Скачать fb2
Ошибка президента

Ошибка президента

Аннотация

    На Президента России в течение нескольких месяцев совершен ряд покушений. Помощник Президента по вопросам безопасности обращается за помощью к заместителю генерального прокурора страны Меркулову. Вместе со следователем по особо важным делам Турецким они разрабатывают необычную операцию. Им удается доказать, что в стране формируется новый заговор. Ситуация становится особенно опасной, когда по ходу следствия выясняется, что в заговоре наряду с финансовой мафией замешаны самые доверенные люди главы государства.


ФРИДРИХ ЕВСЕЕВИЧ НЕЗНАНСКИЙ ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА

Пролог

    Поезд пришел рано. Леха собрался было взять такси, но потом передумал. Трамваи, слава Богу, уже ходили, а ему было приятно после долгой отлучки возвращаться в родной город постепенно и не спеша. Полупустой вагон покачивался на поворотах, и мало спавший ночью Леха задремал.
    – «Площадь Борьбы», «МИИТ» следующая! – неожиданно громко выкрикнула кондукторша. Леха открыл глаза и обомлел перед ним сидел здоровенный, толстомордый негр!
    – Миру мир! – сказал негр и захохотал.
    «Фестиваль! – догадался Леха. – А язык-то красный, как cnexfnmу людей», – с удивлением отметил он про себя и невпопад ответил недавно выученной фразой:
    – Хинди-руси пхай-пхай!
    Без всякого удовольствия Леха подумал, что и сам он в этом шикарном костюме и с новым кожаным портфелем похож на фестивального делегата. Настроение испортилось.
    В утренней тишине в трамвайный перезвон все время врывались идиотские новые песни. С одного конца слышалось:
    Молодость всего земного шара Мы зовем сегодня за собой.
    Мир, мир, мир, мир! –
    Вот девиз наш боевой.
    А на другом отзывалось:
    Дети разных народов,
    Мы мечтою о мире живем,
    В эти грозные годы
    Мы за счастье бороться идем…
    Все стало на свои места, только когда на кругу Леха спрыгнул с подножки пятидесятого трамвая. Выпуклые окна (делали такие до революции) десятого корпуса пускали солнечные зайчики. Дома. Стало безудержно весело. Он сорвал с клумбы яркий красный цветок и воткнул его в петлицу пиджака.
    – Извини, – сказал он взиравшему сверху строгому памятнику Вильямсу и зашагал к пруду. Впрочем, размышления довольно быстро согнали с его лица беспечную улыбку.
    Пройдя лодочную станцию, Леха тормознул и внимательно смерил взглядом высокий дощатый забор, потом решительно толкнул незапертую калитку.
    Здоровенный пес Волчара, получивший такую кличку за отвращение к пустому лаю, бросился было на него с рыком, но, узнав, радостно завилял хвостом; чувство собственного достоинства помешало псу выразить свои чувства более открыто. В колено Лехе ткнулся козленок и приветственно заблеял. Он потрепал его безрогую головку и опять огляделся.
    Все по-прежнему: слева козий хлев, дальше огромный сарай с сеновалом, поленница, справа – аккуратный огородик на пару соток, под яблонями стол с двумя скамейками, а за ним на самом берегу пруда довольно большой, но обветшавший дом.
    На открытом окошке стояла «Ригонда», из нее несся бодрый, размеренный голос Левитана: «Подходит к концу всемирный форум молодежи. Гостеприимные и хлебосольные жители нашей столицы рады приветствовать юношей и девушек из ста тридцати одной страны планеты. К нам приехали студенты и крестьяне, докеры и шахтеры, рыбаки и учителя. Независимо от обычаев и цвета кожи всех нас объединяет…»
    Хозяин спиной к калитке плескался у рукомойника.
    Леха неслышно подошел ближе, присел за столик, закурил и только после этого вполголоса позвал:
    – Попердяка!
    Тот вздрогнул и обернулся.
    – Алай? – Растерянность на его лице быстро сменилась наигранным весельем. – Леха, друг, сколько лет, сколько зим!..
    «Делегаты Ассамблеи Всемирной федерации демократической молодежи вскоре соберутся в столице социалистической Украины. «Молодежь, объединяйся! Вперед за прочный мир!» – начертано на знамени этой организации…» – продолжал басить Левитан.
    – Славик, выруби эту лабуду!
    – Я погоду хотел дождаться, – каким-то извиняющимся тоном пробормотал Славка, но послушно захромал к окошку и выключил радио. – Ну, привет. Эким ты фраером вырядился. Давно в Москве?
    – Привет-привет, – холодно пробасил Леха. – Костюмчик я вчера в Ярославле справил, вот видишь, и портфель в придачу дали. С вокзала сразу в твой шалман; не выспался, сам понимаешь. «И на поезде, в мягком вагоне…» – пропел он. – Так что пойду у тебя на сеновале малость покемарю. И вообще, денек-другой перекантуюсь. Не возражаешь?
    – Да ты что в натуре!
    – Ну вот и отлично. Да похавать организуй, ты ведь при деньгах небось: как-никак – «Всемирный форум», «посланцы дружбы», – Леха кивнул в сторону «Ригонды», – по ширме бегать самая маза.
    – Сей момент! Какие проблемы между корешами! – все с той же деланной радостью ответил Славка и пошел в дом: – Мать, пожрать сгоноши! Крестник твой приехал!
    – Нет, кореш, лабуду порешь. Кой-какие проблемы есть… – тихо процедил ему вслед Леха.
    В окошке появилось худое, морщинистое лицо старушки:
    – Ленечка! Вернулся! Слава тебе Господи! А я как раз вчера баранинки достала! Счас я ее с чесночком, как ты любишь!
    Баранинки Леха дожидаться не стал, перекусил вчерашней молодой картошкой с козьим молоком.
    – Как тут дела? – спросил он провожавшего его на сеновал Славку.
    – Все путем. Тишина и нет конвоя. Бригадмил, правда, лютует по случаю фестиваля. Жорка, брательник твой двоюродный, всю дорогу у меня кантуется; подрос, в люди выходит. Так что подпасок у тебя будет стоящий.
    Леха спал чутко; обыденные звуки доносились до его сознания и вплетались в сновидения. Снился высокий берег Печоры, на который почему-то надо было затаскивать приготовленный к сплаву лес. Бревна артачились и блеяли по-козлиному. Зонный барин, почему-то исполнявший обязанности рядового вохровца, бренчал на гитаре и с издевкой покрикивал: «Хватай больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит!»
    Вдруг послышался какой-то шорох, и Леха мгновенно вскочил.
    – Леха? Ты здесь? – Это был Жорка, двоюродный брат; войдя с яркого солнца в полутьму сарая, он растерянно жмурился, но ничего не видел.
    -Ну, здорово, брательник! – подскочил к нему Леха и обнял. – Какой вымахал-то! Семилетку кончил?
    – Не-а, переэкзаменовка на осень… – неохотно признался Жорка.
    – Ну, бугай бестолковый – вырос, а ума не вынес! Ладно, определим тебя к делу! – Леха присел на приступок дверного проема, достал пачку «Красной звезды» и похлопал себя по карманам в поисках спичек.
    Жорка восторженно оглядывал его.
    – Ща принесу! – Он вприпрыжку побежал к дому.
    Спички он взял у худощавого парнишки, сидевшего за столиком спиной к Лехе и небрежно перебиравшего струны гитары.
    – Кто такой? – спросил Леха вернувшегося брата.
    – Костька, корешок мой. Законный пацан! Сосед – в Горелом доме живет. Мы с ним раньше за одной партой сидели, а как смешанные школы сделали, его в шестьсот вторую перевели, в женскую. Он меня по географии готовит.
    – Ну дела… – хмыкнул Леха, – Была здесь «малина», а теперь – заочный институт! Школа рабочей молодежи – и Попердяка классный руководитель, так, что ли?
    – Так ведь переэкзаменовка – чего ж делать-то… – извиняясь, промямлил Жорка, – но мы с ним вообще дружим. Вот в карты играем, – как-то невпопад добавил он растерянно.
    – Много продули?
    – Ты что! Мы на лапу играем, – приободрился Жорка. – На пляжу фраеров много, а Костька колоду зарядил – будь спок! И передергивает отлупно.
    – Во что играете?
    – Во что придется – в секу, в буру, в очко, в козла даже… За эту неделю на рыло по две тысячи вышло.
    – Да ты миллионер! Одолжи братцу штуку!
    – Я свою долю Костьке отдал.
    Леха удивленно вскинул брови.
    – Понимаешь, ему башли позарез нужны, много. То есть не ему, а отцу его. Костька узнал и говорит: «Надо батю выручать».
    – Проворовался, что ли, папаня?
    – Ты что, он профессором работает!
    – Что ж это у профессора монеты не хватает? На дачу копит?
    – Не знаю. И Костька не знает. Он просто сказал: «Отцу помочь – дело святое».
    – Ну что ж, Костька твой молодец, а папашка его, видать, лопух.
    – Не, пахан у него – мужик что надо! Книжки мне дает.
    – А на хрена тебе книжки профессорские?
    – Да нет, нормальные книжки, Есенин, «Граф МонтеКристо»…
    – Ну Есенин тот еще кент, а про графьев ты хорошо напомнил. Дело есть: слетай в Ивановские бараки, узнай втихаря, здесь ли Граф, у него заначка моя. Много только не балабонь. Графа нет – Людку найдешь. Ну эту… знаешь ее? – Жора кивнул. – У нее про Графа спросишь… Хотя нет, не надо. Просто скажи, что я приехал, хрусты нужны. Пусть вечерком на Старый двор подвалит. А умника своего зови сюда. Познакомимся.
    Костя подходил нарочито небрежно, вразвалочку, по-прежнему позвякивая гитарой и напевая под нос:
    Снова эти крытые вагоны,
    Стук колес неровный перебой,
    Снова опустевшие перроны
    И собак конвоя грозный вой…
    Леха неторопливо оглядел худощавого молодого человека. Отутюженные брюки, цветастая заграничная ковбойка. Взгляд серых глаз был умным, внимательным, изучающим и довольно нахальным.
    – Ну что, шпана, давай знакомиться.
    – Константин.
    – Алексей Дмитрич, можно Леха-Алай– швец и скокарь. Только что с курорта, припухал у комиков. Чабан крутой, гайдамаки борзые, штевка – полный локш, вот к вам на фестиваль за балагасом подался.
    Костя почти ничего не понял; он вдруг оробел и неожиданно для себя перешел на «вы», стараясь подладиться к блатному языку.
    – Долго срок мотали?
    – Ерунда, пару лет. Фуфло прогнал: шмелъцером проходил. А вы тут с братаном из чиграшей без гувернера в шлепера вышли?
    Костя совсем растерялся и как-то неопределенно пожал плечами.
    – Э-э, я думал, ты блатной, а ты голодный… – усмехнулся Леха. – Посмотрим, как ты по географии кнокаешь. Щелья-Юр – что такое?
    Костя повеселел, в географии он был король:
    – Это на Средней Печоре; щелья – такой высокий берег, а юр значит «голова», Щелья-Юр – «голова щельи», а выше по течению есть еще Щелья-Бож – «хвост щельи».
    Теперь настала Лехина очередь удивляться:
    – Ну ты даешь! Я там чалился и то не знаю.
    – У меня отец – географ, топонимикой занимается, это про происхождение названий, так что я по картам и читать учился.
    – Вот-вот, мне брательник уже сообщил, как вы по картам читаете, где туз бубей, где крестовая шестерка, – уже без всякой фени сказал Леха; пацан почему-то ему был ужасно симпатичен.
    – Трепло!
    Леха на минуту задумался.
    – Вообще-то ты прав, про дело каждому свистеть не стоит. Но мы с ним больше чем родня. Его мать меня в эвакуацию в Казань взяла. Жорка там родился. А в сорок пятом тетя Даша померла, помыкались мы с брательником по России, пока до Москвы добрались. Да и здесь поначалу в сарае жили… Вот так, Профессор. Зачем тебе-то хрусты понадобились? Твое дело всякая там химия с географией, так потихоньку в начальство выйдешь, на «Победе» будешь ездить.
    – Без денег не выйдешь.
    – Да-а? И много тебе надо? Тыщ сто хватит?
    – Сто тысяч? – ухмыльнулся мальчишка. – Это так, на житье. А чтобы в люди выйти – я прикидывал – миллиона полтора для начала, а там само пойдет, по учению Карла Маркса.
    – Ну тогда учи язык коми, на северах половина вертухаев из комиков. Мать твою вирэн-орэн!
    – Знаешь, Леха, за сто тысяч можно и в Воркуту, и в Магадан залететь, а на миллион – собственных мусоров купить, с шинелями, сапогами и овчарками. А еще миллион будет – собственную зону можно построить.
    «Вот так короед!» – подумал Леха и с уважением взглянул на парнишку; он ему нравился все больше.
    Скрипнула калитка, и появился Славка – в каждой руке по сумке.
    – Гуляй, ребята! И белое, и марганцовка «Три семерки», вермут «Кызыл». Бацилла на любой вкус. Пошли на берег!
    Через час компания удобно устроилась на берегу. Разговор ни о чем шел неторопливо, перемежаясь песнями под гитару. Почему-то пьянка выходила не очень веселая.
    Аккуратно подложив пиджак под ковбойку, Костя лежал на спине, глядел в прозрачное голубое небо и играл что-то щемяще-тоскливое, но совсем не блатное.
    – Испанская вещь, – пояснил он, продолжая играть.
    Вдруг со стороны пруда послышался звонкий голос:
    – Мальчики! Можно к вам? – К берегу причаливала лодка с тремя девушками.
    – Во! Щас нас цыпочки развеселят, – откомментировал порядочно захмелевший хозяин.
    Леха знал только Зинку, к двадцати годам имевшую уже бывалый вид.
    – Откуда такие?
    – Рыжая – Верка, Зинкина сестра, что ли, двоюродная. В общем, родня из Сталинграда. А вторая ее подруга откуда-то из Владимирской области, кажись. Валя. На фестиваль приехали, – пояснил Жора.
    Тем временем Костя встрепенулся, отряхнул пиджак и протянул его приятелю, проговорив манерно:
    – Жора, подержи мой макинтош, – а сам направился навстречу девушкам, наигрывая цыганочку и приплясывая в такт. Он резко оборвал последний аккорд, сорвал три чахлых одуванчика и, галантно поклонившись, вручил каждой даме по цветку. И запел нечто разухабисто-игривое:
    Ах, Катюха, милое созданье,
    Что же не пришла ты на свиданье?
    Коль в окошке горит свет,
    Значит, мужа дома нет,
    Чап-чарап-чарари-чупчарари!..
    – Ой, как вы здорово устроились! Вера, Зина! Девочки, садитесь ближе, я вас всех на память сфотографирую, – защебетала одна из девушек, вынимая из кожаного футляра новенький «ФЭД». – Или, Зина, ты щелкни, я тебе покажу, куда нажимать, а я сяду со всеми! Я же сегодня уезжаю…
    Хозяин пил больше других и быстро пьянел. Хлопнув очередной стакан, он монотонно затянул:
    Друзья накро-о-о-ют меня бушлатиком
    И над моги-илой прочтут указ…
    Взгляни, взгляни-и-и…
    – Смотри, накаркаешь! – холодно сказал совершенно трезвый Леха, поднимаясь. – Спать пошли! – Он приподнял Славика и, преодолевая легкое сопротивление, увел его в дом.
    Через пару минут он вышел на крыльцо и бросил, ни к кому не обращаясь:
    – Пойду прошвырнусь…
    Был уже двенадцатый час, когда Леха, насвистывая, подходил к приютившей его «малине». Жорка выскочил из калитки как ошалелый и чуть не сбил братана с ног:
    – Леха, беда! Костька Верку замочил!
    – Какой Костька? Какую Верку?
    – Ну кореш мой, ты его тут сегодня видел, сеструху Зинкину.
    – Дела-а-а! – Леха огляделся, взял братана повыше локтя и не спеша пошел с ним назад к трамвайным путям. – Рассказывай!
    Жорка молчал.
    – Ну-ну, ближе к телу.
    – Короче, Попердяка проспался к вечеру, мы как раз подошли. Он говорит: «Ну что, салабоны, перекинемся по маленькой?» – мы и сели в три листа.
    – Колода чья была?
    – Попердяка новую открыл.
    – И правда салабоны. Нашли с кем садиться! У него новых колод заряженных, хоть жопой ешь.
    – Короче, я сдавал – у них по три картинки. Сварили, я вступил. Костьке очко сдал, а Славке – точно считал – двадцать. Вскрылись – а у него крестовый туз с шахой! И как я так пробросался!
    – Дурак! Пороть вас некому! У него в каждом кармане по шахе. Так вы что, на человека играли?
    – Да деньги уже кончились, Славка и предложил…
    – Ой, уркаганы! Жиганьё вонючее! Какая разница, кто проиграет! Мокрое-то вам зачем?!
    – Да как-то так вышло…
    – Ладно, шалашовка-то эта откуда взялась?
    – Они подругу эту, ну Вальку, на Курский проводили, уезжала она к себе в Князев, возвращались назад к Зинке. А Зинка парня какого-то встретила и с ним на рыбные пруды пошла, а Верке велела, что ли, здесь обождать – я толком не понял. Короче, мы отыграли, Славка Костьке свое перо дал; вышли к калитке, а она как раз идет: «Мальчики, можно у вас часик посидеть, а то Зинаида меня бросила». А этот, гад, еще издевается: «Во фарт прет! Ты ведь на нее с утра глаз положил. Действуй, мальчоночка!»
    – Ну-ну. Давай малость покумекаем, – сказал Леха и присел на подвернувшийся валун. Он соображал минут пять, прерывая собственные размышления короткими вопросами:
    – Давно?
    – Минут десять вроде…
    – Крестная где?
    – Она уж час как к себе пошла, спит, наверное.
    – Перышко, говоришь, Попердякино?
    – Угу…
    – А девка где?
    – Тут где-то, в кустах…
    – Корешок твой здесь?
    – Он чумовой совсем вернулся. На сеновале вроде…
    – Ладно, – сказал он, наконец вставая. – Не дрейфь, прорвемся. Пошли к девке.
    Леха резко шагнул через молодую поросль бузины. Несколько оставшихся до берега метров занимали заросли высокой полыни. Почти мгновенно он наткнулся на труп девушки. В лунном свете все было видно до малейших деталей. Она лежала, раскинув руки, головой к воде. Горло перерезано. Лужа крови. Внимательно оглядевшись, он деловито принялся за работу: задрал юбку, приспустил и порвал трусы, потом рванул блузку. Крепдешин подавался легко, и Леха выдрал большой кусок ткани. Несколько мгновений он осматривал место событий и, кажется, остался, доволен. Потом осторожно обмакнул клочок ткани в кровавой луже, слегка отжал и вернулся на тропинку. Тряпку он нес несколько на отлете, стараясь не запачкаться.
    – Пошли, – коротко бросил он брату, который наблюдал за происходившим издалека. Подойдя к дому, он положил кровавую тряпку возле крыльца, спустился к пруду и старательно вымыл руки.
    Потом вернулся к дому, рукой сделал Жорке знак следовать за собой, постучал и, не дожидаясь приглашения, вошел.
    Славка сидел перед початой поллитровкой и жевал малосольный огурец.
    Леха молча показал Жорке на табуретку, сел за стол, плеснул себе полстакана, выпил, крякнул, наколол на вилку огурец и, не начав еще закусывать, заговорил:
    – Ну ты и кент, Славик! Перышко-то выкинул?
    – С чего бы это? Инструмент трофейный, «золинген». – Он откуда-то вытащил финку и положил на стол. – Пальчики стер – и хорош.
    Леха закусил, осторожно, за концы, взял финку и положил ее рядом с собой:
    – Инструмент клевый, но не твой. Твой инструмент – писка. Был Попердяка щипачом – специальность серьезная, а ему почету не хватает, и решил он, как Паша Ангелина, податься в многостаночники. Сначала сучью специальность освоил: сам не плотник, а стучать охотник, теперь вот, оказывается, с пером по Плотине бегает, жмурики ему понадобились.
    – Я-то тут при чем?
    – Знаю при чем! – Резким движением Леха выхватил из внутреннего кармана пистолет. – Барышня ваша мне побоку, а вот ссучился ты – за это ответишь. Я-то что – два года отмотал, и дома. А Лысый твоими стараниями четвертак получил. Ехал я в Москву и думал: как же с тобой разбираться? Свои в доску вроде были. Да и крестную жалко, одна она останется. А тут все само решилось. Был у нас на зоне один Укроп Помидорович, очкарик из культурных, стишков много знал. Один мне уж больно понравился:
    Своей судьбы родила крокодила
    Ты здесь сама…
    В общем, так, Вячеслав Михалыч, решил я мокруху на тебя повесить. Стучать теперь больше не побежишь. Встретишься со своими мусорскими кумовьями – от них же вышак схлопочешь. А так шанс выжить имеешь. Жора, принеси тряпочку с крылечка… Вот тут на газетку положь, – сказал он брату, когда тот вернулся. – Теперь клифт хозяйский с гвоздика сними. Деньги, документы есть в карманах?
    – Стольник.
    – Нам чужого не надобно, положи на стол, хозяину на дорогу пригодится. Так. Теперь пиджачок об тряпочку маленько потри и к барышне отнеси. Мигом назад. А ты, Славик, сначала за тряпочку подержись, а потом за любимый свой «золинген». И не дури. Пять минут на сборы тебе – и турманом на Три бана. На билет до Ташкента, надеюсь, хватит? Лучше маленький Ташкент, чем большая Колыма.
    Леха встал и отошел в угол, держа Славку под приделом.
    – Не дури, ты меня знаешь! – повторил он. – Моли Бога, чтоб Зинка не явилась, пока ты здесь. А то все по-другому повернется.
    Бледный как мел Славка потянулся было за бутылкой.
    – Не советую. До вокзала лучше трезвому добираться. Возьми непочатую с собой, в поезде махнешь.
    Славка молча встал, открыл дверцу шкафа, несколько секунд оглядывал свой гардероб, потом быстро переоделся в новый костюм, небрежно сунул свежую рубашку в потертый портфель, бросил туда же галстук. Повертевшись у подоконника, приподнял его и достал довольно большой сверток. Потом сунул в портфель полную поллитровку, завернул в газету кусок сала и хлеб. Последними в портфель попали бритва, помазок и мыло.
    – Ну? – злобно взглянул он на Леху.
    – Паль-чи-ки!
    Славка выполнил требуемое и с силой вогнал финку в крышку стола. На все ушло несколько минут, и запыхавшийся Жора только сейчас появился в дверях.
    – Почапали! – сказал Леха, и вся троица направилась к калитке.
    – Жоржик, ты тут покрутись. Появится Зинаида, придумай что-нибудь, во двор не пускай.
    Двое быстро удалялись с места событий.
    Минут через двадцать Леха появился.
    – «Дело сделано, сказал слепой». Бывший щипач, а ныне мокрушник Попердяка, он же Тимофеев Вячеслав Михайлович, он же Костыль, изволили убыть в шикарном лимузине в направлении жарких стран.
    – А куда он поехал?
    – А наше какое дело. Меньше знай – дольше проживешь. У тебя-то какие новости?
    – Да никаких.
    – Хорошего понемножку, валить надо отсюда. Пойду за душегубом.
    Вскоре Леха вернулся вместе с Костькой; тот был уже в новой рубашке.
    – Теперь линяем. На Старом дворе небось еще гудеж вовсю. Двинем туда. А идем мы, между прочим, из рыбтузовской общаги, где мацали демократическую молодежь женского пола.
    – Мацали? – не понял Константин.
    – Ну профессор, а я думал, ты все знаешь! Щупали, цвет кожи проверяли. Ладно, не боись, все путем. – Леха остановился, запрокинул голову и глотнул граммов сто пятьдесят из полупустой бутылки «Столичной». – Махни, тебе сейчас полезно! – протянул он бутылку Константину. Тот молча допил и запустил бутылку в пруд.
    – Что приуныли, пацаны? Держи хвост пистолетом! За– пе-е-вай:
    Эту песню запевает молодежь, молодежь, молодежь,
    Эту песню не задушишь, не убьешь, не убьешь… 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРИНЦ ГАМЛЕТ ИЗ ПОДОЛЬСКА

Глава первая МЫЛЬНИКОВ, ДВА, ДЕВЯТНАДЦАТЬ

1

    – Опять Мыльников, два, девятнадцать, – недовольно проворчал дежурный по отделению капитан Потапов. – Снова там перепились, дебош, ругань, драка. – Он повернулся к молодому лейтенанту милиции Бояркину: – Поезжай-ка, Петя, выясни, в чем там дело на этот раз.
    – Это на втором этаже, где бабульки живут? – переспросил Бояркин.
    Потапов кивнул.
    – Так я там только на прошлой неделе был, – сказал Бояркин.
    – Оттуда сигналы чуть не каждый день поступают, дают им эти двое жару.
    – Так, может, их того… да на пятнадцать суток, – предложил Бояркин.
    – И куда девать их? В Москве забито все такими вот… В общем, поди разберись, как там и чего, может, действительно на год за хулиганку наберется.
    Лейтенант Бояркин вздохнул и пошел по знакомому ему адресу.

2

    Дом два по Мыльникову переулку представлял собой весьма импозантное здание, построенное в самом начале века. Квартиры с высокими потолками, овальные окна, широкие лестницы. Правда, за этим красивым фасадом скрывались обычные советские коммуналки, но не такие перенаселенные – по три-четыре семьи в каждой. Однако в большинстве квартир по-прежнему сохранились бронзовые дверные ручки, мраморные подоконники и прекрасный дубовый паркет.
    Стоит ли удивляться, что с началом эпохи приватизации квартир дом два стал привлекать изрядное количество фирм, желающих расселить коммуналки, с тем чтобы потом продать прекрасные пяти-шестикомнатные квартиры «новым русским».
    Не проходило дня, чтобы в почтовых ящиках не оказывалось очередной бумажки: «Коммерческая фирма расселит коммунальные квартиры», однако жильцы упорно выбрасывали их в помойные ведра. Население дома, процентов на семьдесят состоявшее из пенсионеров, никуда уезжать не хотело и собиралось держаться до последнего.
    Лейтенант Бояркин поднялся на второй этаж, подошел к высокой двустворчатой двери и позвонил.
    Ему долго не открывали, затем за дверью раздались быстрые легкие шажки и слегка надтреснутый голос спросил:
    – Кто там?
    – Милиция! – рявкнул Бояркин.
    Внутри завозились, загремели – дверь, видимо, была закрыта не только на засов, но и на крюк. Затем возникла небольшая щель, за которой Бояркин увидел озабоченное старческое лицо.
    – Сейчас, одну минуту, – сказала старушка и снова захлопнула дверь, чтобы снять ее с цепочки. – Входите, Петр Михайлович. Времена нынче такие, – развела она руками, впуская лейтенанта Бояркина в просторную неосвещенную прихожую, – что, когда говорят «милиция», надо еще проверить, кто там на самом деле. А то, знаете, в газетах такое пишут… Преступления совершают люди, переодетые в милицейскую форму…
    – Я, так стараюсь не читать, – буркнул Бояркин, оглядываясь по сторонам.
    – Погодите, я включу свет.
    Старушка щелкнула выключателем. Они находились в очень просторной и совершенно пустой прихожей. Пол, судя по всему, был вымыт недавно: пыли в углах не было. Однако от входной двери к одной из комнат тянулись грязные следы. Здесь же у входа стояли старые, стоптанные ботинки.
    – Ну что у вас снова тут стряслось, Софья Андреевна?
    – Видите, – картинным жестом старуха обвела прихожую, – не то что пальто, домашние тапочки боимся оставить. У Гали холодильник стоял, пришлось убрать в комнату – все съедали. Вы можете себе это представить? Я почти всю жизнь прожила в этой квартире, я ведь здесь родилась… Был, правда, большой перерыв перед войной и после… Но с пятьдесят четвертого я здесь безвыездно. За эти годы кто здесь только не жил – эти стены видели многое, но такого никогда не было! Вчера поздно вечером явились оба пьяные. Сначала у них было тихо, а потом начался шум. Пошли, стали стучаться к Сереже, он им что-то ответил… Они так кричали, невозможно было уснуть. Вышла Галя, попыталась их уговорить, усмирить как-то, так они ее обругали в довольно вульгарных выражениях…
    – Ясненько – пьяный дебош, – констатировал Бояркин.
    – Потом ушли к себе, и все затихло. Мне даже удалось задремать. И вдруг крик – что называется дикий. Это было уже под утро, часа в три с небольшим. У меня внутри прямо все оборвалось, думаю – убийство. Надела халат, вышла в коридор, а там уже соседи – и Галя, и Сережа. Смотрю – этот, Виктор, лежит, руки раскинул, лицо все в крови. Что-то они там между собой не поделили. Пришлось опять пить нитроглицерин. Поймите, Петя, извините, что я вас так называю, я многое в жизни видела, что вам не дай Бог, могу я на старости лет пожить спокойно и спокойно умереть в своем доме?
    Софья Андреевна продолжала говорить, Бояркин вполуха слушал ее, прекрасно понимая, что помочь не может ничем. В лучшем случае только посочувствовать.
    – Что ж вы хотите, чтобы мы их забрали?
    – Что толку, – махнула рукой старушка, – новые появятся. Эти хоть нас не трогают. Они, в сущности, не злые люди, просто опустившиеся. Понимаете, мне их где-то даже жаль, у них ведь никаких интересов. Ну что они видят в жизни, кроме водки?
    На это Бояркину было нечего ответить, и он только развел руками. Софья Андреевна, видя, что он с ней согласен, заговорила о духовной нищете и прочих высоких материях. Петя слушал ее молча, размышляя вовсе не о проблемах девятнадцатой квартиры, а о том, как ему надоело ходить по этим домам и выслушивать одни и те же однообразные жалобы… Вот бы уйти из участковых и получить интересное, пусть даже опасное задание. Короче, Петя Бояркин был в глубине души милиционером-романтиком, которые, как ни странно, не переводятся.
    Внезапно плавное течение речи Софьи Андреевны было прервано возгласом:
    – Это все Гамлет! Его рук дело! Он нарочно их сюда подселил, чтобы нас отсюда выжить.
    Не уточняя, кто такой Гамлет, Бояркин решил, что уже выполнил свой долг, и для проформы спросил:
    – А где они сейчас, эти ваши Шевченко и Станиславский?
    – Кто же их знает, – вздохнула старушка.
    – Ну раз их нет, что же я могу сделать. Так можно было бы вынести устное предупреждение. А больше ничего, – он снова развел руками.
    – Да я понимаю, что ничего. – Софья Андреевна кивнула. – Видите, как сложилась ситуация. Никто ничего не может сделать. Ни с кем и ни с чем. Это, по-вашему, и называется демократия?
    Опасаясь нового долгого монолога, лейтенант Бояркин пробормотал:
    – Ну если уж слишком расшумятся…
    И с этими словами покинул квартиру.
    – Хоть бы вы их припугнули, правда, они ничего не боятся, – было последнее, что он услышал, прежде чем дверь захлопнулась.
    Лейтенант Бояркин вышел на улицу. По Мыльникову переулку ветер нес сухие, жухлые листья, на другой стороне был припаркован темно-красный «мерседес», в который два мужика в кожаных куртках грузили картонные коробки.
    «Гамлет, – почему-то вспомнилось Бояркину, – что за Гамлет такой? Или, может быть, у бабки крыша поехала?»

Глава вторая СПЛОШНЫЕ ВИСЯКИ

1

    Саша Турецкий ничего не мог с собой поделать – он давно уже стал старшим следователем по особо важным делам Мосгорпрокуратуры, ему поручали ведение особо сложных дел, и тем не менее он по утрам все так же прибегал на работу в самую последнюю минуту, временами небритый и едва причесанный.
    – Когда же ты станешь солидным человеком? – со смехом спрашивала его жена.
    – Не знаю, – пожимал он плечами. – Все как-то времени нет этим заняться.
    Вот и сегодня Турецкий примчался на работу с опозданием на десять минут, слегка пригладил перед зеркалом волосы, с минуту постоял, чтобы отдышаться и к себе в кабинет зайти уже не с видом опоздавшего школьника, а солидно и чинно. Кстати, вспомнилась и поговорка: «Начальство не опаздывает, а задерживается».
    – Меня никто не искал? – спросил он у Лидии Павловны, пожилой секретарши следственной части.
    – Вот тут принесли для вас, Александр Борисович, – секретарша указала на целую стопку папок.
    – Что это? – с неприязнью глядя на папки, спросил Турецкий.
    – Это дела, которые передали из МУРа и следственного управления городской милиции. Убийства банкиров. Олимп Всеволодович поручил их вам, как я поняла. Вот его резолюция на препроводительном письме.
    Турецкий взял папки и понес к себе в кабинет. Там он бросил их на стол и некоторое время с отвращением рассматривал их обложки разных оттенков грязного – от синего до зеленого. «Сплошные висяки, – подумал он, – все, что сами раскрыть не могут, валят на нас».
    Зазвонил телефон. Турецкий снял трубку.
    – Александр Борисович, Шведов вас беспокоит. Получили дела?
    Шведов был заместителем начальника МУРа Александры Ивановны Романовой и, как теперь припомнил Турецкий, курировал отдел, занимающийся заказными убийствами, в том числе и банкиров.
    – Да,– ответил Турецкий,– хороший подарочек вы нам прислали. Это же совершенно бесперспективные дела.
    – Дела сложные, – уклончиво ответил Шведов, – но у меня есть кое-какие соображения. Вы их там в папках не ищите. Все это так, домыслы, интуиция, а их в виде документа не оформишь.
    – М-м, – неопределенно промычал Турецкий.
    Заместитель Романовой порой начинал раздражать своей велеречивостью.
    – В общем, так, – продолжал Шведов, – давайте встретимся и потолкуем. Я вам расскажу, что мы тут наработали по этим делам. Доведете до конца – буду рад, сейчас не до соревнований.
    – Я к вам подъеду на Петровку, – кратко ответил Турецкий, чтобы поскорее закончить разговор. Он знал, что иначе Шведов еще долго будет разглагольствовать ни о чем. Для работника угрозыска это была странная черта.
    Повесив трубку, Турецкий раскрыл одну из папок. Это оказалось дело об убийстве директора банка «Алтайский» Владимира Морозова, который был убит выстрелом в голову, когда он вышел из лифта и подходил к собственной квартире. Оружие – пистолет «ТТ» валялся в кустах рядом с подъездом. Никто из жильцов не слышал выстрелов, следовательно, стреляли с глушителем. Тело Морозова нашли только через несколько часов – когда рано утром сосед отправился выгуливать собаку.
    Владимир Морозов был уроженцем Барнаула, в Москву перебрался год назад. Его банк осуществлял связь между Москвой и Алтайским регионом, и дела в нем шли достаточно успешно. Вывод один – заказное убийство. Больше никаких выводов Турецкий в папке не обнаружил.
    «Не густо, – с тоской подумал Турецкий. – А теперь мне все это хлебать. Ох уж эти менты, стараются скинуть с себя что посложнее».
    Негласная конкуренция между Министерством внутренних дел России и прокуратурой действительно существовала, но, как верно заметил Шведов, в последнее время было уже не до того. Страну захлестывала чудовищная волна преступности, и Москва страдала, наверно, больше других городов. Здесь ходили большие деньги, и на них, как мухи на мед, со всей страны слеталась всякая шваль.

2

    Серебристый лайнер коснулся шасси взлетно-посадочной полосы. В специальном правительственном помещении международного аэропорта Шеннон российского Президента уже ждали заранее прибывшие сюда премьер-министр Ирландской республики Шон Мак-Лин и сопровождающие его лица.
    Премьер немного волновался. Что ни говори, ему было приятно, что Президент России сам выразил желание встретиться с ним на пути из США в Москву. Правда, для этого Мак-Лину пришлось отложить на два дня свой заранее запланированный визит в Ватикан, но ради такой встречи он был готов и на большие жертвы.
    На самом деле премьер Ирландии давно мечтал встретиться с легендарным российским Президентом, человеком, который мужественно защищал российский «Белый дом» от гэкачепистов, ставший олицетворением свободной России.
    И вот наконец самолет с трехцветным российским флагом замедлил бег по посадочной полосе и остановился. Премьер-министр приготовил любезную улыбку и стал повторять про себя зазубренные слова приветствия. Обычно он обходился без заранее выученного текста, но этот случай был настолько волнующим, что он накануне вечером сочинил приветственную речь Президенту России и теперь твердил ее про себя. «Глубокоуважаемый господин Президент, – повторял Шон Мак-Лин, – от имени всего ирландского народа я рад приветствовать вас на древней земле Эйре». Он вздохнул, ну когда же подадут трап?
    Наконец трап подали. Встречающие приготовились, репортеры держали наготове фотоаппараты, жена премьера сжимала роскошный букет роз для первой леди России.
    Тем временем заработали службы международного аэропорта. К российскому самолету подошел небольшой бензовоз, рабочие открыли топливный бак, и началась заправка.
    Прошло пятнадцать минут, полчаса, час. Ни российский Президент, ни его супруга, никто из официальных лиц, сопровождающих Президента, не выходил. Обстановка становилась нервозной.

3

    – Александр Борисович, – в кабинет Турецкого вошла Лидия Павловна, – вас просит к себе Олимп Всеволодович. Кажется, – она с сочувствием взглянула на Турецкого, которого, непонятно почему, явно выделяла среди остальных «важняков» следственной части Мосгорпрокуратуры, – убили еще одного банкира. Так что готовьтесь.

Глава третья ШЕННОН 

1

    Внезапно подул холодный ветер, и встречающие, которые упорно продолжали ждать, слегка поежились. Премьер-министр сделал неуловимое движение плечами, ему не хотелось, чтобы другие поняли, что он тоже замерз. Мак-Лин старался не смотреть на дверь самолета, которая по-прежнему оставалась плотно закрытой. Супруга премьер-министра, миловидная брюнетка, переложила букет из одной руки в другую и постаралась, незаметно вытащив носовой платок, беззвучно высморкаться.
    Ситуация становилась глупой, даже смешной. Премьеру казалось, что он торчит здесь уже целую вечность.
    – Сколько мы уже стоим? – шепотом спросил он у жены.
    – Час пятнадцать, – ответила та, посмотрев на часы.
    Премьер-министр беспомощно оглянулся на сопровождавших его официальных лиц, министр здравоохранения лишь едва заметно пожал плечами. Мак-Лин перевел взгляд на бесстрастные лица охранников. Те стояли застыв, как будто ничего не происходило. Репортеры опустили свои фотоаппараты и лениво переговаривались, время от времени все же поглядывая на самолет.
    Люди в нем не подавали признаков жизни.
    Мак-Лин почувствовал, как им овладевает отчаяние.
    Миссис Мак-Лин повернула голову и тихо сказала:
    – По-моему, это становится неприличным.
    – И что ты предлагаешь? – так же тихо спросил несчастный премьер-министр, у которого от неподвижного стояния на ветру начали замерзать ноги.
    – Уйти, – решительно заявила миссис Мак-Лин.
    – Ну что ты, – только и смог прошептать премьер-министр Ирландии. – Это скандал на весь мир.
    – Это уже скандал на весь мир, – сказала жена. – Представляешь, какими мы сейчас выглядим идиотами.
    И тем не менее, хотя премьер понимал, что в словах супруги есть своя правда, он знал, что будет стоять и дальше. Ведь сейчас он был не частным, а официальным лицом.
    Минуты тянулись все медленнее, и судя по тому, что охранники время от времени переступали с ноги на ногу, им тоже надоело это долгое, томительное ожидание.
    Репортеры, посмеиваясь, начали снимать неподвижный самолет с запертой дверью, а также ожидающего премьер-министра и его свиту. Мак-Лин почувствовал себя совершенно несчастным, он уже видел эти фотографии в газетах с заголовками «Напрасное ожидание», «Наш премьер-министр сел в лужу» или еще похлеще. Под нацеленными на него объективами он снова ощутил себя школьником, беззащитным перед всесильным директором.
    «Что делать? – пытался сообразить он. – Взять и гордо уйти? Или еще подождать?» Ситуация становилась чудовищной по своей нелепости. «Может быть, с Президентом что-нибудь случилось?» – промелькнула мысль.
    Но вот дверь как будто сдвинулась. Сердце у премьер-министра забилось быстрее. Неужели все-таки он дождался…
    Действительно, дверь самолета открылась.
    Но по трапу спустился лишь один человек, и тот явно не российский Президент.
    Он подошел к толпе встречающих, успевших к этому времени приобрести какой-то несчастный вид, возможно, из-за холодного ветра. Даже цветы в руках миссис Мак-Лин заметно поникли.
    – Здравствуйте, я представитель Президента России, – с какой-то вымороченной (или это только показалось МакЛину?) улыбкой представился он,– Господин Президент очень сожалеет, но он не сможет выйти из самолета по состоянию здоровья. Он приносит свои самые глубокие извинения.
    Премьер-министр Ирландской республики был потрясен настолько, что в первую минуту даже не знал, что ответить.
    – Я очень сожалею, – начал он, и голос его прозвучал как-то хрипло. Он прокашлялся. – Я прошу передать господину Президенту мои сожаления ввиду его внезапной болезни.
    Едва премьер-министр закончил говорить, как его супруга резко повернулась и направилась к двери аэровокзала. «Какой стыд!» – несколько раз тихо повторила она.

2

    «Опять висяк, – думал Турецкий, следуя на место происшествия. – До чего же это неблагодарное занятие».
    В последние несколько месяцев раскрываемость серьезных преступлений снизилась до такого уровня, что впору было, как не раз говорил Турецкий, бросать все к черту и уматывать из прокуратуры Москвы.
    Складывалось впечатление, что в последние месяцы удавалось раскрывать одну только бытовуху. Все это злило Турецкого, и не только его. Иногда он даже начинал понимать Славу Грязнова, который некоторое время назад ушел из милиции и организовал частное сыскное агентство. Правда, из рассказов Славы Турецкий понял, что занимались они в основном двумя видами дел – поиском пропавших (случаи типа «ушел из дома и не вернулся») и выслеживанием неверных мужей и жен, непутевых детей или нечестных на руку компаньонов. Последний вид сыска, который больше смахивал на шпионаж, был Саше особенно отвратителен, и он не понимал, как можно этим заниматься не только спокойно, но даже с интересом, как делали некоторые из служивших у Грязнова агентов.
    Однако дела с заказными убийствами были не многим лучше. Жертвами обычно становились банкиры, директора коммерческих фирм и другие весьма состоятельные люди. Это тебе не убийство собутыльника кухонным ножом. Они и для самых опытных следователей оказывались крепким орешком. Убийцы обычно не оставляли никаких следов, оружие бросали на месте и исчезали бесследно.
    Вот и теперь – взрыв на Малой Филевской. Погиб заместитель генерального директора «Универбанка» Леонид Бурмеев, а его жена Татьяна в тяжелом состоянии доставлена в больницу.
    Когда «Москвич-2141», где кроме самого Турецкого сидел прикомандированный к его бригаде следователь Виктор Прибытко, подъехал к дому на Малой Филевской, там уже работала бригада из МУРа и ребята из 119-го отделения милиции, а также судмедэксперт Кривцов, здоровенный, похожий на медведя мужчина с копной густых курчавых волос.
    Квартира Бурмеевых находилась на втором этаже кирпичного дома улучшенной планировки в квартале, называемом в народе «Царским селом», – эти дома были построены лет десять назад для родственников разного рода высшей номенклатуры. Теперь сюда стали потихоньку перебираться «новые русские», хотя некоторым не потребовалось переезжать – бывшая партийная элита как раз и образовала костяк новой финансовой олигархии.
    Турецкий поднялся на второй этаж и присвистнул:
    – Ничего себе, разворотило!
    Металлическая дверь с сейфовым замком была искорежена так, как будто ее неумело вскрывали огромным консервным ножом. На всех этажах от взрывной волны вылетели стекла, дверь квартиры напротив тоже вышибло.
    Картина знакомая. За последние несколько месяцев это был далеко не первый случай – человек собирается выходить утром из квартиры и при попытке открыть дверь немедленно взлетает на воздух.
    – Ну что у вас? – спросил Турецкий у медэксперта, который возился в прихожей, что-то рассматривая на полу и стенах.
    – Мгновенная смерть, чего можно было еще ожидать? – пожал плечами Кривцов. – Да его практически размазало по стене. Хорошо еще, жена замешкалась в комнате, а то бы и ее тоже. А так отделалась сотрясением мозга средней тяжести.
    Турецкий подошел к тому, что осталось от двери, – металлическая рама в дверном проеме была покорежена, штукатурка обвалилась, обнажив кирпичи. «И никаких улик, – мрачно подумал он, – взрыв все уничтожает».
    – Пластиковая взрывчатка. – К Турецкому подошел старший оперуполномоченный МУРа капитан Сивыч. – Взрыв, равный примерно пятистам граммам тротила, не меньше. Вишь ты, дверь железную сделал, сигнализацию завел… Если решат тебя убрать, ничто не поможет. .
    Турецкий в ответ промолчал. Настроение было мрачное. «Еще один висяк, – злился он, вспоминая гору папок у себя в кабинете. – Попался бы мне этот хрен, удушил бы своими руками без суда и следствия». Он тут же удивился своим мыслям – почему этот хрен? Разве все эти убийства одних рук дело? Мало ли кто кому мстит в мире большого бизнеса. И все же какое-то шестое чувство подсказывало ему, что все эти внезапно свалившиеся на него дела имеют что-то общее.

Глава четвертая УБИЛ СОБУТЫЛЬНИКА ОТВЕРТКОЙ

1

    Начальница МУРа Александра Ивановна Романова, которую друзья и старые сослуживцы называли попросту Шурой, терпеть не могла газет. Особенно ненавистен ей был 
    «Московский комсомолец» с его каким-то бесшабашным, издевательским тоном. Чего стоят одни только заголовки! Вот и сейчас, увидев на столе у секретарши очередной номер «МК», она не смогла сдержаться:
    – Ну что ты читаешь, Люба, это же желтая пресса. Там одно вранье!
    – Ну почему вранье, Александра Ивановна, – ответила Люба. – Тут очень даже интересно. Вот: «Подавился шоколадом» – такое разве придумаешь? Двое мужчин стали соревноваться – кто съест больше шоколада за минуту. Одному кусок попал в дыхательное горло, и его увезли на «скорой». А по Кутузовскому художники ходили голые, за свободу творчества боролись. А вот еще: «Отстрел банкиров продолжается».
    – Это я и без них знаю, – Романова махнула рукой и прошла в свой кабинет.
    Ее ждала уже целая кипа донесений, телефонограмм, рапортов. Не успела полковник Романова как следует вникнуть в содержание спеццонесения капитана Сивыча, как зазвонил красный телефон – один из трех стоявших у нее на столе, – это был городской номер, который знали только, избранные.
    – Начальник МУРа слушает. – Романова дочитала спецдонесениё и, прижав трубку плечом, поставила на нем резолюцию.
    – Александра Ивановна? Турецкий беспокоит, – раздался знакомый голос. – Как ты, наверно, знаешь, я нынче специализируюсь по финансовой части. Всех убитых банкиров ко мне свозят. Вчера еще одного убрали. На этот раз «Универбанк». Я был на месте. Буквально размазало по стене.
    – Отстрел банкиров продолжается, – повторила Романова заголовок из «Московского комсомольца».
    – Вот именно, – серьезно ответил Турецкий. – Очень мне это не нравится. Шура, у тебя сегодня найдется для меня минут пятнадцать? Хорошо бы и до Меркулова дозвониться. Давненько я не был в Генеральной прокуратуре.
    – Так его, по-моему, нет в Москве. Улетел по важному заданию. Казанская преступная группировка, кажется, я что-то слышала краем уха.
    Романова повесила трубку и вновь уткнулась в донесение Сивыча. «Следует усилить контроль над приватизацией жилья и куплей-продажей квартир, – писал он. – С начала года 673 москвича, выписавшиеся со своей прежней площади, так и не прибыли на новое место».
    Усилить контроль… Легко сказать. Людей катастрофически не хватает, а тут и преступные группировки, и заказные убийства, теперь эта свистопляска с приватизацией. И все должны решать милиция и прокуратура. А еще отстрел банкиров…
    Романова вызвала секретаршу:
    – Люба, дайте-ка мне эту вашу газету.
    – Вот видите, Александра Ивановна, – улыбнулась Люба и через минуту вернулась с номером «МК» в руках.
    Романова закурила. Вот она, эта заметка.
    «Вчера на Малой Филевской улице был убит заместитель генерального директора «Универбанка» Леонид Бурмеев. Пластиковая взрывчатка была установлена под дверью его квартиры. Взрыв был настолько сильным, что несчастного банкира разорвало в клочья. Жена погибшего чудом осталась жива и находится в больнице. Это уже пятое убийство банкиров за последнее время. Возможно, они как-то связаны между собой. Причины устанавливаются».
    – Установишь их, как же, – проворчала Романова. Уж ей-то было известно лучше многих других, как трудно работать с коммерческими структурами. Вроде бы они и сами заинтересованы в том, чтобы поймать убийц, а скрывают от милиции все что могут. Что ни спросишь, все у них коммерческая тайна! Она усмехнулась. Пока половину не перебьют, они не поймут, что надо работать сообща.
    Романова машинально прочла следующую небольшую заметку.
    «Станиславский убил собутыльника отверткой.
    Двое неработающих, Шевченко и Станиславский, которые в последнее время буквально терроризировали соседей по квартире, после принятия изрядной дозы спиртного что-то не поделили. В результате однофамилец великого режиссера нанес однофамильцу украинского поэта несколько колотых ран отверткой, оказавшейся под руками. Уже в больнице несчастный скончался от ран».
    – Бред какой-то! Нашли о чем писать! Да еще в таком тоне! – в сердцах воскликнула Александра Ивановна и отбросила газету.

2

    В дверях Мосгорпрокуратуры Турецкий столкнулся с Семеном Семеновичем Моисеевым, одним из старейших московских прокуроров-криминалистов.
    «Сдает старик», – невесело подумал Турецкий, а вслух сказал:
    – Привет труженикам!
    – Здравствуйте, Саша, – заулыбался Моисеев.
    Турецкий пропустил старика вперед и направился к ожидавшей его машине, чтобы ехать на Петровку.
    – Вы куда, Александр Борисович? – спросил его Моисеев.
    – К Романовой.
    – Вы меня не подбросите?
    – Отчего же? С удовольствием.
    Когда машина тронулась, Моисеев объяснил Турецкому:
    – Вы меня высадите где-нибудь неподалеку. – Он понизил голос: – У пункта обмена… валюты, – добавил он уже почти шепотом.
    – Да вы что, Семен Семенович, боитесь, что ли? – рассмеялся Турецкий.
     – Боюсь не боюсь, – вздохнул Моисеев. – А как-то мне это… неловко, что ли… Сыновья из Израиля присылают доллары, естественно, поддерживают меня. Вот и приходится ходить по этим пунктам.
    – Так у нас же рядом с прокуратурой, прямо за углом, есть такой!
    – А там я совсем не могу, – смущенно улыбнулся Моисеев. – Там товарищи по работе… Вам смешно, – укоризненно взглянул он на своего молодого попутчика, – а мне не смешно, Саша. Мне грустно. Я не так воспитан.
    – Вот тут остановите, – попросил Турецкий водителя, заметив на углу призывную надпись: «Пункт обмена валюты. Покупка 2670. Продажа 2720».
    – Спасибо, Саша, – виновато улыбнулся Моисеев, тяжело выбираясь из машины. – Если бы не сыновья, как бы я жил? А так даже в гости к ним собираюсь…
    – Да что вы, Семен Семенович, вы только не оправдывайтесь!
    – Ладно, Саша, не буду.

3

    – Ну как дела, Александра Иванна? – выпалил Турецкий, входя в кабинет начальника МУРа. – Как жизнь молодая?
    – Тебе бы, Сашок, все хиханьки да хаханьки, – огрызнулась Романова. – Какая тут жизнь! – Она махнула рукой на лежавшую на ее столе газету: – Вот тут все написано, какая у нас жизнь, – там убили, здесь подложили бомбу, найти никого не могут. Ну кроме, конечно, случаев вроде «убил собутыльника отверткой». Кажется, только такие и раскрываем.
    Турецкий сел в кресло напротив Романовой.
    – Хотел бы я сказать, Шура, что ты преувеличиваешь, но не могу.
    – Вот и я о том же.
    – Меркулов в Москве, ты не узнавала?
    – В Казани сидит безвылазно. А тебя тут Шведов очень хочет видеть. Будет делиться опытом. Люба, – попросила она секретаршу, – пригласи сюда Шведова.
    – Он мне что-то такое говорил… Ему никак удалось напасть на след кого-то из этих киллеров?
    – Киллер… – с презрением произнесла Романова иностранное слово. – Хоть бы ты, Сашок, так не говорил! Придумали же так назвать – чтоб звучало благородно. Убийца, вот как это называется. – Александра Ивановна встала и подошла к окну: – Ага, вон он идет.
    И действительно, через несколько минут дверь распахнулась и вошел ее заместитель Анатолий Федорович Шведов.
    – Привет честной компании! – заулыбался он.
    – Привет, Толя, – отозвалась Романова.
    Турецкий без слов пожал ему руку.
    – Сашок, кофе или чай? – спросила Романова.
    Турецкий только махнул рукой.
    – Рюмочку коньяку?
    – Раньше бы не отказался.
    – А теперь что? Деньги, что ли, мои экономишь? – Романова усмехнулась. – Нечего экономить, все равно их нет. Зато есть рябиновая настойка, хорошее средство от давления, – продолжала Александра Ивановна, открывая сейф.
    – Да ты что, Шура, в барменши готовишься? – спросил Турецкий. – Оно, может, правильно. Там ты за два-три дня заработаешь столько, сколько здесь за месяц не получишь. Верно, уходи в коммерческие структуры.
    – Боюсь, не возьмут, – засмеялась Романова. – Бывшую мусорскую начальницу-то.
    – Наоборот, – продолжал шутить Турецкий. – Ты будешь их от ментов отмазывать – по знакомству.
    – Ладно тебе смеяться, – Александра Ивановна вытащила из сейфа бутылку с рябиновой настойкой, а из стола стаканы. – Попробуй, сама делала.
    – Ну, значит, так, – Турецкий выпил, сделал в сторону Романовой довольную мину, мол: «Нормально, понравилось» – и, поставив стакан на стол, сказал: – Похоже, идет серьезное давление на банки.
    – Так об этом в газетах пишут, – Романова махнула рукой в сторону стола.
    – Этим лишь бы языком молоть, – поморщился Шведов, взяв газету в руки. – Только и знают, что народ пугать.
    – Я эти дела вчера просмотрел, – рассказывал Турецкий, – и у меня такое впечатление сложилось, Шура, что между банками идет какая-то война, как между группировками. И выяснить, кто это делает, не так сложно. Ведь сначала наверняка было финансовое давление, а только потом перешли к физическому уничтожению. Ведь ты посмотри, раньше кого в машинах взрывали, кому бомбы под дверь подкладывали?
    – Да им же, толстосумам этим! – вместо Романовой откликнулся Шведов.
    – Директорам фирм, разных СП, владельцам ресторанов, казино… – сказала Шура. – Ну и банкирам в том числе. Этих всегда шерстили и в хвост, и в гриву.
    – И банкирам, – согласился Турецкий. – А в последнее время почти только одним банкирам – исключительно! Ты, Толя, посмотри сводку. Да ты и так знаешь, сам вел эти дела. Но за последние две недели все шесть жертв заказных убийств были банкиры.
    – Ну, директор банка «Алтайский», управляющий «Риэлти-банком», потом заместитель генерального в этом… как его… «Яуза-банке», – начала перечислять Романова.
    – Верно, Александра Ивановна, ну и память у тебя на эти названия, – кивнул Шведов.
    – Приплюсуй сюда еще финансовую компанию «Тверь-инвест», банк «Витязь» и вчерашний случай с Леонидом Бурмеевым из «Универбанка», – продолжил Турецкий. – И все это даже не за две недели, а за девять дней. Не слишком ли большое совпадение?
    – Это не совпадение, Саша, далеко не совпадение, – серьезно сказал Шведов. – Каждое из этих убийств – прекрасно спланированная акция. Подкопаться не к чему. И все-таки… Есть у меня кое-какие соображения. Ведь без промашек ни одно преступление не обходится. Наша задача найти их, заметить.
    – Промашки! – фыркнула Романова. – Да они ничего не оставляют. Это тебе не стычка между преступными группировками, где вся Москва знает, кто, кого и за что.
    – А взять их все равно не за что. А если возьмешь, они через три дня снова на свободе. Да и в тюрьме живут, как короли. Вот тебе и все улики, – закончил за нее Турецкий.
    – С убийствами банкиров дело обстоит как раз наоборот, – продолжал Шведов,– Улик никаких. Отпечатков пальцев убийцы не оставляют, да и какие отпечатки пальцев при взрывах! Свидетельских показаний нет, значит, все делается очень аккуратно. Я уверен, что конкретных исполнителей через час-другой уже нет в Москве.
    – Или нет в живых, – добавила Романова.
    – Возможно, что и так.
    – Так ты думаешь, Толя, что это… какие-то крупные финансовые структуры… – спросил Турецкий, – сводят счеты?
    – Нет, Саша, я так не думаю. – Шведов задумчиво потер лоб.– Думаешь, банк пошел на банк? Они все-таки серьезные люди, им не до того. Да и денег все имеют достаточно, даже небольшие банки. Я думаю, тут действует группа вымогателей. Возможно, требуют солидные суммы, в противном случае грозят убить. И приводят угрозу в исполнение. Ведь об убийствах банкиров известно всем – значит, следующие, к кому они придут, будут сговорчивее. Они такого страху нагнали, что теперь я бы на месте какого-нибудь управляющего банком выложил бы все эти сотни тысяч баксов, если бы ко мне пришли.
    – Как-то это неубедительно, – пожал плечами Турецкий. – А почему только одних банкиров?
    – Я думаю, это очень точный психологический расчет – если убивать всех подряд, это производит не такое впечатление. У меня есть кое-какие догадки, – продолжал Шведов, – но они не подкреплены фактами. А без фактов все это пустые слова, которые лучше не произносить. Толку от этого сотрясения воздуха не будет, один лишь вред.
    – А я слышала, вы вроде напали на след одного из этих наемников, – заметила Романова.
    – Да, есть словесный портрет человека, расстрелявшего Матюшина с семьей. Матюшин был из «Яуза-банка», – пояснил Шведов. – Словесный портрет, конечно, мало что дает. Особенно когда это обычный джентльменский набор – среднего роста, скорее высокий, худощавый, в кожаной куртке, джинсах. Но, – он выдержал многозначительную паузу, – темные волосы, крупный нос, смуглая кожа. Кавказец, – заключил он. – Так что тут действует какая-то из этих мафий: чеченская, абхазская, кто-то из этого веселого региона.
    – А кровь? – напомнила Романова. – Там же было что-то еще, кроме словесного портрета.
    – Да, – кивнул Шведов, – убийца, ожидая жертву за углом дома, в темноте напоролся на гвоздь. Видать, новичок.
    – Это уже кое-что, – кивнула Романова.
    – Да, по сравнению с тем, что мы имеем по другим делам, это кое-что. Но на самом деле мало, очень мало для того, чтобы найти убийцу.
    – Неужели через самих банкиров нельзя выяснить, кто эти вымогатели! – воскликнул Турецкий. – Ведь это в их же интересах!
    – С этими банкирами, да и вообще с «новыми русскими» очень тяжело работать, – покачала головой Романова, закуривая. – У всех у них рыльце в пушку. Кто сейчас чем-то не совсем законным занимается, кто по старой памяти нас боится… Но все как один видят в правоохранительных органах заклятых врагов. У них ничего не узнаешь, все будут скрывать до последнего. Вот некоторые уже доскрывались.
    – Может быть, попробовать допросить, то есть поговорить с женой Бурмеева? Она ведь осталась жива, – предположил Турецкий.
    – Она, скорее всего, ничего не знает, – покачал головой Шведов. – Наша группа уже убедилась, что деловые люди обычно не очень-то держат семью в курсе дел. Да и правильно, – улыбнулся он, – по крайней мере, жена хоть спит спокойно.
    – Зато нам не заснуть, – перебила его Романова.

Глава пятая ОПЯТЬ ЭТОТ ГАМЛЕТ

1

    Это случилось, когда самолет, на борту которого находился российский Президент, только подлетал к аэропорту Шеннон.
    Нельзя сказать, что в тот день Президент был в очень хорошей форме – сказывалась усталость. Да еще эти перелеты через Атлантику! Он вспоминал свой первый визит в США, тогда еще по личному приглашению одного из сенаторов, – как у него, бывавшего только в соцлагере, билось сердце, когда он вышел в аэропорту Ла-Гвардиа… Как давно это было, хотя на самом деле прошло всего несколько лет!
    Теперь же Президент не испытывал почти никаких чувств, кроме глубокой усталости. Встреча с Госсекретарем была назначена на послеобеденное время того же дня, когда он вместе с супругой ступил на американскую землю. Разницу во времени и тот факт, что в Москве уже давно поздняя ночь, если не раннее утро, и что все члены российской делегации будут чувствовать себя крайне утомленными, никто не принимал во внимание.
    Одно успокаивало – по крайней мере Фаина Петровна, которая всегда плохо переносила перелеты из-за больших перепадов давления во время взлета и посадки, могла остаться в резиденции и как следует отоспаться. Встреча первых леди, к счастью, была назначена только на следующий день.
    Российский Президент с удовольствием отдохнул бы и сам, но не могло быть и речи о нарушении регламента – во время официальных визитов за границу его время всегда было расписано по минутам. Поэтому оставалось лишь выпить пару чашек крепкого кофе, принять душ, побриться и надеть свежую рубашку. Обычно этого бывало достаточно, чтобы даже после бессонной ночи он мог почувствовать себя бодрым.
    Именно тогда ему неожиданно стало плохо. Закололо сердце. На лбу выступила испарина. «Годы-то берут свое», – невесело подумал Президент. Ему вдруг вспомнились слова Брежнева: «У тех, кто находится на самом верху, больше шансов продолжать влачить существование, тогда как любой простой смертный давно бы уже отдал концы». Президент поморщился – менее всего ему хотелось стать похожим на покойного Генсека.
    В целом визит в США дался российскому Президенту настолько тяжело, что он решил на ближайшее время отказаться от таких дальних поездок. А ведь впереди еще встреча с ирландским премьером. Но она, как надеялся Президент, не будет такой выматывающей, как бесконечные заседания с американцами.
    И все-таки перед этой встречей не хотелось выглядеть старой развалиной. Президент чувствовал себя скверно. Он по привычке достал из нагрудного кармана небольшую капсулу с «тонусином», новым отечественным препаратом, не имеющим аналогов за рубежом. Препарат значительно повышал работоспособность, будучи при этом относительно безвредным, поскольку его основу составляли травы – экстракты элеутерококка, женьшеня, лимонника и золотого корня.
    – Дай и мне, – попросила супруга, сидевшая рядом.
    – Ты тоже хочешь выйти? Может быть, не стоит?
    – Что значит – не стоит? Первая леди России должна встретиться с женой ирландского премьер-министра, – с кроткой улыбкой ответила Фаина Петровна. – У меня тоже есть обязанности.
    Президент открыл капсулу и вытряхнул на ладонь два небольших желтоватых шарика: один для супруги, другой для себя. Он уже достаточно был знаком с действием этого препарата – пять минут – и внезапно голова проясняется, появляется бодрость, желание работать. Это состояние можно продлить, приняв еще один шарик, но врачи не советуют – слишком большое напряжение на организм.
    Президент закрыл глаза, ожидая, когда же начнется магическое действие препарата. Внезапно все вокруг поплыло – он лишь смутно, будто сквозь пелену видел лица членов делегации, охранников, стюардов… Их голоса, еще совсем недавно звучавшие тихо, но достаточно отчетливо, пропали. Свет стал меркнуть.
    Не прошло и минуты, как Президент России и его жена погрузились в глубокий обморок.

2

    – Вот здесь, Василь Василич, – говорил Петя Бояркин капитану Сивычу, когда они вместе подъезжали на милицейской машине к дому номер два по Мыльникову переулку. – Я в этой квартире был позавчера, жильцы вызвали, жаловались на шум. Двое соседей там пьяный дебош чуть не каждую ночь устраивали. А теперь, видите, дошло до поножовщины.
    Петя продолжал еще что-то говорить, по-прежнему удивляясь, что такое мелкое дело, как драка между двумя неработающими алкоголиками, которая пусть даже окончилась тем, что одного увезли в больницу, могло вызвать интерес у капитана Сивыча, занимавшегося в МУРе преступлениями, связанными с приватизацией квартир и вообще квартирным вопросом.
    Когда накануне поздно ночью в районное отделение милиции позвонила Софья Андреевна из девятнадцатой квартиры, лейтенант Бояркин, который как раз в тот день дежурил, решил было, что неработающие Шевченко и Станиславский опять напились и шумят в коридоре, и хотел отделаться общими словами, намекая на то, что сделать с ними все равно ничего нельзя, но Софья Андреевна твердо сказала:
    – Надо приехать, Петя. Мне кажется, там что-то случилось. По-моему, они там поубивали друг друга. То кричали, а теперь вдруг совершенно тихо. И кровавые пятна в коридоре.
    – «Скорую» вызывали? – машинально спросил Бояркин.
    – Кто ж ее вызовет? Мы, соседи, не в курсе того, что у них там. А из них никто не выходил. Моя дверь как раз напротив телефона, я бы услышала.
    – Так заснули, наверно, – продолжал Бояркин, стараясь отделаться от неизбежного похода среди ночи. – Не волнуйтесь, гражданка Корнилова. Давайте подождем до утра.
    – Как бы до утра один из них не заснул навеки, – холодно ответила гражданка Корнилова. – Поймите, мне они дороги лишь постольку, поскольку являются одушевленными существами, не более того. Ну, решайте сами, товарищ Бояркин, будем ли мы сейчас вызывать карету «скорой помощи» или утром звонить в морг.
    Она произнесла «товарищ Бояркин» таким тоном, что Пете ничего не оставалось, как, тяжело вздохнув и проклиная все на свете, отправиться уже по очень хорошо знакомому адресу.
    Софья Андреевна Корнилова оказалась права– Шевченко и Станиславский, крепко выпив еще днем, вечером, начали свои обычные ссоры, но на этот раз дело не ограничилось обычной руганью и кулаками. Станиславский схватил со стола длинный острый нож и несколько раз ткнул им своего противника.
    После этого, испугавшись содеянного, он притих, попытался перевязать раненого товарища, зачем и вышел на кухню. В поисках чего-нибудь перевязочного он изорвал посудное полотенце одной из соседок – Гали Кутиковой. Тогда-то и появились на полу кровавые подтеки, которые заметила гражданка Корнилова.
    Войдя в комнату, где проживали неработающие, лейтенант Бояркин увидел истекающего кровью Шевченко и сидящего в углу Станиславского. Он, казалось, был в состоянии ступора и ни на что не реагировал.
    – Ну что, режиссер, допрыгался? – спросил участковый.
    Первым делом Петя вызвал «скорую», которая увезла Шевченко. Врач, осматривавший его, с сомнением покачал головой:
    – Дело серьезное, слишком большая потеря крови. Хотя кто знает… Хорошо еще, что ничего существенного, кажется, не задето, кроме правого легкого.
    После этого приехала милицейская машина и забрала Станиславского.
    Тем временем в коридор вышли соседи. Софья Андреевна Корнилова была уже не в халате, а в домашнем сарафане с блузкой, какой обычно носила днем, и у Пети Бояркина, который ходил по дому в трусах и майке, даже промелькнуло удивление: «Она что, переоделась или просто еще не ложилась?» Запахивая на ходу халат, появилась Галя – Галина Алексеевна Крутикова, блеклая сухая женщина с большими печальными глазами на бледном лице, а затем и всклокоченный Сережа Ройберг, тоже официально не работающий, но писавший в анкетах: «художник-постмодернист».
    – По крайней мере, хоть некоторое время поживете спокойно, – заметил, уходя, лейтенант Бояркин.
    – Не беспокойтесь, Гамлет нас не оставит. Найдет других, еще похуже, – заметила Софья Андреевна.
    «Опять этот Гамлет, – удивленно подумал Петя Бояркин. – Вот что значит – старость». Но вслух ничего не сказал.
    Ну и конечно, не стал об этом рассказывать капитану Сивычу.
    – А жильцы случайно Гамлета Карапетяна не упоминали? – внезапно спросил Сивыч, когда машина остановилась у дома номер два.
    От этого вопроса Петя Бояркин чуть не подпрыгнул на месте. Лейтенанту понадобилось несколько мгновений, чтобы сообразить, что таинственный Гамлет, видимо, не был игрой старушечьего воображения, как он предполагал до этой секунды, а лицо реально существующее.
    – Гамлета? – переспросил он на всякий случай.
    – Ну да, – подтвердил Сивыч. – Владельцем этой комнаты является Гамлет Карапетян.
    – Но прописан…
    – Прописан – да, – ответил Сивыч. – Но прописка и владение вещи разные. У нас в стране сейчас интересная ситуация, одновременно действуют две системы: старая – с прописками, выписками, записями в домовую книгу и новая – владение.
    – Но… – хотел что-то сказать Бояркин, однако передумал, понимая, что в этих вопросах он не очень компетентен.
    – Сейчас можно владеть квартирой, но не быть там прописанным или быть прописанным в квартире или комнате, которой владеет другой человек.
    – Странно это как-то, – покачал головой лейтенант Бояркин.
    – Странно или нет, но это «реалии наших дней», – сказал Сивыч, подражая голосом и интонацией последнему советскому Генсеку.
    Они уже поднялись на второй этаж и теперь звонили в квартиру номер девятнадцать. По просьбе Бояркина все жильцы квартиры были сегодня дома. Организовать это оказалось делом несложным – никто из них в настоящее время нигде не работал.
    – Капитан Сивыч, – представился Василий Васильевич трем квартиросъемщикам,– Ну рассказывайте, что тут у вас и как. Только давайте где-нибудь присядем. Мне надо записывать, а разговор у нас займет некоторое время.
    – Тогда прошу ко мне, – кивнула седовласая старушка в темно-сером шерстяном сарафане и кремовой шелковой блузке, кружевной воротничок которой был сколот брошью в стиле «модерн», по-видимому для того, чтобы скрыть дряблую шею.
    Сивыч и Бояркин аккуратно вытерли ноги и прошли по коридору к двери, за которой располагались две большие смежные комнаты, занимаемые гражданкой Корниловой.
    Петя Бояркин, хотя и бывал в девятнадцатой квартире уже несколько раз, в комнаты к жильцам не заходил, если не считать жилища Шевченко и Станиславского, и теперь вид комнат Софьи Андреевны поразил его. Кроме телевизора, здесь, по-видимому, не было ни единого предмета, которому не исполнилось бы меньше ста лет. По крайней мере, создавалось такое впечатление. Мебель красного дерева, гобелены и картины на стенах, фотография дамы в шляпе с перьями и мужчины с небольшой бородкой и усами, в изящной рамке стоявшая на комоде, – все было таким же древним, как и сама обитательница этих комнат.
    – Вы, наверно, родились здесь, – предположил Бояркин.
    – Да, – ответила Софья Андреевна. – Я родилась именно здесь незадолго до революции, а вообще наша семья живет в этой квартире с тысяча девятьсот шестого года. Разумеется, тогда она не была коммунальной, – добавила она.
    – И вы не боитесь, что вас могут обокрасть?.. – Василий Васильевич оглядывал хрустальную люстру. – Тут ведь у вас такие ценности.
    – И воровали у меня по мелочам, – махнула рукой старуха. – А что прикажете? Распродать все и деньги в сберкассу положить? Ну уж нет, я с детства окружена этими вещами и среди них хочу умереть. Понимаете? Вот посмотрите в окно, – она указала рукой в сторону высокого овального окна, на котором росли цветы. – Я смотрю в него, можно сказать, со дня своего рождения и не желаю видеть ничего другого. А Гамлет этого не понимает.
    – Вы имеете в виду Гамлета Карапетяна? – спросил Сивыч.
    – Очевидно, его, – ответила старуха. – Не могу себе представить, что на свете есть другой живой Гамлет, – ироническая улыбка скривила ее тонкие губы, – внешность которого так не вязалась бы с этим именем.
    – Я присяду? – спросил Сивыч.
    – Да, конечно, – кивнула Корнилова. – Садитесь за стол, здесь всем хватит места.
    Милиционеры и жильцы расположились за овальным красного дерева столом, накрытым плотной зеленой скатертью. У Пети Бояркина возникло ощущение, что все они играют в фильме из жизни прошлого века. Не хватало только раздать карты и разыграть партию в вист или во что они там играли в прошлом веке, не в дурачка же, надо думать.
    Капитан Сивыч тем временем вытащил из портфеля папку.
    – Вот посмотрите, вам знаком этот человек? – спросил он, достав из папки средних размеров фотографию. – Посмотрите внимательно.
    Софья Андреевна, Галя и художник Сережа по очереди посмотрели на снимок. На нем был изображен плотный, даже скорее толстый брюнет с сизыми щеками и большим носом.
    – Это он, Гамлет, какие могут быть сомнения, – категорично заявила Корнилова.
    – Гамик, конечно, – согласился с ней Сережа, едва бросив взгляд на фотографию.
    – Это он, – тихо сказала Галя, внимательно вглядываясь в снимок, – я практически уверена.
    – Практически уверены? – поднял брови Сивыч. – Что вы хотите этим сказать?
    – На свете бывают двойники. – На бледном лице Гали появилось некое подобие улыбки. – Их теперь даже по телевизору показывают. Но это, по-видимому, Гамик Карапетян.
    – Карапетян Гамлет Миртичевич, 1960 года рождения, место рождения город Аштарак Армянской ССР, с 1989 года прописан в Подольске. Он является владельцем комнаты, где проживают Шевченко и Станиславский.
    – Проживали, – поправил Сивыча художник Сережа. – Я так понимаю, что их больше здесь не будет. Наша квартира теперь прославилась благодаря им. – В Сережиных словах прозвучала еле различимая нотка горечи: он-то думал, что квартира прославится благодаря ему, и не как притон, а как прибежище высокого искусства. – Видите, про нас теперь и в газетах пишут: «Станиславский убил собутыльника отверткой». Интересно, кому теперь достанется эта злосчастная комната? Гамик имеет право поселить здесь еще кого-нибудь?
    Сивыч и Бояркин переглянулись.
    – Эти вопросы не ко мне, – улыбнулся Василий Васильевич. – Я хоть и занимаюсь такими делами, но нынешнее жилищное законодательство так запутано… Если оно вообще существует.

Глава шестая ЕЩЕ ОДИН ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ 

1

    Площадь, на которой проживали Шевченко и Станиславский, была в девятнадцатой квартире прямо-таки какой-то вражеской пятой колонной. В то время как все соседи сосуществовали достаточно мирно, полностью соответствуя тому, что понимается под выражением «по-соседски», двенадцатиметровая комната с окнами во двор являла собой стихию, которая называлась словом «коммуналка». Один за другим здесь живали запойный пьяница, будивший всех по ночам дикими криками, когда ему что-то примерещивалось в бреду, сумасшедшая бабулька, воровавшая продукты из холодильников и совершенно неспособная усвоить несложные приемы пользования унитазом и сливным бачком, незамужняя склочница средних лет, которая считала себя вправе покрикивать на тех, кто делал что-то не так, как ей того хотелось бы. Она-то и поддалась на уговоры Гамлета Карапетяна.
    Вообще-то, Гамик сначала пытался подъехать к Сереже Ройбергу. Понимая, что художник-постмодернист бывает богатым только тогда, когда добьется мировой известности, а что к нему она еще не пришла, и значит, он далеко не богат, Гамик уговаривал Сережу продать его комнату. Взамен обещал ему отдельную однокомнатную квартиру в хорошем районе или даже в центре Москвы – внутри Садового, кольца.
    Гамик расхаживал по квартире, разглядывал гигантскую по современным понятиям кухню, просторные туалет и ванную, прихожую, где можно было бы устроить скромный конкурс бальных танцев, и только прищелкивал языком. От его взгляда, конечно, не укрылись и дубовый паркет, и бронзовые ручки на дверях, и мраморные подоконники. Такую квартиру бы расселить… Это была мечта не одного Карапетяна. Однако жильцы девятнадцатой квартиры стояли насмерть – никто из них не собирался отсюда уезжать.
    – Я их расселю по одному, – сузив глаза, сказал Гамик, отчего стал похож на опереточного интригана.
    План его, как быстро понял Сережа, был предельно прост: купить одну комнату в квартире – любую, а затем создать жильцам такие условия, что они сами захотят уехать куда угодно, согласятся на любой вариант, лишь бы получить отдельное жилье, хотя бы в каком-нибудь отдаленном Митине или Солнцеве. Поговорив с жильцами, Гамик, отличавшийся некоторой способностью разбираться в людях, понял, что самый твердый орешек – старуха, которая будет цепляться за эту квартиру до последнего.
    Но если все остальные жильцы будут сговорчивее, она, возможно, все-таки согласится, тем более что Карапетян, считая себя человеком благородным и уважающим старость, готов предоставить упрямой старушке не однокомнатную, а даже двухкомнатную квартиру где-нибудь в Новогирееве.
    Каково же было удивление скромного «дельца по недвижимости», как он сам любил себя называть, когда Сережа Ройберг наотрез отказался от предложенной сделки. «Не понимает человек своей выгоды», – вздыхал Гамлет.
    Однако, несмотря на неудачу, Гамику уж очень понравилась квартира. Он попробовал без особой надежды подъехать к Гале, но та с ним даже и разговаривать не стала. А вот Альбина Петровна, оказавшаяся по паспорту Алевтиной Петровной, согласилась.
    Тогда-то и появились в девятнадцатой квартире Шевченко и Станиславский, почти ежедневно устраивавшие пьянки с плясками и драками, любившие в три часа ночи спеть под баян или под гитару и категорически отказывавшиеся делать коммунальную уборку. Было совершенно очевидно, что они старались вести себя похуже, так как это было предписано им хозяином. Но в чем-то они не дотягивали до того, чего хотелось Гамлету. По сути, они оставались простыми московскими алкоголиками и, случалось, по утрам даже бормотали слова извинения, встретив в коридоре или на кухне Софью Андреевну.
    Видно, Гамлет был в них разочарован и поставил ультиматум – исчерпать чашу терпения жильцов. Чем это кончилось, мы уже знаем.

2

    «Бурмеева, – думал Турецкий,– Все-таки надо с ней переговорить. Что-то она должна знать, о чем-то догадываться. Неужели женщина не чувствует, в каком муж состоянии? Она могла слышать какой-то разговор, видеть кого-то, да мало ли. Надо срочно выяснить, где она, в какой больнице».
    Турецкий позвонил Шведову, и тот обещал немедленно все выяснить и перезвонить.
    В ожидании звонка Турецкий рассеянно вышел в коридор. Уборщица тетя Люся усиленно драила шваброй пол, размазывая по нему грязь. Увидев Сашу Турецкого, которого она особенно уважала, тетя Люся разогнулась и гневно сказала:
    – Слыхали, что пьянчуга-то наш учинил? Это же позорище на весь мир. Случись такое со мной, я людям на глаза стыдилась бы показаться, а ему хоть бы хны. Ну да, стыд не дым, глаза не ест.
    Турецкий промолчал, не совсем понимая, кем так возмущена пожилая уборщица, и не очень желая вникать в этот вопрос.
    – Да другой бы на его-то месте сказал: раз так, больше я не Президент. Да раз уж они сядуть-то на свои стулья, зады-то так и прирастають!
    – Президент? – удивился Турецкий.
    – Ну дак! – подтвердила тетя Люся, вновь берясь за швабру. – Натрескался в самолете-то, так что в Ирландии этой или где-то там из самолета выползти не смог. А его там люди дожидались.
    В кабинете раздался телефонный звонок. «Ну, наконец-то, Шведов», – подумал Саша.
    – Турецкий у телефона, – выученно отчеканил он, схватив трубку
    – Ну ты прямо бравый солдат, Сашок, так отвечаешь, – раздался в трубке хохоток Романовой,– Слыхал новость про нашего Президента? Проспал встречу с премьер-министром Ирландии. Куда мы катимся, Саша, ты скажи мне?

3

    Бояркин в свою очередь также взял фотографию Карапетяна. «Этот Гамлет-то, оказывается, лицо кавказской национальности. Тоже мне принц», – подумал он.
    На самом деле Карапетян был похож на кого угодно – на Фальстафа или Тартюфа, на несколько позлобневшего Санчо Пансу или располневшего Яго, но только не на Гамлета. С фотокарточки смотрело несколько одутловатое лицо, сизое от щетины, которая, как это иногда бывает, вырастает так быстро, что ее обладатель кажется гладко выбритым лишь первые полчаса, не успевая добежать до фотографии. Однако в лице Карапетяна не было никакого свойственного обычно полным людям добродушия, пусть даже обманчивого. Обладателя такого лица не хотелось бы повстречать в темной подворотне или иметь соседом по купе в поезде.
    – Когда вы видели его в последний раз? – спросил Сивыч, обращаясь к жильцам.
    Воцарилось молчание. Каждый старался припомнить, где и при каких обстоятельствах сталкивался с этим неприятным типом. В конце концов все сошлись на том, что не видели владельца многострадальной комнаты уже довольно давно. Если сначала он показывался часто, приходил, разговаривал, всем надоедал, то последние две недели, кажется, вовсе не появлялся.
    – Решил переменить тактику, – сказал Сережа Ройберг, – пусть, мол, его жильцы дадут нам как следует жару, а потом уж и он появится как добрый ангел, который выведет нас отсюда.
    – До чего же бывают низкие люди, – покачала головой Софья Андреевна. – Хотя… В моем возрасте, наверно, такие наивные выражения звучат нелепо.
    – Я, кажется, видела его, – задумчиво произнесла Галя, – дня три-четыре назад. Просто видела на улице. Он стоял у коммерческих палаток рядом с метро «Мясницкая» и, видно, что-то покупал. С ним был еще один человек, которого я не знаю.
    Это сообщение заинтересовало Сивыча.
    – Того, кто с ним был, вы не знаете. Но смогли бы описать?
    – Ну, я его специально не рассматривала, – улыбнулась Галя, – хотя, конечно, бросила взгляд – с кем это там стоит наш благодетель. Второй тоже кавказец, но ростом выше и одет совершенно иначе. Гамлет-то ходит как? Слаксы, кожаная куртка да шапочка черная, у таких, как он, это прямо униформа. А этот второй был не из таковских. Темное кашемировое пальто, белый шарф, головного убора нет. Сразу видно, довольно богатый человек.
    – Но не очень богатый? – улыбнулся Сивыч, которому понравилась эта внимательная и обстоятельная свидетельница.
    – Нет, – покачала головой Галя, – очень богатые выглядят иначе, как – не скажу, потому что мало я их видела. Они ведь в метро не ездят и с такими, как наш Гамик, водку пить не станут.
    – Это неизвестно, – снова улыбнулся Сивыч. – Мало ли что может людей связывать, а вдруг они друзья детства, земляки, да мало ли чего.
    – Может быть, конечно, – сказала Галя. – Но этот не был из самых богатых. Да и машина у него не та.
    – Машина?
    – Ну да, новая девятка, темно-серая.
    – Цвет «мокрый асфальт», это сейчас последний писк, – вставил Сережа.
    – А почему вы так уверены, что это была его машина?
    Сивыч не очень доверял свидетельским показаниям.
    Сколько раз случалось, что свидетели вступали в жаркий спор, в какой автомобиль сели убийцы – в красный «Москвич» или в темно-синюю «Таврию», а на поверку выходило, что это были «Жигули» вовсе какого-нибудь зеленого цвета.
    Практика показывала, что иногда людям кажется, что они отчетливо видят картину преступления или происшествия, а на самом деле запоминают искаженный образ, возникший в их собственном воображении. Тем более Галя, по ее словам, лишь мельком взглянула в сторону Карапетяна и его знакомого. Когда же она успела не только рассмотреть, как они были одеты, но и заключить, что они приехали к метро на машине, да еще утверждать, что она принадлежит знакомому Карапетяна.
    – Может быть, это была машина самого Гамлета,– предположил Бояркин, полностью разделявший сомнения своего начальника. – Да они могли просто на метро приехать или пешком прийти.
    – Выход из «Мясницкой» давно закрыт, с тех пор как там обрушился козырек, вот уже около двух лет, – ответила Галя.
    – Долгострой, – развел руками Сережа.
    – Этот знакомый Гамика все время играл автомобильными ключами, знаете такую манеру? – продолжала Галя. – Поэтому я и решила, что машина его, причем купил он ее, наверно, недавно и до сих пор не может нарадоваться. Сами понимаете, из грязи да в князи. А потом он на нее оглядывался – не угнали ли, не увели. Пока я проходила мимо, оглянулся два раза.
    Сивыч молчал и только внимательно смотрел на говорившую. А Галя тем временем продолжала:
    – И потом, Гамлет прописан в Подольске, значит, если бы это была его машина, на номере стояла бы цифирька 50, а там были две семерки, как у всех в Москве. Сейчас, – Галя прикрыла глаза, как будто что-то припоминая, а затем сказала: – А286КТ, так мне кажется.
    Когда Галя закончила, снова воцарилось молчание. Капитан Сивыч, не мигая, смотрел на скромную и такую невзрачную на первый взгляд женщину. За долгие годы работы в МУРе ему пришлось повидать много разных людей, но с таким феноменом он столкнулся впервые. Он, разумеется, читал в литературе и слышал о людях с феноменальной памятью, но видеть их лично ему еще не приходилось.
    – Вот это память! – воскликнул непосредственный Бояркин. – Вы прямо академик!
    Галя улыбнулась:
    – У меня только зрительная память. Вот имена я запоминаю очень плохо, разные там названия, даты, так что академика из меня не получилось бы.
    Сивыч, который тем временем что-то листал, поднял голову и переспросил очень серьезно:
    – Галина Алексеевна, вы могли бы узнать этого знакомого Карапетяна, если бы снова увидели его?
    Галя задумалась.
    – Наверно, могла бы, – ответила она, и у Сивыча не было ни малейших сомнений, что она, безусловно, узнает этого человека. Только бы его найти…
    Отказавшись от чашечки чая, на которой настаивала Софья Андреевна, блюстители порядка вышли из ее комнат. В обычном коммунальном коридоре Бояркин испытал некоторое облегчение – на этих стульях, обитых зеленым бархатом, он чувствовал себя, как в музее или в театре (а то, что бархат был немного вытертым, даже усиливало это ощущение), и потому был очень скован. Все время, пока Сивыч опрашивал жильцов, он рассматривал овальный портрет незнакомой красавицы, висевший перед ним на стене. И теперь, уходя, бросил на нее прощальный взгляд. «Эх, вот раньше женщины были», – с восхищением подумал Бояркин, а потом, повернувшись к Софье Андреевне, брякнул:
    – А это, вон там на картине, не вы будете? Или мамаша ваша?
    Старушка рассмеялась, так что морщины на лице разъехались в стороны, и даже показалось, что их стало меньше.
    – Ну что вы, Петя. Это портрет Лопухиной кисти Боровиковского. А копию сделал мой отец – на досуге он любил писать маслом; говорил, что это успокаивает.
    Когда Бояркин и Сивыч уже собирались уходить, к ним снова подошла Галя. Сивычу показалось, что она как будто сначала сомневалась, стоит ли начинать разговор, но затем все-таки спросила:
    – Простите, а у вас в милиции не работает такой Меркулов? Константин Дмитриевич. Я когда-то сталкивалась с ним… Много лет назад… Вы его не знаете?
    Сивыча немного удивил этот вопрос. Ему показалось странным совпадением, что эта женщина могла когда-то сталкиваться с Меркуловым, а с другой стороны – кто же не знает самого Меркулова, легендарного начальника следственной части Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
    – Есть такой, – уклончиво ответил Василий Васильевич,
    – Мне бы очень хотелось с ним поговорить, – тихо сказала Галя, причем Сивычу показалось, что она говорит тише, чем обычно. – Это очень важно, – добавила она.
    «А в чем, собственно, дело?», – такой вопрос был готов сорваться с губ Сивыча, но, посмотрев в глаза этой небольшой блеклой женщине, он понял, что раз ей нужен Меркулов, то Сивычу она ничего не скажет.
    – Хорошо, я попробую это как-нибудь устроить, – ответил он. – Тем более что, возможно, вас попросят повторить ваши показания в милиции, чтобы их там как следует запротоколировали. Можно будет пригласить на эту встречу и Меркулова.
    Петя Бояркин уже топтался на лестничной площадке, а Сивыч все еще разговаривал с этой странноватой гражданкой Крутиковой. Разумеется, на Петю ее удивительная память также произвела некоторое впечатление, но все-таки он не мог отрешиться от ее возраста и невзрачной внешности, которую точнейшим образом определяло выражение «серая мышка». Это лишало Галю половины ее достоинств, которые, будь они присущи молодому парню или красивой девушке, имели бы в глазах Бояркина куда большее значение. Поэтому он не очень понимал, почему сам капитан Сивыч тратит на нее так много времени.
    – А когда похороны? – спросила Галя.
    – Похороны? – не понял Сивыч.
    – Ну да, Шуры Шевченко,– Галя виновато улыбнулась. – Он же умер в больнице – об этом даже в газете писали. Конечно, пьяница, даже алкоголик, так же как и Витя. И дебоширили они тут, и шумели. Но подлостей не устраивали. Поэтому-то Гамик был так ими недоволен. Все собирался их выселить и подселить к нам других, каких-нибудь воров или убийц. А эти-то, бывает, с вечера расшумятся, а утром прощения просят. Жалко Шуру. Вот я и хотела пойти на похороны, ведь, наверно, никто не придет. А это не дело…
    – Я узнаю, – уклончиво ответил Сивыч. – Вам позвонят.

Глава седьмая ЖЕНА БАНКИРА

 1

    – Газетчиков бы этих… – сказал капитан Сивыч, когда дверь девятнадцатой квартиры гулко захлопнулась у них за спинами. – Им что, писать не о чем? С чего они взяли-то, что этот «кобзарь» в больнице умер? Переврут всегда все. Случая не было, чтобы отсебятины какой-нибудь не приписали.
    Вниз проскрежетал лифт.
    – Так это же все из-за меня. Они же русского языка не понимают! – пожал плечами Бояркин. – Рано утром они нам позвонили, спросили, какие были происшествия за последние несколько часов. Ну, я и рассказал, что, мол, так и так, Шевченко и Станиславский вместе выпивали, что-то у них там произошло, что именно, никто не знает, только один пырнул другого узким ножиком, наподобие отвертки. Они спрашивают: «Жив?» Я и ответил, как врач со «скорой» сказал, – шансов у него немного.
    – Ну, они и написали, что он помер, а кололи его отверткой – логично? – мрачно усмехнулся Сивыч. – Таких случаев – вагон, но им явно фамилии понравились.
    Они вышли из дома и сели в ожидавшую их милицейскую машину.
    – А на самом деле, – сказал Сивыч, когда машина тронулась, – он жив, а погиб совсем другой. Тоже с интересным именем.
    – Кто это? – не понял лейтенант. – Этот Шевченко живехонек, наверно. Нам бы сообщили, если бы что. Это ведь тогда получается уже не нанесение особо тяжких, а убийство… Так что же, Станиславский…
    – Станиславский ваш тут ни при чем, – ответил Василий Васильевич. – Вчера ночью убит Гамлет Карапетян.

2

    Саша Турецкий очень не любил больниц, хотя ходить туда ему приходилось часто. Белые халаты, стеклянные шкафы с препаратами, запах лекарств, приглушенные голоса – все это действовало на него угнетающе. И это совершенно не зависело от того, хорошая ли это больница или самая захудалая. Однако, как он и ожидал, Татьяна Бурмеева, жена убитого банкира, находилась в одной из самых лучших клиник Москвы, которую курировало Министерство внутренних дел.
    Как ни странно, именно в хороших и престижных больницах вас не заставляют надевать стоптанные тапочки и даже необязательно наряжают в белый халат, который непременно будет либо на несколько размеров больше, либо окажется подростковым, так что его карманы пристроются где-то в районе подмышек.
    Татьяна Бурмеева занимала отдельную палату, у входа в которую на табуретке сидел дюжий охранник в камуфляже.
    Турецкий, знакомясь с делом, видел фотографии Бурмеевых, и уже тогда его поразил контраст – маленький плотный человечек в очках с толстыми стеклами, которые делали глаза неправдоподобно огромными, и молодая красивая женщина, бывшая выше мужа едва ли не на целую голову.
    Татьяна была, как скоро выяснил Турецкий, второй женой Леонида Бурмеева. Еще студентом он женился на своей однокурснице и прожил с ней больше десяти лет, но три года назад оставил семью и женился на Татьяне, длинноногой участнице конкурса «Московская красавица». Это, впрочем, вовсе не было гарантией того, что она и в жизни окажется такой же красивой – Турецкий никогда не понимал смысла всех этих конкурсов, – ведь женскую красоту нельзя на самом деле измерить в сантиметрах.
    Когда-то один из приятелей Турецкого по просьбе Ирины, тогда еще Сашиной невесты, привез из-за границы несколько журналов мод. Особенно поразила Сашу топ-модель, которую звали Кейт Мосс. Она была самым настоящим скелетом, рядом с которым и Настасья Кински выглядела бы толстушкой. Но не это запомнилось Турецкому, а то, что он в жизни не видел более тупого и невыразительного лица.
    И теперь, входя в палату, где лежала участница конкурса красоты, Турецкий испытывал совершенно излишнее для следователя Мосгорпрокуратуры любопытство.
    Охранник внимательно проверил его удостоверение и молча пропустил Турецкого в палату.
    Это было просторное помещение, посреди которого стояла больничная кровать, оснащенная по последнему слову медицинской техники. Рядом на тумбочке, накрытой белоснежной салфеткой, красовалось блюдо с фруктами.
    Было так тихо, что Турецкий на миг испугался – жива ли Татьяна, но вот на кровати произошло какое-то движение – женщина лежала, уткнув лицо в подушку, так что единственное, что Саша смог сразу же разглядеть, были густые каштановые волосы с золотым отливом, разметавшиеся по одеялу.
    Не зная, как быть, Турецкий прокашлялся.
    Волосы на кровати шевельнулись, еще миг – и к нему повернулось бледное лицо с огромными темными глазами.
    Турецкий онемел.
    Лицо, обратившееся сейчас в его сторону, казалось, принадлежало не женщине, а девочке-подростку, оно было совершенно непохоже на тот образ красивой, уверенной и знающей себе цену женщины, который сложился у него по фотографиям. Она выглядела бестелесной и невыразимо прекрасной, как ангел. По-видимому, лицо изменилось из-за перенесенного шока и отсутствия косметики. Кожа казалась прозрачной, а глаза смотрели настороженно и немного испуганно.
    – Здравствуйте, Татьяна Ивановна, – сказал Турецкий, и сам удивился тому, как странно прозвучал его голос. – Я старший следователь по особо важным делам Мосгорпрокуратуры Александр Турецкий, вот мое удостоверение.
    Он подошел вплотную к кровати и протянул раскрытую книжечку.
    Татьяна, даже не взглянув на документ, продолжала молча смотреть на следователя. Турецкому стало немного не по себе под взглядом огромных темных глаз.
    – Врач разрешил мне немного побеседовать с вами, – продолжал он, пододвигая себе стул. – Вы не возражаете? Я хочу задать вам несколько вопросов.
    Татьяна Бурмеева молчала.
    «Понимает ли она, что я говорю? – пронеслось в голове, у Турецкого. – Но врач утверждает, что она уже полностью пришла в себя…»
    Он сделал еще одну попытку:
    – Татьяна Ивановна, – сказал он, – если вы что-то знаете о делах вашего покойного мужа, вы должны рассказать об этом. Это может помочь следствию найти убийц…
    Татьяна снова ничего не ответила, но отвела взгляд.
    Теперь она лежала на спине, пристально вглядываясь в какую-то невидимую точку на потолке. Ее сложенные на груди поверх одеяла руки и безучастное бледное лицо напомнили Турецкому о смерти. Но сейчас было не до подобных сантиментов. Нужно было во что бы то ни стало попытаться разговорить эту странную женщину.
    – Татьяна Ивановна, – снова начал Турецкий, стараясь говорить спокойно, но убедительно, – Помогите нам, ведь мы также хотим помочь вам и найти тех, кто убил Леонида.
    – Мне теперь уже никто не поможет, – раздался тихий грудной голос. – Все кончено, товарищ следователь, или как правильно говорить? Господин следователь?
    Насчет последнего Турецкий и сам не был уверен. В прокуратуре сотрудники теперь старались обращаться друг к другу только по имени или по имени-отчеству, потому что слово «товарищ» уже вышло из употребления и казалось политически неправильным, а называть друг друга господами язык как-то не поворачивался.
    – Гражданин следователь, – ответил он Татьяне, – или Александр Борисович. А можно и просто Александр.
    – Будь по-вашему, – все тем же безразличным тоном продолжала Татьяна Бурмеева.– Все кончено, Александр Борисович.
    – Не стоит так отчаиваться, – попытался найти правильные слова Турецкий. – Я понимаю, вы потеряли мужа…
    – Потеряла мужа, – эхом повторила Татьяна.
    Турецкий вспомнил фотографии. Неужели она действительно искренне любила этого толстяка-коротышку и очкарика, на котором самые лучшие костюмы от Славы Зайцева все равно сидели как на корове седло? Неужели он смог внушить ей любовь? Что ж, кто знает, сердце женщины – потемки…
    – И все же вы еще так молоды. – Турецкому было противно слушать самого себя. Он никогда не предполагал, что способен выдавливать из себя такие пошлости. – Вы еще только начинаете жить. Встретите хорошего человека…
    – Ну уж нет! – вдруг резко возразила Татьяна. – Хватит с меня! Никогда! – Турецкий даже вздрогнул, с такой яростью она произнесла эти слова.
    – Вы хотите сказать, что так любили мужа, что больше никогда не выйдете замуж? – переспросил он с некоторой долей удивления.
    – Я его не любила,– спокойно сказала Татьяна, по-прежнему глядя в потолок. – Разве это не понятно? Разве такие браки бывают построены на любви? Богатый человек покупает себе еще одну престижную вещь.
    – А девушка наконец достигает своей мечты – выйти замуж за миллионера, – закончил за нее Турецкий. – А потом оказывается, что эта жизнь вовсе не такая сладкая, как представлялась раньше. Так?
    Татьяна повернулась к нему, приподнялась на локте, так что ее густые каштановые волосы рассыпались по плечам, и вдруг тихо сказала:
    – А пошел ты, следователь, знаешь куда…
    – Что, слишком точно угадал?
    Турецкий постарался придать лицу ироническое выражение. Татьяна Бурмеева явно принадлежала к тому типу людей, которых нужно разозлить, чтобы выудить из них правду. Припертые к стенке, они начинают раскалываться, бросаясь фактами, как камнями. Чтобы достигнуть цели, Турецкий добавил:
    – Золотая цепь все равно остается цепью, не так ли? Только понимаешь это, когда она уже на тебе.
    Лицо Татьяны слегка порозовело, сохранив при этом прозрачность.
    – Все совсем не так, как вы все думаете, – тихо сказала она. – Мы с Леонидом не любили друг друга, но вовсе не потому, что он меня купил. Мы не любили друг друга, как скованные одной цепью, как два заключенных в одной тюремной камере. Как вы думаете, двое запертых за решетку любят друг друга?
    – Не знаю, – растерянно пожал плечами Турецкий.
    – Зато я знаю, – сказала Татьяна.
    Они замолчали. Татьяна некоторое время продолжала молча смотреть на него, затем устало опустила голову на подушку и прикрыла глаза. Турецкий испытывал какую-то несвойственную ему неловкость. Татьяна Бурмеева нравилась ему – он ожидал увидеть либо хищную охотницу за миллионами, либо красивую дурочку, а увидел страдающую и далеко не глупую и не пустую женщину.
    – По крайней мере, – прервал молчание Турецкий, – сокамерники могут многое знать друг о друге. Поэтому я рассчитываю на вашу помощь. У вас есть какие-нибудь предположения, кто мог это сделать? Угрожали ли Леониду в последнее время? Какое у него было настроение? Не говорил ли он вам, что чего-то или кого-то боится?
    Татьяна некоторое время лежала неподвижно, затем открыла глаза и ответила:
    – Какое у него было настроение? Скажите, какое было бы настроение у вас, если бы вы целыми днями носили пуленепробиваемый жилет? Если бы вас повсюду сопровождали охранники, повсюду, вы понимаете, что это значит? Вы видите «новых русских» где-нибудь на презентации нового казино, они швыряют сотни и тысячи долларов, пьют дорогие вина, одеваются от Кардена, а под этими костюмами – пуленепробиваемые жилеты, а пока они сидят на дорогом американском унитазе, их кряхтенье слушают четыре охранника, а они кряхтят, потому что все поголовно страдают запорами. И у половины язва, гипертония, импотенция и еще черт знает что. И «мерседесы» у них бронированные, и любовью они занимаются, когда охранники тут же, за стеной. Они очень многое могут, но только не прошвырнуться по бульварам, и не сходить в дешевую киношку, и не сесть в  поезд, чтобы поехать куда глаза глядят. Так какое может быть настроение у сидящего в клетке? Соответствующее.
    – И все-таки…
    – Вы спрашиваете, боялся ли он кого-нибудь конкретно? – продолжала Татьяна. – Не знаю. Мне он ничего об этом не говорил. Он вообще не говорил дома о делах, считал, что по горло занят этим на работе. Но я-то знаю, он о них не говорил, но все время думал. В некотором смысле, – Татьяна снова повернулась к Турецкому,– он постоянно работал – двадцать четыре часа в сутки. Именно двадцать четыре, потому что он и во сне думал о своем паршивом банке. И расслабиться не мог никогда – ни в сауне, ни на модной тусовке, ни на Канарах.
    – Это меня как раз не очень удивляет, – улыбнулся Турецкий. – Я ведь работаю практически также.
    В глазах Татьяны он прочел сомнение.
    – Что же, Татьяна Ивановна, вы считаете, что сейчас я тут с вами разговариваю, спрашиваю вас о том и о сем, затем составлю протокол, все аккуратненько зафиксирую на бумаге, отправлюсь домой к телевизору и за вечер ни разу не вспомню, что есть на свете такая Татьяна Бурмеева? Как, кстати, ваша девичья фамилия?
    – Христофориди, – улыбнулась Татьяна. – У меня дедушка был грек.
    – Говорят, смешение наций улучшает породу, – философски заметил Турецкий.
    – Вы так считаете? – снова улыбнулась Татьяна, лукаво и слегка высокомерно, как женщина, хорошо знающая себе цену.
    – Да и вы так считаете.
    В этот момент в палату вошел врач в сопровождении медсестры, несущей накрытые белой салфеткой инструменты для инъекций. Это означало, что сегодня допрос Бурмеевой закончен. И хотя, объективно говоря, Саша Турецкий мало чего сумел от нее добиться, выходя из палаты, он чувствовал невероятный душевный подъем. «Какая женщина, – крутилась в голове еще одна банальная фраза. – Боже мой, какая женщина». Он снова вспомнил Леонида Бурмеева и вдруг почувствовал по отношению к нему невероятную злобу. Коротышка, очкарик, урод, страдающий хроническими запорами, как он смел дотрагиваться руками до этой женщины! Она родилась не для таких, как он. Возможно, в каком-то ином, идеальном мире Татьяна Бурмеева-Христофориди была предназначена для него, Александра Турецкого, но в мире реальности он не мог рассчитывать на любовь участницы конкурса «Московская красавица».
    «А ведь у Бурмеева раньше была другая семья, – вспомнил Турецкий. – Надо бы встретиться с его бывшей женой». Как ни странно, это решение было продиктовано не только добросовестностью следователя, но и какими-то ему самому не совсем ясными личными мотивами.

Глава восьмая МИСТЕР ИКС 

1

    Капитан Сивыч просил никого к себе не пускать и к телефону не звать. Хотелось хотя бы на полчаса получить возможность посидеть и подумать спокойно. Дел, как всегда, скопилось невпроворот, одно нераскрытое преступление наслаивалось на другое, ни на что мучительно не хватало времени. Василий Васильевич был уверен – если бы оперативников не заваливали делами с ног до головы, раскрываемость была бы выше. Ведь раскрытие преступления – это работа мысли, воображения, она происходит не только в рабочее время с девяти до семи. В действительности, даже вернувшись домой, даже сидя за чаем вместе с семьей, в театре, на отдыхе, следователь продолжает работать. Капитану не раз снились сны, где он находил ответ на какую-то из мучавших его загадок.
    Но возможно ли это, когда перед тобой столько дел одновременно! Капитан Сивыч посмотрел на сейф, две полки которого были сплошь забиты папками с текущими делами.
    А тут еще постоянно отвлекают посетители, телефонные тонки, да мало ли что!
    И вот теперь это убийство Гамлета Карапетяна. Его сразу же передали Василию Васильевичу, поскольку он, как оперативник, специализировался на мокрых делах, связанных с куплей-продажей квартир, приватизацией и прочими жилищными проблемами.
    И тем не менее что-то во всей этой истории Сивычу с  самого начала казалось неправильным. Внешне обстоятельства гибели Карапетяна выглядели даже банальными, если это слово вообще приложимо к убийству.
    Выйдя глубокой ночью (или очень ранним утром) из дома, где он снимал квартиру, Карапетян сел в машину, которая взорвалась, стоило ему проехать несколько метров по двору. Взрыв был таким сильным, что личность Карапетяна с трудом удалось установить, точно так же как не сразу установили и принадлежность машины – по мелким искореженным и сильно обгоревшим остаткам криминалиста признали «Жигули» девятой модели, но номера с машины были заранее сняты. В конце концов, удалось восстановить номер двигателя, а идентификация машины по нему заняла некоторое время.
    Так что по первой версии машина предположительно принадлежала Карапетяну (возможно, по доверенности), и кто-то решил от него избавиться таким, ставшим в наши дни не оригинальным, но верным способом.
    И все же старшему оперуполномоченному отдела МУРа капитану Сивычу многое здесь не нравилось. Во-первых, судя по данным, которые удалось собрать, Карапетян не был напрямую связан с мафиозными группировками – он был так себе, мелкая рыбешка, старавшаяся урвать себе кусок, плавая в мутной воде. Приехав из Армении в Московскую область, он сначала занялся перепродажей продуктов, поставил в Подольске коммерческую палатку, потом переключился на табачные изделия и спиртное, но дальше этого не пошел – так и остался мелким торговцем. Видимо, не хватало у Гамлета коммерческих способностей, а может, подводили жадность и желание обжулить партнера по мелочи, что в конечном счете не могло способствовать успеху его начинаний.
    Последнее время Карапетян стал скупать и перепродавать в Подольске квартиры, но цены там по сравнению с московскими были низкими, соответственно небольшим оказывался и приварок, а ему хотелось разбогатеть быстро. Собственно, это навязчивое стремление сразу сорвать куш и подводило Карапетяна.
    Его новой акцией стала покупка комнаты в доме по Мыльникову переулку – предприятие, на которое он возлагал большие надежды, такое же нечистоплотное и мелкое по сути, как и все, что он делал в жизни.
    Сотрудник милиции – в этом Василий Васильевич Сивыч был уверен с самого начала своей службы – не должен испытывать к преступниками симпатии или, напротив, ненависти или неприязни, превыше всего для него должны стоять закон и справедливость. Но сейчас, вглядываясь в одутловатое с тяжелым взглядом лицо на фотографии, Сивыч ловил себя на мысли, что этот Гамлет ему глубоко отвратителен.
    И как ни странно, вовсе не оттого, что тот совершал противоправные действия, в сущности, Карапетян не очень-то и нарушал Уголовный кодекс, по крайней мере, в том виде, которым негласно пользовались на практике. Он торговал продуктами, имел зарегистрированный кооператив, купил комнату – все в соответствии с законом. И в то же время было в его лице что-то подлое.
    Чем дальше Василий Васильевич Сивыч прояснял для себя образ жизни и мыслей Гамлета, тем неприятнее становился ему этот тезка принца датского. Гамлет Карапетян был мелким жуликом и пакостником, готовым из-за грошовой выгоды надуть ближайшего друга. Несколько свидетелей, знавших Гамлета, вспоминали, что он часто любил повторять: «У нас теперь капитэлизэм, дарагой. Эта значит – адин выплываит, а другой тоныт».
    Теперь, правда, утонул сам Карапетян.
    Какое отношение к этому происшествию может иметь его богатый знакомый, которого Крутикова видела у метро  Мясницкая»? Он наверняка сыграл какую-то роль – в этом Сивыч был практически уверен, хотя на чем зиждилась его уверенность, он и сам не мог бы объяснить логически. Оставалось только получить некоторые сведения, которые он ожидал с минуты на минуту, просматривая документы по делу Карапетяна.
    Все, что в них значилось, казалось совершенно недостаточным мотивом для такого типично мафиозного убийства. Так убирают только людей, с которыми сводят счеты по-крупному. Подобных врагов у Карапетяна на первый взгляд не было. Мелкие делишки, мелкие деньги… Кому понадобилось нанимать для его устранения профессионала-киллера?
    Однако Крутикова со своей феноменальной наблюдательностью и зрительной памятью направила его мысли по совершенно иному пути. «Девятка» могла принадлежать вовсе не Карапетяну, а его богатому знакомому, которого Сивыч про себя окрестил «мистер Икс».
    Капитан Сивыч был оперативником, а не следователем, но и он не был чужд составлению версий. Василий Васильевич почесал затылок, взял карандаш и вывел на чистом листе бумаги:
    1.  Выяснить: владелец машины: Гамлет? X?
    2.  Личность X (ср. данные Крутиковой).
    3.  Маршруты Гамлета и X в день убийства.
    Сивыч подчеркнул это жирной чертой.
    Если убийцей или, точнее, заказчиком убийства действительно окажется «мистер Икс», знакомый Карапетяна, то,  можно сказать, это дело будет раскрыто исключительно благодаря удивительной наблюдательности Галины Крутиковой.

2

    Турецкий где-то читал, что нормальный человек за тридцать лет после окончания школы начисто забывает не только имена и фамилии, но и лица своих одноклассников. Пока еще он не мог проверить справедливость этого заявления на собственном опыте, поскольку со дня окончания школы тридцати лет еще не прошло, однако кое-какие образы действительно начали стираться из памяти. Тем более что за свою жизнь Саша сменил несколько школ и два года даже проучился в специнтернате для детей, родители которых работали в посольствах за границей. Это было тогда когда отчима Турецкого Павла Петровича Сатина посылали от Спорткомитета на два года в Будапешт.
    Турецкий не очень любил вспоминать этот период. Публика в интернате была довольно разношерстная и в большинстве своем неприятная – каждый ученик кичился положением своих родителей, хотя чего уж там кичиться друг перед другом. Однако и там попадались симпатичные ребята, хотя их было и немного. Саша дружил с ленинградцем Вадимом Дроздовым, мать которого, известный искусствовед из Эрмитажа, год работала чуть ли не в самом Лувре в порядке культурного обмена.
    Дроздов поражал Сашу многим – начитанностью и в то же время скромностью (Вадим никогда не выставлял свои знания напоказ) и каким-то обостренным чувством справедливости. Впоследствии всякий раз, сталкиваясь с жителями Ленинграда, ставшего теперь Санкт-Петербургом, Турецкий представлял себе Вадьку Дроздова, который полностью соответствовал, по мнению Турецкого, понятию «интеллигент». И это первое впечатление не поколебали даже его знакомства с некоторыми другими жителями города на Неве, мало соответствовавшими этому представлению.
    После того как Сашины предки вернулись из-за границы, он снова перешел в обычную московскую школу, но еще год продолжал встречаться с Дроздовым, который оставался в интернате. А потом уж и его мать вернулась из Франции, увезя Вадима в Ленинград.
    В детстве и в школьном возрасте связи рвутся легче, чем у взрослых, и, несмотря на слабые попытки поддерживать переписку, пути Саши Турецкого и Вадима Дроздова разошлись, и они потеряли друг друга из виду. При этом их дружба никуда не делась, она так и осталась жить – в общих воспоминаниях.
    И теперь, когда Саша, сняв трубку, услышал незнакомый голос, просивший к телефону его, Александра Борисовича Турецкого, что-то в интонациях показалось не то что-бы знакомым, но что-то смутно напоминающим.
    – Я вас слушаю, – коротко ответил Турецкий.
    – Саша, – сказали в трубке, – я думаю, ты меня помнишь. С тобой говорит Вадим Дроздов.
    Вадька! Вот это сюрприз! – Турецкий так обрадовался, что на миг даже забыл, что на дворе сейчас девяносто четвертый год, что кто-то отстреливает банкиров, а в больнице лежит самая привлекательная женщина на свете. Он снова стал Сашкой Турецким, учеником специнтерната. – Ты что, в Москве?– почему-то орал Турецкий,– Надо встретиться!
    – Да, – ответил невидимый Дроздов, – нам обязательно надо встретиться. Я потому и звоню тебе.
    Что-то в голосе старого школьного приятеля заставило Турецкого убрать пары и снова вспомнить, что сейчас-таки уже одна тысяча девятьсот девяносто четвертый.
    – Ну конечно, Вадим, какой разговор, – сказал он. – Приходи ко мне, да хоть сегодня же.
    – Нет, – ответил Дроздов, – хорошо бы встретиться днем и как-нибудь так, чтобы не привлекать к этому внимания. В центре, но не рядом с твоим местом работы.
    – Понятно,– коротко ответил Турецкий,– Тогда…– он задумался, – забегаловка у центральных касс «Аэрофлота» подойдет? Знаешь, на углу напротив «Детского мира».
    – Знаю, – ответил Дроздов – Ты сможешь быть там через час?
    Турецкий посмотрел на часы:
    – Постараюсь.
    В трубке противно запищали короткие гудки.
    Итак, чуда не произошло. Возникший из прошлого лучший друг искал не одноклассника Сашку, а следователя Александра Турецкого.

Глава девятая ВСТРЕЧА ОДНОКЛАССНИКОВ

1

    ТЕЛЕФОНОГРАММА
    Старшему оперуполномоченному
    2-го отдела МУРа ГУВД Москвы
    капитану милиции Сивычу В.В.
    В ответ на Ваш запрос относительно установления личности Карапетяна Гамлета Мкртичевича, 1960 года рождения, прописанного в г. Подольске Московской области, сообщаем:
    С 1 февраля сего года Карапетян Г. М. снимал двухкомнатную квартиру по адресу: Москва, Покровский бульвар, д. 8, кв. 16. Автомобиля в частном владении не имел, числился временно не работающим. В соответствии с показаниями соседей, нередко пользовался автомобилем «Жигули-2109», принадлежащим знакомому Карапетяна Г. М. Саруханову Сергею Тотосовичу, 1962 года рождения. Саруханов С. Т. снимает трехкомнатную квартиру за номером 21 в том же подъезде, является одним из учредителей финансовой компании «Вера». В настоящее время его местонахождение неизвестно. Саруханов С. Т. исчез сразу же после гибели Карапетяна. Соседи показали, что поздно вечером между Карапетяном и Сарухановым произошла крупная ссора. Саруханов угрожал Карапетяну. Часть их разговора велась по-армянски, поэтому детали ссоры, хотя она и была очень громкой, соседям неизвестны.
    Нами объявлен местный розыск Саруханова С. Т., который подозревается в умышленном убийстве своего знакомого Г. М. Карапетяна.
    Заместитель начальника отделения уголовного розыска Западного округа Москвы капитан милиции Захаров В. Л.

2

    Войдя в непритязательную закусочную на углу Лубянской площади, Турецкий окинул взглядом немногочисленных посетителей и сразу же увидел Дроздова. Вообще-то, если бы он не знал, что Вадим ждет его здесь, он, может быть, и не узнал бы его, а только скользнул бы рассеянным и слегка удивленным взглядом по высокому, хорошо одетому мужчине, который весьма странно выглядел в этом заведении, где командировочные стоя запивали жидким кофе вчерашние булочки.
    Но, подойдя ближе, Турецкий увидел, что все-таки это он – Вадька Дроздов, только постаревший и помрачневший. В первый миг Турецкому даже стало не по себе, его поразила перемена, произошедшая с его приятелем.
    – Здорово, – сказал он, выжимая из себя довольную улыбку.
    – Здравствуй, Сашок, – ответил Дроздов и улыбнулся.
    А улыбка у него оказалась прежней – открытой, доброй.
    И лицо сразу потеряло серьезный и мрачный вид, как будто из-за плеча сурового мужчины Вадима Дроздова на миг выглянул прежний Вадька.
    – Ну что, ударим по кофе? – спросил Турецкий.
    – У меня есть кое-что покрепче, – подмигнул Дроздов. – Но понадобятся стаканы.
    «Залоговая цена за стакан – пять тысяч рублей» – гласила табличка, выставленная на прилавке.
    –А потом вы возвращаете залог? – поинтересовался Турецкий у буфетчицы.
    – Стаканы отдадите – деньги получите, – безразлично ответила та.
    Уплатив десять тысяч за два сомнительной чистоты граненых стакана, Турецкий вернулся к Дроздову, который уже вынимал из кейса плоскую металлическую флягу.
    – Виски? – спросил Турецкий, смотря, как приятель разливает коричневатую жидкость.
    – Коньяк, – улыбнулся тот. – Согласен, слишком светлый, не армянский, врать не буду.
    Они выпили, закусив шоколадкой «Марс».
    – А помнишь, какие раньше у нас были шоколадные батончики за тридцать три копейки?! – Дроздов с отвращением разглядывал яркую упаковку «Марса». – А это же просто гадость.
    Турецкий внимательно взглянул на школьного товарища, недоумевая, зачем же он все-таки вызвал его сюда, в эту дешевую забегаловку, не для того же, чтобы заниматься сравнительным анализом шоколада.
    Они помолчали.
    Дроздов разлил еще. Турецкий чувствовал, что Вадиму трудно начать разговор.
    – Ладно, Сашок, – сказал, наконец, он, – Ты, наверно, смотришь на меня и думаешь: «Чего этот дурак меня, сюда притащил?» Видишь ли, ты ведь в прокуратуре работаешь,  на хорошем счету. В твоем послужном списке такие страницы… Вот я и подумал…
    – Да ты чего, Дрозд, – хмыкнул Турецкий, – к теще на службе бухгалтер пристает, а ты ее нравственность блюдешь и меня – в частные детективы?
    – Можно и так, – Дроздов как раз наливал по второй. – Да только, понимаешь, теща не жалуется – бухгалтерам доверяет. – Он помедлил, покрутил стакан в руке. – Сам-то женился?
    – Да. Дочка растет.
    – А я вот пока нет… Да теща-то у нас общая. – Вадим сделал приглашающий жест рукой и бровями и опрокинул стакан.
    Турецкий физически ощутил тревогу. «По его спине пробежал холодок» – всплыла в голове фраза из какого-то пошловатого детектива. Но где-то между лопатками холодок действительно появился.
    Вадим с минуту молчал.
    – Видишь ли, я сейчас в охране у Президента, – он опять достал флягу.
    – Что она у тебя, бездонная?
    – Спецфляга ноль-восемь. Служебная, – деланно хохотнул Вадим.
    – А коньяк?
    – «Метакса». Греческий.
    Выпили. Минуты три сосредоточенно жевали сардельки. Потом молча доели «салат витаминный». Оба были рады, и возникшее было напряжение постепенно спадало.
    Как предки? Знаешь, я твою мать пару лет назад в Эрмитаже видел, но как-то постеснялся подойти, – сказал Турецкий.
    Скрипят помаленьку… Ну что, добьем?
    А куда деваться, лей…
    Они выпили и, не сговариваясь, потянулись к выходу.
    Ну что, с первопечатником покурим?
    Сань, понимаешь, без нужды я бы тебе звонить не стал..
    Друзья присели на скамейку возле памятника Ивану Федорову.
    Понимать-то понимаю, но лучше бы без нужды: в «Узбекистан», в «Арагви» – сколько не виделись-то? Хотя не знаю как тебе, а мне не до ресторанов… Ну, что с «тещей»?
    – Про Ирландию слыхал? «Нажрался, проспал»…
    – Кто ж не слышал? – ответил Турецкий.
    – Ну да, шумиху подняли – будь здоров! Там ведь покушение было.
    Покушение на Президента России? Турецкий мотнул головой – это не укладывалось в мозгу. Как такое может случиться, когда вокруг полно охранников!
    – А вы-то куда смотрели? – наивно спросил он.
    – То-то и оно, – ответил Дроздов.

3

    Войдя в кабинет, Галя с интересом огляделась. Она никогда не бывала в помещении МУРа на Петровке, 38, и обстановка здесь поразила ее даже не скромностью, а просто бедностью. В кабинете капитана Сивыча стояла старая, видавшая виды мебель, стол был завален зелеными папками с завязками, и ничто, в том числе и обычнейший советский телефон на столе, не могло навести на мысль о том, что в мире существуют факсы, компьютеры и удобная офисная мебель.
    – Гражданка Крутикова? – Сивыч поднял голову, – Я помню о вашей просьбе встретиться с Константином Дмитриевичем. Но его сейчас нет в Москве. Как только он приедет, я вам позвоню. А я попросил вас прийти все по тому же поводу. Вы уже слышали, что Карапетян убит?
    Галя кивнула.
    – У нас есть подозрение, что его убил тот самый человек, которого вы, похоже, видели вместе с Гамлетом у «Мясницкой» – Сергей Саруханов. Накануне убийства между ними что-то произошло – соседи слышали. Машина принадлежала Саруханову. Как вы и предполагали, – Василий Васильевич поднял на Галю глаза и улыбнулся, – Не хотите стать нашим штатным агентом? Нам такие кадры нужны.
    – Да нет, спасибо, – Галя покачала головой. – Я уже однажды работала в… одном ведомстве: Всего лишь гардеробщицей. Но и этого мне хватило.
    – Принуждать не имеем права, – развел руками капитан Сивыч, – Но я хотел задать вам несколько вопросов. Вернемся к убийству Карапетяна, – начал он. – Сергей Саруханов, то есть тот человек, которого вы видели у метро, сразу же после убийства Гамлета исчез. Скрылся.
    – Наверно, испугался, – предположила Галя.
    – Он в розыске.
    – Тогда лучше всего искать в Армении, – заметила Галя. – Или у родственников здесь.
    Сивыч вопросительно поднял брови.
    – Он же южный человек,– пояснила Галя,– у них обычно очень сильно чувство семьи. Такой человек будет скрываться среди своих.
    – Это разумно, – кивнул головой Сивыч. – Но я хотел спросить вас о другом. Вы не припомните каких-нибудь деталей в поведении или характере Карапетяна? Иногда мелочь может на что-то натолкнуть. Подумайте.
    Галя задумалась, вновь стараясь воскресить в памяти образ невысокого плотного человечка в мешковатых брюках бутылочного цвета и с мутными лживыми глазами на одутловатом лице.
    – Не знаю, – наконец, ответила она. – Мне кажется, он такая мелкая рыбешка… Я бы пожалела для него машины. Хорошую машину пришлось взорвать. По-моему, он того не стоил. Может быть, Витя Станиславский что-нибудь вам подскажет. Кстати, – Галя внимательно взглянула на Сивыча,  – что с ним будет?
    Нанесение особо тяжких, – Сивыч наморщил лоб,– сто восьмая. До восьми лет.
    Нанесение? – удивленно повторила Галя, – Значит, Шура жив? Я имею в виду Шевченко? А в газете писали, что ни умер.
    Сивыч улыбнулся. Он вспомнил о путанице в «Московском комсомольце». Опровержения, разумеется, никто никуда не посылал, и до сих пор весь честной мир уверен в том, что и девятнадцатой квартире действительно произошла страшная кровавая драма.
    Жив ваш Шевченко,– снова улыбнулся Сивыч,– Поправляется. Хотя, конечно, ранение было серьезным. Отделал его этот Станиславский.
    – И что же теперь с Витей?
    Я же говорю – до восьми. Тут еще опьянение, дебош. Да и защиту дадут так, для проформы. Так что скорее всего впаяют ему по максимуму.
    Галя задумалась.
    – Если Шура жив, лучше спросить его, – наконец сказала она. – Он лучше знал Гамлета, ходил к нему обычно именно он. Правда, в ту ночь они уходили вместе… Спросите их. Я уверена, они про Гамлета знают немало.

Глава десятая ПОКУШЕНИЕ НОМЕР ТРИ 

1

    Возвращаясь обратно в прокуратуру, Турецкий решил часть пути пройти пешком – хотелось подышать свежим воздухом, как будто то, что он узнал от Вадьки Дроздова, мешало ему дышать.
    Он брел по Никольской улице, которая еще совсем недавно называлась улицей 25-го Октября (Турецкий еще не успел привыкнуть к новым названиям). Мимо него куда-то торопились люди, торговцы топтались у прилавков, на которых был разложен товар, люди покупали и продавали, с важным видом ходили из магазина в магазин модные женщины, выпорхнувшие из дорогих иномарок, и никто из них не знал, какая опасность нависла над страной.
    И действительно, картина, нарисованная перед ним старым школьным приятелем, была чудовищной по своей правдивости. Тому, что рассказал ему Дроздов, Турецкий поверил сразу. Смысл его рассказа вкратце сводился к следующему.
    В течение некоторого времени на Президента России совершено уже несколько покушений. Лишь случайность спасла его во время полета в Испанию. Тогда в его персональном самолете, который, разумеется, тщательнейшим образом проверяется перед каждым полетом, внезапно отказало электрооборудование. Теоретически это могло закончиться взрывом самолета в воздухе, и тогда гибель Президента и всех, кто был с ним, оказалась бы неминуемой. К счастью, опытной команде, ведущей самолет, удалось вовремя выяснить причину неполадок и исправить ситуацию. Однако пришлось совершить аварийную посадку на небольшом аэродроме, не приспособленном для приема больших машин, и в результате слишком резкого толчка самолета о землю российский Президент повредил позвоночник и в Испании ему пришлось делать срочную операцию.
    «Они рассчитывали если не уничтожить его, то, по крайней мере, сделать из него инвалида, прикованного к постели или инвалидному креслу, – вспомнил Турецкий слова Вадика Дроздова. – Однако этот номер не прошел. Президент, на удивление, быстро вернулся в прежнюю форму». Однако Вадика Дроздова уже тогда насторожил тот факт, что по официальной версии авария в самолете произошла по каким-то техническим причинам, и виновный так и не был найден. Собственно, его и не искали.
    Дроздов, а вслед за ним и Турецкий были уверены, что, случись что-либо подобное с американским президентом, с Горбачевым, а уж тем более с Брежневым, самолет разобрали бы по винтикам, но докопались до точной причины аварии и нашли бы виновных. Тут же ничего подобного сделано не было.
    Прошло некоторое время, и уже совсем недавно, буквально две недели назад, произошел новый не менее страннный случай. Президент возвращался по Рублевскому шоссе из своей загородной резиденции. Машину в тот день вел один из самых опытных шоферов – Николай Фомич Купанин, водитель высочайшей квалификации, возивший в свое время премьера Павлова, Рыжкова, а однажды даже саму Нэнси Рейган, когда та вместе с Раисой Максимовной изъявила желание осмотреть Новодевичий монастырь. В общем, Николай Фомич был человек исключительно надежный, а насчет исправности президентской машины и говорить не приходится – ее проверяют почти также, как и самолет.
    Стоит ли говорить о том, что по всей трассе следования Президента гаишники останавливают движение, так что вероятность столкновения с другим автомобилем фактически нулевая. И тем не менее столкновение произошло. На Кутузовском проспекте, почти сразу же за Триумфальной аркой, на противоположной стороне внезапно возникла неизвестно откуда взявшаяся серая «Волга» без номеров. Неожиданно на предельной скорости выехав на сторону встречного движения, и конкретно на ту полосу, по которой шел президентский «линкольн», неопознанная «Волга» помчалась прямо на машину, в которой ехал Президент. Судьбу главы государства решали не секунды, а малые их доли.
    К счастью, реакция у Купавина была мгновенной. Понимая, что столкновения не избежать, он резко взял машину влево. «Волга» попыталась повторить это движение, чтобы удар был лобовым, но ей не хватило времени, и она врезалась в правое крыло президентского автомобиля.
    Удар был чудовищным, очевидно, серая «Волга» шла со скоростью не менее ста пятидесяти километров в час. Вся левая часть салона «Волги» была расплющена. Растеряйся Купавин хоть на секунду, он был бы раздавлен искореженными частями кузова, и никакие ремни безопасности не помогли бы. А машина, потеряв управление, стала бы просто-напросто камерой смертников для всех, кто находился внутри – для самого главы российского государства и для сидевшего сзади охранника.
    – Понимаешь, – поймав недоуменный взгляд Турецкого, объяснил ему Вадим, – обычно Президент и другие члены правительства сидят в машине одни, а охранники едут рядом в других машинах – впереди и сзади. Но после Испании мы решили усилить охрану, и один из наших ребят теперь обязательно сидит рядом с Президентом. Это, конечно, не очень удобно для него, но ничего не поделаешь.
    «Золотая цепь», – вспомнил Турецкий выражение Татьяны Бурмеевой.
    – Им тогда все равно досталось, – продолжал рассказ Вадим Дроздов. – Тряхнуло как следует. Если бы не ремни, которые они пристегивают по нашему настоянию даже на заднем сиденье, сотрясение мозга было бы обоим обеспечено. В лучшем случае. Это было самое настоящее покушение. Хорошо спланированное и организованное. И, вишь ты, какая незадача – опять виновных не нашли. Водитель серой  «Волги» погиб, а мертвые, как ты знаешь, не очень разговорчивы.
    – Ну, слушай, – возмутился Турецкий, – а что, милиция и ФСК не смогли установить его личность? Это уж какая-то фантастика, ты меня извини!
    – Представь себе, – ответил Вадим, – неизвестный маньяк на неизвестно откуда взявшейся машине… Как будто он возник прямо из воздуха.
    – Да, тут попахивает высокими структурами, – покачал головой Турецкий.
    – Именно, – подтвердил Дроздов. – Настолько высокими, что всякая попытка обратиться в то же самое ФСК или к вам, в правоохранительные органы, станет моментально известна. Так мне представляется. Вот поэтому-то я и решил тебе все рассказать, говоря твоими же словами, как частному детективу.
    – Значит, два покушения за год?
    – Три, Саша, три покушения.
    Турецкий уже подходил к «Театральной», собираясь ехать обратно в Мосгорпрокуратуру, но внезапно резко развернулся и пошел в другую сторону.

2

    – Ой, Сашок, не говори мне об этих войсках спецохраны, – в раздражении махнула рукой Романова. – Развели разных войск. Мало им армии, милиции, войск КГБ…
    – ФСК, – поправил Турецкий.
    – Да один хрен!
    – Шура, ты же официальное лицо.
    – Хорошо, ФСК, – с необычной для нее покорностью согласилась Александра Ивановна. – Но ты вспомни, теперь еще эта президентская охрана, спецназ, спецхрен, потом эти спецвойска, которые никому не подчиняются. Этого показалось мало – появились еще какие-то войска государственной охраны. Просто черт ногу сломит! Ты про них еще не слыхал? Опять же подчиняются только своему собственному маршалу, или кто там у них. Только генералов плодят. Скажи, Сашок, сколько можно иметь в стране силовых структур, а?
    – Шура, я с тобой в общем и целом совершенно согласен, – Турецкий улыбнулся, видя искренний гнев начальницы МУРа, – но сейчас речь не о том. Спецвойска есть, и с этим фактом мы должны просто считаться. Вопрос в другом: что конкретно твое, Александра Ивановна, подразделение могло бы сделать, чтобы обеспечить безопасность Президента России?
    – Ты имеешь в виду милицию? – Шура посмотрела на Турецкого в упор. – Ты же сам знаешь, Сашок, что практически ничего. У него есть своя президентская охрана, так чего же еще и эти там кормятся? Пока все соревнуются, кто лучше охраняет, его и укокошат. Но милицейскую команду в их многоборье не приглашают, боятся, что хлеб у них отобьем, так что резюмирую: ни официально, ни полуофициально нам туда и не сунуться. Орудуют-то там небось свои же.
    Турецкий и не сомневался в ответе Романовой. Если говорить серьезно, то в последние годы милиция стала беспомощной не только из-за невиданного роста преступности и не только оттого, что вместо одиночных преступников появились бандформирования. Романовой казалось, что смычка государственных структур с преступными стала настолько обычным явлением, что какое бы то ни было действие против них сразу же оказывается обречено на провал. Да и в самой милиции, чего греха таить, было немало коррумпированных элементов, начиная от простых участковых или оперуполномоченных и кончая самыми высокими чинами.
    Некоторое время они сидели молча. Турецкий курил, нервно стряхивая пепел с конца сигареты прямо на пол, Романова, которая в очередной раз делала попытку бросить курить, чтобы чем-то занять себя, барабанила пальцами по столу.
    Все понимали, что обращаться в милицию, в прокуратуру, в службу безопасности Президента, в войска ФСК было бессмысленно. Бандитский спрут настолько широко раскинул свои щупальца, что вряд ли они смогут предпринять что-либо, чтобы это не стало ему известно.
    На столе Романовой зазвонил телефон. Она подняла трубку и снова опустила на рычаг: звонок мешал думать.
    Однако телефон зазвонил вновь с той же настойчивостью Романова неохотно сняла трубку:
    – Да! – рявкнула она вместо «начальник МУРа слушает», которое требовалось от нее по уставу.
    Однако уже через несколько секунд выражение ее лица немного смягчилось:
    – Да нет, Валентин, пока ничего нового. Личность установили – некто Саруханов Сергей Тотосович. Да. Нет, пока не нашли. Что? А тебе-то он зачем? Что? Да ты на мафии помешался уже! Конечно, сразу же проинформирую.
    – Нелюбин, – коротко пояснила она, повесив трубку, – интересуется, как там у нас дело «принца датского».
    – Принца? – удивился Турецкий, который начал судорожно вспоминать о том, что несколько лет назад как будто застрелили короля Швеции. Но какое отношение к этому может иметь МУР?
    Романова кратко ввела его в курс дела:
    – Был тут у нас такой, Гамлет Карапетян, мелкий спекулянт квартирами. В машине подорвался. Шведов, я так поняла, подозревает, что эти ребята связаны с мафией, которая банкиров убирала. Нелюбин того же мнения. Он же у нас теперь организованной преступностью ведает. Начальник РУОП.
    – А ты что думаешь?
    – Пока ничего, – отрезала Романова. – Вот найдем подозреваемого по делу Карапетяна, тогда и поговорим. – Она вздохнула. – Да только все найти не можем. Хоть Славку Грязнова подключай. Во всех детективах частный сыщик всегда оказывается умнее полиции.
    – Грязнова? – задумчиво повторил Турецкий. – Что, он будет по всей стране своих людей рассылать? Дорого это. Но Грязнова ты, Александра Ивановна, очень кстати вспомнила. У меня появилась одна нестандартная мысль.

3

    Слава Грязнов не так давно ушел из милиции и основал свое собственное сыскное агентство. Поначалу его товарищи по милиции относились к его начинанию очень скептически – тоже Шерлок Холмс выискался. Но теперь многие из них с долей зависти смотрели на прекрасное оборудование и экипировку людей агентства «Глория».
    Занималось агентство Грязнова разными делами, из которых основную часть составляли розыск пропавших и слежка. Так что предложение Романовой обратиться к Славе было не столь уж бессмысленно – у «Глории» была хорошо налаженная система информаторов и детективов, имевших одно существенное преимущество – многим их них удавалось пока не засветиться.
    Но все это стоило денег – и больших, а Грязнову приходилось расплачиваться не из госбюджета. Поэтому, зная, что ей Слава никогда не откажет, Романова могла обратиться к нему только по очень важному делу, а убийство мелкого жулика Карапетяна к таковым не относилось.

Глава одиннадцатая ШАШЛЫЧНАЯ «АШТАРАК»

1

    И у милиционеров, как и всякого другого человека, бывают свои слабости. Ничто, как говорится, человеческое им не чуждо.
    У старшего сержанта Аникина такой слабостью была несколько излишняя, но вполне извинительная любовь к горячительным напиткам. Сам он объяснял это тяготами службы – служил он в транспортной милиции на станции Калуга-1 и за смену, то в день, то в ночь, проходил по нескольку десятков километров вокруг вокзала. Посторонний наблюдатель мог подумать, что он просто прогуливается, отдыхает. Но топать вот так, двенадцать часов подряд, было довольно надоедливо: ругаться с бомжами и проститутками, выслушивать жалобы обворованных пассажиров, вести неравную борьбу с цыганами, облюбовавшими под табор зал ожидания. А случалось – и не так редко, – бомжи отдавали
    Богу душу, и опять-таки Аникину приходилось вызывать им соответствующий транспорт. По первому году службы Аникин еще видел в этом… не то чтобы какую-то романтику, но по крайней мере интерес: новые впечатления, встречи с людьми «непростой судьбы»; он видел свой нравственный и гражданский долг в… Впрочем, это было давно, сейчас он уже и забыл, в чем по молодости видел этот самый долг. Так, текучка, рутина. Тоска кругом. Как тут не удержаться и не хлебнуть стакан-другой.
    Молодежи больше нравилось дежурить днем, он же предпочитал ночные смены, особенно когда напарником был его старый друг старшина Калачов, а попросту – Васька. С Васькой самое глухое время – с двух до пяти утра – они делили пополам и по очереди дремали в дежурке.
    Накануне Аникин выпил больше обычного: Гришка-хохол, возивший в Калугу разный товар откуда-то из-под Черкасс и пользовавшийся время от времени вокзальной милицейской каморкой как складом, выставил магарыч. После первой бутылки домашней горилки Васька растянулся на диване, а они с Грицьком, дожидаясь ночного поезда на Черкассы, под сало уговорили вторую. Как уснул, Аникин не помнил. Под утро Васька еле растолкал напарника. Аникин что-то проворчал и с большой неохотой открыл глаза. Он потянулся, взглянул на часы. «Ого! Полседьмого!» – мгновенно вскочил с дивана и прохрипел:
    – Чего раньше не разбудил?
    – Как же, тебя разбудишь…
    Голова не болела – самогон оказался что надо. Но во рту было совсем не сладко. Аникин зевнул, шершавым языком попытался облизать сухие губы:
    – Что-то горло слиплось, пойду поправлюсь.
    Прямо напротив вокзала располагалась шашлычная «Аштарак», где Аникина всегда «поправляли» бесплатно, да еще угощали. «Небось армяне еще не открыли, шашлыка не дождешься». Но Аникин был готов удовольствоваться малым – бутылкой пива или ста граммами водки. «А зажевать что-нибудь осталось из вчерашнего».
    Аникин с некоторым усилием провел рукой по лицу и волосам, чтобы придать себе относительно пристойный вид, одернул шинель и вышел в помещение вокзала. Жизнь здесь шла своим чередом – цыгане уже проснулись и теперь завтракали, поедая пищу прямо грязными руками; кое-где по углам дремали бомжи, у касс толпились пассажиры. Оглядев все это мутным взором, Аникин устремился на улицу. Он пересек вокзальную площадь и оказался у входа в «Аштарак».

2

    Третье покушение на Президента было особенно циничным и в то же время самым загадочным. Готовясь к встрече с премьером Ирландии, российский глава решил принять таблетку «тонусина», нового средства, повышающего работоспособность и снимающего усталость. Небольшой пузырек с капсулами «тонусина» всегда лежал у него во внутреннем кармане пиджака. Накануне, во время пребывания в Соединенных Штатах, он был вынужден воспользоваться этим препаратом, поскольку нужно было продолжать переговоры, несмотря на усталость. И «тонусин» подействовал, как обычно. Когда же менее чем через сутки российский Президент решил принять еще одну таблетку перед встречей с ирландским премьером, произошло нечто совершенно неожиданное. И он, и его супруга внезапно потеряли сознание и к тому времени, когда самолет сел в Шенноне, находились в состоянии глубокого обморока.
    Все, кто был в самолете, оказались настолько потрясены случившимся, что забыли о предстоящей встрече, думая лишь о том, как спасти Президента и его жену. Именно поэтому премьер-министру Ирландии пришлось почти два часа в полном неведении ожидать появления российского Президента.
    Российского главу спасло чудо. На борту кроме команды находился посторонний человек. В Россию летел племянник супруги Президента, подающий большие надежды молодой врач Евгений Точилин, который проходил практику в нью-йоркском госпитале при Колумбийском университете.
    К счастью, он быстро сообразил, что Президент и его супруга находятся в коматозном состоянии в результате сильнейшей аллергии.
    В другое время его просто не допустили бы к Президенту, но охранники были настолько деморализованы, что расступились и пропустили врача.
    – Анафилаксический шок, – констатировал молодой врач и бросился к своему дипломату.
    Охранники молча следили за тем, как он вскрывает ампулу и наполняет шприц прозрачной желтоватой жидкостью.
    – Но… – один из охранников преградил ему путь.
    – Сначала ей, – коротко скомандовал Вадим Дроздов, пропуская врача.
    Тот сделал своей тетке подкожную инъекцию. Буквально через несколько секунд ее дыхание стало ровнее, веки дрогнули. Женя Точилин уже готовил шприц для следующего укола – Президенту.
    По всем инструкциям Вадим Дроздов не имел права разрешать непроверенному врачу делать Президенту инъекцию неизвестного препарата. Но, приняв на себя ответственность за последствия, он пропустил врача вперед. Президент уже начинал задыхаться, когда племянник, развязав ему галстук и расстегнув рубашку, ввел в плечо несколько кубиков нового американского антиаллергена.
    Дыхание Президента выровнялось, он глубоко вздохнул, однако продолжал спать.
    – Это естественная реакция, – объяснил Точилин, продолжая держать шприц в руках. – При введении в организм какого-то очень сильного аллергена резко падает кровяное давление, происходят спазмы бронхов, нарушение сердечной деятельности. А затем – паралич дыхательного центра и – все. Летальный исход.
    – Но как это могло случиться? – спросил Дроздов. – Он вроде ничего не принимал.
    – Президент проглотил свое лекарство, – пробасил один из охранников. – Сам принимал и жене дал. Эту штуку для прояснения ума.
    – Надо взять на экспертизу, – посоветовал Точилин.
    – Но он и вчера его принимал, – ответил Дроздов. – Никаких последствий не было.
    – Тем не менее кроме «тонусина» подозревать нечего, – ответил Точилин.
    В этот момент Президент открыл глаза.
    Он немало удивился, увидев склонившиеся над ним встревоженные лица. «Наверно, я в обмороке был, – подумал он. – Совсем здоровье ни к черту».
    – Андрей Степанович, как вы себя чувствуете?
    «Кажется, племянник Женька». Президент качнул головой, стараясь сбросить остатки неприятной тяжести.
    – Кружится все, перед глазами черные точки. Но уже становится лучше.
    – Андрюша, что с тобой? – это пришла в сознание его жена. – Где твой галстук?
    – Андрей Степанович, – сказал Дроздов, – вам и вашей супруге внезапно стало плохо, и ваш племянник, – он указал на Точилина, – сделал вам необходимый укол.
    – Молодец, Женька,– похвалил племянника Президент, – не зря в Америке учился.
    – Мы бы хотели взять на экспертизу препарат, который вы приняли, – сказал Дроздов.
    – Да с ним-то все в порядке, – возразил Президент. – Я его уже сколько раз принимал. Никогда такого не было.
    Дроздов посмотрел на молодого врача.
    – Возможно, передозировка,– нашелся Женя Точилин. – Вы когда принимали его в последний раз, Андрей Степанович?
    Президент на миг задумался:
    – Ну, еще в Нью-Йорке. Вчера, я думаю? Или это было уже сегодня? С этими временными поясами не сразу сообразишь…
    – Препарат же еще не окончательно проверен, – сказал Женя. – Вдруг там какие-то примеси… Давайте я отнесу его на экспертизу в нашу институтскую лабораторию.
    – Ну раз так, – Президент вынул из кармана пузырек с капсулами «тонусина» и отдал племяннику. Тот вернулся на свое место и аккуратно положил пузырек, но не в портфель, а в небольшой кейс.
    – Здесь у меня самое ценное, – объяснил он.
    – Голова какая-то тяжелая, – сказал Президент, – А у меня же еще встреча с ирландским премьером… Когда прилетим?
    – Да мы уже… – растерялся Дроздов. – Ребята, – обратился он к бортпроводникам, – сколько мы уже стоим?
    – Да скоро два часа будет.
    – Вот тебе и на! – воскликнул Президент. – Он же меня ждет!
    – Андрей Степанович,– твердо сказал Женя Точилин, – я как врач вам выходить из самолета запрещаю. Еще, чего доброго, свалитесь с ног или будет вас качать из стороны в сторону.
    – Опять скажут – напился, – проворчал Президент. – А что же делать?
    – Я сейчас спущусь на поле и скажу, что вы по болезни не можете выйти. Другого пути нет.
    Президент только вздохнул и стал застегивать рубашку.

3

    Шашлычная «Аштарак», примостившаяся у вокзала в Калуге, представляла собой переделанное под общепит здание бывших билетных касс. Снимавшая это помещение семья беженцев из Спитака украсила свое заведение как могла – стены выкрасили в желтый цвет и на них старательно, но очень непрофессионально нарисовали шашлыки на шампурах, оранжевую курицу на блюде и стаканы с напитками таких ядовитых цветов, что, будь они действительно таковы, пить их было бы опасно. Над входом красовался длинный железный лист с надписью «Аштарак», выведенной большими неровными буквами на фоне белеющих горных вершин.
    Днем здесь часто можно было видеть самого хозяина – Вассака Саакяна, плотного, приземистого мужчину, который появлялся в сопровождении очередного друга, знакомого или нужного человека, усаживал его за стол и, потчуя красным вином, пивом, а то и водкой, угощал до отвала шашлыками и тут же угощался сам.
    К кухне хозяин никакого отношения не имел. Там работала хозяйка – сильная мощная женщина с начавшими седеть черными волосами. Она трудилась не покладая рук, следя за кухней, принимая деньги и обслуживая клиентов. Присесть за стол, подобно тому как это делал ее муж, она не могла и на минуту. Был у нее помощник, хотя и не слишком толковый – русский испитой мужичонка, в обязанности которого входило убирать со стола, подметать пол в зале, чистить картошку и другие овощи, перебирать рис на суп харчо. Работал он спустя рукава, а бывало, и вовсе не приходил: когда у него появлялись лишние деньги и он обычно пускался в загул. Но хуже было другое – за ним все время нужно было приглядывать, как бы чего не стащил.
    После обеда приходили дочки – круглолицые пухленькие девочки-двойняшки с яркими бантами в непокорных темных кудрях. Вместо того чтобы помогать матери, они затевали шумные игры, прыгали, бегали по кухне. Так что, в сущности, Гаянэ, так звали хозяйку, приходилось все делать самой. Однако муж выполнял одну очень важную роль, которую не мог доверить жене, – он сам имел дело с милицией и рэкетирами, улаживая свои дела за стаканом вина и хорошим шашлыком.
    Поэтому, когда к Саакянам приехал Сергей, они ничего не имели против. Он был сыном их соседки еще по Аштараку. После свадьбы они перебрались в Спитак, но во время землетрясения их дом был полностью разрушен, и Саакянам с тогда еще совсем маленькими девочками удалось осесть в Калуге. Это, конечно, не Ростов и не Москва, но город совсем неплохой, а главное – они появились здесь еще в советское время и бежали от землетрясения, а не от войны. Поначалу все им только сочувствовали, и городские власти не только не пытались от них избавиться, но даже помогали. В целом они были довольны жизнью.
    Вассак платил дань местным рэкетирам, бесплатно кормил и поил участкового, и его заведение никто не трогал. Торговля на вокзальной площади шла бойко, и только Гаянэ все время жаловалась, что ей рук не хватает. И тут как раз появился Сергей.
    Сосед в Аштараке – это близкий человек, куда ближе, чем даже родственник в Москве. К соседям можно зайти едва ли не в любое время дня и ночи по любому поводу, они всегда в курсе всех дел, они разделяют радости и сочувствуют горю. Нельзя даже представить, чтобы соседей вдруг забыли пригласить, скажем, на свадьбу или поминки – да никто и не ждет приглашения: женщины просто идут к соседке и предлагают помощь во всем.
    Сосед остается близким человеком и за тысячи километров от родного городка. Саакяны ни о чем не спрашивали Сергея, хотя и догадывались, что у него какие-то сложности с милицией. «Захочет – сам расскажет», – таков был обычай. Но Сергей ничего не рассказывал. В первые два дня Вассак сидел с ним за дальним столиком подальше от посторонних глаз и угощал по первому разряду, на третий день Сергей по собственному почину стал рассчитываться с клиентами и жарить шашлыки на заднем дворе. До кухни его не допустили – не мужское это дело.
    В Калуге никто и не заметил, что в армянской шашлычной прибавился еще один человек. Кто их, кавказцев, разберет – все на одно лицо. Тем более что Сергей, приехавший к Саакянам с уже порядочной щетиной, за несколько дней зарос черной бородой.
    Когда в «Аштарак» заходили погреться и перекусить работники местной милиции, Сергей благоразумно скрывался на заднем дворе, хотя никому и в голову не приходило обращать на него особое внимание.
    Сергей не знал, что во всех российских отделениях милиции получен его портрет. Правда, его нынешнего было трудно узнать в том чисто выбритом, хорошо одетом молодом человеке, который смотрел с милицейского листка усталыми и немного грустными глазами. Борода его сильно старила, а в сочетании с просторной кожаной курткой, которую ему одолжил Вассак, он выглядел полуграмотным горцем, может, и по-русски-то не очень понимающим.

4

    Дверь как назло оказалась запертой. «Не пришли еще, сукины дети», – обругал армян Аникин. Однако, чтобы окончательно убедиться в том, что в шашлычной никого 
    нет, несколько раз со всего размаху ударил в железную дверь. Изнутри не доносилось ни звука.
    Аникин уже хотел повернуться и пойти в привокзальный буфет, где надежды найти халявную выпивку было куда меньше, как вдруг где-то в глубине шашлычной послышались тихие звуки.
    Аникин удвоил усилия.
    – Милиция! – крикнул он на всякий случай для устрашения. А потом добавил добродушно: – Свои!
    Наконец, дверь открылась. На пороге шашлычной стоял парень, которого Аникин уже видел как-то со спины. Вассак называл его своим племянником.
    – Никого нет, – немного растерянно, как показалось Аникину, сказал «племянник».
    – Ну ты-то на месте! – бодро ответил милиционер. – Будь человеком, дай поправиться, а то голова раскалывается, прямо мочи нет.
    – Проходите, – после секундного колебания сказал «племянник» и пропустил Аникина внутрь.
    Сергей Саруханов волновался. С одной стороны, он понимал, что этот мент пришел сюда не за ним и вообще с похмелья вряд ли интересуется чем-то другим, кроме рюмки водки. Но они наверняка объявили розыск, и кто знает, как может дело обернуться…
    Однако, не показывая своих страхов, он стал быстро обслуживать постового – поставил перед ним чистый стакан и бутылку водки, принес зелень, сыр, колбасу.
    – Горячего еще ничего нет, – извинился он. – Приходите через час. Гаянэ скоро появится.
    Аникин уже выпил сто грамм и закусывал сыром с зеленью. Внутри полегчало, по телу разлилось тепло.
    «Как хорошо по-русски говорит, собака», – вдруг подумал Аникин, вспоминая речь Вассака Саакяна.
    Он внимательнее взглянул в лицо «племянника». Ему вдруг показалось, что он где-то уже видел его, или это просто мерещится спьяну?
    Сергей поставил на стол горчицу.
    – Слушай, – не выдержал Аникин, – ты на вокзале не торговал? Это не у тебя была палатка, которую спалили прошлым летом?
    – Нет, не я, – отрицательно покачал головой Саруханов, мучительно соображая, не лучше ли было назваться этим палаточником? Но мент, пожалуй, начнет выспрашивать подробности, еще учует чего.
    – А-а, не ты, – милиционер налил себе еще сто грамм.
    И все-таки он определенно видел это лицо. Но где, когда? Как это часто бывает в таких случаях, ему почему-то очень хотелось вспомнить. К тому же как человек, считающий себя вправе задавать вопросы, он снова спросил:
    – А к нам в отделение тебя не забирали?
    – Нет, не было такого, – ответил Саруханов.
    – Хм, откуда ж я тебя знаю? – говорил вслух Аникин. – У меня, понимаешь, упрямый такой характер. Я теперь буду три дня мучиться, а вспомню, где тебя видел!
    Сергею оставалось только развести руками.

5

    Через пару часов «поправившийся» и посвежевший Аникин сдал дежурство и отправился домой отсыпаться. По дороге ему надо было еще заглянуть к лейтенанту Карасеву в горотдел – занести «передачу» от Гришки-хохла.
    В коридоре висела большая доска с портретами находящихся в розыске. Аникин прошел было мимо, но вдруг резко обернулся и впился глазами в портрет молодого армянина. Подпись гласила:
    «Саруханов Сергей Тотосович, 1962 г. р., уроженец г. Аштарак Армянской ССР. Разыскивается за совершение умышленного убийства».
    Аникин еще раз вгляделся в портрет. Сомнений не было – на него смотрел племянник Вассака, который с утра обслуживал его в шашлычной. Но даже если бы какие-то сомнения оставались, магическое слово «Аштарак», безусловно, рассеяло бы их.

Глава двенадцатая ПЕРЕХОД ПОД КУТУЗОВСКИМ

1

    Евгений Точилин был подающим большие надежды молодым врачом-эндокринологом. Это отчасти и определило его выдвижение на место стажера в госпиталь при Колумбийском университете в Нью-Йорке. Разумеется, только отчасти. Главную роль сыграл тот приятный для Жени факт, что когда-то старшая сестра его матери, скромная и застенчивая, хотя и очень хорошенькая Фая вышла замуж за несколько неотесанного Андрея, который при первом появлении поразил всех домашних своим высоченным ростом и трубным голосом.
    В целом же Андрей, учившийся тогда в Высшей партийной школе, на фоне остальных слушателей этого заведения, не казался таким уж неотесанным, как другие. Он был достаточно напорист, честолюбив, и все указывало на то, что его ждет хорошая партийная карьера. Но тогда никому и в голову не могло прийти, до каких высот он в конце концов доберется.
    Женю, знавшего дядю с детства, всегда поражала его способность улавливать сиюминутное, быстро выбирать правильное решение и упорно доводить его до конца. Со временем, когда он стал подниматься все выше и выше по партийной лестнице, Женя видел его все реже, но и его не могла не поразить перемена во взглядах, которая внезапно произошла с дядей, когда он, убежденный коммунист, вдруг сделался чуть ли не диссидентом.
    В семье многие его не понимали. И только после августа 1991-го они увидели, какую тонкую игру он затеял, как ловко повел ее и чего в результате достиг.
    Лично для Женьки это значило – стажировка в Соединенных Штатах, и он не мог не быть благодарным за это дяде.
    После случившегося в аэропорту Шеннон он, разумеется, как и Вадим Дроздов, не мог не задуматься о том, какая именно опасная примесь попала в капсулу с «тонусином», и пожалел, что во всеуслышание заявил о необходимости экспертизы. Поэтому в Москве он решил добираться до города на правительственной машине. Однако, когда пару часов спустя он уже в простом такси отъезжал от дома на Осенней улице, где находилась квартира Президента, ему показалось, что в то же самое время с места тронулась припаркованная неподалеку машина. Жене почему-то подумалось, что она следует за ним.
    Предчувствие его не обмануло. Когда через двадцать минут он вышел из такси на Кутузовском проспекте рядом с подземным переходом, то увидел, что та же самая машина затормозила в нескольких метрах сзади.
    Точилин поспешил по туннелю на другую сторону проспекта, в дом, который раньше украшали многочисленные мемориальные доски, а теперь глаз радовала полукруглая надпись: «Магазин НOROSHIY».
    Женя был уже в середине подземного перехода, когда сзади послышались торопливые шаги. Он быстро оглянулся – его настигали двое в кожаных куртках и маленьких черных шапочках, надвинутых по самые глаза. Они быстро приближались к нему. В руках у Жени был лишь маленький кейс – остальные вещи дядя обещал прислать ему завтра же со своим шофером.
    Сомнений относительно намерений этих двоих не было, и Женя бросился бежать по переходу в надежде достичь улицы раньше, чем преследователи догонят его. В ответ двое сзади также перешли на бег и настигли Точилина уже у самой лестницы, ведущей наверх. Один из них профессиональным ударом сбил его с ног, другой выхватил из рук кейс. После этого оба неспешной трусцой вернулись на противоположную сторону перехода и исчезли.
    Чертыхаясь, Женя поднялся на ноги и пошел домой. Слава Богу, ключи, деньги и документы он заблаговременно переложил во внутренний карман пальто.
    Возможно, ему передалось удивительное свойство дяди – выходить сухим из воды. Во всяком случае, оказавшись дома за металлической дверью, Точилин вздохнул и, прислонившись к стене, закрыл глаза– все прошло как нельзя более удачно.
    – Но передвигаться-то он самостоятельно может? – спросил капитан Сивыч. – Нельзя же проводить допрос в палате, где лежат еще десять человек.
    – Я могу освободить свой кабинет, – сказал завотделением. – Но там придется сидеть, а это ему, безусловно, будет трудно. Так что, – врач задумался, – могу предложить процедурный кабинет. Но, – он поднял вверх указательный палец, – вам придется помыть руки и надеть халат.
    – Пожалуй, это даже кстати, – кивнул Василий Васильевич. – Не будет вопросов – к кому пришел милиционер да зачем.
    – Вот именно.
    Через десять минут по коридору хирургического отделения прошествовал новый доктор. Никто не обратил на него никакого внимания. А еще через минуту в третью палату вошла процедурная медсестра и гаркнула:
    – Шевченко! В процедурный!
    – Уже кололи сегодня! – заворчал Шевченко. – Да вы просто садисты.
    – Без разговоров у меня! – одернула его сестра. – На консультацию.
    Шевченко с трудом поднялся на ноги и, как был в синей больничной пижаме, медленно поковылял по коридору в процедурный кабинет.
    Незнакомый врач не понравился ему с первого взгляда – было в нем что-то сугубо неврачебное. Первые же слова заведующего отделением подтвердили его самые худшие подозрения.
    – Вот капитан милиции Сивыч хотел бы с вами поговорить. Сидеть вам трудно, так что прилягте на кушетку, – сказал он и вышел из процедурной.
    Шевченко остался один на один с милиционером.
    – И тут нашли, – проворчал он. – Вы и из-под земли вытащите, если вам понадобится. Ну чего там у вас, спрашивайте.
    – Александр Юрьевич, – начал Сивыч, – что вы знаете о Гамлете Карапетяне?
    Шевченко растянулся на жестком топчане и закрыл глаза. Василий Васильевич терпеливо ждал.
    – Ну, в общем, дело было так. Мы с Витькой – Станиславским – обезденежели совсем. Витька предлагал с шапкой в переходе сесть, да, знаете, по первости как-то трудно… Думаешь, вдруг знакомый кто пройдет, да и вообще… А выпить охота. В общем, стоим мы у Курского вокзала, холодные, голодные. А тут этот подваливает: «Привет, мужики». Сказать по правде, не больно-то он мне понравился, но угостил – что тут скажешь. Денег, правда, не дал. И говорит: «Дело есть». Мы спрашиваем: «Какое такое дело?» Если уголовщина какая – не-е, это не для нас.
    Он, Гамик то есть, повел нас к ларьку, пива взял, сосисок и объяснил, что к чему. В общем, должны мы с Витькой поселиться в квартире и мешать соседями – кричать, шуметь в общем. А он нам обеспечивает и выпивку, и закусон.
    – И вы согласились? – спросил Сивыч.
    Шевченко почувствовал в его словах неодобрение и стал оправдываться:
    – Так Гамик все это эдак расписал – мол, такие склочные люди, он им чуть ли не дворцы предлагает, а они все воротят нос. Так что надо им показать, что коммунальная квартира – это тебе не фунт изюму. Чтобы стали посговорчивее. Ну мы подумали-подумали и согласились. Деваться-то все равно некуда.
    На самом деле думали они тогда не более минуты, но об этом Шевченко не стал распространяться.
    Но вышло так, что роль квартирных дебоширов и хулиганов оказалась им не по плечу. Стыдно бывало по утрам, да так, что бежишь по коридору в туалет и не знаешь, куда и глаза спрятать. Да и Гамик на поверку оказался вовсе не таким щедрым, как они рассчитывали сначала. Они думали, каждый день будет водка и пиво, колбаса, сосиски, а вышло – пара бутылок какой-нибудь гадости вроде напитка «Оригинальный» по тыще двести, а на закусь в лучшем случае колбасный сыр, а то и просто пачка китайской быстрорастворимой лапши. Но Гамику казалось, что и этого для друзей-дебоширов многовато. Он, что ни день, пилил их за то, что они не создают соседям невыносимую жизнь.
    – Ты водка хочишь? – спрашивал Гамик Шуру Шевченко, который ходил к нему чаще. – А ты заработал водка?
    В конце концов Гамик поставил их перед фактом – или они выбирают новую, более эффективную тактику мучения соседей, или он выставляет их из квартиры и селит там других, более подходящих ему людей.
    Это было как раз накануне той ночи, которая так плачевно закончилась.
    – Я-то что, – сказал капитану Шевченко, – а вот Витьке теперь плохо придется. Я-то выпишусь – и гуляй Вася, а его в кутузку увезли. Оттуда так просто не выберешься.
    – Судить его будут, – сказал Сивыч.
    – Ох ты Господи! Товарищ капитан, а может, мне написать заявление, что, мол, ничего не имею против, что сам виноват? Если по чести сказать, так ведь Витька-то прав был, наверно. Не знаю. Но уж очень я вашего брата мента, милиционера то есть, прошу прощения, побаиваюсь.
    – За что же вас Станиславский ножом пырнул? Требовал, чтобы вы милицию уважали? – сыронизировал Василий Васильевич.
    – Не-е, – протянул Шевченко. – Хотел, чтобы я рассказал про одно дельце. Я-то видел, а он – нет. Он ведь, знаете, в детстве как начитался книжек про пионеров-героев, так и верит во всю эту романтическую хренотень.
    – И что же вы видели? – спросил капитан Сивыч.
    – Да я и так слишком много рассказал, хватит.
    Шевченко демонстративно перевернулся на другой бок – лицом к стенке, показывая, что разговор окончен.
    – Послушайте, Шевченко, – нашелся капитан, – я вижу, вам не безразлична судьба вашего друга, я имею в виду Станиславского. Я обещаю вам, что сделаю все возможное, чтобы ему уменьшили срок наказания, если все расскажете.
    – Уменьшили! – проворчал Шевченко. – С пяти лет до четырех с половиной. Знаю я вас. Выпустите совсем! Вот и все. Вот он придет ко мне – своими ногами, без охраны, Тогда, может, и скажу.
    – Но… – начал капитан Сивыч.
    – И чего вы так гоношитесь из-за этого Гамика. Подумаешь, одной падалью меньше, – проворчал Шевченко.
    Василий Васильевич уже хотел было встать, но последнее замечание Шевченко заставило его сесть на место. По его представлениям, Шевченко не знал и ниоткуда не мог узнать о смерти Карапетяна. Взрыв прогремел в ту самую ночь, когда произошла его драка со Станиславским. После этого Шевченко не выходил из больницы, а первые два дня и вовсе провел в реанимации.
    – Откуда вы знаете, что Карапетян погиб? – спросил капитан Сивыч.
    – Откуда-откуда… – проворчал Шевченко и повернулся к нему лицом. – От верблюда! Мы с Витькой видели, как он в машину садился. Только я хотел к нему подойти, поговорить по душам, объяснить, что и как… А тут и рвануло.
    – Так вы это видели оба?
    – Ну да, – подтвердил Шевченко.
    – Но вы же говорили, что Станиславский этого не видел.
    – Нет, товарищ капитан, – Шевченко заговорщицки подмигнул, – я-то туда чуть раньше приходил – один.
    – И что же вы видели? – Сивыч даже удивился, почувствовав, как у него, опытного работника милиции, вдруг забилось сердце.
    – Что видел, про то скажу, когда Витек придет, – твердо стоял на своем упрямый Шевченко, и, сколько ни старался Василий Васильевич, больше он ничего не смог из него выжать.

Глава тринадцатая ШЕВЧЕНКО И СТАНИСЛАВСКИЙ

1

    – Ну и дела, Александра Иванна! – с порога начал капитан Сивыч.
    – Погоди, Василь Василич, отдышись, – остановила его Романова. – У нас для тебя тоже есть хорошие новости. Люба, – позвала она секретаршу, – сделай, пожалуйста, чаю. Чашек-то хватит на всех?
    – Мне бы сейчас чего покрепче. – Висилий Васильевич обвел взглядом собравшихся в кабинете Романовой на очередную оперативку. – Ну, обойдемся и чаем.
    – Нашли убийцу Карапетяна, – сообщила Романова, – в Калуге среди своих земляков скрывался. И вот сейчас Анатолий Федорович с ним разбирается.
    – Молчит гад, – заметил Шведов.
    – Сашок, надо бы и тебе его допросить, – обратилась Романова к Турецкому, – все-таки банкир.
    – Да какой он банкир! – вступил в разговор начальник 2-го отдела МУРа подполковник Нелюбин. – Если он банкир, то я президент США! Так, вывеска одна. А реально – шантаж. Тут дело ясное.
    – Если догадки не подтверждаются фактами, дело не может быть ясным, – заметил Моисеев, который, как криминалист и законник, не мог согласиться с такими заявлениями.
    – Не знаю, – покачал головой Сивыч, – у меня складывается совершенно другое впечатление.

2

    Сразу же после разговора с Шевченко в больнице капитан Сивыч отправился в СИЗО к Станиславскому. Тот полностью подтвердил показания Шевченко. В тот день Гамик не дал им ни копейки, да еще и припугнул, чтобы дебоширили покруче, а то выгонит их ко всем чертям. Уходить из теплой квартиры не хотелось. Но и дебош что-то не получался – не было настроения. И ночью, где-то уже после полуночи, Шурка Шевченко пошел к Гамику просить на водку.
    Подходя к подъезду, он увидел, что рядом с припаркованной у дома машиной возится какой-то мужик. Шурка еще удивился про себя – нашел время ремонтом заниматься – не видать же ничего, хоть выколи глаз. А впрочем, кому какое дело…
    Войдя в подъезд, он сразу же понял, что пришел не вовремя. Гамик стоял на лестнице и дико ругался со своим приятелем, другим армянином, жившим этажом ниже. Шевченко подождал некоторое время, но ссора не утихала.
    Тогда, рассудив, что в таком настроении от Гамика ничего хорошего ожидать не приходится, Шевченко решил вернуться домой – на Мыльников.
    Они посидели с Витькой, выпили «Оригинального», попробовали поругаться. Настроения не было. Витька расстроился и стал проклинать всех на свете – Гамика, Щурку, самого себя, свою судьбу и беспутную жизнь.
    В конце концов, он потребовал, чтобы Шевченко сделал еще одну попытку. Шурка заартачился, и тогда они пошли вдвоем, хотя обычно на связи с Гамиком был именно Шевченко.
    Завернув во двор, они услышали, как кто-то вышел из подъезда. В слабом свете уличного фонаря они отчетливо различили приземистую фигуру Карапетяна. Он подошел к машине.
    – Гамик! – крикнул Шевченко.
    Бежать после многих дней беспробудного пьянства они не могли. И это их спасло.
    Не обращая внимания на их крики, Гамик открыл дверцу машины, сел в нее, завел мотор и тронулся с места.
    И тут машина внезапно превратилась в яркий огненный шар. Шевченко и Станиславский были еще достаточно далеко от машины и отделались лишь испугом.
    Потрясенные, они вернулись домой. Пересчитали деньги, Шурка пошарил на кухне и нашел в ящике у Сережи Ройтберга завалившуюся тыщу. Отправились в круглосуточную коммерческую палатку и купили «Оригинального». Выпили. Тут-то все и началось.
    Шурка рассказал Витьке, что видел мужика, который возился около машины.
    – Это же машина Гамикова дружка, с которым он ругался, – сказал Станиславский.
    – Но его-то я знаю! – ответил Шурка. – Другой это был.
    Тут-то собутыльники и смекнули, что Шурка видел, как в машину подкладывали бомбу. А дальше началось! Станиславский требовал, чтобы Шевченко немедленно шел в милицию. Шевченко идти не хотел, и тогда Станиславский, у которого внезапно, возможно под действием напитка, проснулась гражданская совесть, стал обзывать его «отщепенцем», «ублюдком» и еще почему-то «фабрикантом» и «дерьмократом». Но когда он дошел до того, что Шевченко «продал советский народ мафии», тот не выдержал. Началась драка – теперь уже настоящая, такая, какой хотел от них Гамик. И закончилась она трагически.
    – Кого же он там видел? Приметы? – спросил Нелюбин.
    – Кавказец? – гнул свою линию Шведов.
    – Шевченко молчит. Требует, чтобы дело Станиславского прекратили, даже заявление написал, что не имеет к тому претензий и сам во всем виноват, – объяснил Сивыч.
    – Ишь ты как у них – один за всех, все за одного, – ухмыльнулась Романова. – Ну что ж, раз так, может, и прекратим. Гляди-ка, есть еще у нас принципиальные люди. Да ты слышал, Сашок, – обратилась она к Турецкому, как будто выражение «принципиальные люди» ей что-то напомнило. – Меркулов вроде уже в Москве.

3

    Меркулов вернулся в Москву только накануне. Он еще был полностью погружен в свои казанские дела и продолжал думать о «братве», которая держит в руках целые заводы и фабрики на территории Татарстана, когда в его кабинет влетел растрепанный Саша Турецкий.
    – Константин Дмитриевич, – с порога крикнул он, – надо поговорить!
    – Саша, за тобой что, гнались? – поинтересовался Меркулов. – Какой-то ты сегодня взъерошенный.
    – Будешь тут взъерошенным, когда творится такое, – ответил Турецкий.
    – Это вообще-то верно, – согласился Меркулов. – Что, снова взорвали какого-нибудь банкира?
    Турецкий подошел к Меркулову и сказал тихо и серьезно:
    – Константин Дмитриевич, я вам доверяю, как себе. Надо что-то делать. Стране грозит хаос, понимаете? Кое-кто хочет захватить власть.
    – Давай потише, Саша, – сказал Меркулов. – Ты не отмечал вчера ничего? Какой-то ты сегодня странный.
    – Константин Дмитриевич, да я серьезно. Мне тут позвонил мой школьный товарищ, он сейчас в войсках спецохраны.
    – Это что за спецохрана такая? Он у Корсикова, что ли? В Службе безопасности Президента?
    – Нет, Корсиков – президентская охрана, вроде милиции, скажем так. А он у Шилова в спецохране, это своего рода кремлевское КГБ. Так он мне рассказал, что на Президента было уже несколько покушений.
    Меркулов только покачал головой:
    – Если ты серьезно, то что тогда орешь? Вот Шура Романова не доверяет всем, без исключения, сотрудникам своего ведомства, и я, между прочим, тоже к этому склонен. Такие времена пошли…
    Турецкий закурил и стал подробно излагать все, что только что узнал от Дроздова.

4

    – Скверно, – выслушав рассказ Турецкого, сказал Меркулов. – А что показала экспертиза?
    – Экспертиза показала то, что надо. Помимо собственно «тонусина» в капсулах содержался какой-то очень сильный аллерген, название я забыл, Константин Дмитриевич, да не в этом суть, – сказал Турецкий.
    – Не в этом, – согласился Меркулов и продолжил мысль: – А в том, каким образом он туда попал.
    Оба замолчали. Турецкий и Меркулов знали друг друга давно, с тех пор как еще совсем молодой и зеленый Турецкий после окончания института попал стажером в Мосгорпрокуратуру к тогда еще старшему следователю Меркулову. И теперь им не надо было перебрасываться фразами, они думали об одном. Подменить лекарство, которое регулярно принимает Президент, мог только человек, который близко с ним общается. Кто-то из своих. Фаина Петровна? Вряд ли. Она сама чуть не стала жертвой нового покушения. Значит, она и понятия не имела об опасности, которую представляла собой безобидная на вид капсула «тонусина». Остается кто-то из охраны.
    – Кстати, – спросил Меркулов, – начальник войск спецохраны Шилов был в самолете?
    – Нет, его не было. И полет готовил его зам – полковник Руденко, – уверенно ответил Турецкий, – Вадим об этом упоминал. Но в самолете старшим по званию был он сам – именно поэтому он допустил врача к Президенту. И на нем лежала ответственность за этот полет.
    – То есть в случае чего… – начал Меркулов.
    – Его бы наказали первым.
    – Красивая картина получается.
    – Это еще не все, Константин Дмитриевич, – продолжал Турецкий. – Через час после прилета было совершено нападение на этого врача, племянника жены Президента.

5

    – Одного я не могу понять, Саша, почему Точилин поверил Дроздову? – покачал головой Меркулов, когда Саша закончил. – Ведь где гарантия того, что самый старший из спецохраны и не провернул этого дела? Я бы сначала десять раз подумал.
    – Верно, Константин Дмитриевич, – согласился Турецкий, – но ведь именно Дроздов пропустил его к Президенту, чтобы сделать укол. Если бы он сам готовил эту акцию – ни за что бы не пропустил.
    – Может быть, может быть, – покачал головой Меркулов.
    – А Точилин через три дня провел анализ капсул «тонусина» у себя в лаборатории. Он ведь знал, что дело идет по-крупному и ему постараются помешать, потому и заменил две капсулы «тонусина» на другие – взятые из личной аптечки Президента у него дома. И положил в кейс, который нарочно набил разной устаревшей документацией, давно никому не нужными бумажками. В общем, поступил грамотно.
    – А кто еще знает о результатах анализа, да и вообще обо всей этой истории? – задумчиво спросил Меркулов.
    – Результаты известны только Точилину и Дроздову, если не считать теперь и нас с вами, Константин Дмитриевич, – ответил Турецкий.
    И Турецкий, и Меркулов понимали, что положение сложилось более чем серьезное. Три отчаянных покушения на Президента не удались всякий раз по чистой случайности. В последний раз, над Атлантикой, его враги уже действовали наверняка. Если бы не оказавшийся в правительственном самолете Женя Точилин со своими американскими препаратами, если бы не решительность Дроздова, не побоявшегося взять на себя большую ответственность, в России, внезапно лишившейся Президента, безусловно началась бы полная дестабилизация.
    – Они внедрили своих людей даже в состав спецохраны. Кто-то же подменил эти капсулы.
    – Да, Константин Дмитриевич, тут без пол-литра не разберешься. Хоть в агентство к Грязнову обращайся. Может, эти Шерлоки Холмсы нам чем-нибудь помогут?
    – Ты что, серьезно, Саш?
    – Да нет, я шучу.

Глава четырнадцатая ПАССАЖИР С ПАРОМА «ИЛЬИЧ» 

1

    Возвращаясь домой, Турецкий снова подумал про Славу Грязнова и только тут поймал себя на том, что почему-то за последние два дня его мысли упорно возвращаются к Грязнову. Неужели он всерьез думает, что эта сыскная контора может чем-то помочь? Нет, вряд ли. И тем не менее он снова вспоминал Грязнова…
    Чем больше он думал об этом, тем отчетливее проявлялась смутная мысль, которую он никак не мог облечь в слова. Срабатывала его особая интуиция, которая уже столько раз спасала жизнь ему самому и его близким. Каким-то образом Слава Грязнов был связан с Президентом России. Нет, не прямо, а в подсознании крутилась идея, которая никак не желала выплывать на поверхность. Грязнов… Президент… Что у них может быть общего?.. Турецкий потер виски. Или это только кажется…
    Саша и не заметил, как оказался у дверей своей квартиры.
    – Слушай, Ира, – сказал он вышедшей встретить его жене, – ты только не думай, что я схожу с ума. Скажи, Слава Грязнов как-то связан с нашим Президентом или мне это лишь кажется?
    – Грязнов? – удивилась Ирина и задумалась. – Ну конечно! Помнишь, когда мы летом были вместе на пятидесятилетии Романовой, Слава говорил, что у него где-то, чуть ли не на Дальнем Востоке, есть дядя, который как две капли воды похож на Президента.
    – Двойник! – воскликнул Турецкий. – Ну точно! А я никак не мог вспомнить! Ты у меня молодец!
    – Спасибо, – усмехнулась Ирина, – а что мне еще остается?

2

    За ужином Саша молча поглощал то, что ему положила Ирина. Он думал. Ох, соблазнительно было выписать грязновского дядюшку и в случае чего подстраховать Президента. Но пойдет ли на это Грязнов? И сам дядюшка? Дело ведь опасное. Очередное покушение может оказаться удачным, и тогда… Турецкий вовсе не был уверен в том, стал бы он подставлять на место главы России собственного дядю.
    Ни Ирина, ни малышка дочурка не решались нарушить молчания, понимая, что папа думает. Внезапно резкий телефонный звонок вернул его к действительности.
    – Спроси, кто там, – сказал Турецкий жене, – меня ни для кого нет, кроме… ну сама понимаешь.
    – Тебя Романова, – сказала Ирина, передавая трубку.
    – Да, Шура, – ответил он устало, но то, что он услышал, заставило забыть и об усталости, и о Грязнове, и о его дядюшке.
    – Сашок, извини, что я отрываю тебя от ужина, – сказала Александра Ивановна, – но у нас очередное чепе: прямо в больнице убит Шевченко. Похоже, что ошибались мы насчет нашего Гамлета. Тут все не так просто. Я так думаю, это дело по твоей части.

3

    Вечер был испорчен, но Ирина привыкла к этому и не сердилась. Она ведь знала, за кого выходила.
    Турецкий рванул на Петровку, 38, где сегодня допоздна задержалась Романова, и от нее узнал все подробности по делу Карапетяна.
    – Так ты думаешь, что Саруханов не убивал?
    – Шевченко-то ведь видел того, кто подкладывал бомбу. Если бы Саруханов заранее все рассчитал, черта с два он бы устроил в доме скандал на весь мир. Подозрение-то сразу – на него.
    – Откуда же они знали, что именно Карапетян сядет за руль?
    – В том-то и дело, что их мог интересовать вовсе не Гамлет. Кому он вообще нужен? Другое дело – Саруханов, директор финансовой компании «Вера». Ну подумай сам, зачем ему убирать Карапетяна, да еще таким способом? Машину новую гробить? Заметь, свою.
         – Значит, он скрывался не…
    – Именно! – Шура сжала кулаки. – Он-то сразу понял, кто должен был подорваться, и сбежал. Ну, теперь он в Бутырке. Там его никто не достанет.
    – Да ты, Шура, оптимистка, – заметил Турецкий.
    – Меня другое волнует, – мрачно процедила Романова, – откуда они узнали, что Шевченко заговорил?

4

    Разумеется, ничего радостного в том, что убиты люди, пусть даже один из них бомж, а другой жулик, не было. Равно как и в том, что совершено еще одно, правда сорвавшееся
    покушение на банкира. Однако этот новый факт мог прояснить остальные. Турецкий вынул лист бумаги и написал: директор банка «Алтайский»; управляющий «Риэлти-банком»; генеральный директор «Яуза-банка»; руководитель финансовой компании «Тверьинвест»; директор банка «Витязь»; заместитель генерального директора «Универбанка».
    На всех этих людей за последний месяц были совершены покушения, причем все удались. Теперь сюда можно было добавить и руководителя небольшой финансовой компании «Вера», который чудом остался жив.
    Сомнений не было – гибель этих людей была связаны с их профессиональной деятельностью. Значит, надо найти в работе банков, которыми они руководили, что-то общее. Однако здесь Турецкий терялся. Сказать по правде, финансист из него был скверный, он в свое время так и не научился вести даже свой холостяцкий бюджет – хорошо, что теперь эти проблемы взяла на себя Ирина.
    Саша хотя и был современным человеком, но никогда не интересовался курсом доллара и немецкой марки, а цены в магазинах он даже и не старался запоминать – какой смысл, когда они так быстро меняются. Поэтому, приходя в гости к матери, он был совершенно не в состоянии поддерживать увлекательнейший разговор о ценах, заменивший дежурную беседу о погоде.
    Турецкий снова взглянул на список банков. Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что убийства банкиров связаны между собой – на банки оказывают давление, но кто? Почему? С какой целью?
    И почему этот листок с совершенно чуждыми ему названиями финансовых структур вдруг навел его на мысль о собственной жизни? Почему-то он испытывал ко всем ним странную злобу, будто они – эти финансисты – перебежали дорогу лично ему, Саше Турецкому.
    Он не был бы следователем по особо важным делам, если бы не мог найти ответ. Этим ответом была Татьяна Бурмеева. Почему все хорошее достается вот таким?
    Турецкий снова вспомнил Татьяну, и на миг ему показалось, что ради такой женщины он мог бы пожертвовать очень многим. Она показалась ему изломанной и хрупкой – заблудившимся ребенком, которого хочется взять на руки и приласкать. Саша старался отогнать от себя ее образ, но стоило ему вновь подумать о финансистах и банкирах, как он вспоминал фотографию – Татьяна и ее муж, коротышка и очкарик. Но нужно думать не об этом, а о том, как найти убийц Леонида Бурмеева.
    Турецкий снова взглянул на листок. Итак, финансовая компания «Вера». Сергей Саруханов остался жив, и он, без сомнения, знает, кого следут бояться. Но заговорит ли он? Печальный опыт Шевченко показывает, что молчать нынче полезнее.
    В полночь Турецкому опять позвонили. На этот раз Вадим Дроздов, очень озабоченный всем происходящим.
    На следующий день оба старых школьных друга встретились на углу неподалеку от сыскного агентства «Глория».

5

    Был солнечный осенний четверг. У причала стокгольмского порта Фрихамн стоял под погрузкой паром «Ильич». Беззаботные потомки викингов садились на него, собираясь полюбоваться архитектурными и прочими чудесами города на Неве, а заодно совершить набег на неприлично дешевые для них магазины бывшего Ленинграда. Взмыленные россияне (если верить загранпаспортам – все еще граждане СССР) возвращались кто откуда: туда-сюда сновали четверо озабоченных мужчин, каждый – с кипой автомобильных номеров под мышкой. Важным шагом проследовал бородатый шведский таможенник, за ним трусцой пробежала растрепанная русская девица. Она стрекотала по-английски, убеждая господина офицера, что вывозимый ею персональный компьютер ни в коем разе не подпадал ни под какие эмбарго. Таможенник, не слушая, величаво двигался к аккуратно сложенным коробкам и вертел на пальце складной нож с тремя десятками лезвий. Господин офицер желал удостовериться лично.

    До отплытия оставалось сорок минут.
    У человека, поименованного в паспорте Алексеем Снегиревым, особого имущества с собой не было. Только кожаная сумочка на поясе и видавший виды ярко-красный рюкзак. В нем лежал невесомый спальный мешок, в котором тем не менее можно было спать на антарктическом льду. Еще там был фотоаппарат, несколько пленок к нему, магнитола «Шарп» и кое-какая одежда. В том числе два потасканных спортивных костюма и далеко не новые кеды. Если бы эти костюмы попали в руки криминалистов, они нашли бы в них растительную пыльцу такого количества стран, что по ним хоть ботанику изучай. Но это вряд ли возможно.
    Бородатый таможенник до половины вытащил из коробки процессорный блок и глубокомысленно изрек:
    – Да. Это действительно похоже на модель тридцать три мегагерца, которую провозили здесь на прошлой неделе. Я удовлетворен, закрывайте.
    И сам извлек из кармана толстый моток скотча, чтобы заклеить раскуроченную коробку. Девица растерянно улыбалась.
    Человек, называвший себя Алексеем Снегиревым, тоже  улыбнулся и пошел на корабль по длинному виадуку, обтянутому на случай дождя ярко-желтой синтетической тканью.
    Билет у него был самый что ни на есть дешевый, и каюта располагалась глубоко в недрах парома. Собственно, это была даже и не каюта для пассажира, а закуток для водителя грузовика. Именно так значилось в плане корабля. Спускаясь вниз, Алексей Снегирев заглянул в случайно открытую дверь грузовой палубы и действительно заметил сквозь, щель гигантское мокрое колесо.
    Его каюта располагалась еще ниже. В этом месте борт корабля уже изгибался к килю: потолок каюты был значительно шире пола, а спальная банка располагалась на уровне груди. Кроме банки в каюте имелись раковина, зеркало и кресло с лежавшим на нем пестрым буклетом, по-шведски повествующим о прелестях отдыха в Санкт-Петербурге. На полочке у зеркала, на самом видном месте, красовался конвертик для чаевых.
    Алексей посмотрел в зеркало. На него доброжелательно взирал худой мужчина с коротким ежиком бесцветных волос, то ли пепельно-светлых, то ли совершенно седых. При люминесцентной лампе поди разбери. Глаза тоже были почти бесцветными, светло-серыми, словно вылинявшими. А ничего все-таки получилось, подумал о себе Алексей. Симпатичный. Где-то даже располагающий.
    «В тебя когда-нибудь стреляли свои?»
    А вот это было уже ни к чему. Глаза человека в зеркале начали меняться. Теперь они смотрели словно сквозь линзы оптического прицела. Что-то рановато начала сказываться близость исторической родины…
    Вечером, когда остались за кормой стокгольмские шхеры, он запер каюту и пошел прогуляться по кораблю. В первом же салоне крутили видеофильм. Алексей вошел в самый душераздирающий момент: молодые муж и жена, не вовремя заглянувшие в бар, стали свидетелями жуткого изнасилования. По всей видимости, остальные полтора или два часа супругам предстояло мучительно решать вопрос, давать или не давать показания в суде.
    Его это не заинтересовало, и он двинулся дальше. Подышал воздухом, устроившись на верхней палубе за трубой и глядя, как пропадает за кормой огонек далекого маяка. Потом спустился обратно к себе и лег спать.
    На другой день рано утром должна была состояться шлюпочная тревога. По сигналу колокола громкого боя пассажиру предписывалось потеплее одеться, надеть на себя спасательный жилет и смирно ждать, пока за ним придут и проводят к шлюпке номер такой-то. Колокол громкого боя действительно поднял бы и покойника, тем более что висел как раз напротив двери каюты. Алексей оделся, послушно завязал жилет и стал ждать, но никто за ним не пришел. Сняв жилет и раздевшись, он взял с полочки у зеркала фирменный конвертик для чаевых. Усмехнулся и подбросил его. Когда конвертик в конце концов упал на пол, в нем красовались четыре дыры. Алексей порвал его на мелкие части и выкинул в туалет.
    Над водой начал вырастать Санкт-Петербург.
    Алексей нашел на одной из пассажирских палуб обращенный вперед иллюминатор и простоял возле него три с половиной часа. «Ильич» прошел Морским каналом, осторожно пробрался сквозь узкости порта и, наконец, встал у причала.
    Еще через некоторое время, легальнейшим образом миновав границу, Алексей Снегирев вскинул на плечи рюкзак и вошел в город, где его никто не встречал.
    После суток на корабле тело просило движения, и он отправился на метро «Приморская» пешком: невзрачный, поджарый мужчина среднего роста, каких полно в любом городе мира. Вот только профессия у него была, какую ни в каких документах обычно не пишут.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
КАЛИФ НА ЧАС

    Большое массивное здание на площади Дзержинского, выстроенное еще до революции для акционерного общества «Россия», а в тридцатое годы надстроенное архитектором Щусевым, носит в путеводителях по Москве скромное название: «административное здание на площади Дзержинского». Но кто же во всем СССР не знает, какая «администрация» здесь располагается?!
    Этот мрачный дом внушает страх, кажется, от одного его вида внутренне содрогнется и поежится каждый. Конечно, прошли те времена, когда со всей Москвы съезжались сюда по ночам черные воронки, привозя все новые и новые жертвы. Времена те минули, да навсегда ли… Правда, теперь мимо здания КГБ уже не пробегают поспешно, а просто проходят, но сердце все равно постукивает.
    Однако есть в Москве люди, которые спокойно приходят на площадь, названную в честь железного Феликса. Для них этот мрачный массив – место работы. Каждое утро останавливаются здесь «Волги» с бегущим оленем на капоте, из них выходят серьезные люди с портфелями. Летом они в строгих костюмах, весной и осенью – в плащах и шляпах, зимой – в хороших драповых пальто с каракулевыми воротниками.
    Что-что, а это Галя Крутикова знала прекрасно. Плащ, демисезонное или зимнее пальто, шинель, шапка, шляпа, фуражка – каждая из этих вещей имела для нее свое неповторимое лицо, отличное от других. Каждый предмет Галя помнила прекрасно и никогда бы не спутала с другим, как и лицо человека. Галя была гардеробщицей.
    Ведь в КГБ работают не только майоры и полковники. Среди многочисленных служащих в этой солидной организации есть вахтеры, буфетчицы, электрики, механики по лифтам, уборщицы. Есть, конечно, и гардеробщики. Разумеется, всех этих людей, даже самого последнего дворника, проверяют по всем статьям, на каждого лежит папка с личным делом, в которую заносятся анкетные данные, вписываются все контакты, а на всякий случай и порочащие сведения, которыми в случае чего можно было бы воспользоваться как средством давления.
    Каждый из работающих здесь прекрасно знает, что его жизнь видна кому следует как на ладони. Но они мирятся с этим, ведь сколько преимуществ дает служба в такой солидной организации – взять хотя бы прекрасные продовольственные заказы, где по очень скромным ценам можно приобрести деликатесы, о которых соседи и слыхом не слыхивали.
    А отпуск, проведенный в отличных домах отдыха и санаториях?
    Гале повезло. Она приехала в Москву из провинции, хотела поступить в МГУ. Не получилось. Пошла работать на завод, чтобы зацепиться в столице. А потом получила это место через одного знакомого…
    Помимо заказов и отдыха в санаториях Гале досталось и кое-что неизмеримо более важное – временная прописка сменилась постоянной, койка в общежитии – хорошей комнатой совсем близко от работы, в Мыльниковом переулке. Так что на работу она обычно ходила пешком.
    Вот и сегодня теплым сентябрьским днем она быстро шла по Кривоколенному переулку по направлению к площади Дзержинского. Было по-утреннему свежо, день обещал быть солнечным, начиналось бабье лето, но настроение у Гали было скверным.
    Без пятнадцати восемь она уже была на рабочем месте. Надела синий форменный халат, причесалась перед зеркалом, подкрасила губы неяркой помадой – гардеробщица тоже должна выглядеть хорошо.
    – Галка, ты чего марафет наводишь, хочешь жениха подцепить? – Это тетя Клава, старейшая работница учреждения, она подавала пальто и Берии, и Ежову, о чем иногда любила вспоминать: «Лаврентий Палыч, девчонки, был обходительный мужчина, вежливый, завсегда улыбнется, слово доброе скажет…»
    – Да какие там женихи! – махнула рукой Галя. – Были женихи, да все вышли.
    – Смотри, засидишься в девках, а потом кто возьмет перестарка, – наставительно заметила тетя Клава и ушла к себе на номера с 1000 и дальше.
    Галя кусала губы. «Женихи! – с горечью думала она. – Как ухаживать, так ковриком стелется, а как жениться, так извините». И хотя она понимала, что ей грех жаловаться на товарища Потехина, ведь его трудами она получила это место, прописку, комнату, однако почему-то не чувствовала благодарности. А ведь с самого начала знала, что он женат и что людям его положения разводиться никак нельзя, это неизбежно отразится на карьере. Но что же делать теперь, когда выяснилось, что она беременна?..
    В восемь открылась дверь и вошли первые посетители.
    На улице было тепло, и многие, особенно кто на машинах, приехали без пальто, другие приходили в легких пыльниках, так что работа предстояла не очень-то напряженная. Не то что зимой, когда к концу дня руки совсем отвисают из-за тяжеленных зимних пальто. Но сейчас Галя не отказалась бы потаскать шубы и пальто на вате – подруги сказали, что от напряжения брюшного пресса зародыш может не удержаться внутри и все пройдет само собой.
    К Гале подошел один из посетителей: зеленоватый короткий плащ из модной болоньи, небольшая шляпа со слегка загнутыми полями – импортное производство. Да и в лице этого человека было что-то ненашенское. «Нерусский»,– с уверенностью констатировала Галя, однако виду  не подала – в здании на площади Дзержинского было принято скрывать свои мысли.
    Она с вежливой полуулыбкой взяла плащ и шляпу. Безусловно, иностранное производство. Когда же у нас научатся шить нормальную одежду! А цвет! У нас сейчас все гоняются за болоньей как сумасшедшие, а цвет – синий да коричневый, а тут – совсем другое дело.
    Уже вешая плащ на вешалку, Галя бросила взгляд на этикетку, пришитую с внутренней стороны воротника: Deutsche Demokratische Republik . Немец, значит. Хорошо у них там живут, в этой ГДР. Товарищ Потехин бывал во всех странах народной демократии и рассказывал, что немцы живут лучше всех. Так их жизнь описывал, что Галя только диву давалась, а вслед за ней и подруги, которым она все пересказывала. Она и сама мечтала съездить в ГДР или в Болгарию на Золотой Берег, да только служащим КГБ это было строжайше запрещено. Даже выезжая летом на отдых, Галя должна была информировать кого следует о том, где она находится и куда собирается ехать дальше. О ее отношениях с товарищем Потехиным, разумеется, кому следует также было известно, но Галю по этому поводу никогда не вызывали, значит, негласно давали добро.
    Галя взяла номерок и подала немцу, который, взяв его, улыбнулся и сказал, коверкая звуки:
    – Шпасибо.
    – Пожалуйста, – улыбнулась Галя.
    Немец подошел к зеркалу и оглядел себя. У него в руках был хороший кожаный портфель.
    «Ихний к нашим приехал», – подумала Галя, но ее внимание отвлекли двое военных, появившихся перед ней с темно-зелеными плащами. Одного из них Галя знала, второго видела впервые. Военная форма на первый взгляд должна была представлять для Гали некоторую сложность, на самом же деле воинское звание, род войск, другие знаки отличия делали одежду военных не менее запоминающейся, чем гражданская. Трудновато было с пограничниками: их приходило много, и все с зелеными петлицами. Настоящие же сотрудники шинелей не носили.
    Эту потрясающую способность запоминать людей и их одежду Галя открыла в себе, только когда стала работать гардеробщицей. Поначалу она проверяла себя – точно ли этот толстяк пришел в пальто с коричневым каракулевым воротником и большими, похожими на шоколадные пуговицами, а этот– в сером демисезонном, холодном не по погоде… Всякий раз она оказывалась права. Иногда даже шла за пальто еще до того, как изумленный посетитель протягивал ей свой номерок.
    После этого ее вызвали куда следует и объяснили, что такое поведение попахивает в лучшем случае хулиганством.
    – Вы что, запоминаете всех в лицо? – пристрастно спросили ее.
    – Нет,– скромно ответила Галя, почувствовав, что в данном случае будет лучше промолчать о своих талантах. – Только тех, кто каждый день ходит.
    – Ну и не надо этого, – мягко указали ей. – А то подумают, что у нас здесь даже в гардеробе стоят соглядатаи. А ведь вам дорого ваше место?
    Галя только кивнула и больше уже не подавала виду, что очень хорошо помнит, кто и что ей сдавал.
    Так потянулся день. Плащи, шляпы, береты, шуршащие болоньи и военные пальто цвета хаки, серые, черные… Работать было совсем нетрудно, но Галя чувствовала себя усталой. Еще бы, она ведь уже, должно быть, на втором месяце. Она не представляла себе, как скажет об этом товарищу Потехину, который как раз находится в служебной командировке. Может быть, все-таки разведется, нет, лучше об этом даже не думать.
    Обеденного перерыва у гардеробщиц не было, но они время от времени подменяли друг друга, чтобы по очереди сбегать в столовую и наспех перехватить что-нибудь. Так и на этот раз. Однако от запахов еды Гале вдруг стало так плохо, что она ограничилась стаканом чая за три копейки и булочкой за семь. Она вернулась на свое рабочее место такая бледная, что тетя Клава шепнула:
    – Галка, ты чего, заболела?
    В ответ Галя только махнула рукой. Больше всего ей хотелось сейчас оказаться дома.
    Ближе к шести посетителей становилось все меньше, вешалки пустели. Галя оглянулась: на ее участке остался только один-единственный плащ – зеленоватая с переливом болонья и небольшая шляпа, в которых пришел немец. «Долгонько же он там, – тоскливо подумала Галя,– Решают что-нибудь серьезное, наверно».
    Без пяти шесть на лестнице появился молодой человек, которого Галя встречала и раньше, однако не часто. Он, без сомнения, был сотрудником КГБ, но не местным, так как появлялся в «административном здании» на площади Дзержинского лишь время от времени, да и то достаточно редко. Кроме Гали с ее фотографической памятью, его вряд ли кто помнил в лицо. Он легко сбежал вниз по ступенькам, остановился перед Галей и протянул ей номерок.
    На миг она оторопела. На белой алюминиевой пластине номерка стояла цифра «396». Это был номерок, который она сегодня утром отдала немцу, номер, на котором до сих пор одиноко висели его плащ и шляпа. Но это был не он!
    Тем не менее молодой человек как ни в чем не бывало, улыбаясь, протягивал ей номерок. Как во сне, Галя взяла его и через минуту подала плащ и шляпу.
    – Спасибо, – сказал молодой человек на чистейшем русском языке.
    Галя молча смотрела, как он уверенным жестом надевает плащ, затем перед зеркалом водружает на себя не принадлежащую ему шляпу. «Шляпа-то маловата», – подумала Галя с неожиданным злорадством. Молодой человек тем временем повернулся и преспокойно вышел на улицу.
    Произошедшее настолько поразило Галю, что она забыла и о своем состоянии, и о товарище Потехине. Ее первой мыслью было сообщить о происходящем куда следует, но затем она подумала, что кто следует, наверно, и так знает обо всем не хуже ее самой. «Раз исчез, значит, так надо, – подумала Галя. – А что я пойду… Опять скажут, работаю соглядатаем, выгонят еще…» Но она на всю жизнь запомнила это лицо молодого человека – черты эти, пожалуй, можно было назвать даже приятными: светлые волосы, серые глаза, высокий лоб, если бы не наглая улыбка, спрятавшаяся в уголках рта, не мутность взгляда, какая бывает у людей, которые постоянно лгут. «Не хотела бы встретиться с таким на узкой дорожке», – пронеслось у нее в голове, когда она провожала его взглядом.
    Больше Галя не видела ни немца, ни молодого человека, ушедшего в его плаще, а вскоре и сама при весьма неприятных обстоятельствах была вынуждена уйти с работы.

Глава первая РАЙОННЫЙ ЦЕНТР ОЛЬГА 

1

    Выйдя из самолета, Слава Грязнов, еще стоя на трапе, почувствовал, что он не в Москве. Его обдувал перенасыщенный водяными парами воздух Приморья. Было два часа дня, но над городом Артем висел противный туман, известный у жителей Владивостока под названием «морось».
    «Ну и климат здесь, – мрачно подумал Грязнов. – И почему дядя променял на него свой Урал? Чего тут хорошего?»
    Грязнов сошел с трапа. Пассажиры, получившие багаж, торопились к автобусу, который должен был доставить их во Владивосток, и Грязнов один пошел в сторону касс местных авиалиний.
    «Еще не хватало, чтобы по такой погоде самолеты не летали, – мрачно думал он, – одно дело наш аэробус, другое – местный кукурузник». Он удивлялся, что эти маленькие АН-12 иногда вообще летают, если учесть сложный и непредсказуемый климат Приморского края.
    К тому же Славу Грязнова не очень радовала и цель его появления в Приморье – уговаривать родного дядю ехать с ним в Москву и принимать участие в какой-то сомнительной авантюре, ко всему прочему весьма опасной для жизни. Ведь если на Президента России будет организовано еще одно покушение, то оно, несмотря на все усилия Турецкого и Дроздова, может оказаться удачным. А Славе Грязнову не очень-то улыбалась перспектива подставлять собственного дядю. И все же…
    И все же он был здесь, в Артеме, и послушно ожидал, когда туман рассеется и маленький двенадцатиместный самолет сможет вылететь в сторону Ольги.
    Сейчас одетый не по погоде Грязнов ходил по площади перед аэровокзалом, рассматривая стоявшие здесь японские машины. Постепенно у него сложилось впечатление, что во Владивостоке и окрестностях вообще почти не осталось наших отечественных «Жигулей» и «Москвичей».
    Наконец, по радио объявили посадку. Грязнов подхватил свой портфель и без всякой радости поспешил к самолету.

2

    Отставной майор Григорий Иванович Грязнов проживал в Ольге, небольшом районном центре Приморского края. Здесь он служил в войсках ПВО, здесь же и остался после демобилизации. И если его племянника удивляло, что он продолжает жить в такой дыре, как поселок Ольга, насчитывавший едва ли пять тысяч человек, то сам Григорий Иванович был своей жизнью доволен. Во-первых, здесь стоял его собственный домик, при нем несколько ульев и огород, помогавшим ему с женой выжить в последние трудные годы. Григорий Иванович с удовольствием возился и на огороде, и с пчелами, но настоящей его страстью стал, как ни странно, театр.
    По какой-то иронии судьбы поселок Ольга оказался настоящим кладезем сценических талантов. Местный народный театр не раз занимал первое место среди коллективов Приморья. Высшим достижением Ольгинской самодеятельной труппы стало театральное действо, приуроченное к 120-летию основания поселка. Члены театрального кружка и некоторые другие жители, по возможности одетые как крестьяне конца прошлого века, стояли на берегу, изображая первых переселенцев, прибывших на корабле из России осваивать дикие берега Японского моря. Страх и отчаяние было написано на их лицах. Рядом выстроились матросы, подбадривавшие несчастных. Бабы голосили, дети плакали. Место, выбранное для постройки первого поселения в Русском Приморье, освятил импозантный поп Аввакум, которого играл сам Григорий Иванович, собственноручно изготовивший бороду, рясу и крест на толстой цепи.
    Каждый город, поселок и даже маленькое село обычно находит, чем гордиться. Поселок Ольга имел для этого самые веские основания – он был первым русским поселением на берегу Японского моря и на пару лет оказывался, таким образом, старше самого Владивостока, что давало ольгинцам возможность, вспоминая о своем первородстве, говорить о столице Приморья с некоторой долей пренебрежения.
    Однако истинный звездный час Григория Ивановича Грязнова настал, когда Президентом России был избран Андрей Степанович Яблоков. Оказалось, что он не только говорит размеренным уральским говорком, как и его знаменитый земляк, но он и похож на Президента как две капли воды.
    То есть, разумеется, внимательный человек, хорошо знакомый с ними обоими, всегда различил бы, кто из них двоих отставной майор Грязнов, а кто Президент России, но при беглом взгляде и особенно издалека сходство казалось полным.
    Григорий Иванович теперь постоянно развлекал жителей Ольги и приезжих выступлениями и призывами с трибуны. Он при всякой возможности внимательно изучал по телевизору походку своего двойника, перенял его манеру говорить – громко, внушительно, отрывисто, специально съездил во Владивосток, чтобы купить себе светло-серый костюм, какой обычно носит Президент. С этой поездкой тоже вышел курьез.
    В те дни весь Владивосток готовился к приезду Солженицына. На вокзале знаменитого писателя уже ждал специальный вагон. Наконец подкатил автобус, и Александр Исаич собственной персоной вышел к россиянам.
    В этот самый момент Григорий Иваныч в своем новом сером костюме пробился прямо к автобусу.
    – Андрей Степанович, – воскликнул Солженицын, – я не знал, что вы тоже будете здесь!
    Страсть подражания Президенту настолько захватила Григория Ивановича, что даже жену, тихую скромную женщину, которую звали просто Зина, он переименовал в Фаину Петровну. Жена поначалу возмущалась, но через некоторое время привыкла и, услышав призыв мужа: «Фаина, ты где?» – отвечала из огорода: «Ну чего?»
    Стоит ли говорить, что Григорий Иванович собирал все фотографии своего двойника, какие только мог добыть, и время от времени, когда никто не видел, стоял перед зеркалом, стараясь придать лицу, как он говорил, «государственное» выражение.
    И надо отдать должное отставному майору, руководителю театрального кружка – ему удалось добиться поразительного сходства с российским Президентом.

3

    Далеко не всегда Турецкий занимался порученными делами с таким рвением, какое вызвало у него убийство Леонида Бурмеева. Можно сказать, что сейчас свое рабочее время он распределял поровну между делом Бурмеева и всех остальных убитых банкиров. Так, первым делом он послал запрос относительно связей Бурмеева, его прежней жизни, учебы и работы.
    Картина получалась довольно типичная. Леонид Бурмеев закончил Московский энергетический институт по специальности «математическое моделирование». Преподаватели и соученики отмечали его редкую усидчивость, которая в сочетании со способностями делала его одним из первых студентов на курсе. После института Бурмеев по распределению попал в ЦНИИЦВЕТМЕТ, где занимался компьютерной обработкой данных по цветной металлургии. Вскоре после окончания института он женился на своей однокурснице, роман с которой начался у него значительно раньше – когда на втором курсе их послали в колхоз на картошку.
    Первая жена Леонида Нина работала скромным инженером в конструкторском бюро. Через два года после свадьбы у них родился сын – Максим Бурмеев, которому, как подсчитал Турецкий, сейчас должно быть уже лет двенадцать.
    Через работников ЦНИИЦВЕТМЕТа Турецкому удалось раздобыть фотографии тех лет – любительские серые снимки, сделанные в отделе на сборище по поводу Нового, 1985 года. Саша не мог сдержать улыбки, глядя на этих бедненько и старомодно одетых, но таких веселых людей, на столы, уставленные бутылками, на разложенные по тарелкам (явно «позаимствованным» из местной столовой) закуски. Между прочим, фигурировали итальянский вермут «Чинзано» и коньяк «Арарат», причем не фальсифицированный. О закусках и говорить не приходится – тут тебе и шпроты, и ветчина, и сыр. Несколько удивляло стандартное 12-литровое эмалированное ведро на краю стола.
    – Посуду мыть? – предположил Турецкий.
    – Да нет, – подавил смешок бывший коллега Бурмеева, – это салатница: народу-то много, всей лабораторией отмечали… Весело жили, – вздохнув, заключил он после паузы.
    Среди прочих – Леонид: в свитере, который ему связала жена, в очках с простой «совковой» оправой. На одной из фотографий он запечатлен с бутылкой шампанского в руках – на лице застыло удивление, а пенистая жидкость так и хлещет наружу. Даже по этим достаточно невыразительным снимкам было видно, как здорово они тогда повеселились.
    «Да, ведь это было еще до антиалкогольного указа», – сообразил Турецкий.
    Пройдет десять лет – и этот веселый очкарик превратится в солидного человека, банкира, который не спеша выходит из нового «мерседеса», но за прекрасными очками в тонкой металлической оправе – холодные и невеселые глаза.
    С началом перестройки Леонид сперва ударился в политику – собирал подписи под открытыми письмами, ходил на митинги, но очень скоро отошел от всего этого. Он раньше многих других понял, что наступает эпоха не идеалистов, а деловых людей. И организовал кооператив по ремонту и продаже компьютерной техники.

4

    Это было то время, когда слово «кооператор» стало ассоциироваться у большинства людей с неким новым подобием нэпманов двадцатых голов – богатеи, которые могут позволить себе то, чего не могут другие: рестораны, престижные машины (сначала вовсе не иномарки, а всего лишь «Жигули» девятой модели), вареные джинсы и куртки-ватники. Время этих людей кончилось поразительно быстро, кустарная отечественная промышленность, как оказалось, не могла конкурировать с китайским и турецким ширпотребом, и большинство внезапно выросших, как грибы после дождя, кооперативов потихоньку завяло. Большинство, но не все.
    Ленька Бурмеев был не просто усердным студентом и талантливым математиком, он оказался прекрасным организатором и, что еще более важно, не только отлично разбирался в дне сегодняшнем, но умел предвидеть и завтрашний.
    Он давно понял, что будущее за компьютеризацией. Это в то время, когда даже его бывшие соученики, не говоря уже об рядовых сотрудниках ЦНИИЦВЕТМЕТа и просто знакомых, при слове «компьютер» морщили лбы, соображая, о чем говорит Леонид – о калькуляторе или о таинственной электронно-вычислительной машине.
    О том, что такая машина может стоять дома, в квартире, никто и понятия не имел, в представлении многих это было гигантское сооружение, величиной с комнату, которое обслуживают ученые в белых халатах. И главное, чтобы этой машиной пользоваться, нужно изучать разного рода сложные машинные языки.
    – Нет, Ленька, уж лучше я подтяну английский, – засмеялась Нина Бурмеева, когда муж сообщил ей, что собирается вплотную заняться компьютерами, и предложил осваивать их вместе.
    – Скоро компьютеры будут такой же обычной вещью, как газовая плита! – доказывал Леонид, но Нина только смеялась и махала рукой.
    Это было еще до перестройки, но от этого краткого разговора осталось неприятное чувство того, что тебя не поняли. Именно в тот день Леонид начал подозревать, что они с Ниной мыслят совсем по-разному.
    В последующие годы пропасть между ними только расширялась. Леонид был с утра до вечера занят в своем кооперативе – ведь поначалу он едва ли не все делал своими руками, это потом он начал нанимать других, стараясь привлечь самых высоких профессионалов. Скоро он уже не притрагивался к платам, разъемам и микросхемам, но он делал, пожалуй, куда более важную работу– он руководил своим предприятием. Простой человек часто видит в директоре своего рода бездельника, даром получающего большие деньги, однако в действительности от таланта менеджера зависит очень многое.
    А Леонид Бурмеев оказался гениальным менеджером.
    Его компьютерная фирма выросла и стала одной из крупнейших в стране, официальным дилером компании «Эппл-Макинтош» в России. Он одним из первых среди своих знакомых попал в Штаты, и, хотя Америка показалась ему однообразной страной гамбургеров, автозаправочных станций и запаха шампуня, это не помешало ему заключить там множество выгодных договоров.
    Но он никогда не ездил в Штаты иначе как по делу. Леонид совершенно не мог понять некоторых из своих друзей, которые буквально бредили этой страной. Сам он предпочитал Европу. Как только он смог себе позволить отдыхать с семьей за границей, он поехал в Париж, в Ниццу, в Канны.
    Столица Франции поразила его. И совсем не красотами исторических памятников. Вовсе не надо туда ехать, чтобы узнать, как выглядит Нотр-Дам де Пари или «Гранд-Опера». Его привлекало другое, то, насколько прекрасно этот город приспособлен для жизни – не для какой-то особой, а самой простой, обыденной, каждодневной. Париж как будто специально создан для человека – в кафе, расположенных, без преувеличения, на каждом углу, за чашечкой кофе можно просматривать газеты и вести деловые переговоры, можно разглядывать прохожих и ни о чем не думать, а можно прийти с портативным компьютером и два-три часа тянуть пару чашек кофе и работать. Главное – никто ничему не удивлялся, любые твои действия воспринимались окружающими как должное.
    Были у Парижа, конечно, и теневые стороны. Сумочку у Нины срезали еще в аэропорту, через пять минут после прохождения таможни и паспортного контроля. К счастью, документы и деньги Леонид держал во внутреннем кармане пиджака.
    А Средиземное море! После того как Бурмеев увидел, как плещется чистейшая лазурная вода у замка Иф, над которым с криками летают белоснежные чайки, после того как нырнул в абсолютно прозрачную воду с вулканического островка Фриул, он перестал понимать, чем привлекает людей перенаселенный, потный Сочи, к тому же довольно дорогой.
    И снова он поразительным образом не нашел отклика у жены. Казалось, чем дальше они уходят от прежней студенческой жизни и пирожков с капустой из буфета, тем больше проявляется их какое-то основополагающее, базовое несходство.
    Как ни странно, Нине гораздо больше понравилась Германия, совершенно никакая, удобная, чистая и безликая. Она упорно твердила, что французы слишком высокомерны по сравнению с простыми и доброжелательными немцами. Возможно, это так и есть, но Леониду было куда приятнее видеть стройных, всегда продуманно одетых француженок, которые, разумеется, знают себе цену (что же в этом плохого?), чем немецких фрау и фрейлейн с толстыми щеками, одетых просто, удобно и очень скучно.
    Но основные противоречия с Ниной вскрылись не за границей, а дома – в Москве.
    Нина в штыки воспринимала все попытки Леонида устроить их жизнь удобнее, приятнее, не говоря уже о том, чтобы сделать ее роскошнее. Если он предлагал пойти в ресторан, она отвечала, что лучше посидеть дома за бутылкой вина, если они вырывались куда-нибудь на три дня отдохнуть, то в гостинице селились отнюдь не в люксе. Однако хуже всего оказалось с нарядами. Все попытки сделать из Нины модную женщину провалились с треском. Леонид, несмотря на свою очень и очень обыкновенную внешность, на самом деле в глубине души во всем любил шик, просто раньше не показывал этого, а потому Нина и не подозревала, что муж вовсе не обожает связанные ее руками свитера с кожаными заплатками на локтях и дешевые вельветовые брюки, вечно вытянутые на коленях.
    Нина Бурмеева, по-прежнему работавшая за гроши в конструкторском бюро, по мере роста благосостояния мужа стала одеваться дороже, но все так же очень скромно и без изюминки. Леонид несколько раз покупал ей и в Москве, и за границей платья, которые, как ему казалось, пошли бы Нине, сделали бы ее более яркой, интересной. Ни одно из них она не надела ни единого раза.
    Все это было еще ничего, пока Леонид занимался преимущественно продажей компьютеров. Но хотелось большего. Он прикинул и понял, что самое доходное, а одновременно престижное дело – банковское. Начальный капитал у него был, и вот три года назад в Москве, наряду с рекламами других коммерческих банков, появилась реклама «Универ-банка». Над названием Леонид голову не ломал – просто хотел, чтобы все сразу поняли – этот банк совершает все банковские операции как с организациями, так и с физическими лицами.
    Те, кто знал Леонида Бурмеева достаточно хорошо, ни капли не удивились тому, что «Универбанк» очень быстро встал на ноги, превратившись в один из самых мощных и надежных банков России. Процент по вкладам он давал средний, но понимающие люди и многие организации несли деньги сюда, а не в фирмы типа печально известной «Властелины» или питерского пенсионного фонда «Надежность, Нравственность, Благородство», глава которого, Михаил Микешко, буквально обещал одеть своих вкладчиков в серебро и золото, а в результате отнял последнее.
    Подобные махинации Леонид считал настолько нечистоплотными, что, когда на одной презентации Микешко вместе со своей изящной супругой (в прошлом манекенщицей) подошел к нему засвидетельствовать свое почтение, Леонид повел себя настолько неучтиво, что это граничило с грубостью. Впрочем, беспардонный Микешко съел все это совершенно спокойно. Бурмеева и немногих подобных ему честных коммерсантов он считал чудаками не от мира сего и среди «своих» не больно-то скрывал собственные стремления облапошить простачков. Леониду врезалось в память, как на той самой презентации кто-то спросил Микешко:
    – Это ваша реклама – «Мы оденем всю страну»?
    – Моя, моя! Сначала – одену, потом – обую! – хохотнул Микешко над сказанной двусмысленностью, нимало не скрывая своего желания «обуть» простачков.
    Между тем «Универбанк» шел в гору, и параллельно менялся весь образ жизни Леонида. Бурмеевы переехали в престижную квартиру на Малой Филевской, обзавелись новенькой «ауди», но счастья не было.
    Нина тяготилась своим новым положением жены крупного банкира. Разумеется, ей было приятно иметь дома микроволновую печь и посудомоечную машину, она, разумеется, была довольна тем, что сын имел возможность учиться в одной из самых престижных школ Москвы, у лучших учителей, что он отдыхал на Средиземном море и играл в теннис. И все же, положа руку на сердце, она не могла не признаться, что променяла бы все это на прежнюю простую и понятную ей жизнь.
    Но больше всего Нина тяготилась новым миром, в который неизбежно должна была вступить семья крупного банкира. Леонид ходил на приемы, презентации, деловые обеды, на многие из которых он получал приглашение «с супругой». Супруга же каждый раз изо всех сил сопротивлялась, не желая никуда идти. Иногда Леонид сдавался, но в некоторых особо важных случаях настаивал, и тогда Нина шла на очередной званый обед с видом овцы, которую ведут на заклание. И соответственно вела себя и на протяжении всего обеда – почти не прикасалась к угощению, на вопросы, обращенные к ней, отвечала односложно, не только не принимала участия в общей беседе, но и не особенно прислушивалась к ней.
    Стоит ли говорить, что на конкурс «Московская красавица» Нина Бурмеева отказалась идти наотрез. Леонид мог привести ее туда только силой – Нина категорически не одобряла подобных мероприятий и была очень недовольна, когда узнала, что Леонид получил туда приглашение.
    – Если хочешь пялиться на голых бесстыжых девиц, иди туда один! – заявила Нина. – Пригласили бы сразу в публичный дом, чего уж там!
    – Это не публичный дом, а конкурс красоты, – устало возразил Леонид.
    – Конкурс красоты! – Нина внезапно перешла на крик, что было ей совершенно несвойственно. Она была выдержанной, даже тихой женщиной, и этот взрыв свидетельствовал о том, что она находится уже на грани нервного срыва. – Там одни потаскухи! Неужели приличная женщина пойдет трясти сиськами перед мужиками! Иди, любуйся!
    – Успокойся, – только и сказал Леонид.– Я иду туда вовсе не для того, чтобы любоваться, как ты выразилась, сиськами. Мне это нужно для поддержания престижа.
    – До кому он нужен, этот престиж! – кипятилась Нина. – Мне он нужен? Ребенку? Смотри, ты из-за этого престижа боишься без охраны на улицу выходить! Кому это надо?
    Нина что-то еще говорила, но он не отвечал. Теперь он понял окончательно – их с Ниной пути разошлись, они вряд ли смогут оставаться вместе и дальше. «Ей будет лучше, если она сможет снова стать простой, скромной женщиной, а не женой банкира», – подумал Леонид, оделся и отправился на конкурс «Московская красавица».
    Там среди конкурсанток он заметил одну – потрясающую Татьяну Христофориди. Высокая, стройная, с роскошными волосами, она выделялась среди остальных «красавиц» выражением лица – было в нем что-то решительное, жестокое и одновременно детское.
    Любящий все прекрасное, Леонид, разумеется, ценил и женскую красоту, но в прошлой, доперестроечной жизни он и мечтать не мог о ТАКОЙ женщине. Но теперь все изменилось – пусть внешность у него осталась прежней, но он уже не скромный сотрудник ЦНИИЦВЕТМЕТа. И когда конкурс закончился, Леонид решительно подошел к Татьяне.
    Он никогда бы не стал банкиром, если бы не умел принимать важные решения сразу. Если Татьяна и не станет ему родным человеком, то, по крайней мере, ее прилично показать. В этом состояло ее существенное преимущество перед Ниной, которая уже перестала быть Леониду родной.
    Все это Турецкий узнал, опрашивая тех, кто знал Леонида Бурмеева по прежней и новой жизни.

Глава вторая ЗАЩИТНИК БЕЛОГО ДОМА 

1

    Окажись жена Бурмеева другой, Турецкий вряд ли стал бы допрашивать ее снова и снова, но он всякий раз придумывал новые мелкие вопросы, на которые могла ответить только Татьяна. Поэтому как-то само собой получалось, что он приезжал к ней если не ежедневно, то, по крайней мере, через день. Охрану у палаты Бурмеевой, кстати, довольно скоро сняли.
    В сущности, ничего принципиально нового Турецкий от Татьяны не узнал. Она рассказала о том, как участвовала в конкурсе «Московская красавица» и как случилось, что она не вышла даже в финал.
    – Там все схвачено, – говорила она, – не переспишь с кем надо, будь ты хоть Софи Лорен в молодости, первое место тебе не грозит. – Она помолчала. – Там я и познакомилась с Леонидом.
    – Но у него была другая семья, – осторожно начал Турецкий. – Жена, сын…
    – Вы бы ее видели! – усмехнулась Татьяна. – Она ему совсем не пара. Как была, так и осталась женой простого инженера. Ни одеться, ни подать себя. Так что все произошло закономерно.
    Турецкого немного покоробило такое отношение Татьяны к женщине, место которой она заняла. Презрения в ее словах, пожалуй, не было, но было полное отсутствие сочувствия. Вещь изжила свой срок – на свалку ее.
    – Но вы ведь знали, что он женат, – продолжал Турецкий.
    – Да, – кивнула головой Татьяна.
    – И вас это не волновало?
    – А почему это должно меня волновать? Ведь это он хотел жениться на мне – в первую очередь.
    – А вы не хотели?
    – А я согласилась.
    Турецкий и сам не знал, почему этот разговор так взволновал его. Он ведь ни на секунду не допускал, что может расстаться с Ириной.
    – Кстати, эта его Нина прекрасно устроилась, – нарушила молчание Татьяна, – Не стоит о ней беспокоиться. Сначала Леонид сделал ей очень приличную квартиру, а этим летом так и вовсе отправил их за границу.
    – За границу? – удивился Турецкий.
    – В Австрию. Да вы не удивляйтесь, – улыбнулась Татьяна, – там приличный дом дешевле, чем хорошая квартира в Москве. Так что она стала владелицей дома, а сын ходит в хорошую школу. Леонид их не бросил на произвол судьбы.
    – Вы знаете их адрес? – спросил Турецкий.
    Татьяна покачала головой:
    – Нет. Я этим не интересовалась.
    – Послушайте, Татьяна,– вдруг сказал Турецкий,– почему Леонид решил отправить свою семью, бывшую семью, – тут же исправился он, – за границу? Возможно, он боялся чего-то? Что похитят сына, например? – Турецкий вспомнил гипотезу Шведова о том, что банкиров шантажирует группа вымогателей.
    – Он же не был ни в чем замешан… – пожала плечами Татьяна. – Ни в каких спекуляциях.
    Турецкий посмотрел ей в глаза и снова – в который уже раз! – поразился, откуда на свете могла взяться такая женщина.

2

    – Привет работникам правоохранительных органов, – Григорий Иванович встретил племянника так, как будто заранее знал о его появлении, хотя Грязнов из соображений конспирации приехал внезапно, стараясь не пользоваться телеграфом и уж тем более телефоном. Вся операция производилась в полной тайне, так что никто, кроме Дроздова, Меркулова и Саши Турецкого, не имел представления, зачем бывший майор милиции, а ныне глава частного сыскного агентства Вячеслав Грязнов внезапно взял отпуск на неделю «по семейным обстоятельствам» и исчез из Москвы.
    Увидев несколько секунд назад дядю, появившегося из-за дома в темной куртке и маленькой вязаной шапочке, Слава на миг опешил. Он, разумеется, отдавал себе отчет в том, что его собственный родной дядя Гриша похож на нынешнего Президента, но тем не менее первое впечатление было просто ошеломляющим. Григорий Иванович стал похож на Президента гораздо больше, чем раньше, – в его голосе, интонациях, походке появились новые черты, свойственные тому, кому он подражал.
    Разумеется, внимательно приглядевшись, он заметил разницу – чуть-чуть отличалась форма носа, да и выражение глаз у дяди Гриши было все-таки не президентское, сквозило в них что-то простоватое, какая-то озорная мальчишеская радость: вон, мол, как у меня здорово получается.
    – Ну заходи, что стоишь! – снова «государственным» голосом сказал Григорий Иванович, – Сейчас кликну свою Фаину, она быстро на стол соберет. Ну, какими судьбами к нам в Приморье? Что не сообщил? Мы бы подготовились тут к приему высокого гостя. Может, пьесу бы разыграли. А сейчас кого соберешь? Кто во Владик уехал, кто в Кавалерово. Ты небось сто лет в театре не бывал?
    – Что ты, дядя, откуда у меня время на театры? – махнул рукой Слава.
    – То-то и оно, – кивнул головой Григорий Иванович. – Живете в столице, а какой прок? Никуда не ходите. Я вот был в Москве всего три раза, но театры обошел все до единого. Даже в Большой попал.
    – А я там никогда и не был,– признался Грязнов,– Некогда за билетами бегать, а переплачивать в пять раз я не могу.
    – Видишь, хоть бы в Ольге у нас приобщился к высокому искусству.
    Григорий Иванович снял шапочку, повесил на крючок куртку и, слегка пригладив перед зеркалом волосы и расправив плечи, предстал перед племянником,
    – А у нас идет пьеса «Август 91-го» со мной в главной роли. Пользуется, между прочим, большим успехом. Мы ее в Кавалерово возили, в Чугуевку, в Веселый Яр – показывали в зверосовхозе. Так там, – дядя самодовольно ухмыльнулся, – мне преподнесли вот эту шапку.
    Он извлек из шкафа красивую норковую шапку и торжественно продемонстрировал ее племяннику. Слава не мог не согласиться, что шапка действительно роскошная.
    – Сошла бы и для настоящего Президента, – с гордостью сказал дядя. Он вздохнул. – А я ее еще так и не обновил. Носить-то некуда. Не по Ольге же нашей ходить. Все думаю, вот поеду во Владик, надену.
    – Знаешь, дядя Гриша, – осторожно начал Слава, – у тебя, может, и будет возможность поносить эту шапку. Я ведь к тебе по делу. Есть тут одно предложение. Только прошу тебя, это строго между нами. Ты человек военный – про государственную тайну тебе объяснять не надо. Согласишься – хорошо, не согласишься, уговоримся так – никакого разговора между нами и не было. Я просто приехал навестить дядю. Давно не видел, соскучился.
    – Да говори, чего там у тебя, не томи?! – нетерпеливо спросил Григорий Иванович, продолжая держать в руках свою роскошную шапку.

3

    Слава Грязнов не сомневался в Григории Ивановиче, он ведь хорошо знал своего дядю, который, родись он лет двести назад, непременно бы стал авантюристом. Понимая это, Слава не старался скрыть, что ввязывает родственника в весьма опасное предприятие, которое может кончиться не только покушением на жизнь Григория Ивановича, но и его гибелью.
    – И ты думаешь, офицер побоится опасности! – громоподобным голосом воскликнул дядя Гриша. – За кого ты меня принимаешь?!
    Он, по всей видимости, уже входил в образ из пьесы «Август 91-го», которую написал сам же в соавторстве с учительницей литературы и журналистом газеты «Победа», выходившей в соседнем районе (Ольгинский район из-за своей малочисленности собственной газеты не имел).
    – Хорошо, дядя Гриша, тогда едем сегодня же. У нас каждая минута на счету.
    – Что же Зине-то сказать… – растерялся Григорий Иванович и сразу перестал быть похожим на Президента.
    – Я сам поговорю с ней, – сказал Слава. – Придется сказать ей, что вы будете выполнять одно важное задание.
    – Нет-нет, – махнул рукой Григорий Иванович, – она же в меня мертвой хваткой вопьется, расскажи ей все да доложи. Ты скажи ей лучше, – он задумался, – что вы там в Москве, в милиции, решили художественную самодеятельность продвигать, и меня, значит, в качестве консультанта. Прослышали в столице про наши ольгинские успехи, ну и решили пригласить меня в Москву для укрепления народного театра.
    – Ну, уж это как-то… – неуверенно начал Грязнов, – неправдоподобно.
    – Очень даже правдоподобно. Я знаю, что говорю, – заявил дядя Гриша и снова стал похож на Президента.

4

    Григорий Иванович приосанился, прокашлялся и внезапно громовым, почти трубным голосом начал декламировать:
    – О, россияне, весь народ
    Восстал решительно и гордо.
    Мы защитим наш Белый дом
    Бесстрашно, искренне и твердо!
    Гэкачеписты, трепещите!
    Не покорится вам Москва!
    А вы, защитники, крепитесь,
    К вам обращаю я слова…
    И так далее, всего триста шестьдесят восемь строк, не считая прозаических кусков. И я за одну ночь выучил, – гордо заметил дядя Гриша.
    Грязнов хотел что-то сказать, но Григорий Иванович перебил его:
    – Это из нашей пьесы, ну ты понял. Монологи в стихах, диалоги в прозе – на Шекспира ориентировались. Да, ты-то небось думал, что там у вас, в этой Ольге, могут сочинить… Ведь думал, да, признавайся? Знаю вас, москвичей, считаете, что кроме как в Москве никто уж и написать ничего не способен.
    – Да нет, дядя Гриша… – пробормотал Слава. – Я вовсе…
    – Знаю, знаю, не отпирайся. Я вас, москвичей, насквозь вижу, – он самодовольно ухмыльнулся, а потом снова принял ту же важную позу. – А теперь приходит ко мне К., говорит мне: «Вы, как российский Президент, должны думать о своей безопасности. Мы связались с американским посольством. Там все готово, чтобы принять вас. Весь мир за нас». И тут я, Президент свободной России, услышав такое, говорю ему: «Ты говоришь, весь мир за нас. Зачем тогда бежать? А ты подумал о народе? Что скажет он, узнав, что полководец, лидер, бежал? И куда? В американское посольство! Нет, нет. С подобными речами не приходи ко мне!
    Слава, которого в данный момент Президент очень даже интересовал, но вовсе не с этой стороны, снова хотел заговорить о деле, но дядя Гриша был настолько упоен своим искусством, что вовсе не желал, чтобы его прерывали – он был готов выступать сколько угодно, раз появился слушатель.
    – Ну, тут я немного пропущу. Это мне предлагают по подземному туннелю пройти под Москвой-рекой и выйти к гостинице «Украина» на том берегу… Это почти то же самое, ага, вот что я прочту: обращение к патриарху. Между прочим, слово в слово то, что Сам написал: «Произошло вопиющее беззаконие – группа высокопоставленных коррумпированных партократов совершила антиконституционный государственный переворот. Попрана не только наша государственность, не только встающая на ноги демократия. Попрана свобода нашего гражданского выбора. Над страной нависла тьма беззакония и произвола!!!» – последние слова дядюшка произнес, взмахнув кулаком в воздухе.
    Все это почему-то напомнило Славе Грязнову какую-то древнегреческую трагедию, которую он как-то краем глаза видел по телевизору.
    – И тут входит Ростропович! – взревел дядюшка.
    На счастье Славы, дверь действительно открылась, и на пороге показалась тетя Зина.
    – Ну ладно, Президент, раскричался, – ворчливо сказала она. – Сам-то ты на чьей стороне был?
    – Язьева я никогда не уважал, – с достоинством парировал удар дядя Гриша.

Глава третья КОГО ИНТЕРЕСУЕТ КУРС ДОЛЛАРА? 

1

    Прошли те благословенные дни, когда в столовой Мосгорпрокуратуры стояла в обеденное время целая очередь и люди отходили с полными подносами. Теперь народу здесь
    бывало значительно меньше, а те, кто приходили, питались куда как скромнее. Несмотря на то что на столовую Прокуратура России давала дотацию, цена обеда была все равно весьма высока для работников, которые, как бюджетники, превратились в самую низкооплачиваемую группу общества.
    Некоторые приносили с собой завернутые в пакет бутерброды и булочки и обходились стаканом чая или кофе. Когда Турецкий подошел к раздаче, перед ним стоял всего один человек. Саша без труда узнал его со спины – у кого еще во всей Мосгорпрокуратуре могли быть такие опущенные плечи, такая смешная лысина. Это был, разумеется, Моисеев. И хотя сейчас благодаря помощи сыновей из Израиля он реально жил лучше многих коллег из прокуратуры, во всем его облике сохранялось навечно приросшее к нему впечатление бедности, неустроенности.
    – Как дела, Семен Семеныч? – спросил Турецкий, пристраиваясь за старым криминалистом.
    – А, Саша, добрый день! – Моисеев поставил на поднос яйцо под майонезом и обернулся. – Дела мои, как вам сказать… – Он показал рукой на поднос, где стояла тарелка супа и порция жареного цыпленка с картошкой. – В чем-то даже куда лучше, чем у других. Теперь такой обед могут позволить себе только состоятельные люди. Вот уж никогда не думал, что стану богаче многих. Как-то это даже неловко.
    Когда Моисеев отошел, Турецкий взял свой поднос со скромной порцией свекольного салата и биточками с кашей. До получки оставалось еще несколько дней, а деньги были уже на исходе.
    Больше всего Сашу Турецкого последнее время раздражала эта необходимость экономить, думать не о том, чего ему хотелось бы, а что он может себе позволить – нет, не в шикарном ресторане, а в до боли знакомой столовой Мосгорпрокуратуры. Было в этом что-то неправильное и унизительное. Никто из работников прокуратуры не понимал, почему, скажем, старший советник юстиции не может содержать семью нормально – не ограничивать только самым необходимым, когда разговоров о летнем отдыхе или о покупке нового пальто и быть не может. Создавалось впечатление, что государство само толкает работников правоохранительных органов на скользкую дорожку – в лучшем случае люди искали параллельный заработок в качестве юрисконсультов в фирмах (а на это нужно лишнее время, которого и так катастрофически не хватает), в худшем – попросту начинали брать взятки.
    Саше Турецкому было легче – Ирина сравнительно неплохо зарабатывала уроками, время от времени аккомпанировала на концертах. Поэтому он по-прежнему мог не искать иных способов зарабатывать деньги и, несмотря ни на что, заниматься исключительно своей основной и единственной работой. И все же в их семье тоже ощущался недостаток.
    Раньше, бывало, дома на скорую руку достанешь из холодильника колбасы, сыру, ветчины. Зимой не переводились квашеная капуста и соленые огурцы. А теперь… Турецкий задумался, сколько времени он уже не ел ветчины, не пресованной «ветчины» в оболочке, а настоящей, розовой, тонко нарезанной…
    – Мне повезло, – услышал он тихий голос Моисеева, как будто прочитавшего его мыли. – Я теперь живу один, сыновья мне помогают. Жаль, конечно, что они далеко, но скоро отпуск, съезжу навещу их.
    – Видите, Семен Семенович, а как вы переживали! – улыбнулся Турецкий.
    – Я и сейчас переживаю, Саша, – ответил Моисеев.
    – Подумайте, что бы они сейчас тут делали? По три месяца не получали зарплату? Или сидели бы в коммерческой палатке?
    Моисеев только вздохнул и принялся за суп.
    – Знаете, Саша, вы мне недаром на дороге попались, – заметил он, оторвавшись от тарелки. – Вы ведь занимаетесь банкирами? Что-то странное происходит в этой области и очень неприятное.
    – Да, уж куда неприятнее.
    Турецкий вспомнил Татьяну Бурмееву, ее большие глаза, в которых несмотря на все ее старание изобразить равнодушие, ему виделся страх.
    – Я в отличие от вас, – продолжал Моисеев, – вынужден постоянно интересоваться курсом доллара. Я ведь живу, понимаете, частично на… – Он запнулся, а Турецкий с набитым ртом энергично кивнул головой, показывая, что он понимает Моисеева. – Так вот, с курсом происходят удивительные вещи. – Саша с изумлением отметил про себя, что криминалист понизил голос. – Сначала доллар, как вы знаете, упорно стоял на отметке где-то около тысячи, а потом начал потихоньку ползти вверх. И вот сегодня, представьте себе, вырос сразу на двести рублей! Такого давно не было.
    – Инфляция, – пробормотал Турецкий.
    – А что, когда доллар стоял, не было инфляции? – с некоторым ехидством в голосе поинтересовался Моисеев. – Была, очень даже была. Но кому-то там, – он еще больше понизил голос и показал глазами наверх, – это было выгодно. Чтоб доллар стоял. Он ведь не потому не рос, что не было инфляции, а потому, что были валютные вливания на каждых торгах. Идет игра, Александр Борисович, и игра по– крупному. Вы себе представляете, как можно нажиться на разнице курса?
    Турецкий кивнул.
    – Не кивайте так, Саша, – Моисеев даже слегка рассердился. – Я вам говорю, на этом можно сделать миллионы. Вы когда-нибудь раньше читали классическую литературу прошлого века? Там часто действуют люди, нажившиеся на биржевых спекуляциях. Это всегда было. А теперь есть и у нас. И как нашей стране свойственно – в особо крупных размерах.
    – А помните, чуть больше года назад – афера с этими… авизо на двадцать миллиардов…
    – Саша, Саша… – укоризненно покачал головой Моисеев, – что такое двадцать миллиардов?.. Представьте себе, что вы можете управлять курсом доллара…
    Турецкий ухмыльнулся.
    – Вы можете регулировать спрос и предложение, от которого, между прочим, и зависит цена.
    Турецкий махнул рукой:
    – Я эту политэкономию…
    – Раньше можно было, а теперь, увы, от нее не отмахнешься. Так вот, – продолжал Семен Семенович, – вы устраиваете таким образом, чтобы доллар сначала скакнул вверх, а потом упал. Допустим, вы накануне купили на свои сбережения тысячу долларов…
    Услышав такое предположение, Турецкий рассмеялся.
    – А когда доллар подскочил на двадцать процентов, вы опять купили рубли – триста тысяч у вас в кармане.
    – Рублей
    – Потерпите еще три-четыре дня – доллар упадет, и вы купите доллары, если вам так нравится.
    – Знал бы прикуп, жил бы в Сочи! – веселился Турецкий. – Это же спекуляция чистой воды!
    – Как говорит мой младший, мы, русские, задним умом крепки. Смотрю на вас – вы неисправимы, Саша! Я вам дело говорю. Доллар внезапно поднялся на двести рублей, а вы…
    – Но, Семен Семенович, вы же сами только что сказали: двадцать миллиардов – ерунда. Так что вся эта прибыль от скачков – тоже ерунда. Подумаешь, двадцать-тридцать миллиардов.
    – Рублей – да, но долларов – нет. Конечно, если у вас действительно тысяча долларов и вы ходите с ними в меняльную контору какого-нибудь банка «Мани-тяп», то заработаете на этом деле лишь на поход в ресторан. Но если вы от того же банка или от кого-нибудь поглавнее крутитесь на валютных торгах, вы начнете ездить на дачу не на Пахру или Пехорку, а на Гавайские острова. Курс доллара сейчас знают все, а объемом торгов никто не интересуется. А вы посчитайте: если купить-продать всего пятьдесят миллионов долларов, а так мало никогда не бывает, и выгадать всего два процента, вы получите каких-то три миллиарда рублей. Но если устроить скачок, то будет уже не два, а десять – двадцать процентов. Это уже не мелочь. Такая дневная выручка сопоставима с годовым бюджетом нашей прокуратуры. Деньги, деньги… При нашей дешевой рабочей силе вы подумайте, Саша, сколько начальства можно на эти деньги купить! И какого начальства! Вот вам и спекулянты.
    Турецкий хотел было сказать что-то дежурное вроде: «Да, да, очень интересно», – но что-то в словах Моисеева его задело. Что-то он такое уже слышал. Он попытался вспомнить, что именно, и не мог. Это было как-то связано с Татьяной Бурмеевой. Но не только. Надо бы все как следует обмозговать.
    – В этом что-то есть, – задумчиво сказал Саша вслух и тут же услышал:
    – Безусловно, Саша, безусловно. Следите за курсом доллара.
    «Нажились на биржевых спекуляциях», – вспоминал Турецкий слова Моисеева. Татьяна говорила совсем не о том. «Ни в каких этих спекуляциях», – сказала она, когда речь зашла о делах Леонида Бурмеева. Значит, все-таки знает кое-что о его деятельности, хотя на все прямые вопросы отвечает отрицательно – ничего не знала, ни о чем не догадывалась. И все же слово «спекуляция» она произнесла. Хотя это, возможно, всего лишь совпадение, не более..
    Сидя за столом в своем рабочем кабинете, Турецкий, обхватив руками голову, пытался дословно воспроизвести в памяти тот разговор.
    «Он не был ни в чем замешан – ни в каких этих спекуляциях». Да, кажется, именно так она и сказала. Правда, в тот момент Турецкий не придал этим словам никакого значения. Он подумал, что Татьяна говорит о торговле, имея в виду, что Леонид не занимается перепродажей товара и потому не может представлять интереса для рэкетиров.
    «Но это же чушь, – понял Турецкий после разговора с Моисеевым. – Банкир тоже может быть спекулянтом, да таким, что владельцу коммерческое магазина и не снилось!»
    Неужели Моисеев прав – и готовится какая-то крупная финансовая операция? Кто бы мог об этом знать…
    «Надо поговорить с Сарухановым, – подумал Турецкий. – Он-то должен в этом разбираться».
    Не откладывая дела в долгий ящик, он набрал номер Романовой:
    – Шура, ты можешь устроить мне встречу с этим банкиром, которого задержали в Калуге? Да, подозреваемый по делу Карапетяна. Что? А разве он еще под подозрением? Кто, Шведов так считает? Дурак твой Шведов.
    Он в сердцах бросил трубку.
    Оказывается, Шведов, несмотря ни на что, по-прежнему считает, что Саруханов прибил Карапетяна. Чушь какая-то.
    Турецкий набрал номер Шведова:
    – Анатолий Федорович, что у вас там с Сарухановым?
    – Молчит, мать его так, – ответил Шведов. – Крепкий орешек, но он у меня расколется, вот увидишь.
    – Так вроде решено, что он не имел отношения к убийству Карапетяна. Да и убийство-то произошло по ошибке, разве не так?
    – Возможно, – уклончиво ответил Шведов. – А вот Нелюбин мне тут подбросил кое-какие оперативные сведения… Извини; Сашка, сейчас не могу, тем более по телефону. Дело очень серьезное. Карапетян, конечно, погиб по ошибке, но в чем ошибка – вот вопрос. Так что потерпи еще немного.
    – А мне нельзя допросить Саруханова? – спросил Турецкий.
    – Я же тебе говорю – потерпи.
    Турецкий понял, что больше ничего не добьется, и повесил трубку.
    Тупоумие Шведова и Нелюбина начинало раздражать. Да что на них управы, что ли, нет! «Менты поганые, – подумал Турецкий. – Найдется на вас управа».
    Он снова поднял трубку и решительно набрал номер Меркулова:
    – Константин Дмитриевич, тут Шведов незаконно держит под стражей Саруханова. Да-да, того самого, из финансовой компании «Вера». Наверняка он что-то знает. А Шведов препятствует допросу, разберись ты с ним, он обязан… Ну, конечно, а у него, видишь, опять эти пресловутые «оперативные данные»…
    «Посмотрим, что он сможет сделать против Прокуратуры России», – подумал Турецкий, кладя трубку..

Глава четвертая ГОРОД КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ЗАВТРА

1

    Григорий Иванович не был в Москве уже больше десяти лет. В последний раз он приезжал навестить родственников, и новый, в корне изменившийся облик города потряс его до глубины души.
    – Город капиталистического завтра, – говорил он, качая головой, с недовольством и некоторой издевкой, когда Слава вез его на машине по Новому Арбату, который отставной майор по привычке называл Калининским проспектом. – А вот Кутузовский изменился меньше, – удовлетворенно заявил он.
    – Что-то ты, дядя, уж слишком ретроградные мысли высказываешь! – со смехом заметил Слава. – Ты все-таки без пяти минут Президент. Надо идти курсом демократических реформ.
    – А-а, – махнул рукой Григорий Иванович, – что эти ваши демократы народу дали? Да ты у нас в Ольге спроси кого угодно. Кому все это надо было? Жили люди как жили, и вот на тебе. Взять хоть бы нас со старухой… Думали, получим большую пенсию, будем в старости жить как люди, а что получилось? Спасает только огород, да вот поросят берем. А ведь это все труд…
    Грязнов-старший лишь махнул рукой от досады.
    Слава хотел было что-то возразить, но вовремя сдержался. К чему было продолжать этот спор, который у него с дядей длился уже не один год. Оставаясь вполне любящими дядей и племянником, в политике они придерживались диаметрально противоположных взглядов. Слава понимал: трудно требовать от старика, чтобы тот перечеркнул всю свою жизнь – кому приятно на старости лет вдруг услышать, что идеалы, в которые ты всю жизнь верил, оказались полной ерундой. Немалую роль сыграл тут и экономический фактор – военная пенсия, когда-то вполне достаточная для нормального безбедного существования, сократилась до размеров жалкого пособия, которое не дотягивало даже до черты бедности.
    К сожалению, многие пенсионеры, и не только военные, действительно оказались за бортом современного мира, и Слава Грязнов не насмехался над ними, а искренне жалел этих людей. Не так-то легко на старости лет наблюдать полное крушение привычного уклада жизни и внезапно очутиться в мире, который кажется чуждым и совершенно непонятным.
    К тому же дядя был неприятно удивлен, узнав, что Слава ушел из милиции и теперь работает в каком-то крайне подозрительном учреждении – частном сыскном агентстве. В глазах Григория Ивановича это было что-то среднее между кооперативной палаткой и мафиозной группировкой.
    – Ты лучше повтори, как тебя теперь звать-называть, – напомнил Слава, чтобы перевести разговор на другую тему.
    Грязнов-старший довольно хмыкнул. Ему, артисту в душе, нравился весь этот маскарад.
    Что греха таить, в мечтах Григорий Иванович Грязнов не раз уже встречался с Президентом России. Он представляя себе, как во время его визита во Владивосток проберется поближе к Президенту и как шокированы будут охранники и сам российский, глава, увидев среди публики свое почти зеркальное отражение. Но это были лишь мечты, а теперь, кто знает, может быть, он все-таки встретится со своим двойником. И он старательно, как первоклашка-отличник, отчеканил:
    – Шумихин Николай Петрович, 1931 года рождения, пенсионер. Проживаю в Екатеринбурге, улица Заводская, 17, квартира 4. Бывший сотрудник Свердловского обкома партии. Приехал, по вызову товарища, то есть тьфу… как говорить-то, Славка, господина, что ли?
    – Скажи – Президента России.
    – Президента Российской Федерации. Он меня сам вызывал. Только вот с усищами вы, по-моему, маху дали, ребята. Обкомовские работники усов сроду не носили.
    Григорий Иванович снова, уже в который раз, ощупал непривычное украшение на своей верхней губе.
    – И ладно уж какие-нибудь маленькие, неприметные, – продолжал он, – а то чуть не буденовские приклеили. Да будь я сам на месте охраны, ни в жизнь бы не поверил. Увидел бы усы и засомневался.
    Слава Грязнов не мог не согласиться, что в дядиных словах есть некоторая доля правды, но усы – это было единственное, что могло быстро изменить слишком приметную внешность Григория Ивановича.

2

    Григорий Иванович свыкся с усами скоро. Уже через пару дней Слава застал дядю перед зеркалом – тот с довольным и гордым видом разглаживал усы, стараясь придать им ту форму, которую считал наиболее правильной.
    – А что, Славка, – сказал он, заметив племянника, – ничего мне с усами, да? Никогда я их не носил – по уставу в армии не полагается, а теперь вот подумываю, в отставке-то почему бы мне не отрастить усы. Что ты думаешь?
    Честно говоря, Слава ничего об этом не думал.
    – Хотя как же я с усами буду Президента играть… – думал вслух дядя. – Нет, видимо, не судьба мне…
    Он отошел от зеркала и стал надевать пальто.
    – Куда вы, дядя Гриша? – спросил Грязнов, который все-таки немного беспокоился за своего эксцентричного дядю – вдруг тому вздумается на Красной площади удивить народ и он отклеит усы…
    – Так, пойду прогуляюсь, не люблю я в четырех-то стенах сидеть. Это не по мне.
    – Только, дядя Гриша, пожалуйста, без сюрпризов, ладно? – попросил Грязнов.
    – Хорошо, – пожал плечами дядюшка. – За кого ты меня принимаешь? Будто я не понимаю, что приехал не просто так на народ глазеть, а по важному государственному делу.
    – Да я в этом не сомневался, – ответил Грязнов.
    И все же, когда через четыре часа Григорий Иванович еще не появился, Слава стал не на шутку беспокоиться. Он даже принял решение – еще час, и он звонит Романовой с просьбой организовать розыск Грязнова-старшего. В ожидании дяди он вышел на балкон, всматриваясь в арку, ведущую во двор, – не появится ли высокая плотная фигура отставного майора.
    Внезапно его внимание привлекла группа стариков, сидевших на лавочках в противоположном конце двора. Славе померещилось что-то знакомое, он вгляделся – так и есть. Старики собрались вокруг Григория Ивановича, который что-то оживленно рассказывал, размахивая в воздухе руками. Слава напряг зрение, пытаясь различить, есть ли на нем усы. Кажется, да. Он тяжело вздохнул и вышел во двор.
    Подходя к группе слушателей, Слава пытался определить, что же такое заливает им дядя. Вскоре до него донеслось:
    – Осень у нас на Урале вообще холодная, быстро наступает, а седьмого ноября уже снег повалил. А мне, тогда инструктору обкома, распоряжение – чтобы в два дня все машины по области были стянуты…
    «Ого, никак Шумихина играет! – поразился Слава. – Какой артист пропал!» – и, подойдя совсем близко, сказал:
    – Николай Петрович, а я вас жду.
    – Да, чего-то я засиделся, – кивнул головой Грязнов-старший. – Вот сейчас дорасскажу товарищам историю и иду.
    Слава не стал дослушивать историю, а, лишь качая на ходу головой, пошел к подъезду…

3

    Пока Григорий Иванович спокойно проживал в гостях у своего племянника, как на зло наступило затишье. Вадим Дроздов не замечал никаких странностей в поведении войск спецохраны, да и полковник Руденко вел себя совершенно обычно, не вызывая больше ни малейших подозрений. У Вадима даже стали возникать безумные мысли – а вдруг он ошибся, вдруг Руденко не имеет к покушению на Президента никакого отношения. Однако он тут же отбросил это нелепое предположение – тогда за покушение ответственен кто-то другой, ведь покушение имело место, и не одно. Скорее всего, рассуждал Дроздов, Руденко, почуяв, что его подозревают, решил на время «лечь на дно». Была и еще одна беспокойная мысль – зачем? Зачем Руденко убирать Президента? Ответа на этот вопрос Дроздов не находил.

    Затишье было настолько полным, что казалось зловещим. Дроздову чудилось, что в любой момент может случиться непоправимое. Кажется, никто из его окружения не разделял этих опасений. Сам Президент выглядел спокойным, приняв решение скрыть от общественности информацию о покушениях. Он не предпринял никаких серьезных попыток организовать следствие по этому делу. Это выглядело уже немного неосмотрительно, потому что как частное лицо он мог и не интересоваться вопросом, кто же так настойчиво хочет его убрать, но Яблоков, как глава государства, был просто обязан это сделать.
    Впрочем, как подозревал Вадим, Президент мог беседовать на это тему с самим Шиловым. Возможно, они вместе и разработали план, который, естественно, следует держать в секрете, ведь если кто-то из руководства спецохраной оказался впутанным в это дело, значит, нужна сверхосторожность и сверхсекретность. Кто знает, по каким каналам расходится информация.
    Внешне же повсюду царило полное довольство и благодушие. Темпы инфляции все замедлялись и, по прогнозам экспертов, к концу декабря обещали стать минимальными за последние три года. Аналитики предвещали стабилизацию рубля и прекращение падения производства. А некоторые, наиболее горячие головы даже прогнозировали начало его роста. Белоруссия и Казахстан все больше созревали для создания единой рублевой зоны, затихла проблема Крыма и Черноморского флота. Президент собирался лететь в Кемерово для встречи с вечно всем недовольными шахтерами Кузбасса.
    И все же шестое чувство подсказывало Дроздову, что нужно быть начеку, что вот в такие-то спокойные времена внезапно случается самое непоправимое.

Глава пятая НОВЫЙ ЖИЛЕЦ 

1

    Сергей Саруханов лежал на нарах и смотрел в стену. Время как будто остановилось. Его охватили отчаяние и полная безысходность, ощущение бессмысленности всего. Он чувствовал себя загнанным в угол, его травили со всех сторон, всюду были враги, и те, реальные, которые хотели расправиться с ним, и слепое правосудие.
    Саруханов вспомнил нью-йоркскую статую Свободы,   вернее, то, как ее когда-то в советское время обычно изображали в журнале «Крокодил» – с плотной повязкой на глазах. Примерно такой же представлялась ему и российская Фемида.
    Нет, она значительно хуже американской, потому что олицетворяет ее не дева с факелом в руке, а тупой милицейский офицер или какой-нибудь убогий следователь, старший советник юстиции, которых за эти дни поменялось уже несколько, и все они одинаково тупо спрашивают:
    – Ну что, Саруханов, будем запираться и дальше? Так за что вы убили Карапетяна?
    А хуже всех этот Шведов, который что ни день высказывает новые вздорные предположения, стараясь запихать подследственного в какую-то особую «армянскую» мафию, которая специализируется на вымогательстве у банкиров. Мол, раз он, Саруханов, основал финансовую компанию, так исключительно с целью узнать получше финансовое состояние потенциальных объектов шантажа.
    "Армянская мафия", – думал Саруханов с отчаянием и даже без злобы. – Это же надо придумать такое! Это же все равно что "белорусская мафия". Ничего человек не понимает».
    На самом деле его мало заботил Шведов, хуже было другое – он боялся. Всё эти менты заставляют его заговорить, но он-то знает, что стоит ему раскрыть рот – и он покойник.
    Эти недоумки считают, что стены Бутырки ох какие неприступные. Да они тонкие, как бумага. И если те решат убрать его, Саруханова, то никакие советники юстиции не помогут.
    Саруханов прислушался. По коридору, заунывно напевая под нос, шел татарин-тюремщик, или, как их теперь называют, надзиратель-контролер следственного изолятора. Сергей вычислил и выделил его одного, потому что тот резко отличался от остальных своим акцентом и тем, что мог сказать хоть какое-то доброе слово. Другие же не имели ни яиц, ни характеров, а были сплошной тупой массой.
    Больше всего Саруханова злило то, что вся эта массивная пенитенциарная система не понимала, что действует на руку отнюдь не правосудию, а очень опасному врагу, в сущности, общему у них с Сарухановым. Бессмысленность ситуации настолько угнетала, что Саруханов вдруг разозлился.
    Хватит! Он больше не может выносить это вонючий тюфяк, эту камеру. Лучше смерть! Сколько он еще пробудет здесь, в этой клетке? На него повесят убийство Гамика, сколько он получит – десять, пятнадцать лет? Вышку? Уж лучше вышку. Иначе все эти годы ему все равно придется молчать, потому что одно слово – и он смертник.
    Саруханову показалось, что он сходит с ума. Он внезапно вскочил с места и бросился к железной двери.
    – Эй! крикнул он. – Слышь, ты! Иди сюда!
    Монотонное пение смолкло. На некоторое время в тюремном коридоре воцарилась тишина, затем послышалось знакомое шарканье, и голос тюремщика Керима сказал:
    – Зачем кричишь? Кричать не положено.

2

    Вадим Дроздов теперь делил время на две неравные части – «до Ирландии» и «после Ирландии», причем вторая часть была хоть и значительно меньше первой, но гораздо актуальнее.
    Если «до Ирландии» он в общем и целом доверял ребятам из спецохраны, то «после Ирландии» он верил только парням из своей опергруппы, которые подчинялись ему лично и которых он знал как облупленных. Хотя, положа руку на сердце, и им он верил только потому, что человек должен на кого-то опираться, иначе он становится совершенно бессильным.
    А ведь скоро настанет момент, когда ему понадобятся люди…  И один в поле воин, но только не против боевиков спецохраны.
    У него, правда, были еще Турецкий и Меркулов, врач Женя Точилин, Грязнов с дядюшкой, но что могут советники юстиции, медик и пенсионер против парней, дерущихся ногами? Турецкий убедил Дроздова, что надо связаться и с милицией, хотя это ведомство не вызывало у Вадима никакого доверия. Разве что посоветоваться лично с Романовой, которой Меркулов с Турецким доверяли как самим себе.

3

    Рано утром в понедельник Дроздов вошел в кабинет начальницы МУРа. Турецкий, Меркулов и Грязнов уже ждали его.
    – Не-е, ребята, – говорил Грязнов, качая головой, – так не пойдет. Даже за тысячу Президентов я дядину голову подставлять не буду. Вы что, шутите, пусть дядя Гриша займет его место, они его кокнут, и все, значит, закончилось хорошо. Нет, я решительно против.
    – Да, – почесал затылок Турецкий, – я, Слава, на твоем месте рассуждал бы так же. Да и на своем тоже. Александра Иванна! – повернулся он к Романовой. – Это что же в самом деле получается, мы дядю под верную пулю подставляем, так, что ли?
    Романова вместо ответа, скрестив руки на груди, мрачно посмотрела на Дроздова.
    Некоторое время все молчали.
    – Как ты думаешь, Вадим, – спросил наконец Турецкий, – чего они хотят, эти ваши орлы? Убрать Президента, похитить?
    -Ну, – глухо сказал Дроздов, – судя по тому, что было в Ирландии, скорее всего – убить.
    – Нет! – Турецкий вскочил с места и нервно заходил по кабинету, – Тот случай ничего не объясняет, понимаете? Тогда покушение готовилось так, чтобы можно было все свалить на естественные причины: стало плохо с сердцем, внезапный инфаркт, инсульт, удар, – в общем, придумали бы что-нибудь подходящее.
    – Ну ты, Саша, все-таки недоучитываешь экспертизу, – вставила Романова.
    – Какая экспертиза, Шура! – Турецкий уже почти кричал. – Да если они сумели Президенту вместо лекарства подсунуть какую-то пакость, так уж экспертизу они проведут такую, как им надо. Если решат, что будет лучше всего, если Президент внезапно скончается от острого приступа слоновой болезни или прищемления дверью левого уха, экспертиза и это установит!
    – Но… – хотела что-то сказать Романова, однако Турецкий снова перебил ее:
    – А теперь они, очень возможно, придумают что-нибудь другое. Захватят Президента, всем объявят, что он заболел.
    – Народ, конечно, опять раскричится, что у него – запой, – мрачно констатировал Дроздов.
    – Да, по-моему, ваши ребята делают все, чтобы его опозорить.
    – Снизить рейтинг, – с мрачной иронией поправила Турецкого Романова, – Теперь так принято говорить. Ты отстаешь от жизни.
    – Плевать! – крикнул Турецкий.
    – Понимаешь, Саша, – Дроздов говорил тихо, и все замолчали, чтобы лучше расслышать его слова, – самое худшее заключается в том, что Президент не верит в эти покушения. Вернее, верит, но… и не верит. Он по-прежнему не допускает мысли, что это дело рук кого-то из наших. Я говорил об этом с Шиловым, и у меня создалось впечатление, что он тоже не вполне мне, поверил. Хотя… на время отстранил Руденко от важных операций.
    – Может быть, он проверяет его, – предположил Турецкий.
    – Может быть, – ответил Дроздов и продолжал: – Так вот. Сейчас я по возможности пытаюсь отслеживать все передвижения войск спецохраны. Если будет что-то подозрительное, имело бы смысл послать туда двойника – за пятнадцать минут, полчаса. Чтобы сам Президент, а с ним и Шилов наконец убедились, что это не мои иллюзии и не моя идефикс… – голос Вадима дрогнул.
    – Возможно, это действенный и остроумный план, – заметил Грязнов, – но я категорически против.
    В течение всего разговора Слава Грязнов испытывал острое чувство досады. Он уже давно ругал себя за то, что вообще согласился впутать дядю в подобное весьма рискованное предприятие, которое в том виде, как его подал Дроздов, выглядело теперь очень опасным. Григорию Ивановичу отводилась крайне неблагодарная роль наживки – быть застреленным или похищенным вместо Президента. И то и другое Славе Грязнову очень не нравилось.
    – Хорошо, – Шура снова закурила. – Я Славу понимаю, ребята. Ты, Александр Борисович, подумай. Если бы это был твой дядя, ты вот так же легко послал бы его под пулю? Сейчас еще рано решать что-то конкретное. Может быть, и дядя не понадобится. Подождем.
    – Посмотрим, – Дроздов невесело усмехнулся. Он лучше всех понимал, как опасен неизвестный враг и на какие вынужденные жертвы придется пойти, чтобы вывести его на чистую воду.

4

    Потолкавшись часа полтора возле метро «Чернышевская», человек, называвший себя Алексеем Снегиревым, выяснил у старушек, где можно было за божеские деньги снять комнату. Доисторическую монументальную дверь, пережившую, по всей видимости, не только блокаду, но и всемирный потоп, охраняли лепные амурчики. В двери имелся кодовый замок, но такие замки приличные люди проходят навылет. Алексей надавил три наименее пыльные кнопки, открыл дверь и вошел.
    Тридцать вторая квартира, как ему и описывали, обнаружилась на четвертом этаже. Девять разномастных кнопок, по-видимому, соответствовали числу соседей в коммуналке. Кнопки вполне соответствовали фразе «Чужие здесь не ходят». Бумажки с половиной фамилий либо отклеились, либо были замазаны краской при последнем ремонте. Алексей выбрал самую замызганную, позвонил и приготовился ждать.
    Несмазанный замок заскрежетал, на удивление, быстро. Дверь, открытая энергичной рукой, распахнулась во всю ширину. На пороге возник мрачный широкоплечий верзила с двумя серебряными колечками в ухе. Мощные челюсти перекатывали жевательную резинку. Позади него тянулся вдаль коридор, скупо освещенный и таинственный, как египетские гробницы.
    – Ради всего святого, извините за беспокойство, – глядя снизу вверх, интеллигентно улыбнулся ему Алексей. – Я, видно, не на ту кнопку нажал. Мне бы Анну Федоровну Погореловскую…
    Буркнув что-то сквозь зубы, коммунальный Шварценнеггер повернулся к нему необъятной спиной и зашагал прочь, на ходу громыхнув кулаком в первую же дверь по левую руку. Можно было представить, как там, внутри, зазвенела посуда и испуганно подскочила старенькая хозяйка. Алексей защелкнул за собой замок и пошаркал кроссовками по половичку.
    – Анна Федоровна? – обратился он к выглянувшей из комнаты пожилой женщине. Та молча кивнула, и он сказал: – Здравствуйте, Анна Федоровна. Мне сказали, вы комнатку вроде сдаете?
    Анна Федоровна, сухонькая, в войлочных тапочках на сизых босых ногах, куталась в большой павловский платок. Росточком она была Алексею по плечо. Рядом с хозяйкой стоял большой кот замечательной серо-стальной масти и вопросительно смотрел на вошедшего. Незнакомец опустился на корточки и осторожно протянул руку. Кот обнюхал его пальцы и вдруг, совершенно как собака, протянул для пожатия лапку.
    Анна Федоровна обитала в двух комнатках окнами на бывшую улицу Салтыкова-Щедрина, ныне Кирочная. Их отделял от коридора крохотный тамбур. В одной комнатке, побольше, было полукруглое окно чуть не во всю стену, от которого зимой наверняка безбожно сквозило. На окне сидели в горшочках четыре узамбарские фиалки (Алексею доводилось видеть, как они растут у себя в родных горах) и маленький жасмин. Что касается мебели, то примерно так выглядят небогатые старые дачи, куда хозяева годами свозят все, что делается ненужным в городской квартире. В данном случае, видимо, у кого-то не было дачи, зато имелась мать в коммуналке.
    Другая комната оказалась узкой и длинной, «чулком». В ней стояли диван, ровесник мамонтов, и при нем небольшой стол. Алексей сразу определил, что сдавать комнату Анна Федоровна надумала впервые в жизни и решение было нелегким. Ко всему прочему, она явно наслушалась всяких ужасов и до смерти боялась будущего жильца. Поняв это, он продемонстрировал ей паспорт и документы, согласно которым являлся беженцем из Киргизии, инженером-электриком по специальности. И ненавязчиво дал понять, что ни дома, ни семьи у него с некоторых пор не было, а все имущество – только то, что с собой.
    – Я здесь работу нашел, – пояснил он Анне Федоровне.
    И это была чистая правда. Как, впрочем, и про семью.
    Сработало. Он знал, что сработает.
    Она только никак не могла решиться выговорить цену, которую сама успела счесть грабительской для беженца из Киргизии. Он сказал, что при его-то руках вовсе не бедствует (опять чистая правда). И сам произнес то, что слышал от старушек на лавочках, накинув еще немножко от себя лично, – двести пятьдесят тысяч.
    – Вам как, Анна Федоровна? – поинтересовался он. – Долларами или рублями? А то мне за весь испытательный срок заплатили, три месяца. Я долларов этих самых и подкупил, не дешевеют небось. Не верю Корсунскому: оглянуться не успеешь, опять, как тогда, лапу наложит…
    Она согласно закивала. Алексей принялся отсчитывать вперед за месяц сумму, наверняка превосходившую ее пенсию. У него был заранее приготовлен ответ на тот случай, если старушка решит, что для беженца он слишком легко расставался с деньгами.
    – Ты… Вы сами-то как, Алексей Алексеевич?.. – заволновалась хозяйка. – Вам самому…
    Он улыбнулся:
    – Просто Алексей, Анна Федоровна. И говорите мне «ты». Я вам во внуки гожусь.
    Его багаж должен был прибыть по соответствующим каналам еще через несколько дней, и поэтому вечером он отправился погулять. Со времени его последнего приезда Литейный проспект успел порядочно измениться. В хозяйственном магазине продавался резаный поролон с липким слоем – заделывать на зиму окна. Алексей сразу вспомнил полукруглое окно в комнате Анны Федоровны, но решил отложить это на потом. Он купил в «Бабилоне» (и кто только додумался до подобной транскрипции?..) благородный беленький электрочайник, потом в ларьке – пачку цейлонского и длинный кекс в блестящей золотистой обертке.
    Вернувшись, он пригласил свою хозяйку на чаепитие. Анна Федоровна извлекла из шкафа две фарфоровые чашки, отведала мягкий, как раз ей по зубам, датский кекс и расчувствовалась почти до слез:
    – А меня пугали: еще пустишь, мол, Федоровна, какого-нибудь жуткого типа…
    Жуткий тип, сидевший по другую сторону стола, согласно кивнул и заверил старушку, что хороших людей на свете все-таки значительно больше, чем плохих. Против этого не возражал даже кот. Он прыгнул Алексею на колени и замурлыкал, напрашиваясь на ласку.

5

    Саруханов не запирается, он молчит. И молчит потому, что боится. Это мысль появилась у Меркулова сразу после звонка Турецкого, а когда он познакомился с делом поближе и узнал о внезапной смерти Шевченко, переросла в уверенность. И тот, кого боится Саруханов, – это не какая-то мелкая рыбешка.
    Константин Дмитриевич листал дело Саруханова. Показания Гали Крутиковой, соседей, которые говорили о его знакомстве с Карапетяном и о том, что как раз в тот вечер, когда Карапетян подорвался в машине, между ними произошла громкая ссора. Далее шли протоколы допросов самого Саруханова, которые при всей их многочисленности поражали своим однообразием. Саруханов ни в чем не признавался и на вопросы отвечать отказывался.
    Все больше и больше Меркулов склонялся к мысли, что идея Саши Турецкого относительно связи дела Саруханова с цепью убийств банкиров не просто не лишена оснований, а совершенно правильна. Но подтвердить это мог один Саруханов.
    Теперь, когда Шевченко убрали, не стало ни одного свидетеля. Того, что Карапетяна убил не Саруханов. Против него же очень много косвенных улик, так много, что их может хватить и для суда.
    Надо заставить его говорить, но как?
    – Гражданин начальник, – в двери возник контролер Керим Керимов, – вчера длинный армяшка кричит, на допрос ходить просит.
    «Неужели заговорит?» – подумал Меркулов и сказал:
    – Веди сюда.

Глава шестая ДЯДЮ ПОРА ВЫПУСКАТЬ

 1

    Когда через несколько минут Саруханов оказался в следственном кабинете, он увидел, что вместо Шведова в кабинете сидит другой человек – с усталым, умным лицом, совершенно непохожий на ходячее представление о «менте».
    – Государственный советник юстиции третьего класса Меркулов Константин Дмитриевич, – представился тот. – Садитесь, Сергей Тотосович.
    Саруханов сел.
    – Я прочел протоколы ваших допросов, – сообщил Меркулов.
    – Там ничего нет, – сказал Саруханов. – И хотите знать почему? Потому что ваш этот, с позволения сказать, следователь и не хотел ничего от меня услышать. Даже если бы я ему все сказал, он сделал бы так, чтобы этих данных не было. Потому что он с ними заодно.
    – С кем «с ними»? – тихо спросил Меркулов.
    – С ними, – повторил Саруханов, – с теми, кто хочет меня убрать. Стоит мне сказать одно лишнее слово – и я труп. Я это прекрасно знаю. Но мне уже надоело бояться. Надоело! – последнее слово Саруханов почти выкрикнул.
    – Понимаю, – кивнул головой Меркулов, – и даже очень хорошо.
    – Верю, что понимаете. – Саруханов опустил голову. – И все-таки трудно сделать первый шаг.
    – Но здесь с вами ничего не случится, – сказал Меркулов, хотя сам не был уверен в своих словах.
    – Вы серьезно? – Саруханов поднял на него глаза. – А я думал, вы профессионал.
    – Но, по крайней мере, мы постараемся обеспечить вашу безопасность, – сказал Меркулов, тяжело вздыхая. Он не хуже Саруханова знал, что для определенных сил стены Бутырской тюрьмы не преграда.
    – Но мне надоело, понимаете! – Саруханов снова заговорил громко, почти истерически, и на миг Меркулов испугался, что у него начнется настоящий припадок. – Лучше смерть, чем такое существование! Эта вонючая камера, этот тюфяк, эти стены, какое-то убожество! Убожество – это то, что я всю жизнь ненавидел.
    Меркулов вспомнил, что в отчете об обыске на квартире Саруханова числились ванна «джакузи», маленькая портативная сауна, тренажеры. Очевидно, этот человек тщательно следил за своим телом и его физическим состоянием. Для такого пребывание в тюремной камере – пытка вдвойне.
    – Вы не сможете меня защитить, – продолжал Саруханов, немного успокоившись. – Они сильнее. Вам неприятно это слышать? – спросил он Меркулова. – Или вы всерьез считаете, что наша доблестная милиция вместе с прокуратурой еще держат какой-то контроль в стране? Откройте глаза, гражданин следователь!
    Этого Саруханов мог и не говорить. Меркулов прекрасно знал ситуацию в стране, как и то, что, пожалуй, никогда на его памяти милиция и прокуратура не были столь слабыми.
    – Понимаете, что я хочу сказать? – Саруханов снова переходил в истерический тон.
    – Вы курите? – спросил Меркулов. – Или, может быть, выпьете воды?
    –  Ничего я не хочу, – ответил Саруханов. – А впрочем, давайте.
    Он взял протянутую Меркуловым сигарету, сделал затяжку и сразу же закашлялся.
    – Я в общем-то не курю, – объяснил он. – Но это как-то успокаивает.
    Меркулов терпеливо ждал, когда Саруханов заговорит снова. Он понимал, что этот человек дошел до последней степени отчаяния, когда ему все стало безразличным. Страх, неудобства тюрьмы, обвинение в убийстве, которого, как все больше верил Меркулов, он не совершал, – это может сломить многих.
    – В общем, так, – сказал наконец Саруханов, – мне еще есть что терять. – Он поднял на Меркулова свои умные темные глаза. – Я боюсь насилия.
    Меркулов молчал, ожидая продолжения.
    – Наверно, это покажется вам малодушием, – сказал Саруханов, – но мне не все равно, КАК именно умирать. Я бы предпочел эвтаназию, если вы понимаете, что это значит. А вы, скорее всего, понимаете, вы похожи на образованного человека.
    Меркулов усмехнулся. Не часто приходилось слышать комплименты от допрашиваемых.
    – Я бы хотел умереть легко, раз уж нет другого выхода, – продолжал Саруханов, – потому что ОНИ, – он порывисто махнул рукой куда-то в сторону, – ОНИ умертвят меня грязно, грубо, ужасно. Этого я и боюсь. Да, вы смотрите сейчас на меня с презрением, но я признаюсь вам – я этого боюсь! Гораздо больше, чем самой смерти!
    Выговорившись, Саруханов замолчал, уронив голову на руки.
    Меркулов колебался. Может быть, прекратить допрос и отправить на пару дней Саруханова в медсанчасть, пока он немного не придет в себя? Или дать ему договорить до конца?
    – Так вот, гражданин следователь, – поднял голову Саруханов, – я предлагаю вам сделку: Я вам расскажу все, что знаю, вы фиксируете мои показания, даже лучше пусть это будет при свидетелях, чтобы потом их не уничтожили, возможно, вместе с вами. – На его лице промелькнуло нечто вроде улыбки, больше смахивающей на оскал,– А после этого появляется медсестра со шприцем, или нет, терпеть не могу уколов, с конфетой, начиненной моментально действующим ядом, и я отправлюсь в мир иной. По рукам, гражданин следователь? А, что скажете?
     – Вы не в себе, Саруханов, – тихо заговорил Меркулов, – вам надо отдохнуть. Я добьюсь того, чтобы вас сегодня же перевели в медсанчасть. Там вы сможете помыться, вам дадут свежее белье, вы успокоитесь, а потом поговорим.
    – Когда – потом? – спросил Саруханов.
    – Через день-два, – ответил Меркулов.
    – Да неужели вы не понимаете, чудак вы человек, что через день от меня останутся только рожки да ножки, уже после того, что я вам тут наговорил.
    – Во-первых, вы мне так ничего и не сказали, – заметил Меркулов, – но даже если бы дело обстояло иначе, все, что я услышал бы от вас, осталось при мне.
    – Да? – издевательски переспросил Саруханов. – Достаточно того, что я сам вызвался на допрос. Понимаете? Это многие слышали.
    – Я сам собирался вас сегодня вызвать, – ответил Меркулов, – вы просто поторопили события.
    – Увы, признаю, – криво усмехнулся Саруханов. – Всю жизнь этим грешил. Я и сейчас здесь из-за этого. Поторопил события. Лучше бы тогда погиб я, а не Гамик. Мне ведь жаль его, хоть он и такой прохиндей.
    – Значит, не вы его убили? – спросил Меркулов.
    – Ну конечно, не я. Гражданин следователь, вы ведь, наверно, сами уже поняли, что не я. А если не поняли, так зачем решили меня в лазарет на чистые простыни отправлять?
    – Скажите, что вы знаете об обстоятельствах гибели Гамлета Карапетяна?
    Саруханов замолчал. Меркулов понимал, что сейчас его опять стали мучить сомнения. Истерическая решимость прошла, уступив место страху, боязни за собственную жизнь.
    – А где же медсестра с ядом? – спросил Саруханов. – Причем пусть будет хорошенькая блондиночка. Не на вас же любоваться перед смертью. Да и свидетели… Нет, приготовьте все, тогда буду говорить. И, пожалуйста, сегодня. Или нет, – завтра.
    Он снова уронил голову на руки. На миг Меркулову показалось, что он плачет.
    – Хорошо, Саруханов, сегодня же вас переведут в госпиталь, а завтра утром мы с вами поговорим, идет?
    – Не знаю, ничего не знаю, – твердил Саруханов.
    – Кудряшов, – приоткрыв дверь, позвал Меркулов дежурного, – проводите арестованного в камеру, я сейчас же оформлю его перевод в медицинскую часть.
    Через секунду Кудряшов вошел в следственный кабинет.
    – Пойдем, гражданин арестованный, – ласково обратился он к Саруханову.
    Тот поднялся. На его лице застыла маска отчаяния.
    После того как Саруханова увели, Меркулов еще долго сидел за столом, листая его дело, но в действительности не читал, а только делал вид, что читает.

2

    Алексей Снегирев проснулся в шесть часов утра, посмотрел во двор сквозь покрытое геологическими напластованиями стекло и стал собираться на пробежку. Если он не бегал больше недели, тело начинало вспоминать о давних увечьях. Чего он, понятно, позволить себе не мог. Однако на этот раз разминка началась несколько по-иному, чем он предполагал.
    Накануне он успел произвести короткую рекогносцировку квартиры. Особенно впечатлила его кухня размером с половину хоккейной площадки, с величественной плитой посередине. И вот теперь, когда он чистил зубы, на этой самой кухне начался какой-то содом. Наемный убийца выплюнул пасту, открыл дверь и выглянул в коридор, держа зубную щетку в руке.
    Прямо на него из кухни спасалась бегством молоденькая женщина с грудным малышом на руках. Ползунки у ребенка были мокрые, на пол жизнеутверждающе капало. Сзади раздавался грозный мужской рык. Если Алексей что-нибудь понимал, голос принадлежал вчерашнему Шварценнеггеру – тому самому Тарасу, с которым, по мнению Анны Федоровны, у ее жильца, милого интеллигентного мальчика, общих интересов быть не могло. Тарас подвизался на ниве охраны кооперативных ларьков, ходил в очень дорогой кожаной куртке и вообще был крутым, как нынче принято выражаться.
    Алексей на всякий случай направил молодую мамашу в ванную. Почти сразу из-за поворота Г-образного коридора вылетела бутылочка с соской, в каких разогревают молоко для младенцев. Бутылочка была перехвачена у самой стены и благополучно вручена владелице.
    – Лешка вот… прямо в кухне… – выговорила женщина. – Вы, по-моему… у Анны Федоровны?..
    – И тоже Лешкой зовут, – улыбнулся Алексей. – А вы, наверное, Оля? Очень приятно, Анна Федоровна рассказывала, как вы ей хлебца приносите. Подождите минутку, не уходите.
    Он прополоскал рот и отправился на кухню.
    Кооперативный охранник и в самом деле мог у кого  угодно отбить охоту грабить вверенные ему ларьки. Любители бить стекла и хватать сигареты с прилавка именно таких и боятся. Тарас был под метр девяносто пять, накачанные тренажерами мышцы распирали модную черную маечку. Волосы были стянуты в пышный хвост, в левом ухе поблескивали два серебряных колечка. Он размешивал что-то в кастрюльке, обратив ко входу внушительную мускулистую спину. Но и по такой спине бывает заметно, если человек встал с левой ноги.
    Алексей молча прислонился плечом к косяку и стал ждать, пока на него обратят внимание. Ждать пришлось недолго. Парень почувствовал его присутствие и обернулся, со стуком опустив на стол блестящую кастрюлю из нержавейки. Алексей не торопясь смерил его насмешливым и не слишком доброжелательным взглядом, и Тарасу его взгляд не понравился. Не исключено, что он даже заподозрил некую связь между недавним происшествием и появлением квартирного новичка.
    – Тебе какого… – поинтересовался он мрачно.
    Алексей посмотрел, как он ставит ноги, и убедился: кунг-фу. Но не очень давно. Год-два, вряд ли больше. Достаточно, чтобы Нева была по колено. Но совсем не достаточно для мало-мальского мастерства.
    – Да так, ничего, – сказал он, пожимая плечами. – Жду, когда ты другой стороной повернешься. Вы, голубизна, что ли, оба уха прокалываете?..
    На него самого подобное не произвело бы ни малейшего впечатления. Тарас загнул в пять этажей и рванулся вперед. Обладатель бесцветного ежика и таких же бесцветных глаз был, наверное, в полтора раза легче него. И в полтора раза старше. В таком возрасте о Боге думать пора…
    По замыслу нападавшей стороны, Алексею полагалось, как это бывает в боевиках, спиной вперед вылететь в коридор и с треском врезаться в стену. Желательно также, чтобы при этом на голову свалилась картина. Или на худой конец детская ванночка, висевшая на огромном шатком гвозде.
    Однако в Голливуде боевиков про коммунальную кухню не снимают. Неплохой «казани-дзуки» провалился в пустоту. Хиленький оппонент успел куда-то подеваться, куда именно, Тарас так и не понял. Руку словно всосал вакуум, на локоть легли жесткие пальцы, и от плеча в спину ударила такая боль, что квартирный Шварценнеггер ахнул и, спасаясь от дальнейших мучений, рухнул лицом на пол.
    – Пусти, сука!.. – тихо взвыл он, безуспешно пытаясь сбросить живодерский захват.
    – Вставай, – приказал новый жилец.
    Он поднял Тараса на ноги, заставив ткнуться носом в коленки, не торопясь проконвоировал по коридору, открыл свободной рукой дверь и выставил на холодную лестничную площадку, негромко напутствуя:
    – И куда же ты, коза, бьешь десятку и туза…
    Дверь захлопнулась, точно клюв птицы таманго. Еще через две секунды до Тараса дошло, что он цел и невредим.
    Ларечный охранник оказался смышленей, чем ожидал Алексей. Когда он, надев кеды и спортивную куртку, отправился бегать, Тарас уныло сидел на щербатом мраморном подоконнике.
    – На службу не опоздаешь? – осведомился Алексей.
    – Мне с вечера, – храня мрачное достоинство, буркнул Тарас.
    Алексей придержал дверь:
    – Тогда заходи…

3

    Последние несколько дней Вадим Дроздов готовился к той минуте, когда надо будет мобилизовать все силы на защиту Президента. И все же, когда эта минута настала, он почувствовал, что волнуется больше чем следовало бы. Вадим думал, что психологически уже готов ко всему, а оказалось – готов не совсем.
    В десять вечера ожидался прилет Президента из Кемерова. Самолет должен был сесть на небольшой военный аэродром в Митяеве, откуда заранее приготовленная бронированная машина доставит его прямо в Кремль. Эту ночь он проведет в своих кремлевских апартаментах: утром должен состояться телефонный разговор с Президентом Украины.
    Однако, как сообщили Вадиму Дроздову верные ему люди из спецохраны, помимо крупного отряда, который направляется прямо к аэродрому, еще один отряд будет располагаться на пути из Митяева в Москву, причем вдали от населенных пунктов. Именно этим отрядом должен командовать полковник Руденко.
    Разумеется, Дроздов знал, что иногда для достижения безопасности патрули ставятся и на пути движения Президента. Они стоят на равном расстоянии друг от друга по всей дороге и поддерживают между собой связь по рации.
    Теперь же речь шла совершенно о другом – в одном, совершенно глухом месте на пути следования Президента будет находиться большой вооруженный отряд, который (это Дроздов специально проверил) не отзывался на принятые в спецвойсках позывные.
    И снова этот Руденко…
    Сомнений не оставалось – готовилось новое покушение на Президента России, которое на этот раз имеет все шансы окончиться успехом.

4

    На столе отчаянно зазвонил телефон.
    – Турецкий слушает.
    В ответ он услышал слегка изменившийся от волнения голос Вадима Дроздова:
    – Кажется, пора выпускать дядюшку.

Глава седьмая СТОЛКНОВЕНИЕ

1

    Говорить по телефону было слишком опасно, и Вадим Дроздов на автомобиле с воющей сиреной понесся к дому, где жил Вячеслав Грязнов и куда из других частей Москвы уже торопились Турецкий и Романова.
    – Значит, так, – Александра Ивановна решительно загасила сигарету в пепельнице, – «добро» со стороны ГАИ я обеспечу. С этой стороны подлянок не будет.
    – Слушай, Вадим, – сказал Турецкий, – а я думаю так: дядюшку выпускаем на полчаса раньше. Это не должно вызвать подозрений – мало ли, самолет прилетел раньше.
    – Нет, вы как хотите, а дядю я под пули не подставлю, – отрезал Слава. – Президент президентом, а мне родной дядя дороже.
    Воцарилось тяжелое молчание. Хотя все собравшиеся на кухне Грязнова давно ждали очередного покушения, никто не знал, когда и как это случится. Каждый понимал, что весь их план состоял пока только в решимости что-то сделать, как-то спасти Президента. Мало спасти. Надо было спровоцировать пока еще неизвестного толком противника на серьезные действия, а потом обезвредить его раз и навсегда.
    – В общем, я так понимаю, что на меня возложена важнейшая миссия, – внезапно раздался громкий голос откуда-то сзади.
    Турецкий оглянулся и вздрогнул от неожиданности.
    –  Прямо перед ним стоял сам Президент.

2

    – Дядя Гриша, – сказал Грязнов, – ты забыл, о чем мы договаривались? Сидел бы себе, смотрел телевизор.
    – Я смотрел, – стал оправдываться Григорий Иванович. На его лице, появилось виноватое выражение, и иллюзия, что в комнату вошел Президент России, сразу же исчезла. – Но вы тут так кричали, что я бы услышал, даже если бы заткнул уши.
    Он приосанился и снова заговорил «государственным» голосом:
    – Я готов послужить своему народу!
    – О чем ты, дядя Гриша? – устало спросил Слава Грязнов.
    – О том, – громогласно продолжал Григорий Иванович, – что я всю жизнь служил Родине. Повоевать не успел по малолетству, но и в мирное время нес службу добросовестно. И теперь, раз Родина зовет…
    – Успокойся, – Слава умоляюще посмотрел на дядю, – ты же не в самодеятельности выступаешь. Прибереги талант для сцены.
    – Я не о сцене говорю!
    Григорий Иванович внезапно размахнулся, и его тяжелый кулак ударил по столу так, что зазвенела посуда в серванте.
    – Я офицер Советской Армии! И готов пойти на любой риск. Короче, – Григорий Иванович повернулся к Дроздову, – я готов. Когда нужно ехать?
    – Сейчас, – коротко ответил Дроздов.
    – Дядя Гриша! – в отчаянии воскликнул Грязнов. – Ты с ума сошел. Ведь это опасно! Ты можешь погибнуть.
    – Я готов, – с достоинством повторил Григорий Иванович.
    – Ну что ж, это меняет дело, – мрачно заметила Романова. – Значит, предлагаю такой ход: езды от аэропорта до этого места – минут двадцать – двадцать пять. Мы появляемся там как раз в расчетное время посадки самолета. Ну и нейтрализуем всю эту компанию. К появлению Президента – тишь да гладь, да Божья благодать. Это в общих чертах. В деталях сейчас разберемся. Годится?
    – А успеем за двадцать-то минут? А то президентский кортеж подкатит, а тут стрельба.
    – Надо успеть. Сильно раньше там появляться тоже нельзя.
    – Вадим, с Кулагиным успел переговорить?
    – Да, он сразу вник. Сказал, что из гаража выедет по расписанию и через полчаса позвонит напарнику, скажет – сердце прихватило и попросит его продублировать. В семнадцать ноль-ноль я заезжаю к Купавину и сообщаю, где мы встретимся и прочие детали. По телефону нельзя – опасно. Так что времени на все планирование у нас в обрез, не больше часа.
    – Итак, чем мы располагаем? Под видом президентского кортежа – пять-шесть машин, не больше.
    – Я думаю так: мы едем со стороны аэропорта. Головная машина и «президентская» прорываются и, проехав засаду, сразу тормозят. А остальные – немного не доезжают, на всякий случай блокируют машинами дорогу со стороны аэропорта, а личный состав рассыпается веером, чтобы никто не ушел. И ровно в этот момент кто-то должен подъехать со стороны Москвы. Но кто? Силенок у нас маловато в наличии.
    – Об этом не беспокойтесь. Я с Глебовым из Высшей школы милиции на всякий случай давно договорилась; поднимет роту по учебной тревоге.
    – Ну что толку от этих курсантов!
    – Не скажи. Ребята обученные, по команде действовать умеют. Усилю их кое-кем. Не нашими, не муровскими. Есть у меня в заначке НЗ: группа тревоги в десяток человек. Хочешь жить – умей вертеться: по отделениям подобрала на всякий случай. Парни все холостые, но малопьющие. По опыту знаю: за час соберу их. Проверено. И вообще – там больше видимости нужно. А так три «Урала» подъедут, шуму наведут, и все в порядке.
    – Гладко было на бумаге…
    – Да забыли про овраги, – продолжила Романова. – Помню я, ребята, про все овраги! Помню! Но другого-то выхода нет. Ничего, прорвемся.
    – Но в таком разе дядя Гриша и не нужен: достаточно президентской машины, – начал было Грязнов-младший.
    – Да ты что, племянничек, совсем меня в старые пердуны записал? Это мы пока рассуждаем – все просто и дядя не нужен, а там, поди, ребята ушлые, мало ли как на месте дело обернется!
    – Так ведь и я о том же…
    – Хватит, не болабонь. Сказал – поеду, значит, поеду – и точка.

3

    Президентский самолет прилетел из Кемерова немного раньше, чем планировалось. Такие небольшие изменения в графике были обычными, очень трудно рассчитать прилет до минуты, и никто не волновался. Президент и его сопровождающие знали, что отряд спецохраны будет в аэропорту значительно раньше запланированного времени, так что причин для волнения не было. Никто и не волновался. Только у главы государства возникло вдруг какое-то тревожное ощущение. Он почему-то вспомнил обеспокоенное лицо племянника Женьки, который уверял, что тогда в Нью– Йорке капсулу с «тонусином» подменили. Он не очень поверил племяннику и попросил Шилова сделать анализ этого препарата. Оказалось, все произошло совершенно естественно, он принял слишком большую дозу, вот и сказались побочные эффекты. Препарат-то еще новый, непроверенный… Так что никакого злого умысла не было. Хорошо, конечно, что Женька оказался рядом и успел сделать нужный укол…
    Самолет сделал круг над военным аэродромом Митяево, и его шасси коснулись земли. Через несколько минут самолет остановился.
    Президент спустился вниз по трапу.
    В этот момент вернулся полковник Сухих и доложил, что машина сейчас будет, но поведет ее не Купавин, а другой водитель, не менее опытный.
    И снова что-то тревожное пробежало внутри. Президент был спокоен только с Николаем Фомичом, который возил его уже несколько лет.
    Они вместе попадали в разные передряги. А недавно только мастерство Купавина спасло жизнь им обоим. Тогда, на Рублевском шоссе. Неприятное воспоминание заставило Президента тяжело вздохнуть. «Неужели тогда было тоже…» подумал он. Но Шилов снова успокоил его, объяснив, что произошла какая-то случайность. И все же душа была не на месте.
    Российский глава по привычке сел справа сзади, рядом разместились два охранника. Впереди заработали моторы машин сопровождения, и вот автомобиль, в котором находился российский Президент, плавно тронулся с места.
    Автомобиль ехал мягко, но быстро. Президент не знал, что в десяти минутах езды впереди идет точно такой же автомобиль с сопровождением, в котором сидит похожий на него как две капли воды высокий плотный мужчина с седыми волосами. Было в их автомобилях единственное отличие – тем, который шел впереди, управлял Николай Фомич Купавин. Он был отделен от пассажиров пуленепробиваемой стеклянной перегородкой и теперь, не оборачиваясь, смотрел на сидевших через зеркало заднего вида – рядом с двойником Президента находился Вадим Дроздов и переодетый в форму спецохранника Саша Турецкий.

4

    Вадиму оказалось несложно уговорить Николая Фомича участвовать в этом рискованном предприятии – старый водитель не только слыхал про покушения, но и сам побывал в одной такой переделке. Если бы не он, все могло бы кончиться куда печальнее.
    – Не страшно? – спросил его Турецкий.
    – Купавин никогда ничего не боялся, – заметил шофер.
    Он отвернулся от пассажиров, несколько мгновений вглядывался в дорогу впереди себя, где шел новенький милицейский «мерс», в котором сидел Слава Грязнов с отрядом милиции. Замыкали колонну три машины с преданными Дроздову людьми из спецохраны.
    Турецкий посмотрел на часы:
    – Сейчас должен идти на посадку.
    – Покажем этим подонкам где раки зимуют, – проворчал Купавин.
    Автомобиль приближался к тому месту, где, по сведениям Вадима Дроздова, находилась засада. Передняя машина сбавила скорость.
         – Эх, черт, – сказал сквозь зубы Дроздов, – нельзя терять скорость.
    Впереди показался знак «Извилистая дорога». Сидевшие в машине легко качнулись вправо, затем влево. Внезапно впереди что-то ярко вспыхнуло, затем раздались хлопающие звуки, и замыкающие автомобили плавно сбросили скорость; пока все шло по плану. Турецкий в очередной раз включил радиотелефон:
    – Урал, Урал, началось.
    – Вас понял, – отозвался голос Романовой, – мы не такие резвые, но минуты через три будем.
    Вдруг головная машина резко завизжала тормозами: фары высветили какой-то «Запорожец», перегородивший дорогу.
    Николай Фомич, вместо того чтобы сбавить скорость, нажал на газ и резко взял влево, намереваясь обойти препятствие и прорваться дальше. Впереди снова полыхнул выстрел, все сидевшие в салоне услышали удар пуль о стекло.
    Николай Фомич уверенно вел машину вперед, справа мелькнул остановившийся «мерседес», а Николай Фомич уходил.
    Теперь вспышки появились сзади, стреляли короткими очередями. Автомобиль внезапно круто занесло вправо, затем влево, Николай Фомич не мог справиться с управлением – стреляли по колесам.
    На полной скорости президентский автомобиль соскочил с полотна дороги и понесся по полю, несмотря на то что на задних колесах были спущены шины. Впереди внезапно возникли темнеющие силуэты деревьев. Все сидящие в машине инстинктивно пригнули головы. Машина ударилась о дерево, смяв переднюю часть, которая, несмотря на то что автомобиль был бронированный, все же не смогла вынести такого сильного удара.
    – Григорий Иваныч, вы – в лес! – крикнул Турецкий. Он попытался открыть дверь, но это получилось не сразу – от удара ее заклинило.
    Первым из машины вышел Николай Фомич. Немедленно со стороны дороги полоснул огонь. Николай Фомич сделал неуверенный шаг вперед, как-то неестественно обернулся и стал медленно оседать вниз.
    – Выходи и ложись! – скомандовал Дроздов.
    Правую дверь открыть так и не удалось. Сидевший слеваТурецкий прямо из машины бросился на землю. Предательское освещение автоматически включалось при открытой двери; Турецкий сразу же откатился в тень и лишь на миг опередил невидимого врага. Стреляли из пистолета с глушителем.
    Турецкий перебежками двигался навстречу стрелявшему. Было темно, и никаких преимуществ у врагов не было. Они могли видеть бегущего Турецкого нисколько не лучше, чем он их. На миг Саша замер, стараясь сориентироваться по звуку. Сначала все было тихо, затем недалеко впереди хрустнула под ногой ветка. Турецкий неслышно распластался по земле; пистолет был у него уже в руке. Враг, не догадываясь о том, что он подошел совсем близко, сделал еще несколько шагов и был уже совсем рядом.
    Дальше на шоссе слышались перестрелка, крики, ругань. Но у Турецкого не было времени прислушиваться к тому, что там происходит. Все его внимание сосредоточилось на темнеющей в нескольких шагах от него фигуре. Глаза уже привыкли к темноте, он смог поймать на прицел силуэт на фоне чуть более светлого Неба. Выстрел был удачным,
    – Дроздов! Все путем!
    Но тот уже и сам сообразил, что появилась секундная передышка, и они с дядюшкой выскочили из машин.
    Слева рокотали моторы грузовиков.
    «Подмога!» – успел радостно подумать Турецкий, но ликование тут же прошло: справа тоже послышался шум двигателей, видны были уже и фары стремительно приближавшихся машин. Дроздов сообразил чуть быстрее:
    – Григорий! Беги к лесу! – Он подтолкнул дядюшку, а сам бросился на звуки автоматных очередей.
    Турецкий, почти не отставая, бежал за ним. Но преодолеть в полной темноте сотню метров по размокшей опушке леса было не так-то просто.
    Машины, подъехавшие справа, остановились метрах в трехстах от основной стычки. Там почему-то тоже началась пальба. «Президентский кортеж? Рано! Еще одна их группа? Или все-таки Президент?» Турецкий свернул правее; он уже добрался до шоссе, как раз около злополучного «Запорожца». Здесь уже никого не было. Слева доносились непрерывные автоматные очереди, справа было потише, но главные события происходили как раз там.
    По асфальту бежать было совсем легко, но неожиданная очередь заставила Турецкого броситься на землю. «Черт возьми! Что же происходит? – лихорадочно думал он. – Неужели кто-то из наших предал?» Он опять вскочил, но пробежал лишь десяток шагов: с очередной вспышкой от выстрелов слилась мгновенно пронзившая руку почти у самого плеча резкая боль. Споткнувшись, Саша по инерции летел вперед и в момент падения еще успел сообразить, что рука левая, значит, стрелять он может. И тут голова резко ткнулась во что-то твердое, и все исчезло.

Глава восьмая НОЧЬ ПОСЛЕ БОЯ

1

    Очнувшись, Турецкий долго не мог понять, где он находится. В глазах все расплывалось, он видел перед собой лишь какое-то неясное серое пятно. Следующим его ощущением было мягкое покачивание, возможно, он находился в автомобиле. Затем на сером фоне появились расплывчатые цветные проблески. Турецкий снова закрыл глаза, а когда открыл их снова, пятно стало более отчетливым – Саша понял, что это лицо. Теперь он узнал его – это был Слава Грязнов.
    Турецкий хотел спросить, чем кончилось столкновение, но губы не слушались его, и он смог только прошептать:
    – Ну что?
    Отбили, – серьезно сказал Слава, – он уехал в Кремль. А дядя… – он замолчал.
    – Что с ним?
    – Пропал, – ответил Грязнов и отвернулся.
    – Я ему крикнул, чтобы он в лес бежал, – прохрипел Турецкий.
    – В лесу искали. Нет его. Там ребята остались, может, найдут его. Живого или мертвого, но надо найти.
    – А Руденко? – снова спросил Турецкий.
    – Уехали. У них там же машины стояли чуть подальше. Перетрусили, видать. Я даже подумал на миг, что они одолевают, а они по машинам – и нет их. Но теперь-то им не уйти. Президент первым делом доложит обо всем Шилову, чтобы тот почистил свои ряды.
    Пока они ехали, Саша еще несколько раз ненадолго впадал в забытье.
    Наконец машина остановилась, и голос Грязнова сказал:
    – Ранен он, доктор. Много крови потерял.
    – Сейчас мы им займемся.
    Теряя сознание, Турецкий чувствовал, что чьи-то сильные руки вытаскивают его из автомобиля. Он понял, что его привезли в больницу.
    Следующее, что он помнил, – прикосновение жестких рук медсестры, делавшей ему укол, и ее полусовет-полуприказ:
    – А теперь спать!

2

    – Вишь, покричал – так его сразу в медсанчасть переводят. Демократия! – шутливо сказал Кудряшов открывшему дверь Кериму. – Во как нынче.
    Тот без всяких особых сантиментов втолкнул Саруханова в камеру, гремя ключами, запер дверь и удалился, насвистывая.
    Сергей лег на койку. Он ощущал какое-то странное головокружение, как будто катится вниз по скользкой ледяной горке и не может остановиться или как будто падает в пропасть. Все это время в Бутырках он держался и вот сегодня не выдержал.
    Однако у него теплилась надежда, что этот новый следователь сдержит слово и его переведут в лазарет. Как его звали? Меркулов? О таком Саруханов не слышал. Слышал о каком-то Турецком, который ведет дела об убийствах банкиров, но Гамик Карапетян банкиром, увы, не был. Поэтому его и передали этому дубу Шведову.
    И опять потянулось время – длинное и скучное, как бесконечный серый лист, как магнитофонная лента, выброшенная из окна каким-то идиотом и второй год болтающаяся на тополе под окнами его дома. «Вот так и сходят с ума в одиночках», – подумал Саруханов. Однако попасть в общую камеру с уголовниками ему хотелось еще меньше.
    Сколько прошло времени, он не знал – может, час, а может, и день.
    Внезапно в коридоре послышались шаги. Они приблизились к камере Саруханова и остановились. «Неужели?» Сердце забилось. Саруханов, выпрямившись, сел на койке.
    Загрохотали ключи, и дверь со скрипом открылась. На пороге стоял молодой здоровый тюремщик, которого Саруханов видел в первый раз. За ним маячили еще двое.
    – Саруханов, с вещами! – приказал здоровяк.
    Вещей у него было совсем немного, и через пару секунд он уже стоял в дверях.
    Здоровый тюремщик повел его по коридору, в конце которого опять дежурил Керим. Увидев Саруханова с вещами в руках, он сказал:
    – Лазарет ведут, да? Повезло тебе, парень.
    – Какой лазарет! – воскликнул мордатый. – Придумаешь тоже!
    Сердце Сергея упало. «Начинается», – подумал он.
    Вместе с конвоирами он прошел дальше по коридору. Затем главный открыл дверь камеры и без лишних слов впихнул Саруханова внутрь. Тот обо что-то споткнулся и кубарем влетел в камеру. Дверь сзади с шумом захлопнулась. Вокруг раздался гогот.
    Первое, что почувствовал Саруханов, – удушающий запах немытых тел. Он открыл глаза и посмотрел по сторонам. На него глядели четверо и хохотали.
    – Эй ты, косоногий, чего зенки пялишь! – сказал один с жутким лицом садиста-маньяка. – Чего вылупился?
    Саруханов ничего не ответил.
    – Басмач, барахло проверить? – услужливо спросил еще один.
    – Валяй, – разрешил главный.
    От группы отделился неприятный тип – низкорослый и щуплый, сопровождавший каждое свое движение противными ужимками и гримасами.
    – Ну-ка, миляга, покажи шмоточки, – обратился он к Саруханову и, протянув руку, схватил его сумку.
    – Не трогай, не твое, – ответил Саруханов.
    – Хавальник закрой, язык выпадет! – рявкнул тип и вдруг противно завизжал: – Басма-ач, он не дае-ет! Он Косого обидеть хочет!
    – А мы сейчас с ним по-другому поговорим. – Басмач поднялся с нар, на которых сидел, и оказался человеком очень большого роста и физической силы. Исподлобья глядя на Саруханова, он подошел к нему и что было сил ткнул ладонью в подбородок. Сергей упал, продолжая держать сумку в руках.
    – Ах ты жмот! – Косой ткнул Саруханова носком ботинка в ребра. Было безумно больно. Косой нагнулся и теперь уже без всякого сопротивления со стороны Сергея взял у него из рук сумку с вещами.
    – Ну что, Басмач, это в общак? – спросил он, вытряхнув содержимое на нары. Шотландский свитер, две пары носков, зубная щетка, паста, другие мелочи.
    – Угу, – проворчал Басмач, уже успевший сесть на место. Ясно было, что вещи Саруханова ему безнадежно малы. – Такой дохляк, мне с него навару нет.
    – Может, на целкость армяшку проверим? – сказал один.
    – Не-е… Ты, Чума, как хочешь, а я черных не люблю, у них верзуха больно мохнатая,
    – Ну что, фраер, очко-то играет? – поднялся Чума со своего места.
    Саруханова бросило в дрожь. Он почти не сомневался, что эти люди убьют его, должны убить, получили разрешение или даже указание убить. Но если они его сначала опустят… Случилось то самое, о чем он только час назад говорил в кабинете следователя. Вот вам и лазарет.
    И Сергей, не размышляя, принял решение. Пусть убивают, сделать из него петуха он не даст. Сначала пусть убьют.
    Он, не замечая боли, поднялся на ноги и отошел к двёри. Это была единственная позиция, откуда он мог видеть все, что происходит в камере.
    – Не подходи, – прохрипел он.
    – Ишь ты недотрога – «не подходи»! – нараспев прогнусавил Косой.– Наша дама из Амстердама! Придется вмазать.
    Саруханов молча сверлил его ставшими совершенно черными глазами. Он сжался в комок, готовый броситься на любого, кто подойдет к нему первым. Он знал, что сейчас будет готов на все – будет бить, впиваться в глаза, рвать волосы, бить в пах. Пусть сначала забьют насмерть.
    – Ну, фраерок наглеет, будет ему глухой форшмак, – прокомментировал прежде молчавший рыжий парень лет двадцати пяти.
    На лицах всех четырех появилось выражение азарта. Глаза, ранее казавшиеся подернутыми пеленой, теперь горели. Стало интересно. Басмач снова поднялся с нар и пошел на Саруханова. Тот не стал дожидаться удара и внезапным выпадом ударил противника в глаз. Басмач только охнул, на скуле показалась кровь.
    – Ах так! – заревел он, и его голос был больше похож на рев раненого животного, чем на человеческий. Он навалился на Саруханова и подмял его под себя, так что, казалось, разом хрустнули все кости.
    «Конец!» – успел подумать Сергей.

3

    Турецкому редко снились сны, а возможно, он их просто не помнил, когда утром вскакивал от резкого звонка будильника, поспешно умывался и бежал туда, куда в этот день было необходимо бежать.
    И вот сегодня, когда будильника не было и, значит, можно было спать сколько угодно, ему снились тревожные, беспорядочные сны. Мелькали Президент, Слава Грязнов, Меркулов. Потом почему-то появилась уборщица из Мосгорпрокуратуры. Моисеев наставительно говорил: «Это, Саша, настоящий валютный заговор. Тс-с-с! Слышишь?» Скрипнула дверь, послышалось какое-то шуршание. Турецкий еле втиснулся в какую-то узкую щель и, пригибаясь, стал петлять между деревьями; сзади слышались тяжелые шаги, размеренные, но становившиеся все громче, торжествующий голос хохотал и кричал: «Ага! Попался!» Его догоняли, он убегал, хотя сам не понимал от кого. Этот кто-то становился все ближе… Саша оступился, покатился по косогору, потом земля исчезла, была только черная пустота, в которую он стремительно падал… И вдруг все кончилось. Он был жив, шаги пропали, он лежал на спине где-то на зеленом лугу, и над ним склонилось прекрасное женское лицо. Татьяна. Таня.
    – Татьяна. Таня, – прошептал Турецкий.
    – Как ты? – послышался знакомый голос.
    Турецкий открыл глаза. Он лежал на больничной кровати. Тело ломило, особенно пекло плечо. И над ним действительно склонилось лицо – лицо Татьяны Бурмеевой.
    – Это сон? – спросил Турецкий.
    – Вряд ли, – ответила Таня. – Мне лично никогда еще не снилась больница.
    – Это здорово! – сказал Турецкий. – Нет, не то, что тебе не снилась больница. А то, что ты пришла.
    – Мне недалеко было идти, – улыбнулась Таня. – Подняться на один этаж и сделать несколько шагов по коридору. Мы соседи.
    Турецкий попытался приподняться на локте, но плечо пронзила такая боль, что он сморщился и опустился обратно на подушку. Таня смотрела на него глазами, полными сострадания. Теперь она совершенно не была похожа на ту холодную и неприступную красавицу, с которой Турецкий говорил несколько дней назад. Она стала иной – мягкой, доброй, отзывчивой. И при этом совершенно не перестала быть красивой, напротив. Турецкому захотелось обнять ее, прижать к себе и не отпускать никогда-никогда.
    – Таня, – только и сказал он.
    Она протянула руку и нежно коснулась его лица. Он поцеловал кончики ее пальцев.
    – Никогда не думала, что следователь может быть таким… – задумчиво проговорила Татьяна.
    – Каким? – спросил Саша.
    – Таким… как ты.
    – Наклонись ко мне, – попросил он.
    Она присела на край, и ее лицо склонилось над его лицом, он почувствовал, как на его лоб упали ее густые волосы, и ощутил на губах вкус ее губ.
    – Это что такое! – послышался рядом сердитый голос. Татьяна отпрянула, и Турецкий увидел в дверях дежурную медсестру. – Нашли чем заниматься в больнице! Это же военно-полевая хирургия!
    Татьяна смущенно смотрела на сестру, а Турецкий почему-то только рассмеялся.
    – Именно. Это же не школа благородных девиц и даже не инфекционная больница, – сказал он.
    – Ну я пойду, – сказала Таня.
    – Приходи еще, – попросил Турецкий, – пожалуйста.
    Саруханов, как ни странно, не чувствовал боли, ощущение было такое, как будто пинают, бьют, молотят по мешку с песком, хотя и понимал, что этот мешок – его собственное тело.
    Внезапно он упал назад. Опора, на которую навалилась его спина, исчезла. Саруханов вдруг понял, что у него закрыты глаза. Он попытался открыть их, но все заволокло красной пеленой, и он снова закрыл их. Как сквозь вату, он услышал бормотание:
    – Ты его мало-мало убивай. Ай, нехорошо!
    – Глохни, вертухай, шнифты выбью! – раздался рык Басмача.
    – Керим пугать не надо. Керим пуганый, – прозвучал ответ.
    Затем Саруханова потянули за ноги, тянули долго, потом он почувствовал, как кто-то брызгает ему в лицо холодной водой. Он снова попытался открыть глаза – красная пелена немного рассеялась. Над ним склонилось лицо тюремщика Керима.
    – Живой, – констатировал он. – И куда тебя теперь? Лазарет?
    – Не надо в лазарет, – прохрипел Саруханов, – там все равно прибьют.
    – Кто прибьет? – спросил Керим.
    – Кому надо, тот и прибьет. Говорил я следователю.
    – Ай-яй, – пробормотал Керим, – лазарет тебя надо, а нельзя. Старый камера тебя посажу, там никого. Будешь лежать, не помрешь?
    – Постараюсь.
    – Только тихо-тихо ходить надо, – предупредил Керим. – Молчать. Чтобы сам своих шагов не слышал. Пусть думают, что ты умер.
    Идти, к счастью, было недалеко. Керим открыл дверь, и Саруханов оказался в своей одиночке, той самой, которую оставил совсем недавно. Какой родной и спокойной она ему показалась!
    Он лег на койку. Теперь все тело начало болеть. Шок прошел. Было очень больно, причем не снаружи, а где-то внутри. «Отбили, сволочи, все нутро. Умру, наверно, – спокойно подумал Саруханов. – Но зато я им не дался».

Глава девятая НУЖЕН ТРУП

1

    Телефон затрезвонил рано. Сначала Романовой казалось, что это ей снится – уже давно ей и по ночам виделась почти без вариантов сыскная работа, – но затем она поняла, что это явь, и, на ходу набрасывая халат, подошла к телефону.
    – Ну, говорите, – хриплым спросонья голосом сказала Романова.
    – Шурочка, – раздался в трубке знакомый голос Меркулова, – прости, что разбудил, но дело очень срочное. У тебя есть труп?
    –Что? – только и смогла вымолвить Романова.
    – Это, конечно, не телефонный разговор. Жду тебя на Петровке, а ты пока сообрази, нет ли где неопознанного трупа.
    В трубке раздались короткие гудки. Романова еще некоторое время стояла, слушая их, и только потом положила трубку. Она решительно ничего не понимала.
    Однако милицейская хватка брала свое. Впопыхах жаря на кухне яичницу, Александра Ивановна уже соображала, были ли в самые последние дни неопознанные трупы. Были, конечно, теперь это стало обычным делом. Если так пойдет и дальше, то скоро расчлененных трупов в лесу будут находить больше, чем грибов.
    «Был какой-то утопленник в Яузе, в парке Дубки, в Петровско-Разумовском – тело без головы; в Лефортове – голова в полиэтиленовом мешке, но не та. Что еще… И зачем Меркулову труп?» Это был самый интригующий из всех вопросов.
    Он ждет ее на Петровке, а ведь надо бы заехать к Саше Турецкому в больницу, узнать, как он там… Она на миг задумалась, рассказывать ли ему о последних событиях, и решила – не стоит. Пусть отдыхает.

2

    Через час, открыв дверь в палату, Романова столкнулась с уходившей Ириной, которая до работы заехала в больницу. Увидев ее, Александра Ивановна закричала прямо с порога:
    – Смотри, Сашок, опять к тебе женщина! Ну, ты у нас Казанова!
    – Приятно, когда о тебе говорят хорошее, – вздохнул Турецкий, – особенно незаслуженно.
    – Ну-ну, – погрозила ему пальцем Романова.
    Она деловито уселась на стул у кровати и вытащила из сумки пакет апельсинового сока, пачку печенья и гроздь винограда.
    – Шура, да ты что! – возмутился Турецкий. – Забирай детям.
    – Дети давно выросли, сами себе купят, – отрезала Романова, – а тебе надо поправляться. Тут такие дела завертелись, да ладно, сейчас не будем…
    Что-то в тоне начальницы МУРа очень не понравилось Турецкому. Он знал Александру Ивановну далеко не первый год и хорошо понимал, что значат такая сухая речь и озабоченный вид.
    По-видимому, случилось что-то беспрецедентное.
    – Что-то с дядей, с Григорием Ивановичем? – встревоженно спросил Турецкий, – Его нашли? Слава успел мне сказать, Что он пропал.
    – Ничего не знаю, – недовольно ответила Романова.– А Грязнов мог бы попридержать язык за зубами. Болтает направо и налево…
    Турецкий вспомнил про Славу Грязнова. Как он не хотел впутывать дядю в это рискованное дело! А если бы это был близкий родственник самого Турецкого? Можно понять человека. Но раз-тело не найдено, значит, еще есть надежда.
    – Я ему крикнул, чтобы он уходил к лесу. Может быть, он вышел на другую дорогу, да мало ли… А водитель? – спросил Турецкий.
    – Водитель погиб, – ответила Шура, – прошили автоматной очередью. Несколько раненых, ты в том числе. Два милиционера из отряда Грязнова в очень тяжелом состоянии.
    – Ну а что Президент собирается предпринимать? – спросил Турецкий, – Теперь надо основательно почистить спецохрану.
    – Ну это вопрос не ко мне, – уклончиво сказала Романова. Она посмотрела на часы. – Пора. Я и так едва выкроила время. А тут еще вся эта свистопляска. Курс доллара чего– то прыгнул.
    – Курс доллара? – по инерции переспросил Турецкий, которого это сейчас интересовало меньше всего. – Тебе-то что, Шура? У нас с тобой долларов нет и никогда не будет.
    – Да, чего-то шумят все. Ну не буду пока распространяться, сама ничего не понимаю, а тут еще этот труп… – сказала Шура. – Ну ладно, поправляйся, ты нам всем нужен.
    Турецкий проводил начальницу МУРа взглядом. За многие годы, которые он знал Александру Ивановну Романову, он так и не уставал поражаться ей.

3     

    Когда дверь за Романовой закрылась, Саша откинулся на подушках. Мысли в голове бешено крутились, наскакивая друг на друга. Григорий Иванович пропал, Купавин убит… Но зато Президент в Кремле – живой и невредимый, а самое главное – к нему, к Турецкому, приходила Татьяна… Таня… Вот что действительно главное, а не всякие глупости вроде курса доллара.
    И она придет еще, в этом Турецкий был уверен.
    Некоторое время он лежал неподвижно. Затем услышал, как дверь тихо скрипнула и раздались легкие шаги, явно принадлежавшие женщине. В надежде, что это вернулась Таня, Турецкий повернулся и посмотрел на вошедшую. Это оказалась медсестра, которую он еще не видел, – тоненькая девочка с большими черными глазами.
    – Вам еще передачу принесли, – сказала она. – Но скоро обед.
    В ее голосе чувствовалась какая-то сдержанность, даже робость, – по-видимому, по больнице уже распространился слух, что здесь лежит отважный следователь, раненный при задержании особо опасного преступника.
    – А что у вас на обед? – весело спросил Турецкий, всем своим видом желая показать, что все в порядке и бояться его не следует.
    – Суп вегетарианский по-крестьянски, биточки с макаронами, кисель; ну и хлеб, конечно, масло, – робко отчиталась сестра и с надеждой спросила: – Будете?
    – Вегетарья-анский да еще и по-крестья-ански – отменное блюдо, – глубокомысленно-издевательски протянул Турецкий, – Нет, знаете ли, лист капустный порционный отварной – это не в моем вкусе. Да и хлеб я предпочитаю куском, а не через мясорубку, так что и биточков не надо. В общем, несите ваш кисель растворимый с хлебом, – резюмировал он.
    – Напрасно вы так, кисель малиновый. А биточки вкусные, честное слово, – обиделась девушка. – Я вам двойную порцию принесу и без гарнира – вот увидите, вам понравятся.
    Она было повернулась, чтобы отправиться за биточками, но Саша остановил ее:
    – У меня вот какая просьба: газет сегодняшних нет ли каких? Или хоть радио. Совершенно не могу быть оторванным от мира. Там все время что-то происходит, а тут с утра каша манная на молоке, в обед – капуста на воде, биточки с соусом по-больничному; короче – застой, ничего нового.
    – Вам не новости нужны, а покой, – ответила медсестра, покачав головой. – Вам нужен покой, тогда и выздоровление пойдет быстрее.
    – Какой к черту покой! – взорвался Турецкий. – Если я не буду знать, что там происходит, я с ума сойду.
    – В палате радио не предусмотрено, – сказала медсестра, – но я что-нибудь придумаю.
    «Вот Шура, – подумал Турецкий, – не могла газет привезти. Все ей некогда. А Ирина? Знает же, что я без газет дня не проживу. Соки они почему-то принести не забыли, а нужны мне эти соки… А эта фефёла, наверно, и сама-то газет никогда не читает. Фефёла, впрочем, вполне симпатичная».
    Однако медсестра недолго занимала мысли Турецкого. Он тосковал по новостям и, чертыхаясь про себя, продолжал клясть жену, а заодно и Шуру Романову. Тут неожиданно он сообразил, что ноги-то у него не ранены. Осторожно откинув одеяло, он встал с кровати и, придерживая раненую руку здоровой, вышел в коридор.
    Ходячие больные смотрели телевизор.
    На экране появилось лицо Президента, который держал в руках предмет, похожий на небольшой чемоданчик.
    – Сегодня Президент России ознакомился с работой новейшего военного оборудования, позволяющего в считанные секунды улавливать появление в воздушном пространстве России чужих ракет и других летательных аппаратов. На экране при этом появляются все параметры – направление, высота полета, скорость движения и прочее
    – А говорят, у нас армия слабая, – сказал российский глава, – вот смотрите, какие у нас на вооружении приборы. Я сразу все увидел: откуда, куда летит, с какой скоростью.
    При этом на лице Президента появилась безмерно счастливая улыбка, как у мальчишки, которому в первый раз дали поводить грузовик.
    «Черт знает что, – с раздражением подумал Турецкий. – Как дурачок какой-то. Это после вчерашнего-то».
    Он хотел было повернуться и уйти в палату, но вдруг будто прирос к полу. Что-то в выражении лица Президента показалось ему очень знакомым. Было в этом глуповатом энтузиазме нечто такое, что никак не вязалось с образом того Президента, которого представлял себе Турецкий.
    «Это же дядюшка!» – мелькнула мысль.
    Так вот почему Романова была так озабочена и ничего не хотела толком говорить! Значит, они послали-таки в Кремль дядю Грязнова… Сердце Турецкого заколотилось. Но где же тогда сам Президент?
    Он вернулся в палату, продолжая про себя на чем свет клясть медсестру, Романову и собственную жену.
    Однако «фефёла» оказалась куда более расторопной, чем предполагал Турецкий. Когда минут через десять она вернулась, на подносе была тарелка с пресловутыми биточками, блюдце с двумя ломтиками белого хлеба и маслом, кисель, а также небольшой приемник «Звездочка».
    – Вот, – сказала она, – у одного из больных нашелся. Турецкий подождал, пока медсестра уйдет, и немедленно включил приемник. Ему хотелось удостовериться, что увиденное на экране ему только показалось, а жизнь в стране идет нормально, и вчерашняя попытка государственного переворота (Турецкий был уверен, что планировался именно переворот) оказалась безуспешной.
    Он покрутил ручку настройки, стараясь выйти на волну «Эха Москвы». Наконец, ему удалось поймать новости.
    «Сегодня утром Президент Российской Федерации имел телефонную беседу с Президентом Украины», – сказал диктор; Турецкий машинально ткнул вилкой в биточки.
    «Ну слава Богу, просто показалось», – вздохнул Турецкий.
    «В ходе беседы обсуждались проблемы, касающиеся дальнейшей судьбы Черноморского флота. Главы Украины и России выразили уверенность в том, что этот вопрос можно будет уладить за столом переговоров».
    – Опять ни до чего не договорились, – проворчал Турецкий. – Да Украина этот флот и содержать-то не сможет. На фига козе баян?
    «Паника, начавшаяся вчера в деловом мире Москвы, распространилась по всей стране, – продолжал диктор. – За два дня курс доллара к рублю повысился на тысячу пунктов и составил три тысячи девятьсот два рубля за один доллар. Эксперты не в состоянии объяснить такой резкий скачок в курсе. Представитель Государственного банка России Кирилл Борковский прокомментировал это так: «В течение последнего года Центробанк России…»
    Турецкий неторопливо крутил ручку, чтобы найти что-нибудь поинтереснее, и рассеянно жевал ненавистные «биточки по-больничному». «Опять этот доллар. Можно подумать, у каждого под матрасом сотни долларов», – мрачно подумал он.
    «По просьбе слушательницы из Воркуты Ксении Васильевны Потаповой передаем…»
    Турецкий выключил приемник. По крайней мере, он услышал достаточно. Президент в Кремле, все идет, как и должно идти. Все-таки удалось вчера прорваться. Жалко, конечно, Григория Ивановича, да и Славу Грязнова тоже. «Слава прав, – подумал Турецкий. – Почему простой человек должен гибнуть ради спасения другого только потому, что тот занимает более высокое положение? Пусть даже ради Президента. Нет, – пришла в голову следующая мысль, – дело не в спасении Президента лично. Дело в будущем страны. Погибни он сейчас, окажись он заложником этих людей, кем бы они ни были, в стране начнется черт знает что».
    Мысли были прерваны с очередным появлением медсестры.
    – Я же говорила, что вкусные, – искренне обрадовалась она пустой тарелке. – Теперь вот вам термометр. А что вы загрустили? Это все погода, сейчас свет включу, чтоб веселей было.
    За окном на самом деле, несмотря на середину дня, было довольно скверно: по-вечернему сумеречно и неуютно. С неба сыпалась какая-то каша.
    Турецкий взглянул на осеннее небо, казавшееся еще более хмурым из-за давно не мытого стекла, и почему-то обрадовался. Многим это может показаться странным, но он иногда был не против поваляться на больничной койке. В сущности, это были единственные в его жизни дни, когда удавалось просто подумать о жизни вообще, а не о том, кто именно похищал стройматериалы в особо крупных размерах. Только в больнице можно было немного отдохнуть. Конечно, отдых это был беспокойный, ведь мысли о работе все равно не отпускали Турецкого ни на минуту, но все же минуты покоя здесь были.
    И вот теперь, глядя в потолок, на котором чередовались темные и светлые концентрические полосы от лампы, Турецкий стал думать, кем же могли быть эти до сих пор неизвестные люди, подготовившие уже несколько покушений на Президента. Полковник спецохраны Руденко? Это всего лишь исполнитель, он не может стоять во главе заговора, цель которого – изменение политического строя в России.
    Полковник Руденко, разумеется, действовал не по своей инициативе, но кто стоял за его спиной – это было совершенно непонятно. «Неужели ФСК? – размышлял Турецкий. – Похоже на их почерк – устроить автомобильную катастрофу, внезапную сердечную недостаточность… Мерзавцы!» – подумал Саша.
    Если бы не проклятое плечо, Турецкий, разумеется, не стал бы торчать в больнице, но он по опыту знал, что ему нужно пробыть хотя бы дня три, иначе он может отключиться в самый неподходящий момент – он и сам чувствовал, что еще слишком слаб.
    Постепенно Турецкий задремал. Он не знал, сколько времени прошло, но внезапно почувствовал чье-то присутствие. Это было удивительно, но Саша уже давно заметил, что с какого-то момента он во сне не отключается от реальности полностью, его мозг все время начеку. Вот и сейчас он во сне почувствовал, что в палате кто-то находится, хотя спал не просыпаясь.

Глава десятая В КРЕМЛЕ

1

    Все произошло так быстро, просто мгновенно, что Григорий Иванович Грязнов не успел опомниться, когда машина подвезла его к Кремлевской стене. Ворота открылись, охрана пропустила их внутрь, отдав ему честь, еще минута – и один из офицеров спецохраны раскрыл перед ним дверь автомобиля.
    Григорий Иванович вышел наружу. Наверно, никогда в жизни, даже когда впервые пришел знакомиться с родителями, своей Зины, он не чувствовал себя так неуверенно. Было страшно сделать первый шаг, повернуться, пойти, не говоря уже о том, чтобы раскрыть рот и начать говорить. Да и куда идти? Об этом Григорий Иванович и понятия не имел. Он беспомощно огляделся, чувствуя, что еще секунда – и он начнет паниковать.
    «Майор Грязнов, возьмите себя в руки», – приказал себе Григорий Иванович. Он расправил плечи и постарался представить себе, что играет на сцене. Продолжение «Августа 91-го». А вокруг статисты, цель которых – подыгрывать ему. И сразу же стало значительно легче – на сцене майор Грязнов чувствовал себя уверенно.
    -Ну, как тут без меня? – обратился он к офицеру, открывшему ему дверцу автомобиля.
    – Все в порядке, Андрей Степанович, – заверил тот.
    – Это хорошо! – громко ответил Григорий Иванович. – Тогда пойдемте. Что там у нас сегодня вечером? Ничего, надеюсь?
    Как из-под земли вырос невысокий крепыш в штатском.
    – С приездом, Андрей Степанович, – сказал он.
    Григорий Иванович кивнул. Он не знал, как зовут крепыша в штатском, и потому решил обойтись дружелюбным кивком. Со стороны начальства этот должно быть воспринято как знак расположения. Григорий Иванович, конечно, не знал, какие нравы в Кремле, но исходил из предположения, что в целом такие же, как и везде.
    – Сегодня ужин и сон, – начал человек в штатском, – а завтра утром телефонные переговоры с Украиной, заседание Совета безопасности, вечером – прием посла Венесуэлы.
    – Этому-то чего надо? – удивился Григорий Иванович, силясь вспомнить, где находится Венесуэла.
    – Венесуэла – производитель нефти, член ОПЕК, – подсказал крепыш.
    «Адъютант, – понял майор. – Как это у штатских? Помощник? Референт? Хорошо бы стороной выяснить, как его звать-то».
    – Ну что ж, – серьезно кивнул головой Григорий Иванович, – значит, у нас есть о чем поговорить.
    Он сделал шаг в сторону от машины. Референт также двинулся. Григорий Иванович шел за ним, стараясь не обгонять, но чтобы этого никто не понял. К счастью, «президентская» походка удалась вполне. Сказывались театральные репетиции.
    . Референт провел «Президента» в небольшой уютный кабинет, почему-то напомнивший Григорию Ивановичу комнату в виденном им когда-то Доме-музее Чехова в Ялте.
    Григорий Иванович огляделся в надежде увидеть накрытый стол, но ничего похожего на приготовления к ужину не было заметно. А между тем Грязнов-старший внезапно почувствовал острый приступ голода. Волнение всегда оборачивалось для него повышением аппетита, а не его отсутствием, как у некоторых. А в последние несколько часов было отчего поволноваться! Он внимательно посмотрел на референта и сказал:
    – Слушай, ты ужинал?
    – Да, Андрей Степанович. А вы, наверно, проголодались. Сейчас я распоряжусь. Пойдете в столовую или пусть сюда принесут?
    – В столовую. Да и ты давай со мной, а то мне одному скучно будет, – сказал «Президент», смекнув, что будет гораздо лучше, если он сейчас пройдется по внутренним помещениям, чтобы хоть немного представлять, где что находится.
    Референт снял трубку одного из телефонов, стоявших на покрытом зеленым сукном столе, набрал трехзначный номер и спросил:
    – Кухня? Есть у вас Что-нибудь тут для Андрея Степановича? – Он немного помолчал, слушая ответ, затем сказал: – И только-то? Ладно, сейчас спрошу. Андрей Степанович, – обратился он к дядюшке, – у них осталось только рыбное и мясное ассорти, салат, а из горячего – лангет и печень по-строгановски.
    «Нехудо, – подумал Григорий Иванович, – Хорошо бы и того, и этого. Да, наверно, нельзя. Как бы не подумали чего». И, стараясь придать голосу как можно больше «государственных» ноток, сказал:
    – Ну, пожалуй, рыбное да лангет.
    – Рыбное и лангет, – эхом повторил референт. – Хорошо, минут через пятнадцать. – Он повесил трубку и снова повернулся к дядюшке Грязнова: – Отдохните пока, Андрей Степанович.
    Дядюшка уже хотел было усесться в обитое темным бархатом кресло, стоявшее у стола, но референт вовремя опередил его, распахнув одну из боковых дверей. За ней оказалась довольно просторная спальня с креслами, журнальным столиком и книжным шкафом. В целом все это напоминало очень хороший гостиничный номер – такой, в каком самому майору Грязнову никогда не приходилось бывать, но какие он видел в кино и на картинках в журналах.
    – Постучи, когда все будет готово, – сказал он, вовремя сообразив, что раз это, в сущности, гостиница, значит, где-то тут должны быть ванная и туалет. Он, разумеется, имел хорошую привычку мыть руки перед едой, но сейчас его в гораздо большей степени заботил туалет.
    Дверь туда он обнаружил почти сразу. Сначала он испытал некоторое разочарование, увидев, что туалет и умывальник находятся в одном и том же помещении. «Санузел-то совмещенный, – с неодобрением покачал он головой. – Места вроде много, неужто нельзя было разделить перегородкой?» Но, оказавшись внутри, он не мог не отметить, что все сделано очень удобно – в углу стоял массивный голубой унитаз под такой же тяжелой крышкой – совершенно непохожий на виденные дядюшкой прежде. Дальше стоял столик с вделанной в него раковиной. «Мрамор, – решил дядюшка, но, потрогав ее рукой, понял, что это пластик. За столиком с раковиной находилась душевая кабина, закрытая полупрозрачными пластиковыми стенами. – Недурно, – покачал головой дядюшка. – Вот бы наши в Ольге увидели».
    Он вспомнил Зину, которая по-прежнему ходит в уличный деревянный сортир и умывается из металлического рукомойника, и вздохнул. «Жаль, что она этого не видит, – с грустью подумал Григорий Иванович, – И ведь не расскажешь же… Государственная тайна».
    Неожиданности подстерегали дядюшку на каждом шагу. И унитаз оказался какой-то чудной, а на раковине не было двух привычных ручек – синей и красной, а какая-то сложная штука, какой майор Грязнов еще ни разу не видал. Ему понадобилось некоторое время, чтобы сообразить, что она одна одновременно отвечала и за напор, и за температуру воды.
    Григорий Иванович посмотрел на себя в зеркало, висевшее над раковиной. Оттуда на него глянул – нет, не Президент России, глянуло немного испуганное и растерянное лицо, которое могло принадлежать только отставному майору Грязнову из поселка Ольга. У главы государства не могло быть такого выражения.
    Дядя выпрямился, расправил плечи и посмотрел на себя решительно и целеустремленно. Получилось немного лучше. Не хватало затаенной в глазах глубокой мысли. Григорий Иванович попытался подумать о чем-то значительном, государственном, вроде американского империализма. Стало еще лучше. «Ну, майор, держи хвост пистолетом!» – приказал сам себе Григорий Иванович и отошел от зеркала.
    Наконец, с туалетом было покончено. Дядюшка вышел в комнату отдыха, которую про себя стал называть «номер», и сел в кресло. Над журнальным столиком висело несколько книжных полок.
    «Что же Сам, интересно, читает?» – подумал Григорий Иванович. Он давно уже про себя называл своего двойника просто Сам и чувствовал некую внутреннюю связь с ним. А теперь незнакомый Президент начал казаться ему чуть ли не близким родственником.
    Однако ознакомиться с содержимым полок он не успел. В дверь постучали, И голос коротышки-референта сказал:
    – Андрей Степанович, все готово.
    Григорий Иванович встал, расправил плечи и, стараясь сохранять на лице «государственное» выражение, отработанное перед зеркалом, вышел из комнаты отдыха в кабинет. Референт, улыбнувшись, сказал:
    – Пойдемте, Андрей Степанович.
    Они пошли по внутренним переходам Кремля. Идти пришлось совсем недалеко. Референт открыл перед дядюшкой дверь и они оказались в небольшом, но уютном обеденном зале, который в кремлевской столовой именовался «залом номер один» – это был личный обеденный зал Президента, где он иногда обедал или ужинал в узком кругу друзей или с кем-то из иностранных гостей попроще.
    Здесь стояла антикварная мебель красного дерева. Стол был накрыт белоснежной крахмальной скатертью. На столе уже были сервированы закуски на одну персону – салаты и рыбное ассорти.
    – А ты что же? – повернулся дядюшка к референту, мучительно пытаясь сообразить, что бы такое придумать, чтобы, не выдавая себя, выяснить его имя и отчество. – Садись, составь мне компанию. Возьми хоть салатик.
    «Интересно, а как тут с этим делом? – подумал дядюшка, садясь на стул с высокой спинкой. – Попросить, что ли, да неудобно как-то». Он придвинул к себе тарелку с рыбным ассорти. Да, положили всего на совесть – тут и кета, и осетрина, и стерлядки кусочек. Пивка бы к этому. «Да что же! – воскликнул Григорий Иванович, продолжая вести сам с собой внутренний диалог. – Сам-то – не мужик, что ли? Не наш советский россиянин?» И, подцепив вилкой кусочек розовой свежайшей кеты, задумчиво сказал:
    – Рыба посуху не ходит.
    Лицо референта приняло понимающее выражение.
    – Сейчас распоряжусь, – сказал он и поднялся с места.
    «А ведь даже не спросил, чего принести, – подумал Григорий Иванович.– Значит, и так знает. Принесет то, что Сам любит. – Он стал гадать, что же такое сейчас окажется перед ним. Но что бы это ни было, надо пить, как будто это то самое, что надо. – Пусть хоть ликер киви принесут или вино десертное, все равно надо пить с удовольствием», – решил он, надеясь, что это будет «Абсолют» или «Смирновская», коньяк на худой конец, хотя коньяк под рыбу – вряд ли. А вообще-то, поди знай, какие тут в верхах обычаи.
    Все это пронеслось в голосе Грязнова-старшего в считанные секунды. Вскоре референт вернулся, а еще через пару минут в «зал номер один» вошла приятной наружности женщина в кружевном крахмальном переднике и такой же наколке в волосах; на подносе была пара стопок и основательный графинчик. «Ну вот, накаркал: коньяку приперли…» – пронеслось в голове у Грязнова. Референт разлил темную жидкость по рюмкам.
    – За наши успехи! – произнес Григорий Иванович торжественным голосом и без особого энтузиазма опрокинул рюмку. «Господи, ведь это ж «Старка»!..» О таком он мог только мечтать.
    «Андрюха – наш человек!»– подумал он. Президент России вдруг стал ему еще ближе и родней. От избытка чувств Григорий Иванович чуть не прослезился, но вовремя сдержал себя. Президенту ни с того ни с сего плакать не полагается. В этом он был уверен.

2

    Президент не сразу понял, что произошло. Он, правда, немного огорчился, что машину ведет не Купавин, но не придал этому большого значения. Время поездки в автомобиле он обычно тратил на то, чтобы спокойно обдумать результаты прошедшего дня, сделать наметки на день будущий.
    Президент все еще анализировал результаты встреч в Кемерове, когда обратил внимание на то, что впереди на трассе происходит нечто не совсем обычное. Оттуда раздавались выстрелы и целые автоматные очереди, в этом ошибиться он не мог. Первой мыслью было: «Неужели мафиозные группировки? Это все-таки как-то слишком».
    Однако, когда из-за поворота стало что-то видно, Президент понял, что это не бандиты, а войска. Но почему они открыли огонь на президентской трассе?..
    В следующий момент, резко затормозив, остановилась идущая впереди машина сопровождения.
    – Что там за сука! – выругался водитель.
    Президент поморщился, сам он никогда не позволял себе грубых выражений и очень не любил, когда это делали другие. Жаль, что Купавин не смог приехать, старый водитель знал, как вести себя в присутствии Президента.
    Еще через миг остановился как вкопанный президентский автомобиль. Где-то неподалеку раздались выстрелы, и дверь с той стороны, где на заднем сиденье сидел Президент, широко распахнулась. При тусклом свете лампочки, освещающей салон, Президент увидел перед собой лицо полковника Руденко. И сразу понял – случилось худшее.
    Плен. Или смерть.
    Полковник Руденко внимательно посмотрел на российского главу, а затем сказал как-то уж слишком официально:
    – Господин Президент, я прошу вас выйти из автомобиля.
    Мелькнула мысль – не повиноваться. Но, представив себе, как будет унизительно, если его начнут выволакивать насильно, глава страны медленно вылез из машины и с чувством собственного достоинства посмотрел на полковника Руденко.
    Он не произнес ни слова. Не спросил ничего.
    Пусть сначала объяснят, что все это значит.
    – Господин Президент, – все тем же официальным тоном продолжал Руденко, – я прошу вас следовать за мной.
    Тяжелыми шагами, хлюпая по осенней дорожной грязи, Президент повиновался. Мысли путались. Неподалеку на обочине с потушенными фарами стояла другая машина. Это был уже не президентский «линкольн», а нейтральные «Жигули».
    – Я прошу объяснений, – потребовал Президент.
    – Сейчас вы их получите, – раздался рядом знакомый голос.
    Президент резко обернулся.
    Предали.
    Сколько раз это происходило с ним за последние годы. Предавали люди, которых он считал своими верными последователями, если не товарищами в борьбе за новую Россию. Предавали по-мелкому и по-крупному. И все-таки он не смог к этому привыкнуть. Может ли человек привыкнуть к предательству? Возможно, кто-то другой и мог бы. Но не он. Это всякий раз было потрясением.
    Да, его предупреждали, и не раз. Но предупреждения иногда слишком смахивали на доносительство, на желание выслужиться, показать, что ты единственный надежный.
    Президент вспомнил, как сразу после августовского путча один из его ближайших помощников, Сергей Скачков, все ходил и повторял: «Вы окружены врагами. Я единственный, кто вам предан». Он говорил это так часто, что закрадывались подозрения. Нет, не в том, что российский глава действительно окружен врагами, а в том, не страдает ли Скачков манией преследования.
    Все это пронеслось в голове Президента за считанные секунды.
    – Садитесь в машину, – сказал тот же хорошо знакомый голос. – Мы отвезем вас в надежное место.
    Значит, плен.
    Президент оглянулся – он был один. Вернее, вокруг было много людей, причем людей, призванных его охранять. Но они стали врагами. И он один перед ними.
    – Сопротивление бесполезно.
    Он знал об этом и сам. Не говоря ни слова, сел в машину. Немедленно по обе стороны заняли свои посты боевики. Охрана.

Глава одиннадцатая В ПЛЕНУ

1

    Да, его взяли в плен. Это было одновременно и ясно и немыслимо. Трудно поверить в то, что, не совершив ничего противозаконного, ты вдруг оказываешься узником, отрезанным от всего мира пленником. Ты, который всего пять минут назад стоял у кормила власти огромной страны. Но ведь не он первый. Разве не то же самое произошло с Хрущевым, с Горбачевым? А если вспомнить российскую историю, то окажется, что в предыдущие века с сильными мира сего расправлялись хуже – их не держали под домашним арестом, а лишали жизни. Так что стоит ли удивляться тому, что происходит сейчас?
    Машина мягко тронулась. За окном было темно, но Президент понимал, что его продолжают везти в сторону Москвы. «Куда?» – то и дело вспыхивала тревожная мысль.
    Но вот впереди показались огни. «Кольцевая дорога», – понял Президент. Значит, его везут прямо в Москву. Но этот факт нисколько не радовал. Даже напротив – ведь он был свидетельством того, что враги считают себя настолько всесильными (или на самом деле являются таковыми), что решают поместить похищенного Президента прямо в столице. Забрезжила надежда – может быть, понимая, где его содержат, он все-таки найдет какой-то способ дать о себе знать…
    Кольцевая дорога осталась позади. Вокруг была сплошная темнота, не было видно ни автомобильных фар, ни освещенных окон. «Завезли куда-то», – подумал Президент. А. еще через минуту машина остановилась, и ему вежливо, но твердо было приказано следовать за охранниками.
    – Лучше бы уж сказали – за конвоирами, – не мог не ответить Президент, – Я предпочитаю, чтобы все называлось своим именем.
    Вскоре он оказался в небольшом помещении без окон. На тюремную камеру оно, впрочем, также не походило –  здесь был удобный диван, стол, книжный шкаф, в углу – телевизор «Панасоник». Но Президенту комната показалась лишь самую чуть лучше средневековой камеры с охапкой соломы в углу – ведь это была тюрьма. Здесь он будет сидеть, отрезанный от всего мира.
    – Вот здесь вы будете жить первое время.
    – Как вы объясните миру внезапное исчезновение Президента России? – спросил Андрей Степанович. – Ведь это же мировой скандал! На ноги будут подняты все силовые министерства, все спецслужбы, милиция… Интерпол может подключиться.
    – Мир этого даже не заметит, – в знакомом голосе послышалась насмешка.
    – Этого же просто не может быть! – возмутился Президент.
    – Судите сами.
    Было отдано какое-то распоряжение, и через несколько секунд заговорил радиоприемник.
    – Слушайте новости последнего часа, – сказал диктор. – Сегодня вечером Президент России вернулся из Кемерова, где имел встречу с шахтерами Кузбасса. Были достигнуты соглашения по большинству спорных вопросов. На завтра назначена встреча Президентов России и Украины.
    Президент не верил своим ушам.
    Никакой реакции не было. Мир не всколыхнулся. Корреспонденты иностранных газет и телевизионных студий не толкались у телефонных аппаратов и факсов, чтобы разослать по всей планете сенсационное сообщение об исчезновении российского главы. Этого просто НИКТО НЕ ЗАМЕТИЛ!
    – Возможно, вас больше заинтересует телевидение, – сказал знакомый голос.
    Президент промолчал…
    – Сейчас как раз будут новости канала «дважды два».
    – Мне это неинтересно, – твердо сказал российский глава, понимая, что ничего хорошего он не увидит.
    Тем не менее экран телевизора вспыхнул, и там появилась симпатичная дикторша в ярком платье. Она скороговоркой начала перечислять события последнего часа и важнейшие происшествия за день. Мэр Москвы подписал распоряжение о начале строительства Храма Христа Спасителя, большая авария с десятками жертв, в том числе пятью смертельными случаями, произошла на Щелковском шоссе, неизвестными был обстрелян ресторан «Витязь» на Маросейке, бывшая улица Богдана Хмельницкого.
    – По городу на Неве прокатилась целая волна заказных убийств, – продолжала дикторша со скоростью, раза в три превышающую нормальный темп человеческой речи. – Жертвами стали, увы, как обычно, видные биржевые деятели, бизнесмены, общественные деятели.
    Главного события, случившегося в стране за последний час, дикторша, конечно, не назвала. А ведь страна лишилась своего всенародно избранного Президента.

2

    Ужин прошел удачно, и постепенно Григорий Иванович почувствовал себя увереннее. Он уже не сомневался, что сумеет выдержать роль столько времени, сколько понадобится. Внушало некоторое беспокойство только то, что он не знал никого из приближенных российского Президента. Разумеется, он сразу признал бы Жириновского, Рыбкина или Бабурина, но вовсе не эти люди окружали российского главу в его каждодневной жизни. А были референты, секретари, шоферы, горничные, многих из которых Андрей Степанович, разумеется, знал в лицо и называл по имени. Вот с этим-то и была главная заковыка.
    – Так что там у нас завтра с Украиной? – спросил он по дороге, обдумывая завтрашний день.
    – Да в общем ничего, – ответил референт, – главное, ничего не обещать конкретного. Никаких цифр, никаких шагов, а все вообще.
    – Добрососедские отношения, взаимопомощь, взаимное уважение, – кивнул «Президент». – А ведь он начнет просить нефть бесплатно. Не дадим, я думаю.
    – Так решили, – сказал референт.
    – И правильно, – махнул рукой Григорий Иванович, – нефть – это доллары, а эти хохлы хитрющие. Все под себя гребут. Зазеваешься, они тебя облапошат. Вон что с Черноморским флотом устроили, ну да сейчас не время!
    Они подошли к личному кабинету Президента.
    – Слушай, – сказал Григорий Иванович, – я тут еще хочу поработать. Есть одно дело, не буду говорить, в чем именно оно заключается. Мне нужно выбрать кого-то из самого близкого окружения. Надо подумать кого. Принеси-ка мне личные дела всех секретарей, референтов, помощников разных. На себя тоже принеси. Мне надо подобрать кандидатуру…
    – Так давайте я помогу, Андрей Степанович.
    Грязнов-старший заметил, что на лице референта отразились беспокойство и даже страх.
    – Да ты не бойся, – улыбнулся он, стараясь вести себя так, как обычно вели себя проверяющие у них в части. Вежливо, с юмором, немного по-панибратски, но одновременно давая понять – я начальство и вы передо мной пешки. – Тащи сюда личные дела.
    – Сейчас, – ответил референт и скрылся за дверью.
    Григорий Иванович опустился в кресло, очень довольный своей маленькой хитростью.
    «Смотри-ка ты, – думал он, – а ведь так можно быть и Президентом. Кормят хорошо, поят, условия хорошие. Ничего – справимся».
    Когда референт принес стопку личных дел, Григорий Иванович кивнул ему:
    – Иди отдыхай. А я тут еще посижу, поработаю.
    Когда референт ушел, он разложил перед собой папки с личными делами. Тут должно быть все – имена и отчества, возраст, биография и, главное, фото. Григорий Иванович просматривал личные дела медленно и вдумчиво, отчасти чтобы как следует всех запомнить, поскольку оставлять записи в такой ситуации он считал неправильным. Но было у него и смутное подозрение, что за ним могут наблюдать, так что он не должен делать ничего, что могло бы показаться странным. Он должен помнить, что он сейчас Президент России, который хочет подобрать кого-то из своих ближайших сотрудников для некоего важного дела.
    В третьей по счету папке нашелся и коротышка-референт, с которым он сегодня ужинал. С фотографии 5 х 6 на него смотрел серьезный человек в костюме, белой рубашке и галстуке. «Панов Павел Сергеевич, – прочел дядюшка. – Значит, если завтра появится, надо обратиться к нему по имени-отчеству, – решил он, и тут же ему в голову пришла другая, более разумная мысль: – А не покажется ли ему странным, что накануне за ужином я ему все «ты» да «ты», будто как и звать-то забыл, а как личное дело посмотрел, так сразу вспомнил. Нет, пожалуй, надо и завтра сначала всех называть без имен, а потом ввертывать так, как бы между делом». Панову оказалось тридцать четыре года, москвич, закончил Институт международных отношений, референт по странам ближнего зарубежья. «То бишь по бывшим нашим республикам», – сообразил Грязнов-старший.
    Далее шли папки с референтами по странам Европы и Америки, по вооружению, по экономике, сельскому хозяйству, секретари, помощники. Всего набиралось полтора десятка человек. Григорий Иванович старался запомнить на первый раз хотя бы имя-отчество-фамилию и должность, ну и, разумеется, уметь соотнести это с лицом на фотографии. Кстати, все, как референты, так и помощники с секретарями, имели какой-то мрачный, суровый вид. Никого из спецохраны в этих делах не было. Но это было и понятно, Григорий Иванович не упоминал об охране.
    Наконец, он почувствовал, что глаза окончательно стали слипаться, а внимание притупилось. «Ладно, – решил Григорий Иванович, – больше я все равно не смогу усвоить. Но то, что выучил, уже лучше, чем ничего».
    Он аккуратно сложил папки на углу стола и отправился в «номер» – президентскую комнату отдыха. На разложенной постели лежала глаженая пижама. «Когда же успели положить? – удивился «Президент», но затем понял, что это могли сделать во время ужина. – Какие тут все расторопные», – удовлетворенно кивнул он головой. Его радовало, что пижама постирана и поглажена – не хотелось надевать на себя ношеное белье, пусть даже Президента России.
    Отставной майор Грязнов имел привычку что-нибудь почитать перед сном. При этом он старался не брать с собой в постель ничего увлекательного – не дай Бог зачитаешься детективом – под утро только и уснешь, пока не узнаешь, чем все-таки кончается дело. Он старался взять что-нибудь спокойное, такую книгу, которую можно бросить на любой странице. Последний месяц эту роль у него играли «Биографии» Плутарха. С одной стороны, было приятно сознавать, что читаешь такую мудрую книгу, постепенно узнавая о жизни великих, а с другой – она совершенно не препятствовала, а даже весьма способствовала быстрейшему засыпанию.
    «Что же Сам-то читает?»– подумал Григорий Иванович, подходя к книжным полкам.
    Здесь были книги по истории, экономике, географии. Но на самой нижней полке стояла литература более легкого содержания – путешествия, приключения, детективы. Григорий Иванович вытащил наугад «Ярмарку в Сокольниках», но затем поставил обратно. Сегодня надо выспаться как следует, а не читать, пока не рассветет.
    Он лег в кровать и выключил свет. Однако сон не шел. Григорий Иванович долго лежал, всматриваясь в темноту, и снова и снова поражался превратностям судьбы. Мало того, что он случайно, по какому-то капризу стал двойником российского Президента, так теперь на время еще и занял его место. «Дня три, наверно, придется тут провести», – думал он. Он испытывал некоторое беспокойство, впрочем не очень сильное. Накануне все прошло как будто нормально, даст Бог, так пойдет и дальше.

Глава двенадцатая ДЯДЯ ОН И ЕСТЬ ДЯДЯ

1

    – Нет, это черт знает что! – Романова была не в духе. Такое случалось с ней и раньше, но теперь это состояние стало постоянным.
    Работать с каждым годом становилось все труднее. Теперь «застойные» годы воспринимались почти как идиллия. Да, были свои сложности, и немало, но такого беспредела, как сейчас, Романова тогда и представить себе не могла.
    Безудержный разгул преступности ассоциировался с Америкой. Чикаго времен сухого закона. Да по сравнению с тем, что сейчас делается в одной Москве, Чикаго покажется детским садом! Надо же, «расстрел в гараже»! Да у нас такие расстрелы каждый месяц. И никаких следов!
    А теперь дожили. Глава государства пропал без вести, возможно, похищен, и никто ничего! Все идет так, как будто ничего не случилось. Знаменитый МУР, Московский уголовный розыск, прокуратура не могут ничего выяснить. До чего же мы докатились?!
    Александра Ивановна взяла сигарету, закурила и почти сразу же с силой ткнула окурок в пепельницу. Даже «Ява» стала не та, просто дрянь какая-то!
    В дверь кто-то сунулся, но Романова только гаркнула:
    – Приема нет!
    Зазвонил городской телефон. Первым импульсом Александры Ивановны было поднять трубку и сразу же бросить – не было желания ни с кем разговаривать. Но, сообразив, что рабочий день формально уже два часа как кончился, поняла, что абы кто с ерундой не позвонит.
    – МУР, – сухо произнесла она.
    – Шура! – раздался в трубке голос Славы Грязнова. – Я только что смотрел телевизор. Это же дядя Гриша! Что у вас там, где Президент?
    – Там, где надо,– ответила Романова,– Да ты что, Славка, с ума сошел, о чем ты говоришь? Дядя и есть дядя, и вообще это не телефонный разговор!

2

    Григорий Иванович открыл глаза и не сразу сообразил, где же он. Через секунду он все вспомнил, но явь оказалась причудливее всякого сна. И если Грязнов-старший еще какое-то время сомневался, не приснилось ли все это ему, то достаточно было оглядеться, чтобы понять, что все правда. Он проснулся Президентом России. Конечно, не навсегда, но в каком-то смысле самым настоящим.
    Часы на стене пробили семь. Это значит, проспал он меньше шести часов, что было для него нормально. Военные привыкли спать немного. Григорий Иванович и понятия не имел, когда Президенту России положено вставать, но решил на всякий случай ничего не предпринимать.
    Он вышел на середину «номера» и сделал несколько традиционных элементов зарядки– пару приседаний, несколько наклонов и взмахов руками. Затем он прошел в душевую кабину. Душ был хороший, этого Григорий Иванович не мог не признать – напор воды был мощный, струи так и колотили по телу, массируя его. «Вишь ты, – подумал он, – такой душ с утра примешь, как заново родился».
    Вернувшись в «номер», он хотел было надеть свой прежний костюм, но вовремя вспомнил, что вообще-то неплохо бы поменять носки. Григорий Иванович знал за собой некую особенность. Зина всегда говорила ему. «Ты бы, Гриша, не бросал носки на полу, в комнату войти невозможно».
    «Распорядиться насчет носков? – подумал Грязнов-старший. – Но как?»
    Тут его взгляд привлекла дверь стенного шкафа. Он открыл ее и с удовольствием увидел, что это действительно платяной шкаф. Справа на плечиках висели рубашки и два отутюженных хороших костюма – совершенно одинаковые, светло-серые. Слева на полочках лежало свежее белье, носки, носовые платки и все такое.
    Носки были темные. Дядюшка вынул одну пару. Явно ненадеванные, хотя и не сшитые ниточкой. «Интересно, – подумал Григорий Иванович, – что же, он каждый раз новые носки надевает? А рубашки?» Однако при ближайшем рассмотрении он пришел к выводу, что рубашки были уже стиранные, но прекрасно накрахмаленные и отглаженные.
    Выбрав рубашку, белье и носки, Григорий Иванович оделся. Прохладный душ, чистое белье, хороший костюм придали ему бодрости и уверенности.
    Он подошел к окну. Внизу по внутренней части Кремля ветер гнал желтые листья. На постах стояли охранники, где-то вдали виднелся знакомый с детства силуэт царь-колокола. Григорий Иванович вздохнул полной грудью, расправил плечи и решительным шагом направился в кабинет.
    Он был готов к любым свершениям. Пусть ему придется сложить голову ради своей страны, в эту минуту он был готов на все. «Бедная Зина», – мелькнула в голове мысль, но тут же исчезла.
    Папки по-прежнему стопкой лежали на краю стола, но Григорию Ивановичу показалось, что они сложены как-то ровнее, чем он сам это сделал вчера. В ожидании, когда кто-то появится, он хотел было сесть за стол, однако в этот момент в дверь постучали.
    – Да, войдите, – «государственным» грудным голосом пригласил дядюшка.
    Дверь открылась. Честно говоря, Грязнов-старший ожидал увидеть на пороге вчерашнего референта Панова, однако появился совершенно другой человек. На миг дядюшка запаниковал, поняв, что этого лица не было в полученных им личных делах.
    – Доброе утро, Андрей Степанович, – сказал вошедший.
    – Доброе утро, – мрачно ответил дядюшка. – А где Павел Сергеевич?
    – Он приболел, взял больничный. Перенапряжение, – объяснил незнакомец. – Позвольте представиться: Валерий Олегович Рыбников. Буду с вами откровенен – после вчерашних событий мы решили временно усилить вашу охрану. Теперь я буду постоянно находиться при вас. Вы же понимаете, то, что имело место вчера, – беспрецедентно. И генерал Шилов очень обеспокоен событиями.
    – Согласен с вашими мерами, – кивнул головой Григорий Иванович. – Я и сам вчера думал над тем, кого из своих ближайших помощников следует поставить в известность, – он указал рукой на стопку папок с личными делами.
    – Никого не надо ставить в известность, – покачал головой Рыбников.
    – Но как же мои референты, помощники? – спросил «Президент». – Поймите, что бы ни произошло вчера, моя работа не должна останавливаться. У меня переговоры, время расписано на несколько дней вперед. Мне трудно все удерживать в памяти. Поэтому от помощи референтов я не могу отказаться.
    Если бы у Григория Ивановича была возможность остановиться и посмотреть на себя со стороны, он бы и сам поразился той уверенности, с которой сейчас вел роль Президента России. Но он был не просто прирожденным актером, но и патриотом своей страны. Это и придавало ему сил.
    – Разумеется, Андрей Степанович, разумеется, – поспешил уверить его Рыбников, – ваши референты никуда не денутся. Но при вас также все время буду я.
    – Не возражаю, – кивнул головой «Президент». – У меня сегодня телефонный разговор с украинским Президентом, конечно, тут бы мне понадобился Панов, но раз он заболел…– Григорий Иванович пожал плечами и задумался: – Тогда нельзя ли пригласить ко мне референта по Латинской Америке, уточнить кое-что надо – вечером у меня встреча с послом Венесуэлы. Это же страна-производитель нефти, так что нам будет о чем поговорить.
    Григорий Иванович замолчал, стараясь определить, какое впечатление он произвел на охранника. Тот только понимающе кивнул головой.
    – Я говорю об Игоре Хлебопекове, – продолжал Григорий Иванович, радуясь, что вчера назубок выучил имена своих помощников. – Я надеюсь, он не заболел.
    – Я узнаю, – кивнул головой Рыбников, – думаю, что он здоров.
    – Вот-вот, узнайте, – сказал «Президент». – И, раз вы взяли инициативу в свои руки, распорядитесь, чтобы унесли эти папки. Они мне пока не нужны.
    Что-то нерешительное промелькнуло в глазах Рыбникова, на миг дядюшке показалось, что он удивлен, но в следующий же момент охранник кивнул головой и сказал:
    – Сейчас распоряжусь.
    Он вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
    На миг, только на самый короткий миг, на лице «Президента» промелькнула озорная, почти мальчишеская усмешка: «Во как мы их, Гришка». Но эта усмешка тут же погасла, уступив место самой серьезной сосредоточенности, которая единственно и пристала главе государства.
    Через пару минут Рыбников вернулся и доложил, что Игорь Хлебопеков придет через полчаса.
    – Отлично, – сказал «Президент», – у нас как раз будет время позавтракать.
    – Ну, заходи, Костя, – сказала Романова, – ты уж прости, что я на тебя накричала. Нервы совершенно ни к черту. Ну что там у тебя, выкладывай.
    – Ладно, не извиняйся,– махнул рукой Меркулов,– все понимаю. Но я сразу к делу.
    – Кофе будешь? Ты мне скажи, труп-то тебе зачем понадобился? – спросила Романова; ответа на первый вопрос она не дождалась, бросила в чашки по две ложки растворимого кофе, налила кипятку, размешала и жестом предложила Меркулову.
    – Сейчас я тебе все объясню. Помнишь это дело по убийству Карапетяна? Как подозреваемого в Калуге милиционер опознал?
    – Ну конечно, помню. Гамлет из Подольска.
    – Вот-вот. Подозреваемого взяли. А поскольку Карапетян прописан был в области да хвосты у них тянулись куда-то в Краснодарский край, дело передали в российскую прокуратуру. Ну и известно, что этот подозреваемый, Сергей Саруханов, молчит. Не то чтобы все отрицает, а вообще молчит. Дело по оперативной линии вел Шведов, и так все там напугал… но об этом после. И вот меня тут Саша Турецкий попросил разобраться с Сарухановым. Он ведь – банкир.
    – А Сашок у нас теперь как раз банкирами интересуется. И их женами тоже, между прочим, – заметила Романова. – Особенно интересными.
    – Ну, интересными он всегда интересовался, – усмехнулся Меркулов, – но сейчас дело не в этом.
    Меркулов в двух словах рассказал Романовой про Саруханова и его поведение во время допроса.
    – Понимаешь, Шура, ты, как всегда, скажешь, что факты неумолимее психологии, но в данном случае у нас ведь нет и фактов. У меня сложилось впечатление, что Саруханов невиновен, но знает убийц и считает их всесильными. Мне казалось, что он преувеличивает. Это ведь бывает.
    – Еще бы. Как говорится, у страха глаза велики, – кивнула Романова.
    – Но оказалось, что он был прав. Уходя, я попросил перевести Саруханова в тюремную медсанчасть, мне показалось, что он находится на грани нервного срыва. Так вот, вместо этого его поместили в камеру к рецидивистам, которые его чуть не убили. И убили бы, если бы не один контролер СИЗО.
    – Вот это меня больше всего удивляет в твоей истории, Костя, – сказала Романова, прихлебывая кофе. – Уж если решили его убрать, так тут никакой контролер не поможет.
    – Значит, Саруханову повезло. Контролер запер его в одиночке, где он сидел до этого, а когда его смена закончилась, рано утром позвонил мне. Дело очень серьезное, Шура. Люди, которые хотят, чтобы Саруханов молчал, видимо, действительно очень сильны. Я-то не поверил ему, а зря.
    – Ну заберем его на Петровку для допроса, а там как-нибудь спрячем. Умер, сбежал, убит при попытке к бегству. Да мало ли чего.
    – Документы другие, – подсказал Меркулов.
    Романова оперлась щекой о руку и горестно вздохнула:
    – Костя, подумай, с каких это пор нам приходится действовать, как будто мы преступники. Это же их штучки, а не наши.
    – Знаешь, Шура, – сказал Меркулов, и на его лице появилось выражение, которого Романова еще никогда не видела, – когда преступники – это само государство, нам приходится действовать любыми методами, чтобы спасти невинных.

Глава тринадцатая СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ 

1

    Впоследствии и сам Григорий Иванович удивлялся той легкости, с которой ему далась роль Президента. Самым трудным был первый вечер, затем все пошло как по маслу.
    Телефонный разговор с Украиной прошел без сучка, без задоринки. «Российский глава» держался той тактики, которую ему вчера подсказал референт по ближнему зарубежью. Он разговаривал очень доброжелательно, не забывая, впрочем, что он одновременно, так сказать, «старший по званию», но при этом не давал никаких конкретных обещаний. Мол, все будет хорошо, разумеется, сотрудничество необходимо, но ни о каких конкретных шагах он говорить пока не готов.
    Затем после непродолжительного отдыха он отправился на заседание Совета безопасности, которое проходило здесь же, в Кремле. На Совете присутствовали все силовые министры, а также еще какие-то люди в штатском, которых Григорий Иванович не знал, но и показывать этого, разумеется, не стал. Заседание было закрытым, и одним из важнейших вопросов была проблема с Чечней.
    Галкин высказывался очень резко. Говорил о наглости чеченского босса Дешериева. «Да если у нас каждый генерал объявит себя Президентом, что ж тогда будет!»
    «Кончится все Московским княжеством!» – сказал кто-то.
    «Чечня подаст пример, а потом все разбегутся. Хватит Россию разваливать!»
    «Да раньше они и никнуть не смели».
    Григорий Иванович был согласен с говорившими целиком и полностью. Его и самого раздражала какая-то глупая мягкотелость властей. Мало того, что эти чернозадые заполонили Россию. Где их только нет! Даже в Ольге организовали кооператив «Адыгея», понаставили коммерческих палаток и продают все по бешеным ценам. Когда появилась первая, Зина мимо проходила, так у нее от этих цен аж глаза на лоб полезли. Правильно говорят товарищи – надо их наконец к ногтю прижать.
    Пока остальные говорили, Григорий Иванович присматривался к тем, кого знал в лицо по газетным статьям, по выступлениям на телевидении. Вблизи они все казались немного не такими, как на расстоянии. Одновременно простыми – обычные люди в комнате, но в то же время у них проявлялись какие-то иные, незнакомые черты. Взять, например, шефа безопасности Степанова. Он Грязнову-старшему не понравился. Сухарь какой-то и, кажется, очень себе на уме. Сидит, губы поджал, говорит мало, все больше слушает. Милицейский министр Еркин поживее, но его сильно портило в глазах Григория Ивановича то, что уж слишком он был похож на их замполита. А был тот, между прочим, скотина скотиной.
    А вот Галкин пришелся Григорию Ивановичу по душе. «Парень свой в доску», – подумал он, когда Галкин начал говорить. Настоящий офицер. Молодой, конечно, но ведь уже Герой Советского Союза. За просто так такую награду не получишь. Да и то, что говорил министр обороны, было очень созвучно мыслям и чувствам самого Грязнова-дядюшки. Вся эта игра в демократию не нравилась ему с самого начала. Виданное ли дело – взяли и развалили такую державу, а теперь еще с Чечней миндальничают. Хватит того, что Прибалтику профукали. Украину же со всякими там Кавказом и Средней Азией дядюшка не считал окончательно потерянными.
    Поэтому, когда настала пауза, Григорий Иванович приосанился и тем голосом, которым он обычно вещал на постановках «Августа 91-го», сказал:
    – Я выслушал разные мнения и хочу высказать свое. Вопрос с чеченскими бандформированиями надо решать. И решать его надо сейчас. Если понадобится – военными мерами. Мы не можем мириться с развалом России. Россия должна оставаться неделимой.
    Григорий Иванович не мог не заметить, что на большинство присутствующих его небольшая речь произвела самое благоприятное впечатление.
    – Я давно говорил, надо применять силу! – сурово сказал Галкин. – Грозный мы возьмем в два дня и раздавим на месте это осиное гнездо. Пора решать чеченскую проблему.
    – Я уверен, российский народ нас поддержит, – вторил ему «Президент», – все уже давно устали от наглости этих бандитов.
    Когда Совет закончился, Григорий Иванович решил подойти к Галкину. Хотелось поближе познакомиться с этим отличным парнем, которым оказался министр обороны.
    – Нил Сергеич, – сказал он, – хорошо бы нам поподробнее обсудить чеченскую проблему. Может быть, встретимся как-нибудь в более простой обстановке.
    – Андрей Степанович, разумеется, – расплылся в улыбке Галкин, – давно пора нам подумать, что делать с этим зарвавшимся пилотом Дешериевым. Тоже мне…
    Он употребил одно крепкое выражение, характеризуя бывшего генерала авиации. Это произвело на Григория Ивановича совсем отрадное впечатление. «Есть и в Кремле нормальные ребята», – подумал он.
    – А еще я хочу познакомить вас с новым военным оборудованием. Поразительная штука, – Галкин улыбнулся. – Новейшая разработка по линии ПВО.
    Григорий Иванович заинтересовался – то, что касалось ПВО, он принимал близко к сердцу.
    – Стоит вражеской ракете войти в наше пространство, этот прибор тут же ее усечет и выдаст на экран полную характеристику.
    – Хотелось бы посмотреть, – удивленно покачал головой Григорий Иванович.
    – Я вам могу сегодня же показать.
    – Не возражаю. После обеда с послом Венесуэлы. Я попробую этого посла поскорее спровадить, ну и потолкуем, – кивнул головой «Президент».

2

    День выдался солнечный. Алексей предложил Анне Федоровне вымыть наконец окна и закупорить их на зиму.
    – Мне сын обещал, – глядя в сторону, тихо ответила она. Алексею не понадобилось приглядываться к облупленной замазке и отклеившейся бумаге. По голосу Анны Федоровны было ясно, что обещание сына на днях справит юбилей. Как минимум, пятилетний.
    Пора было брать дело в мужские руки.
    – Зачем беспокоить занятого человека, – сказал он без малейшего намека на иронию. – Сами управимся.
    И тут же выставил Анну Федоровну в гости к соседке Оле и ее мужу, очкастому интеллигенту из Герценовского института. Стрельнул у Тараса заимообразно пузырь нитхинола (тот держал его для своих «Жигулей») и принялся отдирать от стекол первородный грех. И процесс, как говорится, пошел. Скоро Анна Федоровна с Олей варили на кухне клейстер, Олин муж Гриша подавал тряпки и завистливо возмущался самонадеянностью Алексея, преспокойно расхаживавшего по карнизу четвертого этажа.
    Алексей вполуха слушал его и думал о том, как повезло не ценившего этого дурачку. Если сравнить Гришин мир с тем, в котором жил он сам, получалось, что обитали они на разных планетах. Гриша не умел ни драться, ни стрелять, он боялся высоты, опасался хулиганов в подъезде и много чего еще, он спешил домой к жене и таскал из молочной кухни теплые бутылочки для малыша. Чего, спрашивается, еще не хватает? Квартиры на двух уровнях, дачи, машины?.. Ну я же и говорю – дурачок.
    «Шарп», настроенный на «Европу Плюс», тихонько ворковал, пристроившись на табуретке.
    –…Группа «Сплошь в синяках» ! – жизнерадостно объявил диктор.
    – Ну вот! – обреченно прокомментировал Гриша. – То «Ногу свело», то «Лесоповал», а теперь еще и «Сплошь в синяках». Чего только не выдумают от безделья. Может, выключим?
    – Не надо, – сказал Алексей. – Пусть болтает, лишь бы не про политику.
    Из приемника послышался гитарный аккорд.
    Чернеет вода, клубится серый туман.
    Под небом беззвездным холодный спит океан.
    Кроваво горит вдали последний закат.
    Полгода спустя вернется солнце назад.
    Скользит его отблеск по краю вечного льда.
    Клубится серый туман, чернеет вода.
    С востока грядет, наползая, кромешный мрак.
    По океану неспешно плывет гора.
    Хрустальные грани хранят неслышимый звон.
    Зеленые глыбы дробят багровый огонь.
    Чудес не бывает и не было никогда,
    Но чудится светоч живой под толщами льда.
    И даже когда затянет ночь небосклон,
    В прозрачной пещере будет гореть огонь.
    И отблеск будет бежать по черной воде,
    И кто-то направит корабль к далекой звезде.
    И будет ему светить надежды маяк,
    Пока над головой не сомкнется мрак,
    И не приснится последний, волшебный сон
    Про айсберг, в котором горел зеленый огонь.
    Солист «Синяков» из кожи лез, имитируя покойного Цоя, но Алексей все равно пожалел, что это не кассета. Надо будет, решил он, посмотреть по ларькам, ведь наверняка где-нибудь попадется. Он подумал еще немного и усмехнулся про себя, полируя верхнее стекло. С ним уже бывало такое. Западал в память хвост случайно услышанной песни, и воображение дорисовывало все остальное. Так что, когда удавалось раздобыть запись, наступало разочарование.
    – Кажется, – сказал Гриша, – я понял, почему молодежи нравятся иностранные песни.
    – Ну и?.. – рассеянно спросил Алексей.
    – Когда не знаешь языка, легче воспринимать все вместе, как музыку. И даже если понимаешь, по-английски дебильность текстов все-таки не так очевидна.
    Алексей спорить не стал. Он вообще не любил спорить.
    По окончании трудов Гриша был отправлен в магазин за кефиром, и Анна Федоровна нажарила оладьев на всю честную компанию. Крутой Тарас, которому вернули ополовиненный пузырь нитхинола, в ответ на приглашение пробурчал, что ему, мол, не положено по диете. Однако потом явился на запах и даже выставил две банки сгущенки.
    Под конец оладьев Анна Федоровна включила телевизор, коротавший век на комоде. Как все пожилые люди, она решительно не могла обходиться без новостей. («Алеша, ну откуда у вас подобное безразличие? Это ведь наша жизнь!») Алеше было глубоко наплевать на такие мелочи, как Дума и правительство, но раздел городской хроники заставил его мгновенно навострить уши.
    –…Да неужели вы меня по-человечески не понимаете? – возмущалась с черно-белого экрана мордастая тетка. – Эти баночки… такие яркие, вкусные… а зарплата! А у меня внуки, они тоже хотят!..
    Тетку звали Алевтина Викторовна Нечипоренко. Как выяснилось, возглавляемый ею доблестный коллектив умудрился распихать по сумкам чуть не половину деликатесов,
    присланных сердобольными немцами для детского дома. Доисторический «Рекорд» красок не передавал, но Алевтина Викторовна явно была пунцовой от неподдельной обиды. Она даже и не думала отпираться. Она ИМЕЛА ПРАВО. Ее внуки ХОТЕЛИ.
    Сволочи все!!! – кричал ее взгляд. Всех бы порошком, как тараканов, чтоб, кому получше, воздухом дышать не мешали…
    «Сука, – думал человек, назвавшийся Алексеем Снегиревым, глядя, как болтаются у нее в мочках ушей тяжеленные золотые серьги. – Внуки у нее. И тоже хотят. Сука».
    Их взгляды встретились, и телевизор не выдержал взаимного напряжения. В нем что-то громко щелкнуло, запахло жареным электричеством, и пропала сперва картинка, а потом и звук. Кот мяукнул и удрал под кровать. Тарас, сидевший ближе всех, проворно выдернул вилку.
    Когда телевизор остыл, мужчины притащили авометр, и Алексей – кто тут у нас инженер-электрик? – долго рылся в пыльных ламповых недрах. Звук в конце концов появился, но изображение восстановить так и не удалось.

3

    Сергей Саруханов давно потерял чувство времени. С тех пор как Керим привел его в одиночную камеру, мог пройти и час, и день. Тело немилосердно ломило, и каждое движение доставляло боль.
    Саруханов знал, кем были его враги, и нисколько бы не удивился, если бы его сейчас пришли и добили. И он не стал бы сопротивляться, сил ни на что больше не было.
    Поэтому, когда загремел замок в двери, он даже не поднял головы. Кто бы это ни оказался, ему было все равно.
    – Вставай, парень, поедешь куда надо, – раздался над головой голос Керима.
    Саруханов только мотнул головой. Он не мог встать, даже если бы захотел. Да и никакого желания делать усилие не было.
    – Помогите ему, Керим, – раздался еще один голос, очень знакомый, но сейчас Саруханов не мог догадаться, кому он принадлежит.
    Он почувствовал, как чьи-то руки пытаются приподнять его и усадить на койку. Их прикосновение причиняло боль, и Саруханов, как ни сдерживался, тихо застонал и чертыхнулся.
    – Живой, вишь, как ругается, – сказал Керим: – Помирать не хочешь – вставай, а то ведь добьют тебя.
    – Ну и пусть, – пробормотал Саруханов.
    – Сергей Тотосович, – снова прозвучал второй голос, – возьмите себя в руки. Постарайтесь встать. Вам нужно спуститься вниз и дойти до машины. Дальше будет проще. И старайтесь идти, чтобы нас выпустили. Я везу вас на допрос на Петровку.
    – Петровка, тридцать восемь… – как во сне повторил Саруханов. – Это же МУР.
    – Именно, – сказал голос.
    Саруханов открыл глаза. Перед ним стоял вчерашний следователь Меркулов. Тот, который обещал отправить его в лазарет.
    -Ну и где же ваша медсестричка со шприцем? – спросил Саруханов.
    – Ну видите, у вас еще осталось чувство юмора.
    – Шутит – жить будет, – кивнул головой Керим.
    – Пошли, – сказал Меркулов.
    Самым трудным оказался первый шаг, дальше дело пошло легче. Вместе с Меркуловым прибыли два муровских оперативника, которые, надев на Саруханова наручники, повели его вниз. Охрана, удостоверившись, что заключенного забирают по требованию начальника МУРа Романовой, пропустила Саруханова и конвоиров, которые посадили его в патрульно-милицейскую машину.
    – Ну, ты в рубашке родился, – сказал Саруханову Меркулов, когда машина тронулась. – Если бы не Керим, везли бы тебя сегодня не на Петровку, а немного поближе.
    Саруханов мрачно смотрел, как за зарешеченным окошечком машины мелькают хмурые осенние улицы.
    – Здесь останови, – услышал он голос Меркулова. – Мне надо зайти в больницу, навестить кое-кого.
    Совершенно секретно
    Начальнику СИЗО N3 ГУВД г. Москвы
    полковнику внутренней службы
    Каленову И. Н.
    СПЕЦДОНЕСЕНИЕ
    Сегодня, 14 октября 1994 года, из вверенного Вам СИЗО был этапирован на спецдопрос в МУР числящийся за Прокуратурой РФ заключенный Саруханов Сергей Тотосович, обвиняемый по ст. 102 УК РФ в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах.
    В момент прибытия на Петровку, 38, когда Саруханова выводили из машины, на опергруппу было совершено бандитское нападение, возникла перестрелка между неустановленными лицами и сотрудниками уголовного розыска. В результате один из сотрудников МУРа был ранен, а С. Т. Саруханов – убит. Тело Саруханова направлено в морг. После судебно-медицинского исследования трупа тело Саруханова будет кремировано.
    Начальник МУРа ГУВД г. Москвы полковник милиции А. И. Романова

Глава четырнадцатая НУ, ТУРЕЦКИЙ!

1

    Турецкий резко открыл глаза. У окна спиной к нему стоял Меркулов.
    – Константин Дмитриевич! – обрадовался Турецкий. – Вы!
    – Да, – Меркулов повернулся и подошел к кровати. – Ну что же ты опять, братец! Так на тебе скоро живого места не останется!
    – Кто бы спрашивал! – парировал Турецкий. – Можно подумать, вы всю жизнь на курорте.
    – Да почти, – Меркулов устало улыбнулся, и Турецкий заметил, что его бывший шеф выглядит просто изможденным.
    – А у нас тут… такие дела закрутились, – Турецкий покрутил в воздухе здоровой рукой. – Вы, наверно, уже в курсе.
    – Да, Шура мне кое-что рассказала. – Меркулов посерьезнел и оттого стал казаться еще более усталым. Теперь он напоминал старика. – И еще эти события на валютной бирже… Ты, наверно, ничего не слышал здесь.
    Турецкий изумился. Меркулов был последним человеком, которого он мог бы подозревать в пристальном интересе к курсу доллара.
    – Да вам-то что, Константин Дмитриевич! – воскликнул Турецкий. – Вы-то пока не банкир. Не рекомендую. По-моему, это сейчас самая опасная профессия.
    – По статистике самая опасная профессия в двадцатом веке – глава государства, – ответил Меркулов. – Они чаще всего умирают насильственной смертью. А если сюда прибавить покушения… Да, Саша, вы молодцы. Но это пока задача со многими неизвестными. А насчет курса доллара – это ты зря, Саша. Ведь это – отражение экономического положения. Ладно,– Меркулов улыбнулся, И в его глазах мелькнули прежние озорные огоньки, – по крайней мере, вы хорошо попутали им карты.
    Потом заговорили о своем. Лидочка Меркулова собиралась поступать в Гнесинское училище.
    Внезапно дверь палаты распахнулась.
    – Саша! Ты слышал про доллар?
    – Только теперь Таня Бурмеева увидела, что Турецкий не один. Она нервным жестом поправила халат и неуверенно застыла на пороге.
    – Заходи, – Турецкий указал на Меркулова. – Это мой первый в жизни, теперь, к сожалению, бывший, начальник. И друг. А это Таня. Татьяна Бурмеева.
    – Ага, – сказал Меркулов и любезно улыбнулся, – очень приятно познакомиться– Константин Дмитриевич Меркулов.
    Турецкий слишком хорошо знал Меркулова, а Меркулов Турецкого. Они поняли друг друга с полуслова. Меркулов, разумеется, слышал фамилию Бурмеев и понимал, кто такая Татьяна Бурмеева и почему она находится здесь в больничном халате. А по тому, как она обратилась к Турецкому «Саша!», и по его выражению лица он понял, что для Турецкого она уже не просто пострадавшая и свидетельница по важному уголовному делу, а нечто гораздо большее. «А какая красавица, – подумал Меркулов. – И где только Сашка их откапывает?»
    – Таня, – протянула ему руку Бурмеева, – извините, я не знала, что… – она запнулась, – просто я только что услышала…
    – Что, Таня? – спросил Турецкий.
    Таня нервно кусала красивые губы. Саша понял, что она не хочет ничего говорить при Меркулове.
    – Я зайду позже, – сказала Таня и поспешно вышла.
    – Ну Турецкий! – только и сказал Меркулов, когда дверь за ней закрылась. – Тут вокруг такое творится, а ты… Я тебе поражаюсь!

2

    – Видите-ли, Андрей Степанович, если вы сами не хотите назначить премьер-министром того, кого мы вам настоятельно рекомендуем, теперь это может сделать за вас другой человек. С ним-то мы сговоримся, уверяю вас.
    Президент промолчал. Его взгляд был устремлен на экран большого цветного телевизора, где он сейчас видел Президента России. Вернее, самозванца, подставную фигуру.
    – Значит, не слабая у нас армия, – говорил этот лже-Президент, самодовольно улыбаясь.
    – Видите, Андрей Степанович, он прекрасно справляется. Он ведь может и остаться на вашем посту.
    Теперь камера крупным планом показывала лицо лже-Президента. Яблоков поразился тому, как этот человек действительно похож на него чертами лица. Чертами, но не выражением. Глядя на нового «Президента», российский глава вспомнил почему-то Ивана Кузьмича, своего давнего свердловского соседа по лестничной площадке. Тому полковника присвоили в конце апреля, жара стояла совсем летняя, а бедняга Иван Кузьмич недели две, обливаясь потом, но с цветущей физиономией ходил в загодя приобретенной полковничьей папахе.
    Как он носится с этим дурацким прибором! Как ребенок, которому подарили новую игрушку. И ведь таким его видит вся страна.
    Стало мучительно стыдно – и за себя, и за этого недалекого человека, так легко ставшего игрушкой в руках врагов.
    – Да, именно таким вас теперь видит страна, – продолжал все тот же голос, – и чем дольше вы будете упорствовать, тем дольше он будет занимать должность Президента.
    – Кто он? – сквозь зубы спросил Президент.
    – Отставной майор из поселка Ольга Приморского края. Играл там в любительских спектаклях вас, Андрей Степанович, и талантливо играл. Да вы и сами можете видеть.
    Всю жизнь российский глава верил в удачу. То есть он этого так не формулировал, ведь это было бы суеверие, а он никогда не считал себя суеверным. И тем не менее уверенность, что он добьется своего, что выиграет, никогда его не покидала. И на практике так оно и получалось. Кто мог подумать, что он станет во главе великой державы? А он поставил перед собой эту задачу и добился всего. Всякий раз, когда ситуация становилась очень тяжелой, когда даже ближайшие соратники говорили, что надо идти на компромисс, что шансов на победу очень мало, удача способствовала ему. Он шел ва-банк и выигрывал. Так было в августе 91-го, в октябре 93-го, затем на выборах в декабре того же года, когда удалось провести конституцию с широкими президентскими полномочиями. Неужели сейчас удача отвернулась? Да, его в последнее время не раз предупреждали, что готовится заговор, что его жизнь в опасности, но он привык идти вперед напролом, невзирая ни на что.
    Неужели теперь эти люди думают, что он пойдет у них на поводу и назначит премьер-министром их ставленника? Нетрудно рассчитать их следующий ход – с Президентом что-то случается, он заболевает или даже погибает, и новый премьер занимает его место.
    – Кого же вы прочите на место премьера? – спросил Президент.
    – А этого, Андрей Степанович, мы пока не можем вам сказать. Вот когда вы согласитесь утвердить нашу кандидатуру, подпишете указ, тогда и узнаете.
    – Что же, я должен подписывать указ, не зная, кого ставлю на должность, вторую по значимости после Президента?
    – О ее значимости не будем говорить. Но в целом вы правы.
    – Этого не будет! – Президент стукнул кулаком по столу.  
    – Как хотите, Андрей Степанович, это ваш выбор.

3

    Таня пришла только на следующий день поздно вечером, когда были закончены все процедуры. После того как на ее этаже погасили свет, она подождала с полчаса, потом вышла на лестницу. Этаж Турецкого тоже погрузился во тьму. Только на столе дежурной сестры горела лампа. Таня выждала удобный момент, когда в коридоре никого не было, и быстро прошла в палату Турецкого.
    – Саша, – шепотом спросила она, – ты не спишь?
    – Нет, – ответил Турецкий, – я жду тебя.
    Не включая света, Таня подошла к постели и села на край. Из окна на потолок попадали отсветы уличных фонарей, и в полумраке Турецкий лишь смутно различал ее лицо. И все же во всем ее облике, в посадке шеи, плеч, в роскошных волосах ему чудилось что-то величественное, как будто Таня Бурмеева-Христофориди была принцессой из сказки.
    – Знаешь, – сказал Турецкий, – когда я смотрю на тебя, начинаю верить в голубую кровь или в то, что есть люди, отмеченные от рождения. В тебе есть что-то неземное.
    – Глупый, – сказала Таня, – я такая же, как все. Если я скажу тебе, что мне надоело быть красивой, не верь. Это не может надоесть, это как наркотик. Поэтому для красивых женщин старение превращается в настоящую трагедию. Но ты бы знал, как это иногда надоедает!
    – Быть красивой? – удивился Турецкий.
    – Нет, не это. А то, что другие не видят за внешними данными человека. Ты понимаешь, когда я училась в институте, половина наших была уверена, что у меня голова пустая как пробка, а пятерки мне ставят просто за красивые глаза. А некоторые подозревали, что не только за глаза, но еще за разные услуги. Когда же я пошла работать – это длилось недолго, – то всем было ясно – это кукла, а значит, она абсолютно ничего не смыслит и ничего не умеет. Понимаешь, мне всю жизнь отказывали в уме.
    – Это странно, – прошептал Турецкий, – ты же очень умная женщина.
    – Только не надо пустых комплиментов, – к Тане вернулся тот резкий тон, которым она встретила Турецкого во время их первого разговора. – Знаю я все это: ах, вы такая! А потом пытаются затащить тебя в постель.
    – А ты считаешь, что если женщину действительно считают умной, то в постель уже не пытаются затащить? – спросил Турецкий.
    – Нет, – засмеялась Таня, – Вот этим меня когда-то окончательно купил Леонид. Мало того что он был такой сильный, надежный, он действительно не считал меня дурой. Я знаю. Он вообще терпеть не мог глупости ни в ком. И для него провести вечер со смазливой дурой было просто немыслимо.
    – Ты любила его? – спросил Турецкий, и в его голосе прозвучала грусть, которой он вовсе не хотел показывать.
    – Любила? Конечно, – ответила Татьяна, – но ты, наверно, не про то спрашиваешь. Была ли я в него влюблена? Знаешь, такое чувство – он входит, а у тебя перехватывает дыхание? Так – нет. Никогда.
    Турецкий сам не ожидал, как его обрадует этот ответ.
    – Только не думай, что я его не любила. – Турецкий увидел, как в темноте блеснули ее глаза, и удивился, как верно она угадала его мысли. – Я любила его, и вовсе не как отца или брата, а как мужа. И в постели получала от него большое удовольствие. Он и любовником был классным. И я не могу смириться с его смертью.
    «Вот и все, – подумал Турецкий, обращаясь сам к себе. – А ты-то уже все расписал на будущее, ведь расписал же! Как ты ей покажешь, как это бывает с любимым мужчиной».

Глава пятнадцатая ТАНЯ

1

    Поразительно, на что способен человек в экстремальной ситуации. Это, разумеется, общеизвестно и в то же время всякий раз вновь удивляет.
    Так и теперь: кто бы мог подумать, что с простреленным плечом на неудобной (для этой цели) больничной кровати можно с таким пылом предаваться любви! Волосы Татьяны разметались по подушке, и Саша прижался щекой к шелковистой пряди, вдыхая ее тонкий аромат. В эту минуту ему казалось, что никого, ни одну женщину на свете он не любил так, как Татьяну Бурмееву. Хотя одновременно с этим он прекрасно отдавал себе отчет в том, что это ему только кажется. Ведь были и Рита, и другие женщины, которых он любил не меньше. Их разлучили трагические события, судьба. Но в эту минуту, сжимая в объятиях Таню, Турецкий не хотел разрушать иллюзию, он верил, что он любит ее так, как никогда в жизни еще не любил.
    Он нежно поцеловал ее в губы, она ответила.
    – Любимая моя, – прошептал Турецкий. – Таня.
    Даже в ее имени ему мерещилось теперь какое-то особое звучание. Татьяна. Татьяна Христофориди.
    – Все гречанки такие невероятные женщины? – спросил он.
    – Я же только наполовину, – улыбнулась Татьяна. – А вообще южанкам положено быть страстными.
    – Если они хотя бы вполовину такие, как ты, не представляю, что делается в Греции.
    – Ладно, – улыбнулась Татьяна, – хватит комплиментов.
    Она высвободилась из объятий Турецкого, спустила ноги на пол и села, нащупывая в темноте свои халат и рубашку.
    – Я не хочу тебя отпускать, – сказал Турецкий, – давай полежим еще.
    – Ты же ранен, – возразила Татьяна, – вдруг что-то с тобой случится.
    Она встала и подобрала с пола одежду. Тусклый свет уличного фонаря освещал ее точеное тело.
    – Погоди, Таня, – взмолился Турецкий, – постой так, без халата, одну секунду. Я хочу посмотреть на тебя.
    – Будет еще время, увидишь, – улыбнулась Татьяна, но подошла к окну ближе и без всякого стеснения сделала несколько танцевальных па. Чувствовалось, что она не только не стесняется своей наготы, но гордится своим прекрасным телом, что она твердо и безоговорочно уверена в своей редкой красоте. Но эта уверенность была в ней настолько органична, что нисколько не коробила. В Татьяне не было самолюбования, высокомерного презрения к другим, обладающим не такими безупречными телами. Она знала себе цену, но знала также и то, что не все покупается.
    – Подойди ко мне, – позвал Саша. – Пожалуйста.
    – Слово больного – закон, – ответила Татьяна и приплыла в его объятия.
    Он снова припал к ней, как жаждущий к источнику, который пьет и никак не может напиться.
    – И все же мне пора, – сказала Татьяна, когда через несколько минут они вновь лежали молча, прижавшись друг к другу. – Кстати, я ведь пришла вовсе не за этим. Точнее, не только за этим. Что ты думаешь о курсе доллара?
    Трудно было найти другой вопрос, который подействовал бы на Турецкого более отрезвляюще. Он вмиг спустился с небес на землю, где был следователем по особо важным делам, где шел отстрел банкиров, где людей интересовала не любовь, а курс доллара.
    – Таня, – прошептал он, – ну какая разница, сколько одних бумажек можно поменять на другие бумажки. Главное – я люблю тебя. И готов сделать для тебя все.
    Татьяна вздохнула. При слабом свете Турецкий скорее угадал, чем увидел, что на ее лице появилась улыбка, одновременно грустная и ироничная.
    Он взял ее руку и поднес к губам.
    – Саша, – сказала Татьяна, не отнимая руки, – ты противоречишь сам себе. Если ты готов сделать для меня все что угодно, то тогда тебе придется подумать о курсе доллара. Если ты действительно… – Она замолчала.
    Турецкий отпустил ее руку и стал ждать продолжения. Разговор принимал серьезный оборот. Он почувствовал это по изменившемуся тону Татьяны и по тому, что в нем вдруг проснулся не просто Саша, а следователь Александр Турецкий.
    И Татьяна заговорила. Наконец, сейчас в этой ночной палате, на койке, где они только что предавались любви, он услышал то, зачем пришел к ней когда-то и чего она не хотела раньше говорить.
    Да, она знала, что в последнее время на Леонида оказывали давление. Он старался как можно меньше говорить об этом Татьяне, но она прекрасно чувствовала его настроение, и скрыть своего беспокойства, перерастающего в тревогу, он не мог. За несколько дней до того взрыва, который убил Леонида, у него с Татьяной произошел крупный разговор. Нет, это была не ссора и не семейная сцена, хотя происходящее могло показаться именно таким.
    В тот день Леонид сообщил Татьяне о своем решении отправить ее за границу. Куда угодно – в Париж, на какой-нибудь средиземноморский курорт или, напротив, в спокойное тихое место, куда угодно – только из Москвы. Татьяну насторожило это внезапное решение. До этого дня они с Леонидом почти не расставались, по крайней мере больше чем на несколько дней, а уж на курорты всегда ездили вместе. И внезапное желание отправить Татьяну за границу одну было крайне подозрительным.
    Нет, Татьяна не подозревала, что он хочет отправить ее, чтобы привести в дом другую женщину. При желании Леонид мог это устроить и не отсылая Татьяну из Москвы. Она почувствовала – Леониду грозит опасность, и он, понимая, что это может быть опасным также и для нее, хочет отослать ее куда-нибудь, где она будет в относительной безопасности.
    Нину, свою первую жену, и сына Максима Леонид уже два года назад поселил в Австрии. Отчасти чтобы облегчить и им, и себе эту ситуацию, отчасти чтобы заглушить упреки совести, но во многом и потому, что он по-прежнему любил их и чувствовал за них ответственность, а потому искренне желал устроить их жизнь как можно удобнее и счастливее.
    Теперь Нина Николаевна Бурмеева жила в собственном доме в одном из тихих пригородов Вены, а сын Максим учился в дорогой закрытой школе.
    Но не только это двигало Леонидом Бурмеевым, когда он отсылал свою бывшую семью подальше от Москвы. Он боялся за них. Ведь семья у большинства людей – самая уязвимая точка. Самый верный способ надавить на человека, заставить его делать что угодно, выложить любую астрономическую сумму – это украсть ребенка или жену. Леонид любил своего Максима и, будучи человеком расчетливым и практичным, понимал, как опасно быть не только банкиром, но и близким родственником банкира.
    Татьяну он держал при себе. Но и к ней день и ночь была приставлена охрана. Этого казалось достаточно. И вдруг – идея с заграницей. Татьяна не только не была дурочкой, она очень хорошо соображала. Но в данной ситуации любая бы поняла – над головой Леонида сгущаются тучи. Его жизнь и жизнь его близких в опасности.
    – В чем дело? – спросила тогда Татьяна. – Что происходит?
    – Ничего, – пожал плечами Леонид. – Просто мне кажется, тебе следует отдохнуть. Осень. Погода портится. Подумай, день – и ты на пляже где-нибудь на Канарах.
    Он старался говорить спокойно и уверенно, но Татьяна чувствовала фальшь.
    – Леонид, – сказала она так же спокойно, – давай поговорим начистоту. Что происходит? Скажи, тебе угрожают? Требуют чего-то?
    Леонид заговорил о ее мнительности и пустом воображении, но Татьяна явственно слышала в его тоне беспокойство. И она твердо решила – никуда не уедет. Отчасти это было вызвано упрямством: или пусть объясняет все начистоту, или никуда она не поедет.
    И она осталась.
    Ей казалось, что она чувствует, как с каждым днем накаляется атмосфера в доме. Леонид стал мрачным и раздражительным. Он ни с кем не разговаривал и два дня подряд, сидя один на своей шикарной кухне, оборудованной по последнему слову западной бытовой техники, тихо по-русски надирался. Сам с собой.
    Потом начались звонки по телефону. Все это было не случайно, ведь номер домашнего телефона Бурмеевых знали только самые близкие люди. Однажды Татьяна сама сняла трубку, Леонид, увидев это, грубо вырвал ее у нее из рук – такого никогда не случалось раньше. Он даже не стал слушать того, что ему говорили, а только грязно выругался и с силой швырнул трубку на аппарат.
    – Откуда они узнали номер? – только и спросила Татьяна, которой хватило ума не обижаться.
    – Эти? – спросил тогда Леонид. – Они все знают.
    Больше она ничего не спрашивала, а только ждала конца.
    И когда грянул взрыв, она нисколько не удивилась, только в голове мелькнула мысль: «Ну вот. Началось».
    – И ты так и не узнала, что это были за люди и чего они хотели? – спросил Турецкий, когда Татьяна закончила рассказ.
    – Я долго думала об этом, – ответила Татьяна, помедлив. – Мало ли о чем я могу догадываться. Я ведь ничего не знаю наверняка. У меня нет фактов. Не было.
    – А теперь? – спросил Турецкий.
    – Подождем немного, – ответила Татьяна, – посмотрим, как будут развиваться события. Если произойдет то, что я предполагаю, то найдутся выигравшие. Все прояснится. Скоро.
    – Объясни, – попросил Турецкий.
    – Потом, – уклонилась Татьяна.
    Она погладила его по волосам и, легко соскочив с кровати, тихо выскользнула в темный больничный коридор.
    Турецкий лежал, всматриваясь в темный потолок палаты. В голове все перепуталось. Было много неясного. Таинственные преследователи Леонида Бурмеева, странные намеки Романовой, всеобщее беспокойство за курс доллара. Но в то же время почему-то казалось, что достаточно сделать один шаг – и все прояснится. Завтра же. Татьяна кого– то подозревает, и Турецкий был уверен, что она права в своих подозрениях. «Скоро, – думал он, – скоро все прояснится». Главное – дотерпеть до этого «скоро». И тогда снова придет Татьяна, и он увидит ее, и они никогда больше не расстанутся. Хотелось верить в это.
    – Ну что, как наш подопечный? – спросил Меркулов, стоя в дверях больничной палаты.
    Меркулов и сам удивлялся, насколько часто прокурору приходится ходить, по больницам, и ощущение складывалось такое, что в последнее время это приходилось делать чаще, чем раньше.
    – Как будто лучше, – ответила молоденькая белокурая медсестра. – Сейчас, подождите, вот только сделаю укольчик.
    – Это у вас не яд? – пошутил Меркулов.
    Медсестра сделала удивленные глаза:
    – Поливитамины и антибиотики. Почему вы решили…
    – Ну что вы, ничего я не решил.
    Меркулов подождал, пока сестра закончит необходимые процедуры.
    – Ну что, Александр Гаврилович, как себя чувствуете? Привыкаете к новшествам? – бодро спросил он.
    Лежавший на кровати человек открыл глаза.
    – Здравствуйте, гражданин следователь, – сказал он. – Вот видите, вы и сдержали свое слово – и медсестричка такая, как я просил, да еще и со шприцем в руках. И Саруханов умер. Нет меня больше. А есть Александр Гаврилович Костаки. Грек. Как-то это на меня непохоже, а?
    – А вы что хотели? – улыбнулся Меркулов. – Зато вы теперь иголка в стогу сена. Людей с такой фамилией, именем и отчеством в нашей стране тысячи. А что бы вы хотели, стать Николаем Ивановичем Петровым – с вашими-то черными глазами?
    – Но грек-то зачем? – взмолился новоиспеченный Костаки.
    – Вы предпочли бы стать Рамазаном Курдоевым? – спросил Меркулов.
    – Ну нет, – улыбнулся Саруханов.
    – Итак, возвращаемся к нашему последнему разговору, – сказал Меркулов, перейдя на серьезный тон. – Я как будто выполнил свои обещания, даже медсестра вас устраивает. Теперь вы должны рассказать о том, как погиб Гамлет Карапетян.

Глава шестнадцатая ПУСТАЯ ПАЛАТА 

1

    Когда Турецкий проснулся, осеннее нежаркое солнце заглядывало в палату. За окном облетали с кленов широкие желтые листья. В палату вошла вчерашняя медсестра с градусником.
    Турецкий подумывал, не попросить ли ее позвать Татьяну Бурмееву. «Почему, собственно говоря, раненый следователь не может вести дело, если нужный свидетель этажом ниже?» Нет, пожалуй, это перебор. Еще не хватало, чтобы об их отношениях узнал весь больничный персонал. В ожидании завтрака он включил приемник.
    –…продолжается паника, – услышал он конец фразы. – Вчера курс доллара составил две тысячи девятьсот рублей за один доллар США.
    «Опять доллар, – со злостью подумал Турецкий, но почти сразу же злость уступила место удивлению. – Как, на тысячу меньше? Ну и дела».
    – Многие коммерческие банки, скупавшие валюту, понесли значительные убытки, – продолжал диктор.
    «Подождем до завтра, – вспомнил Турецкий слова Татьяны Бурмеевой. – Найдутся выигравшие».
    Сомнений не было. Татьяна предвидела такой ход событий. Доллар взлетает на тысячу рублей, а затем буквально через несколько дней стремительно падает. Кто-то терпит большие убытки, а кто-то выигрывает. Причем выигрывают те, кто ЗАРАНЕЕ знал о том, что курс упадет.
    Турецкий, невзирая на ноющее плечо, откинул одеяло и вскочил на ноги.
    – Александр Борисович, вам нельзя вставать! – услышал он протестующий голос сестры. – Завтрак вам сейчас принесут.
    – Черт с ним с завтраком! – воскликнул Турецкий. – Вы слышали про курс доллара?
    – Что за шум? – сказал, входя в палату, лечащий врач Геннадий Иванович, который совсем недавно вынул пулю из плеча Турецкого. – Доллар долларом, дорогой Александр Борисович, а если вы хотите поскорее выписаться, то нужно быть осторожнее. Огнестрельные ранения не так безобидны, как считают некоторые. Вы же не хотите лишиться руки.
    Пришлось повиноваться. Турецкий до сих пор не мог понять, что заставляет его, следователя по особо важным делам, всегда пасовать перед врачами. Ведь в конце концов он сам взрослый, свободный человек. Это же всего лишь врач, а вовсе не представитель какой-то очередной силовой структуры. В том-то и дело, что, будь перед ним мент или комитетчик, Турецкий без всяких сомнений дал бы ему должный отпор. А вот человек в белом халате со стетоскопом, или, как бишь его там, на груди завораживал его совершенно и заставлял слушаться себя, особенно когда, как сейчас, говорил тоном старшего.
    Турецкий послушно вернулся и лег в постель, хотя единственным его желанием было немедленно броситься к Татьяне и обсудить с ней проблему этого чертова курса. Она ведь вчера именно для этого пришла к нему, а вовсе не для… Турецкий вздохнул. В глубине души он нисколько не сожалел, что дело повернулось таким образом.
    Врач осмотрел его плечо, посмотрел в журнале на записи температуры и довольно заметил:
    – Сегодня после обеда перевязка.
    – А когда я смогу домой? – спросил Турецкий.
    – Домой? – улыбнулся врач. – У вас же огнестрельное ранение, дорогой мой. Если по науке, то вам еще лежать и лежать.
    – Ну а если по практике? – спросил Турецкий. – Вы же понимаете, я не могу здесь задерживаться. Я же следователь.
    – Ничего, пусть ваши преступники еще немного погуляют на воле, – хохотнул врач, – а такой, как сейчас, вы все равно никого не поймаете. В общем, так: ничего обещать не могу. Посмотрим на перевязке.
    Он дал какие-то указания сестре, и та через некоторое время вернулась со шприцем. Турецкий покорно сносил уколы, которых втайне боялся с детства, и только после этого его оставили в покое. Некоторое время он лежал, вслушиваясь в торопливые шаги медсестер по коридору, и уже хотел решительно откинуть одеяло, но вдруг им овладело какое-то оцепенение. По телу разлилась ленивая истома. «Что они мне вкатили? – подумал Турецкий, закрывая глаза. – Или они решили, что я псих?»
    И тем не менее, несмотря на большую дозу успокоительного, он продолжал думать о своем.
    Сомнений не оставалось – Татьяна Бурмеева знала или догадывалась, кто угрожал ее мужу. И это было прямым образом связано с резким колебанием курса.
    «Возможно, – медленно шевелились мысли в мозгу Турецкого, – возможно, от Леонида Бурмеева требовали, чтобы он определенным образом повел себя на валютной бирже, чтобы этот скачок курса произошел». Он постарался вспомнить все, что помнил из курса политэкономии капитализма, но это оказалось непростым делом. Турецкий, учась в институте, искренне ненавидел все эти истории КПСС и политэкономии, которые слились у него в единый клубок неприятных воспоминаний, связанных с тупой догматической зубрежкой. Вместо того чтобы вспомнить то, что они изучали из теории Карла Маркса, он почему-то представил преподавательницу марксизма Нину Поликарповну – неопределенного возраста молодящуюся особу, которая требовала моментальных ответов на вопросы типа: «В чем ошибался Гегель, в-пятых» ?
    «Развитие капитализма в России», вспомнилось название ленинской работы, и почему-то взяла злость, что такой неприятный болезненный процесс приходится переживать второй раз.
    Тем не менее его представлений было достаточно, чтобы понимать, что цена чего угодно, в том числе и доллара, зависит от спроса и предложения. И если спрос внезапно значительно увеличится, а предложение одновременно снизится, то можно ожидать резкого скачка цены. Но это нужно организовать. Причем банки, которые выйдут с предложением о покупке, понесут значительные убытки. Если это понимал следователь Турецкий, то это тем более должны были понимать банкиры – ведь это их кусок хлеба. С маслом и черной икрой. Как же можно было заставить их пойти вразрез с собственными интересами? Только принуждением, насилием. «Прямо какой-то отстрел банкиров начался», – вспомнил Турецкий слова Шуры Романовой. А ведь и точно. Он-то понимал это как метафору, не очень веря в то, что все убийства банкиров можно свести в одно дело.
    – Какой же я идиот! – вдруг сказал он вслух. – Кретин! А еще старший следователь по особо важным делам!

2

    – Мы с Гамиком дружили. Вам, наверно, трудно в это поверить, я ведь как человека, ну как постороннего его не любил, клянусь. Человек он был паршивый. Махинации вечно выдумывал, как бы это получше выразиться, – нечистоплотные, что ли. Все время пытался кого-то надуть, как-то смухлевать. Но мы были из одного городка, жили по соседству. Понимаете? Вам, москвичам, не очень понятно, что такое земляк. Когда приезжаешь в город вроде Москвы, где людей вокруг много, а ты на самом деле один, никто тебе не поможет, да еще черножопым обзовут. Мы ведь дома к другому привыкли – там ты у всех на виду, случись у тебя что, сразу люди придут, и придут сами – звать не надо.
    Мы с Гамиком были соседи. Наши родители друг к другу ходили. У нас в Армении сосед может запросто зайти, женщины к женщинам ходят, мужчины к мужчинам, не надо заранее предупреждать, звонить по телефону. Пришел – и тебе рады. А Гамик был сосед, значит, почти родня. Да что говорить – у нас сосед ближе, чем у вас тут, в Москве, родной брат.
    Гамик был старше меня на два года. Это сейчас кажется – чепуха, а когда ты маленький – это очень много. И он меня всегда защищал. Брата у меня не было, кроме меня в семье только сестры. И он был мне как брат. Защищал, когда мальчишками мы дрались. Если дома поругают, успокаивал. Ножик перочинный мне подарил. Он и мальчишкой был подловатым, делал разные нехорошие дела другим, но не мне. Этого нельзя забыть, понимаете или нет, гражданин следователь?
    Я потом в институт поступил, в финансово-экономический, Гамик, конечно, никуда не поступил. Я прописался в Москве, женился фиктивно, – объяснил Саруханов-Костаки, поймав вопросительный взгляд Меркулова, – работал в системе внешнеэкономических связей. Потом свой банк организовал. Тут Гамик появился. Прописался в Подольске, а дела, естественно, в Москве крутил, то заодно хватался, то за другое. Квартиру какую-то хотел разменивать. Все время деньги у меня в долг брал.
    – И не возвращал, – уточнил Меркулов.
    – Вы думаете, это повод его убить? Так ведь убивают обычно не должника, а того, кто давал, – ответил Саруханов. – Потом ночевал у меня. И вышел у меня с ним спор, как раз когда… Ну в общем, вечером у меня гостья, сидим культурно. А тут Гамик вкатывается выпивши, это с ним бывало, да еще с какой-то такой… Знаете, бывают такие женщины, что и женщиной-то назвать не хочется. Пришел – и хлоп на стол бутылку водки. Я его культурно попросил выйти, идти с ней куда-нибудь в другое место. А он, понимаете, нетрезвый был, насмотрелся всякого по видаку, ну и предложил нам… всем вместе. Я тогда вывел его в коридор, сказал все, что думаю, попросил его выйти. Ну, точнее, вывел из квартиры. Он на лестнице раскричался, в дверь колотил ногами. Потом успокоился, ушел. Но было поздно, конечно, соседи все слышали. Вот и вся история, за это же не убивают.
    – Пожалуй, – согласился Меркулов.
    – А потом… остыл, видать, немного, снова позвонил, извинился вежливо. Все понял, говорит. Но уж раз так, попросил, чтобы я ему дал машину – поедет куда-то он. Еще взял у меня кейс, пальто – для солидности. У него-то только куртки кожаные, а это ему не подходило. Думаю, хотел в какой-то ночной ресторан – богатого из себя корчить, чтобы подцепить кого-нибудь получше. Я дал ему все, лишь бы он уходил, до того больше не хотел его видеть. Ну он взял ключи от машины, магнитолу взял, чтобы с музыкой кататься. Вышел вниз, в машину сел, а тут и шарахнуло. Вот и все, гражданин следователь. – Саруханов замолчал.
    – Значит, вас хотели убить, – резюмировал Меркулов.
    – А вы думаете, я почему в бега пустился? От милиции убегать? Так чего мне бояться, если я тут ни при чем? Это все они.
    – Кто же они такие?
    – Так ведь вы их все равно не достанете, – сказал Сарухапов, – руки у вас коротки.

3

    День Турецкий провел как в тумане. Его беспрерывно навещали – сначала Ирина, с которой Турецкий был очень нежен, но не чересчур, иначе она могла бы что-то заподозрить. Слава Богу, она не плакала, хотя Турецкий не мог не понимать, что больше всего она хотела, чтобы он прекратил эту деятельность. Разумеется, можно было уйти в сыскное агентство к Славе Грязнову и заняться выслеживанием неверных жен и мужей, но от одной этой мысли Турецкому становилось тошно.
    Потом приехала мама. Она плакала и вслух просила Сашу поменять работу. Турецкий едва не накричал на нее, но вовремя сдержался. Внезапно, заметив, как мать вытирает слезы уголком носового платочка с какими-то дурацкими уточками, Турецкий увидел, что его красавица мать, интересная светская женщина, превратилась в сухонькую старушку. Ему вдруг стало до боли жаль ее, всю жизнь стремившуюся к какой-то «красивой» жизни в том виде, как она ее понимала, и так и оставшейся на старости лет у разбитого корыта.
    Заходили сослуживцы по прокуратуре, в том числе Моисеев, который заговорщицки поднял вверх палец и сказал таинственным голосом:
    – Вот, Саша, видите, что с курсом. Я же вам говорил.
    – Ну и какие у вас версии? – Турецкий приподнялся на здоровом локте, но тут же рухнул назад на подушку.
    – Вот поправитесь, тогда мы с вами обстоятельно и поговорим, – пообещал Моисеев.
    Турецкий чувствовал себя значительно слабее, чем накануне, – ночные похождения не прошли даром, и плечо отчаянно ныло. Однако он старался не обращать на это внимания – пустяки, до свадьбы, как говорится, заживет. «Хотя свадьба-то уже состоялась».
    И в то же время где-то в глубине сознания продолжалась работа. Та самая, которой он посвятил свою жизнь. Снова и снова он вспоминал все, что было известно об обвальном падении рубля. Такую акцию с масштабе всей страны может организовать только очень сильная структура – это не под силу одному банку, а лишь группе банков, связанной общими интересами. Или банку, который заранее открыл несколько подставных компаний. Собственно, решить, кому это было выгодно, не так сложно. Но нужны неопровержимые доказательства. А ими может быть только давление на банкиров.
    Теперь Турецкий уже не сомневался в том, что «отстрел» банкиров, эта кровавая полоса взрывов, заказных убийств, подстроенных несчастных случаев имели своей целью не только расправиться с непокорными, но и напугать остальных, чтобы они плясали под одну дудку – и выступили с таким спросом или предложением на валюту, какой бы привел к резкому колебанию.
    Все участники торгов в тот вторник, который уже успели окрестить «черным», были лишь марионетками в чьих-то умелых руках. Но кто же дергал за ниточки?
    Татьяна Бурмеева догадывалась, Турецкий был в этом практически уверен. Нужно обязательно ее увидеть.

4

    Превозмогая слабость, Турецкий сполз с кровати. Голова кружилась – возможно, еще действовало успокаивающее, которое ему кололи. «Больше у них этот номер не пройдет, – со злобой подумал Турецкий. Он сделал несколько шагов вперед. – Взять себя в руки», – приказал самому себе. Он вышел в коридор с твердым намерением поговорить с Татьяной, и ни медсестра, ни главврач, ни сам министр здравоохранения не смогут ему помешать.
    Турецкий твердо помнил, как Татьяна сказала, что лежит этажом ниже, значит, где-то тут совсем рядом. Он быстро нашел лестницу и спустился на этаж. Заглянул в одну палату – там двое мужчин играли в шашки. Следующая палата – опять не то… Турецкий шел по коридору, продолжая заглядывать во все двери.
    – Больной, вернитесь в палату, сейчас обход, – строго сказала проходившая сестра. – И вообще, что-то я вас не видела. Вы из хирургии?
    – Да, – ответил Турецкий и удивился тому что он несколько смутился.
    – Немедленно отправляйтесь к себе на этаж, – раздался надменно-приказной голос.
    Турецкий взорвался.
    – Я что, в тюрьме? – грозно спросил он. – Мне еще не запретили свободу передвижения. И прекратите говорить со мной таким тоном.
    В ответ медсестра только быстро-быстро заморгала накрашенными ресницами, и Турецкий понял, что она сейчас расплачется. Воинственность тут же слетела с него, и он спросил уже миролюбиво:
    – Ну что же вы, такая милая, хорошенькая девушка, а корчите из себя какого-то солдафона. Мне и на службе такие надоели. Так то мужчины. Простите.
    Медсестра шмыгнула носом:
    – Ладно уж. Но все равно вам лучше вернуться к себе в палату, а то ведь и мне достанется, если вы будете ходить тут и в палаты заглядывать.
    – Я ищу свою знакомую, – сказал Турецкий, – здесь где-то должна лежать женщина… девушка. Молодая и очень красивая. Таня Бурмеева.
    – Это, наверно, в пятнадцатой, – пробормотала сестра, продолжая обиженно шмыгать носом. – Погодите, я посмотрю.
    Они вместе прошли к столу дежурной по отделению.
    – Ну вот, – сказала сестра, – как вы говорите? Бурмеева? Пятнадцатая палата. Только она сегодня выписана. Наверняка уже ушла. Выписка происходит до обеда. Куда вы?
    Но Турецкий, не дослушав ее, поспешил к пятнадцатой палате. Здоровой рукой он распахнул дверь. Кастелянша, полная женщина в белом халате, перестилала постель. Палата была пуста.
    Турецкий дико огляделся.
    – Где она? – крикнул он. – Тут была женщина?
    – Так выписалась, – удивленно ответила кастелянша.
    Турецкий, невзирая на боль в плече, бросился вон из палаты.
    – Господи, – сказала женщина с неодобрением, – совершенно не умеют себя вести. Это все-таки больница.

Глава семнадцатая ГДЕ ЖЕ ТЫ?

1

    «Значит, вот почему она пришла. Она знала, что на следующий день выписывается и больше мы не увидимся. Вроде той королевы, которая на следующее утро казнила своих любовников, с которыми провела ночь».
    Внезапная выписка Тани нравилась ему все меньше. И накануне она сказала ему: «Все прояснится. Скоро», – а сама исчезла. Разумеется, Турецкому не хотелось верить в то, что она с самого начала вела с ним какую-то хитрую игру. Ведь тогда ВСЕ оказывалось ложью.

2

    Впрочем, это можно было выяснить. Он решительно пошел по коридору к кабинету завотделением.
    – Андрей Егорович занят, – пыталась остановить его пожилая медсестра.
    – По очень срочному делу, – сказал Турецкий и решительно вошел в кабинет.
    Заведующий отделением поднял на него глаза.
    – Я прошу мне не мешать, – сухо сказал он, – приемные часы на двери.
    – Я хочу знать, почему досрочно выписали Бурмееву. Это очень важно.
    – Кого? – удивился завотделением.
    – Татьяну Бурмееву. Еще накануне было неизвестно, что ее выпишут. Это произошло сегодня утром. У меня есть подозрение, что сделано это не случайно.
    – Помилуйте, молодой человек, – врач, наконец, оторвался от своих бумаг. – Во-первых, я еще раз повторяю, что нельзя вот так врываться к занятому человеку. Во-вторых, с чего вы взяли, что больную Бурмееву выписали внезапно? Сейчас, – он внимательно посмотрел на Турецкого поверх очков, – с моей стороны самым правильным было бы выставить вас вон. Но раз дело столь срочное, как вы говорите, я наведу справки.
    Вместе с Турецким он вышел в приемную.
    – Андрей Егорович, – поднялась им навстречу пожилая медсестра, – я предупреждала его, но…
    – Ничего, ничего, – махнул рукой врач, – этого молодого человека трудно остановить. Посмотрите, пожалуйста, – продолжал он, – что там у нас с Татьяной Бурмеевой? Она была, выписана сегодня утром. Вот молодой человек утверждает, что ее выписали внезапно, то ли выгнали, то ли выкрали, я так и не понял.
    – Бурмеева? – повторила медсестра и открыла журнал. – Так, проходила лечение по поводу сотрясения мозга. Поступила четвертого октября, выписана сегодня по заключению лечащего врача. По-моему, все нормально.
    – Ну-с, молодой человек, видите? Выписалась ваша прекрасная Татьяна на двенадцатый день. Совершенно нормально при легком сотрясении мозга. Больше держать ее незачем. Конечно, рецидивы могут проявляться достаточно продолжительное время, но в целом прогноз благоприятный.
    – А кто был ее лечащим врачом? – спросил Турецкий.
    – Варварин Петр Николаевич, – сухо ответила сестра, поджав губы. – Но у него сейчас обход. Так что прошу вас подойти к нему позже.
    Турецкий, ничего больше не говоря, бросился вон из кабинета и помчался по коридору, заглядывая во все палаты подряд. Оттуда на него смотрели удивленные больные, не ожидавшие такого вторжения. Но Турецкий не обращал ни на кого внимания. Он дернул следующую дверь и увидел в палате врача в сопровождении двух сестер. Это был, видимо, сам Варварин.
    – Петр Николаевич! – с порога окликнул Турецкий.
    Врач, склонившийся над пациентом, удивленно поднял голову.
    – Почему выписалась Бурмеева?
    – Подождите за дверью, – коротко ответил врач.
    Турецкий закрыл дверь и, скрестив руки на груди, прислонился затылком к холодной крашеной стене. В голове стучало. Он и не думал, что будет так волноваться из-за Татьяны. Неужели втрескался в нее по-настоящему? А Ирина? Но сейчас дело было уже не в этом. Татьяна пропала, причем произошло это сразу после того, как она обещала что-то рассказать. Это ведь могли слышать. Конечно, в тот момент и он, и она были уверены, что в коридоре никого нет, но ведь они не знали этого наверняка. А то, что потом там никого не оказалось, совершенно ничего не доказывает. Услышав, что Таня собирается уходить, тому, кто стоял у двери, было достаточно сделать несколько шагов и оказаться в густой тени у следующей двери, завернуть за угол, скрыться в туалете. Нельзя было снимать у нее охрану!
    И вот на следующее же утро Таня исчезает. У Турецкого не было сомнений – это было, безусловно, связано с ее словами: «Все прояснится. Скоро».
    Кто-то слышал, кто-то понял, что она может проговориться, сказать все, что знает, и тогда потянется ниточка к убийцам Бурмеева, а может быть, и к другим заказным убийствам банкиров. И вот ее убрали, по крайней мере сделали так, что она ничего не смогла сказать. Турецкий похолодел, явилась непрошеная мысль: «А ведь ее, возможно, уже нет в живых».
    Наконец обход был закончен. Доктор Варварин вышел из палаты. Турецкий уже взял себя в руки. Служебное удостоверение было в кармане больничного халата.
    Он молча протянул его доктору, потом сказал:
    – Обстоятельства, при которых Бурмеева оказалась в больнице, вам, вероятно, в общих чертах известны. Я веду это дело, и сейчас меня интересуют обстоятельства, при которых она покинула больницу.
    – Пройдемте ко мне в кабинет.

3

    – Итак, что конкретно вас интересует? – спросил доктор Варварин.
    – Я хочу знать, – сказал Турецкий, – как случилось, что Татьяну Бурмееву сегодня выписали?
    – То есть что вы имеете в виду? – поднял брови врач. – Она была выписана, потому что лечение закончено, – ответил он. – Теперь все, что ей нужно, – это покой, возможно, снотворное на ночь, седуксивные средства. В госпитализации она больше не нуждается.
    – Но она узнала об этом только сегодня. – Турецкий не спрашивал, а говорил утвердительно.
    – Почему вы так решили? – пожал плечами Варварин. – Я ей еще три дня назад сказал, что, когда у нее окончательно восстановится сон, мы ее выпишем. И она прекрасно знала о предстоящей выписке.
    – Но… – начал Турецкий и запнулся.
    – Я удовлетворил ваше любопытство? – спросил врач, как показалось Турецкому, с легкой иронией.
    – Да, спасибо.
    Турецкий двинулся к выходу.
    – А она красивая женщина, – услышал он голос Варварина.
    Турецкий не ответил.

4

    Она выписалась и даже не зашла к нему. После всего, что случилось. Это было немыслимо. Кроме того, Турецкий совершенно не понимал, куда она пошла из больницы. Не могла же она вернуться в разгромленную квартиру на Малой Филевской. Значит, найти ее будет не так просто – скорее всего, она у кого-то из родственников или друзей. Правда, теплилась надежда, что она сама даст о себе знать, но после ее внезапной выписки Турецкий уже не мог на это надеяться. Ведь накануне она, разумеется, знала о том, что ее могут выписать, и тем не менее не сказала об этом ни слова. От досады Саша кусал губы.
    Вероятно, она скрыла свою выписку именно для того, чтобы он не возвращался к этому разговору. «Что она затеяла? – мучительно думал Турецкий, а в том, что эта неукротимая женщина действительно что-то затеяла, у него не было сомнений. – Если она решила разыгрывать из себя современного графа Монте-Кристо в женском варианте, это может обернуться очень плохо». Почему-то Турецкому вспомнилась Рита Счастливая. Как на его глазах медленно оседало на землю ее тело, прошитое автоматной очередью. Ну нет, больше этому не бывать. Но он в больнице, чертово плечо заживает медленно, а она может натворить столько глупостей!
    Конечно, рассуждая хладнокровно, проще всего было бы найти Бурмееву, установить за ней слежку, и она бы вывела на тех, кто, как она думает, повинен в смерти ее мужа. Правда, это значило бы, что ее гибель весьма и весьма вероятна. А Турецкому сейчас хотелось бы исключить всякую подобную вероятность. Он был бы спокойнее, если бы Татьяна, как и бывшая жена Леонида Бурмеева, находилась бы где-нибудь в Австрии.
    Нет, нельзя было терять ни минуты. Турецкий посмотрел на часы. Семь. Из прокуратуры скорее всего, уже все ушли. Он встал и вышел в коридор. Нужно было непременно позвонить Романовой, чтобы во что бы то ни стало нашла Бурмееву. Может быть, это будет и не так трудно – она могла просто вернуться к родителям.
    Он бросился в коридор, не спрашивая разрешения у сестер, подошел к телефону, стоявшему на посту, и набрал номер Романовой. Дома никого не оказалось. Не было Александры Ивановны и на работе.
    Вернувшись в палату, Турецкий метался из угла в угол, не зная, что предпринять. Плечо отчаянно болело, но слабости не было и в помине – в ответственные минуты Саша умел напрягать и умственные и физические силы. И теперь он принял единственно возможное решение: вон из этой больницы, больше он не может оставаться здесь ни минуты. Хватит.

Глава восемнадцатая ЧЕЛОВЕК В ЧУЖОМ ПЛАЩЕ 

1

    Когда процедурная сестра вошла в палату к Турецкому, чтобы сделать инъекции, она увидела, что больной, которому был предписан строгий постельный режим, стоит у окна. Слух о том, что раненый следователь устроил скандал в соседнем отделении, уже распространился по больнице. По-видимому, больному следовало ввести снотворное.
    – Лягте, пожалуйста, я сделаю укол, – вежливо попросила медсестра.
    Она и предположить не могла, что в ответ Турецкий взорвется, да еще как.
    – Оставьте меня в покое с вашими уколами! – рявкнул он. – Я вообще не желаю, чтобы меня пичкали какой-то гадостью без моего согласия. Я вам не ребенок и не умалишенный! Вы поняли меня?!
    – Александр Борисович… – пробормотала сестра.
    – И вообще, я выписываюсь.
    – Но это невозможно!
    – В жизни нет ничего невозможного, – ответил Турецкий уже спокойнее. – Я имею полное право отказаться от госпитализации и уйти когда мне вздумается. Если я, конечно, считаюсь дееспособным.
    – Но вы же ранены…
    – Ну и что? Ноги у меня на месте. И я немедленно собираюсь домой. Так что прошу вас принести мою одежду. Иначе я уйду в пижаме. Вы меня поняли?
    – Поняла, – ответила сестра, и в ее голосе послышались слезы. – Ну зачем вы так?
    – Значит, у меня есть причины, – ответил Турецкий уже мягче, – извините меня, вы-то тут совсем ни при чем.
    Сестра ушла; Турецкий вышел в коридор и подошел к посту. Он еще раз попытался разыскать по телефону Романову, но по-прежнему безрезультатно. Тогда он набрал домашний номер Славы Грязнова. К его большому облегчению, Слава оказался дома.
    – Славка, это Турецкий, я из больницы, но сегодня собираюсь отсюда уходить. Надоело валяться.
    – Хочешь, чтобы я за тобой заехал?
    Грязнов говорил каким-то странным голосом, не шутил, как обычно, но это ведь было естественно, если учесть тот факт, что его родной дядя пропал без вести. Турецкий на миг вспомнил ту странную идею, которая появилась у него, когда он краем глаза увидел Президента по телевизору, но сейчас было не до шуток.
    – Да нет, я сам доберусь. У меня просьба совершенно по другому поводу. Помнишь дело Леонида Бурмеева? Его жена была в больнице и сегодня утром выписалась. Надо обязательно ее найти, понимаешь? Татьяна Бурмеева, девичья фамилия Христофориди.
    – Ладно, – буркнул в трубку Грязнов, – найдем твою Христофориди. У нас тут такое… да, ладно, скоро сам все узнаешь. Это не по телефону…
    – Только про Татьяну – это надо срочно, – сказал Турецкий.
    – Хорошо, я сейчас своим орлам позвоню, завтра утром найдут. Они ее из-под земли вытащат. Ты адрес-то знаешь?
    – Квартира после взрыва опечатана, да и вообще – все разворочено…
    – Тогда так, – предложил Грязнов, – завтра утром я за тобой приеду. Ну не поедешь же ты сейчас в метро с простреленной рукой. А к тому времени, может быть, что-то уже узнаем.
    – Хорошо, – ответил Турецкий. – Наверно, ты прав.
    После разговора с Грязновым ему стало немного легче.
    Действительно, можно подождать до завтрашнего утра. Но ни минутой больше.

2

    Капитан Сивыч забыл о просьбе Гали Крутиковой устроить ей встречу с Меркуловым. Эта идея с самого начала казалась ему какой-то странной – какое дело может быть у нее к такому занятому человеку? Хотя вместе с тем он понимал, что такие, как Крутикова, с ерундой не будут приставать, и все же тот разговор совершенно вылетел у него из головы – столько событий произошло за это время: поймали Саруханова, Шевченко внезапно умер в больнице при очень странных обстоятельствах, в общем, было над чем поломать голову.
    Однако Галя напомнила о себе сама – в один прекрасный день она возникла на пороге его кабинета.
    – А, гражданка Крутикова, – улыбнулся Сивыч. – Ну, что у вас? Неужели вы передумали и все же решили на нас поработать?
    – Нет, – улыбнулась Галя. – Но я узнала, что Меркулов в Москве. Вернулся Витя Станиславский, он это услышал от кого-то.
    – Станиславский к вам заходил? – переспросил Василий Васильевич.
    – А куда ему деваться? – ответила Галя. – Дело закрыли, выпустили его, а идти-то ему некуда. Вот он и пришел по старому адресу.
    – И что же, – удивился Сивыч, – вы его пустили?
    – Обещал не пить, на работу устроиться. Комната его пока пустует, – пожала плечами Галя.
    – Ну и?
    – Вот уже несколько дней не пьет. Дворником вроде его берут – в нашем же ЖЭКе.
    Подобного поступка со стороны жильцов девятнадцатой. квартиры капитан Сивыч никак не ожидал. «А кто знает, может, после такого потрясения исправится парень, – подумал он. – Редко, но все-таки бывает».
    И если пять минут назад он еще сомневался, стоит ли беспокоить самого Меркулова по такому пустячному делу, то теперь решительно снял трубку и набрал номер справочной прокуратуры России.
    – С вами говорят из МУРа. Капитан Сивыч. Телефон Меркулова Константина Дмитриевича, – он что-то записал на перекидном календаре. – Понятно, спасибо. – Он сделал еще несколько звонков, а затем обратился к Гале: – Ну что ж, гражданка Крутикова, вам, кажется, везет. Меркулов находится у нас в МУРе, он в кабинете Романовой. Как только освободится, зайдет сюда. Подождите в приемной.
    Дверь распахнулась. Галя повернула голову и увидела пожилого седого мужчину, в котором в тот же миг узнала молодого и обаятельного следователя-практиканта Костю Меркулова.
    – Константин Дмитриевич! – воскликнула она, удержавшись от того, чтобы добавить: «Как вы изменились!» – ведь и она сама уже далеко не та миловидная молодая женщина, какой была когда-то.
    Меркулов внимательно вглядывался в ее лицо.
    – Где-то я вас видел, – Он покачал головой, – нет, не помню. Мне Василий Васильевич передал, что вы хотите меня видеть, но так и не объяснил толком зачем. Он и имя ваше называл, но мне оно, к сожалению, незнакомо. – Меркулов беспомощно развел руками. – Уж простите покорно.
    – А я вот вас сразу узнала, – улыбнулась Галя. – А вам откуда меня запомнить. Я ведь была свидетелем. Вспомните. В конце шестьдесят седьмого года вы вместе со следователем Моисеевым расследовали дело о подпольных абортах.
    Меркулов, разумеется, прекрасно помнил это дело, ведь оно было у стажера Кости Меркулова первым. Собственно, дело-то было очень простым и ясным с самого начала, потому-то его и доверили неопытному стажеру. Некий московский врач-гинеколог, Федор Федорович Турин, между прочим с большим стажем, бывший на хорошем счету у себя в больнице, подрабатывал на дому абортами. Дело раскрылось, когда у одной из женщин началось маточное кровотечение и ее пришлось госпитализировать. Через нее и вышли на Турина, которого взяли с поличным, то есть непосредственно в момент проведения операции.
    Меркулов прекрасно помнил невероятное смущение, даже стыд, когда ему пришлось допрашивать пациентку Турина. Это была молодая женщина, казавшаяся невероятно бледной, даже желтой, что и неудивительно. Он все пытался выяснить, что же привело ее сюда, когда она вполне могла бы воспользоваться услугами лечебного учреждения, ведь в СССР аборты разрешены с 1955 года. Меркулову было искренне жаль эту женщину, а вот к самому врачу он никакой симпатии не испытывал и позднее на суде был неприятно удивлен, узнав, что судья дал Турину самое мягкое из всех возможных наказаний – лишение свободы на один год. Впрочем, как он узнал впоследствии, Турин не отсидел и этого. Наказание было заменено на условное. Меркулов тогда впервые заподозрил возможность подкупа суда.
    Он снова взглянул на Крутикову. Неужели это та самая невезучая пациентка Турина? Да, пожалуй что и она. Такая же худая, бледная, только тогда ее можно было даже назвать хорошенькой, а теперь от этого не осталось и следов.
    – Вот видите, вы меня узнали, – улыбнулась Галя.
    – Давно мы с вами не виделись, – покачал головой Меркулов. – Я помню, вы все время нервничали из-за того, что о вас узнают на работе.
    – Ну, с работы меня сразу же уволили, – с улыбкой продолжала Галя, – А может быть, это и к лучшему. Но я ведь хотела вас увидеть вовсе не для того, чтобы в чем-то укорять. – Она повернулась и посмотрела на Сивыча. – Мне надо вам кое-что сообщить.
    Сивыч понял ее молчаливый намек и поднялся. Ему было любопытно узнать, что могла сообщить Крутикова Меркулову, и почему именно ему, но ничего другого не оставалось, как только сказать:
    – Пойду узнаю, что там нового у шефа. У Нелюбина.
    Когда они остались в кабинете одни, Галя подошла к окну и, глядя на поток автомобилей, медленно движущихся по Петровке, сказала:
    – Помните шестьдесят седьмой год? Как мало тогда было машин!
    – Да, – согласился Меркулов, немного удивленный таким вступлением, – а теперь иногда пешком быстрее доберешься до места, чем на машине.
    Они помолчали.
    – Так что, собственно… – начал Меркулов.
    – Сейчас вы все поймете. Тогда, в шестьдесят седьмом, как вы помните, я работала в здании КГБ на площади Дзержинского. Гардеробщицей. Это произошло незадолго до нашей встречи у Турина. – Галя улыбнулась. – Потому-то я и пошла к нему, что боялась, как бы не узнали на работе, ведь я не замужем. Хотя, разумеется, им все было прекрасно известно. Очень глупо получилось. Ну да теперь это не важно.
    Мы с вами встретились в конце октября, а в сентябре произошел очень странный случай.
    Меркулов внимательно слушал обстоятельный рассказ Крутиковой о пропавшем немце и об оставленном им плаще, который потом взял совершенно другой человек – наш, русский.
    Если бы все это рассказывал кто-то другой, Меркулов, скорее всего, засомневался бы – мало ли что может показаться, не так трудно на самом деле принять одного человека за другого, особенно учитывая, что Галя работала в КГБ. Многие из самых простых сотрудников этого ведомства настолько проникаются сознанием собственной значимости, что у них развивается нечто вроде комплекса преследования – повсюду мерещатся тайны, шпионы, вредители. Однако этой женщине Меркулов был склонен доверять, он помнил, что рассказывал о ней Василий Васильевич Сивыч.
    – Причем понимаете, Константин Дмитриевич, этого немца, возможно, и не искали. И он не вышел обратно, я очень внимательно смотрела на всех, и не только на тех, кто у меня раздевался. Почему-то мне кажется, что он… он исчез не случайно.
    – Так, я вас понял, – кивнул Меркулов.
    – И, что интересно, того человека, который ушел в плаще этого немца, я тоже больше не видела. Хотя, как вы знаете, проработала в КГБ около месяца. После истории с Туриным меня уволили.
    – Мне до сих пор неловко, что так получилось, – искренне сказал Меркулов.
    – Что вы, я думаю, это было к лучшему, – махнула рукой Галя. – Так вот, недавно я увидела его. Сначала сомневалась, а потом его показали крупным планом. Это, безусловно, был он. Тот самый.
    – Крупным планом? – удивился Меркулов и предположил: – Вы увидели его в кино.
    – Нет, по телевизору. Оказалось, что он занимает довольно крупный пост и вовсе не в КГБ. Мне кажется, он очень опасный человек, поэтому я и решила рассказать обо всем вам, потому что я вам доверяю.
    Это был большой комплимент, ведь Галя Крутикова благодаря своей уникальной наблюдательности знала об окружающих ее людях куда больше, чем они могли предположить, и потому у нее было немало оснований не доверять человеческому роду вообще. Меркулов, сыгравший в ее судьбе, казалось бы, не самую положительную роль, относился к немногочисленным исключениям из общего правила – Галя считала его честным человеком.
    – И кто же это? – спросил Меркулов, понизив голос.
    Галя подошла к нему вплотную и что-то очень тихо прошептала.
    – Так, – сказал Меркулов. – Это скверно.

Глава девятнадцатая СОТРУДНИЦА БАНКА «МЕНАТЕП» 

1

    – Ну что у вас там? – спросил Турецкий вместо приветствия.
    Он стоял у приемного покоя больницы, откуда ему со скандалом удалось-таки уйти. Плечо отчаянно болело; натягивая на повязку рубашку, Саша разбередил-таки руку довольно основательно, поэтому куртку пришлось просто накинуть. Грязнов, как они и договорились накануне, приехал за ним на машине.
    – Да ты сядь, тогда и поговорим. И вообще – привет.
    – Привет, – проворчал Турецкий и с некоторым трудом забрался в машину. – Ну что там насчет Бурмеевой?
    – Негусто, – ответил Грязнов, заводя мотор.– Поверишь ли, старик, очень даже негусто. Я сам не ожидал. Мы проверили все ее связи, которые удалось установить – времени-то почти не было. Дома у родителей она не появлялась, более того, они не знали, что она должна выписываться. Потом стали проверять друзей – с большинством из них Бурмеева давно не встречалась. Осталась только школьная подруга Алла Зуева, с которой она продолжала поддерживать отношения. Эта Алла навещала ее и в больнице. Для нее внезапная выписка Бурмеевой также полная неожиданность.
    – Я тебя понял, – сказал Турецкий. – Адрес этой Аллы?

2

    Василий Васильевич Сивыч, конечно, как и все остальные люди без исключения, страдал некоторым любопытством, и ему было интересно узнать, что же такое могла рассказать Крутикова Меркулову. Однако у капитана милиции нет времени на пустое любопытство. На следующий же день, стоило только Сивычу прийти на работу, как опять последовал срочный вызов – рвануло на одной из Песчаных улиц, в квартире, хозяин которой большую часть времени жил за границей.
    – Больше никому поручить не могли, – ворчал Сивыч, садясь в милицейскую машину,– На мне и так все квартирные разборки, еще и эта.
    Он прибыл на место происшествия одним из первых – раньше, чем подоспели оперы, криминалисты и судмедэксперт. Квартира имела вид практически нежилой – густой слой нетронутой пыли, лежавший на новом итальянском мебельном гарнитуре, засохший таракан на дне голубой ванны «джакузи».
    И тем не менее – взрыв, и неопознанный труп в коридоре, изуродованный до такой степени, что и без судмедэксперта понятно – опознать практически невозможно, если не будет каких-то дополнительных обстоятельств.
    На кухне такое же нежилое запустение. Капитан Сивыч огляделся. Внезапно он заметил сверху на печи СВЧ какой-то небольшой прямоугольный предмет. «Что за штука?» – подумал Сивыч и взял его в руки.

3

    У Аллочки Зуевой забилось сердце, когда она услышала в трубке приятный мужской баритон.
    – Попросите, пожалуйста, Аллу Зуеву.
    – Это я, – радостно прощебетала она.
    Но в следующую же минуту от ее радости не осталось и следа, потому что приятный мужчина на другом конце провода сказал:
    – С вами говорит старший следователь по особо важным делам Мосгоспрокуратуры Турецкий. Мне необходимо встретиться с вами. Вы свободны сегодня во время обеденного перерыва?
    – Сейчас подумаю. – Аллочка была совершенно свободна и прекрасно знала об этом, но ей казалось, что признаваться в этом – все равно что расписаться в собственной никчемности. Правильнее всего было бы покочевряжиться, перенести встречу на завтра или даже на послезавтра, но ей было очень интересно узнать, что могло понадобиться следователю. Кроме того, у него такой красивый голос… И она сказала после непродолжительного раздумья: – У меня есть несколько дел, но они несрочные… Я могу их перенести и встретиться с вами.
    – Где вам было бы удобно?
    – У меня обед начинается в час. Дубининская улица, это недалеко от Павелецкого вокзала. Отделение банка «Менатеп».
    – Хорошо, я жду вас ровно в час у входа в банк.
    Аллочка, вздохнув, положила трубку и вернулась на свое рабочее место у банковского окошечка.
    Посетителей было немного, и она стала рассматривать свои ногти – предмет ее постоянных забот. К сожалению, лак постоянно портился из-за того, что приходилось работать на компьютере. За свой внешний вид она не волновалась – каждый день она приходила на работу в отделение коммерческого банка так, как будто вечером собиралась идти в театр или ресторан. Косметику она подправляла все время в течение дня, а в обеденный перерыв проводила капитальную проверку– не просто подкрашивала губы, но снова наносила тональный крем, проводила тушью по ресницам, ведь она должна каждую минуту быть в форме. И вовсе не потому, что этого требовал менеджер, – Аллочка искренне надеялась, что в один прекрасный день в банк войдет ОН. Он подойдет к ее окошечку, увидит, как ловко она работает – высчитывает сложные проценты, начисляет дивиденды или проводит другие необходимые операции, и будет покорен. Собственно, ради этого она и сидела в банке, где работа была мало сказать скучная, просто занудная. Положа руку на сердце Аллочка ее ненавидела. Но ее держали здесь три соображения: престиж фирмы, гипотетическая возможность познакомиться с богатым мужчиной и достаточно приличный оклад. На самом деле оклад был мизерным – какие-то семьсот-восемьсот тысяч, этого явно не хватало на наряды, на дорогую косметику, но в другом месте Аллочка не имела бы и этого, ведь у нее не было толком никакой специальности.
    Она уже три года сидела в банке «Менатеп», но принц так и не появлялся. Несколько раз с ней действительно знакомились мужчины, но при ближайшем рассмотрении они оказывались вовсе не такими, кого она ждала. А ей был нужен муж, вроде того, какого подцепила Танька Христофориди.
    При воспоминании о Татьяне Аллочка нахмурилась. Они были школьными подругами, и всю жизнь, начиная, кажется, с самого первого класса, Алла Зуева завидовала Тане Христофориди. Та была всегда умнее, удачливее, красивее. А теперь еще и получит наследство мужа. Аллочке хотелось грызть ногти от зависти, но она удержалась от этого. Ведь предстояла встреча с мужчиной, а вдруг он молодой и интересный.

4

    Без одной минуты час Турецкий стоял у входа в отделение банка «Менатеп». В две минуты второго из дверей вышла девушка – издали она напоминала картинку из модного журнала или героиню какого-нибудь рекламного ролика. Она сделала несколько шагов и остановилась, оглядываясь вокруг. «Она», – решил Турецкий и пошел навстречу.
    – Алла? – спросил он.
    – Да, – ответила та и лучезарно улыбнулась.
    Следователь ей очень понравился. Он хоть и не был богачом, но зато оказался очень симпатичным, был немного похож даже на одного американского артиста. Правда, в его движениях было что-то странное…
    – Александр Турецкий, – представился следователь,– Алла, давайте где-нибудь посидим, поговорим. Здесь есть какое-нибудь подходящее место?
    В конце концов пришлось довольствоваться рестораном Павелецкого вокзала. Турецкий заказал кофе и по сто граммов коньяка. Аллочке все это нравилось – это было так похоже на необычное романтическое приключение.
    Но как только красивый следователь объяснил, в чем, собственно, дело, ее настроение сразу же испортилось. Его тоже интересовала Танька Христофориди! Опять она!
    – Возможно, вы знаете, где она может находиться? Нам очень надо ее найти, – говорил Турецкий, и Аллочка сразу же поняла, что «нам» значило не только милицию и прокуратуру, но и его лично. «Вот и этот в нее втюрился, – уныло подумала Аллочка, и ей стало до ужаса обидно. – Ну почему в нее – все, а в меня никто? Чем я хуже?» Это было так несправедливо, что она чуть не расплакалась.
    Турецкий заметил, что настроение, его собеседницы внезапно изменилось, но придал этому совершенно иной смысл.
    – Понимаете, ей может угрожать опасность, а вы ведь ее подруга, – продолжал он.
    Каково же было Сашино удивление, когда, выслушав его долгие объяснения, девушка вдруг зашмыгала носом и сказала:
    – Вы тоже в нее влюбились. Не верьте ей.
    – С чего вы взяли? – Турецкий был ошарашен, как будто его внезапно дернуло током.
    – Так по вам же видно, – пожала плечами Аллочка. – Когда вы произносите ее имя, у вас глаза меняются. Да вы не переживайте, вы не один такой. Она так на мужчин действует. Я уж знаю. Леонида своего вмиг окрутила. А он ведь не один за ней ходил.
    – Но она же замужем, – пробормотал Турецкий, – и у нее охрана…
    – Ну да, охрана, – согласилась Аллочка. – Потому она так и тосковала последнее время. Вышла за богатого, думала, будет у нее красивая жизнь, а оказалась почти что как в тюрьме. Хотя она и тут находила себе… – Аллочка замолчала, прикусив губу, явно не желая продолжать.
    – Расскажите, – попросил Турецкий; он необдуманно откинулся назад, задев раненой рукой за спинку стула. На секунду на лице его непроизвольно возникла гримаса боли, и он даже застонал.
    – Что с вами? – удивленно спросила Аллочка.
    – «А, ерунда, бандитская пуля», – машинально отреагировал Турецкий фразой из старого кинофильма; он давно усвоил, что на определенный тип женщин эта цитата в устах следователя действовала как заклинание «сезам, откройся». Аллочка была из них. Александр Борисович изобразил на лице извиняющуюся полуулыбку, потом посерьезнел и нарочито веско добавил: – Сквозное огнестрельное ранение. В прошедший понедельник. Но валяться в больнице до полного выздоровления не имею права, – закончил он тихо, но патетически.

Глава двадцатая СОЦИОЛОГ ИГОРЬ 

1

    Чуть поколебавшись, Турецкий заказал еще два по сто коньяку и шоколад, судорожно соображая, во сколько ему обойдется эта приятная беседа, если каждый кусок информации придется добывать таким же путем. Однако постепенно, чередуя угощение с комплиментами и гримасами боли – последствием «бандитской пули», – ему удалось выяснить вот что.
    Некоторое время назад, недели две-три (Аллочка обещала вспомнить точную дату), в банк пришел довольно интересный мужчина лет тридцати. Его обслуживала Алла, и он пригласил ее в кафе. Они познакомились. Он оказался социологом, изучал жизнь разных слоев общества. Это был очень остроумный, интересный человек, расспрашивал Аллу о ее жизни, о детстве, о подругах. Она рассказала про Таню, он заинтересовался и попросил, чтобы Алла взяла его к ней, когда сама туда отправится, причем не обязательно специально в гости – просто он хочет увидеть, как живут «новые русские». Это ему нужно для научной работы.
    Аллочка рассказала о нем Тане, договорилась, что приведет Игоря (так звали мужчину). И ради чего она старалась? Как только Игорь увидел Татьяну, он тут же растаял, глаз с нее не сводил. Это было просто неприлично. Потом они включили музыку и начали танцевать, так он так ее прижимал, что Аллочке было неприятно сидеть с ними в одной комнате.
    – Понимаете, она пользовалась случаем, – возбужденно говорила Аллочка. – Она ведь никуда не могла выйти без охраны, значит, ей шуры-муры никак не завести, муж сразу все узнает. Представляете, так жить и знать, что за каждым твоим шагом все время следят. Это же ужас. А Таньке-то тем более, она привыкла, что с ней на улице знакомятся, глазки всем подряд строит. А теперь оказалось – ни-ни. Затоскуешь тут. А тут мужик симпатичный, и, главное – со мной. Если муж чего спросит, скажет, это подруга приходила со своим хахалем. Она его спокойно могла бы и в постель уложить, но все-таки при мне постеснялась.
    – Ну и что дальше? – спросил Турецкий.
    – Ну и все, – вздохнула Аллочка. – Больше я Игоря не видела. А он был особенный какой-то. И не из таких, как у нас в банке работают – имеют в кармане тысячу баксов и от этого надулись, как жабы. Но и не из голодранцев-бюджетников, которые тебе мороженое купить не могут – дорого. Игорь был – самое то.
    Турецкий слушал ее, сжав зубы. Наверно, он тоже был самое то. Во всяком случае, Аллочка время от времени бросала на него весьма нежные взгляды. А он-то думал, что был для Татьяны Бурмеевой чем-то большим, чем «подходящий» молодой человек, с которым можно поразвлечься. Собственно, после гибели мужа она сразу же угодила в больницу, и Турецкий был первым, кто ей встретился, не с доктором же Варвариным ей заводить романы. А он-то считал… Турецкий отогнал эти мысли и прислушался к тому, что продолжала тараторить Аллочка:
    – Не знаю, произошло у них что-то или нет. Это было непросто устроить из-за охраны, но я думаю, если Татьяне действительно надо, она как-нибудь сможет исхитриться. В конце концов, охранники же не сидели там на лестнице ночь напролет.
    – Наверно, – кивнул Турецкий, – иначе как бы подложили бомбу?
    – Ну, тем более, – сказала Аллочка. – Значит, они могли и его пропустить. – Она замолчала, и ее нарисованная мордашка вдруг приняла совсем не подходящее к легкомысленной одежде и светлым веселым локонам выражение полного отчаяния. – Вот вы следователь, Саша, – сказала она, подняв на него глаза, полные слез, – вы, значит, в людях понимаете. Ну что во мне не так? Почему в меня никто не влюбляется? А в нее – все. Отчего так, а?
    – Следователи этим как раз не занимаются, – ответил Турецкий. – А что, неужели так никто и не влюблялся?
    – Нет, – покачала головой Аллочка, – вернее, есть один. Он хороший парень, и мне нравится, но бедный.
    – Голодранец-бюджетник? – улыбнулся Турецкий.
    Аллочка кивнула.
    – Так и я ведь тоже. Знаете, сколько получает старший следователь Мосгорпрокуратуры? Триста тысяч в месяц. Не разбежишься.
    – Мой, кажется, еще меньше. Но он подрабатывает, хочет летом в шабашники податься, строить что-то.
    – Значит, все прекрасно. А вы хотите, как Таня– в клетку? Вам же очень повезло, что Леонид Бурмеев выбрал не вас. Вы бы вот тоже сейчас скрывались.
         – Вы так думаете? – Аллочка улыбнулась сквозь слезы. – Может быть, вы и правы.
    – Последний вопрос, – сказал Турецкий. – Вы этого Игоря больше не видели?
    – Никогда.
    – Но вспомните его, если увидите?
    – Конечно.
    – Тогда, может быть, заедете после работы на Петровку, и мы с вашей помощью сделаем фоторобот?
    – Вы думаете, Игорь… – Аллочка в страхе прижала ладонь к губам и, округлив глаза, посмотрела на Турецкого.


    – Я ничего не думаю, – ответил тот. – Просто случайный посторонний человек, который появился у Бурмеевых незадолго до того взрыва. Это же всегда подозрительно.
    – Никогда бы не подумала, – покачала головой Аллочка. – А впрочем… было в нем что-то такое странное, я же вам говорю, он был не такой, как все. Вот и Танька на него клюнула.
    «Она и на меня клюнула», – мрачно подумал Турецкий, но вслух этого не сказал.
    – Одного не могу понять, – сказал он, – вы так о ней говорите, как будто она ваш враг. А ведь вы дружите с первого класса. Что это – женская дружба?
    – Вы, мужчины, все упрощаете, – ответила Аллочка. – Я ей завидовала всю жизнь. А зависть – это же и преклонение, и любовь, и ненависть. Если бы я ею не восхищалась, разве стала бы завидовать? Вот и получается – все чувства вместе, в одном клубке. И она меня притягивала всегда – все у нее получалось ярко, необычно. Вот и все.
    «Вот и все, – думал Турецкий, когда, попрощавшись с Аллой Зуевой, спускался вниз по эскалатору. – Кончилась сказка. А может быть, это и к лучшему»

2

    Меркулов, пожалуй, и не придал бы сообщению Гали Крутиковой такого большого значения, если бы не один разговор, который произошел этим летом.
    В ресторане «Дубровник» отмечалось шестидесятилетие Георгия Романовича Соболева, полковника КГБ в отставке, а когда-то приятеля Кости Меркулова по аспирантуре.
    Они в то время были очень дружны, но затем их пути разошлись, и, только выйдя на пенсию, Гера Соболев снова начал собирать старых друзей – по всему видать, на службе он почти не обзавелся новыми.
    Говорились тосты, угощение было неплохое, и к концу юбилея кое-кто даже набрался. Меркулов пил мало – здоровье не позволяет, да и с возрастом его как-то перестали воодушевлять обильные возлияния. Пока другие пели, танцевали и вообще радовались жизни, он подсел к юбиляру.
    Стали вспоминать старые времена, затем переключились на современные, поругали правительство, посетовали на разгул преступности, на низкую раскрываемость преступлений.
    – Но ведь, Гера, и раньше такое бывало, вспомни,– сказал Меркулов.
    – Бывало, Костя, что греха таить, – кивнул юбиляр. – Я до сих пор один случай забыть не могу, хотя было это… сейчас какой год у нас, девяносто четвертый? Ну значит… Двадцать семь лет назад.
    Соболев с Меркуловым сидели в конце стола, в стороне от веселившихся гостей – такие беседы располагают к откровенности, тем более что ж не поделиться с товарищем, дело-то ведь старое, это когда было…
    – У нас и в КГБ такие случаи бывали, что остается только руками развести. Вот вроде того, о чем я хочу рассказать. Пропал наш агент, восточный немец из Штази. Он выполнил задание, приехал в Москву, чтобы доложить, и пропал. А ведь его наши люди «вели» до самого здания на Лубянке. Точно известно, что он туда вошел, но у нужных людей так и не появился и наружу не вышел. И никто до сих пор не знает, что с ним стало. Каково! Нераскрытое преступление в стенах КГБ!
    Меркулов покачал головой:
    – Да брось ты, старик, наверняка кому надо знали.
    – Нет! – крикнул Соболев, так что некоторые из танцующих с удивлением на него оглянулись. – В том-то и дело. Этот немец, – он понизил голос до шепота, – положил в один швейцарский банк очень крупную сумму – на предъявителя. Почему немец – сам понимаешь.

    – Да, ваше ведомство любило действовать через третьих лиц.
    – Верно, – согласился Соболев. – Деньги предназначались для поддержки братских партий, да мало ли на что, не буду распространяться. Получить их мог тот, кто знает определенный код, а этот код немец и должен был передать нашему верховному руководству. Ни записывать его, ни тем более сообщать кому-либо, кроме Самого, он не имел права. И не успел сообщить…
    – Так ты думаешь…
    – А что тут думать? Зная код, получаешь несколько миллионов долларов, – усмехнулся Соболев.
    В это время к нему подошла жена одного из их старых приятелей:
    – Да что вы такие мрачные? Герка, у тебя же юбилей! Пошли потанцуем!
    И она, схватив Соболева за руку, подняла его с места.

3

    Всем отделениям милиции города Москвы и Московской области.
    Разыскивается не установленный следствием преступник, подозревающийся в совершении тяжкого преступления. Приметы: мужчина, на вид тридцать лет, рост около 180 см, волосы русые, коротко стриженные. Лоб высокий, глаза серые, брови светлые, прямые, нос прямой с горбинкой, рот небольшой, губы тонкие, уши большие. Одет в шерстяное пальто, темный костюм, светлую рубашку. Прилагается его фоторобот, сделанный по свидетельским показаниям.

4

    – Слушай, а это не тот мужик, который подорвал Карапетяна? – спросила Александра Ивановна, указывая на лежавший у нее на столе фоторобот «Игоря». – Надо проверить. По описанию вроде сходится, хотя описание, как его ни составляй, все равно портрета не даст. Хотя, – Романова нахмурилась, – Шевченко-то нет.
    – Так этот второй жив, кажется. Дело вроде закрыли…
    – Ну да, только он сам-то никого не видел, он все только по словам Шевченко знает. А Шевченко… я так думаю, Сашок, за то его и убрали, что он этого твоего «Игоря» видел.
    – Очень может быть, Шура, – задумался Турецкий.
    – Слушай, Саша, – опомнилась вдруг Романова, снова взглянув на Турецкого, – ты же бледный как смерть! Тебе постельный режим надо соблюдать!
    – Шура, – сказал Турецкий, – и ты туда же? Хватит мне Ирины у себя дома.
    – А что ты корчишь из себя этакого Шварценеггера! – рассердилась Шура. – Пойми ты, нам дохлый Турецкий не нужен, нам ты нужен здоровым. Будешь таскаться в полуобморочном состоянии – какой от тебя прок. Можешь заняться всем этим и завтра, и послезавтра.
         – По-моему, ты сдаешь, Шура. Какое послезавтра? Послезавтра будет поздно, как бы уже сегодня не оказалось…
    – И все-таки надо думать о здоровье.
    – Да ты что, с лекциями решила выступать?
    – Ладно, Сашок, наверно, мне пора за мемуары садиться. А что, бестселлер будет.
    – Хорошо. Только давай завтра. А сейчас еще поработаем.

Глава двадцать первая СТАРИКИ

1

    Как позже написали в некрологе, нелепый случай настиг Алевтину Викторовну Нечипоренко в собственном доме, в прихожей. Была суббота, и дочь с внуками отправилась закрывать на зиму дачу. Оставшись одна, Алевтина Викторовна проспала до половины двенадцатого, потом выпила кофе с остатками вчерашнего торта и решила наведаться в ДЛТ. По агентурным данным, там как раз должны были появиться французские сервизы из жаропрочного стекла. Розовые, и зеленые.
    Наведя перед зеркалом красоту (а что, очень даже неплохо для пятидесяти двух лет!), она открыла дверь на площадку… И вот тут-то «нелепый случай» поднялся с лестничной ступеньки, на которой терпеливо сидел, и легкой походкой двинулся к ней мимо лифта.
    – Алевтина Викторовна? – полуутвердительно осведомился он, подходя. Она никогда раньше не видела этого человека, но чутье безошибочно подсказало ей, что сейчас будет. Смерть распространялась вокруг него, как углекислый дым от куска сухого льда на коробке с мороженым. Алевтина Викторовна хотела захлопнуть дверь, но не успела. На работе – естественно, за глаза – ее называли «БиГаля» за гренадерский рост и внушительную комплекцию. Мужчина был гораздо меньше и легче, и толчок в плечо показался ей совсем не сильным, но отлетела она обратно в прихожую как пушинка.
    – Вот… – она потащила из сумки цеплявшийся за что-то кошелек с деньгами, язык заплетался. О том, чтобы кричать, и речи быть не могло. – Вот… на, возьми… все возьми…
    – Лучше бы ты это в детдом отдала, который обворовала… Но поздно.
    Ей показалось, будто он сделал какое-то движение, и мир разлетелся вдребезги, опрокидываясь в тишину. Позднее эксперты пришли к выводу, что удар нанесли тяжелым предметом – гаечным ключом либо монтировкой, замотанной в тряпку. На самом деле киллер действовал просто рукой. Он не пошел в квартиру и даже не потрудился прикрыть за собой дверь. Просто спустился по лестнице и выкинул в ближайшую помойку тонкие кожаные перчатки. Пускай милиция на здоровье приобщает их к делу. Если только раньше перчатки не приватизирует какой-нибудь бомж.
    Убийце некуда было спешить, и он отправился на Финляндский вокзал пешком через весь город. На Невском проспекте продавали новомодные булочки с длинными сосисками и кетчупом. Он протянул продавщице три пятисотенные и отошел за ларьки, где не так дул ветер.
    – Дяденька, оставь сосиску, – возник перед ним профессиональный беспризорник. Киллер молча показал ему кукиш.
    Он уже скомкал салфетку и оглядывался в поисках урны, когда из подворотни вырулили четверо охламонов постарше, лет по шестнадцать-семнадцать. Давешний попрошайка держался поодаль, заинтересованно наблюдая. Киллер щелчком отправил бумажный шарик под ноги четверке и приглашающе улыбнулся. В этот момент ему было наплевать на все и на всех. Стая инстинктивно почувствовала это и удалилась так же ненавязчиво, как и возникла.

2

     Когда влюбляешься, становятся интересными самые разные вещи – как эта женщина выглядела маленькой девочкой, в какую школу ходила, каковы из себя ее родители и много всего другого, о чем по отношению к любому другому человеку и не задумываешься.
    Эти совершенно не относящиеся к делу мысли лезли в голову Саше Турецкому, когда он поднимался по лестнице самого непрезентабельного пятиэтажного дома в Кузьмин­ках. Да, по всему видать, родители Татьяны были людьми вполне среднего достатка, если не ниже среднего. Хрущовская панельная пятиэтажка говорила сама за себя. Богатые люди в таких не живут. Четвертый этаж без лифта. Вот лест­ница, по которой Татьяна ходила девочкой.
    Турецкий постарался отогнать от себя это наваждение и, подойдя к пятьдесят третьей квартире, позвонил. Ему долго не открывали, затем послышался испуганный вопрос:
    –   Кто?
    –   Я из прокуратуры, – железным голосом ответил Турецкий. – Если вы приоткроете дверь, я покажу вам свое удостоверение.
    Внутри завозились, закрывая дверь на цепочку, затем щелкнул замок, и в образовавшуюся щель Турецкий увидел внимательные темные глаза.
    Турецкий вынул удостоверение и в развернутом виде представил старику.
    «Дедушка», – решил он.
    –   Проходите, – сказал старик. – Хотя нам уже звонили из милиции и мы все сказали.
    –  И все же я хотел бы побеседовать с вами лично, – ответил Турецкий, когда старик провел его в комнату и усадил в кресло, – Вообще о Бурмееве, о его отношениях с Татья­ной. Вы ведь знаете, что у него раньше была другая семья.
    –  Сейчас позову жену, – сказал старик, – нам будет вместе легче отвечать. Мы так волнуемся за Таню. Она у нас одна.
    «Неужели все-таки отец!» – удивился Турецкий.
    Старик вышел и через несколько минут вернулся вместе с женщиной, которую Турецкий при всем желании не мог бы назвать старухой. Это была пожилая женщина, еще очень хорошо сохранившаяся. Настоящая северянка – серые глаза и очень красивое тонкое лицо, она совершенно не походила на своего мужа-средиземноморца. Поразительно, но Татьяна была одновременно похожа на обоих своих родителей. От матери она унаследовала аристократическую тонкость лица, гордую посадку головы, густоту волос, от отца – разрез черных глаз, смуглую матовость кожи, какой-то восточный колорит. Она была значительно красивее каждого из них. Они были обычные люди, она – красавица. Но счастье ли это? Турецкий подумал, что ведь и у него растет дочурка. Хотел бы он, чтобы она выросла такой знойной красоткой, как Татьяна? Да нет, пожалуй, нет. Пусть лучше будет обычной красивой девушкой.
    – Скажите, – помолчав, спросил Турецкий, – Татьяна была счастлива с мужем?
    Родители переглянулись. Затем, словно они посовещались без слов, заговорила мать:
    – Я думаю, Таня была довольна этим браком. Не скажу, что очень счастлива, по довольна. Леонид любил ее, он был очень порядочный человек. Мы потрясены его гибелью, и для Тани это, конечно, большой удар. Бедная девочка.
    – Но у него была другая семья, – напомнил Турецкий.
    – Браки распадаются, – развела руками мать, – это происходит повсюду. К тому времени, когда Леонид встретил Таню, его брак существовал уже только на бумаге. Кроме того, с женой и сыном он поступил, по-моему, вполне благородно. Он обеспечил их до конца дней. Согласитесь, что при разводе это происходит далеко не всегда.
    Турецкий понял, что здесь он попал в цитадель защитников Татьяны, которые будут отстаивать ее правоту до последней капли крови. Разумеется, о ее связях, тем более об изменах мужу вряд ли он сможет получить здесь какую-то информацию, даже при условии, что им что-то известно. Эти люди, конечно, с детства носили ее на руках. Тем более для отца она явно поздний ребенок, к таким мужчины привязываются больше. Сколько лет ему было, когда она родилась, соображал Турецкий. Лет пятьдесят, наверно, или что-то около того. В принципе ничего особенного. А жена его моложе лет на двадцать, тоже, в сущности, совершенно неудивительно.
    «Интересно, были ли они довольны этим браком?» – спрашивал себя Турецкий, рассматривая старика Христофориди и его жену.
    – Но вы были довольны, когда Татьяна вышла за Леонида Бурмеева?
    Родители ответили сразу, вернее, почти сразу. Но был момент заминки. Они переглянулись. После этого заговорил отец. Он как-то весь выпрямился и, глядя прямо на Турецкого, сказал:
    – В первый момент нам не понравилось, что за Таней ухаживает женатый мужчина. И я думаю, это не понравилось бы решительно любым родителям. Но когда мы узнали Леонида ближе, мы одобрили этот брак. Да. Он оказался очень хорошим мужем, любящим, внимательным. Таня прекрасно обеспечена.
    – Вы часто бывали у нее после того, как она вышла замуж? – спросил Турецкий.
    – Ну, – на лице старика появилось какое-то выражение, которое Турецкий не сразу понял, – не так чтобы очень часто. Обычно она сама навещала нас.
    «Так, – подумал Турецкий. – Их туда не очень-то приглашали. Старик на это до сих пор обижен».
    – Но после гибели Леонида вы виделись, – сказал он. – Ну да, конечно, вы же навещали дочь в больнице. Вы знаете ее диагноз, знаете, что она выписалась?
    Мать оба раза кивнула головой, затем, как будто внезапно вспомнив о чем-то, поспешно сказала:
    – Да, нам звонили из милиции, сказали, что она выписалась.
    – А вы этого не знали?
    Старик скорбно покачал головой:
    – Она нам не сообщала.
    – Где она может быть?
    – Я не знаю, – твердо ответил старик.
    «Врешь, старая лиса, знаешь», – подумал Турецкий.
    «Знаю, но не скажу», – как бы говорили смотревшие на него в упор темные глаза.
    Наступила пауза. Турецкий понимал, что хозяева ждут, что сейчас он с дежурным: «Извините за беспокойство» – встанет и удалится. Разговор с Турецким был неприятен им не только потому, что это был допрос, но главным образом из-за того, что им приходилось кривить душой, а попросту говоря, врать. Врать, выгораживая свою дочь. Более, чем что-либо другое, их молчание убедило Турецкого в том, что Татьяну не похитили из больницы и не увели силой. Она ушла оттуда сама и, скорее всего, тогда в палате Турецкого уже прекрасно знала, что никакого «скоро» не будет.
    Да так ли ведут себя родители, чья дочь действительно исчезла? Они бы засыпали самого следователя вопросами, горевали бы, причитали, а не хранили такое вот вежливое казенное молчание. «Они, безусловно, знают, где Татьяна», – понял Турецкий. Его мозг работал с быстротой компьютера, ищущего нужный файл. Она может скрываться у кого-то из своих друзей или любовников, которых родители знать не могут. Единственная подруга, оставшаяся от старых времен, – это Аллочка Зуева. Все остальное окружение Татьяна поменяла, как только из Христофориди превратилась в Бурмееву. Если это так, родители, скорее всего, ничем не помогут. Но есть шанс, что она скрывается у кого-то из родственников, ведь они есть.
    Пауза затянулась. Родители Татьяны продолжали выжидательно смотреть на молодого человека, который никак не хотел уйти. Турецкий сделал какое-то движение, которое они в первый момент приняли за то, что он собирается наконец подняться. Однако вместо этого следователь вынул из внутреннего кармана пиджака сложенный вдвое лист бумаги. Это был фоторобот «социолога Игоря».
    – Вам знаком этот человек? – спросил Турецкий, показывая портрет.
    – Нет, – совершенно искренне ответил отец, – никогда его не видел.
    Мать Татьяны также не узнала изображенного на фотороботе человека. Как показалось Турецкому, говорили они совершенно чистосердечно, он, впрочем, и не ожидал, что Татьяна стала бы знакомить родителей с подобными людьми.
    – Ну что ж, тогда все понятно. – Турецкий небрежно сунул портрет «Игоря» в боковой карман, давая понять, что допрос закончен. В глазах Татьяниных родителей появилось выражение облегчения.
    Уже начиная собираться, Турецкий заметил:
    – Я, признаться, принял вас сначала за Таниного дедушку, Иван Афанасьевич.
    – Неудивительно, – покачал головой старик. – Все был молодой, а вдруг глянул в зеркало – белый как лунь. Когда Танюшка родилась, я еще смотрелся молодцом. Пятьдесят пять лет мне было.
    – Как? – Турецкий наморщил лоб. – Так вам…
    – Семьдесят девять, скоро разменяю восьмой десяток, – ответил Иван Афанасьевич.
    – Ну тогда вы просто прекрасно выглядите, – сказал искренне пораженный Турецкий.
    – Да у них в роду все долгожители, – сказала Елена Александровна, – ведь жива еще его мать, Танина бабушка.
    Только тут Елена Александровна поняла, что сказала что-то лишнее. Муж, сверкнув глазами, посмотрел на нее, и она осеклась. Турецкий сделал вид, что не заметил наступившего неловкого молчания, и как можно более небрежно сказал:
    – Ну так, конечно, климат. Она же, наверно, не в Москве живет.
    – Конечно, – поспешил согласиться старик. – Она живет в Витязеве, это около Анапы. Надо действительно в этом году навестить старушку. Ведь ей уже сто один год.
    – Не знаю, хотел бы я дожить до такого возраста или нет, – покачал головой Турецкий. – Скорее нет.
    – Вы бы видели нашу бабушку, – махнула рукой Елена Александровна, – она прекрасно двигается, еще по дому многое делает, сама спускается… – она снопа осеклась.
    – Сама спускается с крыльца во двор, – подхватил ее неоконченную фразу муж. – Там, знаете, принято делать такое высокое крыльцо. И вот она спускается, кормит кур, деятельная еще.
    – Ну что же, извините, что задержал вас. – Турецкий поднялся, больше не расспрашивая ни про Татьяну, ни тем более про бабушку.
    Танины родители вышли его провожать в прихожую.
    – Вы, наверно, беспокоитесь о дочери, – сказал Турецкий.
    – Еще бы, конечно! – поспешил уверить его Иван Афанасьевич. – Сердце все время не на месте.
    «Это точно», – отметил про себя Турецкий. Закрывая за собой дверь, он буквально видел сцену, которая разворачивалась сейчас в квартире Христофориди: Танины родители сначала облегченно вздыхают, а затем старик начинает ругать жену за то, что та чуть не проговорилась.
    Время было еще не позднее, можно снова зайти на Петровку или отправиться на Мыльников, чтобы переговорить со Станиславским, но Саша Турецкий вдруг почувствовал, что силы его вот-вот оставят. «Права была Шура», – мрачно подумал он и поехал домой.

Глава двадцать вторая БАБУШКА СТАВРУЛА

1

    Старуха, вся в черном, сидела в кресле с чашкой черного кофе в руках.
    – Пейте, – сказала она сидевшим перед ней, – а потом я вам погадаю по кофе. Я всегда очень хорошо гадала. Все, что я говорю, сбывается.
    Она помолчала и сделала небольшой глоток. Ее морщинистое лицо было старым, даже дряхлым, руки, державшие чашку, были худы и покрыты желтоватой пергаментной кожей. Но глаза жили, с интересом взирая на мир.
    – Я выходила замуж в первый раз, – продолжала она с мягким, слегка шепелявым акцентом, – и сразу сказала, не будет добра от этой свадьбы. Но жених смеялся, не верил. Уговорил. И во время венчания, когда я стояла со свечой в руках, у меня на голове вспыхнула фата. Вспыхнула и сгорела дотла. Дурной знак. И точно, прошло несколько месяцев. У мужа был большой дом в Сухуми прямо на набережной. И вот он однажды взял фаэтон, поехал за город прямо к морю и, как был в дорогом костюме, бросился в море и утонул. Наговорили на меня люди всякой напраслины, а он поверил. – Она повернулась к Татьяне: – Вот так и ты, корицэ не надо было тебе за того человека замуж идти. Ну что, допили? Теперь переверните чашки, вот так, на край поставьте. Теперь покажи, что у тебя.
    Татьяна подала бабушке свою чашку, по внутренним стенкам которой причудливо разлилась кофейная гуща.
    – Ох, Таня, трудно тебе, тучи вокруг сгустились совсем. А выберешься ли ты… – Бабушка помолчала, разглядывая кофейные узоры, – не знаю, то ли да, то ли нет. Темная у тебя судьба, одного человека ты погубила и другого погубишь, а может, и еще кого.
    – Ну вот и гадание! – усмехнулась Татьяна. – Уж я сама все знаю. Ничего нового ты мне не сказала, йайа.
    – Врать не хочу, – ответила бабушка, – ищут тебя, да и найдут те, кто ищут. А дальше ждет тебя какая-то дорога, да темно уж больно.
    – Ох, йайа, лучше бы ты ничего не говорила! – Таня встала и, взяв у бабушки чашку, сунула ее под струю воды в раковине, смывая предательскую кофейную гущу.
    – А меня что ждет? – спросил третий из присутствующих.
    Бабушка Ставрула взяла в руки его чашку и долго вглядывалась в ее содержимое, качая головой:
    – Тебя, парень, тоже ищут.
    – Ну, у тебя сегодня все одно! – раздраженно перебила ее Татьяна.
    – И найдут… а потом… – Она тяжело вздохнула. – Поостерегись, парень.
    – Спасибо, – сказал молодой человек. – В Армении тоже гадают на кофе.
    На кухню вошла плотная черноглазая женщина:
    – Пойдемте, бабушка, надо вам подышать воздухом. Я открыла балкон.
    – Вот старость не радость, – проговорила старуха, тяжело поднимаясь с места.
    Когда молодые люди остались одни, воцарилось молчание. Затем молодой человек спросил:
    – Вы внучка бабушки Ставрулы? Или правнучка?
    – Внучка, – рассеянно ответила Татьяна, погруженная в свои мысли. – Я у отца поздний ребенок.
    – Удивительная женщина ваша бабушка, – сказал парень.
    – Что, у вас в Армении нет долгожителей? – отозвалась Татьяна.
    – Есть, но всякий раз я удивляюсь. Я восхищен, – продолжал он, – и ею, и вами.
    – Мною-то почему? – Татьяна усмехнулась, прекрасно понимая, что за объяснение сейчас последует.
    – Я восхищаюсь всем прекрасным, в том числе и прекрасной женщиной.
    – Вы шутите, – кокетливо сказала Татьяна и посмотрела прямо ему в глаза, но тут же отвернулась, нервно встала и подошла к окну. – Как все это надоело! Кто вы?
    – Теперь даже и не знаю сам, – ответил молодой человек.
    – Корина вас называла Сережей, так что имя у вас есть, – сказала она.
    – Было, – ответил Сергей. – Теперь уже какое-то другое. Никак не могу к нему привыкнуть.
    – Ладно, – нетерпеливо махнула рукой Татьяна, – хватит строить из себя таинственность. Или это у вас специально заготовленный ход, чтобы нравиться женщинам? Они ведь обожают все романтическое, не так ли?
    – Какая вы злая, – сказал Сергей.
    – А с чего мне быть доброй? – усмехнулась Татьяна.

2

    Григорий Иванович на редкость быстро входил в свою роль. Конечно, большую помощь оказывали референты и помощники, которые всегда вовремя успевали шепнуть на ухо нужные имена и отчества, перед важными заседаниями и переговорами готовили проекты речей, написанные так, что какие-то пункты можно было легко заменить в зависимости от того, какой оборот примут события. Но Григорий Иванович и сам не терялся, он все чаще начинал говорить от себя, и по всему видать, получалось у него неплохо.
    Единственное, чего он опасался, – это встречи с настоящей Фаиной Петровной. К счастью, ее племянник Женя Точилин, который через Дроздова был в курсе всего происходящего, вовремя уговорил тетю выехать в Сочи и там одновременно отдохнуть и пройти полное медицинское обследование. Это значительно облегчило дядюшкину задачу, и он, ссылаясь на занятость, все время жил в Кремле, не добираясь до квартиры, где родные легко могли бы что-нибудь заподозрить.
    Остальные же, складывалось впечатление, не замечали ровным счетом ничего. Прошло лишь несколько дней, а Григорий Иванович понемногу стал забывать, кто он есть на самом деле. Он уже с утра уверенным шагом вошел в зал, где происходило закрытое экстренное совещание.
    Слово взял Степанов.
    – Антинародный режим Дешериева находится в глубоком кризисе и не имеет перспектив выхода из него, – читал он по бумажке. – Дешериеву не удалось заручиться устойчивой поддержкой граждан Чечни и авторитетных чеченцев за пределами республики. Попытавшись стать единоличным руководителем республики, Дешериев быстро оказался пешкой в руках мафиозных группировок, защищающих свои преступные интересы. Есть у него надежные покровители и союзники среди реакционных политиков в России. Чеченский народ устал, он не хочет больше терпеть дешериевщину. Силы оппозиции сплачиваются; конечно, некоторые незначительные проблемы имеются, но прогрессивные лидеры Чечни поступились своими личными амбициями, и Надтеречный район в глазах всех чеченцев стал символом надежды на скорое вызволение от продажного режима. По имеющимся у нас оперативным данным, во всех административных районах, контролируемых сейчас Дешериевым, созданы подпольные Комитеты содействия оппозиции. Комитеты вооружаются. Сигналом к их совместному выступлению против дешериевщины послужит штурм Грозного силами оппозиции.
    – А на штурм-то сил у оппозиции хватит? – спросил кто-то.
    – Что касается оружия – вроде все в порядке, – ответил Степанов. – Личный состав они обещали обеспечить. Но с опытными офицерами у них совсем плохо, однако выход имеется. В частях есть офицеры, готовые помочь. Так Нил Сергеевич не возражает против их увольнения из Вооруженных Сил, на время разумеется. Ну а безработные куда хотят, туда и идут: может, кто-то отправится за грибами, кто-то семечками торговать, – хихикнул докладчик. – Но Нил Сергеич Галкин уверяет, что ребята проверенные, честь мундира не уронят, поработают по основной специальности. Человек двести. Нашей армии урон небольшой, да и временный.
    – Я чеченцев знаю. Если мы влезем в их внутреннюю свару – через день от всей оппозиции останется десять человек последних авантюристов, а оружие повернется против русских «интервентов», – заявил какой-то явно штатский. – А с тяжелым вооружением как вы собираетесь обойтись?
    – Разберемся. Под броней национальность не видно, в самолете – тем более.
    – Да вы думаете, что говорите? – не унимался штатский, – это же наше воздушное пространство! Даже если без опознавательных знаков – либо придется признать, что это ВВС России, либо – что ПВО совсем не работает! Как вы это объяснять будете? И у нас в стране не одни дураки, а уж на Западе…
    – Не нервничайте. Найдем, что сказать. С министром иностранных дел была беседа, он в принципе не возражает.
    Штатский все меньше нравился дядюшке. Театральный опыт помог ему веско завершить дискуссию.
    – Дело ясное, – по-президентски решительно сказал он, – надо помочь оппозиции. Переходим к следующему вопросу.

3

    В муровском коридоре Турецкий столкнулся с капитаном Сивычем, который вдруг повел себя совершенно не свойственным ему образом. Он схватил Сашу за рукав и оттащил в темный угол, а затем, убедившись, что рядом никого нет, сказал:
    – Тебя-то я и ищу, Александр Борисыч. Слышал про взрыв на Песчаных? Это тебя касается. Только что звонил эксперт-пиротехник.
    – Да я вчера после обеда весь день дома провалялся. – объяснил Турецкий. – Ну и чего там на Песчаных? Опять банкиры? Или просто «неосторожное обращение»?
    – Можно считать, что неосторожное, – все так же таинственно ответил Сивыч. – Только грохнула такая же штучка, как на Малой Филевской.
    – Так это дело тебе поручено?
    – Случайно там оказался. Больше послать было некого. В общем, дела такие. Квартиру снимал некто Григорьев, уплачено до конца года, сам Григорьев по многократной визе в Канаде. Крупный бизнес, нефть, конверсионные технологии. По моим данным, вроде бы чист, так что через Интерпол его не вытащишь, а сам он вряд ли в МУР поторопится. Труп опознать – практически безнадежно: на том, что от него осталось, – никаких примет. Соседи в один голос говорят, что после отъезда Григорьева никто в квартиру не входил. Была одна зацепка. Пейджер на кухне был. Его сразу не заметили – на микроволновой печи лежал сверху.
    – Пейджер? – переспросил Турецкий.
    – Ну да. Такая электронная штука, меньше пачки сигарет. Ты ее с собой таскаешь, когда тебе есть сообщение, она пикает. Там экранчик небольшой, несколько предложений можно передать.
    – Ну и чего?
    – А вот чего. – На лице Сивыча появилось какое-то странное, загнанное выражение.– Пропал пейджер.
    – Как – пропал?
    – Испарился. Я на месте кое-что изъял, остатки взрывного устройства сюда на экспертизу, а пейджер и ерунду всякую по описи Нелюбину в сейф сдал. Сегодня с утра прихожу к нему, хочу посмотреть, не появилось ли на пейджере какое сообщение. Нету. Все фуфло на месте, а от пейджера одни воспоминания.
    – Ну и что ты?
    – Что-что… К Романовой. Служебное расследование начали. Только ты сам понимаешь…
    – Дела…
    – Вот так вот… У меня от расстройства в животе урчит. Знаешь, одни, когда нервничают, есть перестают, а на меня волчий аппетит нападает. Ну кто как, а я пойду перекушу что-нибудь. Пошли, Саша?
    Пока они спускались по лестнице, Сивыч тихо сказал:
    – Пейджер-то я просмотрел. Только в рапорте не показал и не собираюсь.
    – Что-нибудь интересное?
    – Поди разберись! «Свяжись с Валентиной», «В пять подъезжай к Филиппу». Одна зацепка есть, кликухи редкие: «Пупок ищет Скронца». Знаешь, Саша, я простой мент и в эти дела ввязываться не хочу. Конечно, и раньше бывало, что вешдоки пропадали, но не в МУРе… А теперь как бы самому с концами не пропасть.
    Турецкий засмеялся:
    – Раньше проще было: Гунявый да Карзубый, Осетин да Китаец, Колька-Башка да Петька-Заяц. А тут на тебе: Пупок! Да еще Скронц! Это какой-то зверь сумчатый?
    – Не знаю, не слышал. – Василий Васильевич к шуткам расположен не был.
    – По картотеке не проверял?
    – Ты в своем уме? Может, еще на весь МУР раззвонить? Не проверял и не собираюсь. И вообще, я тебе ничего не говорил. Если хочешь – дело дам посмотреть.
    – Понял. А как вообще с этим пейджером работают?
    – Набираешь по любому обычному телефону номер оператора и говоришь: «Такому-то абоненту передать то-то». Между прочим, «занято» никогда не бывает.
    – Слушай, ведь абонента узнать проще простого.
    – Я как раз собирался сегодня заняться.
    – Будет что нового – сообщай.

Глава двадцать третья «У ПОЛИ» 

1

    Голова разламывалась. Наверно, сказывалось то, что Турецкий не долечился и снова с утра поехал в МУР, а оттуда в Мосгорпрокуратуру. Но лежать и ждать, пока как следует заживет это злополучное плечо, он просто не мог.
    В кармане лежал фоторобот «социолога Игоря», который пока никто не опознал. Романова и параллельно с ней Грязнов искали бабушку Татьяны Бурмеевой – после разговора с ее родителями Турецкий был практически уверен, что Татьяна находится именно там. А тут еще этот пейджер. Турецкий чувствовал, что надо посоветоваться. Где бы найти Меркулова…
    На столе резко зазвонил телефон. Саша снял трубку.
    – Ну как самочувствие?
    – Константин Дмитриевич! – с нескрываемой радостью воскликнул Турецкий. – А я как раз о вас думал.
    – Надо бы встретиться.
    – Я как раз…
    – Ресторан «У Поли» знаешь на Полины Осипенко? – перебил его Меркулов.
    – Знаю.
    – Там через полчаса.
    Было что-то в голосе Меркулова такое, что Саша только коротко ответил:
    – Буду. – А про себя подумал: «Нашел местечко!»

2

    Ресторан «У Поли» располагался в одном из больших домов по улице Полипы Осипенко. До сих пор Турецкий был знаком с этим заведением только снаружи. И рефлекторного слюноотделения оно у него не вызывало, напротив, скорее он мог ожидать разлития желчи. Входная дверь была вполне обыкновенной, то есть лет пять назад, когда он впервые обратил внимание на это заведение, таких деревянных лакированных входных дверей с массивной начищенной латунной ручкой были единицы, но сейчас она мало выделялась на фоне московских фасадов. Мраморный дверной косяк тоже уже не удивлял. Но узкое высокое окно-витрина поражало по-прежнему. В нем была намалевана радушно улыбающаяся женщина в довоенной летной форме. То есть она не была намалевана, картина была вполне реалистичной; Саша понятия не имел, как выглядела настоящая Полина Осипенко, но почему-то не сомневался, что портретное сходство было соблюдено. Но голову этой Полины венчал невероятных размеров расписной аляповатый кокошник. Этого было достаточно для того, чтобы при взгляде на дверь ресторана Турецкий каждый раз брезгливо отворачивался.
    На этот раз он разглядел подробности.
    В поднятой руке Полина Осипенко держала крюк, кажется, именно на таких, по смутным воспоминаниям детства, в магазинах висели когда-то мясные туши. Вместо поросенка на крюке висела грифельная доска с надписью: СКУШАЙ ЛАНЧ, сделанной до нелепости неуместной славянской вязью. Ниже красовалось аккуратным почерком написанное мелом меню:
    Салат Полевой
    Ассорти Полюшка-Поля
    Жульен по-польски
    Баранина «Полонез»
    Плюшки в ассортименте.
    Турецкий вошел. С крохотной метровой площадки лестница спускалась вниз, в полуподвал. Откуда-то сбоку выплыл гардеробщик, внешность которого не оставляла сомнений в том, что он же служил и вышибалой: рыжий кудрявый детина с широкой мускулистой фигурой, рост – метр девяносто, не меньше. Впрочем, плотно покрытая веснушками физиономия добродушно улыбалась:
    – Душевно рады, милости просим.
    Турецкий снял плащ и застыл на секунду в ожидании номерка.
    – Не беспокойтесь, Александр Борисович, у нас по-домашнему. – В самом деле, вешалка выглядела совсем по-домашнему, там было всего с десяток предметов одежды. – Проходите, проходите:    Константин     Дмитриевич  уже здесь, – завершил детина и радушно распахнул дверь в зал.
    Точнее, это был небольшой зальчик всего с семью столами, и посетителей сидело совсем немного. Навстречу Турецкому устремился невысокий крепыш с масляными глазками:
    – Здравствуйте, Александр Борисович, прошу в кабинет.
    Это был хозяин заведения, Пал Палыч Манько.
    Несмотря на свою незначительность, ресторан «У Поли» вскоре после открытия привлек внимание одного из местных чиновников. Он взял ресторанчик под свою «опеку», в результате чего Пал Палыч сначала взвыл, а затем стал всерьез подумывать, не убраться ли куда подальше из Москвы, да и вообще из России.
    Так бы оно и вышло, если бы Российская прокуратура не начала борьбу со взяточниками. Манько повезло – его дело вел начальник следственной части Меркулов, и в результате от незаконных поборов «Поля» освободилась. Насколько Пал Палыч знал, это был едва ли не единичный случай, он после этого стал считать Меркулова своим ангелом-хранителем. Разумеется, для такого гостя, да еще в двенадцать дня, крохотный шестиметровый кабинет всегда был свободен. Туда-то Манько и проводил Турецкого.
    – Константин Дмитриевич, – суетился Манько, – у нас прекрасный армянский коньяк, самый настоящий, или вам лучше водки, вина?
    Принеси минералки, – ответил Меркулов и обратился к Турецкому: – А ты что предпочитаешь, Саша?
    –  А мне бы водочки, ответил тот.
    Через минуту все требуемое уже стояло перед ними, а кроме того, мясное и рыбное ассорти, салат, который в другом ресторане назывался бы  «Столичный», а на домашнем праздничном столе «Оливье», отдельно – огурцы, помидоры, зелень. Пал Палыч, кажется, собирался принести что-то еще.
    – Ну что ты, хватит, – остановил его Меркулов. – Мы же не объедаться сюда пришли, а тихое место искали. Его в Москве сейчас не так легко найти, сам понимаешь.
    Манько понимающе кивнул и тут же исчез. Турецкий с Меркуловым остались одни.
    – Дела, Саша, закручиваются серьезные, – сказал Меркулов. – Говорил я тебе о том, что рассказал мне в больнице Саруханов, прежде чем я его перевез к родственникам?
    – Это насчет покушения на банкиров? – переспросил Турецкий. – Вроде затишье наступило с этим, вам не кажется?
    – И это очень понятно, – кивнул головой Меркулов. – Добились своего, устроили «черный вторник», спекуляцию валютой в особо крупных масштабах. Это надо было организовать – всех неугодных убрали или запугали. Дело сделано.
    – Но Саруханов…
    – Короче, не буду тебя томить. По мнению Саруханова, дело исходит от государственных структур, а если говорить более конкретно, лично от товарища Корсунского.
    – Ну конечно! Я всегда подозревал, что это никакая не «кавказская мафия», как, по-моему, до сих пор думает Шведов. Тупица же он все-таки, ему велели бороться с организованной преступностью одного типа, так он теперь везде усматривает только такие. А то, что преступность может быть государственной, ему и в голову не приходит. Я имею в виду высших государственных чиновников. Но подкопаться под них будет трудно, хотя есть у меня кое-какие ниточки..
    Турецкий выпил стопку и поддел на вилку кружок колбасы твердого копчения, а затем подробно пересказал Меркулову историю «социолога Игоря».
    – Хорошо бы этот фоторобот показать Саруханову, может, он узнает его… Давайте я схожу к нему.
    – Хорошо, Саша, – согласился Меркулов, – тебе я доверяю, но жизнь Саруханова на волоске, это ты помни.
    Некоторое время они молчали. В кабинет заглянул Пал Палыч и, увидев, что его гости заняты едой и на время прекратили свои секретные переговоры, принес заливного судака, а к нему бутылку белого вина.
    – Хватит, Пал Палыч, – запротестовал Меркулов, – ты так вконец разоришься.
    – Как раз не разорюсь, – многозначительно заметил Манько и снова исчез.
    – Да, Константин Дмитриевич, действительно закрутились дела. А тут еще дядюшка.
    – Вот об этом-то я и хотел с тобой поговорить. Корсунский – это еще цветочки. Ну сел аферист в высокое кресло, но когда Президента охраняет преступник и убийца, это кое-что похуже.
    Турецкий в изумлении молчал.
    – Видишь ли, Саша, – Меркулов задумчиво потер подбородок, – я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, есть все основания подозревать одного человека, который с легкостью мог бы организовать все три покушения. И скорее всего закончил тем, что Президента похитил. Ты, конечно, возразишь мне, что все это домыслы. Согласен, так. Но что-то подсказывает мне, что тут все неспроста. Этот человек – сам Шилов.
    – Сам начальник… – воскликнул Турецкий, но вовремя понизил голос,– спецохраны? Константин Дмитриевич, это же невозможно.
    – Его узнала по телевизору одна женщина… Лет тридцать назад проходила свидетельницей у меня по одному глупому делу… – Меркулов помолчал, понимая, как несерьезно выглядят основания для подозрений. Эта женщина обладает феноменальной памятью, спроси Сивыча, он в этом не раз убеждался. И она узнала Шилова на экране телевизора. Не видела тридцать лет и узнала. Он тогда еще служил в КГБ и, видимо, был одним из основных участников дела о пропаже секретного агента восточногерманской Штази, который по заданию наших верхов положил в швейцарский банк некую сумму на предъявителя. Так вот, код этого вклада он должен был сообщить лично Андропову, который как раз тогда возглавлял Комитет. Без этих денег братские рабочие партии по всей Южной Америке остались бы на бобах. То есть на бобах-то, как всегда, оказались мы сами, партии свое получили, хоть и с задержкой: тряхнули в очередной раз золотой запас – и подкормили братьев. А деньги такие, что и подумать страшно: Парагвай-Уругвай купить можно. Так вот, приехал «вкладчик» в Москву и пропал. До Комитета дошел, а до Андропова нет. И код сообщить не успел, как ты понимаешь. Дело это было засекречено, я о нем недавно узнал совершенно случайно. В стены вошел и не вышел. Как говорится: «шел в комнату – попал в другую», да так там и остался. Значит, кто-то деньги эти получил вместо дружественных партий.
    Когда немца уже не стало и от него осталась только, так сказать, телесная оболочка, Шилов и его подручные вывернули агенту Штази карманы и обнаружили номерок из гардероба – он, входя в здание КГБ, сдал на вешалку плащ и шляпу. Чтобы не возбуждать подозрений, которые бы, без сомнения, вызвали невостребованные вещи, Шилов сам лично взял их и надел, а потом как ни в чем ни бывало вышел на улицу. Он ведь не мог знать, что гардеробщица Галя прекрасно помнит в лицо каждого, кто сдавал ей верхнюю одежду, и что она на всю жизнь запомнит лицо того, кто надел чужие плащ и шляпу. Убеждает, а, Саша?
    – Вообще-то не очень, – покачал головой Турецкий.
    – На твоем месте я бы, наверно, тоже засомневался. Но если ты не веришь в гардеробщицу с феноменальной памятью, давай все же примем за рабочую версию – под Президента копает Шилов. Ты же сам сказал – это может быть только кто-то из его самого близкого окружения.
    – Но его не было в том самолете! – возразил Турецкий.
    – Ну, Саша, тут дело техники. Когда я говорю «копает», я же не имею в виду, что он лично бегает вокруг Президента с саперной лопаткой! Не тебе объяснять: его не было, зато были его подчиненные. Мало ли какие у него есть способы на них давить – да те же деньги. Если Крутикова не ошиблась, а я почему-то уверен, что это так, значит, он не из бедных и может позволить себе потратиться немного на подкуп кого следует.
    – Хорошо, пусть так. Но что же делать-то, Константин Дмитриевич? – поднял на него глаза Турецкий. – Нельзя же вот так сидеть и ждать!
    – Нельзя, – согласился Меркулов.
    В дверях появился Пал Палыч:
    – Константин Дмитриевич, только что привезли свежие фрукты: папайя, манго, клубника очень сладкая. Будете?
    – Нет, – решительно покачал головой Меркулов, – по стакану чая с лимоном, и хватит с нас.

3

    Турецкий вернулся с обеда сам не свой. Даже уборщица тетя Люся, которая его вообще-то любила, проворчала, что он несется по коридору «как оглашенный», не разбирая дороги. Он ворвался в свой кабинет и, плюхнувшись на стул, нервно закурил. Зазвонил телефон.
    – Саша, я из Останкина, – раздался в трубке голос Сивыча.
    – Ну что, послали подальше?
    – Наоборот, как по маслу. Не было бы счастья, да у здешнего босса «БМВ» вчера угнали. Он в метро потолкался, злой как черт. Кричит: «Всех ловите!»
    – Абонента узнал?
    – Даже двух. Этот начальник по всему массиву устроил поиск на Скронца и кроме нашего «Пупок ищет Скронца» выловил еще «Скронц ищет Пупка». Естественно, в разные адреса. Но адреса зарегистрированы на одну и ту же Арзамасцеву Дарью Лукиничну. Между прочим, 1908 года рождения. Адресок нужен?
    Туфта! Можно даже не проверять..
    Это не все. По каждому  абоненту хранится архив на сто сообщений. У погибшего это неполных трое суток, зато другой абонент за полгода получил только семьдесят одно.
    Архивы я переписал.
    – Дуй немедленно ко мне. В МУР не суйся.
    – Как скажешь. Чтобы тебе не скучно было ждать, могу сообщить, что трижды передавалось: «Скронц дает добро». А вот даты очень интересные – последняя 10 октября. Догадываешься, на  что может быть это «добро» ?
    – Что же ты резину тянешь!
    – «Холоднокровней, Маня, вы не на работе». По-моему, лучше тебе самому сюда подъехать. Местный босс тебя ждет.

Глава двадцать четвертая ДАРЬЯ ЛУКИНИЧНА АРЗАМАСЦЕВА 

1

    Подчас самые отрицательные факты нашей жизни играют на руку, ничего с этим не поделаешь. Турецкий, как и Романова, как и Меркулов и многие другие их коллеги по нелегкому труду в правоохранительных органах, разумеется, ратовал за то, чтобы Россия превратилась в правовое государство.
    А в правовом государстве, между прочим, существует тайна переписки и тому подобные тайны, и там вряд ли так запросто можно получить копии сообщений на чужой пейджер, тем более не имея на руках ни решения суда, ни хоть какого-то ордера, а «за красивые глаза». Но обращаться в вышестоящие структуры за разрешением Турецкому ой как не хотелось – и, поскольку мы живем не в правовом государстве, нужно этим пользоваться.
    Примерно так рассуждал Турецкий, подъезжая к Останкинской телебашне.
    В общем и целом все оказалось так, как и говорил Сивыч. Турецкому очень крупно повезло, что у начальника отдела радиосвязи ночью угнали новенькую «БМВ». Начальник хоть человек и не бедный, но не из тех, кто в таких случаях только тяжело вздохнет и на следующий день купит новую машину. Поэтому своей иномарки ему было жаль до слез, и за то, чтобы ее действительно начали разыскивать, он был готов дать не только копии сообщений на пейджер за номером 20573, но и копию самого этого пейджера.
    – Это что ж получается? – спросил Турецкий. – Они будут передавать что-то на тот пейджер, который у нас сперли прямо из МУРа…
    – А сообщение будет дублироваться – у него и у вас, – спокойно заметил начальник, начавший полнеть молодой человек в темно-серой тройке. – Но уж постарайтесь насчет меня там…
    Начальник отдела радиосвязи тоже знал, что живет не в правовом государстве, и резонно полагал, что угнанные машины не находятся в основном потому, что их не особенно ищут, но если очень надо, то могут при случае и найти.
    – Хорошо, – ответил Турецкий. – Сделаю все, что в моих силах. – Прямо с Останкинской башни он позвонил Романовой и Грязнову и даже Меркулову в прокуратуру России, открытым текстом сказав, что ему, Турецкому, эта машина нужна как воздух. Романова пообещала со своей стороны связаться с ГАИ и областной милицией.
    – Ну вот, как видите, – развел руками Турецкий, – я поднял на ноги милицию, прокуратуру и частное агентство. Сделал все что мог.
    Из Останкинской телебашни он вышел, унося в кармане пейджер, дублирующий сообщения, поступавшие на имя Дарьи Лукиничны Арзамасцевой.

2

    Турецкий подходил к старому кирпичному дому во дворе. В отличие от большинства построек прошлого века, этот был весьма не презентабельный, даже уродливый дом. Видимо, сто с лишним лет назад его строили как доходный для квартиросъемщиков победнее и попроще. Никаких архитектурных излишеств, нештукатуреные кирпичные стены покрашены в грязно-желтый цвет. В советское время к нему снаружи пристроили шахты лифтов, которые теперь низко нависали над входом в подъезды. Сто лет назад этот район, наверно, и не считался центральным – отсюда далеко и до Охотного ряда, и до Красной площади, далеко, конечно, по масштабам столетней давности. Теперь бы сказали – рукой подать.
    «Барашевский переулок, пять, – четырнадцать», – вспомнил Турецкий.
    Покидая гостеприимного Пал Палыча, Саша спросил Меркулова о местонахождении Костаки, бывшего Саруханова. Тот дал ему адрес, но просил нигде не записывать. Когда твоим врагом является целая банковская сеть, которую возглавляет сам господин Корсунский, приходится соблюдать осторожность. Саруханова удалось спрятать, но малейшая оплошность может все испортить.
    Турецкий поднялся на четвертый этаж и позвонил. Он заметил, что, прежде чем дверь открылась, мигнул глазок – его сначала пристально оглядели. Саша нарочно встал так, чтобы его было лучше видно. После этого раздался голос:
    – Вам кого?
    – Мне нужен… Сергей или… – сказал Турецкий и, немного понизив голос, добавил: – Я от Константина Дмитриевича.
    За дверью еще некоторое время помедлили, затем открыли. На пороге стояла полная армянка средних лет в темном платье.
    – Проходите, – сказала она.
    Турецкий вошел, и женщина поспешно закрыла за ним дверь.
    – Вы один? – спросила она.
    – Как видите, – ответил Турецкий.
    Женщина не пригласила