Скачать fb2
Техника и вооружение 2004 11

Техника и вооружение 2004 11

Аннотация

    Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.


Техника и вооружение 2004 11

    ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра
    Научно-популярный журнал
    Ноябрь 2004 г.

85 лет Михаилу Тимофеевичу Калашникову


    В ноябре 2004 г. исполняется 85 лет выдающемуся русскому конструктору- оружейнику гене рал-лейтенанту Михаилу Тимофеевичу Калашникову.
    Михаил Тимофеевич родился 10 ноября 1919 г. в алтайском селе Курья в многодетной крестьянской семье. После 9-го класса средней школы поступил на работу в железнодорожное депо станции Матай, затем работал техническим секретарем политотдела Туркестано-Сибирской железной дороги. В 1938 г. был призван в РККА, окончил школу механиков-водителей танка, служил в Киевском особом военном округе.
    В армии впервые проявились его способности изобретателя и будущего конструктора. В 1940 г. он предложил приспособление для стрельбы из пистолета ТТ через лючок башни, инерционный счетчик выстрелов из танковой пушки, прибор учета моторесурсов танка (последний даже готовился к серийному производству).
    С началом войны командир танка старший сержант Калашников участвует в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В октябре 1941 г. под Брянском он был тяжело ранен, после госпиталя направлен на лечение в глубокий тыл. В это время он берется за разработку оружия. Как и многие войсковые изобретатели, он взялся за создание пистолета-пулемета, оказавшегося в тот момент важным элементом системы вооружения. Опытный образец, изготовленный в Алма-Ате в мастерских эвакуированного туда Московского авиационного института, в июне 1942 г. отправили в г. Самарканд, где тогда находилась Артиллерийская академия им. Ф.Э. Дзержинского. И хотя пистолет-пулемет не рекомендовали для принятия на вооружение, отзывы специалистов, прежде всего известного советского ученого А.А. Благонравова, о способностях начинающего конструктора позволили откомандировать его в 1942 г. на Научно-испытательный полигон стрелкового и минометного вооружения ГАУ близ подмосковного поселка Щурово. Здесь Калашников начинает работу над ручным пулеметом, а вскоре оказывается в гуще работ над новым поколением стрелкового оружия и пробует свои силы уже на новом поприще.
    В 1944 г. он предлагает свой вариант самозарядного карабина, а в 1946 г. представляет на конкурс проект автомата. Автомат обратил на себя внимание специалистов, однако нуждался в дальнейшей доработке и ряде изменений, и в 1947 г. появились новые опытные образцы. После доработок автомат Калашникова был принят на вооружение Постановлением Совета Министров СССР от 18 июня 1949 г. под обозначением АК («автомат Калашникова обр. 1947 г.»), так что 2004 г. стал еще и годом 55-летия главного детища М.Т. Калашникова. Для ВДВ был принят автомат АКС со складывающимся металлическим прикладом.
    Главным производителем автоматов Калашникова стал Ижевский машиностроительный завод. С 1949 г. М.Т. Калашников живет и работает в Ижевске, становится ведущим конструктором «Ижмаша», формируется конструкторский коллектив под его руководством.


    Десантник с автоматом АКМС.

    Пулемет ПКМС на станке Степанова в положении для зенитной стрельбы.

    К числу заслуг М.Т. Калашникова относится создание и внедрение в войска унифицированной системы стрелкового вооружения. «Система Калашникова» стала основой для нескольких семейств отечественного стрелкового оружия. Вспомним некоторые даты принятия на вооружение различных образцов:
    — 1959 г. — 7,62-мм модернизированные автоматы АКМ и АКМС;
    — 1961 г. — 7,62-мм ручные пулеметы РПК и РПК. Сформировалось семейство под патрон обр. 1943 г. (7,62x39) с широкой взаимозаменяемостью деталей и узлов — автоматы АКМ, АКМС, АКМН и АКМСН, ручные пулеметы РПК, РПКС, РПКН и РПКСН;
    — 1961 г. — 7,62-мм единый пулемет ПК/ПКС системы Калашникова;
    — 1962 г. — 7,62-мм пулеметы — танковый ПКТ и бронетранспортерный ПКБ;
    — 1969 г. — 7,62-мм модернизированные пулеметы ПКМ/ПКМС (имеющие также «ночные» модификации), ПКТМ и ПКМБ. Так сформировалось еще одно семейство оружия Калашникова под патрон обр.1908 г. (7,62x54R). Пулеметы Калашникова заслужили не меньшую популярность у нас и за рубежом, чем автоматы;
    — 1974 г. — унифицированный 5.45-мм комплекс под патрон обр. 1974 г. (5,45x39), включавший четыре модели автоматов (АК-74, АКС-74, АК-74Н, АКС-74Н) и столько же ручных пулеметов (РПК-74, РПКС-74, РПК-74Н, РПКС-74Н);
    — 1979 г. — укороченные автоматы АКС-74У и АКС-74УН, дополнившие 5.45-мм семейство оружия «системы Калашникова».
    В начале 1990-х гг. появился 5,45-мм автомат АК-74М со складывающимся пластмассовым прикладом и планкой для крепления ночных или коллиматорных прицелов, заменяющий собой сразу четыре модификации 5,45-мм автоматов. Создан также ручной пулемет РПК-74М.
    Автоматы АКМ, АК-74 и их модификации, а также АК-74М могут использоваться с подствольным гранатометом ГП 25 или ГП 30: автоматно-гранатометные комплексы считаются наиболее универсальным и перспективным типом индивидуального оружия. На основе автоматов «системы Калашникова» создан ряд образцов оружия специального назначения.
    В 1990-е гг. на «Ижмаше» на основе «системы Калашникова» создана «100-я серия», включающая длинноствольные и укороченные автоматы под патроны типа 5,56x45 (АК-101, АК-102), 7,62x39 (АК-103, АК-104) и 5,45x39 (АК-105). На «Ижмаше» разработано также обширное семейство самозарядного нарезного и гладкоствольного охотничьего оружия «Сайга» различных калибров, а Вятско-полянский машиностроительный завод «Молот», выпускавший пулеметы РПК, создал на этой основе широкую гамму самозарядных охотничьих карабинов «Вепрь».

    Пулемет ПКМБ.

    Десантники с автоматами АКС-74 и ручным пулеметом РПКС-74.

    Автомат АК-74М со сложенным прикладом. Рядом — штык-нож, патроны в обоймах, магазин.

    Автомат АК-103 со сложенным прикладом

    Уже тот факт, что при переходе на другие калибры и создании различных типов оружия не пришлось существенно менять базовую систему, свидетельствует о ее техническом совершенстве. Оптимальное сочетание таких особенностей, как короткий узел запирания, вывешенное положение подвижных частей автоматики, предварительное страгивание гильзы при отпирании затвора, исключающее отказ при экстракции, малая чувствительность к загрязнению, широкое применение принципа многофункциональности деталей, обеспечило «системе Калашникова» уникальные свойства простоты, надежности и эффективности боевого применения. Общепризнанно, что по надежности в самых различных, часто экстремальных, условиях эксплуатации, живучести, простоте освоения оружия и ухода за ним оружие «системы Калашникова» не имеет равных. «Калашников» стал эталоном надежности.
    Это оружие буквально покорило мир. Количество стран, где оно официально или неофициально состоит на вооружении армий и специальных подразделений, превышает 100. Таких «тиражей», такой исключительной популярности и уникального по своему богатству боевого опыта не имела ни одна система стрелкового вооружения. Кроме СССР и России образцы оружия «системы Калашникова» и их собственные модификации выпускали и выпускают Болгария, Венгрия, Вьетнам, ГДР, Египет, Израиль, Индия, Ирак, Китай, КНДР, Куба, Ливия, Польша, Румыния, Финляндия, Югославия и другие страны.
    «Система Калашникова», созданная в середине XX столетия и прошедшая большой путь развития, продолжает свою славную службу в XXI веке.
    Вклад М.Т. Калашникова в развитие оружия и укрепление оборонного могущества страны неоднократно отмечался государственным руководством. Дважды ему присвоено звание Героя Социалистического Труда, ему присуждены Сталинская и Ленинская премии, ученая степень доктора технических наук. Михаил Тимофеевич награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Великой Отечественной войны первой степени, Красной Звезды, Андрея Первозванного, «За заслуги перед Отечеством» второй степени, другими орденами и медалями.
    Редакция журнала «Техника и вооружение» присоединяется к поздравлениям Михаилу Тимофеевичу, желает ему здоровья, душевной бодрости и больших успехов.

Воздушная оборона столицы Польского княжества 1914–1915 гг. (часть I)

    Полковника. Дашков
    Научный сотрудник Военного университета ПВО полковник в отставке В. Голотюк

    В годы Первой мировой войны Варшава (столица Польши, в то время составной части Российской империи) в числе первых крупных городов России подверглась воздушным ударам со стороны Германии. Ранее, в довоенных взглядах русского военного ведомства, Польше отводилась особая роль в случае начала военных действий в Восточной Европе.

    Городская ратуша в Варшаве. 1914 г.

    Для прикрытия значительной части западной границы России рассматривалось создание огромной крепости-лагеря в качестве центрального плацдарма для обороны всей территории Польши. В ее состав предполагалось включить крепости: Варшава, Новогеоргиевск; укрепления: Дембе, Зегрж и форт-заставу Веньяминов. Однако в 1910 г. после тщательного изучения этого проекта выяснилось, что для такой обширной группы укреплений потребуется гарнизон, по меньшей мере, в 200 тысяч человек и что снабжение такого большого города, как Варшава, потребует огромных запасов продовольствия и топлива. Было принято решение сохранить в качестве крепости только укрепления Новогеоргиевска, в Варшаве же многие укрепления сравнительно недавней постройки снесли. Что касается укреплений Дембе и Зегрж, то их просто оставили в устаревшем состоянии 1*. Руководствуясь этими соображениями, военное ведомство приняло решение упразднить крепости (в т. ч. Ивангород (Демблин)) по течению Вислы и срыть их укрепления.
    Но с первых дней войны вновь вернулись к вопросу обороны военных крепостей, являющихся, к тому же, крупными административными центрами и железнодорожными узлами. По оценке российских и зарубежных историков, маневренный период войны (до августа 1915 г.) стал по сути, «войной крепостей и укрепленных районов». Для борьбы с ними с началом военных действий были широко привлечены летательные аппараты. Помимо ведения воздушной разведки, организации связи и корректировки артиллерийского огня в их задачи стала входить бомбардировка объектов и живой силы противника. Среди первых к этому приступила Германия, которая еще в 1907 г. наряду с Италией, Австро-Венгрией и Россией отказалась подписать решение Гаагской международной мирной конференции о запрещении использования воздушных средств для бомбардировок незащищенной местности.
    Уже 23 июля 1914 г. немецкие дирижабли нанесли воздушный удар по бельгийской крепости Льеж, открыв тем самым первую страницу боевого применения «цеппелинов» (военные дирижабли конструкции графа Ф. фон Цеппелина) в войне. Вскоре воздушные суда Германии появились в небе России. В те дни многие российские газеты писали о действиях воздушного флота противника на Восточном фронте. Так, газета «Речь» от 28 июля сообщала, что неприятельских разведчиков ежедневно можно было видеть по направлению на Ковно (Каунас, Литва). Но пока это были лишь разведывательные полеты. Не ожидая более жестких действий со стороны Германии, Россия первой дала старт бомбардировке наземных объектов. В официальных сводках от 7 августа 1914 г. уже отмечалось: «Русские летчики в Восточной Пруссии метали бомбы в сооружения военного значения» 2*.
    В конце того же месяца на Юго-Западном фронте в период борьбы за крепость Перемышль (Галиция), занятую австрийскими войсками, русская авиация развернула широкие бомбардировочные действия по основным объектам противника. Они были соизмеримы с мощностью артиллерийского огня, а результативность их превосходила его. Бомбардировка с воздуха вражеской крепости производилась по особому плану, который предполагал сочетание эшелонированных действий одиночными аэропланами и сосредоточенных ударов, наносимых группами в составе авиационных отрядов. В обоснование этих способов воздействия по врагу указывалось: «Первое имеет больше морального значения, так как обстреливание всего района крепости будет удручающе действовать на гарнизон; второе — массирование огня всей воздушно-артиллерийской батареи по такой важной цели, как например, центральная электрическая станция, должно дать хорошие результаты» 3*.
    В конечном счете своими бомбардировочными действиями, а также точными разведывательными д анными, обеспечивающими высокую эффективность артиллерийского огня, авиация способствовала скорейшей капитуляции австрийского гарнизона. Так, только за десять дней, с 18 по 28 ноября 1914 г., летчики Брест-Литовского крепостного и 24-го корпусного авиационных отрядов сбросили на военные объекты Перемышля 23 авиационные бомбы общим весом 29 пудов (464 кг) 4*.

    Варшава. Церковь Святой Троицы. 1914 г.

    Германия и Австро-Венгрия также перешли на Восточном фронте к активным действиям в воздухе. С этой целью с помощью германских специалистов в австрийской армии был введен в строй военный дирижабль SL-2, проводивший воздушную разведку в районе городов Холм, Красника и Люблина. 1 сентября им был выполнен успешный разведывательный полет по маршруту Лодзь — Петраков. Помимо разведывательных действий военные дирижабли активно воздействовали на наземные войска противника бомбометанием и пулеметным огнем. В течение августа-октября 1914 г. бомбовым ударам подверглись русские крепости и крупные железнодорожные станции Белостока, Лыка, Мульдзена, Млавы и др. В интересах воздушного флота Германии на Востоке был задействован гражданский дирижабль «Саксония» и несколько военных «цеппелинов» (морского и сухопутного базирования) 5*.
    В качестве основных целей были выбраны крупные города Польши, включая Варшаву.

    Экипаж германского аэроплана перед вылетом на боевое задание.

    Результаты воздушных ударов противника.

    Воздушная оборона Варшавы (август-декабрь 1914 г.) Краткая справка по Варшавской крепости Основу сухопутной обороны Варшавы составляла Варшавская крепость (Александровская цитадель), основанная по плану, утвержденному императором Николаем I. Закладка цитадели состоялась 19 мая 1832 г. Для строительства был выбран участок на северной окраине города, носивший название Фаворы. В 1835 г. строительство крепости завершилось и началось возведение ее выносных укреплений. К 1840 г цитадель имела вид четырехугольника из трех бастионов и двух полубастионов, соединенных каменными стенами-куртинами. На ее территории размещался гарнизонный артиллерийский батальон, а в 1859 г сформирована Варшавская крепостная артиллерия. Цитадель получила наименование Александровской.
    Высочайшим повелением от 18 января 1909 г по предложению военного министра В.А. Сухомлинова 6* Варшавская крепость подлежала расформированию. Были упразднены многие ее части и учреждения, взорваны бетонные укрепления на левом (западном) берегу Вислы.
    С началом мобилизации в России (31 июля 1914 г) сохранившаяся Варшавская крепостная артиллерия была включена в состав 2-й действующей армии, и уже в первые дни объявленной мировой войны крепость (Александровская цитадель) восстановлена организационно. Взорванные ранее укрепления также восстанавливались. Варшавскую крепостную артиллерию возглавлял полковник Б.Р Тризна 7*, а с сентября 1914 г — опытный артиллерист полковник П.А. Глазков 8*.
    Складывающаяся обстановка на фронте и постепенное втягивание Варшавы в эпицентр военных действий потребовали от руководства города принятия неотлагательных мер по защите польской столицы, включая и создание зенитно-артиллерийской обороны.
    Тем временем германская сторона приступила к ведению воздушной разведки в районе Варшавы. Среди первых официально зафиксированных фактов такой деятельности стало появление в конце июля в небе города немецкого аэроплана, сбросившего прокламации с явно пораженческими требованиями 9*. Учитывая возможность скорых воздушных ударов, военное руководство польской столицы приняло решение об использовании части артиллерии Варшавской крепости для ведения борьбы с летательными аппаратами противника. С этой целью на правом берегу р. Висла на заранее выбранных позициях были размещены три артиллерийские батареи (две полевые с 3-дм пушками (по четыре орудия в каждой) и одна 42-линейная). Для увеличения угла возвышения стволов орудий под хоботами лафетов были выкопаны ровики, а колеса пушек поставлены на бруствер. Своевременное оповещение о появлении воздушного противника обеспечивал специально установленный наблюдательный пункт батарей с телефонной связью. К середине августа 1914 г. вышеуказанные подразделения были полностью укомплектованы личным составом, во главе их стояли хорошо подготовленные офицеры: штабс-капитан Д.Ф. Мертенгрен 10*, подпоручики М А Буковский 11* и П. А Школьников 12*.
    С целью срыва планов германского командования по стремительному захвату Варшавы Ставка Верховного Главнокомандующего (Ставка В ГК) срочно перебросила в ее район дополнительные войска. Немецкая сторона в этой связи активизировала воздушную разведку с привлечением небольшого «цеппелина» типа Z-IV (база г. Кенигсберга, Восточная Пруссия). Ранее он уже использовался в боевых рейдах на города Инстербург, Гумбинен и Тильзит 13*.
    Получив первые сообщения о возможности появления в ближайшее время «цеппелина» в районе Варшавы (предположительно со стороны Калиша, Восточная Пруссия), комендант цитадели 14* 25 сентября 1914 г. потребовал от начальника артиллерии Варшавской крепости принятия срочных мер для отражения воздушного налета.
    Из телефонных указаний генерал-лейтенанта А.Ф. Турбина 15* от 25 сентября 1914 г. 16*
    1) поставить 4-орудийную батарею 3-дм скорострельных пушек на позицию уступом спереди и справа от форта № 6;
    2) сделать усиленный наряд прислуги при орудиях по два номера при каждом;
    3) под хоботами сделать ровики;
    4) поставить в колонии Опач наблюдательный пункт, связанный телефоном с батареей.
    В связи с этими указаниями на следующий день батареи были развернуты в боевом порядке. При этом оборона Варшавы разделялась на два участка: Юго- Западный и Пражский (в донесениях эти участки называли фронтами). Такие приготовления были проведены своевременно. Утром 26 сентября зенитно-артиллерийская оборона Варшавы впервые применила свои средства против появившегося над городом дирижабля. Журнал военных действий Варшавской крепостной артиллерии привел подробное изложение этого боя.
    Из журнала военных действий Варшавской крепостной артиллерии от 26 сентября 1914 г. 17*
    Около 5 час. утра со стороны Радомского шоссе показался на высоте Рашина «цеппелин», замеченный полевым караулом и дежурной прислугой 3-дм скорострельной батареи. Дежурный на батарее младший фейерверкер Конвисар при установке 70 дал два выстрела из орудий 2-го взвода, после чего «цеппелин», резко изменив направление и поднявшись выше, быстро зигзагами пошел на батарею. В это время на батарею прибыл ее командир подпоручик Буковский. Дирижабль находился над самой батареей, которая за невозможностью стрелять из орудий вертикально замолкла. Артиллеристы схватили винтовки и открыли ружейный огонь. «Цеппелин» замедлил ход и сбросил четыре бомбы… Разорвавшейся второй и третьей бомбой убит канонир 6-й роты срока службы 1914 г. Петр Осташко, тяжело ранены 3 н.ч. (нижних чина — от авт.), контужены подпоручик Буковский и один нижний чин. Повреждения материальной части незначительны.
    Бросив бомбы, дирижабль быстро пошел на город по направлению Иерусалимской заставы. Подпоручик Буковский успел с пятью оставшимися №№ повернуть второй взвод, поставив колесо на бруствер, а хобот в ровик, и при установках 70 и 80… дать три взводные очереди. Первая очередь была оченьхороша. «Цеппелин» сильно увеличил ходи, накренившись, изменил направление на запад на Волю и вскоре вышел из сферы поражения батареи. Таким образом, 3-дм скорострельная батарея выпустила восемь шрапнелей.
    Командир 6-дм гаубичной батареи, стоящей у форта М, штабс-капитан Мертенгрен открыл огонь на дистанции 4 версты, а затем на предельную; после первых выстрелов из гаубиц «цеппелин» сделал поворот и стал быстро удаляться. Выпущено семь шрапнелей. Потерь на этой батарее не было. С форта Служевец подпоручик Школьников, командир 3-дм скорострельной батареи, выпустил одну шрапнель на предельную дистанцию, но, увидев, что получился недолет, прекратил огонь.
    Контуженые подпоручик Буковский отправлен в цитадель, а нижний чин в околоток на форту М. Три тяжело раненых нижних чина направлены в уездовский военный госпиталь. Один из них умер…
    Выказал в бою с дирижаблем особую расторопность и находчивость подпоручик Буковский, который, будучи контужен и оглушен взрывом, всего с пятью человеками оставшейся невредимой прислуги, выведя из окопа и поставив на бруствер два орудия, продолжал бой. Младший фейерверкер Конвисар и все н.ч. дежурной прислуги, как выведенные из строя, так и оставшиеся в этом деле, вели себя безупречно и отлично работали.
    В рапорте того же дня полковнику ПА Глазкову командир 6-й роты Варшавской крепостной артиллерии штабс-капитан П.Н. Чижов 18* (позднее — полковник, в октябре 1914 г. отвечал за техническое формирование тяжелых артиллерийских дивизионов из состава Варшавской, Новогеоргиевской и Выборгской крепостей) 19* приводит и другие подробности этого боя. В ходе бомбардировки была повреждена материальная часть противоаэропланных батарей, в том числе: пробита снизу левая станина орудия № 940; сбита рукоять подъемного механизма; побит и погнут полоз салазок орудия № 1100; повреждены передки орудий; у винтовки раненого канонира Ивана Сливко, стоявшего часовым, пробита осколком магазинная коробка 20*.

    Германский «цеппелин» на боевом задании.

    Противоаэропланнаяартиллерийская установка конструкции генерала Розенберга.

    Из рапорта штабс-капитана П.Н. Чижова по результатам действий батарей в сентябре 1914 г. и представления списка нижних чинов, отличившихся во время боя с «цеппелином» 21*.
    … Все представляемые… нижние чины… несмотря на потери и грозившую гибель от бомб, которые бросались с аппарата, отлично и честно исполнили свой долг… Ходатайствую о награждении Георгиевской медалью 4-й степени нижних чинов, поименованных в прилагаемом списке, из них канониры Петр Осташко и Иван Слывко от полученных ран скончались, Франц Ольчик тяжело ранен и… Демьян Румынский контужен…
    В списке указаны еще шесть нижних чинов.

    Действия противоаэропланных батарей по отражению воздушного налета были подробно изложены в рапортах их командиров. Всего по «цеппелину» было выпущено 16 снарядов 22*. В целом пресечение разведывательного полета немецкого дирижабля имело большое значение для русской армии, готовящейся к наступательной операции с целью разгрома противника на Средней Висле. Дальнейшая боевая деятельность «цеппелина» Z-IV оказалась недолгой. После очередного налета на железнодорожную станцию Лык он получил тяжелые повреждения и в феврале 1915 г. был окончательно снят с фронта 23*.
    Тем временем начавшаяся перегруппировка армий Северо-Западного и Юго- Западного фронтов привела к сосредоточению 2-й армии в районе Варшавы. В этой связи значительно усиливалась роль Варшавской крепостной артиллерии в общей структуре обороны города.
    Начало Варшавско-Ивангородской наступательной операции русских войск (28 сентября-8 ноября 1914 г.) оказалось трудным. По количеству задействованных в ней сил (до 50 % всей русской армии на Восточном фронте) и по своему стратегическому замыслу она являлась одной из крупнейших операций Первой мировой войны. Чтобы предотвратить вторжение русских войск в Германию, немецкое верховное командование нанесло упреждающий удар на Ивангород и Варшаву, а с 9 октября попыталось ударной группой генерала А Макензена 24* сходу овладеть Варшавой. В этот период для ведения воздушной разведки противник использовал аэропланы из состава немногочисленных крепостных авиационных отрядов 8-й немецкой армии.
    Так, первое их появление в небе Варшавы было отмечено в служебной записке начальника Мотовского отдела Варшавской крепостной артиллерии капитана В.В. Конокотина коменданту крепости. В ней, в частности, указывалось, что днем 9 ноября над восьмым фортом по направлению к Варшаве пролетел биплан. По опознавательным знакам (большие черные кресты на крыльях) наблюдатели установили национальную принадлежность летательного аппарата. Из-за большой высоты его полета стрельба из орудий не проводилась 25*. На следующий день (примернов 10 ч 20 мин) над городом вновь появился немецкий аэроплан, осуществлявший воздушную разведку и сбросивший бомбу на форт Алексей. По аэроплану был открыт артиллерийский и ружейный огонь. При этом противоаэропланная батарея подпоручика Буковского сумела произвести лишь четыре выстрела, а 6-дм гаубичная батарея штабс-капитана Мертенгрена — только один выстрел 26*.
    Противнику удалось выйти из зоны обстрела и повернуть назад.
    Тем временем в структуре зенитноартиллерийской обороны города происходят существенные изменения. 11 октября Варшавская крепостная артиллерия полностью переходит в подчинение командованию вновь формируемого 27-го армейского корпуса 2-й армии (командующий — генерал Д.В. Баланин 27*). Между тем над городом нависла смертельная угроза. 13 октября германские войска подошли к предместьям и готовились к решающему штурму. Но, встретив ожесточенное сопротивление со стороны гарнизона, германское командование вынуждено было отменить намеченные планы и с тяжелыми боями отойти от Варшавы. Немалую роль в этом сыграли оборонительные сооружения Варшавской крепости. По воспоминаниям полковника П.Н. Чижова, местность в пригороде Варшавы нельзя было узнать.
Отделы Артиллерийские участки 1-й отдел (Вольский) Командир — подполковник Н.Н. Андреев 1-й — штабс-капитан Л.Я. Филиппов 2-й — штабс-капитан П.Н. Чижов 2-й отдел (Мокотовский) 1-й — штабс-капитан Ф.Е. Герасименко Командир— капитан В.В. Конокотин 2-й — капитан В.В. Сташевский
Временный штат военною времени противоаэростатной батареи на четыре 75-мм пушки в 50 калибров
(штат утвержден приказом ВГК от 23 ноября 1914 г. № 181) 33*
Наименование должности Количество Командир батареи капитан или штабс-капитан 1 Младшие офицеры 2 Итого офицеров 3 Нижние чины 1 Строевые: фейерверкеров бомбардиров 17 канониров 16 трубач 1 Итого нижних чинов (строевых) 43
    Начальный срок формирования противоаэростатных батарей Ставка ВГК установила 1 октября 1914 г.

    Варшава. Дворцовая площадь.

    Из воспоминаний полковника П.Н. Чижова 28*
    .. деревни Выпенды не существовало, одни, кое-где, стояли дымоходы, все было разрушено и сгорело. От большинства маленьких фольварков не осталось и следа. Комарово также больше не существовало: все сожжено, спалено, деревья с корнями выворочены; домов, бывших красивых дач, не было и помину. Это все следы работы и нашей, и немецкой артиллерии…
    Последовавшее с 18 октября наступление русских войск в ходе проводимой Варшавско-Ивангородской операции возобновило разведывательные полеты противника в тыл русской армии. Уже 19 октября над фортом № 8 был замечен германский аэроплан типа «Таубе», сбросивший на него три бомбы. Одна из них упала в районе батареи № 10, но не причинила ей никакого вреда 29*. Воздушные налеты германской авиации помимо военных объектов ставили задачу деморализовать местное население польской столицы.
    Последствия налетов германских аэропланов на Варшаву в октябре 1914 г. 30*
    … в одно из ближайших воскресений немецкий аэроплан снизился над городом в то время, когда из собора (тогда был еще наш собор на Саксонской площади, потом снесенный поляками) народ выходил после окончания обедни. Сбросив бомбу в толпу, он принес ужасное несчастье: было убито много людей, а особенно — детей. Затем вскоре, лунной ночью, немцы опять сбросили на город несколько бомб. Опять были убитые и масса раненых…
    В этой связи зенитно-артиллерийская оборона города подверглась существенной перестройке. Так, в Варшавской крепостной артиллерии было проведено новое распределение рот по отделам и участкам с расширением фронта позиций до 3-го форта. В результате они были представлены в следующем виде.
    По указаниям коменданта крепости и командующего Варшавской крепостной артиллерии они же руководили и батареями, выделенными для воздушной обороны города и крепости. Одновременно для повышения огневого воздействия на противника принимается решение усилить оборону города за счет новых зенитных средств. В этой связи 23 октября штаб 2-й армии распорядился (документ за № 1403): «В состав гарнизона Варшавы включить батарею из четырех 75 миллиметровых противоаэропланных орудий…» 31*. Это были морские орудия системы генерал-майора Меллера, ранее отправленные из Петрограда (три единицы) и Севастополя (одна единица).
    Для обеспечения ночных действий артиллерии к имевшимся шести прожекторам в Варшаву 1 октября 1914 г. прибыли из БрестЛитовска три электроосветительных аппарата с прислугой 32*.
    16 октября 75-мм морские орудия вошли в состав Варшавской крепостной артиллерии 34*. До конца октября были изготовлены платформы для орудий, выбраны позиции их установки. С 5 по 9 ноября противоаэростатные батареи были развернуты на позициях около форта Сергий и на Мокотовском поле. Командирами вновь развернутых батарей назначены: поручик Б.Ф. Ключарев (он же состоял в должности адъютанта крепостной артиллерии по строевой части), подпоручик Ивашинцев и прапорщик М.Ф. Крась 35*.
    Использование морских орудий на воздушной обороне Варшавы вытекало из решения Ставки ВГК усилить Варшавскую крепостную артиллерию несколькими специальными противоаэропланными батареями (на штатной основе). В этой связи в октябре 1914 г. военный комендант морской крепости Кронштадт генерал-лейтенант А.А. Маниковский 36* получил такую задачу от дежурного генерала Штаба ВГК генерал-лейтенанта П.К. Кондзеровского 37*. К началу ноября вновь сформированные батареи (за № 1, 2, 3) были включены в состав тяжелого пушечного полка 38*, направляемого в Варшаву. На вооружении батарей имелись французские 75-мм морские пушки системы Канэ. 23 ноября 1914 г. с некоторым опозданием вышел приказ ВГК за № 181, официально закрепивший их юридический статус 39*.
    Так как с морскими орудиями руководители крепостной артиллерии столкнулись впервые, им пришлось обратиться к Морскому ведомству за помощью в установке их на позиции. Для оказания содействия своим варшавским коллегам Главное управление кораблестроения командировало с этой целью старшего лейтенанта Невдачина. С поступлением морских орудий в состав Варшавской крепостной артиллерии была поставлена задача проведения их полевых испытаний. В этой связи подполковник Н.Н. Андреев, ответственный за эти испытания, обратился со служебной запиской к командующему Варшавской крепостной артиллерии.

    Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта генерал от инфантерии Н.В. Рузский.

    Командир 27-го армейского корпуса генерал Д.В. Баланин.

    Дежурный генерал Ставки ВГК генерал-лейтенант П.К.Кондзеровский.

    Аэроплан «Моран-Солнье», использовавшийся в воздушной обороне Варшавы 1914–1915 гг.

    Из служебной записки подполковника Н.Н. Андреева от 1 ноября 1914 г. 40*
    …Не понимаю, как организовать стрельбу… из 75-мм орудий. Орудия же… специально приспособлены для стрельбы по аэропланам и «цеппелинам», т. е. по целям воздушным и подвижным. У нас же на полигоне нет даже неподвижной цели воздушной, а следовательно, по чему же будем стрелять? По-моему, орудия следует прямо (ставить) на позицию (все четыре) у г. дв. (господского двора — прим. авт.) Влахи. Там мы организуем с ними занятия прямо при орудиях, а когда появится цель… — командир батареи поведет пристрелку и увидит чего нужно. …Прошу также объявить в приказе по части, что по воздушным целям можно стрелять и в том случае, если неприятель летит над городом…
    Его, в частности, поддержал специалист Морского ведомства старший лейтенант Невдачин, прибывший ранее в Александровскую цитадель. Через 3 дня он представил по этому и ряду других вопросов обстоятельный доклад командующему Варшавской крепостной артиллерией.
    Из доклада старшего лейтенанта Невдачина 41*
    …Пушки, переданные из Морского ведомства 75-мм калибра системы Меллера, давно приняты во флоте. Вся переделка означенных пушек и станков заключается в том, что качающуюся часть перевернули вверх компрессорами, сделали новую соединительную коробку для компрессоров, поставили на левую цапфу панорамный прицел 3-дм полевой пушки, увеличили дугу подъемного механизма и добавили мелкие незначительные части для удобства действия при стрельбе под большими углами возвышения. …Первоначальная система генерал- майора Меллера, принятая во флоте, выдержала все испытания в японскую кампанию, не вызывая нареканий. После указанных переделок… первый станок был испробован стрельбою на Морском полигоне, и это испытание не показало никаких существенных дефектов… Полагал бы, что производить испытания присланных станков на Рембертовском полигоне не является необходимым. …Немногочисленный комплект снарядов (250 шрапнелей на орудие), который Морское ведомство нашло возможным передать в Военное ведомство, также сдерживает испытания. Снаряды 3-дм полевой артиллерии не подходят к 75-мм пушке морского типа.
    .. Относительно установки орудий на неподвижных платформах, зарытых в землю, можно сказать, что такая установка означенных орудий является не совсем желательной и может …быть применима лишь при неимении ничего лучшего. Желательно было бы выяснить, возможно ли эту установку укрепить на железнодорожной платформе тяжелого типа… что дает возможность применения 75-мм пушек не только в Варшаве и при том со строго определенного места, а даже и в действующей армии, перевозя эти установки в составе поезда, специально обо рудованного для этой цели. 75-мм пушка при своей большой дальности (до 8–9 верст) принесла бы громадную пользу там.
    …Из всего вышесказанного видно, что означенные пушки, обладая подвижностью, могут принести громадную пользу не только под Варшавой, которая в настоящее время мало подвержена нападению неприятельского воздушного флота, но и в действующей армии, где они могут быть употребляемы как противоаэропланные пушки, а также для стрельбы на дальние дистанции, на которые полевая пушка не всегда может работать.
    Несмотря на явный дефицит снарядов для морских пушек, учебные стрельбы из них были все-таки организованы на Рембертовском полигоне 42*. В качестве подвижных целей использовались германские аэропланы, неоднократно появлявшиеся в границах города 43*.
    Предложения Морского ведомства об использовании морских орудий (в подвижном варианте) в интересах действующей армии за пределами Варшавской крепостной артиллерии были отклонены военным руководством по причине концентрации имеющихся сил и средств воздушной обороны для защиты города. Тем более этого требовала складывающаяся обстановка на фронте. Уже 5 ноября по приказу Главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта Варшавская крепостная артиллерия вошла в состав Варшавского укрепленного района, непосредственно подчиненного командованию фронта 44*.
    Двумя днями раньше начальник крепостной артиллерии полковник П.А. Глазков обратился к обер-полицмейстеру города Варшавы с просьбой следующего содержания: «Ввиду того что пожарная каланча Ратуши признана хорошим наблюдательным пунктом для батарей, стреляющих по воздушным целям, на ней необходимо установить телефон, соединяющий этот пункт с батареями, а посему прошу распоряжения о допуске нижних чинов вверенной мне крепостной артиллерии на каланчу для установки на ней телефонных аппаратов» 45*. Необходимо отметить, что этот вопрос был решен положительно, без излишних проволочек.
    Уделяло внимание вопросам защиты города от летательных аппаратов противника и командование 27-го армейского корпуса. Ого выражалось в реализации большинства обращений полковника П.А. Глазкова по выделению необходимого количества средств для оборудования позиций и командирования офицеров полевой артиллерии в состав противоаэростатных батарей. Обращалось также внимание на недопущение обстрелов артиллерией собственных аэропланов. Так, на доклад о случайном обстреле своего летательного аппарата начальник штаба 27-го корпуса генерал-майор Г.М. Некрашевич 46* 21 ноября довел П.А. Глазкову следующую резолюцию командира корпуса: «Желательно поставить так, чтоб было меньше поражений по своим; но в крайнем случае стесняться этим нельзя, если можно нанести существенный вред противнику и избавить Варшаву от визитов цеппелинов и аэропланов, бросающих бомбы» 47*. Эти указания входили в явное противоречие с требованием Штаба Верховного Главнокомандующего «обратить самое строгое внимание на предотвращение случаев стрельбы по своим аэропланам. —..Начальники, виновные в отношении стрельбы, будут привлекаться к ответственности…» и приказанием командующего 2-й армией: «…никакой стрельбы — ни артиллерийской, ни ружейной — по летающим аэростатам не производить во избежание подстрела своих же…» 48*.
    Для повышения оперативности в управлении артиллерийскими подразделениями (включая и зенитные) 23 ноября приказом по Варшавской крепостной артиллерии № 315 (п.2) были введены «Сокращенные условные знаки сигнализации для Варшавской крепостной артиллерии», составленные капитаном В.В. Конокотиным применительно к местным условиям и личному составу. Одновременно шли работы по техническому совершенствованию порядка стрельбы по воздушным целям. Так, штабс-капитан Карпинский для увеличения углов поворота орудий приспособил на каждое из них добавочный переносной рельс. В свою очередь, поручик Д.А. Корнилов увеличил угол стрельбы орудий до 100° дополнительной разметкой деления на дугообразной полосе платформы. Свой вклад в использование морских орудий для ведения зенитной стрельбы внес поручик Б.Ф. Ключарев, составив специальные «Правила для действий при 75-мм орудиях» для номеров расчета в ходе стрельбы с большими углами возвышения.
    Тем временем подпоручик М.А. Буковский с целью своевременного обнаружения воздушного противника организовал «свою» (в составе крепостной артиллерии) разведку при помощи передовых разведывательно-наблюдательных постов с выносом их в ближайшие от Варшавы населенные пункты: Прушково, Надоржан, Пясечна и Верна Круленская. При этом использовалась существующая (железнодорожная, правительственная и частная) телефонная связь. Дополнительно для батареи № 1 (вооруженной 75-мм морскими орудиями) оборудуется боковой наблюдательный пункт на крыше здания собрания артиллерии 49*.
    Конец ноября и весь декабрь 1914 г. характеризовался непрекращающимися налетами германской авиации на Варшаву. Так, 29 ноября в условиях значительной облачности немецкий аэроплан прошел над городом на высоте около трех километров, сбросил три бомбы. Огонь по нему не открывался по причине его своевременного необнаружения. Но уже 2 декабря аэроплан типа «Таубе», пытавшийся прорваться к городу, попал под обстрел батарей штабс- капитана ДФ. Мертенгрена и подпоручика М.А. Буковского. По воздушной цели было выпущено до 21 снаряда (шрапнельный заряд). В то же время из- за плохой погоды 4 декабря германскому аэроплану удалось незаметно подобраться к Варшаве и сбросить на нее три бомбы из-за облаков. 20 декабря немецкая сторона предприняла массированный (по оценке того времени) налет на город. В течение короткого отрезка времени (с интервалом в 15 минут) в небе появились три аэроплана противника. Несмотря на интенсивный зенитный огонь, им удалось сбросить на город несколько бомб, а также прокламации у форта Сергий. Для отражения воздушного налета были задействованы противоаэропланные батареи штабс-капитана Б.Ф. Ключарева, подпоручиков Ивашинцева, И.Ф.Тустановского и М.А. Буковского. В общей сложности ими по противнику было выпущено 84 снаряда 50*.
    В целях повышения точности стрельбы по воздушным целям командованием Варшавской крепостной артиллерии принимаются меры по обучению личного состава методам и способам ведения зенитного огня. С этой целью в конце декабря в Варшаву был приглашен постоянный член Артиллерийского комитета ГАУ конструктор генерал-майор М.Ф. Розенберг 51*, который провел практические занятия с командирами противоаэростатных батарей. Позднее такие занятия были включены в основной план боевой учебы Варшавской крепостной артиллерии 52*.

    75-мм французские морские противоаэростатные орудия системы Канэ.

    Командир Особого добровольческого авиационного отряда старший лейтенант Н.А. Яцук.

    Учитывая недостаточную эффективность воздействия наземных частей на воздушного противника, для борьбы с ним в Варшаву был направлен ряд авиационных частей. Среди первых в район польской столицы прибыл Особый добровольческий авиационный отряд (командир — старший лейтенант Н.А. Яцук 53*), сформированный на базе 1-й авиационной роты из числа авиаторов-добровольцев школы авиации Императорского Всероссийского Аэроклуба (И ВАК). Созд анный в соответствии с приказом ВГК от 22 ноября 1914 г. № 146 (приказ издан позднее), авиаотряд имел в своем составе шесть летчиков-охотников. К нему были прикомандированы 1 офицер и 15 нижних чинов из различных воздухоплавательных частей. Вооружение указанного авиаотряда составляли: шесть аэропланов, шесть автомобилей, мастерс кая и метеорологическая станция. По своему составу он соответствовал крепостному авиационному отряду мирного времени (ведение воздушной разведки), но в связи с его большой подвижностью отряду была поставлена зад ача обеспечения охраны с воздуха объектов в структуре действующей армии 54*.
    27 августа авиационный отряд прибыл в район Варшавы и поступил в распоряжение начальника штаба 9-й армии. Позднее он был включен в состав войск гарнизона Ковенской крепости 55*. Наряду с Особым добровольческим авиационным отрядом для воздушной обороны Варшавы из состава 9-й армии привлекаются 13-й корпусной и 1-й нештатный авиаотряды (командир — поручик Н.С. Воеводский), ранее действовавшие на Ивангородском направлении. Общую координацию действиями авиационных частей воздушной обороны столицы Польского княжества осуществлял командир 2-й авиационной роты подполковник Гинейко.
    В целом принятые во второй половине 1914 г. меры по созданию воздушной обороны Варшавы сыграли важную роль в дальнейшем процессе строительства в России объектовой (пунктовой) защиты от ударов с воздуха.

    Аэроплан Брест-Литовского авиационного отряда, приспособленный для бомбометания. 1914 г.

Ссылки и сноски:

    6* Сухомлинов Владимир Александрович [4(16).8.1848 — 2.02.1926] — российский государственный и военный деятель, генерал от кавалерии (1906). На военной службе с 1866 года. Окончил Кавалерийское училище (1867), Академию Генштаба (1874). Участник русско-турецкой войны (1877–1878). С 1878 г. управляющий делами Академии Генштаба, с 1884 г. командир кавалерийского полка. В 1886–1897 гг начальник кавалерийской школы, с 1897 г. начальник кавалерийской дивизии. В 1899–1908 гг. начальник штаба, помощник командующего войсками Киевского ВО, одновременно с 1905 г. киевский, волынский и подольский генерал- губернатор. С декабря 1908 г. начальник Генштаба. В 1909–1915 гг. военный министр. В июне 1915 г. снят с должности военного министра и в марте 1916 г. отдан под суд по обвинению в злоупотреблениях и измене, которое на суде не подтвердилось. После 6- мес. заключения находился под домашним арестом. После Февральской революции 1917 г. снова арестован и в сентябре 1917 г за неподготовленность русской армии к 1 — й мировой войне приговорен судом к бессрочной каторге, замененной заключением в крепость. В 1918 г. по достижении 70-летнего возраста освобожден. Эмигрировал сначала в Финляндию, а затем в Германию. В эмиграции написал «Воспоминания» (М.;Л., 1926), в которых пытался реабилитировать себя.
    8* Глазков Петр Александрович [29.01.(9.02.) 1869 —?] — российский военачальник, полковник. Окончил 1 — е военное Павловское училище (1890). Проходил службу в Свеаборгской, Севастопольской, Новогеоргиевской крепостной артиллерии. Участник русско-японской войны (1904–1905). В 1905 г в составе Новогеоргиевской крепости командир форта № 4, с 1907 г в Варшавском укрепленном районе. 1 сентября 1914 г. назначен временно командующим Варшавской крепостной артиллерией. После эвакуации войск из Варшавы формировал тяжелые артиллерийские дивизионы, затем командир дивизиона в 10-й полевой артиллерийской бригаде.
    15* Турбин Александр Федорович [12.01.1858-9.09.1922] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил Московскую военную гимназию (1874), Санкт- Петербургское пехотное юнкерское училище (1877). Проходил службу в качестве офицера лейб-гвардейского Финляндского полка, затем командира лейб-гвардейского Волынского полка. С февраля 1914 г. комендант Варшавской крепости и Александровской цитадели. С августа 1914 г. военный генерал-губернатор Варшавы и ближайших окрестностей. С 30.09 1915 г. — начальник 6-й Сибирской стрелковой дивизии, затем — 5-го Сибирского армейского корпуса. В Гражданскую войну в составе Вооруженных Сил Юга России и Русской армии. С 20 июля 1919 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего BCKDR с октября 1919 г. подольский губернатор, с марта по апрель 1920 г. — комендант крепости Севастополь. В дальнейшем в эмиграции в Чехословакии.
    18* Чижов Павел Николаевич [26.08 (8.09). 1882- 14.11.1961] — российский военачальник, полковник. Окончил Михайловское артиллерийское училище (1902). Командир отдельной тракторной батареи. Участник обороны Варшавы: командир 6-й роты Варшавской крепостной артиллерии (1914–1915). Участник похода Яссы — Дон. В Добэовольческой армии с 1918 г. С ноября 1918 г начальник комендантского отдела крепости Очаков, с 2 марта 1919 г в Румынии. 2 13 мая 1919 г. в Донской армии: штаб- эфицер для поручений при инспекторе артиллерии 4-го Донского корпуса, инспектор артиллерии конной группы генерала Павлова. В Русской армии с мая 1920 г в команде Севастопольской крепости, с июля 1920 г. помощник коменданта Севастополя цо эвакуации Крыма. Ноябрь 1920 г — 1925 г при штабе Главнокомандующего (генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля). В эмиграции в Югославии. После 1945 г. в США.
    24* Макензен Август [6.12.1849 — 8.11.1945] — германский военачальник, генерал-фельдмаршал (1915). На военной службе с 1868 г. Участник франко-прусской войны 1870–1871 гг С 1882 г. в германском Генеральном штабе, в 1891–1893 гг адъютант начальника Генерального штаба А. Шлиффена. С 1908 г. командир 17-го пехотного корпуса, с которым участвовал в боевых действиях начального периода 1-й мировой войны в Восточной Пруссии и Польше. В ноябре 1914 г командующий 9-й армией на Восточном фронте, с апреля 1915 г. — 11-й австро-германской армией, осуществившей Горлицкий прорыв (1915 г.). Затем командовал австро-германской группой армий в Польше, в октябре-ноябре 1915 г. — австро-германско-болгарской группой армий при разгроме сербской армии. С июля 1916 г возглавлял германо-болгарские войска в Добрудже. В 1917 г. командовал германскими оккупационными войсками в Румынии. С 1920 г. в отставке. Оказывал активную поддержку немецким фашистам, помогая им установить тесные контакты с командованием рейхсвера.
    27* Баланин Дмитрий Васильевич [1857–1919] — российский военачальник, генерал от инфантерии. Окончил Павловское военное училище (1875) и Академию Генерального штаба (1889). Участник русско- турецкой войны 1877–1878 гг., отличился при переходе через Балканы в составе отряда генерала М.Д. Скобелева и при взятии Сан-Стефано. С 1889 г. командир пехотного полка, начальник штаба армейского корпуса, генерал-квартирмейстер штаба Кавказского военного округа. Во время русско-японской войны 1904–1905 гг. командир казачьей бригады, затем командир дивизии, начальник штаба армии. С 1907 г. помощник командующего войсками Приамурского военного округа. В1910-1911 гг. военный представитель в Париже. В начале 1-й мировой войны в резерве Ставки ВГК. С 1914 г. командир 27-го армейского корпуса, с января 1917 г. командующий 11-й армией. С мая 1918 г. в Красной армии, военспец Петроградского военного округа.
    36* Маниковский Алексей Алексеевич [13(25).03.1865. — январь 1920] — российский государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1916). На военной службе с 1883 г., в Красной Армии с 1918 г. Окончил Тифлисский кадетский корпус (1883), Михайловское артиллерийское училище (1886), Михайловскую артиллерийскую академию (1891). Проходил службу в артиллерийских подразделениях ряда крепостей. Участник русско-японской войны 1904–1905 гг., штаб-офицер для поручений управления 2-й Маньчжурской армии. В 1906 г комендант Усть-Двинской крепостной артиллерии, с 1908 г. начальник артиллерии, с марта 1914 г. комендант Кронштадтской крепости. С мая 1915 г. по февраль 1917 г. начальник Главного артиллерийского управления Военного министерства. В марте 1917 г помощник военного министра Временного правительства по снабжению, в апреле-мае, октябре 1917 г. управляющий Военным министерством Временного правительства Республики. В 1918–1919 гг начальник Главного артиллерийского управления, начальник Управления снабжения РККА, постоянный член Военного законодательного совета и Артиллерийского комитета.
    37* Кондзеровский Павел Константинович [22.06(4.07). 1869 — 16.08.1929] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил 1-й кадетский корпус (1887), Константиновское военное училище (1889), Академию Генерального штаба (1895). Проходил службу в лейб-гвардейском Егерском полку. В годы 1 — й мировой войны дежурный генерал Ставки ВГК, член Военного совета. С начала 1919 г. член военно-политического центра в Финляндии, в мае-июле 1919 г. начальник штаба и помощник Главнокомандующего генерала Н.Н. Юденича (Северо- Западная армия). С октября 1919 г. помощник Главнокомандующего по должности военного министра. В эмиграции в Финляндии, с конца 1920 г. во Франции. Начальник канцелярии великого князя Николай Николаевича и председателя РОВС. В августе 1928 г. член объединения лейб-гвардейского Егерского полка.
    46* Некрашевич Георгий Михайлович [4.03.1865–1943] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил Киевский кадетский корпус (1883), Михайловское артиллерийское училище (1886), Академию Генерального штаба (1892). Офицер лейб- гвардейской 1-й артиллерийской бригады. В 1914–1915 гг. начальник штаба 27-го армейского корпуса, затем начальник 1-й Туркестанской стрелковой дивизии. В Гражданскую войну в составе Вооруженных Сил Юга России. С 1 июля 1919 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР В эмиграции в Югославии, затем во Франции.
    51* Розенберг Михаил Федорович [27.10(8.11). 1861 — апрель 1928] — генерал- майор (1909), член Артиллерийского комитета ГАУ, Герой Труда. Окончил Михайловское артиллерийское училище и Михайловскую артиллерийскую академию по 1 — му разряду. С 1898 г проходил службу на разных должностях в Главном артиллерийском управлении. Автор приспособления (1914) для стрельбы по летательным аппаратам из полевых орудий (обр. 1900 и 1902 г). С 1923 г. проходил службу в Красной Армии, член Комиссии особых артиллерийских опытов (Косартоп).
    53* Яцук Николай Александрович [11(23).01.1883 — апрель 1930] — видный российский военный летчик, капитан 2-го ранга. Окончил морское инженерное училище (1903), военно-морскую академию по 1-му разряду (1908) и Петербургский технологический институт. Участник русско- японской войны 1904–1905 гг. Проходил службу на кораблях Балтийского флота. С 1912 г инструктор, затем начальник школы авиации Императорского Всероссийского Аэроклуба (ИВАК). С августа 1914 г командир Особого добровольческого авиаотряда, с мая 1915 г — 34-го КАО. В Красной Армии с 1918 г. Начальник отдела боевого применения Главвоздухофлота, затем на преподавательской работе в ВВА имени профессора Н.Е. Жуковского. В 1912 г. написал первую в мировой литературе работу по тактике воздушного флота.

    Сергей Ганин, Александр Карпенко, Ростислав Ангельский
    Авторы выражают глубокую признательность Владимиру Коровину за оказанную информационную поддержку.

Система С-300П

    Продолжение. Начало. см «ТиВ» № 7-10/2004 г.

Система ПВО Москвы

    На завершающей стадии разработки С-300ПТ были детально рассмотрены предложения по планам развертывания новой системы. Вполне обоснованным было решение о первоочередном размещении этой высокосовершенной системы для прикрытия центра политико-административного управления страны, крупнейшего из советских городов — Москвы. К этому времени определилась и практическая исчерпанность модернизационного потенциала развернутой в середине 1950-х гг. системы С-25, в особенности в части обеспечения поражения низколетящих целей с малой эффективной отражающей поверхностью — стратегических крылатых ракет нового поколения, как раз в эти годы принятых на вооружение американских авиации и флота. В результате появилось Постановление Правительства от 23 октября 1980 г., которым был определен порядок постепенного снятия с вооружения системы С-25 с заменой ее средствами системы С-300П.
    Головным исполнителем работ был определен Московский НИИ приборной автоматики, а первоочередные работы осуществлялись на северо-западном направлении.
    Реализация замысла шла не столь просто, как это представлялось в начале работ. В частности, при замене старой аппаратуры на средства системы С-300П не обошлось без проведения взрывных работ на построенных в 1950-е гг. укрытиях.
    Полвека назад задача борьбы с низколетящими целями перед ракетчиками не ставилась. Позиции зенитных комплексов выбирали из принципа их равномерного размещения по двум кольцам вокруг Москвы, руководствуясь не столько топографией, сколько геометрией. В итоге для размещения радиолокаторов подсвета и наведения и низковысотных обнаружителей была разработана универсальная передвижная вышка 40В6М высотой около 25 м, а затем и вышка 40В6МД высотой около 39 м.
    В ходе модернизации боевые возможности системы ПВО Москвы существенно возросли. Максимальная дальность пуска ракет многократно увеличилась, минимальная высота поражения снизилась более чем на порядок. Использование для ракет транспортнопусковых контейнеров и исключение трудоемких и опасных операций по их заправке жидким топливом, увеличение межрегламентного периода радикально упростили эксплуатацию ракет. В результате с учетом широкого применения автоматизации при ведении боевой работы удалось многократно сократить численность личного состава, обслуживающего систему ПВО столицы. При этом, как правило, на место зенитного ракетного полка С-25 ставился дивизион системы С-300П или С-300ПМ, а боевое управление на уровне корпуса осуществлялось с использованием системы «Байкал».
    Давая в 1994 г. интервью газете «Аргументы и факты», командующий войсками Московского округа ПВО генерал-полковник А.Корнуков рассказал, что к концу 1980-х гг. было принято решение о создании новой комплексной системы ПВО Москвы на основе зенитных ракетных систем С-300П различных модификаций, которая могла бы одновременно вести огонь по 500 целям.
    Новую систему ПВО Москвы приняли на вооружение в 1994 г. Ее создатели были отмечены Государственной премией России.

Дополнительные средства комплексов С-300П и С-300ПМ

    С целью повышения боевой эффективности и автономности при ведении боевых действий зенитным ракетным дивизионам системы С-300П придаются дополнительные средства и средства технического обслуживания.
    Применительно к комплексам С-300П различных модификаций для размещения низковысотного обнаружителя (НВО) и РПН была разработана универсальная передвижная вышка 40В6М высотой около 25 м, буксируемая в транспортном положении тягачом МАЗ-5Э7Г. Вышка принята на вооружение в конце 1970-х — начале 1980-х гг. Несколько позже в войска поступила вышка 40В6МД высотой около 39 м, отличающаяся от вышки 40В6М дополнительной 13-метровой надставкой. Для перевозки дополнительной секции вышки 40В6МД используется автопоезд, созданный на базе седельного тягача и полуприцепа MA3-938.
    Установка вышки 40В6М и подъем РПН осуществляется за 1 час штатными средствами вышки, для вышки 40В6МД — за 2 часа при использовании штатных средств и дополнительно подъемного крана типа КТ-80 «Январец» или аналогичного ему по грузоподъемности и высоте подъема груза.
    Кран КТ-80 (КС-7571) грузоподъемностью до 80 тонн был создан ГСКТБ с использованием шасси подвижных пусковых установок стратегического ракетного комплекса «Пионер» — шестиосного автомобиля повышенной проходимости МАЗ-547А. Изготовление кранов осуществлялось ПО «Заводим. Январского восстания» (г. Одесса).
    Практически аналогичный по техническим характеристикам кран «Прогресс-2000» был разработан конструкторами ПО «Завод им. Январского восстания» и швейцарской фирмы Liebherr-Werk с использованием того же колесного шасси.
    Низковысотный обнаружитель 5Н66, разработанный в НПО «Утес» (Москва) под руководством Л. Шульмана и после проведения серии испытаний принятый в конце 1970-х гг. на вооружение Войск ПВО страны, может придаваться дивизиону (ЗРК) и как правило, устанавливается на универсальной передвижной вышке. Ранние выпуски низковысотного обнаружителя 5Н66 поставлялись для комплексов С-300ПТ в составе контейнера Ф5, вышки 40В6 и системы автономного электроснабжения (дизель-электростанция 5И57 (5И57А) и распределительно-преобразовательное устройство (РПУ) 5И58 (5И58А)). Управление работой низковысотного обнаружителя осуществлялось из кабины Ф2. Точность определения координат составляла: по дальности — 250 м, по азимуту — 20 угловых минут, по скорости — 2,4 м/с. Потребляемая мощность — 55 кВт.
    Модифицированный вариант 5Н66М поставлялся в войска в составе антенного поста Ф5М, аппаратного контейнера Ф52М, модуля электропитания, аналогичного используемому 5Н66, включавшего дизель-электрическую станцию 5И57 и РПУ 5И58 (или 63Т6А).
    Модификация 5Н66М-1А также использовалась в системе С-300П.
    Для установки низковысотных обнаружителей используются универсальные вышки 40В6М или 40В6МД. Антенный пост с марша стыкуется с вышкой, автоматически развертывается и поднимается на высоту фазового центра 23,8 м (вышка 40В6М) или 38,8 м (40В6МД).
    Управление НВО осуществляется из контейнера Ф52М или дистанционно из контейнера Ф2К. НВО в транспортном состоянии перевозится двумя автопоездами 5Т58 (седельный тягач КрАЗ-250 и трейлер производства ЧМЗАП). НВО производится Лианозовским электромеханическим заводом (ЛЭМЗ) — головным предприятием НПО «Утес».

    Подъемный кран типа КТ-80 «Январец», используемый при установке вышки 40В6МД.

    Универсальная передвижная вышка 40В6М.

    Универсальная передвижная вышка 40В6МД.

    Антенный пост Ф1М на вышке 40В6МД.

    Топопривязчик 1Т12М на базе автомобиля ГАЗ-66.

    При ведении боевых действий в составе полка для точного определения координат огневого дивизиона С-300ПС относительно командного пункта системы (КПС) при смене позиции дивизиону придается топопривязчик 1Т12 на базе автомашины ГАЗ-66 (или топопривязчик УАЗ-3151Т), который при развертывании на новой позиции, как правило, устанавливается по ходу движения на одной линии с РПН на некотором удалении. Топопривязчик 1Т12 в ходе серийного производство неоднократно модифицировался и выпускался в вариантах 1Т12М1 и 1Т12М2. Для проведения топопривязки на местности выносились и расставлялись в рабочее положение бусоли-гирокомпасы. Поставляющийся в войска топопривязчик 1Т134 осуществляет привязку на местности с высокой точностью за несколько минут с использованием космической навигационной системы.
    Для управления дивизионом на марше при смене позиции предназначены машина командира дивизиона и командно-штабная машина (YA3-3151 или ГАЗ-66), оснащенные комбинированной радиостанцией Р-123М (Р-125П2 в составе радиостанций Р-134, Р-173, Р-853В1). Для обеспечения машин электропитанием на позиции используется энергоагрегат АБ-1-П285-ВУ1.
    Для прикрытия от атакующих вертолетов противника и эффективной борьбы с наземным противником (десантом) в дивизионе имеется зенитная пулеметная установка «Утес» — крупнокалиберный пулемет НСВ (12,7-мм) на станке 6У6.
    При размещении на подготовленной позиции дивизиону придаются системы внешнего электропитания (СВЭП), агрегаты (модули) питания в составе:
    94Э6 — ДЭС 5И57А и РПУ 63Т6А для обслуживания пусковых комплексов;
    98Э6 — ДЭС 5И57А и РПУ 63Т6А для обслуживания НВО;
    99Э6 — ДЭС 5И57А и две кабины РПУ 63Т6А для обслуживания РПН и контейнера Ф2К. Все ДЭС и РПУ системы С-300П монтируются в кузовах-фургонах типа КТ 10 на базе шасси прицепа МАЗ-5224В. Масса дизель-электрической станции 13600 кг, распределительно-преобразовательного устройства 63Т6А — 11930 кг.
    При размещении дивизиона на позиции с возможностью подключения к промышленной электросети используются перевозимые трансформаторные подстанции (ТПС) 82X6,83X6.
    На некотором удалении от центра позиции (местоположения РПН) размещаются буксируемые седельными тягачами ЗиЛ- 131 два полуприцепа ОдАЗ-828М с ЗИП-1В (ПЗ и П4) и кабина ЭД («Эксплуатационная Документация» — полуприцеп ОдАЗ-828М или автомобиль КрАЗ-255/ КрАЗ-260 с КУНГом).
    Для повышения автономности дивизиону могут придаваться автоцистерна АЦ-5,5 на базе автомобиля KaMA3-4310, предназначенная для перевозки дизельного топлива, или топливозаправщик на базе автомобилей «Урал-375» или ЗиЛ-131, машина технического обслуживания МТО-4С, машина-водовоз, как правило, на базе автомобилей ЗиЛ-130, ЗиЛ-131 или ГАЗ-66.
    При смене боевой позиции машины для буксировки прицепов и полуприцепов, перевозки личного состава и имущества прибывают из автослужбы полка.
    Средства перезарядки ПУ в состав огневых дивизионов не входят. Для перезаряжания пусковых установок 5П851 и 5П85 всех модификаций служит заряжающая машина 5Т99 на базе шасси автомобиля КрАЗ-255, также возможна установка ракет на ПУ с помощью автокрана КС-4561 AM.
    Со второй половины 1980-х гг. в войсках использовалась заряжающая машина 5Т99М, созданная на базе шасси автомобиля КрАЗ-260.
    РЛС обнаружения целей на малых высотах 76Н6 (развитие низковысотного обнаружителя 5Н66М) предназначена для обнаружения приближающихся и удаляющихся воздушных целей, в том числе и крылатых ракет, с минимальными значениями ЭПР до 0,02 м2 на малых и предельно малых высотах в условиях отражения сигнала от местных предметов и интенсивного радиопротиводействия. РЛС обеспечивает выдачу целеуказаний для боевых средств системы С-300ПМ по обнаруженным целям (выдаются скорость, дальность и азимут цели) в зоне обзора по углу места 1 или 6°.
    В состав станции входят антенный пост Ф5МУ, аппаратный контейнер Ф52МУ, вышка 40В6М (40В6МД, которая позволяет обеспечить высоту подъема фазового центра антенны до 38,8 м). Антенный пост и аппаратный контейнер транспортируются автопоездами 5Т58, а вышка — автомобилем MA3-537.

    Транспортировка универсальной вышки 40В6М (вверху) и надставки для вышки 40В6МД (слева).

    Транспортировка низковысотного обнаружителя на автопоездах 5T58.

    Автоцистерна на базе автомобиля KaMA3-4310.

    Антенный пост включает:
    — антенную головку ФА51 МУ с приемной и передающей антеннами, разделенными экраном для необходимой развязки, а также антенны подавления боковых лепестков;
    — контейнер с приемопередающей аппаратурой ФА52МУ;
    — основание антенного поста ФА53М, обеспечивающее обзор пространства путем механического вращения поста Ф5МУ с передачей необходимых сигналов и команд между ним и аппаратным контейнером через токосъемник.
    Передающее устройство генерирует высокомонохроматический непрерывный сигнал в режиме обнаружения и сигнал с линейной частотной модуляцией при измерении дальности. Это позволяет обнаруживать цели на фоне отражений от земли, местных предметов, метеообразований и преднамеренных пассивных помех большой плотности и активных помех при низком уровне ложных тревог. Приемная система обеспечивает прием эхо-сигналов, режекцию эхо-сигналов пассивных помех, а также выделение сигналов активных помех. Размеры зеркальных отражателей двойной кривизны — 2,8 х 2,8 м.
    В состав аппаратного контейнера Ф52МУ входят устройства обработки сигналов, автоматического съема координат, управления и тренажа, а также контрольный индикатор кругового обзора.
    Управление и контроль работы РЛС автоматизированы. Информация о целях отображается на рабочем индикаторе кругового обзора системы С-300ПМ и контрольном аналогичном индикаторе в контейнере Ф52МУ, а также вводится в вычислительные средства ЗРС.
    РЛС всепогодная и может эксплуатироваться в различных климатических условиях при температуре окружающей среды ±50 °C.
    НВО производится Лианозовским электромеханическим заводом (ЛЭМЗ).
    Специализированный радиолокатор обнаружения может выпускаться и в экспортном исполнении — 76Н6Е.
    Самоходная радиолокационная станция 76Н6С представляет собой вариант мобильной РЛС типа 76Н6 с размещением антенного поста и всего комплекса оборудования на автомобильном шасси.
    Трехкоординатная РЛС кругового обзора 36Д6 придается дивизиону при ведении автономных боевых действий в отрыве от командного пункта. Антенный пост с поворотным устройством, кабина управления РЛС монтируются на едином полуприцепе. В комплект станции входит дизель-электрическая станция 5И57. На боевой позиции радиолокатор работает непосредственно с полуприцепа, или его антенное и опорно-поворотное устройства могут быть установлены на вышке 40В6М (40В6МД).
    Трехкоординатная всевысотная радиолокационная станция кругового обзора 19Ж6 используется при ведении автономных боевых действий для решения тех же задач, что и 36Д6, и также монтируется на едином полуприцепе MA3-938B и обеспечивается электроснабжением от дизель-электрической станции 5И57. Буксировка полуприцепа осуществляется седельными тягачами КрАЗ-255.На боевой позиции антенное и опорно-поворотное устройства радиолокатора могут устанавливаться на вышке 40В6М (40В6МД). Судя по снимкам из рекламных проспектов Войск ПВО, существует стационарная вышка, предназначенная для подъема и размещения РЛС типа 19Ж6 непосредственно на полуприцепе.
    Радиолокационная станция 5Н59 СТ-68, разработанная во ВНИИ РТ «Скала», была принята на вооружение в 1980 г.
    Трехкоординатная радиолокационная станция боевого режима СТ-68УМ предназначена для обнаружения, опознавания и сопровождения воздушных целей, в том числе стратегических крылатых ракет типа ALCM или «Томагавк», при взаимодействии организованных активных и пассивных помех, а также отражений от земной поверхности и метеообразований. Станция применяется в войсках ПВО, подразделениях и частях связи и радиотехнического обеспечения ВВС.
    РЛС имеет аппаратуру защиты от активных и пассивных помех. Обзор в угломестной плоскости производится с помощью парциальной диаграммы направленности, в азимутальной плоскости — при механическом вращении антенной системы. Обзор пространства осуществляется с частотой 5 или 10 секунд.


    Антенно-мачтовое устройство АМУ-95М на базе шасси ЗиЛ-131Н в транспортном и боевом положениях. </emphasis>

    В состав РЛС входят: радиотехническая аппаратура и антенная система, размещенные на шасси полуприцепа MA3-938B; система электроснабжения 99X6, размещенная в кузове-фургоне КП-10 на шасси прицепа МАЗ-5224В.
    РЛС может комплектоваться вышкой 40В6М и кабиной связи, предназначенной для передачи радиолокационной информации и команд управления.
    Серийное производство РЛС было развернуто на ПО «Искра» в Запорожье. Ремонт и модернизация РЛС 19Ж6 (СТ-68) с ДЭС 99X6 производится ремонтными предприятиями в Республике Беларусь.
    Трехкоординатная всевысотная радиолокационная станция кругового обзора 96Л6 предназначена для обнаружения, определения государственной принадлежности, распознавания классов, завязки и сопровождения трасс воздушных объектов, выдачи целеуказаний и трехкоординатной информации о всех обнаруженных воздушных объектах потребителям по радиоканалу, кабельному каналу связи и (или) волоконно-оптической линии связи. Порядок передачи информации потребителю организационно определяется согласованным протоколом сопряжения, а аппаратно — путем замены перепрограммируемых интерфейсных карт.
    РЛС может быть использована в составе систем С-300ПМУ, С-300ПМУ1, С-300ПМУ2 «Фаворит», в том числе при ведении боевых действий одним дивизионом, совмещая функции низковысотного обнаружителя, обзорного радиолокатора и командного пункта, а также применяться в радиотехнических и зенитных ракетных подразделениях в качестве РЛС боевого режима.
    РЛС в составе ФАР, аппаратного контейнера, системы энергоснабжения смонтирована на шасси большегрузного автомобиля повышенной проходимости MA3-7930. Антенная система РЛС при необходимости может быть установлена на вышке 40В6М.

    Кабина 53/16 на автопоезде 5T58-2.

    Трехкоординатные всевысотные радиолокационные станции кругового обзора 19Ж6.

    В РЛС применены адаптивные режимы излучения, обзора пространства и специальные методы обработки отраженных сигналов. К РЛС могут подключаться до пяти выносных рабочих мест оператора, при этом любое из них может быть головным, и с него осуществляется дистанционное включение и управление режимами работы станции.
    Встроенная система автоматизированного контроля позволяет с любого рабочего места контролировать функционирование аппаратуры до типового элемента. Система документирования фиксирует поступающую информацию и действия оператора в течение пяти суток непрерывно.
    РЛС 96Л6Е разработана конструкторским бюро «Лира» и выпускается Лианозовским электромеханическим заводом.
    Окончание следует

    Танк Т-80БВ с автоматизированной системой управления огнем.
    Сергей Суворов

Системы управления огнем танков и БМП

    Бронированные боевые машины, будь то танки или БМП, обладают четырьмя основными боевыми свойствами: огневой мощью, защищенностью, подвижностью и командной управляемостью, над совершенствованием которых неустанно трудятся конструкторы всех стран без исключения. И если приоритеты последних трех свойств периодически меняются местами, то огневая мощь в этом списке сохраняет свое лидирующее положение.
    Огневая мощь современной боевой машины на поле боя должна обеспечить поражение цели за минимально короткое время и с минимальным расходом боеприпасов. В связи с этим ее основными характеристиками являются точность, быстродействие и эффективность действия боеприпасов по цели. Причем совершенствование боевой эффективности бронетанковой техники идет сразу по всем этим направлениям, так как они тесно взаимосвязаны. Рост защищенности боевых машин повлек за собой установку’ на танки более мощных орудий, а следовательно, появилась возможность увеличения дистанции огневого боя. Это, в свою очередь, потребовало улучшения прицельных устройств. Так, впервые в конце 1950-х гг. в СССР появились танки со стабилизированным вооружением и полем зрения прицела, способные вести эффективный огонь по танкам противника с ходу. Дальнейший рост мощности вооружения танков и переход к установке на них гладкоствольных пушек вынудил конструкторов искать новые пути повышения точности стрельбы, когда технические возможности вооружения танка позволяли поражать бронированные цели противника уже на дальностях до 2000 м. С этой целью в 1960-х гг. боевые машины стали оснащаться дальномерами (сначала оптическими, а затем и квантовыми), более совершенными стабилизаторами вооружения и прицелами. Все эти меры, в конечном счете, позволили поднять планку увеличения дальности эффективной стрельбы. Но и этого оказалось недостаточно.
    Бурное развитие электроники в 1970–1980 гг. позволило создать для танков, а затем и для БМП (пока только в России на БМП-3) автоматизированные системы управления огнем (СУО), обеспечившие дальнейшее повышение эффективности огня боевых машин. СУО позволяет наводчику в считанные секунды с момента обнаружения цели поразить ее. При этом всю подготовку’ исходных данных для производства выстрела берет на себя автоматика. Система автоматически определяет угол прицеливания в соответствии с измеренной до цели дальностью, поправки на метеоусловия. температуру заряда, износ канала ствола, угловую скорость цели и самого танка (или БМП), линейный изгиб ствола пушки и через исполнительные механизмы стабилизатора вооружения автоматически учитывает все их при стрельбе. Наводчику остается только навести прицельную марку на цель, замерить до нее дальность при помощи лазерного дальномера, дождаться, когда заряжающий зарядит орудие (на российских, украинских и французских танках эта операция автоматизирована), и произвести выстрел.

    Схема СУО современных боевых машин.

    Основой таких СУО являются баллистический вычислитель, комплект автоматических датчиков условий стрельбы и прицел со стабилизацией линии визирования в двух плоскостях. Первые баллистические вычислители в СУО были аналоговыми, затем их заменили на цифровые. Большинство учитываемых поправок при стрельбе (температура воздуха и заряда, атмосферное давление, износ канала ствола и тд) являются медленно изменяющимися данными, поэтому они вводились в баллистические вычислители вручную. Позже ввод части этих данных стал автоматическим — на машины установили метеодатчики. Такая автоматизация процессов подготовки стрельбы позволила вести эффективный огонь из танков с ходу уже на дальностях свыше 2500 м. Но здесь встала новая проблема: на такой дальности в движении обнаружить цель — большая сложность. Опыт локальных военных конфликтов и исследования показали, что вероятность обнаружения из боевой машины цели типа танка (или БМП) на такой дальности без использования специальных средств разведки составляет не более 9 %.
    Поэтому если в конце