Скачать fb2
Две остановки до чуда. Рассказы

Две остановки до чуда. Рассказы


    Две остановки до чуда
    Повесть
    Пролог.
    Газеты пестрели громкими статейными заголовками:
    «…разгребая подмосковную свалку, рабочие нашли странную конструкцию. По некоторым данным артефакт имеет внеземное происхождение. Конструкция представляет собой усеченный конус, то есть холм со срезанной вершиной. Диаметр по границе с землей 150 метров. Высота артефакта 6 с половиной метров. Артефакт уходит под землю и…»
    Журнал «Техника молодежи»
    «…С виду он похож на небольшой холм, в который ведет кроличья нора. Ученые озадачились исследованием, но результатов до сих пор нет. До сих пор остается загадкой назначение таинственного предмета. Возможно, это сломанный космолет инопланетян, а быть может радиоактивный мусор, который инопланетчики выкидывают на наши помойки…»
    Газета «Мегаполис экспресс»
    «…По словам ясновидящей Глафиры, проживающей в близлежащем населенном пункте, артефакт может быть взрывным устройством. Несколько месяцев назад Глафире явилось видение, она зрела внутренним взором приближение небесного тела по форме напоминающего сигару. Тело зависло над свалкой, видимо сбрасывая то, что ученые называют артефактом, затем была яркая вспышка света…» Газета «Тайная власть»
    «…Ученые бьются за артефакт, однако внеземная цивилизация не желает расставаться так просто со своими загадками. Никому до сих пор не удалось проникнуть внутрь артефакта. Оказалось невозможным и каким–либо образом нарушить целостность его поверхности. Внутренности инопланетного «орешка» не по зубам современной науке…»
    Газета «Аргументы и факты»
    «…уфологи выражают сомнения по поводу вложений в исследование артефакта. Российскому правительству хватает проблем земных, которые требуют финансирования. Между тем была высказана очень четкая позиция по поводу возможности исследования артефакта зарубежными учеными. «Артефакт — народное достояние РФ, и никакого иностранного капитала рядом с ним быть не может. Мы не имеем права утерять тот потенциал, который сокрыт внутри артефакта. Между тем присутствие зарубежных инвесторов дает возможность странам–инвесторам предъявлять свои права на артефакт, мы этого допустить не можем», — заявил журналистам министр…»
    Газета «Известия»
    Журналисты шумели про артефакт около месяца, потом нашлись более важные новости и про инопланетную штуковину забыли. Забыли многие, но не все.
    Глава первая.
    Прекрасна майская пора в Родниках… Нет, правда. Уже тепло, уже почти лето. Уже не хочется учиться, да и учебы осталось всего ничего. Кучка четвертных и экзаменационных контрольных, итоговое сочинение. И кто их придумал? Для Вити Андронова эти итоговые работы были не успешным финалом, а финальной проблемой учебного года.
    Учился Витя, он же Витька, но чаще — Витёк, честно признаться, кое–как. И не потому, что был отпетым лоботрясом, а просто все свободное время, и несвободное — тоже уходило на увлечение моделированием, в котором он давно переплюнул не только друзей–сверстников, но и многих взрослых. И без всякого высшего образования, а исключительно на своих талантах, чем несказанно гордился. Учеба, тем не менее, у Витька не ладилась.
    Ну, где найти время? Где? Когда кругом столько интересного? Этот крик рвался из души Витька и раньше. Он и не подозревал, что настанет день, и судьба подкинет ему новый интерес. А интерес этот перекроет все, что было до того в его жизни. И день этот, между тем, настал.
    Все началось с разговора с рыжим приятелем — Антошкой. Витькин одноклассник уродился прилежным, как девочка–отличница, к моделированию никакого отношения не имел, зато в учебе преуспевал. И папа у него ученый какой–то. В общем полная Витьку противоположность. Наверное, именно из–за своей непохожести и сошлись вместе Витя и Антон к взаимной радости. Витька без зазрения совести списывал у приятеля при первой возможности, а взамен разбавлял обычное и потому скучное Антошину существование интересными историями из жизни Станции Юных Техников. Впрочем, в тот день все переменилось. Нет, не в том смысле, что теперь Антоша списывал у Витька… К удивлению своему, сегодня Витя слушал, а вот Антон — рассказывал. И история, которую он поведал, давала фору любой байке про юных техников.
    Антоша упивался радостным, неведомым до сей поры чувством поймавшего внимание публики рассказчика. И говорил. Говорил про то, что под Москвой лежит странный инопланетный артефакт похожий на холм, что ведут в него ходы, но настолько маленькие, что не пролезть туда человеку. Говорил о том, как исследовали артефакт черные археологи, как хотели взорвать его взрывчаткой, а только ничего взорвать так и не смогли. Говорил о том, как стали исследовать этот артефакт ученые, а руководил ими Антошин папка. А на днях папа пришел домой очень грустный и сказал маме, что проект закрывают, потому что бюджет на него не предусмотрен, а проще говоря, денег правительство не дает. И теперь артефакт будет тихо спокойно гнить неисследованным.
    — Врешь! — выдохнул Витёк. А что он еще мог сказать в ответ на необыкновенную историю, такую ведь можно разве что из кино про пришельцев стащить, или самому придумать.
    — И вовсе я не вру, — обиделся Антоша.
    — Значит, ученые взрывали взрывчаткой?
    Витя остановился и пристально посмотрел на одноклассника. Антоша потупился, но тут же вскинул голову, решив видно, что с опущенной головой и впрямь выглядит пойманным на вранье лгунишкой. Тавтологии «масла масляного» он не заметил, не до того.
    — Не ученые, а черные археологи.
    — А археологи, по–твоему, не ученые? — Андронову на мгновение показалось, что поймал–таки приятеля на неправде.
    — Сказано же тебе, чудак, — с видом знатока объяснил Антоша, — «черные» археологи. А они не ученые, они… — подросток запнулся, пытаясь припомнить хитрое словечко. — Они псевдоученые. Потому что ученые работают ради науки и для людей, а черные археологи ради денег и для себя.
    Объяснение выглядело совершенно не Антошиным. То есть сказал все это Антоха, но слова казались чужими, приятель так никогда не говорил. А вот на Антошиного папу такое объяснение — очень даже походило! И Витёк поверил.
    Поверил в необычайную историю про какую–то штуку в холме, в которую ведут маленькие круглые дыры, похожие на кроличью нору из «Алисы в стране чудес».
    Отчего бы и не поверить, ведь про нее как–то по телевизору в новостях говорили. Помнится, месяца три назад: «по некоторым данным, ученые предполагают внеземное происхождение артефакта. Возможно, этот подмосковный холм скрывает в себе ответы на многие вопросы…» — так сказала дикторша в телевизоре. И Витёк еще тогда заинтересовался этой штукой, но больше о ней почему–то ничего не говорили. Правда, написали в «Московском комсомольце», что читала Витина мама, и который Витин папа называл фантастикой. Витёк фантастику любил, а потому втихаря мамину газету почитывал. Правда, ничего фантастического там не находил. Да и вообще в этой газете было мало интересного. Разве что заметка про «подмосковный холм».
    Так что в артефакте Витёк особенно не сомневался. И в его внеземном происхождении тоже был уверен. «Подумаешь инопланетянская штука–дрюка, тоже мне невозможное. Очень даже возможное» — думал Витёк.
    А вот поверить в то, что папа одноклассника работал с этой штукой, поверить в то, что начальники не поддержали изучение артефакта, поверить в этих черных археологов, которые пытались взорвать инопланетную штуковину, а она не взорвалась, поверить во все это было значительно труднее.
    Однако поверить во все это Витьку пришлось. И Антоха, почувствовав это, гордо распрямился, готовясь рассказывать небывалые байки про артефакты и ученых дальше. Правда, рассказывать ему не пришлось.
    — Идем, — решил Витя.
    — Куда? — не понял Антон.
    — Поедем смотреть твой артефакт.
    Андронов схватил приятеля за портфель и потянул куда–то.
    — С ума сошел? — заупрямился приятель. — Это ж за городом! Целых две остановки на электричке.
    — Не целых, а всего две остановки. Ты представь: две остановки до чуда! У нас все соревнования за городом, а уж у авиамодельщиков — подавно. Не среди домов же пилотировать! — отмахнулся Витёк. — Мы иногда с Валерием Палычем, тренером нашим, в другие города области выезжаем. Когда на машинах, а то и своим ходом, на электричках. Бывает, по четыре часа добираемся. Да чего там, даже если соревнования в Тушино, на аэродроме, все равно часа два тратишь — электричкой до Москвы, потом метро до конечной… А нам всего–то проехать пяток остановок! Сошел с платформы, рядом — артефакт! — Витёк перехватил пытающегося вывернуться одноклассника, цапнув на этот раз за руку.
    — Да езди ты куда хочешь, — Антон вырвал руку. — Завтра контрольная по математике. Готовиться надо.
    — С каких это пор ты готовишься к математике? — подозрительно покосился на друга Витёк. — Струсил? Так и скажи.
    — Ничего я не струсил, — насупился Антон.
    — Струсил–струсил, трусище — серое зайчище! Или ты мне наврал все?
    — Ничего я не наврал. Ну, чего мы туда поедем? Жвачку на артефакт прилепить? Или шарик каучуковый внутрь бросить?
    — Нет, не шарик, — тихо и серьезно сказал Витя. — Но я знаю, кто может пробраться внутрь артефакта.
    — Морскую свинку туда свою запустишь? — мстительно усмехнулся Антон.
    — Нет, не морскую свинку, — Виктор не заметил подначки, добавил загадочно. — Я придумал, как пролезть внутрь.
    Такой поворот выбил Антошу из седла:
    — Как? — спросил он осипшим напряженным голосом.
    — Элементарно, Ватсон, — провозгласил Витёк, подражая по мере своих скромных возможностей голосу артиста Ливанова. — Если туда не сможет пролезть человек, то туда должен пролезть робот. Машина, понимаешь?
    — Нет, — честно признался озадаченный Антон.
    — Ну, машинка, понимаешь, дурья башка? Моя машинка. Модель!
    Через пару часов мальчишки сбежали с платформы, Витёк насчитал всего восемь ступенек.
    Традицию считать все, что только можно, Андронов завел, прочитав книжки о Шерлоке Холмсе. Знание того, сколько этажей в доме приятеля, или ступенек на каждом из лестничных пролетов может иногда пригодиться. Хотя это самое иногда пока не случалось, мальчик продолжал считать и запоминать. После того, как он выучил расположение подъездов в доме Антохи, таковые подсчеты казались уже детской забавой. Еще бы: сначала пятый подъезд, потом четвертый и так до первого, а после первого десятый, девятый, восьмой… И это еще не все! После шестого шел тринадцатый подъезд, затем двенадцатый, а последним в тринадцатиподъездной каменной стене шел номер одиннадцатый.
    — Куда теперь?
    Витёк чуть не налетел на Антоху, этот дурошлеп опять остановился, едва преодолев последнюю ступеньку.
    — Сколько тебе говорить, не стой…
    — Хорошо, — Антон сделал пять шагов вперед, — ты знаешь, куда идти?
    — В разведчики тебя точно не возьмут, — заявил Витя.
    — Это почему? — Взъярился приятель, и тут же осекся. — Ну, не видел…
    Кто–то воткнул в землю фанерную табличку, намалевав ярко–синим «Артефакт», да обозначив стрелкой надлежащее направление. Краска отсвечивала на солнце, подобно светящейся рекламе.
    — А ее не вертели? — Усомнился Антошка, подозрительно оглядев землю у колышка.
    — А тропинку рассмотреть слабо?
    Трава в указанном стрелкой направлении была основательно стоптана.
    Мальчишки ринулись вперед, топтать — так топтать, что нам цветочки–одуванчики! Машинка забилась в рюкзаке, Витёк сбавил темп: так ведь и повредить чего–нибудь внутри можно.
    За тремя тополями обнаружилось широкое — четыре полосы — шоссе, со свеженькой двойной линией посередине. «Капитально!» — отметил про себя Витёк. Перебежав дорогу, подростки двинулись в сторону двух автобусов, те забрались метров на десять в дикую природу.
    — Это туристический? — Антоха кивнул в сторону ярко разукрашенного сооружения на четырех колесах, окна коего нависали над пешеходами с высоты пары метров.
    — А вот и иностранцы, — подтвердил Витёк.
    — Чего это они?
    — Как чего? Артефакт!
    Иностранцы как иностранцы: все с цифровиками, старички в коротких штанишках, бабушки в темных очках, одежда всех цветов радуги, да говор на неведомом — не английском и немецком точно — языке.
    — Они это… Они у нашей дыры фотографируются! — в голосе Антошки проклюнулась капелька ревности.
    — Артефакт не наш, это мировое достояние.
    — А вон мент, а что это у него?
    В стороне похаживал милиционер, а вот то, что он держал в руке… Бред! Витёк точно видел такую штукенцию у прабабушки. Она до сих пор стирала в неавтоматической машине. И вот такими длинными деревянными щипцами доставала выстиранное белье со дна. Сейчас бельевыми щипцами был вооружен представитель правопорядка: ходит, пощелкивает ими…
    — Я так понимаю, не мы одни норовим что–нибудь сунуть в дырку, — хихикнул Антошка. Догадался, зачем щипцы!
    — А я — другое понимаю. — Витёк изобразил вздох. — Эти уедут, а вон те, — мальчик указал пальцем, что, конечно, неприлично, на группу возле почти отечественного «Икаруса», — на очереди. И когда нам дадут подойти…
    — И дадут ли вообще, — приятель кивнул в сторону милиционера.
    — Ну, давай хоть обойдем его!
    — А он… Где?
    Витёк огляделся.
    — Да, может, весь этот холм… Пошли!
    — А куда?
    — Как положено, по часовой стрелке.
    Витёк решительно зашагал налево. Антошка потянулся следом, то и дело оглядываясь на холм. Через каждые десять–пятнадцать шагов виднелись следы «раскопок», местами проблескивало нечто черное, верно — сам артефакт. В одном месте таинственное вещество освободили из–под земли полосой метров десять длиной, высотой — в полтора.
    — Еще ход искали? — спросил Антоха.
    — Может быть. Или просто решили расчистить от земли.
    Витёк присел на корточки напротив иссиня–черной поверхности. Долго рассматривал, потрогал пальцем. Антошка присоединился к исследованию, даже ногтем поскреб.
    — Пластик как пластик, даже не пахнет, — выдал заключение Витёк, — мы такой сами делаем, слой стекловолокна, слой эпоксидки, слой стекловолокна, слой клея… Для колпаков на машинки даже матрицы есть, всех делов–то.
    — Сдается мне, это не из эпоксидного клея, — глубокомысленно изрек Антон.
    — Да уж, откуда у инопланетян эпоксидка?
    — Или у этих… Древних! Предтеч! Странников! Черная Эпоксидка Предтеч! Или как там еще в фантастических книжках их называли?
    — Гоблинами! — не удержался Витёк, и оба рассмеялись.
    Витёк продолжал ковыряться с Черной Эпоксидкой Предтеч, даже лупу достал из рюкзачка. Антошка отошел подальше. И тут же пожалел, что не захватил фотоаппарата. Какой снимок получился бы: лучший друг с лупой на инопланетном артефакте! Рыжий поднял глаза, стараясь охватить панораму «исследований» в целом.
    — Смотри, вон там, наверху — тоже!
    — Ага.
    Примерно на уровне трех метров, что составляло не менее половины высоты таинственного объекта, кто–то не поленился покопать землицу, освободив квадрат метр на метр. Черная поверхность артефакта виднелась лишь местами, остальное уже покрылось тонким слоем земли.
    — А сверху копали? — Подумал вслух Витёк.
    — Можно забраться, посмотреть! — обрадовался Антошка. — Смотри, вот и дорожка протоптана.
    Не дожидаясь согласия приятеля, мальчик полез наверх. Вите ничего не оставалось, как, кряхтя, последовать за другом. Крутой подъем, но хвататься руками за растительность подросток посчитал ниже своего достоинства. Уж как–нибудь! Вот и вершина.
    — Как будто на крыше, — Антон огляделся.
    — Или на большом–пребольшом столе, — уточнил Витёк.
    — Круглый стол…
    — Диаметром метров сто! А вон, смотри, раскопано…
    — И там, и вот тут, — Антошка указал пальцем.
    — Раскопок много, вот только входов нет. Не нашли, что ли, второго входа.
    — Может, и нашли, да закопали потом, — предположил Антоха.
    Ребята пересекли поверхность «стола» наискосок. Снизу послышался свист. А, это же туристы! Увидели наверху ребят — и приветствуют. Мальчики помахали в ответ руками, Антошка не удержался:
    — Физкульт — привет! Спартак — чемпион!
    Милиционер погрозил ребятам пальчиком, те разом отступили на несколько шагов, скрываясь от глаз туристов.
    — Спускаемся, — скомандовал Витёк.
    Ребята сбежали с холма в том же месте, где поднимались. Антошка зацепился ногой за какой–то корешок, тело проделало само собой балансировочные движения, при этом нос мальчика на мгновение оказался возле здоровенного камня, но — обошлось без падения на землю. Витя спускался степенно, еще бы: упасть — машинку разбить!
    — Смотри, Витёк, а вон — яма. Это та самая воронка, после взрыва, который черные археологи устроили?
    Витёк подошел к краю ямы. На дне обнаружилась зеленоватая вода. Болотце…
    — А лягушки? — Поймал мысль приятеля Антон.
    — Лягушки пока не завелись. Не отвлекаться, пошли дальше! — Витёк поймал себя на том, что ему нравится командовать. Да, приятно отдавать приказы типа: «Спускается! Не отвлекаться!», особенно тогда, когда им подчиняются…
    Ребята прошли еще немного. Вот и туристы, и даже экскурсовод. Маленькое путешествие закончилось, а второго входа внутрь артефакта не обнаружилось.
    — Две тысячи восемьсот тридцать шесть шагов в окружности, — сообщил Витёк.
    — А то, что мы сейчас не дошли до дырки, и начали не с нее — учел?
    — Накинем еще три десятка, э… Неважно… Это называется «в первом приближении», теперь хоть знаем его размеры, — изрек Витя.
    — И что теперь?
    — Теперь — домой, отдохнем перед ночной прогулкой.
    — Какой такой прогулкой? — всполошился Антошка.
    — Думаю, ночью милиционер дырку не караулит.
    — Да уж, — понимающе кивнул рыжий.
    — А если бы собакой сторожили, то будку надо ставить, или кто–то такое, к чему цепь прикрепить. Ты видишь что–то похожее?
    — Не вижу, — отозвался Антошка, — и следов собачьих нет, они бы отпечатались бы на земле — точно.
    — Вот видишь, значит — идем сегодня. В полночь…
    — А… Э…
    — На последней электричке вернемся домой, — тоном не терпящим возражений сообщил Витёк. — Успеваем.
    — Но я…
    — Ты же сам сказал — нет собак, — хитро сощурился Андронов. — Значит — решено!
    Смеркалось. Мальчишки прямо–таки крались по дорожке, что те индейцы из книжки, у которых в каждой главе в самые неподходящие моменты под мокасинами хрустели сучки. В Подмосковье под кроссовками ничего пока не хрустело, чему ребята оставались несказанно рады. Память о дневных догонялках с милицией была свежа, и больше играть в такие догонялки не хотелось.
    — Темно, не видно ничего, — пожаловался Антоха.
    — Ты ж там не книжку читать будешь, — страшным шепотом отозвался Витёк.
    Антоша содрогнулся, попросил тихо:
    — Ты со мной так не говори в темноте. И без того не по себе, а у тебя еще голос как у вампира голодного.
    — Вампиры это интересно, — тут же зашептал зловеще Витёк. — Может, они в артефакте живут? Тут была история одна. Пошли черные археологи артефакт исследовать, расположились себе, поковырялись, не пролезть внутрь…
    Витёк сделал паузу, поглядел на Антоху. Тот слушал, как завороженный, с затаенным испугом в глазах. Андронов ухмыльнулся тихонько и продолжил:
    — И решили они тогда артефакт взорвать. Готовят динамит, а тут смеркаться началось. А один археолог решил сходить побрызгать. Вот он отошел в сторонку, встал от артефакта по правую сторону, во–о–он там, видишь, где кусты? Вот встал он там, только хотел отлить, а тут, откуда ни возьмись, странное существо. Не зверь, не человек, пасть зубастая, с зубов ядовитые слюни стекают, а зубы как сабли. Смотрел «Чужие»? Вот такой же урод, только разговаривает по–человечески.
    Антоха зябко передернул плечами и покосился на кусты. В сгущающейся темноте корявые растопыренные ветви кустов выглядели страшно.
    — Все ты врешь. Да ты про черных археологов только сегодня днем узнал, а туда же! Лгун! — разоблачил приятеля Антон.
    — Может, вру, — загадочно ухмыльнулся Витёк. — А может, и нет. Зато ты не знаешь, что чудище черному археологу сказало.
    — И что оно ему сказало? — Любопытство оказалось сильнее.
    — Оно сказало, что они, уродцы, значит, прилетели сюда с далекой планеты. А на той планете живут вампиры. Вампиры там высшая раса, а уродцы у них в подчинении. Уродцы летают по другим планетам и ловят людей. И отвозят их вампирам, потому что вампиры голодают, если их не кормить теплой человеческой кровью. И теперь уродцы добрались до Земли. Они очень рады, что нашли нашу Землю, потому что здесь много людей и вампирам будет, что поесть в ближайшие десять лет. А то и дольше. И уродцы пообещали не трогать черных археологов, если те уйдут, и не будут мешать сажать людей в клетки и отсылать на далекую планету, как еду для вампиров. Поэтому–то археологи и не смогли взорвать артефакт. Они собрались, забрали свой динамит и уехали оттуда подальше.
    — Вот теперь ты точно врешь, — расслабленно рассмеялся Антоша, хотя смех получился несколько натянутым, а сам парнишка все время косился на пугающие кусты. — Археологи артефакт, взрывали, и взрыв бабахнул, только на артефакт не подействовало, потому что артефакт из очень прочного, не известного на Земле, материала. Это мне папа рассказывал. Так что ты все врешь!
    И Антон уверенно двинулся вперед, хотя от кустов старался все же держаться на расстоянии. Виктор пошел следом.
    В сумерках артефакт выглядел мрачно и даже загадочно страшновато. Витёк пытался идти тихо, чтобы не привлечь внимание милиции. Хоть зловредный сержант и ушел куда–то, но никто не мешал ему вернуться, или ходить где–то поблизости.
    Подойдя к холму, Витёк опустился на колени, спросил шепотом: — Ты отверстие видишь? Здесь где–то было.
    — Пошли отсюда, — заканючил Антон. — Домой пора. Темно уже. Вон твоя дыра.
    — Сам вижу, — огрызнулся Витёк. Он и в самом деле нашел отверстие и убирал из него теперь банки из–под пива и прочий мусор, накиданный любознательными туристами.
    — Витьк, поехали, — продолжал гундосить Антоша. — Завтра контрольная по математике.
    — Не шуми, — Витёк снял со спины рюкзак и отстегнул ремешки. — Все равно электричка через пол часа только. Успеем еще.
    — Ага, успеем, а если опоздаем… ааааййй!!!
    Последнее «ай» было настолько громким, что Андронов обернулся, собираясь отругать приятеля, даже рот раскрыл. Да так с открытым ртом сидеть и остался.
    Антоха изогнулся в неестественной позе, с перекошенной физиономией. За спиной одноклассника стоял давешний милиционер и держал пацана за ухо. Это оттянутое ухо объясняло и неестественную позу, и перекошенную моську.
    — Добрый вечер, молодые люди, — с не предвещающим ничего хорошего спокойствием сообщил сержант. — Посмотрели на местные достопримечательности? Теперь прогуляемся до гостиницы.
    — До какой гостиницы? — вяло поинтересовался Витя.
    — До отделения, — вежливо объяснил мент.
    — Хорошо. А домой нас на такси отправите, или как? — Угрюмо спросил Витёк, ему не хотелось канючить и умолять, поэтому он решил держаться с мрачной грубоватой уверенностью в себе и своей правоте.
    — На такси? — усмехнулся представитель службы охраны порядка. — Ну, ты даешь!
    — Последняя электричка уйдет через десять минут. А Вы за нас отвечаете! — почувствовав, что выбрал верный тон заявил Андронов.
    — Я что, отвечаю за каждого хулигана?
    По тому, что Антоха успокоился, можно было сделать заключение: ухо удерживается чисто формально…
    — Во–первых, да, за каждого несовершеннолетнего хулигана Вы отвечаете. А во–вторых, мы не хулиганы, у нас срочное дело с артефактом.
    — Да ну?
    — Мы со станции юных техников. Строим радиоуправляемые машинки. И будем обследовать артефакт изнутри с их помощью. А у него, — Витя кивнул на приятеля. — Отец вообще ученый. Это он занимается разработкой артефакта. Вот!
    Витя не удержался от последнего «Вот!», а в остальном экспромт удался на славу.
    — А как вы врете, что тогда? В отделение до выяснения, вот что.
    — Прекрасно, — совсем уж нагло заявил Витёк. — Тоша, дай ему свой домашний телефон, пусть отцу твоему позвонит и проверит, тогда мы точно на такси домой поедем.
    От этой недетской уверенности и властности растерялся бы кто угодно. Милиционер отпустил Антоху, но Витёк не спешил сматывать удочки.
    — И что… Машинки… Радиоуправление… — Жаль, в темноте пареньки не могли рассмотреть растерянную физиономию представителя правопорядка.
    — Мы проверяли, подойдет ли стандартная модель класса один к шести для обследования.
    — Модель? А покажите–ка модель, интересно!
    Милиционер некоторое время освещал фонариком машинку, осматривая ее со всех сторон.
    — Да, самоделка, — хмыкнул он, переменив тон, — я видел такие. Рулевые машинки… Да…
    — Дядя милиционер, у нас последняя электричка, — напомнил Антон.
    — Да, бегите, конечно… А оно… Влезает? — Последний вопрос прозвучал уже вслед спинам убегающих мальчишек.
    — Там две машинки развернутся, — притормозив для ответа, крикнул Витёк и помчался дальше.
    Глава вторая.
    Станцию Юных техников ребята меж собой называли клубом. Да, здесь занимались техническим творчеством: изготавливали модели самолетов, автомобилей, судов. Но клуб стал еще и местом встречи друзей, сюда приходили пообщаться. Заслуженные члены клуба, старшеклассники и, даже, вполне взрослые люди, праздновали в помещении клуба победы на соревнованиях, справляли тут дни рождения — «сухие», кстати. Да и просто так заходили, как было время и настроение. Но сейчас, в часы, отведенные занятиям по расписанию, в клубе находились только ребята. Каждый что–то мастерил. Самые маленькие — неуправляемые модели, те, кто постарше — на радиоуправлении. Всеобщим увлечением были самолеты.
    Их модели красовались тут и там: у самого потолка те, что завоевывали призы в прошлые годы, на шкафах, подоконниках — рабочие лошадки, участники текущих соревнований. Не только короли моделизма — изделия класса F3a — пилотажки, способные выполнить все те фигуры, что и асы на настоящих самолетах, и даже то, что тем не под силу. В почете и кордовые, и планеры, и самолеты–копии.
    Вот на почетном месте фанфлай — буквально «фанат полета» — забавный самолет с огромными рулями управления. На них ставят мощные моторы — и творят та–акое! Можно висеть практически неподвижно, почти как вертолет, или выполнить полет «на ноже» — вниз крылом. А суперпилоты ухитрялись «летать» на фанфлаях даже задом наперед! Жаль, нельзя на таком просто рвануть, или пройти каскад фигур высшего пилотажа — это чудо попросту развалится.
    А на столах — то, что в работе, будущие конструкции–чемпионы. Весь производственный процесс — на виду. Бальса, пластик, моторы, винты… Делали и автомобильчики, и кораблики, последние — редко. Потренироваться в пилотаже можно на поле в километре от клуба, испытать автомобильчик — хоть во дворе, а где у нас ближайший водоем? Километров пять до водохранилища. Да и соревнования для водоплавающих редки в нашей сухопутной местности.
    И все же Витёк решил изготовить судно. Так, для порядка, потом подвесить дома на веревочках — красиво. Но сначала насладиться гонками на водохранилище. Корпус он уже изготовил, дело нехитрое. Кто–то из предков выстругал когда–то в далеком прошлом деревянную матрицу. И каждый мог теперь быстренько сбацать корпус корабля: несколько слоев стеклоткани с эпоксидкой, кусочек уменья, толика аккуратности, да подождать, пока прихватит — и остается только зашкурить! Сейчас нужно было очень аккуратно просверлить дырочки под винты. Тонким сверлом — сквозные, затем сверлом с диаметром, равным шляпке винтика — зенкуем на пару миллиметров. Чтобы все было аккуратно!
    — Витёк, здорова! — голос оторвал от требующей аккуратности работы. Андронов поднял голову и улыбнулся. Перед ним стоял Мишка Лепехов. С Мишкой они были знакомы давно. Познакомились в клубе. Только последние недели Лепехова видно не было. Болел что ли?
    — Привет, — протянул руку Витя. — Ты где пропадал? Болел?
    — Да, было дело, продулся, простудился. У тебя как дела?
    — Здорово! — радостно заявил Витька. — Я вчера к такой штуке ездил.
    — Как штуку зовут? — подколол Лепехов. Мишка был на пару лет постарше, и шутки у него приобретали двусмысленность и скабрезность, которыми болеют все мальчишки в возрасте 15–17 лет. Андронов подколки «не понял».
    — Там артефакт. Не далеко в лесу, — сбивчиво принялся говорить Витя. — Помнишь, по телеку про него говорили? Так это не треп, он и вправду там есть. Я в него с машинкой попасть пытался… И Витька рассказал о вчерашних похождениях. Лепехов слушал, не перебивая, а Витёк говорил все увереннее и увереннее, уверенности придавало и то, что Лепехов верил всему, что он говорит, и то, что постепенно вокруг него собрались другие члены кружка. А ведь и собрались, и слушали внимательно.
    — Врешь! — подытожил Толстик, когда Витёк закончил рассказ.
    Витя хотел ответить, но не успел: в дверях появился тренер. Начальство не опаздывает, оно — задерживается. Один из мелких — первогодок — Санек, бросился, было, с вопросом к Валерию Павловичу, но остановился на полушаге–полуслове. Потому что с Валерием Павловичем в клуб вошел незнакомый человек, осторожно так, озираясь. Не как хозяин: так ходят разные там представители ЖЭКа и прочие, считающие себя большими начальниками. Незнакомец озирался и никак не мог найти места, где бы встать. Как родитель, коего родной ребенок впервые привел на станцию юных техников.
    — Здравствуйте. У нас необычный гость, ребята! — В голосе Валерия Павловича явилась некая торжественность, точно как на объявлении результатов соревнований. — Семен Семенович, ученый, занимающийся с другими, такими же как он, людьми, тайнами неизведанного, неопознанного. Летающими тарелками…
    Тренер запнулся, и был тут же ошарашен Толстиком:
    — Он с двадцать пятого института на Военке, что ли? Который за НЛО следит?
    — Нет, я не военный, — подал голос гость, — мы самостоятельная организация, занимающаяся уфологией и не только…
    — Охотники за привидениями? — Не удержался Витёк.
    — Кое–кто занимается и этим.
    — А Вы чем занимаетесь? Кого ловите, если не тарелки и не привидений? Вампиров?
    Ребята захихикали.
    — Мы ловим артефакты…
    Клуб разом затих, ребята затаили дыхание. Семен Семенович, не ожидавший такой реакции, растеряно обернулся к тренеру в поиске поддержки.
    — Вы, конечно, знаете, ребята, — нашелся Валерий Палыч. — что в нашем районе найден самый большой артефакт, не какой–нибудь там каменный шарик в два метра, а некое сооружение более ста пятидесяти… Как Пирамида Хеопса среди других артефактов. И вот, ученые предложили нам, моделистам, присоединиться к исследованиям таинственного объекта…
    — Радиоуправляемыми моделями! — закончил за Валерия Павловича Толстик.
    Взрослые дяди уставились, полуоткрыв рты, на мальчика.
    — А Витёк уже все обследовал. В тоннеле две модели один к шести развернутся! — Объяснило Самое Толстое Существо, которое еще пять минут назад не верило ни единому слову Андронова.
    — Ты… Уже обследовал? — Валерий Павлович повернулся к Витьку.
    Подростку показалось, что все происходящее — сказка, фэнтези. Или он был во всем прав, и все — наяву?
    — Хорошие идеи приходят одновременно в разные головы! — Витёк пожал плечами.
    — Да, и что мне теперь говорить? — Семен Семеныч даже присел.
    «Куда же он? Там ведь ножка еле держится. Тоже мне, Семен Семеныч! Прям — «Бриллиантовая рука»! Или «Невезучие» — подумал Витёк. Судя по похихикиванию ребятни, ассоциация с героем старой комедии пришла в голову не ему одному.
    — Вам лучше пересесть, — поймал под локоть уфолога тренер, вот сюда.
    — А расскажите нам об артефакте! — Нашелся Витёк, поймав несколько уважительных взглядов от ребят. Да, сегодня он — Самый Умный!
    — Артефакт открыли год назад, случайно, — ученый благодарно взглянул на Витю, спасибо, мол, за вопрос, — все началось с того, что некоторые водители ленились довозить мусор до свалки и вываливали его по дороге. Как раз у холма. Шоссе ведь рядом. А потом местное начальство, увидев это безобразие, велело эту самодеятельную помойку ликвидировать. Начали загребать мусор бульдозером, да захватили часть земли — что б подчистую. И ковырнул ковшом за наш артефакт. Как по железу. Вылез водитель, посмотрел, что такое странное обнажилось, начал затылок чесать. Рабочие тоже смотрели, тоже затылки чесали, потом начальство позвали — тоже почесать…
    Ребята заржали. Семен Семеныч оказался прост и доступен!
    — А потом туда разные ученые приезжали, даже академики. Все говорили о необходимости исследования удивительного объекта, но вот денег на это самое исследование никто не дал. Военные тоже посмотрели–посмотрели — да отвернулись. Единственными, кто чуть позанимался Артефактом, оказались химики. Но они быстро потеряли интерес: таинственное вещество показалось почти знакомым. Очень близким к натуральному шелку, полимер, только нити как бы переплелись в сплошную массу.
    — А разве шелк прочный?
    — Куда прочнее стали. Шелковая нитка тонкая–претонкая, а какую нагрузку выдерживает! На единицу сечения — куда больше, чем любой материал, изготовленный людьми.
    — А паутина, говорят, еще сильнее!
    — Да, паутина еще прочнее, — согласился Семен Семеныч, — но вещество Артефакта ближе к шелку. И это один из факторов, играющих на идею обследования объекта с помощью радиоуправляемых роботов. Ведь шелк легко проницаем для радиоволн. По причине отсутствия электропроводящих и магнитных составляющих.
    Витёк поймал себя на том, что вообще не подумал будет ли внутри артефакта радиосвязь. Эх, вот взрослые дяди — подумали!
    Семен Семеныч тем временем продолжал говорить, и с каждым словом речь становилась все более эмоциональной. Глаза ученого блестели, как блестят у маленьких детей и людей одержимых большой идеей:
    — Теперь устройство объекта. Внешне он повторяет форму холма, диаметр по кромке земли — сто шестьдесят метров, высота в холке, — раздался новый взрыв хохота, но уфолог его уже, казалось, и не заметил, — шесть метров. На сколько уходит под землю — неизвестно, но не менее чем на метр точно.
    — Откуда знаете? – пискнул кто–то из мелких.
    — Знаем, — улыбнулся уфолог. – Копали.
    Ультразвуковое исследование показало, что внутри артефакта множество ходов–туннелей, их диаметр около сорока сантиметров. Есть наружный вход в систему этих туннелей. Какую–то карту составить пока невозможно… Да, и еще. Почему–то в туннелях не завелась никакая живность — не мышей, ни прочего. Сначала испугались радиоактивности, но — нет, померили — норма. Для начала — хватит, — закончил лекцию уфолог.
    — Все просто, — тут же подхватил инициативу Валерий Павлович, — мы ставим на наши модели фары и видеокамеры, и запускаем внутрь. В поисках участвуют только модели с задним ходом.
    — А остальные? — Спросил один из мелких.
    — Остальные могут смотреть.
    — Ура!! — Закричали ребята.
    — А когда, когда отправимся? — Спросил Витёк.
    — Если оборудуем хоть одну машинку — то завтра — на рекогносцировку.
    «Какое трудное слово!» — подумал Витёк, а вслух сказал:
    — До завтра фары поставим. А вот камеру… Где камера–то? Хоть взглянуть…
    — Пока видеокамер нам не выделили, но обещают. Зато дали попользоваться сотовым телефоном со встроенной видеокамерой. Вот, — тренер извлек из кармана какой–то супер–пупер мобильник.
    — Я друга захвачу с собой, — сообщил Витёк. Разрешения спрашивать не стал. Куда теперь им, взрослым, без него?
    Фары к моделям прикрепляли в штурмовом порядке. Младшие уже разошлись по домам, остались только заинтересованные лица. Решили, что нужно, по минимуму, два автомобильчика, один предоставил Витёк.
    Суперклей схватывает быстро, вот только держит так себе, но выхода нет. Проводки к аккумулятору, так, светят лампочки, не ахти, но для сельской местности — сойдет. Теперь телефон… Тренер предложил медицинский лейкопластырь, с телефонами ведь нужно поаккуратней, ими еще пользоваться будут потом.
    Мобильник — верхом на машинке, весь обмотанный лейкопластырем — напоминал тяжело раненного, следующего в медсанбат. О чем Витёк незамедлительно и поведал окружающим.
    — Да, есть что–то, — согласился Валерий Павлович, — как бы мы его не ранили сейчас взаправду!
    — Свет выключаем?
    — Давай. Только сначала наладим связь между телефонами.
    При погашенном свете — первое разочарование: фары на машинках били совсем слабо, сантиметров на десять вперед, не дальше. «Были бы желтые, лучше!» — подумал Витёк. Но других фар не было. Ведь обычно фары на моделях не более чем декоративный элемент, ночных гонок автомоделей еще никто не устраивал…
    — А что, ничего, — заявил Валерий Палыч, уткнув нос в экранчик второго телефона.
    — Он с усилителем! — Воскликнул Толстик, едва ему удалось просунуть нос между тренером и телефончиком.
    — Давай вперед, Витёк, — скомандовал Валерий Павлович, — просто подтолкни поближе к столу.
    — Исполнено, — отозвался Витёк тоном «Исполнителя желаний» из фильма.
    — Ага, вот и ножка показалась, — прокомментировал Толстик.
    — Ну, дайте же и мне посмотреть! — вклинился Витёк.
    Ему дали, но всего на несколько секунд.
    — Двенадцатый час, пора закрываться. Быстро ставим аккумуляторы на зарядку, и ко мне в Ниву, — распорядился тренер.
    — Да мы сами дойдем, — отмахнулся Толстик.
    — Нет, поздно, мало ли что. Довезу каждого до подъезда, — настоял Валерий Павлович.
    Выехали на другой день после обеда. Антон в кругу незнакомых моделистов робел, потому все больше отмалчивался. Зато Витёк трещал за двоих даже за троих. Его переполняла бурная радость, которой хотелось поделиться со всеми.
    В голове возникали некие радужные картины. Его модель, обязательно его, Пробирается внутрь артефакта и достает оттуда самый важный, сенсационный материал. Какой именно материал — Витя представлял себе плохо, но перспектива всемирной славы уже затмевала глаза, ослепляла и грела, как весеннее солнышко. Витьке даже стало жарко. Не то — от такой перспективы, не то — от солнца, что нещадно жарило сквозь окно электрички. Парень полез открывать окно. А когда повернулся, чтобы сесть на место, там, нагловато улыбаясь, уже сидел Толстик.
    — Витяй, у твоей — задний ход есть?
    — Умеет, — кивнул Витёк. — Сдвинься чуть–чуть, я сяду.
    — Не беспокойся, Козлодоев, сядем усе, — довольно процитировал Толстик и рассмеялся. К краю сидения он тем не менее сместился. — Так я про машинку. Моя, та, которая с задним ходом, сейчас не на ходу. Может свою уступишь, а то страсть как хочется в холм залезть первым.
    От подобной наглости Витёк даже закашлялся, слова застряли где–то поперек горла, и Андронов застыл с глуповато раскрытым ртом. Зато нашелся Антон:
    — С ума сошел! — тонким звенящим от возмущения голосом вскрикнул он. — А мы?! Мы тоже хотим… первыми.
    Толстик гневный вопль Антохи пропустил мимо ушей, повернулся к Вите, поглядел на того удивленно. На Витька же вопль приятеля подействовал отрезвляюще, он зашевелился и рот закрыл.
    — Это кто такой вообще? — теряя остатки улыбки поинтересовался Толстик.
    — Это Антоха, мой друг и одноклассник. Это с ним мы к холму ездили. Его отец ученый из тех, которые артефактом занимаются.
    — Так машинку не одолжишь? — будто не слыша последней фразы, повторил Толстик.
    — Не одолжу, у меня ж она одна.
    — Ладно, — подытожил Толстик. — Как знаешь.
    Он встал поглядел на Антошку и нехорошо улыбнулся:
    — Антон, говоришь? Антошка–картошка. Рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой.
    Антоха начал краснеть, наливаться цветом. Кулаки сжались так, что костяшки пальцев побелели. Мальчишка начал подниматься, но Витёк взял товарища за плечо, усадил на место:
    — Слушай, СТС, — обратился Витёк к Толстику, которого за глаза называли Самым Толстым Существом. — Тебе чего делать нечего? Кончай цепляться и катись колбаской.
    — Ладно, — повторил, еще более зловеще ухмыляясь, Толстик. — Как знаешь.
    Сказал и тут же усвистал куда–то.
    — Ты с ним в драку лезть не торопись, — начал наставление Витёк. — У вас весовые категории разные. И потом он постарше тебя будет.
    — А он кто? — обиженно поинтересовался Антон.
    — Толстик? Самое Толстое Существо, — засмеялся Витёк. — А если серьезно, то в общем парень не плохой, но вредным бывает, задирается и нахал страшный. А так… модели у него хорошие получаются, он даже в соревнованиях побеждал.
    — Ты тоже в соревнованиях побеждал, — ревниво сообщил Антон.
    — И чего? Мало ли кто где побеждал. У нас сейчас другое соревнование. Правда, грамот и призов за него не дадут, но зато — интересно же.
    Витя был щедр. Он уже чувствовал себя победителем, а победители люди не жадные. Им плевать на грамоты, призы и прочие звания. Они тешатся в лучах славы. И Витя тешился, хотя никакой славы пока не было.
    Из электрички вываливались всей толпой. Шумно и весело. На платформе уже ждал уфолог Семен Семеныч.
    — Здравствуйте, коллеги, — официально поздоровался он.
    Здесь вне стен СЮТа Семен Семеныч чувствовал себя уверенно и спокойно. Здесь он был хозяином. Знающим все, понимающим все гостеприимным хозяином. А мальчишки, хоть и назвал их коллегами, все же только гости. Витя сразу заметил эту перемену, и она пришлась по вкусу! Ведь всегда лучше работать с уверенным в себе человеком, нежели — с мямлей.
    А уфолог спокойно шел вперед и говорил не замолкая:
    — Сегодня от вас много не требуется, попробуем запустить несколько машинок, потренироваться с управлением внутри артефакта, посмотрим как машинки смогут развернуться внутри. Потом пробный заезд с камерой сделаем. Придумали — как мобильный телефон можно закрепить?
    — Здравствуйте!
    Последнее «здравствуйте» было обращено к милиционеру со щипцами, тому самому, с которым Антоха и Витёк познакомились два дня назад. Милиционер кивнул уфологу, а потом со смесью удивления и уважения поглядел на мальчишек. Видимо когда отпускал их ночью так и не поверил до конца. Витёк тоже солидно кивнул сотруднику милиции, а Антошка даже вспискнул «Здрасте», правда настолько робко и тихо, что сержант кажется не услышал. Вслед за милиционером появился и артефакт.
    У холма шла возня. Ученые, подумал Витёк. Однако ошибся, у холма возились шестеро разновозрастных ребят. Младшему было не больше десяти, старшему Витя дал бы лет семнадцать.
    — А это кто там? — опередил Витька с вопросом Толстик.
    — А это Ваши коллеги, ребята из клуба моделирования Стахановского района. Они тоже помогают нам с артефактом. Разбирайтесь, знакомьтесь, готовьте модели. Через час попробуем забраться внутрь.
    Уфолог обвел полянку хозяйским жестом, мол, будьте как дома, и ушел.
    — Располагайтесь, ребята, — дал команду Валерий Палыч. — А я пойду с Семеном Семеновичем обговорю детали. Справитесь?
    — Справимся, — нестройным хором отозвались юные техники, отпуская тренера.
    — Вот еще нам стахановских не хватало, — сварливо пробормотал Толстик, когда взрослые оставили их готовить модели к борьбе с артефактом. — Сами что ль не справились бы?
    — Не скрипи, — добродушно откликнулся Витёк. — Вон один из них знакомится идет.
    — Волосатый, — хихикнул мелкий Санек. — Как хиппи.
    — При чем тут хиппи? — Цыкнул кто–то из ребят.
    Все как–то сразу забросили машинки, приподнимались с мест, сбиваясь в кучу.
    А «волосатый хиппи» подошел ближе.
    — Привет! — поздоровался чужак звонким голосом и Витя с удивлением отметил, что это никакой не хиппи, и, вообще, никакой не парень, а девочка. — Вы из Чистых ключей, из клуба? Да?
    — Да, — кивнул Витёк.
    — Здорово. А мы из Стахановска. Будем вместе с артефактом работать.
    — Девчонка, — презрительно скривился Толстик.
    — Девочка, — поправил молчавший до сих пор Антошка.
    — А ты вообще молчи, — огрызнулся Толстик. — Рыжий–конопатый. Девчонка моделистом быть не может.
    — Почему же это не может? Очень даже может, — в глазах девочки блеснула обида. — Кстати, меня Жанной зовут.
    Толстик рассмеялся и пропел гнусаво, подражая эстрадному певцу:
    — Стюардесса по имени Жанна, обожаема ты и желанна…
    И снова обидно рассмеялся. Жанна побледнела, глаза ее заблестели от злости. Обид эта девочка видно не прощала, а обижали ее, судя по всему, часто. Потому что девчонка не может быть моделистом. Странно улыбаясь, Жанна приблизилась к Толстику. Тот тоже улыбался, не понимая, чем вызвана улыбка девчонки.
    Все произошло мгновенно. Никто из ребят не заметил что случилось, а только что–то хлестко шлепнуло, и Жанна уже без улыбки пошла прочь, а Толстик остался стоять потирая щеку, на которой отпечаталась девичья ладошка. Вид у Толстика был настолько ошарашенным, что ребятня, осознав комичность ситуации, развеселилась.
    — Вот тебе и стюардесса, — озадаченно пробормотал Толстик, потирая щеку. — Какая ж это стюардесса, это — Жанна Д'Арк в натуральном виде.
    Ребятня веселилась пуще прежнего, и только Витёк сохранил серьезу:
    — Дурень ты, СТС, — сказал он тихо, так чтобы слышал только тот, к кому обращается. — Нам со стахановскими работать вместе, а ты ссору затеял.
    Со Стахановскими с этого момента почти не общались. Переглядывались сухо и с нелюбовью. Впрочем все это продолжалось недолго, ровно до того момента, как начался первый запуск. Здесь все обиды забылись и ребятня столпилась у лаза в артефакт. Взрослые смешались с подростками. Здесь все были на равных и ребята, и тренер и уфолог и подошедший милиционер со щипцами. Валерий Палыч взял инициативу в свои руки, ребят пока к модельке не подпускал.
    — Покрепче ее за хвост привязать надо! — Комментировал Толстик последние действия Валерия Павловича.
    Вся натура Витька протестовала, так и хотелось воскликнуть: «У меня же есть задний ход!», но подросток молчал. Тренер лучше знает. Если решил привязать длинную веревку к заднему бамперу — так тому и быть. Машинка может сломаться, а веревкой ее завсегда вытащить просто.
    — Мы готовы, — сообщил Валерий Павлович, обращаясь к уфологу.
    — Изображение есть! — отозвался Семен Семеныч.
    «Еще бы ему не быть» — подумал Витёк, — «на свежем–то воздухе!».
    — Поехали?
    — Поехали!
    Большинство ребят пропустило торжественный момент проникновение детища родниковской СЮТ в неизвестное. Ведь машинку просто вложили в начало тоннельчика. Фары и телефон с видеокамерой включены, что теперь.
    — А что, вроде неплохое изображение, вот туннель темнеет впереди, прямо по курсу, вот окурки валяются…
    Витёк сунулся к экранчику второго сотового, на который шел сигнал с видеокамеры прикрепленного к машинке мобильника. Толстик уступил ему позицию возле Семена Семеныча без спора. Ведь Витёк сейчас — пилот формулы Артефакт–1, у него же в руках пульт управления!
    — Давай чуть вперед, сантиметров десять, — скомандовал Валерий Павлович. Он даже ни разу не взглянул на экранчик. Ведь и так все видно, если стоишь у дырки! И красный зад модельки под рукой — можно хоть пальцами вытащить.
    Витёк тронул ручку на пульте, ласково так, чуть–чуть. Машинка ведь рассчитана на гонки, а продвигаться по сантиметрам — нужен навык.
    — Стоп. Нормально, — почти выкрикнул Валерий Павлович, — как там изображение, Семен?
    — На удивление хорошее. Окурки можно рассмотреть в деталях. Вот даже зажигалка валяется вдалеке.
    — Может, еще вперед? — спросил Витёк.
    — Давай, давай! — донеслось от ребят, что стояли рядом.
    — Ну, по просьбе публики, давай на полметра, и — хватит. — согласился Валерий Павлович.
    — Семен Семеныч, телефон бы мне поближе, — попросил Витёк.
    — А, ну да, конечно, — засуетился уфолог. Будто сразу не было понятно: пилот должен видеть!
    Витёк впервые вел модель, ориентируясь на экран. Еле–еле трогая рукоятку джойстика. Непривычно, прямо фантастика какая–та! Или компьютерная игра…
    — Точно как на компе! — воскликнул Толстик. Ему пришла в голову та же мысль.
    Два луча, исходя из фар, выхватывали из темноты пару овальных пятен. Сколько мусора! А впереди что–то странное: шерсть, какой–то бурый ком…
    — Хватит, стоп! — Подал голос Валерий Павлович, — веревка кончается.
    — А мы дальше и не проедем, препятствие, — закричал Витёк.
    — Что такое?
    — Похоже на дохлую кошку, — дипломатично сообщил Семен Семенович.
    — Точно, я не смог ее вытащить, только дальше затолкал, — впервые за последний час подал голос милиционер.
    — Что же, заканчиваем, — решил Валерий Павлович, — как изображение, удовлетворительное?
    — Пока да.
    — Тогда задний ход, пилот!
    Витёк повернул ручки от души. Машинка газанула и вылетела задним ходом из дырки артефакта. Ловкий тренер успел поймать ее, и теперь держал на весу, за веревочку.
    — Так вот зачем нужна была веревка! — сказал кто–то из ребят.
    Витёк хотел было ответить что–нибудь резкое, но смешки зашелестели, пошли по кругу, пока не начали смеяться все и в голос. И вместо того, чтобы обидеться, Андронов предпочел посмеяться со всеми.
    На обратном пути Витёк подсел поближе к взрослым. Никто не препятствовал, еще бы — пилот! Говорил Семен Семеныч.
    — Итак, стоят две задачи: расчистить туннель изнутри, это просто. И снаружи, что на несколько порядков сложнее.
    — Ну, дохлую кошку мы вытащим, удочка, леска, крючок… — Пожал плечами Валерий Павлович. — Можно вслепую, можно машинку завести, прямо у телекамеры подцепим крючком.
    — Понятно. Но вот расчистка земли…
    — А землю зачем? — не понял Витёк.
    — Чтоб радиосигнал не сбивать. Земля экранировать будет, — коротко отозвался Семен Семенович.
    — А почему бы не расчистить от земли весь холм? — предложил тренер.
    — Но это громадная работа…
    — А если собрать всех, которые тарелками и прочим интересуются, — воскликнул Мишка Лепехов, он до сих пор молчал, лишь внимательно слушал, — я слышал, одних добровольных помощников археологов у нас только по Москве не одна тысяча!
    — Подать клич по столице? А ведь это идея… — Лицо Семен Семеныча прямо–таки просветлело. — Слушай, Палыч, давай–ка мы и вправду… Всех желающих на субботник пригласим!
    — Гы–гы, — хохотнул мелкий Сашка. — Палыч!
    И тут же получил беззлобный подзатыльник от Лепехова:
    — Это для Семен Семеныча, а для тебя он Валерий Палыч. Понял?
    — Понял, — Сашка потер затылок.
    А Валерий Палыч молча улыбнулся и уставился в окно. Его отчего–то трясло. Может, проносящийся за окошком перелесок показался тренеру смешным?
    Глава третья.
    — Утро благоприятствует! — произнес отец Антошки, открывая окно в электричке. От распахнутого окошка сразу подуло теплым мощным весенним ветром.
    — Видишь, Витёк, как все хорошо складывается, и солнышко, и на небе ни облачка, и вон, смотри, сидят с гитарами и лопатами, — показал пальцем Антон.
    — А ты думаешь, что они, — Витёк замялся, — копать артефакт?
    — А куда же еще с лопатами? — удивился Антошка.
    — На дачу, куда же еще?
    — Экий ты Фома Неверующий! — засмеялся отец Антона, — копать они едут наш Артефакт, копать и раскапывать!
    — Видите ли, дядя Вова, я слышал из компетентных источников… Короче, говорили, мол то, что по телевизору объявление давали — ерунда. И десяти человек не приедет. Нет у нас энтузиастов, — процитировал Витёк.
    — Ну, десять человек уже в этом вагоне наберется. Я тех ребят, что возле дверей сидят, видел как–то в одном так называемом Гиблом Месте. Еле их тогда выпроводили. А справа от окна сидит Антуанетта, она ясновидящая, только оборачиваться не надо! У нее тоже лопатка, обратите внимание, аккуратно запакована в бумажный пакет.
    — А разве ясновидящие… Копают?
    — Они разные бывают, экстрасенсы–то, — улыбнулся Антошкин отец, — к тем, что деньгу заколачивает, народ дурит — бывает, на хромой козе не подъедешь. А иные подлинные дарования работают себе бухгалтерами какими–нибудь, да вот на встречи приезжают, к уфологам, к примеру.
    Бородатый мужик за пару скамеек от ребят рассказывал собеседникам что–то интересное, яростно жестикулируя. Витьку казалось, что соседи разбирают полет – типичные «пассы» ладонями. Может, пилоты? Витёк прислушался.
    — А эхолот показывал, что дно подымается. На самом деле это газы пошли со дна, когда их много, вода вокруг как бы закипает и лодка теряет плавучесть. Может — как засосать. Типа морское чудовище проглотило. А если кто курил — то и вспыхнет. Огнедышащий дракон проглотил лодку! На самом деле и дно на месте, и никаких Несси…
    «Нет, это не пилоты» — подумал Витя.
    — Смотрите, смотрите, сколько народа! — Воскликнул Антошка, указывая пальцем вперед по ходу поезда. — Да, наша остановка, пора сходить, — засуетился Витёк.
    — Остановка «Артефакт», — рявкнуло из динамика сверху, — просьба не забывать лопаты!
    На платформу вывалила толпа. Ребята, обгоняя народ, бросились наискосок. Витёк посчитал шаги, собираясь выяснить, насколько этот маневр выигрывал — и тут же забыл обо всем…
    Что тут делалось! Многолюдье, многоцветье, многоголосье. Музыкант сказал бы: полифония. Или этот термин обозначает что–то другое? Говор, выкрики, музыка из бесчисленных магнитол — вот такая «акустическая атмосфера» вокруг.
    Возле артефакта ребята оставили отца Антона, встретившего каких–то знакомых по прошлым подвигам. Надо было найти Валерия Павловича. У дырки, где ожидал его увидеть Витёк, тренера не оказалось. И Семен Семеныча — тоже.
    — Может, опаздывают? — Предположил Антошка.
    — Нет, они где–то рядом! Истина где–то рядом! — зловеще прошипел Витёк.
    — Ага, экстрасенсы — это заразно. И у тебя — насморк… Экстрасенсический! — засмеялся рыжий.
    — Экстрасенс не экстрасенс, а я всегда чувствую, рядом мои друзья, или нет. Вот увидишь, они уже здесь.
    — Да, в такой тыще народу можно и затеряться, — согласился Антошка.
    Витёк давно потерял счет встреченным лопатоносцам. Даже примерно не мог предположить, сколько их здесь. Несколько сотен — точно. А ведь еще и сверху кричат, руками махают. Вот что делает телевидение! Объявили по первому и московскому каналам — народ и понабежал! Некоторые ходили одиночками, не зная, куда приткнуться, но большинство держались группами, то из одной кучки, то со стороны другой слышалась музыка, бренчали гитары, кто–то пел хором. Молодые парни обнимались с девушками, даже целовались, не обращая внимания на окружающих. Окружающие тоже не обращали внимания…
    — А эти — археологи, их сразу видно, — показал Антошка на группу молодых людей, возглавляемую бородатым мужчиной лет сорока.
    — А почему видно? Лопаты свеже–заточены? — Витёк обратил внимание на блеск рабочего инструмента у большинства в этой группе.
    — Гы… И по этому тоже. — Засмеялся рыжий. — Я их знаю.
    — А это кто? — удивился Витёк. — Он чего, автографы раздает?
    Молодой мужчина в обтягивающем черном костюмчике подписывал автографы тинейджерам, те плотно обступили его со всех сторон. Все юноши и девушки в этой группе были какие–то причесанные и приглаженные.
    — Не знаю, писатель какой–нибудь, типа Лукьяненко или Перумова, — предположил Антошка.
    — Не, не Лукьяненко. Я Лукьяненко по телевизору видел, когда Ночной дозор показывали. Он толстый и усатый, а этот — американец какой–то!
    — Значит — Перумов!
    На том и порешили.
    — А эти, смотри, Витёк, это же телевизионщики!
    — Прям…
    Витя с сомнением оглядел странную пару: бравого молодца с преогромной камерой и молодую тетеньку с красной повязкой на рукаве.
    — Девушку я точно видел по телеку. Это какая–та программа, «Инструкция», по–моему. Ишь, глазами вертят, жертву ищут!
    — Какую жертву?
    — Жертву интервью, вот! — Антошка задорно посмотрел на друга. — Хочешь стать жертвой? А то — организую!
    — Витёк еще раз внимательно посмотрел на девушку. Телевизионщики уже выбрали группу колоритных ребят, одетых так, как будто они собрались на ролевые игры. Оператор расчехливал камеру, корреспондентша метала хищные взоры.
    — Прям, как вампиры!
    — А они и есть вампиры, — мгновенно отреагировал рыжик, — у кого интервью берут, тот долго болеет, а потом умирает…
    — В жутких судорогах?
    — А потом оказывается, что у мертвого трупа совсем не осталось крови!
    Витёк засмеялся. Но к телевизионщикам подходить уже почему–то не хотелось…
    Еще одна запоминающаяся картинка. Мужик — борода лопатой — в старинной, вышитой красным и золотом, рубахе до колен. В руках — квадратная рамка, не спеша шествует, за ним — человек десять, только рты не открыты! Рамка то туда, то сюда.
    — Лозоходец, — прокомментировал Антон, — дело известное. В Красной Армии до войны даже инструкция была по этому делу.
    — А чего тут с рамкой бродить, кругом ведь сплошной артефакт! — Пожал плечами Витёк. — Мне бы Валерия Павловича найти…
    — А вон тот, толстый, но не усатый, — Антошка указал наверх, — он ведь из вашего клуба?
    Витёк поднял глаза. Наверху стоял Толстик. Руками махал и что–то кричал. Ему, Витьке. Ну, не он нашел, так его нашли. Через пять минут ребят привели к тренеру.
    — Где ты пропадал? — вопросом встретил Валерий Павлович. — Давай, пошли, будем рыбку ловить!
    Витёк догадывался о назначении удочки, располагавшейся в руках Валерия Павловича. И какую именно «рыбку» он собирается ловить.
    — Пошли, пошли, аккумулятор зарядил? — Да.
    — Кстати, познакомься, это Доктор Саша, он кошечек–собачек лечит!
    И Витькину ладошку потрясли в рукопожатии. Молодой такой Айболит, где–то его видел? И зачем он здесь? А… Кто–то усомнился, не померла ли кошка оттого, что залезла в туннель. Понятно! Эксперт, типа…
    — Методика такова: я вставляю удочку, ты запускаешь машинку внутрь, и мы их поочередно продвигаем все дальше и дальше, пока не подберемся почти вплотную к препятствию, — выдал ЦУ Валерий Павлович. Все тренеры любят давать ценные указания, особенно в тех случаях, когда и так все понятно.
    — Ну и крючок! — восхитился Антошка, узрев то, что красовалось у кончика удилища. Огромный, тройной, жуткий такой крюк. Он крепился на толстой леске, протянутой сквозь кольца через всю удочку, от катушки до дальнего кончика.
    — Это акул ловить! — Заявил Толстик.
    — Может, скажешь еще — крокодилов? — хмыкнул рыжий.
    — Можно и акул, — подтвердил Валерий Павлович, — небольших таких, катранов. Но сейчас крючок понадобится для иной добычи. У тебя все готово, Витя?
    — Фары не горят, проводок отвалился.
    — Значит, плохо припаял!
    — Паял хорошо, провод у самой пайки отвалился. Счас прикручу на скорую руку…
    — Крути…
    Витёк быстро и умело перекрутил проводки.
    — Ну, вот — загорелись. Что еще?
    — Телекамеру… Ну, телефон прикрепить, я сюда держалку примотал, чтобы вставлять и вынимать без проблем, — похвалился Витёк.
    — Да вижу я, обычный держатель, как у меня в машине, кивнул тренер. — С одной стороны — правильно, а вот с другой посмотреть: а как отвалится? Чем доставить будем?
    — Нужен какой–нибудь захват, — ответил Витёк.
    — Металлическая рука, — добавил СТС серьезно.
    — Как в передаче «Битвы роботов»! — Воскликнул Антошка.
    — Эти «Битвы роботов» — дилетанты по сравнению с нами, — засмеялся Толстик, — уж если мы сдали бы робота — он всех американских бы побил запросто!
    — Ты сначала придумай, как захват соорудить, простой и легкий, — рассердился Валерий Павлович.
    — А что, там еще дохлые кошки есть? Их больше одной? — Удивился СТС.
    — Рано или поздно, но какая–та из машинок сломается где–нибудь внутри, и ее придется вытаскивать. И, вообще, вдруг найдем там НЕЧТО…
    — Да… — Протянули ребята хором.
    — Ну, начнем, что ли? — и Валерий Павлович сунул в отверстие удочку.
    Витёк тут же поместил в дырку машинку. Обе руки — на ручки передатчика. Честь держать второй телефон досталась Толстику.
    — Изображение?
    — Нормалёк!
    — Я продвигаю удочку, — предупредил Валерий Павлович.
    — Вижу, — буркнул Витёк.
    — Видим, — уточнил Антошка.
    — Важно, чтобы видел я, — огрызнулся Витёк, — поехали!
    Машинка сдвинулась с места, уползая в темноту туннеля. Эх, как отсвечивает — солнце же вовсю палит! Цветное изображение на принимающем телефончике выглядит черно–белым, одни силуэты… Хуже всех приходилось Валерию Павловичу: он то заглядывал в туннель, то поворачивался к экранчику телефона, при этом удочка явно смещалась. Не поймал бы машинку крючком!
    Вокруг начала собираться толпа. Любопытные норовили заглянуть в экранчик.
    — Спокойнее, дяди и тети, экран у телефона маленький, на всех не хватит! — забеспокоился СТС.
    — Еще десяток сантиметров — и стопорь! А телефон мне под нос. А то совсем голову сверчу! — Скомандовал тренер.
    Для Вити наступила пора ожидания. Телефон отняли, машинка «на ручном тормозе», которого нет. Стой и жди!
    — Не цепляется, — раздосадовано выкрикнул Толстик.
    — Нужно терпение. Еще раз, — отозвался голос Валерия Павловича.
    — Ну, опять соскочил!
    — А мы еще раз! Вот, подцепил, теперь — подсекаю! Витёк, давай задний ход помаленьку!
    Правая рука сама собой потянула ручку на себя. Малость, самую–пресамую. Помогала домашняя тренировка: Витёк не один час провел дома, двигая машинку по полу на особо малой скорости!
    — Тянем–потянем, — комментировал Валерий Павлович, — тянем–потянем, вытянуть не можем… Тянем–потянем… Вытянули репку! Вынимай машинку.
    Вслед за моделью из черной дыры показалось мертвое животное. Шлеп на землю! Валерий Павлович так и не дотронулся до него рукой, продолжая передвигать трупик с помощью удочки. Толпа вокруг сразу поредела. Что они, зеленого человечка на крючке ждали, что ли?
    — И что теперь? — Задал Толстик вопрос куда–то в пространство.
    — Теперь — путь свободен! — В восторге заорал Витёк.
    — Нет, ребята, теперь — доктор Саша, — Палыч набрал номер на сотовом, — доктор, это я! Клиент готов, приходи!
    Ветеринар явился уже через минуту, остатки зевак охотно дали ему пройти. Доктор Саша присел на корточки, перевернул кошку, действуя деревянной палкой.
    — А он пульс щупать будет? — нарочито громко прошептал Толстик.
    — Я уже и сердце прослушал. Виртуально, — живо откликнулся Доктор Саша, — а теперь произвожу экстрасенсорное патологоанатомическое исследование!
    — Круто, — СТС почувствовало себя битым.
    — Ну и? — Спросил Валерий Павлович.
    — Да, да, нашим зрителям тоже интересно!
    Витёк поднял глаза. Телевизионщики! Ну, теперь они и у Валерия Павловича всю кровь выпьют…
    — Программа «Москва, инструкция пользователя», — представилась молодая симпатичная девушка, а над дохлой кошкой нависла огромная, явно профессиональная телекамера, — расскажите, что это такое? Ведь Вы только что извлекли это изнутри артефакта?
    — Нашей задачей является определить, от чего наступила смерть животного, — не растерялся Доктор Саша, смело заглянув в глаз телекамеры.
    — И каковы первые выводы? — девушка–корреспондент казалась абсолютно серьезной. Витёк не раз смотрел эту передачу, там порой отчаянно хохмили. Придуривается, небось?
    — Смерть животного наступила до того, как труп затолкали во входное отверстие Артефакта, — безапелляционно заявил Добрый Доктор Айболит.
    — Вот как?
    — Это подтверждается, во–первых, положением, в котором окоченел труп, оно не соответствует форме туннеля. Во–вторых, мы видим здесь обширные раны, нанесенные клыками, предположительно собачьими. Запекшаяся кровь на шерсти. При этом следов крови в туннеле Артефакта не обнаружено, следовательно, кровотечение прекратилось еще до того, как туда, внутрь, попало животное. Вывод: смерть животного наступила от причин, к коим Артефакт отношения не имеет, и мы…
    — И мы так сразу не умрем, его раскапывая? — Закончила за Доктора девушка–корреспондент. — Большое спасибо за интервью. Передачу вела…
    Вслед за ушедшими телевизионщиками разошлась и толпа, оставив моделистов наедине с дохлой кошкой. Доктор Саша все не успокаивался, переворачивал трупик.
    — Все–таки есть кое–что необычное. Обрати внимание: нет личинок мух. Если их нет, то это либо внутренность артефакта их все–таки уничтожает, либо туда почему–то не залетают мухи, чтобы отложить яйца. В любом случае я бы не советовал, все–таки, туда совать руки.
    — Да туда каких только приборов не совали, — пожал плечами Семен Семеныч, молча наблюдавший сцену с кошкой, — ионизирующее излучение, то бишь радиоактивность — норма, ядовитых газов нет, напряженность электрического и магнитного полей… Да все в пределах нормы.
    Витёк только заметил, что Антошка ему подмигивает. Заговор! Ну да, пока взрослые заняты разговорами, почему бы и не запустить туда машинку? Ведь препятствия больше нет!
    Подумано — сделано. Витёк включил телефоны и фары, модель привычно полезла в черную дыру. Антошка держал телефон. Толстик тоже сидел рядом, но помалкивал, явно вступил в заговор. Теперь — вперед! Правая ручка — от себя!
    — Э, ребята, что–то вы не то задумали. Исследование должно быть плановым! — наконец–то среагировал Валерий Павлович.
    — А я недалеко, чуть–чуть, метр, ну два вперед…
    — Стопорь машинку, ты что, с ума сошел? — разорался Палыч. — А застрянет без страховки — как будем вытаскивать?
    — Удочкой, — хихикнул Толстик.
    — А где вторая машинка, чтобы удочку направлять? Где твоя машинка, парень? Все никак не поменяешь спид–контроллер?
    Витёк прекрасно знал проблему Толстика. Тот поставил на модель автомобиля спидак от пилотажки. Спидак, а правильно сказать спид–контроллер — это такой регулятор скорости, электронное устройство, находящееся между аккумулятором и двигателем, оно управляется по радио с пульта. Фишка в том, что спидаки для моделей автомобилей, даже самые примитивные контроллеры, со ступенчатой передачей, имеют задний ход,. Три скорости вперед, три — назад. А спидакам, сделанным для самолетов, задний ход не нужен. Даже если на пилотажке стоит дорогой электронный контроллер. Вся проблема: заменить спидак, да нет лишнего, надо в Москву прокатиться, купить. Опять же деньги, и немалые. Ох… Витёк не заметил, как проехал еще какой–то участок. Туннель поворачивал вправо. Мальчик привычно повернул левую ручку, изображение на экранчике отобразило поворот.
    — Да стой же ты, задний ход! — Валерий Павлович не только орал, но и махал руками.
    — Раз заехал, пусть постоит, посмотрим, что там дальше, — резонно заметил Семен Семеныч, — это что же, дальше дорога раздваивается?
    Теперь и Витёк осознал: два темных пятна на экране означают раздвоение тоннеля. Ничего себе! А вдруг там — лабиринт?
    — А мне можно посмотреть? — робко поинтересовался Доктор Саша.
    — А мне? А мне? Вокруг снова образовалась толпа. И каждый хотел ВИДЕТЬ! Ну, как отказать людям, они ведь приехали добровольно и совершенно, как говорится, безвозмездно расчищать Артефакт?
    — Пусть смотрят все, — милостиво разрешил Валерий Павлович, — а как насмотрятся — будем выезжать. На сегодня приключений достаточно.
    Народ выстроился в очередь. Чинно и благородно. На Витю смотрели, как на юное божество, что–то между Егором из «Ночного дозора» и Гарри Поттером! Мальчик, проникший в НЕИЗВЕДАННОЕ, это ж надо!
    — Пойми, Витёк, — вздохнул Палыч, — мало того, что леску к заднему бамперу не прикрепили, у тебя ведь сзади камеры нет! Выезжать придется, ориентируясь на то, что видишь впереди!
    До Вити наконец–то дошло! Он сглотнул слюну. Ехать задом, не видя — куда?!
    — Да ладно, тоннель широкий, как–нибудь выедем! — высказался СТС.
    — Да уж, деваться некуда…
    Витёк повернул левую ручку передатчика примерно на тот же угол, что был при повороте. Правая ручка чуть к себе. Изображение изменилось, вроде — поехали.
    — Выравнивай!
    — Рано!
    — Выравнивай!
    Но Витёк не слушал никого. Он — пилот, и только он знает, когда надо выравнивать руль! Вот и выехали из поворота. Теперь — задний ход на всю катушку! Из черной дыры послышался шум проворачивающихся колес. Мгновение — и модель вылетела из тоннеля прямо в руки Валерию Павловичу. Все–таки гоночная! Была когда–то. А теперь — исследовательская…
    — Что теперь? Программа закончена? — спросил Витёк.
    — У нас — да. Но мы с Семен Семенычем останемся до вечера, пока будет идти расчистка Артефакта.
    — Может, еще второй вход найдется? — предположил Толстик.
    — Мало ли что может обнаружиться, — пожал плечами уфолог.
    Мишка Лепехов работал от души, не с кем не говорил, считая, что лучше него скажет лопата. Так, не отвлекаясь, проработал до самого обеда и, устав, решил все же найти Витька или кого–то из взрослых. Хоть Мишка и относился к Вите, как к младшему брату, а в данном мероприятии Витёк для него стал в чем–то даже авторитетнее тренера.
    Лепехов бодро слетел вниз с полу расчищенного бока артефакта и побежал кругом. Впрочем, Андронова он найти не успел. Раньше Мишку нашел подозрительного вида мужичок.
    — Товарищ, — с задушевностью достойной коммунистического общежития обратился к Мишке мужичок.
    — Вы меня? — растерялся Лепехов.
    — Да, вас, — мужичок схватил Мишку за рукав и потянул в сторону. — Не здесь, товарищ, не здесь. Здесь слишком много народу.
    Лепехов позволил оттащить себя в сторону и снова поинтересовался:
    — Что такое?
    — Мне нужна Ваша помощь, — забавно растягивая слова, мягко проговорил мужичок. Будто дразнит певца Мумийтролля! Пахнуло как–то неожиданно неприятно.
    — Я слушаю вас, — по–взрослому, серьезно кивнул Мишка Лепехов.
    — Дело в том, что эта штука, — мужичок махнул рукой в сторону артефакта. — На самом деле мой космический корабль.
    — Чего??? — выпучил глаза от удивления парень.
    — Да–да–да–да, — затараторил мужичок. — Не удивляйтесь, пожалуйста. Я потерпел здесь крушение много лет назад, и видите, во что превратился мой корабль. Моя ласточка, — мужик всхлипнул.
    — Ну, мы его расчистим, — недоверчиво проговорил Мишка. — Расчистим, и можно будет лететь.
    — Нет, — глаза дядечки как–то странно сверкнули. — Лететь нельзя. Шнуперхупера не хватает.
    — Чего? — не понял Мишка.
    — Это такая деталь, — голос мужичка снова стал мягким и тягучим. — Деталь от двигателя. Если ее нет, то корабль не полетит, а она сломалась. Понимаете, товарищ?
    — Понимаю. Только я в вашем двигателе не разберусь, — честно ответил Мишка.
    — Что же делать? — Мужик скренделил огорченную мину.
    Мишка пожал плечами.
    — Есть вариант. Идем к нашему тренеру. Он разбирается в любых устройствах.
    — Тренер? — дядька сделался испуганным. — Самбо–карате? Он будет драться?
    — Нет, тренер клуба юных техников. Он не дерется, — улыбнулся Мишка и пошел к артефакту.
    Дядечка потопал следом. Догнал, пошел рядом.
    — А что, Ваш тренер сможет помочь? — своим полушепотом прошелестел дядька.
    — Он всем помогает, — отозвался Лепехов. — А вот и он. Валерий Палыыыыч!
    Палыч подошел сразу, вид имел довольный, расчистка шла полным ходом, чего грустить?
    — Да, Миш, — что случилось? — Вот, — Лепехов указал на дядечку. — Познакомьтесь с хозяином нашего корабля. То есть артефакта. Он с другой планеты, а наш артефакт — это его космолет.
    Тренер выслушал серьезно, повернулся к дядечке:
    — Чем я могу Вам помочь.
    — Отойдем в сторону, товарищ, — мягко, но настойчиво вцепился в рукав Палычевой сорочки мужичок. — Здесь слишком людно.
    — Хорошо, — кивнул тренер и указал направление.
    Дядечка пошел вперед, а Валерий Павлович быстро обернулся к Мишке, шепнув скороговоркой:
    — Беги, срочно найди Семен Семеныча, скажи, чтоб скорую вызвал.
    — Зачем? — не понял Мишка.
    — Транспортируем инопланетянина по месту жительства в ближайшую психиатрическую больницу, — улыбнулся тренер и быстро пошел следом за сумасшедшим дядечкой.
    В больницу шизика не забрали, врач объяснил: «Он тихий. Общественной опасности не представляет».
    Во второй половине дня пригнали технику: бульдозер, экскаватор и три — Витёк подсчитал, фиксируя в памяти номера — самосвала. К обеду верхняя часть Артефакта — «крышка стола» — оказалась расчищенной. Справились быстрее, чем рассчитывали: слой земли наверху оказался совсем тонким. По нормальным правилам поведения народ забросил бы лопаты после обеда, пивка хлебнув — и за гитары, танцы–шванцы–обниманцы. Но вот верхняя часть «стен» удивительного сооружения оказалась свободной от земли, работа идет быстро. И раз есть шанс закончить к вечеру — надо продолжать!
    Антошка отыскал даже интуристов, те достали где–то лопаты и тоже — активно принимали участие в работе. Знания английского хватило лишь на самые примитивные вопросы…
    К вечеру работа практически завершилась. Бульдозер подчищал последние горки земли. Грязных, но довольных энтузиастов лопаты охватило новое увлечение. Если в процессе работы фотографировались эпизодически, то теперь, когда дело сделано, каждый желал запечатлеть себя и друзей на фоне свежерасчищенного Артефакта. Ребятишек то и дело приглашали фотографироваться вместе — то с одной, то с другой группой. В особой цене оказался разведывательный комплекс Витёк+модель, все хотели запечатлеться у «черной дыры» обнимку с бесстрашным исследователем глубин Неизведанного.
    Валерий Павлович с ребятами и Семен Семенычем отошли полюбоваться работой. Да и снимки заодно сделать «на фоне». Артефакт, освобожденный от земли, приобрел четкие геометрические формы, появились грани. Низкое вечернее солнце освещало таинственное сооружение, подобно горизонтально расположенному прожектору.
    — Надо встать так, чтобы солнце было как раз за спиной, — сказал Валерий Павлович, — давайте пройдем левее.
    Прошли. Теперь тени от людей точно указывали на Артефакт.
    — Как все высвечивается! Люди, деревья — как на картинке, — залюбовался Антошка.
    — Потому что режимное время, — сказал Семен Семеныч, — в древние времена все художественные фильмы на природе снимали, когда солнце стояло низко — утром и вечером, и без теней…
    — Да, прямо пирамида… — Высказался Семен Семеныч.
    — Египетская пирамида!
    — Пирамида Хеопса! — Два голоса — наперебой.
    — Я имел в виду софринскую пирамиду, — уточнил уфолог.
    — Это мы не проходили! — Засмеялся Витёк.
    — Софринская пирамида — это самое грандиозное сооружение такого типа, воздвигнутое человеком после времен древнеегипетских. На его сооружение ушло 32 тысяч тонн стали, 50 тысяч тонн бетона и 12 тысяч километров проводов.
    — А сколько проводов ушло на пирамиду Хеопса? — Хихикнул Толстик.
    — Да, я не знал, — даже удивился Витёк.
    — Это локатор, Дон называется, — объяснил рыжий.
    — А–135, 150 метров в ширину, высота около 40, способна разглядеть футбольный мяч на расстоянии 800 километров, следит за несколькими целями сразу, и даже в космосе! — блеснул СТС.
    У Вити даже уши завяли. Как это так? Все знают про эту самую Софринскую пирамиду, а он — нет?
    — Может, это тоже — локатор? — предположил СТС — РЛС инопланетян, каких–нибудь Странников?
    — Самое смешное в том, что такая гипотеза не выглядит совсем уж безосновательной, — заметил Семен Семеныч. — Очень, очень похож. Как Ваше мнение, Валерий Павлович?
    — Как человек, который закончил в свое время ФЭСТ по специальности… — и пошла лекция, из которой ребята поняли, что их руководитель знает все–все об антеннах!
    Глава четвертая.
    Освобожденный от земли и мусора артефакт смотрелся совсем иначе. Грозно, неприступно — кусок чуждой цивилизации упал с неба на землю, он врезался в нее, но так и не стал ее частью. Черный алмаз… Какие загадки таятся в этой штуке?
    Витёк прикоснулся к боку холма, провел рукой. Гладкий!
    — Самостийный какой!
    Витёк обернулся, рядом с ним стояла Жанна, моделистка из стахановского клуба.
    — Привет! — улыбнулся Витя.
    — Привет, — кивнула девочка. — Интересно, что у него внутри.
    — Не знаю. Я тоже об этом думал. Не знаю… Ты извини нас.
    — За что?
    — За Толстика, — Витя опустил взгляд. — Он иногда ведет себя как последний кретин.
    Девчонка пожала плечами и пошла вдоль бока артефакта. Витёк поплелся за ней, плохо соображая, зачем ему это понадобилось.
    — Я думаю, — произнесла Жанна, не оглядываясь. — А что если там внутри ничего нет. Представляешь, какая будет обида. Доберемся до самой сердцевины, а там пустота. Одни коридоры и все.
    — Не думаю, — пожал плечами Витя. — Что–то там должно быть. В любом случае сейчас думать о том, что там пустота рано.
    — Да, наверное, ты прав. И все–таки иногда задумываюсь, и становится грустно.
    — Нашла о чем, — хмыкнул Андронов. Еще какое–то время шли молча, огибая артефакт. Жанна погрузилась в свои мысли, а Витёк судорожно соображал, о чем говорить с девчонкой, но темы не находил, потому пробормотал вяло:
    — Так ты все–таки извини.
    — За что? — Жанка остановилась и посмотрела на Витю. — По–хорошему это я извиниться должна, что не сдержалась. Просто надоело уже. Почему–то все считают, что девчонка не может быть моделистом.
    — Почему не может? Может, — пожал плечами Витёк. — Я думаю — может. Просто обычно этим делом мужчины занимаются.
    — И что? Мало ли кто больше чем занимается? Готовят чаще женщины, а лучшими поварами считаются мужчины.
    — Неправда, — совсем уже по–детски возмутился Витёк. — Лучше всех готовит моя бабушка, ничего вкуснее не ел!
    Жанка рассмеялась и направилась дальше вдоль артефакта, а Витёк снова замолк. Молчание угнетало Андронова, но придумать, о чем говорить с этой юной техничкой он не мог. Спас Толстик.
    — Витяй!
    Витя остановился, обернулся на крик.
    — Ты чего здесь шастаешь? Тебя Палыч ищет. Камеру привезли, а тебя нет, а на твою технику без тебя никто ничего ставить не рискнет… О, Жанна Д'Арк!
    Девочка на новое прозвище улыбнулась, а Витёк тут же забыл обо всем на свете и о неловкостях в том числе.
    — Иду, — кивнул Толстику, и повернулся к Жанне. — Ты с нами?
    У строительного вагончика, который притащили уфологи после того, как был расчищен артефакт, толпились стахановские и родниковские юные техники, да туристы–зеваки. Толстик шел впереди, проталкиваясь сквозь толпу. Вид СТС имел самый, что ни есть, деловой. Деловитый даже!
    — Пропустите специалиста, — самым серьезным голосом вещало Самое Толстое Существо.
    — Это ты что ли специалист, — тихо цыкнул Витёк.
    — Не, я так… лицо приближенное, — ядовито отозвался Толстик. — Специалист у нас ты. Герой нашего времени.
    В фургончике было свободно. У стола — Валерий Павлович, перед ним, вышагивая туда–сюда, что–то вещал Семен Семеныч на своем научно–непонятном языке. Да тихо приютился в углу вездесущий Мишка Лепехов. «Вот проныра» — подивился Витёк. Ну, Толстик проныра не меньший. Его, в отличие от Жанки, Витя не приглашал, а он тут как тут. Особа приближенная к…
    — Витя, — обрывая Семена на полуслове, без всяких предисловий начал Валерий Павлович. — Камеру будем крепить на твою модель.
    — А что за камера? — поинтересовалась Жанна.
    — Камера? — Палыч посмотрел на девчонку оценивающим взглядом. — Камера, предназначенная для системы наблюдения. Сони. Разрешение куда больше, чем у той фитюльки в мобильнике. Цветная. Да вон на столе лежит. Смотрите.
    Ребята приняли приглашение и приблизились к столу. Камера лежала посередине. Новенькая, вон и коробка свежая рядом и чек товарный. А инструкция раскуроченная: на английском и на русском. Видимо, ее взрослые уже изучили во всех подробностях.
    — Камера классная, — говорил между тем тренер. — Имеет возможность работы в инфракрасном режиме. Легкая. Хотя в сравнении с весом модели… Все–таки великовата.
    — Нам обещали такие маленькие, — будто оправдываясь, добавил Семен Семенович. — Как «жучки». Но их пока нет. И когда будут не известно.
    — Когда будет, тогда будем говорить, — отрезал Валерий Павлович. — А пока, Семен, надо придумать, как закрепить камеру на модели.
    — Ну, это уже ваша забота, — пробормотал уфолог.
    — Вот мы и думаем…
    — Закрепить — закрепим. А что плохого? — спросил Витёк. — Во–первых, пока провода… — сообщил Семен Семеныч с прискорбием.
    — То есть модель будет тянуть за собой провод, а когда назад — то его придется руками подтягивать?
    — Увы, — кивнул Валерий Павлович.
    — А второе — я и сам вижу. Вот этот телевизор, как я понимаю, на него идет изображение. И как я буду стоять у пещеры, с дистанционкой на шее, держа одной рукой телевизор, а другой — подтягивать провод?
    — Будет и беспроводная система, сделаем. Но пока — так. А что до многорукого бога Вити, то ведь ты у нас не один такой. Подержат и потянут другие ребята. Для телевизора, точнее — монитора, можем раскладной столик поставить…
    — Да, провода — это не серьезно, — неожиданно Семен Семеныч проникся проблемой, — никто не знает, как далеко и глубоко заходят туннели. А вдруг там — лабиринт? Провода непременно запутаются. Да и не хватит длины…
    — Зато страховка — можно вытянуть назад, если что… — возразил Палыч.
    — Оторвется! — Махнул рукой СТС.
    — Да, и как насчет обещанной камеры сзади? Будет две камеры и два телевизора? Я вижу пока только один комплект, — Витёк указал пальцем на телевизор.
    — Есть второй комплект, — успокоил подростка уфолог, — мы пока не распаковывали, вон, в пакете…
    — Сначала справиться бы с одним. Давайте крепить к модели, время, как говорится…
    — Если все равно тянуть повода, то, может, запитать фары с них? Можно поставить фару помощнее? — Спросил Витёк.
    — Менять надо по одной составляющей. — Возразил Палыч. — Сначала испытаем все, как было, заменим только камеру. А пустить ток — нужен еще провод, итого — четыре вместо двух жил!
    — Вообще–то три. Земля общая, — поправила Жанна.
    И взрослые, и мальчишки с вытянутыми лицами и распахнутыми ртами, воззрились на девчонку. Девушка, соображающая в электротехнике?! Не бывает! «Наверное, это инопланетянин — замаскировался под землянку!» — подумал Витёк.
    — Да, верно, три, — согласился, первым придя в себя, Валерий Павлович, — а если еще точнее, то можно обойтись и двумя, передав высокочастотную составляющую через конденсатор… Но это все делать надо, в кружке, спокойно. А не здесь — кое–как.
    — К тому же будет телепередатчик, и очень скоро, — добавил Семен Семеныч.
    — Вот–вот, не стоит огород городить!
    Камеру закрепили быстро. Провода вставлялись очень просто — в дырочки, да закрепить винтиком. Витёк покачал головой.
    — Да, так оторвутся, — согласился Валерий Павлович, — надо бы еще сзади их чем–то зафиксировать.
    — Скобка на двух саморезах?
    — Да хоть так…
    Следующее препятствие показалось курьезным. Провод, которым предполагалось соединять модель и монитор, был накручен на большую катушку с ручкой. Это предусмотрели. И свободный конец — вот он. Но нужны–то оба конца, один — к монитору, другой — к модельке. Шутка состояла в том, что второй конец провода находился где–то внутри. — Придется перемотать, — пожал плечами Палыч, — заодно и померим…
    Прошло еще полчаса… Витёк намерил ровно сто метров.
    — Мы уж стол накрыли, — сообщил Семен Семенович, появляясь в вагончике.
    У входа в Артефакт обнаружился раскладной столик, на нем — телевизор и… бутерброды. Чем заняться сначала?
    — Сначала надо подкрепиться! — Заявил Толстик.
    — В бой идут натощак! — возразил Витёк. — Какая там еда?
    — Вкусная, — обрубил Толстик. — Сейчас как поедем!
    Пока шли последние приготовления, Толстик за троих вкушал бутерброды. Ну, без дела СТС не остался: его, жующего бутерброд, поставили у самой дырки провод поддерживать.
    — Смотри, не измажь провод, руки–то сальные! — заметил тренер.
    — Так лучше проскальзывать будет! — сразу нашелся Толстик.
    — В этом что–то есть, — засмеялись Палыч с Семенычем. Собравшаяся вокруг толпа захихикала.
    Серьезным оставался один Витёк. Ну когда же, когда? Так штаны просидишь, ожидаючи. Фу, дан старт! Витёк тронул ручку пульта, и машинка, заурчав моторчиком, скрылась в чреве артефакта.
    С большого экрана с хорошим качеством записи коридор смотрелся, словно срисованный из какой–то навороченной, довольно странной, компьютерной игрушки. Витёк притормозил, повернулся к экспериментаторам:
    — Куда теперь? Направо или налево?
    — Направо! — распорядился тренер.
    — Налево, — в один голос с ним приказал уфолог.
    Валерий Павлович с удивлением поглядел на Семена Семеновича:
    — Чего это тебя налево понесло?
    — Давай монетку кинем, — смущенно предложил ученый.
    Идея с монеткой вдохновила и развеселила всех. От перста судьбы, имеющего две стороны и грань между ними, ждали чего–то сродни чуду. И подбрасывание монетки превратилось чуть ли не в ритуальное действо.
    — Ну что? Орел? Решка? — суетился мелкий Сашка. Спины других ребят закрыли ему весь обзор: только и видел, как Валерий Павлович монетку подбросил.
    — Ребро, — хихикнул Толстик.
    — Не дезинформируй, — солидно поправил Мишка Лепехов. — Орел.
    — Орел? — обрадовался Сашка, которому вообще–то было все равно, куда поедет машинка, и так и эдак интересно. — Значит направо?
    — Направо, — кивнул Витёк и двинул рычаг.
    Машинка медленно покатила, выхватывая из темноты куски тоннеля. Коридор поворачивал и поворачивал, все время забирая направо. Витя прибавил скорости. Из темноты мелькнул провал в стене коридора.
    — Стой! — кто крикнул, Витёк не понял, но совет и не требовался – рука сама дала стопаря. Даже сдал чуть назад.
    Справа зияли два прохода. Коридор разветвлялся.
    — Направо? Или налево? — поинтересовался радостный Сашка.
    — Никаких правов и левов, — уныло пробормотал Витёк. Налево это то, что в прошлый раз было направо. А направо выход. Мы по кругу проехали.
    — Уверен? — живо поинтересовался Палыч.
    — Вы куда смотрели? — саркастически вопросил Андронов. — Я только что по проводу от камеры туда–обратно проехал. Смотрите.
    Машинка, как будто крадучись, поползла вперед. В тусклом свете фар было не очень хорошо видно, но, тем не менее, различимо, как из правого провала вываливается черная кишка шнура и уходит в левый.
    — И что теперь? — уныло поинтересовался Толстик.
    Ребята как один смотрели на тренера. Валерий Павлович постарался скрыть разочарование.
    — Вперед. Точнее назад. Только очень медленно. Будем смотреть.
    Машинка потихоньку начала сдавать назад. Толпа экспериментаторов облепила монитор, пытаясь углядеть что–нибудь кроме стен и пола. Но коридор был абсолютно ровный. Во всяком случае, та часть, которая попадала в поле зрения видеокамеры. Снова развилка. Витёк остановил машинку.
    — Дальше? — Давай еще раз, только еле–еле. И потом на выход.
    Витёк послушно проехал по кругу. Результат оказался тот же. Ничего!
    — Теперь назад?
    — Нет, выезжай, как есть, а шнур от камеры отцепим и ручками вытащим.
    Витя молча вел машинку к выходу. Коридор светлел, светлел, пока…
    — СТОЙ! — диким голосом возопил Толстик.
    Уфолог непроизвольно вздрогнул. Витёк остановил машинку.
    — Смотрите–смотрите, проход, — радостно крикнул кто–то из младших.
    — Вот слепота куриная, — рассмеялся Толстик. — Ни фига не видите. Чтоб вы без меня делали.
    Толстик сразу оказался в центре внимания. Витёк даже чуть–чуть обиделся на него за это. Тоже мне, герой. Одна радость чуть глазастее других оказался. Обратился к Валерию Павловичу мрачно:
    — Ну что, дальше ехать?
    — Нет, — покачал головой тренер. — Хватит на сегодня. Вид у Палыча был еще мрачнее, чем у обиженного Витька. И тот сразу забыл про глупую обиду. Чего это так не понравилось тренеру?
    Всю работу и аппаратуру свернули довольно быстро. Ребятня отправилась по домам, а тренер с уфологом сидели в бытовке. Семеныч тер платочком очки и часто–часто моргал. Палыч мерил шагами вагончик и казался чернее тучи.
    — Не маячь перед глазам, — попросил уфолог, надевая очки.
    — Не было его там, Семен. Не было!
    — Ты уверен?
    — Уверен. Я глазам своим верю.
    — А я своим не доверяю, — Семен Семеныч снова стянул очки и принялся полировать линзы платочком.
    — Но не было же там прохода, — чуть не плача выдохнул Валерий Павлович.
    — Если ты его сразу не заметил, это не значит, что его там не было. Его и сейчас не видно, если не знать, что он там есть. Скажи спасибо пацану своему глазастому, что разглядел. А то бы сейчас сидели и причитали, что нет в жизни счастья и входа в артефакт тоже нет.
    Тренер остановился, в упор поглядел на уфолога:
    — Ты… Правда, веришь, что это всего лишь наша невнимательность?
    Семен Семеныч надел очки и спокойно выдержал взгляд Валерия Павловича.
    — Я в этом уверен на сто процентов, Валера.
    — Хорошо, — сдался тренер. – просто у меня желание перестраховаться. У страха глаза велики.
    — А чего бояться? — спросил вдруг уфолог. — Мы же туда лезем за объяснением. Чего ты боишься?
    — Боюсь на необъяснимое наткнуться, — подумав, признался тренер и снова посмотрел в глаза уфологу.
    На этот раз Семен взгляд отвел.
    — Давай прозвеним его на всякий случай ультразвуком еще раз, или рентгеном каким просветим, — предложил тренер.
    — Хорошо, — легко согласился ученый. На счет рентгена не знаю. А ультразвуком прозвонить можно.
    Электричка весело постукивала колесами. Витёк пытался штудировать учебник биологии, но получалось плохо. Мысли все равно возвращались к артефакту. Ну как тут учиться, когда столько удивительного вокруг, значительно более интересного, чем та же биология?
    — Витяй, — рядом на скамейку плюхнулся Мишка Лепехов. Все, теперь биология точно закончилась.
    — Витяй, ты чего тут?
    — Биологию учу, — буркнул Витька, закрывая книжку.
    — Слухай, отложи свою биологию, разговор есть. — Витя послушно сунул учебник в рюкзак. — Чего хотел?
    — Я про этот проход в тоннеле, — зашептал Мишка, наклонясь к Витьку поближе. — Там ведь не было прохода. Это Толстик теперь героем ходит, а на самом деле…
    — А на самом деле, никому об этом не говори, — так же быстро и тихо ответил Витя.
    Мишка посмотрел на приятеля, удивленно округлив глазами.
    — Почему не говорить? Я вот думаю, что там внутри кто–то мог быть и проход нам открыл…
    — Или не нам, — так же резко ответил Витёк. — Поэтому и не говори. Взрослые если об этом думать начнут, перепугаются, и если вообще артефакт не закроют, то уж нас к нему больше точно не подпустят. Так что пусть лучше Толстик героем будет, чем всех нас…
    — Ну, ты голова, — восхищенно воскликнул Мишка. — А взрослые думаешь не догадаются?
    — Может, и догадаются. Только Палыч может кипеж и поднимет, а Семеныч его уговорит. Это точно.
    — Откуда взял? — подозрительно поглядел на Витька Лепехов.
    — Уфолог упертый, он еще больше нашего боится, что исследования закроют.
    — Голова! — повторил Мишка восхищенно.
    — Только никому ни слова, — предупредил Витёк.
    — Могила, — пообещал Лепехов.
    Витёк поглядел приятелю вслед. Нет, он не был таким умным, просто повторил Мишке то, что полчаса назад объясняла ему самому стахановская моделистка Жанка.
    В клубе в тот вечер собралась целая толпа. По традиции заказали пиццу. Двести рублей с доставкой — и по кусочку удовольствия на всех.
    — А я придумал, как вытаскивать машинку машинкой, — заявил Толстик.
    — Ты еще и думаешь, когда ешь? — удивился Лепехов.
    — Еда — она вызывает прилив крови к голове, — парировал Толстик.
    — А я думал — к желудку, — не унимался Мишка.
    — К желудку потом, но сначала — к голове!
    — Ладно, выкладывай свою идею, Эдисон! — перебил флуд Валерий Павлович.
    — Я читал, что если на железный стержень намотать много–много витков проволоки, тысячи витков, и пропустить ток, ну, даже от батарейки от карманного фонарика, то этим можно тонну удерживать…
    — А ток? — спросил Витёк.
    — Ток очень маленький, — ответил за Толстика Палыч, — все верно. Ты предлагаешь поставить миниатюрные электромагниты?
    — Да, спереди и сзади на каждую машинку.
    — И включать по команде приемника, только когда нужно? — Витёк довел мысль до конца.
    — Не будет работать! — Заявил Семен Семеныч, вгрызаясь в пиццу.
    — Почему? — Взъярился Витёк, будто это он, а не СТС, предложил электрические магниты.
    — Не будет, и все тут! Не верю.
    — Ты, Семеныч, напомнил мне одну старинную историю. В конце девятнадцатого века на маяки начали ставить электрические прожектора. И встал вопрос: как их зажигать на ночь и гасить поутру, чтоб обойтись без смотрителя? Один русский инженер предложил смехотворно простую конструкцию: параллельно два стержня, один белый, другой черный, к свободным концам крепится скоба, она же выключатель. В темноте стержни одинаковой длины, а днем черный нагревается сильнее, потому вытягивается больше. Так вот, эту конструкцию смотрел в чертеже сам Эдисон. И выдал вердикт: «Работать не будет».
    — И как, послушалась его конструкция?
    — Нет. Она целых полвека после отрицательного заключения великого изобретателя успешно проработала на маяках. Безотказно…
    — Делаем магниты? — Деловито поинтересовался Витёк, потирая руки. Пицца уже съедена…
    — Попробуем. Только тут подходит не «делаем», а «мотаем». И нужен очень тонкий провод. В восемь микрон…
    Глава пятая.
    Антон был горд и доволен донельзя. Еще бы у артефакта сейчас не было никого, кроме него, папки и Семена Семеныча, коего Антону дозволили по–дружески называть дядей Семой. А действо, производимое над артефактом, казалось поинтереснее запуска в дырку машинок. Бок артефакта был обляпан датчиками между которыми, как дохлые змеи болтались провода. Результаты датчивания датчиков, как назвал для себя Антошка хитрый процесс, выводились на стоящий рядом мониторчик. Отец просил не мешать, потому Антошка послушно молчал — держался, как мог. Безмолвно наблюдать за непонятной процедурой было ужасно тяжело, практически невозможно. Утешало только то, что он был единственным допущенным до таинства. Ни одного юного техника, ни их тренера, ни даже Витька не было. Только два уфолога и он. Вот будет номер, когда он расскажет ребятам про… а про что расскажет? Терпеть дальше стало абсолютно невыносимо.
    — Пап, а это что?
    — Что именно тебя интересует?
    — Ну вот эти проводки и все, что мы делаем?
    — Это ультразвуковой анализ, исследование, — объяснил Семен Семеныч, не поднимая головы от монитора.
    — А это как? — не понял Антошка.
    — Сын, ты мешаешь, — напомнил папа.
    — Мы исследуем артефакт внутри. Ультразвуком. Знаешь, как работает?
    — Нет, — честно признался мальчишка.
    — Прибор дает звук, — начал объяснять ученый. — Потом ловит эхо. По длине звуковой волны выстраивается то, что находится внутри. Все пустоты, стенки и…
    — Это прям как внутри? — перебил Антошка, разглядывая картинку на мониторе.
    Да, не фонтан: картинка черно–белая, нечеткая, мутновая. Кажется, это — кусочек тоннеля, а может, и нет.
    — Не понятно ничего, — пожаловался Антошка.
    — Антон, — одернул мальчишку отец. — Ты мешаешь.
    — Прости, пап, — парень отошел в сторону.
    — Не совсем, как внутри, — удовлетворил мальчишечье любопытство Семен Семеныч. — Прибор отлавливает пустоты, стенки, препятствия. Выстраивается картинка. Но это только основа.
    — Надо найти какого–нибудь компьютерщика, Семен, — сообщил отец. — Зачем нам хакер? — удивился Семен Семенович.
    — Не хакер, а компьютерщик. Человек, который создаст модель артефакта. Чертеж, а лучше 3D–модель.
    — Я знаю одного такого, — радостно сообщил Антон. — Его Толькой зовут, в соседнем подъезде живет. Чистый хакер. Он даже к некоторым сайтам пароли сам подбирает. Не из диска, а сам, из головы!
    — Это — к каким сайтам?
    — К разным, — Антошка потупился и начал краснеть.
    — Кто там? — Дверь приглушила голос, но было понятно, что это никакой не Толик, а скорее его бабушка.
    — Я, — честно ответил Антошка, спохватился, добавил: — то есть это… а Анатолий дома?
    Дверка щелкнула замком, скрипнула и приоткрылась на длину цепочки. В щели между дверью и косяком Антошка увидел изучающую его бабушку. А вернее сказать половину бабушки, потому как второй половины недоверчивой старушки из–за двери видно не было.
    — Тебе чего? — сурово глядя на Антона, спросила старушка.
    — А я к Толику. По делу. Мне срочно и очень–очень надо.
    — Нету его, — буркнула бабулька, и, уже закрывая дверь, добавила. — Придет скоро, у подъезда подожди.
    Антошка не нашел что сказать. Он еще с пол минуты постоял зачем–то под дверью и неторопливо направился к лестничным ступеням.
    Отец и дядя Сема ждали у подъезда. Антон специально притормозил у дверей, поглядел на взрослых, которые сейчас смотрелись сущими пацанами. И они ждут от него, мальчишки, чего–то сродни чуду! Странное чувство тронуло Антошкино сердечко. Охарактеризовать его он не смог, но ощущение, возникшее при виде зависящих от него взрослых, было приятным.
    Парень вышел из темного провала подъезда. Взрослые кинулись к нему, как куры на пшено.
    — Ну что? — в глазах родного папы горел нездоровый блеск.
    — Он согласился? — вторил ему дядя Сема.
    — Его дома нету, — улыбнулся Антон. — Скоро подойдет. Подождем?
    — Подождем, — расстроено кивнул отец. — Нам торопиться некуда.
    И зачем–то посмотрел на часы.
    Ждать, впрочем, пришлось не долго. Минут через двадцать с небольшим Антошка вдруг подскочил с лавочки и бросился на другой конец двора с воплем «Толяяяяян!» А с противоположной стороны детской площадки, на входе во двор вздрогнул и принялся вертеть головой не пропорционально длинный тощий паренек лет шестнадцати. По тому, как он щурился, можно было предположить, что со зрением у парня не очень хорошо.
    Антошка тем временем пересек дворик. Парни обменялись рукопожатиями и начали о чем–то оживленно болтать. Взрослые наблюдали за разговором с лавочки. Сидели они на другой стороне детской площадки, а потому разговора не слышали. Зато могли беседовать между собой, не боясь быть услышанными.
    — И это хакер? — озадаченно пробормотал Антошкин отец, наблюдая за жердиной, как он мысленно окрестил Толика.
    — Компьютерщик, — пожал плечами Семен Семеныч.
    — Мальчишка…
    — Они все мальчишки, с этим надо мириться. Время сейчас такое, что каждый мало–мальски образованный подросток компьютер знает лучше, чем пара уфологов с докторскими степенями.
    Тошкин отец вздохнул, повернулся к ребятам спиной.
    — Я понимаю, Семен, но то–то и обидно. Я ж не старик, все же в силах разобраться с дурацким ящиком. Однако же…
    — Так сядь и разберись. Книжек полно, у меня сын компьютер по книжкам осваивал. И ничего, нормально все уяснил.
    — А сам?
    — А у самого времени нету, — вздохнул Семен Семенович. — Все знать нельзя, дружище. Мы и в моделях с тобой не Копенгаген, и в компьютерах, а они… Это их мир. Этих мальчишек, наших сыновей. Помнишь: в школе каждый мечтал стать космонавтом?
    — Помню, — хмуро кивнул отец Антона. — Только не стал никто. Все — кто в науку, на копеечные зарплаты от государства, кто — в бизнес с волчьими законами, кто…
    — Вот–вот, — кивнул Семен Семенович. — А они сейчас могут мечтать лететь к звездам. Так зачем нам тормозить их с их мечтами?
    — Да пусть мечтают, чё привязался? — отмахнулся отец Антона.
    — Э нет, — хитро сощурился второй уфолог. — Мечтать им запретить никто не может. А вот надо сделать все, чтобы им помочь. Пусть если не мы, то дети наши полетят, наконец, в космос. Хоть на марс, на котором согласно песни будут яблони цвести.
    Тошкин отец посмотрел на Семен Семеныча как–то странно. Рот у него приоткрылся, и глаза выпучились, будто у выброшенной на берег рыбы.
    — Ну, ты и замахнулся, Семен, — выдавил он, наконец.
    — А почему нет? Мы уфологи, у нас есть артефакт осколок внеземной цивилизации. А вдруг, как это — космолет? А вдруг, как мы — на пороге нашей планетки, и дверь уже не заперта? Нам с тобой осталось только отворить ее и все, а наши мальчишки нам помогут. То есть помогут они не нам, а себе. Потому что к звездам полетят они, а не мы.
    Не известно до чего бы еще договорились два доктора наук, а только ответить Антошкин папа не успел. Через двор к ним летел Антошка.
    — Ну что? — в один голос спросили уфологи.
    — Не его профиль, — важно сообщил Антон. Тон и выражение он явно почерпнул у Толика–хакера. — Но он обещал привести к нам 3Dграфиста.
    — Кого?? — не понял отец.
    — Ну, такого специалиста, который рисует на компьютере объемные картинки и заставляет их шевелиться, — как маленьким объяснил Антон. — Толик сказал, что специалист классный, нарисует все в лучшем виде. А сам он по другому направлению работает. Вот программу написать или там сайт сломать он может, а картинку красивую не сделает.
    Семен Семеныч выступил вперед:
    — И когда он приведет этого графиста?
    — Завтра к артефакту. Я рассказал, как ехать. Они приедут после школы. Часа в четыре вечера.
    У артефакта кипели страсти.
    — Моя очередь, — краснея и пуча глаза, надрывался Толстик. Он приехал с доделанной, наконец, новой моделью и пытался отбить у Витька право на исследовательский заезд в артефакт.
    — Вот еще, — Витя старался держать себя спокойнее, но розовеющие щеки и красные, словно вареные раки, уши выдавали его волнение. — Я знаю артефакт как свои пять пальцев, я знаю, как с ним работать, а ты только в монитор зырил.
    Ребятня тоже разделилась на два лагеря. Половина поддерживала опытного и знающего Витька. Вторая половина против Витька ничего не имела, но требовала справедливости. Глаза ребят горели, лица наливались краской, назревал конфликт, а ни тренера, ни ученого поблизости не было. Только Мишка Лепехов, хмурый как сентябрьская туча, повторял то одному, то другому пацану:
    — Посмотрим, что им Палыч скажет, поглядим еще, что скажет Палыч.
    Антошка ни Витька, ни тем более СТСа поддерживать не стал. Зачем головой о стену биться, он ловко вывернулся из толпы и помчался к строительному фургончику, в котором дядя Сема и тренер Валерий Палыч готовили аппаратуру, не подозревая о текущем бунте.
    — Витяй, — кричал кто–то из толпы, — Давай по–честному, ты уже вон сколько, а другие тоже хотят.
    — Он один ландшт… ланштд… ландшафт знает, — заорали с другой стороны.
    — Я один знаю особенности ландшафта, — гордо сообщил Витёк, без какой–либо запинки на трудном слове.
    — Тоже, герой нашего времени нашелся, — наливаясь кровью гаркнул Толстик. — Я тоже не первый год с машинками работаю, и ланшт… ландшт… Короче каждый поворот в лабиринте знаю, каждую дорожку.
    — Не шуми, еще не известно, что Вам на все это Палыч скажет, — вклинился сердитый до нельзя Мишка Лепехов.
    — Да чего он скажет, — неожиданно спокойно, со злой насмешкой произнес Толстик. — Незаменимых у нас нет. Валерий Палыч человек справедливый. Не то, что некоторые. Возомнят о себе невесть что. Ты что думаешь, — переключился он на Витька. — Знаменитостью стал? Да никто тебя не знает. Вот сейчас спросить у первого встречного кто такой Витёк, что тебе ответят? Плечами пожмут, в лучшем случае группу ДЮНА вспомнят.
    — Значит, никто меня не знает? — Витя сдерживался до последнего. Но эта фраза Толстика, а быть может насмешливый тон, коим она была сказана, разозлили и его. — Пошли. Пойдем и спросим. У первого встречного.
    — Моделисты и уфологи не считаются, только сторонние люди, — предупредил СТС.
    — Хорошо, — запальчиво выдал Витя.
    — Если первый встречный скажет, что Витька знать не знает, то следующим в артефакт запускаю машинку я.
    Витька открыл, было, рот, но тут же его и закрыл. Первый приступ злости прошел, и Андронов понял, что положение у него по сути — проигрышное. Не такой он и герой на самом–то деле. Не утренняя звезда, даже не паренек из рекламного ролика. Но отступать было поздно.
    — Хорошо, — тихо согласился он. — А если первый встречный скажет тебе, кто такой Витёк Андронов?
    — Тогда я признаю тебя героем нашего времени, себя осликом Иа, и никогда больше сам таких разговоров не заведу, — Толстик чувствовал себя победителем и, как победитель, был щедр.
    — По рукам, — кивнул Витёк.
    Толстик протянул, было, руку, но отдернул, сказав с подозрением:
    — Только первого встречного выбираю я.
    — Хорошо, кивнул Витёк, и пари было заключено.
    Толстик огляделся по сторонам:
    — Где тут первый встречный? О!
    Взгляд СТСа остановился на двух фигурках топающих по тропинке со стороны станции. Несмотря на немалое расстояние, можно было различить, что принадлежат они двум пацанам. Один тощий и высокий лет шестнадцати. Второй — того же возраста, был еще выше при той же худобе и выглядел комично.
    Если б здесь был Антон или его отец, или даже уфолог Семен Семенович, то они бы непременно узнали в одном из парней Толика–хакера. Но никого из тех, кто приглашал юного компьютерщика, здесь не было, а остальные Толю не знали.
    Толстик, углядев в тощей паре удачную развязку спора, помчался навстречу. Толпа юных техников движимая любопытством последовала за ним.
    — Простите, — сбивая дыхание и переходя на шаг, издалека окликнул СТС. — Вы не знаете случайно Витю Андронова?
    — Нет, — ответил тощий паренек. На лице Толстика заиграла победоносная улыбка, но парень добавил: — Но очень хотим с ним познакомиться. Вы не подскажете где здесь артефакт?
    Толстик растерялся, а мальчишки, которые только–только разбились на два лагеря, дружно захохотали. Смех гремел, разносился по округе… И возвращался легким эхом, растворяющемся в самом смехе. Толстик выглядел как побитая собака, худощавые парни — слегка ошарашенными.
    Витёк подошел к СТСу, похлопал его по плечу.
    — Ну, кто из нас кто?
    — Я дурак, — выдавил Толстик.
    — Не дурак, — подсказал кто–то из младших. — А ослик. Иа–Иа.
    — А Витька — герой нашего времени, — расхохотался Лепехов.
    Подбежавшие взрослые и Антошка наблюдали за этой сценой со стороны.
    — Сами разобрались, — усмехнулся Валерий Палыч, заметно успокаиваясь.
    — И познакомились, — добавил уфолог. — Встречай гостей, Антон. Хакеры пожаловали.
    — Толян! — возопил Антон и дернулся вперед, сквозь толпу юных техников. Толя–хакер повернулся на голос и заулыбался.
    — Привет, Тоха. Знакомься — это Ёё.
    — Привет, — поздоровался Антон. — А это ребята, про которых я рассказывал. Вот Витёк, а с остальными сами познакомитесь.
    Пока шли шумные представления и рукопожатия, подошли взрослые.
    — Валерий Павлович, — пожал руки ребятам тренер.
    Толик ответил на рукопожатие молча, второй парень смущенно буркнул
    — Ёё.
    — А почему Ёё? — удивился уфолог.
    Парень смутился, а Толик–хакер ответил за него весело:
    — Кино не смотрели «Элен и ребята»? Есть такое кино. Там одного парня так зовут. Вот к Егору и прицепилось это Ёё. А на самом деле он Егор, только все уже к Ёё привыкли.
    — Интересно, — искренне подивился Семен Семеныч. — А Ёё… То есть Егор у нас тот специалист, про которого ты говорил?
    — Ага, — подтвердил Толик. — Он 3D графикой занимается и веб–дизайном. Хотите — сайт Вам сделает, хотите — макет артефакта нарисует в трехмерном варианте. Я–то по другим кодам специализируюсь. А он по 3D графике и вебу лучший.
    Егор смутился окончательно, пробормотал что–то несуразное. А Толик развеселился еще больше.
    — Он вправду лучший спец. Только стесняется. А можно на артефакт–то поглазеть?
    — Конечно, — по–хозяйски залопотал уфолог. — Идем. Тут, понимаете, какая штука…
    Юные компьютерщики пришли в восторг от увиденного. Толька–хакер загорелся идеей компьютерной игрушки. Можно сделать красивую компьютерную игру, на основе реальных фактов, а не фантазий про инопланетную чепуху. Такую игрушку, которая, как он выразился, «утрет нос «СТАРКРАФТУ».
    Ёё–Егор вел себя тише, спокойнее. Смущаться он вскоре перестал, но вопросы задавал редко и только по делу.
    — Он в голове уже модель рисует, — шепнул Витьку Толька–хакер. — Гений!
    Витьку очень понравился Егор. Стоит ли обращать внимание на некоторую неуверенность его в новой компании? Главное — спокойная уверенность Егора, едва возникает разговор о деле, она так и бросается в глаза. Да, такой парень будет работать до конца. Толька–хакер, в отличие от Ёё, относился скорее к тем, кто быстро загорается новой идеей и так же быстро закисает, бросая дело на пол дороге, когда появляется какая–то новая идея. Егор же не походил на человека, который бросит дело неоконченным.
    Машинок в тот день не запускали. А с Егором–Ёё договорились встретиться на днях. Ответственность за связи с компьютерщиками взял на себя Витёк. Ему было интересно все, до такой степени интересно, что он начал забывать про учебу. А в конце года этого делать не стоило.
    Сказано–сделано. Через два дня Витёк после школы завалился к Ёё. Пили чай, говорили, рассматривали чертежи артефакта, фотографии. А потом как–то само собой переключились на идею сделать сайт, посвященный артефакту.
    — Наверное, смастерить страничку в интернете очень сложно? — Как ни старался Витёк придать голосу нейтральный характер, маленькой провокации ему скрыть не удалось.
    — Ну, не сложнее, чем сбацать модельку, — ЁЁ усмехнулся. Ведь все давно известно: сначала расскажи, потом — покажи. А почему бы и нет?
    — Модель автомобиля, или пилотажку?
    — Да проще всего. Начать, по крайней мере, изготовить главную страницу несложно. 3D модели, конечно, посложнее… Но ведь у тебя руки чешутся, а, Витёк?
    — Ага!
    — Вот давай и тебе сделаем страничку в интернете?
    — Давай, — опешил Витька.
    — Берем текстовый редактор…
    — Ворд? В нем я видел функцию «сохранить в HTML»…
    — Можно и Ворд, но только в режиме текстового редактора. А чтобы не создать лишних соблазнов, воспользуемся допотопным «Блокнотом», он в любых Виндах водится. Так, открыли Блокнот. Пишем: «Витькин сайт. Страничка посвящена Витьке, отважному исследователю таинственного Артефакта», — пальцы ЁЁ так и мелькали над клавиатурой. Не стучали, а лишь чуть касались, нежно так, как пианист, когда играет «пианиссимо».
    — А потом можно будет переделать? Мне «Витька» не нравится.
    — Да сколько угодно можно переделывать. Так, теперь сохраняем написанное в файле, пусть 1.txt. Выходим в систему, переименовываем расширение файла в HTM. Вот, теперь он доступен любому интернетовскому браузеру…
    — Internet Explorer?
    — Да, запускаем, и что мы видим?
    На экране в левом верхнем углу вылезла черная надпись на белом фоне.
    — Мелко! — Заявил Витя.
    — Разумеется, — довольно кивнул ЁЁ, — а посему подходим к самому главному. При построении страничек используются специальные команды. Все они заключены в угловые скобки. Первая команда, которую учат новички: <BR>. Снова заходим в Блокнот, открываем 1.htm, редактируем, вставляем <BR> между предложением. Записываем на винт, обновляем браузер.
    — Слишком быстро, я могу запутаться, — предупредил Витька, и тут же, заметив изменение на экране, даже сник, — это что, типа переноса.
    — Да, теперь второе предложение начинается с новой строки. Займемся цветом и размером. Пусть заголовок будет красным, это код FF0000, а полная команда будет <FONT color=#800080 size=4>, Color — понятно, цвет, а size — размер буквиц. А вот так, со слэшем вправо, отмена команды. Все запоминаем, обновляем.
    — Да, смотрится лучше, — согласился Витька, но ведь мы не в интернете?
    — Да, пока мы не вышли за пределы данного компьютера. Слава Богу, на свете существует много добрых сайтодержателей, предоставляющих совершенно бесплатно место под странички всем желающим. Сейчас зарегистрируем где–нибудь сайт, это минут пять.
    Витька следил за манипуляциями ЁЁ жадными глазами, можно было подумать, что если он не запомнит сейчас и всё, то — кранты, больше никто никогда сих волшебных деяний не покажет!
    — Вот, готово, входим в программу закачки…
    — Здесь предлагают помощь в изготовлении сайта?
    — Пока игнор. Так, что мы забыли? Нужно обязательно переименовать наш файл. Ведь у тебя на сайте будет лежать много файлов, фотки, к примеру. Если кто зайдет на сайт, какой файл откроется первым?
    — Какой?
    — Так уж установили с древних времен, что машина первым открывает файл index.htm, вот мы сейчас и переименуем наш 1.htm. Готово. Закачиваем к доброму хостингосодержателю… Вот, теперь можно зайти уже через интернет, главное — не запутаться в названии твоей странички, оно так хитро получается, к общему названию прибавляем твое, вот здесь. Так. Не открывается. Почему?
    — Может, еще рано? А, тут ведь точка после www!
    — Виноват, исправим. http://www.vitek.newmail.ru/ Так, открылась…
    — А можно фотографию вставить?
    — Твою?
    — Модели, — засмеялся Витёк, — у меня есть в электронном виде.
    — Давай.
    Возня продолжалась еще минут пятнадцать. Витёк глазам не верил: у него появился самый настоящий сайт в интернете, да еще и с фотографией модели. Чудеса!
    — А что, можно кому угодно делать домашние странички? Как в мультике про Масяню — хомяков разводить? — Спросил Витя.
    — Можно сделать сайт себе, можно — коту, можно — кактусу с подоконника. И поместить на сайт фотки кактуса, как он рос, как пересаживали, как зацвел. А еще можно прицепить личной страничке кактуса гостевую книгу. А также конференцию, куда будут заходить другие кактусы, и даже чат — для общения on–line!
    — Кактусов между собой?
    — Ага!
    — Вот будет прикол, если там начнут разговаривать!
    — Не сомневайся, так и будет, — ЁЁ изобразил ладонями нечто, по всей видимости, должное подкрепить его утверждение.
    — Хочу гостевую книгу. И конференцию! — Завизжал Витёк, входя в роль капризного дитяти.
    — Не боись, все будет. Только попозже. Сперва макет Артефакта и чертежи с фотками обработаем, а потом сайтом займемся.
    — Когда? — нетерпеливо выпалил Витёк.
    — Через недельку, — прикинул ЁЁ свои силы и улыбнулся. Кажется первый раз за все время их общения.
    Глава шестая.
    Можно было подумать, что в клубе перегорели пробки. В большой комнате — тьма кромешная, самое время черную кошку ловить! Малышня она всегда в курсе, уже позалезала на столы в предвкушении необычного развлечения. Шум и крик стоял такой… Будь у клуба соседи, давно вызвали бы милицию, благо — подвал. То ли дело в комнате рядом. Шум сюда доходил, но его приглушала полуприкрытая дверь. Здесь находились лишь Валерий Павлович и старшие. Говорили они не громко и по делу.
    — У нас прямо МКС. Международная космическая станция! — хмыкнул Лепехов.
    — Ага. Стыковка, расстыковка, — улыбнулся Витёк.
    Малая комната была слегка освещена: горели два монитора на столе, за ними сидели ребята. В руках Витьки и Толстика можно было различить пульты управления. То, что проходило здесь сейчас, можно было назвать генеральными испытаниями.
    — Ну, начнем с фар, — распорядился тренер. — Включаем!
    — Есть картинка! — Обрадовано сообщил Толстик.
    Крики, доносящиеся из большой комнаты, явно изменили характер, переходя в скандирование: «Поехали! Поехали!».
    — Порадуем молодежь? — Предложил Толстик, открывая дверь в зал.
    — Только медленно, — предупредил Валерий Павлович.
    — Мы медленно, совсем медленно, — протянул СТС, рванув правую ручку от себя. Витька не заставил себя ждать, бросив модель следом.
    — Я тебя преследую!
    Что творилось в зале… Младшие ребята хлопали в ладоши, свешиваясь со столов, кто за какую машинку болел — неизвестно. Модели так и шныряли, освещая зал маленькими фарами то здесь, то там. Будто мыши со светящимися глазами! Самое удивительное состояло в том, что даже на такой сумасшедшей скорости машинки ни разу не столкнулись с ножками столов или стульев.
    — Заканчивайте гонки, займемся… — начал тренер строго.
    — …стыковочным узлом! — закончил за Палыча Толстик.
    — Вот и остановись, а Витя пусть стыкуется.
    — У… — разочарованно протянул СТС.
    — Да потом твоя очередь будет, — успокоил подростка Витька.
    — Ага, вечно он первый, Гагарин, тоже мне…
    Витькина модель подрулила к машинке Толстика точно в раз, без маневров и разворотов. Не смотря на то, что расстояние между моделями сократилось до «притыка», изображение на мониторах оставалась резким. Мальчикам уже объяснили — это потому, что объективы имеют малое фокусное расстояние и, как следствие — большую глубину резкости. Не то, что на старых фотоаппаратах…
    — Врубай катушку, — скомандовал Витёк.
    — Да уже, — откликнулся СТС.
    — Я потащу, а ты не вздумай тормозить!
    — Имитация «сломалась», — Толстик захихикал, убрав руки с пульта. Витька под радостные крики малышни дважды протащил примагниченную модель Толстика по залу. Развернулся, выключил электромагнит, отъехал.
    — Ага, — радостно потер руки СТС, — теперь моя очередь тебя таскать!
    — Сначала поймай!
    — Э… Хватит гонок, ребята, надо делом заниматься, — напомнил Валерий Павлович, — ты Витёк, стой, где стоишь.
    Модель СТС легко подкатила к «заглохшей» машинке приятеля. Точно бампер в бампер не получилось. Задний ход! Какое счастье, что Толстик поменял спидак, теперь и назад и вперед без всяких затруднений!
    Со второго раза машинки состыковались точно.
    — Магнит!
    — Есть магнит!
    — Ну, теперь я тебя и потаскаю! — пообещал Толстик. — И, воще, руки с пульта!
    Долго таскать ему не дали. Остановил Палыч:
    — Все, хватит, испытания прошли успешно.
    — Аккумуляторы еще полны. Можно, мы еще покатаемся? — попросил Толстик.
    — И для тренировки полезно, — добавил Витёк.
    — А, ну да, тяжело в учении… А вам разве тяжело?
    — Хоть и не тяжело, а все ж… Опыта поднабраться в почти реальных условиях. Вот, видишь: нога инопланетянина!
    Кто–то из мелких слез со стола, объектив видеокамеры показывал лишь его ноги.
    — Ахтунг, ахтунг! Гонки продолжаются!
    Раздался новый взрыв радостного визга из соседней комнаты. Модели будто сошли с ума в какой–то безумной гонке. Малышня не осталась в долгу, ребятишки спрыгивали на мгновение со столов, и, увидев приближающие фары, забирались обратно. Такого веселья родниковский СЮТ не знал давно.
    — Но как выбираться назад, мы так и не разрешили, — буркнул перед уходом Валерий Павлович.
    — Развернемся как–нибудь, — махнул рукой Толстик.
    В голове Витьки будто застряли последние слова тренера. Ну, застряла машинка, ну подцепили ее на магнит, ну вытащили… Задом вытащили? Вслепую вытащили? Ведь камера и фары у второй машинки так же спереди.
    Двигаться назад вслепую — не дело. Как быть? Поставить еще по одной камере сзади на каждую модель? Еще один передатчик, еще один монитор? А, стоп, можно устроить элементарный переключатель каналов, он будет управляться от приемника через какое–нибудь реле. Но все равно — нужны будут две камеры. Да, ведь еще и фары сзади. А если видеокамеру поставить на вращающейся турели? Тогда ее надо ставить не впереди, а посередине модели. Громоздко и непонятно. А фары все равно на 180 градусов вращаться не заставишь. Хотя, если укрепить фару вместе с камерой на том же вращающемся столике? Кошмар…
    — Вить, ты чего молчишь? — напомнил о своем существовании Антошка.
    Витёк и позабыл, что сидит рядом с другом за монитором. Вот как бывает…
    — Ты обещал рассказать, как испытания прошли, — напомнил рыжий.
    — Нормально прошли…
    — А подробней?
    — Лучше было это видеть. Ну, устроили мы с Толстиком гонки… — И Витёк начал рассказывать в подробностях события вечера.
    — Здорово! Теперь так же — по Артефакту. Вернее — внутри! — Восхитился Антошка.
    — Не так же. Есть одно «но». Там особо не развернешься. Можно «треугольником», как на сдаче на права, — Витёк видывал эти «сдачи» в натуре: отец дважды пересдавал площадку, — но ведь вслепую развернуться — это не на площадке.
    — Вслепую? А, у вас нет камер сзади!
    — И фар нет. Все никак не могу понять, что делать? Ставить вторую камеру и фары сзади? Ездить вдвоем, чтобы задняя машинка подсвечивала переднюю? А как будет тогда разворачиваться та, что сзади? Сколько ни чешу репу, ничего не придумывается…
    — А магнит держит крепко?
    — Тонну! — Махнул рукой Витёк.
    — Вот и сцепите машинки магнитом, задками друг к дружке. Получится Тяни–Толкай из книжки Корнея Чуковского!
    Витёк оторопело взглянул на друга. А ведь это решение на первый случай! Вперед ведет один водитель, назад другой. Если надо — расцепятся. Идея!!
    Связанные, как Тяни–Толкай из сказки про доктора Айболита, машинки смотрелись странно. Ребята и взрослые спешно проверяли соединения. Камеры вроде работают, обе. Обзор — с двух машинок сразу. Магнит тоже пашет.
    — Ну, когда же уже? — пищал мелкий Сашка. — Когдаааа?
    — Шурка, — цыкнул Валерий Палыч. — Кончай канючить. Вить, запускай.
    Витька молча кивнул. Сцепка из двух машинок въехала в тоннель. На развилке Витя свернул направо, прошел полкруга. Скорость снизил и ехал медленно, чтобы, не дай Бог, не проглядеть проход. И все равно чуть не проехал.
    — Стой, — гаркнул рядом Толстик. — Слепая тетеря, куда несешься.
    — Тетеря не слепая, а глухая, — огрызнулся Витя, сворачивая в незамеченную дырку.
    — Отставить перепалку, — поспешил вмешаться Палыч. — А то сейчас вместо двух базарных тетерь посажу за пульт Сашку.
    Кто–то хихикнул, Сашка радостно пискнул: «А давайте». На том и закончили.
    — Вить, чего стоишь? Поехали.
    Витя осторожно тронул машинку вперед. Сантиметр за сантиметром…
    — Ух ты! — громко выкрикнул Толстик.
    Кто–то из мелких присвиснул. И было отчего. Развилка тоннеля, но не на два, а на три! Одна дорожка уходила вправо, под углом в девяносто градусов, вторая так же устремлялась влево, а третья шла вперед.
    — Теперь куда?
    — Давай направо, — распорядился тренер. — Подождем пока углубляться.
    Витька кивнул и напряженно повел машинку вправо. Поначалу ехал осторожно, но коридор вел прямо, и развилок больше не наблюдалось. Вскоре пилот исследовательской машинки осмелел и скорости прибавил.
    Ребятня, да и взрослые поддались азарту. И Витька все увеличивал и увеличивал скорость…
    Это была, пожалуй, самая длительная поездка. За два с половиной часа у мониторов успели проехаться по периметру всего артефакта. Дорожка оказалась круглой и шла вдоль всего артефакта с несколькими ответвлениями.
    Ответвления в первый раз пропустили. Но азарт взял свое, и, выскочив из дырки слева на тройной развилке, с которой все началось, решили пойти на второй круг.
    По второму кругу ехали с учетом разветвлений, но ничего интересного не обнаружили. Развилки дублировали основную дорогу по более широкой дуге.
    Часа через два с лишним катаний по кругу Валерий Палыч велел выезжать. Наблюдатели заныли, мол, чего так быстро, но ни Витька, ни даже Толстик, что сидел на вторых ролях и ждал своей очереди, спорить не стали.
    «Умаялись ребята», — подумал Палыч.
    — Все, — отмахнулся от зрителей. — На сегодня хватит. Пилоты отдыхают, остальные на разбор оборудования.
    Мониторы, столики и провода разобрали быстро. В бытовке сидели пили чай, обсуждали виденное. Шумно и весело. Только СТС с Витьком выглядели измотанными, да Мишка Лепехов сидел задумчив.
    — Надо бы карту составить, — тихо предложил он тренеру.
    — А чего тут составлять? — искренне удивился Валерий Павлович. — Семен, у тебя бумага есть?
    — Держи, — протянул пачку листов формата А4 уфолог.
    Тренер достал двухцветную ручку и нарисовал на весь лист огромный синий круг. Потом изобразил в середине его круг поменьше.
    — Это наш холм–артефакт, если на него сверху смотреть, — прокомментировал тренер. — Внешний круг это край артефакта, а внутренний это край верхней площадки. Понятно?
    Ребята, что уже сбились в кучу и с любопытством наблюдали за творчеством тренера, закивали. Валерий Павлович переключил ручку на красный цвет и нарисовал на внешнем круге жирную точку:
    — Это вход.
    От точки вверх потянулась тонкая нитка дорожки, раздвоилась, описала два полукруга и снова сошлась воедино.
    — А это наша первая развилка, где мы по кругу ездили! — радостно заорал Толстик.
    — Точно, — улыбнулся Семен Семеныч, что наблюдал за рисованием со стороны.
    Валерий Павлович кивнул молча и от точки схода двух дорожек провел маленькую черточку вперед. Потом от центра нарисовал еще один огромный круг сильно больше центрального синего и чуть меньше внешнего синего, который изображал границы артефакта. Затем к дальней от входа половинке красного круга дорисовал еще одно полукружие, чуть шире. Полукружие вливалось в круг справа и выливалось из него слева.
    — А это то, что мы объехали сегодня, — подытожил Витёк.
    — Верно, Витя, — кивнул тренер. — А вот это, — он указал на незаконченную дорожку идущую от развилки в сторону центра артефакта. — Это знаешь что?
    — Не знаю, — пискнул Сашка, — как будто спрашивали его.
    Ребята захихикали, а тренер нарисовал на незаконченной дорожке жирный знак вопроса:
    — А ни кто не знает, — задумчиво сообщил он. — Сюда мы сегодня не поехали. Эта дорожка ведет вглубь артефакта. И что там нас ждет — никто не знает. Завтра мы поедем по этой дороге к центру неизведанного.
    — А сейчас что? — Спросил Лепехов.
    — А сейчас по коням, хлопцы, — усмехнулся тренер. — А то электричка без нас уедет.
    На другой день у артефакта толпа собралась больше чем обычно. Всем хотелось увидеть первый заезд: заглянуть вглубь артефакта, в центр неизведанного.
    Витёк сжал пульт, посмотрел на Толстика. Было решено, что первая машинка Витька едет внутрь, как уже сложилось, а в обратную сторону выезжает Толстик. СТС такому раскладу порадовался, но сейчас заметно нервничал. Именно это его нервное состояние и повлияло на Витю. Андронов как–то сразу успокоился и почувствовал себя увереннее.
    — Ну что? — спросил у Валерия Павловича.
    — Сейчас. Монитор проверим… Ага. Начали.
    Машинка взрыкнула и двинулась по знакомому тоннелю. На экране возникли привычные уже стены коридора. Освещенные фарами, они выглядели совсем иначе. А вот и развилка. Витя притормозил, весело посмотрел на тренера:
    — Направо? Налево?
    — Без разницы, — отмахнулся Палыч. — сам же лучше меня знаешь.
    Витя кивнул, машинка тронулась дальше. Ребятня, столпившаяся у экрана, замерла. Только сопение напряженное слышалось. Машинка медленно проехала пол круга и свернула в новый проход. Витя уже без вопросов промахнул вторую развилку. Удерживая направление, повел машинку вперед.
    Коридор был прямой как стрела и короткий. Закончился он практически сразу. Закончился тупиком. Стеной. Витя остановил машинку. На лице его было разочарование.
    — И что? — спросил он, поворачиваясь к тренеру.
    — А ничего, — Палыч первый раз на его памяти оказался растерянным. — Ничего, Витя. Все.
    — Как это все? — возмутился Толстик. — Смотрите же! Это же дверь! Вон же щель прямоугольная. Видно же!
    На стене и впрямь рисовалось некое подобие дверного проема. Тонкая–тонкая… Нет, не щель даже, а стык, какой возникает между шкатулкой и закрытой накрепко крышкой. Только ни дверной ручки, ни кнопки, ничего, чем бы могла открыться дверь, если это была дверь, рядом не было. И как открыть?
    Само собой, никто вопроса вслух не задавал. Все и так уже всё поняли.
    — Давай, Витяй, езжай вперед. Толкнем, а вдруг откроется, — крикнул Толстик.
    Витька тронул машинку вперед. Никто не возражал. Модель уперлась в стену, набрала обороты, но колеса крутились вхолостую.
    — Назад! — скомандовал СТС.
    Машинка резко отъехала назад.
    — Вперед.
    Короткий разгон, удар, вертящиеся вхолостую колеса…
    — Прекратите, — распорядился пришедший в себя тренер. — Что, хотите ее как тараном? Или в параллельное пространство мечтаете сквозь стену въехать? Может она открывается в другую сторону. А может, и вовсе не открывается. Витя, отдай ему управление. Выезжайте оттуда.
    Толстик скрипнул зубами. Машинку вел ровно, но молча и без радости. Какая тут радость, ведь это конец всех их исследованиям артефактным.
    — Что теперь? — убито спросил Витька, хотя знал ответ. Знал и боялся его услышать, ждал еще какого–то чуда.
    — Все, — ответил уфолог.
    Семен Семеныч выглядел всего лишь задумчивым. Правильно, для него это всего лишь очередная попытка расколоть инопланетный орешек. Пусть попытка неудавшаяся, но не первая и не последняя. А для юных техников это конец приключения. Конец.
    Машинка выскочила из артефакта. Толстик посмотрел на ребят. Радости не было. Ни у кого.
    — Все, — повторил уфолог. — закрываем проект. Спасибо всем, коллеги. Если возникнут какие–то новые идеи с вашим участием, мы поставим в известность вашего тренера.
    Палыч невесело усмехнулся. Ему тоже было не слишком радостно. Он хотел, было, что–то сказать, но не успел. Над артефактом со знакомым вжиком прошел аэроплан. Не настоящий, понятное дело, модель. F3a сделал круг и ушел выше.
    — Валера, — возмутился Семен Семеныч. — я же просил: никаких самолетов в радиусе пятисот метров.
    — Чья работа?! — довольно резко спросил тренер.
    — Понятия не имею, — пожал плечами Витёк, будто вопрос относился конкретно к нему.
    Вся толпа завертела головами в поисках нарушителя. И в этот момент…
    — Смотрите!!! — завопил кто–то из мелких.
    И ребятня, и взрослые повернулись на крик, один из мальчишек указывал куда–то вверх на артефакт.
    Красно–голубой самолетик, делая очередную петлю, пролетел впритирку над артефактом, чуть ли не чиркнув по верхушке объекта. И тут инопланетная конструкция отреагировала на это сближение. Ровная поверхность холма нарушилась, как бы треснула. Сбоку артефакта открылось окошко, похожее на ту «кроличью нору», через которую внутрь запускали автомобильчики. Из нового окошка вперед вылезла, подобно лотку у CDRom–а, пластина, более всего напоминающая посадочную площадку.
    Ребятня заворожено глядела на чудо, рты нараспашку. Слышно только, как жужжит моторчик модельки. Никто и слова не пикнул. У Валерия Павловича челюсть поползла вниз. Семен Семеныч отреагировал еще живее. На лице уфолога вихрем пронеслись все возможные и невозможные чувства — от несказанного удивления до безумной радости.
    Самолетик ушел в сторону. Посадочная площадка, если это была она, замерла и так же неспешно, как и вылезала, поползла в обратную сторону.
    Щелк–джик–щелк–джик–щелк! Витёк считал автоматически, итого восемь снимков успел сделать Семен Семеныч. Вот что значит — матерый уфолог: «Зенит» всегда наготове — вдруг летающая тарелка или снежный человек какой проползет, и чтобы потом локти не кусать… Оно конечно, цифровики современней, но старой доброй фотопленке доверия больше!
    Красно–голубая пилотажка сделала еще один круг над артефактом и пошла на посадку.
    — Почему на эту… площадку не посадили? — жалостливо вскрикнул кто–то.
    — Ни умения не хватило бы, ни… — начал, было, Валерий Палыч, но, поглядев на плюхнувшуюся с неба модель, оборвал себя на полуслове. — За мной.
    Тренер широкими скачками помчался к месту посадки, вся когорта ломанулась следом. Самолетик был незнакомый, с вызывающим «Made in USSR» — красным по голубоватому. И модель, и раскраска, и рука техника чувствовалась, но не той школы.
    — Чья модель? — Палыч поднял самолетик высоко над головой.
    — Моя! — через полянку к ним спокойно шла стахановская моделистка. — Моя. Чего вы на меня так смотрите, — добавила она, слегка смущаясь, ведь все взгляды сейчас были устремлены на нее. — Плохая модель что ли?
    — Модель отличная, — рассмеялся тренер. — Прекрасная модель, дай я тебя за нее расцелую!
    — Вот еще, — фыркнула Жанна и протянула тренеру ладонь для рукопожатия. И Палыч обхватил тонкую девчачью ладошку двумя руками и с удовольствием ее потряс под веселое хихиканье своих учеников.
    — Во дает Жанна Д'Арк! — восхищенно взвизгнул Толстик.
    — Да, коллеги, — радостно улыбаясь, сообщил подошедший уфолог. — Это прорыв, определенно, прорыв. Исследование не заканчивается, мы с вами еще повоюем!!!
    Не прошло и четверти часа, как Семен Семеныч с ребятами уже лазили возле того места, где только что выдвигалась «посадочная полоса». Искали, безрезультатно выискивали щели в иссиня–черной поверхности.
    — Ровно, как будто ничего и не было, как литой, — обескуражено вздохнул Толстик.
    — Привыкайте, парни, в нашем деле такое — сплошь и рядом, — улыбнулся Семен Семеныч. Беспомощно так.
    — И что теперь? — Спросил Витёк.
    — А вот!
    И уфолог погладил старый добрый «Зенит».
    Эпилог.
    «…Нам стало известно, что идет разработка найденного под Москвой артефакта. Наш корреспондент выехал на место и попытался взять интервью у Семена Семеновича Изотова, уфолога занимающегося исследованием «подмосковного холма»…»
    Газета «Аргументы и факты»
    «…Исследование артефакта происходит при участии подростков из местных клубов авиамоделистов. Дети двигают научно–технический прогресс. Если так пойдет и дальше, то скоро научными исследованиями станут заниматься воспитанники детского сада…»
    Газета «Мегаполис экспресс»
    «…уфологи привлекли к исследованиям воспитанников родниковской СЮТ (Станции Юных Техников). В ходе исследований выяснилось, что есть вещи недоступные ученым. Там, где не справились взрослые, берутся за дело юные первооткрыватели. Подростки становятся повелителями непознанного…»
    Журнал «Лиза»
    «…Похоже, инопланетяне пошли на контакт. На прилагаемых фотографиях четко видно, как из «подмосковного холма» выдвигается посадочная площадка. Эта площадка ни что иное, как жест доброй воли инопланетян. Реакция на подлетающую модель планера, как видно на фотографии. Можно сделать вывод, что инопланетные достижения цивилизации близки в чем–то с нашими. Над артефактом летали птицы, но ни на одну из них артефакт не среагировал так, как на модель самолета, что несомненно говорит в пользу вышеупомянутого утверждения…»
    Газета «Московский комсомолец»
    «…продолжаются споры по поводу скандальных фотографий подмосковного артефакта. Посадочная площадка: реальность или всего лишь работа «adobe photoshop»? Точных сведений пока нет, но мы предполагаем…»
    Журнал «Вокруг света»
    Самая большая жертва
    — Когда–то давным–давно, еще до Великих Льдов, стоял у отрогов Святых Гор град великий, многочисленными народами заселенный… Не ищи того города на свитках, нет его давно, и гавани нет, потому как отошло давно море от тех мест. Все течет, все изменяется, и реки русла меняют, и горы неспешной походкой из одной земли в другую перебираются, а что уж о городах говорить! Осталась, однако ж, память о тех временах, и даже истории о людях, некогда живших да великие дела творивших. Записаны те истории, да хранятся в местах тайных, ну да ты и сам знаешь, чего тебе говорить…
    — Да, теперь знаю, — вздохнул Младояр, чувствуя, как мороз муравьиными быстрыми лапками пробегает по коже, стоить лишь вспомнить о том дне, когда отправился княжич в Храм Любви, — ты рассказывай, я перебивать не буду, и вопросов не будет, и сумненья…
    — Что же, — кивнул Иггельд, — тогда расскажу так, как будто мы с тобой там, в тех далеких краях, в те стародавние времена…
    Заминка произошла именно в тот момент, когда морщинистые руки Верховного Жреца вкладывали Сосуд Возлияний в нежные руки пятнадцатилетней царевны. Девушка хотела взять сосуд, но жрец продолжал удерживать священную реликвию за серебряную ручку, вперив неподвижный взгляд в юную красавицу, ни дать, ни взять — удав, да и только, сейчас так и проглотит… Наконец, жрец выпустил сосуд, девушка, побледнев, что полотно после выбелки на солнце, пробормотала молитву благодарности Светилу, ее руки наклонили сосуд в сторону восхода, капли драгоценного меда с шафраном — напитка Солнца — упали на раскаленный многочисленными зеркалами золотистый камень.
    У царя Лита пересохло в горле. Эх, кабы это все было в сказке, если б жрец влюбился в его единственную дочь–красавицу, потребовал ее в жены… Увы! Царь хорошо представлял, что означал такой взгляд жреца. Ведь Каттах знал только одну любовь, и этим высшим идеалом являлся для Верховного Жреца бог Шанустра, великий, могучий, защитник царства и людей, морей и полей… Все бы хорошо, только Шанустра требовал жертв. А Каттах, год от года, все наглел и наглел. Три года назад в жертву Шанустре принесли двенадцать лучших юношей, среди них – одного из племянников царя, два года назад царь, скрепя сердце, согласился отдать проголодавшемуся богу другого новорожденного племянника, первенца младшего брата, вместе с другими первенцами горожан. Только в прошлом году Лит не добавил седых волос, тогда они захватили уйму пленных, разбив в пух и прах налетевшую, словно вихрь, кочевую орду. Разумеется, победа Литу никогда бы не далась столь легко, но довольный предыдущими жертвами Шанустра сам, по первому призыву Верховного жреца, явился на поле брани. Вид великого божества поверг кочевников в трепет. Еще бы — если, откуда ни возьмись, посреди сечи является чудище подобное скале, с множеством щупалец вместо рук, с восемью паучьими ногами, с головой крокодила, возвышающейся над крепостной стеной… Ну, жертв получил Шанустра тогда вдоволь. Что там овцы, это — еда, она не в счет. Каттах сам отбирал самых сильных пленников среди воинов–мужчин, самых красивых — среди воительниц, а уж юные пленные отроки — те все исчезли в пасти Шанустры, без разбора. Царь надеялся, что пленниц хватит и на этот год. Наивный! Теперь не только он, теперь весь народ знает, какие жертвы принесут Шанустре в День Солнцестояния. Поняла и она, его радость, милая Тана.
    — Папа, папа, я боюсь! — шепнула девушка, прижимаясь к отцу. Такому могучему, грозному владыке, но такому беспомощному перед кровожадным жрецом.
    Обряд закончился, жрецы ушли, но народ не расходился. Все смотрели на царя. Великое горе, когда на владыку смотрят с жалостью. И великий позор! Его народ жалеет собственного царя… Эх, была не была! Вот миг, когда надо проявить мужество.
    — С тобой ничего не случится, не бойся, отец не даст тебя в обиду! — ответил Лит, но не шепотом, а так, чтобы его услышали вокруг.
    Народ зашевелился, люди расходились, слышались недоуменные вопросы. Пообещать–то царь пообещал, а что толку? Кто осмелится поднять руку на Верховного Жреца. Да чего там руку, просто сказать против него слово — страшно. А как позовет Шанустру. Тому и город сравнять с землей — потеха, что человеку муравейник разорить… Да, в эту ночь не заснут родители юных дев, каждый будет думать, не упадет ли на его чадо тяжкий жребий, не остановится ли на девочке змеиный взгляд жреца Шанустры…
    Девочка плакала, прижавшись лицом к отцовскому плечу. А царь думал, думал… Слов–то он дал, а что дальше? Надо что–то делать, и немедленно. Сейчас дорог хороший совет!
    — Послушай меня, царь, — услышал Лит старческий голос.
    Таррас, великий воин, ухитрившийся дожить до девяноста лет, не смотря на девяносто полученных за эти годы ран. Часто говорит разные глупости, но, случалось, его советы самым неожиданным образом выручали войско. Так отчего бы и не послушать старика.
    — Я всегда слушаю тебя, Таррас!
    — Почти на самой вершине Белой Горы, в маленькой пещере, живет старик, звать его Касаг, я видел его стариком еще когда у меня не росли усы и борода. Это великий мудрец…
    — Разве Касаг еще жив?! — обрадовался царь. Ему не стоило объяснять, кто такой Касаг, просто Лит полагал, что мудрец давно ушел в другие воплощенья.
    — Забегал посланец, быстроногий юноша, он принес мне весточку от мудреца Касага, — Таррас еще долго что–то рассказывал, но царь лишь делал вид, что слушает, главное он уже знал.
    Если человеку сорок лет, если он воин, полководец, царь, наконец — то ведь это еще не возраст старика. И почему бы в эти сорок вместо того, чтобы кряхтеть на лавке, опустив ноги в тазик с горячей водой… Вместо этого, почему бы и не взобраться высоко в горы, туда, где холодный воздух пьянит, как меды и пиво, где каждый шаг может стать последним, но, преодолей себя и свои страхи — и мир у твоих ног, там, внизу.
    Достичь пещеры Касага оказалось даже легче, чем ожидал Лит. Когда–то юношей он уже бывал здесь. Тогда этот путь показался долгим и тяжелым, сейчас же — ничего особенного, так, и не по таким горам, да с полной поклажей хаживали! Кто о чем, а царь отметил, что — если Судьба позволит — он еще потопчет эту землю, поводит войско, да и сам погуляет. Сил еще — ого–го!
    — Чего остановился, царь? — услышал Лит скрипучий голос, — Заходи, гостем будешь!
    У входа в пещерку стоял высокий старик, его седые волосы опускались до пояса, а взгляд блестел, как у молодого. Царь лишь слегка наклонил голову — ниже владыкам не позволялось, спросил вежливо:
    — Здоров ли живешь, мудрый Касаг?
    — Воздух гор пьянит гостей и молодит обитателей, — весело ответил мудрец, — ты зайдешь один, или пригласишь спутников?
    Царь оглянулся на друзей–телохранителей. Вотон, его оруженосец уже тридцать лет, Ветлок, мастер меча, учитель в юности и телохранитель вот уже двадцать пять лет. Какие от них секреты?
    — Мы зайдем вместе, если позволят размеры твоей пещеры, — решил царь.
    — Пещера не моя, просто я в ней живу, — поправил мудрец.
    Странно, отметил царь, едва войдя в пещеру, ведь он еще что–то и пишет! Свитки, свитки кругом. Самая малость еды, какие–то коренья. Пара шкур, на ночь — под себя и на себя. Вот и весь скарб…
    — Я слушаю тебя, повелитель, говори скорей, а то, не ровен час, помру не дослушав, стар уже, — мудрец шутил с вполне серьезным видом, — а еще обидней будет, коли выслушаю, надумаю чего, только начну умный совет давать, да околею на самом важном месте!
    Напряжение гостей спало, царь перестал ощущать неловкость перед мудрецом, кажется — с таким человеком можно спокойно поделиться…
    — Я не хочу, чтобы погибла моя дочь, — начал царь, потом помедлил, — и, вообще, не хочу, чтобы…
    — Расскажи по порядку, — посоветовал Касаг.
    Рассказ был долог. Несколько раз царь прерывал речь, пару раз добавляли что–то Вотон с Ветлоком. В эти моменты, наблюдая за стариком, Лит осознавал, что мудрецу все это, или почти все, давно известно, тем не менее он внимательно слушает.
    — Тебе нужен совет?
    — Да.
    — Я давно думал над всем этим. В силах ли смертный человек что–то изменить в отношениях с всемогущими богами? Вопрос. Я ищу на него ответ, и то, что мы сделаем, оставит новую запись в книге деяний человеческих…
    — А что мы сделаем?
    — Собственно, ты, царь, уже почти все сделал. Осталось совсем маленькая малость. Я все напишу, а ты передашь свиток жрецу Храма Тайных Слов.
    — А потом? — не выдержал царь.
    — А потом, если Горр тебя попросит о чем–то, исполни, — просто ответил мудрец.
    — А о чем он может меня попросить, — не мог успокоиться Лит.
    — Вот уже не знаю, — пожал плечами Касаг, — я дам ему лишь идею, а каким образом она превратится в деяние — дело знатока Тайных Слов. Но, на всякий случай, если потеряешь свиток, или украдут его, или еще чего… — мудрец помедлил, — Передай Горру две фразы: «Самая великая жертва» и «Пылающий меч».
    Весь обратный путь царь пытался понять замысел мудреца. Что еще за «Самая великая жертва»? Его самого, царя, в жертву? Он готов, ишь бы дочь осталась жива. Впрочем, он слишком возгордился! Разве он, жалкий, подкаблучный царек, покажется Каттаху «великой жертвой», тем более — «самой»?! Вот если он самого себя, за самого великого жреца почитает… Но такое невозможно. А «пылающий меч»? Это что такое? Он никогда не слышал о существовании подобного артефакта, ни в сказках, ни в древних свитках не встречал. Надо бы расспросить. Но, сначала — передать все это Горру. Пусть начинает действовать как можно скорей…
    Второй и третий уровень подземелья царь проскочил чуть ли не бегом, верные телохранители два успевали за Литом. Чего удивительного — лестницы, ведущие на верхние уровни подземелья, содержались в идеальной чистоте, была налажена подача солнечного света с поверхности через систему зеркал. Свет хранили — стены выкрашены в белый цвет, кругом развешены металлические зеркала. Третий и четвертый уровни дались тоже без особого труда. Здесь располагались царские кладовые, арсеналы и многое другое. Когда–то, в незапамятные времена, началу города положили каменотесы, вырубившие в мягком камне огромной меловой скалы первые подземелья. Город рос вширь, а подземелья — вглубь. Конечно, и по всему городу имелась цепь других подземелий, считай — под каждым старым богатым домом два–три уровня, а под иными храмами — до пяти. Между подземными ходами разных хозяев существовали двери, нередко они вели в какие–то бесконечные коридоры, никому теперь не принадлежащие. Заблудиться под городом было что раз плюнуть, карты подземелий имелись, но только «своих». Общей карты всех ходов, проделанных людьми за сорок тысяч лет существования города, ни у кого, конечно, не было.
    Горр жил глубоко, на девятом уровне. Знаток тайных слов не имел храма, ему вполне подходили помещения возле царского дворца. Ведь нет в городе человека, лучше знавшего все подземелья, захочет — исчезнет в бесконечных коридорах последних уровней, и никто не посмеет не то что пуститься за ним в погоню, даже опуститься ниже двенадцатого уровня. Ведь, начиная с тринадцатого уровня в подземельях живут мертвецы и прочие чудовища. Двери на те уровни закрыты засовами да заклинаниями, но что эти запоры для жреца тайных слов?!
    Царь легко нашел жилище Горра, хотя опускался сюда всего третий раз в жизни. Лит, следуя обычаям, никогда не рисковал опуститься ниже девятого уровня. Царь не мог позволить себе не то что пропасть, даже просто заблудиться в подземельях. Если владыка в отъезде, все спокойно, но вот если пропадет, и окажется, что никто не знает, где он — может начаться смута. Когда царь погибает — проще, выбирают нового. А так — то ли жив, то ли мертв — то ли выбирать нового царя, то ли ждать возвращения старого?
    Небольшая комната, служившая для Горра одновременно и приемной, и рабочим местом, практически пуста. Пара скамеек, и только! Стены сплошь в письменах, что оные означали, знал, верно, только Горр, да дюжина его жрецов, помощников и слуг. Этих людей боялись на поверхности. Рассказывали истории, как самый простой служка, выносивший с девятого уровня нечистоты, мог одним словом обездвижить здоровяка, посмевшего не уступить ему дорогу, и всякие другие подобные истории.
    Горр молча взял принесенный свиток, прочитал. Царь смотрел на жреца внимательно, вглядывался, насколько позволял тусклый свет Вечного светильника, укрепленного под потолком. Чего греха таить, Лит мог сюда и не спускаться, просто послать свиток с Вотоном, жрец сам поднялся бы к царю. Но владыке было просто интересно взглянуть в лицо Горру в тот момент, когда он прочтет послание Касага, ведь Литу казалось, что он сумеет понять, удастся ли неведомая еще затея по первой реакции жреца. Увы, ни одна черточка на лице старика не дрогнула.
    — Что еще передал старейший? — спросил жрец.
    — На словах: «Самая великая жертва» и «Пылающий меч», — молвил царь, в тайной надежде хоть после этих слов разглядеть надежду на успех в морщинах старого мудреца. Увы…
    — Я обдумаю все, мой повелитель, — жрец даже не кивнул царю, считая его то ли равным, то ли ниже себя, — когда мне понадобится твоя помощь — скажу.
    — Но… У нас получится? — не выдержал Лит.
    — Еще не случалось ни разу, чтобы задуманное Касагом не проходило, — подал, наконец, долгожданную надежду Горр.
    Царь уже готовился отойти ко сну, когда к нему явился Горр. Одного движения бровей жреца оказалось достаточно, чтобы слуги покинули опочивальню царя, а телохранители отошли подальше от дверей. Все знали — никто не должен слышать слова, предназначенные царю.
    — Я пройду в дом Каттаха, пойду чуть попозже, когда он уснет. — тон жреца не допускал возражений, но смысл слов пугал царя, ведь это преступление даже для владыки — забраться в чужой дом в то время, когда его хозяин спит, — Ты дашь мне человека, слову которого, сказанному от тебя, поверит любой.
    — Да, я пошлю с тобой Ветлока, его знает каждый мальчишка, — кивнул Лит.
    — Не бойся, царь, — успокоил повелителя старый Горр, — никто ни о чем не узнает. Впрочем, Ветлок тебе потом все расскажет!
    — Хорошо, — откликнулся царь.
    — И еще, — спокойно добавил жрец, — не пускай по моему следу ищеек Денека.
    — Как скажешь, — Лит особо не смутился, хотя и собирался тайно проследить за жрецом. Ведь Ветлока легко околдовать, да так, что он расскажет царю потом совсем не то, что было на самом деле…
    — Я не стану менять память твоему Ветлоку, — вновь угадал мысли царя Горр, — ведь он и так посвящен в это дело.
    — За нами шли трое жрецов тайных слов, — рассказывал Ветлок царю, так и не сомкнувшему глаз этой ночью, — погода была тихая, без ветра, ночь темная, безлунная, прохожих попадалось навстречу мало. Жрецы говорили тем, кто встречался, какие–то слова, после чего люди замирали, как статуи. Я знаю, завтра они ничего не вспомнят. Я сказал охране дома Верховного жрец, что царь посылает важную тайную весть, и что шуметь нельзя. Нам тихонечко открыли, охранников тут же околдовали. Я шел вслед за Горром, он не препятствовал этому. Верховный боится подземелий, его опочивальня оказалась наверху, на втором этаже. Я сказал телохранителям примерно то же, что говорил у вором. Пока они думали, пускать нас или нет, им уже нашептали на ушко. Ловкие ребята, эти жрецы тайных слов, их бы на войну, лазутчиками…
    — Запрещено, — вздохнул Лит, — а то бы я и сам давно… Продолжай!
    — Горр беззвучно, точно летучая мышь–кровосос, подлетел к спящему Верховному, наклонился, я видел, как шевелились губы, но не слышал слов… Шептал он долго… А потом мы ушли, и всем завороженным шепнули новые слова, как я понимаю, чтобы они вскоре проснулись, ничего не запомнив. И это все…
    — Таким образом получается, что кроме нас с тобой и жрецов Горра о ночном визите никто не узнал?
    — Выходит так. — подтвердил Ветлок.
    Второй день Каттах ходил как сам не свой. Все прежние его великие деяния, роскошные жертвы казались ему теперь жалкими и примитивными. Ведь Шанустра, величайший из богов, достоин самых велких жертв. Что там единственная дочь царя… Да и сам царь — жалкий человечек, разве он достоин Шанустры. Великому богу — великую жертву. Самую великую!
    Каттах бродил по городу, как потерянный. Люди шарахались от него, еще бы — упадет взгляд безжалостного служителя Шанустры на их ребенка — быть ттому скормленным, подобно барашку, ненасытному чудовищу. А Верховный жрец мучительно искал ответ. Что люди? Они слишком мелки. Принести в жертву весь город? Неплохо, но тоже не самое–самое… Принести в жертву себя, великого жреца? Нет, это в собственных глазах ты велик, а для великого бога — букашка. Нужно решение, нужен ответ!
    Вот принести бы в жертву Шанустре Солнце. Но — руки коротки. Да и понравится ли ему? Вот если бы выманить с нижних уровней чудовищ, каких–нибудь драконов… Хотя кто сказал, что на нижних уровнях водятся драконы? Есть, говорят, такая теория, что ниже самого нижнего уровня — громадная, с целый мир величиной, пещера, там живут совсем другие люди, летают драконы среди светящихся, как золото, облаков…
    «Нет, только не подземелья!» — оборвал сам себя Каттах. Ему и на второй уровень опуститься — мученье. Ужас, непонятный страх перед подземельями с детских лет…
    Но решение должно быть. Ведь не просто так приходят в голову ему, Великому жрецу великие мысли. А мысль о самой великой жертве могла придти только в его, поистине гениальную голову. Или быть внушена свыше, как пророку… В любом случае, он, Каттах — избранный среди смертных, он — самый велики человек, ведь только ему пришло на ум принести самую великую жертву.
    — А что, если принести в жертву какого–нибудь бога? — сказал Каттах вслух, и сам испугался вырвавшихся ненароком слов, тут же нелепо поправившись, — Что у нас, божков мало?!
    Богов немало, имеются даже иноземные, им и не поклоняется–то никто, так что не жалко. Стоп! Ведь разговор шел о самой великой жертве, а тут — какой–то жалкий иноземный божок… Нет, если уж приносить в жертву божество, так настоящее, выдающееся. Великая жертва великому богу — какой–нибудь другой великий бог. Кто самый великий? Ну, не создатель же, в самом деле… Он сделал когда–то свое дело, сейчас ему поклоняются немногие мудрецы, народ почти забыл о Демиурге. Да и усох, небось, старикашка, что вяленая рыба, такая жертва Шанустру не порадует, нет…
    А как принести в жертву бога? Да не в этом вопрос… Потом, детали — потом… Во–первых, кто у нас самый великий бог? Ну, разумеется, Шанустра. Но нельзя же принести в жертву Шанустре самого Шанустру… Но, почему бы, собственно, и нельзя? В самом деле — такая жертва воистину самая великая, нет никаких сомнений!
    Каттах заметался, решение пришло ему в голову, когда он проходил по городскому базару. От него и так шарахались, когда же бедные горожане увидели, что Верховный жрец, явно вне себя — Шанустра в него вселился, что ли — мечется по рынку, закатив глаза и сметая лавчонки на пути, как покупатели, так и торговый люд, побросав товары, бросились куда подальше от торговой площади. Что дорогие вещи, деньги — жизнь дороже!
    Царь вздрогнул, неожиданно обнаружив возле себя Горра. Вроде мгновением назад сидел один–одинешенек у Большой Царской Карты, и вдруг появляется рядом этот бритый наголо череп.
    — Теперь мне надо посетить Храм Солнца, — просто, без предисловий, заявил жрец.
    Согласно обычаям, вход в Храм Солнца всегда открыт простому люду, воинам, иноземцам — всем, кому угодно, кроме жрецов иных культов. «Дабы не оставили на Солнце пятен» — приговаривали жрецы светила. Исключение делалось только для Верховного жреца царства.
    — Боюсь, у тебя не с жрецами Солнца получится так, как со слугами Каттаха, — пожал плечами Лит.
    — Так — не получится, — согласился Горр, — я изменю внешность, пройду тайно.
    — Тогда зачем мое разрешение?
    — Мне нужно не столько разрешение, сколько помощь, — объяснил жрец, — твои люди, по твоему распоряжению, устроят какой–нибудь закрытый обряд. Мне нужно некоторое время, чтобы все приготовить…
    — Что же, — кивнул царь, не пытаясь выяснить, что такое «все» собирается «готовить» в Храме Солнца жрец Тайных Слов, — у меня гостит принц Балабак, в их стране Солнце — выше остальных культов, думаю, он с удовольствием совершит их обряд и в нашем храме…
    — Да, это идеальное решение, — согласился жрец, — есть предлог вывести на некоторое время наших жрецов из Круглой залы… Хотя наши могут возражать?
    — Я сам пойду на молебен с Балабаком, это только скрепит нашу дружбу, — решил царь, — а мне жрецы не возразят, надеюсь…
    Лит и Горр переглянулись. Разумеется, царь вдруг так возжелал участвовать в церемонии сам не только ради сказанных вслух двух причин. Ему еще и очень хотелось пронаблюдать своими глазами за действиями жреца…
    Царь слегка разозлился. Еще бы — сколько ни смотрел во все глаза вокруг во время обряда Балабака, так ничего и не заметил. Все искал глазами кого–нибудь, хоть отдаленно напоминающего Горра — и все безуспешно. Чуть шею не свернул в этой Круглой Зале, по «полному кругу» голову вращая! Хоть иноземного посла порадовал, и то — хорошо.
    Днем спустя Лит еще раз отправился в Храм Солнца. И совсем не удивился, когда минутой — царь взглянул по приходу на солнечные часы, фаллосом розового мрамора торчавшие посреди Круглой залы — позже в Храм заявился Верховный жрец. Увидев царя, Каттах нахмурился.
    — О повелитель, — бросил он сквозь зубы, — тысячу тысяч лет тебе жизни! Мне надо остаться наедине со Светилом!
    — Да, да, конечно, — чуть засуетился царь, к нему вновь вернулась робость пред Верховным, — я сейчас…
    Еще минутой спустя Верховный жрец остался в Круглой Зале один. Лит торопился уходить, зашел в малую счетную сферу, завел разговор со служителями. Те рады стараться – в который раз за тридцать прожитых лет царь внимательно слушал, что означает, когда солнечный зайчик попадает на какую из линий в урочный день года…
    — Владыка хочет знать, владыка хочет взглянуть? – услышал Лит шепот у самых ушей, тот самый, предназначенный только ему. Им владели жрецы тайных слов, сейчас эти слова предназначались только ему, тем не менее, не посвященный в последние события, услышав случайно, все равно ничего бы не понял.
    Царь оглянулся – поблизости одни жрецы Солнца. Чего удивляться – тайный шепот мог передаваться и на десятки шагов, подобно лучу от Солнца, отраженному в хорошем зеркале.
    — Да, мне очень интересно, — произнес царь, адресуя одновременно и служителям счетной сферы, и Горру.
    — Слева от входа в Круглую Залу есть дверь со знаком луны и глаза, — шепнуло ему откуда–то.
    Служители не особенно удивились, когда владыка вдруг ушел – на то он и царь, чтобы уходить, ничего не говоря… А Лит уже входил в маленькую комнатку, не имевшую обыкновенного для Храма Светила отверстия на потолке.
    — Закрой плотнее дверь!
    Лит прикрыл дверь, помещеньице погрузилось во мрак. Когда глаза попривыкли, царь обнаружил массу отверстий во всех стенах вокруг. И Горра, в одежде простого горожанина – возле одной из стен. Владыка сориентировался – эта стена должна отделять тайную комнату от Круглой Залы. Поняв все без объяснений, Лит прильнул к отверстию рядом со жрецом.
    Каттах, как раз, закончил обряд Вопрошания Светила. На Солнце опасно смотреть даже мгновения – глаза слепнут. Но если владеть методом, ослепнув на мгновение, можно увидеть в момент возвращения зрения то, что скрыто от простого взгляда. Кажется, Каттах что–то понял.
    — Зеленый луч? – прошептал Каттах удивленно.
    Лит услышал шепот – видно, и со звуком тут постарались, на мгновение оторвавшись от смотрового отверстия, царь кинул вопрошающий взгляд на Горра, тот кивнул, мол, все идет по плану!
    Каттах долго вертел головой, становился то в одном, то в другом месте Круглой Залы, наконец жрец нашел нужное расположение, поднял руки, ладони соединились так, чтобы между ними оставалось маленькое отверстие. Теперь осталось поймать этой дыркой один из лучей, порожденных огромным хрустальным кристаллом, установленном высоко над Храмом. Лучи попадали затем через систему из нескольких зеркал на гладкую поверхность белого камня. Царь пригляделся – на камне появились невидимые до того слова. Что же там написано? Каттаху–то видно, а Литу – увы.
    — Ты знаешь эти слова, — послышался шепот рядом.
    — «Пылающий меч»? – догадался царь.
    Горр кивнул. Замысел жреца открылся перед царем. Воистину – никакого колдовства не нужно, надо просто знать, где что шепнуть, да как подкинуть нужное словцо. Можно – спящему на ухо, а для разнообразия – и так, начертавши значки на одном из зеркал. Что еще придумает хитроумный жрец? Ведь пока Каттах воображает, что одни заветные слова Касага пришли ему в голову сами, другие – открыло великое светило…
    — Теперь он будет искать тех, кто знает о Пылающем мече, — шепнул Горр.
    — Тебе достаточно высказать желание, когда Каттах придет проситься в Подземелья Знаний.
    — Мне надо попасть в Подземелья Знаний, — тоном, не терпящим возражений, заявил Каттах царю на следующее утро.
    Лит только проснулся, Верховный жрец, нарушая все обычаи, зашел к царю прямо в спальню. Царь рассердился, в конце концов, что за дела, когда царь не маленькой страны должен отвечать обнаглевшему жрецу, не имея возможности даже опорожнить мочевой пузырь?! Да и воняло от Каттаха так, будто в дерьме вымазался – с утра любые запахи сильно раздражали Лита.
    — Как?! Верховного жреца не пускают к знаниям? – притворно возмутился владыка, хотя прекрасно знал, что ни один человек, даже его собственный сын, не то, что Верховный Жрец – никто без ведома и разрешения царя не сможет прикоснуться к древним тайнам.
    — Ты прекрасно осведомлен! – рассердился жрец.
    — Ах да, да… — Лит изобразил растерянность, — Ну, конечно… А чего от тебя так несет?
    — Не дело царя касаться тайн божественных!
    «Ничего себе, воняет, как обделавшийся, а выходит – божественная тайна! Хотя, кто их, жрецов, знает, может – намазался дерьмом в каком обряде. Шанустриным!» – мелькнула в голове молодого царя задорная мыслишка.
    — мое разрешение будет лишь после того, как ты побываешь в бане и сменишь одежду! – неожиданно для самого себя, твердо заявил Лит.
    Жрец опешил. Ему возражали? Ставили условия?! Взглянул на царя – твердый ясный взгляд владыки! И Каттах неожиданно понял, что надо подчиниться.
    — Я приду к обеду, — к немалому удивлению царя, слова Верховного звучали куда как мягче.
    «Эге! – подумал царь, когда Каттах освободил от себя, но – увы – не от запаха, оставленного, видно, на память, царскую опочивальню, — Немного твердости, и мы – настоящие цари… Хотя нет, явится Шанустра – и Каттах снова бог!»
    Каттах явился, как и обещал, после обеда, чистый да опрятный, с нанесенной заново на голову благоухающей смесью золотого порошка и масел. От былой растерянности не осталось и следа, пред Литом явился вновь грозный Верховный.
    — Так ты хочешь попасть в Подземелья Древних Знаний? – Лит собрал в эти слова всю имевшуюся в распоряжении благожелательность.
    — Да.
    — Каттах перестал бояться подземелий? – осведомился царь, пытаясь сдержать ехидство хотя бы в тоне. Еще бы – на больную мозоль пяточкой!
    — Ради своего бога Верховный Жрец готов на любые жертвы, — холодно бросил Каттах.
    — А могу я узнать, собственно, в какую именно их древних тайн желает проникнуть бесстрашный Верховный?
    — Зачем тебе знать?
    — Так положено обычаем! – тут же нашелся Лит.
    — Собственно… — Каттах растерялся, ведь не Верховному Жрецу идти против обычаев! – Ты слышал, царь, что–нибудь о Пылающем мече?
    — Есть какое–то предание, — на ходу продолжал импровизировать Лит, — я точно помню, слышал когда–то…
    — Что слышал? – Каттах весь так и напрягся.
    Лит изобразил замешательство, даже в голове почесал…
    — Нет, не помню, вроде в детстве чего–то такое слышал, но – забыл!
    — Попробуй вспомнить.
    — Не получается.
    — Что же, — вздохнул Каттах, — теперь и сам видишь, придется тебе разрешить мне войти в Подземелья!
    — Ты меня так навострил на этот «Пылающий меч», — «признался» Лит эдак проникновенно, — боюсь, места себе не найду, пока не узнаю, что это такое. Я, пожалуй, пойду с тобой!
    — Хорошо, — сразу согласился жрец, мгновенно оценив все плюсы и минусы такого предложения.
    Царь и Верховный Жрец на мгновение замешкались перед входом в невзрачный трехэтажный Дворец Знаний. Серый камень, обитель наук о древностях. Зайти сюда может каждый. Подняться до третьего этажа, спуститься до второго уровня подземелий. Пускают даже иноземцев, под наблюдением, конечно… Но вот дальше – никого из непосвященных! И правильно. Дело не только в том, что знание иной раз может и повредить. Главное в Лестнице Знаний. Той самой, что не обрывается, подобно большинству подобных, на шестом – десятом уровнях. Она ведет глубже, намного глубже, никто даже не знает, куда именно, может – до самого Нижнего Мира. Разумеется, есть и двери, запертые на замки да заклинания, есть стража. Все едино – коли Хранители рискуют опускаться на тринадцатый уровень, а молва и вовсе утверждает – до двадцать первого, всегда есть опасность проникновения в наш мир чудовищ. Разумеется, никакой дракон Нижнего Мира не протиснется по узкой Лестнице Знаний. Но иное создание мрака запросто тенью проскользнет наверх — и пойдет дело… То молоко пропадет, то мертвецы оживут, пока поймаешь иную тварь — не один год пройдет!
    Вот и третий уровень. Каттах уже поеживается — сказывается боязнь подземелий. Служители ведут владык к Старшему Хранителю, прямо в Большое Хранилище Свитков. Лит не раз бывал здесь, конечно, царь не столь заядлый любитель чтения, каким был принесенный в жертву Шанустре племянник… Настроившийся на умиротворенный лад, Лит тут же внутренне вскипел. Нет, он не допустит больше такого! Хватит. Именно за тем он и здесь…
    — Что ты знаешь, мудрейший, о «пылающем мече»? — прямо, без всяких вступлений, спросил Каттах седовласого Елса.
    — Я слышал, что есть такое предание, но о чем оно — не ведаю, — ответил хранитель.
    — Ну вот, все твердят одно и то же, все слышали, но никто не знает! — Верховный Жрец вел себя более чем развязно, обращая на стоящего рядом царя внимания не больше, чем на простую служку, — А кто знает? — спросил Каттах, нависнув над низкорослым Старшим Хринителем.
    — Мы спустимся на шестой уровень, там сидит Альтора, — ответил Елс раздраженно.
    — Он что, знает? — насмешливо бросил Каттах.
    — Альтора мало чего знает сам, зато ведает, кто может знать…
    — Уже теплее, — кивнул Верховный.
    Вот и шестой уровень. Анфилада каких–то комнат, потемневшие от времени дубовые двери, все как будто одинаковые. Но вот Елс уверенно открывает одну из близняшек–дверей, царь, шедший за ним, видит множество берестяных коробов, набитых торчащими и так, и эдак обрывками свитков. Альтор, еще совсем молодой, услужливый до тошноты хранитель, вовсю вертит хвостом, стараясь угодить важным гостям. Говорит много каких–то слов, кои за бесполезностью Лит пропускает мимо ушей. Наконец, словесное извержение прекращается.
    — О всех видах древнего, магического, божественного и прочего оружия знает Ферра, восьмой уровень.
    — Восьмой уровень! — стонет Каттах, на лице жреца — мучение.
    — Тебе не обязательно ходить, — предложил Лит, скрывая иронию, — подожди на поверхности, я расспрошу хранителей, поднимусь и все тебе передам.
    — Нет, нет, я должен слышать своими ушами, — воскликнул Каттах, по лицу у него уже стекали крупные капли пота.
    — Значит, чужими не хочешь? — не смог удержаться от насмешки царь.
    — Нет! — Верховный совсем потерял контроль над собой.
    Как и ожидал Лит, Ферра сообщил, что не знает эту историю в подробностях, потому как слышал урывками. И посоветовал спуститься на девятый уровень, к хранителю запечатанных тайн Тантруру.
    Каттах еле доплелся до каморки Тантрура, поминутно оглядываясь на каменистый пол. Еще бы, ведь здесь кончалось царство людей, следующий уровень — во власти чудовищ, самое страшное из которых, по имени Чадовищ, жуткий бородатый монстр, никогда не промахивающийся мимо цели, как рассказывают, караулит смертных на десятом уровне. Может — прямо под ними, вот сейчас — высунутся из–под земли когтистые пальцы, схватят за лодыжку, коленку, или еще повыше…
    — Пылающий меч? — удивился Тантрур, — Странно, откуда могло залететь к вам это название. Очень странно. Я не произносил этих слов многие годы…
    — Сами боги, божество… — поправился и тут же осекся Верховный, — Мне открылось!
    — Боги, божество? — удивился старец еще более, — Что–то не похоже на правду!
    — Ты сомневаешься? — Каттаху показалось, что все сошли с ума.
    — Да, сомневаюсь, — подтвердил Тантрур с достоинством, — боги предпочли бы стереть память о этой истории в головах у смертных.
    — Вот как? — заинтересовался Елс.
    — Если вы пришли сюда услышать эту историю, то сначала подумайте, стоит ли ее слушать! — предупредил Тантрур.
    — Мы уже не дети, явно не женщины и пока не рабы, — напомнил царь, цитируя формулу запрета на тайное, — более того, перед тобой царь и Верховный Жрец.
    — Я вижу, кто предо мной, — кивнул Тантрур, — и все же предупрежу заранее. Вернее, расскажу сначала не историю, а об этой истории.
    — Интересно! — мотнул головой Лит.
    — На эту историю наложен запрет, запрет не то что магический — божественный, более того, запрет самого высокого порядка. — начал Тантрур торжественно, — История эта, будучи записанной на свитке — сгорает вскоре вместе со свитком. Выбить на камне — тот трескается и разбивается. Кто расскажет на поверхности земли — потеряет язык, кто прослушает — оглохнет… Пытающиеся обсуждать — теряют разум. Имя героя давно забыто, да и не могло быть иначе — произнесенное вслух, оно убивало говорившего его. Даже здесь, на девятом уровне, эту историю придется рассказывать с предосторожностями. Если просто рассказать, цельно и связно — нас ждут неприятности.
    — Так как же тогда быть?! — воскликнул порядком струхнувший Лит.
    — Он будет рассказывать ее маленькими частями, чередуя с песнями, поговорками да предсказаниями погоды, — объяснил Елс.
    — Так что подумайте, стоит ли это новое знание тех опасностей, что придут к вам в результате? — еще раз предупредил Тантрур.
    — Я буду слушать, — твердо заявил Лит, решивший не отступать.
    — Шанустра защитит меня, — заикаясь, прошептал Каттах.
    — А я, пожалуй, покину вас, — улыбнулся Елс, — мне такие страсти ни к чему, да и потом, стоит себя поберечь, все–таки, все Хранилище Знаний на мне…
    Когда дверь за ушедшим Старшим Хранителем Знаний затворилась, Тантрур начал рассказ. Не буду рассказывать так, как слышали его царь с жрецом, потому как чередовались у Тантрура слова важные с пустыми, дабы сбить с толку тех, кто вечно смертных подслушивает…
    Давным–давно, не один миллион восходов Солнца назад, среди людей обитало гораздо больше разного рода чудовищ, нежели сейчас. Тогда нелюди спокойно ходили по земле, им не нужно было прятаться в подземельях нижних уровней от людей. Люди владели волшбой, им подчинялись могучие силы. А может, всего этого и не было.
    Однажды, откуда ни возьмись, появился среди людей один юноша. Его как–то сразу полюбили за доброе отношение к людям, знакомым и незнакомым, за незлобивый характер, за верность в дружбе. История, как я уже объяснил, не сумела сохранить имя этого молодого человека, ибо прогневил он высшие силы. Но это случилось позже. Появившись среди людей, он присоединился к тем, кто воевал с чудищами и злыми колдунами, к тем, кто защищал людей от темных сил. Вскоре выяснилось, что юноша неправдоподобно силен, и что его не берет ни колдовство, ни клинки, ни стрелы. Заколдовали его, или кто дал такие чудесные дары – неизвестно, может он и знал, но молчал. А потом заметили люди, что и не взрослеет паренек, и закралось подозрение, что бессмертен он, подобно богам.
    Однажды решили юноша, да друг его верный, помочь избавиться племени воительниц от некого чудища, под землей заключенного. И, оплошась, выпустили демона, равного которому не было. Чудище то оказалось подобно облаку, стрелы проходили сквозь него беспрепятственно, мечи рубили пустоту. А облако, тем временем, пожирало все в подряд – и людей, и деревья, и камни. Ничего не мог сделать юноша, сколько ни пытался, ни оружие, ни заклятия не помогали, испугался парень, что чудище, из подземелья по их глупости выпущенное, сожрет весь мир. И сказал некое Слово Тайное, знать которое ни смертным людишкам, ни мудрецам, ни богам даже не положено. Появилась в облаке дыра, из ничего состоявшая, и начало это Ничего расширяться. Сначала чудище поглотило без остатка, а потом – и наш мир, и в чем не повинный, в себя потянуло – и деревья, и камни, и одежда с людей сорвалась, сильным ветром затянутая. Понял юноша, что выпустил силу, пострашней той, против которой Слово сказал. Начал подбирать Слово против Слова, наконец – подобрал, исчезла дыра. Но пока говорил он слова разные, очень многое в пустой пустоте исчезло…
    Недолгое время прошло, и появился у того юноши, откуда ни возьмись, меч. Надобность случилась – помочь товарищу оружием, вот и появился клинок. Не везло тому юноше, он и сам не ожидал, что оружие, им из небытия призванное, окажется того же рода, что и Слово, злое облако убившее. Все сжигал тот меч, с чем соприкасался, и людей, и воду, и землю, и воздух. Даже огонь, и тот, рассказывают, сжигал меч, хоть такое и представить себе трудно. Воспользовался тем мечом друг юноши, сгорели у него руки, не с лезвием, лишь с рукояткой меча соприкоснувшись. Одного лишь хозяина не жег меч, давал себя держать. Но – даже положить никуда нельзя!
    Убоялись люди юношу, обладателю страшного Слова и все сжигающего Меча, попросили уйти подальше. Да, то ли по глупости, то ли по злобе, принесли жертву одному могучему богу, дабы сгубил тот юношу. Явилось из морских глубин божество, огромное, жуткое. И случилось то, к чему дело шло – убил юноша морского бога тем мечом пылающим, и стало понятно, нельзя допустить, чтоб простой человек таким могуществом обладал – и Словом, которым весь мир погубить можно, и мечом, коим бога сгубить…
    Мудрецы, о той истории рассуждавшие, говорят – сам Создатель от векового сна проснувшись, за дело взялся. Но и он убоялся один на один в борьбу вступить. Благо – помощников среди людей нашлось немало. Вроде, даже друга того юноши верного соблазнил бог обещаниями, дабы помог Меч отобрать у хозяина. Обманули юношу, меч далеко запрятали, пещере, что у Желтой Горы все устроили, да саму пещеру боги, землю потряся, каменными глыбами завалили. А потом исчез и сам юноша, видать, упрятали его боги подальше, знамо дело, опять же хитростью. А Меч, тот что вечно огнем горит, до сих пор в недрах Желтой Горы лежит…
    — Значит, интересующее меня изделие до сих пор хранится в заваленной каменными глыбами пещере у подножия Желтой горы? — уточнил Каттах.
    — Выходит так, — пожал плечами Тантрур.
    — А точнее? Есть какая–нибудь примета того места? Ведь гора большая? — допытывался жрец.
    — О том преданий не сохранилось.
    — Как же ее отыскать, эту пещеру?
    — Ну, если подумать… — усмехнулся Тантрур, — Ведь в этой пещере должно быть теплее, нежели в других частых горы.
    — Ну да, меч–то сжигает вокруг себя воздух, — догадался царь, — но как определить, где теплее?
    — Многие змеи чуют самую малую толику разница в тепле, — Тантрур продолжал дивить владык, — даже ту разницу, что оставляет нога, наступившая на камень, и чуть подогревшая его…
    — Собаки ищут по запаху, а змеи — по теплу? — искренне поразился царь.
    — Именно так, — благожелательно улыбнулся Литу старый ученый.
    Каттах поднимался по лестнице бегом, царь едва успевал за ним. Вдруг жрец остановился, Лит с разбегу натолкнулся на него.
    — Мне нужен Посланник! — заявил Верховный.
    «Ну еще бы», — чуть не высказался вслух царь, но сдержался, и ответил со всем почтением, — Как скажешь, о Великий!
    Существование Посланников составляло одну из государственных тайн, в суть которых посвящались лишь владыки да представители высших жреческих сословий. Литу повезло — в его царстве был Посланник, не каждый царь мог похвастать! Тем более, молва гласила — искусство наставления Посланников утрачено, найти же нового кандидата в посланники среди мальчиков и юношей было некому и уж подавно!
    Считалось, что хозяин Посланника — царь. Но пробудить Неудержимого, послать его в нужное место, сделать необходимое — здесь нужен Жрец Тайных Слов. Лишь он знал и умел…
    Каттах был весь мокрым — по пути во дворец Лита неожиданно полил крупный дождь. И то — ночь на дворе, набегающую тучку и не заметишь, ветра–то не было и в помине. Хорошо Горру — тот сухенький, пробирался к царю подземельями, все ходы знает наперечет! И уж тем более в сухих одеждах спускались вниз по лестнице царь и два его телохранителя, ведь секретное помещение, где спал вековым сном Посланник — вроде как простая кладовка для владыки — появилась нужда, спустился в подпол, отрезать ломоть окорока…
    Шестой уровень, пара длинных коридоров, дверь, охраняемая двумя воинами. Это — так, для формы. Дальше — большой зал, не имеющий других дверей. В нем постоянно дежурят еще четверо — двое воинов и двое жрецов. Работы не пыльная, сюда десятилетиями не заглядывает никто, кроме охраны. Разве что новый Верховный Жрец посетит в один из первых дней правления эту залу, или царевичу покажут тайное. Чаще, конечно, заходит Жрец Тайных Слов, проверяет магические запоры Спаленки. Последняя — в центре залы, выточена из цельного камня, как и в большой зале — лишь одна дверь. Спаленка стоит на каменных ножках, при этом не достает потолка залы. Охрана видит Спаленку со всех сторон, в том числе и сверху, и снизу. Невозможно незаметно прорубить туннель!
    Жрец Тайных Слов начал обряд открывания запоров Спаленки. Охранники смотрят во все глаза — ведь такое свершается раз в несколько поколений! Снимаются замки явные, металлические, и замки невидимые, магические. Наконец, отпирается дверь. Первыми в Спаленку заглядывают, по одному, царские телохранители — Вотон и Ветлок, Лит получает молчаливые кивки–все в порядке, Неудержимый на месте и спокойно спит. Теперь очередь царя. Лит залазит в спаленку, некоторое время разглядывает спящего. На вид Посланцу — лет тридцать. Низкорослый, жилистый воин, вроде — ничего особенного, и не поверишь, что ему полтыщи лет от роду.
    В узкую Спаленку вползает Горр. Сразу приступает к делу, наклоняется над Посланцем, что–то долго шепчет ему на ухо. Проходит минута, две. Спящий открывает глаза, смотрит сначала на жреца, потом — на царя.
    — Это Лит, сейчас он царь в нашей стране, — уже вслух объясняет жрец.
    Теперь Посланец знает в лицо того единственного, чьи приказы ему надлежит выполнять до того момента, когда он вновь заснет на десятилетия. Отсюда — и меры предосторожности, ведь проникни в Спаленку враги, нет ничего сложного разбудив, показать на любого другого человека и заявить, что это — царь. И получить в недостойные руки страшное оружие…
    Горр покидает Спаленку. Его место занимает, принеся с собой отвратительный запах, Каттах. Царь указывает Посланцу на Верховного Жреца.
    — Ты понадобился ему. Он — Верховный Жрец. И ты выполнишь то, что прикажет тебе этот человек.
    Каттах некоторое время смотрит на царя, вероятно, в ожидании, что тот оставит его наедине с Неудержимым. Напрасные ожидания! Лит хочет все увидеть и услышать сам. Наконец, жрец не выдерживает и начинает отдавать наставления.
    — Ты покинешь город подземельями, тебя проводят, дадут на дорогу еды. Твой путь лежит сначала к Глубокому Озеру, потом — горам, точнее к Желтой Горе. У подножия Желтой Горы ты найдешь пещеру…
    Каттах объясняет долго и со всеми подробностями. Ведь дальше Посланца поведут люди царя, а Верховный не увидит Неудержимого, пока тот не вернется — с успехом ли, с пустыми руками — как получится…
    Ветлок долго смотрел вслед Посланнику. Тот шел, вроде не спеша, но скрылся из глаз, как будто стремглав убегая. Вотон не торопил товарища, не обращая внимания ни на сильный ветер, уже поваливший в эту ночь немало деревьев, ни на холодный дождь. Ясное дело, люди задумали что–то неугодное богам, вот те и гневаются!
    — Ты так ни разу и не взглянул ему в глаза? — спросил старый воин.
    — Взглянул, — откликнулся Вотон, — они бездонны!
    — У него пустые глаза, нет души?
    — Есть, но она глубоко на дне…
    Посланец смотрел на проплывающие мимо него поля и леса, как будто это не его ноги несли стремительное тело средь зеленых просторов, а бежал кто–то другой, смотревший глазами Неудержимого. Если бы Посланец захотел, он бы мог вспомнить и свое имя, и где родился, и от кого. Равно как остановиться полюбоваться накатывающимися на песчаный берег зелеными волнами бескрайнего моря, вдоль которого он пробегал. Или задуматься над тем, куда и зачем он направляется, да и, вообще – почему он подчиняется чьим–то приказам?! Увы, не только тело Посланника, но и его разум, тот, кто отдает не мелкие приказы — передвигать ноги, делать вдохи–выдохи, а решает – не остановиться ли, подумать, эта часть сознания была полностью задавлена. Нет, разум работал, ведь время от времени приходилось принимать решения. Вот река, широкая и глубокая, нет смысла ее переплывать, будь ты даже человеком со сверхвозможностями. Посланец, не снижая темпа бега, направился к старику на утлом челне.
    — Мне надо на тот берег, — произнес Посланец ровным, бесцветным голосом.
    Старик с удивлением взглянул на бегуна, принятого по началу им за простого скорохода, заглянул в бездонные глаза. Бедняга – лодочник аж задрожал, поняв, что перед ним не совсем человек. И побледнел, догадавшись, что видит Посланца. Не подчиниться приказу Стремительного – безумство. Но и сделав все, как велит это чудище в человеческом облике, ты вполне можешь быть убит равнодушной рукой, в исполнении приказа «никто не должен знать».
    Вот и другой берег, старик облегченно вздохнул, ведь спина Посланника стремительно удалялась все дальше, за рыжие холмы. Пронесло…
    Вот и Желтая Гора. Посланники никогда не блуждают, очертания рек, гор и морей всегда наготове в их прекрасно организованных головах. Выбрать кратчайший путь, пройти по нему – не проблема для таких существ. Теперь перед Посланником новая задача – где–то в недрах этой горы скрыта пещера, известно, что вход завален глыбами. И в той пещере – предмет, ради которого пройдена восьмая часть света.
    Посланец побежал вокруг Желтой Горы, запоминая места завалов, таковых оказалось не один десяток. Неожиданно на его пути возникло препятствие – откуда ни возьмись, просто как гриб после дождика, перед ним вырос камень в виде воина. Движущийся камень… Говорящий!
    — Кто ты, нарушитель тишины моей горы? – спросило каменное изваяние.
    — Я Посланец!
    — Раз ты Посланец, то значит, родился человеком, и у тебя есть имя? – странно, в то время, как голова чудища говорили слова, все четыре его руки двигались в так отрывкам фраз.
    — Мое имя Рер, только зачем тебе оно?
    — Возможно, мне придется тебя убить, — отвечала гранитная голова, блестя кварцами маленьких глаз, — так будет в том случае, если ты попытаешься проникнуть в тайны Желтой горы. Ведь ты за этим пришел?
    — Да.
    — Тогда возвращайся обратно, иначе тебя ждет смерть!
    — Пока Посланец жив, он не знает, что такое смерть, — объяснил Рер, — а если погибнет, то не будет Посланца, и потому – нет смысла говорить о тех двух вещах, кои несовместимы!
    — Твоя человеческая голова глупее даже моей, каменной, — развеселился истукан, — я смотрю в твои глаза, и вижу, что ты человек даже меньше, чем я!
    — Я не человек, — ответил Рер ровным голосом, — я Посланник.
    — И ты не уйдешь отсюда?
    — Нет.
    — Тогда готовься к смерти!
    — Но ведь сказал, что смерть последует в том случае, если я проникну в тайны Желтой Горы?
    — Даже если попытаешься.
    — А разве я пытался?
    Гранитная голова задумалась. Что–то не сходилось. Наконец, каменные мозги родили очередную угрозу:
    — Я буду следить за тобой, Посланец!
    — Это твое право…
    Мгновение – и только песок с мелкими камешками полетел в угловатое лицо Хранителя. Посланник скрылся из глаз, как вихрь.
    — Это мой долг, — поправила, по инерции, гранитная голова.
    Поймать гремучую змею для Посланника – дело плевое. Сколь ни быстры движения твари, тело сверхчеловека еще быстрее. Мгновение – и узорчатый ремень гремучки уже изгибается и так, и эдак, стремясь освободиться от человеческих рук. Так тебя и выпустят – жди!
    «Мне должна помочь гремучая змея. Это известно. Но как она может мне помочь отыскать заваленную пещеру? Здесь сотни подозрительных мест…» – думал Посланец, осторожно, но крепко держа пресмыкающееся близ головы. Мужчина опустился на песок, повернул голову змеи раскрытой пастью на себя, и серьезно спросил:
    — Ну, и как мы будем искать пещеру?
    Из пасти высунулся раздвоенный язык. Простой человек шарахнулся бы, увидев, как у лица шевелится страшное «жало», но Посланец лишь усмехнулся. Сейчас на него обрушивались потоки сокровенных знаний по змеям, внутреннее строение пришло в сознание первым, вот ядовитые зубы, числом два, а это – всего лишь язык, орган осязания, и нечего бояться! Откуда приходили запрашиваемые сведения в сознание Посланца, он не знал. Возможно, все это уже вложено когда–то, многие века назад, когда его, сопливого мальчишку, отобрали по только им известным приметам люди ведающие в древнем таинстве. Что они шептали спящему юноше на ухо, какие ритуалы проводили? Или, быть может, он только сейчас получает эти сведения, черпая их откуда–то извне, из неведомого источника, в котором кормятся мудрецы и боги?
    «Ага! Вместо слуха – орган, различающий температуры. Вот оно, теперь все понятно. А вот этого я пока не уразумею. Видимо, количественная оценка чувствительности «теплового уха». Гремучая змея способна различить тысячную долю разницы температур между кипением и замерзанием воды. Много это или мало?»
    Посланец развернул пресмыкающееся, начал рассматривать место расположения «тепловых ушей». Потом сосредоточился – необходимо наладить связь между ощущениями змеи и своими руками. Поводил головой змеи туда–сюда, ловя тонкие изменения, наконец удовлетворенно кивнул. Теперь человек чувствовал то же, что и змея. Что–то соединилось между ними. Какими только чудесных способностями не обладал Посланник…
    «Все понятно – Пылающий Меч, находящийся в замкнутом пространстве пещеры, неизбежно нагреет хранилище, малая толика тепла обязательно проникнет наружу. Камни, преграждающие вход в пещеру, будут чуть теплее остальных камней, находящихся в равных условиях с ними по отношению к согревающим лучам Солнца и охлаждающим ветрам да источникам влаги. Остается только пройти по периметру основания Желтой Горы, держа гремучую змею «ушами» к завалам!».
    На этот раз Посланец не торопился, обходил гору медленным шагом. Ведь побежишь – змея не успеет отметить нагретое место. А так идти придется долго, может, если придется сделать несколько кругов – и не один день…
    Посланец стоял у подножия горы, разглядывая место, которое никак бы не принял, на первый взгляд, за вход в пещеру, пусть даже заваленный камнями. Будто кто–то постарался скрыть все следы! Змею, собственно, можно уже и отпустить, найденное место – явно самое теплое по всей горе. Если Пылающий Меч где–то и хранится – то именно здесь!
    Послышались тяжелые звуки, хруст камней, слегка задрожала земля. Ну, разумеется, это Хранитель пожаловал! Только его и не хватало. От гранитной головы несложно удрать, место–то теперь известно. Впрочем…
    — Я вижу, ты, Рер, все–таки проник в тайну Желтой Горы, — в голосе Хранителя промелькнули нотки восхищения, — и хотя не понимаю, зачем тебе эта змея, знаю – ты кое–что нашел! А я тебя предупреждал!
    — Ты говорил, что коли я проникну в тайны горы, ты убьешь меня, — молвил Посланник голосом покорным таким, вкрадчивым.
    — Да, сколько можно повторять!
    — Но перед тем, как начать убивать меня, не мог бы уточнить один вопрос, по оценке моей вины?
    — Что тут оценивать? – голос из гранитной пасти принял несколько недоуменный тон.
    — Вот у меня получилось, что никакой тайны нет! Отрицательный результат – это результат или его отсутствие? Если отрицательный результат – это отсутствие результата, то ты не должен меня убивать – ведь получается, что я не проник ни в какие тайны?
    — Ты совсем заморочил мне голову! Как это – раз нет тайны, то ты в нее не проник? – каменный воин растерялся.
    — Здесь была тайна, но больше нет!
    — Откуда ты знаешь?
    — Змея, — Посланник ткнул указательным пальцем в затылок пресмыкающемуся, — она все показала!
    — Что показало?
    — Там что–то было, но уже нет. Исчезло. Или похитили!
    — Как похитили? – всполошился Хранитель, — Я же стерег, стерег всю гору! День и ночь, десять тысяч лет…
    — Но если там нет уже ничего, откуда тебе ведомо, что было? – усомнился Хранитель, — Даже я не знал, где именно хранилась реликвия.
    — Змея обнаружила остаточные явления, — голосом доктора у одра смертельно больного сообщил Посланник.
    — Не может быть, чтобы я проворонил реликвию! Нет, нет, такого не должно было случиться! – Хранитель уже позабыл о Посланнике, — Я посмотрю, сам посмотрю, не могло такого случиться…
    Посланник встал в сторонку, поодаль от разворачивающихся горнопроходческих работ. Каменный воин работал всеми четырьмя длиннющими, в рост обычного человека, руками – хватал камни, выворачивал глыбы, которые тут же отбрасывал, не глядя, назад. И продвигался все дальше и дальше вглубь горы. Посланник, тем временем, проследил, как уползала изрядно потрудившаяся змейка. «Только бы ее не зашибло» – мелькнуло в душе что–то человеческое.
    — Да вот же он, на месте! – проревело откуда–то издалека, чуть ли не из–под земли.
    Мгновение – и Посланник, рванувшийся во всю прыть, миновал сотню шагов свежепрорытой пещеры. Его глазам открылась небольшая зала, в центре которой, между изогнутых железных конструкций, предположительно – магнитов, висел прямо в воздухе меч в кожаных ножнах. Его рукоятка светилась, как бы горела.
    — Этот меч – не настоящий, подложный, — бросил Посланник презрительно.
    — Как ненастоящий?! Как подложный?» — Хранитель уже не помнил самого себя, его руки машинально протянулись к мечу, одна из ладоней взялась за ножны, другая — схватила рукоять, тут же пальцы четырехрукого запылали.
    Хранитель выпустил рукоять из рук, удерживая другой рукой ножны. Меч выпал из ножен, его вспыхнувшее лезвие чиркнуло по ногам Хранителя. Жуткий вой потряс пещеру, Посланнику показалось, что лопаются не только перепонки, уже и все остальное ухо стремится вылезти куда–то в нос… Хранитель пылал, та часть ног, которой коснулся Пылающий Меч, уже исчезла вовсе, причем зона уничтожения все расширялась. Еще мгновение – и каменный воин завалился на бок. Запылал мрамор пола пещеры, меч разрушал все, чего касался.
    За несколько последующих мгновений Посланник вполне оправдал прозвище Стремительного. Не глядя, выхватил из лапы Хранителя ножны, одновременно устремляясь к мечу, руки Посланника, в тот момент не чувствовавшие боли ожогов, ловко поймали отверстием ножен острие Пылающего меча, еще одно, изящное движение – и меч провалился в свой кожаный домик. Посланник отпрыгнул в сторону, как раз вовремя – туда, где он только что манипулировал с ножнами, попадали части конструкции из магнитов. Еще мгновение – и ноги вынесли Стремительного на открытое место. Гул внутри пещеры, грохот… Все, завалило…
    Посланник просидел у подножия горы до заката, терпеливо наблюдая, как заживают ожоги на руках и ногах. Обычный человек лечился бы не один месяц, но у посланников – все необычно. Они никогда не болели, а раны заживали чуть ли не на глазах. Но вот, все зажило, можно было двигаться дальше. Посланник встал, повернулся лицом к пещере, прошептал:
    — Прости меня, каменный Хранитель, я обманул тебя. Ты честно выполнял долг. Но я тоже делал то, к чему предназначен, и не моя вина, что пришлось прибегнуть к обману. Я не хотел твоей смерти…
    Лит не выпускал Каттаха из поля знания весь предыдущий месяц – от полнолуния до полнолуния. Что–то переменилось в их взаимоотношения, в глазах Верховного Жреца временами мелькал страх при виде царя, вот уж чего раньше не бывало!
    Вот и сейчас, когда вернулся Посланец, держа в руках драгоценную реликвию, его встречали в тайной комнате четвертого уровня царь с двумя телохранителями, Каттах и Горр.
    — Я хотел бы услышать рассказ Посланца, — заявил царь, — расскажи, Стремительный, труден ли был твой путь, встретились ли препятствия на пути?
    — К чему это? – раздраженно бросил Каттах, — Реликвия доствалена, надо готовиться к церемонии!
    — Вот и готовься! – осадил жрец Лит, и добавил, — Я хочу услышать рассказ Посланца!
    — Мне тоже было бы интересно послушать, — кивнул Горр, — а, быть может, стоит и записать.
    — Безусловно, — согласился царь.
    — Давай, но покороче, — «смилостивился» Верховный.
    — Кому не интересно, может заняться более важными делами! – усмехнулся Лит.
    — Хорошо, ты прав, у меня много более важных дел, — рассердился Каттах окончательно, — отдай мне Меч, — он протянул руку посланцу, — и я уйду.
    — Думаю, что надежней будет оставить столь опасную вещицу в руках Посланца, — спокойно заметил царь.
    — А я так не думаю! – взъярился Верховный Жрец.
    — Все оружие – прерогатива царя, — напомнил Горр с усмешкой.
    Каттах, покрасневший как вареный рак, вскочил с места и в гневе бросился наружу…
    — Рассказывай, нам очень интересно! Все, подробно расскажи… – произнес царь, обращаясь к Посланцу.
    Четыре пары любознательных глаз вперились в удивительного человека, только что побывавшего за тридевять земель. И Посланец начал рассказ, ничего не утаивая.
    Последние пять лет обряды проводились на Жертвенном поле далеко за городом, рядом с Малой Бухтой. Подальше о города – чтобы великий и несравненный Шанустра ненароком не разрушил жилища людей, рядом с бухтой – чтобы можно было подвести особо тяжелые приношения морем. К тому же частенько и само божество являлось людям из пучины морской. Сегодня – тот самый день, на небе – ни облачка, воздух стоит столбом, полное безветрие. Все и вся в ожидании. Мужское население собралось полностью, за исключением малых детей, все в нарядных одеждах, лица разукрашены. На высоком помосте – дабы божеству не приходилось низко наклоняться – Верховный Жрец Каттах в драгоценном багровом одеянии. И уйма суетящихся неизвестно зачем жрецов низших разрядов.
    Царь, в окружении сотни боевых телохранителей – поодаль. Рядом с Литом – Посланец, его лицо скрыто под маской, в руках – сверток неопределенной формы – настолько хорошо замаскирован Пылающий меч. Кажется, тайну удалось сохранить – никто не обращает внимания на Посланца, да и на царя – не больше взоров, чем обычно…
    Вздрогнула земля. Откуда явился людям на этот раз их бог? С неба свалился? Так ведь и облаков–то нет, только Солнышко светит ясное. Но вот божество уже у помоста, ждет приношений, проголодалось, видать!
    — Что приготовил ты мне на этот раз, маленький слуга? — спросил бог Каттаха, пальцы–щупальца машинально подхватили пару овечек из загончика, тут же отправленных в рот — закуска…
    — О великий и несравненный! — воскликнул Верховный Жрец, — Тебе приготовлена самая большая жертва!
    — Где же эта большая жертва? — крокодилья голова повернулась из стороны в сторону. На людей пахнуло зловонием, — Не вижу ничего большого, ни кита, ни дракона, даже слоников, и тех не вижу!
    — О, поверь, великий и могущественный, мы приготовили воистину великую жертву.
    — Верю, — загромыхало из пасти, — ну, давай, показывай, долго мне ждать?
    — Величайший из богов достоин величайшей жертвы!
    — Ну, да… — согласился Шанустра.
    — Что жалкие животные, что смертные людишки, по сравнению с богами?!
    — Известное дело, — кажется, божество с трудом удерживало слюну — ну, так раз уж льстят, то — ладно!
    — И мы решили принести тебе в жертву бога!
    — Бога? — Удивился Шанустра, — Неплохо, однако, давненько я не лакомился бессмертными, вернее теми, кто себя бессмертными считает… Считал!
    — В жертву тебе, великий и несравненный Шанустра, мы приноси величайшего из богов! — провозгласил Каттах, вознеся руки к небу.
    Получив условленный знак, Посланник бросился со всех ног к помосту, ловко обходя опешивших охранников. Просто муха, да и только!
    — Уж не самого ли Создателя вы собираетесь мне скормить? — голос Шанустры не выдавал восторга, — Оно, конечно, почетно, но старик, небось, жестковат!
    — Самый великий из величайших богов, это ты, Шанустра! — воскликнул Верховный.
    — Да, это так, — самодовольно кивнула крокодилья голова.
    — Поэтому мы принесем тебе в жертву тебя!
    На мгновение все вокруг смолкло. Замерли в испуге люди, так и не закрылась пасть божества…
    — Как это — меня мне же в жертву? — удивился, опомнившись, бог.
    — Мы убьем тебя во имя твое!
    — Вы… Меня?! — божество загоготало.
    — Вот Пылающий Меч, им убивают богов, — провозгласил Каттах, показывая в сторону Посланника. Сверток уже развернулся, Стремительный держал меч за ножны, рукоятка горела пламенем, — этот меч будет жертвенным ножом в самом великом жертвоприношении.
    — Да вы что, с ума посходили?! — загремело сверху.
    Удар сразу несколькими щупальцами в щепки разнес помост, разметая, что пыль, стоявших на нем жрецов. Но за мгновение до этого Стремительный подпрыгнул, ухитрился вцепиться руками в шипастое щупальце, подтянуться, перекувырнуться. И вот малюсенький человечек стоит у основания щупальца.
    — Как ты посмел? — проревел бог, — Ты, жалкий человечишка, козявка?!
    Посланник схватил Меч за рукоятку, клинок выскочил из ножен, как пробка из бочонка с бражкой. Что–то ударило в голову Посланнику. Кажется, он мгновенно осознал, кто он и где находится.
    — Да, я человек, но не жалкий! — воскликнул Стремительный, чувствуя, как сгорает в пламени ладонь, — Мы, люди, будем убивать богов, ищущих жертв среди нас!
    На то место, где только что стоял человек, обрушились удары жутких щупалец, но Посланник вновь оказался быстрей. Подпрыгнул в воздух, перевернувшись несколько раз, схватился за складки жабр у шеи Шанустры, еще один переворот — и Пылающий Меч сам собой, как раскаленный нож в кусок жира, въехал в горло божества.
    Задрожала земля, чудовищное тело забилось в немом крике, повалилось навзничь, покатилось в сторону моря. Еще мгновение — и отделившаяся голова Шанустры, продолжая гореть, упала в волны. Море вскипело, волна захлестнула и людей, и безголовое тело, гася огонь.
    Посланник встал с земли. Тренированное тело в который раз уберегло самое себя. Конечно, решающим в спасении жизни Посланника оказалась набежавшая волна.
    Рядом пылало. Ну, да — это же Пылающий меч. Сейчас чудесное оружие жгло вокруг себя песок. А вот и ножны — кажется, они чудесным образом прилипли к телу человека, будто разумные, не иначе…
    Посланник улыбнулся, взглянув на сожженную до почерневших костей ладонь правой руки.
    «Ничего, Гег, еще левая цела!» — сказал он самому себе.
    Прыжок в центр раскаленного песка, левая рука схватила меч, еще мгновение — меч в ножнах, а обоженные ноги вынесли Посланника прямо в воду. Как хорошо стоять в холодной воде…
    «Старнно, я ведь уже очень давно не называл себя Гегом. А ведь это мое имя. Да, я Посланник. Но я — человек! Зачем я слушаюсь приказов? Или слушался? Был околдован? А теперь — уже нет. Это потому, что я убил бога? Нет, конечно нет. Это Пылающий меч! Он сжигает все, и всякое волшебство — тоже! Я свободен…»
    Гег поднял голову. В десятке шагов от него стояли, молча, люди. И смотрели на него. Впереди Посланник заметил царя и Горра.
    — Тебе надо подлечиться, — сказал Лит громко, скрывать было уже нечего и не от кого, — ведь предстоит далекий путь!
    «Они думают, что я все еще их послушный раб, Посланник… Если они узнают, что я вновь свободный человек, со свободой воли, меня, чего доброго, решат убить. Что же, не будем их разубеждать, не так ли, Гег?» — пошутил сам с собой Посланник.
    Лит ходил вдоль берега, поминутно оглядываясь на безголовую тушу Шанустры. Кажется, все сложилось отлично. Бог убит, дочь жива, и, вообще, больше не будет всех этих жутких жертв. Посланник залечивает раны, все на нем срастается, лучше чем на собаке. Даже Каттах остался каким–то чудом жив, правда слегка тронулся умишком, да он никогда нормальным и не был. Теперь сидит целый день, да повторяет: «Я принес великую жертву, я принес самую великую жертву…». Нового Верховного Жреца Шанустры избирать не стали, за отсутствием предмета поклонения.
    Посланник поправится — пошлем его спрятать меч, не гоже такому оружию находиться среди людей. Останется одна проблема… И царь вновь с тоской уставился на безголовое тело. Пока еще довольно прохладно, даже сейчас, в полдень, но как потеплеет? Если туша Шанустры протухнет… Город, что ли, на другое место переносить?! Ведь никто не соглашается разделывать тело, а ведь можно было бы, разрезав на кусочки, скормить рыбам. За разделку еще и платить надо … Царь втянул в себя воздух, силясь определить — воняет уже, или пока нет?
    — Царь, тут к тебе жуидский купец, — оборвал раздумья Лита верный Ветлок.
    — Купцам всегда рад, — кивнул царь, в голове которого тут же мелькнула крамольная мысль: «Вот продать бы ему кусочек этого Шанустры. Они, жуиды, верят в Единого Бога, для них Шанустра — просто чудище, вроде дракона. А драконовой кожей они же и торгуют…»
    — О величайший из великих владык! — обращение жуида показалось Литу настолько сладким, что захотелось чего–нибудь солененького.
    — Я всего лишь скромный царь, — усмехнулся Лит, — и хотел бы ближе к делу.
    — У меня есть предложение, от всех наших купцов. Мы готовы помочь тебе, царь, в разрешении той проблемы…
    — У меня нет проблем!
    — А… эта? — жуид указал на возвышавшуюся рядом тушу.
    — Да, конечно, это — проблема, — согласился царь, не веря в удачу, — столько предложений, все готовы купить…
    — Вот как? — купец резко изменился в лице, — тогда, со своей стороны, мы сделаем следующее предложение — десять миллионов мер серебра сразу, и все — наше!
    — Это мелочь! — воскликнул царь, входя в роль, — Мне только в приданое за дочь горомляне пять миллионов обещали.
    — Но дочь может и посидеть в девках, а свежее мясо быстро протухнет!
    — Еще неизвестно.
    — Когда станет известно, будет поздно!
    — Мне и за протухшего бога больше дадут!
    — Твоя цена?
    — Буду продавать кусками, скажем — мера серебра за сто мер шанустрятины, — прикинул царь.
    — По рукам, только условие — никому кроме нас, — сразу согласился жуид.
    Царь понял, что продешевил. Надо отыграться.
    — Преимущественное право обойдется союзу жуидских торговцев еще в пять миллионов.
    — Идет.
    — И разделывать будут наши горожане, — царь хитро прищурился, он прекрасно знал, как можно сорвать работу, потребовав непомерных прибавок, — чтобы как нас не объегорили! — тут же «объяснив» условие.
    — Ладно, — заскрипел зубами жуид.
    Уже к вечеру работа закипела. Оказалось, и корабли были наготове, и даже — весы. Божественную тушу разделывали те самые мясники, что накануне даже притронуться боялись к священному телу. Вот что значит звонкая монета за работу, и сразу!
    Следующий день заставил царя завистливо вздыхать. Подошли корабли еремян, вечных конкурентов жуидов. Шанустрятину перегружали прямо с корабля на корабль, царю донесли, что жуиды берут с еремян уже двойную цену. Известное дело, те в накладе не останутся, будут продавать куски божественного мяса втридорога. К вечеру торговцы вконец обнаглели, шанустрятина шла прямо с весов во вторые–третьи руки.
    Царь считал прибыль. Теперь огромная туша казалась уже почти милой.
    «И ведь едят шанустрятину где–то за морями. Наверное, вкусная. Недаром все жрецы запаслись. Надо и мне попробовать. Оставлю немного в погребе, пусть и внуки полакомятся!» — думал Лит благодушно перебирая серебро.
    Гег, выйдя за пределы города, взял направление на Желтую Гору. И шел в том направлении целый день. А следующим утром неожиданно рванул вперед, скрывшись из глаз случайных свидетелей. Пусть доложат царю — что–то случилось, Посланник от кого–то убегал. На самом деле, Гег отправился несколько в другую сторону.
    Посланник не торопился, шаг его размерен, не намного быстрей походки обычного человека. Ноги двигались сами, а разум погрузился в пучину воспоминаний. Странно, когда у тебя есть память, наполненная всякой всячиной, а ты все это видишь как будто в первый раз, точно читаешь красочный свиток. Но при этом сознаешь — ведь все это произошло с тобой.
    Однажды его разбудили и велели выкрасть обратно похищенную реликвию, вот он пробежался до самых жарких стран с удивительными животными, сколько же здесь его опасностей подстерегало. Пытались укусить разнообразные змеи с узорчатыми телами, нападали водяные, сухопутные и летающие ящеры, а вот и чудовищный дракокрыс цвета старой меди, но все это ничто перед колдунами, их водилось так много, в каждой деревеньке — по могущественному ведуну. Ежечасно Посланник проделывал упражнения, освобождающие тело от наведенных чар, кружилась голова от постоянного полного магического дыхания. Тогда посланник прошел все испытания, достиг столицы, где жили странные чернокожие люди, целый город колдунов…
    Другое пробуждение. Невидимый простому глазу демон проник в верхние уровни города, неся смерть всем, кто осмеливался опуститься в подземные лабиринты. Погибнуть могла даже бабка, спускавшаяся в подпол за сметаной, если подполье ее дома соединялась, подобно подавляющему большинству, с общей системой подземных лабиринтов. Поймать невидимку, да еще и в темноте бесконечных коридоров, демона, коего нельзя убить ни холодным металлом, ни жарким огнем. Тогда Посланник догадался — раз невидимка не показывается на поверхности, коли убивает только в подземельях, стало быть, почему–то боится то ли открытых пространств, то ли Солнца. Демона, в конце концов, обманули, тот все–таки выскочил, погнавшись за желанной жертвой, на поверхность, посчитав момент полного затмения за ночь. И — сгорел, точно факел, при первых лучах Солнца. Тогда только невидимку и смогли рассмотреть, ведь пламя, охватившее невидимого демона, явило людскому глазу очертания чудовища.
    Однажды Посланнику пришлось пройти через Врата, пропустившие его в другой мир, странный мир. Не слишком опасный, но — совсем чужой! И там были другие Врата, Гег все гнался и гнался за хитрым противником, и лишь пройдя в четвертую по счету вселенную, осознал, сколь трудно будет вернуться назад. Тогда — редкий случай — ему помог добрый человек. Удивительно — ведь посланникам никогда не помогают посторонние люди. Боятся, исполняют приказы, но по доброй воле — никогда!
    А в предыдущем пробуждении Гега отправили в нижние уровни подземелий, вслед за похитителем — маленьким человечком какого–то сумасшедшего фиолетового цвета кожных покровов, укравшего свиток, содержание которого могло дать чудовищам немалые козыри против людей. Тогда в погоне за юрким карликом Посланник достиг Нижнего Мира, Гег вспоминал полеты на летающих змеях среди светящихся золотистых и розоватых облаков, вечный привкус меди во рту и свет, свет отовсюду. Посланнику не удалось поймать фиолетового карлика, но задачу Гег выполнил — вернул свиток до того, как его успели прочитать или скопировать — печати не были нарушены.
    Вот и вершина Белой Горы. Маленькая пещера, у ее входа — старый мудрец. Гег уже встречал Касага на тропе длинной жизни, дважды именно этот старик отправлял Посланника для того, чтобы совершить невозможное.
    — Я ждал тебя, Гег, — поприветствовал гостя Касаг, первым делом заботливо поинтересовавшись, — твои руки зажили?
    — Мои руки в порядке, а меч больше не жжет их так, как прежде.
    — Признал за хозяина?
    — Нет, не признал, но терпит…
    — И что ты решил, когда понял, что снова человек? — кажется, мудрец предугадал все.
    — Я хочу найти хозяина меча, — объяснил Гег.
    — Отдать ему меч?
    — И не только, — в глазах бывшего Посланника светился зрелый ум, — я хочу его увидеть и узнать… Все узнать…
    — А дальше? Что дальше? – спросил Младояр у замолкшего Иггельда.
    — Ничего.
    — Как ничего?
    — Рассказ окончен, — объяснил лекарь.
    — Но я хочу знать, что случилось с Гегом дальше, нашел ли он хозяина чудесного меча?
    — О сем история умалчивает! – Иггельд развел руками.
    Гематоген
    Еще при первом просмотре воспоминаний Станислава Григорьевича я отметил для себя пару абзацев, имевших непосредственное отношение к таинственному делу, с которым мне пришлось столкнуться в начале семидесятых годов. Тогда я кое–чего не понял. Но прочитав сейчас эти выдержки из его повествования повторно, все встало на свои места, я понял, как ловушка, задуманная в тридцатые годы, могла сработать почти сорок лет спустя.
    Почему меня пригласили тогда, в первое появление «феномена»? Я уже был порядком известен как специалист особого рода, не раз сталкивавшийся с совершенно необычными человеческими и парачеловеческими существами. Собственно, в тот, первый раз, моя помощь, как таковая, не требовалась, я, собственно, ничего и не добавил к уже известному.
    Итак, опять детский интернат. Опять — это вспоминая дело с тем мальчиком, Абадоном. Неприятные воспоминания. Сейчас дело предстояло попроще. С какого–то момента персонал приметил, что несколько детей стала явно хуже выглядеть. Если вы сталкивались с детдомовцами семидесятых, то должны знать, что они и так особой полнотой не страдали. Налицо — явная бледность. Врач испугался — а вдруг что–нибудь инфекционное — ведь за эпидемию придется отвечать. Доктор тщательно осмотрел ребят, взял анализы крови. Сразу бросилась в глаза бледность слизистых оболочек под веками. Анализы только подтвердили резкое падение содержания гемоглобина. И были взяты повторно, направлены в Москву. Далее. При тщательном осмотре были найдены странные маленькие ранки на телах детей. Кровопотеря? Ранки налицо. А тут еще ответ пришел из клинической лаборатории — изменение показателей крови в совокупности указывало на то, что имела место кровопотеря. Возможно, неоднократная. Дети были госпитализированы. И было открыто дело.
    Что же касается следствия, то проводивший его сотрудник, опираясь на факты потери крови и наличие ранок у детей (кстати, это были мальчики лет восьми — десяти ), предположил, что в районе действует какая–то религиозная секта. Дети осторожно допрашивались. Ничего. Попробовали гипноз. Даже и под гипнозом потерпевшие не смогли вспомнить ничего, хоть как — то объясняющего все эти дела. Это могло означать только одно из двух — дети либо спали, либо находились под гипнозом в момент совершения над ними преступного деяния. Были проанализированы контакты детей, прогулки. Двое из заболевших вообще не имели прогулок за последние два месяца ( в интернате практиковались и такие наказания ). Гуляли обычно группами. Все это указывало, что, если преступные действия и имели место, то они происходили внутри интерната. Там дети постоянно находились вместе. Никто неожиданно не засыпал. Значит что? Только одно. Кровь бралась во время сна. Итак — виновники кто–то из сотрудников. Минимум двое. Следователь предположил, что кто–то из сотрудников, имевших доступ к приготовлению и раздаче пищи, подкладывал детям снотворное на ужин. А потом, не без помощи сторожа, совершались какие–то деяния. Возможно, ритуалы. И крайне маловероятное — чтобы кровь кто–то покупал. Против этой гипотезы было только одно — полное отсутствие следов крови на постельном белье.
    Что дальше? Велись интенсивные допросы подозреваемых. Особенно сторожей — их работало двое, дежурили посменно. Одновременно по всему городу искали сектантов. И даже нашли одну секту, поклоняющуюся Сатане. Только одно не получалось — не установили никаких контактов с детским интернатом у тех сектантов. Вообще ни одной ниточки.
    А тут еще у двоих ребят обнаружились те же признаки. Что же это делается? Что за преступники такие, что не пугаются следствия, допросов… Может, мы имеем дело с душевнобольным, вообще невменяемым? Или? Кто — то вспомнил о живущих в теплых странах рукокрылых, занимающихся вампирством. А не сбежала ли такая тварь из какого–нибудь зоопарка? А сейчас притаилась где–нибудь на чердаке интерната. Забавно, но даже этой возможностью решили не пренебрегать. Послали запросы. По зоопаркам. Нет, разумеется, никакие кровососущие рукокрылые не улетали на волю за последние сто лет, по крайней мере… Но на всякий случай обшарили весь интернат, особенно чердак и подвальные помещения.
    Неизвестно, чем бы могло закончиться это следствие, возможно, была бы, так сказать, совершена судебная ошибка, а грубо говоря, могли посадить совершенно невиновных людей. Ведь уже пошли слухи. А в таких случаях виновные должны предстать…
    Но тут произошло событие, разом перевернувшее всё… Дело случилось ночью — как совершенно справедливо и предположил следователь, только ночью такое и могло происходить… Дети в одной из палат были разбужены среди ночи. Шум. Драка. Дрались двое мальчиков, родные братья. Дрались зло, не соблюдая обычных для мальчишеских сражений «благородных» ограничений. А чуть спустя, продрав глаза, проснувшиеся дети заметили нечто, приведшее их в состояние крайнего страха. У обоих братьев на губах была кровь… Через несколько секунд комната опустела. И лишь отбежав чуть ли не на другой конец здания, дети заметили кровь и ранки на шее одного из мальчиков. Разумеется, явились взрослые, вызвали милицию, подняли с постелей следователя и экспертов.
    Братья — сироты, Витя и Вова Браиловские, никакого сопротивления при задержании не оказали. И не стали ничего скрывать. Допрашивались они раздельно. Итак, что же мы узнали?
    Ничего, обращающего на себя внимания, с младшим братцем, Володей, не происходило до той самой злополучной ночи. Итак, в ту ночь мальчик проснулся далеко за полночь с ощущением странного голода. Все чувства были обострены, мальчик слышал то, что делалось вдалеке от него, ощущал кучу необычных запахов. В том числе и какой–то сладкий, привлекающий запах. Мальчик пошел на этот запах как заколдованный. И запах привел его в другую палату, где он увидел брата, приникшего губами к шее спящего мальчика. Тут малыш понял, что привлекал его именно запах той крови, которую высасывал сейчас его брат. Ему страстно захотелось тоже. Он бросился на Витю , отшвырнул его в сторону и попытался пососать сам из раны. Но брату это не понравилось, началась драка. Остальное известно…
    Теперь то, что удалось узнать от Вити Браиловского. Около пяти месяцев назад со старшим братом начало происходить примерно то же самое, что мы только что узнали от младшего. Но, в отличии от второго случая, мальчик долго не мог понять, что же он, собственно, хочет. Не спал по ночам, бродил, мучился.
    Помог разобраться в себе случай. Всего–навсего маленький комар, сосавший кровь у приятеля, когда тот спал. Комарик взлетел, успев напиться крови, но был пойман и раздавлен в руке будущего вампира. Который вдруг решил лизнуть ту капельку крови, что осталась от раздавленного насекомого. И которая перевернула всю его жизнь. Как он завидовал тогда этому комаришке. И обдумывал, как сделать то же самое. Хотелось крови. Причем этого самого приятеля, кровь которого он испробовал посредством комара. Две ночи Витя крепился, потом решил — будь что будет! И среди ночи приник к шее приятеля. Долго ласкал кожу языком, потом начал прикасаться зубами. И в тот момент почувствовал, как растут клыки в его собственном рту. О вампирах Витя слыхал. И теперь знал, кто он. И что его приятель не проснется от его укуса, он будет спать… Тогда впервые он напился крови.
    За последующие месяцы Витя перепробовал почти всех. Чья–то кровь ему нравилась больше, чья–то меньше. Тому, чья кровь показалась вкуснее, повезло меньше. Они стали слабеть и бледнеть. Попали в больницу.
    Но Витя был осторожен, очень осторожен. И сколько еще могло бы это все продолжаться — неизвестно, но на беду у него был глупый, неразумный братишка… Пробовал ли он кровь брата? Нет!
    Итак, вот он я, Виктор Толстых, призванный Советской Отчизной для раскрытия страшного преступления. Другими словами, скромнее говоря, я подключился к следствию. Если все силы остальных сотрудников были направлены на выяснение, откуда взялись эти двое ребят, кто их родители, были ли у них какие–нибудь особенные контакты, то у меня сразу появилось определенное подозрение в несколько иной плоскости. Я предположил, что склонность к вампиризму у них была заложена ранее, врождена или запрограммирована — не все ли равно в тот момент. Но вот она начала проявляться. Значит, существовал какой–то фактор, спровоцировавший эти проявления.
    Предположим, что это фактор времени. То есть, во столько то лет срабатывают внутренние часы и активизируется некий вампирический центр в голове. Против этого объяснения говорило следующее. Один брат старше другого ( по медицинским нормам — не менее чем на одиннадцать месяцев, быстрее просто не получится у матери, учитывая беременность и женские циклы ), а разрыв в проявлении наклонностей составил всего около трех месяцев.
    Следовательно, наличествовал некий внешний фактор. Который можно и должно было найти. Началась кропотливая работа. Беседы с персоналом, которым эти допросы не просто надоели, они уже во всех печенках сидели. Беседы с детьми из интерната, всякий раз придумывавшими все новые подробности, причем эти подробности вдруг проявлялись в показаниях всех детей сразу. Оно и понятно, небось соберутся вечером, кто–нибудь расскажет страшилку, а потом они все ее мне по очереди и пересказывают, причем большинство уверены, что так и было на самом деле. Возраст такой — дети живут в некоем фантастическом мире. А этим ребятам сейчас даже бессмысленно говорить, что сказки — ложь, Деда Мороза нет и так далее. После того, как они сами столкнулись с поистине сказочными ужасами…
    Особенно трудны были беседы с братьями, больными вампиризмом. Но эти беседы были необходимы. Я поставил для себя задачу как можно точнее определить дату начала заболевания. Она, само собой, не должна быть позже проявления первых признаков, первых странных желаний. Вот время их появления я и выяснял. На это ушла неделя достаточно тяжелой, а, главное, крайне неприятной работы с маленькими вампирами. И вот, в результате тяжких трудов, я выяснил примерно эти две даты. И очень хорошо, что работал интенсивно. Вампирчиков забрали. Куда? Мне не сказали. Закрытая информация.
    Итак, дело закрыли. То, что вели местные следователи. Но у меня — свое «дело», его пока никто не закрывал. Вернее, я мог бы его закрыть в любой момент, но решил еще немного покопаться. Сверху мне не мешали, вероятно моя дальнейшая работа над этим делом сочли не бесполезной.
    Кстати, я уже отмечал, что следователями была проделана колоссальная работа по выяснению всех подробностей жизни больных ребят. Поскольку я имел полный доступ к этой информации, поделюсь ею и с читателями. Итак, эти дети находились в сфере государственных служб с самого рождения. Дом ребенка, дошкольные детские дома, интернаты — все легко прослеживалось. Родители неизвестны. Поступили в один и тот же дом ребенка с разрывом в год. Из одного и того же родильного дома. И вот тут–то и была найдена единственная в этой стройной системе прореха. Следователь не поленился сам съездить в тот родильный дом, откуда, согласно документам, перевели этих малышей. Так вот, сколько ни рылись в архивных документах, не смогли найти не только свидетельств рождения этих ребят ( что не удивительно при таком бардаке как в стране в целом, так и в медицинских учреждениях, в частности ), но даже и документов об отказе от материнства и свидетельств о переводе младенцев в дом ребенка. А вот это уже удивительно. Ведь такие документы хранят бережно, ведь именно они, бывало, являлись источником скандалов даже через двадцать лет… Что же касается документов, сопровождавших детей в дом ребенка, то они — в сохранности и производили впечатление подлинных. Экспертиза не выявила никаких данных за то, что эти бумаги могли бы быть поддельными.
    Каков же общий вывод? Дети взялись неизвестно откуда. Но с «правильными» документами. Следовательно, все это было сделано либо с ведома неких высоких сфер, либо это делали люди, имевшие доступ… И мне стало все более казаться, что я расследую просто какой–то секретный эксперимент. Но почему же тогда меня не останавливают? Может, моему начальству тоже интересно? Или какая–нибудь межведомственная борьба?
    Кстати, что могло быть десять лет назад? Да все! Веселые были времена, при Хрущеве и чуть позже. Секретный эксперимент? Пожалуйста! Если уж первую космонавшу Терешкову Хрущев для опыта поженил с космонавтом Николаевым… Куда уж дальше!
    Что ж. Продолжим. У меня есть даты. Примерные, конечно. Но это лучше, чем ничего. С чем же их сопоставлять? Сразу приходит на ум, что надо поговорить с врачом интерната, посмотреть медицинские карты. Какая–нибудь невинная прививка. Или болезнь? Главное, что качественный характер этих неизвестных факторов должен совпадать, и при этом они должны повторяться не менее двух раз с разрывом, близким к величине разрыва между начальными проявлениями болезни у братьев. Но что это за «они»?
    Я отправился беседовать с врачом, мужчиной лет тридцати пяти, Авериным Павлом Владимировичем. Кажется, ему и самому было крайне интересно. Мы начали вместе рыться в документации. Нет, никаких прививок в районе этих дат не проводилось. А эти два мальчика вообще ничем никогда не болели. Отметим, кстати!
    Оставалось одно. Сидеть, думать, вспоминать. Этим и занялся доктор, время от времени понукаемый моими вопросами и предположениями. И вот, наконец, наши труды были вознаграждены.
    — Стоп! — сказал доктор, — я вспомнил, что повторялось каждый раз. И как раз примерно в эти даты. Витамины!
    — И как часто вы даете витамины детям? — сразу остепенил я его.
    — Раз в квартал, — ответил Павел Владимирович.
    — А что даете, записываете?
    — Что присылают по разнарядке, то и даем, себе не оставляем, на сторону не продаем — ответил доктор почти обиженно, потом понял суть вопроса и ответил по существу, — да, обычно я записываю в журнал.
    Он нашел записи, мы начали разбираться. Записи были мало понятны, мне пришлось выписать все на отдельную бумажку, составив самодельную таблицу. Что давали и когда. Не было ли чего–нибудь совершенно нового? Посмотрели за два года назад. Все повторялось. Я смотрел на выписки и думал. Поливитамины — это раз.
    — Поливитамины присылают одинаковые или разные? — спросил я доктора.
    — Разные, — ответил тот, — причем даже в одной партии могут быть несколько видов.
    — И как вы тогда их раздаете?
    — Каждому по одной. Поливитамин и все…
    — Так, значит поливитамины отпадают.
    — Точно так же можете не принимать во внимание и рыбий жир, — усмехнулся врач, — его выпивают далеко не все, а с десятилетними мы и не настаиваем…
    — Хорошо, — сказал я, — далее идет аскорбиновая кислота.
    — Ничего не могу сказать. Вряд ли…
    — В каком виде ее присылают?
    Врач продемонстрировал упаковки. Так, завод витаминов. Аскорбиновая кислота 0.025 с глюкозой 5.0 грамма. Может, вместо этих таблеток лежало что–нибудь другое? Я задал соответствующий вопрос.
    — Все может быть, — ответил Павел Владимирович, — но я и сам частенько лакомлюсь. А этот сильный кислый вкус плюс приторная сладость глюкозы — здесь трудно с чем–то спутать. Да и упаковки были запечатаны. Нет, подозрений никаких не возникало.
    — А это еще что такое? — удивился я, — гематоген? Неужели тот, по одиннадцать копеек, который племяш у меня все выпрашивает, когда мимо аптеки прогуливаемся?
    — Он самый, — кивнул врач, — было даже какое–то циркулярное письмо по этому поводу.
    — Можно взглянуть?
    — Да, ищу, ищу, — доктор рылся в бумагах очень долго, наконец, письмо было найдено. Я тут же его присовокупил к остальным бумагам в папке. Появилось внутреннее чувство, что след взят.
    — Гематоген, это препарат, изготовленный из бычьей крови и какао. Улучшает кроветворение. Кровь, оно конечно, звучит… — покачал головой Павел Владимирович, — Но какая тут может быть связь? Ведь кровь бычья.
    — Мало ли что.
    — Да вот, читайте сами аннотацию.
    Я прочитал. Ничего нового. Что такое гематоген я знал давно, не стану же я покупать племяннику неизвестно чего.
    — Аннотация — это хорошо. А теперь, пожалуйста, сам гематоген, — сказал я, — если остался.
    — Ну если еще не весь растащили, то должен быть, — усмехнулся врач. Нашел коробку. Пустая. Я даже слегка расстроился.
    — Ничего, — чуть покраснел врач, — у меня есть еще пара плиток.
    Честный человек. Другой бы скрыл. Пара гематогенин оказалась лежащей у него в тумбочки возле пачки чая и сахара. Нетрудно догадаться, что эти плитки доктор приберег для себя. Вместо шоколадок к чаю…
    Я изъял гематоген и сразу поехал в лабораторию. Свою. Где отдал в один отдел циркулярное письмо, а в другой, на биохимию, сам гематоген. И стал ждать. Потом, не выдержав, зашел. Бумага вроде бы настоящая, вот только никто таких писем по интернатам и прочим детским учреждениям не посылал. Зато меня самого послали куда подальше в лаборатории. Приходите завтра!
    А завтра меня вызвал начальник и сообщил, что это дело все–таки закрыли. И чтобы через час папка с моим заключением лежала у него на столе. Вместе со всеми вещественными доказательствами. Куда я отправился после этого? Правильно, в лабораторию.
    — Слушай, может быть мы ошиблись, — сказал мне знакомый эксперт, — у тебя нет еще таких образцов гематогена?
    — Разве двух штук мало? — удивился я.
    — Такое впечатление, что их кто–то съел, — даже смутился эксперт.
    — Так что же не так в анализах? — спросил я, глядя ему в глаза.
    — Да, ошибка наверное…
    — И все таки?
    — У этого антигена реакция на человеческую кровь. Те же антигены. Можно подумать, что кровь для изготовления этих плиток брали не на скотобойне, а в пункте переливания крови…
    Никаких письменных заключений в лаборатории я, естественно, не получил. И в деле писать об этом непроверенном анализе не стал. Но начальнику сообщил. Он долго смотрел на меня, а потом сказал тихо :
    — Эх, парень, опоздали мы с тобой родиться…
    То, что он хотел тогда сказать, я понял только, прочитав записки Станислава Григорьевича. Все стало на свои места.
    Итак, существовало дело о вампирах в Народном Комиссариате. Раскрытое благодаря стараниям двух следователей, одним из которых был автор записок, в том самом злополучном тридцать седьмом году. Целый отдел вампиров. Их тогда расстреляли.
    И был доктор Люленфельд. Специалист по ядам, бактериологическому оружию и так далее. Личный отравитель Сталина? Или, наоборот, неоднократный спаситель? Кто его знает, ведь Станислав Григорьевич так высоко не залетал.
    Но чем точно отличался этот самый доктор, так это недюжинным умом и коварством в осуществлении самых хитрых замыслов. Как обнаружить вампиров? Ведь расстрелянные могли иметь и побочных детей. Должность ведь позволяла покуролесить. А сколько таких еще гуляет? Тут — то Люленфельд и придумал этот самый гематоген. Хорошее лекарство, известное, на основе бычьей крови сделанное. А что если мы, рассуждал тот доктор, выпустим часть гематогена не с бычьей, а с человеческой кровью? И угостим всех школьников? Чтобы те, кто является скрытыми вампирами, проявили себя. Вырастут — станут хитрыми, притворяться научатся, не обнаружишь потом, не выловишь. То ли дело — дети. Испробуют крови, захотят еще — тут то их и возьмут…
    Гнусный и гениальный одновременно замысел. Я не видел, разумеется документа, Станислав Григорьевич — тоже, но подозреваю, что тайное распоряжение украшала одна из самых значительных в те времена подписей. Может, самая значительная…
    Если с гематогеном стало достаточно ясно, то что же за загадка таилась в странном появлении братьев в детском доме? И, потом, почему циркуляр о применении гематогена пришел только в этот интернат?
    Возьмем в качестве рабочей гипотезы, правильнее сказать леммы ( потому как не совсем аксиома, но и доказать нельзя… ), что благодаря точному, глобальному и тайному исполнению замысла доктора Люленфельда, почти всех юных вампиров в нашей стране выловили ( что, отчасти, подтверждается относительно низким процентом дел на эту тему в Советском Союзе — по сравнению с Западом и Штатами…). А эти два братца могли быть взяты для исследования. Откуда? Неизвестно, да хоть из заграницы! Зачем? Для науки. Или замысел был какой? И чтобы еще раз подтвердить эффективность лекарства доктора Люленфельда… Отсюда и изготовленный в единичном количестве экземпляр циркулярного письма, и специальный гематоген. Очень сомневаюсь, что он хранился с тридцатых годов. Такой старый его бы есть не стали…
    Детские мечты
    Второе место на первом конкурсе КЛФ.
    Теперь, когда стреноженное чудовище перестало биться, оно уже не казалось Жаку огромным и пугающим. Если без крыльев — так оно куда меньше коровы, да, лишь чуток побольше собаки. А еще говорят, что драконы воруют скот. Что такой зверь в силах утащить, разве что ягненка? Может, это еще детеныш? И чего его шкура так переливается в свете заходящего солнышка, то малиновая, то зеленая, как трава по весне?
    Из рваной раны на перепончатом крыле капала кровь. Почему все говорят: «черная драконья кровь»? Обычная, красная, и у Жака точно такая же! Глаза дракона большие, печальные. А это что? Неужели слезы?!
    — Чего пялишься? — одернул подростка барон, — Будешь рассказывать так, как я скажу, а что маловат дракончик, то такого Бог послал…
    Порыв осеннего ветра поднял тучу пыли, когда она осела, Жак увидел приближающуюся процессию. Впереди ступала сама принцесса, в золотой короне, полы ее драгоценного голубого плаща поддерживала служанка, Жоржетта. Вмиг высохло во рту, в груди оруженосца затеснило. Вроде бы девочка как девочка, личико маленькое, кругленькое, глазки голубенькие… Вот бы оказаться с Жореттой наедине! Ему так много нужно ей сказать. Жак и желал, и боялся маленькую служанку. В прошлый раз, когда они стояли совсем рядом, Жоржетта как бы ненароком погладила голову баронского слуги. Жаку стало хорошо, как никогда, разве что во сне… В этот раз все случилось наяву. И еще взгляд Жоржетты, да… Если бы Жак был благородным рыцарем! Сколько подвигов совершил бы он ради Прекрасной Дамы Жоржетты…
    — О прекрасная Аннет! — барон упал перед принцессой на колени, — Я счастлив лицезреть прекрасные очи твои, подобные звездам на небе, твои волосы лучшего злата, чистоту белизны лика твоего…
    — О мой спаситель, благороднейший из баронов, бесстрашный Амантис, ты совершил подвиг во имя мое! — благородная Аннет смахнула с кончика крючковатого носа капельку, — Я верила, что найдется смельчак, не побоявшийся вступить в смертельную схватку с жутким чудищем… Дура, опусти плащ–то! — зашипела принцесса на служанку, та дернулась, как от удара плетью.
    — Я вызвал сюда епископа Магнолиуса, пусть он допросит исчадье Ада в нашем присутствии, — сказал Аманатис, — мы выслушаем приговор Церкви, и да свершится Суд Божий. Теперь благородные гости будут пировать в моем замке, любуясь на эту жуткую голову, я повешу ее прямо над дверьми!
    — Еще неизвестно, — принцесса томно прикрыла очи, — может, она украсит королевский замок. Голова дракона — тронную залу, а ты — мою…
    Наследница престола не договорила, жадно ловя взгляд рыцаря. Еще бы! Важно знать, каков Аманатис как мужчина. Конечно, ему под сорок, и своего он не упускал. Но — все же бывает! Некоторые холодны к женщинам, им главное охота. Прославленный убийца драконов маркиз Рю, как утверждают злые языки, лишь коллекционировал головы добытых монстров, относясь к спасенным девам совершенно холодно…
    Епископ, в полном облачении, приблизился к поверженному чудищу, держа перед собой распятие. «Что–то маловат дракончик» – пробурчал старый добряк под нос, а вслух – вопросил гневным голосом:
    — Как посмел ты, исчадье Ада, похитить нашу прекрасную принцессу?
    — Я никого не похищала, — голос чудища оказался тонюсеньким, — она сама пришла в мое убежище, чего–то хотела…
    — Ты лжешь, как и положено сатанинскому отродью, — священник даже не возвысил голоса, — но это глупо, кто же поверит, что принцесса сама себя похитила?
    — А еще глупее верить, что я, такая маленькая, мне и трех лет нет, — пискнул монстр, — что я смогу утащить такое большое тело. Мне и овцы не поднять, разве что зайца.
    — Хм… – епископ чуть смешался, но тут же нашел достойный ответ, — Вы, драконы, владеете магией и колдовством, это всем известно, стало быть, могла и утащить прекрасную принцессу! Отвечай, что тебе было нужно от принцессы? Ты хотел съесть ее? Или жениться на ней?
    — Я не ем мяса людей, — донеслось из полуоткрытой пасти, — а жениться на ней я не могла, потому что сама девочка! Когда она узнала, что мы одного пола, то потеряла ко мне всякий интерес, ушла из пещерки, а туда пришел этот злой человек в железной одежде с копьем и мечом…
    — Подвиг барона Аманатиса да будет прославлен в веках! – провозгласил служитель Господа.
    — Ты кормишь злого дракона? – спросила Жоржетта, с расширенными от удивления глазами наблюдая, как чудовище ело прямо с рук юного оруженосца. Язычок длинный, красный, раздвоенный, нежно лижет ладошку юноши. Даже ревновать хочется!
    — Это маленькая девочка, все равно, как шестилетняя человеческая, — ответил Жак, — и она совсем не злая. И очень голодна.
    — Ты его… Ее не боишься?
    — Нет, мне жаль ее…
    — А вдруг она откусит тебе руку?
    — Нет, не откусит, мы ведь друзья. Правда, Галекс? – спросил юноша дракону.
    — Ты – мой друг, Жак, — голос крылатой оказался неожиданно тихим, — отпустил бы ты меня!
    — Если я тебя отпущу, меня убьют, — вздохнул паренек.
    — А ты немного расслабь веревки, я потом сама освобожусь, на глазах других людей, на тебя и не подумают, — шепнула юная драконесса.
    Жак задумался, глядя на удивительное создание, такое прекрасное в темноте ночи – эти разноцветные огоньки по всей шкуре, они так и подмигивают! А днем – вся переливается, наверное, будто радуга небесная. Но и она – ведь тоже небесная! Когда–то, рассказывал старый друид, люди ладили с драконами, не убивали друг друга. Иногда крылатые брали смельчаков в небо, сажая на спины…
    — Тебе надо поправиться, набрать сил, — шепнул юноша, — я знаю точно, тебя пока не убьют, барон собирается устроить большую клеть возле замка!
    — Ты что, действительно хочешь ее отпустить? – Жоржетта ушам не поверила. Конечно же, ее возлюбленный шутит. Или успокаивает драконшу, жалея?
    — А разве бы ты не хотела улететь отсюда далеко–далеко?
    — Хотела бы! С тобой! Подальше от принцессы, она, конечно, добрая хозяйка, но ей так нравится втыкать мне под кожу булавки… То, что волосы с конем выдирает, это ничего… Говорят, есть на свете страна Счастья. Пойдем ее искать? Я хочу ее найти!
    — И я хочу.
    — Давай убежим?
    — Нет, давай подождем, Галэкс еще слаба, без меня она умрет с голоду!
    Справа шум, скрипнула несмазанная дверь, тяжелые шаги, на морду драконессы упал свет факелов. Жак повернулся – позади стояла принцесса Аннет, разъяренная, глазища — наперекосяк, будто кошка – когти выпустила. По бокам – двое слуг с факелами, а там, позади, неспешной походкой приближается и барон.
    — Так вот ты где, бесстыдница, греховодница! – принцесса ударила рухнувшую на колени служанку ногой в лицо, Жоржетта упала, кровь на соломе. На юношу так и пахнуло вонью изо рта благородной госпожи.
    Жак чуть было не бросился на обидчицу, но положение спас Аманатис, мягко удержав принцессу за локоток.
    — Она не стоит твоего гнева, несравненная!
    — О, мой рыцарь! – прекрасная Аннет, забыв обо всем, бросилась на шею барону.
    Благородный рыцарь обнял принцессу, не забыв окинуть оценивающим взглядом валявшуюся у ног Жоржетту. «А девочка уже в соку! Ишь, с моим недотепой–оруженосцем шашни водит. Молодец Жак. А я – лопух! Надо бы ее завалить как–нибудь в укромном месте…».
    Прогулка затянулась до вечера. Впереди шествовали благородный рыцарь и Аннет, челядь плелась позади. Подул холодный осенний ветер, Жаку стало зябко, тут он заметил, что Жоржетту всю трясет. Юноша обнял девчушку, та прильнула к любимому всем телом. Принцесса оглянулась, ее колючий взгляд упал на юных влюбленных. Жак кожей почуял — не к добру. Так в детстве, в лесу, смотрел на них с отцом разбойничий атаман. Мальчишке тогда удалось сбежать, но он остался сиротой…
    — Эй, бесстыдница, твоя госпожа мерзнет, а ты все блудишь?! — взвизгнула принцесса.
    — Сейчас, моя госпожа, сейчас я согрею ваши ножки, — Жоржетта бегом бросилась к хозяйке, мгновение — и худенькая фигурка на коленях, туфелька снята, ножка повелительницы прижата к груди служанки, пальцы массируют стопу.
    — Тебе холодно, повелительница моего сердца? — спросил Аманатис участливо, — Дозволь предложить тебе вина?
    — Нет, я вся промерзла! — заявила Аннет, — И так еще холоднее, эта бесстыдница совсем не старается!
    — Что прикажешь, о прекрасная? Я велю доставить лучшие меха… И найду служанок для твоих божественных ног!
    — Я хочу… Хочу… — взгляд принцессы упал на Жоржетту, — Мой отец как–то предоставил привилегию одному маркизу — в мороз, на охоте, он имел право согреть озябшие конечности во внутренностях егеря. Я тоже хочу! Ведь я принцесса!
    — И я так делаю, иногда, — в голосе рыцаря впервые появилась нерешительность, — но это — зимой, а сейчас — осень! Не в обычае…
    — А я — принцесса, мое тело — нежное, я зябну и осенью! Хочу согреться кровью.
    — Как прикажешь, моя госпожа, — пошел на попятную барон, — взгляни, о прекраснейшая, кто из моих людей достоин согреть твои ножки своей утробой?
    — Твои люди — мужчины! А я — девушка, невинная. Мне должны прислуживать девицы. Хочу вот ее, — и Аннет указала на побледневшую, как полотно, Жоржетту.
    — Исполняйте! — кивнул барон егерям, те схватили служанку, разорвали одежду, обнажив кругленький девичий животик.
    — Не–ет! — крикнул Жак, враз поняв все. Подросток бросился вперед, его схватили за руки.
    Вот нож уже вонзается в живот девчушки, она и пикнуть не может — зажали рот ладонью. Брызнувшая кровь придает юноше силу, он вырывается, рука выхватывает кинжал — вперед, только бы успеть…
    — А ты куда? — баронская рука в железной перчатке обрушивается на голову оруженосца. Темнота…
    Юноша орал, что было мочи, каждый удар кнута рвал кожу, а те, что приходились по мясу — казались еще больнее.
    — Может, хватит? — спросил конюх, на мгновение приостановившись, — Солнце стоит уже высоко, а ведь начали с самого утра…
    — Ишь, устал! — раздался голос барона, — работай, подлец, и не останавливайся, а не то и по твоей спине пройдется кнут.
    — Так… Помрет? — сомнение в голосе.
    — А он того заслужил!
    Удары продолжали сыпаться, кричать уже не стало сил.
    — Чего замолчал? — рассердился благородный рыцарь, — Наподдай ему, я желаю продолжать слушать эту прекрасную музыку!
    — Выживет? — услышал Жак голос откуда–то сверху.
    — Сдохнет! — ответил другой, насмешливым басом.
    Удаляющийся звук шагов. Нестерпимо болит тело, будто вся кожа — одна сплошная рана. Вкус крови во рту, язык режут острые корни выбитых зубов. Трясет все тело, сердце бьется часто–часто. И нет сил… «Я умру?» — подумал Жак, — «Ну так что ж? Умру… Как жаль! И Жоржетту жаль. Интересно, мы встретимся на небесах? Как же больно! Где я? Солома, запах навоза. Конюшня… Вот где я умру! Жоржетта мертва, и я помру… А потом убьют маленькую дракону…»
    При мысли о пленнице сердце сжалось. Маленькая девочка, она–то в чем виновата? Пряталась в пещере от злых людей, но ее и там нашли, теперь мучают… «А что, если ее и впрямь освободить? Смогу ли я встать? Ведь меня даже не связали. Решили, что так и помру. Ну нет!».
    Юноша и сам не мог понять, откуда вдруг взялись силы. Рывок — и он уже стоит, покачиваясь. Вперед! Вот и дверь, не заперта, открываем, отблески костров. Клеть с крылатой девочкой в десятке шагов. Хватит ли сил? Посмотрим!
    — Это ты, Жак? — спросила Галэкс. Все–таки драконы видят в темноте неплохо, не хуже кошек. Или узнала по запаху? — Ты весь в крови… Тебя били? А где твоя девушка?
    — Ее больше нет…
    — Почему?
    — Потому что люди злы!
    — Да…
    — Тише, я хочу тебя отпустить, — прошептал подросток, разрезая веревки.
    — Тебя накажут!
    — Пусть…
    — У меня не хватит сил унести тебя, — сказала драконесса.
    — Мне все одно не жить! А ты лети, лети!
    Драконесса взмахнула крыльями, раз, другой, подпрыгнула — и полетела, припадая на левое крыло.
    — Я вернусь за тобой! — пообещала она на прощание, — Обязательно вернусь…
    Шум за спиной, крики, факелы…
    — Он отпустил дракона!
    — Колдун!
    — Пособник дьявола!
    — Кто — опять он?! — взревел знакомый голос. Барон… — Повесить! Колесовать! Нет, я его на кусочки порежу!
    — Уймись, сын мой, мы должны спасти душу этого грешника! — Жак уже терял сознание, голос епископа доносился откуда–то извне, удаляясь, будто юноша падал и падал в манящую бездну, — Его ждет суд церкви. Костер очистит его от греха…
    Поле золотистой пшеницы то приближалось, то удалялось. Галэкс чувствовала, что теряет силы, раненое крыло нестерпимо ломило, каждый взмах казался последим — вот, уже невозможно терпеть… Может, опуститься здесь, на поле, чуть передохнуть? Отдых так сладок, еще бы и поспать…
    Маленькая драконесса комом упала на землю, больной крыло подвернулось, что–то хрустнуло. Какая боль!
    — Дракон, дракон! — послышалось где–то рядом, — Он воровал наших овец и коров!
    Галэкс увидела бегущих людей, они размахивали серпами и косами. Почему они так злы? Эх, где тот маленький человек Жак, ее добрый друг, он бы прогнал этих серых, грязных…
    После первого же удара драконесса потеряла сознание, из рассеченной шеи хлынула алая пенящаяся кровь. Но крестьяне все не могли успокоиться, нанося маленькому тельцу крылатого чуда все новые удары…
    Столб. Три дюжины горожан вокруг. Предвкушают! К привязанному в центре будущего костра Жаку подошел епископ. Добряк протянул крест для целования, прочитал молитву на латыни. Подошел палач с удавкой.
    — Раскаиваешься ли, сын мой, что совершил сей страшный грех, вступив в сношение со Змеем, воплощенным Диаволом? — спросил святой отец.
    — Нет! — рявкнул Жак что есть мочи.
    — Это Враг говорит за тебя, сын мой.
    — Дракон не дьявол, а маленькая девочка, а вы все — убийцы! — прошептал подросток, теряя последние силы, — Хоть она спасется…
    — Он не раскаялся, — развел руками епископ, обращаясь к палачу.
    — Что же, мне работы меньше, — донеслось из–под красного балахона, — пусть задыхается в дыму…
    Жак вспомнил, что тех, кто раскаялся, перед сожжением душат. Последняя милость?
    — Твоя смерть будет мучительной, сын мой! — последний раз попытался вразумить юного грешника святой отец.
    — Пусть, — прошептал Жак.
    Дрова разгорались плохо, понятное дело, сырые, набросали чего не жалко. Мальчик смотрел на небо, стараясь не заглатывать черный дым, от которого перехватывало дыхание. Эх, где теперь этот маленький дракон. Драконша… Если бы она быстро выросла, прилетела бы сюда, все эти людишки разбежались бы! А она затушила бы взмахами крыльев пламя, потом он, Жак, взобрался бы ей на спину, и они полетели бы далеко–далеко… А стоит ли лететь, если Жоржетта мертва?! Жак закашлялся, дышать становилось все труднее. Где ты теперь, маленькая драконша? Лети далеко, подальше от злых людей! Перехватило дыхание, темнота в глазах. Странно, боли так и не было…
    Копыта коня выбивали грязную воду из луж на десяток футов вокруг, обрызгивая сторонившихся с дороги крестьян. Аманатис спешил, еще бы — невежественная чернь могла, в порыве справедливого гнева, повредить голову монстра. Неужели драгоценный трофей будет испорчен? Где теперь достать голову дракона, может, они уже все перебиты! Вот и то самое место. Барон вздохнул с облегчением — морда чудища почти не пострадала, а что до рассеченной в нескольких местах шеи — так все равно рубить. А этот дырку на лбу достаточно подлатать. Или оставить? Пусть гости думают, что это его копье поразило дракона в центр лба.
    — Рубите! — рыцарь указал подтянувшейся уже челяди на шею монстра.
    «Получается, что убил дракона не я, а крестьяне? Будут разговоры? Да нет же, это ведь я поразил крыло монстра. И держал в плену. И принцесса видела. И добрый епископ…»
    — Осторожней клади! — Аманатис проследил, чтобы трофей был уложен на телегу со всей возможной осторожностью, — Держать всю дорогу крепко! Упадет с телеги — запорю!
    — О, мой благородный рыцарь! — несравненная Аннет уже рядом, на белой кобылице, — Как ты смел, как решителен!
    Досье на героя
    Автор Василий Купцов
    В помощь автору.
    Прошло некоторое время с того момента, как была распространена «Шпаргалка писателя», идею которой подал Ю. А. Никитин. Есть первые успехи – некоторые авторы начали ею пользоваться, более того, есть два случая подписания издательствами договоров с начинающими на роман, причем известно, что чистились эти романы с учетом наших рекомендаций. Разумеется, «после того» не значит «в результате того», но почему бы засчитать и дольку заслуг «Шпаргалки»?
    Итак, войдя во вкус, можно поразмышлять – а чем бы еще помочь автору? Ниже мы рассмотрим еще две своего рода шпаргалки – карту и «досье на героя».
    Пункт первый: карта. Здесь я не буду изобретать велосипед, поступлю проще: вот статья классика фантастико–приключенческого жанра Роберта Луиса СТИВЕНСОНа к роману «Остров сокровищ». Вырежем из нее то, что относится к теме. Итак, предоставляю слово Стивенсону:
    Роберт Луис СТИВЕНСОН
    Так однажды я начертил карту острова; она была старательно и, на мой взгляд, красиво раскрашена; изгибы ее необычайно увлекли мое воображение; здесь были бухточки, которые меня пленяли, как сонеты. И с бездумностью обреченного я нарек свое творение «Островом Сокровищ». Я слышал, бывают люди, для которых карты ничего не значат, но не могу себе этого представить! Имена, очертания лесов, направление дорог и рек, доисторические следы человека, и ныне четко различимые в горах и долах, мельницы и развалины, водоемы и переправы, какой–нибудь «Стоячий валун» или «Кольцо друид» посреди вересковой пустоши — вот неисчерпаемый кладезь для всякого, у кого есть глаза и хоть на грош воображения. Кто не помнит, как ребенком зарывался лицом в траву, вглядывался в дебри этого крохотного леса и видел, как они наполняются волшебными полчищами!
    То же примерно произошло со мной, когда я уронил задумчивый взгляд на карту своего «Острова Сокровищ» и средь придуманных лесов зашевелились герои моей будущей книги.
    Загорелые лица их и сверкающее оружие высовывались из самых неожиданных мест; они сновали туда и сюда, сражались и искали сокровища на нескольких квадратных дюймах плотной бумаги. Я не успел опомниться, как передо мною очутился чистый лист, и я составлял перечень глав Промозглым сентябрьским утром — веселый огонек горел в камине, дождь барабанил в оконное стекло — я начал «Судового повара» — так сперва назывался роман. Я начинал (и кончил) много книг на своем веку, но не припомню, чтобы хоть за одну из них садился в столь безмятежном расположении духа.
    Однако перипетии с «Островом Сокровищ» тем не исчерпались. Я его написал по карте. Собственно говоря, карта отчасти породила фабулу. Так, например, я дал одному островку имя Остров Скелета, не зная хорошенько, для чего, попросту ради колорита, а уже чтобы оправдать это название, я вломился в сокровищницу мистера По и украл указательную стрелу Флинта. Подобным же образом «Испаньола» отправилась в свои скитания с Израэлем Хендсом лишь потому, что я нанес на карту две бухточки. Со временем решено было переиздать роман, и я отослал рукопись, а вместе с ней и карту издательской фирме «Кесселл». Пришли гранки, я держал корректуру, но о карте не было ни слуху ни духу. Я написал, спрашивая, что случилось; мне сообщили, что карты никакой не получал. У меня просто ноги подкосились. Одно дело — нарисовать карту как придется, поставить в уголке масштаб наудачу и применительно к этому сочинить историю. Совсем другое дело — досконально обследовать всю книгу, составить перечень всех имеющихся в ней ссылок на те или иные места и, вооружившись циркулем, старательно подогнать под них карту. Я все это проделал, и карта была нарисована заново в рабочей комнате моего отца, украшена китами, пускающими фонтанчики, и корабликами с раздутыми парусами; а тут еще отец использовал свое умение писать разными почерками и мастерски «подделал» подпись капитана Флинта и путевые указания Билли Бонса. И все же для меня новая карта так и не стала почему–то «Островом Сокровищ».
    Я сказал, что карта отчасти породила фабулу. Я мог бы сказать, пожалуй, что она и была фабулой. Какие–то застрявшие в памяти места из книг Эдгара По, Дефо и Вашингтона Ирвинга, экземпляр джонсоновских «Пиратов», название «Сундук мертвеца» из книги Кингсли «Наконец», обрывки воспоминаний о лодочных прогулках в открытом море, о плавании на яхте водоизмещением в пятнадцать тонн и, наконец, сама карта с ее бессчетными красноречивыми подсказками воображению — вот и все мои источники. Не часто, может быть, карте отводится такое знаменательное место в книге; и все–таки она всегда важна. Писатель должен знать свою округу — будь она настоящей или вымышленной — как свои пять пальцев; расстояния, деления компаса, сторону, где восходит солнце, поведение луны — все должно быть безупречно. А сколько хлопот с одной луной! Я уж раз сел в лужу из–за луны в «Принце Отто» и, после того как мне указали мою оплошность, в виде предосторожности взял себе за правило никогда не писать без лунного календаря, что и другим советую. Имея календарь, карту местности и план каждого дома — на бумаге ли или четко и подробно удержанный в уме, — можно надеяться, что избежишь хотя бы самых грубых ошибок. С раскрытой картой перед глазами едва ли разрешишь солнцу сесть на востоке, как это происходит в «Антикварии». Имея под рукой календарь, не позволишь двум всадникам, которые скачут с важным поручением, потратить шесть суток (с трех часов ночи в понедельник до поздней ночи в субботу) на путь длиною, скажем, в девяносто или сто миль, а потом еще до истечения недели и все на тех же скакунах проделать пятьдесят миль за день, как о том пространно повествуется в неподражаемом романе «Роб Рой». Да, таких ляпсусов лучше, конечно, хоть и вовсе не обязательно, избегать. Впрочем, мое убеждение — суеверное, если угодно, — что всякий, кто неукоснительно повинуется своей карте, сверяется с нею, черпает в ней вдохновение ежедневно, ежечасно, получит надежную поддержку и, стало быть, не только оградит себя от досадных случайностей, а еще и останется в выигрыше. Повесть уходит в карту корнями, растет на ее почве, у нее есть где–то, помимо слов, свой собственный костяк. Лучше, чтобы все происходило в настоящей стране и вы ее прошли из края в край и знаете в ней каждый камешек. Но даже когда речь идет о вымышленных местах, тоже не мешает сначала запастись картой. Вы вглядываетесь в нее, и возникают какие–то новые связи, о которых вы прежде и не подозревали. Вы обнаружите очевидные, хотя и непредвиденные тропинки для ваших гонцов, и даже когда карта не составляет всей фабулы, как в «Острове Сокровищ», она всегда сумеет дать богатую пищу уму.
    Статья Роберта Луиса СТИВЕНСОНа на этом заканчивается.
    Часть вторая.
    Теперь перейдем к новому эксперименту. Не раз случалось, что автор, дав в начале книги одно описание внешности героя, меняет – то ли по забывчивости, то ли по небрежности какие–то детали в середине или конце повествования. То голубые глаза, то зеленые. Некоторым авторам вообще не до таких мелочей, герои у них, так сказать, в динамике изменений черт лица и характера. Что самое неприятное, некоторые писатели даже не следят за тем, как разговаривают, как обращаются друг к другу герои. Все эти соображения и породили простую идею: перед написанием романа составить некое досье на всех главных и не совсем главных героев. Получится такая большая подсказка. Ее можно распечатать на листочках, или держать в специальном файле, наконец, просто в начале рабочего текста. Если кто увлечется идеей – так подыщет и программу, позволяющую составить «фоторобота на все тело», даже двигающегося, к примеру, если герой левша, то он будет махать мечом, зажатом в ладони левой руки, напоминая автору, что вот таков он, не прост!
    Составив примерный вопросник по досье, да прочитав несколько раз статью Стивенсона, я начал понимать, что роль досье может не ограничиться простой системой подсказок. Начал обсуждать тему в фантастическом чате – и некоторых собеседников мысль заинтересовала: ведь подробное досье само по себе может породить сценки, фрагменты разговоров, к примеру, у героя есть кличка – так ведь стоит как–нибудь рассказать забавную историю ее появления… Точно так же, как из карты Стивенсона вдруг начали показываться колоритные лица, замелькало оружие, так и сама работа над досье способна породить если не сюжет, то, по крайней мере, сценки и неожиданные ходы.
    Теперь к конкретике, досье по пунктам.
    Досье на героя.
    1 Имя основное (Иван Анатальевич Грязнов)
    Следующие пункты – это видоизменение имени в тексте. Не забывайте, мы – русские авторы, это англичанину можно по всему тексту именовать персонажа одним именем Фродо, ну, иногда еще мистером Беггинсом или хоббитом. Хороший русскоязычный писатель просто обязан пустить в дело все возможности родного языка, ну, хоть в деле касающегося вариации имен. Итак, Иван…
    2 Варианты имени в тексте от автора (Иван, Ваня, Ивашка)
    3 Варианты не–именного обозначения (подросток, тетенька, здоровячок, крепыш), по профессии.
    4 Как героя называют другие (Ванек, Ваня) Вариант – называет только друг (А, Толстой: Мин Херц) или только мать. В том же «Петре Первом» автор именует главного героя, даже малолетнего, только «Петр», или «царь», на уменьшительное «Петенька» имеет право только родная мама! Заметим, что в романе царь Петр сам придумывает для себя обращение «герр Питер», запрещая «царя–батюшку».
    5 Кличка героя (Ваняйло)
    6 Уменьшительно–ласкательные варианты (Ванюша, Ивашечка)
    7 Как его могут называть недруги (Ванька).
    8 Как могут называть иностранцы (Вано, Жан–Иван)
    От имен переходим к другим особенностям разговорной речи. Ну, во первых это:
    9 Акцент, — без комментариев
    10 Некоторые особенности произношения: скажем, ребенок не произносит буквы «р», с заменой на «л», или говорит о себе в третьем лице, наконец, для роботов – каждая фраза может начинаться «С–300 режим он–лайн».
    11 Постоянно употребляемые слова, словосочетания (сорок человек на сундук мертвеца).
    12 Тип характера. Без объяснений, ибо они могут быть бесконечны…
    13 Родственные связи героя с другими персонажами. Пункт, занеченный мной одним из первых. Если героев романа много, скажем в исторической фэнтези, и некоторые из них – не близкие (двоюродные и троюродные братья), то не вредно даже начертить генеалогическое древо.
    14 Рост. Общая конституция (астеник, живот отвисает) Раса, цвет кожи. Общие особенности строения тела (одноногий пират, беременность)
    15 Пол, выраженность издали (поляницу издали можно было принять за воина)
    16 Цвет волос, стрижка, прическа. Кстати, не вредно, отдавая книгу издательству, составить краткий «словесный портрет» для художника, занимающегося обложками. Чтобы не делали стрижку «под бобрик» длинноволосым рыцарям.
    17 Цвет, разрез глаз, отсутствие глаза (повязка или стеклянный?), косоглазие, бельмо, очки, если близорук – то щурится без очков, если пожилой – читает, отдалив от себя газету. Этот пункт так и рождает сценки. Является некто, глаза разного цвета. «Глаз не в масть – жди напасть!» «А ты чего, от него добра ждешь? Как же, открывай рот, подкинет» — вот и готовое появление недруга.
    18 Строение носа, хлюпает ли им, храпит ли? Размер рта, зубы. Курит ли, если да – то что, как держит трубку…
    19 Усы (если имеются – какие?), борода (описание), шрамы на лице и шее, особенности (заостренные уши), родинки.
    20 Особенности рук (нет пальца, мозолистые, руки пианиста), остановиться на ногтях/ Левша?
    21 Типичные движения (размахивание руками при разговоре, подергивание плечами, полуулыбка после инсульта)
    22 Головной убор
    23 Одежда – подробно (если есть)
    24 Обувь
    25 Постоянно носимые предметы (меч, калькулятор), украшения.
    26 Если профессия, род занятий героя отложили отпечаток на внешность – то полезно отметить.
    На этом пока все. Остается пожелать даже тем, у кого хорошая память и способность все держать в голове: полезно хоть раз поработать над подобными досье на героев – ради наведения порядка в мыслительном аппарате!
    Красивая все–таки эта штука — Северное сияние!
    Старому Нойдаку не спалось. Годы, как никак… Да и было о чем подумать — этот новый, двадцатый век принес интересные штучки, вот, вроде этого маленького радиоприемника. Старый шаман слушал радио и качал головой. Войны, опять войны… Сколько живет Нойдак на этом свете — все одно и то же!
    Где–то снаружи послышался странный рокочущий звук. «Может Шайтан–птица летит?» — подумал старик. Шум становился все громче. Залаяли собаки…
    — Гости, никак! — сказал Нойдак самому себе. Понятно, что самому себе, ведь в чуме кроме него никого не было…
    Но то была не Шайтан–птица. Шаман некоторое время с удивлением рассматривал эту небольшую штуку, наделавшую столько шума. «Ага! — вспомнил Нойдак, — Да это же Шайтан–нарты!». Про Шайтан–нарты старику уже рассказывали, но сам он ее никогда прежде не видел. Такие нарты — вроде как обычные, но сзади — такой гудящий и дующий Шайтан, вертится сам собой, крутится…
    — Эй, папаша, где здесь Нойдак, который колдун? — не торопясь поднять зад с сиденья, спросил нелепо закутанный в меха мужчина лет этак тридцати.
    — Моя Нойдак, — ответил Нойдак. При встрече с незнакомыми, он обычно сразу начинал играть в «Моя твоя не понимает!».
    — А я Сергей Палыч, вот! — и, заметив, что данное представление не произвело на старика ровно никакого впечатления, добавил, — понимаешь, браток, я…
    И незнакомец, сдернув варежку, как–то странно выгнул пальцы на руке, будто стремился обхватить что–то такое, чего на самом деле не было. «Тоже шаман, наверное…» — подумал шаман.
    — Чум заходи, Сергий Палыч, — пригласил Нойдак незнакомца, подтвердив слова приглашающим жестом руками.
    — Э, времени нет, дед, — Сергей Палыч слегка выставил вперед нижнюю губу, — дело у меня к тебе!
    — Нойдак слушает, — конечно, старику не понравилось такое отношение к гостеприимству, — но чуме теплее.
    — Лады! — согласился мужчина и проследовал вслед за Нойдаком в чум.
    — Так вота, я сюда по своим делам, мож — тундру вашу куплю, а мож — и не стоит она того…
    — У кого купишь? — удивился Нойдак.
    — Э, были бы баксы, а продавец найдется! — осклабился гость, вновь делая магический жест пальцами, — Да не за тем я полтораста камэ к тебе пропахал! Слухай… Бабу я с собой привез, да пообещал ей, еще в столице, что тут Северное сияние такое есть, что не хуже чем по ящику прибалдеть можно. Вот неделю уже здесь, а ваши все это сияние никак не показывают! Меня уже и самого разобрало. А эти гуторят — мол, не сезон. Какое «не сезон». У меня на одной руке камешков, — мужчина сунул под нос Нойдаку руку, каждый палец на которой был украшен перстнем с большим блестящим камнем, — что любой сезон купить можно! Я им так и сказал — вот поеду к лучшему колдуну, да куплю Северное сияние. Да и потом, — Сергей Палыч облизнулся, — будет что вспомнить, как расскажу, что Северное сияние покупал, все наши с зависти скикнутся…
    — Нойдак твоя не понимает, — покачал головой старый шаман, хотя, на самом деле, уже начал понимать, что именно от него хотят.
    — Я ж тебе русским языком гуторю, вот! — мужчина вновь сунул под нос Нойдаку руку со скрюченными пальцами, — Новый русский я, понятно?
    — Понятно, понятно, новый — не старый, — закивал Нойдак.
    — Делай мне Северное сияние дед, я плачу!
    — Нойдак не будет делать Северный сияние, — покачал головой шаман.
    — Как это не будет? Я что, зря сюда три часа перся? Меня ж продуло всего… Ты ж колдун?
    — Колдун, шаман…
    — Самый старый и мудрый?
    — Самый старый…
    — Отчего ж, не можешь, что ли?
    — Северный сияние делать — дух Северное сияние, Джыз–Быз, вызывать!
    — Так вызови своего Джыз–Быза!
    — Джыз–Быз большой жертва надо!
    — Так давай, жертвуй! Я — плачу! Чего там — оленя, двух оленей?
    — Джыз–Быз большой жертва надо! — повторил Нойдак, качая головой, — Нойдак не будет вызывать Джыз–Быз!
    — Как это не будет? Будет, будет! — явно подделываясь под чей–то голос передразнил «новый русский», — вот это видал?
    И Сергей Палыч извлек откуда–то из–под груды напяленных друг на друга меховых одежд небольшое ружьецо.
    — Нойдак видел, это — наган называется, — Нойдак запнулся, вспоминая недавние события, Чеку и так далее, — а, нет, маузер, маузер большой, наган маленький…
    — Эк тебя понесло… — даже удивился «новый русский», — Точно — старый ты хрен!
    — Ой, старый… — покачал головой Нойдак.
    — Так тебе что, жизнь не дорога? — спросил Сергей Палыч насмешливо и сунул под нос шаману уже не руку, а ствол.
    — Нойдак старый, Нойдак пожил…
    — Ах, старый, пожил… Ладно, тады я для начала твоих собак постреляю, потом — оленей…
    — Ой, плохой человек, как можно собак стрелять?
    — А я постреляю!
    — Ой, не надо…
    — Тады вызывай своего Джыз–Быза, зови, да погромче, пока мой «Глок» голоса не подал, у него он громкий!
    — Не надо Джыз–Быз…
    — Выбирай, дед, или Северное сияние, или постреляю твоих лаек!
    — Ой, что делать? Что делать? — запричитал Нойдак.
    — Чего делать, чего делать… А подать сюда духа! И что б с сиянием этим гребаным поторопился, иначе я этого духа… Скажу браткам, они из твоего духа душу вынут!
    Нойдак взял бубен и нехотя вылез из чума. Сергей Палыч довольно улыбался — в самом деле, уж если он и с думцами, и с администрацией президентской запросто управлялся, ему ли какого–то колдунишку не уломать?!
    Старый шаман, между тем, взялся за дело. С того момента, как он смирился с неизбежностью сего деяния, наступило спокойствие и даже некоторая деловитость. Возможно, Нойдак просто не думал сейчас о последствиях, стуча в барабан и повторяя заученные на протяжении веков заговоры. Наконец, было названо имя Джыз–Быза. Шаман, назвав заветное имя, замер на месте. Сергею Палычу показалось, что он смотрит кино, а сейчас пленку почему–то остановили. Он даже хотел потрогать — для проверки — замершего в колдовском экстазе Нойдака, но тут случилось это самое. Явился дух. Великий дух Северного сияния Джыз–Быз.
    Некоторые утверждают, что нет природного явления, более прекрасного, нежели Северное сияние. Но если бы эти «некоторые» увидели бы духа–покровителя «самого прекрасного явления природы», они бы прибавили к определению еще и такую строчку: «но нет чудища более безобразного, чем дух этого сияния…». Едва Сергей Палыч взглянул, запрокинув голову, на лицо духа, как его тут же стошнило. Куда там «чужим» и «хищникам» шварцнеггеровским… Да за такую харю в Голивуде не один миллион баксов отвалили бы! И лишь подавив приступ тошноты, «новый русский» прочухал, наконец, что чудище, к тому же, еще и весьма велико. Метров пять в высоту, не меньше, и плечи — соответственно. Три ноги, каждая на четырехпалой куриной лапе с кривыми грязными когтями — с бивень слона, не меньше, длиной…
    — Ты посмел вызвать меня, жалкий старикашка? — пророкотал дух–великан.
    — Нойдак вызывал, — подтвердил шаман.
    — Ну, это тебе даром не пройдет! — заявил дух, — Ну, говори, чего звал? Показать меня, что ли?
    — Этот русский… Новый русский, — поправился Нойдак, — Он Северный сияние хочет!
    — Кто много хочет, тот мало получит! — захохотал Джыз–Быз, — Хотя… Ты закон знаешь? Чем за Северное сияние платят?
    — Нойдак знает, — вздохнул шаман.
    — И согласен?
    — Согласен, согласен! — не дав ответить Нойдаку, выкрикнул Сергей Палыч.
    — Ну, так я жду… — и Джыз–Быз облизнулся.
    — Чего хошь — все куплю! — пообещал «новый русский».
    — Ему человеческий жертва нужен, — вздохнул Нойдак.
    — Человеческий? — удивился Сергей Палыч, и спохватился — Как человеческая?
    — Таков закон, — вздохнул старый колдун.
    — Вот именно, таков закон! — подтвердил дух, — Вас тут двое… Так кто их вас жертва?
    — Он! — взвизгнул Сергей Палыч, указывая на Нойдака.
    — Пусть я, — вздохнул Нойдак.
    Джыз–Быз взял Нойдака своей безобразной рукой, поднес к трем дыркам, по всей видимости, заменявшим нос. Понюхал, повертел, попереворачивал.
    — Вы чего это мне мясо тысячелетнее подсовываете? — спросил дух грозно, — Да его даже собаки грызть не будут, весь засох и высох! Третий сорт… — Джыз–Быз неожиданно проявил некоторые современные познания.
    Нойдак оказался на земле, упал удачно, не расшибся… А чудище уже протягивало лапу к «новому русскому». Сергей Палыч, выхватив «Глок», открыл стрельбу в Джыз–Быза.
    — Ох, какой цыпленочек, — почти ласково молвил дух, заграбастав продолжавшего стрелять «нового русского» огромной ладонью, — ишь, клюется… Какой пухленький, какой жирненький, пташечка ты моя… — и Джыз–Быз попытался пощекотать продолжавшего биться Сергея Палыча уродливым пальцем.
    — А может, не надо? — спросил Нойдак робко.
    — Нет, надо, старик, надо! — дух еще немного полюбовался на «нового русского, потом вздохнул, — Я бы еще с ним побаловался, в клети подержал… — и добавил прочувственно, — Вот только голоден я больно!
    С трехметровой высоты слышался визг, летели вниз одежды из драгоценных шкур. Потом раздался жуткий вопль — и тишина. Нойдак не стал смотреть, как Джыз–Быз разнимает «нового русского» подобно жареному цыпленку. Один раз когда–то видывал — и хватит!
    — Хорошо… — облизнулся дух, — Но мало! Ты… Того, если кто еще захочет Северного сияния, то… Того, не стесняйся, приглашай, если что! Кстати, Северное сияние… Все как положено, есть жертва — будет и сияние.
    Небо вокруг вспыхнуло и занялось разноцветными огнями. А Джыз–Быз исчез, будто его здесь и не было. А Нойдак, слегка ошалевший, любовался переливающимися цветами грандиозного небесного явления. Да, Джыз–Быз постарался на славу, такого прекрасного сияния не бывало уже давным–давно…
    — Да, красивый штука Северный сияние, — сказал Нойдак самому себе, потом, вздохнув, добавил, — жаль, полюбоваться некому…
    Чудо божественной механики
    Первое место на первом конкурсе КЛФ!
    Недаром говорят, что в хорошем хозяйстве все сгодится – думал Рыцарь, поднимаясь по скрипучей винтовой лестнице в башню замка. Звенели начищенные латы — Рыцарь всегда одет в железо, и меч при нем, длинный, двуручный, то и дело попадает между лестничными ограждениями, цепляется за все походя. Пришло время — весна, пора подвигов и любви! Хозяин замка разгладил длинные рыжие усы.
    Когда пойманный на базаре при попытке продать Эликсир–От–Всех–Болезней алхимик в течении трех лет так и не смог наделать золота, Рыцарь уже порывался прогнать его в шею, считая единственной альтернативой использовать вышеуказанное место для веревки. Но – сдержался, решил приберечь чернокнижника. Ну и молодец! А то что бы сейчас делал? Легко сказать: продать душу. А через кого?
    Но вот замок недовольно скрипнул, ключ провернулся и дверь в лабораторию отворилась. Ну и вонь! Кислятина! Впрочем, понятно, как еще может пахнуть в жилище алхимика? Сказать бы слуге, что б света побольше… Но Рыцарь пришел на этот раз один.
    — Что угодно Благородному Рыцарю? – алхимик поклонился церемонно, аж до земли, при этом высокий черный колпак, венчавший длиннополое одеяние — в звездах, как иной жеребец в яблоках — коснулся пола.
    — Диавола давай!
    — Что?! – растерялся чернокнижник.
    — Вызывай Нечистого, поговорить надо!
    — Но… Но… Я не могу…
    — Что значит – не могу? Не умеешь? – спохватился Рыцарь.
    — Умею… Но боюсь…
    — А, умеешь, — успокоился хозяин замка, — а с «боюсь» мы просто! По твоей шее давно веревка плачет… Выбирай, я тороплюсь!
    — Надо приготовиться, начертить пентаграмму, сказать заклинания…
    — Так поживей!
    Алхимик долго листал Большую Черную Книгу, что–то шепча под нос, вскоре на полу красовалась аккуратно начерченная пентаграмма, вся окруженная таинственными письменами. Для Рыцаря любая грамота таинственна – благородным только умения читать и не хватало!
    — Ну вот и все, — заявил чернокнижник, — указывая на какие–то знаки, заполыхавшие внутри пятиконечной звезды.
    — А где Диавол?
    — Придет, когда освободится, видишь, о, благородный рыцарь, эти письмена?
    — Вижу. И о чем они гласят?
    — «Ждите ответа», — прочитал алхимик.
    Ждать пришлось долго, рыцарь успел выпить пару кубков красного вина, вскоре в его ненасытной утробе исчез кусок окорока, и тут — свершилось! Надпись пару раз мигнула, потухла, а на ее месте прямо из центра пентаграммы поднялась сине–буро–малиновая голова, увенчанная двумя рогами — один прямой, в пару дюймов, с обломанным кончиком, другой — кривой, не меньше пяти дюймов. Волосы на голове беса явно давно не встречалась с гребнем, глаза мутные, глядят наперекосяк.
    — Душу продаем? — проблеял, точно козел, представитель преисподней.
    — Да, я хочу…
    — Потом хочу, сначала заполним бумагу как положено!
    Когда все формальности были закончены, у благородного рыцаря, наконец, спросили, чего именно он желает.
    — Хочу стать королем! Нет, сначала спасти принцессу, похищенную драконом, и что б она меня полюбила, я на ней женился…
    — Так, зафиксировано, клиент желает спасти принцессу от дракона, — по слогам повторял бес, скрипя гусиным пером по бумаге, — жениться и стать королем. Возражений нет, душа — на баланс, — добавил черт от себя, — вот здесь подпись, крестов не ставить!
    — А можно, он вместо меня подпишется? — спросил владелец замка, указывая на алхимика.
    — Уловка номер один, — зевнул нечистый, тряхнув бородкой, точно козел, — почему–то все норовят продать чужую душу…
    — Не гоже рыцарям писать!
    — Ну и ладно, приложи сюда палец, — махнул рукой бес, хватая рыцаря за протянутый большой палец, — какой чудненький пальчик, грязненький–черненький, даже в сажу макать не надо, — прямо–таки умилился черт.
    — Так мое желание исполнится?
    — Можешь отправляться прямо сейчас, принцессу обеспечим, — заверил бес на прощание.
    Хлопок, остаточный запах серы…
    — Ну, прямо сейчас — это ты загнул, как же можно — не отобедавши? — даже осерчал на черта–невежу Благородный Рыцарь.
    Принцесса ожидала, что у нее начнет замирать сердце от одного приближения к Запретной Башне. Но вот она уже поворачивает затейливый ключ в ржавом замке, скрип неприятно трогает где–то внутри, но в целом – никакого страха, волнения не больше, чем при банальном посещении узников в темнице. А волноваться полагалось — может, душу придется заложить, да и весна, все–таки, время ожидания любви…
    Ведьма, как ей и полагается, варила в большом котле какую–то вонючую зеленоватую жидкость, из–под крючковатого носа явственно доносились заклинания, отдающиеся отголосками где–то в дальних закутках Башни. Нечесаная, даже без парика, а уж что за юбки на старой карге — рвань на рванине, заплата на заплате! Какой контраст с кружевами Принцессы, да на ней одних расшитых жемчугами рубашек — пять!
    — Знаю, знаю, зачем ты пришла! Рыцаря хочешь, приключений, любви… Что б похищали драконы, а тебя спасали, снова и снова? – прошамкала Ведьма, даже головы не повернув, — Но знаешь ли ты, какова цена желаниям?
    — Моя душа? – спросила Принцесса тоном покупательницы в лавке.
    — Хе, смеешься над старухой? Зачем мне твоя душа? Я–то и свою давно заложила, да перезаложила.
    — А что тогда? Моя красота?
    — Чего–чего? – старуха хрипло рассмеялась, — Видела бы ты меня в твоем возрасте, вот то была – красота!
    — Чего же тогда?
    — Я хочу много денег…
    — Это просто.
    — И стать королевой!
    — А вот это не получится, — Принцесса надула губки – еще чего? Королева может быть только одна!
    — Ну, тогда герцогиней…
    — А, может, маркизой?
    — Я думаю, здесь торг не уместен! — заявила Ведьма высокомерно.
    — Ладно, ладно… — стушевалась Принцесса.
    — И еще хочу много–много юных любовников!
    — Это еще проще…
    — И твои прекрасные, длинные волосы!
    — Это всё?
    — Всё!
    — Ну, вот задаток, — Принцесса стащила с головы шиньон…
    Белые облака клубились далеко внизу, а здесь, на высоте двадцати тысяч футов, их только двое. Вираж, еще одна бочка, противник сделал мертвую петлю — ну, это каждый дурак умеет. Свист ледяного воздуха в ушах…
    — Останется только один! — прорычал Желтый Дракон, устремляясь навстречу Зеленому.
    В воздухе образовался клубок из перепончатых крыльев, змеиных хвостов и крокодильих рож. Драконы носились друг за другом, щелкали зубы, во все стороны летели обрывки крыльев и капли черной крови.
    — Пусть победит сильнейший! — воскликнул Зеленый Дракон, вцепляясь зубами в шею Желтого.
    — Главное не победа, главное — участие, — только и успел просипеть побежденный.
    Оставались формальности. Доев друга–соперника, Зеленый Дракон взял курс на Самую Высокую Гору. Путь неблизкий, да еще туго набитый животик отвисает…
    Вот и пещера Древнего. Вход закрыт огромной серой, пыльной паутиной. Зеленый Дракон, как и положено по обычаю, бесцеремонно порвал творение Большой Арахны. Ничего страшного, новую сплетет, ведь такое событие бывает лишь раз в сто лет! В темном углу пещеры лежал Древний Змий. Патриарх настолько стар, что давно стал белым, как снег.
    — Я пришел за наградой! — прорычал Зеленый Дракон.
    — Ты остался один? — спросил, согласно протоколу, Древний.
    — Да.
    — Ты победил всех драконов?
    — Да.
    — Ты сожрал их?
    — Да.
    — А папу–маму, братишек–сестренок?
    — Всех поел, как есть – круглая сирота!
    — И чего ты требуешь в качестве награды?
    — Хочу жить долго, а питаться исключительно принцессами!
    — Да будет так, — кивнул Древний устало. В конце концов, этот не первый и не последний, обжоры уже не раз приходили сюда…
    Вековое восседание на троне, да еще в полной амуниции, включающей не только черный плащ и сапоги, но и какие–то цепи, кольца, крюки, шпагу и прочие колюще–режущие примпособления – штука утомительная, а если при этом еще и приходится работать, то и вовсе мучительная. Эх, кабы можно было б переодеться в мягкий халат, скинуть эти тесные сапоги с нафиг не нужными шпорами, пересесть за стол… Диавол обхватил голову руками. Еще и такие подарочки не свет, не заря! Один рогатый придурок покупает душу, даже не заглянув в картотеку, а старая ведьма заключает договор на желание еще более идиотское, что тройной обмен — это еще ладно, по закону допускается, когда клиент ада выступает субподрядчиком исполнения желаний другому юридическому или физическому лицу, получая уже непосредственно от последнего оплату. Ладно, как–нибудь управимся. Нечистый оглядел залу, очередь на прием, казалось, терялась за горизонтом. Да еще этот шум, все шепчутся, а в итоге – закладывает уши. Сколько можно кричать, что б замолчали, и так голос сорвал!
    — Мне долго еще здесь стоять? – спросил Змий, попытки коего с помощью покашливания привлечь внимания шефа не увенчались успехом.
    — Между прочим, очередь существует для всех! – огрызнулся Владыка Преисподней.
    — Что значит – для всех? – возмутился Змий, разом переходя из травянисто–зеленого колора в ярко–красный, — Я, между прочим, твое воплощение!
    — Что еще за глупости?
    — Согласно документам, вот, смотри, в Библии прямо указано, что Змий, соблазнивший Еву яблоком, суть – Нечистый, Враг Рода Человеческого…
    — Эх, опять историю переписали, — у Диавола не осталось уже сил даже возмущаться, — глупость какая, ведь накормив первых людей запретным плодом, род человеческий был, таким образом, создан, причем же здесь «Враг»? Да ладно, что там у тебя, хвостошея?
    — Всего один договор, стандартный, некий Дракон желает поесть Принцесс, и, по возможности, многократно…
    — Чего–чего?! – Нечистый вскочил с трона, — Да вы что сегодня, сговорились, что ли? Рыцарь желает освободить Принцессу, жениться на ней и стать королем, Принцесса заключает договор с ведьмой — на право многократно освобождаться из лап чудовища, так нет же – еще и всякие Драконы туда же, где я им венценосных девок напасусь?
    Диавол еще долго орал и буянил, прекратив истерику лишь в тот момент, когда начал слышать эхо от собственного голоса. В чем дело? Ага, зала опустела, все поразбежались кто куда. Ничего другого не оставалось, как успокоиться и занять рабочее место на троне. Ну и задачку подкинули! Владыка Преисподней начал грызть ногти, прямо с большого пальца правой руки. Когда мизинец на левой был обработан до самого корня, появилась дилемма: то ли стащить сапог и заняться угрызанием когтей ног, все одно – грибок пора лечить, профзаболевание, как никак, либо сразу обратиться к Всемогущему Господу. Поскольку сапог стаскивать было лениво, Диавол предпочел направиться сразу в Чертоги.
    — Главный занят, запишитесь на прием! – пышные груди секретарши так и дышали возмущением в широком декольте ангельского наряда.
    — Да что ты, Магдалиночка, разве меж нами бывали проблемы? – Диавол жестом фокусника извлек откуда–то коробку с набором шоколадных конфет.
    — Да говорят Вам, занят, — количество децибел чуток спало.
    — А Вы только посмотрите, душечка…
    — Я Вам не душечка…
    Тем не менее вся предложенная Нечистым косметика была принята, секретарша дула губки, стояла стеной, но не прошло и пяти минут, как двери Большого Шефа оказались открытыми. Кресло посетителя пустовало, Диавол сразу погрузил родные ягодицы в расшитые цветочками подушки.
    В кабинете чем–то приторно пахло. Диавол повертел головой, тщетно пытаясь отыскать то самое экзотическое растение, что так благовоняло. Господь Бог лишь усмехнулся.
    — Магдалиночка притащила какой–то новомодный освежитель воздуха, подвесила тут, прямо над столом, ну – не продохнешь, душит, да и только! Я его сразу выкинул — а что толку? Сколько ни проветривай…
    — У меня проблемы! — выпалил Владыка Преисподней.
    — А кому сейчас легко? — пожал плечами Шеф, поправляя нимб, то и дело менявший яркость свечения, — Видно, что–то не контачит, — Господь Бог с силой хлопнул ладонью по нимбу, тот совсем погас, — вот черт!
    — Искра в землю ушла! — откликнулся «легкий на помине».
    — Ну, что там у тебя? — высшее начальство, рассвирепев, выкинуло светящееся кольцо в мусорную корзину, служившую, в основном, для прошений.
    — Поступили противоположные желания, и все документы уже подписаны.
    — Так что же? У меня, поди, каждый день кто–то молится за дождь, а в соседнем домике — за ведро.
    — Во–первых, противоположностей три, — Диавол не без некоторого удовольствия пронаблюдал, как брови Господь Бог несколько приподнялись, — во–вторых, желания двоих клиентов цикличны, а каждое исполнение предполагает окончания всего цикла, в третьих, опуская прочие сложности…
    — Что же в третьих?
    — Ты–то своих молящихся можешь послать куда подальше, а у меня ДОГОВОРЫ!
    — Расскажи подробней!
    Выяснив все подробности, Господь Бог долго чесал в голове, ближе к затылку — по опыту общения Диавол знал, так решаются проблемы при хорошем настроении. При миноре и прочей меланхолии Шеф обхватывал виски руками…
    — Ничего в голову не приходит. Может, бабахнуть по ним молниями?
    — А что я скажу им потом?
    — Есть такой термин: «в результате действия непреодолимой силы…».
    — Сразу троим? Они ж сговорятся, все поймут, потом эта история просочится в прессу… — Диавол аж вскочил с места.
    — Значит, не судьба…
    — А, вот оно! Давай отправим ей запрос!
    — Кому? — недоуменно вытаращился Господь Бог.
    — Да Судьбе. Пряхе! Мойрам, Парки, Макоши…
    — Запрос? Шутишь? — усмехнулся Господь Бог, — Да они давно ослепли. И почту не читают. У них даже аутлока нет…
    — Тогда сходи к ним сам!
    — Что значит «сходи». Проблемы–то у тебя!
    После десятиминутного переругивания сошлись на том, что к Мойрам отправятся вместе…
    Вечерело. Места вокруг простирались странные, все какие–то колонны, дворики, да прочие античные развалины. Но в целом дышалось легко — солнышко подсвечивает откуда–то сзади распускающиеся на деревьях листочки, яблоньки в цвету.
    Перед парочкой, олицетворяющей дуалистичность современной монотеистической религии, пролегла ухабистая Дорога Жизни. Каждому известно, что ее начало где–то на Востоке, в Роддоме, а конец – на Западе, там — морг. С места, где стояли Господь Бог и Диавол, ни первого, ни последнего заведения не видно, да и дорога – рытвины да ухабы… Кто бы мог подумать, что сие образование имеет в ближайших родственниках шоссе и автострады? Если бы не светофор.
    — Чего стоим, зеленый свет! – Диавол дернул спутника за рукав белой ночной сорочки, служившей Господу Богу выходным костюмом.
    — Зеленый–то зеленый, да сам не зевай! – Бог придержал дернувшегося, было, Нечистого рукой за грудь.
    И впрямь, небольшой шум слева разом перешел в жуткий грохот, из–за поворота вынырнуло огромное Колесо Кармы, летевшее, казалось, прямо на пешеходов. Диавол едва успел отскочить, Карма, будто нарочно, прошлась по самой кромке дороги, обрызгав путников грязной водой из лужи. Исполнив священный долг, Колесо покатилось дальше.
    — Дык… Дык на красный… – Диавол аж заикаться начал от возмущения, — Куда только ГАИ смотрит!
    — А разве гаишники не твои клиенты? – не удержался от подколки Господь Бог, — да и кто его оштрафует? Попадешь под такое…
    Да еще и обрызгала… — продолжал возмущаться Нечистый.
    — Вот–вот, если эта лужица из Мертвой Воды, опять дыры на одежке появятся, — покачал головой пострадавший, критично оглядывая облитую в самом неудачном месте расшитую золотым узором рубаху.
    — А ежели из Живой?
    — Тогда, известное дело, мхами порастет, — вздохнул Господь Бог.
    Вот и подкосившаяся избушка, в коей с незапамятных времен проживают три сестры. Дверь открылась, издав жуткий скрип. В комнатушке темновато – стекла–то на окнах грязные, тысячу лет не мытые. Две старушки в постельках, вяжут чулки, третья – в кресле, прядет. Все в чепчиках, благообразные такие… Господь Бог знал: те, которые лежат, давно в маразме, обращаться можно лишь к той, что еще способна сидеть. Диавол же думал о своем. Ведь эти треклятые Мойры–Парки не только людские судьбы узлами вяжут, но и божеские — в общий моток. Кто знает, может эта бабка и его будущее сейчас в носок увязывает? А потом это вязанье кто–нибудь на грязные пятки натянет… А ведь в самом деле, живут старухи бедно, пенсии не получают, что навяжут – на рынке продадут!
    — Проблема у нас, — сказал Господь Бог.
    — Ой, не торопись, добрый молодец, наперед в баньке попарься… — затораторила, было, Пряха, принимая образ Яги, но тут же спохватилась, приглядевшись, — Никак, боженька пожаловал? А кто сто лет назад обещался крышу починить?
    — Да сделаем, все заботы, закрутился совсем, разве все в глове удержишь? — смутился Господь Бог.
    — Вот когда черепицу положишь, тогда и приходи со своими проблемами, а нам пока чужих хватает! — рассердилась Судьба, — Нет, вы только посмотрите на него, трое пожилых женщин, ветеранов труда, и проживать в таких условиях?! Никому дела нет. Одна Кали заглядывает, да и та — раз в год, но у той одно на уме — кто помер, да отчего, да где похоронили… Конечно, вам, молодым, со старухами не интересно, но и совесть иметь надоть!
    — Да починим крышу, как вернусь, сразу отряжу ангелов…
    — И того, с красным носом, больше не присылай, от него сивухой воняет, он и двух слов связать не может, а туда же с гаечным ключом…
    — Пришлю хорошего мастера, трезвого, — совсем уж заобещался Господь Бог, — вы только с нашим делом разберитесь. Тут такой узел завязался…
    — Гордиевы узлы подлежат рубке мечом, — неожиданно взвизгнула одна из лежавших старух.
    — Надо исполнить три противоположных желания, — попытался объяснить Диавол.
    — Вот–вот, рвачи несчастные, заказов понахватают, а как до дела — к старым бабкам! — прошамкала другая Мойра.
    — Может, посоветуете чего? — в голосе Господа Бога прозвучали умоляющие нотки.
    — Ну, разве что посоветовать, — кажется, старуху умалило то, что ее советы кому–то еще нужны, — помнится, приговорили Старые Боги одну лисицу, что ее никогда никто не поймает. А потом — спохватились, зверюга совсем испаскудничилась, а управы — нету. Тогда Кузнец, как его, Гефест, состряпал медного пса, и приговорил — что ни один зверь от него не уйдет…
    — И что? — заинтересовался Владыка Ада.
    — Так до сих пор и гоняется… Зато куры пропадать перестали, не до того Лисе Алисе, нет, не так ее звали, Тевмесска, что ли…
    — А что, может, и впрямь — сходим к Гефесту? — предложил Диавол.
    — Если он опять какой–нибудь ловушки не подставит, — Господь Бог знал древнюю мифологию плохо, но все то, что касалось неприятностей, доставленных Зевсам и Юпитерам — помнил назубок!
    — О крыше–то не забудьте! – хором пропищали Мойры в спины уходящим гостям.
    Некоторые невежественные люди, в простонародье именуемые учеными, предполагают, что Вулкан — это такой выход раскаленного содержимого недр планеты на поверхность. Нам же хорошо известно, что дым, поднимающийся над огнедышащей горой — всего лишь вытяжка из мастерской Кузнеца, обитающего в толщах Вулкана.
    — И что теперь? — спросил Диавол, недоуменно оглядывая застывшую лаву, — Надо сказать что–то типа «Сим–Сим, откройся?».
    — Так он тебе и открыл, — усмехнулся Господь Бог, — ищи звонок…
    Вскоре кнопочка, прилаженная в аккурат возле узкой пещерки с зиявшей в глубине видеокамерой, был найден. Выяснения «кто и зачем» заняли минут пятнадцать, наконец, одна из скал начала неторопливо — по дециметру в минуту — отодвигаться в сторону. Резко запахло каленой медью. Господь Бог осторожно шагнул вперед. Да и как не опасаться — по обеим сторонам коридора выстроились какие–то многорукие механизмы, оборудованные здоровенными клешнями. А спереди так и несло жаром — тлели угли в десятках горнов.
    — Рад приветствовать гостей, — после энергичных рукопожатий с Кузнецом ладони обоих пришельцев стали заметно чернее, к тому же порядком ныли, — чем обязан. Все–таки удивительно, как этот хромой силач ухитряется содержать тунику в такой идеальной чистоте?
    — У нас проблемы.
    — А кому сейчас легко?
    Господь Бог аж сморщился от столь явного плагиата, то ли дело Диавол — тот аж засиял!
    — Говорят, ты мастер разрешать сложные случаи, вот Мойры прямо к тебе и направили!
    — Значит, кто–то обо мне еще помнит, — Кузнец казался довольным, — что за «трудный случай» такой?
    — Принцесса желает, чтобы ее похитил Дракон и спас Рыцарь. Причем – многократно, бесстыдница эдакая! Рыцарь мечтает на ней жениться и стать королем, а Дракон – съедать по принцессе на каждый прием пищи! – выпалил Диавол.
    — Какие проблемы? – удивился Кузнец, почесывая волосатую грудь, — Сделаем! Пока я вижу только одну трудность, связанную с регулярным поеданием принцесс. Ну, да ничего, обмозгую с приятелем, что–нибудь да надумаем! Но это станет вам в немалые денежки…
    — По безналу принимаете? – Господь Бог совсем уже понурил голову.
    — Наличными!
    — А чек?
    — Может, вам еще счет–фактуру оформить? – рассмеялся Кузнец.
    — А когда, когда… Готово будет? – спросил Нечистый нетерпеливо.
    — Как только, так сразу!
    — Вы ему задаток не давайте! – послышалось откуда–то справа.
    Ага, до чего же прекрасная женская головка, шея, плечи… Вот только где руки?
    — О, Богиня Любви! – церемонно раскланялся с женой Кузнеца Диавол.
    — А почему не давать? – забеспокоился Господь Бог, уже предчувствуя ответ.
    — Напьется сразу, и дела не сладит.
    — Шла бы ты на кухню! – рассердился Кузнец.
    — Все заказы хватаешь, а как родному человеку, бедной безрученьке, ручки приклеить во сне?
    — Некогда мне, да, и вообще…
    — А как шастать к Хозяйке Медной Горы, так и время находится?
    — Так то по вопросом поставок сырья.
    — Вот я покажу тебе сейчас сырье!
    Гости сочли за благо переместиться поближе к выходу…
    В тот миг, когда на талии Принцессы замкнулись желтовато–зеленые лапы Зеленого Дракона, у нее захватило дух — то ли от ощущения полета, то ли от предвкушения: исполняется заветное желание. Но уже через несколько часов в юную душу начали закрадываться сомнения. Что–то получалось не так. Вот она, связанная, в роскошном голубом платье и золотой короне, сидит за огромным дубовым столом. А Дракон, в сиреневом фартучке, деловито разложив вилки и ножи по белоснежным салфеточкам, то и дело облизывается, умильно разглядывая девицу. Книжка в лапах — толстый, ветхий от древности фолиант, на обложке – дымящаяся кастрюля. Глаза–тарелки крылатого чудища поворачиваются то влево, то вправо. Принцесса оглянулась. Вот, значит как: справа огромный, как дом, гриль, слева — микроволновка размером со шкап. Дракон выбирает…
    Но где же ее Спаситель, Благородный Рыцарь? После микроволновки спасать ее будет уже поздно!
    Вот он, Рыцарь, несется во всю прыть по дороге из желтого кирпича. На пределе разрешенной скорости! Первые жертвы уже принесены — это пятьдесят монет, отданные Стражу Дорог ввиду отсутствия техосмотра у Боевого Коня. Только бы успеть! Вот, впереди уже чернеет зияющая дыра Пещеры Дракона. Но что это? Какой–то вихрь подхватил Рыцаря, поднял его в воздух. Ба! И Дракон тут же, кружится в том же смерче. И Принцесса, уже основательно проперченная, обложенная яблоками и нашпигованная чесноком…
    Сооружение блистало никелированными частями, приятно пахло маслом, обильно покрывавшим огромные шестерни. Цепи, колеса, маятники — чего только здесь не было! Все это походило на три карусели, плоскости вращения которых располагались под углами друг к другу. Но пока агрегат стоял без движения.
    — Ну, что ж, попробуем, — ухмыльнулся Кузнец, поднимая огромадный рычаг, удерживавший главную шестерню, — вроде все привязаны крепко, несчастных случаев не предвидится.
    — А… Не съест? – Господь Бог указал на Дракона, поминутно распахивающего огромную, что у кашалота, пасть.
    — Обижаешь, начальник! Здесь все как часы. Программный механизм, надежный, как в старой стиральной машине–автомате!
    Колеса–карусели провернулись. Дракон схватил Принцессу, долю секунды он даже удерживал ее в когтях, но тут последовал удар по рогам – мечом подплывающего под углом Рыцаря. И вот плоскости движения Рыцаря и Принцессы совпадают, они целуются, после чего из часов над головой Благородного Героя выскакивает – точно канарейка – золотой венец, хлопает новоиспеченного короля по макушке – и тут же пружина убирает вожделенный гловной убор обратно, дверца захлопывается… В пасть Дракона летит что–то маленькое, челюсти захлопываются, на глазах чудища – слезы.
    — Я тут с Тотом посоветовался, он ведь еще в одном из воплощений – Гермес, Бог Торговли, — объяснил Гефест, — Это он снабдил меня принцессами. Целый набор пачек чая – Принцесса Гита, Принцесса Нури и так далее, со всеми остановками… Разноцветные! Надо же разнообразить драконье меню, а то скажет, что одной и той же принцессой кормят. Что самое удивительное – поставка бесплатна, они рекламный ролик снимать будут…
    — Да, неплохо! – кивнул Господь Бог удовлетворенно, — похоже, проблема решена. Запусти–ка еще раз!
    — Механизм в автоматическом режиме. Вот, смотрите – они вновь сближаются!
    Снова щелкнули драконьи челюсти, поглощая очередную пачку чая «Принцесса Нури», Благородный Рыцарь получил венцом по башке — короновали, надо понимать, а Принцесса – романтический поцелуй — ну, это даже дети знают — любовь! Заказчики удовлетворенно кивали.
    — А металл надежный? Ничего не сломается? – допытывался Господь.
    — Да я титана не пожалел, сработано – на века! – с гордостью заявил Кузнец.
    — Как? Какого титана? Неужели лучшего друга? – Диавол выглядел ошеломленным.
    Господу Богу стало очень неловко, что у него такой невежественный спутник. Ведь он знал, что титан – это не только Прометей, но и большой кипятильник…
    Накормить друга
    Сергей Васильевич с прискорбием рассматривал отражение чей–то изрядно отощавшей физиономии в небольшом зеркальце. Экая серая бледность! «Я это или не я?». Решившись, наконец, что там, в зазеркалье именно он, страдалец потянулся к бритве. «А зачем мне, собственно, бриться?» — пронеслась в нечесаной голове мысль.
    В августе девяносто восьмого разразился кризис, Сергей Васильевич, год назад пристроившийся к денежному, зелененькому такому местечку, неожиданно оказался без работы. В аккурат отгуляв отпуск, без копейки денег. Фирма–кормилица не то, что лопнула, нет, этот воздушный шарик, державшийся на товарных кредитах крупных фирм, просто тихо сдулся, отдав долги. А Сергей Васильевич остался без работы, что неприятно, и без денег, что и вовсе непереносимо. Потыкался у друзей — вакансий нигде нет. Сказывалось тяжелое наследие советских времен, интеллигенция уже совершенно утратила способность к выживанию в переменчивом мире, даже элементарный поиск работы превратился в непосильную задачу. На фирму его устроили старые друзья, однокурсники. А теперь предстояло действовать самому, да еще этот кризис! С горя Сергей Васильевич дернулся обратно, на завод, за деревянными. Но и там его ждал отказ, производство остановилось, зарплату не выплачивали.
    «Ну и что, безработный, все одно — нельзя терять человеческий облик!» — и бритва была пущена в дело. Теперь — в ванную. Тюбик с фирменной зубной пастой выдавил последнюю капельку еще позавчера, но — о счастье — на антресолях, среди инструментов, нашелся коробок с зубным порошком. Сергей Васильевич когда–то оставил его последнюю треть «Особого с двууглекислым натрием» для чистки чего–нибудь, например, серебряного сервиза, коего пока что куплено не было, но в светлом будущем, да еще при таких много–сот–баксовых заработках…
    Жили–были эти жирные, лоснящиеся заработки, да все вышли. А сейчас в кармане ни гроша. Даже не хлеб нет. Ну, на хлеб–то дадут, надо просто пойти да занять, не всех погнали с работы поганой метлой, кое–кому просто сократили зарплату. Раза в три… Но хлеб пока дешев. Конечно, со временем все наладится, но сейчас сводит живот. Да разве это голод? Вот в Индии в недалеком прошлом считалось, что такой голод — просто хороший аппетит. Вот ежели начинает сводить челюсти судорогой — тогда да! А у Сергей Васильевича пока сводило только желудок.
    «Вот как сведет рот, так и пойду просить в долг» — дал себе слово голодающий. Самое трудное — преодолеть себя, ведь Сергей Васильевич никогда не просил в долг…
    У дверей мелькнул пышный хвост Василия. Кот, в отличии от жены, не «ушел к маме». Говорят, что кошки привязываются не к хозяевам, а к дому. Ничего подобного! Вот жену хвостатый приятель и в грош не ставил, пусть она и кормила его, другое дело — хозяина. Только Сергей Васильевич имел право гладить Ваську, лишь к нему на коленки прыгал мурчащий хищник, терпеливо дожидавшийся, пока хозяин, поевши, усядется в любимое кресло. Говорят, что в таких случаях коты считают хозяев равными себе, тоже — котами! А хозяйка, хоть и кормит, и ухаживает — это так, прислуга, как ей можно доверять гладить? Сергей Васильевич любил кота, баловал его, как мог. Чуть поднявшись на фирменных баксах, тут же закупил любимцу какого–то разрекламированного «Кискаса», к коему Васька отнесся весьма подозрительно. Но, коль скоро хозяин так убеждал попробовать чужеземный продукт — с неохотой поел. Через пару месяцев у Васьки полезла шерсть. Первый вопрос ветеринара был — а чем кормите. И первый совет — все эти «Кискасы» — в помойное ведро. Через две недели нормальной русской кошачьей еды шерсть отросла вновь…
    «А чем теперь кормить Ваську?» — вздохнул Сергей Васильевич, — «Поискать в холодильнике? Так давно пусто, можно и выключить агрегат, чего зря счетчик крутить… Одна надежда — сам чего добудет?».
    Васька остановился у самых ног хозяина, наклонился, что–то осталось на ковре. Ба! Да это же мышь. То–то же у кота вид странным казался — вроде с одной стороны ус торчал длинный, как у запорожского казака.
    «Принес другу часть добычи… Да, видно у меня есть хоть один, но настоящий друг! Жаль, что Сергеи Васильевичи не едят мышей. Да как ему объяснить?».
    «Почему мой друг не принял подарка? Ведь он голоден. Еще пару дней назад извинялся, поглаживая мою спинку, говорил — мол, который день ничего не жевал, и тебе купить чего–то вкусненького не в силах…» — раздумывал кот, взобравшись на монитор. Это было его любимое место, жаль, что хозяин давно не включает компьютер, в былые времена Васька частенько набирался от этой штуки щекочущей энергией. Ну, да и так неплохо, место высокое, видное, сидишь как леопард на ветвях.
    «Он голодает, пищу добывать не умеет, вся надежда — на меня. Вроде мог бы пока перебиться мышами — их в подвале не меряно, даже охотиться не нужно, махнул лапой — и поймал. Но друг не стал есть этого аппетитного жирненького мыша. Может, его нужно приготовить на огне? Но я, в кошачьем воплощении, боюсь огня, надо понимать, при таком–то роскошном шерстяном одеянии. Нет, дело не в том. Если бы хотел — он бы и сам его изжарил. Просто не принял. Может, правду говорят, что люди не едят мышей?»
    Третьего дня Васька беседовал с полосатой Муркой, занимавшей квартиру по соседству и Барсиком, на данный момент времени пребывавшим в исканиях. Кот должен иметь дом, но Барсик никак не мог выбрать жилище, присматривался к возможным сожителям–людям, здесь главное — не промахнуться. А то привыкнешь к людям, а они окажутся недостойными! В отдалении сидел, как бы и не в коллективе, Пушистик, но что говорить об этом глупом юноше, молчал — и правильно. Вот в этой компании Васька и задал волновавший его вопрос: «Едят ли люди мышей?». Мурка засомневалась, но тут слово взял Барсик, безапелляционно утверждавший — да, едят. И рассказал в подтверждении следующую историю.
    Как–то вечером трое двуногих без перьев сидели за столом в полуподвале, в центре стояла бутыль с вонючей жидкостью, рядом, в газете — сушеная рыба, пьянящий запах которой и вынудил Барсика устроиться рядышком, на деревянном сооружении, использовавшемся в прежние времена для хранения съемных шкурок людей. Мыши так и шныряли по полу, каждое движение за столом их мгновенно распугивало, но не проходило и пары минут, как хвостатые вновь появлялись из щелей. Разумеется, Барсика они не замечали, где уж им — они и на полу кота не заметят, а уж на шкафу… Но бродяга был сыт, даровая колбаска, подкрепленная сметаной, начисто лишили его всех желаний в отношении мышек, разве что лениво наблюдать за ними, как некоторые усатые двуногие за развлечением, называемым балетом. А люди за столом яростно мурлыкали, понятное дело — спорили. Какое дело котяре об этом. Но уши Барсика то и дело ловили знакомое слово «мышь». Люди спорят о мышах? Странно… Дальнейшие события удивили Барсика еще более. Двуногие некоторое время перекладывали потрепанные карты из рук в руки, бросали их на стол, лаялись, что собаки, после чего один из сидевших встал, и — не поверите — поймал мышь, суетившуюся на полке, просто прихлопнув серый комочек ладонью. Да, да, одним броском! А еще говорят, что люди неловки, ничего не умеют. Оно конечно, глупая мышка и не ожидала эдакого нарушения традиций! Пойманную дичь двуногий гордо продемонстрировал товарищам, после чего… Хм… Может, так и скуснее. Человек плюнул мышке под хвост, обмакнул в соль и сунул — еще живую — в рот. Жевал долго, причмокивая…
    — Это называется: «На спор», — встрял в беседу взрослых Пушистик.
    — Видите ли, юноша, они передавали друг дружке карты, играли, — терпеливо объяснила Мурка, дама интеллигентная во всех отношениях, — один из них проиграл, и должен был выполнить условие.
    — Если он проиграл мышь, то почему же не отдал тому, кто выиграл? — не успокаивался молодой котик.
    Взрослые не нашли, чего ответить. Воистину, глупец спросил и озадачил мудрецов. В самом деле, почему?
    «Итак, люди все–таки едят мышей!» — решил Васька, — «Но почему же тогда мой не покушал? Я ведь выбрал самого жирного мыша… Нет, здесь что–то не так! Да, конечно, так уже бывало, тогда еще вышла непонятная размолвка, мой друг какое–то время со мной не разговаривал. А, ну конечно, как же я мог забыть! Ведь люди не помнят предыдущих жизней. Зато Васька ни одной не забыл! Когда–то давным–давно, много–много весен тому назад, мы, два друга, тоже шли по тропинке жизни вместе. Он родился, как и сейчас, человеком, а вот мое воплощение было совсем другим…»
    Солнце палит нещадно. Нельзя сказать, что особенно жарко — все–таки горы, хоть и не заснеженная, сияющая как второе светило, верхушка, но — попрохладней, чем внизу, на зеленой долине.
    Пшик–пшик! Это капает на красные угли золотистый жир, распространяя аромат приближающегося к готовности мяса. Трудно поворачивать вертел когтистой лапой. Это у людей лапы с умелыми пальцами, недаром говорят, что их создали когда–то как слуг, что б делали красивые вещи. Все старые народы о том в один голос твердят, любой гомозуля с пеной у рта будет доказывать, что это именно его народ смастерил из разного хлама первого человека. Только крылатые хозяева небес молчат, ибо помнят то, что называлось «созданием мира»…
    Для него, крылатого, устроить этот костер — целое дело, не говоря уже о том, что надо изладить сам вертел, насадить на него мясо. Ну, поджечь–то — самое простое. И зачем все эти ухищрения? Не проще ли съесть мясо сырым? Что поделаешь, люди привыкли его поджаривать. А сейчас его друг не в силах не то что добыть еду, даже развести костер — и то непосильная задача.
    Мы, крылатые, не умеем лечить людей. Все, что я смог сделать, это освободить друга от железных шкур, которыми люди покрывают свое тело, выходя на бой. Ну, еще изготовил ему ложе из мхов и трав, а теперь — кормлю. Ничего, ест — значит поправится!
    Казалось бы, эта долина, затерянная в горной стране, не сулит никаких сюрпризов. Ни людей, ни зверей, будто околдована. И на тебе! Оно конечно, поединок между самцами — святое дело. Сколько благородных оленей погибло, сцепившись намертво рогами! И люди — такие же. Встретил какого–то черного бойца, тоже всего в железе, ну и сцепились. Осуждать не буду, сам не раз дрался с некоторыми обнаглевшими представителями крылатых. Просто — не вовремя. Ведь пришли сюда совсем не за этим! А толку, пусть мой приятель завалил того, в черной броне, ну, проверил, какого у противника цвета внутренности, да что толку? Лежит теперь без сил, раны зализывает. Ежели б не я — сдох бы. А тут зима на носу, поправлялся бы скорее…
    Кажется, мясо готово. Снимем шкурку, все одно — обгорела. Теперь — в пещеру, к другу, изголодался наверное. У него уже аппетит появился, садится сам, отрезает кусочки ножом. Хорошо, с самого начала мог работать зубами, ибо прожевать для него мясо я бы точно не сумел бы!
    Как же все–таки неудобно держать этот маленький вертел! А завтра снова мучиться с готовкой пищи! Бедные мои лапки…
    Человек открыл глаза. Муть… Проморгался — вроде лучше. Чудовищная морда, приоткрытая пасть с полуфунтовыми зубами в три ряда, дружище Онглор, он снова принес мяса. Будь у рыцаря сейчас все золото мира, но не случись приятеля рядом — умер бы в одиночестве.
    Друг… Как это могло случиться, чтобы Рыцарь Незнакомой Дамы, известный боец с чудовищами да монстрами, Освободитель Дев, мог сдружиться с драконом? Неисповедимы пути Судьбы. Тот колдун–убийца, не–человек и не–фрейри, пришелец из какого–то другого мира, он губил и людей, и драконов, не жалел ни безвредных волшебных существ лугов, ни подземных умельцев. Тогда в поход отправились самые отважные представители всех народов нашего мира. До цели добрались лишь человек и дракон. Сколько раз они спасали друг друга… А потом, изгнав губителя жизни, рыцарь и этот крылатый монстр поняли, что теперь они — друзья до конца дней!
    Какое же нежное, ароматное мясо! Онглор приносит его с того дня, как рыцарь пришел в себя. И где он его добывает? Ведь далеко позади остались земли сородичей, они брели где–то вблизи края света, ни животных, ни людей. Добрых людей, по крайней мере. И что здесь делал враг моей семьи? Не может быть, чтобы выслеживал меня…
    А мясо–то становится все вкусней. Определенно, Онглор научился готовить! Что же, будет первым драконом–поваром…
    — Очень вкусно, Онглор!
    — Надеюсь, ты скоро избавишь меня от необходимости возиться, как двуногий, с огнем, губить на углях хорошее мясо, да кормить тебя в ротик? — насмешливо бросил дракон.
    — А ты оказался хорошей нянькой! — парировал выздоравливающий.
    — Человек, ты не ответил на вопрос.
    — А вот прямо сейчас и попробую встать, — пообещал рыцарь.
    Ноги слушались с трудом, будто не свои, в глазах потемнело. Человек покачнулся, но, почувствовав спиной броню подставленной лапы, удержался на ногах. Яркое солнце, ведь облака где–то внизу. Закрыл глаза, с удовольствием втянул в легкие пьянящий горный воздух, нос уловил аромат тлеющих углей вперемежку с подгоревшим мясом.
    — Ты еще слаб, — разочарованно протянул дракон.
    — Ничего, я пройдусь.
    — Куда?
    — А вот на запах костра…
    Рыцарь ковылял с трудом, прихрамывая на левую ногу. Небольшая рана на бедре тут же открылась, капала кровь, но что обращать внимания на такие мелочи. Раз капает — стало быть, дурная кровь, сама и сойдет, и гной унесет. Что нога? Главное — заживает рана на груди!
    — Ишь, как ты тут все устроил! — глаза человека пару раз перескочили от вертела к огромным лапам дракона, брови удивленно приподнялись, разум наконец–то осознал, что сделать подобную работу такими пальцами — почти подвиг, — Совершенствуйся, тренируй пальчики, глядь — и кузнецом станешь, благо — горн завсегда при тебе!
    — А ты лежи себе, валяйся, да кушай побольше, разжиреешь, что свинья, да и сам на сало сгодишься, — буркнул крылатый.
    Лицо рыцаря бросило в краску, в словесной перепалке последний выпад остался–таки за драконом. Человек поднял с земли вертел, на нем оставались еще полуобгоревшие ароматные кусочки, почему бы их и не обглодать?
    — Мясо на углях, и никаких тебе травок да прочих ухищрений, — кивнул рыцарь, пытаясь сменить тему беседы, язык еще раз облизал уже чистый вертел. В этот момент двуногий вдруг замер, прямо как был — с высунутым языком. Его взгляд остановился на каком–то предмете в десяти шагах от костра.
    — Но это… Это… Девичьи пряди, — прошептал человек.
    — Не успел выбросить, — отмахнулся дракон.
    — Но тогда… — глаза рыцаря безнадежно переходили с костра на вертел, с вертела — на копну золотистых волос, а с них — на дракона, и вновь — на тлеющие угли, — Что я ел?
    — Не буду же я раненого друга откармливать птичками да ящерками! — гудящий голос крылатого монстра выдавал гордость за содеяное, — Я слетал далеко–далеко, добыл юную принцессу с нежнейшим мясом, принес ее сюда, приготовил на углях, как это делают люди!
    Рыцарь тихо осел на землю.
    — Может, переел? — предположил дракон.
    «Да, тогда между нами вышла размолвка. Рыцарь больше не прикасался к мясу, да и со мной долго не разговаривал. Интересно, отказавшись от мыша, он, как и когда–то, перестанет со мной говорить?»
    Кот сидел на дереве, задумчиво разглядывая пролетавших птичек. Рядом хозяйствовала большая серая ворона, совершенно не обращая внимания на полосатого хищника. Разделывает, понимаешь ли, клювом какую–то падаль.
    «Еще бы! Уж ворону он точно есть не станет. Тьфу! Птички–синички… Высоко! А что попроще добыть? Воробьи — они тоже мелкие, как мыши, и не такие вкусные. Может — голубя? Нет, Барсик, тот, в чьей квартире живет человек–доктор, как–то подслушал, что голуби передают людям плохую болезнь. Мало мне забот, что Сергей Васильич голодает, захворает — что буду с ним делать? Ведь принцессы мне не добыть, я ведь сейчас кот, а не крылатый владыка гор и небес. Да и перевелись они, говорят, принцессы–то…»
    Васька неторопливо слез с тополя.
    «Ну вот, еще и пуха понахватал. Почти как одежда у двуногих бескрылых! Придется, все–таки, идти на базу. А что делать? Вариантов нет. Оно конечно, самцам не пристала такая охота, на то кошки существуют. Что поделаешь — раз уж у моего человека такая полоса. Жизнь ведь полосатая. И я полосатый. Поэтому и у моего друга жизнь полосами, то черная, как ночь, сытая, то светлая, что день, глаза терзающий, голодная и мучительная… Интересно, будь я весь черным, жизнь была б ровней?».
    Кот в задумчивости оглядывал ядовито–зеленую стену продовольственной базы. Здесь не может не быть дичи. «Эх, не люблю я такой охоты! Но не просить же Мурку?! Ладно, авось дружок мой двуногий останется доволен, когда отведает мяса молодой, упитанной крысы!»
    От колес
    Сильно воняло навозом и конской мочой. Взлохмаченный – соломинки в волосах – молодой человек лишь моргал глазами, лежа между двумя бородатыми казаками. Те были удивлены не менее, еще бы, ведь сверху продолжал покачиваться конец оборвавшейся веревки. Петля же так и осталась на шее молодого армянина.
    — Веревка… Дрянь! – сплюнул рыжеволосый казачина.
    — У меня хорошая припасена, — подал голос безусый еще казачок, наблюдавший сцену казни издали.
    — Два раза не вешают, — угрюмо возразил другой добровольный палач, с длиннющими черными усами.
    — Грех, грех, — донеслось со стороны дверей конюшни. Хуторские, с полдюжины, собрались поглазеть…
    — Пустое, мы – вешали, — возразил рыжий, — неси, Ванька, веревку!
    — Вот вы и вешайте, а я грех на душу не возьму! –стоял на своем чернобровый.
    — Так это ж разбойник, душегуб!
    — Ну да…
    — Вешать разбойника – не грех?
    — Нет, — чернявый отвечал неохотно, угрюмо.
    — А второй раз в петлю – грех?
    — Не обычай!
    — Во — веревка! – казачок тут как тут, подсуетился.
    — Ну, лезь, Вань, твое дело – молодое! – на лице рыжеволосого – ни тени улыбки.
    — Что, хочешь жить, разбойничья морда? – спросил Ваня насмешливо, заладив новую петлю.
    — Хочу, — кивнул тот, одно слово – и уж понятно, не русский – акцент.
    — А не будешь! – хихикнул казачок.
    — Хоть первую петлю бы снял, — буркнул черноволосый, отходя подальше.
    — Подтяни, Вань, вот так, отпускай! – скомандовал рыжий.
    Что может сделать человек, если его руки завязаны за спиной, а на шею надета петля?! Рывок всем телом вверх, завертел головой — шея извивается сама собой, уж и не человек ты, а змея, еще ногами как будто прыгаешь… Удар оземь!
    — Выскочил… – рыжебородый почесал в затылке, — Второй раз из петли?
    — Мож… Заговоренный? – шепнул Ваня, неожиданно струхнувший.
    — Говорю же, второй раз не вешают, коли сразу не получилось – знать на то воля Божья! – чернявый перекрестился.
    — А может, нечистый за него?
    — Понятное дело…
    — Так позовем батюшку!
    — Не придет, он же, — рыжий кивнул на разбойника, — крест носит, а от покаяния отказался.
    — Придет, придет батюшка, — чернобородый почему–то был уверен, — сбегай, Ваня, скажи все, как есть!
    Поп явился минут через десять. Солидный такой батюшка, в теле, вот только бороденка подвела – куцая. Долго смотрел на обрывки веревки, качал головой, да крестился–молился. Попробовал поднести крест к губам неудавшегося висельника, тот оттолкнул поповскую ручку.
    — Святой водицей, святой водицей бы его… Окропить! – не выдержал Ваня.
    — И веревку! – донеслось из дверей, там уже столпились хуторские.
    Батюшка возражать не стал, окропил услужливо поднесенную свежую веревку, не забыв попробовать ее на прочность. Кивнул головой – мол, эта выдержит! А после, видать, на всякий случай, окропил и шею разбойника.
    — Грех–то какой, в третий раз вешать! – донесся из–за дверей голос, на этот раз женский. Хуторские шумели, спорили.
    — Душегуба вешать – не грех! – рявкнул чернобородый, за дверьми стихли.
    — Аминь! – пробасил поп.
    На этот раз веревку готовили долго, тщательно завязывая узлы. Вот уже и на шее затянули, разбойничье тело, отчаянно извивающееся, приподнято, веревка в натяжку. И–раз! Рыжебородый, для верности, уцепился за ноги казнимого, повиснув на нем. Теперь не подергается! Мгновение – и раздался громкий хруст. Все переменилось – теперь на коричневой от навоза соломе лежал казак, на нем – разбойник, обмотанный веревками, а поверх – щепки да куски обломившейся потолочной балки… Поп даже креститься перестал, рот разинувши!
    — Кому смерть от колес уготована, тому петля не страшна, — чуть визгливый, пробирающий изнутри — как железом по стеклу – голос донесся со стороны дверей. Казаки невольно повернулись – в просвете темнел силуэт невысокого мужчины – вся одежда застегнута – это летом–то, волосы торчком, клюка в руке.
    — Никак, колдун? – сразу догадался рыжий.
    — Он самый, — неожиданно тихим голосом подтвердил батюшка, тут же спохватившись, забасил, — изыди, Сатана!
    Можно было и не стараться, мгновение – и колдуна как не было. В дверях – только любопытные хари хуторских. Казаки переглянулись.
    — Больше вешать не будем, — сказал чернобородый, и на этот раз ему никто не возразил.
    Разбойника погнали до ближайшего городка, там сдали жандармам. А вечером, уже причастившись водочкой, долго обсуждали слова деревенского колдуна.
    — Что за колеса?
    — Может, под телегу попадет? – предположил Ваня, что вызвало лишь смех, — А что, вот Матрена, дура, на ярмарке на дерьме поскользнулась, да под груженый воз…
    Что же до разбойника, то тот, договорясь с другим арестантом, назвался его именем. И через пару дней оказался на свободе…
    Июль, Тифлис – духота, все плывет… Хотя под вечер можно и выбраться по делам!
    «Хорошо, когда у тебя есть дом, любящая жена, всеобщее уважение… Но разве такая жизнь — не конец революционера?» – размышлял Симон Аршакович, проверяя колеса велосипеда, — «Пожалуй, заднее приспущено, надо бы подкачать.».
    В памяти почему–то пронеслись последние годы жизни. Подпольные типографии, перевозка оружия, экспроприации, одураченные берлинские психиатры… А потом революция – и вновь подполье, лихие рейды по тылам белых, ВЧК. Жизнь, просящаяся в авантюрный роман? Да что это он? О нем при жизни сделал очерк Максим Горький, первый пролетарский писатель! Чего же еще ему надо? Обласкан Ильичем, искренне уважаем стремительно вошедшим во власть Кобой – когда–то членом его боевого отряда… Ну, с его–то организаторскими способностями… Уже одна тысяча девятьсот двадцать второй год, скоро минет пять лет Октябрьской Революции!
    «Нет, не дело революционера в сорок лет почить на ларах!» – Симон Аршакович нажал на педали, — «Здесь мы народ освободили, но трудящиеся всего остального мира жаждут справедливости. А Кобе и всем другим это не нужно, их мировая революция не интересует. Ничего, нужны лишь конкретные планы, сделаем революцию и там, Китай, Индия ждут нас!»
    Он задумался. Крутой склон, велосипед разгоняется сам собой. Да, завтра же нужно подать записку об организации подполья… Какой–то рокот, доносившийся из–за угла отвлек от мыслей. Удар. Мгновение – и свет угас…
    Выпрыгнувший из кабины грузовика водитель побледнел, как полотно. Велосипедист, которого он только что сбил, был мертв. Вот и шины в крови. А искореженное колесо велосипеда все продолжало вращаться над разбитой головой…
    В энциклопедии дано кратко:
    КАМО (Тер–Петросян) Симон Аршакович (1882–1922), деятель рос. рев. движения. Один из организаторов подпольных типографий, транспорта оружия и лит–ры, ден. «экспроприаций». В 1918–20 организатор парт. подполья на Кавказе и Ю. России. Погиб, попав под автомобиль.
    Шестисотый «Мерседес»
    Василий Купцов.
    — Да, выходит ближайший автобус – через час, — констатировал факт нехилый мужчина лет тридцати. Он только что изучил расписание автобусов, фраза же была произнесена то ли для самого себя, то ли ради вступления в диалог со старичком в фиолетовом плаще, тоже ожидавшем транспорта.
    — Если вообще придет, — откликнулся старичок, — им расписание не указ!
    — Я спешу.
    — Лови, если поймаешь, — хихикнул пожилой абориген.
    Узкое, по ряду в каждую сторону, загородное шоссе, дорогие иномарки, проносящиеся, что злые шершни, мимо на полной скорости. Сколько ни тяни руку, никто даже и не притормозит. Еще и обрызгать каждый норовит, хорошо им, в их Мерседесах, на них не каплет, не то, что на нас, простых людей. Ноябрь – отвратительный месяц, особливо, если около нуля и дождь со снегом. И холодно, и сам весь потный, как мышь.
    Попрыгав с протянутой рукой минут пятнадцать, мужчина даже руки не поднял, завидев приближающийся роскошный «шестисотый».
    — Что так? – поинтересовался старичок, сморщенный, как сморчок, — Такие не останавливаются?
    — Похоже, здесь никому не нужны деньги, — вздохнул страдалец. Он уже минут пять, как перестал нервно оглядываться на часы, опоздал, вестимо…
    — Операцию по перемене пола делать надоть! – посоветовал старичок, — другой вертихвостки по три машины останавливаются, сами подвезти напрашиваются.
    — Будь у меня деньги на такую операцию, я бы просто тачку купил, — зло бросил мужчина.
    — Зато кое у кого эти самые баксы девать некуда. Говорят, решил один новый русский шестисотый «Мерседес» заиметь… — начал, было, местный аксакал.
    — «Первый, второй, пятьсот девяносто девятый, ух – шестисотый» — знаю эту байку, — перебил старика неудачник, — эх, надоела эта жизнь, все бы отдал за шестисотый…
    — Продай чего–нибудь…
    — А чего? Без квартиры не проживешь, да ее только на какое–нибудь барахло и хватит. Почку не продашь – больной, говорят. Родители померли, ни мать, ни отца не продашь. А Родину уже другие, до нас, продать ухитрились! Душу бы продал, да где – до дьявола дозвониться…
    — А ежели я – дьявол? – хихикнул старичок.
    — Тогда покупай душу, не жаль! – махнул рукой мужичок.
    — Душу? Во еще, этого добра у нас и так навалом, в очереди стоят, — продолжал издеваться старичок, — однако ж есть выход!
    — Да ну? – засмеялся мужчина.
    — Одно желание осталось невостребованным, зависло, но это длинная история. Пресытился, словом, один товарищ, обожрался желаниями, что блинами… А ты мне приглянулся, так и быть – подарю тебе одно желание. Мог бы и три, да не положено, — продолжал измываться «дяьвол».
    — Угу, три желания… Нашел негр в пустыне амфору с джином, три желания. Хочу, говорит, воды, много води, и женщин. И еще – стать белым. Ну, джин и сделал его унитазом в женском туалете!
    — Да ну! – расхохотался старичок, — Вот не знал! Ну – потешил. Так и быть – одно желание, без обмана, без членовредительства, ни в кого не превращать, душу не забирать. Идет?
    — Идет!
    — По рукам?
    — Давай! – мужчина не без удовольствия, от души, шарахнул ручищей по сухонькой ладошке старика, — Хочу «Мерседес». Шестисотый!
    — Будет сделано, — хихикнул старикашка, — «для развлеченья только».
    И все вдруг завертелось в глазах…
    — Опять на своей рухляди приперся, — этот голос был первым, что услышал мужчина, опомнившись, — сколько тебе говорить, не будет тебе техосмотра! И как не стыдно, нашел на свалке какой–то древний тарантас, да еще хочет… Совсем из ума выжил. В булочную будешь на этой колымаге ездить!
    Кажется, он за рулем. Что за чертовщина. Мужчина поднял голову, взгляд остановился на том месте, откуда звучал голос. Сбоку, в двух метрах над дорогой, висела самая настоящая летающая тарелка. Как в фантастических фильмах. Только надпись на ней была вполне знакомая: «МРЭО ГАИ».
    Ох, как трудно дается каждое движение. Он с трудом выполз из автомобиля, перекошенная дверь не захотела закрываться с первого раза… Да, несомненно это был «шестисотый». Вот только весь избитый, ржавый. Краска облупилась, стекла с трещинами, подбитая фара… Сколько же ему лет? Мужчина притронулся к автомобилю, проверка – может, грезится все это? Но почему рука такая морщинистая?
    Страшная догадка ударила, как кувалдой, по мозгам. Один взгляд в зеркальце. Да, да… На него смотрела морщинистая физиономия того самого старичка. А где же прожитая жизнь? Отдана за старый шестисотый «Мерс»?!
    Пряди не так уж и много…
    — Смотри, смотри! – воскликнул Младояр, указывая пальцем вдаль.
    — Ишь, лисица, — подивился Крутомил, его лук в мгновение ока изготовился — ну, как будто сам собой, — какая проворная!
    — И большая–пребольшая! – добавил младший из княжичей, слегка натягивая тетиву.
    Молодые люди вглядывались вдаль, туда, где у опушки леса мелькала средь высокой зеленой травы, то здесь, то там, золотистая шкура проворного животного. Старший брат слегка сжал колени, жеребец так и рванул вперед. Младояр направился вслед. Кажется, удивительный зверь уже рядом. Но вот мгновение – и рыжая морда уже скалится в сотне шагов. Вот это проворство! Мухой! Нет, куда там мухе… Что солнечный зайчик от зеркала бронзового – мгновение – и уж далеко. Юноши пускали стрелы, то одну за другой, то по паре сразу – да куда там! Только роскошный лисий хвост помахивал, казалось, надсмехаясь, то здесь, то там.
    — А мне потом стрелы собирать, — Младояр убрал лук, всем видом показывая, что продолжать бессмысленную стрельбу он далее не собирается.
    — Нет, я ее достану! – вскричал Крутомил, бросаясь в погоню за лисицей.
    — Да куда ты! – засмеялся младший княжич, — Смотри, она уже у тебя за спиной.
    Но старший брат не слушал, бросал жеребца то вперед, то вбок, сам вертелся в седле, как волчок, посылал стрелы в разные стороны.
    — Ну, как? – спросил Младояр братца спустя малую толику времени.
    — Стрелы кончились, — вздохнул Крутомил, — глянь, а она как будто издевается!
    Огромная лисица и впрямь, будто почуяв, что запас стрел у незадачливых охотников иссяк, теперь уже не прыгала, не исчезала… Уселась в полусотне шагов, нагло пялясь на братьев. Неожиданно ее поведение резко изменилась, она вся напружинилась – и ринулась прямо на княжичей. Мгновение – и золотая шерсть промелькнула между жеребцами, парни даже охнуть не успели. Они бы точно повернули бы младые очи, проводили бы неуловимого зверя взглядами, если бы не узрели в тот момент нечто такое… Огромная зеленая собака, какая–та совершенно ненастоящая, лязгнув металлом ножных сочленений, что вихрь пролетела меж шарахнувшихся с стороны жеребцов, прямо по следу огромной лисицы.
    — Ящер тебя! – воскликнул Крутомил, — Что это еще такое?!
    — Лайка, — пожал плечами Младояр, — что, Крут, никогда о Лайке не слыхивал?
    — Нет, — старший княжич повернулся к брату, — Она чего, в железах, что ли?
    — Она медная, — объяснил младший, — ее давным–давно Кузя выковал, вот она от времени и позеленела.
    — Медная? Собака?
    — Да, медная собака, вернее – пес, Лайка, ему по судьбе написано, что любую дичь настигнет, никто от нее не уйдет, не спрячется.
    — Значит, заловит золотую лиску?
    — Э, нет, — хитро усмехнулся Младояр, — читал я в древних свитках, жила такая лиса, которой Боги присудили не пойманной быть!
    — А собака, что… — Крутояр не договорил, кажется, он запутался.
    — Это старая история, древняя. Я уж думал – выдумки, да сейчас собственными глазами видели…
    — Расскажи!
    — А дело было так… Боги, они тоже временами дурнями получаются. Вот – дали той лиске Дар, присудили Судьбу – не пойманной быть, а та – обнаглела вконец, не то, что курятники опустошать по всей округе, мало этого ей стало, начала младенцев, что волчина лютый, воровать! Что ни месяц, украдет новорожденного, да съест, а смертные ничего поделать и не могут, раз уж Боги порешили. Тут, на счастье, сковал Кузя собаку медную, Богам на развлечение. Что ни одна охота без дичи не кончалась! А тут беда с лиской злой… Упросил князь тех мест богов, сжалились бессмертные над людьми, да выпустили медного пса Лайка на лиску…
    — А от пса Лайка никто не уйдет?
    — Ага!
    — И что же теперь? — Крутояр почесал в голове, — Поймает она лисицу?
    — Нет, но и лисица от нее не уйдет!
    — И давно они так друг за дружкой гоняются?
    — Давно, наверное тыщу лет, а может – и тьму…
    Братья устроились на отдых, выбрав сухой, голый как коленка, пригорочек. Жеребцы паслись поблизости, все стрелы уже собраны, а пироги – ополовинены. Понятное дело – подкрепиться пора пришла. А после обеда – полежать часок, по обычаю. Коли делать нечего, разумеется… Старший княжич, пододвинувшись к брату, начал разговор таким образом:
    — Люблю я тебя, Млад! Такой ты умный, все знаешь, даже про медного пса, и то – сразу догадался!
    — Смеешься, что ли? – отмахнулся Младояр, но довольный похвалой, покраснел.
    — Нет, правду говорю, люблю тебя! – продолжал признания Крутояр, — Ведь это ты за Гориполка отомстил, я знаю, ты Белого Ведуна убил! Мне Игг рассказал!
    — Убил, мы вместе с Гориполком убили…
    — Как вместе? – удивился старший брат.
    — Я косточку Гориполкову в пепле нашел, наточил, в стрелу жалом наладил…
    — И той стрелой – злыдня укротил?
    — Да!
    — Значит, Гориполк после смерти, с твоей помощью… За себя отмстил?
    — Ему теперь на Златых полях горевать не приходится, честь его чиста!
    Братья помолчали. Чувствовалось, что Крутополк еще не выговорился…
    — Вот потому я и люблю тебя, Млад! Надежный ты, и умный… — юноша не знал, что бы еще сказать такого, его так и распирало, — А я, дурень, того пустоглазого порешил, и думал – вот, отмстил за брата. Кабы не ты – позор до сих пор покрывал бы…
    — А ты не в обиде, что тебя не позвал тогда?
    — Немного есть, — признался княжич, — но я б тебя тоже не позвал бы на такое!
    — А Иггельд обо всем догадался, еще когда я косточку точил!
    — Слушай, Млад, если что от меня – ты только скажи. Все отдам, что имею! Я за тебя – горло любому перегрызу!
    Младояр не ответил, силясь сохранить строгость на лице. Браться еще немного помолчали.
    — Слышь, Млад, расскажи чего интересное…
    — Тут за речкой Мочей, ну, в двух шагах, пещерка есть, а в ней – отшельник живет один, как звать – не ведомо никому… К нему люд ходит, можно попросить чего, сбывается частенько. Только старец никогда не скажет ничего, ни принят дар, ни отвергнут Богами. Вроде – как будто, и не к нему обращаются… А сбывается частенько!
    — Так поехали к твоему пещернику! Дорогу знаешь?
    — Речка рядом, а там – вдоль поскачем…
    Братья остановили коней у излучины. В речке кто–то плескался, весь из длинных седых волос, прям – чудо–юдо лесное. На небе – ни облачка, жара, искупаться – самое милое дело! Даже пещерникам… Княжичи спешились, молча подождали, пока старик не выберется из воды. Никакой одежды на берегу купальщика не ожидало. Обладатель аршинной бороды и длиннющих, любая дева позавидовала бы, волос, полностью закрывавших теперь, налипнув после купания, и спину, и бедра, выйдя из воды так и побрел, голышом, не удосужившись даже стряхнуть воду. На княжичей он внимания не обратил. Юноши побрели следом, ведя за собой жеребцов.
    Вот и пещера. Старик остановился у входа, вопросительно взглянув на юношей. Те замешкались, не зная, что сказать. Пещерка темна, у входа – мхи, дышалось легко, того тяжкого запаха, что тянул из жилищ большинства отшельников, не ощущалось. Обитатель мылся сам, и пещерка держала себя в чистоте да строгости!
    Наконец, Крутомил решился, достал из–за голенища кованый нож, из тех, что продавал купец с Бел–Моря, уверяя, что железо то настолько чистое, что даже и не ржавеет, не хуже того, что с неба падает. Крутенцы знали цену купеческому «не хуже», но запрошенных денег отвалили, осталось подождать и определить со временем – обманул их купец, али нет. Ждать–то недолго, и дюжины лет не пройдет…
    — Дар тебе, мудрый старец, от меня, Крутомила, старшего сына князя Дидомысла, — молвил ноша, кладя нож к ногам старика.
    — Здесь орехи на меду круто сваренные, — протянул старцу маленький берестяной туясок младший княжич, видно, отрывал от сердца — ведь любимое лакомство, — к тебе дети малые ходят, угостишь…
    — А они мне спасибо скажут? – усмехнулся старик, — Как тебя–то звать, тоже, поди, княжич?
    — Младояр, младший сын княжий, — представился паренек.
    — Добр молодец Младояр, на два шага вперед думает, коль дарит то, чем я отдариться смогу?
    — Не на два, а на три!
    — Отчего?
    — А много ль радости в пещере сидеть, да просьбы принимать? – смело высказался Младояр, — А детишки, небось, с таким приходят, что ты и сам, богов не просимши, исполнишь! И радость детская твоей станет?
    — Кабы я так наперед думал, да считал, сидел бы на троне, — продолжал улыбаться пещерник.
    — На всех умниц тронов не напасешься! – кинул Крутомил насмешливо.
    Старец посмотрел на рослого княжича ясным взглядом, потом вновь обратил очи на Младояра. Неожиданно пещерник присел у входа, прямо на душистую травку, жестом пригласив княжичей сделать то же самое.
    — Рассказать, что ли? – улыбнулся старец.
    — Да, расскажи, расскажи! – хором откликнулись юноши, присаживаясь рядом.
    Как хорошо было б, кабы боги, человеками неким Даром одаримши, рассказали, каков Дар, что с ним делать можно, а что – нельзя? Или, на худой конец, сказали б – смотри, дали мы тебе!
    У меня с детства такое началось. Как скажу чего, брякну по глупости – так и случается. Не всегда, конечно, сбывалось, но – частенько. Причем – все больше худое сходилось. А доброе чего – реже. Себе – никогда не бывало, сколько не желал в детстве сластей, отроком – первым быть, юношей – любви девчонки–красы… Так ни разу ничего и не сбылось. Зато брякну со злости: «Что б тебе ноги переломать» – так и случиться, и дня не пройдет! Ну, приметили это мои товарищи малолетние, да пару раз так отделали, что больше и язык не поворачивался Слово злое произнести. И, поскольку лет с семи никому я более зла не пророчил, а добрые пожелания время от времени сбывались, поверили селяне, что Дар у меня, к возрасту юношескому зауважали, ублажить старались. А я другого хотел. Первым мечтал стать везде, сильным, ловким… А вырос самым хилым, и борец из меня никакой, и в кулачном бою, хоть за грудки – последним из последних был… И девчушки смотреть не хотели, а не то, чтобы губки подставить! Ну, не буду всего рассказывать, пошел бродить по свету. Удачу искать, ту, которой мне Судьба повелела другим одарять…
    Пробовал в дружину княжью пойти – в первой же стычке живого места не осталось. Пошел в подручные к купцу – без портков уполз! Долго ли, коротко ли, носила меня судьбы по свету, носила… И вот однажды попал я, хуже не придумаешь – в плен к людям лихим, разбойным, да посреди синего моря, вдали от родных берегов.
    Выкупа с меня, голого да безродного, понятное дело, не получишь, решили в рабство продать. Ну, а я все одно строптив оставался. Били меня нещадно, послушанию выучить решили, да я не ломался! И вот, однажды, не выдержал я после плетей, нарушил клятву самому себе в детстве даденую, да пожелал разбойникам морским, да во всеуслышанье: «Что б ладья ваша потонула, в щепки разбилась, что б вас всех волны поглотили, да рыбы поели! Пусть вас, морских людей, ваша же вода и сгубит!».
    Осерчал атаман разбойников за такие слова, да велел меня к мачте привязать, да повыше, покрепче, приговаривая: «Может, нас рыбы когда и съедят, а вот тебя – птицы, и не когда–нибудь, а сейчас! Глазки повыедят!». Привязали меня, любуются, смехом надсмехаются. Вдруг – вижу, идет со стороны южной, солнечной, с безбрежных далей волна одна, высокая–превысокая! С гору! Засуетились моряки, забегали, кто–то привязаться пытался. А волна скоро пришла, птицы быстрей! Чую – лечу, потом – весь в воде, под волной, затем – опять полет. Так со всего размаху кораблик разбойный о скалу и ударился, борта – в щепы, лиходеи, которых до того волна не смыла – в воду… А я… Мачта моя, к которой мои ручки–ножки привязали, за верхушку скалы зацепилась, да так и застряла. Потом вода схлынула, остался я один на маленьком острове, безлюдном. А из моряков не спасся ни один, никто на берег не выбрался…
    Прожил я на том островке не один лунный месяц. Помогло то, что в детстве нырять наловчился, дыханье держать. Другие мальчишки все больше кто быстрей по воде припускались, а я, худосочный, нашел себе развлечение — под водой сиживать. Потом наловчился – голыми руками рыбку ловил. Вот и пригодилось уже взрослому. Нырял я в то море, доставал раковины, рачков ловил, иногда – и рыбешку удавалось. С голоду не умирал. Да, раковины… В некоторых жемчужинки попадались, я их в кучку складывал, потом из кучки горка образовалась…
    Случилось однажды средь бела дня, солнце вдруг меркнуть начало, хоть на небе – не то, что тучки, не облачка! Знать – Змей Небесный Светило заглотал. Ну, оно дело известное – Змей Солнышко Ясное проглотит, а оно ему брюхо–то прожжет и на волю вновь вырвется. Но вот пока Солнце в брюхе змеевом сидело, тьма кромешная настала, хоть глаза выколи, потом, правда, звезды зажглись, но – все одно темно. Вдруг, вижу – возле меня старуха вся седа, ростом – с дерево…
    — Пошли, — молвит, — пока время есть, я поговорю, а ты – послушаешь.
    Сделал я шаг за ней – и в каком–то тереме оказался. Чувствую, что в палатах, хоть ни потолка, ни стен и не видно. А кругом – полотна да пряжи, много–много, и все само собой прядется да ткется… Смекнул я, что сама Пряха меня приметила.
    — Смотри, — говорит, — какое полотно красное распускать приходится!
    Гляжу – а на полотне чего только и нет. И люди в одеждах красных, и воины, и терема высокие… А в центре – ну, вылитый я, как в отраженье, да на голове корона княжеская!
    — Это я, что ли? – спрашиваю.
    — Был бы ты, да вот – распустить пришлось, — отвечает мне Пряха.
    Смотрю – распущено уж то полотно, последние нити тянутся, красные да голубые, сами собой поодаль укладываются. Не то, чтобы мне обидно стало, но удивительно!
    — Что, не Судьба мне покняжить? – спрашиваю великую богиню.
    — Была Судьба, да на все пряжи не хватило, вот, смотри, сколько ушло, — и показывает мне другие полотна.
    На одном полотне, высоком да широком, волна в синем море преогромная, смотрю – как живая, вот и бежит, и шипит вся в пене… А на другом полотне – ладья разбойничья о скалу разбивается. Маленькие человечки из волн выныривают, темно–коричневые спины средь сиреневых вод мелькают, пеной покрываются, тоненькие ручонки хватаются за что попало – и на дно уходят…
    — Вот, пришлось по Слову твоему прясть да ткать, — говорит мне Пряха укоризненно, — а на все да на всех пряжи не напасешься. Вот и распустила ту Судьбу твою, что наперед соткана была!
    — А что за Судьба меня ждала? – спрашиваю.
    — Кабы ты Слова Заветные не сказал, а просто б все стерпел, оценили бы люди разбойные твою стойкость, взяли бы себе во товарищи. В боях отличился бы вскоре – не силой, а наскоком да удалью. И двух лет не прошло б – стал атаманом. А тут городок приморский пограбить решили, не зная, не ведая — град тот захвачен намедни врагом лютым, кочевым, к оседлым людям беспощадным. Твои разбойники напали б, с пришлыми нечаянно схлестнувшись, да прогнали врагов, градские жители так тому обрадовались, что тебя князем провозгласили. Через день враги снова нахлынули бы, ты ж – дружину собрав, тех нападавших разбил бы, да погнал восвояси, другие городки освобождая. И охнуть не успел – глянь – уже повелитель обширного каганата, спаситель народа и степняков победитель …
    — И всего этого уже не будет?
    — Не из чего ткать! – отвечает мне Макошь, — Ты весь свой запас извел…
    — А на что осталось? – спрашиваю.
    — Ничего не осталось, так, токмо ниток обрывки валяются… Если собрать… Да вот, разве что на маленькую пещерку, — махнула рукой Пряха, — да мы уж и так разболтались слишком, пошли, сейчас Солнце ясное выглянет!
    Я и моргнуть не успел – чую, вновь стою на берегу моря. А тут и первый луч Солнышка, из чрева Змея вырвавшегося, меня осветил, согрел. Оглядываюсь – вижу, ладья огромадная, о трех мачтах, да одних весел в два яруса, и совсем близко. Паруса – алые, ладья – золотистая. Все моряки – в одеждах голубых. Сбились, что ли, с дороги, пока темень стояла?!
    Я кричать, руками замахал. Заприметили, спустили за мной лодчонку. Я, жемчужинки заветные собрав, к ним. Отвезли меня на ладью великую, а на ней сам их каган плыл. Что повелитель – так я сразу признал, он один в багряной одежде одет, и в обувке красной обут… Я повелителю поклонился, да весь жемчуг, без остатка, в дар и преподнес. Каган подарок оценил, меня гостем величал, да спрашивал – откуда да куда, да и чем помочь. Ну, я ему и говорю – мне бы домой… Повелитель и распорядился, что б попутным купцом меня отправили, а расходы – из казны оплатили.
    Ну, а дальше – как пришел я в родные места, выкопал пещерку, да жить в ей начал. Только знал теперь – ни одного Слова мой язык не произнесет! Так, побеседовать, сказку рассказать – не молчу, но если заветное чего – рот на замке!
    — Но ведь люди просят у тебя, и сбывается? – не удержался Младояр.
    — То, меня посредством, Пряху просят, — пожал плечами пещерник, — а я что… Я просто живу…
    Домой братья скакали молча, каждый думал о своем. Древняя лисица вместе с медным псом давно забылась, но вот пещерник… Уже завидев высокие стены града Крутена, Крутояр спросил брата:
    — Ты задумал желание какое, когда подарок вещему человеку оставлял?
    — Задумал, а ты?
    — И я…
    — Да я ничего такого, — подернул плечами Младояр, — чего там просить за орешки… Так, по мелочи…
    — А я так попросил по крупному, — признался старший княжич, — помнишь, сказано мне было, что жить недолго… Так я, с дуру, жисть себе продлить попросил! Кабы этот пещерник сначала тот сказ рассказал, я б поостерегся… А теперь – тревожно мне, кто ж знает, сколько на кого пряди отпущено?
    — Да брось ты! – засмеялся, махнув рукой, Млад. Но на душе у младшего княжича стало вдруг как–то пусто и зыбко.
    Трудно быть богом…
    — Что за книжку ты читаешь? — спросил старый Нойдак молодого геолога.
    — «Трудно быть богом» называется, — паренек несколько смутился, — ну, это сказка такая…
    — Ну и как, трудно быть богом? — спросил старый колдун.
    — Трудно! — засмеялся геолог, — Но я бы попробовал!
    — Правильно! — согласился Нойдак, — Молодым везде у нас дорога!
    — А старикам — везде у нас почет! — засмеялся парень, — Тебе сколько лет, Нойдак?
    — Ой, много! Много лет… — колдун покачал головой и развел руками.
    — Сто лет будет? — продолжал подтрунивать геолог.
    — Да поболе!
    — Да ну? — парень смеялся уже в открытую, — и сколько?
    — А вот сколько у тебя пальцев на одной руке, да на другой руке, столько и сотен лет живу!
    — Ну, ты прямо как Квазимодо, нет, нет, как Калиостро! Вот! Он тоже всем рассказывал, как с Цезарем беседы вел, да Клеопатру целовал! А ты был, дедушка, с Цезарем знаком?
    — Не, не был…
    — А Клеопатру целовал?
    — Нет…
    — Чего ж ты так? Никак сплоховал?
    — Ой сплоховал! — покачал головой Нойдак, — Совсем глупый у тебя голова, парень, Москва учился, а не знаешь, что Цезарь жил четыре руки пальцев сотен лет тому назад, а мне всего то две руки пальцев сотен будет… Как же Нойдак с ним знаком мог быть?
    — Да? — молодой геолог был несколько обескуражен, ведь старик неожиданно обнаружил некоторые познания в истории. Впрочем, парень быстро нашелся, — Ну, а с кем ты знаком был? Наполеона хоть видывал?
    — На поле он чего делал?
    Парень непонимающе посмотрел на старого колдуна. Что–то не так было! Ага, да ведь старый хрыч подловил его на слове. Оказывается, он не так уж плохо владеет великим да могучим русским языком! Придуряется, понятное дело…
    — Ну, лады! А хоть с Иваном Грозным парой слов перекидывался?
    — Иоанну Васильевичу? Колдовал, как же, — спокойно сообщил Нойдак.
    — Да… А еще кому?
    — Да много кому, всех не упомнишь… Владимиру, тому что каганом был, колдовал, Александру, того, которого Невским прозвали — тоже… Да я старый уже, не помню уж ничего, — и старик хитро прищурился.
    — Да, хорошо тебе, — парню и не верилось, и хотелось поверить в эти сказки, — я бы тоже попробовал бы… Ну, вот хоть богом побыть, — взгляд геолога вновь обратился на перечитанную в сотый раз книжку братьев Стругацких.
    — Нет, богом быть плохо! — неожиданно высказался старый колдун.
    — А ты что, пробовал?
    — Ой, пробовал!
    — И что?
    — Ой, сплоховал…
    — А ты расскажи!
    — А где шайтан–вода?
    — Да нет у меня никакой шайтан–воды! — однако ж парень уже догадался, чего именно требует старый колдун.
    — Обманывать плохо! — сказал Нойдак грозно, — Сейчас Нойдак колдовать будет, а горелый вино в стеклянной бутылке с надписью «Столичная» само о себе скажет!
    — Это как? — молодой геолог даже испугался.
    — А так! — Нойдак поднял бубен, встряхнул его, затряс, бормоча про себя какие–то тайные слова. Бубен зазвенел в каком–то странном ритме, от которого у молодого геолога мурашки пошли по телу.
    То, что произошло дальше, можно воспринимать по разному. И с точки мистической, а можно — и вполне научно объяснить. Короче, парень услышал вдруг, как заветная бутылка в его рюкзаке начала мелко дрожать и позванивать, как будто откликаясь на зов колдовского бубна старого Нойдака. Дольше паренек не выдержал, вытащил бутылку, и, вздыхая, сорвал пробку. После того, как большая часть содержимого поллитровки была испита и заедена каким–то местным салом, о происхождении которого лучше было не думать, Нойдак устроился поудобнее и начал свой рассказ…
    Грозный всемогущий Ыгыз был богом древним–предревним, а потому уставшим и злым на весь свет. Но мечты посидеть где–нибудь на бережку речки с печеным барашком в руках и умным собеседником в зубах… или наоборот — да не все ли равно, в конце концов — все эти мечты оставались только мечтами. В самом деле — бросишь свое хозяйство хоть ненадолго, так столько всего сразу накопится — денек отдохнешь, потом век не расхлебаешь.
    — А ты найди себе кого–нибудь на подмену, — посоветовал ему его южный сосед Кришнявишня.
    — А кого? — переспросил Ыгыз, — Может ты подменишь на недельку?
    — Да что ты! — замахал руками южанин, — У самого забот полон рот…
    — А может свободен кто? Вон, Буддабарахта все спит и спит, может разбудить?
    — Нет, опасно!
    — Что, разгневается?
    — Да нет, не в том дело, — вздохнул Кришнявишня, — Просто есть мнение, и хоть я с ним не согласен, однако ж, есть вероятность… Короче, говорят, что он спит, а мы все ему на самом деле снимся. И он сам себе снится!
    — И если его разбудить…
    — Мало ли чего получится! Так что лучше не рисковать, хотя, как я уже говорил, сам–то я не верю во всю эту чепуху…
    — Ну, а мне–то что делать? Ты ж говорил — найди себе временную замену?
    — Ну и найди… Какого–нибудь смертного…
    — Простой смертный не справится!
    — Тогда найди мудреца, — пожал плечами Вишнякришня.
    — Да где в моих краях мудреца–то найти? — вздохнул Ыгыз.
    — Возьми моего, у меня их полно, все по пещерам сидят, да волосы с ногтями отращивают — силы набираются!
    — Нет, — решил Ыгыз, — я уж лучше плохонького, да своего! Чужой такого нагородит…
    Недолго думал Ыгыз. Да ведь по правде говоря, выбирать–то было не из кого. Короче, старее да мудрее Нойдака все равно в округе никого не было! И явился всемогущий бог Нойдаку, и изложил свое предложение, от которого, сами понимаете, отказаться Нойдаку было никак нельзя. Потому колдун сразу же и согласился. Ну, рассказал Ыгыз ему все — как и что делать, за чем следить, куда смотреть, чем повелевать. А на последок — о самом сложном поведал:
    — Будут тебя люди просить — сделать то, боженька, сделай се… Ну, ты в меру сил старайся им помогать, а то к другим богам обратятся, да все жертвы мимо нас пойдут!
    Ну, последние инструкции давал Ыгыз уже скороговоркой — не терпелось в отпуск смыться… Так и остался старый колдун Нойдак за бога. Уселся на небе, свесил ноги с облачка и занялся делами…
    Все было бы ничего, так бы и управлялся Нойдак со всем хозяйством божественным, да совсем людишки его своими просьбами замучили. Сначала Нойдак еще чего–то там пытался делать, потом уши заткнул и решил не слушать! Но вот, увы, сколько уши не затыкай, а те, кто поближе живет да погромче кричит — все одно слышны…
    На беду прямо под Нойдаковым облачком устроились жить два соседа, оба земледельцы, труженики. Засеяли они свои поля — один рис посадил, другой, в десяти шагах от него — хлопок. Посадили, да начали, как положено, богу молиться, да разные там мелкие жертвы — на тебе, боже, что мне негоже — приносить.
    Первый богу молитву возносит:
    — Великий, всесильный Боже, на тебя вся надежа! Посадил я рис на поле своем, а рису водица надобна, да побольше! Пошли, Боже, дождь, да не один, много дождей пошли, пусть льют они каждый день сплошным потоком, дабы рис мой уродился урожаем обильным, а уж за мной не постоит, и барашка, и козденка в твою честь пожертвую, и идолов твоих по углам своего жилища выставлю, и губы их да будут в масле каждый день…
    А второй сосед первому как бы подпевает — ведь, как назло, начали они молитву одновременно, и просит, и умоляет…
    — О Великий и Грозный Бог Небес! К тебе взываю с просьбой моей! Ведомо тебе — а тебе ведь все ведомо — что усадил я свои поля хлопком белым, и жду — не дождусь урожая обильного. Но ведь знаешь ты, Господи, как опасен дождь для хлопка моего! Охрани, Боже, мои поля от ливней, пусть не единая капля дождя да не падет с небес твоих! Пусть будет сушь да зной лето все… И ьуду я тебе благодарен тогда благодарностью великой, и жертвы тебе вознесу, и барашка, и козлика на алтаре твоем зарежу, и идолы твои омыты кровью жертвенной будут, и хвалу тебе возносить на все четыре стороны света и я, и семья моя весь год будет!
    Послушал Нойдак одного, только собрался дождь на землю пролить — спохватился, выслушал другого, думал зноя подбавить — да вспомнил о первом… Не знает старый колдун, как ему быть. А эти злыдни, те что внизу, на земле, все молятся и молятся, все просят и просят, да каждый свое. Нет, чтобы хоть как–то договориться…
    Заткнул Нойдак уши еще крепче, думает — не, угомонятся, ночь ведь на дворе уже. Какое там — им вроде и спать–то не охота, все свое толдычат! Короче, так и провел Нойдак ночь без сна и отдыха. А потом — еще день работы. Настала следующая ночь. И что вы думаете? А то! Соседи вновь за моленья, у Нойдака голова разламыватся, спать хочется, а тут еще проблему с дождем решать. Рука то к дождю тянется, то к зною…
    И был третий день, и была третья ночь бессоная. А как утро настало, почуял Нойдак, что теперь ему все равно. Не стал он ни дождик вызывать, ни зноя подбавлять, а что–то в злости великой заорал и все на небе попереворачивал. И пошел с неба град — величиной с куриное яйцо — каждая градина. И побил посевы обоим соседям. Тут уж расстроился Нойдак не на шутку — ведь чего наделал! А тут, на беду, Ыгыз из отпуска возвертается. Ну, думает старый колдун, теперь мне не сдобровать… Но признался во всем честно, рассказал древнему богу, все как было!
    — Ай, сам я во всем виноват! — покачал головой Ыгыз, — Так все надоело, так отдохнуть хотелось, что и забыл показать–рассказать, где у меня самое важное для божеского дело хранится. Вот, смотри, Нойдак, на будущее будешь знать. Здесь хлопок божественный, им уши на ночь затыкают, а здесь воск — им поверх замазывают, и ни одна сволочь своей молитвой не побеспокоит…
    — Но ведь то, что я послал град — ведь плохо сделал?
    — Отчего ж плохо? — пожал плечами великий Ыгыз, — Теперь они про все свои глупости забудут и молиться будут, чтобы больше града не было. А его и не будет — вот я, ничего не делая, им любим да почитаем стану!
    — Так, значит, и боги иной раз не выдерживают? — догадался Нойдак, — Тоже град…
    — Если бы град!? — махнул рукой Ыгыз, — Тут иной раз так на все эти моленья осерчаешь…
    — И что? — Нойдак в глубине души предчувствовал ответ.
    — А как ты думаешь, землетрясения да смерчи–ураганы с чего бывают? — и старый бог хитро прищурился, именно так, как прищурился Нойдак, заканчивая этой фразой свой рассказ…
    Вот так гомункулус!
    Для конкурса КЛФ–2.
    Матушка со скорбью смотрела на Теофастуса. Тридцать лет, благороднейшего из родов Тюрингии, ему бы развлекаться с гостями на пирах и охотах, наделать баронетов в постельке с женой, да и у крестьян породу поулучшать, а он сидит, как сыч, с древней книгой и бормочет: «окончательная сублимация Пеликана, вернет к жизни Детей его, питаемых тинктурой…». Опять же, полное разорение на этой алхимии, то ли дело – славные рыцарские развлечения, охота, к примеру, она ведь денежек не просит. Что там говорить, даже транжирка–жена и то – столько не истратит! Вместо визга детишек – звон стекла, вонь какая–та серная, точно в аду, нет, чтобы пахло жареным мясом да вином… Взгляд матушки остановился на заостренных чертах лица барона. «Даже о еде забыл!».
    — Поел бы ты, Теофастус!
    Алхимик оторвал безумный взгляд от книги, но тут же остановил его – не на старухе в белом застиранном чепце, а на реторте, содержимое которой уже почти выкипело.
    — Лев очистится, соединясь с волком, растворяемый в философском серуме…
    — Поел бы ты, что ли! – повторила старуха.
    — А, поесть… – опомнился, наконец, Теофастус, — Давай, только мясо, овощей не надо, потребление растущего под землей затмевает разум адепта…
    — Адепта… – проворчала матушка, направляясь на кухню, — Уже забыл, что он – благородный барон, потомок великого Карла. Адепт! Женить бы его, что ли. Может – опомнится?
    — Из Нигредо в альдебо, из Альдебо в Рубедо, – бормотал Теофастус, — Солнце в противостоянии, луна на исходе, шесть планет готовы открыть сундук, как раз время – Великого делания. Или завтра, или еще не один год… Да, да, сегодня ночью – сбор Первовещества!
    Алхимией занимала все мысли барона уже лет пять. Все началось с заезжего шарлатана, выдававшего себя за Великого Адепта. Разумеется – обещания превратить свинец в золото, даже демонстрация на махоньком кусочке. А больше, мол, нет, запас Эликсира истощился, надо изготовлять новый. Теофастус заплатил за все, тот бессовестный человек взял деньги, начал ставить опыты, тыкая всякий раз в толстенную древнюю книгу. Увы, целый год барон верил поднятому вверх пальцу проходимца, его губам, вычитывающим очередную мудрость из старого фолианта. Ни Философского Камня, ни золота, само собой, Теофастус не увидел, зато было так интересно! Барон прожил тот год будто в каком–то волшебном мире, о тусклых годах бесцельной жизни в замке до приезда Великого Адепта и вспоминать не хотелось. Крах наступил неожиданно. Дело было в том, что Теофастуса, еще мальчиком научили читать и писать. Благородно рожденным это без надобности, но такова традиция их рода, ведь на гербе баронов – свиток и перо. А дело было так. Теофастус стоял за спиной алхимика, когда он вслух зачитывал очередную фразу из книги, ведя пальцем по строке. Теофастус слабо понимал латынь, но он мог прочесть по буквам любое слово, знал, как оно звучит. И в какой–то момент рыцарь осознал, что перед ним – жулик, ведь написано одно, а произносится – совсем иное! Барон вспомнил другую древнюю науку – как добиться правды от проходимца. Оказалось достаточным раскалить на огне ржавые клещи – прямо на глазах связанного «Великого Адепта» – и тот во всем признался. Все просто – алхимик был неграмотен. Когда–то в юности он прослужил три года у настоящего Адепта, молодая голова запомнила множество фраз, а уж составлять смеси помощник алхимика обучился в совершенстве. Барон хотел повесить проходимца, но потом вдруг вспомнил, в сколь безоблачно–счастливом состоянии пребывал последний год. И – всего лишь прогнал мошенника, даже не выдрав. А книгу, как оказалось – украденную у того, настоящего Адепта – оставил себе. И начал читать…
    Прошли годы. Теофастус почувствовал в себе силы совершить Великое Делание. Осталось выждать благоприятного сочетания небесных сфер. Это случится сегодня ночью! Да, этой ночью можно собрать Эманацию — то, из чего путем долгих и сложных дистилляций числом двадцать восемь должен получиться Камнень, а уж дать ему созреть, пытая огнем две недели, он сумеет…
    Прошло полгода. Теофастус совсем иссох, лицо посерело, одни глаза и остались. Но какое это имело значение? Ведь решающий момент близок, Великое Делание завершается, вот оно, на дне огромной, пара футов в диаметре, реторты – бесцветная, и, одновременно, играющая всеми цветами радуги Душа Камня. Кажется, она и веса не имеет, но не улетучивается, над стеклянным дном висит, как облачко. Даже запах в лаборатории почти выветрился, будто Эликсир даже через стекло реторты очищал все вокруг!
    — Слово… В начале было Слово! Как же я забыл, надо произнести Слово! – спохватился Теофастус, еще секундой назад чувствовавший себя Великим Адептом – и растерявшийся сейчас, как неофит первого года, — Слово… Господи! – алхимик поднял серые глаза к потолку, как к небу.
    Нечто на дне стеклянного сосуда завертелось, брызнули искры, клок бестелесной сущности начал формироваться в некую фигурку, отдаленно напоминающую человека – ножки, ручки, голова. Но все такое нечеткое, будто заготовка!
    — Что же это? Я ведь все сделал правильно, но это не Элексир! Я не гомункулуса делал, а Камнень, в чем же дело? – чуть ли не взвыл Теофастус, — Или все дело в том, что я не сказал Слова? Что же делать, что делать?
    Становилось все яснее, что труд многих месяцев был истрачен зазря. Бедный алхимик обхватил руками голову, с тоской взирая на происходившие изменения. Наконец, его лицо чуть прояснилось.
    — Пусть будет гомункулус. Ведь маленького слугу могли изготовлять в реторте только Великие Адепты. Значит и я – Великий! Великий Адепт Теофастус! Я напишу свою книгу. А философский камень – я его сделаю в следующий раз. Но в чем же ошибка? Господи! – выкрикнул барон в новом приступе отчаяния.
    Формирующийся гомункулус аж вздрогнул от последнего слова алхимика. Теперь и ручки, и ножки стали вполне четкими, розовенькими, стремительно сформировалось и лицо маленького человечка – это был старик с белой бородой, опускавшейся до самых ног. Одет он был в нечто, напоминающее рубаху, тоже белоснежно–белое, с длинными рукавами. А каков взгляд! Да эти глаза–бусинки просто метали молнии! Теофастус даже поежился. Но отступать было поздно.
    — Я нарекаю тебя… Я нарекаю тебя… – второй раз за эту несчастную ночь барон споткнулся на слове, ему никак не удавалось выдумать имя.
    — Как смеешь ты, смертный сын Адама, нарекать именем Господа своего? – пропищал гомункулус.
    — Ты – гомункулус, и я тебя создал, а теперь надо дать моему слуге имя, — в голосе Теофастуса чувствовалась неуверенность.
    — Ты во власти Сатаны, грешник! – донеслось из реторты, — Но тебе выпало великое счастье, ты лицезреешь Господа Бога своего. Встань же, сын мой, на колени, уверуй в Истину, ведь я и есть она!
    — Господа?! Сумасшедший гомункулус, ты кощунствуешь! Истинно – сатанинское отродье. Надо быстрей от тебя избавиться… Где же это в книге? Убить…
    — Воистину, грехи твои безмерны, смертный, — реторта лопнула, старичок начал расти, как на дрожжах, — мало того, что с твоих губ слетали оскорбления в адрес Создателя, теперь ты еще и надумал убить Бога! Несчастный! Всевышний бессмертен, он существовал всегда и пребудет в вечности!
    — О Господи! – это воскликнула матушка, явившаяся на шум, мгновение – и старческие колени подогнулись, старая женщина взвыла, — О великое счастье, лицезреть лик твой, о Господи!
    — Это у меня немного не то вышло, это гомункулус… – пролепетал Теофастус.
    — Пади же на колени скорей, неразумный, ты во власти Сатаны, если не узнаешь Господа своего! – заверещала матушка, бедная женщина подползла на коленях к алхимику и попыталась пригнуть его.
    — Смотри, безумец, эта женщина сразу признала меня, — прогремело откуда–то сверху: голова старика уже пробивала потолок, — и быть ей новой святой! А тебе – место в гиене огненной, в вечной муке за грех твой безмерный. Ты восстал против Господа своего, и нет тебе прощенья! Эй… Уберите…
    Прямо между ног бедняги Теофастуса лопнул пол, трещина стремительно расширилась, пахнуло серным жаром. Алхимик, ноги коего теперь до нельзя раздвинулись в стороны, попытался удержаться, помогая взмахами рук сбалансировать тело. Из трещины показались рогатые головы, на серо–буро–малиновых мордочках – живейшее любопытство.
    — Этого – к нам?
    — К вам, к вам, донесся трубный глас.
    — Ну, поволокли, что ли!
    И Теофастуса потащили. Он некоторое время поупирался, его сдернули за ноги вниз, но бедняга завис, цепляясь руками за краешек лопнувшего пола. Но тут трещина в земной тверди начала сходиться, Теофастус сообразил, что сейчас ему прищемит ручки – и спрыгнул вниз, сам.
    — Это ж надо: живого – и в преисподнюю, — черт, скрипевший гусиным пером в большой книге, почесал в затылке.
    — Ну и что ж? – перебил писаря один из тех, кто держал сейчас Теофастуса за шкирку, — Брали которых святых живыми на небо, а мы – чем хуже? Ты давай, пиши, думаешь, мне легко его держать?
    Жизнь Теофастуса в аду постепенно налаживалась. Если бы здесь все делали бы так, как положено: ему было бы не совсем приятно — пытки огнем и все такое прочее. Но лень, как известно, наперед нас родилась. И не только нас, но и чертей! Понятное дело, куда интересней играть в кости или бегать по девкам, нежели слушать в который раз вопли грешников. Так что за дело бесы принимались только при появлении высокого начальства – просто хватали первого, попавшегося под руку, да начинали пытать. Не так, чтобы очень – садистов в бесах не держали, хороший специалист не может любить свою работу по определению! Ну, а в остальное время просто выставляли дежурного оральщика – чтобы слышно было: работа идет. Теофастус был не дурак, все время ссылался на то, что голос охрип, сидел в устроенной для него чертями лаборатории, да не высовывался.
    Начальство даже уважало Теофастуса, редко у кого встречается действительно оригинальная ересь, а тут… Шутки типа: «Расскажи, как создал Создателя!» были пресечены кем–то свыше чуть ли не третий день пребывания алхимика в аду. А уже через месяц Теофастуса доставили на театетную беседу к самому Сатане. Верховный бес, он же Главный Враг Рода человеческого, и прочая, и прочая, принял нового подшефного по–домашнему, в личном кабинете, прямо в халате и даже без шпаги.
    — Значит, это ты создал Господа Бога, который засадил меня сюда? – грозно вопрошал владыка ада, — Выходит, ты – корень моих несчастий?
    Бедняга алхимик так и обомлел, подобного оборота он никак не ожидал. Что было отвечать?
    — Ладно, ладно, — усмехнулся Сатана, — не боись, мне эта история даже нравится. Расскажи–ка поподробней!
    И Теофастус, уже в который раз, пересказал парадоксальную историю своего Великого Делания. Сатана слушал внимательно, лишь попыхивая трубкой, причем дым, судя по запаху, был не каким–то там серным, а самым, что ни на есть, высокосортно–табачным.
    — Безумная история, — вздохнул владыка преисподней, — ладно, иди, сердечный, мучайся дальше, как положено. А я – подумаю…
    То ли в графике пыток что–то перепутали, то ли пришло некое указание свыше, но следующая мука, предписанная грешной душе Теофастуса, оказалась несколько своеобразной. Его заперли в железной клетке, после чего выпустили целую стайку голеньких девиц – танцевать вокруг. Бывший рыцарь и барон смотрел на все это представление равнодушными глазами, у него даже ничего не шевельнулось, ни в душе, ни где–то еще. Ведь в голове бедняги, точно эти бабенки, приплясывали по одному и тому же кругу безумные мысли. Вот он создал Бога в реторте, тот создал все сущее, и ад в том числе, то есть место, где созданный Демиугром Сатана отправляет наказание грешникам, в том числе и Теофастусу. Но как мог Господь создать мир после того, как его самого изготовили? Он что, прятался в реторте? Абсурд! Ведь мир уже кто–то создал, и Теофастус в нем родился, и получил, в результате Великого Делания, самого Создателя, который…
    Бес, дежуривший у клетки, зевнул, потом перевернул песочные часы. Заскрипели ключи в замке клетки.
    — Все, вышло время, пошли, парень, — черт был настроен явно дружелюбно, — у меня все эти сиськи–пиписьки тоже вот, знаешь, где сидят! Ты, говорят, в кости играть горазд?
    — И в шахматы тоже, — кивнул Теофастус.
    — Тогда пошли ко мне!
    — А можно? – удивился алхимик.
    — У тебя же этот, как его… Свободный режим. Вот, на сегодня никаких больше процедур. И завтра – тоже…
    Беса звали Минизевулом, жрать у него дома оказалось нечего, зато на столе нашлась бутыль браги. Тут Теофастус и провел целую неделю, то бросая кости с забегавшими отдохнуть чертями, то отсыпаясь на старом красно–полосатом матраце, полным клопов. Самое странное, что это были какие–то сатанинские клопы, решительным образом отвергающие человечью кровь, так что Теофастус не был ни разу даже укушен. То ли дело Минизевул, стоило тому улечься, как тут же начинал чесаться да материться! Другие черти, хоть и уставали до упаду на развернувшейся рядом стройке нового корпуса, на этот матрац и прилечь–то не рисковали…
    Позднее Теофастус узнал, что черти – вообще другой крови, нежели люди, они попали сюда еще из предыдущего мира. Та, старая вселенная была полностью уничтожена, но Господь Бог настолько сильно ненавидел тогдашних грешников, что только их и оставил, пусть, мол, еще помучаются! И нарядил их в служители Преисподней. Внешний вид, кстати, не менял – вот какими были люди в предыдущем цикле: с рогами, да хвостатые…
    Наконец, о Теофастусе вспомнили, даже в баньку – увы серную – сводили, в чистое обрядили, даже сорочку голубенькую не пожалели, да – к Сатане, на беседу.
    — Ну, как, думал? – спросил главный бес, все так же, как в первую встречу, попыхивая трубкой.
    — Думал.
    — И что надумал?
    — Не понимаю! – признался Теофастус, — Мысли по кругу бродят, словно закольцованные…
    — И я не понимаю, — признался Сатана, — давай–ка еще раз. Ведь ты слова произносил над ретортой?
    — Ну, конечно, сначала надо было сказать заклятье Великого Делания, я сбился. А потом, когда начал получаться гомункулус… Надо ведь дать ему имя, чтобы стать господином. Ну, зная имя. Данное при рождении…
    — Понятное дело, магия родового периода, — кивнул Сатана, — так что ты тогда произнес? Вспомни поточнее!
    — Не припомню точно… – Теофастус схватился за голову, — Я сказал, что надо вспомнить Слово… Потом произнес «Господи!», ведь я просил помощи у Всевышнего, это по привычке с губ слетело…
    — Вот–вот, а ведь прямо говорится: «Не поминай имя Господа своего…»! – Сатана то ли осуждал, то ли насмехался.
    — За то я здесь и нахожусь, — алхимик опустил голову.
    — Ты–то понятно, а я – за что? – взревел Сатана.
    Теофастус аж съежился. Но владыка ада вдруг успокоился, даже рукой махнул.
    — Ладно, проехали. Так к чему мы пришли? Ты создал Создателя, так?
    — Так.
    — Который создал мир, в коем ты уже существовал?
    — Вот этого я и не пойму, — признался Теофастус.
    — А я близок к пониманию. Предположим, все сущее – это кольцо…
    — Кольцо? – рассердился, забыв, кто пред ним, бедный грешник, — Да если мир, все сущее – кольцо, на кой ляд ему Создатель вообще?!
    — Ты прав, — признался Сатана после долгого молчания, — не все так просто. Ладно, иди, принимай следующее наказанье…
    На этот раз Теофастус наблюдал из–за ржавых прутьев огромной клетки, как прямо перед ним, на длиннющем столе, полном источающих аромат яств, что–то едят и пьют, жрут и обпиваются. Минизевул, сидя у дверцы, рассеянно кидал костяные кубики, изредка с тоской поглядывая на нового приятеля. Наконец, махнув рукой, предложил поиграть вместе. Там, за столом, уже все съели и выпили, а дежурный бес все продолжал метать кубики, пытаясь обыграть Теофастуса…
    Игра продолжалась и всю следующую неделю. Единственным происшествием явилась выходка тихони–алхимика, когда он неожиданно вскочил во время игры, да заорал:
    — Я понял, зачем Бог создал Вселенную!
    — Зачем же? – меланхолично спросил Минизевул.
    — Чтобы мы его создали потом!
    — Да, недаром говорят, все гениальные игроки – сумасшедшие, — заметил один из стариков–грешников, сидевший за столом – когда–то он, говорят, выиграл, отчаянно жульничая, целое королевство. Скорее всего–врут!
    — Это точно, — согласился Минизевул, остальные игроки закивали…
    Прошло еще некоторое время, и Теофастуса вновь призвали к Сатане. Но, к некоторому удивлению, повели не в покои, а куда–то вниз, по бесконечным лестницам, откуда–то сверху капало, а где–то сбоку – квакало. Но пахло приятно, свежо – нормальным болотом! Но вот отворилась неимоверной толщины дверь, свет множества свечей ударил в глаза. Рай? Да, это был самый настоящий рай – для алхимика. Бесконечные стеллажи, уставленные стеклянными банками, каждая — с наклейкой, здесь можно было найти любое вещество для опытов. Вот серум, вот – меркуриум… Ряды колб и реторт, горелки, горны, змеевики… И ухмыляющийся Сатана в центре.
    — Что, не ожидал?
    — Здесь не хватает главного! – заметил Теофастус.
    — Чего же? – удивился Сатана.
    — Книг!
    — Пошли, посмотришь библиотеку. Ведь это тебе такое наказанье за грехи, теперь уже определено – вечно ставить опыты!
    Сердце Теофастуса забилось, как сумасшедшее. Вот оно, счастие! Едва взглянув на пыльные полки с древними книгами, уходящие куда–то в бесконечность, Теофастус решил, что останется здесь жить навсегда. Чего бы это ему не стоило!
    — Ты догадываешься, зачем все это?
    — Мы повторим Великое Делание! – воскликнул Теофастус.
    — А зачем? – спросил Сатана с ухмылкой.
    — Я все понял, я уже дошел… Сам! Бог создал людей, весь мир — в придачу для того, чтобы они, то есть мы, ну, люди, создали его! И цепь замкнулась!
    — Думаю, не совсем так, вернее – совсем не так. Да и я сам не знаю – как… Твоя догадка напоминает мою – о простейшем кольце, коему создатель не нужен вообще!
    — Мир сложен?
    — Очень сложен. Множество переплетающихся, заворачивающихся и переворачивающихся колец. И мы, повторив твой опыт, сделаем его… Его… Еще сложнее!
    — Да уж, — потер руки Теофастус, — будут и новые миры, и новые создатели…
    — И все это породят новые Слова, — заметил хозяин заведения, — уж я их немало приготовил!
    Шпаргалка для писателя
    Василий КУПЦОВ
    (Мытищи МО, КЛФ, г.Москва)
    ШПАРГАЛКА ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ
    Около двух лет тому назад писатель Юрий Александрович Никитин, в попытках передать часть опыта начинающим фантастам в моем лице, рассказал, как записал крупными буквами на бумажке и повесил прямо над рабочим столом некоторые напоминания. В частности — «Не забывать упоминать цвета», «Указать, какое время года, суток», «Погода, осадки», «Помни об употреблении сравнений!». Методика работы выглядела крайне просто — пишешь какой–нибудь там роман или эпопею, ненароком поднял глаза — и замечаешь, что набил уже целую страницу, а все описания на ней — черно–белые, и ни одной метафоры! Поработаешь так годик с «напоминалкой» у носа — и начинаешь уже автоматически вставлять и цвета, и запахи, и о солнцепеке с дождем не забудешь, а уж литературные сравнения сами через каждые десяток–другой строк выскакивать будут.
    Опыт я перенял, составил табличку на свой вкус, сразу включив в нее те пункты, что являлись слабостью для меня. Тут секретов нет, например, одной из моих регулярно повторяющихся упущений являлось употребление глаголов в различных временах в одном абзаце. Не говоря уже о предложениях с одним подлежащим и цепочкой сказуемых. Не вредным я счел и включение в «черный список» короткого перечня слов–паразитов. После чего торжественно водрузил «Шпаргалку писателя» над монитором. И уже потом, через несколько месяцев, начал задумываться, что же я наделал…
    Вскоре нашлась аналогия. Как любитель шахмат, я припомнил историю замечательного советского гроссмейстера Александра Котова. Ну, то, что Александр Александрович стал вторым в истории нашей страны гроссмейстером, получил Государственную премию за разработки оружия во время войны, написал первый «толстый» роман о шахматисте («Белые и черные»), причем экранизированный в дальнейшем («Гроссмейстер») - нас в данный момент не интересует, главный подвиг Котова — в другом. Итак, в 1938 году молодой шахматист имел первую спортивную категорию — основную слабость: неумение рассчитывать варианты развития партии. Что же предпринял Котов? Он, первым делом, разработал некие правила расчета вариантов, типа — не проходить вторично по одной и той же ветке и так далее. После чего в течении года, ежедневно, молодой человек садился за шахматную доску на 4–5 часов. Он ставил сложную позицию из какой–то конкретной партии, и рассчитывал варианты в уме, не двигая фигур, на большое количество шагов вперед. Следующий этап — запись анализа, затем — проверка расчетов, уже двигая фигуры. Сначала результаты казались обескураживающими, через несколько месяцев обозначился прогресс. А через год Александр Александрович вновь сыграл в турнире. Что он легко победил прежних противников — понятно и так. Главное впечатление Котова выразилось в следующей фразе: «У меня было чувство, что я играю со слепыми людьми». Через год, побеждая всех подряд, экспериментатор стал чемпионом СССР и гроссмейстером…
    Что сделал Котов? Он научил мозг тому, что хотел: в данном случае — считать варианты. Так что мешает нам научить самих себя грамотно писать тексты?!
    Мозг можно тренировать, как и любую мышцу, нужна лишь методика и ее неукоснительное исполнение — в течение какого–то, немалого (!) периода. Методика употребления «Шпаргалки писателя» не требует жестких тренировок, все, что требуется по идее Никитина — это повесить перед собой клочок бумажки. И не забывать, что это — руководство к действию.
    Разумеется, запрограммировать себя можно по любой произвольной программе, достаточно знать собственные слабости. А коли они еще не ведомы — воспользоваться чужим опытом, дополняя, в дальнейшем, список теми пунктами, кои сочтете нужными. И удаляя то, что посчитаете бесполезным.
    Далее привожу ту шпаргалку, что висела у меня последний год.
    1) Время года (1 раз).
    2) Время суток (1 раз в эпизод).
    3) Погода, осадки (1 раз в эпизод).
    4) Цвета (по всему тексту).
    5) Запахи (по всему тексту).
    6) Вкус.
    7) Тактильные ощущения — необязательно.
    8) Температура (воздух, вода, металл) - необязательно.
    9) Болевые ощущения — необязательно.
    10) Убрать глупые «Свой, своя, свои…»
    11) Убрать лишние «Был, были…»
    12) Исправить предложения 1 подлежащее + несколько сказуемых («Гусеницы»).
    13) Проверить, одинаковы ли времена у глаголов в одном абзаце.
    14) Проверить, в одном ли стиле написан текст.
    15) Убрать «Видимо».
    16) Убрать «Действительно».
    17) Убрать «Однако».
    18) Убрать «Впрочем».
    19) Проверить, использованы ли Сравнения?
    20) Обработать программой «Свежий взгляд».
    Объяснения:
    Пункты 1–9 включают напоминания об употреблении обязательных компонентов описаний. Вероятно, стоит подумать и о том, чтобы не забыть описать внешность героев. Дерзайте!
    Пункты 10–11 указывают на те слова–паразиты, употреблением которых грешат практически все начинающие. Остается лишь отослать к брошюре Ю. А. Никитина «Как стать писателем», где подробно объясняется, что не стоит лазить «своей рукой в свой карман». Что же до обилия «был–были», то не стоит употреблять текст русского автора машинному переводу с английского.
    Пункт 12 — конкретно для меня (образца 1999 года). Как видно из предложения, начатого словами: «Ну, то, что Александр Александрович стал вторым в истории нашей страны гроссмейстером, получил…», ясно, что сей недостаток пока не изжит!
    Пункт 13 — объяснить, что сие означает, затрудняюсь, но за последнее время ругать меня за скачки стиля в одном тексте стали реже!
    Пункты 15–18 — список слов, которых следует всячески избегать в речи от автора, в диалогах героев — пожалуйста! Скорее всего, список стоит дополнить.
    Пункт 19. Для некоторых начинающих авторов мысль о том, что употребление метафор является едва ли не первейшим признаком литературного произведения, может оказаться новой…
    Пункт 20. Это — тоже на мой вкус. Программа выделяет одинаковые кустки слов, находящихся в «опасной близости». Например, одно и то же слово, повторенное дважды в одном предложении. Программа очень помогает при авторской правке текста. Но кому–то употребление компьютерных программ против шерсти. Нет проблем — выкидывайте этот пункт!
    Из приведенного текста ясно, что я придерживаюсь мнения: писательскому ремеслу можно обучить. И если не найдется ВУЗа или «доброго дяди», готового объяснить, с какого конца следует держать литературный паяльник, то, в конце концов, можно воспитать себя и самому! И «Шпаргалка писателя» может сыграть в этом деле не последнюю роль!
    Занято!
    Когда солнце в полдень палит нещадно, так и хочется найти тенистое местечко, да хоть какое–нибудь зеленое деревце. Посидеть, попить горячего шербета, от которого, как ни странно, становится прохладней, ну и — поговорить о том, о сем. Но есть тенистые места, где люди собираются толпами. Там интересно, там стук костей, там — играют!
    Кости упали еще раз, оставалось лишь взвыть от досады. Но тех, кто нарушает приличия, не пустят играть в следующий раз. Так уж заведено, предки блюли законы, и мы не нарушим… Гурбат, молодой парень с курчавой черной бородкой, нехотя встал: проиграно все, до последнего дирхема. А играть в долг, как старик Саях, не позволяет слово, данное когда–то Аллаху по требованию отца. Заметил у сына склонность к игре, вот и решил запретить хоть крайность. А, вот и Саях, легок на помине… Безбородый уселся за нарды так, как будто пришел домой и ждет, когда жена подаст обед. Ему, Саяху, можно. Человек–легенда! До сих пор не женат, ночует где придется, играет, играет. Эх, если бы не юношеская клятва, Гурбат тоже, не раздумывая, пошел бы таким «дурным» путем! Или не пошел бы? Только Аллаху ведомо…
    Зато Саях свой человек везде, где играют. Ему даже уступают лучшие места, когда тот хочет понаблюдать за игрой. Достоин… Люди говорят, что он пять раз проигрывался в пух и прах, закладывал не то что одежду — самого себя! И на последней ставке отыгрывал все. Несколько раз безбородый старик выигрывал целые особняки, дважды — загородные дома, куда сразу же приглашал всех друзей. А друзьями ему были все игроки страны. Надо ли говорить, что в результате бросания костей ночь напролет загородное владение переходило уже к другому хозяину… А еще рассказывали, что Саях однажды все–таки решил жениться. Зачем — непонятно, у него ведь борода не растет! Ну, может остепениться хотел? Да какая свадьба могла случиться у настоящего игрока… Невеста, гости, родные — все ждали у роскошного стола, а жених все не шел. Прошли сутки, все разошлись. А Саяха, как выяснилось через три дня, зазвал «пару раз кинуть кости» приятель… Да много еще чего было, даже с самим шахом играл Саях, и ушел из дворца с подарками. А уж о случае в бане и рассказать стыдно, да что ему, безбородому, он сраму не знает!
    Гурбат поймал себя на мысли, что все–таки завидует Саяху. Ну, может не ему, бездомному игроку, а славе. Нет, даже не славе — свободе! Безбородому на все плевать, для него существует только игра, только азарт. «Эх, мне бы так!» — остается только вздыхать.
    — Что, Гурбат, не идет игра сегодня? — поинтересовался Саях, завершив партию.
    — Ничего, вот найду учителя, чтобы научил играть по науке, буду у всех выигрывать! — огрызнулся Гурбат.
    — Нарды не шахматы, хотя неумелому в них и везенье не поможет, — заметил Салман, расплачиваясь с Саяхом, — а ты, Гурбат, и так играешь неплохо.
    Гурбат промолчал. Это ж все равно, что сказать кузнецу: а ты и так сильный…
    — Многие пытались раскрыть секрет костей, да ни у кого пока не получилось, — сказал Саях, безбородое лицо прямо–таки сияло: выигрыш!
    — Пытались? — удивился Гурбат.
    — И записывали, и считали, и закономерности выискивали… Аллах свидетель, сам по молодости лет искал секрет. Но потом понял: не считающему тайна раскрывается, а чувствующему. Надо, чтобы изнутри подсказка шла…
    — Или кости подточить… — заметил один из столпившихся вокруг.
    — Можно и дырочку поковырять, — подхватил другой.
    — Размочить с одной стороны, — добавил третий.
    — Мочить — без толку…
    Гурбат не слушал высказываний всех этих, многие из них даже ни разу не решились сесть за нарды. Таких «знатоков» он одолел бы и с подпиленными костями, и даже без всякого везения. Надо ведь еще и соображать… Конечно, нарды — не шахматы, но и в них расчет решает почти все. Если только игроки не одной силы. Среди равных — господин Случай!
    — Что задумался, юноша? — Саях уставился прямо в глаза, — Хочешь, в долг поверю, без заклада?
    — Ведь знаешь, что не буду в долг, — рассвирепел молодой человек, — ты бы клятву, что Аллаху дал, нарушил бы?
    — Кто ж меня знает, — пожал плечами старик.
    — А я не нарушу, — злость переполняла Гурбата, — и не буду больше играть, пока… Пока… Вот вернусь, и всех обыграю!
    Молодой человек сорвался с места, бросившись, очертя голову, прочь.
    — Эх, молодость, молодость… — послышалось ему вслед.
    Путь открылся Гурбату на третий день. Два дня молодой человек, безвылазно сидя дома, то бросал кости, то молился Единому, то погружался в раздумье. Ведь Саях истину изрек: не дастся науке секрет костей, бросают их с самого творенья мира, игры разные, казалось бы… Можно хитро передвигать камешки, как в нардах, рассказывают, что даже в шахматах ход когда–то определялся бросанием костей. Есть игры и попроще, выигрывает тот, кто выкинет большую сумму, но так совсем неинтересно, другое дело — со ставками, хитрыми такими, где умнейший всегда создаст себе преимущество. Другие же, максимально упрощая игру, беспрерывно меняют ставки, дожидаясь, пока соперник ослабеет духом. Или, наоборот, не дают повысить ставку, когда противник весь в желании быстро отыграться, и бедняга, в огорчении, отдает без борьбы все оставшиеся дирхемы… Но дело меняется, когда встречаются равные! Тут решает лишь Случай! Или, может, некий дух, джинн, издревле живущий в костях, ведь иной раз кажется, что они — живые, и с характером… И даже — злопамятные!
    Но если нет прямого пути, может — обойти гору? Ведь понять суть вещей можно и наукой, и духовно. Но не в медресе же идти суть игры познавать?! Истина близко, но где? Мудрецы знают много, может — и подсказали бы кому… Но только не игроку!
    Искать бродячего мудреца? Так они сплошь проходимцы. Был тут один, из Хинда, каких только чудес не являл, и огонь изрыгал, и тело прокалывал, и закапать себя позволил заживо. Весь город собрался, монет ему накидали гору. Потом факир погружался в воду и оставался там долго–долго, ни один человек не смог бы на четверть часа задержать дыхание! Люди смотрели, изумлению не было предела. И Гурбат стоял тогда на берегу, чуть рот не открыл от удивления, как некоторые. Но все в мире — от Аллаха, и он, в награду правоверным, может вовремя открыть им глаза. В тот самый миг, когда народ кричал от восторга, завидев хиндуса, как ни в чем не бывало поднимающегося из воды, Гурбат увидел подлинное чудо, и все — тоже. Некий праведный суфий, погруженный в зикр, проплыл над поверхностью реки, сидя на молитвенном коврике. А факир при этом поперхнулся! «А ты можешь так?» — спросил правитель факира. «Нет, но я умею…» — промямлил фокусник. «Твои чудеса не настоящие, потому что сила не от Аллаха!» — перебил его мудрый властитель, и народ понял, где истина.
    Надо идти к суфиям… Да, только они, обладатели истинного знания, имеющие особый, недоступный для иных людей путь к Всевышнему, только праведные дервиши помогут Гурбату! Сказано — сделано.
    Община суфиев располагалась на окраине города, все знали это место, Гурбат еще ребенком бегал смотреть, как пляшут дервиши, поминая под особый ритм все семь имен Аллаха. Но ему, игроку, и в голову никогда не приходило, что он может оказаться среди них…
    Гурбат молча стоял и смотрел, наблюдая за священными плясками, до самого вечера. Его, наконец, заметили.
    — Ты пришел сюда не только смотреть? — спросил Гурбата седобородый суфий в зеленой чалме.
    — Да, научите меня…
    — Зачем тебе это, я ведь знаю тебя, ты — Гурбат, ты игрок!
    — Я хочу понять суть вещей! — Заявил Гурбат твердо.
    — Любой правоверный может занять место среди нас, а понимать сути можно только после того, как встанешь на Путь. Тарика приведет тебя, но надо приложить труд, быть настойчивым, — суфий с сомнением разглядывал новичка, чуть покачивая головой.
    — Думаешь, я уйду через неделю, не выдержу?
    — Если пробудешь среди нас три дня, я буду сильно удивлен… Ты ж без игры умрешь в тоске!
    Хитрый старик! Он разозлил Гурбата по–настоящему. Может, он и ушел бы через день или три, но теперь… Доказать! Назло! И Гурбат стал прилежным учеником, приказав себе на время забыть о костях. С утра до вечера, вместе со всеми, священные слова зикра и танец под музыку. И так изо дня в день. Кружиться, кружиться, то и дело меняя темп. Гурбат теперь знал все позы, научился контролировать дыхание, его голос теперь овладел как громким джакром, так и совершением зикра способом хафи, на пределе слышимости, наконец — ему разрешили произносить имена Аллаха мысленно. И еще много чего… Время сначала тянулось медленно, что мед, переливаемый из одного сосуда в другой, но через месяц как с цепи сорвалось, дни замелькали, как полы одеяния дервиша, кружащегося в танце! А потом пришло чувство, что Гурбат и священная формула зикра — одно целое. Минул год…
    — Я познал суть слов? — спросил он суфия в некоторой растерянности.
    — Нет, но близок к тому…
    — Я хочу познать суть не только звуков, но и вещей!
    — Странно, обычно хотят познать суть высшего… Но у каждого своя Тарика, — старец долго молчал, перебирая четки, — да, у каждого — своя! Я научил тебя всему, что знал, ну — почти всему. И если ты хочешь познать сути — уходи искать других учителей. Я расскажу, куда идти, теперь ты готов, и тебя примут в учение.
    — Как я смогу встретиться со странствующим мудрецом, ведь он… странствует?
    — Все по воле Аллаха. Другой бы не смог, а твой Путь обязательно пересечется со всеми, кто тебе нужен…
    И Гурбат ушел из города. Проезжие купцы рассказывали, что видели бывшего игрока то в Басре, то в Багдаде, он был то среди дервишей, то один. Шли годы… Цвет чалмы сменился на зеленый, Гурбат совершил хадж. Его видели даже в Мисре, среди магов. И беседующего с мудрецами, с поэтами… Теперь набожные люди кланялись ему при встрече. Но забыл ли он, зачем все это начал?
    И вот Гурбат в родном городе, не все его узнают, забыли… Но он–то помнит место, где собирались игроки. Зачем заходить в родной дом, когда можно сразу отправиться туда, где идет Игра? О, да народу здесь прибавилось, и зрителей, и игроков. Только и слышен, что стук костей!
    — Что делает почтенный дервиш среди презренных игроков в кости? — спросил Салман.
    Гурбат внимательно всмотрелся в старого знакомого. Нет сомнений — его не узнают! Но вот, взгляд Салмана изменился, в зрачках что–то вспыхнуло. Что остается? Только улыбнуться.
    — Да, это я, — кивнул Гурбат.
    — Сколько же лет прошло… Твоя борода седа…
    — А здесь все по–прежнему!
    — Сюда теперь ходит весь город. Недавно заезжий купец из Дамаска проиграл…
    — А где Саях? — Гурбат перебил старого знакомого на полуслове.
    — Умер Саях, — сказал один из зрителей.
    Внутри как оборвалось. Сколько лет Гурбат мечтал, как, познав суть вещей, он усядется за нарды и начнет, раз за разом, выигрывать у легендарного игрока! А теперь… Этих, что ли, обыгрывать?!
    — Так, прямо во время игры и умер, — добавил Салман, — взял кости в ладонь, задумался, тут глаза и остекленели. Кости выпали, и ты не поверишь…
    — Двенадцать?
    — Да!
    Вокруг притихли.
    — А ты, суфий, еще не разучился кидать кости? — спросил Салман осторожно.
    — Могу и сыграть.
    Вокруг сразу заговорили. Толпа собравшихся возле Гурбата и Салмана на глазах стала пухнуть, все хотели взглянуть, как играет дервиш!
    — А что поставишь?
    — Я не пустой, — огрызнулся Гурбат, высыпая горсть серебряных дирхемов рядом с игральной доской.
    — Принято!
    Как все просто. Гурбат задержал дыхание, готовясь произнести мысленно тайную формулу. Так, эти кости сейчас станут моими. Вот, они уже начали быстро расти, вернее, это уменьшается мое второе «я», готовясь проникнуть в суть этих маленьких символов Судьбы. Теперь я буду управлять Случаем! Вот они, кубики, такие большие. Войдем же!
    Шаг вперед, все проще простого! Ведь чем эта кость отличается от любого другого камня? Ведь он свободно входил в блестящие на солнце камни, из которых сооружены Великие Пирамиды, ныряя из одной глыбы в другую? Он, Гурбат, изнутри познал суть плит великого храма Баала…
    Какая–та сила вытолкнула Гурбата из огромной игральной кости. Да, да, просто вышвырнула! Такого еще не бывало. Да что же это такое?! Маленький дервиш сделал новый шаг к громаде кубика.
    — Занято! — послышалось изнутри.
    Знакомый голос, очень знакомый…
    — Как занято? — опешил Гурбат.
    — Так и занято, — ответил из кости Саях, — живу я здесь. Теперь я — Игра!
    Нарды (тюрк. — шешбеш, франц. — триктрак, англ. — бакгаммон), игра на специальной доске с 24 игровыми полями для 2 партнеров (у каждого по 15 фишек), с использованием 2 костей (кубиков с числами от 1 до 6 на гранях). Цель — первым вывести свои фишки за пределы игрового поля.
    Три гонорара лучше одного
    Всегда следует добиваться максимума. Не всегда удается, зато, когда получается – начинаешь та–ак уважать самое себя! Сделал все, что мог. Перехватил все бабки. В нашей профессии такое – запросто. Вот недавно случай был. Является ко мне клиент…
    Да, я не представился. Валерий Сергеевич Каликин, владелец и единственный работник частного предприятия «Каликин ИЧП. Юридическая помощь в особых случаях.» Короче – нечто вроде частного детектива. Но со слежкой и прочими хлопотами не связываюсь. Работаю в жанре «продвинутая консультация».
    Итак, утренний клиент. По визитной карточке – Горшкевич, Лев Львович, журналист, литератор. Поднимаю глаза: в честь имени–отчества клиент отрастил бакенбарды. А еще говорят, что имя никак не влияет на внешность!
    Жалоба: кто–то хочет его убить. И, самое противное – непонятно за что.
    - За последние две недели три покушения, — рассказывал Лев Львович, зрачки такие широкие – от испуга, или пьет какие таблетки? – В метро, стою на краю, позади – толпа народа. Подходит поезд. Толкнули, еле удержался. И тут же впихнули в вагон, уже не разберешь, кто толкал. Утром стою у окна, бреюсь. Дзинь – пуля в форточку. Выстрела не слышно, понятно: снайперская винтовка с глушителем! Вчера перехожу дорогу у дома. В десяти шагах стоял Жигуль, вдруг срывается с места – я еле успел увернуться.
    - Лев Львович, Вы – шпион? – вроде шутка, но я спрашиваю серьезно. Разумный – поймет.
    - Я понимаю, Вас интересует, не перешел ли я кому дорогу, не задолжал ли денег, нет ли кровной мести…
    - Ну, насчет кровной мести – я сомневаюсь…
    - Так вот, — голос клиента приобрел налет торжественности, — жен мафиози не соблазнял, денег не должен, в политических делах не замечен, на миллион не застрахован!
    - Вы ведь журналист, опасная профессия. То и дело слышу в новостях: убили корреспондента…
    - Так то в горячих точках. И я не корреспондент. Просто пишу статьи.
    - Какой тематики?
    - Научной. У меня двойное образование: инженер и журналистика.
    - О чем последние статьи?
    - О нанотехнологиях. Может – читали? Большой обзор «Нанороботы – наживка для выуживания денег!».
    - Не читал, — я чуть насторожился, — расскажите подробней, пожалуйста.
    - Вы ведь слышали о нанотехнологиях? О том, что в кровь будут запускать микро–хирургов. Или ужастики, как будут плодиться–размножаться внутри человеческого тела такие нано–многоножки…
    - Что–то такое было в «Секретных материалах», — припомнил я.
    - Так все это – блеф. Но ведь какие деньги под него выделяют?! Миллиарды на исследования. Кормушка для жуликов! – Воскликнул Горшкевич.
    - Вот как?
    - Пятьдесят лет у правительств многих стран выуживали деньги на «мирный термояд». И где, ответьте мне, эти самые термоядерные электростанции?
    - Ну, говорят, есть значительные подвижки…
    - За полвека – подвижки! Да если бы знал Сталин, что и в двадцать первом веке толку будет нуль, он бы этих мирных термоядерщиков – к стенке.
    - Так Вы утверждаете, что нанотехнологии – это блеф?
    - Да, это большой обман, заговор ученых, фирм, политиков. – Клиент сделал паузу, продолжил уже тоном ниже. – Я не только утверждаю, но и доказываю. Вы почитайте мои статьи! Микроскопическому роботу нужны мозги. Я посчитал, даже если ячейка памяти будет занимать пяток атомов, и то – не получается вместить в такие размеры процессор типа Пентиума. А отвод тепла? Расчеты показывают – даже совершение одного действия приведет микросистему к перегреву, граничащему с разрушением микрокомпьютера. А как этот наноробот сможет что–то «видеть»? Ведь его размеры – менее длины волны света! Наконец, все эти размножающиеся внутри человека… Секретные материалы, сериалы… А из чего, позвольте вас спросить, будут делаться мозги новорожденных нанороботов? Для изготовления только его «мозгов» нужны редкие элементы. В человеке есть кремний? Да Вы почитайте, что требуется для изготовления обычного процессора. И где это все найдется в человеке? Да абсурд на каждом шагу…
    - Спасибо за небольшую лекцию, она, возможно, пригодится…
    - Вы полагаете, что моя журналистская деятельность может быть как–то связана с покушениями?
    - Все может быть…
    Ничего я не полагал, но надо же что–то сказать! Приехал доктор, а больной уже умер. «Больной перед смертью потел?» «Потел.» «Это очень хорошо».
    Три раза попытаться убить, и всякий раз – мимо? Такое только в кино показывают, в жизни – все иначе. Ясное дело, Льва Львовича просто предупреждали. Вот только незадача: клиент клянется, что никому ничего не должен. Не за статьи же его убивать… Там, где вертятся миллиарды, на выкрики журналюг внимания не обращают. Или обращают? Ну, не станут же так сразу убивать! Абсурд. Почерк другой. Позвоним лучше… «Адвокатская контора Круглова А. А. Взимание долгов». Ведь начинали с А. А. вместе, он раскрутился, а я все на старой аудюхе…
    Поднимаю трубку. Есть просто телефоны фирмы, но существует и особый – для друзей. Набираю второй вариант.
    - Привет, А. А. Это Каликин.
    - Привет, коли не шутишь.
    - Одна минута, и я отстану. Тебе такая фамилия: «Горшкевич Лев Львович» ничего не говорит?
    - А что?
    - Это мой клиент.
    - Бизнесмен?
    - Нет, журналист.
    - Уверен? – Так, есть нотка в голосе А. А. Неспроста!
    - Уверен. Божится, что никому не должен, чужих баб не соблазнял, на ногу олигарху не наступал…
    - Я наведу справки.
    Короткие гудки. Так, кажись – идет на лад. Что там с этой самой нанотехнологией? Пока есть время, надо бы просветиться. Если крутят миллиарды, наверняка есть кто–то, отстегивающий мелочевку на СМИ. Какой–нибудь фонд… Ищем в интернете. Ага, вот оно: «Фонд развития нанотехнологических разработок». И телефон прилагается.
    Звонок, поднимаю трубку. Это Круглов, как и ожидалось.
    - Спасибо, Валек! Разобрались. А то вышла бы незадача.
    — Полный однофамилец?
    — И год рождения совпадал, чуть было не оставили заказ клиента неисполненным…Короче. Получай гонорар со своего клиента!
    — А мне?
    - Что тебе?
    - Мне что причитается?
    - Хм…
    Так, дело сделано. Разобрались, стало быть, перепутали должников. И больше к моему Льву приставать не будут. Это хорошо. Можно продолжать просвещаться насчет нанотехнологий. Итак, «Фонд…».
    Звонок в дверь. Открываю: посыльный с конвертом. Крупно: «А. А.» Что там? Ага, хоть и тонкая, а все же пачка купюр. Вот и первый гонорар с дела! А теперь бы назначить встречу с кем–то из «Фонда помощи».
    Нашел в интернете статью Льва Львовича. А что? Написано страстно, доводы пронумерованы: почему нанороботы невозможны – раз, почему невозможны – два, почему – три, и так десять пунктов. Убедительно. Для дилетанта, вроде меня, по крайней мере. Но убивать за такую статью? Не смешите!
    Удивительно, но принял меня кто–то из высшего руководства «Фонда». Американец, что ли? Даже запах специфический… Представился доктором Стивеном Лонгом. Каких наук доктор, интересно? Я не стал тянуть время, сразу быка за рога:
    - Горшкевича, журналиста, знаете?
    - Горшкевич? О! Нет, не знаем.
    - Он пишет статьи о том, что все эти нанотехнологические исследования – обман налогоплатильщиков.
    - О! Как говорите вы, русские, собака лает, караван идет? – Акцент ужасный, но выговаривал американец все четко. – Я читал статьи Горшкевича. Они далеки от науки. Нанотехнология – это не маленькие роботы с большими мозгами. Цель нанотехнологических разработок – создать особые молекулы, способные воздействовать на окружающую среду определенным образом. И это – вполне в силах современной науки. А неграмотный журналист – это… Да, только лает на караван!
    - А как отнесется караван к тому, что эту собаку заткнуть?
    - У Вас есть конкретное предложение? – Спокойно и вежливо.
    - Да, есть. И меня интересует, во сколько выльется благодарность каравана за мелкую услугу?
    - А конкретней?
    - Скажем, в течение ближайшего месяца появится статья, в которой Горшкевич расскажет, как был не прав. И нанотехнологии – вовсе не зря потраченные деньги.
    Торг продолжался всего пару минут, уточнялись детали…
    Лев Львович поджидал утром у резных дверей моей конторки. Не успел отворить — забежал раньше меня, будто там, внутри, что–то для него приготовлено.
    - Ну как, ну как, выяснили что–нибудь?
    Запах пота и адреналина. Возбуждение и страх, можно брать клиента тепленьким!
    - Все дело в Ваших публикациях, увы.
    - Как? – Всплеск руками. – Да разве за это могут?
    - Призадумайтесь, Лев Львович, вот будет правительство решать, куда вкладывать деньги. Выделять ли их на нужды разработок, к примеру, нанотехнологий? Ведь закупать придется все за рубежом, огромные деньги будут перекачиваться, кто–то получит немалую выгоду. И это всего лишь один момент. И по нему – миллиарды. А тут какие–то статьи, вдруг их прочитает сам Президент, да наложил резолюцию на документ? Даже если велит просто разобраться, и то -–потеря времени, а там минуты – миллионы. А какова цена киллера в наше время? Убрать досадную помеху…
    - Вы думаете…
    Горшкевич дошел до нужной кондиции: бледный и потный. Ну как не помочь человеку в беде?
    - Я вышел на самый верх, переговорил с кем надо. Все это – досадное недоразумение, никто Вас не тронет, можете не беспокоиться. Но – необходимо взаимопонимание…
    - Что? – Глаза Горшкевича забегали. — Что от меня требуется?
    - Напишите статью – опровержение предыдущих. Что были неправы!
    - Но я прав.
    - И что нанороботов изготовить можно, — побольше бы мне ласки в голосе.
    - Но это невозможно!
    - Пусть невозможно, а Вы аргументируйте, что можно.
    - Чем аргументировать?
    - Аргументом, черт подери! Вы же специалист, в конце концов.
    Бедняга совсем сник. Но через пять минут мы договорились. Уходя, Лев Львович выложил бабки за мои труды. Второй по счету гонорар.
    Уже через неделю в одной из центральных газет появилась статья Горшкевича: «Нанороботы: дверь в будущее». Вскоре пришел и третий гонорар. Из «Фонда». Как договорились. Точнее – чуть меньше. Сумма оказалась за вычетом услуг посыльного…
Top.Mail.Ru