Скачать fb2
Восхождение

Восхождение

Аннотация

    Бывший студент Артур похищен из нашей реальности и превращен в зловещего некроманта-лича. Теперь он участник древней Игры, затеянной некогда Арагорном Московским и Артасом – божеством Хаоса. Несмотря на ностальгию по родному миру, Артуру нравится его роль в этой Игре. Ведь он карает предателей и злодеев, насаждает справедливость и заботится о своих новых друзьях. Но задания, которые ему дает Артас, становятся все изощреннее, выполнять их все сложнее, а надежда на возвращение в привычную реальность становится все призрачнее. У Артура есть только один выход – переиграть самого бога Игры!


Михаил Михайлов, Влад Поляков Восхождение

Пролог

    На тропе между мирами Веера, в мире Тумана, стояли двое. Местная странная живность не осмеливалась приближаться к ним: она прижималась к земле и расползалась в разные стороны. Твари пребывали в ужасе от того, что их заметят. Больно уж велика аура силы, исходящая от каждого из богов. Но даже обычными богами назвать их было сложно.
    – Новые участники Игры меня не радуют, Шут…
    – Не тянут они на участников, экселенц, формат нужный не отрастили, чтобы им с нами мериться. А отрастят, так отрежем… под самый корень.
    – Опять хохмишь. Впрочем, я к этому давно привык, – усмехнувшийся своим мыслям Артас окинул взглядом туманную хмарь и добавил: – Моим эмиссарам удалось проследить путь Незримых по тропе миров. Не до конца, лишь общее направление, но и этого достаточно для следующего действия.
    – Будем брать?
    – Будем следить, ПОКА следить. Только для самой возможности слежки придется разобраться с элементами порождения Веера – хранителями.
    Шут недовольно скривился, шрам, уродующий его далеко не ангельское личико, задергался, делая внешность совсем уж монструозной.
    – Экселенц, хранители, эти полуразумные «муравьи», мне и поперек горла встали, и поперек задницы. Ни пожрать, ни, пардону просим…
    – Можешь не продолжать, мысль донесена. Я знаю, что уничтожить их как вид не в наших силах. Уничтожить какого-то конкретного хранителя тоже будет неразумным поступком, сразу дадим моему сопернику повод для вмешательства. Зато руками эмиссаров…
    – Кто?
    – Лич, – незамедлительно ответил Артас. – Идеально подходит для лидера группы. Но сначала проверь его, сведи с одним из хранителей в качестве тренировки. Он у нас часто в мире Тумана бродит.
    – Опасно.
    – Ему не привыкать. Кроме того, ведь все будет под твоим контролем. А я тем временем подумаю, кого из наших ролевиков пустить по следу Незримых. Тут не столько сила и магия нужны, сколько умение оставаться незаметным в самой гуще событий. А сейчас… Неуютно что-то мне стало в Тумане.
    Миг – и вот уже Артас исчез, переместившись куда-то в известном лишь ему направлении. Шут постоял еще несколько секунд, скорчил адресованную неизвестно кому гримасу и… тоже исчез, но уже со светошумовыми эффектами, отпугнув местных тварей на еще большее расстояние.

Глава 1

    Хорошо быть живым, да только не у всех это получается… У меня, к примеру, подобное состояние остается «вне зоны доступа» вот уже весьма длительное время. Я вроде бы и жив, но в то же время и мертв. Ведь состояние лича – мертвого некроманта – давно стало привычным, хоть и не самым желаемым. Перемещаться, разговаривать, находить определенные удовольствия от власти, интриг, жаркой схватки и гибели врагов – это мне доступно. Зато другие радости бытия, о которых когда-то, в не такой и далекой жизни, я даже не задумывался, сейчас кажутся чем-то волшебным и малодостижимым.
    Сразу на ум пришел Артас – бог Хаоса и виновник всего, что со мной произошло. Раньше я на него был сильно зол, но постепенно злость ушла. В конце концов он многое мне дал, от сил и практического бессмертия до возможности двигаться дальше по особенному, недоступному многим пути.
    Да, многое… Оказавшись перенесенным в новый для меня мир, я смог не только выжить, но и зацепиться, стать не случайным путником, а довольно влиятельной, значимой персоной. Не говорю уж о том, что нежданно-негаданно стал эмиссаром Артаса, который возложил на меня нехилый пласт задач – от открытия вовне медленно загибающегося от избытка некроэнергии мира до укоренения в Лирасте Зерна Хаоса, что должно было постепенно перевести весь мир в зону влияния этого склочного и ехидного хаотического божества.
    Вот только задания от богов такого уровня, как Артас, практически никогда не удается выполнить легко и без напряжения. Так было и со мной. Для начала мой облик ожившего мертвеца сам по себе заставил сделать «охотничью стойку» многих обитателей Лираста. Особенно в этом плане отличились паладины и жрецы Камирта – местного как бы главы светлого пантеона. Этот «глава», к слову сказать, героически смазал пятки салом, смывшись со всеми присными в другой мир, как только этот стал закрываться из-за неконтролируемого увеличения концентрации некроэнергии.
    Впрочем, проблемы с ними поначалу были так себе, на вполне скромном уровне. Мне довольно быстро удалось найти причину, из-за которой мир задыхался в своей скорлупе и… Нет, не устранить, но начать процесс восстановления, на который, по скромным прикидкам, должны были уйти годы, а то и десятилетия.
    Как-то случилось, что, осваиваясь в новом мире и продвигаясь в изучении отныне профильной для меня, лича, магии смерти – некромантии, я постепенно оброс небольшой, но крепкой компанией сподвижников. Шесть человек… Нет, извиняюсь, мои соратники не люди, но они были когда-то людьми. Первая из этой шестерки трансформирована мною в вампира из-за невозможности иным способом вырвать ее из объятий смерти. Остальные же были превращены осознанно, когда я понял, какие неслабые возможности это дает. Впрочем, возражений с их стороны не имелось. Скорее уж наличествовал серьезный и стойкий энтузиазм. Особенно близки мне стали Сильвия и Клара, с ними я чувствовал себя… не таким мертвым. Словно бы их общество помогало отогреть часть замороженных эмоций, я становился почти живым.
    Ах да, все они ненавидели моих врагов в этом мире до глубины души, ибо в эту самую душу им даже не наплевали, а, можно сказать, прошлись по ней огнем и шипованными плетьми. Предать они не могли в принципе, слишком яркой была ненависть и желание отомстить.
    Противостояние со слугами Камирта разгоралось, а он сам начал процесс возврата в покинутый им мир, что не устраивало ни меня, ни моих друзей-сподвижников, ни тем более Артаса. Приходилось крутиться по мере сил, заодно отвешивая чувствительные оплеухи врагам. Получалось ли? Вполне. Жаль только, что без чувствительных потерь не обошлось. Погиб Стир, один из моих сподвижников и по совместительству очень способный тактик. Без него мне стало несколько сложнее управляться с войском мертвых, но адекватной замены пока не находилось.
    При штурме укрепленного города, куда паладины доставили Зерно Хаоса, похищенное у меня, была убита Клара. Да, ее убийцы ответили, я вырезал почти всех. Вот только…
    Возня с Зерном Хаоса, этим могущественным артефактом, который требовалось перед окончательной активацией протащить по «местам силы», сильно напрягала, но поделать тут ничего нельзя было – таковы особенности действительно могущественных творений, способных менять сам мир. Зато можно было прихватить за живое хозяина артефакта, самого Артаса. Как-никак слишком многое я для него к тому моменту сделал. Ну а долг, как известно, платежом красен.
    Долги и боги… Некоторые божества стремятся объегорить кредиторов из смертных, другие же расплачиваются относительно честно. К счастью, Артас оказался из последних. Хотя… в ином случае я бы и не признал его своим в каком-то смысле командиром. А в нынешних условиях все же признал, хотя до сих пор определенные нотки неприязни во мне присутствуют.
    Пришлось крутиться… Ведь в качестве оплаты долга я потребовал у Артаса не много не мало, а воскрешение Клары. К сожалению, создание Хаоса воспользовалось ситуацией и под сурдинку решило получить с меня еще парочку услуг. Зато обещание выполнил! После нескольких серьезных эскапад Артас все же воскресил Клару, но уже даже не в вампирической, а в призрачной форме. Впрочем, я был рад и этому.
    Ну а сейчас… Сейчас мне надо было найти Сушироса, темного бога, единственного из сильных существ, оставшегося в этом мире, даже когда он был закрытым. Именно это божество, ну, или его жрецы должны были дать мне ключ к тому, как остановить Камирта, его пришествие в мир… Ну, и еще кое-что.
    – Опять мысли? – прошелестел голос Клары. – Не обращай на них внимания, они проходят. Теперь я знаю, у меня была почти вечность для размышлений. Там, где я была, день покажется веком.
    – Спасибо, Клара. Но это так, минутная печаль. Просто усталость, она подкрадывается ко всем, и к смертным, и к нам, которые ни там, ни тут. Только устает не тело. А скорее дух. Все будет в порядке.
    – Точно?
    – Ты же меня знаешь… Обязательно! – изобразил я подобие улыбки на мертвых губах. – Поезжай-ка к Сильвии и ребятам, они будут рады снова поговорить с тобой. Соскучились, да и не верили до конца, что удастся тебя выдернуть из мест ну совсем отдаленных. А я тут еще немного поразмыслю. Над нашими будущими планами.
    Баньши едва заметно кивнула и, тронув поводья своего дуршила, взяла в сторону, отдаляясь от меня. На самом деле ей, призрачному созданию, дуршил – мертвая тварь, больше всего похожая на диковатый гибрид лошади и крокодила, – был не сильно и нужен. Однако нам казалось, что как-то не совсем прилично ей парить над землей, когда все остальные члены нашего отряда, кроме мертвяков, естественно, восседают на этих «лошадках». А так… нормально.
    Пусть с Сильвией поговорит, та ей наверняка еще не все новости рассказала, не все местные сплетни выболтала. Ну а я действительно подумаю о ближайших наших планах, благо есть о чем.
    Наш отряд сейчас на весьма приличной скорости продвигался к королевству Талимия. Оно располагалось далеко от прежней нашей обители, которую мы вынуждены были покинуть по нескольким причинам. Одна из них – необходимость поиска Сушироса и его жрецов, равно как и места окончательной активации Зерна Хаоса. Ну а вторая… про наше там присутствие не просто пронюхали слуги Камирта, но и выслали туда ха-а-р-рошую такую карательную экспедицию. Вот и пришлось уносить ноги, ибо бодаться лоб в лоб со всей паладинско-жреческой сворой меня не радовало. Лучше уж потом, когда силы будут хоть немного более соизмеримыми.
    Талимия… Королевство торговцев и жрецов. Нет, не так, скорее уж жрецов и потом уже торговцев. Торговые гильдии всячески лебезили перед жрецами Камирта, финансируя их по «полной программе», то и дело осуществляя серьезные пожертвования на «процветание веры». Но и получали в ответ многое, надо признать. Вся торговля с далекими краями были отдана на откуп именно гильдиям, посторонние туда сунуться в принципе не могли. То есть могли теоретически, но никому не хотелось оказаться в числе мешающих божественному промыслу жрецов.
    Торговали многочисленные гильдии всем, что могли достать. Удачное местоположение – вокруг Талимии находились развитые государства – позволяло гильдиям закупать у одних и продавать другим, пересекая свои земли, на которых они платили многократно меньший налог, чем иноземцы. Не то чтобы остальным это нравилось, но, как уже упоминалось, связываться с протеже жрецов выходило себе дороже. Камиртовская братия всегда могла придраться к каким-то мелочам и устроить обидчикам тех, кого опекали жрецы, жизнь «веселую», полную пакостей.
    Однако это было на частном уровне, на межгосударственном все более или менее регулировалось по взаимному удовлетворению. Периодически возникали стычки и разногласия, но за столетия положение нормализовалось и стало стабильным. Талимийские торговые гильдии работали с некоторым преимуществом по причине особого расположения жрецов, остальные довольствовались более жесткими условиями.
    Жрецы… Именно в Талимии и был центр их власти, по территории сравнимый с земным городом средних размеров. Здесь они чувствовали себя в полной безопасности даже в те времена, когда войны с почитателями других богов шли с переменным успехом.
    Неудивительно, что за прошедшие века талимийцы стали самыми набожными людьми во всем Лирасте. Столько храмов, сколько было на их землях, нельзя было найти нигде больше. Плюнь в небо, непременно в храм попадешь… или в жреца, что тоже мишень родственная. Этот факт приходилось серьезно учитывать в наших планах. Жрецы тут – это не просто ожиревшие бездельники, способные только пить, жрать, изливать ушаты сахариновой морали и трахать прихожанок или прихожан посимпатичнее да помоложе. Нет, они были еще и наделены магическими способностями. Мы уже сталкивались с местным жречеством, поэтому его приблизительный потенциал в условиях боя я знал.
    К сожалению, подобная концентрация храмов и жрецов имела для меня с соратниками отрицательную сторону. Какую? Так ведь все мы были, скажем так, далеки от классического человеческого обличья, особенно я и баньши. И мне, и ей, увы, в город войти незамеченными будет очень сложно. А ведь мне позарез нужна именно магическая поддержка. Винтар не дотягивает, Кайл с Тексом воины с минимумом магических способностей. Остается лишь одна Сильвия, которая была не в восторге от нашего вояжа.
    Вампирессе очень не хотелось соваться в самый центр камиртовского гадюшника, где роились жрецы, союзные им маги, да еще и паладины. Не то чтобы она их боялась, страх у девушки был выжжен намертво еще с того момента, когда слуги Камирта казнили ее семью… Но соваться в место, где их полно, да еще не будучи уверенной в своем актерском таланте, ей не хотелось. Не боязнь, нет, – опасение пропасть глупо, без цели и смысла, не отомстив ВСЕМ виновникам случившегося с ней.
    Я ее понимал и сам некоторое время сомневался, стоит ли принимать подобное решение, и остановился на нем только после того, как узнал про особенности места будущих поисков. Столица Талимии располагалась в довольно необычной с точки зрения географии зоне. Изначально королевство было довольно маленьким, ну а местность вокруг стольного града едва ли на четверть состояла из долин и нескольких равнин. Все прочие территории были заняты горами. Именно этот фактор, как мне думается, и привел к тому, что в королевстве усиленно развивалась именно торговля, для которой сельхозугодья особенной роли не играли.
    Ландшафт служил для моего отряда хорошим козырем. На такой местности легко спрятать армию не в пример больше моего отряда. Учитывая бесшумность и малозаметность лагеря мертвых солдат, найти мой небольшой отряд в скальных лабиринтах под силу очень немногим, а скрыться там самому будет просто.
    Радовало то, что никто так и не сел нам на хвост. Чисто все было, никаких преследователей не наблюдалось, несмотря на то что Рыцарь Света – Арагорна эмиссар, чтоб ему пусто было, – все же сумел уйти после того памятного боя в храме сектантов-обрядников. Уйти он ушел, а вот пустить по нашему следу паладинов и прочую шваль ему не удалось. И сдается мне, знаю я причину неудачи.
    Тиберикум. Да, тот самый город, который был разрушен при моем деятельнейшем участии, а часть из оборонявших его была превращена в упырей, зомби низшего порядка и прочую нежить. Наверняка там до сих пор идет если и не полномасштабная зачистка, так хотя бы усиленное прочесывание закоулков и развалин с целью окончательного избавления от моих творений. Уж больно эта крепость была важна стратегически, терять ее никто не хотел, не мог себе позволить. Не удивлюсь, если эмиссара Арагорна с максимальной вежливостью… попросили малость подождать. Там ему не Талимия, для тамошних правителей безопасность собственных владений превыше всего…
    Однако забывать об осторожности не стоило, когда пробираешься по землям самого для меня сейчас опасного государства. Опасного, несмотря на то что во время последней нашей встречи Артас сделал мне существенный подарок – изрядно увеличил как резерв маны, так и возможности ею оперировать. К тому же имелось то самое Зерно Хаоса, с которым наладилось относительное взаимопонимание, если такой оборот вообще применим к артефактам.
    Хм, а ведь применим в какой-то мере. Конечно, это не нечто с инстинктами вроде моего посоха, но вот «притереться» к Зерну получилось. Теперь, искренне на это рассчитываю, при экстренной ситуации можно будет почерпнуть оттуда толику силы Хаоса.
    С этим ясно. Ну а что еще из возможных неприятностей на землях Талимии может встретиться? Не хотелось бы пропустить что-то вроде бы на первый взгляд малозначимое, но способное навредить впоследствии. Ах да, были еще слухи о продвижении «армии тьмы» в глубь земель, что могло сильно усложнить нашу дальнейшую работу. И снова к тому, с чего начал, – лучше все делать тайно и аккуратно, не привлекая или сводя к минимуму внимание к своей персоне.
    – Повелитель! – На своем дуршиле ко мне метнулась Сильвия, она казалась несколько взвинченной. Ну а наша группа мертвых воинов постепенно останавливалась, исполняя приказ вампирессы. – Навстречу движется сильный отряд. Я взяла на себя ответственность остановиться, нет смысла встречать врага на марше. Какие будут приказания?
    – Точнее…
    – Кавалерия, тяжелая. Скорость передвижения ненормально высокая для обычной дружины местного барона. Они редко используют магию такого вида без особой нужды. А войны сейчас нет.
    – Маги?
    – Сильные. И там могут быть паладины, повелитель. Убыстрять бег лошадей они привыкли, делают это очень хорошо.
    – Плохо, если так. Драка именно сейчас в планы не входила, – призадумался я. – Сделаем так… Залечь по сторонам тракта, легкие заклятья маскировки. Это на тебе, Сильвия. Рассредоточенно, нежить впереди, мы под их прикрытием. Если почуют, то бить сразу, чтобы никто не ушел.
    Сильвия деловито пожала плечами, подразумевая, что у нее никаких вопросов нет, прирезать всяких там разных она всегда готова. Зато Клара, слетевшая с дуршила и неслышно приблизившаяся ко мне, прошелестела:
    – Магия баньши оставит след, по нему нас будет очень просто найти.
    – Вот и не применяй ее, если только дела не пойдут совсем уж плохо.
    – Хорошо, – шепот призрака стал чуть громче. – Но сейчас она для меня основная. Остальные умения я помню, знаю, но без тела они действуют гораздо слабее. И еще… Если они нападут, я смогу забрать жизни?
    – Конечно. И постарайся в будущем научиться более четко контролировать получаемую силу. Пока что она частично утекает в никуда.
    Ну все, мелочи прояснили, теперь и прятаться можно. Хорошо, что мертвые солдаты способны лежать не шелохнувшись, как будто их и вовсе нет. Только очень внимательный взгляд сумеет обнаружить их присутствие и только не самый слабый маг прорвется через маскирующие заклятья.
    Единственная проблема – дуршилы, чьи габариты не позволяли им становиться совсем уж незаметными. Ну да будем надеяться, что пронесет. Распластавшись в пыли, я смотрел в сторону недалекого леса, в котором исчезала дорога. Оттуда уже показались клубы пыли, предшествующие собственно появлению… кого-то.
    Вот и они! Действительно кавалерия, более половины тяжелая. Но не в этом проблема, простые воины особой проблемы не составили бы. Да и баронская дружина, усиленная магической поддержкой, не была бы серьезным препятствием, хоть и по иной причине. Баронам, им, как правило, нет особого дела до тех, кто транзитом прется через подконтрольную территорию. Исключение – когда эти некто слабы и их можно малость пообщипать.
    Это были наемники в количестве полусотни клинков, но сопровождали они не каких-нибудь купцов или королевских чиновников, а самых что ни на есть жрецов Камирта высокого ранга в количестве пяти штук.
    Плохо! Или хорошо? Это ведь с какой стороны посмотреть, если честно. У меня сразу возникла мысль о том, что жрецы Камирта – это не только угроза схватки с неслабым противником, «но и ценный мех», то есть сведения о происходящем в Талимии. Вот только атаковать скачущую на приличной скорости кавалькаду не улыбалось – потери у них будут сразу же и немалые, но жрецы уйдут, по крайней мере, двое-трое точно. Они стоять насмерть не намерены, они тут по делам едут.
    Вот передовой разъезд из трех всадников совсем близко… Один из них останавливается, поднимает руку со сжатым кулаком, затем два раза сжимает-разжимает, подавая сигнал следующим за ним. Заметил нас? Не похоже, потому как остальные медленно, неспешно приближаются, замедляя ход лошадей. Что ж, подождем. Все же не слишком мне хочется устраивать тут побоище, сейчас я готов даже пропустить жрецов Камирта, этих своих недругов. Пусть бы уезжали, их время еще придет.
    После того как осели поднятые всадниками облака пыли, я смог подробно рассмотреть отряд. Да, все верно, пять десятков наемников из числа опытных, много повидавших псов войны. И пятеро жрецов, одетых в свои пусть и не парадные, но все же весьма дорогие одежды, не предназначенные для возможного боя с врагом. Хм, оно и понятно, ведь в Талимии для них практически нет угроз. Практически… Потому же их сопровождает нехилый отряд наемников? Или же воины не столько охрана, сколько инструмент для какой-то работы? Возможно, очень даже возможно.
    Спешиваются, однако. Не все, часть, в то время как оставшиеся рассредотачиваются, создавая надежную охрану. Но такое затевают при появлении неожиданностей ИЗВНЕ, а не для поиска поблизости подозрительных личностей. И что это такое тут творится, привал они, что ли, решили устроить? Так не похоже.
    А вот один из жрецов как-то слишком пристально вглядывается в сектор, где прикинулись ветошью наши дуршилы. Вот ты ж зараза нехорошая, ну смотри в другое место! Хорошо хоть то, что на землю опускались сумерки, и рассмотреть заросли во всех подробностях эдак мимолетно было очень сложно.
    Ах ты ж молодца хорошая! Постоял, покрутил носом и направился обратно, к остальным четырем коллегам по жреческой стезе. Ну а приблизившись, брюзгливо проворчал:
    – Коулгрим заставляет себя ждать… И место для встречи посреди поля зачем-то назначил.
    – Он неглуп, – пресек ворчание тот жрец, от которого исходила наиболее серьезная волна магии. – Здесь сложно подобраться незамеченным, а Коулгрим не хочет, чтобы его служба Камирту, отцу нашему, стала известна раньше, чем это будет полезно.
    – Простите, Гийом, я об этом не подумал.
    – Боги простят, брат мой. Но после того как Коулгрим передаст нам последние сведения, мы сможем начать действовать. Те некроманты, что еще остались в Талимии, неожиданно для себя станут мертвее своих слуг из могилы.
    Скосив глаза влево, я увидел исказившееся от ненависти лицо Сильвии. Оскаленные клыки, бешенство в глазах, желание порвать жрецов на мелкие лоскуты во что бы то ни стало. Понимаю, но… надо подождать Коулгрима, раз он тут столь важная фигура в пока еще толком неизвестном мне плане. Делаю вампирессе знак, чтобы приготовилась к атаке, но все же чуть притормозила так дергаться.
    Кажется, поняла. Безрассудная ненависть сменилась холодным ожесточением и предвкушением хорошей драки со множеством трупов. Трупы – это хорошо. Тела мне, кровь вампирам, ну а истекающие жизни подберет баньши, ей они пригодятся.

Глава 2

    «Тихо в лесу, только не спит барсук… свои он повесил на сук и тихо танцует вокруг». На ум пришла именно эта нехитрая песенка, что по большой пьяни пели в шумной студенческой компании. Вот и этим святошам тоже надо было кое-что оторвать и повесить в назидание прочим, что осмелятся идти по их стопам. Но сначала Коулгрим. Где же ты, неведома зверушка, куда спряталась? Или не знает, что опоздание плохо воспринимается высокопоставленными жреческими чинами, чьей пешкой он, как я понимаю, давненько является?
    Вот он, жрец Гийом, начинает нервно ходить взад-вперед, грозно порыкивая на подчиненных, когда те пытаются с ним заговорить. Ну-ну, понервничай, оно для нас только к лучшему. Когда противник, и так не ожидающий нападения, начинает мотать себе нервы по постороннему поводу, внимание его рассеивается, отразить резкую атаку шансов у него гораздо меньше становится.
    – Господин, он едет, – склонился в поклоне подбежавший к жрецу наемник. – С ним трое сопровождающих.
    – Как только приблизится – приведешь ко мне. Его одного. И сами отойдете в сторонку.
    Тайные переговоры? Ну-ну, это неплохо. Для нас, само собой разумеется. Для них же, я рассчитываю, этот день будет последним в жизни.
    Кто же ты такой, Коулгрим? Этот вопрос в последние минуты я неоднократно задавал себе, но ответа получить не удавалось. Но ничего, сейчас я его увижу. Уже вижу. Объект моего интереса приближался, гарцуя на гнедом коне, весь из себя разодетый, увешанный как золотыми побрякушками, так и амулетами не из самых слабых. Амулетами, которые мог использовать только некромант!
    Теперь становится более-менее понятно, почему встреча происходит в столь безлюдном месте, вдали от не то что городов, но даже и деревень. Не к лицу некроманту соваться к жрецам Камирта, с которыми, как всем известно, отношения далеко не самые теплые, а скорее совсем наоборот. А раз так, да еще приплюсовав услышанное, можно сделать вывод о предательстве некромантом своих собратьев-магов.
    Иди же сюда, отступник, тебя ждет горячий прием! Та-ак, слезай с коня, двигайся вперед, ни о чем не подозревая…
    Сглазил! Некромант весь подобрался, повернулся в нашу сторону, хищно принюхиваясь, после чего взвыл:
    – Засада некромантов! Уходим!
    Почуял все же… Умный, сметливый, хорошо разбирающийся в маскирующих чарах и чующий присутствие как нежити, так и собратьев по магической школе. И что же тебя в предатели понесло? Но с этим позже, сейчас надо бить.
    – Вперед, – отдал я мысленный приказ своему воинству и выпрямился во весь рост.
    Появление почти на пустом месте огромного и странно одетого незнакомца с кошмарным посохом в руках на пару секунд заставило наемников и даже жрецов Камирта остолбенеть. Ничуть не растерялся лишь Коулгрим, лихорадочно выплетающий защитные конструкции, понимая, что удар с нашей стороны будет серьезный. Атаковать он не решился, надеясь, видимо, на мощь жреческой магии и не желая рисковать собственным здоровьем сверх меры.
    Мгновениями замешательства врагов стыдно было не воспользовался! Я ударил по отряду на дороге самым убойным заклинанием из своего арсенала. Ну и Сильвия добавила жару, грубо, но действенно проламывая сероватую защитную пелену, окутавшую как Коулгрима, так и ближайших к нему наемников.
    На секунду все перед нами скрыл зеленый туман, послышалось несколько криков, предсмертное хрипение раненых, из которых резвым ручейком утекали жизненные силы. А затем туман развеялся. Результаты заклинаний заставили скрипнуть зубами и коротко выругаться: вместо того чтобы уничтожить большую половину отряда, а остатки привести в небоеспособное состояние, чары уничтожили с десяток латников, да еще шестеро корчились на земле от невыносимой боли.
    Управляющие нежитью воины-вампиры остановили своих марионеток, понимая, что время ближнего боя еще не пришло, надо до конца воспользоваться преимуществом неожиданности, да и ответа от жрецов-магов долго ждать не придется.
    Я тоже осознавал, что сейчас последует ответный удар. Решение? Прикрыть свой отряд защитной стеной, в то время как Сильвия с Кларой готовили противнику парочку неприятных сюрпризов. Уверен, что это будут неплохие сюрпризы.
    Жрецы ударили, используя как вспомогательное средство предоставленную им некромантом-ренегатом силу смерти. Это было… смело и с изрядной долей импровизации. Опасный тип этот Гийом, раз спокойно готов сплетать свою собственную магию с силой, совершенно противоположной по сути. Рисковый, творчески мыслящий… требующий обязательного уничтожения как непримиримый и опасный враг.
    Выставленная мной преграда едва выдержала совместную атаку жрецов. Переливающаяся всеми оттенками огня пелена – знали жрецы, что против нежити огонь самое лучшее средство, – испепелила парочку зомби, что вырвалась вперед и не попала в зону действия защиты, и ударила в мою магическую конструкцию, столь заботливо сотворенную. Я с трудом смог удержать ее стабильность, вливая дополнительную порцию маны. Но результат того стоил – огонь бессильно сполз на землю, оставив на ней обугленную полосу, выжигая почву на метр или даже более того. Дым, чад, вонь от испепеленной растительности. Впрочем, я к запахам нынче нечувствителен.
    Ожидать второго удара? Ищите идиотов! Мои «наводящие ужас», слепленные в результате творческой переработки «умертвия обыкновенного», тоскливо завыли, ментальным выбросом дурманя мозг наемникам, пробуждая в тех инстинктивный страх, от которого руки делаются вялыми, а разум с трудом и замедленно воспринимает действительность. Скелеты мрака и мертвые легионеры рванулись вперед, безразличные к собственной сохранности, являющиеся лишь человекоподобными инструментами. Ничего, Кайл с Тексом нормально управятся с тактикой, ну а Винтар обеспечит какую-никакую, но защиту от магической атаки для этой парочки. На мне же с девушками лежит другая задача – устранить жрецов и ренегата.
    Атака! Сильвия с Кларой закончили свою работу, и в сторону жрецов пронеслись «змеи праха» – гибкие, сотканные из тлена умерших хлысты. Они на максимальной скорости врезались в защиту, заставляя ту терять стабильность, искажаться… Есть, прорвали! Три «змеи» пришлись в жреца, того самого, который разговаривал с Гийомом. Порождения некромантии просто оплели его и теперь рвали на мелкие куски, а одна, самая быстрая, уже успела разнести в клочья черепную коробку. Вот уж действительно жрец «раскинул мозгами»… на других жрецов.
    Наблюдение за действиями соратниц не помешало мне одновременно и самому устроить врагу серьезную проблему. Перед самым столкновением мертвых воинов с уже деморализованными наемниками я выбросил вперед руку с посохом и выкрикнул ключ-слово. Из пасти черепа на посохе вырвался дикий крик, не столько громкий, сколько мерзкий, пробирающий от головы до пяток.
    Акустический удар, основанный на инфразвуковых волнах, да еще в магической обработке – вещь премерзкая, действующая как на людей, так и на живность. Да. На тех самых лошадей, которые под действием заклятья одна за другой стали вставать на дыбы, стремясь сбросить всадников и умчаться подальше. Часть из них просто била копытами во все стороны, лягая товарок, хозяев, вообще всех, находящихся в пределах «копытопоражения». У наемников текла кровь из ушей, часть и вовсе оглохла, не слыша уже ничего, особенно команд командиров.
    Проклинающие скакунов латники с трудом смогли отражать удары моих мертвецов… Наемникам пришлось бы совсем туго, если б не жреческая помощь. Целый веер укрепляющих дух заклятий, в то время как в сторону мертвецов неслось все то, что должно было сдержать нежить, делать ее более вялой, расслабленной.
    Бойня… На дороге завязалась настоящая бойня с участием «пушечного мяса» с обеих сторон. Жрецы легко жертвовали наемниками, я ничуть не беспокоился за кости и гнилое мясо своих бойцов.
    Клара с Сильвией умело отделили от основной группы некроманта и теперь медленно давили, прорывая последние слои защиты. Классическая схема боя «два против одного» при использовании идентичных направлений магии. Задавят, вопроса нет. Главное, что теперь жрецы не могли воспользоваться помощью некроманта, не в состоянии были сплести свою магию с его, доставив нам нехилые проблемы.
    На мне же были четверо магов-жрецов. Ан нет, теперь только трое! Винтар, которого как-то не брали в расчет, неожиданно разродился серией простеньких, но все-таки эффективных заклятий, что сумели отвлечь жреца, даже подранить. Ну а Сильвия, заметившая ослабление врага, тут же прикончила его «шипами Локра». Нанизанное на них тело малость подергалось, но это была всего лишь агония.
    А я занялся Гийомом, который уже показал себя достойным противником. Остальные два жреца были так, на подхвате, прикрывая и дополняя своего начальника. Главное – Гийом, именно он сейчас костяк обороны. Прибить его – и все остальное рассыплется грудой мелкого щебня.
    Судя по бурлению ауры, жрец творил нечто очень разрушительное, более мощное, чем предыдущее, огненное заклятье. Оказавшись в двадцати или немногим меньше метрах от мага – в горячке боя точно определить расстояние не представлялось возможным – и понимая, что не успеваю атаковать чем-то серьезным, я решил вновь воспользоваться перчаткой. Прицел, выстрел – и вот дротик уже летит аккурат в область сердца жреца. Понадеявшись на свою защиту, весьма мощную и широкого спектра, Гийом не придал значения небольшой металлической занозе, устремившейся в его сторону.
    И вновь могу сказать одно краткое слово: «Зря!» Дротик из метеоритного металла, прошедшего обработку у мастера-артефактора, даже не заметил магии, пройдя сквозь магические щиты, как шило в брюхо. В точку! Только не совсем в сердце, чуть в сторону попал, тем самым серьезно ранив Гийома, но не убив. Триплетом надо было бить или хотя бы дуплетом! Так нет, перестраховался, не желая расходовать сразу весь запас дротиков, не желая перезаряжаться в разгар боя. Вот и получил ослабленного, но все еще смертельно опасного подранка!
    Содрогаясь от боли, Гийом потерял концентрацию, и заклинание, готовое вот-вот сорваться с его рук, развеялось. Улыбнувшись, я приготовился добить его, на сей раз двойным выстрелом, но тут вмешались страхующие начальство уцелевшие жрецы. Один из них стал заволакивать пространство вокруг молочно-белым туманом. Маскирующим не только от взглядов, но и от поисковых чар. Второй же, явно дополняя общую стратегию, ударил серией электроразрядов. Часть из них досталась мертвякам, сбивая движения, заставляя их дергаться, как припадочных. Вот уж точно – гальванизация трупов! Позабавило даже… М-да, зато куда большая часть разрядов была нацелена на меня как на основной источник угрозы.
    Щелчок пальцами – и из пасти черепа вырывается облако черной пыли, принимающее на себя разряды. Треск, искры, и вот все разряды бьют в многострадальную, уже опаленную пламенем землю. Зато в Гийома летят оставшиеся два дротика, от которых он вряд ли уклонится. Вот досада! Тот жрец, что проявил склонность к разбрасыванию электроразрядов, своим телом загораживает Гийома, оба дротика вонзаются в жреца, пробивая слабоватую защиту, отправляя его душу к Камирту в задницу. Осталось полтора противника.
    Пока я стрелял из перчатки и активировал одну из возможностей своего посоха, я успел подготовить еще одно заклятье, мощное и надежное.
    «Стелющаяся смерть» – это творение вампира-некроманта, жившего пять веков назад, – омертвляла кровь и превращала ее в подобие бледно-алых покрывал, стелющихся по земле. Оплетающих все попадающееся на пути и разлагающих тела в бесформенные, смердящие груды гнилого фарша. Вот эта самая штука и захлестнула Гийома, пытающегося хоть как-то восстановить контроль над доступной ему магией. Он пытался отбиваться, окружать себя основанными на стихийной магии барьерами, но «стелющаяся смерть» была рассчитана как раз на противостояние стихийникам. Тут требовались иные магические школы, та же некромантия или магия крови. Паладины бы справились довольно легко. Но не жрецы!
    И последний противник. Череп звучно лязгнул зубами, когда я развернул посох в сторону последнего из жрецов. Вот только меня опередили вампиры, которым явно не сиделось в резерве. Кайл и Текс, эта парочка воинов, решила, что шоу не должно проходить без их непосредственного участия. Вот и появились… аккурат с двух сторон от оставшегося жреца. Диагноз – укорачивание на голову и колющий удар в сердце практически одновременно.
    А как там девушки? Отлично… Сильвия, блеснув черным юмором, добила Коулгрима заклятьем, известным в узких некромантских кругах как «вечная память». Тело жертвы при нем костенеет, постепенно превращаясь в подобие пористого камня. Вот такой своеобразный «памятник нерукотворный», надгробие самому себе.
    Сейчас заклятье было в последней стадии, окаменело практически все, за исключением головы. Попытки ренегата брыкаться, разродившись последними в своей жизни атакующими чарами, надежно блокировались. Вот ведь инициатива дурная!
    – Башку ему долой! – крикнул я. – Живо! А то ведь и допросить нечего будет…
    Последние слова прозвучали уже после того, как Сильвия, почуяв мое явное недовольство, мгновенно «ампутировала» башку Коулгрима коротким и узким клинком.
    Все! Магов больше нет, а без их поддержки оставшимся в живых наемникам ничего не светило. Мертвые воины, сбросив навеянную вялость, резво атаковали, людям такая быстрая смена режимов движения недоступна. Я даже не стал смотреть на финальный акт резни. К чему, если и так все очевидно. Зато теперь есть и новая кровь для вампиров, да и недобитки для Клары. Баньши, кстати, уже медленно и неотвратимо полетела в сторону умирающих, чтобы выпить жизни, глядя жертвам в глаза. Именно таким образом выход нужной ей энергии достигал максимума.
    Бой закончен, пришла пора разобраться с причинами, по которым он начался. А для этого надо было произвести допрос. Кого? Разумеется, двух особо интересных мертвецов – Коулгрима и Гийома. Они ж не паладины, от подобной процедуры не защищены. Да, к жрецу сей факт тоже относится, как бы это ни казалось странным! Он хоть и использует специфическую магию, но напрямую с богами не связан, в отличие от тех же паладинов. Вот и получается, что зомби из такого красавца слепить вполне реально, хоть и не очень просто, ибо определенный блок все же имеется. Ну да ничего, уровень архилича, достигнутый недавно с помощью Артаса, позволяет проворачивать и не такие фокусы.
    Пока я находился в несколько отрешенном от мира состоянии, подзаряжаясь маной и концентрируясь на предстоящей работе, мои соратники закончили первоочередные дела и теперь околачивались в непосредственной близости от меня. Вот и отлично, тем более кое-кому очень хочется врезать посохом по хребтине…
    – Кайл и Текс… И какого демона вам понадобилось лезть в драку со жрецами? Нервы пощекотать? Понимаю, сочувствую, но нас слишком мало для таких шуток, к тому же на вас руководство мертвыми воинами висит. И еще… Что ж вы, вампиры нехорошие, забыли, сколько усилий стоило Клару выдернуть из небытия? И то лишь по удачному стечению обстоятельств получилось. Не уверен, что в очередной такой ситуации все получится.
    – Они поняли, Безымянный, – почти человеческим, прежним, голосом проговорила баньши, набравшаяся жизненной силы от наемников. – Удаль показать решили. Да неудачно. Привычка с тех времен, когда были у Стира в подчинении.
    – Ну-ка, ну-ка…
    – Соперничали всегда и именно в схватках с опасными противниками. А сейчас не могут перестроиться, полностью осознать себя не рядовыми воинами, а военачальниками.
    – Ах вот оно что, – попытался усмехнуться я не слишком пригодными для этого губами. – Тогда все ясно. Крепились, сдерживались, а потом просто планку сорвало. Тогда легче. А вам, любители острых ощущений, – ткнул я пальцем в сторону конкурирующей парочки, – стоит на будущее призадуматься насчет отличия солдата от полководца.
    Кивают, а вид эдакий пристыженно-удрученный. Надеюсь, что поняли и учтут на будущее. Ведь только на них, проверенных не в одной схватке, я и могу положиться в этом мире. Исчезнет эта маленькая, но привычная группа соратников – и мне просто не на кого будет опереться.
    Что ж, воспитательная работа окончена, теперь можно переходить к более важным и неотложным делам.
    – Винтар, что насчет трупов?
    – Все, что пригодны для преобразования в нежить, собраны и готовы к ритуалу, – отчеканил вампир, постепенно ставший кем-то вроде администратора и просто специалиста по внебоевым делам. – Безвозвратно поврежденные тела подвергнуты действию чар быстрого разложения.
    – Это правильно. Не нужно нам, чтобы тут вонь стояла за километр. Да и таинственное исчезновение боевой группы все же не так явно укажет на наш след, как в клочья порванные тела и полуразложившиеся трупы. А ритуал скоро проведем, надо бы потери восполнить, они у нас, к сожалению, есть.
    – Противник был не из слабых.
    – А ты что, оправдываться решил? – прищурился я. – Зря, все в порядке вещей, ни к кому никаких претензий. Действовали хорошо, серьезного урона не понесли, задачу выполнили. Кстати, бери Текса с Кайлом – и вперед, подготовку к ритуалу совершать. Ваших знаний будет достаточно. Я же с девочками более тонкой работой займусь.
    – Это какой, повелитель?
    – Говорящие головы делать будем, Сильвия. В количестве двух штук, как должна понимать. Так что тебе первое поручение – принеси головы Коулгрима и Гийома.
    Ну вот, соратников озадачил, теперь и выдохнуть немного можно. Разве что Клара практически без поручений осталась, но у нее сейчас иная задача. Сидит рядом со мной. Пытается нормальный ритм потребления полученной жизненной силы наладить. Я понимаю, что на это нужно время, все приходит с опытом, но хотелось бы скорейшей подстройки в нужный ритм.
    – Быстро тратится, – пожаловалась новоиспеченная баньши. – Ощущаю себя решетом, в которое налили воду.
    – Так создавай определенный запас, а из него и подпитывайся по мере необходимости, не держи все в близком резерве.
    – Это я и пытаюсь. Только пока немного удается спрятать от моего нового «тела». Оно само поглощает накопленное. Но я справлюсь!
    – А как же иначе! – попытался подбодрить ее я. – Не мгновенно, но со временем. К тому же, чует моя душа, у нас впереди еще много сражений. Будет у тебя возможность потренироваться. О, Сильвия возвращается. Видок у нее – в каждой руке по голове! Прямо дева битв с боевыми трофеями.
    Клара несмело улыбнулась, словно привыкая к призрачной форме. Понимаю ее, новое обличье всегда тяжело в освоении, особенно такое, далекое не только от жизни, но и от материального воплощения. Даже не знаю, кому сейчас тяжелее, мне или ей. Ну да ладно, что-то грустные мысли в голову лезут. Попробую отвлечься, к тому же и повод есть. Два повода.
    – Лурги из вас не получатся, тела ни к черту, – обратился я к головам, пока еще не оживленным искусством некроманта. – Однако пользу вы все равно принесете, это не обсуждается. Сильвия, ты стабилизируешь поток силы к жрецу. Ну а Клара поможет с ренегатом разобраться.
    – Долгая сохранность материала желательна?
    – Для Клары да, поэтому ее я к башке жреца и приставил. Хочу сохранить эту говорящую тыкву надолго, чтобы иметь доказательство паскудных замыслов песиков Камирта. Ну а Коулгрим нужен всего-то на один допрос. Если потом что и разладится, я рыдать не стану.
    Начали. Две головы были установлены на импровизированных постаментах, ну а мы стали покрывать землю вокруг замысловатыми узорами, что должны были облегчить работу. Она же предстояла не из топорных – требовалось создать не просто мертвяков, пусть и состоящих исключительно из головы, а таких, которые способны развернуто отвечать на вопросы. С простыми людьми при подобных операциях непредвиденного не происходит, но здесь, со слугами Камирта, никаких гарантий дать невозможно. Отсюда и дополнительные примочки, и перестраховка на случай заложенных механизмов противодействия злобным нам.
    Как и в прошлые разы, основная тяжесть легла на Сильвию с Кларой, я же ограничился тем, что задействовал костяные кисти-артефакты со своего плаща. Тонкие завитки рун они выполнить не могли, но вот черновые наброски и грубые символы соорудили быстро. Девушкам только и оставалось, что провести процентов десять начертаний, которые требовали воистину ювелирной точности.
    – Все готово, повелитель.
    – Я закончила, Безымянный…
    Голоса раздались практически одновременно. Что ж, пришло время завершающей стадии. Воткнув посох в землю и медленно разведя руки в стороны, я четко проговорил первую фразу на древнем языке. Секунд пять ничего не происходило, но потом я почувствовал, как мана из моего резерва неспешно потекла, направляясь по двум заблаговременно сформированным каналам.
    Клара и Сильвия пока всего лишь следили за ходом ритуала, но готовы были… вот примерно к такой пакости! Сработали-таки встроенные блоки, что должны были помешать зомбированию. Внедренные в тела структуры мешали нормальному течению необходимой в ритуале маны. Так что зомби могли получиться в лучшем случае с серьезными пробелами в доступной памяти, ну а в худшем «испытуемые» превратились бы в банальных пожирателей мяса, то есть в низших зомби.
    – Отсекайте помехи, – процедил я, пытаясь противодействовать. – Не все сразу, Сильвия, по отдельным частям спектра. Сначала один участок, затем другой.
    – Стараюсь…
    – По коэффициенту Карстара действуй, так тебе легче будет.
    Подсказки оказалось достаточно. Вспомнившая главу трактата по некромантии вампиресса сумела выровнять напряженность поля. Ну а мне оставалось лишь довести ритуал до конца, благо начертанные окто– и гексаграммы были практически совершенны. Последний штрих, теперь аккуратно рассеять избыточную энергию. Или нет, лучше вбросить ее в сторону, где Винтар подготовил начальную стадию другого ритуала, более незамысловатого. Все!
    – Сильвия! Хорошо сработала, ну а теперь, чтобы сила зря не пропадала, подними из наемников хороших солдат. Вроде тех легионеров, что мы в некрополе подземном обрабатывали. Винтар поможет в меру своих пока что скромных сил. Ну а кого-то из нашей боевитой пары задействовать можешь. Но только одного, второй пусть продолжает контролировать наших мертвяков.
    – Будет исполнено, повелитель, – поклонилась вампиресса. – Уже иду.
    Я проводил взглядом ее удаляющуюся фигуру, едва заметно покачав головой. Все же от некоторых привычек Сильвии никогда не избавиться. Одно ее обращение ко мне чего стоит. Когда этим страдают Кайл с Тексом, я не удивлен, у них дает знать о себе наемничье прошлое и недворянское происхождение. Винтар, он другой, более хитрый. Словесная шелуха для него почти ничего не значит, за исключением собственных и чужих клятв. А Сильвия…
    – Не сердись на нее, Безымянный. – Я почувствовал, как мне на плечо легла вполне себе материальная сейчас рука баньши. – Она просто придумала себе правила и не станет отходить от них. Слово «повелитель» для нее как символ, надежда на исполнение ее единственного сокровенного желания. Ты не ее повелитель, а «повелитель смерти», которую она хочет обрушить на всех без исключения своих врагов.
    – Да я и не сержусь. Твои слова не лишены смысла, об этом я как-то не задумывался.
    – А ты подумай как-нибудь в свободное время. Она моя единственная подруга в этом мире.
    – Подумаю… Я вообще в свободное время только этим и занимаюсь. Где бы еще свободное время взять? – без особого энтузиазма откликнулся я. – Сейчас, например, будем головы допрашивать. И начнем, пожалуй, с Гийома.
    Клара полностью поддерживала меня в таком выборе. Ведь именно жрец здесь руководитель, некромант-ренегат всего лишь управляемая им фигура, пусть и важная. Ну а «фигуру» успеем допросить и позже, она даст необходимые уточнения.
    Лежащая на земле голова Гийома безучастно смотрела в никуда, как и полагается порядочной поднятой дохлятине. Зато можно задавать вопросы, на которые этот инструмент будет отвечать без утайки. Ведь теперь сей предмет отнюдь не личность по имени Гийом, а своего рода жесткий диск с информацией. Нет чувств, нет мыслей, есть только сохранившийся слепок без души.
    – Как тебя звали? – задал я проверочный вопрос.
    – Гийом.
    – Отлично. Расскажи нам, с какой целью ты прибыл сюда на встречу с Коулгримом и в чем именно состояла суть вашего плана? Подробно, так, будто докладываешь своему церковному начальству.
    – Общая цель – уничтожение некромантов Талимии или, в случае неполного успеха, уничтожение части и изгнание остальных.
    – Зачем? – не выдержала баньши. – Какой в этом смысл? Некроманты не пользовались особой любовью церкви Камирта, но были необходимы для противодействия беспорядочным, стихийным пробуждениям мертвых!
    – Мир изменился, изменился и подход матери нашей, святой церкви. Камирт явил откровение слугам своим, поведав, что вновь озарит наш мир своим присутствием. Теперь не будет больше поднятий мертвяков богопротивных, постепенно они сойдут на нет. И нет более нужды в некромантах – магах, свет Камирта отринувших и к тьме поганой обратившихся. Уничтожить надлежит их как божьи законы своим существованием нарушающих, дабы хотя бы души их обрели покой после очищающей «казни четырех стихий».
    Вот ведь излагает… Разум мертв, один информационный слепок остался, а вьющиеся фразы все в том же церковном ключе. Тьфу на них! Ушаты сахариновой морали, замешанные на жажде крови всех, кто не преклоняется перед их трусливым божком.
    Вот и баньши скрипит зубами, явно пребывая в крайней стадии озлобления. Да уж, хорошо еще, что Сильвии рядом нет, а то бы выплеск неконтролируемой злобы был гарантирован.
    – Заткнись пока, отродье навозного червя и гнойной мокрицы. – Клару перекосило от такого «выступления» жреца. Ведь много раз выпускали эдикты о необходимости некромантии для поддержания стабильности мироздания. Не любили, при случае рады были убить по притянутым за уши поводам, но такое… Не скажу, что это откровением стало, но все равно не по себе.
    – Привыкай, подруга. Каков бог, таковы и его жрецы, не говоря уж о том, что творится с верующими под их влиянием. Камирт со всей сворой убежал при первых признаках опасности, что характеризует его однозначно и бесповоротно. Его смертные слуги смыться не могли, поэтому и вынуждены были, скрипя зубами, признать некромантов как единственное средство хоть как-то сдерживать последствия накапливающейся в Лирасте некроэнергии.
    – А сейчас появилась возможность…
    – И они с радостными визгами и молодецкими плясками побегут в столь привычном им направлении. Сначала некроманты, потом шаманы, а там и до классических магов-стихийников дело дойти может. Стандартное желание жрецов Камирта и ему подобных – установить свою власть над всеми магическими силами.
    – Камирта надо уничтожить, – уверенно, без тени сомнения отчеканила Клара. – Иначе он все равно наберет новых последователей и вновь начнется все сначала. Раньше я не совсем понимала всеобъемлющую ненависть Сильвии, но теперь мне все стало ясно. У меня мало личных счетов, но бог, желающий полной власти над магией мира, не должен существовать. Но можно ли убить бога?
    Хороший вопрос! Моя рука автоматически легла на посох, поглаживая позвоночный столб. Череп-навершие что-то тихо заскрипел, передавая вовне частицу моих эмоций, сейчас довольно заковыристых и путаных.
    – Об этом позже. Продолжим… Говори дальше, ты, бывший ранее Гийомом. Каков был ваш план и с чьего соизволения проводился?
    – План мой, Коулгрим тоже был моим детищем. Одобрили Верховный жрец Камирта и совет Ордена паладинов. Я отчитывался только перед ними, но все детали известны лишь мне и Коулгриму.
    – Получается, что теперь никто не в состоянии продолжить выполнение плана.
    – Не мгновенно, – отозвался зомби. – Общая идея известна, нет исполнителей, необходимо будет купить или запугать кого-то из некромантов, заново выйти на связь с кланами убийц, работающих в столице королевства. На это потребуется месяц или немного больше.
    – Нам этого хватит, – хмыкнул я, временно приказав говорящей тыкве умолкнуть. – Месяц… серьезный срок для наших целей. Да и хвосты ваши подчистим.
    Приятная новость, с какой стороны на нее ни посмотришь! Оперативка была замкнута на этих двух красавцев, чьи головы сейчас лежат перед нами на земле. Недоработка? Мне, с моим опытом жителя другого мира, кажется именно так. Вот только стоит учитывать особенности психологии, что таятся в мозгах религиозных фанатиков. Там жесточайшая иерархия, да к тому же каждый из имеющих власть держится за свое место на карьерной лестнице, словно бульдог за мозговую кость.
    Гийом, покойник, ухватил золотую жилу, что способна была вознести его, и так не последнего в иерархии жрецов Камирта, практически к самой вершине. Неудивительно, что жрец замкнул все потоки информации на себя, выдав наверх лишь общую идею. Да, по ней можно начать все заново, но потребуется время. А его, времени то есть, я давать им не собирался.
    Вторая слабая деталь коварного плана – единственный исполнитель-некромант, то есть Коулгрим. Вроде это обосновано высокой степенью секретности. Зато и риск имеется… Нет Коулгрима, нет исполнителя. Искать же нового – тот еще геморрой на святые жреческие задницы!
    – Сильвия закончила ритуал, – отметила Клара. – Как я чувствую, проблем не было, а получившиеся поднятые лишь немногим хуже легионеров из некрополя.
    – Хорошо. Проверь работу еще раз, уже на близком расстоянии, а там можешь и вести остальных. Плавненько объясни им, особенно Сильвии, чего нам волею гримас судьбы удалось избежать. Но подчеркни, что еще не все закончено, – вершки срубили, а корни остались.
    – Сделаю, Безымянный, во мне не сомневайся. А ты?
    – Имена, даты, явки, – пожал я плечами, отвечая на показавшийся мне риторическим вопрос. – Подчищать будем, а заодно в своих целях используем некоторые элементы.
    Что ж, пока девушки разговаривают, у меня есть немного времени. И потратить его я намеревался с пользой. Вновь обратившись к голове Гийома, я стал вытягивать из этого вместилища информации сведения насчет тех сил, с которыми должен был работать Коулгрим.
    Вырисовывалась серьезная картина действительно обширной сети исполнителей, которая пронизала всю столицу, будучи при всем при этом не связанной со жрецами Камирта. Гийом, как оказалось, основную ставку сделал на местный криминалитет, точнее на его часть. Где есть торговцы, там есть и те, кто собирает с них мзду за услуги по «покрытию крыши». Вот и в Талимии сей вид «бизнеса» развивался давно и серьезно, достигнув воистину циклопических габаритов. Жрецам было на них плевать. Потому как они не затрагивали их власти, король был у жречества под прочным колпаком, да и сам являлся истово верующим. Кстати, это было неудивительно, учитывая факт, что с самого детства его окружали исключительно жрецы да паладины.
    Знать? Она не слишком жаловала столицу по причине слабости власти короля и сильного влияния жрецов. Так что наиболее значимые феодалы сидели в центрах провинций, периодически затевая грызню между собой за пограничные территории. Вот и выходило, что всерьез криминалитет столицы Талимии никто и не гонял. Стража? Даже не смешно! Практически все, от рядового стражника до начальства, получали жирные куски, погружавшие совесть и служебный долг в летаргический сон.
    Оживлялись охранители порядка, если прибывали «гастролеры» или какая-то банда набирала слишком большую силу. Вот тогда ее малость притапливали до определенного уровня. В общем, поддерживался своеобразный баланс.
    Подтверждения ради я допрашивал и голову Коулгрима, но ничего сверх сообщенного Гийомом не получил. Так, детали, не более того. Разве что заинтересовали сведения о криминальных кланах, не входящих в «официальную» систему. Однако это были мелочи, которые ни на что не влияли. Зато я узнал имена преступных авторитетов – на них планировали свалить часть работы. Не стали тайной имена магов-наемников, привлеченных для прикрытия и зачистки.
    Узнал ли я все, что хотел? Вопрос спорный, но большую часть, пожалуй, да.
    – Повелитель… Клара рассказала нам о плане жрецов Камирта. Хорошо, что удалось помешать ему, но ситуация остается тревожной.
    Не согласиться с Сильвией было сложно. Ситуация и впрямь далека от идеала, особенно учитывая факт, что пропавших жрецов станут усиленно искать и наверняка найдут место их вероятного исчезновения. А на кого спишут? Да все на тех же некромантов, из-за чего окончательно озвереют. Результат? Активизация уже придуманного плана, пусть и с запозданием на определенное время.
    Получается, что придется нам реализовать большую часть СВОИХ планов, ориентируясь на тот самый месяц. Или еще быстрее, чтобы сработать на опережение, с гарантией. Будет сложно? Бесспорно. Только вот достойной альтернативы я не вижу, да и вряд ли она вообще существует.
    – Сам знаю. Но ведь мы так или иначе собирались в Шосц – столицу Талимии. А тут еще и прямая наводка на преступный мир города присутствует. Поняли, к чему я говорю?
    – А как же! – улыбнулась вампиресса, радостно поглядывая на остальных. – Пригодятся два ничтожества, Тос и Атр, которых вы решили использовать как шпионов. Они мелкие рыбки в мутной воде, но нужные знакомства у них есть. Это облегчит нам поиск врагов и их уничтожение.
    – Преступному миру многое известно, – вкрадчиво дополнил Винтар. – Пользуясь деньгами или вызывая страх, вы, повелитель, можете узнать что-то и о примерном местоположении храма Сушироса.
    – Тоже верно подмечено. Получается, что все дороги ведут в Шосц. Жаль, что взять с собой я смогу только одного бойца, а именно Сильвию.
    Легкий гул недовольства прокатился волной, постепенно затихая. Ну да, конечно, как оно и следовало ожидать; спокойными остались Сильвия да Клара, которую взять все равно нереально из-за ее призрачного состояния. Но остальным очень хотелось составить мне компанию.
    – Не выйдет, как ни печально это сознавать и мне, и вам. Клара не может пойти по вполне понятной причине. У Винтара своя важная работа – систематизировать информацию, которую он будет вытягивать из этих вот говорящих голов. Ну а Кайл с Тексом займутся привычным делом: будут управлять войском и держать его в постоянной готовности выдвинуться в нужное место и нужное время. Вот и получается, что я не хочу зря разбрасываться нашими не слишком многочисленными ресурсами.
    – Злой ты, Безымянный!
    – По должности положено, Кайл, – ухмыльнулся я. – Лич я или так, погулять вышел?
    Народ малость посмеялся, но споры насчет того, кто идет, а кто остается, полностью прекратились. К доводам разума тут привыкли прислушиваться, а излишний риск никому не нужен.
    – Пора уходить, – подал голос молчавший до поры до времени Текс. – Фора по времени у нас будет, но задерживаться тут, на месте боя, сверх определенного срока я не хотел бы.
    – Слова уже не просто воина, но будущего полководца. Встаем, «силы тьмы», а то еще и дел много, да и унести отсюда ноги и впрямь пора. Место безлюдное, а все равно, мало ли кого принесет.
    – Мертвяки перехватят, – отмахнулась Клара. – Другое странно. Почему Гийом назначил встречу Коулгриму именно тут?
    – Ничего необычного. Он скрывал своего агента ото всех. Боялся, что пронюхают, из-за чего придется делиться выгодами от успешно проведенной операции. Вот и подвела хитреца междоусобная грызня. Как говорится, им за упокой, нам в радость. Ладно, собираемся, седлаем дуршилов – и в путь. Нечего тут рассиживаться, нас ждет Шосц.

Глава 3

    Уже через час мы были так далеко от места битвы, что ни о какой погоне и речи не шло. Следы тоже на всякий случай запутали, как обычным образом, так и с применением магии. Вот и будет у наших «друзей» из стада камиртова повод хорошенько задуматься о таинственных загадках. Были жрецы, а потом исчезли.
    Вместе с тем до столицы Талимии оставалось всего ничего. Еще пара часов на доступной дуршилам и мертвякам скорости – и мы будем практически в ее окрестностях. Глядя на подробную карту, я понимал, что спрятать свой отряд труда не составит, – гористая местность с множеством ущелий и пещер как нельзя лучше тому способствовала. А от случайных любопытствующих защитят отпугивающая магия и патрули мертвых солдат.
    Стоило подумать и о том, каким образом проникнуть в город. Теоретически можно было в очередной раз порасспросить говорящие головы, но сдается мне, они некоторых тонкостей не знали. Не то у них при жизни было положение. Высокий социальный статус порой не позволяет разглядеть кое-какие детали, лежащие вне привычных границ. Печалиться я не собирался, на этот случай у меня были двое шпиков из совсем иной прослойки общества. И вообще. Пора им отрабатывать как полученные деньги, так и подаренные жизни.
    Придя к такому выводу, я послал сигнал на те самые черепа-амулеты, которые получил каждый из парочки шпионов. Теперь бросят все и вся, чтобы ответить как можно скорее. Почему? Да потому что наряду с пониманием, что я вызываю их на разговор, у них возникает ощущение постепенно разгорающейся боли. Ну это так, для пущего энтузиазма. С ЭТИМИ деятелями я церемониться не собирался, равно как и беспокоиться о разного рода мелочах вроде неприятных ощущений.
    Ждал я всего пару минут. Похоже, мои засланцы в стольный град Талимии быстро сообразили, что надо ответить. Легкий выплеск маны из резерва, и вот уже в моей голове звучит испуганный голос Арта:
    – Господин, простите, что заставил ждать… Приказывайте. Я повинуюсь!
    – Вы в столице?
    – Да, господин.
    – Докладывайте, что успели сделать за проведенное там время?
    – Н-ничего, ваше магичество. – Я ощутил, как страх в голове Атра зашкалил за все возможные рамки. – Мы только устроились, осматривались. Дружков искали, чтобы, значится, как вы сказали… Инфо… инфе… Слухи типа как добывать.
    – Вот и добывай, – слегка рыкнул я, испытывая омерзение от разговора с таким, с позволения сказать, человеком. – Во-первых, ищи то, что так или иначе связано с поклоняющимися Суширосу. Найдешь слухи – хорошо. Конкретные имена людей – вовсе замечательно. Теперь ко второму пункту. Ищи выходы на вожаков банд, желательно не из самых серьезных, но и не мелочь пузатую. Задача ясна?
    Атр пролепетал что-то маловразумительное, свидетельствующее, что он все понял и будет стараться изо всех сил. Так, с этим закончили, теперь надо с входом в город разобраться.
    – Слушай дальше. Сейчас я подробно опишу тебе местность, ну а ты, в свою очередь, скажешь, как обычному человеку, не из дворян или магов, лучше всего добраться до города, причем так, чтобы не привлекать своим маршрутом особого внимания.
    – Я знаю это место, господин, – взвизгнул мой шпик, выслушав описание окрестностей. – Сейчас впереди за тем дубовым лесом будет деревушка с постоялым двором. Потом и Шосц. Дорога к воротам идет. Ворота не господские. Там крестьяне это… жратву везут, ремесленники – товарец дешевый. Страже малую серебрушку с рыла всунуть надыть. Тогда смотр делать не будут. Больше давать нельзя, меньше тоже. Они привыкли, у них своя мера есть.
    – Ясно, не ломай язык и мозги, которых, как я в очередной раз убедился, у тебя не густо. Пока свободен. Но! Поручения выполнять со всем усердием. Тогда награжу, мое слово верное. Ну а отлынивать вздумаете – кара вам обоим ведома, если память еще не отшибло.
    Разговор с агентом закончился, продолжать его не имело смысла. Нужную для проникновения в город информацию я узнал, осталось только разбить для своего отряда временный лагерь. Ну а уж потом отправляться вместе с Сильвией на «разведку боем».
    Горы. Не слишком их люблю, но ценю как элемент маскировки. Для мертвяков, к моему удовлетворению, они не стали препятствием – чрезмерно крутых и отвесных скал, а также огромных пропастей встречалось мало. Продвижение немного затруднялось сыпучими склонами, через которые приходилось перебираться, да частыми речками. Реки хоть и были узкими, но оказались сплошь усеяны валунами. Да и течением расшибало любого, кто осмеливался безрассудно вступить в воду.
    – Командир, – подъехавший ко мне почти вплотную на своем дуршиле Текс наконец выбрал не сильно раздражающее меня обращение. – Передовая группа обнаружила подходящее место.
    – Подробнее…
    – Небольшая долина, но растительности нет почти, так что пастухи и охотники не должны появиться. Есть пещеры, много. Часть, как можно судить, глубокие, наверное, проходят насквозь. Будет у нас возможность отступить.
    – Туда и направляемся. Но пусти парочку скелетов мрака проверить пещеры. Они самые быстрые и юркие из наших воинов, легче других справятся с поручением. И если все так, как ты предполагаешь, – разбивай лагерь, выставляй патрули. Ну да не мне тебе такие тонкости рассказывать, у самого опыт здесь куда солидней моего будет.
* * *
    Устраивать лагерь, пускай даже временный, – удовольствие крайне сомнительное, да и времени много на это уходит. Плевать на то, что мертвякам не нужны еда, вода и прочие бытовые удобства. Минимальные оборонительные рубежи никто не отменял, особенно если учитывать их магическую составляющую. Требовалось сделать ее и относительно надежной, и в то же время незаметной.
    Работали все в меру своих склонностей и возможностей. Да и сам я не собирался отлынивать, перекладывая хлопоты по безопасности исключительно на плечи соратников. Подобные фокусы порой заканчиваются весьма печально для небрежных командиров. Мне же не хотелось ни самому отправиться на свидание со смертью, ни остаться без пары-тройки верных и надежных помощников.
    Однако рано или поздно заканчивается любая, даже самая утомляющая и неприятная работа. Закончилась и эта. Лагерь был обустроен, защищен и подготовлены пути отхода. Да, в пещерах нашлись ходы, что могли вывести отряд по другую сторону горной гряды. Теперь моим соратникам оставалось ждать нашего с Сильвией возвращения и заниматься выполнением порученных им заданий. Мы же…
    Мои размышления были прерваны ощущением чужого голоса, словно некто тихо шептал прямо в ухо, вызывая Безымянного. Та-ак, опять мои агенты. Ладно, будет вам сеанс связи, на сей раз даже видеосеанс! Чертыхнувшись, я воткнул в каменистую землю посох глазницами к себе и отдал мысленную команду:
    – Показывай.
    Череп сверкнул провалами глаз, из которых вырвалось облако сияющей пыли, создавшей нечто вроде мутного зеркала. Этот импровизированный экран явил Атра, который немного испуганным и тихим голосом произносил:
    – Господин, ответь твоему слуге… Господин, ответь…
    – Что ты мне хочешь сказать? – откликнулся я. – Возникли проблемы или вы со своим приятелем все же смогли узнать нечто интересное для меня?
    Шпион дернулся и сильно побледнел, став цветом лица схож с недавно побеленной стеной. Представляю себе, что он почувствовал, не просто услышав мой голос, но и увидев меня, пусть и при отвратительном качестве изображения. Вид мой явно был не тем зрелищем, о котором он мечтал.
    – Д-да-а, господин, – смог совладать с собою шпик. – Мы нашли человечка, книжника вроде. Этот, как его, орхе… архивариус, во! Книжек энтих, про культы и богов, значит, у него цельные завалы. Собирает их, а они денюжек больших стоють. Странный…
    – Не твое собачье дело. Ищи подходы к нему, ни в коем случае не угрожай, не пытайся запугать. Денег предложи за консультацию, вежливо объясни, что твоему хозяину нужна консультация и он, движимый жаждой познания, едет из дальних мест к признанному специалисту. Понял?
    – Дык как же… – Атр недоуменно почесал в сроду не мытых волосах. – Поняли мы все, сделаем, значит.
    – Отлично. Вы оба можете рассчитывать на награду, если добьетесь встречи с этим человеком и он при этом будет настроен конструктивно.
    – Ась?
    – В хорошем настроении будет, болван. А заодно и готовым нормально, взаимовыгодно пообщаться со мной. Ладно, сейчас разговор заканчиваем, а через два дня или раньше, если сможешь что-то узнать, опять позови меня.
    – Да, господин, ваше магичество, как прика…
    Я не стал дослушивать окончание фразы и разорвал контакт. Что ж, порадовался я, идея оставить этих людей в живых начинает приносить плоды. Если получится в скором времени узнать про местоположение храма Сушироса, то не придется слишком уж долго задерживаться в столице.
    По всем прикидкам, можно уже и собираться в путь-дорогу, однако… Перед серьезными делами стоит сделать еще один шаг – попробовать сунуться в Туман, мало ли какие полезные советы удастся получить от личностей, там встречающихся. Это я об Артасе и Шуте, которые, конечно, могут и сами появиться, но лишь в случае, если им самим что-то требуется. А сейчас я не отказался бы от парочки советов, пусть и ехидных, но все же способных помочь в нелегкой миссии, которую на меня взвалили всерьез и надолго.
    Подготовка к ритуалу «моста душ» не заняла много времени – дело было привычное. Соратники мои не мешали, понимая, что в эти моменты лучше не тревожить меня во избежание каких-либо сбоев и накладок. Как-никак сами в той или иной степени маги, понимают тонкости процесса.

Глава 4

    Активация заклинания прошла просто и буднично – все действия уже были наработаны до автоматизма. Тонкий мостик духа соединил меня с миром Тумана. Вот только на этот раз я очутился в незнакомом доселе месте. Хотя Туман и знакомые места – явления слабо сочетаемые. Везде туманная дымка, пейзажи похожи до отвращения. Отличаются лишь незначительные детали. На сей раз под ногами хрустела сухая, потрескавшаяся земля, струи более густого тумана перемещались по только им одним известному маршруту.
    Покрутив головою по сторонам, я выбрал совершенно произвольное направление и не спеша зашагал в ту сторону. Заблудиться я не боялся – в любой момент мог вернуться обратно с помощью заклинания. Уверенно двигаясь сквозь туман, густота которого менялась совершенно произвольно – пару раз видимость падала настолько, что я с трудом мог видеть свою вытянутую руку, – я вертел головою и прислушивался. Вот только ничего интересного так и не смог заметить. Если быть точным, то вообще ничего не смог обнаружить.
    Странно… Слух и зрение были в полном порядке, но создавалось впечатление, что я оказался засунут под стеклянный колпак, по окружности которого сейчас и брожу. Каждый мой шаг ничем не отличался от предыдущего, будто землю под ногами сменила крутящаяся лента беговой дорожки на спортивном тренажере. Минут сорок, потраченные на такую бессмысленность, заставили меня серьезно озлобиться, вызывая непреодолимое желание плюнуть на все и отправиться обратно, в мир Лираста. Остановившись и приготовившись к возврату, я вдруг почувствовал на пределе восприятия присутствие чьего-то интереса.
    Стоп! Если за мной кто-то наблюдает, то и блуждания в туманном бездорожье могут быть его рук делом. В конце концов, магических приемов для зачарования путников существует великое множество. Ну ничего, это мы еще выясним, кто ты такой и какого беса тебе надобно. Всерьез заинтересовавшись, я отбросил в сторону мысли о возвращении и развернулся в сторону, где, как предполагалось, сейчас притаился неизвестный. Почувствовав, что для меня больше не является секретом его присутствие, неизвестный стряхнул остатки маскировки.
    Эх, жаль, что этот туман частично глушит мои способности к магии, – иначе прощупал бы ауру незнакомца как подобает, ну а уж на основании проверки можно было принять правильное, взвешенное решение. Сейчас же пришлось выбирать практически наугад: остаться для общения или поскорее скрыться из этого места, уклонившись от встречи. Любопытство победило.
    Через десяток шагов я оказался перед большой каменной статуей, изображающей огромного воина в полных рыцарских доспехах с мечом, положенным плашмя на плечо, и щитом, упертым нижним краем в землю. О размерах можно было судить по одному его щиту, в котором имелось отверстие в виде арки. Хоть и занимало оно только четверть щита, но по высоте там мог свободно проехать человек на лошади. Черный провал изредка начинал светиться, словно в его глубине бродил заблудившийся шахтер с сильным фонарем, подбирающийся к выходу, а потом резко поворачивающий назад.
    Вот только интерес ко мне проявил отнюдь не этот мифический шахтер. Возле прохода, метрах в пяти сбоку, стояла высокая фигура воина. Чем-то она напоминала каменного рыцаря – те же сплошные доспехи, обнаженный меч на плече, рост – я с трудом достал бы головой до плеч неизвестного! И это учитывая мой высокий, баскетбольный рост… Под просторным плащом темно-синего цвета, отороченным по краям черным, скрывались латы светлого металла. На голове неизвестного воина – закрытый шлем. Ни единого намека на лицо, лишь сплошная металлическая маска-личина оттенка хорошо надраенной меди. Странная такая маска, напоминающая вытянутую окружность, да еще с двумя вертикальными прорезями. Прорези начинались где-то в районе лба и шли параллельно друг другу до середины маски, после чего разворачивались под острым углом, уходя вбок к ушам. Интересно, а уши у него есть?
    Заданный самому себе глуповатый вопрос несколько разрядил мое напряженное состояние. Ну незнакомец, ну странный, так и что с того? Еще и не то я успел повидать за время странствий как в Лирасте, так и в других местах. Один мир затора чего стоит, не говоря уж о мире Тумана. М-да… Стоило еще отметить, что туман тщательно обходил стороною и скульптуру и незнакомца шагов за двадцать.
    – Слуга Хаоса, – неожиданно глухой и абсолютно лишенный эмоций голос незнакомца разорвал окружающую тишину, – уходи отсюда, здесь нет для тебя места.
    Не скажу, что я великий храбрец, да только с детства не люблю, когда пытаются командовать, не объясняя мотивации указаний. Если авторитарно запрещают, значит, надо все сделать наоборот. Просто так, чтобы всяким там субъектам неповадно было из себя крутых авторитетов корчить. Исходя из этого, я и ответил рослому незнакомцу:
    – С какого перепуга? Ты вообще кто такой, чтобы мне указывать? – Я сделал несколько шагов вперед и угрожающе выставил посох. – Пытаешься меня остановить?
    – Я это делаю, – так же безразлично ответил воин. – Место твое среди Хаоса, поэтому оставь свои желания и попытки пройти мимо меня.
    Да ну? Сказать, что я послушался эту большую консервную банку, значит безбожно соврать. Пытаешься отогнать меня? Тогда не обижайся, я из принципа собираюсь пройти мимо тебя или через твою тушу. Просто так, из любопытства и желания показать, что НИКТО не смеет МНЕ приказывать. Без тени сомнения я преодолел разделявшее нас расстояние и попытался ударить противника посохом. Да, именно так – противником он стал с того момента, как попытался указать мне, что я должен делать и как мне поступать.
    Жаль только, что большая часть магии тут мне недоступна. Да и чувствовал я, что атаковать этого верзилу таким образом малоэффективно. Нет, я, конечно, попробовал немного доступное здесь, но тщетно. Его броня развеивала все атакующие чары. Что ж, придется атаковать надежным и ни разу не подводившим средством – собственным посохом.
    Массивная и неповоротливая на первый взгляд фигура шагнула мне навстречу с таким проворством, что я едва сумел перевести движение удара в парирование. Длинный меч столкнулся с посохом и выбил несколько костяных крошек из позвонков. Череп навершия издал негодующий вскрик. Отбив выпад, я попробовал перейти в атаку и добраться до тела неизвестного. Не тут-то было – кончик посоха из металла, опасного самим богам, только и смог задеть и располосовать полу плаща. Обернувшись вокруг своей оси, воин махнул мечом, пытаясь перерубить меня пополам. Выставленный посох принял на себя удар и отозвался новым криком ярости. В результате атаки воина я оказался отброшен далеко в сторону.
    Едва успев вскочить на ноги, я поднял над головою свое оружие, пытаясь защититься от очередного удара. Клинок, готовый развалить меня на две неравные части, наткнулся на косо поднятый посох и соскользнул на землю, попутно срезав мне половину левой ладони. В некотором замешательстве я рассматривал свои пальцы, сейчас валявшиеся под ногами. Боли не было, но потеря части конечности заставляла с еще большей осторожностью отнестись к столь серьезному противнику. Заметив блеснувшую сталь меча, поднятого в очередном замахе, я понял, что ловить тут, пожалуй, действительно нечего. Вот потом, когда еще немного подрасту на магическом поприще…
    Пора удирать… Или, выражаясь научно, совершить тактическое отступление. Здесь уже обходиться без магии не стоило, благо сейчас требовались маскирующие заклятья, позволяющие сбить противника с толку, прикрыть отход. Мгновение – и вот уже пространство вокруг меня заволакивает черный непроглядный мрак.
    Резво отступаю, стараясь, однако, держаться лицом к воину, который потерял меня из виду, но все же старается вновь засечь. Еще парочку ложных завес, в ту же степь отправляются и ложные, призрачные образы, которые должны окончательно запутать этого действительно грозного воина. Связываться с ним больше не возникает желания – при теперешних раскладах ничего серьезного в атаке я ему не противопоставлю. Силища! Заодно и очень сильная невосприимчивость к магии. К моей, по крайней мере.
    Удалось оторваться… Сложно было, но ложные тени и маскировочные чары сделали свое дело. Воин окончательно запутался, попытался было дернуться в одну сторону, затем в другую… В конце концов вновь водрузил меч себе на плечо и с тем же каменным равнодушием прошествовал на прежнее место. И еще одну интересную деталь мне удалось отметить. Туман избегал не места, у которого стоял воин, он шарахался от него самого. Видимо, чувствовал превосходящую силу и не желал попадаться на пути.
    Минут десять я прилежно, со всем усердием наращивал расстояние между собою и неизвестным, хотя и знал, что тот остался возле статуи. Но знать одно, а подозрения – они просто так не испаряются. Остановиться смог только в тот момент, когда прямо передо мною выросла знакомая фигура со зверским выражением физиономии и уродливым шрамом на щеке. Шут, а это оказался именно он, оскалился в белозубой улыбке, особенно ярко выделявшейся на его лице, и проговорил:
    – Придержи поводья, Безымянный, от кого бежишь, куда торопишься?
    При виде старого знакомца я резко остановился, использовав для этого посох – воткнув его перед собою, и машинально обернулся. Не знаю уж, что я ожидал увидеть. Но зрелище густого, стягивающегося ко мне тумана меня порадовало.
    – Не беспокойся, – успокаивающе произнес Шут. – Хранитель не собирается тебя преследовать. Отогнал от своего мира и на этом остановился. Он вообще далеко не отходит из опасений, что его просто выманивает один из фигурантов, в то время как второй проскакивает внутрь охраняемого им прохода.
    – Хранитель? – раздраженно спросил я, находясь в паршивом настроении из-за того, что это чертов Клоун видел мое резвое отступление, которое может стать причиной для неиссякаемых ехидных высказываний с его стороны. – Кто он вообще такой и при чем тут какой-то мир?
    – Сейчас объясню. Но здесь не самое приятное место для разговоров. Двигай за мною, проведу тебя туда, где намного удобнее говорить.
    Сделав пару шагов назад и приглашающе махнув мне рукой, помощник Артаса скрылся в клубах тумана. Вот он был, а вот и нет его, исчез, словно и сам представлял собой сгустившийся клок тумана. Помедлив пару секунд для порядка, я двинулся вслед за ним. Угроз от Клоуна не исходило, я ему нужен живой, а вовсе не мертвый. Хотя какую-нибудь каверзу вроде очередного задания он устроить вполне мог, этого у него не отнять. Сам или по приказу – не суть важно. Только и при таком варианте поводов откладывать разговор не было. Да и несолидно как-то, честно говоря.
    Иду по примерно показанному Шутом маршруту. Шаг, еще несколько, а вот и новое место, не имеющее ничего общего с тусклыми пейзажами туманного мирка. Водопад… Потоки воды, падающие из ниоткуда, разбивающиеся о воздух и разлетающиеся мириадами хрустальных капель. И Шут, восседающий на большом валуне, словно это был не камень, а по меньшей мере инкрустированный серебром и самоцветами трон. Заметив меня, он ощерился в гнусноватой улыбке. Помахал рукой и жестом предложил сесть поблизости, на один из камней поменьше.
    Что ж, я отнекиваться и не собирался. Стоять, когда этот хмырь сидит с довольным видом, я точно не намеревался. Да и вообще предпочитаю, чтобы глаза собеседника были примерно на одном уровне с моими.
    – Ты что-то хочешь узнать о хранителе? – поинтересовался Шут, едва только я примостился на свободном камне и воткнул посох острием в мягкую, увлажненную землю. – Значит, так. Хранители в мире Тумана охраняют проходы между мирами и, так сказать, междумирьем. Это их основное и единственное предназначение. Собственным разумом не обладают. Больше всего похожи… на муравьев. Есть изначально заложенные инстинкты, умения, могут даже говорить.
    – Я слышал.
    – Ага, слышал он! Толку от изрекаемых ими фраз мало. Да и вообще талдычат одно и то же, как попугаи на жердочке. Ты туда не ходи, ты отсюда уходи, а то мечом по башке дам… совсем дохлый будешь. Похоже?
    – Один в один! – Я невольно ухмыльнулся. – Как робот, и даже интонаций в голосе ни капли.
    – Вот так-то, – наставительно произнес мой собеседник. – Они всего лишь части Веера миров, созданные в момент его образования. Только про эти тонкости тебе знать смысла нет.
    – Тут я сам решать буду, насчет своего интереса.
    – Любопытство, оно порой до неприятностей довести может. Поинтересовался хранителем, а в результате получил наглядный урок насчет силы этих существ.
    Тут мне крыть было нечем. Действительно, лезть в некоторые места раньше момента, когда будешь к этому готов, – небезопасное занятие. То же самое можно сказать и относительно знаний. В какой-то мере…
    – Раз это мне знать рано, Клоун, тогда есть то, что уже пора. Ты ведь многое знаешь о хранителях.
    – Они стоят на страже большей части миров, – пожал плечами помощник Артаса. – Каждый лепесток Веера как бы сам по себе, но вместе с тем связан с тропой меж мирами, то есть Туманом, да и минуя его, можно перейти кое-куда. Не всегда, но часто. Зато мир Тумана дает попавшему сюда неизмеримо большие возможности. Отсюда можно не только попасть в любой из обычных миров, но и прикоснуться к тайнам всего Веера, встретиться с созданиями, которых не найдешь в простых мирах. Тропа богов и некоторых смертных, которым волею судьбы довелось стать более чем просто разменной монетой в серьезных играх.
    – Что-то ты сегодня не в пример более серьезен, чем обычно.
    – Так серьезные вещи в разговоре затронули, мертвый некромант, – отозвался собеседник, машинально дотрагиваясь до уродливого шрама на щеке. – Хранители порой способны сильно мешать мне и даже Артасу. Некоторые миры слишком надежно запечатаны, есть только один вход и он же выход. Тот самый, под охраной хранителя. Он может пропустить, а способен и встать каменной стеной на пути тех, кого его… так сказать, «заложенная программа» сочтет вредной. Заметь, все порождения Хаоса ему априори враги.
    – Я попал именно к такому хранителю?
    – Не совсем верно. Хранители одинаковы, отличаются лишь заложенные в каждого из них «программы». В остальном же они как две капли ртути. К тому же то, что узнал один, становится известно всем остальным. Это как бы общий организм, лишь внешне разделенный на отдельные копии. А вообще стражи они надежные и опасные. Ты еще дешево отделался…
    Поневоле прокрутив в памяти недавние события, я несколько загрустил. В то же время мозг уцепился за одно из сказанных Шутом слов.
    – Дешево? – прервал я его, демонстрируя покалеченную кисть. – Ты называешь это «дешево отделался»?
    – Конечно. Здесь нет никакой проблемы, ты можешь вернуть руке прежний вид. Даже разрубленный на кусочки ты в теперешней стадии развития сможешь восстановиться. Конечно, до высшей ступени тебе далеко – те, кто дошел до нее, способны возродиться из грана пепла, если их сжечь до состояния праха и развеять по ветру. Но разговор у нас шел о другом – о хранителях. Хотя я и так раскрыл тебе основные их качества и назначение. Или есть еще связанные с ними вопросы?
    – Найдутся, как же им не найтись… – прохрипел я. – Слушай, Клоун, поясни мне одну деталь: почему я, переместившись в мир Тумана, стал в нем блуждать, пока не наткнулся на эту статую с проходом в другой мир?
    – Ну, это вопрос отдельный. Если хочешь, могу и ответить, – развел руками собеседник. – Это была моя идея, а Артас, немного посомневавшись, принял ее с некоторыми оговорками. Мы захотели проверить, насколько ты окреп, и для этого направили тебя в сторону хранителя. Кстати, ты не столько бродил по туману, сколько круги нарезал вокруг хранителя, пока не решил к нему подскочить.
    – Ну ты и сукин сын!
    Клоун развел руками, при этом выражение на его роже было далеким от смущения и тем паче раскаяния. Скорее уж проглядывала самодовольная наглость вперемежку с удовлетворением от удачно завершившегося опыта.
    – Не задел, лич, ни капельки не задел. Мать для меня понятие абстрактное, потому как ни детства, ни вообще своего происхождения я не знаю. Вот такие у нас, сущностей Хаоса, странные истории бытия.
    – Констатация факта, Шут придурочный. Тебя пытаться задеть, что дракона по заднице пинать, – только ногу себе отобьешь, а тот даже не почувствует. Ответь на вопрос: на кой хрен подвергать своего эмиссара бессмысленному и бесполезному риску? Вы же не дебилы, чтобы кадрами разбрасываться, а я себя битой картой не считаю.
    – И мы не считаем. Обычный, как у вас на Земле говорят, «экстремальный тест на выживание». Только в случае угрозы я мог тебя подстраховать, – глумливо улыбнулся помощник Артаса. – А что ты не знал – это естественно. Иначе никакого смысла не было бы в той схватке. Теперь же мы знаем, что ты в состоянии если не победить, то недолгое время противостоять хранителю, а потом скрыться от него с малыми потерями. Хранители – они высшие создания мира Тумана, аналога которым нет. Далеко не все боги решаются с ними связываться.
    – А мне, значит, можно? – зло произнес я. – Если боги не справляются, то от меня какой толк?
    – Тут опять начинают вмешиваться глупые законы ведущейся Игры, – поморщился Клоун. – Если для нейтрализации хранителя используется божественная мощь, то срабатывает закон равновесия и где-то в другом месте нашим интересам наносится адекватный, а то и несоразмерный урон. Слепая реакция Веера на нарушение изначально заложенного определенными сущностями правила. Бороться с этим мы не можем, есть некто сильнее и меня, и даже Артаса с Арагорном. Зато эти законы можно обойти, обмануть. Обходные пути позволяют устранять хранителей.
    Понятно теперь. Все те же интриги, только участвуют в них не простые люди, не маги и даже не боги средней руки, а совсем уж непредставимой мощи создания вроде Артаса с Арагорном. Хм, а еще, как я понял, есть те, кто посильнее их. Но до этого уровня мне лучше и не докапываться, покамест и существующих проблем выше крыши. Их бы разгрести!
    Зато, пусть капля за каплей, но ко мне попадают сведения о моих, так сказать, кураторах в новом мире или мирах. Узнаю кое-что новое о Шуте и Артасе, о разных мелочах. Это все помимо того, что мне и так рассказывают. Ну а владеющий информацией может чувствовать себя более защищенным, чем тот, у кого она отсутствует.
    – Закончили с хранителями. А в качестве, скажем так, компенсации за эксперимент я намерен стребовать с Артаса совет.
    – Говори со мною, – с готовностью предложил Клоун. – Экселенц занят и передал мне почти все полномочия для связи с тобою. Сам-то он сейчас не может появиться – навалилась куча неотложных хлопот в других мирах.
    – С тобою, значит, – немного задумчиво проговорил я. – Ладно, надеюсь, что ты сможешь на них ответить. Скажу сразу, напрямую к моим заданиям в мире Лираста они не относятся, там все идет своим путем. Зато косвенно…
    – Без преамбул.
    – Хорошо, мне же и легче. С какой радости Камирт взбесился до такой степени, что готов превратить в пепелище хоть половину Лираста, лишь бы вновь туда вернуться? После открытия мира его жрецы вкупе с паладинами до того озверели, что всерьез готовятся уничтожить не только культ Сушироса и прочих малых темных богов, имеющих хотя бы тень влияния, но и некромантов. Потом, я полагаю, может прийти время и остальных магов, вне зависимости от практикуемых областей искусства.
    Понимаешь, Шут, там все совсем тяжко. Мне и моим спутникам удалось нарушить план жрецов, но, чтобы окончательно его похоронить, мне понадобится, в свою очередь, похоронить их самих. По крайней мере, всю верхушку.
    – Так за чем дело стало?
    Шут ухмыльнулся и махнул рукой в сторону водопада. Сначала я не понял, в чем тут смысл, но через пяток секунд все стало понятно. Водопад изменился… Сначала изменился цвет воды: она стала красной, более вязкой и вообще начала походить на слегка застоявшуюся кровь. Падая, она все так же ударялась о невидимую преграду, разлетаясь мириадами капель, которые затем, в воздухе, оборачивались невесомым пеплом, разносимым по окрестностям.
    – Кровь и пепел, лич, – это твои спутники в мире Лираста. Дорога перемен обильно полита кровью жертв и сдобрена пеплом пожарищ и могильных костров. Налить стаканчик-другой?
    – Не стоит, все равно вкуса не чувствую, – отмахнулся я от циничного предложения. – Ты прав, Клоун, у меня руки в крови не по локоть, я весь в крови по самую маковку. И будет еще больше алой влаги и сухого, горького пепла. Глупо с моей стороны не признавать очевидный факт. Правда, есть одна немаловажная деталь – та самая кровь может литься впустую или же послужить определенным интересам. К тому же я и мои соратники направо и налево никого не режем. Исключительно врагов, хотя их у нас и предостаточно.
    – Грамотно выкрутился.
    – Надеюсь. А вот на вопрос мой ты до сих пор не ответил…
    – Сейчас и отвечу. Простой для меня вопрос-то, – подмигнул Клоун. – Мир Лираста очень перспективен, да ты и сам мог в этом убедиться. Это заповедник для некромантов, ведь концентрация некроэнергии в мире балансирует на предельно допустимой отметке. Известный тебе Арагорн именно поэтому обратил пристальное внимание на этот мир еще в давние времена.
    – Ему и его слугам некроэнергия что козе баян!
    В ответ на мою краткую отповедь Шут хитро ухмыльнулся, всем своим видом показывая, что не все так просто, как может показаться. Издевательски ласковым голосом он буквально пропел:
    – Безымянный, ты, случаем, головой ни обо что твердое раз десять подряд с высоты не падал? Ах нет! Ну тогда и не знаю, как тебе помочь. Для начала заруби себе на посохе или на голове – сам решишь, где надежнее, – что Арагорн может использовать в своих целях и некромантов. Нет у нас разделения на Свет и Тьму, Добро и Зло. Все это так, ярлыки для простых людей и прочих разумных, не задумывающихся об истинном положении дел.
    – Не дурак, знаю. Но Арагорн, как я помню, любит строить из себя такого «белого и пушистого». Если и поручил своим агентам использовать некромантию, то втайне и далеко не каждому. Тот же Рыцарь Света, охотник чертов, с которым мне довелось сцепиться, – он же фанатик, он ни за что не использовал бы некромантию.
    – Можно использовать ресурс в своих целях, а можно сделать так, чтобы им не воспользовался враг. Поэтому сначала известная тебе персона через своих агентов пыталась поработать с энергетикой Лираста, ну а потом…
    – Что было потом?
    – Первоначальный прорыв Хаоса, в результате которого появился Артас, а потом уж и я вместе с Фалль, левой рукой экселенца. И с того момента опыты, проводимые Игроком в Лирасте, стали медленно оборачиваться против него же. Мир менялся и спустя какое-то время мог привлечь пристальное внимание Артаса той самой концентрацией некроэнергии. Вот его и… закрыли.
    – Паскудное решение, – скривился я. – Из-за гипотетической возможности, не попытавшись дать бой своему противнику… Просто взять и наглухо запечатать мир. Постой! Я разговаривал с демоном, князем Инферно, он рассказывал, что сам запечатал этот мир.
    Мне казалось, что этот нюанс собьет спесь с самоуверенного посланца Артаса, но не тут-то было! Шут радостно потер руки, после чего сотворил себе кубок с красным вином, продегустировал и лишь потом, поудобнее расположившись на каменном «троне», ответил:
    – Демон не соврал. Он действительно приложил руку к запечатыванию этого мира, но лишь на завершающей стадии. Да и Арагорн вовсе не хотел потерять Лираст. Нет, он слишком хитер, этот Игрок с тузами в рукавах! Все рассчитал, все предусмотрел. Забыл только про форс-мажор, вроде вот таких демонических гостей из иного Веера. Демон всего лишь сбил тонкую настройку, из-за чего некроэнергия стала накапливаться не в специально отведенном отстойнике, а просто в мире.
    – И на старуху бывает… геронтофил.
    – Точно, – расхохотался Шут. – Поимели Игрока жестоко, причем сами того не осознавая. Обернись вокруг себя, что-то трахают тебя! Эта похабная поговорочка идеально подходила к Игроку в тот момент времени. Тогда и начался «исход Камирта» из обреченного мира.
    – С прошлым более или менее разобрались. Теперь перейдем к настоящему.
    – Охотно. Ты смог приоткрыть мир, запустить процесс постепенного его исцеления от тяжелой болезни. Да и демон, с которым ты разговаривал, дал слово оставить Лираст в покое. Теперь все возвращается к своему исходному состоянию, и Арагорн был бы рад вновь контролировать мир. А для этого ему нужно что?
    – Скорее уж «кто»… – начал я понимать суть разворачивающегося безумия. – Ему нужны во главе мира свои, полностью подконтрольные и обязанные ему своим положением боги. Только божественные сущности способны управлять магической силой всего мира, а уж тем более поставить ее на службу кому-то постороннему. Не имеющему собственных корней в Лирасте.
    Клоун довольно кивал, не забывая прихлебывать вино из кубка. Вот ведь паразит шрамированный! Втравил меня вместе со своим начальником в серьезную переделку, еще и рожа у него теперь вся из себя сияющая. Вот уж точно любитель загребать жар чужими руками. Впрочем, этот хотя бы рассказывает подоплеку происходящего, что ему в плюс идет. Другие боги, сдается мне, этим и вовсе не озадачиваются, предпочитая использовать своих подчиненных втемную.
    – Злишься на сложность ситуации? – просек Шут. – Не надо, все равно толку мало. А нервные клетки, как говорят у тебя на родине, не восстанавливаются. Ах да, ты же лич, тебе это не грозит!
    – Сейчас посохом по наглой харе получишь…
    Смерив взглядом меня, затем посох, помощник Артаса решил не нарываться сверх необходимого, сдав назад:
    – Эмоциональный ты стал в сравнении с первым появлением в Лирасте. Ладно, замяли тему. Снова о Камирте… Игроку нужны не некроманты, а некроэнергия, вот и все. Могу предположить, что Камирт получил предложение вернуться в свой родной мир на вакантное место верховного божества, но с условием ПОЛНОСТЬЮ зачистить Лираст от конкурентов и поставить все потоки энергии кое-кому на службу. Остальное – личные особенности божества, рвущегося к потерянной было власти. Да у него еще и инструменты есть – жрецы-маги и паладины, которых он с каждым месяцем сможет все сильнее накачивать силой. Понимаешь, о чем я?
    – Более чем. Времени у меня не так много, надо торопиться.
    – Верно, лич! Пока ты все делаешь верно. Хочу лишь предупредить, что ты и в других мирах можешь понадобиться.
    – Что-то вроде мира Затора? – Меня аж передернуло от не самых приятных воспоминаний. – Оттуда, знаешь ли, мы с трудом ноги унесли!
    – Так унесли же, – обоснованно возразил Шут. Затем склочный индивид посмотрел на опустевший кубок, что-то прикинул и с тяжким вздохом швырнул его себе за спину. – Более тонкие материи сейчас экселенца интересуют. А среди наших эмиссаров с Земли некромант ты один. Так что будь готов, незаменимый ты наш специалист.
    Клоун привстал на камне, отвешивая показушно-нелепый поклон, и растаял в воздухе. Только я собрался поподробнее расспросить насчет тех самых планов относительно моей персоны, как этот хмырь исчез.

Глава 5

    Вернувшись из мира Тумана в Лираст, я пару минут посидел, переваривая полученную информацию и новые впечатления. Да уж, с Артасом и его помощником скучать точно не получится. В ящик сыграть вполне реально, а вот со скуки зачахнуть при всем желании не выйдет.
    В состоянии серьезного размышления над парадоксами бытия меня и застала чем-то не на шутку воодушевленная Сильвия. Видимо, целенаправленно искала встречи. Потому как метнулась в мою сторону с радостным возгласом:
    – Повелитель! Хорошая мысль мне в голову пришла!
    – Мысль, говоришь… – хмыкнул я. – Всегда рад, когда мои соратники начинают думать не по приказу, а по велению души. Так что со всем вниманием тебя слушаю.
    – Я не раз слышала, как вы выражали сожаления о невозможности левитации. Говорили, что она пригодилась бы во многих случаях, – тараторила возбужденная вампиресса, не обратившая внимания на мою несколько саркастическую интонацию. – Короче, я придумала, что можно сделать, чтобы вы могли летать.
    – Девочка, если не шутишь, то это действительно серьезно. Рассказывай!
    – Посмотрите на ваш плащ, повелитель, на нем есть летающие руки, летающие черепа. Если эти артефакты могут поддерживать свой вес, да еще и переносить кое-что, то что помешает использовать большое их количество для вашего переноса по воздуху? – Вампиресса замялась, но все же продолжила: – Извините. Но вы не совсем человек, мумифицированная плоть весит не так много.
    Не выдержав, я расхохотался, что в исполнении лича звучало да и выглядело жутковато. Честно говорю, смеющийся лич – готовый эпизод для высокобюджетного ужастика… Впрочем, мир с кинематографом и его бюджетными проблемами остался на долгое время вне моего доступа, о чем я в настоящий момент не сильно и сожалел. Тут и так впечатлений более чем достаточно, куда там фильмам всяким.
    Сильвия молодец! Вот уж действительно, на любую мудрость можно ответить малопредсказуемой, безумной, но иногда и действующей глупостью. Наивное на первый взгляд предложение могло сработать, нутром чую. И уж точно не собираюсь за что-то обижаться на вампирессу, которая с таким тактом обращала внимание на отличие моего организма от стандартного человеческого. Это ж не язвительность, как недавно у Шута, а всего лишь факт, необходимый для донесения всех плюсов ее идеи.
    Естественно, выдвинутая идея требовала немедленной проверки. В конце концов, пару черепов и пяток кистей рук я всегда мог выделить без особых проблем – запас, размещенный на плаще, был немаленьким.
    Так, возьмем вышеуказанные «ингредиенты», запитаем их должным количеством маны, активируем приказ на левитацию. Что еще? Связность! Один череп сам по себе слабоват, так попробуем объединить с другими элементами. Как? Да просто пусть по паре кистей рук за него ухватятся, создавая импровизированную сцепку. То же самое со вторым и… Можно пробовать.
    Заставив черепа с вцепившимися в них руками застыть в воздухе на расстоянии десяти сантиметров над землей, я аккуратно поставил ступню на гладкую макушку первого и перенес на него большую часть веса. Артефакт немного опустился, но продолжал висеть в воздухе, не касаясь земли. Хорошо пошло! На всякий случай влил во все артефакты побольше энергии и встал обеими ногами на костяные круглые опоры.
    Держат, ведь держат же! Я готов был расцеловать вампирессу за шикарную идею. Может быть, кто-то другой смог бы решить проблему полетов намного изящнее, но это уже малозначительные для меня детали. Хотя нет! Если данная методика требует использования некромантии, то существует временный иммунитет от того, что ее скопируют мои нынешние противники. Да и вообще, зачем придумывать новые сани, если и лыжи нормально справляются?
    В качестве проверки черепов на летные качества я пару раз поднялся метров на сто и покрутился там. Получалось идеально. Ноги не скользили, словно приклеенные намертво, да и равновесие получалось удерживать бесподобно. После пробных полетов я решил спуститься обратно. Спуск занял не много времени, даже меньше, чем потребовалось бы на то, чтобы пройти пешком такое же расстояние по горизонтальной поверхности. Единственное мелкое неудобство возникало в случае, когда огромные валуны мешали нормально передвигаться рядом с ними. Впрочем, это неудобство исчезало, стоило мне только подняться на метр-другой повыше. Хорошо!
    Вернувшись в исходную точку и мысленным приказом отправив артефакты на привычные места, я увидел, что за мной, как оказалось, наблюдали все соратники, немало при этом удивляясь неожиданному зрелищу.
    – Хорошо летал, Безымянный, – улыбнулась баньши, впечатленная моим полетом. – Теперь нас двое таких, в воздухе парящих.
    – Ага, – поддакнул я. – Воздушного полку прибыло. Впрочем, это хоть и полезная штука, но сейчас второстепенная. Время не ждет, поэтому мы с Сильвией уходим в Шосц. Если что понадобится – связывайтесь в любое время. Да и я в случае необходимости вызову вас. Так что не пропадайте тут.
    – Постараемся!
    – Не скалься во все клыки, Кайр! И не забывай, что случайных свидетелей быть не должно. Безобидным стирать память и отправлять восвояси. Шваль всякую… в живом состоянии до моего прихода оставлять, скелетов мрака делать буду. Вот теперь точно все. Пойдем, Сильвия.
    Провожаемые пожеланиями удачи и нехитрыми шутками, мы не спеша двинулись в сторону столицы Талимии. Пешком, конечно. Ну не на дуршиле же ехать, в самом деле! Что же до простых лошадей, то они еще с горем пополам могли вынести вампирессу, но исходящая от меня аура ужаса пугала этих животин сильнее всего прочего.
    – Повелитель, – поинтересовалась Сильвия спустя четверть часа. – Вы же знаете не хуже меня, что в таком обличье появляться в Шосце нельзя. Надо накладывать личину вам, а мне…
    – Верно. Хорошо, что методика, полученная как трофей от шамана обрядников, позволяет воспроизводить и внешность, и ауру конкретного объекта. Вот есть у меня кусок тела покойного шамана, так я могу подделаться под него в полной мере. Ну, почти в полной – уберу магические отметки из ауры и буду казаться самым обычным старикашкой. Даже если какой-то особо ушлый маг сумеет пробиться через первый слой маскировки, то увидит ауру как раз того шамана из обрядников. Неприятно, но не столь опасно. Таких гостей в настоящее время из столицы в худшем случае выпроводят. Вот если попадем под пристальный взгляд архимага, тогда кранты любой маскировке!
    – А что со мной? Моя красота необычная, любой сведущий в созданиях тьмы маг опознает ее вампирическую природу. Личину не наложить, сил у меня для нее недостаточно. Грим? Это специалистом надо быть, а я косметикой никогда не пользовалась.
    – Идиот! – Остановившись, я слегка постучал себя посохом по лбу. Раздавшийся звук четко подтвердил мое нелестное о себе мнение. – Вот так бы и прокололся на совершенно простом фокусе. Не волнуйся, есть у меня хорошая идея. У тебя с регенерацией повреждений как?
    – Хорошо, – опешила Сильвия. – Я же не только вампир, но еще и маг. Мелкие раны на глазах затягиваются, с крупными сложнее, но дополнительные заклинания всегда наготове, я по-глупому погибать не собираюсь. У меня еще есть кровники…
    Не понимает. Мелочь, а приятно. Один раз она меня ткнула носом в неожиданное решение проблемы, теперь и моя очередь пришла. Достав ритуальный кинжал, я внимательно осмотрел лезвие и пояснил:
    – Меня не скорость регенерации интересует. Тут другое нужно.
    – Что именно? – чуть прищурилась девушка, концентрируя взгляд на кинжале.
    – Сможешь ли ты на некоторое время оставить раны в не совсем полном заживлении? В частности, до уровня шрамов, но чтобы потом, как в них исчезнет надобность, убрать их без каких-либо проблем.
    – Смогу. Дня три без проблем держать можно, потом заново «рисовать» придется, но с перерывом в несколько часов. Иначе проблемы с кожей пойдут. Не хотелось бы…
    – Я же не моральный урод, чтобы своей соратнице обличье портить. – Попытка изобразить на своем мертвом лице как можно более теплую улыбку прошла с переменным успехом. Мимика страдала почти полным отсутствием, несмотря на старания. – Без экстремальных рисков обойдемся. А сейчас подставляй личико, будем с болью в сердце делать из него нечто отталкивающее взгляды любопытствующих, особенно мужчин.
    Не люблю подобную работу. Это отвратительно – уродовать лицо симпатичной девушки грубыми шрамами, отмечая, как на месте красоты всходит нечто противоположное. Честно, создавать скелетов мрака куда менее неприятно!
    Да, хорошо хоть все подходит к концу. С ходу пришлось пресечь попытку Сильвии после окончания «процедуры» посмотреться в зеркало, чтоб вампиресса не расстроилась. А огорчения и возмущения сейчас не к месту. Да и сам я не слишком рвался увидеть себя в облике старикашки-шамана: маленького, сутулого и вообще крайне неприятного типа. В качестве последнего штриха пришлось немного «поиздеваться» над облачением Сильвии, посыпав его землей и малость измяв.
* * *
    Близился закат, когда мы оказались перед городскими воротами. Теми самыми, о которых говорил Арт как о наиболее пригодных для незаметного входа. Сколько тут всего их было – не знаю. Мы с вампирессой вышли к тем, что были нужны, и это главное.
    Шпион был прав – заходящие в эти ворота были самого затрапезного вида. Пара крестьян, сопровождающих повозку с репой, ремесленник с большим коробом за плечами, несколько неопрятных теток с корзинками. Остальные выглядели примерно так же, что давало нам хорошие шансы проскользнуть незамеченными. Особенно учитывая ленивых стражников в количестве трех штук. Они вяло интересовались целью прохода в город, порой придирались к какой-то мелочи. Но неизменно пропускали желающих пройти. Некоторых, правда, после получения небольшой мзды. Ну да и об этом меня предупредили.
    Едва мы приблизились к воротам, скучающая троица вначале приободрилась, посмотрев в нашу сторону. Конечно же, интерес вызвал не я в облике старого, согнутого временем деда, а стройная девичья фигурка. Вот только стоило нам подойти вплотную, а им присмотреться как следует, как весь интерес сошел на нет. Сильвия сейчас хоть и могла похвастаться отличными формами, но корявые шрамы на лице, столь заботливо и тщательно мной «нарисованные», вызывали инстинктивное отторжение у окружающих. Вот и стражники заметно поскучнели, когда моя спутница предстала во всей красе.
    – Вечер добрый, уважаемые стражи, – поприветствовал я охрану у ворот. – Мы хотели бы с племянницей посетить ваш город. Пропустите нас?
    – И тебе милость богов, – кивнул стражник, щеголявший кольчугой и стальным нагрудником, в то время как его товарищи были в кожаной броне. – Пропустим, если, конечно, ничего запретного не везешь и законов Шосца не нарушал и не нарушишь. А для этого… проверить надо.
    – Да посмотри на меня и племянницу. Бедные люди, в силу обстоятельств вынужденные приехать в столицу. Мы не представляем опасности для порядка в городе. Да и что могут сделать старец и юная девица?
    Слова не значили ничего, зато серебряная монета, как бы случайно перекочевавшая в руку стражника, быстро примирила его с окружающей действительностью и нашим в ней присутствием. М-да, что тут сказать… Стражи всех видов и взяточничество – неразлучны во всех мирах и в любую эпоху.
    Вот и сейчас, лишившись серебряной монеты, мы прошли мимо стражников, разом переключившихся на других желающих войти в стольный град королевства. Что ж, не соврал Атр. Видимо, мы действительно дали ровно столько, сколько и требовалось. Тут ведь как: дашь мало – и сразу же оскорбленные в лучших чувствах стражники начнут мотать душу по полной. Еще сильнее, чем если бы вовсе ничего не дал. Много отсыплешь – мигом проснется подозрительность на тему «а вдруг продешевили». Кстати, подозрительность эта часто перерастала в желание или задержать чрезмерно щедрых дарителей, или оповестить о них начальство.
    Мы уже шли по улицам Шосца, когда вампиресса, сочтя, что от ворот ушли достаточно далеко, прошептала:
    – Нам удалось пройти в город. Что делать теперь?
    – Приступать к выполнению плана. Планов, если быть точным… Для начала мы поищем моих стукачей, которые хоть уже кое-что сделали, но явно работают не в полную силу. Придется напомнить им, что деньги и подаренную жизнь надо отрабатывать со всем усердием, а не спустя рукава.
    – Вы точно чувствуете их местоположение, повелитель? – полюбопытствовала Сильвия. – Я, к стыду своему, чую их лишь примерно.
    – У каждого есть сильные стороны и… не очень сильные, – меланхолично ответил я. – Магия поиска не твой конек, тут ничего не поделаешь. Да, я чувствую своих шпионов с точностью до десятка метров. Никуда они от нас не денутся. Следуй за мной.
    Несмотря на то что нахождение обоих агентов не было загадкой, сразу выйти к ним не удалось. Столица вполне оправдывала свое название – была большая и имела целую сеть узких и петляющих улочек. В некоторых кварталах нам не попалось ни одного прохожего, словно те с первыми признаками темноты закрывались в домах и укладывались спать. Эх, мне бы сейчас что-то вроде магического навигатора с картой, который проложит самый удобный маршрут к нужной точке! Мечты, мечты.
    Меж тем незримый след привел нас в откровенные трущобы. В отличие от ранее виденных кварталов здесь жизнь била ключом и, сдается мне, не только по голове, но и по иным частям тела. Наглядным подтверждением тезиса служил тот факт, что нас с Сильвией пару раз пытались остановить откровенно разбойничьи рожи, воодушевленные возможностью выпотрошить карманы и попользовать девочку. Даже шрамы на лице Сильвии их, как я понял, не смущали.
    Уроды, честное слово уроды! Откровенно дебильные рожи, замызганный вид. В их облике самыми пристойными деталями были одежда, короткие ножи, толстые дубинки и шелковые мешочки с песком или солью.
    С другой стороны, возможно, я слишком строг к их внутреннему миру. Ведь даже он имеет право на существование в определенных условиях. Например, в качестве небольшого развлечения для меня и легкого ужина для вампирессы.
    Первая нарвавшаяся на нас пара представляла из себя двух здоровенных амбалов с парой дубин. Каждое из таких орудий производства может разбить голову среднему человеку, просто упав под собственным весом на его череп. А если к ней приложить еще и немалую силу… то башка разлетится, как подгнивший фрукт, пятная все вокруг каплями крови, осколками костей и сгустками мозга.
    К сожалению для громил, они сильно ошиблись, приняв замаскированного охотника за легкую добычу. Вот и были вразумлены вампирессой до полной несовместимости с жизнью. Оба грабителя были ею выпиты, а мертвые тела я превратил в могильный прах, использовав одно из своих заклинаний. Легко, просто, весьма обыденно. Зато нет ни единого следа этих самых нарушителей спокойствия ночного города. Я уж думал, что на этом все закончилось, да и Сильвия была более чем заполнена необходимой ей кровью. Ан нет, активность грабителей в трущобах Шосца просто поражала!
    Следующая встреча состоялась уже на подступах к тому месту, где находились мои шпики. На сей раз искателей легкой добычи оказалось целых пять экземпляров. Сильвия, пребывающая в легкой расслабленности после вечерней трапезы, собиралась было просто и без затей вскрыть им глотки выхваченными из скрытых ножен кинжалами, но тут я ее приостановил.
    Все ж нападающих было пятеро, и столько тел развевать мне не хотелось. Тут дело даже не в расходе маны, а в возможной высокой концентрации остаточной некроэнергии. Излишним будет давать местным поводы для беспокойства. Вот и вышло, что, когда ухмыляющиеся разбойники обступили нас, я активировал «костный паралич». Название, надо сказать, не отражающее суть заклятья, но коли уж закрепилось, то потом ничего не поделать. Его действие начиналось с того, что человек впадал в оцепенение, не позволяющее самостоятельно передвигаться или издавать звуки. Зато мышцы тела начинали жить собственной жизнью. На завершающей же стадии от сокращений и судорог ломались кости скелета. Все… Мучительная, хоть и быстрая смерть.
    – Пошли отсюда, деточка, – проговорил я вампирессе, играя перед нападавшими, которые возможность слышать не потеряли, роль старого шамана. Вот через минуту потеряют вместе с самой жизнью. – Пусть знают, как нападать на безобидных и мирных прохожих, заблудившихся в городе.
    – Повелитель, – поинтересовалась у меня Сильвия, когда мы подошли к трактиру, – почему вы не убили этих людей каким-то из обычных способов?
    – Преподал последний урок в их грязной и путаной жизни. Не люблю стайки этих существ, по ошибке считающихся людьми. Опять же бесследно исчезнувшие в большом количестве разбойники могут навести на определенные ассоциации с нашим прибытием. Опытные и нестандартно мыслящие дознаватели в Шосце наверняка есть. А сейчас… найдут пяток дохлых грабителей со следами довольно обычного, пусть и редко применяемого заклятья. Решат, что идиоты нарвались на одного из множества живущих в столице магов. Копать никто не будет, здесь такое чуть ли не каждый день может произойти, как я полагаю. Слухи о чем-то более-менее понятном сходят быстрее и запоминаются меньше, чем схожие по сути, но наполненные загадочностью.
    Пока я объяснял мотивы своих действий, мы с вампирессой успели дойти до цели, оказавшейся занюханным кабаком, один вид которого безмолвно умолял насчет скорейшего сноса и постройки на этом месте чего-то хоть чуточку более крепкого и пристойного.
    – Помойка! – сморщив носик, высказала свое мнение Сильвия. – С деньгами, которые ты им дал, могли бы и в более приличном месте сидеть. Не только же в этой пародии на трактир разбойники водятся!
    – Каждый выбирает то место, где комфортно себя чувствует. Этим двум комфортно обитать в помоях. Иного я и не ожидал. Я внутрь, а ты останься тут. Подстрахуешь в случае чего.
    – Если кто-то подойдет – действовать жестко?
    – С грабителями да, если почуешь внимание магов или паладинов, то сразу оповещай меня, не предпринимая ничего без приказа.
    Проговорив последние слова, я потянул на себя тяжелую, обитую железом дверь и вошел в полутемное, наполненное сизым дымом от дешевых масляных светильников и плошек со свиным жиром помещение.
    Помойка! Внутри трактир оказался еще более убог, чем снаружи. Запахов я не ощущал, но воображение живо дорисовало кислый смрад от потных, грязных тел, запахи несвежей еды и прочие соответствующие ароматы. Посетители были под стать обстановке: уличные громилы низкого статуса, карманники, мелкие воришки и профессиональные попрошайки. Шлюхи, без которых ни один трактир не обходится, выглядели так, что, по моему мнению, не существовало столько выпивки, чтобы они показались годными к употреблению.
    Отмечая все это, я искал главную свою цель. Вот они, Тос и Атр, сидят в дальнем углу за широким столом, заставленным кувшинами с дешевым пивом. Пара тарелок с обглоданными костями довершали пейзаж стола. Рядом с моими агентами расположились трое незнакомцев – типичная мелкая шпана из трущоб.
    Подойдя к столу и встав напротив знакомых каторжников, я тихим кашлем привлек к себе внимание:
    – Кхе, кхе… Не могли бы вы уделить мне немножко времени, достопочтенные господа?
    – Тебе чего нужно, старые кости? – отозвался один из сотрапезников агентов, явно удивленный непривычным обращением. Конечно же, на сквозивший в голосе сарказм внимания он не обратил из-за хронической тупости. – Иди в другое место выпрашивать подачки. Слухи себе в пасть засунь, мы их не берем!
    – Точно, – заржал его сосед, тип с огромным шрамом от носа к подбородку, развалившим его губы пополам. – Проваливай отсюда. Не сдриснешь, я тебе спину твоей корявой палкой выпрямлю.
    Хм, это он, значит, про мой посох, который изменился вместе со мною. Сейчас в качестве иллюзии на нем вместо черепа торчал небольшой медный шар, а нижний край обзавелся стальным острием. Да уж, забавно хамство человеческое, особенно когда оно сквозит в каждом слове от тех, кто по своей природе полный и окончательный мусор. Сейчас они храбрые, словно высунувшаяся из груды мусора шавка, героически облаивающая прохожих. А цыкнуть на нее, так скроется обратно, повизгивая от ужаса. Однако с этим можно и подождать… немного.
    – Мне нужны Атр и Тос, – продолжал настаивать я, не желая до поры до времени выходить из роли. – Один человек просил передать им сообщение.
    – Что за человек? – поинтересовался Атр, прихлебывая пиво прямо из кувшина и громко срыгивая. – Назвался как?
    – Имя он не сказал, – пожал я плечами. – Зато вид у него очень своеобразный. Сам высокий, с посохом вроде моего, но с некоторыми отличиями, особенно поверху. У него очень хриплый голос, но говорит чаще всего тихо. Носит плащ с глубоким капюшоном, на котором висят амулеты, вот тут и тут.
    Тут я провел рукою вдоль своей одежды, коснувшись черепов и кистей, которые были скрыты от посторонних взглядов иллюзией. Заодно наблюдал, как по мере моего описания Тос с Атром трезвеют на глазах, а их лица становятся мертвенно-бледными. Проняло их, как я вижу, до глубины червивых душ. Тос еще и пальцем коснулся лба, вспоминая об отметке.
    – Что ты лепечешь? – прорычал «четырехгубый», делая попытку приподняться со скамьи. – Я тебе сейчас шею сверну!
    Вот это он совсем зря. Я мог забавляться их угрозами «старику», маску которого я сейчас носил, но прямая попытка напасть… Взмах посохом, и вот уж его острие проводит аккуратный, хирургически точный разрез на шее обнаглевшей шпаны. Рык сразу же перешел в хрипы и бульканье, кровь толчками выплескивалась на стол, заливая кувшин с пивом, блюдо с обглоданными костями…
    – На месте! – истошно взвизгнул Тос, останавливая остальных двух, которым явно не понравилось убийство их приятеля. – Гимбл сам дурак, на авторитетного полез! Тронетесь, мы сами вам пасть порвем. Уважаемый, а что вам просили нам передать?
    – Не тут, – покачал я головой. – Выйдем на улицу.
    Оставшиеся громилы явно стушевались, получив такой отпор от моих агентов. Видимо, те в последнее время несколько приподнялись, используя выданные им деньги. Что ж, это мне только на руку. Спокойно развернувшись спиною к столу, я прошествовал через зал и оказался в темноте улицы. Сильвии, дернувшейся ко мне, приказал оставаться в тени и не показываться на глаза агентам… пока. Кстати, вот и они – выскочили следом за мной так, словно земля дымилась под их ногами.
    – Говори, – потребовал Тос, все еще бледный, с дрожащими пальцами. – Что просили передать нам?
    По моему мысленному приказу к нам вышла Сильвия, появление которой едва не заставило обоих каторжников упасть на грязную землю. Тут сработала и внешность, да и малая толика магии, от которой вампиресса все же не удержалась. Спокойно подойдя к нашей группе, она остановилась в шаге от агентов.
    – Вот это он просил передать в качестве награды за сведения о знающем человеке, – проговорил я, когда глаза обоих шпиков вновь уставились на меня. – По две штуки каждому.
    Я вытащил из кармана четыре жемчужины и передал их Тосу. Когда тот принял их от меня, с трудом унимая тряску своих рук, и передал долю своему напарнику, в дело вступила девушка, резко ткнувшая пальцами в центр лба каждого из мужчин.
    – А это за лень, ведь можно было сделать и больше, – повторила девушка мои слова, переданные по мысленному каналу. – Пока только напоминание – наказание будет жестче.
    Но и этого людям вполне хватило. Активация болевого заклятья заставила обоих агентов беззвучно корчиться несколько минут, взбивая ногами уличную грязь. Сильвия, сыгравшая свою роль, отошла в строну, оставив нас наедине.
    – Простите, – едва прохрипел Атр, когда я остановил действие заклятья. – Мы так больше… не станем. Будем стараться, будем работать. Сильнее, усерднее. Просто так вышло…
    – Говори, что смогли узнать с момента, когда последний раз связывались с ним, – приказал я Атру, когда он смог подняться с земли. – Я буду ушами и глазами повелителя. А при необходимости и его карающей рукой.
    Немного пафоса не помешает, особенно после демонстрации возможностей. На такого рода людей он действует безотказно. Жестокость, патетика, страх… и деньги.
    Вот и сейчас, опасливо посмотрев в ту сторону, куда скрылась вампиресса, оба агента, перебивая друг друга, принялись сообщать новости. Оказывается, нужный человек их послал, причем далеко и по долгому и заковыристому маршруту. Не сразу, а предварительно поговорив, по-видимому прощупывая на предмет того, кому служат эти существа. Ведь воспринимать их как самостоятельные фигуры было бы верхом глупости. Я не уверен, что они и читать-то умеют.
    В общем, тот самый архивариус-библиотекарь, который должен был предоставить сведения относительно храмов Сушироса, судя по всему, опознал в моих агентах каторжников, с которыми мало кто ведет дела. Хотя тут могла быть и иная, не столь явно просматривающаяся причина. Пообещав в следующий их приход сдать субчиков прямо в лапы страже, специалист по древним рукописям захлопнул перед их носами дверь. Естественно, те даже не рыпнулись, потому как охрана в количестве четырех опытных воинов не позволила продолжить знакомство.
    Естественно, после такого провала Атр с Тосом должны были хоть как-то попытаться разрулить ситуацию. Про меня они не забывали, они боялись меня до полного расслабления организмов. Вот и надумали в ближайшее время сколотить небольшую шайку, с которой намеревались заглянуть ночью домой к архивариусу. Те трое, что были мной замечены в трактире, оказались кандидатами на роль налетчиков. Узнав это, я чуть было не расхохотался от всей души – менее подходящих людей найти сложно. Шваль ведь откровенная! Тупы, примитивны, любой мечник с опытом разделает под орех пятерку таких придурков, вооружи их хоть по последнему писку оружейной мысли.
    – Ладно, – кивнул я трясущимся от страха «мужчинам». – Завтра покажете мне дом этого человека, а дальше я сам разберусь. И вот что еще, мне с моей спутницей нужно переночевать, подскажите удобное и тихое место.
    – Можно прямо тут, – ответил Атр. – Хозяин может дать комнату под ночлег. Я договорюсь.
    – Клоповник с блошатником?
    – Нет-нет, – замахал тот руками так активно, что вспомнилась ветряная мельница. – Для чистых господ есть пара комнат. Даже тараканов морят! Стены с коврами, все свежее!
    – Вот и отлично. Но учти, увижу тараканов – порублю на куски и скормлю этим малосимпатичным насекомым и тебя, и трактирщика. А теперь веди нас.
    Подозвав ухмыляющуюся Сильвию, я последовал вслед за агентами в столь непрезентабельный трактир. Надеюсь, что ночлег в его стенах не станет таким уж неприятным событием.

Глава 6

    Ночь мы с вампиресой провели в одной комнате, действительно оказавшейся не такой уж и убогой. Особенно это было заметно в сравнении с остальными помещениями в трактире. Сон нам не требовался, поэтому свободное время я использовал, чтобы поднатаскать вампирессу по мере сил в тех областях магии, где у нее зияли серьезные пробелы. Разумеется, одна ночь мало что значила в этом плане. Но я хотел максимально облегчить всем своим соратникам дальнейшую жизнь. Ну а знания боевой и защитной магии этому способствовали.
    Честно сказать, была у меня и еще одна мысль: а не полазить ли мне в Тумане в поисках Артаса? К сожалению, пришлось ее откинуть, так как посчитал, что возникшее от перехода в мир Тумана магическое возмущение засекут местные маги. В том, что в городе такие присутствуют, я был уверен на все сто процентов. Столица же!
    И все равно к утру я несколько заскучал. Сильвии требовался перерыв, чтобы основательно и беспроблемно уложить в памяти все узнанное и частично показанное. Так что, когда я почувствовал приближение магической метки Атра и несколькими секундами позже шпион постучался в мою дверь, в голове промелькнула радующая мысль относительно окончания затянувшегося бездействия.
    – Это… – немного замялся агент, косясь то на меня, то на Сильвию. – Можем идти к человечку тому… Только это… как мне обращаться к те… к вам?
    – Посланник, – ухмыльнувшись, произнес я. – Я посланник Безымянного, так и называй меня.
    Вампиресса покосилась на меня, явно не в восторге от незамысловатого прозвища, которым мне придется обходиться некоторое время. Однако ничего не сказала, решив промолчать и оставить без комментариев мои слова. Наверно, сразу в голову ничего не пришло, да и не сочла нужным заострять внимание на мелочах. Хм, а ведь будь на ее месте Клара, та непременно нашла бы лучшее имя или прозвище, да к тому же не преминула бы об этом сообщить. Увы, ее я с собой взять никак не мог. Баньши в городе… Почуяли бы почти мгновенно, а там бы и слетелись и маги, и паладины со жрецами Камирта. Нет уж, такого «развлечения» мне и даром не надо!
    – Пошли, – кивнул я Атру, переминающемуся с ноги на ногу на пороге комнаты. – Покажешь дом этого человека – и можешь быть свободен. Точнее, сможешь вернуться к другим заданиям.
    На улицах было малолюдно, показалось даже, что вчера в потемках тут было намного оживленнее. Интересно, это связано с деятельностью жителей местных трущоб? Обратившись с этим вопросом к своему проводнику, я смог узнать от него более-менее подробную информацию.
    – Так это… – немного удивленно заговорил Атр, – ночью все сделки заключаются, товар скидывается, встречи устраиваются. Днем же, значитца, отдыхать надо или таиться в норах, чтобы пережить налет стражи или гвардейцев.
    – Гвардейцы тут при чем? – спросил я каторжника. – Стражники – понятно, но вот солдаты… да еще и элитных частей. Не по чину им за вами, шпаной мелкой, гоняться. Да и на крупную рыбку их спускают, лишь когда ситуация с криминалом, вами то есть, совсем плоха и грозит бунтами.
    – Стража почти вся куплена, – охотно принялся объяснять шпион. – Дашь деньгу, они и обойдут некоторые места, ничего не заметив. Крупных людей ни за что не тронут, те им помесячно платят, еще незнамо кто у кого на побегушках. А вот нас, тех, кто помельче, тех трясут. Эту… статистику повышают, вот!
    – Со стражей ясно. Обычное дело в большом городе с его особенностями. Откуда появились гвардейцы на этой работенке?
    Из косноязычных объяснений Атра мне удалось многое понять. Гвардейцы, что неудивительно, всегда выворачивали все наизнанку, не пропуская ни одной мелочи. С ними местная уголовщина никак не могла договориться, и оставалось ей только прятаться по своим логовам, молясь, чтобы на сей раз пронесло.
    А вот началось это, с точки зрения представителей криминала, бедствие совсем недавно. Как оказалось, инициаторами подобных жестких действий выступили не руководители стражи, погрязшие, кстати, по самые уши во взятках, не титулованная знать и даже не сам король. Инициатива исходила от жрецов Камирта, которые, по их словам, «печалились душой от непотребств, чинимых разбойным людом». Вот только «печалились» они довольно своеобразно. Пришлось уточнять более подробно. Атр сам почти ничего не знал, но кое-какие слухи принял к сведению. Немногие, кого жрецы отпустили, перед этим допросив, намекали, что свободой обязаны согласию сотрудничать. И сотрудничество никоим образом не касалось стандартных делишек уголовной братии. После «бесед» со жрецами отпущенные начинали живо интересоваться всем связанным с тайными культами, сектами и тому подобными делами.
    – Фильтр! – шепнула мне на ухо вампиресса. – Хотят избавиться от всех, кто может представлять хоть какую-то угрозу. Странно, что наши два урода не попались.
    – Мелкая рыбешка. Сбор информации начали с крупных фигур, а до дна еще не докатилось. Но докатится, это могу гарантировать, зная энтузиазм этой банды. – Секунду помедлив, я спросил у Атра: – И часто у вас такие облавы? Многих действительно серьезных разбойничков взяли?
    – Почитай что кажный день, – почесал затылок шпик, усердно собирая скудное количество мыслей в своей башке. – Многих хватали. Даже самих господ «ночных королей» пощипали.
    – «Ночных королей», говоришь… Что за экзотическая фауна?
    – Ась?
    – Что за люди, спрашиваю, – усмехнулся я. – Разбойнички с большим авторитетом или что иное?
    – А-а… – утешился Атр, получив понятный вопрос вместо того, где смысл исчезал из-за неизвестных ему слов. – Вожаки крупных банд, не очень крупных, но хорошо вооруженных и опытных. Те, кто денежные ящики вскрывает. Сейчас «ночные короли» из особо серьезных ушли… Не из Шосца ушли, а с улиц. Часть из подземелий работать стала. Туда стража не сунется, побоится. Гвардейцы, те слабо знают пути. Им время нужно.
    Теперь ясно. «Ночные короли» – это аналог «законников» в родных краях. Что ж, если эти типусы сматывают удочки, залегая на дно, сворачивая часть операций, то дела у господ уголовников совсем тяжелые. Что называется, попали под чужую раздачу! Жалко мне их не было, но некоторые смутные идеи в голове зашевелились.
    Меж тем Атр начал ныть относительно того, что многих его коллег не только отправили в места не столь отдаленные, но и вовсе повесили в массовом порядке, после чего зарыли, словно бешеных собак. Что ж, этот факт тоже можно отложить в памяти на предмет будущего возможного использования. Место, где похоронили много людей после насильственной смерти, приобретает особенные свойства. А если еще и покойники не блистали при жизни послушанием и благонравием, то и вовсе отличные перспективы просматриваются. Надо только узнать точное месторасположение захоронений. Потом как-нибудь.
    Пока я в голове прокручивал планы, в том числе и по использованию кладбища с преступниками, наша компания дошла до нужного дома.
    – Это здесь, – кивнул мне на каменное двухэтажное здание Атр. – Отсель нас выгнали и пригрозили стражей.
    Дом смотрелся внушительно и важно. Высокий, в два этажа, сложенный из камня. В стенах второго этажа – первый едва виднелся из-за высокого забора, увенчанного стальными остриями, – арочные окна, закрытые витыми коваными решетками и рамами с разноцветными стеклами. Крыша двухскатная, но не очень высокая и покрыта красной, словно огонь, в котором она обжигалась, черепицей.
    – Богатей тут живет, – завистливо вздохнул шпик. – Денюжки у энтого хмыря водятся. А сам всякой чушью занят, бумагами там, которые крысы погрызли…
    – Нам нужны только знания, – хмуро проговорил я и подошел к сплошным деревянным воротам, обитым медными полосами. – Его деньги мне без надобности. Все – ты довел нас до места, а теперь иди прочь. Кто-то из вас двоих обязательно должен быть в том трактире.
    Атр смылся практически мгновенно, юркнув в узкий переулок. Похоже, стремился как можно быстрее исчезнуть с глаз моих и Сильвии. Чувствовал, что его присутствие вызывает волну слабо контролируемого омерзения. Вот и хорошо, воздух чище!
    Мы остались вдвоем с вампирессой, и теперь можно было переходить к главному – к визиту в дом нужного нам человека. Надеюсь, к нам он будет более благожелателен, тем более что его можно и деньгами умаслить. Да и кое-какими знаниями, если он именно до них охотник. Так что… Как бы то ни было, а минут пять пришлось стучать деревянной колотушкой, висевшей на воротах, прежде чем послышались негромкие шаги.
    – Кто? – Голос был сух и немного недоволен.
    – Гости к господину… владельцу этого дома. – Короткая заминка осталась незамеченной вопрошавшим, а я поставил себе жирный минус в актив на предмет того, что не спросил у Атра имя «господина». – Есть очень интересные сведения, которые его заинтересуют.
    Щелкнула задвижка, но ворота остались запертыми. Зато в них на уровне лица человека среднестатистического роста отворилось небольшое окно, через которое нас подвергли тщательному визуальному осмотру. Видимо, посчитав, что дряхлый старик и молодая девушка большой угрозы не представляют, охранник захлопнул окошко и открыл створку ворот.
    – Проходите, – хмуро произнес он, стоя в метре напротив нас. Меч на поясе выглядел очень даже ничего, но руки были далеко от рукояти. – Мастер Талл встретит вас у себя в кабинете. Вас проводит мой напарник, который ожидает возле дома.
    Я кивнул парню, показывая, что мы его поняли. Тот, в свою очередь, закрыл ворота, на всякий случай еще раз осмотрев улицу. Осторожность похвальная, сразу видно профессионала. Держа стража в поле зрения, я и вампиресса тронулись по узкой, посыпанной гравием дорожке в сторону дома. Всего лишь два десятка шагов пришлось нам сделать, чтобы пересечь крохотный сад, засаженный низкими, но неимоверно густыми и колючими кустами. Нечто вроде знакомых мне роз, но пониже и без цветов. Хотя, может, просто для них еще не сезон, но ведь и бутонов не видно?
    Возле входа в дом нас ждал еще один крепкий молодой мужчина лет тридцати, точная копия открывшего нам ворота. Этот был еще и бронирован – кожаный жилет с несколькими пластинами из тонкой стали на животе и по бокам, защищающими уязвимые места. Против меча или топора защита так себе, спасет лишь от скользящих ударов, но от кинжала или ножа вполне себе сойдет. В отличие от первого стражника этот отдал предпочтение заткнутому за пояс одноручному топорику, который при желании и метнуть можно было. Дополняла вооружение перевязь с метательными ножами. Судя по перебитому носу и куче мелких шрамов вдоль бровей, охранник прошел суровую школу жизни.
    – Мастер ждет вас, – произнес парень, как только мы остановились возле него. – Только оставьте свое оружие и предметы, которые можно использовать в таком качестве.
    Произнеся последние слова, охранник ткнул пальцем в мой посох и ритуальный кинжал, который сейчас имел вид невзрачной грубо кованной железяки с лезвием в ладонь длиною и рукоятью из просмоленной веревки. А вот хорошо спрятанные кинжалы Сильвии ему в глаза не бросились, что несколько порадовало. Приятно осознавать, что моя верная соратница умеет хорошо скрывать оружие под не предназначенной для подобного одеждой.
    М-да, оставлять указанные стражем предметы совсем не хотелось. Не оттого, что боялся остаться без оружия или опасался за их сохранность. Эти вещи, особенно посох, почти что часть меня, – немедленно прилетят ко мне, как только я того пожелаю. Другое дело, что иллюзорный облик с них слетит, как только выпущу их из рук и удалюсь на несколько шагов. Дураком надо быть, чтобы не заметить изменений, которые произойдут с кинжалом, а особенно с посохом. Череп-навершие, имеющий свойство время от времени скалиться и лязгать зубами, позвонки по всей длине древка, да и острие, от которого веет жутью иного мира. Тут и дурак неладное заподозрит, а охранники дураками не выглядели. Придется импровизировать.
    – Ой, вы нас простите, – наивно-невинным голоском защебетала Сильвия, повинуясь моему мысленному приказу. – Конечно, мы все оставляем вам под охрану, ведь с посохом и ножом моего дядюшки ничего не случится, так? Такой охранник, как вы, просто не может делать свою работу плохо! Мастер Талл плохих к себе не возьмет, у мастера все отличное и охрана самая надежная, а сам мастер сейчас где? Проводи нас, пожалуйста.
    Сильвия, включив свое вампирское обаяние на полную катушку, старательно промывала мозги охраннику. Магия вампиров особенная, с ней могут обращаться только они, зато в качестве инструмента влияния она более чем подходит. Сейчас Сильвия использовала наиболее мягкую разновидность влияния – воздействие ауры вампира на ауру живого существа. Охранник, запутавшийся в потоке бессмысленных слов и потерявший контроль над возможностью четко и здраво размышлять, указал рукою на второй этаж и сам пошел вперед, указывая нам путь. Сильвия бросила на меня довольный взгляд, словно спрашивая, правильно ли и успешно все сделала.
    – Молодец, – похвалил я вампирессу по каналу связи. – Вполне успешно и четко справилась с задачей сбить охранника с толку, чтобы он потерял интерес к моим предметам. Продолжай поддерживать частичный контроль, чтобы объект не опамятовался и не заподозрил чего-то неладного.
    В кабинет мастера Талла вела толстая деревянная дверь с обилием позолоты и украшенная резьбой. Произведение искусства, с какой стороны ни посмотри. Эх, снять бы ее да уволочь… Да только куда? Сам я пока как перекати-поле, даже из Башни пришлось резво валить, опасаясь за сохранность собственной мумифицированной шкуры. Так что обзаведение красивыми вещами придется отложить до лучших времен.
    Когда мы подошли к той самой двери почти вплотную, Сильвия отправила попавшего под ее влияние парня обратно на первый этаж, и только после этого я толкнул дверь кабинета. Крайне нежелательно было демонстрировать хозяину дома несколько необычное и подозрительное поведение его охранника.
    Внутреннее убранство комнаты можно было охарактеризовать одним словом – роскошь, хотя и не безвкусная. Видимо, хозяин не отличался скромностью и хотел постоянно видеть вокруг себя дорогое убранство. Ну и заметна самая малость работы на публику – ошеломлять своих гостей и возможных клиентов тоже немалого стоило.
    А вот и сам хозяин. Мужчина лет пятидесяти с хвостиком, чуточку грузный, но толстяком его называть я бы не стал. Седина в волосах, чисто выбрит, глаза человека, привыкшего если не к власти, то уж точно к уважению со стороны власть имущих. Из оружия лишь богато украшенный короткий кинжал на поясе. Похоже, тут проявились и уверенность в охранниках, и привычка к тому, что откровенная шваль сюда соваться не рискует.
    Наше появление немного удивило его, на лице проскользнула тень непонимания.
    – А где мой охранник? – недовольно поинтересовался Талл, сидевший в кресле и укрытый до пояса шкурой зверя. – Странно, он не должен был пропускать вас сюда, не войдя вместе с вами.
    – Он проводил нас до вашего кабинета и спустился вниз, – спокойно ответил я. – Мастер Талл, у меня к вам деловое предложение. Благодаря ему мы можем стать полезными друг другу. Согласитесь, взаимовыгодные сделки не столь частые гости в нашей жизни. Грешно их упускать без крайне веских на то оснований.
    – Что за предложение? – полюбопытствовал тот и немного подался вперед.
    Жесткий, уверенный в себе, в голосе сквозит надменность. Не рохля, такой не растечется бесформенной массой при попытке надавить. М-да, такого нужно заинтересовать, убедить в необходимости принять предложение. А как?
    – Я не могу на него воздействовать, – мысленно ответила девушка в ответ на столь же беззвучный мой приказ подавить волю собеседника. – У него сильный амулет от ментальных атак. Очень сильный! Я удивлена, что не магу такое разрешили приобрести. Сложный, многофункциональный, там могут быть разные чары заложены.
    – На всякий случай будь начеку.
    Не самая лучшая ситуация. Магическое воздействие отпадает, незаметно сделать финт ушами не получится. Значит, придется все налаживать по старинке, уповая как на деньги, так и на любопытство собеседника. Информации я много могу предоставить, причем отнюдь не из числа запретной. Ну а деньги… Есть и золото, и драгоценности – тут зависит от того, что этот самый Талл предпочитает.
    – Я слышал о вас много хорошего, мастер Талл, – начал я издали, как и полагается в таких случаях. – Специалиста по древним временам найти сложно, особенно такого, который с великим тщанием подходит к этому деликатному делу, всегда полному тайн и загадок.
    – Мои исследования и собранные данные высоко оценены очень важными людьми, – напыжился Талл, проглотив точно отмеренную порцию похвал. – Рад, что слухи обо мне равны действительности.
    – Именно поэтому мы и пришли к вам, почтенный. Не стоит обращать внимания на внешность, порой блеск золота и сияние самоцветов лишь мешают в дороге. Поверьте, ваши труды будут оплачены в полной мере – ценностями материальными или же духовными. По вашему личному пожеланию и после предварительного ознакомления.
    – К делу…
    – До меня и моей спутницы дошел один слух, и я надеюсь, что и тут нас не обманули… Вас рекомендовали как специалиста еще и по определенным религиозным течениям.
    Талл заворочался в своем кресле, на лице проступил интерес, смешанный с легкой подозрительностью.
    – Какое течение вас интересует: зверобоги, обрядники с их шаманами или совсем уж далекие времена с чересполосицей многочисленных культов?
    – Я неплохо осведомлен насчет обрядников, так что они не входят в список тех, что интересны мне. Зверобоги… Знания о них стоят определенного вознаграждения, и, если договоримся, я непременно куплю у вас некоторые сведения о них. Основной же интерес лежит не во тьме веков и даже не в экзотический верованиях. Дело в том, что мне как исследователю понадобилась кое-какая информация относительно темного бога, Сушироса. Сами понимаете. В открытом доступе сведения о нем крайней скудны и…
    – Тебя послали те оборванцы, что недавно приходили ко мне? – ощерился собеседник. – Или ты сам их ко мне послал?
    – Да, это были мои люди, – согласился я. – Поэтому приношу извинения за их примитивность и возможную назойливость. Городское дно, иначе не скажешь. Зато в качестве курьеров годятся, поскольку пронырливы, как крысы, и умеют вынюхивать нужную информацию.
    – Возможную назойливость? – возмущенное фырканье Талла прервало меня чуть ли не на полуслове. – Эти каторжники мне попытались угрожать! Вам двоим это дорого обойдется, придется дополнительный процент за беспокойство взять. И это не обсуждается!
    – Пусть будет так. Как я говорил, вознаграждение вам будет солидным и при полном успехе дела разноплановым, но неизменно радующим взор и душу. Главное, чтобы я остался доволен полученными сведениями. А они у вас наверняка есть, не могут не быть.
    Слегка удивленный моей покладистостью относительно гонорара, Талл посмотрел на нас более пристально. Потом еще пристальнее, как только заметил, что я достал из кармана пригоршню жемчуга с вкраплениями самоцветов. Их я, честно говоря, срезал с одежд жрецов, да и в их карманах много чего ценного с финансовой точки зрения завалялось. Забавно будет, если на ценности святош купить оружие против них же. Просматривается в этом гримаса черного юмора и легкого цинизма, к которым я испытываю давнюю и непреходящую симпатию.
    – То, что сейчас в моей руке, может быть первым платежом, мастер Талл, – улыбнулся я, ссыпая драгоценности обратно в карман. – Надеюсь, вы готовы меня выслушать?
    – Вне всякого сомнения! Но… не о всяких темных богах можно говорить даже тайно. Какой интересует вас?
    – Суширос… Его храмы особенно.
    Вы видели когда-нибудь человека, который встопорщенного ежика проглотил? Лично я не имел такой возможности, зато уверен, что он был бы похож на мастера Талла после того, как он услышал имя интересующего меня бога. Побледнел, стал хватать ртом воздух. Руки вслепую зашарили по подлокотникам кресла… И куда только девалась прежняя важность вкупе с напыщенностью и уверенностью в себе?
    – Я… я…
    – Еще разок, почтенный, еще один заход, и у вас непременно получится поговорить менее эмоционально и более содержательно, – попытался я подбодрить разволновавшегося знатока древней истории. – Не стоит так волноваться, это и для здоровья не слишком полезно бывает. Мне всего-то и нужно, что немного информации. Ничего сверхъестественного, обычные сведения о не совсем обычной области знаний. А она у вас есть, вне сомнения. Ну а коли вы беспокоитесь о разглашении интереса, то тут тоже могу предоставить гарантии. Обычное любопытство ученого с моей стороны не должно вызывать столь бурной реакции.
    – Я… могу кое-что предложить, – с трудом выдавил из себя мастер Талл, чуток пришедший в себя от не до конца мною понятого нервного потрясения. – Оставляешь мне половину тех драгоценностей и уходишь. Я взамен никому не сообщаю о твоей просьбе сутки. Это щедрое предложение с моей стороны.
    Издевательский смех Сильвии прокатился по комнате, эхом отражаясь от стен. Вампиресса искренне забавлялась ситуацией, ничуть не желая скрывать естественный душевный порыв. А вот Талл снова хватал ртом воздух, на сей раз уже не от испуга, а от злости. Кажется, он действительно был уверен, что его предложение будет воспринято нами как великая милость.
    – Что ж, не столь уже почтенный мастер Талл, значит, мы с вами не договорились, – вздохнул я. – Ну да это ваше дело. Не хотите прилично заработать и новые знания получить, так я настаивать не стану. Что же до вашего, с позволения сказать, предложения, то оно явно сделано во временном помрачении ума, а потому не может рассматриваться иначе, как крайне неудачная шутка. Здесь наш разговор окончен, а мы со спутницей вынуждены распрощаться с вами. Провожать не затрудняйтесь, дорогу до дверей сами найдем.
    – Ты меня не понял, старик! – заорал Талл, вскочив на ноги. – Или ты платишь мне за молчание, или я зову охрану, которая сдает тебя жрецам. Они рады будут с пристрастием допросить того, кто вынюхивает сведения о Суширосе – детище Тьмы и зла. А твою шлюху тоже заставят быть сговорчивой. Мешок на голову наденут и познакомят. С определенными частями своего тела. Фигура у нее ничего, в отличие от лица.
    Сильвия с виду осталась равнодушной, но до меня донесся шквал эмоций, что сейчас бушевал у вампирессы в душе. Хм, если этот дурик переживет встречу со мною, то этот день будет у него последним. Сильвия отомстит обязательно. Только мой прямой запрет остановит ее, но стоит ли ее останавливать? Сильно сомневаюсь.
    – Послушайте, – попробовал я последний раз решить проблему к взаимной пользе, с трудом сдерживаясь, чтобы не ухватить хама за горло. – Я уже говорил, что не все столь просто, как может показаться. Вам не стоит, во-первых, орать, а во-вторых, пытаться угрожать мне и тем более девушке.
    Вон оно как! Я заметил тонкий шелковый шнур, отходящий от кресла к стене, где он терялся в невидимом за обивкой и гобеленами отверстии. Сигнализация, как я понимаю, была уже приведена в действие, потому что гобелен еще чуточку колыхался от чересчур сильного рывка шнура. Остается лишь выяснить, кому он подал сигнал. И правда, кому?
    – Сильвия, он подал сигнал, – усмехнулся я. – Встречаем гостей, но без специфики!
    Таиться не было причины: я уже слышал грохот кованых сапог по паркету. Магия? Немного, в пределах разумного, справиться вроде бы не составит труда. Я ударил посохом об пол и выкрикнул фразу, снимающую маскировку – телесную, но не относящуюся к ауре. Личина старого шамана спала, я оказался в уже привычном для себя облике мертвого некроманта, лича.
    При виде лича, распространяющего вокруг себя волну ужаса, который заставляет и бывалых закаленных воинов постукивать зубами от избытка эмоций, у мастера Талла подкосились ноги, и он рухнул обратно в кресло, всем своим видом напоминая раздавленную паровым катком жабу.
    А вот и гости! Охранники пожаловали в количестве двух штук, явно не понимающие, с кем им придется иметь дело. Зато стоило им увидеть мое «милое личико», как один из них застыл на месте, другой же хоть и изрядно побледнел, но мигом метнул свой топор, целясь аккурат мне в голову.
    Уклоняюсь, даже не ставя магическую защиту, в то время как вампиресса, всегда готовая свернуть кому-нибудь шею, начинает действовать. Вначале последовал бросок к первому, едва только начавшему выходить из ступора охраннику. Пропустив над головой медленный, какой-то вялый рубящий удар меча, она взмахнула голой рукой, не утруждаясь тем, чтоб извлечь из ножен скрытые под одеждой кинжалы. Движение для человеческого взгляда было незаметным из-за огромной скорости, но вот я сумел различить, как ее указательный палец с вытянувшимся когтем погрузился в шею парня под левым ухом и вышел с другой стороны.
    Оружие выпало у нападавшего из ладони, которой он попробовал закрыть страшную рану, но даже не успел донести до шеи, как поток багряной крови плеснул наружу. Стон, переходящий в бульканье, шорох сползающего по стене тела…
    Второй охранник, тот самый, что бросил в меня топориком, уже понял, что дело швах, а помирать не хочется, из-за чего и ломанулся даже не к двери, а в сторону окна. Умно, но шансов было все равно не так много. Расшалившаяся Сильвия показала, что она не только пальцами шеи протыкает, но еще и кинжалами хорошо владеет, используя их в качестве метательного оружия. Похоже, кинжал перерубил позвонок – у тела подкосились ноги, и оно с грохотом рухнуло на пол всего в каком-то метре от желанного окошка.
    – Это все?
    – Ни в коем случае, – ответил я на вопрос девушки, прислушиваясь к своим ощущениям. – Это всего лишь простые стражи, сигнал был подан не им, хотя и они его услышали. Мы правильно сделали, что не использовали магию.
    – Не понимаю…
    – Они идут, Сильвия, считая нас просто людьми. Иначе могли бы скрыться. Приготовься, уже рядом. И не задень Талла, – подмигнул я вжавшемуся в кресло человеку, – он нам еще пригодится.
    Тихий скрип – и вот прямо в стене открывается доселе незаметная дверь, откуда с резвым топотом вываливается пятерка, пожалуй, уже знакомых гвардейцев. Действительно, ведь во главе боевой группы маячит знакомая рожа. Жрец Камирта! До чего же они успели мне надоесть!
    – Так-так-так! – радостно потирая руки, заворковал жрец, как будто увидел перед собой что-то очень нужное и полезное, в то время как гвардейцы быстро и слаженно заняли оптимальные позиции для атаки. – Кто к нам пришел, какие нелюди удостоили чести видеть их… Вампир со шрамами на лице и лург. Магия… ниже среднего, использовано лишь ускорение и попытки воздействия на разум. Амулет мастера Талла цел. Значит, лург так себе. Допросить хочется… Сдаешься, грешное создание?! Обещаю быструю и безболезненную смерть, да и словечко перед Камиртом за тебя замолвлю, мук посмертных меньше перенесешь.
    Словоохотливый попался человек… так и хочется, в свою очередь, подопрашивать с пристрастием. Но надо пользоваться моментом и убивать. Да так, чтобы не признали именно моего присутствия в городе. Этот конкретный тип принял меня за лурга, а Сильвию за юную, не слишком сведущую в магии вампирессу. Почему? Да как раз из-за отсутствия следов магии. Чары личины скрывали мою ауру, а Сильвия, по собственной инициативе, как я понял, скрывала свои возможности. Вот и получилось выманить жреца с его солдатами на верную смерть.
    – Бей!
    Отданная вампирессе команда послужила началом второго раунда схватки. И пусть теперь противник был посерьезнее, но все так же имелась недооценка наших возможностей. Ну не ожидал жрец, положившийся на собственные силы и амулеты гвардейцев, что парочка, столь скромно оцененная им, буквально взорвется каскадом заклятий.
    Выпад посохом, словно копьем… Достал! Один из гвардейцев, стоявший слишком близко, не подумал, что череп-навершие не просто украшение, а вполне себе опасное оружие. Клацанье зубов – и вот грудина воина проломлена, а точнее, прокушена. Там, где должно было находиться сердце, – лишь кровавый кратер, плачущий густыми красными слезами.
    Выстрел триплетом. На сей раз я не собирался рисковать чем-либо, жрец нужен был только и исключительно мертвым. Иные варианты не рассматривались. Все три дротика пошли в цель, пронзив тело не в меру говорливого жреца где-то в районе сердца. Ну а активированное им за мгновение до попадания дротиков заклятье удалось перехватить, пока оно еще не развернулось в полную силу. А могло бы натворить дел… Жрец пытался ударить «сияющей линзой» – жреческими чарами, позволяющими стегнуть врагов пучками концентрированного света. «Линза» сильна и сама по себе, но для вампиров это одно из наиболее неприятных заклятий. Впрочем, хотел, да не сумел!
    С остальной четверкой развлеклась Сильвия… Точнее, почти уже развлеклась. Пока она своим кинжалом и подобранным с пола мечом со вкусом разделывала на запчасти сначала опрометчиво бросившуюся на нее парочку, а потом еще одного, малость замешкавшегося, последний оставшийся вне зоны нашего внимания преподнес неприятный сюрприз. Упав на одно колено, он достал висевший у него за спиной небольшой арбалет и, словно на стрельбище, загнал болт прямо в объемистую тушку мастера Талла.
    Сначала я не придал этому особого внимания – ну помер Талл, так и ничего страшного. Потом подниму да расспрошу во всех подробностях. Только и сделал, что наслал на стрелка заклятье паралича. Но через пяток секунд я понял, что выстрел гвардейца оказался критическим для всего нашего плана. Амулет на шее Талла активировался, самоуничтожаясь и… выжигая мозг своему уже мертвому владельцу. То же самое произошло и со жрецом, будь он неладен! А вот трупы гвардейцев остались целыми и относительно невредимыми – похоже, они не знали ничего такого, из-за чего стоило беспокоиться.
    – Нас переиграли, повелитель…
    Я только и смог, что проворчать нечто нецензурное и не слишком разборчивое. Вампиресса была права, нас переиграли. Мы были не в проигрыше. Но и выигрыш, вильнув хвостом, ушел из наших рук. Печально.
    – Что будем делать дальше? Может, попробовать все же воскресить останки?
    – Мозг выжжен напрочь. При всем желании не получится, – скривился я. – Все тайны, которыми владел Талл, умерли вместе с ним. Нам только и остается, что допросить гвардейца и попробовать покопаться в библиотеке покойного. Может быть, что-то и удастся найти, хотя на твоем месте я бы сильно на это не рассчитывал.
    – Но мы все равно попробуем! – с радующим меня упорством заявила вампиресса. – Больше в доме никого нет, мы можем без проблем допросить этого… Снимите с него паралич.
    Это было самым простым из всего. Один жест – и пожалуйста, гвардеец зашевелился, жалобно охая при попытке двигаться. Попробовал было протянуть руки к оружию, благо один из кинжалов лежал неподалеку, но сразу же получил пинок в брюхо от Сильвии, а заодно и угрозу:
    – Лежать! Иначе потроха свои выплюнешь! Говори, кто вас сюда направил?
    – Вайн… – закашлялся тот. – Вон он лежит, жрец Камирта.
    – Причина?
    – Нам приказали. Гвардия временно подчиняется жрецам и паладинам. Мы ищем тварей Тьмы и их пособников. Таких, как вы… Больше ничего от меня не узнаете.
    – Под пыткой говорят многие, – деловито заметил я. – Ты не маг, а значит, и средств противостоять нет совсем. Лучше скажи сразу и избавь себя от страданий, а нас от потраченного зря времени.
    Гвардеец издевательски рассмеялся нам в лицо, прежде чем ответить:
    – Я не скажу хотя бы потому, что ничего не знаю. Можете резать на кусочки, в моей памяти ничего нет. Нет, понятно вам?!
    – Он не врет, повелитель, я это чувствую…
    – Верю. Но кое на какие вопросы он все равно сможет ответить. Хотя бы на один. Ты не тупой новобранец из деревни и не пропившийся стражник с базара, это я вижу. Ответь, что творится в последнее время у жрецов, и тогда, клянусь, умрешь тихо и без мучений.
    – Сделка… – издевательски ухмыльнулся смертник. – Они ищут! Я не рассказываю тебе ничего, что ты не смог бы узнать, заплатив пару золотых здешним разносчикам новостей.
    – Продолжай! Кого ищут?
    – Не знаю. В наше королевство съезжаются паладины, один за другим. Говорили о какой-то экспедиции, которая ничем не закончилась. Теперь они едут сюда. От храмов Камирта исходит ощутимая и простыми людьми сила. В главный храм – ты должен знать, что он не в Шосце, – стекаются паломники, а жрецы говорят, что Камирт в скором времени явит свой лик, грозный и праведный.
    – Хорошо, пока все логично. И напоследок вопрос про амулеты, которые носили Талл и этот ваш жрец. Откуда они и для чего?
    – Паладины раздали всем, кто важен или имеет важные сведения. Защита от некромантии, они уничтожают мозг, – губы гвардейца искривились в усмешке. – От них тебе ничего не добиться, странный лург. Все, больше ничего не знаю.
    – Я не лург, а лич, мертвый некромант. В остальном – верю.
    Кивнув в знак согласия, я слегка дунул в лицо гвардейца. Секунда… жизнь ушла мгновенно, равно как и душа вылетела, отправляясь в иные миры. Обещания я всегда держу, этот человек даже понять не успел произошедшее с ним.
    – Паладины стягивают силы в ударный кулак. – Глаза Сильвии пылали неугасимой ненавистью. – Промахнулись один раз, но ищут возможность ударить снова. Повелитель, теперь они воспринимают вас… всех нас как серьезную угрозу. Чертоги богов, неудачная попытка отбить тело предводителя, потом Тиберикум… У них нет выбора, власть может и уйти, как вода сквозь пальцы. Боги, которых раз за разом макают рожей в навоз, могут потерять идущую от верующих силу. Смех убивает власть.
    – Ты всегда была умной девочкой. А сейчас… найди в доме какую-нибудь лохань с водой и приведи себя в порядок. В таком виде на улицу соваться проблематично. На тебе крови, как будто специально в ней плавала!
    Вампиресса согласно склонила голову в поклоне и удалилась на поиски ванны или запасов воды. Пока она умывалась и замывала одежду, я рылся в шкафах, быстро просматривая книги и различные записи. За полчаса я смог бегло пролистать все доступные источники информации, но нужных не нашел. Был только один древний трактат о Суширосе, где находились интересующие меня вещи. Увы, там все было настолько приблизительно, что тоска брала. Взгляд зацепился лишь за одно название – Грозовое ущелье. Но вот где оно такое водится, я понятия не имел.
    Попытался было поднапрячь Сильвию, к тому моменту уже успевшую привести себя в порядок, но и тут дело успехом не увенчалось. Девушка первый раз слышала о подобной местности, что удручало. Плохо! Ведь она говорила, что хорошо ориентируется здесь, да и с географией всегда дружила.
    – Это может быть не официальное название местности, а близкое к здешнему фольклору, – подумав, выдала дельную мысль моя спутница. – Надо будет потом у местных расспросить. Но не у представителей городского дна и не у крестьян – они, кроме своих кабаков или родимых огородов, вряд ли чем-то интересуются.
    – Попробуем, это обязательно. И трактат я с собой заберу, и вот эти три книжки, там кое-что интересное по структуре магии есть. И…
    – Повелитель!
    – Что такое? – спросил я, почувствовал в голосе Сильвии требовательные нотки.
    – Вот ЭТА книга-карта может нам помочь. – Вампиресса держала в руках даже не книгу, а какую-то смесь атласа и каменной плиты. Весил атлас килограммов десять. – Здесь описания подземелий Шосца с давних времен и заканчивая нынешними. Уникальный труд. И какие же глупые люди среди советников короля, раз позволяли в доме обычного, по большому счету, человека держать ТАКОЕ!
    – Поясни, но без накала эмоций.
    – Да все же очевидно! По полузабытым ходам можно проникать почти в любую часть города, появляться из-под земли и исчезать там же. Сказка для тех, кто пожелал бы устроить в Шосце панику. Особенно во время возможной осады города или запланированных диверсий. Если не будем сами устраивать диверсии, можно подрядить наемников. Нам это непременно пригодится. Думаю, что вы не поскупитесь на такое важное дело, я в этом уверена!
    – Ты права. Покажем еще и нашим шпионам, вдруг что полезное добавят. Они хоть и мерзки и противны, но кое-что о нынешних подземельях знать могут. И вот если частица сведений совпадет, тогда эта книга и впрямь будет поценнее всякого золота или каменьев. А сейчас надо уходить. Но так, чтобы следов поменьше осталось.
    Да, уходить надо, но неприятный осадок остается. Этот мастер Талл наверняка знал про Сушироса и примерное расположение его храмов. Знал, тут сомневаться не приходилось! Вот только все данные хранились у него либо в голове, либо в каком-то тайнике, до которого теперь не добраться. На практике не добраться, потому как в теории можно обыскать дом от подвалов и до чердака. Только времени у меня на это нет, через несколько часов максимум о здешней бойне станет известно если и не всем горожанам, то уж заинтересованным лицам точно.
    В некотором сомнении я посмотрел на трупы, но от мысли поднять их в виде зомби и таким образом ускоренно перерыть весь дом отказался. Не хватало еще, чтобы тут почуяли некромантию во всей красе! Ведь гарантии успешных поисков у меня не было, совсем не было. К тому же у меня в Шосце и другое дело есть, лишь немногим менее важное. Нет, конечно, мои опасения могут и не подтвердиться, но рисковать не хотелось.
    – Мой давний приятель говорил, что все концы надо прятать в воду, – сказал я вампирессе, ожидающей моего приказа насчет дальнейших действий. – Воды нет, но есть огонь – иная, но столь же в таких случаях полезная стихия. Из пламени хаоса зародилось, в пламя же и уйдет…
    – Палить сразу?
    – Нет, конечно. Отложенным вариантом. Пусть полчаса пройдет с того момента, как мы покинем это место. И несколько очагов возгорания, но чтобы подозрения не вызвало. Печка там на кухне, камин в кабинете, такие варианты лучше всего подойдут. Ну и чтобы пламя очень быстро распространилось. Ай, не мне тебя учить, ты у нас девочка умная, сообразительная. Только вот еще один аспект.
    – Вроде бы мы с вами все сделали.
    – Не о том речь. Внешний вид у тебя немного страдает. Одежда в порядке, но мокрые пятна видны. Найдешь какой-нибудь темный плащ да в него и закутаешься во избежание лишних любопытных взглядов. Все понятно? – Дождавшись подтверждения, я резюмировал: – Тогда быстро ищи плащ, готовь все к отложенному пожару – и уходим. Пора.
    Плащ нашелся быстро, простенькая магия тоже не доставила особых проблем. Так что уже через десять минут мы с Сильвией покидали оказавшийся столь негостеприимным дом, которому в скором времени предстояло превратиться в груду горелого и расплавленного хлама. Там же оставались и тела тех, кто пытался встать на нашем пути.
    Зато была и добыча, пусть не такая важная, на какую я изначально рассчитывал. Указание пути, по которому предстояло двигаться дальше, а заодно и совершенно неожиданный, но могущий оказаться полезным трофей – карты подземелий Шосца с подробными пояснениями. Посмотрим, как это сможет нам помочь.

Глава 7

    С Атром и Тосом мы встретились в том самом трактире, где я приказал находиться кому-либо из них, ожидая нашего с Сильвией возвращения. Оказалось, они оба ждали меня. Судя по напряженным лицам и меняющейся ауре, их очень волновала результативность моего визита к мастеру Таллу, ведь от этого зависела и их дальнейшая судьба.
    – Что ж, – проговорил я, когда мы вчетвером закрылись в угловой комнате, подальше от ненужных глаз и ушей. – Если вас запомнили возле дома этого человека, то стоит лечь на дно. Наша беседа прошла непродуктивно и закончилась фатально для противоположной стороны.
    – Э-э, – протянул Атр, собираясь с решимостью, – господин Посланник, вы их убили? Талла и охрану, так, значитца?
    – Получается так, – кивнул я в ответ. – Вот поэтому и стоит тебе с приятелем меньше показывать нос в ненужных местах. Мало ли где вас смогли запомнить после первого посещения или же Талл сообщил страже описание… не стоит рисковать.
    – Это… мы спрячемся, – пробормотал Тос. – Есть у нас тут места разные.
    – Спрячься, – ласково проговорил я и добавил под конец уже жестче: – Только не забывай про данное вам Безымянным задание – он умеет платить по счетам, а обманывать его не стоит.
    Оба каторжника съежились и вразнобой принялись убеждать меня, что они ночей спать не будут, но переворошат все доступные и недоступные источники, где можно добыть необходимые сведения.
    – Кстати, – произнес я, когда мои собеседники уже намеревались покинуть нашу с вампирессой компанию, – мои вопросы к вам обоим далеко не закончены. Посмотрите на эти карты и ответьте: существует ли в Шосце хоть какая-то часть указанных на них подземелий?
    Атр, как чуток более привыкший к обращению с бумагой, дрожащими от волнения руками открыл тяжеленный фолиант и стал нервно перелистывать страницы. Сильвии даже пришлось на него прикрикнуть, чтобы унял дрожь в руках. Девушка вполне обоснованно опасалась за целостность страниц. Что ж, дрожь рук ему унять частично удалось, но взамен послышалось клацанье зубов.
    – Не стоит, – остановил я свою спутницу, вознамерившуюся прикрикнуть на шпика еще разок. – Кто знает, что у него начнет плохо функционировать в следующий раз.
    – И то верно… Посланник. Но пускай уже скажет что-нибудь, а то их рожи тоску наводят.
    – Не на тебя одну, – вздохнул я, поневоле отводя взгляд от этой нелицеприятной парочки. – Но лучших информаторов пока у нас нет. Что у тебя там?
    – В-все верно, господин Посланник. Есть тама тропки наши. Но я только несколько знаю, я человек маленький. «Ночные короли» только все их ведають!
    – Это уже неважно. Пока обоим заткнуться и ждать! – Отдав приказ, я повернулся к Сильвии и сказал, предварительно поставив простейший барьер от подслушивания: – Похоже, что ты высмотрела действительно важную штуку. Остается только поймать этих самых «ночных королей». Часть из них мне предстоит просто-напросто ликвидировать.
    – План Гийома и Коулгрима?
    – Он самый. Мы уничтожили мозговой центр в лице Гийома, устранили координатора, которым в данной ситуации мог быть только Коулгрим. Осталось убрать «руки», то есть вожаков банд, что были бы замешаны в провокациях. Нервную систему, то есть жрецов в Шосце, исполнителей разжигания ненависти, мы сейчас прихватить не в состоянии. Но это и необязательно. Эти самые «ночные короли» любят деньги, а вовсе не риск. Убьем часть, остальные ни за что не высунутся как минимум несколько месяцев. Отдельные громилы ничего не значат, их попросту недостаточно для подобных тонких дел.
    Изложив суть, я подождал возможных возражений со стороны девушки. Но так и не дождался. Хорошо… Почуяла бы неладное – сразу последовала бы вежливая, но твердая отповедь. Только так и никак иначе, ведь все мои соратники знали, что, заметив ошибку или неточность, надо немедленно ее выправлять. Авторитет? Не пострадает, ведь лучше внести нужные поправки, чем потом жалеть о несделанном с клинком в организме или под градом вражеских заклятий.
    Хорошо. Теперь можно и убирать барьер. Два шпика – мелких и крайне антипатичных мне человека – сидели, дожидаясь момента, когда они снова понадобятся. Угодливые гримасы, показное стремление услужить и одновременное желание бросить все и убраться куда угодно, лишь бы подальше от меня-Безымянного и уже от меня-Посланника. Однако приходится работать и с такими. «Отбросов нет, есть кадры», – именно так говорили в Генеральном Штабе одной могучей Империи. Грязную работу в белых перчатках не делают.
    – Сведите меня с одним из знакомых главарей. Лучше всего с «ночным королем», но не из первых, – приказал я. – В средствах можете не мелочиться.
    – Мы стараться будем, очень будем, – залебезил Тос, алчным взглядом сверля золотые монеты и несколько жемчужин, которые я выложил на стол. – Все сделаем! Да, Атр?
    – Да-а… Ваша милость довольна будет. Есть «ночной король», седня вечером же будет. Где-то… И встретится с вами!
    Взмахом руки я отпустил агентов, и те, собрав со стола все до последней монеты, на полусогнутых вылетели из комнаты. Велика алчность человеческая! Вот и эти двое, как бы ни тряслись от ужаса, но манящее маслянистое сияние золота всегда перевешивает в их душах все остальные эмоции.
    – Хотите использовать «ночного короля» как информатора рангом повыше?
    – Именно так, Сильвия. От этих двух многого не получишь, они исчерпали себя. Последнее, что я им поручаю, – вывести нас на более серьезных представителей преступного мира Шосца.
    – И отправятся они на отдых, – вампиресса провела рукой вдоль шеи. – Вечный…
    – Будет зависеть от того, как себя поведут, когда я сообщу, что Безымянный больше не нуждается в их услугах и предлагает зарыться в какую-нибудь нору в глухой провинции. Согласятся и не затаят желания сдать за очередную порцию монет – сотру им память до определенного момента, и пусть себе дальше коптят небо. Ну а иначе… Смерть для всех найдет место.
    – Справедливо. Но остается вопрос с «ночными королями».
    Я с легкой печалью посмотрел на обшарпанные стены, покосившийся стол, представил, что нам тут сидеть еще до вечера… и попытался отогнать тоскливые мысли. Вроде бы получилось, хотя и не полностью. Через силу выдавил из себя ответ:
    – Я не хочу выходить на лидеров в их сообществе, так как с уже вставшим на ноги, но не обретшим большое влияние и силу говорить проще. Он расскажет мне про тех «королей», что были связаны с Коулгримом.
    – Ты знаешь их имена, – напомнила Сильвия. – Голова Коулгрима не в состоянии лгать.
    – Я знаю всего лишь имена, даты и места встреч, назначенные самим Коулгримом. Этого недостаточно, ведь время прошло, мне не помогла бы даже внешность некроманта-ренегата.
    – И повадки у тебя другие…
    – Это тоже. Лучше я выйду на них другим путем, уничтожив, подобравшись с неожиданной стороны. Все эти преступные авторитеты спят и видят, как бы им подсидеть друг друга, вскарабкаться на вершину среди себе подобных. Я могу использовать одного, чтобы он помог мне уничтожить замешанных в заговоре Гийома и Коулгрима.
    Разъяснив вампирессе примерный план дальнейших наших действий, я занялся изучением того самого собрания карт подземелий Шосца. Эта не то книга, не то атлас являлась прообразом знакомых мне городских планов и историческим описанием становления столицы. Рассказы про становление меня не слишком интересовали, а вот планы улиц и особенно подземных лабиринтов – очень. Вообще-то такие книги полагается хранить в специальных сейфах, а доступ к ним иметь должны только проверенные люди.
    Время, остававшееся до вечера, пролетело быстро, и вот уже в дверь скребся Тос с сообщением, что нас ожидают для разговора. Здесь ожидают, что свидетельствовало или о том, что шпики в кои-то веки пристойно справились с работой, или, что более вероятно, о повышенном интересе того «ночного короля».
    Спустившись в зал, я почти сразу же заметил пяток человек – Тос и Атр не в счет, – восседающих в темном углу общего зала. Старшим у них был мужчина лет сорока пяти с седыми короткими волосами и побитым оспинами лицом. Внешность он имел заурядную: если бы я столкнулся с таким человеком в прошлой жизни на улице, не узнал бы при следующей встрече. Самая идеальная внешность для служащих секретных служб и некоторых категорий преступников.
    – Что ты мне хочешь предложить, старик? – сразу же перешел к делу главарь, как только я уселся за столом на свободном месте. Его спутники перевели внимание на вампирессу, комментируя ее достоинства и недостатки друг другу на ухо. Для чуткого слуха Сильвии их слова не были тайной, и я ощущал ее удовлетворение и раздражение, когда со стороны бандитов доносились положительные или, наоборот, скептические оценки.
    – Я с предложением, которое устроит нас обоих. Тебе достанется некоторое количество денег, которое внушает уважение, а заодно сможешь усилить свое влияние, если только будешь придерживаться моего плана и не пытаться вильнуть в сторону.
    – Да кто ты…
    – Сядь и засохни! – рявкнул седой на своего подчиненного, который тут же словно воды в рот набрал. – Нам передали предложение и аванс, который побольше иной платы за ОЧЕНЬ крупную мокруху. Послушаем.
    Хм, неужто два олуха привели сюда не просто «ночного короля», но еще и не глупца? Если так, то вдвойне неплохо. Будем надеяться, что к доводам логики он чувствителен.
    – Прочитай эти имена, – выложил я на стол клочок бумаги. – Они пока для тебя одного, так что думай, прежде чем показать остальным. Прочитай, минутку поразмышляй, а потом уж непременно скажи, есть ли у тебя в отношении этих субъектов какие-то нежные чувства.
    – А?
    – Здесь те, кто зажился на этом свете. Да и у тебя будет шанс прибрать к рукам часть их зон влияния.
    Я видел, как взгляд седого быстро скользнул по колонке имен, укладывая те в своей памяти. Хорошо… Это я насчет того, что вожак этой стайки оказался еще и грамотным, читающим бегло, а не по складам.
    – Имена меня устраивают, но вынужден признать слабость своей банды… Из семерых при большой оплате и напряжении всех сил и удаче справимся с одним, самым слабым из «королей». Ты не к тому обратился, заказчик.
    – Для НАЧАЛА я обратился к нужному человеку. Ты ведь сможешь вызвать часть из них на встречу, скажем, в одном из подземных уголков Шосца? Да-да, не удивляйся, я все о них знаю.
    – Он из стражи! – вскинулся все тот же бузотер. – Его надо прикончить! И девку, и этих двух…
    Хрясь! – кулак седого врезался в раскрытую пасть скандалиста, перемалывая в крошево солидную часть зубов и опрокидывая того на пол. Сильвия саркастично хмыкнула, глядя на временно отключившееся от реальности тело, Тос с Атром прижались к стене, словно напуганные серые крысы. Ну а остальные члены банды седого вовсе не обратили внимания на это крайне незначительное по их меркам событие.
    – Глуп и психован, – пожал плечами вожак. – Не стоит обращать внимания.
    – Даже не собирался. Что насчет встречи?
    – Двоих… – Седой надолго замолчал, потом продолжил: – Я смогу вызвать на встречу двоих, остальные не придут. Я для них слаб. Могут вызвать меня, если понадоблюсь. Я прибегу, потому что жить не надоело.
    – Хм… Не совсем то, что я хотел. Но ладно, допустим. Как проникнуть в логова остальных, ты знаешь?
    – Нет. Но знаю тех, кто знает. Не боишься, старик, услышать о тех, кто знает почти все и даже не скрывает это?
    Я лишь усмехнулся. Страх уже давно не посещал меня. Была осторожность, разумная опаска, но вот чтобы страх в своем классическом обличье… нет. Похоже, выражение моего лица убедило седого.
    – Шоор-каан, «убивающие ночью» – так переводится это слово с какого-то из древних языков. Я могу подать им весть, но ответственность несешь ты. Тебя и убьют, если что-то пойдет не так.
    Застывшее в яростном предвкушении лицо Сильвии подсказало мне, что все становится куда интереснее, чем могло быть. Шоор-каан – это сочетание звуков не принадлежало использующимся в мире Лираста языкам. Оно пришло из прошлого и сохранилось лишь в древних книгах по некромантии и темной магии. И я знал, мы со Сильвией знали, что все имеющие отношение к вере Камирта не станут использовать такие слова. Для них это табу! Выходит, что нам, с подачи седого, удалось наткнуться на нечто действительно интересное.
    – Тос, Арт, пошли вон и ждите за дверью. – Подождав, пока мои шпики выметутся за пределы помещения, я добавил, обращаясь к седому: – А ты сам думай, надо ли твоим людям слышать продолжение разговора.
    – Надо, старик. Со мной те, с кем начинал путь. Им верю. Даже этому припадочному, что лежит в отрубе. Тебя не удивило их прозвище, заинтересовало. Ты догадывался.
    – Говори.
    – Они живут под землей, редко выходят. Убийцы, самые лучшие и востребованные, но выполняющие лишь те заказы, которые сочтут приемлемыми для себя. Дети и женщины, сидящие дома, не лезущие в мужские дела, неприкосновенны. Очень редко берутся за устранение магов, но не откажутся убить жреца Камирта. У них свой культ, о котором никому и ничего не известно. Никто и никогда не смог захватить живым даже одного из них. Они могут приказать себе умереть. Думаю, что они немного маги. Странные, необычные, но маги.
    Мы, «ночные короли», знаем о подземельях города, иногда отсиживаемся там. У нас есть там склады для товара, запасы оружия. Но мы там не живем, а шоор-каан там живут. Они где-то рядом, но в отдалении. Убийцы, но не одна из наших банд.
    – Они клан.
    – Что? – переспросил сбитый с толку седой, но тут же продолжил, соглашаясь: – Ах да, клан… Правильное слово. Хорошо. Ты платишь мне вдвое от аванса, когда я устрою встречу с одним «ночным королем» из твоего списка, а то и с двумя, а к этому обещаю привести на место встречи наблюдателей из «убивающих ночью».
    – Наблюдателей? – вмешалась Сильвия. – Поясни, что значит это слово в твоем понимании.
    – Твоя сопровождающая…
    Когда я кивнул, показывая, что да, девушка имеет полное право не только спрашивать, но и получать ответы, седой принял сей факт как должное:
    – Шоор-каан, когда я с ними свяжусь, пришлют представителей. Они будут со стороны оценивать вас, решать, достойны ли вы того, чтобы иметь с ними дело. Таковы их правила, они никогда не отступят от них.
    – Любого наблюдателя могут заметить, а то и прибить ненароком.
    – Нет, девушка. Шоор-каан владеют какими-то силами, их не может заметить простой человек, если они сами не хотят. Только маги и жрецы. Показываются они обязательно только перед жертвой, перед тем как убить. Этим и отличаются от остальных, исполняющих заказы. Говорят, что у всех должен быть шанс посмотреть смерти в глаза и принять ее вызов. Только почти никто не сумел отбиться от них. Если же намеченная жертва сумела не просто ускользнуть, но и убить убийцу, то охота прекращается, «убивающие ночью» разрывают контракт и возвращают заказчику деньги. Возвращают деньги и говорят, что смерть не хочет забирать этого человека. Я о таком слышал не часто, но все же это не сказки, а быль.
    Седой еще не закончил свой рассказ, а я уже кое-что понял. Судя по всему, в подземельях Шосца свил гнездо один из древних культов, который имел своеобразные отношения с жизнью и смертью. Охота за жертвами по заказу посторонних была частью их существования, но и тут они руководствовались жесткими правилами. Какими? Полный ответ на этот вопрос знали лишь сами шоор-каан.
    Дыхание из глубины веков… Незримые наемные убийцы со своим кодексом, да еще в какой-то, пока неизвестной, степени маги – о таких в Лирасте не слыхали давно. Похоже, осколок прошлого все же прорвался в настоящее, а такой шанс не упускают. Мне просто необходимо было с ними встретиться, это даже не обсуждалось.
    – Твое предложение принято…
    – Мое имя Волар, – правильно понял заминку седой. – Учти, вдвое против аванса сразу после того, как я организую встречу.
    – Тебе заплатят, даже не сомневайся. Но сначала ты покажешь мне место в подземельях, где должна будет состояться встреча, а заодно назовешь ее время. Мне надо кое-что… подготовить.
    – Через двое суток. Иначе подумают, что я затеваю недоброе, – твердо заявил Волар. – Место… Могу отвести туда вас двоих или одного.
    – Это лишнее. Покажешь на карте. Стоп! Знаю, что у тебя ее нет, зато у меня присутствует.
    Жест в сторону Сильвии – и вампиресса достает из объемистой сумки тот самый фолиант. Затем она кладет его на стол и раскрывает на нужной странице. Общий план подземелий. Я смотрю на седого, предлагая указать примерный район. Вожак банды, зачарованно глядя на карту, аккуратно показывает пальцем примерное место встречи.
    – Покажи тот участок, – говорю я, и Сильвия шелестит страницами, быстро листая их, в поисках нужной карты.
    Нашла, само собой разумеется. Волар, явно умеющий читать карту, склоняется над уже подробным планом, пусть и одного-единственного участка подземелий Шосца. Тихо, почти неслышно, он бормочет:
    – Хорошая карта, с армии таких не видел… Да и там хуже были, грубее. Мне бы такую, легче ориентироваться в этих кишках демона, вытянутых под землей. – Наконец, найдя нужное место, говорит уже нормальным голосом: – Вот это место. Просторное, там может много людей собраться. Удобное, потому что уйти десятком путей получится. Привычное… не раз там споры выясняли, да и тела есть куда сбросить.
    – Меня устраивает выбор. Сильвия?
    – Место неплохое, – говорит та, вслед за мной оценивая перспективы. – Засаду устроить сложно, если ты не маг, зато убежать при опасности легко. Вижу, что место удобное. Я согласна.
    – Да, еще одна важная деталь, – напоследок сказал я «ночному королю», уже собиравшемуся встать из-за стола и покинуть нас. – На встречу много народу не бери – не нужно. Зато приглашенным внуши, что им следует взять всех своих лучших и проверенных бойцов. Сам понимать должен, что чем больше людей они приведут с собою, тем меньше они доставят хлопот потом. Тебе же проще будет.
    Седой подергал себя за прядь волос, помедлил, решаясь на что-то…
    – Я намекну о своих к ним претензиях. О реальных. Один из них за последний месяц отнял часть территории, с которой я получал доход. Тогда этот обязательно приведет с собой многих. Но я рискую…
    – Зато они рискуют гораздо сильнее, да к тому же не догадываются об этом, – усмехнулся я. – Да, к этим двум, Тосу с Атром, приставь по одному соглядатаю. Не трогать, если только явно стучать не побегут. При подозрениях хватать и тащить на встречу в подземельях. Теперь все, до скорой встречи, Волар.
* * *
    Ушел седой вместе со своими людьми, ушмыгнули с нашего разрешения Тос с Атром. Последние, кстати, получили четкий приказ никуда не исчезать и находиться поблизости от трактира. Так, на всякий случай. В скором времени к каждому из них прилепятся соглядатаи Волара, а пока я краем сознания отслеживал их примерное местоположение.
    Ну а у нас были свои дела. Не зря же я столь тщательно выбирал место будущей встречи. Пора было вновь покинуть грязный и замызганный трактир, окунувшись в изучение новых для нас мест Шосца.
    Когда мы вышли на улицу, солнце уже почти скрылось за горизонтом, позволив сумеркам принять власть над городом. Еще немного – и на улицах будет кромешная тьма, которая придет на смену теперешней видимости. Впрочем, ни мне, ни вампирессе темнота не мешала.
    – Куда сейчас? – поинтересовалась она.
    – А сейчас мы обследуем подземелья, – ответил я на ее вопрос. – Вот только найдем подходящее место для спуска. Абы что не подойдет, многие входы не выдержали неумолимого воздействия времени.
    Нужное нам и совершенно невредимое место входа отыскалось на рынке, сейчас закрытом в связи с ночной порою и охраняемом сторожами с факелами и дубинами. Хе, ни в какое сравнение не идут с этими сторожами наши пенсионеры, которые исполняют ту же роль в моем родном мире. Местный охранник сожрет пяток парней из ВОХРа и потребует добавки. И все равно, для владеющих магией сторожа эти были… несерьезными. Мимо них мы легко прошли незамеченными.
    Замаскированный вход… Древняя кирпичная стена, в которой таилась дверь. Открыть ее не так просто, но и не сложно, если знаешь как. Мы знали, да если бы и возникли затруднения, на помощь пришла бы магия. Тихий шорох, издаваемый дверью при открытии, никого не всполошил. А ведь ею пользуются до сих пор, потому что древний механизм поддерживался не просто в рабочем, а практически в идеальном состоянии. Кто обслуживал эту механику? «Ночные короли» или шоор-каан? А может, и те и другие? Все возможно.
    Подземная часть города состояла из извилистой и многоуровневой сети проходов. Камень, похожий на знакомый мне известняк, пошел на строительство города, поставленного прямо над шахтами. Наверное, это произошло из-за лени строителей, которым было в тягость тащить блоки куда подальше.
    В трофейной книге было четко прописано, что в лабиринтах подземелий угнездилось много тварей и отбросов общества. Все верно, тут не поспоришь! Проходя мимо полузасыпанной штольни, я уловил веяние некротической энергии, словно неподалеку находились несколько поднявшихся – или, что вполне вероятно, поднятых кем-то – мертвецов. Пришлось усмирить любопытство и продолжить поиски. Да оно и не стоило таких хлопот – скорее всего, это ожившие мертвецы, которые не смогли выбраться наружу из-за отсутствия выхода. Или начинающий некромант балуется подальше от местных любителей классической, далекой от полузапретных веяний, магии. Отложив в памяти решение узнать об этом месте и явлении позже, я продолжил путешествие по подземной части столицы Талимии.
    М-да, полна жизнью столица Талимии! Даже в подземельях встречаются отдельные представители рода человеческого, причем отнюдь не из числа приличных и благовоспитанных. Какой-то хмырь, на свою беду, попытался наброситься на Сильвию, приняв девушку за легкую добычу и совсем не беря в расчет меня, все еще пребывающего в личине старого шамана. Велико же было его удивление, когда миловидная девушка легко скрутила нападающего, после чего легонько – по своим меркам – приложилась кулаком к его дурной голове. Любитель поразбойничать сразу же выпал в осадок, ну а вампиресса деловито поинтересовалась:
    – Прирезать или пока оставить?
    – Знаешь, – призадумался я, – ситуация неоднозначная. Вроде бы и не нужен, но мало ли как обернется, что там в той пещере творится. Лучше возьми с собой, заодно по дороге и подкрепиться сможешь.
    – Живые консервы, значит, – хохотнула Сильвия, взваливая тушку себе на плечи. – Пойдем тогда, бурдюк с кровью и полным отсутствием разума.
    Вроде бы шли по заранее известному маршруту, а все равно успели проникнуться здешней атмосферой, осознать всю обширность нижней части Щосца. Впрочем, довольно скоро мы оказались в условленном месте, отведенном для встречи как с предназначенными к ликвидации «ночными королями», так и с пока еще загадочными шоор-каан.
    Хорошая пещера, полностью соответствующая описанию на карте: просторная, с множеством входов-выходов, укромных уголков практически нет. Идеальное место для разных стрелок-разборок. Потолок возвышался метра на четыре, длина и ширина была метров по двадцать… Но из любого хорошего можно сделать лучшее, чем я и собирался заняться в ближайшее время.
    – То, что нужно, – с удовлетворением проговорил я, осматриваясь по сторонам. – Давай этого любителя чужих ценностей сюда, пусть пользу приносит. Единственно возможную в его положении, да и вообще в его глупой и бестолковой жизни.
    Сильвия, к которой я обратился, скинула с плеча связанного человека, издавшего громкий стон, ибо даже заботливо заткнутый ему в глотку кляп не смог сильно заглушить возглас.
    В настоящий момент я собирался произвести нужный ритуал, использовав преступника в качестве жертвы. Одним душегубцем будет меньше, да и рыдать по поводу его скоропостижной кончины я не собирался, о Сильвии и говорить нечего. Искать же этого субъекта точно никто не будет – подобная шелупонь частенько исчезает из поля зрения как своих подельников, так и стражи. Да и вообще, кому придет в голову всерьез беспокоиться о воришке и неудачливом грабителе?
    Ритуал прошел быстро, благо ничего особо сложного я и не делал. Так, классическая для некроманта обработка предстоящего места действия. Невидимые для всех, но различимые для меня знаки, начертанные на стенах кровью жертвы, помогут при необходимости усилить действие моей и вампирской магии, а заодно и приглушать возможное действие вражеской.
    – Готово, – отряхнув руки от пыли и развеивая труп заклинанием, проговорил я. – Теперь остается только ждать назначенного срока и рассчитывать, что удача будет нам благоприятствовать.
    – А теперь обратно?
    – Да, Сильвия, именно так. Придется пару деньков потерпеть. Но ничего, используем время с толком, у тебя еще много пробелов в магическом искусстве, которые надо ликвидировать.
    Не обращая внимания на тоскливо вознесенный к потолку пещеры взгляд вампирессы, я повернулся и двинулся обратно. Предстояло недлинное, а все равно несколько утомительное путешествие обратно.

Глава 8

    Через двое суток в полночь – я тут совершенно ни при чем, просто рабочее время бандитов попадает на такие часы – в известной пещере собралась очень странная компания. Странная в глазах постороннего наблюдателя, не имеющего понятия о некоторых способах зарабатывания на хлеб насущный.
    Молодая девушка в одежде мужского покроя с четырьмя глубокими неровными шрамами на щеке, стоящая рядом с низеньким замызганным стариком. Ни на поясе, ни в руках у незнакомки не имелось никакого оружия. Ее пожилой спутник не отличался многообразием вооружения – при нем был короткий невзрачный клинок, при взгляде на который создавалось впечатление, что деревенский кузнец учил на нем своего младшего сына, а потом выкинул брак, который и нашел старик, и посох с металлическими навершием и острием.
    Чуть позади от них собралась группа мужчин из шести человек. Вооружены они не в пример лучше, хотя оружие было специфическим, явно предназначавшимся для действий не в строю, а среди узких улочек или в подземных лабиринтах. Преобладали короткие мечи, парные кинжалы, метательные ножи, легкие топорики, зачастую метательные. Не пренебрегали эти шестеро и стрелковым оружием в количестве четырех арбалетов. Имелась и броня – кожаные доспехи со стальными пластинами, нашитыми в наиболее опасных для поражения местах. Выбор был разумен, ведь такой доспех и двигаться ничуть не мешает, и шелестом звеньев, как та же кольчуга, себя точно не выдаст. Цвет соответствовал обстановке – черный.
    Именно так и выглядела со стороны наша не дружная, но все же компания, объединенная определенной целью, собравшаяся в нужное время в нужном месте. У каждой группы был свой интерес, но дорога совпадала, что не могло не порадовать.
    – Опаздывают, – хмыкнула Сильвия, четко ощущавшая время. – Нехорошо…
    – Цену себе набивают. Рисч Шило всегда был чванливым дерьмом, но не прийти побоится. Знает, у меня к нему обоснованные претензии. А вот Кролт не появится, опасливый, мог что-то почуять, если бы я настаивал. Прознал, что я и Шилу встречу назначил, вот и решил перенести на неопределенный срок.
    – Пусть так… Мы подождем.
    Торопиться, как я и сказал Волару, у меня нужды не было. Несколькими минутами раньше или позже – разницы особой не было. Некроманты ждать умеют, особенно мертвые.
    Пока все было тихо, мысль поневоле скользнула в недавнее прошлое, когда мы с Сильвией ожидали назначенного срока встречи. Я натаскивал вампирессу в делах магических, но на исходе первой половины срока прервался, решив выяснить, что и как там у остальных наших происходит.
    Оказалось, все более чем нормально. Вокруг лагеря не наблюдалось никаких подозрительных шевелений, патрули мертвяков добросовестно обходили окрестности, по большей части натыкаясь лишь на разнообразную живность, представляющую интерес разве что для охотников. Клара пыталась решить свои вечные проблемы с истекающей жизненной силой, вампиры тренировали слаженность действий своих войск. Ну а Винтар, тот планомерно выкачивал из «говорящих голов» все мало-мальски стоящие сведения. Работа, конечно, нудная и муторная, но у него к ее отрицательным сторонам был не то природный, не то выработанный иммунитет.
    Так что у них все шло нормально, чего и нам желали. Ну и еще – желали присоединиться, на что пришлось ответить вежливым, но твердым отказом. Вместе с тем пообещал, что в скором времени представится возможность поразвлечься, благо предпосылки уже имелись.
    – Идут, – вырвал меня из безмятежных воспоминаний голос Сильвии, да и я сам через секунду почувствовал приближение немаленького отряда. – Много, агрессивны, с трех направлений.
    – Пускай. Это нормально, все предсказуемо.
    – Слабые проявления магии. Не от них, чужие. Подготовки к атаке не ощущаю, остановились на расстоянии, в пещеру пока входить не собираются.
    – Шоор-каан появились, – усмехнулся я. – Пусть развлекаются, но при попытках агрессии сама знаешь, как отвечать следует.
    – Жестко и быстро!
    – Кто бы в тебе сомневался, но уж точно не я. Ты девушка решительная, на любую опасность адекватно реагирующая. Чуть опыта поднаберешь, тогда вообще радужные перспективы открываются. Однако… позже договорим. Гости пожаловали.
    Гости действительно появились. С трех сторон, настроенные подчеркнуто агрессивно, ощетинившиеся обнаженными мечами и кинжалами. Хорошо хоть арбалеты были у стрелков за спиной, а то пришлось бы сразу и незамедлительно устраивать хорошую и серьезную бойню.
    М-да… Что Волара ребятки, что новоприбывшие – стиль в оружии и броне был практически идентичен. Да оно и понятно, ведь область действия у ребяток схожая, да и титул «ночного короля» у обоих имелся, то есть откровенный мусор к себе в боевые команды не брали. Одно дело – жирных купчишек трясти и совсем иное – резаться за место под солнцем с неизвестным исходом. Впрочем, уровень бойцов был, по моему мнению, довольно средним. Не чувствовалось среди них мастеров клинка и стрелы.
    – Их слишком много, – проговорил нахмурившийся Волар, чувствующий себя не в своей тарелке. – Почти четыре десятка, и это все люди Шила. Он пришел не договариваться, а убивать.
    – Значит, он умрет, – пожал я плечами, явно не собираясь расстраиваться по такому поводу. – Только сначала я с ним самую малость побеседую. Есть пара вопросов… Так он что, ВСЕХ с собой привел? А кто «в лавке остался»?
    – Здесь его команда для «решения проблем». Шнырьков и сбиров сюда не берут, их дело другое, мелкое.
    – Тогда приступим…
    Да и впрямь пора было, ох как пора. Все четыре с лишним десятка головорезов, что притащил сюда Рисч Шило, уже заняли выгодные, по их прикидкам, позиции и теперь посматривали на невеликую группу Волара с плохо скрываемым пренебрежением. По всем раскладам лучшим вариантом для них было быстро и резко атаковать противника. А что? Залп из арбалетов, а оставшихся просто дорезать…
    Но нет, нельзя-с. По местным «понятиям» требовалось сначала поговорить, а уже потом, после «меряния авторитетами», устраивать резню по правилам и без.
    Призадуматься бы Шилу. Что ЗДЕСЬ, в компании «ночного короля», делают немощный старик и фигуристая девушка? Пусть и с обезображенным шрамами лицом. Увы, мозг у таких плохо работает в ситуациях, отличных от стандартных и предсказуемых. Ну а за глупость и невнимательность, как известно, дорого приходится платить.
    – Че застыли столбами? – неприятный гортанный голос приближающегося к нам человека, высокого и наголо обритого, резанул по ушам. – Пусть Волар начинает говорить, зачем нас сюда позвал. Мы, значит, слушать будем. Гы-гы… Если захотим!
    – Это кто? – спросил я негромко у Волара, он неотступно держался за моей спиной. – Не Рисч? А то совсем глуповато выглядит.
    – Нет, – отрицательно ответил тот, понизив голос, – Рисч вон тот здоровяк с красным лицом и татуировкой в виде языков огня на лбу. Этого он просто для забавы вперед выставил. Чтоб подчеркнуть неуважение ко мне, собака! Знает, что я только с ним самим разговаривать должен, но чувствует, что сила на его стороне. Слушай, старик, не зря ли ты заварил эту кашу? Парни Рисча могут нас тут и порезать. Он именно этого хочет, настроился уже, предвкушает! Мне все-таки стоило взять всех своих бойцов.
    – Не стоило, – оборвал я его. – Они тебе еще пригодятся.
    – То есть… – начал задавать вопрос недоуменный собеседник, но я его уже не слушал.
    Неожиданно для Рисча Шило и его подпевал именно я, а не Волар сделал несколько шагов вперед, привлекая к себе всеобщее бандитское внимание.
    – Говорить тебе придется не с ним, а со мною, – усмехнулся я, останавливаясь в двух шагах от шестерки «короля». – Кстати, не тебе, невоспитанное создание, а исключительно твоему хозяину. Надеюсь, он окажется более умен и образован. Не люблю кретинов, честно признаться. Лично же тебе посоветую сбавить обороты, а то как бы потом не пришлось жалеть.
    – Че? – непонимающе выпучил глаза собеседник и непроизвольно потянулся к рукоятке кинжала, торчавшей из-за пояса. – Ты кто такой? Я тебя ща как свинью вскрою!
    Продолжать ему трепаться я не позволил, ткнув посохом в грудь. От несильного, но с толикой магии удара человек отлетел под ноги своим товарищам и уже не смог подняться на ноги, скорчился на каменном полу пещеры. Кровь потекла у него изо рта, ушей, глаз, даже поры кожи «плакали» кровавыми слезами. Его настигла быстрая, хоть и довольно мучительная смерть от боли и полной кровопотери. Его приятелей зрелище впечатлило. Они всегда понимали только силу и ничто иное.
    – Рисч Шило… Где ты там, не скрывайся, – хмыкнул я, не видя особого энтузиазма с его стороны. – Или мне по очереди всех твоих громил подвергнуть разным видам «наказания»?
    Проняло. Да только несколько в ином варианте, надо отметить. Поняв, что начались разборки с применением магии, холуи Шила быстро разделились на две категории. Первая, наиболее многочисленная, рванула к выходам, стремясь скрыться. Только вот сработала заранее устроенная западня. Любой, не относящийся к сведущему в магии народу, при пересечении определенной границы пещеры получал легкий, но действенный парализующий импульс – пригодился заранее проведенный ритуал, усиливающий мою магию. Нескольких же наблюдателей, оставшихся ЗА пределами пещеры изначально… тех перехватила вампиресса, показавшая окружающим свои истинные возможности. Особенно это относилось к скорости!
    Падали парализованные тела, раздавались крики страха и непонимания… Другая часть холуев рассудила, что можно бы и попытаться устранить саму причину страха и опасности – меня.
    Выстрелы из арбалетов, пара метательных топориков, попытки подобраться на расстояние удара клинком – все это было, но вот толку вышло маловато. Болты рассыпались серым прахом, топорики ушли по иным, безопасным траекториям, ну а сами бузотеры рухнули на пол, пораженные шоковой волной. Некоторые упали, иные застыли соляными столбами, имея возможность только ворочать глазами и слушать. Недаром я потратил кучу времени, нанося знаки и напитывая те энергией, – без подготовки проделать все изящно и без накладок было бы куда сложнее.
    – Сильвия!
    – Здесь я, повелитель. – Девушка возникла словно из ниоткуда, такие ее «явления» уже становились ее «фирменной» особенностью. – Трое было тех, кто следил за выходами. Нейтрализованы, один мертв. Не хотела рисковать.
    – Хорошо. Одним больше или меньше – это не имеет значения. К тому же «материала» и так достаточно.
    – Согласна. Но как же, – жест в сторону людей Волара, – эти свидетели. Им много знать не следует, а они увидели немало.
    Седой схватился было за рукоять меча, но был остановлен:
    – Не стоит. Я всегда выполняю уговор. До тех пор, пока другая сторона не пытается его нарушить. А нарушение договора часто приводит к очень печальным последствиям. Я обещал тебе деньги, ты их получишь. Держи.
    Один из людей Волара на лету поймал объемистый кошель с золотом и каменьями.
    – Спасибо. Но я и мои люди…
    – Территорию Рисча можешь считать своей, если только хватит сил и возможностей взять ее целиком. Я бы ограничился действительно важными участками, остальные оставь другим, пусть кости подберут. Но намекни, что это ТВОЯ милость позволяет им там жить и кормиться. В остальном тоже сам думай, что взять, что оставить. Сейчас же… уходи. Если будет надо, тебя найдут.
    – Я могу…
    – Не можешь, – оборвал я седого. – Шоор-каан здесь, а ты тут будешь лишним. Видеть остальное тебе не следует. Советую помнить, что во многих знаниях таятся большие риски. Понимаешь?
    Волар понимал. Профессия у него такая, требующая серьезного понимания сложных сторон жизни. Несколько фраз, коротких и рубленых, и вот уже его бойцы собираются тихо и спокойно исчезнуть.
    – Постой, – окликнул я его. – Те двое, за которыми ты следил, с ними проблем не было?
    – Нет.
    – Тогда пусть твои люди подождут тебя за пределами пещеры. – Заметив, как «ночной король» поежился, я добавил: – Убить тебя я мог и раньше, сложности это не представляло.
    Возразить седому было нечего. Короткий возглас – и его бойцы потянулись к одному из выходов, подозрительно поглядывая в мою сторону. Пусть глядят, все равно никаких действий не предпримут. К тому же понять их можно: вожак остается, ну а они обязаны ждать его, всерьез и искренне беспокоясь. Ведь без него они, по сути, никто, как я успел понять. Головорезов полно, а вот умеющих сплотить их в подобие организации не слишком много попадается.
    – Хочешь быть действительно королем, пусть и определенного слоя?
    – Кто же не хочет, – пожал плечами мой не сильно законопослушный собеседник. – Рисча уже… почти нет, остальные, как ты говорил, тоже долго не протянут. Ты можешь мне еще чем-то помочь, старик?
    – Могу… И я не старик.
    Сбросить поднадоевшую маску было делом нехитрым. Иллюзия согнутого временем старикашки лопнула, как мыльный пузырь. Теперь перед Воларом стоял архилич во всем своем жутковатом обличье и при соответствующей, пусть и несколько приглушенной ауре.
    Ишь ты как! Глаза большие, удивленные, челюсть малость отвисла, да и слова, несомненно просящиеся наружу, так и застряли в глотке. Вот уж действительно серьезный шок случился у того, кто считал себя пусть ночным, но все же королем.
    – Ты кто?
    – Если с научной точки зрения, то лич, мертвый некромант, – ухмылка на моем мертвом лице еще больше впечатлила Волара, хотя, казалось, предел уже достигнут. – Ну а применительно к жизненным реалиям я тот, из-за кого местные гвардейцы, а особенно жрецы с ног сбились.
    – Король мертвых. Чертоги богов, Тиберикум…
    – Умный дядя, – оскалилась Сильвия. – Посмотрите на него, повелитель, он понял, что если его выпустят, то под серьезную и нерушимую гарантию.
    Я безразлично пожал плечами и сделал пару шагов вперед, приблизившись к Волару. Тот попытался отшатнуться, рука даже дернулась к рукояти клинка… Поздно. Ноготь пробил кожу на лбу, а сопутствующее заклятье сделало из него моего агента. Тот же путь, что и у Тоса с Атром, но в отличие от них агент куда более перспективный. Ах да, еще и легкий импульс безволия, а то мне тут ручонки шаловливые на клинке точно не требуются.
    – Сильвия, а принеси-ка мне голову.
    – То есть череп?
    – Угадала, – кивнул я. – Перспективный агент должен иметь средство связи. Теперь ты, Волар, можешь не смотреть на меня изумленно-подозрительно-злобным манером, все равно смысла в этом немного. Все остается так, как и было обещано, просто с некоторыми гарантиями. Ты видел меня, а значит, догадываешься, что обещанное я исполнить в состоянии. Это не сложно, даже просто. К тому же мне нужны в Шосце глаза и уши.
    Для начала я использовал ту парочку, но их величина и значимость стремятся к нулю. Мелкие фигуры, песок, утекающий сквозь пальцы. Однако, как ты мог заметить, даже они живы и здоровы, хотя я мог бы их ликвидировать сразу по миновании надобности, пусть даже твоими руками. Вместо этого я всего лишь предложил проследить за ними во избежание проблем.
    – Череп…
    Вампиресса, как оказалось, обернулась очень быстро, не только ампутировав у трупа голову, но и очистив ее от ненужного: мышц, жил, мозга и прочего. Получившийся в итоге экспонат был готов хоть сейчас занять место в школьном кабинете как великолепное анатомическое пособие. Впрочем, у меня на него были несколько иные планы. Да и дело знакомое – превратить черепушку в амулет связи плюс уменьшить в размерах. Нужная последовательность действий была проведена, ну а Волар имел возможность за ней пронаблюдать, тихо выпадая в осадок при процессе уменьшения человеческого черепа.
    – Это твое средство связи. В таком уменьшенном виде сможешь убрать в мешочек и повесить на шею или спрятать в карман. Потерять его нельзя – как только расстояние между тобою и амулетом окажется больше пяти шагов, у тебя возникнет сильная боль. Поэтому не стоит его выбрасывать, иначе рехнешься от болевого шока. Украсть его не смогут, амулет в состоянии сам защитить себя от воришки. Руку обожжет или разрядом некроэнергии ударит. Насмерть. Да, чтобы вернуть прежний размер черепу, надо потянуть его снизу и сверху и после этого спокойно передавать сообщение.
    – А сжать?
    – Ладонь сверху, другая снизу, после чего надавить, – ответил я на вопрос седого. – Теперь дальше. Достаточно произнести мое имя и пожелать начать беседу, как я буду знать об этом и смогу услышать все сказанное. Да и сам я буду таким образом передавать указания, как только они появятся.
    – Повелитель никогда не обманывает, – припечатала вампиресса. – Служи ему честно, и все обещанное станет твоим. Попробуешь предать… смерть будет великой, но недостижимой милостью.
    – Ты же сама говорила, что он не дурак. Ах да, чуть было не забыл! Попробуешь торговать дурман-травой или рабами – уничтожу.
    – Я этим не занимаюсь. Зельями занимаются Лимиш с Тедасом, работорговцев под крыло Аргайл взял.
    – Знаю, что пока ты в этом не был замешан. Вот и в дальнейшем не советую. А теперь… у меня другие дела, твоего присутствия не требующие. Можешь быть свободен. А людям своим можешь сказать, что скоро вверх пойдешь, причем серьезно. Теперь уходи.
    Ушел без возражений, прихватив череп-амулет. Ошарашенный, но трезвость мысли не потерявший. Зато теперь у меня новый агент, нужный и важный как сейчас, так и в будущем.
    Подождав, пока Волар и его люди не только покинут пещеру, но и отойдут на солидное расстояние, я решил продолжить. Итак, один из шестерых, Рисч по прозвищу Шило, был, по сути дела, полностью нейтрализован. Но оставалось еще пятеро: Кролт, Нергас, Лимиш, Тедас и Аргайл. Их вместе с приближенными еще предстояло ликвидировать. Волар тут не помощник, он свое дело сделал, выведя на одного из них. Дальше же… по ситуации. К тому же седого при необходимости можно будет снова использовать, он и так сильно мне задолжал, если честно признаться.
    – Не зря ли ты отпустил Волара? – поинтересовалась вампиресса. – Он не те два слизняка. «Ночные короли» малопредсказуемы, он может повести себя неадекватно.
    – Он – вряд ли. Понимает, что риск того не стоит. Под ним окажется территория Шила, потом еще пути откроются. Нет, у него и так будет масса вкусных и завораживающих блюд… В таких случаях ни за что не станет играть в мутные игры с власть имущими. Иначе потеряет шанс стать самым влиятельным «королем» Шосца. Плюс «поводок», с которого не соскочить. К жрецам или паладинам он точно не сунется. Ему важен его статус, который к тому же он только начнет завоевывать. Да и у нас сейчас иные дела.
    – Допрос попавшегося нам?
    – Это мелочи. Нам предстоит разговор с шоор-каан. Господа, выходите, все равно ваше присутствие не является тайной.

Глава 9

    Явление шоор-каан народу… Возможно, для жителей Шосца они и были чем-то немерено пугающим, сверхъестественным и опасным, но у меня этот их ореол ужаса не вызывал никакого душевного трепета. Зато отношение к ним было довольно серьезное. Надо было как следует понять суть, а уж потом и думать, кто они и как с ними себя вести. Пока же… тайна, закутанная в загадку и прикрытая туманом.
    Вот они. Трое. Пятеро, уже десять. Немало для начала, да и вообще неплохой «комитет по встрече». И прав был Волар – некоторая склонность к магии у них есть, хотя и используется слабовато. Обычные иллюзии, этакий отвод глаз, способный обмануть некоторых подмастерьев, но вот вышедшие из ученичества их сразу почуют.
    – Как я понимаю, вам было передано мое предложение насчет встречи? – спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь. Пока что нереально было выявить предводителя, до того они все были… одинаковыми по типу ауры. – Рад, что вы откликнулись. Уверен, нам есть о чем поговорить.
    – Твой посох, незнакомец! – Повышенная громкость возгласа одного из них не могла скрасить холодный, лишенный эмоций тон. – Где ты его взял?
    – Он мой. Я его владелец, он мне полностью покорен, если ты об этом.
    – На нем дыхание Предвечной, – говорил все тот же человек, в то время как остальные молчали, успешно изображая из себя статуи. – Мы не можем ошибиться в этом, ЕЕ след чувствуется сразу. Нами.
    Вот и доказательство. Само имя – не Смерть, а Предвечная – говорит о многом. Так эту сущность зовут лишь те, кто в курсе и понимает, что все не так просто, как кажется неосведомленным. Предвечная, быть может, сама того не желая, наложила отпечаток своей сути на культ шоор-каан. Вот на этом и сыграем.
    – Да, я имел честь видеть Предвечную, хотя посох лишь частично имеет отношение к ней, – сразу признал я, гарантируя себе определенный задел. – Были и общие с ней дела, касающиеся этого мира. Доказательств, сами понимаете, тут не представляют, но и слова моего должно быть достаточно вам, видящим отпечаток того, запретного для многих, пространства.
    – Мы видим. Мы знаем. Потому и разговариваем с тобой не как с чужаком, а как с гостем. Зачем ты хотел видеть нас?
    Да они словно роботы… Стоят себе посреди не самой уютной в мире пещеры и ничуть этим не терзаются. Говорят, что гость, но никаких признаков гостеприимства. Интересно, какое тогда у них «врагопрогонство» бывает? Ладно, перетерпим, раз уж они такие заторможенные. Да и Сильвии знак подать полезно, а то она на такие штучки порой слишком эмоционально реагировать может. Ага, особенно в случаях, когда ей помстится, что мою честь или ее достоинство каким-либо образом задели.
    – Нужна ваша помощь. А если быть более точным, то содействие в борьбе против жрецов и паладинов Камирта. В настоящий момент они все еще слишком сильны, я же только набираю могущество.
    – Да, ты силен, – констатировал факт мой собеседник. – Но мы шоор-каан, «убивающие ночью», а не слуги Сушироса или кого-то другого. Мы всегда были вне их войн.
    – Вы знаете, что творится вокруг? Да, вы знаете об этом с одной стороны, участвующей в конфликте. Вот только полезно выслушать и других.
    – Твои слова разумны. Мы слушаем.
    Дубинатором бы тебя по одному месту! Не по филейной части. А по голове, чтоб мозг на место встал и какие-никакие, но эмоции появились. Я, лич, и то вырвал отнятые было эмоции и теперь вновь такой, каким был раньше, пусть и с поправками на случившееся. Эти же…
    Моя попытка перенести общение в более комфортабельное место для «удобства сторон» успеха не имела. Дескать, им и так хорошо, я вообще живой мертвец, да и вампиресса без каких-либо проблем может сколько угодно находиться в самых некомфортных условиях. Ну а присесть можно… на каменный пол или там на обездвиженные тела бандитов.
    Поняв, что спорить действительно бесполезно, я демонстративно приземлился на того из бандюков, который был… поудобнее, что ли, предложив Сильвии сделать то же самое. Девушка отказалась по вполне понятным причинам: решила изображать из себя телохранительницу во враждебном окружении. Ее глубинная суть никак не могла поверить, что никаких угроз от шоор-каан не поступало, наличествовало покамест исключительно нежелание менять что-либо в привычном ритме… не жизни, но бытия. Да, ведь жизнью назвать их существование можно было лишь с большой натяжкой.
    Рассказывал я не в подробностях, а так, по общим вешкам. Однако свое знакомство с Предвечной на сей раз пришлось разыгрывать как основной козырь. Иначе с этими служителями культа никак нельзя, всерьез не воспримут.
    – Мы тебя поняли, – проинформировал мой малоразговорчивый слушатель, когда повествование подошло к концу. – Действия слуг Камирта ясны, они не будут нас устраивать, помощи они не получат.
    – Вы и раньше им не помогали, как я понял.
    – Ты понял правильно. Мы стараемся держаться в стороне от внешнего мира, – то ли не понял мою иронию шоор-каан, то ли не обратил на нее ни малейшего внимания. – В знак уважения мы ответим на твои вопросы, дадим сведения. Выступать на чьей-либо стороне у нас нет мотива, Предвечную не беспокоят дела этого мира.
    – Повелитель открыл этот мир, иначе через пару веков тут бы не осталось ничего живого! – злобно зашипела вампиресса. – Об этом его и ваша Предвечная просила!
    – Тогда бы мы оказали ему всю помощь, воля Предвечной свята для нас, – эмоциональный выплеск Сильвии, сопровождаемый вампирской магией, был проигнорирован. Это в очередной раз убедило меня в том, что шоор-каан нельзя назвать живыми людьми в полной мере. – Сейчас Предвечная не высказала свою волю. Мы не видим необходимости нарушать естественный ход событий.
    Смысла не видишь? Ну-ну! Да и вообще кто ты такой, шоор-каан, культовый служака со странно работающими мозгами? По сути, весь ваш культ создан изначально, насколько я понял, как культ наблюдателей за влиянием Предвечной на этот мир. И сдается мне, что никто из вас с ней не общался. Вот в былые времена – да, ваши предшественники наверняка имели такую возможность. Сейчас же остались заветы, правила, но нет истинного понимания. Смерть явно пустила все на самотек, эта община давно не является ее глазами в Лирасте, а уж тем более не является твердой рукой, поддерживающей так называемое равновесие покоя и безмолвия.
    – Вы не видите, зато вижу я. Я, лич Безымянный, уже не раз общался с Предвечной и, сдается мне, получше вас знаю, что необходимо этому миру. Вы же недооцениваете угрозу, о которой я только что рассказал. Ты, шоор-каан с неизвестным мне именем, уверяешь, что ведом волею той, что ждет каждого в конце жизненного пути. Зато я заявляю, что твое видение проблемы ложно. Кто из нас прав?
    – Предвечная…
    – Изящный ход, не спорю, – хмыкнул я, поднимаясь с импровизированного сиденья. – Только и тут не совсем в тему, ибо из всех присутствующих лишь я имел честь говорить с ней. Сей факт никто не оспаривает, а следовательно…
    Зашевелились. Первое проявление если не эмоций, так хотя бы их подобия. Ну, так я догадывался, куда именно надо бить. Где культ, там есть и объект поклонения, который априори безгрешен. А шоор-каан автоматически признали меня равным себе, почуяв ауру Предвечной, да и частица схожей силы в посохе тоже давала о себе знать. Не могли они отмахнуться от моего обвинения в адрес их лидера. Вот и возникла странная ситуация, выхода из которой они так сразу не могли себе представить.
    – Я лидер нашего братства и могу отвечать за всех.
    – Но не за волю Предвечной. Ты никогда не видел Предвечную. Было бы иначе, это ощутили бы все твои собратья. Я видел ее, говорил с ней, исполнил ее просьбу… Вот только помочь мне ты отказываешься, мотивируя это… странными словами о невмешательстве. Уж не думаешь ли ты, что Предвечная должна будет сама появиться здесь и наставить тебя на путь истинный?
    – Нет. Но и ты не проводник ее воли.
    – Что называется, тупиковая ситуация. Но, быть может, нам лучше спросить у твоих собратьев? Что делать в случаях, когда не удается с ходу разрешить спорную, но очень важную проблему?
    Остальные шоор-каан некоторое время молчали, переглядываясь и явно приходя к какому-то решению. Общались ли они мысленно? Вполне возможно, с таких общностях подобное частенько встречается. Как бы то ни было, но один из них выдвинулся чуть вперед и произнес, явно выражая мнение остальных:
    – Мы знаем своего лидера и верим ему. А на твоем посохе и в твоей душе – след Предвечной. Ты был и в ее владениях, мы знаем это. Мы не можем решить, кто из вас прав. Пусть сама Предвечная решит, кто отправится к ней, а чей путь верен. Поединок.
    – Вы будете сражаться тем, что ОНА дала от щедрот своих, – продолжил второй. – Ты, лич, возьмешь свой посох, наш лидер будет биться Рукой Карающей – мечом, который сохранился у нас с древних времен и передавался из рук в руки. Сторонняя магия запрещена, мы будем следить, твоя спутница будет следить.
    – Бой произойдет здесь, сейчас… – А вот это уже оглашено всеми глотками разом, пусть негромко, но внушительно.
    Хм, кажется, мне удалось повернуть ситуацию, но вот одновременно угораздило вляпаться в очередную авантюру. Демон! Как будто я этакий неживой магнит, притягивающий к себе все возможные опасности! И отвертеться не получится, ставка серьезная. К тому же… после поединка с вожаком паладинов, Йосом Тускари, я уже мало чему удивляюсь. Вот только этот древний меч… сомневаюсь, что это просто старая железяка, славная лишь своей историей.
    Шоор-каан готовились, устраивая своего рода арену, на которой мы с их лидером должны были выяснить, кто прав в сложной, не предусмотренной их заветами ситуации.
    Магией последователи культа все же владели, факт. Не шибко умело, но сумели выстроить внешний контур из запитанных маной конструкций, которые не давали выйти за их пределы. Прикоснулся? Получишь силовой толчок, бросающий тебя ближе к центру круга, еще и весьма болезненный. Хорошо хоть радиус импровизированного «круга чести» был велик, не придется в тесноте сражаться, будет простор для маневра.
    – Рискуете…
    – Спокойно, Сильвия, не так все плохо. Выигрыш уж больно серьезен, эти «культисты» могут дать и информацию, и столь необходимое содействие. Что же до риска, то вся наша жизнь им переполнена, особенно в последнее время.
    – Можно было бы ограничиться получением информации, а чистить с помощью того же Волара. Например, обратить их, но не в высших, а в более простую форму вампира.
    – Интересная задумка, – отдал я должное предложению девушки, – вот только не совсем пригодная в плане моих принципов. Твое состояние скорее дар Тьмы, но никак не то, что раздают по первой же необходимости. Тебе и остальным я верю, а эти… Они стали бы не более чем наемниками, к тому же владеющими очень серьезным оружием. И распространяемым, ведь вампир в состоянии обращать людей в вампиров.
    – Зачистка после… Ах да, вы же давали слово. Тогда я поняла, что легкий путь не очень-то приемлем для вас.
    – То-то, Сильвия. Впрочем, договорим после, у наших «друзей» все готово. Бой ждет. Так что возьми это и не вмешивайся в поединок.
    Я передал вампирессе стреляющую перчатку и ритуальный нож, тем самым полностью выполняя поставленные условия. Посох против меча, магический клинок против моего артефакта, снабженного кусающимся черепом и кое-какими иными сюрпризами.
    Отбрасываю временно все эмоции, тело превращается в машину, нацеленную только на победу, ну а мозг просчитывает возможные варианты, заодно готовясь и к импровизации. Ее отбрасывать не стоит, многие погорели как раз пренебрегая ею. Иду вперед, к ограждающему «арену» контуру, четко зная, что передо мной он разомкнется на несколько секунд и пропустит меня внутрь, как и моего противника.
    Вот и она, площадка, на которой будет решаться многое. Идеально ровная поверхность, никакого тебе камня под ногами или тем более чьей-то бесчувственной тушки. Все еще парализованные тела разбойничков Шосца оттащили в сторону, бросили к стенам, как и положено обращаться с отбросами, пусть они и рода человеческого.
    Место изучено, осталось изучить противника, который как раз появляется, также отрезая себе путь обратно. Меч в его руках отнюдь не кажется инородным телом, да и глупо было бы рассчитывать на такое. Шоор-каан, они же «убивающие ночью» – клан наемных убийц, а не выпускники института благородных девиц. Битва не будет легкой, это было ясно с самого начала.
    Меч, Рука Карающая… Полуторник с довольно узким лезвием, рукоятью, стилизованной под кость, а может, это и есть кость. Он одинаково неплох для нанесения как рубящих, так и колющих ударов. Гарда простенькая, крестовая, без всяких изысков для захвата чужого оружия и уж тем более без деталей для защиты руки бойца. Да уж, такие детали и впрямь лишь на одноручных клинках принято делать.
    Гораздо более интересны магические свойства клинка, но… Бой начался! Шоор-каан начал сразу же, бросившись с места в карьер. Раскрутка клинка, и вот уже тот со свистом выписывает верхние и нижние восьмерки, набирая необходимую инерцию, создавая как защиту, так и возможность перейти в нападение.
    Не станем дожидаться… Обманный финт острием посоха, заставляющий отвлечь внимание, и сразу же переворот и удар навершием снизу вверх, в расчете, что вечно голодная костяная пасть не упустит добычу.
    Принял плоскостью клинка, ничуть не боясь за его сохранность! И ответ тычком, что заставляет рвать дистанцию. Удары обрушиваются на меня один за другим, заставляя то уклоняться, то блокировать. Череп протестующее рычал, когда тело посоха принимало удары магического клинка, и яростно взвизгивал, когда я контратаковал, пытаясь дотянуться до тела соперника.
    Череда финтов, раскрутка посоха, уколы острием – все это блокировалось, шло мимо цели, пресекалось. Шоор-каан был хорош! А если…
    Отскакиваю назад и бью навершием в каменный пол, выбивая оттуда россыпь мелких, но острых осколков. Потом еще раз и еще! Они заставляют «убивающего ночью» рассеивать внимание. Ему хуже видны мои перемещения, он вынужден беречь глаза от такого издевательства. Ведь парочка удачных траекторий, пусть и случайных, – и все, подбитый глаз без магии не вылечить, а она здесь и сейчас находится под жестким запретом. Более того, равносильна проигрышу в поединке!
    Ага! Одной рукой прикрыл лицо, на котором уже было несколько кровоточащих царапин. А работать полуторником одной рукой несколько хуже, у меня теперь преимущество для удара.
    Еще разок шарахнуть навершием об пол, а затем бросок вперед и сразу же уход вправо. Только в промежутке режущий удар по тулову, с той стороны, которую он хуже мог рассмотреть из-за руки, прикрывающей глаза.
    Попал… Пониже ребер острие пропахало борозду. Хорошую, кровящую, ее игнорировать не получится, рукой зажать надо, чтобы не окочуриться здесь и сейчас. Что он и сделал. Ну а мы ту же тактику выбивания осколков из пола вновь применим. Что тогда, а?
    Сюрприз, однако! Не ему, а мне, дурню самонадеянному, забывшему, что хоть магией пользоваться запрещено, но ведь не той, которая в нашем оружии заложена. До сего момента мы обходились без нее, рассчитывая использовать ее лишь в случае особой нужды, желая каждый для себя более убедительной, чистой победы. Сейчас же пришло время, когда шоор-каан оказался в том самом критическом положении, когда все средства хороши и уже не до внешних эффектов, рассчитанных на зрителей.
    Лезвие Руки Карающей окутывается серым прахом, а с острия слетает его часть, нацеленная аккурат в меня. А вот фиг тебе, золотая рыбка! Из пасти черепа с тихим шипением вылетает искрящееся облачко, которое и преграждает путь «шипу тлена». Взаимное уничтожение, но это не конец, это всего лишь начало нового этапа битвы.
    Из глаз черепа вырываются уничтожающие плоть и кости лучи, но натыкаются на завесу из праха и тлена. С лезвия полуторника срываются одна за другой призрачные формы, обладающие тем не менее всеми свойствами хорошо отточенного клинка. Уклониться, подставить посох, изменить траекторию – все началось снова, а рассчитывать на то, что шоор-каан изойдет кровью… сложно. И рискованно! К тому же Рука Карающая – сильный артефакт, посох же мой, в отличие от меча, не исключительно под поединки предназначен, в нем иные силы.
    Из пасти черепа вырывается дикий вопль, оглушающий, заставляющий все живое паниковать. Жаль… паника и шоор-каан несовместимы, но хватает и того, что он на мгновение перестал выкачивать из своего меча новые и новые сотканные из праха лезвия.
    Бросок, теперь подставить под падающий клинок не посох, но плечо, а потом ударить посохом. Хруст, треск, стон… Вечно голодный череп откусил «убивающему ночью» практически всю верхнюю часть лица, теперь добить его – акт милосердия, а вовсе не садизм. Тычковый удар в голову оседающего тела, острие пробивает мозг, отправляя лидера «культистов» на встречу с так почитаемой им Предвечной. Пусть теперь выясняет, что там она действительно планировала или не планировала. Мне до этого дела уж нет.
    Все, бой закончен. Шоор-каан просчитался в одном – принял меня за мага-некроманта, пусть и со своими особенностями в виде обличья мертвеца. Не учел факт, что тело мое абсолютно нечувствительно к боли, а отдельными его частями я и вовсе не дорожу. Заменяемые они, как стандартные детали! Вот и сейчас его удар отрубил мне руку и даже большую часть плеча… но это не помешало мне, мертвецу, нанести единственный удар.
    Стукнув посохом об пол в знак того, что бой закончен, я крикнул:
    – Поединок прекращен Смертью! Снимайте барьер!
    Силовой контур сначала поблек, а потом и вовсе развеялся. Стали видны лица зрителей, одно из которых сияло радостью, ну а другие все так же выделялись полным отсутствием эмоций.
    – Повелитель, вы… выглядите не лучше покалеченного зомби, – встревожилась вампиресса, как только ей представилась возможность поподробнее рассмотреть мой внешний вид. – Я сейчас принесу одного из разбойников.
    – Того, с которого ты уже голову сняла. Не стоит разбазаривать материал.
    Получив необходимые уточнения, Сильвия упорхнула, чтобы вернуться через считаные секунды. Все ясно, от избытка беспокойства ускорением воспользовалась. Что ж, приятно чувствовать, что о тебе от души заботятся, но вот логика у девушки чуток хромает. Ну да это уже так, отзвуки и слабая тень, не более.
    – Вот, – свалила она к моим ногам безголовое тело. – Не самый лучший, но вроде подходит. А если что, то тут их еще много, на любой вкус и цвет!
    – Ограничимся этим экспонатом. Да, ритуальный нож и перчатку верни.
    От избытка чувств хлопнув себя по лбу, Сильвия мигом извлекла из потайных карманов оба столь важных для меня предмета экипировки. Вот только я, прежде чем взять их, решил привести себя в порядок. Тут и дел-то – отделить от трупа нужный кусок, после чего, воспользовавшись выплеском маны, приставить к покалеченному месту. Никаких ощущений, только осознание того, что установился контакт между моим телом и участком, столь любезно предоставленным мне «донором».
    Все… Процесс не то лечения, не то ремонта благополучно завершен, теперь можно и с шоор-каан пообщаться, тем более у них нынче лидер по уважительным причинам отсутствует. Помер. Поле боя они, кстати, уже прибрали, тело своего вождя завернули в черную ткань, ну а меч вновь исчез с глаз, как будто его и не было.
    – Как я понимаю, моя правота подтверждена? – спросил я, обращаясь ко всем шоор-каан сразу, не зная, кого выделить в отдельности. – Поединок закончен, победа очевидна.
    – Ты победил, ты доказал свою правоту. Мы поможем тебе в этой войне, а потом вновь вернемся к своим делам – ждать Предвечную и до того момента нести ее взгляд тем, на кого падет случай. Говори, чего желаешь?
    – Для начала необходима помощь в нахождении и уничтожении пятерых «ночных королей»: Кролта, Нергаса, Лимиша, Тедаса и Аргайла. Они должны были стать «руками» плана жрецов Камирта по дискредитации и последующему уничтожению некромантов.
    – Мы знаем их логова под землей и над землей, – монотонно проговорил «культист», явно взявший на себя функции переговорщика. – Проще подловить, когда они под землей, здесь наша сила, наша территория. Они тут только гости.
    – Отлично. Сами понимать должны, мы с Сильвией в стороне не останемся, вся доступная нам магия будет приложена. Никому не нужны бесполезные смерти, когда можно их избежать.
    – Мы по-иному относимся к гибели физической оболочки, лич. Для нас несколько странно, что ты, живой мертвец, удостоившийся разговоров с Предвечной и отмеченный ею, так трепетно относишься к жизням. Но… не мне и не всем нам судить, ты доказал правоту. Мы скажем, где нужна помощь, лишние потери вредны для нашей миссии.
    Ф-фу… С этими «культистами» общаться, только мозг себе выносить! Но общаться приходится, ведь они стали для меня важным и сильным союзником здесь, в столице Талимии. Так что закрываем глаза на сильно раздражающие нюансы и продолжаем путь к нужной цели.
    – С этим разобрались, теперь дальше. Есть ли возможность вывода пленников, необходимых мне для ритуалов, за пределы Шосца?
    – Имеются подземные тоннели, не известные никому, кроме нашего братства. Ими редко пользуются, но они еще пригодны.
    – Обрадовали, – улыбнулся я, получив столь четкий и однозначный ответ, решающий проблемы доукомплектования моего войска скелетами мрака. – И последний, но от этого не менее важный вопрос. Вы наблюдали за мной, когда велся разговор с Воларом, а значит, знаете о способе связи с ним. Я скоро покину город, а связь держать необходимо. Ваше братство владеет подобной магией?
    – Да. Нужны будут четыре черепа – основная и запасная пары для связи. Что нам делать сейчас?
    – Разбираться с пленными буду. А вы немного поможете, как специалисты по преступному миру Шосца. Разделим его, так сказать, на две категории – кого сразу прибить, а кому стать более важным сырьем для последующей обработки.
* * *
    М-да, завертелась карусель… На полной скорости завертелась, как и положено в таких случаях. Насчет Рисча и его банды разобрались быстро, там почти все были замазаны в таких мерзких вещах, как похищения ради последующего выкупа, причем жертв далеко не всегда отпускали. Ну а о том, чтобы пропустить по кругу пленницу посимпатичнее, и говорить не приходилось – в шайке это было обычной практикой. Вот и попали почти все под статью насчет последующего принудительного участия в ритуале по производству скелетов мрака.
    Последующие же три дня были под завязку заполнены делами, беготней по подземельям из одного конца Шосца в другой в поисках тех пятерых «ночных королей». Выловили, спору нет, хотя были и не самые простые моменты. Аргайла, подмявшего под себя работорговлю, вместе с ближайшим окружением выловили буквально в последний момент – почуявший неладное хмырь бросился туда, куда не рассчитывали, а именно к жрецам под крылышко.
    К счастью, успели, да и импульсивность Сильвии пригодилась. Как ни странно, она, пиная ногами еще живого работорговца, додумалась спрашивать такое, о чем мало кто подумал бы. Да и сама она потом… призналась, что орала на пинаемого просто так, от души, попутно обвиняя совсем уж в маловероятных делишках. И кто ж знал, что кое-что совпадет с реальностью!
    Оказалось, что жрецы успели просунуть лапки и в этот, с позволения сказать, бизнес. Проще говоря, Аргайл откатывал им определенную долю прибыли, ну а взамен получал своеобразный карт-бланш на торговлю живым товаром. Жрецы же сплавляли ему свой «материал» из числа тех, кто был заподозрен в «шаткости веры». Канал поставки был, конечно, не в пределах Талимии, а вовне, пленников отправляли в дальние королевства, где рабский труд был не в диковинку. Это только в центральных землях он уже почти отмер, а там такое творилось…
    Так что на фоне подобного афронта бегство Тедаса-наркоторговца, перехваченного прямо за городской стеной в компании двух телохранителей и с наиболее ценным добром, уже не впечатляло. Впрочем, торговцу мучительной смертью я обещал личное и особо пристальное участие в последних минутах его жизни. Заодно вкратце обрисовал процесс создания скелетов мрака и заверил, что позволю пронаблюдать за несколькими, предшествующими его собственному «бенефису».
    Как бы то ни было, но теперь я мог однозначно сказать, что план Гийома и Коулгрима потерпел крах. Их «руки» были нейтрализованы, а значит, провокация не могла состояться в ближайшие несколько месяцев. Коулгрим не сможет поднять зомби и натравить их на жилые кварталы, «ночные короли» тоже не смогут усилить панику и повысить число жертв. Да и призывать резать некромантов и их близких тоже не судьба, ведь криминальный мир Шосца оказался обезглавлен, сейчас он занят лишь тем, что лихорадочно пытается хоть как-то восстановиться.
    А в процессе этого «восстановления» важная роль отведена Волару, получившему от меня прозвище Седой. Этот единственный из уцелевших «ночных королей» сколь-либо серьезного калибра и с сохранившимися бойцами теперь сможет отслеживать ситуацию. Ну а коли что-то пойдет не так – шоор-каан ему в помощь. До определенного момента они мои союзники, это право я заслужил, причем рискуя собственной шкурой.
    Сильвия… Ее помощь оказалась незаменимой, это я обязан признать. Как только мы закончили с уничтожением «ночных королей» из списка, она, в сопровождении нескольких шоор-каан, начала экстренную переправку живого материала к нашему лагерю в горах.
    Процесс, надо заметить, был ею поставлен на поток! Первой ходкой вынесли несколько трупов, их вскоре оживили и в дальнейшем использовали как скоростных носильщиков уже живого материала для создания скелетов мрака. Вампиресса, додумавшаяся до такого, существенно сократила необходимое время, да и просто доказывала, что потенциал ее в будущем может преподнести приятные неожиданности. Ах да, шрамы с лица она убрала сразу же, как только узнала, что есть потайной выход из столицы.
    Естественно, я не мог не связаться с остальными соратниками, не обрадовать их приятными новостями. А то, надо признать, они несколько заскучали, загрустили. Так что подоспевшая работа в виде заготовок под скелеты мрака помогла развеять грусть-тоску зеленую. Доверить сей процесс пока можно было только Кларе, но вот остальным следовало наблюдать, запоминать, укладывать в голове все тонкости серьезного и сложного ритуала.
    Я же, пока Сильвия была занята транспортировкой, на всякий случай узнавал побольше о «культистах», а заодно знакомился с теми книгами, которые они сочли возможным выдать мне для ознакомления. Вроде бы ничего такого уж важного в них не было, но все равно – знания всегда пригодятся.
    Однако! Грозовое ущелье – теперь эти слова были связаны с вполне определенной местностью. «Культисты» хорошо ориентировались в подобных вещах, да и тайны прошлого не были для них столь уж загадочными. Мне оставалось лишь взять Сильвию и двигаться на соединение с отрядом, но тут капризная девка по имени Фортуна решила то ли дать мне шанс, то ли окунуть по самые уши в очередную рискованную авантюру. Проще говоря, к шоор-каан поступила интересная для меня информация.
    Я сидел в уютной комнате на втором этаже приличного – исключительно для «своих» в криминальном мире – трактира, перелистывая одну из взятых у «культистов» книг и ожидая возвращения Сильвии, как в дверь постучали.
    – Заходи, Седой, – откликнулся я, четко зная, кого на сей раз ко мне принесло. – Что нового и интересного?
    – Шоор-каан просили передать: есть важная для тебя тема, – зайдя в комнату и закрыв за собой дверь, проговорил «ночной король».
    Приглашение сесть принял, придвинув к себе не стул, а, на мой взгляд, не слишком удобный, но массивный табурет, на который и пристроился.
    – А сами что ж не связались?
    – Сказали, что у них какой-то важный день, – пожал тот плечами. – Вам виднее, через меня только сообщения передают.
    Ах да, я и забыл! Годовщина организации их культа… Вот голова дырявая, за этими хлопотами совсем забыл, что с утра пораньше связывался с их новым лидером, передавал поздравления. Вроде им этого и не надо, но у меня ж есть определенные привычки из той, первой и основной моей ипостаси – человеческой.
    Ну а «убивающим ночью» в эти сутки без крайней необходимости не рекомендуется заниматься какими-либо делами. В крайнем случае можно передать сообщения через своих посредников и агентов. В данном случае передаточным механизмом был избран Волар. Будем слушать, будем размышлять.
    – Все понял, понимаю, почему послали именно тебя. Да, и не будь таким… зажатым. Расслабься. Желаешь что-то выпить или?.. Особых яств и напитков не держу, сам понимать должен, но в шкафу должно быть что-то из запасов Сильвии. Посмотреть?
    – Благодарю вас, повелитель, нет желания. Лучше сразу к делу. – Дождавшись разрешающего жеста, Седой продолжил: – Новость о графстве Дорг, там сейчас серьезная борьба за графскую корону.
    – Корону, я не ослышался?
    – Да, повелитель. Это графство в Талимии, как и парочка других феодов, пользуется значительной независимостью от королевской власти. Тому много причин, из которых главные – выгодное стратегическое положение и ресурсы.
    – Точнее.
    – Графство Дорг лежит на одном из важных торговых путей, собирает пошлины с торговцев, к тому же серебряный рудник тоже… важен для финансов. Их пытались привести к полной покорности, но это граница, другие королевства тоже имеют свой интерес. Во времена смут графство становится особо важным и порой добивается увеличения своих… полномочий, а заодно и независимости.
    Заинтересовавшись, я встал и начал рыться в шкафу, выискивая среди разных документов подробную карту Талимии. Ага, вот она. Вернувшись, я разложил ее на столе и пристально уставился на тот участок, где были показаны границы этого графства. Ага! Вот почему шоор-каан сочли необходимым уведомить меня о происходящем там! Грозовое ущелье находилось внутри этих самых границ. Но что же произошло в этом действительно нужном и важном графстве? Это мне и предстояло выяснить.
    – Та-ак, – протянул я, переключаясь с карты на Седого. – Давай во всех подробностях про эту самую борьбу и про то, каким образом на ней можно погреть руки?
    – Старый граф Дорг прибыл в Шосц инкогнито, вместе с наследником и несколькими воинами. Цель неизвестна, но можно догадаться, что хочет заручиться поддержкой кое-кого из знати, чтобы окончательно выйти из-под скипетра короля.
    – Дело обычное. Пока мне с этого проку нет и не предвидится. Разводить дипломатию с ним не получится, я для него никто, если только не открывать свое инкогнито, а это чересчур.
    – Графа хотят устранить руками одного из феодалов-соседей. Тот барон зол на него, а советники короля через третьи руки подсказали ему о визите графа в Шосц, заодно и место выдали.
    – Проживания?
    – Это не главное. Место встречи с тем, ради кого он и приехал. Но тот человек не придет, там будет барон со своими людьми. Вот адрес и примерное время. – На стол легла бумажка с данными. – Больше я ничего не знаю, шоор-каан в подробности не вдавались, сказали, что для умного человека тут достаточно сведений.
    – И они правы. Благодарю, Седой. Ты свою работу сделал. Дальше я уж как-нибудь собственными силами справлюсь. Тебе там показываться не стоит, ты на другом фронте работ.
    – До встречи, повелитель.
    Вздохнув, «ночной король» поднялся и медленно покинул комнату, аккуратно притворив за собой дверь. Ну а я остался, поглощенный размышлениями на вполне конкретную тему.
    Серьезная тема, полезная, которую вполне реально приспособить к дальнейшим планам. Графство Дорг – это не занюханный провинциальный феод, а зубастый удел, который входит в Талимию по большей части номинально. Пару раз правящий род вырезали подчистую, ставя на их место своего верного наместника. Ан не судьба! Новые хозяева графства мигом смекали, какой лакомый кусок упал к ним в руки, и сразу же начинали постепенно возвращать ситуацию, бывшую при прежних хозяевах феода.
    Снести саму структуру графства и поставить обычный гарнизон? Взбеленились бы соседи-феодалы, закономерно усматривающие в этом нехороший задел на будущее. Ведь где искоренили одного, там и до них очередь дойти может. Вот и длилось этакое вялотекущее противостояние без конца и края. Сейчас же, как я понял, начиналась очередная острая фаза противостояния, близилась смена владельца.
    Именно таким, в глубоких раздумьях, меня и застала вернувшаяся вампиресса. Выпытав всю информацию, полученную относительно графства Дорг и закручивающейся вокруг него интриги, девушка обеими руками вознамерилась втащить меня в нее. Впрочем, я особенно и не возражал, сам склоняясь к подобному развитию событий.
    – И место, повелитель, место встречи какое этому старому дуралею назначили! – возмущалась Сильвия, готовясь к предстоящему делу. – Городское кладбище для бедноты… Там же так удобно хоронить трупы, особенно неопознанные и никому не ведомые. Сторожам и могильщикам по паре золотых – так они ослепнут, оглохнут, а при надобности еще и сами могилки выроют-зароют. Да еще и вне городских стен, там хоть во все горло ори, никто не откликнется. Разве что случайные самовосставшие зомби, но они уж точно гуманизм проявлять не станут.
    – Иногда власть расслабляет, появляется чувство ложной защищенности, – отвечал я, думая, каким именно видом личины воспользоваться. – Вот и граф Дорг уверовал, что в столице его не станут банально резать, проводя в ЭТОМ городе исключительно интриги. А тут умный человек взял да и придумал неожиданный для противника ход. Подловатый, против правил чести… зато действенный. Вот и мораль насчет того, что не стоит своих врагов считать достойными людьми.
    – То есть самим вести себя в пределах собственных принципов, но от других этого не ожидать?
    – Именно так, ученица! Тогда у тебя и душа не замарается в грязи, и в то же время жизнью за доверчивость и излишний оптимизм насчет рода человеческого не поплатишься.
    Разговаривая с вампирессой, я одновременно закончил ритуал наложения личины. На сей раз это был не старик-шаман, а один из головорезов ныне покойного «ночного короля», Аргайла. Эту личину я выбрал, потому как и внешность более пристойная в преддверии будущих дел, и нигде покойник засвечен не был, никакие стражники его не искали.
    Что ж, пора было выдвигаться, время встречи приближалось, а опаздывая, мы рисковали оказаться вне розыгрыша этой весьма интересной партии. Место встречи, как говорится, изменить нельзя.

Глава 10

    Кладбище оказалось расположено в четверти часа пешего хода от города. Больше всего оно напоминало неровное поле с глинистой почвой. Скорее всего, именно из-за невозможности получать тут урожай его и отдали для нужд покойников. Не много тут было могильных холмов, памятников или иных отличительных знаков. Чаще всего встречались только невысокие бугорки, едва заметные на поверхности земли, и все. Нет, это не кладбище, скорее могильник для безымянных трупов и висельников. Зарыли – и кончено на этом. Кстати, благодатный фон в таких местах для некоторых, особенно длительных и серьезных, некромагических ритуалов.
    Пересекая невидимую границу кладбища, я ощутил слабое противодействие магии. Наверное, очень давно – судя по впечатлениям, магию тут использовали пару десятилетий назад – маги наложили защитный барьер, чтобы мертвецы не поднимались произвольно, а если такая неприятность случится, чтоб не смогли уйти с могильника. Впрочем, в данный момент этот периметр мог бы задержать разве что зомби первого круга. Существо более высокого ранга остаточная магия уже не остановит. Именно это и продемонстрировала Сильвия, пройдя границу заклинания даже не поморщившись.
    – Тут действительно кто-то есть, – настороженно крутя головою, произнесла девушка. – Три или четыре человека рядом… не пойму точно. И подальше не меньше. Магия!
    Атака мага, специализирующегося на стихии земли, обрушилась неожиданно. Он умело замаскировал свое присутствие, но предупреждение Сильвии все же не было запоздалым. Навершие посоха прочертило в воздухе окружность, создавая защитный барьер вокруг нас. О него и разбилось заклинание, вызывающее валы земли, что должны были банально похоронить непрошеных гостей, то есть нас. Вот только атаковать некроманта на кладбище… да еще землей – субстанцией, столь тесно перемешанной тут с прахом и гнилью… самоубийственное занятие.
    Вас когда-нибудь хватали за ноги полуразложившиеся руки залежавшихся в земле трупов? Нет? Поверьте, вы ничего хорошего не пропустили! На невидимого, но ощущаемого мага я натравил с пару десятков спешно поднятых трупаков, сопроводив все это еще и «ветром смерти» – волной ядовитого воздуха, который выжигал легкие и даже при соприкосновении с кожей разъедал ее не хуже иной кислоты. Особенно страдали глаза…
    Вопли сопровождающих мага воинов отдались в ушах, разорвав тишину ночного кладбища, ну а сам маг явно вознамерился смыться, подняв пылевую завесу, скрывающую путь его отхода. К сожалению для него, со мной была Сильвия. Вампиресса чуяла живую кровь, заранее встав на вероятном пути отхода. Ментальная атака, еще одно заклятье из магии крови… И хруст шейных позвонков, когда она свернула шею ошеломленному противнику. Ну и для верности еще кинжал в мозг.
    – Зря, – скривился я, одновременно добивая воинов чарами, останавливающими сердце. – Допросить можно было бы.
    – Там другие. И они что-то делают! Спешить надо, повелитель.
    Мои критические замечания завяли на корню, не успев прорезаться. Она сейчас была права – мы тут не для допросов всяких второстепенных фигур, нам граф Дорг требуется, причем живой и по возможности не сильно покалеченный.
    Четверо их было, живых, в смысле. И находились они не так далеко, в сотне метров, не более того. Жаль только, что любое ускорение имело свои границы – мгновенно переместиться в нужную точку я не мог. Да, телепортация в Лирасте неизвестна, приходилось обходиться тем, что под рукой.
    Двое людей в темных плащах и с масками на лицах… У их ног лежали еще двое, связанные по рукам и ногам, абсолютно беспомощные, в бессознательном состоянии. И мы не успевали!
    Один из облаченных в плащ, явно чувствуя наше приближение, быстро и сноровисто перерезал ножом горло жертвы. Его спутник, тоже не лыком шитый, направил в сторону Сильвии левую руку. Сначала, при виде вылетающей из его ладони серебристой стрелки, я было перепугался за вампирессу, подумав, что у вражины аналог моей стреляющей перчатки. Глупость, но по душе словно дикобразом прошлись, до того вдруг охватило беспокойство за девушку. Но уже спустя мгновение я смог различить крошечный арбалет – оружие редкое, но эффективное при необходимости неожиданного выстрела. Перезаряжать его противник не стал, отбросив его под ноги и обнажив меч, который скрывался под плащом. Сильвия увернулась от летящего в нее короткого арбалетного болта с грациозным изяществом. Мало того, она еще успела перехватить болт и метнуть его обратно. Понты, но эффектные! Снаряд вошел чуть повыше правой кисти стрелка, заставив того выругаться и перехватить меч левой рукой.
    Пустое! Сильвия его в любом случае на лоскуты порежет, не особенно напрягаясь. А вот тот, любитель перерезанных глоток, уже переключил внимание на второго, готовясь и следующую жертву на свой счет записать. А вот не выйдет, не для того мы сюда торопились, чтоб с пустыми руками уйти!
    Из глазниц черепа-навершия ударили два дематериализующих луча, в то время как вокруг жертвы, повинуясь действию второго заклятья, образовался антрацитового цвета кокон, от которого не то что нож, камень отскочит. Это да, все верно, но вот и от «маски» лучи отскочили, уничтожив лишь полкубометра совершенно неповинной кладбищенской земли. Маг! Не слишком сильный, но амулетами обвешанный, как новогодняя елка.
    Мигом оценив ситуацию и понимая, что прикончить жертву ему не дадут, он бросился бежать, попутно огрызаясь то шквалом ледяных игл, то вихрями, попав в которые можно было раскинуть ногами, руками и потрохами во все стороны света.
    – А вот шиш тебе, – злорадно проговорил я, отражая направленные в нас чары и отправляя за ним костяные кисти и черепа со своего плаща. – Свидетели мне не нужны.
    Пробежать человеку удалось метров восемь, прежде чем костлявые руки ухватили его за плечи, а черепа, ведомые неутихающим голодом, твердо вознамерились внести его в свой ночной рацион. Электроразряды временно помогли магу, заставив артефакты потерять ориентацию в пространстве… Что ж, пойдем другим путем, более серьезным! Хрипло выкрикнув ключевое слово, я активировал «кокон Бэйна». Эта сотканная из тлена и гнилой крови структура возникала вокруг цели и сдавливала ее до состояния, угодного создателю заклятья. Я было намеревался придавить «маску» до полусмерти, но…
    Яркая вспышка, кокон словно взорвался изнутри, увеличившись вчетверо против первоначального, а потом сжался, сложился в ничтожно малую точку, а потом и вовсе исчез.
    – Что… это… было?
    – Болван попытался прорвать мои чары концентрированным потоком света, скорее всего из амулета, – помотав головой, ответил я, пытаясь отойти от легкой ошалелости. – Самоубийца, однако. А твой объект где?
    – А во-он валяется…
    Действительно! Одна нога здесь, другая рука там! Сильвия применила «кровавый пузырь», в результате которого бедолагу разорвало изнутри высоким давлением, словно глубоководную рыбу, поднявшуюся к поверхности. Кроваво, наглядно, эффектно, вот только благодарных или устрашенных зрителей видно не было. Получается это у нее легко, собственный стиль кровавой эстетики. Что ж, каждый по-своему развлекается.
    Ну и выходит, что трупы толком и не осмотреть. Мой полностью самоликвидировался, от доставшегося Сильвии – одни ошметки. Впрочем, даже эти ошметки могут многое сказать при внимательном взгляде. Хм, имеем мы, по всей видимости, благородного человека. Это видно и по богатой одежде, и по золотым перстням с драгоценными камнями. А зарезанный? Та же картина, только гораздо более эстетически пристойная, без крови, кишок и прочего ливера вперемешку с костями и одеждой. И графская цепь на шее. М-да, толщина ее под стать тем, на которых собачек держат или которые братки из моего родного мира себе на шею водружают.
    Удовлетворившись осмотром трупов, я вернулся к живому. Несостоявшаяся жертва оказалась молодым парнем лет двадцати семи, рослым, достаточно привлекательным, чтобы нравиться женщинам. На шее опять-таки болталась толстая золотая цепь, но отличавшаяся чем-то от первой увиденной.
    – Сильвия, ты же у нас девушка с богатым опытом?
    – Ну… в какой-то мере, – неуверенно ответила она. – Смотря что требуется.
    – Почему у этого добра молодца цепь чем-то неуловимым, но отличается?
    – Тут все понятно, – бросив быстрый, но пристальный взгляд на ювелирку, ответила вампиресса. – Обе цепи дорогие, принадлежат графскому роду. Но на мертвеце она подтверждает личность властелина этого феода, а на молодом – статус законного наследника.
    – Вот и хорошо. Значит, хотя бы один законный граф Дорг у нас имеется. Сам он без сознания после магического воздействия, вот и пусть пока полежит, мы же с тобой один ритуальчик с прицелом на будущее проведем. Так что бери и тащи сюда все трупы, не забудь убитого мага. Они нам сейчас пригодятся.
    Пока Сильвия выполняла поручение, я осмотрелся. Действительно, место… подходящее. Братские могилы, аура казненных, потому как именно сюда стаскивали висельников, да и общее количество покойников позволяло строить далеко идущие планы. Плюс только что закончившаяся схватка, боль и смерть еще не успели выветриться, энергия только и ждала, чтобы ее использовали как ключ для открытия… Тсс. Чтоб не сглазить даже собственными неосторожными мыслями.
    Ах да, завершающий штрих. Здесь умерли не просто люди, а еще и маги. Не самые сильные? Ну да это особой роли не играет, важен сам факт причастности некоторых из покойников к работе с магическими силами. Так что пора, пора приступать к реализации своих идей.
    Для этого я выбрал три могилы, одну из которых уже окропили кровью старого графа Дорга знатные убийцы в черных масках. Ее и две соседние – тоже братские – я очертил двойным кругом и стал наносить магические знаки формул, наполняя их энергией. На сей раз никаких вспомогательных инструментов в виде летающих рук. Даже Сильвию, уже закончившую транспортировку трупов, я задействовать не рискнул. Здесь я ВСе должен сделать собственноручно.
    – Трупы уложишь внутрь вычерченных мною контуров, – махнул я вампирессе рукой. – И мага обязательно в центральный, ни в коем случае не вздумай даже мимоходом зацепить соседние контуры.
    – Сделано. Чем еще могу помочь, повелитель?
    – В ритуале нет. А вот отсекать любые просачивания некроэнергии – это уж будь любезна. Нельзя, чтобы наш ритуал привлек чье-то внимание. Да, заодно подчисти и по поводу того, чем мы раньше тут наследили. А я продолжу…
    На небе стала появляться светлая полоса, когда я закончил магические эксперименты. Долго же провозился! Зато и результат того стоил. Будет стоить, когда проклюнется, кхм. Сейчас же пора и уходить отсюда, пока не появилась очередная партия покойников с компанией могильщиков. Насчет оставленных следов на кладбище я не волновался – тела во время ритуала были втянуты в могильную землю со всеми кровавыми следами, а знаки пропали с поверхности, оставшись только в эфирном плане. Да и вампиресса от души поработала, подчистив следы в магическом плане.
    – Повелитель, – спросила меня Сильвия, когда уже собирались уходить. – Не боитесь, что ваши магические следы будут замечены магами?
    – Нет, – покачал я головою. – Там двойной круг, один из которых предназначен скрывать основной. А потом, небольшие возмущения маны любой маг спишет на последствия защитного барьера… Ты лучше собери всякого рода золотые цацки, которые у старого графа Дорга были. Для таких родов они много значат, нам же легче будет с наследником договариваться. Тело, оно ведь тоже… в ритуал пошло.
    – Уже сделала, – расплылась в клыкастой улыбке вампиресса. – Я эти вещи хорошо знаю, не из простолюдинов.
    – Тогда совсем хорошо. Нового графа на плечо – и вперед. И вот еще что… Прикидываемся случайными свидетелями и спасителями, так лучше всего.
    – Согласна. Иначе заподозрит. Но как мы ему наших остальных покажем? Мы, вампиры, почти неотличимы от живых; только хороший, очень хороший маг или любой паладин почует. А Клара, а армия мертвых?
    Задачки задает новое поколение магов! Хорошие и дельные, которые надо решать. Хорошо хоть приблизительный ответ есть. Ну а детали… их по ходу действия утрясать будем.
    – Клара может прикидываться живой женщиной, если только не исчерпается получаемая от убитых ею энергия. Армия… Пока это только отряд, но вот взять его с собой не получится. Придется оставить его на попечение одного из вампиров, и пусть он тянет отряд в указанном нами направлении.
    – А мы все будем исполнять роль учеников некроманта?
    – Почему же роль? – ответил я вопросом на вопрос. – Вы такие и есть. Ну а мелочи относительно особенностей ваших не совсем живых тел мы просто опустим. Не все стоит рассказывать, особенно тем, кто в число наших друзей точно не входит. Граф ведь возможный союзник лишь на какое-то время. И вообще. Пора нам отсюда убираться. Быстро, бегом, по возможности незаметно.
    – Так зачем бегом? Можно воспользоваться лошадьми этих людей, – спокойно произнесла вампиресса, после чего мгновенно сменила тему: – Повелитель, а вы не расскажете, зачем вы проводили ритуал и что он значит, для чего он? Я понять не смогла. Это что-то очень серьезное и долгого действия.
    – Нет, – откликнулся я. – Не скажу. Тебе во всем доверяю, но примета такая. Опасаюсь сглазить, больно уж ритуал непредсказуемый, может пшиком обернуться. И вот тогда, предварительно похваставшись, вид буду иметь еще бледнее, чем сейчас. Лучше ты сама поведай мне, отчего решила, что эти люди прибыли на лошадях? Пленников могли довести и своими ножками или донести самостоятельно – парни были крепкие.
    – От них пахло лошадиным потом, – пояснила вампиресса, нисколько не обидевшись на мой отказ, понимая его мотивацию. – А пришли они с той стороны.
    Сильвия указала в сторону небольшой рощицы метрах в трехстах от кладбища, расположившейся в небольшой ложбинке. Пару десятков деревьев с густой кроной окружал высокий кустарник, скрывавший любого, кто решит там схорониться. Сосредоточившись, я смог почувствовать наличие нескольких живых существ, одно из которых было человеком.
    – Бред! Столько времени прошло, а этот хмырь все еще с лошадьми! Осторожнее надо быть.
    – Магии не чувствую, – отозвалась девушка. – Угрозы тоже почти нет. Обычный человек, не больше того. Но я буду осмотрительной.
    Вымолвив последние слова, Сильвия тихим, но резвым шагом двинулась в сторону цели, растворяясь в тени деревьев и высокого разнотравья. Шаг, а потом переход на бег, наращивание темпа, чтобы к концу достигнуть максимальной выкладки, исключить все возможные неприятности.
    Ну а я… двигался следом, перевалив тушку графа через плечо и одновременно изучая местность в поисках возможных неприятных сюрпризов. Но все было тихо, лишь начинающее всходить солнце первыми робкими лучами пыталось окончательно развеять неохотно отступающую ночь.
    Можно было и не беспокоиться столь сильно. Именно эта мысль промелькнула у меня в голове, когда вампиресса достигла места стоянки лошадей, ну а я приблизился к нему на довольно близкое расстояние.
    Стреноженные животные неторопливо передвигались по крошечной поляне, на которой с трудом умещались. Всего было шесть лошадей, все тонконогие, черной или темной масти. Богатые попоны и седла выдавали в их владельцах обеспеченных людей. В пользу этой же гипотезы говорил и амулет, который активировали хозяева животных перед уходом. Амулет прикрывал поляну пологом рассеивания внимания, не позволяя случайным людям ее обнаружить. Вот только против моей спутницы и меня этот амулет не сильно помог – нас как таковых очень сложно причислить к людям.
    И человек стоял, вроде как сторож, чтоб ему пусто было. Демоны его забери, из-за него мы прикладывали серьезные усилия по маскировке, опасаясь какой-либо каверзы! Щаз! Вместо серьезного противника Сильвия узрела перед собой вооруженного до зубов, но откровенно тупого громилу. Сразу стало понятно, почему он тупо продолжал охранять лошадей ночь напролет, ничего не заподозрив. Думать нечем было, вот и вся разгадка. Удар кинжалом в спину завершил его незадачливую жизнь, а девушка, выругавшись от избытка эмоций, заметила:
    – Зря беспокоились. А вот лошади… С ними надо что-то делать, повелитель, я сама не справлюсь, не мое это.
    Верно подмечено, с лошадьми надо было срочно что-то делать. Животины почуяли вампирессу и стали выказывать признаки беспокойства, пытаясь перебирать спутанными ногами с большей скоростью, чтобы оказаться подальше от опасного, пахшего смертью существа. Получалось не очень, точнее, не получалось вообще, но все равно, это надо было исправлять. На меня они тоже косились… нехорошо так, искренне рассчитывая удрать куда подальше. Увы, некоторые категории живности чуют смерть. Маскирующие облик чары в основном предназначены против людей, животных обмануть сложнее.
    Пришлось пойти самым простым путем – активировать подавляющее волю заклятье, этакую легкую разновидность паралича духа. Теперь лошади будут двигаться медленнее, реагировать на команды с задержкой, но неприятностей не доставят.
    Так, с четвероногим транспортом частично разобрались, пора переходить к главному – пробуждению графа и беседе с ним. От того, как именно она пойдет, будет многое зависеть в наших дальнейших планах. Хотелось все же обойтись минимумом приложенных усилий, честно говорю. Всегда приятно переложить часть проблем на чужие плечи. Кстати, плечи эти, как ни крути, обязаны мне и Сильвии собственно своей жизнью. Искренне надеюсь, что понятия о чести и благородстве для этого человека не являются пустышками.
    Подойдя к новому графу Доргу, бывшему наследнику, я перерезал веревку, которой его спутали, видимо для пущей страховки. Ну а только после этого деактивировал наложенное одним из убийц заклятье. Несколько минут он только и мог, что ворочаться, пытаясь растормошить затекшее тело и вернуть ему способность к осмысленным перемещениям. Халтурщики! Это я о тех, кто столь топорно накладывал чары. Грубо, без учета вкладываемой силы и особенностей объекта. Ну да ладно, они уже даже не в могиле. А вовсе стали прахом и тленом.
    – Я благодарен вам, уважаемые путники, за свое освобождение, – с жаром проговорил парень, как только почувствовал в себе силы еще не подняться на ноги, но хотя бы произнести несколько связных слов. – Но я прошу еще об одной услуге, за которую я щедро отблагодарю вас…
    – Услуга услуге рознь. Послушаем, посмотрим.
    – Уважаемые господа, – вновь заговорил граф. – Я прошу немедленно проследовать со мною на Мертвое поле, где хоронят казненных. Там негодяи удерживают моего отца, собираясь его убить.
    Вот, значит, как. Получается, что его привели в бесчувственное состояние позже старого графа, а сейчас он думает, что того потащили резать, а его почему-то оставили. Что ж, придется прояснять ситуацию в меру необходимого:
    – Твой отец мертв. Мы оказались на кладбище в тот момент, когда ему перерезали горло и собирались сделать то же самое с тобой. Как тебе должно быть ясно – они померли. Ну а ты жив, относительно здоров и вообще не так уж паршиво должен себя ощущать, получив второе рождение этой ночью.
    Реакция парня на смерть отца была… достойной. Я в какой-то мере опасался, что он бросится на кладбище, начнет упрекать нас в какой-то мифической «нерасторопности», закатит истерику. Но граф лишь сжал кулаки, да лицо побелело от сдерживаемых эмоций.
    – Мне надо его похоронить, – проговорил он, встав и направившись в сторону лошадей, чтобы выбрать одну для себя. – Тело графа не должно лежать среди преступников и заговорщиков, тем более – непогребенным.
    – Это лишнее, – сказал я ему в спину. – Во время схватки с убийцами все тела превратились в прах после примененных мною заклинаний. Там ничего не осталось – ветер развеял по округе останки твоего отца.
    Парень остановился и несколько секунд стоял ко мне спиною. Потом развернулся, подошел и застыл в паре шагов.
    – Граф Сендрик Дорг, – прижав правую ладонь в районе сердца, представился спасенный нами. – Сын графа Рафаля Дорга, погибшего от рук предателей и заговорщиков. Позвольте мне пригласить вас в свой замок. Правда, добираться до него долго, но я готов компенсировать все расходы на дорогу… Рассчитываю, что вы примете мое приглашение. Кстати, хочу спросить, вы маг или использовали амулеты для моего освобождения?
    – Маг, – ответил я. – Можете называть меня Безымянным. А это моя ученица – Сильвия. Приглашение ваше… пожалуй, мы сможем отложить некоторые важные дела, но с одним условием.
    – Так скажите мне о нем.
    – Охотно. Ваше приглашение должно будет распространяться еще на нескольких людей. Они тоже мои ученики, а значит, определенная часть меня самого. Уверяю, они люди достойные, двое из дворянства, пара других из высокопрофессиональных воинов-наемников. Были таковыми, пока не приняли у меня ученичество.
    Сендрик довольно неплохо скрывал свои эмоции, но все равно было ясно, что мои слова не только не расстроили, но и пришлись по душе. Видимо, путешествие в компании нескольких магов было куда безопаснее, нежели в одиночку. Да и к тому же он мог иметь на нас виды и в дальнейшем.
    – Я принимаю ваше условие. Ваши ученики и… ученицы, – легкий полупоклон в сторону Сильвии, – будут приняты в моем замке с подобающими почестями. Вы спасли мне жизнь, я обязан отплатить сполна. А магом какой именно стихии вы являетесь?
    – А какого мага может темной ночью занести на кладбище? – усмехнулся я. – Вариантов ничтожно мало, и только один правильный.
    – Да, вы некромант, – не столько спрашивая, сколько утверждая, протянул Сендрик. – Мои познания в магическом искусстве очень скудны, видимо, боги не отпустили мне и тени отцовского таланта. Я же могу лишь чувствовать силу и совершать легчайшие действия. Ну и пользоваться серьезными амулетами, само собой, что недоступны вовсе лишенным магического дара. Но это почти у всех людей благородного происхождения… Простите, я слишком заболтался, но это нервы дают о себе знать.
    – Ничего страшного. Стрессовая ситуация, обычное дело. Вы еще хорошо держитесь. Я многое повидал, могу утверждать со всей ответственностью.
    – Внешне… В душе все плохо, тоскливо и даже страшно, – как-то разом осунулся граф, но тут же встряхнулся, после чего задал очередной вопрос: – Каков ваш магический уровень? Я понимаю, что если вы прикончили убийц, среди которых было два мага, то он высокий, но хочется подробностей.
    – У нас, некромантов, несколько отличающаяся система оценки потенциала. Зато если сравнивать с классическими стихийными школами, то меня можно считать архимагом. Две мои ученицы вполне могут считаться мастерами, ну а парни… это всего лишь подмастерья, может, чуть выше. Учеба дается им не так легко, как хотелось бы.
    Сендрика проняло. Архимаг – это по любым меркам серьезно, тут он здраво оценивал ситуацию. Глаза, и до сего момента озаренные живым корыстным интересом, сейчас и вовсе вспыхнули ярким пламенем. Ну а как же – возможность воспользоваться услугами архимага и двух мастеров плюс подмастерьев. Такой подарок не то что на дороге, в ином королевском дворце на полу не валяется.
    Граф оценивающе посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Сильвию. И этот взгляд сильно отличался от того, первого, когда он видел перед собой просто красивую девушку.
    – А вы, юная и, похоже, титулованная леди, много умеете для своих юных лет…
    – Я не из высшего дворянства, не надо мне льстить, – холодно ответила Сильвия. – Знаю я еще не много, мне еще многому следует научиться, прежде чем смогу считать себя действительно знающим магом.
    – Учение у архимага может идти долгие годы, каждый из коих дарует новые знания. Вот мой покойный отец не смог дорасти до столь желанного ему уровня.
    После этих слов Сендрик замолчал на несколько минут, прокручивая в голове только ему одному известные мысли. Затянувшееся молчание стало неестественным, я уже хотел четко намекнуть о желательности отъезда, но тут граф снова ожил, разрушив тягостное молчание.
    – Можно мне узнать о цели странствий вашей компании? – поинтересовался он, явно просчитывая возможность привязать нас к своим личным интересам. – Вдруг да и смогу помочь?
    – Я ищу одно место под названием Грозовое ущелье…
    – Ага! – радостно воскликнул Сендрик. – Так это в Драконьей Гряде, что расположена неподалеку от Самаша. Это граница моих владений, сейчас там… неспокойно. Но моя помощь вам может понадобиться, места там не самые обычные. Как жаль!
    – Приношу вам свои соболезнования еще раз…
    Новоиспеченный граф отмахнулся от меня, сказав:
    – Я не о смерти отца. Это большая, невосполнимая утрата, но сейчас я подумал о другом – эти выродки, по случайности имеющие гербы и родословные, вычистили из моих карманов все до последней монеты. Мне просто не на что добраться до своих владений! Придется что-то придумывать, а в Шосц я возвращаться не хочу, меня там уже предали и пленили.
    – Вы верно рассуждаете, граф, возвращаться действительно не стоит. Что же до средств на поездку, то о них вы зря беспокоитесь. Архимаги никогда не бедствовали. Что же до другой вашей потери, то мы, понимая важность определенных вещей, захватили с собой все ценности, бывшие при покойном графе. Цепь, перстни с фамильным гербом, браслет. Прочее, сами понимаете, не сохранилось. Золото, серебро и драгоценности, – пояснил я собеседнику, – очень инертны к заклинаниям и почти не реагируют на них. Правда, если не направлять заклятья специально на них. Сильвия, передай графу его собственность.
    Вампиресса, заранее зная, что этот приказ с моей стороны последует, извлекла из кармана золотые символы графской власти, после чего передала их Сендрику. Тот принял свою законную собственность с подобающим выражением на лице, торжественным и в то же время мрачным. Вздохнул, снимая цепь наследника, а затем водрузил на ее место отцовскую, знаменующую власть над всем графством Дорг. Перстни-печатки заняли место на пальцах, защелкнулся браслет…
    – Маг-некромант Безымянный и его ученица Сильвия были свидетелями моего принятия власти от злодейски убитого отца, Рафаля Дорга. Небеса и видящие боги свидетели, я клянусь вести свое графство к величию и процветанию.
    – Перед богами и людьми готова свидетельствовать это, – произнеся явно ритуальную фразу, Сильвия слегка пихнула меня локтем под ребра, продублировав мысленным посланием: – Повтори то же самое, это знают все благородные и любой сопливый ученик мага, по статусу к ним приравненный…
    – Перед богами и людьми готов свидетельствовать это.
    – Вот теперь я не наследник, а настоящий владелец графства, – облегченно вымолвил Сендрик. – Теперь они должны очень постараться, чтобы хоть как-то попробовать законно сместить меня.
    – Разбираем коней – и в путь. А по дороге вы расскажете нам то, что сочтете необходимым.
    Как бы то ни было, а пришлось взять еще трех коней – нас ждала встреча с Кларой, Винтаром и с кем-то из нашей боевой парочки. Оставшийся же должен был вести отряд мертвых скрытным манером, чтобы не светиться раньше времени. Хорошо еще, что четвероногий транспорт оказался неплохих статей, разве только граф был несколько удивлен заторможенностью и не дюже высокой скоростью чистокровных скакунов. Понимаю, ему и в голову не могло прийти, что их погрузили в полусомнамбулическое состояние, дабы избежать эксцессов при общении с не совсем живыми персонами.
    Сразу же, не откладывая дело в долгий ящик, я связался с Кларой, которой и передал четкие инструкции насчет будущего поведения, а также точку рандеву. Как я понял, «на другом конце провода» произошла краткая, но оживленная перепалка между Кайлом и Тексом. Победила Клара, вверившая исход дела случаю, то есть банальным образом подбросившая в воздух монетку. Остаться выпало Тексу.
    – Не забудь, что вы все мои ученики, так что ведите себя соответствующим образом, – напоминал я девушке-баньши основные правила начинающейся игры. – Лошадей искать слишком долго, так что своими ногами доберетесь. Винтару, если вздумает заикнуться о поездке на дуршилах, лично уши пооборви.
    – Что делать с моим состоянием? Какое-то время продержусь на запасах. Но надолго все равно не хватит.
    – Не беспокойся. В графстве Дорг ситуация с разбойниками ничуть не отличается от других мест. Выйдешь на улочки главного города в ночное время и без охраны – вот и будет тебе энергетическая подпитка в больших количествах.
    Обрадованная таким простым разрешением сложной проблемы, Клара быстро свернула разговор и, как я понял, в ураганном темпе начала подготовку.
    Вслед за этим я вызвал Волара, дав тому инструкции в расчете на то, что в Шосц я не вернусь довольно долгое время. Предупредил, однако, что буду постоянно выходить на связь и контролировать общую ситуацию, равно как и передавать новые задания. Тот воспринял известие как подобает, то есть в полном согласии с собственной душой. А что? Данные ему обещания выполнялись, ну а некоторые наложенные ограничения… за все в этом мире приходится платить. Думаю, что с ним проблем не возникнет.
    А вот шоор-каан, они пусть пока сами по себе живут. Как только что-нибудь понадобится – непременно свяжусь, а просто так они и сами беседовать не любят. Психология у них… своеобразная.
    Разделавшись с неотложными делами, я мог, наконец, переключить внимание на графа Сендрика Дорга, скакавшего рядом. Граф, кстати, выбрал себе самую лучшую лошадь из имеющихся. Долго выбирал, придирчиво и все равно остался недоволен кондициями отдаленного предка автомобиля. Ну да демон с ним, мне он сейчас для другого нужен.
    – Кстати, можете мне пояснить, что вообще стряслось такого, из-за чего вас с отцом решили тихо прирезать? – спросил я, заставляя свою лошадь ехать бок о бок с лошадью Сендрика. Сильвия, почуяв интерес, сделала то же самое, и теперь граф находился между нами.
    – Могу, – тяжко вздохнул граф, понимая, что в этой ситуации особого выбора у него и нет, сильному союзнику надо многое прояснить, иначе проку от него будет не в пример меньше. – Мой отец с полгода назад узнал, что король стал подумывать о том, чтобы уничтожить наш род и отдать власть над графством своему ставленнику. К нам с отцом уже подсылали убийц под видом… ну, это вам, архимаг, знать необязательно, тут личные дела. Их удалось распознать благодаря тому, что отец всегда старался не доверять почти никому. С месяц назад оставшихся в живых казнили, а головы насадили на колья в замковом рву.
    – Деловой подход, одобряю. И враги ликвидированы, и сигнал подан тем, кто рискнул бы повторить их попытку.
    – Отец знал, как внушать опаску врагам и уважение союзникам. Но здесь он ошибся, посчитав, что больше не полезут. Среди пойманных нами оказался двоюродный племянник барона Гардара. Его роду король и желал передать наше графство.
    – То есть голова племянничка посреди рва барону явно не понравилась…
    Изрекшая эту фразу Сильвия подмигнула мне, а затем попыталась скорчить угрожающую гримасу вроде той, что наверняка демонстрировал своим верным вассалам тот самый барон. Получилось… не похоже, но забавно.
    – Что произошло дальше? Если король все так же желал сместить вас, то неосмотрительно было соваться в столицу.
    – Шосц – нейтральная территория, королевский домен. Там запрещены любые споры между нами, владетелями феодов. Только объявленные короной вне закона не рискуют появляться там. Но на такую меру в отношении нас, графов Дорг, король не рискнул бы пойти. Враги станут не друзьями, но помогут против самого сюзерена.
    – Поймут, что иначе придет их очередь, – кивнул я. – Я осведомлен о ситуации в Талимии.
    – Тогда мне не надо вам объяснять, что Дорг – очень важный феод, и мы не привыкли, что нас пытаются сделать целиком зависимыми от воли короны. Отец приехал в Шосц говорить как с придворными, так и с другими властителями земель. Договорились провести встречу, на которой барона должны были убедить отказаться от претензий. Отец много заплатил посреднику, слово которого стало бы гарантией, но…
    – Король заплатил больше?
    – САМ король ничего не решает, он лишь сидит на троне. Правят его советники. Они и заплатили. Мы пришли на встречу всего с парой охранников, магическую поддержку отец обеспечивал сам. Но место встречи выбрал посредник, там и установили необходимые амулеты. Опираясь на них, маги барона повергли моего отца, пленили меня и убили охранников. Остальное – месть Гардара за казненного племянника. Нас с отцом привезли на могильник, чтобы прикончить на могилах тамошнего отребья.
    Показательная казнь, значит. Так и оставили бы лежать среди безымянных могил. Да еще донесли бы информацию до тех, кому сей факт знать желательно. Понятно и то, почему он сейчас спешит обратно в графство. Тот самый барон, кому король обещал власть над столь значимым феодом, вряд ли станет мешкать, наверняка соберет относительно крепкое войско, во главе которого отправится в Дорг. Королевская грамота заставит часть войск мертвого, по его мнению, графа сложить оружие или отступить без боя, ну а с остальными он будет способен справиться без серьезных потерь.
    Примерно это я и изложил Сендрику. Тот выслушал и заметил, что я действительно хорошо понимаю смысл происходящего. Что ж, это хорошо, мне поневоле придется вникать еще и не в такие интриги и закулисную возню здешних мест.
    – Как скоро барон выдвинет свои войска в графство? – задала вампиресса наиболее важный сейчас вопрос. – Какими силами он располагает и скажется ли потеря тех, кого мы порешили на кладбище?
    – Барон Гардар очень влиятелен в определенном кругу, несмотря на молодой возраст, – граф начал издалека, видимо, имея к тому серьезные мотивы. – Он поддерживает короля, но в то же время стремится к укреплению собственных позиций. Умный, хитрый, сумел войти в доверие к паре королевских советников, не поссорился с магами-стихийниками и имеет ровные отношения со жрецами. Пока он будет опираться на собственные войска, но при необходимости ему пришлют подкрепления многие. Желающих погреть руки у чужого огня хватает.
    – Особенно если огонь от костра, где горит твой противник, – резюмировал я. – С характеристикой барона относительно ясно, переходим к уже понесенным им потерям, а оттуда к дальнейшим действиям этого Гардара.
    – Все его подручные, что погибли на кладбище, из простых дворян. Доверенные лица, выполняющие деликатные поручения. Нетитулованные, но амбициозные… были. Потеря двух магов для него болезненна, но не более. Среди его вассалов есть и другие, знакомые с магией, в особенности с боевой ее частью.
    – Сам «виновник торжества» сейчас где обретается?
    – Барон в своем особняке в столице, ждет ответа от тех, кто уже никому ничего не скажет. Разве что некромантам. Таким, как вы, архимаг.
    – Мой учитель развеял тела, прах говорить не умеет, – ухмыльнулась Сильвия. – На этот счет не беспокойтесь.
    Беспокоиться и впрямь не стоило. Наш подопечный получил фору во времени, которую старался использовать себе во благо. Гардар подождет, но недолго. Потом, как я понимаю, начнет рыть и копать, проясняя ситуацию. Ну а когда все станет ясно, то ни в коем случае не отступит, понимая, что столь лакомый кусок, как графство Дорг, второй раз ему никто не предложит. И вот тогда начнется интересная заварушка.
    Какой наш в этом интерес? Именно в разжигании конфликта, ведь тогда поневоле часть сил будет переброшена с наших поисков на иное, тоже опасное направление. Вряд ли кому-то даже самому подозрительному придет в голову, что и тут виднеются наши уши. На этом и будем играть. Карты, выпавшие нам, уж больно хороши, их в отбой не бросают.
    – Безымянный, – прозвучал голос Сильвии, на этот раз она, к моему удовлетворению, обошлась без набившего мне оскомину слова «повелитель». – Мы в точке встречи. Клара и Винтар с Кайлом уже здесь.