Скачать fb2
Прозрачный человек

Прозрачный человек


Эдвард Пейдж Митчелл Прозрачный человек   

    «The Crystal Man» by Edward Page Mitchell
    The Sun (30 January 1881)

I

         В четверть двенадцатого вечера 6 ноября 1879 года, торопливо сворачивая у старинно-го водохранилища на Пятую авеню с одной из пересекающих ее улиц, я врезался в кого-то, кто двигался мне навстречу.
         На углу было очень темно, так что я не мог разглядеть, с кем имел честь столкнуться. Тем не менее, мой привыкший быстро реагировать ум успел, прежде чем я опомнился от неожиданности, отметить несколько вполне определенных фактов, касающихся того встречного.
         Вот некоторые из них.
         Он весит больше меня и крепче держится на ногах, но в росте уступает мне ровно три с половиной дюйма. Носит шелковую шляпу, накидку или плащ из плотной шерстяной ткани и резиновые боты или галоши. Лет ему примерно тридцать пять, родился в Америке, образование получил в одном из университетов Германии, в Гейдельберге или Фрейбурге, отличается вспыльчивостью, но обычно в обращении с другими людьми сдержан и веж-лив. С обществом ладит не всегда, ему есть что скрывать то ли в прежней жизни, то ли в нынешних делах.
         Откуда я все это узнал, хотя не видел незнакомца и только одно коротенькое словечко вылетело у него из уст? Ну что ж, объясню. Он тяжелее и устойчивее меня, потому что не он, а я отлетел в сторону. Он ниже на три с половиной дюйма, потому что твердое и ост-рое поле его шляпы больно воткнулось прямо в кончик моего носа. Невольно подняв руку, я зацепил край его накидки. Обувь у него резиновая, потому что я не слышал его шагов. Что касается возраста, то чуткому уху так же просто определить его по голосу, как зоркому глазу по чертам лица. В первый момент, раздраженный моей неуклюжестью, он вскрикнул «Бык!», что в подобном случае мог сказать только немец. В то же время произношение гласного звука подсказало мне, что говорящий именно американец из Германии, а не немец из Америки, и что образование он получил к югу от реки Майн. Наконец, даже свой гнев он выразил как джентльмен и человек с образованием. То, что джентльмен никуда не спешил, но по каким-то причинам желал остаться неузнанным, стало понятно по его дальнейшему поведению. Молча выслушав мои вежливые извинения, он наклонился, чтобы поднять уроненный мною зонтик, и тут же двинулся прочь так же бесшумно, как и прежде.
         Я решил, если удастся, проверить свои выводы. Поэтому я повернул обратно на поперечную улицу и последовал за незнакомцем к горящему поодаль фонарю. Я отставал от него всего секунд на пять. Других улиц и проходов поблизости не было. Ни одна дверь ни в одном доме не открылась и не закрылась. И все-таки, когда я вышел на освещенное место, никого впереди меня не оказалось. Я не заметил ни человека, ни даже его тени.
         Я изо всех сил поспешил к следующему фонарю и там остановился и прислушался. Вокруг определенно не было ни души. Желтоватый свет освещал совсем небольшую часть улицы. Фонарь стоял перед зданием из коричневого песчаника, чьи ступени и подъезд были прекрасно видны. Я отчетливо различал даже позолоченные фигуры над входом. Этот дом был мне прекрасно знаком. Стоя в недоумении под фонарем, я вдруг уловил легкий шорох на ступенях и щелканье повернутого в замке ключа. Дверь подъезда медленно отворилась, затем захлопнулась со стуком, эхо которого прокатилось по улице. Потом я услышал, как открылась и закрылась внутренняя дверь. Из дома никто не выходил. И, если верить глазам, в освещенный подъезд, находившийся от меня едва ли в десяти футах, никто не заходил.

         Понимая, что материала для применения индуктивного метода маловато, я долго стоял, пытаясь прикинуть хотя бы приблизительную подоплеку странного происшествия. Смутное ощущение необъяснимого было таким пугающим, что я с облегчением услышал громкие шаги на противоположной стороне улицы и, обернувшись, увидел полицейского, который наблюдал за мной, поигрывая дубинкой.

II

         Как я уже сказал, шоколадно-коричневый дом, чья парадная дверь открылась и закрылась без малейшего вмешательства человека, был мне хорошо известен. Я ушел отсюда буквально минут десять назад, проведя вечер с моим другом Блиссом и его дочерью Пандорой. Дом был из тех, где на каждом этаже располагается одна-единственная квартира. На втором этаже после возвращения из-за границы, то есть уже год назад, поселился Блисс. Я уважал Блисса за его золотое сердце, но полное отсутствие у него логики и склонности к науке вызывало у меня глубокое сожаление. Я обожал Пандору.
         Должен признаться, что мое восхищение Пандорой было безответным, более того – совершенно безнадежным. В нашем тесном кругу существовал негласный уговор: с уважением относиться к особому положению этой молодой леди, у которой флирт был связан с трагическими событиями. Мы ухаживали за Пандорой деликатно, без страстной навязчивости, только для того, чтобы дать ей возможность слегка пококетничать без риска поранить свое давно уснувшее сердце. Со своей стороны, Пандора вела себя безупречно. Флиртуя, она не испускала откровенно тоскливых вздохов и держала ситуацию под контролем, так что всегда могла вовремя остановиться, если ее захватывали такие дорогие и такие печальные воспоминания.
         Сначала мы пытались убедить Пандору, что ей, с ее красотой и молодостью, пора отложить прошлое в сторону, как прочитанную книгу, и всячески старались вернуть ее к сегодняшнему дню. Но после того как однажды она твердо заявила, что для нее это невозможно, мы такие попытки посчитали неприличными.
         Конкретные подробности трагедии, случившейся с мисс Пандорой в Европе, нам неизвестны. Мы только догадываемся, что за границей она влюбилась, но обращалась со своим возлюбленным легкомысленно. А потом он исчез, она ничего не знала о его участи и горько раскаивалась в своем капризном поведении. Блисс сообщил мне некоторые разрозненные факты, но их было недостаточно, чтобы восстановить произошедшее во всей его полноте. Считать, что возлюбленный Пандоры совершил самоубийство, не было оснований. Звали его Флэк. Он занимался научными исследованиями. Блисс считал его глупцом. Он считал, что и Пандора поступает глупо, постоянно печалясь о нем. Впрочем, по мнению Блисса, все ученые в той или иной степени глупы.

III

         В этом году в День благодарения я обедал у Блиссов. Вечером я попробовал удивить компанию рассказом о таинственном событии той ночи, когда я столкнулся с незнакомцем. Однако ожидаемой сенсации не получилось. Двое или трое саркастически переглянулись. Пандора, которая на этот раз была необычно грустной, выслушала меня с кажущимся безразличием. Ее отец, отличавшийся банальной неспособностью воспринимать все, что выходило за рамки обыденной жизни, откровенно расхохотался и даже зашел так далеко, что поставил под сомнение мою правдивость как свидетеля феномена.
         Слегка уязвленный, да и сам усомнившись в произошедшем чуде, я извинился и ушел пораньше. Пандора проводила меня к выходу.
         – Ваш рассказ меня заинтриговал, – сказала она. – Я тоже могла бы отметить кое-какие происшествия в нашем доме и около него, которые вас удивили бы. Кое о чем я догадываюсь. Печальное прошлое проливает свет на сегодняшний день… Но давайте не будем торопиться. Ради меня доведите расследование до конца.
         Молодая женщина со вздохом пожелала мне спокойной ночи. Мне показалось, что я расслышал еще один вздох, более сильный, чем у Пандоры, и слишком отчетливый, чтобы принять его всего лишь за отголосок. Я начал спускаться по лестнице, но не успел отсчитать и дюжины ступенек, как почувствовал, что сзади мне на плечо легла тяжелая мужская рука. Сначала я решил, что это Блисс догнал меня, чтобы извиниться за невольную грубость. Я обернулся, чтобы ответить взаимностью на его дружеское обращение. И никого не увидел.
         Та же рука теперь коснулась моей руки. Несмотря на всю свою веру в науку, я вздрогнул. Рука потянула меня за рукав пальто, как бы приглашая подняться наверх. Я сделал пару шагов кверху, и мой рукав оказался свободным. Я приостановился, но молчаливое приглашение повторилось с настойчивостью, не оставлявшей никаких сомнений в конечной цели.
         Мы стали подниматься по лестнице вместе, кто-то меня вел, я подчинялся. Ситуация была совершенно невообразимая! Все вокруг заливал яркий свет. Мои глаза непоколебимо свидетельствовали, что на лестнице нет никого, кроме меня. Я зажмурился. Что это было? Обман зрения? Если так, то иллюзия была непревзойденной. Я слышал впереди не только скрип лестницы под чьими-то легкими, но отчетливо различимыми шагами, я улавливал даже ритмичное дыхание моего проводника и спутника. Протянув руку, я нащупал его одежду – плотную шерстяную накидку с шелковой подкладкой.
         Я торопливо открыл глаза. Они подтвердили, что я совершенно один.
         Передо мною встала проблема: как разобраться со своими органами чувств? То ли зрение меня обманывает, тогда как слух и осязание дают верную информацию, то ли, наоборот, уши и пальцы лгут, а глаза говорят правду? Кто в состоянии рассудить, на чьей стороне правота? Рассудок? Интеллект склонялся к тому, чтобы признать присутствие разумного существа, хотя те органы чувств, на которые следовало бы полностью полагаться, это отрицали.
         Мы поднялись на верхний этаж здания. Дверь с лестничной площадки открылась передо мною как бы сама собой. Портьера у входа в квартиру без чьей-либо видимой помощи сдвинулась в сторону и оставалась в таком положении столько времени, сколько потребовалось мне, чтобы войти. Вся обстановка внутри говорила о хорошем вкусе и ученых занятиях жильца. В камине горели дрова. Стены были заставлены книжными полками и увешаны картинами. Кресла были вместительны и гостеприимны. В помещении не замечалось ничего потустороннего, ничего колдовского, все было приспособлено для обитания существа из плоти и крови.
         К тому моменту мой ум освободился от долго таившихся там подозрений о присутствии в этом доме сверхъестественного. Скорее всего, в этом феномене не было ничего необъяснимого. Для его разгадки мне недоставало только ключа.
         Поведение моего незримого хозяина свидетельствовало о его дружеском отношении. Поэтому я сумел совершенно спокойно наблюдать за демонстрацией независимого движения некоторых неодушевленных предметов.
         Прежде всего, большое мягкое турецкое кресло выкатилось из угла и подъехало к очагу. Потом кресло с квадратной спинкой в стиле королевы Анны неторопливо выдвинулось из другого угла и встало напротив первого. Небольшой столик на трех ножках приподнялся на несколько дюймов над полом и занял место между креслами. На него аккуратно улегся толстый том иноктаво, который выполз со своего места на полке и плавно проплыл по воздуху на высоте трех или четырех футов. Наконец, изящно расписанная фарфоровая трубка соскочила с крючка на стене и присоседилась к книге. Коробка с табаком спрыгнула с камина. Отрылась дверь кабинета, и здесь же, на столике, после короткого путешествия одновременно очутились графин с вином и бокалы. Похоже, все в комнате дышало гостеприимством.
         Я сел в мягкое кресло, наполнил бокал вином, взял трубку и исследовал тяжелый том. Это был «Handbuch der Gewebelehre»[1] Буссиуса из Вены. Когда я положил книгу обратно на стол, она самостоятельно открылась на четыреста сорок третьей странице.
         – Вы не слишком нервничаете? – требовательно спросил голос с расстояния в три-четыре фута от меня.

IV

         Голос показался мне знакомым. Похоже, именно он поздним вечером 6 ноября обозвал меня на улице «быком».
         – Нет, – ответил я, – не нервничаю. Я человек науки и привык считать, что все феномены объяснимы с помощью законов природы. Разумеется, если мы способны эти законы открыть. Мне не страшно.
         – Тем лучше. Вы человек науки, я тоже, – послышался тяжелый вздох. – И потом, вы человек с крепкими нервами и друг Пандоры.
         – Простите, – прервал я его. – Раз уж вы упомянули имя леди, хотелось бы знать, с кем или с чем я разговариваю.
         – Именно это я и собираюсь вам сообщить, – ответил голос. – После чего попрошу вас оказать мне большую услугу. Меня зовут… или звали Стивен Флэк. Я… был гражданином Соединенных Штатов. Кто я сейчас – огромная загадка для меня, как, видимо, и для вас. Но я… был порядочным человеком и джентльменом, а потому предлагаю вам свою руку.
         Никакой руки я не увидел. Но протянул свою и почувствовал пожатие теплых, живых пальцев. После того как молчаливый договор о дружбе был заключен, голос добавил:
         – А теперь будьте так любезны прочесть текст, на котором открыта лежащая на столе книга.
         Вот приблизительный перевод того, что было написано там по-немецки:
         «Поскольку цвет органических тканей, образующих плоть, зависит от присутствия определенных непосредственных компонентов третьего класса, в состав которых обязательно в качестве элемента входит железо, следовательно, цветовой тон может варьироваться в соответствии с вполне определенными химико-физиологическими изменениями. Поступление с кровяными шариками гематина придает всем тканям красноватый оттенок. Количество меланина, окрашивающего сосудистую и радужную оболочки глаза, а также волосы, может быть увеличено или сокращено в соответствии с законами, которые недавно сформулировал Шардт из Базеля. При повышенном содержании меланина в эпидерме мы получаем негра, при его отсутствии – альбиноса. Гематин и меланин вместе с зеленовато-желтым биливердином и красновато-желтым уробилином окрашивают органические ткани, которые при отсутствии этих пигментов являются почти или полностью прозрачными. К сожалению, я не в состоянии описать результаты некоторых в высшей степени интересных гистологических экспериментов, проведенных неутомимым исследователем Фрёликером, которому удалось с помощью химических средств добиться поэтапного обесцвечивания человеческого тела».
         Когда я закончил чтение, мой невидимый собеседник продолжал:
         – Пять лет я был студентом и ассистентом у Фрёликера во Фрейбурге. Буссиус сильно недооценил важность наших экспериментов. Мы получили такие поразительные результаты, что в интересах общества их нельзя было обнародовать, даже в научных кругах. Фрёликер умер год назад в августе.
         Я верил в гений этого великого мыслителя и замечательного человека. Если бы за мою беззаветную преданность он вознаградил меня полной откровенностью, я бы не стал таким жалким и несчастным, как сейчас. Но его естественная сдержанность и обычная для ученых ревность, с какой они оберегают свои неподтвержденные результаты, не позволили мне узнать те формулы, на основе которых мы готовили эксперименты. Как его ученик, я, конечно, знал лабораторные данные о его работе, но главным секретом обладал только сам учитель. Из-за этого на меня и свалилось несчастие, куда более ужасающее, чем на кого бы то ни было после проклятия Каина.
         Первоначально мы старались изменить состав и количество пигментных веществ в организме. К примеру, увеличивая пропорцию меланина, поступающего с пищей в кровь, мы превращали светлокожего человека в смуглого, а смуглого в чернокожего, как африканец. Обновляя и варьируя наши комбинации, мы могли придать коже практически любой оттенок. Обычно эксперименты проводились на мне. За это время я побывал бронзовым, фиолетовым, малиновым и яркожелтым. Только за одну победную неделю я испытал на своей персоне все цвета радуги. Кстати, у меня даже осталось одно свидетельство, характеризующее нашу работу в этот период.
         Голос умолк, чуть погодя зазвенел колокольчик, стоявший на каминной полке. Тут же в комнату, волоча ноги, вошел старик в наглухо закрывающей голову шапочке.
         – Каспар, – произнес голос по-немецки, – покажи джентльмену волосы.
         Старый слуга, видимо, привык слышать приказания из пустоты и, нисколько не удивившись, поклонился и снял шапочку. Его жиденькие волосики блистали изумрудной зеленью. Естественно, это меня изумило.
         – Джентльмен находит твои волосы очень красивыми, – снова по-немецки проговорил голос. – Это все, Каспар.
         Снова натянув шапочку, слуга удалился с выражением удовлетворенного честолюбия.
         – Старый Каспар был слугой у Фрёликера, а теперь перешел ко мне. На нем мы провели один из наших первых опытов. Этому почтенному человеку так понравился результат, что он не позволил вернуть своим волосам натуральный рыжий цвет. Преданная душа, он является моим единственным посредником и представителем в отношениях с видимым миром.
         – Ну а теперь, – продолжал Флэк, – расскажу о моей беде. Великий гистолог, которому я имел честь ассистировать, обратил затем свое внимание на другую, еще более интересную область исследований. До этого он старался усилить или изменить пигментацию тканей. Теперь же он начал серию экспериментов для изучения возможности полного удаления пигментов из организма путем абсорбирования, экссудации, а также применения хлоридов и других химических реактивов, воздействующих на органическую материю.
         Эксперименты прошли более чем успешно! Они снова проводились на мне, занимался этим сам Фрёликер, раскрывая мне только то, что было необходимо. Я неделями сидел в его личной лаборатории, никому не показываясь и никого не видя, кроме профессора и верного Каспара. Герр Фрёликер продвигался очень осмотрительно, шаг за шагом, детально рассматривая воздействие каждого последующего опыта. До того времени он не провел ни единого эксперимента, который не мог бы прекратить без огласки. Он всегда оставлял себе пути для отступления. Именно поэтому в его руках я чувствовал себя в полной безопасности и беспрекословно выполнял все его требования.
         Под воздействием отбеливающих и очистительных препаратов, которые использовал профессор, я сперва побледнел, потом побелел и, наконец, стал бесцветным альбиносом, но никаких болезненных ощущений не испытывал. Мои волосы и борода теперь походили на стекловолокно, а кожа на мрамор. Профессор остался доволен полученными результатами и, вернув мне обычный вид, на время приостановил опыты.
         В следующей серии экспериментов он подвергал ткани моего тела более сильному воздействию химических реактивов. Я становился уже не столько обесцвеченным, сколько почти прозрачным, как фарфоровая статуэтка. Потом он снова сделал перерыв, вернув мне прежний облик и разрешив выйти наружу.
         Через два месяца моя прозрачность усилилась. Вы видели плавающую в море медузу? Она почти незаметна для глаза. Так вот, я стал в воздушной среде таким же, как медуза в воде. Почти совершенно прозрачным. Принося мне в комнату еду, Каспар уже с трудом меня обнаруживал. Пока я находился в своеобразном заточении, именно Каспар выполнял все мои пожелания.
         – А ваша одежда? – прервав рассказ Флэка, уточнил я. – Она же должна была резко контрастировать с вашим еле заметным телом.
         – Да нет, – ответил Флэк. – Даже привыкшему к моему виду профессору зрелище разгуливающей по лаборатории одежды слишком действовало на нервы. Чтобы сохранить свое достоинство, ему пришлось применить свое изобретение и к мертвой органической материи, такой как шерсть моей верхней одежды, хлопок моей рубашки и кожа моей обуви. Так что я получил экипировку, которая служит мне и по сей день.
         Именно на этом этапе, став почти прозрачным, но еще не совсем невидимым, я и познакомился с Пандорой Блисс.
         В июле прошлого года, в перерыве между экспериментами, когда профессор вернул мне обычный вид, я отправился в Шварцвальд, чтобы восстановить силы и здоровье. Впервые я встретил Пандору в небольшой деревушке Сент-Блазиен и был ею совершенно очарован. Они с отцом приехали с Рейнского водопада и направлялись дальше на север. Я отправился следом за ними.
         В гостинце «Штерн» я влюбился в Пандору, на вершине горы Фельдберг уже души в ней не чаял, в Гёлленпассе готов был отдать жизнь за одно только ласковое слово из ее уст. В Горнисгринде я умолял ее разрешить мне броситься с вершины горы в мрачные воды Муммельзее, чтобы доказать свою преданность.
         Вы знаете Пандору, поэтому мне незачем оправдываться за такое стремительное нарастание безрассудной страсти. Она флиртовала со мной, смеялась вместе со мной, смеялась надо мной, ездила со мной, гуляла со мной по глухим тропкам в зеленых зарослях, карабкалась со мной на скалы, такие крутые, что совместный подъем превращался в одно долгое и сладкое объятие. Она разговаривала со мной о науке и чувствах, выслушивала мои горячие речи, полные надежды, одергивала меня, остужала и сводила с ума. Словом, делала все, что хотела, пока ее прозаичный папаша попивал в гостинице свой кофе, просматривая финансовые колонки свежих нью-йоркских газет. Но любила ли она меня, не знаю до сих пор.
         Когда Пандора рассказала отцу, чем я занимаюсь и какие у меня перспективы, он тут же оборвал нашу короткую идиллию. По-моему, он посчитал меня то ли профессиональным мошенником, то ли лекарем-шарлатаном. Напрасно я уверял его, что стану известным и, скорее всего, богатым. «Когда станете известным и богатым, – с ухмылочкой заявил он, – милости прошу в мой офис на Брод-стрит». И увез Пандору в Париж. Ну а я вернулся во Фрейбург.
         Через несколько недель, в солнечный августовский полдень, я стоял в лаборатории Фрёликера, и четыре человека, находившихся на расстоянии вытянутой руки, меня не замечали. Каспар позади меня мыл лабораторные сосуды. Фрёликер с гордым видом широко улыбался и поглядывал туда, где я должен был располагаться. Двое коллег-профессоров, приглашенные под пустячным предлогом, обсуждали какую-то тривиальную проблему, едва не задевая меня локтями. Наверно, они могли бы услышать даже биение моего сердца. Перед уходом один из профессоров спросил: «Кстати, герр профессор, ваш ассистент, герр Флэк, уже вернулся из отпуска?» Испытание прошло успешно.
         Когда они ушли, профессор Фрёликер, как и вы сегодня, пожал мою невидимую руку. Он был в полном восторге. «Мой дорогой мальчик, – сказал он. – Завтра наш эксперимент завершается. Вы должны появиться… точнее – не появиться перед общим собранием факультета. Я уже послал телеграфом приглашения в Гейдельберг, Бонн и Берлин. Приедут Шроттер, Хэкель, Штайнметц, Лавалло. Мы с триумфом продемонстрируем свое открытие самым выдающимся физикам нашего столетия. Потом я открою все секреты, которые пока что скрывал даже от вас, моего сотрудника и верного друга. Вы должны разделить славу со мной. Я что-то слышал о лесной птичке, упорхнувшей от вас. Мой мальчик, приняв свой обычный вид, вы отправитесь в Париж и предстанете перед нею в ореоле славы и научного признания».
         На следующее утро, девятнадцатого августа, когда я еще не встал со своей раскладушки, в лабораторию вбежал запыхавшийся Каспар. «Герр Флэк! Герр Флэк! – крикнул он. – Герр доктор профессор умер от апоплексического удара…»

V

         Рассказ подошел к концу. Я надолго задумался. Что я могу предпринять? Что мне сказать этому несчастному? В каких словах выразить свои соболезнования?
         Невидимый Флэк горько всхлипывал.
         Он первым прервал молчание.
         – Это невыносимо, невыносимо, невыносимо! Я не преступник перед людьми, я не грешник перед Богом, но осужден на страдания в тысячу раз страшнее адских мук. Я рожден, чтобы ходить по земле, как обычный человек, живя, любя, постигая окружающий мир, но от того, за что мы ценим жизнь, меня отделяет барьер, который невозможно преодолеть никогда. Даже привидение можно увидеть. Я фактически живой труп, меня не существует. Ни один друг не может взглянуть мне в глаза. Если я попытаюсь прижать к груди любимую женщину, ответом мне будет лишь невыразимый ужас. Я вижу ее почти каждый день. Проходя мимо нее по лестнице, я прикасаюсь к ее платью. Любила ли она меня? Любит ли она меня? Если я узнаю это, не станут ли мои муки еще страшнее? И все-таки я хочу знать правду. Именно поэтому я и пригласил вас сюда.
         И тут я совершил величайшую ошибку в своей жизни.
         – Хочу вас обрадовать, – сказал я. – Пандора всегда вас любила.
         Столик внезапно опрокинулся, и я понял, что Флэк в страстном порыве вскочил на ноги. Обеими руками он судорожно схватил меня за плечи.
         Такого душераздирающего вопля не боли, а радости я еще никогда не слышал.
         Я поспешил на лестницу и пригласил мисс Блисс на площадку. В нескольких словах я объяснил ей ситуацию. К моему удивлению, она не упала в обморок и не впала в истерику.
         – Ну, конечно, я пойду с вами, – сказала она с улыбкой, значения которой я тогда не понял.
         Вместе со мной она зашла в квартиру Флэка и с той же застывшей улыбкой внимательно огляделась кругом. Даже явившись на званый вечер, она выказала бы больше волнения. Она не удивилась и не испугалась, когда невидимые руки схватили, а невидимые губы покрыли ее руку поцелуями. С полным хладнокровием она выслушала поток нежностей и любовных признаний, которые излил на нее мой несчастный друг.
         Ошеломленный и растерянный, я молча наблюдал за этой сценой.
         Наконец мисс Блисс убрала свою руку.
         – Мистер Флэк, – произнесла она с легким смешком, – вы действительно чрезвычайно экспансивны. Это вы в Европе привыкли так вести себя?
         – Пандора! – услышал я его восклицание. – Я ничего не понимаю…
         – Возможно, вы рассматриваете это как одно из преимуществ невидимости, – все так же спокойно продолжала она. – Позвольте поздравить вас с успехом вашего эксперимента. Этот ваш профессор – как там его звали? – должно быть, был очень умен. Вы можете стать очень богатым, выступая перед публикой.
         Неужели это была та же самая женщина, которая долгие месяцы демонстрировала неизбывную печаль из-за потери этого человека? Я терялся в догадках. Кому под силу разобраться в мотивах поведения кокетки? Какая наука в состоянии объяснить ее подсознательные прихоти и капризы?
         – Пандора! – снова воскликнул он в полной растерянности. – Что это значит? Почему вы так обращаетесь со мной? Это все, что вы хотите мне сказать?
         – Полагаю, что все, – холодно ответила она и направилась к выходу. – Вы джентльмен, так что у меня нет необходимости просить вас больше не докучать мне.
         – У вас не сердце, а камень, – прошептал я, когда она проходила мимо меня. – Вы не достойны этого человека.
         На отчаянный крик Флэка в комнату вбежал Каспар. Опыт долгой и верной службы помог ему определить, где находится его хозяин. Я увидел, как он хватает воздух и, напрягая все свои силы, старается удержать невидимого человека. Однако его тут же яростно отбросили в сторону. Он едва удержался на ногах, побледнел и замер на месте, вытянув шею и внимательно прислушиваясь. Потом вдруг бросился к выходу и помчался вниз по лестнице. Я последовал за ним.
         Дверь на улицу была распахнута. На тротуаре Каспар остановился в нерешительности. Наконец он бросился на запад с такой скоростью, что мне пришлось напрячь все свои силы, чтобы не отстать от него.
         Приближалась полночь. Мы пересекали улицу за улицей. Наконец Каспар удовлетворенно пробормотал что-то неразборчивое. Я увидел, как невдалеке от нас стоящий на углу мужчина неожиданно рухнул на землю. Мы прибавили ходу. Я уже различал впереди торопливые шаги. Я схватил Каспара за руку. Он только кивнул.
         Я тяжело дышал, жадно хватая воздух. Мы шагали теперь не по мостовой, а по палубе какой-то баржи среди разбросанных в беспорядке досок и бревен. Впереди ни огонька, только черная пустота. Внезапно Каспар метнулся вперед, пытаясь схватить беглеца, но промахнулся и с испуганным криком упал навзничь.
         А я стоял и смотрел под ноги, на темную воду текущей внизу реки, и в ушах у меня все звучал и звучал долетевший оттуда короткий негромкий всплеск.


notes

Примечания

1

    Handbuch der Gewebelehre – справочник по гистологии (нем.).

2

    ab initio – с самого начала (лат.).
Top.Mail.Ru