Скачать fb2
Полдень, XXI век, 2009 № 01

Полдень, XXI век, 2009 № 01

Аннотация

    Самуил Лурье. Колонка дежурного по номеру
    Светлана Бондаренко. Хроники «Обитаемого острова» (отрывок из работы)
    Сергей Синякин. Младенцы Медника (начало повести)
    Тим Скоренко. Реванш
    Эльдар Сафин. Цветы мёртвого города
    Константин Крапивко. Царевна
    Андрей Вахлаев-Высоцкий. Количество свободы
    Владимир Покровский. Лохнесс на Конке
    Виктор Точинов. Нагота патриарха
    Павел Полуян. «Как ликвидировать НЛО?» (интервью В. Павлову)


Полдень, XXI век Январь 2009 Младенцы Медника

Колонка дежурного по номеру

    У нас тут найдется товар на все вкусы.
    Полицейский роман с мистической начинкой.
    Плюс несколько жестоких сказок.
    Плюс памфлет против старика Жюля Верна — ничего-то не смыслил старик, оказывается, ни в науке, ни в технике, а, тем не менее, кой-какие подробности полета американских астронавтов на Луну словно предугадал, — что бы это значило? А просто-напросто то, видите ли, что не было никакого полета, а вместо него показали человечеству художественный телефильм, и один из его засекреченных авторов нарочно вклеил в сюжет скрытые цитаты из Жюля Верна: специально — чтобы когда-нибудь впоследствии, рано или поздно, кто-нибудь пытливый обо всем догадался и в «Полдне» всю махинацию разоблачил.
    Плюс нечто об устройстве двигателей НЛО: никакая это, представьте, не научная тайна — всего лишь военная.
    Вообще, в глубине каждой тайны зловеще светится тайна другая. А в другой — третья. Извлечь из тайны правду — невозможно в принципе: совсем другая материя, с иными свойствами, — темная.
    На фантастику надвигается беда, которой она не предвидела. Ей грозит недружественное поглощение реальностью. Опирающейся на мощные средства массовой дезинформации. Чья задача — приучить публику к тому, что достоверных сообщений не бывает. И что проверять недостоверные — напрасный и очень опасный труд.
    Кто знал правду — тот погиб. И кто узнает — погибнет. Знать — почему-то ни у кого не остается времени. Такого, чтобы сказать ее лично. А правда с чужих слов, правда понаслышке — не считается. Проверяй ее, проверяй, погибай.
    Гораздо спокойней искренне думать, что правда как таковая не существует вовсе. Спокойней — и даже как-то, что ли, достойней (само-, что ли, уважительней), чем уверять, будто веришь, например, телевизору, как родному. Как жители каких-нибудь отсталых диктатур.
    А тут веришь, что не веришь — а только употребляешь. (А он — тебя). А ты, худлит, отдыхай.
    Ведь т. н. ложь и есть литературный, в сущности, вымысел, только бездарный (потому что целесообразный, то есть недальновидный). Да, реальность, создаваемая ею, годится лишь на то, чтобы ее поскорей забыть. Но зато она не скупится на тайны. А также на кроссворды и сканворды.
    Жить в плохой литературе, а писать (и даже читать) хорошую — не легко.
Самуил Лурье

Хроники «Обитаемого острова»

    СВЕТЛАНА БОНДАРЕНКО, литературовед, исследователь творчества Братьев Стругацких лауреат Международной премии имени А. и Б. Стругацких («АБС-премии») 2006 года

    Дорогие друзья!
    Знаете ли вы, как родился «Обитаемый остров»?
Рабочий дневник АБС
    12.06.67
    Б. прибыл в Москву в связи с отвергнутием СоТ Детгизом. Надобно сочинить заявку на оптимистич<ескую> повесть о контакте. Сочинили заявку. Повесть «Обитаемый остров». Сюжет:
    Иванов терпит крушение.
    Обстановка. Капитализм. Олигархия. Управление через психоволны. Науки только утилитарные. Никакого развития. Машиной управляют жрецы. Средство идеальной пропаганды открыто только что. Неустойчивое равновесие. Грызня в правительстве. Народ шатают из стороны в сторону, в зав<исимости> от того, кто дотягивается до кнопки. Психология тирании: что нужно тирану? Кнопочная власть — это не то, хочется искренности, великих дел.
    Есть процент населения, на кого лучи не действуют. Часть — рвется в олигархи (олигархи тоже не подвержены). Часть — спасается в подполье от истребления, как неподатливый материал. Часть — революционеры, как декабристы и народники. Иванов после мытарств попадает в подполье.

    А знаете ли вы, что публикация «Обитаемого острова» в журнале «Нева» сопровождалась немалыми трудностями?
Из письма Бориса брату, 1 мая 1968, Л. — М.
    Запоздал я с ответом — праздники, то, се… Собственно, надо было бы мне и еще подождать, ибо послезавтра я встречаюсь для подробного разговора с нашим редактором по 0 °Сашей Лурье. Ну да ладно.
    1. Саша прочел ОО. Мнение его весьма симптоматично. Вещь, он говорит, прекрасная; сокращать там абсолютно нечего; идеологически она выдержана совершенно. И тем не менее, он голову готов прозакладывать, что начальство встретит повесть весьма настороженно. Дело в том, что это вещь, резко отличающаяся и по форме, и по содержанию, и по уровню мастерства от того, что обычно публикуется в «Неве». Поэтому начальство приложит все усилия, чтобы как-то от нее отбрыкаться или в крайнем случае опубликовать только 10 договорных листов.

    А знаете ли вы, что после публикации «Обитаемого острова» в «Неве» начались проволочки с выпуском книги в издательстве «Детгиз»?
Из письма Аркадия брату, 14 июля 1969, М. — Л.
    Есть новость — и пренеприятнейшая. Вчера позвонил я Нине. 00 изъяли из типографии. Почему, за что — никто не знает. Приказ из шараги Михайлова, но им в свою очередь дали приказ еще из выше. Директор Детгиза настроен благодушно и безмятежно, но он тоже ничего не знает. Нина неделю занималась сверкой разночтений «Невы» и детгизовского варианта. Она персонально убеждена, что всему причина — «невский» вариант, где Отцы, энтузиазм и прочее. Во всяком случае, по ее словам, запрет на ОО вышел на основании «невского» варианта. Возможно, рука тех же сволочей, что в «Совроссии», а может быть, и местные наши друзья.
    В следующую пятницу должен опять говорить с Ниной, она постарается что-нибудь выяснить. Будь оно всё проклято. Не исключено, конечно, что всё обойдется, но сам факт, что угрюмые идиоты положили глаз на книгу — уже скверно.

    Читайте в следующем номере нашего альманаха исследование Светланы Бондаренко «Хроники „Обитаемого острова“»

Истории, образы, фантазии

Сергей Синякин
Младенцы Медника
Повесть

    Я воздвиг его от севера, и он придет; от восхода солнца будет призывать имя Мое и попирать владык, как грязь, и топтать, как горшечник глину.
Исайя, 4-25
    Нет ничего тайного, что не будет явным, и нет ничего сокровенного, что осталось бы нераскрытым.
Евангелие от Фомы, 5

Часть первая. Палестинская охота

Глава первая
    Дежурная сестра удивленно смотрела на двух здоровяков в одинаковых спортивных куртках. Плотные, короткостриженые, темнолицые — они были похожи на близнецов или двойняшек. Надо же — уже вечером пришли. И охранник куда-то отошел.
    Однако пришедшие парни казались спокойными, они улыбались, разглядывая дежурную сестру, и даже пытались заигрывать с ней.
    Сестра успокоилась.
    — Эллен, — на плохом идиш сказал один из здоровяков. — Елена Гриц. Она должна была поступить к вам пять дней назад. Я ее брат. Мы очень волнуемся.
    — Для посещений уже слишком поздно, — предупредила сестра. — Время посещений указано на входе.
    — Вы посмотрите, — сказал второй здоровяк. — Просто посмотрите, есть такая или нет. Может, ее отвезли в другой роддом.
    Можно было отправить их домой до завтра, но зачем? Все равно, когда придется смотреть журнал — сегодня или завтра.
    И потом, тем, кто приносит хорошие вести, обычно удается снять пенки с варенья.
    Парень, задававший медсестре вопросы, откровенно смотрел на ее груди, обтянутые белой тканью халата.
    Она улыбнулась и принялась просматривать журнал.
    — Да, действительно, — сказала она. — Эллен Гриц. Поступила четыре дня назад. Знаете, она уже родила… Мальчика… Прошедшей ночью. Прекрасный ребенок, четыре сто, шестьдесят один сантиметр… Поздравляю всю вашу семью.
    И послала ослепительную улыбку здоровяку, пялившемуся на ее груди. Чем-то он смахивал на итальянца — смуглый, слегка небритый, он был мужчиной ее типа.
    Втайне сестра надеялась, что парень захочет увидеть ее еще раз, скажем, не в служебной обстановке.
    — Мальчик? — спросил здоровяк.
    Второй ткнул его кулаком в бок.
    — Да, — дежурная сестра улыбнулась, наблюдая за замешательством парней. — Можете отметить рождение племянника. Здесь неподалеку есть ночной бар.
    — Я хотел бы посмотреть на ребенка, — сказал правый здоровяк.
    — Извините, но сегодня это невозможно, — сестра закрыла журнал и поставила его на полку. — Приходите завтра. Эллен покажет вам его в окно.
    — Сейчас, — сказал здоровяк. — Немедленно! Я хочу взглянуть на него!
    «Господи, какие зануды! — подумала дежурная сестра. — Жадные, нетерпеливые хамы!»
    — Идите, мальчики, идите. Не заставляйте меня звонить в полицию, — сказала она и испуганно замерла, увидев дуло пистолета, направленное на нее. — Вы с ума сошли!
    Пистолет был черным и большим, он пугал сестру. Она почувствовала, как лихорадочно колотится ее сердце.
    «Господи! — подумала она. — Где же этот чертов охранник!»
    — Пойдем, покажешь ребенка, — сказал смуглый здоровяк.
    — Но на вас нет халатов, — медсестра все еще пыталась сопротивляться, не понимая сути происходящего. — Это же родильное отделение. Там дети — совсем крошечные, как вы этого не понимаете?
    — Гера, — по-русски сказал смуглый здоровяк. — Объясни.
    Его молчаливый спутник хлестко ударил девушку по лицу. Медсестра вскрикнула.
    — Меня уволят! — зло сказала она.
    — Или убьют, — сказал до того молчавший посетитель. — Ну? Ты пойдешь, или мне придется прострелить тебе сиську, чтобы ты, дорогуша, поняла — у меня нет времени на шутки и ненужные разговоры. Идешь?
    Дежурная сестра испуганно кивнула.
    Пустым гулким коридором они прошли к палате, где в кроватках лежали новорожденные. В палате было тихо, даже никто из детей не хныкал, что само по себе уже было удивительным.
    Господи! Только бы они оставили ее в живых!
    — Который? — здоровяк с пистолетом в руке растерянно оглядывал палату, в которой тихо посапывало два десятка младенцев.
    Медсестра подвела парней к одной из кроваток.
    Смуглый пришелец внимательно прочитал табличку на кровати, шевеля губами, как это обычно делают малограмотные люди, потом выпрямился и повернулся к своему спутнику:
    — Видишь? А нам с тобой говорили, что это трудная и опасная работа! Оказалось, что это куда проще, чем снять проститутку в Хайфе.
    — Верно, — сказал его спутник неожиданно тонким голосом.
    И засмеялся.
    Медсестра с бессильной ненавистью смотрела на мужчин.
    Смуглый здоровяк достал нож, шагнул к товарищу, охватил его голову рукой, запрокидывая ее вверх, и полоснул ножом по выступившему кадыку. Дежурная сестра вскрикнула и тут же заткнула рот обеими руками, не дав воплю вырваться наружу. Отпустив товарища, смуглый мутно и жадно посмотрел на медсестру, некоторое время что-то прикидывал, облизывая толстые губы, потом сел в проходе между кроватками, задумчиво оглядел нож — и перерезал горло себе.
    Дежурная сестра закатывающимися глазами смотрела на трупы, потом попятилась, не отводя взгляда от темных луж, расплывающихся под неподвижными телами, тихо ахнула, сделала еще несколько неверных шагов на подгибающихся от ужаса ногах — и бросилась прочь из палаты. Нет, она была хорошо дисциплинированной и вымуштрованной сестрой — истошный перепуганный крик вырвался из ее груди, когда она оказалась на выходе, у своей конторки.
    — Что случилась, Роза? — жующий охранник в синей униформе бежал ей навстречу, продолжая что-то пережевывать на ходу.
    Полиция приехала через шесть минут после поступившего дежурному звонка.
    Сестра Розалия Каплун стала героиней газет, выходящих в городе. Некоторые ее фотографии, помещенные в газетах, были более чем откровенны, другие оставляли место мужской фантазии.
    — Я не знаю, кто были эти люди, — сказала сестра. — Мне кажется, один из них определенно был итальянцем. Я поклялась, что больше никогда в жизни не лягу в одну постель с итальянцем, более того, если какой-нибудь итальянец пригласит меня выпить, я никогда не дам согласия на это!
    — Дура, — сказал инспектор Маркиш. — Наверное, крашеная блондинка. Если она будет так откровенничать, в ее сторону не посмотрит ни один настоящий еврей.
    — Радуйся, что это дело не досталось нам, — сказал Григорович. — Ненавижу работать, когда к тебе лезут со всех сторон.
    — Теперь эту дамочку не скоро выпишут из больницы, — заметил Маркиш. — Представляю, что она пережила, когда узнала, что ее ребенка хотели убить!
    — Кстати, — Григорович бросил газёту на стол. — А почему хотели убить именно ребенка?
    — Будешь ломать голову, когда тебе поручат работу по этому делу, — сказал Маркиш.
    — Надеюсь, этого не случится, — поскучнел Григорович. — Тут свою работу не знаешь куда девать.
    — У меня в клинике работает знакомый доктор, — заметил Маркиш. — Можно узнать подробности.
    — Я тоже знаю этого доктора, — сказал Григорович. — Ты ведь имел в виду доктора Гершуни?
* * *
    — Большое спасибо, — сказала Эллен Гриц. — Все было хорошо.
    Нельзя сказать, что она была очень красива, но доктор Гершуни сразу отметил наличие у нее той изюминки, что делает женщину неповторимой, а потому особенно притягательной для мужчин.
    — И вас никто не встречает? — удивленно спросил врач. Он прекрасно помнил о неудавшемся покушении на ее ребенка. Весь роддом только и говорил об этом. Такого на памяти доктора Гершуни еще не случалось. — Даже полиция?
    Нет, женщины все-таки безнадежно глупы. Ее ребенка пытались не то убить, не то украсть, а она уходит из роддома в одиночку. Интересно, почему ее не встречает муж? Может быть, у нее нет мужа? Тем более странно — у такой интересной женщины нет мужчины, который бы встретил ее при выписке.
    — Зачем? — сказала женщина, прижимая к себе завернутое в одеяльце тельце ребенка. — Полицейские говорили о каком-то покушении, но поверьте, у меня никогда не было врагов. Я в Израиле недавно. Вы мне не поможете? Я заказала такси.
    На ее месте доктор Гершуни тоже поспешил бы убраться из клиники.
    На женщине была куртка с капюшоном, половину лица занимали солнцезащитные очки. «Это она от журналистов маскируется, — понял доктор. — Все-таки ее вся эта шумиха беспокоит, она только притворяется, что ее ничего не волнует».
    — Не знаю, — с сомнением сказал он. — На вашем месте я бы все-таки поостерегся. Неизвестные враги еще хуже. Ведь вас или вашего ребенка пытались убить!
    — Убить? — женщина печально засмеялась. — За что? Это была случайность или какая-то ошибка. Не думаю, чтобы бандитам была нужна я или мой сын.
    Ну что с нее возьмешь!
    — Хорошо, хорошо, — поднял обе руки доктор Гершуни. — Поступайте, как знаете. Вы взрослый человек и имеете на то полное право. Я просто хотел дать вам совет, но вижу, что вы в моих советах совсем не нуждаетесь.
    Тем не менее, он проводил ее до выхода и открыл двери, когда она, прижав к себе конверт с ребенком, выходила наружу.
    — До свидания, — вежливо сказал он.
    Женщина попрощалась с ним, направляясь к стоящему на обочине автомобилю.
    У забора клиники засверкали жадные огоньки фотовспышек. Газетные гиены дождались своего часа. Доктор Гершуни смотрел женщине вслед, не заботясь о том, что его фотографии тоже могут попасть в газеты. Он смотрел ей вслед, поэтому не сразу заметил выехавшую из-за поворота машину. Из-за тонированных стекол машина казалась бездушным механизмом. Она устремилась на женщину с ребенком.
    — Нет! — крикнула Эллен Гриц, прижимая к себе ребенка. — Нет!
    Машина на мгновение замерла, потом взревела мотором, набрала ход и на полной скорости врезалась в стену, окружавшую роддом, высекая из бетона стремительные искры. Раздался тупой удар, машина перевернулась. Взвыл клаксон.
    Женщина, с ребенком бросилась ко входу в больницу.
    — Вы видите? — сказал доктор Гершуни. — Вы видите? На вас идет настоящая охота. Пойдемте, я позвоню в полицию.
    — А как же они? — спросила женщина, глядя на перевернувшийся автомобиль, вокруг которого на асфальте медленно расползалась темная лужа резко пахнущего бензина.
    — Вы еще думаете о них? — удивился доктор Гершуни. — Радуйтесь, что они не справились с управлением, в противном случае на асфальте сейчас лежали бы вы. Вместе с ребенком.
    Полиция прибыла быстро. Наверное, их машина стояла где-то поблизости.
    Полный полицейский в светлой рубахе с темными пятнами под мышками, подошел к перевернувшейся машине, подергал дверцу. Дверцу заклинило, и она не поддавалась.
    Полицейский отошел к товарищу, задумчиво и опасливо разглядывая перевернувшуюся машину.
    — Здесь нужен ломик, — сказал второй полицейский.
    — Оставь, — проворчал полный полицейский. — Сейчас подъедут из Службы спасения. Видел, как разлился бензин? Достаточно шальной искры, и все… — он не договорил, именно в этот момент где-то в электронных схемах машины проскочила та самая искра, и по бензиновой луже побежала голубовато-оранжевая волна пламени.
    Звук сигнала оборвался.
    Машина вздрогнула, выбрасывая в стороны языки пламени, в воздух полетели куски металла, оборванные взрывом запчасти, запахло горящим пластиком.
    — И концы в воду, — проворчал полный полицейский, глядя, как двор больницы заполняется машинами с проблесковыми маячками. — Теперь гадай, что за маньяк в ней сидел! Пейсах, не подходи близко, в машине могло быть оружие и взрывчатка, в любой момент может рвануть.
Глава вторая
    Несмотря на вечер, на нижнем этаже клиники горел свет.
    Не слишком верное решение, палестинцы из группировки «Хамас» всегда могли ударить на свет ракетой, но сейчас об этом не думали. Сообщение о новом покушении на женщину и недавно рожденного ею ребенка потрясло всех.
    В кабинете доктора Гершуни полицейский инспектор допрашивал роженицу.
    — Нет, — сказала женщина. — Мне не нужна помощь. Это просто стечение обстоятельств, поверьте. У меня нет врагов. Я вообще живу здесь недавно.
    Она выглядела сейчас гораздо старше своих лет.
    Лицо ее казалось усталым и испуганным.
    Ребенка забрали врачи, а она сидела, покорно отвечая на вопросы полицейского инспектора и прислушиваясь к тому, что происходит за дверьми. Мальчик молчал. Полицейский инспектор нервничал и поминутно вытирал пот с лица цветастым платком. Толку от его вопросов не было: либо Эллен Гриц действительно ничего не знала, либо ничего не хотела рассказывать.
    — Я знаю, — сказал полицейский инспектор, — вы приехали из России недавно. Быть может, там осталось что-то, не дающее вам спокойно жить здесь? Вы находитесь под защитой государства. Проявите откровенность, и мы вам обязательно поможем.
    Спросив это, инспектор с унылой безнадежностью на лице ожидал ответа.
    — Поверьте, — негромко сказала Эллен Гриц. — Там не осталось ничего. Ни мужа, с которым я скандалила, ни секретов, к которым я была бы причастна по работе, даже бытовых недоброжелателей у меня в России не осталось. Даже мать моя умерла в прошлом году, а отец умер еще раньше. Я не в силах дать вам какую-то ниточку, я сама не представляю, что происходит и, почему. Извините, мне надо кормить ребенка.
    — Ребенок немного подождет, — нетерпеливо сказал инспектор. — Посмотрите! — он разложил перед женщиной фотографии. — Быть может, кто-то из них покажется вам знакомым.
    Гриц некоторое время разглядывала фотографии, потом подняла взгляд на инспектора и отрицательно покачала головой.
    — Даже этот? — инспектор ткнул пальцем в одну из фотографий. — Герман Вахт, он два года учился в Московском государственном университете. Вы не встречали его в Москве?
    — Я никогда не жила в Москве, — ровно сказала женщина. — Я жила в провинциальном городе под названием Царицын, а в Москве была три раза — когда оформляла документы на выезд и позже, когда из Москвы вылетала в Вену. У меня никогда не было знакомых из числа иностранных студентов, учившихся в Москве. Вы разрешите мне покормить ребенка?
    — Разумеется, — инспектор собрал фотографии, сунул их в лежащую перед ним папку. — Воля ваша, но вы понимаете, нас очень тревожит то, что случилось. Зачем им был нужен ваш ребенок? Чтобы надавить на вас? Для чего?
    Стало слышно, как захныкал за дверью ребенок.
    Эллен Гриц тревожно оглянулась.
    — Пожалуйста, — сказал инспектор, распахивая дверь.
    Женщина взяла ребенка у врачей и, не обращая внимания на инспектора и других людей, принялась освобождать тугую круглую грудь. Инспектор смущенно отвел глаза, задумчиво побарабанил пальцами по столу, потом встал, стараясь не смотреть на женщину, и вышел из комнаты.
* * *
    Третий день дул хамсин.
    В это время у Маркиша всегда болела голова, подскакивало давление, и хваленые таблетки доктора Познера не помогали. Обстановка не позволяла.
    Поэтому он хмуро и раздраженно смотрел на докладывающего суть дела Григоровича. На сегодняшний день они имели три трупа, полную неясность ситуации, отсутствие каких-либо версий и неприятные звонки сверху. Впрочем, начальство тоже можно было понять, на начальство давили журналисты, представляющие широкие слои общественности. Черт! Стоило ли уезжать из Советского Союза, чтобы и здесь столкнуться со всем тем дерьмом, от которого убегал!
    — Эллен Гриц, — сказал Григорович, бросая на стол пачку фотографий. — Уроженка Царицына. Никаких государственных секретов. Мысли о том, что она связана с продажей наркотиков, просто смешна. И долгов у нее особых не было. Правда, был один случай. Она торговала на базаре, взяла у знакомых деньги под проценты, тут случился этот русский обвал из-за махинаций правительства на рынке облигаций. Ее, как выражаются русские, «поставили на счетчик». Чтобы расплатиться, она продала квартиру и жила с матерью в общежитии. Собственно, это и побудило ее к выезду из страны. Еврейская кровь начинает играть, когда случаются жизненные трудности. К нам приехала уже беременной. Русские коллеги заверили нас, что никаких трений у нее с кредиторами не было. Да и глупо думать, что ее приедут убивать из-за пары тысяч долларов.
    — Все дело в ребенке, — кивнул Маркиш. — Охотились за ребенком. Выяснили, кто его отец?
    — Мать-одиночка, — вздохнул Григорович. — Дитя одноразовой любви.
    — И все-таки все заключается именно в ребенке, — сказал Маркиш. — Вспомни, эти двое, они ведь сразу потребовали от медсестры показать им родившегося ребенка. А потом один из них удивился, сказав, что добраться до ребенка оказалось легче, чем снять проститутку в Хайфе. А потом…
    — А потом они начали усердно резать друг друга. Кстати, Давид, а что, проститутку в Хайфе снять легко?
    — Сейчас нравы простые. — Маркиш отсутствующе посмотрел на товарища. — Эти сефардки, они быстро поняли, что легче и быстрее всего можно заработать, раздвинув ноги.
    — И что мы имеем с гуся? — уныло вздохнул Григорович.
    — Мы имеем три трупа, сгоревшую машину и женщину, за которой охотятся по неизвестной причине. И женщина эта из бывшего СССР. Вот это мне совсем не нравится. С этими гоями всегда случаются разные казусы.
    — Давид, ты говоришь, словно сам не жил в Баку до тридцати пяти лет. — Григорович закурил. — Кстати, что с этим типом, который сгорел в машине? Что-нибудь прояснилось?
    — Обгорел он хорошо, — Маркиш недовольно мотнул головой. — А так ничего особенного. Машину он взял в Иерусалиме позавчера. В пункте проката. Машина оформлена на имя Германа Вахта, туриста из Германии.
    — И что же?
    — А то, — с неожиданной злостью выпалил Маркиш. — Этот самый Герман Вахт оказался одним из молодых людей, посетивших прошлой ночью родильное отделение. Сейчас он лежит в морге с перерезанным горлом и не может ответить, кому он отдал ключи от машины.
    — Я думаю, что к больнице они приехали втроем. Двое пошли изымать ребенка, а третий остался в машине. Потом он увидел, что женщина уходит из больницы, решил исправить ошибку товарищей, но не справился с управлением машиной.
    — Ты хочешь сказать, что он ждал у больницы три дня? — с сомнением сказал Маркиш. — Глупая версия. Самая глупая версия из тех, которые когда-то высказывались при мне. Впрочем, чего еще ждать от почти коренного еврея? Бог слишком ласково гладил вас по голове. Это с его-то ручкой! Но то, что они были вместе, не вызывает сомнения. Все трое из одной группы. Хотел бы я знать, зачем им нужен новорожденный еврейчик, который никогда не видел папы и еще не привык к материнскому молоку!
    — Я все-таки думаю, что все дело в неизвестном нам отце. Быть может, заказ на ребенка поступил именно от него. Мы пока не знаем, с кем эта девица спала. Быть может, папа его из этих крутых новых русских и хотел вернуть ребенка в Россию. А может, он хотел избавиться от него, чтобы не иметь никаких имущественных проблем.
    — Выглядит красиво, — снова засомневался Маркиш и принялся смотреть, как уплывают кольца сигаретного дыма в сторону окна, за которым плавило асфальт солнце. — Только вот писано это вилами по воде. Лучше отправляйся и собери информацию по этим двум туристам, — Маркиш щелкнул пальцами. — На этого Германа Вахта и второго… Его установили?
    — Еще вчера, — сказал Григорович. — Зря ты говорил, что мы работаем медленно. Это русский. Точнее — грузин. Мачарашвили Мелитон Гочиевич. Представлял русскую фирму «Элегант». Двадцать семь лет, мастер спорта международного класса по вольной борьбе. В 2006 году, после того, как получил серьезную травму на ковре, ушел из спорта. Некоторое время подвизался в комитете по физической культуре, потом ушел на вольные хлеба в этот самый «Элегант». К нам прилетел рейсом «Ганзы» в качестве туриста. Захотел поскорбеть у Стены плача. Между прочим, прилетел он одним рейсом с Вахтом, но места у них в разных салонах.
    — Это ни о чем не говорит, — вздохнул Маркиш. — Кто еще летел этим рейсом? Подходящие кандидатуры есть?
    — Подходящие в смысле чего? — поднял брови Григорович.
    — В смысле третьего трупа… Того, кто сгорел в машине.
    — Я попросил полицию принять меры к местонахождению каждого из пассажиров, прибывших этим рейсом, в возрасте от двадцати одного года до тридцати пяти лет, среднего роста, среднего телосложения и к тому же блондина. Таких набралось семь человек. Двоих можно отбросить сразу, они приехали в Министерство сельского хозяйства. Остается пятеро. Их данные я списал из заполненных при въезде деклараций. Результаты проверки обещали сообщить к вечеру.
    — Работайте, работайте, — покивал Маркиш. — И запросите у русских информацию об этом борце. Что у них есть на него. Сейчас их бывшие спортсмены часто начинают криминальную жизнь. Заодно узнайте, имел ли гешефт в России Герман Вахт, и не пересекались ли там его пути с некой Эллен Гриц?
Глава третья
    Террористы опять обстреляли Хайфу.
    Шесть ракет легли почти в центре города, наполовину разрушив жилой дом, и сожгли два автомобиля на платной стоянке. Маркиш пил кофе и думал, что все это будет продолжаться долго. Ненависть долговечна. И дело было даже не в образовании Израиля, не в захваченных в ходе Шестидневной войны территориях, все упиралось в менталитеты и уклад жизни, который у обеих сторон был слишком разным, чтобы эти стороны поняли друг друга.
    Араб относится к женщине, как к добыче, а для израильтянина она — все, не зря же происхождение ведут по женской линии. И это препятствие, которое не дает еврею и арабу понять друг друга, а все усугубляется взаимными несправедливостями и делением храмов, у каждого свой бог, и каждый требует своей жертвы.
    По телевизору, подвешенному к потолку кафе, показывали, как выносят на носилках и грузят в санитарные машины пострадавших при взрывах и освобожденных из завалов людей. Обстрел был произведен днем, поэтому пострадали в основном старики и дети, и от этого зрелища комок подкатывал к горлу, и еще — рождалась ненависть, которую Маркиш тщетно пытался подавить.
    Сам он был родом из Баку, там прошли его детство и половина жизни. К тому времени, когда Союз распался, Маркиш работал в азербайджанской милиции, поэтому ему воочию пришлось столкнуться с армянскими погромами в городе. Мусульманская ненависть обжигала. И пусть потом кричали, что это были не мусульмане, а экстремисты, которые поклоняются зеленому знамени джихада и Азраилу, но Маркишу самому довелось увидеть двенадцатилетнюю окровавленную девочку, которая бежала на цыпочках из-за того, что у нее срезали пятки. И как людей выбрасывали с девятого этажа только за то, что они были армяне, тоже видел, сожженных на кострах людей сам в грузовики грузил. И на бездействие азербайджанской милиции насмотрелся. В то время Маркиша потрясла готовность новой общности людей, воспитанных развитым социалистическим обществом, резать друг друга. Это потрясение и подвигло его к отъезду. А здесь он столкнулся все с тем же противостоянием двух миров, поэтому его возмущали европейские резолюции по израильско-арабским конфликтам. А позже он не скрывал злорадства, когда полыхнуло в Европе и сытые немцы и французы столкнулись с проблемой мультикультур.
    Он боялся надвигающегося столкновения. Мусульманский мир рос стремительно, Израиль казался песчинкой, правда, не такой уж беззащитной, но будущее его пугало, как и безрассудный оптимизм, с которым его правительство шло на возобновление конфликтов.
    Все чаще и чаще в Израиле гремели взрывы, устроенные шахидами. И это тоже пугало — отношение к жизни и смерти. Маркиш скучал о своей бакинской жизни до потрясений, но прежний мир распался вместе с империей, и надо было приспосабливаться к новой жизни.
    От таких мыслей и нерадостных телевизионных репортажей настроение у Маркиша испортилось. Он допил кофе, расплатился и неторопливо направился в отдел.
    Сотрудники уже приступили к работе.
    — Что нового? — поинтересовался Маркиш. — Третьего покойника установили?
    — Работаем, — неопределенно сказал Григорович.
    — Мне нужен результат, — отрезал Маркиш.
    — А сенсации тебя не интересуют? — хмуро усмехнулся Григорович.
    — Разве я похож на журналиста? — удивленно поднял брови Маркиш. — Еще что-то случилось?
    Вот и не верь после этого предчувствиям. Не зря у него сердце ныло, а еще он три раза сегодня споткнулся на правую ногу и порезался утром при бритье.
    — Случилось. — Григорович притушил сигарету в пепельнице. — Сегодня в девять утра в автобусе арабский террорист пытался взорвать бомбу. Привел в действие взрывное устройство, народ принялся молиться Иегове, но тут террорист кого-то заметил. По крайней мере, свидетели утверждают, что у него челюсть отвисла. Террорист бросился в пустой хвост автобуса и там накрыл взрывное устройство собственным телом. Его, конечно, разнесло в клочья, но благодаря этому странному самопожертвованию пострадало всего три человека.
    — Ну, и что в этом особенного? — недовольно сказал Маркиш. — Бывали случаи и похлеще. Помнишь, как один араб пытался взорваться в автобусе два года назад? Сначала, разумеется, «Аллах Акбар!» орал, а когда взрывное устройство не сработало, он вдруг завизжал и стал требовать от водителя, чтобы тот немедленно остановил автобус и выпустил его. Каких только идиотов не рожает земля!
    — В это я верю, — сказал Григорович. — Но в нашем случае все сложнее.
    — Террорист оказался евреем? — хмыкнул Маркиш.
    — Нет, дружище, просто одной из свидетельниц этого странного террористического акта являлась Елена Гриц.
    — Она ехала одна? — быстро поинтересовался Маркиш.
    — В том-то и дело, что нет, — ухмыльнулся Григорович. — Она возвращалась от детского врача, к которому возила сына на профилактический осмотр.
    — Черт, — сказал Маркиш. — Похоже, у нас все неприятности от этой дамочки.
    — Неприятности у нее, — возразил Григорович. — Но по странному стечению обстоятельств пока все складывается удачно. Даже слишком удачно. Как ты думаешь, могли нам русские заслать подарочек?
    — Какой?
    — Ну, скажем, «невидимого дьявола». Скажем, это даже не ребенок, а мощное оружие. И ему нельзя причинить вред.
    — Фантастики начитался? — неодобрительно сказал Маркиш. — Не забивай себе голову, Ицек, ну, какое оружие, особенно биологическое, может исходить из России? Вспомни, со времен Майрановского и Казакова биологическим оружием занимались исключительно наши ребята. Многие из них в Штатах, остальные — в Израиле, ну, может, некоторым старушка Европа больше по душе. И потом, что значит «невозможно причинить вред»? Всегда можно уничтожить объект, не контактируя с ним.
    — Я читал повесть братьев Стругацких, — сказал кто-то из инспекторов. — Еще когда в Черновцах жил. У них в повести рассказывалось об одном типе, который облучился в Чернобыле, посидел в лагере и стал человеком, который чувствует, что ему хотят причинить зло, и отвечает ударом на удар. Может, мы имеем дело именно с таким мальчиком?
    — У меня впечатление, что в нашем отделе собрались будущие фантасты, которые ждут не дождутся выхода на пенсию, чтобы начать писать умопомрачительные истории. Резник, что у тебя нового по разбойному нападению на автозаправку в пригороде?
    — Я думаю, что за этой дамочкой надо осуществить наружное наблюдение, — сказал Григорович. — Если на нее покушались уже три раза, обязательно последуют новые попытки.
    — А кто тебе сказал, что на нее покушались три раза? — недовольно поинтересовался Маркиш. — Первый раз покушались на ребенка, второй — на обоих, а в третий раз был обычный террорист, у которого вдруг проснулась совесть. Он планировал разнести в клочья автобус с пассажирами, включая себя самого, а потом передумал или просто пожалел людей. Могло такое случится?
    — С палестинцем? — в сомнении хмыкнули от столов. — С фанатиком, который готовился к встрече с Аллахом с раннего детства? Плохо верится, инспектор.
    — А в то, что он испугался за русскую иммигрантку и ее щенка, верится? — повысил голос Маркиш. — Бросьте эти глупости, люди. Занимайтесь делом.
    — Кстати, о деле, — упрямо продолжил Григорович. — И у Вахта, и у Мачарашвили есть одна общая деталь — у обоих на левом предплечье с внутренней стороны вытатуирован лист клена, аналогичный рисунок обнаружен на предплечье водителя, который сгорел у роддома.
    — А у террориста, который взорвал себя в автобусе, — поинтересовался Маркиш, — у него тоже был листок клена?
    — Вот про него ничего неизвестно, — хладнокровно сказал Григорович. — Но я по сети немного полазил. Именно таким образом татуируют послушников Земного Братства.
    Тут и Маркиш прикусил язык.
    О Братстве последнее время говорили много, оно добивалось отказа от национальных границ и создания коллегиального мирового правительства. По мнению самого Маркиша, идея о наднациональном правительстве была не такой уж плохой. Члены Братства разделяли идей Фогельсона и Сахарова о Едином Боге.
    У Земного Братства было два пророка: имам Аль-Хиджри и бывший бизнесмен Иван Гонтарь, ставший миллиардером на торговле уральскими самоцветами, но внезапно оставивший все дела и с головой окунувшийся в религиозную политику. Как эти двое нашли друг друга, никто не знал, но они не только встретились. Они нашли общий язык и выработали единую программу действий.
    Гонтарь выкупил у Индии один из островов, где на его средства был выстроен гигантский храм Единого Бога, увенчанный статуей четырехликого божества, при этом лицо Будды смотрело на восток, лицо Иеговы на запад, лицо Христа — на север, а лицо Аллаха — на юг.
    Принадлежность погибших террористов к Земному Братству переводила все происходящее в совершенно иную плоскость — в плоскость большой политики, то есть именно того, чего Маркиш опасался больше всего. Это был очень плохой симптом. Обычно члены Земного Братства выступали против любого проявления экстремизма.
    — Это куда же мы влезли, люди? — растерянно спросил Маркиш.
Глава четвертая
    За Еленой Гриц установили наружное наблюдение.
    Мероприятие это дорогостоящее. Требуется обеспечить не только необходимое количество людей, но и транспорт, экипировку, средства связи, технические устройства видео и аудиофиксации, требуется залегендировать появление людей в районах наблюдения… Много чего требуется, чтобы «пасти» одного-единственного человека и знать, где он находится и что делает в любое время дня и ночи.
    Женщина вела себя обычно.
    Проживала она в небольшой двухкомнатной квартире, полученной по прибытии в государство Израиль, занималась исключительно ребенком, прогуливалась с ним в тихом скверике, расположенном поблизости от дома, ходила на молочную кухню и в ближайший маркет за продуктами, общалась с двумя знакомыми женщинами, жившими неподалеку.
    В бесплодных наблюдениях прошло несколько дней, Маркиш уже собрался снять наружку, чтобы в ближайшем будущем избежать неприятных вопросов в министерстве — там очень любили считать шекели.
    И правильно сделал, что все-таки не снял.
    День начался обычно — Гриц сходила в магазин, откуда вернулась довольно быстро. Она уже вкатывала коляску во дворик, когда появилась машина. Наблюдателям эта машина сразу не понравилась, но предпринять они ничего не успели — из машины хлестнула автоматная очередь.
    Женщина закричала.
    Когда наблюдатели из второй машины, имевшие экипировку полицейских, вбежали в дворик, все было кончено. Елена Гриц лежала в бессознательном состоянии, но оказалось, что это сказался испуг за ребенка, сама она была невредима, чего нельзя было сказать о покушавшихся. Их было двое — хорошо сложенных, симпатичных молодых ребят, явно не арабов, хотя имевшиеся при них документы свидетельствовали как раз об обратном.
    Они даже не успели испугаться, а тот, кто стрелял, так и не выпустил из рук автомат — бездарную арабскую подделку под «узи». Глаза обоих террористов были широко открыты, и в них стыло удивление. Они-то считали, что сделать это будет просто — расстрелять молодую женщину и смирно лежащего в коляске младенца, они рассчитывали быстренько сделать это и бросить машину, которую угнали за день до покушения. Мальчики стреляли в упор. В детской коляске насчитали двенадцать попаданий, но ребенок оказался невредимым и заплакал лишь тогда, когда пришедшая в себя мать принялась менять пеленки.
    Маркиш подъехал именно в это время.
    Ничего особенного в голеньком ребенке не было. И смотрел он бессмысленно и пусто, как это обычно делают едва родившиеся дети.
    Его мать выглядела не лучше, она в постоянной тревоге возвращалась к младенцу, отвечала невпопад, а еще чаще просто игнорировала заданные ей вопросы. Маркиша это не удивляло, многие в ее положении вели бы себя подобным образом, если не хуже.
    Он осмотрел коляску.
    Судя по пулевым отверстиям в ней, у младенца не было ни малейшего шанса выжить.
    — Где пули? — спросил он эксперта в синем костюме с белой надписью на спине. — Вы нашли пули?
    — Ни одной, — сказал тот. — Зендер с миноискателем обшарил все вокруг. Пуль нет, словно они испарились.
    Испарились? Что ж, это вполне могло случиться.
    Маркиш с тоской подумал, что с подобными вещами в своих расследованиях он встречается впервые. Ему показали схему места происшествия — как стояла машина, как стояла коляска, где в момент покушения стояла Эллен Гриц и откуда стрелял преступник. Разглядывая схему, Маркиш почувствовал легкий холодок в груди: у Эллен Гриц и ее младенца не было ни единого шанса остаться в живых, однако вопреки всему они выжили.
    — Инспектор, — позвали Маркиша от машины покушавшихся.
    Маркиш пошел к машине, уже угадывая, что сейчас ему предстоит увидеть неприятное — кленовые листки на предплечьях мертвецов.
* * *
    Храм Земного Братства располагался в стороне от города.
    В пустом гулком коридоре было прохладно — работали кондиционеры. Сводчатые стены были расписаны сценами, написанными по мотивам самых разнообразных религиозных книг. Христианские святые соседствовали с еврейскими пророками и раввинами, с буддийскими божествами, с мусульманскими имамами, и все это внезапно переходило в языческое буйство славянских и греко-римских верований, чтобы через несколько шагов смениться африканскими божками, ведущими немые диалоги с Христом и Магометом, Буддой и Иеговой. Чуть дальше маячили маски индейских богов, взмахивал крыльями Кецалькоатль. Шагая по коридору, Маркиш угрюмо думал, что все эти попытки привести религии мира к единому знаменателю однажды закончатся кровавым столкновением. Люди неохотно расстаются с прежними богами и принимают новых. Уж не с подобными ли попытками довелось им столкнуться? Скажем, ребенка этой Эллен Гриц кто-то посчитал рожденным Единым Богом или его будущим пророком. Если так, то мы с ней нахлебаемся. От этих мыслей и без того плохое настроение Маркиша стало совсем гнусным, поэтому на священнослужителя, вышедшего на звон колокольчиков, он посмотрел с неожиданной для себя свирепой яростью.
    — Я полицейский инспектор, — сказал он. — Моя фамилия Маркиш. Я хочу немедленно видеть вашего Старшего Брата.
    — Вы слишком взволнованы, — мягко сказал священнослужитель. — Вас гнетут страсти, которые следует оставить снаружи, если вступаешь в храм. Идите за мной, я помогу вам прийти в себя, чтобы вы встретили Старшего Брата без гнева и пристрастия.
    «Пожалуй, — с неожиданным раскаянием подумал Маркиш. — Чего это я распсиховался? Я же не полезу на этого Старшего Брата с кулаками? Надо взять себя в руки, если я что-то хочу узнать от него».
    В небольшой комнате со стенами, выкрашенными в успокаивающие розовые и небесно-голубые цвета, стояло несколько уютных и удобных кресел вокруг стола со сложной индийской инкрустацией, воспроизводящий какой-то эпизод из жизни неизвестного Маркишу божества.
    — Воды? Медового напитка? — предложил священнослужитель. — В порядке исключения, могу принести вам виски, поскольку, на мой взгляд, вы пока еще не ступили ни на одну из многочисленных троп, ведущих к храму Единственного.
    — Воды, — мягко сказал Маркиш. — Холодной. Похоже, я уже сумел взять себя в руки.
    Старший Брат был высоким плотным мужчиной с энергичным лицом, на котором выделялись внимательные глаза. Крупные черты делали его лицо скульптурно выразительными.
    — Вы хотели поговорить со мной? — вежливо спросил Старший Брат.
    — Если не ошибаюсь, брат Даниил? — спросил Маркиш.
    — Ошибаетесь, — не меняя выражения лица, отозвался священник. — Брат Даниил — это для паствы. Вы ведь не верите в Единого Бога?
    — Я вообще не верю в Бога, — сказал Маркиш, — а потому не принимаю его любую ипостась.
    — Прискорбно, — спокойно и просто отозвался священник, он словно подчеркнул атеизм Маркиша, не желая ни оскорбить, ни уязвить его. — Так вот, для тех, кто не входит в число паствы Единого Бога, я тэтр Даниил.
    — Тэтр — это очередное звание служителя церкви?
    — Знаете или догадались? — священник улыбнулся. — Как вы знаете, у нас два Пророка. Потом идут дубли, потом троилы, а за ними — тэтры. Все остальные, паства — это листва у ног Всевышнего.
    — Именно о листве я хотел с вами поговорить, тэтр Даниил, — сказал Маркиш, с сожалением допивая ледяную воду из высокого стакана, который незаметно и бесшумно поставил перед ним младший служитель святилища. — Насколько я знаю, церковь Единого Бога решительно выступает против любого насилия и делает ставку на эволюцию, в том числе социальную?
    — Совершенно верно, инспектор, — сказал тэтр.
    — Но вот что интересно, — сказал Маркиш, внимательно вглядываясь в лицо собеседника. — На одну женщину и ее ребенка в течение недели было совершено несколько покушений. Вам что-нибудь известно об этом?
    — Нет, инспектор, — твердо сказал тэтр. — Мне об этом ничего не известно.
    — Я это к тому, что во всех случаях в покушении участвовала эта самая листва, более того, у всех кленовые листки вытатуированы на предплечье.
    На мгновение ему показалось, что священник побледнел.
    — Даже представить себе не могу того, что вы мне рассказываете, — с легкой улыбкой сказал тэтр. — По-моему, это невозможно.
    — Я могу официально пригласить вас для опознания.
    — Думается, это будет излишним. Я никогда не видел послушника, способного напасть на человека, особенно на ребенка.
    — А если я докажу, что вы оказывали содействие этим людям в организации проживания и передвижения по Израилю? В конце концов, одна из машин, использовавшихся преступниками, принадлежит вашей обители.
    Тэтр перестал улыбаться.
    — Ничего не могу сказать, — сжал он губы. — Ничего. Если у вас есть желание что-то проверить, решайте эти вопросы с нашим адвокатом. Дать его визитную карточку?
    — Не надо, — спокойно сказал Маркиш. — Журналисты посчитают полновесной, настоящей сенсацией тот факт, что в тяжком преступлении принимали участие послушники Церкви Единого Бога. Верно? Я мог бы доказать, что шофер, управлявший автомобилем при сегодняшнем нападении, был вашим сотрудником.
    — К сожалению, я не смогу предупредить утечку такой информации, — вздохнул тэтр. — Доверимся Единому Богу, господин инспектор, все в Его руках, мы лишь люди, которые исполняют волю Его.
    — А передают его волю ваши Пророки? — наклонился к тэтру Маркиш. — И кто же из них общался с вами в последнее время?
    — Я же говорю, вам лучше поговорить с адвокатом, — поднялся тэтр. — Если у вас нет других вопросов…
    Маркиш поднялся.
    Иного результата беседы он не ждал, но все-таки немного надеялся на благоразумие Старшего Брата святилища. В конце концов, полиция может доставить неприятности и господу Богу, об этом священнику было сказано прямым текстом.
    Сопровождаемый тэтром Даниилом, он шел по пустому гулкому коридору.
    Напрасно он думал, что священник обладает плохой сообразительностью, уже на выходе, прощально кивая полицейскому инспектору, тэтр Даниил негромко сказал:
    — Все листики одинаковые и все-таки разные — достаточно посмотреть на черенки…
    Вернувшись в управление, Маркиш приказал принести ему снимки, сделанные при осмотре убитых. Тэтр Даниил был прав — к черенкам следовало приглядеться: у всех террористов черенок кленового листка состоял из римской двойки, лишь у водителя автомашины в последнем покушении черенок был образован римской единицей. Сделать вывод было довольно легко: покушение на Эллен Гриц было совершено по приказу Второго пророка церкви Единого Бога — Ивана Гонтаря.
    Но это было бесполезное знание — через покойников до Второго пророка добраться было невозможно. Впрочем, будь у Маркиша живые свидетели, добраться до человека, владеющего миллиардами, было бы не проще.
Глава пятая
    — Не понимаю, — сказал Григорович, — зачем господину Гонтарю понадобился этот ребенок?
    — Я тоже пока не могу этого понять, — согласился Маркиш. — Но все ниточки ведут в Россию. Смотри сам: откуда Эллен Гриц? Из России. Где она забеременела? В России. Откуда за ней приехали? Из России. И этот самый Вахт, и грузин… как его… Мачарошвили… Пусть тебя не смущает их происхождение, они советские. Откуда сам Гонтарь? Он тоже из России, черт бы его побрал! Все идет оттуда, Исав. Кстати, русские что-нибудь ответили на наш запрос?
    — Ответили, — сказал Григорович. — Эти психи подозреваются в убийстве доктора Медника в Царицыне.
    — Да ну? — удивился Маркиш, — если я не ошибаюсь, Эллен Гриц тоже из Царицына?
    — Ты не ошибаешься, Давид, — кивнул Григорович. — Более того, именно доктор Медник лечил ее от бесплодия.
    Маркиш вскочил и нервно зашагал по кабинету.
    — Я же говорил! — сказал он.
    — Они просят образцы клеток наших покойников. Кажется, им требуется анализ ДНК. Понять не могу, на кой черт им это потребовалось?
    — Мы ничего не узнаем, если кто-то из нас не поедет в Россию.
    — Обоснуй необходимость командировки нашему министерству, — хмыкнул Григорович. — Мне она, честно говоря, не слишком понятна. В конце концов, Эллен Гриц не в России, она здесь, в Израиле. Вся проблема в ней, Давид. Если в России и есть что-то, так самое начало истории. А нам необходим ее конец.
    — Нам нужна истина, — остановившись, возразил Маркиш, — а все упирается в ребенка. Мы все это понимаем. Я прав?
    — Ты на сто процентов прав, — согласился Григорович. — Звонил Аарон Таннербаум. Похоже, происходящим заинтересовалось правительство.
    — Насколько я помню, Аарон давно сочувствует идеям Земного Братства.
    — Возможно, — сказал Григорович, — но в данном случае, как мне показалось, его интерес к происходящему диктовался совсем иными причинами.
    Два часа назад Маркиш разговаривал с Эллен Гриц.
    Женщина еще не совсем пришла в себя, она ни на шаг не отходила от ребенка.
    Маркиш заглянул в коляску.
    Обычный ребенок — мальчик агукал, пускал пузыри и пытался засунуть в рот крохотный пухлый кулачок. Темные бездонные глаза безразлично смотрели на инспектора.
    — Эллен, скажите, что вы скрываете? — спросил Маркиш.
    Женщина судорожно вздохнула, прижимая руки к груди.
    — Мне нечего скрывать от вас, — сказала она. — Клянусь, я сама ничего не понимаю. Зачем эти люди охотятся за моим мальчиком? Кто они?
    Маркиш неопределенно пожал плечами.
    — Кто отец мальчика? — мягко спросил он. — Может быть, дело в нем?
    — У него нет отца, — сказала Гриц. — Если хотите, это дитя из пробирки. Искусственное оплодотворение. Я даже не знаю донора, правда, меня уверили в том, что он был умен и красив. Я надеялась, что мой ребенок будет счастливым.
    — Я смотрел запись случившегося, — мягко сказал он. — Вы потеряли сознание, когда заглянули в коляску. Что вы увидели?
    Женщина побледнела, закрыла глаза, и Маркишу показалось, что она вновь теряет сознание.
    — Вам плохо? — спросил он. — Выпейте воды. Поймите, Эллен, мы должны понять, что происходит. Не молчите, мы не сможем ходить за вами по пятам и охранять вечно.
    — Кровь, — тихо сказала Гриц. — Я увидела кровь…
    И неожиданно Маркиш почувствовал, что ему совершенно не хочется продолжать этот глупый и совсем ненужный разговор. Ну, какая разница, что увидела Эллен Гриц, заглянув в детскую коляску после выстрелов террориста? С этого момента он ничего не помнил, а в себя пришел уже на лестничной площадке, четко осознавая, что в квартиру ему незачем возвращаться.
    Но он не хотел ребенку зла! Малышу просто не за что мстить ему.
    Правда, болезненные ощущения быстро прошли.
    — Слушай, Исав, — сказал он. — Может, мы имеем дело с ребенком самого Гонтаря? Пророк хочет объявить сына Богом. А эта Эллен не сошлась с ним взглядами на будущее ребенка и сбежала.
    — Тогда почему она сбежала именно в Израиль? — спросил Григорович. — И почему она не скажет нам об этом прямо? Тогда было бы возможно воздействовать на этого Гонтаря, пусть на его счетах лежит сколько угодно денег.
    — По крайней мере, это превосходный кусок, который можно бросить газетчикам, — сказал Маркиш. — Возможно, газетная шумиха заставит его быть более осторожным. Нам ведь не нужны лишние трупы?
    — Они никому не нужны, — согласился Григорович.
    — Свяжись с журналистами, — Маркиш уселся за стол и потер виски. — Боже, как я устал! И дайте ответ русским. Пошлите им все необходимое для генетической экспертизы. Заодно поинтересуйтесь, что им известно о связях Эллен Гриц с известным русским миллиардером Иваном Гонтарем. Возможно, что связь существует не прямая, а через доктора Медника, коли наши фигуранты прикончили его в собственной квартире.
    — Не нравится мне возможная шумиха, — с сомнением пробормотал Григорович.
    — Мне она тоже не нравится, — устало сказал Маркиш. — Только мы ведь не нападаем, Исав. Пока мы только защищаемся.
* * *
    В этот вечер Маркиш долго не мог уснуть и ворочался в постели, думая об Эллен Гриц и ее ребенке.
    Похоже, ничего страшного с ними случиться не может. Они — пламя, о которое обжигаются другие. Что произошло, и каким образом ребенок получил исключительные и удивительные качества? Неужели это результат вмешательства человека? Медник достиг определенных успехов и закрепил эти успехи весьма доказательным путем. А Гонтарь просто узнал об эксперименте. Но почему он стремится уничтожить ребенка? Заполучить такого ребенка и воспитать его в любви и уважении к себе было бы значительно лучше. Если он способен на такое в младенчестве, то чего можно ожидать от него с взрослением? Кажется, наблюдение следует снять. Неизвестно, как ребенок может расценить контроль над жизнью его семьи и каким образом отреагирует на это.
    Он вдруг подумал, что было бы неплохо съездить в Россию. Конечно, в Баку попасть не удастся, теперь это другое государство, но и в России было бы интересно увидеть многих и узнать, как сложилась их жизнь после распада Союза. Маркиш жалел о гибели страны, в которой прошли его детство и молодые годы. Он искренне считал, что это великая страна, и не мог понять, как она развалилась на части при легком нажиме изнутри. Он жил осколками имперской культуры, которая понятна не каждому. Слишком долго в него вдалбливали различные понятия о Родине и жизни, чтобы он мог легко избавиться от них. Собственно, и желания миллиардера Гонтаря, они тоже имели корни в прошлой еще советской жизни. Мечты о мире, в котором было бы спокойно жить, где не было бы деления на левых и правых, на евреев и арабов, на православных и католиков, на белых и черных… Мечты, которые никогда не станут реальностью. Люди слишком разнятся, чтобы найти общий язык. О белом расизме знают все, но кто знает о черном расизме, о расизме арабском, китайском, японском? Кто знает, как спокойно уходят на смерть многие арабские смертники, наивно веря, что их ждет райское бессмертие, хотя на деле у них не будет даже могил?
    Некоторое время Маркиш лежал на спине, вглядываясь в невидимый потолок, и вспоминал веселый и шумный город, в котором прошла его первая жизнь.
    И когда он почти погрузился в сон, нечаянная мысль бледно проявилась и еще некоторое время мучила инспектора, прежде чем уступила место беспорядочным бредовым видениям: а что происходит в России? Ведется ли какое-нибудь расследование по делу? Кто там расследует дело? И каких результатов добились они?

Часть вторая. Будни убойного отдела

Глава первая
    Если не знать, что в квартире произошло, то она выглядела обычной и совсем не страшной. Квартира, как квартира, книг только много было, это Нечаев отметил сразу. Полок для них не хватало, стопки книг и журналов аккуратно стояли возле стены. Книги никто не тронул, следовательно, ничего в квартире не искали. Да и трудно было предполагать, что у убиенного имелись какие-то сбережения.
    Следователь сидел у шаткого кривоногого журнального столика и писал протокол осмотра места происшествия. Был он молоденький, белобрысый и от усердия даже высунул язык. Рядом уныло топтались понятые из жильцов дома. На покойника они уже насмотрелись, и теперь им хотелось домой — похвастать перед родственниками и соседями своим участием в жутком деле.
    Труп был трудноразличим среди кучи белья, в беспорядке скрученного на диване в несвежий комок, в котором смешались белые простыни и пестрое одеяло. И все-таки он был, этот чертов труп, из-за которого отпуск Нечаева сразу отодвигался на неопределенное время. Еще не зная даже имени покойного, Нечаев ненавидел его. Так все славно складывалось — и отпуск у всей компании оказался летом, и желание сплавиться по Дону до самого водохранилища оказалось у всех, да что там говорить — лодки были взяты в прокате вместе с палатками и прочими причиндалами. И все это становилось недостижимым. Невезуха!
    — Рост трупа, — повторил для следователя прокуратуры судебно-медицинский эксперт Краишев, — сто семьдесят пять сантиметров, полнота средняя, телосложение плотное. Одет в синие тренировочные брюки с белыми полосами по боку, белую фуфайку с короткими рукавами и носки черного цвета.
    Он замолчал, деловито стягивая с покойника трико почти до колен. Задрал футболку.
    — Из нижнего белья на трупе имеются плавки синего цвета, — сказал он. — Особых примет в виде родимых пятен, шрамов от операций и травм на теле убитого нет.
    — Причина смерти? — не поднимая головы, спросил молоденький следователь прокуратуры.
    Причина смерти торчала из спины покойного. Судя по ребристой черной рукоятке, ножик был очень приличный, и если он не достал до желудка покойника, то только потому, что попал в кость.
    — Причиной смерти стали ножевые ранения, — нараспев сказал Краишев, — которые и оказались несовместимыми с жизнью. Всего покойному нанесено три ножевых удара, все в области спины.
    Он близоруко склонился ниже, разглядывая спину покойника.
    — Ниже лопатки ранение величиной с металлический рупь, еще чуть ниже с полтинник, а всего на трупе ран на два с полтиной, — обеспокоенно глянул на молодого следователя, вид которого особого доверия у него не вызвал, поэтому Краишев торопливо сказал: — Этого записывать не надо. Шутка.
    — А я уже записал, — растерянно сказал следователь, отрываясь от протокола и укоризненно оглядывая эксперта. — Что ж вы так, Николай Семенович?
    Краишев досадливо крякнул.
    — Темнота, — вздохнул он. — Классики не знаешь, сынок. Это же фольклор начала двадцатого века. Так один уголовный следователь при царизме ранения убиенного описал. Ладно, замажешь аккуратно. При понятых ведь пишешь!
    Они снова забубнили, лениво переругиваясь. Нечаев прошел на кухню, спустил воду из-под крана и напился. Стаканами, стоящими на столе, он пользоваться не стал, свежесть и чистота их показались Нечаеву подозрительными, особенно после того, как над ними помахали кисточками криминалисты. Теплая вода отдавала ржавчиной.
    На подоконнике лежало несколько упаковок лапши «Доширак».
    А вот на столе было настоящее изобилие. Коньяк стоял недопитый, и не просто коньяк, а «Курвуазье», три тысячи рубликов за флакон, и ведь не в каждом магазине. На овальной тарелке подсыхала интеллигентно нарезанная бастурма, на другой такой же тарелочке сох, скукоживаясь, тонко порезанный бородинский хлеб, сыр хороший, лимон порезали, на блюдечке шоколад поломан неровными кусками: Похоже, за столом сидели люди, которые выпивку любили и понимали в ней толк — по крайней мере, к хересу сало, даже с прожилками, подавать не стали бы. Продукты наводили на размышления, тем более что холодильник был практически пуст — кроме десятка яиц, початой бутылки растительного масла и ссохшейся потемневшей морковки, в нем ничего не было. Стало быть, деликатесы и коньяк принес гость. Легко было предположить, что разгоряченные коньячком собутыльники заспорили, и дело кончилось вульгарной поножовщиной.
    Он вернулся в комнату и спросил:
    — Документы нашли?
    Следователь вздрогнул и посмотрел на него.
    — Ага, — совсем по-детски сказал он. — Паспорт в серванте лежал. Илья Николаевич Медник. Одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмого года рождения.
    — В институте работал, — веским басом добавил один из понятых. — Солидный мужчина, не шантрапа какая, а вот гляди, как все обернулось…
    — В каком институте? — тут же переспросил Нечаев.
    Понятой пожал плечами.
    — Да кто его знает, — сказал он, пристально глядя на диван. — В разговоре упоминал, мол, в институте работает, собак, говорит, режу.
    Значит, в институте покойничек работал. Это Нечаеву уже не нравилось. В нынешних условиях научного работника могут за всякое прибить. Вон, говорят, в Москве уже десятка два ученых бейсбольными битами насмерть забили! Один за экзамены бабки брал, другой в наем помещение сдал за дикую цену, третий наркотик в лаборатории производить взялся, да, опять же, с бандитами общего языка не нашел. Но нынешний убитый, похоже, с абитуриентами дела не имел. Те, кто с ними имеет дело, лапшу «Доширак» не едят. И к научным светилам мужик не относился, иначе бы сейчас в квартире плюнуть нельзя было, чтобы в начальника не попасть. Так уж повелось, что при убийстве общественно значимого лица, как обычно пишут в справках, слетаются коршуньем начальнички, и каждый из них дело берет на личный контроль. Будто от этого их контроля преступник сам придет явку с повинной писать!
    — Что-нибудь пропало? — спросил Нечаев.
    Один из понятых оглядел комнату.
    — Видеомагнитофона нет, — сказал он. — И вот здесь, — он показал на тумбочку, — маленький телевизор «Сони» стоял.
    — Вы бы поквартирный опрос людей провели, — с видимым упреком сказал следователь. Помнил, щенок, курс криминалистики, который ему в следственной школе преподавали! — Есть же методики!
    Нечаев поморщился. Может, где-то в учебниках и написано, что ходом расследования руководит следователь, наверное, это даже правильно. Только следователь должен быть не желторотым птенцом, а матерой птицей.
    — Ты пиши, сынок, пиши, — отечески посоветовал Нечаев, с удовольствием глядя, как наливаются багрянцем оттопыренные уши полномочного представителя прокуратуры. — Как говорил вождь мирового пролетариата — дело молодых учиться, учиться и еще раз учиться.
    Понятые были в годах, поэтому они заулыбались, понимающе глядя на сыщика. Краишев неопределенно хрюкнул и принялся стаскивать тонкие перчатки из белой резины, видом и цветом напоминающие пятиствольные презервативы. Осмотр он уже закончил, и перчатки ему были без нужды.
    Молодой следователь мог и не знать, что поквартирный обход с целью выявления свидетелей преступления уже проводится и именно в соответствии с рекомендациями, который предлагался в очередных вестниках следственной практики.
    — Я вам больше не нужен? — вежливо поинтересовался эксперт. — Тогда закиньте меня в морг. У меня сегодня еще два вскрытия.
    — Конечно, конечно, — отозвался Нечаев. — Пойду, машину посмотрю.
    В коридоре у искалеченного окна с мутным грязным стеклом курили Примус с Авиловым. Увидев выходящего из квартиры Нечаева, оперативники, не сговариваясь, бросили бычки в угол.
    — Тишина, — ответил на немой вопрос Примус. — Никто, как водится, ничего… Жил обособленно, с соседями отношений не поддерживал, но при встрече здоровался. В квартире не гудел, людьми характеризуется положительно, серьезный мужик, весь в науке.
    — Жена, дети? — мрачно поинтересовался Нечаев, с тоской разглядывая выбритый до блеска череп Примуса. Кто его так в отделе назвал и за что — уже никто не помнил. А гляди ж ты, прижилась кличка, никто уже старшего оперуполномоченного Николая Евграфова иначе и не называл.
    — Не был он женат, — сказал Примус.
    — Ладно, — сказал Нечаев. — Ты, Николай, сходи, посмотри машину. Надо Краишева домой отправить. Ему еще сегодня наших клиентов потрошить. А ты, Леша, иди в квартиру. Следаку помощь по возможности окажешь. И повежливее там, не хами, он хоть и зеленый еще, но ведь из прокуратуры, гордость впереди него бежит.
    — А ты? — спросил Примус.
    — А я самое трудное на себя возьму, — лицемерно вздохнул Нечаев. — Пойду пивка попью, пока этот клоун пишет.
    Вот живешь и не знаешь, что за бедствие на тебя обрушится. Вчера еще ты что-то планировал, прикидывал, как будешь щурят из речки на спиннинг таскать да вечером уху из котла под водочку вместе с друзьями хлебать, а утром тебя выдергивает дежурный и гонит на труп, и ты начинаешь потихонечку понимать, что мечты, они за несбыточность мечтами и называются. Ничего у тебя не будет, кроме надоевшего кабинета со старой мебелью и поисков неизвестного идиота, который прирезал талантливого или подающего надежды российского ученого.
    Кружечку пива он все-таки выпил, только мыслей от этого не прибавилось.
    Через полчаса он вернулся в квартиру.
    Труп уже увезли в морг, следователь заканчивал писать протокол осмотра места происшествия, а Авилов, присев на корточки, уныло рылся в книгах и журналах, уложенных в стопки у стены.
    — Что-нибудь нашел? — спросил Нечаев оперуполномоченного. Тот, не поднимая головы, отрицательно мотнул головой.
    — Будем работать, — со вздохом заключил Нечаев и повернулся к следователю: — результаты поквартирного обхода мы вам сообщим рапортом. Но, вкратце говоря, никто ничего не видел, подозреваемых нет, и вообще… — он неопределенно пошевелил пальцами и грустно закончил: — глухарь не глухарь, а где-то рядышком.
    Он присел на корточки рядом с Авиловым, взял в руки верхний журнал, который назывался просто и вместе с тем загадочно — «Вопросы гистологии», невнимательно перелистал его и спросил: — Примус где?
    — Он в соседний подъезд пошел, — сказал Авилов. — Там еще одна семья с дачи приехала. Осталось неотработанными двенадцать квартир.
    Нет, особого результата от опроса жильцов этих квартир ждать не стоило. Уж если соседи ничего путного сказать не могли, то в других подъездах этого самого Медника, наверное, и в лицо не знали. Такова уж нынешняя жизнь в городе — утром люди бегут на работу, к ночи с нее возвращаются, а выходные дни вкалывают на даче или обживают семейный диван. Общаться с соседями некогда.
    Убийство смахивало на элементарную бытовуху. Встретились, поспорили; может, научные споры вели. Не сошлись во взглядах. Ну, оппонент и привел последний веский довод. А хрен их знает, как они научные споры решают!
    — Квартиры сегодня добейте, — сказал он подошедшему Примусу. — Не нравится мне эта мокруха. Вы не смотрите, что начальство вокруг не суетится, мнится мне, что до них просто еще не дошло. А когда дойдет, они сразу ведь крайних найдут, и гадать не стоит, кто этими крайними будет. Усек?
    — Усек, — уныло сказал Примус. — А может, я в институт съезжу? Ну, с сотрудниками поговорю, личное дело полистаю.
    — Воскресенье сегодня, — объяснил Нечаев. — Ты думаешь, тамошнее начальство по случаю кончины Медника на работу выйдет? В понедельник и поедешь, когда рабочий день будет.
Глава вторая
    Нечаев как в воду глядел — в понедельник начальство проснулось.
    Следственно-оперативную группу, выезжавшую на место преступления, собрали у заместителя областного прокурора Кураева. Поскольку подробностей никто не знал, начальство внимательно слушало следователя, докладывавшего обстоятельства дела. Молодому районному следователю не часто приходилось участвовать в таких посиделках, поэтому он был взволнован и докладывал обстоятельства дела так, словно доказывал какую-то математическую теорему у школьной доски. Кураев, постукивая карандашиком об стол, слушал его и кивал лобастой головой, а по глазам видно было, что занимает его в эти минуты совсем другое.
    — Несмотря на мои требования, — сказал следователь в заключение, — работники уголовного розыска поквартирный обход так и не завершили.
    И с вызовом посмотрел на Нечаева: что, съел?
    Кураев недовольно посмотрел на начальника убойного отдела.
    — Как же так? — сказал он. — Сергей Иванович…
    — Товарищ не в курсе, — сказал Нечаев. — Он уехал, а мы там еще четыре часа корячились. Только два адреса не отработали, и то по уважительной причине — хозяев дома не было. А рапорт для следователя я уже написал, — и передал порозовевшему следователю рапорт о проделанной работе.
    — Что же вы, Саша, — с упреком сказал Кураев. — Не разобрались до конца, а уже постукиваете на товарищей. Нехорошо. Вы должны с уголовным розыском в контакте работать. Характеристики из института на потерпевшего запросили?
    — Запросил, — вздохнул следователь. — И с утра туда звонил. Он уже два месяца как у них не работает. Уволили по собственному желанию.
    — Почему? — карандаш стукнул о стол.
    — Выясняем, — вздохнул следователь и беспомощно глянул на Нечаева.
    — Сегодня все выясним, — встрял Нечаев. — Я с утра своего оперуполномоченного в институт послал. Он и документы необходимые возьмет, и с людьми побеседует.
    — Не торопитесь, — с упреком сказал заместитель областного прокурора.
    — Так ведь выходные были, — Нечаев сказал это по инерции. — Институт не работал.
    Слова эти пахли оправданием, а начальство оправдывающихся подчиненных не любит, это уже давно подмечено. Начальство любит заниматься демагогией. Заместитель прокурора прямым начальником Нечаева не был, но ведь служба такая, огребешь и от дальнего, поэтому Нечаев даже не удивился, когда Кураев сказал:
    — А вот преступники у нас работают без выходных!
    Ну, и какого черта он это сказал? У сотрудников убойного отдела с выходными тоже негусто. За последние два месяца у Нечаева выдался всего один выходной, да и выспаться не удавалось — жестко спать на кабинетных стульях, а на столе еще неудобнее.
    — И какие соображения у нас есть?
    Следователь встал. Ну, как же, главный организатор расследования преступлений! Нечаев внимательно ждал соображений следователя.
    — Намечено несколько версий, — сказал он. — Возможно, что убийство совершено неизвестными лицами при их попытке ограбить квартиру гражданина Медника. Вторая версия: Медник был убит недоброжелателями на почве сложившихся неприязненных отношений. Третья версия…
    — Погоди, не тарахти, Шурик, — недовольно сказал заместитель прокурора. — Какие здесь версии выдвинуть, я сам сказать могу. Ты лучше скажи, что именно говорит за возможность той или иной версии?
    — Я только набросал общие версии, — еще гуще покраснел следователь. — А к какой из них надо более склоняться, покажет расследование.
    — Ты присядь, — повелел Кураев. — Ты у нас сотрудник молодой, перспективный, тебе, как говаривал вождь мирового пролетариата, еще учиться и учиться. Не возражаешь, если мы сейчас старого зубра попытаем? Сергей Иванович, у тебя есть соображения?
    Нечаев встал.
    — Небольшие соображения есть, — сказал он. — Жрать у этого самого Медника нечего было, а на кухонном столе бутылочка коньяка стоимостью в половину моей месячной зарплаты, бастурма, колбаска сырокопченая, лимончик под коньяк. Я так полагаю, что все это гость принес. Сели они на кухне, выпили, добавили, само собой, у них научный диспут завязался, ну и закончился он победой более остро атакующей стороны. Там на стопках и на тарелках мы отпечатки пальцев нашли, мы их через нашу картотеку пропустим. Надежд, конечно, мало, что собутыльник у нас засветился — не тот контингент. Но чем черт не шутит! Полагаю, что нож этот принадлежит убиенному. Интеллигентные люди с собой такие ножи не таскают, за одно ношение его можно срок получить, думается, что он использовал подручные средства. Да и убийство, скорее всего, произошло спонтанно, не хотел наш неведомый злоумышленник своего оппонента жизни лишать.
    — А на кровати труп как оказался? — качнул головой заместитель прокурора.
    — Убийца и перенес, — сказал Нечаев.
    — Что же, — вздохнул Кураев. — Надо и это отработать.
    Положив карандаш на стол, он встал, заложил руки за спину и сделал несколько шагов по кабинету. Остановился и оглядел присутствующих:
    — Как вы понимаете, — сказал он, — мне уже звонили. Руководство института взволновано, а если учесть, что наш потерпевший работал в бывшей обкомовской больнице, сами понимаете, общественный резонанс у этого убийства большой. Люди звонят, интересуются…
    — Михаил Кальмаевич, — перебил прокурора Нечаев, — а в больнице покойный кем работал, если не секрет?
    Кураев недовольно глянул в его сторону.
    — Не секрет, — сказал он, — какие уж тут секреты! В гинекологическом отделении он работал, на профилактику женские органы ставил. Тебе это что-нибудь дает?
    — Пока нет, — сказал Нечаев. — Общую картину проясняет. Становится ясным, какая общественность прокуратуру и милицию донимает.
    — Тебе хаханьки, а прокурор области это убийство уже на контроль поставил, — сообщил Кураев. — Он даже сказал, чтобы я следователя на более опытного сменил, но я в Сашу верю. Справишься, Поцелуйко?
    Что ж, доверие начальства, похоже, и в самом деле окрыляет! После таких слов следак даже убийство Кеннеди распутывать взялся бы. Ну-ну, вольному, как говорится, воля. Плохо, что сам Нечаев не мог уйти от расследования этого дела. По крайней мере, с полмесяца придется работать по делу вплотную, а дальше, как жизнь даст — если повезет, то убийство раскроется, не повезет, оно зависнет в «глухарях», останется нераскрытым, и за него будут шпынять каждый раз, когда надо будет найти недостатки в работе отдела по раскрытию умышленных убийств.
    Из прокуратуры Нечаев уехал не в лучшем расположении духа, но в отделе его ожидал приятный сюрприз.
    — Иваныч, — встретил его улыбкой Примус, — мы мужика установили, который пальчики на стопке оставил. Глоба получил пальчики, а потом прокатал их по картотеке. На всякий случай. И представляешь — пальчики совпали!
    — Короче, — перебил его Нечаев. — Крутишься, как девица, которая никак не решит, выходить ли ей замуж или еще погодить. Чьи пальчики?
    — Зямин Михаил Дмитриевич, проживает по улице Чебышева, дом одиннадцать, квартира четырнадцать, — доложил Примус. — И вот что интересно: он с нашим покойником в одном институте работал. Доктор наук!
    — Вот, я же говорил, — искренне сказал Нечаев, — что в жизни все гораздо проще, чем мы предполагаем. Встретились, выпили, поспорили, один — в морг, другой — на тюремную шконку.
    — Сомнительно все это, — возразил Примус. — Солидные люди, ученые… Чего им за ножи хвататься?
    Он сидел на стуле, всем своим видом показывая готовность немедленно бежать, куда начальник прикажет, и делать все возможное для повышения раскрываемости тяжких преступлений против личности. Нечаев его хорошо изучил: если Примус становился таким деятельным, не иначе он со своим дружком оперуполномоченным Власовым собрался пивка попить.
    — Молодец Глоба, — повторил Нечаев.
    — Это ребят с имущественного надо благодарить, — сказал Примус. — Они в картотеку отпечатки Зямина влили. У него в прошлом году квартиру обокрали, ну, жулье наследило так, что пришлось и у него отпечатки брать. И надо же — пригодилось!
    — Надо его дернуть, — сказал Нечаев.
    — Иваныч, — взмолился Примус. — Поручи это кому-нибудь другому. Мне сегодня еще в район Комбайна ехать, и выборку в адресном сделать надо…
    — Знаю я твои выборки, — сухо сказал Нечаев. — В рабочее время пиво с Власовым сосать собрались в подсобке у Хромова. Думаешь, не знаю?
    — Нет, Иваныч, тебя обмануть, все равно что фабрику Гознака обокрасть, — восторженно сказал оперуполномоченный. — Заложили или сам догадался?
    — Кому вас закладывать! И так понятно — сидишь, ерзаешь, боишься, что Власов тебя не дождется.
    — Так ведь жара стоит! — жалобно вскричал Примус.
    — А что реклама говорит? — погрозил указательным пальцем Нечаев. — Чрезмерное употребление алкоголя может нанести вред вашему организму. Дуйте в институт и везите сюда этого самого Зямина.
    — А может, его немного подработать? — рассудительно заметил Примус. — Не стоит вот так, в лоб! Ускользнет гад!
    — Езжай, а то передумаю, — сказал Нечаев и посмотрел на часы. — К трем чтобы вы его приволокли. Ты меня понял, Евграфов?
    — А то, — сказал Примус. — Даже негативные последствия осознал.
    Рабочее время летит стремительно, даже жалеть начинаешь, что в сутках двадцать четыре часа. До трех Нечаев просматривал оперативно-поисковые дела по нераскрытым преступлениям, вдумчиво писал замечания, предлагал выполнить определенные мероприятия и устанавливал сроки исполнения. Вообще-то все эти указания нужны были только другим проверяющим, рангом повыше, чтобы те ввддои — в курсе начальник, бьется за повышение раскрываемости, не покладая пера. Когда зацепки есть, работа сама движется, а вот если их нет? Тогда и начинаются писать замечания. На подобные указания и исполнение бывает таким же. Берет опер бумагу и, покусав ручку, пишет, что на причастность к преступлению отработан гражданин Комариков, ранее судимый за нанесение тяжких телесных повреждений собутыльнику. К сожалению, установить факты, свидетельствующие о причастности Комарикова к данному преступлению, не представилось возможным. И подшивает он справку в ОПД. Глядите, господа-товарищи проверяющие, делается все и даже больше того, ну кто же виноват, коли не фартит?
    Нечаев совсем уже расписался, когда в кабинет заглянул Примус.
    — Сергей Иванович, — сказал он. — Зямин у нас сидит. Начинать — или сами работать будете?
    — Ждите, — велел Нечаев.
Глава третья
    — Что это?
    — А что ты видишь?
    — Что-то похожее на яйцо, которое обвила змея. Надеюсь, в этом есть свой смысл?
    — И довольно глубокий. Ты видишь символ древних Сферических Мистерий. Яйцо символизирует Космос, а змея — Творящий дух. А вместе они символизируют творение. Во время инициации скорлупа яйца разбивалась, и из эмбрионального состояния, в котором он находился до внутриутробного философского рождения, на свет появляется человек.
    — Где ты взял эту игрушку?
    — В антикварном магазине на Пражской купил. Кстати, антиквар мне и объяснил, как это все понимать. Ты когда-нибудь слышал о таком божестве, как Абракас?
    — И это серьезный ученый! Лауреат премии Менделя, почти член-корреспондент Академии наук! Уши вянут, Илья Николаевич!
    — Теперь я тоже считаю, что одно из самых больших преступлений христианской церкви — уничтожение всех доступных материалов о гностическом культе. Ты хоть когда-нибудь слышал о гностиках?
    — Под хороший коньяк можно и о гностиках поговорить.
    — Понимаешь, гностицизм предполагает два начала — мужское и женское. Ум, который все упорядочивает, в их понятии является мужским началом. Теперь ты понимаешь, почему в уме отказывают женщинам? Все, все в природе взаимосвязано. А Великую жизнь гностики считали женским началом. И опять понятно почему — все начинается с рождения, ведь так? А кто может родить лучше женщины?
    — Кроме женщины, ты хочешь сказать…
    — Нет, я хотел сказать именно то, что сказал. При современных научных знаниях можно сделать так, что мужик выносит ребенка не хуже женщины. Искусственно зачатого, естественно. Но сделает ли он это лучше женщины, ведь способность рожать ей дарована природой, а мужик ее может получить только благодаря все упорядочивающему и раскладывающему по полочкам уму. Видишь, как все складно получается?
    — Выступи с докладом на очередном заседании совета. Тебя будут топтать все, они даже отталкивать станут друг друга.
    — И это будет свидетельствовать об ограниченности ума. Видел я много ученых и нашел, что они не таковы…
    — А вот за эти слова тебя повесят прямо на ученом совете.
    — Слава Богу, я уже не имею к науке никакого отношения. Грызитесь сами. А мы на подножных кормах. Мне в больнице спокойнее.
    — От науки не убежишь, Илюша. Ей изменить нельзя.
    — Но ты все-таки послушай. Соединение Ума и Жизни приводит к образованию промежуточной среды. В ней и живет отец всего сущего, питая все материальные предметы. А точка равновесия порождает Демиурга. Демиург, в свою очередь, имеет своих; планетарных ангелов, которые занимаются созиданием.
    — Иди ты к черту со своими демиургами и планетарными ангелами. Я всегда подозревал, что тебе нельзя пить коньяк, но никогда не думал, что это настолько вредно. Закусывай, Илья Николаевич, бастурма неплохая.
    — Что значит «неплохая»? Хорошая бастурма. А главное — чистое мясо. Еще апостол Петр говорил, что младенца можно питать молоком, но сильных людей надо кормить мясом.
    — Тебе не мясо надо давать, а лечить от бредовых увлечений.
    — Нет, а все-таки представь себе планетарных ангелов! Вот мы пакостим, пакостим, всю планету засрали, а вдруг появляются эти самые планетарные ангелы, пожимают крыльями, снимают нимбы, засучивают рукава и начинают чистить загаженную Землю. Всю грязь вычищают вместе с людской накипью, представляешь?
    Зямин замолчал.
    Он размял сигарету, закурил и посмотрел на Нечаева.
    — Вот, пожалуй, и все, — сказал он. — Я сразу понял, что вы меня вызываете из-за Медника. В институте уже знают. Завтра похороны. У него же в городе никого нет, его институт хоронить будет совместно с больницей. В основном такой у нас разговор вышел. Может, что-то еще по мелочам, поэтому я не запомнил.
    А еще мы о работе разговаривали. Медник уволился, но ведь сами знаете, мысли с увольнением не проходят. А у него были интересные мысли, очень интересные. Правда, боюсь, вам это не нужно.
    Евграфов одурело посмотрел на Нечаева. С такими беседами он сталкивался впервые в жизни. Клиенты отдела обычно разговаривали на иные темы — кто с кем и сколько выпил, кто и что кому-то должен или кто у кого женщину увел или как-то иначе обидел. А чтобы разговоры о демиургах были, о планетарных ангелах…
    — Вы сами к нему домой пришли или вначале встретились где-то? — спросил Нечаев.
    — Он зашел ко мне на работу. Дело в том, что полгода назад у них был спор с профессором Гайдуковым из Питера. Ну, суть спора не важна. Поспорили они на бутылку «Курвуазье». Илья спор выиграл. А Гайдуков человек обязательный, он передал выигрыш через меня. Я как раз в командировке в Питере был, в его институте. Я Илюше звоню, говорю, так, мол, и так, Гайдуков тебе коньяк прислал, заходи, заберешь бутылку и пакет. Он говорит, что еще за пакет? А я ему говорю: так Гайдуков профессор, разве он тебе позволит коньяк без закуси дуть? Он ко мне приехал в пятницу, уже к концу рабочего дня. Мы еще задержались на часок, я ему элементы новой программы показывал, советовался о некоторых делах. Потом передал ему сверток от Гайдукова…
    А он говорит, слушай, Мишка, поехали ко мне? Посидим, поболтаем. Мне, говорит, этот коньяк беречь ни к чему, я один живу, а вечерами так тоскливо бывает. Я его понимаю, когда от меня первая жена ушла, я на стенки от тоски кидался. Так мне одиноко и погано было!
    — А что, у Медника тоже жена ушла? — поинтересовался Нечаев.
    — Нет, — сказал Зямин. — Он вообще не был женат. Илюшка удачливый был и в работе, и в отношениях с женщинами, очень легко у него с ними выходило, может, потому и не женился. Но я думаю, что после увольнения у него настроение тоже не очень хорошее было. Программу его забодали на Ученом совете, а работать на дядю Илья сам не захотел. Но мне казалось, что вас тот вечер интересует…
    — Да, да, — торопливо сказал Нечаев. — Извините, что перебил.
    — Ну, пришли мы к нему. У него в квартире бардак. Он меня на кухню послал, а сам решил прибраться немного. Я порезал все, стопочки приготовил, зашел в комнату, и как раз тогда это яйцо, опоясанное змеей, и увидел. Илья был мужик странный, загорался быстро и быстро остывал, но если затеивал что-то делать… Вот понравилось ему это яйцо, он на него, не задумываясь, мою месячную зарплату истратил, не меньше. А если честно говорить, на кой ляд оно ему сдалось? И идеи этих гностиков… Это ведь даже не вчерашний день, это до Аристотеля, до христианства было. Какие, к дьяволу, планетарные ангелы?
    — Давайте все-таки ближе к теме, — подал голос Евграфов, посмотрел на Нечаева и нервно огладил свою лысину.
    — Да, да, — встрепенулся Зямин. — Извините, это меня в сторону унесло. Ну, посидели мы немного, выпили. Нет, мы даже бутылку не допили, настроения не было. Помню, я ему еще сказал: зря ты, Илюша, из института ушел. Ну, потрудился бы с годик на Папу, а потом лабораторию получил. А он мне сказал, что в гробу он нашего Папу видел в белых тапочках, у него теперь возможности для научной работы больше, чем раньше были. Но я-то вижу, что он с обидой это говорит. Простить он не мог, что его направление закрыли.
    Сидели мы с ним где-то до половины десятого, потом я от него позвонил, такси вызвал. Вы ведь знаете, сейчас время такое, опасно в позднее время по улицам ходить. Недавно вон одному моему соседу голову проломили. Вот и с Илюшей такое вышло… Страшно подумать.
    — Папа — это кто? — деловито поинтересовался Примус.
    — Папа — это Папа, — не думая, отозвался Зямин. — Директор института. Это с ним у Ильи отношения не сложились, директор хотел, чтобы Медник провел серию опытов под его идеи, но Илья же гордый, у него от собственных гениальных идей голова пухнет!
    — Во сколько вы уехали?
    — От Ильи? — Зямин подумал. — Часов в десять, но это неточно. На часы я не смотрел. Но это можно уточнить, таксист ведь знает, во сколько он к дому подъехал.
    — А это было такси? — спросил Нечаев.
    — Наверное, — Зямин снял очки и дужкой почесал висок. — Светлая такая и с огоньком зеленым. А что же это могло быть, кроме такси? Я ведь машину через диспетчера вызывал.
    Примус проводил свидетеля (что Зямин — не убийца, у Нечаева сомнений уже не оставалось) и вернулся в кабинет. Вопросительно глянул на начальника.
    — Вот так, — сказал Нечаев. — А как хорошо начиналось! Пальчики, ножик…
    — Может, врет? — безнадежным голосом спросил Примус.
    — Время, — сказал Нечаев. — Такси. Чую я, что пустышку тянем, но доработать этот момент нужно до конца. Жильцов всех опросили?
    — Всех, — грустно сказал Примус. — Никто, ничего…
    — Слушай, — вдруг вспомнил Нечаев. — Ты ведь при осмотре тоже присутствовал, так? Ты это яйцо, опоясанное змеей, видел?
    — Внимания не обратил, — сказал Примус.
    — И я его не помню, — озабоченно сказал Нечаев.
    Домой он попал около девяти вечера. Привычное время, раньше не получалось. Жена сидела на кухне и читала журнал.
    — Есть будешь? — спросила она, глядя на Нечаева поверх очков.
    — Разве что чаю, — с сомнением сказал Нечаев.
    Жена налила ему чашку чая, но из кухни не уходила, топталась рядом со столом, и по всему ее виду можно было понять, что хочет она что-то спросить, да не решается. Давно ее Нечаев отучил интересоваться его работой. Но на этот раз любопытство все-таки пересилило.
    — Сережа, правду люди говорят, что Медника убили?
    — Да что же это такое? — возмутился Нечаев. — Да кто он такой, этот ваш Медник, что о нем весь город говорит?
    — Здрасьте! — даже обиделась жена. — Конечно, тебе это не надо. Вам, мужикам, одно подавай! А Илья Николаевич такой специалист, лучше его в городе нет! Да что в городе, в стране такие поштучно считаются, дар у него от Бога, только вам, мужикам, этого никогда не понять!
    Фыркнула и отправилась смотреть сериал «Обреченная на любовь».
Глава четвертая
    — Что скажешь, Евграфов?
    Примус пожал плечами.
    — Не соврал наш доцент, — сказал он. — В десять ноль пять он от Медника уехал. Таксист подтвердил. И запись в журнале у диспетчера подтверждает. Только ведь это ничего не доказывает, он вполне мог вернуться. Помнишь, как начальник лаборатории НИИ АСУ свою лаборантку прихлопнул, когда разводиться не захотев?
    — Ты сам до этого дошел или подсказал кто? — сухо спросил Нечаев.
    — Ну, — потупился Примус.
    — Времени у тебя свободного много. Да и я хорош, не проявляю должной требовательности к подчиненным.
    Примус смущенно улыбнулся.
    — Да ладно тебе, Иваныч, скажешь тоже! Пашем, как негры на плантации, за сущие гроши. Мне уже жена иногда говорит, лучше бы ты грабителем был, больше бы денег в семью приносил.
    — Ну, правильно, — ворчливо сказал Нечаев. — Ты — бабки в дом, сам на нары, а у нее сладкая жизнь на награбленные тобой денежки.
    — Разведусь, — пообещал Примус. — Пускай за урку замуж идет!
    — Все мы хорошие, когда спим зубами к стенке, — вздохнул Нечаев. — Вот такой хороший и нашего Медника грохнул. Кстати, сегодня похороны, кажется, в два. Ты бы съездил, покрутился, чем черт не шутит, а? Все равно я тебя на это дело наметил.
    — Иваныч, — сразу же заныл Примус. — А оно мне надо? С этого дела одни неприятности катят, я это дело нижней частью спины чувствую.
    — Ты что же думаешь, — наставительно сказал Нечаев, — только начальству все огребать? Сидите за широкой спиной, у тебя, например, уже полгода ни одного взыскания не было, а у начальника за тот же период — три выговора!
    — Так это кто на что учился, — нахально заявил Примус и, увидев нехороший блеск глаз начальства, поспешил добавить: — все, Иваныч, все! Уже молчу.
    — Ты не молчи, ты работай, — вздохнул Нечаев. — Ты сводку сегодняшнюю читал?
    Сам он ее еще на оперативке у начальства прочитал и понял — вот они, неприятности, все в одном коробке, даже искать не надо, сами на голову сыплются.
    — А как же, я с нее рабочий день начинаю, — сказал Примус.
    — Хреново начинаешь. Ну, отгадай с трех раз, на что ты внимания не обратил?
    — Три трупа за вчера, — вслух задумался Примус. — Две раскрытых «бытовухи» и один без признаков насильственной. Похоже, бомжара. Краж пяток, угонов несколько… Автомат Калашникова в Краснореченском районе изъяли… Да не было там ничего особенного, Иваныч!
    — Вчера ночью в гинекологическое отделение первой больницы забрались, — сказал Нечаев. — Тебе это ни о чем не говорит?
    — А с каких это пор нас кражи должны интересовать? — резонно сказал Примус. — Я, Иваныч, не специалист по прокладкам с крылышками. — Он озадаченно смотрел на начальника, потом вдруг забормотал: — Постой, постой, это где покойный Медник работал?
    — Истину говоришь, — удовлетворенно подытожил Нечаев. — Тебе не кажется, что кража и смерть Медника могут быть взаимосвязаны?
    Оперуполномоченный посидел, задумчиво морща лоб.
    — Запросто, — сказал он. — Скажем, сделал этот Медник аборт неудачный. А его за это к ногтю. Могло такое случиться?
    — Могло, — согласился Нечаев. — Но не случилось. Если бы выясняли, кто в неудачном аборте виноват или адрес врача искали, то это сделали бы до убийства Медника, а не после.
    — Что-то искали?
    — Это больше похоже на истину, — сказал Нечаев. — В общем, информацию к размышлению я тебе дал. Давай, дуй на кладбище, а то все самое интересное пропустишь. А потом в районное отделение забеги, полистай материал по краже в гинекологии.
* * *
    На кладбище поехали не все, а на поминки и того меньше. На Примуса никто особого внимания не обращал, как обычно в таких случаях получалось: работники института думали, что он из больницы, а работники больницы — что он представляет институт. Говорили хорошие слова. Обычное дело, прощаются люди с товарищем по работе, обещают помнить, тем более что местком, или что там теперь в институте вместо него, водку выставил. И вел себя народ интеллигентно, пил положенное, закусывал и уходил, никто песен в память о покойном не запевал, никто не кричал, мол, осиротели мы, братцы! Нет, все пристойно было, Примус сам пару стопок опрокинул с самым сокрушенным видом: эх, Илюша, Илюша, ну как же так!
    Только в туалетной комнате, когда народ руки мыл, он вдруг краем уха услышал непонятное и в траурные речи не вписывающееся.
    — Правильно сделал, что не согласился, — сказал толстогубый мужик с кустистыми и черными, как у Брежнева, бровями. — Слишком деньги Илья любил. Не удивлюсь, что и смерть его как-то с деньгами связана будет.
    — Миша! Миша! — урезонили мужика из кабинки. — Ну, зачем? Сам знаешь, de mortuis aut bene aut nihil!
    Примусу очень хотелось увидеть этого любителя латыни, но тот, кого из кабинки назвали Михаилом, неожиданно так свирепо и подозрительно посмотрел на оперуполномоченного, что тот поспешил покинуть туалетную комнату, старательно делая вид, что разговор совершенно его не интересует.
    Прямо с поминок Евграфов поехал в районный отдел милиции, на территории обслуживания которого находилась бывшая обкомовская больница.
    Материал по проникновению в отделение гинекологии Первой больницы был собран и зарегистрирован в журнале учета информации.
    — Примус, ты с какого дерева упал? — удивился начальник районного уголовного розыска Леня Кудашов. — Там же заведующая отделением Любовь Николаевна Кучкина. А ты знаешь, кто у нее папа?
    Папа Кучкиной был заместителем губернатора. При таком козыре Примус и сам бы кинулся регистрировать материал и вносить его в сводку.
    — А что украли-то? — смиряясь с положением дел, поинтересовался он.
    — А ничего, — сказал начальник уголовного розыска. — Пачку историй болезней уперли, а больше там и брать нечего. Слышь, Примус, представляешь, у них там комнатка есть, так и называется «мастурбационная». Я заглянул, все там чин по чину, диванчик удобный, на стене портрет Алки Пугачевой, на столике журнальчики соответствующие, занавесочки веселенькие — интим, в общем.
    — Гонишь? — постарался не поддаться Евграфов.
    — Зуб даю! — ухмыльнулся Кудашов.
    — А Алка на фига?
    — Значит, есть люди, которые на нее западают.
    — Слушай, но если ничего ценного не украли, зачем вы материал регистрировали? — спросил Евграфов.
    — Что я себе враг? — удивился начальник розыска. — Там вою было! Она же сама приезжала. А так у нас все чин по чину: материальчик собран, зарегистрирован, по сводке прошел, а там мы его по малозначимости откажем, и хрен кто прикопается. Усек, Васек?
    — Слушай, — Примус бросил материал на стол. — В отделении мужик один работал, Медник его фамилия. Его вчера дома грохнули. С ним это не связано?
    — Как это не связано? — немедленно отреагировал начальник розыска. — Это ведь в его кабинет и залезли. Он там кабинет андрологии возглавлял, если я правильно запомнил название. Так что, материал заберете?
    — Нет уж, — сказал Примус злорадно. — Ты его регистрировал, ты и отказной гондоби. А мы для себя на всякий случай ксерокопии снимем. Усек, Васек?
    Кудашов поскучнел.
    — Ладно, — сказал он. — Копируй.
    — Вы хоть установили, чьи истории болезней уперли?
    — Установи их, — вздохнул Кудашов. — Журнал регистрации тоже утащили.
    — А чего-нибудь интересного на рабочем месте Медника не нашли? — Примус работал с ксероксом, словно всю жизнь в канцелярии провел. Пачка листов рядом с ксероксом росла.
    — Нашли, — сказал Кудашев. — Два интимных журнальчика. Потом оказалось, что их по линии Минздрава рассылают. Во жизнь пошла! Государство заботится!
* * *
    Хорошо, когда ты на машине. Никогда бы безлошадному оперуполномоченному не успеть выполнить тот объем работы, который успел в этот день сделать Примус, прежде чем предстал перед глазами начальства.
    — Ну? — спросил Нечаев.
    Он только что вернулся с заслушивания, где обсуждалось соблюдение режима секретности в убойном отделе. Поводом к тому послужили документы с грифом «секретно», оставленные в верхнем ящике стола оперуполномоченным Хрипуновым и обнаруженные бдительным инспектором штаба, чтоб ему всю жизнь инструкцию по обеспечению режима секретности читать! Ничего хорошего на заслушивании не было, единственным утешением оказался тот факт, что дисциплинарного взыскания на Нечаева не наложили, а дали две недели на устранение отмеченных в справке штаба недостатков. Нашли ему занятие, вместо сплава по реке и ловли медных медленных линей в затонах!
    — Был на похоронах, — доложил Примус. — Хорошо нашего клиента хоронили, речи прочувствованные произносили, поминки с сервелатом и малосольными огурчиками…
    — Причастился? — хмуро глянул на него Нечаев.
    — Исключительно в интересах дела, — развел руками Примус. — Все в исключительно хвалебных интонациях. Правда, один типчик, извиняюсь, в туалете сказал, что слишком наш покойный деньги любил. Потому, мол, и из института ушел, не захотел чистой наукой за гроши заниматься.
    — И кто это сказал?
    — Пока не знаю, — повинился Примус. — Но я его срисовал. Он точно из института, я его там найду, внешность у него запоминающаяся — толстогубый мужик, как Роберт Рождественский, а брови заставляют о Брежневе вспомнить. С такими приметами я его запросто найду.
    — Ещё что?
    — Зямин наш характеризуется положительно. Женат, двое детей, работает старшим научным сотрудником, одно время в лаборатории Медника трудился, пока ее за бесперспективностью работ не разогнали. Все говорят, что спокойный мужик, мухи не обидит, а чтобы с ножиком на человека кидаться — это вообще даже представить нельзя.
    — Это я и сам понял, — кивнул Нечаев. — Короче, Коля, мне еще на совещание в УВД ехать. Как им не надоест заседать по три-четыре раза в день, и все по пустым вопросам.
    — «Прозаседавшиеся», — охотно согласился Примус, — говоря словами великого поэта — вот бы еще одно заседание по искоренению всех заседаний.
    — Балагур! — проворчал Нечаев. — Вот повзрослеешь немного, займешь кресло начальника, поймешь, каково это — кроссворды на коллегии разгадывать, каждую минуту ожидая, что тебя поднимут и потребуют к отчету.
    — Будем расти, — согласился Примус. — Еще я по проникновению в отделение гинекологии заехал. Так вот, Иваныч, ты как в воду смотрел, именно в кабинет Медника и залезли. Разжились воры там негусто. Всего шесть историй болезней взяли. Какие именно, пока непонятно — они и журнал регистрации с собой утащили. Но! — Примус с довольным видом поднял палец, явно радуясь своей сообразительности, — одного они не учли: все назначенные процедуры или предполагаемые анализы записываются на бумажечке и передаются дежурной сестре, а та вносит их в суточную ведомость. С указанием фамилий, естественно. Ну, нам, значит, остается только сличить их с теми историями болезней, которые остались, и эмпирическим путем вычислить искомые.
    — Умный ты очень, Коля, — вздохнул Нечаев. — Эмпирическим… искомое… Сделал?
    — Старшей сестры не было, — сказал Примус. — Она отпросилась, а папка с ведомостями у нее. Так я на завтра договорился. Говорят, очень милая женщина.
    — Так, — сообразил Нечаев. — Значит, в больнице ты тоже побывал? Это хорошо. И чем наш потерпевший там занимался?
    — Возглавлял кабинет контроля над репродуктивными функциями, — с удовольствием сказал Примус. — А заодно обучал правильным методам мастурбации. Похоже, еще тот специалист был! А еще он отвечал за искусственное оплодотворение, имеется в больнице такое направление.
    — Это еще на кой дьявол? — удивился начальник убойного отдела. — Ну, я понимаю, встретились двое, то там, се, со взаимным удовольствием, точка, точка, огуречик, вот и вышел человечек. А искусственным путем, в пипетке, скажем, смысл-то какой?
    — Это вы, товарищ начальник, от медицинской безграмотности, — нахально объявил Примус. — Ведь еще бывают случаи, когда огуречик не работает или, скажем, у семейной пары все хорошо, ну просто прекрасно, а с детьми, как ни бьются, ничего не получается. Хоть в две смены по-стахановски работай! Вот тут-то специалисты посильную помощь и оказывают.
    — Личным примером? — хмыкнул Нечаев.
    — Уточню и доложу, — пообещал Примус. — Но это еще не все, товарищ начальник. Я в морг к трупорезам забежал по дороге, хотел копию акта вскрытия и освидетельствования взять. А там уже гистология готова. И вот что интересно, товарищ начальник, в крови у нашего покойничка обнаружены следы сильнодействующего препарата. При инъекции таких препаратов человек ощущает приток сил, переоценивает свои возможности, а главное — становится болтлив.
    — Пытали? — задумчиво спросил Нечаев.
    — Похоже, — кивнул Евграфов.
    — Да, — вздохнул начальник убойного отдела. — На бытовуху это не похоже. Это что же получается? Нашего потерпевшего пытали, потом вульгарно прирезали ножом…
    — Его собственным ножом, — быстро вставил Примус. — Я показывал фотографию коллегам, с которыми он на пикники выезжал, признали — его ножичек.
    — Собственным ножом, — повторил Нечаев. — Потом поехали к нему на работу, все там перерыли, похитили несколько историй болезней… Ну, и картиночка вырисовывается, такого у нас давненько не было. Что скажешь, Коля?
    — То и скажу, — нарочито пригорюнился Примус. — Сдается мне, это «глухарь», гражданин начальник, и он уже токует! Кстати, я со следователем разговаривал. Яйца, овитого змеей, в квартире не было, это он точно помнит. И я так думаю, вещичка оригинальная, она бы обязательно бросилась в глаза. А коли такого не случилось, то ее, скорее всего, в квартире уже не было.
Глава пятая
    Неделя работы по убийству Медника ничего не дала.
    Евграфов провел сверку документов в гинекологическом отделении больницы. Старшая сестра Вика Строева и в самом деле оказалась довольно милым созданием, крайне циничным и прагматичным. В первый же день, встав с клеенчатого дивана, стоявшего в ее кабинете, и поправив халат, она безапелляционно заявила:
    — Потрахаться с тобой, Коля, можно, но в любовники ты не годишься!
    — Это почему? — несколько обиженно поинтересовался Примус.
    — Денег вам, ментам, мало платят. Любовник должен подарки дорогие дарить, в кабаки даму сердца водить… А с тобой всю оставшуюся жизнь придется сухое вино по кабинетам пить и у знакомых ключики выпрашивать от квартиры или дачи.
    Поцеловала его в щеку и примирительно предложила:
    — Ну, будем работать?
    Через час они уже знали, чьи истории болезни исчезли после взлома отделения.
    — Я сейчас карточки принесу, — сказала Вика.
    Исчезли истории болезней женщин, данные которых Примус занес в отдельный списочек вместе с адресами:
    Бекталова Анна Гавриловна, полных лет 27, Коршунова Галина Григорьевна, полных лет 36, Фастова Татьяна Николаевна, полных лет 32, Новикова Анна Сергеевна, полных лет 34, Редигер Анна Густавовна, полных лет 30, Гриц Елена Васильевна, полных лет 28.
    Все они подверглись искусственному оплодотворению.
    — Слушай, Вика, — Евграфов разглядывал список, — а данные о донорах есть?
    — Нет, — сказала старшая сестра, устраиваясь к нему на колени и просматривая список. — Данными о донорах владел только Илья Николаевич.
    — Но это неправильно! — Примус провел свободной рукой маленькую разведку, которая выявила полную благосклонность партнерши. — Он ведь мог заболеть, под машину попасть! Да мало ли что могло случиться? А у вас там совместимость, резус-факторы, группы крови, верно?
    — Все это есть на карточке, — пробормотала Вика, расстегивая халатик. — Фамилии донора нет. Да, не озирайся ты, Колечка, испуганно, я дверь заперла и Машке сказала, чтобы нас не беспокоили, — щелкнула Примуса по носу и тихонько добавила: — в связи со сложностью выполняемой работы!
    Позже, провожая Евграфова к выходу, Вика смешливо глянула ему в глаза.
    — Ты уж заглядывай, Коля.
    — Ты же сказала, что я в любовники не гожусь? — удивился Примус.
    — Я же не сказала, что ты вообще ни на что не годишься, — хихикнула Вика и на мгновение прижалась к нему боком, жаркость которого ощущалась даже через халат. — Фиг с ним, сойдет и сухач с коробкой конфет!
    Евграфов направил на каждую из женщин задание на производство установки по месту жительства, а сам занялся другими делами.
    Ему удалось установить человека, столь нелестно отозвавшегося о Меднике на поминках. Им оказался младший научный сотрудник одной из лабораторий Института физиологии человека Михаил Соломонович Пинхасик. В институте его иногда называли «кружаным» — Пинхасик всегда был полон идей, подчас весьма оригинальных, но не отличался усердием, которое могло бы огранить камень идеи до бриллианта научной гипотезы.
    — А что я? — удивился Михаил Соломонович. — Разве я такое говорил? Говорил? А где? Не может быть, разве это место для серьезных разговоров? Ах, вы утверждаете, что я все-таки сказал?
    Кустистые брови на лбу образовали задумчивый угол.
    — То-то мне ваше лицо показалось знакомым, — сказал он Примусу. — А вы, значит, при этом разговоре присутствовали? Я вас помню, молодой человек, вы еще делали вид, что заняты делом, хотя любой нормальный человек, прежде чем приступить к нему, обязательно расстегнет ширинку. А вы этого не сделали, из чего я заключил, что наш разговор интересует вас куда больше, чем сохранность ваших джинсов. Вы не обижайтесь, молодой человек, на правду грешно обижаться.
    Значит, вы говорите, я очень нелестно отозвался о Меднике? Не буду спорить, но вам не кажется, что человек имеет право на собственное мнение? Ах, вы считаете, что для такого мнения нужно иметь какие-то основания? Я вас правильно понял? А у меня были такие основания. Были, и все.
    — Так поделитесь, — сказал Примус. — Ведь человека убили.
    — Человека? — брови взлетели на середину лба. — Хапугу, молодой человек! И я не уверен, что это убийство надо обязательно раскрывать, ведь могут пострадать хорошие люди!
    — И все-таки, — упрямо гнул линию Примус. — Хотелось бы услышать что-то более конкретное. Вы говорите общие слова, Михаил Соломонович, любого человека можно так обвинить. Виновен, мол, и все дела! Вы ведь ученый, Михаил Соломонович, знаете, что любая теорема требует доказательств.
    — Это вы мне говорите? — брови Пинхасика сошлись над переносицей. — Мне? Между прочим, молодой человек, то, что я сказал, совсем не теорема. Это аксиома, слышите меня, ак-си-ома! Знаете такое слово? В отличие от теоремы, аксиома не требует доказательств. Но если вам нужны доказательства — извольте! Ваш хваленый Медник опубликовал с Башлачевым серию работ во французском «Вестнике». Между прочим, неплохие работы. А когда Башлачев обратился по поводу гонорара, ему объяснили, что весь гонорар получил Медник. Представляете? Это порядочно? Вот видите, вы со мною соглашаетесь! А история с продажей машины Сомову? Что? Вы не знаете этой истории? Интересно у нас расследуются дела! Медник продал свою старую «десятку» Сомову из административно-хозяйственного отдела. Они оформили все через комиссионный магазин, а когда Сомов стал забирать машину, оказалось, что Медник снял с нее кондиционер, японскую автомагнитолу и разные мелочи, которые делают машину привлекательнее. Я вам прямо сказал — хапуга! Ничего святого нет у человека! Он и из института потому ушел, что за длинным рублем погнался! Не секрет, что институт испытывает определенные финансовые трудности, некоторые направления пришлось временно сократить, а наш Медник уходит! И куда он уходит, разрешите полюбопытствовать? А он в абортарий идет, на передний край капиталистического производства. Два пальца, понимаете ли, в бабу сунул, пятьдесят баксов в кармане. И не говорите мне, что он с директором во взглядах не сошелся. Раньше он с ним прекрасно сходился…
    Пинхасик вдруг замолчал. Брови его сошлись в печальный недоумевающий уголок.
    — Впрочем, — неловко буркнул он, — вам это будет неинтересно. Вам ведь, молодой человек, убийц надо искать? Вот и ищите, а я вам в этом деле ничем помочь не могу.
    — Михаил Соломонович, — ласково сказал Примус. — А ведь вы его сильно не любите, очень сильно. Так сильно…
    — Что готов сам его убить? — закончил Пинхасик. — Увольте меня от ваших подозрений. Погодите! Вы официально это говорите? Я ведь и в суд подать могу!
    — Избави Бог, Михаил Соломонович, — поднял руки Примус. — У меня времени нет по судам ходить. Я это к тому, что вы тоже о покойнике не слишком лицеприятно высказываетесь. Правда, Медник вас в суд уже не потянет.
    Любителем латыни оказался сотрудник института Иван Николаевич Ровный.
    Надо сказать, что фамилию он свою оправдывал — напоминал круглый ртутно-упругий шарик, полный энергии и стремления куда-то бежать. Он, и сидя на стуле, поминутно шаркал ногами и озирался на дверь. Совсем не под стать поведению у него была речь — тягучая, медлительная, акцентированная, словно Ровный пытался разжевать каждый звук.
    — Что я могу сказать? Талантливый человек Илья Николаевич… был, — поправился Ровный. — Порой он такие идеи выдвигал, два института нужно было, чтобы его мысли освоить. Только откуда второй институт взять, тут и первый уже на ладан дышит. Сами знаете, прежнего финансирования нет, а меценаты в наше время штука редкая, каждый больше о себе заботится. Повезло ему. Медник у нас в институте вопросами генетической модификации человеческого организма занимался. А какая уж теперь модификация, нам бы популяцию русского человека сохранить, каждый год около миллиона вымирает… Ну, да это вы не хуже меня знаете. А, как известно, de nihilo nihil, переведу, если не поняли, — из ничего ничего не получится. Но это к слову, а так я даже затрудняюсь решить, чем бы вам мог быть полезен… Решительно не представляю.
    — Враги у него в институте были?
    — Врагов не было. Недоброжелатели, конечно же, как без них… А вот врагов не было. Чего не было, того не было. Это я вам de visu, как очевидец, говорю. Он ведь человек не женатый был, конечно, в каждой компании свой, на гитаре хорошо играл, с бардами водился. Одно время он у нас в институте концерты устраивал — то Розенбаума пригласит, то Дольского, то Митяева…
    Вот Пинхасик на него и злился, кричал, что Медник на «левых» концертах этих бардов свою копейку имеет. Но вы на Михаила Соломоновича внимания не обращайте, он мужик, в общем-то, неплохой, только все кажется ему, он честный, а вокруг люди… как это помягче выразиться… ну, особой щепетильностью не отличаются. Говорят, он раньше тоже компанейский был, а как назад из Израиля приехал…
    — А что, он в Израиль выезжал?
    — Да, — кивнул Ровный. Со стороны было забавно наблюдать, как маленький розовый шарик прокатился чуть вниз по большому и вернулся назад. — На историческую родину, как говорится. Но что-то ему там не понравилось — то ли он с начальством характерами не сошелся, то ли под ракеты палестинцев попал. Два года пожил и назад запросился.
    — Вот вы сказали, что Илье Николаевичу Меднику сильно повезло. Я бы не назвал смерть везением. А что вы имели в виду?
    Ровный осторожно улыбнулся.
    — Конечно же, я имел в виду совершенно иное, — сказал он. — Понимаете, когда ему главврач Первой больницы предложил перейти к нему, это было безусловным везением. Там Илья Николаевич имел возможность продолжить свою научную работу. Хотя и не в институтских объемах. Но дело даже не в масштабах… Как бы вам это объяснить… У нас всегда стараются чистую науку подтянуть к производству, так вот, выражаясь фигурально, Илья Николаевич как раз оказался на производстве, теснее смычки и придумать было нельзя. In praxi, как говорится. Наука всегда зиждется на статистике, которая либо подтверждает правило, либо дает возможность изучить исключения из него. А в иных случаях, я не могу это прямо утверждать, только предполагаю, как высококвалифицированный специалист, Илья Николаевич мог вмешиваться в процессы для получения конкретного результата.
    — А если попробовать выразиться прямее? — поинтересовался Примус.
    — Искусственное оплодотворение, — сказал Ровный. — Вы даже не представляете, сколько у нас в стране людей, страдающих бесплодием, и сколько мужчин, совершенно не способных на полноценный половой акт.
    — И что это, денежное занятие? — чувствуя, что слегка краснеет, поинтересовался Примус. Никогда он не думал, что может покраснеть в процессе такой пустяковой беседы. Ему изнасилованных женщин приходилось опрашивать сразу же после их обращения в милицию, так вот это, надо сказать, те еще были беседы, но в них краска в лицо оперуполномоченному не бросалась.
    — Это вы Михаила Соломоновича наслушались, — понял Ровный. — Ну, не буду скрывать, занятие это довольно денежное, если ты, конечно, специалист в вопросе. И не просто специалист, а дипломированный, признанный профессионал. Вы никогда не задумывались, почему иностранцы у нас детишек усыновляют? Да и внутри страны на детей с хорошей наследственностью тоже очередь. А все потому, что бичом нашего времени является бесплодие. Но чужой ребенок — это все-таки чужой ребенок. А человек, который даст вам возможность иметь собственное потомство… Да бы его на руках будете носить! Я доступно излагаю?
    — Доступно, доступно, Иван Николаевич, — ласково сказал Примус. — Даже такой тупица, как я, и тот проникся.
    Ровный порозовел.
    — Извините, это я по привычке. Так вот, Илья Николаевич был не просто авторитетом, он был специалистом. Женщины на него просто молились. Ведь он дал им счастье материнства. Многие, очень многие жалеют, что какие-то негодяи лишили нас такого первоклассного специалиста. Последнее время Илья Николаевич занимался вопросами клонирования. Знаете, клонирование, как способ борьбы с бесплодием, это очень смело, очень. А плюс генетические модификанты… Тут он намного вперед убежал. Но, как говорится, in patria natus, поп est propheta vocatus. Определенных успехов Медник в этом направлении точно добился. Так что надо сокрушаться, что Ильи Николаевича больше нет с нами. Его профессионализм, его познания тянули на любых весах куда больше, чем некоторые отрицательные черты, которыми, к сожалению, был наделен и он.
    — Вы имеете в виду стяжательство?
    Ровный взмахнул рукой.
    — Что вы, дорогой мой, что вы! — кажется, он уже совсем освоился и даже забыл, что находится в милиции. — Кто из нас не любит денег? Нам их всегда не хватает. А Илья Николаевич… он… как бы это вам сказать, он иногда слишком резким был, безапелляционным, Пинхасика он, например, безграничной бездарью назвал, когда тот между Россией и Израилем метался и в сторону Америки в то же время поглядывал. Зло, хлестко, согласен. Но ведь остроумно, верно?
    — Я слышал, сейчас над клонированием многие работают, — осторожно закинул удочку Примус. — И у нас, и за бугром…
    — Да, — согласился Ровный. — В этом направлении работают многие. Но с животными. Про овечку Долли слышали? А про кролика Роджера? Его американцы из одной клетки вырастили. Добились бы, конечно, большего, если бы не постоянные запреты по тематике исследований. Это, конечно, всех угнетает, а Илью Николаевича угнетало особо. Когда его лабораторию прикрыли, он и подался работать в больницу. Оборудование там примерно такое же, а контроль на порядок ниже. Вам бы не со мной на эти темы поговорить.
    — А с кем?
    — С Гнатюком Андреем Георгиевичем, он вроде правой руки у Медника в нашем институте был. Интереснейшие работы проводил по исследованию фантома ДНК. Кстати, он на днях странную фразу обронил, мол, говорил он Илье Николаевичу не ввязываться в одну историю. Там, где религия, говорит, там всегда фанатики, а от них всего можно ожидать. Но Гнатюк с вами разговаривать не будет, очень он смерть Ильи Николаевича переживает. Понятное дело, такая связка нарушилась — Медник больше теоретик, а у Гнатюка руки золотые. То, что у Медника на кончике пера возникало, Гнатюк всегда в зримые формы мог воплотить.
    — А что это за фантом ДНК? — поинтересовался Примус.
    — Боюсь, мои объяснения покажутся вам слишком сложными, — с сожалением на лице сказал Ровный. — Если в упрощенной форме, то дело выглядит так: если провести измерения ДНК лазерным лучом, а потом ДНК уничтожить, то в последующем замере пустого места, где находилась уничтоженная ДНК, луч лазера рассеивается. Спектр получается таким, словно в пустом пространстве по-прежнему находится целая и невредимая ДНК. Впрочем, это вотчина Гнатюка и Медника. Медника вам спросить не удастся, а вот Гнатюка попробуйте разговорить. У меня вообще впечатление такое, что он кое-что знает о несчастье, которое постигло Илью Николаевича.
    Надо же так деликатно выразиться об убийстве!
    Беседовать с людьми было интересно, но ничего особого в понимание сути дела они добавить не могли. Так, разговоры вокруг да около.
    — Гнилое дело, — жаловался следователь, к которому Примус заезжал каждый день. — Допрашиваю каждый день, но не дурак ведь, чувствую, что пустую работу делаю!
    У Примуса было точно такое же чувство.
    Трупорез Николай Семенович Краишев, правда, немного обнадежил:
    — Слышь, Примус, — сказал он, разливая по стопкам водку. — Я из-под ногтей этого Медника немного чужого эпидермиса надергал, может сгодиться, когда у вас подозреваемый появится. Одно могу пока сказать: нулевая группа у этого типа, и явно не негр, хотя количество меланина увеличено. Могу предположить, что убийца был южанин — или кавказец, или выходец из Средней Азии. Ты мне его найди, тезка, тогда я тебе точно пальцем ткну.
    — Пошукаем, — сказал Примус, отправляя в рот холодную обжигающую водку.
    Посидел немного, пережидая удар по желудку, лениво пожевал соленую капустку.
    — Что, никаких концов? — сочувственно спросил Краишев.
    Примус кивнул.
    — Бывает, — сказал патологоанатом, вновь наполняя стопки. — Ну, зависнет «глухарем», не убьют же тебя за это!
    — Тут дело принципа, — возразил оперуполномоченный. — Понимаешь, это как партия в шахматы. Когда проигрываешь, всегда думаешь — неужели я такой дурак?
    — Умный в уголовный розыск работать не идет, — сказал Краишев, поднимая наполненную стопку. — Умный идет работать в ОБЭП. Там денег больше. Ну, вздрогнем, пока вызовов нет?
    (Окончание следует)

Тим Скоренко
Реванш
Рассказ

1.
    Я верчу в руке красный шар с цифрой на боку. Он увесистый и гладкий, так и хочется метнуть его в розовую лысину официанта, идущего между столиков в дальний конец помещения.
    Я размахиваюсь и бросаю. Попадаю. Официант спотыкается и падает, с грохотом разбиваются о булыжный пол кувшины и тарелки, в кого-то летят ошмётки еды. Я смотрю на него. Он тяжело поднимается, оглядывается на меня с укоризной. Я показываю ему язык. Он потирает голову. По бритому затылку стекает струйка крови.
    — Сука, — ехидно усмехается Лосось.
    Я беру кий. Мой удар: Лосось, как всегда, ошибся на пустом месте.
    — Хорошо, что ты не в бейсбол играешь, — он любит меня поддеть.
    Я молча загоняю свой шар в лузу. Я играю уверенно, без остановок.
    Раздаётся вопль.
    — Риггер!
    Это Босс. Наверняка из-за официанта. Будет ругаться. Да пошёл он на хрен, сам захочет — сам явится. Продолжаю игру.
    На столе один мой шар до чёрного. Кладу его с чётким выходом на центральную лузу. Показываю пальцем:
    — Сюда.
    Лосось хмурится. Я кладу чёрный.
    — Когда отдашь? — интересуюсь.
    — Завтра.
    Сейчас я его ударю. Он это понимает и лезет в карман.
    — Вот десять. Остальные завтра, больше совсем ничего нет.
    — Ладно.
    Крик Босса повторяется. Урод, как он меня достал.
    Медленно иду в дальний конец зала. У стола по дороге сидит Бельва. Её бюст, как всегда, не держится в рамках корсажа. Щипаю её за грудь. Она взвизгивает и отшатывается. Нагибаюсь к её лицу и закусываю зубами её верхнюю губу. Она просовывает язык мне в рот, мы целуемся.
    — Риггер, — спокойный голос позади меня. — Подойди к шефу. Может, легко ещё отделаешься.
    Отрываюсь от Бельвы.
    — Тебе делать нечего? — спрашиваю у Носорога.
    Носорог хмурится, пожимает плечами, исчезает.
    Иду дальше. Вот и кабинка Босса. Она отделена от всего помещения. Из-за занавесей пахнет рыбой. Любитель падали, блин.
    Отодвигаю занавесь, захожу.
    Жирный сидит на своём диванчике, весь перемазанный каким-то дерьмом, в руке у него рыбий оглодыш. Справа очередная тёлка, абсолютно голая, костлявая, даже какая-то синеватая. Груди нет совсем. Где он берёт этих уродищ?
    За диваном — быки, не помню их имён. Одинаковые и тупые.
    Жирный улыбается. Как же он мерзок.
    — Риггер, куда шёл официант? — спрашивает с ехидцей.
    — К тебе, — отвечаю я.
    — Правильно. Если ты это знал, зачем бросил шарик?
    Он поигрывает кастетом с шипами. Каждый шип — сантиметра два, острый, твёрдый.
    Я молчу. Смотрю на Жирного нагло, потому что иначе не умею.
    — А, Риггер? Я жду ответа.
    — Да мне похрен, что ты ждёшь, — я отворачиваюсь и выхожу из кабинки.
    — Стоять! — рык следом.
    Быки выскакивают. Я чую их даже спиной. Я оборачиваюсь и вламываю первому с разворота. Его нос хрустит и размазывается по лицу. Он падает на спину. Второй притормаживает и достаёт мачете. Я демонстративно раскрываюсь и иду на него. Он замахивается и бьёт. Я подныриваю под удар, перехватываю меч за рукоять, вырываю из руки. Следующим движением я перерубаю ему ногу ниже колена. Он падает, стонет. С окровавленным мачете в руке я захожу обратно к Жирному.
    — Риггер, тебе не кажется, что слишком обнаглел?
    Я вонзаю мачете в стол перед ним. Костлявая шлюха отпрыгивает с визгом.
    — А что ты мне сделаешь? — спрашиваю.
    Он улыбается даже немного по-доброму.
    — Думаешь, я не найду на тебя управы? Всегда находил и теперь найду, — говорит он.
    Меня сжимают тиски. Это первый бык очухался и схватил меня сзади. Жирный встаёт, отталкивает стол в сторону.
    — Ублюдок грёбаный, — говорит он спокойно и замахивается.
    Кастет въезжает мне в щёку. Это больно. Я чувствую, как рвётся кожа.
    Я акробатическим движением извлекаю из правого рукава нож и чиркаю им по руке быка. Тот отдёргивает руку. Кровь бьёт фонтаном. Я изгибаюсь и даю ему ногой в пах. Он сгибается и отпускает меня.
    Жирный уже бьёт снова. Его рука с кастетом встречается с моим ножом. Он вскрикивает и отдёргивает кисть. Указательный палец болтается на лоскуте кожи.
    Я всаживаю нож Жирному в глаз.
    Он садится на диван и затихает. Голова опускается на грудь. Кровь стекает по цветастому кафтану. Девица визжит. Я делаю шаг вперёд и беру её за горло. Какая страшная — даже отыметь не хочется. Всаживаю нож в стол, второй рукой сворачиваю ей шею. Забираю нож. Выхожу из кабинки.
    Бык без ноги лежит, прислонившись к ножке стола, чуть поодаль. В его руке арбалет, нацеленный на меня. Он усмехается. За его спиной хмурый Лосось, Носорог, Бельва, лысый официант, две девахи из быдла, Болт.
    Бык нажимает на спуск. Я пытаюсь поймать стрелу. Если бы лук — поймал бы. Арбалет — нет. В животе тепло, но боли нет. Ноги слабеют, я спотыкаюсь, опускаюсь на ближайший стул. Бык выпускает вторую стрелу. Мимо.
    По моим ногам стекает кровь. Арбалет четырёхзарядный, точно знаю. Третья стрела пробивает грудь. Мир мутнеет. Я сползаю со стула.
2.
    Открываю глаза. Всё равно темно. Руки болят. Пытаюсь пошевелиться. Не получается.
    Постепенно осознаю своё положение. Я привязан за руки и за ноги к стене, распят, растянут. Вокруг кромешный мрак. Рук не чувствую. Наверное, отекли.
    Дёргаюсь. Ни черта не выходит. Да, Босс меня отымеет, причём жёстко. Впрочем, есть за что. Поэтому я не в обиде.
    Ору:
    — Эй, суки… вы где…?
    Слышу шорох.
    Открывается дверь, заходит Лосось с факелом.
    — Ну здорово, — усмехаюсь.
    — Хреново тебе придётся, — констатирует он.
    — Зато душу отвёл.
    — Да, — в его голосе несбыточная мечта. Он сам никогда на такое не решится.
    Я молчу, он тоже. Факел коптит, чёрный едкий дым щиплет мне глаза.
    — Не отпустишь?
    — Не хочу на твоё место.
    — Ну и хрен с тобой.
    Снова молчим.
    — Ладно, — говорит Лосось. — Я обязан предупредить Босса, когда ты очнёшься. Держись.
    Я отворачиваюсь в сторону.
    Лосось исчезает. Несколько минут проходят в тишине. Руки, похоже, отмерли окончательно.
    Дверь открывается, входит Босс. За ним — быки, у каждого — по факелу. За ними — Голова-с-Плеч, Мартилла и Носорог.
    — Ну что, красавчик, веселиться будем? — Жирный зол.
    — Будем, — передразниваю я.
    Носорог уходит. Чего заходил — вовсе неясно.
    Эти факелы дорогие, качественные. Горят ясно, хорошо. Места в камере хватает всем. У стены — металлический столик с инструментами. Голова-с-Плеч уже там, вертит в тонкой руке скальпель. Где он взял такой уродливый балахон? Я никогда бы подобного не надел. Палач должен иметь стиль. Вот был до Головы другой, Киряй, так тот всегда с иголочки был. А этот — мудак какой-то, уродище.
    Жирный подходит ко мне, достаёт ножик.
    — Ты и раньше, Риггер, зарывался, но вчера ты немножко перебрал.
    — Пошёл в задницу.
    Он протягивает руку и профессиональным движением перерезает мне сухожилия под коленом. Блин, я только хотел его лягнуть.
    — Не брыкайся, всё равно будет больно, — ласково говорил он.
    Один из быков подходит. Тот, который меня вчера положил.
    Жирный берёт у него факел и суёт мне в промежность. Я реву от боли. Волосы горят.
    — А, сука, — приговаривает Жирный, — думаешь, мне приятно было вчера, а?
    Отвечать я уже не способен, но сознания не теряю.
    Меня окатывают ледяной водой. Уже, в общем, без разницы.
    Жирный подзывает Голову. Тот подходит, поигрывая скальпелем.
    — Булаву дай.
    Голова приносит тяжёлую булаву, больше похожую на кузнечный молот. Жирный берёт размах и лупасит меня по ступне. Слышу хруст костей. Боли не чувствую.
    — Не больно? — зло спрашивает Жирный.
    Говорить не могу. Становится больно. Очень больно.
    В камеру влетает Носорог и что-то шепчет на ухо Жирному.
    Жирный злится. Носорог стоит в ожидании. Жирный выхватывает у Головы скальпель и всаживает его Носорогу в плечо. Носорог отшатывается. Мне смешно, я скалюсь. Носорог тяжелее Жирного килограмм на пятьдесят, причём всё только литые мускулы.
    — Что ржёшь? — я получаю скальпель в живот, пытаюсь изогнуться, но верёвки держат крепко.
    Голова проявляет инициативу: бьёт меня по зубам. Я выплёвываю кровь.
    Жирный стоит неподвижно и думает.
    — Повезло тебе, сука, — тихо говорит он. — Приехал какой-то мудак от Синтика. Тебя хочет. Ни с кем больше вести переговоры не будет.
    Мне плевать.
    Жирный умеет себя сдержать. Он даже не бьёт меня напоследок. Просто уходит, быки — за ним, Мартилла тоже. Красивая, сволочь.
    Один факел в руке у Головы. Он подходит ко мне.
    — Жаль, я думал подольше поразвлекаться, — шипит он. Я плюю в него кровью.
    — Ты это… — подаёт голос Носорог.
    Голова перерезает мне горло. Последнее, что я вижу, это забрызганное кровью флегматичное лицо палача.
3.
    Две смерти в два дня — для меня многовато. Непривычно.
    Просыпаюсь в постели. Как ни странно, в своей. Рядом Бельва. Она гладит меня по жёстким волосам, затем кладёт мне на лоб влажный прохладный компресс. Я протягиваю руку, она гладит мои пальцы. Я никогда не делал ей больно. Она — единственный человек, которому я никогда не делал больно. Наверное, это и есть то, что называют любовью.
    — Живой? — она улыбается.
    Я улыбаюсь и трогаю рукой её колено. Она закатывает юбку. Её кожа нежная и розовая. И пушистая. Чуть-чуть: я люблю этот пушок.
    Она смеётся.
    — Ты вовремя проснулся. Через полчаса тебя будет ждать господин Вин.
    Вин. Он приятен мне. Впрочем, мне приятны многие из тех, кто приезжает из других провинций.
    Управитель Синтик изыскан. Его прислужники тоже. Впрочем, пытки у них тоже, вероятно, весьма изысканны.
    Убираю компресс со лба. Бельва протирает мне лоб полотенцем. Я встаю и подхожу к зеркалу. Красиво. Рельефные мышцы, развитый торс и плечи, отличная осанка. Да и в остальном не сплоховал.
    — Одеваться будешь или так пойдёшь? — улыбается Бельва.
    — Так пойду, конечно, — я поворачиваюсь к ней.
    Она смеётся.
    Я беру из шкафа свежую рубашку и панталоны. Не понимаю, как люди ходят без нижнего белья. У Болта штаны всегда желтоватые спереди. Это так нужно?
    Штаны надеваю кожаные, пояс с широкой пряжкой. Рубаха с узорами, вышитыми Бельвой. Сапог я не ношу. Мягкие мокасины удобнее всего.
    — Что ему от меня нужно?
    — Не знаю, — она пожимает плечами. Её грудь колышется в вырезе блузы.
    — Тогда возьму оружие.
    — Неужели ты посмеешь напасть на посланца?
    Я смотрю на неё, как на идиотку. Она понимает мой взгляд.
    Она знает, что если я захочу, я убью любого. Я доказал это позавчера.
    Я выбираю кривую саблю с очень красивой витиеватой гардой. Мне её сделал кузнец Кирра из княжества Муркила. Настоящий мастер. Надо как-нибудь навестить.
    Выхожу из комнаты. Бельва остаётся: нужно ещё убрать постель.
    Достаю саблю. Она прекрасно сбалансирована, так и хочется что-либо рубануть. Сношу со стены подставку для факела.
    Подфутболиваю её ногой. Наружные двери открываются, на пороге появляется Болт. Подставка врезается ему в лоб, он исчезает. Мне весело.
    Открываю дверь ногой. Болт сидит на земле, потирая голову.
    — К дереву! — командую я.
    Болт понуро плетётся к огромному корявому дубу, растущему посередине двора. Кажется, это дерево — мой ровесник. Я принимаю из рук слуги арбалет. Болт уже у дерева, на голове у него — яблоко. Первым выстрелом я разношу яблоко в слякоть.
    Болт достаёт из кармана второе. Второй выстрел тоже точен.
    Нужно поднять настроение. Третью стрелу я всаживаю Болту в правый глаз. Я никогда не промахиваюсь.
    Большой дом бурлит. Приезжий ожидает меня в главном зале. Жирный не показывается: он всё ещё зол. Носорог идёт за мной и говорит мне в спину:
    — Только, пожалуйста, не нарывайся, Риггер. Сам знаешь.
    — Не буду.
    Господин Вин сидит на мягком диване. Перед ним бокал с вином и шахматная доска. На ней всего несколько фигур. Вероятно, этюд. Заметив меня, он поднимается.
    Он протягивает руку. Я пожимаю её.
    — Здравствуйте, господин Вин.
    — Здравствуйте, господин Риггер.
    — Рад снова видеть вас, господин Вин.
    — Взаимно, господин Риггер.
    Вин искусственно улыбается. Я тоже.
    — Присядем.
    Мы садимся. Я рассматриваю этюд. И я знаю его решение.
    Вин читает это по моему лицу.
    — Не рассказывайте мне решение, господин Риггер. Я сам его найду.
    — Я и не собирался, господин Вин.
    Он слегка кланяется.
    — Вероятно, нам следует приступить к диалогу, господин Вин.
    Вин осматривает помещение. Я точно знаю, что Жирный следит за нами. Я даже знаю, в какую стенку нужно ткнуть пальцем, чтобы выдавить ему глаз. Я так уже делал.
    У двери стоит Носорог. За дверью — я уверен — Мартилла. Она ждёт момента, когда можно войти и влезть в разговор. И на ночь увести Вина к себе, чтобы выведать у него что-либо.
    — Говорите, господин Вин. Полагаю, что нет ничего настолько секретного в наших переговорах.
    Вин усмехается. Затем его тонкое лицо принимает серьёзное выражение.
    — Господин Риггер, вы — лучший игрок в своей провинции.
    — Да, — говорю я.
    — В прошлом году в гости к Мессиру Флинну приезжал сам Мессир Синтик.
    Мессир Флинн — это Жирный. Думаю, часть челяди не знает этого имени вовсе.
    — И?
    — И проиграл вам в бильярд.
    Да, проиграл. Синтик — очень сильный игрок. И честный. Он сразу сказал мне, что если я буду ему хоть чуть-чуть подыгрывать, в дипломатических отношениях между провинциями будут проблемы. Я выиграл у него по партиям десять — восемь. Обычно я громлю соперников десять — три, десять — четыре. Синтик пожал мне руку и сказал, что будет матч-реванш. Я согласился.
    — Вы приехали договориться о матче-реванше. — Да.
    — Ставка?
    Ставка очень важна. В прошлом году не Синтик вызвал меня, нет. Я вызвал Синтика. И поставил свою свободу. А Синтик поставил самую красивую женщину из своей свиты — на мой выбор. Я выбрал его любимую рабыню. Не потому что она мне понравилась. Красивее Бельвы всё равно нет никого. Просто потому что я такой. Я люблю риск.
    Но Синтик был честен. Он отдал мне её, не моргнув и глазом. Я вернул ровно через день с письмом, в котором свидетельствовал Синтику своё уважение. Интересно, что она рассказывала Синтику.
    — Наша ставка стоит того.
    Я могу не соглашаться на матч-реванш.
    — Какая ставка?
    — Я не могу говорить здесь, — его глаза холодны.
    — Моя прежняя ставка принимается?
    — Да.
    — Я имею право отказаться от матча-реванша. Я выиграл предыдущую игру.
    — Вы не откажетесь, узнав ставку.
    Мы смотрим друг на друга. Жирный, наверное, раздувается от любопытства.
    Входит Мартилла. На ней короткая юбка, много выше колен, красная. Грудь обнажена, корсет только подталкивает её вверх, выпячивает. На сосках укреплены красные нашлёпки с бантами. Чёрные волосы уложены в сложную причёску.
    — Я могу предложить господину Вину исат?
    Крепко. Но вкусно.
    Вин кивает. Мартилла делает знак рукой, появляется парень из быдла, чисто и красиво одетый. Он несёт, немного неуклюже, поднос с тремя бокалами и бутылью.
    — Я не буду, — говорю я.
    — Вы не любите исат? — спрашивает Вин.
    — Яне пью с утра.
    Вин кивает.
    Мартилла наливает ему, затем себе. Смотрит на меня вопросительно. Я качаю головой. Мартилла садится рядом с Вином. Она касается его бедром. Если он запустит руку ей под юбку, он не найдёт белья.
    Я встаю.
    — Господин Вин, я считаю, что нам следует продолжить наш разговор в другой комнате. В моей комнате.
    Вин кивает. Мартилла обиженно смотрит на него. Затем переводит глаза на меня. Её взгляд становится злым.
    Вин проходит к выходу, я — за ним.
    Мартилла идёт следом, за ней увязывается Носорог.
    Во дворе уже пусто, Болта унесли.
    — Не хотите ли пострелять? — спрашиваю я.
    — Нет, — отвечает Вин. — Вы же знаете, я холодно отношусь к столь варварским развлечениям.
    Вин пропускает меня вперёд. Я захожу в здание.
    Вин за мной. Мартилла тоже. Носорог остаётся у дверей.
    Но я иду не в свою комнату. Там есть уши, я знаю. Я иду в кладовую в дальнем конце постройки. Я останавливаюсь и оборачиваюсь к Мартилле.
    — Мартилла. Придёшь. Потом, — я чеканю слова.
    Она кланяется и уходит. Если бы не было Вина, она бы плюнула в меня или попыталась бы ударить.
    Заходим в кладовку.
    Здесь работает электричество. На крыше установлен генератор, работающий от ветряка. И аккумулятор на случай, если ветра нет.
    — Цивилизация не умерла окончательно, — говорит Вин.
    Я запираю дверь и сажусь на маленький стул.
    Всё завалено каким-то хламом, но подслушивать здесь нельзя. Я знаю.
    Вин садится на второй стул.
    — Слушаю вас, — говорю я.
    Он достаёт из-за пазухи коробочку и подаёт мне.
    Я принимаю. Это футляр для свитка. Очень дорогой, резной, с инкрустацией перламутром. Открываю. Свиток новый, чуть влажный. Разворачиваю. На желтоватой бумаге сверху сложным готическим шрифтом написано слово «Mortirum». И всё. Больше ни слова.
    Я поднимаю глаза.
    Он смотрит на меня внимательно, будто верит, что я могу выдать свои эмоции выражением лица.
    — С какой стати вы предлагаете мне это? — спрашиваю.
    Он прищуривается.
    — Потому что иначе вы не согласитесь на реванш. С другой стороны не принимается ваша свобода. С другой стороны принимается ваша жизнь целиком и полностью. Вы будете не просто слугой. Вы будете псом. Но, по-моему, дело стоит свеч.
    Mortirum. Я не верю, что оно существует.
    — Вы не можете доказать, что это не легенда. Вы показали мне бумагу с написанным на нём словом.
    — Я могу доказать.
    — Вы имеете право воспользоваться заклинанием?
    — Да.
    — Доказывайте.
    — Вы понимаете, что если кто-нибудь в этой провинции узнает, то будет война?
    — Тогда не будет реванша.
    Ловлю пальцами таракана.
    — На нём.
    Он улыбается.
    — Можно попробовать.
    Он давит таракана большим пальцем прямо на колене. Делает над ним несколько пассов. Берёт у меня свиток, разглаживает. Читает невидимые для меня буквы, тихо, едва слышно. Накрывает насекомое рукой. Убирает руку. Ничего не меняется.
    — Возьмите его, — говорит он.
    — Ждать до завтра?
    — Естественно.
    Странно. Скажи мне вчера, что сегодня я увижу mortirum в действии, не поверил бы ни за что.
    — Позвольте задать вам вопрос, господин Вин?
    — Конечно, господин Риггер.
    — Вы прекрасно знаете, что я в любом случае соглашусь на эту игру. Я не могу позволить себе оскорбить Мессира Синтика отказом. Выиграю я или проиграю — дело второе. Зачем вы предлагаете мне в качестве выкупа такую вещь? Очередная красотка из гарема вашего Мессира вполне бы подошла.
    Он улыбается.
    — Цели Мессира мне неизвестны. Это он назначил цену. Я просто исполнитель.
    Я качаю головой.
    — Не лукавьте, господин Вин. Вы всё знаете, просто не хотите говорить. Что ж, я приму это как должное. Я полагаю, состояние несчастного насекомого не стоит и проверять. Если официальный вызов готов, мы можем установить правила уже сегодня.
    Он склоняет голову.
    — В главном зале?
    — Да. Я отправлю человека к Мессиру Флинну.
    Он поднимается. Я тоже.
    — Кстати, и у меня есть к вам вопрос, — говорит Вин. — Так сказать, ответный. Немного некорректный.
    — Конечно, — я смотрю на него.
    — Насколько я знаю, вы весьма… э-э-э… — он думает, — своеобразный человек. Почему Мессир Флинн к вам… столь лоялен?..
    Я открываю дверь с силой. Носорог, приникший к ней ухом, отшатывается и потирает лоб. Я выхожу в коридор. Кроме Носорога, там стоят Мартилла и Лосось. Бельвы не видно.
    Я пропускаю Вина вперёд. Он проходит.
    — Потому что… — говорю я. Вин оборачивается. — …потому что у Мессира нет человека сильнее меня. И более преданного ему.
    Вин кивает. Он понимает меня.
4.
    Жирный спускается по винтовой лестнице со второго этажа.
    За ним — два быка. Мы с Вином сидим на диване в большом зале. На столе — снова шахматы. Вин встаёт. Я даже не шевелюсь. Жирный сурово смотрит на меня, но ничего не говорит. Вин с поклоном протягивает Жирному руку, тот отвечает на рукопожатие.
    Жирный садится.
    Появляется костлявая девка, с которой он был позавчера. Она одета и выглядит гораздо лучше. В руках у неё — письменные приборы. У двери — Носорог. Мартиллы не видно. Странно.
    Жирный хлопает в ладоши. Прибегает дворовой с вином, разливает по бокалам.
    — Что ж, приступим, — говорит Жирный.
    Вин выкладывает на стол три желтоватых свитка.
    — В шесть, — Жирный не оставляет вариантов.
    Вин кивает. Свиток перекочёвывает к девице. Она разворачивает его и в требуемом месте ставит шестёрку.
    — До десяти.
    Мы согласны.
    — С левой стороны — господин Иэн Риггер, провинция Санлон, Мессир Флинн.
    Девица старательно выводит буквы.
    — С правой стороны… — Жирный запинается. — Господин Ин Вин, провинция Синтик, Мессир Синтик.
    Я с удивлением смотрю на посланца. Я думал, играть будет Синтик. Первую игру он провёл лично. И я думал, он уже в пути.
    — Мессира Синтика задерживают неотложные государственные дела. Поэтому он назначил меня полноправным представителем не только своих интересов в провинции Санлон, но также представителем себя самого, — говорит Вин.
    Это плохо. Оскорбив просто господина Вина, можно поссориться с человеком. Оскорбив господина Вина как полноправного представителя Синтика в Санлоне, можно поссориться с государством. Попахивает войной.
    Девица пишет.
    — Дополнительные условия? — спрашивает Вин.
    — Какие ставки? — отвечает вопросом на вопрос Жирный.
    — Это наше дело, — говорю я, выразительно смотря на Вина.
    Жирный молчит. В присутствии Вина он не хочет применять силу. А иначе меня не возьмёшь.
    Я встаю.
    — Об остальном договоритесь без меня.
    Жирный смотрит ненавидящим взглядом. А потом улыбается.
    — У меня есть одно дополнительное условие. За каждую выигранную партию победитель имеет право забрать себе одного раба из свиты соперника.
    Свита Вина невелика. Пять человек, не больше. И всё время торчит в его покоях. Приняв такое условие, Вин будет играть будто насмерть. Ему уже нужно выигрывать не менее пяти партий. Но он смелый человек.
    — Согласен, — говорит Вин.
    Я ухмыляюсь и ухожу. Всё остальное они решат без меня.
5.
    По коридору идёт Мартилла. Шлюха грёбаная. Всё в том же наряде.
    Хватаю её за шею, вталкиваю в первую попавшуюся комнату. Это обиталище Лосося. Тут не очень чисто. Перед зеркалом сидит какая-то девка из быдла, расчёсывается.
    Заваливаю Мартиллу на кровать, задираю юбку, одной рукой расстёгиваю пряжку пояса. Мартилла бьётся, но не слишком. Я весь горю. Кусаю её за губы и нос, она отвечает. Мну её грудь. Вхожу.
    Девка у зеркала смотрит дикими глазами. Окно открыто. На нас смотрит парень со двора. Я двигаюсь быстро и ритмично, Мартилла стонет и кусается, девка сидит, парень пялится. Лицо Мартиллы багровеет, я отпускаю руку. Она кашляет, но продолжает помогать мне в движении.
    Наконец, я заканчиваю. Отталкиваюсь, встаю, вытираюсь простынёй, застёгиваюсь. Мартилла лежит с раздвинутыми ногами и тяжело дышит.
    — Шлюха, — бросаю я.
    За дверью никого.
    Надеюсь, до завтра не увижу никого из этих уродов. Ни Жирного, ни его быков, ни Носорога.
    Выхожу во двор. Голова-с-Плеч тренируется в стрельбе из арбалета. К дереву прикреплена мишень. В ней множество дыр, но яблочко даже не тронуто. Подхожу к палачу.
    Он молча отдаёт мне оружие. Бью в центр мишени, попадаю. Смотрю с презрением. Палач нервничает. Бросаю арбалет, иду к себе.
    Бельва здесь. Она сидит на постели и вышивает.
    Что будет, если прочитать mortirum над живым человеком? Он будет стареть? Он умрёт? Что изменится?
    Бельва бессмертна. Мы все, провалиться мне сквозь землю, бессмертны. И так будет всегда.
    Почему Синтик решил дать мне такую власть? Обладает ли ею он сам? Я не знаю, как работает эта штука. Может, она единократная для всех. Тогда почему Вин так бездарно потратил свою долю власти?
    Целую Бельву в щёку. Она поворачивается ко мне. Она мягкая и тёплая.
    Ложусь, кладу голову Бельве на колени. Она гладит мои жёсткие волосы.
    Мне не хочется ничего говорить. Хочется просто вжаться в неё, тёплую, мягкую, и лежать так вечно.
    — Тебе не женщина нужна, — говорит Бельва тихо, — тебе нужна мама…
    Она ещё помнит, что такое мама. Моя мать умерла четыре сотни лет назад. События проносятся в бешеном темпе. Ненавижу.
6.
    Утро. Свежо. В окно бьёт солнце. Бельва лежит рядом, уткнувшись мне в плечо и обнимая меня рукой. Я глажу её волосы. Аккуратно выбираюсь из постели, натягиваю панталоны, иду в кладовку.
    Таракан мёртв. Он всё так же лежит на полочке, раздавленный Вином.
    Всевластие.
    Иду во двор. У дерева сидит Болт.
    — Иди сюда, польёшь, — говорю я.
    Болт лениво подползает к колодцу, крутит ручку. Появляется ведро. Он черпает ковшиком, ждёт, когда я подставлю руки. Вода ледяная.
    Я подхватываю ведро и выливаю на Болта. Он вопит, хватается руками за плечи, убегает. Я смеюсь, снова опускаю ведро.
    — Пошто Болта обидел? — голос Лосося.
    — Сейчас и тебя обижу, — отвечаю, вытягивая ведро.
    — Не надо, — он боится.
    — Ладно, не буду, — опрокидываю полное ведро на себя.
    Хорошо. Холодно, свежо.
    Делаю пару кульбитов по двору, сальто, переворот, колесо.
    — Бери палку, Лосось! — кричу.
    Лосось кидает мне палку, себе выбирает долго. Я не жду: атакую. Он успевает парировать. Мы играем. Удар, удар, ещё удар, и время останавливается. Я вижу, как медленно приближается ко мне справа оружие Лосося, медленно подныриваю под него, медленно перехожу за спину соперника, медленно бью его по шее. Лосось падает вперёд, тоже медленно.
    Время продолжает бег. Лосось на земле. Встать не может, его кружит. Ставлю на место обе палки, возвращаюсь в дом.
    Бельва проснулась. На её лице — след от подушки. Она откидывает одеяло. Её тело манит своим теплом и уютом. Беру из шкафа полотенце, вытираюсь. Ложусь к Бельве. Она целует меня, я отвечаю, провожу руками по её коже, по груди, животу, по бёдрам. Она распаляется. Я исчезаю под одеялом с головой. Она стонет от удовольствия.
    Мне тоже хорошо. Я не знаю, с кем ещё мне может быть так хорошо. Они все разные. Иногда мне и в самом деле нужна мать. Иногда мне нужна женщина. Бельва умеет быть и той, и другой.
    Чаще всего мне нужна жертва. На эту роль годятся все остальные.
7.
    Иду к Жирному. Он уже не спит. Сидит у стола и что-то пишет. В соседней комнате две бабы из быдла ждут его в постели, если он вдруг захочет. Заглядываю к ним. Одна улыбается. Вторая, кажется, спит.
    Жирный оборачивается.
    — Куда полез? — говорит он спокойно.
    Не обращаю внимания на его слова.
    — Босс, зачем ты поставил условие?
    Он смотрит на меня исподлобья.
    — Какая ставка?
    Ответ за ответ.
    — Что ж, не хочешь — не говори, — я собираюсь уходить.
    Он молчит. Я выхожу.
    Во мне внезапно вскипает ненависть. Из окна вижу, как Голова-с-Плеч рубит чурбаны. Иногда он тренируется на людях, но чурбанов гораздо больше.
    Выпрыгиваю из окна. Плюхаюсь на крышу крыльца, с неё — прямо перед Головой. Он едва успевает отвести топор.
    — Ты что? — вопит он.
    Бью его под дых. Он сгибается. Вырываю топор. Одним ударом раскраиваю ему череп.
    Во мне кипит сила. Если я сейчас её на что-либо не израсходую, то многим может прийтись плохо. Я кромсаю топором тело Головы. Неожиданно я понимаю, что mortirum — вещь полезная, но лишающая многих удовольствий. Убей я сейчас Голову окончательно, мне не придётся пользоваться его услугами как жертвы в будущем.
    Он будет меня ненавидеть ещё сильнее. Мне будет ещё приятнее убивать его после.
    Оборачиваюсь. На меня смотрит Бельва. Я весь покрыт кровью, у моих ног ошмётки человека. Я читаю во взгляде Бельвы презрение. Впрочем, я не первый раз вижу такой взгляд.
    С силой мечу топор в стену. Он вонзается в трёх сантиметрах от головы Бельвы. Не глядя на неё, ухожу. Наверное, я волнуюсь.
8.
    Шесть часов вечера. Главный зал полон. Посередине зала — стол. Судья — сам Жирный. Он одет во всё чёрное, белая рубашка с воротничком-стоечкой, галстук-бабочка. Он доволен.
    Самое страшное, что ему не безразлично, кто победит. Он хочет, чтобы победил Вин. Этим он ублажил бы посланца и отомстил бы мне. С другой стороны, если победит Вин, я уйду к Синтику. Жирный об этом знает. И его гложет любопытство — что же Синтик предложил взамен?
    Вин сидит в правом углу. Он спокоен. Над его головой — герб Синтика.
    В зале человек пятьдесят челяди и не меньше сотни дворовых и быдла. Они кричат, радуются. Все одинаковые, все на одну харю. У них тупые глазёнки, красная кожа, сальные волосы. Они омерзительны. Но они болеют за меня.
    Я вхожу через левую дверь. Правая сторона моего лица выкрашена в красный цвет. На мне чёрные кожаные штаны, пояс с большой серебряной пряжкой, белая рубашка навыпуск. Я бос. Здесь хороший пол.
    Я вскидываю руки вверх. Толпа ликует. Она взрывается восторгом. Вин поднимается. Жирный смотрит на меня с непонятным выражением.
    Замечаю Бельву. Она в первом ряду. Она холодна.
    Шары на столе, но ещё не уложены в треугольник. Беру один, взвешиваю. Делаю вид, что бросаю в толпу. Люди заслоняются руками, кто-то взвизгивает. Я скалюсь. Снова поднимаю руки.
    Жирный разворачивает свиток.
    — Итак! Сегодня!..
    Толпа затихает.
    — Сегодня состоится матч-реванш между представителями нашей провинции и провинции Синтик!
    Толпе плевать, что он говорит. Она ревёт.
    — От провинции Синтик выступает господин Вин!
    — Фу-у-у! — ревёт толпа.
    — От провинции Санлон — господин Риггер!
    Толпа в восторге. Я хожу вокруг стола и принимаю овации. Вин стоит, скрестив руки на груди.
    — Со стороны Санлон на кону свобода господина Риггера!
    — Да! — толпа довольна.
    — Ставка со стороны провинции Синтик не разглашается!
    Снова «Фу-у-у!»
    Я доволен. Публика любит меня. Я не могу проиграть.
    Жирный делает паузу, чтобы дать публике наораться. Вин спокоен. Я внимаю толпе.
    Наконец, шум стихает. Жирный провозглашает:
    — Счёт идёт до десяти побед. За каждую победу выигравший имеет право забрать из свиты проигравшего одного человека, — он повышает голос: — и сделать с ним всё, что захочет!!! — орёт он.
    Публика беснуется. Жирный знает, как её завести.
    — Расчёт происходит по окончании игры! — кричит он.
    У Вина очень дорогой кий, заказной. Я замечаю инкрустацию золотом и перламутром. И какие-то рельефные руны.
    Я не могу позволить себе дорогой кий. По очень простой причине.
    Я подхожу к первому ряду зрителей. Прямо передо мной уродливая рожа какого-то мужика из быдла, страшная, небритая. Мне она не нравится. Я с размаху, подобно копью, вонзаю кий ему в глаз. Мужик пытается увернуться, но ничего не выходит. Кровь брызгает на соседей. Девушка рядом орёт. Я вижу, что она орёт от восторга, а не от страха. Публика беснуется. Я обламываю окровавленный кий и вздымаю вверх обломок. Восторг.
    Иду за новым кием. Жирный пытается переорать толпу:
    — Итак, партия начинается!
    Пацан в синей блузе ставит треугольник.
    — По правилам вызова первый разбой делает господин Ригтер!
    Уже ничего не слышно вовсе.
    Я подхожу к столу.
    Разбой.
    Сплошной фиолетовый идёт в лузу. Моя игра.
    Жёлтый. Чётко, без вопросов. Я играю быстро. Красный. Розовый. Зелёный.
    Очень легко. Все выходы верны. Кручёный синий. Оранжевый.
    — Четыре, — заявляю номер лузы для чёрного.
    Чёрный.
    Один — ноль.
    Публика ревёт. Метаю кий в толпу. Попадаю в кого-то. Слуга приносит мне новый кий. Вдоль ряда зрителей уносят труп мужчины с обломком в глазу.
    Вин подходит к столу. Слуга уже всё установил.
    Разбой. Фиолетовый с полоской — в лузе. Он играет не хуже меня. Жёлтый. Красный. Розовый. Зелёный. Жёлтый. Оранжевый.
    Чёрный.
    — Один — один! — провозглашает Жирный.
    Шары снова становятся в треугольник.
    Мой разбой. Синий сплошной в лузе. Красный — розовый — оранжевый — фиолетовый — жёлтый — зелёный. Чёрный.
    — Два — один!
    Разбой Вина. В лузе синий с полоской. Красный — розовый — оранжевый — фиолетовый — жёлтый — зелёный. Чёрный.
    И тут до меня доходит. Он играет не просто хорошо. Он играет шары точно в том порядке, в каком играл их я. В обеих партиях. Это невозможно. Забить с разбоя целевой шар невозможно. Шары ложатся в пирамиду случайно. Попасть с разбоя целевым шаром — значит иметь безумный навык. Такого не может быть.
    Я подхожу к столу. И понимаю, что я боюсь.
    Мне плевать, что я не получу этот mortirum. И без него неплохо живу. Мне плевать на свободу, я бессмертен. Вырвусь.
    Я боюсь проиграть на глазах у этой толпы. На глазах людей, которые меня боятся. Потому что они не простят мне проигрыша.
    Я никогда не испытывал страха. Ни перед кем, ни перед чем. Теперь я знаю, что это такое. Страх — это когда трясутся руки. Когда ты смотришь не туда, куда должен смотреть. Когда думаешь о постороннем. Страшна не вещь, которой боишься. Страшен сам страх.
    Я примеряюсь к битку. Целюсь. Разбой. В лузе красный с полоской. Кладу за ним синий, фиолетовый, оранжевый, розовый, зелёный, жёлтый.
    Биток стоит плохо. Нужно играть дуплетом. Заявляю лузу.
    Примеряюсь. Толпа ревёт.
    Я боюсь. Сейчас я могу промахнуться, и тогда он уже не отпустит инициативы.
    Я не промахнусь. Нет, не промахнусь.
    Удар. Шар катится, ударяется в противоположный борт, идёт к чёрному, толкает его. Чёрный катится к лузе.
    Ударяется в щёку.
    И останавливается.
9.
    Я просто смотрю, как Вин легко выигрывает две партии подряд и выходит вперёд.
    — Два — четыре! — провозглашает Жирный.
    Я чувствую удовлетворение в его голосе.
    Я встаю. Я немного успокоился. В горле пересохло. Глотаю прохладную воду.
    Надеяться на ошибку Вина нельзя. Надо вынудить его на отыгрыш.
    Свою партию я беру.
    Он — свою. Три — пять.
    И снова то же самое. Четыре — шесть.
    Пять — семь. Шесть — восемь. Семь — девять.
    И каждую партию, каждую грёбаную партию Вин демонстрирует своё абсолютное превосходство. Он забивает шары точно того же цвета, точно в такой последовательности, что и я.
    Восемь — девять.
    Толпа бесится. Она жаждет крови. Я не хочу проиграть. Я не хочу потерять Бельву. И даже эти уроды — Носорог, Лосось, Жирный — кажутся мне сейчас гораздо более родными и приятными, чем изысканные незнакомцы провинции Синтик.
    Вин подходит к столу и наносит удар.
    С разбоя не закатывается ни один шар.
    Не знаю, что подумала толпа. Я уверен, что Вин не ошибся. Он поддался. Намеренно.
    Но я не гордый: я приму этот дар. Я беру эту партию.
    Девять — девять. Мой выход. Мне нужно повторить то, что я делал уже не раз в этой игре. Мне нужно просто аккуратно положить шар с разбоя, а затем сделать серию. И всё.
    Пустота. Передо мной трамплин в никуда. Кий кажется неподъёмной ношей, шары — в тысяче миль. Глаза Вина пусты.
    Прицел. Удар.
    Шары разлетаются по столу. Ни один не падает.
    Вин играет. Красный. Оранжевый. Жёлтый. Зелёный. Розовый. Фиолетовый. Синий.
    Он показывает на лузу для чёрного. Удар. Чёрный не закатывается. Вин выжидательно смотрит на меня. Я подхожу к столу. И чувствую силу, исходящую от Вина. Даже не от Вина, а от чего-то другого, что находится при нём. Футляр со свитком немножко оттопыривает его рубашку.
    Красный — оранжевый — жёлтый — зелёный — розовый — фиолетовый — синий.
    Я повторяю серию Вина точно так же, как несколько партий назад он повторял мои.
    Чёрный на столе, в прямом ударе. На тонких губах Вина улыбка.
    Я аккуратно кладу кий на стол и покидаю зал.
10.
    Я просыпаюсь от вони. Осматриваюсь. Вокруг меня свиньи.
    Одна, самая толстая, грязная, похожая чем-то на Жирного, тыкается пятаком в мой живот, пытаясь перевернуть меня. Пинаю свинью ногой, встаю. Всё болит. Кажется, я вчера напился.
    Вчера.
    Сегодня я должен быть свеж, как огурчик. У меня не должна болеть голова. У меня не должно ломить спину. С трудом встаю.
    Может, новый день ещё не наступил.
    Солнце пробивается сквозь щели. На ощупь нахожу дверь свинарника, открываю. Двор кишит народом. Ловлю какого-то пацана за руку.
    — Что происходит?
    — Господин Вин только что уехал…
    Отталкиваю его в сторону. Бреду к дому.
    У дверей ждёт Мартилла. Она смотрит на меня странно. Никогда не видел её такой. Появляется Лосось. Тоже смотрит на меня.
    — Чего уставился? — бросаю я.
    Он молчит.
    Вин не забрал меня с собой. Почему?
    Захожу в дом. В комнату. Бельвы не видно.
    Лосось за моей спиной. Оборачиваюсь.
    — Где Бельва?
    — Он её забрал.
    Рычу от боли и злости. Бью Лосося по лицу, его отбрасывает в сторону. Вылетаю из дома, бегу к конюшне.
    В дверях отталкиваю какого-то пацана, проскакиваю внутрь. Конюх, тощий и печальный, чистит любимую лошадь Жирного.
    — Какой оседлан? — кричу.
    Конюх флегматично показывает на Рыжего.
    У Жирного всегда наготове хотя бы один конь.
    Запрыгиваю на коня, ору на него, бью босыми пятками. Срываю со стены кнут, стегаю. Рыжий скачет. На входе под копыта попадает тот самый пацан. Да какой он пацан… Четыреста лет.
    — Открыть ворота! — кричу.
    Стражник лихорадочно крутит колесо.
    — Меч! — второму.
    Тот бросает мне кривой ятаган.
    Вылетаю из укрепления.
    Почему Вин не забрал меня? Почему оставил здесь? Почему из сотни мужиков и баб, из челяди и дворовых он выбрал Бельву? Что я сделал такого?
    Неужели Синтик припомнил мне рабыню, которую я вернул ему? Да не мог он оскорбиться! Рабыня — это мелочь.
    Вин лично? Что он ко мне испытывает? Почему он играл не в полную силу, почему поддался?
    Лечу.
    Дорога ровная, без поворотов. Вин не успел отъехать очень далеко. Вон его экипаж.
    Ускоряюсь. Экипаж приближается. В карету впряжены две лошади. На козлах — возница и слуга. Двое слуг — за экипажем, на лошадях. Бельва и прислужница, вероятно, внутри, с Вином.
    Один из слуг оборачивается, спешит ко мне. Второй тоже разворачивает коня. Оба не успевают. Первому я сношу голову, второй пытается парировать удар в живот и теряет руку. Притормаживаю, добиваю его в спину.
    Карета ускоряется. Слуга на козлах переваливается через крышу, целится в меня из арбалета. Промахивается. Обгоняю карету справа, слуга получает меч в горло. Кучер рвёт вожжи, как одержимый. Перелетаю на карету. Кучер протягивает ко мне руку с кинжалом. Через секунду он катится по дороге. Хватаю вожжи, останавливаю карету.
    Спрыгиваю с козел. Тишина.
    Открываю дверь. Внутри Вин, Бельва и служанка.
    — Выходи, — говорю Бельве.
    Она молча выходит.
    — И вы, оба.
    Сначала спускается служанка, потом Вин.
    Служанке распарываю живот мечом, чтобы не мешалась.
    Вин стоит передо мной, оружия у него нет.
    — Зачем? — спрашиваю у него.
    Он молча протягивается мне деревянный футляр. Тот самый. Беру его правой рукой, открываю. Футляр падает, разворачиваю одной рукой свиток. Вижу буквы. Чётко-чётко, странные слова на неизвестном языке. Mortirum.
    И тут я понимаю. Как всегда, поздно. Когда уже нечего терять.
    — Легко быть смелым, будучи бессмертным, — говорит Вин.
    Смотрю на Бельву.
    — Нет, — качает Вин головой.
    — Зачем? — спрашиваю.
    — Синтик хотел, чтобы ты понял.
    Я отворачиваюсь и иду по дороге. Вин не ударит в спину. Потому что он уже сделал это один раз.
    Смотрю в пустоту. Я слишком привык жить.
    «Вы имеете право воспользоваться заклинанием?» — «Да».
    Почему mortirum — мне? Потому что, зная, что такое смерть, я не буду пользоваться им глупо. Потому что я жесток, но я справедлив. В моих руках страшное оружие, которое я не посмею использовать против людей.
    Mortirum подвластен только смертному.
    За моей спиной скрип колёс. Экипаж медленно проезжает мимо меня. Вин на козлах. Он поворачивается ко мне.
    — Его нельзя подарить или продать. Его можно только проиграть. Такое условие.
    Он отвечает на незаданный вопрос.
    Я сажусь на траву. Экипаж удаляется.
    Может ли отнять жизнь тот, у кого её можно отнять?
    На моё плечо ложится рука. Оборачиваюсь. Бельва садится рядом. Я утыкаюсь в её пухлое плечо и рыдаю. Она берёт из моей руки свиток, рассматривает его, сминает. Для неё это пустой клочок бумаги.
* * *
    Мы сидим так долго. Вплоть до появления Жирного и его свиты. Один из быков спешивается и подходит поближе. Жирный опасливо кивает. Чтобы не рисковать, бык всаживает мне в спину стрелу из арбалета.
    Они не понимают, почему Бельва плачет.

Эльдар Сафин
Цветы мертвого города
Рассказ

    «…всех, кто по каким-либо причинам не эвакуировался. Последний автобус уходит с автовокзала сегодня в семнадцать ноль-ноль, после чего ваша жизнь и безопасность не гарантируются администрацией, претензии не принимаются. В ближайшее время город и прилегающие территории будут затоплены. Информируем всех, кто по каким-либо причинам…»
    — Сссука, нас что, для этого сюда четыре дня через полстраны тащили, да? — поинтересовался Скрыня, оттопырив верхнюю губу. — Слушать эту гребаную пластинку про последний автобус, да?
    — Не, мы здесь, чтобы сдохнуть, — оптимистично пояснил Квадрат, и на его пухлой мордочке возникла чисто кошачья ухмылка. — Посидим до семнадцати ноль-ноль, а потом вода буль-буль, зубки клац-клац, ушки хлоп-хлоп, глазки морг-морг, и все, хана честным уркам!
    Я промолчал, как обычно. С детства не любил пустых разговоров, а уж теперь-то и подавно — с тех пор как в правительстве завис закон о смертной казни для подростков, а мой пятнадцатилетний срок в любой момент мог превратиться в вышку, говорить в этом мире стало не о чем и не с кем.
    Тюремный юрист рассказывал нам о ситуациях, когда закон имеет обратную силу. Преступления, связанные с насилием над личностью, — черт бы побрал этих крючкотворов. Я получил пятнадцать лет как высшую меру наказания, и если таковой станет смертная казнь, меня тотчас отведут в подвал и расстреляют.
    — Молчун, ты как считаешь, нас сюда на смерть привезли, да? — Скрыня улыбнулся, и я подумал, что если бы не знал его так хорошо, то принял бы за обычного домашнего подростка. Худой, нескладный, жутко обаятельный — он мог бы жить нормальной жизнью, но предпочитал втираться в доверие к бездетным одиноким теткам, а потом грабить их. Последняя решила защитить серебряный чайник и получила от Скрыни молотком по голове. Она выжила, и все бы ничего, но на суде идиот ляпнул, что «жаба сама дура», и ему впаяли строгач.
    — Да конечно на смерть, йоптыть! На гиблую неминучую погибель! — вместо меня ответил Квадрат. Этот обожал пиротехнику и не видел ничего зазорного в том, чтобы сунуть самодельную петарду за пазуху первому попавшемуся ребенку. Никого не убил, но, прежде чем его поймали, отправил в больницу десяток детей с разными травмами — физическими и психологическими. А потом ему припомнили и эксперименты над крысами, и кражи в универмагах.
    — Убить могли и в тюрьме, — тихо произнес я.
    — Точно! Точно! — возбужденно заорал Скрыня. — Молчун не бздит, терпит, зато говорит чисто по делу, да? Здесь будет зона, да? Нового типа, да?
    — Эксперименты над нами экспериментальные ставить будут, понятно? — тоже заорал Квадрат. — Сколько мы без воздуха под водой мокрой продержимся!
    «…Будут затоплены…» — подтвердил громкоговоритель в коридоре.
    Они долго спорили, орали, толкали меня — но не сильно, так, чтобы я проснулся, но вроде как не озверевшим. Меня боялись — с первого дня, когда конвоир открыл дверь и сказал, чтобы меня не особо трогали — мол, на нем шестеро жмуриков.
    Все взрослые пацаны из нашего детдома. Я просто не мог жить рядом с ними после того, что они сделали с Катькой. А «рядом» для меня — это под одним небом.
* * *
    Проснулись все по сирене. Открытая дверь, потом бег скованных по трое наручниками босиком по металлическому полу коридора. Минута на оправку, пять минут на завтрак, сбор в актовом зале.
    Пацаны шебуршались, кто посмелее — пытался выспросить у вертухаев, что происходит. Но те молчали — у них автоматы в руках, сами они важные, торжественные.
    — Ма-а-алчать! — На сцену выкатилась коляска с инвалидом в полковничьем прикиде. Я вначале подумал, что он карлик, — а потом понял, что просто скрюченный и безногий. Но голос серьезный, видно, что мужик не похоронил себя вместе с ходилками. — Вы все — отребье. Худшее, что может случиться со страной. Будь моя воля, вас бы давно расстреляли. Но Родина сказала, что вы еще пригодитесь, а кто я такой, чтобы с ней спорить?
    Сегодня вас выпустят в город. Живых, свободных. В городе нет воды, электричества, газа, нет запасов еды и теплой одежды. За вами будет идти постоянное наблюдение со спутников и через агентов, внедренных в вашу среду. Попытка выйти за черту города карается смертью.
    Вы — правительственный эксперимент, ученые рассчитывают что-то понять на вашем примере, хотя я и сомневаюсь в том, что вы годитесь даже на корм лабораторным мышам. Всего в городе будет семнадцать тысяч осужденных за особо тяжкие преступления — мужчин, женщин, подростков. Кормить вас слишком дорого, а работать вы не умеете или не хотите.
    Но за двенадцать часов до затопления — а на этом месте будет водохранилище — начнется вторая волна эвакуации, и выжившие смогут вернуться в свои тюрьмы. Когда это случится, вам сейчас никто не скажет, рассчитывайте, что никогда.
    И еще. Постарайтесь умереть — государство в моем лице скажет вам спасибо, и, я уверен, это будет единственная благодарность от нормального человека в вашей никчемной жизни.

    Потом нас потащили в подвал. Там мы час, а может, больше сидели на бетонном полу, не смея встать, — хватило пары примеров, когда поднимающихся тут же усаживали на место ударом приклада.
    Выводили без очереди — просто мент-летёха тыкал в первую попавшуюся тройку, и конвой вытаскивал мальчишек за дверь.
    Скрыня тихо высказывал предположения, что надо будет делать, когда выйдем наружу. Квадрат всякий раз отвечал, что нас все равно убьют. Я молчал.
    Наконец ткнули в нас, мы выскочили в соседнее помещение, похожее на склад. Здесь сняли наручники, и мужик в новенькой армейской форме будничным голосом заявил:
    — У вас есть пять минут. Берете ботинки, камуфляж и еще можете взять с собой три любых предмета.
    Четыре с половиной минуты из пяти я выбирал себе тяжелые армейские «гады», одни оказались чуть малы, другие чудовищно велики, третьи сели как влитые.
    Потом быстро схватил камуфло и, под окрик вертухая, высмотренные заранее три банки с тушенкой. В глубь склада я так и не попал, и, судя по довольному виду Скрыни и Квадрата, зря.
* * *
    У дверей склада нас обыскали. Пока шмонали моих сокамерников, я успел натянуть нехитрую одежду — чуть великовата, но не критично. Выпустили нас через маленькую дверцу. После тусклых лампочек склада солнце резануло по глазам. Передо мной был город, самый обычный. Блеклые панельные пятиэтажки, жухлая предосенняя зелень тополей, вдалеке — памятник, то ли Ленину, то ли Путину — я их, если честно, не различаю.
    — Быстро валим через сквер. — В Скрыниной руке, указывающей вдаль, мелькнул нож. — Не отставать!
    Квадрат кинулся за ним, а я побежал в другую сторону — вдоль здания, из которого мы только что вышли.
    — Молчун! — заорали сзади, но я даже не оглянулся. — Сука, предатель, найду — зарежу!
    Забежав за угол, я увидел перед собой холм. Плавали, знаем — бомбоубежище. Мелькнула мысль, что именно там в ближайшее время будут отсиживаться калечный мент с вертухаями, вряд ли они выпускают нас в город, не предусмотрев путей отступления.
    Значит, все-таки будет эвакуация. И наверняка не через месяц; неделя, две — и все, сдохнут цуцики, сидя в тесноте и темноте.
    Надо выжить, просто выжить. А потом — кто знает? Номинально демократию в стране не отменяли, может, придут к власти коммунисты или либералы, училка по истории говорила, что это теоретически возможно, и тогда законы перепишут, вдруг даже не придется весь срок мотать.
    Я забрался на холм и взглянул вокруг. Сзади — трехэтажное здание, из которого нас выпустили. Справа — стадо унылых хрущоб. Слева — несколько двенадцатиэтажек-свечек, а за ними виднеется массив частных домиков. Впереди какое-то административное здание с выбитыми окнами, за ним с боков виднеется набережная и узкая лента речки.
    В середине одной высотки вывалилось стекло, а через несколько секунд до меня долетел звук. Там мог быть кто-то из нашей тюрьмы, а мог и из взрослой — сталкиваться с настоящими уголовниками я не горел желанием.
    И все же побежал я именно в ту сторону, пытаясь держаться в тени деревьев. Мне надо было добраться до частного сектора — а там найти приличный чердак и обосноваться.
    Я рассчитывал пересидеть смутное время, а потом вернуться обратно в тюрьму. Да, там не сахар — но надежда остается, и, в конце концов, камера не намного хуже комнаты в детдоме, а по некотором размышлении — даже лучше.
    Особенно если сокамерники знают, что на мне шесть трупов.
    Я быстро выдохся. Сказались четыре месяца почти без движения, жуткое напряжение, да и последние несколько дней путешествия в неизвестность тоже вымотали меня до предела.
    То тут, то там раздавались крики. Я никого не видел, стараясь двигаться между кустов и деревьев, но не слышать хриплого женского визга и мрачного мужского хохота не мог.
* * *
    До частного сектора оказалось куда дальше, чем я рассчитывал. Прошло не меньше пары часов, уже начинало темнеть, когда я перелез через металлический полутораметровый забор и оказался перед двухэтажным коттеджем. Окна второго этажа казались мертвыми, и это меня обмануло — но на первом, за выбитыми стеклами, мелькал огонь, и оттуда слышался быстрый говор.
    Я тут же перемахнул обратно через ограду и оказался перед худым невысоким мужичком в тонкой тюремной робе со споротой нашивкой.
    — Ну, паря, показывай, что есть, — щербато улыбнулся он мне, тыкая кухонным тесаком в солнечное сплетение. — Деткам, я слышал, всякие хорошие вещицы раздавали. Ты же не лоханулся на ножик или зажигалку? Я тебя давно отслеживаю, ты хорошо прятался.
    Я осторожно достал из левого кармана банку тушенки. Затем повторил операцию с правым карманом. Лицо урки вытянулось — он явно рассчитывал на что-то другое.
    И тут я как-то сразу понял, что сейчас он меня зарежет. Не раздумывая ни секунды, я оттолкнулся от его груди руками с зажатыми в них банками и одновременно пнул мужика под колено.
    Если бы нас поставили на ринг, в честном бою он сделал бы меня одной левой. Но в сумбурной уличной драке мне повезло — противник на секунду отвел нож, рефлекторно дернувшись к больной ноге, а я уже бил его консервой по голове.
    Он упал — наверняка живой и почти точно без сознания, а я сунул тушенку в карманы, наклонился поднять тесак, а потом бросился прочь.
    И надо сказать, что так быстро я не бегал никогда в жизни. Одна улица сменялась другой, в легких поселился олимпийский огонь, раздирающий нутро на части, а я все не мог остановиться.
    Время от времени я слышал людей, один раз пробежал рядом с двумя мрачными амбалами — они, видимо, уже выпили и теперь хохотали надо мной и что-то орали вслед.
    Я бежал, банки били меня по бедрам, нож скользил в потной ладони. Наконец я смог остановиться и тут же согнулся от зверской боли в легких.
* * *
    Стало уже совсем темно. Вдали пылало три или четыре пожара, где-то орали, где-то пели. Я стоял в узком тупичке перед хлипкой невысокой калиткой.
    Сунув руку за нее, я отодвинул засов, вошел, закрыл за собой дверцу. Передо мной был сад — яблони, груши, все с плодами, вроде бы еще незрелыми.
    Пройдя в глубь сада, я увидел дом — небольшой, аккуратный, с двускатной шиферной крышей. К моему удивлению, дверь внутрь оказалась открытой. Я вошел, прикрыл глаза, чтобы они привыкли к темноте.
    Особо лучше не стало, но, опрокинув пару стульев и больно стукнувшись бедром о стол, я нашарил свечу, а еще через некоторое время и спички.
    Зажег фитилек, задернул шторы на окнах и осмотрелся. По всему дому на стенах чуть выше пояса висели странные кольца, за исключением этого — обычное холостяцкое жилье. Бардак, конечно, — видно, что хозяин собирался второпях.
    То тут, то там под кроватью, комодом, трюмо валялись комки грязных носков. На столе — пачка книг. Учебник по химии за девятый класс, «Психология убийства» К.С. Нестерова, «Общая теория игр и модели поведения» Р.Д. Джоунза.
    Весь дом представлял из себя одну комнату, в центре которой, разделяя ее на три части, стояли два шкафа и пузатое трюмо.
    За шкафами была кухня с покрытой жиром газовой плиткой, а трюмо делило большую часть помещения на кабинет и спальню. В центре грязного стола виднелось светлое прямоугольное пятно — видимо, здесь стоял ноутбук или что-то подобное.
    Проверил кухню и шкафы — нашлось немного еды. Еще обнаружил одежду — но штаны оказались мне малы, а рубашки велики. Я представил себе монстра, который здесь жил раньше, и передернул плечами.
    Из съестного — десяток морковок, пара луковиц, бутылка уксуса, банка топленого сала и килограмма три сахара на дне большого мешка. Собрал в хозяйственную пластиковую сумку еду, одеяла, найденные в серванте свечи, кинул туда же пару газет из стопки, валяющейся у кровати, задул фитилек и вышел на улицу. Постоял, прислушиваясь, — тихо, только вдали орут что-то неразборчиво — и обошел дом, надеясь найти лестницу на чердак.
    Удача мне улыбнулась — с другой стороны от входа на земле валялась кривая и ветхая на вид палка с набитыми на нее перекладинами. Взглянув вверх, я увидел круглую дверцу в треугольной стене.
    Осторожно, стараясь не шуметь, я приставил опасное приспособление к дому и забрался наверх. Дверца легко открылась, чуть слышно скрипнув. Я влез внутрь, затем затащил за собой лестницу, закрыл люк и зажег свечу.
    Прямо передо мной на полу сидела девочка в коротком платье. Она смотрела на меня со смесью страха и надежды, сжимая большого пупса без левой руки.
* * *
    — Откуда ты? — буркнул я, чертыхнувшись про себя.
    — Наши все уехали, а я забыла здесь куклу, полезла, лестница свалилась вниз. Я Оля, мне десять лет.
    Хрен ей, а не десять лет. Свеча горела ровно, и я отчетливо видел натертое наручником запястье. Коротко остриженные рыжие локоны. Конечно, девочка выглядела моложе своих лет — строгач у нас положен с четырнадцати, независимо от пола, а этой больше двенадцати не дать. Тонкая кость, невысокая — взрослых она наверняка обманывает на раз. Но меня не проведешь — у нас половина девчонок в детдоме такие же, от недоедания.
    — Не повезло, — прокомментировал я, не подав вида, что не верю ей. — Вокруг преступники, бежать тебе некуда — будем выживать вместе, ждать эвакуации.
    — А вы мне ничего плохого не сделаете? — поинтересовалась девочка, и я готов был поклясться, что в ее глазах мелькнули бесенята, — она что, кокетничает?
    На этот вопрос я не ответил. Осмотрелся — ничего так чердак. Пыльный диван, куча ящиков и коробок, два велосипеда без колес, вдоль стропил натянуты нитки с высохшими грибами.
    — А как вас зовут?
    Я подтащил к дивану два ящика, судя по весу — с книгами, поставил один на другой, рукавом смахнул с крышки пыль. Достал из сумки газеты, постелил, вынул нехитрую снедь, реквизированную внизу, укрепил по центру импровизированного стола свечу.
    — Ну что вы все время молчите?
    Я хмыкнул, затем достал нож, оторвал кусок газеты и почистил одну морковку. Оля то и дело что-то спрашивала, но я не обращал на нее внимания — такой вид беседы мне привычен с детства. Рядом все время кто-то болтает в режиме радио, пытаясь меня разговорить, а я молчу.
    Не потому что хам или грубиян — просто не вижу смысла в беседе.
    Немного подумал, затем почистил вторую морковку. Протянул ее девчонке, она тут же вгрызлась в нее, умолкнув. Я тем временем достал из карманов тушенку, но вскрывать не стал — еще пригодится.
    Съел свою морковку, достал из сумки одеяло, затушил свечу и, вытянувшись на диване, закрыл глаза. Спать, если честно, не хотелось. Хотелось пить, и еще было желание покопаться в коробках в поисках интересного чтения — Сабатини или Гюго меня более чем устроили бы, но Оля наверняка не дала бы спокойно почитать.
    Минут через двадцать я почувствовал, что девочка легла рядом. На чердаке было прохладно, стояла та самая пора, когда днем бывает жарко, а по утрам на деревьях появляется иней.
    Я не спал. Прошло еще полчаса, прежде чем Оля залезла ко мне под одеяло. Естественно, после того, что было с Катей, я даже не подумал обнять ее или хотя бы прижаться и даже чуть-чуть отодвинулся.
* * *
    Когда я проснулся, девочка сидела у люка, высунувшись туда наполовину. Без единого слова я подошел к ней и затащил внутрь.
    — Дура? — интеллигентно, по меркам моих сокамерников, поинтересовался я. — А если увидят?
    — А ты умный, да? — прошипела Оля. — Воду с собой взял? Там сейчас идет дождь, я банки выставила!
    И вправду, снаружи шел дождь. Он мягко перестукивал по крыше, а на парапетике за дверцей медленно наполнялись три литровые банки и одно пластиковое ведерко. Я прикинул — в принципе, издалека их не увидеть, вокруг сад. А вблизи… Ну что ж, можно рискнуть.
    — Извини. Ты молодец.
    И она расцвела. Сразу, в мгновение — из разгневанной мегеры в прекрасную даму. Я понял, что она если и не красавица, то очень милая, но тут же выбросил эти дурацкие мысли из головы.
    Пока она не смотрела на меня, я сходил в люк по-малому. Подумал было, а как это делает Оля? Впрочем, это — ее проблемы.
    Свет проникал сквозь редкие щели в потолке, поэтому я не стал зажигать свечу. Читать при таком освещении невозможно, а делать больше нечего. Поэтому я лег на диван и попробовал снова заснуть.
    Ольга что-то делала. Шебуршала, возилась — я приоткрыл глаза и понял, что девочка прибирается. Ну да, куда деваться — заключенная, не заключенная — женская порода. Прибраться, помыться, накраситься.
    А то, что ее могут услышать, ничего не значит! Но я мужественно промолчал, скрывая раздражение. Через некоторое время удалось задремать, а когда я проснулся, то обнаружил, что Оля подогревает открытую банку тушенки над свечкой.
    «Могла бы и холодной поесть, — с усиливающимся раздражением подумал я. — Ишь, цаца, барыня нашлась».
    — Кушать подано, — сказала она мне на ухо через некоторое время. Ее волосы задели меня по щеке, было щекотно и как-то странно.
    Она где-то среди этого бардака нашла две тарелки и пару ложек. Причем у меня тушенки оказалось куда больше, чем у нее, и почти целая луковица, а в ее тарелке только маленький кусочек.
    Я бесцеремонно потрогал свою порцию — теплая. Затем ее — холодная. Из своей тарелки я переложил на ее, так, чтобы все было поровну. Она — также молча — вернула все как была.
    — Ты мужчина, ты должен есть больше, — категорично заявила девочка и поджала губы.
    Сил на ссору и объяснения у меня не было, поэтому я взялся за ложку. Хотел спросить, а почему нет вилок, но сдержался и даже рассердился на себя за такую мысль.
    Умял я свою порцию в две минуты. А потом еще взглянул на тарелку Оли — может, что осталось? Она ела медленно, откусывая небольшие кусочки. Мне стало стыдно.
    Из чашки с отломанной ручкой я попил дождевой воды, затем лег обратно на диван. Так прошел весь день — я лежал, девчонка шебуршала по хозяйству. Заносила дождевую воду, что-то мыла, что-то перетаскивала. И я бы встал ей помочь — но не отпускало странное ощущение, что от этого будет хуже. Непонятно как — но хуже.
    Ближе к вечеру недалеко от нашего домика раздались выстрелы. Оля сжалась, я тихо сказал:
    — Не бойся, у них и без нас достаточно развлечений.
    Ужинали одной морковкой на двоих. Потом я лег спать, ночью.
    Оля снова пришла ко мне под одеяло — я, как настоящий джентльмен, отодвинулся.
* * *
    Ближе к утру проснулся от крика. Вскочил, спросонья ударившись о стропила головой. Осмотрелся — девчонки нигде не было. Из приоткрытого люка раздавались стоны. Я высунулся наружу — внизу лежала Оля.
    Быстро вытащил лестницу, спустился.
    — Где болит?
    Она показала на лодыжку. Я пощупал. Так всегда делал наш врач в детдоме, при этом заявляя, что если пациент взвоет и потеряет сознание, то — перелом. А если просто закричит — то ничего страшного, вывих или растяжение.
    Оля застонала, глядя на меня как на последнюю сволочь.
    — Это вывих, — сказал я, отводя глаза. — Сейчас я посажу тебя ко мне на закорки, постарайся держаться покрепче.
    Когда я лез вверх, молясь, чтобы перекладины не сломались, ее щека прижималась к моей, и я чувствовал слезы, скатывающиеся за воротник куртки моего камуфляжа.
    На чердаке я положил ее на диван, втащил лестницу, закрыл люк. Затем зажег свечку и подошел к Оле.
    — Зачем ты это сделала? — голосом Великого Инквизитора спросил я.
    — Потому что ты кретин! — ответила она и разревелась. — Я, как дура, ждала, что ты меня обнимешь, а ты отвернулся!
    — И из-за этого ты спрыгнула вниз? — потрясенно спросил я.
    — Нет! — возмутилась Ольга. — Еще чего! Я просто поняла, что я тебе в тягость и вообще не нужна. И решила тихо уйти.
    Это не укладывалось в моей голове. Надо же быть такой дурой? Такой идиоткой? Вот так, на голом месте взять — и спрыгнуть, а там же снаружи сплошь преступники, подонки и ни малейшего шанса выжить в одиночку!
    Четырнадцатилетняя девочка — лакомый кусочек для любой твари, гуляющей снаружи. Внутри у меня бурлило, подмывало сказать что-нибудь едкое, но я сдержался.
    Все утро я суетился вокруг Оли. Она то и дело что-нибудь спрашивала — подслащенной воды, укрыть больную ногу одеялом, снять одеяло. Это в какой-то мере наполнило смыслом мое пребывание здесь, стало не так тоскливо.
    Днем мы читали — я выкопал среди груды учебников и глупых старых советских книг роман Теофиля Готье «Капитан Фракасс», а Ольга требовала то одну книжку, то другую, то вдруг решала почитать газету, и я снимал все с импровизированного столика, чтобы достать для нее нашу «скатерть».
    Единственное, на что я не реагировал, так это на ее просьбу поговорить с ней или что-нибудь рассказать о себе.
* * *
    — Слушай: «Модель не может считаться полной, поскольку в подобной ситуации у населения не будет ни газа, ни электричества, ни центрального водоснабжения, и при этом люди будут вынуждены продолжать жить в населенных пунктах», — зачитала Ольга.
    Я не сразу понял, о чем она, а когда до меня дошло, то попробовал забрать у нее газету, но девочка отказалась отдавать.
    Пришлось лечь рядом. В статье обсуждались последние учения общества «Гражданская Инициатива» — в это общество за последние годы вступили все, кто так или иначе был связан с государством или крупными компаниями.
    Отыгрывалась ситуация, в которой гипотетический противник имеет в городе несколько десятков агентов-саботажников.
    Мэр города Лесинки бодро рапортовал о том, что все шпионы пойманы, граждане бдительны и враг не имеет ни единого шанса, а милицейский эксперт придирался, утверждая, что агенты первым делом перерубят все коммуникации, а защитить их в полном объеме не получится никоим образом.
    По его прогнозу получалось, что учения не соответствуют действительности. Нормально внедренных агентов в условиях военного времени вычислить почти невозможно хотя бы потому, что они к этим условиям подготовлены лучше бдительных граждан, а город в первые недели войны скорее всего окажется без обычных благ цивилизации.
    — Прямо про нас, — заворочалась рядом Ольга. — Давай сюда.
    Я вытянул руку, как она просила, и девочка примостилась у меня на плече. Я присмотрелся к фотографии эксперта и вдруг понял — это тот самый увечный мент в коляске, который пожелал нам всем сдохнуть.
    Еще раз пробежал его часть статьи глазами — он предлагал создать настоящую модель, назвав ее «Мертвый город». Отключить один из близлежащих поселков от всех коммуникаций, среди его жителей создать ложную террористическую организацию, все руководство вывезти (то ли убито, то ли сбежало) и провести масштабные учения.
    «Одной недели хватит для определения всех базовых моделей поведения. Мы получим неоценимый опыт, который позволит прикрыть тонкие места на случай, если столкнемся с подобным в реальности».
    — Это он придумал, — тихо сказал я.
    — Что придумал? Кто «он»? — сонно спросила Ольга.
    — Безногий полковник. Каким-то образом он смог договориться с начальством, генералами или еще кем. И теперь они проводят на нас эксперимент, этот самый «Мертвый город».
    — Какой ты умный, — скептически сказала девочка. — А по-моему, им просто на нас насрать.
    Я сделал вид, что не заметил ни грубого слова, ни этого «нас», выдающего ее с головой.
    — Нет. Я, наверное, ошибся — но только в масштабах. На нас ставят эксперимент, и в нем множество целей, эта статья в газете — только один из вариантов.
    Меня зацепило. Так изредка бывало — когда я задумывался о вещах, которые нельзя с ходу подвести под логичное объяснение. Если рядом находился человек, который мог выслушать, я вываливал на него длинные логические цепочки, споря с самим собой и приводя все новые и новые доказательства.
    — Нам разрешили взять по три предмета. Это какой-то тест. Разделили на тройки. Затем смотрели, кто куда бежит. Кто что делает. Я уверен, они отрабатывают разные ситуации, набирают материал для анализа. Естественно, мы — не мирные граждане, но я читал, что в кризисных ситуациях даже в самых благополучных странах люди быстро превращаются в дикое стадо. Типа налет цивилизованности очень тонок или что-то в этом роде.
    — Откуда ты все это знаешь? — возмутилась Ольга. — Сколько тебе? Шестнадцать?
    — Пятнадцать с половиной, — неожиданно для себя ответил я. — Учился.
    — Я тоже училась!
    — Книги — это все, что у меня было последние несколько лет, — объяснил я. — А вокруг только вакуум.
    Я лгал. Была еще Катька, но она даже не знала о том, что была у меня.
    — Дурак, — неожиданно обиделась Ольга.
    Я не понял, к чему это было, но выяснять не стал. Некоторое время она ерзала — то ли больная нога мешала спать, то ли ждала, что я начну выяснять, почему я дурак.
    Ночью Ольге стало совсем плохо. Нога распухла, и даже смотреть на нее было жутко.
    — Не реви, — сорвался я, когда на душе стало совсем паршиво. — Я знаю способ, как вылечить твою ногу, но он тебе не понравится.
    — Какой?
    — Надо пописать на тряпку и обернуть ею ногу.
    Ольга посмотрела на меня большими заплаканными глазами, затем они понемногу сузились.
    — Издеваешься?
    — Нет. Ну честное слово! Хочешь, я сам тоже ногу себе оберну!
    — Оборачивай, — выдохнула она. — А меня — не трогай. Сдохну, и черт с ним. Сама дура и связалась с идиотом.
* * *
    Через двадцать минут я спускался вниз — набрать огурцов-помидоров и накопать картошки.
    Этой ночью пожаров не было, никто не орал и не стрелял. Я ж было испугался, что мы проворонили эвакуацию, когда услышал странный шорох.
    Тихо, пригнувшись, я подобрался к забору. С другой его стороны по улице, не торопясь, шли трое мужиков в почти одинаковых черных кожаных куртках, у каждого на голове красовалась черная повязка.
    Шли они не таясь, спокойно. У первого в руках было охотничье ружье, у остальных двух — одинаковые куски арматуры.
    — Серый, вроде в кустах что-то есть, — заметил обладатель огнестрела и показал в противоположную от меня сторону.
    — Что я, контуженный на голову? — возмутился его спутник. — Не пойду. Валета вчера грохнули точно так же.
    — Серый, слушай сюда: Пилигрим отдал нам этот район, он верит, что мы способны навести здесь порядок. Ты хочешь забить на его доверие? Ладно, смотрите сами.
    Человек с ружьем прошел к кустам и скрылся в них. Я был полностью уверен, что он сам придумал шум и эту проверку, чтобы показать, что не боится, и чтобы потом у остальных не было отмазок, когда придется по-настоящему лезть в пекло.
    И точно — через минуту он вылез обратно.
    — Все чисто, это была кошка.
    И они пошли дальше, через мгновение скрывшись в ночной мгле.
    Значит, город поделен, урки создали свою милицию — чего и следовало ожидать. Мирные жители наверняка не так быстро организовались бы, но система понятна. Несколько дней анархии, за это время выделяется костяк организаторов, они подгребают под себя какое-то количество тех, кто будет выступать пушечным мясом, и идут наводить порядок. Свой порядок, естественно.
    Огурцы прятались в зарослях, помидоры оказались зелеными, картошка — мелкой. Зато можно было вырывать ее вместе с кустом, а не выкапывать. Нашел воду в большой закрытой бочке с краником, стоящей у соседнего дома.
    Наверх я забрался перед самым рассветом. В три приема занес воду, огурцы, картошку, второе одеяло, найденные в доме внизу костыли. Аккуратно затащил лестницу.
    Ольга спала. Вокруг больной ноги было намотано несколько слоев тряпок, закрытых сверху полиэтиленовым пакетом.
    Я лег рядом, накрылся своим одеялом. И когда через несколько минут она придвинулась поближе, обнял ее. Ну, для контроля. Чтобы точно не спрыгнула.
* * *
    На следующий день опухоль на ее ноге немного спала. Ольга много говорила, уже привыкнув к тому, что я не отвечаю. Впрочем, в нужных местах я кивал, иногда покачивал головой в недоумении.
    Почти все, что она говорила, так или иначе касалось японских мультсериалов или отечественных ток-шоу, а я ни в первом, ни во втором совершенно не разбирался.
    Выяснилось, что у нее есть талант рассказчика — пересказывая сюжет за сюжетом, восхищаясь персонажами и определенными сценами, Ольга описывала так живо, что я словно видел перед собой все это.
    Насколько я понял, в тюрьме или колонии она провела немного времени, а до этого жила с матерью и братом. Может, был и отец, но его она не упоминала.
    За что ее посадили, я не спрашивал, а она, естественно, не говорила. Маска десятилетней девочки, и без того кривая, сползала клочьями. Уж если Ольга спокойно говорит о том, как она в шестом классе поцапалась с подругой из-за пропавшей расчески, то ей всяко не десять.
    Ночью я ее обнял сразу, как только лег. И словно окунулся в детство — если еще вчера я это сделал вроде как из необходимости, то теперь — словно по праву, и это до боли напомнило мне ощущение от мамы.
    Маму я не помню, а вот какие-то обрывки, мысли, чувства остались. И когда я обнимал Ольгу, то словно проваливался в прошлое.
    Вместе с этим приходили и совсем другие мысли, за которые я жутко на себя злился, но ничего поделать не мог. Я лежал, вдыхал ее запах и думал. Думал о том, что мне нельзя ни на что надеяться, ничего обещать, ничего просить.
    Я жив только с виду, на самом деле вся моя жизнь пройдет в тюрьме, для мира я умер. Пятнадцать лет! Почти столько же, сколько мне сейчас. Если выйду — то в тридцать, а это уже практически старость.
    И, проснувшись на следующее утро, я понял, что не хочу, чтобы этот эксперимент прекращался. Никогда. Пусть он будет вечным.
* * *
    Следующие два дня прошли точно так же. Только теперь мы постоянно лежали на диване обнявшись. Оля рассказывала, сколько у нее будет детей, какой дом, какая кухня, какая спальня.
    Она не говорила прямо, но подразумевалось, что это будут наши общие дети, наш дом, наша спальня.
    Опухоль на ноге сошла полностью, но ходить кроме как по необходимости Оля отказывалась. Да, собственно, мне не было в тягость размешать ей сахар в воде или подать книгу.
    На второй день в дом кто-то приходил — мы часа четыре сидели тихо, как мыши, а внизу невнятно переговаривались, что-то перетаскивали с места на место, вскрикивали и вели себя до омерзения беспокойно.
    Когда они наконец ушли, Оля ни с того ни с сего разревелась. Я пытался ее утешать, но она била меня кулаками в грудь и говорила, что я сволочь и дурак.
    Впрочем, била не сильно и не оттолкнула, когда я ее обнял.
* * *
    А потом началась война. Стреляли редко — видимо, в городе осталось мало оружия, зато орали и поджигали много и со вкусом.
    Я дважды ходил на разведку — просто не мог усидеть на месте. Оба раза ночью: после первого дня войны и после четвертого.
    В первый раз не понял вообще ничего — суматоха, по улице, к которой я выбрался дворами, кто-то бегал и орал, собирались кучками, потом стреляли, и все это в полной темноте.
    Во второй раз мне повезло больше — выходя к дороге, я чуть не наткнулся, перелезая через забор, на двух собеседников, но, к счастью, они были слишком заняты друг другом.
    — Черт бы побрал этого Бастыка, — хриплым шепотом заявил один. — Чего ему не жилось при Пилигриме?
    — Бабы, Репей. Во всем виноваты бабы, — пояснил второй простуженным баском. — Бастык захотел девку Пилигрима, организовал переворот, да вот только куда ему против старой гвардии?
    Я тихо перелез обратно. Эти двое, видимо, были не из самых уважаемых урок и сейчас старались объяснить друг другу и самим себе, почему все вокруг бегают, стреляют и умирают, а они стоят здесь.
    Бандитская разборка в условиях, когда властей нет. Нет силы, которая может их приструнить. Насколько я понял, проблема заключалась в том, что Бастык успел переманить на свою сторону многих друзей Пилигрима, но у того оставалось еще влияние, и авторитеты замерли в клинче.
* * *
    На следующее утро я сказал:
    — Меня зовут Кеша. Иннокентий.
    Не знаю зачем. Просто решил, что она имеет право знать.
    Весь день мы разговаривали. Ну, то есть говорила в основном Оля, но иногда и я вставлял пару слов, и это было уже чертовски похоже на диалог.
    Речь шла в основном про школу — она любила географию, историю и английский. Мне нравились все предметы, в том числе и те, которых у нас не преподавали, но учебники по которым можно было найти в библиотеке.
    — А хуже всего физкультура, — говорила Оля, состраивая брезгливую гримаску. — Физрук кретин, вокруг бегают эти коровы, а я же не виновата, что маленькая? У меня и мама маленькая, у нее рост метр пятьдесят два!
    Вечером она сделала вид, что нашла в углу чердака старый хлеб. Сухой, погрызенный с одной стороны — но я-то видел именно такой в столовой перед тем, как нас выкинули в город.
    Наверняка она взяла хлеб с собой. Хлеб — и что-то еще, наверное, зеркальце или пудру, девчонки вообще часто ведут себя, как полные дуры.
    Мы мочили хлеб в воде и ели его с топленым салом. Вкус — просто неописуемый, после полусырой картошки-то!
    Выглянув ночью с чердака на улицу, я увидел сквозь кроны яблонь и груш зарево на весь горизонт. Несмотря на протесты Оли спустился на разведку и обнаружил, что с одной стороны все ближе и ближе к нам поджигают дома.
    — Загоняют кого-то, — пояснил я девочке, собирая вещи. — Наверное, выставили оцепление и жгут дома, чтобы никто не спрятался.
    — Кеша, давай останемся, давай подождем, может, нас не тронут! — канючила Оля. — Я не могу, у меня же больная нога!
    Если честно, то я и сам бы с удовольствием остался на чердаке. Но при мысли о том, что тогда, возможно, Оле придется под гогот урлы вылезать из горящего дома, я приходил в бешенство и клялся самому себе, что не допущу подобного.
    — Вот, — тихо произнесла Оля, покрываясь краской. — У меня есть такое.
    В руках она держала аккуратный туристический топорик и фонарик с крутящейся ручкой. Значит, не пудра и не зеркальце! Ну, бывает, конь о четырех ногах и то спотыкается — как любил говорить детдомовский сторож после особо бурного возлияния.
* * *
    Уходили, как водится, огородами. Заборы на улицу всегда крепче, чем те, которые между участками, — где-то я просто проламывался, расчищая дорогу Оле, где-то подсаживал ее наверх.
    Но вообще-то, несмотря на больную ногу и скептические рассказы про физкультуру, девчонка держалась молодцом.
    Шли наискосок к линии пожаров — я решил, что надо прорываться. Раз нас гонят в сторону города, значит, там все перекрыто, и надо попробовать пройти обратно — сквозь огонь.
    Наверняка поджигатели, разобравшись с очередным домом, не ждут, пока тот догорит, а двигаются дальше. Причем одни со своим участком разбираются быстрее, чем другие, линия распадается, и можно попробовать проскользнуть между ними.
    Через двадцать минут мы встали неподалеку от горящего дома. За ним горел еще один, и еще, время от времени загонщики начинали орать оскорбления в адрес Бастыка и его приспешников, видимо, надеясь разъярить скрывающихся недобитков.
    — Лезем на яблоню, — прошептал я Оле, убедившись, что деревья жечь даже не пытаются. — Вон на ту, раскидистую.
    — Это вяз, — возмутилась девочка.
    — Лезем на вяз, — покорно согласился я. Дерево и вправду не казалось похожим на яблоню, но, с другой стороны, кто же сажает в саду вязы?
    Это было самое роскошное дерево в округе. Приблизившись, мы обнаружили, что на ствол набиты плашки, по которым довольно легко забрались наверх.
    Там, скрытое ветвями и листьями, располагалось большое гнездо, видимо, созданное руками не одного поколения мальчишек. Здесь нашлись два матраса, небольшой столик, прибитый к стволу, две изогнутые ветви, которые можно было использовать как стулья.
    — Офигеть, — потрясенно пробормотала Оля. — Да здесь жить можно!
    Я промолчал, хотя меня так и подмывало спросить ее — если сейчас, в конце осени, ночью так холодно, то как она собирается жить здесь зимой?
    Через четверть часа внизу, оживленно переговариваясь, прошли четверо мужиков. Оглянувшись, я заметил, что еще полтора десятка стоят цепью сзади, видимо, ожидая, что первые спугнут кого-нибудь.
    После пристального разглядывания окрестностей я понял, что эта цепь с расстоянием между людьми в десять-пятнадцать метров непрерывна и тянется далеко направо и налево. Прорваться нам бы не удалось, вариант с деревом оказался куда лучше.
    Первые четверо бодро окатили из канистры стены дома, на участке возле которого стоял наш вяз, и подожгли. Даже не глядя на результаты своей деятельности, они так же деловито подожгли баню и покосившуюся сараюшку, из которой с гневным мявом выскочил кот. Под смех и улюлюканье вандалов он метнулся в одну сторону, затем в другую, а потом с разгону прыгнул на наш вяз и в мгновение ока был уже над нашими головами. Оля в ужасе зажала свой рот рукой, сдерживая крик.
    — Оставь животное, — крикнул один урка другому, решившему согнать кота палкой. — Дел других нет?
    Кот, сжавшись на ветке, поглядывал то на нас, то на пылающие дома. Оля прижималась ко мне, а я — не понимая, когда это началось, — обнимал ее, мягко поглаживая по голове и спине.
    — Ведь все будет хорошо, правда? — жалобно спросила девочка.
    — Правда, — ответил я, хотя не испытывал подобной уверенности.
* * *
    Нё знаю как, но я умудрился задремать. Проснулся оттого, что услышал внизу знакомый голос:
    — Не кажется ли тебе, дружок, что на этом деревянном дереве кто-то есть? — вкрадчиво вещал Квадрат. — Эй, если ты собрался отсидеться, — не получилось! Спускайся, сделай малую милость, а то мой товарищ свистнет в свисточек, и тогда здесь соберутся такие люди, что спускаться уже и не захочется, а придется!
    В зареве пожаров их было хорошо видно — двух моих сокамерников, Скриню и Квадрата. Первый ничего не говорил, во рту у него было что-то вроде соски — видать, и впрямь свисток.
    Я потянулся к коту, надеясь скинуть его вниз, но он был слишком высоко.
    — Спускайся, я говорю! — уже гораздо более грозно заорал пироманьяк. — Иначе вниз упадет твой труп!
    — Нет, нет, — зашептала Оля, когда я попытался высвободиться из ее объятий. — Они убьют нас!
    — Оставайся здесь, — тихо сказал я. — Мне эти гаврики знакомы, отбрехаюсь.
    Путь вниз занял времени куда больше, чем дорога наверх. Иногда я чуть поскальзывался на неровных плашках и надолго замирал, ощупывая ногой ствол.
    — Какие люди! — восхитился Квадрат, узнав меня. — Знаешь, Молчун, через пару минут после того, как мы свалили из тюремной тюряги, на нас наткнулись Фантом, Зверь и Лысый. Если бы ты был с нами, они бы только зубами скрипнули — клац, клац, — ты же знаешь, тебя боятся. А нас они сшибли с ног, раздели, побили и отправили дальше. Вроде как младенчиков новорожденных! И это — из-за тебя.
    — Посадить его на перо, — хрипло произнес Скриня, вынув изо рта свисток. — Потом отмажемся, скажем, он сам напал, да?
    — Не-е-ет! — радовался Квадрат. — Это быстро и глупо. Мы скажем, что он был с Бастыком, что угрожал нам, пытался подкупить. Пусть пройдет через тюрьму Пилигрима. Там редко кто за пару дней с ума не сходит.
    — Да ладно, ребята, — в извиняющемся жесте развел я руки. — Было и прошло, за мной должок. А я долги всегда отдаю.
    — Он разговаривает! Слышишь, Молчун словами разговаривает, по-человечески! — юродствовал Квадрат. — Как, простим ему ошибочку?
    Сам он явно прощать не собирался — садист и урод, что с него взять? Зато Скриня задумался. Ну, шевели мозгами, аферист, — Молчун готов быть тебе должным, не шушера какая, а серьезный человек, уважаемый!
    — У вас ведь наверняка не все гладко, и я лишним не буду. — Я чувствовал, что иду в правильном направлении. — Расскажите, что вообще происходит?
    — Эй… — начал было Квадрат, но второй мой сокамерник его перебил:
    — Да ладно, геометр, забодал, да? Молчун ошибся, Молчун готов заплатить, да?
    — Готов, — подтвердил я.
* * *
    Меня даже не связали — они были уверены, что деваться мне некуда.
    — …Сам прикинь? — привыкнув к мысли, что отомстить не получилось, Квадрат незаметно даже для себя уже пытался ко мне подлизаться. — Спрашивает — можешь бомбу? Я — могу. Спрашивает — можешь пушку? Я — не могу!
    Тут Квадрат сделал большую театральную паузу — как же, он в лицо Пилигриму сказал, что чего-то не может!
    — Зато, говорю, могу ракеты взрывастые сделать. Вроде фейерверка, только страшнее.
    — Квадрат у нас теперь авторитетный мужик, да, — подтвердил Скриня. — Хрень вроде напалма делает, бомбы, ракеты, да?
    Из их рассказа я смог восстановить всю хронологию событий. Первые два дня в городе был беспредел — убийства, изнасилования, поджоги.
    Стихийно собравшиеся ватаги пытались штурмовать здания, из которых утром и днем выпускали заключенных, — естественно, безуспешно — с дубьем против пулеметов.
    На третий день власть в городе взяла группа авторитетов, из которых самым серьезным был Пилигрим. Сразу же в руководстве появились разногласия — Пилигрим считал, что нужно просто дожить до конца эксперимента, а потом спокойно вернуться на нары.
    Большая часть авторитетов с ним была не согласна. Между собой они расходились в способах получения свободы — взятие заложников из забаррикадировавшихся ментов и из отказавшихся эвакуироваться местных жителей; автомобильный прорыв сквозь блокаду (а город заблокировали войска) с последующим рассредоточением; даже простой отказ от эвакуации по окончании эксперимента — не будут же менты всех урок скопом убивать!
    Пилигрим расколол своих противников, предложив подождать с окончательным решением. Кто-то согласился, кто-то (и в том числе Бастык, второй по влиянию после Пилигрима авторитет) категорически отказался.
    Началась война. Пилигрим смог наладить радиосвязь между районами и с помощью Квадрата и еще нескольких энтузиастов создал мини-цех по производству взрывчатки и ракет.
    Бастык с товарищами проиграл войну, несмотря на то что большинство мелких стычек осталось за ним. Самого Бастыка взорвали ракетой, пущенной в окно, чуть меньше суток назад. В данный момент Пилигрим вычищал районы, стараясь найти ближайших сподвижников своего оппонента, которые могли мутить воду и дальше.
* * *
    Я все больше беспокоился за Олю. Мне уже казалось, что нужно было взять ее с собой — я почти наверняка смог бы защитить ее от Скрини и Квадрата.
    Правда, от старших урок я бы ее не укрыл. Значит, надо постараться отделаться от сокамерников и вернуться к Оле. А там дальше разберемся!
    Но мои приятели явно рассчитывали, что теперь я останусь с ними. Одно то, что я был рядом, поднимало их статус среди других малолеток.
    — Это Молчун, он с нами, да, — повторял Скриня как заклинание, когда рядом кто-нибудь появлялся — в основном взрослые из заградотряда.
    Ближе к утру вся южная половина частного сектора сгорела. Поймали человек сорок из сподвижников Бастыка, еще полтора десятка убили, но больше всего было «поселенцев» — так называли тех, кто решил просто пожить, наслаждаясь относительной свободой.
    Этих было человек четыреста, многие — стихийно сложившиеся пары. Все проходили через опознание и небольшой допрос, после чего либо отправлялись в тюрьму к Пилигриму, либо получали «паспорт» — полароидную фотографию с подписью одного из авторитетных людей на обороте.
    — У меня есть несколько банок сгущенки, да, — заявил Скриня, зевая, когда с меня сделали снимок и выдали «паспорт». — Пойдем к бабам? Я знаю одну, ей пофиг, сколько тебе лет, было бы что-нибудь вкусное, да.
    Квадрат хмыкнул. Его интересовал только огонь, ни мальчики, ни девочки не вызывали в нем ничего. Однако я решил, что если Скриня будет у бабы, то смогу избавиться от Квадрата.
    Впрочем, ничего придумывать не понадобилось — Квадрат заявил, что хочет спать, Скриня один пошел «к бабам», а я, в подробностях выспросив, где они ночуют (только для отвода глаз), бросился к вязу, на котором оставил Олю.
* * *
    То место я искал долго, пока не догадался залезть на первое попавшееся дерево. С него вяз было видно превосходно.
    Ужасно воняло горелой дрянью. Ночью это чувствовалось по-другому, не так погано. Повсюду виднелись остовы домов, среди черных, дымящихся стен проступали черные печи.
    — Оля! Оля! — орал я, пробираясь сквозь груды непонятно откуда взявшегося мусора.
    На дереве ее не было, равно как я не нашел ее и в округе. Уже совсем отчаявшись, я решил было возвращаться к Квадрату, когда услышал неподалеку кошачий мяв.
    Не знаю, что заставило меня броситься на звук, но спустя пару минут я увидел заплаканную Ольгу, сидящую на пепелище в чудом уцелевшем кресле. Она выглядела одновременно трагично и комично — с потеками слез на чумазом лице, в глубоком кожаном кресле, с вырывающимся котом на коленях, посреди сгоревшего дома.
    — Что ты тут делаешь? — осторожно поинтересовался я.
    — Тебя, ..., жду! — сварливо ответила девочка. — Это наш дом, мы здесь с тобой на чердаке жили. Я подумала, что вяз ты можешь и не найти, а сюда дорогу точно знаешь.
    Я не стал ей говорить, что у меня даже мысли не было искать ее здесь.
    — Я рад, что нашел тебя.
    — А уж как я рада, — задохнулась Оля от возмущения. — Бросил меня, свалил гулять! А вокруг все горит, люди орут, знаешь, как страшно? «Со мной все будет в порядке!» — и ушел! А со мной? Кот еще этот дурацкий, сам слезть не может, орет дурным голосом! Пока я его с дерева снимала, всю меня исцарапал!
    Оля продемонстрировала израненные руки, кот, почувствовав, что другого такого момента может и не случиться, извернулся и выпрыгнул из ее рук. Я слабо улыбнулся.
    — Ты смеешься! Ты издеваешься надо мной! — заорала Оля.
    Я подошел к ней, склонился над креслом и обнял девочку. Она еще что-то кричала в возмущении, но больше для порядка.
    Потом мы сидели в кресле вдвоем и целовались. И уже было плевать, что пахнет гарью. Я обнимал тыкался в мягкие губы, пытаясь понять, правильно ли это делаю.
* * *
    Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем заревела сирена, а вдалеке над городом пролетел первый вертолет.
    Могу только сказать, что немного — и большую часть этих драгоценных минут мы целовались, а меньшую Оля рассказывала мне, какой я дурак.
    — Это эвакуация.
    — Почему сейчас? — заорала, негодуя, Оля. — Пусть эта дурацкая эвакуация начнется завтра! Послезавтра! Никогда не начнется!
    Впрочем, у меня были мысли, почему именно сейчас. Потому что Пилигрим утвердился у власти, наладил жизнь и, можно сказать, лишил эксперимент дальнейшего смысла.
    — Давай не пойдем? — попросила Оля. — Может, не будет здесь никакого водохранилища?
    Я знал, что если водохранилища не будет, весь город прочешут мелкой гребенкой — чтобы никто из преступников не остался на свободе. Шансов не было.
    — Я не хочу, Кеша, Иннокентий, ну придумай что-нибудь, ты большой, ты сильный, я уверена, ты сможешь…
    Сжав — может, чуть сильнее, чем следовало, — ее плечи, я посмотрел девочке в глаза и твердо сказал:
    — Оля, обещаю, я сделаю все, чтобы мы были вместе.
    — Нет, Кеша, давай не пойдем…
    Я встряхнул ее и продолжил:
    — Я редко даю обещания. И всегда выполняю. Мы будем вместе, я обещаю тебе.
    Она смотрела на меня, не веря.
    — Оля, я обещаю — мы будем вместе. Независимо ни от чего. Я найду способ выйти из тюрьмы и вытащить тебя. Это будет.
    Выла сирена, над городом летало уже четыре вертолета. Ветром доносило обрывки слов — видимо, с вертолетов крутили запись:
    «Сят… эвак… ружие… цать часов…»
    — Я тебе верю, — наконец произнесла она.
    Мы стояли на пепелище, обнявшись. Я знал, что через несколько минут возьму ее руку в свою и мы пойдем сдаваться.
    Мы пойдем каждый в свою клетку. У нее наверняка есть свои «квадраты» и «скрини». Есть тюремный психолог, тюремный юрист, инспектор, отвечающий за то, чтобы девчонки не сильно отстали от школьной программы.
    Она вернется в место, в котором теперь, после глотка свободы, даже существовать невозможно.
    Но я найду способ выполнить свое обещание.
    Я посмотрел в сторону — там сидел кот, намывая мордочку. Он пристально посмотрел на меня, затем словно кивнул и снова принялся мыться.
    Я знаю. Весь этот кошмар прекратится.
    — Мы будем вместе, — тихо прошептал я.
    А потом мы взялись за руки и пошли туда, где над городом крутятся вертолеты, а звук сирены пробирает до костей.

Константин Крапивко
Царевна
Рассказ

    Горло почти прошло, и читать, лежа под одеялом и прислушиваясь к ненастью за стенами, было уютно. Журчала падающая из желоба в переполненную бочку вода, дождь постукивал в запотевшее окно. Пахло яблоками и дымком от печки. Свернувшаяся клубком Катька согревала живот. Я сделал глоток, прислушиваясь, как пивная сытная горечь обволакивает язык…
    Дела были, но не делать же их под дождем? И так простужен весь. Завтра. Или послезавтра… Я подоткнул одеяло, положил открытую книгу на грудь и потянулся к магнитофону. Катька обеспокоенно вскинула голову. Битлы в магнитофоне негромко запели про «кам ту геве».
    Правильно, в общем-то, запели.
    Катька согласно сощурилась и попыталась лизнуть меня в руку. Я убрал руку, нашарил папиросы, закурил. Катька фыркнула и у