Скачать fb2
Дневник миллионерши

Дневник миллионерши


    Посвящается моему единственному и верному другу,
    берегущего мою безграничную любовь
    Передо мной дневник сестры. Его передали мне, какие-то посторонние люди. Ничего, при этом не добавили. Сказали, что это просили передать мне, ее сестре.
    Выборочно листаю и знакомлюсь с ее записями:
24 июня
    «Школа закончена, теперь подучиться и работать. Хотела не так, а доучиться в школе и потом в институт, но… Надо помогать семье деньгами.
    Подаю документы на конструктора-дизайнера одежды. Вроде собрала все и медкомиссию надо проходить. Давно так не волновалась перед гинекологом. Ночью спала плохо, все представляла себе, как в меня там будут лазить и смотреть. Надо хорошенечко подмыться и не забыть купить перчатки. Процедура мне не приятная, но что поделаешь? Без гинека медкомиссию не пройти. Хорошо, что со мной Верка и Дашка, из моего класса. Они тоже решили не заканчивать десятый, а уйти на собственные хлеба. Верка, та точно, запросто к гинеку зайдет, не моргнув глазом, всю себя раскроит. У нее, наверняка уже богатый опыт. Не зря говорили девчонки, что она в последней четверти пропустила дней десять, так как ее видели вместе с мамашей, и она сделала аборт. Потому и не ходила в школу. Она все хотела со мной поговорить по душам, наверное об этом. Спасибо Дашке, вдвоем ее быстро отшили. И поделом ей! Сама залетела. Все хвасталась, что ей от парней нет отбоя. Все ее любят. Сейчас! Так уж и любят? Просто ноги расставляла перед каждым, вот и любят. А они это любят. Жалко, конечно, что приходится расставаться с классом. Особенно с Генкой. Но почти все хотят окончить школу, кроме нас».
25 июня
    «Прошла комиссию. У гинека конфуз. Даже неудобно. Сначала Верка и Дашка, а я за ними. Когда зашла, то Верка выходила так, как будто ее в попу поцеловали. Надменная и гордая. А Дашка, передо мной одевалась, и я у нее, невольно подсмотрела, что там все у нее гладко, нет никаких волос. Она заметила, что я вижу, и покраснела, как рак.
    Потом врачиха все никак меня не могла уложить. Стыдно было перед ней ноги раздвинуть. Я от стыда даже глаза закрыла. А она увидела и мне говорит.
    — Ах, молодость, молодость! Наивная детка, стесняешься врача. А потом мечтать будешь о том, что бы хоть перед кем ни будь свои ноги раздвинуть. — И вздохнула горько.
    Как она дотронулась там, так я сжалась, а она мне расслабься, да расслабься. А я не могу. От того, что она туда все равно лезла, я так напряглась, что нечаянно письнула. Вот такой конфуз. Она меня даже не посмотрела толком. Все ворчала, что я ее обмочила. А я когда с кресла слезала, то увидела, что я, точно, ее халат спереди обмочила. Вот так я отличилась. Вспомнить даже неловко. Хорошо, что девчонки не подождали меня и вышли перекурить. Хорошо, что ничего не узнали. Заклевали бы».
27 июня
    «Все, документы сдала и мне сказали, что на днях вызовут. Как и хотела, попала на конструктора женской одежды. Помог аттестат. Мама рада и Машка. А я не знаю. Мне, почему то стало жалка и обидно, что я не оканчиваю школу со всеми.
    Верка с Дашкой пойдут на швей- мотористок. Надо было не платье задирать, а учиться, как следует. Мне тоже может чего хотелось, особенно с Генкой, но я его близко не подпустила. Целовался он классно. Каждый раз мне не хотелось от него отрываться. Я все боялась, голову потерять. Как целуюсь, то голова кружится, и ничего не соображаю. Однажды Генка рукой залез под платье, а я все оторваться не могла. Я его оттолкнула, а самой так захотелось, чтобы он еще так раз сделал. Целовал и рукой мне гладил и сжимал грудь. Я потом все трусики свои рассматривала дома, даже их замочила чем то. Девчонки говорили, что мы так течем. Ну не так, как при месячных, кровью, а каким-то соком. Интересно, а они тоже текут? Надо у Верки узнать, она все о них знает. Мне даже слушать ее опасно. А она, как назло, все время мне что-то такое начинает рассказывать о них. И какой у них член. И как они кончают. И про эти, их спермы. Говорит, что они разного вкуса. Вот же гадина! Напробывалась так, что уже во вкус вошла. Я бы так не сумела. Даже с Генкой. Бр… Как подумала, так меня сразу на рвоту потянула. Как она может? А ей, говорит, это очень нравится».
30 июля
    «Все. Со школой я рассталась. Меня зачислили в двадцать первую группу. В сентябре начнется учеба, а пока можно передохнуть. Впереди лето!!!»
30 августа
    «Не вела дневник, было некогда.
    Сегодня, после сборов и знакомства с группой я решила записать, как все прошло. Всего групп на нашем курсе десять. Всех чуть больше ста человек. Причем швеек на половину, одни после восьмого класса, как мы, а другие после школы. Учиться будем в соседнем городе, от нас за двести км. Так как я не смогу часто ездить, то сразу дала согласие на общагу. Живу вместе с четырьмя девчонками, все с нашей двадцать первой. Подружились. Не знаю, как будет дальше, а пока хорошо».
10 сентября
    «Учимся, учимся. Уже прошла первая неделя, а я уже скучаю по дому, по Машке и маме. Как они там без меня? Когда я была рядом, то маме всегда помогала с Машкой, а теперь она одна с ней крутится. Машка хоть и лежачая, а с ней возиться надо все время.
    Написала им письмо. У меня все хорошо. Здорова, сыта и одета. Нам выдали всем красивую форму. Предыдущий выпуск постарался и дизайн отличный, особенно жакет».
21сентября
    «Самый потрясающий день в моей непутевой жизни. Начался с экскурсии на швейку. Все меня поразило. Сама фабрика так себе, а вот люди.
    Первый раз, когда в цех зашли я просто остановилась. Двести теток строчат на машинках. Шум, жара. Все тетки потные, красные. Многие просто бесстыдно раздеты. Одни халатики и те нараспашку, даже трусики видны, и бюстгальтеры, все чуть ли не с открытой грудью. И вот среди них появился он. Я, как увидела его, остолбенела. Высокий, красивый, а глаза… Между прочим, тоже Гена. Геннадий Серафимович. Это главный инженер фабрики. А потом я ничего не могла вспомнить. Куда и где мы ходили. Я все слушала его голос, ловила взгляд. Когда вышли на двор, то все девки сразу же загалдели про него. Оказывается не только я, все в него влюбились. А тетка, которая там, рядом на складе работала, нас осадила и говорит. Дурры вы малолетки. В него вся фабрика влюблена, это чтобы вы знали. А он женат и у него двое детей. Между прочим, жена его очень ревнивая и уже не одну бабу за волосы таскала. Многие говорят, что он ее не любит, а чем-то она его удерживает. Но, знаете как бабы?
    А я еще тогда подумала. Нет, он будет мой! Я его завоюю.
    С этого дня начались мои муки и беды».
30 сентября
    «Проходили практику по разделке тканей. Рядом его кабинет. Мне все время надо внимательно слушать, что говорят, а все мои мысли о нем. Когда дверь открывается, то я ничего с собой не могу поделать и жду появления его. Меня уличили. Девки говорят, что он в командировке, так что успокойся и займись делом. Они смеются и довольно обидно подшучивают. Все нас называют малолетками. Обидно. Я, например, выше многих и буду, пожалуй, красивей их. Еще посмотрим, кто не дорос».
7 октября
    «Запомню этот день на всю жизнь. Это день моего знакомства с ним, моим Серафимушкой. Я все там же. Дежурю у его кабинета. Делаю вид, что осваиваю раскрой. Все на обеде, я жду его появления, он в кабинете один. Это я уже вычислила. Пока ждала, отвлеклась и стала смотреть в окно. Как он подошел, я не слышала. Ощутила его всей спиной. Он подошел сзади и положил мне руку на плечо. Я даже не вздрогнула, знала, что это он. Спросил. Почему не обедаю? Я не могла ответить, горло сразу высохло и перехватило. Спиной чувствую его всего, как будто вижу. В голове одна мысль. Удержать, удержать!!! Он поворачивает меня к себе. Я его не вижу, слезы мешают видеть. Так я ждала его. Спрашивает меня, что случилось? Почему плачу? Я вся дрожу, от волнения онемела. Он, молча, тянет меня под руку к себе в кабинет, сажает на диван. Дает воды. У меня так руки трясутся, что он меня поит. Зубы стучат по стеклу. Делаю два глотка и отключаюсь. Все перед глазами поплыло, его голос слышу, а понять не могу. Потом все, темнота.
    Очнулась в его кабинете. Медсестра наклонилась, колдует со мной. Вижу встревоженное лицо и слышу его голос. Он спрашивает сестричку, как я себя чувствую, что надо. Она отвечает ему, что со мной был обморок и мне надо на свежий воздух. Он бросается к окнам, возится и распахивает. Мне становится лучше, и я улыбаюсь ему. Сестра ушла за подмогой. Он присел рядом, взял мою руку. Гладит. Говорит.
    — Не пугай меня, слышишь, красавица. — Это он мне! Я в его глазах красавица!!! Спросил меня, как зовут. Ели-ели прохрипела.
    Он — Понятно, значит Любочка — однолюбочка.
    Я — Спасибо, Серафимушка
    Он — Спасибо, за что?
    Я — За то, что заметил.
    Он — Заметил давно, подойти не решался.
    Я — Ты подошел и вот я у твоих ног.
    Он — А это правильно? Ты же еще девочка?
    Я — Девушка, Любочка — однолюбочка. Мне уже семнадцать
    Он — Мне, тридцать семь. Жена, дети, и эта фабрика.
    Я — Пусть они будут. Я однолюбочка, Серафимушка. Мне фабрик не надо.
    Он — А что тебе надо?
    Я — Только одного.
    Он — А как же все остальное?
    Хотела ответить, но тут входят люди и тянут меня в медчасть. Я только мельком взглянула и вижу его задумчивые глаза, которые смотрят мне в след с вопросом. С этим взглядом я исчезаю надолго»
15 ноября
    «На две недели меня упекли в больничный стационар. Между прочим, это по его просьбе, как выяснилось потом. На второй день мне принесла медсестра красивый букет из простых цветов.
    — Это от него, — Сказала. — Ой, какой симпатичный и милый мужчина!
    Я знала, что это от него. Расплакалась. Опять прыгнуло давление и мне попало. Три дня ко мне никого не пускали. На третий, приехала мама.
    После расспросов и слез, я ей все рассказала. Мы сидели одни, на солнышке и я хорошо видела ее глаза. Она с удивлением, долго смотрела на меня, а потом сказала, что она и не заметила, как я выросла. Я стала настоящей красавицей. Так она сказала.
    Вместо упреков, она рассказала, как так же влюбилась, как и я, в женатого и умницу. Ее единственного мужчину. А потом, глядя мне в глаза, сказала, что ни о чем не жалеет. И что ей в жизни повезло, она была близка с настоящим мужчиной. Знала, что ее любили, и она любила. И что мы, с Машкой, ее и его любимые дети. А то, что Машка такой родилась, так это за все ее грехи. Сладкие эти грехи, ой какие они сладкие.
    Сидели и молчали. А потом она мне говорит.
    — Красавица моя, поступай так, как велит твое сердце. Никого не слушай. Это твоя жизнь. Ты ей распоряжаешься сама. Как поступишь, так и будет. Помни, что за все в своей жизни, что ты сделаешь, тебе придется заплатить. Решай сама. Ты стала взрослой и скоро станешь женщиной.
    Я подняла голову. А она.
    — Да, да родная! Когда ты выбираешь мужчину, то девочка становится женщиной».
25 ноября
    «Сегодня состоялся разговор с Наденькой — директрисой фабрики.
    Сразу, как только она прошла к себе в кабинет и поздоровалась с нами, ко мне подошла секретарша Наташка, отвела меня в сторону и тихо сказала.
    — Слушай, Любка. Я ничего толком не знаю, но вчера слышала разговор на повышенных тонах Наденьки с нашим Геночкой. Такого я не помню ни разу. Они никогда не ругались. А тут. Вообще, что я услышала, так это то, что тебе сегодня «вывернут матку наизнанку», Наденька так и сказала. Ты представляешь! Она так сказала о тебе!
    Она сопела напудренным носиком рядом со мной и все озиралась по сторонам. А потом, кивнув кому-то, продолжила.
    — А Геночка выходил и так саданул дверью, что у меня чай для Наденьки разлился. Вот, как. Извини, меня. Но я тебя не видела и ничего не говорила. Я молчу, я могила!
    И она, улыбаясь всем нам, медленно уплыла за дверь. Девки, меня спросили о том, что этой пигалице от меня нужно. Знали, что она хоть и была воображуля, но без обидной. Она всегда старалась кого-то из нас предупредить заранее, когда нависала гроза над чьей-то головой.
    Девки меня тормошили, расспрашивали, а я словно заморозилась. Молчала и пыталась работать. Раскрой был очень сложным, и я все никак не могла сосредоточиться и примериться. У меня все валилось, из рук и голова никак не могла включиться, в работу. Девки и я нервничали.
    Я ведь уже давно была у всех их в авторитете, когда настояла на своем и то, что я предложила, решило, наконец, надоедливую проблему с серийным пошивом модели одного очень крупного заказа. А решила я эту проблему не одна, а с мамой. Рассказала ей все и показала. Мы с ней советовались, а потом я, все — таки, нашла наше совместное решение. С той поры я все время стояла на раскрое и не скрою, все заказы сначала прогоняли по моим закройкам, а уже потом, они шли на пошив фабрики, в серию. Это была идея Наденьки, нашей директрисы и меня перевели сюда, рядом с ее кабинетом. Здесь, за стеклянной перегородкой мы колдовали, в составе группы кулибиных, как называли нас все девки, на фабрике. Я этим местом очень гордилась и дорожила. Еще бы! Мне только восемнадцать, а я уже веду всю фабрику за собой! Мама, когда узнала, то написала письмо Наденьке, и я его передала. Она прочитала, а потом долго со мной беседовала в своем кабинете. После чего меня перевели постоянно на это место и присвоили третий разряд. А теперь? Что мне ждать? Понятное дело, не милости. Но, что?
    Перед самым обедом секретарша Наташка вышла и попросила меня зайти в приемную к директору. Девки думали, что это по поводу моей вчерашней промашки, которую я хоть и исправила во время, но несколько платьев пошло на перешив, из-за меня. Пусть думают. Меня это вполне устраивало. Я то, знала, что меня ждало и почему этот вызов сегодня».
25 ноября
    «Продолжение. Когда я вошла в кабинет к Наденьке, то она поздоровалась, а потом сказала, что я очень похожа на маму и она ее знает больше пятнадцать лет. Они вместе работали, пока мама не родила Машку. Мама была лучшей закройщицей фабрики. Так, что и я должна стараться, как мама. О моих трудовых успехах она наслышана и решила поставить меня, так же как маму, на раскрой. А вот, что касается моих других успехов? Она смотрела на меня и как бы спрашивала, поняла ли я ее. Я смотрела на нее и, по-видимому, она что-то такое решительное, увидела в моем взгляде и молчала. Но и я молчала. Время тянулось, и секретарша уже пару раз заглядывала, а мы все сидели молча. Наденька меня внимательно рассматривала. Наконец, она медленно и не очень дружелюбно говорит, что бы я не разваливала ей коллектив и не лезла в чужую семью.
    Мне все в этом разговоре не нравится, и я не могу согласиться, с такой постановкой вопроса. Поэтому ей так и говорю. Она слушает, а потом мы опять выпадаем надолго в молчанку. Наташка уже раз пять заглядывает, а мы все молчим. Наконец Наденька, оставляя за собой поле, нашего невидимого сражения, говорит мне, что с завтрашнего дня я буду работать закройщицей, а это рядом с ее кабинетом и она с меня глаз не будет спускать. А потом, хамски, как это всегда бывает: «Иди и работай»!
    После этой записи дальше все тексты отрывками. Дат нет.
    «Сегодня с ним целовалась. Не могла оторвать своих губ. Так бы и ходила в соединении наших губ. Его поцелуи страстные. У меня весь мир исчезает, когда он касается меня губами. От него так пахнет, что у меня кружится голова и замирает сердце.
    Домой сразу идти не хотелось. Я, после расставания с ним, еще час кружила по городу. А ночью я проснулась от страстного желания иметь его. Оставшуюся часть ночи не спала, все вспоминала и фантазировала о нас. Не знаю какой, он мой любимый, на вкус? Одно утешает, скоро, очень скоро испробую»!
    «Почему-то вспомнилось, как я впервые познакомилась с вопросами секса.
    Училась в классе пятом, наверное. Была отличницей, по всем предметам, кроме физры. После рождения Машки, мама сидела, с ней дома и нас три человека кормилось, тем, что она успевала заработать, как надомница. Ей хронически не хватало времени и она, по сути, кормила еще кучу всяких баб, которые забирали ее раскрой и быстренько строчили прекрасные платья. Они хорошо получали, а мы почти голодали. Вот такое получалось разделение труда, пока я не стала помогать маме и не села за машинку. Теперь мы с ней, сообща, стали быстренько перетягивать денежный мешочек на свою сторону. Но, надо знать подлость баб. Они быстро объединились, и настрочили куда следует. Что, мол, я своей мамкой эксплуатируюсь нещадно и это вообще, не детское дело, сидеть за машинкой. Нас, с их подачи, штрафанули, и вскоре я, стала похожа на бескровную девицу, как из сказки. Поэтому, как дело доходило до физических упражнений, то я пасовала. В результате, двойка по физре. Надо было срочно, что-то делать.
    Мама мне давала по яблоку каждый день и просила меня есть его подальше от детей. Иначе, я бы обязательно поделилась. Это, точно! И вот, сижу я как-то, в своем укромном уголке, жую яблоко, а рядом старшеклассницы, прячутся, вышли перекурить. Я не слушаю их разговор, читаю учебник, но вдруг напрягаюсь, так как у них заходит разговор о физре. Больная тема!
    Я внимательно прислушиваюсь к их чудовищным словам и по правде мало, что понимаю. Одни какие-то матюкливые слова и еще такие, назначение которых, я тогда, не знала. Пенис, коитус и, почему-то, использовали слова, которые для меня ничего сексуального и предосудительного не означали. Типа давится, сосаться, яйца и прочие термины близости. К слову сказать, они говорили о нем очень уважительно и этими не понятными для меня словами. Они описывали, какие-то действия с физруком, после которых, у них в журналах появлялись оценки отлично. Мне только этого и было надо. Я запомнила этих девчонок. И вот же, сообразила!
    Я знала, что если я их начну расспрашивать, то ничего не узнаю, это раз, а во вторых еще и по шеи могу получить, а это два. Так, вот. Узнала, из какого они класса и на доске, в коридоре, из расписания уроков, узнала, когда у них будет физра. Потом я вычислила, что физра между уроками, не подходит, а вот в пятницу, последними часами это как раз то, что надо.
    К своей операции я подготовилась заранее. Мои занятия, в школе, закончились раньше, и я поджидала в соседнем, со спортзалом, классе, появление этих девчонок на последнем уроки физкультуры. Моя задача сводилась к тому, чтобы не пропустить того момента, когда все их одноклассники переоденутся и уйдут домой, после занятий, а они останутся, я все увижу и узнаю.
    Так все и получилось. Эти барышни закопались в раздевалке, и я их, среди уходящих ребят, не увидела. Потом, я увидела физрука, который подошел и позвал их по имени, каждую. Я запомнила. Те откликнулись, и он довольный, опять вернулся в спортзал. Через минуту, обе подружки, в спортивном трико, прошли мимо и скрылись за дверью в спортзале. Я тихонько подошла к двери, но ничего не слышала. Потянула за ручку и дверь в зал открылась. Зашла, оглянулась. Никого. Потом поняла, что для оценок им никакой спорт не нужен, и они зашли в тренерскую комнату, в торце зала. Я тихонько прошла через весь зал, отметила для себя, что смогу быстро спрятаться тут же, за матами, и подошла к двери тренерской комнаты. То, что я отчетливо услышала, для меня было, полной неожиданностью. Впервые в жизни я услышала стоны и выкрики людей, которые занимались сексом. Причем, так отчетливо, что я сразу же об этом, почему-то, догадалась. Девочка, девочка, а инстинкты сработали сразу! Сразу вспыхнула и смутилась. Я просто остолбенела.
    Я даже не помню, как я добралась до дома. По дороге, у меня все время в ушах, слышались эти крики и стоны. Ума, у нас с мамой, хватило. В- первых, я ей все честно и подробно рассказала. Во-вторых, мама оставила меня с Машкой и, расспросив об именах девок, немедленно ушла в школу, прихватив мой дневник. Потом я ее ждала, и когда она вернулась, то ничего не сказала, а показала мне дневник, где почти по всем страницам, за уроки физры, у меня стояли большие и жирные пятерки, с подписью физрука. В итоге, я закончила учебу, с отличными оценками, по всем предметам. Это был мне первый урок того, что может дать секс умной женщине (моей маме — трезвый расчет), а мне, что главное, это доверие во всем, особенно своей маме и (самому близкому человеку)»
    «То, чего я ждала, чего хотела, свершилось! Он мой!!! Он мой первый и единственный мужчина. Но, сначала все по порядку.
    Мне надо было выбрать время и место, что бы стать его женщиной. Я осознавала ту опасность, которую мне и ему могла принести, правда о том, что мы встречаемся и зашли так далеко. Я понимала, чувствовала, как большинство девок на фабрике следили за каждым моим и его шагами. Напрямую, никто о наших встречах не говорил, а если меня спрашивали, то я все отшучивалась. Многие успокаивались, а потом опять с вопросами. Как мы с Серафимушкой не старались, но нас все время, все равно медленно, но правильно рассекречивали, нас вычисляли сообща, все. Где то происходила утечка сведений о нас. Я лихорадочно ее искала и не находила. Видимо, я выдала себя, ненароком, во взглядах, движениях. И они это чувствовали, истосковавшиеся по мужчинами, бабы. Они всегда, интуитивно чувствовали близость и любовную связь рядом. Что-то в этом было от животных, стада и первородных инстинктов. Я чувствовала, как около меня бабы звереют. Я это чувствовала во взглядах, спиной. Они не простят мне Серафимушку, никогда.
    Мне на помощь пришел любимый. Под зданием фабрики, в лабиринтах подвалов, в свое время было выделено помещение под какие-то склады. Со временем о них престали упоминать, так как к ним вела, довольно крутая лестница и что-то таскать по ней было не возможно. В одной из таких комнат мы и стали встречаться с ним. Первый раз он меня встретил и провел туда, а потом я сама ускользала туда на часик. Девки знали, что я ухожу, но не могли найти меня, а я говорила, что уходила по делам, в город. Какое-то время это помогало, а потом, в бессильной ярости они начали за мной самую настоящую охоту. Ни на минуту меня не оставляли одну, все время со мной кто-то был рядом и дежурил. Но я все равно ускользала от них. Меня направляла и берегла любовь, а их ненависть, которая их разрушала.
    Первый раз, когда мы спустились, я все озиралась и боялась. По правде говоря, хоть мне тогда и было все равно где, лишь бы с любимым, но я первый раз сжалась, не смогла быть такой, какой хотела. Мы пробыли несколько минут и я, умоляя его, выпросилась и с облегчением вышла.
    На другой раз, когда я, по нашей условной договоренности, а это был наш с ним знак, которым он ставил меня в известность, что ждет меня в обед, спустилась, то приятно была удивлена тому, что застала нашу с ним комнатку с мебелью и даже с постелью. В ней был свет, крепкие двери с замком и даже туалетом, за ширмочкой. Вот как он постарался! Недаром, он был главным инженером. Моим, самым главным инженером! Самым, самым и моим!
    На этот раз я расслабилась, и мы впервые за все наши встречи почувствовали себя по-настоящему счастливыми. Мы целовались, стоя, лежа и я даже позволила ему меня слегка потрогать себя. Боже! Мне так хотелось! Я вся сгорала от желания! Но у меня еще только-только, как закончились месячные и еще мазало. Я и не знала, можно ли мне или нет?
    Серафимушка это видел и сказал мне, что завтра, в субботу, когда на фабрике будет, совсем мало людей мы встретимся, и пробудешь вместе столько времени, сколько захотим. Я загорелась, затрепетала. Поняла, что завтра я стану его женщиной.
    Всю ночь я практически не спала. Я готовилась стать женщиной. Трудно описать все те мысли и чувства, которые меня обуревали тогда. Я и боялась, боялась впервые проникновения в меня мужчины, ничего, практически ничего я не знала об этом. Вспомнила, как я тогда пожалела, что не стала слушать рассказов Верки. А ведь надо было! Все моя глупость и природная застенчивость! А теперь, мне страстно этого хотелось, и в то же время, я боялась. Одно меня успокаивало, что это сделает он, мой любимый, мой самый близкий мне человек.
    Наутро меня колотило так, что девки по комнате всполошились. Не заболела ли? А когда я сказала, что пойду заканчивать дела на фабрике, то они меня ели-ели отпустили. Ведь это был выходной день, и они это знали. А я наплела им, что так надо и у меня неприятности, мол, что-то не так получилось с раскроем и мне надо спокойно все переделать и еще раз проверить. Я так убедительно им врала, что они, впоследствии, за меня стояли горой и всех моих шпионок усыпили своими клятвенными заверениями о моей непричастности.
    Так ли не так, но я добралась до фабрики и вместо того, чтобы пройти на свое рабочее место, а потом уйти, я сразу спустилась, открыла комнату и стала его ждать. Я сама не заметила, как уснула. Сказалась бессонная ночь. В нашей комнатке, было очень тепло, не смотря на то, что было холодное время года. Вдоль стены проходила теплотрасса котельной, и Серафимушка снял всю изоляцию с трубы. От нее пылало жаром. Я всегда очень крепко спала, а в то утро, особенно.
    Сквозь сон я смутно почувствовала, как теплая рука нежно тронула мою ногу и медленно поднимается по ней. Мне снится, что это Серафимушка и я, вместо того, чтобы проснуться и контролировать себя, наоборот, поворачиваюсь и раздвигаю в стороны ноги.
    Эта рука ложиться мне на лобок, заставляя трепетать все тело. Я вся в предвкушении, напрягаюсь, пытаюсь проснуться, но лишь еще сильнее зажмуриваю глаза и проваливаюсь в свои эротические видения. Мне снится, что его сильные руки стягивают с меня трусики, и я ему помогаю своими руками, и приподнимаю, послушно, бедра. Потом, его руки широко разводят мои ноги в стороны. Я чувствую, как к моему лоно, припадают его теплые, влажные губы, и он начинает касаться меня своим горячим и влажным языком. Секунды я витаю в блаженстве, а затем, вдруг вздрагиваю, меня укололи волосы там. Что это?!!! Почему волосы. Какие волосы у его рта? Это усы!!! Догадываюсь я, и с ужасом просыпаюсь.
    Сердце колотится, я задыхаюсь. Кручу головой ищу глазами того, кто был рядом. Никого. Все еще ничего не понимаю, не верю своим глазам. Вокруг тишина, я одна. На лобке рассыпаны крошки черствого хлеба. Как я его грызла, так и уснула. Слышу его шаги по лестнице. Судорожно пытаюсь поправить на себе одежду, потому, что мои трусики, в самом деле, спущены, и я действительно сижу, с разведенными в стороны ногами. Не успеваю, дверь открывается и входит он, мой дорогой, мой Серафимушка. Я вижу его изумление от моего вида. Дергаюсь, пытаюсь сидя натянуть на себя трусики. Руки трясутся, не получается!!!
    — Я…. Я — Что-то невнятное лепечу я. — Ты…ты.
    — Не волнуйся, это действительно я. Что — то случилось? Почему ты так встревожена? — Спрашивает и присаживается рядом со мной.
    Я все еще борюсь с этими дурацкими трусами. Резинка перекрутилась, и они свернулись, предательски, в бесформенный комок.
    Я — Ты видишь? У меня ничего не получается!
    Он — А давай от них вообще избавимся?
    Я — Почему? Нет, они мне еще нужны.
    Он — Сейчас не нужны. Успокойся, и дай, я тебе помогу, от них избавится.
    Он легко опрокидывает меня на спину, я сжимаю ноги и чувствую, как мои дурацкие трусы съезжают по ногам, а затем, он стаскивает их, поочередно приподнимая мои ноги. Все. Секунду смотрю на него. Вижу его лицо, чуть улыбающийся рот и глаза. Его глаза! Мои самые дорогие на свете. И ноги мои сами расходятся в стороны. И не просто расходятся, а широко раскрываются. Я теряю дыхание, замираю, закрываю глаза, жду. Каждой жилкой, каждым кусочком тела я жду его прикосновений. Мне не жить! Проносится у меня в голове. Если он не……
    Не успеваю подумать, как тут же ощущаю его горячее дыхание там, где я его жду, где даже во сне, я его чувствовала, как на Яву.
    Секунду и вот оно это касание! Меня, как будто, пронизывает током, я сладостно и протяжно мычу.
    — М…м…м…!!!
    Его губы обжигают меня так, что я вздрагиваю, потом чувствую, что меня касается теплый и мягкий кончик. Ах!!! Ах!!! Хватаю воздух, перекошенным от волнения ртом.
    Еще, еще легкие прикосновения, а затем, сильный и смачный мазок, толстым, горячим и влажным. Я вся дрожу, голова кружится, я улетаю. Потом волшебство отрывается. Я хватаю руками его голову и тяну, тяну в себя, туда, назад, в себя. Опять эти касания. Меня всю трясет, по телу мчится волна к низу, туда, волна безумного тепла, вместе со счастьем.
    — А…а…!!! — Лепечу я. — Еще… еще!!! Про. шу!!! Продолжай! Не останавливайся!!! Лю…би…мый!!! — Слова прыгают по дрожащим губам, тянутся и с трудом вырываются.
    Опять я чувствую, как меня ласкает нежный и горячий кончик. Раз, раз. Потом мазок, тягучий и горячий. И опять. Раз, раз.
    Теперь я спокойнее, я не безумствую, а начинаю ими наслаждаться и насыщать свое лоно.
    Потом чувствую его горячие и широкие ладони, которые двигаются по бедрам, потом скользят по животу и наконец, достигают того, чего я так безумно хочу. Горячие, нежные пальцы подлазят под бюстик и касаются груди, нежно прижимают ее ткани и сладостно растягивают в стороны. Я чувствую, как от этого у меня там все сжимается и что-то безумно сладкое лезет, обнажается из меня. Потом сладострастный удар! Опрокидывающий и щемящий, удар по всему телу. Я безумно жду еще. Еще. Мне надо еще, еще. Мягкий и нежный язык коснулся и опять это головокружительное потрясение. Что это? Чего он касается? Уже хочу открыть рот, как это попадает во что-то горячее и влажное и через секунду его сосут. Безумно тянут. Мне тяжело вздохнуть, начинает мутиться сознание. Меня, словно всю тянут через это. Высасывают куда-то туда.
    Горячая волна накатывает и заполняет лоно. Ей уже так мало места, что я чувствую, как она прорывается сквозь мою плоть и горячими струями тянется под меня через попку. Я вспотела, мне нечем дышать. Еще секунду в этих щемящих ударах. Все, у меня не остается сил. И тут я чувствую, как холодеет открытое лоно, в наступившем одиночестве оно открыто и страстно обласкано. Я открываю глаза и вижу только его большие и ласковые глаза, которые смотрят на меня.
    — Уже все? — С тревогой и болью, спрашиваю я. — Ты меня больше не будешь?
    А что не будешь. Никак не могу сообразить я. Как назвать все это? Потом нахожусь
    — Серафимушка! Я люблю тебя! — Тянусь к его лицу и целую в губы.
    На его губах мои соки и запахи. От неожиданности я замираю, а потом впиваюсь в его губы и всасываю в себя эти следы своей любви с его сладких и родных губ.
    В изнеможении я валюсь на наш старый и потертый диванчик. Мне жарко и мне очень хочется обнажиться всей своей плотью. Он рядом, сидит и смотрит на меня, касается лица и нежно поглаживает. Я провоцирую и говорю.
    — Ложись со мной, ложись рядом, любимый.
    Он снимает обувь. И пока он ищет что-то глазами, я дотрагиваюсь рукой, и начинаю расстегивать ворот, а затем остальные пуговицы на его одежде. Он наклоняется, я стаскиваю рубашку, ложится и я, своими дрожащими руками берусь за пояс брюк. Сползаю к ногам. Неумело расстегиваю ремень и зачем то вытягиваю, а затем, отбросив его на пол, я оборачиваюсь и грудью ложусь между его ног. Сквозь ткани я чувствую его, моего мужчину. От охватившего меня вожделения мне трудно дышать. Руками ищу и, подцепив пальцами, тяну за хвостик язычок молнии. Я вся напрягаюсь, мне чудится, что я сейчас увижу такое, что у меня кровь заклокочет. Я действительно ищу его рукой и когда натыкаюсь пальцами, неожиданно для самой себя, обхватываю его и сжимаю. От ощущений его плоти я задыхаюсь. Первое, что проносится в голове, он огромный. Я все никак не могу оторвать и передвинуть свои пальцы. Опять мысль, он теплый. Ощупываю и через ткань чувствую, что он упругий. Все не могу и не буду. Теперь мне надо, нет, я должна его видеть. Приподнимаю его бедра, стягиваю брюки. Непослушными руками цепляю резинку трусов и тяну их пальцами вниз, с закрытыми глазами, от возбуждения и какого-то страха. В голове стучат молотом, сейчас, сейчас я увижу его. Не понимаю почему, но я, так и ложусь на него прямо лицом, не открывая глаз. Горячая, напряженная плоть упирается всей своей откровенной и обнаженной плотью на нежную кожу. Я, затаив дыхание, медленно поворачиваю голову, перекладываю ее и расплывчато вижу в двух сантиметрах от себя неописуемое волшебство природы, мужской орган. Я пристально смотрю на него, но вижу неясно, расплывчато, лицо слишком близко. Мысленно перебираю в голове названия ему — пенис, член, достоинство и, почему-то, матерные слова, которые слышала не раз, хотя никогда ими не пользовалась, но знала. Но все они кажутся правильными, и к самому месту.
    Слегка отодвинулась и теперь во все глаза рассматриваю его совершенное естество. Рука сама ложится и пальцы, подрагивая, робко касаются его. Я вся отрешилась настолько, что не слышу и не вижу ничего вокруг. Забыла, где я, кто рядом. Все отошло на второй план. Передо мной мужской член. Настоящий, живой.
    Я много думала, размышляла о том, что и как он делает в лоно женщины, но никогда не задумывалась о том, что он из себя представляет. Было какое-то смутное и очень поверхностное видение и не более того. Теперь я намеревалась всего его разглядеть и запомнить, ведь мне предстояла жить с ним и запускать в свое лоно.
    Немного осмотревшись, я осторожно подбираюсь под него рукой и, приподняв, беру двумя пальцами, приподнимаю. Он жестко топорщится, выгибается, закрепленный в теле. Под ним различаю сморщенный мешочек, с округлыми очертаниями. От нахлынувшего вожделения, от ощущения живой, теплой и упругой плоти, у меня перехватывает дыхание. Горячая волна захлестывает мое лоно и, я, не сдерживаясь более, вдруг наклоняюсь и касаюсь теплого ствола своими трясущимися губами. Целую. Еще, еще. Прижимаюсь лицом, открытым ртом, веду осторожно кончиком языка от низа к верхушке и ощущаю, как губы охватывают, а затем проскальзывают снаружи головки и рот захватывает ее, осторожно заглатывает. Ощущаю сырую, горячую плоть человека, мужчины. Язык двигается, скользит по гладкой поверхности, отмечая вкус кожи, соков, а ноздри щекочет запах. Не с чем несравнимый запах мужского достоинства.
    C этих мгновений, мой девичий мозг, навсегда отравляется, как наркотиком, ощущениями, вкусом, запахом и образом мужского члена. Этот наркотик все разрушает в моем мозге так, что я сама искажаюсь и уже больше жить не могу без него. Вся моя прежняя жизнь девочки исчезает в туманном прошлом, безмятежно прожитого времени.
    Все, теперь я хочу его принять в себя, я просто горю от желания.
    Приподнимаю голову, но крепко держусь за него пальцами, и вижу, как мой мужчина с интересом и внимательно смотрит на меня. Я вспыхиваю, но наркотик, разрушая мою девичью скромность, вырывает из меня бесстыдные слова.
    — Я хочу тебя! — Секунду борюсь, а потом, все же стыдливо добавляю.
    — Я хочу, очень хочу, но я боюсь. Я еще девочка.
    Серафимушка нежно гладит мои волосы, смотрит спокойно и ласково.
    — Не бойся, любимая девочка. Я буду с тобой осторожным и нежным. Я люблю тебя!
    Меня начинает трепать нервная дрожь, и я уже мало чего понимаю и соображаю. Мне хочется, мне страшно, но меня толкает и толкает наркотик, которым я всерьез и навсегда, только что, отравилась. Я хочу его! Да! Хочу, хочу!!! Последние слова слетают с моих губ, и мне кажется, что он их слышит.
    Он начинает действовать. Приподнимается, медленно прижимаясь ко мне, переворачивает меня на спину. Я как во сне, вроде все вижу, но не понимаю, я вся хожу ходуном. Мое тело трясет, оно боится, но оно трясется и страстно ждет. Потом он медленно раздвигает мои ноги и опускается между ними. Я почти задыхаюсь от тяжести и тепла его тела и от того, что я чувствую его упругую плоть, которая следует за его телом и прижимается к моему лоно. Секунду я не живу. Вся напрягаюсь так, что слышу непрерывные удары своего сердца. Бум, бум, бум.
    Ощущаю касание. Бум, бум, бум.
    Потом, некоторое облегчение тяжести от тела, которое слегка приподнимается и
    затем, сильное давление члена там, затягивающее кожу в мое лоно. Секунду, еще. Сердце бум, бум, бум. Потом чувствую, как он помогает себе рукой, ощущаю его горячие пальцы, которые резко растягивают лоно. Рядом с моим ухом его учащенное и горячее дыхание. Сердце бум, бум, а потом, в меня влезает, что- то такое, что сильно и почти нестерпимой болью растягивает и тут же надавливает там, и все сильнее и сильней, медленно вдавливается в глубину моего тела, Мне больно. Мне почти непереносимо больно. Дыхание замирает. Только сердце бешено, бум- бум, бум- бум.
    Секунду, две, я терплю. Терплю от того, что мне, несмотря на эту боль, страстно, безумно, вопреки всякому разуму, дико, по животному, хочется его проникновения в меня. Тут же наркотик, предательски, с силой толкает мои бедра, навстречу и я вдруг чувствую, как сквозь обжигающую, острую боль в лоно, в меня, бесконечным, невероятным и долгим движением, вглубь, куда-то в самую глубину, уходит горячее и упругое тело мужского члена, почти разрывая на части мое лоно.
    — А…а…! Нет… нет….нет!!! — Кричу я.
    Это уже во мне. Секунду, и я начинаю жить вновь, в ином, другом измерении, в том предназначении мне природой, которое неотвратимо свершилось, и я стала женщиной!!!
    Я его чувствую в себе. Он огромный, он горячий, он крепкий, он беспощадный. Но он во мне! Я чувствую его в себе каждым миллиметром своей плоти, каждым кончиком нерва. Я сливаюсь с ним, растворяюсь, всаживаюсь и страстно вжимаюсь.
    Дрожащими рукам хватаюсь и с силой вжимаюсь в тело моего мужчины. Первого моего мужчины, моего и любимого!
    Бесконечные секунды блаженства вдруг нарушают ощущения шевеления и затем, движения там, внутри.
    Все мое тело взрывается и бунтует, мне нельзя его отпускать! С началом его движения из меня, сразу же, как будто бы все выворачивается наружу, а затем, впитывает, затягивает, засасывает внутрь, вместе с блаженством, и следующим движением обратно, в меня. Мое тело в блаженстве растворяется, и я улавливаю, начинающийся ритм этих божественных движений природы, которыми начинает любовную игру повелитель моего тела и самой моей жизни.
    Его движения осторожны, не быстры и вместе с тем они очень настойчивы, они ритмичны, они фантастически возбуждающие. Я ловлю эти волшебные и ритмичные движения. Ра. з, — ра. з! Ра…з, — ра. з! Ощущаю в себе его перемещения по моей живой плоти, которую он, в своих движениях то вытаскивает, то возвращает, то вытаскивает и возвращает. Целомудренные и нетронутые никем ткани моего разгоряченного лона, впервые разбужены и растянуты его мужским естеством.
    Оно движется, бесконечно глубоко и я чувствую, как дотрагивается до чего-то, такого от чего мое сердце заходится, и я вспыхиваю, а затем проваливаюсь, и мгновенья никак не ощущая себя, свое тело, окружающее. Потом опять возвращаюсь к действительности и ловлю эти волшебные движения, до следующего неожиданного касания. Сознание возвращается вместе с ощущениями ритмичных и настойчивых движений его плоти во мне. Но вот я неотвратимо почувствовала, как мое лоно начинает, теплеть, а затем, полыхать, гореть и вместе с ним и все мое тело. Я чувствую нарастание божественного сексуального возбуждения.
    Мое тело начинает напрягаться и сжиматься, лоно сильнее сужается. Мой повелитель больно и сильно стискиваем меня в крепких объятьях, и вдруг я чувствую, как его член, увеличивается и напрягается так, что деревенеет, а затем, вдруг, я ощущаю горячую струйку, которая бьет из него в мое лоно.
    Он замирает, его тело конвульсивно, несколько раз дергается, он стонет и замирает. А я, ощущая его возрастающее возбуждение, не успеваю за ним. Хотя ощущаю горячую, бьющую струйку из его члена, и почти догоняю его, в своем стремительном возбуждении от ошеломляющих ощущений, но все же, не успеваю за ним слиться, в этом отрешенном экстазе. Мое возбуждение все еще сдержано, не раскрыто и не набрало той силы, чтобы сокрушить мое тело. Ведь я, еще только ступаю, самыми кончиками пальцев, и делаю, самые первые, в своей жизни и неуверенные шажки, по взрослой дорожке наслаждения сексом.
    Я лежу под тяжестью его мощного тела и чувствую, как это волшебство медленно спадает, теряет упругость. Я хочу его удержать в себе и опрометчиво сжимаю лоно. Член неожиданно ускользает из моего лона. Я ели успеваю рукой прикрыть свое лоно, из которого, вслед за ускользающим членом, быстро тянется горячий и липкий след соков и семени. Серафимушка целует меня и шепчет слова благодарности своей девочке. А я все еще нахожусь во власти безумной страсти и незабываемых ощущений свой первой в жизни близости с мужчиной.
    Серафимушка отворачивается и вытирается. Внезапно меня поражает, как молния, мысль, что я забеременею. Да! Да! Я обязательно забеременею, ведь он в меня… И во мне все холодеет от этой мысли. Я тут же вскакиваю, сжимая лоно, и стремительно мчусь голая за ширму. Мое сердце панически прыгает от осознания того, что в меня проникли его соки, и я могу забеременеть. Я настолько не опытна, что хватаюсь руками за все, до чего достаю, но не знаю, что, же мне делать. Отрываю руку и вижу, как из моего лона, длинной и тягучей нитью медленно вытекает семя и к нему примешивается кровь от моей, только что утерянной девственности. Только сейчас, вместе с обжигающими струйками и каплями мочи я почувствовала, что я рассталась с ней навсегда. И я ощущаю это, по остаткам медленно затухающей, снизу боли. Я начинаю паниковать и срываюсь с места.
    — Серафимушка, милый, любимый! Помоги мне! Я забеременею! Они из меня не выходят!
    Он смотрит на меня с улыбкой, а я, приседая на корточки с прижатой к низу рукой, вдруг начинаю на него страшно злиться.
    — Иди ко мне, любимая и родная! Какая же ты, все-таки наивная и ничего о себе не знаешь.
    Я плохо слышу и понимаю, что он говорит мне. Сижу голая, перед ним, на корточках, сдавливаю свою киску и никак не могу на что-то решиться. То ли отпустить руку, то ли вернуться и что? Что делать дальше? Я не знаю! От всех этих неожиданных вопросов я теряюсь, но не могу найти никаких ответов. Мне становиться страшно жаль себя, маленькую и беззащитную девочку, которая брошена им, моим искусителем. А потом возникает подлая мысль. Это он, он во всем виноват! Поднимаю голову и уже готова кричать ему это в лицо, но как только я вижу его глаза, его обнаженное тело, у меня сразу все изменяется и в настроении и в мыслях. Это он, он такой меня сделал! Он меня сделал женщиной! О! Какой он! Он мой самый родной и любимый на всем белом свете.
    Приподнимаюсь, но рукой прижимаю губки внизу и шагаю к нему. Пусть, пусть будет все! Только бы с ним, только с любимым!
    Я почти валюсь на него, и он меня нежно подхватывает, помогает улечься рядом. Сразу заботливо накрывает, целует и шепчет мне.
    — Ну, что ты! Что ты! Любимая девочка! Успокойся! — Целует, целует.
    А я уже таю, уплываю в волне его запаха, тепла и заботливости. Господи! Пусть будет, что будет! Пусть беременность, пусть еще что-то, но только с ним, от него. Я согласна на все. Только с ним, только с ним!
    А потом он, согревая меня своим телом, заботливо подает и вместе со мной обтирает мою страдалицу — киску, и даже успевает поцеловать ее ненароком. Я таю, я успокаиваюсь. Следом, он говорит мне, что я зря волнуюсь. Что я сейчас не могу забеременеть, никак. Я недоверчиво смотрю в его глаза и он, успокаивая меня окончательно, спокойно и очень доходчиво растолковывает, почему. Я слышу и не слышу, понимаю и не понимаю. Я вижу только его глаза, слышу его родной голос. Я смотрю на него и любуюсь. Я обожаю его. Я волнуюсь, я в смятении. Мне опять его хочется, хочется снова и прямо сейчас. И мне уже все равно, что там со мной происходит и какие там у меня овуляции, и яйцеклетки, о которых он мне пытается донести. Я вдруг понимаю, что я его не просто люблю, я его так люблю, что сейчас, как дикая кошка наброшусь и покусаю. Видимо это он прочел в моих глазах.
    — Детка, родная, да ты меня совсем не слушаешь. Ты хоть поняла, что ты сейчас, сегодня и еще две недели или дней десять можешь ничего не бояться. В эти ближайшие дни ты не сможешь никак забеременеть.
    Вот теперь до меня доходят его слова. Я еще очень смутно понимаю почему, но я ему безоговорочно и сразу верю. Он умный, он опытный, он внимательный и он меня успокоил. Я протягиваю к нему руки, притягиваю к себе. С наслаждением целую, ласкаюсь, глажу ладонями. Он перехватывает ладонь и подносит к губам, а потом целует и шепчет.
    — Почувствуй нашу любовь, почувствуй ее вкус и запах. — Он приближает мою руку, и я чувствую необычный и волнующий запах, вкус его семени, своей киски и наших с ним любовных соков».
    Потом записи носят отрывочный характер. Скорее это просто обрывки каких-то мыслей и записей чувств.
    «Он, просто невероятный! Он лучший!»
    «Серафимушка, прелесть! Лапочка! Прелесть со своей (зачеркнуто, сверху — «моей»), обожаемой штучкой»
    «О господи! Я умираю! Еще один такой раз и я вся растворюсь, я просто размоюсь, растекусь лужицей у его ног. Это просто невероятно! Я таю, я вся испаряюсь!»
    «Ну, я просто в безумие. Как, как это может быть такое со мной? Полное сумасшествие»
    «Почему мне абсолютно не стыдно? Ничего не стыдно ему показать, ни своего тела, ни своей киски. Глупо, но мне хочется именно ее всю перед ним показывать, разворачивать и растягивать. Может я дурра? Мне даже хочется стать для него развращенной потаскухой. А как он принимает мои безумства, как смотрит, рассматривает меня там. В такие мгновения я вся исхожусь, в томлении и ожидании его прикосновений. И вот они происходят. Причем мне все равно, где они? Там ли, или не там. Просто все тело тут же отзывается и мне кажется, сговаривается, для получения коллективного удовольствия. Трогает там, а у меня сигнал через голову и команда органу — отдаться. Немедленно отдаться! Без промедления выполнить все его прихоти.
    Он даже признался мне, что еще никогда так, как у меня, не видел всего устройства женщины, как у меня. И сказал, что он просто потрясен увиденным и что я, само совершенство женской природы. Слышать такое приятно!»
    «Я возгордилась собой и несу ему эту гордость каждый раз на съедение. Да, да! Он ее каждый раз так обхаживает, что я боюсь, как бы он не увлекся и не прихватил там чего моего ненароком. Сказала ему, он смеется. Говорит, что это очень хорошая идея. Дурачок! Мой милый и самый, самый на всем белом свете!
    Я ему сказала, что в прошлый раз он мне так все там сделал, что я чуть не описалась. Он смеется и говорит, что в следующий раз он обязательно доведет меня и до такого. Дурачок! Он уже довел меня до того, что его (много раз зачеркнуто и перечеркнуто, сверху «его волшебная палочка») все время болтается у меня перед газами. И даже ночью, когда просыпаюсь одна, то я его чувствую, все время у себя между ног и в себе. Удивительно!»
    «Совсем не дают прохода! Озверели бабы»
    «Первый раз получила и хорошо получила, от ее почитателей. Сволочи!»
    «Сучки, избили, прямо в туалете, до крови! То, то еще будет?»
    «Врала ему, что мои синяки от того, что упала. Он не поверил, переспросил. А как они оказались у меня между ног?»
    «Сегодня не выдержала и давала отпор. Не ожидали! Вот, так то!»
    «Не понятно, как он узнал о моих драках? Ведь я, так ему и никогда, ни о чем, и не говорила. Долго расспрашивал, пришлось признаться, кто этим занимается. Последствия разговора неутешительны. Принятые меры ничему хорошему не приведут. Что же делать? Уходить жалко и главное, куда?»
    «Сегодня вызвала Наденька, директриса. Состоялся разговор по душам. Я, конечно, свинью ей подложила, а что делать? Не любить? Все бросить и с глаз долой из сердца вон! Она сказала, что не допустит больше никакого рукоприкладства. Вплоть до увольнения. Во, как! Но я чувствую, что на этом они не успокоятся. Не успокоятся, пока меня не выживут, или…»
    «Вот чего-чего, а такого я никак не ожидала. Сначала, что получилось? В наряде, что я передала, стояла восьмерка, а кто-то исправил на восемнадцать и вся партия пошла в раскрой с этими данными. Спасибо девочкам. Вовремя подхватились. Что получилось в конце? А то, что теперь этими делами занимается комиссия и кто это сделал, получит по полной»
    «Уже два дня трепят нервы. Ну, кому не ясно, что я такое сделать не могла. Я им все размеры по раскрою выдала на память. Обалдели, и наконец-то поняли, что это не я»
    «Серафимушка, любимый! Выручил! Пока мы бабы, могла, да, не могла, он, умненький, отвез наряд в лабораторию и те запросто дали экспертизу. Восемь, моя, а единица приписана, другой рукой и даже другой ручкой. Вот, так то! Умница, мой любимый. М… м…ма!!! Зацелую! Нет, лучше затрахаю! До смерти!!!»
    «Наденька извинилась, и подарила мне персональную ручку. Секретную, как она сказала. А сама, на планерке, об этом, всему свету. Вот тебе и секреты.
    Я ее спросила, а она мне сказала, что так было надо. Откуда, они бы узнали, что подделать мои записи уже больше не смогут? Вот, какая она, умничка»
    «Сегодня полгода, как мы вместе. Сказала ему, думала, что он не вспомнит. А получила колечко! Ой, красивое, мне! А ему? Отдалась очень красиво и страстно. Пусть помнит»
    «И сегодня. Красиво и страстно! Я и не ожидала, что удивила. Сказала, что так я решила. А еще, говорю, тебе приготовлю на съедение, что-то очень вкусненькое! Он потом, целый рабочий день все допытывался и изнывал от неизвестности. Скрытно, конечно. Что бы ни видел никто».
    «Что он по этому поводу думает? Уж я его так угостила, что даже самой стыдно вспомнить. Попкой. Ей самой и поделилась, его угостила. Я, наверное, становлюсь безумной бабой. Стыдно признаться, но мне понравилось. Интересно? Старалась для него, а понравилось обоим. Мы стали просто неразделимы!»
    «У него продолжаются неприятности дома. Господи! Ну, что я могу, чем оберегу?»
    «Вот и случилось то, чего я так боялась и ждала. Я беременна! Молчу и ему ни слова»
    «Как? Ну, как он узнал? Как почувствовал? Чудо, ты мое, чудо сверхчувствительное!»
    «Получила еще колечко, с крошечным брюликом. Это мне от него, за ребеночка, на будущее»
    «Сегодня ревела. Как подумаю, что малыш будет расти без папы, так плачу. Ничего с собой не могу поделать. Мне все время хочется жрать и плакать. Корова!»
    «Удивительно! Мне все время так его хочется, что я его, кажется, сегодня точно затрахала. Бедненький мой, ели ноги ворочает!»
    «У меня разгорается аппетит. Мне уже мало. Мне надо, нет, я уже не могу без этого. С сегодняшнего дня, я ему объявила ультиматум. Все. Каждый раз, я ему подаюсь на два блюда. Как хочешь! Но, что бы все что спереди, все было по полной программе и сзади. И поцелуй! Он обалдел! Вот я такое выдала? И что вы думаете? Я все сполна получила!!! Умереть и не встать. Я совсем теряю голову. Совсем обезумела, баба! Беременная!!!»
    «Это, что-то новенькое. Серафимушка, начал готовит мои родовые пути. Все приготовил, а я его не поняла. Зачем перчатки, смазки, какие то? А потом поняла и одобрила. Только до тех путей еще надо дойти! А идти до них, ой, ой, ой. Но понравилось. Сам подход понравился, хотя с непривычки, мне было, где то, даже больно»
    «Работаем. Пробиваем родовые пути. Почти стало получаться. Я его, сегодня, в первый раз обидела. Пошутила, когда он там пробивался, и сказала, ему, что он похож на стахановца. Пашет в две смены и еще туннель пробивает. Обиделся, глупенький. Я же пошутила!»
    «У меня, нет, уже у нас. Все нормально, врачиха похвалила. Это, наверное, не только моя заслуга. Поделилась с ним, и меня так ласково, и красиво отблагодарили! Удивительно, то, что я все еще не остыла, все, как в первый раз. Спросила его. Ответа ждала, как воздуха глоток. Любит! Господи, что еще надо такой непутевой, как я, бабе?»
    «Что-то пошло не так и ей стало известно, что я жду от него ребенка. Что еще будет?»
    «Тучи сгущаются. Наденька готовится отправить меня в отпуск, досрочно! Ну, как я ей объясню, что я и так скоро вынуждена, буду уходить в отпуск. Живот-то растет. Поправилась и назло этим сучкам я расцвела. Это все говорят, даже эти»
    «Посоветовались, с Серафимушкой и я съехала, на квартиру. Прощай общага! Может, уже и не, увидимся?»
    «Сегодня меня и его, впервые нас вместе, в своем кабинете, расспрашивала Наденька. Узнала, что я такая и сказала, что она все поняла и заметила. Уж больно я стала цветущей, не скроишь. Спросила его, что думает делать? У меня аж сердце зашлось и мне кажется, что я почувствовала, как дитя шевельнулось. Боже, какая радость!
    Серафимушка ей сказал, что обо всем он подумает и добавил, так, что у меня сердце затрепетало. «Ну, что, что, будем рожать! А там, посмотрим». Так и сказал. А потом, посмотрим. Целыми днями хожу, и эта фраза, все никак из головы не выходит. А, что, посмотрим? Это посмотрим его, оно для кого? Для меня, для него или для нас?»
    «Да, иногда в жизни сбываются чудесные сказки!
    А если без эмоций, то кратко можно перечислить сказочные события которые произошли со мной в таком порядке.
    Ушла в декретный отпуск.
    Серафимушка развелся и мы расписались.
    Он уехал зарабатывать нам на все про все. Куда бы вы думали? В Бангладеш!
    Я родила Маечку. Серафимушка был все это время со мной, потом улетел. Через две недели мы едем к нему. Вот так!
    Живем у самого океана, на вилле!!!
    Серафимушка развернулся. Создал совместную компанию по обслуживанию фабрик по всему штату, а потом, во всей Бангладеш.
    Я не работаю, сижу с Маечкой. Работает наш Серафимушка, как зверь.
    Говорит, что это я во всем виновата, со своим сексом. Смеется! А я, чуть не плачу, вижу его мало, он все больше мотается. Мне, его физически, не достает. Хочу все время его!
    Мы обогащаемся, сказочно! Серафимушка смеется, все время говорит, что всему я виной. Слышать приятно!
    Маечка пошла ножками и лопочет.
    Переехали в свой дом!!! Это не дом, а самый настоящий дворец! Бывший колониальный дворец. Зачем столько комнат? У меня слуги! Я госпожа!!!
    Заработал свой первый миллион рупий. Хоть и рупий, но ведь же, миллион и настоящий!
    Он сходит с ума. Возвращаться мы никуда не будем. Бросаем якорь, как он сказал, и будем гражданами мира.
    Серафимушка такой деловой, что с ним уже просто так не поговоришь. Все время занят. Все время звонки, поездки. Я очень за него волнуюсь, ведь не мальчик, сорок с хвостиком. Обещает мне уже который раз, что на неделю уедим на отдых в Гоа, Индию.
    Маечка бегает и лопочет. По-русски, по-французски и по-английски. У меня личный воспитатель Маечки, очень интересный и умный, замечательный Ражди, индус. Говорит на всех известных мне языках, в том числе и на русском.
    Отдыхаем в Гоа. Живем втроем, в такой гостинице, что уж, на что я избалована, а такой роскоши удивляюсь. Всюду позолота, зеркала, мрамор, слоновья кость и картины.
    Познакомились с четой Вастерманов, они из Бельгии. Приятные и интересные люди. Только жена его, Дэзи, уж больно свободно понимает свободу. Всюду, как только мы вместе она ходит топлес, а то, просто обнаженной. Удивительно! Мне главное, чтобы мой господин не заглядывался. Я об этом сказала Серафимушке. А он, мне сказал, что не против, чтобы и я так ходила. Дурачок! Сказала, что меня сразу же украдут. Он сказал, что точно! Такой красивой, как я нет ни одной женщины вокруг. Приятно! Я, для него еще что-то значу!»
    Потом опять отрывочно следуют записи об отдыхе в Гоа
    «Опять Дэзи, об этом, ходить топлес. Я не знаю? Пока не решаюсь. Посмотрим».
    «Пробую топлес на пляже. Ощущения необыкновенные. У меня все сжимается там, когда я замечаю, что на меня смотрят и заглядываются мужчины. Дэзи очень одобрила мой поступок и говорит, чтобы я ей подарила свой верх от купальника, на память о моей потерянной девичьей скромности».
    «Серафимушка уехал, я осталась. Просилась с ним, он сказал, что скоро присоединиться, и мы продолжим отдых. Жду уже три дня. Звонит, что, похоже, не скоро вернется. Просит не беспокоиться, беречь Маечку и себя».
    «У меня закрадываются какие-то подозрения относительно Дэзи. Уж больно она мне внимание стала больше уделять, чем своему мужу. Мне такая ситуация не понятна. Как себя вести? Не хочется ведь, выглядеть белой вороной или скомпрометировать себя и мужа».
    «У меня месячные и я пользуюсь такой возможностью и ускользаю от Дэзи.
    Вечером, наконец прилетел Серафимушка! Я ему, не могу предложить себя так, как хочу. Растеклась.
    Впервые, получаю его отказ, на мое предложение со вторым блюдом. Говорю ему, раз первое не прожарено и бифштекс, с кровью, у меня есть второе блюдо, ласточкино гнездо, а вернее то, чем он всегда восхищался во мне. Это моей к нему безграничной преданностью и доверием своего тела ему. Что-то не то и не так. Печенкой чувствую.
    Так и есть! Я его добила сегодня ночью, и он мне открылся. Мне, почему то не радостно. Хотя его запоздалая честность все еще сохраняет надежду.
    Он рассказал, что любые сделки, заканчиваются на востоке коллективной выпивкой с новыми партнерами. И что в этих выпивках их обслуживают женщины, которые специально подготовлены и обучены для таких событий. В Японии их называю гейшами, в других странах, по-разному. А я не удержалась и впервые за все наши годы сказала, как они называются на самом деле. Он не ожидал таких слов от меня и вспылил, я тоже.
    Впервые, за все эти годы, мы вместе, но спим в разных кроватях. Маечка утром теряется. Видит меня одну и сразу плачет. Папы нет. А он есть, только спит, как ни в чем не бывало, в соседней комнате. Меня такое поведение ребенка очень расстроило. Дитя невинное, но все очень остро почувствовало. Я в отчаянии. Что же будет с нами всеми дальше»?
    «Серафим улетел. У него новый график, как он мне сказал. Вечером в воскресенье он улетает на неделю, а в пятницу вечером приезжает. Говорит, что в любое место, где я буду на Земном шаре в это время, он прилетает ко мне. Это, что-то новенькое. Как все это понимать?»
    «Гоа, это такое место на Земном шаре, куда не прилетает по пятницам, вечером мой любимый и папа Маечки.
    Все, у меня депрессия. Не нахожу себе утешения, а ему оправданий. Мне безумно, впервые стало жаль, того счастливого времени, когда мы были с ним, так счастливы и между нами не стояли эти проклятые деньги. Всю ночь проревела. Вспоминала наш подвал, мои проблемы с жильем и наш медовый месяц».
    «Самый черный день в моей новой жизни.
    Прилетел, наконец — то, наш папа. Счастлив безмерно. Ни от того, что мы, наконец, то, дождались его, нет. Он стал настоящим миллионером. Не рупиевым, а настоящим. У него на счету миллион долларов. Он так счастлив, что мне кажется, что ничего вокруг себя не замечает, ни меня, ни Маечку. Когда он немного успокоился, я ему сказала о том, что это день для меня самый черный. Впервые, за все наши годы, он не обнял меня и не прижал, как это делал раньше, и даже не поднял на ручки дочку. Я сказала ему, что вижу, как разваливается наш с ним союз на части, как я теряю его, а с ним покой и семью. После того я вышла и закрыла дверь. Я его к себе так и не пустила. Наутро он улетел за своими миллионами, а я села за письмо.
    Я написала ему, что останусь с ним только при одном условии, что мы уезжаем к маме и живем на Родине, как все люди. Я дала ему на раздумье пять дней. Пусть решает».
    «В среду, он неожиданно прилетел, и сразу ко мне. Я от него ускользнула и говорю, что он решил. Вместо чего-то конкретного я услышала что угодно, о его бизнесе, делах, партнерах и о том, как он своим горбом и так далее все в том же духе.
    Я слушала его, и сердце мое с каждой его новой фразой холодело. Чем я больше его слушала, тем яснее представляла, что это мой с ним последний разговор, и уже никогда у меня не будет в жизни моего Серафимушки.
    Я не хочу быть миллионершей и никогда ей не стану!»
    Конец
    Юг Европы, 2012
Top.Mail.Ru