Скачать fb2
Рождение дороги

Рождение дороги



    Урча на малом ходу, машина свернула с тракта на просёлок и почти сразу угодила в болотину.
    — Вы-ылезай! — радостно пропел Ваня Спичкин, словно ему доставляло величайшее удовольствие под дождём вытаскивать грузовик из болота.
    За Ваней так же проворно через борт перемахнул Слава Дунаев с топором в руках — мостить гать.
    Виталий Трубкин в нерешительности поставил ногу на борт и с тоской поглядел на тяжёлые густо-серые облака, придавившие мир дождевой слякотью. Прыгать? Может, без него обойдутся?
    — За-алезай! — раздалась весёлая команда, и Ванчик, а за ним Слава, оба мокрые, влезли в кузов, под брезентовый тент.
    — Иван-большой, — сказал Слава о шофёре, — обещает объехать.
    Мощный мотор двухтонного ГАЗ-6З взревел, из-под колес брызнула жижа, и грузовик подался назад, а затем начал обходный манёвр.
    Машину трясло и бросало на ухабах и пнях, но её пассажирам, кажется, всё было нипочём. Они проехали в этом кузове, колеся по степи и уральской тайге, уже около тысячи километров, сжились с ним, да и кузов-то походил не столько на кузов, сколько на обычное жильё геологов. Сверху он был закрыт растянутым на железном каркасе пообтрепавшимся брезентом. На «полу» стояли ящики с провизией, инструментом и геологическими образцами. В переднем левом углу высилась крепко принайтовленная бочка с бензином. Ящики были прикрыты тючками с палатками и спальными мешками, и на них-то с полным походным комфортом устроились наши путешественники.
    Справа, у переднего борта, так, чтобы видно было дорогу, полулежал Ефрем Иванович Суров, кандидат наук, заместитель начальника отряда. На ухабах его большое тяжёлое тело обязательно ударялось о правый борт, но Ефрем Иванович за, долгие годы своей экспедиционной жизни привык не обращать внимания на подобные пустяки.
    Слева от него расположились коллектор Виталий Трубкин и аспирант геологического института Слава Дунаев. Слава непрерывно, одну за другой, распевал песни, какие только приходили на память. Он уже охрип. Виталий не то дремал, не то спал.
    Около бензинной бочки свил себе гнёздышко Ванчик. Он лежал, полузакрыв глаза, и его добродушное, чуть расплывчатое лицо было очень серьёзным. Ванчик размышлял о себе, о товарищах, о жизни.
    Заметили? У всех есть должности, звания: кандидат наук, заместитель начальника, аспирант, коллектор, — у одного Ванчика нет. А между тем, он вовсе не последняя спица в колеснице отряда. На привалах и во время работы только и слышно: «Ванчик, сюда!», «Ванчик, за водой!», «Ванчик, дай молоток», «Ванчик, подержи»… Без Ванчика — никуда. А кто он такой? Очень неопределённая должность — Ванчик, и только.
    Но Ванчик на это не обижается. Что ж, такая у него пока что доля. Ему всего-навсего семнадцать лет (он всем говорит: восемнадцатый), и приняли его минувшей весной в научный геологический институт кем-то вроде ученика. Вот он и учится всему и всё делает. А выучится, — будет и у него настоящая должность.
    Другое дело Виталий Трубкин. Он старше Ванчика на три года и уже окончил заочно один курс горного института. И должность у него вполне солидная — коллектор; это значит сотрудник экспедиции, собирающий и распределяющий образцы минералов. Ну, правда, делает это он по указанию старших. И вообще Ванчик считает, что сотрудник этот, Виталий, почему-то не очень уважает свою должность. Не болеет за неё. Не любит, что ли.
    Слава Дунаев, например, тот и институт закончил, и уже не в одной экспедиции успел побывать, и в аспирантуре учится, а всё старается куда больше Виталия. И звать-то его надо было бы не Славой, а Станиславом Васильевичем, да уж так все привыкли. И он привык. А что особенного?
    Вот кончится «поле» — время работы в поле, в лесу, — Ванчик поступит в вечернюю школу, закончит девятый класс, десятый, поможет сестренке, а там и в институт пойдёт. Поездит с экспедициями — можно будет, как Слава, попроситься в аспирантуру. Глядишь, и Ванчик станет кандидатом наук. Ого-го! А что? Вполне возможно.
    — Ну, а дальше?.. Ой, Ванчик, не зарывайся… Ведь профессор-то Овечкин сколько своими ногами по земле топал, сколько научных работ написал, сколько новых месторождений открыл! На Северном Урале и сейчас работает рудник его имени — Овечкинский… Ну и что же? И мы своими ногами потопаем, и мы научные работы писать будем, и мы, может быть…
    Машина резко остановилась, всех качнуло вперёд, назад, и тотчас раздалось зычное и требовательное:
    — Ванчик, карту!
    Это подал голос сам начальник отряда, профессор Пётр Николаевич Овечкин.
    Невысокого роста, левое плечо чуть ниже правого, почерневший на ветру и солнце, в грубых брезентовых штанах и такой же куртке, он, как медведушко, выбрался из шоферской кабины, потоптался, разминаясь, посмотрел в мокрое небо, сказал коротко:
    — Н-да-с, — и полез под брезент, чтобы карту не замочило дождём.
    Машина остановилась у домика лесника. Во дворе яростно заливались собаки. За оконным стеклом, сплошь застланным бегущей водой, показалось бородатое лицо.
    — Ну вот, — потыкав пальцем в бледно-зеленый лист карты, сказал Овечкин, — здесь и сворачивать нам на Уватал. — И кивнул Ефрему Ивановичу на домик: — Сходим, расспросим.
    Ванчик шмыгнул вслед за начальством.
    Лесник, тот самый, что показывал в окне свою роскошную бороду, узнав, куда едут геологи, задумчиво почесал грудь и похмыкал. Затем полюбопытствовал:
    — Сколь вас на машине-то?
    — А что?
    — Да вот не знаю, где разместить. Места-то у меня не шибко много.
    — Размещать нас не требуется,
    — Что, в палатках расположитесь?
    — Да нам ехать надо! — повысил голос Овечкин.
    — Понимаю, — усмехнулся в бороду лесник, — очень даже понимаю. Всем ехать надо, ан дорогу-то дождь съел. И так была она хлипкая, а ныне залило — не то, что машина, а и человек едва проскочит… Денька четыре — это уж наверняка — обождать придётся.
    Овечкин задумался. Он любил во всём ясность и определённость.
    — Вот слушайте. — Профессор мягко положил руку на плечо старика. — Сейчас у нас двенадцатое, утро. Так? В Уватале мы должны быть не позднее, чем днём послезавтра. Должны. Посоветуйте, как нам это лучше сделать.
    Овечкин не стал объяснять, что вся работа его отряда идёт по строгому графику; что на последних перегонах они выиграли сутки и могут, в крайнем случае, потерять только эти сутки, не больше; что послезавтра днём в Уватале приземлится вызванный им вертолёт со специальными приборами, и к тому времени отряд обязан быть там. Профессор не стал всего этого объяснять. Он только сказал: «Должны».
    Старик долго хмыкал и всей пятернёй скрёб волосатую щёку.
    — Не знаю, что и присоветовать. Не проехать вам, вот и всё. Только машину загубите, а толку всё одно не будет. Разве что… Вот не знаю, решайте сами. Через гору двинуться, напрямик. Будет, конечно, посуше. Но дороги через гору нет, так, тропинки в лесу. Продерётесь со своей машиной через лес — продирайтесь. Только уж сами решайте. — И старик, растопырив пальцы, выдвинул перед собой обе руки, как бы отгораживаясь от геологов.
    Овечкин и Суров долго рассматривали карту.
    — Попробуем? — сказал Ефрем Иванович.
    Овечкин сосредоточенно молчал, поджав губы.
    — А что, попробуем! — не утерпел Ванчик.
    Профессор с улыбкой обернулся к нему:
    — Ты так думаешь?
    Ванчик смутился, но ответил как можно солиднее:
    — Вытянем, Пётр Николаевич.
    Овечкин хохотнул и повернулся к леснику:
    — Ясно, старик? Вот какие у нас орлы!.. Ну, всё. Раз Ванчик сказал — так и будет. Двинулись!
    …Сначала, как обычно, ехали в кузове. Но всё чаще и чаще Ванчик запевал свое «Вы-ылезай!»: нужно было то подкладывать жерди под колеса, то забрасывать цепь за деревья, чтобы грузовик сам, своей силой, подтягивался вперед, то вырубать деревья, упрямо преграждавшие путь машине.
    Им не нравилось, этим старым, седым великанам, что какая-то урчащая козявка столь бесцеремонно нарушила их замшелый покой. Сначала они пытались останавливать ее своими лапами-ветвями. Но лапы гнулись, отступали или просто ломались и повисали беспомощные, бессильные, мёртвые. Затаив стон, раненые гиганты гневно перешептывались, сговариваясь о какой-то новой каверзе, которая наконец устрашит и остановит этих наглых людишек.
    Первым покинул машину Овечкин. Косолапя, чуть заваливая влево и вперёд, он скорой походкой человека, который больше половины из своих сорока лет провел в лесу, шагал впереди грузовика и высматривал, где бы половчее протиснуть машину меж деревьев. На еланях, где буйствовали дикие травы, Овечкина скрывало почти с головой, и над цветастым густотравьем мелькала лишь его заломленная на затылок кепка. За этой прыгающей точкой и полз неутомимый ГАЗ-63.
    Следом за профессором лесной тихоход покинули Ванчик, Слава и Суров. Неизвестно, сколько бы просидел в кузове Виталий, — его выбросил оттуда властный бас Овечкина:
    — Третий топор — сюда!
    Оно собралось с силами, несгибаемое племя таёжных жителей, одетых в вечнозеленые и вечнопрохладные шубы. Сгрудившись вокруг машины, молодёжь и старики стали насмерть и, видимо, были уверены в своей победе: больно уж хвастливо и насмешливо, хотя и обеспокоенно, размахивали они своими лапами над головами людей. Поднимался ветер.
    Ванчик орудовал топором рьяно, размашисто, весело, и трудно было сразу определить, от чего одежда па нём мокрая — от дождя или от пота. Слава рубил резкими, короткими, математически точными ударами. Виталий тюкал неторопливо и вяло. Ефрем Иванович подошёл к нему, молча забрал топор, также молча отстранил коллектора — и лесной великан вздрогнул под могучими ударами. Вот он качнулся, затрещал, помедлил немного, словно прощаясь с братьями, и, ломая свои и чужие ветви, тяжко рухнул на землю. Рядом уже падал второй…
    Снова ползли, продираясь вперёд.
    — От люблю, когда дождь! — пытался сострить Слава, отжимая воду из рукавов куртки.
    — Да уж, есть что любить! — мрачно отозвался Трубкин.
    — А что! — влез в разговор Ванчик. — Хоть мокро, зато мрази поменьше. Красота! — Мразью они именовали комаров, мошкару и патов — всех, кто не давал им житья.
    — Сразу видно: разбираются люди, в лесной жизни, — не то одобрительно, не то с издёвкой откликнулся Овечкин. Эта неопределенная ироническая интонация всегда звучала в репликах профессора, особенно, если был он в добром настроении.
    Суров снисходительно молчал: что ж, пусть поболтают, человек существо слабое, ему без разговоров никак нельзя.
    Через четыре часа были преодолены первые три километра.
    Ваня-большой — высокий жилистый человек, чёрный, лобастый, с крупным ртом — объявил:
    — Устал мой человек, запарился, — И, загремев капотом, полез в мотор. — Водицы бы человеку испить.
    Овечкин развернул карту.
    — Тут, в полкилометра, ручей. — Он махнул в сторону круто сползающего вниз склона.
    — Пётр Николаевич, я сбегаю? — И глаза, и веснушки на лице Ванчика сияли так откровенно, что было ясно: с той же готовностью он побежит и не за полкилометра, а за все пять.
    Профессор хмуро покосился на Виталия и пожал плечами, словно хотел сказать: «Дело твоё. Как хочешь».
    Ванчик схватил два ведра, но уже на ходу второе у него отобрал Слава, и, скользя по склону, слёту обнимая стволы деревьев, они устремились вниз.
    Иван-большой возился с мотором своего «человека». Остальные забрались в кузов покурить. Молчали. Сопя непрочищенной трубкой, профессор мыкал какой-то несложный мотив. Неожиданно он сказал:
    — Что, господин хороший, не любишь за водой-то под горку ходить? — И, как бы читая мысленное возражение Виталия, пробурчал: — Мы, брат, в своё время бегали. Так же бегали. Н-да-с.
    И снова сердито засопел.
    Принесённая вода оказалась чудесной. Её с удовольствием пили не только Ванин «человек», но и люди. Виталий тоже пил.
    Дождь почти перестал. Над головой, чуть не задевая верхушки сосен, торопливо бежали посветлевшие рваные облака. Впереди было редколесье, но предстоял тяжёлый подъём.
    Надрывно и нудно ревел мотор. Метр за метром. Иногда — рывок: сзади сразу десятки метров. Хорошо, что у ГАЗ-63 обе оси ведущие.
    — Не лезь по гребню, — сказал Овечкин шоферу. — Давай по склону.
    Ваня-большой взял правее. Тут-то чуть и не полетел вверх тормашками отряд профессора Овечкина.
    Машина вдруг поползла вниз. Накренившись, она боком скользила к обрывистому обнажению гранита. Шофёр резко дал задний ход. Безрезультатно! Лишь летели из-под колёс тяжелые клочья мокрого мха.
    Суров бросается назад. Через минуту, с разбухшей от напряжения шеей, он тащит толстое полусгнившее бревно.
    — Мох! — гаркнул Овечкин. — Отдирать из-под машины мох!
    Он подскочил к Сурову, и вдвоём они вставили бревно как подпорку между судорожно бьющейся машиной и ближним деревом. Дерево было чахлое, оно гнулось.
    Ванчик и Слава распластались у передних колёс и срывали мох с гранитной плиты, что лежала под грузовиком. Видно, дождевой воды было так много, что она подмочила даже ризоиды-волосинки, которыми мох цепляется к камню. Моховой покров превратился в непрочно держащуюся на ослизлой поверхности массу. Колёса буксовали.
    Виталий вытащил из кузова лопату и принялся соскребать мох перед задними колёсами. Быстрее было бы руками, но он боялся: машина рванется — раздавит.
    Бревно-подпорка угрожающе затрещало.
    Овечкин подлетел к Виталию и, вырвав, отшвырнул лопату.
    — Руками! — заорал он, и сам, кинувшись на землю, начал отдирать и отбрасывать мох.
    Подпорка с треском рухнула.
    Но почти в тот же момент машина подалась назад. Медленно-медленно, с натугой, быстрее… пошла!..
    Когда от этого места отъехали с километр, Овечкин спросил у Виталия:
    — Лопату захватил?
    Виталий растерянно посмотрел на товарищей:
    — Никто не подбирал?
    Нет, никто не подбирал. Никто, кроме Овечкина, и не видел лопаты в руках коллектора.
    — Что же, я за тебя должен это сделать? — Громы были готовы вот-вот прорваться в голосе профессора.
    Виталий быстро и зло взглянул на него и уныло побрёл назад.
    — Бегом! — хлестнул его Овечкин, и Трубкин побежал.
    Он догнал отряд уже вечером, когда располагались на ночлег. Никто не сказал Виталию, что его специально ждали почти час. Все поняли, что он попросту дожидался привала, таясь где-то в хвосте.
    Каждый делал. своё дело. Ефрем Иванович поставил и окапывал палатки. Овечкин с Ваней-большим, разведя костёр, натаскивали хворост. Ванчик ушёл за водой. Слава возился с продуктами, орудуя одной рукой; вторую он поранил перед самым привалом.
    Обычно обязательно находилось какое-то дело и для Виталия, а тут он увидел, что делать ему нечего. Принялся было собирать топливо, но оказалось — напрасно: уже была заготовлена большая куча валежин и хвороста. Он сел на поваленную ель, закурил и начал бросать в костёр шишки, стараясь попадать в одну выбранную им головёшку.
    Рядом подсел Овечкин, стянул сапоги, блаженно пошевелил пальцами и крякнул. Не глядя на Виталия, сказал:
    — Покуриваем, молодой человек?
    Виталий огрызнулся:
    — А что же ещё, если всё уже сделано!
    — Оно, конечно, — почти смиренно согласился профессор, — лодырю всегда делать нечего.
    «Что он меня преследует? Что я ему плохого сделал? — мучительно, с гневным раздражением думал Виталий. — Не доволен, что я не такой, как Ванчик? Так я же не мальчишка для побегушек! Пройдёт совсем немного — инженером стану, а там — и ученым, может, не хуже самого Овечкина…»
    Блики огня, то яркие, то слабые, прыгали по лицу Виталия, и от этого казалось, что лицо подёргивается. Оно и так было не очень правильным: тонкое и в то же время грубоватое, с плоскими гранями, словно вытесанное торопливым и не очень умелым скульптором; теперь же колеблющиеся тени ещё более подчёркивали ошибки ваятельницы-природы…
    Под утро в палатку — бог знает, в какие щёлочки! — набилось столько комаров, что Ванчик, как ни умаялся накануне, проснулся. Всё лицо горело. Ванчик решил сходить в машину за накомарником, но, выбравшись из спального мешка, а потом из палатки, окончательно стряхнул с себя сонную одурь.
    Ещё не совсем рассвело. Тяжёлый сырой туман затопил лес. Смутно темнели деревья. Костёр почти потух. Блёклое пламя лениво полизывало посеревшие от пепла головёшки. Нахально громко звенели комары.
    Раздув огонь и набросав на костёр мокрой травы, Ванчик, поёживаясь, устроился на дымке. Тонкие жёлто-белые нити пламени никли в дыму и пару, но вдруг, соединившись, выхлёстывали вверх, трава вспыхивала и, обугливаясь, чернела. Сразу дыма становилось мало, и тогда Ванчик подбрасывал травы снова.
    Думать ни о чём не хотелось. Очень хорошо было сидеть просто вот так, расслабив тело, не напрягая мысль, — и смотреть в огонь.
    Он задремал. Словно что-то толкнуло его. Ванчик раскрыл глаза и прямо перед собой, метрах в сорока, увидел лося.
    Подняв тяжёлую бородатую голову, лось повернул её в сторону ночного бивака, недоумевая, кто это, непрошенный, обосновался в его владениях. Ванчик замер. Замер и могучий таёжный красавец. Его широкие, лопатками, рога осветил первый солнечный луч, и от этого чёрная мохнатая грива стала ещё чернее. Лось раздул ноздри: ему хотелось понять непонятное по запаху. Но ветерок дул от него, и, видимо, лось ничего не понял. Он стоял всё так же, как увидел его Ванчик, проснувшись.
    — Свистать всех наверх! — раздался зычный голос из маленькой палатки профессора. Овечкин называл это: «Подъём с прочисткой горла».
    Ванчик даже вздрогнул. Лось тоже вздрогнул, вздёрнул голову ещё выше, метнулся в сторону и побежал, легко неся длинное горбатое бурое тело. Через две секунды он исчез в затуманенной чаще леса.
    Овечкин, выслушав Ванчика, хмыкнул.
    — Поди, приснилось, — небрежно сказал он. Потом посопел трубкой и, пробормотав: — Н-да-с. Жалко, — пошёл умываться.
    И Ванчик понял, что профессор только притворился, будто не поверил рассказу о лосе, а на самом деле жалеет, что спугнул его, а ещё больше — что не посмотрел сам…
    В первый день пробились на семь километров. Оставалось ещё десять.
    — Чепуха! — Слава лихо взмахнул перевязанной рукой и подмигнул Ванчику.
    Тот шутки не принял и, морща нос, отчего веснушки сбежались почти в одно рыжее пятно, очень серьёзно ответил:
    — Конечно, не чепуха. Но ничего, одолеем. Верно, Пётр Николаевич?
    Тот посмотрел на него насмешливо:
    — Ты думаешь?
    — А что! Факт.
    …Милая, тысячу раз воспетая поэтами, тайга! Провалилась бы ты в тартарары, что ли? Нельзя же так мешать людям делать нужное дело. Ну, хоть немного посторонись, чуточку…
    Нет, не хочет сторониться непоклонная, гордая властительница!
    Отгородившись кронами от солнца, в душной пряной полутьме вырастают, падают, гниют и вновь тянутся к солнцу — поколение за поколением — упрямые сыновья и дочери тайги. Чащоба… бурелом… Сосна, береза, ель, пихта, осина, липа — всё перемешалось, переплелось. Это — южно-уральская тайга. Она повеселее мрачного хвойного северного урмана. Но ведь машине не весёлость нужна. Ей нужна дорога.
    Дороги нет.
    — В топоры!..
    Падают деревья, летят сучья. Урчит, переваливается на колодинах, лезет, всё лезет, продирается вперёд ГАЗ-6З. Настырный!
    Ночью было холодно, теперь — пот литрами. На еланях воздух плавится от жары, дрожит и слоится.
    Но это бы всё ничего, вполне терпимо, если бы не лесная мразь.
    — Вот за всякие там открытия премии разные дают, — начинает рассуждать Ванчик. — Я бы все премии собрал и отдал тому, кто изведёт мошкару и комаров, — он нещадно бьёт себя по загривку: это оводы предупреждают, что нельзя забывать и о них.
    Накомарники давно сброшены: в них слишком жарко, и, кроме того, мошкара всё равно пробивает сетку, жжёт, липнет к потной, распаренной коже, лезет в уши, нос, рот.
    Слава запевает на мотив известной песенки о моряке:
По горам, по лесам,
Нынче здесь — завтра там…

    И Ванчик во всё горло подхватывает:
Эх, по-о-о лесам, лесам, лесам, лесам,
Да, ны-ынче здесь, а завтра там!..

    Остальные молчат, и песня быстро вянет: очень уж неестественна сейчас ее бодряческая интонация. И — на песню уходят силы…
    И всё же к вечеру ещё восемь километров остались позади.
    На ночлег остановились засветло. Профессор сочувственно оглядел свой отряд. На руках и лицах— ссадины и расчёсы. Одежда обтрепалась, поизорвалась.
    — Н-да-с. — Овечкин задумчиво помолчал. И неожиданно: — Виталий, за водой!
    — Почему это я?
    — А почему не ты?
    Коллектор сжал зубы: «Ладно, товарищ Овечкин, пользуйтесь своей властью!»
    — Ванчик, магнитометр!
    Ох, опять шагать по тайге… Ну, ничего, зато — с магнитометром. Это интересно, и есть чему поучиться. Недаром Ванчика, хотя ещё и не всерьёз, называют магнитометристом. Штука, может быть, и не очень хитрая, а важная, — по колебаниям магнитных напряжений узнавать, какие породы и как глубоко залегают под землёй. Ну, узнаёт-то, конечно, не Ванчик, а сам профессор. Ванчик только таскает магнитометр по лесу, смотрит на прыгающую по циферблату стрелку и сообщает профессору отсчёты прибора…
    Зыбкие сумерки начали кутать лес. Овечкин, склонившись над каким-то камнем, отбил молотком образец протянул Ванчику:
    — Держи-ка. У меня всё полно. У костра запишем. — И двинулся к биваку.
    Ванчик повертел камень в руках, сунул в карман и догнал профессора.
    — Это порфир, да, Пётр Николаевич?
    — Ишь ты, разбирается!
    Лица Овечкина Ванчик не видел, но в коротком хмыканье услышал одобряющую теплоту. Ванчику сделалось приятно, и он решился спросить:
    — Пётр Николаевич, а как вы думаете, выйдет из меня геолог? Когда-нибудь, конечно, не сейчас.
    — Геолог? А вот посмотрим, когда это «когда-нибудь» придёт. Тогда и посмотрим.
    — А я институт думаю кончать, Пётр Николаевич.
    — Институт — институтом. Во всякой профессии, кроме знаний, ещё кое-что требуется… — И, не досказав, что ещё требуется во всякой профессии, умолк…
    К биваку они подошли уже в темноте.
    — Ага, учуяли, Пётр Николаевич, как вкусно пахнет? — приплясывая около костра с поварёшкой в руке, закричал Слава.
    — Учуяли, что варево у тебя подгорает, только и всего, — буркнул Овечкин, — Виталий, мешочки для образцов!..
    Есть не давала всё та же лесная «мразь». Миску можно поставить на землю, но ведь надо ещё держать ложку и хлеб, а отбиваться от мошкары и комаров одной рукой просто невозможно. Виталий, кроме того, не признавал варёной «мрази», и ему приходилось то и дело вытаскивать из миски упавших туда комаров.
    — Желающие могут последовать доброму примеру, — возвестил Ефрем Иванович и, держа миску в руке, стал прохаживаться около костра, одновременно работая ложкой.
    «Последовать доброму примеру» пожелали Ванчик и Слава. Оказалось, получается почти превосходно. На ходу летучие кровопийцы беспокоили куда меньше.
    — Эге, даже к комарам можно приноровиться,— не без удивления констатировал Слава. — Ефрем Иванович, может, вы нас и спать на ходу научите?
    — Ещё сам не научился, — добродушно признался Суров.
    После ужина полагалось всем посидеть у костра. Такой уж завёлся обычай.
    Сидели, курили. Овечкин, Суров и Слава скупо поговорили об особенностях горного массива, в пределы которого вступил отряд. Остальные, не очень-то разбираясь в геологических терминах, молчали. Потом замолчало и начальство. Ванчик начал дремать, но пойти в палатку не хотелось: что он, хуже других?
    Ваня-большой счёл своим долгом развеселить компанию. Веселил он всегда одинаково. Изобразил из куска брезента не то юбку, не то фартук, повязал сетку накомарника, как платочек, подпёр пальцем щеку и залихватски запел нарочито тонким, визгливым голосом:
Ой, девочки-милашечки,
Ну, разве я не пташечка?
Я геолога люблю,
Ему песенки пою.

    У костра зашевелились.
    — Полюбишь тебя, дубину такую! — весело усмехнулся профессор, — Помните, — повернулся он к Сурову, — на Вишере в тридцатом у нас дивчина — коллектор была. Такая же вот дубина. Работник — золото! И тоже всё с частушками…
    — Как не помнить, — улыбнулся и Суров. — Она ещё нас мясом с жареными тараканами однажды накормила. Ох, и до чего же противно воняют! Молодежь-то, — он кивнул на молодых членов отряда, — поди, не пробовала жареных тараканов. — И рассмеялся.
    Виталий, сидевший в сторонке, резким движением откинул накомарник:
    — Знаете, товарищи, мне это надоело! Пётр Николаевич всё время тычет нам в нос тем, что он когда-то сам землю рыл, воду таскал или там… помои. Теперь Ефрем Иванович решил жареными тараканами похвалиться. К чему это? Если наши старшие товарищи в своё время пережили что-то трудное, тяжёлое, так зачем, спрашивается, обязательно требовать этого и от нас? Тогда время было другое. Вот вы, Пётр Николаевич, я знаю, начинали жизнь простым, не очень-то грамотным рабочим и думаете, что точно такие же сейчас у вас в подчинении. А времена изменились — изменились и люди. И вовсе не нужно навязывать им этих… жареных тараканов!
    Виталий встал, губы его дрожали.
    Ему долго никто не отвечал. Ванчик смотрел на коллектора, приоткрыв рот: что он, рехнулся, что ли, такое говорить? Ефрем Иванович, опустив голову, ворошил в костре угли. Овечкин, не докурив трубку, начал набивать её заново.
    — Ну, знаешь… не ожидал, — первым заговорил Слава. — Не знаю, как мы теперь будем спать в одной палатке. — Он тоже встал и принялся подбрасывать в костёр хворост, хотя и без того огонь был жаркий.
    — Курёнок, — пренебрежительно сказал Ваня-большой и сплюнул.
    Овечкин раскурил трубку, попыхивая дымом.
    — Н-да-с… Ожидать-то этого было можно. Но не думал я, что это так остро и глубоко. Запущенная болезнь, господин хороший. Трудно лечить. Но мы будем лечить. Удвоенной и утроенной нагрузкой. Почему лечить так — можно было бы и не объяснять, но я объясню. Специально для Виталия. Популярно объясню, хотя он и считает себя очень грамотным человеком. Трудностей, связанных с прошлым, вы, молодой человек, не видели и, слава богу, никогда не увидите. Они ушли вместе с ушедшим социальным строем. А возмущаетесь вы трудностями профессиональными. Они остались. На преодолении этих трудностей человек закаляется и проверяет свою любовь к профессии, свою пригодность к делу…
    — На подноске воды, — перебил Трубкин, — на мытье посуды я проверяю свою пригодность к занятиям геологией?
    — Да, в частности и на этом. И пока что для вас — в первую очередь на этом.
    — Ну, знаете, профессор… Отошло время, когда мастер гонял ученика за табаком да водкой. Мастер теперь обучает ученика приёмам мастерства.
    — Чтобы обучить вас брать руду, я должен сначала научить подходить к руде. Я должен научить вас быть хорошим работником. Я должен научить вас относиться…
    — Так или иначе, — снова перебил Виталий, — мыть посуду я больше не собираюсь.
    — Помолчите! — крикнул Овечкин.
    — И молчать не собираюсь. Наплевать мне…
    — Хватит, — тихо сказал профессор и встал.
    Таким его ещё не видели. Его видели злым, и насмешливым, и ядовитым, и просто суровым. Теперь Овечкин был яростно спокоен.
    — Хватит, — повторил он и переспросил: — Наплевать? — Левая бровь его начала вдруг страшно подёргиваться. — На что наплевать? На товарищей? На отряд? На геологию? — И неожиданно закричал: — Тогда геологии наплевать на вас! Такие ей не нужны. И можете убираться! Немедленно! Слышите? Сейчас же!
    Никто не остановил Трубкина. Бледный, с закушенной губой, он подошёл к машине, забрался в кузов и собрал свои вещи. Не сказав никому ни слова, он, сутулясь под тяжестью заплечного мешка, пошёл от костра по примятой машиной траве обратно, к тракту. Ему не смотрели вслед.
    Прошло несколько минут. Овечкин спросил:
    — Деньги у него с собой есть?
    — Есть, — ответил Слава.
    — Ванчик, догони, — глухо сказал Ефрем Иванович, — дай хлеба и консервов.
    Ванчику очень не хотелось делать это. Но он побежал и догнал. Услышав сзади торопливые шаги, Виталий остановился.
    — На, возьми. — Ванчик протянул продукты.
    — Подите вы все… к чёрту. — Круто повернувшись, Виталий зашагал вновь.
    Когда Ванчик вернулся, у костра сидел один Овечкин. Вымытые миски, сложенные стопкой, лежали в ведре.
    Ванчик пошёл в палатку. Не спалось. Какое-то нехорошее, стыдное чувство топорщилось в душе. Рядом ворочались Ваня-большой и Слава.
    Ванчик не очень-то привык разбираться в своих переживаниях, но это нехорошее чувство не давало ему покоя. Откуда оно? Может, от грубости профессора? Нет. Даже в обычной мальчишеской игре поступили бы так же. А тут разве игра? И Виталий — не мальчишка. Как же это он? Выбрал себе занятие, и какое хорошее занятие, а оказывается, вовсе и не любит его. Или любит да ленится? Как это так — и любит, и ленится? Нет, видно, что-то тут другое. Вот Пётр Николаевич о трудностях говорил… Но ведь трудности в каждом деле. И у токаря трудности, и у лётчика, у кого угодно. Кем же теперь станет Виталий? Пойдёт искать, где нет трудностей?.. Где он сейчас шагает? Выйдет на тракт, попросится на какую-нибудь машину — и в город. Хорошо ехать по тракту, не болтает, не трясёт… Только покачивает. Как во сне…
    Он и впрямь уснул.
    Его разбудил раздавшийся около самой палатки знакомый голос:
    — Ванчик, за водой!
    Ванчик поспешно выбрался из спального мешка и выскочил из палатки. Солнце уже карабкалось по ветвям деревьев. На поляне, освещённой его косыми, ещё не жаркими лучами, сопели и кряхтели Суров и Ваня-большой — боролись. Над костром, у закипающей в ведре каши, хлопотал Слава. Значит, воду-то уже принесли? Ванчик вопросительно посмотрел на Овечкина. Тот отвёл улыбающиеся глаза в сторону:
    — Долго спишь, брат. Видишь, люди давно делом занимаются. — Он кивнул в сторону барахтавшихся на траве шофера и заместителя начальника отряда. — Уработались люди. Миски, ложки готовь!..
    В Уватал они приехали часов в одиннадцать утра. Остановились у края небольшой и, как стол, ровной поляны: хорошее место для посадки вертолёта.
    Вскоре следом за ними из леса выехал какой-то грузовик. Водитель его, бойкий чернявенький малый, подошёл к Ване-большому.
    — Вы и есть те самые героические геологи или как вас там?
    — Это в каком смысле? — скосил на него глаза с высоты своих почти двух метров Ваня-большой.
    — Ну, через лес дорогу пробивали.
    — А ты откуда знаешь?
    — Я вообще всё знаю. А в частности — Ипатьич, лесник, сказал. И кроме всего прочего, ехал я по вашему следу. Груз везу срочный уватальцам. И сам я вообще человек срочный, не люблю задержек. Вот Ипатьич мне и сказал. Взялись, говорит, некоторые отчаянные в Уватал через горку махнуть. Может, говорит, махнули, так за их спиной и ты проскочишь. Ну, а я что? Я проскочил. Так что могу сказать: спасибо… У Ипатьича одного вашего встретил. Молодой такой, а сердитый. Говорит…
    — То не наш, — прервал Ваня-большой. — Наших я тебе могу продемонстрировать. Видишь, во-он стоят. То наши. И среди них — главный прокладыватель дороги. Показать? Сейчас представлю… Ванчик, сюда!
    Ванчик было повернулся к нему, но Овечкин что-то сказал ему, а потом крикнул шофёру:
    — Некогда Ванчику пустяками заниматься. Дело есть. — И ткнул рукой в небо.
    Там, в сверкающем голубизной просторе, показалась тёмная точка. Это к геологам шёл вертолёт.
    А из леса, по нежданно для шофёров появившейся дороге, выезжали ещё два грузовика…
Top.Mail.Ru