сбил с него форменный головной убор.
    - Сказано пересесть, шевели дуплом, тетенька.
    Перец, видать, привыкший уже к издевательскому обращению в остроге, покорно перебрался на корму. Я подсел рядом, и выдал ему фронтовые сто грамм за сбитую фуражку.
    - Вижу, ты рад переменой в судьбе.
    - Отвались, бургомистр.
    - Еще бы. Могила, считай, из пеньки тебя вытащил.
    Перец, молча, проглотил плескавшийся на дне черпака разбавленный спирт.
    - Если бы не Могила, тебя бы на плацу братья-славяне повесили. Тебя бы и раньше повесили за участие в мятеже. Скажи спасибо Дмитрий Кондратьевичу. Отбил он тебя у меня с Гроссмейстером. Поверил, что не пропащий ты урод. Убедил твою амнистию подписать. Но теперь все. Прощай амнистия.
    Добыв из кармана формулы Тимура, я порвал их в мелкие клочья, и кинул за борт.
    - Я же покаялся, - унтер посмотрел на меня глазами прибитой собаки. - Я же отрекся, ваше преосвященство. Где справедливость?
    Склонившись к Перцу, я сообщил ему на ухо, где справедливость.
    - Ты покаялся, а Могилевский вчера утром Веригина зарезал, когда из-под ареста бежал, - усилил я громкость - Ты покаялся, а через полчаса вернешься в объятия Могилы. И тебе капут. Потому как, Перец, отсидишься ты в экологической башне под крылышком у Могилы сутки максимум. Потом контору затопит. А тебе, если ты, конечно, до берега доплывешь, в клочья порвут, как я порвал индульгенцию твою, Перец. Не свои, так анархисты.
    - Что же мне делать?
    - Сотрудничать.
    - Могилу я не возьму. Могила меня вскроет, как банку сайры.
    - Могилу Дмитрий Кондратьевич возьмет. Этого удовольствия ты его не лишишь. Тебе только спасателей надо будет впустить, когда Могила на кухню поднимется. Ты, главное, будь счастлив, Перец, когда тебя на скульпторшу обменяют. Ты сможешь быть счастлив?
    - Попробую.
    - Ты попробуй, Перец. Хорошо попробуй. Если не очень ты будешь счастлив, Могилевский тебя расколет в миг. А, расколов тебя, он твой череп расколет.
    - Хорош трепаться,- урезал беседу командующий Полозов. - Могиле за вашим базаром наблюдать лишний повод для размышления.
    - Скажешь Могиле, мол, епископ за жизнь с тобой разговаривал. Скажешь, епископу тоже пожить охота. Скажешь, он, епископ, за девчонку болеет. Но и в заложники ему кисло, - дал я Перцу последний наказ.
    - Мне бы денатурата граммов четыреста.
    Унтер вопросительно посмотрел на Митю.
    - С мужем напьешься, - Дмитрий Кондратьевич отошел к рулевому и поднял заскучавшую команду. - По местам стоять! Малый вперед!
    Спасатели рассредоточились по местам. Застучал, прочихавшись, двигатель.
    «Что называется отвратительный климат, - вяло в мозгу моем шевельнулась ассоциация общества тайных алкоголиков - Двигатели на катерах простужаются. Ну, и как тут живому человеку без водки?». Близился институт. Росло напряжение.
    - Как достигнешь, резко прибавь, - наказал Митя штурману. - Загнешь за угол, скинем лодку и сразу дашь задний ход.
    В носовой части Матвеев накачивал резиновую лодку.
    - Когда вор ко мне поднимется, Перец дверь тебе откроет, - обратился я к Полозову. - Дальше ты смотри не подведи меня, Дмитрий Кондратьевич. Очень прошу.
    - Рискуем же мы, епископ. Могила на мушке тебя будет постоянно держать. На обморок не рассчитывай. Он падаль крепкая.
    - В том и смысл, Дмитрий Кондратьевич. Меня и люк на одной мушке Могила не удержит.
    - Рискованно. А если он тебя шлепнет за левый марафет? Опять же, если кто нашумит раньше срока?
    - Если так. Считай меня оптимистом.
    Мне и прежде бывало страшно. Но так страшно мне с отрочества не было, когда сидел я с подобным альбиносом за партой в классе восьмого уровня. Подобного альбиноса боялись наши могучие девочки. Подобный альбинос, без причины и походя, мощным ударом в горло чуть не убил на моих глазах нашего комсорга, отличника и спортсмена Костю. А могу перепутать Костю. Я не видел его 11.740 дней. Подобного альбиноса, названного Кириллом, я вижу до сих пор. И его имени я не спутаю. Красные веки, белые брови и ресницы, кожа, лишенная пигментации, и под нею мускулы хищника. Когда я сплю, он порой заглядывает. Здесь уместно признать, что меня подобный альбинос не бил и не убивал. Альбиносы ко мне снисходительны. Возможно, им нравится, что я боюсь их. Возможно, им нравится, что я мужественно прячу свой страх. Что я дерзок с ними, и хвост не поджимаю в их присутствии как большинство. Но за год в обществе подобного альбиноса я усвоил урок, забыть который глупо: если ты встал у него на пути, будь готов к тому, что от смерти не посторонишься. Впрочем, это не то, чтобы я окончательно труса праздновал. Праздник закончился, когда мы с Дмитрием Кондратьевичем в сотне метров от здания развели из баклаги еще по двести грамм. Когда катер у самых окон резко добавил скорости, заложил вираж и оказался вне поля зрения Могилы, спасатели бросили лодку на воду. Я надел помеченный крестом брезентовый ранец, другим крестом осенился, и спрыгнул в лодочку. Назад я не оглядывался. Только слышал, как отходит катер. И только стремительно греб к водосточной трубе на углу института. Не то, чтобы я куда-то опаздывал, а я просто гнал себе, и вместе гнал от себя рисовавшиеся в моем воображении мрачные картины. И даже, пожалуй, не картины. Картин у меня вовсе не было. Поскольку я их гнал от себя. Но больше всего я гнал развязку. Чтобы все скорее закончилось. Иначе, как лихорадочными тогдашние мои действия не назовешь. Привязав лодку, я забрался на крышу по водосточной трубе. Под защитой керамического пегаса и грифа с опавшими крыльями я вдруг успокоился. Я неторопливо закурил и осмотрел горизонты. Вид с крыши терпел изменения. Сплошная полоса дамбы пропала за клубящимся маревом в полутора километрах от института. Границы Казейника со всей очевидностью приближались. Я пошел вдоль крыши до места, откуда слышны были отчетливо переговоры между Могилой и командиром спасательной экспедиции. Заглянув через парапет, прямо под собой тут же увидел я коротко стриженый белый затылок альбиноса.
    Я запросто мог дотянуться до Могилы. Я свободно мог оглушить его любым тяжелым предметом. Ведь была у меня в кармане коробочка с подшипниками.
    Я не воспользовался ей. Малодушие? Пожалуй. В приступе ярости я способен сокрушить венский стул. Проломить затылок альбиноса в приступе робости я не способен. Я не отчаянный шеф охраны бургомистра. Я бургомистр. В лучшем случае писатель.
    - А где наш епископ? - орал Могила вниз, перебивая шум дождя. - Он меняется на девчонку, или раздумал?
    - Он в трюме! - крикнул с палубы катера Дмитрий Кондратьевич. - Твою шкуру сучью отпевает!
    - Это можно! - орал Могила. - Перец, ты как там? Целый?
    - Порядок! Только почки отбили! Кровью с утра мочусь!
    Перец держался бодро. Отвечал с фантазией. Обещанное право на жизнь пьянило его крепче спирта.
    - Давай мне его сюда, вшивый анархист! - орал Могила. - Инструкция тебе короткая! Четверо лохов тащат наверх продукты с Перцем! Там обменяемся на бабу Зайцева! Если что, я всех положу! Ты понял меня?
    - Я понял, - отозвался Митя.
    - И скажи епископу, его снегурочка зашила дыру мне конкретно! Теперь мне повар нужней! Или я этой сестренке милосердия тоже дыру между ног зашью! Скажи, у Могилы долг юшкой красен!
    Дальше я слушать не стал. Я направился к люку, ведущему в студию. «Повар так повар, - согласился я по ходу на вакансию. - Приготовлю ему реальную поганку. Если он сразу мне в глаз не выстрелит. Тогда поганка отменяется».
    Люк был не заперт, о чем я и толковал еще на пристани командиру спасателей. Весь наш план изначально строился на этом. На внезапности моего появления во вражеском тылу. Я спустился по дюралевым ступенькам, сбросил брезентовый ранец и снял с крючка фартук Шагаловой. Потом я повязался фартуком, достал из ранца плоскую аптечку, оттуда стеклянный шприц, и навинтил на него иглу. Потом я положил медицинский инструмент в эмалированную кастрюлю. Потом наполнил кастрюлю водой и включил две конфорки. На одну шприц варить поставил, на вторую медный ковшик, заправленный молотым кофе из баночки, на которой изображены были четыре сразу ратуши. И каждая под надписью «Рига». Я тогда еще подумал: «Зачем в Риге четыре одинаковых ратуши?».
    То есть, Бог знает, что вертелось в уме. Ибо весь я обратился в слух, и тело сверху до низа пронзал горячий стержень. Никогда прежде и после я не стоял так прямо у плиты. Я человек от рождения сутулый.
    Хлопнула стальная дверь. Первые возгласы прозвучали невнятно. Потом стало тихо. Я погасил желание снять обувь, дойти до люка и подслушать, о чем внизу Могила с Перцем совещаются. Или за что они водку пьют. Вскипевшим кофе я наполнил большую чашку, и чуть не обварил себя.
    - Ты куда пропал, святой отец?
    Альбинос уже был за моей спиной. Но чашку я все-таки удержал и не обернулся.
    - Я не пропадаю, Могила. Тебе повар нужен. Я повар.
    - Удивительная вы личность, падре! Как это нас в детском доме учили? Призрак бургомистра бродит по Европе?
    - Ты, Могила, тоже со странностями.
    Теперь я позволил себе обернуться, не глядя, впрочем, на Могилу, и как можно более твердо поставил чашку на стол. Присевши подле, я достал сигарету.
    - Позвольте огоньку вам поддать, - Могила чиркну зажигалкой.
    Я прикурил. Попробовал кофе. Могила улыбался. Возможно, он своей боевой жене так не улыбался. Он был определенно рад моему появлению. Он смотрел на меня, позабыв даже пистолет Макарова опустить. Или Щукина. Кого-то из них.
    - Ты не в тире, Могила. Ты на кухне, - сказал я ему, затягиваясь. - Кофе будешь?
    - Буду, падре! Все буду! - Могила сунул пистолет за пояс, и обнял меня бережно, будто склеенную фаянсовую вазу. - Водку буду! Ужинать буду с тобой! Базар вести буду с тобой!
    - И с Перцем?
    Могила покосился на кипящую кастрюлю.
    - С Перцем я мужеложством занимаюсь, - возразил он беззаботно. - Тебе уже напели. И ты уже против таких сношений.
    - Я не против таких сношений. Но я и не священник, ты знаешь.
    - Знаю, падре. И это правильно, что ты здесь. Иначе бы тебя заглушили Митя с Гроссмейстером. Им твои реформы хомут.
    Могила хлопнул себя для наглядности по загривку.
    - А Князю великому сказали бы, что случилось у бургомистра обострение. Типа язва лопнула. Или белка сразила на боевом посту. Что на ужин?
    - Как договаривались. Две склянки морфия в растворе. Больше нет.
    Светлые зрачки его потемнели. Были бы темные, заблестели бы.
    - Верил, что праздник с тобой мне, писатель, - Могилу понесло. - Показался ты мне. В автобусе не разобрал я тебя. Но после, когда я мусора заделал, показался ты мне конкретно. Есть в тебе что-то мутное. Ты как типа спящий вулкан. У тебя в копилке вроде как пепел, а под ним раскаленная лава булькает. И знай, что не заложник ты мне по жизни. Это Митяю ты заложник. Магистру твоему гнилому, продюсерам, издателям, критикам и прочей свадьбе на костях.
    Пока его несло, я надел варежки Дарьи, снял кастрюлю с плиты и слил воду в раковину. Потом открыл брезентовый ранец, достал из него салфетки, достал резиновый жгут, и запечатанный цинковой пробочкой пузырек с питательным раствором, из каких делают капельницы. Этикетку Митя отпарил загодя. Цианида в его медицинском углу не нашлось, а снотворное действует медленно. Так мы прикинули с Митей: пока подействует, свою пулю я успею получить. Могила уже заткнулся, наблюдая пристально за моими приготовлениями. Я выложил теплый шприц на салфетку и взболтал пузырек.
    - Сейчас только вмажусь, и пойду, выкину твою бешеную кошку за дверь. Могила
    в законе. Его слово крепче татарского первача, - поделился вор своими планами.
    - Но я-то здесь?
    - Нет. Сначала вмажусь.
    Могилевский закатал рукав, и вытянул обнаженную руку.
    - Если тебе нужнее повар, я останусь, Могила. Если тебе нужней сестра милосердия, она еще в залоге, а я пошел.
    - Ладно. Мы не гордые.
    Могила перетянул жгутом выше локтя левую руку, в правую руку взял шприц, пронзил иглой крышку, набрал в стеклянную трубочку питательный раствор, и надавил на поршень, выпустив лишний воздух. Обе руки у Могилы оказались тогда заняты, и это был мой шанс. Наклонившись к Могиле, я выхватил пистолет у него из-за пояса. Могила спокойно сделал себе укол, развязал жгут и посмотрел на меня. Глаза его были снова прозрачны и спокойны, точно воды Красного моря в октябре.
    - Ты же не выстрелишь, падре. Слабо тебе выстрелить.
    - Нет, - согласился я, отступив к плите. - Не выстрелю. Слабо мне выстрелить.
    - Я так понимаю, глупо ждать прихода, - альбинос улыбнулся. - Что за бурду я вколол себе?
    - Витамины.
    - Зря. Не знаешь ты, падре, кто за тобой стоит.
    - Я знаю, кто за тобой стоит, Могила.
    Из люка позади Могилы уже выбрались Матвеев, Дмитрий Кондратьевич и еще трое спасателей. Я спрятал оружие в карман дождевика. Могила кивнул мне и медленно вытянул стилет из голенища.
    - Значит, ссучился Перец. Встал на путь исправления.
    Могила стремительно развернулся, но первым успел метнуть его же собственный клинок, извлеченный из Веригина, Дмитрий Кондратьевич. Клинок насквозь пробил сухожилие альбиноса. Могила, стиснул от боли зубы. Через минуту, связанный, он лежал на полу. Рот его Матвеев залепил горчичным пластырем, добытым в моей аптечке скорой помощи. Я спустился по лестнице на первый этаж. Узрев меня, подскочил с моего дивана Дарьи Шагаловой Перец.
    - Взяли убийцу, ваше благородие?
    Я, молча, прошел по тропинке между птицами, число которых значительно поубавилось, оттолкнул рисованных кумачовых драконов и попал в ателье.
    Вьюн, туда-сюда вращаясь на гончарном кругу, потягивала пиво из банки.
    Рядом с Вьюном я положил пистолет Макарова. Или Щукина.
    - Только не спрашивай: «Ты в порядке?». Я без того себя чувствую героиней какого-то мыльного сериала.
    - Но ты в порядке?
    Мы дружно расхохотались. Состояние, названное катарсисом, выражается по-разному. Одни смеются, другие плачут. Мы с Вьюном были одни. Пока мы заходились от хохота, в свое ателье вернулась хозяйка с расколотой керамической птицей.
    - Ничего смешного, - влезла в наш катарсис Дарья Шагалова. - Этот Могила, или кем он вам приходится, настоящий скот. Пересмешника испортил. Патефон зачем-то сломал. Зачем?
    - Точно, - подтвердила Вьюн. - Настоящий. Искусственный скот меня бы не треснул сзади по куполу твоим пересмешником.
    И мы, как давеча, расхохотались. Потому, что мы были одни.
    Минул час. Катер со спасателями и спасенными швартовался к пристани, где мятежника поджидал уже целый взвод славянских карателей во главе со штык-юнкером Лавром. Дарья Шагалова осталась, вопреки настойчивым уговорам, в студии. Мой прогноз она игнорировала. Перец удобрял экипаж махоркой. Дмитрий Кондратьевич снизошел, и принял его в ряды анархистов. Черная коробочка с тумблером мне так и не пригодилась. Я подарил ее Полозову. Митя взвесил массивную коробочку на ладони.
    - Что за механизм?
    - Шариковая мина.
    - И что с ней делать?
    - На РГД-5 со мной обменяешься.
    Пока встречающие наблюдали, как штык-юнкер вылавливает Вьюна, сиганувшего с кормы, Дмитрий Кондратьевич незаметно сунул мне в карман ручную гранату.
    - Прикинь, - целуя невесту, бурчал обиженный Лаврентий. - Эти упертые бараны ссадили меня с катера.
    - Но ты же всех там за меня в труху обратил бы, - Вьюн прижалась к его небритой щеке.
    - Папой клянусь!
    - Потому и ссадили. Я, Лавочка, и приличных людей там встретила.
    - Ты только меня должна встречать. А я тебя.
    - Замазано, - Вьюн поцеловала штык-юнкера в лоб.
    Я догадывался, что Митя альбиноса Гроссмейстеру отдаст. Митя не настолько боялся врага своего, чтобы казнить его с предельной жестокостью. А Словарь боялся. Люди часто звереют от испытанного ужаса. Такова их природа. Такова наша природа. Повинуясь взгляду связанного по рукам и ногам альбиноса, я отодрал с лица его горчичник.
    - Приходи на мои похороны, епископ, - Могила улыбнулся. - Хоть ни хрена ты не епископ. Ты даже и не монах. Но ты последний, кого хотел бы я видеть. Звучало двусмысленно. Однако же я отправился на казнь. Альбиноса похоронили в яме на пустыре за разбавленной речкой. Похоронили живьем. Таков был вердикт Гроссмейстера. Могилу точно кокон опутали колючей проволокой и засыпали негашеной известью. Затем вереница безучастных славян забросала Могилу камнями. Лицо Могилы до последнего сохраняло печать неукротимости духа, а кривая нитка разбитых губ выдавала скорее презрение к своим истязателям, нежели плотскую боль. Казалось, боли он вовсе не чувствовал, точно камень ударялся о камень при каждом следующем броске. Эмоции, испытанные мной от созерцания ужасной погибели альбиноса были так же противоречивы, как и обращенные ко мне его заключительные слова. Оно конечно. Собаке - собачья смерть. Жалости я не испытал. Зато вполне испытал я омерзительную тошноту и невольное уважение к безмолвному достоинству, с каким этот хищник принял мучительную смерть. Ее описание я посвящаю издателям звуков. Я сам горазд материться и стонать от банальной мигрени. Добавлю, что я отвернулся, прежде чем закончилась экзекуция. Меня таки вырвало под ноги спасателю Матвееву.
    Он и сюда за мной притащился. Дмитрий Кондратьевич имел сведения, что в Ордене бездействует кто-то из агентов графа Болконского. Но если он клюнет на призыв Николы, и захочет в ангелы, то подрежет меня даже хоть и в братском окружении. Я не возражал. Я лишь полюбопытствовал, кто есть обещанная за живот мой Голубица, плоть истязающая.
    - Гуляют разные легенды, - ответил Полозов. - Кто болта гоняет, мол, дева писаная. Кто божится, мол, промеж ног у нее огонь разведенный. Иные звонят, де, только ноги у нее разведенные, но там у нее оргазм без границ. Легенды, короче. Нет у хлыстов подобных краль. Селедки ржавые, пьянь, кликуши похотливые, у каждой берлога медвежья в панталонах. Но ходоки николаевские по бедности верят. И в любом случае, что бы ни болталось о деве порочной среди бабников, угроза тебе остается реальная. А Матвеев опытный боец. Чутье у него на шахидов.
    И, как уже было сказано, я не возражал.
    - А где штык-юнкер? - спохватился вдруг Словарь Семенович Рысаков.
    - Отстранен, - вытерши насухо рот полою дождевика, срезал я магистра.
    - Как отстранен? - Словарь злобно уставился на меня. - И кем? Уж не ты ли, капеллан, освободил моего штык-юнкера от вышки славянскому предателю?
    Матвеев отвалил на тактичное расстояние. Внутренние конфликты между религиозными и государственными сановниками был вне его юрисдикции.
    - Я отстранил. Как старший офицер и духовный наставник.
    Точеные ноздри Словаря махом втянули столько сырой атмосферы, что его желание чихнуть взяло верх над готовностью разразиться гневной тирадой.
    - Будь здоров, Словарь Семенович. Тебе известно, что Могила штык-юнкера приблизил еще на зоне? Или тебе известно, что две трети личного состава готовы были поддержать военный мятеж? Или ты всех казнить собираешься?
    Словарь смутился. Я обескуражил его. Вдруг и сильно. Замешательство Словаря ясно дало мне понять, что во внутренних делах уголовной охраны комбината он целиком полагался на Могилу. Потому он так и осатанел, услышав запись нашей беседы с альбиносом. От меня всего-то и требовалось слегка поднажать, чтобы взлелеянный Гроссмейстером Орден со всеми потрохами встал под мои знамена. Без наивных интриг и нелепой игры в заговорщиков. Да, практически без усилий.
    И Словарь станет прошлым. Отойдет в категорию рудиментарных фолиантов. Ибо толковый Словарь под редакцией Бориса Александровича, остался внутри бестолковым чиновником Словарем, который был для меня проще инструкции для пользования гладильной доской.
    - Даешь ли ты отчет себе, Владислав, что если б я Могилевского не взял бы нынче на кунштюк, эта бравая славянская орда уже топтала бы на плацу твои зубные протезы, тройной попрыгунчик, тварь ты злокачественная?
    Часть Словаря внезапно свернула к полусотне экзекуторов, мокнущих в стороне и в ожидании, когда их полководцы базар прикроют.
    - Надо поговорить, - хрипло выдавил Словарь.
    - Валяй, - согласился я без особого энтузиазма. - У тебя сколько времени?
    Словарь встряхнул запястьем с рыжими котлами.
    - Пятнадцать двадцать.
    - У меня десять. Но в минутах.
    - Прикажи своим, - Словарь кивнул на похоронную команду.
    Я жестом подозвал уголовника с татуировкой на лбу. Тот, поддержавши фасон, вразвалочку подкатился и небрежно махнул пятерней у козырька.
    - Штаб-фельдфебель Дикий.
    - Веди бойцов, штаб-фельдфебель. В казармах по случаю траура уставные отношения отменяются. Флаг приспустить. Всем братьям за упокой Могилы по литру шнапса и полудюжине пива темного. За доблесть и натиск пить стоя.
    - Это по-нашему, капеллан, - золотые коронки фельдфебеля тускло блеснули в пелене.
    - Кто будет скалиться, тому в зубы. Кругом.
    Фельдфебель серьезно и по-военному отдал мне честь, развернулся четко. Отряд быстро составился в колонну по четыре, и через минуту его не стало.
    Унижение Словаря в глазах орденского братства было продиктовано сугубо воспитательной мерой, и совсем не в отношении Словаря. Словарь загнулся вместе с альбиносом. Каждый брошенный в Могилу камень срикошетил по влиянию Гроссмейстера на бытовых и рецидивистов, объединившихся под флагом, пошитым из расовых предрассудков и княжеских ассигнаций. Но я слишком понимал: Орден без наводимой рукою Могилы и Перца с Лавром железной дисциплины, за сутки обернется в армию насильников и мародеров. Лавра попросту не достанет, чтобы удержать в повиновении банду отщепенцев, которых междоусобица их собственных главарей лишила единящей веры в святость и обязательность какой-то миссии. Любой. Какой угодно. Хоть миссии освобождения Иерусалима от китайцев. Но я обязан был вернуть им такую веру.
    Вогнать их в казармы, напоить, осудить, почтить, и занять работой. И занять образовавшийся вакуум в их мозгах иллюзией продолжения чего-то. Хоть на сутки, на двое. Пока они сами не займутся спасением собственных шкур.
    - Ты лучше выкладывай, коли потребность - напомнил я нервно курившему Словарю. - У меня осталось восемь из десяти. У тебя примерно столько же.
    И Словарь заговорил. Говорил он минут шесть без остановки. О том, что я друг его пожизненный. Что в мыслях его не роилось губить мой уклад. Но все в его нутре подсказывало, что я должен здесь оказаться. Что настанут роковые часы, когда я только смогу выправить стечение. Спасти его от пагубы. И так оно и случилось. И теперь я, собравши всю власть в своих кулаках, организую здесь полный хаос. Главное, что уголовников сдержу. Они охраняют периметр и дворы цехов, а там все. А я выручу. Я талант. Он за меня ручается. Всю эту пургу он высадил одним духом, и объявил, что теперь ему надобно срочно в кадры. В кадрах бедлам. Среди контрактов черт ноги переломает. Наконец, он заткнулся. Минуту ушла на молчание и очистку моих сапог от налипшей глины. Еще около тридцати секунд пошло на мое пророчество:
    - Борис Александрович тебя имеет, Словарь. Закон прибавочной стоимости. Чем больше фабриканты прибавляют конторским, тем дороже им стоит контора. За это фабриканты имеют конторских служащих. В каждое отверстие он тебя имеет, Словарь. Но кончит не он, а ты. Где-то по дороге к лимузину ты кончишь. На мусорной свалке. Ты набираешь вес прямо пропорционально увеличению объемов производства RM 20/20. Тяжелые словари лишний балласт. Потому их сбрасывают со счета.
    Словарь только усмехнулся:
    - Это тебе кажется, что ты все знаешь, дурашка.
    Точно дуэльный барьер, я бросил между нами использованный для сапожного очищения грязный черенок. Мы со Словарем разошлись, и более не сходились.
    Пикировка наша совсем была бы напрасна, если бы не купеческая восточная пословица: «Собака лает, караван идет». Отстраненный мной от постыдной экзекуции штык-юнкер на пару с шефом безопасности бургомистра Анечкой Щукиной успел нарыть в капитанском саду урожай из двух чемоданов, обшитых брезентом, и доставил их в мою резиденцию. Больше того. Успел смотаться в отсутствие Словаря на химический комбинат и увести в казармы дежурную роту славянского караула. Таким образом, корпуса «Франконии» остались под охраной группы наемников, пусть вооруженных и с отменной боевой подготовкой, но вряд ли способных устоять под натиском дружины анархистов, славянской уголовной пехоты и зеленых повстанцев. И для сборки боеспособного ополчения мне еще предстояло сагитировать Полозова. А это было трудно. Почти невозможно. Сагитировать Полозова мог только он сам. И только сломив свою преданность хозяину во имя спасения двух с половиною сотен обреченных неудачников.
   
ТРОМБ

    После полуночи в резиденции бургомистра мы на троих гоняли растворимый кофе с галетами. Лавр степенно докладывал о ходе казарменной перестройки:
    - Две казармы из трех на бревна раскатали. Плот слоеный пятьдесят на сорок пробили скобами. Бревна в два наката обшили доской.
    - Доски откуда?
    - Штаб разобрали. Что там планировать?
    - А винный погреб?
    - Погреб цел. Над ним клозет поставили временно.
    - Это пока его фекалиями не затопит?
    - Пока не отремонтируют. Я лично замок навесил.
    Лаврентий замолчал, переливая кофе в блюдце. Его какое-то школярское ожидание похвалы от наставника, да еще в присутствии возлюбленной, полагалось оправдать.
    - Находчиво, - вырвалось из меня отчего-то именно вслух признание его искрометной фантазии. - Хрен бы мой котелок такое сварил.
    Вьюн поперхнулась, закашлялась, выскочила вон, прибежала назад и брякнулась на диванчик.
    - Не в то горло. У меня их два.
    - По спине надо постучать, и все пройдет, - отсоветовал штык-юнкер.
    - Что пройдет? - Вьюн, вскочивши с диванчика, подлетела к столу, звонко шлепнула по спине Лавра, выхватила у него блюдце и, развернувшись, точно дискобол вокруг собственной оси, метнула в дальний угол предмет казенной сервировки. - Улетело. Жаль. А что все, Лавочка? Что все должно пройти? И у кого пройти? Ты о чем? О наших отношениях, или вообще об отношениях?
    - Сядь, - сказал я Вьюну. - И заткнись.
    - Я-то сяду! - продолжала бушевать Анечка. - Я-то заткнусь! Только пусть мне этот лом сознается, какая сука ему напела, что кофе из блюдца пьют!
    - У нее был трудный день, - извинился Лавр за возлюбленную.
    - У меня был трудный день! - Вьюн разошлась не на шутку. - У бургомистра был трудный день! Даже, ты удивишься, Лавочка, у Могилы был трудный день! Но кого из нас ты нашел дующим кофе из блюдца?
    - Тогда выйди, - сказал я Вьюну.
    Она вышла, громко хлопнув дверью, обитой войлоком. Мы с Лаврентием закурили.
    - Женщины, - заметил он философски.
    - Точно, - согласился я с философом. - Но ты про плот не закончил.
    - Штабная доска разошлась на днище. Вопрос. Где доска на палубу?
    - Когда в казарму вернешься, часовню вели разобрать.
    - Уже. Согласно распоряжению игумена.
    Хитрость и простодушие, доверчивость и постоянная опаска, бесшабашная щедрость и скупой расчет. Порой удивительно разбросанные черты заключает в себе славянская натура, подобная оркестру, где отыщется всякий инструмент.
    И уживается такой оркестр без любезных умам русских писателей внутренних конфликтов, и не ведают его инструменты, когда вступать, а так. Импровизация.
    - А кто у нас игумен? - вернулся я в резиденцию.
    - Да ты, отец. Братья-славяне более не желают над собою немецких порядков. Магистра и капеллана в шею. Нынче ты как игумен. Я сотник. Другой сотник Дикий. Ему братья любо крикнули.
    - Сотник, так сотник. Штык-юнкер вообще артиллерийское звание. И Орден, чай, упразднили?
    - Отшумел наш орден.
    - Что же теперь?
    - Теперь мы братина.
    «Чудны дела твои, Господи, - подивился я, рассматривая довольного собою Лавра. - Немецкие славяне надрались бы в совершенный свинарник. Русские уголовники помянули вора в законе Могилу сдержанно, завернули рукава, да и пошли древесину тесать. Труден мир наш при тихой погоде, а дай ненастью грянуть, сплотится распоясанное общество, и на тебе братский плот за три с половиной авральные склянки, да еще и двойной, и пятьдесят на сорок».
    - А образ Богородицы где? - спохватился я, вспомнив разобранную часовню.
    - Игумен благословил укрепить на мачте, как православное знамя. Оборонит нас Богородица.
    - Еще и мачту поставили?
    - И мачту. И парус пошили четвертым отделением. И весло гребцов на восемь с кедровой лопатой. Гроссмейстерский стол на лопату спилили, зато надежность. Платформа устойчивая. Примет весь личный состав с недельным сухим пайком. Коробок тридцать водки тоже.
    Сотник взял антракт, и уставился в чашку, точно хотел на растворенных кофейных следах погадать.
    - Это если задача плавать вхолостую до посинения. Благословишь гранатометом, отче, тогда озерный десант уже к полудню свернет все немецкое производство.
    Он красноречиво перекосился на один из открытых чемоданов Щукина, где лежал обернутый масляной бумагой «Вампир» с боезапасом. Лаврентий уже горел, отчасти посвященный Вьюном в план моей осенней кампании.
    - Посмотрим, - ответил я так холодно, как только требовалось, чтобы остудить его кипучую жажду деятельности.
    - Да куда же еще-то смотреть, если завтра поселок затонет?
    - В окно. Затонет, пойдешь в атаку. А сейчас мы на мели, сотник. Я особенно.
    Лаврентий с мрачным выражением лица галетами захрустел. Надо заметить, меня вовсе не трогало, что наше с Лавром тактическое совещание Борис Александрович внимательно слушает. Или смотрит. Я решил, даже лучше, если смотрит. Или слушает. Мы тогда находились в разных местах, но в одном цейтноте. Каждый из нас мог принять верное или ошибочное решение. Взять на себя инициативу или занять выжидательную позицию могло оказаться для нас обоих решением ошибочным или верным. Ошибка для каждого могла иметь роковые последствия. На моей стороне оказалось количественное превосходство, на его стороне оставалось качественное. Еще вчера он мог выйти из игры в любой момент. Я не мог ни вчера, ни сегодня. Но ситуация повернулась таким образом, что завтра я мог воспрепятствовать его выходу. А завтра уже наступило. Так, по крайней мере, мне хотелось думать. Так я и думал. Если Князь, форсируя производство RM 20/20, снова запустит «Кениг-Рей», он столкнется с отчаянием и яростью соотечественников, которым попросту нечего терять. И я решил, пусть он лучше слушает. Я и все, кто были тогда за мной, хотели просто выжить. Ростов же хотел безоговорочной победы. Ростов стремился взять свое. Хотел вырваться из Казейника с достаточным ему запасом оружейного сырья, способного сокрушить всю земную цивилизацию. И у него, конечно, с терпением были проблемы. Я же мог и потерпеть. В итоге, все решала на гипотетической шахматной доске очень сильная, но колеблющаяся, как я чувствовал, фигура Мити Полозова. Утопи Борис Александрович еще десяток мирных обывателей, и силы мои удвоятся. Нанеси я превентивный удар, в поселке развяжется такая гражданская война, что ее проиграют все, кроме Князя.
    Вернулась Вьюн, девочка из благополучной семьи. Личико сосредоточенное, серьезное. «Злится, - измерил я по себе своего ближнего. - Альтер эго из блюдца кофе лакает. Вечно мы там. Додумаем образ любимого человека до совершенных высот, очаруемся, узнаем таким, каков он есть и был до нас, разочаруемся и его же и обвиним».
    - Макара нет, - сказала Вьюн.
    - Посеяла? - болевший за Вьюна, сотник исполнился неподдельным сочувствием.
    - Черт его знает, - Вьюн по-турецки села на пол и завертела вокруг шеи велосипедную цепь. - Я его сзади за поясом держала под курткой. Пошла отлить и хватилась.
    - Может, в очко упал? Бывали случаи. Я проверю, - Лаврентий порвался на поиски, но Вьюн перехватила его.
    - Там нет. Я по локоть в трубу залезла. Плохо, да?
    Виноватые очи шефа моей безопасности смотрели на меня с ребяческой надеждой, что я отнесусь к ее потере великодушно.
    - Да, - сказал я. - Плохо. Пистолет исчез, и Марк Родионович исчез.
    Учитель географии, за которым я посылал Вьюна еще вечером, давно уже должен был явиться. Вьюн предупредила его, поймав на паперти, что дело неотложное. Для верности я снабдил Вьюна запиской примерно следующего содержания: «Что произойдет при уплотнении атмосферы, если Казейник резко сожмется вокруг ядра, создающего искусственную гравитацию?». Этот вопрос я задал себе на крыше экологического института, когда отсутствие дамбы на горизонте подвело меня к выводу: Казейник после наводнения (читай после запуска на комбинате установки «Кениг-Рей»), изменил свои контуры. Атмосферные слои вокруг него придвинулись к поселку километров на пять. Тогда меня больше волновало спасение заложниц. Но на обратном пути от института меня уже не покидала мысль: «А что еще ожидает нас в результате повторного запуска? Только лишь ускорение круговорота воды в природе и еще более обильное выпадение осадков? Или что-то еще?». Из записи показаний, снятых Щукиным с эколога, я составил себе общую картину происходящего. Но, скорее, картину, закрепленную в обрисованных лаборантом устойчивых параметрах. Как вечную акварель Жени Монина «Грачи улетели». А Марк Родионович, хотя и широкий специалист по климату, все же учитель географии. Что-то мог и прояснить. И он прояснил. Вьюн доставила от калеки обратную записку. Вернее, зарисовку.
    Учитель остался верен чертежной страсти. Схема была названа калекой «Тромб». Потому, нуждалась в комментариях. А своими словами чертежник добавил, что к полуночи будет.
    - Ты Вику-Смерть на площади видела?
    - Да, вроде, мелькала, падаль, в толпе старьевщиков.
    - Совсем плохо. Виктория что кошелек, что «Макара» вытащит, не почувствуешь. Прорезался к полтиннику талант. Глухих сказывал, она и котлы снимает быстрее мужиков озабоченных.
    В подтверждении худшей моей догадки, заслышался в глубине магистрата сапожный топот. Ночная беготня, как правило, скверный знак. В кабинет скоро вошел Дмитрий Кондратьевич с группой захвата. Группа захватила с собой и Матвеева, поднятого сонного с лавочки, которою бдительный анархист всю лестницу перекрыл, укладываясь на отдых.
    - Инвалида грохнули, - присев к столу, Митя выложил на мое обозрение сунутый в целлофан пистолет. Несомненное орудие убийства.
    - А в целлофан обернул зачем? Отпечатки сверять? У тебя, может, лаборатория
    с картотекой? База данных в компьютере? Патологические хирурги?
    - Этого нет, - спокойно ответил Полозов. - Привычка есть. Порядок само собой. Но порядка меньше. Да ты, ваше превосходительство, не кидайся. Слепому видно, что не ты и не Лавр, и не девчонка твоя Родиона продырявили.
    - Анна Сергеевна, - огрызнулась Вьюн.
    - И не Анна Сергеевна. Однако в участок я ее забираю. Допрошу, протокол составлю. Когда с инвалидом виделась, о чем толковали. Когда «Макаров» пропал. Кто терся поблизости. Алиби формально, и прочая канитель. Часок потолкуем, вернется.
    - А в резиденции нельзя допросить?
    Митя закурил, осмотрелся, и тем исчерпал мой запрос. Дал знать, что Борис Александрович лишний слушатель в уголовном расследовании.
    - О чем ты? Веfolgung des Gesetzes. Обещаю. К трем утра вернется.
    - Где Марка Родионовича подстрелили?
    - У барака. В упор. Свидетелей нет.
    - Коли в упор, то скорей всего знал инвалид убийцу.
    - В поселке все друг друга знают, - уверил меня следователь.
    - Тогда и меня забирай, - сотник заслонил от Полозова мощным телом Анну Сергеевну точно от вражеской пули.
    - Обязательно, - согласился Митя, загасив окурок в чашке. - Я бы и оружие забрал.
    - Твой барин посоветовал?
    Как мало надо нам, чтобы изменить свое мнение о ком-либо к худшему.
    - Нет.
    «Барина» Полозов мимо пропустил. Как мало надо нам, чтобы изменить свое мнение о ком-либо к лучшему. Беспристрастность Полозова была много дороже горячности Лаврентия.
    - Распоряжайся. Если поселок на дно пойдет, паники нам не миновать. Тогда оружие твоим людям понадобится.
    Сотник открыл было рот для возражений, но, внявши моему жесту, закрыл.
    Я кивнул Полозову. Тот присел на корточки у чемоданов, нашел в кармане блокнотик с остатком простого карандаша размером с винтовочный патрон и произвел огнестрельную ревизию. Капитанский архив Митя выложил на пол. Кивнул сопровождающим. Из них отделились двое носильщиков и, закрывши багаж на замки, вынесли его из кабинета. Митя поставил под ревизией число, подпись, вырвал ее из блокнота и дал мне, как расписку. Расписку я прочел внимательно: «РПГ- 29 - одна шт. Гранаты для РПГ- 29 - 2 шт. Гранаты РГД-5 – 2 шт. Обрез карабина «ТОЗ-99» – 1 шт. Патроны к обрезу калибр 5,6 - 30 шт. (6 обойм по 5). Ружья гладкоствольные ИЖ-94 – 2 шт. Коробки с патронами «Магнум» калибр 12 – 9 шт.». Взяв у Мити карандашный остаток, я изменил цифру «2» на «3» в количестве РГД-5, сверху добавил курсивом «исправленному верить», также расписался, и указал Мите на вешалку, где жил мой дождевик редактора Зайцева. Полозов, конечно, помнил о лимонке в кармане, но сам промолчал. Значит, присматривался ко мне. Лишняя проверка от Мити была много важнее слепой преданности Лаврентия.
    Все ушли. Я остался наедине с бургомистром. Из побитых окон стегало дождем и дуло ветром. Хотелось выпить и уснуть. Мешали взятые мной повышенные обязательства. Я выбрал, перебрав архивные досье, четыре надписанных папки с фотографическими портретами уголовников на правых углах: «Могилевский», «Перцев», «Диксон» и «Рахметов». Преступная биография альбиноса тянула на пару кило. Перец весил граммов 400. Оба моих сотника и того не набрали. Вскипятивши воду, я налил в кубок, завоеванный футболистами поселка, чтобы не так скоро остывала вода, разболтал в нем оставшийся кофе, и удалился в смежную комнату отдыха. Загодя перетащил я в тот будуар и уголовные труды господ славянских офицеров.
    Кстати, настаиваю, что кофе есть напиток мужского рода. Если редактор правит на почве министерских веяний, останусь при своем. Слово «кофе» пускай будет среднего рода, или женского, или вовсе без рода, а суть напитка указами не изменишь, господа просвещенные чиновники. Могу, впрочем, сдвинуться еще на компромисс. Кофе средний типа растворимый какой-нибудь отстой готов полагать среднего рода. Кофе ячменный вовсе без рода. Приличный же кофе оставьте приличным любителям напитка. Разложившись на тахте, я выпил кофе среднего рода, прикурил сигарету и заново рассмотрел посмертный чертеж Марка Родионовича. Ночь предстояла длинная, и офицерские дела я отложил. В центре схемы по горизонтали витала какая-то пружина. Или спираль. По бокам от нее направлялись две стрелки: одна летела вперед, другая назад. Вся конструкция называлась «тромб». Только Богу теперь было известно, как Марк Родионович связал плотный сверток в кровеносной системе с атмосферными явлениями. О тромбах я читал в медицинском журнале, который выписывали мои родители. Тогда меня сильней интересовали болезни женских органов. А откровенней, их устройство. Но там чаще о тромбах, гастритах и палочках Коха печаталось. Я развернул чертеж на попа. Спираль стала вертикальной. Стрелки уже полетели одна вверх, другая вниз. Шарада осталась на месте. «Что бы я сам лаконично чиркнул на предмет уплотнения атмосферы, сшибая на паперти рублевики со снующих торгашей? - напряг я извилины. - Что для меня, стреляного географа, такая спираль с обратными стрелками? Направленная передвижка воздуха? Вращение? Может, вихрь? Вполне даже вихрь». Зацепившись за вихрь, я стал копать глубже. Зашел с атмосферного фронта и тыла. Взял чертежик в кольцо. Сосредоточился. О вихрях я знал из журнала по географии, какой выписывали мои родители. Тогда многие подписывались на прессу о здоровье и географии. Вспомнил статью про дикие разрушительные смерчи в империалистических степях. Смерчи назывались Торнадо. И тут вылезла сноска: «Тромб». «Тромбы» синоним торнадо на равнинах европейского империализма. И все расставилось. Для побудки мимолетных дискуссий на эту тему я достал пузырь среднего рода коньяку, верно позабытого отставленным бургомистром в пустой фанерной урне с надписью: «Для голосования». Выпил из горлышка, закусил среднего рода кофе, и всплыла в моей памяти лекция на морском трамвае «Лиза Чайкина». Лекцию прочел мне изумительно пьяный диктор симферопольского радио. Но прочел как трезвый. О том, что холодные слои воздуха, придавленные низкими тучами, лезут к морю на смену теплым слоям, которые лезут вверх. Такая неустойчивая система образуется при столкновении двух атмосферных фронтов. И тут потенциальная энергия переходит в кинетическую энергию вращательного движения воздуха. Возрастая, скорость движения создает классический вид морского смерча, легко способного утопить нашу бедную «Лизу». Определение «классический» он дал с особым удовольствием. Наверное, по системе Станиславского учился на диктора. «Пойдем кормить рыб как шаланда с кефалью, - утешил меня диктор. - Это, брат, классика. Но утешение есть». Он встал и продекламировал в мегафон: «Есть утешение в бою и бездны мрачной на краю. Справа, слева и сзади вы видите перед собой Черное море, товарищи». На трамвайчике диктор подрабатывал экскурсоводом.
    А чем отличается морской тромб от сухопутного тромба? Вряд ли чем-то принципиальным. Разве что силой, величиной, и скоростью. Стало быть, вот чем, по мнению Марка Родионовича, грозил нам очередной запуск сволочной установки. Надо было срочно известить Полозова. Разослать его спасателей по всем адресам. Подвалы и погреба в поселке имелись. «Массу обывателей успеем спасти, если загнать их под землю, - вскочив с лежанки, я спешно покинул комнату отдыха. - Большую часть. Иначе кладбище. Точно замыслил Борис Александрович. Нет повстанцев, нет проблем».
    Я устремился из кабинета, освещенного только лишь керосиновой лампой на овальном столе, когда перегородила мне путь мокрая фигура, запрыгнувшая с подоконника.
    Я узнал в ней глупого почтальона в черном сюртуке и картузе из окружения Семечкина, живо проявлявшего интерес, могу ли я мертвых воскрешать. Встряхнувшись, точно собака, почтальон зашарил в сумке, надетой поверх сюртука через плечо.
    - Вы с письмом? - сосредоточенный на грозящей всем опасности, я позабыл о
    другой опасности, угрожавшей персонально мне.
    - Да. Письмо. Заказное. Да. От Азраила архангела смертоносного, - выхватив из сумки длинное шило, письмоносец двинулся на меня. - Хромой бес уже получил свое.
    - Хромой бес? - отпрянув к столу, я догадался, о чем он бормочет. - Так это ты, психопат, учителя застрелил?
    - Для тебя он учитель. Для божьих людей сатана безногий. У него под кожей Лукавый сидел. Да. Но Господь его бросил с небес, и нога отломалась.
    Стол совещаний между мной и безумным почтальоном еще отделял меня от погибели. Почтальон, что скрывать, напугал меня до трясучки. Я всегда пугался чокнутой публики. Даже теток на улицах Москвы из тех, что сами с собою вслух разговаривают. Сумасшедший в нелепом костюме напугал меня сильней, чем длинное шило, разившее воздух передо мной. Да и помирать не очень хотелось. Смерть всякому всегда кажется преждевременной, исключая взятых за горло болью или потерей, несовместимой с продолжением жизни. Даже неизлечимо больным смерть кажется преждевременной. Быстро двигаясь вокруг стола, мы с почтальоном вели бессмысленный разговор.
    - Кто имеет ум, сочти число зверя, - яростно рекомендовал мне почтовый шильник.
    - А кто не имеет?
    - Обвести меня хочешь, сын хромого? Я знаю о трех шестерках. Предъяви мне их сейчас, чертов зародыш.
    - Легко, - согласился я, подсматривая, куда бы нырнуть от шила. - Две шестерки у тебя на кокарде, а третья ты сам.
    Он внезапно замер, снял картуз, посмотрел на медную бляху «66», и отбросил его с отвращением в сторону точно как отравленную змею. И снова побежал против часовой стрелки, тыкая шилом в моем направлении. Утомившись, мы перешли на ходьбу. Я тогда лихорадочно думал о том, кто на меня натравил Семечкина. Вряд ли Борис Александрович. Не его это стиль. Виктория могла купить. Но вряд ли прямо. Тут взаимно. И Семечкин здешний тщеславен до невозможности купить его услуги, и Анкенвой запретил бы. Сама? И сама вряд ли. Я тоже был не прочь, когда б Вику-Смерть удушил кто-то из ее кавалеров. Но послать к ней убийцу я бы не решился. Это гадко и пошло, убивать людей чужими руками. Другое дело создать благоприятные условия, расчистить пути ко мне она могла. И Анкенвой мог согласиться в цейтноте, и очень мог. Значит, Вика-Смерть обезоружила шефа моей безопасности. И вооружила почтальона. Умница Борис Александрович почувствовал настроение Полозова. И подсказал Виктории Гусевой, что после убийства Марка Родионовича, одного способного предупредить меня о грядущих разрушениях в поселке, Митя не захочет Вьюна при нем допрашивать. И вся недолга. «И ко второму часу ночи тобою проклятый бургомистр останется без внутренней охраны», - предупредила Виктория Гусева, допустим, Колю Семечкина.
    - Кто тебе пушку дал, маньяк? - спросил я, задыхаясь.
    - Пушку, - ответил безумец. - Пушку-кукушку. Кукушка раз прокуковала, и сатаны не стало.
    С нежданной прытью он как-то на боку проскользнул полированную столешницу и прижал меня к стене. Инстинктивно я дернул голову, и шило, рассекши, мне кожу виска, вонзилось в штукатурку. Оборонившись, я ударил его коленом в пах, но почтальон, кажется, и боли не почувствовал. С чудовищной силой он сдавил мне пальцами перчатки (а был он еще и в перчатках) горло, другой же вырвав шило, нацелился мне в глаз.
    - Теперь ты, антихрист!
    Но он обознался. Внезапно грянул выстрел, и почтальон с пробитым виском выронил шило. Заливая кровью ковер, направился он к разбитому окну, и по дороге умер. Опустив обрез карабина, из приемной зашел Матвеев.
    - Ты же спишь, - не поверил я, что все кончено.
    - Толкнуло меня. Врожденный нюх на опасность. Так жбан с пеленок устроился. Матвеев подошел к безумцу, проверил пульс и бабахнул, не глядя, в черный свет как в копеечку.
    - Моргнуть не успеете, Полозов будет, ваше благородие.
    - Пора бы, - согласился я охотно.
    Но все же, пока явились Митя с Вьюном и сотником, и еще десятком спасателей, успел я и моргнуть, и допить с Матвеевым пузырь коньку среднего рода.
    - Снова пьешь? - спросила Вьюн укоризненно.
    - Друга встретил, - повинился я от души.
    Вьюн была, конечно, права. Я сходил на анфиладу в совмещенный узел с буквой «М» такого размаха на дверце, точно за ней размещалась какая-нибудь станция метро. Там я сунул голову в твердую струю воды над раковиной. И вернулся к делам, когда почтальона спасатели уже вынесли. Отменивши намерение Мити сейчас поймать Семечкина и придать его суду гражданского трибунала, я наскоро выложил ему свои догадки. Учитывая огромность вероятных потерь, Полозов согласился, что правосудие обождет. Мы скоординировали план действий. Митя направил тотчас людей своих в поселок будить электорат, а Лавр ушел поднимать славянство. Вьюна я отправил с ним. Ее возражения отмелись. Вьюну я велел укрыться в моем винном погребе, замаскированном под ложный туалет, и ждать прибытия бургомистра.

КОЛЛЕКТОР

    Чиновники одной ранга, подобно термитам и саранче, никогда не вступают в конфликт между собой, уважаемый читатель. Объяснение лежит на поверхности. Им есть, что делить. Обладая коллективным разумом, они движутся в общую сторону. Они делят все, что попадается на их пути. Я не гожусь в чиновники.
    Мой коллективный разум вступил в конфликт, когда я проснулся на ковре в кабинете бургомистра. А должен был на диване проснуться. И поднять меня должен был проверенный китайский будильник, а не стул из карельской березы, задевший мое бедро по пути к секретеру. Секретер пострадал сильней, чем я, но его страдания были физическими. Мои же нравственными. Прежде, чем выглянуть на площадь, я долго еще колебался вместе с кабинетными полами. Потом отлетел к окну. Там я вцепился в гардину, и увидел исполинский смерч, гулявший по главной площади вверенного мне поселка. Смерч, задевший краем здание магистрата, и стал причиной моего пробуждения. Зрелище было жуткое и ворожащее. Грандиозное зрелище. Свистящий мутный хобот смерча диаметром километра полтора, точно дьявольский пылесос елозил секунды три по площади, захватив еще и прилегающие улицы. В воздухе на бешеной скорости вращались предметы всякого калибра, от пары сушеных дубов до щебенки, битого кирпича, мебели, черепицы, досок и всевозможного мусора. Все небо забилось пылью. Наблюдать этого хаос я мог, разве что вдыхая воздух сквозь гардину, помимо опоры использованную мной еще и в качестве респиратора. Гигантский тромб исчез внезапно. Масса тел, среди каких я, слава Богу, не заметил человеческих, обрушилась на площадь. Сильный дождь скоро прибил пыль к земле, и за пару минут наступившего затишья открылась мне ужасающая картина разрушений. Поселка более не было. Точно огромное стенобитное ядро разнесло в щепки все строения, включая «Нюрнберг», на обозримом пространстве. Один только мусор. Сплошная туча ползла над землей, изнутри освещаясь вспышками, за которыми с опозданием следовали раскаты грома. Но скоро мне стало ясно, что нашествие тромба на поселок - всего лишь разведка боем. И самый этот гигантский тромб всего только шустрый недоросль в сравнении с теми, что пустились то и дело вдруг вывинчиваться между землей и тучей на горизонте.
    В потоках дождя они казались мне какими-то подвижными расплавленными вазами, чудовищных размеров, изгибавшимися во всех направлениях, и еще постоянно меняющими форму, будто сам дьявольский стеклодув, засевший в туче, забавлялся игрою собственной фантазии. За созерцанием буйства природы я внушал себе, что и без того разборка строений была запланирована. Что часть плотов уже повязана и, возможно, сохранилась. Возможно, их успели как-либо закрепить на поверхности. Но сознательная доля моего коллективного разума подавила трусливую горстку доводов защиты, и признала мою отставку из бургомистров состоявшейся фактически. Мои подавленные размышления, впрочем, сбил следующий тромб, влетевший на площадь откуда-то сзади. Мгновение он прикидывал, куда ему ринуться далее, и ринулся к устоявшей высоковольтной башне по ту речную сторону, и еле различимой за дождем.
    Чтобы с нею разделаться налегке, шальной тромб сбросил среди площади весь притащенный с собой груз. Груза эта могучая кривая кишка притащила много. Практически всю городскую свалку, завалившую площадь аж до моего наблюдательного пункта.
    - Это еще что за мать твою апофеоз истребления? - спросил я свалку за явным отсутствием иных собеседников, приметивши на грудах мусора выгоревший и расплющенный лимузин Александра Борисовича. В живых там остаться никто не смог бы. Даже каскадер Гриша Мазо.
    - Нешто, Господь зачинщика поймал? - спросил я у белого в недавнем прошлом автомобиля. Убитая вещь в себе не ответила. Да и что ей отвечать? Нелепая гибель Князя в результате его собственных авантюрных экспериментов, надо сознаться, подействовала на меня еще более удручающе, нежели разрушение поселка. Это был совершенный абсурд. Разгул стихийного бедствия продолжался, когда его создателя уже не было среди живых. Как-то безучастно вдали я заметил вырванную тромбом легко,точно рассаду, высоковольтную башню. «Должно быть, это какой-то специальный тромб. Какой-то особенно классический, - определил я навскидку. - Ликвидировать самого Александра Борисовича заурядному тромбу не удалось бы. Должно быть, он и до производственных корпусов доберется. Гулять, так гулять». Впрочем, комбинат находился вне поля моего зрения. А специальный тромб, кажется, вылез последним, ибо стеклодув перешел уже к следующей стадии. На сгинувший поселок стеною обрушились потоки воды.
    В кабинет заглянул чуткий до всякой опасности Матвеев с обрезом на плече.
    - Откуда у вас карабин? - спросил запоздало, и, в общем-то, без любопытства.
    - Митя обеспечил. Ночью, когда чемоданы выносили. Велел мочить любого подозрительного типа, если он к вашему благородию подойдет ближе, чем на пять метров.
    - Какое там благородие, - отмахнулся я уныло. - Тоже нашел министра без портфеля.
    - Портфель в приемной. Под сейфом стоит. Какой-то пожилой очкарик вчера вечером его рвался присвоить. Умолял, что это его портфель.
    - А вы что?
    - Холку взбил.
    - Напрасно. Это его портфель.
    - Уходить пора, ваше благородие, - сменил Матвеев тему. - Нынче и магистрат затопит к чертям собачьим. Теменем чувствую.
    - Как уходить? Никак нам не уйти. Погибнем снаружи. Выпить желаете?
    - А есть?
    - Нет. Но я бы выпил для мужества.
    Тогда я надеялся, что Вьюн пересидела тромбы в погребе, и Лаврентий забрал ее с остальными славянами на плот. А буксир татарина тромбы обошли стороной, и скоро он встанет на рей