Скачать fb2
Как перевирают историю. "Промывание мозгов"

Как перевирают историю. "Промывание мозгов"

Аннотация

    Превратив историю в идеологическое оружие, наши политики давно переплюнули д-ра Геббельса. Прошлое перевирают и хозяева Кремля, и их подпевалы, и "оппозиционеры" всех окрасов, и идеологические диверсанты на содержании у врагов России, и просто политические проститутки.
    Особенно не повезло Великой Отечественной войне, священную память о которой превратили в какой-то пропагандистский нужник. Послушать новых геббельсов — так Красная Армия в 1941 году "разбежалась", не желая воевать за "кровавый сталинский режим"; войну выиграли штрафбаты вопреки кремлевскому людоеду и его палачам-генералам; из 2,5 миллионов красноармейцев, штурмовавших Берлин, погибли 3 миллиона, а мясник Жуков вошел в Рейхстаг с одними обозниками и карателями из бериевских заградотрядов, и т. д., и т. п…
    В случае тяжелого пищевого отравления больному делают промывание желудка. А что прописать народу, отравленному "палеными" историческими мифами? Промывание мозгов?
    Эта сенсационная книга разоблачает самые постыдные случаи исторической брехни, как кремлевской, так и антипутинской, — от вопиющих "ляпов" президента и Патриарха до бесноватого тявканья Саакашвили, от патриотических сказок Солженицына сотоварищи до русофобского бреда новодворских, кохов и чубайсов, от оголтелого вранья латыниных и политковских до гомерического "звиздежа" михалковых, сванидзе, радзинских и мединских. Никакой цензуры! К черту "политкорректность"! Народ должен знать своих "отравителей"!


    Выражаю признательность доктору исторических наук Кириллу Назаренко, Елене Прудниковой, Игорю Пыхалову, Игорю Смирнову, Евгению Соловьёву и Алексею Щербакову за предоставленные материалы, а также ценные советы и замечания.

ПРЕДИСЛОВИЕ


    Как забрать у человека кошелёк, если не можешь сделать это силой? Можно бить на жалость, но это не всегда эффективно. Лучше всего заставить клиента почувствовать себя виноватым — например, доказав, что денег требует брошенный в младенческом возрасте незаконнорождённый сын. Или представитель маленького народа, которого соплеменники владельца кошелька нещадно угнетали.
    Первым знаковым событием советской перестройки стал аляповатый и подлый фильм «Покаяние», вышедший на экраны в 1986 году. В картине грузинского режиссёра Тенгиза Абуладзе сын кровавого тирана, похожего на Берию, искупая грехи отца, выкапывает его тело из могилы и выкидывает на свалку. Покаяние за грехи отцов объявили столь важным делом, что ради него можно осквернить отцовскую могилу — поступок чудовищный вообще и особенно немыслимый на Кавказе с его культом предков.
    С тех пор от дорогих россиян регулярно требуют каяться. Сначала за Сталина, уничтожившего «ленинскую гвардию» и принёсшего тоталитаризм в Прибалтику с Польшей. Потом за саму «ленинскую гвардию», расстрелявшую царскую семью и отделившую от Российской Империи Прибалтику с Польшей. Борьба с коммунистической идеей тут только повод (недаром наиболее приличные диссиденты, прозрев на закате дней, плакались, что целили в коммунизм, а попали в Россию). Нет никаких сомнений, что даже если снести все памятники Ленину, выкинуть его из Мавзолея и сшибить красные звёзды с кремлёвских башен, процесс будет продолжен. Настанет очередь покаяния за кровавый царский режим, коварно завоевавший свободно-рыночную Прибалтику и либерально-демократическую Польшу, устроивший геноцид мирных черкесов, оккупировавший ещё более мирное Казанское ханство и зверски расправившийся руками уголовника Ермака с процветающими демократиями Сибири.
    Впрочем, почему настанет? Выступая в эфире радиостанции «Эхо Москвы», кинорежиссёр Станислав Говорухин не снял ничего, зато призвал покаяться перед поляками за грехи не только советской власти, но и царского режима. «Из всех наших соседей, конечно, более всего Россия за последние два века поиздевалась над поляками, — плакался Станислав Сергеевич. — Вспомните польские восстания, жёстко и кроваво подавленные, разделы Польши. Я уже не говорю, что даже в 20-м году, когда закончилась Гражданская война, вдруг Красная Армия попёрла на Варшаву».
    Услышав это, даже замшелый либераст — ведущий Сергей Бунтман не выдержал и заметил, что наступлению Тухачевского на Варшаву предшествовал поход поляков на Киев. Однако пламенный русский патриот и активист «Единой России» сделал вид, что не расслышал.
    Претензии со стороны загадочным образом появившихся на свет потомков жертв недавно признанного великим поедателем галстуков Мишико Саакашвили черкесского геноцида также поступают исправно. Правда, от имени жертв почему-то чаще всего выступает израильский раввин питерского происхождения Авром Шмулевич (он же Никита Дёмин), но это нормально: перед соплеменниками ребе следует каяться особо, за все грехи, начиная с киевского погрома 1113 года.
    В ходе перестроечного покаяния все бывшие советские республики, кроме России, немедленно объявили себя жертвами тоталитаризма, причём едва ли не главными страдальцами оказались правившие ими партийные боссы типа Кравчука и Шеварднадзе. Российская Федерация, напротив, оказалась ответственной за всё, но ожидаемой смены правящей элиты не произошло. В отличие от населения Российской Империи в 1917-м и обитателей бывших соцстран Восточной Европы в 1989-м, дорогих россиян заставили почувствовать себя не жертвами режима, а его соучастниками. Это позволило перекрасившейся коммуно-гэбэшной верхушке успешно возглавить процесс покаяния, полностью сохранив власть и многократно приумножив собственность.
    Желающим подробнее ознакомиться с подобной операцией рекомендую перечитать пьесу «Мухи» французского философа и драматурга Жана-Поля Сартра. Убийцы царя Аргоса, возглавив кампанию бесконечного покаяния за своё преступление, объявили своими соучастниками всех горожан, включая родившихся много лет спустя после преступления детишек. В итоге аргосцы превратились в безвольное стадо, их обиталище обернулось переполненной трупными мухами вонючей помойкой, и лишь уничтожение кающихся убийц даёт некоторую надежду на выздоровление.
    В реале оболванивание через покаяние оказалось столь же эффективным. Двадцать лет Россия во главе с Борисом Ельциным и его выдвиженцем Владимиром Путиным стоически выплачивала свои долги с царских времён. Щедро прощала миллиарды, которые ей задолжали африканцы и арабы. Ни разу не заикалась об имуществе, вывезенном западными друзьями во время прошлой и нынешней смут. Без оговорок и компенсаций выводила войска из Восточной Европы. Отказалась от претензий на оказавшиеся за границей территории с русским населением. Передавала политые кровью советских пограничников амурские острова Китаю, богатые рыбой морские территории Норвегии, а дагестанские деревни Азербайджану. Выдавала своих союзников спецслужбам бывших врагов и принимала их радиоактивные отходы…
    Сейчас дорогие соседушки желают новых покаяний и компенсаций. Особенно прибалты, составляющие многомиллиардные счета за оккупацию, и поляки, где голодные потомки умученных в Катыни офицеров размножаются в геометрической прогрессии. Да и у японцев обострения насчёт Курил регулярно возникают.
    Желая подвести под грядущее вымогательство юридическую базу, Парламентская Ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе приняла резолюцию с красивым названием «Воссоединение разъединённой Европы». Резолюция приравнивает сталинский режим к гитлеровскому, указывает на недопустимость каких-либо публикаций и демонстраций, восхваляющих тоталитарное прошлое, и требует всячески поощрять организации, делающие гешефты на его разоблачении. Особым пунктом предписывается поддержать инициативу Европарламента — объявить день подписания пакта Молотова-Риббентропа 23 августа «общеевропейским днём памяти жертв сталинизма и нацизма».
    Фактически на СССР и Третий Рейх возлагается равная ответственность за начало Второй Мировой войны. Остальные союзники Гитлера в лице Италии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Финляндии, Словакии и Хорватии, а также англо-французских миротворцев, передавших фюреру Чехию, и щедро кредитовавших Гитлера американских банкиров ненавязчиво выносятся за скобки. Про компенсации пострадавшим странам и народам в резолюции напрямую не сказано, но то, что принятие её Россией существенно облегчит соискателям подачу судебных исков, сомнений нет. Пример Германии, уже которое десятилетие платящей Израилю, хорошо известен. Однако Германия проиграла войну и была оккупирована, нам же предлагают платить и каяться без этой маленькой формальности, разъясняя, что без вырывания волос, битья лбом об землю и решительного разрыва с историческим прошлым подлинная революция и движение к светлым высотам прогресса невозможны.
    Всё это чистейший бред. В середине XVII века в Англии имела место самая настоящая революция, в ходе которой её королю торжественно отрубили голову, а множество его сторонников перерезали и перестреляли без всяких церемоний. Что сделали после этого революционные вожди? Покаялись перед Францией за походы Эдуарда III и сожжение Жанны д’Арк? Побежали в Шотландские горы просить прощения за разгром повстанцев Уильяма Уоллеса и четвертование его самого? Приплыли в Ирландию, чтобы выплатить компенсацию за
    деревни, сожжённые карателями Елизаветы II? Встали на колени перед Папой Римским, спрашивая, сколько ему должен английский народ за преследование Генрихом VIII католического духовенства, массовое закрытие монастырей, конфискацию их имущества и казнь Томаса Мора? Отправили слёзное письмо в Мадрид с клятвами вернуть золото, изъятое из трюмов испанских галеонов? Как вы помните, никто из Лондона в Ватикан не поехал и ни перед кем виниться не стал. Наоборот: у Испании Ямайку оттяпали, у Франции — важный порт Дюнкерк, а Исландию с Шотландией зачистили так, что коронованным правителям Англии и не снилось.
    Прошло без малого полтора века, революционная волна с сопутствующим отрубанием королевской головы захлестнула Францию, но покаяния опять не произошло. Испанцы и немцы напрасно ждали возврата земель, захваченных королём Людовиком XIV из династии Бурбонов. Вместо этого французские войска так резво рванулись на запад, восток, север и юг, что завернуть обратно их удалось лишь в далёкой России под Малоярославцем. Правда, гражданские права изгоняемым и угнетаемым вышеупомянутым Людовиком протестантам-гугенотам, были возвращены, но и только — владеть городами и крепостями, типа взятой кардиналом Ришелье Ла Рошели, потомкам жертв бурбонских репрессий было уже не суждено никогда.
    Конечно, если быть совсем уж честными, стоит отметить, что «добровольные» покаяния с последующими выплатами имели место на просветлённом Западе. Например, бледнолицые американцы, выбив у краснокожих аборигенов основное ядро пассионариев с помощью кольтов, огненной воды и заражённых оспой одеял, с охотой каются перед тем, что осталось. Покаяние заключается, в том числе, и в выплате потомкам уцелевших обширных пособий, позволяющих им бездельничать и деградировать. Результат получается шикарный, и посетившая одну из таких резерваций ветеринар российского происхождения записала в своём дневнике, что индейцы здесь закончились — остались одни индюки.
    Или взять покаяние многократного премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Во время последнего предвоенного визита в Ливию он обещал лидеру бывшей итальянской колонии Муаммару Каддафи 5 миллиардов долларов за 32 года колониального господства. Однако тут есть принципиальные различия. Во-первых, основную часть этих денег составляют инвестиции, способствующие проникновению итальянского капитала в Ливию и сулящие немалую прибыль. Во-вторых, вскоре после щедрых обещаний Берлускони угостил друга Муаммара бомбами с лазерным наведением, что поневоле заставляет задуматься об искренности его намерений. В-третьих, Ливия, как и другие африканские страны, являлась колонией, а бывшие советские республики и осколки Российской империи — активными соучастниками всех российских смут. Роль латышских стрелков и чекистов в событиях 1917–1920 гг. общеизвестна. В то время как Муссолини въехал во власть не на ливийском верблюде, и охранку его возглавляли не ливийцы.
    Столь же нелеп и аргумент о процветании покаявшейся и заплатившей Германии. Основы её благополучия заложены в разгар «Холодной войны», когда США боролись с Советским Союзом за мировое господство и щедро помогали союзникам воссоздавать экономику. Сейчас другая эпоха, и капитулировавшая перед НАТО Сербия получила кукиш без масла, да и Россия за двадцать лет покаяний узрела от заклятых друзей лишь ломаный грош в базарный день, а потеряла огромные территории и десятки миллионов населения. И потеряет ещё больше, если будет позволять травить себя трупным ядом покаяния, а не поймёт, что никому ничего не должна, что никто не имеет права предъявлять к нам ни малейших претензий. Нам следует помнить, что в части сотрудничества с Гитлером любая из стран НАТО и Европейского Союза пошла гораздо дальше, чем СССР, а для его разгрома сделала многократно меньше. В полной мере это касается и самой неудержимой по части претензий ко всему свету страны — Польши.

Глава 1


СМЕРТЬ ВЕРСАЛЬСКОЙ ГИЕНЫ


    Воссозданная на Версальской мирной конференции Польша родилась уродливой и склочной. С первых месяцев существования страна ухитрилась втянуться сразу в несколько конфликтов с почти всеми соседями, включая Советскую Россию, Германию, Украину, Чехословакию и Литву. За любовь к нападениям на противников, находящихся в беспомощном состоянии, британский премьер Уинстон Черчилль остроумно сравнил Польшу с гиеной.
    Поддержка Великобритании и Франции, которые видели в Польше свой восточный форпост против Германии и Советского Союза и тяжелейшие внутренние неурядицы соседей позволили полякам отхватить изрядные куски их территорий, включая Западную Украину, Западную Белоруссию, Вильнюс с окрестностями и часть населённой немцами Силезии. (Причём именно ту часть, на которой добывалось 90 % здешнего угля). Так на карте появилась Вторая Речь Посполитая. Она в полной мере унаследовала этническую и религиозную пестроту первой, и также постоянно стремились округлить свою территорию почти исключительно за счёт соседей. Кроме походов на Москву, Вильно и Киев, польские генералы, грезили парадом победы в Берлине и требовали десятую часть африканских колоний Германии. На худой конец годились французский Мадагаскар или португальский Мозамбик.
    Плантаций с неграми паны так и не получили. Обидели их и в конфликте с Чехословакией. Видя в этой стране ещё один противовес Германии и СССР, англо-французы не дали полякам завладеть целиком Тешинской областью с Тршинецким металлургическим заводом, входившим в число крупнейших в Европе. Пришлось удовлетвориться восточной частью области, где поляки составляли большинство населения, а приобретение западной, где находился Тршинецкий завод, но 67 % населения составляли чехи, отложить до удобного момента.
    Удобный момент настал после прихода к власти Гитлера. Польское руководство сразу попыталось заручиться и его покровительством, чтобы получить свою долю добычи от грядущего передела Европы. Когда Гитлер в 1938 году потребовал от Чехословакии передать ему немецкоязычную Судетскую область, а Франция с Англией отказали Праге в поддержке, Польша присоединилась к Гитлеру вместе с Венгрией, и это окончательно вынудило Чехословакию капитулировать.
    Чехословацкие вооружённые силы были немногим слабее германских, а по некоторым показателям даже превосходили их, однако воевать в одиночку одновременно против Германии, и поддержавших её Венгрии и Польши, Чехословакия не могла. Союзники выставляли против неё вдвое более многочисленную армию, а граница с Венгрией, Польшей и присоединённой к Германии Австрией в отличие от немецко-чехословацкой была укреплена довольно слабо. Главное же — 27,5 % населения страны составляли немцы, венгры и поляки, в большинстве симпатизирующие братьям по крови, да и среди представлявших 27 % населения словаков и обитающих в Закарпатье русинов преобладали сепаратистские настроения. При первых же крупных столкновениях с противником, чехословацкая армия могла просто развалиться, и потому власти предпочли передать Германии Судетскую область, а Венгрии — южную Словакию.
    Польша за помощь фюреру была награждена западной частью Тешинского края. Заодно поляки прихватили словацкие деревни Пладовка, Лесница, Сухая Гора и Татранская Яворина, после чего разохотившись, стали готовить полную оккупацию Литвы, но после протестов из Москвы и Парижа были вынуждены сдать назад. В марте 1939 года Польша снова поучаствовала в ликвидации остатков Чехословакии, и её войска помогли Венгрии оккупировать Закарпатье.
    Однако главной задачей польской политики оставалась борьба с москалями. «Расчленение России лежит в основе польских государственных интересов на Востоке, — заявлял создатель и диктатор новой Польши, знаменитый террорист Юзеф Пйлсудский. — Создание ряда национальных государств на территории Европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию». («Z dziejyw stosunkyw polsko-radzieckich. Studia i materialy». T.lll.)
    Отрезать Пилсудский предполагал самые тёплые и богатые земли. «Замкнутая в пределах границ времён XVI века, — считал он, — отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, неспособной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор».
    Впервые с подобными идеями будущий вождь выступил в 1904 году, когда после начала русско-японской войны просил у приближённых императора Муцухито денег на борьбу с кровавым царским режимом. Японцы денег не дали, но после 1918 года в распоряжении пана Юзефа оказался бюджет целого государства. Вскоре Варшава стала желанным домом украинских, белорусских, кавказских и поволжских самостийников, а также донских и кубанских казаков, оформив покровительство им красивым названием — прометеизм. Михаил Саакашвили, открывая 23 ноября 2007 года в Тбилиси памятник Прометею, вместе с президентом Польши Лехом Качиньским, имел в виду именно этот политический проект и организацию «Прометей», созданную для его реализации в 1926 году.
    Пропагандируя свой проект, прометейцы, разъясняли, что Польша, подобно легендарному титану, принесёт угнетённым народам пламя свободы, и русские оккупанты сгорят в этом очистительном огне. Однако всё случилось с точностью до наоборот, и вскоре сама Вторая Речь Посполитая запылала как сухое полено.
    История показала, что даже самые богатые и процветающие многонациональные государства типа Бельгии и Канады часто находятся под угрозой развала, а менее благополучные, как СССР и Югославия, неукоснительно разваливаются. Как правило, крах наступает после снижения доли государствообразующей нации ниже 50 % от общей численности населения, а если она была изначально ниже, то после ухода удерживающего страну сильного лидера. Вторая Речь Посполитая была одной из беднейшей стран Европы, деградировав даже по сравнению с 1913 годом, когда её территория входила в состав России, Германии и Австро-Венгрии.
    Пилсудский умер в 1935 году, а сменившая его военно-гражданская хунта во главе с маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы была малопопулярна и раздиралась склоками. Национальные меньшинства (в основном украинцы, белорусы, евреи и немцы) составляли свыше 30 % населения, но практически отсутствовали в военно-политической верхушке. В восточных областях украинцы и белорусы абсолютно преобладали и были крайне недовольны неравноправным положением, репрессиями против национальных организаций и, прежде всего, изъятием лучших земель в пользу польских колонистов. Неудивительно, что порой пленные польские офицеры просили победителей защитить их от набранных на востоке солдат, а среди белорусских призывников была распространена песенка со словами «Вы ня думайце, папякi, вас ня будзем баранiць, мы засядзем у акопах i гарэлку будзем пiць».
    Тем не менее, разложение страны ещё не дошло до последней стадии. При вменяемой внешней политике Вторая Речь Посполитая могла бы и уцелеть, но наглость варшавских политиканов могла равняться только с их тупостью. Когда столь «могучая» держава граничит с одной стороны с СССР, а с другой — с Третьим Рейхом (Германия, Австрия и Чехия, плюс часть нынешних польских земель, Калининград и Клайпеда), имеет смысл договориться либо с западным, либо с восточным соседом. Как известно, не произошло ни того, ни другого. Варшава отказалась выполнить требования Берлина, хотя они были чрезвычайно умеренными. Гитлер желал присоединить к Германии отделённый от неё после 1918 года и ставший вольным городом Данциг с 95 % немецкого населения. Построить через польские земли экстерриториальные автомобильную и железную дороги, связывающие с Германией Восточную Пруссию, также отделённую от неё по условиям Версальского договора. Ну и сверх того, присоединить Польшу к германо-итало-японско-венгерскому Антикоминтерновскому пакту.
    Однако Варшава категорически отказалась. Не пожелала она и допустить на свою территорию советские войска в случае нападения Рейха на Францию или саму Польшу, хотя СССР гарантировал не вмешиваться в её внутренние дела, а Франция предложила для страховки ввести на польскую территорию 2 своих и 1 английскую дивизии. Впоследствии опыт совместной оккупации Ирана и Австрии показал, что Москва подобные договорённости соблюдает, а советскую власть вводит лишь в странах, которые отошли в её сферу влияния по договорённости с партнёрами.
    Первый вариант превращал Польшу в союзника Рейха, а в обмен на участие в походе на восток давал шанс поживиться за счёт раздела Советского Союза. Опыт последующих событий показал, что Гитлер в таких случаях неукоснительно делился. Италия за участие в разгроме Югославии получила Черногорию, Косово и большую часть Далматинского побережья. Румынии, выделившей против СССР две армии, досталась территория между Прутом и Южным Бугом с Кишинёвом и Одессой.
    Второй вариант предполагал польское участие в англо-франко-советском ударе по Германии, в котором союзники имели бы не менее чем троекратный численный перевес и многократное преимущество в танках и артиллерии. Победа означала бы неминуемое участие в разделе уже немецкого пирога с хорошими шансами приобрести Силезию и Западную Померанию с их развитой промышленностью.
    Но варшавская хунта выбрала третий вариант, оказавшийся самым тупым. Отвергнув все предложения Германии и СССР, они предпочли надеяться на англофранцузские гарантии, хотя точно так же понадеявшейся на Лондон и Париж Чехословакии уже не существовало. Предполагалось, что главные силы германской армии будут сосредоточены на западной границе, где не позднее чем через две недели после начала войны должно начаться наступление главных сил союзников.
    Оставшиеся же 20–30 дивизий польская армия, мобилизация которой началась даже раньше, чем в Германии — 23 марта 1939 года, рассчитывала легко разбить или, по крайней мере, задержать в пограничных районах, пока немцам не придётся перебрасывать на запад и их. Ну, а тогда разгром отсутствующего противника гарантирован, и бравые польские кавалеристы могут безбоязненно скакать хоть до Берлина. Недаром польский посол в Париже Лукашевич, который в 1938 году клялся, что, если Советский Союз вступится за Чехословакию, Германия и Польша заставят русских бежать уже через три месяца, несколько месяцев спустя обещал, что поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны.
    Завершив мобилизацию, польская армия рассчитывала иметь под ружьём 39 пехотных дивизий, 11 кавалерийских, 3 горных и 2 мотомеханизированных бригады — всего до 1,5 миллионов человек, около 700 танков и примерно 800 самолётов. Правда, из-за традиционного разгильдяйства к моменту начала боевых действий мобилизация ещё не завершилась, но считалось, что против немецких сил на востоке хватит и того, что под рукой, а остальные вступят в бой по мере готовности, что отчасти и произошло.
    Однако Гитлер, опираясь на опыт поглощения Чехословакии, справедливо предугадал, что Британия и Франция торопиться не станут, и безбоязненно сосредоточил основные силы вермахта на польском направлении. К 1 сентября 1939 года здесь находились 42 пехотные и горно-пехотные, 8 мотопехотных и лёгких моторизованных и 7 танковых дивизий, кавалерийская бригада и ряд других частей — всего 1,6 миллиона человек, почти 2600 танков и около 2200 самолётов. Вольный город Данциг задействовал в операции свою полицию и добровольческий батальон СС. Три дивизии и авиаполк выставила союзная Германии и жаждущая вернуть потерянные в 1938 году земли, Словакия, но от неё в боях успело поучаствовать лишь несколько батальонов.
    Чтобы подчеркнуть неравенство сил сторон, советские историки, набив руку на преуменьшении сил Красной Армии к началу Великой Отечественной войны, регулярно фальсифицировали статистику в пользу «братской» социалистической Польши. Например, лёгкие немецкие танки чешского производства 35(t) (вес — 8,2 тонны) и 38(t) (вес — 9,8 тонн) Даниил Проэктор, в своей работе «Германо-польская война» одним росчерком пера изящно превратил в мощные машины весом соответственно 35 и 38 тонн, то есть в нечто подобное советским Т-34-85 и американским «Шерманам» конца войны. Зато считая польскую бронетехнику, товарищ Проэктор «забыл» упомянуть танкетки TKS. Конечно, это не более чем консервная банка с пулемётом, уязвимая даже для огня стрелкового оружия. Однако, примерно такие же германские Т-I с бронёй 13 мм и одним (в командирском варианте) или двумя пулемётами, составляющие, между прочим, более 40 % танкового парка армии вторжения, у почтенного профессора учтены. Тот же фокус Проэктор проделал и с авиацией, уполовинив её за счёт устаревших аэропланов, и в итоге оставил армии Рыдз-Смиглы всего 166 танков и 400 самолётов.
    Кавалерийские бригады польской армии авторы советской «Истории Второй мировой войны» считали по штатам мирного времени (два кавалерийских полка и 3427 человек личного состава), тогда как в реальности они имели по три-четыре полка, а часто и дополнительный самокатный батальон. Численность кавбригад колебалась от 5075 до 7184 человек, примерно соответствуя советским кавалерийским (8968 человек) и горнокавалерийским (6558 человек) дивизиям.
    Все эти махинации производились, дабы доказать: бедная маленькая невинная Польша не имела против агрессоров никаких шансов. А чтобы закамуфлировать бесславный разгром основной части польской армии, упор делался на отдельных героических эпизодах, типа обороны полуостровов Вестерплятте и Хель на балтийском побережье.
    На самом деле, почти не уступая противнику по количеству активных штыков и сабель, поляки, хоть и располагали много меньшим количеством боевой техники, имели шансы продержаться до прихода подкреплений. «Для Польши единственный выход заключался в том, чтобы выиграть время, — свидетельствовал один из лучших военачальников вермахта, фельдмаршал Эрих фон Манштейн. — Прежде всего, было необходимо предотвратить охват со стороны Восточной Пруссии и западной Словакии. Для этого следовало занять на севере линию Бобр (Бебжа) — Нарев — Висла до крепости Модлин или Вышеграда. Она представляла собой сильную естественную преграду. Кроме того, бывшие русские укрепления, хотя они и устарели, представляли собой хорошие опорные пункты… Противостоять немецкому наступлению — лучше всего за указанным рубежом рек — до тех пор, пока наступление на западе не вынудит немцев вывести свои войска из Польши, — вот единственная цель, которую необходимо было преследовать». («Утерянные победы»).
    Видимо, предполагая, что поляки станут действовать именно так, начальник германского генштаба Франц Гальдер ещё 7 сентября 1939 года отмечал, что «поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет сохранён; районы от Нарева с Варшавой — Польше; промышленный район — нам; Краков — Польше; северная окраина Бескидов — нам; области [Западной] Украины — самостоятельны». («Военный дневник»). Записи Гальдера подтверждает и Манштейн, вспоминавший, что Гитлер «ещё во время польской кампании рассматривал вопрос о сохранении оставшейся части Польши».
    Однако на деле всё произошло с точностью до наоборот. Мало того, что главные силы польской армии оказались развёрнуты на невыгодных слабо укреплённых позициях западнее Вислы, так едва вступив в бой, они получили распоряжение удирать. Уже 3 сентября главнокомандующий и фактический диктатор страны маршал Рыдз-Смиглы заявил о необходимости «ориентировать ось отхода наших вооружённых сил не просто
    на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…» (Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725109, д. 930, л. 25.)
    Два дня спустя соответствующий приказ был отдан, и польские войска начали в беспорядке отходить в глухие районы, где начисто отсутствовали подготовленные оборонительные позиции и необходимые для продолжения боевых действий ресурсы. Уже 11 сентября Галь-дер отмечает сведения из Румынии о переходе первых польских отрядов через румынскую границу. Среди перешедших оказался и 21-й танковый батальон, оснащённый только что закупленными во Франции R-35. Имея 37-мм пушку и 40-мм броню, эти машины были сильнее подавляющего большинства вражеских танков, но не соизволили подбить ни одного. Впоследствии Румыния их реквизировала и направила на штурм Одессы, за что полякам от одесситов особая благодарность.
    Ещё раньше в направлении Румынии последовал сам пан маршал вместе с прочим ясновельможным панством. Первым вечером 1 сентября, удрал президент Польши Игнаций Мосьцицкий. Через четыре дня за ним отправилось правительство, ну а ночью с 6 на 7 собрал манатки и Рыдз-Смиглы, забравший с собой часть зенитной артиллерии противовоздушной обороны Варшавы и всю прикрывавшую столицу истребительную авиабригаду. Заскочив по пути в Брестскую крепость, лихие генералы 10 сентября переехали во Владимир-Волынский, 13-го перебрались в городок Млынов, 15-го — в Коломыю на румынской границе, а 17-го были уже в Румынии.
    Гражданские министры избрали для своего героического драпа несколько иной маршрут. Прибыв 6 сентября в Люблин, они уже 9-го перебрались в западно-украинский городишко Кременец, 13-го выехали оттуда в приграничные Залещики, и отсюда 16 сентября перешли в Румынию. Как впоследствии выяснилось, личное имущество панство переправило в Бухарест заблаговременно.
    Прихватив для защиты своей ценнейшей персоны полсотни истребителей и несколько батарей зенитной артиллерии, Рыдз-Смиглы позабыл в Варшаве шифры для радиостанции, из-за чего не смог руководить войсками. Когда же шифры, наконец, прибыли, вышел из строя передатчик. Пришлось связываться с оставшимся в столице штабом, через радиостанцию речной флотилии в Пинске, которая передавала приказы маршала в штаб флота, и лишь оттуда его ценные указания шли в Главный штаб. Поскольку на фронте ситуация уже успевала не раз измениться, по эффективности такой способ управления сравним разве что с ковырянием левой ногой в правом ухе. И то если не учитывать, что польская ставка ещё и постоянно удирала, сменив за десять дней пять мест пребывания, причём паническое бегство главкома всякий раз заметно опережало приближение немцев. Например, из Брестской крепости маршал сбежал в ночь с 9 на 10 сентября, тогда как части одного из создателей танковых войск Рейха Гейнца Гудериана подошли к городу лишь вечером 14-го. Насколько я помню, Сталин в 1941-м и Гитлер в 1945-м, когда положение их армий было не лучше, вели себя несколько по-другому, но для истинного демократа Рыдз-Смиглы эти кровавые диктаторы не указ!
    Под стать своему главкому оказались и многие другие польские командиры, типа командующего оперативной группой «Нарев» генерала Млот-Фиалковского. Против него немцы вообще не наступали, поскольку войск на этом участке почти не имели. Успешные рейды польской кавалерии на германскую территорию подтвердили отсутствие здесь сколь-нибудь серьёзных сил противника, и, казалось, ничего не стоило ударить во фланг немецким частям, атакующим позиции соседней армии «Модлин». Однако соединения «Нарева» так и не пошевелились целую неделю, пока переброшенный с другого участка моторизованный корпус Гудериана, почти не встретив сопротивления, не рванул через их позиции на Брест.
    Столь же скромно повёл себя при виде противника и генерал с характерной фамилией Драпелла, командовавший сводной группой из 9-й и 27-й пехотных дивизий. Пан Драпелла имел все возможности ударить во фланг наступающим немцам, но, по деликатному упоминанию российского исследователя Дмитрия Тараса, «не проявил готовности исполнять свои обязанности». Когда Драпелла, наконец, собрался начать их исполнять, противник уже разобрался с его соседями по фронту, после чего наш полководец поступил в полном соответствии со своей фамилией. («Операция Weiss: Разгром Польши в сентябре 1939 г.»).
    Контрудар оперативной группы «Всхуд» провалил командир 16-й пехотной дивизии полковник Свитальский. Получив приказ о наступлении, впавший в пессимизм полковник вместо этого велел отступать, тем самым парализовав действия соседних частей. После этого Свитальского сместили, но момент был безнадёжно упущен, и драпать пришлось всей группе.
    Так происходило регулярно. Например, появляется несколько немецких танков перед позициями 19-й пехотной дивизии армии «Прусы», и её командир тут же удирает в штаб армии. После чего немцы разгоняют оставшуюся без руководства дивизию, а потом, ударив в тыл соседним частям армии, разносят до основания и её, при полном непротивлении командарма — генерала Домб-Бернацкого.
    Такое же непротивление продемонстрировали покинувшие свои войска командир 28-й пехотной дивизии Боньча-Уздовский и его коллега из 2-й пехотной дивизии Доян-Суровка. Отмечая бегство последнего, польский военный историк и участник боевых действий Мариан Порвит отметил, что у пана полковника расшалились нервы…
    Если же где-нибудь находился дельный военачальник, пытающийся организовать сопротивление, в дело вмешивался Рыдз-Смиглы и давил инициативу на корню. Именно так была сорвана единственная попытка польского контрнаступления, когда командующий армией «Познань» генерал Тадеуш Кутшеба удачно атаковал части немецкой группы армий «Юг». К тому времени фронт этой группы представлял вытянутый клин, упёршийся в варшавские укрепления, и ударь по немцам поляки с обеих сторон, те могли получить неплохую взбучку.
    Кутшеба свою задачу выполнил грамотно. В ночь с 9 на 10 сентября его войска скрытно вышли к открытому флангу 8-й германской армии и опрокинули две вражеские дивизии. Однако удирающий из Бреста во Владимир-Волынский Рыдз-Смиглы рассылает в войска директиву с требованием ускорить отход к румынской границе. То есть, пока армия «Познань» и присоединившаяся к ней группа «Всхуд» атакуют германский клин с северо-запада, польские войска, расположенные по другую сторону этого клина, получают приказ уходить на юго-восток!
    В результате «Познань» и «Всхуд» в одиночестве двинулись прямо в глубь вражеского расположения, куда немцы уже стягивали части с других участков. Удачно начавшийся контрудар полностью провалился, а проводившие его войска без толку погибли. Через несколько дней была вынуждена сдаться и не дождавшаяся помощи Варшава.
    Лидер Конституционно-демократической партии России Павел Милюков в таких случаях риторически восклицал: «Что это — глупость или измена?», после чего сам же отвечал: «А не всё ли равно?» По свидетельству участника войны, поручика Ежи Климковского, Рыд-Смиглы считали предателем многие польские офицеры. Видимо, так полагали и немцы, поскольку без проблем позволили Рыдз-Смиглы сначала перебраться из Румынии в союзную Гитлеру Венгрию, а потом и вернуться в Польшу, где бравый маршал умер естественной смертью 2 декабря 1941 года при оскорбительном невнимании агентов гестапо. Подчинённые папаши Мюллера даже не приняли во внимание приказ Рыдз-Смиглы от 26 сентября 1939 года о переходе армии к партизанской войне, который был ради пущего драматизма написан на шёлковом платке и отправлен в осаждённую Варшаву самолётом из Бухареста.
    Поскольку перед возвращением пан Эдвард наладил контакты с тесно связанной с абвером и гестапо псевдоподпольной организацией «Мушкетёры», главарь которой Стефан Витковский 18 сентября 1941 года был повешен по приказу руководства польского подполья, деятельность бывшего главкома немцы надёжно контролировали.
    А вот свои, не помри Рыдз-Смиглы естественной смертью, могли и вздёрнуть.
    Похожая судьба постигла и оставшегося в Румынии главного архитектора внешней политики Польши, её министра иностранных дел Юзефа Бека. Хотя уже в 1940 году Румыния стала союзником Германии и на её территорию вошли немецкие войска, пана Юзефа они репрессировать решительно не пожелали, и он скончался без всякого участия нацистских палачей 5 июня 1944 года. До сих пор так и неизвестно, успел ли Бек потратить 300 тысяч марок, которые вручил ему Геринг в 1938 году, после чего министр стал особенно внимательно относиться к пожеланиям щедрых берлинских партнёров.
    Осторожный Мосьцицкий предпочёл пересидеть войну в Швейцарии, но, подозреваю, реши он вернуться, оккупанты встретили бы экс-президента вполне гостеприимно. Действительно: зачем обижать славных парней, благодаря которым немцы за пять недель захватили одну из крупнейших стран Восточной Европы, потеряв всего 16 643 человека убитыми и пропавшими без вести, но при этом уничтожив и взяв в плен около полумиллиона вражеских солдат и офицеров. Даже без учёта разбежавшихся, соотношение безвозвратных потерь — 30 к 1. Впоследствии, некоторые польские историки, пытались приписать своей армии аж 1000 уничтоженных танков и 700 самолётов противника, но это оказалось примитивным жульничеством. За уничтоженные выдавались все подбитые и вышедшие из строя по техническим причинам, а затем отремонтированные машины. Реально немцы списали после польской кампании лишь 217 танков и 285 самолётов.
    На Восточном фронте даже в самый тяжёлый для СССР период с 22 июня по 5 декабря 1941 года — до контрнаступления Красной Армии под Москвой, сопротивление оказалось иным. Гитлер вместе с союзниками, уничтожив и взяв в плен более 4 миллионов красноармейцев, ополченцев и не добравшихся до своих частей призывников, положил не менее 300 тысяч своих солдат. Соотношение примерно 15 к 1, при том, что к концу войны оно стало уже совсем другим и в конечном итоге Советский Союз войну выиграл.
    СССР помогли бескрайние просторы и мощная военная промышленности? Что касается необъятных пространств, то за них Россия и Польша воевали несколько веков, польские войска брали столицу Руси Киев ещё в 1018 году, а Москву в 1610-м, и если они не смогли задержаться на занятых территориях, то виноваты исключительно сами. Как и в деградации промышленности некогда одной из самых развитых частей Российской Империи, где перед Первой мировой войной добывалось 40 % всего российского угля и выплавлялось 23 % стали.
    К тому же пространства — штука обоюдоострая. Когда твои войска рассредоточены по огромной территории, вторгшемуся врагу куда удобнее бить их частями. Сравните время, которое нужно затратить полякам на переброску к Варшаве нескольких десятков эшелонов с дивизией из Белоруссии со временем, необходимым для переброски под Москву такой же дивизии из Казахстана, и почувствуйте разницу.
    Границу меньшей протяжённости можно прикрыть и более мощными укреплениями. Французы могли позволить себе потратить 3 миллиарда франков, чтобы прикрыть менее чем 400 километров границы с Германией мощными фортами «Линии Мажино», а во сколько обошлось возведение аналогичных укреплений, на западной границе СССР, которая была почти в пять раз длиннее? Неудивительно, что на «Линии Мажино» имелось около 6700 долговременных сооружений, а на 1835-километровой «Линии Сталина» менее 3 тысяч, Плотность у французов выше в 10 раз, а сами их укрепления много мощнее. Ничего подобного французским фортам с их огромными подземными казематами и четырёхметровыми бетонными стенами на прикрывающей нашу границу «Линии Сталина» и близко не было. Там, где у французов стояли мощные бронебашни с 135-мм пушками, мы устанавливали башенку от списанного лёгкого танка с противопульной бронёй и 45-мм пукалкой, а сами укрепрайоны прикрывали лишь отдельные направления. Даже оборонительная линия на Висле со старыми русскими крепостями была куда сильнее «Линии Сталина», а оборонять её было куда легче. Только вот некому оказалось.
    Зато в расправах с собственными нацменьшинствами польская армия преуспела. Поскольку среди немецкоязычных граждан Польши действительно хватало гитлеровских шпионов и диверсантов, неукоснительный отстрел их, а также отправка 50 тысяч польских немцев в концлагеря вполне оправданны, как и аналогичные меры, предпринятые впоследствии Францией, Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Однако кроме интернирования немецкого населения и ликвидации диверсионных групп в Бромберге, Шулитце и других городах начались расправы и над мирным немецким населением, включая женщин и детей. Увидев изувеченные трупы на улицах Бромберга, озверевшие немецкие солдаты, в свою очередь, стали расстреливать всех подвернувшихся под руку поляков, и, судя по записям в дневнике Гальдера от 10 сентября, командованию вермахта пришлось даже наказать самых ретивых.
    На фоне этого бардака особенно дурацки выглядят сказки наших доморощенных полонофилов об якобы успешном сопротивлении польской армии, проигравшей войну исключительно благодаря коварному советскому удару в спину. Типа, не займи подлые красноармейцы украинские и белорусские территории, оккупированные поляками двадцатью годами раньше, глядишь, через месяц польские кони попивали бы водицу из Шпрее, а их наездники — пиво из берлинских кабаков.
    Круче всех отжёг демократический писатель-фантаст Шмалько, заявивший, что коварная вылазка кремлёвских коммунистов, вторгшихся в Польшу 17 сентября 1939 года, сорвала грандиозное польское контрнаступление. На самом деле именно в этот день Рыдз-Смиглы, придерживая штаны, перебирался через границу, а брошенные им дивизии окружались и уничтожались одна за другой.
    Номера, время и обстоятельства гибели каждой из этих дивизий давно известны. Зато список соединений польского воинства, коварно умученного жидо-коммунистами, поклонники благородной шляхты благоразумно опускают, и правильно делают. Потому что кроме полиции, жандармерии, пограничников и отдельных батальонов резервистов на восточных территориях к началу советского вторжения располагалась лишь оперативная группа «Полесье» в составе 50-ой и 60-ой пехотных дивизий и ряда отдельных частей. После нескольких мелких стычек части Белорусского фронта пропустили «Полесье» на немцев, а те быстро разгромили поляков и 6 октября 1939 года вынудили их капитулировать, тем самым завершив кампанию.
    Обличители советского вторжения также «забывают», что предшественник ООН Лига Наций, которая всего через три месяца признала агрессией вторжение советских войск в Финляндию, тогда СССР не осудила, а Черчилль сквозь зубы признал правомерность занятия Советским Союзом Западной Украины и Западной Белоруссии по брестскому меридиану. «Мы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях, как друзья и союзники Польши, а не как захватчики, — отметил сэр Уинстон. — Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии». («Вторая Мировая война»).
    Об этих словах Черчилля плакальщики по Польше предпочитают не вспоминать. Забывают они о том, что в том же 1939 году свои куски Второй Речи Посполитой получили Литва и Словакия, причём аннулирование пакта Молотова — Риббентропа делает крайне сомнительными литовские права на Вильнюс, переданный ей Советским Союзом.
    Вторая Речь Посполитая, которую нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов совершенно справедливо назвал «уродливым детищем Версальского договора», совершенно закономерно прекратила своё гиеноподобное существование. Государство, ставшее её правопреемником после Второй мировой войны, имело совсем иные границы, в основном совпадавшие с границами возникшего в конце X века Польского королевства, после изгнания немецкого населения стало мононациональным и потому остаётся стабильным, несмотря на все политические перемены последних десятилетий.

Глава 2


АЛЫЕ МАКИ И ПАНСКИЕ ВРАКИ


    Удрав за границу от победоносной германской армии, варшавские лидеры под нажимом англо-французских покровителей были вынуждены передать государственные регалии соплеменникам, ранее сбежавшим за кордон от покойного польского диктатора Юзефа Пилсудского. Первоначально новое правительство в эмиграции возглавил бывший военный министр, генерал Владислав Сикорский. Однако через некоторое время он стал проявлять излишнюю самостоятельность, и в один прекрасный день самолёт, в котором летел премьер, рухнул в Средиземное море у Гибралтара. Выживший пилот Эдвард Прхал сообщил, что вскоре после взлёта под кабиной раздался хлопок, и машина перестала слушаться штурвала, но расследовавшая происшествие комиссия категорически заявила, что диверсия исключена. При этом британцы столь тщательно засекретили материалы расследования, что возникли подозрения о ликвидации Сикорского ими самими.
    По плану эмигрантского правительства, борьбой с оккупантами должна была заниматься подпольная организация Служба Победы Польши, вскоре переименованная в Союз Вооружённой Борьбы (СВБ). Первоначально организацию возглавил генерал Михал Токажевский-Карашевич, а затем генерал Казимир Соснковский.
    На территориях, оккупированных немцами, действиями СВБ руководил бывший редактор газеты «Военное обозрение» Стефан Ровецкий. Боевиками, действовавшими на территории присоединённых к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии, командовал лично Токажевский-Карашевич.
    Против кого должны были бы в первую очередь сражаться подпольщики? Вроде бы против немцев, поскольку с Германией Польша находится в состоянии войны, её войска оккупировали коренные польские земли, тогда как СССР занял украинско-белорусские территории уже после краха польского государства, и Лига Наций не сочла эти действия агрессией.
    Между тем, похоже, именно против немцев руководство подполья особо драться и не хотело, что подтверждает конфликт Ровецкого с майором 110-го уланского полка Хенриком Добжаньским. Успевший повоевать против Российской Империи, большевистской России, возникшей на обломках Австро-Венгрии, Западно-Украинской Народной республики, Германии и СССР, а в перерыве завоевать 29 медалей на конноспортивных соревнованиях, Добжаньский создал из солдат разбитых частей партизанский отряд, который успешно действовал в тылу немцев. Тем не менее, Ровецкий приказал Добжаньскому распустить отряд. «Такие приказы я имел в жопу, и больше принимать не буду!» («Rozkazy takowe mam w dupie i na przyszfosc przyjmowac nie bede») — гордо ответил бравый майор и прогнал людей генерала плетьми, после чего продолжил трепать немецкие патрули и обозы, пока не попал в засаду. Ходят упорные слухи, что сдал его кто-то из единокровных доброжелателей и, возможно, в высоких чинах и это похоже на правду. По крайней мере Ровецкий сразу же после гибели Добжаньского, специальным приказом объявил его провокатором, что очень напоминает неуклюжую попытку свалить вину с больной головы на здоровую.
    Даже в 1941 году Ровецкий, сменивший Соснковского на посту командующего СВБ, приказывал своим подчинённым не проводить диверсий и ни в коем случае не убивать немцев. Польским отрядам, действовавшим на украинско-белорусских территориях, подобных распоряжений никто не отдавал. Мало того, в ноябре 1939 года, после начала советско-финской войны, выкинутая из собственной страны польская эмигрантская тусовка всерьёз решает воевать против СССР! Польские диверсанты активизируются — впоследствии посол Польши в СССР Станислав Кот подтвердил, что они действовали по указу Соснковского, что и подтверждается обнаруженными у арестованных польских боевиков документами. Типа обращения начальника отдела СВБ в прославившемся свои еврейскими погромами Едвабненском районе пана Шуляка.
    «Польское правительство, как мы знаем, объявило войну Советам, правительству рабства, какого не знает история, правительству еврейской гегемонии, правительству духовной пустоты, правительству крайнего бедствия, ибо это большевистское правительство, которое вместе с нашим извечным врагом чёртом-Гитле-ром должно погибнуть…». (ЦА ФСБ, ф. 3, оп. 7, д. 1085, л.л. 79–84)
    Слова не расходились с делами. «Доношу: 3 декабря в 23 часа совершен террористический акт над председателем местного комитета д. Черлены Грудекского уезда Львовской области Трушем Михаилом. — Сообщил товарищу Берии начальник управления НКВД по Львовской области Капитон Краснов 5 декабря 1939 года. — В окно дома Труша были брошены две ручные гранаты. Тяжело ранены Труш и его жена. Террористов на месте задержать не удалось. Выброшенной опергруппой арестованы Фалькевич Иосиф, агент полиции, его сыновья Фалькевич Казимир, член фашистской организации, доброволец польской армии, и Фалькевич Войтек, руководитель фашистской организации «Стрельцы». («Органы государственной безопасности СССР в годы Великой отечественной войне» Т. 1. Книга первая (11.1938 г. — 12.1940 г.)).
    Само собой советские органы с такими не церемонились. Согласно докладной записке управления НКВД по Тернопольской области № 1597489, только с 22 марта по 25 апреля 1940 года на территории области было арестовано 540 человек, у которых изъято 98 винтовок, револьверов и пистолетов, 3 пулемёта, около 6000 патронов и 13 ручных гранат. Боевиков арестовывали, сажали и стреляли, а польское население в массовом порядке высылалось на восток, но боевой пыл эмигрантского правительства, это само собой не охлаждало.
    Особенно раздухарилась команда Сикорского, когда Великобритания и Франция, продолжая бездействовать на германском фронте, собрались воевать против СССР. К глубочайшему сожалению Сикорского и Ко, отсутствие бомбардировочной авиации не давало им возможности принять участие в готовящемся ударе по бакинским нефтепромыслам. Зато поляки собрались помогать финнам, для помощи которым союзники готовили экспедиционный корпус.
    «Гибель Финляндии была бы серьёзным поражением для союзников, — писал Черчилль. — Поэтому необходимо было послать союзные войска либо через Петсамо, либо через Нарвик, либо через другие норвежские порты».
    Правительство Сикорского включило в состав англо-французского десанта своё самое боеспособное соединение — горнострелковую бригаду. Здесь паны опять действовали строго в духе национальных традиций: в 1854 году польские эмигранты едва ли не на коленях умоляли Наполеона III позволить им пострелять по Севастополю. Ещё раньше, в 1799 году, когда ни клочка собственно польских территорий Россия не удерживала, эмигрантское панство защищало от Суворова парижскую Директорию. Теперь оно озаботилось судьбой Финляндии и поддержало бы любых папуасов — лишь бы хоть немножко напакостить клятым москалям.
    Фактически находясь в состоянии войны с правительством Сикорского и столкнувшись с действиями его диверсантов, Советский Союз задержал у себя взятых во время вступления на территорию Польши пленных. Один из этих лагерей располагался у деревни Катынь, Другие под Тверью и Харьковом. Некоторых из числа находившихся в двух последних местах советские органы расстреляли за «контрреволюционные преступления», а
    Катынь оказалась в 1941 году на оккупированной гитлеровцами территории, и немцы перебили всех, кто там находился, затем неуклюже выдав трупы за жертвы НКВД. Лондонские поляки, обладая информацией, что мертвецы имеют в черепах немецкие пули, подтвердили нацистскую версию, а после развала СССР к ним присоединились российские демократы. Правда, согласно одному из подтверждающих расстрел «документов», пленные в 1940 году были уничтожены на основании постановления ЦК КПСС, в которую партия Сталина была переименована в 1952 году, но такие мелочи ясновельможное панство и поддерживающее их правозащитное жульё не смущают! Как впрочем, и Владимира Путина с Дмитрием Медведевым, не устающих бухаться на колени перед памятником в Катыни и каяться перед Варшавой.
    В дальнейшем войска эмигрантского правительства действовали столь же вяло. Сформированная в 1941 году на территории СССР армия генерала Владислава Андерса категорически не желала воевать, предпочитая героически оборонять иранские нефтепромыслы. Андерсу неоднократно предлагалось отправиться на
    фронт, но польское командование категорически отказывалось, ссылаясь, то на малочисленность своего контингента, то на слабую подготовку, а в ноябре 1941 года, с приближением немцев к Москве в Берлине для переговоров с немцами появился сотрудник финансового отдела армии Андерса, бывший премьер-министр Польши Леон Козловский. Командующий немедленно объявил его изменником, но вскоре выяснилось, что командировочное удостоверение до Москвы отставному премьеру выписал лично Андерс.
    Впоследствии Козловский участвовал в Катыньском шоу, пытался уговорить гитлеровцев создать в Варшаве правительство во главе с собой любимым, и умер от сердечного приступа во время одной из бомбёжек Берлина, но какую информацию он передал немцам неизвестно до сих пор. Зато известно, что польские дивизии располагались в районе города Бузулука Оренбургской области, а совсем неподалёку, в Куйбышеве (ныне Самаре) заседало советское правительство. Ну и вы таки можете предположить, чьи головы мог предложить фюреру пан Владислав в случае прорыва фронта, взятия Москвы и гибели Сталина. Тем более что другого товара на продажу у него на тот момент просто не было.
    Немцев от Москвы отогнали, а поляки в окопы всё равно не пошли. Может, принципиальному антикоммунисту и русофобу Андерсу просто не хотелось помогать ненавистным москалям? Но, неоднократно заявляя, что задача поляков сейчас разбить Роммеля, бравый генерал уклонился и от боёв в рядах британской армии в Северной Африке, прочно засев в Иране. После этого по окопам пошёл популярный по разные стороны фронта анекдот. «Что такое Вторая мировая война? — Это попытка Советского Союза, Великобритании и США заставить воевать армию Андерса». В таком разрезе генерал — настоящий герой и великий полководец! Два с лишним года отбиваться от Сталина, Черчилля и Рузвельта, полностью завися от них по части снабжения, не каждый сможет. Лишь к началу 1944 года британцы смогли вытолкнуть польский корпус на итальянский фронт. Позже поляков там пошли в бой только бразильская дивизия и еврейская бригада.
    Эвакуированная из Норвегии горная бригада, усиленная чехословацким батальоном, оказалась более боевой и в 1941 году участвовала в обороне ливийского города Тобрук, но поскольку располагалась она на самом спокойном участке фронта против малобоеспособных итальянцев, особых подвигов братьям-славянам совершить не удалось. Имея около 5 тысяч солдат, бригада, по данным польского историка Збигнева Квеченя, за девять месяцев потеряла около 130 человек убитыми, а по информации британских союзников — всего 27.
    Из других польских воинских частей можно вспомнить задействованную в системе противовоздушной обороны Великобритании истребительную авиаэскадрилью, которая долгое время считалась одной из самых результативных. Однако затем выяснилось, что единственным доказательством подвигов польских асов являются их собственные донесения. Например, после боя 15 сентября 1940 года поляки заявили о 25 сбитых немецких бомбардировщиках «Хейнкель-111», а в реальности сбили от силы 5 штук. Рекорд приписок был установлен 26 сентября того же года, когда две английских и одна польская эскадрилья общими усилиями сбили один «Хейнкель», но на бумаге у поляков оказалось 11 уничтоженных бомбовозов!
    Для варшавских летописцев и российских полонофилов такие штучки в порядке вещей, причём зачастую они не замечают, как разоблачают самих себя. Например, автор работы «Польский флот» Александр Шишов украсил своё исследование картинкой, где среди германских кораблей, потопленных моряками лондонских эмигрантов, значатся эсминцы ZH-1 и Z-32. И сам же несколькими страницам раньше сообщил, что наряду с парой польских эскадренных миноносцев по немцам стреляли шесть британских. Та же самая история происходит и с торпедными катерами S-70 и S-136, по которым одновременно с польским эсминцем «Блыскавица» палили три корабля Его Величества. И с подводной лодкой U-407 — на её хребет параллельно с бело-краснознамённым «Гарландом» кидали глубинные бомбы английские «Траубридж» и «Терпсихора». Учитывая, что во всех случаях британцев было больше, а квалификация их моряков много выше, думаю, вопрос, кто внёс основной вклад, не возникает.
    Впрочем, одну подлодку поляки-таки потопили самостоятельно. Если верить господину Шишову, 20 июня 1940 года польская субмарина «Вилк» молодецким тараном отправила на дно немецкую U-122. Однако французские аквалангисты Анри Мейзель и Мишель Поли обнаружили, что U-122 лежит у берегов Уругвая, во многих тысячах километров от района действий польского корабля. Окончательную ясность внесли голландцы, уточнившие, что «Вилк» въехал носом в борт их лодке 0-13, которая от столь грубого обращения и вправду утопла. Тем не менее, автор настолько любит своих героев, что над силуэтами погибших посудин кригсмарине гордо значится: «Корабли и суда, потопленные ВМФ Польши».
    Таким же образам польские и полонофильствующие исследователи описывают развитие событий на территории самой Польши, где по приказу Москвы начали действовать против немцев местные коммунисты. Ровецкий сообщил в Лондон, что у населения возникают большевистские настроения, и начиная с октября 1942 года переименованный в Отечественную Армию («Армию Крайову») СВБ, наконец, занялся террором и диверсиями. Однако масштаб их не слишком впечатлял. Если белорусские партизаны перед наступлением советских войск практически полностью парализовали немецкие железнодорожные перевозки, то полякам ничего подобного сделать не удалось. Германские коммуникации в Польше в основном уцелели, и, в отличие от Белоруссии, большинству гитлеровских дивизий тут удалось избежать окружения.
    Незначительны оказались и потери оккупантов. По данным генерал-майора вермахта Бурхарда Мюллера-Гиллебранда, бомбёжки англо-американской авиации, действия диверсантов и партизан, болезни и несчастные случаи в 1941–1944 гг. стоили немцам примерно 20 тысяч человек, погибших в Западной Европе, и 30 тысяч на Балканах. Потери же в Польше даже не упоминаются, приравниваясь к статистической погрешности. («Сухопутная армия Германии. 1939–1945»).
    Американский историк польского происхождения Стивен Залога в своей работе «Польская армия. 1939-45» пишет, что партизаны на территории Второй Речи Посполитой в 1942 году выводили из строя по 250–320 немцев в месяц, а в первой половине 1944-го даже по 850-1700. Простейший подсчёт показывает, что в этом случае гитлеровцы потеряли порядка 20 тысяч человек, включая 6–7 тысяч убитыми. Однако значительную часть их придётся списать на советских партизан, действовавших на территории Западной Украины и Западной Белоруссии и неоднократно совершавших рейды в Польшу. За вычетом перебитых ими, а также управляемой из Москвы прокоммунистической Армией Людовой, на долю Армии Крайовой остаются жалкие крохи. Обобщая результаты боевой деятельности соотечественников, польские исследователи Анджей Пачковски, Павел Совински и Дариуш Стола, говорят о примерно тысяче с небольшим немцев, уничтоженных Армией Крайовой с начала 1943-го до середины 1944 года, и это похоже на правду, в отличие от данных о результатах диверсионной деятельности аковцев. Ну, никак не могла Армия Крайова пустить под откос 732 эшелона, если всего на территории Польши всеми советскими, просоветскими и антисоветскими партизанами их было подорвано 284!
    Сами поляки до первой половины 1944 года потеряли 20 тысяч человек, однако изрядная часть их погибла в боях отнюдь не с немцами. Многие пали смертью храбрых в междоусобных столкновениях боевиков лондонского правительства с коммунистами, а также с литовскими и украинскими националистами. На глазах у прибалдевших немцев хлопцы Ровецкого и Бандеры старательно вырезали на Львовщине соответственно украинское и польское население. Для борьбы с банде-ровцами и Армией Людовой паны Осевич, Курциуш, Наконечников-Клюковский и некоторые другие польские полевые командиры начали сотрудничать с немцами и получать от них оружие. Некоторые польские отряды открыто перешли на сторону Гитлера, действуя вместе с польской и еврейской вспомогательной полицией, через подразделения которой прошли около 30 тысяч бывших граждан Второй Речи Посполитой.
    Для легализации истребления прокоммунистических партизан лондонское правительство придумало воистину иезуитский ход. Боевики, близкие к входившей в него правой Национальной партии, объявили о своей независимости от Армии Крайовой и создании собственной военной организации — «Национальные вооружённые силы» («Народове Силы Збройне»), в которых числилось более 30 тысяч человек. Открытую войну с коммунистами они начали 9 августа 1943 года, уничтожив их отряд у деревни Боров.
    Действуя подобным образом, команда Сикорско-го повторяла приём, позволивший в 1920 году Польше отобрать у Литвы Вильно. Тогда Варшава формально категорически запретила командующему польскими войсками в Литве Люциану Желиговскому захватывать город, но тот героически «не подчинился». В то время Польшей руководил умный и энергичный Пилсудский, и операция прошла как по нотам. Зато непутёвые наследнички продолжили дело восстановителя польского государства самым дурацким образом. «Лондонцы» даже не соизволили хотя бы формально вывести представителей Национальной партии из состава правительства, отчего вся история с неподчинением ему «Наро-довых Сил» выглядела явной липой. Правда, на местах боевики периодически выясняли отношения с аковцами, но они и с товарищами по борьбе сцеплялись, ибо истинным шляхтичам всегда есть из-за чего подраться.
    Охотно помогали оккупантам и многие полевые командиры Армии Крайовой. «Содружество с белопольскими бандитами продолжается, — отчитывался перед начальством оберштурмфюрер СС Штраух. — Отряд в 300 чел. в Ракове и Ивенце оказался очень полезен. Переговоры с бандой Рагнера (Стефана Зайончковского) в одну тысячу человек закончены. Банда Рагнера усмиряет территорию между Неманом и железной дорогой Волковыск-Молодечно, между Мостами и Ивье. Установлена связь с другими польскими бандами»… «Сливайтесь с партизанами, — указывал свои подчинённым один из командиров Полесского округа Армии Крайовой пан Дубинский, — завоёвывайте их авторитет и доверие, а при возможности — уничтожайте». (Л. Смиловиц-кий. «Катастрофа евреев в Белоруссии. 1941–1944 гг.).
    Бывший поручик и командир лондонских боевиков Ян Борисевич с чрезвычайно подходящей ему кличкой «Крыся» в годы оккупации служил начальником лесоох-раны, также тесно сотрудничая с немецкими спецслужбами. Крыся, как Рагнер действовал сперва против белорусских партизан, потом против советских вооружённых сил, которые обоих и прикончили. С 1943 года сотрудничали с оккупантами известнейшие полевые командиры Ровецкого — Адольф Пильх, Юзеф Свида, Здислав Пуркевич и Зигмунт Шенделяж. При этом первый, проведя 32 боя с советскими партизанами, ни разу не атаковал немцев, а последний, командуя 5-я бригадой Армии Крайовой, помогал обкладывать в лесах у озера Нарочь партизанскую бригаду имени Ворошилова.
    Немцы активно помогали аковцам. Один только Пильх, по неполным данным, получил от них 18 тысяч патронов, но сейчас поляки и их прихлебатели, делают вид, что ничего подобного не было, регулярно требуя извинений за последовавшую зачистку этой публики. Но зная о поведении аковцев в 1943-44 гг., советское командование, было просто обязано заняться их ликвидацией. У них на это имелось всяк больше оснований, чем у британцев, которые высадившись в октябре 1944 года в Греции, приступили к разгрому коммунистических партизан. В боях широко применяли танки и авиацию, а пленных отправляли в тюрьмы и специальные концлагеря, расположенные у египетского городка Эль-Даба. Там бывших партизан, охраняли и пытали бывшие гитлеровские полицейские, один из которых — Морфис, избивая старых знакомых, приговаривал: «Убежал от меня тогда, но теперь ты попался!» (Л. Мавроидис. «Греческий народ непобедим»).
    Демократической Великобритании можно предъявить точно те же претензии, что и тоталитарному Советскому Союзу, но я что-то не помню, чтобы лондонские политики бежали в Афины каяться перед греками. Хотя британцы пришли в уже очищенную немцами Грецию и воевали с греческими партизанами-коммунистами, которые на них ранее не нападали. Тогда как СССР освобождая Польшу, потерял свыше 600 тысяч человек и воевал, с боевиками, которые действовали против Красной армии ещё в 1939 году, а часто и прямо сотрудничали с Гитлером.
    Кстати, сотрудничество это, подвигами разного рода крысей не ограничивалось. Немало поляков воевало и в рядах Вермахта, о чём свидетельствуют многочисленные документы. Работая в Центральном архиве министерства обороны, в «сводке о политическо-моральном состоянии частей противника, действующих в полосе 5-й армии» (ЦАМО, ф. 1112, оп. 1, д. 58, л. 20) я прочёл, что «267 пд (пехотная дивизия — Ю.Н.) в значительной степени укомплектована австрийцами, чехами и поляками. В 467 п. (полку — Ю.Н.) одних поляков на 24 ноября 41 г. было около 50 человек».
    «Пленные 1/678 пп 332 пд захваченные 12.7 в районе Раково, показали: 4 июля дивизия получила задачу от командования Южной группы войск на восточном фронте — наступать в составе Белгородской группировки на Курск, — гласит разведывательная сводка № 201, доставленная 14 июля 1943 года в штаб Воронежского фронта. — Национальный состав 332 пд: 40 % — поляки, 10 % — чехи, и остальные немцы». (РЦХДНИ, ф.71, оп.25, д. 18802с, лл. 51–54)
    «В 168-й пд на 1 июля было 6 тыс. человек, из них немцы составляли только 60 %. В числе остальных были: поляки — 20 %, чехи — 10 %…» (Л.Лопуховский, «Прохоровка. Без грифа секретности»).
    Польские немцы служили в 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова», 4-й моторизованной дивизии СС «Полицейская», а также в 31-й пехотной дивизии СС «Богемия и Моравия» и 32-й пехотной дивизии СС «30 января», сформированных в конце войны.
    Перечислять можно ещё долго…
    О поляках на Восточном фронте сохранилось немало свидетельств и в мемуарах участников Великой Отечественной войны, и в архивных документах. Про действовавших в Новгородской области польских полицаев рассказывал мне радист партизанившей там разведывательно-диверсионной группы «Лужане» Всеволод Леонардов. Другой ветеран Великой Отечественной войны Александр Лебединцев вспоминал, как из двух взятых его разведгруппой вражеских языков один оказался хорватом, а второй поляком — хотя дело было в сентябре 1943 года на севере Украины в полосе наступления 38-й стрелковой дивизии 47-й армии, где официально, ни хорватские, ни польских частей не воевало.
    Только из присоединённой к Германии Верхней Силезии в вермахт попало до 100 тысяч человек. Исходя из численности населения, прочие присоединённые к Рейху территории (Мазурия, Великая Польша, Западная Померания) могли дать как минимум столько же, хотя реально их было много больше. Известно, что в этих областях жило свыше 3 миллионов поляков с примесью германской крови, Мазуров и кашубов, считающихся этнически близкими немцам. Учитывая процент граждан, попавших в вермахт и войска СС, этот контингент, включая местных фольксдойче, то есть немцев, проживавших здесь до войны и имевших польское гражданство, мог дать Рейху не менее полумиллиона военнослужащих. Как раз такую цифру называет польский историк Цезары Гмыз.
    Порой среди польских солдат фюрера попадались очень примечательные персоны. Например, рядовой 328-го запасного учебного гренадерского батальона уроженец Данцига Йозеф Туск, приходящийся дедушкой нынешнему премьер-министру Польши Дональду Туску. В вермахте служил и двоюродный дедушка пана премьера. Причём если родной дедуля был мобилизован, в связи с ухудшением обстановки на фронте дезертировал, то двоюродный пошёл добровольцем. Неудивительно, что поляков в советских лагерях военнопленных оказалось 60 277 голов — больше, чем итальянцев (48 957) и финнов (2377) вместе взятых.
    Конечно, некоторая часть польских пленных, скорее всего, являлась гражданами Рейха в границах 1937 года, да и часть фольксдойче, имея лишь небольшую долю польской крови, наверняка причисляли себя к славянам, рассчитывая на снисхождение. Но тогда надо учесть и поляков, находившихся среди почти 600 тысяч пленных, отпущенных непосредственно на фронтах, а также попавших в плен к союзникам. Участник боёв в Нормандии майор канадской разведки Милтон Шуль-ман упоминал среди вражеских солдат поляков и чехов, в посвящённой Нормандской операции книге Стивена Амброза «День «Д» 6 июня 1944 года. Величайшее сражении Второй Мировой войны» имеется фотография с подписью: «пленные поляки и чехи», а в польские дивизии на Западе было зачислено почти 90 тысяч пленных и перебежчиков, многие из которых до того исправно воевали против СССР. К лету 1944 года итог войны был уже ясен, и уроженцы Второй Речи Посполитой массово переходили к будущим победителям.
    По этой же причине гитлеровцам не удалось создать польскую дивизию «Белый Орёл», предназначенную для
    действий на Восточном фронте. Формировать её начали только 4 ноября 1944 года, и потому в дивизию записалось лишь 470 добровольцев. В конечном итоге удалось сформировать отряд из 1500 человек, который получил название «Абверкоманда-204» и был уничтожен зимой 1945 года. Ещё 4000 человек, воюя в Свентокшицкой («Святого креста») бригаде, в конце войны сдались американцам и с удовольствием служили надзирателями в лагерях военнопленных, где содержались их бывшие товарищи по оружию.
    Не стоит забывать и про полицейские подразделения, сформированные как на присоединённых к Германии территориях, так и при властях оккупированного «генерал-губернаторства» вокруг Варшавы и Кракова. Численность «генерал-губернаторской» полиции безопасности в 1943 году дошла до 16 тысяч человек, а с учётом бывших граждан Второй Речи Посполитой в гестапо, шести польских полицейских батальонов Западной Украины и еврейской полиции в гетто это число можно смело удвоить. И добавить к ним 14-ю пехотную дивизию СС «Галичина», 4, 5, 6,7 и 8-ой полки СС, 204-й отдельный батальон СС, батальон спецназначения
    «Нахтигаль» («Соловей»), 31-й полицейский батальон и прочее воинство, состоявшее из галицийских добровольцев украинской национальности. Обычно эти бравые хлопцы, которых так славят на Украине сейчас, учитываются в числе советских коллаборационистов, но к началу войны все они являлись гражданами Польши.
    Само собой, про дедушек Туска и полмиллиона их соратников в борьбе за дело любимого фюрера поляки вспоминать не любят. Куда больше им нравится рассказывать о своих немногочисленных победах, типа взятия созданным на базе армии Андерса польским корпусом неприступного итальянского монастыря Монте-Кассино. Хотя при ближайшем рассмотрении победа эта оказалась цинично украденной.
    Согласно польской версии, атакуя неприступное аббатство и окружающие его высоты, союзники раз за разом откатывались назад, заваливая трупами окрестности. Хотя в авианалётах на монастырь участвовало порой до тысячи бомбардировщиков, оборонявшие его германские десантники из 1-ой парашютной дивизии с января по март 1944 года отбили три штурма. Полдюжины британских, американских, индийских и новозеландских дивизий бессильно истекали кровью под стенами аббатства, и тогда в бой пошёл корпус Андерса. Две его дивизии и танковая бригада начали наступление 12 мая, а уже 18-го над развалинами монастыря гордо взвился красно-белый флаг.
    Каким образом столь храброму воинству, до того три года уклонявшемуся от какого-либо участия в боевых действиях, удалось захватить позиции, о которые обломали себе зубы лучшие части союзников? Очень просто — они никогда их не брали. На самом деле штурм высот 593 и Сан-Анджело 12 мая завершился тяжёлым поражением поляков, потерявших 4199 человек, включая 924 убитыми. Однако в это время положение немцев на соседнем участке фронта резко ухудшилось. Ход сражения изменил воевавший в рядах союзной армии французский корпус, укомплектованный набранными в североафриканских колониях Франции алжирцами и марокканцами. Используя труднопроходимые горные тропы, 14 мая марокканские стрелки вышли обороняющимся в тыл, вынудив их оставить развалины аббатства. На освобождённой территории марокканцы устроили дикую оргию убийств, изнасилований и грабежей, но почему-то ни Де Голль, которому они подчинялись, ни султан Марокко Мухаммед V там на карачках ни стояли, а Италия от Франции и Марокко платить и каяться не требует.
    Наиболее продвинутые историки, понимая истинную ценность столь великой победы, изо всех сил пытаются приукрасить баталию. Например, Стивен Залога утверждает, что корпус Андерса хоть и не взял высоты, но зато «оттянул на себя вражеские резервы». О каких конкретно немецких соединениях идёт речь, Залога умалчивает и правильно делает — их не существовало. Первая немецкая резервная дивизия прибыла на фронт, чтобы ликвидировать просачивание североафриканских частей, а ещё три пытались сдержать наступление британцев, американцев и канадцев, начавшееся на других участках. Подкреплять непоколебимо держащихся у монастыря парашютистов гитлеровцам не имело смысла, и они неоднократно об этом говорили.
    «Нанесённый намного превосходившими силами удар французов по массиву Петрелла, где оборонялась всего одна немецкая дивизия, ознаменовался вскоре серьёзным успехом, — писал о майском наступлении союзников в Италии германский генерал Курт Типпельскирх. — Нависла угроза прорыва английского корпуса в долине реки Лири. Под натиском этого корпуса 16 мая были оставлены монастырь и высоты Кассино, где грозил глубокий охват с фланга. Так как польскому корпусу прорваться севернее Кассино не удалось, обстановка на этом участке фронта оставалась сносной». («История Второй Мировой войны»).
    «1-я парашютно-десантная дивизия и не думала сдавать Монте-Кассино, — вспоминал командующий немецкими войсками в Италии фельдмаршал Альберт Кессельринг. — Чтобы поддерживать контакт с 14-м танковым корпусом, я был вынужден отдать приказ об их отходе, чем вызвал недовольство их командования». («Люфтваффе. Триумф и поражение»).
    Подчиняясь приказу, немецкая десантура, обиженная, что ей так и не дали ещё раз надрать Андерсу задницу, в полном порядке покинула позиции. После этого поляки гордо водрузили над опустевшими развалинами монастыря своё знамя и объявили себя победителями, обокрав наивных алжирцев и марокканцев.
    В честь этой удачной пиар-акции поэт Феликс Конарский и композитор Альфред Шютц сочинили романтическую песню «Алые маки под Монте-Кассино», начинающуюся словами «Видишь эти руины на вершине? Там враг твой укрывается, как крыса». Можете на досуге подумать, кто туг больше похож на крыс. Немецкие десантники, пять месяцев оборонявшие монастырь от многократно превосходящих сил противника и оставившие позиции только по приказу командования? Генерал Андерс с компанией, которого Сталин и Черчилль три года выпихивали на фронт? Или польские историки, стырившие чужую победу с наглостью, которой может позавидовать великий прихватизатор земли русской Анатолий Чубайс?

Глава 3


ВАРШАВСКОЕ ХАРАКИРИ


    Шестидесятилетие восстания в польской столице, пришедшееся на 2004 год, было отмечено столь пышно, что случайно прибывший в Варшаву инопланетянин мог бы поверить, что именно там решился исход Второй Мировой войны. Ещё круче смотрятся претензии к союзникам по антигитлеровской коалиции. Нет, вопли насчёт покаяния Москвы за «бездействие» советских войск в дни восстания как раз никого не удивили. И демонстративный отказ пригласить на торжества российских официальных лиц тоже для недавних кремлёвских шестёрок обычное дело. Но дальше почтеннейшую публику ожидало совершенно неописуемое зрелище, напоминавшее появление в казарме пьяных салаг, пытающихся застраивать матёрых дедушек.
    В роли оборзевших салабонов выступили польские министры во главе с тогдашним премьер-министром Мареком Белкой. По словам пана Белки, извиняться за Варшаву должны не только тоталитарные москали, но и основатели парламентаризма — британцы. Мол, слишком мало помогали и не перебросили на своих еропланах польские части с западного фронта. Затем министр иностранных дел Чимошевич мимоходом пнул американцев, отдавших Польшу Сталину… Казалось, продлись мероприятие ещё немного, и каяться придётся Израилю (за преждевременное восстание евреев в Варшавском гетто), Франции (не поспешили подтянуть к Висле дивизию негров из Сенегала) и самому Господу Богу (до сих пор не обеспечил каждого пана имением с холопами).
    Не зная особенностей польского национального характера, можно было предположить, что, отмечая славный юбилей, премьер укушался до состояния, в просторечии именуемого его фамилией. Однако никакой белки, то бишь белой горячки, у главы правительства не наблюдалось. Несколько поколений предков, считающих весь мир своими должниками по жизни, просто вынуждали пана Марека выставлять себя законченным идиотом.
    Регулярно восставая против петербургской монархии, гордые шляхтичи требовали не просто независимости своей страны, но и возврата к границам 1772 года — то есть, присоединения к Польше всей нынешней Белоруссии, Литвы, Западной Латвии и Центральной Украины. Даже та часть окружения Николая I и Александра II, которая искренне симпатизировала полякам и была готова предоставить им независимость, не могла пойти на такое. В итоге симпатии к повстанцам сменялись в российском обществе откровенной враждебностью, а власть, отправляя в Польшу очередную карательную армию, получала поддержку подавляющего большинства населения. Затем гонористое панство драпало, поддерживая штаны, аж до Парижа, где его быт воспел язвительный Генрих Гейне:
Сволочинский и Помойский —
Кто средь шляхты им чета?
Бились храбро за свободу Против русского кнута.
Храбро бились, и в Париже Обрели и кров, и снедь;
Столь же важно для Отчизны Уцелеть, как умереть…
В том же кабаке питались,
Но боялся каждый, чтобы Счёт другим оплачен не был.
Так и не платили оба…
Можем ждать героев краше,
Чем Шельмовский и Уминский,
Шантажевич, Попрошайский И преславный пан Ослинский.

    Само собой, едва просвещённая Европа готовилась к войне с Россией, прототипы Сволочинского и Помой-ского наперебой бросались предлагать свои услуги, требуя взамен границ от Риги до Одессы и от Данцига до Венгрии. Именно на таких условиях обещал содействие Наполеону воспетый советскими историками предводитель польского восстания 1794 года Тадеуш Костюшко, но император от подобной наглости просто озверел. «Он просто дурак! — Брезгливо брезгливо бросил Наполеон министру полиции Фуше. — Надо предоставить делать ему, что он хочет, не обращая на него никакого внимания».
    Панству поневоле пришлось удовлетвориться границей по Бугу и Неману. За это поляки отправились сражаться в далёкую Испанию, где безуспешно пытались подавить партизанское движение против оккупантов, на Гаити, где они храбро бились с восставшими неграми и почти целиком вымерли от жёлтой лихорадки, и в Россию, где большую часть дорогих гостей благополучно закопали вместе с остальной наполеоновской армией.
    Сто лет спустя, едва крах Австро-Венгерской, Германской и Российской империй даровал Польше независимость, она тут же полезла на всех соседей сразу. Пользуясь охватившим их хаосом, Вторая Речь Посполитая присоединила изрядные территории, на которых проживало свыше 10 миллионов украинцев, белорусов, евреев, немцев, литовцев и чехов, затем отказалась договариваться как с СССР, так и с Третьим Рейхом, позорно рухнула, но по-прежнему винила в своих злоключениях всех, кроме себя.
    Провала Варшавского восстания это касалось в полной мере, хотя развивалось оно настолько нелепо и выглядело столь явным самоубийством, что автор нескольких книг, посвящённых событиям в Польше во время Второй мировой войны, Юрий Мухин уверен, что на самом деле польское правительство в Лондоне работало на немцев. Поскольку существовала опасность, что в случае советского наступления отряды Армии Крайовой начнут без приказа рвать железные дороги и мосты, командование якобы специально стянуло их в Варшаву, дабы гитлеровцы могли их там без проблем уничтожить. В качестве доказательства Мухин привёл отрывок из, составленного за неделю до восстания приказа военного коменданта Варшавы об эвакуации из города женского персонала военных учреждений, и указывает на успешную оборону большинства немецких опорных пунктов в первые дни восстания.
    На меня эти аргументы впечатления не произвели. Немцы могли эвакуировать своих фрау и в связи с катастрофой в Белоруссии. После мощнейшего удара советских войск фронт группы армий «Центр» рухнул, как карточный домик. Часть войск противника погибла в трёх огромных котлах — под Бобруйском, Витебском и Минском, а остальные откатились к Висле. Потеряв в Белоруссии и Восточной Польше свыше 300 тысяч только убитыми и пленными, противник имел все основания опасаться за судьбу чиновников созданного на территории Польши «генерал-губернаторства», администрации германских предприятий, персонала госпиталей и других гражданских лиц. Неудача же атак на учреждения оккупантов легко объясняется плохой подготовкой и слабым вооружением аковцев.
    Но вскоре, уже не радикал Мухин, а вполне официозная немецкая газета «Цайт» привела обнаруженную в архивах запись переговоров, состоявшихся, незадолго до восстания вблизи варшавского пригорода Юзефова. С польской стороны их вёл сменивший арестованного Ровецкого новый командующий Армией Крайовой, известный спортсмен-конник Тадеуш Коморовский, а с немецкой — штурмбанфюрер СС Пауль Фухс.
    «Фухс: Приветствую вас, пан генерал. Я очень рад, что вы согласились принять моё приглашение. Ещё раз хочу заверить вас, что в соответствии с джентльменским соглашением вы можете чувствовать себя свободно и в полной безопасности.
    Комаровский: Уважаемый пан, если позволите вас так называть. Я в свою очередь хотел бы поблагодарить вас за данные мне гарантии.
    Фухс: Пан генерал, до нас дошли слухи, что вы намерены объявить о начале восстания в Варшаве 28 июля, и что в этом направлении с вашей стороны ведутся активные приготовления. Не считаете ли вы, что такое решение повлечёт за собой кровопролитие и страдания гражданского населения?
    Комаровский: Я только солдат и подчиняюсь приказам руководства, как, впрочем, и вы. Моё личное мнение не имеет здесь значения, я подчиняюсь правительству в Лондоне, что, несомненно, вам известно.
    Фухс: Пан генерал, Лондон далеко, они не учитывают складывающейся здесь обстановки, речь идёт о политических склоках. Вы лучше знаете ситуацию здесь, на месте, и можете всю информацию о ней передать в Лондон.
    Комаровский: Это дело престижа. Поляки при помощи Армии Крайовой хотели бы освободить Варшаву и назначить здесь польскую администрацию до момента вхождения советских войск. Хотим объявить об этом как о свершившемся факте, который сыграет решающую роль в будущей судьбе Польши. Хотел бы выразить уверенность, что это является неопровержимым аргументом. В то же время я должным образом оцениваю ваше беспокойство, которое и я лично разделяю. Вместе с тем я готов предложить вам компромиссный вариант. Немцы выводят свои войска за пределы Варшавы в установленные нами сроки. Командование Армии Крайовой и Делегатура правительства берут власть в Варшаве в свои руки, обеспечивают порядок и спокойствие в городе. Могу заверить вас, что подразделения Армии Крайовой не будут преследовать немецкие войска, покидающие Варшаву. Тем самым всё может обойтись без кровопролития.
    Фухс: Пан генерал, я полностью понимаю мотивы, которые движут вами. Это вопрос престижа, а не рассудка… Отдаёте ли вы себе отчёт в том, что Советы после захвата Варшавы всех вас расстреляют за сговор с немцами, а Советам в этом помогут польские коммунисты, которые, несомненно, захотят перехватить инициативу?
    Комаровский: Несомненно, то, о чём вы говорите, может иметь место. На этом полигоне поляки превратились в подопытных кроликов. Я же только солдат, а не политик, меня учили беспрекословно выполнять приказы. Я знаю, что вам известны места, где я скрываюсь, что каждую минуту меня могут схватить. Но это не изменит ситуации. На моё место придут другие. Если Лондон так решил, восстание, несомненно, начнётся.
    Фухс: Пан генерал, не буду больше испытывать ваше терпение, хотел бы поблагодарить вас за беседу, содержание которой передам руководству в Берлин. А теперь позвольте попрощаться с вами…»
    Итак, Коморовский боится попасться в лапы к немцам — и в то же время совершенно спокойно ведёт с ними переговоры, уведомляя о своих намерениях. Командующий Армией Крайовой, а значит, и лондонское правительство заранее предупреждены, что враг знает о готовящемся восстании, но всё равно его поднимают. Неужели решили последовать примеру Владимира Ильича, устроившего октябрьский переворот после того, как Каменев и Зиновьев опубликовали заявление в газете «Новая жизнь»?! Но немецкие генералы слабо напоминают прекраснодушного Керенского. Рассчитывать на их разгильдяйство — чистой воды самоубийство, что и доказало кровавое подавление восстания.
    Кроме того, если Мухин прав, выходит, что в августе 1944-го, когда судьба Рейха была уже предрешена, лондонские поляки всем кагалом продолжали работать на любимого фюрера? Финны с румынами судорожно соскакивают с несущегося на всех парах в пропасть гитлеровского поезда, венгры начинают закулисные переговоры с союзниками, а паны, все как один, хранят верность до конца? Да ещё и гробят собственные вооружённые силы, которые могли бы стать некоторым козырем в переговорах с просоветским правительством в Люблине?
    Возможно, для каких-нибудь фанатичных эсэсовцев такая преданность вполне уместна, но никак не для вертлявых лондонских эмигрантов. А вот если предположить наличие в верхах эмиграции и подполья одного или нескольких влиятельных агентов Берлина, которых начальство крепко держит за жабры надёжным компроматом, картина вырисовывается очень логичная. Таким агентом мог быть Коморовский — он, находясь в Польше, имел прекрасную возможность морочить голову лондонцам, скрывая переговоры с Фухсом. Польское правительство получает от генерала успокоительные заявления, что всё в порядке, немецкий фронт рушится, гарнизон Варшавы слаб, и самое время брать власть. Подстёгиваемые страхом перед опирающимся на советские штыки коммунистическим правительством в Люблине, лондонцы дают добро и обрекают своих солдат на гибель.
    Герр же Фукс вполне мог вести переговоры с ним втёмную, искренне не представляя, кто перед ним стоит. Возможно, его и послали, дабы проверить, не решил ли командующий Армией Крайовой соскочить и действительно ли он готов послать своих людей на бессмысленную бойню. Оказалось, вполне готов и 21 июля 1944 года послал в Лондон чрезвычайно бодрое донесение, свидетельствующее о ведущейся полным ходом подготовке выступления.
    «Последнее покушение на Гитлера, а также военное положение Германии могут в любую минуту привести к её краху, что заставляет нас быть в постоянной готовности к восстанию. В связи с этим я отдал приказ о состоянии готовности к восстанию с часу ночи 25 июля». (Р.Назаревич. «Варшавское восстание»).
    Получив столь оптимистичное письмо, глава эмигрантского правительства Станислав Миколайчик 29 июля обратился насчёт помощи к английскому командованию, но там его без особых церемоний послали. Сражение в Нормандии было в самом разгаре, а параллельно британские части высаживались в южной Франции, вели позиционные бои в Италии и Бирме, да ещё и готовились к вторжению в Грецию. Только счастья в виде бунтующей за тысячи километров Варшавы им и не хватало!
    Получив от ворот поворот, Миколайчик с Коморовским не смутились и продолжали гнуть свою линию. Последний уже в 1945 году оправдывал приказ о начале выступления якобы имевшим место появлением частей Красной Армии в восточном пригороде Варшавы Грохуве, где фельдмаршал Дибич некогда славно намылил холку его почтенным предкам. Но поскольку никаких краснозвёздных танков в Грохув не входило, Коморовский либо продолжал добросовестно заблуждаться, либо нахально врал.
    Были ли премьер с генералом обычными самоуверенными болванами, или действительно кто-то из них работал на немцев? В любом случае, германское командование могло только мечтать о столь удобном противнике, любезно лезущем на рожон в заранее обговорённое время. В час дня 1 августа 1944 года на военных объектах оккупантов в польской столице объявили боевую тревогу, а в 17:00 дежурный офицер штаба 9-ой армии меланхолично отметил в дневнике: «Ожидаемое восстание поляков в Варшаве началось».
    Само собой, с этакой конспирацией аковцев жестоко обломали в первый же день. Почти все атакованные военные объекты успешно отбили атаки, изрядно потрепав повстанцев. К исходу 1 августа из 40 тысяч бойцов Армии Крайовой (подавляющее большинство которых к началу выступления даже не имела оружия) было убито и ранено более 2 тысяч, тогда как немцы потеряли вчетверо меньше. Правда, большую часть почти не защищаемых жилых кварталов восставшие заняли, но удержать их, имея чуть больше 3 тысяч стволов (из них 1700 пистолетов), шансов не имели.
    Ситуация могла измениться, захвати восставшие мосты через Вислу и расположенный на восточном берегу реки район Прагу. Тогда приближающиеся к городу авангарды советских войск получали возможность соединиться с повстанцами, а там, глядишь, и до подхода главных сил продержаться.
    Но не тут-то было! К приятному удивлению трёхсот немецких сапёров и зенитчиков, охранявших мосты, по ним только немного постреляли издали. Вместо захвата мостов, Коморовский начал наступление на юг, желая соединиться с отрядами Армии Крайовой в кварталах Верхний и Нижний Мокотув. Тем временем немцы быстро уничтожили слабые отряды аковцев в Праге, надёжно отрезав повстанцев от восточного берега Вислы и выходящих на него советских частей.
    После этого судьба восстания была решена, но паны-начальники продолжали развлекаться, швыряя своих еле вооружённых подчинённых на штурм никому не нужных позиций. Впоследствии писатель Ежи Ставинский в своих автобиографических «Записках молодого варшавянина» искренне недоумевал: на кой пёс его отцам-командирам понадобилось класть народ под стенами старого королевского замка Круликарни, но ответа так и не нашёл. Не нашёл его и бывший хозяин замка, покойный король Ян Собесский, хотя, в отличие от аковских вожаков, воякой был отменным. Говорят, его величество очень злобно матерился с того света, но достать нерадивых потомков своей проверенной саблей, увы, не мог.
    Впрочем, кое-каких успехов поляки всё же достигли. По донесению заброшенного в Варшаву для установления связи с повстанцами советского разведчика Ивана Колоса, всех попавшихся под руку украинцев и уцелевших после разгрома варшавского гетто евреев они прикончили чрезвычайно оперативно. Одновременно они на всякий случай захватили нескольких советских пленных, сумевших в суматохе сбежать от немцев.
    Гнусная сталинская пропаганда? Нет, все годы существования Советского Союза доклад Колоса был засекречен, и в его изданные в 1956 году воспоминания сведения о погромах и охоте за пленными не вошли. Не вошли туда и история о нападении на группу солдат 1-й советско-польской армии, а также рассказ о попытке аковцев расправиться с самим автором. К тому же есть и другие источники: о приказе Коморовского от 15 сентября 1943 года об уничтожении еврейских партизанских групп писал вполне антикоммунистический израильский историк Иегуда Бауэр.
    Но не хотели кремлёвские владыки совсем уж позорить братьев-славян, пусть даже из антикоммунистических формирований. Лишь в наши дни сообщение Колоса было опубликовано в «Военно-историческом журнале» (№ 4,1993 год). Прочтя его, можно предположить, откуда взялись несуразные цифры потерь участников боёв в польской столице.
    Повстанцев, по различным польским источникам, погибло от 13 до 25 тысяч, и такой разброс понятен. В ходе боёв к Армии Крайовой присоединилось немало добровольцев из гражданского населения, решивших, что Гитлеру уже совсем капут. Но вот в немецкие потери — 26 тысяч, из которых 16 тысяч убитыми, — при столь бардачном руководстве восстанием поверить невозможно.
    Соотношение убитых и раненых почти два к одному реально лишь при полном разгроме немцев, а разбили как раз поляков. Более того, даже 1 августа, когда в нескольких местах тыловые части оккупантов всё же удалось захватить врасплох, поляки потеряли вчетверо больше, а согласно отчёту командующего гитлеровскими войсками в Варшаве Бах-Зелевского от 5 октября, его группа потеряла всего 1570 человек убитыми. Если добавить умерших от ран после 5 октября и вычесть павших при отражении атаки через Вислу подразделений 1-ой польско-советской армии, а также уничтоженных советской артиллерией и авиацией, получится ещё меньше. Так в чём же дело?
    Из отчёта Колоса известно, что восставшие убивали украинцев и евреев. С другой стороны, ещё в 1939 году поляки перебили хоть и не 58 тысяч, как утверждал Геббельс, но всё же порядка 2 тысяч своих граждан немецкой национальности, лишь некоторая часть которых выступила на стороне Гитлера. Наконец, губернатор Варшавского округа Фишер, будучи не в курсе закулисных переговоров Коморовского с Фухсом, воспринял предпринятые военными властями меры безопасности в штыки и даже обвинил их в паникёрстве…
    Вот поневоле и закрадывается мыслишка: а не перебили ли достопочтенные соратники Коморовского несколько тысяч гражданских немцев, успокоенных герром Фишером? Может, и вправду прикончили да задним числом и превратили в военных? Учитывая всё вышеизложенное — вполне возможно. Если оно действительно так, я, конечно, аковцев не осуждаю — герров и фрау в чужую столицу никто не звал. Но вот считать их трупы за побитых врагов всё же не стоит. Тем более, что к гибели значительной части немцев повстанцы ни малейшего отношения не имели.
    Согласно официальной польской версии, Красная Армия, выйдя в начале августа к окрестностям Варшавы, получили приказ Сталина остановиться и затем два месяца хладнокровно наблюдали мучения несчастных аковцев. Отечественные историки в ответ оправдывались: мол, рады были помочь, да выдохлись после 600-километрового наступления от Витебска и Бобруйска. В последнее время всё чаще высказывается здравая идея, что, учитывая отношения между лондонскими поляками и Кремлём, восставших разумно предоставили самим себе. Ибо расплачиваться своей кровью за их дурость никто не обязан.
    На самом деле советские войска действительно изрядно вымотались после боёв в Белоруссии, но ни о какой остановке речь не шла. Хотя сил для нового рывка вперёд оставалось мало, готовить его приходилось немедленно. Без надёжных плацдармов за Вислой окончательно занять Польшу и выйти на подступы к Берлину было невозможно. Поэтому ещё до восстания советские войска начали форсировать Вислу сразу в нескольких местах, а углядевшие угрозу немцы стали изо всех сил скидывать их обратно.
    У Магнушева за вражеский берег зацепились 8-я гвардейская армия, 16-й танковый корпус 2-й гвардейской танковой армии, а также подкрепившие их 3-я пехотная дивизия и танковая бригада 1 — й советско-польской армии. С 28 июля по 1 августа 69-я армия и 11-й танковый корпус захватили три пятачка у Пулав, постепенно соединив их в один участок побольше. Самый крупный плацдарм удалось создать после переправы 29 июля под Сандомиром. Здесь гитлеровцы дрались особо свирепо, впервые пустив в ход новейшие сверхтяжёлые танки «Королевский тигр». Но и с советской стороны через Вислу пошли огромные силы — 13-я, 3-я и 5-я гвардейские общевойсковые, 4-я, 1 — я и 3-я гвардейские танковые армии и большое количество отдельных частей и соединений.
    «За три года войны мне пришлось побывать и под Дубно в 1941 году, и на Курской дуге, которые считаются местами величайших танковых сражений, — писал участвовавший в Сандомирской битве член военного совета 1-й гвардейской танковой армии Николай Попель. — Но такого количества трупов на таком малом кусочке земли, как под Сандомиром, не было, пожалуй, и там» («Впереди — Берлин!»).
    Ожесточённые сражения, в которых участвовали десятки советских и германских дивизий, продолжались до конца августа. Потери обеих сторон были огромны, но плацдармы удалось удержать, и роль их в январском наступлении трудно переоценить. Сравнивая их с Варшавским восстанием, один из исследователей нашёл яркий образ: два здоровенных мужика сцепились в смертельной схватке, каждый держит в правой руке нож и пытается пырнуть врага, а левой удерживает его вооружённую руку. В этот момент на задницу одного из борющихся садится слепень и начинает со вкусом сосать кровь. Наглое насекомое можно прихлопнуть одним махом, но тогда противник выпустит кишки. Приходится терпеть. Вот и терпели, тем более что занятые поляками районы находились вне основных стратегических пунктов города, а теперь наследники в итоге прихлопнутого слепня возмущаются, что спасение насекомого не стало главной задачей драки.
    Если следовать польской логике, Красной Армии следовало оставить уже занятые плацдармы и бросить все силы на помощь опереточной гоп-компании с 3 тысячами автоматов, пистолетов и винтовок да 2 спрятанными в подвалах старыми пушками. Вы бы на это пошли, зная, что оная компания видит вас исключительно в гробу и в белых тапках? Да ещё и о своём безумном путче даже предупредить не соизволила?
    Здесь возможны три варианта ответа: посылка в…, на… и к…ой матери. Обстановка под Варшавой этому полностью соответствовала. Вышедшие к польской столице два корпуса 2-ой танковой армии опасно оторвались от главных сил и 1 августа в 4 часа 10 минут, то есть за 13 часов до начала восстания им был отдан приказ перейти к обороне. Приказ несколько запоздал, поскольку оба корпуса к тому времени уже были обложены с трёх сторон пятью танковых дивизий немцев, включая 3-ю дивизию СС «Мёртвая голова» и 5-ю дивизию СС «Викинг». Атакованные превосходящими силами противника, танкисты были вынуждены отступить. Четырёхдневное сражение у Воломина стоило им 284 боевых машин из 420 имеющихся на 2 августа. Перед советскими военачальниками явственно замаячил призрак покойного маршала Михаила Тухачевского, которого поляки разбили точно в этих местах и как раз в августе, а советские историки впоследствии, замалчивали поражение, предпочитали невнятно бормотать про приостановку наступления исключительно из-за растянутости коммуникаций и переутомления войск.
    Поляки и подпевающие им российские либералы тоже делали вид, что никакого разгрома 2-й танковой армии под Варшавой не было, а Красная Армия остановилась исключительно из-за коварства Сталина. Сейчас они изменили тактику и говорят о бездействии советских войск с середины августа. Мол, немецкие танковые дивизии тогда убыли на другие участки, а 1 — й Белорусский по указанию усатого тирана не воспользовался моментом. Но и здесь налицо откровенный подлог. Когда сменившие выведенных в тыл танкистов 47-я и 70-я армии, усиленные частью 1-й советско-польской армии, двинулись к Праге, они обнаружили, что ушли далеко не все, а среди прочих остался на месте 4-й танковый корпус СС. Первое наступление советских войск длилось с 14 по 20 августа и закончилось неудачей.
    «Обе дивизии СС были хорошо подготовлены к русскому наступлению, которое началось 14 августа, — гласит военный дневник 9-ой армии. — Семь дней “Мёртвая голова” и “Викинг” удерживали наступление пятнадцати дивизий пехоты и двух бригад танков…»
    Лишь после тщательной подготовки новый удар 26 августа завершился отходом 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова». Прагу 47-я и 1-я армии сумели очистить только к 14 сентября, причём её северные окраины панцер-гренадеры «Мёртвой головы» удерживали и позже.
    Таким образом, никакой остановки Красной Армии под Варшавой вообще не было. Наоборот, имели место три ожесточённых сражения на восточных подступах к городу и его окраинах: 2–5 августа, 14–20 августа и 26 августа — 23 сентября. Успеха советские войска достигли лишь с третьей попытки, а очистив Прагу, немедленно двинулись на западный берег Вислы. Шесть пехотных батальонов высадились в варшавском районе Черняхув. Высадку десанта обеспечивали 274-й батальон плавающих автомобилей и четыре понтонномостовых батальона. Для огневой поддержки командование 1 — го Белорусского фронта выделило три артиллерийских бригады и полк «Катюш». Одновременно Коморовский, наконец, соизволил выслать в расположение советских войск связных, после чего наши артиллерия и авиация нанесли по заявкам повстанцев несколько мощных ударов.
    Казалось, уж теперь-то аковское руководство должно всеми силами ударить по тылам немцам, сдерживающим высадившиеся в Черняхуве батальоны, но генерал и здесь остался верен себе. Повстанцы даже не пошевелились, и к 23 сентября подразделениям 1-й армии пришлось вернуться в Прагу, потеряв почти 1987 человек только убитыми и пропавшими без вести, но и потери противника были велики. Именно бои в Праге и на Черняхувском плацдарме, а также удары артиллерии и авиации Красной Армии отправили на тот свет основную часть уничтоженных в Варшаве гитлеровцах.
    Как, разумеется, и в других районах Польши, где вместо использования провинциальных партизанских отрядов для помощи советским войскам на левобережных плацдармах или для ударов по вражеским коммуникациям, Коморовский приказал им прорываться в Варшаву. Полторы тысячи боевиков из Кампиносских лесов на свою голову послушались, однако у большинства полевых командиров хватило ума не соваться в мышеловку. Под Сандомиром несколько отрядов Армии Крайовой даже согласились на предложение коммунистов атаковать совместно с советским авангардом, но подобное взаимодействие было редкостью, в отличие от постоянных нападений аковцев на тыловые подразделения Красной Армии.
    Так что предательство действительно налицо. Но не советское командование предало отважно сражавшихся повстанцев, а их собственные главари сделали всё, чтобы сорвать форсирование Вислы войсками маршала Георгия Жукова. Заодно коморовская камарилья подставила и собственных бойцов, обрекая их на бессмысленную гибель в варшавской крысоловке. И для жертв этих махинаций всё равно, погубило ли их откровенное предательство или тупой шляхетский гонор.
    Однако сторонники теории коварного кремлёвского заговора не унимаются. Самым несокрушимым их бастионом долгое время являлся отказ Сталина содействовать челночным рейсам британской и американской авиации, везущей оружие для Варшавы. Здесь, на первый взгляд, крыть действительно нечем. Советский лидер и вправду долго не желал предоставить свои аэродромы для посадки американских бомбовозов и дал добро лишь в сентябре. Но насколько эффективна оказалась переброска грузов с помощью тяжёлых бомбардировщиков?
    Первый полёт британские самолёты с польскими экипажами совершили 4 августа. Из 13 вылетевших самолётов со 156 десантными контейнерами 5 сбила зенитная артиллерия, 6 вернулись с полдороги, и лишь 2 сбросили груз на Варшаву, причём половина добра досталась немцам. Через десять дней с итальянских аэродромов вылетели ещё 54 самолёта. Из них немцы завалили 11, а до места добралось 22, опять поделив гостинцы между поляками и немцами.
    Наконец, 18 сентября состоялся торжественный рейс целой сотни американских «летающих крепостей», получивших разрешение приземлиться под Полтавой. Щедрые янки сбросили почти тысячу контейнеров, из которых гитлеровцам досталось более 900, а повстанцам два
    десятка. Опасаясь зенитного огня и скидывая подарочки с четырёхкилометровой высоты, трудно ожидать другого эффекта. Поэтому Сталин совершенно правильно не желал снабжать противостоящие ему части штатовским оружием, а Черчилль с Рузвельтом не стали отправлять к Варшаве польскую парашютную бригаду, которую неминуемо расстреляли бы ещё в воздухе.
    Куда эффективнее оказалась помощь советской авиации, сбрасывавшей оружие и боеприпасы с действующих на бреющем полёте «кукурузников». Ориентируясь на сигналы с земли, «небесные тихоходы» работали на высоте всего 100–200 метров, перевозя всё необходимое с исключительной точностью. Всего же Советский Союз отправил повстанцам 2667 единиц стрелкового оружия, 156 миномётов, 3 миллиона патронов, 100 тысяч мин и гранат, а также 113 тонн продовольствия (союзники, соответственно, 580, 13, 2.7 миллиона, 13 тысяч и 22 тонны). Если учесть точность сброса, объём помощи с нашей и англо-американской стороны сравнивать просто смешно.
    Почти демонстративный отказ аковцев от взаимодействия с советскими войсками выглядит ещё более циничным, когда узнаёшь, что 7 сентября Лондонское правительство разрешило повстанцам начать переговоры о капитуляции. В тот же день к немцам прибыла посланница Коморовского очаровательная графиня Тарковская, и высокие договаривающиеся стороны принялись обсуждать условия сдачи в плен. С этого момента польское командование начало сворачивать боевые действия, а каратели, по данным Колоса, в свою очередь отказались от обстрела штаба Коморовского, расположение которого они прекрасно знали. Обсуждались, в основном, условия плена польских офицеров, качество их питания и особо право гонористых шляхтичей сохранить при себе сабли.
    Атмосфера переговоров отличалась исключительной задушевностью. Казалось, обе стороны их затягивают специально, дабы 380-мм и 600-мм орудия с гарантией разнесли город по кирпичикам. Периодически паны и герры даже устраивали недурные банкеты, на одном из которых польский полковник Иранек-Осмецкий от всей души провозгласил тост за немецкого главкома Бах-Зелевского.
    Особое умиление у польских военачальников вызвало признание германского коллеги насчёт польского происхождения его матушки. Когда же в ходе сложных генеалогических изысканий выяснилось, что предков обоих благородных командующих одновременно посвятил в шляхтичи сам Ян Собесский, генералы едва не бросились друг другу в объятия. Думаю, самые ярые борцы с большевизмом не смогут представить подобную сцену на подступах к Ленинграду, где вместо Ко-моровского окажется не то что маршал Жуков, но даже ненавистный прогрессивной интеллигенции лидер ленинградских коммунистов Андрей Жданов.
    Трогательно заботясь о своих желудках, варшавский генералитет откровенно плевал на положение жителей контролируемых повстанцами районов, и десятки тысяч варшавян оказались на грани голодной смерти. Энтузиазм населения сменился подавленностью, аковцев обвиняли в авантюризме, а кое-где даже обстреливали. Участились и переходы отдельных групп Армии Крайовой к коммунистам.
    От окончательного разложения восставших спасла подписанная 2 октября капитуляция. В плен попало свыше 17 тысяч человек, и ещё 5 тысяч раненых остались в госпиталях. Немцам сдали около 3,6 тысяч винтовок, автоматов и пистолетов, 174 пулемёта и 5 орудий. В качестве компенсации щедрый Коморовский присвоил шестёрке ближайших соратников генеральские звания, а победителей любезно заверил, что в будущем немецкое командование не будет иметь со стороны Армии Крайовой особых трудностей.
    «Комаровский был знакомым Фегелейна, — отмечал в своих мемуарах Гудериан. — Они неоднократно встречались на международных турнирах. Фегелейн о нём позаботился». («Воспоминания солдата»).
    Поскольку Герман Фегелейн — не только группенфюрер СС, но и муж сестры Евы Браун, то есть свояк самого фюрера, пан Тадеуш содержался в плену с полным комфортом. Эмигрантское же правительство резонно сочло, что любые претензии к Коморовскому, помешают созданию мифа о восстании, подавленном исключительно из-за коварства москалей. Поэтому оно не стало заострять вопрос на переговорах с Фухсом и банкетах с Бах-Зелевским, а удостоило главкома высшей воинской награды — ордена «Виртути Милитари». Ну, а восстание в целом отныне было официально вбито в скрижали мирового сообщества как символ польского героизма и москальской подлости, обрастая мифами, как утонувший корабль ракушками.
    Алые маки под Монте-Кассино, баррикады Варшавы и прочие символы польских воинских подвигов постоянно вдохновляли и музу фрондирующей советской интеллигенции. Иосиф Бродский, Владимир Высоцкий, Александр Галич, Борис Слуцкий и множество менее известных поэтов, в отличие от злоязычного Гейне, писали на темы польского воинства исключительно в возвышенных тонах. А уж сколько проникновенных стихов было написано про бездушное стояние Красной Армии на Висле на виду гибнущей Варшавы!
    Самые оголтелые полонофилы пошли ещё дальше и решили свалить на СССР подавление восстания в Варшавском гетто 19 апреля — 16 мая 1943 года, участники которого были перебиты при полном пофигизме руководства Армии Крайовой, за исключением отдельных добросердечных командиров нижнего звена. Так, бывший диссидент Григорий Свирский поставил Кремлю в вину «предательство Варшавского восстания в 1943 году». («На лобном месте»). «Вот в Варшавском гетто в 1944 году — какое было восстание! — восхищался бывший комсомольский работник и экстрасенс Сергей Заграевский. — Пусть потопленное в крови (товарищ Сталин специально остановил войска, чтобы дать геноссе Гитлеру это сделать), но это всё-таки были герои!» («Мой XX век»).
    Я не знаю, дойдёт ли дело до обвинений клятых москалей в уничтожении заключённых Освенцима и поголовном изнасиловании всего женского населения, включая рогатый скот. Учитывая общее направление исторических изысканий варшавского истэблишмента и его прихлебателей — запросто. Но и сейчас за всем этим визгом очень удобно скрывать разные неприглядные факты и неприятные цифры, типа польских потерь по обе стороны фронта.
    Учитывая обычное для вермахта соотношение погибших и пленных, количество павших во имя фюрера граждан Второй Речи Посполитой можно определить в 120 тысяч из полумиллиона. Для сравнения подсчитаем потери по другую сторону фронта. Польская армия в 1939 году потеряла 66 тысяч человек из 1 миллиона с небольшим. Контингенты эмигрантского правительства в 1940–1945 гг. — 10 тысяч из почти 300 тысяч. Польские войска в составе Красной Армии официально потеряли свыше 24 тысяч из 400 тысяч, но более 10 тысяч приходится на включённых в их состав советских граждан. Наконец, потери партизан и подпольщиков до Варшавского восстания составили 20 тысяч, из 450 тысяч, а во время него и после примерно столько же. Учитывая, что сотни тысяч солдат разгромленной армии 1939 года числились и в подполье, и дивизиях на Востоке и Западе, получим менее 2 миллионов, изрядная доля которых не сделала по врагу ни единого выстрела, а часть из 130 тысяч погибших, пала в боях с советскими партизанами, украинскими националистами и Красной Армией. То есть за вычетом уроженцев Западной Украины, Западной Белоруссии и Вильно с окрестностями в составе Красной Армии, вклад Польши в боевую работу Третьего Рейха и Антигитлеровской коалиции примерно одинаков. С тем же успехом Вторая Речь Посполита западнее брестского меридиана могла бы 1 сентября 1939 года перенестись на Марс. На ход войны это не повлияло бы никак.

Глава 4


ХИХИКАЛ МЕРЗКО ВАРНДСКИЙ ЛЕС


    Если произошедшее в Польше всё же напоминало боевые действия (хотя бы и одной из сторон), то на Западе в это время наблюдались исключительно тишь, гладь да Божья благодать. Объявив 3 сентября войну Германии, Англия и Франция повели себя словно медведи, впавшие в зимнюю спячку. До самого 10 мая 1940 года, когда немецкие войска начали наступление на западе, там продолжалась непонятное действо, прозванное французским писателем и журналистом Роланом Доржелесом «странной», а германскими солдатами «сидячей войной» или зитцкригом. За восемь месяцев французы потеряли 1433 человека убитыми и пропавшими без вести, немцы — 696, а британцы всего троих. Между тем численность армий обеих сторон к концу столь малокровного противостояния превысила 6 миллионов солдат и офицеров. Проводи будущие партнёры по НАТО учения того же масштаба, они от несчастных случаев и отравлений тухлыми консервами потеряли бы не меньше!
    Кто должен нести ответственность за эту нелепую пародию на реальную войну? В советские времена, когда поляки являлись братками, а французы и британцы оплотом развратного империализма, их величали исключительно коварными предателями, бесчувственно взиравшими на страдания невинной девицы Варшавы. С переходом же нежного создания в вышеупомянутый бордель популярность получила альтернативная точка зрения, ярче всего представленная Юрием Мухиным. Мухин указывает, что, согласно франко-польскому договору от 19 мая 1939 года, французы должны были начать наступление на пятнадцатый день от начала мобилизации. А поскольку к 15 сентября польская армия уже разбегалась, а Рыдз-Смиглы с компанией драпали впереди всех к румынской границе, Франция автоматически освобождалась от обязательств перед столь трусливыми союзниками.
    На первый взгляд, выглядит вполне убедительно. Но, согласно тому же договору, в случае нападения Германии на Польшу на немецкие военные объекты должны были немедленно обрушиться армады союзных бомбардировщиков. В реальности же союзные соколы думали о чём угодно, кроме собственно боевых действий. Особенно хорошо это видно из воспоминаний аса английской бомбардировочной авиации Гая Гибсона «Впереди вражеский берег».
    Гибсон подробнейшим образом повествует о том, как у него ничего не вышло с Барбарой, но отлично получилось с Евой. Предостерегает от смешивания джина с пивом и рома с виски, а также от просмотра халтурного фильма «Девушки в армии». С особой гордостью пишет отважный лётчик о своём первом боевом ранении. Злющий чёрный лабрадор Симба прокусил ему руку, но покарать гадкую псину не удалось, поскольку соплеменник суки Путина принадлежал полковнику…
    Немцев гибсоновский «Ланкастер» первый раз полетел бомбить в день объявления войны, но боезапас сбросил в воду, так как подлые фрицы, оказывается, стреляют. Далее последовал перерыв в семь с половиной месяцев, и лишь 19 апреля 1940 года Гибсон сподобился на второй вылет! Вот такой экстремальный отпуск благородного джентльмена на Британских островах тогда и назывался войной!
    Атаковали английские самолёты почти исключительно морские цели. Об ударах по расположению сухопутных сил Рейха никто и не заикался, а мысли о бомбах, сброшенных на промышленные предприятия Германии, казались просто кощунством. Когда британскому министру авиации Кингсли Вуду предложили скинуть несколько зажигательных бомб на леса Шварцвальда, древесину которых немцы использовали в военных целях, тот в гневе отказался. «Это же частная собственность, — искренне возмутился сэр Кингсли, являвшийся по основной специальности правоведом. — Вы ещё попросите меня бомбить Рур». (Д.Мэйсон «Странная война. От Мюнхена до Токийского залива»). После чего открытым текстом заявил, что бомбёжки военных заводов восстановят против Великобритании «американскую общественность», которая владеет в Германии ну очень солидной частной собственностью!
    Вуд был совершенно прав. Только с 1932 по 1939 год одна лишь американская компания «Дженерал моторе» вложила в германский химический концерн «И.Г.Фарбениндустри» 30 миллионов долларов и никак не собиралась терять свои доходы, как и фактический совладелец «Фарбениндустри», американская компания «Стандарт ойл».
    Что оставалось делать авиаторам, начальство которых столь решительно отстаивало интересы неприятельской военной индустрии? Правильно — пить, снимать девочек и шляться по киношкам, чем Гибсон и занимался. Ещё союзные асы преуспели в приобщении гитлеровских агрессоров к демократическим ценностям. Десятки миллионов листовок, сброшенных на головы немецких военнослужащих, по циничному замечанию британского маршала авиации Артура Харриса, обеспечили потребности Европы в туалетной бумаге на пять лет. Особое впечатление производят прокламации, в которых немцев обвиняли в безнравственности и сурово выговаривали за измену западным ценностям через пакт с богомерзкими большевиками.
    Немцы отвечали в том же духе, сделав ставку, главным образом, на разжигание розни между союзниками. Правда, геббельсовские листовки с напоминанием о страдавших в британском плену Наполеоне и Жанне д’Арк не имели особого успеха. Куда лучше шли листки, на которых французский солдат мёрз в окопе, в то время как английский союзник цинично лапал его жену. Французским солдатам африканского происхождения предназначались листовки, на которых их чернокожих жён насиловали белые колонизаторы.
    Обмен информацией между англо-французами и поляками выглядел несколько по-иному. Обе стороны вдохновенно вешали друг другу на уши лапшу и прочие макаронные изделия. Поляки рассказывали о своём героическом сопротивлении и едва не взятом в плен лихими конниками Гитлере, а французы ободряли их байками насчёт успешного наступления по всему фронту главными силами!
    «Больше половины наших активных дивизий Северо-Восточного фронта ведут бои, — с упоением врал полякам французский главнокомандующий Морис Гамелен. — После перехода нами границы немцы противопоставили нам сильное сопротивление. Тем не менее, мы продвинулись вперёд. Но мы завязли в позиционной войне, имея против себя приготовившегося к обороне противника, и я ещё не располагаю всей необходимой артиллерией. Военно-воздушные силы для участия в позиционных операциях. Мы полагаем, что имеем против себя значительную часть немецкой авиации. Поэтому я раньше срока выполнил своё обещание начать наступление мощными главными силами на 15-й день после объявления французской мобилизации». (В. Дашичев «Банкротство стратегии германского фашизма»).
    По данным французских военных, наступление развернулось на 160-километровом фронте, войска Гаме-лена окружают Саарбрюккен с востока и запада, а немцы ожесточённо контратакуют при поддержке 70-тонных танков.
    На самом деле французы вели наступление на 32-километровом фронте и продвинулись едва на 6–8 километров, а немцы на западной границе танков вообще не имели. Танки 2С, весившие около 70 тонн, состояли на вооружении французской армии, но ни один из этих монстров не сделал по немцам ни единого выстрела. Сухопутные силы Франции провели лишь одну операцию, которую, впрочем, можно назвать разве что карикатурой на наступление. С 7 по 11 сентября, двигаясь со средней скоростью полтора километра в сутки, части 11 французских дивизий перешли границу, и вышли в предполье германских укреплений. Поскольку Гамелен строго запретил солдатам приближаться к германским траншеям ближе, чем на километр, успехи наступающих ограничились захватом полутора десятков пустых деревень и приграничного Варндского леса.
    Затем до Парижа дошли сведения о сигающих через румынскую границу поляках, и они, решив больше не рисковать, сперва остановились, а к 4 октября вернулись восвояси. За месяц столь грандиозной операции французы потеряли 27 человек убитыми, 22 ранеными и 28 пропавшими без вести, пленными и дезертировавшими.
    После этого на всём Западном фронте окончательно установилась сплошная идиллия, а чтобы её не нарушать, у передовых частей даже изъяли большую часть боевых патронов. Предварительно вывесив плакаты: «Мы первыми не стреляем», народ с обеих сторон встречался на нейтральной полосе, обменивался сувенирами и выпивкой и чувствовал себя как на курорте.
    Посему на вопрос: французы ли надули поляков в сентябре 1939-го или наоборот, можно с чистой совестью ответить: все надули всех! Больше всего тогдашние разборки между союзниками напоминают эпизод из французской кинокомедии «Игра в четыре руки» с Жаном-Полем Бельмондо в главной роли. Сыгранный им обаятельный жулик купил у очаровательной мошенницы стеклянные «брильянты», а сам щедро расплатился с ней фальшивыми купюрами.
    Французскому командованию даже пришлось задуматься о специальных мерах, дабы войска не скучали, а солдаты не толстели. Выход был найден в срочной доставке к передовой десяти тысяч футбольных мячей и ещё большего количества колод игральных карт, а также в изрядных послаблениях по части употребления на боевых позициях спиртного. Пьянство на переднем крае приняло такие размеры, что в гарнизонах и на крупных железнодорожных станциях пришлось организовать специальные вытрезвители.
    Но, может, у союзников просто не было достаточных сил для наступления? К 10 сентября немцы имели на Западе 44 пехотные дивизии, которым хронически не хватало боеприпасов (их хватило бы на считанные дни активных боевых действий). Подкрепления подходили крайне медленно, и даже к 16 октября, спустя десять дней после капитуляции последних польских частей, на границе с Францией находилось всего 57 дивизий, среди которых не было ни одной танковой.
    Франция начала мобилизацию уже 23 августа, а некоторые части довели до штатов военного времени, ещё раньше. К концу сентября против Германии было сосредоточено 70 пехотных, 7 мотопехотных, 2 механизированные и 3 кавалерийские (реально — конно-механизированные) дивизии, усиленные 50 танковыми и 20 разведывательными батальонами, а в октябре к границе выдвинулись 4 британские мотопехотные дивизии.
    Большинству французских соединений ничто не мешало перейти в наступление уже в первую неделю войны. По общей численности немцы здесь уступали примерно вдвое, по боевым самолётам всех типов — почти втрое, против почти 3 тысяч неприятельских танков у Гитлера не имелось ни одного, а тяжёлые французские танки В-1 с 60 миллиметровой бронёй были неуязвимы для немецких противотанковых пушек. На западе союзники имели куда больший перевес над немцами, чем те на востоке над поляками.
    Обосновывая своё бездействие, французское командование не раз утверждало, что подавляющее преимущество союзных войск компенсировались мощными немецкими пограничными укреплениями, входящими в знаменитую Линию Зигфрида. Однако на возглавлявшего одну из занимавших эту оборонительную систему дивизий генерала Зигфрида Вестфаля распиаренная Геббельсом «линия» произвела чрезвычайно тяжкое впечатление. По словам Вестфаля, полностью укрепления были достроены лишь в нескольких местах, а укрытий для полевых войск, призванных оборонять подступы к долговременным огневым сооружениям, не имелось почти нигде.
    Ещё более категорично охарактеризовал немецкие пограничные укрепления будущий начальник штаба 5-й
    танковой армии Фридрих Меллентин. «Оборонительные сооружения были далеко не такими неприступными укреплениями, какими их изображала наша пропаганда, — вспоминал он после войны. — Бетонное покрытие толщиной более метра было редкостью; в целом позиции, безусловно, не могли выдержать огонь тяжёлой артиллерии. Лишь немногие доты были расположены так, чтобы можно было вести продольный огонь, а большинство из них можно было разбить прямой наводкой без малейшего риска для наступающих. Западный вал строился так поспешно, что многие позиции были расположены на передних скатах. Противотанковых препятствий почти не было, и чем больше я смотрел на эти оборонительные сооружения, тем меньше я мог понять полную пассивность французов».
    Не слишком высоко оценивали германские оборонительные сооружения и другие немецкие военные. Так, генерал-полковник Эрих Витцлебен, беседуя с новым командующим войсками на Западе фельдмаршалом Вильгельмом фон Леебом, выразил опасение, что в случае наступления французов германская оборона будет быстро прорвана. В свою очередь Бурхард Мюллер-Гиллебранд указывал, что хотя строительство укреплений шло и успешно, но закончиться должно было лишь к 1949 году. Пока же картина получалась не слишком впечатляющей.
    «К началу войны, в основном, имелись только укреплённые точки для пехотного оружия, командные пункты, сеть линий телефонной связи укреплённых районов, противопехотные и противотанковые заграждения, — писал Мюллер-Гиллебранд. — Артиллерийских позиций в виде бронированных сооружений ещё не было, как не было железобетонных или бронированных укрытий для противотанкового оружия».
    То есть, даже в тех местах, где хотя бы один из оборонительных рубежей удалось с грехом пополам достроить, его гарнизоны должны были отражать вражеское наступление без артиллерийской поддержки, противостоя огню сильнейшей в мире на тот момент французской артиллерии, располагавшей, помимо прочего, 400 и 520-мм гаубицами на железнодорожных платформах.
    Но, может быть, французское наступление сорвал министр пропаганды Рейха Йозеф Геббельс? После войны стало очень модно жаловаться на его агитпроп, так красочно расписавший мощь западного вала, что наивные французы опасались к нему даже приблизиться. Однако замученный впоследствии немцами в Маутхаузене советский военный инженер Дмитрий Михайлович Карбышев в 1939 году опубликовал в журнале «Военная мысль» работу, посвящённую как раз анализу пограничных укреплений Франции и Германии. Основываясь в том числе и на открытых французских публикациях, Карбышев писал, что, за исключением некоторых участков в Сааре, Линия Зигфрида состоит лишь из малых пулемётных дотов, не выдерживающих попадания тяжёлых снарядов и пренебрежительно прозванных французами «фортификационной пылью».
    Как видим, даже парижские борзописцы прекрасно знали, как слабо защищена вражеская граница. Однако едва от французской армии потребовалось наступать, как «пыль» тут же превратилась в непроходимые скалы. Так что всё это не более чем дешёвая отговорка. Начальник оперативного штаба вермахта генерал-полковник Альфред Йодль был абсолютно прав, когда признал на Нюрнбергском процессе, что, начни тогда союзники наступление, и Германия потерпела бы поражение уже в 1939 году.
    Йодлю вторят и другие немецкие военные. «Западные державы в результате своей крайней медлительности упустили лёгкую победу, — вспоминал Мюллер-Гиллебранд. — Она досталась бы им легко, потому что наряду с прочими недостатками германской сухопутной армии военного времени и довольно слабым военным потенциалом… запасы боеприпасов в сентябре 1939 г. были столь незначительны, что через самое короткое время продолжение войны для Германии стало бы невозможным».
    «Если бы французская армия предприняла крупное наступление на широком фронте, то почти не подлежит сомнению, что она прорвала бы немецкую оборону, — соглашался с ним Вестфаль. — Такое наступление, начатое до переброски значительных сил немецких войск из Польши на Запад, почти наверняка дало бы французам возможность легко дойти до Рейна и, может быть, даже форсировать его». («Роковые решения»).
    Даже достроенная Линия Зигфрида тут бы не помогла. В мае 1940 года, немцы успешно захватили крайнее северное укрепление Линии Мажино форт Ла-Фер, а июне ряд других укреплений, да и в ходе дальнейшей войны, ни одна «неуязвимая» крепость или пояс укреплений не оправдали возлагавшихся на неё надежд.
    Однако в Париже, Лондоне и Берлине в ожидании дальнейших событий принципиально выбрали в качестве главного оружия пропагандистские бумажки. Гитлер уже принял решение обезопасить себя от войны на два фронта перед походом на восток, для чего требовалось нейтрализовать Францию и помириться с Англией, а для начала добить Польшу, перебросить главные силы на запад и сформировать новые дивизии. В свою очередь, франко-британская коалиция считала, что полумер типа морской блокады пока более чем достаточно. Ну а там, глядишь, удастся добиться от фюрера компенсаций, забыть маленькую семейную ссору и вместе вдарить как следует по настоящему врагу на Востоке.
    «А как же война на море?» — спросит кто-нибудь особенно въедливый. — Ведь там же явно дрались взаправду!» Совершенно верно. Но что реально происходило в 1939–1940 гг. на океанских просторах? Главным образом нападения надводных и подводных рейдеров на торговые суда да стычки их между собой и с конвойными кораблями противника. А это в Европе испокон веков за полноценную войну особенно и не считалось. Там царствующие особы столетиями обменивались любезностями на балах, пока получившие от них патенты корсары брали на абордаж пузатые галионы с золотом и пряностями. Либо иной раз какой-нибудь городок в колониях штурмом захватывали, коли и там золотишко плохо лежало.
    «Зитцкриг» соответствовал такой обстановке идеально, и неудивительно, что пока многомиллионные армии по обе стороны границы мирно пинали мячи или перекидывались в картишки, отдельные моряки гонялись друг за другом с лихостью пиратов старого времени. Атлантический рейд германского «карманного линкора» «Адмирал Шеер» и отважная атака британских крейсеров на однотипный с ним «Адмирал Шпее» по праву стали подлинным украшением военно-морской истории. Вот только их реальное влияние на ход боевых действий вряд ли более значительно, чем воздействие поединка д’Артаньяна с сыном Миледи на успех Английской революции.
    Преуспели союзники только в борьбе с политической оппозицией. Британские власти объявили вне закона свой Союз фашистов во главе с бывшим лейбористским министром Освальдом Мосли, а множество его членов и сочувствующих посадили. Во Франции специальным правительственным указом от 14 сентября 1939 года деятельность компартии была запрещена, её газеты закрыли, а депутатов всех уровней посадили. Оказались за колючей проволокой и десятки тысяч проживающих в стране немцев, включая эмигрантов-антифашистов типа известного писателя Лиона Фейхтвангера. Непосредственно перед немецким вторжением в Париже раздухарились до введения смертной казни за коммунистическую и антивоенную пропаганду!
    Уподобляться советским историкам и осуждать хозяев Елисейского дворца за столь крутые меры — глупое лицемерие. Время на дворе стояло военное, среди немецкой диаспоры хватало шпионов и просто идейных нацистов, да и коммунистов сажали совершенно законно. Партия вела антивоенную пропаганду по указке Кремля, её лидер Морис Торез дезертировал из армии, и многие камрады последовали его примеру.
    Но подобные действия имеют смысл, только если власти, изолируя вражескую агентуру и пораженцев, ведут войну всерьёз. Когда же правительство организует вместо этого на фронте футбольные матчи под брезгливый шелест дубов Варндского леса и пренебрежительное посвистывание обитающих на них пташек, такая зачистка тылов выглядит совершенно по-иному. Поскольку никаких военных шевелений со стороны мсье не наблюдалось, приходится признать, что, сажая коммунистов, они просто давили под шумок конкурентов в грызне за власть. Заодно Франция зачищала свой тыл перед грядущим ударом по СССР, к которому, несмотря на формально объявленную войну Германии, всерьёз готовились в Лондоне и Париже под предлогом защиты Финляндии от советского вторжения.
    Если относительно Германии Лондон и Париж вели себя кротко, как овечки, то с началом советско-финской войны они мгновенно превратились в грозных львов. Точно так же, как и во времена обороны Севастополя, союзники планировали нанести удар одновременно с нескольких сторон, атакуя русского медведя через Босфор, Кольский полуостров и Кавказ. Финнов щедро снабжали всем необходимым вооружением. Англия, Франция и другие западные демократии отправили армии Маннергейма до 100 тысяч винтовок и пулемётов, 207 самолётов и свыше 1,6 тысяч орудий, включая 305-мм пушки, снятые французами с российского линкора «Император Александр III» уведённого белогвардейцами в Тунис.
    Не столь демократичная, но полная желания защитить европейскую цивилизацию Италия отправила в Финляндию 35 истребителей с экипажами. Совсем уж тоталитарная Германия тайно оплатила до трети военных поставок из Швеции. Даже маломощная Норвегия щедро передала соседям 12 пушек из 145 имевшихся, а Венгрия помогла соплеменникам по финно-угорской языковой группе армейской амуницией и боеприпасами.
    Кроме пушек и самолётов, Британская Империя направила в Финляндию около 2 тысяч добровольцев. Параллельно в Финляндию прибыло (округлённо) 8700 шведов, 800 датчан, свыше 700 норвежцев, 1000 эстонцев, 400 венгров, 300 американцев и более 100 итальянцев. Часть их вступила в бой, в составе нескольких авиационных эскадрилий и добровольческой бригады из двух шведских и датско-норвежского батальона. Казалось, народы Европы вот-вот позабудут о глупой прошлогодней ссоре и вместе обрушатся на русских варваров. Но, к разочарованию тогдашних правозащитников, Линия Маннергейма оказалась недостаточно прочной.
    По этой же причине не смог начать наступление на Мурманск союзный экспедиционный корпус, хотя ещё 19 декабря 1939 года, по предложению начальника английского генштаба генерала Айронсайда, было решено направить в район Кольского полуострова солидные силы. А именно три британские дивизии, отдельную бригаду британской гвардии, французскую дивизию альпийских стрелков, полубригаду французского иностранного легиона и польскую горную бригаду.
    С учётом приданной авиагруппы и вспомогательных частей, общая численность экспедиционного корпуса должна была достигнуть 100 тысяч человек, но подготовка операции слишком затянулась. Кроме того, неожиданно упёрлись не пожелавшие предоставить свои заполярные порты норвежцы. Одно дело потихоньку поставлять оружие и направлять добровольцев, и совсем другое — открыто использовать свою землю под базы для сил вторжения. Не проявили особого энтузиазма и шведы, от которых союзники желали получить право транзита через их территорию. Испугавшись ответного удара СССР, в Осло и Стокгольме начали усиленно брыкаться, а тут и Красная Армия к Выборгу подошла.
    Решив больше не испытывать судьбу, финны запросили мира, и уже совсем было готовые садиться на корабли несостоявшиеся защитники демократии вернулись в казармы. Французское общество столь возмутилось недостаточной помощью маленькому, но гордому народу, что кабинету Даладье пришлось срочно уходить в отставку. Возможно, знай парижские обыватели о грандиозных задумках правительства относительно действий на южных границах СССР, они проявили бы к министрам куда большее снисхождение.
    Разумеется, лидеры англо-французской коалиции прекрасно понимали, что даже 100-тысячный десант в Заполярье для Сталина не более чем блошиный укус. Поэтому главный удар они планировали нанести совсем в ином месте. Справедливо считая, что нефть — кровь любой современной военной системы, западные стратеги планировали поставить СССР на колени с помощью удара по кавказским нефтепромыслам. Ещё до начала советско-финской войны, в октябре 1939 года американский посол во Франции Буллит сообщил госсекретарю США, что в Париже обговаривают возможность бомбёжек Баку. Одновременно такую операцию начали обсуждать в британском правительстве, где считали необходимым привлечь к проекту и Турцию.
    Вскоре после начала боёв в Финляндии союзники перешли к конкретной подготовке, для чего 25 декабря 1939 года в Анкару прибыл британский генерал Батлер. С турецких аэродромов планировалось нанести воздушный удар по Баку, Майкопу и Грозному, а нефтеперерабатывающие заводы в Батуми уничтожить комбинированным ударом прошедшего через Босфор флота, в составе которого должны были находиться авианосцы. В перспективе предполагалось также бомбить и обстреливать черноморские порты, а закавказскими территориями овладеть силами турецкой армии, подкреплённой англо-французскими контингентами. Ожидалось, что наступлению будут содействовать восстания антисоветских элементов в Закавказье, а в идеальном варианте к операции планировалось привлечь Иран — благо его военный министр Нахджаван был настроен чрезвычайно воинственно и не раз выражал готовность поучаствовать во вторжении.
    Для реализации этого проекта командующему французскими войсками в Сирии и Ливане Максиму Вейгану было поручено провести переговоры с турецким главкомом Февзи Чакмаком, но турецкое правительство, обоснованно опасаясь советской военной мощи, отказалось предоставить союзникам порты и аэродромы, и операцию пришлось перепланировать в чисто воздушную. В ответ на запрос Даладье 22 февраля Гамелен представил доклад, где предложил ударить по Баку силами 80-100 бомбардировщиков. Ещё через неделю — 28 февраля, проект углубили и конкретизировали офицеры штаба французских военно-воздушных сил во главе с их главкомом генералом Вюйеменом.
    Французы считали возможным разрушить кавказскую нефтяную промышленность за полтора месяца. Самоуверенные британцы сильно надеялись на свои новые бомбардировщики «Бленхейм» и предполагали решить проблему всего за 15 дней. Считалось, что, лишившись 80 % нефтяных промыслов и предприятий по переработке нефти, Кремль неизбежно капитулирует.
    Особую решительность проявлял генеральный секретарь французского МИДа Леже. Заявив Буллиту, что целью операции является уничтожение Советского Союза, мсье Леже особо подчёркивал важность именно внезапного нападения, без объявления войны и предварительного разрыва дипломатических отношений. Всего через год с небольшим его предложение воплотили в жизнь в невиданном ранее масштабе.
    Вопреки широко распространённому мнению, окончание советско-финской войны не охладило воинственный пыл Лондона и Парижа. Планы нападения на СССР подверглись лишь некоторой корректировке. Было решено пока отказаться от наземных и морских операций, сосредоточившись исключительно на авиаударах по кавказским нефтепромыслам. Для этого англичане располагали аэродромами в Ираке, а французы в Сирии. Поводом для нападения на сей раз стали поставки Германии советской нефти.
    Действительно, после заключения пакта Молотова-Риббентропа Берлин получил от нас 865 тысяч тонн нефтепродуктов. Однако советские поставки не удовлетворяли даже десятой части потребностей Рейха. Куда больше «чёрного золота» Гитлер черпал из совсем других скважин — одна Румыния только в 1941 году дала Германии почти 3 миллиона тонн нефти. Но сильно ли всё это волновало сэра Чемберлена и нового французского премьера Поля Рейно? Думаете, в британском адмиралтействе решили бабахнуть главным калибром линкоров по венесуэльским промыслам штатовской «Стандарт Ойл»? Может, эскадрильи «Бленхеймов» нацелились на офисы испанской компании «Эспаньола Петролеум», через которую стандарт-ойловскую добычу переправляли другу Адольфу? Или в лондонских и парижских штабах приготовились, договориться с Турцией о проходе флота через Босфор и Дарданеллы, вывести авианосцы в Чёрное море да вдарить с них по румынским месторождениям в Плоешти, откуда Германия получала в несколько раз больше, чем из Баку, Грозного и Майкопа вместе взятых?
    Само собой, ничего подобного не произошло, зато подготовка нападения на кавказские промыслы продолжалась полным ходом. В очередной записке главе правительства Гамелен указывал, что «операция против нефтепромышленности Кавказа нанесёт тяжёлый, если не решающий удар по военной и экономической организации Советского Союза. В течение нескольких месяцев СССР может оказаться перед такими трудностями, что это создаст угрозу полной катастрофы» (А. Степанов «Кавказский кризис или англо-французская воздушная угроза СССР в 1939–1940 гг.»).
    Новый проект Гамелена, составленный 22 марта, полностью поддержал премьер Рейно, но его осуществление требовало дополнительной подготовки. Французские бомбардировщики «Фарман» безнадёжно устарели и просто не могли долететь до Баку. Предназначенные для атаки эскадрильи следовало перевооружить современными американскими бомбовозами «Гленн-Мартин», перебросить их в Сирию, доставить
    туда достаточное количество горючего и боеприпасов, а также обучить лётчиков управлять новыми машинами.
    Согласно записке командующего французскими войсками в Сирии и Ливане Максима Вейгана, к бомбёжкам можно было приступить в начале июня, а пока требовалось провести аэрофотосъёмку объектов, чем и занялись британские спецслужбы. Снабжённый новейшей фотоаппаратурой разведывательный «Локхид» 224-й эскадрильи королевских ВВС дважды — 30 марта и 5 апреля 1940 года — стартовал к советской границе с иракской авиабазы Эль-Хаббания. Несмотря на зенитный обстрел, летевшему на семикилометровой высоте экипажу удалось заснять расположение вышек Баку и нефтеперегонных заводов Батуми.
    Советский Союз принял ответные меры. Если на 1 марта 1940 года в составе военно-воздушных сил Закавказского военного-округа имелось всего 243 самолёта, то к 1 июня их стало уже 1023, и это были не только истребители. Три бомбардировочных авиаполка дислоцирующиеся
    в Армении, и столько же размещённых в Крыму готовились нанести ответный удар. Бомбить планировалось контролировавшийся англичанами Суэцкий канал, британские базы, на Кипре, в египетской Александрии, иракской Эль-Хаббании и палестинской Хайфе, а также французские аэродромы в Сирии и Ливане. В случае необходимости свою долю бомб должна была получить и Турция.
    Количество зенитно-артиллерийских частей в регионе выросло 6 раз, и в случае необходимости англо-французов встретили бы свыше тысячи зенитных орудий, направляемых первыми в СССР радарными установками противовоздушной обороны. На случай же вторжения из Ирана или Турции численность сухопутных войск в Закавказье возросла втрое.
    Тем не менее, обстановка продолжала накаляться. По странному стечению обстоятельств, одновременно с западными империалистами активизировался в далёкой Мексике их вроде бы заклятый враг — товарищ Троцкий. Спустя неделю после составления записки Вейгана — 25 апреля 1940 года — Лев Давыдович подписал своё «Письмо к советским рабочим», где призвал готовить вооружённое восстание против режима. С неугомонным вождём IV Интернационала оказался полностью солидарен будущий глава прогитлеровского правительства, начальник штаба французского флота Жан Дарлан. «В районе Мурманска и в Карелии содержатся тысячи политических ссыльных, и обитатели тамошних концентрационных лагерей готовы восстать против угнетателей, — сообщал энергичный адмирал премьеру Даладье. — Карелия могла бы, в конце концов, стать местом, где антисталинские силы внутри страны могли бы объединиться». (Ю.Невакиви. «Зимняя война 1939–1940 гг. в международной политике»).
    Тем временем французы обустраивали театр военных действий ударными темпами. Хотя ранее Вейган считал, что операцию можно начать только в первых числах июля, 10 мая Рейно бодро сообщил в Лондон, что готов бомбить уже 15-го. Но в этот же день немцы перешли западную границу, а через полтора месяца пал Париж. Кавказские проекты союзничков оказались у доктора Геббельса, и он грамотно распорядился неожиданным подарком. Найденные документы попали в газеты нейтральных стран, наделав там изрядный скандал.
    Так фюрер невольно сорвал план англо-французского нападения на кавказские месторождения. Возможно, знай он, что союзники готовы атаковать уже 15 мая, германское наступление на Западе было бы отменено ради общеевропейского крестового похода, но история пошла по иному пути. Европейский марш на Восток начался лишь 22 июня 1941 года, а первый проект чисто демократических бомбёжек СССР — американский «Меморандум 329» — появился только 4 сентября 1945 года. Он предусматривал уже не только атаку кавказских нефтепромыслов и Мурманска, но и ядерный удар по двадцати крупнейшим городам советской державы.

Глава 5


ВОСТОРГ ДАТСКОГО КОРОЛЯ


    Как уже говорилось, поставки железной руды из Скандинавии имели важнейшее значение для Германии. Доставлялась руда морским путём, через шведский порт Лулео, но зимой, когда море замерзало, она вывозилась из норвежского Нарвика. Германия опасалась, что, господствующая на море Англия оккупирует Норвегию и перекроет транзит, и 13 декабря 1939 года Гитлер дал указание начать предварительное планирование операции против Норвегии. А 28 февраля следующего года для установления полного контроля над балтийскими проливами было решено заняться и Данией.
    Фюрер опасался не зря, поскольку британцы и французы действительно подумывали о высадке в Норвегии. Рекомендации их Комитета начальников штабов появились почти одновременно с распоряжением Гитлера — 31 декабря 1939 года. Впоследствии союзники всерьёз обсуждали возможность высадки ещё и в Швеции, а также использования норвежской территории для действий против СССР на стороне Финляндии, что, очевидно, должно было способствовать примирению с Германией. В противном случае пришлось бы признать, что за какой-нибудь год с небольшим в тела Даладье и Чемберлена вселились души соответственно Наполеона и Нельсона. То есть, люди, которые в сентябре 1938 года категорически не желали воевать против Германии в союзе с Чехословакией и СССР, теперь бросали вызов сразу и Советскому Союзу, и Третьему Рейху, получившему после сдачи Чехословакии мощную чешскую промышленность.
    Так как в переселение столь могучих душ в столь жалкие тела верится с трудом, куда логичнее предположить, что в Лондоне и Париже очень хотели помириться с Берлином. Что за переговоры в этот период проходили — до сих пор тайна за семью печатями. По крайней мере материалы, относящиеся к случившемуся чуть позже перелёту Гесса в Великобританию и его беседам с британскими официальными лицами до сих пор не рассекречены.
    Ударь британские «бленхеймы» с ближневосточных баз по Баку, а франко-британско-польский экспедиционный корпус по Мурманску, фюреру было бы трудно удержаться от присоединения к столь тёплой компании. Ну, а там, глядишь, и японцы с турками бы подоспели, да ещё не советизированные прибалты присоединились. Небось, и завалили бы общими усилиями русского медведя, решив за счёт его шкуры все свои маленькие разногласия.
    Завершение советско-финской войны нарушило эти милые европейским сердцам проекты, и союзникам волей-неволей пришлось уделять больше времени усилению давления на Гитлера через морскую блокаду. В свою очередь, Берлин активно готовился противостоять подобным планам, и 16 февраля произошёл инцидент заставивший немецкой командование окончательно решиться. В этот день британский эсминец «Коссак», перехватил в норвежских водах немецкий танкер «Альтмарк» на борту которого находились три сотни моряков с судов потопленных рейдером «Адмирал граф Шпее». Эсминец взял «Альтмарк» на абордаж и освободил соотечественников, причём в ходе высадки абордажной партии семерых немцев пристрелили. Когда же норвежцы заявили протест, из Лондона невозмутимо ответили, что нарушение нейтралитета было незначительным.
    Гитлер понял, что оппонентам на нейтралитет малых стран плеват, и в итоге вторжение в Норвегию произошло сразу с двух сторон. Утром 8 апреля в её территориальные воды одновременно вошли британские и германские корабли. В тот же день англичане начали минирование норвежских территориальных вод, а их натолкнувшийся на немецкую эскадру эсминец «Глоуорм» погиб под огнём тяжёлого крейсера «Адмирал Хиппер».
    Казалось бы, что немцы, что англо-французы в равной степени нарушили нейтралитет Норвегии, но на Нюрнбергском процессе всё происходящее называлось чисто германской агрессией, а Лондону с Парижем, не сказали даже «фи». Но, можно запросто представить, как мировое сообщество заклеймит за вторжение в Норвегию французскую и британскую демократии, если страны, где они сейчас процветают, превратятся в изгоев типа Северной Кореи с Ираком! И самое интересное — с точки зрения что предвоенного, что нынешнего международного права всё окажется совершенно законно!
    Несколько проще в смысле права обстояли дела с Данией, куда англо-французское вторжение не планировалось. Здесь имела место чистейшей воды односторонняя агрессия с немецкой стороны. Датское правительство реагировало на происходящее чрезвычайно вяло. Хотя ещё 4 апреля находившиеся в Берлине датский военный атташе Кьёльсен и норвежский посол Шеель получили информацию о готовящейся операции в Копенгагене и Осло и эту информации откровенно проигнорировали. Датское и норвежское правительства отказались от проведения мобилизации и не приняли никаких реальных мер для приведения в боевую готовность имеющихся частей, что могло бы создать вермахту изрядные трудности.
    Например, Дания в случае мобилизации резерва первой очереди могла выставить две полноценные пехотные дивизии и ряд отдельных частей, расположенных, в основном, в прибрежных крепостях. Общая численность датской армии военного времени превышала 72 тысячи солдат и офицеров. Её авиация имела около 100 боевых самолётов, а флот состоял из 2 броненосцев береговой обороны, 9 подводных лодок плюс пары дюжин сторожевиков, тральщиков и миноносцев.
    Вооружены датчане были допотопно, но и противостоящие им силы не выглядели особенно грозными. Предназначенный для оккупации Дании 31-й армейский корпус состоял из двух второразрядных, не имеющих большей части положенной по штату артиллерии пехотных дивизий и отдельных подвижных частей, соответствующих в общей сложности одной мотодивизии. Флот вторжения был сформирован из недавно отметившего тридцатилетие беспорочной службы броненосца «Шлезвиг-Гольштейн» и около полусотни тральщиков, сторожевиков и вооружённых рыболовных судов. С воздуха эту грозную армаду прикрывала одна эскадрилья «мессершмиттов», в то время как атаковавшие Копенгаген бомбовозы несли в своём чреве исключительно листовки. Воздушно-десантные части вермахта представляла единственная рота, получившая задание овладеть мостом между островами Фальстер и Зеландия.
    Понятно, что приведи датчане свою армию в боевую готовность, они могли, даже в самом худшем случае, продержаться на островах до подхода англо-французских подкреплений. Однако в большинстве случаев датские солдаты либо мирно спали, либо не открывали огня, даже в самой выгодной для себя позиции, как это случилось с теми же германскими парашютистами. Охранявшие мост часовые запросто могли расстрелять их в воздухе, но вместо этого спокойно позволили немцам приземлиться, а потом сдали им важнейший мост, открывающий путь к столице. В Нюборге датские моряки даже заботливо приняли швартовы у немецкого десантного корабля «Клаус фон Беверн». Но все рекорды смирения побил экипаж броненосца береговой обороны «Нильс Юэль». Сильнейший корабль датского флота сдался немецкому ледоколу «Штеттин», не имевшему на борту ни единой пушки.
    Даже некоторые герои финской войны внезапно потеряли весь свой боевой пыл и превратились из рыкающих львов в кротких агнцев. Именно это произошло, например, с датскими лётчиками-добровольцами, недавно вернувшимися из Финляндии. Целая стая их во главе
    с наиболее отличившимся лейтенантом Йорном Ульрихом, узнав о продвижении немцев, удрала в Швецию.
    Основные силы датской армии сдались, даже не увидев противника. После краткого совещания короля Христиана X с генералами и министрами все части получили приказ сложить оружие. Командующий армией генерал Приор робко предложил посопротивляться, но премьер Стаунинг, министр иностранных дел Мунх и лично Его Величество дали экстремизму дружный отпор. После чего, светски беседуя с нанёсшим ему визит начальником штаба 31-го корпуса генерал-майором Химером, Христиан восхищённо заметил: «Вы, немцы, опять совершили невероятное. Следует признать, это было проделано великолепно!»
    В отличие от ранее битой немцами и потому осторожной Дании, Норвегия была настроена более воинственно. Отделившись от Швеции в 1905 году, она испытывала традиционное для свеженезависимых стран желание поживиться за счёт соседей. Воспользовавшись захватом англичанами Мурманска и Архангельска, сотни норвежских промысловых судов в апреле 1918 года вторглись в наши территориальные воды. Поскольку военный флот у России здесь отсутствовал, норвежцы продолжали браконьерствовать и после ухода британской эскадры. Самый бойкие пираты проникали в российскую акваторию на тысячу с лишним километров, а тюленей только за пять лет забили почти миллион, едва не изведя их начисто.
    На протесты Москвы, в Осло издевательски ответили, что поскольку не признают большевистской России, то и её морских границ знать не желают. Когда советские пограничные катера стали задерживать браконьеров, в дело вступил норвежский флот, включая броненосцы береговой обороны. Противопоставить их пушкам наши моряки ничего не могли, и беспредел обнаглевших тюленебоев продолжался. Сверх того, Норвегия претендовала на принадлежащие России острова Франца-Иосифа. Ситуация изменилась лишь в 1933 году, когда в Мурманске бросили якорь первые корабли будущего Северного флота, включая переброшенные по Беломоро-Балтийскому каналу подлодки. Опасаясь получить торпеду в бок, норвежские броненосцы уползли в родные шхеры, а вслед за ними удрали и браконьеры. Тогда же по решению Гаагского международного суда норвежским войскам пришлось эвакуироваться из принадлежавшей Дании Гренландии, где они высадились двумя годами раньше, под командованием бравого министра обороны Видкуна Квислинга.
    Как видите, некоторые остатки боевого пыла у потомков норвежских викингов всё же сохранились, что проявилось, как в участии их добровольцев в советско-финской войне, так и в двух известных эпизодах кампании против немцев. Артиллеристы крепости Оскарборг, прикрывавшие морские подступы к столице, расстреляли в упор и потопили тяжёлый крейсер «Блюхер», а старый форт у деревни Хегра близ Тронхейма, отбивался от немцев целых три недели, сдавшись лишь 5 мая. Правда и здесь бои были не слишком жестокие. После отражения атак 17–18 мая, немцы ограничивались в основном обстрелом из орудий, самыми мощными из которых из которых были 120-мм трофейные гаубицы,
    реквизированные на соседнем складе. Обстрел оказался столь неэффективным, что из 211 человек гарнизона, погибло всего шестеро, что, впрочем, никак не отменяет героизма защитников форта.
    Куда менее стойким оказался гарнизон порта Кристиансанн. Защищавший его усиленный батальон отступил перед примерно равным по численности немецким десантом, потеряв от вражеского огня целых 8 человек убитыми! Расчёты береговой батареи «Оддере», прежде чем удрать в тыл, даже выпустили в сторону врага несколько десятков снарядов из своих мощных 210 и 240-мм орудий. Поскольку ни германский флагман, лёгкий крейсер «Кёнигсберг», ни пара сопровождавших его эсминцев в принципе не были рассчитаны на такие подарки, норвежцы имели реальные шансы их утопить. Однако, вероятно, руководствуясь высокими идеалами гуманизма, артиллеристы «Оддере» почему-то так ни разу и не попали в маневрировавшую перед носом цель. Их коллеги с береговой батареи «Глеодден» оказались ещё гуманнее и огонь вообще не открыли.
    Столь же строгого нейтралитета придерживались под Кристиансанном и норвежские лётчики с моряками. Два десятка истребителей на местном аэродроме за все шесть часов операции так и не удосужились взлететь, и немцы взяли их целёхонькими. Командир миноносца «Гюллер», как выяснилось, не знал, что по неприятельским кораблям надо стрелять и ускакал на берег звонить в штаб. Другой морской волк, командовавший подводной лодкой В2, не рискнул выпустить по врагу торпеду из-за неисправности компаса. Третий храбрый капитан, командир однотипной субмарины В5, услышав залп собственной береговой артиллерии, нырнул на дно, где и просидел до конца боя. И, наконец, полдюжины мелких сторожевиков предпочли попросту удрать, затерявшись в лабиринте шхер.
    Столь же весело шло дело в других портах, начав с самого северного — Нарвика. Здесь оборонявшие город части были парализованы действиями своего собственного командира, полковника Сундло и безропотно сложили оружие по его приказу. Гораздо больше хлопот высадившимся бойцам 139-го австрийского горно-пехотного полка доставили оборонявшие вход в гавань береговые батареи «Рамнёс» и «Хамнёс». Австрияки потратили пять часов, лазая по окрестным скалам, но так и не обнаружили зловредные орудия. Впоследствии выяснилось, что запланировав возвести батареи ещё в 1912 году, горячие норвежские парни так и не удосужились соорудить что-нибудь внушительнее фундамента. В самом деле, чего там суетиться, если москальского десанту не предвидится, а прочие соседи свои в доску!
    В Тронхейме, как и в Кристиансанне, 138-й полк австрийских горных стрелков встретил примерно равный по численности гарнизон из трёх армейских батальонов и многочисленных крепостных частей. Распоряжавшийся ими командир 5-й норвежской дивизии генерал Лауратанзон приказал приказал своему воинству сдаться после того, как от случайной пули погиб местный рыбак. То же самое наблюдалось и в Ставангере, где гарнизон из 1500 солдат под командованием полковника Виллоха сложил оружие, потеряв пять бойцов от удачно сброшенной авиабомбы и ещё троих в перестрелке с десантом. Наиболее же любезным оказался экипаж миноносца «Скарв» в Эгерсунне. Когда германский тральщик собрался брать его на абордаж, вахтенный матрос миноносца предупредительно сбросил немцам буксирный конец.
    Со вступлением в бой главных сил норвежской армии ситуация практически не изменилась, поскольку воевать оные силы большей частью не хотели категорически. Оборонявшиеся в южной Норвегии около 2 тысяч солдат 1 — ой пехотной дивизия генерала Эриксена с приданными ей подразделениями сдалась после нескольких перестрелок, а ещё 3 тысячи дезертировали или удрали в Швецию. Столь же махровый пацифизм демонстрировали полки 3-й пехотной дивизии, сложившей оружие по приказу своего командира генерала Лильедаля одновременно с 3-м пехотным полком 2-й дивизии. Из более чем 6 тысяч солдат этих частей в боях с противником участвовало едва несколько сотен. Без единого выстрела капитулировали порт Арендалль, крепости Хейторп, Трегстад и Конгсберг, а также главная база норвежского флота Хортен. Её комендант адмирал Смит-Йохансен благоразумно решил, что 210-мм крепостные орудия его батарей и броненосцев береговой обороны слишком слабы для боя с 20-мм зенитными автоматами немецких тральщиков.
    Столь кроткое поведение норвежских генералов придало храбрости их бывшему шефу и лидеру местных нацистов Видкуну Квислингу. Заняв столичную радиостанцию и отель «Континенталь», Квислинг объявил себя главой правительства, призвав не сопротивляться своим немецким друзьям. Примерно половина из ста тысяч призывников его послушала и на участки не явилась, ну а как вела себя большая часть остальных, вы уже знаете.
    Согласитесь, что воевать с такими пупсиками — просто одно удовольствие! Поэтому лихой военно-воздушный атташе в Норвегии капитан Эберхард Шпиллер уже к середине первого дня вторжения был больше всего озабочен подготовкой торжественного парада в захваченной норвежской столице. Позвонив начальству с захваченного аэропорта, бравый гауптман потребовал доставить ему военный оркестр с максимальным количеством труб и барабанов. Парад прошёл великолепно, но в судьбе самого Шпиллера страсть к показухе сыграла роковую роль. Увлёкшись репетицией оркестра, он упустил смывшегося на север короля Хокона, бегущее вместе с ним правительство, а также весь штаб норвежской армии.
    В принципе, герр капитан почти что прихватил беглецов, но, понадеявшись на свою крутость, взял с собой всего две сотни десантников и несколько квислинговцев. Охранявшие королевскую особу командующий сухопутными войсками генерал Локе и начальник штаба полковник Хальтледаль считали положение безнадёжным. Дюжине городских автобусов с отрядом Шпиллера они могли противопоставить всего пару батальонов 2-й дивизии и батальон королевской гвардии. Однако присутствовавшему тут же инспектору пехоты полковнику Отто Рюге удалось убедить его величество не сдаваться.
    Поскольку на одного немца приходилось по пять-шесть норвежцев, сражение развивалось с переменным успехом, и Рюге удалось продержаться до темноты. Когда же шальная пуля смертельно ранила отмороженного Шпиллера, его автобусная команда решила не продолжать преследование ночью, по горной дороге. Королевский кортеж сумел без помех уйти, а Рюге восхищённый Хокон тут же произвёл в генералы и назначил главнокомандующим. Примерно через неделю под началом нового главкома находилось уже до 20 тысяч солдат в центральной и северной Норвегии. Из частей 2-й, 4-й, 5-й и 6-й пехотных дивизий Рюге сумел наскрести воинство, по численности едва превосходящее одну-единственную дивизию. Две трети мобилизованного личного состава и возглавлявшие их господа офицеры воевать с братским германским народом отказались напрочь. Да и прочие часто показывали себя достойными предшественниками героического норвежского спецназа, который, узнав о нападении террориста Андреса Брейвика на молодёжный лагерь под Осло, добирался туда почти час.
    Реши норвежцы сопротивляться всерьёз, оккупантам пришлось бы плохо. Рельеф местности в стране подходил для обороны идеально. Сплошные горы и ущелья, перемежающиеся заболоченными долинами да мелкими, но порой очень бурными и ледяными речушками. Опять же весна, всё тает, всюду липкий снег пополам с грязью. Даже для отлично подготовленных австрийских горных стрелков воевать в таких условиях нелегко, а уж о жителях Берлина и Гамбурга и говорить нечего. Что они могли сделать против местных жителей, знающих здешние закоулки, как свои пять пальцев, а на лыжи встававших, едва вылезя из колыбели?
    В почти таких же условиях финские лыжные отряды резали растянувшиеся вдоль дорог советские дивизии, как колбасу, а потом пожирали получившуюся закуску под трофейный спирт. «Если бы командование норвежской армии с самого начала нацелилось на серьёзное контрнаступление, — завил впоследствии начальник штаба действовавшего в Норвегии 21-го армейского корпуса вермахта полковник Бушенхаген, — немцы оказались бы в чрезвычайно критическом положении». (А.Носков. «Норвегия во Второй Мировой войне 1941–1945 гг.»).
    Сложившаяся после первой недели боёв ситуация действительно не внушала оккупантам особого оптимизма, тем более что в отличие от Красной Армии в Финляндии, ни численного, ни технического перевеса они не имели. К 20 апреля 1940 года вермахт располагал на территории Норвегии крайне незначительными силами. В состав их разрозненных десантных групп входили 2-я и 3-я горные дивизии (12 батальонов), 196-я пехотная дивизия с отдельными частями 163-й и 181-й пехотных дивизий (15 батальонов), батальон парашютистов и моторизованный пулемётный батальон. Ещё имелось три батальона моряков, составленных из экипажей потопленных британских флотом эсминцев — стараниями щедрого полковника Сундло их удалось вооружить трофейными винтовками.
    Кроме норвежских частей, соответствующих примерно одной нормальной дивизии, немцам противостояли союзные части, ранее готовившиеся выступить на помощь финнам. Британцы высадили три бригады (8 батальонов), пять ударных добровольческих рот и несколько отрядов морской пехоты. Французы перебросили в Норвегию две бригады альпийских стрелков (6 батальонов), польскую бригаду (4 батальона) и полубригаду Иностранного легиона из 3 батальонов.
    Соотношение сил, в лучшем случае, равное. Преимущества в вооружении и подготовке у немцев нет. Если австрийские горные стрелки, в основном, действительно отлично оснащённые профессиональные вояки, то прочие — так называемые дивизии седьмой волны, созданные едва за пару месяцев до вторжения, кадровых военных кот наплакал, а оружия не хватает катастрофически. Вместо 147 положенных по штату миномётов — ноль. Вместо 18 150-мм гаубиц и пехотных орудий того же калибра — опять ноль. Ну и 75-мм пехотных орудий и 105-мм гаубиц из штатных 54-х лишь 42. У наспех собранных морских батальонов дела обстояли ещё хуже. Тяжёлого вооружения они не имели вообще, стрелять из трофейных винтовок учились прямо на месте, а уж о такой вещи, как окоп полного профиля, морячкам раньше и в страшном сне слышать не приходилось.
    Правда, у немцев имелся танковый батальон против роты французских танков и перевес в воздухе, но в данных условиях это вряд ли могло стать решающим фактором. Опыт той же финской войны показывает, насколько малоэффективны в такой местности лёгкие машины с противопульной бронёй. Конечно, если есть, кому их бутылками с «Коктейлем для Молотова» закидывать. (Именно так, это оружие называлось у поляков и финнов, а наши, уже в 1941-м его переделали в «Коктейль Молотова»). Да и бомбовозам люфтваффе тоже было бы не слишком в тему за шныряющими среди скал группами лыжников охотиться.
    Только охотиться оказалось реально не за кем. «Когда начинаешь изучать, какие потери вынуждали отступать норвежские войска, — писал впоследствии британский подполковник Фьерли, — то узнаёшь, что они были или совершенно незначительными, или их вообще не было». (С.Патянин «Везерюбунг» Норвежская кампания 1940 г.»). Казалось сбывается прогноз Ильи Эренбурга, который в своей антиутопии «Трест Д.Е.» предсказал вымирание населения скандинавских стран от сонной болезни.
    Почти столь же пассивно вели себя и англичане, которые при появлении противника в лучшем случае отстреливались и отходили даже при малейшем намёке на обход. Что касается французов, то эти в бой реально так и не вступили, хотя именно их части как раз и были лучше всего подготовлены к войне на данном театре военных действий. Альпийские стрелки поучаствовали лишь в паре вялых перестрелок. Два из трёх батальонов 15-й британской бригады вообще до поля боя недошли, а всего из высадившихся в Норвегии союзных сил реально сумела повоевать немногим больше половины.
    В итоге, к началу мая всей компании пришлось бесславно сваливать из центральной Норвегии, причём норвежцев англо-французский флот брать не стал. Исключение сделали лишь для королевской семьи, правительства и золотого запаса, а остатки горемычной норвежской армии общей численностью около 10 тысяч человек, сдались окончательно.
    Ну и, наконец, особо следует отметить нарвикскую эпопею. В начале мая союзники имели там почти 20-тысячную армию против втрое меньшего немецкого отряда, почти наполовину состоящего из едва умеющих стрелять моряков. К вечеру 28 мая немцы оставили Нарвик, однако выбить их с окрестных позиций так и не удалось, да и союзное командование и не слишком старалось это сделать. Ведь штурм города, собственно, и был предпринят, чтобы получить удобный порт для эвакуации.
    Уже 8 июня союзники покинули город, как и в ц