Скачать fb2
Тайна страны Земляники

Тайна страны Земляники

Аннотация


    Наверное, многие видели старый советский мультфильм Тайна Страны Земляники, студия Киевнаучфильм, 1973 год. Мультфильм снят по сказочной повести украинского писателя Радия Фёдоровича Полонского (1930–2003). Сама повесть издавалась в 1964 и 1986 годах, но, похоже, только на украинском языке. Мультфильм, кстати, имеет две версии: русскую и украинскую. Я решил отвлечься от древнеисландских и английских переводов и попробовать перевести эту повесть. Надеюсь, кому-то это будет интересно.




Радий Фёдорович Полонский
 Тайна Страны Земляники


Солнечный зайчик даёт совет

    Слышали ли вы когда-нибудь, как разговаривает солнечный зайчик?
    Случалось ли вам собирать землянику в резную гуцульскую шкатулку?
    Конечно, нет. Ведь иначе вы пережили бы такие же необыкновенные приключения, как Антошка и его друзья.
    А всё началось очень обычно. После завтрака Антошка подошёл к пионервожатой Лине Стёповне и сказал:
    — Можно, мы пойдём в лес на разведку?
    — Кто это — мы?
    — Это, само собой, я, Денис и Лариска.
    — А что вы там будете искать?
    — Мы? Землянику. Мы найдём земляничные места, а потом покажем всем.
    Лина Стёповна немного поколебалась, а затем согласилась. Она только предупредила:
    — Я надеюсь на тебя, Антоша. Ты уже большой и разумный, и ты не забудешь, что к обеду вы должны вернуться. Смотрите, не заходите далеко!
    Дениска взял с собой белую чашку, Лариска — маленькую мисочку, а Антошка сбегал в пионерскую комнату и забрал оттуда пустую гуцульскую шкатулку. Поскольку решил насобирать ягод больше всех.
    Вскоре красная футболка, клетчатая голубая рубашка и жёлтое платьице замелькали среди деревьев и кустов, над еле заметной лесной тропой.
    Земляники всё не было. Но Антошка упрямо шагал в чащу. Его курносый нос и острый задранный подбородок были нацелены вперёд. И чубчик надо лбом тоже был туда нацелен.
    — Не печальтесь, — сказал он. — Ещё чуть-чуть — и непременно найдём! А заблудиться в этом лесу нельзя. Он совсем маленький, а вокруг стоят сёла.
    Дениска вздохнул. Солнечные лучи падали сквозь ветви на его розовые уши, и те светились, словно фонари.
    — Я думаю, надо вернуться. Может, её в этом лесу совсем нет, этой земляники.
    А Лариска сказала:
    — Мальчики, не спорьте. Мы ещё немножко поищем, а потом вернёмся.
    Её тоненькие косички с красными бантиками мягко встрепенулись, будто крылышки.
    — Ура! — обрадовался Антошка.
    Дети оказались у небольшой поляны. Она вся была устлана земляничной листвой. Под кряжистым дубом блестел крохотный родник. Зеркальце воды отбрасывало детям в глаза ослепительного солнечного зайчика.
    Дениска и Лариска сразу упали на колени и стали шарить под листьями. Антошка подошёл к роднику, чтобы напиться, и отсюда увидел, что солнечный зайчик теперь спокойно сидит на старом стволе ясеня. Мальчик наклонился и пальцем взмутил воду, но зайчик даже не шевельнулся.
    Антошка удивился. Он подошёл к стволу и накрыл солнечное пятно ладонью. Зайчик быстро выскользнул из-под его руки и перепрыгнул выше. Мальчик приподнялся на цыпочки и снова накрыл зайчика. А тот передвинулся ещё выше.
    Вот так так!..
    Антошка обернулся к друзьям. Растерянная Лариска стояла посреди поляны и показывала крошечную ягодку.
    — Вот и всё, — сказала она обижено.
    Дениска нашёл лишь две ягодки, да и те зелёные. Он сел на траву, опрокинул чашку в рот и сказал:
    — Я себе думаю: вот если бы найти поляну, чтоб на ней было больше ягод, чем листьев!
    Лариска вздохнула:
    — Как же, найдёшь!.. Нам надо идти в лагерь. Мальчики, где наша тропинка?
    — Ко всему надо подходить по-научному, — заметил Дениска. — Когда мы появились на поляне, нам в глаза светил солнечный зайчик. Вот видишь, он сидит на клёне. Значит, там и тропа.
    — Он сидит на ясене, — сказал Антошка.
    — Нет, на клёне.
    Антошка оглянулся. Зайчик и в самом деле был теперь на коре густого клёна.
    — Мальчики, не спорьте, — произнесла Лариска. — Когда мы сюда пришли, он сидел на той старой груше. Я видела.
    — Он сидел на ясене.
    — На клёне!
    — На груше!
    — Ой, смотрите, он перескочил на берёзу!..
    Дети замолчали. Только сейчас они заметили, что поляна очень тесна. Деревья и кусты окружили их зелёной стеной. Над головами равнодушно шевелилась листва. В чаще было темно и жутко.
    Антошка нарочно громко произнёс:
    — Нам нечего бояться! Этот лес маленький.
    Немая лесная тишина надвинулась на детей. Они прижались друг к другу и взялись за руки. Они не сводили глаз с таинственного солнечного зайчика, который уже перепрыгнул на ствол молодого дубка.
    — А может, это просто солнце передвинулось на небе… — тихо произнёс Антошка.
    Дениска прошептал:
    — Нет, солнце так быстро не может…
    — Мне страшно!.. — чуть слышно вскрикнула Лариска.
    Солнечный зайчик прыгал со ствола на ствол и всё больше приближался к ним. Даже храбрый Антошка крепче сжимал руки друзей…
    И тут зайчик заговорил. Позднее никто не мог вспомнить его голос, поэтому и я не могу описать, какой он был. А сказал зайчик вот что:
    — Не бойтесь меня, дети! Вы хотели бы найти поляну, где земляники больше, чем листьев?
    — Хо… хотели бы… — отозвался Антошка.
    — Есть такая страна, где земляника растёт на каждом шагу и совсем не прячется под листья. Я б мог вас туда провести.
    Дети украдкой переглянулись. Антошка набрал полную грудь воздуха для смелости и спросил:
    — А это далеко?
    — Нет, близко, — улыбнулся зайчик. — А вы знаете детские считалки?
    Антошка пожал плечами:
    — Разве мы маленькие?
    — Чуть-чуть знаем, — решился Дениска. — Не много, а так себе.
    Тут подала голос Лариска, так как убедилась, что солнечный зайчик не страшный:
    — Я знаю много! Я люблю считалки, и мне за это не стыдно. Я же здесь самая маленькая…
    Зайчик довольно мигнул:
    — Вот и хорошо. Поймайте меня в шкатулку и скажите такую считалку:
Раз, два, три, четыре, пять —
Вышел зайчик погулять.
Что нам делать, как нам быть?
Надо зайчика ловить!
Будем заново считать:
Раз, два, три, четыре, пять!

    На этих словах надо закрыть шкатулку. И смотрите, чтобы я был в ней! А то ничего не выйдет.
    Антошка задумчиво провёл ладонью по своему соломенному чубчику. Ему давно хотелось, чтобы волосы поворачивали назад, как у взрослого. Он спросил:
    — А как мы оттуда вернёмся?
    — Так же просто. Когда соберёте земляники, сколько захотите, произнесите эту считалку с конца и откройте шкатулку. Я выпрыгну, а вы окажетесь на этой самой поляне. Запомните: от конца до начала!
    Лариска наклонила голову и исподлобья зыркнула на Антошку: «Ну?»
    Мальчик даже рассердился:
    — Что — ну? Отправляемся — и никаких «ну»! Это же настоящее таинственное приключение!
    — Куда же ты будешь собирать землянику, если в шкатулке будет зайчик?
    — Неважно! Сниму футболку, она же у меня красная. И насобираю целый мешок!
    Дениска шевелил губами и чесал себе ухо.
    — Ты что там бурчишь?
    — Не мешай. Повторяю считалку с конца:
Раз, два, три, четыре, пять —
Будем заново считать.
Надо зайчика ловить!
Что нам делать, как нам быть?

    Антошка открыл гуцульскую шкатулку и наставил его на солнечного зайчика. Тот весело подмигнул и оказался на дне. Антошка произнёс:
Раз, два, три, четыре, пять —
Вышел зайчик погулять.
Что нам делать, как нам быть?
Надо зайчика ловить!
Будем заново считать:
Раз, два, три, четыре, пять!

    И закрыл шкатулку. Зайчик остался внутри.
    Дети осмотрелись. Это уже была не та поляна. А очень большая, просторная, окружённая высокими кудрявыми деревьями. Листья были яркие, словно мокрые акварельные краски.
    А наверху было такое же яркое небо, и по нему плыли тучки, точь-в-точь как клочки ваты.
    Дети глянули под ноги.
    — Ура! Это настоящая Страна Земляники!
    Сочные красные ягоды покрыли сплошь всю поляну, даже листочков не было видно.
    Антошка не успел ещё снять свою красную футболку, как его друзья один за другим воскликнули:
    — Полная чашка!
    — Полная миска!
    Не думайте, что Антошка был такой копуша и всегда от всех отставал. Ведь он должен был следить за шкатулкой, чтобы та случайно не выпустила зайчика.
    Поставив шкатулку на землю, он стянул футболку. Лариска крепкими нитками перевязала ворот и рукава. Теперь у них получился хороший мешок.
    Но не успели друзья наполнить его и наполовину, как позади них послышался шорох. 

Одноусый и белая ворона


    Под деревом стоял странный дядя. Длинный и худой, как столб. Голова большая, как котёл. Маленькие глазки из-под зелёных бровей скользили по детям.
    Но не это было странным. Странным было то, что под круглым, как картошка, носом у него рос только один ус. С правой стороны. Но какой! Длинный-предлинный и тонкий, словно верёвка. Он петлёй свисал до пояса, будто аксельбант на старинных мундирах. А конец переброшен через плечо.
    Ус был рыжий.
    Дети и одноусый дядя молча смотрели друг на друга. Лариска подошла к Антошке, схватила его за руку и прошептала:
    — Я боюсь… Говори считалочку, возвращаемся скорей домой!
    Дениска по привычке теребил ухо. Антошка мужественно ждал, что будет дальше.
    — Вы хвастуны? — спросил дядя.
    — Почему это мы хвастуны? — обиделся Антошка. — Обычные дети. Пионеры.
    — Я ещё не пионерка, — шепнула Лариска.
    — Скоро будешь.
    Дядя снял кончик уса с плеча, что-то намотал на него и осмотрелся вокруг. Детям даже показалось, что он хочет уйти. Как вдруг взгляд его упал на гуцульскую шкатулку. Дядя вздрогнул и шагнул вперёд.
    Антошка поднял шкатулку и прижал к груди. Лариска крепче сжала его руку.
    — Так вы, наверное, нездешние? — спросил дядя каким-то странным тихим голосом.
    — Нет. Мы из пионерского лагеря.
    — А что такое «пионерский лагерь»?
    Дети переглянулись и пожали плечами. Но дядя и не ждал ответа. Он сделал ещё один шаг, снова забросил рыжий ус за плечо и спросил:
    — А как же вы вернётесь домой?
    — У нас есть считалочка-возвращалочка! — вырвалось у Лариски.
    Дядя был не такой уже и страшный, лишь бы только привыкнуть к его длинному усу и зелёным бровям.
    — А что вы здесь делаете?
    — Собираем землянику.
    — Для кого?
    — Для детей.
    Дядя не отводил глаз от шкатулки. Он спросил:
    — А что у вас… там? Земляника?
    Дениска бросил предостерегающий взгляд на Антошку и Лариску и нахмурился. Но те вместе сказали:
    — Солнечный зайчик!
    — Не может быть! — взволнованно вскрикнул дядя.
    — Так мы, по-вашему, вруны? — опять обиделся Антошка. Дядя удивился:
    — Разве вы никогда не врёте?
    — Никогда, — твёрдо ответил Дениска. И уши его вновь загорелись фонариками.
    — Почти никогда, — вымолвила Лариска и опустила глаза.
    Антошка улыбнулся прямо в лицо незнакомцу:
    — А с чего это мы бы вам врали? Мы вас не боимся.
    — Меня и не нужно бояться, — довольно сказал дядя. — Я добрый. А зайчика в вашей шкатулке нет.
    — Нет? — Антошка нацелил на дядю свой подбородок и чубчик. — Может, показать?
    — Антошка!.. — дети с обеих сторон схватили товарища. — Нельзя! Зайчик выпрыгнет — мы не сможем вернуться!
    — Ну, я верю, верю, — сказал одноусый. — Зайчик, так зайчик. — И он пронзительно свистнул. Где-то в чаще захлопали крылья, и вот над поляной закружила большая птица. Она, как планер, плыла по воздуху и смотрела вниз. А потом села одноусому на плечо.
    Это была белая ворона.
    Дети ещё никогда не видели белых ворон, только слышали о них в пословицах. Они изумились. Антошка спросил:
    — А разве белые вороны бывают?
    — Сядем… — предложил дядя и первым сел под деревом. — В Стране Земляники бывает всё.
    Дети уселись вокруг него. Ворона на дядином плече переступала с ноги на ногу и пристально смотрела на детей красными глазами. Антошке даже показалось, что она сейчас заговорит.
    — Вы кто? — осторожно спросил Дениска.
    — Лесник. Хозяин этого леса. Здесь все звери и все растения меня слушаются и делают всё, что я прикажу.
    — Не может быть! — сказал Антошка.
    — Так что я, по-вашему, врун? — поднял зелёные брови дядя.
    Дети смутились. Одноусый кивнул:
    — Ничего, я не обижаюсь. Я очень люблю детей. У меня своих нет, и поэтому я ужасно люблю чужих детей. И вас я люблю ужасно. Не верите?
    Лариска верила, Дениска не верил, а Антошка колебался — верить или не верить. И поэтому все трое промолчали.
    — У нас здесь очень много земляники, — продолжал дядя. — И её совсем не надо собирать. Она сама собирается.
    — Да ну? — у Лариски вспыхнули глаза.
    — Скажете, — недоверчиво бросил Антошка. — Мы не такие маленькие, как вам кажется. Я уже перешёл в четвёртый класс.
    Дениска серьёзно заметил:
    — Я думаю, нам пора домой.
    Ворона снова переступила с ноги на ногу и клюнула дядю в ухо. Тот схватил свой ус и начал его раскачивать.
    — Как это — домой? — удивился он. — Разве я могу отпустить вас без земляники!
    — Ничего, мы уже немножко нарвали.
    — Нарвали! — дядя всплеснул ладонями, а белая ворона внезапно засмеялась скрипучим, как старые ворота, голосом.
    У детей мороз пробежал по коже. Антошка крепче прижал к себе шкатулку и уже раскрыл губы, чтобы сказать считалочку-возвращалочку. «Раз, два, три, четыре, пять — будем заново считать…»
    Дядя погладил ворону по голове.
    — Не бойтесь. Здесь ещё и не такое диво бывает. А наша белая ворона — очень хорошая. Она умеет петь и танцевать.
    Антошке очень захотелось узнать, какие ещё чудеса бывают в Стране Земляники.
    — Почему у вас только один ус? — спросил он.
    Дядя погладил эту рыжую верёвку, и в глазах его засветилась печаль. Он пояснил:
    — Второй ус мне откусила ведьма.
    — Здесь и ведьмы бывают? — вскрикнула Лариска.
    — Была одна. Но мы её уже давно перевоспитали. Она теперь стала доброй и каждый день делает для детей сладкий земляничный мусс.
    Ворона раскрыла клюв и произнесла приятным женским голосом:
    — Детишки, если хотите вернуться домой с земляникой, пропойте песенку, которой я вас научу. Пока вы поёте, земляника будет собираться.
    Дети переглянулись. Белая ворона, заметив их нерешительность, слетела с дядиного плеча и села посредине поляны. А потом глянула на детей красными глазами — и начала танцевать.
    Это был очень забавный танец. Ворона прыгала на одной ноге, потом на другой, кружилась, взмахивала крыльями, кувыркалась через голову, а раз даже встала на клюв и смешно задрыгала вверху ногами.
    Дети аж покатились со смеху.
    Ободрённая ворона ещё и запела:
Ой иду я лесом, лесом
За медведем и за лисом!

    Дети заинтересованно окружили ворону. Вдруг она остановилась:
    — Ну как? Хотите научиться моей песенке?
    — А земляника сама полезет в футболку? — переспросил Антошка.
    — Попрыгает!
    Дядя стоял под деревом и улыбался. И всё смотрел на резную шкатулку.
    — Я согласен! — крикнул Антошка. — Давайте, тётя, свою песенку!
    — Вы приготовьте, куда прыгать землянике, — посоветовала ворона, — и приступим. Высыпьте то, что насобирали, всю эту мелочь. К вам попрыгает самая вкусная земляника! Самая лучшая!
    Дети так и сделали.
    — Я запою, а вы подпевайте: «И я! И я!» Внимание! — и белая ворона снова начала танцевать и распевать:
Ой иду я лесом, лесом
За медведем и за лисом!
И я! И я!

    Дети подпевали «И я!», а сами оглядывались. Вокруг происходили чудеса: самые крупные ягоды земляники срывались с места и целыми роями, как пчёлы, сыпались в чашку и миску и в Антошкину футболку.
    Стало так весело, что друзья и сами начали пританцовывать. Даже Антошка забыл, что уже перешёл в четвёртый класс, и, словно первоклашка, скакал на одной ножке и звонко-звонко кричал: «И я!» Даже рассудительный Дениска перепрыгивал с ноги на ногу и, смеясь, подпевал: «И я! И я!» А уж про Лариску нечего и говорить!
Иду за волком и за зайцем,
радуюсь красивым танцам!
И я! И я!

    Антошка подпрыгнул к дяде и протянул ему шкатулку:
    — Подержите, пожалуйста!
    И вернулся к товарищам.
А когда пущусь я в пляс,
Песню запою тотчас.
И я! И я!
Забывалку распеваю,
Возвращалку забываю!
И я! И я!

    Только тут Антошка опомнился и даже закрыл рот ладонью. Но было уже слишком поздно. Ворона взлетела и захохотала скрипучим, как сто старых ворот, голосом: «Пр-р-рощайте, детишки!»
    Друзья осмотрелись. Дяди не было. Только из чащи слышалась его быстрая поступь.
    — Шкатулка!.. — вскрикнул Антошка. — За мной!

Но ведь шкатулку нужно найти!


    Они бежали лесной чащей, и им казалось, что ветви сами уступают им дорогу, ведь ни одна не зацепила лицо.
    Бежали так долго, что наконец совсем обессилели. Больше всех Лариска. Тяжело дыша, она упала на траву и разбросала руки.
    В лесу было тихо. Ничто нигде не шелохнётся.
    — Лесник! — позвал Антошка. — Лесник, где ты?! Отдай нам шкатулку! Там наш зайчик!
    Тишина.
    — Лесник!.. Ты же говорил, что любишь детей!..
    Тишина.
    — Дяденька! Одноусый! — надрывался Антошка. — Мы же без шкатулки не вернёмся домой!.. Ты меня слышишь?
    Тишина.
    Дениска произнёс:
    — Он не отзовётся. Я думаю, что он всё это с вороной устроил, чтобы украсть шкатулку.
    Лариска поднялась, и друзья побрели обратно, на земляничную поляну.
    А там сиротливо лежала Антошкина красная футболка, наполненная самой лучшей, очень вкусной, очень красной земляникой. И так же сиротливо стояли полная белая чашка и полная мисочка.
    Дети устало расселись.
    — Кто помнит считалку-возвращалку? Ну-ка, Дениска…
    Тот дёрнул себя за ухо, нахмурился и пробормотал:
Раз, два, три, четыре, пять —
Вышел зайчик погулять.
Вдруг охотник выбегает…

    — Там не было про охотника, — перебил Антошка.
    — Не было, — подтвердила Лариска. — Только там нужно было всё начинать с конца.
    Дениска вздохнул и снова забормотал:
…Прямо в зайчика стреляет,
Вдруг охотник выбегает,
Вышел зайчик погулять…

    — Про охотника не было! — крикнул Антошка.
    — А ты не кричи! Не было, не было… Сам теперь вспоминай, как там было!
    Дениска замолчал. Лариска прошептала:
Раз, два, три, четыре,
Кошку грамоте учили…

    — Про кошку не было! И считалось до пяти! Эх вы, — Антошка махнул рукой и съел земляничку. — Не можете…
    — А ты можешь?
    Антошка подумал и покраснел:
    — Нет. И я не могу.
    Дениска мрачно сказал:
    — Ты нас смог только завести сюда. А вывести уже не можешь. Герой!..
    — Никто не заставлял трусов со мной идти! — сказал Антошка. — Нам нужно только добыть шкатулку обратно — вот и всё.
    — Как ты её добудешь?
    — Она у лесника. Я тебя спрашиваю: мы можем найти живого человека, если знаем, кто он такой? Можем. И нечего здесь нюни распускать!
    — Ну, найдёшь ты лесника! — горячо ответил Дениска. — Я б ещё хотел посмотреть, как ты у него отберёшь шкатулку. Но допустим. Представь, что ты её отобрал. А дальше? Без считалки-возвращалки всё равно ничего не получится.
    — Вспомним.
    — Если бы вы не горланили за вороной песенку-забывалку, то может и вспомнили бы.
    — А ты не горланил?
    — Я не хотел.
    Антошка вскочил от негодования:
    — И с таким трусом и нытиком я дружил три месяца! Хочешь всё на меня свернуть? Сворачивай! Мы с Лариской пойдём искать шкатулку и по дороге будем вспоминать считалку. А ты сиди под деревом, ешь землянику и ной.
    — Я такого не говорил!
    — Ты говорил, что шкатулку искать не надо!
    — Не говорил!
    — Лариска, он такое говорил?
    — Он… — девочка никого не хотела обидеть. Она не любила, когда кто-то ссорится. — Он… он сказал немножечко так, а немножечко не так…
    Дениска так дёрнул себя за ухо, что даже скривился. Негодующе глянул на Лариску:
    — Сказал, не сказал! У настоящего человека должно быть своё мнение! Сказал, не сказал!..
    Антошка высыпал из футболки землянику, оделся и взглянул на небо. Быстро смеркалось.
    Все молчали. Все понимали, что сегодня отправляться на поиски не следует. И все очень хотели есть.
    Захлопали крылья. Дети посмотрели вверх. На ветку села сорока-белобока, с любопытством посмотрела вниз и спросила:
    — Это у вас была шкатулка?
    — У нас. Ты знаешь, где она?
    — Я всё знаю, я всё знаю! — похвасталась сорока и дёрнула своим длинным хвостом. — А что вы теперь будете делать?
    — Скажи, где наша шкатулка, тогда мы решим, — осторожно ответил Антошка.
    Сорока-белобока задрала хвост, пристально посмотрела на него и прострекотала:
    — Вашу шкатулку сперва нёс дядя, а когда он вышел из леса, сверху подлетела белая ворона, взяла шкатулку в клюв и полетела прочь.
    — Куда?
    — Далеко-далеко! На тот край Страны Земляники. Вы её отродясь не найдёте! Ага!.. А теперь скажите, что вы будете делать?
    Никто не ответил. Сорока ещё немного потарахтела, надеясь выведать какую-нибудь новость, и улетела разочарованная.
    Дети смущённо молчали. Как и следовало ожидать, первой не выдержала Лариска.
    — Мальчики, — сказала она, — давайте помиримся.
    Антошка и Дениска переглянулись исподлобья и промолчали.
    — А, мальчики? — жалобно повторила Лариска. — Давайте помиримся и будем ужинать!
    — Земляникой? — мрачно спросил Антошка. — Я и так ей сыт.
    — Ну всё равно! — Лариска оживилась. — Ну, давайте!.. А? Я знаю хорошую считалочку-мирилочку. Вот послушайте:
Мир-миром,
Пироги с сыром,
Вареники в масле,
Мы дружочки славные.
Поцелуемся!

    Мальчики глянули друг на друга. Им очень захотелось поцеловаться, но они стыдились. А Лариска — нет. Она поцеловала сначала Дениску, а потом Антошку. Антошка покраснел и вытер щёку рукавом. И пробормотал:
    — Телячьи нежности…
    Но у всех сразу отлегло от сердца.
    — Что это? — взвизгнула Лариска.
    Она смотрела на мисочку и чашку. Там было полно горячих душистых вареников. По ним стекало растопленное масло.
    Все трое глотали слюну.
    — А вот ещё… — сказал Дениска.
    Прямо на траве лежала горка свежих пирогов. Девочка разломила один. Он был с сыром.
    — Что за оказия? — пробормотал Дениска. И вместо того, чтоб дёрнуть себя за ухо, схватил вареник, откусил кусочек, и его рот сам собой расплылся в счастливую улыбку:
    — С мясом!
    Это был пышный ужин. Когда были съедены все до одного вареники и пироги, вспомнили о землянике. Ягоды в этой стране были сочные и сладкие.
    — У меня на животе хоть марш играй, — Антошка лёг на спину.
    Дениска тоже лёг:
    — А что если этот ужин подбросили враги?
    Все замолчали, поражённые. Даже Дениска был поражён своей догадкой. Все начали прислушиваться к себе.
    — Мальчики, у вас ещё ничего не болит? — тихо спросила Лариска.
    — У меня болит душа, что нас так обманули, — ответил Антошка.
    — У меня болит ухо, — добавил Дениска.
    Лариска вздохнула.
    — Душа и ухо — это ничего, — сказала она. — Душа от неправды болит, а не от вареников. А ухо потому, что Дениска его надёргал. А вот у меня ничего не болит…
    Ещё помолчали. А потом Дениска засмеялся.
    — Ты чего?
    — Никакие это не враги. Это — считалка. Вы же помните, о чём нас спрашивал солнечный зайчик? Знаем ли мы считалки. Наверное, в этой стране считалки имеют большую силу, вот что я думаю.
    Антошка вскочил и замахал руками.
    — Ура! Мы победим! Лариска, ты все считалки знаешь?
    — Пожалуй, не все…
    — Ну — хорошие знаешь?
    — Знаю…
    Дениска хмыкнул:
    — Я не думаю, что на свете есть считалки, которые возвращали бы детям украденные гуцульские шкатулки.
    Лариска немного подумала и сказала:
    — Увы, такой считалки нет.
    — Ну-ка я попробую, правда ли это… — И Антошка, присев, проговорил:
Катилася торба
С высокого горба,
А в той торбе
Хлеб, пшениця.
С кем хочешь,
С тем поделися!

    С маленького холмика на краю поляны сразу покатилась весёлая цветистая торба. И подкатилась прямо к Антошкиным ногам. Он её быстренько развязал и торжественно поднял над головой буханку серого хлеба и высокий белый каравай.
    Дети долго шумели, пока из-под куста не послышался сердитый тоненький голосок:
    — Что за шум?
    Это был ёж.
    — Извините, — сказали дети и замолчали. Они не представляли, о чём можно беседовать с ежом.
    Зверёк медленно обвёл всех глазками.
    — Вы хвастуны?
    Так же начинал разговор и одноусый.
    — Мы не хвастуны! — резко ответил Антошка.
    — А кто же вы?
    — А вам какое дело?
    — Вы чужие?
    Лариска ответила:
    — В этой стране мы в самом деле чужие. Но мы охотно вернулись бы домой, если бы могли…
    — А почему же вы не можете?
    — У нас украли шкатулку.
    — У вас была шкатулка? — ёжик вдруг встопорщил все свои иголки и попятился под куст.
    — Была…
    — Резная?
    — Резная. Гуцульская.
    — Где она, говорите же скорей!
    Антошка махнул рукой и повернулся к ёжику спиной. Он пробормотал:
    — В этой стране все с ума свихнулись на гуцульской шкатулке. — И бросил ёжику через плечо: — У нас её уже украли, так что не волнуйтесь напрасно.
    — Кто украл? — тихо спросил ёжик.
    — Одноусый.
    — Я так и знал. А белая ворона с ним была?
    — Была.
    — Я так и знал. — Ёжик попятился ещё дальше под куст и сокрушённо забормотал: — Ой, будет горе, будет беда, будет горе… Лучше бы вы сюда не приходили.
    — Кому будет горе? — нервно спросил Антошка.
    — Всем будет горе. — Зашуршала трава, и всё стихло. Ёж ушёл.

Ночь и утро

    — Я думаю, что с нашей гуцульской шкатулкой связана какая-то опасная тайна, — высказался Дениска.
    — Все так думают! — отозвался Антошка.
    Лариска ощупала холмик, с которого только что скатилась торба.
    — Мальчики, здесь мягкая трава. Ляжем спать под этим холмиком.
    Детям ещё никогда не приходилось спать так далеко от родных и друзей, а тем более — под открытым небом на траве, без кроватей и одеял.
    Улеглись рядышком, легли на бок. Антошка обнял Дениску. Дениска обнял Лариску, а девочка скрючилась, подтянула колени к подбородку и замерла. Но через минуту она прошептала:
    — Мальчики, вы спите? Мне страшно с краю…
    Тогда они легли иначе. Антошка обнял Лариску. Лариска обняла Дениску, а Дениска скрючился, подтянув колени к подбородку. Ему тоже было страшно, но он ничего не говорил.
    Так дети и заснули. Теплее и уютнее было Лариске. Когда все трое отлёживали себе один бок, сонный Антошка командовал: «Переворачиваемся!» И они переворачивались на другой. А Лариска всё равно оставалась между мальчиками.
    Антошка первый раскрыл глаза. Прямо перед его носом стояла земляничка. Она была блестящая, словно покрытая лаком, с жёлтыми крапинками. На ней сидела капля росы. Она казалась зелёной. Но когда Антошка присмотрелся, то понял, что капля была обычной. Это в ней отражались зелёные деревья. Их вершины уже золотило солнце.
    — Вставайте! — крикнул Антошка во весь голос.
    Несколько белочек на ветках от испуга бросились врасспыную. Дениска и Лариска повскакивали на ноги. Девочка долго тёрла свои большие глаза кулачками и ничего не понимала. А Дениска сразу всё вспомнил. Он вздохнул и сказал:
    — Если бы встать раньше. А то потеряли целый час после восхода солнца.
    Лариска стояла под деревом спиной к мальчикам. У неё вздрагивали плечи.
    Антошка заморгал и почесал затылок. А Дениска подошёл к Лариске, несмело дотронулся до неё пальцем и спросил:
    — Что это там капает?
    Девочка всхлипнула:
    — Ро-роса…
    Дениска заглянул ей в лицо и растерянно сказал:
    — И по щекам у тебя течёт роса… И в глазах — роса…
    — Не смотри… — Лариска снова отвернулась. — Надо умыться.
    — Я знаю как! — воскликнул Антошка. А себе под нос забормотал: «Вот связывайся с девчонками, чуть что станется — уже хнычат…» И уже громко: — Я знаю, как умыться! Ну-ка все — под дерево!
    Когда они встали под молодым густым ясенем, он изо всех сил встряхнул ствол. Детей облил настоящий росяной дождь.
    Потом сели завтракать. Лариска произнесла вчерашнюю «мирилочку», ведь всем очень понравились вареники в масле. Но вареники не появились. И пирожки не появились.
    Антошка сказал считалку про торбу, но и из этого ничого не вышло.
    — Плохи наши дела, — молвил он. — Может, считалки имеют силу только вечером.
    Дениска прищурил глаза:
    — Я думаю, что, возможно, каждая считалка действует только один раз.
    — Так я знаю ещё одну! — обрадовалась Лариска. — Тоже о еде!
    Девочка уже успокоилась, а роса совсем смыла следы слёз с её румяных щёчек.
    — Держи её при себе, — ответил Антошка. — Считалки надо приберечь. А сейчас у нас есть земляника и хлеб.
    Дети позавтракали вчерашним хлебом, щедро заедая его вкусной земляникой. А на деревьях сидели уже несколько белочек и с интересом наблюдали за друзьями.
    Вдруг из-под куста послышалось:
    — А почему бы вам не остаться в лесу навсегда?
    Это был вчерашний ёж. Он поднялся на задние лапки, а передними опирался на сухую веточку.
    — Нам нужна шкатулка, — ответил Антошка. — Весь лес перероем, а шкатулку найдём.
    Ёжик грустно шевельнул иголками:
    — В лесу вашей шкатулки нет.
    — А где она? — дети вместе повернулись к нему. Тот на всякий случый отступил под куст.
    — Я думаю, что далеко. Может, аж на Синей горе.
    — Где это?
    — На том краю Страны Земляники… Не ходите туда, дети, не ходите, — ёжик отпустил веточку и с мольбой поднял кверху лапки. — Не ходите, а то будет вам беда. Будет горе, будет беда… И нам всем будет беда!..
    — Какая беда? — допытывался Антошка.
    — Не знаю… Ещё мой дед слышал от своего деда, что когда в Страну Земляники придут чужие дети с резной шкатулкой, и ту шкатулку у них украдут люди Болвана, — будет большая беда. И этим детям, и всем жителям Страны Земляники. Об этом весь лес знает!
    — А лес у вас большой?
    — Что там этого леса… — ёжик опустился на все четыре и понурился. — Лес растёт только с краю, а там почти всё уничтожили… Не ходите! Мы вас сумеем спрятать!
    — От кого?
    — От беды…
    — А как идти к Синей горе?
    — Куда-то туда… — ёжик махнул лапкою на восток.
    — Заканчиваем завтракать! — Антошка вскочил на ноги. — Есть такое предложение: я иду первый, за мной Лариска, Денис — замыкающий. Согласны?
    — Согласны! — сказали дети.
    Они помахали ёжику и устремились в чащу.
    Вот уже и верхушки сомкнулись над ними. Но, как и вчера, кротко расступались ветки.
    Белочки провожали маленький отряд, перепрыгивая с дерева на дерево, и встревоженно переговаривались между собой.
    Вскоре впереди стало светлее. Это они приблизились к опушке.
    — Тише, — сказал Антошка. — Не шумите. Мы не знаем, что там такое.
    Тем временем ёжик на поляне свернулся клубочком и задумался. Но через полчаса его вспугнул звучный треск и голоса в чаще. Зверёк насторожился.
    Треск и возгласы становились всё слышнее. И вот на поляну один за другим выбралось четверо странных человечков.
    Они были похожи на мальчиков, но меньше, чем Антошка и его друзья. Только головы у них были круглые, словно шары. Лицо у каждого тоже круглое и гладкое, а на нём кнопкой торчал носик. Глаза были похожи на белые пуговицы с чёрными крапинками посредине. На головах росли серые и короткие, словно воробьиные перья, волосы.
    Все четверо в фиолетовых куртках. За поясом у каждого большая рогатка и сумка с острыми камешками.
    Человечки волокли за собой трёхколёсные велосипеды.
    — Это здесь! — сказал один, оглядев поляну.
    Он сел на велосипед — и все остальные тоже уселись на велосипеды. Степенно, друг за другом объехали поляну. Осматривали каждый куст, вглядывались в траву и землянику.
    — Есть! — крикнул один, соскочив с велосипеда и подняв цветистую сумку, оставленную детьми.
    — Есть! — крикнул второй и показал на землянику, что вчера высыпал Антошка из футболки.
    — Конечно, есть! — закричал третий и показал на примятую траву под холмиком.
    — Но их нет, — заметил первый.
    — Ну да, их нет, — согласились остальные.
    И тут все четверо заметили ежа. Они немедленно выхватили рогатки, заложили в них острые камешки и прицелились.
    — Где чужие дети? — грозно закричал первый. У него был хриплый, но тоненький голос. — Отвечай сразу, а то убьём! Считаю до трёх! Ррраз!.. Два!..
    Все четверо натянули рогатки сильнее. Ёжик свернулся клубком и крикнул:
    — Опустите рогатки, тогда скажу. Я не могу говорить, когда мне страшно!
    Те опустили. Ёжик выпрямился.
    — Чужие дети пошли вот туда, — и он показал лапкой совсем в другую сторону.
    — Давно?
    — Совсем недавно. Только что.
    На этих словах ёж прытко дал стрекача под куст.
    Четверо выстрелили в него острыми камешками, но он уже спрятался и был таков.
    — За мной! — первый слез с велосипеда и поволок его за собой сквозь чащу. Остальные поспешили за ним. Треск и шум медленно стихали.
    Ёж вышел из-под куста, осмотрелся кругом и отправился по своим делам. Белочки на деревьях всхлипывали:
    — Началось…
Top.Mail.Ru