Скачать fb2
Черепашки-ниндзя против Мафии

Черепашки-ниндзя против Мафии

Аннотация

    В сериале книг о черепашках ниндзя рассказывается об удиви­тельных приключениях знаменитых мультипликационных героев.


Черепашки-ниндзя против Мафии

Глава 1
ВОЗВРАЩЕНИЕ БЭТМЭНА

    В слабо освещенной комнате с камином Брюс Вейн всегда чувствовал себя ком­фортно. Порой он часами засиживался в мягком кресле, покуривая сигареты и на­блюдая при этом за колечками дыма, ко­торые умело выпускал из рта. Он видел, как те, встречаясь с едва уловимым пото­ком ветра, меняли свою форму, приобретая новые очертания.
    Его воображение рисовало невероятные картинки, которые могли прийти в голову лишь безумно талантливому художнику, на­ходящемуся в творческом поиске.
    Но Брюс Вейн не собирался реализовывать себя в искусстве, считая, что каждый должен заниматься тем, что хорошо умеет делать. Он никогда не пытался проникнуть в тайны творчества, хотя, по сути дела, его можно было назвать творческой личностью.
    Лишь однажды, проходя мимо магазина, торгующего всевозможными товарами, по­могающими художникам воплотить свои за­мыслы на полотнах, он вдруг почувствовал невероятное возбуждение, словно внутрен­ний голос напомнил о своем существова­нии, потребовав от него самого самую ма­лость: зайти в магазин.
    И он повиновался ему.
    Маленький и неуклюжий продавец встре­тил его весьма приветливо и услужливо сле­довал за ним, предлагая свой товар. Но Брюса Вейна ничего не заинтересовало. И, скорее всего, чтобы не обидеть хозяина ма­газина, он купил маленькую кисточку, сам не зная для чего, надеясь, что всему мож­но найти применение, стоит лишь только подобрать нужный момент, а затем поки­нул магазин.
    По дороге он все же сделал попытку свя­заться со своим внутренним голосом, чтобы сказать ему: «Ну что? Доволен? Теперь ты не будешь приставать ко мне со всякими глупостями?». Но ему так и не удалось отыскать в себе этого интригана, а потому ничего не оставалось, как успокоиться и от­правляться по делам.
    Брюс Вейн сделал еще несколько затя­жек, как вдруг зазвонил телефон.
    -   Вас слушают, говорите! — сказал он твердым голосом, точно давая понять, что его оторвали от весьма важного занятия.
    С ним говорила женщина.
    -  Брюс Вейн? - уточнила она.
    -  Вы не ошиблись, это я.
    На другом конце провода замолчали. Брюс Вейн занервничал.
    -   Если у вас ко мне есть дело, то, ду­маю, вам следует говорить, а не молчать. Вы согласны?
    -   Да, это так... Но об этом трудно ска­зать по телефону...
    -  Вы хотите встретиться со мной?
    -   Поймите меня правильно... Это очень важно...
    -   Хорошо, - спокойно согласился Брюс Вейн.
    Условившись о месте и времени встречи, он положил телефонную трубку, а затем, усевшись на прежнее место, стал размыш­лять о неожиданном разговоре.
    Голос женщины показался ему приятным, хотя и был крайне встревожен. Брюс Вейн попытался мысленно представить себе ее. «Она, несомненно, блондинка с голубыми глазами... Да, именно с голубыми, хотя, ми­нуточку... есть в них примесь зелени... У нее чувственный рот и мягкие губы... Она не пользуется помадой, я в этом уверен, а по­тому цвет ее губ естественный... О черт! Она мне уже начинает нравиться!»
    Брюс Вейн встал с кресла.
    «Мы договорились с ней на завтра, а мне хотелось увидеть ее сегодня! Невероятно!»
    Он прошелся по комнате взад-вперед, глянул на огонь в камине, но тот больше не притягивал его к себе. «И что это у ме­ня за старческие замашки пошли: греться у камина?! Ведь мне лишь немного больше тридцати!»
    Тем временем во входную дверь требова­тельно постучали.
    -   Кто бы это мог быть? — вслух спросил Брюс Вейн, словно кроме него в комнате еще кто-то находился, а затем пошел от­крывать непрошеным визитерам, так как Альфреда в этот вечер не было дома.
    Открыв дверь, он увидел своих старых знакомых - черепашек-ниндзя.
    -  Давно не виделись! - сказал он им без особой радости. - Могу даже поспорить, что знаю, зачем вы пришли.
    -  И зачем же? - не удержался Донателло.
    -   Я же сказал, что с этим покончено! - всплеснул руками Брюс Вейн. - Мне боль­ше дела нет до других! Пора заняться собой и устройством своей жизни... Разве это не­понятно?
    Черепашки-ниндзя переглянулись. Микеланджело вдруг поинтересовался у Брюса Вейна:
    -   А мы так и не войдем в ваш роскошный дом?
    Сразу же тот почувствовал себя неловко и, как бы извиняясь, заметил:
    -   Голова забита до предела... Конечно же, проходите...
    -   И чем, если, конечно, не секрет, заби­та ваша голова? - спросил совершенно ес­тественно Рафаэль, устраиваясь в его крес­ле у камина.
    Надо сказать, что это не очень-то понра­вилось хозяину, даже можно сказать, со­всем не понравилось, но ему не хотелось выглядеть негостеприимным, тем более, что его в последнее время посещали крайне ред­ко и то по особым случаям, и поэтому он промолчал, решив, что это можно стерпеть.
    -   У меня на завтра намечена серьезная встреча... Я должен внутренне к ней под­готовиться...
    -  Кто-то попросил помочь? - вставил До­нателло.
    -   Еще не знаю, но, думаю, что так оно и есть... Я к этому уже привык, - с неко­торым сожалением произнес Брюс Вейн.
    -   Но разве так плохо: помогать тем, кто нуждается в этом? — вопросительно глянул на Брюса Вейна Рафаэль. - Вы же знаме­нитый Бэтмэн! Что-то я вас не узнаю!
    Брюс Вейн так и подскочил на месте.
    -    Бэтмэн! Бэтмэн! Я хочу забыть об этом — и чем скорее, тем лучше! - крик­нул он, хотя знал, что этого-то сделать ему не удастся.
    -  Для кого лучше? Вот в чем вопрос, - не удержался Донателло. - Сколько еще людей нуждается в защите! Вы только вый­дите из вашего дома и пройдитесь по ули­цам города, чтобы убедиться в этом, если наши слова кажутся вам не слишком прав­дивыми.
    Брюс Вейн молча слушал. Донателло про­должал:
    -   С тех пор, как наш учитель Сплинтер отправился на Восток, чтобы посетить свя­тые земли, мы нуждаемся в духовной под­держке. До недавнего времени нам каза­лось, что мы нашли ее в вашем лице... Вы только вспомните лица тех людей, которых мы вытащили из трудных ситуаций... Они были благодарны нам... Разве можно за­быть такие минуты?.. Как можно думать о себе в тот момент, когда знаешь, что кто- то где-то сейчас зовет на помощь?.. Не по­нимаю...
    Слова Донателло были очень резкими, но он считал, что вправе сказать их.
    Еще некоторое время Брюс Вейн молчал, не зная, что ответить.
    Сказать по правде, он не хотел касаться этой темы, но, раз так уже случилось, что черепашки снова затронули ее, ему прихо­дилось выкручиваться из создавшегося по­ложения.
    -  Что вы от меня хотите? - спросил Брюс Вейн. - Говорите по существу.
    -  Вам следует каждый вечер отправлять­ся на улицы города и следить, чтобы на них не творилось беззакония, - уверенно произнес Микеланджело. - Только и всего...
    -   Только и всего?! - подхватил Брюс Вейн. - А, по-вашему, охота ли мне поки­дать свой дом и каждый вечер встречаться со всякой швалью, не умеющей себя достой­но вести в общественных местах? А?
    -   Но ведь завтра, как вы уже сказали, вам придется выйти из дома, чтобы помочь одной... м... мгу... - запнулся Рафаэль.
    -   Она сама попросила о встрече, — уточ­нил Брюс Вейн, — хотя я не ожидал ее те­лефонного звонка.
    -  Надеюсь, - вмешался Донателло, - ей неизвестно, что она имеет дело с Бэтмэном, ведь об этом знаем лишь мы и никто боль­ше, а от нас эту информацию ей не удалось бы выудить ни под каким предлогом. Отсю­да можно сделать вывод, что ей от вас нужно что-то другое... Если, конечно, мои друзья...
    Донателло испытующе посмотрел на чере­пашек.
    -   Ей нужен Брюс Вейн, а не Бэтмэн, - уточнил хозяин дома. - Не будем гадать, так как стоит подождать до завтрашнего дня, чтобы все выяснить.
    Когда черепашки надумали уходить, Брюс Вейн спрятал от них глаза, чтобы те не смогли прочесть в них его противоречи­вые мысли, которые переполняли его.
    Да и черепашки-ниндзя, окончательно по­теряв надежду найти взаимопонимание у того, у кого бы его найти им хотелось не­пременно, покинули дом Бэтмэна без на­строения, скупо бросив на прощание лишь: «Пока!».
    Оставшись один, Брюс Вейн включил теле­визор, чтобы хоть как-то отвлечься, но по всем каналам ведущие, словно сговорившись, сообщали о росте преступности и насилия, ко­торому подвергались жители города.
    -   И эти туда же! - раздраженно бросил Брюс Вейн. - Похоже, отвертеться мне не удастся.
    Потушив в пепельнице недокуренную си­гарету, он направился к двери, ведущей в подвальное помещение, где находилось все, что было необходимо Бэтмэну.
    Он быстро преодолел длинный ряд ступе­нек, ведущих вниз, и оказался в зале, имеющем круглую форму. В центре стоял его автомобиль, сверкая деталями.
    Из стенного шкафа Брюс Вейн достал черную одежду и стал торопливо одеваться.
    -   Будет вам Бэтмэн, - то и дело приго­варивал он. - Будет.
    В глубине души он понимал, что людям он все еще нужен, и его решение уйти на покой - преждевременно. Единственным оп­равданием могло стать лишь то, что он чув­ствовал усталость, от которой избавиться было невозможно.
    Брюс Вейн уверенно открыл дверцу сво­его автомобиля, тот послушно рявкнул, словно приветствуя своего хозяина и одно­временно радуясь, что вновь появилась воз­можность послужить ему.
    В руках у Бэтмэна был пульт управления. Легким нажатием на одну из маленьких кно­пок он привел в действие металлические во­рота, которые беззвучно отворились.
    Автомобиль Бэтмэна тронулся с места и медленно выехал на узкую улицу, ведущую в центр города. Скорость была небольшая, и Брюс Вейн мог отчетливо видеть случай­ных прохожих на вечерних улочках, ухо­дивших в разные стороны от центральной улицы.
    Когда, проехав небольшое расстояние от дома, ему показалась подозрительной мало­численная молодежная тусовка, проводив­шая свое свободное время у ночного бара, он посчитал необходимым припарковать свой автомобиль в удобном месте, чтобы на­блюдать за тем, что себе позволяли делать молодые люди с вызывающим видом.
    И хотя нельзя сказать, что шум ночного города значительно отличается от дневного, но очевидно другое: он намного таинствен­нее, так как скрывает опасность, которая прячется в темных углах, чтобы совершен­но неожиданно дать о себе знать.
    Бэтмэн видел, как парни навязывали свое общество двум девушкам, которые оказа­лись в этом районе, но решил пока не вме­шиваться.
    -   Эй, красотки! - фамильярно обратился один из парней к девушкам. - Как насчет прогуляться?! А?
    -   Да они вовсе и не красотки, - вставил другой, - обычные левые девки.
    -   Ты ничего не понимаешь! - цыкнул на него первый. - Я хочу, чтобы они присое­динились к нам.
    Девушки настороженно посмотрели по сторонам, прижимаясь одна к другой. По­скольку на пути у них стояли юнцы, с ко­торыми они не хотели связываться, одна из них предложила перейти на противополож­ную сторону улицы.
    -   Куда же вы? - бросил вопросительно все тот же парень и схватил одну из деву­шек за руку.
    -   Пусти, мне больно и неприятно, — за­метила та, брезгливо оглядывая его одежду.
    -   Отчего же?
    -   Да не говори с ним! - одернула свою подругу другая девушка. - С такими луч­ше вообще не говорить.
    -   Откуда тебе знать, как лучше? - нерв­но выкрикнул парень и скривился так, что девушка предпочла отвести взгляд в сторону.
    -   Нам нужно идти, нас ждут, - взмоли­лась другая.
    -   Кто? Куда? Плюйте на тех, кто вас ждет, они того не стоят, с нами будет ве­село, оставайтесь, не пожалеете, - несколь­ко смягчился парень, по-прежнему сильно сжимая руку девушки. - Ты мне нравишь­ся, а твоя подружка, если хочет, может ид­ти... Эй, ребята, - он обратился к своим приятелям по тусовке, - кто-нибудь хочет провести вечерок с этой блондинкой? Похо­же, она очень горячая и брыкастая.
    Послышалось несколько замечаний из толпы по поводу последней фразы, а затем все дружно засмеялись.
    -   Ну что, никто из вас не отважится оседлать эту лошадку?
    -   Хватит! - крикнула девушка. - Не смей называть меня так!
    -  А что будет? - с глупым видом посмот­рел парень на нее. - Твою подружку я, ка­жется, смогу уговорить. А?
    Другая девушка попыталась выдернуть свою руку из крепких тисков.
    -  Ну, не рвись! - резко сказал он. - Хо­чешь остаться без руки? Могу это устро­ить... Правда, калека из тебя получится чертовски привлекательная...
    Снова вся компания засмеялась.
    -  Это просто невыносимо! — громко заме­тила девушка в отчаянии, глядя на свою подругу, которая находилась в еще более не­завидном положении.
    Наблюдая из автомобиля за происходя­щим, Бэтмэн уже несколько раз готов был броситься на помощь девушкам, но что-то сдерживало его, и оттого он терпеливо вы­жидал более подходящего момента. В жиз­ни он сталкивался с разными женщинами. Некоторым из них нравилось навязчивое приставание противоположного пола. Он хо­тел убедиться, что имеет дело с девушками другого типа, хотя это было очевидно.
    Черепашки-ниндзя в этот вечер, как впрочем и во все, предшествующие ему, бродили по городу, зная, что наверняка окажутся в нужном месте в нужное время.
    -  Эй, Донателло, - обратился к черепаш­ке Микеланджело, - как ты думаешь: Бэт­мэн вернется?..
    Но Донателло не дал ему договорить:
    -   Послушай, не донимай меня дурацки­ми вопросами! Я, как ты мог убедиться, сделал все, что мог, а остальное в его ру­ках...
    Рафаэль шепнул Микеланджело:
    -   Предложи тему получше, а то что-то разговор наш не клеится.
    Тот кивнул в знак согласия.
    -  Могу поспорить, - начал он снова с не­возмутимым видом, - что сегодня мы с ним еще встретимся.
    Черепашки вопросительно уставились на него.
    -   С чего ты взял? - не удержался Лео­нардо.
    -   Да так, внутреннее чувство, а оно ме­ня никогда не подводит, - уверенно ответил Микеланджело.
    Еще немного - и черепашки-ниндзя мог­ли бы поссориться, если бы вдруг Донател­ло не обратил внимание на тусовку, кото­рая насильно удерживала девушек, не давая им прохода.
    -   Эй, ребята, похоже, это наши клиен­ты, - заметил он.
    Остальные с любопытством посмотрели в ту сторону, куда указывал Донателло.
    Не раздумывая, они ускорили шаг и че­рез минуту уже были на месте.
    -   В чем дело? - тут же поинтересовался Микеланджело. — По-моему, наше присут­ствие здесь своевременно?
    Одна из девушек сразу же в нескольких словах описала ситуацию.
    -   Мы спешим, а они...
    Толпа юнцов заинтересованно наблюда­ла, как будут разворачиваться события дальше.
    -   Отпусти девушку, - спокойно предло­жил Рафаэль парню, сжимающему ее руку.
    -   А кто ты такой? - небрежно бросил тот ему.
    -   Меня зовут...
    -   А мне до фонаря, как тебя зовут, - прервал Рафаэля парень. - Катись ты сво­ей дорогой, а мы уж без тебя разберемся... И дружков своих прихвати...
    В следующую минуту Рафаэль бросился на парня и, сжав кулаки покрепче, ударил его прямо в лицо. Тот не ожидал таких действий, а потому, не удержавшись на но­гах, сделал несколько шагов назад, а затем распластался на асфальте.
    -   Это разминка, для начала, - ухмыль­нулся Рафаэль. - А ты, оказывается, хлю­пик... А с виду - так просто герой...
    Когда девушка вырвала свою руку из ру­ки парня, она была готова заплакать от счастья. Другая тем временем, даже не дав своей подружке возможности опомниться, подхватила ее и поспешно увела подальше отсюда, приговаривая:
    -   И надо же: опоздали на целый час!
    Несмотря на то, что Рафаэль уложил пар­ня без особых усилий, тот не намерен был так скоро сдаваться.
    -   Это кто хлюпик? — поднимаясь, обра­тился он к черепашке. — Я тебе сейчас по­кажу...
    Но Рафаэль не стал выслушивать, каким образом собирался тот показать обратное, а, подпрыгнув, чуть не вывернул ему ногой челюсть. Парень скривился от боли, на его губах появилась кровь.
    -   Ты-ы!.. - услышал в свой адрес Рафа­эль.
    -  Я не люблю, когда со мной говорят та­ким тоном, - как бы между прочим заме­тил черепашка-ниндзя.
    Другие ниндзя не вмешивались в выяс­нение отношений, полагая, что с таким противником Рафаэль справится и без их помощи.
    Упрямый юнец не унимался. Он пони­мал, что с черепашкой ему не стоит тягать­ся, но им двигало стремление выпендрить­ся перед ребятами его тусовки, которые молча ожидали окончания разборки.
    Кто-то тихо, но уверенно произнес:
    -   Ему не следовало бы связываться с че­репашками... Ничего хорошего-то не све­тит.. .
    Тот, к кому были обращены эти слова, не прислушался к ним, а лишь ухмыльнулся:
    -   Это мы еще посмотрим.
    Затем он легким движением достал из кармана нож и показал его Рафаэлю.
    -   Надеешься меня этой железякой испу­гать? - спросил у него Рафаэль.
    -   М-гу, - кивнул тот.
    -   Слышишь, парень, - все еще спокой­ным и ровным голосом произнес серьезно черепашка-ниндзя, - не валяй дурака! Твои дружки правы, а ты хорохоришься перед ними; так вот, мой тебе совет: сдуйся, а то сейчас лопнешь от дерьма, которое в тебе собралось!
    Острое, заточенное с обеих сторон лезвие ножа было направлено на Рафаэля. Каза­лось, парень слушал и что-то осознавал, но на самом деле он лишь создавал такую ви­димость, чтобы исподтишка нанести ответ­ный удар.
    -   Похоже, ты понял? — поинтересовался Рафаэль, глядя в глаза парню.
    -   Как сказать... — отозвался тот.
    В следующую минуту все случилось мол­ниеносно и, главное, неожиданно. Восполь­зовавшись тем, что Рафаэль расслабился, парень «вычислил» момент и метнул свой нож, целясь прямо в голову ниндзя. И по­пал бы, если б вдруг Рафаэль не заметил на асфальте свою записную книжку, которая выпала у него из кармана в момент стыч­ки, и не нагнулся за нею.
    Нож пролетел у него над головой.
    -  Что за фокусы? - злобно бросил Рафа­эль. - Ты знаешь, чего ты заслуживаешь после этого?!
    Парень опешил, увидев реакцию чере­пашки. Его дружки стали медленно пя­титься назад. Кое-кто из них предпочел сде­лать ноги, чтобы не быть впутанным в назревавшую драку.
    Рафаэль выдержал непродолжительную паузу, а затем, решительно глянув на сво­его противника, крикнул ему:
    -   Ну-у... Держись!
    Он наносил парню удар за ударом со всех сторон, пуская в ход то руки, то ноги, до тех пор, пока тот не рухнул без сознания перед ним.
    Зрелище было не из приятных.
    Оглядев тех юнцов, которые остались на­блюдать за дальнейшими событиями, - а их было не так уж и много, так как боль­шая часть тусовки перебралась на другое место, - Донателло остановил свой взгляд на невысоком парне, который был явно мо­ложе остальных и чье лицо имело испуган­ный вид.
    -   А ну-ка, подойди ко мне, - скомандо­вал Донателло.
    -  Вы м-мне? - заикаясь, переспросил тот и оглянулся.
    -   Тебе, тебе... Да ты не бойся, бить не буду.
    Тот послушно приблизился к черепашке.
    -   Ты знаешь, где живет этот парень? - поинтересовался у него Донателло, кивая го­ловой на лежащего на асфальте.
    -   Да.. Мы соседи...
    -   Тем лучше... Мы отнесем его домой и там, по возможности, постараемся все объ­яснить его родным...
    Бэтмэн был доволен. На лице его играла улыбка. «Ну вот, - думал он, - обошлись и без меня. Правда, круто Рафаэль отделал этого парня, но тот ведь напрашивался...»
    Пока черепашки-ниндзя все еще разбира­лись с ребятами из тусовки, он решил скрыться отсюда, чтобы случайно не по­пасться им на глаза.
    Дав задний ход, он свернул на улочку, мало чем отличающуюся от остальных, и прибавил скорость.
    Он проехал еще одну улицу, поворачивая автомобиль то направо, то налево, пока, на­конец, не остановился, увидев в конце од­ной из них дерущихся между собой муж­чин. Их было порядка десяти человек; все прилично одеты: в костюмах, при галсту­ках, что было особенно подозрительно.
    Первое, что пришло в голову Бэтмэну: «Мафиозные разборки». И он не ошибся. Вот только он не знал, следовало ли ему принять чью-либо сторону при этом.
    Где-то совсем рядом послышалась сирена, которая предупреждала, что полиция здесь будет через пару минут.
    Мужчины резво разбежались в разные стороны, спеша к двум черным машинам, стоящим неподалеку. Вслед за ними тронул­ся с места и Бэтмэн...
    И все же в этот вечер Бэтмэн не остался без дела. Он уже собирался возвращаться домой, как вдруг услышал громкие крики из глубины двора:
    - По-мо-ги-те! По-мо-ги-те!
    Он остановил автомобиль и быстро выско­чил из него, после чего сразу же устремился туда, откуда до него долетал зов о помощи.
    Через секунду он увидел ужасную карти­ну: здоровый мужик душил женщину, ко­торая к тому моменту уже обессилела. Ее тело судорожно дергалось и, опоздай Бэт­мэн всего на полминуты, возможно, она бы уже погибла.
    Когда здоровяк увидел Бэтмэна, его губы искривились, а глаза злобно сверкали. Бы­ло очевидно: он пришел в ярость оттого, что ему помешали.
    -   Убери свои руки! - крикнул Бэтмэн.
    -   Как скажешь, - с нервной улыбкой произнес верзила и разжал их, разведя в стороны.
    Женщина упала так, что Бэтмэн поду­мал, что опоздал. Но и проверить, в каком состоянии она находилась на самом деле, он не имел возможности.
    Из темноты стали выходить такие же здо­ровенные мужчины с накачанными мышца­ми. Бэтмэн насчитал семь человек.
    -  И что дальше? - небрежно поинтересо­вался здоровяк, переступая через лежащую женщину.
    -   А вот что!
    Бэтмэн попытался спланировать свои дальнейшие действия, ведь было очевидно, что никто не собирался с ним драться по правилам.
    Со всех сторон на него шли громилы с ту­пыми выражениями на лицах. Один из них покручивал в руке цепь, словно давая по­нять, что схватка будет жестокой. Но это нисколько не пугало Бэтмэна, которого пы­тались взять в кольцо.
    Подпустив нападающих на достаточно близкое расстояние, Бэтмэн заметил, что женщина без малейшего труда встала на ноги, а затем, порывшись у себя в сумоч­ке, извлекла оттуда пачку сигарет и, как ни в чем не бывало, закурила, поднося к си­гарете фирменную зажигалку.
    Она глянула на Бэтмэна и сразу же обро­нила фразу:
    -   Тоже мне, защитник нашелся!
    Понять ситуацию Бэтмэн смог только по­сле того, как женщина крикнула, обраща­ясь к мужчине, недавно душившему ее:
    -  Да разве ты не видишь, что он пустой!? Что с него возьмешь?
    Тот, прищурясь, отмахнулся от нее.
    -   Отстань! Сейчас мы его так отделаем, что, сняв свою дурацкую маску, он не уз­нает себя в зеркале, и тогда уж до конца своих дней с ней не расстанется ни на ми­нуту.
    -   Круто сказано, — вставил Бэтмэн.
    -   А ты молчи, тебя никто не спрашива­ет! - бросил ему все тот же здоровяк.
    В следующую секунду на него накину­лись все сразу, но Бэтмэну удалось разбро­сать кого куда.
    Когда перед ним появился мужчина со свежим синяком под глазом, только что за­работанным в потасовке, Бэтмэн знаком дал понять, что тот может снова приступать. Словно подчиняясь ему, последовало не­сколько ударов, но все они пролетели ми­мо того, кому предназначались.
    -   И где только тебя учили драться? - спросил с иронией Бэтмэн. - А ну-ка, по­учись моему удару... Этот прием показал мне известный мастер... Показываю, а ты смотри во все глаза!
    Но смотреть мужчина не мог, так как че­рез секунду в глазах у него стало так тем­но, что он только морщился.
    Заметив, что нападавший все еще дер­жится на ногах, Бэтмэн с издевкой спросил:
    -   Вот незадача: ты не увидел того, что должен был? Так я покажу тебе еще разок.
    Удар ногой уложил на асфальт не толь­ко качавшегося перед ним громилу, но и еще одного, который стоял за ним.
    -   Черт! - крикнул, падая, тот и, выру­гавшись, принялся сбрасывать с себя своего приятеля.
    Несколько мужчин обманными движе­ниями намеревались сбить с толку Бэтмэна, но ему удалось предугадать их замыслы, правда, получив при этом несколько ударов цепью по спине.
    Как ни старались мужчины, разделаться с Бэтмэном им не удалось.
    Наблюдавшая со стороны женщина, доку­рив сигарету и выбросив окурок, недоволь­но сказала своим сообщникам:
    -   Ну, хватит! Нечего к нему цепляться! По паре-другой синяков и ссадин вы уже
    заработали, думаю, этим и обойдетесь...
    Как по команде, те послушно последова­ли за ней, осматривая свои раны на ходу и переговариваясь между собой.
    -  Я, кажется, где-то уже с ним встречал­ся, - заметил один из них.
    -  Это же Бэтмэн! - негромко воскликнул другой. - Как же я сразу не догадался...
    А Бэтмэн проводил взглядом эту компа­нию, а затем направился к своему автомо­билю.
    За рулем он вдруг подумал, что этот случай выделяется из всех, с которыми ему приходилось сталкиваться в жизни. «Это же обычные вышибалы, которые вытряса­ют деньги из прохожих!.. Я должен был сразу раскусить их... Крики о помощи! На­глая уловка для простаков... Подумать только: женщина заправляет всей этой компанией...»
    Автомобиль Бэтмэна мчался на бешеной скорости, когда Донателло и Микеландже- ло заметили его.
    -   Я был прав! - крикнул Микеландже- ло. - Он решил вернуться!
    -  Ты о чем? - недоуменно спросил у не­го Леонардо.
    -   Бэтмэн! Его автомобиль только что промчался мимо нас... Я видел его собст­венными глазами!
    -   Правда?! - не веря ему, иронично по­интересовался Леонардо. - Быть может, тебе только показалось?
    -   Мне ничего никогда не кажется, - важно заметил Микеланджело.
    Донателло решил заступиться за чере­пашку, ведь и он стал свидетелем того, о чем тот говорил.
    -   Он не обманывает вас, - уверенно про­изнес он. - Бэтмэн вернулся...

Глава 2
ТАИНСТВЕННАЯ ПОСЕТИТЕЛЬНИЦА

    Вернувшись, наконец, домой, Брюс Вейн больше не вспоминал о событиях прошедше­го вечера.
    Расставшись с тем, что создает образ Бэт­мэна, он решил некоторое время уделить де­лам, которыми он занимался в повседневной жизни, так как в офисе он не со всеми бу­магами справлялся в срок, а потому часть из них изучал дома.
    Надо сказать, что его фирма, занимаю­щаяся разработкой новых машин и выпус­ком некоторых моделей малыми сериями, была достаточно известной и популярной в определенных кругах.
    Бывали времена, когда за большие день­ги приходилось создавать суперсовремен­ную модель в единственном экземпляре, а это, как известно, было крайне ответствен­но и сопряжено с большими трудностями, возникающими в процессе производства. Заказчик в любую минуту мог отказаться от того, что уже было готово. В таком слу­чае, данная модель переходила в коллек­цию Брюса Вейна, которая поэтому по праву считалась лучшей.
    В своем деле Брюса Вейна нельзя было назвать любителем. Он был, несомненно, профессионалом.
    Случалось, и довольно часто, его пригла­шали на выставки автомобилей, где его мо­дели всегда отмечались лицами, которые имели значительный вес в мире техники.
    Имя Брюса Вейна встречалось в прессе. Интервью у него брали популярные журна­листы.
    Но карьера крупного промышленника не прельщала его, а потому он намеренно не расширял свое производство, довольствуясь тем, что имел.
    Именно об этом он думал сейчас, сидя в своем кресле, рядом с которым стоял столик с антикварной лампой - она занимала тут пусть не самое достойное, но зато удобное для хозяина место. Рядом с ней лежала папка с документами, на которую Брюс Вейн косился вот уже несколько минут, все оттягивая тот момент, когда он возьмет ее в руки.
    Телефон зазвонил как раз тогда, когда ру­ка Брюса Вейна потянулась за папкой.
    Он глянул на часы. Было далеко заполночь.
    - Кто это может быть в такое время? - вслух спросил он, снимая трубку. - Слушаю.
    На другом конце провода оказался Мике- ланджело. Его голос Брюс Вейн узнал сра­зу же.
    -   Бэтмэн вернулся? - поинтересовался Микеланджело с особым восторженным чув­ством.
    -  Надеюсь, это известие не появится зав­тра на первых полосах утренних газет?.. За сегодняшний вечер я не совершил ничего ге­роического...
    -  Я знал! Я был уверен!..
    -  Ну довольно, Микеланджело, - прервал его Брюс Вейн. - У меня полно работы, и я чертовски устал... Ты хотел мне сказать еще что-нибудь?
    -   Ну...
    -   В любом случае, мы можем созвонить­ся завтра утром. Ты согласен?
    -   Вообщем-то... - начал Микеланджело.
    -   Вот и прекрасно! Спокойной ночи.
    «Отрывает от дел по таким пустякам, -
    думал Брюс Вейн, листая документы, - Бэт­мэн вернулся! Вот так новость! Хотя, конеч­но, как для кого... А я надеялся, что это снова звонит та женщина... Снова я возвра­щаюсь мысленно к ней... М-да...»
    Наутро черепашки-ниндзя делились своими мыслями по поводу возвращения Бэтмэна.
    -   Наконец-то преступников в городе по­убавится, - заметил Донателло, - а то мы были уже не в состоянии держать под кон­тролем все, что происходит на улицах.
    -   А мне кажется, что каждый сам впра­ве выбирать, чем ему заниматься, - как бы между прочим сказал Рафаэль.
    -   Что ты имеешь в виду? - поинтересо­вался у него Леонардо.
    -   Только то, что один человек одновре­менно не может совмещать в себе два образа: человека Брюса Вейна и супергероя Бэтмэна... Кстати, скоро выставка, и Брюс Вейн будет выставлять там свои последние моде­ли автомашин.
    -   Да-а? - удивился Микеланджело. - А почему я об этом узнаю только теперь?
    -  Твои проблемы, - развел руками Рафа­эль. - Я собираюсь пойти на открытие...
    -   Я тоже...
    -  Пойдем все вместе, - категорично про­изнес Донателло, пытаясь сохранить в до­ме спокойствие, которое в любой момент могло смениться внезапной ссорой. - Кто- то обещал сходить в пиццерию за завтра­ком? - Донателло вскользь глянул на Ми­келанджело. - А то мне бы не хотелось начинать день на пустой желудок.
    Микеланджело вздохнул.
    -   Сейчас схожу, раз обещал.
    -  Только не задерживайся, - попросил До­нателло, через час у меня назначена встре­ча с Эйприл, а мне бы не хотелось опазды­вать и подводить ее.
    С озабоченным видом Микеланджело от­правился в пиццерию, а черепашки-ниндзя стали заниматься обычными утренними де­лами, пытаясь привести в порядок дом.
    Рафаэль не удержался и спросил у Дона­телло, так как все, что касалось Эйприл, бы­ло ему небезразлично:
    -  У Эйприл проблемы?
    -  Похоже, — ответил тот. — Но она ниче­го не успела рассказать мне по телефону...
    -  Так она решила посвятить в них толь­ко одного тебя? - с нескрываемой обидой по­интересовался Рафаэль.
    -   Нет, она не ставила такого условия... И... Если ты хочешь, можешь пойти со мной, - был вынужден предложить Дона­телло, чтобы его друг не расстроился.
    -  Договорились.
    Вот уже двадцать минут отсутствовал Ми­келанджело, поэтому Донателло заметно нервничал.
    -  Да его только за смертью посылать, а не за пиццей!.. Могу поспорить, что, когда он вернется, вдруг выяснится, что ближай­шая пиццерия, которая находится в двух шагах отсюда, за углом, закрыта, потому ему пришлось обежать весь квартал в про­исках другой, чтобы не оставить нас голод­ными... Мы будем еще благодарить его за проявленное к нам внимание, - высказывал­ся Донателло.
    А потому, когда Микеланджело, наконец, появился в дверях с пиццами, все застыли в ожидании того, что он им скажет по поводу своего продолжительного, как всем ка­залось, отсутствия.
    Тот с невозмутимым видом уселся на ди­ван и принялся уплетать свой завтрак. Че­репашки устремили на него любопытные взгляды. Заметив их, Микеланджело чуть не подавился куском пиццы. Откашлявшись как следует, он выговорил:
    -   Да что вы на меня уставились, словно я не пиццы вам принес, а кое-что другое, о чем неприлично упоминать за столом?
    -   Мы надеялись, что ты объяснишь, по­чему так долго ходил в пиццерию, - сказал Рафаэль.
    -   Не нравится - пусть ходит кто-нибудь другой! Мне даже и лучше...
    -  Он неисправим, - только и произнес До­нателло, принимаясь за свой завтрак.
    В офисе Брюса Вейна было душно, не­смотря на то, что постоянно работал конди­ционер. Брюс расстегнул воротничок сороч­ки и ослабил галстук.
    Перед ним на рабочем столе лежала все та же папка с документами, которой он так и не смог уделить достаточно внимания еще дома.
    -   Скоро придет заказчик, а я не подго­товил нужных документов, - сетовал он вслух, поминутно глядя на часы. - Конеч­но, у меня есть еще полчаса до встречи, но так не люблю делать что-то важное на хо­ду. А еще больше не люблю извиняться, осо­бенно тогда, когда чувствую, что невино­вен... Бэтмэн вернулся! Разве заказчику объяснишь, что по этой причине у меня не было времени, чтобы... а впрочем, хватит об этом!.. Бэтмэн вернулся - и точка!
    Полчаса пролетели быстро. В кабинет Брюса Вейна вошел немолодой мужчина в темных очках и с тростью в руке. Нельзя сказать, чтобы он был хромой, но вполне ве­роятно, она была необходима для полной уверенности в себе, как нечто такое, что подчеркивает индивидуальность.
    Брюс Вейн протянул руку в знак привет­ствия. Посетитель подал свою.
    -  Джон Смол, - представился он. - Я на­слышан о вашей фирме... У нее прекрасная репутация, и человек, который имеет такое дело в руках, может лишь мечтать о такой.
    -   Надеюсь, ваши слова искренни, - заме­тил Брюс Вейн. - Должен вас огорчить, - до­бавил он после короткой паузы, несколько смущаясь. - Проходите и присаживайтесь...
    У Джона Смола на лице появилось недо­умение.
    -   По поводу? - спросил он.
    -  Наш контракт... Я не совсем понял, ка­кой должна быть модель, которую вы бы хо­тели заказать у нас, а потому возникли оп­ределенные трудности при составлении необходимых документов, в частности, тех,
    которые касаются условий...
    -   Я понял, о чем вы, — прервал Брюса Вейна клиент. - Мне хочется иметь такой же автомобиль, какой имеет Бэтмэн.
    От неожиданности лицо у Брюса Вейна вытянулось.
    -   Вы хорошо подумали? - уточнил он.
    -  А почему бы и нет?! Я готов заплатить любые деньги, лишь бы стать обладателем такого автомобиля.
    -   Но разве кто-нибудь может хотя бы описать, как устроена интересующая вас модель? Какой конструктор сможет ее раз­работать, не имея нужных данных?.. Ваше желание...
    -   Согласен, мое желание несколько не­обычно...
    -  Я бы сказал, оно из области невозмож­ного, - произнес с ухмылкой Брюс Вейн.
    -   Но я надеялся, что ваша фирма помо­жет мне...
    -  Вы должны понять, мы можем многое, это правда, но все же мы не всемогущи... Лично я не имею ни малейшего представ­ления, какая модель автомобиля у Бэтмэна, а потому вот так сразу не могу вам ответить: состоится ваш заказ или нет.
    Джон Смол подозрительно оглянулся, бо­ясь, что кто-нибудь может подслушать их разговор, а затем произнес вполголоса:
    -   Мои агенты сейчас как раз работают над этим.
    -   Над чем? - уточнил Брюс Вейн.
    -  Они выслеживают, где именно находит­ся это чудо техники, чтобы...
    -   ...Чтобы похитить? - подхватил мысль Джона Смола Брюс Вейн.
    -  Я этого не исключаю, - признался с ис­пугом во взгляде Джон Смол. - Ради своих желаний я готов пойти на все.
    -   В таком случае, может быть, вам про­ще было бы подождать, когда ваши агенты выкрадут автомобиль Бэтмэна, - Брюс Вейн усмехнулся при этом, - и нам не придется делать нечто, что походило бы на оригинал.
    -  У меня нет полной уверенности, что это состоится скоро...
    Брюс Вейн поднялся из кресла и прошел­ся по кабинету в некоторой задумчивости.
    -   Я готов на любые расходы, - не уни­мался Джон Смол, - я достаточно богат и не пожалею никаких средств...
    -  Дело не в деньгах, — сказал Брюс Вейн, еще раз протягивая руку посетителю и тем самым давая понять, что их встреча подо­шла к концу. — О своем решении я вас уве­домлю в ближайшее время...
    -   Надеюсь, оно...
    -  Пока ничего обещать не могу; вы долж­ны понять и меня.
    Когда заказчик закрыл за собой дверь ка­бинета, Брюс Вейн принялся размышлять о том, что жизнь полна неожиданностей. «Кто бы мог подумать, что какого-то... — тут он запнулся, не зная, как назвать недавнего по­сетителя, - м-да, мужчину заинтересует ав­томобиль Бэтмэна, и он придет именно к то­му, кто имеет к нему прямое отношение... Попадание прямо в цель!»
    Затем он пригласил секретаршу, чтобы та принесла ему чашку кофе. Медленно потя­гивая темный ароматный напиток, Брюс Вейн пришел к выводу, что все не так про­сто, как может показаться на первый взгляд. Что-то или, скорее всего, кто-то сто­ит за всем этим.
    У него возникла и такая мысль, что, воз­можно, его самого проверяли на предмет то­го, не его ли фирма изготовила автомобиль Бэтмэна.
    Дверь кабинета снова отворилась, и в дверном проеме показалось женское лицо.
    -  Можно? - робко спросила женщина. - Мы договаривались на это время.
    Находясь в состоянии задумчивости, Брюс Вейн сразу и не отреагировал на появление незнакомки. Он продолжал молча смотреть в окно.
    Тогда она спросила еще раз:
    -  Я могу поговорить с вами? Ведь это вы Брюс Вейн, и я звонила вам вчера...
    Наконец, он повернул голову и тут же вскочил с места, а после виновато поспешил к двери.
    -   Извините, я тут... Был занят своими мыслями... Проходите. Чем обязан?
    -   Это я звонила вам, чтобы... - войдя в кабинет, присаживаясь на диван, начала женщина.
    -  Ах да! Так это вы. Ваше имя?
    Глядя на женщину, Брюс Вейн был пора­жен сходством между тем портретом, кото­рый он нарисовал в своем воображении, и оригиналом, сейчас сидящим перед ним.
    -  Именно такой я вас и представлял, - за­метил он. - Так с кем имею честь общаться?
    -   Позвольте мне не называть себя, - по­просила женщина.
    Это удивило Брюса Вейна.
    -  Ваше право, разумеется, но я хотел бы вас предупредить, что вы можете полностью доверять мне.
    -   Я вам верю, но...
    -   Не оправдывайтесь, не надо; значит, у вас так сложились обстоятельства...
    Женщина кивнула.
    -  Но как, позвольте, мне к вам обращать­ся при разговоре?
    -   Просто Ли, это часть моего имени, и, к тому же, так меня называла мама в дет­стве.
    -  Как скажете, - развел Брюс руками. - Буду называть вас Ли, это даже романтич­но... Так вы ко мне по делу?
    -  Да. Мне кажется, я должна вас преду­предить о той опасности, которая нависла над вами и вашей фирмой.
    -   Опасности? Я не ослышался?
    -   Именно, — настаивала Ли, — иначе бы я сюда просто не пришла. Вам знакомо имя Джона Смола?
    -  Да, он был здесь как раз перед вашим появлением, - ответил Брюс Вейн.
    -  Это отвратительный человек, и я вам не советовала бы иметь с ним какие-нибудь от­ношения. Я еще толком не знаю, что имен­но он задумал, но уверена: это нечто гряз­ное, так как к чему бы он ни прикасался в своей жизни, все становилось именно таким.
    Лицо женщины стало бледным от волне­ния, которое усиливалось по мере того, как она углублялась в данную тему. Брюс Вейн внимательно рассматривал женщину, слу­шая при этом ее повествование. Он чувст­вовал, что ему предстоит проникнуть в оче­редную тайну, а потому беседа приобретала особую привлекательность.
    Женщине было около двадцати, о чем свидетельствовали и слегка усталые глаза, а на вид она выглядела моложе.
    -  Не буду говорить, откуда, - продолжа­ла она, чуть погодя, - мне удалось узнать, что он решил разделаться с вами.
    -   Разделаться?.. М-да... Странно... Но разве я когда-нибудь перешел ему дорогу?
    -   Одному только ему известно, кто, ко­гда и почему становится ему неугоден, - произнесла Ли.
    -   Вас послушать, так это не человек, а зверь какой-то, - сказал Брюс Вейн.
    -   Так оно и есть, и лучше бы вам при­слушаться к моим словам, чтобы потом не пожалеть.
    -   У меня нет никаких оснований не ве­рить вам... Скажу более, что мне приятно, если кто-то позаботится обо мне.
    Этими словами Брюс Вейн открыто намек­нул посетительнице на то, что она ему нра­вится, и выразил надежду на продолжение их знакомства.
    В следующую минуту Ли резко встала, пригладила рукой свои длинные волосы, рас­пущенные по спине, и быстро произнесла:
    -   Теперь я должна идти.
    -   Вы разве не выпьете со мной чашечку кофе? - в растерянности поинтересовался Брюс Вейн.
    -   Меня ждут, - скупо ответила она.
    -  Тогда, может, как-нибудь в другой раз?
    -   Не ищите со мной встречи, прошу вас, ради меня! Прощайте!
    Он что-то хотел возразить, но женщина быстрыми шагами направилась к двери, не дожидаясь, пока Брюс Вейн соберется с мыс­лями.

Глава 3
НА НАБЕРЕЖНОЙ

    Оставшись дома вдвоем, Микеланджело и Леонардо поначалу решили тут дождать­ся своих друзей-черепашек, которые отпра­вились на встречу с Эйприл, но после пе­редумали.
    -   Чего ради мы будем сидеть здесь, ко­гда можно провести время в более прият­ном месте? - поинтересовался Микеландже­ло у Леонардо, который листал давно прочитанную книгу.
    -   Где, например? - уточнил тот.
    -   А что, если нам пойти покататься на лодках? Ведь давно собирались, да все по- чему-то не получалось.
    -  Хорошая мысль... Тем более, что на во­де я чувствую себя прекрасно, - заметил Леонардо.
    -   Тогда собирайся.
    Через несколько минут черепашки уже спешили по направлению к набережной, где, как правило, в утреннее время суток было безлюдно, если не считать редких про­хожих в основном пожилого возраста, гу­ляющих либо с внуками, либо с собаками.
    Нельзя сказать, что это место могло по­хвастать своей бурной растительностью. Де­ревьев здесь было немного, зато кустарни­ков, которые спускались своими корнями прямо до воды, оказалось достаточно. В их тени прятались от солнца птицы, выиски­вая насекомых, которые здесь водились в большом количестве.
    Без труда черепашки взяли лодку напро­кат на продолжительное время.
    Во время плавания по водоему между ниндзя возник спор, что воспринималось вполне естественно, так как, если бы его не было, это свидетельствовало бы о ненор­мальности их общения.
    А все началось с того, что Леонардо, вспомнив рекламный щит, приглашавший посетить гладиаторские бои, которые в по­следнее время становились все более попу­лярными, спросил у Микеланджело, знает ли тот о происхождении гладиаторских игр.
    -   Конечно! - не задумываясь, ответил Микеланджело с видом знатока. - Еще бы! О таких вещах должен знать каждый, кто каким-то образом связан с борьбой.
    -  Может, ты расскажешь мне? - поинте­ресовался Леонардо.
    -   Что, разве нет другой темы для разго­вора? - вдруг занервничал тот, так как к ответу в данный момент был не готов.
    -   А меня это интересует сейчас, тем бо­лее, что я-то знаю кое-что об этом, в отли- чиє от некоторых, - с явным намеком за­метил Леонардо, подозревая, что его друг в этом вопросе некомпетентен.
    -   Что ты имеешь в виду?! - вскрикнул Микеланджело.
    -   Только то, что если бы ты не выкручи­вался передо мной, а имел в себе достаточно мужества признаться, что сказал неправду, то я рассказал бы тебе много интересного. Но ведь ты же этого не сделаешь, не так ли?
    Микеланджело искоса взглянул на Лео­нардо. У него было большое желание дос­тойно высказаться по этому поводу, но по­ка ничего такого не приходило на ум.
    -  Ты понимаешь, - вяло начал он, - я не уверен, что могу вспомнить все в деталях, так как читал об этом давно...
    -  Оправдываешься?.. Когда это - давно? - наседал на него Леонардо.
    -   А тебе какая разница? Если я говорю, что читал, значит, так оно и есть!
    -   Что-то я сомневаюсь... А впрочем, на самом-то деле, мне какая разница... Я толь­ко хотел поделиться с тобой своими знания­ми, но, раз ты так упрямишься их полу­чить, то тема закрыта.
    Какое-то время черепашки молча плыли по водоему, оглядывая окрестности и не го­воря друг другу ни слова. Но вскоре Мике­ланджело не выдержал:
    -  Да ладно тебе! Давай валяй! Рассказы­вай мне, потому что уже невыносимо осоз­навать, как ты втихаря посмеиваешься на­до мной, чувствуя себя на высоте.
    Леонардо уже привык к тому, что от Микеланджело признаний, как и проще­ний, не дождешься, а потому, улыбнув­шись, спокойным голосом, как ни в чем не бывало, начал:
    -   Гладиаторские игры были распростра­нены в древнем Риме, а позже и по всей Римской империи. Существовал обычай принуждать специально обученых людей биться насмерть, чтобы пролитая ими кровь возбуждала жадную до зрелищ, раз­вращенную публику, которая находила удовольствие в страданиях и смерти себе подобных.
    -   Фу, - поморщился Микеланджело, - скажешь тоже: удовольствие...
    -  Именно так, и не иначе... В молчании или беззаботно болтая, задумчиво или весе­лясь, возбужденно или равнодушно взира­ли плебеи и патриции на захватывающее зрелище, как перед ними на арене обучен­ные в специальных гладиаторских школах вооруженные люди эффектно, умело и бес­пощадно сражались друг с другом. При этом, если зрители того требовали, гладиа­торы убивали своих противников с особой жестокостью... Ты помнишь, Микеландже­ло, как мы на прошлой неделе ходили на бейсбольный матч? И команда, за которую мы болели, сначала проигрывала?
    При упоминании об этом матче глаза у Микеланджело заблестели, так как он там имел возможность отличиться, устроив прямо на трибунах драку между болельщи­ками.
    -   Как же мне не помнить!? - радостно подхватил тот. - Ты помнишь мой корон­ный удар левой? Верзила, который набро­сился на меня с кулаками, испытал силу его на своей голове.
    Микеланджело с гордостью продемонст­рировал перед Леонардо, каким образом он разделался со своим обидчиком.
    -   Успокойся, Микеланджело! А то ты не на шутку разошелся, - заметил Леонардо, когда прямо у него перед носом оказался кулак черепашки.
    -   Ты же сам начал!
    -   Правильно, начал, но лишь для того, чтобы ты смог представить накал страстей болельщиков на матче, а не для того, что­бы получить от тебя по носу.
    -   Это еще для чего? - не удержался Ми­келанджело.
    -   Чтобы ты понял... Потому что прибли­зительно такой же была атмосфера игр гла­диаторов. Каждая удачная атака сопровож­далась бурным рукоплесканием, каждая ошибка — оглушительным свистом и крика­ми. И когда один из обессилевших против­ников попадал в ловушку, ошибался или его настигал смертельный удар, то крики и сдавленные стоны проносились по рядам возбужденных зрителей. Затем к повережен- ному невозмутимо приближался арбитр, поднимал руку и объявлял бой окончен­ным. По его знаку на арену выбегали слу­жители, укладывали окровавленное тело на заранее приготовленные носилки и выноси­ли через боковые ворота в мертвецкую.
    -   Ты это так рассказываешь, точно сам видел бой гладиаторов, - вставил Мике­ланджело, пребывая от услышанного в не­сколько смятенном состоянии.
    -  Ничего удивительного! Просто после то­го материала, который попал ко мне в ру­ки, я представил все это в своем воображе­нии достаточно живо, - сказал Леонардо.
    -  Так, а что было дальше? - не терпелось узнать Микеланджело. - Какова судьба по­бедителя?
    -  А тяжело переводящий дыхание, измо­жденный победитель под громогласные ова­ции болельщиков принимал из рук устрои­теля игр победный приз - пальмовую ветвь или почетный венок и причитающуюся де­нежную премию, ну, а потом тоже поки­дал арену... Сразу же после этого рабы приводили в порядок залитое кровью поле боя, посыпали его свежим песком, и «иг­ры» продолжались до тех пор, пока зрите­ли, устав от жары и кровопролития, не поднимались со своих мест, чтобы отпра­виться по домам.
    Леонардо перевел дыхание, выдержав ко­роткую паузу. В этот момент Микеландже­ло, чувствуя себя дискомфортно, начал по­глядывать на солнце, а затем заметил:
    -   О жаре - ты как раз вовремя загово­рил. Смотри, солнце в зените, и под его па­лящими лучами оставаться просто безу­мие... Давай, греби поближе к берегу, видишь, к тем кустарникам...
    Оказавшись через несколько минут в те­ни, Микеланджело снова обратился к Лео­нардо, надеясь услышать продолжение его рассказа:
    -   Ну, домой нам пока рановато, так что там было еще?
    -   Еще?.. - Леонардо задумался. - Могу сказать, что первые римские гладиаторские бои устраивались во время погребальных торжеств в честь знатных граждан. Они проводились на открытых площадках или в залах. Зрители были, в основном, близкие и друзья покойного, которые молча наблю­дали за поединком. Постепенно игры при­влекали к себе все больше посторонней пуб­лики. Разумеется, любопытные собирались не для того, чтобы отдать покойному по­следний долг, а потому, что не желали про­пустить волнующее кровавое зрелище, кото­рое предлагалось бесплатно.
    -  Еще бы! - воскликнул Микеланджело. - Могу себе представить, сколько желающих со­берется, если сказать, что это все бесплатно...
    -   Там, где ранее молчали и благоговей­но наблюдали за «битвой у одра» родствен­ники и друзья покойного, теперь царила суета; люди приходили и уходили, слыша­лись одобрительные или презрительные воз­гласы, даже смех, если кто-то из бойцов, по мнению зрителей, делал неудачный выпад. Так человеческие жертвоприношения в честь усопшего постепенно превратились в народное увеселение.
    -  А кто становился гладиатором? - спро­сил Микеланджело сразу же, как только Ле­онардо закончил последнюю фразу.
    -   Сначала большинство римских гладиа­торов были рабами. По римскому праву они считались вещами, а не людьми. Среди ра­бов, которые участвовали в гладиаторских играх, были и военнопленные, которые, по­пав в неволю, тоже теряли все права и пре­вращались в товар. Их особенно ценили вербовщики гладиаторских школ.
    -   И за что ценили?
    -   Не только потому, что они были моло­ды, здоровы и крепки, но и потому, что умели владеть оружием. Их обучение обхо­дилось дешевле... Еще одну группу гладиа­торов составляли преступники, осужденные за убийство и поджог или за так называе­мые преступления против государства.
    -   А это еще что такое?
    -   Осквернение храмов, дезертирство, из­мена родине.
    -   Но ведь теперь гладиаторами становят­ся добровольно, - вставил Микеланджело.
    -   И тогда добровольные гладиаторы то­же существовали. Они происходили из низ­ших или обедневших слоев общества. Это были вольноотпущенные рабы, несостоя­тельные должники, которым грозила тюрьма или продажа в рабство, а также среди прочих были и просто бездельники, не желавшие трудиться... Случалось, в гладиаторские школы стремились попасть и юноши из вполне обеспеченных и даже знатных семей.
    -   А их-то что привлекало? - с недоуме­нием поинтересовался Микеланджело.
    -   Скорее всего, жажда приключений, рискованная игра со смертью, - пожав пле­чами, ответил Леонардо.
    -   Мне это непонятно; зная, чем все мо­жет кончиться, я бы не стал рисковать, - заметил Микеланджело.
    -   А разве мы мало рискуем в жизни? - спросил Леонардо.
    -  Сравнил! - бросил в ответ Микеландже­ло. - У нас разные цели.
    -   Что ты вкладываешь в это понятие? - уточнил Леонардо.
    -  Мы помогаем тем, кто оказывается по той или иной причине в трудной ситуа­ции, причем совершенно не задумываясь о какой-либо опасности, которая нас под­стерегает при этом. А гладиаторы заранее настраивали себя на то, чтобы убить про­тивника.. .
    -   Да и нам порой ведь случалось так же расправляться с теми, кто не желал нам ус­тупать, - вставил Леонардо, перебив Микеланджело, который, казалось, готов был го­ворить без умолку.
    А как же иначе! Если б не мы, то так бы поступали и с нами... Благо, сейчас гла­диаторские бои - это не кровавые зрелища, а всего лишь шоу, где молодые люди де­монстрируют свою физическую силу и мас­терство... Все носит достаточно мирный ха­рактер... Я вот был недавно...
    -   Смотри ты! Как оживился! - восклик­нул Леонардо, увидев перемену, которая произошла с его другом-черепашкой. - То молчал и слушал, а как про современные гладиаторские бои речь зашла, так тебя словно прорвало.
    -   Не одному же тебе говорить, послушай теперь и ты, ведь на такие мероприятия не ходишь, - заметил Микеланджело.
    -   Зато ты у нас везде успеваешь, - не уступал Леонардо.
    Неизвестно, к чему бы привела эта сло­весная перепалка, если бы черепашки не услышали странную беседу на набереж­ной, которая сразу же привлекла их вни­мание.
    Так как из-за кустарника лиц говорив­ших нельзя было как следует рассмотреть, то черепашки хотели запомнить голоса, что­бы при случае узнать их.
    -   Он попался на мою удочку, - уверен­ным голосом сказал один из тех, кто при­нимал участие в беседе. - Даже не верит­ся, что у меня на крючке Брюс Вейн.
    -   Его нужно будет убрать? - вмешался грубый голос.
    -   Я тебе уберу! - не удержался первый говоривший. - Без моей команды - ника­ких самостоятельных действий! О его судь­бе я позабочусь сам, но позже... Сейчас же мне нужно кое-что другое.
    -   Деньги? - спросил третий голос.
    -  У меня их достаточно. Это у вас толь­ко такое понятие, что для счастья надо лишь побольше денег. А когда их имеешь в большом количестве, то хочется такого, что и словами-то объяснить трудно.
    -   Тогда нужно купить то, что хочется, за очень большие деньги, - сказал второй голос.
    -   В твоих словах, пожалуй, есть смысл, особенно, если учесть следующее обстоя­тельство: то, что я хочу в данный момент, вполне материально, а, значит, имеет опре­деленную цену... Но для меня тоже суще­ствуют препятствия, которые придется пре­одолеть для достижения своей цели.
    Микеланджело и Леонардо перегляну­лись, не совсем понимая, о какой именно цели говорил человек, который среди дру­гих имел вес и положение, раз позволял се­бе резкие высказывания в адрес собеседни­ков и абсолютно пренебрегал их мнением.
    -   Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Леонардо у Микеланджело, заметив, какое сосредоточенное у него лицо.
    -   Пытаюсь понять, - ответил тот. - Но пока ничего не выходит... Если бы знать, с кем в последнее время тесно общался Брюс Вейн, то тогда... Одно только можно сказать с полной уверенностью: у нашего Бэтмэна появился враг...
    В следующую минуту черепашкам стала известна еще кое-какая информация.
    -   За девчонкой нужно следить и днем, и ночью, если не хотим себе лишних не­приятностей, а она, сама того не пони­мая, не навредит своими действиями нам, а поможет, - говорил все тот же уверен­ный голос.
    -   О ком рассуждает этот человек? - на­прягся Микеланджело.
    Тем временем мужчины на набережной засуетились у двух черных машин. В кус­тарник был брошен окурок, на который тут же глянул Леонардо, заметив при этом:
    -   Похоже, они отъезжают.
    -   А что, если нам выскочить и глянуть на них? - совершенно неожиданно предло­жил Микеланджело, а затем, не дожидаясь реакции своего друга, выпрыгнул из лодки и полез через кустарник.
    -   Постой! Я с тобой! - бросил ему вслед Леонардо.
    У одной из машин стоял мужчина с тро­стью в руке. Он собирался сесть в салон, а потому оказался спиной к черепашкам.
    -   Это главный! - указал на него Мике­ланджело. - А те, двое других - его при­служники, они садятся в другую машину.
    -  Жаль, что невозможно из-за тонирован­ных стекол рассмотреть их лица, - произ­нес Леонардо.
    -   Зато мы увидели кое-что другое, тоже очень существенную деталь.
    -   Что именно?
    -   Трость, а, как известно, она есть не у каждого.
    Черепашки взглядом проводили отъез­жающие от набережной машины, которые направились в административную часть го­рода, а затем поспешили домой, - поделить­ся новостями со своими друзьями.
    -  Вот это да! Ну и ну! - всю дорогу удив­лялся Микеланджело. - Брюс Вейн никогда никому ничего плохого не сделал, а вот ви­дишь, Леонардо, тем не менее, врага себе нажил.
    -   Ничего удивительного, - высказался тот. - Ведь ты сказал, что круг его знако­мых нам неизвестен, а потому о многом мы можем не знать.
    -   Да что ты говоришь! - встрепенулся Микеланджело, словно ему нанесли личное оскорбление. - Я ни на минуту не сомне­ваюсь в порядочности Брюса Вейна.
    -   А в порядочности всех тех, с кем он имеет дела разного рода? - столь язвитель­но поинтересовался Леонардо, что Мике­ланджело сразу и не нашелся, что сказать.
    -   К сожалению, в этом я с тобой согла­сен, - произнес он уже у самого дома. - Интересно, вернулись ли Донателло и Рафа­эль после встречи с Эйприл?
    Для черепашек было полной неожиданно­стью прийти в пустой дом и не найти в нем тех, кто, как им казалось, должен был их дожидаться.
    -   И где они теперь? - переходя из ком­наты в комнату, бурчал Микеланджело, а все потому, что, если ему что-либо станови­лось известно, он непременно должен был поделиться этим со своими друзьями, дабы не лопнуть от мыслей, переполнявших его в такие минуты.
    Леонардо был более сдержан, а потому включил телевизор и, устроившись в крес­ле поудобнее, стал смотреть на экран.
    Но у него перед глазами маячил Мике­ланджело, по-прежнему бурча себе под нос все те же фразы, и вскоре Леонардо не вы­держал:
    -   Достал ты меня за сегодняшний день! Нет, чтобы сесть спокойно, да подождать Донателло и Рафаэля, так ты носишься по дому, точно подстреленный! Сам не умеешь себя в руках держать и других из равнове­сия выводишь!
    Не успел Леонардо закончить обвинитель­ную речь, как в дверях показались Донател­ло и Рафаэль.

Глава 4
ЗАПУТАННЫЙ КЛУБОК

    -  Что у вас происходит? - спросил Дона­телло с серьезным видом, обращаясь к Ле­онардо.
    -   То же, что и всегда, — пожал плечами тот, - разве ты не знаешь Микеланджело?!
    -   А при чем тут Микеланджело? - сра­зу подхватил тот. - Как что, так и давай на меня поливать!..
    -   Ну-ну, - прервал его Донателло, - не строй из себя невинную жертву, все равно в это никто не поверит.
    Микеланджело не стал ввязываться в спор, так велико было у него желание ус­лышать от Донателло и Рафаэля о том, что им рассказала Эйприл при встрече, а так­же самому не терпелось поведать о многом, связанном с Брюсом Вейном.
    Спустя несколько минут черепашки мир­но беседовали.
    -  Эйприл в растерянности, - говорил До­нателло. - Проблем много и на телевиде­нии, и вообще...
    -  Какие?.. Говори! - наседал на него Ми­келанджело.
    -  Ей поручили собрать материал об одной фирме. И лишь только она стала занимать­ся этим, как оказалось, что владелец ее свя­зан с преступным миром... Ей даже угро­жали...
    -   Но она молодец, хорошо держится, - заметил Рафаэль. - Сама хочет во всем ра­зобраться...
    -   Не женское это дело: влезать в муж­ские разборки, - сказал Микеланджело. - Вы, надеюсь, ей об этом сказали?
    -  Да-а, - помялся Рафаэль, - но...
    -   Я больше, чем уверен, что вы с ней соглашались, забывая, что, кроме стремле­ния разобраться во всем и вывести всех на чистую воду, должна быть сила, которую противник должен постоянно чувствовать за ее плечами, - не унимался Микеланд­жело. - Сделать сенсационный репортаж она не успеет, потому что с ней расправят­ся еще до того, как передача выйдет в эфир.
    Черепашки молчали. На сей раз они по­нимали, что Микеланджело говорил разум­но, а потому позволили ему высказаться.
    -  Где, к примеру, Эйприл сейчас? - про­должал он.
    -   Отправилась на телевидение, монтиро­вать материал для вечерней передачи, - от­ветил Донателло.
    -   И вы спокойно отпустили ее одну? - недоумевал Микеланджело. - А вдруг там ее уже поджидали те, кого она хотела ра­зоблачить? Вы об этом подумали?
    Голос Микеланджело стал требователен и суров. Он понимал, что все они ответствен­ны за Эйприл, ведь они были ее друзьями! Ему хотелось показать черепашкам их ошибки, и те их действительно увидели и теперь исподлобья поглядывали на своего товарища.
    -  Что ты предлагаешь? - наконец, не вы­держал Рафаэль.
    -   Мы должны вместе решить этот во­прос, так как есть обстоятельства, которые мы обязаны принять во внимание, - сказал Микеланджело.
    Тут же Донателло и Леонардо вопроси­тельно взглянули на него, а Рафаэль даже выкрикнул:
    -   Какие?
    Леонардо, хотя и знал, что именно хотел рассказать Микеланджело, решил не вмеши­ваться и предоставить тому полную свобо­ду: по его глазам было заметно, что он сде­лал определенные выводы.
    -   Мы с Леонардо узнали потрясающую новость - какая-то мафиозная бригада име­ет зуб на Брюса Вейна.
    -   На Брюса Вейна? - в один голос пере­спросили Донателло и Рафаэль.
    -  Именно, - кивнул Микеланджело, - на него. На набережной мы случайно подслу­шали разговор, из которого это явно следо­вало... Также упоминалось, что в их деле им поможет, сама того не подозревая, ка­кая-то девушка. К сожалению, они не на­звали ее имени... А что, если речь шла об Эйприл? За ней будет слежка... Мы долж­ны будем проверить...
    -  Но не исключено, что имелась в виду не Эйприл, а еще кто-то, - вставил Леонардо.
    -   Все равно надо проверить, чтобы убе­диться в этом, - не сдавался Микеланджело.
    Как никогда, он был уверен в правильно­сти того, что делал, а потому никто ему не возражал.
    -   Я готов и днем, и ночью находиться рядом с Эйприл, - произнес решительно Ра­фаэль.
    Леонардо улыбнулся и, как бы невзна­чай, заметил:
    -   Вот только насчет ночи ты перебор­щил, по-моему.
    После чего Рафаэль, глянув в его сторо­ну со слегка обиженным видом, бросил в от­вет реплику:
    -  Да это же я так, образно говоря!
    -   Ну-ну, - хихикнул Леонардо.
    -   Кончайте глупостями заниматься! - остановил их Микеланджело. - Серьезные вещи так не решаются... А ты, Рафаэль, - он обратился к товарищу, - сделал весь­ма разумное предложение. Эйприл, как никогда, нуждается в нашей защите, а по­тому ее следует постоянно сопровождать одному из нас. На этот счет имеются воз­ражения?
    Черепашки молча покачали головами.
    -  Раз надо, так надо, - поддержал Дона­телло. - Так что, Рафаэль, ты можешь бе­жать прямо на телевидение, а оттуда бу­дешь держать нас в курсе событий.
    -  Но Эйприл не хотела, - попытался оп­равдаться Рафаэль, предчувствуя, что с де­вушкой ему теперь предстоит объясняться...
    -   Ее желания с этого момента должны нас меньше всего касаться, — сухо ответил ему Микеланджело. - По-моему, если не ошибаюсь, у вас с Эйприл всегда были до­верительные отношения, даже некоторая симпатия, так что постарайся ее убедить, что наше присутствие связано не столько с любопытством, сколько необходимо в целях ее же безопасности.
    С тяжелым чувством Рафаэль все же от­правился на поиски Эйприл, заранее гото­вя ответы на вопросы, которые она обяза­тельно задаст ему при встрече, а остальные черепашки стали разрабатывать план даль­нейших действий.
    Весь день у Брюса Вейна были дела, так что и передохнуть, как хотелось, не удава­лось. Лишь к вечеру, когда он, наконец, по­нял, что пора идти домой, то позволил се­бе подойти к окну, чтобы отвлечься от разных мыслей.
    Он поднял руки вверх и потянулся.
    -  Устал, - вслух произнес Брюс Вейн. - Чашечка кофе была бы сейчас весьма кстати.
    Его взгляд скользнул по вечернему небу и почти сразу же остановился на светлом пятне от прожектора, который высвечивал символ Бэтмэна.
    Усталость как рукой сняло, когда Брюс Вейн бросился к своему столу и плюхнул­ся в кресло.
    -   Кресло! - скомандовал он, держа по швам руки.
    Тут же открылась крышка люка, находя­щегося у него под ногами, а кресло, опус­тив сиденье вниз, сбросило Брюса в капсу­лу, которая понесла его по транспортеру канала прямо к дому.
    Перед глазами Брюса Вейна возникло ли­цо Альфреда на электронном табло, которое высвечивало показания работоспособности всех приборов, а также радар, сканирую­щий транспортный канал, по которому на огромной скорости двигалась капсула с Бэт- мэном.
    -   Альфред!
    -   Да, сэр! - отозвался тот.
    -   Я видел сигнал. Сейчас буду.
    Двери лифта раскрылись буквально через несколько секунд, и из шахты вышел Брюс Вейн.
    -   Мои одежды готовы?
    -   Как всегда, сэр, - ответил спокойным голосом Альфред.
    Брюс Вейн надел на себя резиновый кос­тюм Бэтмэна.
    -   Откуда комиссар Гордон узнал о мо­ем решении снова вернуться на улицы го­рода? - как бы между прочим вырвался у него вопрос.
    -   Вы сами на него и ответили, - произ­нес Альфред.
    Брюс Вейн вопросительно посмотрел на него, натягивая нарукавники с металличе­скими трезубцами.
    -   Да-да, ничего удивительного, - повто­рил Альфред, - утренние газеты уже сооб­щили, что автомобиль Бэтмэна был замечен в нескольких местах.
    -   Ах, да-да, - протянул Бэтмэн, - как же я забыл про газетчиков!
    -  На вашем месте я сам бы поставил в из­вестность комиссара Гордона... Помнится, вас с ним связывали неплохие отношения... Уж он-то заслужил к себе лучшего, чем...
    -   Достаточно, Альфред... Только не те­перь... Какое время уже высвечивается сим­вол летучей мыши?
    -   Около семи минут.
    -   Это много, - покачал головой Бэтмэн, застегивая ремень с пряжкой-символом Бэтмэна.
    В следующую минуту он взял из особого шкафа, где хранилось его оружие, наручни­ки, бронебойную кошку с портативным канатом-лебедкой, кортик, пики и распреде­лил все это снаряжение на своем костюме.
    Из шахты поднялся на платформе его бэтмэнмобиль, чей корпус напоминал фор­му ракеты. Кнопкой дистанционного управ­ления Бэтмэн открыл люк салона и быстро расположился в нем, как в гоночном авто­мобиле.
    -   Сэр, когда вас ждать к ужину? - по­интересовался Альфред с невозмутимым видом.
    -  Думаю, через час, не позже, - отозвал­ся Бэтмэн.
    Автомобиль Бэтмэна тронулся с места и помчался туда, куда указывал прожектор.
    Несколько кварталов остались позади, ко­гда он остановился.
    -   Бэтмэн! - выкрикнул кто-то из случай­ных прохожих, оказавшихся в этот момент у двери склада.
    Тем временем Бэтмэн, воспользовавшись бронебойной кошкой с портативным кана­том-лебедкой, взобрался на металлический карниз второго этажа и заглянул в окно.
    Он увидел связанного по рукам и ногам человека, лежащего на полу. Лицо у того было в кровоподтеках, глаза закрыты.
    «Похоже, - подумал Бэтмэн, - парень здорово влип».
    К нему подошел мужчина в костюме, причем лицо его показалось Бэтмэну знако­мым, и он был прав, так как не далее, чем сегодня, он общался с этим человеком.
    «Откуда я его знаю? - соображал Бэтмэн. — Еще немного — и я вспомнил... По­стой-постой... Эта трость!.. Как же я сра­зу не догадался! Джон Смол собственной персоной!..»
    Когда Джон Смол наклонился над чело­веком, лежащим перед ним, Бэтмэн прислу­шался, так как тот о чем-то парня преду­преждал.
    -  И запомни: я дважды повторять не бу­ду; кто не со мной, тот против меня! Я при­жму тебя к ногтю и заставлю работать на меня, хочешь ты того или нет!
    В голове Бэтмэна шел мучительный про­цесс обработки информации, полученной в течение нескольких минут, так как он уз­нал и того, к кому обращался Джон Смол.
    Это был конструктор, который работал у него в фирме. Конструктор, пропавший не­сколько дней тому назад.
    Не мешкая, Бэтмэн сильным ударом вы­бил стекло и проник внутрь складского по­мещения.
    Испугавшись, Джон Смол попятился на­зад с криками:
    -   Стреляйте в него! Это Бэтмэн!
    Несколько парней в масках наставили на
    Бэтмэна свои автоматы.
    В считанные секунды несколькими прыж­ками Бэтмэн преодолел небольшое расстоя- ниє, отделявшее его от металлических ящи­ков, за которыми он намеревался укрыться.
    Туда же бандиты разрядили магазины автоматов, так что моментально металличе­ские стенки стали похожи на решето.
    -   Стреляйте! Стреляйте! - кричал еще громче Джон Смол, размахивая тростью.
    Из своего укрытия Бэтмэн вышел тогда, когда бандиты стрелять перестали, израсхо­довав все патроны.
    Первого набросившегося на него бандита Бэтмэн схватил за руку, вывернув ему лок­тевой сустав правой руки, а затем ударил коленом правой ноги в солнечное сплетение.
    Второй нападавший отлетел от пятки ко­ваного каблука Бэтмэна, схватившись за голову.
    Навалившийся сзади бандит обхватил Бэтмэна обеими руками. Тот, распрямив­шись, оттолкнувшись от земли, подпрыг­нул, но сбросить его со спины супергерою все же не удалось. Находясь в таком поло­жении, Бэтмэн выпустил заряд энергии из лучевой пушки, парализовав бандита, стоя­щего в трех шагах от него.
    -   А-а! - с криками упал тот на землю, извиваясь от мощного тока, проходившего по его телу.
    Ударом головы назад Бэтмэн вывел из равновесия бандита, который по-прежнему висел у него на спине, а затем заломил ему руку и перекинул его через себя впе­ред. Падая, тот выбил из рук Бэтмэна лу­чевую пушку, за которой сразу же потя­нулся другой...
    Бэтмэну ничего не оставалось делать, как только запустить в того типа мини-бумеран­гом, который спутал ноги бандита, накло­нившегося за лучевой пушкой.
    -   Что за черт! - крикнул тот, падая на землю и пытаясь освободиться.
    Еще один человек в маске приблизился к Бэтмэну, но круговым движением ноги су­пергероя из рук был выбит сначала автомат, а затем и сам нападавший полетел за тем следом, получив удар по голове.
    Только Джон Смол из всей компании ос­тался невредим, так как, учитывая свой возраст и положение, он не ввязывался в драку. Оглядев своих парней, он пустился бежать к лестнице, ведущей вниз.
    Не дожидаясь, пока кто-нибудь из его банды очухается, Джон Смол чуть ли не прыгнул в машину, которая стояла здесь же, у дверей склада, и бросил водителю:
    -   Едем!
    Бэтмэн - по одному - подтягивал банди­тов к металлической балке и поочередно привязывал их друг к дружке, закручивая потуже веревку.
    Когда все было сделано и бандиты ока­зались плотно связанными и больше не представляли никакой опасности, суперге­рой направился к своему конструктору, который все еще находился в прежнем со­стоянии.
    Спустя минуту, тот уже стоял перед Бэтмэном, потирая руки у запястий, где еще недавно они были связаны веревкой.
    -  Я благодарен вам, но это еще не все... - неясно заметил мужчина.
    -   Что означают ваши слова? - спросил Бэтмэн.
    -  Только то, что так просто я с этими людьми не развяжусь... Они найдут меня везде, где бы я ни прятался от них... - ти­хо произнес конструктор, а затем, прижав палец к губам, добавил: - Мне бы лучше ничего не говорить, иначе...
    -  Вы напрасно меня опасаетесь, — сказал Бэтмэн и развел руками в стороны. - Впро­чем, не буду настаивать, вам виднее, у ко­го искать поддержки.
    Супергерой повернулся и хотел было уже уйти, как вдруг мужчина схватил его за РУку.
    -   Постойте! Я скажу вам, только...
    -  На мое молчание вы можете рассчиты­вать.
    Мужчина кивнул в знак согласия, а за­тем, дабы убедиться, что их никто не под­слушивает, глянул в сторону бандитов.
    -   Вы думаете, они нас не слышат? — спросил он.
    Бэтмэн направил на них испытующий взгляд. По их виду было понятно, что они находятся в бессознательном состоянии. Но на всякий случай, заметив, как один из них пошевелил рукой, супергерой прибли­зился к нему и изо всех сил нанес ему о