Скачать fb2
Дорога домой. Начало

Дорога домой. Начало


    Алексей Владимирович Палей
    Дорога домой. Начало
    Аннотация:
    Когда я был помладше чем сейчас (1–2 класс), то часто (специально) терялся. Возвращаться домой мне помогали взрослые, иногда сам без посторонней помощи. Дважды встречал людей, которые в грубой форме советовали не мешать всякой ерундой, хотя при этом выглядели прилично. Когда стал постарше, уже сам помог девочке добраться до дома. Адрес знала, а читать не умела, спрашивать у взрослых боялась. В основу сюжета легла эта история и, в каком–то смысле, мечты одной моей знакомой, большой поклоннице игры NWN. В рассказе использована история развития Мира в 60 тысяч лет. Хотя вполне можно было обойтись 7–8 тысячами. Но в больший промежуток проще уместить последовательное развитие трёх разных цивилизаций. Эльфы, гномы и прочие. Предтечи человеческой расы. И, собственно, люди.
    Часть Первая: Начало пути.
    Глава первая: Личный слуга.
    — Ну, вот и глаза открылись! Как мы себя чувствуем? Хотя согласен, вопрос глупый — очень больно. Правда? Потерпи, уже недолго осталось. Что я с тобой делаю, и почему не можешь говорить? Хороший вопрос. МНЕ нужно, чтобы кто–нибудь, принёс, МНЕ, МОЙ жезл. Там, где он сейчас лежит, я не могу появляться. Впрочем, очень мало кто из смертных сможет прожить в том месте хотя бы дюжину минут. Но когда я с тобой закончу, ты сможешь там остаться жить. Если захочешь, конечно.
    Не напрягайся, а то будет ещё больнее. Так вот, о чём это я….
    Ах да, что я с тобой делаю?
    Понимаешь, я оставил свой жезл в нижнем мире и ни где–нибудь, а там, где обитают суккубы, инкубы и прочие подобные им демоны. Знай на будущее — суккубы, инкубы друг на друга не влияют, но остальным лучше держаться от них подальше…
    Вообще–то да, но ты откуда это знаешь? Пишут в книгах фэтнези? И что это за книги? Ладно, не отвлекай, хотя меня отвлечь невозможно.
    Я очень хорошо умею сосредоточиться на деле. Так воот… изначально были действительно только эти, но позже, много позже, они … у них …
    Что? Узкая специализация?! Какое интересное понятие! Знай, Я всегда отдаю должное молодым за их знания. Хорошо, хорошо, сейчас немного сниму боль. Да, позже у них появилась специализация. Раньше против демонов страсти было легче устоять, чем теперь. Н–да…
    сейчас против инкуба очень тяжело устоять. Но, против суккуба, почти невозможно! По МОЕМУ мнению, это самые опасные демоны. Знай к МОЕМУ мнению, прислушиваются ВСЕ.
    Что значит, от скромности не умру? Я очень СКРОМНЫЙ человек.
    Что? КАК МАГ Я ЕЩЁ СКРОМНЕЕ!
    Ладно, извинения принимаются, но ты следи за словами! Так вот, пару лет назад я отправился к этим … к этим … ну, в общем, к ним. Мне для исследований необходима была пара суккубов и один инкуб, но эти твари не захотели пойти добровольно, тогда я захватил пару суккубов, но другие … они напали на МЕНЯ, они хотели причинить МНЕ вред. МНЕ, который хотел прославить этих… тварей используя их для СВОИХ исследований. Я убил с дюжину, нет больше дюжины. Но их было очень много, слишком много, даже для меня. Я всё–таки захватил одну суккубочку. Пока я её пеленал… Эй, ты чего молчишь? Так… дыхание, сердце, мозг? Ага, потеря сознания… Почему?
    Неужели так больно? Сейчас проверю… А–А–аА–А–А!
    Хух! Действительно больно. Что же делать? Сейчас применю заклинание для разделения боли, и тебе станет легче. Ну, вот и всё.
    Какая тебе разница с кем, главное боль меньше.
    Продолжаю. Захватил я одну суккубочку, но у меня выбили из рук…
    из руки жезл — одной рукой жезл держал, другой демона. Активировал я заклинания возврата и домой. А жезл там остался, взять его никто не сможет кроме меня. Тебе я дам амулет, и ты принесёшь жезл мне.
    Почему я с этим амулетом не пойду? Н–да, зря Я тебя хвалил, знания и мудрость приходит только с возрастом! С этим амулетом, жезл не причинит тебе вреда. А Я, что, не сказал, как ты там выживешь?
    Одного суккуба я захватил, но она была… так глупа… да именно…
    так глупа, что на неё не действовали заклинания подчинения. Пришлось убить. Исследования её тела дали мне очень много знаний о демонах. Я теперь могу не только создавать демона из человека, используя только кровь демона, но и наоборот — сделать человека из демона! Да именно так, я сделаю из тебя суккуба, постепенно заменяя твою кровь, на кровь суккуба. Но не всё так просто! Необходимо ещё поддерживать ряд заклинаний, а то бы от тебя давно осталась груда костей и тухлого мяса. А как ты думаешь? Всё именно так, процесс ТРА–НСВОР–МА–ЦИИ требует очень много И–НЕР–ГИИ. Так что, либо использовать для получения силы твоё тело или подавать силу со стороны. Ну, и ещё кое–какие заклинания…. Что? …Твоё мнение? Я взял тебя, не спрашивая твоего мнения, Я изменяю твою человеческую природу, ТЫ пойдёшь за МОЕЙ вещью. Ты пойдёшь и твоё мнение МНЕ неважно. Но за это, после, ты можешь выбрать себе любую награду. Конечно, в пределах допустимого. Я требую много, но и награждаю очень щедро. В этом Я даю тебе Своё слово. Больно? Терпи! Думаю, изменения закончатся к полудню. Сколько сейчас время, спрашиваешь? Хм … Мне Уже спать пора, дюжина после полуночи. Свет гашу и спать.
    Где я? Что это за с…. Больно, очень больно. Кого он из меня делает?….ТРА–НСВОР–МА–ЦИИ, И–НЕР–ГИИ. ИДИОТ, самовлюблённый тупица ….. /больно /Да, но ЭТО не моя боль?! Ах, да, этот садюга разделил с кем–то мою боль! ….. он мне действительно много заплатит? …..
    Этот кто–то плачет. Интересно кто он?!
    — /Эй, ты кто? И где ты? Ау–у…/ Странно, боль есть, но она перестала восприниматься так остро - /А ты кто?/ Интересно!
    — /Я? Человек. Ну, пока ещё. Ты кто?/ /- Я, фея природы. Колдун поймал меня. Сейчас мучает б//о//лью./ /- Это не колдун мучает, а я. Вернее не совсем я. Он хочет сделать из меня дем//о//на. Это очень больно, вот он и разделил боль и, похоже, что с тобой. И//з//вини, мне жаль./ /- Он хочет сделать демона/ из /человека?! А какого д//е//мона?/ /- Он говорил — суккуба/ /- Как он уговорил тебя?/ /- Уговорил?!! Ты что смеёшься!?!/ …. — Странно, боль стихает.
    Что, уже, всё закончилось?
    — /Тогда как?/ /- Если коротко, то было так…../ В мыслях, недавние события проскочили очень быстро и красочно.
    Даже слишком красочно.
    — /Вот значит как. Ты из мира, где нет магии. Только поэтому кровь суккуба тебя ещё не убила. Боль конч//и//лась! Ты? … Ты….
    уже?…/ - /Не знаю, но вроде пока ещё нет./ - /Человек! В тебя вливается моя кровь. Я могу остановить изменения на нек//о//торое время, Кровь демона в мире людей умирает быстро, если не связать его дух с его кровью. Моё имя Амеди Летши. Но можешь называть м//е//ня Ле–Ди…./ /- //Как мне тебя называть, Я решу без тебя, демон/. — Почему замолчала фея?
    — /Будь повежливей человек, а не то, тоже будешь молчать, пока я не закончу с тобой. Фея спит, она будет только мешать нашему разговору. Да, я хочу с тобой п//о//говорить. Кстати, суккубы относятся к дьяволам, демонами люди называют всех жителей нижнего мира, запомни это на буд//у//щее./ /- //О чём вы хотите поговорить?/ /- //О твоей дальнейшей судьбе в этом мире, чел//о//век./ /- //Тут всё просто, я приношу жезл, этот маг делает меня обратно человеком, даёт мне кучу денег и возвращает домой. Он дал мне слово. Или вы думаете, маг может н//а//рушить своё сл//о//во?/ /- //Если всё будет так, то возвращайся домой со спокойной совестью и забудь обо мне. На случай если нет, у меня к тебе предложение… Молчи, не перебивай. //(Ладно, мо//л//чу) //Моя кровь может сделать из тебя совершенного суккуба. Как это не странно, но именно сочетания человеческой и дьявольской природы даёт идеальный р//е//зультат по Силе. Кто получится, зависит от того, что победит. С тобой сложнее, твоё т//е//ло будет изменено, но твой дух, твоя человеческая Сила останется. Тех, дьявол//ь//ских, или как говорят маги демонических, сил у тебя не будет, твоя аура останется чел//о//веческой. Там куда тебя отправят, это поймёт каждый. Для живущих в Нижних Мирах ты будешь просто превращенным, через кровь, челов//е//ком./ /- //Вы хотите дать мне свою силу? А что вз//а//мен?/ /- //Ты не поверишь человек… мне нужна месть! //верю// Если ты согласишься мне в…/ /- //Послушайте, суккуб, вам не кажется, что слишком много «ЕСЛИ». Если то, если это, если всё. Если — ясли — дасли. Вы помогаете мне. Я не забуду вас. А дальше по о//б//стоятельствам. Да, кстати//, //у вас приятный голос. Вы, наверное, красиво п//е//ли?/ /- //Благодарю. Да…. Хорошо Человек, пусть будет по Твоему Слову. И обращайся ко мне на ты, мы же всё–таки почти родственники!
    Хотя почему, почти? В тебе течёт моя кровь, твоё тело скоро изменится подстать моему. Ха! Ты станешь и м//о//ей дочерью. Кто бы мог подумать?! У меня останется дочь!/ (/интересно, а почему с таким сарказмом//) Ребёнок–суккуб! Надо дать тебе имя, малышка…//Суккуб! Я ЧЕЛ//О//ВЕК и останусь ЧЕЛОВ//Е//КОМ!!/ /- Тебе ЭТО понятно!/// /- Тише, успокойся, не кричи. Всё б//у//дет…//Я лучше…
    /// В сознании мелькнул яркий изогнутый символ ?.
    Молчание. Тишина. Сумрак.
    — /Вот так, будет лучше! У тебя на редкость сильная воля человек. Ты подавл//я//ешь меня. Теперь, слушай внимател//ь//но…./
    Небольшая площадка на склоне горы. На ней лежит плоский камень, правильной пятиугольной формы. Секунду назад камень был пуст, а сейчас на нём появился ребёнок — подросток. Этот подросток с интересом, без страха осматривал окружающий мир.
    До подножья горы не далеко. От площадки до земли тянется тропка.
    Впрочем, назвать землёй то, что внизу, трудно. Да, там кончалась гора и начиналась достаточно ровная поверхность. Но до самого горизонта эта поверхность усыпана камнями. Большими, очень большими, совсем мелкими и до кучи, всё это нагромождение камней сильно сдобрено песком. Справедливости ради надо отметить, что больших камней мало, а очень больших с полдюжины. На этой каменистой равнине видны колючие кусты какого–то растения. Кустов росло немного, но не заметить их сложно. Яркая сине–красная расцветка этого растения создавала резкий контраст на фоне серо–коричневой каменной россыпи.
    На ветках заметны толстые колючки, и никаких листьев. Никакой зелени, никакого намёка на воду.
    Местное солнце находилось справа от стоящего и располагалось на небе на высоте локтя над горизонтом. Небо серо–красного оттенка, солнце красного цвета. Оно нещадно пекло. Горячий воздух тёк и дрожал над раскаленной каменной долиной. В этом дрожании слегка отражалось небо и казалось, что долина залита кровью, синие ветки растений, почему–то усиливали это впечатление. Запах пыли и перегретого камня прекрасно дополняли эту картину, создавая эффект нереальности всего вокруг. На грани слуха ощущался низкий гул тишины, творя иллюзию страшного сна из которого нельзя выйти, поднимая из глубин души древний ужас перед неизвестным.
    Внешний вид подростка неплохо вписывался в эту картину. Этот подросток явно девочка. Её светло–смуглая кожа выглядела чистой и ровной. Идеальная форма тела, рук и ног. Красивый овал лица, прямой нос, приятные губы, карие глаза, длинные ресницы, черные брови, высокий лоб. Густые волосы, длиной немного ниже плеч, отливали чёрно–синими и чёрно–зелёными оттенками. Уши, чуть заостряются в верхней части. Говоря другими словами — дьявольски красива. Что, в общем–то, и верно, так как она — суккуб.
    Её одежда не скрывала почти ничего. Да и можно ли считать одеждой конструкцию из тёмно–коричневых полос и треугольников. Были ещё наплечники с шипами, налокотники с шипами, наколенники. Сапоги, плотно облегающие ноги от голени до кончиков пальцев стопы. И ещё ошейник с шипами. Вся эта конструкция сделана из кожи темно–коричневого цвета. Шипы из кости, светло–жёлтые. Все детали одежды от ошейника до сапог соединены между собой и образовывали единое целое. Два замка (на шее и на груди) позволяли снимать или надевать эту «одежду».
    /А здесь пока неплохо и даже по своему красиво. Бр–р. Ладно, ну а дальше куда? Так, вспомним Ц.У. Вниз, обойти скалу справа (отсюда эта скала, похожа на гору), до//с//тать кольцо, надеть на средний палец левой руки… и следовать его указаниям. «Там будет нед//а//леко». Недалеко! Как же меня угораздило вляпаться?
    Правильно гов//о//рят, меньше знаешь, крепче спишь. Идиот, ему надо, а меня послал. И как, послал! Его бы так послать!! Никак//о//го зол//о//та за доставку жезла я с него не возьму! Оно тяжёлое. Только драгоценные камни. Много! Сколько ун//е//су!/ Девочка зябко передёрнула плечами, несмотря на жару, этот мир вызывал холодную дрожь.
    — Есть кто живой! — Надо же! У меня красивый голос — А–АУ–У–У!
    Звонкий, чистый голос разлетелся над долиной, разрывая пелену навязчивого страха. Сверху послышался шум падающих камней. Несколько мелких камней упало на площадку, парочка попала по голове.
    /Блин! В горах же кричать нельзя, з–завалит на фиг./ - Да есть, есть! И незачем так громко кричать. Из–за этого, в горах, бывают обвалы. — Раздался откуда–то сверху приятный баритон.
    Секунду спустя, его обладатель спрыгнул вниз, на площадку, где стояла девочка — Меня чуть не завалило — закончил он ворчливо.
    // Внешность незнакомца вызывала доверие. Высокий, крепкого телосложения, тёмно–бронзовый загар. На добродушном лице отражался интеллект. В ярких зелёных глазах светится ум, задорная улыбка во все тридцать два зуба. Волосы не короткие, стянуты на голове кожаным ремешком. Одет парень на манер эллинов — туника и сандалии.
    Они с секунду, уверенно рассматривали друг друга. Парень совершено без стеснения, девочка без страха.
    — Да, Ле–Ди именно такой тебя и показала. — Удовлетворённо кивнув, сообщил он результат своих наблюдений. И легко улыбнувшись, осведомился — Чего за голову держишься? Напекло?
    /Она ничего, красивая, немного подрастёт, войдёт в силу и станет грозой всех му//ж//чин. Так …что–то не о том я д//у//маю?!../ - Нет. Тут пара камней сверху прилетела. Прям в голову — сказала девочка, опуская руку.
    /Он ничего, мужчина в самом расцвете сил, интересно, в каком возрасте наступает этот самый расцвет сил. Блин! О чём я думаю?!/ - В голову, это хорошо! — обрадовался парень — Может, это научит тебя не кричать в не знакомом месте. — Наставительным тоном добавил он.
    — Вы кто? И откуда знаете Ле–Ди?
    — Я, что, забыл представиться?! — Сокрушённо качнув головой, воскликнул парень. — Старею–у, старею–у. А ведь мне, всего чуть больше пятиста лет и уже прогрессирующий склероз. За прошедшие сто лет это уже третий случай. — Он не чурался жестикуляции. Аккуратными жестами привлекая внимание собеседника к себе или к своим словам. Но не так как это делают, к примеру, итальянцы, скорее такая жестикуляция характерна психоаналитикам — Последний раз это было в мире людей. В замке графини Гренуар. 20, нет 25.. 26… 27 да 27 лет назад. Кстати название графства происходит от слова «гримуар». Я тогда там охотился за душами двух влюблённых. Дюжину дней на них потратил, чтобы поссорить. Хотя, внести разлад между влюблёнными, много сил не надо. Но сделать так, чтобы они возненавидели друг друга, нужно очень попотеть. Они ни в какую!! Устал я с ними, шо та крестьянская лошадь весной. Решил немного отдохнуть. В том замке, есть внутренний сад. Так, ничего особенного, три дюжины деревьев, дюжина цветников. Чистенькие тропинки по саду, удобные скамейки, на них и посидеть можно и полежать. Лежу я, значит, на скамейке, никого не трогаю, цветочки нюхаю… Птичку слушаю. Ворону. Не поверишь, у меня даже в мыслях не было…
    — Почему, не поверю? Очень даже поверю! — резко прервала его девочка — Скажите, у вас, в роду, птичек не было?
    — Птичек? Почему… птичек? — оторопело спросил парень.
    Растерянность, явно была вызвана вопросом, а не тем что его резко прервали.
    — Дятлов, например!!
    — Почему… дятлов? — ещё больше растерялся парень.
    — Потому! Вы, меня, задолбали своей болтовнёй!! — с угрозой в голосе сказала она — Вы можете просто ответить на вопросы?
    — Просто? А, как же полет фантазии … — начал парень с видимым облегчением.
    — ЗАТКНИСЬ!!!
    Сверху донесся звук сдвигающихся с места массивных камней.
    Несколько небольших булыжников упали на площадку, никого не задев.
    Один попал прямо перед девочкой. Отскочил от пятиугольного камня, на котором она всё это время стояла, и полетел дальше вниз.
    — Угу — сказал парень, очень внимательно отслеживая его падение.
    — Понял. — Добавил он, когда булыжник достиг подножья и раскололся на две части.
    — Отвечайте коротко — её голос стал подозрительно мягкий — Кто вы?
    — Демон.
    — !!!!
    Ярость, вспыхнувшая в девочке, резко ударила по нервам парня и беззвучной волной разошлась в стороны.
    Сверху раздался тяжёлый удар и, сразу же, глухой треск как будто лопнуло что–то очень твёрдое. Наверное, какой–то большой камень, наконец достиг своей, невидимой отсюда, цели. Они, вместе, посмотрели наверх. Затем, парень перевёл взгляд на камень под ногами девочки, нервно хихикнул и с интересом посмотрел на неё. Она неуловимо изменилась. Нет, рогов у неё не появилось, хвоста тоже.
    Тело, стало как–то твёрже, ногти на пальцах сделались чуть длиннее, утолщились, заострились, стали больше похожи на когти. Радужная оболочка глаз светилась красным. Зрачки остались чёрные.
    /Ещё немного и мне придётся иметь дело с разъярённой дьяволицей!
    Хорошо, что у неё крыльев п//о//ка нет./ /Интересно, почему всё вдруг стало в красном тумане?/ - А, что это у тебя глаза, красным, засветились? — Слегка обеспокоено поинтересовался парень.
    /И зачем я это сказал?!! Какой людь меня за язык пот//я//нул/!
    Красным? Наверно поэтому красный отсвет.
    Вопрос о глазах, вероятно, был лишним. Развернувшиеся за спиной девочки, два кожаных крыла, тёмно–серебреного цвета, заставили демона задуматься о зависимости здоровья от несдержанности языка.
    Особенно когти, по паре на крыло. Хотя, пожалуй, это уже не девочка и даже не человек, перед ним стояла молодая дьяволица, суккуб.
    Исходящая от неё ярость вызывала неприятный ледяной озноб. Парень, медленно, не оглядываясь, сделал шаг назад, примирительно поднимая руки.
    — Хорошо, постараюсь говорить кратко и только по делу. Убеждающе сказал он и мягким голосом продолжил — Я — Демон Словоблудия. Это моя специальность говорить много и не по делу. Будь ко мне снисходительней. Ладно?
    В голосе парня сквозило еле заметное раздражение. Как и всякий демон, он терпеть не может агрессии в свою сторону. Однако в отличие от подавляющего большинства демонов, он точно знает, что сила в схватки с суккубом далеко не решающий аргумент. За свою жизнь он несколько раз видел, как хрупкие, в сравнении со своими противниками, суккубы, вышибали души из намного более сильных демонов. Основной проблемой соперников был их мужской пол.
    Исключения составляют инкубы. С противниками женского пола суккубы дерутся почти на равных. Но, всё же они сильнее. Есть, конечно, Кровавые Дьяволицы, Демонессы Безумия, Девы Войны — Валькирии.
    Последние, кстати, довольно просто справляется с суккубом. Если на суккубе есть броня, то у неё есть шансы остаться в живых — сбежать от Валькирии. Сами же Девы Войны всегда в броне. Впрочем, Валькирии не из нижнего мира. С остальными лучше не связываться, у них не меряно силы и магии, убивают суккуба на раз–два, но и окружающим достаётся. Хотя этот демон помнил, как лет 50 назад он с Ле–Ди сидел в таверне, в его родном городе. К ним подошла такая дьяволица. Она назвала Ле–Ди соской и потребовала убраться из города, иначе прямо здесь выпустит ей кишки и съест сердце. Ле–Ди убила её. На раз–два–три.
    Воспоминание о Ле–Ди резануло его острой болью. На мгновение нахлынула тоска о безвозвратно прошедшем, глаза непривычно защипало, а в памяти настойчиво всплыли те давние события.
    В таверну вошёл новый посетитель.
    — Кровавая Дьяволица! Да ещё из клана Охотники Тьмы … досадливо пробормотал старый бес. Этот бес сидел за столиком недалеко от входа, пил кислое пиво и смотрел на входящих. Он всегда там сидел, за кружку пива мог пересказать все новости, сплетни и слухи города или одну из своих историй. Он так подробно и так вдохновенно рассказывал, что только пивом, обычно его не ограничивали. Этот бес считался местной достопримечательностью.
    Когда–то он был довольно сильным, удачливым бесом Рассеянности. По его заслуге, великие полководцы не замечали мелких деталей в планах сражений, проигрывали их и зачастую погибали сами. Знаменитая тысячелетняя война, которая началась по рассеянности писца, отдавшего курьеру не то письмо, тоже была его заслугой. Но, ему же ставилось в вину, что теперь все более–менее серьёзные люди (и не только люди) носили амулеты от наведённой рассеянности. Вот только все его подвиги и успехи остались далеко в прошлом, сейчас за столиком сидел просто старый бес. — Что тут будет?! — закончил он фразу и невольно бросил взгляд на дальний от него стол.
    За тем столом сидела довольно странная парочка для этого заведения, парень и девушка. Они что–то увлечённо обсуждали. Парень — чёрт и Демон Словоблудия, зовут его Д'Вортес, иногда просто Вортес, а девушка была суккубом, её звали Ле–Ди.
    — Соска! — злорадно воскликнула Кровавая Дьяволица — Вон отсюда!!
    — зло потребовала она.
    Будь на месте Ле–Ди любая другая суккуб, то на том бы всё и кончилась. Ни одна суккуб, не сможет устоять против дьяволов из клана Охотники Тьмы. Сильнее только клан Воины Хаоса.
    Не видя реакции на своё требование, Кровавая Дьяволица направилась к столику, где сидела суккуб, попутно отшвырнув в стороны всё, что попалось под ноги.
    — Слышь, соска? Я к тебе обращаюсь! — Кровавая Дьяволица пнула ножку её стула.
    Вопреки, всеобщему ожиданию ножка стула не сломалась. Но удар привлек внимание Ле–Ди к воинственной настроенной представительницы клана Охотников Тьмы. Вообще–то все демоны женского пола яростно ненавидят суккубов. По правде, говоря, есть за что.
    — Вы плохо воспитаны, сударыня — девушка презрительно окинула взглядом стоявшую.
    — Слушай меня внимательно, соска! — взбешенно рявкнула дьяволица — Если ты сейчас же не уберешься из города, то я выпущу из тебя кишки, вырву сердце и съем его. Не успеешь до трёх досчитать. На раз–два–три — добавила она.
    — Н–ну попробуйте — сказала Ле–Ди, вставая со стула.
    Дальнейшее произошло действительно на раз–два–три. На раз — Ле–Ди разбила магическую защиту, два — пробивает доспех на груди вместе с грудью и вырывает сердце. Из пробитой дыры обильно ливанула кровь, пачкая тунику девушки. Рот дьяволицы раскрылся в немом крике. Три её рот затыкается её же сердцем, челюсти рефлекторно сжались, перекусив его.
    Тело с грохотом упало навзничь. В таверне стало тихо. Некоторые боялись даже думать, чтобы не нарушить тишину. Девушка протянула правую руку парню, тот вложил в раскрытую ладонь нож.
    — Не возись долго — попросил он.
    — Я быстро. — Мило улыбнулась она — Ты даже не успеешь придумать опровержение.
    Девушка мягко скользнула к телу. Примеряя нож к левой руке, наставительно сказала, смотря на сердце во рту:
    — Сердце, как еда, мне никогда не нравилось. — Печально вздохнув, продолжила — Оно для чувств. А вот печень, жаренная, очень нравится — присев справой стороны тела, тремя уверенными движениями вырезала печень поверженной противницы.
    Девушка встала, держа печень в правой руке. За исключением её парня, все находящиеся в таверне заворожено смотрели на печень.
    — Вы, что думаете, я поделюсь с вами своей добычей? — возмутилась она, увидев направленные на неё взгляды.
    Её наперебой стали убеждать в обратном — Да ни в одном глазу! Да как мы смеем госпожа! Даже в мыслях не было!
    Она махнула рукой с ножом. Все примолкли.
    — Здесь есть, повар?
    Хозяин местной кухни появился перед ней словно из ниоткуда, встав так, чтобы между ними лежало тело.
    — Что изволит госпожа? — повар сделал глубокий поклон.
    Как и во многих подобных заведениях, поваром здесь работал бес.
    Толстый, хитрый, наглый бес.
    — Возьми. — Девушка положила печень на навощённый деревянный поднос, который успел подставить подбежавший поваренок. — Поджарьте и подайте к моему столу… — на секунду задумавшись, продолжила — с белым вином. — Мило улыбнувшись, попросила она местного шеф–повара.
    Поваренок с шефом не сводили восхищённого взгляда с печени. Она была ещё жива и слегка пульсировала. Возникла небольшая пауза. И если поварёнок в этот момент просто мечтал о несбыточном, то по морде его шефа было видно — сколько он съест, как только войдёт на кухню, сколько оставит для хозяина трактира, сколько припрячет для себя и что конкретно подаст этой вежливой дуре–суккубу, которой совершенно случайно удалось убить Кровавую Дьяволицу, да ещё из клана Охотники Тьмы. Конечно же, он не собирался отдавать ни кусочка печени этой вежливой улыбчивой девице.
    Наконец шеф–повар взял себя в руки.
    — Поджарить??! //жарить живую печень? ты что, мозги потеряла?// Как скажите, госпожа! //банан тебе/./ Как вам будет угодно госпожа!
    //даже вина не получишь// - Бес не забывал каждый раз клянется.
    — По–моему, этот жирный ублюдок полный идиот. — Громко вынес свой вердикт собеседник девушки.
    — Успокойся. Сейчас я ему объясню, что моё брать, вредно для жизни.
    Она кинула своему парню нож, тот его ловко поймал за рукоять.
    — Что вы госпожа?! //знаю как вы суккубы объясняете// У меня даже в мыслях не было! //у вас все мысли только об одном// - искренне возмутился бес и почтительно поклонился.
    Суккуб, правой рукой, нарисовала в воздухе, над телом убитой, невидимую петлю и резким движением кинула её вниз в тело. Мгновением позже между её рукой и телом поверженной противницы возникла, слабосветящаяся синим, линия. Суккуб потянула руку вверх, вытаскивая из тела дьяволицы темный силуэт. Схватив левой рукой, она приподняла его над собой, на обзор всем желающим.
    — Я выдерну душу из любого, кто возьмет или испортит моё без моего согласия. И развею её. — Сказала суккуб, не переставая мило улыбаться.
    Душа слабо дёрнулась. Петля, перетянувшая её грудь не оставляла шансов бежать. Что сделала суккуб, никто не понял, но душа дьяволицы стала быстро истаивать. Через несколько секунд не осталось даже намёка на неё. Петля тоже исчезла. Все смотрели на поднятый к верху кулак левой руки. Её парень смотрел с интересом, остальные с ужасом.
    Чтобы вырвать душу из демона нужно быть очень сильным, а чтобы развеять, надо быть не только очень сильным, но и очень смелым.
    Месть за убийство это одно. В конце концов, убитый может возродиться. За развеянную душу начнётся травля всем кланом.
    Может начаться.
    Тогда клан «Охотники Тьмы» отказался от мести, признав право сильного.
    Демон смотрел на девочку остановившимся взглядом, пока в мыслях проходили те давние воспоминания. Последние мгновения тех событий растаяли в сознании, возвращая его в реальность. Парень моргнул.
    /А ведь Ле–Ди ясно сказала, что она её дочь/.
    — Ваше имя?
    — Думай, что спрашивать! — сердито воскликнул демон словоблудия Ну… можешь, сама придумать, как меня называть — закончил он спокойно.
    — Откуда вы знаете Ле–Ди?
    Парень смущённо пожал плечами, помолчал несколько секунд, не торопясь с ответом.
    — Последние две сотни лет мы были довольно близко знакомы, можно даже сказать были друзьями. Сама понимаешь, дружба для демона это абсурд. Хотя Ле–Ди сама по себе была нонсенс. — Парень посмотрел себе под ноги и вздохнул — Знаешь? Мне её не хватает. С ней было интересно поговорить, не говорить связные предложения, а именно поговорить. Ну, там…. о жизни, о религиях,… о другом. — Подняв взгляд, он очень удивился. /Обратные и//з//менения! //Так// быс//т//ро?/ Перед ним снова стояла подросток девочка.
    — Можно, я буду называть вас Андрей? — сказала она.
    — Андрей? — переспросил демон — в данном случае это производное от Орфей и, если я не ошибаюсь, Орфей — это имя поэта или рифмоплёта. Но всё равно мне нравится такое сравнение. Можешь называть меня так. Кстати, а как мне тебя называть?
    — Не знаю… — Вопрос явно застал девочку врасплох. Короткая растерянность на лице быстро сменилась уверенностью. — Знаю!
    — Гм… Юная незнакомка, позвольте представиться — парень сделал небольшую паузу — Андрей Д'Вортес. Для вас дядя Андрей.
    — Я, Терри. — девочка немного замялась — Терри АЛ. Можно Терри.
    — Терри Ал. — Сказал задумчиво Д'Вортес — Терри, похоже на «Терра». С одного из языков людей переводится как Земля. Ага, намёк на твоё человеческое прошлое! Следующее — Ал. Нет. — Парень задумался. — Правильно АЛ — это первые буквы имени и рода одного из твоих родителей. Так?!
    — Ну, … так. — Подтвердила Терри — Ловко у вас получается! — её голос выражал уважение.
    — Ничего особенного. Понимать слова и их скрытый смысл моя специальность — отмахнулся парень — Думаешь, не может быть. — Продолжил он — Ну да,… не может.
    Иногда, слова или высказывания несут в себе волю сказавшего их.
    Тогда, понять их и их смысл, непосвященному, очень тяжело.
    — Ладно. А зачем вы здесь дядя Андрей — Сегодня ночью, ко мне пришла Ле–Ди, вернее её призрак. Она сказала, что колдун нашёл её дочь. И послал её, то есть тебя, за ключом, из–за которого её, то есть Ле–Ди, убил тот колдун. — Парень схватился за голову — Неужели эту фразу, сказал я?!
    — Зато, всем сразу понятно, что вы демон словоблудья усмехнулась Терри.
    — Всем! Кто ещё здесь?! — в голосе парня послышалась паника.
    — Никого. Это я так.
    — Ты, ТАК, больше не делай. За ТАК и убить могут! Ладно, проехали. — И успокаиваясь, продолжил. — Ле–Ди просила помочь тебе найти ключ.
    — Извините, пожалуйста. — Виновато улыбнулась Терри — Мне совсем не хотелось огорчать вас дядя Андрей. Правда!
    — Я же сказал, проехали … — произошедшее, его, похоже, развеселило — И на будущее запомни! Демоны никогда не извиняются и уж тем более не оправдываются.
    — Так уж и никогда?
    — Ну ….. почти никогда. В исключительных обстоятельствах… и то… — парень неопределённо шевельнул левой рукой.
    Терри весело улыбнулась.
    — Ладно, дядя Андрей, проехали — и серьезным тоном закончила — Вы знаете, где сейчас ключ?
    — Там же где и последние два года. Кстати, зачем он тебе?
    — Маг обещал отпустить меня, если принесу. Он называл его жезлом и сказал, что это его вещь.
    — Тогда идём, нечего время терять. — С презрением продолжил — Он колдун и это не его вещь.
    — Дядя Андрей а как этот колдун смог захватить Ле–Ди .
    — Как, как — обманом, как же ещё. Давай расскажу. Идти нам часа два — Он глянул на солнце — думаю, успею.
    Линии шести лучевой звезды засветились. Через секунду, с лёгкой вспышкой, в центре звезды появилась девочка. За прошедшие шесть часов пребывания в нижнем мире она не изменилась, но теперь правой руке у неё был жезл — небольшая деревянная палка с круглым металлическим навершием. Маг, отправивший её, видимо отмерив ходьбой не один километр вокруг Звезды, устало остановился. Увидев, кто прибыл, он махну рукой снимая защиту со звезды, подскочил к прибывшей и с нетерпением в голосе сказал:
    — Дай его мне! Дай скорее! — выхватив из руки девочки жезл, с облегчением в голосе закончил — Наконец–то он Мой, теперь… теперь все держитесь!
    — Да ваш он, ваш, упокойтесь. А как на счёт меня?
    — Чего? — маг с раздражением оторвался от любовного созерцания жезла. — Чего тебе?
    — Вы обещали вернуть всё обратно, наградить и отослать меня в мой мир.
    — Ничего! Я не собираюсь терять слугу–демона изводить на обратное превращение 3 литра крови иномирянина и тем более давать тебе золото.
    — Что?! Это моя кровь! Вы дали мне своё слово!
    — Ха, я хозяин своему слову, сам дал сам обратно взял!
    На лице девочки отразилась растерянность.
    — Маги держат данное собой слово. Вы … вы колдун!
    — Я Маг!! Те выскачи из академий магии — колдун презрительно скривил губы — кичатся кодексом, держат слово, следуют правилам…
    Они не маги! Они чародеи. Научились нескольким фокусам, а туда же.
    Маги… Маг хозяин всему, что он считает своим, своему слову в первую очередь! Тебе понятно, слуга!
    — Слуга? — в голосе девочки не было эмоций.
    Без слов она кинулась на колдуна. Тот резко и с явно выраженным злорадством на лице поднял левую руку. На указательном пальце засветился кристалл, вставленный в металлическое кольцо. Девочка не добежав трёх шагов до цели, упала на колени, схватившись за горло рукой. Нить, на которой висел амулет для защиты от взгляда, данный колдуном «на всякий случай», уменьшилась в длине, пережав её горло.
    Одновременно резкая боль разлилась по телу.
    — Больно! — радуясь, подтвердил колдун. — Я не позволю сомневаться в моих словах. Ты — слуга. А это, чтобы лучше запомнилось.
    Кристалл засветился ярче. Девочка повалилась влево, сжимаясь в комок. Её рука, стаскивающая амулет, ослабла. Боль была навязчиво–большая, она не давала мыслить или потерять сознание.
    Камень стал ещё ярче. Колдун осторожно подошёл к ней. Убедившись в её беспомощности, грубым толчком ноги перевернул на спину. Тело оказалось полностью расслабленным, дыхание короткое и частое.
    Открытые глаза неподвижны и из них текли слёзы.
    — Какой Я сильный. — Порадовался колдун.
    Ещё немного полюбовавшись на безвольное тело своей жертвы, он, с сожалением сказав — «Жаль, что суккуб» — прекратил действия кольца.
    Отступив на пару шагов, продолжил:
    — На первый раз хватит, теперь вставай. Голем проводит тебя в комнату, я его вчера вечером сделал, специально для твоих услуг. В своей комнате разрешаю полежать до утра.
    Неподвижно стоявшее до этого момента чудище, шевельнулось.
    Девочка никак не отреагировала на его слова.
    — Я приказал тебе встать! — Начал колдун, повышая голос, и замолчал — Не может быть — испугался он своей мысли.
    Быстро подойдя к девочке, провёл правой рукой над её телом. Только не это! — пробормотал он.
    Шок от пережитой ею боли оказался ужасен. Сознание не содержало ни мыслей, ни образов, разум и тело были заполнены Памятью о Боли.
    Колдун не мог себе позволить потерять ещё одного суккуба.
    Предыдущая умерла именно от такого же, по силе, болевого шока. Он забыл об этом. Но, увидев состояние девочки, вспомнил и испугался, что эта тоже умрёт. Он боялся потерять очень ценное для него приобретение. /Передача Боли/, единственное заклинание, по его мнению, которое могло бы ей помочь притупить боль.
    — Эй — привлёк внимание голема колдун — Осторожно возьми её за руку — приказал он ему.
    Голем пошевелил верхними конечностями, но не сдвинулся с места.
    — За ближайшую руку — уточнил колдун. Голем шевельнулся весь сразу, но опять остался на месте.
    — Подойди ближе, чурбан — проорал колдун.
    После уточнения приказа, голем не замедлил выполнить его. Подойдя достаточно близко, он не нагибаясь, обеими верхними конечностями ухватился за левую руку девочки.
    — Зачем я взял свежего …. Знаю же, что дубина дубиной. — Зло пробормотал колдун.
    Голем шевельнулся — Не шевелится, дубина! — рявкнул его создатель. После, быстрой скороговоркой, произнёс заклятие и начертил в воздухе какой–то знак.
    Результат оказался неожиданным. Руки голема обмякли и он весь, как стоял, рухнул спиной на пол. Сразу же, после удара об пол, развалился на пару дюжин кусков плоти, из которых его вчера собрали.
    — Хорошо, что новый… — ошарашено, глядя на останки голема, сказал колдун.
    Големы Плоти чувствуют боль, но не воспринимают. Никто, до сего момента, не удосужился проверить пороговый предел боли для них. От мыслей о болевом пороге големов, его отвлёк, тихий плачь ребёнка.
    Девочка лежала на боку, сжавшись в комок, и тихо плакала. Он ещё раз проверил её состояние. Боли не осталось, но появился страх перед Болью.
    — То, что нужно. — Удовлетворённо кивнул он.
    На мысленный зов прибежал его личный голем. Этот был умный и опытный, он существовал на этом свете уже более трёх дюжин лет.
    Обычный срок жизни голема, если не проводить замену подвижных частей, не превышает пяти лет. Ему, подвижные части, меняли уже восемь раз. Он даже получил имя — Дирт.
    — Дирт, возьми девчонку и отнеси в её комнату — Сказал колдун, не отрываясь от осматривания останков развалившегося голема. — Ведь её комната готова? Да, Дирт!
    — Да хозяин. — Подтвердил голем без эмоций, низким утробным голосом.
    У големов, как таковых, есть только две эмоции — злоба и безразличие. Но у этого, за столько лет существования, появилось чувство собственности на хозяина. И ещё ревность. Впрочем, его хозяин знал об этом и всячески поощрял их. Вот как сейчас.
    — Она мой новый личный слуга, очень ценный. — Для пущей убедительности колдун посмотрел на Дирта и продолжил — поставишь надёжную охрану внутри комнаты. Дирт, с ней не должно ничего случится.
    — Да хозяин — Снова подтвердил голем и принялся исполнять задание. Уже подходя к двери, он получил дополнительное указание, которое разбудило в нём ревность.
    — Ещё одно. Запомни — Она подчиняется только мне, но Ты ей не подчиняешься. Понял?
    — Да хозяин. — В голосе голема послышалась еле заметная злоба.
    Когда за Диртом закралась дверь, колдун расхохотался, представляя, что сейчас тот чувствует.
    — Ну, вот и глаза открылись! — раздался радостный голос. — Мне некогда! Поднимайся быстрее.
    Дежавю? Интересно, кто он. Ничего не помню. А кто я? Не, себя я помню. Наверное…
    Сидевший на кресле, рядом с кроватью, мужчина выглядел знакомым.
    Большое мясистое лицо было каким–то простоватым и вызывало доверие.
    Да и вообще он казался большим человеком большое тело, большие руки, ноги. Всё в месте вызывало ощущение неестественности. В довершении всего, он был одет в халат, расшитый пяти и шести конечными звёздами. Незнакомец шевельнул левой рукой.
    На указательном пальце сверкнул камень. Память вернулась сразу, но основное место заняли воспоминания о боли, которую вызывал камень.
    Память о прошедших сутках калейдоскопом крутанулась в голове, теряя чёткость. Страх перед болью заполнил сознание и сковал мышцы всего тела.
    — Долго мне еще ждать?! — повысил голос колдун и ласково предложил — может, немного боли?
    Страх перед новой болью заставил вскочить на ноги. Всё тело била нервная дрожь.
    — Боишься меня? Правильно делаешь. Меня надо боятся. — Колдун, помолчав немного, продолжил — Теперь о тебе. Ты мой слуга, Мой личный слуга. Это значит, что ничто, и никто другой не могут тебе приказывать или заставлять что–то делать. За не повиновение Мне, буду наказывать болью. Тебе понятно? — уточнил он Стоящая, перед ним девочка судорожно кивнула, подтверждая.
    — В таких случаях надо отвечать «Да, хозяин». Понятно? Раздражённо бросил колдун.
    — Дддаа, х–х–х… — Нервная дрожь не давала ей сказать сколько–нибудь длинное слово.
    Колдун прервал её взмахом левой руки.
    — Мне только суккуба–заики не хватало. — Проворчал он себе под нос — Ладно, можешь отвечать просто «Да». Понятно? — в его голосе слышалось раздражение.
    — Дда.
    Колдун поднялся из кресла, задумчиво хлопнул ладонью себя по бедру, внутри халата что–то звякнуло. Показав сжатые зубы в кривом оскале, колдун достал из кармана халата медный браслет.
    — Вот и отлично. Подойди ко мне и протяни свою левую руку. Требовательно произнёс он.
    Девочка немедленно выполнила приказ. Колдун, взяв эту руку немного ниже локтя, надел на её запястье тот браслет.
    — Вот. Он совсем неплохо смотрится. — Колдун, отпустив её руку, спросил — Как ты считаешь?
    — Да.
    — Что да?
    — Да. … Ккак скажите.
    — Правильно. Как скажу. И ещё, если позвать меня в пределах моей башни Я могу придти немедленно.
    — Да, хозяин–маг. — Уже почти баз паники в голосе ответила девочка.
    — Хозяин–маг? Мне нравится, что ты уже пытаешься мне угодить. Голос колдуна источал довольство. Он погладил её по голове левой рукой. Девочка вздрогнула всем телом, вжала голову в плечи. — Не надо меня боятся. Я Очень справедливый Маг. — Ласково продолжил он Ты можешь называть меня — хозяин Пайзон.
    — Да, хозяин Пайзон. — её голос выражал подчинение и страх.
    — Как твоё полное имя, суккуб.
    Имя?… Не помню.
    — Терри АЛ, хозяин Пайзон — Непроизвольно произнесла вертевшееся в голове имя. То, что это не её настоящее имя она знала, но в тоже время оно как–то связано с ней.
    — Надо же! Ты сказала правду?! — колдун был явно удивлён Хорошо, Терри Ал, Я оставляю тебе твоё имя.
    Терри Ал? Не правильно!
    Развитие дальнейшего разговора прервал стук в дверь комнаты.
    Сразу же после стука, в комнату вошло низкорослое существо неприятной наружности с длинными ушами.
    — Этот гоблин расскажет тебе о мире и общественных положениях.
    Сегодня и завтра ты, Терри, отдохнёшь, осмотришься, а после у тебя будет работа. — И ехидным голосом закончил — Ты узнаешь, почему меня зовут Пайзон.
    Колдун важно покинул комнату, оставив суккуба и гоблина наедине.
    Закрыв дверь, он стал прислушиваться к звукам изнутри, с интересом ожидая дальнейших событий.
    Гоблины по своей природе довольно неприятные на вид существа.
    Физически они сильнее среднего по силе человека, однако, в массе своей достаточно глупы. Почему–то очень ненавидят людей. Хорошо поддаются дрессировки и обучению. После обучения, иногда гоблин становится серьёзным и справедливым существом. Такие случаи большая редкость, чаще они становятся заносчивыми со всеми кого считают слабее, и стараются показать всем какие они умные и знающие.
    Этот гоблин не представлял исключение. Оценив общую подавленность и то, что было одето на девочке, он посчитал её новой рабыней своего господина. Они были примерно одного роста, однако гоблин заметно массивнее и ещё у него оказался скрипучий голос.
    — Так, — изрёк он, оглядев её снизу вверх — наш добрый господи завёл себе новую игрушку. А мне, как самому умному, надо тебе показать твоё настоящее место, человечек.
    Тут он с удивлением увидел медный браслет на левой руке подопечной. Но оценил это по–своему.
    — Так, — гоблин любил вставлять это слово в разговор считая, что придаёт значительность своей речи и заодно подражая хозяину — наш господин оставил здесь для меня этот браслет, а ты маленькая сучка, напялила его на себя. — Он стал распаляться, быстро переходя на визг — Я служу у этого мага уже полгода! Этот браслет моя заслуженная награда, сними его немедленно. Вообще всё снимай и ложись на кровать. Я покажу тебе твоё общественное положение!
    В нетерпении схватил её за руку и попытался сорвать браслет.
    Однако девочка без особых усилий прервала эту попытку и оттолкнула его от себя. Получилось слишком сильно. Гоблин, с визгом пролетев метра четыре, ударился о стену. Потому, как он вскочил на ноги, можно было судить, что стена от удара пострадала больше. Вскочив, он заорал во всё горло, едва не подпрыгивая от усилий.
    — Хозяин! Хозя–а–и–и–н! Эта мелкая человеческая тварь меня ударила–а!. Меня–а, твоего личного слугу!
    Хозяин не замедлил явиться.
    — Когда это ты, _О_хрен, стал Моим Личным Слугой?
    — Но господин! Браслет на её руке для меня?! Вы ошиблись. Мне, мне! Она же просто маленькая человеческая сучка, а я Гоблиин — В отчаянье взвыл Охрен, начиная понимать, что никакой ошибки не было.
    — Я ОШИБСЯ!! Ты, раб, считаешь, что Я ошибся?!!…
    — Нет, Господин!! Я! Я Ошибся! Она меня ударила! У меня всё в голове перемешалось. — Гоблин рывком подскочил к Терри, схватил её за правое плечо. — Эта мел–а–а–а — заорал он от боли.
    Терри, не сходя с места, заломила ему руку за спину и поставила на колени мордой к колдуну. Гоблин быстро выдохся кричать, но продолжить не успел. Отпустив руку, она сильным пинком, заставила, его растянутся на полу во весь рост.
    — Этот ушастый, мелкотравчатый урод, приказывал. Как, мне поступать в таких случаях, хозяин Пайзон.
    — Ого! Ты умеешь выражаться — восхитился колдун — Поступай, как хочешь, без надобности не убивай. Только запомни приказ: Души будешь брать лишь с моего разрешения. В остальном, как захочешь.
    — Ддуши?… — пролепетал гоблин, вставая на четвереньки.
    Подниматься на ноги не спешил.
    — Теперь на счёт тебя ушастый — Пайзон стал каким–то навязчиво добрым — Чем были заняты твои уши, когда Я сегодня ЛИЧНО объявил о том, что у МЕНЯ появился Новый Личный Слуга.
    Гоблин судорожно кивал в такт словам своего хозяина, вспоминая чем он тогда занимался. В тот момент он кидался, чем попало, в Фею Природы, пытаясь сбить её на пол. Ему очень хотелось подчинить её себе. В не пределах башни он бы не рискнул даже косо глянуть на неё, однако внутри башни почти вся сила феи была подавлена, осталось только небольшое влияние на рост растений. В прозвучавшем сообщении он уловил только «новый личный слуга» и сразу же решил что это о нём. Пока гоблин радовался повышению, фея спряталась. Когда его позвал хозяин, он перестал нормально соображать, из всего полученного задания запомнилось «общественных положениях» и его оставили наедине с человеческой девчонкой. Он не мог поверить своему счастью. Правда, хозяин забыл дать ему браслет Личного Слуги. А увидев вожделенный браслет на руке девчонки, его покинули все остатки разума, какие ещё имелись.
    — Вот тебе нож, ушастый — Пайзон протянул небольшой ножик гоблину — Режь свои ухи. … Не хочешь? Тогда Я сам отрежу. … Воот, так бы сразу. Теперь брось их на пол и хорошенько потопчи, … теперь съешь их … давай, не морщись, жуй. Не знаю, что в этом флаконе, но можешь запить этим. Уже проглотил? Запить точно не хочешь? Ну смотри, Я хотел как лучше.
    В течение всей экзекуции колдун был очень ласков с гоблином.
    Забрав ножик, злорадно продолжил.
    — Ты, урод мел–ко–трав–ча–тый, хотел что–то получить от Моего личного слуги? Можешь попробовать, только учти, она — суккуб.
    Гоблин с ужасом воззрился на жертву своих недавних притязаний.
    Похоже, он осознал — потеря ушей это нестрашно, по сравнению с тем, что могло произойти. А уши новые вырастут.
    Насладившись произведённым эффектом, колдун ушел, справедливо полагая, что здесь, сегодня, ничего интересного больше не будет.
    После ухода колдуна состояние гоблина стало близко к истерике. Он очень боялся демонов. Девчонку–суккуба происходящее, видимо, только позабавило.
    — Ладно, Охрен, упокойся, ничего плохого я тебе не сделаю улыбнувшись чему–то, добавила. — Пока повода не дашь.
    — Госпожаа! Я не знал! Госпожаа я не хотел …
    — Умолкни Охрен! Достал уже своим воем.
    — Молчу госпожа, как прикажете…
    — Прямо сейчас и прикажу. — Угрожающе сказала Терри.
    Гоблин молча кивнул.
    — Вот что Охрен, принеси–ка мне другую одежду. Брюки, рубашку, обувь, если брюк нет, можно штаны. Давай быстро неси, и продолжим.
    Гоблин не заставил себя долго ждать. Принесённая им одежда оказалась не новой, размера на два больше, но вполне чистой.
    Пришлось подвернуть штанины и рукава у рубашки. Подходящей обуви не нашлось, только безразмерные тапки, в смысле определить их размер было затруднительно. На время одевания гоблин был выставлен из комнаты.
    — Ну, и как я выгляжу? — критически осматривая себя, спросила Терри, когда гоблин, наконец, вернулся обратно.
    — Замечательно, госпожа! — Не задумываясь, ответил он.
    — Что замечательно, это понятно. — Согласилась девочка — Такое пугало не заметить трудно!
    — Г–госпожа! У нас … здесь … — в испуге начал оправдываться он.
    — Ладно, — Терри вялым движением правой ладони остановила гоблина — попозже займусь одеждой самостоятельно, пока пусть так будет.
    Валить отсюда надо! Быстро и далеко! Только куда?
    — Я помогу! Обязательно найдёте!
    — Проехали! — Повысила голос Терри, хотя и не выражая при этом недовольства.
    Охрен испуганно кивнул головой Секунду помолчав, Терри спокойно продолжила:
    — Разговор предстоит долгий, так что ты садись в кресло, я устроюсь на кровати. — Гоблин без возражений сел — А теперь расскажи мне о «общественных положениях». Только не слишком длинно.
    Летописная история этого мира насчитывает больше шестисот тысяч лет, летописям людей только чуть больше сорока тысяч. За прошедшее время, структура людского общества почти не изменилась и не сильно отличалась, от описываемого в книгах, земного феодального средневековья. Общество поделено на аристократию и чернь. В некоторых странах в ходу кастовая система. Но в любом случае, более занятный не подлежит суду, если притесняет тех, кто менее знатен. В тоже время, рабочий люд стараются не трогать — маги жёстко наказывают излишне сильно зарвавшихся дворян. Магов кстати тоже не любят, тем не менее, терпят, так как слишком многое в этом мире завязано на магию. Тысячи лет непрерывного не развития общественного строя привели к серьёзному вырождению аристократии, как в физическом смысле, так и в моральном. Все мало–мальски именитые дворяне попросту дуреют от скуки. Заниматься науками считалось недостойным, помогать не дворянам значило уронить пресловутую дворянскую честь.
    Отпрыски знатных фамилий проводили время в пьянстве, разврате и драках. Хотя дуэльного кодекса нет, но поединки происходят довольно часто, по поводу и без повода, только бы развеять скуку. Мировых войн нет, конклав магов силой прекращает любые конфликты такого уровня.
    Простые люди как всегда вне политики. Они занимаются своими делами, помогают своим соседям, платят налоги, почти ни в чём не сопротивляются. Обеспечивают жизнь себе и всем паразитам, в смысле, аристократии. Ничего интересного, обычная жизнь.
    Что–то конкретное о не людях, гоблин не смог сообщить. Ну, кроме того, что такие, существуют. Разве что назвал несколько больших рас:
    Эльфы, гномы, гоблины, феи (точнее волшебный народец), в горах встречаются огры и тролли, но редко. Ещё много разных чудовищ, без всяких уточнений.
    Территория в королевствах поделена между собой знатью, короли зачастую имеют меньше влияния в своей стране, чем какой–нибудь барон. Постоянные интриги — все против всех. На удивление мало войн.
    Причина простая — опять таки маги. Они стараются гасить большие конфликты сразу, так как большие войны могут повредить их работе.
    Мелкие стычки на границах, междоусобные конфликты их не интересуют.
    Хотя иногда случается так, что войну нельзя было остановить даже прямой угрозой со стороны конклава магов. К слову, на конклав, маги собираются один раз в пять лет, чем они там занимаются и какие вопросы решают, гоблин не знал, но можно предположить, что политические вопросы занимают не последнее место. Получается, маги являются негласной, решающей политической силой в этом мире.
    Технический прогресс у людей топтался на месте не одну тысячу лет.
    Причина в магах. Например — зачем придумывать, как подвести воду на поля, если любой маг может вызвать дождь. И так почти во всём. У гномов, несомненно, есть какие–то технические наработки, но их тщательно скрывали. В тоже время, отсутствие технического прогресса тормозит развитие вооружения. Повсеместно в ходу холодное оружие.
    Феодальное общество с полностью закостенелыми традициями. Кто бы, чем ни занимался, лишь бы не мешал соседям. Пофигизм в мировом масштабе.
    Обычно, положение в обществе, определяет браслет на правой руке.
    Вернее, указывает на положение его владельца в обществе. Для изготовления браслетов используются восемь видом материалов. Ткань, кожа, дерево, кость, камень, медь, железо, серебро, золото. Они могли быть цельнолитые, кольцо с разрывом и составные — четыре или более частей. Цельнолитые браслеты носили «личные слуги», такой браслет хозяин одевает слуге сам, на левую руку. Железными могут владеть только воины. На браслеты наносят цветовой указатель принадлежности владельца. Использовались шесть цветов: красный, жёлтый, зелёный, синий, белый, чёрный. Цветовой указатель состоит из двух сплошных двойных полос проходящих вдоль: чем занимается, чей вассал и одной с продольным расположением трёх цветов страны.
    Естественно, самые сложные, по форме и цветовому компоненту, браслеты, носит аристократия.
    — Как вы, госпожа, сами можете посчитать, получается всего 2592 сочетаний цветов — похвастался, Охрен своими математическими способностями.
    К этому моменту разговора он успокоился, но не забывал кто перед ним.
    — Врёшь. — Немного подумав, ответила Терри.
    Похоже, у них плохо с математикой, хотя такого не может быть. За тысячи лет должны были хорошо развиться различные способы счёта.
    — Но госпожа! Уже больше семиста лет, как великий счетовод Кромель доказал это. — Возмутился гоблин — Считайте сами — первая полоса 3 по 6 цветов 6+6+6=18, две другие 6+6=12 и 6+6=12 теперь умножаем 181212=2592 — гордо закончил он свой подсчёт.
    У, как интересно!
    — Не обижайся Охрен, но этот ваш «великий счетовод Кромель»
    ошибся — Вид девочки был слегка озадаченный — Всего 7 цветовых полос по 6 цветов, будет 279 936 сочетаний.
    — Но, госпожа …
    — Хватит дебатов! Объясни теперь, как измеряют длину и вес. Потребовала Терри.
    — Да госпожа. Это называется Система Мер и Весов. В каждом крупном городе есть своя палата Мер и Весов…
    — Стоп! Гоблин, ты ничего не путаешь? — недоверчиво воскликнула Терри.
    — Нет, Госпожа!
    Система Мер и Весов явилась самым большим удивлением, так как полностью совпадала с привычной системой — грамм, метр, литр.
    Причина оказалась простая. Больше тысячи лет назад, один маг, который любил баловаться с другими мирами, вытащил какого–то человека из другого Мира. Тот удивился, но не испугался. Спокойно поинтересовался, когда его вернут домой. Маг согласился вернуть его обратно «если ты дашь мене что–нибудь, что позволит подвинуть людей к порядку, хотя бы немного». Маг задавал такой вопрос всем кого притаскивал, обычно иномирцы несли жуткую чушь, очень редко говорили что–то полезное. Этот человек ответил сразу «Конечно могу». Он рассказал про Систему Мер и Весов, подробно объяснив, почему метр и почему именно такой длины. Также объяснил про литры и граммы, про десятичные приставки: дека, гекто, кило, мега, гига, тера и деци, санти, мили, микро, нано. Охрен не знал объяснений, но уверял, что маги их находят очень логичными. Тот человек узнал от мага, как измеряют время, и предложил свой вариант. Предложенный вариант отсчёта времени не сильно отличался от уже существующего, но более упорядоченный. Так что время теперь мерялось секундами, минутами, часами, сутками, неделями, месяцами. 60 секунд — 1 минута, 60 минут — 1 час и так далее, абсолютно совпадая с земным вариантом отсчёта времени.
    Маг долго разбирался со всеми величинами. Убедившись в их логичности, он подробно всё записал. И осталось бы всё это в неизвестности, если бы не одно «но». Эти величины почти идеально подходили для магических обрядов. Маг отблагодарил иномирца, перед отправкой его обратно предложил взять с собой столько золота, сколько сможет поднять.
    Пока маг занимался проверкой, иномирец, чтобы развеять скуку, научил играть в шахматы ученика мага, а для прислуги предложил шашки и поддавки.
    Много позже, тот маг пытался вытащить из того же мира ещё кого–нибудь. На свою голову он вытащил огромного зубастого ящера, который его сожрал. Ученик мага не смог взять ящера под контроль и был вынужден убить его.
    Спустя больше тысячи лет СМВ стала повсеместной. Даже эльфы признали её логичность и обоснованность. Гномы приняли без лишних вопросов, едва разобравшись в ней. Остальные варианты измерений были в большинстве своём вытеснены. Для людей СМВ стала общепринятой, в других расах всё ещё использовали свои системы мер, хотя скорее по традиции. Сейчас, в каждом крупном городе людей, есть Палата Мер и Весов, а ещё Служба Точного Времени, служащие которых следят за истинностью используемых величин.
    Игры тоже получили большое распространение. Шахматы считаются не просто игрой, а занятием для развития ума. Офицеры всех армий обязаны уметь хорошо играть в шахматы. В шашки играют просто все. За игрой в шашки приято проводить время, так как она не настолько сложна как шахматы. Поддавки аристократия считает недостойной игрой, простые люди соглашаются. Однако нашлись почитатели и у этой игры воры.
    — Да–а, ну у вас и Мир. Ладно, пока хватит, потом продолжим.
    Сейчас, Охрен, покажи мне этот дом.
    — Госпожа Терри, маги живут в башнях.
    — В башнях? Как не оригинально. Расскажи, что в башне есть и покажи где расположено.
    — Конечно, госпожа! Непременно, госпожа! — угодливо произнёс гоблин.
    Глава вторая: Мечты, желания, реальность.
    С тех пор прошло больше года. Колдун долго злился из–за затрат на получения ключа. В дневнике находилась личная информация, в конце дневника была, бессмысленная на взгляд колдуна, запись:
    бесконечность–разум–бесконечность, хаос–порядок, жизнь–разум–сознание, и прочая подобная белиберда. Со злости он спалил дневник. Ключ оказался сильным жезлом огня. Вот этим огнём, он дневник и спалил.
    Работа, о которой предупредил колдун, заключалась в проверке ядов на вкус. Пайзон, профессионально занимался изготовлением ядов.
    Терри совсем свыклась со своим положением и, не проявляла открытого не подчинения и недовольства. Логично рассудив, что сейчас ни сил, ни знаний разобраться с колдуном, у неё нет. Поэтому необходимо ждать и учится. Ждать получалось хорошо, а вот учится, было не у кого. Первые пару месяцев прошли очень тяжёло, в смысле скуки. Нельзя покидать башню без разрешения, нельзя подниматься выше третьего этажа и опускаться ниже второго. Слуги–люди отнеслись к ней очень настороженно. Они все были рабы и тоже не покидали пределов башни, или очень редко. По началу в её комнате находилось всего три предмета мебели: кровать с соломенным матрацем, кресло и табурет. В качестве одежды использовала то, что в своё время принёс гоблин.
    Желания искать что–то другое отсутствовало, да и жить тоже. Хотелось с кем–нибудь поговорить, но не с кем. Различного вида големы молчали или невнятно бубнили, слуги откровенно боялись, так как знали что она демон. Гоблин же вообще старательно избегал возможных встреч.
    Подобием некоего развлечения можно рассматривать те моменты, когда колдун приводил её в лабораторию. Он заставлял запоминать вкусы и запахи различных ядов и их компонентов, дотошно выспрашивая ощущения.
    Однажды вечером всё резко изменилось. Она нашла себе друзей в башне этого «без башенного колдуна». Четырёх фей — одна фея природы, две феи воздуха и одна фея воды.
    Как–то раз, ей удалось получить в собственность оловянную кружку, а ещё через некоторое время она незаметно отломила ветку от растения, росшего в небольшом цветнике на третьем этаже. Его листья, по форме походили на листья сирени, да и цвело оно также, только цветки ярко–жёлтые с едва уловимым, мягким запахом. Зелёные листья неизвестного растения неестественно смотрелись на фоне общей унылости комнаты. Резкой болью нахлынула тоска по дому, по родным.
    Захотелось плакать. Большим усилием воли удалось сдержаться. А спустя секунду, сквозь выступившие на глазах слёзы, она разглядела появившуюся, прямо из ветки, фею. То, что это именно фея, Терри поняла сразу. Немного позже, она узнала, что в башне, в плену у колдуна, живут ещё три. Девочка и феи подружились. По началу Терри боялась, что колдун узнает о её дружбе с феями. Но они убедили, что всезнание, даже в пределах своей башни, совсем не относится к этому колдуну. Для надзора, он использовал устройства оставшиеся от предыдущих владельцев башни. Терри быстро разобралась в системе наблюдения. К её большому изумлению, башня оказалась натыкана электронными средствами слежения, правда более высокого уровня, чем в её мире. Большая часть устройств не работала — вся видео система и большая половина звуковой аппаратуры. Оставшиеся в рабочем состоянии устройства прослушивания можно было обмануть. Наличие работающей электроники привело Терри в замешательство. Явные указания на некогда существовавшей технически развитой цивилизации и сегодняшнее отсутствие математики, наводило на мысль о какой–то катастрофе, давно произошедшей в этом мире. Но со всеми этими парадоксами можно разобраться потом. А теперь, у неё, появилась возможность учиться и понимать свою новую силу, так как появилось сразу четыре наставницы, которые прекрасно разбираются в магии и различных видах Сил, а также хорошо знают внешний мир. В свою очередь, девочка взяла на себя защиту своих новых друзей от всякого рода мелких неприятностей вроде гоблина. Она уговорила колдуна передать всех фей под её ответственность, тот легко согласился. Правда, для этого пришлось пожертвовать ушами гоблина. В один, очень неудачный для него момент, он опять напал на фею — в тот раз на фею Воздуха. Терри случайно оказалась недалеко от места событий и в очень резкой форме прекратила нападки гоблина на фею. Тогда же у неё и возникла эта идея. Фея Воздуха, поняв, что хочет сделать девочка, согласилась помочь.
    — Как мне тебя называть? — Поинтересовалось Терри у феи воздуха.
    — Как захочешь.
    — Ммм. Аэри. Можно?
    — А? — Изумилась фея. — Д–да, можно.
    — Что–то не так?
    — Всё хорошо. — Поспешно уверила Аэри. — Что ты предлагаешь сделать с гоблином?
    — Очень просто. Вы пожалуетесь на Охрена. Он ведь постоянно делает вам мелкие пакости?
    — Да. Вот недавно…
    — Расскажешь об этом, но не раньше вечера. — Терри поморщилась. Сегодня вечером будет готов новый яд. Постарайтесь прийти минут через пять после меня. Только не вздумайте все сразу, одна!
    После захода солнца колдун вызвал Терри в лабораторию. Новый яд получился приятно кислым и с мятным запахом, неплохо должен был маскироваться фруктовыми коктейлями или в салатах. Сообщив вкусовые ощущения, Терри стала ждать решения колдуна. В этот минуту в лабораторию влетела Аэри.
    — Господин Пайзон–маг–хозяин! — Закричала она, едва увидев колдуна.
    Тот опешил от такого заявления, открыл рот, не зная, что сказать.
    — Гоблин сегодня едва не оторвал мне крыло!
    — И что? — Разозлился колдун.
    — Он заявляет, что будет владеть нами!
    — ЧТО?! — Колдун разозлился по настоящему, однако, уже на гоблина. Феи — его, Пайзона, личная собственность. По крайней мере, он так считал.
    — Сделайте что–нибудь.
    — Хозяин Пайзон, могу я узнать, в чём дело? — Осторожно спросила Терри.
    — Этот зелёный урод как–то раз уже повредил крыло одной феи воздуха, в результате лаборатория почти не проветривалась. А теперь я его просто убью!
    — Хозяин Пайзон… А кто отвечает за фей?
    — В смысле? — Колдун от такого вопроса даже немного успокоился.
    — Ну, вы их владелец, но кто следит за тем, чтобы у них не было проблем как от Охрена. Да и вообще следит, когда и что они должны делать. — Пояснила свою мысль, Терри.
    — Я слежу, только у меня нет времени на такие пустяки.
    — Тогда передайте всех фей под чью–нибудь ответственность. Предложила девочка.
    — Например? — Колдун, сделала вид, что задумался. Внешне получилось очень неубедительно.
    — Охрену.
    — Хорошая идея. — Недоумённо согласился колдун. Он явно не ожидал такого предложения от Терри.
    — Только не гоблин! Он нас совсем замучит, лучше Дирту. Испугано заявила фея воздуха.
    — Хм. А почему Дирту? — В очередной раз удивился колдун. Похоже, у него сегодня был день удивлений.
    — Ему ничего от нас ненужно.
    Колдун посмотрел на Терри.
    — А ты что скажешь?
    — Охрена, наверное, действительно не следует. — Девочка посмотрела на зависшую в воздухе фею. — А можно меня? — Сказав это, она качественно изобразила испуг.
    — Тебя? Можно. — Колдун явно что–то решал. — Хорошо. С этого момента, ты Терри Ал, отвечаешь за всех фей в этой башни. И смотри мне, если что не так, спрошу с тебя полностью. Мало не покажется! сразу же пригрозил он.
    Колдун легко согласился, надеясь, что, либо она не сможет с ними справиться, либо попытается сбежать с их помощью, и он сможет их всех хорошенько проучить. Терри поступила намного хитрее, она уговорила фей пока смириться с их положением. Феи согласились, так как видели в девочке не просто возможность убежать, но ещё и обстоятельно наказать ненавистного колдуна или даже убить. Они сообщили Терри то, что смогли разглядеть в ней, заодно предупредили о возможных действиях амулета, который висел у неё на шее и про два очень сильных заклятия. Одно связывает магическую силу, другое куда–то забирает жизненную энергию. Ещё предупредили, что браслет личного слуги всегда точно указывает хозяину, где находится носитель. Учитывая эти проблемы, освобождение откладывалось на неопределённый срок.
    После знакомства с феями, жить сразу стало легче и интереснее, даже захотелось улучшить свой быт. Желание освободиться от колдуна стало вполне исполнимо. Требовалось только время.
    А оно не спешило.
    С момента знакомства с феями прошло немного меньше года. За прошедшее время, для Терри и её друзей, случилось много интересного.
    Впрочем, другим обитателям башни тоже порядком перепало. Сейчас Терри отдыхала после проверки четырёх ужасно невкусных ядов и, в качестве борьбы со скукой, занималась поливкой цветов в своей комнате. Тот, первый раз, когда ей пришлось выпить яд, она запомнила хорошо. Подобные впечатления долго не забываются.
    — Вот Терри, это твоя основная работа — Добро сказал колдун, протягивая ей медный стаканчик с жидкостью.
    Терри взяла, и осторожно понюхала содержимое. Пахло вином и ещё чем–то неприятным.
    — Что мне с этим делать?
    — Пить, что же ещё.
    Вино было терпким, кислым, немного горчило. Эта горечь ненадолго задержалась на языке.
    — Как тебе мой лучший яд для золотых драконов? — Поинтересовался колдун.
    — Яд?! Но зачем?
    — Это твоя работа. Будешь проверять яды — их запах, вкус.
    — Этот невкусный, горчит. — С легкой обидой в голосе сказала Терри. — Вино, скисло и запах у него неприятный.
    — Правильно, так и должно быть. Знай — Я лучший составитель ядов во всех мирах. Я составил яды, которые могут убивать драконов, эльфов, огров. В общем, любого. Например: есть яд, который убивает только зелёных драконов и никого больше. Я сделал яд, который убивает бесов — колдун распалялся больше и больше — есть даже для дьяволов. Но для суккубов, у меня нет яда! Представляешь? Нет! Все Мои усилия создать яд для суккубов провалились. Вы, твари, имеете совершенный иммунитет к ядам.
    Не иммунитет к ядам, а иммунитет к любому отравлению. Вспомнился разговор с Ле–Ди
    /- Правда, что суккубы имеют иммун//и//тет к ядам?/ /- Не иммунитет к ядам, а иммунитет к любому отравлению. Разница очень бол//ь//шая. Яд н//а//правленно вызывает отравление организма своими составляющими, убивая быстро или медленно.
    Отравления же, могут вызвать безобидные вещества, если их оказывается слишком много в организме. Дайте организму время и он сам справится с таким отравлением. Отра//в//ление ядом совсем другое. Многие расы нижнего мира имеют иммунитет к ядам, но их можно отравить, например, заставив выпить много проки//с//шего молока.
    Такое о//т//равление не убьет, однако и хорошего в этом мало понос, рвота. Если подобное повторять, то бедняга непременно умрёт.
    МЫ имеем совершенный и//м//мунитет к //_любому_// отравлению. П//о//нятно?/ /- Ага. То есть ты могла бы выпить любое количество прокисшего мол//о//ка, да?/ /- Да, единственное что мне могло грозить — это лопнуть. Так, что будь посде//р//жанней в еде./ /- Понятно! Всякого кто захочет отравить суккуба, ждёт крутой о//б//лом./ // - Я гений! С твоей помощью, я сделаю яд убивающий суккубов.
    Сделаю! — С последним словом колдун как бы очнулся. Посмотрел пустым взглядом на Терри — Тебе выпадет великая честь — умереть от яда, который я создам, тем самым поднять меня на вершину славы! Гордись!
    — Ага, гордюсь, как же… — Растеряно сказала Терри — Может не сегодня? Может как–нибудь попозже?
    — Сегодня я ещё не готов. А пока тебе предстоит научиться определять яды на вкус.
    В течение этого года колдун три раза делал яды в надежде «на вершину славы» и каждый раз его ждал «крутой облом». Третий яд даже понравился Терри на вкус — «хорошая приправа для мяса», чем привела его в бешенство. Колдун разнёс всю лабораторию.
    В её комнату зашёл голем колдуна, Дирт. Этот голем вообще имел такое непонятное качество, приходить только когда его ожидают.
    Девочка оторвалась от ухода за цветами и посмотрела на него.
    — Хозяин требует тебя в Комнату Исследований. — Прогудел он.
    Голем почему–то никак не мог произнести слово «лаборатория».
    — Уже иду. — С обречённостью в голосе сказала Терри — Как мне надоело пробовать яды, хотя бы погулять пустили, что ли.
    Она намеренно громко выражала недовольство при Дирте, зная, что он обязательно расскажет хозяину. Пару раз уже получалось так повлиять на колдуна, чем сильно улучшила себе жизнь. И попутно нашла себе новых друзей.
    В первый раз, она негромко посетовала на убогость обстановки в её комнате и, что подумают гости хозяина, если узнают в какой жути живёт его личный слуга. Хотя гости бывали редко, но колдун всячески старался показать им своё благополучие. На следующий день Пайзон заявился ближе к полудню и поинтересовался, что бы ей хотелось в свою комнату. Теперь у неё есть хорошая кровать, шкаф, стол, кресло, стул, небольшой комод, на полу лежит коврик. Все эти вещи не пришлось покупать — в башне хранилось множество неиспользуемого барахла, оставшегося с давних времён. Различного вида стулья, полуразвалившиеся шкафы, непонятные металлические конструкции и прочая подобная ерунда. Очень походило на то, что владельцы этой башни не очень утруждали себя генеральной уборкой, а слугам и рабам это и подавно не нужно. Позже она самостоятельно добавила в интерьер комнаты живые цветы, настольную масленую лампу. Выпросила у колдуна известь, клей, зелённую и синюю краску. Побелила потолок и раскрасила стены, придав комнате домашний уют. Пайзон долго придирчиво осматривал комнату, а после, приказал заняться обстановкой во всей башне. Выделив для этого двенадцать гномов–рабов. Те не проявляли желания, все же вынуждены были подчиниться. Гномы даже внешне выглядели жутко несчастными, в их душах чувствовалась полная безнадёжность. Колдун не давал им нормальной пищи, воды и простейших средств гигиены, кроме туалета конечно. Первая встреча с подгорным народом прошла слишком просто.
    Терри без удивления отметила, что эти приземистые люди попадают под классическое определение гномов. Низкорослые, сильно развитая мускулатура рук и плеч, грубая темноватая кожа, шевелюра на голове буйная, волосы на вид жёсткие. И, конечно же, бородатые. Голоса у них отличались по тональности, тем не менее, обладали общими качествами, в достаточной степени низкие, хрипловатые, но в тоже время сильные и звучные.
    Вероятно, у них большие проблемы с тихим шёпотом.
    В свою очередь, гномы тоже молча окинули взглядом Терри. Никак не проявив внешне своё отношение к ней. Только спустя почти год она узнала, что гномы очень испугались, когда узнали, кто будет ими временно командовать. Пайзон лично сообщил, что Терри — демон, суккуб. Тогда, впервые увидев Терри, они посчитали свою жизнь законченной. За её внешне красивым, даже можно добавить хрупком виде, гномы почувствовали сжатую, как пружина силу, мощь и ещё, сдерживаемую волей, яростную злость. Гномы всю жизнь работают с камнем. Не важно, кузнец или воин. Они чувствуют напряжение каменной плиты, в которую вгоняют деревянные клинья, силу и мощь горного хребта, сквозь который прокладывают туннель. Что–то подобное, только в живом виде, те гномы увидели перед собой, одновременно ощутив самое большое потрясение в своей жизни.
    Терри смогла установить с гномами хорошие отношения. Используя тщеславие колдуна, она убедила его улучшить их содержание. В результате, они не то что бы сильно поверили в её искренность, но с другой стороны, терять им было, в общем–то, нечего. За несколько дней совместной работы, Терри смогла их разговорить, и они очень эмоционально рассказали свою историю пребывания в этой башне. Все эти гномы когда–то состояли в охране каравана. Однажды, на их караван напали очень организованно и слаженно. Нападающие в основном занимались пленением гномов, игнорируя подводы с грузом. Всех пленённых продали, как рабов, Пайзону. Около года назад, их было двадцать семь, тогда ещё гордых и уверенных в быстром освобождении.
    Однако колдуна интересовали только яды, его совсем не интересовали желания каких–то там рабов. Он проверял на них действия ядов. На сегодня их осталась дюжина. Гномы давно бы все совершили ритуальное самоубийство, но проклятый колдун надел на них рабские ошейники. Эти ненавистные железки заставляют подчиняться колдуну. Единственное, на что они надеялись — скорее умереть от яда.
    Терри убедила колдуна не испытывать на них в дальнейшем яды, на деле доказав, что живой гном полезнее. Тогда он очень вовремя сделал очередной яд.
    — Так, — Колдун оглядел работающих гномов — ты, — ткнул он в ближайшего. — Пойдёшь со мной.
    Сразу же развернувшись, собрался уйти.
    Гном, облегчённо вздохнув, покорно оторвался от своей работы. Он что–то вырезал на тонкой гранитной плите.
    — Хозяин Пайзон. — Громко произнесла Терри. Она присутствовала здесь же, только в момент, когда вошёл колдун, разглядывала резьбу деревянной колонны, так что увидеть её сразу было проблематично. Простите мою дерзость, но могу я задать вопрос?
    Колдун от неожиданности вздрогнул, резко повернулся назад.
    — Ты, здесь, что делаешь?!
    — Смотрю, что уже готово. — Объяснила она, показывая на различные предметы, сложенные в углу.
    — Да? Так. — Колдун подозрительно посмотрел на девочку. — Задавай вопрос.
    — Для чего вы забираете этого раба.
    — Собираюсь напоить его ядом и посмотреть что получится.
    — Хозяин Пайзон, вы могли бы взять кого–нибудь другого? Этот ещё не закончил свою работу.
    — И что он делал?
    — Вот, посмотрите, фреска. В центре композиции ваш профиль.
    — Что? Зачем? — Опешил колдун.
    — Я не видела всю башню, тем не менее, нигде нет вашего изображения, ни портретов, ни картин. А так, любой гость, войдя в холл, сразу увидит эту скромную фреску и поймёт, что вы не только радушный хозяин, но и большой ценитель красоты.
    — Что? Посмотрит на одну фреску и поймёт?
    — Нет, конечно, я предполагала целую художественную композицию.
    Посмотрите эскиз. — Терри показала на несколько широких медных листов, с нанесённым на них рисунком.
    — Так. Ну, выглядит неплохо. — Согласился он. — Кстати, откуда у тебя эти медные листы?
    — Вон тот гном–раб сделал.
    — Гм. А что они ещё умеют?
    — Этот, которого вы хотели забрать, художник по камню, также может резать стекло. Двое умеют работать с металлами, один механик, один художник по дереву…
    — Стой. — Колдун оборвал перечисления кто что может. — Если мне нужна резьба по дереву, то я могу заказать в деревне. А на этих рабах я проверяю яды.
    — Хозяин Пайзон, все гномы — мастера. Они умеют делать и чинить вещи. От живого гнома–раба больше пользы, чем от двух дюжин мёртвых.
    К тому же они работают бесплатно, если не считать их содержание.
    Колдун задумался. Ему очень не хотелось признавать правильность данных утверждений. Но с другой стороны, эта девчонка права. На гномах–рабах можно много сэкономить.
    — На ком, мне тогда проверять действия ядов? — Медленно произнёс он.
    — На крысах или мышах. — Серьёзно ответила Терри.
    Колдун не успел возмутиться.
    — Хорошая крыса — это дохлая крыса. Заодно и польза. — Пояснила девочка.
    — Гм. Действительно. — Согласился колдун. — Ладно, пусть живут.
    Крысы вполне могут заменить гномов. — Он подошёл к стопке деревянных пластин в углу. — Покажи, что уже готово.
    Пайзон благосклонно отнёсся к результатам трудов гномов и решил, больше без особой надобности, их не убивать. Ещё он определил всех гномов в подчинение к Терри.
    Гномы согласились вручить свою судьбу неожиданному и необычному союзнику. В свою очередь, девочка пообещала что–нибудь придумать для их быстрейшего освобождения. Однако и в этом случае требовалось время.
    Второй раз, Терри выразила недовольство по поводу своей одежды. К тому времени она успела закончить ремонтно–отделочные работы с первого по четвёртый этаж. Во всей же башне десять этажей. Первый технический этаж. Второй этаж для слуг. На третьем устроила холл и столовую, на четвёртом — библиотека, гостиная. Пятый — спальня для гостей, в него пришлось вложить немало денег. Зато он получился очень роскошным. С шестым пришлось повозиться, так как его занимал сам колдун. Впрочем, он остался доволен. Ещё большее удовлетворение ему доставляло восхищение гостей обновлённым интерьером внутренних помещений башни.
    На протяжении всего ремонта постоянно попадались странные, по мнению Терри, вещи. Целые и разорванные электрические провода, непонятные устройства, и конечно, элементы аудио и видео наблюдения.
    Терри очень мало знала о мире, в котором оказалась волей случая. Но, по рассказам фей, гномов и случайно услышанных разговорах остальных обитателей башни, включая колдуна, она сделала вывод, что техническое развитие отсутствовало. Науки находились не просто в зачаточном состоянии, а в заморожено–зачаточном. Даже магия. Её использовали для достижений своих целей, совсем не пытаясь разобраться в механизме работы заклятий. Терри не могла поверить в утверждения и гномов, что весь этот мир находится в таком состоянии десятки тысяч лет. Одновременно с этим, феи и гномы хором заявляли, что в давней давности существовал Древний Народ, по своей силе превосходивший ныне существующих богов, всех вместе взятых.
    Хотя это древнее сооружение, которое именовалось теперь башней колдовства, постоянно наводило на мысль о грандиозном бедствии, прошедшем по этому миру в давние времена.
    На шестом этаже Терри встретила доказательства громаднейших умений создателей этой башни. Трое гномов разбирали у стены давно развалившийся шкаф. Терри подошла посмотреть, что там осталось интересного. Сильное чувство опасности заставило её сделать шаг назад от кучи оставшегося мусора. Спохватившись, она остановила гномов и дальше действовала одна, аккуратно разбирая мусор. Около самого пола, из стены, торчали два семижильных кабеля. Толстая изоляция, как на самом кабеле, так и на отдельных жилах, вызвала серьёзные опасения, стоит ли вообще прикасаться к ним. Но, что–то делать нужно. Особенно пока не узнал колдун.
    — Терри, что это? — спросил один из гномов.
    — Кабель высокого напряжения. — Ошеломлённо выговорила ответ, девочка.
    — Чего?
    — По этим проводам, — Терри показала на растопыренные в разные стороны жилы кабелей — может течь ток высокого напряжения.
    Дополнительные объяснения не дали ясности гномам, что чётко отразилась на их лицах. Терри сообразила, что сказала редкостную ерунду, по понятиям этого мира.
    — Ладно. Замнём для ясности. — Она присела рядом с оголёнными проводами. — Вот что, принесите сюда белый шёлк — две простыни в спальне у колдуна. Ещё где–то был лак, тоже несите сюда. Только постарайтесь незаметно. — Выдала она инструкции твёрдым голосом.
    Гномы не стали спорить или выспрашивать, сразу направились за указанными вещами. Терри осторожно провела рукой над растопыренными жилами. В кабелях чувствовалась затаённая сила. Полного напряжения не было, тем не менее, того, что присутствовало, достаточно для неприятностей. Внимательно осматривая место расположения кабелей, Терри заметила на стене, у самого пола, остатки какой–то бурой, окаменевшей массы. Не понимая зачем, Терри коснулась указательным пальцем этих остатков. Касание отозвалось резким жжением в пальце.
    Одновременно, перед глазами, появились события, судя по возникшему устойчивому ощущению — очень давние. Проявившаяся картинка получилась настолько чёткая, что заслонила собой реальность.
    Вид сверху. У смотрящего, чувствуется, нет выраженных эмоций.
    Спокойствие, равнодушие, безразличие. Хотя нет, равнодушным его назвать нельзя, у него нет души. Он безучастно наблюдает происходящие события. Изображение непривычно большое, широкое. Видно сразу всё помещение. Хотя взгляд наблюдателя неподвижен и находится в одной точке, под потолком.
    У стены, на сильно поломанном пульте перенаправления энергии внешней защиты, лежит молодая девушка. Про таких обычно говорят юная. Можно даже сказать, очень. Её крепко связали и привязали. Во рту кляп. Она лежит молча, не шевелясь. В глазах стоят едва сдерживаемые слёзы. Ей очень страшно и она всячески старается не смотреть на того, кто стоит рядом; того, кто готовится оборвать её жизнь ради своих желаний. Она знает, но не хочет верить, что через короткое мгновение минуты будет убита. Она перестанет существовать.
    Все её прошлые радости и будущие возможности исчезнут, оборванные рукой эгоиста, мечтающего о личном могуществе и власти над миром.
    Тот, кто готовится убить девушку, стоит в шаге от неё. Руки подняты над головой в молитвенном жесте, в левой руке зажат нож с широким, но коротким лезвием, где–то десять на пять сантиметров. Его голова запрокинута вверх, на лице заметен интеллект, хотя в глазах безумие и фанатизм.
    — О Великий Дух! О Дух Великой Башни! — Неожиданно взревел он густым басом — К тебе взываю Я, Величайший из величайших! Дай мне всю свою силу, как я отдаю тебе кровь это девственницы. Наследной дочери императора!
    Проорав последнее слово, он медленным, уверенным движением, сделал сквозной длинный разрез между пятым и шестым ребром с левой стороны груди. Глубина разреза получилась небольшая, сердце осталось незатронутым. Девушка сильно дернулась от боли, и всё же она не закричала, до скрипа челюстей вгрызаясь в кожаный кляп. Её мучитель длинным взмахом ножа перерезал привязные ремни и одним сильным рывком перевернул её на живот. Разрезанным участком к стене.
    — Прими же её кровь, как я приму сейчас твою силу! — восторженно провыл «великий».
    На этот раз нож вошёл со спины в сердце. Не вытаскивая, он шевельнул его, расширяя внутренние повреждения. Однако кровь ливанула не из раны на груди, а через горло в нос и рот. Девушка дернулась от рвущей боли и кашля, выталкивая из себя кровь. Кровь разливалась красной густой лужей на полу, стекала по стене, освобождая жертву неизвестного психопата от мучений. На верхнюю панель пульта контроля попало немного. Восторженный идиот с недоумением снова пошатал нож, посмотрел вверх.
    — Давай СИЛУ! — Гневно потребовал он. — Я сделал что обещал!
    ДАВАЙ СИЛУ!!
    Тот, к кому он обращался, безмолвствовал.
    — Не хочешь?! Так я тебя заставлю!
    Скинув тело погибшей с того что, он считал алтарём, со злобой пнул и быстро вышел из поля зрения, покинув комнату. Вернувшись через минуту, он притащил тяжёлый топор, правильнее сказать — колун.
    Безо всяких предисловий сильно долбанул им по правому боку пульта.
    Удовлетворённо крякнув на появившуюся дырку в металлической стенке, ударил сильнее.
    У наблюдателя появилось раздражение.
    _0123_ 0001 Повреждение управляющих схем.
    0010 Ремонт.
    0100 Нет.
    0020 Остановить дальнейшее разрушение.
    0002 Да.
    0030 Уничтожение объекта проводящего разрушение сильным электрическим разрядом.
    0003 Допустимо.
    0200 В зоне поражения находится человек.
    0004 Человека закрыть отражающим полем.
    0040 Сильные качественные повреждения тела. Возможна гибель.
    0300 Гибель недопустима.
    0050 Заморозка всех биопроцессов тела. Капсуляция в отражённом пространстве.
    0400 Длительность.
    0060 В пределах существования системы.
    0500 Условие возвращения.
    0070 При возникновении благоприятных факторов. По команде оператора ПЦУ.
    0005 _0300 Да.
    0006 _0050 Да.
    0007 _0400 Да.
    0008 _0060 Да.
    0009 _0500 Да.
    0000 Ошибка: ^. Массив Аварийной Обработки Событий заполнен.
    1000 Текущая ситуация не требует прямого вмешательства.
    2000 Увеличить размер МАОС.
    3000 Перезапуск; Восстановление;
    4000 Восстановление.
    00000006 _0070 Да.
    00000007 Невосстановимое разрушение управляющий схем.
    00060000 Команда для ИС ОК 50000000 Ошибка: ^ Разрешение на Вход в ИС ОК 00070000 джикту/ 4948430C0B440E49 60000000 Команда 00080000 Выполнить: .0004(.0050; .0400; .0060; .0500; .0070;);
    .0030;
    После третьего удара колун глубоко застрял в боковой стенке, порядком развороченного пульта. Дёрнув на себя за рукоять, он заметил, что тело, зарезанной им девушки, внезапно окутал мутно–серебристый плотный туман, мгновением позже на полу остался только кровавый след. Не успел он осознать случившееся, как произошёл сильный взрыв. Пламя электрического разряда охватило почти метр вокруг пульта. Яркость свечения стала нестерпимо большой.
    Темнота. Звук чего–то горящего. Грохот удара, шум торопливых шагов.
    Изображение вернулось сразу. Только что не было, сейчас есть. То же помещение, хорошо освещённое, но весьма задымлённое. Пятеро незнакомых людей рассматривали результаты недавнего взрыва. Трое стояли, беспомощно оглядывая разрушения. Двое других были заняты.
    Один присел около сильно обгорелого тела, второй внимательно осматривал место взрыва. Эти двое, судя по одежде, имперские боевые маги.
    Имперские боевые маги? Надо запомнить.
    — Что у тебя? — спросил тот, который разглядывал остатки неизвестной конструкции.
    — Полностью. Даже не поднять. — Махнул рукой парень. Он встал и тоже подошёл к месту взрыва.
    — Сильно.
    — Странно. Видишь, внизу из стены торчит?
    — Угм. — Утвердительно качнул головой, второй.
    — Не знаю что это, но оно очень опасно.
    — Ерунда! Где принцесса?
    — Полагаю, сгорела во вспышке огня.
    — Нда, пожалуй. Взрывам здесь и не пахнет.
    — Господа маги! Где принцесса? — Глухо произнёс один из троих молча стоявших.
    — Её больше нет. — Уверенно заявил первый маг.
    — Мне очень не хочется, однако я считаю также. — Высказал своё мнение второй маг.
    0010 Благоприятные условия для возврата.
    0001 Да.
    0100 Вероятность выживания взятого под опеку.
    0020 0.3~0.7 0002 Недопустимо высокий разброс вероятности.
    0200 Недопустимо низкая величена выживания.
    0030 Отказ от возврата 0003 Да.
    0300 Да.
    — Всё кончено. Идёмте отсюда. — Решительно заявил первый маг, направляясь к выходу.
    Картинка давних событий стала быстро истончаться. Одновременно перед глазами проявилась реальность. Мусор, ободранная стена, оголённые жилы высоковольтных кабелей остались в прежнем состоянии.
    Со стороны двери послышались торопливые шаги, судя по всему, один из гномов нёс затребованную вещь.
    — Вот шёлк. — Немного запыхавшись, сказал гном.
    — Отлично. Теперь вот что, порви простыни на узкие полосы.
    Шириной не больше двух пальцев.
    — Сейчас сделаю.
    В этот момент в помещение вошёл отправленный за лаком.
    — Полная банка! — довольно сообщил он. — Я и кисточку прихватил.
    — Молодец. — Искренне, хотя и без особого акцента, похвалила Терри. — Сейчас мы все быстренько нарвём полос. — Показала она на остатки простыней. — Нужно торопится.
    Гном поставил лак у ближайшей к нему стены и, не задавая лишних вопросов, занялся разрыванием шёлковой ткани. Терри присоединилась следом. В три пары рук работа закончилась меньше чем за пять минут.
    Девочка с сомнением оглядела небольшую горку шёлковой ветоши, подняла одну полосу, внимательно рассматривая её на вытянутой руке.
    — Думаю получиться. — Задумчиво проговорила она.
    — Что должно получится?
    — Угу. — Терри посмотрела на обоих гномов. — Для вас всех, будет новое срочное задание.
    — Что случилось?
    Заявление Терри сильно обеспокоило гномов.
    — Надо пройтись по всем доступным для вас этажам. Вы должны искать в стенах и в полах подобные вещи. — Терри показала на кабель.
    — Гм. А подробней?
    — Это электрические провода. Гибкая металлическая проволока в водонепроницаемой оболочке. — Пояснила девочка.
    — Гм. Не очень понятно. Хотя о чём речь мы поняли. — Важно кивнул самый бородатый из этих двоих гномов.
    — Надо их найти и, если провод повреждён, нужно соединить разрыв.
    Используйте медную проволоку. Только соединяйте одинаковые по цвету и форме провода, делайте скрутку наложением и сильнее стягивайте.
    Оба гнома кивнули.
    — Да, ещё одно. — Девочка бросила косой взгляд на оголённые провода. — Эти провода могут сильно ударить. Сила сродни молнии, только слабее.
    — Хм! Будем осторожны. — Поморщившись, уверил гном постарше.
    — Зачем это делать? — Осторожно спросил второй.
    Старший неодобрительно покачал головой.
    — Это должно восстановить внутренние системы контроля башни.
    Сильное недоумение отразилось на лицах обоих гномов.
    — Тебе, конечно, лучше знать. Но зачем?! — Потрясенно спросил старший.
    — Не беспокойтесь, если я правильно поняла ситуацию, то AI, ну или ИИ скорее поможет нам, чем колдуну. — Ответила Терри.
    — Аи? — переспросил младший гном.
    — Artificial Intelligence — Искусственный Интеллект. — Дала ещё менее понятные объяснения Терри и зачем–то посмотрела наверх, в сторону небольшого осветительного шарика.
    Гномы, в очередной раз, оставив надежду разобраться в мыслях союзного им демона, решили просто сделать то, что их просят. Терри, дождавшись, когда гномы уйдут из комнаты, занялась кабелями. Она очень аккуратно соединила парные по цвету жилы между двумя кабелями.
    Логично рассудив, что эти, наверняка должны соединятся. Неприятное пощипывание кожи говорило о достаточно высоком напряжении, хотя и не очень опасном. Небольшой сюрприз преподнесли соединяемые жилы, точнее материал из которого они изготовлены. При сильном сдавливании они срастались, оставляя на месте соединения незначительное утолщение. Жилы, не имеющие парного цвета, она просто заизолировала, используя для этого лак и шёлковые ленты. Наложив, пять слоёв хорошо пропитанной лаком шёлковой ткани, на все оголённые участки кабелей, Терри, посчитала это достаточной изоляцией. Встав, работать ей пришлось сидя на полу, она тряхнула головой, разгоняя лаковый угар в мозгах. Иммунитет от любого отравления, это конечно хорошо, но попадают ли испарения лака под отравляющие вещества, пока не понятно. Нетвердо покачиваясь на месте, Терри оглянулась вокруг. В комнате никого. Место, где ей пришлось проявить мастерство электрика, сильно выделялось своей явной чужеродностью. Сделав несколько глубоких вздохов, она почувствовала улучшение состояния.
    Снова осмотрев комнату, на этот раз в поисках чего можно передвинуть, чтобы скрыть следы своей деятельности, Терри, выбрала буфет. Хотя правильнее назвать этот предмет меблировки — секретером, однако колдун его использовал для хранения различной выпивки. Для перемещения большого, в размерах, буфета, пришлось позвать на помощь одного гнома. Когда с маскировкой было закончено, осталось только придумать убедительное объяснение для колдуна, зачем потребовалось убрать эту меблю с привычного места.
    К сожалению, колдун не проявил интереса к перестановке, благосклонно приняв изменения.
    Насколько хорошо были восстановлены повреждения электропроводки, оставалось неизвестным. Не все провода получилось соединить, расстояния разрыва иногда были слишком большие, для десятка проводов не нашли парные. Всё же одно Терри заметила, несомненно, она стала точно знать местоположения всех, кто находится внутри башни. И ещё, она теперь могла изменять силу и площадь освещения в помещениях башни, где в тот момент сама находилась. Однако колдун про эти возможности своего личного слуги даже не догадывался. Его больше интересовал личный престиж, а девчонка очень хорошо в этом помогала.
    Поэтому, когда Дирт сообщил о её недовольстве одеждой, вероятно надеясь, что хозяин накажет наглого слугу, Пайзон лично пришёл к ней в комнату и сказал — «у меня бывает много гостей, ты должна одеваться прилично». Он предложил ей самой заняться одеждой. Дал для этого шестерых портных, которыми оказались кобольды. Для девочки это стало очередным открытием разнообразия и сказочности фауны этого мира. Про растения разговора вообще не было. На первый взгляд кобольд представляет собой жуткое сочетание собаки и ящерицы, на второй тоже. Несмотря на кажущуюся неуклюжесть и хлипкость, они очень ловкие и крепкие существа. А вот мозгов маловато. Кобольдов удаётся научить только основам человеческой речи и только какому–то одному, не очень сложному ремеслу. Например — сшивать ткань несколькими способами. Их считают глупее гоблинов и намного упрямее.
    Но, как выяснилось в процессе роботы над одеждой, кобольды не так уж и глупы. А упрямыми становились только с теми, кто их обижал. То есть почти с каждым. Обиду они помнят очень долго. Кобольды, которых дал Пайзон, отнеслись к Терри холодно. Однако она смогла сломить их недоверие к ней. Дружбы, правда, не получилось, но отношения сложились хорошие. Когда она объясняла разницу между штанами и брюками, то поняла — у них хорошее воображение и память. Они не задавали лишних вопросов — «если надо так, значит так надо» говорили они. Так что теперь Терри располагает приличным гардеробом одежды — от носков до джинсового костюма.
    Эти шестеро ребят на свободу не рвались. Кобольды считают — если есть еда и теплый дом, зачем нужно что–то ещё. В тоже время, каких–либо тёплых чувств к колдуну, они не испытывали, о причинах упорно молчали.
    Быстро закончив поливать цветок, Терри, сокрушённо вздохнув, направилась к выходу из комнаты. Дирт отступил в коридор, освобождая проход, пропустив девочку вперёд, двинулся следом.
    В лаборатории Пайзон находился вместе с недавним гостем. Терри его видела ещё вчера. Он ей не понравился. Выше её на две головы. На морде его лица застыло выражение брезгливого превосходства.
    Какой–то он склизкий, как глист.
    — Вот, уважаемей Мастер Шмер — Пайзон указал на девочку рукой — в вашем распоряжении на десять часов.
    — Я платил за суккуба! — возмутился склизкий.
    — Она суккуб. Можете проверить Мастер Шмер. — раздражённо ответил Пайзон.
    — Тогда прошу меня извинить. — Шмер слегка кивнул головой — Ты, идёшь со мной. — Обратился он к Терри.
    — Хозяин Пайзон? — Терри вопросительно взглянула на колдуна.
    — Да, десять часов Мастер Шмер будет тобой распоряжаться Подтвердил он и добавил, обращаясь к своему знакомому — Гоблин вас проводит, Мастер Шмер.
    Гоблин привёл в пыточную. Пока шли, он, часто оглядываясь назад, кланялся Мастеру Шмеру и почтительно скрипел — Сюда Ваше Могущество, вы скоро придёте — однако смотрел на Терри и чему–то радовался.
    Доведя до цели, гоблин спешно откланялся. Когда его шаги стихли, Мастер Шмер втолкнув девочку в пыточную, зашёл следом сам и тщательно закрыл дверь.
    — Сейчас я узнаю, сколько правды в том, что говорят о суккубах цинично ухмыляясь, сказал он.
    Девочка не успела ничего сказать, как этот «склизкий тип» в нетерпении разорвал на ней рубашку и сунул в разрыв свою правую руку.
    У Терри возникла ощущение какой–то Силы. Сила вскипела в крови, захлестнула разум, изменяя восприятие мира.
    Она, левой рукой, сильнее прижала руку этого нетерпеливого идиота к себе.
    — Так, хорошо? — сказала она. Её голос изменился, став мягким и обволакивающим.
    — Да…! — Прохрипел мужик, внезапно севшим голосом.
    — А вот так? — сказала суккуб, слегка потянув его за одежду вниз.
    Её голос очаровал его, её проснувшаяся сила затуманила его мысли.
    Его желание подчинило его волю ей. Он упал на колени. Суккуб, левой рукой, едва касаясь, провела по его правой щеке и отпустила его руку.
    — Да–а… ещё! — С трудом выдохнул он. Его губы высохли, дыхание стало горячим, руки безвольно повисли.
    — А если Вот Так? — Звонким чистым голосом бросила Терри.
    — Да! ДА! ТАК! — Хрипло воскликнул Шмер и шевельнул руками.
    Сильная, хлёсткая пощёчина наотмашь, заставила его упасть набок.
    Упав, он конвульсивно дёрнулся всем телом. Возникла короткая пауза.
    Спустя три удара сердца, он, поднявшись на ноги, громко икнул, из приоткрытого рта текла кровь. Шатаясь, подошёл к двери, на ощупь открыл её и мешком вывалился наружу, едва устояв на ногах, заорал в коридор — Пайзон! Где ты сволочь!
    Тот не замедлил явиться. Как будто прятался за ближайшим углом, ожидая, когда же его позовут.
    — Что вы себе позволяете, Мастер Шмер! — Возмущённо сказал он. Как вы посмели …
    — Она! МЕНЯ! Ударила!! — перебив его, прорычал Шмер. В качестве доказательства, проведя рукой по окровавленным губам. — Я хочу, чтобы ты повесил эту рабыню!
    — Конечно Нет. — И обращаясь к Терри — Зачем?
    — Хозяин Пайзон, Вы приказали не причинять вреда вашим гостям. Спокойно ответила девочка.
    — Понятно. Мастер Шмер, ЧТО вы Хотели от моего личного слуги? холодно произнес колдун.
    — Что я хотел?! А что хотят от суккубов!
    — Тогда как вы собирались платить ей.
    — Ей, никак. Я уже заплатил вам, Пайзон. На те деньги Я мог бы нанять дюжину опытных гетер, а вместо этого получил по морде!
    — Мастер Шмер, вы идиот! Она же суккуб! За то, что удовлетворит вашу похоть, она заберёт вашу душу.
    — Душу? Нет, не сможет …
    — Это без вариантов. — Не дал ему договорить Пайзон — Она демон.
    Дьявол, если хотите.
    Шмер ошарашено посмотрел на девочку.
    — Она ЭТО может? — испуганно прошептал он.
    — Да.
    Шмер замолчал. Судя по тому, как он начал морщить свой лоб, вероятно, пытался обдумать услышанное и принять какое–то решение.
    — Я должен, перед вами, извинится, уважаемый маг Пайзон. заговорил Шмер, стараясь смотреть в пол. — Сегодня вы в очередной раз доказали, что превосходно знаете магию. Я был груб и несдержан с вами. Приношу свои извинения, многоуважаемый маг Пайзон — закончив, он поклонился ему.
    — Не знаю, почему я так добр к вам. — Снисходительно проговорил тот — Я принимаю ваши извинения Мастер Шмер. — колдун немного помолчал — Да, ещё кое–что о ней.
    — Я внимательно слушаю вас, уважаемый Пайзон — У вас, Мастер Шмер, осталось девять с половиной часов. Надменно сказал колдун, всем своим видом изображая интеллектуальное превосходство и, величественно ушёл, оставив своего гостя одного.
    Шмер аккуратно закрыл дверь. Ему не нравилось подобное отношение, однако Пайзон внушал серьёзные опасения. Шмер резко развернулся, к стоящей, на том же месте, девочке. Его лицо исказила судорога ярости.
    — Твварь! Ты заплатишь за моё унижение! — завопил он — Ты запомнишь эти девять часов навсегда!
    Уже, находясь привязанной к дыбе, Терри сообразила, что совсем не испытывает страха. Вдобавок, она ясно чувствовала настроение своего мучителя, его мысли и страхи и, конечно, его желания. Она могла управлять его волей, могла вытащить из него душу. Этот похотливый глист оказался, сам того не ведая, в полной её власти. А когда заставила его уронить разогретый добела прут ему же на ногу, её охватила сладостная эйфория власти. Не просто власти над телом, а власть над волей и душой человека.
    Шмер, наконец, перестал вопить и прыгать на одной ноге. Схватил новый прут с жаровни и с размаху приложил его к животу девочки… .
    Тяжело оставаться человеком, если кем–то другим быть проще.
    Особенно в такой ситуации. Терри стиснула зубы, сдерживая крик от пронзившей её боли.
    «Мастер» Шмер оказался банальным садистом. Но, сам он считал свою страсть — мучить других, признаком высокого интеллекта. Составлял таблицы, в которых указывал, сколько и чего надо, чтобы кого–то заставить потерять сознание, свести с ума, признать всё, забыть всё.
    Написал несколько трактатов о боли и краткое руководство для начинающего палача. К слову о палачах, среди них и подобной им публики, книги имеют бешеную популярность. Шмер давно хотел установить пороговый предел боли для суккубов. До этого момента он имел дело с двумя бесами и каким–то незадачливым чёртом. Первый бес кончился через восемь дней, второй через три часа. Чёрт выдержал восемь часов «глубокой боли».
    Узнав, что один его знакомый раздобыл себе суккуба, напросился в гости. Сначала, он уговаривал продать суккуба «только для научных целей». После недолгих споров согласился купить её на десять часов в своё полное распоряжение, с условием — не калечить.
    Через шесть часов он жутко устал и попросил у Пайзона кого–нибудь в помощь. Тот предложил взять любого кто согласится. Искать не пришлось. Гоблин ожидал чего–то подобного, и сам стал упрашивать взять его в помощники. Воодушевлённый Шмер вернулся в пыточную с новыми силами, стремясь скорее продолжить своё любимое занятие. За семь часов «усиленной глубокой боли» Терри ни разу не закричала. Она стонала, ругалась, рычала, но ни разу не сорвалась на крик. К тому же, Шмер был опытный садист, в течение всей экзекуции Терри не теряла сознания.
    От непрерывной, не уменьшающейся боли, Терри стала опасаться за свой рассудок, поэтому, услышав голос Пайзона, она не сразу восприняла — реальность это или уже бред. А тут ещё рядом пыхтел от усердия гоблин, что он там ей ломал или прижигал, она уже не чувствовала.
    — Как успехи, Мастер Шмер? — вежливо поинтересовался Пайзон.
    — Уф, это вы дружище! — устало воскликнул Шмер — Она великолепный экземпляр. Великолепный!
    — Я рад за вас, уважаемый Шмер.
    — Дружище! Подумайте, может вы, все–таки, продадите её мне?
    Просто назовите сумму!
    — Не хочется огорчать вас, уважаемый Мастер…
    — Так не огорчайте!
    — Но, я отклоняю ваше, столь щедрое, предложение.
    — Я вас прекрасно понимаю… но какая это потеря для науки! — с пиететом в голосе сказал Шмер.
    — Помилуйте, уважаемый! Я же не запрещаю вам приезжать ко мне. Вы всегда можете купить её на десяток часов для своих опытов.
    — Вы великодушны ко мне, с благодарностью принимаю ваше предложение. — Восторженно заявил Шмер. Отдуваясь, как после тяжёлой работы, он смахнул выступивший пот со своего раскрасневшегося лица — Только давайте ей время выздороветь.
    — Да, действительно! Сегодня я перестарался. Прошу меня извинить.
    — Ничего страшного, уважаемый, пойдемте, выпьем по бокалу вина.
    Вы непременно должны отдохнуть.
    — Вы правы. Идёмте — Секунду! Дирт, отнеси её к ней в комнату и положи на кровать. С ней ничего не должно случится больше, чем сейчас. Понял?
    — Да, хозяин. — Прогудел голем.
    Колдун никак не озаботился её лечением. И почему–то запретил всем остальным. Гоблин самостоятельно взялся следить за исполнением запрета. Он разве что не ночевал под дверью. Ревностно следя, чтобы никто не вздумал лечить. Правда, для фей, гоблин не был преградой, тем не менее, они ни разу не заглянули в комнату к Терри, пока она болела. Единственный, кто немного ухаживал за ней, это старый слуга.
    Он работал ещё при прежнем хозяине. Когда Пайзон захватил башню себе, то этот слуга только поинтересовался новым распорядком дня, никак не отреагировав на смену власти. Помощь свелась к тому, что он держал её раны не накрытыми. Через пару дней, после экзекуции, Терри начала осознано реагировать на происходящее и слуга сразу прекратил свои визиты. В течение двух недель, пока Терри старательно болела, колдун три раза приносил проверять яды, так как она сама придти не могла. Даже на угрозу наказания болью, никак не отреагировала.
    Первый раз, когда она не пришла по его приказу в лабораторию, он рассвирепел и активировал кольцо, вызывая боль. Но, когда зашёл в комнату, был вынужден прекратить действие кольца — девочка была без сознания и, судя по сухим губам, довольно давно. К концу второй недели колдун был неприятно удивлён — кончились запасы продуктов и топлива, вода в цистернах заметно затухла. Несколько мелочей, вроде пыли или отсутствия чистой одежды, навели его на мысль, что последние месяцы он жил, не заботясь обо всей этой ерунде, и занимался только своей работой. Теперь, эти мелочи, собрались в одну большую проблему. Колдун попробовал использовать гоблина как управляющего. К вечеру понял, что в этом месяце он совершил вторую ошибку.
    Гоблин с «энтузиазмом» начал с Феи Воды — решил заставить её убрать старую воду и налить новую. Фея выслушала угрозы, показала гоблину язык и спряталась в цистерне с водой. Тот не нашёл ничего лучше, чем полностью спустить воду из цистерны. Все пять тонн.
    Испугавшись последствий — первый этаж подвала, на палец в толщину залило водой, гоблин захотел заставить гномов убрать её.
    Очнулся на первом уровне подвала, в воде. Попытка заставить кобольдов, кончилась для него менее плачевно. Теперь, помимо солидной шишки оставленной гномами, он располагал внушительным фингалом под правым глазом. Разобидевшись на всех сразу, он сделал очередную глупость. Пошёл жаловаться колдуну.
    — Хозяин, они никто меня не слушаются! — Громко заявил он с порога, бесцеремонно зайдя в лабораторию.
    — Кто они? — спросил колдун, ошеломлённый действиями гоблина.
    — Все! Феи, гномы, кобольды, големы… — начал перечислять тот.
    — Короче!
    — Да, Ваше могущество! Они не хотят убирать воду из подвала.
    — Вода в подвале! Там же у меня травы, там же …старые книги! Колдун начал приходить в бешенство — откуда в подвале взялась вода?!!
    — Там, одна бочка … случайно вылилась — пролепетал гоблин, сообразив, кто, в конце концов, окажется виновным — Фея наверно вылила, специально…
    Колдун спустился в подвал оценить ситуацию. Деревянный настил хлюпал под ногами. Вода успела впитаться в пол. Вероятно, потолок и стены второго этажа подвала уже мокрые. Всё что там могло отсыреть, очень скоро отсыреет или уже отсырело.
    Гоблин остался жив только потому, что колдун впал в шок. Пайзон, в состоянии заторможенной прострации, поднялся в лабораторию и просидел там, уставившись в одну точку, почти всю ночь. Ближе к утру, он очнулся и с диким рёвом — «Где этот зелёный ушастый урод!»
    — стал носиться по башне в поисках гоблина, обещая ему незабываемые ощущения. Устав бегать в поисках «зелёного ушастого урода» он призвал Фею Природы.
    — Приказываю, срочно вылечить … — он задумался — эту… эту…
    — Терри, вашего личного слугу. — С ожидаемой готовностью, подсказала фея — Да! — рявкнул колдун — И быстрее!
    Терри поднялась через день после этих событий. То ли феи хорошо сработали, то ли она сама вылечилась, осталось непонятным. Хоть колдун совсем не интересовался этим вопросом, всё же неясное чувство фальши, после разговора с феей Природы, осталось. Но, желание что–либо уточнять или проверять, у него не было.
    Для приведения в порядок трёх этажей подвала потребовался месяц работы. Гоблин нашёлся через два дня в пустой цистерне, когда её стали заполнять свежей водой. Пайзон к тому времени достаточно успокоился, к тому же, второй уровень подвала почти не пострадал, если конечно не считать обвалившуюся отделку стен и потолка. Поэтому «ушастый урод» всего лишь в очередной раз потерял уши и, для закрепления наказания, получил каторжные работы по уборке подвала.
    Терри получила право покидать башню днём. Конечно же, перед прогулкой необходимо было получить личное разрешение колдуна.
    Впрочем, эта необходимость скоро перестала быть обязательной.
    Глава третья: Капитан Императорской Гвардии сэр Криер Шевал.
    /Книги… у этого колдуна целая библиотека! А я не могу прочитать ни слова. Как? Как?! Гоблина что ли опять по//д//ставить? Он последнее время совсем оборзел… не прошло и года. Да и гномов пора вытаск//и//вать./ Охрен шёл по своим делам, точнее, слонялся без дела по башне, стараясь не попасться на глаза Пайзону. Его осторожная походка, похоже, принесла удачу. За поворотом слышался голос его личного врага, или как он говорил «врагини» — Терри.
    — Опять у хозяина денег не допросишься. — Ворчала она, переставляя что–то тяжелое, судя по звуку. — Это менять надо? Надо.
    На кухне переложить печь надо? Надо. А где деньги? — раздался грохот, вероятно, это что–то упало — Может за гномов выкуп взять с их клана? Идея хорошая… надо обдумать.
    То, что упало, начали поднимать обратно. Охрен на цыпочках, очень аккуратно стал удаляться от места, где сейчас во всю трудилась Терри. Когда его спина скрылась за поворотом, от потолка отделилась полупрозрачная тень. Тень, быстро потеряла прозрачность и обрела краски, превратившись в фею Воздуха. Она подлетела к девочке.
    — Терри, гоблин всё услышал и убежал. — Феи никогда не называли /этого/ гоблина по имени, кого угодно, только не его. — Ты уверена в своём плане?
    — Да, главное чтобы никто не лез со /своими/ планами. Ответила Терри, рывком поднимая большую, толстую, бронзовую плиту и прислоняя её к стене. — Ещё раз напомни гномам, что они должны делать. И чтоб никто и никакой самодеятельности. Понятно? — Строго предупредила она.
    — Хорошо, Терри. Всё всем передам.
    — Аэри, убери здесь воздушную занавесь. Если что, я буду у озера.
    Порыбачу.
    Терри нравилась рыба из озера, расположенного недалеко от башни, за лесом. Никто, кроме неё, не мог есть ту рыбу. Дело в том, что вся живность озера своеобразна и смертельно ядовита. В озеро столетиями стекала вода из лаборатории башни мага. Теперь в нём можно встретит рыбу о трёх ногах или что ещё поинтересней, и всё что там живёт ядовито. Многие свои яды Пайзон делал на основе тварей из того озера. К счастью для местных жителей, озёрные существа не могут жить на воздухе и в нормальной воде. У озера есть ещё одна особенность в нем никогда не меняется уровень воды. Ни в длительную засуху, ни в проливные дожди. Хотя внешних стоков или притоков не видно.
    Естественно, озеро пользовалось самой дурной славой у жителей окрестных деревень. Впрочем, у жителей деревни, расположенной недалеко от башни мага, оно вызывает разве что раздражение искупаться нельзя, может кто–нибудь укусить.
    Терри несколько раз приносила результаты рыбалки Пайзону, он остался чрезвычайно доволен собой. Жители близлежащей деревни пока не знали ничего о Терри, а она сама не считала нужным рассказывать о себе кому бы то ни было. Сегодня ей не очень хотелось рыбачить, однако необходимо отсутствовать в башне по уважительной причине.
    Пяток рыбин вполне для этого подходили.
    Первый раз она принесла рыбу, вернувшись с первой прогулки. Терри с большим удовольствием провела время в не башни, что впрочем, не удивительно. Без малого два года находится в четырёх стенах, ну пускай не совсем в четырёх, но всё же два года на одном месте, это скучно. Вечером, возвращаясь в башню, Терри свернула в сторону озера, она знала о нём и знала что оно ядовито, ей просто любопытно было посмотреть на него. Озеро смотрелось очень красиво, длинное, немного искривлённой овальной формы. С той стороны, где к озеру вышла Терри, находится широкой пологий спуск до самой воды, покрытый невысокой, мягкой, стелящейся травой. Весь остальной берег плотно зарос шиповником. В двух местах за шиповником росло по дюжине деревьев. Прямо, напротив пляжа, на той стороне озера, в метрах десяти от берега росло громадное дерево с широко раскинутой кроной.
    Его листья вероятно немного прозрачны, потому что лучи закатного солнца, падая на крону, вызывали эффект будто листья светятся сами по себе. Девочка подошла к воде, мягкий наклон берега просто не оставлял другого выбора. Чернозём, покрытый зелёной травой, легко переходил в светло коричневое дно. Вода кристально прозрачная, из озера нигде не поднималось никакой растительности, но по дну стелились синие с белёсыми прожилками, клочки и целые кучи тины или слизи, с берега сразу не разобрать. Какого либо движения в озере не наблюдалось. Даже тина казалась застывшими кусками мутного льда.
    Терри присела и опустила левую руку в воду. Ощущение прохладной свежести навело на мысль, что было бы неплохо искупаться. После жаркого дня это было бы совсем не плохо. А спустя мгновение весь мир замер. Резкое чувство опасности заставило встать. Вода, казалось, превратилась в густой клей, отказываясь выпускать ладонь из своей мягкой приятной хватки, воздух стал тягучий как вода, сопротивляясь любому движению. Звуки пропали, если конечно не считать низкого, на грани слышимости, гула. Последовали несколько мгновений страха и паники, большим усилием воли, Терри успокоилась, и сразу пришло понимание происходящего. Ничего действительно опасного не произошло, просто она стала воспринимать и двигаться в сотни раз быстрее. Вода, потянувшаяся за ладонью, до сих пор стояла искристыми каплями по всему пути левой руки. Кожа и одежда серьёзно нагрелись трением о воздух. Однако физической нагрузки на организм не наблюдалось.
    Прекратив дёргаться, Терри внимательно огляделась в поисках причин опасности. Замерший мир был до безобразия спокоен. Какой–то неизвестной до этого момента способностью она замедлила скорость восприятия. Сразу стала понятна причина тревоги. В озере, в паре метрах от берега, очень медленно, прямо из ила, выплыла рыба. Такой маленький, сантиметров тридцать, зубастый монстрик. Серая с коричневыми разводами шкура, колючки вдоль спины, выпученные глаза, выпирающие острые пластинчатые зубы из приоткрытой пасти, не оставляли сомнений в намерениях этого жителя озера. Замедлив восприятие ещё, Терри дождалась, пока хищник достигнет места, где была её рука несколько тысячных секунды реального времени назад, протолкнула руку в густую, словно кисель воду и выдернула рыбку на воздух. Нормальная скорость вернулась сразу. И сразу же возникла боль в правой руке. Похоже, этому зубастику было всё равно где он находится — в воде или в воздухе, он поймал или его поймали.
    Извернувшись, он с большим энтузиазмом и аппетитом вгрызался в руку Терри, немного выше запястья. Впрочем, без видимого результата. В местах торопливых укусов оставались чуть заметные следы сдавливания.
    Терри несколько секунд оторопело наблюдала за попытками пойманного хищника откусить ей руку. В очередной раз вцепившись, поглубже, рыбка, сообразила, что добыча не по её зубам, после чего плотно прижавшись к руке, у этой рыбы нашлось по гибкому длинному отростку под грудными плавниками, стала выделять слизь. Появившееся лёгкое пощипывание и неприятный запах показали, что рыба старательно пытается отравить добычу. Отравительство продолжалось недолго, секунд пять, после чего рыба обмякла и, вяло дёрнувшись, замерла.
    Всё это время, Терри безучастно наблюдала за расправой над своей правой рукой. Результаты нечаянной рыбалки девочку пока не впечатлили — рукав рубашки сильно подран. В местах, где попала слизь, ткань почернела, а виновник злодеяния, похоже, сдох.
    — Я тебя съем! Или колдуну отдам — он тебя на кусочки порежет! Эмоционально, но без злобы, пообещала Терри.
    Рыбина никак не отреагировала на слова, слабо покачиваясь на весу. Терри продолжала держать озёрного хищника за хвост.
    Колдун очень обрадовался этой рыбке, ему не часто удавалось добыть из озера что–нибудь, уж больно твари в озере опасны. Он милостиво приказал девочке почаще рыбачить, после чего спешно отправился к себе. Терри, вздохнув, пошла к кобольдам — попросить сделать новый рукав. Рубашка в целом не пострадала и с новым рукавом будет как новая.
    Вынужденная необходимость отсутствовать в башне, когда гоблин расскажет, якобы, свою идею — потребовать выкуп за гномов, получилась немного утомительна. Особенно, если учесть дневную жару.
    Колдуну вполне могла прийти мысль, спросить мнение Терри, по поводу выкупа за гномов. А это крайне не желательно, так как ей бы пришлось высказать действительные мысли на эту тему. Поэтому Терри сообщила что запасы «рыбы из озера» кончились и выразила желание пополнить их. Колдун милостиво разрешил порыбачить — помощь ему не требовалась, а рыба действительно закончилась. Жаркий полдень в середине лета не самое лучшее время для рыбалки, тем не менее, рыбка ловилась вполне успешно, хотя в последние три месяца живность в озере стала заметно осторожнее. Терри решила наловить рыбу колдуну перед уходом в башню, а пока ограничилась тремя жирными экземплярами озёрных монстров — для ухи. Приближался вечер. Дневная жара спадала со своего пика. Легкий ветерок, со стороны озера, приносил с собой немного прохлады. Вокруг было тихо, если не считать стрёкот цикад и красиво. Терри лежала где–то метрах в пяти от берега озера. Она смотрела на проплывающие в небе облака. Неподалеку, справа, тлели угли костра. Над ними висел котелок, в котором лениво булькала тройная уха. День обещал закончиться спокойно. Идиллию резко разорвал гогот полудюжины глоток. Смотреть на тех, кто сюда припёрся, Терри, было жутко лень. Оставалось надеяться что, увидев, кто, расположился у озера, уйдут куда подальше.
    Гогот раздался снова.
    /Блин. Так было тихо. Интересно, это опять сын старосты и компания. Вот же оба//л//дуи верхот//о//пенские./ Она несколько раз заходила в деревню по делам, когда направлял колдун или просто, попросить каких–нибудь овощей, отправляясь на рыбалку. Так что знала, кто там кто и кто чем занимается. Ещё, именно от жителей деревни, она узнала об одной глобальной проблеме этого мира.
    Тогда, она как обычно, направилась в деревню разжиться зеленью.
    Терри подошла к крайнему, со стороны озера дому, точнее к невысокой, ей по пояс, изгороди, ограничивающей прилегающий к этому дому огород. В самом огороде не торопливо возился дед местного семейства, его одежда соответствовала погоде — широкополая соломенная шляпа, подобие шорт и шлёпанцы. Дед был загорелым до тёмно коричневого цвета, он сидел на корточках рядом с кустами помидоров, спиной к Терри, и если бы не шляпа, то разглядеть его на общем фоне огорода, было бы проблематично.
    В таких огородах жители деревни выращивали овощи для повседневных нужд: огурцы, помидоры, морковь, клубнику и другое. Также, еще, возделывают общие поля, на них выращивают зерновые, картошку, свёклу и подобное, то есть нужное всем жителям села сразу. Какие конкретно культуры, для общего пользования, будут высаживаться, договариваются заранее и не только внутри одной деревни, договариваются и с соседними сёлами. Такая аграрная практика, конечно, не самая лучшая, но за столетия она устоялась и теперь считается традиционной.
    Вопрос, кто это придумал, остаётся открытым.
    — Здравствуйте, уважаемый. — Поприветствовала Терри.
    Дедок обернулся на голос, разглядеть, где стоит говоривший.
    — И ты здравствуй. — С едва заметной неприязнью ответил он.
    Уперевшись руками в колени, он с кряхтением встал. — Говори, чего надо? — Буркнул дед.
    — Да вот, хочу попросить зелени какой, пяток картошин, если можно, пару помидор.
    — Ходют всякие. — Проворчал старик. — Иди к дому.
    Терри не первый раз подходила с такой просьбой к жителям деревни.
    Ей не отказывали, деревенские знали её статус при Пайзоне.
    Из дома вышел не старик, как ожидала девочка, а староста деревни.
    — Приветствую! Многие лета хозяину твоему, Пайзону! — нарочито торжественно произнёс он.
    — И вам того же, что вы подумали. — С улыбкой ответила Терри.
    — Гхм! — Староста подавился словом — Гх! Кх. Не надо так больше, я вас очень уважаю. — Негромко проговорил он, обращаясь к Терри.
    — Уговорили, больше не буду…
    Староста кивнул.
    — Меньше тоже! — Весело закончила, она.
    Ответственный за деревню улыбнулся, принимая шутку.
    — В нашей деревне возникло небольшое затруднение. — Нормальным голосом сказал староста, переходя к делу, которое толкнуло его на разговор с личным слугой Пайзона. — От имени всей деревни я прошу передать нижайшую просьбу магу Пазону, помочь нам в разрешении этой возникшей трудности — Староста перевёл дух, изящная словесность явно не его стезя.
    — Какое затруднение? — Без энтузиазма поинтересовалась Терри.
    Тяжело вздохнув, она попрощалась с ухой. — Что мне сказать хозяину Пайзону?
    — В этом году мы посадили меньше картошки и больше свёклы.
    — !?
    — Мы не знаем, сколько земли занято под картошкой и свёклой.
    — А хозяин Пайзон зачем? — удивилась Терри.
    — Посчитать. — В свою очередь удивился мужик.
    — Угу. Идёмте, покажите ваше «затруднение» — С непонятной грустью в голосе сказала девочка.
    Староста не посмел спорить. Возникшая у жителей деревни проблема, решалась на уровне четвёртого класса, два прямоугольника и два прямоугольных треугольника, вычислить площадь таких фигур не представляет сложности. Точность «до сантиметра», в данном случае не требовалась, подсчитанный результат площадей получился вполне приемлемый, плюс–минус десять квадратных сантиметров. Терри немного удивилась своему глазомеру. Раньше как–то не доводилось на взгляд прикидывать расстояние, но виду конечно не подала. Староста обрадовался быстрому решению возникшего затруднения, а Терри получила запрошенную зелень и приглашение заходить ещё. Крестьяне недолюбливали Пайзона.
    Вечером этого дня, колдуну стало известно, что сделала девочка.
    Подобные вычисления считались очень сложными без применения магии, поэтому она получила приказ, немедленно явится в лабораторию к колдуну. Объяснения Терри, как надо вычислять площади плоских фигур, его не удовлетворили. Колдун, остался абсолютно уверен, что она применила магию, но какую и как, не мог понять и его это очень пугало. В результате, девочка получила очередной сеанс пытки болью.
    Долго и очень больно. Колдун никогда не узнал, что в тот раз Терри научилась отделять боль от своего сознания, чем свела физическое влияние боли на тело почти к нулю. Однако понять, что вызывает боль, не смогла.
    А ещё, у старосты деревни был сын. Точнее, у него четыре сына, этот самый, был четвёртым. Его, год назад, отправили в город учиться. Когда Терри получила разрешение покидать башню, он ещё оставался в городе. Многие надеялись, что этот болван там и останется. Надежда, вообще–то, очень вредная штука. Не надо надеяться, надо делать.
    Гогот прекратился. Вероятно, недоросли увидели Терри.
    — Ты глянь, это же тот пацан. Ну тот, что я тебе говорил.
    Терри не поняла, чей голос, но слышно, что пьяный.
    — Да! Точно! — поддержал его другой пьяный голос — И нам что–то вкусное сварил.
    — Слышь, Гиня, а давай его того … ну, поиспользуем, а?
    — Щя всё буде — Заявил некто, судя по уверенному голосу, сын старосты.
    Сын местного старосты отличался редкостным сволочизмом, ко всему прочему он год провёл в городе «для обучения прилежным манерам». Из города он вернулся ещё большей сволочью, чем уезжал. Его отец, уважаемый человек в деревне, никак не мог сладить с ним. Местные парни несколько раз валяли его в грязи, но без толку. Правда, после обещания отправить в башню мага, сынок притих и перестал задирать местных. Теперь он собрал вокруг себя подобных, объясняя им правильный принцип жизни — «Нормальный мужик, с понятием, Никогда Не будет работать! Всё, что ему надо, он может забрать у тех, кто работает! И это правильно! Зачем пахать землю, когда ты сильный?
    Пойди и отбери еду у того, кто её делает, а ещё данью обложи. Один не сможешь — собери купу! Вот это будет правильная жисть!»
    — Слышь, Гиня, этот мелкий уродец, из нагы уху сварил. — Прыщавая морда появилась перед глазами Терри, заслонив собой небо. — Ты, урод, нас отравить хочешь? — прыщавый плюнул в уху.
    — Тун, а он, похоже, тебя не слышит.
    Вот ведь уроды моральные. Такую уху испортили! Может мне их уделать? А колдуну скажу, что сами виноваты.
    — Эй, недомерок! Встать, когда с тобой разговариваю Я! — Рявкнул, с приблатнённым акцентом, Гиня и для убедительности пнул по рёбрам.
    Ну всё, сейчас я вас всех…
    Гиню и КоЊ спасла случайность. К месту событий вышел небольшой отряд всадников. Его возглавлял офицер. Все одеты в мундиры пехотных войск империи. Правда, Терри не знала, что это имперские солдаты.
    Для передвижения на большие расстояния, обычным имперским солдатам, разрешается использовать коней.
    Терри уже сделала перекат и готовилась ударить. Её остановил быстро приближающийся топот и звук металла. Она замерла в ожидании дальнейших событий, решив, что убить деревенских идиотов успеет позже.
    Конный отряд быстро развернулся в линию, офицер расположился справа, ближе к озеру. Правильно оценив ситуацию, в которую они невольно вмешались, офицер, слегка повернув голову влево, громко отдал распоряжение:
    — Сержант Халд! Выясните, что здесь происходит.
    Ближайший от него солдат резво спешился. Этот сержант, типичный представитель военного в средневековье. Высокий, массивный, нарочито медленные движения, тяжёлый взгляд, явно опытный и сильный воин.
    Несколько мелких шрамов на лице, один глубокий начинается на краю правой скулы и тянется под углом, на длину пальца, по шее. Свой опыт и своё звание он заработал кровью.
    Шрам глубокий. Интересно, как он остался жив?
    Сержант, негромко буркнув какой–то приказ в сторону солдат, направился к испуганно замершим представителям местного криминала.
    Солдаты и офицер, покинув седла, неторопливо двинулись следом, оставив коней без присмотра. Хотя такие кони не нуждались в лишнем внимании. Они явно не собирались уходить с того места, в котором их оставили.
    — Ну, коровьи зады, что тут происходит? — рыкнул солдат, подойдя достаточно близко.
    — Да ничего не происходит. — Пролепетал кто–то из толпы.
    — МАЛЧАТЬ!! Я КОГО СПРАШИВАЮ?!! ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?!!! — заорал сержант.
    — Но я… мы тут… он…
    Сержант посмотрел на столпившихся в кучу деревенских оболтусов, выпрямился, положил руку на рукоять меча и рявкнул:
    — ЛЕЧЬ.
    Терри спокойно выпрямилась, с интересом наблюдая за нарушителями своего спокойствия. Великовозрастные оболтусы неуверенно переглянулись.
    — Лечь? — спросил кто–то из них.
    — БРЮХОМ НА ЗЕМЛЮ!!! — Яростно взревел сержант Халд.
    Парни, больше не раздумывая, упали на землю. Халд и без того выглядел устрашающе, а тут ещё и меч немного вытащил.
    — ВСТАТЬ! — сержант подождал, пока все встанут, и взревел снова.
    — КТО РАЗРЕШИЛ ВСТАВАТЬ?!!! ЛЕЖАТЬ!!! КАК КОРОВЬИ ЛЕПЁШКИ!!! рассвирепел он — ЛЕЖЖА–АТЬ!!!
    Деревенские болваны опять упали, старательно распластавшись по земле.
    — Парень, подойди сюда. — Продолжил он совершенно спокойным голосом. — Я не к вам обращаюсь к`оровьи лепёшки!! — с отвращение бросил в сторону деревенских, сержант.
    Терри, коротко пожав плечами, сделала пяток шагов в сторону офицера. Сержант чётким строевым шагом подошёл к своему командиру.
    — Господин Капитан! Разрешите доложить! Уже ничего не происходит.
    Но мы только что спасли жизни тем обалдуям. — Отрапортовал он офицеру.
    — Хорошо сержант. — Принял доклад офицер.
    Сержант отошёл к своим, махнув Терри подойти поближе.
    — Здравствуй парень. — Обратился офицер к ней. — Меня зовут сэр Криер Шевал . Как тебя, зовут?
    — Меня не зовут, я прихожу сама! — ответила Терри не очень вежливо — Офицер, кто вас просил вмешиваться?! Эти остолопы испортили мою тройную уху!
    — Прошу меня извинить юная леди, сразу не понял. — Холодно ответил офицер.
    — Вы меня извините, капитан Криер, они меня очень разозлили. Терри виновато посмотрела на Криера и показала рукой в сторону озера — Вы знаете как тяжело в этом озере вообще что–нибудь поймать? — она тяжело вздохнула — Извините за несдержанность.
    — Хорошо, я вас понимаю — Криер коротко кивнул в сторону своего отряда. Его сержант негромко отдал какое–то распоряжение и четыре солдата направились к всё ещё лежавшим бездельникам. — Тогда попробуем снова.
    Он отступил на шаг от девочки, сделал ей церемонный кивок.
    — Юная незнакомка! Позвольте, мне, представится. — Офицер сделал короткую паузу — Капитан Императорской Гвардии сэр Криер Шевал к вашим услугам.
    — Я, Терри АЛ. — Терри опустила голову. — Личный слуга мага Пайзона…. Извините, капитан Шевал.
    — Не за что извинятся мисс Терри, я… тоже чей–то слуга…
    императора, например. — Капитан правильно понял настрой девочки.
    В сознании Терри сабо колыхнулись неясные воспоминания.
    — Угу. Капитан Шевал, у вас есть братья?
    — К сожалению нет.
    В этот момент сержант деликатно привлек внимание своего капитана:
    — Ровно стоять, болваны деревенские! — рыкнул он на шеренгу неровно построенных недорослей.
    Пока офицер изволил развлекаться беседой, семерых деревенских успели построить в ряд по росту. Остальные солдаты разбрелись по берегу, в поисках чего интересного. Один заинтересованно рассматривал котелок с ухой. Он с удовольствием втянул носом запах тройной ухи и уверенно вытащил ложку, собираясь попробовать на вкус варево.
    — Капитан! Остановите его! — Воскликнула Терри — Уха ядовита.
    Сержант отреагировал раньше.
    — Рядовой Чан! Смирно! — Рядовой Чан, уронив в котелок ложку, замер по стойке смирно — Отойти от костра! Вольно! — очередной рык сержанта, разнёся над озером.
    Терри краем глаза заметила кивок капитана.
    — Вон тот ЧМО в него плюнул. — Добавила Терри, показывая на одного из деревенских.
    Сразу два солдата выдернули беднягу из строя. Одним был рядовой Чан. Он, оттянув бедняге ухо, прошипел в него так, чтобы было слышно всем: — Дерьмо! Ты мне теперь новую ложку должен!
    Прыщавый пытался что–то сказать, но слушать его не собирались.
    Получив тычок в живот, он упал и предпочёл жалобно стонать. Впрочем, на его стоны тоже не обратили внимания.
    — Капитан! Ети построены. Ждут вашего решения. — Немного помявшись, добавил — Деревенские говорят, что в котелке ядовитая рыба.
    Капитан Шевал, пожав плечами на замечание по поводу рыбы, немного склонил голову в сторону Терри и нарочито небрежно поинтересовался:
    — Каково ваше решение, Терри АЛ?
    — Они испортили мне уху. Пусть лезут в это озеро, поймают девять рыбин и могут валить отсюда.
    — Вы слышали, сержант?
    — Так точно, сэр!
    Однако с выполнением решения возникла заминка. Виновники, проявив единодушное сопротивление, отказались лезть в озеро и чуть не разбежались.
    — Сэр! Они говорят, что озеро ядовито. — Доложил сержант.
    Офицер глянул на девочку.
    — Им лучше сделать, как я говорю. Если маг Пайзон узнает, что они натворили, то шансов у них не будет вообще. А так, кто выживет будет жить дальше. — Пояснила Терри.
    — Испортить уху — это так серьёзно? — удивлённо спросил сержант.
    — Не только. Они мне приказывали. И ещё предъявляли на меня претензии, как на свою собственность.
    — Та–ак. Сержант, похоже, у этих идиотов действительно неприятности.
    — Так точно, сэр. — Ответил сержант. Дождавшись кивка начальства, направился к насмерть перепуганным переросткам.
    Что сказал сержант деревенским недорослям ни Терри, ни капитан Шевал не расслышали. Но вероятно что–то доходчивое, потому как бедняги его даже не дослушали, похватав первое попавшееся под руки, бегом кинулись в озеро.
    Терри, проследив за забегом, повернулась в сторону леса, оттуда внезапно потянуло чем–то неприятным, затхлым. В озере, поднимая кучу брызг, испуганно барахталась местная шобла, привлекая к себе внимание и не только людей…
    — Капитан Шевал, можете ответить на вопрос?
    — Задайте, сразу узнаем.
    — Зачем вы здесь?
    — Хм… Я, как бы это правильно выразится… знакомый сэра Пайзона. Проезжал мимо, решил заехать к нему в гости. Говорят, он завел себе личного демона, посмотрю заодно.
    — Ну и как я вам? — безразличным тоном спросила Терри. Ей стало невыразимо скучно.
    — Терри АЛ! Это плохая шутка. — Обиделся Шевал — Ну какой из тебя демон?
    — Суккуб, например. — Непонятно для себя, почему–то обиделась Терри. — Как я вам в таком виде.
    Шевал несколько секунд не мог понять, что его вдруг привело в замешательство. Сообразив, что конкретно, заметно испугался. Девочка внешне изменилась несильно — заострились уши, волосы стали переливаться тёмно–синими и тёмно–зелёными цветами, ещё у него возникло влечение к ней. Он не знал, как выглядят суккубы, но сейчас был абсолютно уверен — перед ним стоит именно суккуб.
    — Гхм. Прошу извинить, не поверил сразу. — Ответил он, стараясь выглядеть спокойно.
    — Ничего страшного — голос суккуба оказался чарующим, хотелось слышать его ещё и ещё. — Смелее, солдат.
    Суккуб сделала едва уловимое движение правой рукой. Этот короткий, зовущий жест, вызвал у человека, на которого он был направлен, отток крови от головы. Лицо Шевала резко побледнело и сорвалось дыхание, в ушах возник шум.
    — Извините, мэм. Но у меня на сегодня другие планы. — Чопорно ответил офицер, жёстко контролируемым голосом.
    — Простите меня, капитан Шевал — сказала девочка — Простите.
    Шевал оказался немного ошарашен, чего с ним не было очень давно, настолько резко и неуловимо прошли обратные изменения.
    — Лучше, если вы пойдёте к своему знакомому, капитан Шевал, здесь я справлюсь сама — Терри отвернулась от него.
    Криер ощутил себя виноватым. Он понимал, что перед ним стоит демон, и какой демон, но интуиция говорило обратное. — Чутьё не подводило ещё ни разу, тогда это будет первый и, пожалуй, последний раз. — Подумал он — Сержант, дайте этим идиотам пару копий. — Шевал Криер подошёл к девочке и положил руку на её плечо. — Вот так будет лучше.
    Девочка, прерывисто вздохнув, доверчиво глянула на него снизу вверх.
    — Как же тебя угораздило родиться демоном?.
    — Никак. Меня не спрашивали. — Мотнув головой, ответила Терри. В её сознании возникли порядком забытые события, вытащенные из глубин памяти нечаянно сказанными словами.
    ////
    // /Молчание. Тишина. Сумрак./ /- //Вот так будет лучше! У тебя на редкость сильная воля, человек. Ты подавл//я//ешь меня. Т//е//перь слушай внимательно. Меня убил этот колдун, полгода назад. Он связал мой дух с моей кровью, но об этом он даже не догадывается. Я существую, п//о//ка сущ//е//ствует моя кровь. Сейчас эта кровь заменяет твою. Она становится твоей. У меня не осталось потомков. Я просто исчезну. Ты, мой последний шанс. Заклятие не п//о//зволяет подавить тебя. Да я и не смогу, при жизни не могла, сейчас тем более. На//ч//ну, пожалуй. Я — Амеди Летш. По рождению Истинный суккуб из рода Истинных Суккубов рода Дьяволов, принадлежащая клану Дневных Т//е//ней, наделяю тебя человек, своей силой, по праву моей крови, что течет в тебе. Даю тебе родство с огнем хаоса и холодом порядка, по твоей человеческой и моей демонической природе.
    Даю тебе Суть Истинного Суккуба По Рождению и своё родство с родом Дь//я//во…/ /- //ЗАТКНИСЬ, отродье дь.//?//!/ /- //У тебя очень сильная воля. Родства с дьяволами у тебя не будет. Но дьявол//ь//ская пр//и//рода остаётся/ /Молчание./ /- //Перед вечностью и Миром, объявляю тебя суккубом и своей доч//е//рью, по праву моей крови, что течет в тебе! //&// /Потерпи, сейчас будет последнее, потом можешь задать вопросы/.
    Перед вечностью и Миром, подтверждаю твои права, рожденного человеком, рожденного су//к//кубом./ /- Подтверждаю твое Имя, данное тебе твоими человеческими род//и//телями./ /- Так стало. Так есть. Так будет. И так было. //&//?// //Яркое свечение символов з//а//топило созн//а//ние./ /- //Всё, можешь задавать вопросы./ /- //Больно же! Сейчас тоже больно! Фея проснулась и сразу потеряла сознание от боли, я тоже хочу потерять сознание!! Кто тебя просил всё это делать?! И что т//е//перь?/ /- //Теперь? Теперь ты, рожденная человеком //&// рожденная суккубом. Другими сл//о//вами, ты и суккуб и человек//, //ты моя дочь и дочь твоих человеческих род//и//телей./ /- //Я НЕ …./ /- //И так было! Вспомни себя./ /- //Я помню другое!… . Я ….. Ты… ты… я что, больше не чел//о//век?!/ /- //Попробуй понять, ты человек из рода Человека, но ты и суккуб из рода Исти//н//ных Суккубов. И то и другое по рождению.
    Ты можешь принимать форму суккуба или человека по своему желанию. Но форма человека для тебя будет истинной. В тебе слились две сущн//о//сти./// /- Я больше не человек…/ /- //Пойми,// //ты человек, настоящий человек. Немногие из людей смогли бы по//д//няться до такого уровня. Но ты и суккуб.
    Истинный суккуб. Хочешь ты того или нет. / /- //Зачем? зачем…/// /- Так надо!…Сейчас немного об этом Мире. Запоминай!// /не буду (обижено упр//я//мый настрой мысли)/ //Существуют два основных состояния: Порядок и Х//а//ос…./
    — Ладно, могло быть и хуже. Главное, оставаться человеком попытался успокоить её Шевал.
    Терри чуть вздрогнула, капитан вырвал её из ускользающих воспоминаний давних событий. Память опять старательно зарылась.
    Мысленно махнув рукой, Терри села на траву, переведя взгляд на озеро. Почти ровная поверхность воды, взбудораженная в одном месте толпой людей, не вызывала подозрений. Тем не менее, Терри очень внимательно смотрела в озеро.
    — Капитан Шевал, вы не заметили, когда изменился ветер? — в полголоса спросила она — Н–нет. Если это важно сейчас выясним — Шевал аккуратно сел рядом.
    — Не нужно капитан…
    — Сэр Шевал. Так короче. Хорошо?
    — Сэр Шевал, произнесите моё имя. — Попросила Терри.
    — Терри АЛ. — Немного в замешательстве произнёс он.
    — Вы умеете слышать…у меня к вам большая просьба. Не АЛ а Ал.
    Пожалуйста.
    — Хорошо.
    Деревенские парни уже смогли убить и выкинуть на берег шесть рыбин. Солдаты на берегу во всю веселились, подавая советы, как удобней глушить рыбу и чем лучше приманивать. Они ещё не знали всей опасности этого озера. Чан начал примериваться к зелёной рыбине валявшейся на берегу.
    — Сэр Шевал, ВСЁ, что есть в этом озере смертельно ядовито. Кроме воды — она просто ядовита.
    Шевал встал.
    — Рядовой Чан! Сержант Халд! — громко сказал он.
    Рядовой Чан, обречёно махнув рукой на рыбу, подбежал к своему офицеру. Однако, давая возможность сержанту подойти раньше.
    — Сержант Халд.
    — Рядовой Чан.
    — Сержант, доведите до подчинённого вам взвода. — Капитан обращался к сержанту, но смотрел на рядового — Всё, в этом озёре, смертельно ЯДОВИТО.
    — Разрешите исполнять!
    — Идите. Оба. — Капитан повернулся к Терри — Сегодня неплохая погода. Не правда ли Терри?
    Терри мягко встала, продолжая внимательно смотреть в озеро. Шевал тоже смотрел на озеро, но ничего не замечал. Хотя его чутьё уже добрых пять минут говорило о близких неприятностях.
    — Капитан Шевал, кто из ваших солдат быстро бегает?
    — Рядовой Чан! Сюда! — Состроив грозную физиономию, приказал Шевал.
    Под общий хохот сослуживцев Чан подбежал к капитану.
    — Рядовой Чан, Сэр. — На его лице выражалось недоумение «чего я сделал?».
    — Терри Ал, личный слуга мага Пайзана, моего хорошего знакомого, хочет вас, о чём–то попросить — голос и вид капитана говорили не о просьбе, а о безусловном приказе.
    Чан растерялся, но виду не подал. Встав «по стойке смирно» всей своей наружностью изобразил полное повиновение.
    — Мистер Чан, вам нужно Очень быстро добраться до башни мага Пайзона и попросить его прибыть лично к этому озеру. Его здесь ждёт маленький сюрприз. — Терри говорила спокойным голосам, но по виду явно волновалась.
    — В каком направлении башня!
    — Прямо за тем лесом, в получасе ходьбы — ответил за Терри капитан, показав влево.
    — Разрешите исполнять!
    — Рядовой Чан?! Вы ещё здесь?! — удивился капитан.
    Чан не успел отбежать на дюжину шагов, как услышал поправку от девочки:
    — Мистер Чан, вам лучше обойти этот лес справа. Нигде не останавливайтесь, очень прошу.
    Чан почувствовал неясный страх. Когда ему грозила опасность, в груди возникал сжимающийся холод. Чрем// и его задница! — мысленно ругнулся он.
    — Сделаю, как вы сказали, мисс Терри — убеждённо ответил он.
    Солдат рванул бегом так, будто собрался оторваться от своей тени.
    — Что–то серьёзное?
    — Да. Можно копьё?
    — Конечно. — Разрешил Шевал.
    Не пришлось даже никого звать. Сержант Халд давно понял, что с этим ребёнком не всё чисто, поэтому находился недалеко от своего командира. Халд полностью ему доверял в выборе людей, но все же решил быть рядом.
    — Возьмите моё, мисс Терри — сказал он, протягивая копьё.
    Пехотное копьё в имперской армии представляет собой немного удлиненный дротик с плоским широким наконечником вытянутой каплевидной формы, одинаково удобное и для броска и для пешей атаки.
    Длиной копьё чуть меньше роста Терри.
    — Спасибо мистер Халд — и обратилась к Шевалу — Сэр Шевал, пусть те не торопясь, выбираются из озера.
    Капитан кивнул сержанту, подтверждая сказанное Терри. Халд сделал пяток шагов в сторону берега, по направлению к месту рыбной ловли.
    — Ну что, коровьи зады? Давай потихоньку на берег — громко сказал он.
    Деревенские быстро двинулись к берегу, радостно шумя. Они проторчали в этом озере не меньше получаса, и ничего, живы. А ещё будет тема, о чём хвастать. Вслед им из глубины поднялась громадная рыбина. С берега было трудно оценить её точный размер, но в ней метров десять, не меньше.
    Никто из военных не подал виду заметив, какое чудище двинулось следом за деревенскими оболтусами. Хотя внимательный наблюдатель мог бы заметить, как все солдаты резко напряглись Возможно, обошлось бы без паники — «рыбаки» не поворачивались, солдаты вели себя спокойно, сержант с интересом рассматривал свою левую руку, капитан Шевал и Терри спокойно беседовали на тему погоды. Возможно….
    Рыбина замерла в нерешительности: плыть дальше или не плыть, так как глубина у берега небольшая, около метра, а рыбина уже начала скрести по дну брюхом. В этот момент, со стороны, откуда пришли деревенские переростки, выбежало с пару дюжин мужиков с кольями и ещё до кучи пять женщин. Мужики остановились, не зная как поступить дальше, всё–таки какой–то опыт охоты на зверя у них есть, а вот бабы завизжали сразу, что есть силы, судорожно тыча в сторону озера:
    — Змеиина!
    — ИИИиииии …..
    — АааааУуууу…
    Сразу с этим криком произошло несколько событий, почти одновременно. Парни обернулись — увидев, что за ними плывет, встали как вкопанные и самозабвенно поддержали голосящих на берегу баб.
    Очень дружно и очень громко. Бежать в сторону берега никто из них почему–то не спешил. Рыба перестала сомневаться, ускоренно двинулась к добыче, поднимая тучу ила своим брюхом. Солдаты одним броском оказались в воде, часть из них выставили копья в сторону монстра, остальные стали вытаскивать к берегу переруганных, орущих олухов.
    Рыба, вероятно, сообразила только одно — кто–то перехватывает добычу, рванула в сторону выставленных копий. Солдаты, прикрывавшие отход, вряд ли поняли, какая опасность им грозит. Терри очень хорошо представляла, что станет с солдатами заградительной линии. Она бросила копьё в рыбину, придав ему как можно большую скорость. До шестерых копейщиков осталось немного более десяти метров. Солдаты слегка присели, насколько позволяла глубина, готовясь принять удар рыбины на свои копья. Копьё, брошенное Терри, попало рыбе в голову, точнее, ближе к спине, войдя почти на всю длину. Рыбина резко мотнула хвостом и … перестала двигаться. Нет, плыть продолжила, по инерции, но уже мёртвой. Все кто это увидел, умолкли. Волна, поднятая хвостом, опрокинула одного солдата с левого края, качнув остальных, прошла к берегу, следом доплыла рыба. Солдаты молча отодвинулись, пропуская рыбную тушу мимо себя к берегу.
    В наступившей тишине продолжала упоённо орать какая–то баба: Убиилиии, съееелииии, иии…
    Не получив поддержки тоже умолкла, с удивлением стала оглядываться — что такого она пропустила?
    Колдун появился немного позже. К тому времени деревенские мужики успели разобраться в ситуации, надавать затрещин своим оболтусам и заставить их варить ещё одну уху. После разборок, на тему «кто виноват», стали решать «что делать». Терри посоветовала побыстрей достать убитую рыбину из воды. Под чутким руководством сержанта Халда, мужики вытащили тушу озёрного монстра на берег. Для этого пришлось принести длинных верёвок из деревни и мешковину. Колья они притащили раньше.
    — Это и есть «маленький сюрприз»? — Обрадовался колдун как ребёнок — Он мне нравится. Я очень доволен.
    — Здравствуйте, уважаемый маг Пайзон. — Поприветствовал его Шевал — Хорошо выглядите.
    — О! Это вы, уважаемый сэр Шевал. — увидев, кто его поприветствовал, воскликнул Пайзон. — Как обычно, развлекаетесь! Что же вы не послали сразу ко мне? Пропустить такое зрелище…. Не хорошо друг мой, нехорошо. — Шутливо попенял Шевалу, Пайзон.
    — Ну что вы, уважаемый! Как я мог! Это произошло совершенно случайно. Давайте я вам всё расскажу по порядку.
    Уяснив как было дело, колдун обратился к Терри — Так что за маленький сюрприз у тебя ко мне? — нарочито вежливо поинтересовался колдун. Ему почему–то очень захотелось её наказать, прямо здесь при всех.
    — Хозяин Пайзон…. — Медленно начала Терри. Шевал понял, что у неё сейчас могут возникнуть неприятности, и уже хотел вмешаться.
    Однако, услышав продолжение, решил пока помолчать. — Я могу сначала задать вам один вопрос?
    — Хм, даже так? Ладно, задавай.
    — Рядовой Чан, тот солдат, что принёс вам сообщение, почему он не вернулся?
    — Да, действительно… — удивлённо отметил Шевал, посмотрев на своих людей.
    — Солдат выглядел очень уставшим,… я оставил его внутри башни.
    Големы не выпустят его наружу Терри просто кивнула, принимая объяснение. Глянув в сторону леса, она зябко повела плечами и, глубоко вдохнув, негромко сказала:
    — Хозяин… Из южного леса ветер принёс запах неживого.
    — Действительно сюрприз. Там что–то сдохло и провоняло весь лес.
    — Недовольно произнёс колдун и совершенно серьёзно закончил Конкретно сможешь сказать? Или этот запах тебе незнаком?
    — Да, незнаком. Но похожий был у вас в лаборатории, вы тогда давали мне пробовать яд с запахом крови. Помните? — Когда Терри говорила с колдуном на людях, она всегда смотрела перед собой, немного опустив голову. Сейчас она подняла голову и посмотрела в лицо колдуна, показывая серьёзность опасений.
    — Насколько похож?
    — Этот запах кисловатый и немного горчит.
    — Что–то серьёзное? — поинтересовался Шевал — Я могу чем–то помочь.
    — Да, можете. — Потерянно произнёс колдун — Ваши солдаты, капитан Шевал, могут доставить улов в мою башню.
    — Солдаты? Может лучше использовать тех мужиков. — Растерялся Шевал. Он давно не видел Пайзона в таком подавленном состоянии.
    — Мужиков? Да, да, мужиков надо … — колдун глядел в никуда.
    Терри не знала, что колдун сильно испуган, она ещё не видела в таком состоянии, а вот Шевал однажды уже наблюдал его в таком состоянии и теперь понимал возможный уровень опасности.
    Колдун мотнул головой и громко сказал:
    — Кто там главный среди них, быстро ко мне!
    Сержант не успел возмутиться, как от толпы деревенских отделился и спешным шагом направился к колдуну какой–то матёрый здоровяк.
    — Я староста деревни, Ваше Могущество. — Сказал мужик, согнулся в поклоне, но разгибаться не спешил — Что изволите, Ваше Могущество? пробубнил он снизу.
    Колдун достал из внутреннего кармана кожаный мешочек и приказал.
    — Это Яд. Следует развести в воде. Пусть его примут все жители деревни, после заката. Не раньше. — Колдун протянул мешочек старосте, тот выпрямился и спокойно его взял. Староста был достаточно умён и догадывался — ещё не всё. Отдав мешочек, колдун продолжил:
    — Яд действует на закате. Завтра в полдень пришлёшь к башне кого–нибудь — я дам противоядие. — Мужик коротко поклонился, показывая, что он понял. — На ночь закрыть каждый дом изнутри, никому не покидать домов до подъёма солнца над лесом. После захода солнца никого не пускать в дома. Никого. Понятно? — Пайзон говорил спокойным голосом и вообще выглядел очень уверенным.
    — Что мне сказать людям? — по–деловому осведомился староста. Из слов колдуна он сделал правильный вывод и в душе согласился с приказом принять яд. «Лучше умереть от яда, чем то…» — мелькнуло у него в голове.
    — Что посчитаешь нужным. Теперь быстро, до заката осталось меньше часа. — Пайзон потерял интерес к мужику. Сейчас его интересовала рыбина — Я очень не хочу терять такую рыбу, сэр Шевал. Даже в такой ситуации как сейчас.
    — Я понимаю вас. Если могу еще, чем–нибудь вам помочь, то я в вашем распоряжении.
    — Да, друг мой, я в вас и не сомневаюсь. С рыбой я вам помогу, уменьшу её вес… и ещё кое–что.
    Крестьяне ушли, солдаты заканчивали обматывать рыбину холстинами и верёвками. Капитан Шевал разговаривал с колдуном. Солнце почти опустилось за лес.
    Терри сидела у догорающего костра, ожидая, когда закончится суета, лениво шевеля тускнеющие угли прутиком.
    — Мисс, мы сейчас уходим в башню вашего хозяина. — Сказал подошедший к ней сержант — Я мог бы отнести вашу уху, жалко оставлять такую наваристую. — Он вопросительно поглядел на Терри.
    — Да. Если вас не затруднит. — Согласилась она, не забыв всё же предупредить. — Только помните — уха очень ядовита, не вздумайте пробовать. Если сможете, то и не нюхайте.
    — Запах тоже ядовит? — обеспокоено спросил Халд.
    — Нет. Просто пахнет вкусно.
    — Гм. Не беспокойтесь. Доставлю в целости и сохранности. — Уверил её сержант.
    — Мистер Халд. — Терри достала из костра тлеющий уголёк, положила на левую ладонь и подула на него, заставив ярко засветится. — Вы примете совет — как добраться до башни? — спросила она — Я его внимательно выслушаю, но решать моему командиру Предупредил он.
    — Вам надо обойти лес слева, вдоль берега, пройдёте через кусты шиповника. За ним начинается поле. Пройдёте по краю поля влево. Терри, растёрла резко потухший уголёк в пыль — Там, через поле, вправо идёт тропка, сверните на неё. Она выведет вас на дорогу между полями, по ней вы спокойно… — выделив последнее слово, Терри дунула на ладонь с остатками уголька, чёрная пыль взметнулась небольшим тёмным облачком. Секунду, проследив за его полётом, она закончила — дойдёте до башни.
    — Я запомнил, мисс. — Серьёзно произнёс сержант. Отдав честь, как старшему по званию, он подхватил котелок и направился к своей команде.
    Через пару минут капитан Шевал с его отрядом ушли в указанном, Терри, направлении.
    Солдаты шумно продирались сквозь шиповник. Опасаясь поцарапать ноги лошадей, людям пришлось прорубать тропу сквозь колючие кусты.
    Колдун всё это время отстранёно наблюдал за действиями солдат. Когда отряд капитана Шевала скрылся из вида, Пайзон внезапно заговорил. В наступившей тишине его голос прозвучал необычно глухо и хрипловато.
    — В том лесу когда–то был храм Грии — бога жадности. Его последователи одни из самых отвратительных существ на свете. Больше тысячи лет считалось, что их всех уничтожили. — Колдун помолчал несколько ударов сердца — Тогда, ко мне пришёл человек представившийся жрецом бога ночи Рухи//. Он просил сделать яд, который бы не действовал только на таких же посвященных, как он.
    Впервые за последние десять лет мне дали интересную задачу. Ты помнишь, я тогда отказал многим. Я смог сделать заказанный яд. Колдун явно гордился собой. — За яд и за состав яда, жрец заплатил очень щедро. Уходя, он сказал, какому богу служит на самом деле. Его почему–то сильно обидел мой ответ — что и он, жрец, и его послушники, и сам его бог, служат одному — золоту, и несут его мне, а значит, и служат мне. — Колдун надолго замолчал.
    Подождав довольно долго, Терри решилась нарушить затянувшееся молчание.
    — Хозяин Пайзон, прошу простить мою наглость. Но могу я задать вопрос?
    Колдун тряхнул головой, похоже, последние пять минут он плохо воспринимал окружающее.
    — Вопрос? Хорошо, задавай. — Ответил он, всё ещё находясь в какой–то прострации — Чем опасен этот бог?
    — Хороший вопрос. — Хмыкнул колдун — Он опасен тем, что жадность присуща всем. Кто–то жаден до денег, кто–то до власти, кому–то нужны знания, кому–то сила. Если он сможет найти отклик в чьей–то душе, то тот становится его посвящённым. Понимаешь? Не нужны обряды, клятвы или подобное. Согласился в душе с его прямым предложением и всё — ты его посвящённый. Конечно, что бы стать служителем или жрецом, без обряда не обойтись. Но это тоже несложно, просто обещаешь в своей душе служить ему вечно. Служение богу Грии отличается от других тем, что на молитвы или прошения своих слуг он откликается немедленно.
    По–разному, правда. Но помогает, всегда. У него самые верные служители. К счастью, несмотря на все возможности этого бога, он очень уязвим для Честных людей. То есть для таких как я. Я всегда добиваюсь выполнения своих слов — значит я честный. — Колдун огляделся вокруг. В наступающих сумерках он почувствовал себя неуютно, ещё совсем недавно он был здесь полновластным хозяином всему, сейчас ему стало страшно. — Там — он показал в сторону леса единственное место, где сохранился алтарь Грии. Алтарь нужно уничтожить. — Решительно заявил колдун и, прищурившись, посмотрел на Терри.
    — Понятно, хозяин Пайзон. Какие будут приказы?
    — Приказ один. Пока не разрушим алтарь, слушаешь только себя. Сказал колдун и чтобы прекратить возможные вопросы быстрым шагом направился в потемневший лес.
    — О! Кого я вижу?!! Сам Магистр Пайзон пожаловал! Мы рады вам! Худой человек радостно бросился на встречу двум вышедшим на поляну людям. — И кто это к нам ещё пришёл? Никак его личный слуга! Какая милашка!! — Худой искренне восхищался, жестами предлагая своим, приветствовать пришедших.
    Алтарь не пришлось искать. Пайзон точно знал, где он расположен и уверенно вёл в середину леса. В наступившей темноте он постоянно запинался о корни деревьев, запутывался в траве и низком кустарнике, однако не останавливался, только очень внятно ругался. Терри подобных проблем не испытывала. Для неё было почти также светло, как и при солнечном освещении. В отличие от дня, ночью свет рассеяно–мягкий и не настолько чёткие тени как днём. Колдун с силой продрался сквозь высокие кусты малины, намереваясь внезапно выскочить на поляну, на которой находился алтарь бога Грии. Поляна была хорошо освещена тремя магическими светильниками. Но получилось, что их терпеливо ждали. Что впрочем, вполне естественно — колдун ломился сквозь лес как стадо кабанов.
    Толпа поклонников Грии, радостна скалясь, расступилась, открывая взору пришедших алтарь. Большая длинная каменюка с плоским верхом, высотой не меньше метра. Алтарь был не совсем пуст — на нём сидел крепкий на вид мужчина, неопределённого возраста. Он соскользнул с алтаря и заговорил.
    — Пайзон, ты первый из не посвященных, кто видит моё воплощение.
    — У него оказался красивый, хорошо поставленный голос. — Желай!!
    — НЕТ!! Ты мерзкая тварь, порождение бездны! Я никогда не приму…..
    — Достаточно, Посвящённый Пайзон. — перебил колдуна, Грии — Я!
    Принял твоё желание.
    Пайзон впал в ступор. Он, похоже, не ожидал такой реакции от бога жадности.
    — Теперь твоя очередь, человеческий детёныш. — Грии осклабился Желай!! А после Я дам тебе блаженство.
    Блиин!!! Если я «желаю» то немедленно моя воля подчиняется ему!
    КАК быть? Воля…
    В памяти Терри мелькнули полузабытые объяснения Ле–Ди об устройстве этого мира.
    // /- //Есть два основных состояния: Пор//я//док и Хаос./ /Из них соответственно образуется Силы: Тепло, Свет и Х//о//лод, Тьма./ /Тепло рождает стихии: Воздух, В//о//да, Огонь, Земля./ /Холод рождает стихии: Стужа, Лёд, Камень, Мер//з//лота./ /Первоочерёдности для стихий как так//о//вых нет./ /Для теплых чаще используется т//а//кая:
    Огонь–Воздух–Вода–Земля./ /Для холодных чаще такая: Ст//у//жа–Лёд–Мерзлота–Камень./ /Каждая из стихий, смешиваясь с другой, рождает жизнь. Например:
    Воздух или Стужа в Соединении с Огнём рождают Ветры, Ветры и Вода порождают штормы, ураг//а//ны и так далее. Все эти производные по сути своей Хаос стремящий к Порядку. Любая Жизнь обладает Желанием поддержания собственного существования. Жел//а//ние дает Цель. Цель даёт Волю. Воля формирует Движение. Желание и Воля форм//и//рует подобие разума. Чем сложнее Жизнь, тем сложнее Желания и, соответственно, тверже Воля необходимая для достижения Цели, тем сильнее Разум. Воля необяз//а//тельный признак Жизни, но обязательный признак разума. Всё многообразие жизни, начиная от пр//о//стейшей (Ветер, Лавина) и кончая сложными (Растения, Животные) образуют Пятую стихию. Стихию Жизни. Наличие этой стихии приводит к появл//е//нию Разума. Разум — это Ж//е//лания не связанные с поддержанием собственной жизни. Воля, контролирующая Движение к Цели вопреки Желанию жить, Жизнь подчине//н//ная Воле. Всё это порождает Мысль, которая переходит в Слово. Слово может вл//и//ять на желания др//у//гих, Мысль на Твои Желания, а значит контролировать тебя, другие Жизни, Стихии, Силы и Состояния мира. Все высшие формы жизни МОГУТ иметь разум! То есть мы: Люди, Демоны и другие подобные нам. Высшее состояние разума это Осознавший себя разум. Соверше//н//ный разум это разум Познавший себя. / /Порядок и Хаос образуют Ничто. Свет и Тьма образуют Сумрак.
    Пор//я//док, Хаос, Свет или Тьма рождают Жизнь. Она получается разная, но любая жизнь вносит хаос в Порядок и порядок в Хаос. Жизнь приносит в Свет Тень тьмы, и в Тьму Тень св//е//та. Жизнь это закон. Жизнь это — нарушение любых законов. Запомни человек!
    Порядок, Хаос, Свет или Тьма рождают Жизнь. Ничто — гасит Жизнь, Сумрак — даёт Жизнь. Всё, что обладает волей, обладает разумом. Сила разума зависит от воли. Разум со//з//даёт Мысль. Мысль Слово.
    Слово влияет на все формы жизни. Мысль влияет на р//а//зум./
    — Желай! Человечек. И да свершится твоя воля! — Напыщенно произнес Грии — Любое…
    /- Не слишком ли сложная Философская концепция Разума? Дорогой…
    Нет, очень дорогой (для меня) д//е//мон./ /- //Очень сложная. Не так давно, лет триста назад, меня призвал маг и попросил разговорить одного человека. По словам мага, он вытащил его из другого мира. Мне удалось разговорить того беднягу.
    Он оказался философом какой–то школы с тру//д//ным названием, в тот момент это не было важным. Я рассказала, что знала о мире, магии и религиях. Он очень удивился отсутствию философии. Но, узнав, что боги не дают о себе забывать, упокоился. Он сказал, что в таком мире, философии быть не может. До самого вечера ходил по своей комнате. А вот ночь он рассказал мне свои выводы…. Я убила его.
    Нет, его душу, я не забрала, хотя он и поддался моей воле и моим желаниям. Его душу я отправила обратно в его мир. Такое можно делать. Но маг слышал наш разговор и сделал в своём дневнике какие–то пометки. Не знаю к//а//кие. Я тогда не обратила внимания на его дневник. Мага я тоже убила, это конечно п//о//сложнее, чем простого человека. Его, душу, я забрала себе.
    То знание, опасно для н//а//шего мира./ /- //А что такое душа? Какая она? Пра//в//да что она есть только у людей//?/// /- //Что такое душа?// //Это частичка Творца в тебе. Сразу, она очень м//а//ла. Она растёт в месте с тобой. Какой Она станет, сильной или слабой или вообще развее//т//ся, зав//и//сит только от тебя. Какая Она, Душа,… Она ….
    Такая… мягкая, льющаяся. Это тяжело объяснить. Если когда–нибудь у кого–нибудь будешь забирать душу, то поймёшь, что это и какая она.
    Душу того мага я выпила. Демон может поглощать души. Они дают силу.
    Не все, правда, только тёмные. Светлая душа человека запр//о//сто убивает демона, а с//а//мой хоть бы что! А вот у Людей…../ /- //Кого молчим?/// /- «Кого молчим» — это шутка? Да? //угу //Значит, ты уже не злишься на м//е//ня?. //неа, злюсь //Ну, извини! То, что с тобой происходит не моя вина!….. У людей нет д//у//ши. У каждого отдельно взятого человека, есть, а в массе как люди нет.
    Когда люди, это обязательно толпа! Толпа людей это большое бесформенное животное, с очень простыми желаниями! Управлять толпой людей очень просто. Правда бывают сл//у//чаи, когда людей объединяет одна чистая воля или чистое желание, в такие моме//н//ты у людей даже души соединяются в одну. И такую силу, ничем не остановить. К сожалению, такие моменты всё чаще и ч//а//ще. Душа есть у всего. Нет не так… Душа есть у всех разумных. Она также есть в растениях, земле… во всём, что олицетв//о//ряет стихии созидания жизни. Творец вложил себя в этот мир, Душа это частичка Творца. Она есть у всех. Какая она з//а//висит только от нас самих./
    — …желание! Не сдерживая себя ничем. — Продолжал напирать он возьми пример…
    // /- Ну а чем тогда человек отличается от остал//ь//ных?/ /- //Все живые существа получились при сочетании всех первостихий и пятой стихии. Эльфы, гномы, огры, мы демоны и многие другие. Разное количество перв//о//стихий и количество пятой стихии определяли суть существа. Гномы получила больше Камня, Огня, Земли. Меньше Воды и Воздуха. Эльфы Больше Воды, Воздуха, Льда немного меньше Земли. И так с каждой Расой. Человек — это равное сочетание всех первостихий и мн//о//го пятой стихии, очень много. Она определяет скорость жизни, чем её больше, тем быстрее живут. Обрати внимание, не мало живут, а б//ы//стро. Срок своей жизни человек определяет только сам. Свобода Воли, вот что о//т//личает человека от других. Гномы, эльфы, орки и даже демоны подвластны судьбе. Все вынуждены, покорится ей. Наша жизнь определена с рождения. Небольшие кол//е//бания от намеченной судьбы возможны. Человек не зависит от судьбы. Да, для ка//ж//дого человека тоже есть своя линия, но он свободен в своём выборе, делает так как считает нужным. Человек спешит жить.
    Поэтому в массе своей, он, живет не до//л//го, но за свой короткий век успевает натворить такого, что гномы (на что деятел//ь//ная раса) даже за пятьсот лет не смогут сделать! Про эльфов или демонов говорить не приходи//т//ся. У нас есть поговорка: Если человек что–то не делает, то демону это тоже ненужно. Знаешь, почему мы так охотимся за человеческими душами?
    Именно из–за вашей Свободы Воли. Они ценнее чем всё что можно представить, их воля сильна, и если вам навязать своё желание, то…
    Вы очень сильны. С остальными не так, они просто исполняют нашу волю. Человеческие души даже восстания подн//и//мали! Такие вот вы, человеки. Я слышала в вашем мире не так, демоны наказывают, ангелы вознаграждают и никто, не за кем не охотится. Наверно потому что у вас люди стал ближе к человеку, потому и они изменились. В этом мире до такого ещё дал//е//ко!/ /- //Ну, и к чему столько лирики?./ /- //Лирики?!! Это теперь твоя жизнь!. Каждый раз, когда ты будешь применять силу суккуба, то эта сила и эта сущность будет расти. Но одновременно будет ув//е//личиваться твоя зависимость перед Тьмой и Хаосом. И на оборот. Чем больше Све//т//лая сторона, тем зависимость ты перед Порядком и Светом. Хотя с тобой сложнее, ты не просто обращённый, которому покровительствует Тьма или Свет. Тебе п//о//кровительствует Сумрак. Про него говорят, что он видимое воплощ//е//ние Хаоса./ //
    — ….со своего хозяина. Смелее!! Не задерживай бога — увещевал он Терри.
    Человек волен поступать, как захочет. Человек…Интересно, что этот мудак может дать Человеку? Да ничего! А взять? Всё! Вволю, душу, независимость от судьбы,…. силу Жизни, наконец.
    — Ты вообще можешь желать? А? — осторожно поинтересовался Грии.
    Этот жид внезапно почувствовал себя неуютно. Не одну дюжину столетий он с лёгкостью воспринимал любые помыслы смертных, будь то люди, эльфы или огры. Он, не напрягаясь, ломал волю богов, тех, что попроще. Он властвовал над душами смертных, даже находясь в заточении эти тысячи лет. Однако стоящий перед ним «человечек» не имел ни–то что мыслей, даже образов. Грии видел волю этого смертного — она спокойна. Он видел душу, несколько тёмных пятен и пара алых разводов — такая душа, должна непременно, покорится ему. Её душа выглядела какой–то странной — большая, твёрдая и ещё имела знак сторонней силы. Он пристально оглядел свою предполагаемую жертву.
    Магические безделушки амулет и браслет его не заинтересовали, но это…. В его глазах возник ужас.
    — Ты, кто?… ТЫ ВООБЩЕ КТО? — Заорало испуганное божество. Его приспешники были слишком тесно связаны с ним, поэтому тоже чувствовали ужас и ожидать от них помощи не было смысла. — Убить её!
    Немедленно!! — истерично потребовал он.
    Трое послушников упали без чувств, остальные остались стоять столбами. Магические светильники, мигнув, погасли, погружая поляну во тьму. И всё же, несмотря на быстро наступающую темноту, стало светлеть. Этот свет не давал тени, окружая всех присутствовавших.
    — Ты, Человек?!! — Глухо воскликнул Грии, пытаясь руками закрыть глаза от света. — Отпусти, я не стану мстить. Я уйду навсегда. Прохрипел он.
    На поляне оставались стоять только трое — Терри, колдун и Грии.
    Все остальные стремительно превращались в пыль. Их божество, защищаясь от Света, вытянуло души из них. Бог жадности пятился от Терри, пока не наткнулся на алтарь. Грии обрадовался, на алтаре он мог освободиться от тела и уйти в свой план бытия.
    — Я ещё вернусь, Человек! Ты заплатишь за моё унижение! — зло воскликнул и осёкся.
    Камень, из которого был сделан алтарь, таял как лёд под жарким летним солнцем. Этот алтарь простоял тысячи лет, выдержал удары сильнейших богов, его не смогли сломать люди. И вот теперь, его с лёгкостью разрушал Свет Души.
    — Ты не можешь убить меня, я бог… Я могу всё, Я всё равно вернусь… — бог жадности захрипел, повалился рядом, с почти разрушенным камнем алтаря, лицом вниз.
    Грии пробовал ещё что–то сказать, но не мог. Приподнявшись на одной руке, он перевернулся на спину и затих. Его тело быстро обратилось в пыль, также как и тела его служителей до этого, иссушенное нарастающим Светом.
    Колдун упал, где стоял. Терри подошла проверить, что с ним.
    Однако он сам зашевелился, взялся руками за голову и застонал.
    — Хозяин Пайзан, что с вами? — искренне беспокоясь, поинтересовалась Терри.
    — Голова… — простонал он. С трудом встав на ноги, он оглядел поляну — Что здесь произошло? — с тревогой спросил у Терри.
    — Вы всех уделали, хозяин. — Для пущей убедительности она показала на разрушенный алтарь — Даже ту каменюку разрушили. Уверенно врала девочка — Да?! Ничего не помню. Как я их?
    — Не знаю хозяин, вы что–то говорили про волю и свет… я не разбираюсь в магии. После, они все стали рассыпаться в пыль, алтарь тоже, а потом вы упали. — Терри говорила с восхищением.
    — Ничего не помню. ЧТО я такое говорил?. — Колдун был явно доволен собой — Ладно, идём в башню.
    Терри переступила с ноги на ногу и опустила голову. Колдун заметил её поведение.
    — Ну, что ещё?
    — Хозяин Пайзон, я прошу меня простить за нарушение вашего приказа. — Терри старательно играла раскаяние.
    — Так. Подробней. Какой приказ?
    — Вы приказали мне стоять на месте и не вмешивается. Когда вы упали, я подбежала помочь вам. Простите.
    — Простить нарушение приказа? Никогда! Я накажу тебя! — Колдун скривился от внутренней боли — Не здесь, в башне. Если забуду, напомнишь.
    — Как скажете, хозяин Пайзон. — Терри поклонилась, выражая смирение — Вам помочь?
    — Нет, идем в башню. — Колдун почувствовал прилив гордости за себя — Теперь я — победитель богов!
    Опять боль, хотя теперь я могу связно мыслить. Какая–то она странная, везде сразу и везде одинаковая. Дь.. нет, пожалуй, не так… МУУ вот он кто. Морально умственный урод! Тоже мне гений, победитель богов.
    Ближе к утру, когда Пайзон, наконец, избавился от боли и собрался лечь спать, в дверь его спальни постучали.
    — Кто там посмел меня беспокоить! — разозлился он — Это я, Терри, ваш личный слуга, хозяин Пайзон.
    — Чего тебе надо? — недовольно буркнул колдун, открыв дверь — Ну?
    — Хозяин, вы приказали напомнить наказать меня, если вы забудете.
    — В голосе девочки слышался страх. Да и вообще страх был во всей её внешности.
    — Я забыл? Я никогда не забываю свои слова! За твои сомнения получишь вдвое большее наказание — Рассвирепел колдун. Он действительно забыл и, если бы Терри не напомнила, то у неё были бы все шансы избежать наказания. Колдуна давно мучили сомнения по поводу её покорности. До сих пор она не давала повода усомнится.
    Сейчас колдуну жутко захотелось заставить её признаться. Только вот в чём, он так и не решил. — Ты сейчас заговоришь по–другому. Всю правду скажешь.
    Пайзон активировал кольцо.
    — Признавайся! Тебя послал Заубер? Да?! — заорал колдун.
    У Терри в месте с болью, в мышцах возникла слабость. Она упала на колени. Всё–таки, боль не была настолько сильной, как в тот первый раз, к тому же ожидаемая. Терри могла связно мыслить и попыталась понять основу этой боли.
    — Сознавайся, Кто тебя затащил в мою башню. — Колдун увеличил воздействие камня.
    — Ввы, хозяин Пайззон. — Выдохнула девочка.
    — КТО?? — Опешил колдун. — Зачем ты мне нужна? — В растерянности, он прекратил действие камня.
    — В–вам нужно было достать жезл из нижнего мира — Быстро, но чётко ответила она.
    — Жезл?. Какой жезл? — Ещё больше растерялся колдун. Но, вероятно какие–то мысленные ассоциации, встряхнули его память — Ах, да.
    Ладно, верю. Но наказание ты все равно сейчас получишь.
    — Как скажете, хозяин Пайзон. — Сказала, девочка, тихо. Она все еще стояла на коленях, тело сотрясала мелкая нервная дрожь.
    Сознанием, она не боялась предстоящей боли, однако у тела было своё мнение.
    Колдун резко активировал камень, вызывая очень сильную боль.
    Девочка завалилась направо и затихла, её состояние повторялось с тем первым разом.
    — Какой Я сильный. — Счастливо произнёс колдун, наблюдая за состоянием Терри. — Жаль, что она суккуб.
    Интересно, я могу шевелиться. МОГУ! Что образует эту боль? Блиин.
    Что?
    Колдун завершил экзекуцию через минуту. Помня, что большая боль может вызвать длительный шок, он не стал сильно повышать её.
    — Пожалуй, хватит. Вставай. Я сегодня милосерден. — Колдун прямо–таки источал самодовольство, он даже дал знак своему голему, что бы тот помог подняться девочке. — Можешь идти. До обеда ты мне не понадобишься.
    Находясь у себя в комнате Терри поняла, что боль не вызывает страха. Не приятно — да. Даже очень не приятно, но вполне терпимо.
    Возможно, в следующий раз смогу понять — что вызывает боль?
    Ночь прошла спокойно для всех обитателей башни. Пайзон, во сне чувствовал себя «победителем ВСЕХ богов». Терри, впервые за прошедшие два с лишним года, спала совершенно безмятежно. Гоблин, просто спал. Впрочем, остальные тоже «просто спали», ни ночных игр, посиделок и чего–то подобного. Не до сна было только старосте деревни — он очень опасался пропустить полдень.
    Поспать Пайзону не дали. Где–то ближе к одиннадцати часам в дверь его спальни тихо, но настойчиво постучали. Не получив реакции, стоящий за дверью, повторил стук.
    — Убью. — Сонно пробормотал Пайзон. Он тряхнул головой, прогоняя сон, и крикнул — Кто посмел будить! Если, что–то неважное — убью!
    — Хозяин, к вам пришли крестьяне. — Прогудел из–за двери его голем.
    — Совсем про них забыл. — Проворчал Пайзон, выбираясь из постели.
    — Пусть подождут, сейчас буду. — Пробормотал он себе под нос, оглядываясь в поисках одежды.
    Любимый халат нашёлся на спинке стула у письменного стола. Пайзон предпочитал носить халаты по вполне прозаичной причине — их легко одевать или снимать. Выйдя из спальни, он дал Дирту руководящее указание.
    — Пусть немного подождут, и скажи… — колдун сделал голос мягче — Терри, что я жду её в лаборатории.
    — Да, хозяин — безразлично прогудел Дирт, однако внутри себя он ощутил сильную злобу. Но к кому, к Терри или хозяину Пайзону, решить не смог.
    Голем, слегка поскрипывая конечностями, ушёл.
    Терри, к тому времени, когда Дирт передал ей слова Пайзона, уже часа полтора как во всю бодрствовала. Она успела встретиться с гномами, выяснить — когда, вероятно, их выкупят. В очередной раз пообещала отомстить колдуну и от их, гномов, имени. Кстати, гномы и феи совершенно не ограничивали её в этом.
    Нашла Шевала и узнала, насколько хорошо разместили его солдат.
    Выяснив, что солдат поместили во дворе под деревянным навесом, где обычно сушились травы, сильно удивилась и поспешила исправить ситуацию. Сам Шевал ночевал вместе со своими людьми. Вчера вечером, размещением солдат занимался Охрен. Результатом его инициативы, в очередной раз, могло стать отрезание его же ушей. Кроме ушей гоблина, срывался план по выкупу гномов — Пайзон наверняка отложит выполнение предложения проштрафившегося слуги. Перебудила слуг, всех восьмерых, организовала завтрак… ну и так далее. В общем, устроила обычный утренний моцион. Если знать о причине посещения гномов, то не совсем обычный.
    Так, что к приходу старосты деревни, уже почти все были сыты, кроме Пайзона, он ещё спал, и почти все довольны, кроме гоблина. Но тот всегда недоволен успешными действиями Терри. О жителях деревни она благополучно забыла, так что не сразу сообразила чего им надо.
    Разобравшись что, Терри отправила к колдуну Дирта — разбудить его и сообщить о пришедших жителях деревни.
    Выдав старосте противоядие, Пайзон узнал у ближайшего слуги, где сейчас находится Шевал, и отправился к нему. Капитан императорской гвардии сэр Шевал Криер в тот момент находился на четвёртом этаже в библиотеке в компании Терри. Дирт ещё не успел найти её и сообщить приказ колдуна.
    Подходя к библиотеке четвёртого этажа, Пайзон услышал разговор Шевала с Терри, и решил немного подслушать, о чём они говорят.
    — Что скажешь об этом Терри? — Спросил Шевал.
    Послышался шелест страниц.
    — Сэр Шевал, мне неловко вас просить, но всё же, прочтите сами.
    — Почему нет? Прочту. — Выразил он согласие.
    увядший пляж опушки леса, деревья без листвы — что кости, темнеющая глубь чащоб, остывший океан тайги.
    то осень, убивая жизнь готовит мир к зиме.
    — Похоже на белый стих. — Терри вздохнула. — Грустный и обречённый.
    — Осень всегда вызывает уныние. — Шевал зашуршал страницами какой–то книги — Сюда в башню, помимо самого магистра Пайзона, меня привлекает эта библиотека…
    Продолжить у него не получилось, Терри прочла четверостишье.
    Первая же строка, которого, заставила Шевала восхищённо замолкнуть.
    унылая пора, очей очарованье приятна мне, твоя прощальная краса люблю я, пышное природы увяданье в багрец и золото, одетые леса.
    С выражением прочитала Терри
    — Какая красота! — восторженно воскликнул Шевал — Где ты нашла это…
    Однако продолжить опять не смог — Пайзон счёл, что услышал достаточно и вошёл в библиотеку, он решил тоже поучаствовать в разговоре — Дорогой мой друг! Простите, что перебиваю, но хотелось бы знать, как прошла ночь?
    — Неплохо. Вы вовремя вернулись, уважаемый магистр, ещё немного и я бы отправился к вам на помощь. А вот утро началось превосходно.
    Кстати, спешу поздравить, уже слышал о вашем подвиге!
    — О, что вы. Какой–то древний божок, ничего сложного. Хотя не скрою — приятно слышать.
    Колдун всем видом пытался выразить скромность — поучилось отвратительно. Впрочем, Шевал не подал вида.
    — Смотрю, вы как обычно в библиотеке. Нашли что–нибудь новенькое?
    — Нет, если не считать вашего личного слугу. Вы немного опоздали магистр, она прочла великолепный стих об осени. Я ничего подобного никогда не слышал. Хотел вот узнать, где она его нашла.
    — Не хотелось бы огорчать вас, сэр Криер, но у неё сейчас будет очень срочное дело.
    — Досадно. — С искренним сожалением сказал Шевал — Магистр Пайзон, с вашего разрешения я пока останусь здесь. — Он сделал короткий жест, указывающий на стеллажи с книгами.
    — Конечно, сэр Криер, располагайтесь. Хочу заметить, что вы, пожалуй, единственный кого мне всегда приятно видеть у себя гостем.
    — Пайзону не пришлось разыгрывать искренность. Шевал Криер единственный к кому он не ощущал брезгливости, так как тот никогда не лез со своими советами.
    //
    Глава четвёртая: Учёба.
    Работа, которую дал Терри колдун, была проста — проверить жителей деревни, нет ли среди них посвященных Грии. Всех кого найдёт утопить в озере.
    К счастью, таких не оказалось. Но она узнала, что сын старосты и Ко, куда–то запропастились ещё с вечера. Староста деревни не знал, плакать или радоваться. Эта компания тунеядцев достала всех. Терри удалось выяснить у местной детворы, что они направлялись по дороге в сторону ближайшего города.
    Закончить с деревней получилось только к вечеру. Вернувшись в башню, она подробно рассказала обо всём.
    — Так. Значит, говоришь, ушли в город? — утвердительно спросил колдун — Нну–ну, пусть только вернутся… — он что–то немного обдумал — Всё?
    — Хозяин Пайзон, простите мне мою наглость — Терри уставилась себе под ноги — Кто–нибудь может научить меня читать?
    — Таак. И зачем тебе? — Угрожающе, спросил колдун.
    — Ваш друг, капитан сэр Шевал, просил меня прочитать из книги. Вы тогда очень вовремя пришли в библиотеку. Я не знаю, как поступить в следующий раз.
    — Серьёзная причина. — Согласился колдун — Ладно, найди Охрена и отправь ко мне. Думаю, из него получится неплохой учитель.
    Не известно, чего хотел добиться колдун, определяя гоблина для обучения Терри. Но Охрен почувствовал себя очень счастливым. Ну как же, при обучении, нерадивых учеников можно бить. Это традиция, и её никто до сих пор не нарушил. Однако его ожидал крутой облом. Терри научилась складывать руны в слова уже к вечеру. За ночь она уже бегло читала печатный текст. Когда он пришёл на следующий день, в обед, к ней в комнату, то почувствовал себя очень несчастным. Эта девчонка уже неплохо писала, используя в качестве образца для письма, книгу, написанную от руки. Он захотел её проверить.
    — Пробуешь меня обмануть? — проскрипел он — Даже я не смог запомнить руны за один день.
    Продолжить гоблин не смог — Терри его резко оборвала.
    — Пошёл на хрен, мудила. Достал, уже. — Она, взяв его за шкирку, выкинула из своей комнаты.
    Гоблин не меньше минуты пролежал на полу, приходи в себя от такой наглости. После чего побежал жаловаться колдуну. К его счастью, он нашёл Пайзона одного на втором этаже подвала — Хозяин! Хозяин! — Заорал Охрен, едва увидев колдуна. — Она! Она меня выкинула! Она…
    — Умолкни — раздражённо бросил колдун.
    Гоблин замолчал. Некоторое время Пайзон перебирал травы.
    Закончив, он обратил внимание на гоблина.
    — Так. Кто кого выкинул? — спросил он после минуты пристального разглядывания ушей гоблина — А… Это…Она…Ваш слуга. — Гоблин, наконец, сообразил, что опять сделал глупость. /Надо было сказать дня через три, что з//а//кончил обучение - /подумал он.
    — Я жду. — Колдун начинал злиться.
    — Она эээ Терри, выкинула меня из своей комнаты, когда я пришёл продолжить обучение.
    — Как интересно — произнёс колдун очень ласковым голосом. — И что? — спросил он, доставая из кармана металлический флакон.
    — Ххозяин… — просипел Охрен Гоблина спасла Терри. Она предполагала, чем может кончиться её действие.
    — Где этот зелёный урод? — донёся её голос со стороны лестницы.
    Пару секунд спустя, показалась и она сама — Хозяин? — с легким удивлением сказала она.
    — Так. И что? — уже с интересом наблюдая за развитием событий, спросил колдун.
    — Хозяин Пайзон, прошу простить мои плохие манеры. Я не знала, что вы разговариваете с Охреном — Произнесла Терри вежливо и поклонилась.
    — Прощаю. И что он сделал на этот раз? — поинтересовался колдун.
    — Охрен вошёл в мою комнату не постучавшись. — И чуть смущённо добавила — Я переодевалась.
    — Гхм. Нда. Серьёзно. — Немного опешил колдун. Помолчав с секунду, он принял решение — И ты ещё смеешь жаловаться? — с угрозой сказал он гоблину. — Кстати, ты, зелёная морда и ко мне вламываешься не стучась! — Закончил он, как бы вынося вердикт.
    — Хозяин! Я думал… — безнадёжно пролепетал гоблин.
    — Он думал! — Перебил его колдун — Чем, интересно, ты думал?
    Впрочем, неважно. Тебя нужно наказать. Только как, уши ещё не выросли. Да и привык ты к отрезанию ушей. — Он посмотрел на Терри.
    — Хозяин Пайзон, если вы разрешите… — Терри сделала паузу и слегка поклонилась.
    — Разрешаю. — Важно произнёс колдун и царственно показал правой рукой на гоблина Терри без лишних слов ударила гоблина ладонью в грудь. От прямого удара он, с коротким стоном, пролетел до стены, где–то метров пять, отскочив от неё как мячик, упал ничком.
    Солнце перевалило за полдень, жара вне башни поднималась к своему пику. Внутри же, воздух всегда приятно прохладен. В библиотеке четвёртого этажа были открыты все окна и в прохладу помещения втекал дрожащий жаркий воздух улицы. За столом, расположенным почти в центре библиотеки, сидел Шевал Криер. Он читал очередную книгу со стихами. Временами, его достигали наплывы горячего воздуха с улицы, приятно щекоча кожу. В такие моменты Шевал отрывался от чтения и рассеяно смотрел в никуда. Со стороны входа на этаж, снизу послышались очень легкие шаги. Криер, не отрываясь, отметил для себя, что на этаж вошла Терри, личный слуга Пайзона. Обречёно вздохнув, он приготовился закрыть книгу.
    — Сэр Шевал, вы могли бы оказать мне услугу? — спросила Терри, без предисловий.
    — Возможно — ответил Шевал, поднимая взгляд от листов толстой книги со стихами, написанными от руки. — Какую?
    Шевал приезжал к Пайзону только из–за этой библиотеки. В ней собраны уникальные художественные произведения. Он всегда гостил у колдуна дюжину дней в году. И проводил почти всё время в этой библиотеке. Его люди, в это же время ели, спали ну и конечно тренировались, в общем, проводили время с пользой.
    — Мне хочется посмотреть на тренировки ваших людей. Я не могу учиться драться в открытую, но с некоторых пор у меня хорошая память. — Произнесла она нейтральным тоном, рассматривая корешки книг ближайшего стеллажа.
    — И?
    — У меня нет причин находится рядом с вашими людьми во время их тренировок.
    — Хорошо, я что–нибудь придумаю. — Согласился Шевал.
    Этим же вечером Терри получила приказ, находится рядом с солдатами капитана Шевала во время их тренировок или вылазок в деревню. Так, на всякий случай. Колдуну она пока была не нужна, он сочинял историю своей победы над Грии, поэтому согласился с аргументацией Шевала.
    — Солдаты дисциплинированные, но всё же они солдаты. Вспомните, что они устроили в той деревне прошлый раз. А Терри, как я понял, довольно сообразительный демон. — Объяснил Шевал свою просьбу направить Терри присматривать за своими солдатами. — Да и я смогу больше времени проводить в вашей великолепной библиотеке. — Добавил он, немного подумав.
    — Так. Ну, ладно. Будь, по–вашему — Почти без раздумья согласился Пайзон. На ближайшую неделю она всё равно была не нужна.
    Солдаты отнеслись к Терри насторожено. Они уже знали, что она демон суккуб. Сержант получил странную, на его взгляд, просьбу от своего командира.
    — Вы там почаще отрабатывайте защиту при нападении на одного, подробно, с разъяснениями.
    — Хорошо, командир. — Согласился сержант.
    — Ещё одно, Халд. Возьми кого–нибудь из деревенских и проведи с ним курс молодого бойца. Тоже с разъяснениями.
    — Ладно, — удивился сержант — сделаю.
    Причину этой просьбы Халд понял в первый же день присутствия Терри. Она безразлично смотрела на тренировки солдат, но как–то уж слишком безразлично. Халд разделил по времени тренировки солдат и обучение основам боя на мечах для одного, подобрав для этого довольно способного деревенского парня.
    — Эй, парень. Хочешь получить несколько уроков владения мечом? Обратился сержант к крепкому на вид пареньку лет пятнадцати. Бесплатно. — Добавил он.
    Мальчишка, в первый момент не поверил, что этот внушительный солдат обращается к нему.
    — Я, господин солдат? — изумился он.
    — Да, ты. Чего рот открыл? Не хочешь? — Сержант говорил уверенно, внимательно смотря на мальчишку — Хочу, господин солдат! — обрадовался он и тут же увял — Батька не разрешит.
    — Идём. Попробую уговорить твоего батьку. — Также уверенно сказал сержант.
    Проблемы с отцом мальчишки решились быстро — тот сразу согласился, узнав, что уроки будут бесплатные.
    Все тренировки проходили на пустыре, не далеко от деревни.
    Сержант подробно и достаточно громко объяснял тому пареньку, что такое меч, как его следует держать, как наносить удар, как принимать удар и тому подобные действия. Везде он делал упор на бой один против нескольких.
    — Вот, правильно! — Довольно сказал сержант, наблюдая, как деревенский парень делает уклонение от медленного удара мечом.
    Терри наблюдала за прохождением тренировок солдат сэра Шевала.
    Хотелось тоже помахать мечом, хотя бы немного. Просто наблюдать было скучно.
    — Замечательно! — Подбодрил парня сержант. Парень пропустил удар в живот и сейчас пытался встать.
    /Пресс у него слабый./ /- /Не страшно! Ты живот напрягай, когда дерёшься. А сейчас вдохни поглубже. — Дал совет солдат.
    Паренёк, глубоко вдохнув, поднялся. Криво улыбнувшись, сказал:
    — Да, я в порядке.
    — Молодец. — Похвалил сержант. — Продолжим. Запомни — в бою побеждает не тот, кто сильнее, а кто опытнее. Сильные мышцы важны, не спорю. Но без опыта это просто мясо для меча. Запомни — главное опыт.
    /Нет, сержант, главное скорость реакции. Никакой опыт не поможет вам, если пр//о//тивник двигается в пять–десять раз быстрее. Я, например. Не, ща лопну от самомнения и гордости за с//е//бя!/ Парень снова получил удар в живот, но остался стоять, хотя и замер, глотая воздух как раба.
    — Ты молодец. — Ободряюще хлопнул по плечу паренька, подошедший солдат. — Неплохо держишься.
    — На сегодня хватит. Продолжай работать над мышцами живота.
    Встретимся через день. — Заявил парню сержант и гаркнул, обращаясь к своим солдатам. — Строиться!
    Колдун, на третий день с момента, когда приставил Терри к солдатам Шевала, ощутил сильное беспокойство по отношению к ней.
    Колдун вызвал её к себе.
    — Ну, как проходят тренировки — небрежно поинтересовался он у девочки, рассматривая на свет жидкость в колбе.
    — Для кого как, а для меня скучно. — Ответила Терри, старательно изображая уныние.
    — Хм. — Колдун опустил колбу и посмотрел на девочку — А чем ты всё это время занимаешься.
    — Сижу и жду, когда закончатся тренировки.
    — Сама тренироваться не пробовала — Попытался спровоцировать её колдун.
    — Хозяин, зачем мне это? — Искренне удивилась Терри — Я ведь и так сильнее любого из тех солдат. Зачем ещё и мучить себя.
    — Ну, разве что так. — Немного успокоился колдун. Он заметил, что Терри хочет что–то сказать, но не решается. — Говори. — Разрешил он.
    — Хозяин Пайзон, вы могли бы попросить Сэра Шевала перенести тренировки на берег озера? — С надеждой спросила она — Я хоть смогу порыбачить. И для вас польза будет.
    — Скажу. — Успокаиваясь, согласился колдун — Иди.
    Всё–таки он имел сильную интуицию, так как и после этого разговора какая–то неясная тревога осталась, но понять её причину колдун не мог.
    Шевал Криер провёл в гостях у колдуна десять дней. Возможно, он остался бы и дольше, но на десятый день прискакал гонец со срочным приказом для капитана императорской гвардии сэра Шевала Криера.
    Шевал очень органично всем не мешал и все же, после ухода, в башне стала заметно его отсутствие. Хотя Терри долго скучать не пришлось.
    На второй день, как Шевал и его отряд покинул башню, пришли две дюжина гномов. Хмурые, бородатые, хорошо вооружённые воины, подозрительно косились по сторонам. Они встали в оборонительное кольцо, в паре сотен шагов от ворот в башню. К ним на встречу пришёл голем–уборщик. Старший, этого отряда гномов, попросил встречи с колдуном. Голем что–то невнятно уркнул и ушёл обратно в башню. Терри в этот момент старательно рыбачила. Она заранее знала, когда придут с выкупом, поэтому позаботилась, чтобы колдун лично отправил её из башни куда–нибудь.
    Колдун вышел минут через десять. Гномы уже начали терять терпение, когда из ворот сначала вышел старый голем, сильно скрипя конечностями при движении, а за ним и сам колдун. Он нарочито медленно подошёл к ожидавшим его гномам.
    — Быстрее, я занят! — требовательно произнёс он вместо приветствия.
    — Наш клан принял твоё предложение. Вот оговоренная сумма Хрипло выговорил массивный гном. Он был порядочно зол и с трудом сдерживал себя — Ваших коротышек освободят, как только я пересчитаю деньги. Презрительно сказал колдун.
    Старший гном в ярости заскрипел зубами, его сородичи негодующе зашумели, однако сдержались. Где–то через час гномы покинули пределы башни, уводя с собой освобождённых собратьев. Они все уходили молча, намереваясь, в последствии нанести колдуну неожиданный для него визит.
    Терри вернулась поздно вечером, принеся с собой очень неплохой улов. Первым, кого она встретила в башне, был гоблин. Похоже, Охрен с большим нетерпением ожидал её возвращения. Он красочно рассказал об освобождении гномов за очень большой выкуп. Конечно же, не забыв упомянуть свою заслугу, что это именно он придумал, как с гномов–рабов можно получить много денег.
    — Вот, смотри! — восторженно выговорил он, демонстрируя две золотые монеты.
    — Охрен, ты идиот! — обеспокоено заявила Терри, проигнорировав золото.
    Оттолкнув гоблина в сторону, Терри направилась прямиком к колдуну за подтверждением происшедшего. Колдун нашёлся в лаборатории. Терри вошла сразу, даже не постучавшись, и с порога поинтересовалась:
    — Хозяин Пайзон, могу я задать вопрос?.
    — Так. Н–ну задавай. — Позволил колдун. Он сообразил, что для столь наглых действий есть причина.
    — Охрен сказал, что гномов отпустили за выкуп. Это правда? Твёрдым голосом спросила Терри.
    — Да. Но почему тебя они заинтересовали?
    — Хозяин Пайзон, простите мне мою наглость, но вы не должны были освобождать гномов.
    — Та–ак. Объясни почему. — Заявление Терри, его ошеломило Подробней.
    — Как пожелаете, Хозяин Пайзон — девочка выразила покорность коротким поклоном.
    В лаборатории колдуна используется множество вещей сделанных гномами, вся стеклянная посуда, тигли, ступки и так далее. До этого момента, он покупал все эти вещи в гномьих лавках. Пайзон, как маг, пользовался скидками при покупке товара. Сейчас гномы узнают, что он сотворил с их сородичами, одно дело слухи, другое — живые свидетели.
    И как минимум, откажутся продавать ему необходимые вещи для работы.
    — А могут даже и башню обрушить.
    — Согласен. — Признал он доводы Терри — Они это могут.
    — Надо было оставить их. В конце концов, они бы все перемёрли, однако принесли бы пользу.
    Колдун зарычал от злости и активировал кольцо, вызывая боль у Терри. Девочка упала, как подкошенная — боль оказалась слишком неожиданна. Колдун в первый момент не понял, что с ней случилось, когда сообразил, ещё больше разозлился. Причинять боль Терри сейчас, он не собирался. Прекратив действия кольца, обратился к Дирту.
    — Притащи сюда гоблина, немедленно! — со злобой произнёс он.
    — Да, хозяин. — Пророкотал голем.
    Дирт выполнил приказ быстро. Гоблин крутился неподалёку — ждал, когда Терри уйдёт от колдуна. К тому моменту девочка смогла подняться и немного придти в себя — слишком уж неожиданной оказалась боль.
    — Отправляйся к себе — сказал ей колдун, когда Дирт затащил гоблина.
    — Да, Хозяин Пайзон, но могу я задать вопрос?
    — Ну, давай. — Разрешил колдун, начиная злиться и на Терри.
    — Что вы будете делать с гномами?
    — У тебя есть предложение?
    — Возможно, да. — Подтвердила Терри — Мне приходилось подолгу общаться с ними. Из разговоров я узнала, что для всех подгорных кланов есть общая проблема — пауки.
    Откуда брались пауки в глубинных штреках, гномы не знали. Пауков было несколько видов: теневые, кристаллические, красные и мёртвые.
    Самые опасные из них — мертвые. Такие пауки получались из погибших кристаллических пауков. Мёртвые пауки не размножались, но быстро росли. От их яда не существовала противоядие. От яда кристаллических пауков противоядие существует, но не очень действенное — где–то трое из десяти всё же умирали. Кстати, своё название они получили из–за того, что после укуса, жертва в течение четверти часа почти полностью обезвоживается и покрывается кристаллической коркой из выделившихся солей. Хотя многие из людей, и не только людей, думают — кристаллические потому что хрустальные. На самом деле просто их хитиновый покров достаточно прозрачен, а внутренние жидкости паука слегка светятся.
    И если с остальными пауками можно бороться, убивая их, то мертвых необходимо уничтожить полностью, иначе они всё равно поднимались. К тому же их внутренности также ядовиты, как и их яд.
    — Точнее. — Заинтересовался колдун.
    — В шахтах гномов есть так называемые Мёртвые пауки. От их яда до сих пор никто не смог сделать противоядие. — Терри ненадолго замолчала, давая возможность колдуну принять решение — Вы можете поменять такое противоядие на сохранение прежних отношений с кланами гномов.
    — Такое возможно, — задумчиво произнёс колдун — но у меня нет образца этого яда.
    — Вы можете отправить гномам письмо с предложением. — Терри поглядела на висящего в ручищах Дирта, гоблина — А отнесёт его, Охрен.
    Колдун благосклонно кивнул, соглашаясь со сказанным. Переведя взгляд на Охрена, он довольно оскалился.
    Огромный зал, в котором принял гоблина, король гномов клана Колеса, освещался не факелами, а множеством небольших кристаллов, испускающими мягкий белый свет. В первый раз, когда гоблин в сопровождении голема Дирта прибыл к гномам, вообще смутно осознавал происходящее — он постоянно ожидал, что его убьют. Воспринимать окружающее он смог только когда его выставили наверх за ворота.
    Потому, вспомнить, где он там был, и что там было, не мог при всём своём желании. Сейчас он чувствовал себя более спокойно, и с ужасом и жадностью смотрел на невероятное богатство. Король и его несколько советников, в это время, о чём–то спорили. Убранство, малого общего зала для приёмов, могло впечатлить и привыкших к роскоши эльфов.
    Впрочем, именно эльфы проводили отделку всех королевских залов для приёмов.
    Гоблин видел только деньги. Он не воспринимал красоту мозаики пола, ни фресок на стенах и далёком потолке. Он, только лишь, пытался представить — сколько можно получить денег, если всё золото и драгоценные камни, использованные для украшения зала — продать. И как потом потратить получение деньги. От этих сладких размышлений его оторвал особенно громкий возглас, вероятно принадлежащий королю:
    — Я решил так!
    Советники сразу умолкли, но нельзя сказать, что они согласились с принятым, королём, решением.
    — Гоблин Охрен, предай своему хозяину, что МЫ согласны! Пророкотал тяжёлым басом Король.
    Гоблин впервые услышав голос короля, до этого с ним говорили стража или советники, перепугался и не смог вымолвить ни слова в ответ.
    — Выпроводите гоблина наверх и проследите, что бы он дождался запрошенного паука. — Отдал распоряжение страже один из советников.__ Когда Охрена увели из зала, один седой гном спросил:
    — Мой король, вы уверенны, что так будет правильно?
    — Нет. — Тяжело вздохнув, ответил король. Советники почтительно поклонились. Ещё немного помолчав, он добавил — Мне нужно побыть одному.
    В зале очень быстро остался один король. Наступившую тишину нарушало только его дыхание. Король, в который раз вспоминал недавний разговор с освобожденными, от рабства у Пайзона, гномами. И каждый раз его одолевали сомнения — нужен ли гномам этот договор. Та встреча опять настойчиво всплывала перед его внутренним взором.
    — Рад видеть вас, братья мои гномы — поприветствовал король, вошедших гномов, недавно выкупленных из рабства у колдуна Пайзона.
    Гномы вообще–то несильно интересовались отдельными личностями наверху, но про «отравителя Пайзона» слышали. К тому же ничего хорошего. Те, кого освободили от рабства, выглядели болезненно–бледными. У всех гномов, ближе к совершеннолетию (ну, может чуть позже), кожа приобретает тёмный оттенок, чем–то похожий на бурый цвет. Только у очень больных кожа светлела, но для этого требовалось много времени.
    — Вы просили о личной встрече. Чем я могу вам помочь?
    — Мы приветствуем тебя, наш король. — Разом произнесли гномы.
    — Я не хочу никого обидеть, но достаточно ли вы здоровы для разговора? — осторожно спросил король Гномы переглянулись и один, видимо старший, выступил вперёд.
    — Мы благодарим за вашу заботу о нас, Ваше Величество. Для этого разговора, у нас достаточно сил. — Ответил он — Ну, тогда присаживайтесь к столу. За доброй едой разговор идёт легче. — Согласился король — Не всегда. — Откликнулся тот гном.
    Тем не менее, все расселись за столом. Дальнейший разговор, действительно, получился не для еды.
    — Вы уже знаете, нас попало к колдуну двадцать семь — начал он. Некоторое время он использовал нас для проверки ядов, растворителей и прочих гадостей. Мы даже не могли совершить самоубийство. Рабский ошейник не дает этого сделать. Мы остались жить совершенно случайно.
    У колдуна появился новый личный слуга, которого он ценит. Это особый слуга — девочка–демон… суккуб. Она спасла наши жизни — убедив его, что живыми мы принесём пользы больше, а для проверки ядов вполне можно использовать крыс. В последствии, именно она помогла вернуть нам свободу. Взамен она просила об одной услуге — право на месть передать ей.
    — Вполне возможно. — Король задумчиво потеребил бороду. — Что для этого ей нужно?
    — Мой король… Ваше величество… — гном замер, в нерешительности глядя на короля — Вы должны отменить приказ о прекращении торговли с этим колдуном. Но не просто так. В течение трех дней к нам прибудет посланник от него — гоблин Охрен. Он принесет предложение колдуна о сделке, чтобы замять нашу историю.
    Сделка довольно проста — он предложит сделать противоядие от Мертвых пауков. Взамен Вы объявите о сохранении прежних отношений с ним. Вы должны согласиться с этим предложением, однако выставить дополнительные условия. — Гном прервался, что бы смочить горло.
    Король к этому моменту начал проявлять интерес к разговору, подбадривающе качнул головой. — Вы должны потребовать, чтобы противоядие было составлено из легкодоступных компонентов и не содержало ни вздоха магии. И еще, если возможно, надо не убить гоблина. — Гном устало опустился в кресло. Ослабленное здоровье дало о себе знать — его лицо покрылось заметным потом.
    — Вы уверенны, что этот колдун сможет сделать противоядие? — с затаённой надеждой в голосе спросил король. — Сотни лет лучшие маги и травники не могут ничего сделать — Ваше Величество,… несмотря на всю мою ненависть к нему, я должен признать — он очень одарённый и талантливый колдун. — Нехотя произнёс гном.
    — Хорошо. Я принимаю её предложение. — Выразил согласие король.
    Еще раз, потеребив свою бороду, добавил. — Надеюсь, вы уверены в последствиях.
    — Нет… Но мы верим ей. — Твёрдо сказал тот гном — Еще одно, Ваше Величество. Терри просила предупредить, противоядие, скорее всего, будет действовать только на гномов .
    — Надеюсь, что все правильно. — Неуверенно пробормотал король себе под нос, его не покидало ощущение близких перемен.
    Старый гном оглядел зал, останавливая взгляд на ярких местах, всматриваясь так, будто бы видел это в первый и последний раз.
    Громко вздохнув, тяжело поднялся с трона и решительно вышел из зала.
    Колдун очень сильно изумился настолько простым и быстрым договором с гномами. Он даже сначала не поверил Охрену, что тот был принят королем и остался в живых. Но присутствие Мертвого паука и свидетельство голема Дирта, указывали на невероятное — гномы согласились на сделку. Дополнительные условия, выставленные гномами, слегка озадачили, но были вполне приемлемы. Тем более, теперь у него был «живой» Мертвый паук.
    Гоблина он передал в личное распоряжение Терри — для большего усугубления его наказания. Колдун знал про абсолютную неприязнь Охрена к Терри. Этим он хотел усилить вражду между ними.
    Противоядие было сделано через шесть дней с момента получения паука. Но колдун потратил ещё неделю для того, чтобы подвести его к условиям гномов и добавить своё ограничение. После переработки противоядие действовало только на гномов. Передача рецепта противоядия прошла в полной взаимной неприязни, а спустя три дня было объявлено о восстановлении прежних отношений между гномами и магом Пайзоном, известным как «отравитель Пайзон».
    Яд того паука колдун проверил на Терри. Однако сделал он это скорее для проформы, не надеясь на долгожданный результат. Яд девочке совершенно не понравился. Липкий, жгучий, горький, вонючий в общем, с отвратительным вкусом и запахом. Но умирать от него не стала. Впрочем, этот яд, как и другие до него, никак на её самочувствие не отразился. Если, конечно, не считать испорченного настроения.
    Глава пятая: Неприятные встречи и неожиданные друзья.
    С того времени прошло почти полгода. Отсутствие рабов–гномов заметно сказалось на затратах. Если раньше поломанный стул бесплатно чинил гном, то теперь за подобную работу приходилось платить.
    Кстати, качество работы зачастую было не на высоте. За эти более полугода, колдун полностью осознал глупость, которую он сделал, отпустив гномов за выкуп. Но что сделано, то сделано. Острота тех событий забылась, остались только последствия. Для Терри почти ничего не изменилось, разве что свободы стало больше. Колдун почти не контролировал её перемещения вне башни, внутри вообще не контролировал. К завершению этого времени Терри сделала то, что считалось невозможным в этом мире. Хотя и остальное время до того, было порядком забито событиями.
    Через месяц после конфликта с гномами, колдун сделал яд, который опять не оправдал его ожиданий. Терри сказала, что яд не вкусный и пересоленный. В результате колдун обозлился на всех и каждого, и куда–то пропал на пару дюжин дней.
    В его отсутствие приезжал Шмер, пробовал распоряжаться. Первым делом, конечно, начал с Терри.
    — Жаль, нет твоего хозяина, суккубочка, но я и без него разберусь. — Радостно начал он.
    — Мастер Шмер, вы можете оставаться здесь как гость, но вы не можете здесь распоряжаться. — С официально–равнодушным видом обломила его Терри Шмер пробовал возмущаться но, нарвавшись на голема Дирта, резко скис и пообещал пожаловаться на них Пайзону. Ничего не добившись, Шмер покинул башню этим же вечером. Однако жаловаться, впоследствии, не стал.
    Гоблин понял, что Терри, как непосредственный начальник, лучше, чем Пайзон. Она не стала злорадствовать над гоблином, а просто нашла для него работу. Теперь его основной обязанностью стала заготовка трав для колдуна. Надо отметить, в травах Охрен разбирался хорошо.
    Он даже почувствовал себя нужным и малость счастливым. Как–то вечером, гоблин пришёл к Терри извинится за прошлое. Получилось, немного, не так как он хотел. Девочка в очередной раз показала быстроту ума и благородство. Охрен пришёл через час после обеда.
    Малодушно потоптался у двери, не решаясь войти.
    Стук в дверь оторвал Терри от чтения книги, в которой рассказывалось о пантеоне богов гномов. Озадачено покосившись на закрытую дверь, коротко подумала о причине визита гоблина, быстро, не найдя вероятного объяснения, решила выяснить непосредственно у источника беспокойства. То, что за дверью именно гоблин, она вычислила просто — колдун входил не стуча, феи появлялись сразу в комнате, кобольды сначала запихивали свою «морду лица» в комнату и только после стучались, а големов было слышно задолго. В своё время были ещё гномы, но к их счастью они уже давно свободны. Оставался только гоблин.
    — Входи, Охрен — Сказала Терри, заранее готовясь к глупому спору, на всякий случай пересев в кресло.
    Дверь открылась очень аккуратно, можно даже сказать, вежливо.
    Охрен смущённо потоптался в проходе, стремительно зашёл в комнату и потно закрыл за собой дверь. Терри следила за ним с нарастающим изумлением. Хотя внешне она оставалась невозмутимой.
    — Госпожа Терри… — начал неуверенно Охрен.
    — Охрен! Сколько раз тебе говорить, я не «госпожа». — Удрученно вздохнув, прервала его Терри. — Я здесь слуга. Так что обращайся соответственно.
    — Госпожа Терри. — уже с уверенностью повторил Охрен — Я недавно много подумал и понял — Вы спасли мою жизнь… — он тяжело вздохнул.
    — Трижды.
    — Но это не повод называть меня «госпожой». — Заявление гоблина её слегка удивило/ - к чему бы это?/. — Тут у нас у всех есть один господин — Маг Пайзон. — Твёрдо сказала она.
    — Маг Пайзон — наш хозяин. — Возразил Охрен. — Он нас купил. А вы спасли мою жизнь и не требовали ничего взамен. — Он остановился, не зная как продолжить дальше.
    — Ладно, я что–нибудь придумаю, А ты пока прекрати называть меня «госпожой». Договорились?
    — Хорошо. Тэс Терри, я прошу прощения за прошлое…. Простите меня — Эти слова дались для него с трудом, особенно два последних.
    — Ммм, удивил ты меня, Охрен. — Сказанное гоблином ошеломило ее, и теперь она осторожно подбирала слова для ответа — Добро. Оставим прошлое в прошлом.
    Если бы Терри сама не была так ошеломлена, то заметила, как испуганно дернулся гоблин, и его лицо резко позеленело. У гоблинов, как у почти всех сухопутных, кровь красная, а цвет кожи у них зеленый, точнее светлый тон серо–зеленого. Поэтому, когда кровь отливает от лица, то оно зеленеет. Обычный цвет кожи для гоблинов землисто–коричневый, с примесью зелёного.
    Терри не обратила внимания на состояние гоблина.
    — Охрен, — Осторожно сказала она. — ты мог бы кое–что для меня сделать?
    — Что? — с трудом шевеля внезапно высохшим языком, ответил Охрен — Какие ещё языки и письменности ты знаешь? Мог бы ты им меня научить? И ещё, что значит «тэс»?
    Охрен, по мимо общего, знал ещё «серый эльфийский». На этом языке эльфы общались с чужаками и, естественно, гоблинский. Гоблинский язык имеет несколько диалектов с серьёзными фонетическими и грамматическими отличиями. Но, зная один диалект вполне, можно разобраться в другом. С серым эльфийским у Охрена получалось не очень. Однако его грамматику и фразопостроение он помнил хорошо.
    Предложения в эльфийских языках зачастую строились на взаимоисключающих понятиях и/или утверждениях. Зачастую смысл предложения можно было понять только в контексте разговора. Хотя, если разговор строился согласно традиции, то по одному полному переложению вполне можно восстановить весь разговор. В родном языке Терри присутствует нечто похожее. Например, утверждение «да нет» или «вполне может быть, и нет». Всё же, жёсткой связности предложений в разговоре не существует. Гоблин, с его прямолинейным мышлением и логикой в пределах видимости, был не в состоянии строить правильно предложения на таком языке.
    Заинтересовавшись эльфийским, Терри узнала от Охрена, что эльфы разделены на четыре народа: лесные, каменные (их ещё называют городскими), морские и тёмные. У них свои языки. Но, если языки и письменность лесных, городских и морских были основаны на базовом пра–язаке, то у тёмных — свой собственный язык и письменность. Язык тёмных эльфов не был такой уж тайной, а вот их письменность была. За последние тысячу лет три раза предпринимались серьёзные попытки расшифровать её. Исследователи не испытывали недостатка в образцах письменности тёмных, так как те и не скрывали свои книги. Но, несмотря на это, расшифровать не удавалось. Кроме этой таинственной письменности тёмных, у светлых существует ещё «храмовая письменность» — её используют только жрецы эльфийских храмов и только эльфы. Ещё надо отметить — лесные, городские и морские считали себя светлыми эльфами, и естественно, на ножах с темными.
    А «тэс», это обращение к Личному Слуге. Об этом, до сих пор, никто не удосужился сообщить Терри.
    Обучение языкам свелось к тому, что Охрен, пересказал всё, что знал о них, девочке. Терри легко нашла книги с новой для неё письменностью. В библиотеке четвертого этажа нашлось довольно много таких книг. Впрочем, в ней были книги и на неизвестных пока, для Терри, языках. К тому моменту, когда Охрен, закончил «обучать» Терри языкам, заявился и Пайзон. Он притащил с собой какого–то парня с очень смазливой внешностью. Оба вдрызг пьяные. Незнакомец выглядел весь из себя аккуратный, а по манере разговора, отвратительно вежливый. /Наверно под эльфа косит /- вынесла мысленный вердикт Терри. Эльфов она ещё не видела, но из достоверных источников знала, что они существуют в этом мире. В её представлении эльфы примерно так и выглядели — правды, не настолько отвратительно.
    Колдун первым делом привёл его в лабораторию, предварительно вызвав туда Терри.
    — Вот, видите её? — сказал колдун заплетающимся языком. Он сидел на столе, сдвинув в сторону батарею колб. Для уточнения кого, он указал на девочку рукой, точнее попытался указать, потому что вытянутая рука нарушила его устойчивость, и он чуть не упал. — Это она виновата. Представляешь — ей мои яды до бэтиса. Я стараюсь, ночей не сплю, думаю, как бы сделать для неё смертельный яд, а она… — колдун жалобно всхлипнул — Я для неё…Я для неё… колдун взял со стола, на котором сидел, колбу с жидкостью и потряс перед носом, сидевшего рядом же на столе, незнакомца. — Вот видишь… в–видишь, это сильнейший яд. Ложки хватит, чтобы отравить золотого дракона! А она… — колдун кривил губы — то кислый, то пересоленный… Неблагодарная! — патетически воскликнул колдун и протянул в сторону Терри левую руку, указывая, кто конкретно из присутствующих не ценит его трудов.
    Терри была в растерянности. Она ещё не видела колдуна в таком состоянии. Кольцо, как и боль, её уже не пугали. Но она уже знала, что амулет, который носит на шее, не снимая почти три года, может её убить за открытое неповиновение. Она не догадывалась, что ожидать от колдуна в таком состоянии и как реагировать.
    — Красивая. А она точно суккуб? — спросил не в тему незнакомец.
    Голос у него оказался подстать внешности. Хорошо поставленный тенор с проскакивающими козлиными интонациями на некоторых согласных звуках.
    — А? Что? — Очнулся от самоедства, колдун — Да. Точно знаю. — Он опустил руку и сфокусировал свои глаза куда–то над головой девочки, вдобавок ещё стал заваливаться вправо на незнакомца. Тот остановил падение и, слегка тряханул колдуна, возвращая его в действительность. — Какая досада — с искренним сожалением сказал колдун.
    — Угу — подтвердил сидящий рядом и кивнул головой. Оказалось зря, так как сам стал заваливаться влево, захватывая с собой колдуна.
    Пока Терри пыталась сообразить, что ей делать — эти двое с грохотом сползли на пол. Да там и остались, пьяно похрапывая. С десяток колб, реторт и пробирок разбились, упав на пол. К счастью или к несчастью их содержимое было неопасно. Обречёно вздохнув, Терри позвала Дирта и вверила колдуна его заботам, а сама занялась незнакомцем.
    На следующий день, ближе к полудню, Пайзон проснулся и тут же пожалел, что не держит под подушкой какого–нибудь быстродействующего яда. От головной боли разламывался череп, всё тело болело, начиная от ногтей на ногах, заканчивая кончиком языка во рту. Он не смог даже застонать от жалости к себе — горло высохло, слюна стала настолько вязкой, что в ней завяз не только язык, но и похоже вся челюсть. Язык, толстый и шершавый, вообще не хотел двигаться. Надо было бы встать и как–то добраться до лаборатории — там он держал необходимые снадобья. Однако Пайзону было больно не то, что встать, даже думать. В сознании возникали картины, где он что–то с кем–то пил, что–то кому–то доказывал. На мутном красноватом фоне мелькнула толстая, мерзко хихикающая баба. И сразу же она, лежащая на полу и медленно растекающаяся в большую лужу, похоже, что действовал один из любимых ядов колдуна — он растворял жертву заживо. И, на конец, колдун вспомнил, как вместе с каким–то хлыщём выпили большущую бутыль гномьего спирта. "/Мне конец»/ проскрипела мысль в его мозгах. В довершении всех несчастий в дверь громко застучали. Стук разбудил боль в голове, начавшую было стихать. Тот, кто стучал, не дождавшись реакции на стук, открыл дверь и вошёл. "/Дирт. Что иму сдесь нуно» /- вяло подумал колдун. Дирт, аккуратно ставя ноги, подошёл к кровати и протянул своему хозяину запотевший кувшин.
    Пайзон рванулся к кувшину, совершенно забыв про свой недавний страх лишний раз шевельнутся, про боль в голове и муть в глазах. Схватив, он попытался вырвать кувшин из рук голема, но тот держал крепко. Уже не обращая внимания на то, кто держит вожделенную ёмкость с водой, Пайзон подтянулся ближе и сделал первый, очень большой глоток.
    Слюна, смоченная водой, вязким комком залепила горло. Подавившись, он сразу же зашёлся в кашле. Если бы кувшин держал не голем, то его содержимое уже бы впитывалось в кровать. Откашлявшись, Пайзон поступил более вдумчиво — сполоснул рот, и только после этого смог нормально пить. Голем, убедившись в улучшении самочувствия хозяина, передал ему кувшин. Пайзон не сразу разобрал, что пьёт не воду. Тем не менее, этот напиток ему понравился, но узнать его никак не мог.
    Напиток обладал приятно мягким, кисловатым вкусом, и был немного колючий, как некоторые вина. Он прекрасно утолил жажду и сильно смягчил головную боль. Выпив большую часть кувшина, Пайзон перевёл дух.
    — Что это за напиток, Дирт?
    — Квас.
    — Кто тебе это дал? — Поинтересовался колдун. Он не боялся отравления, но все же не любил незнакомую пищу.
    — Терри. — Ответил голем.
    — Ах да, хлебный настой. — Колдун выбрался из кровати — Дирт, позови её в лабораторию. — Приказал он и, пошатываясь, вышел из комнаты.
    Девочка пришла в лабораторию немногим позже, чем колдун принял лекарство от похмелья и привёл себя в порядок. Аэри, фея воздуха, предупредила, когда можно идти. Войдя, Терри остановилась у входа и замерла в ожидании.
    — Хороший напиток, Мне понравился. Однако ты здесь не поэтому. Сказав, колдун замолчал, рассматривая разбитые приборы — Вчера со мной был человек. Где он? — спросил колдун через минуту, когда закончил рассматривать битое стекло.
    — В первой гостевой комнате. — Без задержки ответила Терри — Ещё спит — добавила она после секундного раздумья.
    — Так. Очень хорошо. Иди. — Отдельными фразами произнёс колдун.
    Немного позже, Терри узнала, что незнакомец являлся герцогом Грапис и ярым поклонником эльфийской культуры. Он старался навязать её всем. Хотя сами эльфы, более чем, вероятно, не одобряли его понимания их культуры. Такой вывод сделала Терри поздно вечером.
    Дело в том, что это герцог, оказался простым маньяком–садистом. Ну, может не совсем простым, а серийным но, тем не менее, садистом, хотя и с очень бедным воображением. Герцог Грапис испытывал экстаз, избивая свою жертву до смерти. Он использовал для этого специальный кнут, который всегда носил с собой. К Пайзону, герцога привёл слух, что у того есть раб–суккуб. Герцог встретил колдуна совершенно случайно. Остановившись в придорожном трактире с целью найти с кем поразвлечься, Грапис увидел там того к кому ехал, в очень пьяном состоянии. Колдун, уяснив, что от него хотят, сразу согласился, однако назвал очень большую сумму. Впрочем, для герцога эта сумма была вполне допустима. Он тут же купил Терри на пять часов. «Пять часов это с запасом — больше двух ещё никто не выдержал» гордо заявил он колдуну на его рекомендацию — взять побольше времени.
    Тогда колдун предложил выпить за удачную сделку. Дальнейшее герцог Грапис не запомнил. Кроме одного: колдун продемонстрировал действие одного своего любимого яда. Толстенная баба забавно кривлялась и тоненько визжала минут пять, пока яд растворял её, начиная с ног, и не добрался до корня лёгких. Тогда она замолкла, но все же прожила ещё немного, развлекая герцога своими судорожными дёрганьями.
    Грапис, по сравнению со Шмером, смотрелся как неуклюжий любитель.
    К ударам плети, Терри приноровилась минут через двадцать и остальное время откровенно скучала, приводя своего мучителя в ярость полным безразличием к его стараниям. Помахав почти час, герцог со злостью швырнул любимую плеть в стену и выбежал из пыточной. Лёжа на дыбе Терри услышала его обиженный возглас:
    — Какое унижение! Меня ещё никто так не оскорблял!
    Когда топот Граписа стих, Терри пробормотала с досадой:
    — Трагедия! Прямо–таки «Униженные и оскорбленные» Достоевского Фэ.Мэ. — немного подумав, она вынесла вердикт. — Пожалуй, здесь другой случай — «Идиот», исполняет герцог Грапис.
    Девочка попыталась устроиться поудобней, чтобы легче было ждать, пока за ней придут. К счастью или несчастью, ждать пришлось не долго — громкий стук каблуков заранее известил о приближении герцога Граписа. К тому же он громко и однообразно возмущался:
    — Я её бью, а она молчит. Молчит! Где брызги крови? Нет брызг крови! Бью, а их нет….
    В пыточную герцог вошёл не один — он привёл Пайзона.
    — Вот полюбуйтесь, ни капли крови! — продолжая возмущаться, заявил Грапис. — За что я платил деньги?
    — За пять часов, в течение которых, вы можете делать с ней что захотите, в пределах известных вам условий — Спокойно парировал колдун — у вас осталось ещё три с половиной часа.
    Внешне колдун был спокоен, но Терри уже достаточно его узнала, и видела, что тот наслаждается ситуацией.
    — Тогда я воспользуюсь оборудованием вашей пыточной!
    — На эти три часа она в полном вашем распоряжении. Только не забудьте условие.
    Колдун молча удалился. А герцог остался, и попытался выдавить слёзы из Терри, используя богатый инвентарь пыточной комнаты.
    Впрочем, очень быстро выяснилось — он слабо представлял, для чего нужна та или иная железка. Единственное, что герцог сделал Терри, за прошедшие полтора часа, это вогнал две иголки под ногти. На что–то другое у него не хватило ни выдержки, ни фантазии. Удары колючей плети не доставляли особых проблем. Шипы просто не могли пробить её кожу. Жутко уставший и вспотевший, Грапис ушёл из пыточной в скверном настроении, так и не добившись желаемого.
    Терри провела на дыбе всю ночь и часть утра. Герцог Грапис покинул башню ещё с вечера, даже не поставив в известность колдуна.
    Фея Аэри, найдя девочку, захотела сообщить колдуну.
    — Не стоит. — Возразила Терри.
    — Но почему? — удивилась Аэри — Ты же будешь лежать здесь до завтра.
    — Да потому! — воскликнула девочка — Тебе нельзя появляться в подвале ниже первого этажа. И потом, мне хуже не будет, а вот этот герцог, вероятнее всего, здесь больше не появиться.
    Фея согласилась с Терри и передала её пожелание остальному подполью.
    За завтраком Пайзон узнал, что герцог Грапис покинул его башню ещё вчера вечером.
    — Когда он уехал?! — возмущённо переспросил колдун, у своего голема.
    — Перед заходом солнца. — Ответил тот.
    — Так. Он даже не попрощался?!! — Колдун начал злится — Дирт, проследи, чтобы этот человек никогда больше не попал сюда.
    — Да, хозяин. — Прогудел голем.
    — Ещё одно. Скажи Терри, пусть приготовится. Через час я уезжаю в город, она отправится со мной. — Отдал распоряжение колдун.
    — Да, хозяин.
    Однако спустя час, когда он уже собрался выехать в город, Терри не была готова — голем её вообще не нашёл.
    — Как это её не нашел?! — забеспокоился колдун. — Найти немедленно!
    Минут через десять он узнал, что она не ночевала в своей комнате, что с вечера и до сих пор её не видели.
    — Она сбежала с тем ублюдком!
    Это единственное что пришло в голову колдуна. В ярости он активировал амулет, который когда–то надел на неё, назвав «амулет для отвода глаз», на самом деле это заколдованное украшение должно было убить её за неповиновение или по его приказу. Для активации он использовал кольцо, с синим камнем на, своей правой руке. В то же время он вспомнил про её браслет и сильно удивился, поняв, где находится Терри. Прекратив действие амулета, колдун направился в подвал.
    Войдя в пыточную, он готов был обрушить на нерадивого слугу гневную тираду, даже открыл рот.
    И тут же закрыл, с изумлением увидев, где находится девочка.
    — Простите, хозяин Пайзон, я не могу встать. — С усталостью в голосе сказала она.
    — Этот болван Грапис, уходя, тебя не освободил?! — непонятно чему, удивился колдун.
    — Я утром звала вас, хозяин Пайзон, но вы видимо были заняты. А минут пять назад ваш амулет меня чуть не задушил.
    — Это пыточная, отсюда нельзя ничего услышать. — Разъяснил колдун и махнул рукой только что подошедшему Дирту. — Освободи её.
    — Да, хозяин. — Как обычно прогудел тот.
    С освобождением Терри голем справился быстро, попросту порвав удерживавшие её ремни. При этом он чуть не повредил девочке левую ногу. Колдун дождался, когда она сможет встать, и поставил её в известность о предстоящей поездке в город:
    — За твою лень накажу позже. Сейчас я тебе даю четверть часа, ты будешь сопровождать меня в город. — Высказав это, он ушёл.
    Следом ушёл и голем, оставив Терри одну. Она постояла немного, массируя горло — тонкий шнур амулета очень сильно передавил его. И тоже ушла — собираться, времени оставалось мало. На деле, они смогли выехать только вечером. Колдун дважды возвращался в башню. Первый раз потому, что забыл, второй раз потому, что проголодался.
    Поездка в город получилась не так уж и интересна. Наступившие сумерки, а потом и ночь, не представили проблему, с некоторых пор Терри прекрасно видит в темноте. Она впервые за три года удалялась достаточно далеко от надоевшей башни. Всё увиденное по дороге казалось скорее экзотичным, чем интересным. Да и потом, из закрытой кареты не очень–то много увидишь.
    Три часа езды по грунтовой дороге навели Терри на мысль, что у неё, похоже, разыгралась морская болезнь от лёгкого покачивания кареты из стороны в сторону. Стойко терпя эту ужасную пытку, она отметила для себя — колдун легко переносит поездку, и даже задремал.
    Поездка затянулась на всю ночь. До города добрались часа через два после рассвета. От города и на пару километров вперед, дорога уложена брусчаткой. Когда карета выехала на неё, раскачивание прекратилось, зато стало мелко трясти, что не сильно улучшило самочувствие девочки. Колдун же очнулся от дремоты, зевнул во всю свою пасть и выглянул в окно. Тем не менее, Терри успела заметить, что его зубы поражены страшнейшей болезнью её мира — кариесом, особенно пара левых коренных на нижней челюсти.
    — Так. Скоро приедем. — Сонным голосом пробормотал колдун.
    Заметив напротив себя Терри, удивленно воззрился на неё. Спустя пару секунд он всё же вспомнил, почему она тут. — В городе не смей открывать рот без моего разрешения. — Приказал колдун.
    — Как прикажете, хозяин Пайзон. — согласилась Терри.
    — Именно, как прикажу.
    Минут через десять они достигли городских ворот, и возничий остановил лошадей.
    Внутри кареты был слышен приглушённый разговор снаружи — вероятно стража опрашивала возничего. Постучав, какой–то стражник, аккуратно открыл дверь.
    — Господин маг, извольте показать ваши бумаги. — Заискивающе, попросил он.
    — Изволю. — С презрением согласился колдун и небрежно передал небольшую папку из толстой кожи, стражнику.
    Получив, что хотел тот сразу скрылся снаружи, не забыв прикрыть дверь. На просмотр бумаг ушло меньше минуты. На этот раз, в карету заглянул другой стражник, судя по форме, офицер.
    — Офицер городской стражи, Кивар. Ваши документы в порядке магистр. — Официальным тоном сообщил тот, отдавая их колдуну Приятного пребывания в городе, магистр Пайзон. — Кисло, улыбнувшись, пожелал офицер.
    Забрав папку с документами, колдун не удостоил того ответом.
    Их пропустили без очереди. Недовольно ворча, люди, всё же пропускали экипаж, как им сказали, мага. Какой–то дворянин видимо счёл ниже своего достоинства пропускать карету «какого–то базарного фокусника». Его слуги загородили лошадям дорогу, останавливая экипаж Пайзона. Окружающие одобрительно зашумели.
    — Я, барон Грос, не позволю какому–то колдунишке проехать впереди себя — Гневное заявление тонким голосом, наверное, принадлежало недовольному.
    — Вот сами с ним и разбирайтесь! — ответил недавний офицер. Его голос Терри запомнила.
    Терри вопросительно взглянула на колдуна. Заметив её взгляд, он лениво сказал:
    — Не сильно.
    — Как пожелаете, хозяин Пайзон. — ответила она, сделав лёгкий поклон.
    Спустя несколько секунд, дверь кареты распахнулась во всю ширь, в проёме стоял, вероятно, сам барон.
    — Я вам покажу… — яростно просипел барон. Но, разглядев внутри кареты Терри, резко замолк, не закрыв рот. Суккуб, ему улыбнулась обворожительно и чуть виновато.
    — Какие–то проблемы, уважаемый… — Суккуб сделала небольшую паузу.
    — Барон Грос… — еле слышно прошептав, представился барон.
    — Господин барон Грос? — Закончила она.
    Пару секунд Грос не мог ничего сказать, только хватал ртом воздух. Терри насладившись произведённым эффектом, успокоилась и нормально продолжила:
    — Барон Грос? — Своим обычным голосом спросила она.
    Впрочем, нормальный голос Терри произвёл на беднягу Гроса ещё большее впечатление — если до этого он завораживал и заставлял повиноваться, то этот, чистый голос подростка девочки, привёл его в восторг.
    — Никаких проблем! — прохрипел тот и резко повернулся к стоящему рядом своему слуге — Немедленно освободить проезд. Немедленно! Басовито пропищал Грос и улыбнулся Терри во весь свой щербатый рот.
    Кстати, его зубы тоже были в ужасном состоянии. Барон закрыл двери кареты и отошел, не мешая проезду.
    Проезжая ворота колдун презрительно скривил губы и, процедив «толстый боров» — обратился к девочке:
    — Мне понравилось. Можешь говорить, когда сочтешь нужным. Благосклонно вымолвил он.
    Терри сделала короткий поклон, подтверждая услышанное.
    В самом городе они остановились в зажиточном районе, в особняке одного знакомого Пайзона. Точнее знакомой, она бывала в нём редко, на этот раз приехала специально, чтобы встреться там с Пайзоном.
    Она, также как и многие знакомые колдуна, хотела увидеть суккуба.
    Потому как кривился колдун, Терри сделала вывод — свою знакомую он терпит с трудом.
    — Какая радость! Магистр Пайзон, наконец–то вы приехали! — томно воскликнула, расфуфырено одетая женщина. Её пёстрый наряд был на редкость безвкусен: короткий подол платья компенсировали длинные широкие рукава до земли, в разрезах рукавов виднелись пухленькие ручки с коротенькими пальцами, унизанные кольцами. Вполне вероятно, было множество браслетов. Но разглядеть их пока, не представлялось возможным. Длинные волосы собраны в высокую конструкцию непонятного смысла. Да и вообще непонятно, что она собиралось показать, одеваясь настолько крикливо.
    — Я тоже рад вас видеть, уважаемая графиня Поири — вяло поприветствовал её, Пайзон. — Как вы и просили, я привёз своего суккуба.
    — Где же она?! Где? — с энтузиазмом воскликнула дамочка.
    Терри вышла из кареты, решив, что сейчас самое время.
    — Что–то непохожа она на суккуба, магистр. — Разочарованно протянула графиня, небрежно оглядев девочку снизу вверх. — Вас обманули. — Громко заявила она.
    — Не может быть! — с деланным возмущением ответил колдун.
    Заявление графини пробудило в нём интерес.
    — Абсолютно точно, она не суккуб. Это простая человеческая девка.
    — Уверенно продолжила разоблачение графиня. — Уж мне то можете поверить, магистр. Я ведь сама наполовину суккуб — вы же знаете.
    Такое я чувствую.
    — НУ, а ты что скажешь? — обратился колдун к Терри.
    — В её роду демонов не было. — Уверенно сказала девочка. Откуда стало известно, она понять не могла, но была уверенно в этом — Один раз были орки, остальные люди.
    — Да как ты смеешь!!! — Возмутилась графиня Поири — Магистр, приструните свою девку.
    — Ничего не могу сделать. — С наслаждением ответил колдун — Она действительно суккуб, так что «своих» чувствует сразу.
    — Извинитесь немедленно! Или…или я больше не желаю вас видеть!
    — оскорблёно потребовала графиня.
    — За правду не извиняются. — Гордо возразил колдун.
    — Тогда… Немедленно покиньте мой дом! — Обиженно воскликнула графиня Поири.
    — Как скажете, графиня. — С усмешкою ответил колдун.
    Пребывание в доме графини заняло не более четырёх минут. Покидая особняк и, порядком надоевшую хозяйку особняка, Пайзон посчитал, что день начался удачно. Дав указание возничему ехать к базару, он обратил внимание на Терри.
    — Не ожидал, что от тебя будет польза. — Довольно сказал он. — Ты заслужила награду. Вот возьми — колдун, высыпав на ладонь с десяток серебреных монет, протянул их девочке — Благодарю, хозяин Пайзон. Как скажите, хозяин Пайзон. — с почтением принимая деньги, сказала Терри.
    Серебро вреда девочке не причинило, чему колдун немного расстроился.
    — У базара я тебя выпущу из кареты. Ты свободна до конца этого дня. — продолжил одаривать её колдун. — Всё что купишь, будет твоё, не заберу. — Уверил он. — К темноте жду у восточных ворот. У меня ещё дела в городе.
    — Как скажите, хозяин Пайзон. — с пиететом в голосе ответила Терри.
    Оставив девочку недалеко от базара, колдун укатил дальше, приказав ехать прямо через толпу — «Буду я ещё на них обращать внимание» — презрительно бросил он возничему, на предложение объехать базар стороной. Оставляя за собой обозлённых, карета с колдуном скрылась из вида. Терри осталась одна. Впервые за несколько прошедших лет, одна, в окружении множества незнакомых людей, которым, на первый взгляд, не было до неё дела.
    В первую минуту она испугалась и растерялась, так как очень давно не видела такой толпы. По воспоминаниям о своём мире, которые уже начали забываться, она знала, как следует действовать в такой обстановке. Но сейчас ей было страшно. Немного успокоившись, Терри стала различать в проходящей толпе отдельные события. Различила продавцов с лотками, покупателей, просто слоняющихся без дела.
    Недалеко от неё протопали по своим делам два гнома, уже изрядно хмельных. Вон там, здоровяк со зверской мордой втолковывал что–то хрупкому субтильному типу, который со скучающим выражением лица, вяло возражал ему. А вон те трое, похоже, работали вместе… Ну, точно — один из них, прилично одетый, заговорил с состоятельным на вид мужиком. Другой, немного пониже первого, ловко снял с того мужика богато украшенный пояс и заменил его полосой грязной материи.
    Третий, самый большой среди этой троицы, прикрывал второго. Первый, быстро завершив разговор, затерялся в толпе, его напарники исчезли немногим раньше.
    Кстати, она, похоже, тоже кого–то заинтересовала. Четверо парней, примерно её роста, но гораздо более габаритные, выделившись из базарной толпы, направились к ней.
    Любопытно, что этим обломам надо? — с появившимся интересом к происходящему, подумала Терри.
    Подойдя, парни заблокировали ей дорогу от базара. Судя по их уверенным действиям, они проделывали это уже много раз. До безобразия убёждённые в своём превосходстве, они, со скучающим видом, смотрели на выбранную жертву. Самый крупный из них шагнул ближе к Терри.
    Мне казалась, что лоб в полпальца это метафора.
    Сильно скошенный назад лоб, действительно, высотой вряд ли превышал толщину мизинца. Глубоко посаженные глаза, крайне похожие на свинячии, были очень близки к носу. Нос большущий, кривой и поломанный. Тяжёлая нижняя челюсть неправдоподобно далеко выпирала вперёд. Толстая шея, громадный кадык, размашистые, мускулистые плечи и, в общем–то, коротковатые руки, которые заканчиваются широкими ладонями с короткими пальцами. Тело очень похоже на бочку или тубу.
    Ноги короткие, толстые и, не просто толстые, а по всей их длине почти одинаковой толщины. Одет, этот представитель существ неопределённого вида, был в хорошую, качественную одежду, которая на нём смотрелась, до смешного нелепо. Его явное физическое превосходство и туповато уверенное поведение не вызывало сомнений, кто верховодит в этой шайке.
    Вожак внимательно оглядел Терри, заметив на её руке браслет личного слуги, хмыкнул.
    — Это твой хозяин проехал сквозь базар? — грубым чавкающим голосом спросил он.
    Терри кивнула.
    — Да не журься парень, это наша территория — заплати и гуляй спокойно! — Радостно осклабившись жёлтыми гнилыми зубами, добавил. Аж до после обеда.
    Его приятели довольно загалдели.
    — Давай плати и гуляй. — Главарь мелкой банды протянул руку, абсолютно уверенный, что сейчас этот сопляк отдаст все свои деньги.
    — Нет. — Спокойно и даже капельку с весельем, ответила Терри. Она малость снизила тональность своего голоса, чтобы не выходить из навязанного образа парня. Манера её поведения никак не соответствовала девочке. За почти три года проведённых у колдуна, испортились даже те, что когда–то были. Да и по джинсовому костюму и аккуратному виду, местные жители могли принять её только за мальчика из зажиточной семьи.
    — Не понял? — Безмерно поразился узколобый главарь. Его приятели тоже удивились такому ответу, и подошли ближе, открывая проход по улице от базара — Нет?! Да ты труп, сосунок! — обрадовался отказу этот идиот.
    Ситуация развивалось не так быстро, как хотелось Терри. К тому же она заметила, как тот субтильный тип, невежливо мотнув головой, оборвав все доводы здоровяка, стал внимательно наблюдал за ней.
    Здоровяк тоже перевёл взгляд на неё, но не так серьёзно, наверное, зная, чем заканчиваются такие наезды.
    Главарь, не переставая скалиться, резко ударил её в лицо. Резко, но недостаточно быстро. Терри легко ушла от удара на шаг назад вправо, перехватила его руку за запястье, продолжая удар дальше, одновременно ведя его руку на излом и вниз. Бедняга так и не понял, как он с размаху ударился о камни мостовой. Впрочем, сам по себе удар особых проблем ему не доставил. Однако Терри не остановилась на достигнутом, продолжая до хруста костей выламывать тому руку, не обращая внимания на невнятное мычание недавнего агрессора. Приятели пострадавшего замерли в растерянности — мальчишка очень успешно сопротивлялся.
    До попадания в этот мир у Терри не было желание изучать способы самообороны. Однако после, такое желание появилось, свободное время тоже появилось, и много. Вспоминая когда–то увиденное в фильмах, она пыталась повторить это в жизни. Что–то получалось, что–то нет. Тем не менее, десяток приёмов Терри довела до автоматизма, в частности перехват прямого удара. Для отработки приёмов она использовала големов–уборщиков, хотя те, по своей природе, очень тупы, но простейшее от них добиться можно. Именно тупость голема мешала в отработки сложных приёмов. Хотя первая попытка тренинга получилась очень «не очень».
    В тот день, возвращаясь к себе после очередной пробы очередного яда, Терри встретила громоздкого, медленного голема.
    — Стоять. — Скомандовала девочка.
    Голем замер. Терри обошла вокруг него, ткнула кулаком в бок.
    — Неплохо — Пробормотала она и спросила, обращаясь к голему. — Ты кто?
    — У–у–у–щ–и–х. — Сообщил тот.
    — Угу. — Девочка посмотрела на подобие метлы в его конечностях, отличающейся от обычной, мягкой и пушистой метёлкой. — Ага! Ты уборщик?
    — А–а — Согласился уборщик.
    — З–замечательно. Ты вот что, поставь свою метлу к стенке. Очень хорошо. — Девочка отошла назад на три шага. — Теперь резко подними свою руку перед собой. Ого!
    Было чему удивляться. Скорость движения оказалась очень большой, едва заметной глазу.
    Отлично. Подойдёт, а то даже не знаю… Хотя он раньше развалится. Впрочем, неделей раньше неделей позже…
    — Опусти. Теперь по–другому, я подхожу ближе, ты ударяешь мне сюда. — Она показала на живот.
    Терри не проверила, может ли это медленное недоразумение ударить, но смогла убедиться на практике. Ещё как может! Ни скорость, ни сила не были ограничены, и удар получился жуткий. Девочка, получив сильнейший прямой в середину груди, голем просто не дотянулся ниже, отлетела далеко по коридору немного наискось, влево. Скользом ударившись о стену, она, крутанувшись пару раз, упала на спину. С минуту пыталась вдохнуть. Боль, в частности от переломанных рёбер, не давала это сделать. Терри с трудом перевернулась на живот, приподнялась на одной руке, и её тут же вырвало: кровь, желчь, остатки завтрака. Рвота дала положительный эффект, удалось сделать вдох. От боли снова вырвало, на этот раз только желчью и желудочным соком. Рука подломилась, едва не упав прямо в блевотину, девочка завалилась на левый бок, продолжив движение, перевернулась опять на живот и сделала глубокий вдох. Не вырвало, но с кашлем вылетела кровь, в лёгких что–то хлюпало. Кровь вырывалась с каждым выдохом, дышать пришлось, сдерживая кашель. Терри поднялась на ноги, опираясь на стену. Поглядев на замершего голема уборщика, махнув рукой, от него и дальше по коридору, прохрипела–прокашляла:
    — Убирай дальше… ..Забудь всё что… .. произошло сейчас… Уткнувшись лбом в стену, она выкашляла приличный сгусток крови.
    Уборщик, получив новую команду, невозмутимо принялся за уборку испачканного коридора. Терри с большим трудом добралась до своей комнаты, к её счастью, никто больше на пути не попался. Упав лицом на кровать, она заставляла себя дышать без стона. От боли дыхание постоянно прерывалось. В комнате, около цветка, появилась фея природы. Через цветок она узнала, что Терри очень больно, и немедленно направилась посмотреть, в чём дело. Увидев состояние девочки, фея, беззвучно всплеснув руками, подлетела ближе и постаралась унять боль. Получилось не очень. Тем не менее, Терри перевернулась на спину, открыв глаза, едва заметно улыбнулась фее.
    Безостановочно текущие слёзы мешали смотреть. Поэтому Терри закрыла глаза и сосредоточилась на боли, вспоминая основы первой помощи при переломах и ушибах. Чем больше вспоминалось, что и как надо делать, тем меньше становилась боль. Пропал кашель и бульканье в лёгких.
    Внезапно возникшая тянущая, стягивающая боль, плавно прошла, оставив отсутствие боли. Девочка недоверчиво сделала глубокий вдох. Никаких неприятных последствий удара не осталось. Сев на кровати, она убедилась, что нет даже синяка. Перед лицом настойчиво маячила фея природы, молчаливо требуя объяснения случившемуся. Терри, знаком попросила немного подождать. В первую очередь необходимо было разобраться с внешним видом. Умывшись, сменив перемазанную кровью одежду, девочка объяснила, что произошло, и зачем это нужно.
    В следующий раз Терри смогла уклониться.
    Потом, ещё, была неделя наблюдений за тренировками солдат капитана Шевала. Результаты наблюдений отражались на големах–уборщиках. Так что теперь, даже без учёта приобретённой демонической природы, она запросто могла справиться с пятью такими же болванами, как тот попытавшийся её ударить идиот. Но наехавшие на неё обломы, об этом пока не знали.
    Бедняга перестал дергаться и мычать, видимо, потеряв от боли сознание. Терри отпустила его руку и с доброй улыбкой поглядела на оставшихся. Пацаны ощутили сильный страх, но не могли сдвинуться с места. Взгляд незнакомца лишил их воли. К счастью, для местной шпаны, в начавшуюся драку вмешался тот худосочный тип в компании со здоровяком.
    — Вам что, жить надоело? — спросил он, успев быстро и незаметно подойти к месту разборок. У него оказался приятный тенор Блин! Эльф! И ухи торчком. Интересно они у него холодные?
    — Валите отсюда. И ссыкуна своего заберите. — Хриплым басом буркнул здоровяк, подходя ближе.
    Из–под побеждённого вожака действительно вытекала лужа скверно пахнувшей жидкости. Однако пацаны не стали возится со своим поверженным предводителем — сбежали в сторону базара, растворяясь в толпе, резонно полагая, что погони за ними не будет. Эльф, проводил взглядом сбежавших и повернулся к Терри. Если он и хотел что–то сказать, то не успел — девочка начала разговор первой.
    — Благодарю за помощь, достойные сыны своих народов! — Напыщенно начала она. Громила, от такого оборота речи в изумлении раскрыл свой рот. Эльф повёл себя более спокойно, хотя тоже слегка шокирован таким началом. Терри секунду наслаждалась застывшими физиономиями своих неожиданных спасителей и весело закончила благодарную речь. Только вот вопрос, кому вы помогали, а кому помогли?
    — Я мммм…уууу — Эмоционально, но не очень информативно ответил громила.
    — Нам приятна твоя благодарность, учтивый незнакомец. — В тон ей ответил эльф. Его приятель ошеломлённо глянул на него, перевёл взгляд на незнакомца и также эмоционально поддержал высказывание эльфа: — «Угу!». Эльф, используя предложенный тон Терри, продолжил Я, лично, спасал тех. — он кивнул на начавшего приходить в себя обоссанца — Вопрос в том, кого хотел спасти мой друг.
    — A–a–a, Я? — Неуверенно произнёс тот.
    — Я, Терри Ал, тэс мага Пайзона — Представилась Терри.
    — Каво? Отравителя Пайзона?
    Терри кивнула — Да я тебя… — грозно сказал здоровяк, делая шаг к девочке.
    — Прекрати! — Остановил его эльф.
    — Но он же тэс Пайзона! Ты думаешь, такая сволочь как Пайзон, назначил его личным слугой за красивые глаза?
    — Нет. — Эльф на мгновение замялся — У него есть амулет контроля.
    Он убьёт носящего за неподчинение тому, кто надел или по приказу. Сообщил он своему приятелю.
    — А, ну… — не выражая сильного согласия, ответил тот.
    Разговор на время прервался — чудик, которого Терри отправила в аут, очнулся. С трудом поднявшись, увидев своего обидчика в компании двух крепких парней, поспешил скрыться, оставляя после себя неприятную вонь.
    — Кхм. Может, продолжим в другом месте? — внесла рацпредложение Терри. — Только я не знаю города. — Предупредила она своих возможных знакомых.
    — Знаю я одно неплохое местечко на этом базаре… — неуверенно поддержал её предложение громила — но вам там, пожалуй, не понравиться.
    — Да уж, если это то самое, тогда точно не понравиться. Подтвердил опасение своего друга, эльф. — Может, пойдём в «Повешенного короля»? — предложил он.
    — Может, уже пойдём, а то дышать нечем. — Поторопила с выбором места дальнейшего разговора, Терри.
    — Хорошо, в «Повешенного» так в «Повешенного» — Без охоты согласился громила. — Только платить будешь ты. — Предупредил он своего приятеля.
    — В том трактире не самая дешёвая еда. — Разъяснил эльф недовольство своего приятеля. — Но, качество продуктов и приготовленных блюд, пожалуй, лучшее в городе. К тому же, они всегда молчат о своих клиентах.
    — Ты забыл сказать, что вход туда стоит не меньше серебряка.
    //
    Глава шестая: Анйеи водес.
    Для передвижения по базару им пришлось выставить вперёд здоровяка, Терри никак не могла решить к какой расе его отнести, следом она, замыкает эльф. Этот ордер не плохо подошёл для движения через базарную толпу. Крепыш, из неизвестной пока для Терри расы, нагло ломился сквозь толпу, оставляя за собой небольшой промежуток свободного пространства, в котором как раз двигались она и эльф.
    Около одного лотка с едой возмущался давешний мужик, размахивая грязной полосой ткани. Ведущий немного сменил курс и попёр прямо на того мужика. Ведомым же ничего не оставалось, как идти следом.
    Налетев на мужика, приятель эльфа возмущённо рыкнул:
    — Смотри где стоишь! Я иду!
    Уже дважды пострадавший, малость струхнул, бросив под ноги тряпку, поспешил удалиться, проворчав напоследок — Ходют всякие.
    Куда король смотрит…
    — Это тот повешенный или тот, что растёкся? — вдогонку ему крикнул довольный произошедшим, их ведущий Терри подобрала брошенную полосу ткани, и они продолжили движение. Вскоре стала видна цель путешествия — двухэтажное здание белого цвета с вывеской из стилизованной верёвки стоящей вертикально и надписью ниже «Танцующий Король».
    — Понимаешь, — Донёсся сзади голос эльфа — короли не пляшут.
    Пройдя ещё с полсотни шагов, они вошли в таверну, хотя правильней, пожалуй, назвать его рестораном. Чистота, порядок и спокойствие в зале казались ненастоящими после базарного гвалта. По мнению Терри, до настоящего ресторана недотягивал, а вот просто таверну явно превосходил. В зале, на удивление мало народу.
    Объяснение почему, появилось прямо перед ними. Четверо громадных парней загородил проход дальше. Конечно, по сравнению с приятелем эльфа, они не смотрелись настолько уж большими, но всё равно производили впечатление. Эльф, демонстративно молча, заплатил им малый золотой, и они расступились, пропуская «уважаемых клиентов».
    Тут же к «уважаемым клиентам» подошёл улыбающийся парень в чёрно–белой одежде; чёрные брюки, белая рубашка (не совсем белая, но всё–таки) - местный официант.
    — Какой столик предпочтут уважаемые? — Поинтересовался он у эльфа.
    — Подальше от входа и лишних ушей. — Ответит тот.
    — Золотой, серебренный или медный? — уточнил официант.
    — Золотой! — возмущённо пробурчал громила — Простого хватит.
    Тут в разговор вмешалась Терри.
    — Чем они отличаются?
    — Тарелкой, на которой лежит хлеб. — Снова пробурчал друг эльфа.
    — Не только. — Уточнил представитель местной обслуги — Золотой отдельная комната, медный — столики в зашторенных углах, серебренный — те два дальних столика за колоннами. — Немного подумав, добавил, видимо от себя. — Левый столик хорошо просматривается, только находясь у стойки бара. Сейчас свободен.
    Терри внимательно посмотрела в глубь зала. В помещении вполне возможно было бы разместить три десятка столов. Однако от входной двери в таверну, были видны только два, находящиеся в середине зала.
    Справа и слева, вдоль стены, расположены ещё столики. Их видно частично, беспорядочно расставленные прямоугольные колонны серьёзно ограничивали обзор. Хотя и остальная мебель, включая светильники, размещены по залу в видимом беспорядке, совершенно, исключая возможность одним взглядом рассмотреть всех посетителей трактира.
    Дальние столики вообще не просматривались со стороны входа.
    — Уговорили, уважаемый гарсон. — Сказала Терри, отдавая тому серебренный. — Видите к левому.
    Указанный столик действительно расположен очень удобно: без яркого освещения, в трёх шагах от стены и, как минимум, в шести от другого ближайшего столика. И, как сказал парень, хорошо виден только со стороны стойки бара. Форма столика также удобна, прямоугольная столешница достаточно большая, что бы поместить свободно двух человек с одной стороны. Дождавшись, когда клиенты рассядутся за столиком, эльф сел один, парень приступил к своим прямым обязанностям.
    — Что будете заказывать? — спросил он у них.
    — Моему большому другу: жареное мясо и острый соус, мне тушёные овощи, также ещё свежие укроп, петрушку, сладкого перца и зелёный лук. Еще каких–нибудь недорогих фруктов. Из напитков: мне молодое вино, моему другу пиво. — Сделал заказ за себя и своего товарища, эльф.
    Официант кивнул, подтверждая принятие заказа, и обратился Терри:
    — Вы?
    — Овощи тушёные с мясом, с десяток отбивных из телятины. Если есть, парное молоко, нет — чистую воду. И тот же набор овощей и фруктов. — Сказала она Парень снова кивнул, принимая и этот заказ.
    — Вино, пиво и молоко будут сейчас. Остальное придётся подождать четверть часа. — Вежливо сообщил он клиентам.
    Клиенты согласно кивнули. Парень ещё раз вежливо поклонился и ушёл по направлению к кухне.
    Официант не обманул. Напитки принесли, стоило ему лишь скрыться в дверях кухни, по кувшину каждого заказанного и соответственно три кружки. Также к напиткам подали дюжину вяленых рыбин, твёрдый не пряный сыр и пару–тройку десятков мелких булочек на серебреном блюде.
    — Может, теперь представитесь? — Спросила Терри, когда те двое и она тоже, заполнили свои кружки.
    — А что, мы забыли представиться? — Наивно поинтересовался эльф.
    — Люди, вы оба какие–то одинаковые, не братья случаем? — В свою очередь съязвила Терри.
    Громила поперхнулся пивом, услышав такое про себя и своего приятеля. Что–то невнятно просипел и снова приложился к кружке с пивом.
    — Я, Фласс Стэн из рода Городских эльфов. Наёмник. Сейчас свободен. — Улыбнувшись, представился эльф — Можешь называть меня Ласс.
    — Очень приятно познакомится, мистер Ласс — ответила Терри.
    — Ээ, Мик Сихгро, в смысле это я Мик Сихгро. Я из рода Лесных Великанов. Тоже наёмник, и это… тоже свободен. И это… ну, можешь звать меня Мик — Старательно выговаривая слова, представился здоровяк.
    — Кх, Тоже Очень приятно познакомится, мистер Мик. Я, если вы успели забыть, Терри АЛ. Можете называть меня Терр. — В свою очередь отрекомендовалась Терри.
    — Вот и познакомились. Давайте выпьем за это! — предложил тост, Мик.
    Ласс и Терри выразили согласие. Каждый, с энтузазизмом, выпили своё.
    — Пока не принесли заказ, мне хотелось бы получить ответ на один вопрос. — Легко и гладко произнёс Мик.
    — Задавайте, там видно будет. — Согласилась Терри.
    — Почему ты служишь Пайзону? Не верю, что этот амулет нельзя снять.
    — Почему служу, история долгая. Сейчас не время и не место её рассказывать. Могу лишь сказать, что за неповиновение, амулет сначала наказывает очень сильной болью во всём теле сразу, только потом может убить. — Терри наклонила свою кружку на столе. — В такие моменты очень больно, но я не могу потерять сознание — магия амулета заботится об этом. — Она одним глотком допила содержимое своей кружки.
    — Серьёзно. — Согласился Ласс задумчиво. — Получается твоя висюлька, артефакт, слишком уж эффектно действует. — Сообщил он свои соображения.
    — Молока никто не хочет? — излишне бодро спросила Терри.
    Эльф просто мотнул головой и взял ломтик сыра.
    — Я вообще не понимаю, как можно есть солёную рыбу, и запивать парным молоком. Тебя не пронесёт? А? — заинтересованно спросил Мик.
    — У–у — Запивая вяленую рыбу молоком, ответила девочка.
    — Суккубов такой ерундой не проймёшь. — Пояснил эльф своему приятелю.
    — Ну, так то суккубов… — начал Мик и замолчал поражённый догадкой. Скосив глаза на сидящего рядом, и без того подозрительного субъекта, он немного отодвинулся. — Ласс, ты же не его имеешь в виду? — с надеждой в голосе спросил он и осторожно кивнул на Терри.
    «Подозрительный субъект» что–то утвердительно промычал, занятый пережёвыванием бутерброда из булочки, сыра и куска рыбы.
    — Мик! — воскликнул эльф — Ты меня не радуешь. Ну, пошевели мозгами! Известно: у Пайзона есть только один тэс и тот суккуб. Ну, Мик?.
    — Эээ, он суккуб? — тыкнул в сторону Терри большим пальцам правой руки, Мик.
    — Не он, а она, суккубы — демоны женского рода. — Пояснил Ласс. Я прав, Терри?
    — Не совсем так, точнее совсем Не так. Демоны — это общее название для жителей нижнего мира. Конкретно суккубы относятся к роду дьяволов, хотя и составляют отдельный вид–род. Также, следует различать суккубов и демонов похоти. Принято считать, что существуют два, не пересекающихся, рода суккубов. В свою очередь, класс демонов специализирующихся на совращении похотью, существует во всех, достаточно обширных видов демонов. Но в моём случае не всё просто у меня нет родства с дьяволами, хотя я и являюсь Истинным суккубом.
    — Несколько точнее пояснила девочка.
    — Ты дьявол?! — Резко осипшим голосом прохрипел Мик. Это единственное, что он понял из сказанного Терри. Надо отметить, что все лесные великаны не любят магию и ко всему сверхъестественному относились с опаской. На пару секунд над столом повисла тишина.
    После чего он быстро переместился на сторону эльфа и схватил его за горло левой рукой. — Так ты, ушастый, сразу всё знал? — Стал трясти Ласса рассерженный великан.
    — Здоровяк, успокойся, еду несут. — Безмятежно сообщила Терри.
    Слово «еда» вернуло душевное равновесие лесному великану.
    Отпустив своего приятеля, он уселся на его стороне стола, всё ещё недовольно сопя. Ласс стойко перенёс внезапную экзекуцию и вообще он выглядел не очень расстроенным, даже скорее довольным.
    Еду действительно несли к столу. Четыре поварёнка тащили их заказы. В один заход красиво поставили блюда на стол. Обходя его по кругу справа на лево, они удалились на кухню. Знакомый официант, шествовавший рядом сними, остался.
    — Господа, у вас всё нормально? — спокойно спросил он.
    — Уже да. Не так как хотелось бы, но вполне приемлемо. — За всех ответила девочка.
    Парень поочерёдно посмотрел на каждого и кивнул, принимая заверения Терри.
    — Если вам ещё что–то понадобится, дайте знак бармену. Предупредил он этих троих и тоже ушёл в сторону кухни.
    Мик, пододвинув к себе не маленький, хорошо прожаренный, истекающий жиром и одуряюще ароматный окорок, принялся укреплять своё, внезапно расшатанное душевное равновесие, очень эффектно действуя ножом и двузубой викой. По сравнению с ним, заказы Ласса и Терри выглядели очень скромно: средних размеров глечики с плотно закрытыми крышками. Глянув на великана, который с удовольствием поглощал свой заказ, Терри непроизвольно сглотнула. Мик, заметив, как на него смотрит демон, отодвинулся на дальний угол стола, но жевать не остановился.
    — Ео уаиа! — Недовольно проурчал он.
    Терри немного смутилась и перевела взгляд на эльфа. Тот ехидно улыбнулся ей, открывая свой глечик, и с удовольствием вдохнул вырвавшийся от туда пар. Дошедший до Терри запах тушеных овощёй очень понравился, и она поспешила открыть свой. Аромат, поднявшийся от её кушанья, показался восхитительным. Почувствовав этот запах, эльф удивлённо приподнял брови, великан оторвался от мяса и с интересом потянул носом.
    — Как вкусно! — довольно сообщила Терри этим двоим. — Вот только майонеза не хватает.
    С кулинарией в башне Пайзона было не очень хорошо. Он не любил новую еду, и в меню сменяли друг друга двенадцать разных блюд, включая четыре вида напитков. Так что, за три года, Терри отвыкла от разностей в еде. Единственное, что она могла себе позволить, это ух_а_ из той ядовитой рыбы. Иногда она брала овощи у крестьян. Они относились к ней настороженно, но и с некоторым сочувствием. То, что она — она и то, что она — суккуб, жители деревни не знали. А то, что она тэс Пайзона и демон — знали. Кстати, уху колдун тоже не любил.
    — М–м–м, запах вкусный! — наконец сказал Мик — Щас доем и закажу такое же.
    — Терри, скажи, а как там в аду? — Не в тему задал вопрос Ласс — Где? — Не поняла она.
    — Ну там, откуда ты родом. — От себя пояснил Мик.
    — А, вы имеете в виду Нижний мир?
    — Какая разница, ад или нижний мир. Как рассол не назови, а с похмелья лучшее лекарство. — С философским видом заметил Мик — Ад — другой план нашего бытия, то есть этого Мира, а также всех сопряжённых с ним миров. — Дала разъяснения Терри — Нижний мир, это просто другой мир… с нестабильной структурой реальности и размытыми границами с другими планами бытия.
    — Эээ, у–у! — В изумлении протянул Мик.
    — То есть, в Нижний мир могут свободно проскакивать действительно планарные существа. При чём без разницы, какие — светлые или тёмные.
    Также они могут существовать в нём без ограничения по времени.
    — Последний раз подобную лекцию я слушал лет тридцать назад, в университете Камня, в моём родном городе. — Сообщил Ласс. — Извини, перебил.
    — Гм, в общем–то, всё.
    — Это хорошо, что всё. У меня от твоих заумных речей аппетит пропал. — Заявил Мик, отрезая небольшой кусок мяса.
    — Терри… — начал, было, эльф.
    — Называйте, мня Терр. Ладно? — бесцеремонно перебила его Терри Так будет лучше…для всех.
    — Гм, Терр… — Ласс оказался сбит с мысли и не мог сообразить, какой вопрос собирался задать — Дьявольщина! Я забыл, что хотел спросить.
    — Терр, ты нам доверяешь? — поинтересовался Мик. Терри не могла ответить по причине занятости едой и поэтому ограничилась утвердительным кивком. — А почему?
    Для ответа ей пришлось оставить в покое свою еду.
    — Потому. Пайзон на дух не переносит всех эльфов и таких как вы, Мик. — разъяснила она причину своего доверия. — К тому же, не чувствую опасности с вашей стороны. Вы… как бы выразится правильно…. светлые существа, а Пайзон — тёмный. Даже, пожалуй, грязный.
    — Точно! Опасности! Я вспомнил, что хотел спросить. — Обрадовался Ласс — Что представляют из себя «Доспехи суккуба». Ты даже не догадываешься, сколько придумано на эту тему. Где–то больше месяца назад, в Седсине, я присутствовал на одном споре (кончившийся дракой), именно по этим Доспехам. Кстати, победил в споре более сильный, он дал своему противнику в лоб. Мик, как того звали?
    — Анйеи водес — сказал Мик с полным ртом. Спешно проглотив не дожеванное, расшифровал свое высказывание. — Андрей Д'Вортес.
    — «Доспехи суккуба» … — без эмоций повторила Терри. Аккуратно положила свою ложку на стол и отрешённо уставилась на почти опустевшее, серебреное блюдо. — Довольно сложная конструкция из кожи и кости, схема конструкции никогда не меняется. Все элементы соединены в единое целое от ошейника до сапог. Доспех квазиживой и самостоятельно регулирует длину и ширину своих составляющих, образуя замкнутую, на носителя, систему защиты. Броня располагает собственным запасом энергии, но может брать энергию и у владельца, используя для компенсации внешних воздействий как магических, так и физических. Естественно, степень защиты полностью зависит от личных качеств обладателя. Дееспособна, только если надета на Истинного суккуба. — Дала она малопонятное разъяснение на заданный вопрос, явно думая о чём–то своём.
    — Скази… какой? — спросил Мик, слегка ошеломленный ТАКИМ ответом.
    Терри промолчала, продолжая отрешённо смотреть на серебреное блюдо. Мик повернулся к Лассу и от изумления открыл свой рот — эльф тоже сидел какой–то задумчивый.
    — Не понял?! — озвучил своё изумление великан. Не дождавшись скорой реакции, он, махнув на непонятки рукой, снова принялся за еду. Не очень удачно. Протянув правую руку за булочкой, получил легкий отталкивающий удар по руке, от эльфа.
    — !?!…
    — Тише!. — произнёс одними губами Ласс. Для убедительности показал кулак возмущённому громиле.
    — !???
    — !!
    Услышав имя победителя спора, Терри полностью вспомнила события, произошедшие в Нижнем мире. Тот болевой шок, нарушил последовательности всех воспоминаний и блокировал память о том, что произошло в Нижнем мире. Часть воспоминаний вообще потеряла смысл.
    Сейчас нарушенная память вернулась на свои места.
    …….
    — Ладно, дядя Андрей, проехали — и серьезным тоном закончила — Вы знаете, где сейчас ключ?
    — Там же, где и последние полгода. Кстати, зачем он тебе?
    — Маг обещал отпустить меня, если принесу. Он называл его жезлом и говорил, что это его вещь.
    — Тогда идём, нечего время терять. — И с презрением продолжил Он колдун и это не его вещь.
    — Дядя Андрей а как этот колдун смог захватить Ле–Ди .
    — Как, как — обманом, как же ещё. Давай расскажу!. Идти нам ещё часа два. — Он глянул на солнце. — Думаю, успею.
    Больше полугода назад, этот колдун явился сюда, якобы с вопросом к Ле–Ди. Вопрос он обдумал очень хорошо, так, чтобы просто ответить на него, не представлялось возможным. «Сравнительные отличия суккубов и демонов похоти», этот вопрос заинтересовал Ле–Ди. Она увлеклось ответом, подробно разъясняя принципы очаровывания у тех и других. Колдун слушал не перебивая, выражая всем своим видом искреннюю заинтересованность ответом. Наверно заклинание «серого подчинения воли» он приготовил заранее, потому как незаметно и за три минуты его подготовить маловероятно.
    Ле–Ди не успела полностью блокировать внезапный удар по её воле.
    Будь это молния, огонь или что подобное, проблем бы у неё не возникло. Воля осталась свободна, но нервная система оказалась парализована на несколько секунд. Её приятель Вортес, со скучающим видом сидевший неподалёку, не сразу сообразил, что происходит, а потом стало поздно. Колдун, видя, что заклинание подействовало не так как задумывалось, применил запасной план — накинул на замершую девушку Железную сеть. Где он взял ту сеть, осталось неизвестно.
    Сеть представляет собой древний артефакт, очень сильный, способный усыпить любого демона, независимо от силы жертвы. Конечно, снять сетку мог только тот, кто набросил её. В истории сохранился случай, когда жертва так и погибла не проснувшись. Колдун потребовал от приятеля Ле–Ди принести «главное сокровище этой сучки». Сообразив, что приятель пленённой не понимает, что требуется принести, не стал спорить и рассказал, как должно выглядеть «главное сокровище».
    Вортес, уяснив о чём идёт речь, попросил подождать два часа. Колдун, постращав всякими карами, дал один час, предупредив, что по истечению срока просто убьёт Ле–Ди. Вортес смог уложиться в указанное время. Получив жезл, колдун первым делом надел на деревяшку кожаное кольцо, а после торопливо стал активировать направленный перенос. Пока приятель Ле–Ди бегал за жезлом, колдун подготовил это заклинание, он не собирался оставлять захваченного суккуба. Поняв, что собирается сделать «проклятый колдун», Вортес в ярости кинулся на него, не думая о последствиях. Перепугавшись преобразившегося демона, тот выронил жезл, и в этот момент сработало заклинание, перенеся его и Ле–Ди. Вортес со всего маха ударился о камни, сразу же подскочив на ноги, он воспользовался пробитым каналом, прыгнул следом за переместившимся колдуном. И все–таки опоздал. Колдун уже успел задействовать камень перехода в мир людей.
    Демон, минут через десять, спокойно рассудил, что в мир людей, в ближайшее время он попасть не сможет, и решил вернуться за жезлом, а там видно будет. Но жезл оказался зачарован от чужих рук. Оставив его лежать, где нашёл, Вортес отправился в город поесть и подумать, как незаметно попасть к тому колдуну.
    Он не знал, что древний артефакт не усыпил Ле–Ди, а парализовал.
    Сам колдун обнаружил это через два часа после прибытия в свою башню, когда решил снять с девушки сеть. Он по привычке, бегло, проверил состояние захваченного суккуба. Поняв, что она не спит, наложил на неё проклятие Архона — оно в случае неповиновения тому, кто наложил проклятие, усыпляет жертву. Ле–Ди смогла бы сопротивляться этому и, даже сбросить его, не будь на ней та сеть. Колдун так и не понял, почему умерла суккуб — он слабо представлял принцип действия проклятия Архона, да и потом не стал в нём разбираться. Сообразив, что после такого, с ним в Нижнем мире даже разговаривать не будут, поэтому жезл для него наверняка потерян. Некоторое время он стаял и бормотал себе под нос что–то нецензурное в адрес всех демонов. В этот момент в его памяти всплыл один ритуал, о котором он читал ещё на первом курсе университета магии Таронта, возможность превратить любого человека в демона. В том ритуале требовалась кровь соответствующего демона и, ещё ряд, достаточно доступных ингредиентов. Он в срочном порядке слил всю кровь из тела суккуба, не заметив, как к крови оказался привязан дух убитого им демона.
    Чуть больше чем через два часа, Вортес почувствовал смерть Ле–Ди и сначала не поверил. Он отправился к местному оракулу. Тот дал уточнение и сделал предсказание — Ле–Ди убили, причём окончательно, «НО ты ещё встретишься с ней, почти с ней и не только с ней». После оракула Вортес зашёл в ближайшую забегаловку. Через три дня он очнулся в баре «Кайирон». В его с Ле–Ди любимом баре и за их столом, в необычной для себя компании. Рядом находились пять, вдрызг пьяных, дьяволов. Один, настоящий суккуб, другой какой–то непонятный демон, парочка дьяволиц из клана «кровавых» и один ночной охотник. Ле–Ди враждовала с каждым из них или они с ней. Вортес, в своё время, так и не смог выяснить причину «неудовольствия». С трудом приподняв голову от стола, он огляделся. В баре никого кроме них не было, причем разгрома не наблюдалось, что, учитывая рядом храпевших, было странно. Вортес, облив и без того прилипшую к телу рубашку, напился из ближайшего кувшина на столе. В нём находился «опохмелин», как обычно называют отвар из сбора трав, приводящий к быстрому отрезвлению и сильной головной боли. Минут пять, простонав от внезапно возникшей жалости к себе и, особенно к голове, он вспомнил, почему здесь в одной компании настолько разные личности. И почему пьяные. Захотелось снова напиться Весть о том, что какой–то колдун, даже не понимая как, убил Ле–Ди, разлетелась по городу весьма быстро. Ле–Ди не очень любили, но она была знаменитостью. Если бы тот колдун убил её в поединке, то никаких возражений не возникло бы. А так, возмутились даже её давние враги. Вероятно, это был единственный, в известной истории случай, когда представители враждующих меж собой различных кланов, открыто, выразили сожаление по поводу гибели общего врага.
    Придя в себя после «опохмелки» он нашёл ещё пять кружек для храпящих за одним столом дьяволов. Разбудил их всех. Пока страдающие от жестокого похмелья дьяволы приходили в себя, шарили по столу и рядом, в поисках «чего бы выпить» он, поставив перед каждым по две заполненные кружки, попросил не торопиться пить. Пять демонов уставились на него мутными глазами, подозревая в жутком издевательстве. Вортес привлёк их внимание щелчком небольшой молнии и сообщил, что в правой быстрое лечение, в левой медленное. И предложил выбрать самим, кому что нравится. Он не предупредил, что заполнил одну «опохмелкой» а другую сивухой. Естественно демоны, страдая от головной боли, сухости во рту, общего мерзкого состояния и вообще, ощущая, как уходит их жизнь с каждым новым толчком боли в голове, выпили содержимое правой кружки, причём все и разом.
    Наверное, они надеялись, что в ней живая вода или, по крайней мере, быстродействующий яд. Выпитая жидкость быстро вернула им жизнь, но оставила головную боль, добавив ещё немного от себя. Минуты через три, когда боль полностью прошла, оставив всех возмутительно трезвыми, они опять уставились на Вортеса. На этот раз в изумлении «почему он ещё здесь?».
    — Ле–Ди убил мелкий, даже по меркам людей, колдун. — Грубо отрезвлённые демоны переглянулись, вспоминая причину совместной пьянки. — Я понимаю, что просить вас об этом с моей стороны большая глупость…. Но всё же, если её убийца попадётся к вам в руки, не убивайте его сразу, дайте мне знать. Я хочу увидеть, как он будет мучиться. — Сказал Д`Вортес.
    Те, к кому он обращался, опять переглянулись и дьявол из клана «Ночной охотник», как самый сильный в этой компании, озвучил принятое молча решение:
    — Хорошо, будь, по–твоему, Д`Вортес. — объявил он хриплым голосом.
    — Тогда мне, пожалуй, пора. — Вортес кисло улыбнулся, оставил на столе золотой сеал и ушёл.
    С тех пор он больше не появлялся в том баре.
    Кстати, дьяволы, уходя, тоже оставили по золотой монете.
    Хозяин заведения, ради собственного здоровья не появлявшейся в своём баре уже три дня, войдя в зал, через час после ухода последнего и не увидев разрушений, удивился. А когда заметил на одном столе стопку из золотых сеал, удивление переросло в панику что тут было?
    После той памятной пьянки, истории о Ле–Ди перешли в разряд легенд. В том баре до сих пор стоит пустой столик в ожидании кого–нибудь из тех, кто тогда–то за ним пил в память о Ле–Ди. Но название бара менять не стал.
    — Вот такая вот история. — Грустно закончил Вортес — Да, ещё одна странность, хозяин того бара утверждает, что нашёл на столе семь сеал. Я точно помню, нас было шесть, и все положили по одной монете.
    Я после уточнил у каждого. Получается, что кто–то седьмой тоже пил тогда с нами, оставаясь невидимым.
    — Да–а, весёлая история…аж плакать хочется. — Сказала Терри. Дядя Андрей, у меня вопрос не в тему: Вы с собой пару бутербродов не взяли? Да и попить не мешало бы.
    — Нет. Но дальше есть чудная пещерка, мы там остановимся, перекусим. Ты переоденешься в одежду попроще — сообщил ближайшие планы Вортес. — А то попадёшься кому–нибудь на глаза в своей броне, и будут они, потом, вопросы глупые думать.
    — Да уж, броня.
    — Да. Причём самая серьёзная из всех, какие я знаю.
    — Да? Поподробней можно?
    — Можно. Почему нет? Эта броня…Так, где ЭТА каверна? — Андрей озадачено покрутил головой, разыскивая взглядом утерянную пещеру Ага! Нам туда.
    Из пещерки на удивление тянуло прохладой. Вортес оставил девочку у входа, а сам быстро прошёлся до конца грота и заглянул за широкий выступ, перегораживающий проход наподобие стены. Махнув Терри входить, он целиком скрылся за выступом. Войдя, Терри более внимательно рассмотрела внутренности грота. Ближе к тому выступу, лежит широкий плоский камень, высотой чуть больше колена — вероятно стол. Никаких подобий стула или чего–то похожего не наблюдалось.
    — Хорошо хоть стол есть. — Негромко прокомментировала она увиденное.
    Терри не успела заглянуть дальше в пещеру для выяснения, куда делся её сопровождающий — тот появился сам.
    — Всё в порядке, всё на месте! — радостно сообщил он — На, держи.
    — Кинул Терри небольшую холщовую сумку — там одежда. Ле–Ди предупредила, чтобы я взял что одеть. — Кивнув на стенку, добавил. Там что–то вроде комнатки. Иди, переоденься, а я пока перекусить приготовлю.
    В сумке нашлось: пара льняных рубашек светло–серого тона, узкие штаны, тоже льняные, юбка слишком длинная и слишком широкая, к тому же шерстяная. На дне сумки лежали две пары сандалий побольше и поменьше. Отложив выбранные вещи — рубашку и штаны, Терри задумалась по поводу обуви. Сапоги её вполне устраивали. Только чем их отделить от остальной конструкции?
    — Надень сандалии, — донеслось из–за стенки — такие сапоги слишком заметны. — Пояснил провожатый и ехидно добавил — я не подглядываю.
    — Ну и ладно. — Согласилась девочка.
    На переодевание много времени не ушло, уже через минуту Терри вышла в другой одежде и пожаловалась:
    — Сандалии большие.
    — Ну, извини, какие нашлись. — Восхищенно рассмотрев ее сверху вниз, сказал Вортес. — не настолько они и большие, чтобы вредничать.
    Сандалии больше где–то на палец и слегка портили впечатление от общего вида девочки. Штаны и рубашка немного больше чем надо.
    Штанины пришлось подвернуть на ладонь, рукава рубашки Терри подвернула чуть ниже локтя. В этой одежде она выглядела стильно, а не застегнутая верхняя пуговица придавала нарочитую небрежность, создавая общую завершённость костюма. Только вот сандалии…
    — В следующий раз куплю мягкие туфли. — Согласился парень. Ладно, еда готова. Начнём.
    — В аду существуют обувные магазины?
    — В аду не знаю, а у нас да — Ответил местный житель, поспешно проглотив не дожёванный кусок вяленого мяса.
    — Так ЭТО не ад? — от удивления таким ответом с трудом выговорила Терри, подавившись твёрдым сыром.
    — Конечно! Это же Нижний мир или ещё называют тёмный мир.
    — !?! — не отрываясь от еды, уточнила Терри.
    — Я тоже хочу есть! — Потрясая ломтём мяса, беззаботно возмутился парень.
    Девочка, не отрываясь от отжёвывания куска от такого же ломтя мяса, согласно кивнула.
    Дальнейшая беседа свелась в основном к монологу Д`Вортеса прерываемого уточняющими вопросами Терри.
    — Вернёмся к броне, её ещё называют «Доспехи Суккуба». — Обречёно согласился парень.
    Доспехи Суккуба напрямую связаны с появлением суккубов. Сейчас существуют два рода дьяволов совращения похотью: Истинные суккубы и Настоящие суккубы. Вообще, строго говоря, Истинные созданы искусственно, магами. Название они заработали за действительно серьёзные способности в своёй области деятельности. Настоящие же, появились в результате смешения джинов воды и одного, давно исчезнувшего клана дьяволов. Название, которого, да и причина того поступка, за давностью лет просто исчезли. Кстати говоря, те дьяволы и так были на редкость похотливы. По древним легендам они произошли от людей. Время появление Настоящих точно неизвестно, но гораздо больше миллиона лет назад. У них нет прямого разделения по половому признаку, они принимают пол необходимый их партнёру. Но при этом могут иметь потомство только от представителя своей расы. На данный момент этот вид суккубов почти выродился, так как инстинкт продления рода у них почти отсутствует.
    — Удовольствие от таких, немногим выше среднего. — Сообщил свои впечатления чёрт. Заметив смущение девочки, стушевался — Извини.
    Забыл, что ты воспитывалась у людей.
    — Ничего страшного. — Заверила она его. — Вы…ты продолжай, дядя Андрей.
    Истинные, обязаны своим появлением магам Древних. Точно неизвестно, но где–то 650–670 тысяч лет назад, существовала очень развитая, в магическом и техническом плане человеческая цивилизация.
    Перворождённые тогда сидели в своих лесах, горах, морях и не лезли к ним со своими советами «как правильно надо жить». Гномы и, тем более эльфы, старались лишний раз не показываться им на глаза.
    — Океанские монстры пробовали топить корабли Древних… И где теперь эти монстры?
    Терри рассмеялась, услышав последнюю фразу.
    — Ничего смешного в этом нет! — Обиделся Вортес.
    — Да нет! — прекратив смех, сказала она — Я просто… подумала, ты скажешь — «И где теперь эти Древние?»
    — Смешно. — Секунду поразмыслив, согласился дядя Андрей — Но Древние ушли много позже…сами. А водных монстров извели с корнем.
    Те, что существуют сейчас, мелочёвка.
    Опять–таки, точно неизвестно, но 353 тысяч лет назад (плюс минус пару столетий), большая группа тогдашних суккубов, 206 штук, зачем–то проникли на территорию, занимаемую тем народом. Позже стало известно — они хотели просто поразвлечься. Маги выловили всех проникших, на подконтрольную им территорию, демонов. Быстро разобрались в смысле жизни пойманных тварей и сочли это забавным.
    Всех оставшихся в живых после облавы суккубов, 198 штук, вернули в родной для них мир, то есть сюда. В течение полугода, маги древних специально ловили по дюжине дьяволов обоих полов из каждого, существующих на тот момент кланов. Всех похищенных отпускали через два дня, не причинив им никаких неприятностей.
    — А ещё через двадцать лет в этом районе, где мы сейчас находимся, возникли два небольших городка, в которых и поселились новый вид демонов — твои предки, Терри.
    Сначала новых не воспринимали всерьез — их было мало, не больше двух тысяч и выглядят слишком уж по–человечески беззащитными — как обычные люди, мужчины и женщины. Но, первое же нападение на новых, рассеяло все иллюзии их беззащитности. Они перебили нападавших без всяких потерь со своей стороны. Потом, в течение пяти лет, было ещё два нападения.
    — Именно при отражении третьего нападения, новички впервые использовали боевую трансформацию и уже известную тебе «конструкцию из кожаных ремней». Дело в том, что во втором нападении погибло несколько новичков.
    Отряд нападавших правильнее было бы назвать армией. В состав входили: два десятка серых драконов, четыре балора, дюжина воздушных дьяволов, несколько тысяч бесов, а нежить вообще никто не считал. В общей сложности отряд составлял около двадцати тысяч.
    — Так как разговор шёл о существовании новичков как таковых, то всё боеспособное население двух городков выступило на встречу армии противника — 1794 смертника, как их тогда назвали. Кстати, цифра точная. — Сделал пояснение рассказчик.
    Нападающую сторону сильно смутила одежда подошедшего противника.
    После начала атаки смущение перешло в изумление — те, кого они считали «простыми людишками», превратились в опасных, даже на вид, существ. А развернувшиеся у них у всех крылья, оказалось, способствовали быстрому полёту. Армия нападавших была уничтожена полностью.
    — Твои предки не остановились на уничтожении армии противника, они пошли дальше — сами уничтожили шесть городов в округе на три горизонта. — Парень остановился, чтобы смочить высохшее горло. Он давно не рассказывал с таким увлечением. Впрочем, с таким интересом его тоже давно не слушали.
    После столь впечатляющей демонстрации силы, новичков приняли за своих. Вскоре выяснилась специализация новых демонов — она соответствовала существующим суккубам. Правда, новички имеют три отличия от коллег по роду деятельности: изначальное разделение на мужчин и женщин, возможно полноценное потомство от людей и сходных с ними рас и, в отличие от собратьев по ремеслу, в совершенстве владеют своей специальностью, да и доставляемое удовольствие на порядок выше. Также, надо отметить невозможность появление потомства между первым видом суккубов и вторым.
    — Тогда–то и появилось разделение на Истинных и Настоящих. Много позже, самые настырные, по косвенным свидетельствам выяснили, что новичков создали и забросили в нижний мир маги Древних. — Сделав небольшую паузу, рассказчик продолжил.
    Зачем им это понадобилось, выяснить не получилось — сами Истинные не знали, а спрашивать у их создателей, поостереглись. Потом Древние куда–то ушли и не вернулись обратно, и спрашивать стало не у кого.
    — Наверно им там наливают бесплатно. — Сообщил свои соображения по этому поводу, Вортес.
    — Так что же собой представляет эта «конструкция из кожаных ремней»? — вернулась к начальному вопросу, Терри.
    — Главным образом накопитель магической силы…
    Кожаные ремни, помимо утилитарной функции скреплять и удерживать разные части костюма, представляют собой направляющие для распределения магической энергии по телу, костяные кольца, два на спине, концентраторы энергии. Костюм, в достаточной степени живой, способен самостоятельно накапливать силу и регулировать свой размер по отношению к владельцу. Защищает от физических и магических воздействий.
    — Конечно, степень защиты зависит от обладателя, то есть от его личных качеств, как в физическом, так и магическом плане. Предупредил он девочку.
    Способ изготовления такой брони по сей день остаётся тайной. Хотя на сегодня никто особенно и не стремится раскрыть её. Привыкли.
    — И, конечно же, использовать возможности такой «одёжки» могут только твои сородичи. — Наконец закончил рассказывать Вортес.
    — Не то чтобы очень понятно, но, в общем, приемлемо. — Немного поразмыслив, сообщила своё мнение Терри. Только о чём, не уточнила.
    Так как девочка вроде бы насытилась, парень посчитал возможным поесть самому. Терри, подождав пока он дожуёт выбранный шмат вяленого мяса, продолжила задавать вопросы.
    — Что здесь не так, по поводу ада?
    — В смысле? А, ну да. Умеешь же ты формулировать вопросы! Вортес сначала не понял о чём речь, разобравшись, развеселился — Это я демон словоблудия, а не ты!
    Нижний мир или даже Нижние миры, по большому счёту похожи на обычные, те, где живут люди. С не большим отличием — в таких мирах нет чёткой границы реальности бытия.
    — Понимаешь, ад, это действительно полностью планарный мир.
    Целиком зависящий от основного мира, Мира живых…
    Но в тоже время, в тёмных мирах, не имеющих чётких границ реальности, происходит перемешивание структуры планарного мира и физического. Такое, отражается на всём, и на жителях таких миров в первую очередь.
    — Поэтому, особой разницы в наборе монстров здесь и в аду нет. И иногда даже непонятно, где сейчас находишься — в аду или в своём мире. — Пояснил чёрт. — Пойманные души мы отправляем в ад, хотя, иной раз, оставляем для своих нужд. В этом мире души достаточно материальны, чтобы выполнять простейшую работу.
    — С верхними… Светлыми мирами всё наоборот? Да? — Уточнила Терри.
    — Угу, н–ням. — Жуя кусок мяса, согласился Вортес.
    — А к нам…в смысле в мир людей, прямого выхода нет?
    — Ага, почти. Кроме специальных призывов, иногда, временами, возникают спонтанные прорывы пространства. — Парень покрутил рукой чуть в стороне — Но в такие места лучше не соваться. Прорывы быстро затягиваются, а без связи с родным миром демоны обычно долго не живут.
    — М–м–м, почему?
    — Дело в том, что Мы (и ты тоже) энергетически зависимые существа. Просто еды, пусть даже очень вкусной, нам недостаточно, нескольким видам демонов нужна только энергия.
    — Для решения такой проблемы вы используете людской страх, убийства и т.д?
    — Да. И нравственный аспект не играет никакой роли. Для демонов, застрявших в мире людей, это вопрос выживания. — Пояснил чёрт — Да и нравственность, также как совесть не котируются в нашем мире. Честь и честность в какой–то степени существуют, являясь больше исключением.
    — Впрочем, в моём мире, все эти понятия используются как повод для торговли или насмешек. — Грустно сказала девочка.
    — Кстати, о твоём мире, расскажи о себе.
    — Что?
    — Ну, например — кто твои родители?
    — Родители? — совсем загрустила девочка. — А Ле–Ди, она… кто для меня?
    — Нда, тяжёлый случай. — Вынес диагноз Вортес. Вздохнув, отложил флягу с водой, и принялся за новые разъяснения. — Понимаешь, сильные демоны могут объявить своим сыном или дочерью простого человека (и не только человека), с его согласия, разумеется.
    Новоиспеченный демон будет абсолютно законно принадлежать к соответствующему роду, клану и быть наследником усыновившего его демона. Принятие родства приводит к частичному изменению людской природы под демоническую суть. Ритуал очень прост — передаётся часть сущности будущему родственнику. Идеальный результат даёт усыновление ребёнка ещё до рождения. В результате, такой ребёнок считается настоящим сыном (дочерью) демона и обладает полным качественным соответствием, но тот демон не является его отцом или матерью.
    — Там, наверху, это называют проклятием. — С усмешкой сообщил Вортес — Может и правда… Возьмём к примеру тебя … — он поскрёб голову. — Не, ты плохой пример. Возьмем, к примеру, меня, точнее моего сына в мире людей. Он сейчас живёт у своих человеческих родителей, ему уже пять полных лет. Моим сыном стал ещё до своего рождения — по слову своей матери и своего отца. Лет через пять я его заберу сюда. Так вот, он мой сын, но я не его родитель — его родители люди. Понятно?
    — Понятно. А сын, которому вы отец, есть?
    — Конечно. Тут такое дело, — смущённо пояснил Вортес — зачастую родной ребёнок не может стать приемником силы родителей. В таких случаях можно попытаться ещё, или сделать приемника из человеческого дитя.
    Терри кивнула, соглашаясь со сказанным, встала и направилась к выходу из грота.
    — Я просто пройдусь, здесь не далеко — ноги затекли — Ответила она на незаданный вопрос.
    — Только очень недалеко, а то тут много всяких шляется. Предупредил парень.
    Чёрт никуда уходить не стал. Улёгшись на полу пещерки, он запихал под голову сумку с оставшеёся одеждой, решив вздремнуть. Последние четыре дня ему не пришлось спать — люди такие упёртые пошли, прямо–таки Гр–рамотные. Ему с большим трудом удалось вырвать три души, к слову, очень даже ценные. Потом нужно было их доставить сюда, заказчику. Пока донёс, чуть не убили, наверху дважды нападали светлые. Здесь тоже пришлось, троим, головы оторвать. В довершении, заказчик появился только вчера вечером.
    Проснулся Вортес от пристального взгляда. Не меняя состояния, мысленно оглядел пещеру. Кого–нибудь опытного такой проверкой не заметишь, тем не менее, лучше, чем ничего. На него смотрела Терри, никого лишнего не было. Вортес, не вставая, с удовольствием потянулся, разминая затёкшие мышцы спины. Камень — это вам не перины.
    — Долго я спал?
    — Часа два.
    — Долго. — констатировал демон и спросил не особенно выражая желания — Может, пойдём?
    — Не, жарко там очень — девочка махнула рукой в сторону выхода пещеры — Может позже?
    — Уговорила. — С готовностью согласился провожатый — Я тоже не люблю лишний раз по жаре мотаться.
    — Дядя Андрей… — как–то отстранёно начала Терри — ты сказал, что я «плохой пример» — это о чём?
    — Гхм. Дело в том, что Ле–Ди /объявила/ тебя своей /родной/ дочерью, но не сказала, что она твоя мать. — Парень поднялся с пола и пару раза присел. После, поудобней расположился на опустевшем камне, недавно послужившим столом. Вероятно, пока он спал, девочка сложила остатки продуктов с камня в сумку. Немного поёрзав, продолжил объяснение — Однако по тебе заметно, что ты Истинный суккуб, не полукровка, а прямой потомок Ле–Ди — с объявленными так не бывает.
    Д`Вортес замолчал, обдумывая дальнейшие слова.
    — Что со мной не так?
    — Всё так, если исключить твоё прямое родство с твоими человеческими родителями. — С досадой сказал дядя — Ты прямой потомок Ле–Ди и прямой потомок твоих человеческих родителей — и тихо добавил — Так не бывает.
    — Но я то есть? Значит бывает! — Безоговорочным тоном высказала своё мнение Терри.
    — Эт' факт, тут ничего не скажешь! — Оптимистично согласился он с девочкой — Да и Ле–Ди была та ещё штучка. Однажды она раскатала тройку ангелов, прибывших наказать зарвавшегося колдуна. — Парень счастливо улыбнулся. — Архангелу, явившемуся, на помощь к тем троим, перья пощипала порядочно. А такого тоже не бывает.
    — Серьёзно?!!
    — Абсолютно. Пожалуй, она была самым сильным из всех известных мне демонов. — Чёрт одним движением встал на ноги — Как странно, «была». Её нет… и не будет! — Яростно рявкнул демон. Боль и сожаление смешались в этом рыке. — Её убил какой–то колдунишка, даже не понимая, что делает! — и горько закончил. — Она была, была…
    — Извините. Я её не знала…почти… — Терри встала и повернулась к выходу.
    — Всё, что у меня осталось о ней — это память — Вортес тяжело вздохнул. Он подошёл к девочке справа и положил свою левую руку ей на левое плечо — У людей это называется Любовь. Я её действительно любил…. Нет, я и сейчас её люблю. — Уверенно сказал он.
    Терри сняла его руку со своего плеча и отошла в глубь пещеры, остановилась спиной к выходу, сделав шагов шесть. Её провожатый отстранёно рассматривал унылый, раскалённый пейзаж за пределами пещеры. Поэтому, услышав слова девочки, не сразу воспринял их смысл.
    На память он не жаловался. Сообразив, о чем разговор, осторожно повернулся к Терри, но подходить не стал.
    — Моя мама врач–терапевт на «скорой». Она бывает дома три раза в неделю — скользящий график плюс преподавание в мединституте. Отец, напротив, проводил большую часть времени дома. Именно он и занимался моим воспитанием, да и обучением, в свободное от работы время. Он инженер, специальность расчёт металлоконструкций. Братьев или сестёр у меня нет. Впрочем, нет. Есть брат, он на семь лет старше меня. С ним мы виделись только один раз — он живёт у родителей мамы. Почему так, я не знаю. Мама и папа занимались мной на своё усмотрение. У нас в квартире постоянно толклись студенты — физики там разные. Один раз целый семестр торчали трое математиков третьекурсников. И студенты–медики, куда ж без них то. Меня часто оставляли на студентов. Мне это очень нравилось — взрослые дяди и тёти так серьёзно ко мне относились, рассказывали умные вещи…. Уже в пятом классе — расчет изгиб–кручение металлической балки не представлял для меня особой проблемы, также как и школьные задачи по квантовой физики. Мама тоже постаралась — оказание первой помощи, строение и расположение внутренних органов. Меня невозможно испугать скелетом или не совсем ещё скелетом. Как результат — отсутствие друзей. К слову сказать, мне было скучно со своими сверстниками, не о чем поговорить, разные интересы… А потом…. к счастью или к не счастью, не знаю, произошло то, что позволило познакомиться мне с Ле–Ди. — Девочка говорила, обращаясь как бы к самой себе, ровным тоном с легким налётом печали.
    — У тебя хорошие родители — они дали тебе Знание, пусть и рано. Сказал Вортес, после короткого молчания, сообразив, что продолжения не последует. — Я не знаю, что сделала Ле–Ди, хотела она того или нет, но она стала твоей матерью.
    Терри повернулась к нему лицом.
    — Мне этого не хотелось. — Виновато произнесла Терри.
    — Нда. Она в своём репертуаре — не хочешь, заставим. — Парень улыбнулся и серьёзно продолжил. — У тебя не было нормального детства, сейчас и того не будет. — Вздохнув с сожалением, сказал. Ты единственное, что осталось от Ле–Ди — других детей у неё нет. У тебя не было друзей, сейчас есть, я буду помогать тебе, чем смогу.
    — Спасибо. — Поблагодарила Терри и заметила, как скривил физиономию Вортес — Что не так?.
    — Знаешь, _В следующий раз_ найди другое слово благодарности, а не ЭТО или подобное этому. — Озадаченно попросил черт. — У тебя оно как–то звучно получилось — в мозгах звон стоит. — Пояснил он.
    — Ну… хорошо.
    — Тогда, пойдём потихоньку, пожалуй.
    — Пошли — согласилась Терри.
    Уходя, парень не забыл забрать свои вещи. Отойдя от пещеры минуты на три, он задал вопрос, который его, похоже, сильно мучил.
    — Кто такие Медики я понял, Математики, тоже белее менее понятно.
    Кто такие Физики?
    — Ну, скажем так, — люди, которые изучают строение мира.
    — Маги?
    — Нет. Они хотят узнать… из чего всё взялось. — Неуверенно пояснила Терри.
    — Маги!
    — Нет. — На этот раз твёрдо сказала Терри.
    — Ну, хорошо. Что за умные вещи они тебе рассказывали?
    — Разные. Квантовую теорию, например, что такое Свет, Вакуум.
    Электронщики — что такое транзистор, диод, сопротивление и другое принципы построения и расчёт электронных схем. Технологии производства транзисторов, микросхем и прочей подобной ерунды.
    Механику — классическую и квантовую. Конечно же, компьютер, программирование… Да много чего.
    — Да–а, И как оно?
    — Никак. Отсутствием памяти я не страдаю. Так, что теперь у меня в голове уйма знаний. Меня даже научили их применять. Но, если в общем, то полная мешанина. — Посетовала Терри.
    Некоторое время они шли не разговаривая. Парень молчал, обдумывая услышанное. Девочка — потому, что очень жарко. Хоть солнце и опустилось к горизонту, только жара от этого не уменьшилась.
    — Странно, я не понял смысла сказанных тобой слов. — Сообщил, наконец, результат своих размышлений, парень. — Но Я же демон словоблудия! Понимать смысл слов моя специальность! — Как–то жалобно воскликнул он.
    — Могло быть и хуже — обрадовала его девочка — Физика — это вам не игра словами.
    //
    Глава седьмая: Покупки.
    Прошло не менее получаса, когда Терри очнулась от воспоминаний.
    Еда, вся, давно остыла. Её новые знакомые сидели, стараясь не шуметь, и скучали. Особенно Мик. Он с тоской поглядывал то на бармена, то на дверь кухни, но каждый раз удерживая себя от желания съесть остатки, пусть и остывшего, окорока, и от вызова официанта.
    — Может, закажем по новой? — Невозмутимо спросила Терри.
    Уже отчаявшийся ждать Мик, вздрогнул, услышав её голос — вопроса не понял. Фласс, вопрос понял, но энтузиазма не проявил, неопределённо пожав левым плечом.
    — А? Чего? — оторопело уставился на неё Мик.
    — Зачем вы ко мне привязались? — совсем не в тему спросила Терри.
    — Очень надо! — Возмутился громила.
    — Мы наёмники, работаем обычно в паре, сейчас мы свободны — Ни на что не намекающим голосом, как бы констатируя факт, сказал эльф.
    — Чего?!
    — И?
    — Года два назад поступил заказ на Пайзона. — нейтральным тоном продолжил он — очень дорогой и сразу оплаченный заказ. Деньги переданы в гильдию наёмников.
    — Я не знал. — Удивился Мик.
    — Сюда идут. — Предупредила девочка. Она высыпала девять серебреных монет на стол рядом с собой и задумчиво их пересчитала.
    — Будете ещё что–нибудь заказывать? — вежливо поинтересовался подошедший официант.
    — Нет. — Уверенно сказала Терри, взглядом обрывая возмущение вечно голодного громилы. — Будьте так добры, позовите хозяина этого заведения. — Не менее вежливо попросила она.
    — Вы чем–то не довольны? — нейтрально спросил представитель местной обслуги.
    — Нет, что вы?!! Всё было прекрасно!
    Парень ненадолго задумался.
    — Мэтр Апельено сейчас придёт. — Сообщил он принятое решение и быстрым шагом направился в глубины таверны.
    Мэтр Апельено не выглядел типичным представителем торговой братии — средних лет, среднего роста, не запоминающееся лицо. Подойдя к столику чем–то недовольных клиентов, в его понимании это была единственная причина, поочередно посмотрел на всех троих, пытаясь понять, в чём проблема. Недовольство великана его не сильно волновало. Эльф, как и ожидалось, невозмутим. Вот парнишка, явно подготовил каверзу.
    — В чём проблема, уважаемые? — с деловым видом спросил Мэтр Апельено.
    — Проблема в оплате. — Ответил тот, кого он и подозревал. — Вы возьмёте деньги или рецепт приправы? — Вопрос озадачил не только Апельено, но и приятелей мальчишки.
    — Рецепт приправы? — переспросил Мэтр Апельено — Согласен. Только если такая приправа уже известна или мне не понравится, то вы заплатите пятерную цену вашего заказа — Улыбнувшись, выразил он согласие.
    — Не жадничайте, всё должно быть соразмерено.
    — Уговорил — тройную. — Усмехнулся хозяин таверны. Этот мальчишка ему положительно нравился.
    — Где?
    — Пройдёмте на кухню. — Заинтересовавшись, предложил Мэтр.
    — Чего? Нет, погодите… — Негодующе начал громила, но был грубо оборван эльфом.
    — Умолкни!
    Здоровяк замолчал и обиженно посмотрел на приятеля.
    Терри сделала майонез. Апельено изумился простоте рецепта, ещё больше он изумился, когда попробовал новую приправу. С мясом — это было вкусно.
    — Майонез прекрасно подходит для салатов, рыбы и мяса, причем любого — жареного, варенного, сырого, просто есть с хлебом. Его можно использовать почти в любом не сладком блюде и в некоторых фруктовых салатах. — Дала пояснения по использованию майонеза, Терри. — Хотя правильнее назвать его соусом.
    — Действительно, такая приправа…соус, мне не известен. Признался хозяин таверны, он же шеф–повар. — Вкусно.
    — Ваше решение?
    — Что вы хотите за сохранение секрета этого соуса? — Серьёзно спросил Апельено.
    — Мне…и моим друзьям всегда найдётся нужный столик, свободный вход в ваши заведения. — Высказала свои пожелания Терри. — И ещё одно — немного смутившись, продолжила — я хочу кое–что купить на базаре, но боюсь, что не хватит денег, вы можете дать мне соответствующий кредит? Правда, я не знаю когда смогу его вернуть. Заранее предупредила она.
    Мэтр Апельено ответил не задумываясь.
    — В пределах пятикратной стоимости вашего заказа можете не возвращать деньги, а вообще, будет зависеть от суммы. Возможно, я смогу договорится о покупке нужной вам вещи подешевле. — Выразил он согласие по поводу кредита — Что касается остального, совсем не возражаю. — Покопавшись в кошеле, у себя на поясе, он вытащил стальное, на вид, кольцо с печаткой и протянул его «мальчишке».
    — Спасибо. — Поблагодарила Терри.
    — Не за что. — Хозяин таверны хитро улыбнулся — Это же не единственный рецепт?
    «Парень» согласно кивнул.
    Апельено проводил её до столика в зале. Пожелав хорошего дня, поклонился, выражая уважение.
    Оставшись втроём, Мик радостно улыбнулся во весь свой набор зубов. Крепких и чистых, кстати.
    — Мы не платим?!!
    — Нет. — Улыбнувшись, ответила Терри и серьёзно спросила, обращаясь к эльфу — Что же вам от меня нужно?
    — Да, действительно, что нам от неё нужно? — Тоже поинтересовался Мик у своего приятеля.
    — В заказе есть условие… — Ласс сделал не большую, но эффектную паузу — обязательное условие. Необходимое. Нужно чтобы осталась в живых девочка–суккуб, имя Терри АЛ.
    — Кто заказчик?
    — Сколько платят?
    — Заказчик не известен, хотя я догадываюсь кто. — Ласс повернулся в сторону своего большого друга — 10 000 золотых сеал -!!!!!! — Выдохнул Мик.
    Эльф отодвинулся подальше от великана, чтобы лучше видеть его обалделость. Ласс, похоже, наслаждался произведённым эффектом.
    Посмотреть было на что, громила сидел не естественно прямо, с выпученными глазами, его физиономия была мечтательноизумлённой — вид человека, увидевшего мечту всей своей жизни.
    — Сеал — это сколько?
    — Пять полновесных золотых эрд. — тихим голосом отозвался Мик, не выходя из ступора.
    — Да, сумма огромная. — Подтвердил Ласс — У тебя есть желание помочь нам заработать эти деньги?
    — Может, есть. Может, нет. Я живу, пока живёт он. — Задумчиво произнесла Терри.
    — Да за такие деньги, я лично… — Браво начал Мик, но закончить не смог. Фласс плеснул из своей кружки ему прямо в рот.
    — !!!! Ты,!!!!!, чего делаешь? — взревел, отплевавшись, громила.
    — Поговорим позже! — Твёрдо и в тоже время тихо произнёс Ласс.
    — Да я….
    — Парни, поможете мне в покупках? — Перебила возмущёния великана, Терри.
    — Разуметься, мы поможем. — Выразил согласие за двоих, Ласс.
    — Эй, меня здесь кто–нибудь слышит? — Продолжал кипятиться Мик.
    — Конечно Мик. Сейчас, наш новый знакомый Терр, пойдёт заказать нам ещё напитки. — Нарочито благодушным тоном сказал Ласс.
    Терри отправилась заказывать напитки сразу, сообразив, что этим двоим, нужно переговорить в её отсутствие. Она задержалась у стойки бара на несколько минут, внимательно разглядывая батареи разномастных бутылок. Однако не торопилась делать выбор. Выпить не получилось — эти двое быстро пришли к пониманию и, в свою очередь, пришли к ней.
    — Ну что, пойдём делать покупки? — Утвердительно спросил, довольный жизнью, великан.
    — Ага. — Пройдя десяток шагов, девочка сообщила про свою небольшую проблему — Мне неизвестна стоимость дензнаков. Растолкуете?
    Растолковыванием занялся Мик. Для этого ему пришлось перейти в арьергард, место ведущего занял эльф. Впрочем, ненадолго. Выйдя из таверны, они вынуждены были пристроиться у стены ближайшего дома.
    Мик закатил вполне серьёзную лекцию на тему нумизматики, рассказывая о дензнаках этого мира.
    По всей ойкумене имело хождение множество денежных знаков с общим признаком — всегда металлические монеты. Монеты чеканили из четырёх видов металлов — золото, серебро, медь, флиз — гномья сталь(имеет тёмно фиолетовый цвет, не ржавеет, пластична почти как золото).
    Форма монет бывает самая разная от обычной круглой до треугольной с дыркой по середине. Естественно, покупательская способность монет сильно зависит от их веса (особенно для золотых и серебренных), того, кто их чеканил (медные), и, конечно же, от благосостояния конкретных территорий. Альтернатива для монет — драгоценные камни.
    Самые дорогие — сапфир, изумруд и рубин, оцениваются по весу и чистоте кристалла. Дешёвые — алмаз, агат, топаз и другие, по весу, чистоте и форме кристалла.
    — Очень редко встречаются монеты из дерева Киеальг. Его древесина прозрачна (мутно–зелёный цвет), очень твердая и к тому же тонет в воде. — Увлечённо рассказывал Мик, привалившись спиной к стене дома.
    Выйдя из таверны, им пришлось пристроиться у ближайшего угла, чтобы не привлекать слишком много внимания. Великан говорил с, по–настоящему, умным видом. — Такие монеты круглые, размером с небольшую сливу, ввиду их большой редкости ценятся очень дорого.
    Одна — не менее пяти золотых сеал. — Он тоскливо вздохнул — Они давно не выпускаются. Деревья Киеальг росли только на одном острове вулканического происхождения. Больше полутора тысяч лет назад остров целиком взорвался.
    Также в хождении имеют место монеты из Нижнего мира, золотые и серебренные сеалы. Они считаются своеобразным эталоном, к которому привязывается стоимость остальных монет. После сеал, на втором месте идут деньги империи Эрдлют — эрд. Эрдлют, это сильная и богатая страна, занимает почти весь северный континент, основное население люди. Название монет не склоняется, всегда в единственном числе — по политическим соображениям. Там выпускают шесть типов монет (большой, малый) два золотых, два серебренных и два из флиза. Золотой эрд изготавливается из жёлтого золота. Приоритетной монетой всегда остаётся сеал. Эти золотые и серебреные монеты чеканят в городе Сеч.
    — У вас в аду. — Дал уточнение Мик.
    Своё название, сеал, получил из–за сходства с печатью запрета круглая, с одной стороны равносторонний шестиугольник с расчерченными в нем двумя равносторонними треугольниками образующими шестилучевую звезду. Из углов верхнего треугольника проведены средние линии до соответствующей стороны шестиугольника. В результате образуется сложное сочетание нескольких геометрических фигул: Окружность, шестиугольник, два равносторонних треугольника, одна шести лучевая звезда, шесть пятилучевых звёзд, шестилучевое пересечение через центр круга и два креста; прямой и обратный.
    С другой стороны на золотых — знак Порядка, на серебренных — знак Хаоса. Золотой сеал изготавливается из красного золота. Серебреный из белого серебра.
    — Выглядит вот так. — Он достал из внутреннего кармана кожаный кошель и вытащил одну серебреную монету.
    0x08 graphic Печать запрета
    Принимаются во всех мирах как платёжное средство, наряду с местными деньгами. Эти монеты измерялись не на вес, а на объём. И серебренный и золотой сеал имеют одинаковый размер — два кубических сантиметра..
    — … остальные монеты измеряются на вес и часто имеют значение только на местах, кроме золотых и серебренных. — Великан явно увлёкся рассказом. — Конечно, их стоимость зависит от чистоты составляющего их металла…
    Курс основных монет такой: 1 золотой сеал = 5 золотых эрд, 1 серебреный сеал = 2 золотых эрд, 1 золотой эрд = 12 серебренным эрд = 60 флизовым эрд. Эрд в народе называли просто — золотой или серебренный. Другие монеты — золотник, желтяк, злот, серебрушка, серебреник и так далее.
    Деньги, которые дал девочке колдун, как раз и были серебреные эрд. На 9 оставшихся монет можно купить 45 хороших овец или один неплохой пехотный меч.
    — Серьёзно? — Удивилась Терри. Мик кивнул. — Но в том трактире мы должны были заплатить две серебреных эрд, Почему?
    — Потому я и не люблю туда ходить.
    — Там платишь не только за еду, но ещё и за тишину, прохладу, хорошее обслуживание и, конечно, за тайну. Они не выдают никакой информации о своих клиентах. Никому. Никогда. — Ответил Ласс.
    — Понятно. — Согласилась Терри. — Много про монеты осталось?
    — Мой друг серьёзный знаток истории чеканки монет. — Не выдержал возможного продолжения лекции о нумизматике, эльф. — Он может часами рассказывать о монетах. — И обращаясь к Мику — Давай, как–нибудь потом продолжишь, а?
    — Хорошо, потом значит потом. — Покладисто согласился тот.
    Терри всё это время стояла, прислонившись спиной к стене здания, с большим интересом слушала и наблюдала происходящую радом с ней жизнь. За проведённое у колдуна время, она отвыкла от простых человеческих отношений. Конечно, назвать отношения между эльфом и лесным великаном — человеческими, сложно, но можно.
    — Кстати, что ты хочешь купить? — задал вопрос Мик.
    — Рыболовную снасть и книги, конкретно сказки или подобное. Ответила Терри.
    — Сказки?
    — Мне опасно в открытую читать книги по истории, магии и изучать другие языки. — Пояснила она.
    — Хитро.
    — Да, пожалуй. — Тоже согласился эльф
    Сразу пойти за покупками не получилось. К ним подошёл прилично одетый парень, что не так давно отвлекал внимание незадачливого мужика, пока с того снимали пояс.
    — Хорошего дня, уважаемые. — Сказал он, подойдя поближе.
    — Чего надо? — Неприязненно буркнул Мик.
    — Я тут случайно узнал, что вы нашли мой пояс. — Дружелюбно произнёс парень.
    — Ну, и? — спросила Терри.
    — Буду очень рад, если вы вернёте мне мою вещь.
    — А вы купцу вернёте потерю?
    — Какому купцу, какую потерю? И причём здесь я?
    — Как скажете. — Лукаво произнесла девочка.
    — Хорошо, два медяка.
    — Пять серебреных.
    — Ты чего? — Возмутился парень. — Пять серебрянок! Да он и пяти медяков не стоит!
    — Мик, тебе для чего–нибудь не очень чистая тряпка нужна? Нарочито равнодушно поинтересовалась Терри у великана.
    — Да могёт и сгодится. Ноги вытирать. — Ответил Мик, изобразив тяжёлую работу мысли.
    — А ты умеешь уговаривать! Хорошо, пять серебрянок.
    Терри кивнула.
    — Мик посмотри, что там за монеты подсовывают. — Попросил Ласс.
    Великан, взяв монеты, проверил каждую на зуб, на вес, на цвет.
    При этом делал всё медленно и обстоятельно. Две монеты он прокусил насквозь, одну забраковал, сказав, что в ней мало серебра. Получив замену, возвращать забракованную монету отказался. Ещё минуту поиздевавшись над вором, Мик признал монеты нормальными. Парень, получив назад свой «любимый» пояс, поспешил исчезнуть в базарной толпе.
    — А вы ничего ребята, тоже хорошо работаете. — Признал он, перед тем как уйти.
    На покупку рыболовных снастей ушло не так много времени, как ожидала Терри. Целый ряд прилавков посвящен именно теме ловли рыбы.
    Большущее множество крючков от мельчайших, с уже привязанным конским волосом, до крюков размером в локоть. Несколько десятков видов лески, точнее рыболовных нитей, удилища, готовые удочки, даже спиннинг с безинерционной катушкой. Сетей очень много. А уж про насадки, приманки, поплавки и прочее, говорить не приходится. Глаза просто разбегались. Сделав над собой усилие, как сказал Мик — «Такая сила воли достойна войти в эпос и легенды» — Терри выбрала два разборных удилища. Два, приличных размером, мотка нити средней толщины, сотню крючков «как на карася». Хотелось ещё купить спиннинг, но стоимость в три золотых эрд вероятно отпугнули не только её. Потратив на покупки три серебреных эрд, они покинули торговый ряд — «всё для рыболова». До книжных рядов, всё же, дошли не сразу. На пути встретился ряд с обувью — Терри и Мик выразили желание прикупить обновку. Великан сразу нашел себе обувь по вкусу, размеру и, главное, по цене. Такие как он, не были редкостью для торговцев обувью. У Терри возникли некоторые проблемы с выбором удобной и практичной обуви оказалось много. Но цена!..
    — Сколько мы должны были за обед? — решилась она.
    — Две серебренных — ответил Мик.
    — Маловато будет. — Задумчиво произнесла она, продолжая осмотр обуви.
    Эльф, во время прохода по обувному ряду, проявил какое–то стоическое молчание. Чем вызвал подозрительный взгляд у девочки.
    Блин, не может быть, берцы.
    Терри взяла в руки один ботинок и перевернула посмотреть марку.
    !!!, действительно, откуда здесь взяться настоящим берцам.
    Подошва снизу ребристая и без всяких знаков, к тому же ботинок оказался слишком лёгкий, да и размеров на десять больше, чем ей нужно.
    — Скажите уважаемый, есть что–нибудь подобное? — Терри показала на заинтересовавшую её обувь.
    Продавец, тоже с интересом наблюдавший за действиями возможного покупателя, подался немного вперёд — посмотреть размер ноги и сделал задумчивый вид.
    — На вашу ногу размера нет, но можно сделать заказ — буквально один день! — Уверенно заявил он.
    — Долго. Покажите, что есть моего размера, но не выставлено. Попросила Терри.
    Продавец, несмотря на многолетний опыт, не мог определить финансовые возможности клиента. Вроде одет аккуратно, похоже — пара телохранителей, так как на друзей те двое не похожи, особенно эльф.
    Но и денег не видно, ни кошелька, ни позолоты на одежде. Браслет тоже что–то не видно.
    — Непременно. Зайдите в лавку, сейчас я покажу наш товар. — Есть деньги, нет денег, а внутри лавки всё же прохладней и он решил воспользоваться этой просьбой, чтобы немного охолонуть. — Ваши друзья подождут или хотят войти?
    — Мы подождём…уважаемый. — Мрачно ответил эльф.
    — Ага, ну как пожелаете. — Согласился «уважаемый».
    Оставив за себя какого–то обормота, лет восемнадцати, он отправился в лавку. В то, что этот покупатель — покупатель, он уже не верил.
    То, как продавец обращался с заменившим его парнем, навело Терри на мысль, что он хозяин лавки, только прикидывается продавцом.
    Внутри магазинчика, для неё, сноровисто выставили на осмотр большой выбор обуви. Многое из представленного выглядело экстравагантно:
    типа простых ботинок с кучей золотых украшений или сапоги, голенища которых сделаны из железа. Однако все воображаемые рекорды побила пара женских туфель, точнее, их подошва — не меньше пяти сантиметров хорошей стали.
    — Седьмая пара справа — Терри сразу заметила тут пару; ничего вычурного, тёмного цвета. Должны не плохо подойти к её джинсовому костюму. — Такие же, только чуть меньше, есть?
    — Вот эти? — Продавец, вероятно владелец лавки, поднял указанную пару. — Хороший выбор, только это дорогая обувь. Что касается размера, то эта обувь сама подстраивается под владельца. — Дал объяснения продавец.
    — Сколько? — спросила Терри без особой надежды.
    — Один золотой сеал.
    — Именно сеал или можно другими?
    — Конечно можно другими! Просто «один сеал» легче выговорить. Пояснил хозяин.
    — Вы можете отложить их на пару часов? У меня нет с собой такой суммы. — Попросила Терри, хозяина лавки.
    — Можно, — согласился тот и гордо сказал — мы можем отложить понравившуюся вещь на одни сутки.
    — Хорошо, если через пару часов не приду, то можете продавать.
    Хозяин кивнул, соглашаясь с предложением. Эта пара лежит у него больше трёх лет. Он до сих пор не понимает, зачем тогда согласился взять. Поэтому, выбор и просьбу Терри, продавец обуви воспринял с большим энтузиазмом.
    Выйдя из помещения, девочка заметила, что на улице жарко и шумно, а в помещении лавки было прохладно и тихо. Её новые приятели стояли оба мрачные. Кивнув, на прощание, продавцам в этой лавки, она подошла к своим знакомым.
    — Что случилось?
    — За тобой следят, начиная от «короля» — сообщил Ласс.
    — Неприятно. Кто?
    — Шпана местная! — зло бросил Мик.
    — Идёмте за книгами. За одно и покажете их по дороге. — Решила Терри.
    Ряд книжных лавок обнаружился не далеко и небольшого размера, всего пять книжных магазинчиков. Самостоятельно, в базарной сутолоке и без сопровождающего, она потратила бы кучу времени на поиски Шпану, следившую за ними, Терри обнаружила сама. Два знакомых увальня продемонстрировали свои рожи. Вероятно, они не знали даже простейших правил слежки. Высовывать половину морды из–за края лавки, немного впереди слева и думать, что не заметят, возможно только в шпионских фильмах..
    — Блин! — негромко, с досадой сказала она, разглядев тех, кто следил.
    — Ты знаешь кто они?
    — Это обломы из деревни недалеко от башни.
    — Предлагаю, тебе… Терр отделится от нас, — Сказал Мик, не оборачиваясь — и пойти в тот проулок — он повернулся всем корпусом влево и стал что–то рассматривать вдалеке от себя.
    Девочка, без возражений отошла от двоих приятелей и стала проталкиваться по небольшой дуге в указанном направлении.
    Самостоятельное движение через базарную толпу получилось довольно медленным, что, в общем–то, и к лучшему — следившие идиоты не потеряются.
    — Ну и что с ними теперь делать? — спросил Мик, после того как приложил своим кулаком по голове последнего из следившей за ними местной шайки.
    Встречный захват прошёл на удивление быстро и гладко. Терри зашла в указный Миком проулок. Свернула влево, совсем скрывшись от базарной толпы и возможных случайных свидетелей. Окон, выходящих в переулок, не было. Высота стен не меньше четырёх метров, не убежать, ни спрятаться отсюда, не получится. Гиня и Ко, вероятно тоже так думали. Они даже не успели поугрожать — пришёл Мик и успокоил всех присутствующих хулиганов.
    — Для начала обыскать. — Внесла предложение Терри.
    — Неплохая идея. — С улыбкой согласился Ласс.
    На обыск восьми валяющихся без сознания тел ушло минуты три. В результате помимо разной ерунды вроде заточек, ножей и прочего, нашли 42 золотых и 25 местных золотых (у вожака), 12 серебреных, а местные серебрушки и медяки считать не стали, Мик сразу сгрёб их в свой карман.
    — Теперь самое правильное — убить. — Сказал Ласс.
    Валяющаяся шпана промолчала. Хотя вполне можно предположить их полное несогласие с этим предложением.
    — Запросто.
    — Нет. Уйдите отсюда, не надо вам это видеть. — Немного напряжённо сказала девочка.
    — Мик идём. — Ласс схватил здоровяка за руку и потащил к выходу из тупичка.
    — Чего такого? Я хочу посмотреть! — не особенно сопротивлялся великан. Ему очень хотелось увидеть, что там будет делать этот добрый демон, но в тоже время, ему было жутко от мысли, что их новый знакомый действительно демон.
    Через минуту из тупика донеслись негромкие крики, больше похожие на стоны и чуть позже вышла Терри. Одна. Мик опасливо глянул в проулок, и поставил между собой и девочкой, Ласса. Просто взял и поставил.
    — Ты чего, совсем? Ну убила она тех идиотов, по–своему — себя вспомни! — Возмутился эльф.
    — Да живы они, живы — Успокоила приятелей Терри, демонстративно стряхивая несуществующую пыль с правого плеча.
    — Я сейчас. — Сказал Мик, быстрым шагом отправившись к месту событий.
    Он вернулся очень быстро и в замешательстве.
    — Может их лучше добить? — тихо спросил он.
    — Нет. Пусть будет так.
    — Пусть будет. — Спокойно согласился Ласс. Ему тоже было интересно, что там. Но он решил пока смирить любопытство.
    — Пусть? Ты посмотри, потом говори!
    — Всё нормально, через час они придут в себя, и ничего не будут помнить.
    — Какие–то проблемы, уважаемые? — спросил, незаметно подошедший патрульный офицер. Его подчинённые, пять солдат, стояли в стороне, ожидая приказа командира.
    — А..
    — Ну, как вам сказать…
    — Да, офицер. Там, — девочка показала левой рукой в переулок — в тупике э–э такое… — она растерянно пожала плечами.
    — Проверить! — Приказал офицер, обращаясь к солдатам.
    Двое убежавших проверять вернулись очень быстро и с довольно бледным видом.
    — Ну? — нетерпеливо сказал их командир.
    — Господин лейтенант, там…там… такое! — Начал докладывать один из солдат, явно пытаясь подобрать подходящие слова, и совершенно растерянно закончил — Может, сами глянете?
    — Гхм. — в свою очередь растерялся офицер — Показывай согласился он.
    Оставшись временно без командира, солдаты стали выспрашивать у второго «что там?», а тот односложно отнекивался «сами увидите».
    Ласс, видя такое дело, с подозрением оглядел громилу и девочку.
    — И что там «такое»? — озадачено спросил он.
    — Ничего страшного. — Уверила его виновница возникшего маленького переполоха.
    — Ты что скажешь. — Обратился он к Мику.
    Лесного великана, возникшая ситуация, похоже, развеселила.
    — Сам пойди и погляди. — Довольно оскалился он.
    В этот момент из переулка вышел лейтенант, внешне совершенно спокойный. Чувства Терри сообщили ей, что офицер испытывает злость и брезгливость.
    — Господа, мне понятно ваше замешательство. — Обратился он к ним.
    — К слову, вы не видели ничего подозрительного? — Равнодушно спросил он у этой подозрительной троицы.
    — Нуу…
    — Вообще–то…
    — Да, только не видели, а слышали. — Влезла со своими пояснениями девочка.
    Офицер одобрительно качнул головой.
    — Там сначала закричали, а потом застонали, а потом хрум. Вот. Радостно сказала она.
    — Хрум? — глубокомысленно повторил лейтенант. — Понятно.
    Благодарю за сотрудничество. Вы свободны.
    Великану и эльфу говорить дважды не пришлось, а подросток повёл себя так, как и ожидал от него офицер — мальчишка не хотел уходить с места происшествия, его просто уволокли за шкирку. Про тех двоих лесного великана и городского эльфа, офицер слышал. Они отлично сработавшаяся пара наёмников. А вот парень вероятно клиент. Если бы офицер смог увидеть, как повёл себя тот мальчишка, после того как эти трое затерялись в толпе, то непременно бы арестовал всех троих.
    Скрывшись от солдат, Терри перестала выражать недовольство, Мик и Ласс сразу прекратили её удерживать.
    — Теперь за книгами. — Сказала она.
    Мик, с выражением крайней скуки, разглядывал шкафы полные книг.
    Они зашли в первый книжный магазинчик, чтобы посовещаться, так как в таких местах принято говорить тихо и не шуметь. Мик сразу начал разыгрывать скуку, яростно зевая. Ласс старательно его не замечал, а Терри повернувшись спиной к продавцу и двум другим посетителям, тоже старательно, водила пальцем по корешкам книг.
    — Не отдам. — Буркнул Мик.
    — Мне тоже не хочется, но надо. — Уговаривал его Ласс.
    — Не все же, только 19 штук, 74 потратим на себя — В который раз поясняла Терри — Остальные, я отдам, и меня будет меньше допрашивать.
    — Не отдам.
    — Ну, Ми–и–ик…
    — Вы. Мне. Оба. Надоели. — Не выдержал шестого круга уговоров, Ласс — Мик, отдай деньги мне. — Твёрдо сказал он.
    Великан обиженно надулся, но деньги отдал, не забыв про конспирацию, заслонив всё своей широкой спиной. Впрочем, избавившись от лишних денег, он резко повеселел и попросил купить ему справочник по древним монетам.
    — Вон там, в третьем шкафу, на верхней полке, такая толстая светлая книга. — Пояснил, где искать, Мик.
    — Может, и уговорил. — Уклончиво согласился Ласс. — Кстати Терри, какие сказки ты ищешь?
    — Бывают, такие, чтобы на обложке и первой странице был обычный язык, а на остальных текст на эльфийском или каком–нибудь другом?
    — Да, конечно. Но не здесь, в другой лавке.
    Купив выбранный великаном справочник, они направились за нужными для девочки, книгами. Лавка специализировалась на художественной литературе. Ласс быстро выбрал шесть книг со сказками и два любовных романа. На всех название и титульный лист были написаны понятными для Терри рунами, содержание же на двух эльфийских диалектах романы и две книги сказок, и два вида гномьих рун — три на одном и одна на другом. Как он пояснил, это самая распространённая не людская письменность. На покупку книг ушло оба местных золотых. Мик поворчал на такую растрату, но видимо для порядка. Продавец, обрадованный такой большой покупкой, подарил приличную холщовую сумку через плечо. Выйдя, из книжного магазинчика они, по просьбе Терри, направились опять в обувной ряд.
    — Сколько стоят? — спросил Ласс — Один сеал.
    — Чего?! — громко удивился Мик. О чём разговор он не понял, но услышанная цена ему не понравилась — Стоимость обуви. — Разъяснила Терри.
    — Ты чо?!? — Великан резко остановился и повернулся к девочке. Она что, из драконьей кожи?
    — Не знаю. Продавец сказал, что те ботинки могут сами регулировать размер. — Вспомнила Терри.
    Ласс хмыкнул, и что–то невнятно одобрительно пробурчал.
    — А, тогда да, тогда ещё дёшево. — Успокаиваясь, согласился Мик Дешевле не мог выбрать?
    В обувной лавке их всех встретили очень радостно. Ну как же, не каждый день можно продать на такую сумму и заодно избавится от вещи, которую не могли продать три года.
    — Ждём, ждём! — обрадовался продавец, он же хозяин этой лавки. Проходите вовнутрь, чтонить прохладного выпить, желаете? Жарко сегодня.
    Мик было дёрнулся но, нарвавшись на взгляд Ласса, остановился.
    — Вчера тоже было жарко. — Произнёс эльф.
    — Вот, обувь ждёт. — Хозяин лавки протянул выбранную ранее пару.
    — Примерьте.
    Терри хотела взять так, без примерки, но Ласс знаком пояснил, что примерка обязательна. Надев обувь, она поняла, что те сидят на ногах как влитые. Подошва жесткая, но при этом мягкая и удобная. Посмотрев на приятелей, она удивилась — эльф элегантно покусывал свои губы и держал руку на рукояти кинжала. Мик тоже выглядел странно — собран и деловит. Хозяин лавки вообще оказался бледен и выглядел перепуганным.
    — Что случилось? — Спросила Терри, на всякий случай, оглядевшись по сторонам.
    — Обувь вам очень идёт, я, пожалуй, подарю её вам — Прохрипел продавец.
    — Так нельзя. — Не согласилась Терри — У меня есть деньги. Вот возьмите.
    Девочка уверенно протянула монеты. Хозяин лавки, в свою очередь, старательно отстранился от прелагаемых денег.
    — Что вы, я дарю. — Более нормальным голосом возразил тот, что нельзя сказать о его виде, по лицу тёк пот. — Не надо.
    — Да что случилось! — Не выдержав, воскликнула Терри.
    — Согласно легендам цвет такой обуви неизменен, всегда чёрно–коричневый — произнёс эльф.
    — И?
    — Твои изменили цвет на тёмно–серый, согласно тем же легендам, такая обувь меняет цвет по воле владельца, если его воля может разрушать жизнь. — Объяснил эльф. — Что будем делать? — Спросил он, не обращаясь ни к кому.
    — Для начала вспомнить, что в воле любого мага разрушить жизнь. Обиделась за себя Терри — Психи.
    Мик шумно выдохнул, почесав бровь, угукнул соглашаясь. Ласс смущенно кашлянул.
    — Мнда. Согласен. — Признал он.
    — Вы маг?! — облегчённо сказал продавец — Простите, как–то из головы вылетело…
    — Нет. Ещё не маг, но надеюсь — буду.
    — Тогда тем более примите в дар эту обувь.
    — Нет, я заплачу. И у меня есть к вам просьба — пусть эта обувь побудет пока у вас, я вернусь за ней позже.
    — Как скажите. — Согласился, совсем успокоившись, продавец. Он чувствовал себя необычно легко, что естественно при резком выбросе адреналина.
    Уже покинув лавку, Терри сердито сказала, обращаясь к Мику и Флассу.
    — Вы что, забыли, кто я? Совсем с катушек съехали?
    — Согласен, — ответил за двоих Ласс — мы немного сглупили. Говоря о глупости, ты сейчас куда?
    — Не знаю. Наверно к восточным воротам.
    — До захода солнца ещё часов пять. Есть идея! — принял какое–то решение Ласс — Мик, двигаем к «Камню». — И обращаясь к девочке идём с нами — есть идея.
    — Есть лучше мясо…жаренное. — Недовольно и тихо проворчала Терри, но всё же пошла следом за Миком, в арьергард привычно встал Ласс.
    «Камнем» называли развалины старого замка, прямо внутри города. В своё время, городские власти хотели разобрать развалины, но встретили яростное сопротивление местного криминалитета, обосновавшего в этих развалинах для себя жильё. После недолгих споров и двух сгоревших особняков, тогдашний градоначальник сделала негласное предложение — оставить развалины в покое в обмен на спокойствие горожан от бандитов. Условия были приняты и соблюдались до сих пор.
    — Там можно спокойно поговорить, правда, любая еда там,… мягко говоря, плохая. — Завершил рассказ Ласс.
    — Кому принадлежал замок?
    — Точно неизвестно. Верхняя часть разрушена полностью, уцелели только подвалы.
    — Ага. — подтвердил Мик. Он прокладывал путь своим ведомым и не забывал следить за разговором. — Говорят, там шесть этажей подвала.
    Заселены только верхние три, четвертый частично исследован, про пятый ходит много жутких слухов, шестой почему–то считается затопленным. — Сообщил он дополнительную информацию.
    Терри тяжело и обречено вздохнула.// // //
    Глава восьмая: Тьма и Свет.
    Развалины впечатляли. Площадь не меньше чем триста на триста метров занимала нагромождение каменных глыб высотой больше шести метров. Было очень, похоже, что здание развалилось как карточный домик.
    Остановившись у крайнего, от развалин, дома, Терри испытала некое подобие страха и восхищения одновременно. Она представила, какова была высота замка, и какой должна быть сила, разрушавшая его.
    Причем, судя по развалинам, замок был разрушен весь сразу. Хотя почему замок? Даже по этим, изрядно потрёпанным временем развалинам, заметно, что, скорее это был дворец, а не замок.
    — Я ближе не пойду. — Сообщила, она этим двоим авантюристам.
    Эльф, молча и качественно удивился, только рот закрытый остался.
    Великан выразил удивление вслух:
    — А почему? — сказал он, опасливо косясь на развалины.
    — Оно большое. — Не очень понятно объяснила девочка.
    — ОНО??! — Переспросил Мик и решительно встал так, чтобы между ним и развалинами стояла Терри.
    — Ближе подходить и не надо. — Наконец подал голос Ласс. — Проход на второй этаж подвала в этом здании. — Он хлопнул рукой по стене, у которой они стояли.
    Терри зачем–то колупнула стену в месте удара, оставив глубокую царапину в камне.
    Основной чертой внутренних помещений были вонь и сумрак. По утверждению эльфа, вонь выветривалась полностью где–то за час.
    Специального освещения не было — светились мох и слизь на стенах, потолке и полу. Войдя под развалины, Терри резко ощутила неприятную магию, еле заметную и дурно пахнущую.
    — Это вонь магии? — тихо спросила она.
    Ласс, теперь идущий впереди, подтверждающе шевельнул правой рукой. Мик промолчал.
    Навстречу им никто не попался. Ласс провёл их довольно запутанным путём, к запертой двери. Быстро открыл замок и молча махнул, чтобы входили. Зайдя, последим, он запер замок и положил поперёк двери на скобы, толстый, вероятно деревянный брус, закрывая дверь изнутри.
    Проделав эту операцию, он вздохнул свободней и зажег светильник, обычный масляный светильник.
    — Терпеть не могу это место. — Глухо пожаловался Мик, привычно располагаясь на единственном столе у дальней стены.
    — Да, место отвратительное и самое безопасное от слежки. Подтвердил Ласс.
    — И к чему эта игра в шпионов?
    — 1 000 сеал вполне можно разделить и на троих — Если поровну, то один придётся пропить — скептически сказала девочка.
    — Согласен! — обрадовался Мик.
    — Терри, хочу сразу предупредить — мы не единственные, кто хочет заработать эти деньги. — Сообщил эльф. — Уже было 37 попыток погладить по головке. За два прошедших года погиб 91 наёмник.
    С момента поступления заказа «улыбнутся», сразу было совершено 9 одиночных нападений в течение одного месяца. Позже, в разное время, работали несколько групп разного состава. Самая многочисленная в 11 человек, была совсем недавно — две недели назад.
    — Это произошло в соседнем городе к северу отсюда, 6 боевых магов и 5 эльфийских лучников. — Ласс тяжело вздохнул — Мы были не далеко, всё видели… На магов отразились их же заклинания, лучники просто поумирали — причина не известна.
    — Ага, раз и все лежат! — подтвердил Мик.
    — Круто. А на что вы надеетесь?
    — Мы с Миком давно работаем в месте. Он, как ты понимаешь, представляет внушательную силу, я — прикрытие и не только магическое. — Ласс смахнул пыль с табурета, сел и некоторое время молчал, не мигая, уставившись в тёмный угол — Когда рядом, вероятно ничего невидно. Со стороны было заметно /красное зеркало/ - защита, формируемая за счёт чей–то жизни. Твоей жизни, Терри.
    — Как это?
    — Просто, — Ласс искривил губы в подобие улыбки — очень просто.
    Кровь твоего прямого потомка в, соединении с одним артефактом, даёт защиту владельцу, забирая жизнь у тебя. Нужна вся кровь до последней капли. — Пояснил он — Но я не чувствую изменений.
    — Я не знаю как такое возможно.
    — Да ладно вам! Нет и нет. И ничего. — Излишне жизнерадостно, произнёс Мик.
    Ласс не обратил на него внимания, продолжил таращиться в угол.
    — Я узнал, когда и куда покинет он своё убежище — Фласс перевёл взгляд на Терри — Твоё присутствие сломало нам весь план. Увидев тебя у ворот в действии, я решил отложить нападение, Мик предлагал напасть немедленно.
    — Да, — подтвердил великан — надо было нападать сразу, а не раздумывать!
    — Увидев, что ты осталась, а карета уехала, я не поверил своим глазам — так не бывает. — Эльф как–то обречёно мотнул головой — Я увидел твою силу и его зависимость от тебя. Мне стало понятно — у нас нет шансов… пока ты вынуждена его защищать.
    — Эй, ты что, хочешь её убить? — изумился Мик.
    Эльф глянул на своего приятеля как на ребенка, который ляпнул глупость даже для своего возраста.
    — Нет, всего лишь помочь ей освободиться.
    — Идея хорошая. Но как? — согласилась Терри.
    — Найти причину боли. С оставшимся ты, вероятно, сама сможешь справиться.
    — Я третий год пытаюсь это понять… — Терри коротко пожала плечами.
    — Мне в своё время пришлось серьёзно заниматься магией, так что теорию артефактов знаю. — Сообщил эльф.
    Ласс, как оказалась, хорошо знает теорию создания артефактов и, ещё в таверне сообразил, что та вещь не может выполнять два глобальных действия. Существуют, конечно, сложные артефакты, способные на два, три действия. Но не тот, что надет сейчас на ней.
    — Этот может только убить за неподчинение, он не вызывает боль.
    — Я сейчас вспомнила. — От возникшего волнения, Терри резко поднялась с табурета и быстрым шагом прошлась до двери. — Аэри сказала, что для активации этой верёвки он использовал кольцо с правой руки. Боль вызывается кольцом на левой руке.
    — Как ты получила эту верёвку?
    — Для упрощения выполнения одного задания — он сказал, что это амулет для отвода глаз.
    — Вспомни, что ещё он тогда тебе дал.
    — Тогда… всего три вещи. И кучу обещаний. — Жёстко, с оскалом, сказала Терри.
    — Вот и всё! — Радостный возглас заставил проснуться — все изменения завершились! Я гений!! Тихо, тебе нельзя пока говорить. Я сейчас расскажу поподробней о твоём задании. Значит так, Я отправлю тебя в нижний мир, недалеко от места, где я потерял свой жезл. Вот смотри — перед глазами помахали кольцом — наденешь это кольцо на палец, видишь кристалл — он будет задавать направление поиска.
    Теперь вот это — продемонстрировав тонко плетеную верёвочку с небольшим овальным камнем на ней, оправленным в белый металл. Амулет для овода глаз. — Слишком правдивый голос наводил сомнения. Он отведёт заинтересованные взгляды. — Голову приподняли и надели амулет на шею. — Так, ещё вот что, одежда. Там, куда я тебя отправлю, такое носят все суккубы, так что не возмущайся. Я положил здесь на стуле. Сейчас я пойду настраивать переход, а ты пока оденься. Вот этот голем поможет тебе и отведёт ко мне, когда подготовишься. И главное, не вздумай говорить, пока не попадёшь в нижний мир, а то можешь вообще остаться без голоса. Понятно? Ну, вот и хорошо. Подвижность вернётся минут через десять — Сообщив последнее, маг ушёл.
    Подвижность вернулась внезапно и сразу. Едва сдерживая стон, удалось сесть. Рассмотрев, то где пришлось лежать больше десяти часов, стала понятна причина сильно затёкших мышц, кровать или правильнее назвать стол, сделан целиком из камня. Не обнаружив на себе какой либо одежды, без удивления осознавая произошедшее, пришлось взять то, что оставлено на стуле. Сразу возникла мысль о глупой шутке — это больше походило на кожаную сбрую. Впрочем, никакого другого варианта не наблюдалось. Повозившись минут пять с этим, удалось надеть. Особенно доставало то, что все части этой кожаной сбруи оказались крепко соединены меж собою, даже сапоги.
    Критически оглядев себя, на сколько было возможно, обречено махнув рукой на внешний вид, пришлось заняться поисками оставленного кольца, так как его на стуле не было. Кольцо нашлось на полу, со стороны изголовья. Оно было слишком большим, чтобы надеть на палец.
    Зажав кольцо в руке, мысленно окинув себя взглядом оценивая своё состояние. Страха не наблюдалось, уверенности тоже. Была только досада от происшедшего и желание поскорее отделаться от того идиота называющего себя магом.
    — Он ещё давал кольцо, но им не пришлось пользоваться.
    — Странно… — Ласс выглядел сильно озадаченным. — Я вижу на тебе три заклятия. Одно завязано на это украшение, второе как бы течёт в тебе, Третье больше похоже на проклятие и оно связано с первыми двумя — рассказал свои наблюдения эльф.
    — Ласс, а почему на неё не наложили заклятие полного подчинения?
    Намного же проще? — Задал вопрос Мик.
    — Такое заклятие со временем ослабевает. При неоднократном использовании на демоне, у того может выработаться невосприимчивость к нему. Обычно такое заклятие действует не больше двух месяцев.
    — Оно временное? — почему–то разочаровался Мик — Можно сделать постоянным, если добровольно, без всякого принуждения, дать согласие на полное подчинение.
    — Таких идиотов нет. — Решительно заявил великан.
    — Иногда находятся. — С отвращением возразил Ласс.
    — Ласс… ты сказал, что может выработаться иммунитет к заклятию?
    — спросила Терри. Она не сильно вслушивалась в возникший разговор о заклятии подчинения.
    — Да, возможно. — Подтвердил тот.
    — А заклинание можно связать с кровью?
    — Да… но для этого надо вылить ВСЮ кровь, а после влить обратно. — Ласс внимательно посмотрел в глаза Терри — С тобой такого не делали, надеюсь?
    — Неа, такого нет. — С едва заметной радостью сказала девочка. Теперь понятно… — что конкретно понятно Терри не сказала.
    Опустившись на пол, прямо у двери, она села, пожав ноги под себя, прислонилась спиной к двери и закрыла глаза.
    — Эй, ты чего?
    — Тихо, Мик, не мешай. — Вполголоса сказал Ласс.
    Пожав плечами, Мик заёрзал на столе, пытаясь расположиться поудобней, готовясь к длительному ожиданию сидя, так как ничего более подходящего в этой комнате для него не было.
    К очевидной радости Мика, ожидание не затянулось долго. Минут через десять, девочка встала, неторопливо подошла к своему табурету и осталась стоять рядом.
    — Что всё–таки произошло в этом месте? — Задала она вопрос, явно не собираясь возвращаться к предыдущей теме, также как и сообщать, что там она надумала.
    — Ничего особенного — ответил Мик, немного не довольным голосом.
    — Лет триста назад, тогдашний владелец зачем–то взорвал замок, вместе со всеми кто на тот момент находился в нём. Ну и с собой конечно тоже.
    — Надо ещё добавить, что он был магом, но чем занимался неизвестно. — Добавил от себя Ласс. То, что Терри не захотела сообщить свои мысли по поводу заклятий, его не огорчило. Абсолютно.
    — Кстати, Терри, не хочешь составить нам компанию, для прогулки вниз, на пятый этаж подвала? — Сверкнув зубами в улыбке, спросил Мик.
    — Нет, через три часа мне надо быть у восточных ворот. — С некоторым сожалением отказалась она. — Может быть потом.
    Секунду помолчав, продолжила.
    — Там, внизу, находится действующий портал перехода в один из нижних миров. Шестой и пятый этажи заняты тварями из того мира.
    Точнее, шестой полностью, на пятом всего пара сотен. Я их чувствую… они меня нет. Если так можно выразится, то я, демон намного более высокого ранга, чем они. — Сделав это заявление, она грустно улыбнулась — Может, пойдём отсюда. Мне ещё проветрится от вони надо.
    — Ласс, скажи, как вычисляют площадь круга? — Внезапно, без всякой связи с темой текущего разговора, спросила Терри, внимательно глядя во внутрь своей, уже опустевшей кружки.
    После подземелий «Камня», они отправились в небольшой кабак, рядом с этими развалинами, проветрится от вони. Разговор как–то сам собой перетёк от эффектов различных связывающих волю заклинаний на воспоминания и, конечно, различного рода байки, какие бытуют среди наёмников. До внезапного вопроса про площадь круга, они довольно весело проводили время, вспоминая забавные случаи из своей карьеры наёмников, благо слушатель попался достаточно благодарный.
    — Каво? — не поняв о чём речь, спросил Мик.
    — Хороший вопрос. — Хитро улыбнулся Ласс — Полагаю также как и у вас в аду… мм, извини, в нижнем мире.
    — И всё же? — настойчиво спросила девочка.
    — Приглашают мага, тот вызывает специализированного духа воздуха или воды, а тот уже быстро подсчитывает, сколько в указанный круг входит метров, сантиметров и, если надо, миллиметров. Но последнее реже, долго и дорого. Так поступают для любых плоских фигур. Разъяснил процесс вычисление площади, Ласс.
    — Ну, да. Как иначе? — подтвердил Мик.
    — А по–другому никак не считают? — настаивала девочка. — Неужели городские эльфы не придумали другого способа?
    — Придумали, — неохотно отозвался городской эльф — Для квадрата придумали, для ровноугольного треугольника…
    — Прямоугольного треугольника. — Поправила эльфа, Терри. — одна сторона такого треугольника расположена прямо по отношению к ровной поверхности. — Разъяснила она.
    — Да… — задумчиво согласился Ласс — действительно.
    — А что с кругом? — заинтересовано, спросил Мик.
    — С кругом? — тихо переспросил Ласс — Круг имеет длину окружности, ширину круга, предположительно должно быть целое соотношение между длинной и шириной круга. На самом деле такого соотношения не существует. — Как на экзамене ответил он.
    — Понятно, — грустно сказала Терри — Какие бывают целые соотношения?
    — Ну, какие, какие? Простые! Три пятых, например или шесть двенадцатых — это называют дроби, потому как дробят целую вещь на несколько частей. — Блеснул своими знаниями великан.
    — Да, — Согласился Ласс — Или ещё одна вторая, для примера.
    — 1/2 и 6/12 это одно и тоже — рассеяно, сказала девочка, о чём–то думая. — Другие дроби бывают?
    — Другие? В каком смысле? — не понял Мик.
    Эльф промолчал.
    — Мик, ты деньги хорошо считаешь? — Спросила Терри, переведя взгляд от пустой кружки на не менее пустой кувшин из–под молока.
    Великан тоже захотел молока и перелил содержимое кувшина в свою кружку, которая чуток уступала размерами кувшину.
    — Да, — подозрительно ответил Мик — в чём проблема?
    — Допустим, у тебя есть золотая монета — У меня и так есть золотая монета.
    — Хорошо, теперь предположим, что за твой золотой стоит сто медных монет.
    — Зачем мне столько мелочи? — удивился великан.
    — Хорошо, допустим. — Вмешался Ласс. Он уже сообразил, что Терри разбирается во всяких разных вычислениях на много больше, чем даже гномы.
    — А у меня девяносто монет. — Продолжила девочка.
    — Я тебе не отдам золотой! — возмутился Мик — Ещё десять медяков!
    Не меньше! — Довольно громко сказал он.
    На возглас обернулось несколько посетителей этой забегаловки.
    Мик, заметив не здоровый интерес к их компании, рыкнул на излишне любопытных, те поспешили отвернуться.
    — Мой золотой стоит сто твоих медяков, а у тебя только девяносто!
    — Спокойным тоном сказал Мик.
    — Не в этом дело. У меня другой вопрос. — Терри на секунду замолчала — Сколько у меня золотых?
    Фласс не спешил с ответом, с серьёзным видом задумался над поставленной задачей. Мик долго думать не стал.
    — Других денег у тебя нет? — уточнил он.
    — Нет.
    — Тогда золотых у тебя нет! — высказал свой ответ на поставленный вопрос, Мик.
    Ласс помолчал, вопросительно глянув на Терри.
    — Ответ не совсем верный. У тебя ноль золотых и 90 медяков.
    Правильно?
    — Не совсем. У меня ноль целых девять десятых золотой монеты. Сообщила ответ на задачу, девочка.
    — Угу — глубокомысленно изрёк Мик.
    — Ноль целых? — изумился Ласс. Он выглядел сильно ошеломленным. Теперь я знаю, куда идти после этого города!
    — Куда? — поинтересовался Мик.
    — В Ринам. — Эльф хищно усмехнулся — Теперь у меня есть, что сказать нашим магам.
    — Да? А это стоит того? — Нарочито лениво спросил великан.
    — Кстати, — Ласс посмотрел на Терри — зачем ты затеяла этот разговор?
    Девочка тяжело вздохнула.
    — Мик, закажи ещё молока… и булочек. — Попросила она великана.
    — ЭЙ! ТАМ! Повторить заказ, да побольше! — Немедленно гаркнул Мик, не обращаясь ни к кому конкретно.
    Однако меньше чем через минуту, двое парней, местные официанты, быстро заменили пустые кувшины полными, в двойном количестве, а на центр стола поставили большое блюдо с маленькими булочками.
    — Захотелось убедиться. Эта цивилизация существует больше десяти тысяч лет, а до десятичных дробей не додумались. — Немного запоздало ответила на вопрос эльфа, Терри. — Держу пари на что угодно, маги специально тормозят развитие способов счёта!
    — Знаешь, учитывая только что сказанное тобой, я даже возражать не буду, не то, что спорить. — Мик невесело хмыкнул. — Дела…
    — Ты на что–то надеешься? — тихо спросил Фласс.
    — Уже нет. — Ответила Терри.
    — С–ушай — Выговорил Мик, пережёвывая очередной кусок. — А к че–му эти вопросы?
    — Парни, в городе храмы имеются?
    — Конечно. — удивлённо протянул Мик. — Четыре храма. Два посвящены богам плодородия, один богу моря, один богу ночи.
    — Бог плодородия — Ферт, богиня плодородия — Дефи, покровитель рыбаков — Пичеур, бог тихой ночи — Рухи. — Перечислил эльф.
    — Ещё есть храм богу Света. Только он почти заброшен.
    — Я хочу побывать в нём. — Сказала девочка.
    — Может не надо? — обеспокоено спросил Мик.
    — Нада Федя, нада.
    — Я не Федя.
    — Тем более надо.
    Эльф хмыкнул.
    — Эээ. Пошли, что ли? — растерянно произнёс великан.
    Храм Света был построен в восточной части города, сейчас там район бедноты. Поэтому добираться пришлось недолго. Храм не производил впечатления монументальности и ухоженности. Обшарпанные стены, грязные окна, рассохшаяся дверь. Три сотни лет назад, неизвестно по каким причинам, жители, небольшого тогда ещё, города, построили этот храм. Бог света защищает от ночных тварей, от нападения демонов, защищает души от прямых действий тёмных богов. Но за последние две сотни лет все подобные кошмары прочно перешли в разряд легенд и мифов, а про этот храм постарались забыть. Сохранить свет в душе очень тяжело. Сейчас здание потихоньку разваливалось и, тем не менее, служения в нём продолжались. Горожане не знали, что этот храм до сих пор защищает их город, закрывая от многих накатов /тьмы/. Время существования здания приближалось к концу, в ближайшие годы оно просто развалится, и тогда на его месте, наверняка построят что–нибудь более практичное.
    — Подождите немного здесь. — Попросила Терри.
    — Хорошо.
    — Гм?
    Терри медленно вошла в храм Света. Дверь тяжело и со скрипом отворилась, пришлось приложить усилие, чтобы её прикрыть. Внутри резкий контраст по сравнению с внешним видом — сквозь окна лился чистый свет, чистый воздух и запах чистоты, порядок и аккуратность видимого помещения.
    /Вот что значит «кровь закипела». Наверно подобное испытывают водолазы, когда вынуждены быстро подняться из глубинны на поверхность. Н//е//приятно, однако!/ Откуда–то из внутренних помещений вышел священник, увидев вошедшего ребёнка, поспешил к нему. Впрочем, он также отреагировал бы и на любого другого. Почти, на любого.
    — Что привело тебя в храм Света, дитя? — Серьёзно, с искренней заботой спросил он.
    Терри слегка поморщилась, боль резко усилилась.
    — Простите за вторжение, но мне нужен совет.
    — Всё, что в моих силах. — Сказал священник и показал в сторону.
    — Давай присядем, так будет проще разговаривать. — Он положил руку на плечо ребёнка, желая проводить.
    — Я не знаю, как к вам обращаться, но перед началом разговора вы не могли бы решить, будете ли вы вообще со мной разговаривать.
    — Мы не делаем различие между людьми и не людьми, богатый или бедный, преступник или нет. Мы стараемся помочь всем, в меру своих сил. — Священник погладил по голове ребёнка, чтобы показать своё дружелюбие.
    Терри дёрнула головой, уходя от руки, сделала пару шагов назад.
    Служитель бога Света удивлённо приподнял брови, такую реакцию он встречал впервые, дети обычно улыбаются. Спустя секунду он понял причину.
    — ТЫ ДЕМОН?! — В ужасе воскликнул он. — КАК ТЫ ВОШЁЛ В ЭТОТ ХРАМ?!
    — Через дверь. Мне нужен совет.
    — Никаких советов! Немедленно покинь Храм или я сам верну тебя туда, откуда ты родом — в ад!
    — Попробуйте.
    — Бог наш, Отец наш, к тебе обращаюсь, низвергни этого демона туда, откуда он пришёл, в глубины преисподней. И запрети ему появляться в этом мире! — Торжественно произнёс священник, молитвенно подняв руки вверх. Красивые световые искры пробежали по его одеянию.
    — У вас не получилось.
    — Почему?! — Удивился служитель бога Света. Похоже, он до этого момента не сомневался в возможностях бога, которому служит. Его удивление было смешано с сильной обидой.
    — Я действительно демон, но меня не спросили, хочу я этого или нет.
    — Ты хочешь избавиться от демонической сущности?
    — Сейчас, нет.
    — Тогда что тебе нужно здесь?
    — Мне нужен совет.
    — Я, выслушаю тебя.
    — Возможно я ошибаюсь, но этому миру осталось существовать две, максимум три тысячи лет.
    Священник внутренне сильно изумился, он с трудом мог представить пару дюжин лет, а тут сразу тысячи.
    — Это очень много времени, но все же, что по твоему угрожает миру?
    — Бездействие, не желание искать новые знания. Постоянное ожидание помощи от магов и/или богов. Отсутствие веры в собственные силы.
    — Что плохого если боги помогают своим верующим?
    — Один купец молил защитить его от комаров, они–де мешают спать.
    — Э–это конечно не хорошо…
    — Три тысячи лет назад, люди, без помощи богов, уничтожили свихнувшегося некроманта, и всю его армию нежити. Сейчас рыбаки умоляют насадить рыбу на крючки, воины боятся выходить ночью за пределы лагеря. Маги что–то пытаются сделать, но с их темпами не успеют.
    — В твоих словах много правды, демон. Но что тебе до гибели Людей.
    — Я не хочу гибели людей.
    — Демон… В любом случае, две тысячи лет — это очень много времени, люди поймут свои заблуждения…
    — Для цивилизации, то, что было три тысячи лет назад, это вчера утром, то, что будет спустя пару тысячелетий, это завтра в обед.
    — Ты ошибаешься демон, боги не дадут погибнуть этому миру! Нужно служить богам, нужно просить о милости и тогда они дадут всё, что нужно для нашей жизни! А ты говоришь ересь! Уходи демон. Уходи!
    — Вы сказали глупость. Делать богам больше нечего, как только обустраивать нашу жизнь.
    — Не смей такое говорить! Мы должны молится своим богам! И тогда они спустятся и заберут нас к себе, в небеса обетованные! — В голосе жреца послышались истерично–фанатичные нотки.
    Терри печально улыбнулась. Горящая боль, внезапно пропала, оставив ощущения Света и Чистоты.
    — Брат, ты устал. Пойди, отдохни, я займусь нашим гостем Уверенный голос мягко прозвучал откуда–то сбоку.
    Терри покосилась влево, шагах в десяти, у стены стоял Священник.
    Старец. Во всём его внешнем виде была уверенность человека знающего жизнь.
    — Я не устал, наставник!
    — Тогда пойди, прочти следующую главу.
    — Хорошо, наставник. — Нехотя подчинился молодой.
    Подождав, пока скроется первый оппонент, Терри обратилась к старику.
    — Это были его личные мысли или ваши?
    — К сожалению, его. Где–то я ошибся.
    — У вас есть монастыри?
    — Нет. Мы не проповедуем уединённый поиск истинны.
    — От него будет больше вреда, чем пользы.
    — Ничего. Через дюжину лет он всё поймёт — Нет. Он уже потерян для Света. Простите, в этом и моя вина.
    — Что ты хотела узнать?
    — Вы проницательны. Я зашла сюда за советом, сейчас я ухожу.
    — Не знаю, сожалеть или радоваться, что первым тебя встретил не я. Иди дитя и будет с тобой благословение Света. — Старый Священник сотворил знак благословения.
    На долгое короткое мгновение фигуру девочки окутал белый, слепящий Свет.
    На улице, рядом со входом в храм, ждали Мик и Ласс. Хотя правильнее сказать, ждал Ласс, а вот Мик изнывал от любопытства и от скуки. Поэтому, когда Терри вышла из храма Света, он облегчённо вздохнул. Девочка выглядела грустной и растерянной.
    — Ну, что?
    — Ничего. Солнце уже садится, мне надо бы отправляться на поиски восточных ворот.
    — Ты что! — обиженно воскликну великан. — Так ничего и не расскажешь?
    — Мик Сихгро, прекрати. — Устало произнёс Ласс. Похоже, он не стремился узнать, что произошло в храме.
    Глава девятая: Знание — сила!
    На закате, Терри подошла к восточным воротам одна. Их уже готовили к закрытию, поэтому стражники сильно удивились, увидев уходящего из города ребёнка. Дорога, идущая из города на восток проходит через, темнеющий уже, лес. Ближайшее селение находится дальше на два горизонта. Но, в конце концов, перед закрытием ворот стражники должны не впускать в город, а уходить — пусть уходят.
    Девочка расположилась в месте ожидания. Большое вытоптанное пятно земли, где обычно ожидают пришедшие после закрытия ворот путники (ну и не только путники). Такие места есть у каждых городских ворот. Лет десять назад их немного обустроили, поставив пару дюжин деревянных лежаков и приличную коновязь, над ними был сделан деревянный навес от дождя. Однако, за прошедшее время никто ничего здесь не ремонтировал и все эти деревянные изделия сильно рассохлись, дырявый навес почти не закрывал лежаки от дождя. Тем не менее, Терри не было до всего этого дела. Разложив на ближайшей лежанке свои покупки и усевшись рядом, на соседней, она с наслаждением вслушивалась в наступающую вечернюю тишину. Звуки, доносившиеся со стороны города, не мешали в этом. Комары и прочая кровососущая мошкара тоже не мешали, вероятно, считая её совершенно несъедобной. К сожалению, всё хорошее всегда заканчивается быстро. Из ворот, на скорости, выехала карета Пайзона. Увидев выезжающую из ворот карету, Терри сразу встала, быстро собрала свои покупки и направилась ближе к дороге.
    Возница остановил экипаж рядом с Терри. Быстро заскочив во внутрь, она, рассмотрев в каком углу разместился колдун, поприветствовала его.
    — Приятного вечера, хозяин Пайзон — Поклонившись, как обычно, сказала она. В её голосе была заметна усталость.
    Колдун сотворил небольшой шарик света, внимательно рассмотрел её лицо.
    — Как прошёл день — Глухим голосом спросил он.
    — Почти ничего интересного кроме нападения на меня. — Ответила Терри, изобразив нетерпение рассказать о нападении.
    Колдун, сделав вид что, не интересуется этим, зачем–то выглянул в окно. Ничего не увидев в наступающей темноте, раздражённо задёрнул занавеску.
    — Покажи свои покупки. — Приказал он.
    — Как скажите, хозяин Пайзон.
    Колдун очень внимательно разглядел каждую вещь. Всё, кроме рыболовных крючков, которые принял оптом. Не хорошо хмыкнув, он отложил в сторону книги.
    — Ты читаешь эльфийские и гномьи руны Мягким голосом поинтересовался колдун.
    — Нет. — Удивившись вопросу, ответила девочка.
    — Тогда зачем тебе эти книги? — со злобой спросил колдун.
    — Они что, на эльфийском? — Испугано переспросила девочка.
    — Тогда почему ты их выбрала? — Продолжал яриться колдун.
    — Мне эльф посоветовал, — от страха голос Терри слегка дрожал — я не знала что выбрать, спросила у него совета, он спросил, на каком языке я читаю, и быстро выбрал эти книги, посоветовав читать их дома, перед сном — Многословно объяснила она — Ты хочешь сказать, что не заглядывала в книги дальше первой страницы? — В свою очередь удивился колдун — Ты меня идиотом считаешь? — Яростно гаркнул он.
    — Нет. — Терри совсем не хотелось прямо сейчас завершать свою службу у колдуна. /Вы мистер ко//л//дун ещё не до конца расплатились со мной/ /- /Тот эльф был такой убедительный и учтивый, и на обложках книг читаемый текст. — Быстро сказала она.
    — Учтивый? Они гады, все учтивые, убедительные, добрые. Внезапно остынув, проговорил колдун. — Тот остроухий ублюдок захотел над тобой пошутить. — Колдун откинулся на стенку кареты. — И ему это почти удалось.
    — Хозяин Пайзон, если так, то эти книги стоит выбросить. Убеждённо сказала девочка.
    — Именно этого, тот гадёныш, и добивался. — С ненавистью сказал колдун. — Сколько ты заплатила за книги?
    — Две золотые монеты.
    — Вот видишь. И теперь что, выбросить такие деньги… — Колдун внезапно умолк, полностью осознав услышанное. — Откуда у тебя золото? — быстро справившись с изумлением, спросил он.
    — На меня напали и я забрала всё, что у них было. — Довольно ответила девочка.
    — Расскажи подробней. — Продолжая изумляться, потребовал колдун.
    — На меня напали те деревенские парни, которые ушли в город без вашего разрешения. Вы, наверное, помните тот случай. — Не очень подробно стала рассказывать Терри. — Они организовали в этом городе небольшую шайку. Вероятно, заметив меня одну на базаре, они захотели отомстить. Сын старосты подошёл ко мне и потребовал пойти с ним. Он привёл в тупик не далеко от базара, там было ещё восемь парней его шайки. Тот псих потребовал отдать ему все деньги и тогда он скажет кому надо, что со мной всё в порядке. — Терри остановилась перевести дыхание. Стараясь не замечать ошарашенного вида колдуна, продолжила — Я сделала с ними тоже, что и с тем бароном утром, только намного сильнее. А потом обыскала и нашла у них много денег. — Терри достала из правого внутреннего кармана полотняный мешочек с монетами. — Вот они, хозяин Пайзон. — отдав один мешочек, она достала другой из левого. — Вот ещё. — И виновато опустила глаза. — У них больше не было.
    Историю о нападении она, Ласс и Мик обдумали в той комнате под развалинами. Ласс предложил подумать, как рассказать о нападении, Мик его поддержал. Решили принести в жертву 23 золотых эрд, 4 серебреных эрд. Естественно и те два местных золотых, ну и всю остальную местную мелочь — к большому огорчению Мика. Для упаковки такого количества монет, сначала хотели использовать обычный кожаный кошель. Но, после недолгого спора, решено было взять два полотняных мешочка — они достаточно незаметно располагались во внутренних карманах джинсовой куртки, особенно, если куртку расстегнуть. Мик обещал договориться с той патрульной группой.
    Пайзон высыпал содержимое обоих мешочков на сиденье рядом с собой. Быстро пересчитал и подозрительно уставился на девочку.
    — Где они сейчас?
    — Не знаю, я забрала деньги у них и ушла искать книги. — Терри искренне раскаялась — Мне очень жаль, но больше не было.
    — Что ты с ними сделала? — Серьёзно, даже заинтересованно спросил колдун.
    — Успокоила. — Ответила Терри и пояснила. — Они сейчас ведут себя как младенцы, со всеми соглашаются, дня через три должны прийти в норму.
    — Больше ничего не случилось?
    — Нет. После покупки книг я пообедала в какой–то таверне, там нарисована верёвка над входом, потом побродила по городу, а после отправилась искать восточные ворота.
    Колдун поразмышлял над рассказанным и пришёл к выводу, что надо самому всё проверить, а наказать всегда успеет.
    — Ладно. — Буркнул колдун, принимая рассказ Терри и приоткрыв дверцу кареты громко сказал — Поехали.
    Большую часть поездки колдун опять проспал. Терри на этот раз дорогу перенесла спокойней, но в отличие от колдуна не спала. Ехали очень долго и без остановок. Только к обеду смогли добраться до башни. Когда Терри вылезла из кареты, то поняла, что башню и окрестности воспринимает как что–то родное и близкое для себя. Это её сильно смутило.
    — С этим надо что–то делать. — Пробормотала она.
    — С чем? — Спокойно поинтересовался колдун. Терри не заметила, как он подошёл.
    — С книгами. Может просто поставить их в библиотеку?
    — Нет. Тот ублюдок хотел посмеяться! — у колдуна от ярости покраснело лицо — Я научу тебя читать их руны, так что ещё неизвестно, кто над кем посмеётся.
    — Как скажите, хозяин Пайзон.
    Колдун действительно научил Терри читать оба вида эльфийских рун и гномьи руны. Также он дал разрешение читать книги из библиотеки четвёртого этажа. Как позже выяснила девочка, причина таких «даров»
    была проста — рассказывая о своих приключениях в городе, она натолкнула колдуна на мысль о новом яде, от которого жертва становится похожа своим поведением на младенца.
    В библиотеке четвёртого этажа нашлось пять книг на языке тёмных эльфов и две с храмовой письменностью. На обложках явно указывалось, какая письменность использовалась в этих книгах. Терри не поленилась пойти поинтересоваться у колдуна, что это за храмовый язык и кто такие дроу. Колдун с раздражением посоветовал не заниматься ерундой, так как эти книги нечитаемы.
    — Остроухие защищают свои тексты магией. — С открытым презрением произнёс колдун. — Вот разберусь с тобой, обязательно поймаю кого–нибудь из них, и выпытаю тайну! — пообещал он.
    Терри согласно кивнула, извинилась за потраченное на неё время и, получив милостивое разрешение, ушла к себе.
    Принцип храмовой письменности Терри «расколола» меньше чем за месяц. Её никто не беспокоил. Колдун занимался своим любимым делом придумывал яды. Население башни тоже занималось своими делами, а девочка была предоставлена сама себе. Разобравшись с храмовой письменностью, Терри поняла, что не сможет прочитать, так как письменность оказалась основана на фонетике — один символ обозначал один основной звук. Этот язык она не знала. Впрочем, с письменностью темных получилось также — фонетическая запись. И соответственно прочитать, не зная звучания слов невозможно. Почти не возможно.
    Всё–таки она смогла. С храмовой письменностью Терри использовала преемственность всей языковой группы светлых эльфов. Так как все языки светлых имеют общий корень, то в них есть много общего.
    Построение предложений, длина часто употребляемых слов. Наконец, общие слова. Различно только звучание, да и то, если разобраться, не очень. Промучившись пару месяцев, она, к своему удивлению, смогла читать храмовую письменность. Естественно, научилась говорить ещё на двух эльфийских языках — Изначальный язык, который и лежал в основе той письменности, и язык лесных эльфов. Конечно, произношение оставляло желать лучшего, но это дело практики.
    С письменностью темных помог случай, одна из книг в библиотеке была словарём языка тёмных эльфов. Конечно, словарь рунный и плохо построенный. Звучание каждого слова составлялось из нескольких обычных рун, используя первый звук значения руны. Небольшим потрясением для Терри стало то, что в письменности тёмных эльфов напрочь отсутствует синтаксис, если в обычных способах письма и даже в храмовой письменности присутствуют аналоги точек и запятых, то в этой ничего подобного нет. Единственное что было — пробелы между длинными наборами символов. Дальнейшая расшифровка свелось к простому, но очень нудному анализу текста на частоту входящих в нём символов. Где–то через месяц удалось прочитать и книгу тёмных эльфов. С разговорным вариантам была проблема в произношении. После всей этой эпопеи с расшифровкой наступила скука. К слову, в расшифрованных книгах не содержалось никакой серьёзной информации. В храмовых книгах записаны обряды и ритуалы, а в книгах дроу истории конфликтов со светлыми эльфами.
    Для развлечения Терри начала читать всё подряд в той библиотеки.
    Заодно, она попыталась восстановить по художественным книгам, историю этого мира. Возникал всё тот же парадокс — очень высокое развитие прежней человеческой цивилизации, как в техническом, так и в магическом плане и очень низкое развитие современной цивилизации.
    Информацию приходилось вытаскивать из легенд, сказок, кем–то записанных случайных событий. Зачастую всё было излишне эмоционально или догматично. Ни у кого не было сомнений в силе предтеч. Те крохи знаний оставленные древними воспринимались как азбучная истина. И всё же, получившаяся картина вызывала сильные сомнения в возможностях ушедшего в неизвестность человечества. Хотя башня, в которой Терри пришлось прожить почти два года, явно свидетельствовала об огромных знаниях и возможностях древних.
    Замучившись разбираться с этой, до безобразия противоречивой информацией, Терри решила отдохнуть. Просто побездельничать, так как больше делать было нечего. Течение жизни в башне, благодаря её стараниям, стало размеренным. К этому времени колдун сделал тот яд и проверил его на девочке. Получив ожидаемый результат, в смысле никакого результата, только недовольство вкусом яда, он отправился из башни проверить его на ком–нибудь другом. В последние два года он покидал своё жилище чаще, чем за прошедшие три десятка лет до этого.
    Раньше, он боялся захвата башни в своё отсутствие, теперь он доверил защиту своему тэс. Не то чтобы он доверял Терри, но она ни разу не дала серьёзного повода к недоверию. Он вполне допускал какую–нибудь мелочь, вроде её экспериментов на кухни. Явной дружбы между ней и другими обитателями башни он не нашёл. Присутствовали хорошие отношения, не более. А то, что она отказала в доверии мастеру Шмеру, колдуну очень понравилось. Поэтому, покидая сейчас башню, он ощущал привычное беспокойство по поводу Терри, и привычно его списывал на свою привычку не доверять. Что впрочем, не помешало ему оставить несколько новых /наблюдателей/ в помещениях башни, в дополнении к тем, что уже имелись там. Правда, он не знал, что все наблюдатели как новые, так и старые, каждый раз как он надолго покидал башню, обезвреживались.
    — Хозяин Пайзон, как мне поступить, если кто приедет к вам в гости в ваше отсутствие?
    — Решай сама. Вернусь, проверю. Не понравится — накажу. — Дал указания колдун.
    — Как скажите, хозяин Пайзон. — Привычно ответила девочка.
    Наступала третья зима, которую Терри встречала в этом мире. В том месте, где ей пришлось прожить данное время, нет четкой границы между концом осени, зимой и началом весны. В общем–то, зима сводилась к тому, что облетали листья с деревьев и вяли все высокие травы. Мелкая растительность оставалась зелёной или буро–зелёной.
    Зимой, два месяца к ряду, идёт дождь, без перерыва, переходя с ливня на мелкую морось. Колдун не любил дождь и зимой не покидал башню совсем. То, что он решил уехать в начале зимы, до дождя, навело Терри на мысль, что он, скорее всего, вернётся только к весне.
    /Надо более тщательно проверить ба//ш//ню. / После дополнительной проверки нашлось еще три наблюдателя, два в лаборатории и один на кухне. Их обезвреживать не было смысла, да и опасно — они были новые и неизвестной структуры.
    В течение последующих трёх недель Терри занималась чтением книг из библиотеки восьмого этажа. Ещё через неделю, в гости к колдуну, заявился герцог Грапис. Его не пустил Дирт. Герцог, громко повозмущавшись, уехал. Спустя два дня прибыл военный отряд из тридцати конных. Во главе с Граписом. Правда, ему и в этот раз обломилось — перебраться через невысокую двух метровую стену никто не смог. А узнав, кому принадлежит башня, солдаты просто сбежали, оставив герцога одного. Пообещав вернуться, герцог тоже сбежал.
    Угрозы и требования герцога вызвали у Терри раздражение. Этот идиот отвлёк её на три дня. Когда герцог совсем убрался, Терри решилась вернуться на восьмой этаж в библиотеку с магической литературой.
    Впрочем, там присутствовало множество книг предтеч, что, конечно, было более ценно. Пока Грапис тусовался около башни, она во избежание возможных проблем не поднималась выше пятого этажа.
    Используя полученную информацию из книг восьмого этажа, а также способности фей, Терри полностью разобралась с теми тремя заклятиями, про которые говорил Ласс. Одно действительно связано с амулетом, второе было наложено на кровь Ле–Ди, потому и казалось текучим, третье было связано с ней самой. С амулетом можно было разобраться просто, некоторую проблему составляли второе и третье заклинание. Второе вызывало боль, третье забирало её магическую силу. Однако, теперь зная, что вызывает боль и как это происходит, она могла избавиться от неё. Терри поделилась своим мнением с феями.
    — Третье заклинание связано с твоей человеческой и демонической природой, Терри. — Пояснила фея природы — Если ты сможешь изменить свою природу на любую другую, то избавишься от этого проклятия.
    — Только колдун очень быстро заметит, и у нас будут неприятности.
    — Подумав, ответила девочка.
    — Когда ты хочешь разобраться с колдуном? — Поинтересовалась фея природы.
    — Да, действительно, когда? — поддержали её остальные феи.
    — Зависит от многого, всё же не раньше чем через два года, может даже три.
    — До–о–лго–о — недовольно протянула Аэри — Мы думали этой весной освободиться.
    — Можно и весной — сказала Терри — Но я ещё не готова. В случае моего провала мы все пострадаем.
    — Два года, ещё два года. — С тяжёлым вздохом сказала фея воды. Как можно помочь тебе подготовится?.
    — Не знаю. — Невесело ответила девочка и, усмехнувшись, добавила — Разве что вы превратите меня в фею.
    — С человеческим ребенком это просто. — Задумчиво сказала фея природы. — С детьми других рас, такое превращение без проблем не проходит.
    — Да, — Подтвердила фея воды — но с тобой подобное не получится ты демон.
    — Сейчас она человек. — Возразила Аэри.
    — Не будем спорить. — Прервала начавшийся спор, Терри — Подождите ещё два года, может и меньше.
    Феи, понурив головы, ничего не ответили. Вторая фея воздуха, решительно тряхнув головой, посмотрела на девочку.
    — Если мы всё же сможем превратить тебя в фею, ты рискнёшь раньше разобраться с колдуном? — категорично спросила она у Терри.
    — Вопрос конечно интересный, — сказала девочка — надо подумать.
    Впрочем, тут и думать нечего. Нет.
    — Но почему? — удивилась фея.
    — Всё просто. Сейчас я могу противостоять колдуну. Если вы превратите меня в фею, то я потеряю все свои способности.
    — Будь среди нас фея огня, мы могли бы дать тебе природу феи, не изменив твою человеческую и демоническую сущность. — Сказала фея природы.
    — Хватит! Прекратите, не надо меня ни в кого превращать. Я постараюсь избавиться от проклятия как можно раньше. — Не уверенно сказала Терри.
    Хотя феи и сами понимали — раньше чем через год у девочки не будет ни сил, ни знаний, чтобы справится с Пайзоном. На помощь со стороны рассчитывать не приходилось.
    Через пару дней Терри удивила своих подруг неожиданным вопросом.
    Тот день начался, как и предыдущий. Дождь. Скука.
    Холодный, бесконечный дождь, лившийся с неба всю зиму, в очередной раз поменял свою силу. Минуту назад это был ливень, сплошная стена воды падающая сверху. Сейчас морось. Капельки воды стали настолько мелкие, что сразу непонятно падают они или поднимаются. Давящий шелестящий гул ливня сменился лёгкой глуховатой тишиной. Терри сидела у открытого окна в библиотеке четвертого этажа. Влажный воздух представлявший опасность для книг оставался снаружи. Охранные системы башни, про которые колдун даже не догадывался, каким–то образом не допускали во внутренние помещения лишнюю влагу с улицы. Тихий ветерок, дувший из окна, был в достаточной степени влажный, но не более. Брызги воды, капли дождя, пыль, летающие насекомые, или водяная взвесь, как сейчас, например, не пересекали невидимой границы отделяющей внутренние помещения башни от внешнего мира. Звук же, проходил в полной мере, что конечно не всегда приятно. Когда–то, ещё в первый год жизни в этом Мире, Терри сильно удивилась такой особенности башни. На скромный вопрос:
    «Почему», получила резкий ответ — «Так было задумано Древними!».
    Много позже, года через два, она смогла понять, что конкретно было задумано «древними». В этом строении до сих пор действует система защиты и охраны внутренних помещений и жителей башни. Конечно не в полной мере, но кое–что работало. К примеру, фильтрация воздуха, поступающего снаружи. Очистка воздуха во внутренних помещениях проводилась очень медленно, поэтому в лаборатории требовалось дополнительная вентиляция. Для Терри, принципы фильтрации воздуха оставались пока не ясны. Колдун же, не смотря на то, что являлся владельцем всей башни, не только не понимал, но и не пытался понять.
    Он воспринимал все её особенности как что–то само собой разумеющееся. Как природное явление, что–то вроде дождя или ветра. К тому же, в системе защиты не использовалась магия. Терри хорошо чувствовала магические проявления и была уверена в том, что в защите баше не было магии. Вся защита реализовывалась технически, такой вывод напрашивался сам. Найденные во время ремонта электрические провода, повреждённые и работающие части, явно электронной аппаратуры, только подтверждали этот вывод. К тому же, всё найденное запитывалось электричеством. Самым обычным, в её понимании, видом энергии. У предыдущих владельцев башни, да и у Пайзона, вероятно было другое мнение.
    Колдун отсутствовал уже больше месяца. Где он и чем занят, никого из его слуг не волновало. Его не любили. Так что пока колдун отсутствовал на своём рабочем месте, все слуги занимались бездельем, в пределах своего воображения и со всей силой. Под дождь выходить не хотелось никому, поэтому основным занятием стали еда и сон. За исключением Терри. Ну и, конечно же, фей. Чем они занимались неизвестно, но видно, что не скучали. Терри, большую часть дня проводила за чтением книг. Чаще всего она располагалась у восточного окна в библиотеке четвёртого этажа. Книги брала там, где было нельзя в присутствии колдуна, из второй библиотеки, из сокровищницы, из лаборатории. Вечером и часть ночи она занималась физическими тренировками, до боли в костях отрабатывая нанесение, приём и отклонение ударов, фехтование и теоретическое использование магии.
    Но когда такая последовательность повторяется в сотый раз, то становится скучно. Тем более, если нет практики. В тот день ей заранее надоело всё, и читать тоже. День только повернул к закату, а делать уже нечего. На её счастье в библиотеку зачем–то заглянула Аэри, фея воздуха. Она увидела скучающую у окна девочку, подлетела к ней, видимо решила поскучать за компанию, или ещё чего.
    — Аэри, что случилось? — устало поинтересовалась Терри.
    — Ничего. — фея вспорхнула с подоконника и шлёпнулась на голову Терри. — Ты скучаешь. — Утвердительно пояснила Аэри.
    Девочка осторожно сняла с головы фею и поставила на толстый фолиант, который до этого момента пыталась читать.
    — Аэри, а что ты знаешь про Пайзона?
    Фея, не ожидавшая подобного вопроса, ойкнула и вспорхнула под потолок. Возмущённо там крутанувшись, спустилась обратно. Терри не торопила её с ответом.
    — Зачем тебе? — удивлённо спросила Аэри.
    — Интересно, почему он настолько враждебно относится ко всем.
    — Мне известно немного. — Подумав, ответила Аэри. — Давай я остальных позову.
    — Хорошо. — Согласилась Терри.
    Под остальными, Аэри подразумевала, конечно же, только фей.
    Через несколько минут четыре феи устроились у открытого окна, вслух припоминая всё, что знали о Пайзоне.
    Точно известно — он из рода людей. Сильный колдун, однако, считает себя магом и очень злится, когда его называют по–другому. За сорок шесть лет до событий, он поступил в магический университет Таронта. Показал себя очень способным к магии, но был отчислен со второго курса «за действия не совместимые с Кодексом Мага». Он нарушал даваемое им слово, когда ему было выгодно и, уже тогда увлекался ядами, проверяя их на животных, на случайных людях в трактирах. Один раз проверил на своём соседе по комнате. Доказать его причастность к смертям не удалось. Склонен к садизму, эгоист, с пренебрежением относится к чужим жизням: "/они нужны, чтобы дать мне материал для исследований или чтобы обе//с//печивать м//е//ня/"
    Примерно, через четыре года после отчисления из университета, селится в башне мага–пространственника. Своего предшественника он отравил. Старый маг заплатил своей жизнью за излишнюю доверчивость.
    Он был единственным специалистом по переносу разумных по требуемым параметрам из других Миров. Пять лет назад, Пайзон, нашёл его записи, где описывались постоянные встречи с жителями нижних миров (демонами), чаще всех встречается имя "/Ле–Ди/" — суккуба. В записях есть ссылка на дневник, в котором вроде должна находится специальная информация о демонах. Предположительно, заклятие полного подчинения.
    Он находит дневник, но тот оказался заперт на Ключ. В конце концов, Пайзон узнает, что Ключ находится у суккуба Ле–Ди. Он отправляется самостоятельно в нижний мир, там ему удаётся захватить этого суккуба вместе с Ключом. Однако ключ теряется при бегстве к порталу возврата. Попытка, заставить суккуба принести Ключ, не увенчалась успехом. Она едва не вырвалась. Со злости, колдун её убивает. После таких действий, возврат в нижний мир для него стал равносилен самоубийству. Пайзон понимает, что он слабый демонолог и не сможет подчинить достаточно сильного демона. О варианте с оплатой он даже не думал, так как не доверяет тем, кого не может полностью контролировать. Слабые демоны, не способны взять Ключ.
    — Дальше не надо, это уже при мне было. — Терри остановила общий рассказ четырёх фей. — Что известно о его детстве, юности? Спросила она.
    — Ну, ты и спросишь чего–нибудь! — выразила общее недоумение Аэри.
    — Кстати, его жизнеописание довольно подробно. Он что, настолько известен?
    — Даже слишком. — С отвращением буркнула фея природы. — Он ведь яды и для фей делал.
    — Ага, этот гад много наших убил!
    — Да! Но в башне он был в безопасности. — С обидой и злостью заявила вторая фея воздуха.
    — Тогда почему сейчас он месяц где–то болтается? Поинтересовалась Терри.
    — Терри, мы не хотим причинять вред тебе! — Воскликнула Аэри.
    Девочка вздохнула. С грустью посмотрела в окно. На улице опять шёл ливень, однако в помещении не было слышно шума дождя.
    — Интересно, до меня, вы с подобным сталкивались? — спросила она фей.
    Те переглянулись, явно не сообразив о чём идёт речь.
    — С кем стакивались? — немного удивлённо произнесла Аэри.
    — Да вот с этим. — Терри показала левой рукой не открытое окно. На улице во всю идёт дождь, а здесь неслышно шума воды.
    — Нашла чему удивляться. Обычная магия. Наверно /воздушная занавесь/. — Высказала своё веское мнение Аэри.
    — А вот и нет! — Вторая фея воздуха, заинтересовавшись окном, взлетела на подоконник и во что–то всмотрелась — Посмотрите, это не /воздушная занавесь,/ это нечто другое.
    Чтобы там ни было, но оно внезапно исчезло, и в открытое окно ворвался шум ливня. Фея воздуха, стоящая на подоконнике, не ожидала подобной подлости от открытого окна, выразительно ойкнув, упала на пятую точку. Над ней никто не смеялся.
    — Всё больше убеждаюсь, что башня живёт сама по себе. — Негромко сказала Терри.
    — У–у, жуть, какая! Живой дом! — Зябко передёрнув плечами, заявила фея природы.
    — Ладно вам. — Терри откинулась на спинку кресла. — Что всё–таки ещё известно о Пайзоне?
    — Ну, он второй сын купца. Его отец был достаточно зажиточен, хотя не скуп. — Не охотно ответила Аэри.
    Остальные феи тоже не хотели продолжать разговор на эту тему. Тем не менее, они догадывались, что Терри от них не отстанет. Поэтому, смерившись с неизбежным, пересказали всё, что ещё знали.
    Пайзон получил неплохое общее образование. Его отец был суровым человеком, однако наказывал своих детей только за серьёзные проступки. В двадцать лет, будущий колдун ушёл из дома, забрав с собой свою часть наследства. За неделю до этого пропал отец, отправился в лес и не вернулся. Его пробовали искать, но напрасно.
    Никто толком не знал, где следует искать. Некромант, к которому обратился старший сын, посоветовал прекратить поиски, так как искать /нечего/. Согласно завещанию Пазйон получил приличную сумму денег.
    Где он провёл последующие пять лет, неизвестно. Но спустя это время успешно поступает в университет магии Таронта.
    — На сегодня он единственный, кто остался в живых из его семьи. Добавила информации фея воды.
    — Не густо. — Терри отрешённо покачала головой — Что же с ним произошло в детстве?
    — Терри, может, хватит? — Попросила Аэри.
    Феи понимали, если Терри что–то спрашивает, значит надо. Только в данном случае у них не было желания продолжать эту тему.
    — Не хватит. — Девочка коротко кивнула — Ладно, оставим этот разговор.
    Феи радостно вскочили со своих мест в воздух, тем не менее, не спеша, покидать библиотеку.
    — Терри, а чем ты сейчас займёшься? — поинтересовалась Аэри.
    — Хм. Верну книгу на место. — Девочка неопредёлённо пожала плечами — Не знаю… буду ждать вечера.
    — Тогда мы все к тебе. — Безоговорочным тоном заявила фея природы. — Незачем терять столько времени.
    — Уговорили. — Согласилась Терри. Феи преподавали ей теорию по использованию магии, природных стихий и заодно рассказывали, как это использовать на практике. Хотя и неизвестно когда придётся избавляться от колдуна, всё же готовиться нужно постоянно.
    Позже им стало не до заговоров. Колдун вернулся через неделю, за месяц до окончания зимы. Первым делом он проверил все наблюдатели.
    Не найдя ничего интересного колдун последовательно допросил всех обитателей башни. Особенный упор он сделал на фей. Так как техника допроса сводилась к магической проверки «правда — не правда», он ничего не добился, кроме очередных уговоров от фей освободить их.
    Помня историю с гномами, колдун категорически отказался освобождать фей и даже пригрозил поубивать их. Ну, ещё повар пожаловался на Терри, в отсутствие Пайзона она почти оккупировала кухню и готовила то, чего хотела. Хотя всё приготовленное было вкусно, она не говорила, что и как готовит. Когда очередь дошла до Терри, она попросила провести генеральную уборку всей башни.
    — Пока идёт дождь, гостей не будет. Можно спокойно провести уборку, и мелкий ремонт всех помещений. — Разъяснила она свою просьбу колдуну.
    — Меня не было месяц. — Не довольно сказал тот.
    — Да, но выше пятого этажа я не могу подниматься без вашего разрешения и ниже третьего этажа подвала, тоже. — Ответила Терри.
    Колдун согласился на проведение ремонта по всей башни.
    — Когда кончатся дожди надо привести всё в порядок и снаружи Приказал он.
    — Непременно, хозяин Пайзон. — Подтвердила приказ Терри.
    Для проведения ремонта Терри привлекла всех обитателей башни и Дирта тоже. Колдун не вмешивался, незаметно следя за девочкой, и медленно приходил в бешенство. Она нигде, ни разу, не воспользовалась для своих целей, официальным разрешением бывать в лаборатории, сокровищницы, библиотеке. Колдуна приводило в бешенство такое равнодушие к его сокровищам, он не верил в её лояльность к нему и не понимал, зачем она делает столько полезного для него.
    Среди полезного, Терри изменила систему вентиляции лаборатории, по просьбе фей воздуха. Им надоело постоянно проветривать это помещение. Изменения вентиляции затронуло и этаж колдуна. Про новшество, Терри «забыла» поставить в известность Пайзона и произвела все работы незаметно и доступными для неё силами.
    На время проведения косметического ремонта, колдун разрешил Терри посещать лабораторию и свою комнату. Он делал вид, что будто бы даже не следит. На деле, ждал, когда же эта девчонка совершит ошибку. Он отказывался признаться даже себе, что его слуга может быть хитрее и умнее. Терри использовала официальное разрешение быть в тех помещениях для их более тщательного осмотра. Разбирая гигантский завал на рабочем столе колдуна, она нашла интересные записи. Часть написана рукой колдуна, очень похоже на дневник давно прошедших дней. И чьи–то чужие шесть листков, явно вырванных. Забрать с собой не представлялось возможным, но прочитать никто не мешал. Из этих записей стали ясны такие непонятности, как смог Пайзон, ничего не соображающий в демонологии и трансформации материи, вызывать существ из других Миров. И смог подвергнуть её изменению.
    Ещё в университете, он узнал очень старый ритуал по изменению человеческой сущности. Для него необходима кровь демона. После неудачи с захватом Ле–Ди, ему необходимо было как–то заполучить жезл–ключ. Не думая о возможных последствиях, он решил провести тот ритуал по изменению сущности. Благо, кровь демона была в избытке.
    Очень быстро, в две недели, готовит всё для ритуала. В качестве жертвы он решает взять человека другого Мира. В заклинании по переносу он указал много параметров, которые противоречили друг другу: глуп, способен принимать правильные действия, умён, подчиняется сильному, сильный, несамостоятельный. К его счастью, маг–пространственник, предыдущий владелец башни, составил заклинание с проверкой на «дурака». Если заданные параметры противоречили друг другу, то брались лучшие, но переносимый объект выбирался физически слабее заклинателя. Вполне понятно, какие характеристики выбраны:
    способен принимать правильные действия(решения), умён, сильный духом (против — подчиняется сильному). Перенесённый объект оказался ребёнком — подросток. Впрочем, это несильно меняло планы. Колдун провёл ритуал успешно. Примерно через месяц, он случайно узнал, что кровь демона не может долго хранится. То, что кровь осталась живой две недели, он счёл доказательством своей невероятно большой силы.
    Терри оставила листки в том же положении, в каком нашла.
    Старательно приведя рабочий стол в прежнее состояние, то есть, наведя прежний бардак. Недопитая бутылка вина, грязный серебреный бокал, листки с формулами ядов, крошки и прочий мусор. Остальная часть комнаты была вычищена, местами заменён паркет, где надо подкрасили стены. Когда колдун пришёл проверить результаты работы, то был удивлен оставленным не тронутым рабочим столом.
    — Та–ак! — гневно протянул он, увидев неубранным стол. — Пачему?!
    — Он резко повернулся к Терри.
    — Хозяин Пайзон, что–то сделано неправильно? — Искренне изумилась девочка.
    — Стол! Почему неубран стол? — Желчь сочилась в каждом его слове.
    — Давно не наказывал? Забыла кто здесь хозяин? Сейчас напомню!
    — Хозяин Пайзон! Стол? Но на нём же ваши записи! — Терри усердно оправдывалась, убедительно изображая испуг и непонимание. — Вдруг, там, что потерялось бы?
    — Хм. — Озадачено выдохнул колдун — Ладно, на этот раз прощаю. На столе я сам приберу.
    — Да, хозяин Пайзон. — Терри поклонилась.
    Колдун провёл уборку стола очень просто. Смахнул всё содержимое на пол, а потом вызвал голема уборщика.
    Глава десятая: Обман.
    После окончания дождей, Терри, без напоминания, приступила к ремонту внешней части башни и ограждения башни. К тому моменту, когда все ремонтно–восстановительные работы были закончены, к Пайзону в гости приехал капитан Шевал Криер. Один и без сопровождения. Он выразил одобрение обновлённым видом башни, а колдун пожаловался ему на Терри.
    — Понимаешь, она всё делает как надо. Всё. — Пьяно бормотал колдун. Он и Шевал успели изрядно набраться. Капитан никак не мог взять в толк, чем не доволен Пайзон. — Видишь, ремонт устроила, продолжал жаловаться колдун — меня слушается… почти. Я не разрешаю готовить на моей кухне незнакомую мне еду, а она готовит! — Он стукнул кулаком по столу. — Думает, я не знаю!
    — Магистр… не… уважаэмый Магистр ээ Пайзон… — выговорил Шевал.
    — Шевал, — перебил его колдун — друг Шевал, я вам друг, называйте меня другом! — В припадке пьяного дружелюбия потребовал он.
    — Не, Вы Магистр, я вас уважаю, а я капитан, а вы магистр, вы о–го–го! — для большей внушительности Шевал поднял вверх правую руку с бокалом — а я… — он опустил руку вниз и посмотрел в свой бокал.
    Убедившись, что он пустой, со стуком поставил на стол. — я так, к–капитан, а вы О–о–о, а я так.
    Находись в пьяном состоянии, колдун всё же почувствовал прилив небывалой гордости за себя, от такого незатейливого признания его силы.
    — Капитан Шевал, давайте выпьем. — Жизнерадостно предложил он.
    И они выпили. Спустя три часа вливаний вина, они оба остались лежать в гостиной. Один за столом — фейсом в салате, другой под столом — присыпанный салатом и в луже разлившегося вина. А может не только вина. В таком состоянии их и нашла Терри через час, после того как умолк пьяный гомон из гостиной. Позвав Дирта, она указала ему на валяющегося колдуна:
    — Сможешь унести хозяина Пайзона к нему в спальню?
    — Да.
    — Тогда сделай это. — Попросила она — Только положи его в кресло у стола и поставь на стол вот эту бутылку. И дождись его пробуждения. — Просящей интонацией сказала девочка.
    Некоторое время голем соображал, как следует поступить отказаться или выполнить её просьбу. С одной стороны эта девчонка получила много свободы и хозяин уделяет ей слишком много внимания, с другой стороны, с хозяином действительно надо что–то делать и, если этим займётся она… Дирт принял решение.
    — Сделаю — согласился он.
    — Вот и хорошо. — Пробормотала Терри себе под нос. Не шевелясь стоять десять минут, ожидая решение голема, это не самая интересная задача. — А я займусь гостем хозяина Пайзона.
    Колдун проснулся далеко за полдень с жутко больной головой, собственно от головной боли он и проснулся. С удивлением, переходящим в недоумение, обнаружил себя в своей спальне, сидящим в кресле перед письменным столом. К его радости он увидел бутылку, судя по весу, не пустую. На вкус оказалось вино. Выпив всё содержимое бутылки, он почувствовал себя легче, боль отступила, в глазах появилось некое подобие ясности. Совершив над собой насилие, поднялся на ноги, сразу же окружающий мир стремительно перевернулся.
    Судорожно взмахнув руками, колдун зацепился за голема, всё ещё стоявшего рядом. С трудом, сглотнув появившейся ком в горле, Пайзон, деревянно переставляя ноги, направился в лабораторию.
    Через час, приведя себя в порядок, трезвый и в новом халате, он спустился на четвёртый этаж, полагая найти в библиотеке капитана Шевала. Его там почему–то не было. Шевал нашёлся только во внутреннем дворе башни — он бегал по кругу вдоль забора и тяжело пыхтел.
    — Сэр Шевал, от похмелья есть другие, более эффектные средства. Сказал колдун, когда Шевал заметив его, остановился чтобы поприветствовать. — Доброе утро — в свою очередь приветствовал он Шевала.
    — Вам хорошо говорить, вы маг.
    — Да, я маг. И я не оставлю хорошего человека в беде, особенно в такой. Выпейте. — Пайзон протянул небольшой флакон тёмного стекла.
    Он сразу ожидал глупых вопросов на тему «что это за отрава» или хотя бы, после того как выпьют, так как средство вызывало на короткое время сильнейшую головную боль, но полностью исцеляло от последствий похмелья.
    Шевал одним глотком, без колебаний, выпил предложенное ему лекарство. Постояв минутку с кривым лицом от возникшей головной боли и вкуса выпитой жидкости, он с облегчением выдохнул.
    — Чудеснейшее из лекарств! — обрадовано воскликнул он. — Как мне вас отблагодарить Магистр Пайзон. Нет, не возражайте, именно Магистр, хотя тоже нет, Архимаг! Вот вы кто после этого.
    — Хорошо, хорошо. Успокойтесь сэр Шевал — Эта грубая лесть отчего–то привела колдуна в прекрасное расположение духа. Хотя на подобную лесть он давно уже не реагировал, иногда даже злился. — По поводу благодарности… — он состроил гримасу раздумья — дайте мне совет по одной моей проблеме и мы в расчёте.
    — Чем смогу. — Согласился сэр Шевал.
    То, что Шевал не задал глупых вопросов по поводу снадобья и то, что он так искренне восхитился лекарством, подтолкнуло колдуна посоветоваться именно с ним.
    — Идёмте в мой кабинет. — Предложил он.
    За полтора часа до того как проснулся колдун, Терри безжалостно разбудила Шевала Криера. Поначалу тот не мог вспомнить кто он и где он. И главное, кто вообще посмел его будить так рано утром.
    — Уже почти полдень, сэр Шевал Криер, вам нужно срочно встать. Потребовала она, совершая зверство — вылила полный трёхлитровый кувшин ледяной воды, быстро заливая лежащего одетым на кровати капитана, с ног до головы. Остатки воды она вылила на лицо Шевала, заставив того захлебнутся криком. — Не беспокойтесь, вода чистая. Ехидно сказала она.
    Всё–таки капитан императорской гвардии Шевал Криер показал себя не просто военным, которых всегда хватает, а солдатом. Отплевавшись от воды, он, облегченно вздохнув, встал с кровати.
    — Спасибо, давно меня так эффектно не будили. — Поблагодарил он Попить что–нибудь осталось?
    Девочка молча протянула ему литровую кружку с мутной, темно–коричневого цвета, жидкостью. Он спокойно выпил предлагаемый напиток. За раз — Вкусно, что это? — спросил он.
    — Квас. Потом расскажу, как делается. — Решительно ответила она.
    — Хорошо. Что случилось?
    — У меня к вам просьба.
    — Давайте, там видно будет.
    — Вы первым ушли спать. Когда ушёл, хозяин Пайзон, вы не знаете.
    Криер задумался, в принципе он понял причину такой просьбы, хотя сам бы до такого не додумался.
    — Дирт скажет, что просто проводил хозяина Пайзона до дверей его кабинета. — Добавила Терри.
    — Почему нет? — согласился Криер. — можно.
    Он ещё тогда, при первой встречи понял — тэс Пайзана ненавидит своего хозяина и очень искусно это скрывает. Почему девочка доверяет ему, вроде как другу Пайзона, Шевал так и не понял, но разрушать доверие совсем не хотел.
    Разговор в кабинете начался с темы «кто первый ушёл», чем ещё раз подтвердил мысли Шевала о ненависти Терри к колдуну.
    — Горазды же вы пить! — Улыбаясь, сказал Криер.
    — Не только вы, военные, но и мы простые маги тоже любим выпить, особенно в приятной компании. — Мудро изрёк колдун.
    — Примите мои поздравления, красиво сказано. — Восхитился капитан. — Если вы не против, то я где–нибудь использую ваши слова.
    — Сколько захотите. — Смутившись, разрешил колдун. Ему было приятно. — Я хочу спросить у вас совета по поводу моего тэса.
    Капитан откинулся на спинку кресла и серьёзно спросил:
    — Что не так?
    — В том то и дело, что всё так.
    — Тогда объясните подробней. — Также серьёзно попросил Шевал.
    Объяснения получились не внятные. Слишком послушна, слишком упредительна, слишком доверчива, слишком вежлива.
    — И глупа! Понимаете, очень глупа. Я ей давал шесть раз возможность побега. Я не стал бы за ней гонятся. Честно! — Слишком убедительно сказал колдун. — Совсем. Поймал бы кого другого. — Он помолчал — А она, вон сами видите, провела ремонт всей башни. Я вчера специально оставил на столе кольцо контроля за ней, она его не взяла. Посоветуйте, как мне быть — она послушна, мелкие нарушения не в счёт, но она демон и по своей природе не может оставаться всегда послушной, тем более после несправедливых наказаний.
    — Мелкие нарушения?
    — Да, она читает по ночам книги из библиотеки четвёртого этажа.
    Стихи в основном.
    — Если бы у меня был ТАКОЙ тэс… даже не знаю… я бы его сделал своим приемником.
    — Но она демон! Суккуб!
    — Давайте рассмотрим известные факты, для меня известные. Поправился Шевал. — Если я правильно понял, она с рождения воспитывалась в семье людей. Вероятно не простых, так как у неё заметны благородные манеры, хотя серьёзного воспитания нет. Потом, вы находите и забираете её к себе. Допускаю, что вы сделали это грубо, может даже безжалостно. Возможно, по началу она испытывала к вам ненависть. Но вы ведь дали ей положение в обществе, да ещё какое, тэс мага это много значит. Наверняка дали образование, раз она любит читать. Доверили заботу о себе… Не спорьте. Вся башня приведена в порядок её усилиями, все слуги заняты своим делом.
    Завтрак обед и ужин вовремя. Вы сказали — она послушна. Я полагаю, она вам благодарна, кто бы она была без вас? Да никто! Скорее всего, демоническая природа взяла бы верх, и её бы убили. После стольких лет жизни у вас она это должна хорошо понимать. — Закончил Криер.
    — С чего вы взяли, что она воспитывалась у людей? — Очень спокойно спросил колдун.
    — Магистр?! — Шевал сделал вид, что не заметил внезапного напряжения колдуна. — Кому как, а мне это было понятно с первого раза. Она вежливая со взрослыми, любит играть со своими ровесниками (простите её, все же ребёнок), наконец — рыбалка. Она с грустью смотрела на детей, которых звали матери (я сам видел). У неё нет презрения к людям. Такое возможно, если она воспитывалась у людей. Объяснил он.
    — Да, вы правы. Я её нашёл в семье людей и очень вовремя для неё.
    — Медленно сказал колдун. — Они не хотели отдавать единственного ребёнка, а я не хотел говорить, что она демон. — Он замолчал, подбирая слова. — Мне пришлось запугать их своей силой. Её приёмный отец — лесничий в одном из императорских лесов. Год назад я узнал, что они все были уничтожены, маги замяли ту историю. Вероятно, за ней вернулся её настоящий родитель, но не нашёл.
    — Не вините себя в их гибели. — Сочувственно произнёс Криер. Он ни на секунду не поверил колдуну — на то у него были причины. — Тот демон всё равно бы их убил, если бы раньше этого не сделала она сама.
    — Пожалуй, вы правы… здесь, в моей башне, я объяснил, что она на самом деле, даже показал. Объяснил, как с этим бороться. Но всё же я сомневаюсь в её верности.
    — Бросьте Магистр, держите её подальше от разных демонов, дайте достаточную свободу, подарите ей что–нибудь, в конце концов, и она будет служить вам верой и правдой. Ну а сорвись она, вы же всё равно сможете её уничтожить. — Убеждённо сказал Шевал.
    — Что ж, пожалуй, вы снова правы. — Согласился колдун.
    — По поводу «несправедливых наказаний», положа руку на сердце…
    друг мой, вы же наверняка наказывали по делу, а не просто так. Уверенно предположил Шевал.
    — Умный вы человек, капитан. Извините, что втянул вас в свою проблему.
    — Для чего ещё нужны друзья! — Немного помолчав, ответил капитан Шевал.
    После разговора с Криером, колдун не успокоился, хотя и принял его точку зрения по поводу Терри. Он разрешил ей покидать башню ночью. Также он предложил, если это будет требовать сущность суккуба, найти пару жертв для удовлетворения потребности. На разрешение гулять ночью Терри согласилась сразу, а от жертв уклончиво отказалась и колдун посчитал, что поступил правильно.
    Наказывать девочку болью он не прекратил, абсолютно теперь уверенный, что оправдание его действиям найдёт сама, заодно лишний раз напомнит свою власть над ней. Иначе, как ещё объяснить, простую обиду на совершенно незаслуженное наказание.
    — За что, знаешь? — радостно спросил колдун.
    — Нет. — Обиженно, срывающимся голосом ответила Терри.
    — Мне захотелось!
    — Вы в своём праве. — Понурив голову, согласилась девочка.
    Но всё–таки он решил избавиться от неё, так, на всякий случай.
    Слишком много полезного она сделала для него, а это в понимании колдуна очень подозрительно. Единственная проблема — как избавится.
    Продать? Убить? Отпустить? Колдун не мог выбрать между продать, чтобы убили или убить, потом продать. Отпустить, он посчитал глупой мыслью. И ещё вопрос — когда это сделать? Сейчас или через год.
    Сильного сопротивления от Терри он не ожидал, так как одно из заклинаний наложенных на неё, полностью блокировало всю её магию по отношению к нему. Колдун считал Терри совершенно беззащитной перед ним. Имея под рукой серьёзную библиотеку магической литературы, Пайзон ни разу по–настоящему не разбирался с тем, что имел. Он всегда пользовался готовыми схемами, абсолютно уверенный в своей непогрешимости. К тому же он не умел видеть магию. Располагая артефактами позволяющими определять состояние жертвы, а также тип и силу наложенных заклятий, Пайзон не считал нужным учится подобным умениям самому. Правда, по отношению к Терри, эти артефакты перестали быть действенными, однако колдун оставался в твёрдой убеждённости в своей власти над ней.
    Судьбу Терри решил случай. К колдуну приехал Шмер, с просьбой поймать ему демона «посильней». Терри сама не присутствовала при том разговоре, но слышала — изменённая система вентиляции хорошо доносила разговоры из кабинета и лаборатории.
    — Магистр Пайзон, у меня к вам большая просьба.
    — Да? — с сильно выраженным сомнением произнёс колдун.
    — Вы можете поймать для меня демона посильней? Надоело возиться с мелочёвкой. — Посетовал на свои проблемы Шмер.
    — Это очень дорого. — Заинтересовано предупредил колдун.
    — Вы согласны?!! — обрадовался Шмер — Не важно сколько! Когда?
    — Не так всё быстро уважаемый Мастер Шмер. — охладил его радость колдун — И дело не столько в деньгах, сколько в подходящем моменте.
    Необходимы ещё довольно редкие компоненты.
    — А как же вы для себя вызываете? — Удивился Шмер.
    — Вы ведь хотите получить сильного демона в своё подчинение? Так?
    — Да, конечно.
    — Надеюсь, вы не думаете, что я буду постоянно рядом с вами?
    — Простите Магистр, вы меня убедили. — Согласился Шмер. — Что необходимо и когда?
    — Необходимые ингредиенты можно достать быстро, но вот время…
    Надолго наступило молчание. Колдун несколько раз прошёлся по кабинету от стены до стены.
    — Давайте поступим так. За неделю до срока я вам пришлю сообщение. — Наконец принял он решение — То есть это не скоро? — Догадался тот.
    — Да. Не раньше чем через шесть месяцев. А ингредиенты вы купите сами, список я вам дам.
    К тому моменту, когда колдун будет готов сделать вызов демона, Терри решила подготовить своё освобождение. А дней через десять узнала, что он собрался её убить. Эту новость сообщила Аэри.
    — Ты чего смеёшься — Обиделась фея.
    — Извини, — Девочка с трудом сдержала смех. — Извини. Просто я вам ещё не говорила — к тому моменту я запланировала наше освобождение. Самое удобное время. — Сказала Терри.
    — Когда?!! — обрадовалась Аэри.
    — Кого–то ты мне напоминаешь! — Весело сказала Терри. Серьёзно продолжила — Пока не знаю, но надеюсь не скоро. А вы будьте очень аккуратны, он стал подозрительный в последнее время.
    — Хорошо. Терри мы постараемся тебе помочь.
    Дату, на которую колдун назначил вызов демона, Терри выяснила через гоблина. Она просто попросила выяснить эту информацию, желательно так, чтобы никто не пострадал, разве что только уши самого гоблина. Охрен согласился. Уши, тоже не пострадали.
    Колдун ориентировался на зимнее солнцестояние, оставалось чуть больше шести месяцев.
    Для Терри, лето и осень пролетели почти незаметно. С одной стороны ничего нового в наборе ежегодных событий. С другой, её в скором времени планируют убить, а чтобы этого не произошло необходимо хорошо подготовится. Так как большую часть своих умений и возможностей приходилось скрывать в присутствии колдуна, поэтому любые тренировки стали серьёзной проблемой. К тому же, Шевал Криер ни разу не показался в башне колдуна, а тот как назло, безвылазно торчал в своей башне.
    За две недели до ожидаемого события, колдун сделал для своего личного слуги один «подарок». Эльфа.
    — Я отдаю этого ушастого урода в твоё полное распоряжение. Ты у меня три года. Служишь хорошо, так что этот подарок тебе, как суккубу. — Сообщил колдун, показывая на парня.
    Терри ощутила от колдуна какое–то злорадное ожидание.
    — Хозяин Пайзон, мне ещё ни разу не пришлось использовать /эту силу/. Если вы не против, я хотела бы попробовать ночью.
    — Ночью? Так. Хорошо, пусть будет ночь. — Согласился он.
    Терри ощутила некоторое недоумение, похоже, колдун получил не тот ответ, который ожидал.
    — Пока его запрут в подвале, где были гномы. — Решил колдун.
    — Хозяин Пайзон, до ночи осталось немного, он мог бы подождать здесь. — Осторожно возразила Терри.
    — Сейчас только обед! Подождёт в подвале!
    Колдун, резко развернувшись, ушёл из комнаты Терри. Через секунду вошёл Дирт, грубо схватив эльфа за плечи, утащил его.
    /Надо что–то делать! Что? Ммм–мм. Камера гномов пустует уже больше года. Хм. Интересно, когда там последний раз проводили уборку? Всё равно его пара менять на нов//о//го, соображает через раз/.
    Поздно вечером в комнату к Терри ворвался разъяренный Колдун.
    Следом, конечно же, топал Дирт.
    — Ты посмела нарушить моё решение!?!
    — О чем вы, хозяин Пайзон? — По–настоящему удивилась девочка.
    Колдун оглядел комнату, вероятно не найдя искомого, разъярился ещё больше.
    — ГДЕ ЭЛЬФ!! — Проорал он.
    — В подвале… — испугано ответила Терри.
    — Его там НЕТ!! — Колдун поднял левую руку — КАК ты его выпустила из башни!?!
    — Хозяин Пайзон, я весь день не покидала этого этажа.
    — Да?! — Изумился тот. — Это легко проверить. Дирт, это так?
    — Да, хозяин. — Прогудел голем.
    — Здесь были феи?
    — Нет, хозяин.
    — С кем разговаривал мой личный слуга?
    — Ни с кем. — Немного больше обычного задержавшись с ответом, сказал Дирт, — Тогда где эльф?!
    — Не знаю — ответил голем.
    — А ты что скажешь? — Колдун посмотрел на Терри.
    — А? Я?
    — Да! ТЫ!
    — Не знаю.
    Колдун не удержал рвущуюся наружу злобу. Впрочем, для Терри, боль перестала быть страшной и переносилась без последствий. До кучи досталось и Дирту, колдун пнул его по ноге и, злобно ругаясь, выхромал из комнаты Терри.
    Через час колдун выяснил, как пленник покинул башню. Всё оказалось просто и по–глупому. Полуразвалившийся голем–уборщик, случайно услышал, что в подвале в одной из камер, ненадолго кого–то поселят. Не услышать было бы очень трудно, колдун достаточно громко проинформировал об этом по всей башни. Гелемы–уборщики и так не отличаются умом и сообразительностью, а этот ещё и почти развалился.
    Он отправился убраться в камере нового гостя хозяина. А гость приказал вынести его из башни, и быстро.
    Уборщик прекратил своё существование почти сразу после маловразумительных объяснений своих действий. Колдун ещё неделю злился на всех. Его интуиция говорила о явном обмане, только вот доказать он не мог.
    Эльфа действительно вынес наружу голем–уборщик. Но сам бы он никогда не додумался до уборки в камере. Такие големы действуют только по прямому приказу или если выполняют цепочку связных, допустимых к исполнению команд. Колдун умел делать големов, однако плохо понимал схему мыслительных процессов таких существ. Терри достаточно хорошо представляет, что такое программирование и как его применить к таким вот системам типа голема. Оставалось лишь передать сообщение пленному, что с успехом проделали кобольды. После удачи с уборщиком, Терри решила попробовать убедить Дирта помочь против колдуна. Взяв за основу явную неприязнь голема к ней. Этот разговор представлял некоторую опасность, поэтому пришлось найти способ быстрого разрушения голема, если разговор не приведет к нужному результату. Способ разрушения предложила фея природы, она дала корень растения, пообещав, что попав на тело голема, корень начнёт быстро расти и за десяток секунд развалит свою жертву на груду, уже не живых, мелких кусков. Сам корень должен после всего рассыпаться в пыль, не оставив никаких следов, ни магических, ни обычных.
    Утром, за десять дней до зимнего солнцестояния, Терри решилась поговорить с Диртом.
    — Дирт! — окликнула Терри, проходящего мимо неё, голема.
    Тот остановился и тяжело повернулся в её сторону.
    — Дирт, иди в подвал к цистернам с водой, мне поговорить с тобой надо. — Без эмоций произнесла девочка.
    Голем замер надолго, больше четверти часа он обдумывал идти или не идти. Сказано было не приказным тоном. Бочки с водой тяжёлые.
    Хозяину он пока не нужен. Надо идти. Приняв решение, Дирт сразу отправился в подвал.
    У цистерн, прислонившись к стене правым плечом, его уже ждала девочка.
    — Дирт, как давно хозяин менял тебе изношенные части? — Сразу спросила Терри, как только голем подошёл достаточно близко.
    — Три года, один месяц, двенадцать дней,… — стал подробно отвечать на поставленный вопрос, Дирт.
    — Другими словами, давно? — перебила его девочка.
    — Да.
    — Хозяин хочет тебя заменить демоном. — Огорошила его Терри — И меня тоже.
    — Дирт нужен хозяину. — С открытой злобой прогудел голем.
    — Дирт скоро развалится. — В тон ему, возразила Терри. — Хозяину дешевле сделать нового голема, чем починить тебя. Согласен?
    — Да — Согласился он, с так поставленным вопросом.
    Терри промолчала, не мешая голему самостоятельно принять решение.
    — Хозяин нужен Дирт. — Сообщил своё решение голем. В нем победила злоба.
    — Конечно, но Дирт не нужен хозяину.
    — Хозяин нужен Дирту. — Снова прогудел голем и шагнул ближе к девочке.
    — Хозяин тоже хочет избавиться… от Терри. — Ответила девочка, сказав о себе в третьем лице. Похоже, такой вариант голем понимал лучше.
    — Как Дирт может помочь Терри? — После минутного молчания спросил он.
    — Просто. Терри хочет уйти от хозяина. Хозяин не сможет призвать демона без Терри. Терри боится хозяина — он сильный. Терри боится Дирта — он сильный. — Девочка остановилась собраться с мыслями.
    Общий смысл разговора она подготовила заранее, но такое построение фраз её утомило.
    — Да. Хозяин — сильный. Да. Дирт — сильный — согласился Дирт. Как и все големы, он неуязвим для лести. Просто потому, что големы не воспринимают понятия не связанные с реальностью.
    — Терри не может уйти пока хозяин сильный. Терри не может уйти пока Дирт её не пускает.
    — Дирт может пустить. Но хозяин сильный.
    — Хозяин скоро будет призывать демонов. Он устанет. Терри сможет уйти. Дирт отпустит?
    — Да. — Без раздумья ответил голем. — Дирт отпустит Терри.
    — Дирт не будет мешать Терри уходить?
    — Да. Дирт не будет мешать Терри уходить. — Подтвердил голем.
    — Дирт, я хочу тебе кое–что приказать. — Нейтральным тоном сказала Терри.
    Голем промолчал.
    — Приказ: ты, Дирт, не изменишь своё имя ещё десять дней.
    — Почему? — Как–то слишком быстро спросил голем.
    — Хозяин может изменить твоё имя. Тогда Дирт не сможет отпустить Терри и Терри не сможет уйти и хозяин сможет призвать демонов, чтобы заменить ими тебя и меня. — Под конец этой фразы Терри выдохлась.
    Вся надежда была на последнее утверждение. Если голем не примет нужного решения, то она готовилась его разрушить. Фея природы обещала в этом помочь.
    Голем задумался на опасно долгое время. Скоро должен пройти колдун с нижнего этажа подвала. Терри ощутила жар от всей фигуры голема. /Да–а, типа, процессор сильно з//а//гружен, а охлаждение не предусмотрено конс//т//рукцией./ Внезапно голем судорожно дернулся всем телом. Шевельнул своим подобием головы и внимательно уставился на девочку.
    — Приказывать не надо. Я. Помогу, тебе…. Уйти, Терри. — Ровным, твердым басом произнёс Дирт.
    Девочка постаралась не выдать своей радости. Дирт осознал себя.
    Он перестал быть абсолютно подчинённым колдуну. Чтобы там ни приказал колдун, теперь Дирт не будет повиноваться сразу, что даст необходимое время для задуманных действий.
    Шмер прибыл в башню ещё вчера, сегодня он ходил в жутком возбуждении во дворе башни, не обращая внимания на дождь. Терри делала вид, что ей неизвестна причина присутствия этого садиста.
    Колдун проводил подготовку к вызову демона тайно, как он думал. По подсчётам Терри, до момента «Ч» оставалось немногим больше десяти часов, событие должно произойти в час ночи. Вообще–то всё подполье тоже прибывало в возбуждении: феи, гоблин и даже кобольды. К слову, кобольды не участвовали в готовившемся перевороте, но знали о предстоящем событии и не собирались ставить в известность колдуна он отравил троих кобольдов, просто так, ему было скучно. Да и к Терри они относились с большёй симпатией. Подготовка к ночному событию, Терри начала ещё с утра, начав с гоблина — отослала его в лес, дав Ц.У. — не возвращаться, по крайней мере, до завтрашнего обеда. Феям она сказала не попадаться на глаза колдуну. Сама же была абсолютно спокойна, только живая. Терри случайно узнала, кого собирался призвать колдун, и сильно изумилась. Этот идиот слабо представлял, как надо проводить такие ритуалы. Там, где должно стоять имя или прозвище демона он написал редкостную чушь «призываю придти самого сильного демона ада и подчиниться моей воле». У неё даже возникли сомнения, стоит ли вообще мешать такому варианту заклятия, но мешать придётся. Колдун решил обезопасить себя за счёт её жизни и, если потребуется, души.
    Пайзон, как и участники заговора против него, прибывал во взвинченном состоянии. Сейчас он не заметил бы, начни Терри и феи разговаривать в открытую.
    Девочка придумала, как обойти заклятие подчинения и заклятие боли. Снимать блокировку со своей магической силы она не посчитала нужным, так как пользоваться магией она всё равно не умела. Теория теорией, но без практики использование подобных Сил крайне опасно.
    За прошедшие полтора года Терри много узнала о магии, заклинаниях, мировоззрении магов и немало другого. Магам давно было известно, что их мир — это планета, к тому же шар. Но на этом всё. Да и в то, что земля шар, верили не все и таких было много. В конце этого лета она выяснила, что думает по этому поводу колдун. Предварительно найдя вескую причину.
    — Хозяин Пайзон, разрешите задать вопрос? — спросила Терри.
    — Задавай. — Разрешил колдун. Он пребывал в хорошем настроении.
    — В одной книге стихов в библиотеке говорится, что наша земля шар, и что она летит в пустоте вокруг солнца. Это правда?
    — Полнейшая чушь! Я не понимаю, как такой глупости могут учить в разных там академиях! Кстати, где книга?
    — Вот.
    — Так. Да. Стихи! Полная ерунда!
    — Если земля не шар, то какая она?
    — Естественно плоская. Края немного подняты, как у тарелки. Чтобы вода не выливалась. Если бы земля была шаром, то вся вода бы стекла вниз.
    /Интересно, вниз — это куда? Или где?/ /- /А. Понятно.
    — Не верь тому, что пишут в таких книгах. Головой думай!
    — Когда вы всё объяснили, я поняла.
    — Ладно, скоро что–то будет, но сейчас можешь сходить на рыбалку.
    Прошлой зимой у Терри была возможность серьёзно покопаться в книгах библиотеки восьмого этажа этой башни. Получившийся тогда вывод сильно шокировал её. Как и объяснения колдуна о тарелочном строении мира. Нет, она конечно догадывалась, что всё плохо, но не представляла насколько. Она не понимала, почему несколько тысячелетий, неглупые люди могли серьёзно заниматься подобной глупостью — ждать чудес от предтеч, богов, демонов и других сторонних сил. Зачастую составление новых заклинаний сводилась к подбору на основе старых. Да и все сделанные до сих пор открытия носили случайный характер. Например, как считать площадь квадратных или прямоугольных поверхностей в этом мире умели, а площадь круга даже не пытались выяснить. Подобные вычисления обычно проводит кто–нибудь из магов «гильдии измерений», призывая специализированного элементаля воды или воздуха. Ей припомнился случай, когда крестьяне просили позвать колдуна, чтобы выяснил площадь двух непрямоугольных кусков поля. Сельское хозяйство, единственное, самое развитое направление исследований. Во всех остальных случаях, открытия были случайны. Маститые учёные, в массе своей, занимались вымаливанием знаний у богов или пытались разгадать тайны древних. Справедливости ради, надо заметить, что боевые маги были достаточно сильны и умелы, а в арсенал их заклинаний входит огонь, электричество и холод, однако холод могли использовать не многие. Знания Терри позволяли совсем не боятся магической атаки, как со стороны колдуна — самое сильное оружие у которого был тот самый жезл, но и вообще любых других. Проблем не ожидалось. Впрочем, как обычно.
    В обед колдун приказал Терри ничего не есть до завтра. Объяснил просто, для проверки нового яда. К вечеру колдун упокоился и пригласил к себе в лабораторию Шмера, обсудить дальнейшие действия.
    Какие конкретно, Терри выяснила потом, со слов Аэри.
    — Терри, срочно сходи в библиотеку четвёртого этажа. Встревожено сказала Аэри.
    — Это действительно срочно?
    — Да, очень. — Кивнула фея.
    — О чём они будут говорить? — мрачно спросила сама себя девочка.
    — Хорошо, идём.
    Вход в библиотеку размещался в центре этажа. Четыре широких окна расположенных по сторонам света, давали хорошее освещение. Сейчас три окна были зашторены, открытым осталось только восточное, причём настежь.
    — Что случилось? — спросила девочка у Аэри.
    — Иди быстрей к открытому окну. — Сказала она очень взволновано.
    — Иду, иду, успокойся. Сейчас я его закрою.
    Закрыть окно не получилось, когда она подошла к окну, её превратили в фею.
    Всё произошло неожиданно, с двух сторон выпорхнули четыре феи разного цвета, сыпанули не девочку искристую пыль соответствующих цветов, а летевшая над её головой Аэри, что–то неразборчиво пискнула.
    Терри очнулась от брызг воды в лицо. Очнувшись, почувствовала, что её бережно и мягко удерживают навесу. Раздававшиеся звуки были совершенно незнакомы. /Блин!!!! Зз//а//говорщицы хр//е//новы!/ Она решительно открыла глаза. То, что поддерживало Терри навесу, поставило её вертикально, помогая встать.
    Твёрдо встав на ноги, она неодобрительно оглядела четырёх знакомых фей и одну незнакомую.
    — Как ты быстро очнулась! — Обрадовалась Аэри.
    — Да, действительно быстро. — С явным сомнением согласилась незнакомка.
    — Терри, как мы рады!! — Наперебой стали поздравлять знакомые феи, подбежав к девочке. Незнакомка, просто радостно улыбаясь, осталась стоять на месте. Терри не выразив радости, отстранилась от них.
    — Ну и что вы со мной сделали? — Устало спросила она у доброжелательниц.
    — Фею! — Удивилась непонятливости Терри, фея воды. Хотя нет, теперь Терри знала её имя — Имваррес — Всегда Полноводный, Чистый Родник. Или Обычное имя — Виррина. В уменьшительном варианте, в этом имени, после «р» всегда должен идти гласный звук «и» — Вири, Вириша, Виринка. — Теперь ты свободна от тех заклятий.
    — Моё имя вы тоже узнали? — Не в тему спросила Терри.
    — Да, конечно. Это обязательный результат обряда. — Пояснила Аэри. — Моё открытое имя действительно Аэри. Представь, как мы тогда удивились, когда ты спросила, можно ли называть меня Аэри.
    Терри ещё раз оглядела всех пятерых фей.
    Аирада — Быстрый Пушистый Воздух. Фея воздуха. Очень любит приключения, почему и попалась к колдуну. Обычно её называют Аэри.
    Имваррес, Фея воды. Спокойная, неторопливая, но всегда успевающая во время фея .Виррина.
    Диана. — Разрушающая Воздухом. Фея воздуха. Добрая, малообщительная фея с сильной волей. Алми.
    Гелена — Дающая Жизнь Природа. Фея природы. Незаметная, но очень шебутная фея. Тарби.
    Флинвер — Весёлый Не Обжигающий Огонь. Фея огня. Прилетела по просьбе фей, уже находившихся в плену у колдуна, для проведения обряда /объединения стихий/. На редкость спокойная, для своего вида, и уверенная в себе фея. Обычное имя Сафи, ударение на «и».
    — Терри АЛ. Имя Терри обозначает что–то очень большое, мы не смогли понять что. — Ответила на незаданный вопрос Сафи — АЛ — Амеди Летши, Имя твоей матери. Ещё у тебя есть настоящие человеческие родители и человеческое имя. Но оно почему–то не открылось.
    — Терри, Никто другой не узнает, что мы узнали друг о друге! Успокоила Аэри. — Это закон!
    — Ну и ладно. Только надо спешить, те двое наверно уже наговорились. — Бесшабашно махнув на последствия, согласилась Терри.
    — Не нужно спешить, в мире фей время может идти медленнее. Уведомила Алми и посоветовала. — Оглядись.
    Совет получился дельный, Терри осмотрелась вокруг. Она, с компанией фей, всё ещё находилась в библиотеке и, похоже, в том же месте. Но восприятие окружающего мира сильно изменилось. Шкафы с книгами стали невообразимо громадными, что, кстати, нормально, если учесть её теперешний рост — не больше двадцати сантиметров. На расстоянии от неё всё светилось, что–то ярко, что–то едва заметно.
    Воздух светился чуть заметным белёсым светом, напоминая волны тумана, в книгах чувствовалась жизнь, их свет напоминал радугу. Всё стало каким–то загадочным, волшебным и немного ненастоящим.
    Захотелось рассмотреть поближе все эти, внезапно ставшие сказочными, места. Привычные звуки сделались протяжными и не торопливыми, пылинки застыли в воздухе как пузырьки в густой смоле. Жизнь окружающего мира протекала очень и очень медленно.
    — И как вы меня терпели? — удивилась она.
    — Нет, при общении с другими время идёт нормально, такое бывает только когда несколько фей собираются в месте. — Разъяснила Аэри Да и то, если они хотят этого.
    — Те заклятия точно пропали? — уточнила Терри. — и не вернутся?
    — Да и да — пропали, не вернутся — подтвердила Виррина.
    — А как мне… м–м–м… обратно превратится?
    — Это ты сама должна! — усмехнулась Сафи.
    Мир снова стал обычным, больше не было таинственного света, сказки, громкой тишины. Снова привычные краски и привычные звуки.
    Вернувшись в обычный мир, девочка почувствовала поток беспричинного счастья, который немедленно захлестнул её, она с трудом удержалась от счастливого вопля во всё горло. Возникшую эйфорию оборвал амулет контроля, сильно передавив горло. Пришлось немедленно успокоится, и нить амулета опять приняла свою обычную длину.
    — Почему амулет остался?
    — Значит это очень сильный амулет. — Обескуражено ответила за всех Виррина.
    Проверив наличие остальных заклятий, Терри их не нашла. Впрочем, она сразу предполагала, что эта верёвочка и будет основной проблемой, поэтому и не сильно огорчилась.
    — Он может заметить отсутствие заклятий?
    — Конечно! — подтвердила Сафи — Не шевелись… ага, всё. попорхав над Терри сказала она.
    — В смысле?
    — Теперь не заметит.
    — Всем прятаться, колдун наговорился, — Громко воскликнула Аэри и тише продолжила — Терри, он хочет сделать из тебя /служителя/.
    Знаешь что это? — со страхом спросила фея.
    — Да, знаю, спасибо Аэри, спасибо вам всем друзья. Поблагодарила девочка — Иду восстанавливать справедливость. — И тихо, для себя добавила — знать бы ещё, какая она — «справедливость».
    В полночь колдун привёл Терри в подвал на минус четвертый этаж.
    Дирт шествовал в нескольких шагах сзади своего хозяина. Там уже была активирована звезда призыва, добавлено два дополнительных круга защиты. Шмер сидел в дальнем углу и нервно подёргивался. Колдун приказал Терри выпить какую–то горячую бурду. При первых глотках девочка разобралась в действиях этой отравы — паралич всей нервной системы. За два года практики она научилась определять состав и действия предлагаемого яда.
    — Ложись на алтарь, лицом вверх. — Приказал он Терри. — Сейчас я солью из тебя кровь. — Скалясь, выговорил колдун.
    — Как скажите, хозяин. — Покорно согласилась девочка.
    — Прекрати изображать покорность! — Заорал он.
    Шмер в своём углу подпрыгнул и издал тявкающий звук.
    Терри не отвечая на окрик, вроде как не к ней, легла на алтарь.
    — Что вы хотите сделать, Хозяин Пайзон? — Невинным, в тоже время дрожащим голосом спросила она — Я убью тебя, а в твоё тело вселю дух какого–нибудь убийцы, и он станет моим верным служителем! Что скажешь? — Колдун был близок к истерике, у него на губах выступила пена.
    /А этот идиот совсем шизанулся!/ /- /Вы будете вызывать дух через пентаграмму?
    — Нет. После тебя я призову сильного демона и заставлю служить себе.
    /Похоже, он точно шизанулся!/ /- /Простите мою наглость хозяин, но останутся ли у вас силы, чтобы открыть проход в пентаграмме? — Серьёзно спросила девочка.
    — Откуда тебе известно?!?
    — Вы сами вчера рассказывали! — Обиделась Терри. Это был чистый блеф.
    — А? — Ошарашено замер колдун.
    В этот момент подал голос Шмер. Судя по внешнему виду, ему жутко страшно, но он сдерживал себя.
    — Действительно Магистр! — Что конкретно «действительно» он не объяснил. — Потом займётесь своим суккубом, откройте сейчас проход, а вызов сделаете уже после. Вы же сами говорили?!
    — Извините, Мастер Шмер, разволновался. — Глухим голосом ответил колдун, ступор прошёл, но он всё равно остался несколько заторможен.
    Проделав нужные действия, колдун открыл проход, но без завершающей фазы возникший портал всё ещё оставался закрытым.
    — Теперь займёмся тобой, сучка. Дирт, прижми её к алтарю.
    — Дирт, прошу, успокой Пайзона. — Попросила Терри. Больше для проверки, чем ожидая действий, обратилась она к Дирту. На самом деле, готовя «ход конём».
    Дирт сразу, без колебаний, успокоил колдуна. С размаха дал тому по голове. К счастью не убил.
    Шмер тупо продолжал сидеть в своём углу, не вмешиваясь в происходящее.
    — Шмер, снимите кольцо с белым камнем с правой руки Пайзона. Приказала Терри.
    Тот молча повиновался. Кольцо слезло с натугой. Сняв кольцо, он замер рядом с колдуном.
    — Шмер, Дай кольцо мне. — Последовал новый приказ от Терри.
    Также молча он принёс кольцо Терри. Она продолжала лежать на алтаре, последний приказ ещё не был отменён. Взяв кольцо в руки, она почувствовала боль от сжавшейся нити амулета, сейчас это уже было не важно. Амулет и кольцо образуют парный артефакт, про них Терри прочитала ещё зимой, год назад, когда колдун больше месяца отсутствовал в башне. Она сама не могла снять кольцо с пальца, но мог тот, кому в достаточной степени доверял носитель кольца. На ощупь соединив кристалл кольца и кристалл амулета, она смогла расслабиться и вздохнуть свободно — нить прекратила сдавливать горло и очень сильно растянулась, теперь надоевшее украшение можно легко снять. Что Терри немедля и сделала. Соскочив с алтаря, она подошла к Пайзону и надела этот амулет ему на шею, нить сразу сократила свой размер. Молча стоявший рядом Дирт, отступил к стене.
    Сделав пяток пощечин, девочка привела колдуна в сознание. Тот очнулся, совершенно не понимая, что происходит.
    — Как ты посмела бить меня… — начал Пайзон.
    — Умолкните. — Оборвала его Терри. — Вы достали своим эгоизмом всех, даже своих големов.
    — Да Я ТЕБЯ… — заорал колдун, вставая, вернее попытался встать — нить резко передавила ему шею.
    — Неприятно, правда? — сочувственно спросила у него девочка. — Вы идиот Пайзон, у вас в руках была замечательная библиотека. В ней есть книга, в которой подробно рассказывается об этом парном артефакте.
    — Как тебе удалось? — Прохрипел Пайзон. Он не обратил внимания на её слова.
    — Книга написана на языке древних, те ребята оставили ключ для расшифровки текста, прямо на первой странице.
    Колдун ещё раз попытался вскочить и кинуться на девочку, но опять свалился от боли в горле. Девочка отошла к алтарю и присела на край.
    — Я вот к чему веду. — Не отреагировав на стоны колдуна, продолжала говорить Терри — Через кольцо можно отдать один абсолютный приказ, артефакт полностью разрушится, однако приказ будет выполнен.
    Услышав последнее, Пайзон замер.
    — Но есть ограничение, у предтеч своеобразное чувство юмора. Терри немного помолчала. Пайзон терпеливо ждал. — Такой приказ может отдать только тот, кто сам освободился от той висюльки, что сейчас у вас.
    Пайзон повернулся к Дирту.
    — Отбери у Терри то кольцо. — Приказал он Дирту.
    — Нет, Пайзон, вы меня достали своими приказами. — Неожиданно приятным басом сказал тот.
    Пайзон перестал что–либо соображать получив отказ от голема, в такой форме. Он встал на ноги и выпученными глазами уставился на Терри.
    — Вспомните. Очень, очень давно, вы обещали, что вернёте мне мою прежнюю человеческую природу, и вернёте домой, в мой мир. Равнодушно сказала девочка.
    — Я не сделаю этого! — Зло прохрипел Пайзон.
    — Вы тогда уверили, что можете избавить меня от демонической природы. — Терри, соскользнув с камня, подошла к порталу, оставив за спиной колдуна. — Четыре года назад, вы убили умную и добрую женщину. Её кровь влили в меня. — голос девочки резко оборвался от едва сдерживаемых слёз.
    — /Но этот маг сказал, что вернёт все обратно! Без всяких п//о//следствий для меня!/ /- //Дьявольскую природу навязать на человека очень легко.
    Избавить от неё Ни Один колдун не см//о//жет./ /- //Погоди! А что является первоосновой Света? Хаос? Ведь он без движения невозможен. Значит он порождает Свет, Тепло…. Порядок это Тьма и Холод . Так ведь? //так// Тогда п//о//чему существа хаоса боятся Св//е//та?/ /- //Абсолютный Порядок это неизменность законченного .
    Неизменность возможно только во Тьме и Холоде. Под Порядком, правильнее будет считать не неизменность, а стремление к с//о//вершенству, к упорядоченности. Свет движется в одном направлении. Свет вносит свои зак//о//ны в Хаос, Тепло даёт свои законы. Законы образуют порядок. Но чем больше законов, тем больше вероятность выпадения в Абсолютный Порядок, в нём невозможно существ//о//вания жизни. Абсолютный Порядок это конец всего.
    Получается, что Тьма и Холод, которые явл//я//ются основой Порядка, поддерживают Хаос закрывая законы Света и Тепла. И на оборот — Свет и Тепло, которые создает Хаос, нарушают стабильность Тьмы и Холода Порядка, и создают Жизнь. Которая, в свою очередь, не даёт установиться ни Порядку, ни Хаосу. Жизнь стремится к совершенству, но не к стабильности. Жизнь гарантирует существ//о//вание мира / /- //Слишком длинно и запутанно. Можно было и проще сказать.///скажи/ //И скажу. Свет — это Закон природы, а любой з//а//кон, это враг Хаоса./ /- //Проще, но ненамного./ /- //Ладно, уговорили. Что дальше? Ты знаешь, что это за жезл, из–за которого меня п//о//шлют куда п//о//дальше./ /- //Знаю. Это не жезл, а ключ к дневнику того мага. Большая часть колдунов считает, что тот маг придумал заклинание полного по//д//чинения демонов. За что и был убит… мной. Ничего не хочешь спросить?/ /- //Хочу. А как ты забрала душу того мага и как потом убралась отт//у//да?/ /- //Поздравляю! Изменения почти завершились! Кровь демонов даёт тебе понимание магич//е//ских законов мара. Ты можешь чувствовать, видеть и влиять на магию. Конечно, всё будет з//а//висеть от твоей воли. С магом получилось очень просто. Я соблазнила его на целую ночь любви. ///в смысле секс. да?/// Ну, вообще да. После той ночи он попал в зав//и//симость от моей воли и жел//а//ния. Я уговорила его изменить условия возврата По его желанию или моему слову — ну, ни ид//и//от ли он после этого. Душа у него была хороша эээ в том смысле, что тёмная, местами даже с дырк//а//ми./ /………………………………./ /- //Что следующее?/ /- //Ничего…. Моё время кончилось, я ухожу. Не забудь своё слово Человек. Да, ты чел//о//век. Не форма определяет человека, а содержимое этой формы. Постарайся остаться человеком.
    Пр//о//щай./ /- //Я не забуду. Может мы ещё встретимся где–нибудь?… до встречи, Амеди Ле//т//ши. ///
    — Вы тогда солгали намеренно. Вы знаете, демоническую сущность навязать на человека очень легко, избавить от неё не всякий священник сможет.
    — Да, — брызнув пеной с губ, в ярости ответил колдун — сейчас, умри–и!! — заорал он, приподнимая левую руку, на указательном пальце ярко засветился синий камень кольца.
    Ничего не произошло.
    — Вы в очередной раз ошиблись — с горечью сказала Терри — Кровь, которая когда–то принадлежала суккубу, давно стала полностью моей.
    Заклятие, которое вы наложили на кровь того демона, не действует на мою кровь. — Невесело усмехнувшись, объяснила она.
    Колдун пытался что–то сказать, но только брызгал желтоватой пеной изо рта. Если судить по его внешнему виду то, похоже, он окончательно спятил.
    — Я, Терри АЛ, приказываю тому, кто называет себя Пайзон и известного как «отравитель Пайзон», никогда, никому, ни при каких обстоятельствах не сообщать никакой информации, ни в какой форме обо мне, известной на данный момент как Терри АЛ. — Громко произнесла Терри и, прокусив кожу на пальце, капнула каплю крови на кристалл кольца. Кольцо и амулет рассыпались в пыль одновременно — Всё.
    Попробуйте, что–нибудь сказать обо мне.
    Колдун, жутко искривив лицо, оскалился. На губах опять выступила пена, но он не произнес ни звука, только пыхтение из носа. При всём своём желании Пайзон не мог ничего сделать — древний артефакт выполнил приказ.
    Убедившись, что колдун стал относительно не опасен, Терри повернулась в сторону активированного круга призыва.
    — Дядя Андрей, это я, Терри АЛ. — Устала, позвала девочка.
    Колдун не отреагировал на её слова, продолжая попытки сказать, и сейчас пробовал разжать рот руками.
    Рисунок звезды на полу ярко засветился и с хлопком, в центре, появился одетый в кожаные доспехи, воин. Быстро оглядел присутствующих и, увидев девочку, улыбнулся.
    — Ты как? — спросил он.
    — Нормально. Сейчас я тебя выпущу — ответила Терри. Она, растеребив ранку на пальце, аккуратно, своей кровью, перечеркнула оба защитных круга и кончик одного луча звезды. — Можешь выходить, дядя Андрей — Сказала она.
    Д`Вортес сразу выскочил из звезды наружу. Ещё раз осмотревшись, он взмахом руки усыпил, дёргающегося в припадке ярости, колдуна и подошёл к девочке.
    — Дядя Андрей… ты пришёл… — не договорив, Терри расплакалась.
    Вортес прижал девочку к себе, потом, не долго думая, взял её на руки, не зная как поступить дальше.
    — Конечно я пришёл… ты же моя племянница всё–таки. — Сказал он, слегка покачивая девочку на руках, что привело к усилению потока слёз. Терри плакала, не рыдала, не ревела навзрыд, а просто плакала, потому что уже не осталась сил сдерживаться. — Успокойся, ты всех победила. — С беспомощным видом стал он уговаривать девочку.
    Он ещё никогда не занимался воспитанием детей и поэтому растерялся, не зная как успокоить ребенка. Всхлипнув последний раз, девочка замолчала. Осторожно глянул, в чём дело — она уснула, уткнувшись ему в твёрдую кожу наплечной брони. Тогда он растерялся ещё больше, для него не составит труда продержать её на руках, пока она не проснётся, но это же не дело.
    Проблему решил Дирт.
    — Давайте я подержу — предложил он.
    Вортес опешил, такого не может быть, потому что не может быть.
    Голем, как самостоятельная личность?!!!
    Голем мягкой походкой подошёл к нему. Посмотрел пустыми глазницами.
    — Я Дирт — представился он — Я многим обязан Терри. — В тихом глуховатом голосе голема слышалась забота — Я подержу, я сейчас мягкий и тёплый. А вам надо разобраться с теми двумя — Голем качнул головой в сторону Шмера и Пайзона. Дирту приятно было говорить о себе в первом лице. Хотя он понимал, что это не совсем красиво.
    — Давай — согласился Д`Вортес.
    Дирт забрал спящую девочку и отошёл к дальней от двери стене, к тому месту, где сидел Шмер и замер там стоя. Демон, продолжая удивляться поведению голема, всё же занялся безучастным ко всему любителем пыток и колдуном. В первую очередь, конечно колдуном.
    Пайзон, находясь в глубоком сне, продолжал сильно гримасничать и конвульсивно дёргаться. Демон не доверял заклятиям, поэтому крепко связал этих двоих кожаными ремнями, которые нашлись на полках вместе с остальной ерундой используемой для призыва. Дверь в помещение внезапно распахнулась под напором трёх кобольдов. К этому моменту Д`Вортес заканчивал упаковывать Шмера. Следом за кобольдами в помещение влетели пять фей. Правильнее сказать дверь выбили, так как наружная сторона немного дымилась в местах крепления к косяку.
    Кобольды быстро разобрались в ситуации, один деловито принялся помогать увязывать любителя пыток, а двое решили наложить ещё повязок на колдуна, в дополнение к тем, что уже имелись.
    — Демон! — воскликнула летевшая первой фея.
    — Я хороший демон — не отрываясь от затягивания ремня, пояснил Вортес.
    — Хороших демонов не бывает — возразила другая фея. — Где Терри!
    Феи взяли парня в полукольцо.
    — Тише, спит она — негромко произнёс он. Закончив с ремнем, перенёс внимание на воинственно настроенных малышек. — Вон, у голема на руках, чего рты раскрыли — я сам удивился.
    Феи сообразив, что колдун без сознания и надёжно увязан, немного успокоились.
    — Терри моя племянница, а я, соответственно, её дядя.
    — И как тебя зовут дядя — спросила, светящаяся красным, фея.
    — Андрей Д`Вортес. — Спокойно ответил демон. Немного подумав, добавил — Демон словоблудия.
    — Так ты тот, кто заказал убийство этого колдуна! — Изумилась красная фея.
    — Она плакала, но сейчас действительно спит. — Сказала фея успевшая слетать к Терри — И ещё, она свободна!
    — Это хорошо, что Терри освободилась. — Согласилась красная. Теперь нужно освободить вас.
    Все феи с ожиданием посмотрели на Андрея, тот успел отойти от их группы к алтарю и с измученным видом сел на него.
    — А я тут при чём? — удивился он — Надо убить колдуна и мы свободны! — Разъяснила одна из фей.
    — Вам надо, вы и убивайте — отмахнулся демон, заваливаясь спиной поперёк алтаря — И вообщё, этот урод — пленник Терри. Пусть она сама с ним разбирается.
    Конец первой части
    Гримуар — волшебная книга действующих заклинаний. В отличие от простых сборников, заклинания в таких книгах могут быть активированы обычным человеком.
    Читай — политика. В смысле людь такой.
    0 — Обработчик ошибок. Если ошибку возможно исправить за десять шагов, то она не считается критичной и не требует прямого вмешательства.
    1 — Анализ возможных проблем по предложенным вариантам решений.
    2 — Генератор вариантов решений.
    3 — Обработчик внешних воздействий.
    1,2,3 — Начальная глубина МАОС десять шагов. Если происходит превышение, то ОС рассматривает это как ошибку и вызывается обработчик ошибок.
    ИС ОК — Исполнительная Система Основного Контролёра Купа — Жаргонное название банды.
    Нага — Ногастая рыба. Жуткое существо по внешним признакам похоже на рыбу, но имеет три конечности, две под грудными плавниками, одну в районе хвоста.
    Чрем — Повелитель демонов грязи. Род бесы. Имя используется как ругательство, обозначает скверную ситуацию.
    Рухи — Бог тихой(спокойной) ночи.
    Бэтис — название мелкого беса идиотского безразличия. На самом деле такого беса не существует, однако иногда это имя используется в работе не только бесами. Среди людей закрепилось как ругательство, обозначающее плохое отношение к работе или старанию других — до бэтиса.
    Ровноугольным треугольником называли треугольник у которого один из углов равен 90Њ Дроу — общепринятое наименование тёмных эльфов.
Top.Mail.Ru