Скачать fb2
Простое решение

Простое решение

Аннотация

    Одного человека, оказавшегося на планете размером с Землю, очень непросто найти, даже если бросить на его поиски большие силы. Ну а если сюда раз в несколько лет прилетает один корабль, не оснащенный соответствующим оборудованием, рассчитывать не на что.
    Поэтому Стэннард пришел к выводу, что его жизнь как члена общества закончена. За эту работу возьмется кто-нибудь другой.


Мюррей Лейнстер
Простое решение

    Murray Leinster • Assignment on Pasik • Thrilling Wonder Stories, February 1949 • Перевод с английского: В. Гольдич, И. Оганесова


1. АВАРИЙНАЯ ПОСАДКА
    «Снарк» с ревом вошел в атмосферу, и Стэннард мрачно приготовился к работе со стабилизаторами. Полчаса спустя, отчаянно рискуя, он привел в действие двигатели и гироскопы. Ему удалось лечь на удачный курс — корабль двигался почти по касательной к поверхности планеты, — но было ясно, что обычные предпосадочные процедуры выполнить не удастся.
    Стэннард видел моря, землю и полуострова внизу, так что не мог положиться на случайность. Оставалось рассчитывать на стабилизаторы и удачные обводы «Снарка», — быть может, корабль сумеет спланировать. Но Стэннард лишь частично сумел реализовать свои планы.
    Маленький кораблик страшно накренился. От толчка Стэннарду показалась, что его голова сейчас оторвется от шеи, но он все равно повис на рычагах управления. Только потом он сообразил, что это бесполезно. «Снарк» отчаянно трясло, и ремни, удерживавшие пилота в кресле, больно впивались в тело. Наконец с маленьким челноком случился припадок.
    Вращаясь, он пробил слой облаков толщиной в четыре мили, выправился и заскользил вниз, затем его резко развернуло, и «Снарк» стал падать с явно суицидальными намерениями.
    Когда хвост корабля задрался вверх, Стэннард увидел расстилающиеся под ним джунгли. Похоже, «Снарк» решил, что это место ему вполне подходит для приземления. Он нырнул вниз с намерением размазать себя и Стэннарда по максимально обширной поверхности. Что ж, по крайней мере, это земля. Всего в нескольких милях от места предполагаемой посадки находилось море.
    Стэннард ждал до последнего момента, а потом врубил двигатели. На мгновение он подумал: а вдруг по иронии судьбы сработают все сразу. Система запуска была почти полностью неисправна.
    Однако «Снарк» решил, что это безумие. Ожили только двигатели по левому борту. Челнок сделал полупетлю — секунду его нос указывал вертикально вверх. Стэннард тут же включил гироскопы, чтобы удержать «Снарк» в этом положении, несмотря на работу бортовых двигателей.
    Те мало что исправили в его незавидном положении. «Снарк» продолжал опускаться кормой вперед. Стэннард почти расслабился. Если гироскопы заест или двигатели заглохнут — а они очень привередливо вели себя в течение трех последних дней, — то ему конец. Он сделал все, что было в его силах.
    Стэннард успел заметить, как листва проносится мимо бортовых иллюминаторов. Двигатели чихали и фыркали, раздавался вой раскручивающихся гироскопов, а затем последовал удар и оглушительный взрыв. Рубка управления раскололась на две части, а весь «Снарк» сложился гармошкой, словно аккордеон, а потом начал раздуваться, как пузырь жвачки, — и наступила тишина.
    Стэннард висел в кресле, на его лице застыла гримаса бесконечного изумления. Он жив! У него даже все кости целы. Но со «Снарком» еще не покончено. Послышался оглушительный треск.
    Топливо! Оно могло просто загореться или ослепительно вспыхнуть — или рвануть так, что все разлетится на мелкие кусочки.
    Пришло время уносить ноги. Стэннард отстегнул ремни, рухнул вниз, вылез сквозь дыру в обшивке и помчался прочь, словно за ним гнался сам дьявол.
    Задыхаясь, он лавировал между стволами деревьев и вскоре выбежал на открытое пространство. За спиной взорвался «Снарк». Казалось, наступил конец света, ударная волна подхватила Стэннарда и понесла, хотя он продолжал смешно перебирать ногами. И — рухнул в трясину. Удар получился сильным, и он ушел под воду с головой. Трясина с большим энтузиазмом принялась его засасывать.
    Он с трудом вынырнул на поверхность, очистил от липкой гадости рот и втянул в себя спасительный воздух. Затем ему удалось привести в порядок глаза и нос. Выбравшись на относительно сухой участок земли, Стэннард попытался стряхнуть с себя грязь, и увидел, как из комьев, все еще покрывающих его тело, вылезают извивающиеся существа. Он принялся злобно ругаться.
    Через несколько мгновений он скинул верхнюю одежду и приготовился к самому худшему. Однако существа вовсе не стремились к контакту, а изо всех сил пытались сбежать. Они корчились — и уползали обратно в грязь. Стэннард разглядел, что их длина равняется двум-трем дюймам. И они удирали. Он слышал чавкающие звуки, когда твари исчезали в родном болоте.
    Вновь воцарилась тишина. Стэннард огляделся по сторонам и прислушался. В древние времена существовало множество историй о путешественниках, оказавшихся после кораблекрушения на необитаемом острове. Он всегда читал их с увлечением. Но сейчас все выглядело иначе. Пытаясь оценить положение, в которое попал, Стэннард вновь почувствовал, как его охватывает гнев — кто-то явился причиной его неприятностей, кто-то испортил двигатели.
    Он покопался в груде грязи, в которую превратилась его верхняя одежда, и вытащил пояс с висевшим на нем излучателем — обычно его используют как источник тепла, но он мог послужить и в качестве оружия. Стэннард застегнул пояс и попытался привести в порядок одежду.
    Время от времени он прислушивался. Грязь оказалась удивительно липкой. Стэннард внимательно осмотрел болото. В него втекал небольшой ленивый ручей. В самом узком месте через болото можно было перейти по упавшему дереву. Он устроился там и принялся смывать грязь проточной водой.
    Несколько извивающихся существ вывалились наружу и упали в ручей. Наконец ему удалось отчистить одежду. Он энергично ее встряхнул, и во все стороны полетели капли воды. Стэннард влез в почти сухой комбинезон.
    Как ни странно, настроение у него улучшилось, хотя он находился в незавидном положении. Уже не говоря о том, что он не выполнил порученное ему дело, Стэннард понятия не имел, как отсюда выбраться. Он оказался на одной из планет звездного скопления Борника, вероятно, на Пэсике, но наверняка Стэннард не знал.
    Скопление было открыто несколько столетий назад, все звезды относились к классу желтых карликов, а планеты напоминали Землю. Растительность здесь оказалась такой же зеленой, как виделось из космоса. Моря и обилие зелени означали, что воздух на планете пригоден для дыхания да и климат вряд ли окажется ужасным.
    Возможно, он и в самом деле на Пэсике, если правильно опознал местное солнце. Однако Стэннард сомневался. Эта часть галактики посещалась редко. Иногда сюда наведывались разве что охотничьи экспедиции для отлова редких животных.
    На некоторых планетах скопления жили разумные существа, находившиеся на ранних ступенях развития, иногда с ними велась примитивная торговля. Однако достоверной информации о планетах было очень мало. Да, на Пэсике могли поселиться люди, но так поступали очень немногие. Даже одиночка мог здесь выжить, но едва ли следовало надеяться, что его найдут.
    Одного человека, оказавшегося на планете размером с Землю, очень непросто найти, даже если бросить на его поиски большие силы. Ну а если сюда раз в несколько лет прилетает один корабль, не оснащенный соответствующим оборудованием, рассчитывать не на что.
    Поэтому Стэннард пришел к выводу, что его жизнь как члена общества закончена. За эту работу возьмется кто-нибудь другой.
    В тишине было слышно, как потрескивают остывающие стальные листы обшивки «Снарка». Едва ли там осталось много вещей, которые он сумеет использовать. И все же…
    Он зашагал обратно к месту катастрофы. Подошел к деревьям, погнутым взрывной волной. Дальше вся растительность была сломана, поваленные стволы были раскиданы повсюду. Он с трудом перебрался через преграды и увидел кратер на том месте, где приземлился «Снарк».
    В земле появилась огромная дыра. Чуть в стороне Стэннард заметил кусок обшивки. Между деревьями застряла груда металла. И больше ничего.
    Он с деланым равнодушием пожал плечами. Ни инструментов, ни пищи. И полная изоляция…
    Тут он заметил какое-то движение на противоположной стороне кратера, образовавшегося после взрыва. Среди ветвей поблескивало что-то черное. Наконец из-за поваленных стволов появилось существо. Оно было ростом около пяти футов и держало копье. Цилиндрическое туловище и блестящие многосуставчатые ноги показались Стэннарду механическими.
    Существо обладало руками размером с человеческие, а также имело две маленькие, похожие на жвала конечности; гротескную фигуру венчала вполне гуманоидная голова. За ним появилось еще одно такое же существо, а потом еще и еще. Всего их было около тридцати. Одни держали в руках копья, кое у кого было другое оружие, а у некоторых Стэннард заметил на плечах сумки с предметами таинственного назначения.
    Они разглядывали кратер и издавали какие-то звуки. Стэннард замер. Стоящий неподвижно человек не привлекает к себе внимания. Это правило действует на всех планетах.
    Похожие на палки люди направились вперед. Несмотря на внешнюю угловатость, они двигались с удивительным изяществом. Потом они остановились и принялись разглядывать дыру порядка сорока футов в поперечнике. Кто-то из них указал на искореженную груду металла. Вновь раздался шум. Затем один быстро согнулся и тут же выпрямился. Остальные последовали его примеру.
    Столпившись вокруг кратера, они принялись энергично жестикулировать. И вдруг начали танцевать. Получился смешной, неорганизованный и удивительно радостный танец. И Стэннард вдруг сообразил: они догадались, что означает эта свалка покореженного металла.
    Они поняли, что корабль разбился, а взрыв разнес его на мельчайшие кусочки, и их поклоны были насмешкой, а прыжки и курбеты — выражением радости: творение человека самоуничтожилось, и вместе с ним погибли все люди.
    Затем один из существ-палок увидел Стэннарда. Танцы сразу же прекратились. И все они — в том числе и те, кто держал в руках копья, — посмотрели на него. А потом двинулись вперед.

2. НЕ-СОВСЕМ-ЛЮДИ
    Это было нелепо. Это было абсурдно. Стэннард почувствовал, как по телу побежали мурашки, когда его быстро понесли на носилках по узкой тропинке в бесконечных джунглях. И хотя носилки были наспех сделаны из подручных материалов, сидеть на них оказалось на удивление удобно.
    Люди-палки перемещались довольно резво — некоторые бежали, положив на плечи гибкие шесты носилок, остальные трусили сзади. Один или двое устремились вперед, чтобы сообщить новость своим соплеменникам. Время от времени — прямо на бегу — одни носильщики ловко сменяли других. А говоривший по-английски абориген все время находился рядом со Стэннардом и начинал что-то исступленно бормотать всякий раз, когда тот смотрел в его сторону.
    — У пэсиков теперь есть господин! — сдавленно лепетал он. — У пэсиков есть человек-господин, которому они могут служить! Все пэсики рады иметь господина! О, господин, мы счастливы вам служить!
    Стэннард старался сохранять невозмутимость. Происходящее не имело никакого смысла. Безумный, безудержный и радостный танец возле места взрыва «Снарка», а теперь уничижительный лепет — как только танцоры увидели Стэннарда, их пляски тут же прекратились. Они заметили живого человека и начали о чем-то шептаться, перекладывая копья из одной руки в другую.
    Затем раздался зычный голос, все замерли. Один из аборигенов вышел вперед. Когда до Стэннарда оставалось двадцать ярдов, он опустился на четвереньки. Остальные продолжали стоять. Вожак подполз к Стэннарду, подобострастно поднял его ногу и поставил себе на голову. И заговорил — на английском!
    Однако его голос исходил не из горла. Скорее, это были вибрации диафрагмы, находящейся примерно в том месте, где у людей расположены голосовые связки. Получалось вполне разборчиво. Теперь абориген продолжал бормотать, резво поспевая за носилками, которые сделали его соплеменники и поставили перед Стэннардом, чтобы он мог на них сесть.
    — О, господин, какая радость! Пэсики не знают, что им делать без господина-человека! Сотни, тысячи пэсиков служат с радостью!
    — Сколько еще осталось? — сухо осведомился Стэннард.
    — Мы уже совсем близко, господин, — сдавленно ответил говоривший по-английски. — Мы послали за слугами людей, за людской едой, и за вещами, которые пожелает человек-господин. О, какая радость!
    И вновь Стэннарда посетило неприятное предчувствие. С каким торжеством плясали пэсики вокруг взорвавшегося «Снарка»…
    Естественно, раз люди, напоминающие муравьев, называют себя пэсиками — значит, это действительно планета Пэсик, о которой вскользь упоминается в Космической директории. Однако дружески настроенные аборигены класса 2B могли легко заколоть его копьями. Стэннард вспомнил смутные легенды о местных божествах, которым приносились жертвы. Впрочем, они тоже не подходили к ситуации.
    — Откуда ты знаешь речь людей? — резко спросил Стэннард.
    — Человек-господин, господин, — залепетал пэсик, подпрыгивая от радости и не отставая от носилок. — Человек-господин имеет много пэсиков, готовых ему служить. Все пэсики любят человека-господина! Наш человек-господин умер, господин. Некоторые пэсики отправились служить женщине-господину, но они больше рады служить мужчине-господину.
    — Женщине? — удивился Стэннард. — Здесь есть мужчины и женщины?
    — Один женщина-господин, — сообщил пэсик; казалось, он блаженствовал. — Восемь-девять-десять человек-господин, господин. И с вами одиннадцать человек-господин для пэсиков!
    Тропа стала шире. Они оказались на прогалине с толстым слоем листьев в роли ковра. Здесь стояла палатка. Стэннарду захотелось протереть глаза. Не просто палатка, а настоящий шатер, возведенный на шестах и сделанный из материала, мерцающего, словно шелк.
    Стэннард заметил стол и стул. На столе стояли фрукты и большие блюда, наполненные едой. Даже бутылки с разноцветными напитками. Черные блестящие фигурки выбегали с противоположной стороны прогалины — там тропинка вновь уходила в джунгли.
    Каждый что-то нес — предметы человеческой культуры. Стэннард увидел подушки, книги, бинокли, кухонную посуду, столовое серебро. Затем один из пэсиков притащил ружье. Другие приволокли одежду — практически полный мужской гардероб — и сложили в дальнем углу шатра.
    — Вот вещи для человека-господина, — прочирикал на английском пэсик-переводчик. — Все, что оставил наш человек-господин, господин. Мы не потеряли ни одной вещи! И все для нашего нового господина!
    Тут Стэннард напрягся. Он не верил глазам — из леса появлялись предметы, напоминающие тела людей, вот только несли их с такой легкостью, что они попросту не могли быть тем, чем казались. Более того, никакое тело не бывает вялым настолько, словно оно вовсе лишено костей!
    — Костюмы для слуг-людей, господин, — радостно сообщило подпрыгивающее существо, знаток английского. — Пэсики делают своего господина счастливым, господин даст радость пэсикам. Вы смотрите! Вы поглядите!

    Пэсики, несшие тела, увидели носилки и остановились. Глаза Стэннарда широко раскрылись. Принесенные предметы на самом деле были похожи скорее на скафандры — ну, скажем, для подводной охоты, — но выглядели несколько иначе.
    Аборигены, которые их притащили, торопливо положили скафандры на землю. А потом, немного повозившись, надели их. И тут же из черных блестящих существ, похожих на огромных муравьев, превратились в фигуры, удивительно напоминающие людей. Они направились к шатру.
    Когда носилки остановились, эти странные существа выстроились у входа, как обычные слуги. Один из них, в полосатых брюках и жилете, ужасно походил на дворецкого из старой книги. Был среди них камердинер, два лакея, а также две одинаковые горничные.
    Они производили сильное впечатление. Их плоть выглядела настоящей. На лицах застыло сдержанное уважительное выражение, как у превосходных слуг. У них даже глаза двигались, и у каждого было по две руки с пятью настоящими пальцами.
    Вся эта маскировка — тела и одежда слуг — была сделаны из невероятно гибкого пластика, внутри которого расположились насекомоподобные пэсики. И хотя там находились совершенно чуждые человеку существа, со стороны они вполне могли сойти за людей.
    — Господин, — начал дворецкий, — у нас есть радость! Добро пожаловать, господин! Вы отдыхать и есть, господин?
    Стэннард незаметно ущипнул себя и выбрался из носилок. Еда не только выглядела привлекательно, но и вкусно пахла. Дворецкий отодвинул стул. Однако Стэннард прищурился и остался стоять на месте.
    — Хм-м, — с сомнением проговорил он, — кажется, я видел ружье?
    Раздался невнятный звук. Затем блестящее черное существо выскочило из шатра. Оно вложило ружье в человеческие руки одного из лакеев. Тот с почтительным поклоном вручил его Стэннарду. Он внимательно осмотрел ружье. Оно находилось в превосходном состоянии. Стэннард поднял ружье, прицелился в одну из веток и спустил курок. Энергетический луч ударил в дерево, последовала фиолетовая вспышка, ветка развалилась на куски, во все стороны повалил дым.
    Стэннард опустил ружье. Это было оружие, и оно работало! Если пэсики собирались его убить после каких-то непонятных фокусов, то не стали бы давать ему в руки ружье, с помощью которого он мог прикончить десятки аборигенов.
    — Ладно, — хмуро сказал он, — похоже, оно настоящее. Я позавтракаю. Что потом?
    — Господина ждет дом, — похоронным тоном сообщил дворецкий. — Если господин пожелает, он отправится туда. Или пэсики построят ему новый дом здесь. Или в другом месте. В любом месте, где господин пожелает, пэсики построят его с радостью!
    Стэннард решил усесться на стул. И стул, как и положено, слегка переместился вперед. Ему отменно прислуживали. Рядом постоянно находились два лакея, две горничных и дворецкий. Они вели себя с восторженным смирением. Вероятно, такими были слуги султана.
    Не успевал он протянуть руку, как ему тут же подавали желаемое. Стоило на что-то посмотреть — и он это получал. Бокалы были наполнены. На столе стояли вина и земное виски, а также искристое вино с удивительно приятным ароматом. Стэннард осторожно пробовал разные напитки.
    Нет, здесь что-то не так. Ему было необходимо подумать. У Стэннарда появилось ничем не обоснованное предчувствие, что все происходящее имеет какое-то отношение к работе, которую он должен был выполнить, когда произошло кораблекрушение.
    — Хотите музыку, господин? — почтительно спросил дворецкий.
    — Что? О да, конечно, — рассеянно ответил Стэннард. Со своего места он не слишком хорошо видел уходящую в лес тропу, по которой продолжали бегать черные поблескивающие существа, нагруженные все новыми и новыми предметами. Перед ним появился оркестр. Он выглядел как настоящий. Все музыканты были одеты в одинаковые костюмы. Он вдруг их узнал — оркестр под управлением знаменитого дирижера, видеозаписи которого десять лет назад покорили половину Галактики.
    Такие же костюмы, как у слуг, — форма, которую пэсики надевали на себя, — воспроизводили фигуры и лица реальных музыкантов. В руках они держали инструменты. Оркестр заиграл. Превосходное исполнение известной записи, но вскоре Стэннард заметил, что движения оркестрантов не полностью совпадают с музыкой.
    Более того, звук издавали не инструменты, он шел из диафрагм каждого пэсика, при помощи которых они говорили и производили любые другие звуки. Стэннарда это слегка шокировало.
    Затем появились танцоры, и Стэннард едва не вскочил на ноги. Они были стройными и грациозными — Стэннард не сомневался, что пэсики внимательно изучили видеозаписи и научились танцевать, как люди. Но они оставались пэсиками, одетыми в пластиковые скафандры-маски. И все же они удивительно напоминали гибких земных девушек в открытых бальных платьях, танцующих под знойную страстную музыку.
    Все это происходило под ярким солнцем, и Стэннард наблюдал за представлением из шатра, расположенного на небольшой прогалине, окруженной странными деревьями с двояковыпуклыми листьями. А вокруг него толпились черные блестящие пэсики, наблюдавшие за Стэннардом. Что-то здесь было неправильно.
    И каждая из изящных танцующих фигур была лишь черным блестящим существом в эффектном костюме, старательно развлекающим человека, который являлся — как они утверждали — их господином.
    Почему-то Стэннарду было немного не по себе.

3. БРОСЬ БЛАСТЕР
    Сутки на Пэсике длились двадцать два часа. Девушку Стэннард увидел только на третий день. За это время несколько раз возникали моменты, когда ему казалось, будто он сходит с ума, а предчувствие, твердившее, что происходящее как-то связано с полетом «Снарка», казалось ему абсурдным.
    Впрочем, несколько раз он испытывал искушение забыть обо всем и принять ситуацию такой, какая она есть. А иногда ему ужасно хотелось что-нибудь сломать.
    Пэсики раздражали. В их показном смирении было нечто вызывающее отвращение — к тому же Стэннард не мог забыть самозабвенную радость, с которой они танцевали, когда обнаружили, что разбился земной корабль со всем экипажем.
    Пэсики встречали пробуждение Стэннарда счастливыми криками и песнями, ловили каждое его слово, словно оно было полно невероятной мудрости, демонстрировали удивительную изобретательность, чтобы показать свое обожание. Так или иначе, Стэннарда периодически охватывал страх.
    На третье утро, когда он проснулся, возле его постели появился камердинер. Кровать, как и все вокруг, в том числе и дворец, куда его отнесли, была дешевой и фальшиво изящной с виду. Здание выстроили сами пэсики по приказу человека, который явно изучал жизнь аристократов по видео.
    — Господин, — угодливо заговорил камердинер, — вас придет навестить человек-господин. Через два часа.
    Стэннард скатился с постели. Пэсик в костюме камердинера помог ему одеться. Стэннард ходил в комбинезоне, который был на нем в момент катастрофы. Как только он застегнул пояс, камердинер протянул ему еще один, с двумя закрепленными на нем бластерами.
    — Зачем мне оружие? — спросил Стэннард. — Это обычай?
    — Люди-господа, господин, всегда носят оружие, когда встречаются друг с другом, — вкрадчиво сказал камердинер.
    Он поклонился и собрался уйти.
    — Зачем? — не унимался Стэннард. — Какой в этом смысл?
    — Иногда они убивают, — с лицемерным сожалением сообщил камердинер. — Пэсикам этого не понять, господин. Господина, который жил здесь раньше, убил другой господин.
    Неподалеку от дворца находился курган, где была могила — за ней тщательно ухаживали, вокруг росли пурпурные цветы. Стэннарду сказали, что здесь похоронен его предшественник. Однако он был настолько ошеломлен роскошью дворца, что не проявил любопытства.
    К тому же он не питал никакого интереса к человеку, заставившему пэсиков надевать костюмы и изображать сладострастных танцующих девушек.
    — А как его убили? — спросил Стэннард.
    — Кто знает, господин? Они вместе выпивали. А потом другой господин убил нашего господина. Вы можете спросить, господин, когда он придет!
    — Значит, меня навестит убийца? — пробормотал Стэннард. — А что произошло после убийства?
    — Господин ушел — он не захотел забрать вещи нашего господина.
    — А как насчет закона?
    Камердинер удивленно переспросил:
    — Закона, господин?
    — Понятно, — мрачно сказал Стэннард. — На Пэсике люди выше закона. Их слишком мало, чтобы создавать правила для себя. Но неужели пэсики ничего не сделали, когда их господина убили?
    — Мы спросили, чего желает другой господин, — заявил пэсик в костюме камердинера. — Мы хотели ему служить. А он сказал, чтобы мы отправлялись к дьяволу. Но он не объяснил, как это сделать, он просто рассмеялся и ушел.
    — Понятно, — протянул Стэннард.

    Он надел второй пояс с бластерами. Пэсики служили людям — похоже, им было все равно, кому именно служить. Они не знали, что такое верность определенной личности. Один человек убил другого, и пэсики, которые с радостью служили убитому, тут же предложили себя в качестве добровольных рабов убийце.
    Все выглядело убедительно. Похоже, оправдывалось интуитивное предположение Стэннарда о связи между Пэсиком и его поручением. Но пока он ничего не слышал о женщине-господине. Он почти забыл о том, что однажды пэсик о ней что-то говорил.
    Стэннард завтракал, когда она без всякого предупреждения вошла в комнату. Когда она заходила, ее частично заслонил собой камердинер, с обычными церемониями прислуживавший Стэннарду.
    Стэннард заметил женскую фигуру, но у него было несколько горничных. Эту он раньше не видел, однако Стэннарда она не заинтересовала. Он взял на ложечку немного мякоти розового фрукта и поднес лакомство к губам. Но тут камердинер поспешно отошел в сторону и низко поклонился.
    — Добро пожаловать! — с важным видом воскликнул камердинер. — Добро пожаловать, женщина-господин! У пэсиков есть радость!
    Стэннард удивленно поднял голову. Девушка стояла напротив стола и держала в руке бластер, направленный на Стэннарда.
    — Доброе утро, — сказала она звенящим голосом. — Я хочу кое-что у вас узнать. Конечно, я бы предпочла сразу вас пристрелить, но я решила поступить честно.
    Стэннард заморгал и перевел взгляд с бластера на лицо девушки. Тут он сообразил, что костюм не является частью ее тела. Одежда была надета на ней, как это принято у нормальных людей.
    — О, так вы человек! — воскликнул он.
    — Именно, — ответила девушка, которая была очень бледной. — И мои пэсики намекнули, что вы собираетесь нанести мне визит, так что я решила вас опередить. Не двигайтесь, пожалуйста! Я намерена забрать ваши бластеры.
    Не опуская оружия, она обошла стол. Слуги поспешно расходились, чтобы не оказаться у нее на пути. Она не обращала на них внимания. Стэннард сидел неподвижно, положив руки перед собой.
    — Не двигайтесь! — сердито повторила девушка. — Ничто не помешает мне выстрелить!
    Она зашла ему за спину. Дуло бластера коснулось его затылка. Девушка нажала посильнее и наклонилась, чтобы снять с мужчины оружие. Стэннард ощутил тепло ее дыхания.
    — Не двигайтесь! — приказала она. Он уловил в голосе девушки истерические нотки. — Сидите смирно!
    Она еще больше надавила дулом ему на затылок. Тогда он повернул голову. Девушка так сильно упиралась бластером в его голову, что дуло соскользнуло в сторону.
    Она в отчаянии спустила курок. Раздался выстрел.
    Загорелась противоположная стена. А девушка оказалась в его объятиях, она отчаянно сопротивлялась, но он сумел перехватить бластер. Раздался еще один выстрел — запылал потолок. Комната наполнились едким дымом.
    Наконец Стэннарду удалось отобрать у девушки оружие. Тяжело дыша, он вскочил на ноги, отпустил ее и сделал шаг назад.
    — Сегодня утром мне совсем не хочется быть убитым, — заявил он. — К тому же я не намерен устраивать праздник для пэсиков!
    И он сердито обвел комнату рукой. Фигуры в костюмах — на первый взгляд, удивительно похожие на людей — с живейшим интересом наблюдали за конфликтом. Другие пэсики — толпа черных сверкающих существ — нетерпеливо заглядывали в приоткрытые двери и окна.
    — Они ненавидят людей — и у меня есть все основания так думать, — гневно сказал он. — Так стоит ли удивляться, что они солгали вам или мне ради достижения собственных целей. Неужели им удалось обмануть всех, кто здесь живет? Если мое присутствие нежелательно, я с радостью покину это место! Я попал сюда совершенно случайно! Эти аборигены не соответствуют моим идеалам!
    Он бросил на девушку сердитый взгляд, а потом повернулся к пэсикам, с надеждой дожидающимся чьей-нибудь смерти.
    — Проваливайте к чертям! — прорычал он.

    Слуги послушно удалились. Нечеловеческие лица за окном исчезли. Стэннард небрежно бросил на стол принадлежавший девушке бластер.
    — Присаживайтесь, — сказал он. — Я охотно отвечу на все ваши вопросы, в особенности если вы также удовлетворите мое любопытство!
    Дрожащая девушка не сводила с него взгляд, словно не могла поверить глазам.
    — Вы… меня отпустили! — ошеломленно проговорила она, — Вы и в самом деле… не стали меня убивать!
    Стэннард взял еще ложечку сладкой розовой мякоти.
    — А почему бы и нет? Я пробыл здесь… — Он на несколько мгновений задумался. — Да, пошел третий день после катастрофы. Я летел из Биллема на Сурис. В одиночестве. На Биллеме мой корабль пришлось ремонтировать — но техники отвратительно сделали свою работу.
    Случайно или нет, но какой-то глупец плохо припаял контакты, и от вибрации они разъединились. Я произвел посадку на четырех двигателях из восемнадцати. Гироскопы тоже не выдержали перегрузок, когда я пытался удержать корабль. После приземления я успел выскочить наружу и отбежать подальше — и тут раздался взрыв.
    Я побрел прочь, но наткнулся на пэсиков, которые танцевали от радости вокруг останков моего корабля, но потом они увидели меня и стали клясться в любви до гроба. С тех пор они постоянно об этом твердят, но я сомневаюсь в их искренности. Мне бы очень хотелось покинуть эту планету. У меня совсем не такие представления о мире, где я хотел бы прожить остаток дней. Что еще вы желаете знать? Ее лицо оживилось.
    — Если… если вы сказали правду, — запинаясь, проговорила она, — да, этого вполне достаточно! Если ваш корабль и в самом деле разбился и вы не прилетели сюда, как другие…
    Стэннард приподнял брови, но его предчувствия заметно усилились. Девушка дрожала. В ее голосе слышалось огромное облегчение.
    — Разделите со мной завтрак, — предложил он. — Кстати, меня не предупредили о вашем приходе. Наверное, они хотели дать вам дополнительный шанс убить меня. Они сказали, меня навестит мужчина. Быть может, у него тоже возникнет желание убить меня?
    Девушка явно испугалась.
    — Должно быть, речь идет о мистере Бренте. Он живет ближе всех. Д-да, наверное, он попытается вас убить. — Она с мольбой посмотрела на него. — Верните мне, пожалуйста, бластер! Пожалуйста! Если он придет, мне понадобится оружие! Вдвоем мы сможем его прикончить.

4. ИСТОРИЯ ПЭСИКА
    Девушка сказала, что ее зовут Джейн Кэсин и она живет на Пэсике десять лет — с самого детства. «Хилл Фаундэйшн» отправила ее отца на планету для научных исследований. Одного. В Космической директории говорилось, что местная разумная раса относится к людям дружелюбно, так что опасность ему не грозила. Однако там ничего не было сказано о новейшей истории Пэсика.
    В первое столетие после открытия планету навещали лишь дважды, в первый раз корабль-разведчик, который и собрал информацию для Директории, а второй раз здесь побывал одинокий торговец, чтящий Библию. Он не нашел на планете тяжелых или радиоактивных металлов, сообщил, что аборигены ведут себя дружелюбно, и улетел.
    Прошло довольно много времени. Космический патруль не получил донесения о третьем визите на Пэсик, а значит, и данные о нем не были занесены в Директорию. Ситуация с аборигенами изменилась. На сей раз здесь приземлился торговец совсем другого сорта. Он оказался типичным представителем новых времен: на треть торговцем, а на две трети пиратом — когда это, конечно, ничем ему не грозило.
    Он обнаружил, что у пэсиков есть драгоценные камни, которые широко используются в технике. Сначала торговец намеревался их купить. Однако он и его команда с презрением отнеслись к похожим на насекомых аборигенам. Его люди оказались властными и ненасытными. Пэсики прониклись к ним отвращением, но они захватили группу мирных жителей и пригрозили, что убьют их, если не получат самоцветы.
    Пэсики, в свою очередь, сумели взять в заложники нескольких людей. Тогда разъяренные торговцы уничтожили город пэсиков. Те в ответ убили заложников. Торговец улетел, обещая жестоко отомстить.
    Он сдержал слово и вернулся с пятью другими торговыми кораблями. Пэсикам предложили полностью покориться — однако они отказались, не испугавшись целого космического флота. Тогда торговцы начали методичное истребление пэсиков. Самоцветы вполне можно было отыскать среди руин уничтоженных городов — что торговцы, вне всякого сомнения, и проделали.
    Затем пираты использовали веерные лучи — обладание таким оружием разрешено только Космическому патрулю. Это позволило им согнать вместе всех уцелевших пэсиков. Боль была настолько мучительной, что тысячи несчастных прошли без отдыха огромные расстояния, многие умерли от усталости и истощения. Оставшиеся потеряли последнюю надежду и волю к сопротивлению.
    Когда торговцы покинули Пэсик, аборигены были полностью покорены — никогда еще разумная раса не оказывалась в таком бедственном положении. Они дали страшную клятву за себя и своих потомков. Пэсики стали рабами людей. Они были жалкими насекомыми под их ногами. Пэсики отыскивали самоцветы, которые так нравились людям, и раз за разом отдавали их в качестве дани. Ни о чем другом они больше не помышляли.
    В течение долгих тридцати лет они трудились в рудниках. Затем самоцветы потеряли ценность, поскольку люди научились кристаллизовать углерод в любых количествах, формах и размерах. Впрочем, на Пэсике никогда не находилось много людей одновременно, а Космический патруль так ничего и не узнал о чудовищном геноциде.
    После того как самоцветы перестали приносить доход, большинство людей покинуло Пэсик. Однако оставшиеся старались сохранить тайну планеты, где человек мог найти убежище, когда у него возникали серьезные неприятности. Многие прилетели сюда, поскольку их разыскивал Космический патруль.
    Так покорные пэсики превратились в домашних рабов. Они строили дворцы для небольшого количества людей и прислуживали им. Периодически на Пэсик прилетали новые поселенцы, которые узнавали о прекрасных условиях от товарищей, — многие были готовы щедро заплатить за надежное укрытие.
    Так Пэсик действительно стал раем для преступников-аристократов. Здесь не было никаких законов. Всякий делал, что пожелает. Пэсики окончательно потеряли волю к сопротивлению. Они подчинялись любым приказам и готовы были лебезить перед каждым оказавшимся на планете человеком.
    Временами на Пэсике одновременно проживало сорок или даже пятьдесят ушедших на покой преступников. Однако уровень смертности здесь был весьма высоким. Когда рабы не смеют возразить господину, человек становится нетерпимым и к своим соплеменникам. Не говоря уже о том, что все они были опасными людьми.
    Они часто убивали друг друга во время ссор, нападали на соседей за вымышленные обиды. Здесь процветала кровная месть. Однако никто не соглашался покинуть планету на редких космических кораблях, которые все же залетали сюда, чтобы доставить очередного беглеца, спасающегося от правосудия, или товары для обмена на орехи дхасса и прочие продукты, представлявшие интерес в других мирах. Пэсики были готовы собирать для своих господ все, что угодно.

    Все это Джейн Кэсин рассказала Стэннарду, продолжая держать руку возле бластера, который он ей вернул. Он слушал рассказ очень внимательно. Теперь девушка перестала бояться Стэннарда. Среди прочих ушедших на покой преступников был человек по имени Брент. Естественно, он знал о существовании Джейн еще с тех пор, как она была ребенком.
    Пэсики создали поразительную систему обмена информацией, похожую на телепатию, и так узнавали обо всем почти мгновенно. Они рассказали Бренту о Джейн, когда она была еще совсем маленькой. Он навестил соседей, увидел, как девочка играет в куклы, и сказал ее отцу, что заберет Джейн, когда она вырастет.
    — И он заставил пэсиков вести за нами наблюдение, — грустно продолжала Джейн свой рассказ. — Когда прилетел корабль «Фаундэйшн» с припасами, он узнал об этом первым. Выманив нас из дому ложным сообщением, он сам встретил корабль и заявил, что он наш сосед-плантатор. Он рассказал им, что мы с отцом умерли шесть месяцев назад. Корабль улетел и больше уже не возвращался.
    Она замолчала и прислушалась.
    — Похоже, кто-то идет, судя по тому, как пэсики переговариваются между собой. Мистер Брент убил отца, когда мне исполнилось шестнадцать. Он хотел забрать меня к себе, но я сумела убежать. Конечно, мне пришлось заставить пэсиков мне помочь, но они не способны хранить секреты от человека, если он отдаст прямой приказ говорить.
    — Это существенно усложняет ситуацию, — заметил Стэннард.
    — Верно, — согласилась Джейн и внимательно посмотрела на Стэннарда. — Но мне сопутствовала удача! Пэсики служат мне, и я отдаю им приказы. Я использую их. У меня есть носильщики и часовые, которые стоят на страже. Я не знаю недостатка в пище. К тому же они никогда не причинят вреда человеку, поэтому с ними я чувствую себя в безопасности.
    Они даже не станут меня ловить по приказу своих господ, поскольку я всегда могу велеть им меня отпустить. Поймать меня может только человек… но люди здесь стали неженками и привыкли во всем полагаться на рабов.
    — Понятно, — задумчиво проговорил Стэннард.
    — Но я устала убегать! — гневно воскликнула девушка. — И у меня совсем не осталось книг для чтения. Я вернулась в дом отца, чтобы забрать их. И тут пэсики предупредили меня о вашем появлении. Они сказали, что человек-господин придет за мной. И я решила вас опередить. Я собиралась убить вас. Я так устала убегать!
    — Что ж, в этом нет ничего удивительного, — заметил Стэннард, потом склонил голову набок и прислушался, после чего вытащил оба своих бластера. Он проверил прицел и положил оружие на стол. Девушка не сводила с него глаз, и он спокойно добавил: — Мне кажется, я кое-что знаю о человеке по имени Брент. Он совершил преступление девять или десять лет назад. Пиратство.
    Они находились вдвоем в огромном обеденном зале. Обширное помещение, размером тридцать футов на шестьдесят или даже больше, с громадными окнами, изящными резными пилястрами и расписанным потолком. Отличное место для съемок кино.
    Из-за стен слышался шепот пэсиков. Поскольку они разговаривали при помощи диафрагмы, звуки разносились на большие расстояния.
    — Он здесь, — тихо сказала Джейн. — Я слышу это по изменившимся интонациям пэсиков.
    Стэннард кивнул. Не понижая голоса, он продолжил:
    — Кажется, я помню его дело. Он владел торговым кораблем, а потом ему каким-то образом удалось раздобыть оружие. Большой грузовой корабль должен был доставить колонистов на Верус, а он пробрался на борт через час после посадки. Мужчин он убил, женщин похитил, а грузовой корабль продал миссионерскому обществу в соседнем звездном скоплении. Каждый месяц его фотографии рассылаются по всем планетам. — Потом, понизив голос, он добавил: — Говорите естественно. Если он услышит разговор…
    Однако предосторожности не потребовались. Через дальнюю дверь в зал вошел высокий неуклюжий человек. За ним следовала маленькая фигурка с плащом в руках. Она униженно кланялась, как и все слуги-пэсики в костюмах.

    Стэннард небрежно кивнул.
    — Брент, верно? Как поживаете? Вы знакомы с мисс Кэсин?
    Высокая фигура с угрожающим видом вытащила бластер.
    — Не советую, — сказал Стэннард. — Мне бы хотелось кое-что сообщить вам перед тем, как начнется стрельба. В конечном счете мисс Кэсин…
    Неуклюжий человек поднял оружие. Над горой фруктов поднялась струйка пара, но возле дула бластера не появилось оранжевого пламени. Огонь и дым взметнулись над рукой маленькой фигурки в плаще. Одновременно раздался выстрел, фигурка злобно выругалась и бросила на пол дымящееся оружие.
    — А ты, — холодно обратился Стэннард к высокой фигуре, — брось этот бластер и сними костюм слуги.
    Огромная фигура покорно поклонилась и сказала:
    — Много радости, господин.
    Через мгновение маленькое блестящее черное существо выбралось из громоздкого костюма.
    — Убирайся отсюда! — приказал Стэннард.
    Пэсик убежал. Стэннард перевел холодный взгляд на ряды черных голов, с нетерпением заглядывающих в окно. Они тут же исчезли. Он повернулся к ругающемуся человеку, который придерживал обожженную руку.
    — Забавно, не так ли? — сухо спросил Стэннард. — Ты посылаешь переодетого пэсика вперед. Он делает угрожающий жест. Человек, которого ты намерен убить, тянется за оружием. И ты в него стреляешь! Превосходный отвлекающий маневр! К несчастью, мне известно твое имя и кое-что о твоей внешности. Элементарно, правда? Будь добр, скажи, зачем тебе меня убивать?
    В глазах Брента боль мешалась с яростью.
    — Я хотел прикончить ее!— прорычал он.
    Стэннард задумался. Маленькие завитки дыма все еще поднимались над блюдом с фруктами. Он настроил бластер так, чтобы луч стал совсем тонким, что позволяло увеличить точность стрельбы. Теперь он мог сделать прицельный выстрел сквозь фрукты, закрывавшие его руку. Затем он, не торопясь, вновь увеличил ширину луча. Дальность несколько уменьшилась, впрочем, никто не пользуется бластером, если цель находится далеко.
    — Хм-м-м, — небрежно проговорил Стэннард. — Ты уже давно за ней гоняешься. Она единственная женщина на планете. Но зачем убивать меня? — Потом он кивнул. — Понятно! Телепатия пэсиков. Все знают, что она вернулась в дом своего отца. Они придумали план?
    — Будь они прокляты! — проворчал маленький человечек. — Скоро они будут здесь!
    — Поэтому ты решил сначала избавиться от меня, как от главного соперника, — кивнул Стэннард. — Хм… Если мы останемся здесь, нам предстоит серьезная схватка. Боюсь только, будет слишком много грязи. Пожалуй, мисс Кэсин лучше вернуться к кочевой жизни. Но ты…
    Он посмотрел на Джейн.
    — Он убил вашего отца, — заметил Стэннард, — и вы собирались прикончить меня только из-за того, что я мужчина. У вас появился отличный шанс. Почему бы вам не снести голову ему?

5. ДОЛГОЕ БЕГСТВО
    Они продвигались с поразительной быстротой. Вокруг царила кромешная тьма, какая бывает лишь в джунглях. По обе стороны узкой тропы теснились стройные стволы растущих на Пэсике деревьев. Время от времени над головами возникала полоска неба, щедро усыпанного звездами. Впереди горели факелы.
    Черные блестящие тела маленьких пэсиков мелькали тут и там — они громко кричали, чтобы отпугнуть хищников. Дальше бежали вооруженные копьями пэсики, которые ненавидели людей всеми силами души, но были готовы защищать их в смертельной схватке с хищниками.
    За ними следовали носилки, закрепленные на двух шестах длиной в тридцать футов. Пятьдесят пэсиков быстро бежали, несмотря на тяжелую ношу. Впрочем, вес распределялся равномерно, и пэсики справлялись с нагрузкой без проблем. Замыкали шествие пэсики, которые волокли вещи, необходимые людям, и те, кто сменял своих соплеменников у шестов.
    Носилки походили на большое удобное кресло. В них легко помещалось два человека — Стэннард и Джейн, — однако физического контакта им избегать не удавалось. Плавное покачивание носилок производило успокаивающее действие. Стэннард задумчиво курил.
    — Они меня тащат, а я чувствую себя полнейшим дураком, — сказал он. — Мне не нравится иметь рабов или слуг. Одни разумные существа не должны таскать других.
    — Я к этому привыкла, — беспокойно проговорила Джейн. — Я бы не сумела спастись от мистера Брента и остальных, если бы они мне не помогали!
    Пэсики уносили их все дальше и дальше.
    — Я сама не понимаю, почему не убила мистера Брента, — продолжала Джейн. — И почему его не прикончили вы. Мой отец, естественно, не стал бы этого делать, если бы только… Конечно, он пошел бы на все, чтобы меня спасти! Но у него не было шанса. Мистер Брент успел раньше.
    Стэннард улыбнулся в темноте.
    — На самом деле я бы не позволил вам пристрелить Брента. Тогда я не был уверен, что вы рассказали о себе правду. Теперь мои сомнения исчезли.
    Она явно не поняла слов Стэннарда.
    — Что вы намерены делать? — спросила Джейн.
    — Во-первых, я постараюсь больше не вступать ни с кем в перестрелки, — ответил Стэннард. — У меня есть серьезные причины не убивать находящихся на Пэсике людей. Это была бы грязная работа.
    Он почувствовал, как Джейн повернулась к нему, словно пыталась разглядеть в темноте выражение его лица.
    — Мы сумеем убежать, — заверила она Стэннарда. — Ведь теперь мы можем отдавать приказы вдвоем и у нас полно свежих носильщиков, которые будут сменять уставших. Таким образом, мы будем двигаться день и ночь.
    — К тому же остальные люди друг другу не верят — поэтому они не смогут объединить усилия. По моей оценке, мы делаем десять миль в час. Получается двести сорок, нет, двести двадцать миль за сутки Пэсика. А остальные, как мне кажется, не особенно склонны к путешествиям, не так ли?
    — У них нет на то причин, — сказала Джейн. По ее голосу Стэннард понял, что девушка нахмурилась. — Пэсики приносят все, что им необходимо. Конечно, если бы они узнали, что я осела в определенном месте, и посчитали бы, что я стала недостаточно осторожной… — Она нервно повела плечами. — Но я хотела поговорить о другом: похоже, у вас есть план. Мне кажется, что вместе мы сможем быть в безопасности. Рано или поздно сюда прилетит корабль с людьми или товарами для торговли. Если появятся другие люди, может быть, мы сумеем их всех убить.
    Стэннард ничего не ответил.
    — Конечно, я не хочу их убивать! — торопливо добавила она. — Я ведь даже не пыталась застрелить мистера Брента. Но они попытаются покончить с вами, поскольку мы теперь вместе!
    Стэннард рассмеялся.
    — Я вовсе не кровожадная!— не унималась Джейн. — Просто я… не хочу больше бояться. Мне нужно… знать, как вы планируете будущее! — Теперь в ее голосе слышалось отчаяние.
    Он ничего не ответил, и Джейн закрыла лицо руками.
    — Вы прожили здесь десять лет, — мягко заговорил Стэннард. — Вам не доводилось беседовать с другими женщинами. Вы ни разу не видели мужчину, которого не опасались бы, — это вполне логично. Сейчас вы не боитесь меня. Вполне естественно, что вы не хотите вновь остаться в одиночестве, не хотите, чтобы вас преследовал страх. Именно так обстоят дела, верно?
    И вновь наступило долгое молчание, а пэсики продолжали с громкими криками бежать в темноте, разгоняя факелами мрак. Язычки пламени отражались от черного хитина.
    Джейн сглотнула и проговорила сдавленным голосом:
    — Ч-частично так и есть. Но я… наверное, просто не знаю, как должна поступать девушка. — Она неожиданно всхлипнула. — Я не знаю! Я читала книги про мужчин и девушек, и в книгах они были совсем другими — я никогда не могла представить, что буду вести себя так, как они.
    — Уверяю вас, — с улыбкой сказал Стэннард, — вы ведете себя, как и любая женщина Галактики, оказавшаяся в подобном положении. А теперь я отвечу на часть ваших вопросов. Во-первых, я намерен остаться с вами. Да. Во-вторых, придумать способ сделать нашу жизнь относительно безопасной, не убивая остальных мужчин на планете. У меня есть для этого все основания. И в-третьих, я хочу покинуть Пэсик вместе с вами.
    — Покинуть Пэсик? — не веря своим ушам, спросила Джейн. — Но как? Только один корабль прилетает сюда, и он не возьмет нас на борт. Ведь если мы сбежим и расскажем о людях, которые прячутся здесь от Космического патруля…
    — Чем просить корабль захватить нас с собой, не проще ли захватить его? — предложил Стэннард. — Если… вы сможете нарисовать для меня карту окрестностей в радиусе нескольких миль, в особенности морское побережье, и если она окажется правильной… Пэсики ведь имеют не слишком ясное представление о лодках? Если удача не отвернется от нас, я полагаю, нам удастся улететь отсюда.
    — Я путешествовала больше, чем все остальные! — быстро сказала Джейн. — Я смогу нарисовать карту. Наверняка! А пэсики мастерили только плоты. Раньше они много плавали, но теперь, став рабами, перестали. Сомневаюсь, что они еще помнят, как это делается.
    — Тогда я готов обещать, что сумею увезти вас с Пэсика, — улыбнулся Стэннард. — С моей подготовкой было бы позором не справиться с такой задачей. Так что вам не следует ни о чем тревожиться. Я буду рядом ровно столько, сколько вы пожелаете.
    — Тогда я хочу, чтобы вы всегда были рядом, — быстро проговорила она. — Всегда! Обещаете?
    Он кивнул, но на его губах появилась язвительная улыбка. С тех пор как погиб ее отец, он стал первым мужчиной, которого Джейн не боялась. Она ни разу не разговаривала с другими женщинами. Она казалась неплохо образованной, но все ее знания были почерпнуты из книг, и по обычным меркам Джейн оставалась удивительно наивной. Да, она понимала, какими злобными зверями могут быть мужчины. Однако сейчас ощущение безопасности являлось для нее настолько новым и восхитительным, что ее вера в Стэннарда была беспредельной.
    Впрочем, он понимал, что будет совсем непросто оправдать ее доверие. Для начала, он должен разозлить людей, для которых Пэсик стал настоящим раем, и вызвать у них желание его уничтожить. Кроме того, ему надо будет предпринять ряд действий, о которых пэсики ничего не должны знать, а тем более понимать, что он задумал.
    Необходимо, чтобы его поступки оказались полной неожиданностью, несмотря на способность пэсиков к телепатии, позволявшей им мгновенно передавать сообщения на огромные расстояния, а в самом конце придется поставить на кон как свою жизнь, так и жизнь Джейн.
    Куда проще пойти на компромисс и создать рай для себя и Джейн и жить в окружении рабов, которые будут с радостью им прислуживать. Джейн такой образ жизни кажется совершенно естественным.
    Однако перед ним до сих пор стояла задача, которую он не сумел выполнить из-за падения «Снарка».
    Они продолжали ехать дальше. Откуда-то справа раздался рев. Стэннард не имел ни малейшего представления о том, что это может быть, но пэсики по-прежнему спокойно бежали вперед. Рядом пошевелилась Джейн.
    — В… в книгах, — сказала она взволнованно, — я читала, что люди, которые намерены… быть вместе, всегда радуются. М-могу я у вас кое-что спросить?
    — Почему бы и нет? — проворчал Стэннард.
    — М-можно ли считать, что мы… помолвлены? — трясущимся голоском осведомилась Джейн.
    Он восхитился способностью женщин думать о подобных вещах в такие моменты, но ответил со всей серьезностью:
    — Получается, что да. Если вы хотите. Да.
    — Навсегда?
    — Если только вы не захотите расторгнуть нашу помолвку, — с улыбкой ответил он.
    — Я этого не сделаю! — быстро сказала она. — О нет, я так не поступлю! Но в к-книгах, которые я читала… — Она стала заикаться еще сильнее. — Иногда они н-называют д-девушек… «дорогая» и еще ц-целуются. Интересно…
    Он почувствовал, как дрогнуло сердце. Однако Стэннард обнял девушку за плечи и склонился над обращенным к нему лицом. Через несколько долгих мгновений он слегка охрипшим голосом произнес:
    — Дорогая!
    Самое удивительное, что он сказал это совершенно искренне.
    Носилки мчались сквозь джунгли. Пэсики не сбавляли хода. Факелы освещали путь, а поднятый аборигенами шум отпугивал хищников. Узкая полоска неба над головами сияла звездами. К ним подбежали новые пэсики — свет отражался от гладкой поверхности их тел — и сменили уставших. Носилки продолжали лететь вперед, не сбавляя скорости. Рев остался далеко позади. Стэннард и Джейн молча сидели рядом.
    Через некоторое время Джейн тихонько вздохнула и широко открытыми глазами посмотрела на звезды.
    — Мне нравится быть помолвленной. Это чудесно!
    — Интересно, сколько времени прошло с момента, как дуло твоего бластера было прижато к моему затылку? — сухо напомнил Стэннард. — Кстати, ты ведь спустила бы курок.
    — Я была очень глупа, правда, дорогой? — с грустью спросила Джейн. — Тогда я ничего не понимала.
    Однако Стэннарда все еще мучили сомнения.

6. КОНТРАТАКА
    Их путешествие вошло в привычный ритм. Многочисленные тропинки, по которым двигались пэсики, постоянно ветвились. Но за три дня и три ночи они ни разу не приближались к селениям или городам. Каждый день, перед наступлением сумерек, Стэннард подзывал знавшего английский пэсика, который неизменно бежал рядом с носилками.
    — Нам потребуются носильщики, которые могли бы бежать всю ночь, — приказывал Стэннард. — Пошлите гонцов, пусть нас встретят.
    — Да, господин! — с фальшивой радостью отвечал пэсик. — Много счастья для пэсиков служить человеку-господину!
    И блестящие черные фигурки убегали вперед, скрываясь за поворотом тропы. Вскоре их уже поджидала толпа пэсиков — и смена носильщиков происходила без малейшей задержки.
    Когда наступала ночь, зажигались факелы, а бегущие впереди аборигены поднимали шум, чтобы отпугнуть хищников. Расстояние между ними и остальными людьми постоянно увеличивалось.
    Когда на востоке появлялось зеленоватое сияние рассвета, Стэннард или Джейн вновь приказывали прислать свежих носильщиков. И вскоре появлялась новая группа блестящих черных существ, которые быстро сменяли уставших соплеменников.
    Джейн проницательно заметила, что они поступают не только милосердно, но и мудро, поскольку так носильщики не устают и могут перемещаться быстрее. Им уже трижды удавалось уходить от преследователей, поскольку те попросту забывали менять пэсиков у шестов, считая их животными. Однажды Брент так загнал своих носильщиков, что половина из них умерла. Однако пэсики не протестовали и не пытались взбунтоваться.
    — С другой стороны, — мрачно заметил Стэннард, — я сомневаюсь, что пэсики благодарны нам за то, что мы даем им отдых.
    Стэннарду не нравились пэсики. Их уничижение, рабская покорность, пронзительные крики фальшивой радости — когда он прекрасно знал, что они ненавидят его и всех людей, — уже сами по себе могли вызвать неприязнь. Но он не мог не презирать пэсиков за то, что они предпочли рабскую жизнь и не пожелали умереть свободными. Именно презрение помогало ему использовать их.
    Езда на носилках утомляла. В течение первых суток они практически не останавливались, упрямо продвигаясь на север. На следующий день они позволяли себе изредка размять ноги и поесть. Теперь их путь лежал на восток.
    Во время разговоров Стэннард впитывал всю информацию о планете, которой располагала Джейн. Теперь он гораздо лучше знал местную географию, нравы обитателей и все, что производилось на Пэсике. По ночам Джейн дремала, положив голову ему на плечо, а он бодрствовал.
    А потом Стэннард засыпал и наступал черед Джейн стоять на страже. Он постарался выбрать такое направление, чтобы их путь пролегал вдоль берега залива — в соответствии с картой, которую нарисовала девушка. Однажды Стэннард проснулся и обнаружил, что она держит его голову двумя руками и с улыбкой смотрит на него.
    Он покраснел, и она извиняющимся тоном сказала: — Но мы ведь помолвлены, правда? Джейн полностью верила в Стэннарда. Когда его план созрел и он начал требовать от пэсиков доставки различных металлических предметов, она формулировала команды так, чтобы пэсики лучше могли их понять.
    Однажды он взял медный котелок и при помощи излучателя вырезал из него предмет сложной формы. Затем приказал пэсикам, чтобы они сделали еще пятьдесят таких же. После этого он принялся за изготовление других деталей — частей таинственного устройства, принципов действия которого пэсики понять не могли, зато были способны изготовить необходимые компоненты.
    Он потребовал, чтобы они принесли образцы железных сковородок разных форм и размеров. Он даже разослал пятьдесят пэсиков на поиски. И те в своих скрытых городах — они молились, чтобы люди никогда там не побывали, — изо всех сил работали, чтобы побыстрее выполнить заказ Стэннарда. На четвертый день, когда они уже довольно далеко продвинулись вдоль берега, Стэннард потребовал от пэсиков полный отчет о преследователях. Бегущий рядом с носилками лидер с фальшивым восторгом сообщил, что Брент вернулся в свой дворец и пребывает в страшной ярости. Двое других мужчин, также принимавших участие в погоне, — их, как и следовало ожидать, интересовал не Стэннард, а Джейн, — устали от тягот долгого пути и сдались, узнав, что двое беглецов не останавливались даже на ночь.

    На пятый день Стэннард заявил, что их путешествие окончено. За это время они полностью обогнули залив и теперь находились на противоположном берегу по отношению к бывшему дому Джейн. Однако по суше это расстояние составляло почти тысячу миль. Не всякий, кто захочет причинить им вред, согласится преодолеть его. К тому же пэсики обязательно предупредят их, если кто-то задумает новую экспедицию.
    Стэннард выбрал место для дома так, чтобы окна выходили на залив. Другой берег терялся за горизонтом. Он приказал построить небольшой коттедж. Не дворец, а маленький домик на две комнаты, чтобы вся его длина не превышала тридцати футов.
    Он знал, что пэсики обязательно расскажут об этом остальным людям, находившимся в тысяче миль отсюда. Стэннард отдал жесткие указания относительно крыши дома. Она должна быть круглой, плоской, сужающейся с двух сторон и очень крепкой. Перед домом сделали навес, под которым Стэннард и Джейн обедали; над тентом пэсики установили флагшток — со временем там будет развеваться флаг.
    Когда постройка дома была завершена и Стэннард убедился, что крыша достаточно прочна и к тому же водонепроницаема, он принялся собирать устройства, детали для которых приказал изготовить еще во время бегства. Он работал в тайне, так что ни один из пэсиков ничего не видел.
    Покончив с этим, Стэннард сделал колпаки, которые полностью закрывали устройства, и запаял их при помощи излучателя. Между тем Джейн постоянно получала от пэсиков информацию о планах Брента и остальных мужчин, мечтающих ее поймать.
    Стэннард не ожидал, что события будут развиваться так быстро, но уже через двенадцать дней после его первой встречи с Джейн и через пятнадцать после посадки на Пэсик аборигены сообщили важные новости. Возбужденная Джейн поспешила поделиться ими со Стэннардом. Ожидалось прибытие космического корабля.
    Сараи, где хранились орехи дхасса — источник органических масел, использовавшихся в парфюмерии, — были практически заполнены. Посадочное поле, исполнявшее также роль космопорта, привели в порядок. В течение ближайших дней на Пэсике должен приземлиться торговый корабль.
    Десять человек против одного Стэннарда — всех давно предупредили о его появлении, и теперь они с нетерпением дожидались возможности его прикончить, чтобы заполучить Джейн. Однако следовало иметь в виду, что экипаж торгового корабля едва ли встанет на сторону Стэннарда, так что противников было даже больше.
    Они ничего не могли сделать без ведома пэсиков — впрочем, как и их враги. Получалось, что Стэннард и Джейн попали в безвыходное положение.
    Но, как это выяснилось несколько позже, в тот самый день, когда приземлился торговый корабль, Стэннард выстроил в шеренгу пятьдесят пэсиков. Один за другим они входили в дом. Каждому он вручал металлический котелок и давал точные инструкции.
    Пэсик должен был отнести котелок в определенное место, вырыть яму и закопать его там, оставив снаружи соединенный с котелком провод. Затем следовало тщательно все убрать — чтобы никто не мог найти, где спрятан котелок, даже тот пэсик, которому это было поручено. После чего он должен принести провод Стэннарду.
    Каждый пэсик получил одинаковые инструкции — только отправили их всех в разные места. Они умчались выполнять приказ. Возможно, они люто ненавидели Стэннарда, да и его задание казалось им бессмысленным, но он не сомневался, что все будет точно выполнено.
    Стэннард ждал. Один день. Два. Три, четыре и пять. Торговый корабль должен был оставаться на планете не менее десяти дней. Пять из них Стэннард потратил на ожидание. Затем он сурово улыбнулся Джейн. Полученное еще до катастрофы задание полностью соответствовало его нынешним планам.
    Он созвал всех пэсиков, находившихся на расстоянии нескольких миль от коттеджа. Когда они собрались, Стэннард приказал аккуратно снять крышу с дома и перевернуть ее — изнутри она была покрыта пластиком. Джейн, как и пэсики, ничего не понимала. Аборигены, естественно, послушались своего господина. Джейн внимательно наблюдала за происходящим, слепо веря в мудрость Стэннарда.
    Сотни черных блестящих существ потащили перевернутую крышу к воде. По команде Стэннарда они принесли флагшток и установили его в специальное отверстие — оказалось, что оно было предусмотрено Стэннардом заранее.
    Потом в дело пошел тент и веревки, которые были припасены еще давно; на судно погрузили запас провизии и воды. Он сам навесил руль, а пэсики в полнейшем недоумении смотрели на парусную лодку. Они не понимали, что происходит, до самого конца, когда Стэннард и Джейн забрались на палубу. Сотни пэсиков молча смотрели на людей.
    — Я отдаю приказ, — сурово сказал Стэннард, глядя на множество блестящих черных существ, стоящих на берегу. — Мы отправляемся на встречу с другими людьми-господами, которых мы вызвали с неба.
    Я сделал пятьдесят машин, которые посылают сигналы к другим мирам. Их так много для того, чтобы хоть один сумел отправить мое послание. Я приказал пэсикам закопать устройства, чтобы они начали работать. Даже сейчас пятьдесят машин сообщают на небеса, чтобы другие люди-господа прилетели сюда — и тогда пэсики смогут им служить, ведь для вас нет большей радости, чем угождать людям-господам.
    Я приказываю, чтобы пэсики не трогали машины до появления других людей-господ. А сейчас эта женщина-госпожа и я отправляемся на встречу с другими людьми-господами, которые спустятся с неба!

    Он поднял парус. И хотя тот был сделан из тента, воздух сразу же наполнил его. Лодка отошла от берега и слегка накренилась под напором ветра, однако на удивление хорошо держала курс. Затея удалась на славу. Они быстро удалялись от земли. Джейн с восхищением смотрела на Стэннарда.
    — Пэсики владеют телепатией, — сухо сказал он, — но как они смогут рассказать о нашем местонахождении, если не будут знать его? Или если им ничего не будет известно о наших планах?
    — К-конечно, — ответила Джейн. — Но действительно ли ты отправил сообщения другим космическим кораблям, чтобы они прилетели на Пэсик? Если так, то это замечательно!
    — Нет, я солгал. Для отправки сигнала в космос необходимо очень сложное устройство. Я не смог бы его сделать из груды сковородок! Но пэсики думают именно так. Интересно, как быстро они сообщат нашим друзьям, что скоро сюда прибудет целая свора полицейских?
    — Они не станут ждать. Они сразу же известят об этом других людей! Но почему…
    — И как они отнесутся к этой новости? — поинтересовался Стэннард. — Брента, к примеру, разыскивают за пиратские нападения, убийства и многое другое. Ну а те, кто прибыл на Пэсик по собственной инициативе, тоже совершали самые разные преступления. Им здесь Космический патруль совсем не нужен.
    Пэсики тоже не хотят, чтобы на их планете появились новые люди, но они не осмелятся что-либо сделать с моими котелками. Сколько времени пройдет, прежде чем люди начнут их разыскивать, чтобы взорвать и помешать подаче сигнала? Если они найдут некоторые и обнаружат, что это обман, кто даст им гарантию, что среди оставшихся передатчиков нет работающих? Им необходимо будет отыскать и уничтожить все пятьдесят — только в этом случае они почувствуют себя в безопасности!
    Джейн удивленно заморгала.
    — Но все равно, — жалобно начала она, — я не понимаю, как мы…
    Он рассказал ей, и она пораженно ахнула. Затем с неожиданно серьезным видом проверила висящие на поясе бластеры. Стэннард ухмыльнулся. Она покраснела.
    — Откуда тебе знать, смогу я или нет? — твердо сказала она. — Из того, что я не прикончила Брента, когда мне представился такой шанс, еще не следует, что я не стану убивать тех, кто попытается расправиться с тобой.
    — Я улыбался, потому что вспомнил: ты сказала, будто не знаешь, как ведут себя женщины.
    Но теперь она знала. Дрожа, Джейн села рядом со Стэннардом, и лодка поплыла в сторону заката.

    Небо едва успело посветлеть на востоке, когда лодка ткнулась в песок. Они переплыли пролив за ночь, и теперь Стэннард испытывал некоторое беспокойство, поскольку мог ошибиться в расчетах. Он не был до конца уверен в том, что Джейн нарисовала абсолютно точную карту.
    Однако они углубились в джунгли и довольно быстро нашли тропу, а пройдя еще милю, наткнулись на трех пэсиков, неспешно бегущих куда-то по своим делам. Стэннард рявкнул на них, и они сразу же упали на колени. Их господин требовал полного почтения.
    Они показали Стэннарду и Джейн дорогу в космопорт. Стэннард спокойно пересек открытое пространство посадочного поля. Шлюз торгового корабля был открыт, и он вошел внутрь вместе с Джейн, которая старалась не отставать. Затем он вручную задраил шлюз.
    — У них ни малейшего понятия о дисциплине, — прошептал Стэннард на ухо Джейн. — Торговцы! — презрительно бросил он. — Оставайся здесь. Стреляй во всякого, кто попытается войти. Я проверю, сколько человек осталось на борту.
    Однако с особыми трудностями они не столкнулись. Джейн стояла с бластером наготове, пока до нее не донесся суровый голос Стэннарда. Затем послышались шаркающие шаги и испуганные протестующие голоса. Наконец перед ней появилось двое мужчин, одетых лишь в нижнее белье.
    — М-мне стрелять? — дрогнувшим голосом спросила Джейн.
    — Нет, — ответил из-за их спин Стэннард. — На борту оказалось только два человека — и оба крепко спали. Остальные, согласно телепатическим инструкциям, вместе с пэсиками отправились на поиски железных котелков. Это занимает время, так что в итоге они взрывают передатчики — так получается быстрее. Отойди в сторону, Джейн.
    Он открыл шлюз, и парочка в нижнем белье тут же помчалась прочь. Прежде чем шлюз закрылся, они успели добежать до леса. Вместе с Джейн Стэннард направился в машинное отделение, чтобы полностью перевести управление в кабину пилота. Девушка с интересом осматривала корабль — она успела забыть, как он выглядит, ведь с тех пор, как она прилетела на Пэсик, прошло столько лет! Потом она присоединилась к Стэннарду.
    Он усадил Джейн в кресло второго пилота и помог ей пристегнуть ремни. Потом включил гироскопы, проверил работу двигателей, после чего аккуратно поднял старый торговый корабль в воздух. Через пятнадцать минут они уже вышли из атмосферы планеты. Спустя полчаса корабль взял курс на Сурис, куда с самого начала направлялся «Снарк». Еще через час Стэннард включил автопилот и повернулся к Джейн.
    На ее лице появилось странное выражение. Она казалась огорченной и немного недовольной.
    — В чем дело? Тебе не хочется покидать Пэсик?
    — О нет, — смущенно ответила она. — Просто у меня такое ощущение, словно чего-то не хватает. Мы приготовились к опасной схватке. Я думала, мне придется убивать людей, и я была готова прикончить всякого, кто попытается причинить тебе вред, — но ничего не произошло.
    — Если не считать того, что мы сумели выбраться с Пэсика, — заметил Стэннард. Некоторое время он задумчиво смотрел на Джейн. Затем с улыбкой добавил: — Я вижу, ты разочарована. Но я бы сделал работу не лучшим образом, если бы оставил за спиной гору трупов. Космический патруль так не поступает — если есть возможность решить проблему мирным путем.
    — Космический патруль? — ничего не понимая, спросила Джейн.
    — Это я, — пояснил Стэннард. — Мне дали очень непростое задание. Уже давно ходили слухи, что на одной планете существует прекрасное убежище для преступников, способных оплатить перелет туда. Мне поручили провести расследование. Я знал, что оно находится где-то за Биллемом, и решил разведать район поблизости от Суриса. В результате саботажа я приземлился на Пэсике. Но если бы я прикончил всех преступников, позволив экипажу корабля покинуть планету, то все испортил бы! К тому же Космический патруль старается избегать ситуаций, когда необходимо охранять много преступников сразу. Это слишком рискованно. Поэтому я решил запереть их на Пэсике. Они обеспечены хорошим питанием — а потом их заберет с планеты тюремный корабль патруля.
    Джейн облегченно вздохнула.
    — Ну, тогда все в порядке, — с улыбкой сказала она. — Ты сделал то, что должен был сделать! Знаешь, мне ужасно хотелось тобой гордиться. Теперь у меня есть на это все основания!
    — М-м-м, — задумчиво протянул Стэннард. — Нам нужно что-то делать с пэсиками. Их нельзя оставлять одних, тем не менее людям не следует появляться на планете в ближайшие сто лет. Быть может, мы сумеем уговорить мираниан взять решение этой проблемы на себя. Они не похожи на людей, но соображают прекрасно. Так что пэсиков ждут новые времена.
    Он надолго задумался. Джейн посмотрела на него. Наконец она не выдержала и застенчиво спросила:
    — Ты включил автопилот?
    — Что? Да, конечно, — кивнул Стэннард. — А почему ты спрашиваешь?
    — Дорогой, — раздраженно заявила Джейн, — ведь мы помолвлены!
    Так оно и было.
Top.Mail.Ru