Скачать fb2
Золотой остров

Золотой остров

Аннотация

    Кулл, капитан капера «Беспощадный», был очень удивлен, когда в открытом море столкнулся с судном из другого мира. Арона-завоевательница, капитан пришельцев, попросила атланта помочь ей и ее людям вернуться, и Кулл обещал помочь…


Дик ХансенЗолотой остров(Кулл)

    («Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2002, том 10 «Кулл и Золотой остров»)

Пролог Колдовской шторм

    Едва лишь густой, непроницаемый для обычного человеческого глаза туман наконец рассеялся, внезапно, подобно каре разгневанных богов, налетел жуткий шквал. В считанные мгновения море сделалось черным: огромные валы вздымались, подобно горам, словно пытаясь дотянуться своими холодными, мокрыми вершинами до самых туч. Однако извечные небесные скитальцы с легкостью ускользали от них, периодически, словно в насмешку или в гневе, разражаясь громами и молниями. Ведь только ветер, этот пастух, поставленный самими богами над небесным стадом, имел над ними непререкаемую власть. Только лишь его воле они были покорны, следуя туда, куда направляли их его шквальные порывы.
    И надо же было так случиться что в самом сердце этого кошмара, устроенного не на шутку разбушевавшейся стихией, вдруг оказался корабль. Быстроходная двухмачтовая галера с двумя рядами весел и с окованным медью тараном на носу. Последний, несомненно, указывал на боевую принадлежность данного судна. Кроме того, длинный узкий корпус говорил о его прекрасных скоростных качествах, что, в сущности, и являлось главным внешним отличием военных кораблей от торговых. Но в данный момент все это не имело большого значения, ибо, оказавшись во власти урагана, галера больше походила на простую щепку, которую самодовольные морские волны, могли гнать, швыряя из стороны в сторону, куда только пожелают.
    Тем не менее, экипаж попавшего в шторм корабля, по всей видимости, сдаваться не собирался, вступив в отчаянную схватку с самой природой. Новичков среди них не было. Каждому из моряков доводилось не раз попадать в подобные переделки, и поэтому все знали, что и как нужно делать, чтобы спасти корабль и собственные жизни. Подобные сражения периодически случались на всех морях, наверное, с тех самых пор, как человек начал бороздить их, на сотворенных им судах. И порой ему удается одержать верх в этом извечном споре жизни и смерти. Порой, но далеко не всегда. Ежегодно множество кораблей находят вечное пристанище на морском дне, и нередко вместе со всем своим экипажем. И никто из выходящих в морской поход не бывает застрахован от подобной участи. Это отлично осознают все, от юнги до капитана. Но, видно, уж такова человеческая натура, не выносящая чьего либо превосходства над собой. И порой она толкает людей на риск, для того чтобы лишний раз доказать морю, природе и богам, что им по силам гораздо большее, чем они сами в себе подозревают…
    С каждой минутой гибель корабля казалась все более неотвратимой. В этот раз море одерживало верх над человеком и творением его рук. Очередным жутким порывом ветра с мачт сорвало все паруса, а вскоре и сами мачты, одна за другой, оказались, словно сухие тростинки, сломаны ударами гигантских волн невероятной силы; огромные весла были превращены в жалкие огрызки; обшитый дубом прочный корпус стонал и трещал так, что, казалось, вот-вот развалится на куски. Часть экипажа оказалась смытой за борт. Никого из них вытащить, естественно, не удалось. В данной ситуации это оказалось совершенно невозможно. Люди нашли быструю смерть среди бушующих волн. Те же, кто оставался на судне, уже приготовились вскоре последовать за своими товарищами, по тому неведомому пути в вечность, на который, как ни крути, а все равно, рано или поздно, каждому придется ступить. Так какая, в конце концов, разница, когда это случится? Никто не проживет дольше того, чем отпущено ему самими богами. А кто думает иначе, тот попросту полоумный дурак, не знающий ничего о жизни…
    Как это ни странно, но за происходящей на море трагедией, оказывается, пристально наблюдали. В одной из комнат мрачной башни, стоящей на высокой скале, двое мужчин, облаченных в черные жреческие мантии, склонились над висящим в воздухе, прямо перед ними, магическом кристаллом. Первый из них был высоким, статным, с черными как смоль волосами и бородой. На его голове сияла золотая, сплошь усыпанная крупными драгоценными камнями, корона. Гибкий стан опоясывал широкий, шитый золотыми узорами пояс, на котором, в столь же богатых ножнах, висел меч.

* * *

    Второй был ростом чуть пониже первого, зато шириной плеч превосходил его чуть ли не вдвое. Голову его, вместо короны, охватывал тонкий золотой обруч в виде змеи, вцепившейся зубами в собственный хвост. На его не менее роскошном поясе также висел меч. Сие оружие, по виду простое, без всяких украшений, размерами было подстать могучей фигуре своего владельца. Наверняка, далеко не каждый боец смог бы орудовать им, даже держа обеими руками. А уж об одной и речи быть не могло.
    Глядя в магический кристалл, оба с нескрываемым удовольствием наблюдали за терпящим бедствием кораблем. Каждое его крупное повреждение или очередная гибель члена команды вызывали на их лицах мрачные, полные какого-то дикого злорадства улыбки. Похоже, те, кто тонул сейчас в бушующем море, за много лиг от этой башни, являлись для этой парочки, смертельными врагами и никак не меньше. Что вскоре и подтвердилось…
    Между тем, уже готовый вот-вот отправиться на дно корабль вдруг совершенно неожиданно объяло какое-то непонятное серебристое сияние. Подобно туману, оно вмиг окутало непроницаемой пеленой весь корабль целиком, сделав недоступным даже для магических взоров. Далее на глазах до крайности изумленных наблюдателей произошло самое настоящее чудо. Серебристое сияние исчезло почти так же неожиданно, как появилось. А вместе с ним словно бы растворился в воздухе и сам корабль, не оставив после себя ни малейшего следа: словно его там и вовсе никогда не было.
    Из груди человека в короне вырвался мучительный, полный ярости стон, похожий на рычание раненого хищника.
    — Проклятие!
    — Рун Всемогущий! — вторил ему второй. — Что это такое было?!
    — А ты что, не понял?! — гневно бросил ему первый. — Кто-то очень могущественный вмешался и спас наших врагов, которых твои люди своим колдовством обрекли на гибель. Скольких трудов нам стоило заманить эту воинственную девку в Море Туманов. И что же? Все пошло прахом. Самое меньшее, нам придется все начинать заново: снова ломать себе голову над придумыванием новых способов покончить с ней раз и навсегда.
    — Интересно, кто это встал у нас на пути? — задал вопрос второй, обращаясь скорее к самому себе, чем к собеседнику.
    — Какое это сейчас имеет значение? — раздраженно бросил ему первый. — Главное установить, куда делась эта девка вместе со своей разбитой посудиной?
    — Этим я займусь без промедления, мой император, — с низким поклоном молвил второй. — Не пройдет и получаса, как я все выясню.
    — Очень на это надеюсь, Тунгар, — милостиво молвил тот, кого назвали императором. — Докажи снова, что ты недаром слывешь лучшим из моих слуг.
    — С превеликим удовольствием, мой повелитель. Я отправляюсь к себе.
    Небрежным кивком головы император отпустил Тунгара. Вместо обещанного получаса, тот отсутствовал час. Назад Тунгар возвратился с изрядно усталым видом, но, тем не менее, судя по выражению лица, весьма довольный результатом своих магических изысканий.
    — Несколько моих людей сильно пострадали в результате этого внезапного вмешательства, — начал он доклад императору. — Часть сотворенных ими заклятий, коими и была вызвана буря, оказались разрушены. Иначе говоря…
    — Ты отыскал Ее? — нетерпеливо оборвал его речь император. — Давай начнем с главного. А остальное обсудим как-нибудь потом.
    — Отыскал, но с превеликим трудом, мой повелитель, — ответил Тунгар. — Сам поражаюсь, что мне это удалось сделать.
    — Так где Она сейчас?
    — Вне пределов этого мира, — последовал довольно неожиданный ответ.
    — Как так? — не понял император.
    — Кто-то или что-то могущественное перенесло ее, вместе с кораблем и остатками команды в другой мир.
    — Каким образом?
    — Не имею не малейшего понятия, мой повелитель. В глубокой древности наши предки, что построили эту единственную сохранившуюся после великой войны Башню Высшего Волшебства, умели путешествовать меж разных миров. Многие из них, судя по дошедшим до нас описаниям, очень напоминают наш. А многие совершенно на него не похожи.
    — Все это я знаю и сам, — напомнил ему император. — Ты лучше ответь, в какой именно мир, перенеслась эта девка? Чтоб ей пусто было! Да проклянет ее всемогущий Рун!
    — Сей мир, у нас в самых древних хрониках некогда именовался Миром Симхайи, — последовал ответ. — И я готов поклясться всем, чем угодно, что девчонка, сейчас находится именно там.
    — Это плохо, — со вздохом отметил император. — Симхайины, насколько я помню содержание древних манускриптов, — весьма могущественная раса. Наши предки, основавшие несколько колоний в том мире, довольно долго вели с ними кровопролитные войны, причем без всякого положительного результата. Страшно подумать, что будет, если Она каким-то образом уговорит их помочь в войне с нами.
    — На этот счет, мой повелитель, ты можешь быть совершенно спокоен, — поспешил заверить его Тунгар. — Всего на несколько мгновений мне удалось сегодня заглянуть в тот мир. Однако этого было для меня более чем достаточно, чтобы убедиться в том, что Симхайи там больше нет. Не знаю, что с нею сталось, но она исчезла без следа. В том месте, где она некогда находилась, сейчас бушуют океанские волны.
    — Это, действительно, несколько успокаивает, — согласился император. — Тем не менее, для меня ясно одно, — где бы ни находилась эта девчонка, она неизменно будет представлять для нас угрозу. А значит, ее следует уничтожить.
    — Но, мой повелитель, — попытался урезонить его Тунгар. — Она ведь, наверняка, все равно не сумеет выбраться из того мира, в котором оказалась.
    — И ты абсолютно в этом уверен? — строго поинтересовался император. — А вот я не стал бы на это полагаться. Если она сумела туда перенестись, то вполне может суметь вернуться назад.
    — Она не сама это сделала, — напомнил ему Тунгар. — Ей помогли.
    — Значит, могут вполне помочь снова, — невозмутимо заключил император. — Ее следует уничтожить в любом случае. Лучше предотвратить возможную угрозу, чем ждать, пока она не превратится в реальную беду.
    — Да, мой повелитель, — склонив голову, покорно согласился Тунгар. — Пусть все будет так, как ты пожелаешь.
    — Надеюсь, мы сумеем переправить кого-нибудь в тот мир? — пропустив его последние слова мимо ушей, поинтересовался император.
    — Благодаря сделанным в этой башне находкам, да, — ответил Тунгар.
    — У тебя есть смышленые люди для выполнения этой опасной миссии?
    — Найдутся.
    — Можешь от моего имени смело пообещать им любую награду, которую те только захотят получить. В таких делах нам мелочиться не стоит. Да мы и не станем этого делать. К тому же, действительно, дело им предстоит не из легких. Ведь там придется действовать на свой страх и риск, а в случае чего, помощи ждать будет неоткуда.
    — Но это не совсем так, — возразил императору Тунгар. — У них в этом мире вполне могут найтись союзники. Потомки наших колонистов не только прочно там обосновались, но и умудрились создать нечто похожее на империю.
    — Ты имеешь в виду тех, кто нашего отца Руна именует Сатхом?
    — Именно их, — подтвердил Тунгар. — Что же касается Руна, то Сатх, как считали наши далекие предки, это одно из его воплощений. Ведь в разных мирах боги вполне могут представать перед людьми в разных обличьях и под разными именами. Тем не менее, их суть от этого нисколько не меняется.
    — Как и истинная суть у самих людей, — философски заметил император. — Иными словами, как человека ни называй, кем только его ни считай, он все равно останется только тем, кто он есть: не лучше и не хуже.
    — Ты как всегда прав, мой повелитель, — отозвался Тунгар.
    А император продолжил:
    — Отправь своих людей следом за девчонкой, и пусть они расправятся с ней, чего бы им это ни стоило. Ведь союзников там сможет найти себе и она. К тому же, даже если атланты там и действительно исчезли, то, вполне вероятно, могли уцелеть их потомки. А это для нас может стать не менее опасным обстоятельством.
    — Я предупрежу моих людей и об этом, — пообещал императору Тунгар.
    — А кого ты собираешься отправить за ней следом? — неожиданно поинтересовался тот.
    Если Тунгара и удивил подобный вопрос, то он это ничем не выказал. Ведь обычно такие мелочи его властелина никогда не интересовали. По глубокому убеждению императора, главное, чтобы поставленная им задача была исполнена в точности и в срок. Ну, а кто это будет делать… Какая разница?
    Тем не менее, Тунгар с готовностью ответил:
    — Я отправлю несколько самых лучших бойцов из воинствующей братии, которая, согласно твоего указа, размещена вдоль границ с землями атлантов. Все они — прекрасно обученные убийцы, прошедшие полный курс обучения в горном храме.
    — Неплохой выбор, — отозвался император. — Мне не раз приходилось видеть этих людей в деле. Каждый стоит доброго отряда. Будь у нас их побольше, мы бы давно покончили бы с атлантами, да и с остальными нашими врагами тоже.
    — Вне всякого сомнения, мой повелитель, — подтвердил Тунгар слова императора.
    А тот продолжал:
    — Снабди их всем необходимым для успешного выполнения возложенной на них миссии. Пусть действуют осмотрительно и наверняка. И если им выпадет возможность привлечь союзников из числа тамошних туземцев, пусть не пренебрегают никакой помощью. Кто знает? Может, и девчонка найдет там себе поддержку?
    — Надеюсь, что у туземцев хватает собственных проблем, чтобы вмешиваться в чужие драки, — молвил Тунгар.
    — Не скажи, — вздохнул император. — Любителей влезать в чужие дела у нас здесь полно. Да и там, уверен, в таковых не будет недостатка.

Глава 1 Встреча посреди моря

    На что Кулл только пожал плечами. Все его мысли в данный момент были направлены на решение одной важной проблемы. А именно — что ему следует делать с этим таинственным кораблем? Атаковать с налета или для начала подойти поближе и посмотреть? Даже самый мощный боевой корабль, окажись он в положении данной галеры, представлял бы для пирата всего лишь беспомощную добычу, которой не представляет особого труда завладеть. Ведь она, того гляди, вот-вот сама отправится на дно, причем без всякой посторонней помощи. Но нападать на беззащитного отнюдь не входило в обычай атланта.
    Между тем, с каждым взмахом весел оба корабля постепенно сближались. Казалось, что сама судьба неотвратимо толкала их навстречу друг другу, преследуя какие-то свои, одной ей понятные цели. Во всяком случае, многие из тех, кто слышал слова помощника капитана, не ждали от этой встречи ничего хорошего. Ведь моряки — народ суеверный, порой свято верящий в дурные приметы, в предзнаменования и предчувствия. Однако для их капитана вряд ли существовало что-то такое, чего бы тот боялся или хотя бы всерьез опасался. Во всяком случае, отважный атлант не собирался давать деру от странного корабля, пусть даже тот и похож на зловещий призрак, явившийся из самой преисподней за душами грешников.
    Вооружены незнакомцы были тяжелыми обоюдоострыми мечами и огромными, устрашающего вида боевыми топорами с двойными лезвиями. Кроме того, у некоторых на поясах висели боевые молоты — грозное оружие в умелых и сильных руках. Одного мельком брошенного взгляда на эту толпу Куллу было достаточно, чтобы определить, что перед ним прирожденные воины. И уж во всяком случае, вступать с ними в драку, даже имея за плечами численное превосходство, было бы с его стороны, по меньшей мере, глупо.

Глава 2 Арона-Завоевательница

    Сам Кулл никогда не доверял разной там магии, более всего в жизни полагаясь на честную сталь: от колдовских штучек старался, по возможности, держаться как можно дальше, а колдунов и магов на дух не переносил. Оно и понятно. Слишком уж много неприятностей последние, в разное время, ему доставляли. Поневоле начнешь шарахаться от всего, мало-мальски связанного со сверхъестественными силами и тому подобной дребеденью. Однако эта девушка об этом, скорее всего, даже не догадывалась. Более того, самым невинным тоном она спросила:
    Колебания Кулла длились недолго. Конечно, он вполне мог бы пройти мимо, убедив себя в том, что все относящееся к этой девушке его лично совершенно не касается. Ведь у него есть собственные люди и кое-какие обязательства перед ними. Но против такого поступка решительно восставала сама природа атланта. Он никогда не мог отказать просящему помощи. Особенно когда был в состоянии ее оказать. К тому же, вмешательство в это дело означало, как минимум, опасную авантюру, из тех, что всегда притягивали его к себе.
    После этого он пригласил ее разделить с ним скромную корсарскую трапезу на борту «Беспощадного». Та тут же согласилась, чем вызвала бурное недовольство среди своих людей. Все они были явно несклонны доверять первому встречному. Однако Арона решительно отвергла все их возражения, заявив, что сама решает — что ей следует делать, а чего нет. И вообще, командует здесь она, а все остальные обязаны повиноваться ее приказам. На том спор и закончился, даже как следует и не начавшись.
    — Наш мир очень велик. Огромное число разных народов населяют его с севера до юга, с запада до востока. Многие из них основали сильные государства, которые существуют с древних времен. Страна, откуда я родом, называется Гаднар. Она располагается на севере и среди других считается диким местом, где обитают свирепые атланты, немногим отличающиеся от зверей. Хотя, конечно, на самом деле, все обстоит не так. Главное наше отличие от других заключено в том, что наши племена живут свободно. У нас нет и никогда не было никаких королей или императоров. Страной управляет совет вождей племен. Он решает, с кем нам жить в мире, а с кем воевать, и следит за тем, чтобы люди жили согласно законам, оставленных нам предками.
    — Только не в Тамульгаре, — возразила девушка. — Никаких «достоинств», там, пожалуй, днем с огнем не сыщешь. Вот уже тысячи лет империей управляет Темная династия. Каждый император, одновременно, является еще и главным жрецом проклинаемого всем миром культа Темного бога. Ему поклоняются все жители Тамульгара. Каждый день там творятся жуткие обряды с человеческими жертвоприношениями. Но и это еще не самое страшное. Вся империя просто пропитана черным колдовством, от которого никому житья нет. Хотя, конечно, то, что творится сейчас, не сравнить с тем, что было раньше.

Глава 3 В Дханоре

    Воины Ароны расположились поблизости от своего корабля, собираясь принять самое активное участие в его починке. Ну, а ей самой Кулл предложил пока воспользоваться его гостеприимством, выделив девушке на «Беспощадном» просторную каюту. Та, особо не раздумывая, согласилась. Прямодушный атлант вызывал в ней живейшее любопытство. Несмотря на свой молодой возраст, она уже достаточно хорошо научилась разбираться в людях и знала, что таким людям, как Кулл, чуждо коварство, в любом своем проявлении.
    Так или иначе, но никаких взысканий на Хоркаса накладывать тогда не стали, ограничившись простым внушением, что подобное чтение не для служителей Валки. Однако это его не остановило. Я знаю, что он по-прежнему большую часть времени проводит в библиотеке, разыскивая древние рукописи. Как-то раз один из чересчур ретивых братьев попытался возмутиться и даже пожаловался на него начальству. Такая попытка закончилась для него весьма плачевно. Беднягу совершенно неожиданно хватил удар, вскоре после которого тот скончался. Все выглядело так естественно, что никто ничего не заподозрил.

Глава 4 Брат Хоркас

    Вечером Кулл и Арона вдвоем отправились в таверну на встречу со жрецом. Ночной ветер завивал косы дождя, всхлипывая на мокрых улочках, ведущих из порта в город. Он раскачивал грубо размалеванные вывески над дверями кабачков и таверн. Тяжелые тучи закрывали на небе луну и звезды. Это было не самое удачное и приятное время для прогулок: время темных тайн, когда люди с тяжелыми лицами сговариваются об измене и строят заговоры, когда наемные убийцы в масках появляются на мрачных улицах, когда грабители таятся во тьме, обнажив клинки, которые тускло светятся в их руках…
    Примерно на половине пути Кулл вдруг почувствовал, что за ними кто-то наблюдает. Но это ощущение было таким мимолетным, что он не придал ему особого значения. К тому же, внимательно осмотревшись по сторонам и прислушавшись, он не обнаружил ничего подозрительного. Наверное, какие-нибудь грабители подумали напасть на двух одиноких прохожих в темном переулке, да узрев у них под плащами мечи, тут же оставили эту опасную затею, решив поискать добычу в другом месте. Во всяком случае, именно такая мысль пришла в голову Кулла. А как там на самом деле? Одному Валке ведомо…
    Нинус ожидал их в таверне, сидя за тем же самым столиком, что и накануне днем. Правда, на сей раз он был не один. Компанию ему составлял его собрат. Если бы не желтый балахон, этого второго можно было бы принять скорее за воина благородного происхождения чем за жреца Валки. Высокий рост, крепкое телосложение, благородные черты лица, руки, которым больше приличествовало оружие, чем священные книги, четки, да прочие жреческие атрибуты. На пьяницу, вроде Нинуса, он тоже не походил. Более того, было похоже, что этот человек если и употреблял вино, то это с ним случалось крайне редко.
    Но речь сейчас не об этом. О том, что где-то существуют другие, похожие на наш, миры я догадывался и раньше. Тем более что на это неоднократно намекалось в некоторых древних манускриптах, которые мне удалось разыскать в храмовой библиотеке и в других местах. Скажу больше. Маги давно канувших в вечность эпох могли путешествовать меж мирами. Из некоторых они даже приносили великое знание, о котором здесь можно только мечтать. Однако те дни давно миновали. Великие империи древности исчезли, их города превратились в развалины, а имена великих магов тех дней остались только в легендах, которые мало кто и помнит. Современные маги в своих знании и силе значительно уступают древним. К примеру, знаменитый сейчас Тулса Дуум, главнейший из жрецов проклятого Сатха. Многие (и не без оснований) считают его одним из самых могущественных колдунов. Однако, окажись он, скажем, в древнем Ахероне в период его рассвета, едва ли он дотянул бы там до ранга обычного подмастерья. Тогдашний жрец Сатха мог бы легко заткнуть за пояс сотню нынешних.
    Я происхожу из очень древнего семейства князей Аринандо, состоящих в родстве с королями Зарфхааны. Испокон веков мы пользуемся заслуженным влиянием при дворе и занимаем высокие посты. Но речь сейчас не об этом. Несколько лет назад у меня было решительно все, чего только может желать человек: знатные друзья, огромные богатства, красивая невеста. Звали эту девушку Шерона. Как и я, она тоже происходила из очень знатного и уважаемого дворянского рода. Увидев ее однажды на королевском приеме, я влюбился с первого взгляда и уже не желал более слышать ни о ком ином. Она тоже проявила ко мне заметный интерес, а потом начала отвечать мне взаимностью. Наши родители были не против. В общем, все складывалось более чем удачно. Был уже назначен день свадьбы, и я считал себя счастливейшим из людей, как вдруг грянула беда, которую никто не ожидал.
    Обычно у каждой знатной девушки есть много воздыхателей при дворе, на большинство из которых они, как правило, не обращают ни малейшего внимания. Были таковые и у Шероны. Среди них особенно выделялся некий барон Чикаро, известный мот, пьяница и развратник. Одним словом, весьма пренеприятный тип, к которому никто не относился всерьез. Увидев Шерону при дворе, он тут же воспылал к ней поистине демонической страстью. Однако та решительно отвергла все его ухаживания, сразу поняв, что он за человек. Но ее отказ Чикаро не остановил. При каждом удобном случае он продолжал свои домогательства, жаждая заполучить Шерону любой ценой. Неудачи его только распаляли. И Чикаро продолжал снова и снова, не теряя надежды на успех. Хуже того, он убедил себя самого в том, что, отказывая, Шерона ведет с ним игру, чтобы еще больше разжечь его страсть. Но, конечно же, все было не так, и Чикаро убедился в этом лишь тогда, когда было объявлено о нашей помолвке.
    Наверное, посчитав, что одних жрецов будет недостаточно, Чикаро нанял целую шайку головорезов, благо, что в таковых у нас здесь никогда не было недостатка. Им в этом деле предстояла особая роль. Считая меня самым главным препятствием на свое пути, Чикаро поручил своим бандитам покончить со мной раз и навсегда, причем каким угодно способом. Те, недолго думая, однажды ночью внезапно напали на мой замок, проникнув в него по древнему подземному ходу, о существовании которого все давно забыли. Как бандиты о нем проведали? Понять не сложно. Разумеется, с помощью колдовства жрецов Сатха.
    Таким образом, благополучно избавившись от меня, Чикаро вскоре, с помощью все тех же жрецов, сумел похитить мою невесту. В полной тайне, как я узнал позже, ее отвезли к нему в замок. Там он позабавился с ней на славу, умудрившись воплотить в жизнь решительно все дикие фантазии, которые подсказывал ему его извращенный разум. Шерону многократно насиловали он сам, его дружки и даже челядь со слугами. А когда ему наконец эти забавы порядком поднадоели, жрецы Сатха принесли ее в жертву своему проклятому божеству, вместе с дюжиной других похищенных в разных местах девушек.
    Я начал с того, что перерыл библиотеку своего замка снизу доверху в поисках магических книг и свитков, оставленных на хранение одному из моих предков зарфхаанским магом по имени Лоранд. Это было почти тысячу лет назад. В те времена он был достаточно знаменит и даже некоторое время занимал высокий пост при тогдашнем королевском' дворе. Однако закончил свою карьеру он весьма прискорбным образом. Враги обвинили его в отступничестве, в измене и еще в тьме самых разнообразных грехов, после чего он был сожжен на костре.
    В свое время Лоранд много путешествовал по всему миру в поисках знаний. Особенно много он почерпнул в странах Востока, что, кстати, мало кому удавалось, ибо тамошние маги редко посвящают в свои секреты инородцев. Все собранное он изложил в тех самых бумагах, половина из которых и хранилась в нашем замке. Вторую их часть после казни мага отправили в храм Валки. Чтобы до них добраться, я и сделался жрецом. Пользуясь свободным доступом в книгохранилище, я в конце концов не только нашел то, что хотел, но и незаметно для других переправил в надежное место. Теперь мне там делать больше нечего.
    Что же касается того, почему я хочу отправиться с вами, то тут у меня нет никаких секретов. Я надеюсь получить больше знаний, которые мне помогут одолеть врагов. Магия жрецов Сатха сильна. О ней все знают, и ее многие боятся. Однако существует и другая магия, о существовании которой слышали единицы. И она ничем не уступает, а может и превосходит то, чем располагают жрецы проклятого культа. И возможно, что именно среди этих безвестных магов мы найдем того, кто знает, как путешествовать между мирами.

Глава 5 Привет из другого мира

    А уж о том, чтобы попытаться сквозь него проникнуть, и говорить нечего. Нападавшие поняли это только после того, как один из них (наверняка, самый нетерпеливый или неосторожный), едва попытавшись это сделать, тут же упал на землю с разрубленной головой. Данный пример возымел действие, и двое оставшихся в живых продолжили свои атаки уже с большей осмотрительностью. Их мечи даже сумели нанести Куллу несколько поверхностных ранений, каждое из которых лишило бы подвижности любого нормального человека. Однако огромный атлант, не обратив на эти царапины ни малейшего внимания, лишь еще больше стал наращивать темп.
    — Нет, — заверила его девушка. — Очень давно однажды ночью такие, как они напали на наш дом. Они убили моих родителей и троих старших братьев. Я тогда была еще маленькой, но тем не менее отлично запомнила их мечи и лицо одного, который был без маски. Посмотри. Рукоятй их клинков заканчиваются змеиной головой с высунутым языком, — символом их гнусного бога. Именно такими вот мечами убийцы отрубили головы моим близким, после чего забрали их с собой в качестве трофеев. Мне же удалось тогда вовремя спрятаться. Впрочем, меня они особо и не искали, так как очень спешили покинуть место своего злодеяния.

* * *

    — К сожалению наши люди, которых мы послали следом за девчонкой, потерпели поражение… — С таким докладом Тунгар явился к своему императору.
    Тот посмотрел на него с неприкрытым удивлением, словно Тунгар сообщил ему нечто из ряда вон выходящее.
    — Как это случилось? — чуть погодя соизволил спросить он.
    Тунгар рассказал:
    — В том мире девчонка встретилась с каким-то пиратом, который, по всей видимости, пообещал ей помощь. Вместе они добрались до какого-то из тамошних портовых городов. Ночью, когда они выходили из таверны, наши люди на них напали.
    — И что же? — не выдержал император.
    — Все они были убиты во время схватки.
    — Этому пирату успел подойти на помощь его экипаж? — пожелал уточнить император. — Да, наверное, еще и объединившись с воинами девчонки?
    — Нет, — с тяжким вздохом произнес Тунгар. — Их было всего трое: девчонка, капитан пиратов и еще один тип, похожий на жреца. Они втроем и убили всех наших людей.
    — Наверняка, использовав при этом какую-нибудь мощную магию? — снова предположил император.
    На что Тунгар ответил:
    — Никакой магии они не использовали. Для того, чтобы справиться с нашими людьми им хватило обычных мечей.
    — Скольких же ты послал? — нахмурился император. — Вероятно, одного?
    — Пятерых.
    — Не может такого быть, — категорично заявил император. — Я просто не могу поверить в подобную глупость. Чтобы непонятно кто разделался в бою на мечах с пятерыми послушниками Горного Храма? Да такого просто быть не может! Каждый из них способен одолеть по три десятка противником, не получив при этом ни единой царапины. Да что тебе рассказывать? Ты ведь и сам помниться обучался в храме.
    — Как и ты, мой повелитель.
    — Вот именно, — продолжил император. — Поэтому для меня то, что ты только что рассказал, звучит полной нелепицей.
    — Я понимаю, мой повелитель, — развел руками Тунгар. — И тем не менее, я поведал тебе чистую правду. Пятеро лучших наших бойцов проиграли в поединке троим соперникам, среди которых была одна женщина.
    — Позор, — прямо объявил император.
    — Истинная правда, — согласился Тунгар.
    Тем не менее император продолжил:
    — Однако меня интересует вот что. Кто эти воители, которые разделались с нашими людьми? Неужели они, действительно, подлинные мастера боя, до которых нам необычайно далеко? И еще мне подумалось: если в этом мире такие воины, то нельзя ли будет их нанять и переправить сюда? Нам такие очень бы пригодились.
    — Всем этим, а также устранением девчонки теперь я займусь лично, — заверил императора Тунгар. — Можешь быть спокоен повелитель, у меня это получится намного лучше.
    — Ты уверен?
    — Конечно.
    — Хорошо, действуй по своему усмотрению. Делай, что хочешь, но эта девчонка обязательно должна умереть. Так нам всем будет намного спокойней. А заодно не забудь избавиться от ее новых дружков.
    — Всенепременно, — пообещал Тунгар.

Глава 6 Забытая земля

    Вернувшись с Ароной к себе на корабль, Кулл рассказал Сигверу о результатах переговоров со жрецом и о последовавших за этим событиях, когда они остались вдвоем. — Я был почти уверен, что нечто подобное обязательно должно произойти, — флегматично объявил ему рудрайгец, выслушав рассказ до конца. — И помнится, предупреждал тебя об опасности вмешательства в такие дела. Однако ты, как обычно, сделал все по-своему. И вот тебе, пожалуйста, результат. На тебя начали охоту убийцы из другого мира. Будто здесь своих врагов не хватает?!
    Издавна среди моряков разных стран ходило множество легенд и мифов о таинственных островах и землях, лежащих где-то далеко, среди бескрайних морских просторов. Некоторые из них нагоняли почти суеверный ужас на многих. Причем не только на простых смертных из числа горожан и торговцев, но и на самих мореходов, которые, вроде, по роду своих занятий, должны бы уже давно привыкнуть к разного рода опасностям. И среди всех этих страшных историй рассказы о Сверкающем острове выделялись особо. Они передавались из уст в уста, не иначе как осторожным шепотом, точно рассказчики боялись потревожить злые силы, связанные с этим проклятом всеми богами местом. Что в них было правдой, а что вымыслом? Трудно сказать. Немногие из тех, кому довелось не только побывать на Сверкающем острове, но и выбраться оттуда живыми, не сговариваясь друг с другом, старались распространяться о нем, как можно меньше. Оно и понятно. Кому снова захочется вспоминать однажды пережитой кошмар, который и без того очень долго преследует тебя по ночам?… — Я же говорил тебе, — с удивительной беззаботностью молвил Кулл, обращаясь к своему компаньону, — это приключение сулит нам, помимо всего прочего, и кое-какие выгоды. Сверкающий остров, судя по рассказам, полон разных сокровищ: золота, жемчуга и драгоценных камней. Так что в накладе никто не останется.
    В период рассвета той давно сгинувшей империи, на Альтероне был построен город названный Золотым. И следует сразу заметить, что сие название было дано ему не зря. Этот драгоценный металл присутствовал там везде и повсюду. Из него отливали статуи богов и императоров, которыми были украшены все площади и роскошные парки. Им были выложены крыши не только многочисленных дворцов и храмов, но и домов простых горожан. В просторный порт приходили корабли едва ли не со всего света, привозя разные товары и многочисленных паломников, желавших взглянуть на это чудо. Тамошние жрецы и маги достигли небывалых вершин совершенства, о которых нынешним не имеет смысла даже мечтать. Накопленные за долгие века знания они наносили на золотые таблички, которые отправлялись в специальное хранилище, защищенное могучими чарами от проникновения посторонних. Там же хранились и могущественные артефакты, некоторые из коих позволяли человеку обрести власть не только над силами природы, но и над самим временем.
    Именно это в конце концов и произошло с той древней империей. Как это было? Почти никаких сведений на этот счет Лоранду так и не удалось отыскать. Ясно, что причиной гибели империи и Золотого города стала ужасная война, продолжавшаяся много лет подряд. В ход шло все: многочисленные армии, огромные флотилии боевых кораблей и, конечно же, великая магия. Как следствие неограниченного применения последней, ужасные катаклизмы начали сотрясать всю землю от края до края, унося многие тысячи жизней. Результат этой войны оказался плачевен для всех враждовавших сторон. Победителя среди них не было. Все, без исключения, проиграли.
    — Если, конечно, мы еще сумеем добраться до этой самой «дыры», — в тон ему молвил Гверон. — Что весьма сомнительно, если учесть то, что я слышал об этом острове. Там живут дикари-каннибалы. Но и они еще не самая большая проблема. Их даже вполне можно назвать безобидными, в сравнении с остальным населением Сверкающего острова, которое является порождением самого черного колдовства: разные злющие, как сама смерть, чудища; оборотни, способные мигом разорвать человека на куски; демоны и колдуны, от которых любому здравомыслящему человеку следует держаться как можно дальше. Нет. Соваться туда, как ни кинь, чистейшее безумие и самоубийство.
    — Что-то не пойму, вы и в самом деле принимаете за чистую монету все те россказни, что распускаются о Сверкающем острове? Неужели вас, действительно, так легко запугать? А между тем вы, кто большую часть жизни провел в море, как никто другой должны знать, как далеко от истины бывает все то, что рассказывается на берегу. Сухопутные глупцы обожают страшные сказки. Послушать их, так морские воды просто кишат чудищами, способными пожирать корабли целиком, вместе со всем экипажем. А много вы таких встречали? Клянусь Валкой, ни одного. Так чего же вы сейчас разнылись?
    — Так-то оно так, капитан. И в самом деле, на берегу ходит огромное количество всяких страшных историй, которые рассказывают все, кому только не лень. И чаще всего правды в них, действительно, нет ни на грош: одни досужие домыслы. Такое можно сказать о подавляющем большинстве этих историй, но не обо всех. В любых, даже самых невероятных легендах бывает зернышко правды. Особенно в тех, которые рассказывают бывалые моряки, видевшие все это своими глазами.
    — Во многом ты, несомненно, прав, — задумчиво проговорил Сигвер, обращаясь к Куллу. — Однако, когда речь заходит о Сверкающем острове, я предпочитаю верить почти всему, что о нем рассказывают. И на это у меня есть причины. Когда-то очень давно одному из друзей моего деда довелось побывать в этом проклятом месте. Его корабль штормом подогнало к тамошним берегам. Команда высадилась на остров, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия. О том, что довелось им там испытать, выжившие рассказывали очень неохотно. Скажу лишь, что назад вернулась только треть экипажа. Многие за те несколько проведенных на острове дней поседели, а кое-кто даже повредился в уме от пережитого кошмара. Да, конечно, с собой они привезли немало золота. Но особой радости оно никому не принесло, ибо изначально было проклято.

Глава 7 В замке Тулса Дуума

    Черный вход зиял, как открытая пасть некого исполинского чудища, в грубой массе камня. Как-то под вечер около него неожиданно объявилось полтора десятка таинственных, сплошь закутанных во все черное фигур. Их одеяния отдаленно напоминали жреческие, хотя скорее всего таковыми не являлись. Да и сами эти люди больше походили на воинов, чем на служителей какого-то культа: плечистые, мускулистые и к тому же вооруженные широкими, слегка искривленными мечами. У одного, по виду, командира этого небольшого отряда, на голове сверкал золотой обруч, сделанный в виде змеи, вцепившейся зубами в собственный хвост.
    Судя по виду, это был широкоплечий южанин с резкими, ястребиными чертами лица. От выбритой головы до ступней ног его кожа была глубокового бронзового цвета. Черные глаза завораживающе сверкали в глубине глазниц. Темный цвет кожи оттенял белоснежный хитон, ниспадающий красивыми складками на черный камень трона. Единственным его украшением был медный браслет, который изображал змею, державшую хвост в пасти, — в точности похожий на обруч незнакомца в черном.
    — Наша империя Тамульгар — самое могущественное государство в моем мире. Множество королевств были вынуждены признать ее власть над собой и принять культ отца нашего Сатха, отрекшись от своих прежних богов. Однако на севере существует огромная страна, именуемая Гаднар, которая не желает покоряться. Ее населяют многочисленные и очень воинственные племена. Будь у них единый король, они бы, наверное, уже давно сумели бы уничтожить нас. Но, к счастью, у них всем заправляет совет вождей, меж членов которого существует множество разногласий, изрядно мешающих племенам действовать сообща. Так было всегда на протяжении многих веков, вплоть до недавнего времени.
    Но вот, не столь давно, в Гаднаре объявилась некая девчонка, называющая себя Ароной-Завоевательницей. Она дочь вождя племени Варгов, одного из самых сильных среди северных племен. Когда-то наши люди сумели ловко избавиться от него самого и всего его выводка, включая братьев и прочих родичей. Девчонка уцелела чудом и с тех пор люто нас возненавидела. Став взрослой и возглавив свое племя, она совершила много удачных походов на империю, причинив ей немалый урон. Ее влияние в совете возросло настолько, что теперь Арону вполне можно назвать некоронованной королевой севера. А это, как ты сам понимаешь, мой уважаемый брат, грозит нашей империи неисчислимыми бедами.
    Решив не дожидаться того момента, когда орды, ведомые этой девчонкой, обрушатся на империю, наш повелитель, собрав самых лучших магов, устроил ей смертельную ловушку. Корабль, на котором она находилась, заманили в гиблое место, именуемое Морем Туманов, после чего наслали на него свирепый шторм. Буря разразилась такая, что шансов выжить ни у кого из находившихся на корабле не было. Однако неожиданно в дело вмешалась какая-то могучая сила, которая перенесла корабль в ваш мир. Что это за сила, мы не знаем. Да это сейчас и не столь важно. Главное, Арона и ее люди остались живы.
    Выслушав рассказ Тунгара, Тулса Дуум задумался. Вопроса помогать, или нет, перед ним не стояло. Конечно же, он поможет. И дело здесь вовсе не в братском единстве и тому подобной ерунде. До этой Ароны ему не было никакого дела. Но раз пришельцы вместе с ней решили уничтожить и его, Тулса Дуума, исконного врага, то ему явно не следует оставаться в стороне. Хотя, конечно, этот атлант не более чем досадная помеха, время от времени встающая на пути его, Тулса Дуума, замыслов. И все же от него лучше избавиться, тем более если выпала возможность сделать это чужими руками.
    — Хорошо, — молвил наконец смуглокожий маг, обращаясь к своему гостю. — Я помогу вам. Но предупреждаю сразу, уничтожить Кулла будет очень нелегко. Это, действительно, страшный противник: дикий атлант с островов, обладающий огромной, можно даже сказать, нечеловеческой силой. До сих пор еще никому не удавалось одолеть его в открытом бою. Твоим людям не стоило нападать на него с мечами в руках. Здесь ему нет равных. Нужно было использовать магию.
    Что же касается Тулса Дуума, то он также был доволен результатом этой неожиданной для него встречи. Грозный атлант не раз вставал на его пути, круша тщательно разработанные и далеко идущие планы. Поэтому избавиться от него было для мага делом чести. И если это можно проделать чужими руками, пожертвовав только парой слуг… что ж, тем лучше. Тем более что за это ему преподнесли редкий, поистине бесценный дар, который, несомненно, поможет Тулса Дууму приблизиться к главной цели его существования, — к господству над этим миром.

Глава 8 Земля из легенды

    Вот уже вторую неделю «Беспощадный» на всех парусах шел к таинственной, давно забытой земле, именуемой Золотым, или Сверкающим островом. Много кошмарных легенд было связано с этим местом. По тавернам и кабакам едва ли не во всех портовых городов их ходило превеликое множество. Кочуя из уст в уста, они, как и всякие подобные истории, неизменно обрастали все новыми леденящими кровь подробностями, имевшими мало общего с действительно происходившими там событиями. Ведь в большинстве случаев их рассказывали не иначе, как с чужих слов, ибо мало кому из мореходов удавалось увидеть легендарную землю собственными глазами, и еще меньшему числу посчастливилось возвратиться оттуда живым.
    Еще в Дханоре на корабле едва не вспыхнул бунт, после того как команде было объявлено, куда именно собирается направиться «Беспощадный». Команда решительно отказывалась (по их словам) «по собственной воле лезть в пасть к демонам и прочим выходцам из треклятой преисподни». И все, спрашивается, ради чего? Ради того «чтобы какая-то рыжая девка возвратилась домой (один Валка ведает куда), вместе со своей шайкой верзил»? Почему честные корсары должны ради них рисковать своими жизнями и душами? Только потому что она приглянулась капитану? Нет. Это такая глупость, на которую не решится ни один, у кого в голове есть хотя бы капля мозгов.
    Подобные возражения, естественно, привели Кулла в ярость. Тем не менее давать ей выход он, будучи неглупым человеком, не стал. Вместо этого он рассказал своим людям весьма красочную историю о неисчислимых богатствах, коими «просто кишит весь остров» и которыми добрым людям было бы совсем не плохо завладеть. Чего им попросту пропадать там, без всякой пользы? К тому же подобный куш может значительно превысить ту добычу, что команда сможет получить за многие годы, неустанно избавляя от груза купеческие суда. Разве подобная перспектива не стоит того, чтобы рискнуть чуть больше обычного?
    Этот довод возымел свое действие, однако не на всех. Как уже не раз говорилось, моряки — народ суеверный. Поэтому многие считали, что все золото Сверкающего острова проклято и, следовательно, не принесет ничего хорошего тому, кто им завладеет. Так не лучше ли будет попросту забыть о нем и не тешить себя глупыми мечтами о сказочной наживе? И вообще, простым смертным следует держаться как можно дальше решительно от всего, так или иначе связанного с колдовством и колдунами.
    — Золото это всего лишь желтый металл, благодаря которому человек может вкушать все прелести этой жизни. И никакие проклятия не могут умалить его ценности. Тем не менее, я никого не собираюсь насильно тащить за собой на этот остров. Пожалуйста, кто не хочет, может немедленно сойти на берег. Недостаток команды я без труда восполню за счет людей Ароны, коих наберется вполне достаточно для данного путешествия. Оставшиеся здесь, разумеется, избегнут многих опасностей, которые, несомненно, ожидают нас на этом пути. Но заодно с этим они лишают себя и награды. Сейчас это может показаться не таким уж и важным. Но когда мы возвратимся назад с полными сундуками, положение резко изменится. И те, кто не пошел с нами, начнут кусать себе локти и проклинать тот миг, когда они, смалодушничав, позволили трусости одержать над собой верх.
    Эти его слова, в конце концов, и решили исход спора. Сомневающиеся, еще немного пошумев, разошлись. Судна никто из них так и не покинул: алчность в очередной раз взяла верх над всеми страхами и опасениями. На что и рассчитывал Кулл. Ведь магия золота действует на подавляющее большинство людей куда более быстро и основательно, чем любая другая, толкая их на любой, пусть и самый безумный риск. Жажда наживы всегда была, есть и останется самой неутолимой из всех, которыми периодически страдают люди, вне зависимости от своего происхождения и рода деятельности.
    Что же касается самого атланта, то на протяжении всего плаванья он, втайне от всех, не уставал удивляться тому, с какой легкостью и быстротой он согласился помогать Ароне и ее людям. Подобное с ним раньше если и случалось, то крайне редко. Ведь Кулл никогда не был особым охотником просто так вмешиваться в чужие дела. Особенно в те из них, которые могли повлечь за собой довольно существенные проблемы. И тут на тебе! Поневоле начнешь задумываться над тем, уж не заколдовала ли его рыжеволосая воительница? А что? Нечто подобное с ним уже случалось и раньше. Ведь творить разные заклятия и совершать всякие колдовские обряды могут не только одни мужчины да старухи, но и очень красивые девушки. Что, если и Арона тоже знает толк в колдовстве? Ведь сюда она (по ее же собственным словам) попала с помощью некой могучей магии. И кто поручится, что, и правда, виною тому послужил некий древний амулет, которым можно было воспользоваться только один-единственный раз?
    Готовых ответов на этот и другие подобные вопросы у Кулла, разумеется, не было. За свою полную всякими приключениями жизнь он повидал много такого, чему с трудом можно было поверить. Тем не менее, обостренное чутье, которому атлант давно привык полностью доверять, настойчиво подсказывало ему, что эта девушка не имеет никакого отношения к колдовству и ко всему прочему, чего он всегда не понимал, ненавидел и боялся. Тогда совершенно непонятно, в чем кроется причина того, что Кулл все же влез в это дело едва ли не по самые уши? Может, просто потому, что ему сразу же приглянулась эта девушка? Возможно. В ней было нечто такое, чего он не встречал ни в какой другой. А между тем кого-кого, а женщин атлант перевидал огромное множество, и всяких разных…
    Несколько раз на горизонте появлялись паруса купеческих кораблей, что вызывало тоскливые вздохи у команды, жалевшей о том, что приходиться упускать столь жирную добычу. Не раз матросы во главе с Сигвером пытались уговорить капитана захватить хотя бы один из этих кораблей, дабы «быть уверенными в том, что «Беспощадный» уже точно не вернется домой с пустыми трюмами». Однако тот упорно не желал терять на это время, и купцы продолжали свой путь невозбранно.
    Князь Аринандо практически все свое время проводил в выделенной для него каюте. Там он был занят изучением манускриптов и книг, оставшихся после казненного много веков назад мага Лоранда. В них он пытался найти как можно больше полезных сведений о том месте, куда сейчас направлялся «Беспощадный». Кроме того, князь пытался практиковать магию, что не могло не послужить причиной для ярого неудовольствия Кулла, всегда питавшего к подобным вещам самое искреннее отвращение.
    — Клянусь грудью Фригги и хвостом Хатора, ни с чем таким, что можно было бы назвать приятным, — мрачно изрек Сигвер. — Об этом я не раз говорил атланту, когда пытался отговорить его от этого безумия. Именно так можно назвать наше путешествие на сей проклятый всеми богами остров. И вообще, если судить по тому, что я о нем слышал, там никогда не жил никто, кроме всякой гадости, вроде демонов упырей и ведьм. Если не считать нескольких племен людоедов, которые для любого нормального человека являются ничуть не лучшей компанией.
    — Действительно, сейчас островитян никак нельзя назвать приятным обществом. Остров полон древней магией и тем, что является ее порождениями. Но поверьте мне на слово, так было не всегда. В записях Лоранда мне удалось отыскать еще кое-что касательно Сверкающего острова. Это, по всей вероятности, копия сделанная им с какого-то древнего манускрипта. Полностью расшифровать ее мне так и не удалось. Язык, который использовался для его написания, считался давно забытым еще тысячу лет назад. Однако Лоранд, по-видимому, его знал и даже оставил ключи, благодаря которым мне и удалось кое-что разобрать.
    — Как я уже рассказывал вам раньше, Сверкающий остров был колонией могущественной империи, которая исчезла тысячелетия назад. Она была создана удивительной расой кхарийцев и по уровню своего развития далеко опережала все наши современные королевства вместе взятые. Их маги и мудрецы сумели проникнуть едва ли не во все тайны мироздания. Тамошние мастера создавали удивительные устройства, существенно облегчавшие людям жизнь. В манускрипте упоминается о механических работниках, способных трудиться круглые сутки напролет, и таких же солдатах, которых обычному человеку было практически невозможно победить. И тех, и других отливали из золота и серебра.
    — Это правда, — согласился князь. — Однако богатство далеко не всегда значило золото или серебро. Те, древние, ценили совсем другое. Что конкретно? Я не знаю. Да и какая теперь разница? Империя сгинула так давно, что даже не сохранилось ее названия. До нас дошли лишь жалкие осколки сведений о ней, из которых, как ни старайся, а все равно не сложить всей мозаики. Ко всему сказанному мне остается лишь добавить, что, кроме чудесных механизмов, там умели строить такие корабли, которые могли не только плавать по морю, но и летать по воздуху.

Глава 9 Неприятный сюрприз

    Весь корабль несколько раз подряд сильно тряхнуло, так что могло бы показаться, будто он с размаху наскочил на риф. Сразу послышались испуганные крики моряков, которые именно так поначалу и подумали, но уже минуту спустя началось такое, что они вмиг позабыли обо всем на свете. Яркая вспышка прямо над кораблем заставила всех закрыть лица руками. За ней последовала еще точно такая же. Потом еще и еще. Завершилось данное представление сильным грохотом, от которого у многих позакладывало уши.
    Люди с дикими криками в панике заметались по кораблю, совершенно не понимая, что здесь происходит. Раньше никому из них сталкиваться с чем-то подобным не приходилось, а как известно, нет ничего страшнее того, что видишь впервые, и чего совершенно не можешь объяснить. Тем не менее, уже через четверть часа Куллу с его помощником и Сигвером в придачу не без увесистых тумаков и затрещин все же удалось кое-как призвать экипаж к порядку. Паника прекратилась. Однако страх в душах людей унять так и не удалось. Но пока было достаточно и этого.
    Первым делом, Кулл послал несколько человек в трюм проверить, нет ли нигде пробоин. Ко всеобщему облегчению, таковых не оказалось. Корпус корабля не претерпел ни малейшего повреждения. И все же по-прежнему были совершенно непонятны причины всего произошедшего. Люди наперебой задавали друг другу вопросы, но никаких ответов на них, естественно, не получали. Заметное напряжение повисло в воздухе, грозя в любой момент превратиться в очередной всплеск эмоций.
    — Находящиеся на галерах жрецы Сатха, видимо, почувствовали, что я за ними наблюдаю, после чего сразу же поспешили атаковать меня с помощью своей магии. Однако, предвидя сей поворот событий, я приготовил для них нечто такое, что им, наверняка, не понравилось. Магический поединок получился скоротечным, но мне все же удалось отразить их атаку. Так что можете теперь быть уверены: если они попытаются сунуться еще, я надеюсь найти на них управу.
    — Меня это нисколько не удивляет, — молвила девушка. — Тунгар (а в том, что это именно он, я почти не сомневаюсь) всегда славился как человек осмотрительный и осторожный. Ни на миг не забывая об участи тех пятерых его людей, которых мы убили, он решил посмотреть на что мы способны, прежде чем начать действовать самому. Наверняка, император велел ему избавиться от меня во что бы то ни стало. А раз так, он рано или поздно все равно нанесет удар, но прежде хорошенько все подготовит, чтобы действовать только наверняка.

* * *

    А в это самое время на кхешийских кораблях тоже было совсем не так спокойно, как это могло бы показаться. Тунгар обсуждал результаты магического нападения на противника со своими союзниками, жрецами Сатха, а точнее с их предводителем Тутархом и его ближайшим учеником и подручным, зарфхаанцем по имени Чикаро. Этих двоих, помимо служения Сатху, явно связывало что-то еще. Естественно, что Тунгар понял это без труда еще при первой встрече с этой довольно странной на вид парочкой. Однако разбираться в тонкостях их взаимоотношений он, естественно, не стал. Ему до всего этого просто не было никакого дела.
    — Ваши люди зря предприняли эту попытку добраться до того мага, который направляется на остров в компании с интересующей меня девчонкой, — молвил Тунгар обращаясь к Тутарху. — Ничего существенного они этим поступком, наверняка, не добились. Зато с потрохами выдали противникам враждебность наших намерений, а заодно подтвердили, что мы следуем за их кораблем отнюдь не случайно, не из праздного любопытства. Надеюсь, мне не следует вам объяснять нежелательность подобного поворота событий?
    — А, что мы, собственно говоря, потеряли? — пренебрежительно отмахнулся от его слов Чикаро. — Ну, узнали они, кто мы такие и зачем здесь находимся, — и что с того?
    — Прежде всего, — попытался объяснить ему Тунгар, — что теперь мы лишились одного весьма важного в таких делах преимущества, а именно фактора внезапности. Это заставит девчонку и ее дружков постоянно оглядываться по сторонам и пребывать настороже, готовясь отразить любое нападение.
    — Это не такая уж и значительная потеря, как ты думаешь, — поддержал своего ученика Тутарх. — Подумаешь! Это им все равно не поможет, ибо у нас преимущество решительно во всем: и в мечах, и в магии.
    — Они обречены, — решил добавить от себя Чикаро. — И, наверняка, это сами прекрасно понимают.
    — Сомневаюсь, — с заметным неудовольствием пробурчал Тунгар. — По крайней мере, этого не скажешь по тому ответу, который выдал вам их маг. Его заклятия оказались не только весьма изощренными, но и довольно действенными. Во всяком случае, несколько ваших жрецов теперь долго не смогут очухаться. Интересно было бы узнать, кто он такой и что еще умеет? Не знаю, как здесь, а в моем мире подобные чародеи встречаются далеко не каждый день. И любой правитель почтет за счастье привлечь такого к себе на службу.
    На что жрец Сатха с мрачной усмешкой произнес:
    — Нам прекрасно известно, кто он такой и откуда взялся. Хотя признаться, я не ожидал не только того, что он окажется способным на такие заклятия, но и что он, вообще, до сих пор пребывает среди живых.
    — И меня это поражает ничуть не меньше, — поддержал его Чикаро. — Ведь я не только повелел своим людям его убить, но и собственными глазами видел его окровавленный труп. Неужели он умудрился восстать из мертвых?
    — И не только это, — усмехнулся Тутарх. — Князь Аринандо не только воскрес, не только изучил магию, но и, судя по его серой мантии, стал членом сообщества Серых адептов. Словом, из досадной помехи стал опасным врагом.
    — Это верно, — согласился с ним Чикаро. — Наверняка, он спит и видит, как бы нам с тобой отомстить за то, что мы сделали с его невестой. Впрочем, и не только с ней…
    — О чем это вы толкуете? — поинтересовался Тунгар. — Вы знаете этого мага?
    — Знаем, — коротко ответил Тутарх.
    — Тогда расскажите мне о нем, — потребовал тот. — Раз уж мы с вами выступаем на одной стороне.
    Тутарх и его ученик Чикаро согласно кивнули. Ну, а Тунгар между тем продолжил:
    — А сейчас нам лучше отстать от корабля этой девчонки и ее дружков. Во всяком случае, до тех пор пока не придумаем надежного плана дальнейших действий. Они от нас все равно никуда не денутся. Прикажите матросам убрать часть парусов.

Глава 10 Высадка на остров

    Спустя какое-то время преследователи отстали. То ли им расхотелось гнаться за врагом, который явно собирался сражаться до конца, то ли у них появились какие-то иные планы. Так или иначе, но Кулл и его спутники все же вздохнули чуть посвободнее. Конечно, никто из них не тешил себя излишними иллюзиями. Враги, безусловно, возобновят свои попытки до них добраться и, быть может, уже в самое ближайшее время. Тем не менее, им все же было спокойнее, когда жрецы проклятого бога держались от них подальше.
    И действительно, в поведении атланта, казалось, совершенно ничего не изменилось. Со стороны даже могло бы показаться, что он совершенно позабыл о недавних треволнениях, до смерти напугавших всех без исключения. Даже неустрашимые корсары, смело выходившие на поединок с любым обычным врагом, тушевались перед сверхъестественными силами и потом долго не могли прийти в себя после подобных встреч. Однако их капитан, несмотря на ничуть не меньшую неприязнь ко всему магическому, сейчас демонстрировал всем подлинный пример самообладания, отдавая четкие, понятные приказания с таким видом, словно ничего особенного и не происходило.
    Не долго думая, Кулл заключил девушку в объятья, с жадностью приникнув губами к ее коралловым устам. Та не отшатнулась, хотя явно не ожидала от него подобной реакции на свои слова. Она ответила на его поцелуй с не меньшей страстностью. Ярким пламенем вспыхнувшее в них обоих желание разгорелось в огромный пожар, сравнимый по размерам с настоящим катаклизмом мирового масштаба. Мигом избавившись от одежды, они расположились на просторной кровати атланта…

* * *

    Рано утром следующего дня наблюдатель, сидевший в «вороньем гнезде» на вершине грот-мачты, закричал во всю мощь своих легких:
    — Земля! Я виЖу землю!
    Об этом было тотчас доложено капитану. Кулл и Арона провели бурную ночь, предаваясь любви, и к этому моменту только-только погрузились в сон. Тем не менее атлант пробудился сразу и довольно легко. Он давно приучил себя при необходимости обходиться самым кратким отдыхом, не испытывая при этом особых неудобств.
    Осторожно поднявшись, чтобы не разбудить спящую Арону, он быстро накинул на себя одежду, после чего поспешил на палубу. Там его уже ожидала практически вся команда во главе с Гвероном и Сигвером. К последним вскоре присоединился и Аринандо. Судя по их довольно кислым физиономиям, все они после вчерашних треволнений провели бессонную ночь. Пожалуй, только один князь старался держаться непринужденно и даже весело.
    — Вот мы наконец и достигли земли обетованной, — задорно объявил он Куллу. — И уже через несколько часов сможем высадиться,
    — А ты уверен, что это тот самый остров? — поинтересовался у него Кулл. — Ведь в этих водах вполне могут лежать и другие земли.
    — Еще бы, — усмехнулся Аринандо. — Во-первых, судя по имеющейся у меня карте, никаких других островов здесь попросту нет. А во-вторых, посмотри на вершину возвышающейся над островом горы. Клянусь Валкой! То, что ты там увидишь, может послужить лучшим доказательством правоты моих слов.
    Кулл посмотрел… и правда, над видневшейся вдали громадой острова возвышалась довольно высокая гора. Ее вершина и склоны светились в лучах поднимающегося над морем солнца ярким золотым свечением. Все сомнения разом отпали. Это был, действительно, тот самый остров, чтобы достичь которого они и отправились в это плаванье.
    — Тебе известны наиболее удобные места для высадки здесь? — сразу поинтересовался у князя Кулл.
    На что тот ответил:
    — Подобных мест тут полно. Мы можем без особого труда найти здесь какую-нибудь укромную бухту или же причалить прямо в гавани Золотого города, а вернее, в том месте, которое таковой считалось. Право, не знаю насколько хорошо она сохранилась за минувшие тысячелетия.
    — А что тебе еще известно об этой гавани? — поинтересовался у него Сигвер.
    — В записях Лоранда о ней упоминается лишь вскользь, — ответил Аринандо. — Вроде как вход в нее заперт огромными цепями. И что отворить его можно лишь с помощью специального заклинания.
    — Вон оно что? — поморщился рудрайгец. — Раз так, то мы туда, при всем желании, не сможем попасть.
    — Ну, почему же? — улыбнулся Аринандо. — Нужное заклятие как раз приводится на страницах его рукописи. Правда, признаться, я пока так и не смог толком разобраться, как оно действует и какие силы способно пробудить. Но это, пожалуй, не столь уж и важно. На мой взгляд оно, непременно, должно сработать.
    — Ну, уж нет, — недовольно фыркнул Кулл. — Уж лучше нам, и в самом деле, поискать какую-нибудь другую бухту. И вообще, давайте постараемся прибегать к магии только в самом крайнем случае.
    С этим были согласны все, за исключением самого Аринандо. Однако князь решил не спорить. В конце концов, по его мнению, все это не имело большого значения.
    — К тому же, — продолжил Кулл свою мысль, — нам не следует соваться в город, не разведав предварительно, кто или что его населяет. В таких местах следует прежде всего проявлять осмотрительность.
    К подобному выводу атлант пришел, благодаря опыту приобретенному с годами. В юности он, наверняка, очертя голову бросился бы вперед, не думая ни о каких последствиях. Однако с возрастом люди порой умнеют, и Кулл не оказался исключением из этого правила.
    Несколько часов спустя «Беспощадный» уже осторожно подходил к острову. Вперед продвигались не торопясь, тщательно измеряя глубину, ибо сесть на мель здесь, у негостеприимных, по легендам, берегов, никому особенно не улыбалось. Правду ли гласили эти самые легенды, команде корабля, пассажирам и самому Куллу предстояло выяснить уже в самое ближайшее время, хотя, конечно, большинство них отдали бы многое, чтобы никогда этого не знать. Но что-либо изменить было уже совершенно невозможно.
    Они оказались здесь, а значит, волей-неволей, приходилось смириться, да молить всех без исключения богов о том, чтобы те помогли вырваться из объятий Проклятого острова живыми. О несметных богатствах, которые, согласно тем же самым легендам, валяются на острове буквально повсюду (только успевай подбирать), сейчас мало кто думал, справедливо полагая, что самым значительным сокровищем для любого нормального человека является его собственная жизнь, и ничто иное. Покойнику золото и серебро уже ни к чему, ибо в царстве мертвых они не имеют никакой цены. Да и с собой туда из мира живых ничего забрать невозможно.
    Подходящую для стоянки бухту нашли без всякого труда. Небольшая лагуна представляла из себя песчаный пляж шириной в несколько десятков шагов, у противоположного края которого начинались густые джунгли.
    — Я отправлюсь на разведку, — сразу объявил Кулл, едва «Беспощадный» бросил якорь в прозрачные нежно-голубые воды лагуны. — Посмотрю, что здесь к чему.
    — Один? — пожелал уточнить у него Сигвер.
    — Конечно, — подтвердил Кулл. — Я сделаю это быстро и незаметно. К тому же, для чего рисковать всем сразу?
    — Ты, действительно, чокнутый атлант, — торжественно заключил Сигвер. — И нет никакой надежды на, то, что ты хоть когда-нибудь поумнеешь.
    — Одному тебе идти нельзя, — молвил Аринандо. — Это почти верная смерть. Ведь здесь тебе придется иметь дело не только и не столько с людьми. Сверкающий остров населен порождениями древней и очень могучей магии. Я чувствую их присутствие. Они здесь всюду и очень опасны. Поэтому я пойду вместе с тобой. И пусть я не очень умелый маг, но все же лучше такой, чем никакого, ибо не со всякой тварью, что обитают здесь, можно управиться простой сталью.
    — И я тоже отправлюсь на остров вместе с тобой, — объявила атланту Арона. — Будет неправильно, если весь риск ты возьмешь на себя. Ведь в конце концов, не будь меня, ты никогда бы не отправился сюда, на пропитанный колдовством остров. Я отправлюсь вместе с тобой и с магом, и возьму несколько самых лучших своих воинов. Для простой разведки, думаю, этого будет вполне достаточно.
    — Пусть меня разнесет Хатор своим молотом, если я останусь на корабле, — объявил Сигвер. — Такое не по мне. Негоже оставлять компаньона наедине с опасностью, даже если он и кажется круглым дураком, готовым сунуть голову в такие места, откуда нормальные люди стараются держаться как можно дальше.
    — Я пойду один… — начал было Кулл.
    Однако его даже не захотели слушать. После жаркого спора, который продлился не менее часа, атлант вынужден был сдаться. Тем более, что его спутники поклялись последовать за ним следом и не отставать не на шаг, не важно хочет он того, или нет.
    Поняв наконец, что спорить бесполезно, Кулл сказал:
    — Ладно, пойдем вместе. Только возьмем с собой как можно меньше людей. Это всего лишь разведка. Нужно хорошенько осмотреться вокруг, прежде чем отправиться вглубь острова. Посмотрим настолько ли здесь, в действительности, опасно, как рассказывается в легендах.
    — На этот счет можешь не волноваться, — заверил его Аринандо. — Я ведь уже говорил, что чувствую присутствие на острове множества колдовских тварей.
    — Я уж не говорю о других тварях, — молвил Сигвер. — Тоже колдовских, и тоже очень опасных.
    — Ты имеешь в виду кхешийцев и тех в черном, что заявились сюда из другого мира? — поинтересовался у него Гверон.
    — Вот именно, — подтвердил Сигвер. — Ведь неизвестно, как далеко они от нас отстали, а главное, что задумали…
    — Они от нас не далеко и не близко, — молвил ему Аринандо. — Я пытался их отыскать с помощью магии, но они окружили себя таким плотным кольцом защитных заклятий, что мне этого сделать так и не удалось. По крайней мере, могу поручиться, что они еще не подошли к острову. Что же касается их намерений, то, по-моему, они предельно ясны. Кхешийцы и те чужаки, что пришли вместе с ними, рано или поздно попытаются на нас напасть. Поэтому нам следует поторопиться. Закончить свои дела здесь и уходить. У них слишком большое преимущество, чтобы вступать с ними в прямое столкновение.
    — Вот поэтому они сами на нас и нападут, — заключил Сигвер. — Помяните мое слово.
    — Если нападут, то мы будем защищаться, — решительно объявил Кулл. — Мы не беспомощные детишки и вполне можем за себя постоять. А пока не будем забивать себе головы подобными вещами! У нас есть дело, ради которого мы заплыли "в эти проклятые богами места. А значит, постараемся довести его до конца.

Глава 11 Не все таково, как кажется

    Наконец, после непродолжительных споров и препирательств, было решено, что вместе с Куллом на разведку отправится Арона с тремя своими лучшими людьми, Сигвер и Аринандо. Вся остальная команда, включая и два десятка воинов Ароны, коих она предусмотрительно захватила с собой, останутся на корабле под командованием Гверона, помощника Кулла. Последнему перед самым уходом атлант велел постоянно держать нос по ветру и быть начеку. Иными словами, быть готовым ко всему: к любому, самому неблагоприятному повороту событий.
    На берег разведывательная команда переправилась на небольшой лодке. С собой они взяли только оружие и более ничего, так как не планировали задерживаться на острове слишком долго. Только Аринандо, помимо всего прочего, прихватил еще и свою сумку с разными магическими принадлежностями, справедливо полагая, что сей груз на пропитавшемся магией острове будет далеко не лишним, Однако предусмотрительный зарфхаанец решил этим не ограничиваться. Перед самым отплытием, он попросил всех тех, кто должен был отправиться на берег, сложить свои мечи и кинжалы в один ряд на палубе.
    Путь вдоль берега можно было назвать относительно легким. Конечно, ходьба по песку совсем не сахар, но это все же намного лучше, чем продираться сквозь густые заросли джунглей. По-прежнему, им на пути не встретилось ни одного живого существа: не было видно даже птиц или выползших на берег крабов. Все это, действительно, выглядело очень странным, настораживающим и даже каким-то противоестественным. Во всяком случае, по логике вещей так быть просто не должно.
    Все три девушки выглядели более, чем привлекательно. Стройные, покрытые коричневым загаром тела с умопомрачительными формами; густые копны черных волос, нежная кожа… На вид им едва ли можно было дать более шестнадцати-семнадцати лет. Однако, как заметила Арона, их глаза, а точнее взгляды, которые они обратили на пришельцев, выдавали куда более почтенный возраст. Что же касается мужчин, то в первые мгновения они ничего такого не заметили, что, впрочем, и неудивительно, так как они были полностью поглощены созерцанием прелестей этих девиц. Даже маг Аринандо, и тот ничем не отличался от своих товарищей. А зря. То, что такая, пусть и вполне естественная реакция, была большой ошибкой, стало понятно уже несколько мгновений спустя.
    Одарив неизвестно откуда взявшихся пришельцев многообещающими улыбками, девицы, поднявшись со своего песчаного ложа, прямиком направились к ним. При этом они совершенно не смущались собственной наготы, что, впрочем, вполне можно было понять. Среди представителей большинства диких племен подобным «смущениям» вовсе не было места. Дикари вполне справедливо считали нелепым стесняться того, чем наделила тебя природа. Впрочем, так называемые «цивилизованные» народы, понапридумавшие себе кучу всевозможных ограничений, называемых «правилами приличия», никогда не могли этого понять или принять.

Глава 12 Древняя дорога

    И вот вскоре вдалеке показалась высокая четырехугольная башня. Она одиноко высилась среди беспорядочного нагромождения камней, словно бессменный страж давно минувших веков и тысячелетий, часовой, которого почему-то забыли сменить на посту, оставив в качестве молчаливого свидетеля былого величия тех, кто давно исчез с лица земли, пав жертвой собственной учености, цивилизованности и, конечно же, гордыни, — пожалуй, худших врагов рода человеческого, особенно, когда те выступают в подобном сочетании.
    Жалкое подобие двери распахнулось от несильного толчка. Держа наготове топор, Кулл осторожно вступил в прохладный полумрак башни. Его взору открылось просторное помещение округлой формы, посреди которого находился каменный алтарь. Стены зала были сплошь покрыты барельефами, изображавшими всевозможные сцены из давно отгремевших битв и сражений. На самом алтаре стояло два предмета, похожих на курительницы. Прокрытые какими-то загадочными письменами, они были целиком отлиты из золота, а значит, уже из-за этого представляли немалую ценность. Между ними на золотом блюде лежал длинный кинжал с украшенной драгоценными камнями золотой рукоятью.
    С высоты башни взорам Кулла и его спутников предстала мощеная каменными плитами дорога, которая вела вглубь острова сквозь джунгли. Тут Куллу с Сигвером снова пришлось удивляться. Несмотря на то, что за долгие тысячелетия, миновавшие со времени гибели высокоразвитой цивилизации острова, за ней явно никто не ухаживал, тем не менее дорога практически не заросла. Хотя, по логике вещей, подобного просто не могло быть. Ведь известно, что вездесущая растительность даже за непродолжительное время способна обосноваться где угодно, особенно в этих влажных тропических широтах. За довольно короткий срок джунгли поглощали целые города, а уж о какой-то дороге и говорить нечего.
    — Подумать только! — с нескрываемым восхищением в голосе произнес он. — По-видимому, древние островитяне использовали свои чары решительно везде, где только возможно, даже при прокладке дорог. Они, видимо, наложили на них специальные заклятия, чтобы избавить себя от необходимости ухаживать за ними. Более того, они проделали это так ловко, что заклятия надолго пережили самих магов. Валка пресветлый! Да был ли, вообще, предел у их могущества? Подобным знанием могут обладать разве что боги, но только не смертные люди со всеми своими врожденными несовершенствами и пороками. Да неужели человек и впрямь способен сравниться в силе с самими богами? Неужели он способен встать рядом с ними? Глаза мне говорят «да». Но разум и логика не только решительно отказываются в это поверить, но и допустить такую возможность. Эх, мне бы хоть малую толику их знаний… Тогда бы я покончил со всеми своими врагами одним движением пальца!
    Стоящая вокруг тишина стала еще более давящей и зловещей: ведь обычный тропический лес всегда полон самых разнообразных звуков. Щебетание птиц, рычание и шипение хищников, хрюканье, вой, гудение ветра в ветвях, шорохи и треск, — все эти шумы являются составляющими лесной симфонии, сочиненной величайшим из всех композиторов, а именно, самой природой. Но здесь, в пропитанных магией местах, все было совсем по-другому, и уже это само по себе не могло не действовать на нервы обычному человеку. Не было слышно ни звука, как будто лес нарочно затаил дыхание, чтобы внимательней следить за пришельцами, явившимися непонятно откуда и зачем.
    Твари были огромного роста, с длинными руками, доходящими им едва ли не до колен. Их тела с головы до ног покрывала бурая шерсть. Головы с низкими лбами, огромными челюстями и выступающими вперед надбровными дугами сидели на коротких толстых шеях. Больше всего эти существа походили на обезьян, однако в их глазах, наряду с яростью, светилось еще и нечто похожее на разум. В общем, они не были людьми, но и зверями, в обычном понимании этого слова, тоже. Но на размышления о таких вещах у разведчиков времени не оставалось. Нужно было защищать собственные жизни, ибо над ними в этот момент нависла более чем реальная угроза.
    Сжав рукоять топора двумя руками, Кулл нанес рубящий удар ближайшему монстру, замахнувшемуся на него дубиной. Добрый стальной клинок, оточенный острее любой бритвы, с легкостью рассек чудище надвое окрасившись при этом алой, совсем человеческой кровью. Враг умер, не успев издать ни единого звука, а атлант уже атаковал следующего гиганта, превосходящего ростом даже его самого. Секунда или две — и тот пал на дорожные плиты с распоротым брюхом, путаясь в собственных внутренностях.
    Меч в руках могучего атланта засверкал, подобно молнии в деснице бога, неся смерть всякому, кто по неосторожности, незнанию или глупости становился на его пути. Его искусство фехтовальщика, как и всегда, оказалось на высоте. Его спутники также защищались, как могли. Стальное оружие, прочные кольчуги и шлемы, безусловно, давали им некоторое преимущество над атаковавшими их полузверьми, однако те обладали огромной силой и неустрашимостью, граничащей с безумием.

Глава 13 По следу похитителей

    Князь Аринандо находился всего в нескольких шагах от него. Опираясь на меч, он тяжело дышал. Рядом с ним бесновался Сигвер. Честный моряк из Рудрайга на чем свет стоит самыми последними словами поносил небо, землю, воду, этот остров со всеми его обитателями, кхешийцев, Тулса Дуума и даже самого Сатха. Более того, Сигвер проклинал свою собственную глупость, «толкнувшую его связаться с этим чокнутым атлантом, у которого в голове куда меньше ума, чем воды в песке пустыни». Особенно, когда ему (то есть Куллу) попадается на глаза симпатичная девчонка с плаксивой историей.
    Вокруг по-прежнему царила почти замогильная тишина, нарушаемая лишь звуком шагов. Воздух был горяч и влажен. Запах гниющих растений смешивался с ароматом экзотических цветов, сверкавших золотом, пурпуром и белизной на фоне темно-зеленого леса. Дышалось здесь тяжело, однако оба преследователя не обращали ни малейшего внимания на все эти неудобства и не замедляли шага. Поставленная цель гнала их вперед, несмотря ни на какие препятствия, которые выставила у них на пути сама природа.
    Между тем, процессия зверолюдей с пленником на руках, перестроившись в длинную колонну по одному, направилась к видневшемуся на болоте острову. Продвигались они крайне осторожно, даже несмотря на то, что безопасная тропа через болото, по всей видимости, была им достаточно хорошо известна. По крайней мере, никто из них не пользовался палкой для того, чтобы прощупывать путь прямо перед собой, как обычно поступают в подобных ситуациях люди. Хотя, конечно, вполне можно было предположить, что такой прием им попросту незнаком. Однако ломать себе голову над подобным вопросом ни Кулл, ни его спутник, разумеется, не стали. Это не имело смысла, да и кроме того у них уже имелось достаточное количество самых что ни на есть животрепещущих вопросов, на которые не мешало бы получить ответы, и желательно поскорее.
    Между тем солнце, следуя своему однажды проложенному в небе пути, все сильнее клонилось к закату, постепенно погружая во мрак болото вместе с окружавшими его джунглями. Это без того далеко не безопасный переход в сущий кошмар. Любой неосторожный шаг мог сделаться последним в жизни, ведь можно было угодить в трясину, из цепких объятий которой самостоятельно никому не удалось бы вырваться… и это не считая огромного количества болотных гадюк и других далеко не безопасных рептилий, которые, казалось, здесь кишмя кишели. Чуть зазеваешься — и все, мигом сделаешься трупом. В сравнении с этим, тучи москитов, которыми был просто пропитан здешний затхлый от болотного газа воздух могли показаться всего лишь небольшой неприятностью, мелким неудобством, на котором не следовало сосредотачивать внимание.
    Тем не менее, оба путешественника, влекомые страстным желанием во что бы то ни стало помочь попавшей в плен девушке, упрямо продолжали продвигаться вперед. Сам атлант уже достаточно повидал на своем веку, чтобы чувствовать себя уверенно в любой ситуации и в любом месте, куда бы ни надумала его забросить капризная, обожающая разные причудливые фокусы судьба. Да и Аринандо не выглядел желторотым новичком, едва выбравшимся из родительского гнезда. Обоих переполняла железная решительность, помноженная на беспримерное мужество, выдержку и отвагу…

Глава 14 Жертвоприношение

    Ощутив под ногами твердую почву вместо болотной трясины, Кулл, взяв наизготовку топор, осторожно двинулся вперед по тропинке, которую проложили в зарослях люди-обезьяны. Не говоря ни слова, Аринандо зашагал за ним следом, также держа наготове свой клинок. Кроме этого он также решил подготовить парочку заклятий, которыми можно было бы воспользоваться в случае внезапного нападения врагов. Честная сталь, как известно, вещь хорошая, но когда имеешь дело не с одним десятком врагов разом, магия тоже может сослужить незаменимую службу. Что бы по этому поводу ни говорил атлант…
    Человекообезьян набралось здесь никак не менее пяти десятков. Они окружили плотным полукольцом алтарь и пленников, не предпринимая попыток приблизиться к храму. Все эти существа вели себя как-то странно, на что Кулл и его спутник не преминули сразу обратить внимание. Застыв на месте, человекообезьяны, словно чего-то, а может, и кого-то терпеливо ожидали. Чего или кого именно, об этом Кулл не хотел даже и думать. Едва увидев извивающуюся в путах Арону, атлант сконцентрировал весь свой разум на мысли о том, как ему спасти девушку?
    О чем именно, договорить он так и не успел. Откуда-то из глубин полуразрушенного храма неожиданно раздался леденящий душу рев. Казалось, от него задрожали и заходили ходуном ветхие стены. Что же касается толпы человекообезьян, то она с диким криком разом шарахнулась назад. Полузвери-полулюди были напуганы едва ли не до смерти. Тем не менее разбегаться они все же не спешили, словно что-то продолжало удерживать их около этих дышащих неукротимой злобой развалин.

Глава 15 Обитатели Золотого острова

    Между тем Арона с помощь Кулла разыскала свою одежду. Она оказалась разбросанной в нескольких десятках шагов от алтаря. Кое-что оказалось порванным, но, по мнению девушки, уж лучше выглядеть оборванкой, нежели оставаться в чем мать родила. Нашлись даже сапоги и, что особо ее порадовало, кольчуга и пояс с ножнами. Ее меч, брошенный на дороге, Кулл с Аринандо не забыли прихватить с собой… За свою жизнь отважная воительница уже успела так сжиться с оружием, что без него начинала чувствовать себя слабой и беспомощной, словно младенец. Одевшись и вооружившись девушка предстала хоть и в потрепанном, но вполне приемлемом виде, а посему выглядела вполне удовлетворенной.
    — Его зовут Укум, — начал маг. — Он является вождем одного из здешних племен. В плен попал случайно во время охоты. Мурги (так здесь называют этих полузверей) напали на него внезапно, в нескольких сотнях шагов от деревни, где раньше практически никогда не появлялись. Кроме его общины, здесь на острове обитают и другие племена людей, а так же немало мургов. Между собой они постоянно враждуют. И причин для распрей у них хватает. Воюют за охотничьи угодья, удобные места для ловли рыбы, сбора разных плодов, и так далее. Кроме того, им всем постоянно требуется кто-то, кого можно принести в жертву богам. В общем, самая обычная история. И у нас на большой земле хватает мест, где люди ведут примерно такой же образ жизни. Однако здесь также хватает и необычного. Например, местным жителям постоянно приходится вести борьбу с разными магическими тварями типа оборотней, вампиров и прочей гадости.
    — Прежде всего в каждом племени есть колдуны, на которых и лежит основное бремя борьбы с враждебной магией, от кого бы она ни исходила. Кроме того имеются кое-какие (по его словам) «волшебные вещи», оставленные древними пращурами. Они были почти полубогами и создали многое, чем местные аборигены пользуются до сих пор. Правда, далеко не всем. Кое-что из того, что у них имеется, нынешние колдуны не только не знают, как использовать, но и вообще, не ведают, для чего это было создано. Впрочем, и неудивительно. Я уже тебе говорил: здешняя магия примитивна, как и у подавляющего большинства диких племен.
    После скудноватого ужина решили укладываться спать, договорившись предварительно, кому и когда следует караулить, — а то мало ли какая блажь может стукнуть в головы этих мургов? Сейчас они боятся, а уже через час страх может и пройти… Однако ночь миновала на удивление спокойно. Полузвери так и не предприняли ни одной попытки напасть на спящих людей, из чего можно было сделать вывод, что ужас перед огромным атлантом со страшным топором у них по-прежнему сохранялся.
    Полчаса пути вдоль ее берегов — и вот путешественники наконец достигли поселения дикарей. Узнав среди приближающихся незнакомцев своего вождя, люди с радостными криками высыпали им на встречу, — около двух сотен покрытых татуировками мужчин, женщин самого разного возраста и детей. Вся эта пестрая толпа буквально сверкала в лучах солнца из-за большого количества украшений чистейшего золота: колец самых разных размеров; широких и узких браслетов на руках и ногах; цепей, ожерелий, медальонов и еще одни боги ведают чего. Причем украшения из драгоценного металла носили все без разбора, включая и маленьких детей.
    Большая часть блюд были приготовлены из мяса и рыбы. Кроме того, в небольших корзинках было выставлено большое количество всевозможных фруктов, овощей и орехов. Ни вина, ни пива не было вовсе, однако их не без успеха заменяло нечто похожее на брагу. Сей напиток на вид хоть и выглядел изрядно мутноватым, но зато на вкус оказался весьма приятным. Кроме того, по крепости он вполне мог бы потягаться с самым забористым и выдержанным вином. А главным (по убеждению Кулла) достоинством данного напитка являлось то, что его подавали в избытке, разливая в большие, хотя и грубовато сделанные, золотые чаши. А в такой посуде даже простая вода, и та может показаться изысканным напитком самих богов.
    — Но прежде чем проводить вас к берегу моря, — продолжил вождь, обращаясь к гостям, — мне бы хотелось показать вам наши волшебные сокровища. Может, среди них вы как раз и найдете то, зачем пришли. Что же касается желтого металла (так здесь именовали золото), его можете взять сколько захотите. У нас он ничего не стоит. Не пойму, почему он так много значит для тех, кто приплывал к нам из других земель? Ради него они готовы были не только убивать других, но умереть сами. Ты знаешь, почему так происходит, большой человек?

Глава 16 На другом конце острова

    Тутарх и Чикаро многое поведали Тунгару не только об Аринандо и Кулле, но и о Сверкающем острове, куда направлялся корабль атланта. Правда, о последнем Тунгар кое-что уже знал. В библиотеке волшебной башни, перед тем как отправиться в этот мир, он отыскал несколько древних свитков, которые составили древние маги из Тамульгара, побывавшие здесь в свое время. И в одном из них как раз и рассказывалось об этом острове. Правда, сие было написано еще в незапамятные времена. Однако, как рассудил Тунгар, уж лучше иметь под рукой хоть какие-то, пусть и очень устаревшие сведения, чем никаких вовсе.
    Итак, выслушав рассказ союзников об острове, Тунгар надолго задумался. Конечно, главное, что ему предстояло здесь сделать, это уничтожить давно надоевшую всей империи Тамульгар девчонку. Это приказ императора, который должен быть свято выполнен несмотря ни на что. Однако при этом не стоило упускать из вида и того обстоятельства, что сам по себе Сверкающий остров — чрезвычайно интересное место для любого мага, которое стоит изучить. Кроме того, имевшиеся на нем магические артефакты, наверняка, обладают огромной силой. А значит, было бы совсем неплохо их там разыскать. Конечно, добычей придется поделиться с союзниками, но об этом пока еще думать рано. Ведь, как говорится, всему должно быть свое время и место под солнцем.
    Выслушав все эти заверения, Тунгар перестал возражать. Да и, если говорить правду, сопротивлялся он больше для вида. Экспедиция на загадочный остров интересовала и его самого. Однако он не слишком доверял тем, кого отрядил ему в помощники Тулса Дуум. Более того, чутьем многоопытного интригана он чувствовал, что те решили затеять какую-то свою игру, явно идущую дальше предоставленных им полномочий. Это Тунгар и решил выяснить, причем как можно скорей.
    Ухо Сатха — именно так и называлась раковина, которую сейчас Тунгар держал в руках. Правда, ее название было известно лишь очень в узком кругу посвященных, число которых можно пересчитать по пальцам. А также только им было известно замечательное свойство этой раковины: проникать совершенно незаметно сквозь любую защиту и давать возможность услышать все, что так хотят скрыть. Вот только жалко, что радиус действия ее невелик и измеряется всего несколькими сотнями шагов. Ну да, здесь, на корабле и этого будет более чем достаточно.
    — Что ж, может быть и так, — задумчиво произнес зарфхаанец, впрочем без особого энтузиазма. — Однако меня, честно признаться, больше всего сейчас беспокоит совершенно другое. А именно тот парень, кому мы должны помогать по воле Тулса Дуума. Он прибыл сюда не за золотом, а для того чтобы уничтожить какую-то девчонку. Значит, он будет не в восторге, если мы начнем заниматься чем-то другим. К тому же, нам с тобой не стоит забывать об Аринандо и этом атланте Кулле. Последний, как я слышал, уже принес Тулса Дууму большие неприятности, причем совсем недавно. А это, на мой взгляд, о чем-то да говорит.
    — А мы и не будем о них забывать, — молвил Тутарх. — Наоборот, постараемся прикончить при первой же возможности. Ибо эти двое как раз из той породы людишек, что всегда путаются под ногами, срывая порой даже самые гениальные планы. Что же касается этого Тунгара, которого подсунул нам Тулса Дуум, то, как ты верно подметил, золото ему, действительно, не нужно. Зато он очень сильный маг и, конечно, вполне может позариться на те артефакты, что мы обнаружим.
    Ошеломленные столь стремительной атакой кхешийцы едва не бросились бежать назад к кораблю, и их не стоило бы за это обвинять в трусости или малодушии. Просто они привыкли иметь дело с обычными людьми, которые сражаются обыкновенным оружием. Неизвестно, чем закончилась бы эта вылазка, если бы не молниеносное вмешательство воинов Тунгара. Вооруженные не простыми, а заговоренными мечами, на клинках, которых были выбиты таинственные руны, они мигом расправились с оборотнями, изрубив их на куски. Позже их останки были свалены в кучу и преданы огню.
    Конечно, убивали и они тоже, кроша призрачные, полупрозрачные тела врагов. Вместо крови у тех из ран сочилась самая обыкновенная морская вода, из которой, как оказалось позже, они и были кем-то сотворены. Тела водяных призраков иод ударами кхешийских сабель распадались тысячами брызг, смешиваясь с пролитой кровью людей. Однако простое оружие смертных если и убивало их, то ненадолго. На месте каждого исчезнувшего призрака вскоре появлялся новый и, подобрав оброненное оружие своего предшественника, опять устремлялся в бой.

Глава 17 Сокровища дикарей

    Между тем Укум предложил гостям войти в дом. У самого входа им неожиданно преградили путь пятеро мужчин, покрытых татуировками, размалеванных разноцветными красками и увешанных амулетами из костей. Самый старший из них (не только по положению, но и по возрасту) выступил вперед, после чего, обратившись к вождю, разразился бурной речью. При этом он то и дело подпрыгивал на месте, размахивая руками, словно был не в силах сдержать в узде свой не в меру бурный темперамент.
    Вероятно, точно так же считал и Укум. Не дослушав старика, он велел ему замолчать, после чего посоветовал заниматься своими делами и не лезть в те, которые находятся в ведении вождя. Во всяком случае, общий смысл сказанного Укумом сводился именно к этому… Старик-колдун попытался снова разразиться буйными протестами, но на вождя племени это не подействовало. А так как его авторитет здесь был необычайно высок, то вскоре колдунам волей-неволей пришлось снять свои возражения. Идти на открытую конфронтацию с вождем им явно не улыбалось. Его власть, наверняка, превосходила их совокупное влияние на племя.
    С первого же взгляда, у путешественников сложилось впечатление, что человек, живший здесь несколько тысяч лет назад, был довольно состоятелен и любил удобства и роскошь. Во всяком случае, обстановка дома говорила именно об этом. В жилых комнатах стены и пол устилали роскошные ковры. Резная мебель была тончайшей работы и, несомненно, вышла из рук великого, а значит, и очень высокооплачиваемого мастера. Кое-где на стенах вместо ковров были мозаичные панно, изображавшие разные сцены из жизни давно исчезнувшего народа. Эти последние заинтересовали Кулла с Ароной. Особо долго и внимательно они рассматривали те, на которых изображались сцены давно отгремевших битв.
    На них древние воины изображались в чешуйчатых доспехах, панцирях и шлемах, сделанных из золота или, во всяком случае, позолоченных. Однако мечи, наконечники стрел и копий, наверняка, были из стали или железа. На некоторых картинах древние воители сражались с какими-то похожими на людей чудищами. На других — с людьми, по виду дикарями, вооруженными каменным оружием. Однако среди их противников попадались и представители довольно цивилизованных народов, не уступавшие им вооружением. Среди последних особо выделялись высокие темноволосые гиганты с широкими прямыми мечами, внешне очень напоминавшие самого атланта.
    — О симхайинах известно и в моем мире, — тихо промолвила Арона. — Это был великий народ, владевший огромными знаниями, которые позволяли им путешествовать по разным мирам. Согласно древним легендам, хранимым моим народом, у нас они даже схлестнулись с Тамульгаром, который тогда являлся довольно молодой, но уже могущественной державой, возведенной на развалинах древней империи, название которой давно забыто. В той войне Тамульгар потерпел поражение. И только чудо спасло его от полного уничтожения.

Глава 18 Тайны древних манускриптов

    — Клянусь Валкой! — усмехнулся Кулл, обратившись к своим спутникам. — На то, что напялил на себя каждый из этих вояк, можно до зубов вооружить целый отряд. Честно сказать, никак не могу привыкнуть к такой вот глупости. Почти все, чем эти люди пользуются в обыденной жизни, составляет целое состояние. Однако качество большинства из этих вещей оставляет желать лучшего. К примеру, даже грошовый ножик будет острее и прочнее их золотых тесаков. А про наконечники копий и стрел я уж и не говорю. Ими не пробить даже плохонькой железной кольчуги. Одним словом, глядя на все это, я начинаю думать, что мы, люди из большого мира, ценим слишком высоко то, что в обычной жизни не имеет никакой практической ценности.
    Во время этого плаванья продолжительностью в несколько часов, сопровождавшие Кулла и его друзей дикие воины постоянно были начеку, не спуская глаз с густо поросших лесом берегов и внимательно прислушиваясь к каждому доносящемуся оттуда шороху, ведь им были прекрасно известны все опасности здешних мест, из тех, что подстерегают человека едва ли не на каждом шагу. Список их был бы, наверняка, очень длинным, если бы кто-нибудь потрудился его составить: враждебные племена людей и мургов, дикие звери, кровожадные чудища, порожденные чей-то злобной магией, вампиры, оборотни, демоны, да мало ли еще кто? Создания эти буквально наводнили здешние места, ведя друг с другом и со всеми, кого судьба забрасывала на сей остров, непрерывную борьбу за выживание.
    Глядя на все это, трудно было поверить, что некогда здесь находился один из центров цивилизации, колыбель древней расы, достигшей небывалых вершин в развитии. Теперь от всего этого былого величия мало что уцелело. А почему? Ответ на удивление прост. Ничто не может существовать долго там, где человеческая глупость однажды вырывается из-под контроля. Ведь именно она и ничто иное является первопричиной большинства разрушительных бедствий, которые время от времени имеют обыкновение обрушиваться на людей.
    Как и все прочие члены экипажа «Беспощадного», честный моряк был несказанно рад вновь увидеть своего компаньона. Ведь говоря по правде, он не находил себе места с самого своего возвращения на корабль. Более того, на протяжении всего этого времени Сигвер ежеминутно проклинал себя последними словами, за то что покинул Кулла в лесу, в компании только одного зарфхаанского князя. Однако хорошо то, что хорошо кончается. Кулл возвратился живым и здоровым, а это, по мнению всей команды, было самое главное.
    С их помощью они намереваются начать завоевание соседних миров, в том числе и нашего. Аля этого ими создается целая армия из демонов и других существ, обладающих огромной силой и непреодолимой тягой к убийствам и разрушению. Нет сомнения, что подобное воинство, как только будет создано, рано или поздно выйдет из-под их контроля. Последствия этого нетрудно себе представить. Единственное подходящее определение- это катастрофа для всего живущего. Поэтому, пока не поздно, я предлагаю…»
    — Можно и покороче, — согласился Аринандо. — Так вот. Второй свиток повествует о некоем волшебном талисмане, который тот маг раздобыл в каком-то из далеких миров. Сей талисман обладает весьма необычайным свойством, а именно, нейтрализует действие любой.магии. Правда, радиус его действия невелик, но тем не менее, лучшей защиты от враждебных чар и желать не приходится. К свитку прилагался даже его рисунок, и еще подробное описание того, как его использовать.
    — Давно, когда вождем нашего племени был отец моего отца, была большая война. Мы воевали с людьми-волками, живущими в огромной, сделанной из камней хижине, что стоит у самого подножия гор. Это поистине страшные существа, много хуже и опаснее мургов. Внешне они очень похожи на обычных людей. Однако любой из них может мгновенно превратиться в дикого и кровожадного зверя, вроде волка, только больше и сильнее. А хитростью и коварством они превосходят всех: и людей, и зверей вместе взятых. Поэтому их боятся и ненавидят все, включая мургов. Целый отряд этих людей-обезьян не решится напасть даже на одного человека-волка. Едва заметив его, они сразу бросаются бежать со всех ног, не разбирая дороги.
    Как я уже говорил, хитрости и коварства людям-волкам не занимать, а о чести они, вообще, не имеют ни малейшего понятия. Не желая больше рисковать жизнью в боях с мужчинами, они начали нападать на женщин и детей. Некоторых из них они убивали сразу, других утаскивали к себе в каменную хижину. Там их приносили в жертву. Кому? Этого никто у нас не знает, ибо живым оттуда никто не возвращался, если не считать одного случая. Но этот случай особый.

Глава 19 Крепость оборотней

    Как всегда в подобных случаях, это дело атлант решил взять на себя. Не то чтобы он совсем не доверял своим людям. Нет. Просто предпочитал все самое сложное и опасное делать сам. Так лучше, ибо в случае провала винить будет некого, за исключением себя самого. Хотя, безусловно, многие предводители во все времена и у всех народов предпочитали думать и поступать иначе, ибо так было умнее. Однако будучи атлантом, Кулл старался делать так, как считал правильным. А умно это или глупо, не так уж и важно…
    — Нисколько, — уверенно произнес тот. — Этот народ прост и честен. Уж можешь мне поверить. С такими как они, мне много раз приходилось иметь дело. Это те, кто называет себя «цивилизованными», будут есть за твоим столом, а сами только и думать о том, чтобы воткнуть тебе нож в спину или подсыпать яду в твой бокал. В столь диких и опасных для жизни местах, как этот остров, такие методы не в почете. Здесь действует правило: коли друг, то навсегда, коли враг, то до самой смерти. Что же касается Укума и его людей, они наши друзья, а не враги. Так что нам их нечего опасаться.
    Путь сквозь джунгли к отрогам гор оказался не из легких. Приходилось постоянно прорубаться сквозь густые дебри растительности, представлявшие собой сплошной хаос из кустов, лиан, древесных стволов и веток. К тому же приходилось соблюдать повышенную осторожность, так как эти заросли просто кишели разными ядовитыми гадами всех мастей и размеров. По словам дикарей, укусы большинства из них приносили человеку быструю, мучительную смерть. Однако угрозу для жизни здесь несли не только они.
    — Не один раз мне с моими воинами приходилось бывать здесь, в землях, где живут люди-волки, и около их каменной хижины. Однако такого, как в этот раз, не было никогда. Племя людей-волков немногочисленно, это правда. Но за то время, что мы идем по их территории, мы были должны увидеть их, по крайней мере, дюжину раз. По краям леса обычно находится несколько их сторожевых постов. Кроме того, нам несколько раз попадались их охотничьи тропы. Но ни воинов, ни охотников мы так и не встретили. Так быть не должно. И все это очень странно.
    — Ив самом деле, — молвил вождь, после того как маг перевел ему слова атланта, — людям-волкам незачем за нами следить. В этом для них нет никакого смысла. К тому же раньше они никогда так не поступали. И вообще, люди-волки очень сильны и свирепы. Никакие раны не способны их остановить, если они бросаются в атаку. При этом они очень редко пользуются каким-то оружием, в основном предпочитая мгновенно перевоплощаться в зверей. Сменив человеческий облик на звериный, человек-волк использует в качестве оружия огромные когти и клыки. Он способен запросто разорвать человека на части. И порой для того чтобы справиться даже с одним из них, требуется несколько сильных и опытных воинов. Поэтому всякий раз, когда представляется возможность напасть, они нападают не задумываясь. Бывали случаи, когда люди-волки в одиночку или вдвоем набрасывались на отряды в десять-двадцать человек. А здесь, на своей земле, они и подавно обязаны на нас наброситься, едва только заметят.
    — Как я уже говорил, некоторые из людей-волков способны на разное очень опасное колдовство. Поэтому появляться в здешних местах без хорошего колдуна — чистейшее самоубийство. Вот к примеру, они хорошо умеют отводить людям глаза, а порой и затуманивать все прочие чувства. Ты смотришь вокруг и не видишь, как к тебе подкрадываются. Прислушиваешься к каждому шороху и ничего подозрительного не можешь услышать. А иногда они неожиданно напускают на тебя самый настоящий туман, причем такой густой, что и в двух шагах становится ничего не видно. Один раз я сам видел, как человек-волк на расстоянии сумел поджечь несколько хижин. Хорошо, что наши колдуны вовремя сумели его заметить и не позволили спалить всю деревню дотла. А однажды, перед тем как напасть на отряд разведчиков из соседнего племени, они с помощью колдовства обрушили людям на головы несколько здоровенных деревьев, что помогло им без больших потерь перебить почти всех находившихся в селении воинов.
    — Так ведь и там, у нас мне много раз приходилось сталкиваться с необычным. Не раз на моем пути оказывались не только стражники-люди или, скажем, разные хитроумные охранные приспособления и ловушки… приходилось довольно часто сталкиваться с колдунами и разными непотребными тварями, что им помогали. Помнится, в одном небольшом храме на меня набросились сразу три внезапно оживших демона, после того как я стащил с их алтаря волшебный камень. Драка была жуткая. Но ничего, я выбрался оттуда не только без единой царапины, но и с добычей в руках. Что же касается оборотней, которые, по словам нашего туземного друга, свили себе гнездо в этом замке, то я не думаю, что они окажутся более опасными противниками, нежели те три разъяренных монстра.

Глава 20 Королева оборотней

    Споры о том, следует ли Куллу в одиночку пускаться в это поистине безумное предприятие, продлились до самой ночи, но все без толку. Однажды приняв решение, атлант никогда не шел на попятную, особенно в таких делах. Здесь оказались совершенно бессильны и горячие просьбы Ароны, и убедительное красноречие Аринандо. Под конец, окончательно осознав, что переупрямить атланта никому не удастся, девушка было вознамерилась отправиться в замок вместе с ним, однако и это у нее не вышло. Кулл недвусмысленно заявил, что у него будет гораздо больше шансов благополучно вернуться, если он пойдет один, ибо в этом случае ему придется заботиться лишь о собственной безопасности и не думать постоянно о том, как защитить кого-то еще. В общем, у Ароны снова ничего не получилось.
    Оставив отряд у самой кромки джунглей и наказав уходить, если только он не вернется до рассвета, Кулл направился к замку. По дороге он старательно напрягал все свои чувства, пытаясь вовремя обнаружить опасность, которая, возможно, поджидала его где-то в ночной тьме. Однако ничего подозрительного, а тем более опасного ему так и не удалось отыскать. Казалось, что в здешних местах, действительно, все умерло тысячи лет назад: исчезло вместе с теми, кто возвел эти неприступные стены и башни, над коими даже само время оказалось бессильно.
    Не спеша и по-прежнему прислушиваясь к каждому шороху, Кулл приступил к осмотру второго этажа. Здесь чувство опасности возросло еще сильнее. Складывалось такое ощущение, что чей-то холодный, полный лютой злобы взгляд неотступно следит за каждым его шагом, за каждым движением. Однако обладатель этого взгляда ничем себя не проявлял. Во всяком случае, пока. Из чего следовало, что нужно ежесекундно держаться настороже, чтобы тебя не застали врасплох.
    — Мой народ очень малочисленный и постепенно вырождается. Это происходит несмотря на то, что мы можем жить очень долго, почти вечно, о чем вы, жалкие, убогие людишки, можете только мечтать. Тем не менее, нас можно убить, и за последние несколько столетий в стычках с теми выродками, которые населяют наш остров, погибло немало наших лучших мужчин. Ну а те, что остались, не могут считаться достойными продолжателями рода. Они не настолько сильны и совершенны, какими должны быть. Поэтому я решила воспользоваться обычными смертными мужчинами, чтобы те влили в наш народ более живую, здоровую кровь. Однако дикари, коих здесь водится в избытке, для этой цели не годятся, и потому нам приходилось уповать на тех, кто приходит к нам из-за моря. К сожалению, чужеземцы пристают к берегам острова слишком редко. Пришлось долго ждать, но вот наконец наше долготерпение вознаграждено, ибо ты
    — Прекрати бороться с тем, что ты не в состоянии одолеть. Твоя воля очень сильна, однако против твоей изначальной мужской сути она бессильна, что бы ты ни делал. Такова природа всех живых существ, как разумных, так и нет, как сильных, так и слабых, и любая борьба с собственной природой заранее обречена на провал, ибо именно она и является той самой незыблемой основой, на которой держится само существование жизни. Изменить сей порядок вещей не по силам не только тебе, но и самим богам. Так что прекрати эти обреченные попытки. Лучше постарайся расслабиться, и тогда ты, вероятно, сможешь прожить чуть дольше.
    Их обнаженные тела мигом покрыла густая длинная шерсть серого цвета. Пальцы украсились когтями, не уступавшими по размерам медвежьим. Челюсти выдвинулись вперед, превратившись в клыкастые волчьи пасти… Меньше, чем через минуту, перед глазами Кулла предстало зрелище, способное до смерти запугать даже того, кто никогда не ведал страха. Любого — только не разъяренного атланта, повидавшего за свою жизнь много такого, что подавляющему большинству людей не снилось даже в самых жутких кошмарах.
    Улучив благоприятный момент, Кулл точным взмахом топора снес голову одному из оборотней, после чего прямым выпадом распорол брюхо другому. Воспользовавшись этим, третье чудище полоснуло его когтями по обнаженной груди. Из раны тут же брызнула кровь, однако в горячке боя атлант не обратил никакого внимания на эти царапины. Едва уловимое глазом движение топора — и последний из оставшихся в живых оборотней поплатился головой за эту свою незначительную удачу.
    Быстро набросив на себя одежду, Кулл подобрал волшебный талисман, сняв его с обезглавленной королевы, и надел себе на шею. В общем, дело, ради которого он забрался в самое логово оборотней, было сделано. Теперь ему предстояло выбраться отсюда живым что, если судить по топоту и воплям за дверью, представлялось довольно затруднительным. Но попадать время от времени в самые затруднительные положения атланту уже было давно не привыкать.

Глава 21 В Золотом городе

    Тунгар, естественно, взял всю свою немногочисленную команду из дюжины бойцов-магов, которые не отходили от него ни на шаг. Он по-прежнему не доверял своим союзникам, хотя и не ждал, что те попытаются от него избавиться, раньше чем их экспедиция будет завершена. К тому же, продемонстрировав свое могущество на водяных призраках, он мог быть уверен в том, что жрец Сатха со своим дружком не один раз подумают, прежде чем решатся на какие-то враждебные действия.
    Правильность данного вывода не замедлила вскоре подтвердиться. С двух сторон от дороги отряд был атакован целой толпой обезьяноподобных существ, вооруженных каменными топорами и дубинами. Сражение с ними продлилось недолго, но без потерь все же не обошлось. С полдюжины солдат было убито, и примерно вдвое больше ранено. Конечно же, потери врага были куда больше, однако это служило слабым утешением, ибо кхешийцам подкреплений было ждать неоткуда.
    — Рад, что тебе понравилось, — мрачновато произнес Тунгар. Ведь, как уже говорилось, ему не особо улыбалось растрачивать силы по таким (как он считал) пустякам. Особо беречь солдат своих союзников он не собирался, ибо не хотел, чтобы на их стороне, в случае чего, оказался слишком большой перевес в силе. К тому же с Ароной, ее людьми и друзьями он собирался покончить по-своему, и никакие помощники ему для этого не требовались. Что же касается возвращения на корабли, то этого он и его люди и подавно делать не собирались, так как после выполнения задания императора сразу наметили вернуться домой, а это они могли сделать откуда угодно.
    Едва продрав ото сна глаза, солдаты схватились за оружие, однако справиться с этим гигантом, ростом не уступавшим слону, оказалось совсем не простым делом. Все его тело оказалось покрытым броней из твердой чешуи, которую с огромным трудом прорубала сталь. Пришлось в ход сражения вмешаться магам, и только это помогло уничтожить невиданное создание. Заклятия жрецов Сатха сработали как должно, и ящер издох, успев перед этим растоптать или сожрать добрую дюжину человек.
    Разведчики возвратились довольно скоро. Их доклад звучал довольно обнадеживающе и даже многообещающе. Обследованные дома достаточно сильно пострадали от времени, и в них давно никто не жил. По крайней мере, никаких следов тамошних обитателей обнаружено не было. Зато там были найдены целые груды золота в виде всевозможных изделий: кувшины, блюда, светильники, тарелки, чашки и другие предметы используемые людьми в повседневной жизни. В качестве доказательства своих слов, разведчики принесли несколько кубков и большой таз, изготовленные из благородного металла.
    Не только простые солдаты, но и их командиры вместе с жрецами Сатха ошалело взирали на это великолепие, разом позабыв обо всем на свете. Даже во сне никто из них не мог бы вообразить ничего хоть отдаленно напоминающее то, что теперь находилось у них перед глазами. Ни один из ныне живущих правителей не мог бы себе позволить и тысячной доли той роскоши, в которой жили здесь люди много веков назад. Да и были ли они обычными людьми? Пожалуй, в этом можно было усомниться глядя на непередаваемое совершенство Золотого города. Вряд ли кто-либо из современных строителей мог бы похвастать таким искусством.

Глава 22 Осколок погибшей империи

    — А разве не ты решил войти в эту проклятую крепость, не выслав вперед разведчиков? Вот тебе и результат твоей глупости. Мы угодили в самую настоящую мышеловку, из которой, еще не известно, удастся ли кому из нас выбраться живым, или нет. Ты хотел показать мне, что ты здесь главный? Что ж, я не против. Командуй, сколько влезет. Ну, а я посмотрю, что у тебя получится. В конце концов, действительно, мое дело сторона. Ведь я со своими людьми в любой момент могу вернуться обратно, откуда пришел, а на то, что будет с вами, мне, честно говоря, наплевать.
    — Вот именно. В этой, как ты выразился «конуре», мы сможем без особого труда продержаться довольно долго. К тому же лично мне пока совершенно непонятно, что собираются делать эти люди, — Тунгар кивнул на воинов противника. — На мой взгляд, самое лучшее, что нам сейчас остается, это постараться удержаться до ночи. И, если к тому моменту у нас не будет иного выбора, тогда будем прорываться. Под прикрытием темноты это будет куда легче сделать, чем среди бела дня.
    — Божественный император Тиамук считает, что вам не обязательно торопиться с уходом. Согласно древним законам, завещанными нам далекими предками, он предлагает вам свое гостеприимство. Кроме того, он обещает оказать вам посильную помощь в поиски ваших врагов. Придворные маги с помощью своих волшебных приборов и заклятий сумеют обнаружить их гораздо быстрее, чем вы, блуждая по горам и джунглям полным всевозможных опасностей, кошмарных чудищ, порождений злой магии, дикарей-людоедов и монстров, которым еще и имени-то не придумали. Ну, а как только поиски увенчаются успехом, вам дадут лучших проводников, которые сумеют провести вас в любую часть острова.

Глава 23 Конец гнезда оборотней

    После чего Аринандо обратился к Укуму. В нескольких словах он рассказал вождю о намерении девушки вместе со своими людьми отправиться искать Кулла в крепость оборотней. Выслушав его, тот выразил свое полное одобрение. Конечно, соваться в самое гнездо людей-волков, по его глубокому убеждению, было чрезвычайно опасным делом, однако бросать друзей, когда тем угрожает смертельная опасность, по его словам, было одним из самых омерзительных преступлений, на которое только способен человек, поэтому и он сам вместе с воинами тоже готов был поучаствовать в этом деле. Что же касалось моряков Кулла, то те готовы были отправиться даже в ад, лишь бы выручить из беды своего капитана.

* * *

    Дверь в комнату Кулл едва успел запереть на засов, когда в нее посыпался целый град сильных ударов. Чьи-то крепкие когти со всего маха вгрызались в прочное дерево, оставляя на нем глубокие борозды. Слышалось грозное рычание — не людей, нет, но разъяренных, почуявших добычу хищников, в которых не могло быть ничего человеческого. Да, под таким напором обезумевших монстров дверям долго не продержаться.
    Кулл едва успел набросить на себя кольчугу, как деревянные створки разлетелись на куски, и в комнату ворвались уже принявшие звериное обличие оборотни. Вернее, они попытались туда ворваться, ибо первому же зверю, переступившему через порог, Кулл одним ударом топора снес голову. По инерции обезглавленное тело, сделав несколько шагов По комнате, рухнуло, после чего забилось в предсмертных конвульсиях, обильно орошая пол черной кровью, хлеставшей потоком из обрубка шеи.
    Точно такая же участь постигла и второго зверя, затем еще одного, и еще…
    Однако уже в следующий миг, несмотря на столь успешное начало, Кулл был вынужден отступить под бешеным напором многочисленного противника. Безусловно, сила атланта была поистине огромной, но и ее оказалось недостаточно, чтобы сдержать натиск целой толпы обезумевших монстров.
    Превратившись в некое подобие мерцающего щита, топор Кулла пел боевую песнь, собирая обильную кровавую дань. Оборотни падали, сраженные отточенной сталью, но на месте убитых тут же появлялись новые твари, и казалось, им не будет конца.
    Вынужденный отступать, Кулл не на секунду не прекращал сражаться. Не впервые ему приходилось таким образом отстаивать свое право на жизнь, однако никогда прежде ему это не казалось столь безнадежным делом. О том, чтобы прорваться сквозь толпу врагов, нечего было и думать: слишком уж много собралось здесь этих тварей. Сколько он вот так продержится? Все равно, конец боя виделся только один, совсем не благоприятный для угодившего в западню атланта.Но об этом Кулл, естественно, старался не думать. Усилием воли он все свои мысли сосредоточил на схватке. Раз отступать все равно некуда, так чего тогда забивать себе голову, выискивая пути к спасению? Уж лучше насладиться до конца бешеным поединком, пусть даже тот и грозил сделаться для него последним.
    Увлеченный горячкой боя, Кулл не сразу заметил, что вдруг что-то изменилось. Что именно? Ответ не заставил себя ждать. Далеко в глубине коридоров замка, за спинами атаковавших его врагов раздались яростные, полные боевого задора крики. Кто-то внезапно атаковал врагов с тыла. Бешеный натиск оборотней заметно ослабел, чем многоопытный боец не замедлил сразу же воспользоваться.
    — Ад и все демоны! — яростно взревел атлант.
    С этим кличем он от защиты мгновенно перешел к нападению. Топор в его руке замелькал еще быстрее, что могло бы показаться невозможным любому стороннему наблюдателю, если бы, конечно, таковой здесь присутствовал. Сила ударов Кулла все возрастала, словно обычная человеческая усталость не имела над ним никакой власти, а впрочем, может так оно и было на самом деле? Во всяком случае, каждым своим ударом он поражал очередного монстра. Конечно, те тоже не оставались в долгу. Множество раз их когти скользили по кольчуге атланта, но разорвать ее не смогли. На незащищенных железом частях его могучего тела появилось несколько рваных ран и бесчисленное количество царапин, но на них неустрашимый боец не обращал ни малейшего внимания.
    А тем временем кровавая драма в замке неуклонно приближалась к своему финалу. Неширокие коридоры не позволяли оборотням навалиться всем скопом на напавших с тыла людей, а это обстоятельство неминуемо влекло за собой поражение. Ведь ни крепкие когти, ни огромные клыки ни звериная сила не могли долго противостоять стальному оружию, вкупе с крепкими доспехами. Оборотни погибали один за другим под ударами мечей и топоров.
    Перелом произошел окончательно, когда в драку вступила магия. Швырнув во врагов горсть какого-то порошка, Аринандо произнес короткое заклинание, и облачко сероватой пыли мигом превратилось в огненный шар, который тут же принялся поражать одного оборотня за другим. И без того незавидное положение противника еще больше усугубилось. Кровавая схватка превратилась в не менее кровавую резню. Магия и сталь разили без жалости и сострадания к своим жертвам. Ведь так всегда бывает, когда дело касается не просто победы в бою, а самого выживания. Особенно, когда в извечной борьбе сходятся существа, изначально принадлежащие не просто к разным расам, но и к разным мирам. Например, к миру людей и к миру порождений колдовства…
    Так или иначе, но все, что имеет начало, имеет и конец. Сражение в замке с оборотнями завершилось.
    Все твари до единой были уничтожены. Ни одной не удалось уйти, — впрочем, твари и не пытались спасаться бегством. Потеряв свое королеву, они, как видно решили, что им всем остается только одно: либо отомстить чужаку за ее гибель, либо погибнуть самим…
    Кулл не скрывал своей радости от встречи с друзьями.
    — Вы успели как раз вовремя, — прямо объявил он. — Еще немного и меня бы разорвали на тысячу кусков.
    — Ты раздобыл амулет? — первым делом поинтересовался у него маг.
    — Вот он, — Кулл показал на висящую у него на шее звезду.
    — Как видно, именно за это они на тебя так разозлились, — усмехнулся Аринандо. — Эта штуковина, видимо, и впрямь очень могущественная, если оборотни так не хотели с ней расставаться!
    На что атлант ему ответил:
    — Вынужден тебя разочаровать, мой друг. Они набросились на меня отнюдь не из-за этой побрякушки. Видишь ли, дело в том, что мне пришлось убить их королеву Айлин…
    — Из-за этой звезды? — спросила Арона.
    Кулл, против воли, несколько смутился, услышав такой вопрос.
    — Ну, не совсем, — произнес он, явно не желая затрагивать эту не самую приятную для него тему. — Скажем так, ей очень захотелось убить меня — и поистине изуверским образом.
    — Это каким же? — сразу заинтересовалась Арона.
    Как и все женщины, она была очень любопытной, но Кулл в этот раз был не намерен ей потакать.
    — Об этом я расскажу тебе как-нибудь потом, — уклончиво пообещал он. — В другой раз, когда у нас не будет других забот, а пока нам следует обыскать замок сверху донизу. Раз уж мы начали истреблять оборотней, то следует довести дело до конца. Уверен, что здесь по углам прячется еще немало этих непотребных тварей.
    Это идея особенно пришлась по вкусу Укуму и его людям, ведь оборотни в течение многих поколений являлись едва ли не основной угрозой существованию племени, и вот теперь, когда появилась реальная возможность избавиться от них раз и навсегда, дикари, естественно, ухватились за такую возможность.
    Что касается остальных членов отряда, то и здесь никто против предложения Кулла возражать не стал.
    — Ты мог бы сильно облегчить нам задачу, — молвил ему маг, перед тем как начать поиски.
    — Это каким же образом? — не понял Кулл.
    — Прибегни к помощи талисмана что висит у тебя на шее, — посоветовал тот. — Надеюсь, область его действия как раз такова, что охватит весь замок.
    — И чем же он поможет? — снова спросил Кулл.
    Как уже не раз говорилось, всяческие магические выкрутасы были ему чужды, а посему он понятия не имел, как их можно использовать в практических делах.
    Маг объяснил:
    — Талисман, как я уже тебе рассказывал, может пресекать действие любой магии. Следовательно, если ты воспользуешься им сейчас, то оставшиеся в замке оборотни лишатся своего звериного обличья, превратившись в людей, а в таком виде, как известно, их убивать намного проще.
    Эта идея всем понравилась, в том числе и Куллу. Он еще раз расспросил мага, как пользоваться волшебным талисманом, после чего привел его в действие.
    В ответ на мысленный приказ атланта, звезда озарилась несильной вспышкой. Больше никаких внешних эффектов не последовало, но в действенности оберега они тут же сумели убедиться на практике.
    Ставшие людьми оборотни вскоре были обнаружены и перебиты, все до единого.
    Кроме того, в одном из залов замка обнаружился вход в небольшое помещение, который до этого был тщательно укрыт сильными заклятиями.
    В комнате разведчики обнаружили вдоль стен стеллажи, забитые почерневшими от времени свитками и книгами в окованных золотом переплетах, однако не это представляло главную ценность, по крайней мере, для них.
    На широком столе, стоявшем посреди залы, лежал большой лист чистейшего золота, на котором была выбита подробная карта Сверкающего острова, в том виде, каковым он был в период самого расцвета здешней цивилизации.
    — Это, поистине, самая удачная из всех наших находок, — торжественно объявил Аринандо, едва успев осознать, что перед ним. — На этой карте мы сможем найти ответы на многие интересующие нас вопросы.
    — Например, где находится та самая академия с нужными нам вратами миров? — сразу подхватила его мысль Арона. — И по какой дороге можно до нее добраться?
    — Именно так, — подтвердил маг. — Теперь нам больше не придется, подобно слепым котятам, метаться из стороны в сторону.
    — Это, и в самом деле, замечательная находка, — признал Кулл. — Вот только жаль, что карта такая большая и громоздкая. С собой ее не возьмешь.
    — Это не беда, — уверил его маг. — Я ее скопирую в точности.
    — Лучше сначала давай определимся, где мы сейчас находимся? — предложила ему Арона. — А главное, куда нам следует отправиться?
    — Что ж, — улыбнулся Аринандо. — Это совсем не сложно.
    Он, девушка, Кулл и Укум нагнулись над картой. Последний, естественно не совсем понимал, что представляет из себя сей рисунок и для чего он нужен, но несмотря на это, все же решил последовать общему примеру.
    Замок, в котором они в данный момент находились, на карте обнаружился без труда.
    — В древности он носил название «Врата в долину», — объявил маг. — Как видите, он запирает вход в ущелье ведущее в некую долину, со всех сторон окруженную горами.
    — Как она называется? — поинтересовался Кулл.
    Аринандо перевел название:
    — Долина магов.
    — Смотрите, в нее ведет и другое ущелье со стороны Золотого города, также охраняемое крепостью, — сказала Арона, указав туда кончиком кинжала. — А в самом центре долины находится еще одна крепость. Причем довольно-таки большая.
    — Да уж, — согласился с таким заключением Кулл. — Скорее всего, я бы назвал это маленьким городом. Во всяком случае, если судить по изображению.
    — Это и есть та самая академия, — торжественно объявил Аринандо, переведя надпись, сделанную рядом с отметкой на карте. — Академия высокого волшебства.
    — Вот это да! — не удержалась Арона. — Выходит, мы находимся совсем недалеко от цели нашего путешествия!
    — Выходит, что так, — подтвердил маг. — Несколько часов пути, и мы у стен академии.
    — Так давайте отправимся туда прямо сейчас, — предложила девушка. — Раз выходит, что это совсем недалеко.
    — Пожалуй, это можно будет сделать, — поддержал ее Кулл.
    Однако у мага на сей счет было иное мнение.
    — Лезть туда напролом, пожалуй, с нашей стороны было бы крайне глупо, — сказал он. — Конечно, академия находится относительно недалеко, но это вовсе не означает, что туда будет легко добраться. Кроме того, мы не имеем ни малейшего представления о том, с чем нам придется столкнуться в этой долине.
    — Так давай спросим об этом у Укума, — предложил Кулл. — Надеюсь, что нашему другу об этом известно.
    Спросили у Укума. Тот ответил сразу же:
    — Никто из людей моего племени там никогда не бывал, ибо никому не удавалось пройти через земли людей-волков, однако среди других племен об этой долине ходит немало легенд.
    — А они что, проходили через эти земли? — сразу решил уточнить Кулл.
    На что вождь ответил:
    — Насколько мне известно, нет. Просто некоторым из них ведомы тайные тропы в горах, по которым можно попасть в долину. Кроме того, владения людей-волков не столь уж и обширны. Их вполне можно обойти.
    — Ясно, — кивнул Кулл. — Теперь расскажи все, что когда-либо слышал о самой долине и о тех, кто ее населяет.
    Вождь начал рассказывать после непродолжительного раздумья, вероятно, как следует покопавшись в памяти.
    — Насколько я слышал, немалую часть долины покрывают густые джунгли. В них обитают свирепые племена людей и мургов, которые никогда не воюют друг с другом, как, например, мы здесь. Это, как говорят, происходит потому, что и люди, и мурги там находятся под властью могущественных колдунов, живущих в каменной деревне, в самом центре долины. Самих себя они называют не иначе как наследниками богов и утверждают, что те, покидая сей мир, отдали им в руки власть над всеми обитателями острова, и за это они должны приносить богам достойные жертвы.
    — И они их приносят? — поинтересовался Кулл.
    — Конечно, — ответил вождь. — Причем так, как этого у нас не делают даже мурги. С тех, кого они предназначили в жертву, с живых снимают шкуру. Затем с них срезают плоть и вырезают кости. Самое ужасное, что при этом жертвы не только остаются живы, но и даже не теряют сознания. Этого добиваются с помощью волшебства, которое недоступно пониманию наших колдунов.
    — Ужас какой! — поежилась Арона, когда Аринандо перевел слова вождя. — Впрочем, жрецы из Тамульгара тоже частенько проделывают нечто подобное.
    Пропустив мимо ушей это замечание, Кулл спросил:
    — А где они берут тех, кого приносят в жертву? Из подвластных им племен?
    — Не только, — ответил вождь. — Чаще всего они отправляют подвластные племена в набеги на тех, кто живет по эту сторону гор. Правда, на нас они никогда не нападали, благодаря обитавшим здесь людям-волкам. Связываться с оборотнями им явно не хотелось, но и те, в свою очередь, опасались соваться в долину, предпочитая охотиться на обычных людей, не защищенных колдовством.
    — Вот видите? — сказал маг, после того как закончил переводить рассказ вождя. — Лезть в долину таким малым числом — это чистое самоубийство.
    — Ладно, — пожал плечами Кулл. — Тогда мы поступим по-другому. Пошлем кого-нибудь в деревню за нашими людьми. Если все пойдет нормально, они будут здесь самое позднее через два дня.

Глава 24 Небывалый бой в ущелье

    Аринандо заперся в обнаруженной им библиотеке, строго-настрого запретив беспокоить себя по пустякам. Маг занялся изучением древних свитков, содержащих могущественные боевые заклятия. Коварные враги, которым он поклялся отомстить, находились где-то на острове, и не стоило сомневаться, что встреча с ними лицом к лицу состоится в самом скором времени. Аринандо не просто это чувствовал, он знал наверняка и намеревался как следует подготовиться к этой встрече.
    Продвигались вперед не торопясь, не выпуская из рук оружия, готовые в любой миг пустить его в ход. Ведь давно известно, что нет ничего проще, чем устроить в горах для незваных пришельцев смертельную ловушку: обрушить им на голову целый водопад камней или внезапно атаковать их из-за очередного поворота тропы. Кулл понимал это лучше, чем кто-либо, и потому лично возглавил небольшой отряд разведчиков, шедший чуть впереди от основных сил. Однако поворот сменялся очередным поворотом, а никаких следов возможного противника обнаружить так и не удалось.
    — По-моему, ты зря так беспокоишься, — сказал не отходивший от него ни на шаг Сигвер. — Кто бы ни командовал людьми в долине, они все равно останутся теми, кто они есть, а именно темными дикарями, не имеющими понятия о том, что мы называем военным делом. Они воюют, только когда кто-то нападает на них, или же когда сами совершают нападение. А так, организовать целую цепь постов и ждать появления врагов, которые могут и не прийти?… Нет. Пожалуй, это не для них. К тому же, если во главе дикарей, действительно, стоят маги, то, наверняка, они настолько запугали оборотней и прочих своих соседей, что те ни за что на свете по доброй воле не забредут на их территорию.
    И, словно прочтя эту его мысль, огромный гриф после очередного поворота сложил крылья и спикировал на отряд. Все произошло довольно быстро, но все же те из моряков, кто держал наготове луки, успели выпустить по стреле в стремительно приближающееся чудище. Пронесясь в нескольких локтях над землей и никого при этом не задев, птица вновь взмыла к облакам. Несколько стрел, скользнув по оперению, не причинили ей ни малейшего вреда, однако всаднику повезло гораздо меньше. Одна из стрел пробила ему плечо. Он не свалился на землю только благодаря ремням, коими был накрепко привязан к некому подобию седла, накинутому на спину грифа.
    К третий атаке своего необычного противника Кулл приготовился гораздо лучше. Он встретил ее мощным ударом топора, нацелившись отрубить птице голову, однако это у него не получилось. В самый последний момент гриф резко шарахнулся в сторону, сбив при этом с ног несколько моряков и воинов Укума. Тем не менее, топор Кулла успел, чиркнув ей по шее, нанести птице еще одну рану, — тоже не очень опасную, но все же весьма болезненную. По крайней мере, четвертой атаки с ее стороны уже не последовало. Вместо этого гриф, издав пронзительный крик, унесся куда-то в сторону долины.
    Второй гриф развил большую скорость, очевидно увлекшись атакой, и снизился на непростительно малую высоту. Может, в расчеты всадника входило протаранить столпившихся на земле людей и этим нанести им ощутимый урон? Но на деле, все получилось иначе. Огромная птица напоролась на выставленные моряками и воинами Укума копья. Их наконечники глубоко вошли в грудь и бока птицы. Ее жесткое оперение было хорошей защитой от скользящих ударов, но не от прямого столкновения со сталью, да еще на такой большой скорости.
    Между тем маг, закончив произносить свое заклятие, указал пальцем на одну из швырявших камни птиц, и тут же из созданного им облака вылетела огненно-красная стрела молнии, поразив намеченную жертву. Сразу за этим последовала яркая вспышка. Это сработала наложенная на птицу и ее всадника магическая защита, однако полностью уберечь их от удара Аринандо она не смогла. Огромный гриф начал стремительно снижаться, а затем грузно шлепнулся на землю, но тем не менее и сама птица, и ее всадник остались целы и невредимы. Правда, ненадолго. На них тут же яростно набросились Кулл и его люди. Птица отбивалась, отчаянно пытаясь поразить врагов своим огромным клювом. Сидевший на ее спине воин стрелял по нападавшим из лука, однако все это оказалось тщетно. Взмах топора атланта — и голова грифа отделилась от шеи. Всадника быстро стащили с седла и, невзирая на сопротивление, мигом связали по рукам и ногам.

Глава 25 Сражение в долине

    Спешно завалив трупы своих погибших камнями, отряд продолжил свой путь к выходу из ущелья. Чуть ли не на каждом шагу моряки, люди Ароны и Укума спотыкались, гак как их взоры, по большей части, были устремлены вверх, а не себе под ноги. Оно и не удивительно, ведь именно оттуда в последнее время исходила главная угроза, причем от такого редкостного врага, с которым до сей поры никому в отряде не доводилось еще иметь дела. Пока обе атаки были успешно отбиты, но еще неизвестно, что парящий в облаках противник может придумать на третий раз, а это могло означать только одно: никакого третьего раза дожидаться не стоит.
    Но вот наконец где-то впереди забрезжил выход из ущелья, на все лады многократно проклятого каждым членом небольшого отряда смельчаков, решившихся отправиться в столь опасный путь. Теперь им предстояло вступить в ту местность, о которой мало что знали даже коренные обитатели острова, и мысль об этом заставляла трепетать даже самые отважные сердца. Какие опасности ожидают пришлых чужаков в лежащей перед ними долине? К чему им следует быть готовыми? К встрече со свирепыми, дикими племенами людоедов, с которыми невозможно договориться или разойтись мирно? К столкновению с кошмарными чудищами или жуткими порождениями древней магии? Удастся ли кому выжить во всех этих передрягах?…
    Первые доказательства того, что впереди отряд ожидает новая опасность, появились у самого выхода из ущелья, — множество вбитых в землю шестов и кольев, острия которых венчали человеческие и очень похожие на человеческие черепа. Землю вокруг устилали кости… целые груды самых разнородных костей. Сколько же народа нужно было умертвить для того, чтобы устроить все это?! Сотни, а может, и тысячи. Грандиозность произошедших тут убийств поразила воображение даже Укума и его людей, которые сами имели обыкновение украшать частокол, окружавший их селение, головами убитых в бою врагов.
    Не без труда Кулл вырвал из раны глубоко застрявший топор, после чего предусмотрительно отскочил назад — и вовремя. Тяжело раненый ящер, выйдя из подчинения всадников, резко шарахнулся в сторону. При этом одним взмахом хвоста он сбил наездников со спины второго своего собрата… однако этим дело не закончилось. Совершенно обезумев от боли, раненый зверь бросился назад в джунгли. Путь его пролег прямо сквозь толпу людей и мургов, что наступали на врагов следом за ним. Некоторые, кто был половчей, успели отскочить или отбежать в сторону, однако не менее десятка оказались раздавленными. Впрочем, до джунглей ящер так и не добрался. У самой кромки леса он упал и после непродолжительной агонии затих.
    Тем временем магу Аринандо удалось сплести заклятие, эффект которого оказался поразительным. Оба уцелевших зверя, словно обезумев, с непередаваемой яростью набросились друг на друга. В ход пошло все: огромные челюсти, острые когти и шипастые хвосты. От места их битвы обеим противоборствующем сторонам волей-неволей пришлось держаться как можно дальше. Что вполне естественно, когда в бой друг с другом вступают такие гиганты, — все остальные поединки приходится откладывать на потом.
    — Нам с вами просто крупно повезло. Оба монстра оказались самцами. Простенькое заклинание пробудило и многократно усилило в них инстинкт к размножению. Они затеяли меж собой битву за обладание самкой, которая, благодаря моей магии, им обоим сейчас мерещится. Все остальное в их примитивном понимании разом отошло на самый последний план. В итоге, в живых должен остаться только один из них — ослабевший от многочисленных полученных в битве ран. С ним, я надеюсь, мы как-нибудь управимся…
    Поединок гигантов продолжался еще около получаса. Все это время противоборствующие стороны держались в стороне, благоразумно дожидаясь, пока все наконец закончится. Попасть под случайный удар огромного хвоста или оказаться раздавленным дерущимися ящерами не хотелось никому, однако все, что имеет начало, обязательно должно иметь и конец. Таков один из главных законов всего сущего, стоящий превыше воли самих богов. Один из сражавшихся ящеров, не выдержав очередного удара противника, наконец рухнул на землю. Не теряя времени, победитель впился зубами в горло поверженного врага, и уже через миг все было кончено.
    Огромный топор Кулла без устали сокрушал все, что вставало на его пути, и ни один противник, будь он человек или мург, не мог противостоять разъяренному атланту. Его поистине нечеловеческая сила так и не встретила сколь-нибудь серьезного противодействия. Упиваясь битвой, он громоздил целые горы из трупов врагов, не чувствуя ни малейшей усталости, и в конце концов даже самые отважные из них стали стараться держаться от него как можно дальше, отлично понимая, что в поединке с разъяренным чужаком у них нет ни малейшего шанса остаться в живых.
    Тем не менее, нельзя сказать, что эта битва давалась морякам и их союзникам без особого труда и потерь: были среди них раненые и убитые. Молоты и дубины мургов, которыми те размахивали со звериной силой и яростью, причиняли немалый урон. Но даже они оказались не в силах сдержать натиск бывалых бойцов, ведомых могучим атлантом, с которым, казалось, было просто невозможно управиться обычными средствами. Шаг за шагом противник начал отступать к джунглям. Воодушевленные этим воины Кулла усилили натиск. Победа была близка, но нужно было сделать еще что-то такое, чтобы окончательно перетянуть колебавшуюся чашу весов на свою сторону.
    В нескольких десятках шагов от себя Кулл вдруг заметил небольшую группу вражеских воинов, среди которых особо выделялся один: высокий, со звероподобной внешностью. На нем были железный панцирь и шлем, явно не местного изготовления. В руках этот воин держал большой топор с двойным лезвием. По тому как, размахивая оружием, он отдавал приказания, нетрудно было догадаться, что это вождь, и причем явно не из последних, ибо ему подчинялись все без исключения люди и мурги. И если убить его, то…
    Но тот не больно-то и нуждался в защите, что доказал, смело вступив в схватку с Куллом. Силой вождь обладал немалой. Размахивая огромным топором с потрясающей легкостью и проворством, он нанес Куллу целую серию быстрых увесистых ударов, однако с атлантом, знавшем об оружии и о том, как им следует пользоваться, намного больше, чем любой из смертных, подобные игры не проходили. Ловко отбив все обрушившиеся на него удары, Кулл сделал единственный стремительный выпад, С распоротым животом вождь упал на землю, пытаясь хоть удержать руками вываливающиеся внутренности, Несколько мгновений агонии — и он стал мертвее мертвого, как любил выражаться в подобных случаях Сигвер.

Глава 26 Заманчивое предложение Ароны

    Кулл не позволил своему немногочисленному отряду увлечься атакой. Враги бежали, и этого, по его глубокому убеждению, было вполне достаточно. В густых джунглях победа вполне могла обернуться поражением, так как, несмотря на большие потери, врагов по-прежнему оставалось больше. К тому же отряд явился в долину вовсе не для того, чтобы выяснять отношения с местными племенами. Их главная цель — добраться до академии, а точнее до находившихся где-то на ее территории волшебных врат, посредством которых можно попасть в другие миры.
    — Это верно, — согласился с ним Сигвер. — В противном случае, нам на каждом шагу придется сражаться с местными племенами. И как бы хорошо это у нас ни получалось, до академии живыми сможет добраться едва ли половина отряда, а о возвращении назад к кораблю при таком раскладе и подумать страшно. Оно обойдется нам еще дороже. В результате, от команды «Беспощадного» останется так мало народу, что не стоит и в море выходить. Особенно, если вспомнить о кхешийских кораблях, которые, наверняка, поджидают нас где-нибудь поблизости.
    На этом небольшое совещание закончилось. Не теряя времени, отряд снялся с места. Идти пришлось по открытой местности, что позволяло продвигаться вперед достаточно быстро и практически не опасаясь нарваться на засаду. Конечно, всем приходилось смотреть, в оба причем не столько по сторонам, сколько вверх, однако это особо никого не огорчало, ибо их еще переполняло воодушевление от недавно одержанной победы. За ними, безусловно, следили вражеские разведчики, и это ощущали многие, но никто особо не беспокоился. Враги старались оставаться незамеченными и потому держали дистанцию. Что ж, пусть развлекаются, коли есть охота. У них безусловно имеются все основания прятаться от немногочисленного, но грозного противника, с которым лучше не шутить, во избежание серьезной трепки.
    Казалось бы, данное предложение просто не могло не прельстить любого нормального мужчину и воина. Да и что еще нужно человеку от жизни? Красивая жена, которая готова отдать своему избраннику не только любовь, но и власть… однако Кулл был не из тех, кто согласен получить все это через постель, а не завоевать клинком. Именно но этой причине он недавно отказал зарфхаанской принцессе, возмечтавшей женить его на себе, после того как он спас ей жизнь, а ее отцу сохранил трон, — и вот теперь снова ему предлагали нечто подобное.
    Конечно, к Ароне он относился совсем иначе, нежели к принцессе, с которой, кстати сказать, у него не было ни намека на какую-то близость. С прекрасной воительницей все обстоит совершенно иначе. Арона не только делит его постель (что, впрочем, случалось со многими женщинами), но и он сам, кажется, успел сильно к ней привязаться, однако, в его понимании, все это еще не означало, что дальнейшие события обязательно должны развиваться по тому сценарию, который только что предложила ему Арона. Женитьба? Нет… Такое не для него. Во всяком случае, пока он к такому еще не готов.

Глава 27 У стен крепости магов

    Между тем Кулл, совершенно позабыв о нем, занялся детальным осмотром стен, пытаясь обнаружить наиболее удобные для штурма места. Арона с Сигвером и Укумом отправились отдавать распоряжения своим людям, хотя в глубине души и не одобряли решения атланта о штурме. Что же касается Аринандо, маг решил заняться каким-то непонятным колдовством, предварительно одолжив у Укума большое золотое кольцо, которое тот носил в ухе. В это кольцо маг продел тоненькую бечевку, концы которой завязал узлом. Пробормотав некое заклинание, он не спеша двинулся по направлению к находившемуся рядом поселку, не спуская глаз с висящего на веревке кольца. Для чего он все это проделывал, никто толком не понял, однако вопросов ему задавать не стали. Всем было просто не до того.

Глава 28 Крушение надежд

    Отойдя на несколько шагов, Аринандо извлек из своей сумки небольшую колбу с какой-то темной жидкостью. Затем снова произнеся заклинания, он швырнул ее, метя в самую середину плиты. Раздавшийся за этим грохот и впрямь оказался силен. Казалось, замок содрогнулся до самого основания. Откуда-то сверху посыпалась пыль. У Кулла и моряков заложило уши. Тем не менее, результат был налицо. Запиравшая выход из подземелья каменная плита отодвинулась примерно на пол-локтя в сторону.
    Сразу за дверью, открытой ценою стольких усилий, начиналась каменная лестница, чьи крутые ступени вели наверх. Преодолев ее за несколько прыжков, Кулл оказался перед новым препятствием в виде другой запертой двери. Сделана она была не из камня, а из толстых неструганных досок. На сей раз атлант не стал дожидаться мага, чтобы тот с помощью своих хитроумных заклятий устранил и эту преграду. К чему, когда можно обойтись более простым и более надежным (с точки зрения Кулла), чем любая магия, способом?…
    Увидев у себя в тылу непонятно откуда взявшихся врагов, защитники замка тем не менее не дрогнули и не запаниковали, показав себя настоящими бойцами. Часть из них начали стрелять по морякам из луков, а остальные поспешили спуститься во двор, чтобы схватиться с незваными гостями в рукопашную, однако несмотря ни на что, удача оказалась не на их стороне. Отряд Кулла успел не только беспрепятственно добраться до ворот, но и распахнуть их настежь перед ожидавшими этого товарищами.
    Орудуя, словно невесомым перышком, своим огромным топором, Кулл вносил страшные опустошения в ряды врагов. Несчастные, попытавшиеся встать на его пути, словно попадали в некую адскую мясорубку, из которой во все стороны разлетались отсеченные конечности и головы. Ведь говоря Ароне о том, что он один способен перебить половину гарнизона крепости, Кулл ничуть не кривил душой. Конечно, при этом он не оставался совершенно неуязвимым для вражеского оружия, однако те раны, которые ему доставались, были всего лишь царапинами, на которые увлеченный сражением атлант не обращал ни малейшего внимания.
    Численность противников оказалась примерно равна, однако оружие у воинов Кулла было не в пример лучше, да и умением сражаться они превосходили защитников замка. Так что ожесточенная схватка во дворе замка продлилась совсем не долго. Разошедшиеся не на шутку корсары вместе со своими союзниками все больше и больше теснили защищавших крепость воинов. Те пятились неохотно, уступая мощному напору. Среди них были не только люди, но и мурги, вооруженные дубинами и молотами, однако даже звериная сила последних, помноженная на полное презрение к смерти, не могла долго противостоять Куллу и его бойцам, которые наконец видели перед собой конечную цель своего длительного, полного опасностей путешествия по заколдованному острову.
    — Наши далекие предки многие тысячелетия назад возвели эти врата. Их главной целью было проникнуть в иные миры, дабы там почерпнуть новые знания, и с их помощью еще более укрепить собственное могущество. В те времена империя вела нескончаемые войны с алчными соседями, возмечтавшими прибрать к рукам весь мир, в том числе и наш Золотой остров. Империи кхарийцев тогда принадлежали огромные владения на разных континентах. Многие народы считали моих предков своими законными господами, но к несчастью, люди устроены так, что им всегда оказывается мало того, чем они владеют, и императоры Угурии, как и других древних, давно исчезнувших империй не были исключением.
    Произнеся последнюю фразу, старик умолк. В его глазах царила неприкрытая печаль. Что же касается Ароны, то отважная девушка восприняла обрушившееся на нее известие со стойкостью истинного воина. Правда, эта стойкость потребовала от нее всего мужества и выдержки, на которые та только была способна. Ее люди не скрывали своего отчаяния. Кулл с товарищами искренне им сочувствовали, но вот помочь ничем не могли, и это бессилие перед злой судьбой угнетало атланта.

Глава 29 Смертельная схватка

    Просьбу гостей о проводниках император выслушал весьма благосклонно и сразу же выделил им небольшой отряд своих воинов с магом во главе. Он даже не стал скрывать причин, побудивших его проявить по отношению к гостям подобную предупредительность и готовность к сотрудничеству, подробно рассказав о своей давней и непримиримой вражде с жителями той долины. Что, впрочем, не помешало Тунгару и Тутарху выразить ему свою самую искреннею признательность за оказанную помощь.
    Все приготовления к походу заняли пару часов, и сразу после того как с ними было покончено, кхешийцы с союзниками выступили в поход. Их путь в долину также пролегал через ущелье, вход в которое защищала крепость, находившаяся под контролем солдат императора. Именно в этом ущелье и начались первые серьезные неприятности, свалившиеся на головы людей Тунгара и Тутарха, что называется, прямо с неба. Их отряд атаковала дюжина похожих на гигантских грифов птиц, несших на спинах всадников. И если бы не мощная убийственная магия посланника императора Тамульгара, то понесенные отрядом потери от этих налетов были бы огромны.
    Сражение разгорелось нешуточное. Пришельцев атаковали яростно, используя в качестве дополнительной ударной силы огромных ящеров, на спинах у которых сидели лучники, однако несмотря на все старания, остановить вторжение в долину им так и не удалось. Выучка кхешийских солдат, а в особенности воинов Тунгара, оказалась на высоте. Успешно отбив все атаки противника, они сами перешли в наступление. В конце концов, остатки защищавших долину отрядов отступили в джунгли.

* * *

    По приказу Кулла, ворота замка были тут же закрыты. Сам он вместе с Ароной, Аринандо, Сигвером и Укумом поднялся на стену, дабы собственными глазами посмотреть на приближавшегося врага.
    Отряд кхешийцев хоть и выглядел довольно потрепанным (среди них было много раненых), тем не менее по численности все же превышал силы Кулла как минимум вдвое.
    — Вот тебе, пожалуйста, новая напасть, — сварливо проворчал Сигвер. — Будто нам других неприятностей не хватало!
    — Ничего они нам пока не сделают, — произнес Кулл, не обращаясь ни к кому конкретно. — На штурм замка у них силенок не хватит. Да и на простенькую осаду тоже.
    — С ними Тунгар, о котором я тебе много рассказывала, — напомнила ему девушка. — От него и его людей так просто не отделаться.
    — Ничего, — Кулл ободряюще ей улыбнулся. — Как бы хороши они ни были, мы без особого труда сумеем пробиться.
    Между тем Аринандо, пропустив мимо ушей весь этот разговор, впился взглядом в тех, кого считал своими кровными врагами и кому страстно желал отомстить, пусть даже ценой собственной жизни. Он готов был отправиться за ними не только в Кхешию, но и на край света, в преисподнюю, если понадобится. К счастью, этого не потребовалось. Пресветлый Валка привел врагов прямо к нему, и следовательно, нельзя упускать столь удобный случай свести старые счеты.
    Пробормотав заклинание, помогающее общаться на значительном расстоянии, Аринандо произнес:
    — Тутарх и Чикаро! Надеюсь вы слышите меня, негодяи?!
    — Кто ты такой? — послышался удивленный голос жреца Сатха. — Чего тебе нужно?
    На что маг, горько усмехнувшись, ответил:
    — Я тот, чью невесту вы замучили и принесли в жертву своему проклятому богу. Я тот, кого вы много раз пытались убить. Тот, чей замок нанятые вами головорезы сожгли, убив при этом множество невинных людей: слуг, родственников и друзей. Я князь Аринандо из Зарфхааны.
    — А-а, — протянул жрец. — Старый приятель. Что же ты теперь хочешь от нас? Сдаться на милость? Не советую, ибо в этом случае твоя смерть будет поистине ужасна. Это я твердо могу тебе обещать.
    — Не угадал, мерзавец, — зло усмехнулся маг. — Сдаваться тебе я не собираюсь. Наоборот, я намерен прямо сейчас уничтожить тебя, клянусь Валкой! Раздавить, как змею попавшую под каблук. Понял?!
    — Как не понять, — раздался насмешливый голос жреца Сатха. — Вот только я что-то сомневаюсь, что у тебя может это получиться. Как видишь, людей у меня не в пример больше, чем у тебя и твоего дружка-атланта. Может быть, ты желаешь вызвать меня на магический поединок? Что ж, заранее согласен, ибо ты всего лишь неопытный колдун-любитель, жалкий выскочка, ничего не смыслящий в настоящей магии, а значит, не представляешь для меня никакой опасности.
    — Посмотрим, — бросил ему Аринандо. — Выходи на бой, если не страшишься!
    — Согласен, — прозвучал ответ.
    — Один на один.
    — Ладно.
    Кулл и остальные слушали весь этот разговор, не прерывая. И если атлант и Арона, зная историю князя, прекрасно понимали, что к чему, то Сигвер с остальными просто диву давались. Выходит, зарфхаанец присоединился к их экспедиции вовсе не из праздного любопытства, как считали многие из экипажа «Беспощадного»?…
    — Он что, и впрямь собрался драться? — все еще не придя в себя от изумления произнес Сигвер.
    — Кажется, да, — согласился Кулл. — Что ж, для этого у него имеются все основания.
    — Но ведь поединок будет не простым, а магическим, — напомнил моряк. — Всякие там заклятия и прочая белеберда.
    — Ну, и что с того? — пожал плечами Кулл.
    — А то что, когда происходит нечто такое, то вполне может достаться и тем, кто наблюдает со стороны, вроде нас. Лично я не очень-то жажду получить себе в задницу молнию или какой-нибудь огненный шарик.
    — Что поделать? — философски изрек атлант. — Жизнь — штука опасная. К тому же здесь, на острове тебе следовало бы давно привыкнуть к магии.
    — Привыкай сам, если хочешь, — зло огрызнулся Сигвер. — А вот меня уволь.
    Между тем, вызванный на поединок жрец Сатха выступил вперед, оставив своих солдат и союзников позади.
    — Прихвати с собой и Чикаро, — бросил ему Аринандо. — Я буду драться с вами обоими.
    — Как пожелаешь, — ответил жрец, сделав знак своему помощнику подойти. — Только ты сначала спустись со стены и выйди за ворота замка. Сойдемся в чистом поле, лицом к лицу.
    — Согласен.
    Проходя мимо Кулла, Аринандо, обратившись к нему, бросил:
    — Чтобы со мной ни случилось не вмешивайся.
    — Даже и не собираюсь, — заверил его тот. — В таких делах толку от меня немного.
    — Я имею в виду талисман, — напомнил маг.
    — А, вон ты про что, — догадался атлант. — Будь спокоен. Я не стану тебе мешать.
    Через минуту Аринандо уже стоял за воротами замка, которые, едва пропустив мага вперед, снова были надежно заперты.
    Завидев выходящего из ворот противника, Тутарх и Чикаро атаковали. Несмотря на всю свои браваду и хвастливые речи, жрец Сатха не на шутку опасался князя, помня, как лихо тот отразил его атаку в море, на подходе к острову. Такое мог сделать только умелый и опытный маг.
    Между тем, для Аринандо эта атака со стороны врага не была неожиданной. Отлично зная подлую натуру жрецов Сатха, он заранее приготовился ко всему.
    Заклятия Тутарха и Чикаро (хотя последний никогда и не считал себя настоящим магом) вызвали черный вихрь, который тут же обрушился на зарфхаанского князя, однако тот мигом сплел защитную преграду, которая без труда отразила нацеленный на него удар.
    — Неплохо, — презрительно усмехнувшись, сообщил ему Тутарх. — Однако ты все же проиграешь.
    Аринандо оставил эти слова без ответа, внутренне готовясь к ответному удару.
    Новая, гораздо более мощная атака обрушилась на князя едва ли не сразу. Прямо из-под земли вдруг полезли какие-то чудища, похожие на смесь змеи, многоножки и скорпиона, один вид которых вселял ужас, однако князь снова оказался на высоте. Его магия сумела отбить и это, вызвав не менее кошмарных чудищ, которые мигом истребили всех до единого порождений магии Сатха.
    На лице Тутарха отразилось великое изумление. Видно, он очень рассчитывал на эти чары, с которыми его противник так запросто справился. Тем не менее, признавать свое поражение он не собирался.
    Обменявшись с Чикаро загадочным взглядом, Тутарх начал плести новое заклятие, и в этот момент Аринандо нанес свой удар.
    Сотворенное князем заклинание обрушилось на врагов в виде шквала всепоглощающего пламени. Это была магия, рожденная здесь, на острове, и потому ее сила оказалась необычайно велика. Ведь не зря Аринандо столько часов провел безвылазно в библиотеке замка оборотней. Именно там ему случайно попался на глаза древний свиток, содержащий опасные боевые заклятия, большая часть которых считались давно забытыми… и вот одним из них он как раз и воспользовался.
    Нечего и говорить, что Тутарх был очень умелым магом, посвятившим изучению колдовской науки большую часть жизни, однако несмотря на весь свой богатейший опыт и огромные знания, он ничего не смог поделать с чарами, защиты, от которых не знал. Что же касается Чикаро, то о нем и говорить было нечего. Они оба мигом превратились в пылающие факелы, и вскоре от них не осталось даже пепла.
    Уничтожив Тутарха и Чикаро, огневой шквал между тем не остановился. Более того, он яростно обрушился на уцелевших жрецов Сатха и кхешийских солдат. Те, в отличие от своего погибшего предводителя, не стали даже пытаться отразить обрушившийся на них удар или, того пуще, контратаковать. Вместо этого, дико вопя от ужаса, они бросились бежать со всех ног, не разбирая дороги. На месте остались только Тунгар и еще четверо его людей…
    Едва шквал огня прекратился, как Аринандо упал. Это страшное заклинание выпило из него все силы. Выбежавшие из ворот замка моряки мигом унесли потерявшего сознание мага во двор, после чего ворота вновь оказались закрытыми.
    Несмотря на столь неожиданную потерю союзников, посланник императора Тамульгара не собирался ни отступать, ни сдаваться. Даже сама мысль об этом была ему противна, ибо до сего дня он никогда и нигде не изведал ни единого поражения, ни даже самой незначительной неудачи, и теперь, угодив в сложную ситуацию, когда поражение казалось неизбежным, он знал, как ему следует поступить, ибо один-единственный шанс существует всегда и везде. Главное суметь вовремя его уловить, а это Тунгар умел очень хорошо.
    Первое, что он сделал, это с помощью одного из своих самых мощных заклятий напрочь снес замковые ворота. Вход в крепость оказался свободен.
    — Нет, на этот раз с меня точно хватит магии! — громогласно объявил Кулл. — И плевать, в каком месте мы сейчас находимся!
    С этими словами, атлант вновь прибег к помощи амулета, парализовавшего действие любого колдовства, однако Тунгар больше колдовать и не собирался. Вместо этого, выхватив мечи, он с оставшимися своими людьми бросился в атаку на отряд Кулла. Вероятно, он рассчитывал на то, что благодаря своему непревзойденному искусству фехтовальщика, сумеет пробиться к Ароне и нанести ей смертельный удар. Ну, а что будет с ним после этого, в конце концов, не так уж и важно. Возвращаться домой, не выполнив приказ императора, все равно нельзя. Подобный позор (по его глубокому убеждению) был намного хуже любой, пусть даже самой лютой смерти.
    — Ну вот, это как раз по-нашему, — широко улыбнулся Кулл, выхватывая топор, после чего, повернувшись к морякам, приказал: — Главного не трогать. Он мой. Остальных постарайтесь взять живыми, хотя бы одного.
    И не говоря больше ни слова, атлант встал на пути у Тунгара.
    — Ты и есть тот самый Кулл? — спросил тот, остановившись в двух шагах от атланта.
    — Он самый, — последовал небрежный ответ.
    — Давно хотел убедиться, действительно, ли ты так хорош? — сказал Тунгар. — Там, на большой земле ты убил несколько моих бойцов. Посмотрим, как ты теперь сумеешь справиться с их командиром.
    С этими словами он атаковал так стремительно, как только мог. Кулл, в его глазах, представлял из себя не более чем досадную помеху, от которой следовало как можно скорее избавиться, однако после первых же выпадов он понял, что это будет отнюдь не просто. Атлант двигался так же быстро, как и он сам, а силой превосходил его многократно. Все, даже самые хитрые и коварные атаки Тунгара он отражал с потрясающей легкостью, почти играючи. Его же собственные выпады и удары всегда оказывались не только быстры и точны, но наносились из самых, казалось бы, неудобных положений. Так что Тунгару приходилось отбиваться с огромным трудом, однако он все еще не терял надежды уничтожить пртивника.
    Между тем, четверо его людей вели бой с моряками и людьми Ароны, и хотя те имели на своей стороне все мыслимые преимущества, справиться с врагами им пока не удавалось.
    Не пожелав оставаться в стороне от схватки, Арона также обнажила оружие, однако вокруг четверых противников образовалась такая давка и суета, что ей никак не удавалось к ним даже приблизиться.
    А поединок между Куллом и Тунгаром все продолжался: звенели скрещивающиеся клинки, дождем сыпались искры. Противники то сходились, то отпрыгивали в стороны, то выделывали разные умопомрачительные фигуры, похожие на акробатические трюки. Казалось, это может продолжаться до бесконечности, однако вскоре Тунrap начал понимать, с каким страшным противником ему приходится иметь дело и какую непростительную ошибку он допустил, сойдясь с атлантом в прямом поединке. Как фехтовальщик он, конечно, не уступал Куллу, но ему недоставало железной выносливости атланта. Иными словами, Тунгар постепенно начал уставать, и лишь дикая ярость, помноженная на самолюбие, поддерживала его. Что же касается Кулла, тот также понимал, что перед ним, пожалуй, один из лучших фехтовальщиков, с кем ему доводилось сражаться, но сейчас отличная подготовка сослужила Тунгару плохую службу. В течении многих лет не встречая у себя дома достойных соперников, он стал чересчур самоуверенным, слишком много атаковал, и поэтому вскоре начал выдыхаться.
    Отбивая его, действительно, красивые и неожиданные атаки Кулл, вскоре понял, что ему нечему учиться у этого противника. Он без особого труда ловил его на откровенно азартных выпадах и нанес много не очень опасных, но весьма болезненных и сильно кровоточащих ран. Сам Кулл при этом умудрился даже не запыхаться, выбирая наиболее прочную и надежную позицию.
    Постепенно в глазах Тунгара начало появляться нечто похожее на страх. Должно быть, решив покончить с Куллом одним ударом, он сделал прямой выпад так быстро, как только мог, однако боевые инстинкты атланта вновь оказались на высоте. Скорее почувствовав, чем увидев движение противника, он сделал полшага в сторону, дабы уйти от его меча, одновременно нанося встречный удар.
    Лезвие топора Кулла пробило грудь Тунгара насквозь. Обливаясь кровью, тот рухнул на землю. Его тело несколько раз конвульсивно дернулось, после чего затихло навеки. Доверенный посланник императора Тамульгара погиб, так и не сумев исполнить приказ своего повелителя, но этого ему уже никто не сможет поставить в вину, ибо мертвым нет дела до мнения живых.
    Примерно в это самое время моряки убили последнего из пришедших с Тунгаром людей. Взять его живым у них не получилось ибо тот сражался, по выражению Сигвера, «словно целый легион разъяренных демонов», убив с полдюжины человек и ранив не меньше десятка.
    Узнав об этом, Кулл с печальным вздохом изрек:
    — Очень жаль, что так получилось. Вероятно, он был последней надеждой для Ароны и ее парней. У него вполне можно было бы выпытать секрет возвращения в его мир.
    — Что уж теперь об этом говорить? — вздохнула девушка. — Правду говорят, что от судьбы не дано убежать никому на свете.
    — Ну, что теперь будем делать капитан? — спросил Сигвер. — Вернемся на корабль или посетим Золотой город?
    — Пожалуй, нам будет лучше вернуться, — ответил тот. — Никаких врат там все равно нет, а золота мы и без того добыли столько, что едва сумеем унести.
    Сборы в обратный путь не заняли у отряда много времени. Сначала мага Аринандо было решено нести на носилках, однако тот вскоре полностью пришел в себя и выразил желание идти на своих двоих. Позже ему рассказали о последних событиях, произошедших после того, как он потерял сознание.
    Выслушав всю историю до конца, Аринандо обратился к Ароне со словами:
    — Когда я упал там, у ворот Академии мне было видение. Трудно описать его словами, но суть в том, что ты обязательно вернешься домой, однако путь туда начинается не здесь, на острове, а в совсем другом месте.
    — А поточнее нельзя? — поинтересовался Кулл. — Клянусь Валкой, все эти предсказатели и пророки всегда изъясняются так туманно, что нормальному человеку бывает трудно что-либо понять.
    На что Аринандо ему ответил:
    — Да никакой я не пророк, и видение у меня было настолько скоротечным, что я не успел в точности запомнить все детали, но одно могу сказать с полной уверенностью. То, что нужно Ароне мы найдем там, где меньше всего этого ожидаем.
    — Ладно, — вздохнул атлант. — Будущее покажет, насколько ты прав.
    — И причем самое ближайшее будущее, — с улыбкой добавил маг.
    Было похоже, что сам он знал намного больше, чем пожелал сказать, однако допекать его расспросами все же не стали, отложив это дело на потом.
    Поединок со жрецом Сатха измотал отважного князя, и ему был необходим отдых.

Эпилог Аринандо становится пророком


* * *

    Свежий утренний бриз раздувал паруса. Он сбивал с волн брызги и гудел в вантах, натянутых, словно струны. Галера Ароны, выйдя из Дханорской гавани, направилась прямо в открытое море.
    Стоя на берегу, ее провожали долгими взглядами Кулл, Аринандо и Сигвер.
    — Клянусь грудью Ханор и черным Сатхом, ты все-таки ненормальный, — уже в который раз за сегодня повторил Сигвер Куллу.
    — Почему? Лишь по той причине, что я отказался отправиться с Ароной?
    — Вот именно, — кивнул Сигвер. — Девчонка от тебя без ума. К тому же, такая красивая… Я уж не говорю о том, что в ее мире ты мог бы стать королем!
    — Благодарю покорно, — проворчал Кулл. — Но я предпочитаю быть королем здесь, а не где-то еще. Королем завоеванного в бою королевства, а не полученного через постель, после выгодной женитьбы.
    — А, — махнул рукой Сигвер. — С этим безумцем бесполезно разговаривать. Он подарил девице свой бесценный амулет, добытый на острове с таким трудом, и наотрез отказался взять ее в жены.
    — Ну, и что с того? — пожал плечами Кулл. — Ей амулет намного нужнее, чем мне, и я совершенно не понимаю, причем тут какая-то свадьба?
    — Так ведь она любит тебя, — снова напомнил Сигвер. — Любит, несмотря на то, что такой глупец, как ты, этого просто недостоин.
    — К тому же, — добавил до сих пор молчавший князь, — она ждет от тебя ребенка.
    — Откуда тебе это известно? — встрепенулся Кулл.
    — Ты что, позабыл, кто я?
    — А почему она ничего мне об этом не сказала?
    — А зачем? Разве это повлияло бы на твое решение?
    — Ну, не знаю, — пожал плечами Кулл. — Наверное, нет.
    — Я же говорю, что он попросту глупец, — с победным видом заключил Сигвер. — Такого ничем невозможно пронять: ни троном, не тем более, перспективой сделаться отцом.
    — Я просто не готов обзаводиться семьей, — попытался защищаться Кулл.
    Однако вместо ответа Сигвер только махнул рукой.

Top.Mail.Ru