Скачать fb2
Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны

Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны

Аннотация

    "Господство в воздухе" — главный труд итальянского генерала, блестящего и глубокого военного философа и писателя Джулио Дуэ. Эта работа принесла автору мировую известность, став "библией" для сторонников стратегической авиации.


Джулио Дуэ Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны

Предисловие комкора В. В. Хрипина

    Дуэ считается основоположником учения о современной воздушной войне. Его взгляды в этой области оказывали и оказывают крупнейшее влияние как на формирование теоретической военной мысли, так и на непосредственную практику строительства военных воздушных сил капиталистических государств. Острые споры, самые противоречивые оценки теории Дуэ свидетельствуют прежде всего о том, что эта теория — действительно незаурядное и значительное явление в области военной мысли. Некоторые подымают Дуэ на щит как некоего пророка будущей войны. Так, маршал Петэн в своем предисловии к книге Вотье «Военная доктрина генерала Дуэ» оценивает Дуэ как самого блестящего и глубокого военного философа и писателя современной эпохи. Практическая же деятельность по развитию воздушных вооружений, проводимая в крупнейших зарубежных государствах, — бурное развитие бомбардировочной авиации, резкое повышение значимости воздушных вооружений в общей системе вооруженных сил, создание независимых воздушных армий, образование воздушных министерств — в значительной степени совпала с основными взглядами Дуэ, тем самым повышая интерес к его теории в целом.

Предисловие к русскому изданию

    Дуэ считается основоположником учения о современной воздушной войне. Его взгляды в этой области оказывали и оказывают крупнейшее влияние как на формирование теоретической военной мысли, так и на непосредственную практику строительства военных воздушных сил капиталистических государств. Острые споры, самые противоречивые оценки теории Дуэ свидетельствуют прежде всего о том, что эта теория — действительно незаурядное и значительное явление в области военной мысли. Некоторые подымают Дуэ на щит как некоего пророка будущей войны. Так, маршал Петэн в своем предисловии к книге Вотье «Военная доктрина генерала Дуэ» оценивает Дуэ как самого блестящего и глубокого военного философа и писателя современной эпохи.
    Мы далеки от подобных апологетических оценок Дуэ, но ознакомление с его теорией в целом, а особенно с рядом его ценных практических мыслей, представляет для нас несомненный интерес и пользу.
    Взгляды о значении авиации, как нового и решающего средства войны, Дуэ высказал еще в 1909 г. в ряде статей, опубликованных в различных военных журналах; из числа этих первых работ статья «Проблемы воздушного передвижения» была выпущена в 1910 г. отдельным изданием.
    Командуя до мировой войны авиационным батальоном, Дуэ выступил в 1915 г. с резкой критикой деятельности военного министерства в отношении развития авиации. Это выступление привело к удалению Дуэ из авиации перед самым вступлением Италии в мировую войну. Во время войны Дуэ с возрастающим чувством возмущения критиковал высшее итальянское командование, доказывая его несостоятельность и неподготовленность Италии к ведению войны, предрекая неминуемость поражения итальянской армии во главе с таким командующим, как ген. Кадорна. Докладная записка на эту тему, составленная Дуэ для министра Биссолати (бывш. социалист) по настоянию последнего, привела к аресту Дуэ. Суд приговорил Дуэ к годичному заключению в крепости.
    Поражение итальянской армии при Капоретто и смена ген. Кадорны изменили отношение правительства к Дуэ. В начале 1918 г. он был назначен, по настоянию палаты депутатов, начальником Центрального управления авиации. На этом посту Дуэ пробыл всего 5 месяцев и по собственному желанию ушел в отставку, не найдя в себе сил для сопротивления правящим кругам. С 1920 г. по 1922 г. Дуэ выпускает ряд произведений, бичующих буржуазный парламентаризм и деятельность военных кругов Италии. Оппозиционные выступления Дуэ настроили против него итальянское общество настолько, что даже его главная работа «Господство в воздухе», изданная в 1921 г. военным министерством и разосланная всему руководящему составу армии, была встречена гробовым молчанием. После фашистского переворота Дуэ на короткий срок вновь вернулся к руководству итальянским воздушным флотом, но, видимо, разойдясь во взглядах по его строительству, в 1923 г. ушел в отставку, получив чин дивизионного генерала.
    С этого времени Дуэ только литератор, упорно защищающий свои идеи. У Дуэ создается школа последователей. Он играет видную роль в качестве постоянного сотрудника журнала «Ривиста аэронаутика»[1], его литературные произведения тщательно изучаются; вокруг них развертываются дискуссии на страницах не только итальянской, но и всей мировой печати. Дуэ становится во главе новой школы, рассматривающей воздушный флот как главное и решающее средство будущей вооруженной борьбы. Хотя в своих работах Дуэ и оговаривается, что он исходит из особых интересов итальянского государства, что его теория не имеет общего характера и не применима к любой другой стране, тем не менее и он сам и его последователи вышли из этих рамок и перенесли основы этой теории на другую почву, придав ей интернациональный характер.
    Практическая же деятельность по развитию воздушных вооружений, проводимая в крупнейших зарубежных государствах, — бурное развитие бомбардировочной авиации, резкое повышение значимости воздушных вооружений в общей системе вооруженных сил, создание независимых воздушных армий, образование воздушных министерств — в значительной степени совпала с основными взглядами Дуэ, тем самым повышая интерес к его теории в целом.
    Генерал Дуэ умер в 1930 г. Сборник наиболее значительных трудов Дуэ, выпущенный итальянским воздушным министерством вскоре после смерти автора и положенный в основу настоящего издания, является исключительно ценным материалом для изучения не только теоретических построений Дуэ и эволюции его взглядов, но и для понимания указанной выше практической деятельности.
    Обратимся к этим трудам.
«Господство в воздухе»
    «Господство в воздухе» — это главная работа Дуэ. Издана она в 1921 г. и впоследствии дополнена второй частью, излагающей оперативные и организационные вопросы, касающиеся крупных авиационных масс (воздушные армии). В этом труде Дуэ излагает свое «credo» в отношении характера будущей войны и стремится доказать, что все прежние средства вооруженной борьбы не могут уже играть главной роли и должны уступить свое место воздушному флоту, как главному и решающему орудию войны.
    Главной принципиальной позицией, которую Дуэ выдвигает и защищает, является утверждение, что без завоевания господства в воздухе успешное проведение современной войны невозможно и что это господство достижимо только силами самого воздушного флота, который после завоевания господства в воздухе широкими наступательными действиями должен в короткий срок подавать сопротивляемость неприятельской страны настолько, чтобы дальнейшее ведение вооруженной борьбы стало для нее невозможным.
    Отсюда он делает ряд практических выводов о развитии вооруженных сил, о создании наступательной воздушной армии, о ее вооружении, организации и способах боевого использования.
    Объясняя понятие «господство в воздухе», Дуэ говорит следующее:
    «…Завоевать господство в воздухе — это значит достигнуть возможности вести против неприятеля наступательные действия именно такого масштаба, превосходящие все иные, какие только может вообразить ум человеческий; это значит быть в состоянии отрезать неприятельскую сухопутную армию и морской флот от их баз, лишая их возможности не только сражаться, но и жить; это значит защитить верным и безусловным способом свою территорию и свои моря от подобных нападений; сохранять в боеспособном состоянии свою армию и свой флот, позволить своей стране жить и работать в полнейшем спокойствии; одним словом, это значит — победить».
    Совершенно очевидно, что для завоевания господства в воздухе нужно уничтожить воздушные силы противника или подавить их в такой степени, чтобы они не были серьезной, помехой для действий собственных воздушных сил.
    Какие же способы предлагает Дуэ для уничтожения воздушных сил противника? Он говорит:
    «…Метод вылета на поиски их или, еще хуже, ожидание их в воздухе является наименее действительным, если только не совершенно иллюзорным. Наоборот, неизмеримо более действительным является метод уничтожения их баз, их запасов, центров их производства…»
    Отсюда Дуэ приходит к выводу, что для подавления и уничтожения воздушного противника нужны прежде всего мощная бомбардировочная авиация дальнего действия и самолеты воздушного боя, которые могли бы успешно поражать в воздухе неприятельскую авиацию, уцелевшую от воздушных бомбардировок и пытающуюся воспрепятствовать вторжениям бомбардировщиков.
    Эти силы Дуэ предлагает свести в воздушную армию, действующую в массе и независимо от операций на сухопутном и морском театре, но в общем плане войны.
    Для определения возможного боевого состава воздушной армии Дуэ исходит из примерной необходимости одновременного и полного разрушения 50 целей, имеющих каждая площадь по 500 м в диаметре; это требует наличия в составе воздушной армии 50 отдельных бомбардировочных частей, каждая из которых должна быть способной поразить такую цель, как завод, крупный аэродром, важнейшая часть города и т. д. Общая численность воздушной армии при этом условии определяется в 1000 действующих бомбардировочных самолетов.
    Оценивая современные средства воздушной обороны, Дуэ приходит к выводу, что «для эффективной защиты всей угрожаемой территории потребовались бы воздушные силы, в два, четыре, десять, двадцать, сто раз более мощные, чем совокупные силы всех частей воздушного боя атакующей воздушной армии противника, в зависимости от обширности угрожаемой территории…»
    Как главный принцип действий воздушной армии, Дуэ сформулировал следующее положение:
    «Воздушная война, взятая в своем истинном смысле, не допускает обороны, допускает только нападение: необходимо примириться с ударами, которые наносит нам неприятель, чтобы использовать все имеющиеся средства для нанесения неприятелю еще более сильных ударов».
    Таким образом, Дуэ предлагает до полного завоевания господства в воздухе мириться с ударами, которые может нанести неприятельская авиация. Важно не оборонять от нее те или иные объекты, а нападать на нее в ее собственных базах, разрушать ее аэродромы, ее источники снабжения и производственную базу.
    Дальше Дуэ развертывает широкий план подавления неприятельской страны. Господство в воздухе завоевано, воздушная армия действует над территорией противника почти беспрепятственно: Дуэ невысоко оценивает все средства противовоздушной обороны. Воздушная армия расстраивает мобилизацию, разрушает железнодорожные узлы, склады, парализует морскую торговлю и морской флот противника, громит производственные центры. «Не забывает» Дуэ и мирное население:
    «Действуя по наиболее чувствительным населенным центрам, она (авиация) сможет, внося смятение и ужас в неприятельскую страну, быстро разбить ее материальное и моральное сопротивление».
    Итак, победа достигается одними воздушными силами. Роль наземных сил и морского флота туманна, но во всяком случае не велика.
    Рассматривая требования к самолетам, способным выполнять поставленные перед воздушной армией задачи, Дуэ особое значение придает грузоподъемности и мощному вооружению, утверждая, что «самолет тихоходный, но вооруженный так, что он может создать вокруг себя огневое заграждение, способен сбить наиболее быстроходного истребителя». Вместе с тем Дуэ говорит и о других способах, повышающих живучесть самолетов, в частности о бронировании важнейших жизненных частей, о сохранении мощности двигателей с подъемом на высоту.
    «…Нет ничего невозможного в том, что в не слишком отдаленном будущем Япония сможет атаковать воздушным путем Соединенные штаты или наоборот», — бросает Дуэ взгляд в будущее.
    Необходимость создания воздушной армии Дуэ объясняет специфическими задачами итальянского империализма. «По причинам политическим, моральным, экономическим и по соображениям безопасности воздушные сообщения над нашей территорией и над Средиземным морем должны совершаться под. итальянским флагом». Дуэ мечтает о «Римской империи», захватывает в сферу итальянского влияния Египет, Судан и Палестину; говорит о создании воздушных линий на Балканах, направляя их далее к Южной России и в Малую Азию. Таков масштаб его империалистических устремлений.
    Дуэ с большой убедительностью доказывает, что «обладание мощным флотом воздушных сообщений равносильно обладанию потенциально сильной воздушной армией, всегда готовой к защите наших прав».
    В заключительных главах своей первой большой работы Дуэ излагает программу организационных мероприятий, выделяя независимую авиацию, как ядро будущей воздушной армии, в самостоятельный организм с отдельным бюджетом.
    Вся эта вкратце изложенная нами концепция включает также ряд существенных соображений в области воздушной техники и воздушного оперативного искусства. В этой части работы Дуэ и поныне представляют крупнейший интерес и несомненную ценность. Эту часть надо строго отграничить от другой: от доктрины, что единственно решающим боевым средством является воздушный флот, что единственным путем к победе является воздушная армия, действующая только наступательно. Эта часть, являющаяся вместе с тем принципиальной основой и конечной целью всех построений Дуэ, явно несостоятельна и принципиально неприемлема. Дуэ здесь выступает как типичнейший «механизатор».
    Политические цели и классовые корни всяких «механизаторских» теорий достаточно разоблачены у нас. Нет особой нужды доказывать, что теоретические построения Дуэ в отношении воздушного флота (как и других «механизаторов» — Фуллера, Секта, Лиддель-Гарта — в отношении наземных сил) далеки от реальной обстановки и от характера будущих грандиозных военных столкновений с неизбежным втягиванием многомиллионных человеческих масс и неизбежным перерастанием этих столкновений в формы гражданской войны: даже буржуазный опыт бьет односторонние механизаторские теории. Современная фашистская Германия наряду с мощным воздушным флотом создает миллионную армию и развертывает строительство крупного морского флота.
    Несостоятельность принципиальных построений Дуэ видна хотя бы из следующих соображений.
    Дуэ исходит из предвзятой мысли о том, что воздушный флот может достичь абсолютного господства в воздухе и разгромить неприятельскую страну; при этом Дуэ ограничивает военные действия территориями двух борющихся государств, совершенно забывая о близких ему уроках мировой войны и о нарастании враждующих сил в процессе вооруженной борьбы.
    Избирая в качестве возможных объектов одновременного нападения 50 различных целей, Дуэ без всяких расчетов определяет необходимую площадь поражения диаметром в 500 м и считает достаточным для поражения такой цели применить 20 бомбардировочных самолетов, что и дает общий состав воздушной армии в 1000 боевых единиц. Принимая во внимание не абсолютное значение этих цифр, а лишь метод определения необходимых сил, мы должны признать крайнюю слабость и неубедительность такого рода расчетов, взятых притом изолированно, без учета действий возможного воздушного противника.
    Правда, в другом, более раннем своем произведении «Крылатая победа» Дуэ привел исходные данные для определения состава воздушной армии с большей тщательностью; в нем он в основу положил разрушительный эффект 100 кг взрывчатого вещества, считая, что этого количества достаточно для разрушения различных объектов на площади, равной 50x50 м. В этом труде, выпущенном в 1919 г., Дуэ приходил к другим конечным цифрам, определяющим состав воздушной армии, которая должна была иметь 6000 бомбардировочных самолетов и 4200 самолетов воздушного боя. Этот гигантский состав межсоюзнической воздушной армии Дуэ предлагал поддерживать в течение 3 месяцев войны с расчетом подачи пополнений в 570 самолетов ежедневно; к началу операции для воздушной армии предлагалось подготовить 50000 самолетов и 80000 пилотов. В последующие годы Дуэ, видимо, ближе подошел к реальной действительности и отказался от этих астрономических цифр.
    Исключительные преимущества воздушного флота Дуэ доказывает тем, что опыт мировой войны 1914–1918 гг. показал невозможность реализации широких наступательных планов из-за выявившихся преимуществ оборонительных средств над наступательными, что позиционный тупик повторится и в будущем, если не будет проведена революция в вооруженных силах в пользу воздушного флотах. Но Дуэ забывает о появлении новых боевых средств, в 1918 г. начавших менять позиционный характер борьбы. Он обходит молчанием мощные средства мотомеханизированных соединений и целых танковых армий[2]. Он проходит мимо развития современных средств подавления и возможного образования внутренних очагов борьбы. Он совершенно не рассматривает и значения самой авиации в действиях сухопутной армии и флота, произвольно лишает их наступательных способностей, а следовательно, и боевой ценности..
    Необходимо заметить, что в упомянутом выше труде «Крылатая победа» Дуэ не защищал еще этих своих позиций с такой непримиримостью и уделил довольно много места действиям авиации совместно с земными войсками и в их интересах. Дуэ рисует здесь батальные картины, поражающие своей грандиозностью. Он бросает в последних боях против германских войск и их тыла не только вспомогательную авиацию союзников, но и всю их воздушную армию. Вследствие этих сокрушающих ударов с воздуха германская армия потеряла свою сопротивляемость и расстроенной ордой бросилась к Рейну. Терпя громадные потери, межсоюзническая воздушная армия преследовала вместе с конницей и танками бегущие войска и «умирала в своей славе». Такие картины хотелось видеть ген. Дуэ в финале мировой войны 1914–1918 гг., и здесь он отдался своему воображению с той же страстностью, с какой позже стал изображать самостоятельные операции модернизированной воздушной армии.
    На принципиально неприемлемой и практически несостоятельной основе Дуэ с большой последовательностью строит свою теорию воздушной войны и развертывает программу по созданию в Италии воздушной армии. К этой части рассматриваемых Дуэ вопросов необходимо подойти с самым серьезным вниманием. Неправильно было бы отбрасывать ряд ценных мыслей Дуэ только из-за того, что принципиальная основа всей его концепции неверна и неприемлема.
    Мы не можем согласиться с такой оценкой Дуэ, по которой вся его теория в целом признается лишь «логическим миражем», увлекшим за собою завороженных «воздушных орлов», образовавших «секту дуэтистов»[3].
    Практика развития современных воздушных вооружений показывает, что целый ряд мыслей, высказанных Дуэ, оправдался или оправдывается.
    В самом деле, сейчас уже стало аксиомой, что оборонительный способ действий для авиации является самым невыгодным, что наступающий в воздухе обладает громадным преимуществом. Одним из очень показательных примеров этого служит проверка эффективности воздушной обороны Лондона, проводимая ежегодно.
    Как известно, в 1918 г. Лондон был полностью обеспечен от нападений воздушного противника. Благодаря принятым мерам (для ПВО Лондона была развернута целая армия в 30000 чел. с громадными техническими средствами) в 1918 г. над ним не появилось ни одного германского самолета.
    За последние годы англичане вынуждены были признать, что Лондон теперь защитить нельзя, так как по расчетам 40 % дневных бомбардировочных налетов выполняется без противодействия истребительной авиации, а при встрече бомбардировочных групп успех борьбы с ними для истребителей остается сомнительным; ночные нападения проводятся с еще большей свободой. Не без основания г. Болдуин заявил, что теперь граница Англии лежит на Рейне.
    В современной литературе борьба с воздушным противником рассматривается прежде всего и главным образом как подавление его на аэродромах, в базах, в производственных центрах, т. е. так, как предлагал Дуэ.
    Если мы рассчитаем возможность встречи и боя с неприятельской авиацией в воздухе и сравним с возможностью найти и напасть на нее на земле, то получим данные, ярко показывающие эффективность второго способа. В самом деле, в мировую войну средняя продолжительность полетов каждой боевой единицы не превосходила 12–15 часов в месяц, повышаясь летом до 15–20 часов, а зимой падая до 5–6 часов, что составляет только 2 % пребывания самолетов в воздухе против 98 % — на земле. В будущей войне эти цифры могут повыситься в 2–3 раза, но это не изменит существенно невыгодное для встречи в воздухе соотношение.
    Выжидать авиацию противника над своей территорией также нецелесообразно, что видно из следующего расчета. Допустим, что на угрожаемой территории имеется только 10 районов, требующих воздушного обеспечения (в каждом из крупных европейских государств таких районов больше); допустим также, что противник имеет возможность угрожать одновременно всем этим районам, располагая 5 бомбардировочными группами по 100 самолетов каждая (в условиях европейского театра такую угрозу могут создать и 2–3 группы благодаря ограниченным территориям и громадному радиусу действия современных бомбардировщиков). Практика показывает, что для успешной организации встречи и отражения возможных налетов в каждом из угрожаемых районов должно быть по крайней мере в 3 раза больше самолетов обороны по сравнению с наступающим противником и, кроме того, нужны передовые силы, которые могли бы частично связать вторгающихся бомбардировщиков, наблюдать за ними и тем обеспечить главным силам своевременный вылет и встречу над угрожаемым объектом нападающих авиационных групп. Следовательно, в 10 угрожаемых районах должно быть сосредоточено не менее 3 000 истребителей и несколько сот истребителей в передовой зоне. Расход сил явно невыгоден для обороняющегося.
    Вместе с тем по опыту мировой войны мы знаем, что удачные нападения на аэродромы, выполненные даже небольшими группами самолетов (10–15), приводили к уничтожению целых авиационных соединений. Так, например, германские самолеты при атаке двух аэродромов 17 июня 1918 г. полностью уничтожили 7 неприятельских эскадрилий и сожгли 6 ангаров.
    Надо учитывать, что огонь с воздуха по земным целям более меток, чем по целям воздушным, и потому он более эффективен.
    Встречи с противником в воздухе возможны преимущественно над полем боя, но там летают лишь войсковые и истребительные самолеты; главные же силы наступательной авиации (бомбардировщики, крейсеры, штурмовики) действуют на широком пространстве и встретить их очень трудно.
    Французская авиация упорно работает над разрешением задачи: обеспечить встречу своих истребителей с бомбардировщиками противника в обороне такого центра, как Париж. Однако, несмотря на применение усовершенствованных средств наблюдения и оповещения, несмотря на работу самолетов наблюдения и наведения (самолеты «контакта»), своевременные встречи почти не удаются.
    Прав ли был Дуэ, предлагая наступательную борьбу с воздушным противником в самом широком масштабе? Конечно, прав. Его соображения в этой части, несомненно, имеют под собою непоколебимое основание и приобретают с каждым годом все большее и большее значение в связи с ростом разрушительной мощи авиации и повышением внезапности нападений благодаря увеличению скорости и высоты полета самолетов.
    Дуэ 15 лет тому назад с большим предвидением отметил значение высотных моторов в повышении наступательных свойств авиации, дал правильный анализ ее технического развития и развернул программу дальнейшего развития воздушных сил, в основном принятую через несколько лет (в 1924 г.) итальянским правительством, а еще позже — французским и американским (в Англии «Независимые воздушные силы» существуют с 1918 г.). Вопрос о создании воздушных армий в настоящее время — не дискуссионная проблема, а главная задача воздушного строительства, разрешаемая всеми «великими державами». Во Франции к созданию воздушной армии приступили в 1931 г.; в США первые формы воздушной армии установлены в 1934 г. с выделением в ее состав 5 авиационных групп по 200 самолетов каждая.
    Правда, некоторые из деловых соображений Дуэ оказались опровергнутыми практикой. Так, он не придавал большого значения скорости полета бомбардировщиков, уделяя много внимания их стрелковому вооружению. Между тем современный процесс развития наступательной авиации как раз противоположен: растут скорости за счет стрелкового вооружения, так как скорость полета является огромным и более выгодным тактическим фактором и для бомбардировщиков находится в некотором противоречии с вооружением: чем больше огневых точек, тем меньше скорость и наоборот.
    Мысли Дуэ о характере действий воздушной армии, об управлении авиационными массами, об их земном расположении и боевом питании, изложенные с большой полнотой и отчетливостью во второй части работы «Господство в воздухе», выпущенной в свет в 1927 г., заслуживают внимательного изучения. Здесь Дуэ располагал богатым материалом послевоенного развития воздушных вооружений, привел свои: теоретические построения в более законченную систему, отказавшись от некоторых своих взглядов в пользу воздушной армии, которая, по его мнению, должна удовлетворять двум условиям:
    1. Быть способной победить в борьбе за завоевание господства в воздухе.
    2. Быть способной, по завоевании господства в воздухе, использовать это господство силами, позволяющими сломить материальное сопротивление противника, независимо от каких бы то ни было других обстоятельств.
    Следует Ли обвинять Дуэ в том, что он переоценивал технические и производственные возможности своего времени, когда выдвигал в качестве практической задачи вопрос о создании воздушной армии? Думается, что для этого достаточных оснований нет, ибо для нас несомненен тот факт, что уже в 1918 г. промышленная база и уровень техники обеспечивали бурное развитие бомбардировочной авиации.
    Анализируя действия воздушной армии, Дуэ приходит к выводу, что в воздушной войне единственной целью, которую должна преследовать воздушная армия, является достижение господства в воздухе; что все остальные задачи, как бы ни были они значительны для войны в целом, решаются легко при достижении этой главной и единственной цели воздушной войны.
    Мы должны признать, что главным противником воздушных сил являются неприятельские воздушные силы, что борьба с ними образует стержень всей боевой деятельности авиации. Теперь все более ясным становится положение, что действия земных войск и морского флота в условиях превосходства воздушного противника будут очень трудными, что эти действия будут сопряжены с значительно большими потерями, вследствие чего темп земных операций замедлится, а питание их может быть подвержено перерывам и существенным нарушениям.
    Теперь нельзя говорить только о содействии авиации своим войскам и флоту. Авиация выросла и развилась в такай организм, который обязан и будет вести воздушную войну в самом широком масштабе, добиваясь прежде всего господства в воздухе, будет решать и самостоятельные крупные задачи, неразрывно увязанные общим планом с действиями всех вооруженных сил.
    Дуэ учитывает опасность нападений воздушного противника и высказывает ряд положений, имеющих несомненную ценность. Он говорит: «Необходимо, чтобы дислокация воздушной армии на земле была широко разбросанной и чтобы она была максимально, в пределах возможного, замаскирована; более того: нужно, чтобы она располагала запасными базами для использования последних в момент посадки в том случае, если некоторые базы, в результате возможного неприятельского бомбардирования, не допускают более совершения на них посадки». В соответствии с этим Дуэ выдвигает ряд требований к организации снабжения воздушной армии и ее маневрированию.
    Очень большое значение придает Дуэ гражданской авиации и ее самолетам как резерву военной авиации, способному быстро превратиться в боевую силу. Однако, наличие этого резерва не должно уменьшить боевой состав тех сил, которые обязаны нанести первые удары, ибо «тот, кто позволит застать себя врасплох, кто будет ожидать начала войны, чтобы решиться что-нибудь сделать, тот будет побит в воздухе самым непростительным образом».
    Дуэ изыскивает способы максимального развития авиационной промышленности и повышения ее мобилизационной готовности. «Представляет величайший интерес, — говорит он, — с точки зрения обороны государства, чтобы наша авиационная промышленность работала в значительной степени на экспорт, ибо, если бы она достигла этого, это означало бы, что она производит наилучшую продукцию и производит ее в количестве, превышающем наши нормальные потребности, т. е. в таком количестве, которое легко сможет удовлетворить и чрезвычайные потребности».
    Мы видим, что здесь империалистические тенденции и понимание нужд своего воздушного флота высказаны не менее ярко, чем в вопросе о развитии воздушных сообщений и милитаризации гражданской авиации. Масштаб работы промышленности и накопления резервов Дуэ определяет следующими цифрами: на каждые 100 действующих самолетов надо иметь 300 самолетов в запасе, а кроме того, к этому количеству промышленность должна изготовлять ежемесячно по 100 самолетов.
    В заключительном разделе второй части книги Дуэ вновь обращается к силе морального воздействия воздушного флота и для убеждения читателя утверждает, что «исход мировой войны был решен именно крушением морального сопротивления народов, потерпевших поражение», забывая, однако, сказать, что же явилось действительной причиной этого морального крушения. В качестве веского аргумента в защиту воздушной армии Дуэ приводит сравнительную стоимость воздушного и морского вооружения, доказывая, что 100 самых мощных бомбардировщиков по 6000 лошадиных сил стоят столько же, сколько один дредноут, а эффективность этих бомбардировщиков, по его мнению, несоизмеримо больше, чем дредноута.
«Война 19… Года»
    В своем посмертном труде «Война 19… года» Дуэ развернул картину воздушной войны, противопоставив в ней две различные военные системы: с одной стороны, германскую, построенную на новых основаниях, вследствие того, что Германия, связанная ограничениями Версальского договора, вынуждена была изыскивать новые боевые средства и подготовлять скрытые вооруженные силы; с другой стороны, общепринятую военную систему с многочисленными видами боевых средств в лице франко-бельгийских армий.
    Этот труд Дуэ является как бы конкретным примером, иллюстрацией к его теории, изложенной в главной работе «Господство в воздухе». Но, как часто бывает со всякими попытками приложения на практике неверных теорий, Дуэ достиг результата, обратного своему замыслу: он наглядно показал слабые стороны своей теории, а тем самым и ее несостоятельность в целом.
    В самом начале своей работы Дуэ допускает условность, которая не могла бы иметь места в действительности: он ограничивает войну рамками борьбы только между упомянутыми тремя государствами, поставив все прочие европейские государства в положение строгого нейтралитета до самого конца войны.
    Дуэ дает Германии воздушную армию в составе 1500 тяжелых бомбардировщиков с общей грузоподъемностью в 3100 т бомб и централизует все управление вооруженными силами Германии в руках начальника Большого генерального штаба.
    Главные аэродромы воздушной армии размещаются в центральных районах Германии, а ближе к границам развертывается сеть оперативных аэродромов. Боевые запасы Дуэ определяет в 90000 т бомб; топливо — на 30 вылетов всей воздушной армии, исходя из ее потребностей на первый месяц войны; в дальнейшем боевое питание должно обеспечиваться промышленностью, подготовленной для производства 3–4 тыс. т бомб в сутки, т. е. в 8 раз больше, чем вся дневная продукция пороховой промышленности Германии после ее развертывания в мировую войну. Видимо, Дуэ был далек от мобилизационной подготовки воздушного флота, не углублялся в расчеты по его снабжению и потому привел в своей работе явно несостоятельные цифры. Неубедительно звучат его слова и о выборе бомбы: он без всяких доказательств взял для действий тяжелых бомбардировщиков универсальную бомбу в 50 кг, с тем чтобы сбрасывать такие бомбы залпом по 20 штук. Решение это находится в противоречии со всей современной практикой и не может быть принято на веру в качестве наилучшего.
    Какими же силами обладал противник Германии? Дуэ определил на военное время авиацию Франции в составе 5316 действующих самолетов и Бельгии — в составе 660 действующих самолетов против 1722 и 200 самолетов (соответственно) в мирное время.
    Мы не будем оспаривать этих цифр, так как не в них существо дела, но должны отметить, что тройное увеличение сил воздушного флота в короткий предмобилизационный период нереально и к нему не подготовлена ни одна страна.
    Дуэ приводит затем ряд расчетов, по расположению и материальному обеспечению авиации и ставит перед Францией задачу: подавать на фронт ежедневно по 5000 т авиатоплива, а всего за три месяца войны 450000 т.
    Несомненно, вопрос о горючем для питания авиации в будущей войне составит огромную проблему, но к нему нельзя подходить с такой легкостью, как это сделал автор, не вникая в значение приводимых им цифр, столь же несостоятельных, как и отмеченные выше по боеприпасам. Если взять в расчет весь боевой состав французской авиации и определить среднюю месячную норму летной работы в 50 часов (во время мировой войны она не превосходила 20–25 часов), то при современных моторах самой большой мощности вся месячная потребность французской авиации в топливе составит 35–40 тыс. т, а не 150 тыс. т, как это выходит у Дуэ.
    Аэродромную сеть Франции и Бельгии Дуэ разбил на две полосы. Аэродромы более глубокие предназначались для использования в качестве опорных баз, пунктов формирования, тренировки и т. д., что вполне отвечает современным потребностям воздушного флота и что Дуэ очень ярко и правильно подчеркивает в своих работах. Эта часть рассуждений, если оставить в стороне цифровые вычисления, представляется очень ценной. Интересны также организационные мероприятия в области ПВО, и, несомненно, правильно был сделан прогноз в вооружении истребителей пушками калибра 20 мм, что теперь полностью подтвердилось.
    Во второй части труда Дуэ рассматривает оперативно-тактические вопросы, вкратце характеризует оперативные замыслы высшего командования и общие задачи авиации обеих сторон в соответствии с военной Доктриной: франко-бельгийская авиация устремлялась на поддержку сухопутных армий с тем, чтобы отогнать противника за Рейн, а германская — на завоевание господства в воздухе и на подавление неприятельской страны.
    Куда же Дуэ направляет первые удары французской воздушной армии? Оказывается, дальние французские бомбардировщики устремляются бомбардировать мости на Рейне, по которым еще не начаты оперативные перевозки, и германские города, совершенно забыв о мощной германской авиации, которая в это время готовится на своих аэродромах к сокрушительным налетам на Францию и Бельгию.
    Искусственность такого построения первых воздушных операций является или непростительной для автора ошибкой, или, что вернее всего, предвзятостью, допущенной для того, чтобы позволить германской авиации оправдать теорию самого Дуэ.
    С внешней стороны операция германской воздушной армии выглядит грандиозно: 1500 бомбардировщиков, построенных в 8 колонн, — в каждой из первых четырех по 3 волны, в прочих по 8 волн, — идут, одна колонна за другой, на 30-минутной дистанции уничтожать франко-бельгийские города, главные железнодорожные узлы и некоторые аэродромы.
    Франко-бельгийская авиация, предупрежденная об этом вторжении, готовится его отражать. Развертывается воздушное сражение сотен бомбардировщиков с сотнями истребителей, в котором целиком погибают две первых волны германских бомбардировщиков, терпит значительные потери третья волна, а прочие почти беспрепятственно идут к своим целям, так как разбитые истребители противника не в состоянии сопротивляться новым и новым волнам. В результате: германская авиация потеряла 643 корабля (т. е. около 40 % всего боевого состава), от истребительной авиации противника осталось всего несколько сотен самолетов.
    На следующий день германская воздушная армия в составе около 900 самолетов изготавливается к очередному налету для разрушения железных дорог и городов и легко выполняет его. После этого вторичного налета противник уже был сломлен, то война 19… года, как говорит Дуэ, в дальнейшем интереса не представляла.
    Таким образом, воздушная армия Германии выиграла войну, что и хотел доказать Дуэ.
    Все так просто! Победа по существу достигнута одними воздушными силами и достигнута молниеносно. Не представляли «интереса» (Дуэ этим хочет сказать — значения) действия ни всех сухопутных средств, ни морского флота. Мы не будем еще раз разбирать всю несостоятельность, химеричность такого «решения» войны. В такое «решение» не верят и его практически не учитывают даже те, кому Дуэ дает такую легкую и быструю победу. Как-никак, а гитлеровская Германия создает миллионную сухопутную армию и мощный морской флот! Очевидно, не для того, чтобы они своей бездеятельностью и ненужностью в будущих войнах были великолепной и очень дорогой иллюстрацией к теории Дуэ.
    Итак, эту сторону построений Дуэ мы должны отбросить. Представляет интерес разбор непосредственных, действий воздушной армии, противоречивость и предвзятость самого оперативного содержания.
    Дуэ направил германскую воздушную армию в глубь Франции и Бельгии 44 отдельными группами, изолированными друг от друга по фронту и в глубину; глубина волн растянулась по времени на 4 часа. Это значит, что германские бомбардировщики подставляли себя под удар небольшими частями по 30–40 самолетов, позволив истребителям противника повторно производить вылеты, пополняя топливо и боеприпасы. Согласимся с Дуэ, что истребители понесли громадные потери и что из 2500 самолетов осталось всего несколько сотен, но при этом будем помнить, что не каждый сбитый в бою истребитель был потерян, ибо поврежденные самолеты или раненые летчики садились на свою территорию в то время, как 643 германских корабля для Германии безвозвратно погибли. Следовательно, после 16 июня у союзников осталось около 4000 действующих самолетов, из них около 800 сохранившихся и дополнительно отмобилизованных бомбардировщиков, а у Германии осталось только 900 бомбардировщиков и, вероятно, около 150 разведчиков, причем значительное число вернувшихся домой бомбардировщиков, несомненно, имело повреждения; Дуэ проходит мимо этого обстоятельства, допуская вторичный вылет всей оставшейся воздушной армии на следующий день и обнаруживая этим или свое непонимание действительного положения вещей или новую предвзятость.
    Далее Дуэ почему-то бросил в воздух только одних истребителей для борьбы с тяжелыми германскими бомбардировщиками, между тем как по широко распространенным взглядам к этой борьбе должна привлекаться вся легкая авиация, до разведчиков включительно. А эта авиация у союзников имела в своем составе около 2000 действующих самолетов. Если допустить, что они потеряли бы даже половину своего боевого состава, разменяв два самолета на одного бомбардировщику, то в результате у Германии от воздушной армии остались бы разбитые части с общим составом около 400–500 частично поврежденных самолетов, а союзники располагали бы на 17 июня воздушными силами около 3000 действующих самолетов, из них 800 свежих бомбардировщиков. Вряд ли при таком соотношении сил можно говорить о там, что Германия завоевала своей воздушной армией господство в воздухе. Получается картина совершенно обратная: германская авиация подставила себя под удары на уничтожение самой себя, действуя так, как это предписал Дуэ. Мы еще при этом не учитывали огня зенитной артиллерии, которым Дуэ без всяких оснований пренебрег.
    В чем же выражались действия германской авиации по завоеванию господства в воздухе? Оказывается, воздушная армия только незначительную часть своих сил бросила для ударов по аэродромам, а основным способом подавления неприятельской авиации оказалось сражение в воздухе, т. е. самый невыгодный для тяжелой авиации способ, ибо не подлежит сомнению, что в условиях огневого столкновения истребительных соединений с соединениями бомбардировщиков последние понесут более сильные потери, даже в том случае, если один бомбардировщик будет размениваться за 2–3 истребителя: истребители таким образом срывают бомбардировочную операцию, а самые потери истребителей во много раз легче восстанавливаются, чем потери бомбардировщиков.
    Значит ли это, что наступательные действия крупных масс бомбардировочной авиации невыгодны? Отнюдь не значит. Нужно только действовать не так, как предлагает Дуэ в своей последней книге, и не нужно следовать его предложениям по вооружению воздушной армии.
    Сложная воздушная операция не может быть проведена так примитивно просто, как ее изобразил Дуэ, — напролом, исключительно в дневное время. Задачей наступающего является такой выбор времени и маршрутов, такое обеспечение главного удара, при котором воздушный противник ослабляется, сковывается или отвлекается на другое направление. Для бомбардировочных соединений встречи в воздухе с главными силами истребителей невыгодны; необходимо активными действиями своей легкой боевой авиации, в том числе и истребительной, подавить истребителей противника возможно сильнее непосредственно перед вторжением своих бомбардировщиков. Кроме того, всеми возможными средствами необходимо подавлять и сковывать наступательную авиацию противника на ее аэродромах, чтобы эти силы не сорвали неожиданно вылет главной ударной массы бомбардировщиков, что совершенно упущено Дуэ и что составляет одну из серьезных ошибок его.
    При этих условиях боевой состав воздушной армии, конечно, не будет отвечать тому, какой принял Дуэ для Германии и какой он защищает в своих работах.
    Итак, по плану Дуэ авиация обеих сторон устремляется на подавление друг друга. В этой борьбе германский воздушный флот завоюет воздушное господство и значительно ослабит себя, даже если принять совершенно несостоятельные расчеты Дуэ. Сможет ли он тогда двумя-тремя ударами разрушить жизненные центры страны, сломить сопротивляемость противника? Все заклинания Дуэ не смогут кого-либо серьезно убедить в этом. Господство в воздухе ослабленных воздушных сил будет относительным, ибо авиация противника не уничтожена (и не может быть уничтожена совершенно). Пополнение ее в той или иной мере продолжается и именно в той мере, в какой господствующий в воздухе, но значительно ослабленный воздушный флот не сможет полностью преодолеть всей могущественной системы противовоздушной обороны противника.
    А ведь пока воздушные флоты будут подавлять друг друга, сухопутные силы и морские флоты будут действовать, и эти действия представляют крупнейший «интерес», сколько бы ни старался Дуэ убедить нас в обратном.
    В итоге пример приложения теории Дуэ, который по замыслу автора должен был подтвердить ее правильность, привел к совершенно обратным результатам, лишь подчеркнул всю несостоятельность самой теории и предвзятость обосновывающих ее расчетов.
Развитие взглядов Дуэ
    В других своих работах, и прежде всего в «Вероятных формах будущей войны», Дуэ развивает отдельные стороны своего учения, пытается конкретизировать его, полемизирует с противниками. И здесь в центре его внимания остается навязчивая идея о единственно решающей роли авиации, о возможности быстрого решения войны, если послушаются Дуэ.
    Дуэ не раз возвращается к опыту империалистической войны 1914–1918 гг. Его обобщения этого опыта, его поиски быстрого решения войны как бы отражают животный страх буржуазии перед повторением ужасов длительной войны, перерастающей в гражданскую войну, в революцию. Дуэ убежден в неизбежном повторении событий мировой войны — по их характеру, длительности борьбы, неподвижности фронтов, экономическому истощению и т. д., если не будут приняты радикальные методы по реконструкции вооруженных сил и ведению войны.
    «Но так не будет, — восклицает Дуэ, — ибо хотя на суше и на море и в морской глубине не произошло никаких новых событий, такое событие произошло в воздухе — событие, которое вследствие того, что воздух покрывает и сушу и море, направлено к изменению не только характера войны в целом, но и специфического характера войны на суше и войны на море».
    Дуэ говорит далее: «Сухопутные армии и морские флоты бесповоротно потеряли способность защищать находящуюся в их тылу страну, которой могут быть нанесены удары независимо от их (армий и флотов) существования и от их положения».
    Идея знакомая и так часто повторяющаяся в трудах Дуэ!
    Дуэ явно недооценивает значения мотто — механизированных войск. Во всех работах Дуэ, включенных в настоящий сборник, мы находим только одно, да и то вскользь брошенное, упоминание о танках (стр. 429), если не считать чисто фантастических моментов в «Крылатой победе». Видимо, на взгляды Дуэ ограничивающее влияние оказали особенности итальянского (альпийского) театра войны.
    Лишь одно средство (кроме воздушного флота) представляет, по мнению Дуэ, «интерес» — это отравляющие вещества. Он указывает, что «ребячествам было бы предаваться иллюзии: все ограничения, все международные соглашения, которые могут быть установлены в мирное время, будут сметены, как сухие листья, ветром войны».
    Такая оценка соглашений и обязательств капиталистических государств со стороны одного из их виднейших военных авторитетов не требует пояснений и, конечно, не расходится с истинным положением вещей. Дуэ не видит действительных способов защиты мирного населения от действия ядовитых газов и других отравляющих средств и поэтому считает их применение наиболее выгодным в будущей воздушной войне.
    Давая неплохой анализ отдельных военных событий и хорошо представляя возможности технического развития воздушных вооружений, Дуэ высказывает ценные мысли по поводу воздействия бомбардировочных самолетов на крупные населенные пункты. Он прав, конечно, когда говорит, что эти удары обрушатся на людей менее организованных, менее устойчивых, менее защищенных и неспособных к такому противодействию, какое могут оказать воинские части. Целесообразность оборонительных мероприятий внутри страны Дуэ видит лишь в том, чтобы бороться с последствиями воздушных нападений, успешное противодействие которым он считает иллюзиями, за исключением собственного нападения. Этот вопрос заслуживает серьезного внимания, так как по существу (вопреки Дуэ) всюду происходит усиленное развитие в городах и производственных центрах всех средств ПВО, различных вспомогательных средств по ослаблению и ликвидации разрушительного действия воздушных нападений. На основании совершенно необоснованной отрицательной оценки средств ПВО, которую дает автор, было бы, конечно, абсурдным отказываться от их применения. И этого не делает ни одно государство. Надо вспомнить, что при налетах на Лондон и Париж в 1915–1917 гг. не более 10 % нападавших летчиков имели мужество появляться над. целью и сбрасывать в нее бомбы; все прочие либо возвращались с пути, либо сбрасывали бомбы куда попало, не доходя до цели, не рискуя быть сбитыми огнем зенитной артиллерии и неприятельскими истребителями.
    При несомненном росте наступательных свойств авиации средства ПВО не смогут совершенно прекратить воздушные нападения, но они их сильно стеснят, они вынудят противника действовать в худших условиях, будут наносить ему крупные потери и тем самым значительно ослабят эффективность нападения. Дуэ почему-то совершению не принял во внимание современную зенитную артиллерию, самого опасного врага бомбардировочной авиации в воздухе у цели действий. Упущения этого порядка только лишний раз свидетельствуют о предвзятости основных положений Дуэ и неполноте его анализа вооруженной борьбы.
    В части конкретных предложений о подготовке к будущей войне Дуэ высказывает ряд ценных мнений. Он предлагает не только создать воздушную армию, находящуюся в постоянной боевой готовности, но и пересмотреть организацию сухопутных армий и флотов для придания им большей независимости от земных баз, предлагает исследовать вопросы боевого сотрудничества всех элементов вооруженных сил и изучить все те мероприятия, которые повышают безопасность и устойчивость страны во время войны. Но, правильно ставя эти общие задачи, Дуэ в своих трудах, как мы уже показали, не справляется с их исследованием и решением.
    Незадолго до своей смерти Дуэ подвел итоги не только той дискуссии, которая развернулась вокруг его произведений, но и развитию итальянского воздушного флота.
    Дуэ признает, что итальянское правительство выполнило далеко не все из того, что он выдвигает в своих произведениях. Он видит, что воздушная армия Италии не выросла еще в ту армию, которая сможет сокрушить неприятельскую страну, что воздушный флот Италии имеет значительное количество вспомогательной и легкой боевой авиации, что в развитии вооружений воздушная армия не занимает первенствующего положения.
    Разбирая выступления своих критиков. Дуэ приходит к успокоительному для себя выводу, что никто из них не сумел опровергнуть его рассуждений.
    Развивая в полемике с капитаном Фиораванцо свои мысли о нецелесообразности иметь вспомогательную авиацию, Дуэ утверждает, что если бы при наличии мощной воздушной армии эта авиация все же продолжала существовать в составе сухопутных и морских сил, то эти силы сами пришли бы к отказу от нее в пользу дальнейшего увеличения воздушной армии, так как без завоеванного воздушной армией господства в воздухе роль вспомогательной авиации сводилась бы к нулю. С особой силой стремится Дуэ показать несостоятельность доводов своих главных критиков: ген. Бастико и инженера Атталя.
    Позиции инженера Атталя действительно слабы. Он является защитником ПВО, в известной мере противопоставляющим это средство наступательной деятельности собственной воздушной армии. В противовес этому Дуэ утверждает, что «нельзя господствовать в своем воздухе, если не господствуешь в чужом» и что оценивать наступательную мощь современного воздушного флота голым перенесением данных времени мировой войны в новую обстановку наших дней нельзя.
    Ген. Бастико обвиняет Дуэ в непоследовательности в трактовке вопросов о воздушном сражении. Главный тезис Бастико: «Специфические условия воздушной среды всегда или почти, всегда позволяют слабейшему из противников избежать по своей воле сражения с несомненно неблагоприятным исходом… Поистине, если последняя (сильнейшая воздушная армия) стремится иметь свободный путь, то она точно так же предоставляет свободу противнику, т. е. допускает нанесение последним аналогичных ударов, — и нигде не сказано, что сильнейшему не придется почувствовать их результат; это будут может быть булавочные уколы, а не удары копья, но ведь и уколы причиняют беспокойство, и в этом случае достаточно вероятно, что в известный момент сильнейший потеряет терпение и будет намеренно искать того сражения, которого он хотел бы избежать». (Дуэ попутно замечает: «Точнее, генерал Бастико должен был бы написать: «которого он не хотел искать», ибо я никогда не говорил, что сильнейшая воздушная армия должна избегать сражения».)
    «И я добавлю, — продолжает ген. Бастико, — что он не был бы неправ: напротив, его действительной ошибкой было бы то, что он слишком долго ожидал, прежде чем пустить против неприятельской воздушной армии эффективное и необходимое средство, чтобы вывести ее из строя».
    Дуэ с сарказмом высмеивает противоречивость в рассуждениях ген. Бастико, говоря, что если командующий мощной воздушной армией потеряет голову от булавочных уколов, то ему следует скорее уйти в отставку и уехать в деревню разводить капусту.
    Ген. Бастико видит в воздушном сражении венец борьбы воздушных армий, к которому сильнейший должен всегда стремиться. Дуэ, наоборот, считает, что главной целью действий воздушной армии должен быть разгром неприятельской страны и что воздушные столкновения будут для нее лишь попутной необходимостью в преодолении воздушного противника. Характерно, что здесь Дуэ несколько расходится со своей схемой в примере борьбы германского и франко-бельгийского воздушных флотов, где Дуэ прежде всего разыгрывает воздушное сражение. Но вообще спор достаточно схоластичен. Воздушное сражение не может быть самоцелью, венцом, а лишь средством, путем, открывающим возможности более сильных ударов воздушных сил по жизненным центрам неприятеля, а также обеспечивающим с воздуха решение задач войны наземными силами и морскими флотами. С другой стороны, разгром страны с воздуха, проповедуемый Дуэ, очевидно, невыполним, пока наземные средства обороны сочетаются с неразгромленным воздушным флотом обороняющегося.
    Мысли Бастико о гармоничном построении вооруженных сил, о наступательных свойствах каждого их элемента, высказываемые отвлеченно, без учета значения новых факторов и новых условий будущей борьбы, Дуэ подвергает резкой критике. Правда, Дуэ утверждает, что воздушная сфера является решающей не для любого государства, а для Италии, что если Италия в ней потерпит поражение, то уже ничто не спасет страну от печального конца, и наоборот — победа в воздухе предрешает и обусловливает победу в вооруженной борьбе в ее целом. Дуэ подымается выше своих критиков в трактовке вопроса о целях войны, говоря, что не уничтожение неприятельских вооруженных сил является этой целью, а что к победе можно притти только после истощения сил сопротивления всей неприятельской страны. Но, правильно ставя эту цель, Дуэ обращается для ее решения опять-таки единственно к воздушной армии. Опять и опять и не с большей доказательностью, чем прежде, он твердит, что воздушный флот одной мощной капиталистической страны может в самый короткий срок причинить смертельные разрушения другой крупной стране, что результаты этих разрушений по своему значению будут равноценны тем, какие достигались годами длительной борьбы в прошлом, и что такая длительная борьба угрожает народам и впредь, если в вооруженных силах не будет произведено переворота в пользу воздушной армии. Вместе с этим Дуэ успокаивает читателя и своих оппонентов, что не надо опасаться перспективы, будто бы мир будет заключен на кладбище неприятельской страны. «Кладбища безусловно расширятся, но может быть в меньшей степени, чем это оказалось необходимым для заключения Версальского мира».
Общая оценка работ Дуэ
    Кратким разбором основных произведений Дуэ мы стремились облегчить читателю его труд по критической оценке этой широко распространенной современной капиталистической теории воздушной войны, теории, которая идет дальше всех других и переносит главные действия воюющих сторон в воздушное пространство. Подчеркивая основные положения в трудах ген. Дуэ, мы указывали на противоречивость и необоснованность ряда выводов и практических предложений, не говоря уже о несостоятельности и принципиальной неприемлемости основ этой теории. Большое число слабых мест, отмеченных нами далеко не полно, не должно вызвать у читателя сомнение в целесообразности изучения и использования трудов Дуэ в нашей обстановке.
    Прежде всего следует помнить, что Дуэ, как никто из буржуазных военных писателей, с глубоким предвидением определил пути развития и характер воздушных вооружений, как самой агрессивной наступательной силы; он развернул картину воздушных вторжений с использованием всевозможных средств разрушения и истребления, открыто говоря о том, что капиталистические государства во время войны не будут считаться с ограничениями мирных договоров, пактов и других обязательств и соглашений, которые, как «сухие листья, будут сметены ветром войны». Соображения Дуэ о необходимости создания воздушной армии являются исключительно ценными; в значительной мере они теперь претворяются в жизнь, не теряя в cвоем значении от того, что создаваемые ныне воздушные армии не всегда и не вполне совпадают с желаниями автора.
    Дуэ, несомненно, прав в том, что во время мировой войны авиация не получила нужного и возможного развития, что она была плохо использована и что в послевоенный период ее развитие задерживалось старыми, отжившими традициями, господствовавшими в военном деле. В противовес этому Дуэ развернул новые перспективы воздушного строительства, дал новые масштабы боевых действий авиации, правильно определив главные задачи, которые авиация должна будет решать в начальном периоде войны, борясь за господство в воздухе. Теория о господстве в воздухе, взятая независимо от других положений Дуэ о подавлении неприятельской страны, является теорией, имеющей под собой солидное основание; в ней правильно учитываются рост и значимость воздушных вооружений. Автор не менее убедительно показал также ненадежность всех других средств и способов защиты страны, если последняя не будет обладать мощной наступательной авиацией.
    В произведениях Дуэ мы можем найти немало ценных мыслей, высказанных им по поводу важнейших вопросов подготовки воздушных сил, тактики их действий, материального обеспечения, подготовки территории, накопления резервов и т. д.
    Несмотря на ошибки в расчетах, положительной стороной работ Дуэ является постоянное внимание к материальной базе, к нуждам авиации в отношении развития аэродромной сети, накоплению запасов имущества и т. д.; среди этих вопросов необходимо отметить громадное значение развертывания в глубине страны сети аэродромов, недосягаемых для легкой авиации противника, что Дуэ с глубоким проникновением в будущую боевую деятельность авиации определил с полной ясностью.
    Дуэ высказал ценные мысли о значимости воздушных столкновений для слабейшей и сильнейшей сторон, резко полемизируя со своими противниками и вопреки общему мнению утверждая, что в борьбе за господство в воздухе главным в решающим способом является нападение с воздуха на всю систему земных баз и земного расположения неприятельской авиации, а не только воздушный бой.
    Оригинально и ценно соображение Дуэ о том, что воздушное сражение невыгодно сильнейшей стороне, так как оно отвлекает силы от выполнения главной задачи; что оно невыгодно и слабейшему, так как не дает надежды на успех.
    Дуэ выявил неоспоримые преимущества наступательных действий авиации по всей глубине расположения неприятельских воздушных баз, подчеркивая при этом, что и слабейший противник может добиться крупных успехов, если будет действовать с максимальной активностью.
    Принцип сосредоточения сил, применяемый к авиации, получил у Дуэ впервые такое развитие и такую наглядную убедительность, какая действительно необходима для правильного понимания действий крупных авиационных масс.
    Дуэ смело срывает вуаль со скрытых воздушных сил капитализма в лице гражданского воздушного флота и правильно разбирает ряд конкретных вопросов в его развитии, вооружении и подготовке в интересах усиления и обслуживания воздушной армии. Ценными являются рассуждения о военном значении спортивной авиации и авианизации страны в целом.
    Разбирая вопросы противовоздушной обороны государства, Дуэ решительно встал на сторону активных средств и методов борьбы, блестяще определив их значение своей мыслью о том, что «нельзя господствовать в своем воздухе, если не господствуешь в чужом». Опасность воздушных нападений и подготовка к ним населения освещены в трудах Дуэ с большой яркостью, хотя в трактовке вопросов противовоздушной обороны в целом автор остался односторонним: совершенно исключив из своего анализа зенитную артиллерию, недооценив мощь современных средств ПВО, автор дал явно нереальную обстановку будущих действий авиации в подавлении неприятельской страны.
    Увлеченный своими идеями и убежденный в их. справедливости, Дуэ сильно грешит, предвзятостью: он подчас не видит противоречий в собственных рассуждениях; в попытках найти выход из тупика и избежать гибельной затяжной войны Дуэ становится идеалистическим механизатором-воздушником. Он теряет под собою почву, стремясь найти в лице воздушных сил своей страны спасительные средства победы, и забывает об угрозе столь же активных действий воздушного противника, забывает о том, что силы враждующих стран будут нарастать, что формы войны будут изменяться, что появление многих очагов борьбы неизбежно. Устремляясь в воздух, он забывает правильно высказанное им положение, что будущая война является борьбой не армий, а всех сил вовлеченных в войну стран. Мы повторяем, что в произведениях Дуэ не эта сторона их представляет для нас интерес и значение, а та, которая все шире и шире принимается к практическому осуществлению во многих странах. Тщательное изучение развития авиации и наблюдение за практическими действиями разных государств, воспринявших в той или иной части и мере теорию Дуэ, является чрезвычайно важным.
    Воздушные вооружения и, в частности, создание крупных самостоятельных авиационных соединений являются одной из центральных проблем в лихорадочной подготовке империалистов, к войне. В этих условиях внимательное изучение работ Дуэ, — с обязательным критическим подходом к его взглядам, — становится особенно необходимым.
    В. Хрипин

Предисловие автора ко второму изданию[4]

    Первое издание «Господства в воздухе» было выпущено в 1921 г. попечением военного министерства.
    За истекший период времени, — как в этом сможет убедиться читатель, знакомясь с книгой первой настоящего второго издания, представляющего собой лишь перепечатку первого, ныне разошедшегося, — многие из идей, содержащихся в «Господстве в воздухе», были проведены в жизнь[5]. В самом деле:
    1) Была принята и осуществлена концепция координации сухопутных, морских и воздушных сил, выдвинутая мной в книге «Государственная оборона», изданной в 1922 г.[6].
    2) Были созданы сперва комиссариат[7], а затем министерство воздушного флота[8].
    3) Было «принято и осуществлено размежевание независимых воздушных сил и вспомогательных воздушных сил. Таким образом, были приняты и проведены в жизнь все идеи, положенные мною в основу организации государственной обороны, более соответствующей действительным потребностям переживаемого нами исторического периода.
    Пять лет тому назад то, что я писал, было истиной, как и сегодня, но в военных сферах эта истина не встретила никакого отклика. Сегодня она кажется истиной даже для скамейки военных школ. Тем лучше!
    Принятие и осуществление основных идей, высказанных мной в первом издании «Господства в воздухе», могли бы показаться достаточной причиной, чтобы объявить цель этого труда достигнутой и, следовательно, настоящее его издание — излишним. Но дело обстоит не так по причинам, которые я считаю себя обязанным изложить читателям именно c целью оправдать появление второго издания и объяснить происхождение книги второй, которою я его дополнил.
    К моменту окончания мной работы «Господство в воздухе» прошло уже более десяти лет с того дня, как я впервые изложил основные содержавшиеся в ней идеи, и уже в течение более чем десяти лет я сражался, напрягая все свои силы, стремясь влить в умы понимание действительного значения воздушного оружия, но все мои старания были затрачены впустую перед лицом равнодушия военных властей и правительств.
    В 1921 г. в результате обстоятельств, о которых бесполезно здесь упоминать, я добился того, что «Господство в воздухе» было издано военным министерством и широко распространено в среде старших начальников армии и флота. Это представляло собой первый успех моей долгой работы, но в то же время вынуждало меня не ударять слишком сильно по сложившимся и господствующим идеям, если я желал добиться чего-нибудь практически полезного для моей страны.
    Поэтому я был вынужден выхолостить свою мысль, ограничиваясь тем, что я считал основным и совершенно необходимым на первое время, сохраняя «in pectore» (в глубине души) намерение сделать следующий шаг, когда это позволят обстоятельства, — иначе говоря, когда изменение сложившихся и господствующих идей даст мне эту возможность.
    Конечно, в 1921 г. мои надежды были невелики, ибо я хорошо знал, как трудно пробить брешь в инертной и ленивой массе.
    Но на сегодня условия совершенно изменились; по желанию или против желания, высшие военные власти должны были изменить свой образ мыслей в вопросах, относящихся к воздушному оружию; первый шаг так или иначе сделан, а потому я могу дополнить высказанные мной мысли о воздушной проблеме; книга вторая настоящего труда и является этим дополнением.
    Идеи, изложенные в ней, покажутся (я в этом уверен) рискованными и, возможно, даже странными; но (и в этом я столь же уверен) кончится тем, что они пробьют себе путь, как пробили себе путь все идеи, высказанные мною ранее.
    Это только вопрос времени.
    Джулио Дуэ

Книга первая

Часть первая.
Новая форма войны

Глава I.
Новые технические средства

    Воздушный флот, открывая человеку новое поле действий — воздушное пространство, — неизбежно должен был привести человека к борьбе также и в воздухе, ибо где только могут встретиться два человека, там неизбежна борьба.
    И действительно, еще прежде, чем воздушный флот был каким-либо образом использован для гражданских целей, он нашел широкое применение для целей военных, чему особенно содействовало начало мировой войны, разразившейся в тот период, когда воздушный флот, находясь в состоянии младенчества, еще отыскивал свой путь.
    То обстоятельство, что в распоряжении борющихся сторон оказалось, почти неожиданно, новое орудие войны, характер которого еще ее вполне определимся, а свойства совершенно иные, чем у всех других военных средств, — неизбежно должно было, как и случилось на деле, повести к неуверенности в его применении.
    B новом средстве увидели, главным образом, нечто, могущее оказаться полезным для того, чтобы облегчить применение прочих, уже существовавших военных средств, и в течение сравнительно долгого времени отрицалась даже самая возможность борьбы в воздухе.
    Так как летательный аппарат поднимается выше всех предметов на поверхности земли и имеет большую поступательную скорость, то одной из первых возникла мысль о применении его как средства наблюдения и разведки. Затем возникла мысль применять его как средство корректирования стрельбы артиллерии. Соображения о том, что сверху не только хорошо видно, но и легко поражать — с учетом того, что летательный аппарат может перелетать неприятельские линии, — привели к мысли о применении его как средства нападения на противника на его позициях и позади них; но этому способу действий отнюдь не придавали большого значения, отчасти и потому, что вначале наиболее широко применяемые летательные аппараты — самолеты — могли перевозить лишь незначительное по весу количество средств нападения.
    Но так же, как ощущается необходимость реагировать на какие бы то ни было действия неприятеля, почувствовалась и необходимость противодействовать воздушным операциям противника; в результате возникли противовоздушная оборона и так называемая истребительная («da caccia» — буквально «охотничья». — Пер.) авиация.
    Постепенно, чтобы удовлетворить воздушным потребностям, пришлось увеличить силы воздушного флота, а так как эти потребности выявлялись в течение войны грандиозного масштаба, то рост был быстрым и бурным, но не всегда разумно организованным, причем сохранялось воззрение, что воздушные средства имеют основной целью облегчать и дополнять действия сухопутных и морских боевых средств. Только к концу мировой войны в некоторых из воюющих стран возникла мысль, что было бы возможно и выгодно поручить воздушным силам самостоятельные боевые задачи. Но эта мысль не была с решительностью осуществлена никем — может быть и потому, что война закончилась раньше, чем были готовы надлежащие средства.
    Сейчас эта мысль воскресает и, невидимому, утверждается. Действительно, она отвечает логической концепции, вызываемой аналогией. Человек живет в основном на суше и, конечно, начал сражаться на ней. Мы не знаем, рассматривал ли он, начиная плавать по морям, средства, предназначенные для мореплавания, как боевые средства, способные усилить и дополнить сухопутные военные средства; но мы знаем, однако, что с давних пор на море сражаются независимо от действий на суше, хотя и согласованно с последними. Воздушный океан имеет для поверхности суши большее значение, чем моря, а потому ничто не препятствует a priori думать, что воздушное пространство может явиться столь же важным полем борьбы.
    Сухопутная армия, хотя и сражается на суше, обладает пловучими средствами и может употреблять их для облегчения и усиления своих операций, но это не исключает того, что морской флот может выполнять одними своими средствами боевые задачи, в которых армия не может оказать ему содействия каким бы то ни было образом. Морской флот, хотя и сражается на море, обладает сухопутными средствами и может использовать их для облегчения и утешений своих операций, но это не исключает того, что сухопутная армия может выполнять одними своими средствами боевые задачи, в которых морской флот не может оказать ей содействия каким бы то ни было образом. Аналогично сухопутная армия и морской флот могут обладать воздушными средствами, способными облегчать и дополнять операции первой и второго, но это не может a priori исключить того, что возможно, если это выгодно или необходимо, создать воздушные силы, способные одними своими средствами выполнять боевые задачи, в которых ни сухопутная армия, ни морской флот не будут в состоянии оказать им содействие каким бы то ни было образом.
    В таком случае логически эти воздушные силы должны быть поставлены по отношению к сухопутной армии и морскому флоту в такое же положение, в каком взаимно находятся армия и флот.
    Очевидно, что армия и флот, хотя одна сражается на суше, а другой на море, должны оба действовать, имея в виду единую конечную цель — победу, а потому они должны действовать согласованно, но не в подчинении друг другу. Зависимость флота от армии или наоборот только уменьшила бы свободу действий одной из сторон и, как следствие, полезного действия ее. Точно так же и силы, сражающиеся в воздухе, должны действовать согласованно с силами, сражающимися на суше или на море, но не в подчинении им.
    Я хотел указать с первых же страниц на основную проблему, которая обсуждается в настоящее время, чтобы сразу же выявить ее важность. Поскольку война окончена, постольку исчезла крайняя необходимость стремиться к скорейшему получению хотя бы и минимального коэффициента полезного действия; сейчас необходимо работать совершенно иным методом, а именно — изучать способ получения максимального коэфициента полезного действия с минимальными средствами.
    Оборона государства должна быть подготовлена так, чтобы дать стране возможность перенести с минимальными трудностями возможнее в будущем военное столкновение. Но для того, чтобы подготовительные меры оказались действительными, необходимо, чтобы в результате их появились средства, приспособленные к характеру и форме грядущих столкновений. Следовательно, e основу подготовки, направленной к обеспечению государству действительно надежной обороны, должны быть положены характер и формы, которые примут столкновения в будущем.
    Современные общественные формы[9] привели к войнам массового[10] характера, т. е. к войнам, вовлекающим в схватку целые народы; и так как эволюция общественного устройства определенно сохраняет то же направление, то следует предвидеть — в тех пределах, которыми должно ограничиться человеческое предвидение, — что характер возможных грядущих столкновений останется безусловно массовым. Напротив, оставаясь в тех же узких пределах человеческого предвидения, можно с полной уверенностью утверждать, что формы возможных в будущем столкновений коренным образом изменятся.
    Формы войны, — а военных людей интересуют, главным образом, эти формы, — зависят от имеющихся налицо технических средств. Известно, какое влияние на формы войны оказало введение огнестрельного оружия; между тем огнестрельное оружие было лишь усовершенствованием метательного оружия, использовавшего эластичность твердых тел (лук, баллиста, катапульта и т. д.). Мы сами явились свидетелями того влияния, какое имели на формы сухопутной войны введение ультраскорострельного малокалиберного оружия, в соединении с (применением проволочных заграждении, а в морской войне — применение: подводных лодок[11]. На наших глазах произошло и введение в обиход войны двух других совершенно новых средств: воздушного оружия и химического (отравляющего) оружия; но так как оба эти рода оружия были еще в зачаточном состоянии и обладали свойствами, совершенно отличными от всех остальных, то мы не смогли еще отдать себе точный отчет в их влиянии на формы войны.
    Несомненно, это влияние будет громадным, и я, не задумываясь, утверждаю, что оно коренным образом; изменит известные до сих нор формы войны. Оба новых средства взаимно дополняют одно другое. Химии, после создания сильнейших взрывчатых веществ, теперь удалось создать яды ужасающей мощи, с эффективностью, превосходящей действие наиболее сильных взрывчатых веществ; а бактериология может создать еще более могущественные средства. Достаточно подумать о том, какой разрушительной мощью обладала бы страна, бактериологи которой открыли бы способ распространения смертельной эпидемии во вражеской стране и одновременно сыворотку для предохранения собственного населения.
    Воздушное оружие дает возможность перенести, помимо взрывчатых веществ, химический или бактериологический яд в любую точку неприятельской территории, сея по всей вражеской стране смерть и разрушение.
    Если мы взглянем на эти современные возможности, которые будущее может лишь усовершенствовать, т. е. все более повышать их эффективность, мы неизбежно должны будем согласиться с тем, что опыт минувшей мировой войны может служить нам лишь отправной точкой, уже очень далекой от нас, но никак не основой, на которой следует базировать подготовку государственной обороны — подготовку, которая должна вестись в расчете на будущие потребности.
    Следует также иметь в виду, что существуют условия, благоприятствующие интенсивному изучению и широкому применению этих новых средств еще невиданной эффективности; это — те условия, в которые поставлена Германия[12].
    Германия разоружена в отношении прежних родов войск, и ей запрещено содержать вооруженные силы старого типа. Страна, которая вряд ли сможет примириться с тем, чтобы оставаться слабее других, в силу неизбежности вынуждена искать средства для осуществления своего реванша вне круга тех, которые у нее отняты и ей воспрещены!. Германия, пользуется мировым первенством как в области химико-бактериологическом, так и в области (механики; появляются признаки, из которых можно заключить, что Германия уже думает об этом, и следует предвидеть, что ей удастся усовершенствовать — с той интенсивностью и серьезностью работы, которые ее отличают, — новые боевые средства в своих научных и опытных кабинетах, где всякий контроль — если бы подобный контроль вообще мог быть действительным — бесполезен.
    Но, независимо от того, что может сделать Германия, остается фактом то обстоятельство, что невозможно не признавать ценности новых видов оружия и не принимать этой ценности в расчет при подготовке государственной обороны. Однако, для того чтобы этот расчет был правилен, необходимо прежде всего составить себе возможно более ясное и точное представление об этой ценности — как абсолютной, так и относительной — по сравнению с сухопутными и морскими силами.
    Это именно и является главной целью настоящего этюда.

Глава II.
Новые возможности

    До тех пор, пока человек оставался неразрывно прикованным к земной поверхности, он был принужден все формы своей деятельности развивать на этой поверхности, приспособляясь к последней. Война, представляя собой вид деятельности, требующий для своего осуществления передвижения вооруженных сил, была тесно связана с земной поверхностью, которая предписывала ей свои условия и определяла ее основные свойства.
    Поверхность суши, вследствие своей неровности, представляет препятствия всякого рода, более или менее затрудняющие передвижение по ней, так что для облегчения этого передвижения человек вынужден был приспособиться к движению преимущественно по направлениям наиболее легкой проходимости, прибегая к долгой и утомительной работе, чтобы облегчить проход через трудно проходимые области. Таким образом, поверхность суши постепенно покрылась сетью легко проходимых путей, различным образом пересекающихся и разделенных районами, в которых передвижение менее удобно, а иногда и невозможно.
    Морская поверхность, будучи повсюду одинаковой, представляет повсюду одинаковую проходимость, но, будучи ограничена берегами, она позволяет соединить лишь пункты, расположенные на последних, посредством путей, свободно намеченных, но весьма часто обязательно проходящих через определенные пункты или следующих на большом протяжении вдоль самых берегов.
    Война синтетически определяется, как действие двух простых и противоположных воль: с одной стороны — тот, кто намерен захватить известную часть земной поверхности, с другой — тот, кто намерен воспротивиться занятию этой зоны противником.
    Нападающий продвигается со своими силами по наиболее удобопроходимым путам, ведущим к области, которую он намерен занять; обороняющийся пытается воспрепятствовать этому продвижению и с этой целью развертывает свои силы поперек путей продвижения неприятеля, чтобы противодействовать его наступлению. И для большего облегчения своего противодействия противнику он стремится развернуться там, где этому благоприятствуют условия местности, т. е. на линиях наиболее трудно проходимых препятствий. Так как эти рубежи являются природными и зависящими от почти неизменной формы земной поверхности (так же, как неизменны более богатые и более плодородные области, вызывающие этими свойствами большую зависть народов), то отсюда вытекает, что определенные районы как бы самой судьбой предназначены быть во все времена аренами людских столкновений.
    Так как все должно было происходить на поверхности земли, то война могла состоять лишь из движений и столкновений линий, расположенный: на самой этой поверхности. Чтобы победить, т. е. продвинуться к желаемому району, необходимо было прорвать силой некую линию вооруженных сил и открыть себе проход через нее. Постепенно, по мере того как война стала поглощать все ресурсы: борющихся народов, воюющие страны стали бросать все свои силы на боевые линии, придавая последним все большее протяжение, пока, наконец, в последней войне протяжение этих линий не оказалось наибольшим из совместимых с земной поверхностью, приведя к закрытию всех возможных проходов.
    Позади этих линий, на некотором расстоянии от них — расстоянии, определявшемся максимальной дальнобойностью огнестрельного оружия, — война не была в состоянии дать непосредственно почувствовать свои удары. За пределы этого расстояния не мог достигнуть никакой удар неприятеля, и жизнь здесь могла поэтому протекать в полной безопасности и относительном спокойствии. Поле сражения было четко ограничено; сражающиеся составляли отдельную категорию граждан, специально организованных и дисциплинированных; существовало, наконец, юридическое различие между сражающимися (комбаттантами) и несражающимися. Таким образом, во время мировой войны, хотя она глубоко захватила целые народы, положение было таково, что, пока меньшая часть граждан сражалась и умирала, большинство жило и работало, чтоб снабдить меньшинство средствами для военных действий. И все это могло иметь место потому, что невозможно было перейти боевые линии, не разбив их предварительно.
    Теперь все это отпадает, потому, что в настоящее время возможно проникнуть за линии, не разбив их предварительно.
    Этой способностью обладает летательный аппарат. Он передвигается в атмосфере, обволакивающей всю поверхность земли и представляющей собой абсолютно однородную среду. Он является вследствие этого независимым от земной поверхности и способным двигаться во всех направлениях с одинаковой легкостью. Неровности, представляемые земной поверхностью, и различные очертания берегов, ограничивающих поверхности морей, не имеют для него значения. Так же, как он может перемещаться между любыми двумя точками земли наиболее коротким путем — по прямой линии, — он может перемещаться между ними и по бесчисленным произвольно выбранным путям. Все, что человек может сделать на поверхности, не затрагивает летательного аппарата, способного передвигаться в третьем измерении. Все то, что с рождения человечества предписывало войне свои условия и определяло ее основные свойства, не имеет более никакого влияния на действия в воздухе.
    Посредством них война может дать почувствовать свои непосредственные удары и за пределами наибольшей дальнобойности огнестрельного оружия, применяемого на земной поверхности, на сотни километров вглубь, на всем пространстве неприятельской территории и морей. Не могут более существовать районы, в которых жизнь могла бы протекать в полной безопасности и относительном спокойствии. Поле сражения ее может более быть ограничено: оно будет очерчено лишь границами борющихся государств; все станут сражающимися, так как все будут подвержены непосредственным нападениям противника; не может более сохраняться различие между сражающимися и несражающимися.
    Линии фронта, расположенные на поверхности земли, не могут более защищать то, что находится в их тылу; победа на земной поверхности не предохраняет народ, одержавший эту победу, от воздушных нападений со стороны противника до тех пор, пока победивший на земле не получит возможности, фактически заняв неприятельскую территорию, разрушить то, что дает жизнь неприятельским воздушным силам.
    Все это неизбежно должно вызвать глубокое изменение в формах войны, потому что ее основные свойства коренным образом: меняются, и становится ясно, что последующее развитие воздушного оружия, как в области техники, так и в области применения, должно привести к постепенному обесценению вооруженных сил, приспособленных для борьбы на земной поверхности, поскольку эти силы будут находиться во все менее благоприятных условиях для выполнения одной из своих наиболее важных задач, а именно: охраны и обеспечения безопасности страны, которую им поручено защищать.
    Грубый, но неоспоримый факт, который должен проникнуть в наше сознание и потрясти его, таков: самая сильная сухопутная армия, развернутая на Альпах, и самый сильный морской флот, крейсирующий в итальянских морях, при современном состоянии воздушной техники не могли бы сделать ничего практически действительного, чтобы в случае войны помешать надлежащим образом подготовленному противнику разрушить — если на то будет его воля — Рим, Милан, Венецию или любой иной из наших ста городов.

Глава III.
Переворот

    Мировая война была продолжительной и почти совершенно истощила наиболее глубоко вовлеченные в борьбу страны как победителей, так и побежденных.
    Эти явления оказались следствием прежде всего причины технического порядка: усовершенствования огнестрельного оружия — усовершенствования, давшего громадное преимущество обороне, а затем — менее важной причины, так сказать, психологического порядка: не сразу (было понято преимущество оборонительного образа действий именно вследствие достигнутого огнестрельным оружием совершенства.
    Наступательная доктрина повсюду окончательно торжествовала[13], до такой степени, что доходили до превознесения преимуществ наступления, забывая, что для того, чтобы начать наступательные действия, прежде всего необходимо иметь потребные для его развития средства. Об оборонительном образе действий говорили только вскользь, как бы против воли. Это привело к мысли, будто бы возросшая мощь огнестрельного оружия содействует наступлению. И это положение провозглашалось во всеуслышание, но было заблуждением, истиной являлось противоположное; простое размышление могло помочь предвидеть это, и опыт войны наглядно это показал.
    Истина такова: всякое усовершенствование огнестрельного оружия дает преимущество оборонительному образу действий.
    Оборонительный образ действий позволяет дольше сохранять боеспособность своего оружия, ставя его в то же самое время в наилучшие условия для повышения его эффективности, следовательно, это образ действий, сохраняющий и усиливающий эффективность своего оружия. Поэтому легко помять, что с абсолютной точки зрения чем более могущественно, т. е. эффективно, то или иное оружие, тем большую ценность приобретают меры, содействующие сохранению его мощи и предоставлению ему возможности развернуть всю эту мощь.
    Отсюда вытекло то обстоятельство, что оборонительные мероприятия никогда не имели более широкого и полного развития, чем в мировую войну, когда они приобрели огромную важность. Чтобы доказать этот факт, достаточно уяснить себе, что все колоссальные оборонительные мероприятия, обеспечивавшие в течение долгого времени незыблемость боевых линий в последнюю войну, имели бы ценность, немногим отличающуюся от нуля, если бы пехота и артиллерия борющихся сторон были вооружены так, как во времена Густава-Адольфа.
    Но оборона от увеличения действительности огнестрельного оружия приобрела преимущества над наступлением не только в абсолютном, но и в относительной степени. Предположим, что в окопе за проволочным заграждением находится 1 солдат и что его противникам требуется 1 минута, чтобы пробежать дистанцию атаки. Если обе стороны вооружены шомпольным ружьем, способным выпустить 1 пулю в минуту, то для получения математической уверенности в возможности достигнуть окопа, в котором обороняется одинокий солдат, достаточно, чтобы его атаковали 2 человека, так как больше одного в течение атаки он сразить не может. Но если обе стороны вооружены ружьями, скорость стрельбы которых 30 выстрелов в минуту, то для сохранения той же уверенности нужно атаковать 31 человеком. Весь огонь, который эти люди могут развить перед атакой, не имеет значения, если окоп надлежащим образом укрывает обороняющегося.
    В первом случае 1 обороняющийся уравновешивает 1 нападающего, во втором случае он уравновешивает 30 исключительно благодаря тому, что оружие стало в 30 раз действительнее.
    Увеличение эффективности оружия приводит, таким образом, к необходимости большего неравенства сил наступающего и обороняющегося для достижения того нарушения равновесия, которое дает победу; увеличение эффективности оружия затрудняет развитие наступления, поскольку последнее для достижения своей цели должно обладать значительным превосходством в силах над противником, и в то же время оно соответственно облегчает сопротивление обороняющегося.
    Действительно, в минувшую войну громадная эффективность, достигнутая малокалиберным оружием, давала обороне возможность позволить наступлению подойти к ней на чрезвычайно малое расстояние, чтобы потом остановить и принудить его, — если оно намеревалось сделать еще те несколько шагов, которые отделяли его от цели, — действовать уже не против людей, а против местности, подготовленной для обороны, посредством утомительного и расточительного применения артиллерии всех калибров, с целью совершенно разрушить оборонительные сооружения, вплоть до превращения их в развалины, погребающие под собой своих защитников. Таким образом оказалось, что никогда наступление не было столь затрудненным, жестоким и дорого стоящим, как в мировую войну.
    Сказать, что увеличение мощи огнестрельного оружия дает преимущество обороне, не значит возражать против неоспоримого принципа, что только наступление — положительное действие — может дать победу. Это означает только, что наступление, вследствие возросшей мощи огнестрельного оружия, требует значительного превосходства в силах.
    В этом убедились лишь с большим запозданием. Поэтому случилось, что в течение мировой войны производились наступательные операции, не обеспеченные надлежащими средствами, а потому не удававшиеся или удававшиеся наполовину. Это привело к истощению сил и к затяжке войны, вследствие необходимости собирать каждый раз громадное количество средств и сил, необходимых для развития этих операций.
    Несомненно, если бы войска были вооружены шомпольными ружьями и заряжающимися с дула орудиями, мы не увидели бы ни окопов из железобетона, ни проволочных заграждений, и исход мировой войны был бы решен в несколько месяцев.
    В противоположность этому громадная мощь оружия ударилась и притупилась об еще более мощное сопротивление противопоставленной ему брони, и оказалось необходимым в течение долгого времени вновь и вновь бить по этой броне, прежде чем удавалось разбить ее и обнажить сердце неприятеля.
    Это обстоятельство спасло Антанту, так как оно дало ей возможность принять нужные меры и даже создать целые армии «заново», но зато оно же привело к почти полному истощению и победителей и побежденных. Германцы в своих приготовлениях к войне приняли в расчет значение, которое должна была приобрести оборона вследствие развития огнестрельного оружия. Они замыслили войну в ее наиболее наступательной форме, запаслись наиболее пригодным оружием — орудиями калибром в 305 и 420 мм, — чтобы как можно скорее очистить путь от препятствий, представляемых современной долговременной фортификацией, и начали борьбу, развивая самое решительное наступление. Но когда обстоятельства принудили их перейти к обороне на французском фронте, они укрылись за системой оборонительных сооружений, столь сложной и столь приспособленной для этой цели, что она захватила врасплох их противников и не могла быть импровизированной, а была продумана и подготовлена заблаговременно.
    Германия, готовясь к войне, должна была считаться с тем, что она может быть вынуждена противостоять нескольким противникам. В то же время Германия должна была учесть преимущество, которое она в этом случае могла бы извлечь из оборонительной организации, позволяющей ей сдерживать одну часть противников минимумом сил, чтобы броситься на другую с максимальными силами. Поэтому Германия изучила эту организацию и осуществила ее, едва лишь обстоятельства доказали ее необходимость, ясно показывая этим, что она, хотя и продолжала твердо придерживаться того принципа, что победа может быть одержана лишь посредством наступления, все же не игнорировала ценности обороны, как абсолютной, так и по отношению к наступлению.
    Значительное превосходство в силах, оказавшееся необходимым наступающей стороне, чтобы нарушить равновесие, затрудняя наступление, в то же время косвенным образом облегчало его в том отношении, что позволяло чрезвычайно ослабить свои оборонительные линии с целью сосредоточить большую часть сил в районе, в котором намеревались вести наступление. Вся стратегическая игра германцев сводилась к этому — удерживать небольшими, но хорошо организованными для обороны силами часть сил противника, чтобы атаковать другую часть своими главными силами; и это удавалось им достаточно часто и в течение долгого времени.
    Антанта, застигнутая врасплох и ошеломленная неожиданностью, впала в заблуждение, увидев, что ей удалось, несмотря на ее явную неподготовленность, остановить германское шествие к сердцу Франции, и сочла себя в состоянии достаточно легко одержать победу, почему и не сделала сразу всего того, что необходимо было сделать и что она была вынуждена сделать впоследствии. В чисто военной области здесь проявилось запоздание в отношении точного понимания новых потребностей войны; это имело следствием ряд наступательных операций с нерешительным исходом; последние, поглощали средства каждый раз, когда казалось, что их было собрано достаточное количество, отдалили во времени реализацию такого превосходства в силах, необходимого для достижения решительного нарушения равновесия, которое одно могло дать победу.
    Разрушительное действие мировой войны было громадно, но народы выдержали его, так как оно было растянуто во времени и они смогли в течение продолжительного периода пополнять материальные и моральные потери, которые они последовательно несли, и получили возможность бросить на арену великой борьбы все свои ресурсы, вплоть до последнего. Здесь ни разу ее было нанесено смертельного удара — широкой и глубокой раны, из которой кровь льется неудержимым потоком, создавая ощущение неотвратимой гибели. Были повторные, но относительно легкие раны, имевшие время зарубцеваться; эти раны, хотя и оставляли тела противников все более обескровленными, но позволяли еще сохранять надежду жить и вновь достичь возможности нанести обескровленному неприятелю последний решительный удар — последний булавочный укол, могущий извлечь из него последнюю каплю крови. Действительно, окончательное решение было достигнуто сражениями, менее кровопролитными, чем другие сражения, дававшие в ходе войны весьма относительные результаты. Несомненно, что половины разрушений, произведенных мировой войной, было бы достаточно, если бы они были осуществлены в течение трех месяцев; четверти их было бы; достаточно, если бы они были произведены в восемь дней.
    Особенность формы, отличающей мировую войну, была, следовательно, результатом, главным образом, усовершенствований, достигнутых огнестрельным оружием в последние десятилетия. Если бы не возникло новых факторов, то вследствие того, что совершенствование не прекращается, форма будущей войны должна была бы представлять основные свойства прошедшей войны, лишь еще более резко выраженные. Таким образом, было бы позволительно предвидеть дальнейший рост преимуществ оборонительного образа действий, а потому еще большую трудность достижения нарушения равновесия, необходимого для одержания победы.
    Если бы дело обстояло так, то мы, итальянцы, оказались бы в превосходных условиях, так как мы обладаем защищенными границами и не питаем завоевательных стремлений. Мы могли бы, таким образом, с весьма ограниченными силами и средствами обеспечить защиту нашей территории даже от нападений значительно превосходящих сил, с полной уверенностью в возможности выиграть время, необходимое для того, чтобы удовлетворить всем дальнейшим требованиям борьбы.
    Но этого нет. Как мы увидим ниже, новые орудия войны совершенно изменяют положение, потому что они в высшей степени увеличивают преимущества наступательного образа действий, значительно понижая, если не прямо уничтожая, преимущества оборонительного образа действий и отнимая у того, кто не окажется уже готовым, время и средства для принятия необходимых мер. Никакой брони нельзя противопоставить этим новым орудиям, которые могут быстро и неожиданно поразить противника в самое сердце, нанося ему смертельный удар.
    Перед этим переворотом, облегчающим возможность втягивания в борьбу и потому увеличивающим вероятность войн, — так как они становятся более доступными для народов, стремящихся к господству, — и не допускающим ни колебаний, ни раскаяния, необходимо остановиться в раздумьи и задать себе с наибольшей ясностью и в то же время с наибольшей тревогой вопрос: по какому пути надо следовать, чтобы организовать государственную оборону действительно эффективным способом?

Глава IV.
Наступательное оружие

    Летательный аппарат, благодаря своей независимости от земной поверхности и быстроте передвижения, превосходящей скорость какого бы то ни было другого средства, является наступательным оружием по преимуществу.
    Наибольшее преимущество наступательного образа действий заключается в обладании инициативой операций. Эта инициатива проявляется в свободном выборе пункта атаки
    и в возможности сосредоточения к этому пункту основной массы собственных сил. В то же время противник, придерживающийся оборонительного образа действий и неуверенный относительно пункта, в котором он будет атакован, вынужден распределить свои силы между всеми пунктами, подверженными угрозе атаки, с тем чтобы позднее, как только будут выяснены намерения противника, быстро перебросить их отовсюду к тому пункту, который действительно будет атакован. В этом по существу и состоит вся тактическая и стратегическая игра войны.
    Отсюда ясно, что наибольшими наступательными возможностями обладает тот, кто может с большей легкостью и быстротой сосредоточить главную массу своих сил и бросить их против любого пункта неприятельского расположения. В те времена, когда для войны применялись лишь небольшие, гибкие и легкие массы, война представляла обширное поле для тактической и стратегической игры. Но поле этой игры все более уменьшалось с возрастанием масс, принимавших участие в военных действиях, так что в мировую войну, когда эти массы стали огромными, чрезвычайно медленными и чрезвычайно тяжелыми, стратегическая и тактическая игра оказалась ограниченной до крайних пределов, и война свелась к грубому и прямому столкновению противостоящих сил.
    Летательный аппарат перемещается в любом направлении с одинаковой легкостью и со скоростью, превосходящей скорость любого другого средства. Летательный аппарат, расположенный в каком-либо пункте А, угрожает в одинаковой степени всем пунктам, расположенным на площади круга, с центром в пункте А и радиусом, равным радиусу действия летательного аппарата, могущему равняться сотням километров. Летательные аппараты, разбросанные по всей площади этого же круга, могут одновременно сосредоточиться в единую массу над пунктом А.
    Поэтому воздушные силы угрожают в одинаковой степени всей территории, находящейся в пределах их радиуса действия. Они могут достичь пункта, который хотят атаковать, отправляясь из пунктов, отдаленных одни от других, могут прибыть сосредоточенной массой к избранному пункту со скоростью, превосходящей скорость всех других известных средств; поэтому-то они являются силами, чудеснейшим образом приспособленными для наступательного образа действий, поскольку имеют возможность оставлять противника до самого последнего момента в полнейшем неведении относительно пункта, который они намерены атаковать, а когда атака уже выявилась, они не дают защитнику времени для сбора подкреплений к атакованному пункту, так как воздушная атака развивается с исключительной быстротой, поскольку обычно она заключается просто в сбрасывании массы снарядов на избранную цель.
    Наступательная способность летательного аппарата так велика, что приводит к следующему, абсурдному по существу, заключению: для защиты от воздушного нападения требуется больше сил, нежели для самого нападения.
    Если неприятель обладает наступательными воздушными силами X, то эти силы, хотя бы и разбросанные в различных пунктах на его территории, могут действовать путем последовательного сосредоточения, с полной свободой выбора объекта, против некоторого числа целей, расположенных на нашей территории или на наших морских пространствах, внутри определенных границ, зависящих от радиуса действия этих сил. Предположим для большей ясности, что таких целей двадцать. Для защиты от того, что могут сделать силы X, мы принуждены расположить поблизости от каждой из этих двадцати возможных целей соответствующие оборонительные силы.
    При применении для обороны летательных аппаратов мы должны расположить возле каждого из этих двадцати объектов воздушные силы, способные победить воздушные силы X, т. е. по меньшей мере равные силам X. Таким образом, нам, чтобы обороняться, необходимы воздушные силы, по меньшей мере в двадцать раз превышающие те, которыми неприятель располагает для нападения: вывод нелепый, и это является следствием того, что летательный аппарат непригоден для оборонительных целей, будучи оружием исключительно наступательным.
    В минувшую войну неожиданное появление нового средства не позволило продумать вопрос надлежащим образом, и воздушному нападению пытались инстинктивно и эмпирически противопоставить противовоздушную оборону, действующую либо в воздухе, либо с земли; таким образом возникли зенитная артиллерия, защитные («squadriglie da difesa») и истребительные эскадрильи.
    Но опыт показал, что все эти средства были неспособны выполнять свои задачи, невзирая на то, что воздушные нападения, производившиеся в мировую войну, были весьма незначительны, разрознены и проводились без ясной и точной руководящей идеи.
    Всякий раз как воздушные наступательные операции проводились решительно, они достигали своих целей: Венеция терпела удары от начала и до конца войны; Тревизо было почти полностью разрушено на наших глазах; главной квартире пришлось оставить Падую. Вне Италии — у наших союзников и у наших врагов — происходило то же самое.
    Несмотря на сложнейшую организацию оповещения и связи, при появлении неприятеля защитным эскадрильям, если они не находились в воздухе, — а они не могли постоянно оставаться в воздухе, — редко удавалось взлететь во-время; артиллерия стреляла, но попадала лишь случайно, как можно случайно попасть и в ласточку, стреляя из ружья пулей; автозенитная артиллерия, мчась по дорогам, преследовала самолеты, свободно крейсирующие по небу, — она действовала подобно велосипедисту, пытающемуся догнать летящего почтового голубя; артиллерийские снаряды на нисходящей части траектории превращались в снаряды, падающие сверху[14]. Все это имело результатом бесполезную трату громадного количества средств и запасов, причем иногда лишь в предвидении возможного нападения.
    Сколько пушек оставалось в течение долгих месяцев и даже целыми годами с раскрытыми к небу пастями, в нервирующем ожидании неприятеля, который мог бы [15] появиться? Сколько самолетов воздушной обороны поглощали людей и материальные средства, не получив даже никогда случая для попытки оборонительных действий? Сколько людей, после долгого и напрасного наблюдения за небом, забывалось сладким сном?
    Не знаю, были ли когда-либо произведены подсчеты всех средств и всех запасов, использованных для противовоздушной обороны, рассеянной по поверхности нашей территории, но несомненно, что совокупность этих средств и этих запасов была значительной, но оказалась бесполезной, тогда как распыленные таким образом средства всякого рода могли бы быть с гораздо большей пользой употреблены иначе.
    Это распыление, противоречащее основным принципам войны, и эта неиспользованность, противоречащая всякому принципу военной экономики, как я уже сказал, явились следствием отсутствия правильной точки зрения, обусловленного внезапностью появления средств воздушного нападения и породившего ошибочное представление об обороне.
    Когда бешеная собака угрожает деревне, то крестьяне не становятся каждый в дверях своего дома с палкой в руке, чтобы быть готовыми убить собаку, когда ей вздумается явиться; такой способ действий, отвлекая их от работы, в действительности не обезопасил бы их, так как, несмотря на палку, животное все же могло бы укусить кого-нибудь. В подобном случае крестьяне из числа наиболее смелых соединяются по 3, по 4, по 10 человек и отправляются на поиски собаки, чтобы убить ее.
    Для того чтобы помешать неприятелю произвести на нас нападение с помощью своих воздушных сил, не существует иного практического средства, как только уничтожить его воздушные силы.
    Уже с давних пор общепризнано, что для защиты побережья от нападений с моря не рассеивают вдоль него суда и пушки, но обеспечивают его завоеванием господства на море, т. е. препятствуя противнику плавать.
    Земная поверхность представляет собой побережье воздушного океана. Условия абсолютно аналогичны, а потому и земная поверхность — как суша, так и вода — может быть обеспечена от неприятельских воздушных нападений не рассеиванием по всей территории пушек и летательных аппаратов, но воспрепятствованием противнику летать, т. е. завоеванием господства в воздухе.
    Такова правильная, логическая и рациональная концепция, которая должна быть признана и в качестве чисто оборонительного тезиса: воспрепятствовать неприятелю летать, т. е. выполнять какие бы то ни было действия в воздухе или с воздуха.
    Завоевание господства в воздухе вынуждает к положительным, т. е. наступательным, действиям, таким действиям, которые наиболее свойственны воздушному оружию, неспособному к действиям оборонительным.

Глава V.
Масштаб воздушных нападений

    Прежде чем приступить к рассмотрению значения господства в воздухе, необходимо составить себе представление о том масштабе, который могут принять воздушные нападения; материалом для этого может частично служить опыт мировой войны.
    Воздушные снаряды (аэробомбы), в противовес артиллерийским, в общем не нуждаются в большом количестве металла, потому что они должны только падать[16]. Если для снарядов, начиненных взрывчатыми веществами, количество металла должно быть сравнительно еще довольно велико по отношению к их содержимому для получения надлежащего эффекта при взрыве, то у снарядов, содержащих зажигательные или отравляющие вещества, относительное количество металла может быть доведено до минимума. Мы не сделаем ошибки, приняв вес металла равным в среднем 50 % общего веса снаряда.
    Для изготовления аэробомб не требуется ни специальных высококачественных металлов, ни точнейшей обработки; напротив, активно действующее вещество — взрывчатое, зажигательное или отравляющее — должно иметь максимальную эффективность, и все усилия должны быть направлены к этой цели.
    Бомбардирование с высоты не может, конечно, достигнуть точности артиллерийской стрельбы; но это не имеет никакого значения, так как подобная точность вовсе не является необходимой.
    Кроме исключительных случаев, цели, представляющиеся артиллерии, подготовлены к тому, чтобы выдерживать ее обстрел, в то время как цели, подходящие для воздушной бомбардировки, не рассчитаны на такую бомбардировку.
    Цели воздушных нападений должны быть всегда крупными: мелкие цели не имеют большого значения и обычно не заслуживают внимания.
    Критерием, которым следует руководствоваться при операциях воздушного бомбардирования, должен быть следующий: бомбардирование должно, совершенно разрушать намеченную цель, так, чтобы против одной и той же цели не приходилось действовать более одного раза. Достижение в полете какого-либо объекта всегда представляет собой операцию, сопряженную с определенным риском, которому лучше подвергаться лишь один раз, а полное разрушение избранной цели помимо материального эффекта производит еще и моральный эффект, могущий иметь громадные последствия. Достаточно представить себе, что произошло бы среди гражданского населения крупных населенных центров при получении известий о том, что центры, выбранные неприятелем в качестве целей, были совершенно разрушены, причем никому не удалось спастись.
    Целями для воздушных нападений будут поэтому преимущественно площади определенных размеров, на которых расположены нормальные строения (жилые здания, заводы и пр.) и определенное население.
    Для разрушения таких целей следует пользоваться тремя типами бомб — фугасными, зажигательными и химическими, применяя их в надлежащем соотношении. Фугасные бомбы служат для производства первых разрушений, зажигательные — для создания очагов пожаров, химические — чтобы помешать людским усилиям в борьбе с пожарами.
    Действие отравляющих веществ должно продолжаться долгое время — целые дни, что может быть достигнуто либо свойствами применяемых веществ, либо применением снарядов с замедлителями, установленными на разное время. Легко понять, что таким образом можно, даже и с ограниченным количеством фугасных и зажигательных бомб, вызвать полное разрушение значительных населенных площадей и прервать да продолжительное время транзит через них, что может оказаться в высшей степени полезным, если поставлена задача перерезать определенные коммуникационные линии.
    Исключительно с целью определения масштаба предположим, что зона действия 100 кг активного вещества ограничивается площадью круга радиусом в 25 м. Это предположение допустимо при современном положении вещей. В таком случае для распространения действия активного вещества на площадь диаметром в 500 м потребуется 100 раз 100 кг этого вещества, т. е. 10 т. Для 10 т активного вещества нужно 10 т металла. В настоящее время существуют самолеты, легко поднимающие 2 т полезной нагрузки; таким образом, 10 таких самолетов могут поднять необходимое количество бомб для полного разрушения всего находящегося на площади диаметром в 500 м, и для достижения этой последней цели практически достаточно обучить 10-самолетные эскадрильи рассеивать на этой площади свой груз бомб насколько возможно равномерно.
    Отсюда возникает понятие о мощи (огневой. — Пер.) бомбардировочной единицы[17]. Бомбардировочная часть должна обладать способностью совершенно разрушать цель с поверхностью определенных размеров. По моему мнению, величина этой поверхности должна как раз равняться площади круга диаметром в 500 м. Если бы высказанные выше предположения оказались верными, бомбардировочная часть должна была бы состоять из 10 самолетов с полезной грузоподъемностью в 2 т бомб каждый; во всяком случае точные данные могут быть получены из опыта..
    Эскадрилья такого состава, как я уже сказал, должна быть обучена рассеиванию своего груза наиболее равномерно по площади круга диаметром в 500 м, при сбрасывании бомб со средних высот — например, с 3 000 м. Такого рассеивания можно добиться, увеличивая искусственным способом — изменением элементов наводки — естественный эллипс рассеивания бомб, сбрасываемых эскадрильей.
    Для некоторых целей, более легко поддающихся разрушению, площадь может быть увеличена путем бомбардирования с больших высот, а для целей, которые разрушить труднее, площадь можно уменьшить путем, бомбардирования с меньших высот.
    Но это — частности второстепенного значения; сущность же в том, что, если принять такую концепцию, бомбардировочная часть перестает быть смутной и неопределенной наступательной силой, наоборот — она превращается в ясную и определенную наступательную силу, обладающую способностью совершенно разрушить все находящееся на площади диаметром в 500 м.
    В случае, если намеченная цель имеет меньшую поверхность, — а в этом случае она должна быть чрезвычайно важным объектом по другим причинам, — она будет полностью умещаться на площади, подвергающейся разрушению, и тогда то обстоятельство, что несколько бомб упадут мимо цели, будет иметь весьма мало значения, раз неизбежность разрушения несомненна. Наоборот, в случае, если цель имеет большую поверхность, вся площадь, подвергающаяся разрушению, будет полностью помещаться внутри цели. Поэтому, если потребуется разрушить все находящееся да площади диаметром в 1000 м, достаточно будет разделить цель на участки и послать 4 эскадрильи; 9 эскадрилий придется послать, если намеченная к разрушению площадь имеет 1500 м в диаметре; 16 эскадрилий — если она имеет в диаметре 2000 м, и т. д.
    Но это могло бы иметь место лишь в случае нападения на крупные населенные центры, а против последних, ввиду морального эффекта бомбардировки, не будет необходимости для достижения желаемых результатов посылать большое число эскадрилий.
    Действительно, представим себе, что произошло бы в большом городе, как Лондон, Париж, Рим, если бы в центральной части этого города было произведено полнейшее разрушение одного, двух и т. д. участков по 500 м в диаметре. Имея 1000 бомбардировочных самолетов вышеуказанного типа — типа современного, а не имеющего появиться, — и необходимые резервы для сохранения в строю этой 1000 самолетов путем пополнения каждодневных потерь, можно сформировать 100 эскадрилий. При ежедневной работе 50 эскадрилий такие воздушные силы дали бы тому, кто располагает ими, возможность производить ежедневно полное разрушение в 50 центрах всякого рода, расположенных в пределах радиуса действия этих эскадрилий, т. е. уже сегодня в пределах полосы в 200 или 300 км позади линии войск, сражающихся на поверхности земли.
    Эта наступательная мощь по своему масштабу настолько превышает наступательную мощь всех остальных известных боевых средств, что при сопоставлении эффективность последних становится почти не заслуживающей внимания.
    И эта наступательная мощь, возможности появления которой 15 лет тому назад никто даже не предвидел, имеет тенденцию расти с каждым днем, так как крупные летательные аппараты быстро совершенствуются, а эффективность взрывчатых, зажигательных и в особенности отравляющих веществ непрерывно возрастает.
    Перед лицом наступательной мощи такого рода что могла бы сделать сухопутная армия, если бы ее коммуникационные линии были прерваны, ее склады сожжены, а ее промышленные и снабжающие центры разрушены? Что мог бы сделать морской флот, если бы он не находился более в безопасности в своих портах, если бы были сожжены его базы и разрушены арсеналы и транспортные суда? Как могла бы страна работать и жить под вечной угрозой, подавленная ужасным кошмаром неизбежного и всеобщего уничтожения? Ибо следует иметь в виду, что воздушное нападение направлено против целей, обладающих не только наименьшей материальной сопротивляемостью, но и наименьшей сопротивляемостью моральной. Если полк способен еще сопротивляться в разрушенном окопе, потеряв две трети своего состава, то целый цех видит свою работу прерванной вследствие разрушения одной группы станков и разбегается при малейших потерях.
    Все это необходимо иметь в виду, если хотят составить себе представление — не скажу точное, но приблизительное — о масштабе воздушных нападений, возможных в настоящее время.
    А завоевать господство в воздухе — это значит получить возможность предпринимать против неприятеля наступательные действия именно такого масштаба, превосходящие все иные, какие только может вообразить ум человеческий; это значит быть в состоянии отрезать неприятельскую сухопутную армию и морской флот от их баз, лишая их возможности не только сражаться, но и жить; это значит защитить верным и безусловным способом свою территорию и свои моря от подобных нападений; сохранять в боеспособном состоянии свою армию и свой флот, позволить своей стране жить и работать в полнейшем спокойствии; одним словом, это значит — победить.
    Потерпеть поражение в воздухе, т. е. быть лишенным возможности летать, — значит быть отрезанным от своей сухопутной армии и своего флота, видеть их лишенными всякой возможности действовать, оставаться в полнейшей зависимости от воли неприятеля, без какой-либо возможной защиты, быть подверженным самым мощным нападениям, которые противник сможет предпринимать повсюду с величайшей легкостью и минимальным риском; короче, это означает быть побежденным и вынужденным принять те условия, какие неприятелю угодно будет поставить.
    Таково значение господства в воздухе.
    Примечание I. Муниципалитет города Тревизо выпустил в свет брошюрку под названием «Мученичество Тревизо», могущую служить превосходной иллюстрацией к тому, что я сказал.
    С апреля 1916 г. по конец октября 1918 г. на город было сброшено за 32 налета около 1500 бомб, на площадь, размерами не превышающую 1 кв. км.
    Принимая средний вес каждой бомбы в 50 кг, — а он несомненно был меньшим, — получим, что в общей сложности на Тревизо было сброшено 75 т бомб.
    Согласно приближенному расчету, сделанному мной, — поскольку наибольший диаметр города Тревизо равен, примерно, 1 км, потребовалось бы (для полного разрушения данной площади. — Пер.) 4 эскадрильи по 10 самолетов в каждой — всего 40 самолетов, т. е. 80 т бомб.
    Если взглянуть в «Мученичестве Тревизо» на план, показывающий распределение точек попадания бомб, и, на фотоснимки причиненных повреждений[18], то сразу убеждаешься, что если бы эти 75–80 т бомб были сброшены все в один и тот же день, при надлежащей пропорции фугасных, зажигательных и химических бомб, город был бы совершенно разрушен, и лишь весьма немногим жителям удалось бы спастись.
    Что позволило Тревизо сохранить свое существование, несмотря на самые тяжелые разрушения, и быть эвакуированным, потеряв всего 30 жителей убитыми и 50 ранеными при первых же бомбардировках? — То обстоятельство, что при каждом налете сбрасывалось в среднем только 50 бомб и что между двумя последовательными налетами оставалось время для борьбы с разрушительным действием пожаров.
    Противовоздушная оборона не сделала ничего положительного, кроме установления точек попаданий бомб, и налеты продолжались до самого конца октября 1918 г., т. е. до перемирия, несмотря на то, что мы утверждали, особенно в последний период войны, будто мы обладаем господством в воздухе.
    Примечание II. Английский флот, являющийся в настоящее время (1921 г.) самым могущественным флотом в мире, насчитывает 30 линейных кораблей общим тоннажем в 792496 т.
    Общий залп, т. е. вес снарядов, которые английский флот может выпустить, произведя по одному выстрелу из всех своих орудий, равен 194 931 кг, т. е. около 195 т; отсюда следует, что средний залп каждого линейного корабля равен 6,5 т.
    Одна эскадрилья из 10 самолетов, поднимающих каждый 2 т бомб, может за один налет сбросить 20 т снарядов, т. е. немного более залпа 3 английских кораблей.
    Воздушный флот из 1000 самолетов с полезной грузоподъемностью по 2 т может за один налет сбросить 2000 т снарядов, т. е. несколько более того, что может выпустить весь английский флот, произведя по 10 выстрелов из всех своих орудий.
    1000 самолетов с грузоподъемностью по 2 т бомб — даже если допустить, что каждый из них может стоить 1 миллион[19], — будут стоить 1 миллиард, а такова приблизительно стоимость одного дредноута.
    Английский флот может выпускать свои залпы лишь против другого флота, подготовленного к получению их и к ответу на них, или же против целей, расположенных на морском побережьи. Воздушный флот может, наоборот, сбрасывать свою бомбовую нагрузку на цели, не способные никаким образом ответить ему, ни в какой мере не могущие быть подготовленными к защите от бомб и находящиеся всюду на поверхности суши или моря.
    Следует предвидеть, что через некоторое время будут существовать самолеты, могущие перевозить свыше 10 т полезной нагрузки, т. е. груз бомб, равный или превосходящий залп одного дредноута.
    При возможной дуэли между дредноутом и мощными самолетами дредноут был бы лишен большей части своих наступательных средств, поскольку наиболее крупные орудия не могли бы стрелять (да такая стрельба была бы и бесполезна) в вертикальном направлении, в то время как самолеты сохраняли бы свои средства полностью, не считая преимущества их большей скорости. В этом отношении опыты, проведенные в Америке и во Франции[20], невидимому, дали убедительные результаты.
    Независимо от этого, цифры, приведенные в настоящем примечании, должны послужить для того, чтобы дать еще более ясное представление о масштабе воздушных нападений и об ограниченности средств, потребных для осуществления нападений такого масштаба.

Глава VI.
Господство в воздухе

    Господствовать в воздухе — значит быть в состоянии воспрепятствовать неприятелю летать, сохраняя эту возможность за собой. Воздушные средства, могущие переносить по воздуху более или менее значительное количество снарядов, существуют. Производство надлежащего количества таких воздушных средств не требует чрезвычайных затрат. Активные вещества — взрывчатые, зажигательные и отравляющие — изготовляются легко. Воздушный флот, могущий сбросить многие сотни тонн таких активных веществ, создать нетрудно. Масштаб воздушных нападений как с материальной, так и с моральной стороны превосходит масштаб всех прочих известных видов нападения.
    Тот, кто обладает господством в воздухе и располагает соответствующими наступательными силами, с одной стороны, предохраняет всю свою территорию и свои моря от неприятельских воздушных нападений и лишает противника возможности каких бы то ни было вспомогательных воздушных действий (содействие летательных аппаратов сухопутным и морским операциям); с другой стороны, он может предпринимать против неприятеля наступательные действия ужасающего масштаба, которым противник не в состоянии ничем противодействовать. Посредством таких наступательных действий он может отрезать неприятельскую армию и морской флот от их баз и произвести внутри неприятельской страны всякого рода разрушения, способные быстро сокрушить материальное и моральное сопротивление.
    Все это представляет уже существующую, а не будущую возможность [21]. И эта существующая возможность говорит, что завоевать господство в воздухе — значит победить, а потерпеть поражение в воздухе — значит быть побежденным и вынужденным принять все те условия, какие неприятелю угодно будет поставить.
    Таков вывод, к которому мы пришли, исходя из положительных и современных фактических данных, путем логического и сжатого рассуждения.
    Однако, поскольку из этого вывода логически вытекают следствия величайшей практической важности, но совершенно противоречащие общепринятой точке зрения, — нам необходимо остановиться на нем еще на один момент, прежде чем следовать далее.
    Совершенно ясно, что применение средства, позволяющего человеку освободиться от стеснений, создаваемых земной поверхностью, должно вызвать совершенно новые последствия, еще не имеющие традиций и — даже наоборот — противоречащие традициям того, что было неразрывно связано с земной поверхностью.
    С другой стороны, когда, исходя из положительных и достоверных фактических данных и рассуждая логически, я сказал бы — почти математически, мы приходам к определенным выводам, то эти выводы необходимо принять такими, какими они являются, даже если они представляются нам своеобразными и даже если они находятся в противоречии с умственными навыками или с традициями, вытекающими из других фактов — также положительных и достоверных, но совершенно иного порядка. Иначе мы придем к отрицанию человеческого разума.
    Так поступает крестьянин, упорствующий в обработке своего участка земли определенным способом, потому что так делали его предки, несмотря на то, что он имел возможность наблюдать, что, например, применение химических удобрений и машин удваивает или утраивает производительность земли. Но эта традиционная инертность не приводит к иному результату, как только к низведению его в худшее положение по сравнению с его конкурентами.
    Я разъяснял значение господства в воздухе еще 12 лет тому назад, когда первые самолеты начинали только подпрыгивать, но еще не летать. С тех пор я пытался привлечь внимание к новому оружию; говорил, что воздушное оружие должно рассматриваться, как младший брат армии и флота; говорил, что мы увидим тысячи самолетов и будем иметь воздушные министерства. Я говорил, что дирижабль должен исчезнуть перед лицом нового средства, которое, несомненно, должно одержать верх. И все то, что я тогда говорил, постепенно осуществлялось в точности.
    Но я ничего не предсказал. Я просто ограничился рассмотрением новой проблемы и размышлениями на основе положительных фактов и не поколебался высказать выводы, которые извлек из своих рассуждений, невзирая на то, что они в то время могли показаться, как и случилось в действительности, парадоксальными. Я имел математическую уверенность в том, что факты докажут мою правоту. Может быть, эта уверенность у меня была следствием позитивистского мировоззрения, порожденного изучением точных наук.
    После того как нашелся человек, который, рассуждая с железной логикой расчета, смог утверждать факт существования неизвестной планеты, сообщив астрономам все необходимые данные для открытия ее; после того как, путем математических рассуждений, другому человеку удалось открыть электромагнитные волны, дав Герцу необходимые данные для обнаружения их опытным путем, — следует иметь веру в могущество человеческого разума, как имели эту веру астроном, открывший материально планету Нептун, и Герц, когда он пытался заставить проскочить искру в разомкнутом кольце. Но эти истины были куда более мудреными, нежели те, которые в результате своих размышлений я мог утверждать с такой уверенностью.
    Теперь я прошу моих читателей остановиться и самим продумать то, что я изложил, — тема этого заслуживает, — чтобы притти к ясному и точному самостоятельному заключению.
    Задача эта не допускает половинчатых решений. Или да, или нет! Я говорю: необходимо при подготовке государственной обороны совершенно изменить направление, потому что формы возможных в будущем войн будут совершенно иные, нежели формы войн прошлого времени.
    Я говорю: мировая война представляет собой особую точку кривой, изображающей эволюцию форм войны; в этой точке кривая резко изменяет свое направление под влиянием факторов, совершенно новых и совершенно отличных от тех, которые определяли ее до сего времени; поэтому прошлое ничего не дает для будущего, и последнее должно быть создано совершенно заново.
    Я говорю: если это не будет принято в расчет, то страна будет вынуждена принести громадные жертвы для подготовки своей обороны, — жертвы, которые окажутся бесполезными или дадут самые незначительные результаты, так как средства обороны страны не окажутся пригодными для этой цели.
    Необходимо отрицать эти утверждения, если не желают принять в расчет такую перспективу.
    Я спрашиваю: верно или неверно, что самая сильная сухопутная армия, развернутая на Альпах, и самый сильный флот, крейсирующий в наших морях, не смогли бы сделать ничего практически действительного, чтобы помешать противнику, подготовленному надлежащим образом, отрезать наши армии и наши эскадры от их коммуникаций и посеять смятение и ужас во всей Италии?
    На этот вопрос необходимо ответить: неверно, если не намереваются подготовить соответствующие средства, помимо сухопутной армии и морского флота, чтобы воспрепятствовать возможным подобным действиям со стороны кого-либо из наших вероятных противников. На этот вопрос я с давних пор отвечал: верно, и поэтому-то и приступил к изучению проблемы, которую представляют собой новые формы и новые средства войны..
    Примечание. В 1909 г. я писал:
    «Нам, бывшим до сего времени неотрывно привязанными к земной поверхности; нам, улыбавшимся почти с состраданием при виде усилий небольшой кучки пионеров, которых мы считали безумцами, тогда как они были провидцами; нам, обладающим только сухопутными армиями и морскими флотами, неизбежно должно казаться странным, что атмосфера должна стать ареной борьбы, не менее важной, нежели земля и море. Но мы должны с настоящего момента привыкнуть к этой мысли и с этого же момента готовиться к борьбе совершенно нового характера.
    Если могут существовать страны, не омываемые морскими волнами, то не может быть таких, которых не касалось бы дуновение воздуха; поэтому в будущем мы будем иметь вместо двух три сферы борьбы, резко отличающиеся одна от другой и резко отграниченные: в каждой из них борьба, хотя и ведущаяся различными средствами, должна быть направлена к одной общей цели, и эта цель будет всегда одинакова: победить.
    B настоящее время мы вполне сознаем значение господства на море; не менее важным будет в скором времени завоевание господства в воздухе, так как, только обладая господством в воздухе — и только тогда, — мы сможем использовать преимущества, вкратце выраженные в фразе: «сверху хорошо видно и удобно наносить удары», преимущества, которыми мы не сможем воспользоваться полностью, пока не принудим противника оставаться на поверхности.
    Следовательно, в будущем будут с ожесточением сражаться за господство в воздухе. Поэтому цивилизованные государства будут подготовлять и собирать надлежащие средства; а так как во всякой борьбе, при равенстве прочих условий, одерживает верх численный перевес, то так же, как это произошло и происходит с сухопутными армиями и морскими флотами, и в отношении воздушных сил возникает непрестанное соревнование, сдерживаемое лишь обстоятельствами экономического порядка, и вследствие этого неизбежного соревнования воздушные флоты будут постепенно расти и приобретать значение.
    Сухопутная армия и морской флот не должны поэтому рассматривать летательные аппараты как вспомогательные средства, могущие принести пользу при некоторых определенных обстоятельствах. Нет! Армия и флот должны, напротив, видеть в появлении летательных аппаратов рождение третьего брата — младшего, но имеющего не меньшее значение в великой военной (семье» («I problemi dell'aeronavigazione», Maggiore G. Douhet. Estratto dal giornale «La Preparazione», Roma, 1910)[22].
    Ныне, после мировой войны, мне не приходится изменить ни одного слова в том, что я написал 11 лет тому назад: время подтвердило мои выводы, несмотря на то, что понятие господства в воздухе еще не утвердилось с достаточной ясностью.
    Вина в этом лежит не на мне, и это (понятие, так как иначе и быть не могло, в настоящее время быстро утверждается, особенно за пределами Италии.

Глава VII.
Окончательные выводы

    Завоевать господство в воздухе — значит победить, а потерпеть поражение в воздухе — значит быть побежденным и вынужденным принять все те условия, какие неприятелю угодно будет поставить.
    Это утверждение, которое для меня является самоочевидной истиной, будет казаться все более истинным для читателей по мере того, как они будут пробегать этот очерк, который, переходя от общего к частному, осветит вопрос с достаточной, я надеюсь, полнотой.
    Из этого утверждения немедленно вытекает следующее первое заключение.
    Для обеспечения государственной обороны необходимо и достаточно создать надлежащие условия для того, чтобы завоевать, в случае вооруженного столкновения, господство в воздухе.
    Отсюда вытекает с неизбежностью следующее второе заключение.
    Все то, что какое-либо государство намерено сделать для обеспечения своей обороны, должно быть направлено к цели снабжения его теми средствами, которые, в случае вооруженного столкновения, пригодны для завоевания господства в воздухе.
    Всякое усилие, всякая доля энергии, всякое средство, отвлеченные от этой основной цели, представляют собой уменьшение вероятности завоевания господства в воздухе, увеличение вероятности потерпеть поражение в случае войны. Всякое отвлечение от основной цели является ошибкой.
    Подобная операция с целью уничтожения может быть осуществлена лишь в воздухе или в глубине неприятельской страны; поэтому она может быть выполнена лишь воздушными средствами. Сухопутные и морские боевые средства не могут оказать этой разрушительной работе никакого содействия. Следовательно:
    господство в воздухе может быть завоевано лишь соответствующими воздушными силами.
    Связывая эту аксиому с первым заключением, изложенным выше, мы можем вывести (следующее заключение громаднейшего практического значения:
    государственная оборона может быть обеспечена лишь воздушными силами, способными, в случае вооруженного столкновения, завоевать господство в воздухе.
    Это положение находится в полнейшем противоречии с современным представлением о государственной обороне и выдвигает на первый план важное значение воздушных сил. Но для отрицания его необходимо отрицать значение господства в воздухе.
    Контраст со всем прошлым вызывает смятение, но ведь самый факт завоевания человеком воздушного пространства не может не смутить.
    Это, как я уже указывал, полная переоценка ценностей перед лицом новой и непредвиденной величины. Сухопутные и морские силы господствовали до сего времени, и их господство было неоспоримо: воздушное пространство было недоступно человеку. Нет никаких причин, чтобы a priori следовало исключить в их взаимных отношениях возможность того, что воздушные силы могли бы получить превосходство над силами сухопутными и морскими. Изучая эти взаимные отношения, мы приходим именно к выводу, что воздушные силы предназначены господствовать над сухопутными и морскими силами: последние, в силу ограниченности их наступательной мощи и радиуса действия, теряют свою ценность по сравнению с воздушными силами, наступательная мощь и радиус действия которых представляют собой величины несравненно большего масштаба.
    Как я уже сказал, мы находимся в особой точке кривой, изображающей эволюцию форм войны; в этой точке кривая резко меняет направление, совершенно нарушая всякую последовательность.
    Поэтому, если бы мы попытались следовать дальше, как можно менее уклоняясь от пути, по которому шли до настоящего времени, мы лишь удалялись бы от реальной действительности и кончили бы тем, что в самом скором времени очутились бы вне самой действительности. Чтобы не отрываться от нее, необходимо и нам, подобно ей, резко изменить курс.
    Если факты, размышление и совесть говорят нам, что относительная ценность сухопутной армии и морского флота уменьшается по сравнению с ценностью воздушных сил, мы совершили бы непроизводительную, даже более — вредную для истинной мощи государственной обороны работу, если бы мы продолжали упорствовать в области практики, стремясь приписать сухопутной армии и морскому флоту ценность фиктивную, т. е. не соответствующую действительности.
    Разумеется, поскольку «natura non facit saltum» («природа не делает скачков»), а тем менее делает их человек, я не требую, чтобы немедленно же положение вещей коренным образом изменилось и чтобы сухопутная армия и морской флот были упразднены, а были сохранены и увеличены только воздушные силы.
    Я требую пока исключительно того, чтобы начали придавать воздушным силам то значение, которого они заслуживают, — а мы в Италии еще очень далеки от этого, — и чтобы была принята следующая концепция компромиссного и временного характера:
    стремиться к постепенному уменьшению сухопутных и морских сил и к постепенному росту воздушных сил, способных завоевать господство в воздухе.
    Эта концепция будет тем более приближаться к действительности, чем более решительным будет стремление к ее крайним пределам.
    Победа улыбается тому, кто предвосхищает изменения форм войны, а не тому, кто приспосабливается к этим изменениям. В настоящий период резкого перехода от одной формы к другой, совершенно от нее отличной, тот, кто первый смело и решительно бросится по новому пути, будет иметь неоценимое преимущество, так как он воспользуется всеми выгодами, которые дает новая форма по сравнению со старой.
    Новая форма войны, повышая до крайних пределов преимущества наступательного образа действий, неизбежно приведет к чрезвычайно быстрому исходу военных столкновений. У того, кто не окажется подготовленным к новому способу ведения войны, не будет времени не только на то, чтобы подготовиться, но и на то, чтобы освоиться с новой обстановкой.
    Тот, кто первым будет готов к новой войне, сможет одержать победу не только в короткий срок, но также с минимальными средствами и с минимальными жертвами. Когда преобразование будет закончено, война хотя и будет непродолжительной, но будет требовать все более мощных воздушных сил; однако, в переходный период будет вполне достаточно ограниченных сил для того, чтобы победить, совершенно лишив значения неприятельскую сухопутную армию и морской флот.
    Если для того, чтобы решиться, мы будем ждать чужого примера, ясно, что мы останемся позади; а остаться позади в этот период означает потерпеть поражение в случае войны.
    Как я уже упоминал, в настоящее время происходит следующее любопытное явление: Антанта, чтобы обезопасить себя от возможных германских стремлений к реваншу, поставила Германию в условия, ведущие ее к решительному устремлению на тот путь, который может наиболее верно привести ее к реваншу.
    Действительно, Германия, лишенная возможности вооружаться на суше и на море, будет вынуждена вооружаться в воздухе. Как мы увидим далее, воздушные силы, способные завоевать господство в воздухе, — особенно в настоящий первоначальный период, — требуют весьма ограниченные средств, незначительного числа людей и небольших запасов, причем все это может быть подготовлено, не возбуждая внимания вероятных противников. Столь заманчивая перспектива освободиться с большой легкостью от наложенного на нее ига несомненно увлечет Германию на новый путь[24].
    Этот новый путь экономичен. Он позволяет подготовить оборону страны со значительно меньшей затратой средств и энергии, если только правильно оценивается относительное значение воздушных, сухопутных и морских сил.
    Вспомним, что в Англии некоторые адмиралы уже задали себе вопрос, что выгоднее строить — дредноуты или самолеты. Вспомним, что в США уже производились практические опыты, показавшие, что с помощью самолетов можно топить броненосцы.
    Мы сейчас переживаем тот момент, когда невозможно более игнорировать эту проблему, но необходимо, наоборот, смотреть ей прямо в лицо, чтобы принять определенное решение в интересах обороны страны.

Глава VIII.
Воздушная армия и вспомогательная авиация

    Рассматривая проблему в общем виде, т. е. основываясь только на свойствах (главных. — Пер.) воздушных средств — независимости от земной поверхности и большой скорости передвижения, — мы пришли к следующему выводу:
    государственная оборона может быть обеспечена лишь воздушными силами, способными, в случае вооруженного столкновения, завоевать господство в воздухе.
    Мы видели, что для завоевания господства в воздухе необходимо уничтожить все летные средства противника либо в воздухе, либо в их базах, либо в их складах, либо на заводах, где они изготовляются, — одним словом, повсюду, где они находятся или могут создаваться, — и что этому уничтожению сухопутные и морские силы не могут способствовать ни в каком отношении.
    Отсюда следует, что воздушные силы, способные завоевать господство в (воздухе, являются в своей организации и применении независимыми от сухопутных и морских сил. Для простоты обозначения я буду впредь называть воздушной армией совокупность тех воздушных средств, которые в целом могут составить воздушные силы, способные к завоеванию господства в воздухе.
    Поэтому вывод, приведенный выше, может быть сформулирован следующим образом:
    государственная оборона может быть обеспечена лишь воздушной армией надлежащей мощи.
    В настоящее время воздушные средства применяются для военных целей только для облегчения операций сухопутных и морских вооруженных сил; поэтому они и состоят соответственно в подчинении сухопутной армии и морскому флоту. Не существует никаких воздушных сил, задачей которых были бы операции для завоевания господства в воздухе; если бы они существовали, то, — вследствие того, что воздух простирается одинаково над сушей и над морем, — они не могли бы подчиняться ни армии, ни флоту, так как такое подчинение являлось бы произвольным, не отвечающим действительным потребностям, и вело бы к дроблению сил.
    Имеются воздушные средства, непосредственно связанные с сухопутными и морскими вооруженными силами, и если бы не существовало последних, то и существование первых не имело бы смысла; такова, например, артиллерийская авиация, приданная артиллерии с целью усилить ее огневое действие. Существуют и другие воздушные средства, которые хотя и не связаны непосредственно с сухопутными и морскими силами, но соединены с ними узами подчиненности, как, например, бомбардировочная авиация и истребительная авиация.
    Основной задачей бомбардировочной авиации, подчиненной сухопутной армии, является нападение на цели, представляющие интерес для армии; подчиненной же морскому флоту — нападение на цели, представляющие интерес для последнего. Истребительная авиация, подчиненная армии, имеет основной задачей охрану воздушного пространства над сушей; подчиненная же флоту — охрану воздушного пространства над морем.
    Чувствуется, что во всем этом есть что-то неправильное. Легко понять, что при таком положении вещей противник, который организовал бы воздушные силы с определенной и четкой целью завоевания господства в воздухе, легко достиг бы этого, поскольку ему не могло бы быть противопоставлено что-либо подготовленное и специально организованное.
    И легко понять также, что все эти воздушные средства сухопутной армии и морского флота были бы уничтожены неприятельской воздушной армией, которая завоевала бы господство в воздухе.
    Что армия и флот обеспечивают себя теми воздушными средствами, которые могут способствовать развитию их операций, — это совершенно логично. Но эти средства, дополняющие действия сухопутной армии или морского флота, являются тем самым составной частью армии или флота и не могут представлять собой воздушных сил в точном смысле этого слова. Артиллерийская авиация представляет собой только наблюдательные средства, имеющие форму самолетов, и ничего больше.
    Это настолько справедливо, что мы могли рассуждать о воздушной войне и сделать вывод о важности воздушной армии, не касаясь воздушных средств армии и флота.
    Когда был введен термин «воздушный род войск»[25], это казалось торжеством нового военного средства. Но это не было его торжеством, напротив — этот термин выражает его зависимость, так как «род войск» может составлять лишь часть целого), которое одно лишь может быть независимым.
    Необходимо перейти к термину «воздушная армия»[26], обозначающему силу, способную сражаться во вновь открывшейся для человека сфере борьбы, там, где ни сухопутные, ни морские вооруженные силы не могут действовать никаким способом.
    Воздушные средства, приданные сухопутной армии и морскому флоту, могут рассматриваться лишь как вспомогательные средства той или другого; поэтому для простоты обозначения я буду впредь называть их «вспомогательной авиацией армии и флота»[27]. («Aviazione ausiliaria dell'Esercito e della Marina»).
    До сих пор, желая оставаться в пределах общих вопросов, я говорил о воздушных средствах вообще; но поскольку средства воздушного флота делятся на два основных вида: летательные аппараты легче и тяжелее воздуха — дирижабли и самолеты, то для того, чтобы начать расчистку пути, я скажу, что только группа средств тяжелее воздуха представляет летательные аппараты, могущие быть использованными для военных целей.

Часть вторая.
Воздушная армия

Глава IX.
Общая организация

    Мы назвали воздушной армией совокупность тех воздушных средств, которые в своем целом составляют воздушные силы, могущие завоевать господство в воздухе. Мы видели, что для завоевания господства в воздухе нужно суметь уничтожить все летные средства неприятеля либо в воздухе, либо в их базах, либо в их складах, либо в местах производства, т. е. всюду, где они находятся или могут создаваться.
    Таким образом, воздушная армия должна быть организована и должна применяться в соответствии с этой целью — целью уничтожения воздушных сил противника.
    Чтобы суметь уничтожить полностью и быстро породу птиц, недостаточно убивать только всех тех, которые встретятся в воздухе. Этот метод, напротив, является мало действительным, так как, помимо трудности встретить их всех в полете в безграничном пространстве, все же останутся гнезда и яйца. Наоборот, систематическое разрушение гнезд и яиц является наиболее действительным средством — настолько, что, в случае крайности, можно было бы им ограничиться, принимая во внимание, что ни одна порода птиц не может постоянно оставаться в воздухе.
    Точно так же для уничтожения неприятельских воздушных средств метод вылета на поиски их или, еще хуже, ожидание их и воздухе шляется наименее действительным, если только не совершенно иллюзорным. Напротив, неизмеримо более действительным является метод уничтожения их баз, их запасов и центров их производства. В воздухе неприятельские летательные аппараты могут ускользнуть, гнезда же и яйца находятся на поверхности и не могут двигаться. Если гнезда разрушены, то летательные аппараты, случайно не находившиеся в них, по возвращении не будут знать, где совершить посадку.
    Поэтому-то — вопреки, может быть, тому, что обычно думают, — наиболее действительным средством для уничтожения неприятельских летательных аппаратов является не нападение на них в воздухе, но разрушение расположенных на земной поверхности целей, с которыми они тесно связаны. Эти последние могут быть разрушены посредством бомбардировок.
    Отсюда следует, что воздушная армия должна располагать наступательными силами для действий против целей, расположенных на поверхности, а именно — бомбардировочными частями («unitа da bombardamento»).
    Но бомбардировочные части при выполнении своих задач могут встретить в воздухе неприятельские воздушные силы, имеющие намерение воспрепятствовать их действиям.
    Поскольку бомбардировочные части по самой своей природе не являются наиболее приспособленными для борьбы в воздухе, необходимо, чтобы силы, предназначенные для этой борьбы, прокладывали дорогу бомбардировочным частям, отбрасывая неприятельские воздушные силы, противодействующие выполнению бомбардировочными частями их задач.
    Эти воздушные силы я назову частями «воздушного боя» («unitа da combattimento»).
    Воздушная армия должна, таким образом, состоять из бомбардировочных частей и частей воздушного боя; первые предназначены для наступательных действий против наземных целей, вторые — для того, чтобы дать первым возможность действовать даже при наличии воздушного противодействия со стороны неприятеля-
    Ясно, что чем более значительной будет бомбардировочная мощь воздушной армии, с тем большей легкостью она сможет разрушить все то, что на земле питает неприятельскую авиацию, т. е. Завоевать господство в воздухе.
    Поэтому бомбардировочная мощь воздушной армии должна быть возможно большей.
    Напротив, что касается частей воздушного боя, то их совокупная мощь должна устанавливаться в соответствии с подобными же воздушными силами, которые могут быть противопоставлены неприятелем, с таким расчетом, чтобы преодолеть возможное их сопротивление, ибо, после того как воздушная армад завоюет господство в воздухе, нельзя будет найти непосредственных целей для применения частей, (предназначенных для воздушного боя.
    Наоборот, бомбардировочные части, после того как воздушная армия завоюет господство в воздухе, совершенно не встречая противодействия в воздухе, смогут развернуть, почти без всякого риска, всю свою наступательную мощь, используя ее для того, чтобы отрезать неприятельскую армию и флот от их баз, чтобы сеять разрушение и ужас внутри неприятельской страны и чтобы разбить ее материальное и моральное сопротивление.
    Эти простые соображения ясно вырисовывают перед нами костяк воздушной армии: бомбардировочные части — в максимально возможном числе, части воздушного боя — в соответствии с возможным противодействием: неприятеля.

Глава X.
Бомбардировочная часть

    Бомбардировочная часть должна обладать такой наступательной мощью, чтобы быть в состоянии достичь результатов надлежащего значения.
    Я уже указывал на основной принцип, которым следует руководствоваться при наступательных действиях с воздуха, а именно: каждая воздушная бомбардировка должна приводить к полному разрушению цели, против которой она направлена. Таким путем избегается необходимость повторного возвращения к той же самой цели и — помимо достижения полного материального успеха — достигается моральный эффект, значение которого, хотя и не легко определимое, не может, однако, не быть весьма существенным.
    Определив величину разрушаемой площади при помощи надлежащих критериев в соответствии с могущими представиться целями, следует определить количество активных веществ — взрывчатых, зажигательных и отравляющих, необходимых для полного уничтожения всего того, что может находиться на разрушаемой площади.
    Это количество будет тем меньшим, чем большей будет эффективность самих активных веществ. Теперь, если вспомнить, что от количества активных веществ зависит, при прочих равных условиях, число самолетов в бомбардировочной части, станет понятно, насколько выгодней применять наиболее сильно действующие активные вещества.
    Установив потребное для избранной разрушаемой площади количество активных веществ и зная соотношение между весом бомб и весом могущего содержаться в них активного вещества, легко подсчитать общий вес бомб, требующихся для бомбардировки этой разрушаемой площади.
    Зная допустимую бомбовую нагрузку каждого самолета, мы сразу же определяем и число самолетов, которое необходимо для образования бомбардировочной части.
    Исходя из предположения, что центнер активного вещества производит полное разрушение на площади круга радиусом в 25 м и что в среднем активное вещество может составлять половину веса каждой бомбы, я сделал вывод, что для разрушения площади диаметром в 500 м требуется 20 т бомб. Принимая, что каждый бомбардировочный самолет может взять 2 т бомб, я пришел к заключению, что бомбардировочная часть должна состоять из 10 таких самолетов. Высказанные предположения не выходят за пределы современных возможностей; поэтому если они и не являются абсолютно точными, то все же дают масштаб, достаточно близкий к действительности. Несомненно, что только опыт мог бы дать точные данные, и к нему необходимо будет прибегнуть, прежде чем практически установить состав бомбардировочной части.
    Сейчас это для нас не представляет интереса; нам важен принцип и важно также знать в общих чертах, каков может быть состав бомбардировочной части, обладающей мощью разрушения площади, примерно, в 500 м в диаметре. Бомбардировочная часть, организованная по этому принципу, не представляет собой неопределенной наступательной силы, могущей причинить неприятелю некоторый урон; напротив, она представляет собой вполне определенную наступательную силу, обладающую способностью полного разрушения определенной площади. Посылая одну из таких бомбардировочных частей против неприятельского объекта, целиком умещающегося в пределах разрушаемой площади, мы получаем математическую уверенность в разрушении этого объекта. Наступательная мощь воздушной армии может быть изображена столькими разрушаемыми площадями, сколько в ней имеется бомбардировочных частей, и эту наступательную — вернее, разрушительную — силу можно бросать против неприятеля туда, где это нужнее, чтобы достигнуть поставленных себе целей.
    Располагая 50 разрушаемыми площадями по 500 м в диаметре (т. е. воздушной армией, состоящей, примерно, из 500 самолетов, поднимающих по 2 т бомб), можно ежедневно разрушать 50 гнезд неприятельской авиации (аэродромы, склады, заводы и пр.). Сколько дней потребовалось бы, чтобы сравнять с землей современную авиацию любой из великих европейских держав?
    Какое противодействие могли бы встретить такие наступательные операции?
    Противодействие в воздухе и противодействие с поверхности земли. На вопросе о воздушном противодействии я остановлюсь ниже, говоря о частях воздушного боя, предназначенных именно для преодоления его. Противодействие с земной поверхности может быть оказано лишь земным противовоздушным оружием — зенитной артиллерией. Я укажу далее, как и самое действие зенитных орудий может быть затруднено частями воздушного боя; но независимо от этого остается в силе тот факт, что действительность огня зенитной артиллерии может быть лишь минимальной как вследствие трудности попадания, так и вследствие неизбежного распыления средств, которое неминуемо вызывается таким методом обороты. Зенитные орудия могут, несомненно, нанести потери бомбардировочным частям — ограниченные потери, — однако, на войне вообще немыслимо действовать, не подвергаясь риску, и многое уже достигнуто, если удается этот риск довести до минимума. Поэтому нужно будет в этом отношении добиться того, чтобы быть в состоянии сохранять боеспособность и мощь бомбардировочных частей, подготовив воздушные резервы для пополнения возможной убыли.
    Еще вывод в связи с потерями, на которые могут быть обречены бомбардировочные части: число самолетов, из которого последние будут состоять, не должно быть ниже определенного минимума. Принимая, например, что огневая мощь бомбардировочной части должна определяться грузоподъемностью в 20 т бомб, мы видим, что такой мощью могут обладать и 10 самолетов с бомбовой нагрузкой по 2 т бомб, и 5 самолетов с грузоподъемностью по 4 т бомб, а также и всего 1 самолет, способный поднять 20 т бомб (если бы такой самолет существовал). С одной стороны, части должны состоять из минимального числа самолетов, потому что это чрезвычайно упрощает организацию самих частей; но, с другой стороны, это число не должно быть чересчур малым, так как потеря одного самолета слишком значительно ослабила бы мощь части. Поэтому я полагаю, что число самолетов в части ни в коем случае не должно быть менее четырех, для чего в том частном случае, который я рассматривал, потребовались бы самолеты с максимальной грузоподъемностью в 5 т бомб.
    Попытаемся теперь установить, какими основными свойствами должны обладать самолеты, чтобы быть пригодными для формирования бомбардировочных частей.
    Летательный аппарат должен обладать свойствами двух категорий, а именно: аэродинамическими и эксплоатационными (тактическими). Аэродинамические свойства не зависят от тактических и определяются только тем обстоятельством, что летательный аппарат должен прежде всего летать и летать хорошо (в это понятие входят также легкость и надежность взлета и посадки); таково требование, предъявляемое к любому летательному аппарату, каково бы ни было его применение в мирное или в военное время. Это воздушно-техническое требование мы можем принять как общее для всех типов, не интересуясь им больше и предоставив его выполнение компетенции специалистов воздушного дела.
    Свойствами, подлежащими определению, являются свойства тактические и именно с точки зрения специального применения, для которого данный аппарат предназначен; сюда относятся скорость, радиус действия, высота полета, мощность вооружения и грузоподъемность.
    Скорость. Я говорил, что бомбардировочные части должны быть в состоянии выполнять свои задачи, при содействии частей воздушного боя, невзирая на возможное противодействие противника. Поэтому бомбардировочные части не нуждаются в такой скорости, которая позволяла бы им уходить от неприятеля. Это имеет большое значение, так как освобождает бомбардировочные самолеты от участия в соревновании на скорость, результаты которого всегда ненадежны. Кто в воздухе ищет своего спасения или источник своей мощи в скорости, тот ставит все на карту, всегда ненадежную, особенно принимая во внимание гигантские темпы развития скорости летательных аппаратов; с другой стороны, победа никогда не достигается бегством.
    Большая скорость у летательных аппаратов достигается в ущерб величине полезной нагрузки; поэтому для самолетов с большой грузоподъемностью надлежит довольствоваться средней скоростью; и легко понять, что именно самолеты со средней скоростью практически летают лучше других. Таким образом, бомбардировочный самолет должен быть самолетом со средней скоростью, поскольку он не должен убегать от неприятельских воздушных атак и должен перевозить значительный груз.
    Радиус действия. Радиус действия военного самолета определяется максимальным расстоянием, на которое он может удалиться от аэродрома, откуда он вылетел, сохраняя способность возвращения на него.
    Радиус действия бомбардировочных самолетов должен быть возможно большим, потому что, чем он больше, тем далее в глубь неприятельской территории можно будет производить воздушные нападения. Величина радиуса действия зависит от запаса горючего для моторов, который самолет может поднять. Чем больше этот запас, тем больше радиус действия.
    В бомбардировочном самолете вес поднимаемого им груза — за исключением экипажа — должен быть надлежащим образом распределен между весом запаса горючего и смазочного для моторов и весом вооружения (бомб). Понятно, что поскольку дана максимальная величина груза, который самолет может поднять, — величина постоянная и определенная, — можно увеличить радиус действия, увеличивая запас горючего для моторов и соответственно уменьшая вес вооружения, и наоборот. Поэтому потребуется установить, каков должен быть нормальный радиус действия бомбардировочного самолета, — а это будет зависеть от расположения неприятельских целей, на которые предполагается при нормальных обстоятельствах производить нападения, — и выбрать такой самолет, который окажется в состоянии в пределах этого нормального радиуса действия перевозить надлежащую бомбовую нагрузку.
    По моему мнению, нормальный радиус действия должен в настоящее время заключаться между 200 и 300 км.
    Я сказал: нормальный радиус действия; в исключительных случаях он легко может быть изменен. Если, обладая нормальным радиусом действия в 300 км, намереваются выполнить задание в пределах 100 км, бесполезно брать с собой запас горючего на 300 км, и можно использовать эту экономию в весе, чтоб увеличить бомбовую нагрузку. Если, обладая нормальным радиусом действия в 300 км, намереваются произвести полет за 400 км, то можно уменьшить вес бомб на величину, соответствующую весу добавочного запаса горючего и смазочного для моторов.
    Для того чтобы самолеты могли использовать такую эластичность радиуса действия, достаточно наличия конструктивных особенностей, которые допускали бы возможность эластичного изменения бомбовой нагрузки и запасов горючего и смазочного для моторов.
    Высота полета. У военного самолета большая высота полета уменьшает уязвимость от противодействия с земли. Принимая во внимание, что бомбардировочные части должны производить бомбардирование по площадям, они могут выполнять его с относительно больших высот. Нормальная высота полета должна бы заключаться между 3000 и 4000 м. Максимальная высота, которой может достичь самолет, называется потолком. Принимая во внимание характер итальянских приграничных районов, состоящих большей частью из высоких горных массивов, необходимо, чтобы все итальянские военные самолеты обладали таким потолком, который позволял бы им легко преодолевать Альпийский хребет в любом его пункте, т. е. потолком между 6000 и 7000 м.
    Вооружение. Совершенно очевидно, что бомбардировочный самолет должен быть приспособлен для перевозки бомб и снабжен приборами для сбрасывания их. Но он нуждается также и в оборонительном вооружении, главным образом, для достижения морального эффекта. Хотя бомбардировочный самолет не может быть аппаратом, во всех отношениях приспособленным для боя в воздухе, все же нельзя допустить, чтобы его экипаж чувствовал себя совершенно неспособным противодействовать возможному нападению противника. Поэтому необходимо снабдить самолет чрезвычайно скорострельным малокалиберным оружием для непосредственной самозащиты, не забывая, однако, что воздушный бой является задачей частей воздушного боя.
    Полезная нагрузка. Максимальный полезный груз, поднимаемый летательным аппаратом, является для каждого типа аппаратов определенной и неизменной величиной, которую не может превышать сумма весов нижеследующих трех слагаемых: 1) экипажа, 2) запаса горючего и смазочного и 3) вооружения.
    Экипаж, естественно, должен быть сведен к необходимому минимуму — однако, с учетом возможных потерь. Мы уже видели, в какой взаимной зависимости находятся вес запаса горючего и вес вооружения.
    Полная полезная нагрузка должна быть такова, чтобы, при условии надлежащего управления самолетом и надлежащего применения вооружения в пределах нормального радиуса действия, груз бомб не оказался слишком малым, так как это потребовало бы чрезмерного увеличения числа самолетов в составе части и утяжелило бы ее.
    По моему мнению, бомбардировочная часть, как я уже сказал, должна состоять не более, чем из 12, и не менее, чем из 4 самолетов.
    Таковы основные тактические свойства, которыми должен обладать» бомбардировочный самолет; этих свойств, выраженных цифрами, следует требовать от конструкторов.
    Я уже указывал на большое значение эффективности активных веществ, составляющих содержимое бомб; действительно, достаточно удвоить эту эффективность, чтобы, сохраняя все прочие условия без изменения, удвоить мощь воздушной армии.
    Поэтому не следует в этом направлении, скупиться ни в каком отношении — ни на изыскания, ни на средства.
    Активные вещества делятся на три группы: взрывчатые, зажигательные и отравляющие; необходимо, помимо изыскания наибольшей абсолютной эффективности активных веществ каждой группы, стремиться также к установлению максимальной эффективности их комбинированного действия, применяя их при бомбардировках в надлежащем соотношении.
    Само собой понятно, — и опыт сможет это подтвердить, — что в ассортиментах для целей разрушения взрывчатые вещества составят меньшую часть, ввиду того что действие зажигательных и отравляющих веществ распространяется на большую площадь.
    В отношении целей, представляющих собой нормальные постройки — складов, мастерских, заводов, населенных центров, — наиболее полного разрушения можно будет достичь, вызывая пожары и парализуя с помощью отравляющих веществ всякую человеческую деятельность в течение известного времени.
    В исключительных случаях могут оказаться пригодными бомбы, содержащие только взрывчатые вещества, — например, чтобы путем образования воронок на поверхности аэродромов сделать на некоторое время невозможным пользование ими.
    Но определение наиболее подходящего вооружения представляет собою частность, на которой я остановился лишь для того, чтобы дать представление о совокупности проблем, влияющих на состав бомбардировочной части.

Глава XI.
Части «воздушного боя»

    Части воздушного боя имеют задачей расчищать, в случае возможного воздушного противодействия со стороны неприятеля, дорогу бомбардировочным частям, чтобы последние могли выполнить свои задачи. Поэтому они должны быть подготовлены преимущественно для воздушного боя; ввиду этого необходимо прежде всего составить себе возможно более верное представление о воздушном бое.
    До мировой войны многие совершенно отрицали самую возможность воздушного боя — настолько, что первые применявшиеся на войне самолеты были лишены оружия, пригодного для воздушного боя, кроме, может быть, нескольких редких исключений.
    Между тем было необходимо прийти к воздушному бою: какое бы действие ни выполнял противник, он. выполняет его к своей выгоде и к ущербу для нас; поэтому всякому действию противника надлежит препятствовать. Нельзя было, например, допустить, чтобы наши разведывательные самолеты, встречая разведывательные самолеты противника, не предпринимали никаких действий, имеющих целью воспрепятствовать разведке ими нашего расположения, и наоборот.
    Так, самопроизвольно, силою вещей, возник воздушный бой; самолеты стали вооружаться, а летчики — стремиться нападать и защищаться. Из этих первых схваток сразу выяснилось, что самолеты, имевшие большую скорость, обладали громадными преимуществами, так как они имели возможность по желанию атаковать или уклоняться от нападения, в то время как более тихоходные были вынуждены подчиняться воле противника.
    В результате этого вывода появились самолеты-истребители («охотничьи»), которые получили это название именно потому, что задачей их с самого начала было истреблять («охотиться») неприятельские самолеты — разведывательные, артиллерийские и др.
    Самолеты-истребители обладали максимальной скоростью и наиболее мощным вооружением, а потому естественно, что они немедленно получили в отношении воздушного боя перевес над самолетами других типов. Тогда почувствовалась необходимость, в целях защиты самолетов других типов, которые не могли состязаться в скорости с истребителями, нейтрализовать деятельность истребителей противника путем применения подобных, же самолетов, т. е. самолетов, способных, я сказал бы, истреблять истребителей (поохотиться за охотниками»).
    Таким образом возникло соревнование с целью получить самолеты скоростные — более быстроходные, чем неприятельские, — и наиболее маневренные, т. е. могущие выполнять так называемые фигуры (приемы высшего пилотажа), посредством которых, в случае превосходства противника, самолет сможет выйти из боя и уйти от противника. В этом соревновании все приносилось в жертву для достижения максимальной скорости, максимальной маневренности и максимальной скороподъемности (последнее свойство является необходимым для достижения перевеса). Таким образом экипаж был сокращен до минимума — только один летчик, на обязанности которого лежало и использование вооружения. Радиус действия также был сокращен до минимума — час или немного более полетного времени. Задачей же истребителей было сбивать неприятельские самолеты других типов[29] и охранять свои самолеты других типов от неприятельских истребителей.
    Так как приходилось иметь дело с чрезвычайно быстроходными самолетами, применение которых вдобавок требовало приемов высшего пилотажа, т. е. самолетами, управление которыми было нелегким делом, то их поручали лучшим и наиболее отважным летчикам.
    Истребители сразу же стали пользоваться чрезвычайной благосклонностью, в основном по двум причинам. Самолетам других типов — разведывательным, артиллерийским, бомбардировочным — давались точные и определенные задания, при выполнении которых они оказывались в явно неблагоприятных условиях в случае встречи с неприятельскими истребителями. Самолеты-истребители, напротив, имели менее определенные задания: они либо отправлялись на поиски неприятельских самолетов других типов, при встрече с которыми они оказывались в условиях явного превосходства; либо им случалось встречаться с истребителями противника (в этом случае условия обычно были одинаковы для обеих сторон), причем им предоставлялась возможность завязать бой или избежать его, или же, завязав бой, прервать его. Поэтому задача истребителей была более блестящей, менее ограниченной узкими рамками и даже, в некотором смысле, менее опасной. Отсюда — предпочтение, которое летчики оказывали этой специальности. Деятельность истребителей проходила наиболее на виду у высших органов командования и оказывала последним, так сказать, наиболее непосредственные услуги. Неприятель пытался бомбардировать места расположения высших штабов; при этом выяснилось, что наиболее пригодным средством противодействия этим попыткам являлись именно истребители, так как эти самолеты, благодаря своей большой скороподъемности, успевали подняться во-время — едва только поступало сообщение об угрозе неприятельского нападения, а, поднявшись, они могли легче сбивать тихоходные бомбардировочные самолеты. Таким именно образом истребители применялись для так называемого «воздушного охранения» («polizia del cielo») и пользовались благоволением высших штабов, которым — по крайней мере в дневное время — они могли обеспечить спокойствие.
    Это двоякое предпочтение, которое почти немедленно встретили самолеты-истребители, вызвало быстрый рост этой специальности, но в то же самое время оно вызвало отклонение от ясного взгляда на проблему и от верного понимания значения господства в воздухе.
    В течение войны часто случалось, что одно из воюющих государств, истребительной авиации которого удавалось сбить большее число самолетов противника, по сравнению с числом его собственных самолетов, сбитых противником, заявляло, что оно обладает господством в воздухе, в то время как в действительности оно обладало лишь временным преобладанием («predominio»), которое хотя и затрудняло воздушные действия противника, но не исключало их вполне. И в самом деле, до самого дня перемирия все участники войны выполняли боевые действия в воздухе.
    Самолет-истребитель, несмотря на свои наступательные свойства, был самолетом, применявшимся с оборонительными целями; иначе и быть не могло, так как его незначительный радиус действия вынуждал его ожидать противника, а не отправляться на поиски последнего, или же заставлял искать противника там, где он намеревался производить операции над нашим расположением. Таким образом, истребительные самолеты применялись для того, чтобы сбивать неприятельские самолеты, пытающиеся произвести разведку или обслуживающие артиллерию, или же для обороны важных центров от бомбардирования с воздуха. Вследствие этого их применение было всегда разрозненным, и воздушные бои обычно принимали форму воздушных поединков, в которых ярко проявлялись особое искусство и отвага так называемых «асов»[30].
    Истребительная авиация представляет собой скорее сборище странствующих рыцарей воздуха, чем воздушную кавалерию.
    Легко понять, что в этом есть что-то неправильное, так как война решается столкновениями масс. Странствующие рыцари воздуха должны уступить место воздушной кавалерии.
    Я уже указывал в другом месте, что тот, кто основывает свою мощь на скорости, всегда делает ставку на сомнительную карту. Самолет-истребитель, встречающий более быстроходного противника, превращается из охотника в дичь; поэтому никакая истребительная [31] авиация никогда не может иметь уверенности в том, что она останется таковой.
    Самолеты-истребители должны быть исключительными самолетами — всегда на грани технических возможностей данного момента — и требуют исключительных летчиков. Война же ведется машинами и людьми среднего качества. Поэтому необходимо изменить господствующую до сего времени концепцию воздушного боя.
    Победа в воздушном бою обусловливается мощностью огня, который можно развить по противнику; скорость служит лишь для того, чтобы настичь его или уйти от него.
    Самолет тихоходный, но вооруженный так, что он может создать вокруг себя огневое заграждение, способен сбить наиболее быстроходного истребителя.
    Часть воздушного боя, состоящая из самолетов тихоходных, но вооруженных так, чтобы создавать вокруг себя огневое заграждение, в состоянии выдержать атаку истребителей, хотя и не может ни избежать такой атаки, ни преследовать этих истребителей.
    Но части воздушного боя в действительности нет нужды ни избегать атак, ни пускаться на поиски воздушного противника. Я уже сказал, что цель частей воздушного боя — расчищать в случае возможного воздушного противодействия противника дорогу бомбардировочным частям, чтобы последние могли выполнить свои задачи.
    Бомбардировочная часть, вылетая из пункта А, должна отправиться бомбардировать пункт Б. Цель — бомбардирование Б. Части воздушного боя не имеют иных задач, кроме расчистки дороги от возможных воздушных препятствий, могущих предстать перед бомбардировочной частью между А и Б.
    Дело неприятеля воспрепятствовать, если он может, бомбардированию Б. Дело неприятеля атаковать, искать сражения. Если неприятель не атакует, тем лучше — с тем большим спокойствием будет выполнено бомбардирование Б. Если он атакует, налицо части воздушного боя, чтобы отражать его атаки.
    Поэтому части воздушного боя не нуждаются в скорости, позволяющей им принудить противника к борьбе. Напротив, достаточно, чтобы они обладали скоростью, позволяющей им сопровождать бомбардировочные части, с тем чтобы быть в состоянии завязать борьбу с неприятелем, который попытался бы воспрепятствовать выполнению задач этих частей.
    Таким образом, самолеты воздушного боя[32] должны обладать скоростью, несколько превосходящей скорость бомбардировочных самолетов.
    То же самое можно сказать относительно радиуса действия и высоты полета. Действительно, совершенно очевидно, что радиус действия и высота полета самолетов воздушного боя должны несколько превосходить соответствующие данные бомбардировочных самолетов, которые должны конвоироваться ими.
    В общем самолеты воздушного боя должны обладать качествами скорости, радиуса действия и высоты полета если и лучшими, то все же того же порядка, что и бомбардировочные самолеты; отсюда следует, что они могут в целом мало отличаться от последних, а, стало быть, могут быть способны поднимать довольно значительный груз сверх того, который представляет собой запас горючего для моторов.
    Этот довольно значительный груз должен быть использован для придания самолету воздушного боя максимальной огневой мощи и, если возможно, некоторой защиты.
    Максимальная огневая мощь достигается посредством увеличения количества оружия на борту и такого расположения его, чтобы быть в состоянии сосредоточить максимальную силу огня во всех направлениях.
    Некоторую защиту можно получить посредством легкого бронирования наиболее жизненных частей самолета. Безусловно нелепо было бы требовать брони, которая предохраняла бы от всех попаданий; но ничто, напротив, не запрещает — посредством хотя бы легкой брони — защититься от значительного количества случайных попаданий.
    Ясно, что самолеты, сконструированные по такому принципу, смогут противопоставить атакам воздушного противника огонь, далеко превосходящий по своей интенсивности огонь самолетов-истребителей; поэтому в отношении огневой мощи, т. е. в том отношении, которое в данном случае наиболее важно, они будут превосходить последние.
    Если мы имеем бомбардировочный самолет с грузоподъемностью в 2 т бомб, то совершенно очевидно, что мы можем иметь другой самолет с несколько большими скоростью, радиусом действия и высотой полета, с грузоподъемностью только в 1 т бомб.
    Если в этом самолете мы используем его грузоподъемность в 1 т не для перевозки бомб, а для оборудования и снабжения его надлежащим огнестрельным оружием, то мы получим самолет воздушного боя с весьма значительной интенсивностью огня.
    Часть воздушного боя должна состоять из некоторого числа самолетов воздушного боя, способных вести групповой бой; строй их должен быть таков, чтобы давать во всех направлениях максимальную интенсивность огня — так, чтобы сделать приближение к части чрезвычайно опасным для самолета любого типа.
    Против таких частей, которые, вновь повторяю, имеют целью не навязывать противнику бой, а только выдерживать бой в случае, если их атакуют, истребители не смогут извлечь никакого преимущества из своей большей скорости и большей маневренности; им останется лишь невыгода менее мощного вооружения.
    Чтобы атаковать такие части с надеждой на успех, понадобятся подобные же части в большем числе, более сильные, лучше вооруженные и лучше защищенные.
    Только опыт и практика смогут дать достаточные данные для определения числа самолетов, которые должны входить в состав части воздушного боя, ее строя и ее тактики. Мне же важно дать только схематическое, но конкретное понятие о таких частях.

Глава XII.
Стабильность материальной части

    Мы видели, что воздушная армия должна состоять из некоторого числа бомбардировочных частей и частей воздушного боя. В состав воздушной армии войдут, может быть, также самолеты других типов, например, чрезвычайно быстроходные самолеты для дальней разведки, для связи, для органов командования («per comandi») и т. п.
    Но основная масса воздушной армии будет состоять из бомбардировочных самолетов и самолетов воздушного боя.
    Это обстоятельство придает стабильность вооружению воздушной армии. Один из наиболее существенных упреков, обращаемых к воздушным средствам, вызывается весьма частой сменой их типов. Говорят, что вследствие непрерывного и быстрого совершенствования авиационной техники следовало бы каждые 3 месяца менять типы самолетов, состоящих на вооружении воздушный сил, И это справедливо при наличии тех концепций, которыми определяется в настоящее время организация этих сил.
    Действительно, мы видели, что в настоящее время громадное значение придается истребительной авиации. Но поскольку мощь этого рода авиации вытекает из скорости, а самолеты каждый день устанавливают новые рекорды скорости, ясно, что истребительная авиация ненадежна по самой своей природе, и любой самолет, который принимается сегодня на вооружение истребительной авиации, может завтра в свою очередь превратиться из охотника в дичь.
    Но это явление имеет место не только по отношению к самолетам-истребителям. Существует вид самолетов, которые именуются «дневными бомбардировщиками»; это — самолеты, в конструкции которых стремятся сочетать громадную скорость с возможностью поднять некоторое количество бомб. Эти самолеты, при современном взгляде на их применение, именуются дневными бомбардировщиками потому, что, используя свою большую скорость, чтобы избежать неприятельского воздушного противодействия, они могли бы выполнять днем свои бомбардировочные операции, хотя бы с ограниченной нагрузкой. Такие самолеты противопоставляются так называемым «ночным бомбардировщикам», обладающим средней скоростью, которые должны выполнять свои операции под покровом ночи, избегая благодаря этому неприятельского воздушного противодействия.
    Руководящая мысль в обоих случаях одна и та же: выполнить операцию, избегая неприятельского противодействия; это — поразительная концепция, поскольку на войне необходимо располагать силами, способными выполнять операции, несмотря на противодействие противника.
    Но, независимо от этого соображения, очевидно, что и дневные бомбардировочные самолеты, в основу применения которых кладется скорость, также оказываются нестабильными.
    Совершенно иными являются идеи, изложенные мной в отношении самолетов, которые должны составлять основу воздушной армии. Эти самолеты — как бомбардировочные, так и самолеты воздушного боя — нуждаются лишь в средней скорости и не строят на своей скорости никаких расчетов. Лишь небольшое значение будет иметь то обстоятельство, что технические усовершенствования позволят создать бомбардировочные самолеты и самолеты воздушного боя, которые, сохраняя неизменными все остальные качества, смогут достигнуть скорости, большей на 10 или 20 км в час. Никакая крайняя необходимость не сможет принудить к перемене вооружения. Чтобы следовать за прогрессом техники, достаточно будет принимать его в расчет при естественном периодическом обновлении этого вооружения. Усовершенствования всегда имеют большое значение для крайностей, но мало затрагивают средние объекты.
    Поэтому вооружение воздушной армии будет обладать стабильностью, необходимой всякому вооружению, чтобы быть действительно эффективной силой.
    Но это еще не все, — и здесь я затрагиваю вопрос, который разовью в дальнейшем. Если рассматривать летно-тактические требования, которые я установил, говоря о бомбардировочных самолетах и самолетах воздушного боя, то будет видно, что эти требования в общих чертах почти тождественны летно-тактическим требованиям, предъявляемым при использовании авиации для мирных целей.
    Бомбардировочный. самолет является в конце концов транспортным самолетом, специально оснащенным для перевозки бомб, обладающим средней скоростью и надлежащим радиусом действия. Достаточно оборудовать его иначе, чтобы превратить его в самолет, приспособленный для гражданского применения. То же можно сказать и о самолете воздушного боя, который должен обладать средней — хотя бы и большей, чем у бомбардировщика — скоростью, надлежащим радиусом действия и значительной — хотя бы и меньшей, чем у бомбардировщика — грузоподъемностью. Это должно означать, — ибо пока еще истинным является обратное, — что посредством соответствующие соглашений между военной и гражданской авиацией можно достичь в случае необходимости быстрого превращения гражданских самолетов в самолеты военные, т. е. того, что воздушная армия сможет — в случае, если гражданская авиация достигла в стране надлежащего. развития, — почерпнуть из нее значительную часть принадлежащих ей средств.
    Современная военная авиация, базируясь почти исключительно на самолетах с предельными качествами, не может использовать вышеуказанное преимущество; поэтому она не только требует частой смены типов, но и должна рассчитывать почти исключительно лишь на свои собственные средства.
    Но, как я уже сказал, к этому вопросу, имеющему важное значение, я возвращусь, и именно при рассмотрении вопроса о взаимоотношениях между военной авиацией и авиацией гражданской.

Часть третья.
Воздушная война

Глава XIII.
Общие принципы

    При изучении вопроса о применении воздушной армии нужно исходить из следующего положения.
    Воздушная армия представляет собой значительную наступательную силу против целей, расположенных на земной поверхности; наступательную силу, которая может быть брошена — в пределах своего радиуса действия — против неприятельской суши или моря, с одинаковой легкостью во всех направлениях и со скоростью, превосходящей скорость всех прочих материальных средств, и которая снабжена средствами, могущими проложить ей дорогу, несмотря на воздушное противодействие неприятеля.
    Отсюда немедленно же вытекает первый принцип ее применения: воздушная армия должна применяться в массе.
    Этот принцип совершенно идентичен тому, который руководит сухопутной и морской войной. Материальный и моральный эффект воздушных нападений — как и всякого иного нападения — является максимальным, когда эти нападения сосредоточены в пространстве и во времени. С другой стороны, если вся масса воздушной армии остается объединенной, то остаются объединенными и средства, которыми она располагает, чтобы прокладывать себе дорогу вопреки воздушному противодействию неприятеля; поэтому такое массирование ставит ее в лучшие условия для преодоления этого противодействия.
    Радиус действия воздушной армии зависит от радиуса действия самолетов, ее составляющих; но, поскольку все части воздушной армий не могут быть расположены в одном единственном пункте, ее радиус действия зависит также от дислокации или развертывания ее частей и расположения этой дислокации по отношению к пограничным линиям или линиям развертывания на земной поверхности.
    Ту часть неприятельской территории или моря, против которой может действовать массированная воздушная армия, можно практически определить на карте, исходя из дислокации частей воздушной армии, нанесением предельных линий, которых могут достичь все части воздушной армии.
    Очевидно, что все пункты неприятельской территории и моря, заключенные в этих пределах, могут быть с одинаковой легкостью достигнуты массированной воздушной армией в незначительный срок — максимум за столько часов, сколько сотен километров представляют собой радиус действий воздушной армии.
    Никакой признак не может a priori осведомить неприятеля о пункте, который будет атакован. Атакующий будет в максимальной степени располагать преимуществом, заключающимся в инициативе операций. Учитывая неуверенность, в которой можно держать неприятеля до самой последней минуты, весьма мало вероятно, чтобы атакующая воздушная армия встретилась с массой воздушных сил противника и была вынуждена отразить их для выполнения своей наступательной задачи против наземных объектов. В общем, что бы ни предпринял неприятель, он сможет противопоставить ей лишь часть своих сил.
    Поскольку воздушная армия обладает хоть некоторой силой, т. е. известным числом бомбардировочных частей, способных разрушить площади достаточных размеров, ее нападение будет направлено не против одного пункта, но против известного числа пунктов, расположенных в одном и том же районе.
    Так как каждая бомбардировочная часть обладает способностью разрушения определенной площади, то воздушная армия обладает способностью разрушения определенного района в зависимости от числа бомбардировочных эскадрилий, входящих в ее состав.
    Воздушная армия, располагающая 50 бомбардировочными частями, способными каждая разрушить площадь диаметром в 500 м, может за один налет совершенно разрушить у противника 50 целей: населенных центров, складов, железнодорожных узлов, заводов и пр.
    Итак, если, — установив, согласно вышесказанному, границы той части неприятельской территории и моря, против которой воздушная армия может действовать в массе, — мы рассмотрим цели, расположенные в этих границах, то легко будет разделить надлежащим образом эту территорию и море на районы разрушения, содержащие каждый по 50 целей.
    Если, например, произведя разделение, мы получим 10 таких районов, это будет означать, что воздушная армия обладает способностью разрушить все цели, находящиеся на неприятельской территории и море, в течение 10 дней операций; останется лишь определить последовательность разрушения этих районов. Все это кажется чрезвычайно простым, но в действительности, наоборот, выбор целей, их объединение в районы и определение последовательности разрушения районов представляют наиболее сложную и трудную часть ведения воздушной войны и составляют то, что можно было бы назвать воздушной стратегией.
    Выбор целей зависит от намеченного результата; действительно, эти цели меняются в зависимости от того, желают ли завоевать господство в воздухе, или же отрезать сухопутную армию и морской флот от их баз, или посеять ужас в неприятельской стране, чтобы сломить ее моральное сопротивление, или, наконец, желают действовать против руководящих органов неприятельской страны и т. д.
    Выбор одной цели преимущественно перед другой зависит от целого ряда соображений военного, политического, социального и психологического порядка, которые, в свою очередь, обусловливаются обстановкой данного момента и которые нужно исследовать в связи с ней.
    Так, например, я всегда говорил, что основной задачей воздушной армии является завоевание господства в воздухе посредством уничтожения всех воздушных средств противника; казалось бы поэтому, что именно они-то и должны всегда являться первыми объектами. Но это не так. Если воздушные силы неприятеля оказываются относительно настолько слабыми, что не могут оказать серьезного противодействия, и может оказаться более «правильным не тратить времени на разрушение целей, имеющих малое значение; напротив, может быть выгоднее выполнять действия, которые причинят противнику значительно более тяжелый урон. Допустим, например, оставаясь всецело в области гипотез, что Германия обладает воздушной армией, а Франция — современной военной авиацией; в этом случае, если бы Германия решилась напасть на Францию, следовало ли бы ей в первый день военных действий разрушить 50 французских авиационных заводов и т. п. или же разрушить 50 площадей указанного диаметра в Париже и его окрестностях, чтобы лишить Францию не ее авиации, но ее мозга?
    Таким образом, объединение целей в районы и последовательность разрушения районов зависят от разнообразнейших факторов и могут оказать большое влияние на всю совокупность воздушных операций.
    Я не верю в возможность установления детализированных норм в этом вопросе. Достаточно будет всегда иметь в виду следующий принцип, аналогичный тому, которым руководятся при военных действиях на суше и на море:
    нанести максимальный урон противнику наиболее быстрым способом.
    Из этого принципа сейчас же вытекает выгода внезапности начала воздушной войны.
    Воздушная армия надлежащей силы обладает такой наступательной мощью, что способна причинить неподготовленному неприятелю чрезвычайно значительный и непоправимый урон, который может в несколько дней повести к полнейшему поражению.
    Чтобы удостовериться в истинности этого утверждения, я прошу моих читателей самостоятельно решить следующие задачи.
    Допустим, что один из наших возможных противников обладает воздушной армией, в состав которой входят бомбардировочные части, каждая с разрушаемой площадью 500 м диаметром и обладающие соответствующим радиусом действия. Спрашивается:
    а) Сколько бомбардировочных частей потребуется, чтобы в один день прервать все железнодорожные сообщения Пьемонта и Лигурии с остальной Италией?
    б) Сколько бомбардировочных частей потребуется, чтобы в один день лишить Рим всех сообщений — железнодорожных, телефонных, телеграфных, радиотелеграфных — и повергнуть самый Рим в ужас и смятение разрушением важнейших министерств и крупнейших банков?
    Если читатели вспомнят, что под разрушаемой площадью в 500 м в диаметре понимается соответствующая площадь, на которую сбрасывается количество взрывчатых, зажигательных и химических снарядов, достаточное для разрушения всего находящегося на ней и для создания зоны, к которой нельзя приближаться в течение нескольких дней, то они назовут в ответ на поставленные вопросы весьма малые числа, и их представление о могуществе нового военного средства озарится более ясным светом.

Глава XIV.
Оборона

    Сама грандиозность возможных воздушных нападений заставляет задать себе вопрос: как обороняться?
    На этот вопрос я всегда отвечал себе: нападая. Я уже неоднократно подчеркивал ярко выраженный наступательный характер воздушного оружия. Как кавалерия (если только она не спешивается) для того, чтобы обороняться, должна нападать, так и воздушный флот, обладая еще большей наступательной способностью, может обороняться, только нападая.
    Но сперва необходимо точно условиться о значении выражения «нападать» применительно к воздушному флоту.
    Предположим, что государство А, которому угрожает неприятельская воздушная армия Б указанного выше состава, обзаведется воздушными силами, состоящими исключительно из частей воздушного боя, с целью напасть в случае войны на воздушную армию противника.
    Каким оказалось бы взаимное положение сторон, когда разразится конфликт?
    Оно было бы следующим: воздушные силы государства А должны были бы искать воздушную армию Б, найти ее в воздухе, принудить ее к бою и победить ее. Искать, — но где? Воздух абсолютно однороден, и пространство не может дать никаких указаний относительно наиболее вероятного пути, который может избрать воздушная армия. Поэтому «искать» становится неясным и отвлеченным понятием, а «найти» — возможностью, но не вероятностью.
    Чтобы навязать бой, необходимо обладать превосходящей скоростью, а чтобы победить, нужна большая (боевая. — Пер.) мощь и благоприятное стечение обстоятельств.
    Всякий раз как воздушная оборона государства А, несмотря на поиски, не найдет воздушной армии Б, последняя сможет беспрепятственно выполнить свои задачи, причиняя серьезнейший урон государству А, в то время как последнее не сможет причинить никакого вреда государству Б.
    Но если воздушные силы государства А представляют собой достаточно грозную силу, то воздушная армия Б попытается разрушить прежде всего те цели на поверхности земли, которые имеют значение для воздушных сил страны А, — так что каждый случай ненахождения воздушной армии Б не только окажется для воздушных сил страны А бесполезной прогулкой, но выльется в настоящее поражение, хотя и косвенное, и мощь этих воздушных сил окажется ослабленной, хотя им не представилось случая сражаться.
    Если принять также во внимание, что воздушные силы государства А, чтобы действовать с наибольшими шансами на победу, должны действовать массированно, то куда сосредоточить массу с места ее развертывания? В котором часу построить ее?
    Этот вид действий, хотя и кажется по внешности наступательным, является все же по существу оборонительным и обладает всеми недостатками обороны.
    Выражение «нападать», в применении его к воздушному флоту, должно означать: атаковать цели, расположенные на земной поверхности, цели неподвижные, на которые поэтому можно произвести нападение, когда это будет угодно, без необходимости отыскивать их, цели, хотя и находящиеся на земной поверхности, но представляющие собой источники и условия существования неприятельских воздушных сил.
    На море обстановка носит иной характер. Морские базы сильно защищены средствами, которые препятствуют противнику разрушать эти базы с помощью действий его морских сил. Это обстоятельство придает более важное значение столкновениям на море по сравнению с возможными действиями против целей на суше. Но условия совершенно изменились бы, если бы морские базы не могли быть защищены и если бы они, напротив, могли быть в несколько часов разрушены морскими силами.
    В этом случае — поскольку уничтожение морских баз вызвало бы полную или почти полную утрату действующим флотом своего значения — следовало бы прежде всего попытаться разрушить эти базы, обеспечив себя для этого соответствующими средствами, а не пренебрегать базами, ограничиваясь поисками неприятельского флота с целью потопить его.
    Обладание воздушными силами, которые имеют своим назначением только борьбу в воздухе, не обеспечивая собственной страны и собственных морей от неприятельских воздушных нападений, в то же время исключает всякую возможность нападения на территорию и моря противника; оно приводит, следовательно, к состоянию абсолютного неравенства сил.
    Единственная действительно эффективная воздушная оборона может быть лишь косвенной: она должна заключаться в ослаблении наступательной мощи неприятельских воздушных сил. Наиболее верным и наиболее действительным средством для достижения этой цели является разрушение источников неприятельской воздушной деятельности — источников, находящихся на земной поверхности. Здесь господствует все тот же принцип: легче уничтожить неприятельскую воздушную мощь, разрушив яйца и гнезда летунов, чем отыскивать самих летунов в воздухе, чтобы сбить их. В каждом случае отклонения от этого принципа будет совершена ошибка.
    Поэтому даже и тот, кто не имеет другой цели, кроме обороны, должен обеспечить себя воздушной армией, способной к выполнению самых мощных нападений на цели, расположенные на неприятельской территории и море, т. е. имеющей в своем составе бомбардировочные части.
    Остается оборона, так сказать, местная, т. е. оборона особенно важных пунктов собственной территории и собственного моря. Эту оборону теоретически можно было бы осуществлять двумя способами: либо препятствуя выполнению неприятелем бомбардировок, либо укрывая цели от действия этих бомбардировок.
    Сразу же очевидна неосуществимость последнего способа: невозможно перенести под землю города, станции, порты, склады, базы и пр. Первый же способ может дать результаты лишь весьма относительной эффективности. Действительно, чтоб удерживать неприятельские летательные аппараты в отдалении от определенной цели, можно теоретически противопоставить им средства, действующие с земной поверхности, или воздушные средства, т. е. зенитную артиллерию или воздушные части, применяемые с оборонительной целью.
    Действительность огня зенитных орудий практически чрезвычайно ограничена; сверх того, для каждого из защищаемых центров следовало бы применять их в большом количестве, так как их радиус действия также весьма ограничен. Поскольку же центры, имеющие важное значение, весьма многочисленны, особенно на поверхности суши, для обеспечения даже относительной защиты их потребовалось бы громадное количество зенитной артиллерии.
    Следует также принять во внимание, что зенитная артиллерия может быть без большого труда обезврежена частями воздушного боя, сопровождающими бомбардировочные части. Действительно, части воздушного боя могут привлечь на себя огонь зенитных орудий, летая на малой высоте над последними и обстреливая их из пулеметов. Летать низко при борьбе с артиллерией еще безопаснее, чем летать высоко, так как угловые перемещения, вызывающие изменения наводки орудий, следящих за целью, становятся в первом случае гораздо большими. Стрельба по самолету, летящему над артиллерией на высоте 100 м, неизмеримо труднее, чем по тому же самолету, летящему на высоте в 2000 м, так как все угловые перемещения увеличиваются, примерно, в 20 раз. Поэтому, если на зенитную артиллерию набросятся, обстреливая ее пулеметным огнем с малой высоты, части воздушного боя, то вряд ли артиллеристы будут продолжать стрелять по бомбардировочным частям, летящим на большой высоте; гораздо более вероятно, что они будут стремиться поразить непосредственно угрожающего им противника, если только, убедившись в громадной трудности наводки по нему орудий, они не оставят последних, чтобы схватиться за винтовки.
    Что касается моего мнения, — впрочем, опыт войны доказал это, — то я считаю, что результатом применения зенитной артиллерии является лишь бесполезная трата времени и средств.
    В отношении же воздушных частей, применяемых с оборонительной целью, следует напомнить, что если воздушная армия противника действует правильно, то она будет появляться всей массой; поэтому следовало бы, чтобы воздушные части с оборонительными целями представляли собой силу, по крайней мере равную силе совокупности частей воздушного боя неприятельской воздушной армии.
    Следовательно, для эффективной защиты всей угрожаемой территории и моря потребовались бы воздушные силы, в 2, 4, 10, 20, 100 раз более мощные, чем совокупные силы всех частей воздушного боя атакующей воздушной армии противника, в зависимости от обширности угрожаемой территории, т. е. потребовалась бы для достижения отрицательного результата затрата значительно больших средств, чем требуется неприятельской воздушной армии для достижения результата положительного. Отсюда ясно видно, что эти средства правильнее употребить для цели положительной, т. е. наступательной.
    Итак, местная оборона против воздушных нападений также неосуществима, и все то, что затрачивается для этой цели, противоречит экономике войны, тогда как, будучи затрачено иначе, оно оказалось бы более выгодным для целей войны.
    Воздушная война, взятая в своем истинном смысле, не допускает обороны, допускает только нападение; необходимо примириться с ударами, которые наносит нам неприятель, чтобы использовать все имеющиеся средства для нанесения неприятелю еще более сильных ударов.
    Такова основная идея, которая должна руководить развитием воздушной войны.

Глава XV.
Развитие воздушной войны

    До тех пор пока воздушные силы различных государств сохранят свою современную форму, составляя, главным образом, вспомогательные средства сухопутных армий и морских флотов, в случае военного конфликта не сможет развиться настоящая воздушная война в истинном смысле слова; вместо этого произойдут воздушные бои большего или меньшего значения, но всегда в связи с сухопутными и морскими операциями или в зависимости от них. Для того чтобы могла развиться настоящая воздушная война в истинном смысле слова, необходимо прежде всего, чтобы были созданы ее элементы.
    Государство, которое первым обзаведется воздушной армией, окажется в условиях превосходства — по крайней мере временного, до тех пор пока другие не последуют его примеру, — так как оно будет обладать грозным наступательным средством, которого будут лишены остальные. Необходимость соблюдения равновесия вынудит другие государства последовать примеру того, которое первым создаст у себя воздушную армию; поэтому неизбежно и в недалеком будущем все государства будут обладать, помимо сухопутных армий и морских флотов, также и воздушными армиями.
    Для изучения развития воздушной войны рассмотрим два случая:
    а) столкновение между двумя государствами, из которых одно располагает воздушной армией, а другое нет;
    б) столкновение между двумя государствами, каждое из которых располагает воздушной армией.
    Воздушная армия должна быть всегда готова к действию, иначе она потеряет 90 % своей эффективности. Принимая во внимание скорость передвижения ее частей, как бы последние ни были в мирное время широко разбросаны по стране, воздушная армия сможет в несколько часов собраться в районе своего развертывания («sulla fronte di schieramento» — буквально: «на фронте») и быть готовой к действию. Если воздушная армия для своего укомплектования использует элементы гражданской авиации, то должны быть приняты надлежащие подготовительные меры, чтобы достигнуть пополнения воздушной армии с максимальной быстротой. Короче, теория и практика организации, снабжения и перебросок воздушных сил («l'organica e la logistica aerea») должны дать средства для использования воздушной армии немедленно по открытии военных действий.
    Таким образом, воздушная армия А начинает свои операции, застигая государство Б в полном разгаре мобилизации. Допустим все же, что у государства Б окажется немедленно мобилизованной вся ее военная авиация, из которой, однако, только истребительные и бомбардировочные части смогут действовать каким-либо образом, в то время как все остальные роды авиации пригодны лишь для применения в целях облегчения действий сухопутных и морских сил.
    Отсюда ясно, что воздушная армия А будет пользоваться максимальной свободой действий, так как истребительная авиация государства Б, при условии, что воздушная армия А будет иметь надлежащее число частей воздушного боя, несомненно, не сможет помешать ее движениям, если даже и сможет причинить ей некоторые потери.
    Следовательно, воздушная армия А сможет чрезвычайно быстро завоевать господство в воздухе, разрушив центры сосредоточения, снабжения и производства авиации Б. По завоевании господства в воздухе исчезнет основная задача частей воздушного боя воздушной армии, заключающаяся в расчистке пути для бомбардировочных частей; поэтому они также должны будут применяться для нападения на цели, расположенные на поверхности земли.
    Части воздушного боя смогут быть использованы, как я уже указал, для нейтрализации зенитной артиллерии, которая могла бы помешать действию бомбардировочных частей, либо для пулеметного обстрела обозов на марше, населенных пунктов и пр. Эти части могли бы также быть превращены в бомбардировочные, для чего было бы достаточно, чтобы самолеты были приспособлены для необходимого переоборудования.
    Завоевав господство в воздухе, воздушная армия получит полнейшую свободу производить почти беспрепятственно и без всякого риска налеты на всю поверхность неприятельской территории и морских пространств, и она, естественно, воспользуется этой свободой действий для нанесения неприятелю максимально возможного урона.
    Действуя по крупным железнодорожным узлам, по депо подвижного состава железных дорог, по населенным пунктам, представляющим собой важные дорожные узлы, по складам и т. п., она сможет препятствовать мобилизации неприятельской сухопутной армии.
    Действуя против морских баз (арсеналы, нефтехранилища, флот на стоянке в портах) и по торговым портам, она сможет воспрепятствовать неприятельскому флоту достичь своей полной боевой мощи и сохранять ее. Действуя по наиболее чувствительным населенным центрам, она сможет, внося смятение и ужас в неприятельскую страну, быстро разбить ее материальное и моральное сопротивление.
    Читателю, которому эта картина покажется слишком мрачной, я предлагаю положить перед собой карту Италии и вообразить себя командующим воздушной армией, обладающей мощью ежедневно разрушать 50 площадей по 500 м в диаметре, принадлежащей любому из пограничных с нами государств, а затем спросить себя, сколько дней потребуется ему для достижения вышеперечисленных целей.
    Затем пусть он представит себе, что для воздушной армии, могущей ежедневно разрушать 50 площадей по 500 м в диаметре, при современном положении вещей потребуется, если даже пускать части в дело через день, тысяча самолетов, чему может соответствовать число в несколько тысяч человек летного состава. И пусть он сделает вывод.
    Я хочу только сделать упор на одном моменте, а именно на силе морального эффекта, который могут дать подобные воздушные действия, — морального эффекта, могущего иметь еще большие последствия, чем сами материальные результаты этих действий.
    В населенном центре, даже довольно значительном, действие одной только бомбардировочной части, разрушившей в нем соответствующую ее силе площадь, — например, в 500 м в диаметре, — не может не произвести громадного впечатления. Представим себе большой город, видящий, как в несколько минут его центральная часть, в радиусе около 250 м, поражается массой снарядов общим весом около 20 т; происходит несколько взрывов, в разных местах вспыхивают пожары; наблюдается действие отравляющих веществ, вызывающих смерть и мешающих приблизиться к пораженной зоне; затем пожары разгораются, действие ОВ продолжается; проходят часы, проходит ночь — все сильнее разгораются пожары, в то время как ОВ просачиваются и распространяют свое действие. Жизнь города приостановлена; если через него проходит какая-либо значительная дорожная артерия, то движение по ней прекращается.
    Но то, что произошло в одном городе, может в тот же день произойти в 10, 20, 50 крупных населенных центрах определенного района. Известия о том, что произошло в пораженных центрах, распространяются в центрах пощаженных, которые сознают возможность подвергнуться ударам на следующий же день, в следующий же час. Какая власть сможет поддержать порядок в угрожаемых подобным образом центрах? Как заставить все учреждения работать обычным порядком? Как продолжать производство на заводах? И если даже удастся поддерживать видимость порядка и сможет производиться некоторая работа, то не достаточно ли будет появления одного только неприятельского самолета, чтобы вызвать страшную панику? Нормальная жизнь не может протекать под вечным кошмаром неизбежной смерти и разрушения.
    И если на следующий день будут поражены другие 10, 20, 50 центров, кто сможет еще удержать обезумевшее население от бегства в поля и деревни, чтобы спастись из городов, представляющих собой мишени для неприятельских ударов?
    Неизбежно должно произойти разложение — глубокое разложение всего организма — и не может не наступить вскоре момент, в который население, побуждаемое исключительно инстинктом самосохранения, потребует, чтобы избавиться от смертельной тревоги, прекращения борьбы на любых условиях.
    Может быть, это произойдет еще раньше, чем сухопутная армия успеет закончить мобилизацию, а флот — выйти в море.
    Читателю же, которому показалось бы, что в этой картине я сгустил краски, я напомню, что произошло, например, в Брешии во время похорон жертв воздушной бомбардировки, имевшей место за несколько дней перед тем (бомбардировки, ничтожной по сравнению с теми, которые я предвижу), в результате паники, возникшей в толпе из-за птицы, чьими-то возбужденными глазами принятой за самолет.
    Перейдем к рассмотрению второго случая: воздушная армия против воздушной армии.
    Понятно, что в этом случае преимущество того, кому удастся опередить противника, окажется еще значительней, чем в предыдущем случае, и что поэтому, если нет возможности опередить противника, необходимо дать опередить себя лишь на минимальный промежуток времени.
    Поэтому допустим, чтобы не усложнять вопроса, что обе воздушные армии начинают свои операции одновременно.
    Мы видели, что основная идея, руководящая воздушной войной, следующая: согласиться переносить удары, которые может нанести неприятель, чтобы использовать все средства для нанесения неприятелю еще более сильных ударов.
    Поэтому воздушная армия совершенно не должна заботиться о том, что может сделать противник: она должна заботиться только о том, чтобы нанести неприятелю на земной поверхности возможно больший урон.
    Нанесение максимального урона зависит не только от имеющихся воздушных средств, но также и от надлежащего выбора объектов нападения. Следовательно, воздушная армия должна применять возможно большие средства; поэтому все то, что будет от нее отнято для попыток ведения воздушной обороны или с иной целью, принесет лишь вред и окажется противоречащим конечной цели войны. Самыми подходящими объектами будут цели наиболее чувствительные в материальном и моральном отношении, так как они дают возможность достичь наибольшего влияния на общий ход войны.
    Выбор этих целей, как я уже сказал, является наиболее сложной операцией воздушной войны, особенно когда обе стороны обладают воздушными армиями, так как в этом случае исход войны может быть решен лишь в результате нарушения равновесия между ударами, нанесенными противнику, и его сопротивлением — нарушения равновесия, которого необходимо добиться как можно скорее, прежде чем то же осуществится по отношению к нам.
    Может оказаться правильным применение нашей воздушной армии для завоевания господства в воздухе, что дало бы в дальнейшем победу; но это может оказаться и неправильным, если, например, прежде чем мы успеем завоевать господство в воздухе, неприятельской воздушной армии удастся действиями преимущественно против нашего населения добиться разложения и распада в нашей стране.
    Нет возможности установить в этом отношении даже общие нормы: выбор целей будет зависеть от сложных условий обстановки, от условий материального, морального и идейного порядка, которые не так легко учесть, и талантливость командующих будущими воздушными армиями проявится именно в этом выборе.
    Но после определения целей, подлежащих разрушению, и последовательности их разрушения задача воздушной армии будет очень проста; она будет заключаться в выполнении разрушений, без всяких иных забот, в кратчайший срок. Таким образом, обе воздушные армии вылетят из районов («с фронта») своего развертывания, чтобы обрушиться всей массой на намеченные цели, не стремясь встретиться одна с другой. Если они встретятся, сражение будет неизбежным; но они, я повторяю, не должны искать встречи.
    Я настаиваю на этом утверждении, имеющем в моих глазах большое значение, и поэтому остановлюсь на нем, чтобы лучше осветить его. Предположим, что одна из воздушных армий ищет неприятельскую воздушную армию, а другая не ищет ее и направляется прямо к заранее выбранным целям. Тот, кто ищет, может найти, но может также и не найти. Поэтому воздушная армия, ищущая противника, — помимо отвлечения от своих основных целей, помимо потери времени и ограничения своей свободы действий, — может также и не найти неприятельскую воздушную армию. В этом случае последняя сможет выполнить свою задачу совершенно так же, как если бы противник не искал ее, в то время как противник даром потеряет время и уменьшит свою боеспособность. При такой форме войны, в которой время является основным фактором, это означает значительный ущерб (если не больше), которого следует избегать.
    Говоря о воздушных действиях, я указывал на возможность пускать части воздушной армии в дело через день. Но я сделал это указание лишь для того, чтобы показать, что, даже используя ежедневно только половину сил, можно достичь значительных результатов при относительно небольшом числе самолетов.
    Но поскольку дело идет о том, чтобы нанести неприятелю максимальный урон в кратчайший срок, было бы ошибочным использовать в каждый день операций лишь часть наличных сил.
    Воздушная армия должна всегда быть использована до крайних пределов ее эффективности, ее нужно бросать в дело не экономя, особенно когда против нее другая воздушная армия, способная нанести значительный вред нашим базам. Можно будет подготовлять резервы материальной части и личного состава, но воздушная армия должна почти непрерывно пребывать в воздухе, занимаясь сбрасыванием сотен и тысяч тонн активных веществ на объекты на территории противника. Именно число этих тонн активных веществ и решает исход войны в пользу того, кому удастся сбросить их больше и в наиболее короткий срок.
    Я желал высказать эти мысли общего характера, чтобы показать, что если в своих общих чертах воздушная война может показаться несложной, то она ставит серьезнейшие проблемы, разрешение которых, напротив, весьма сложно.
    Но даже из того, что я сжато изложил, видно, до какой высокой степени может дойти, я сказал бы, жестокость воздушной войны.
    Согласиться переносить удары, которые неприятель может нанести, — так как нет никакого действительно практического средства, чтобы защититься от этих ударов, и ни в коем случае нельзя отвлекать силы для попыток создания видимости защиты, — эта фраза означает в действительности положение необычайно трагическое, если подумать о грандиозности и о жестокости тех ударов, которые может нанести противник.
    И страшна также мысль о том, что исход войны такого типа неизбежно будет решен уничтожением всех материальных и моральных сил целого народа, переносящего страшный катаклизм, преследующий его повсюду, без передышки, пока не будут порваны все общественные связи.
    Однако, в возмещение этого в войне подобного типа исход будет достигнут в кратчайший срок, так как военные действия будут непосредственно и с максимальной силой ударять по наименее устойчивым элементам борющихся стран. Может быть, несмотря на их жестокость, эти войны будут человечнее былых войн, так как в конечном счете они будут стоить меньше крови.
    Но тот, кто не окажется подготовленным и готовым выдержать их, тот погибнет.

Глава XVI.
Будущее

    Все изложенное мной выше представляет собой возможности достижимые — и притом легко достижимые — при помощи имеющихся в данный момент средств, т. е. просто продуманное применение для военных целей существующих воздушных средств, применение, доступное любому государству, лишь бы оно о нем подумало и убедилось в его уместности.
    Установив это положение, мы можем устремить наш взор дальше, в будущее — разумеется, в близкое будущее — не с целью простого упражнения воображения, но чтобы отдать себе отчет в тенденциях, к которым мы идем, в тенденциях, определяющих ближайшие цели техников и указывающих направление усовершенствований, которых они стремятся достичь.
    Технико-практическая проблема, являющаяся основной для авиации, заключается в придании воздушному передвижению все большей безопасности, большей надежности, большей экономичности, большего соответствия общим потребностям. Поэтому исследовательские работы направлены преимущественно:
    а) на увеличение безопасности полета и легкости взлета и посадки;
    б) на устранение из конструкций летательных аппаратов всех легко деформирующихся и разрушающихся материалов, в настоящее время еще применяемых для этой цели;
    в) на увеличение их грузоподъемности;
    г) на увеличение их скорости и коэфициента полезного действия.
    Все усовершенствования, которых можно достичь в этих направлениях, придадут самолету еще большую ценность не только для мирного, но и для военного применения.
    Рассмотрим кратко эти тенденции.
    а) Стремление к увеличению безопасности полета и легкости взлета и посадки.
    В воздухе самолет обладает собственной устойчивостью, т. е. имеет свойство автоматически стремиться к восстановлению равновесия всякий раз, как по какой-либо причине он это равновесие теряет.
    Поэтому, если самолет находится на достаточной высоте и если его пилот не производит действий, противоречащих стремлению самого самолета восстановить равновесие, — какое бы положение последний ни принял, он в конце концов всегда возвращается в положение нормального полета.
    На этом явлении и основаны по существу все так называемые «фигуры»: (мертвая петля, штопор и пр. Для выполнения определенной фигуры пилот должен действовать органами управления так, чтобы заставить самолет потерять определенным образом равновесие. Для возвращения его в нормальные условия пилоту нужно лишь прекратить свое насильственное воздействие и предоставить самолету автоматически восстановить свое нормальное равновесие.
    Самолет может быть поставлен в условия нарушения равновесия беспорядочными движениями воздуха, но и в этом случае, по прекращении возмущающего действия воздуха, он автоматически восстанавливает свое равновесие.
    Он может, таким образом, терять свое нормальное равновесие в воздухе либо по причине беспорядочных движений, происходящих в самом воздухе, либо вследствие действий пилота.
    Беспорядочные движения воздуха имеют обычно место на малой высоте, т. е. там, где на атмосферу влияет близость земной поверхности. Как на море волны оказываются более бурными близ берега, так и воздушные течения — хотя бы они были вызваны самыми различными причинами — оказываются более неравномерными вблизи земной поверхности, которая ведь и представляет собой как бы берег атмосферы.
    Летчик может вызвать потерю равновесия своего самолета либо по своему определенному желанию (в том случае естественно думать, что он сделает это, только будучи уверен в возможности восстановления равновесия), либо вследствие ошибки пилотажа.
    Ошибка пилотажа может, естественно, произойти на любой высоте, и такую ошибку пилот, сохраняющий хладнокровие, может исправить, если находится на достаточной высоте. Если же, напротив, ему недостает хладнокровия, он может упорствовать в своей ошибке и, несмотря на (достаточную высоту, все же погубить себя.
    Из всего этого следует, что воздушное передвижение тем безопаснее, чем на большей высоте оно производится.
    Выяснилось, что если бы удавалось помешать пилоту своими намеренными или невольными действиями выводить самолет из положения равновесия, то было бы устранено более половины причин, вызывающих несчастные случаи в полете.
    Существует поэтому стремление сделать устойчивость самолетов в полете автоматической при помощи различных способов, описывать которые здесь бесполезно.
    Управление самолетом с автоматической устойчивостью достигло бы простоты управления автомобилем, т. е. свелось бы к акцелератору для увеличения мощности мотора (увеличением числа оборотов. — Пер.) с целью подъема или уменьшения ее для спуска и к штурвалу (рулю. — Пер.) направления для поворотов направо или налево.
    Этот самолет, не позволявший пилоту нарушить, его равновесие и надлежащим образом реагировавший на действие беспорядочных движений воздуха, поставил мировой рекорд продолжительности автоматического полета (свыше часа)[35].
    Легко представить себе, каково было бы практическое значение такого усовершенствования, если бы оно было осуществлено надежным образом.
    Подобно тому, как двумя трудными моментами мореплавания являются выход из порта и вход в него, — взлет и посадка являются двумя трудными моментами полета как потому, что они заключают в себе мгновение, в которое самолет переходит из текучей среды на среду твердую, или наоборот, так и потому, что они по необходимости должны производиться у самой земли, т. е. там, где атмосферные возмущения наиболее сильны и наиболее беспорядочны.
    Наиболее трудной из двух операций, разумеется, является посадка, которая тем труднее, чем значительнее скорость, с которой самолет касается земли, так как в это мгновение получается толчок, а сила толчка пропорциональна квадрату скорости.
    Поэтому нужно, чтобы самолет был в состоянии приземляться с минимальной скоростью. С другой стороны, требуются все большие скорости полета: уже пройдены 300 км в час, а 300 км в час равны, примерно, 83 м в секунду, т. е. немного более четверти скорости звука[36][37].
    Поэтому следует стремиться создать самолеты с большим диапазоном скоростей, т: е. могущие летать с большой скоростью, а приземляться и взлетать с малой скоростью.
    Безопасности полета будут значительно способствовать, кроме того, мероприятия, проводимые постепенно на земной поверхности в виде создания приспособленных аэродромов и посадочных площадок, практических систем сигнализации и т. д., и т. д.[38][39]
    б) Стремление устранить из конструкций самолетов все легко реформирующиеся и разрушаемые материалы, еще применяемые для этой цели.
    Хотя самолет уже достиг поразительных результатов, он еще очень далек от того, чтоб приобрести внешность настоящей машины в точном смысле слова, так как, не считая редких попыток, сделанных в последнее время, в его конструкцию входят еще такие материалы, как дерево и ткань, обычно исключаемые из конструкции машин в истинном смысле слова.
    Дерево и ткань обладают еще и сегодня некоторыми свойствами эластичности и легкости, которых еще не удалось добиться от металлических материалов; но, с другой стороны, они страдают недостаточной однородностью и большой легкостью деформирования и изнашивания от различных причин, например метеорологических, так что они всегда допускают известную степень ненадежности как в производстве, так и в хранении,
    Настоящая машина должна быть металлической, так как металл обладает точными и определенными, не легко изменяющимися свойствами. Поэтому следует стремиться к цельнометаллическому самолету, который, помимо большей надежности в конструкции и в хранении, не будет требовать постоянного хранения в ангарах, что с точки зрения военного применения явится значительнейшим достижением[40][41].
    в) Стремление к увеличению грузоподъемности самолетов. Это стремление отвечает целям экономии и желанию увеличить радиус действия самолетов.
    Большая грузоподъемность уменьшает общие (накладные. — Пер.) расходы; самолет, перевозящий 2 пассажиров вместо 1, не нуждается в удвоении своего экипажа. Поэтому дешевле перевезти 10 пассажиров или 10 ц груза одним самолетом, нежели десятью.
    Увеличение грузоподъемности, дающее сверх того возможность видоизменять в значительных пределах соотношение между полезной нагрузкой и весом запаса горючего и смазочного для моторов, увеличивает радиус действия самолетов. Регулярное трансокеанское сообщение сможет поддерживаться лишь самолетами с грузоподъемностью, превышающей теперешнюю.
    Подъемная сила самолета создается крыльями; его общий вес распределяется по поверхности крыла, но нагрузка на каждый квадратный метр крыла не может превосходить определенных пределов; поэтому, чем большую грузоподъемность хотят дать самолету, тем большую поверхность следует придавать его крыльям.
    Казалось, что максимальной поверхности крыльев можно достигнуть трипланной конструкцией, но и этот максимум не мог превзойти известных пределов.
    Однако, недавно в Италии был построен и испытан самолет, основанный на новых принципах, на котором оказалось возможным соединить, располагая их. одну позади другой (тандемом. — Пер.), серию трипланных коробок, упразднив хвост и достигая управления другими способами. Этот самолет летал, выдержав, таким образом, практическое испытание[42].
    Самолеты такого веса смогут садиться, по всей вероятности, лишь на поверхности воды, и это, возможно, приведет когда-нибудь к созданию в тех местах, где не имеется поблизости водной поверхности, небольших искусственных озер для посадки. Это, впрочем, будет полезно с военной точки зрения, так как в случае войны противник может легко привести в негодность аэродромы посредством бомбардировки, в то время как он не мог бы достичь ничего аналогичного при водных посадочных площадках[43][44].
    г) Стремление к увеличению скорости и коэфициента полезного действия самолетов.
    Громадные скорости, достигнутые самолетами, оказались возможными, главным образом, благодаря все более мощным моторам, устанавливаемым на самолетах. Ясно, что с возрастанием мощности мотора самолет легче преодолевает сопротивление воздуха и становится быстроходнее. Но сразу же становится понятным, что такая система не может быть экономной.
    Необходимо было бы иметь возможность увеличивать скорость, не увеличивая мощности моторов, но уменьшая сопротивление воздуха. Это не в наших силах: сопротивление воздуха таково, каково оно есть; все же остается в силе то обстоятельство, что сопротивление воздуха уменьшается по мере подъема в атмосфере; поэтому, чем выше летят, сохраняя одну и ту же двигательную силу, тем быстрее, т. е. экономнее, полет.
    Но вопрос не так прост, как это может показаться с первого взгляда, и затруднение заключается именно в сохранении той же самой двигательной силы.
    Одним из факторов мощности «взрывного»[45] двигателя является полезный объем цилиндра[46], т. е. объем смеси воздуха и бензина, поглощаемый каждым цилиндром при каждом всасывании. Предположим, что полезный объем цилиндра равен 1 л; это означает, что при каждом взрыве, происходящем в цилиндре, используется 1 л горючей смеси.
    Но плотность воздуха изменяется в зависимости от высоты. Если эта плотность равна единице на уровне моря, то на высоте 5 000 м она равна, примерно, 1/2, a на высоте 18 000 м примерно, 1/10. Это означает, что мотор на высоте 5 000 м, хотя и сохраняет неизменным объем цилиндров, но поглощает количество (по весу) горючей смеси, равное половине того, которое он поглощает на уровне моря, а на 18 000 м он поглощает 1/10. Поэтому, если мощность мотора равна единице на уровне моря, то при подъеме самолета она постепенно падает, опускаясь до ½ на 5000 м и до 1/10 на 18000 м.
    Это явление в действительности более сложно, но того, что я сказал, достаточно, чтоб понять, что вследствие разрежения воздуха мощность мотора при подъеме на высоту постепенно уменьшается.
    Этим объясняется, почему каждый тип самолета обладает, как говорят, определенным потолком, т. е. не может подняться выше определенной высоты… На этой высоте мотор уже потерял такую долю своей мощности, что у него нехватает ее, чтобы поднять самолет выше.
    Чтобы сохранить неизменной мощность мотора на различных высотах, говоря теоретически, нужно было бы, чтобы он мог на любой высоте всасывать воздух одинаковой плотности, и именно той плотности, которую имеет воздух на уровне моря. Для достижения этого, опять-таки говоря теоретически, достаточно было бы по мере уменьшения плотности воздуха сжимать воздух, поступающий в мотор, до плотности, равной единице плотности на уровне моря.
    Изыскания для практического разрешения этой проблемы ведутся специалистами всего мира, и нет оснований полагать, что в один прекрасный день она не будет успешно разрешена, если не с достижением теоретического предела, то с достаточным к нему приближением.
    Но так как сопротивление воздуха пропорционально его плотности, то, если сопротивление равно единице на уровне моря, оно становится равным, примерно, ½ на 5 000 м и 1/10 на 18000 м.
    Вследствие этого, если бы удалось сохранять мощность мотора независимо от высоты, самолет, обладающий на уровне моря скоростью в 150 км в час, мог бы теоретически лететь со скоростью в 300 км в час на высоте в 5 000 мm и в 1500 км в час на высоте в 18 000 м и не имел бы более потолка, так как чем выше он поднимался бы, тем легче ему было бы подниматься.
    Конечно, это теоретические пределы, которых на практике никогда не удастся достигнуть, но к которым стремится прогресс; и действительно, конструкторы не теряют надежды, что в близком будущем можно будет нормально и экономично путешествовать та высоте 10000 м и со скоростью в 500 км[47] в час.
    Конечно, когда нормальный полет будет производиться на такой высоте, люди на борту самолета должны будут помещаться в абсолютно герметичных кабинах, в которых воздух будет находиться под постоянным давлением, равным давлению на уровне моря, так же как и воздух, поступающий в моторы.
    Возможность перевозить на самолетах весьма значительные грузы и достигать экономичным способом больших скоростей позволит увеличить радиус действия самолетов и снабдить их всеми необходимыми удобствами.
    То, что можно предвидеть в отношении ближайших технических усовершенствований, убеждает нас, что воздушные сообщения неизбежно получат большое развитие, особенно для дальних расстояний. Настанет день, в который никто не подумает более пользоваться услугами пароходов, чтобы пересечь океан, — подобно тому как e настоящее время никто не думает переплывать океан на парусном судне.
    Параллельно будет возрастать наступательная мощь самолетов, рассматриваемых как военные машины, и нет ничего невозможного в том, что в не слишком отдаленном будущем Япония сможет атаковать воздушным путем США, или наоборот.
    Но я заговорил о будущем для того только, чтобы с большей убедительностью показать нужды настоящего, и к этому настоящему я немедленно возвращаюсь.

Часть четвертая.
Организация

     tt

Глава XVII.
Общие соображения

    В 1910 г. я писал: «Воздушная война требует, помимо разрешения технической проблемы наиболее пригодных воздушных средств, решения большого числа проблем подготовки, организации, применения и т. п. воздушных сил, т. е. требует создания «ex hovo» (заново) третьей отрасли военного искусства — той именно, которую можно назвать «искусством ведения воздушной войны» («Проблемы воздушного передвижения», Рим, 1910 г.).
    Я полагаю, что сегодня это утверждение может встретить широкое признание. Работая над настоящей статьей, названной мной «Этюдом об искусстве ведения воздушной войны», я только преследовал цель показать воочию грандиозные размеры, которых может достигнуть воздушная война, с тем чтобы за последней было признано принадлежащее ей в действительности значение и чтобы лица, изучающие вопрос, могли действительно создать третью отрасль военного искусства: искусство ведения воздушной войны.
    Проблемы, которые предстоит разрешить, многочисленны и трудны, но они будут разрешены, так как, чтобы выковать пригодное оружие, нужно прежде всего точно определить, как его намереваются применять и как с ним нужно обращаться.
    В предшествующем изложении, не претендуя на разрешение многочисленных проблем, но только для того, чтобы указать на возможные решения общего характера, я прежде всего определил цели воздушной войны, затем попытался определить средство — воздушную армию, изложив несколько принципов, которые, — на что я не теряю надежды, — смогут быть приняты.
    Но из того немногого, что я сказал, ясно следует, что создание воздушной армии требует организации, которая не может основываться на опыте, и подробного изучения всех мероприятий в области снабжения и т. п., необходимых для успешного применения этой армии, и что, в то время как стратегическое применение воздушной армии может быть следствием гениального приложения немногих принципов, ее тактическое применение требует тщательного теоретического и практического изучения вооружения и строев.
    В настоящем этюде было бы совершенно неуместно исследовать воздушную тактику или науку о снабжении и перебросках («logistica»); напротив, я считаю уместным немного углубиться в рассмотрение организационных вопросов, принимая во внимание, что с них неизбежно приходится начинать.
    А так как организационная работа не допускает полета фантазии, я постараюсь наилучшим возможным образом согласовать потребности настоящего момента с потребностями близкого будущего.

Глава XVIII.
Координирование

    Применение сухопутных, морских и воздушных сил на войне направлено к единой цели: победить. Дабы эти силы могли достичь максимального полезного результата, необходимо, чтобы их применение было координировано и чтобы они находились между собой в наилучшем соотношении.
    Все три силы действуют как множители одного произведения; для того, чтобы произведение оказалось максимальным, необходимо, чтобы между создающими его множителями существовали определенные соотношения.
    Средства, которые какое-либо государство может выделить для сшей обороны, не являются неограниченными; при одной и той же сумме средств можно создать тем более действительную оборону государства, чем более правильны соотношения, установленные между тремя вышеупомянутыми сомножителями, а чем правильнее установлены эти соотношения, тем меньше средств вынуждено государство тратить на свою оборону.
    Но даже и в том случае, когда между этими тремя факторами установлен правильные соотношения, их применение может дать максимальные результаты лишь при условии полнейшего согласования.
    Поэтому, хотя за командующими сухопутной армией, морским флотом и воздушными силами должна быть сохранена полнейшая свобода действий в их собственной сфере, необходимо в интересах государства, чтобы какой-нибудь высший орган власти согласовывал между собой их отдельные действия.
    Но этого еще недостаточно; следовало бы также, чтобы по определении общей суммы средств, которые государство выделяет на свою оборону, эта сумма была распределена между тремя вышеназванными видами вооруженных сил в соответствии с их военным значением и в соотношении с возможностями, которые могут перед ними встать.
    Эти соображения носят столь очевидный характер, что нет необходимости останавливаться на освещении их; поэтому — в согласии с неизбежным требованием логики — следовало бы иметь:
    а) орган, который, исследуя все потребности государственной обороны, устанавливал бы наиболее правильное соотношение между сухопутными, морскими и воздушными силами и в этом же соотношении распределял бы средства, предназначенные государством для своей обороны;
    б) орган, который был бы подготовлен и мог бы взять на себя в случае военного конфликта общее командование совокупностью всех трех видов вооруженных сил для полнейшего координирования их действий.
    Этих органов не существует. Средства, которые страна выделяет на свою оборону, распределяются при помощи эмпирических методов таким (образом, что правильное соотношение может получиться лишь вследствие благоприятного стечения обстоятельств. Подготовка различных видов вооруженных сил ведется совершенно обособленными ведомствами. В случае войны использованием их руководят органы, независимые один от другого; поэтому согласие между ними может быть лишь случайным, тем более, что отсутствует какая-либо предварительная близость[48].
    Это всегда приводило к значительным неудобствам, но еще более приведет к ним в будущем как потому, что военная деятельность все более стремится к поглощению во время войны всех видов деятельности в стране, — и это вызывает серьезные недоразумения, — так и потому, что у нового фактора — воздушных сил — несомненно стремление ко все большему повышению своего значения.
    Еще более, чем в прошлом, сегодня было бы необходимо строго придерживаться логики вещей, и следовало бы, чтобы некий орган, которым не являлись бы ни сухопутная армия, ни морской флот, но который мог бы составить себе ясное и всестороннее представление о войне, определил без предвзятости истинную относительную военную ценность всех трех основных видов вооруженных сил, чтобы получить наилучшие результаты от их совокупности.
    Но этого нет, и — поскольку следует отправляться от того, что существует в настоящий момент, — необходимо принять положение таким, как оно есть.
    Воздушный флот на сегодняшний день есть нечто, не являющееся ни сухопутной армией, ни морским флотом, хотя и входящее в состав[49] той и другого, а также в сферу гражданской жизни.
    Достаточно изложить вопрос в этих выражениям — точных выражениях, — чтобы понять, что и организация воздушного флота неизбежно должна обладать недостатками.
    Необходимо, по моему мнению, начать с установления основных принципов, а именно:
    а) Воздушные средства, применяемые сухопутной армией и морским флотом для облегчения и усиления их операций в их сфере деятельности, составляют неотъемлемую часть соответственно армии и флота, а потому сами являются также сухопутной армией и морским флотом.
    б) Воздушные средства, предназначенные для выполнения военных задач, в которых ей сухопутная армия, ни морской флот не могут им ни в какой степени содействовать, — задач вне пределов радиуса действия той и другого, — должны получить независимость от сухопутной армии и морского флота и составить то, что можно было бы назвать воздушной армией, т. е. силу, которая должна быть пригодна для действий параллельно и согласованно с армией и флотом, но не в зависимости от них.
    в) Гражданский воздушный флот, как и всякая иная отрасль деятельности в стране, должен пользоваться поддержкой и покровительством государства помимо органов, представляющих государственную оборону, во всех тех своих проявлениях, которые не имеют прямого отношения к государственной обороне. Я говорю: прямого, потому что косвенно всякая отрасль деятельности в стране имеет отношение к государственной обороне.
    г) Наоборот, гражданский воздушный флот должен пользоваться поддержкой органов государственной обороны во всех тех видах своей деятельности, которые имеют прямое отношение к обороне.
    Приложение этих четырех принципов аксиоматического характера может, как мы увидим, привести к логичной и плодотворной организации.

Глава XIX.
Вспомогательная авиация

    Термином «вспомогательная авиация сухопутной армии и морского флота» я назвал совокупность тех авиационных средств, которые применяются соответственно армией и флотом для облегчения или усиления их операций в сфере их деятельности.
    Если вспомогательная авиация армии и вспомогательная авиация флота являются составными частями соответственно армии и флота, то:
    а) они должны содержаться соответственно за счет бюджетов армии и флота;
    б) они должны быть переданы в непосредственное подчинение соответственно армии и флоту, в полном и абсолютном смысле, начиная с организации и кончая применением.
    Нет никаких причин, по которым вспомогательная авиация армии, — а все, что относится к ней, относится аналогично и к авиации флота, — должна была бы значиться в особом бюджете. Напротив, вспомогательная авиация армии должна находиться в определенном соотношении с силами и организацией последней, что не могло бы иметь места, если бы она должна была соразмеряться в соответствии с самостоятельным бюджетом.
    Компетенция в установлении организации вспомогательной авиации армии принадлежит органу, который ведает установлением организации самой армии, и никому иному, потому что именно этот орган обладает всеми необходимыми данными, чтобы установить, какие авиационные средства и в каком количестве требуются для облегчения и усиления действий сухопутных сил. Нет никаких оснований, чтобы этот орган — при определении, например, состава артиллерийских частей — не включил бы в этот состав, помимо орудий, снарядов, обоза и т. п., также и самолетов, необходимых для корректировании стрельбы.
    Вспомогательная авиация армии, являясь составной и неотъемлемой частью последней, должна быть передана в непосредственное ее (армии) подчинение как в административном отношении, так и в вопросах применения и подготовки.
    Если считают полезным дать командованию крупных соединений, например, воздушные разведывательные средства, то эти средства должны быть переданы в непосредственное подчинение тем командованиям крупных соединений, которые должны будут использовать их, с тем чтобы еще в мирное время сами командования могли отдать себе точный отчет, чего они могут требовать и ожидать от состоящих в их распоряжении авиационных средств, а авиационные части могли бы, в свою очередь, благодаря постоянному контакту сработаться (с командованием. — Пер.) настолько, чтобы достичь максимального коэфициента полезного действия.
    Таким путем, помимо соответствия логическим концепциям организации и применения, можно избежать вредного дуализма, легко могущего возникнуть в том случае, когда вспомогательная авиация является почти независимой от армии.
    Чтобы притти к принятию этого первого организационного принципа, необходимо преодолеть предвзятую мысль, тяготевшую до сего времени над взаимными отношениями авиации и сухопутной армии и заключающуюся в том, что авиация является чем-то техническим, что следует оставить в руках техников-специалистов, — предвзятость, порожденную новым явлением, исследованием сущности которого занимались, действительно, лишь немногие специалисты.
    Преодолеть это сопротивление легко, если поставить перед собой проблему в ее точном значении.
    Военная авиация использует технические средства и личный состав, который должен обладать специальной технической подготовкой; но, поскольку она является родом войск, она должна отвечать требованиям применения ее как рода войск. Артиллерийская авиация нуждается в аппаратах, могущих летать, и в личном составе, умеющем управлять аппаратами в воздухе, но она применяет и аппараты, и личный состав с целью корректирования стрельбы; поэтому как первые, так и второй должны, летая, соответствовать этой цели; если бы они ей не соответствовали, они оказались бы совершенно бесполезными для артиллерии.
    Именно артиллерия, зная свои потребности, должна сказать, какими свойствами должны обладать самолеты, чтобы удовлетворять этим потребностям; на ней же лежит задача давать специальную подготовку, которая сделает личный состав ее авиации способным обслуживать ее наилучшим образом.
    Так, артиллерия, изучив вопрос, могла бы, например, заявить: «мне нужны самолеты, обеспечивающие удобство наблюдения, снабженные радиотелеграфом, допускающие посадку на небольшие площадки, и т. д.», и, изучив сквозь призму своих потребностей представленные ей самолеты, должна была бы выбрать самолет, который, по ее мнению, наиболее соответствовал бы ее целям.
    Авиационные специалисты должны были бы отвечать лишь за аэродинамические[50] свойства самолета, в которых компетентны они одни, но ни в коем случае не должны были бы иметь права судить о тактических свойствах, так как в этом вопросе они не могут быть компетентными.
    Могло бы случиться, что для определенных задач армии потребовались бы самолеты, обладающие свойствами, еще не осуществленными, — свойствами, я сказал бы, желательными. В этом случае на авиационных специалистах лежала бы задача изыскать способ осуществления желательных свойств. Это дало бы технике направление для ее работ, избавляя ее от увлечения созданием аппаратов, бесполезных с практической точки зрения.
    Чтобы не предъявлять к аппаратам абсурдных тактических требований, — например, чтобы самолет мог останавливаться в воздухе, — достаточно обладать по этому вопросу теми основными познаниями, которые составляют общее культурное достояние. Несомненно, что если бы на того, кто должен использовать авиацию, была возложена ответственность за его выбор, воздушная культура не замедлила бы стать всеобщей.
    В общем авиационные специалисты должны были бы только: а) давать хорошо летающие самолеты в том количестве и с теми качествами, которые от них требовались бы, и б) давать личному составу чисто авиационную подготовку в области пилотирования и эксплоатации самолетов.
    Таким путем каждый оставался бы в пределах своей компетенции и нес бы полную ответственность за свои действия, причем были бы избегнуты всякого рода вредные недоразумения.
    Установив, что организация вспомогательной авиации сухопутной армии входит в компетенцию учреждения, ведающего организацией армии, я совершенно не буду входить в рассмотрение ее сущности; скажу только, чтобы избежать преждевременных возражений, что, как мне легко будет показать, самый факт передачи сухопутной армии ее вспомогательной авиации отнюдь не вызывает увеличения числа органов управления.

Глава XX.
Независимая авиация

    С целью противопоставления вспомогательной авиации и чтобы избежать употребления слов, которые в первый период могли бы показаться слишком громкими, я буду называть независимой авиацией [51] (вместо применения термина «воздушная армия») совокупность авиационных средств, предназначенных для выполнения боевых задач, в которых ни сухопутная армия, ни морской флот не могут им ни в какой степени содействовать. Эти средства в зачаточном состоянии существуют уже в настоящее время и состоят из так называемой бомбардировочной и истребительной авиации.
    Нападения, которые можно производить на противника позади линии фронта — там, куда не может достигнуть действие сухопутных и морских сил, — могут оказаться полезными как сухопутной армии, так и морскому флоту. Но именно потому, что они могут оказаться полезными как той, так и другому, эти средства не должны поступать в распоряжение ни той, ни другого — хотя бы для того, чтобы не дробить их. Пусть не говорят, что армия пользуется для бомбардировочных действий самолетами, приспособленными для посадки на сушу, а флот — самолетами, приспособленными для посадки на воду; отправляясь для бомбардирования неприятельского порта, можно взлететь и с суши, точно так же как можно взлететь и с моря для бомбардировочного налета на город во внутренней части страны. Это уже доказано опытом минувшей войны.
    На истребительную авиацию, даже при современной ограниченной концепции господства в воздухе, возложена задача, если не вести войну в воздухе, то сражаться в воздухе; поэтому, ввиду изложенных выше причин, она не должна зависеть ни от армии, ни от флота. Если же армия и флот захотят сохранить истребительные части для воздушного охранения, то этот вопрос относится уже к организации вспомогательной авиации армии и флота.
    Я подробно развивал соображения, исходя из которых я полагаю, что уже теперь необходимо создание независимых воздушных сил, имеющих основной задачей завоевание в случае военного конфликта господства в воздухе. Я сказал также, что, по моему мнению, концепции, которые являются в настоящее время руководящими для бомбардировочной и истребительной авиации, не отвечают цели, и указал, какие меры следовало бы провести.
    Я полагаю, что, если в каком-либо отношении читатели не согласились с выраженными мной мнениями, мы можем по крайней мере сойтись на следующем: невозможно в настоящее время не принимать мер к тому, чтобы быть в состоянии сражаться в воздухе.
    Поэтому первым шагом должно было бы быть выделение бомбардировочной и истребительной авиации для создания первого независимого ядра, зародыша того, что в не столь отдаленном будущем, какую бы форму оно ни приняло, станет воздушной армией.
    Независимая авиация будет более или менее сильной в соответствии с теми средствами, которые будут ей предоставлены. Но именно потому, что она должна быть независимой, а следовательно, должна обладать в своей сфере деятельности наибольшей свободой действий, предоставленные ей средства должны быть отпущены по самостоятельному бюджету, как бы велики или малы эти средства ни были. Этот бюджет будет возрастать по мере того как в общественном мнении будет проясняться сознание значения господства в воздухе.
    Точно так же независимыми должны быть ее организация и ее применение. Дочь сухопутной армии и морского флота, эта авиация уже достигла совершеннолетия и должна выйти из-под опеки. Поэтому необходимо создать орган[52], который руководил бы ею, орган, который должен состоять из людей, знакомых с искусством ведения войны вообще, доступных новым идеям и смотрящих в будущее без тормозящих предвзятых мыслей.
    Вовсе не будет необходимо, чтобы эти лица были специалистами; достаточно, чтобы они знали возможности воздушных средств. Здесь их задача не в том, чтобы изучать, какой профиль крыла является наилучшим, но в том, чтобы определить, какие технические средства наиболее пригодны, чтобы войти в состав боевых сил, и каково должно быть наилучшее их применение для достижения максимального коэфициента полезного действия.
    Этот орган должен будет поставить перед собой проблему и разрешить ее. Хотя проблема в своей совокупности обширна и сложна, но необходимость, ввиду фактического положения вещей, начинать с малого облегчает ее разрешение и позволяет также во время работы и без большого ущерба исправлять ошибки, которые могут быть сделаны.
    Этому органу надлежит создать третью отрасль военного искусства, относящуюся к воздушной войне. Я говорю «создать», потому что ее не существует; для этой цели современные истребительная авиация и бомбардировочная авиация, получившие независимость, могут послужить средством для опытов.
    Наконец, этот орган, при сохранении надлежащего соотношения, должен был бы представлять собой для воздушных сил то, чем является для армии военный совет, и функционировать аналогичным образом.
    Читатели согласятся с тем, что, несмотря на то, что я развернул перед их очами грандиозные картины, мои практические предложения ограничены весьма скромными пределами.

Глава XXI.
Гражданская авиация

    «О будущем воздушного передвижения, как средства прогресса цивилизации, могут существовать различные мнения, но одно является определенным и неоспоримым: новое средство передвижения не может погибнуть. Машина, которую человек после тысячелетних бесплодных попыток сумел выковать себе благодаря своему гению и своей отваге, в истории развития средств передвижения является той, которая достигла наиболее быстрых и наиболее чудесных успехов. Нет возможности сказать, до каких пределов дойдет совершенствование крылатой машины; но все определенно показывает, что до остановки в этом совершенствовании еще весьма далеко.
    Воздушное средство передвижения обладает двумя основными свойствами, которые, независимо от всяких иных условий, делают его необходимым:
    а) оно является наиболее скоростным как по абсолютной своей скорости, так и потому, что оно всегда дает возможность связать пункт отправления с пунктом прибытия посредством прямолинейного маршрута;
    б) оно является единственным вполне законченным в самом себе, потому что только оно одно не нуждается в дороге, понимая последнюю в том значении, которое обычно придается этому понятию.
    Все средства передвижения, существовавшие до настоящего времени, всегда состояли из двух элементов, одним из которых являлась дорога. Паровоз сам по себе не может служить средством сообщения, как и автомобиль не дает возможности связать два пункта, соединенные между собой только тропинкой для вьючных животных. На море элемент дороги менее заметен; однако же и для морских средств сообщения человек был иногда вынужден производить грандиозные работы, чтобы открыть пути с наиболее коротким протяжением, например каналы Суэцкий, Панамский и т. п. Только летательный аппарат совершенно свободен и независим на всей поверхности земного шара и нуждается лишь в точках отлета и прибытия.
    Оба основных свойства летательного аппарата делают его пригодным для ускорения существующих сообщений и для того, чтобы установить наиболее быстрым и экономичным образом чрезвычайно скорые сообщения между различными точками земной поверхности, как бы последние ни были отделены я удалены одна от другой. Увеличение скорости средств сообщения и уплотнение сети сообщений — это одна из потребностей человеческого общества, а потому воздушные сообщения неизбежно должны будут развиваться. И именно в силу своих специальных свойств они начнут развиваться путем организации линий сообщений большого протяжения, т. е. могущих дать большой выигрыш времени, и линий, пересекающих области, бедные или лишенные автогужевых и железных дорог, и потому способных к наиболее быстрому разрешению труднейшей проблемы сообщений в подобных областях. Невозможно, чтобы человек пренебрег средством, позволяющим сократить расстояние от Рима до Лондона до нескольких часов; несомненно также, что Александрия (в Египте) будет связана с Капштадтом воздушным путем ранее, нежели железной дорогой[54].
    Более короткие воздушные сообщения и сообщения между пунктами, уже связанными между собой быстрыми средствами передвижения, последуют по мере того, как летательный аппарат будет приобретать большую популярность и становиться более практичным; во всяком случае, легко предвидеть, что в весьма близком будущем летательный аппарат будет широко применяться для целей спорта и дальнего туризма. В таком деле скептицизм наивен и опасен. Летательный аппарат превзошел самые пылкие ожидания, и война показала, что всякий скептицизм был плодом близорукости.
    Наибольшее значение для Италии имеет то, что несомненно в скором времени будут созданы дальние линии воздушных сообщений, большая часть которых неизбежно будет пересекать Средиземноморский бассейн.
    Ось трех великих европейских держав[55] направлена с северо-запада на юго-восток, и эта ось, будучи продолжена через Средиземное море, упирается в Суэцкий канал — в точку соединения Азии и Африки. Является очевидным, что большая часть линий воздушных сообщений будет расположена вдоль этого основного направления — с северо-запада на юго-восток, — образуя большой пучок, который, проходя из Англии через Францию и Италию, будет из этой последней раскрываться веером по направлению к Африке, Азии и Балканскому полуострову.
    По своему географическому положению и по тому политическому положению, до которого ее подняла война, Италия неизбежно должна стать основным узлом воздушных сообщений Старого света. Это неизбежное обстоятельство, ставя Италию в привилегированное положение в отношении воздушных сообщений, в то же время налагает на нее обязанность как можно скорее привести себя в состояние соответствия новым требованиям, которые будут постепенно выявляться, чтобы не потерять громадных преимуществ, которые будут отсюда вытекать, под угрозой стать только удобным полем для иностранных воздушных сообщений.
    Если географическое и политическое положение Италии в Средиземном море должно быть использовано в морской сфере, оно должно с еще большими основаниями быть использовано в сфере воздушной, как более обширной и такой, где мы можем достичь преимущества, опередив других, потому что в этой области все еще только начинается и мы находимся у себя дома.
    По политическим, моральным и экономическим причинам, а также по соображениям безопасности воздушные сообщения над нашей территорией и над Средиземным морем должны совершаться под итальянским флагом. Такова должна быть основная концепция нашей воздушной политики, потому что Италия не должна ограничивать своего честолюбия стремлением стать удобной пристанью, к которой притягивались бы иностранные линии воздушных сообщений. Чтобы надлежащим образом использовать свое привилегированное и сложение, Италия должна не только быть в состоянии ответить потребностям международных средиземноморских воздушных сообщений, но и предупредить эти потребности так, чтобы самой вызвать развитие этих сообщений.
    Совершенно очевидно, что организация воздушной линии Турин — Рим — Александрия (Египет) вызвала бы создание линии Лондон — Париж — Турин и воздушных линий из Александрии по направлению к Судану и Палестине. Мы должны поэтому позаботиться не только о создании больших магистралей воздушных сообщений — внутренних и колониальных, но также и всех тех, которые через Средиземное море соединяют наши берега с Африкой, Азией и Балканским полуостровом; короче — мы должны создать великий узел воздушных линий Старого света.
    Поскольку Балканский полуостров ближе к нам, чем к другим, и на нем развитие воздушной промышленности запоздало, нам выгодно взять на себя также организацию внутренних воздушных сообщений на этом полуострове; а это значительно облегчается для нас тем обстоятельством, что итальянские порты на восточном побережьи Адриатического моря являются естественными базами для устремления к южной России, и Малой Азии именно через Балканы.
    Из этих кратко изложенных соображений следует, что Италия является, может быть, страной, более всех остальных заинтересованной в развитии воздушных сообщений. Независимо от указанных преимуществ общего порядка, надлежащее развитие воздушных сообщений принесло бы ей и другие, которые должны быть справедливо оценены, а именно:
    а) Преимущества экономического и промышленного порядка. Развитие значительных воздушных сообщений вызвало бы в свою очередь значительное развитие всей авиационной промышленности. А эта промышленность принадлежит к числу тех, которые наиболее подходят к духу и средствам нашей страны. Действительно, она требует незначительного количества сырья и в то же время подготовленной и высококвалифицированной рабочей силы, а мы, хотя и бедны первым, в изобилии располагаем второй. Авиационная промышленность, несомненно, является одной из тех отраслей промышленности, в которых Италия может первенствовать, если только она сможет широко заняться ею.
    б) Преимущества в отношении безопасности страны. Следует надеяться, что мировая война окажется последней, но нельзя полагаться на одну эту надежду. Война открыла воздушное оружие, хотя и не успела показать все его значение. Несомненно, что по мере усовершенствования своих средств воздушное оружие будет приобретать все большее значение, и в случае возможной будущей войны преимущество обладания господством в воздухе окажется важнее преимущества обладания таковым на море.
    Обладание мощным флотом воздушных сообщений равносильно потенциальному обладанию сильной воздушной армией, всегда готовой к защите наших прав.
    Как вывод: для Италии интенсивное развитие средиземноморских воздушных сообщений означает выгодное использование превосходного географического положения, в которое она поставлена судьбой, и политического положения, завоеванного кровью ее сынов; оно означает возможность довести важную и благородную отрасль промышленности до первенства во всем мире при одновременном создании для себя средства политического могущества, национального богатства и военной безопасности.
    При разработке плана организации линий воздушных сообщений — внутренних, колониальных и средиземноморских — следует исходить из широких и ясных идей, учитывая всю совокупность уже упомянутых преимуществ, а не руководствоваться лишь мелочными узкоэкономическими соображениями.
    Первые линии воздушных сообщений безусловно будут убыточными, по крайней мере в течение первых лет, потому что, помимо высокой стоимости этого средства сообщения, оно противоречит атавистическим привычкам человека, а, следовательно, встретит некоторые затруднения и довольно сильную вражду. Однако, все это вскоре будет рассеянно, и стоимость воздушного передвижения будет быстро снижаться благодаря конкуренции, которая со временем установится.
    Летательный аппарат является аппаратом смелости во всех значениях этого слова. Он обгоняет самое пылкое воображение. Тот, кто перед войной сказал бы, что самолеты будут насчитываться тысячами, прослыл бы фанатиком. Развитие воздушных сообщений будет итти такими же темпами. Через несколько лет поезда дальнего следования будут состоять только из вагонов третьего класса, «Общество спальных вагонов» изменит свое название, и международная почта будет перевозиться исключительно по воздуху.
    Решительное устремление по новому пути, особенно при нашем положении, является актом мудрого и смелого предвидения. Капитал, который придется первоначально затратить на создание воздушных линий, не будет выброшен даром, наоборот — он явится надежной страховкой на будущее время.
    Развитие воздушных сообщений представляет, особенно для Италии, значительный интерес общего характера, который не должен ускользнуть от внимания правительства.
    Внутренние, колониальные и средиземноморские воздушные сообщения выдвигают целый ряд проблем разнообразнейшего характера: политического, экономического, социального, военного и т. д., которые должны быть гармонично разрешены единым компетентным политическим органом. Орган этот должен быть поднят до уровня министерства. Если во время войны сочли достаточным создание «Генерального комиссариата воздушного флота», зависевшего в некоторых отношениях от военного министерства или от министерства вооружений, поскольку непосредственная деятельность этого комиссариата должна была ограничиться подготовкой определенного рода войск, — в последующий период в мирное время орган, поставленный для руководства воздушными сообщениями, должен обладать большей независимостью и большей свободой действий, хотя и должен поддерживать тесную связь с ведомствами путей сообщения, промышленности, почт, военным и пр. Министерство воздушного флота должно будет ведать всеми вопросами воздушного флота, какого бы рода они ни были. Эти вопросы будут постепенно расти как по своему количеству, так и по своему значению. Если принять во внимание новизну предмета, к которому подготовлено лишь немного людей, то постепенный рост имеет свои преимущества, — и если даже вначале министерство воздушного флота может показаться по своему значению второстепенным, то уже очень скоро оно самой силой обстоятельств достигнет первостепенного значения, по мере того как, переходя от малого к крупному, оно подготовит необходимые кадры для разрешения более обширных задач, которые будут возникать с течением времени.
    По отношению к внутренним, колониальным и средиземноморским воздушным сообщениям деятельность министерства воздушного флота сможет развиваться и как функция творческая (оперативная. — Пер.) и как функция координирующая (плановая. — Пер.), т. е. главные линии воздушных сообщений смогут эксплоатироваться государством или частными концессионными обществами. В первом случае налицо будет непосредственное управление; во втором — министерство воздушного флота должно будет установить направления главных линий и определить условия их эксплоатации, сохраняя над последней верховное наблюдение и высший контроль. Ни в каком случае государство не сможет всецело предоставить экеплоатацию воздушных сообщений частной инициативе, которая может учитывать лишь свои непосредственные выгоды, совершенно пренебрегая теми косвенными последствиями, которые для государства могут иметь гораздо большее значение.
    Так как мирные воздушные средства могут и должны в случае необходимости превращаться в военные воздушные средства, министерство воздушного флота должно будет осуществлять надзор над материальной частью транспортного воздушного флота и над организацией последнего с той целью, чтобы и та и другая могли легко и быстро превратиться в военные средства и военный организм.
    Министерство воздушного флота должно будет, кроме того, способствовать развитию второстепенных воздушных сообщений, т. е. сообщений по линиям местного значения, развитию частной (любительской) и спортивной авиации, воздушных сообщений на Балканском полуострове и в Южной Америке, наконец, всех отраслей авиационной промышленности, что будет равносильно приобретению Италией первостепенного значения в будущем воздушном мире.
    Из этого сжатого перечня функций МB столь обширном и почти совершенно новом деле, которое нуждается в руководстве с широкими и смелыми взглядами, легко сделать вывод, насколько необходимо, чтобы орган, предназначенный стоять во главе его, был поставлен на подобающую высоту, которая одна может облегчить ему выполнение его трудной задачи».
* * *
    «Летательный аппарат сам по себе (его конструкция и оборудование. — Пер.) и в отношении его применения шествовал по пути усовершенствования и развития с такой быстротой, в которой есть нечто фантастическое. В подобном деле потеря времени и медленное движение могут оказаться роковыми. Необходимо действовать быстро, чтоб не оказаться превзойденными.: Свинцовые ноги плохо сочетаются с легкостью крыльев. Война вызвала возникновение в этой почти неисследованной области громадного количества новых сил и новых средств, готовых принять участие в усиленной мирной работе, которая должна последовать за победой. Во всем цивилизованном мире большое число специалистов, рабочих и промышленных предприятий приспособились к новому производству; вокруг нового дела сосредоточилась значительная сумма интересов (денежных. — Пер.); искусство полета изучено многочисленными рядами отважных юношей. Все эти свежие силы по окончании войны будут искать себе дорогу, которую нельзя найти вне области воздушных сообщений, и между государствами немедленно возникнет ожесточенное соревнование за овладение главными линиями воздушных сообщений, так как именно они могут оказаться более выгодными в различных отношениях.
    Поскольку Италия находится в центре скрещения большинства наиболее важных международных линий, эта страна и Средиземное море безусловно станут ареной мирного соревнования в области международных воздушных сообщений Старого света. Единственный способ, пригодный для того, чтобы выйти победителями из этой борьбы, — это быть подготовленными к удовлетворению всех потребностей нового транспортного средства в оспариваемом воздушном бассейне. Если мы отнесемся с пренебрежением к этому виду обязанностей, налагаемых на вас вашим положением, мы должны будем согласиться допустить, чтобы иностранцы летали над нашей территорией и над нашими морями. Поэтому необходимо не только действовать, но действовать быстро и хорошо. За всякое колебание и всякую робость придется, быть может, горько поплатиться.
    Вывод из этих кратких замечаний сводится к тому, что Италия, по нашему мнению, должна повести быструю, разумную и дальновидную воздушную политику, основываясь преимущественно на следующих положениях:
    а) Содействовать развитию внутренних, колониальных и средиземноморских воздушных сообщений, осуществляя государственное воздействие, творческое (оперативное. — Пер.) и координирующее (плановое. — Пер.), и установив, как правило, что внутренние, колониальные и средиземноморские, идущие из Африки, Азии и с Балканского полуострова воздушные сообщения должны поддерживаться самолетами под итальянским флагом. Содействовать, помимо этого, развитию воздушных сообщений под итальянским флагом на Балканском полуострове, в Малой Азии и в Южной Америке.
    б) Содействовать развитию авиационной промышленности, покровительствуя ей, способствуя ее популяризации, снабжая ее значительными средствами для исследовательских работ, изысканий и экспериментирования.
    в) Содействовать развитию национальных воздушных сообщений и авиационной промышленности посредством надлежащих заблаговременных мероприятий, создающих возможность быстрого превращения как первых, так и второй в орудия войны, благодаря чему значительную часть средств, которые государству пришлось бы ассигновать на свою воздушную оборону, можно было бы сделать доходной, обращая ее на развитие мирных воздушных средств.
    Подробное исследование затронутых выше крупных вопросов потребовало бы обширного места; нам же достаточно лишь привлечь внимание к воздушным проблемам, которые в общем бурном потоке многочисленных проблем всякого рода, выдвигающихся в настоящий период времени, могли бы легко ускользнуть от внимания или показаться второстепенными по своему значению, в то время как они имеют важнейшее значение, представляя собою ближайшее будущее того средства, которое было победоносным со дня своего рождения.
    Пусть читатель возьмет карту Римской империи и проследит, как власть распространялась из Рима через великий водный бассейн, омывающий великий европейский мол[56]. Тогда распространение происходило посредством силы, завоевания и приобщения к цивилизации; ныне изменение положения Италии и новое средство, дающее власть над пространством, могут повести к подобному же распространению совершенно мирного характера. Рим, бывший центром величайшей империи мира на заре цивилизации, должен стать, благодаря последнему достижению цивилизации, центром наиболее быстрых сообщений, наиболее значительным воздушным портом мира.
    И над этим центром новейшей цивилизации должен превыше всего развиваться великолепный трехцветный флаг, еще не остывший после прекраснейших битв.
* * *
    Все, что я тогда писал, остается совершенно неизменным по отношению к высказанным идеям; но, к сожалению, Италия еще не сумела обрести свой воздушный путь, в то время как за границей уже сделано многое.
    Если на карте Европы нанести маршруты существующих и проектируемых воздушных линий, то обнаружится, что Италия тесно охватывается ими и является чуть ли не препятствием для воздушных сообщений Старого света. Такое положение не может длиться как из-за наших собственных интересов, так и в силу необходимости выполнить наши международные обязанности. Ясно, что если мы не сумеем добиться для нашей страны подобающего воздушного значения, мы дадим иностранцам известное право провести над Италией свои воздушные линии[57].
    Все сказанное выше о гражданской авиации мне хотелось высказать, чтобы показать, что государство должно поощрять ее развитие в общественных интересах.
    Некоторые из проявлений деятельности гражданской авиации имеют прямое отношение к государственной обороне, другие же не имеют к ней непосредственного отношения. Этими последними органы, ведающие государственной обороной, не должны заниматься, так как они полностью выходят за пределы их компетенции; ими должно ведать государство в целом.
    Отраслями же деятельности гражданской авиации, имеющими прямое отношение к государственной обороне, должны, напротив, ведать органы, руководящие этой обороной.

Глава XXII.
Виды деятельности гражданской авиации, имеющие прямое отношение к государственной обороне

    Очевидно, что такими видами деятельности являются те, которые подготовляют средства, могущие быть непосредственно использованными государственной обороной, т. е. независимой авиацией и вспомогательной авиацией.
    Воздушные сообщения гражданского характера применяют самолеты, подготовляют и содержат на практической летной работе летчиков, используют различное вспомогательное авиационное имущество, т. е. подготовляют и содержат в готовности средства, могущие быть непосредственно использованными для обороны государства, поскольку эти средства удовлетворяют известным условиям, например чтобы самолеты могли быть легко и быстро приспособлены для военного применения.
    Поэтому государственная оборона заинтересована в развитии гражданской авиации, поскольку средства, подготовляемые последней, соответствуют также и целям первой.
    Что касается технической авиационной подготовки личного состава, то достаточным условием будет, если гражданский авиационный персонал сможет быть, в случае надобности, немедленно мобилизован и возьмет на себя обязательство получить в мирное время ту дополнительную подготовку, которая сделает его способным к выполнению военных задач.
    При этих условиях авиационные органы государственной обороны были бы чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы гражданская авиация подготовляла этот персонал и содержала его на работе, а потому они могли бы субсидировать с этой целью частные предприятия.
    Субсидирование в этой области может оказаться значительным. Действительно, подсчитаем, во сколько обходятся военному ведомству подготовка и содержание на летной работе одного летчика. Эта сумма является высшим пределом субсидии, которую военное ведомство может выплачивать частным предприятиям за каждого подготовленного и находящегося на летной работе летчика; но этот высший предел настолько высок, что можно будет установить значительно более низкий размер субсидии, достигая таким путем значительной экономии.
    Что же касается самолетов, то в настоящее время в кругах военной авиации существует предрассудок, будто бы гражданские самолеты не могут быть использованы для военных целей, ибо, как говорят, каждая из обеих категорий самолетов должна обладать различными свойствами.
    Я назвал это мнение предрассудком, так как, независимо от любого иного соображения, налицо следующее обстоятельство: ни одно государство в мире не настолько богато, чтобы иметь возможность содержать в полной готовности надлежащие воздушные силы чисто военного характера; поэтому всем неизбежно придется подготовляться к тому, чтобы быть в состоянии использовать для военных целей средства соответствующей гражданской авиации.
    Безусловно верно, что в абсолютном смысле самолет, который должен одновременно удовлетворять гражданским и военным потребностям, не будет представлять собой ни отличного гражданского самолета, ни совершенного военного самолета.
    Но абсолютного не существует. На практике всегда необходимо уметь примирять крайности; и такое примирение окажется в действительности чрезвычайно выгодным для военной авиации, так как, базируясь на действующую гражданскую авиацию, она сможет всегда располагать самолетами современного типа, в то время как, базируясь исключительно на свои собственные средства, она часто оказывалась бы вооруженной старым хламом.
    Предрассудок этот вытекает также из того обстоятельства, что военная авиация на сегодняшний день базируется почти исключительно на самолетах с предельными данными, в то время как гражданская может основываться лишь на самолетах со средними данными. Но самолетами с предельными данными нельзя вести воздушную войну, хотя и можно иногда сражаться в воздухе.
    Война ведется массами., а массы составлены из средних величин. Говоря о воздушной армии, я показал, что ей как раз нужны самолеты со средними данными, подобными тем, какие должны иметь коммерческие самолеты.
    Таким образом, военная авиация сможет использовать самолеты, предназначенные для гражданского применения, обладающие специальными, но не исключительными свойствами, а гражданская авиация — ввиду преимуществ, которые дает ей принятие ею этих условий, — сможет без особых затруднений выполнить их.
    Если подумать о том, во сколько обходится каждый день пребывания военного самолета в боеспособном состоянии, то можно сразу составить себе представление о максимальном размере субсидии, которую военное ведомство может выплачивать за каждый день содержания «боеспособного» гражданского самолета, который в случае войны мог бы быть немедленно использован; от этого высшего предела можно было бы значительно отступить, достигая также и здесь весьма заметной экономии.
    Немногих приведенных выше соображений достаточно, чтобы показать, какую помощь могла бы оказать, хотя и действуя исключительно в собственных интересах, военная авиация авиации гражданской.
    Расходы на эту помощь финансового порядка должны были бы логически проводиться за счет бюджета военной авиации; и так как с развитием гражданской авиации эти расходы постепенно уменьшались бы по мере того, как гражданской авиации все легче становилось бы окупать свои расходы, то постепенно военная авиация, так сказать, постоянного характера могла бы быть сокращена до минимума, приобретая в то же время возможность развернуть, в случае военного конфликта, максимальную мощь путем пополнения своих рядов мобилизованной гражданской авиацией.
    Но размеры помощи, которая должна быть установлена в интересах военной авиации, могут быть окончательно установлены лишь руководящим военным органом независимой или вспомогательной авиации, так как только этот орган достаточно компетентен для определения условий, которым должны удовлетворять гражданские авиационные средства, чтобы быть непосредственно полезными для военной авиации.
    Этого мало. Военная авиация может еще содействовать развитию гражданской авиации, поручая последней выполнение всего того, что не имеет узко военного характера.
    Обучение пилотажу, подготовка мотористов, сборщиков и т. д. — вся специальная авиационная подготовка — совершенно не носят какого-либо узко военного характера: как военные, так и гражданские летчики должны стать хозяевами своих самолетов; в мундире или в штатском платье мотористы должны знать моторы и уметь заставить их работать.
    Поэтому вся специальная авиационная подготовка может быть поручена частной инициативе; помимо облегчения органов военной авиации это, несомненно, удешевит подготовку, поощряя в то же время гражданские авиационные предприятия.
    Государство не является хорошим предпринимателем[58]; поэтому окажется также выгодным освободить военную авиацию от всех органов производства или ремонта материальной части; это также даст толчок гражданской авиационной инициативе.
    Таким образом, военная авиация может многое сделать в пользу гражданской, хотя и действуя в собственных интересах и избегая вредного параллелизма, при условии, что различные функции будут четко определены и что руководители будут действовать с достаточной широтой мысли, без предрассудков, и порвав с традицией, уже начавшей создаваться, несмотря на молодость дела.

Глава XXIII.
Виды деятельности гражданской авиации, не имеющей прямого отношения к государственной обороне

    Этими видами ее деятельности, которые однако, как и все другие виды национальной деятельности, имеют косвенное отношение к государственной обороне, военные власти не должны заниматься для того, чтобы не вмешиваться в вопросы, ее входящие в их компетенцию, чтобы разгрузить свои органы и избежать вредного параллелизма. Эти виды деятельности должны поддерживаться государством, поскольку они имеют общественное значение, но эта помощь должна быть выражена в виде самостоятельного бюджета, который может оказаться более или менее значительным, в зависимости от того, что компетентные государственные органы признают необходимым.
    К этим видам деятельности относится все, что касается научно-технического прогресса авиации; все, что помогает выставить в благоприятном свете на арене международных состязаний нашу авиационную промышленность; все, что отражает проявление деятельности коммерческой и спортивной авиации и т. д. и чему органы государственной обороны не должны оказывать никакого содействия из-за отсутствия непосредственной заинтересованности.
    Государственная оборона извлекает косвенным путем выгоду из всякого успеха в области научно-технического прогресса авиации, но содействие этому прогрессу не входит в компетенцию органов, ведающих государственной обороной. Все военные научно-испытательные учреждения должны были бы перейти в гражданское ведомство, — по моему мнению, в ведение министерства народного просвещения, ввиду того что теоретические и опытные исследования в области авиационной техники вовсе не носят специально военного характера. Эти учреждения должны стать доступными всем исследователям, безразлично, одеты ли они в мундир или нет, чтобы избежать таким образом монополизации, так как эффективность всякой монополии ничтожна.
    Военно-авиационному командованию для его специальных целей могут потребоваться летательные аппараты, обладающие особыми качествами, и в этом случае упомянутому командованию останется лишь обратиться к гражданским авиационным («aeronautici») институтам с просьбой о разработке и осуществлении аппаратов, отвечающих его специальным требованиям; несомненно, оно получит от этих институтов, благодаря более широкой сфере их деятельности, лучший ответ.
    Точно так же военно-авиационные власти должны оставаться совершенно безучастными ко всему тому, что имеет отношение к надежности гражданских самолетов и к профессиональному искусству невоенных летчиков, подобно тому как они остаются безучастными к методам производства автомобилей и к выдаче разрешений на управление ими.
    Если для обеспечения безопасности граждан государство считает необходимым вмешаться в эти виды деятельности гражданской авиации, то оно должно сделать это через посредство гражданских органов, так же как оно поступает при проверке паровых котлов и электростанций, при выдаче разрешений на право езды шоферам и т. п.
    Вмешательство военных органов, помимо обременения их функциями, чуждыми их компетенции, создает раздоры между военной и гражданской авиацией — раздоры, которых следует избегать в интересах как той, так и другой.
    Чтобы добиться известности и высокой оценки национальной промышленности, следует иногда организовывать состязания, конкурсы и т. п.; и к последним военные власти должны оставаться безучастными так же, как они остаются безучастными к подобной же деятельности в других областях или, самое большее, принимать в них участие в исключительных случаях, с чисто военными средствами, как они делают это, например, организуя состязания кавалерийских отрядов на определенных спортивных празднествах.
    Вероятно, могут также получить развитие разнообразные виды авиационной деятельности: воздушный спорт, воздушный туризм и т. п., в которых военной авиации совершенно нечего делать.
    Военно-авиационные органы должны освободиться от всего этого разношерстного груза, который в настоящее время тяготеет на их плечах, обременяет их и затрудняет их движения. Эти органы ставят себе точные цели, значение которых будет все время возрастать; поэтому необходимо, чтобы они не отвлекались еще другими заботами.
    Как я уже сказал, государство должно выделить для развития видов деятельности гражданской авиации, не имеющих прямого отношения к государственной обороне, самостоятельный бюджет. В вопросе о способе распределения этого бюджета между различными видами деятельности военные власти не являются компетентными. Поэтому следовало бы создать совещательную комиссию гражданского характера, способную изучить и предложить лучший способ использования бюджета гражданской авиации.

Глава XXIV.
Центральная организация

    Из произведенного в предшествующих главах анализа следует, что организация центральных органов авиации должна была бы быть основана на следующих главных предпосылках:
    а) Должно быть установлено, что вспомогательная авиация, как сухопутная, так и морская, составляет неотъемлемую часть соответственно сухопутной армии и морского флота и содержится за счет соответствующих бюджетов.
    б) Независимой авиации — ядру будущей воздушной армии — должен быть предоставлен самостоятельный бюджет.
    в) Гражданской авиации должен быть предоставлен самостоятельный бюджет.
    Принятие этих первых трех пунктов фактически не влечет за собой увеличения расходов на авиацию, оно просто является выражением согласия на рациональное распределение единого кредита, который в настоящее время распределяется несколько произвольным образом.
    г) Следует разгрузить органы военной авиации освобождением их от всех тех функций, которые не имеют специфически военного характера, передав их гражданским авиационным органам.
    Принятие этого пункта фактически не влечет за собой увеличения числа органов, а просто возвращает последние в их естественное положение.
    д) Должно быть установлено, что количество и качество воздушных средств, предназначенных для образования вспомогательной авиации сухопутной армии и морского флота и независимой авиации, должны определяться соответственно органами, ведающими организацией сухопутной армии, морского флота и независимой авиации, и что ведению каждого из этих органов подлежат также вопросы организации и применения соответствующей авиации.
    Принятие этого пункта соответствует тому критерию диференциации функций, который является наиболее характерным признаком эволюционного развития.
    Основываясь на этих предпосылках, организация центральных органов могла бы принять нижеследующий вид.
    1. В сухопутной армии и морском флоте вспомогательная авиация каждого из этих видов вооруженной силы должна быть организована так, как это признают наиболее уместным соответствующие органы, ведающие организацией армии или флота, учитывая:
    а) что на эту авиацию не возлагается никаких технических авиационных функций в отношении материальной части, потому что специальное авиационное имущество в требуемом ей количестве и указанного ею качества должно доставляться ей техническим авиационным органом, о котором я буду говорить ниже;
    б) что на нее не возлагается обязанность давать личному составу какую-либо авиационную подготовку, так как такая подготовка должна даваться личному составу вспомогательной авиации армии и флота, в соответствии с их требованиями, техническим авиационным органом, о котором я буду говорить ниже.
    2. Должен быть создан орган — указанного мной выше[59] состава — для руководства организацией независимой авиации в пределах выделенного ей бюджета.
    Этому органу сначала пришлось бы, главным образом, изучать проблему экспериментальным путем, используя для этой цели (существующую бомбардировочную авиацию и истребительную авиацию, которые должны были бы быть переданы в его распоряжение; он определил бы организацию независимой авиации, организовал бы последнюю, ведал бы ее управлением (созданием ее командных кадров)[60], ее подготовкой и ее применением.
    На этот орган не должны возлагаться никакие технические авиационные функции, аналогично тому, что сказано в подпунктах «а» и «б» предыдущего пункта.
    3. Должен быть создан орган («Управление снабжения»)[61], который ведал бы снабжением вспомогательной авиации армии и флота и независимой авиации специальным авиационным имуществом, в соответствии с их количественными и качественными требованиями, при соблюдении принципа получения этого имущества исключительно от частных предприятий.
    4. Должен быть создан орган («Управление личного состава») («Dirczione del personale»), который ведал бы специальной авиационной подготовкой, в соответствии с количественными и качественными требованиями, личного состава вспомогательной авиации армии и флота и независимой авиации, при соблюдении принципа, что эта подготовка будет поручаться исключительно частной инициативе.
    Как «Управление снабжения», так и «Управление личного состава» не должны иметь ни одного завода и ни одной школы; они должны быть небольшими органами — почти что органами простого сосредоточения заказов и передача их[62] частным предприятиям и приемки имущества и личного состава. Оба управления отвечали бы за техническую авиационную ценность поставленного.
    Чтобы эти органы не оказались предоставленными самим: себе, следовало бы подчинить их органу, ведающему независимой авиацией, как наиболее специфически авиационному.
    5. Должна быть создана совещательная комиссия, чтобы изучить и предложить наилучший метод использования бюджета гражданской авиации, а также для передачи последней всех тех видов авиационной деятельности, которые, хотя и состоят в настоящее время в ведении военной авиации, но не обладают никакими военными свойствами.
    И достаточно. Пусть не производит чрезмерного впечатления то обстоятельство, что предшествующие пункты — 2, 3, 4 и 5 — начинаются словами «должен быть создан». Я воспользовался глаголом «создать», так как предпочитаю его глаголу «преобразовать». Но в действительности, если только немного обдумать высказанные мною мысли, становится ясно, что указанная организация, потребовав создания некоторых новых органов, в то же время, в виде компенсации, потребует также уничтожения множества органов, гораздо более значительных по своему числу и размерам, на которые в настоящее время возложены обязанности смутные, неопределенные, неясные и чуждые их компетенции. Речь идет, таким образом, о созидании, которое имело бы следствием сокращение и упрощение, приведя, несомненно, к большей эффективности (всей организации. — Пер.).
    Я написал выше: «и достаточно». Но в действительности этого не было бы достаточно. Между различными руководящими органами, между их соответствующими функциями и между различными видами авиации должна, несомненно, существовать тесная связь. Таким образом, недоставало бы связующего звена, которое объединяло бы их все под единым общим руководством, и этим связующим органом могло бы явиться лишь воздушное министерство[63].
    Необходимо, чтобы кто-то нес ответственность перед страной за ее авиацию во всех ее видах, но необходимо, чтобы этот кто-то не только мог нести ответственность, но и посвятил бы всю свою деятельность этой цели, не будучи отвлекаем другими заботами.
    Если авиация нашей страны сегодня очень скромна по своим размерам, это не имеет значения; авиация находится в стадии быстрого развития, и мы не знаем, что может произойти завтра как в области гражданской, так и военной. Если сегодня наша авиация невелика, пусть ей дадут небольшое министерство, способное подготовить будущее; безглавое тело не может развиваться, так как оно не может даже жить.
    Начиная с малого, легко притти к большому; а начинать с малого необходимо, когда приходится приступать к новому делу при отсутствии подготовленных людей.
    Поэтому я полагаю, что авиации необходимо дать собственную голову, т. е. создать воздушное министерство.
    Углубляться в дальнейшие подробности плана организации авиации было бы праздным делом: подробности могут вытекать лишь из центральной организации.
    О последней и необходимо позаботиться прежде всего; все остальное придет впоследствии.

Глава XXV.
Воздушные пути

    Прежде чем закончить, я считаю необходимым несколько задержаться на этом вопросе существенной важности.
    Летательный аппарат не нуждается в дорогах, если понимать последние в том узком смысле, какой обычно придается этому слову, потому что для летательного аппарата все воздушное пространство является дорогой.
    Но ведь и море является дорогой для плавучих средств; все же расцвет морских сообщений зависит от подготовительных мероприятий, проведенных с этой целью на суше (на берегах).
    То же самое имеет место и для воздушного передвижения. Теоретически летательному аппарату достаточно иметь точку вылета и точку прибытия; практически же надлежит подготовить соответствующим образом земную поверхность для того, чтобы над ней можно было летать, так как легкость и безопасность полета зависят в значительнейшей степени от проведенных на поверхности подготовительных мероприятий, особенно в стране с поверхностью пересеченной, раздробленной и возделанной, как Италия.
    Нельзя надеяться на широкое развитие воздушного передвижения до тех пор, пока не подготовлены воздушные пути. Если во время войны обычно обходились без них, это было следствием того, что связанный с войной риск настолько значителен, что наряду с ним всякий иной риск кажется незаслуживающим внимания. Но в мирное время надлежит уменьшить возможность всякого риска.
    Воздушные пути требуют немногого: хороших аэродромов, нескольких площадок на случай вынужденной посадки, хорошо поставленной службы связи, некоторых наземных служб в основных центрах; но это немногое должно быть сделано.
    Сеть воздушных путей может состоять лишь из широких петель, образованных пересечениями крупных артерий, и должна быть такова, чтобы облегчить развитие гражданской авиации и применение авиации военной.
    Подготовка к созданию воздушных путей соответствует общественным интересам и входит в. компетенцию государства.
    Географическая форма нашей страны ясно указывает на начертания, которые должны иметь наши основные воздушные артерии: две береговые и одна по р. По, к которым могли бы примыкать все линии воздушных сообщений, сходящиеся в воздушном пространстве над Средиземным морем… Эта большая треугольная петля быстро приобретет международное значение, превращая воздушное препятствие, каким в настоящее время является наша страна, в зону, облегчающую воздушное сообщение между Испанией и Южной Францией, с одной стороны, и Балканскими странами — с другой, и между Центральной Европой и Африкой и Азией.
    В то же самое время большая треугольная петля будет прекрасно соответствовать возможным воздушно-стратегическим замыслам, которые могут потребовать быстрого сосредоточения воздушных сил в долине р. По или же на двух прибрежных фронтах.
    Она представляет собой абсолютно необходимый минимум, без которого тщетной будет надежда, чтобы наши воздушные сообщения получили какое-либо развитие; поэтому создание ее является одной из наиболее срочных мер, которые государство должно провести.
    Это отнюдь не означает, что государство должно само взять на себя выполнение работ и эксплоатацию путей; это просто означает, что оно должно действовать так, чтобы воздушные пути были созданы и поддерживались (в надлежащем состоянии. — Пер.). Предпринятые государством опыты эксплуатации не оставляют никаких сомнений в том, что эксплоатацию воздушных путей надлежало бы передать частной инициативе.
    Когда совершение полетов будет облегчено надлежащей подготовкой земной поверхности; когда частные предприятия, носящие серьезный характер, получат поддержку и субсидирование с возможной щедростью, на которую я указывал; когда будет правильно организована военная авиация, диференцированы функции и распределены сферы компетенции; когда ярко воспылает новый дух, пламенно стремящийся к неизбежному будущему, — тогда, наконец, наша авиация свободно взмахнет крыльями, ибо все факторы безопасного полета в наших руках и мы обладаем талантливыми и отважными людьми, безоблачным небом и родиной, раскинувшейся в том море, где родилась цивилизация.

Заключение

    Читатели, сопровождавшие меня по пути, который не был краток, дойдя до этого места, должны были убедиться в том, что, если я смело заглядывал в будущее, я всегда делал это, не предаваясь игре воображения, но основываясь на сегодняшней действительности, которая порождает завтрашнюю. Они должны были заметить также и то, что хотя я вижу в завтрашней действительности нечто, могущее смутить наиболее холодные умы, все же, когда я стал на практическую почву, чтоб указать на то, что, по моему мнению, следовало бы сделать сегодня, я не сделал ни одного, так сказать, революционного предложения, но, напротив, ограничился тем, что представил предложения организационного характера, преследующие исключительно цель упорядочить то, что уже существует, и создать возможность для какого угодно развития.
    Ибо именно упорядочение необходимо для того, чтобы увеличить коэфициент полезного действия того, что существует, чтобы создать условия для развития и чтобы не застояться в настоящем, которое к тому моменту, когда оно утверждается, является уже прошедшим.
    Я обладаю — да простят мне эту нескромность — математической уверенностью («ho la sicurezza matematica»), что будущее не сможет меня опровергнуть и что война в воздухе явится основой грядущих столкновений, а, следовательно, не только будет чрезвычайно быстро возрастать значение воздушных армий, но соответственно будет чрезвычайно быстро падать значение сухопутных армий и морских флотов. Однако, переходя к современной практике, я предложил создать не воздушную армию, а лишь компетентный орган для изучения проблемы и дать ему средства для опыта.
    Это предложение — программа-минимум, которая могла быть сформулирована при современном состоянии вопроса, обсуждаемого в настоящее время повсюду; и его невозможно отвергнуть, если только не желают сознательно держаться политики страуса.
    Но, хотя это предложение и минимальное, для меня оно достаточно, ибо я обладаю — и вновь прошу извинения за нескромность — математической уверенностью, что достаточно поставить эту проблему в порядок дня, чтобы разрешить ее, — если и не в предложенной мною форме, то, несомненно, в том духе, которым проникнуты развитые мною соображения.
    Поэтому, если долгое изучение и великая любовь приведут меня хотя бы только к тому, чтобы убедить тех, кто это может, бросить доброе семя, — я объявлю себя вполне удовлетворенным.
    Растение пышно разрастется и достигнет гигантских размеров.
    Рим, 1921 г.

Книга вторая

(добавлена в 1926 г.)
    Как я уже отметил в предисловии к настоящему второму изданию, при первом опубликовании своего труда «Господство в воздухе» я не считал уместным изложить полностью все свои мысли относительно воздушной проблемы, чтобы не ударить слишком сильно по сложившимся и господствующим взглядам. Этим преследовалась цель облегчить принятие и проведение в жизнь определенной программы-минимум, которая должна была бы в свое время явиться новой отправной точкой для дальнейшего движения вперед.
    В 1921 г. существовала лишь вспомогательная авиация, — хотя она и не носила такого наименования, — т. е. существовали лишь авиационные средства, предназначенные для облегчения и дополнения сухопутных или морских действий, и воздушное оружие, несмотря на услуги, которые оно оказало в течение войны, рассматривалось, особенно в военных кругах, как излишняя роскошь. Если это был период, когда мало заботились о сухопутной армии и морском флоте, то это был также период, когда об авиации никто не заботился.
    При таком фактическом положении вещей моя задача заключалась во внедрении понятия «господства в воздухе», в создании первого представления об его значении, в том, чтобы побудить приступить к изучению средств, наиболее пригодных для борьбы за завоевание господства в воздухе, и в том, чтобы добиться признания идеи независимых воздушных сил, не подчиненных сухопутной армии и морскому флоту. Все это надо было делать после великой войны, в течение которой авиация применялась лишь в качестве вспомогательного средства. Иначе говоря, надо было итти против сложившихся и твердо установившихся взглядов всех тех, — а имя им было и есть легион, — кто, подготовляя будущее, не может отрешиться от прошлого.
    Задача была достаточно трудна сама по себе; это наглядно доказывается тем обстоятельством, что, несмотря на подобие официальной марки, данной «Господству в воздухе» самым фактом его издания попечением военного министерства, ни одна из высших военных сухопутных и морских инстанций не соблаговолила заняться данным вопросом, вокруг которого сохранялось абсолютнейшее молчание вплоть до похода на Рим.
    Очевидным образом, мысли, содержащиеся в «Господстве в воздухе», должны были показаться в высшей степени дерзкими или даже прямо экстравагантными, если только равнодушие не являлось следствием общей прирожденной умственной лености.
    Однако, мною была принесена большая жертва с целью умилостивить богиню непонимания: я допускал сохранение вспомогательной авиации! В «Господстве в воздухе» (смотри книгу первую) я стремился доказать огромную важность независимой авиации (воздушной армии), но допускал, что одновременно могла бы продолжать свое существование и вспомогательная авиация, в то время как я был, как и сейчас остаюсь, убежден в том, что одна несовместима с другой.
    Это было малодушием, — я с этим согласен, — но с чем не приходится иногда мириться, чтобы добиться победы здравого смысла!
    Впрочем, каждый, прочитавший «Господство в воздухе» хотя бы с некоторым вниманием, должен был бы отчетливо понять, что я считаю вспомогательную авиацию бесполезной, излишней и вредной.
    Действительно, в главе VIII «Воздушная армия и вспомогательная авиация», после того как я пришел к выводу, что
    «государственная оборона может быть обеспечена лишь воздушными силами, способными, в случае вооруженною столкновения, завоевать господство в воздухе»[65], я несколько ниже[66] добавил:
    «Легко понять, что все воздушные средства сухопутной армии и морского флота были бы уничтожены неприятельской воздушной армией, которая завоевала бы господство в воздухе».
    Это означает, что вспомогательная авиация оказывается бесполезной, если не удается завоевать господство в воздухе. А на войне то, что является бесполезным, оказывается не только излишним, но и вредным, ибо оно могло бы быть применено с пользой иным путем.
    Это до такой степени верно, что в главе VII я утверждал:
    «Всякое усилие, всякая доля энергии, всякое средство, отвлеченные от этой основной цели (завоевания господства в воздухе), представляют собой уменьшение вероятности завоевания господства в воздухе, увеличение вероятности потерпеть поражение в случае войны. Всякое отвлечение от основной цели является ошибкой!»[67].
    Поэтому я считал ошибкой сохранение вспомогательной авиации, бессильной в борьбе за господство в воздухе, но я допускал ее дальнейшее существование, чтобы не смутить чересчур умы, поддерживая слишком решительный шаг, а именно — необходимость уничтожения вспомогательной авиации, единственной в то время признанной и допущенной, и создание одной лишь независимой авиации, представляющей собой абсолютную новинку, которой не создала даже война.
    Но хотя я и допускал существование вспомогательной авиации, я не желал входить в рассмотрение ее сущности. И действительно, в главе XIX я писал:
    «Установив, что организация вспомогательной авиации входит в компетенцию учреждения, ведающего непосредственно организацией армии и флота, я совершенно не буду входить в рассмотрение ее сущности»[68],
    и заявлял, что вспомогательная авиация сухопутной армии и вспомогательная авиация морского флота должны:
    «а) содержаться соответственно за счет бюджетов армии и флота;
    б) быть переданными в непосредственное подчинение соответственно одной и другому, в полном и абсолютном смысле, начиная с организации и кончая применением»[69].
    Это было бы логично, при допущении существования вспомогательной авиации, но я преследовал цель более отдаленную. Я полагал, что если бы была создана воздушная армия, обладающая действительной ценностью; если бы сухопутная армия и морской флот были вынуждены выделять из соответствующих бюджетов средства для создания собственной вспомогательной авиации и если бы военно-сухопутное и военно-морское командование было обязано серьезно изучать организацию и применение собственной вспомогательной авиации, то оно автоматически пришло бы к заключению, что эта авиация является бесполезной, а потому не только излишней, но и вредной для общего дела.
    Таковы основные причины, удержавшие меня тогда от заявления, которое я делаю сегодня, что единственной воздушной силой, имеющей право на существование, является воздушная армия.
* * *
    Под термином «воздушная армия» я подразумеваю — и мне кажется, что я четко разъяснил это еще в 1921 г. — не всякие воздушные силы, способные выполнить любую военную задачу, но точно: воздушные силы, приспособленные к борьбе за завоевание господства в воздухе. Под термином «господство в воздухе» я подразумеваю не всякое превосходство в воздухе («supremazia nell'aria») и не всякое преобладание в воздухе («preponderanza aerea»), но точно:
    «такое положение вещей, при котором мы в состоянии совершать полеты перед лицом противника, неспособного сделать то же самое».
    Отсюда, принимая во внимание значение, которое я придаю этим терминам, вытекает следующее утверждение аксиоматического характера:
    «Господство в воздухе дает тому, кто обладает им, преимущество избавления всей его территории и всех его морских пространств от неприятельских воздушных нападений, в то время как его воздушным нападениям подвержены вся территория и все морские пространства противника».
    Это преимущество, если учесть грузоподъемность и радиус действия современных воздушных средств, а также эффективность существующих разрушительных веществ, таково, что, когда страна обладает надлежащими воздушными силами, она может достичь разгрома материального и морального сопротивления противника, иначе говоря — победить, независимо от каких бы то ни было других обстоятельств.
    Этого нельзя отрицать, так как материальное и моральное сопротивление противника сламывается посредством ударов, а удары можно наносить с помощью воздушных средств. Вопрос будет заключаться в определении количества и качества воздушных ударов, необходимых, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление противника, но это в данный момент нас не интересует, поскольку оговоркой «если обладают надлежащими воздушными силами» я именно и хотел выразить условие, что воздушные силы должны быть соразмерены с целью, т. е. обладать способностью нанести противнику то число ударов соответствующей силы, которого достаточно, чтобы сломить его материальное и моральное сопротивление.
    Но если господство в воздухе, используемое надлежащими воздушными силами, обеспечивает победу независимо от каких бы то ни было иных обстоятельств, то отсюда вытекает с логической и неизбежной последовательностью, что воздушные силы, пригодные для борьбы за завоевание господства в воздухе, т. е. воздушная армия, являются наиболее подходящим[70] средством для обеспечения победы, независимо от какого бы то ни было обстоятельства, если она (воздушная армия) оказывается способной победить в борьбе за завоевание господства в воздухе и использовать это господство силами, соразмеренными с целью.
    Чтобы отрицать эту аксиоматическую истину, — поскольку нельзя отрицать того, что самолеты летают и что разрушительные вещества причиняют разрушения, — необходимо отрицать возможность борьбы за господство в воздухе в том смысле, который я дал этому выражению.
    Является очевидным, что для достижения господства в воздухе, т. е. для воспрепятствования совершению полетов противником при одновременном сохранении за собой этой возможности, следует лишить неприятеля всех его летных средств. В данный момент нас не интересует рассмотрение вопроса о том, каким способом можно достичь этой цели; достаточно доказать фактическую возможность достижения ее. А эта возможность существует, так как летные средства противника можно уничтожить либо в воздухе с помощью собственных летных средств, либо на земле — там, где они укрываются или хранятся или производятся — посредством воздушных нападений на наземные цели. С другой стороны, очевидно, что эти действия, направленные к уничтожению летных средств противника, должны вызвать с его стороны противодействие с целью воспрепятствовать развитию их. Действие и противодействие, следовательно — борьба.
    Когда я говорю, что воздушная армия должна представлять собой воздушные силы, пригодные к борьбе за завоевание господства в воздухе, я имею в виду именно установить условия ее способности преодолеть противодействие противника и уничтожить неприятельские летные средства.
    «Воспрепятствовать совершению полетов противником» не означает воспрепятствовать даже тому, чтобы у противника летали мухи. Несомненно, что чрезвычайно затруднительным было уничтожение всех — в абсолютном смысле слова — летных средств противника. Но господство в воздухе будет завоевано тогда, когда неприятельские летные средства будут сведены к ничтожному количеству, неспособному выполнять какие бы то ни было воздушные действия, имеющие достаточную значимость в общем ходе войны. Морской флот может сказать, что он завоевал господство на море, если даже у неприятеля остались еще плоскодонные лодки; воздушная армия сможет заявить, что она завоевала господство в воздухе, даже если у противника осталось еще несколько экземпляров летательных аппаратов.
    Говоря, что господство в воздухе дает возможность совершать полеты перед лицом неприятеля, у которого отнята возможность сделать то же самое, я хочу сказать: «дает возможность совершать полеты, чтобы что-нибудь сделать, перед лицом неприятеля, неспособного в свою очередь сделать что-нибудь во время полета».
    Да простят мне мои настойчивые пояснения, что именно я понимаю под выражением «господство в воздухе», но я делаю это потому, что по поводу значения этого выражения обычно возникают обильные недоразумения.
    Чрезвычайно часто смешивают «господство в воздухе» с «преобладанием» или «превосходством в воздухе». Но ведь в этом случае речь идет о двух совершенно различных явлениях. Тот, кому принадлежит преобладание или превосходство в воздухе, находится в лучших условиях для завоевания также и господства в воздухе, но до тех пор, пока он его не завоевал, он не обладает им и не может использовать его.
    В течение последнего периода войны мы часто слышали утверждение, что мы обладаем господством в воздухе, в то время как мы просто имели преобладание в воздухе; мы не подумали даже использовать это преобладание для завоевания господства в воздухе, так что, несмотря на наше преобладание в воздухе, противник, пользуясь тем, что мы не добились господства в воздухе, продолжал нападать на нас с воздуха вплоть до самого дня перемирия.
    Некоторые лица, особенно в самое последнее время, открыли относительное господство в воздухе [71], т. е. господство в воздухе, ограниченное определенной воздушной зоной, смешивая еще раз преобладание с господством. Подобная концепция представляется весьма странной, если учесть радиус действия и скорость передвижения воздушных сил, не позволяющие делить воздушное пространство на ломтики.
    Быть сильнее противника в воздухе не значит господствовать в нем, так как «господствовать» исключает какое бы то ни было ограничение и означает — быть полными хозяевами, в то время как, довольствуясь положением сильнейших, довольствуются только потенциальной возможностью, которая в действительности не исключает для менее сильного возможности действовать к ущербу для нас.
    В прекрасном итальянском языке нет синонимов: поэтому будем придавать словам то значение, которое они имеют.
    Значение, данное мною выражению «господство в воздухе», является именно тем, которое это выражение имеет на итальянском языке.
    Поэтому:
    воздушная армия представляет собой наиболее подходящее средство для обеспечения победы, независимо от каких бы то ни было иных обстоятельств, если она оказывается способной победить в борьбе за завоевание господства в воздухе и использовать это господство надлежащими силами.
* * *
    Итак, воздушная армия должна удовлетворять двум условиям, чтобы стать основным фактором победы:
    а) быть способной победить в борьбе за завоевание господства в воздухе;
    б) быть способной, по завоевании господства в воздухе, использовать его силами, позволяющими сломить материальное и моральное сопротивление противника.
    Первое из этих условий является основным, второе — дополнительным.
    Действительно, воздушная армия, которая удовлетворяла бы только первому из этих условий, т. е. была бы способна победить в борьбе за завоевание господства в воздухе, но неспособна использовать это господство надлежащими силами, позволяющими сломить сопротивление противника, в состоянии лишь:
    а) избавить всю свою территорию и все свои морские пространства от неприятельских воздушных нападений;
    б) подвергнуть всю территорию и все морские пространства противника своим воздушным нападениям, не достигая, однако, той силы ударов, какая необходима, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление неприятеля.
    Это означает, что воздушная армия, удовлетворяющая первому условию, не может решить исход войны — исход, который будет зависеть от других обстоятельств, не связанных с борьбой в воздухе, — в то время как воздушная армия, удовлетворяющая обоим условиям, как основному, так и дополнительному, решает исход войны независимо от каких бы то ни было других обстоятельств.
* * *
    Если воздушная армия удовлетворяет только первому условию, исход войны будет решен борьбой на суше и на море.
    В каких условиях пойдет развитие этой борьбы для того, кем будет завоевано господство в воздухе? Очевидно, в условиях чрезвычайно выгодных — и тем более выгодных, чем большие силы останутся у воздушной армии после завоевания господства в воздухе, так как:
    а) она лишит зрения неприятельские сухопутную армию и морской флот и в то же время окажется способной предоставить собственным сухопутной армии и морскому флоту далеко видящие глаза;
    б) она будет иметь возможность наносить неприятелю удары с воздуха; эти удары хотя и не смогут полностью сломить материальное и моральное сопротивление противника, все же смогут нанести последнему тяжелый ущерб, ослабляя его сопротивление.
    Поэтому воздушная армия, даже удовлетворяющая только первому условию, будет в состоянии развить действия, чрезвычайно эффективные в деле достижения победы.
    Вспомогательная авиация, по самому ее определению, представляет собой совокупность тех воздушных средств, которые применяются для облегчения или дополнения операций сухопутной или морской войны, т. е. совокупность воздушных средств, предназначенных для оказания определенных услуг сухопутным и. морским силам и тесно с ними связанных, но (и именно по этой причине) не предназначенных к борьбе за завоевание господства в воздухе. Следовательно, вспомогательная авиация не может оказать никакого влияния на исход этой борьбы.
    С другой стороны, поскольку завоевать господство в воздухе означает привести неприятеля в состояние невозможности совершать полеты, тот, кто остается побежденным в борьбе за завоевание господства в воздухе, не сможет более применять свою вспомогательную авиацию.
    Иначе говоря, возможность применения вспомогательной авиации зависит от исхода борьбы за завоевание господства в воздухе, — исхода, на который, вспомогательная авиация не может оказать никакого влияния.
    Следовательно: воздушные средства, предназначенные для вспомогательной авиации, являются средствами, отвлеченными от основной цели, и оказываются бесполезными, если эта цель не достигнута.
    Но отвлечение сил от основной цели может привести к тому, что цель не будет достигнута, а потому отвлечение воздушных средств для создания вспомогательной авиации может привести к поражению в борьбе за завоевание господства в воздухе и, следовательно, сделать вспомогательную авиацию бесполезной.
    Наконец, учитывая, что после завоевания господства, в воздухе ничто не помешает выделить, если это считают полезным, некоторые воздушные средства из воздушной армии для использования их в качестве вспомогательных, неизбежно приходится притти к заключению, что вспомогательная авиация является бесполезной, излишней и вредной.
    Бесполезной, ибо она неспособна действовать, если не обладают господством в воздухе.
    Излишней, так как, если обладают господством в воздухе, можно применять часть воздушной армии в качестве вспомогательной авиации.
    Вредной, так как она отвлекает средства от основной цели, затрудняя тем самым достижение этой основной
    цели.
* * *
    Утверждать это в то время, когда вспомогательная авиация преобладает («predomina»), a независимая авиация является еще неопределенной величиной, может показаться смелым. Но еще более смелым было, пожалуй, утверждать в 1909 г.:
    «Не менее важным, чем господство на море, будет в скором времени господство в воздухе»… «Цивилизованные нации, чтобы подготовиться к борьбе новейшего типа, будут подготовлять и накапливать надлежащие средства; и так же, как это произошло и происходит с сухопутными армиями и морскими флотами, возникнет в отношении воздушных сил непрекращающееся соревнование, сдерживаемое лишь факторами экономического порядка»… «Необходимо, неизбежно, самою силой вещей и автоматически, воздушные силы испытают головокружительный рост»… «Следовательно, в будущем будут ожесточенно сражаться за завоевание господства в воздухе»… «Воздушный флот неизбежно породит воздушную войну в самом широком смысле этого слова»… «К мысли о воздушной войне необходимо привыкать уже сейчас»… «Воздушные средства должны с настоящего момента создаваться в соответствии с концепцией, аналогичной той, которой руководятся при организации сухопутных и морских военных средств, т. е. имея в виду воздушную войну»… «Военные самолеты должны быть, прежде всего, способны сражаться в воздухе и против летательных аппаратов, а не выполнять особые задачи, каковы, например, наблюдение, доставка распоряжений и пр.»… «Воздушная война требует, помимо разрешения технической проблемы наиболее пригодных воздушных средств, решения большого числа проблем подготовки, организации, применения и т. п. воздушных сил, т. е. требует создания ex novo третьей отрасли военного искусства — той именно, которую можно назвать «искусством ведения? воздушной войны»… «Сухопутная армия и морской флот не должны рассматривать летательные аппараты как вспомогательные средства, могущие принести пользу при некоторых определенных обстоятельствах. Нет! Армия и флот должны, напротив, видеть в появлении летательных аппаратов рождение третьего брата, младшего, но имеющего не меньшее значение в великой военной семье»… «Окажется, что мы присутствовали при зарождении воздушной войны и содействовали этому зарождению. И было бы на самом деле забавно, если бы мы этого даже не заметили!..» (См. журнал «La Preparazione» за 1909» г.).
    Однако, все эти утверждения — чрезвычайно смелые, но являющиеся плодами железной логики — с тех пор под влиянием железной силы фактов получили всеобщее признание, хотя их значение полностью еще и не осознано.
    Это позволяет мне надеяться, что всеобщее признание получат также и утверждения, высказываемые мной в настоящее время, ибо они опираются на те же основы и являются не чем иным., как необходимым развитием тех утверждений, которые я высказал тогда.
    Пусть читатели соблаговолят проследить за «нижеследующим рассуждением — доказательством от противного. А и Б — два государства, располагающие для строительства своих воздушных сил одинаковой суммой средств и стоящие на одинаковом уровне авиационной техники; но в то время как государство А использует все свои средства для создания воздушной армии, подготовленной к борьбе за завоевание господства в воздухе, государство Б использует свои средства, распределив их на две части: одну — для создания воздушной армии, а другую — для создания вспомогательной авиации.
    Очевидно, воздушная армия государства А окажется сильней, чем воздушная армия государства Б; поэтому, принимая, что все остальные условия, как мы допустили, у обеих сторон равны, господство в воздухе в случае военного конфликта будет завоевано: государством А, а побежденное в воздухе государство Б не сможет использовать свою вспомогательную авиацию.
    Иначе говоря, государство Б окажется побежденным в воздушной (войне исключительно потому, что оно отвлекло часть своих средств от воздушной армии для создания вспомогательной авиации, которая явилась бы основной причиной поражения в воздухе и которая в результате поражения стала бы вдобавок бесполезной. Как бы ни рассматривать вопрос, вывод остается все тем же: вспомогательная авиация является бесполезной, излишней и вредной.
    В минувшей войне воздушные средства применялись исключительно в качестве вспомогательных.
    Это абсолютно верно. Но что это означает? Это просто означает, что не было понято значение господства в воздухе, а потому к этому господству не стремились и не подготовляли средств, пригодных для завоевания его.
    Война вспыхнула, когда авиация была еще в пеленках. Весьма немногие верили в нее, и эти весьма немногие не только не имели голоса в верховном совете, но, напротив, считались фанатиками и безумцами. Высшие военные руководители втянутых в борьбу государств не верили в авиацию; хуже того, большинство из них даже не знало, что такое она собой представляет.
    Только в Германии имелось некоторое представление о воздушной войне, но, к счастью, Германия была увлечена Цеппелином на ложный путь и верила больше, чем в самолеты, в свои дирижабли, которые не могли, не могут и никогда не смогут представить собой военные средства, поскольку существуют аппараты тяжелее воздуха.
    Авиация приняла участие в войне больше благодаря терпимости, чем вследствие убежденности; больше из почтения к общественному мнению, которое было прозорливее военно-технических авторитетов, чем вследствие убеждения, что она может на что-нибудь годиться.
    Она была полностью предоставлена самой себе: с ней обращались как со службой второстепенного значения, а в Италии одно время она была передана в подчинение главному интендантству! И штабы не замечали ее до тех пор, пока на расположение главных квартир не начали падать бомбы.
    Каким же в этих условиях могло быть применение этого новейшего оружия? Очевидно, эмпирическим и отвечающим частным и разрозненным, т. е. вспомогательным, целям.
    Все то, что авиация сделала во время войны, она сделала благодаря заслугам и по инициативе своего доблестного личного состава, несмотря, на действия высшего военного начальства, а иногда и вопреки [72] им. Но личный состав авиации не мог охватить войну во всем ее объеме и должен был поэтому ограничить свой кругозор тесными рамками лишь открытых для него областей.
    Когда кое-кто пытался, — как это сделал я, предлагая в 1915 г. создание итальянской воздушной армии, а в 1917 г. создание межсоюзнической воздушной армии, — привлечь высшее военное начальство к изучению ценности воздушного средства, как самодовлеющего средства достижения общих целей войны, военное начальство не соблаговолило даже заняться рассмотрением вопроса.
    В этих условиях не могла развиться — и не развилась — подлинная воздушная война в точном смысле слова; могли развиться — и развились — воздушные действия эмпирического, разрозненного и хаотического характера, так как они более руководились инстинктом, нежели разумом.
    Поскольку сверху хорошо видно и легко что-либо сбрасывать, возникают разведка и бомбардирование; поскольку последние вредны тем, кого разведывают и бомбардируют, возникает истребительная авиация. Вся работа авиации во время войны упирается в такое инстинктивное упрощенство и не выходит за эти пределы. Авиация враждующих сторон разведывает, бомбардирует и истребляет в продолжение всей войны. Пользующийся преобладанием в воздухе разведывает, бомбардирует и истребляет больше того, кто оказывается слабее, и авиация, связанная с наземными войсками, не отдаляется от них и ограничивает свои действия полем действия этих войск и непосредственным обслуживанием последних. Не понимают, что эта связь держит в цепях воздушное оружие, поле действия которого в основном за пределами поля действия наземных войск. Не возникает и мысли о том, что для того, «чтобы заставить авиацию дать все, что она может дать, эту связь нужно разорвать.
    Тем не менее и несмотря ни на что, повсюду были вынуждены признать важное значение воздушного оружия. Чего только не могло бы дать это новейшее оружие в руках того, кто понял бы его!
    Принимая все это во внимание, что может нам сказать опыт минувшей войны? Ничего. Даже менее, чем ничего: он может только сказать, что в то время авиация применялась без всякого критерия, ибо никакого разумного критерия не может породить применение оружия, которого не знают и которое заброшено и предоставлено самому себе.
    Должны ли мы из-за того, что в мировую войну авиация применялась эмпирически, без общих руководящих взглядов, и сейчас подготовлять авиацию к будущей войне эмпирически, без общих руководящих взглядов?
    Утверждать это было бы, по моему мнению, еще более смелым, чем утверждать, что вспомогательная авиация является бесполезной, излишней и вредной.
* * *
    Я сказал, что воздушная армия должна удовлетворяв следующим двум условиям:
    а) Основное условие — быть способной к борьбе за завоевание господства в воздухе.
    б) Дополнительное условие — быть способной после завоевания господства в воздухе использовать его таким образом, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление противника.
    И я доказал, что, если обозначают — как это делаю я — термином «господство в воздухе» такое положение вещей, при котором можно совершать полеты перед лицом противника, лишенного возможности совершать полеты, то:
    а) Воздушная армия, которая сумеет завоевать господство в воздухе, но окажется неспособной использовать его таким образом, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление противника, сможет развить действия, чрезвычайно эффективные в деле достижения победы.
    б) Воздушная армия, которая сумеет завоевать господство в воздухе и окажется способной использовать его, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление неприятеля, сможет обеспечить победу, независимо от того, что может случиться на земной поверхности.
    Эти два положения являются бесспорными, против них можно возражать, лишь изменяя значение, придаваемое мной употребленным мной выражениям.
    Но для того, чтобы удалось завоевать господство в воздухе, т. е. привести неприятеля в состояние невозможности совершать полеты, сохраняя эту возможность за собой, необходимо лишить неприятеля его летных средств? что может быть достигнуто лишь уничтожением их при сохранении части собственных.
    Дабы иметь возможность использовать достигнутое господство в воздухе таким образом, чтобы сломить материальное и моральное сопротивление противника, необходимо располагать еще достаточным количеством воздушных средств для нанесения неприятелю ударов, действительно способных сломить его материальное и моральное сопротивление.
    Эти два положения также являются бесспорными, и я прошу моих читателей извинить меня, что я в своих рассуждениях следую подобным путем, считая, что, поскольку я намерен опровергать сложившиеся взгляды, мне необходимо не оставлять лазеек для новых двусмысленностей.
* * *
    Летные средства противника могут находиться в воздухе или на земной поверхности — в центрах эксплоатации, хранения, производства и т. д., но как в первом, так и во втором случае их можно поразить лишь ударом с воздуха. Иначе говоря, господство в воздухе может быть завоевано лишь воздушными средствами, и в этом завоевании ни сухопутные силы, ни силы морские не могут принимать участия или содействовать каким-либо образом.
    Удары с воздуха, которые можно наносить наземным целям на территории и морских пространствах противника после завоевания господства в воздухе, могут, очевидно, наноситься лишь с помощью воздушных средств, и ни сухопутная армия, ни морской флот не могут им ни в какой степени содействовать.
    Поэтому в отношении всех вопросов, связанных с борьбой за завоевание господства в воздухе и с выполнением воздушных нападений, предназначенные для этих действий воздушные силы (т. е. воздушная армия) не могут и не должны в какой бы то ни было степени зависеть ни от сухопутной армии, ни от морского флота.
    Это вовсе не означает, что воздушная армия не должна координировать свои действия с действиями сухопутной; армии и морского флота для достижения общей конечной цели; это просто означает, что подобное координирование должно осуществляться инстанцией, ведающей применением всех вооруженных сил страны.
    Это не означает также, что в некоторых случаях воздушная армия не должна непосредственно участвовать, с целью облегчения их, в отдельных операциях сухопутной армии и морского флота, аналогично тому, что уже многократно имело место со стороны морского флота по отношению к армии. Очевидно, в некоторых случаях высшая инстанция, ведающая применением всех вооруженных сил страны, сможет, если сочтет это выгодным, — после завоевания господства в воздухе — распорядиться, чтобы воздушная армия или предназначенная для этой цели часть ее временно перешла в подчинение заинтересованного сухопутного или морского командующего, теряя таким образом свою независимость.
* * *
    Чтобы достичь удачи в деле уничтожения неприятельских воздушных средств, необходимо быть способными преодолеть сопротивление, которое окажет этому неприятель. В этой борьбе и заключается воздушная война («guerra aerea») в подлинном смысле слова; вместе с ней она и исчерпывается.
    Действительно, тот, кто завоюет господство в воздухе, окажется лицом к лицу с неприятелем, неспособным совершать полеты; вести же воздушную войну против того, кто совершенно лишен воздушных средств, очевидно, нельзя.
    Всякие действия, которые воздушная армия сможет выполнять после завоевания господства в воздухе, неизбежно должны быть обращены против наземных целей; они будут иметь значительное, может быть даже решающее влияние на исход войны, но никак не смогуг быть отнесены к действиям воздушной войны (если придерживаться точного значения этих слов).
    Таким образом, воздушная война[73] представляет собой борьбу за господство в воздухе, причем завоевание господства в воздухе является единственной целью, которую она (воздушная война) должна себе поставить.
    Чтобы лишить неприятеля его летных средств, необходимо уничтожить их, где бы они ни находились: в воздухе или на земной поверхности.
    Поэтому для того, чтобы воздушная армия оказалась способной к борьбе за завоевание господства в воздухе, нужно, чтобы она была способна выполнять свои разрушительные действия как в воздухе, так и против наземных целей.
    В воздухе летательный аппарат может уничтожить другой летательный аппарат лишь посредством воздушного боя, т. е. развивая против противника огонь, более действительный, чем тот, которому он сам может быть подвергнут противником. Иначе говоря, операции на уничтожение в воздухе могут вестись лишь средствами, пригодными для боя в воздухе — средствами, которые я для простоты назвал средствами воздушного боя.
    Для уничтожения летательного аппарата, находящегося на земной поверхности, необходимо достичь этой поверхности разрушительными средствами. Это, вообще говоря, осуществимо лишь посредством бомбардирования.
    Отсюда следует, что уничтожение, неприятельских летных средств, находящихся на земной поверхности, может быть выполнено лишь с помощью бомбардировочных средств.
    Поэтому воздушная армия должна располагать средствами воздушного боя и бомбардировочными средствами.
    Так, иным путем, я пришел к тому же заключению, которое было сформулировано в первом издании «Господства в воздухе». Но настойчивость не вредит.
    Можно ли упразднить в воздушной армии одну из этих двух категорий воздушных средств?
    Я отвечаю: безусловно, нет.
    Действительно:
    а) Воздушная армия, состоящая исключительно из средств воздушного боя, т. е. из средств, способных вести только операции на уничтожение в воздухе против неприятельских самолетов, могла бы быть поставлена в состояние невозможности выполнить подобные действия в случае, если бы неприятель избегал встречи, что он мог бы сделать, просто совершая посадку, как только будет обнаружено появление воздушной армии противника.
    Воздушная армия, располагающая только средствами воздушного боя, хотя бы она и обладала превосходством в отношении этих средств, могла бы в конце концов истощить свои силы в напрасных — направленных в пустоту — действиях.
    Если бы, далее, этой воздушной армии пришлось иметь дело с воздушной армией, хотя и более слабой в отношении средств воздушного боя, но располагающей бомбардировочными средствами, вряд ли бы ей удалюсь достичь хотя бы отрицательной цели: охранить собственную территорию и морские пространства от неприятельских воздушных ударов, так как противник, пользуясь быстротой, с которой можно наносить эти удары, мог бы попытаться наносить их внезапно, стремясь избегать воздушного
    Таким образом, воздушная армия, снабженная только средствами воздушного боя, не является воздушной армией, ибо она не является подходящей ни для борьбы за завоевание господства в воздухе, ни даже для охраны собственной территории и морских пространств от воздушных нападений противника.
    б) Воздушная армия, располагающая только бомбардировочными средствами, могла бы действовать, лишь избегая встречи в воздухе и прибегая к внезапности; она была бы неспособна каким бы то ни было образом противодействовать воле неприятеля.
    Если бы неприятельская воздушная армия располагала средствами воздушного боя и бомбардировочными средствами, она могла бы безнаказанно проникать в наше воздушное пространство для выполнения наступательных действий против наземных целей.
    Поэтому — поскольку из двух зол меньшим было бы отсутствие средств воздушного боя — воздушная армия, обладающая только бомбардировочными средствами, является не воздушной армией, а лишь зародышем воздушной армии.
    Следовательно, в состав воздушной армии должны входить средства воздушного боя и бомбардировочные средства.
    В каком соотношении?
    Для того, чтобы воздушная армия могла свободно маневрировать и таким образом была в состоянии навязать неприятелю свою волю, необходимо, чтобы она была способна проникнуть, несмотря на противодействие неприятеля, в выбранные ею точки неприятельского воздушного пространства.
    Иначе говоря, она должна быть в состоянии преодолеть противодействие неприятеля — противодействие, воплощающееся в действиях неприятельских средств воздушного боя; эти действия в предельном случае могут выполняться всей совокупностью подобных средств, которыми располагает противник.
    Чтобы иметь возможность победить, — при равенстве прочих условий, — нужно быть на поле борьбы более сильным. Поэтому в отношении средств воздушного боя нужно стремиться быть сильнее противника.
    Что же касается бомбардировочных средств, то, поскольку в любых условиях выгодно наносить максимально сильные удары, очевидно, выгодно обладать максимально возможным количеством их.
    Отсюда следует, что между средствами воздушного боя и бомбардировочными средствами не может существовать постоянное соотношение, так как необходимое число тех и других зависит от различных и несвязанных между собой обстоятельств.
    Поэтому можно сказать, что в составе воздушной армии:
    а) средства воздушного боя должны стремиться к тому, чтобы оказаться сильнее аналогичных средств неприятеля;
    б) бомбардировочные средства должны стремиться к достижению способности давать максимальный эффект; помня, что в воздушной армии нельзя упразднить ни той, ни другой категории средств, следует избегать доведения какой-либо из них до состояния, близкого к исчезновению.
* * *
    Предположим, что мы обладаем воздушной армией, которая — в соответствии со сказанным выше — располагает:
    а) силами воздушного боя, превосходящими по своей мощи соответствующие силы неприятельской воздушной армии;
    б) бомбардировочными силами с определенной наступательной мощью.
    С такой воздушной армией мы могли бы перенестись в любую точку неприятельского воздушного пространства, т. е. в точку над любой целью, какую нам угодно будет выбрать, идя по маршруту, который нам покажется наиболее подходящим, так как:
    а) либо неприятельская воздушная армия не будет пытаться оказать противодействие — и тогда наш путь будет свободен;
    б) либо она попытается оказать противодействие, но ей не удастся (встретиться с нами — и в этом случае наш путь будет свободен;
    в) либо она окажет нам противодействие силами воздушного боя, более слабыми, чем наши, — и мы будем в состоянии победить их, очистив себе путь.
    Следовательно:
    а) в первом и во втором случаях мы будем в состоянии безнаказанно действовать против наземных целей, нанося противнику урон, соразмерный нашей бомбардировочной мощи;
    б) в третьем случае мы нанесем противнику воздушное поражение, после чего мы будем в состоянии нанести ему на земной поверхности урон, соразмерный нашей бомбардировочной мощи.
    Если бы в качестве объекта бомбардирования мы избрали неприятельские летные средства (центры эксплоатации, хранения, производства и т. д. воздушных средств), во всех трех случаях мы нанесли бы неприятелю урон, который выразился бы в ослаблении его воздушной мощи.
    Поэтому наша воздушная армия каждый раз, как она двинется для непосредственного нападения на какую-либо цель на земной поверхности, имеющую значение для воздушной тощи противника, вызовет — что бы ни делал последний — ослабление его воздушной мощи.
    Сведение неприятельской воздушной мощи к нулю, т. е. завоевание господства в воздухе, будет достигнуто тем скорее, чем интенсивнее будет действовать наша воздушная армия, чем большим числом разрушительных средств против наземных целей она будет обладать и чем продуманнее она будет выбирать цели.
    Против действий нашей воздушной армии — какие действия могла бы развить неприятельская воздушная армия?
    Попытаться непосредственно воспрепятствовать нашим действиям?
    Очевидно, нет, так как либо ей не удастся встретиться с нами, и окажется, что она действовала впустую; либо ей удастся нас встретить, и тогда она будет разбита.
    Попытаться в свою очередь производить воздушные нападения на наземные цели на нашей территории и на наших морских пространствах, стремясь избегать боя?
    Очевидно, ничего иного она не сможет сделать, так как — за исключением того случая, что ей не удастся избежать боя, — она сможет наносить удары, результатом которых может явиться ослабление нашей воздушной мощи.
    Борьба за завоевание господства в воздухе, т. е. воздушная война, между двумя воздушными армиями различной мощи в отношении средств воздушного боя будет представлять следующие характерные черты:
    а) воздушная армия, более сильная в средствах воздушного боя, располагающая возможностью навязать свою волю и не связанная действиями неприятеля, будет действовать с полнейшей свободой маневрирования, выбирая те объекты, уничтожение которых она признает более полезным для своей цели;
    б) воздушная армия, менее сильная в средствах воздушного боя, будет делать попытки уничтожения объектов, которые она будет считать наиболее важными с точки зрения своих целей, стремясь избежать боя. Иначе говоря, действия обеих воздушных армий будут аналогичны, но отягчены у слабейшей из них заботой о сохранении своей мощи.
    Допустим, что в течение этой борьбы менее сильной воздушной армии удалось сохранить свою мощь, т. е. избежать сражения.
    В этом случае каждая операция слабейшей воздушной армии будет вызывать (как и каждая операция сильнейшей воздушной армии) ослабление неприятельской воздушной мощи посредством косвенных результатов, и господство в воздухе будет завоевано той воздушной армией, которая быстрее причинит другой такую совокупность косвенных потерь, что вовсе уничтожит ее мощь.
    Поэтому, если сильнейшей воздушной армии выгодно действовать с максимальной интенсивностью, обладать максимальной разрушительной способностью против наземных целей и выбирать цели, имеющие большое влияние на неприятельскую воздушную мощь, с тем большим основанием это будет представлять выгоды для слабейшей воздушной армии.
    Отсюда можно вывести различные заключения, представляющие практический интерес.
    а) Воздушную войну следует развивать с максимальной интенсивностью, начиная ее немедленно по принятии решения о военных действиях. Следовательно, воздушная армия должна быть всегда готова и подготовлена к введению в дело, а после начала активных действий она должна быть в состоянии развивать их без перерыва, вплоть до завоевания господства в воздухе. Ввиду грандиозности атак, которые может развить воздушная армия, и той интенсивности, с которой она должна их развить, нельзя надеяться, что на исход воздушной войны, т. е. на завоевание господства в воздухе, смогут оказать какое-либо влияние новые самолеты, не готовые еще к моменту начала войны. Иначе говоря, исход будет решен теми воздушными средствами, которые могут вступить в делю с момента начала военных действий; те же, которые могут быть изготовлены в дальнейшем, смогут, самое большее, служить для эксплоатации господства в воздухе после того, как оно будет завоевано.
    б) Если выбор целей будет иметь большое значение, то и расположение целей, представляемых нашей страной противнику, также будет иметь большое значение. Иначе говоря, дислокация объектов, имеющих значение для воздушной мощи страны, должна быть такой, чтобы не содействовать разрушению их неприятелем. Легко понять, что, если средства, служащие для поддержания существования воздушной армии, сосредоточены в немногих центрах, близких к границе, то это облегчает противнику возможность уничтожения воздушной армии.
    в) Исход воздушной войны будет, конечно, зависеть от противостоящих друг другу сил, но в основном он будет зависеть от того, как эти силы будут применены, т. е. от талантливости командующих воздушными армиями, от их активности, от быстроты принятия ими решений и от точного знания воздушных ресурсов противника.
    Из всего предшествующего следует, что в конечном счете воздушная война должна вестись двумя воздушными армиями, озабоченными лишь тем, чтобы нанести противнику максимальный урон, не думая об уроне, который неприятель может, в свою очередь, нанести нам.
    Эта концепция войны, которую я изложил уже в первом издании «Господства в воздухе», заключается в том, чтобы согласиться переносить неприятельские удары, с тем чтобы использовать все имеющиеся средства для нанесения неприятелю еще более сильных ударов. Этой концепции нелегко пробить себе дорогу в сознание людей, так как она совершенно отходит от той, которая является привычной, соответствуя войне прошлого.
    Во всякой борьбе мы привыкли видеть нападение и оборону, а потому наш разум не может быстро создать себе представление о борьбе, состоящей только из нападений, без какой-либо обороны.
    Однако, именно такой, а не иной, должна быть воздушная война, ибо воздушное оружие обладает столь резко выраженными наступательными свойствами, что оказывается совершенно неприспособленным для обороны. Действительность такова: с помощью воздушного оружия легко нападать, но невозможно защищаться.
    Возьмем наиболее благоприятный случай; рассмотрим пример государства, располагающего воздушной армией, более сильной в средствах воздушного боя, чем неприятельская.
    Может ли эта воздушная армия защищать страну от ударов неприятельской воздушной армии?
    Желающий обороняться располагает двумя способами действия: либо отправиться на поиски противника, либо ждать его, чтобы затем разбить. Может ли воздушная армия отправляться на поиски неприятельской? Конечно, может, но, даже отправившись на поиски, она может не найти ее, или же, найдя, она может не настичь ее и, таким образом, не иметь возможности разбить ее, особенно если для неприятельской воздушной армии выгодно избегать сражения.
    Но каждый раз, когда воздушной армии, отправившейся на поиски неприятельской, не удается разбить ее, она наносит удар впустую, истощает без пользы свои силы и не причиняет противнику вреда, между тем как неприятельская воздушная армия, которой удалось не дать себя разбить, может нанести ей косвенный урон.
    Отсюда следует, что первый метод обороны является совершенно обманчивым и лишь играет на — руку неприятелю.
    Могут сказать, что ничто не мешает воздушной армии, отправляющейся на поиски противника, нанести урон противнику с помощью своих бомбардировочных средств. Это верно, но она не будет располагать свободой выбора объектов для бомбардирования, так как последние явятся для нее целью второстепенной, связанной с нахождением на пути, по которому она будет следовать в поисках неприятельской воздушной армии.
    Может ли воздушная армия подстерегать неприятеля, чтоб напасть на него врасплох? Безусловно, может, но какова будет вероятность достижения ею своей цели? Если неприятельская воздушная армия действует в массе, то, чтобы напасть на нее с вероятностью успеха, необходимо будет сперва собрать все собственные силы.
    Может ли воздушная армия, особенно если она чувствует себя сильнее противника, ожидать, что соблаговолит предпринять неприятель, и подчиняться его инициативе, не имея при этом никакой уверенности в том, что она успеет во-время встретить его, создавая тем самым вероятность получения ударов без возможности нанести ответные удары? Конечно, нет. Поэтому и второй метод обороны является обманчивым и играет на-руку неприятелю.
    В таком случае необходимо согласиться с тем, что в воздушной войне можно принять лишь единственный образ действий, а именно — наиболее интенсивное и бурное наступление, даже ценой возможности подвергнуться тому же со стороны неприятеля.
    Единственным способом для обороны своей территории и морских пространств от неприятельских нападений является уничтожение неприятельских воздушных средств с максимально возможной быстротой.
    Какое бы оборонительное средство ни пытались противопоставить воздушным действиям неприятеля, оно всегда окажется противоречащим своей собственной цели, т. е. действующим на пользу противнику.
    Это утверждение носит общий характер, относясь не только к рассмотренным действиям воздушной армии.
    Воздушным нападениям предполагают противопоставить воздушную оборону, состоящую из групп воздушных средств, и противовоздушную оборону, состоящую из средств, расположенных на земной поверхности.
    Воздушная оборона какого-либо центра, чтобы быть действительной, т. е. для того, чтобы ей действительно удалось воспрепятствовать нападению на центр, должна преодолеть действия неприятеля. Поэтому воздушная оборона центра должна быть в состоянии противопоставить противнику силы воздушного боя, по меньшей мере равные тем силам воздушного боя, которые он сможет выставить. Но если неприятель действует, следуя здравым военным правилам, он будет действовать в массе. Воздушная оборона одного[74] центра, чтобы быть действительной, должна располагать количеством средств воздушного боя, равным, всей совокупности средств воздушного боя противника, так как, если это не будет осуществлено, воздушная оборона будет разбита, а центр подвергнется нападению.
    Но поскольку воздушное оружие обладает большим радиусом действия, воздушная армия потенциально может одновременно угрожать различным центрам. А так как воздушные атаки развиваются с крайней быстротой, то, если желают обладать хоть некоторой уверенностью в возможности защищать потенциально угрожаемые центры, надлежало бы расположить в различных пунктах подверженной нападениям территории группы средств воздушной обороны; при этом каждая группа должна была бы состоять из сил воздушного боя, равных всей массе сил воздушного боя противника.
* * *
    Помимо этого, следовало бы создать целую сложную сеть связи и держать все воздушные силы в непрерывной. готовности к действию.
    Воздушное оружие, повторяю, обладает настолько ярко выраженным наступательным характером, что, желая применять его с оборонительной целью, приходят к абсурду: к необходимости быть сильнее нападающего и к необходимости содержать эти превосходные воздушные силы в; совершенном бездействии, — ибо они неспособны преследовать какую-либо положительную цель, — и в полной зависимости от неприятельской инициативы.
    Даже допуская, что воздушная оборона сможет всегда явиться во-время для выполнения своей задачи, выгодно ли; было бы применять свои воздушные силы подобным образом? Очевидно, нет, потому что это означало бы чрезвычайно вредное распыление сил. Напротив, вне всякого сомнения, правильным будет использовать все воздушные средства для усиления до максимума собственной воздушной армии, ибо чем сильнее будет воздушная армия, тем легче и тем быстрее она будет в состоянии завоевать господство в воздухе, единственное действительное средство, чтобы избавить свою территорию и морские пространства от неприятельских воздушных нападений.
    Противовоздушная оборона центра, чтобы быть действительной, должна быть в состоянии воспрепятствовать выполнению воздушных нападений на обороняемый центр. Зона обстрела зенитного оружия до крайности ограничена полезным отрезком траектории; поэтому для каждого центра, нуждающегося в обороне, требовалось бы соответствующее количество зенитного оружия. Как следствие, противовоздушная оборона, чтобы быть хоть сколько-нибудь действительной, должна была бы обладать громадным количеством зенитного оружия, рассеянного по всей территории страны в ожидании событий.
    С другой стороны, зенитное оружие может легко быть нейтрализовано действиями с воздуха либо посредством атак с малых высот, либо окутыванием его дымовыми завесами и т. п., так что действительная эффективность его действия может оказаться лишь чрезвычайно незначительной.
    Безусловно верно, что если бы средства, затрачиваемые на противовоздушную оборону, использовать на увеличение силы воздушной армии для тех же целей обороны, то был бы достигнут больший коэфициент полезного действия этих средств, так как единственным действительно эффективным средством избавить свою территорию и морские пространства от воздушных нападений является завоевание господства в воздухе.
    Поэтому не нужно никакой воздушной обороны и никакой обороны противовоздушной: земную поверхность следует оборонить с воздуха, как обороняют с моря побережья путем завоевания господства на море.
    Никто не думает более о рассеянии вдоль берегов морских средств и пушек для защиты берегов от бомбардировок; даже важнейшие приморские города оставляют без защиты, а их косвенная оборона поручается флоту.
    Поэтому все имеющиеся средства. для действий в воздухе и для обороны против действий с воздуха должны быть использованы для того, чтобы сделать воздушную армию насколько возможно более сильной, причем она должна действовать исключительно наступательным образом, интенсивно и в высшей степени бурно.
    Я горячо прошу моих читателей обдумать это утверждение, носящее принципиальный характер и не допускающее ни отклонений, ни оговорок («подразумеваний»), ни умолчаний, ибо оно должно служить основанием для создания воздушной мощи и ее применения.
    Чтобы притти к этому заключению, мне достаточно было исследовать воздушную войну в ее общих чертах, т. е. в зависимости от основных свойств воздушных средств (большой радиус действия, большая горизонтальная скорость, способность сражаться в воздухе, способность наносить удары по наземным целям), не вдаваясь в какие-либо технические или частные соображения.
    Таким образом, это заключение также носит принципиальный характер и не зависит от технических частностей, которые могут каким-либо образом изменить основные свойства имеющихся воздушных средств — а эти изменения, с другой стороны, благодаря совершенствованию технических средств, смогут лишь в высокой степени усилить основной вывод.
    Проверку истинности этого вывода легко осуществить: достаточно сопоставить с какой-либо другой концепцией воздушной мощи ту воздушную армию, которая задумана и действует в соответствии с моими идеями.
    Предположим на мгновение, что против подобной воздушной армии стоит воздушный флот, организованный согласно господствующим в настоящее время концепциям; допустим только, что воздушная армия создана с затратой того же количества средств, что и на создание указанного воздушного флота.
    Ясно, что воздушная армия, использовав все имеющиеся средства для создания сил воздушного боя и бомбардировочных сил, будет располагать силами воздушного боя, численно превосходящими те, которыми располагает воздушный флот, так как последний должен был распылить свои средства, чтобы снабдить себя весьма разнообразными воздушными средствами, предназначенными для различных целей — целей специальных и обычно исключающих ведение-боя.
    По той же причине воздушная армия будет располагать превосходством и в бомбардировочных силах.
    В этих условиях воздушная армия немедленно начнет свои операции и будет затем интенсивно и непрерывно продолжать их (путем последовательного ряда наступательных действий, выполненных всей массой ее сил) против наземных целей, не заботясь о встрече с противником, т. е. не стремясь ни встретить его, ни ускользнуть от него.
    На эти действия рассматриваемый воздушный флот мог бы ответить, лишь противопоставляя им непосредственно свои истребительные части, которые, если бы они дрались до последней возможности, оказались бы разбитыми, а также косвенно свои бомбардировочные части, которые стремились бы избежать боя и по своей наступательной мощи уступали бы воздушной армии.
    Вся основная масса вспомогательных воздушных сил, не приспособленных для воздушного боя и для бомбардирования, не сможет оказать действительного влияния на исход борьбы за господство в воздухе; она должна будет оставаться почти бездеятельной, стремясь избежать уничтожения, особенно на земной поверхности.
    Поэтому, при прочих равных условиях, господство в воздухе неизбежно будет завоевано воздушной армией.
    При наличии воздушной армии, организованной в соответствии с моими идеями, ей можно было бы противопоставить только воздушную армию аналогичного состава и действующую в соответствии с теми же принципами.
    Всякая иная организация воздушной армии и всякий иной критерий ее действий окажутся непригодными для воздушной войны — и пусть кто-либо докажет мне противное!
* * *
    Все заключения, к которым мы пришли, выведены путем простого установления, что:
    а) средства воздушного боя должны быть наиболее подходящими для боя в воздухе;
    б) бомбардировочные средства должны быть наиболее подходящими для нападений на наземные цели.
    Теперь мы можем перейти к более конкретным вопросам, а именно к определению того, каковы должны быть свойства, определяющие пригодность летательного аппарата для воздушного боя или для бомбардирования в составе воздушной армии.
* * *
    Средства воздушного боя. Бой в воздухе ведется посредством огневых схваток между самолетами.
    Для того чтобы самолет оказался пригодным для боя в воздухе, необходимо, чтобы он был способен, с одной стороны, развивать огонь, а с другой — выдерживать огонь, развиваемый противником.
    Самолет в воздухе может быть атакован огнем противника со всех направлений; поэтому он должен быть в состоянии отвечать на неприятельский огонь во всех направлениях.
    Следовательно, при равенстве всех прочих условий, преимущество окажется у того самолета, который будет сильнее вооружен и будет обладать способностью развивать огонь максимальной интенсивности во всех направлениях [75].
    Чтобы привести себя в наилучшее состояние для сопротивления неприятельскому огню, следует максимальным образом защититься от действия этого огня; поэтому, при прочих равных условиях, преимущество окажется у самолета, наиболее солидно защищенного [76].
    Очевидно, что в воздушной схватке выгодно обладать скоростью и маневренностью, превосходящими неприятельские, что может позволить, в зависимости от наших соображений, навязать бой или уклониться от него, прервать бой или возобновить его; вследствие этого, при прочих равных условиях, преимущество окажется за наиболее быстроходным и наиболее маневренным самолетом [77].
    Наконец, при прочих равных условиях, преимущество будет за самолетом, обладающим наибольшим радиусом действия [78], ибо он будет в состоянии выполнять свои действия дальше всех в глубине неприятельской территории.
    Поэтому самолет воздушного боя должен обладать в максимальной степени, совместимой с требованиями техники, следующими четырьмя свойствами: вооруженностью, защищенностью, скоростью, радиусом действия.
* * *
    Эти свойства практически сводятся к весовым данным, причем сумма этих весовых данных представляет собой величину, определяемую в соответствии с аэродинамической структурой самолета; иначе говоря, эта определенная весовая величина, допускаемая самолетом, должна быть распределена так, чтобы гармонически сочетать четыре свойства: вооруженность, защищенность, скорость и радиус действия.
    Поэтому здесь речь идет о проблеме, совершенно аналогичной той, которая всегда стояла в вопросе о линейных кораблях; впрочем, вследствие аналогичности цели, хотя и в различных областях, иначе и быть не могло. Но по этому поводу нужно высказать и другие соображения.
    Вооружение. Самолеты воздушного боя воздушной армии предназначены не для одиночного боя, но для боя в строю. Поэтому они должны быть сведены в части воздушного боя, т. е. в группы самолетов, предназначенных вести бой совместно, а потому образующих неделимую тактическую единицу.
    Отсюда следует, что максимальную интенсивность огня во всех направлениях следует скорее искать не в отдельном самолете, а в строю части воздушного боя; этот строй может быть соответствующим образом изменен для достижения цели — или в зависимости от направления атаки противника, или же в соответствии с направлением атаки, которую имеют в виду произвести на противника. Таким образом, проблема вооружения затрагивает, помимо самолета, также и строй, а потому, если сперва избирают строй, то после этого нужно уточнить вооружение самолетов, а если сперва устанавливают вооружение самолетов, то в соответствии с ним нужно уточнить строй.
    Равным образом интерес представляет огневая мощь не отдельного самолета, а части воздушного боя и притом части, рассматриваемой как неделимое целое. Здесь также имеет значение строй, который должен создавать возможность наилучшим образом объединять огневую мощь отдельных самолетов. Во всяком случае можно заметить, что, хотя и нужно, чтобы каждый самолет обладал достаточно большой огневой мощью, но все же, пожалуй, не следует давать чрезмерную огневую мощь каждому самолету, так как из двух частей воздушного боя, обладающих одинаковой огневой мощью, всегда, повидимому, окажется в лучших условиях та, которая достигнет этой мощи посредством большего числа самолетов, ибо это в определенных пределах допускает, я сказал бы, более обволакивающее огневое действие. Впрочем, все это может быть точно выявлено лишь опытным путем.
    Защитные приспособления («protezione» — буквально «защита». — Пер.). Эти приспособления имеют целью сохранять боеспособность оружия, уменьшая его уязвимость. Возьмем два одинаково вооруженных самолета, причем уязвимость одного из них будет, скажем, вдвое больше, чем другого; тогда менее уязвимый самолет будет, очевидно, обладать вдвое большей наступательной способностью, так как под одинаковыми ударами он сможет сохранять свою боеспособность вдвое дольше или же сохранять ее одинаковое время под вдвое более сильными ударами. Поэтому свойство «защищенности» имеет помимо морального громаднейшее материальное значение; в виду этого не следует думать, что необходимый вес будет всегда плохо или недостаточно хорошо использован даже в тех случаях, когда он может быть получен за счет вооружения..
    Защитные приспособления имеют значение для каждого отдельного самолета; строй не оказывает на них никакого влияния. Тем не менее легко понять, что они будут иметь тем меньший относительный вес, чем больше сокращается число самолетов в части, при сохранении неизменности общей мощи.
* * *
    Скорость. Хотя большая скорость представляет неоспоримое преимущество в бою, все же воздушная армия, как я подробно доказал это, не должна будет ни искать встречи, ни навязывать боя, а потому большая скорость будет иметь лишь относительное значение; некоторую ценность будет представлять скорость лишь для менее сильной воздушной армии, которая могла бы воспользоваться ею, чтобы избежать боя. Поэтому не следует излишне жертвовать другими свойствами для значительного повышения скорости.
* * *
    Радиус действия. От радиуса действия зависит возможность наносить неприятелю удары более или менее далеко в глубине его территории и его морских пространств. Поэтому существует минимальный радиус действия, при недостижении которого ценность воздушной армии исчезает. Этот минимальный радиус действия определяется возможностью включения в очерченные им пределы тех объектов на неприятельской территории, разрушение которых необходимо для поставленных нами себе целей, но в то же время очевидно, что выгодно располагать возможно большим радиусом действия, чтоб увеличить до максимума наступательные возможности воздушной армии.
    Бомбардировочные средства. Бомбардировочные самолеты должны дополнять действие самолетов воздушного боя, на которых лежит обязанность расчищать для них путь, если бы на последнем было встречено противодействие со стороны противника; поэтому их свойства должны удовлетворять следующим условиям.
    Радиус действия должен быть равен радиусу действия самолетов воздушного боя.
    Скорость — то же.
    Защитные приспособления: если их считают полезными для самолетов воздушного боя, то нет никаких причин не считать их также полезными и для бомбардировочных самолетов; отсюда — одинаковая защищенность.
    Вооружение должно заключаться преимущественно в оружии против наземных целей; однако, нельзя допустить, хотя бы лишь из моральных соображений, чтобы военный самолет, который может быть вовлечен в воздушную схватку, оказался совершенно безоружным против самолетов; поэтому и для бомбардировщиков необходимо будет вооружение для борьбы в воздухе («armamento aereo»), хотя бы и ограниченное.
    Таким образом, все данные, за исключением вооружения, должны быть одинаковы у самолета воздушного боя и у бомбардировочного самолета; различие между ними должно состоять лишь в том, что бомбардировочный самолет должен использовать для бомбовой нагрузки ту разницу в весе, которая вызвана различием вооружения для борьбы в воздухе у самолета воздушного боя и у бомбардировочного самолета.
    Из этого соображения немедленно возникает мысль о самолете, служащем одновременно и для воздушного боя и для бомбардирования; для простоты обозначения я назову такой самолет «боевым» («da battaglia»)[79].
    Итак, «боевой» самолет должен быть самолетом, обладающим уже указанными данными радиуса, скорости и защищенности; при этом он должен быть вооружен как для воздушного боя, так и для нападений на наземные цели.
    Если мы обозначим через Р вес, которым мы по удовлетворении других потребностей располагаем для вооружения (вес вооружения включает вес оружия, боеприпасов и обслуживающего оружия персонала), и если воздушная армия состоит из С самолетов воздушного боя и В бомбардировочных самолетов, то мощь воздушной армии в воздушном бою («potenzialitа di combattimento») будет равна CхP, а бомбардировочная мощь будет равна Вх(Р — р), где р — вес «страхового» вооружения («armamento di sicurezza») бомбардировочных самолетов.
    Если, напротив, воздушная армия целиком состоит из «боевых» самолетов, то число этих самолетов будет равно C+B; вес, которым мы располагаем для «боевого» вооружения («armamento da battaglia») будет равен (С+В)хР, иначе говоря: СхР+ВхР. Но если мы на каждом самолете установим надлежащее соотношение между обоими видами вооружения — для борьбы в воздухе и для действий против наземных целей, — то мы могли бы достичь для вооружения второго вида общей величины ВхР. Иначе говоря, мощь этой воздушной армии может оказаться равной мощи предыдущей в отношении воздушного боя, но слегка превосходить ее в отношении действий против наземных целей, так как она избавлена от «страхового» вооружения.
    По этому поводу следует сделать еще одно замечание. Если воздушная армия делится на самолеты воздушного боя и бомбардировочные самолеты, то в случае встречи с противником операция будет разделена на два этапа, а именно: на воздушный бой — с целью преодолеть сопротивление противника — и на последующее бомбардирование. На первом этапе в боевых действиях примут участие только самолеты воздушного боя, во время второго — только бомбардировочные; стало быть, на первом этапе будет участвовать только персонал, обслуживающий оружие для борьбы в воздухе, на втором — только персонал, предназначенный для выполнения нападений на наземные цели.
    Если же, наоборот, воздушная армия состоит исключительно из «боевых» самолетов, то один и тот же персонал сможет на первом этапе использовать оружие для борьбы в воздухе, а на втором — осуществлять атаку против наземных целей. Таким образом, применение «боевых» самолетов позволяет сэкономить весь персонал, занятый использованием средств нападения на наземные цели, т. е. дает экономию в весе, которую можно использовать для увеличения всего вооружения в целом.
    И далее. Воздушная армия, состоящая из бомбардировочных самолетов и самолетов воздушного боя, должна будет в случае встречи с противником вести бой лишь частью своих сил и не будет располагать свободой маневрирования, так как она должна будет, сражаясь, охранять бомбардировочные самолеты. Если же, наоборот, воздушная армия будет состоять из «боевых» самолетов, то все самолеты воздушной армии вступят в бой с полной свободой маневрирования.
    Поэтому со всех точек зрения выгодно, чтобы воздушная армия представляла собой однородную массу «боевых» самолетов или, иначе говоря, самолетов, соединяющих в себе способность вести бой в воздухе и нападать на наземные цели.
    Таким образом, исходя из рассмотрения потребностей воздушной войны, мы пришли к определению характерных черт борьбы за завоевание господства в воздухе и к установлению средств, наиболее подходящих для этой борьбы.
    Таков логический ход мыслей, ибо прежде всего необходимо иметь ясное и четкое представление о том, чего хотят достичь, затем — искать способ, наиболее пригодный для достижения цели, и, наконец, наиболее подходящие материальные средства.
* * *
    В этот вопрос можно еще более углубиться. Уместно, чтобы основные данные самолетов — или по крайней мере часть их — были эластичны.
    Радиус действии, защитные приспособления и вооружение получают материальное выражение в поднимаемых нагрузках, а общая сумма этих нагрузок для определенного самолета является постоянной величиной; иначе говоря, можно увеличить любую из этих данных за счет какой-либо другой или всех остальных.
    Может случиться, что по соображениям применения это выгодно будет сделать; следовательно, было бы в высшей степени полезно, чтобы конструктивные особенности «боевого» самолета давали возможность легко изменять данные, о которых идет речь.
    Очевидно, в том случае, когда воздушная армия должна выполнить операцию в пределах незначительного радиуса, следовало бы уменьшить вес запасов горючего и смазочного для моторов, чтобы соответственно увеличить вооружение. Равным образом могла бы оказаться выгодной возможность уменьшить защитные приспособления, а иногда даже и вооружение, для увеличения радиуса действия в том случае, когда воздушной армии нужно выполнять операции на значительном расстоянии от своих баз.
    После завоевания господства в воздухе воздушной армии не нужно было бы более сражаться в воздухе для преодоления возможного неприятельского противодействия. Тогда отпала бы необходимость в сильном вооружении для борьбы в воздухе и в защитных приспособлениях. Поэтому было бы уместно, чтобы «боевой» самолет допускал легкую замену защитных приспособлений и вооружения для борьбы в воздухе либо соответствующим грузом вооружения для действий против наземных целей, либо запасом горючего и смазочного для моторов e целях увеличения своего радиуса действия.
* * *
    Мы пришли, таким образом, к определению всех основных данных «боевого» самолета, который необходим для образования основной массы нашей воздушной армии; задача специалистов и конструкторов — дать самолет, наилучшим образом отвечающий поставленным требованиям при современном состоянии техники авиационных конструкций.
    Подобный самолет, несомненно, должен быть самолетом тяжелого типа [80], чтобы иметь возможность обладать в достаточной, степени требуемыми данными в отношении вооружения защитных приспособлений и радиуса действия; многомоторным [81], чтобы иметь достаточную мощность и обеспечивать высокую степень надежности в случае аварии в винтомоторной группе; обладающим средней скоростью[82].
    Поскольку воздушная армия должна быть в состоянии действовать всей массой как над сушей, так и над морем, «боевой» самолет должен принадлежать к типу амфибий.
    Если бы в настоящее время осуществление подобного самолета оказалось невозможным, воздушная армия должна была бы состоять частью из гидросамолетов, частью из самолетов сухопутных, обладающих совершенно одинаковыми, указанными ранее данными.
    Современная техника позволяет создать «боевой» самолет, удовлетворяющий в известной степени перечисленным условиям. Представляется несомненным, что прогресс техники, направленный по этому пути, позволит все более и более повышать эффективность «боевого» самолета.
* * *
    Таким образом, переходя от вывода к выводу, мы пришли к определению всех основных свойств, которыми должен обладать «боевой» самолет, — единственный тип самолета, который должен составлять действующую массу воздушной армии, единственный организм, необходимый и достаточный для ведения воздушной войны.
    Воздушная армия нуждается, однако, в собирании сведений о неприятеле и в возможности действовать, не опасаясь какой бы то ни было неожиданности. Поэтому необходимо снабдить ее разведывательными средствами.
    Здесь нам необходимо несколько задержаться для выяснения того, что означает «разведка» («ricognizione»)[83], так как по поводу значения этого термина иногда возникают недоразумения.
    Разведка представляет собой военную операцию, выполняемую к нашей выгоде и этим самым — к ущербу для противника. Поэтому она является операцией, которой противнику выгодно помешать, оказывая ей противодействие. Следовательно, для выполнения разведки нужно быть в состоянии либо преодолеть неприятельское противодействие, либо избежать его. Это положение остается в силе как на суше и на море, так и в воздухе. Кавалерия, например, может разведывать противника, либо применяя кавалерийские массы, способные разбить неприятельское охранение, чтобы разузнать, что за ним находится, либо с помощью небольших разъездов из хороших всадников, которые, пользуясь своей способностью избегать боя, стремятся проскользнуть сквозь неприятельское охранение, рассмотреть все, что окажется возможным, и бежать, чтобы донести об увиденном.
    В воздухе имеет место то же самое; либо желают произвести разведку с боем (крупными силами); тогда необходимо, прежде всего, располагать силами для преодоления возможного неприятельского сопротивления, и в таком случае эту задачу должна выполнять воздушная армия или часть ее; либо хотят произвести разведку, стремясь избежать возможного противодействия противника, и тогда необходимы воздушные средства, совершенно отличные по своим свойствам от тех, которыми должны обладать, боевые средства, т. е. необходимы средства, которые мы назовем «разведывательными» («da ricognizione»), подразумевая: «для разведки, исключающей возможность боя».
    Чтобы проскользнуть сквозь неприятельское расположение и избежать боя, необходимо обладать скоростью, превосходящей скорость противника, могущего воспрепятствовать разведке, и вместе с тем — большой легкостью маневрирования (маневренностью). Для разведки в пользу действующей воздушной армии необходимо обладать радиусом действии, большим, чем у воздушной армии, а также способностью выполнять полезную работу в течение такого времени, которое соответствует всей продолжительности полета воздушной армии. Для разведки необходимо видеть, понимать и доносить, а потому нужно, чтобы разведывательный самолет мог нести по меньшей мере два глаза, один мозг и надлежащие средства для связи с воздушной армией.
    Таким образом, разведывательный самолет должен иметь нижеследующие данные.
    а) Скорость — максимально возможную при данном состоянии авиационной техники.
    б) Радиус действия, вытекающий из продолжительности полета, по меньшей мере равной продолжительности полета воздушной армии. Если продолжительность полета последней равна, например, 6 часам, то продолжительность полета разведывательных самолетов должна быть по меньшей мере равна тем же 6 часам.
    в) Вооружение и защитные приспособления излишни. Бесполезно вооружать и защищать самолет, который должен избегать боя; лучше использовать соответствующую нагрузку для повышения данных скорости и радиуса действия.
    г) Средства связи — самые совершенные.
    д) Экипаж — абсолютно необходимый минимум; возможно — всего один человек.
    Разведка, связанная с стремлением избежать боя, должна выполняться либо одиночными самолетами, либо самыми малыми группами самолетов — в тех случаях, когда есть основание предвидеть возможность потерь.
    Воздушная армия, действующая в массе, предшествуемая и окруженная на достаточном расстоянии полком («stormo»)[84] разведывательных самолетов подобного типа, будет обеспечена от какой бы то ни было неожиданности; e то же время подобные самолеты можно использовать и для отыскания возможных наземных объектов атаки.
* * *
    Определенные выше данные «боевых» и разведывательных самолетов действительны доля любой воздушной армии, но нас интересует, главным образом, наша, итальянская воздушная армия. Поэтому необходимо учитывать еще два обстоятельства.
    Вероятные противники Италии могут находиться либо по ту сторону Альп, либо за окружающими Италию морскими узкостями. Поэтому, если итальянцы намерены привести себя в состояние возможности нападать на своих возможных противников, необходимо, чтобы итальянская воздушная армия была способна перелетать Альпы и пересекать моря, окружающие Италию. Эти два условия, неудовлетворение которых лишает воздушную армию всякой ценности, определяют минимальный потолок, которым должны обладать военные самолеты, и минимальный радиус действия воздушной армии.
    Не следует смешивать радиус действия отдельного самолета с радиусом действия воздушной армии, который может оказаться значительно меньшим, чем у самолетов, из которых она состоит.
    Воздушная армия, намеревающаяся предпринять массированные действия, должна прежде всего собраться, затем — выполнить свою операцию и после этого, разбившись на части, вернуться в свои базы. Радиус действия воздушной армии равен радиусу действия составляющих ее самолетов минус двойное расстояние от места (района. — Пер.) сбора до наиболее отдаленной от этого места базы.
* * *
    Из этого соображения вытекает важное значение дислокации воздушных баз, т. е. тех местностей, где должны опускаться на земную поверхность части воздушной армии.
    Совершенно очевидна выгода расположить воздушные базы так, чтобы они оказались на почти одинаковом расстоянии от места сбора и возможно ближе к этому месту.
    Но места сбора могут изменяться в зависимости от того, с каким противником приходится иметь делю, а иногда также и в соответствии с операцией, которую мы хотим провести против определенного противника. Отсюда вытекает необходимость располагать многочисленными базами, более или менее сгруппированными с таким расчетом, чтобы можно былo наилучшим образом использовать радиус действия отдельных самолетов для достижения возможности располагать максимальным радиусом действия воздушной армии.
    Это составляет часть науки (теории и практики) о снабжении и перебросках воздушных сил («logistica aerea»), которая должна поставить своей целью подготовить условия, создающие возможность максимального использования всей эффективности воздушных сил. Сейчас я не намерен заниматься этим вопросом; я просто хотел ярче выявить необходимость многочисленных воздушных баз исключительно для того, чтобы прийти к заключению, что эти базы могут быть лишь чрезвычайно простыми и представлять собой в основном подходящие посадочные площадки.
    Воздушные базы во время войны не могут быть снабжены укрытиями для самолетов как вследствие того, что практически было бы невозможно располагать столь значительным числом укрытий, так. и потому, что самые базы слишком легко опознавались бы неприятелем. Поэтому самолеты должны быть металлическими и способными переносить неблагоприятные атмосферные условия. Большие аэродромы мирного времени должны быть покинуты в момент начала войны, или, по крайней мере, должны быть покинуты те из них, которые не могут служить для целей войны, что практически является равносильным.
    Воздушная армия на земле должна исчезать, так как на земле она всегда является слабой, а в тот момент, когда она только что совершила посадку после проведения операции, положение ее является особенно критическим. Этот критический момент может быть использован искусным и смелым противником, даже если он слабее нас.
    Поэтому необходимо, чтобы дислокация воздушной армии на земле была широко разбросана и чтобы она, была максимально, в пределах возможного, замаскирована; более того, нужно располагать запасными базами для использования их в момент посадки в том случае, если в результате возможного неприятельского бомбардирования некоторые базы становятся уже непригодными для посадки на них.
    Кроме того, как мы уже видели, необходимо, чтобы воздушная армия могла располагать различными группами баз; это ей необходимо для того, чтобы полностью использовать свою свободу маневрирования и чтобы легко изменять свою общую дислокацию.
    С этой целью воздушные силы должны быть в состоянии существовать и действовать самостоятельно и независимо от местности.
    Ввиду этого необходимо создать воздушную снабженческую часть («unitа logistica aerea»), которая должна обладать всеми средствами для жизни, передвижения и боя и которая, в свою очередь, должна пополняться из воздушного интендантства («Intendenza aerea»).
    Воздушная армия.; чтобы соответствовать поставленным ей целям, должна представлять собой сложный организм, способный самостоятельно передвигаться в воздухе и перемещаться на земной поверхности. Это доказывает, что воздушная армия, достойная этого названия, представляет собой нечто весьма отличное от того, что обычно о ней думают.
* * *
    Тип «боевого» самолета, подходящего для итальянской воздушной армии, т. е. обладающего большим радиусом действия, способностью перелетать альпийскую горную цепь и значительной, хотя и не чрезмерной, скоростью, а также обладающего способностью поднимать немалый груз вооружения и защитных приспособлений, включая обслуживающий вооружение персонал, — представляет собой тип самолета, который может быть использован гражданской авиацией, если заменить вооружение и защитные приспособления равной по весу нагрузкой в виде пассажиров, багажа и почты.
    Это доказывает возможность превращения, с помощью надлежащих технических мероприятий, гражданского самолета в «боевой» самолет, иначе говоря, возможность заставить гражданскую авиацию принять участие в пополнении воздушной армии в случае войны.
    К этой цели, по моему мнению, следует всеми силами стремиться, так. как идеалом было бы организовать гражданскую авиацию, способную в случае необходимости превратиться в мощную военную авиацию [85].
    Военный самолет в мирное время, т. е. нормально, выполняет лишь потенциальную функцию, имея ценность лишь постольку, поскольку он был бы способен сделать что-нибудь, если бы вспыхнула война. Всякого рода средства, необходимые для поддержания боеспособности военного самолета e течение всего того времени, пока жизнь страны протекает нормально, расходуются именно ввиду этого возможного применения его.
    Гражданский самолет, способный в момент начала войны немедленно превратиться в военный, представляет потенциальную ценность, равную ценности военного самолета, но он представляет сверх того действительную ценность в периоды мира, поскольку он в состоянии нести определенную гражданскую службу.
    Отсюда понятно, почему из двух масс — одной из военных самолетов, а другой — из самолетов гражданских, способных немедленно превратиться в военные, — следует, по соображениям материального и морального порядка, выбрать вторую.
    Как бы ни могла быть ограничена прибыльность гражданского воздушного предприятия, особенно с материальной стороны, эта прибыльность всегда больше нуля. Поэтому масса гражданских самолетов, способных превратиться в военные, обходится дешевле, чем одинаковая с ней масса военных самолетов. А при равенстве расходов применение гражданских самолетов, способных к превращению в военные, дает в результате большую военную мощь и одновременно возможность содержать и эксплоатировать значительное количество гражданских воздушных средств.
    Это преимущество настолько велико, что я, не колеблясь, утверждаю, что предел, к которому следует стремиться, лежит в организации мощной гражданской авиации, способной, в случае необходимости, немедленно превратиться в мощную военную авиацию, переводя таким образом последнюю в мирное время на положение исключительно кадровой организации («inquadramento») — органа подготовки и управления.
    Как я показал, возможность стремиться к этому пределу существует, поскольку речь идет о массе воздушной армии в соответствии с высказанными здесь мыслями. Авиационные круги вообще отрицают эту возможность, и это отрицание не является неправильным, если исходить из существующей концепции воздушной мощи — концепции, требующей значительного разнообразия специализированных типов и притом иногда с предельными данными.
    Может случиться, что не окажется возможным сразу создать гражданские самолеты, способные немедленно превратиться в «боевые» самолеты, так как последние требуют установки на борту, помимо вооружения для борьбы в воздухе и вооружения против наземных целей, надлежащих защитных приспособлений. Однако, несомненно, что возможно уже сейчас создать гражданские самолеты, способные немедленно превратиться в бомбардировочные самолеты, так как, чтобы сделать это, достаточно заменить соответствующей бомбовой нагрузкой вес пассажиров, багажа и почты.
    Таким образом, уже в настоящее время возможно увеличить бомбардировочную мощь воздушной армии с помощью пополнений, взятых из гражданской авиации.
    В зависимости от обстановки эти пополнения могли бы поступать для усиления бомбардировочной мощи воздушной армии во время борьбы за завоевание господства в воздухе или же после завоевания господства в воздухе.
    Поэтому ничто не запрещает иметь указанную цель в виду уже в настоящее время.
* * *
    Я сказал — и доказал это, что только тот, кто сумеет завоевать господство в воздухе, будет в состоянии использовать воздушные средства для вспомогательных служб сухопутной армии и морского флота, и что единственной воздушной силой, которую должна создать страна, является воздушная армия.
    Но воздушная армия, которая завоевала бы господство в воздухе, может уступить часть своих сил сухопутной армии и морскому флоту в качестве вспомогательной авиации. Пригодны ли эти силы для подобной службы?
    Безусловно, да.
    Прежде всего следует отметить, что перед лицом противника, лишенного возможности совершать полеты, любые воздушные действия — вспомогательные и иные — выполнимы с максимальной легкостью и дают значительные выгоды, поскольку противник, со своей стороны, выполнять их совершенно не может.
    Воздушная армия, завоевав господство в воздухе, может уступить для обслуживания сухопутной армии и морского флота «боевые» части (или же части воздушного боя и бомбардировочные) и разведывательные части.
    Эти части могут выполнить с чрезвычайной легкостью (ибо они в полной безопасности) все то вспомогательное обслуживание по дальней разведке («esplorazione»), ближней разведке («ricognizione»), наблюдению на поле боя («osservazione») и т. д., которого армия и флот могут потребовать; они, как я указал, способны перелетать Альпы, там, где должна сражаться итальянская армия, и пересекать моря, в которых должен действовать итальянский флот.
    Части воздушного боя, мощно вооруженные для развития во всех направлениях огня максимальной интенсивности, великолепно могут быть использованы для атаки войск на марше, обозных колонн), поездов в движении и т. п.; в то же время бомбардировочные части можно прекрасно использовать для разрушения целей, имеющих непосредственное значение для наземных операций.
    В истребительных самолетах не может быть никакой нужды, поскольку обладание господством в воздухе является предпосылкой наших рассуждений.
    Таким образом, состав воздушной армии, соответствующий моим предложениям, позволяет выполнять, после завоевания господства в воздухе, все возможные и воображаемые виды работы вспомогательной авиации.
* * *
    Я хотел показать, что воздушная армия может, после завоевания господства в воздухе, удовлетворить также потребности в воздушном обслуживании, но я сделал это ad abtindantium («сверх надобности»), так как решительно придерживаюсь того мнения, что и после завоевания господства в воздухе воздушная армия должна действовать самостоятельно, не теряя времени и не распыляя средств на действия второстепенното значения.
    Завоевав господство в воздухе, воздушная армия должна стремиться нанести противнику удары такой силы, чтобы сломить его материальное и моральное сопротивление. Но если даже эта конечная цель не сможет быть полностью достигнута, необходимо суметь в максимальной степени ослабить указанное материальное и моральное сопротивление, потому что этим, лучше чем каким бы то ни было иным способом, будут облегчены операции нашей сухопутной армии и нашего морского флота.
    Для достижения подобной цели необходимо не распылять своих средств, но использовать их полностью с максимальной производительностью.
    А максимальной производительности воздушных средств следует искать позади поля сражения — там, где противодействие всегда менее значительно и где находятся цели более чувствительные, более уязвимые и значительно более важные для поля сражения, хотя бы и косвенно. Неизмеримо выгоднее разрушить станцию, хлебопекарню или завод, производящий военное имущество, обстреливать пулеметным огнем колонны грузовиков, поезда в движении, рабочую силу и т. п., чем бомбардировать или обстреливать из пулеметов окопы. Неизмеримо выгоднее сокрушать моральное сопротивление, вызывая разложение плохо дисциплинированных организмов, сея панику и ужас, чем ударяться о более или менее внушительное материальное сопротивление.
    Чего только не может добиться воздушная армия определенной наступательной мощи, господствующая в воздухе и потому способная безнаказанно крейсировать по всему неприятельскому воздушному пространству!
    Кое-кому кажется парадоксальной мысль о том, что исход будущих войн может явиться следствием ударов, нанесенных духу населения; однако, именно это уже имело место в минувшую войну и с еще большей очевидностью будет иметь место в войнах будущих.
    Исход минувшей войны лишь кажущимся образом зависел от военных операций; в действительности же он был решен крушением морального сопротивления народов, которые потерпели поражение, — крушением морального сопротивления, явившимся следствием громадного истощения борющихся народов.
    Воздушное оружие позволяет непосредственно настичь народы позади полей сражения, т. е. позволяет непосредственно подрывать сопротивление народов (всего населения. — Пер.). Ничто не запрещает думать, что эти непосредственные действия могут достичь такого грандиозного размаха, что ими удастся сломить это сопротивление, даже если соответствующие сухопутные армии и морские флоты останутся нетронутыми. Разве не сложила оружия германская армия, способная еще сражаться, и разве не сдался неприятелю почти нетронутый флот, когда германский народ почувствовал, что сила его сопротивления исчезает?
    Не следует думать о том, чем авиация является сегодня; нужно думать о том, чем она сегодня могла бы быть[86]. Конечно, если бы мы заявили, что современные воздушные силы различных государств могут решить судьбы войны, мы высказали бы мысль не парадоксальную, а прямо абсурдную. Но это ровно ничего не значит, ибо вовсе не сказано, что современные воздушные силы являются тем, чем они в действительности должны были бы быть.
    Следует подумать о том, что могло бы случиться, например, с Италией, если бы какому-либо противнику удалось завоевать господство В воздушном пространстве над ней, и его воздушная армия могла бы свободно крейсировать над Пьемонтом, над Ломбардией и над Лигурией, сбрасывая на наиболее чувствительные центры этих провинций значительные количества зажигательных, взрывчатых и отравляющих веществ. Если подумать об этом, неизбежно придется прийти к заключению, что сопротивление наших наземных сил могло бы быть непосредственно сломлено расстройством социальной жизни этих трех провинций — расстройством, для достижения которого потребовались бы только соответствующее количество разрушительных веществ и воздушные средства, чтобы эти вещества разбросать.
    Если допустить (с чем я не согласен), что на сегодняшний день невозможно было бы достичь желательного размаха ударов с воздуха, то все же совершенствование воздушных средств и непрерывно растущая эффективность разрушительных веществ показывают, что этого желаемого размаха возможно будет достичь в более или менее отдаленном[87] будущем.
    Во всяком случае налицо то обстоятельство, что удары с воздуха даже в настоящее время обладают (и с этим все согласны) такой материальной и моральной эффективностью, что уже на сегодняшний день они вызывают необходимость целого ряда предохранительных мер (маскировки, ночных передвижений и т. д. и т. п.), стесняющих маневр наземных сил и вызывающих громадное распыление средств (воздушная и противовоздушная оборона и т. п.). И все это, несмотря на то, что авиацию рассматривают такой, какая она есть, а не такой, какой она могла бы и должна была бы быть.
    Мы не должны основываться на том, что иностранные государства организуют и применяют свои воздушные силы почти так же, как организуем и применяем их мы. Может случиться, что в: один прекрасный день один из наших вероятных противников организует и будет применять их, например, так, как организовал бы и применял бы их я. И тогда я задаю вопрос всякому, кто намерен добросовестно ответить, не удастся ли этому нашему возможному противнику — хотя бы он и не располагал для своих воздушных сил более значительными средствами, нежели мы, — быстро завоевать господство в воздухе над нами, принимая во внимание наши современные взгляды на организацию и применение и учитывая наземную дислокацию наших воздушных ресурсов?[88] И не сможет ли он, завоевав господство в воздушном пространстве над Италией, нанести нам удары, может быть, непоправимые и решающие?
    Если кто-либо в полном сознании и добросовестно сможет решительно ответить мне «нет», я сложу оружие и объявлю, что я неправ.
    Но, пока я не услышал этого категорического «нет» и пока кто-нибудь не примет за это решительное «нет» полной и всесторонней ответственности, я не перестану указывать на серьезнейшую опасность и бороться всеми своими силами, чтобы она была предотвращена, полагая, что этим я выполняю мой безусловный долг.
* * *
    Перейду к краткому подытоживанию своих основных мыслей по вопросу о создании и организации воздушной мощи Италии:
    1. Воздушная война заключается в завоевании господства в воздухе и им (завоеванием) исчерпывается; по завоевании господства в воздухе воздушные силы должны поставить себе целью выполнение нападений против наземных целей, чтобы сломить моральное и материальное сопротивление противника.
    2. Никакой иной цели, сверх двух только что названных, нельзя преследовать, если не хотят играть на-руку противнику.
    3. Средством для достижения вышеуказанных целей может явиться лишь независимая воздушная армия, состоящая из большого числа «боевых» и некоторого числа разведывательных частей.
    4. Воздушная армия должна обладать максимальной мощью, совместимой со средствами, которыми располагает страна; поэтому никакие воздушные средства («nessuna risorsa aerea») не должны быть каким бы то ни было образом отвлечены для второстепенных задач, которые выполняют вспомогательная авиация, воздушная оборона и противовоздушная оборона.
    5. Эффективность разрушительных веществ (взрывчатых, зажигательных и отравляющих) должна быть увеличена до максимума, ибо, при прочих равных условиях, наступательная мощь воздушной армии пропорциональна эффективности разрушительных веществ, которыми она располагает.
    6. Гражданская авиация должна быть приспособлена к тому, чтобы быть использованной в качестве пополнения для авиации военной; при этом нужно стремиться к организации мощной гражданской авиации, способной немедленно превратиться, в случае надобности, в мощную военную авиацию; последняя же должна быть сведена к простой организации кадров для подготовки и управления.
    7. Воздушная война не допускает оборонительного образа действий, но допускает только наступательный. Воздушная армия, более сильная в средствах воздушного боя, должна действовать, не стремясь к бою и не избегая его; менее сильная должна стремиться действовать, избегая боя. Как более сильная армия, так и менее сильная должны быть готовы к действию даже ранее начала общих военных действий, а начав свои действия, воздушная армия должна будет продолжать их без перерыва и с максимальной энергией, стремясь поразить цели наиболее чувствительные, наиболее уязвимые и дающие возможность оказать наибольшее влияние на воздушную мощь или на моральное сопротивление противника.
    8. По завоевании господства в воздухе воздушная армия должна будет посредством непрерывных и чрезвычайно бурных действий против наземных целей стремиться сломить материальное и моральное сопротивление противника.
    9. Воздушная армия должна быть организована так, чтобы быть в состоянии легко, с помощью собственных средств, перемещаться на территории страны для обеспечения возможности использования этой армии с максимальным коэфициентом полезного действия против любого из вероятных противников.
    10. Воздушная война будет вестись и будет решена исключительно воздушными силами, которые окажутся готовыми к моменту начала военных действий, ибо развитие и исход воздушной войны будут чрезвычайно быстрыми, вследствие необычайной бурности, с которой ее необходимо будет вести, — безразлично, будет ли данная сторона сильнее или слабее противника.
    11. Воздушная армия, созданная с использованием всех ресурсов, которыми страна располагает для своих воздушных сил, состоящая из значительного числа «боевых» и некоторого числа разведывательных самолетов, действующая решительным и только наступательным образом, быстро завоюет господство в воздухе перед лицом воздушных сил, иначе созданных, иначе организованных и иначе действующих.
* * *
    Я уверен, что все эти утверждения, несмотря на последовательные рассуждения, из которых они вытекают, многим покажутся рискованными. Но это не производит на меня никакого впечатления: я привык, с одной стороны, к тому, что объявляются рискованными — и еще того хуже — мои утверждения, часто противоречащие тем, которые подавляющим большинством всосаны в плоть и кровь, а с другой — к тому, что наиболее рискованные из моих утверждений постепенно завоевывают общее признание.
    Все это совершенно не производит на меня впечатления и еще менее смущает меня, поскольку я питаю абсолютную (математическую) уверенность в том, что настанет день, в который повсюду воздушные силы различных государств примут вид, в точности сообразующийся с изложенными выше утверждениями.
    Конечно, я желал бы, чтобы итальянцы были первыми в достижении этого, так как первая страна, создавшая свою воздушную мощь логичным и рациональным образом, будет безусловно обладать огромным преимуществом над остальными. Но если даже это мое желание и не будет удовлетворено, совесть ни в чем не сможет упрекнуть меня, ибо я сделал все, что только было возможно для моих человеческих сил, чтобы эта цель могла быть достигнута.
* * *
    Была высказана следующая мысль:
    «Италии необходимы воздушные силы, способные защищать воздушное пространство над ней в течение всего того времени, какое после начала военных действий окажется необходимым итальянской промышленности, чтобы достичь возможности выпускать крупными сериями наиболее усовершенствованные самолеты»[89][90].
    Эта мысль переносит в воздушную сферу концепцию, именуемую в сухопутной сфере концепцией «щита и копья». Согласно этой идее достаточно было бы воздушного щита, под защитой которого можно было бы принять меры для создания воздушного копья. Иначе говоря, допускается возможность существования воздушных сил, способных прикрыть от воздушных ударов неприятеля производство усовершенствованной материальной части и подготовленного личного состава в течение всего того времени, которое будет необходимо для создания воздушной мощи, способной перейти в наступление; при этом выставляется во всем блеске преимущество, заключающееся в возможности воспользоваться для решительной схватки средствами, воплощающими последние усовершенствования науки и техники.
    Если на суше, вследствие огромного превосходства в силах, необходимого для наступающего, чтобы сломить сопротивление хорошо организованной обороны, концепция «щита и копья» может быть оправдана, то эта же идея не находит никакого оправдания в воздушном пространстве, где применяемые средства не обладают никакими оборонительными свойствами и в то же время представляют в максимальной степени наиболее ярко выраженные наступательные свойства. В атмосфере, к сожалению, нельзя вырыть окопы или протянуть проволочные заграждения, или помешать просачиванию на нашу сторону противника; а между тем, к сожалению, все основные предприятия итальянской авиационной промышленности расположены в пределах досягаемости воздушных ударов наиболее грозных из вероятных противников Италии. Я уже не спрашиваю, «какая гарантия» или «какая вероятность», но просто — какая мыслится возможность противодействовать с помощью воздушной обороны разрушению воздушным противником наиболее важных предприятий нашей авиационной промышленности в течение всего того, времени, которое может понадобиться для подготовки крупносерийного производства?
    Но если бы даже подобная возможность и существовала, могли ли бы мы предположить, что противник в течение всего этого времени будет сидеть сложа руки и не приступить в свою очередь к крупносерийному производству?
    Все это относится к области фантазии. Воздушная война неизбежно будет вестись и будет решена средствами, оказавшимися в наличии в момент открытия военных действий. Тот, кто позволит застать себя врасплох, кто будет ожидать начала войны, чтоб решиться что-либо сделать, — тот будет побит в воздухе самым непростительным образом. Тот, кто будет чувствовать себя более сильным, будет искать решения и не станет ожидать соизволения более слабого, а также не допустит, чтобы последний работал у него под носом. Забудем, ради бога, о минувшей войне! Тогда возможно было создать авиацию, начиная прямо с создания заводов и типов самолетов; но тогда авиация, только зарождалась, и мы все находились в одинаковых условиях. В грядущих столкновениях авиация предстанет зрелой и сознающей свое значение. И это будет совсем другое дело.
* * *
    Не нужно готовиться [91] делать: нужно делать [92]. Необходимо, чтобы наш воздушный флот был всегда вооружен наилучшим образом. Для этого нужно, чтобы промышленность всегда была в состоянии производить наилучшую продукцию — и притом производить в количестве, превышающем нормальную потребность.
    С точки зрения государственной обороны представляет величайший интерес, чтобы авиационная промышленность работала в значительной части на экспорт, ибо, если бы она достигла этого, это означало бы, что она! производит наилучшую продукцию и производит таковую в количестве, превышающем наши нормальные потребности, т. е. в таком количестве, которое легко сможет удовлетворить и чрезвычайные потребности.
    Бесконечно более выгодно — с точки зрения государственной обороны — обладать авиационной промышленностью, работающей на экспорт, и меньшим числом эскадрилий, чем промышленностью «так себе», вынужденной иногда производить по иностранным образцам, и большим числом эскадрилий, вооруженных наилучшим образом.
    Поэтому в интересах государственной обороны — в прямых интересах ее, — чтобы воздушный флот приносил даже жертвы, с целью скорее добиться такого положения, при котором наша авиационная промышленность могла бы победоносно состязаться с иностранной.
    Тут недостаточно жертв экономического характера: необходимо, чтобы авиационная промышленность приобрела обеспеченную жизнь и устойчивое направление, чего она может достичь, по понятным причинам, лишь при условии создания устойчивого руководства воздушным делом.
* * *
    Если бы мы проанализировали организацию существующих воздушных сил важнейших государств, мы убедились бы, что там остаются еще в силе те идеи, которые господствовали в минувшую войну.
    В настоящее время часто говорят о воздушной войне. Война есть борьба, а борьба есть бой. И вот воздушные флоты, имея в своем составе многочисленнейшие типы самолетов для разнообразнейших целей, не имеют типа для воздушного боя. Таким образом, почти все можно делать в воздухе и с воздуха, за исключением боя («fuorché combattere» — буквально: «кроме как сражаться». — Пер.).
    Правда, имеются истребители. Но истребители являются самолетами не для воздушного боя, а именно для истребления. Несмотря на то, что они обладают ярко выраженными наступательными свойствами, все же они являются самолетами, предназначенными для оборонительных целей. Это вытекает из самого их происхождения; кроме того, их ограниченный радиус действия не позволяет им выполнять операции в глубине неприятельской территории.
    Самолета воздушного боя, способного навязать свою волю противнику в неприятельском воздушном пространстве, не существует, и не видно, чтобы стремились его осуществить.
    Его не существует, и его не стремятся осуществить, потому что мысли застыли на мировой войне, т. е. на младенчестве воздушных действий, и не утвердилось еще сознание того, что да войне прежде всего необходимо быть приспособленным для боя. Наоборот, распространено убеждение, что в воздушной войне можно выполнять разнообразнейшие действия, не будучи вынужденными сражаться, а это и является причиной того, что большая часть военных самолетов не приспособлена для боя в воздухе.
* * *
    Именно на этом представлении основана бомбардировочная авиация различных воздушных флотов; таким образом, полагают, что действия наиболее наступательного характера могут быть выполнены при отсутствии боя.
    Действительно, бомбардировочная авиация обычно бывает разделена на две часта: дневную и ночную бомбардировочную авиацию; первая предназначена действовать, избегая боя благодаря своей большой скорости, вторая — избегая его благодаря ночной темноте.
    Но действия того, кто намерен избегать, все же будут зависеть от неприятельских действий или от особых обстоятельств; поэтому он не является свободным в своих действиях и должен ограничить свою инициативу. Но, с другой стороны, как поступить иначе, если отсутствует идея, а следовательно, и средства, чтобы действовать, преодолевая неприятельское противодействие? Между тем это является твердым правилом в войне на суше и на море.
    Было время, когда (как это имело место в мировую войну) цель бомбардировочных действий была ограничена, главным образом, тем, чтобы причинять неприятности противнику или отвечать на причиненную им неприятность. Тогда можно было еще допускать, что бомбардировочные операции можно выполнять, избегая неприятельского противодействия. Но в настоящее время этого допускать (нельзя, поскольку теперь стремятся с помощью бомбардирования с воздуха достичь результатов действительно положительных и притом значительного масштаба.
    Во время мировой войны осуществлялось и ночное бомбардирование, т. е. иногда незначительное число самолетов вылетало ночью сбрасывать бомбы по целям на неприятельской территории. Это имело место, например, в южной части фронта по реке Изонцо и по ту сторону реки Пиаве. В современных условиях, каков бы ни был наш возможный противник, для выполнения бомбардировочных действий мы должны были бы подняться в значительных силах с равнины, пересечь весь альпийский пояс, достичь целей на неприятельской территории и вернуться, вновь пересекая весь альпийский хребет. Можно ли выполнить все это ночью? А если возможно, то выгодно ли поступить таким образом? Какая в таком случае необходимость сохранять ночную бомбардировочную авиацию, раз допускается, что может действовать дневная бомбардировочная авиация? Зачем в таком случае разделять всю массу на две части, вместо того чтоб собрать ее в одно целое, что, помимо всего прочего, облегчает подготовку личного состава и пополнение материальной частью?
    Нет никакой причины для оправдания наличия в настоящее время ночной бомбардировочной авиации: она существует исключительно потому, что во время мировой войны были случаи ночного бомбардирования.
    Отсутствие ясного представления о конечных целях независимой авиации, т. е. воздушной армии, приводит к любопытному составу последней. Действительно, она обычно обнимает дневную бомбардировочную авиацию, ночную бомбардировочную авиацию и истребительную авиацию. Но, говоря «воздушная армия», предполагают нечто единое; однако же воздушная армия обычно оказывается состоящей из трех родов авиации, которые, вследствие своих основных свойств, не могут летать совместно даже по два: у дневной бомбардировочной авиации — большая скорость и большой радиус действия; у ночной бомбардировочной авиации — малая скорость и большой радиус действия; у истребительной авиации — большая скорость и малый радиус действия.
* * *
    Основная масса современных воздушных флотов состоит из разведывательных частей.
    И в том, что относится к этому роду авиации, замечается преобладающее влияние прошлого, а также мысли, что возможно выполнять военные операции, не будучи вынужденным вести бой.
    Поэтому полагают, что разведывательный самолет должен прежде всего обладать всеми свойствами, наиболее подходящими для облегчения разведки, задуманной не как боевая операция, но как самостоятельная операция, стоящая вне борьбы. По той же причине стремятся к наилучшему обзору, нечрезмерной скорости, удобному расположению фотоаппаратов, хорошей работе радио, «кошке» для подхватывания приказов и т. д. В общем — стремятся ко всему тому, что было бы необходимо и достаточно для разведки в мирное время, для составления планов с помощью аэрофотосъемки и т. п., но не задумываются над тем, что на войне для того, чтобы получить возможность разведать противника, необходимо прежде всего оказаться над [93] ним; не учитывают того, что, если для нас важно разведать [94] его, то для него важно не дать себя разведать[95], а потому он будет соответственно действовать и реагировать на наши действия.
    Прибегнем к гипотезе: лицом к лицу расположены две линии противников А и Б. Сторона А располагает 500 разведывательными самолетами, сторона Б — 500 истребительными самолетами. Очевидно, стороне А не удастся выполнить данное ей поручение, так как ее разведывательные самолеты не смогут появиться над линией Б, не будучи сбитыми, в то время как сторона Б — как бы мало истребительные самолеты ни подходили для наблюдения все же сможет кое-что наблюдать, ибо указанные самолеты смогут появиться над линией А.
    Это доказывает, что на войне, где главное — сражаться, для выполнения разведки выгоднее применять пулеметы, чем фотоаппараты.
* * *
    Разведка представляет собой военную операцию, которая, как и все военные операции, выполняется в ущерб неприятелю; поэтому неприятель будет стремиться помешать ей путем соответствующих действий.
    Следовательно, для выполнения воздушной разведки — как и для выполнения сухопутной или морской разведки — необходимо либо быть в состоянии опрокинуть сопротивление противника, либо избежать его.
    Отсюда вытекает, что разведывательные части должны были бы быть либо частями воздушного боя, либо частями, способными избегать боя, т. е. состоящими из сверхскоростных самолетов, способных уйти даже от атаки истребителей.
    Ввиду отсутствия убеждения, что на войне необходима прежде всего способность вести бой, получается, что у так называемых военных самолетов этой способностью пренебрегают, заботясь преимущественно о способностях вспомогательных и второстепенных.
    Этим и вызвано возникновение детальнейшей специализации, раздробляющей силы воздушных флотов и отвлекающей их от их основной цели.
* * *
    На маневрах все это может итти прекраснейшим образом, потому что здесь лицом к лицу стоят два одинаковых мышления, располагающих одинаковыми средствами. Совершенно очевидно, что, поскольку ни красная, ни синяя сторона не располагают частями воздушного боя, воздушный бой не сможет иметь места, и каждая из сторон может применять свои средства, как если бы воздушного боя не существовало.
    Но на войне вещи могут выглядеть совершенно иначе. Если бы лицом к лицу с мышлением, исключающим воздушный бой, столкнулось другое, считающее, что воздушный бой является основной функцией воздушных сил, и соответствующим образом вооруженное, положение вещей совершенно изменилось бы, так как тот, кто не был бы в состоянии вести воздушный бой, не мог бы ни вести боя в воздухе, ни разведывать, ни бомбардировать, ни выполнять все прочие специализированные воздушные задачи, отвлекающие от основной цели.
* * *
    Когда работают над подготовкой к войне, необходимо всегда исходить из предположения, что неприятель не только так же искусен и доблестен, как и мы, но что он всегда действует самым невыгодным для нас образом. Поскольку речь идет о вопросах воздушной войны, для нас было бы чрезвычайно выгодно, чтобы противник обзавелся значительным количеством вспомогательных воздушных средств, средств воздушной обороны и т. п., так как в этом случае в его распоряжении оказалось бы меньшее количество средств воздушного боя и бомбардировочных средств, наиболее подходящих, чтобы противодействовать нашим воздушным операциям и наносить нам значительный урон на нашей территории.
    Но так как это было бы выгодно для нас, нам необходимо предположить, что в действительности произойдет обратное, т. е. что противник употребит все свои ресурсы, чтобы обзавестись средствами воздушного боя и бомбардировочными средствами. И мы должны вооружиться, приняв за основу эту, худшую для нас, гипотезу, ибо если мы будем вооружены так, что сможем встретить эту худшую гипотезу, то с тем большим основанием мы будем готовы встретить и все остальные.
* * *
    Каков бы ни был противник Италии, он будет встречен на горных высотах, в непосредственной близости от границы, и на этих горных высотах итальянской сухопутной армии придется долго и ожесточенно сражаться.
    Вследствие этого вспомогательной авиации придется действовать над альпийским массивом и быть в состоянии работать над наиболее возвышенными зонами этого массива в условиях, когда он занят противником. Поэтому можно утверждать, что эта авиация должна, быть способна маневрировать над местностью, расположенной, на высоте 3000 м, т. е. при минимальной высоте полета в 5000–6000 м. Со своей стороны независимая авиация, если захочет наносить удары по важнейшим пунктам неприятельской территории, должна будет с полной боевой нагрузкой пересекать альпийский массив, занятый противником.
    Это — особые, но в то же время существеннейшие условия, встающие перед итальянской военной авиацией, предъявляющие к ее вооружению особые и существеннейшие требования, неудовлетворение которых совершенно уничтожило бы ее ценность.
    Но это еще не все. Так как нужно надеяться, что итальянская сухопутная армия отразит противника, и так как на горных высотах не легко найти подходящие аэродромы, то необходимо, чтобы авиация сохраняла свои аэродромы на итальянской равнине, пока армия не достигнет неприятельской равнины. Поэтому она должна быть в состоянии вся действовать над неприятельской равниной, вылетая с нашей и перелетая через альпийский массив.
* * *
    Все согласны, что воздушное оружие, по самым своим свойствам, является тем, которое в случае военного конфликта первым вступит в дело, т. е. немедленно после — а может быть и; ранее — объявления войны.
    Поэтому воздушное оружие всегда должно быть готово мобилизоваться и развернуться.
    Мобилизоваться означает сделаться мобильным, т. е. способным покинуть дислокацию мирного времени и жить и действовать самостоятельно, пользуясь собственными средствами.
    Развернуться означает принять расположение, наиболее выгодное для действий против неприятеля. Это расположение для независимой авиации должно быть наиболее подходящим для развития воздушных операций, которые она замышляет, а для вспомогательной авиации — наиболее удобным для ведения вспомогательных воздушных действий, в соответствии с развертыванием сухопутной армии и дислокацией морского флота.
    Естественно, дислокация изменяется в зависимости от того, какой план войны имеется в виду, но для каждого плана войны она должна быть точно установлена, дабы каждый знал в случае надобности, куда ему следует вернуться. Поэтому все части военной авиации должны всегда быть готовы немедленно отмобилизоваться и немедленно переброситься в местность, указанную им в соответствии с планом развертывания в определенном плане войны.
* * *
    Для того чтобы авиационная часть могла немедленно мобилизоваться, нужно, чтобы она постоянно была снабжена всеми теми средствами, которые необходимы ей для самостоятельной жизни и действий в течение всего того времени, которое потребуется, по завершении развертывания, для установления между авиационной частью и тыловыми органами правильного и непрерывного потока снабжения.
    Совокупность этих средств, которая может быть названа мобилизационным запасом («carico di mobilitazione»), должна содержать: запасные части для самолетов и моторов; средства для производства мелкого ремонта; запас горючего и смазочного; укрытия для материальной части и личного состава; вооружение и боеприпасы; картографическое имущество; обозное имущество (снаряжение?)[96] и т. д. Этот запас должен постоянно содержаться полностью, т. е. в большей части он должен быть в наличии сверх средств, составляющих эксплоатационный запас («carico d'esercizio»), т. e. используемых нормально в мирное время. Поскольку очевидно, что необходимо быть (в момент мобилизации. — Пер.) в наилучших условиях, т. е. располагать самолетами в состоянии их максимальной боеспособности, авиационная часть должна будет в мирное время иметь большее количество самолетов и моторов, чем то, которое она мобилизует, потому что последнее должно постоянно содержаться в полнейшей боевой готовности.
* * *
    Для принятия указанного расположения при развертывании и для того, чтобы допустить возможность последующих изменений в порядке развертывания, необходимо, чтобы вся та часть мобилизационного запаса, которую нельзя перевезти по воздуху, могла быть перевезена иным образом, а это, вообще говоря, будет осуществимо лишь путем перевозки с помощью грузовиков.
    Поэтому авиационная часть должна обладать не только мобилизационным запасом, сверх эксплоатационного запаса, но также и автомобильными средствами для перевозки всего того, что невозможно перевезти по воздуху. Только при этих условиях авиационная часть может быть своевременно мобилизована, развернута и пущена в дело в случае войны.
    По необходимости авиационные части в случае войны должны будут располагаться на импровизированных аэродромах, избегая скучивания, максимально маскируясь и всегда в готовности изменить свое расположение, как только оно будет установлено противником; поэтому они должны быть самостоятельными и подвижными.
    Крупные постоянные авиабазы, расположенные вблизи фронта, должны быть эвакуированы в тыл для того, чтобы находящееся в них имущество не было с легкостью уничтожено неприятелем.
    Необходимо проникнуться убеждением, что проблема воздушной мощи является чрезвычайно сложной и не ограничивается производством некоторого числа самолетов и подготовкой некоторого количества летного состава.
    Для того чтобы это оружие, эффективность которого может оказаться громадной, могло действовать, необходимо наличие значительного ряда условий, которые все связаны между собой, и притом так, что в результате отсутствия хотя бы одного из условий эффективность оружия может быть если не полностью уничтожена, то безусловно значительно ослаблена.
* * *
    Я указал на развертывание при различных планах войны. Сказать, что части должны развернуться, значит установить потребность первостепенной важности. Но для того, чтоб эта потребность могла быть удовлетворена в отношении мощных воздушных масс, которые должны быть срочно пущены в дело, следует прежде всего разработать для каждого плана войны — в соответствии с объектами воздушных действий и планом развертывания сухопутных и морских сил — наиболее выгодную дислокацию всех авиационных частей, т. е. конкретно установить для каждой из них пункт, в который она должна перейти. Вместе с тем, учитывая характер земной поверхности в Италии, где почва интенсивно возделывается, следует заблаговременно принять меры, чтобы выбранные аэродромы могли немедленно быть использованы как взлетные и посадочные площадки.
* * *
    Я указал на проблему снабжения. Для того, чтобы воздушные силы могли сохранять свою боеспособность во время борьбы, необходимо, чтобы к ним поступали пополнения всякого рода. Чтобы представить себе размеры необходимого для этого труда, достаточно вспомнить опыт минувшей войны, показавший, что для содержания в строю 100 самолетов необходимо эшелонировать 300 самолетов, причем промышленность должна быть в состоянии производить сотню самолетов ежемесячно. В грядущих столкновениях — поскольку воздушные силы будут применяться с большей интенсивностью, чем в минувшую войну, — снабжение, возможно, потребует еще большей затраты труда.
    Действительная мощь воздушных сил зависит, следовательно, от значительного числа коэфициентов, из которых ни один не может быть сведен к нулю. Поэтому, если хотят судить о действительной величине чьей-либо воздушной мощи, следует учитывать все определяющие ее коэфициенты.
    Взятое само по себе число самолетов, которое какая-либо военная авиация может выпустить в полет, означает очень немногое для характеристики мощи этой авиации, ибо с военной точки зрения полет является не целью, а средством для выполнения боевой задачи. Но для возможности выполнения в полете военных действий необходимо, чтобы летные средства соответствовали целям, были объединены в части с постоянной организацией и вооружены надлежащим образом; их применение должно быть удобным, а мобилизация должна быть легкой и т. д. Все должно быть гармонически согласовано с подлинной реальностью воздушной войны.

Заключение

    Я полагаю, что в настоящее время не может быть больше никого, кто сознательно считал бы проблему воздушного флота проблемой второстепенного значения. Воздушные средства с каждым днем все более укрепляются, их радиусы действия увеличиваются и грузоподъемность возрастает, а в то же время эффективность разрушительных веществ непрерывно повышается.
    Вследствие географическо-политического положения Италии, вся ее территория и все моря могут оказаться подверженными неприятельским воздушным нападениям, предпринятым с сухопутных баз и потому весьма внушительным.
    Альпы дугой охватывают наиболее богатые и наиболее промышленные провинции Италии, которые все лежат в пределах радиуса возможных воздушных ударов противника, воздушных ударов, наносимых с обратных склонов гор, а морские узкости, окружающие Италию, не могут защитить ее от воздушных атак, направленных с неприятельских берегов.
    Чрезмерная скученность итальянских промышленных предприятий, открыто лежащие крупные населенные центры и легкость, с которой могут быть прерваны важнейшие железнодорожные сообщения, даже самая интенсивность использования итальянских водных ресурсов — все это создает условия, в которых Италия должна страшиться воздушных нападений более, нежели другие страны. Альпийский пояс, облегчая, с одной стороны, возможность прочно запереть двери итальянского дома, с другой стороны — вследствие представляемой Альпами пересеченной местности и малочисленности проникающих в их массив дорог — облегчает противнику, надлежащим образом вооруженному в воздухе, возможность отрезать итальянские сухопутные силы, действующие в горных районах, от их баз на равнине.
    Если серьезно задуматься над всем этим, нужно согласиться, что для Италии необходимым условием безопасности является господство в собственном воздушном пространстве.
    Однако же еще и сегодня тот, кто пытается показать все возможное значение действий воздушной армии в вероятном грядущем военном столкновении, слышит, как его величают автором небылиц. Допускают, что неприятель может посредством воздушных нападений, принудить нас эвакуировать города, и в то же время не допускают, что подобный результат мог бы серьезно повлиять на исход войны, как будто на сухопутной армии, развернутой на Альпах, никак не отразилась бы, например, эвакуация Милана, Турина и Генуи, как будто эвакуацию целого города можно равнять с эвакуацией помещения хотя бы и с двумя ходами. Допускают, что посредством воздушных нападений можно остановить промышленное производство, и в то же время полагают, что можно предупредить это незначительное неудобство переводом в более отдаленный район нескольких заводов, как будто во время войны все предприятия не должны были бы увеличить свое многообразное производство. Объявляют парадоксальным мнение, что исход войны может быть решен крушением морального сопротивления целого народа; однако, мировая война еще не ушла от нас в даль веков, а между тем исход мировой войны был решен именно крушением морального сопротивления народов, потерпевших поражение.
    Армии были лишь средствами, с помощью которых народы стремились расшатать сопротивление народов-противников; это настолько верно, что побежденными оказались те государства, армии которых одержали наиболее многочисленные и наиболее значительные победы, а когда исчезло сопротивление народов, то армии рассеялись или дали себя разоружить, а целый флот сдался противнику нетронутым.
    Крушение сопротивления стран, которое во время мировой войны было достигнуто косвенным путем, независимо от действий сухопутных армий и морских флотов, в будущих войнах будет достигаться непосредственно, с помощью действий воздушного оружия. В этом заключается различие между войнами прошлого и войнами будущего.
    И в достижении победы, несомненно, большее значение будет иметь бомбардирование с воздуха, вынуждающее эвакуировать города с сотнями тысяч жителей, чем сражение типа тех чрезвычайно многочисленных сражений, которые имели место в мировую войну без сколько-нибудь существенных результатов.
    Страна, потерявшая господство в воздухе, увидит себя подвергающейся воздушным нападениям без возможности реагировать на них с какой-либо степенью эффективности; эти повторные, непрекращающиеся нападения, поражающие страну в наиболее сложные и чувствительные части, несмотря на действия ее сухопутных и морских сил, должны неизбежно привести страну к убеждению, что все бесполезно и что всякая надежда погибла. А это убеждение и означает поражение.
    Но даже допуская (но не соглашаясь), что господство в воздухе, используемое надлежащими силами, не в состоянии будет, независимо от прочих обстоятельств, привести к поражению противника, неоспоримо, что господство в воздухе может нанести неприятелю тяжелейший материальный и моральный урон, весьма эффективно содействуя его поражению.
    Поэтому, независимо от значения, которое желают придать господству в воздухе, в высшей степени важно, чтобы мы привели себя в такое состояние, чтобы при любых обстоятельствах господствовать в нашем собственном воздушном пространстве.
    Сухопутная армия и морской флот в высшей степени заинтересованы в том, чтобы своя авиация завоевала господство в воздухе, ибо завоевание господства в воздухе противником внесло бы во все их действия чрезвычайное расстройство.
    Уже на сегодняшний день, хотя и не сознавая еще полностью значения воздушного оружия, сухопутные и морские силы испытывают необходимость принимать особые меры предосторожности, чтобы укрыться от ударов с воздуха и воздушной разведки. Одно то обстоятельство, что возможно летать и в полете выполнять военные операции, неизбежно должно вызвать изменения в методах борьбы на суше и на море, а особенно в системах, имеющих целью обеспечить существование и деятельность сухопутных и морских сил.
    Приведу лишь один пример: сегодня нельзя более представить себе нефтяной склад под открытым небом.
    Поэтому необходимо решиться в высшей степени серьезно рассматривать воздушный фактор как сам по себе, так и в его воздействии на сухопутные и морские вооруженные силы, а также на всю гражданскую организацию страны.
    Если бы Италия обеспечила себе возможность господствовать в своем воздушном пространстве, она автоматически стала бы способной господствовать и в воздушном пространстве над Средиземным морем, т. е. фактически осуществлять контроль над этим морем, которое должно стать действительно итальянским, если мы желаем создать себе судьбу будущей империи.
    Поэтому воздушная армия должна стать крепчайшим панцирем Италии и острейшим мечом ее будущности.
    В настоящий период времени идеи находятся еще в эмбриональном состоянии, однако несомненно, что страна, которая первой сумеет направить их по верному пути, приобретет значительное преимущество над остальными.
    Сегодня Италия, хотя и менее богатая, чем другие государства, может создать, благодаря гению своего народа, воздушную армию, способную заставить считаться с собой.
    Италия обладает всеми элементами, необходимыми для создания первоклассной воздушной мощи: прекрасными закаленными летчиками, удивляющими весь мир, талантливыми техниками и искуснейшими рабочими, исключительным географическим положением и правительством, умеющим сильно желать и могущим осуществить то, чего оно желает.
    Необходимо объединиться в напряженной и молчаливой работе с твердым намерением занять первое место и господствовать.
    Авиация уже потеряла свой первоначальный, я сказал бы, спортивный характер и вошла в период серьезных осуществлений. Если ранее конечная цель заключалась в том, чтоб летать, то теперь она лежит в том, чтобы летать с определенною целью: укоротить дальние маршруты и сократить большие расстояния в мирное время, сражаться во время войны. Поэтому необходимо, чтобы мы решительно вступили в этот второй период, стремясь сделать, летая, нечто лучшее, чем другие.
    Рим, 1926 г.

Примечание автора.

    По различным причинам с момента сдачи рукописи до выхода настоящей книги из печати прошел почти целый год. В течение этого года поступили в различных странах на эксплоатацию самолеты с общей мощностью моторов в 2000 л. с. и приступлено к проектированию и постройке самолетов в 6000 л. с. Вот средства, пригодные для создания «боевых» самолетов, аналогичных линейным кораблям, и подлинных воздушных армий в настоящем смысле этого слова в соответствии с изложенными мной концепциями.
    Перед лицом этих грозных самолетов, мощно вооруженных и мощно бронированных, с радиусами действия, позволяющими перелетать океаны, способных каждый поднять бомбовую нагрузку, достаточную для разрушения целого города, можно ли еще сохранять взгляды на применение их, господствовавшие во время мировой войны?
    Сто самолетов по 6000 л. с. стоили бы столько, сколько стоит один дредноут, но страна, которая, по завоевании господства в воздухе, смогла бы еще сохранять в строю, я не говорю сто, но пятьдесят или даже двадцать таких самолетов, окажется победительницей, бесспорной победительницей, ибо она будет в состоянии разорвать менее чем в недельный срок все социальные связи неприятельской страны, что бы ни предпринимали сухопутная армия и морской флот противника. Можно ли, при таком фактическом положении вещей, не допускать, что произошла глубочайшая революция; можно ли не допускать утверждения, являющегося основой этой книги, а именно утверждения, что «господство в воздухе является необходимым и достаточным условием победы»?
    Рим, 1927 г.

notes

Примечания

1

    «Rivista Aeronautica» («Аэронавтическое обозрение») — итальянский авиационный журнал, орган министерства воздушного флота. Дуэ сотрудничал в нем с декабря 1927 г. по день смерти (февраль 1930 г.).

2

    См. «Танковая война» Эймансбергера, перевод с немецкого; в 1936 г. Воениздат выпускает второе издание этой книги.

3

    См. предисловие т. Лапчинского к книге Гельдерса «Воздушная война 1936 г.», изд. Военгиза, 1934 г., стр. 6 и 7.

4

    Перевод «Господства в воздухе», как и следующих трех статей, сделан нами по итальянскому посмертному сборнику трудов Дуэ, изданному попечением авиационного журнала «Le Vie dell’Aria» («Воздушные пути» — орган Аэроклуба Италии) под заглавием: «II Dominio dell’Aria», «Probabili Aspetti della Guerra Futura» e gli ultimi scritti del Gen. Giulio Douhet» (издание Мондадори, 1932 г., с предисловием маршала Бальбо, в настоящем издании опущенным).
    В этом сборнике текст «Господства в воздухе» перепечатан без изменений со 2-го издания, выпущенного в 1927 г. «Национальным фашистским институтом культуры». 2-е издание отличалось от первого добавлением книги II и исключением приложения, содержавшего элементарные сведения по аэродинамике и летно-техническим данным самолета и дирижабля, а также критическое сопоставление последних с точки зрения военного применения; кроме того, в первоначальный текст книги внесен целый ряд, правда, большей частью незначительных, изменений; некоторые из них указаны нами в дальнейшем.

5

    Дуэ говорит здесь только об Италии.

6

    «La Difesa Nazionale», издание «Anonima Libraria Italiana, Torino», Roma, 1923 г.

7

    Commissariato dell’Aeronautica»; первоначально состоял из двух главных управлений: военного воздушного флота и гражданского воздушного флота. Во главе его стоял сам Муссолини, заместителем которого был Финци, отличившийся как летчик в мировую войну.

8

    «Ministero dell’Aeronautica», в которое в 1925 г. был преобразован комиссариат. Во главе министерства до 1929 г. стоял Муссолини, передавший затем этот пост Бальбо, до того бывшему его заместителем (вице-министром). С июня 1933 г. Муссолини вновь взял портфель воздушного министра себе, а вице-министром назначен ген. Балле (до того — начальник воздушного генерального штаба).

9

    В первом издании здесь следовали слова: «со все более расширяющейся демократической базой»; во втором издании автор, ставший на точку зрения фашизма, выбросил их, но оставил без изменения всю остальную часть абзаца, что привело к внутреннему противоречию.

10

    Автор применяет здесь и ниже термин «национальный»; в последующих случаях автор подразумевает под этим термином главным образом то, что мы называем словом «государственный».

11

    Из газеты «Matin» от 8/IX 1921 г.: «Исторический отдел морского генерального штаба, лишь недавно созданный, опубликовал в последние дни чрезвычайно интересные документы, из которых с несомненной ясностью следует, что если бы германцы имели больше упорства в их беспощадной подводной войне и если бы необыкновенная доблесть командиров их подводных лодок не встретила препятствий в виде сомнений и отступлений кайзера, и канцлера, то мы (союзники) проиграли бы войну. Германцы сами, после весны 1917 г., мало-помалу сократили число и деятельность своих подводных лодок». — Прим.

12

    Читатель должен все время помнить, что Дуэ писал свою работу вскоре после окончания мировой войны. — Прим. редакции.

13

    Перед войной 1914–1918 гг.

14

    На свою же территорию.

15

    Курсив переводчика.

16

    Не испытывая толчка и давления в канале орудия.

17

    «Unitа da bombardamento» — тактическая единица бомбардировочной авиации. В дальнейшем этот термин везде переведен словами «бомбардировочная часть».

18

    Этот план и часть фотоснимков воспроизведены Дуэ в книге «Государственная оборона» (см. выше, прим. 4). («La Difesa Nazionale», издание «Anonima Libraria Italiana, Torino», Roma, 1923 г.)

19

    Итальянских лир; курс их в то время примерно 10 коп.

20

    Опыты бомбардирования с самолетов военных судов: во Франции — б. австрийского дредноута «Принц Евгений», в США — ряда б. германских судов, в частности линкора «Остфрисланд» и старого американского броненосца «Алабама». Особенно успешными оказались последние.

21

    Курсив переводчика.

22

    «Проблемы воздушного передвижения» майора Дж. Дуэ. Оттиск из журнала «La Preparazione» («Подготовка»), Рим, 1910 г.

23

    Подчеркнутые слова в итальянском издании 1932 г. (очевидно, по ошибке) пропущены.

24

    Прошло всего 5 лет с тех пор, как я написал эти слова, и Германия уже неоспоримо обладает первенством в области авиационной промышленности и гражданских воздушных сообщений, помимо первенства в области химической промышленности, т. е. обладает необходимыми и достаточными элементами для создания в кратчайший срок и тайным образом мощных воздушных сил. — Прим. автора.

25

    Arma Aeronautica» — название, официально присвоенное воздушному флоту сухопутной армии Италии («за боевые заслуги») немедленно по окончании войны и давшее ему ранг рода войск. «Regia Aeronautica» (королевский воздушный флот) — официальное название итальянских воздушных сил (как вида вооруженных сил страны) с марта 1923 г.

26

    «Armata Aerea». Этот термин ныне принят для обозначения независимых воздушных сил, в полном соответствии с предложением Дуэ, не только в Италии, но и во Франции («Armée de l’Air»).

27

    Курсив переводчика.

28

    Курсив переводчика.

29

    Т. е. не истребителей.

30

    Летчики, сбившие в воздушных боях не менее 5 (позднее 10) самолетов противника.

31

    Курсив переводчика.

32

    У нас сейчас принят термин «крейсер» (воздушный), но мы сохраняем терминологию Дуэ.

33

    В первом издании перед этим словом стояло слово «военной».

34

    Реализовано не только это усовершенствование, но были осуществлены летательные аппараты, летающие без пилотов — посредством передачи управления с земли с помощью радиоволн. — Прим автора.

35

    Этот самолет был изготовлен по замыслу самого Дуэ.

36

    Теперь пройден рубеж в 400 км. — Прим. автора.

37

    Последний мировой рекорд скорости (установлен в 1934 г.) — 709,2 км в час.

38

    Теперь летают в туман и ночью благодаря радиогониометрии. — Прим. автора.

39

    A также с помощью методов «слепого полета» (вождения самолета по приборам без видимости земли).

40

    В настоящее время дерево и ткань являются анахронизмом, и уже становится трудно представить себе самолет нецельнометаллический. — Прим. автора.

41

    Несмотря на громадные успехи и широкое развитие металлического самолетостроения, это утверждение Дуэ было (и сейчас остается) преждевременным и не вполне обоснованным с производственно-технической и эксплоатационно-экономической точек зрения (особенно в отношении легких гражданских самолетов).

42

    Речь идет о гидросамолете лодочного типа фирмы Капрони Капрониссимо», весьма своеобразной конструкции «триплан-триплекс» (тройной триплан), построенном в 1920–1921 гг. Основные данные: 8 моторов Либерти х 350–400 л. с., размах — 30,5 м, длина — 20,5 м, вышина — 7,2 м, несущая поверхность — 715 кв. м, вес пустого самолета — 14 т, полная нагрузка — 10 т (в том числе горючее и смазочное — 2,5 т на 3 ½ часа полета, экипаж — 5 чел. — 0,5 т, пассажиры — 7 т (70–80 чел.), общий вес — 24 т. Максимальная скорость — 90 (120) км в час. Самолет, по имеющимся сведениям, погиб от аварии при посадке после первого полета (потонул). Аэродинамически такая схема чрезвычайно невыгодна.

43

    В настоящее время находятся в эксплоатации самолеты мощностью в 2 000 л. с. и строятся самолеты мощностью в 6 000 л. с. с 6 или 12 моторами. — Прим. автора.

44

    Речь идет о сухопутных самолетах Капрони «Са-79» (4 мотора х 500 л. с.), Капрони «Са-90» (6 х 1000 л. с.) и летающей лодке Дорнье «ДО-Х» (сперва 12 х 500 л. с., затем 12 х 600 л. с.). (См. прим. 101 и 102.)

45

    «A scoppio» (франц. «a explosion») — термин, применяемый на этих языках к быстроходным двигателям внутреннего сгорания, работающим на легком горючем.

46

    «La cilindrata»; обычно этим термином обозначается литраж мотора.

47

    В 1-м издании 300 км; в настоящее время говорят о 1000 км в час.

48

    С завершением окончательной организации высшего командования путем создания должности начальника Объединенного (Большого) генерального штаба эта потребность решающего значения обеспечена. — Прим. автора.

49

    Точнее: участвующее (в действиях) — «partecipando».

50

    «Qualitа aeronautiche», собственно — летные качества.

51

    Курсив переводчика.

52

    «Un Ente» — буквально «существо»; в данном случае можно перевести и словом «ведомство».

53

    «Средиземноморская воздушная политика» в журнале «Новая Антология».

54

    Это предсказание Дуэ, как и ряд последующих, уже давно осуществилось.

55

    Англии, Франции и Италии.

56

    Т. е. Италию.

57

    Следует вспомнить, что эти слова были написаны в 1921 г. В настоящем (1926) году их автор с удовлетворением увидел многообещающее начало осуществления выраженных в них идей, — Прим. автора.

58

    Один из основных тезисов идеологов капитализма.

59

    См. конец главы XX.

60

    Выражение автора «provederebbe al suo Comando» допускает здесь и тот и другой перевод.

61

    «Dirczione delle costruzioni» — собственно (буквально) «управление конструкций» или «управление производства».

62

    В издании 1932 г. подчеркнутые слова (возможно, по ошибке) выпущены.

63

    «Ministero dell’Aria»; аналогичные термины приняты в настоящее время для соответствующих ведомств Англией, Францией и Грецией.

64

    См. прим. 2. (Перевод «Господства в воздухе», как и следующих трех статей, сделан нами по итальянскому посмертному сборнику трудов Дуэ, изданному попечением авиационного журнала «Le Vie dell’Aria» («Воздушные пути» — орган Аэроклуба Италии) под заглавием: «II Dominio dell’Aria», «Probabili Aspetti della Guerra Futura» e gli ultimi scritti del Gen. Giulio Douhet» (издание Мондадори, 1932 г., с предисловием маршала Бальбо, в настоящем издании опущенным).
    В этом сборнике текст «Господства в воздухе» перепечатан без изменений со 2-го издания, выпущенного в 1927 г. «Национальным фашистским институтом культуры». 2-е издание отличалось от первого добавлением книги II и исключением приложения, содержавшего элементарные сведения по аэродинамике и летно-техническим данным самолета и дирижабля, а также критическое сопоставление последних с точки зрения военного применения; кроме того, в первоначальный текст книги внесен целый ряд, правда, большей частью незначительных, изменений; некоторые из них указаны нами в дальнейшем.)

65

    См. стр. 76.

66

    См. стр. 77.

67

    См. стр. 72.

68

    См. стр. 131.

69

    См. стр. 129.

70

    «Idoneo» — с трудом поддающийся адэкватному русскому переводу термин; другие приближенные значения: «пригодный», «удобный», «способный».

71

    Дуэ, очевидно, говорит здесь о полковнике Варо Варанини, высказавшем подобные мысли в своей статье «La Divisione Aerea» («Воздушная дивизия»). Возможно, что Дуэ имеет в виду также официальное итальянское «Временное наставление по подготовке и применению истребительной авиации» (конец 1925 г), в 3-й части которого развернута жестокая полемика с его идеями (но без упоминания имени Дуэ), отвергается возможность господства в воздухе и допускается «относительное местное и временное превосходство в воздухе» («Supremazia aerea»), достигаемое с помощью истребительной авиации.

72

    Курсив переводчика.

73

    В настоящее время термин «воздушная война» применяется, главным образом, для обозначения действий мощных воздушных сил против. всех вооруженных сил и всего тыла противника — в том смысле, какой ему дает сам Дуэ в книге 1-й «Господства в воздухе» (стр. 49–60, особенно 50, 55, 58–59).

74

    Курсив переводчика.

75

    Курсив переводчика.

76

    Курсив переводчика.

77

    Курсив переводчика.

78

    Курсив переводчика.

79

    Буквально «для сражения»; «nave’ da battaglia» — линейный корабль. У нас адэкватного термина нет.

80

    Курсив переводчика.

81

    Курсив переводчика.

82

    Курсив переводчика.

83

    Здесь термин «ricognizione» (разведка) употребляется в широком значении этого слова.

84

    Буквально «стая» — итальянское авиационное соединение однотипных самолетов, по организационному положению аналогичное прежнему французскому авиаполку.

85

    Идеал, великолепно осуществляемый Германией. — Прим. автора.

86

    Курсив переводчика.

87

    Здесь, повидимому, опечатка; по смыслу здесь явно должно стоять «близком».

88

    Под этим термином автор, видимо, подразумевает здесь не только части и учреждения ВВС, но и авиационную промышленность.

89

    См. в «L’Epoca» интервью ген. Бонцани. — Прим. автора.

90

    Ген. Бонцани был с весны 1925 г. помощником генерального комиссара воздушного флота, а с осени 1925 г. — вице-министром воздушного флота (в ноябре 1926 г. его сменил Бальбо).

91

    Курсив переводчика.

92

    Курсив переводчика.

93

    Курсив переводчика.

94

    Курсив переводчика.

95

    Курсив переводчика.

96

    Употребленное автором выражение «materiali di equipaggiamento» допускает и тот и другой перевод.

97

    По смыслу и по ряду других высказываний Дуэ здесь должно бы стоять «количество». Возможно, что это опечатка.
Top.Mail.Ru