Скачать fb2
Заколдованная деревня

Заколдованная деревня

Аннотация

    Фанфик к произведениям Александра Мелентьевича Волкова об Изумрудном городе




Андрей Лукин
 ДЕРЕВО  ГУРРИКАПА

 (Сказочная повесть из цикла «Изумрудный город»)
 В каждой радуге семь цветов – это вечно и неизменно.
 Но я знаю чудесный край, где порядок совсем иной.
 За грядой Кругосветных гор там сияют попеременно
 Жёлтый, розовый, изумрудный, фиолетовый,  голубой.
 Хочешь знать, как туда попасть? В этом нет никакого секрета:
 Книгу старую с полки сняв, сказку может прочесть любой.
 Для того, кто умеет мечтать, никогда не закончится лето
 В Жёлтой, в Розовой, в Изумрудной, в Фиолетовой, в Голубой.
 Как бы ни была жизнь трудна, гнёт суровой судьбы не страшен,
 И невзгоды тебя не сломят, если  будет всегда с тобой
 Этот яркий кусочек детства, что волшебной рукой раскрашен
 В жёлтый, в розовый, в изумрудный, в фиолетовый, в голубой.


 Часть 1 ЗАКОЛДОВАННАЯ ДЕРЕВНЯ


 НЕПОКОРНЫЕ  ДРОВОСЕКИ

          Началась эта удивительная история в те давние-предавние времена, когда в Волшебную страну, отрезанную от всего мира Великой пустыней и Кругосветными горами, заявились неизвестно откуда сразу четыре волшебницы – две добрые и две злые. Каждая надеялась стать единственной правительницей страны, поэтому нежданная встреча ни одну из них не обрадовала. Делиться властью волшебницам ужасно не хотелось, но доводить дело до серьёзной ссоры они не решились и после долгих препирательств попросту бросили жребий. Вечно юной Стелле, как известно, досталась Розовая страна, мудрой Виллине – Жёлтая, вредной одноглазой Бастинде – Фиолетовая...
          А злая Гингема получила во владение чудесную Голубую страну.
          Для такой противной старухи это было чересчур хорошее приобретение, но сама колдунья, разумеется, так не считала. Будь её воля, она прибрала бы к рукам всю Волшебную страну, всю до последнего камешка, до самой распоследней травинки. О, как она жалела, что пришлось делиться с другими волшебницами, особенно с этими добренькими притворщицами Виллиной и Стеллой!
          В Голубой стране жили Жевуны. Они были люди робкие и совершенно беззащитные, и поэтому злая Гингема правила ими без особого труда. Милые Жевуны трепетали перед ужасной старухой и беспрекословно выполняли все её приказы. Они работали днями и ночами, собирая для своей повелительницы пауков, пиявок, лягушек и змей. Всю эту мерзость Гингема любила больше всего на свете. Она любила её в сыром, жареном и сушёном виде.
          А Жевуны пиявок, змей, мышей и пауков до ужаса боялись. Но Гингему они боялись ещё сильнее. Они горько рыдали от страха и исправно платили волшебнице дань.
          Однако не все Жевуны были такими покорными. Нашлись и среди них отважные люди, посмевшие бросить вызов страшной колдунье. Правда, кончилось это для них очень и очень печально, ведь что ни говори, а Гингема была могущественной волшебницей.
          Вот как всё произошло.
          На самом краю Голубой страны, в глубине дремучего леса, стояла в те давние времена Деревня Дровосеков. Обитатели этой деревни почти ничем не отличались от прочих Жевунов. Они носили такие же голубые одежды и такие же голубые широкополые шляпы с хрустальными шариками и серебряными бубенчиками. Они так же неустанно двигали челюстями... Но всё же они были не совсем обычные Жевуны.
          Во-первых, они почти ничего не боялись. Суровая лесная жизнь приучила их к опасностям, сделала смелыми и отважными, закалила их сердца и души. А во-вторых, Жевуны-дровосеки не только не признали Гингему своей повелительницей, но и наотрез отказались выполнять её вздорные приказы. Как?! Они, отважные дровосеки, не боящиеся дремучих лесов и диких зверей, должны трепетать перед какой-то крикливой старухой? Ещё чего! Да она, может быть, вовсе никакая и не колдунья!
          И эти смелые человечки отказались платить Гингеме дань.
          – Не будем собирать лягушек! – заявил старшина дровосеков Скан Фитур. – И вообще не будем подчиняться этой противной Гингеме! Пусть ей пиявки подчиняются и пауки! Жили мы раньше без таких правителей, проживём и сейчас!
          Все дровосеки согласно закивали головами, и бубенчики на их шляпах нежно зазвенели.
          Бедные Жевуны! Им ещё никогда не доводилось сталкиваться со злыми волшебницами и они даже представить себе не могли, какую страшную беду накликали они на себя и на свою деревню. Если бы в эту минуту Гингема появилась вдруг перед ними в чёрной развевающейся мантии и прокричала ужасные заклинания, вызывающие ураган, то даже самые отважные дровосеки живо бросились бы собирать пиявок и пауков.
          Но Гингема было далеко, на другом краю страны. А путешествовать она не любила, хотя у неё имелись чудесные серебряные башмачки, которые могли доставить её куда угодно в одно мгновение. Это было очень удобно, но колдунья смертельно боялась их потерять и потому пользовалась ими очень редко и лишь в самых крайних случаях. Да и зачем бы ей, скажите на милость, путешествовать по своим собственным владениям? Её – могущественную и страшную волшебницу – должны бояться все, даже те, кто никогда в глаза её не видел. Так думала Гингема.
          Но жители Деревни Дровосеков почему-то думали иначе. Они решили, что колдунья им не страшна, и без долгих разговоров спокойно занялись обычными делами.
 * * *
          Прошёл месяц, потом другой. Ничего страшного не случилось. Жизнь шла своим чередом, солнце светило всё так же ярко, мир был прекрасен, и дровосеки почти забыли о Гингеме. Они решили, что злой волшебнице нет никакого дела до их деревни.
          Ах, как жестоко они ошибались!
          Верный слуга Гингемы филин Каритофилакси неустанно доносил своей хозяйке обо всём, что происходило в её обширных владениях. Рассказал он ей и о том, как взбунтовалась Деревня Дровосеков.
          Выслушав филина, Гингема довольно хлопнула в ладоши и расхохоталась. Жевуны подчинились ей слишком легко, никого даже не пришлось наказывать и заколдовывать. А колдунья до ужаса любила наказывать, проклинать, расправляться, запугивать и заколдовывать. Случай с дровосеками подвернулся весьма кстати. Пришло время показать свою силу! Она сделает с упрямцами что-нибудь столь страшное, что никто больше не посмеет сомневаться в её могуществе.
          Сначала Гингема хотела напустить на дровосеков ураган, который смёл бы с лица земли их дома. Ураганы, надо сказать, получались у Гингемы лучше всего.
          Потом, немного подумав, колдунья решила, что будет гораздо веселее, если она сама полетит в деревню и расправится с дровосеками на месте. Она даже достала из сундука серебряные башмачки и смахнула с них пыль. Но... Нет, пожалуй, башмачки лучше не трогать. Ещё потеряются, чего доброго.
          Гингема спрятала башмачки и решила изобрести такую месть, чтобы никуда не нужно было летать или ходить. Она забросила все свои колдовские дела и принялась думать. Она думала два месяца, но, как назло, в её голову не приходило ни одной по-настоящему чёрной мысли. А Гингеме хотелось сотворить что-нибудь особенно гадкое, что-нибудь пострашнее и поужаснее. Она обожала делать всяческие подлости, и если ей удавалось сделать эти подлости ещё более подлыми, в её гнусной душе наступал настоящий праздник. В такие дни она злобно хохотала и варила себе угощение из отборных пиявок.
          Однако на это раз у Гингемы почему-то ничего не получалось. Не было настоящего злодейского вдохновения. Устав от бесплодных раздумий, она отправила к дровосекам филина с последним предупреждением. Она рассчитывала, что строптивые Жевуны сами подскажут ей, как их лучше наказать.
          Как она и ожидала, Каритофилакси вернулся из деревни ни с чем. Непокорные дровосеки по-прежнему не желали платить дань. Они не собрали для Гингемы ни единого паучка, ни одной самой малюсенькой пиявочки. А какой-то дерзкий мальчишка даже посмел запустить в филина камнем.
          – Убирайся, пока цел! – крикнул мальчишка. – Пусть твоя хозяйка сама собирает себе пауков, если они ей так нравятся!
          Камень пролетел мимо, но Каритофилакси всё равно был очень рассержен. И он нарочно соврал Гингеме, что все дровосеки насмехались над ней, обзывали её всякими обидными словами и грозились побить её палками, если она вздумает заявиться в их прекрасную деревню.
          Филин знал, что делал. Гингема рассвирепела. Она даже подавилась лягушкой, которую как раз собиралась проглотить.
         – Ах так! – завопила она, прокашлявшись. – Ну, погодите же вы у меня, ничтожные лесорубишки! Я вам покажу, кто такая Гингема! Вы узнаете, каково со мной спорить! Я навсегда отучу вас насмехаться над своей повелительницей!.. Слишком долго я ждала, вот они и осмелели. Но больше я ждать не намерена! Сусака, масака, сэма, рэма, пэма!
          Когда Гингема злилась, она придумывала самые страшные подлости. Теперь же она была просто вне себя. Она метала громы и молнии. Она плевалась и верещала. Она готова была лопнуть от злости. Сильнее всего её бесило то, что ей посмели противиться маленькие беззащитные Жевуны, её ничтожные подданные, которые должны были бы трепетать при одном лишь упоминании её имени. Позор на всю Волшебную страну! Если о таком конфузе узнает Бастинда, она будет долго хохотать над незадачливой сестрицей, да и ненавистные гордячки Виллина и Стела тоже будут очень, очень рады.
          Злая волшебница в ярости скакала по пещере, распугивая змей и летучих мышей. Лягушки бросались врассыпную из-под её ног, а висящее под потолком чучело крокодила, которое Гингема выколдовала себе из далёкой южной страны, так раскачивалось, что только чудом не падало вниз.
          И вот наконец Гингему озарило!
          – Придумала! – торжествующе заверещала она. – Придумала, буридо, фуридо! Обож-жаю делать гадости! Хо-хо! Значит, они не желают собирать для меня змей и пауков! Им, видите ли, не нравятся мои любимые лягушечки и пиявочки! Прек-рас-но! Они сто, они тысячу, они три тысячи раз пожалеют о своём упрямстве! Я отомщу им так, что никто и никогда не посмеет больше противиться моей воле! Никто и никогда! Гама, рама, шабарама!
          От её безумных воплей содрогались окрестные горы, а Жевуны, живущие за много миль от пещеры, дрожали от страха и снимали свои шляпы, чтобы весёлый перезвон бубенчиков не мешал им бояться.
          Вдоволь наоравшись и напрыгавшись, Гингема выволокла из пещеры большой колдовской котёл, развела под ним огонь и с азартом принялась за своё чёрное дело. Она бросала в котёл связки сушёных мышей, порошок из лягушачьих лапок, копчёные змеиные головы и произносила при этом самые ужасные из известных ей заклинаний.
          Злая волшебница колдовала без перерыва весь день и всю ночь.
   

МЕСТЬ  ГИНГЕМЫ

          Дровосеки жили в очень необычном и удивительно красивом месте. Лет за сто до появления Гингемы какой-то неизвестный Жевун-дровосек случайно набрёл в глухом лесу на прекрасную поляну, сплошь покрытую чудесными голубыми колокольчиками. Вот на этой-то поляне и появилась чуть позже Деревня Дровосеков. В Волшебной стране не было другого такого уголка, где росло бы так много колокольчиков. Они покрывали всю землю сплошным голубым ковром, и это было восхитительно и неповторимо.
         Дровосеки ничем не нарушили красоту этих мест. Наоборот, они с таким умением и любовью построили деревню, что сами порой удивлялись тому, как чудесно у них всё получилось. Казалось, что их резные домики с балконами, верандами, наличниками и башенками возведены не человеческими руками, а возникли вдруг по мановению волшебной палочки.
          Когда на лес опускались сумерки, на каждом домике и на каждой башенке загорались голубые фонарики. Они горели всю ночь напролёт, чтобы никого не пугал лесной мрак. А на рассвете, когда над лесом поднималось солнце, тут и там, встречая его, распускались тысячи голубых колокольчиков.
          Дровосеки жили дружно и весело. Они любили работать, умели отдыхать и всегда были рады гостям. В их красивой и уютной деревне совершенно невозможно было поверить в то, что где-то на свете существуют злые волшебницы, мрачные пещеры и недоброе колдовство.
          А дровосеки и не верили во всё это. И в ту ночь, когда Гингема в злобном упоении колдовала, все жители лесной деревни крепко спали, не подозревая о грозящей им беде.
 * * *
          Гингема с таким азартом прыгала вокруг котла, что к утру вконец обессилела. Всё-таки быть настоящей злой волшебницей тоже совсем не просто.
          Незадолго до восхода солнца она выкрикнула последнее, самое страшное заклинание, плюнула в котёл – и на этом колдовство было закончено. Призрачный вихрь, похожий на огромную лохматую птицу, взметнулся над котлом. Повелительным жестом злая волшебница отправила его в сторону непокорной деревни и скрылась в пещере. Она была очень довольна, она чувствовала, что месть удалась ей на славу. Проглотив двух жирных пауков, Гингема улеглась спать, чтобы во сне увидеть результаты своего колдовства.
          – Они не желают признавать меня своей повелительницей, – бормотала она, зевая. – Глупые Жевуны! Они завтра же приползут ко мне на коленях. Они будут плакать, да, они будут умолять меня, турабо, фурабо! Но я никогда их не прощу, никогда! И поделом этим упрямцам! Сами виноваты. Не надо было меня злить.
 * * *
          А в Деревне Дровосеков уже просыпались первые жители. Начинался новый день – пора было приниматься за работу. Дровосеки сладко потягивались в своих голубых кроватках, зевали, протирали глаза...
          И у них волосы вставали дыбом от ужаса!
          Все стены, окна и потолки в их красивых уютных домиках были затянуты паутиной, и тысячи чёрных пауков ползали по этой паутине, хищно шевеля мохнатыми лапами. На столах и подоконниках сидели отвратительные скользкие жабы, и повсюду, повсюду шныряли бесчисленные полчища крыс и мышей.
          Увидев, что Жевуны проснулись, противные твари протянули к ним лапы и запищали на разные голоса:
          – Доброе утро, Ш-шевуны! Ква-квак спалос-с-сь?
          И так было в каждом доме!
          Что тут началось! Дети заплакали, женщины завизжали, мужчины похватали топоры. Кто-то бросился выгонять незваных гостей, кто-то выскочил на улицу…
          А на улице было ещё хуже!
          Дровосеки не верили своим глазам. Их прекрасную деревню нельзя было узнать! Повсюду, куда бы ни обратили они свои взоры, копошились, ползали и устраивали себе жилища мерзкие создания. Голубые колокольчики все до единого были безжалостно сломаны и растоптаны. Жуки и гусеницы догрызали последние листочки на фруктовых деревьях, и там, где они уже проползли, с голых веток свисали только грозди летучих мышей.
          Дома, башенки, беседки, ограды и кусты были густо опутаны паутиной, и огромные пауки без устали сучили лапами, развешивая свои липкие сети. Тут и там по дорожкам шлёпали пучеглазые жабы, на разорённых цветочных клумбах извивались змеи, а в чудесных родниках кишели тысячи чёрных пиявок.
          – С-собирайте нас-с! С-с-собирайте! – раздавалось со всех сторон. – С-скорей! С-с-скорей!
          Ещё вчера Деревня Дровосеков была восхитительнейшим уголком Голубой страны, теперь же она прямо на глазах превращалась в самое безобразное место на свете. Страшнее и гаже было, пожалуй, только в пещере Гингемы.
          Потрясённые дровосеки не могли произнести ни слова. Первым пришёл в себя Скан Фитур.
          – Гингема! – воскликнул он. – Это её подлых рук дело! Злая волшебница решила запугать нас! Но мы так просто не сдадимся! Вперёд, друзья!
          И дровосеки, размахивая топорами, ринулись в бой. Они срывали паутину, разрубали змей, гнали прочь крыс и летучих мышей. Они сражались отважно и были полны решимости идти до конца. Но врагов оказалось слишком много.
          В деревню прибывали всё новые и новые полчища Гингемовых любимцев. Злобно вереща от ярости, они со всех сторон набрасывались на дровосеков. Там, где разрубали одну змею, словно из-под земли появлялось десять других. Там, где срывали одну паутину, тотчас же появлялась ещё более густая и прочная. Пауки опутывали людей липкими сетями, змеи жалили, крысы бросались под ноги, а стаи летучих мышей мельтешили перед лицами, стараясь выцарапать глаза.
          Над деревней стоял дикий гвалт. Шипение змей, верещание крыс, кваканье лягушек и хлопанье крыльев оглушало дровосеков. Казалось,  это сама Гингема кричит на разные голоса:
          – Убирайтесь! Убирайтес-сь! Убирайтес-с-сь!
          Вдобавок ко всему прочему на солнце набежали тучи, и подул резкий холодный ветер. Даже погода в тот день была на стороне колдуньи.
          Дровосеки уже выбились из сил, а врагов с каждой минутой становилось всё больше. Убедившись, что одолеть их невозможно, бедняги кое-как собрали свои пожитки и ушли из деревни, провожаемые шипением торжествующих тварей. Обливаясь слезами, брели несчастные Жевуны по лесной дороге куда глаза глядят, а злая волшебница громко храпела в своей пещере и улыбалась во сне страшной беззубой улыбкой.
 * * *
          Так Гингема наказала непокорных. Но это было только начало. Злая волшебница не оставила смелых человечков в покое. Если она мстила, она мстила до конца.
          И с тех пор, где бы ни поселились дровосеки, куда бы они ни ушли, их всегда и всюду преследовало проклятье мстительной колдуньи. Стоило им построить себе новые дома и чуть-чуть обжиться на новом месте, как откуда ни возьмись появлялись вдруг змеи, крысы, пауки и летучие мыши. Она набрасывались на дома, на сады и огороды; они проползали во все щели; они шипели, кусались и царапались. От них не было никакого спасения, и несчастным дровосекам приходилось спешно переселяться в другие края. А через какое-то время и там всё повторялось сначала.
          Так продолжалось много лет – три с лишним века.
          И хотя в Волшебной стране за это время произошло немало перемен, жизнь дровосеков не стала лучше. Давно уже признали они Гингему своей повелительницей, давно уже платили ей дань, как и все прочие Жевуны. Только это ничуть им не помогло и нисколько не облегчило их участь.
          Гингема их не простила. Она и не собиралась их прощать, она просто не умела этого делать. Если бы она ни с того ни с сего кого-нибудь вдруг простила, она тут же умерла бы от огорчения. Ведь не секрет, что для злых волшебниц добрые дела смертельно опасны.

ВОЗВРАЩЕНИЕ  В  ДЕРЕВНЮ

          Нелёгкой была жизнь дровосеков, но как бы трудно им не приходилось, изгнанники никогда не забывали о своей родине. Из поколения в поколение передавали они рассказы о лесной деревне и не теряли надежды вернуться когда-нибудь в тот чудесный уголок земли, где так счастливо жили их отважные предки. Это было их самое заветное желание, не считая, конечно, желания избавиться от злой волшебницы.
          И вот Гингему раздавила – крак! крак! – Фея Убивающего Домика. С владычеством противной колдуньи было покончено. Жевуны-дровосеки ликовали вместе со всей Голубой страной. Радости их не было предела. Теперь можно ничего не боясь возвращаться в свою деревню! Наконец-то их мечта исполнится! Наконец-то они заживут спокойно и счастливо!
          Элли и Тотошка ещё только начинали свой нелёгкий путь в Изумрудный город, а дровосеки уже собрали все свои вещи, погрузили их на тележки и отправились по заброшенной лесной дороге туда, откуда Гингема изгнала их прапрапрадедов триста лет назад.
          Радостным было возвращение в родные края. Дровосеки не сомневались, что с гибелью Гингемы бесследно развеялись и все её злые чары. Маленькие человечки были уверены, что тяжёлые времена безвозвратно миновали и что горе больше никогда не постучится в их двери. Они пели, смеялись и строили планы на будущее; женщины плакали от счастья, ребятня весело перекликалась...
          Вот уже и последний поворот лесной дороги, вот и приметная сосна с раздвоенной вершиной. Дровосеки ускорили шаг.
          Но что это?!
          Шедшие впереди мужчины остановились как вкопанные. Все остальные столпились за их спинами. Улыбки исчезли с лиц, никто уже не смеялся, лишь бубенчики на шляпах печально перезванивались.
          Лесная деревня стояла на прежнем месте. Конечно, от неё к этому времени мало что осталось. Все домики, башенки и беседки давным-давно обвалились и сгнили, дорожки и сады заросли крапивой и бурьяном, пруды затянуло ряской, родники иссякли.
          Не это было самым страшным.
          Дровосеки знали, что их ждёт тяжёлая работа, и были готовы к тому, что им придётся заново отстраивать каждый домик и заново выращивать каждое дерево. Испугало Жевунов совсем другое.
          Гингемы уже не было в живых, но почему-то ни одна из отвратительных тварей и не подумала покинуть деревню. Они все были здесь: пауки, жабы, змеи, пиявки, крысы и летучие мыши. Их было много – тысячи и тысячи. Они шныряли в траве, извивались тут и там, вылетали из разбитых окон и копошились в развалинах. Везде, где только было возможно, раскинулась прочная паутина. Чёрные деревья тянули к небу сухие ветви, и на каждой ветке висели вниз головой десятки летучих мышей.
          И по-прежнему не было видно ни одного голубого колокольчика.
          Когда Гингема напускала на дровосеков злые чары, она заколдовала непокорную деревню на семьсот семьдесят семь лет, семь месяцев и семь дней. И настолько крепкими получились заклинания, что даже гибель волшебницы не смогла их отменить. Наоборот, после того, как Гингему раздавил домик Элли, все малосимпатичные обитатели мрачной пещеры дружно перебрались в Деревню Дровосеков. Не захотел переселяться только правнук Каритофилакси филин Гуамоколатокинт. Впрочем, и он недолго пробыл в одиночестве. Как известно, его забрал к себе Урфин Джюс.
          Заколдованная деревня осталась последним местом в Голубой стране, где сохранилось недоброе волшебство ужасной старухи, и поэтому не было ничего удивительного в том, что змеи, мыши, пиявки и пауки чувствовали себя здесь как дома.
          А огромная змея, которая прежде так любила обвиваться вокруг столба в глубине Гингемовой пещеры, теперь лежала на площади посреди развалин и грелась на тёплом солнышке. И вообще это была не змея, а Змей. Звали его Кровожаб. Такое имя придумала ему Гингема.
          Лишившись хозяйки, Кровожаб понял, что кроме него больше некому продолжать чёрное дело злой волшебницы. Поэтому он без промедления объявил себя Повелителем Всех Змей и Верховным Поедателем Лягушек. Он был самым сильным, самым страшным и самым бессердечным из всех ведьминых прихвостней. А лягушек он любил ещё больше, чем его бывшая хозяйка. Он поедал их сотнями. Все змеи, пауки и пиявки, а с ними и прочая мерзость с радостью признали ужасного Змея своим предводителем, повелителем и поедателем и переползли вслед за ним в заколдованную деревню.
          Свернувшись в несколько тугих колец, Кровожаб пристально смотрел на Жевунов. Его чёрно-зелёная чешуя тускло блестела на солнце.
          Растерянные дровосеки горестно разглядывали захваченную врагами деревню. Страха они не испытывали. По милости Гингемы они так часто сталкивались со всеми этими отвратительными существами, что почти научились их не бояться.
          Затянувшееся молчание нарушил старшина дровосеков Рос Кавран. Он выступил вперёд и громко крикнул:
          – Вашей повелительницы больше нет! Её раздавила Фея Убивающего Домика! Уходите из нашей деревни! Прочь отсюда, или мы прогоним вас силой!
          И он воинственно взмахнул топором.
          В ответ раздался пронзительный писк летучих мышей, насмешливое кваканье жаб и шипение змей. Пауки закачались в паутине, крысы выбрались из развалин, а пиявки в прудах затеяли неистовую возню. Мерзкие твари не боялись людей и не желали покидать насиженное местечко.
          Огорошенные дровосеки переглянулись и покрепче перехватили топоры. Всем стало ясно, что без сражения не обойтись.
          – Убирайтесь! – ещё решительнее крикнул Рос Кавран. Он шагнул вперёд и разрубил пополам подползающую к его ногам гадюку. – Вон отсюда!
          – Прочь! Убирайтесь! Освободите нашу деревню! – закричали вразнобой и остальные.
         Дровосеки уже готовы были броситься в атаку, но в это мгновение огромный Змей, которого поначалу никто не заметил, поднял голову.
          – Ш-што вы тут пищ-щите, ничтош-шные человечиш-шки?! – прошипел он. – Как вы с-смеете укрош-шать мне?!
          Люди оцепенели. Змей был ужасен. Им ли тягаться с этаким чудовищем?
          – С-снаете ли вы, кто я? – с каждым словом Змей поднимался всё выше. – С-снаете ли вы, как меня с-совут? Я – Кровош-шаб!!! Повелитель С-смей и Пауков! Поедатель Лякуш-шек и Мыш-шей! Единственный наследник Кинкемы! Посмотрите мне в класс-са! Полюбуйтесь на мои с-субы!.. А теперь попробуйте прокнать меня своими тоненькими ручонками!
          Он с быстротой молнии прянул вперёд и сильным ударом выбил топор из рук Роса Каврана.
         – Кинкема умерла, но вы рано обрадовалис-сь! Скоро я стану ваш-шим повелителем! Идите и расскаш-шите всем, ш-што колдовство Кинкемы не исчес-сло! Вам во веки веков не ис-сбавиться от нас-с-с! И я пос-сабочусь об этом!
          Змей широко открыл свою кошмарную пасть, и дровосеки в ужасе бежали, побросав пожитки. Вслед им неслись торжествующие вопли летучих мышей, кваканье жаб и хриплый хохот Кровожаба.
          Когда дровосеки осмелились остановиться, заколдованная деревня осталась далеко позади. Бедняги сняли шляпы, поставили их на землю и горько заплакали.
          – Никогда, никогда мы не сможем вернуться в нашу деревню! – говорили они, обливаясь слезами. – Никогда мы не будем счастливы!

СОВЕТ ВИЛЛИНЫ


          Так дровосеки вновь стали изгнанниками. Столпившись вокруг Роса Каврана, они оплакивали свою судьбу и чувствовали себя несчастнейшими людьми на свете.
          Внезапно откуда ни возьмись налетел вихрь, небо потемнело, и Жевуны съёжились от страха. Они подумали, что их настигло ещё одно колдовство Гингемы.
          Но мрак быстро рассеялся, ветер стих, и перед ними появилась седая старушка. Её белая мантия была расшита маленькими золотыми звёздочками.
          – Виллина! – зашумели обрадованные дровосеки. – К нам прилетела добрая волшебница Виллина!
          Это и в самом деле была повелительница Жёлтой страны.
          – О, могущественная госпожа Виллина! – сказал Рос Кавран, почтительно кланяясь. – Как хорошо, что вы вновь решили навестить нашу страну!
          – Здравствуйте, здравствуйте, мои милые Жевуны! – ласково заговорила Виллина. – Как видите, я опять с вами. После того, как я вчера отправила Элли в Изумрудный город, я была совершенно уверена, что отныне в Голубой стране всё будет хорошо. Но сегодня утром я случайно заглянула в мою волшебную книгу и узнала о вашей беде. Я немедленно отправилась в дорогу – и вот я здесь, хотя, признаюсь, совсем не просто в мои годы совершать такие дальние перелёты.
          Рос Кавран ещё раз поклонился волшебнице, и все дровосеки тоже поклонились, звякнув бубенчиками.
          – Вы появились как раз вовремя! Вы ведь такая могущественная волшебница! Раз уж вы спасли нас от Гингемы, помогите нам избавиться и от её колдовства! Помогите нам вернуть нашу деревню!
          Но Виллина в ответ только покачала головой:
          – Увы, милые мои Жевуны. Я вас очень люблю и очень хотела бы вам помочь, но я не в силах снять злые чары. Они слишком крепки. Гингема была не самой умелой волшебницей, но чёрные дела всегда удавались ей на редкость хорошо. Здесь я бессильна.
          Дровосеки вновь заплакали. Рос Кавран понурил голову.
          – Значит, никто не может нам помочь?
          – Нет, я этого не говорила, – возразила Виллина. – Я ведь прилетела к вам не из пустого любопытства. Я могу дать вам хороший совет.
          – Совет – это прекрасно, – печально сказал Рос Кавран. – Но что мы можем? Мы не умеем сражаться! Нам ни за что не победить Кровожаба! Он один сильнее всех Жевунов вместе взятых!
          – Не спешите опускать руки, – ответила Виллина. – Кровожаб, конечно, страшен, но он всего лишь большая змея. Сейчас мы посмотрим, как его можно победить.