Скачать fb2
Дворец полуночи

Дворец полуночи

Аннотация

    Шестнадцатый год XX века. Калькутта. Лейтенант Пик, точно знающий, что жить ему осталось лишь несколько часов, приносит себя в жертву, чтобы спасти крошечного мальчика Бена и его сестру-двойняшку Шир…
    С шестнадцатого года проходит шестнадцать лет, и в городе появляется странный и смертоносный огненный призрак. Снова и снова губит он ни в чем не повинных людей — и все они имеют отношение к подрастающим Бену и Шир…
    Что это за существо? И почему так упорно подбирается к близнецам? Читателю предстоит разгадать удивительную головоломку, в которой каждое слово, каждая комната, каждый взгляд на огонь и каждый шаг по дорогам Калькутты несут в себе скрытый смысл…


Карлос Руис Сафон «Дворец полуночи»

    Посвящается Мари-Кармен.

Предисловие автора

    Любезный читатель, я из тех людей, кто обычно пропускает все преамбулы и прологи, предпочитая сразу переходить к делу.
    Если и вы привыкли так поступать, то смело перелистывайте предисловие и принимайтесь за чтение романа, точнее, сказки. Но если вы относитесь к категории читателей, кому не чуждо любопытство (признаюсь, как порой и мне), позвольте сказать несколько слов о романе. Надеюсь, мои пояснения помогут вам в дальнейшем дать ему справедливую оценку.
    «Дворец полуночи» стал моей второй опубликованной работой. Она была издана в далеком 1994 году. «Дворец полуночи» является частью серии «романов для юношества», которую я написал раньше «Тени ветра». В серию также вошли романы «Владыка Тумана», «Огни сентября» и «Марина». Признаюсь честно, я всегда имел довольно смутное представление о том, что такое «романы для юношества». Наверняка могу сказать лишь одно: я писал эти книги, когда был намного моложе, чем теперь, и после их публикации не сомневался, что они заинтересуют читателей в возрасте от девяти до девяноста лет, если я сделал работу хорошо. В тех историях много тайн и приключений. Хулиан Каракс вполне мог сочинять похожие романы, глядя на латинский квартал Парижа из окна мансарды и вспоминая своего друга Даниэля Семпере.
    В течение многих лет «Дворец полуночи» выходил в убогих изданиях, и вот наконец роман увидел свет в том виде, в каком, по мнению автора, он должен был появиться сразу. С тех пор прошло много лет. Писатель обычно испытывает соблазн переделать неудачные отрывки, а также исправить недостатки, которых бывает достаточно много в ранних произведениях. И таким образом создается впечатление, будто дарование его на заре творчества отличалось большей зрелостью, чем было на самом деле. Я посчитал, что честнее оставить текст без изменений. И роман таков, каким я его сделал, располагая скромными навыками и доступным мне в тот момент арсеналом выразительных средств.
    Одним из главных источников удовлетворения, которое мне всегда доставлял писательский труд, было большое число юных читателей, которых заинтересовали четыре упомянутых «юношеских романа». Многие мне потом любезно написали, признаваясь, что пристрастились к чтению (а некоторые даже начали писать сами), пережив вместе с героями все превратности судьбы.
    Сочинитель выражает искреннюю признательность своим преданным читателям, а также всем молодым (и не очень молодым) людям, кто впервые решил взять в руки эти книги и приобщиться к тайнам, которые они открывают. Приятного чтения.
Карлос Руис Сафон
Июнь 2006 г.


    Я никогда не забуду ту ночь, когда в Калькутте выпал снег. Календарь сиротского приюта Св. Патрика отсчитывал последние дни мая 1932 года. Один из самых жарких месяцев, отмеченных в анналах истории «города дворцов», уходил в прошлое.
    День за днем со страхом и грустью мы ожидали наступления лета. Дело в том, что всем нам весной исполнялось шестнадцать лет. Для нашей компании это означало разлуку и роспуск общества «Чоубар», тайного закрытого клуба, членами которого являлись семеро избранных. Клуб служил для нас главным оплотом на протяжении многих лет, прожитых в сиротском приюте. Мы черпали силы в нашем сообществе, ибо не имели другой семьи, помимо нас самих. Нам не о чем было вспоминать, кроме историй, которые мы рассказывали друг другу по ночам, собравшись вокруг костра, разложенного во внутреннем дворике старого заброшенного дома. Полуразрушенный особняк стоял на углу Коттон-стрит и Брейборн-роуд. Мы окрестили руины Дворцом полуночи. Той весной я не знал, что в последний раз смотрю на город, на улицах которого прошло мое детство и который имеет надо мной власть до сих пор.
    Тогда в конце мая я уехал из Калькутты и больше не возвращался в родной город. Но я всегда оставался верен обету, который мы безмолвно принесли под снегопадом на берегу реки Хугли: помнить до конца дней события, очевидцами которых мы стали. Прошедшие годы научили меня особенно ценить воспоминания обо всем, что случилось с нами в те дни, и хранить письма, приходившие из проклятого города, поскольку они не давали угаснуть огню в очаге памяти. Из писем я узнал, что наш старый Дворец снесли, чтобы построить на месте развалин деловой центр, и что мистер Томас Картер, директор приюта Св. Патрика, скончался. Последние годы жизни мистер Картер провел в темноте, ибо после памятного пожара он ослеп.
    Время от времени до меня доходили вести о том, как менялось лицо города. Со сцены постепенно исчезали декорации, в окружении которых мы жили на заре юности. Ненасытный город, пожиравший себя, и призрачное время в конце концов безвозвратно стерли следы членов общества «Чоубар».
    Учитывая обстоятельства, я поневоле начал привыкать к печальной мысли, что та давняя история канет в небытие из-за того, что ее некому было рассказать. Подобная перспектива меня пугала.
    По иронии судьбы именно мне, человеку, лишенному литературного дарования и несведущему в писательском ремесле, пришлось взять на себя труд облечь в слова историю трагических событий, открыв тайну, сыгравшую роковую роль в нашей жизни. Она крепко связала нас много лет назад и в то же время навеки разлучила на старой железнодорожной станции Джитерс Гейт. Я предпочел бы, чтобы кто-нибудь другой выполнил эту миссию и вернул из забвения страницы нашей юности. Но жизнь снова доказала, что мне судьбой была отведена роль свидетеля, а не главного героя.
    Многие годы я берег немногочисленные письма Бена и Рошана, и трепетно собирал документы, проливавшие свет на судьбу каждого из членов тайного общества «Чоубар». В одиночестве у себя в кабинете я перечитывал их вслух снова и снова. Наверное, я интуитивно понимал, что мне суждено было стать хранителем истории нашего братства. А может, на самом деле я чувствовал, что из семерых ребят был наиболее осторожным и наименее талантливым и дерзким, а потому имел больше шансов выжить.
    В таком настроении, осознавая свой долг, я попытаюсь реконструировать загадочные и ужасные события, отметившие четыре знойных майских дня в 1932 году. Надеюсь, память меня не подведет.
    Задача передо мной стоит нелегкая. И поэтому я умоляю читателей отнестись снисходительно к неумелому перу рассказчика. Ибо настала пора вызволить из глубин прошлого подернутое мглой лето в городе Калькутта. Я постараюсь правдиво воссоздать картину происшедшего и опишу по мере сил те драматические события, которые необратимо изменили нашу дальнейшую судьбу. Мне остается теперь скромно удалиться со сцены, предоставив фактам говорить за себя.
    Я никогда не забуду потрясенные лица ребят в ночь, когда в Калькутте выпал снег. Но, памятуя о том, чему учил меня Бен, я поведу рассказ с самого начала…

Возвращение тьмы

    Калькутта, май 1916 года
    Вскоре после полуночи из туманной дымки, которая стелилась над поверхностью реки Хугли словно дыхание проклятия, вынырнул баркас. На носу, в тусклом свете едва теплившегося фонаря, закрепленного на мачте, угадывалась фигура человека, закутанного в плащ. Он с ожесточением греб в сторону берега. Дальше на западе восставал над Майданом силуэт Форт-Уильяма,[1] окруженный клубами дыма и ореолом света, исходившим от множества факелов и костров, раскинувшихся докуда хватало глаз. Калькутта.
    Человек в лодке бросил на миг весла, чтобы передохнуть, и поглядел на станцию Джитерс Гейт, едва различимую в темноте, застилавшей противоположный берег реки. Чем сильнее сгущался туман, тем больше вокзал из стекла и стали сливался с другими строениями вокруг, сохранившими лишь тень былого великолепия. Взор путешественника блуждал среди каменных дебрей мавзолеев из мрамора, потемневшего за многие десятилетия забвения, и голых стен, с которых неистовые муссоны сорвали нарядные желто-оранжевые, синие и золотые покровы и обесцветили, так что все краски теперь напоминали расплывшееся пятно акварели.
    Человек не сомневался, что жить ему осталось всего несколько часов, а может, минут. И мрачная уверенность вынуждала его стремиться вперед, оставив в недрах преисподней женщину, которую он поклялся защищать до последнего вздоха. В ту ночь, когда лейтенант Пик плыл на борту утлого баркаса, совершая свое последнее путешествие в Калькутту, драгоценные секунды его жизни смывало дождем, зарядившим под покровом темноты.
    Лейтенант спешил высадиться на сушу. Отчаянно налегая на весла, он слышал жалобный плач двоих детей, спрятанных в жалкой каюте. Оглянувшись через плечо, Пик убедился, что огни второго баркаса мерцали в какой-то сотне метров за кормой, и расстояние быстро сокращалось. Он представил, как улыбается неумолимый преследователь, предвкушая конец охоты.
    Не обращая внимания на крики детей, мучающихся от голода и холода, Пик из последних сил погнал судно к берегу. Река сходила на нет на окраине бесконечного феерического лабиринта, который представляли собой улицы Калькутты. Двух сотен лет хватило, чтобы превратить густые джунгли, окружавшие храм Калигхат,[2] в город, куда не осмеливался ступить Бог.
    Гроза налетела на город стремительно, с яростью гения разрушения. С середины апреля и до конца июня Калькутта обычно изнемогала в жестоких объятиях пресловутого индийского лета. В этот период город выживал в условиях сорокоградусной температуры и почти стопроцентной влажности. Однако в считанные минуты после неистовой грозы, озарявшей небо парчой фейерверков, столбик термометра мог упасть на тридцать градусов.
    Стена проливного дождя скрывала от глаз шаткие причалы из прогнившего дерева, колыхавшиеся на поверхности реки. Пик продолжал энергично грести, пока не почувствовал, как корпус лодки стукнулся о пристань. И лишь тогда, воткнув шест в илистое дно, он бросился к детям, которые лежали рядышком, завернутые в одеяло. Как только он взял их на руки, детский плач наполнил темноту — так кровавый след указывает хищнику путь к добыче. Пик прижал детей к груди и спрыгнул на берег.
    Сквозь плотную завесу воды, низвергавшейся с неба, Пик разглядел второй баркас. Он приближался к берегу, степенно рассекая волны словно погребальная ладья. Лейтенанта захлестнула паника. Пик побежал к улицам, примыкавшим к Майдану с юга, и скрылся под покровом тени в «белом городе», как называли эту часть Калькутты ее привилегированные жители — главным образом европейцы и британцы.[3]
    У лейтенанта теплилась слабая надежда, что удастся спасти жизнь детей, но он все еще находился слишком далеко от сердца северной части Калькутты, где стоял дом Ариами Бозе. Только эта старуха могла ему сейчас помочь. Пик остановился и скользнул взглядом по окутанным мраком просторам Майдана, высматривая в дали мерцающие созвездия фонариков на севере города. Он подумал, что темные улицы, затянутые пеленой дождя, послужат ему наилучшим укрытием. Лейтенант крепче прижал к себе детей и продолжил путь, двинувшись на восток. Он старался держаться в тени больших зданий дворцовой архитектуры, возвышавшихся в историческом центре города.
    Прошло не много времени, и черный баркас, гнавшийся за лейтенантом, причалил к пристани. Трое мужчин спрыгнули на берег и пришвартовали судно. Дверь каюты медленно открылась, и темная фигура в широком черном плаще прошествовала по трапу, перекинутому с пристани на борт командой. Человек как будто не замечал дождя. Ступив на твердую землю, он вытянул вперед руку в черной перчатке, указывая направление, в котором исчез Пик. Губы человека тронула недобрая улыбка, но его спутники не заметили ее в мороке дождя.

    Темная извилистая дорога, пересекавшая Майдан и огибавшая крепость, под проливным дождем превратилась в топкое болото. Пик смутно припоминал, что давным-давно, когда кавалерия под командованием полковника Ллевелина наводила порядок на улицах, он бывал в этой части города — днем и верхом на лошади, в составе эскадрона, жаждущего крови. Судьбе было угодно посмеяться, поскольку теперь ему пришлось пересекать обширное открытое пространство, расчищенное по приказу лорда Клайва[4] в 1758 году, чтобы пушки Форт-Уильяма могли беспрепятственно стрелять во всех направлениях. Но на сей раз лейтенант сам стал мишенью.
    Пик бежал со всех ног к аллее, под сень деревьев, чувствуя, как за ним, растворившись в тени, тайком следят молчаливые наблюдатели — ночные обитатели Майдана.
    Он догадывался, что никто не рискнет преградить ему путь и напасть, чтобы отнять плащ или детей, плакавших у него на руках. Невидимые обитатели квартала наверняка почуяли запах смерти, наступавшей ему на пятки, и ни одна живая душа не осмелится перейти дорогу его преследователю.
    Пик перепрыгнул через изгородь, отделявшую Майдан от Чоуринги-роуд, и очутился на главной магистрали Калькутты. Роскошная улица была проложена поверх древней дороги, которая всего каких-то триста лет назад прорезала бенгальские джунгли в южном направлении и вела к Калигхату, храму богини Кали, давшему имя городу.
    Ливень обратил в бегство праздную ночную толпу, обычно слонявшуюся с наступлением темноты по Калькутте, и город напоминал гигантский базар, заброшенный и грязный. Пик знал, что водяная завеса, которая значительно сокращала видимость и одновременно давала ему укрытие глубокой ночью, может в любую минуту развеяться так же стремительно, как и появилась. Грозы, приходившие с океана в дельту Ганга, быстро смещались к северу или на запад. Сбросив очищающий поток над Бенгальским полуостровом, они оставляли после себя туманную дымку и огромные лужи, испускавшие вредные испарения. Дети играли, сидя по пояс в воде, и колымаги дрейфовали, точно корабли на рейде.
    Лейтенант бежал во весь дух к крайней северной точке Чоуринги-роуд, пока не почувствовал, что мышцы ног отказывают, и ему стало тяжело держать на руках детей. Огни северного сектора мерцали совсем близко за бархатистым занавесом дождя. Пик понял, что больше не в состоянии бежать так быстро, а до дома Ариами Бозе оставалось еще довольно далеко. Ему требовался отдых.
    Он сделал привал, чтобы перевести дух, спрятавшись под лестницей древней текстильной лавки. Ее стены пестрели объявлениями, сообщавшими о скором сносе здания по распоряжению властей. Пику показалось, что несколько лет назад он обыскивал этот магазинчик, торговавший тканями, по доносу богатого купца, утверждавшего, будто в лавке притаилась курильня опиума.
    Теперь дом выглядел разоренным и нежилым. Сквозь рассохшиеся ступени крыльца сочилась грязная вода, напоминая темную кровь, вытекающую из глубокой раны. Лейтенант поднял детей повыше и заглянул в ошеломленные глаза младенцев: они уже не плакали, только дрожали от холода. Одеяло, в которое малыши были завернуты, промокло насквозь. Пик взял в свои руки крошечные ладошки в надежде хоть немного согреть детей. Одновременно сквозь щели лестницы он внимательно наблюдал за улицами, тянувшимися от Майдана. Пик не помнил, скольких убийц нанял преследователь, однако знал точно, что в револьвере у него осталось всего две пули — последние, и он должен использовать их с величайшим благоразумием. Остальные патроны лейтенант расстрелял в туннелях на станции. Он снова закутал детей в одеяло, подвернув под малышей тот его конец, где ткань намокла меньше всего. Потом Пик опустил младенцев на пол, устроив на сухом пятачке, который обнаружил в небольшой нише в стене магазина.
    Пик вытащил револьвер и осторожно высунулся из-под лестницы. На юге пустынная Чоуринги-роуд напоминала фантастическую сцену перед началом спектакля. Лейтенант напряг зрение и разглядел шлейф далеких огней на противоположном берегу реки Хугли. По булыжной мостовой, затопленной дождем, зазвучали шаги. Лейтенант вздрогнул и снова спрятался в тень.
    Из темноты Майдана, мрачного подобия Гайд-парка, разбитого посреди тропических джунглей, появились трое. Языками каленого серебра блестели в сумраке лезвия длинных ножей. Пик поспешил взять детей на руки и тяжело вздохнул, прекрасно осознавая, что если он обратится в бегство теперь, преследователи тотчас набросятся на него, как свора голодных собак.
    Прижавшись к стене лавки, лейтенант неподвижно застыл, наблюдая за бандитами. Те на мгновение остановились, выискивая следы жертвы, затем обменялись парой фраз. Их смысл разобрать на расстоянии было невозможно, но один из мужчин жестом велел двум другим отделиться. Пик затрепетал, увидев, что старший — тот, кто отдал приказ рассеяться, — направляется прямиком к лестнице, под ступенями которой он прятался. У лейтенанта мелькнула шальная мысль, что запах страха непременно приведет охотника к убежищу жертвы.
    Пик с отчаянием принялся ощупывать взглядом стену под лестницей в поисках отверстия, через которое можно было бы ускользнуть. Опустившись на колени около ниши, где несколько минут назад лежали дети, он попробовал выломать доски, разболтанные, покоробленные и разбухшие от сырости. Подгнившая деревянная панель поддалась без труда. Из подвала полуразрушенного здания на Пика пахнуло тошнотворной затхлостью. Он оглянулся и посмотрел на убийцу. Тот шел, поигрывая ножом, и находился уже метрах в двадцати от подножия лестницы.
    Лейтенант накинул на детей свой плащ, стремясь уберечь их, и заполз в лавку через брешь. Пронзительная боль чуть выше колена внезапно парализовала правую ногу. Пик дрожащими руками ощупал себя, и пальцы наткнулись на ржавый гвоздь, глубоко впившийся в его тело. Сдерживая мучительный крик, Пик ухватился за кончик холодного металлического штыря и с силой дернул. Он почувствовал, как гвоздь, подавшись, разрывает плоть, и по пальцам заструилась теплая кровь. Его замутило, и от боли в глазах на миг потемнело. Задыхаясь, Пик опять взял детей на руки и с трудом встал. Перед ним открывалась призрачная галерея с сотнями пустых многоярусных стеллажей, превращавших помещение в своеобразный улей, границы которого стирала темнота. Без колебаний лейтенант устремился в дальний конец лавки. Старый дом, обреченный на смерть, стонал под натиском штормового ветра.
    Пик пересек подвал, преодолев при этом несколько сотен метров. Снова выбравшись на улицу, он обнаружил, что находится в двух шагах от Тиретты-базара, одного из многочисленных торговых центров северного района. Благословив судьбу, лейтенант направился в глубь квартала, представлявшего собой сложное сплетение узких извилистых улиц и являвшегося сердцем этого колоритного района Калькутты. Лейтенант торопился успеть к Ариами Бозе.
    Пик потратил минут десять на дорогу к дому последней представительницы рода Бозе. Ариами жила одна в старинном особняке в бенгальском стиле. Большой дом возвышался над густыми зарослями. Дикие травы и кустарники привыкли чувствовать себя вольготно за те многие годы, что к ним не прикасалась рука человека, и заполонили внутренний двор, отчего жилище имело вид необитаемый и заброшенный. Однако жители северной Калькутты — района, известного также как «черный город», — не смели ступить во двор особняка, нарушив границы владений Ариами Бозе. Те, кто знал эту даму, ценили и уважали ее настолько, насколько и боялись. Не существовало человека, кто хотя бы раз в жизни не слышал рассказа об Ариами и ее семье. Для жителей квартала ее присутствие было сродни божественному: могущественное и невидимое.
    Пик подбежал к черным решетчатым воротам, от которых тянулась тропинка, обрамленная кустами, и поспешил к мраморной лестнице, ведущей к парадному входу в дом. Обхватив детей одной рукой, он забарабанил кулаком в дверь, надеясь, что шум грозы не заглушит стук.
    Лейтенант колотил в дверь несколько минут, не спуская глаз с пустынных улиц за своей спиной: со страхом он каждую секунду ожидал появления преследователей. Наконец дверь перед ним отворилась. Пик повернул голову. Свет единственной лампады ослепил лейтенанта. Голос, который он последний раз слышал пять лет назад, негромко произнес его имя. Пик прикрыл глаза рукой и узнал строгие черты Ариами Бозе.
    Женщина все поняла по его глазам и посмотрела на детей. Судорога боли исказила ее лицо. Пик потупился.
    — Она умерла, Ариами, — пробормотал Пик. — Она уже была мертва, когда я подоспел…
    Ариами зажмурилась и тяжело вздохнула. Пик понял, что сбылись ее худшие опасения, и подтверждение этого факта обожгло душу, словно брызги кислоты.
    — Входи, — наконец сказала она, посторонившись и закрыв дверь у него за спиной.
    Пик поспешно положил детей на первый попавшийся стол и снял с них промокшее одеяло. Ариами молча достала сухую ткань и запеленала детей, пока Пик раздувал огонь в камине, чтобы согреть малышей.
    — За мной гонятся, Ариами, — сказал Пик. — Мне нельзя здесь оставаться.
    — Ты нездоров, — возразила женщина, указывая на рану, которую лейтенант получил, напоровшись на гвоздь в подвале.
    — Всего лишь неглубокая царапина, — солгал Пик. — Совсем не больно.
    Ариами приблизилась к молодому человеку и, протянув руку, погладила его по лицу, покрытому испариной.
    — Ты всегда ее любил…
    Пик перевел взгляд на младенцев, но промолчал.
    — Они могли бы быть твоими детьми, — промолвила Ариами. — Может, тогда им повезло бы больше.
    — Мне пора, Ариами, — ответил лейтенант. — Если я задержусь, меня разыщут в два счета.
    Они горестно переглянулись, прекрасно осознавая, что ждет Пика, как только он выйдет на улицу. Ариами обхватила ладонями обе руки лейтенанта и горячо сжала их.
    — Я всегда тебя недолюбливала, — призналась она. — Я переживала за дочь. Боялась, что с британским офицером ее ждет нелегкая судьба. Я ошибалась. Наверное, ты никогда меня за это не простишь.
    — Это уже не имеет никакого значения, — ответил Пик. — Мне нужно уходить. Немедленно.
    Напоследок Пик подошел взглянуть на детей, нежившихся в тепле у камина. Малыши улыбались, с любопытством уставившись на него своими сияющими глазами. Они были в безопасности. Лейтенант с тяжелым вздохом шагнул к двери. После нескольких минут передышки груз усталости и жгучая боль в ноге показались особенно тягостными и мучительными. Он исчерпал до дна запас сил, пытаясь доставить близнецов в этот дом, и теперь сомневался, что способен оказать достойный отпор противнику, когда они неизбежно встретятся. Дождь на улице по-прежнему неистово хлестал по зарослям кустарника. Но Пик не заметил никаких признаков присутствия своего преследователя, равно как и его наемников.
    — Майкл, — произнесла Ариами за его спиной.
    Молодой человек остановился, не поворачивая головы.
    — Она все знала, — солгала Ариами. — Всегда знала. И я уверена, что по-своему она платила тебе взаимностью. Виновата я одна. Не держи на нее зла.
    Пик молча кивнул и закрыл за собой дверь. Постояв несколько мгновений под дождем, он с умиротворением в душе двинулся навстречу своим врагам. Лейтенант повторил свой путь в обратном направлении до того места, где он выбрался из подвала заброшенного магазина. Пик рассчитывал снова найти убежище в недрах старого дома, отсидеться в темноте и выждать.
    Он прятался во мраке, и терзавшие его боль и бесконечная усталость затуманивали голову и постепенно трансформировались в блаженное чувство отрешенности и покоя. Его губы тронула тень улыбки. У него не осталось ни причин, чтобы жить дальше, ни надежды сохранить жизнь.
* * *
    Длинные тонкие пальцы в черной перчатке нежно коснулись окровавленного острия гвоздя, торчавшего из прогнившего пола у входа в подвал магазина. За высокой фигурой в темном плаще маячили трое наемников, молча дожидавшихся распоряжений. Человек в плаще, прятавший лицо под черным капюшоном, медленно поднес указательный палец к губам и слизнул с подушечки каплю темной запекшейся крови, смакуя ее, словно сладкий мед. Мгновение спустя он повернулся к убийцам (их услуги он купил за гроши той же ночью, пообещав заплатить больше после завершения работы) и указал рукой вглубь здания. Наемники проворно скользнули в люк, который Пик открыл буквально несколько минут назад. Человек в капюшоне улыбнулся в темноте.
    — Странное место ты выбрал, чтобы умереть, лейтенант Пик, — пробормотал он себе под нос.
    Пик прятался за штабелями пустых ящиков в глубине подвала, и заметил, как три темных силуэта проникли в дом. Молодой человек не сомневался, что их хозяин ждет по ту сторону стены. Со своего места он не мог увидеть врага, но всей кожей ощущал его присутствие. Пик вытащил револьвер и поворачивал барабан, пока одна их двух последних заряженных камор не встала напротив ствола. Пик уже приготовился умереть, но не собирался отправляться в последний путь в одиночестве.
    Адреналин, бурливший в крови, унял жгучую боль в колене, превратив ее в отдаленную глухую пульсацию. Удивляясь собственному спокойствию, Пик усмехнулся и притаился за ящиками. Он настороженно следил за каждым движением своих убийц: наемники неторопливо продвигались по проходам между пустыми стеллажами. Примерно в десяти метрах от него мужчины замешкались. Один из них вскинул руку, приказывая остановиться, и показал на пятна на полу. Пик поднял оружие на высоту груди, прицеливаясь в гостей, и взвел курок револьвера.
    По новой команде наемники разделились. Двое, крадучись, стали подбираться к ящикам в обход, а третий направился прямиком к Пику. Лейтенант мысленно сосчитал до пяти и резким толчком опрокинул весь штабель на убийцу. Ящики обрушились на неприятеля, и Пик побежал к отверстию, через которое они проникли в подвал.
    Другой наемник выскочил ему наперерез из бокового прохода, взмахнув лезвием ножа в нескольких сантиметрах от его лица. Но прежде чем убийца успел восторжествовать, дуло револьвера Пика уперлось ему в шею под подбородком.
    — Бросай нож, — рявкнул лейтенант.
    Убийца заглянул в его ледяные глаза и послушно выпустил из рук нож. Пик вцепился ему в волосы и, не опуская оружия, повернулся к его сообщникам, прикрываясь телом заложника как щитом. Двое остальных плавно и осторожно двигались на него.
    — Лейтенант, избавьте нас от драматических сцен. Отдайте то, что нам нужно, — вкрадчиво прозвучал за спиной знакомый голос. — Эти люди — почтенные отцы семейства.
    Пик обратил взгляд на человека в капюшоне. Тот стоял в нескольких метрах от него и улыбался во мраке. Некогда, совсем недавно, лейтенант называл этого человека другом, и теперь с трудом мог поверить, что смотрит в лицо своего палача.
    — Я снесу ему голову, Джавахал, — пригрозил лейтенант с жалобной ноткой в голосе.
    Заложник, дрожавший от страха, закрыл глаза.
    Человек в капюшоне спокойно скрестил руки на груди и утомленно вздохнул.
    — Делай, что хочешь, лейтенант, — ответил Джавахал. — Но тебя это не спасет.
    — Я серьезно, — предупредил Пик, ткнув дулом револьвера в горло разбойника.
    — Конечно, лейтенант, — примирительно сказал Джавахал. — Стреляй, если у тебя хватит мужества хладнокровно убить человека, к тому же без повеления Его Величества. В противном случае бросай оружие, и тогда мы сможем прийти к соглашению, выгодному для обеих сторон.
    Двое вооруженных убийц замерли на месте, готовые броситься на лейтенанта по первому знаку человека в капюшоне. Пик фыркнул.
    — Хорошо, — произнес он, наконец. — А как тебе понравится такой разговор?
    Пик толкнул заложника на пол и повернулся к человеку в капюшоне, вскинув револьвер. В подвале прозвучало эхо первого выстрела. Из облака порохового дыма появилась рука, облаченная в черную перчатку, с раскрытой ладонью. Пику показалось, будто он увидел, как светится в темноте сплющенная пуля, как она медленно тает и стекает тонкой струйкой металла меж длинных пальцев, словно пригоршня песка.
    — Промахнулся, — сказал человек в капюшоне. — Попробуй снова, только теперь стреляй в упор.
    Прежде, чем лейтенант успел пошевельнуться, человек в капюшоне схватил руку, в которой Пик держал оружие, поднес ее к своему лицу, нацелив револьвер между глаз.
    — Тебя разве не учили этому в военной академии? — вкрадчиво спросил он.
    — Когда-то мы были друзьями, — сказал Пик.
    Джавахал презрительно усмехнулся.
    — То время прошло, лейтенант, — ответил человек в капюшоне.
    — Да простит меня Бог, — простонал Пик, вновь нажимая на спусковой крючок.
    Миг показался лейтенанту вечностью: он видел, как пуля пробила насквозь череп Джавахала и сдернула капюшон с его головы. В течение нескольких секунд из раны струился яркий свет, заливая застывшее в улыбке лицо. А потом дымившееся пулевое отверстие медленно затянулось. Револьвер выскользнул у Пика из пальцев.
    Горящие глаза впились в лейтенанта, и изо рта показался длинный черный язык.
    — Ты до сих пор не понял, лейтенант, не так ли? Где дети?
    Он не спрашивал, он требовал ответа.
    Пик, онемевший от ужаса, помотал головой.
    — Как хочешь.
    Джавахал стиснул руку лейтенанта, и тот почувствовал, как дробятся кости пальцев под оболочкой плоти. Он задохнулся от приступа боли, упав на колени.
    — Где дети? — повторил Джавахал.
    Пик попытался что-то сказать, но языки пламени, поднимавшиеся от окровавленной культи, в которую превратилась его рука, лишили его дара речи.
    — Ты хочешь что-то сказать, лейтенант? — участливо спросил Джавахал, опускаясь перед ним на колени.
    Пик кивнул.
    — Превосходно, — улыбнулся противник. — Если честно, твои страдания не доставляют мне радости. Помоги мне положить им конец.
    — Дети умерли, — простонал Пик.
    Лейтенант заметил, что лицо Джавахала исказила гримаса неудовольствия.
    — Ни в коем случае. До сих пор ты хорошо держался. Не делай глупостей теперь.
    — Они умерли, — повторил Пик.
    Джавахал пожал плечами и медленно кивнул.
    — Ладно, — сдался он. — Ты не оставляешь мне выбора. Но прежде, чем ты покинешь нас, позволь напомнить, что, когда жизнь Килиан была в твоих руках, ты оказался бессилен ее спасти. Она умерла из-за таких, как ты. Но те люди уже закончили земной путь. Ты последний. Мне же принадлежит будущее.
    Пик поднял умоляющий взор на своего мучителя и увидел, как медленно сужаются его зрачки, превращаясь в две узенькие щелки на фоне золотистых сфер. Джавахал улыбнулся и с бесконечной осторожностью принялся снимать с правой руки перчатку.
    — К сожалению, ты не доживешь до этого времени, — добавил он. — И не воображай, будто твой героизм принес какие-то плоды. Ты глупец, лейтенант Пик. Ты всегда производил на меня впечатление человека недалекого, и в смертный час своим поведением лишь укрепил мое мнение. Надеюсь, что существует ад для глупцов, поскольку именно туда я тебя сейчас и отправлю.
    Пик закрыл глаза и услышал шипение огня у самого лица. Спустя несколько бесконечных мгновений он почувствовал, как раскаленные, обжигающие пальцы сомкнулись на его горле, останавливая дыхание. Умирая, он услышал стук колес проклятого поезда и потусторонние голоса сотен детей, исходивших криком среди языков пламени. А потом наступила темнота.

    Ариами Бозе быстро обошла дом и одну за другой погасила свечи, освещавшие ее обитель. Только в очаге по-прежнему теплился огонь, отбрасывавший на голые стены скользящие блики. Дети спокойно спали, пригревшись у очага. Могильную тишину, царившую в доме, нарушал только дробный стук дождя в закрытые ставни и потрескивание горящих углей. Слезы покатились по лицу Ариами и упали на золотистую тунику, когда женщина вынула дрожащими руками фотографию Килиан, своей дочери. Портрет она хранила в небольшой шкатулке из бронзы и мрамора вместе с другими дорогими ее сердцу вещами.
    Старый странствующий фотограф, выходец из Бомбея, сделал этот снимок незадолго до свадьбы дочери, отказавшись взять плату. На фотографии Килиан выглядела такой, какой Ариами помнила ее, — в ореоле неземного света, будто исходившего от нее. Это сияние завораживало всех, кто знал дочь. Оно поразило также искушенный взгляд портретиста, и старик нарек Килиан именем, прочно закрепившимся за ней: лучезарная принцесса. С тех пор иначе ее не называли.
    Конечно, Килиан не принадлежала к княжескому роду. И все владения девочки ограничивались улицами, где она выросла. В день, когда Килиан покидала родовое гнездо Бозе, переезжая жить к мужу, обитатели Мачуа-базара прощались с ней со слезами на глазах и долго глядели вслед белой карете, увозившей навсегда принцессу из «черного города». Она была еще совсем юной, когда судьба забрала ее безвозвратно.
    Ариами села у очага рядом с детьми, прижав старую фотографию к груди. Буря вновь неистово взвыла. Женщина, черпая силы в своем гневе, заставила себя задуматься, что теперь предпринять. Преследователь лейтенанта Пика не успокоится, разделавшись с ним. Мужество молодого человека подарило ей драгоценное время. Она не имела права тратить его понапрасну, даже для того, чтобы оплакать дочь. По опыту она знала, что у будущего для нее в запасе найдется нестерпимо много времени на сожаления об ошибках, совершенных в прошлом.

    Ариами вернула фотографию в шкатулку и достала оттуда медальон, который сделала на заказ для Килиан много лет назад — украшение так и пролежало, не дождавшись своего часа. Медальон состоял из двух золотых дисков, символизировавших Солнце и Луну. Луна затмевала Солнце, и таким образом оба диска сливались в единое целое. Женщина нажала на медальон посередине, и он распался на две части. Ариами повесила каждую половину на отдельную золотую цепочку и надела на шею каждого малыша.
    За своим занятием она размышляла о том, что ей предстоит сделать. Она видела единственную возможность спасти детей от гибели: как ни трагично это было, но близнецов следовало разлучить, воспитывать вдалеке друг от друга, скрыв от них истину о прошлом семьи и родителях. Ариами считала важным, чтобы ни дети, ни окружающие ничего не знали об их происхождении. Но правда неминуемо выплывет, если она оставит детей вместе. Ни за что на свете Ариами не согласилась бы пойти на такой риск. И она была должна решить проблему до рассвета.
    Ариами взяла детей на руки и нежно поцеловала обоих в лоб. Ясные глазки младенцев разглядывали ее с бессмысленным выражением, а кукольные ручки гладили лицо, крошечные пальчики трогали слезы, градом катившиеся по щекам старой женщины. Она еще раз прижала близнецов к груди, а потом вернула их в колыбель, которую соорудила на скорую руку.
    Уложив детей, она зажгла светильник и взяла бумагу с ручкой. Будущее внуков было в ее руках. С тяжелым вздохом женщина начала писать. Издалека до нее доносился шум утихающего дождя, и рокот грозы, смещавшейся к северу и открывавшей безбрежное море звезд над Калькуттой.

    Дожив до пятидесяти лет, Томас Картер пребывал в убеждении, что Калькутта, откуда он не выезжал последние тридцать три года, уже не может ничем его удивить. На заре майского дня 1916 года, после самой неистовой из гроз, к дверям сиротского приюта Св. Патрика прибыл сюрприз. Это была корзинка с новорожденным мальчиком и письмом. Письмо было запечатано сургучом и адресовано лично мистеру Картеру.
    Необычность явления заключалась в следующем: во-первых, в Калькутте никто не брал на себя труд подбрасывать младенцев к дверям приюта. Существовали более удобные способы избавиться от них — в городе было полно укромных переулков, водосточных канав и колодцев. Во-вторых, никому и в голову не приходило писать сопроводительные письма, подобные этому, — с подписью, не оставлявшей ни малейших сомнений в авторстве.
    Картер посмотрел свои очки на свет, подышал на стекла, чтобы их было легче протереть ветхим носовым платком из грубой хлопчатобумажной ткани. Эту операцию он проделывал раз двадцать пять в день, и не менее тридцати пяти — в летние месяцы.
    Мальчик мирно спал внизу, в комнате Венделы, старшей медсестры. Под ее бдительную опеку ребенок попал после того, как его осмотрел доктор Вудворд. Доктора вырвали из объятий сна незадолго до рассвета, и он честно исполнил свой долг в соответствии с клятвой Гиппократа, не потребовав и не получив никаких дополнительных пояснений.
    Мальчик оказался практически здоров. Имелись определенные признаки обезвоживания, но ребенка не настигла ни одна из разновидностей злокачественной лихорадки, составлявших длинный перечень. Лихорадка собирала обильную жатву среди новорожденных, лишая их права повзрослеть хотя бы настолько, чтобы научиться произносить имя матери. Все, что было у ребенка с собой, когда его нашли, — это золотой медальон в форме солнечного диска, который Картер держал в тот момент двумя пальцами, и письмо. Письмо, если только оно являлось подлинным (а никаких оснований считать, что это не так, Картер не видел), ставило его в щекотливое положение.
    Картер запер медальон на ключ в верхнем ящике письменного стола, снова взял в руки послание и в десятый раз перечитал его.

    «Уважаемый мистер Картер,
    оказавшись в весьма тяжелом положении, я вынуждена обратиться к Вам за помощью, взывая к той дружбе, которая, как мне известно, связывала Вас с моим покойным мужем более десяти лет. И все эти годы мой муж не уставал хвалить вашу честность и отзывался о Вас как о человеке в высшей степени надежном. Вот почему я умоляю Вас непременно выполнить мою просьбу, какой бы необычной она Вам ни показалась, и, если возможно, сохранить дело в строжайшей тайне.
    Родители мальчика, которого мне пришлось передать на Ваше попечение, погибли от рук убийцы. Негодяй поклялся прикончить обоих, а также разделаться с их потомством. Я не могу и не считаю уместным сообщать о причинах, побудивших его совершить преступление. Достаточно сказать, что появление у Вас подкидыша должно храниться в секрете, и ни в коем случае Вам не следует сообщать об этом полиции или британским властям, поскольку убийца обладает связями в обеих структурах, которые без промедления передадут ему информацию.
    Совершенно очевидно, что я не могу сама вырастить мальчика, не подвергая его опасности разделить печальную участь родителей. Поэтому умоляю Вас позаботиться о нем, дать ему имя и воспитать в строгих традициях вашего заведения, чтобы в будущем он стал человеком честным и благородным, как и его родители.
    Я осознаю, что в итоге мальчик лишится возможности узнать о своем происхождении, но жизненно важно, чтобы произошло именно так.
    У меня нет времени посвящать Вас во все подробности. И я вновь вынуждена напомнить Вам о дружбе и доверии, которое Вы питали к моему мужу, дабы подкрепить свою просьбу.
    Я умоляю Вас уничтожить письмо после того, как Вы его прочтете, равно как и все прочие свидетельства, которые способны выдать местонахождение мальчика. Я сожалею, что не могу лично изложить Вам свою просьбу, но риск слишком велик.
    Примите мою искреннюю благодарность, ибо я не сомневаюсь, что Вы решите проблему наилучшим образом.
Ариами Бозе».
    Стук в дверь отвлек Картера от чтения. Он снял очки, аккуратно сложил письмо пополам и убрал в ящик письменного стола, заперев его на замок.
    — Войдите, — громко сказал он.
    В кабинет заглянула Вендела. По обыкновению, старшая медсестра приюта Св. Патрика выглядела серьезной и сосредоточенной. И выражение ее глаз не предвещало ничего хорошего.
    — Внизу господин, который желает вас видеть, — коротко доложила она.
    Картер нахмурился.
    — По какому делу?
    — Он не захотел объяснить, — ответила медсестра, тоном давая понять, что объяснения незнакомца, даже если они последуют, заранее кажутся ей довольно сомнительными.
    Помолчав, Вендела вошла в кабинет и закрыла дверь.
    — Мне кажется, речь пойдет о мальчике, — обеспокоенно сказала медсестра. — Я ему ничего не сказала.
    — Он больше ни с кем не разговаривал? — уточнил Картер.
    Вендела покачала головой. Картер кивнул и спрятал ключ от ящика письменного стола в карман брюк.
    — Я могу передать ему, что вас нет, — заметила Вендела.
    Картер подумал секунду над ее предложением и решил, что если подозрения Венделы справедливы (а так оно обычно и было), то обман только укрепит посетителя в мысли, что директору Св. Патрика есть что скрывать. Решение созрело моментально.
    — Нет. Я приму его, Вендела. Проводи его сюда и позаботься, чтобы он ни с кем не вступал в разговоры. Ни слова об этом деле. Хорошо?
    — Поняла.
    Катер вновь стал протирать стекла очков, прислушиваясь к удалявшимся по коридору шагам Венделы. А между тем дождь опять навязчиво забарабанил в окна.
* * *
    Посетитель кутался в длинный черный плащ, а голову его обвивал тюрбан, украшенный драгоценной брошью в форме змеи. Его наигранная любезность напоминала манеры преуспевающего торговца из северной части Калькутты. Черты лица выдавали в нем индуса, но кожа была болезненно бледной, словно ее никогда не касались жаркие лучи солнца. Невероятное смешение рас определяло облик жителей Калькутты. Улицы города являли собой плавильный котел, где растворились бенгальцы, армяне, евреи, англосаксы, китайцы, мусульмане и множество других народностей, переселившихся в окрестности храма Кали в поисках счастья или убежища. Судя по внешности, неизвестный мог принадлежать к любому из упомянутых этносов или ни к одному их них.
    Картер спиной чувствовал пристальный взгляд, цепко наблюдавший за ним, пока он наливал в две чашки чай на подносе, который сервировала для них Вендела.
    — Прошу вас, садитесь, — радушно сказал Картер незнакомцу. — Сахар?
    — На ваше усмотрение.
    В речи незнакомца не слышалось ни следа чужестранного акцента, ни какого бы то ни было выражения. Картер проглотил комок в горле и, прилепив на лицо приветливую улыбку, повернулся, протягивая гостю чай. Длинные тонкие пальцы в черной перчатке, похожие на когти, не дрогнув, сомкнулись на обжигающем фарфоре. Картер тоже сел в кресло и помешал сахар в своей чашке.
    — Сожалею, что оторвал вас от дел, мистер Картер. Полагаю, у вас масса хлопот, поэтому буду краток, — заявил посетитель.
    Картер вежливо кивнул.
    — Что привело вас сюда, господин… — начал Картер.
    — Меня зовут Джавахал, мистер Картер, — подсказал гость. — Буду откровенен. Мой вопрос, возможно, покажется вам странным, но не находили ли вы ночью или нынешним утром мальчика, младенца нескольких дней от роду?
    Картер нахмурился, изобразив удивление — не слишком явное, ибо он старался не переигрывать, но все же позаботившись, чтобы его реакция не осталась незамеченной.
    — Мальчика? Я вас не понимаю.
    Посетитель, назвавшийся Джавахалом, широко улыбнулся.
    — Видите ли, я даже не знаю, с чего начать. На самом деле история довольно некрасивая. Надеюсь на вашу деликатность, мистер Картер.
    — Можете на меня положиться, господин Джавахал, — отозвался Картер, и сделал глоток.
    Гость, так и не притронувшийся к своей чашке, откинулся на спинку кресла и приготовился дать необходимые пояснения.
    — Я владею солидной текстильной мануфактурой на севере города, — заговорил он. — Если можно так выразиться, я человек обеспеченный. Некоторые называют меня богатым, и не без оснований. На моем попечении довольно много семейств, и я считаю своим долгом оказывать всем им помощь по мере возможности.
    — Все мы стараемся делать, что можем, в наше суровое время, — поддержал его Картер, глядя не отрываясь в черные, непроницаемые глаза посетителя.
    — Конечно, — согласился гость. — Меня вынудило обратиться в ваше почтенное заведение весьма неприятное дело, которое я желал бы довести до конца как можно скорее. Неделю назад молодая девушка, работавшая в одной из моих мастерских, произвела на свет мальчика. Судя по всему, отец ребенка — бездельник англо-индийского происхождения. Парень ухаживал за ней, но, узнав о беременности подружки, скрылся в неизвестном направлении. Семья девушки из Дели, они мусульмане, люди строгих правил, и, похоже, ни о чем не подозревают.
    Картер угрюмо кивнул, выражая сочувствие.
    — Два дня назад я случайно узнал от своего приказчика, что девочка в порыве безумия сбежала из дома родственников, где она жила, одержимая мыслью продать ребенка, — продолжал Джавахал. — Не осуждайте ее, она достойная девушка, но это испытание оказалось для нее непосильной ношей. Что не удивительно. В нашей стране, равно как и в вашей, мистер Картер, не проявляют терпимости к человеческим слабостям.
    — И вы полагаете, что младенец может находиться у нас, господин Джавахал? — спросил Картер, пытаясь вернуть течение разговора в основное русло.
    — Джавахал, — поправил гость. — Видите ли, суть в том, что узнав о происшествии, я почувствовал свою ответственность. Ведь девушка работала на меня. Вместе с двумя доверенными управляющими мы перевернули весь город и выяснили, что девушка продала ребенка подонку, который продает детей попрошайкам. Печально, но такова жизнь. Мы разыскали мерзавца, но по причинам, которые к делу не относятся, ему удалось ускользнуть от нас в последний момент. Инцидент произошел нынешней ночью неподалеку от вашего приюта. У меня есть основания считать, что тот тип, испугавшись за свою шкуру, мог бросить ребенка где-нибудь поблизости.
    — Понятно, — заключил Картер. — А вы оповестили о случившемся местные власти, господин Джавахал? Торговля детьми сурово преследуется, как вам известно.
    Посетитель со вздохом скрестил на груди руки.
    — Я надеялся, что сумею решить проблему, не доводя дело до такой крайности, — промолвил он. — Откровенно говоря, если бы я так поступил, то выдал бы девушку, и тогда ребенок остался бы и без отца, и без матери.
    Картер тщательно обдумал рассказ гостя и медленно кивнул несколько раз, выражая понимание. Он не поверил ни единому слову.
    — К сожалению, ничем не могу вам помочь, господин Джавахал. Увы, мы не находили сегодня подкидышей и не слышали, чтобы в квартале произошло нечто подобное, — пояснил он. — В любом случае если вы оставите мне свой адрес, я дам вам знать, если будут какие-то новости. Правда, боюсь, мне придется уведомить власти, если ребенка подбросят к нам. Это закон, и я не могу его игнорировать.
    Несколько мгновений гость молча смотрел на Картера, не мигая. Картер выдержал пристальный взгляд, не изменившись в лице и любезно улыбаясь, хотя почувствовал, как у него подвело живот, а пульс участился. Ощущение было такое, словно он увидел перед собой змею, приготовившуюся атаковать. Наконец посетитель расплылся в сердечной улыбке и указал на очертания Радж-Бхавана, резиденцию британского правительства. Внушительное сооружение дворцовой архитектуры возвышалось в отдалении, окутанное пеленой дождя.
    — Вы, британцы, с поразительной точностью следуете букве закона, что делает вам честь. Это ведь лорд Уэлсли[5] решил в 1799 году перенести резиденцию правительства в этот замечательный комплекс, чтобы придать величие закону. Или это произошло в 1800 году? — спросил Джавахал.
    — Увы, я неважно знаю местную историю, — признался Картер, сбитый с толку резкой переменой темы разговора.
    Джавахал нахмурился, деликатно и миролюбиво выразив неудовольствие вопиющим невежеством англичанина.
    — У Калькутты, которая существует всего двести пятьдесят лет, история так коротка, что самое меньшее, что мы можем сделать для нее, это изучить ее, мистер Картер. Возвращаясь к нашему тезису, я бы сказал, что знаменательное событие произошло в 1799 году. И знаете, какова была причина перемещения резиденции? Губернатор Уэлсли заявил, что управлять Индией должно из дворца, а не из лавки менялы, обладая мировоззрением государя, а не торговца перцем. Но это романтические заблуждения, на мой взгляд.
    — Конечно, — согласился Картер и встал, собираясь попрощаться со странным посетителем.
    — Тем более, если речь идет об империи, где распад достиг вершины искусства, а Калькутта является ее крупнейшим музеем, — добавил Джавахал.
    Картер неопределенно кивнул, смутно понимая, с чем он соглашается.
    — Простите, что отнял у вас столько времени, мистер Картер, — подвел черту Джавахал.
    — Ну что вы, — возразил Картер, — я лишь сожалею, что не смог вам ничем помочь. В делах подобного рода мы все должны принимать участие по мере сил.
    — Именно так, — тоже вставая, подтвердил Джавахал. — Еще раз благодарю за любезность. Но мне хотелось бы задать еще один вопрос.
    — Охотно отвечу на него, — отозвался Картер, молясь про себя, чтобы поскорее этот тип избавил его от своего присутствия.
    Джавахал злорадно улыбнулся, будто прочитав его мысли.
    — В каком возрасте дети покидают ваш приют, мистер Картер?
    Картер не сумел сдержать удивления, услышав вопрос.
    — Надеюсь, я не совершил бестактности, — поспешил вставить Джавахал. — Если так, то не отвечайте. Я спросил из любопытства.
    — Не беспокойтесь. Тут нет секрета. Воспитанники приюта Св. Патрика живут под кровом приюта до шестнадцати лет. Как только они переступают этот рубеж, заканчивается период официальной опеки. Они становятся взрослыми по крайней мере по закону и получают право распоряжаться собственной жизнью. Как видите, у нас привилегированное учреждение.
    Джавахал внимательно слушал, казалось, задумавшись над проблемой.
    — Представляю, как вам, наверное, больно расставаться с детьми после того, как вы заботились о них в течение многих лет, — заметил Джавахал. — По сути, вы — отец всех ваших воспитанников.
    — Это часть моей работы, — солгал Картер.
    — Разумеется. Однако простите мою назойливость, но как вы определяете возраст ребенка, у которого нет ни родителей, ни семьи? Профессиональный опыт, наверное…
    — Днем рождения каждого из наших воспитанников считается дата его поступления к нам. Также мы иногда приблизительно вычисляем возраст малышей, руководствуясь собственной методикой, — объяснил Картер. Ему было неприятно обсуждать внутренние дела приюта Св. Патрика с незнакомцем.
    — И это уподобляет вас Богу, мистер Картер, — заметил Джавахал.
    — Я не согласен с таким сравнением, — сухо ответил Картер.
    Джавахал с удовольствием наблюдал, как на лице Картера проступает досада.
    — Простите меня за дерзость, мистер Картер, — извинился он. — Тем не менее я рад нашему знакомству. Не исключено, что я навещу вас снова и сделаю пожертвование в пользу вашего благородного учреждения. Может, я вернусь в течение шестнадцати лет и тогда смогу посмотреть на мальчиков, которые сегодня поступили к вам, влившись в большую семью.
    — Что ж, милости просим, если у вас возникнет такое желание, — сказал Картер, провожая гостя до дверей кабинета. — Похоже, дождь опять усилился. Может, вы предпочтете подождать, пока он стихнет.
    Гость повернулся к Картеру и черный жемчуг его глаз ярко заблестел. С первых мгновений их встречи, как только он переступил порог кабинета Картера, Джавахал цепким взглядом, казалось, замечал и оценивал малейший жест и перемену выражения лица собеседника. Он отслеживал паузы в разговоре и хладнокровно анализировал каждое сказанное слово. Картер пожалел, что по доброте душевной предложил воспользоваться гостеприимством приюта.
    Мало нашлось бы в мире вещей, которых Картер желал так же сильно, как мечтал, чтобы странный посетитель скрылся с глаз долой. И его совершенно не трогало, что на улицах города свирепствовал ураган.
    — Дождь скоро закончится, мистер Картер, — ответил Джавахал. — Но все равно спасибо.
    Вендела, точная как часы, в коридоре дожидалась окончания аудиенции и проводила посетителя к выходу. Из окна кабинета Картер наблюдал, как удаляется под дождем черная фигура, пока она не исчезла у подножия холма, затерявшись в переулках. Картер постоял у окна, глядя на Радж-Бхаван, резиденцию правительства. Через несколько минут, как и предсказывал Джавахал, дождь закончился.
    Томас Картер налил себе вторую чашку чая и сел в кресло, продолжая смотреть на город. Картер вырос в Ливерпуле в приюте, очень похожем на тот, который он ныне возглавлял. В его стенах он научился трем вещам: трезво оценивать материальные ценности, любить классику и, в-последних (хотя по значимости третий пункт был не менее важен, чем первые два), узнавать лжеца за версту.
    Картер неторопливо выпил чай и решил начать праздновать свой пятидесятый день рождения, учитывая, что Калькутта все еще сохранила способность его удивлять. Картер подошел к буфету и достал коробку сигар, которую хранил для особых случаев. Он зажег каминную спичку и торжественно, как того требовала традиция, раскурил драгоценную сигару.
    Затем он вынул из ящика письменного стола письмо Ариами Бозе и, воспользовавшись горящей еще спичкой, поджег его. Картер наслаждался сигарой, а тем временем исписанный пергамент постепенно превращался в пепел на маленьком подносе с гравировкой эмблемы Св. Патрика. В честь Бенджамина Франклина, одного из кумиров своей молодости, Томас Картер решил назвать нового воспитанника приюта Св. Патрика Беном. Также Картер пообещал себе, что приложит все силы, чтобы мальчик обрел в этих стенах семью, которой судьба его несправедливо лишила.

    Прежде чем продолжить рассказ и приступить к описанию главного действия, которое развернулось шестнадцать лет спустя, я должен сделать короткое отступление и представить некоторых героев. Достаточно сказать, что во время описанных выше событий кое-кто из нас еще не появился на свет, а кому-то исполнилось всего несколько дней от роду. Но общим в нашей биографии было одно немаловажное обстоятельство, которое в результате и привело всех под кров приюта Св. Патрика: мы не имели ни дома, ни семьи.
    Мы научились выживать, лишенные и того и другого, вернее, придумав себе собственную семью и самостоятельно создав очаг. Семью и очаг — выбранные по своей воле, где не нашлось места лжи и превратностям судьбы. Никто из нашей компании, состоявшей из семи человек, не знал другого отца, кроме мистера Томаса Картера с его лекциями о мудрости, заключенной в трудах Данте и Вергилия; не знали мы и другой матери, кроме Калькутты с ее тайнами, что хранили улицы, стелившиеся под звездным небом Бенгальского полуострова.
    Наш частный клуб носил звучное имя, происхождение которого доподлинно знал только Бен. Именно он нарек наше содружество по своему вкусу. Правда, некоторые подозревали, что он позаимствовал название из старого почтового справочника торговых фирм — импортеров из Бомбея. Как бы там ни было, но на определенном этапе нашей жизни возникло общество «Чоубар», и после этого обычные приютские игры и развлечения утратили для нас свою прелесть. Мы проявляли чудеса изворотливости, ухитряясь безнаказанно ускользать из здания приюта глубокой ночью после того, как почтенная Вендела подавала сигнал о начале комендантского часа. Мы спешили в резиденцию нашего частного клуба в таинственном и, по слухам, заколдованном доме. Он стоял десятки лет необитаемым на углу Коттон-стрит и Брейборн-роуд, в сердце «черного города», всего в паре кварталов от реки Хугли.
    Справедливости ради следует пояснить, что особняк, который мы горделиво именовали Дворцом полуночи (с намеком на ночные часы наших пленарных собраний), вовсе не был заколдованным. Миф о том, что в доме водятся привидения, появился не без нашего скромного участия. Сирах, один из членов-основателей нашего общества, астматик и большой знаток историй о привидениях, потусторонних явлениях и колдовстве в городе Калькутта, сочинил легенду, достаточно зловещую и правдоподобную, сделав главным героем прежнего хозяина дома. Эта легенда надежно охраняла от нежелательных вторжений наше тайное убежище.
    Вкратце, центральным персонажем пугающей истории был призрак старого торговца. Как водится, его окутывал белый саван, и он парил над полом, перемещаясь таким образом по всему дому. Глаза у него горели как раскаленные угли, а изо рта торчали длинные волчьи клыки, жаждущие человеческих душ, нечистых и лукавых. Разумеется, такие подробности, как цвет глаз и острые клыки, стали персональной лептой Бена в создание образа привидения. Он обладал уникальной способностью сплести историю неописуемой жестокости, на фоне которой творения излюбленных классиков мистера Картера, включая Софокла и кровожадного Гомера, казались невинными детскими сказками.
    Несмотря на то, что название звучало несерьезно, общество «Чоубар» зиждилось на тех же принципах (в том числе устав и свод строжайших правил), что и закрытые элитарные клубы, наводнявшие эдвардианские здания в центре Калькутты, соперничавшие со своими лондонскими тезками. Эти салоны, где протекала приятная жизнь с бокалом бренди в руках, были вотчиной сливок англо-саксонской аристократии. Конечно, мы не могли похвастаться блистательным антуражем, зато цели преследовали самые благородные.
    Общество «Чоубар» являлось своего рода братством. Оно было призвано решить две основные задачи. Во-первых, обеспечить каждому из семи его членов помощь, защиту и безусловную поддержку всех остальных в любой ситуации, в опасности и невзгодах. И, во-вторых, поделиться знаниями, которыми обладал каждый из нас, сделав их общим достоянием, чтобы во всеоружии встретить день, когда придется противостоять большому миру поодиночке.
    Каждый член общества поклялся своим именем и честью (у нас не имелось близких родственников, кем можно было бы поручиться) свято соблюдать эти две заповеди и хранить тайну о нашем клубе. За семь лет существования мы не приняли в наши ряды ни одного новичка. Нет, неправда, мы сделали одно исключение, но чтобы не забегать вперед, об этом пока лучше не говорить.
    Наверное, на свете не существовало еще клуба, члены которого демонстрировали бы такую сплоченность и верность клятве. В отличие от обеспеченных юношей Мэйфера,[6] ни у кого из нас не было своего дома или близкого человека, ждавшего нашего возвращения из Дворца полуночи. Кроме того, в отличие от заслуженных институтов взаимопомощи для выпускников Кембриджа, общество «Чоубар» принимало в свои ряды женщин.
    Поэтому я, пожалуй, начну с первой женщины, приносившей клятву как член-основатель общества «Чоубар». Правда, в момент торжественной церемонии никто из нас (включая упомянутую даму девяти лет от роду) не воспринимал ее как женщину. Нашу подругу звали Изобель, и, по ее собственным уверениям, она была рождена для сцены. Изобель мечтала стать преемницей Сары Бернар, повергая в экстаз зрителей от Бродвея до Шефстбери,[7] а также отобрать хлеб у примадонн зарождавшейся киноиндустрии в Голливуде и Бомбее. Изобель собирала газетные вырезки и театральные программки, а также писала собственные пьесы («монодрамы», как она их называла) и с большим успехом разыгрывала перед нами свои спектакли. Замечательные монологи она писала от лица роковой женщины на грани падения. Помимо своеобразного драматического дарования, Изобель была наделена самым острым умом в компании, кроме, возможно Бена.
    Однако самые быстрые ноги принадлежали Рошану. Никто не бегал так, как Рошан, выросший на улицах Калькутты под крылышком воров, попрошаек и прочей фауны, расплодившейся в джунглях нищеты, каковыми являлись городские кварталы, протянувшиеся с востока на юг. Томас Картер привел Рошана в приют Св. Патрика, когда тому исполнилось восемь лет. После череды побегов и возвращений Рошан решил остаться с нами. В числе его дарований значился и талант к слесарному делу. Не было на свете замка, способного устоять перед его мастерством.
    Я уже упоминал о Сирахе, специалисте по домам с привидениями. Сирах, невзирая на астму, тщедушное тело и слабое здоровье, обладал энциклопедической памятью, особенно когда дело касалось таинственных и мрачных легенд города, которых он знал сотни. Когда наступало время фантастических историй, которые скрашивали наши ночные посиделки, Сирах выступал документалистом, а Бен — сказочником. В истории города не существовало ни одного страшного события или предания, которое ускользнуло бы от внимания, анализа и архива Сираха — начиная от призрачного всадника Гастингс-Хауса, вплоть до духа мятежного вождя восстания 1857,[8] включая леденящую кровь историю о «Черной дыре Калькутты», где задохнулись за одну ночь больше ста человек, плененных после взятия осажденного Форт-Уильяма.[9] Следует отметить, что остальные ребята с восторгом относились к способностям и увлечению Сираха. К своему несчастью, Сирах питал пылкую любовь (на грани помешательства) к Изобель. Каждые полгода его предложения пожениться когда-нибудь (которые девочка неизменно отклоняла) вызывали в нашей компании бурю романтических разговоров и приступ астмы у несчастного отвергнутого влюбленного.
    Симпатии Изобель принадлежали исключительно Майклу, высокому, худощавому и молчаливому юноше, который имел обыкновение впадать в затяжную меланхолию без видимой причины. Он обладал сомнительной привилегией знать и помнить родителей, утонувших во время крушения в дельте Ганга, когда перевернулся перегруженный баркас. Майкл мало говорил и умел слушать. Узнать, о чем он думает, можно было единственным способом: просмотреть десятки рисунков, которые он успевал сделать в течение дня. Бен частенько говорил, что если бы в мире нашлось несколько таких Майклов, то он вложил бы все свое состояние (которое еще предстояло нажить) в акции бумажной промышленности.
    Лучшим другом Майкла считался Сет, крепкий и сильный бенгалец с серьезным выражением лица, улыбавшийся раз шесть в году, да и то неуверенно. Сету нравилось учиться, он прилежно овладевал всеми доступными знаниями, без конца зачитывался классиками мистера Картера и любил астрономию. Все свободное время (когда он проводил его не с нами) Сет в поте лица трудился над созданием причудливого телескопа. По оценке Бена, с помощью изобретения Сета невозможно было бы разглядеть даже носки ботинок. Сет никогда не относился к поклонникам несколько ядовитого юмора Бена.
    Итак, мне осталось только представить Бена. И хотя я приберег его характеристику напоследок, мне все же очень трудно говорить о нем. Каждый день это был новый Бен. Его настроение менялось через полчаса: то он надолго погружался в молчание и ходил со скорбным выражением на лице, то его охватывала жажда бурной деятельности. Под конец периода гиперактивности он доводил всю компанию до изнеможения. Сегодня он хотел стать писателем, завтра — изобретателем и математиком, а послезавтра — моряком и водолазом, в остальные дни он желал заниматься всем и сразу. Бен придумывал математические теории, которые даже сам был не в состоянии запомнить, и сочинял приключенческие рассказы настолько нелепые, что в итоге собственноручно их уничтожал, едва закончив, и устыдившись, что написал подобную ерунду. Он постоянно сыпал оригинальными остротами и сложными каламбурами, которые никогда не повторял дважды. Бен напоминал бездонный сундук, полный сюрпризов — а также загадок, света и тени. Бен был моим лучшим другом и, думаю, остается им и теперь, хотя мы не виделись десятки лет.
    О себе же мне почти нечего сказать. Меня зовут просто Йен. Я лелеял только одну скромную мечту: выучиться медицине и стать практикующим врачом. Судьба проявила ко мне благосклонность и дала возможность осуществить ее. Ко мне очень подходят слова, которые однажды написал Бен в своем письме: «Я проходил мимо и видел, что происходит».
    Помню, что в конце мая 1932 года семеро членов общества «Чоубар» готовились справить шестнадцатилетие. Шестнадцать лет — роковой рубеж, внушавший трепет, и вместе с тем все ждали его с большим нетерпением.
    В шестнадцать лет приют Св. Патрика возвращал нас обществу (формулировка из его устава), чтобы мы обрели самостоятельность, превратившись во взрослых мужчин и женщин. Эта дата имела и другой смысл, который мы очень хорошо понимали: она означала роспуск общества «Чоубар». Летом наши пути расходились, и несмотря на клятвенные обещания и сладкую ложь, которой мы себя убаюкивали, каждый понимал, что связующая нас нить порвется так же быстро, как рассыплется замок из песка на берегу моря.
    У меня сохранилась масса приятных воспоминаний о годах, проведенных в приюте Св. Патрика. Даже теперь я иногда ловлю себя на том, что улыбаюсь, когда в памяти всплывают остроты Бена или фантастические истории, заполнявшие наш досуг во Дворце полуночи. Но, наверное, из множества образов, отказавшихся тускнеть с течением времени, отчетливее всего я запомнил призрачную фигуру, которая часто являлась мне в общей спальне для мальчиков в приюте Св. Патрика. Спальня представляла собой длинную сумрачную комнату с высокими сводами и напоминала больничную палату. Я все же думаю, что дело в бессоннице. Я страдал ею почти всю жизнь (волшебным образом она отпустила меня два года назад, когда я путешествовал по Европе) и научился замечать, что происходит вокруг, пока другие мирно спят.
    Именно там, в длинной неуютной комнате мне нередко чудилось, будто я различаю бледное свечение, возникавшее в темноте. Я удивлялся и приподнимался, чтобы проводить взглядом светлый блик, ускользавший в противоположный конец спальни. И тогда перед моим взором представал знакомый образ, который мне грезился много раз по ночам. Туманный силуэт женщины, окутанный покровами спектрального света, который медленно склонялся над изголовьем кровати, где глубоким сном почивал Бен. Я изо всех сил старался держать глаза открытыми, и мне казалось, что дама, сотканная из света, по-матерински гладила моего друга по голове. Я вглядывался в ее овальное прозрачное лицо, окруженное сверкающим воздушным ореолом, и женщина поднимала голову и смотрела на меня. Ничуть не пугаясь, я тонул в омуте ее печальных глаз. Лучезарная принцесса улыбалась мне, а затем, погладив на прощание Бена по щеке, исчезала. Призрачная фигура растворялась в воздухе в потоке серебристых слез.
    Я воображал, что видение было тенью матери Бена, которую он никогда не знал. И в потаенном уголке сердца я лелеял надежду, что однажды, когда я сумею заснуть, такой же призрак придет приласкать и меня. Это было моим единственным секретом, которым я не поделился ни с кем, даже с Беном.

Последняя ночь общества «Чоубар»

    Калькутта, 25 мая 1932 года
    Томас Картер, в течение многих лет возглавлявший приют Св. Патрика, мастерски преподавал литературу, историю и арифметику, причем делал это не как узкий специалист-предметник, но как человек, просвещенный во всех областях. Он не освоил лишь одну науку и был не в состоянии растолковать ее азы ученикам — как нужно прощаться. Год за годом он наблюдал за воспитанниками, кого закон выводил из-под его опеки, лишая защиты и вынуждая покинуть стены приюта. Картер читал на лицах детей всю гамму чувств, от надежды и предвкушения до печали и страха. Глядя, как юноши и девушки навсегда переступают порог приюта Св. Патрика, Картер сравнивал их про себя с чистой книгой, в которой судьба разрешала ему написать только первые строки рассказа и никогда не давала возможности его закончить.
    Томас Картер производил впечатление человека строгого и сурового, не склонного к проявлению чувств и драматическим речам, однако никто больше него не боялся приближения роковой даты, когда «книги» были вынуждены покинуть его «шкаф». Им предстояло вскоре попасть в неведомые руки, и другие, бессовестные перья сочиняли продолжение истории. И в час, когда наступало время написать эпилог, он часто оказывался печальным и мало соответствовал грезам и ожиданиям, с которыми молодые люди когда-то пускались в самостоятельное плавание по улицам Калькутты.
    По опыту он знал, что лучше не пытаться проследить путь своих учеников, когда они выходят из-под его опеки, и он больше не может оберегать их. Для Томаса Картера расставание с воспитанниками отдавало горечью разочарования, поскольку он рано или поздно убеждался, что жизнь, отняв у этих детей прошлое, похоже, отнимала у них также и будущее.
    В ту знойную майскую ночь, укрывшись в своем кабинете, Томас Картер слышал веселые голоса детей, которые собрались на скромный праздник, организованный во дворе перед домом. Из темной комнаты он смотрел на огни города, сверкавшие под звездным куполом. По небу к горизонту бежала стайка черных туч, напоминавших пятна краски в бокале с прозрачной водой.
    Картер как обычно — уже в который раз — отклонил приглашение на вечеринку и в молчаливом оцепенении сидел в кресле. Огня он не зажигал, довольствуясь разноцветными отблесками бумажных фонариков со свечками, которыми Вендела и дети украсили деревья во дворике и фасад дома, так что приют Св. Патрика теперь напоминал корабль, расцвеченный флагами по случаю спуска на воду. Картер знал, что успеет произнести прощальную речь. Оставалось еще несколько дней до даты, когда придется выполнить официальный приказ и выставить детей на улицу, откуда некогда он их вызволил.
    По традиции, сложившейся в последние годы, Вендела вскоре постучала в кабинет Картера. На сей раз она не стала ждать приглашения и вошла, закрыв за спиной дверь. Картер взглянул на оживленное лицо старшей медсестры и улыбнулся в темноте.
    — Мы стареем, Вендела, — промолвил директор приюта.
    — Это вы стареете, Томас, — поправила Вендела. — Я взрослею. Не собираетесь все же пойти на праздник? Дети обрадуются. Я сказала им, что у вас невеселое настроение… Хотя, если они меня никогда не слушались, то с чего бы им делать это теперь.
    Картер зажег настольную лампу и жестом предложил Венделе сесть.
    — Сколько лет мы уже работаем вместе, Вендела? — спросил он.
    — Двадцать два года, мистер Картер, — уточнила медсестра. — Гораздо дольше, чем я терпела своего покойного мужа, Царствие ему небесное.
    Картер посмеялся над шуткой Венделы.
    — И как вам удавалось выносить меня столько времени? — поинтересовался Картер. — Не стесняйтесь. Сегодня праздник, и я добрый.
    Вендела пожала плечами и потеребила красную полоску серпантина, запутавшуюся в волосах.
    — Жалование совсем неплохое, и я люблю детей. Вы так и не спуститесь, да?
    Картер медленно покачал головой.
    — Не хочу портить детям удовольствие, — пояснил он. — Кроме того, я не в состоянии вытерпеть фокусы Бена.
    — Бен сегодня тихий, — заметила Вендела. — Наверное, загрустил. А дети уже преподнесли Йену билет.
    Лицо Картера просветлело. Члены общества «Чоубар» (о подпольном существовании которого, вопреки сложившемуся мнению, Картер давно знал) много месяцев подряд собирали деньги, чтобы купить билет на корабль до Саутгемптона. Они хотели на прощание сделать подарок своему другу Йену. С раннего детства Йен заявлял о своем желании учиться медицине. Картер, по просьбе Изобель и Бена, написал в несколько английских школ. В этих письмах он дал мальчику хорошие рекомендации и ходатайствовал о предоставлении ему стипендии. Уведомление о выделении стипендии пришло год назад, но стоимость путешествия до Лондона превосходила все мыслимые ожидания.
    Столкнувшись с подобной проблемой, Рошан предложил ограбить контору мореходной компании, находившуюся в двух кварталах от приюта. Сирах выступил с идеей организовать лотерею. Картер же взял определенную сумму из своих личных накоплений, так же поступила и Вендела. Но денег все равно не хватало.
    Тогда Бен решил написать пьесу в трех актах под названием «Призраки Калькутты» — фантастическую галиматью, где умирали даже рабочие сцены. Главную роль леди Уиндмар играла Изобель, персонажей второго плана исполняли остальные члены команды, и один эпизод в наиболее драматической сцене взял на себя Бен. С этим спектаклем импровизированная труппа гастролировала по разным школам Калькутты. Пьеса пользовалась большим успехом у зрителей, чего нельзя сказать о критиках. В результате набралась сумма, которой недоставало для покупки билета Йену. После премьеры Бен разразился пламенным панегириком в честь коммерческого искусства и безошибочного чутья публики, которая моментально распознает истинный шедевр.
    — Взяв билет, он расплакался, — сообщила Вендела.
    — Йен — прекрасный мальчик, немного неуверен в себе, но парень замечательный. Он с толком распорядится и билетом, и стипендией, — с гордостью заявил Картер.
    — Он искал вас. Хотел поблагодарить за помощь.
    — Ты ведь ему не проговорилась, что я вложил деньги из своего кармана? — с тревогой спросил Картер.
    — Я ему сказала, но Бен тотчас внес поправку, утверждая, что вы растратили весь годовой бюджет на карточные долги, — уточнила Вендела.
    Во дворике веселье било ключом. Картер нахмурился.
    — Мальчишка — сущий чертенок. Если он отсюда не уйдет, мне придется его выгнать.
    — Вы обожаете мальчика, Томас, — засмеялась Вендела, поднимаясь с места. — И он это знает.
    Медсестра направилась к двери и у порога обернулась. Она не умела легко сдаваться.
    — Почему вы отказываетесь спуститься?
    — Спокойной ночи, Вендела, — остудил ее пыл Картер.
    — Вы старый зануда.
    — Не стоит касаться темы возраста, или мне придется повести себя не по-джентельменски…
    Вендела пробормотала что-то неразборчивое, признавая свое поражение, и оставила Картера в одиночестве. Директор приюта Св. Патрика снова погасил лампу у себя на столе и тихо подошел к окну, чтобы в щелку между портьерами посмотреть на праздник. В саду сверкали бенгальские огни, и красноватый свет от фонарей ложился медными бликами на знакомые улыбающиеся лица. Картер вздохнул. Каждому из них полагался проездной билет в тот или иной пункт назначения, хотя никто и не подозревал об этом. Только Йен знал, куда лежит его путь.
* * *
    — Двадцать минут до полуночи, — объявил Бен.
    Он сияющими глазами смотрел на золотистые вспышки петард, которые рассыпались брызгами горящих искр.
    — Надеюсь, Сирах припас на сегодня хорошие истории, — сказала Изобель, разглядывая донышко бокала на свет, словно ожидая там что-то найти.
    — Самые лучшие, — заверил Рошан. — Это наша последняя ночь. Закрытие общества «Чоубар».
    — Интересно, что будет с Дворцом, — промолвил Сет.
    Много лет ребята иначе как «дворцом» и не называли старый заброшенный особняк.
    — Дай угадаю, — вызвался Бен. — Комиссариат или банк. Всегда, если что-нибудь разрушают, на этом месте обязательно строят банк или комиссариат, разве нет?
    К компании присоединился Сирах. Роковое пророчество Бена заставило его задуматься.
    — Может, откроют театр, — возразил болезненный юноша, не спуская глаз с Изобель, своей безответной любви.
    Бен закатил глаза и покачал головой. Когда выпадал случай польстить Изобель, Сирах забывал о достоинстве.
    — А вдруг его не тронут, — предположил Йен. До сих пор он молча слушал друзей, тайком поглядывая на картинку, которую рисовал Майкл на клочке бумаги.
    — И каков сюжет? — спросил Бен без тени иронии в голосе.
    Майкл в первый раз поднял голову, оторвавшись от рисунка, и взглянул на товарищей. Те смотрели на него так, словно он только что спустился с небес. Майкл застенчиво улыбнулся и показал набросок зрителям.
    — Это мы, — пояснил штатный портретист клуба семерых.
    Целых пять секунд шестеро членов общества «Чоубар» созерцали картину в благоговейном молчании. Первым отвел глаза от рисунка Бен. Майкл заметил на лице друга непроницаемое выражение, которое появлялось в минуты, когда его одолевали непонятные приступы меланхолии.
    — Неужели у меня такой нос? — возмутился Сирах. — У меня совсем другой нос! Этот похож на рыболовный крючок!
    — Нос — это все, что у тебя есть, — заверил его Бен, изобразив улыбку. Майкла она не обманула, но ввела в заблуждение остальных. — Не жалуйся. Лиши твою личность выдающегося профиля, и от тебя останется прямая линия.
    — Дай посмотреть, — сказала Изобель. Завладев рисунком, она принялась внимательно его изучать в колеблющемся свете фонаря. — Ты такими нас видишь?
    Майкл кивнул.
    — Ты нарисовал и себя вместе со всеми, но смотришь совсем в другую сторону, — заметил Йен.
    — Майкл всегда видит то, что другим недоступно, — сказал Рошан.
    — Майкл, а что ты такого разглядел в нас, что больше никто не в состоянии распознать? — поинтересовался Бен.
    Присоединившись к Изобель, он придирчиво рассматривал рисунок, сделанный жирным карандашом. Майкл изобразил всю компанию у пруда, в котором отражались их лица. На небе сияла полная луна, вдали терялся лес. Бен вгляделся в расплывающиеся на поверхности воды отражения, и сравнил их с лицами ребят, сидевших вокруг маленького озера. Ни у кого из них выражение не соответствовало тому, что отражалось в воде. Голос Изобель, прозвучавший над ухом, вывел его из задумчивости.
    — Можно мне оставить его себе, Майкл? — спросила Изобель.
    — Но почему тебе? — не согласился Сет.
    Бен положил руку на плечо могучему бенгальцу и бросил на него короткий предупреждающий взгляд.
    — Пусть берет, — пробормотал он.
    Сет кивнул, и Бен дружески похлопал его по спине. При этом он краем глаза наблюдал за элегантно одетой пожилой дамой, которую сопровождала девочка, ровесница самого Бена и его друзей. Дама и девочка вошли во дворик приюта Св. Патрика и направились к крыльцу главного здания.
    — Что-то случилось? — тихо спросил Йен, вдруг очутившись рядом.
    Бен слегка покачал головой.
    — У нас гости, — промолвил он, не спуская глаз с пожилой женщины и ее спутницы. — Или кто-то вроде.
* * *
    Томас Картер уже знал о визите, когда Банким постучал в дверь кабинета. Он заметил появление дамы с компаньонкой, поскольку стоял у окна, наблюдая за праздником во дворе. Картер зажег настольную лампу и пригласил помощника войти.
    Банким был молодым человеком с ярко выраженными чертами уроженца Бенгалии и живым проницательным взглядом. Он вырос в приюте св. Патрика и вернулся преподавать физику и математику, проработав несколько лет учителем в разных школах провинции. Удачно сложившаяся судьба Банкима являлась одним из благословенных исключений, которые питали душевные силы Картера на протяжении многих лет. Картер увидел Банкима взрослым человеком, который воспитывал новое поколение детей в тех классах, где сам сидел когда-то. Лучшего вознаграждения за свои труды директор и представить не мог.
    — Прошу прощения за беспокойство, Томас, — начал Банким, — но внизу ждет дама, и она утверждает, что ей необходимо вас увидеть. Я сказал ей, что вас нет на месте, и у нас сегодня праздник, но она слушать ничего не желает. Она требует встречи с вами, и весьма настойчиво, мягко говоря.
    Картер с удивлением посмотрел на помощника и сверился с часами.
    — Почти полночь, — отметил он. — Кто эта женщина?
    Банким пожал плечами.
    — Не знаю, кто эта дама, но я уверен, что она не уйдет, пока вы ее не примете.
    — Она не сказала, что ей нужно?
    — Нет. Она только попросила меня передать вам это, — ответил Банким, протягивая Картеру блестящую цепочку. — Она сказала, что вы поймете.
    Картер взял украшение из рук помощника и поднес к лампе на письменном столе. Круглый золотой медальон был выполнен в виде лунного диска. Спустя несколько секунд его озарило воспоминание. Картер смежил веки, чувствуя, как в груди наливается тяжестью большой ком. У него хранился очень похожий медальон, спрятанный в шкатулке, которая лежала в запертом на ключ серванте в его кабинете. Картер не вынимал медальон уже шестнадцать лет.
    — Что-то случилось, Томас? — спросил Банким, обеспокоенный изменившимся выражением лица Картера.
    Директор приюта слабо улыбнулся и покачал головой, положив медальон в карман рубашки.
    — Ничего, — коротко ответил он. — Попроси даму подняться. Я приму ее.
    Банким с недоумением посмотрел на шефа, и на миг Картер испугался, что бывший ученик задаст вопрос, на который он не хотел бы отвечать. Наконец молодой человек кивнул и вышел из кабинета, бесшумно закрыв за собой дверь. Через две минуты в цитадель Томаса Картера вошла Ариами Бозе и откинула с лица покрывало.
* * *
    Бен внимательно наблюдал за девочкой, которая терпеливо стояла на одном месте под арками у главного входа приюта Св. Патрика. Некоторое время назад на пороге вновь показался Банким и пригласил пожилую особу в дом. Женщина велела спутнице ждать ее возвращения у двери. Инструктаж сопровождался выразительными властными жестами. Пожилая женщина явно пришла к Картеру. Учитывая, что директор приюта свел светскую жизнь к минимуму, она смело могла предположить, что визит в полночь загадочных красавиц (возраст значения не имел) застанет его врасплох. Бен улыбнулся и снова сосредоточил внимание на девушке. Высокая и стройная, она была одета в простое платье, отличавшееся тем не менее неповторимым стилем. Наряд явно был сшит человеком, обладавшим собственным оригинальным вкусом, а не приобретен на каком-нибудь базаре «черного города». Нежные черты девочки (хотя издали лицо не удавалось хорошо рассмотреть) будто писали тонкой кистью, а белая кожа излучала сияние.
    — Есть тут кто-нибудь? — прошептал на ухо другу Йен.
    Бен, не моргая, кивнул в сторону девушки.
    — Почти полночь, — заметил Йен. — Мы собираемся во Дворце через несколько минут. Напоминаю, прощальная вечеринка.
    Бен с отсутствующим видом наклонил голову.
    — Подожди секундочку, — сказал он и решительно зашагал к девочке.
    — Бен, — крикнул ему в спину Йен. — Только не сегодня, Бен…
    Бен не обратил внимания на призыв друга. Его одолевало любопытство и желание разгадать загадку возобладало над протокольными тонкостями этикета общества «Чоубар». С ангельской улыбкой примерного ученика он кратчайшим путем направился к гостье. Заметив его приближение, девочка потупилась.
    — Здравствуй. Я помощник мистера Картера, ректора Св. Патрика, — торжественно объявил Бен. — Я могу что-то сделать для тебя?
    — Вообще-то, нет. Твой… коллега уже проводил мою бабушку к директору, — отозвалась девочка.
    — Твою бабушку? — переспросил Бен. — Понятно. Надеюсь, ничего страшного не произошло. Я имею в виду, что уже полночь, и я подумал, что, может, что-то случилось.
    Девочка слабо улыбнулась и покачала головой. Бен улыбнулся ей в ответ. Она оказалась крепким орешком.
    — Меня зовут Бен, — вежливо представился он.
    — Шири, — ответила девочка, пристально глядя на дверь, точно ожидала появления бабушки с минуты на минуту.
    Бен потер руки.
    — Отлично, Шири, — сказал он. — Пока мой коллега Банким провожает твою бабушку в кабинет мистера Картера, позволь тебе предложить наше гостеприимство. Шеф настаивает, что мы должны быть любезны с гостями.
    — А ты не слишком молод для помощника ректора? — поинтересовалась Шири, избегая взгляда Бена.
    — Молод? — переспросил юноша. — Я польщен, но с сожалением вынужден признать, что мне скоро стукнет двадцать три.
    — Никогда бы не сказала, — парировала Шири.
    — Это у нас семейное, — пустился в объяснения Бен. — У всей родни кожа не стареет. Например, маму, когда мы вместе идем по улице, принимают за мою сестру.
    — Неужели? — воскликнула Шири, подавив нервный смешок. Она не поверила ни единому слову из его болтовни.
    — Но что плохого в том, чтобы принять приглашение? — не сдавался Бен. — Сегодня у нас прощальный вечер для тех ребят, кому уже пора уходить. Печально, но перед ними открывается жизнь. Кроме того, это интересно.
    Шири подняла на Бена глаза, влажно блестевшие в темноте, и на губах у нее медленно выступила недоверчивая улыбка.
    — Бабушка просила меня ждать здесь.
    Бен указал на дверь.
    — Тут? — уточнил он. — Именно тут?
    Шири кивнула, не понимая, куда он клонит.
    — Послушай, — начал Бен, всплеснув руками, — мне неприятно об этом говорить, я ведь думал, что не придется вдаваться в подробности. Такие вещи портят репутацию заведения. Но ты мне не оставляешь выбора. Есть проблема — фасад осыпается.
    Девушка пораженно уставилась на собеседника.
    — Осыпается?
    Бен кивнул с серьезным видом.
    — На самом деле, — с огорчением на лице подтвердил он. — К большому сожалению. Месяца не прошло, как на том самом месте, где ты стоишь, на миссис Поттс, нашу престарелую кухарку, да хранит ее Господь, упал кусок кирпича, свалившийся с чердака.
    Шири расхохоталась.
    — С твоего позволения, мне не кажется, что этот несчастный случай может служить поводом для веселья, — холодно заметил Бен.
    — Я совершенно не верю тому, что ты наболтал. Ты никакой не помощник ректора, тебе не двадцать три года, и кухарка не попадала под камнепад месяц назад, — бросила ему в лицо Шири. — Ты обманщик и не произнес ни одного правдивого слова с того момента, как заговорил со мной.
    Бен тщательно обдумал ситуацию. Первая часть его хитрого плана, как и следовало предполагать, провалилась. И для достижения цели требовалось предпринять обходной маневр, осторожный, но достаточно решительный.
    — Хорошо, признаю, что у меня разыгралась фантазия. Но не все из сказанного мною — ложь.
    — О, неужели?
    — Я не солгал насчет своего имени. Меня зовут Бен. И то, что мы приглашаем тебя в гости, тоже правда.
    Шири широко улыбнулась.
    — Я с удовольствием приняла бы ваше приглашение, Бен, но я должна ждать здесь. Серьезно.
    Мальчик потер руки и сделал вид, что невозмутимо принял отказ.
    — Ладно. Я подожду с тобой, — объявил он торжественно. — Если суждено упасть кирпичу, пусть падает на меня.
    Шири безразлично пожала плечами и кивнула, вновь обратив глаза к заветной двери. Молчание длилось целую минуту, за это время никто из них не шевельнулся и не открыл рта.
    — Жаркая ночь, — промолвил Бен.
    Шири повернулась и наградила его довольно сердитым взглядом.
    — Ты собираешься простоять тут до утра? — спросила она.
    — Давай заключим договор. Пойдем выпьем по бокалу чудесного холодного лимонада со мной и моими друзьями, а потом я оставлю тебя в покое, — предложил он.
    — Я не могу, Бен. Правда.
    — Мы отойдем всего на двадцать метров, — продолжал уговаривать Бен. — Можем повесить на дверь колокольчик.
    — Для тебя это так важно? — спросила Шири.
    Бен кивнул.
    — Я живу тут последнюю неделю. Я провел в этом доме всю жизнь, а через пять дней останусь совершенно один. Один в полном смысле слова. И я не знаю, доведется ли мне вновь когда-нибудь провести такую же славную ночь в компании друзей. Ты не понимаешь, каково мне.
    Шири долго смотрела на него.
    — Еще как понимаю, — сказала она наконец. — Веди меня пить лимонад.

    Как только Банким — не без колебаний — покинул кабинет, оставив директора наедине с гостьей, Картер налил рюмочку бренди себе и предложил посетительнице. Ариами отказалась и подождала, пока Картер усядется в кресло, спиной к большому окну, под которым дети во дворе продолжали веселиться. Они не подозревали, как неуютно стало в кабинете, где воцарилось ледяное молчание. Картер смочил губы алкоголем и обратил вопросительный взгляд на пожилую женщину. Жизнь нисколько не смягчила властность ее черт, и в глазах все еще отражались отблески внутреннего огня, запомнившегося Картеру по тем временам, когда Ариами была женой его лучшего друга — в эпоху, казавшуюся теперь бесконечно далекой. Они долго сидели лицом к лицу, не вымолвив ни слова.
    — Я вас слушаю, — произнес наконец Картер.
    — Шестнадцать лет назад мне пришлось доверить вам судьбу мальчика, мистер Картер, — тихим, но твердым голосом начала Ариами. — Принятое мною решение стало одним из самых трудных в моей жизни, и мне известно, что за истекшие годы вы не обманули возложенных на вас надежд. За это время мне ни разу не хотелось изменить ситуацию, ибо я осознавала, что лучше всего мальчику будет именно здесь, под вашим покровительством. Прежде я не имела возможности поблагодарить вас за все, что вы сделали для ребенка.
    — Я только выполнял свой долг, — отозвался Картер. — Но сомневаюсь, что вы пришли ко мне среди ночи, чтобы выразить свою признательность.
    — Я хотела бы ответить утвердительно, но не могу, — сказала Ариами. — Я пришла потому, что жизни мальчика угрожает опасность.
    — Бену?
    — Да, раз вы его так назвали. Всем, что он умеет, самим своим существованием, он обязан вам, мистер Картер, — сказала Ариами. — Однако есть нечто, от чего ни вы, ни я больше не сможем его защитить. Прошлое.
    Стрелки на часах Томаса Картера сошлись в одну вертикальную линию, показывая двенадцать часов пополуночи. Картер допил бренди и через окно бросил взгляд во двор. Бен разговаривал с какой-то незнакомой девочкой.
    — Итак, я вас слушаю, — повторил Картер.
    Ариами подобралась, скрестила руки и начала рассказ…
* * *
    — Целых шестнадцать лет я путешествовала по стране, меняя одно тайное убежище за другим. Две недели назад я получила письмо. Оно застало меня в доме родственников, где я на тот момент прожила около месяца, поправляясь после болезни. Никто не знал о нашем с внучкой временном пребывании в Дели. Открыв письмо, я обнаружила чистый лист бумаги, не испорченный ни единой буквой. Сначала я решила, что произошла ошибка, или кто-то неудачно пошутил. Но рассмотрев конверт, я изменила мнение. На конверте стояли штемпели почтового отделения Калькутты. Чернила на штампе расплылись, и потому часть надписи невозможно было прочесть, но мне удалось разобрать дату: 25 мая 1916 года.
    Я спрятала письмо, которому потребовалось шестнадцать лет, чтобы пересечь Индию и найти меня в укромном месте, известном лишь мне. До нынешнего вечера я к нему не прикасалась, и снова взяла в руки сегодня. Слабеющее зрение меня не подвело: на смазанном штемпеле стояла та же самая дата, которая поразила меня в первый раз. Но кое-что изменилось. На листе, в свое время абсолютно чистом, выступил текст, написанный свежими красными чернилами. Они были влажными, так что от легкого прикосновения пальцев появлялись кляксы. «Они уже не дети, старуха. Я вернулся за тем, что принадлежит мне. Уйди с дороги», — эти слова я прочитала в письме до того, как бросить его в огонь.
    И тогда я поняла, кто прислал мне письмо. Также я поняла, что настал момент воскресить старые воспоминания, которые я старательно прогоняла от себя последние годы. Не знаю, рассказывала ли я вам когда-нибудь о своей дочери Килиан, мистер Картер. Ныне я всего лишь старая женщина, доживающая свой век, но в иные времена и я была матерью, матерью самого восхитительного создания, когда-либо ступавшего по мостовым этого города. Те дни кажутся мне счастливейшими в моей жизни. Килиан вышла замуж за одного из самых выдающихся мужчин Индии и переехала к нему в дом, который он сам построил, дом совершенно невиданный. Муж моей дочери, Лахаважд Чандра Чаттерджи был инженером и писателем. Он одним из первых спроектировал телеграфную сеть в стране, одним из первых сделал проект электрификации, которая откроет нашим городам дверь в будущее, одним из первых создал систему железных дорог в Калькутте… Он был новатором во всем, за что брался.
    Но счастье молодых продлилось недолго. Чандра Чаттерджи погиб во время ужасного пожара, уничтожившего вокзал Джитерс Гейт, что на противоположном берегу реки Хугли. Наверное, вы видели это здание. В настоящее время оно совершенно заброшено, но некогда являлось одним из замечательнейших сооружений в Калькутте — возведенное из революционного металла со множеством уровней, пронизанное туннелями, снабженное системами кондиционирования воздуха и гидравлическими рычагами для стыковки рельсов. Инженеры со всего мира приезжали посмотреть на чудо техники и восхищались им. И все это было творением рук инженера Чандры Чаттерджи.
    Вечером, в тот день, когда состоялось официальное открытие Джитерс Гейт, вокзал неожиданно загорелся. Поезд, который вез в Бомбей более трехсот детей-сирот, охватило пламенем, и он оказался навечно погребен во мраке туннелей, уходивших в толщу земли. Из пассажиров поезда не выжил никто. Он до сих пор стоит в темноте где-то в лабиринте подземных галерей на западном берегу Калькутты.
    Ночь смерти инженера жители этого города должны запомнить как дату одной из самых больших трагедий, постигших Калькутту. Для многих она стала знаком того, что тьма навсегда накрыла город. Ходили также слухи, будто пожар устроила группа британских денежных магнатов. Новая ветка железной дороги могла нанести им ущерб, продемонстрировав, что морской торговый транспорт, который являлся самым прибыльным делом, начиная со времен лорда Клайва и колониальной компании, находится накануне упадка. Поезд означал будущее. По этим рельсам страна и город однажды могли бы начать путь к мечте, в завтрашний день, свободный от британской оккупации. В ночь, когда сгорела станция Джитерс Гейт, радужные надежды обратились в пепел.
    Спустя несколько дней после гибели инженера Чандры, моей дочери Килиан, готовившейся родить первенца, стал угрожать некий тип, вышедший из трущоб Калькутты. Негодяй поклялся убить жену и отпрысков человека, которого он винил во всех своих несчастьях и неудачах. Именно он, этот убийца, устроил пожар на станции, погубивший Чандру. Лейтенант Майкл Пик, молодой английский офицер и давний поклонник моей дочери, пытался остановить сумасшедшего, но задача оказалась намного труднее, чем он себе представлял.
    Незадолго до родов в дом вломились наемные убийцы и увели дочь. Люди без имени и без совести — таких нетрудно найти на улице, за гроши они сделают что угодно. Целую неделю лейтенант искал Килиан по всем закоулкам Калькутты. Через семь дней, наполненных драматизмом и отчаянием, у Пика возникло ужасное подозрение, которое позже подтвердилось. Убийца бросил мою дочь в недрах руин Джитерс Гейт. Там, среди нечистот и обломков, Килиан дала жизнь мальчику, которого вы вырастили, мистер Картер.
    Она произвела на свет мальчика, Бена, и девочку, которую вырастила я, и кому, подобно вам, дала имя. Я назвала малышку так, как мечтала назвать ее мать: Шири.
    Лейтенант Пик, рискуя жизнью, сумел вырвать младенцев из рук убийцы. Но преступник, ослепленный гневом, поклялся выследить детей и умертвить, как только они подрастут, чтобы отомстить их покойному отцу, инженеру Чандре Чаттерджи. Он задался целью любой ценой стереть с лица земли саму память о недруге и обо всем, что тот создал.
    Килиан умерла, дав обет, что душа ее не найдет покоя, пока она не убедится, что дети ее спасены. Лейтенант Пик, молодой человек, тайно любивший Килиан так же горячо, как и супруг, пожертвовал жизнью, чтобы выполнить ее последнюю волю. Пятого мая 1916 года ему удалось переплыть Хугли и передать мне детей. Какая потом его постигла участь, мне до сих пор неведомо.
    Я решила, что единственная возможность сохранить детям жизнь — это разлучить их, скрыв происхождение и место пребывания. Дальнейшая судьба Бена вам известна лучше, чем мне. Что касается Шири, я взяла ее на свое попечение и пустилась в бесконечное скитание по стране. Я воспитала девочку, внушив почтение к памяти великого человека, каким был ее отец, и замечательной женщины, подарившей ей жизнь, моей дочери. Но я никогда не рассказывала Шири больше, чем считала нужным. По наивности я воображала, будто время и расстояние развеют призраки прошлого, но судьбу не обманешь. Получив роковое письмо, я поняла, что мое бегство окончено и пора возвращаться в Калькутту, чтобы предупредить вас о том, что на самом деле происходит. Я не была с вами до конца откровенна в письме, которое написала шестнадцать лет назад, мистер Картер. Но я умолчала о некоторых вещах не из злого умысла. В глубине души я чувствовала, что именно так и следует поступить.
    Я взяла с собой внучку, ибо не могла ее оставить одну, поскольку убийца уже знал наш адрес, и мы поехали обратно. Во время путешествия я не могла избавиться от навязчивой мысли, которая обретала все большую ясность, по мере того как мы приближались к Калькутте. Я прониклась убеждением, что теперь, когда Бен и Шири вышли из детского возраста и повзрослели, убийца снова восстал из тьмы, чтобы выполнить давнюю клятву. У меня возникло предчувствие, какое появляется в преддверии беды, что на сей раз никто и ничто его не остановит…

    Томас Картер молчал очень долго, рассматривая свои руки, лежавшие на крышке стола. Подняв голову, он убедился, что Ариами сидит на прежнем месте, и все, что он слышал, не явилось плодом его воображения. Он подумал, что способен сейчас только на один осмысленный поступок — снова плеснуть в бокал щедрую порцию бренди и выпить в одиночестве за свое здоровье.
    — Вы мне не верите…
    — Я этого не сказал, — возразил Картер.
    — Вы ничего не сказали, — уточнила Ариами. — И это меня беспокоит.
    Картер пригубил бренди и спросил себя с недоумением, по какой причине он добрый десяток лет ждал, чтобы открыть пьянящую прелесть крепкого напитка и хранил его в буфете со сдержанным почтением, подобающем реликвии, не имеющей никакого практического смысла.
    — Нелегко поверить тому, что вы мне сейчас рассказали, — ответил Картер. — Поставьте себя на мое место.
    — Однако вы согласились позаботиться о мальчике шестнадцать лет назад.
    — Я согласился позаботиться о сироте, а не поверить в неправдоподобную историю. В этом заключается мой долг. Тут сиротский приют, и я его директор.
    — Все так, мистер Картер, — отозвалась Ариами. — В свое время я взяла на себя труд навести справки. Ничто не указывало на появление у вас Бена. Вы не докладывали о нем начальству. Не существовало документов, подтверждавших его поступление в приют. Наверное, у вас имелась причина так поступить, учитывая, что «неправдоподобная история», как вы выразились, не вызвала у вас доверия.
    — Жаль огорчать вас, Ариами, но официальные документы существуют. С указанием других дат и обстоятельств. Это государственное учреждение, а не дом волшебника.
    — Вы не ответили на мой вопрос, — не отступала Ариами. — Вернее, вы всего лишь дали мне повод задать его снова. Что побудило вас подделать личное дело Бена, если вы не поверили объяснениям, изложенным в моем письме?
    — При всем уважении, не понимаю, почему я должен вам отвечать.
    Ариами посмотрела ему прямо в глаза, Картер попытался избежать пронизывающего взгляда. Горькая улыбка выступила на губах пожилой женщины.
    — Вы его видели, — сказала Ариами.
    — В истории появился новый персонаж? — с иронией осведомился он.
    — Кто кого обманывает, мистер Картер? — спросила в ответ Ариами.
    Разговор как будто зашел в тупик. Картер поднялся и сделал несколько шагов по кабинету. Пожилая дама пристально за ним наблюдала.
    Картер повернулся к Ариами.
    — Допустим, я поверил вашему рассказу. Имейте в виду, это всего лишь допущение. И что, по-вашему, я должен предпринять дальше?
    — Отослать Бена, — решительно заявила Ариами. — Поговорить с ним и предупредить. Помочь ему. Я не прошу вас делать что-то такое, чего вы не делали для него в течение последних лет.
    — Я должен как следует обдумать ситуацию, — сказал Картер.
    — Не раздумывайте слишком долго. Тот человек ждал своего часа шестнадцать лет. Возможно, небольшое промедление не имеет для него значения. А возможно, имеет.
    Картер вернулся в кресло и сделал примирительный жест.
    — В тот день, когда мы нашли Бена, меня посетил человек по имени Джавахал, — сообщил Картер. — Он спрашивал о мальчике, и я ему ответил, что мы о нем ничего не знаем. Вскоре он ушел и исчез навсегда.
    — У этого человека много имен и личин, но цель у него одна, мистер Картер, — сказала Ариами, и глаза ее блеснули сталью. — Я пересекла Индию из конца в конец не для того, чтобы сложа руки смотреть, как умирают дети моей дочери потому, что паре старых дураков не хватило решительности. Простите за грубость.
    — Старый я дурак или нет, но мне нужно время, чтобы спокойно подумать. Может, стоит обратиться в полицию.
    Ариами вздохнула.
    — Нет времени, да и бессмысленно, — сказала она сурово. — Завтра к вечеру мы с внучкой покинем Калькутту. И завтра к наступлению сумерек Бен должен оставить приют и уехать подальше. В вашем распоряжении несколько часов, чтобы поговорить с мальчиком и все подготовить.
    — Все не так просто, — не согласился Картер.
    — Проще некуда: если вы с ним не поговорите, это сделаю я, мистер Картер, — пригрозила Ариами, направляясь к двери. — И я молюсь, чтобы страшный человек не объявился до того, как забрезжит рассвет.
    — Завтра я поговорю с Беном, — пообещал Картер. — Больше я ничего не могу сделать.
    С порога комнаты Ариами послала ему последний взгляд.
    — Завтра уже наступило, мистер Картер.

    — Тайное общество? — переспросила Шири. Глаза ее искрились любопытством. — Я думала, что тайные общества существуют только в многотомных романах.
    — Вон сидит Сирах, наш специалист по теме. Он мог бы разубеждать тебя часами, — сказал Йен.
    Сирах серьезно кивнул, будто подтверждая, что его познания в данной области не имеют границ.
    — Ты слышала что-нибудь о франкмасонах? — поинтересовался он.
    — Ради Бога, — вмешался Бен, — Шири подумает, что мы сборище колдунов в капюшонах.
    — А вы не такие? — рассмеялась девочка.
    — Нет, — торжественно ответил Сет. — Общество «Чоубар» преследует две весьма благовидные цели: помогать друг другу и остальным и делиться знаниями, чтобы обеспечить хорошие перспективы в будущем.
    — А разве не эти же самые цели декларировали все величайшие злодеи в мире? — вымолвила Шири.
    — Только в последние две-три тысячи лет, — вставил Бен. — Сменим тему. Эта ночь особенная для общества «Чоубар».
    — Сегодня мы расходимся, — объявил Майкл.
    — Мертвые говорят, — поразился Рошан.
    Шири с удивлением смотрела на компанию незнакомых ребят. Ее весьма забавляло, с каким удовольствием они пикируются между собой.
    — Майкл хочет сказать, что сегодня состоится последнее собрание общества «Чоубар», — пояснил Бен. — Оно существует семь лет, и теперь занавес опускается.
    — Подумать только, стоило мне напасть на тайное общество, как выясняется, что оно на грани роспуска, — воскликнула Шири. — И нет времени, чтобы в него вступить.
    — А никто и не говорил, что мы принимаем новых членов, — поспешила внести ясность Изобель. До сих пор она молча слушала беседу, не спуская глаз с чужачки. — Более того, если бы не эти болтуны, нарушившие одну из заповедей «Чоубар», ты бы никогда о нем не узнала. Видят юбку и становятся мягкими как воск.
    Шири послала Изобель примирительную улыбку, оценив легкую враждебность, которую девочка к ней проявляла. Трудно смириться с потерей исключительного статуса.
    — Вольтер говорил, что самые ярые женоненавистники — женщины, — небрежно оборонил Бен.
    — И кто такой, черт побери, Вольтер? — огрызнулась Изобель. — Подобная глупость только тебе могла прийти в голову.
    — Слышу глас невежества, — отозвался Бен. — Впрочем, может, Вольтер выразился не совсем так…
    — Хватит воевать, — вмешался Рошан. — Изобель права. Мы не должны были распускать язык.
    Шири с тревогой наблюдала, как за несколько секунд теплая атмосфера компании подернулась ледком.
    — Я не хотела стать причиной ссоры. Лучше мне пойти к бабушке. Я уже забыла все, что вы мне говорили, — сказала она, возвращая бокал с лимонадом Бену.
    — Не так быстро, принцесса, — воскликнула Изобель у нее за спиной.
    Шири повернулась и встретилась лицом к лицу с девочкой.
    — Теперь, когда ты знаешь кое-что, ты должна узнать все и сохранить секрет, — проговорила Изобель со смущенной улыбкой. — Я извиняюсь за то, что сказала раньше.
    — Отличная мысль, — заключил Бен. — Давайте.
    Шири изумленно вскинула брови.
    — Она должна заплатить вступительный взнос, — напомнил Сирах.
    — У меня нет денег…
    — Мы не церковь, дорогая, нам не нужны твои деньги, — сказал Сет. — Цена другая.
    Шири обвела взглядом компанию в поисках ответа. Выражение лиц ребят было весьма загадочным. Йен дружелюбно улыбнулся гостье.
    — Успокойся, ничего плохого, — пояснил мальчик. — Члены общества «Чоубар» после полуночи собираются в своей тайной резиденции. Мы все платили вступительный взнос.
    — А что у вас за тайная резиденция?
    — Дворец, — ответила Изобель. — Дворец полуночи.
    — Никогда о таком не слышала.
    — А о нем больше никто, кроме нас, и не слышал, — проворчал Сирах.
    — И какова цена?
    — Повесть, — ответил Бен. — Таинственная история, которую ты никогда никому не рассказывала. Ты поделишься с нами, и твой секрет никогда не выйдет за пределы общества «Чоубар».
    — Тебе есть что рассказать? — с вызовом спросила Изобель, покусывая нижнюю губу.
    Шири снова поглядела на шестерых ребят и девушку, вопросительно смотревших на нее, и кивнула.
    — У меня есть одна история, ничего подобного вы наверняка не слышали, — ответила она наконец.
    — Тогда вперед, — сказал Бен, потирая руки.

    Пока Ариами Бозе объясняла Картеру причину, вынудившую ее с внучкой вернуться в Калькутту после многолетней отлучки, семеро членов общества «Чоубар» вели Шири сквозь заросли кустарника, окружавшего Дворец полуночи. В глазах гостьи «Дворец» выглядел всего-навсего старым заброшенным особняком. Сквозь прорехи в крыше виднелось небо, усеянное звездами, а среди извилистых теней проступали фрагменты горгулий, колонн и рельефов — жалкие руины архитектурного великолепия некогда царственного сооружения, от былого величия которого остались одни воспоминания.
    Ребята пересекли сад, пробравшись по узкой тропинке, протоптанной среди зарослей дикого кустарника. Нависавшие над головой ветви образовывали зеленые своды, превращая дорожку в своеобразный туннель, который выводил прямо к парадному входу в дом. Легкий ветерок играл листьями на деревьях и свистел под каменными аркадами Дворца. Бен повернулся к гостье и посмотрел на нее с широкой улыбкой.
    — Ну и как тебе? — спросил он с нескрываемой гордостью.
    — Неплохо, — сказала Шири, не желая портить мальчику настроение.
    — Превосходно, — поправил Бен и продолжил путь, не потрудившись оценить свежим взглядом достоинства штаб-квартиры общества «Чоубар».
    Шири улыбнулась про себя и послушно пошла следом. Она с удовольствием думала о знакомстве с ребятами и с новым местом, которое годами, в точно такие же ночи, как нынешняя, служило им убежищем и храмом. Вместе с руинами и воспоминаниями, пропитавшими выщербленные камни, это место создавало атмосферу волшебства и ирреальности происходящего, свойственную сохранившимся в памяти расплывчатым картинам первых лет жизни. Для Шири не имело значения, что ее приключение продлится лишь одну ночь: она горела желанием заплатить вступительный взнос в общество «Чоубар», уже практически прекратившее существование.
    — Моя история на самом деле — это история моего отца. Они нераздельно связаны. Я никогда не видела отца, и все, что помню о нем, узнала из уст бабушки, а также из его книг и записей. Возможно, вам это покажется странным, но ближе человека у меня в этом мире нет. И хотя он умер до моего рождения, я верю, что он дождется дня, когда я присоединюсь к нему и смогу убедиться, что он всегда был таким, каким я его представляла: лучшим человеком на земле.
    Мы с вами очень похожи. Я выросла не в приюте, однако никогда не знала, что такое настоящий дом. Месяцами мне даже не с кем было поговорить, кроме бабушки. Мы жили в поездах, в чужих домах, на улице, не имея ни цели пути, ни места, которое называется очагом, и куда мы могли бы вернуться. В течение долгих лет единственным моим другом оставался отец. Как я уже говорила, хотя его давно нет на свете, я очень многое почерпнула из его книг и воспоминаний бабушки о нем.
    Моя мать умерла, как только произвела меня на свет. И я привыкла жить с мучительным осознанием, что не помню ее. Я могу представить, какая она была, лишь по тому образу, который запечатлен в книгах отца. Из всех его работ — трудов по инженерному делу и толстенных томов, которых я никогда не понимала — больше всего мне нравится маленький сборник рассказов. Эту книжку он назвал «Слезы Шивы». Отец написал ее, когда ему еще не исполнилось тридцати пяти лет. Он тогда планировал сооружение первой железнодорожной линии в Калькутте и разрабатывал революционный проект вокзала из стали, который он мечтал построить в городе. Маленькое издательство в Бомбее выпустило крошечный тираж в шестьсот экземпляров, причем отец не получил за это ни рупии. У меня сохранилась одна книга — небольшой томик в черной обложке. На корешке золотыми буквами написано: «Слезы Шивы», Л. Чандра Чаттерджи.
    Книга состоит из трех частей. В первой речь идет о его проекте нового государства, построенного в духе прогресса на основе новейших технологий, в частности железнодорожного сообщения и электричества. Отец назвал первую часть «Моя страна». Во второй части говорится о доме, чудесном жилище, которое он задумал построить для себя и своей семьи в будущем, когда разбогатеет, чего он страстно желал. Отец описал каждый уголок дома, каждую комнату, все предметы в таких подробностях, каких не найти на планах архитектора. Часть называлась «Мой дом». И третья, озаглавленная «Мой разум», являлась сборником сказок и басен. Отец писал их с юности. Больше всех я люблю притчу, которая дала заглавие всей книге. Она очень короткая и я вам ее расскажу.

    «Давным-давно случилось так, что Калькутту постиг ужасный мор, истреблявший детей. Жители города постепенно старились, а надежды на будущее почти не осталось. Чтобы спасти город, Шива пустился в долгий путь в поисках лекарства от болезни. Во время странствий его подстерегали многочисленные опасности. Трудности, которые ему пришлось преодолевать, были столь велики, что он провел в далеких краях многие годы. Вернувшись наконец в Калькутту, он обнаружил большие перемены. В его отсутствие с другого конца света в город прибыл колдун. Он привез с собой чудодейственное лекарство и продавал жителям, назначив очень высокую цену: души детей, отныне рождавшихся здоровыми.
    И это зрелище предстало глазам Шивы. Там, где раньше росли джунгли и стояли лачуги из самана, ныне располагался город, такой огромный, что его невозможно было охватить взглядом, он простирался от края до края горизонта. Город дворцов. Шива, завороженный зрелищем, решил перевоплотиться в человека и обойти улицы, вырядившись нищим, чтобы познакомиться с новыми жителями города — детьми, которые родились благодаря лекарству колдуна, и чьи души ему принадлежали. Но Шиву ожидало величайшее разочарование.
    Шесть дней и семь ночей нищий ходил по улицам Калькутты и стучал в двери дворцов, но все они оставались закрытыми. Никто не хотел слушать его, он стал объектом насмешек и презрения. Отчаявшись, он бродил по огромному городу, и обнаружил бедность, ничтожество и мрак, таившиеся в душах жителей. Он глубоко опечалился и в последнюю ночь решил навсегда покинуть город.
    Пустившись прочь, он заплакал. Он шел, не замечая, что за ним тянется след из слезинок, затерявшийся в джунглях. К рассвету слезы Шивы превратились в лед. Когда же люди осознали, что натворили, они пожелали исправить ошибку, сохранив ледяные слезы как величайшее сокровище в святилище. Но слезинки одна за другой таяли в руках. С тех пор в городе никогда не бывало льда.
    С того дня могучее проклятие накрыло город, боги навсегда отвернулись от него, оставив во власти духов тьмы. Немногие оставшиеся мудрые и благородные люди молились, чтобы однажды ледяные слезы Шивы вновь пролились с неба и сняли проклятие, превратившее Калькутту в отверженный город…»

    Эту притчу я всегда любила больше других сочинений отца. Она, возможно, самая простая, но лучше всех передает суть того, что значит для меня отец поныне и впредь, до конца моей жизни. И я, словно жители проклятого города, которым пришлось заплатить за прошлое, тоже с нетерпением жду мгновения, когда надо мной прольются слезы Шивы и освободят от одиночества. А тем временем я мечтаю увидеть дом, который отец построил сначала в воображении, а потом, много лет спустя, в каком-то из кварталов на севере Калькутты. Я не сомневаюсь, что дом существует, хотя бабушка всегда это отрицала. И кое о чем она не догадывается. Я думаю, что отец описал в книге участок земли, где собирался построить дом. И он находится здесь, в «черном городе». Я с детства мечтаю обойти дом и увидеть воочию все, что знаю наизусть по описанию: библиотеку, комнаты, рабочее кресло отца…
    Вот моя история. Я ни одной душе ее не рассказывала, потому что было некому. До сегодняшнего дня.
* * *
    Когда Шири закончила свою повесть, сумрак, наводнявший Дворец, помог скрыть слезы, выступившие на глазах некоторых членов общества «Чоубар». Ребята как будто не осмеливались нарушить звенящую тишину, наступившую после того, как девочка умолкла. Шири натянуто засмеялась и посмотрела Бену в лицо.
    — И что, я заслужила право вступить в общество «Чоубар»? — несмело спросила она.
    — Лично я считаю, что ты заслуживаешь стать его почетным членом, — ответил он.
    — А дом действительно существует, Шири? — задал вопрос Сирах, воодушевленный идеей.
    — Уверена, что да, — сказала девочка. — И я намерена его найти. Ключ находится где-то на страницах книги отца.
    — Когда? — уточнил Сет. — Когда начнем искать?
    — Прямо завтра, — решила Шири. — С вашей помощью, если вы согласны…
    — Тебе понадобится помощь человека, который умеет думать, — заметила Изобель. — Можешь на меня рассчитывать.
    — А я специалист по замкам, — сообщил Рошан.
    — Я могу найти карты в муниципальном архиве, начиная с момента создания правительства в 1859 году, — вставил Сет.
    — А я сумею определить, есть ли в доме тайна или что-то сверхъестественное, — похвастался Сирах. — Может, он заколдованный.
    — Я могу нарисовать в точности, как он выглядит, — сказал Майкл. — Планы. По книге, я имею в виду.
    Шири улыбнулась и поглядела на Бена с Йеном.
    — Ладно, — сказал Бен, — должен же кто-то руководить операцией. Готов взвалить это на свои плечи. А Йен смажет йодом ранку, если вы ее получите.
    — Наверное, вы не признаете слово «нет», — сказала Шири.
    — Мы вычеркнули это слово из словаря в библиотеке Св. Патрика шесть месяцев назад, — заявил Бен. — Ты теперь член общества «Чоубар». Твои трудности — наши трудности. Общее командование.
    — Я думал, мы распускаем общество, — напомнил Сирах.
    — Декретом номер один его существование продлевается ввиду непредвиденных обстоятельств, — ответил Бен, сверкнув на приятеля глазами.
    Сирах скрылся в тени.
    — Хорошо, — сдалась Шири. — Но сейчас нам надо вернуться.

    Взгляд, которым Ариами встретила Шири и общество «Чоубар» в полном составе, мог бы заморозить поверхность Хугли в разгар дня. Пожилая дама застыла в карауле у парадных дверей в компании с Банкимом. По выражению лица учителя Бен понял, что нужно срочно придумывать разумное объяснение и каяться, чтобы спасти новую подругу от явно светившего ей нагоняя. Бен вышел вперед, слегка опередив товарищей, и пустил в ход свою самую обаятельную улыбку.
    — Это моя вина, госпожа. Мы только хотели показать вашей внучке сад за домом, — сказал Бен.
    Ариами не удостоила его внимания и обратилась непосредственно к Шири.
    — Я тебе велела ждать тут и не двигаться, — набросилась на девочку старуха с горящим от гнева лицом.
    — Мы отошли всего метров на двадцать, госпожа, — привел свой аргумент Йен.
    Ариами уничижительно посмотрела на него.
    — Я тебя не спрашиваю, мальчик, — отрезала она без тени вежливости.
    — Мы сожалеем, что доставили беспокойство, госпожа, мы вовсе не хотели… — не отступал Бен.
    — Хватит, Бен, — вмешалась Шири. — Я сама умею говорить.
    Враждебное лицо пожилой женщины на мгновение исказилось. Это обстоятельство не ускользнуло от ребят. Ариами поманила Бена. Даже в тусклом свете фонарей, горевших в саду, было видно, как она побледнела.
    — Ты Бен? — спросила она тихо.
    Мальчик кивнул, скрывая удивление. Он выдержал пристальный взгляд непроницаемых глаз старухи. В них не было гнева, только печаль и тревога. Ариами взяла внучку за руку и потупилась.
    — Нам пора идти, — сказала она. — Попрощайся с друзьями.
    Члены общества «Чоубар» помахали девочке на прощание, Шири робко улыбалась, уходя вслед за Ариами Бозе, тащившей ее за руку. Вскоре они затерялись на темных улицах города. Йен приблизился к Бену. Тот стоял в задумчивости, глядя вслед удаляющимся фигурам Шири и Ариами. Их силуэты были уже едва различимы в темноте.
    — Мне показалось, что эта женщина испугалась, — промолвил Йен.
    Бен кивнул не моргая.
    — А кто не испугается в такую ночь, как эта? — задал он риторический вопрос.
    — Полагаю, всем нам сейчас лучше отправиться спать, — объявил Банким, стоявший на пороге двери.
    — Это пожелание или приказ? — уточнила Изобель.
    — Вы прекрасно знаете, что мои пожелания для вас — приказ, — твердо сказал Банким, указывая внутрь здания. — Домой.
    — Деспот, — пробурчал Сирах себе под нос. — Наслаждайся напоследок своей властью, ибо дни ее сочтены.
    — Хуже всего те, кто любит покомандовать, — добавил Рошан.
    Банким с улыбкой ждал, пока семеро ребят один за другим войдут в дом, пропустив мимо ушей их возмущенное ворчание. Бен последним переступил порог, обменявшись с Банкимом понимающим взглядом.
    — Как бы они ни жаловались, — сказал он, — дней через пять им будет не хватать твоих полицейских замашек.
    — И тебе тоже, Бен, — рассмеялся Банким.
    — Мне уже не хватает, — пробормотал Бен про себя, поднимаясь по лестнице, которая вела в спальни на втором этаже. Он прекрасно осознавал: пройдет всего неделя, и ему больше не доведется пересчитывать эти двадцать пять ступеней, знакомых до последней трещины.

    Среди ночи Бен неожиданно проснулся. Комнату наполняли прозрачные голубоватые сумерки. Мальчику показалось, будто его лицо овеяло холодом, словно кожи коснулось невидимое дыхание какого-то существа, прятавшегося в темноте. Сноп неверного рассеянного света проникал сквозь узкое прямоугольное окно и рисовал на стенах и потолке зала тысячу пляшущих теней. Протянув руку, Бен взял с прикроватной тумбочки часы и поднес циферблат к полосе лунного света. Стрелки показывали три часа.
    Бен вздохнул, почувствовав, что остатки сна необратимо испарились, как капли росы на утреннем солнце. Он подозревал, что на одну ночь Йен заразил его своей бессонницей. Он смежил веки и принялся перебирать в памяти картины недавно закончившегося праздника, надеясь на их благотворное усыпляющее действие. Именно в этот момент он в первый раз услышал необычный звук и привстал, прислушиваясь к странной вибрации, исходившей от шелестевших листьев в саду.
    Бен отбросил простыни и медленно приблизился к окну. Он различил слабое позвякивание погашенных фонарей, висевших на ветвях деревьев, и отдаленное эхо, похожее на хор детских голосов, сотен голосов, смеявшихся и говоривших в унисон. Бен прислонился лбом к стеклу и сквозь туман осевшего на его поверхности дыхания мальчик увидел в центре двора неподвижный силуэт худого высокого человека в черной тунике, смотревшего прямо на него. Бен вздрогнул и отступил назад. Вдруг в центре оконного стекла появилась маленькая дырочка, и от нее на глазах мальчика во все стороны поползла сеть трещин, которая разрасталась, оплетая прозрачную поверхность, словно плющ или паутина, сотканная сотней невидимых лап. У Бена волосы на затылке встали дыбом, и дыхание участилось.
    Мальчик оглянулся по сторонам. Все его товарищи лежали неподвижно и крепко спали. Вновь послышались отдаленные голоса детей. Тут Бен заметил, что через трещины в стекле в комнату проникает вязкий туман, напоминая сочащийся сквозь шелковую ткань голубоватый дым. Бен снова подошел к окну и попытался рассмотреть, что происходит во дворе. Незнакомец все еще стоял на месте. На сей раз он вскинул руку и помахал Бену, и его длинные тонкие пальцы вспыхнули ярким пламенем. Бен застыл, завороженный, не в силах оторвать взор от этого зрелища. И лишь когда человек повернулся к нему спиной и стал удаляться в темноту, Бен опомнился и выбежал из спальни.
    Коридор был пуст и едва освещен газовым фонарем — этот образчик старого оборудования Св. Патрика чудом пережил кампанию по модернизации последних лет. Бен со всех ног бросился вниз по лестнице, промчался по анфиладе столовых и выскочил во двор через боковую дверь приютской кухни — как раз, чтобы увидеть, как темная фигура исчезает в темном переулке, огибавшем здание приюта с тыла. Силуэт незнакомца заволокло плотным туманом, поднимавшимся от решеток канализации. Бен поспешил следом и нырнул в туман.
    Он пробежал метров сто по туннелю из холодного клубящегося тумана и оказался на большом пустыре, простиравшемся к северу от приюта Св. Патрика. Он служил свалкой всякого хлама, а также цитаделью для самых обездоленных жителей севера Калькутты, ютившихся в хибарах и шалашах из деревянных обломков и щебня. Бен шел, огибая топкие лужи, которые были на дороге, петлявшей по запутанному лабиринту лачуг из самана, полуобгоревших и необитаемых. Наконец он очутился в том месте, куда Томас Картер настоятельно не рекомендовал им ходить. Детские голоса доносились откуда-то из развалин этого царства грязи и бедности.
    Бен шагнул в узкий проход между двумя разрушенными бараками и резко остановился, ибо он нашел то, что искал. Перед ним открылось бескрайнее поле — кладбище старых хибар, сровнявшихся с землей. В центре пустынного пространства, как пар дыхания невидимого в темноте дракона, вилось голубое туманное облако. Оттуда и доносился хор сотен детских голосов. Только Бен больше не слышал смеха и песен — из голубого тумана вырывался страшный крик обезумевших от ужаса детей, оказавшихся в смертельной ловушке. Холодный ветер с силой швырнул мальчика о стену лачуги. В глубине пульсирующего облака родился оглушительный грохот большой стальной машины, от которого содрогнулась земля у него под ногами.
    Бен зажмурился и снова открыл глаза, решив, что стал жертвой галлюцинации. Из облака возник поезд из раскаленного металла, объятый пламенем. Мальчик увидел в окнах вагонов искаженные в агонии десятки лиц детей, плененных в стальном корпусе. Пылающие угли разлетались фейерверком в разные стороны. Взгляд Бена скользнул вдоль длинного тела состава и задержался на локомотиве — грандиозном стальном сооружении, которое медленно плавилось, точно брошенная в очаг восковая фигурка. В кабине локомотива, в горниле огня неподвижно застыла фигура человека, которого Бен видел во дворе. Теперь незнакомец радушно раскрывал ему объятия.
    Бен почувствовал жар пламени на щеках и зажал руками уши, чтобы заглушить сводящий с ума вой детей. Огненный поезд пересек безлюдную равнину и, к ужасу Бена, во весь опор устремился к приюту Св. Патрика. Поезд летел с безудержной яростью зажигательного снаряда. Бен побежал за ним, уклоняясь от искр и брызг расплавленного железа, дождем поливавших окрестности. Но его ноги не могли угнаться за поездом, который рвался к приюту, увеличивая скорость и окрашивая небо багрянцем на своем пути. Бен остановился и закричал изо всех сил, чтобы предостеречь тех, кто мирно спал в доме, не ведая о надвигающейся катастрофе. Он с отчаянием смотрел, как стремительно сокращалось расстояние между поездом и приютом, и понял, что через несколько мгновений стальное чудовище разнесет здание в пыль и отправит на небеса его обитателей. Бен упал на колени, испустив последний отчаянный вопль, и в бессилии наблюдал, как поезд врывается на задний двор приюта Св. Патрика и неумолимо приближается к толстой стене заднего фасада.
    Бен приготовился к худшему, но он и представить не мог, какое зрелище предстанет перед его глазами через десятые доли секунды.
    Взбесившийся поезд, окутанный вихрями пламени, врезался в стену, исторгнув феерический фонтан искр. Поезд проскользнул сквозь красный кирпич кладки словно лента дыма, растворяясь в воздухе. С ним исчезли вопли детей и оглушительный рев локомотива.
    Через две секунды вновь наступила кромешная тьма. Силуэт приютского здания — целого и невредимого — обозначился на ночном небе в свете далеких огней «белого города» и Майдана, лежавшего в сотнях метров к югу. Туман втянулся в трещины в стене, и вскоре не осталось ни малейших следов драмы, разыгравшейся на глазах Бена. Мальчик медленно подошел к стене и приложил ладонь к неповрежденной поверхности. Электрический разряд ударил ему в руку и сбил с ног. Бен увидел, как на стене проступил черный, дымящийся след его ладони.
    Поднявшись с земли, мальчик почувствовал, что сердце его бьется учащенно, а руки дрожат. Он глубоко вздохнул и вытер слезы, выступившие от удара током. Спустя некоторое время, решив, что уже достаточно успокоился, Бен неспешно обогнул здание и зашагал обратно к черному входу. Применив трюк, которому его научил Рошан, он благополучно справился с внутренней щеколдой, потихоньку открыв ее, в темноте миновал кухню и коридор и наконец очутился у подножия лестницы. В приюте по-прежнему стояла тишина. Выходило, что кроме него никто не услышал грохота поезда.
    Мальчик вернулся в спальню. Друзья его безмятежно спали. На оконном стекле не было ни единой трещины. Бен бегом пересек спальню и, задыхаясь, рухнул на кровать. Он снова взял часы с тумбочки и снова проверил, который час. Он мог бы поклясться, что отсутствовал в здании минут двадцать. Но стрелки показывали три часа, как в тот момент, когда он проснулся. Бен поднес часы к уху и услышал ровное тиканье механизма. Положив их на место, он попытался привести в порядок свои мысли. Бен усомнился, что действительно стал свидетелем фантастического явления и воочию видел поезд, объятый пламенем. Может, он никуда не выходил из спальни, и вся сцена ему приснилась? Глубокое дыхание ребят в комнате и невредимое стекло как будто полностью это подтверждали. Возможно также, что он стал жертвой собственного воображения. В смятении чувств, Бен закрыл глаза и тщетно попытался заснуть, понадеявшись, что если он притворится спящим, то тело попадется на удочку.
    На рассвете, когда солнце едва забрезжило над «серым городом», мусульманским кварталом в восточной части Калькутты, Бен выскочил из постели и помчался на задний двор, чтобы при дневном свете осмотреть стену здания. Никаких следов поезда он не обнаружил. Бен уже был готов признать, что в самом деле видел сон — необычайно яркий, но именно сон. Как вдруг краем глаза заметил небольшое темное пятно на стене. Мальчик подошел поближе и узнал отпечаток своей руки, явственно вырисовывавшийся на глинистой кладке. Бен вздохнул и поспешил вернуться в спальню, чтобы разбудить Йена, который в первый раз за много недель смог забыться в объятиях Морфея. В ту ночь он против обыкновения спал как убитый, избавленный от навязчивой бессонницы.

    В свете дня очарование Дворца полуночи поблекло. То, что дом знавал лучшие времена, бросалось в глаза с безжалостной очевидностью. Члены общества «Чоубар» могли бы испытать настоящее потрясение, увидев свой волшебный островок без флера таинственности, которым окутывали его звездные ночи Калькутты. Однако рассказ Бена смягчил шок от столкновения с реальностью. Ребята слушали в почтительном молчании. Лица их выражали гамму эмоций, от удивления до недоверчивости.
    — И пропал в стене, словно был сделан из воздуха? — переспросил Сет.
    Бен кивнул.
    — Это самая невероятная история из всех, что ты выдумал за последний месяц, Бен, — заметила Изобель.
    — Я ничего не выдумывал. Я это видел, — возразил он.
    — Никто не сомневается, Бен, — примирительно сказал Йен. — Но мы все спали, и никто не слышал ни звука. Даже я.
    — Вот что невероятнее всего, — оживился Рошан. — Может, Банким подмешал что-то в лимонад?
    — Вы не можете отнестись к этому серьезно? — уточнил Бен. — Я видел след руки.
    Никто не ответил. Бен перевел взгляд на тщедушного астматика — того члена общества, кто был наиболее доверчив, когда речь шла о сверхъестественных явлениях.
    — Сирах? — требовательно обратился к нему Бен.
    Мальчик вскинул голову и посмотрел на остальных, оценивая обстановку.
    — В Калькутте не первый раз происходит что-то подобное, — заявил он. — Вспомним, например, легенду о Гастингс-Хаусе.
    — Не понимаю, какая связь между этими историями, — не поддержала его Изобель.
    Легенду о Гастингс-Хаусе, старой резиденции губернатора провинции, находившейся к югу от Калькутты, Сирах любил больше всех. Пожалуй, она была самой знаковой легендой о привидениях — таинственной и леденящей кровь — именно такой, какой должна быть настоящая история о привидениях, и какие попадаются крайне редко.
    — Жители города видел и его в течение десятков лет, — не согласился Сирах. — Это так же точно, как и то, что в сезон муссонов затопляет улицы.
    Между членами общества «Чоубар» возникла жаркая перепалка по поводу видения, посетившего их друга. От участия в обсуждении воздержался лишь сам Бен. Через несколько минут, когда все возможности для разумного диалога были исчерпаны, лица участников словесной баталии повернулись к фигуре в белом, наблюдавшей за ними с порога зала без потолка, где они собрались. Один за другим спорщики замолчали.
    — Я не хотела вас прерывать, — сказала Шири несмело.
    — Слава богу, что прервала, — отозвался Бен. — Мы всего лишь спорили. Для разнообразия.
    — Я слышала окончание, — призналась Шири. — Ты что-то видел ночью, Бен?
    — Уже не знаю, — честно сказал мальчик. — А ты как? Тебе удалось ускользнуть от бдительного ока бабушки? Мне показалось, что ночью мы поставили тебя в затруднительное положение.
    Шири улыбнулась, покачав головой.
    — Бабушка очень добрая, но иногда она поддается навязчивым идеям. Она уверена, что меня на каждом шагу окружают опасности, — пояснила Шири. — Она не знает, что я здесь. Поэтому я ненадолго.
    — Почему? Мы собирались пойти сегодня на пристань, ты могла бы к нам присоединиться, — заявил Бен к удивлению остальных ребят, впервые слышавших о таких планах.
    — Я не могу отправиться с вами, Бен. Я пришла попрощаться.
    — Что? — воскликнули в унисон несколько голосов.
    — Завтра мы уезжаем в Бомбей, — сказала Шири. — Бабушка считает, что оставаться в этом городе небезопасно, и нам нужно его покинуть. Она запретила мне снова видеться с вами, но мне не хотелось уезжать, не попрощавшись. За десять лет вы — мои единственные друзья, пусть только на одну ночь.
    Бен потрясенно уставился на нее.
    — Едете в Бомбей? — вскипел он. — Зачем? Твоя бабушка хочет стать кинозвездой? Это вздор!
    — Боюсь, что нет, — печально подтвердила Шири. — Я пробуду в Калькутте всего несколько часов. Надеюсь, вы не станете возражать, если я проведу их с вами.
    — Мы были бы в восторге, если бы ты вообще осталась, Шири, — сказал Йен, выразив общее мнение.
    — Минутку! — закричал Бен. — С какой стати нам прощаться? Всего несколько часов в Калькутте? Невозможно, барышня. Ты можешь прожить сто лет в этом городе, не поняв и половины того, что тут творится. Ты не должна уезжать просто так. Особенно теперь, когда стала полноправным членом общества «Чоубар».
    — Скажи это моей бабушке, — промолвила Шири со смирением.
    — Что я и собираюсь сделать.
    — Гениальная идея, — оценил Рошан. — Ночью ты выступил как нельзя лучше.
    — Маловерные, — пожаловался Бен. — А как насчет клятв нашего общества? Нужно помочь Шири найти дом ее отца. Никто не уедет из города, пока мы не найдем дом и не раскроем его тайны. Точка.
    — Я — за, — высказался Сирах. — Но как ты собираешься достичь цели? Пригрозишь бабушке Шири?
    — Порой слова сильнее шпаги, — заявил Бен. — Кстати, кто это сказал?
    — Вольтер? — съязвила Изобель.
    Бен не обратил внимания на иронию.
    — Так кому принадлежат мудрое изречение? — спросил Йен.
    — Ясно, что не мне. Мистеру Картеру, — пояснил Бен. — Скажем, с твоей бабушкой будет разговаривать именно он.
    Шири потупилась и покачала головой.
    — Не выйдет, Бен, — сказала девочка безнадежно. — Ты не знаешь Ариами Бозе. В упорстве с ней никто не сравнится. Упрямство у нее в крови.
    Бен вкрадчиво улыбнулся, и глаза его заблестели на ярком полуденном солнце.
    — А я еще упрямее. Подожди, увидишь меня в деле и переменишь свое мнение, — промурлыкал он.
    — Бен, ты хочешь впутать нас в неприятности, — предостерег Сет.
    Бен высокомерно вскинул брови и поочередно посмотрел на каждого из присутствующих, подавляя в зародыше бунтарские мысли, которые могли посетить друзей.
    — Кому есть что добавить, пусть говорит. Или пусть на уста его ляжет печать молчания, — торжественно провозгласил он.
    Возражений не последовало.
    — Отлично. Принято единогласно. Вперед.

    Картер вставил ключ в замочную скважину двери своего кабинета и дважды его повернул. Замок щелкнул, и директор открыл дверь. Ступив в комнату, он захлопнул за собой дверь. В течение часа он не хотел никого ни видеть, ни слышать. Он расстегнул пуговицы жилета и направился к письменному столу. И лишь тогда, заметив неподвижную фигуру, замершую в кресле для посетителей, Картер понял, что в кабинете не один. Ключи выскользнули у него из пальцев, но на пол упасть не успели. Проворная рука в черной перчатке подхватила связку на лету. Лицо с ястребиными чертами показалось из-за спинки кресла. Незнакомец хищно улыбнулся.
    — Кто вы такой и как вошли сюда? — требовательно спросил Картер, не сумев унять дрожь в голосе.
    Незваный гость выпрямился, и Картер почувствовал, как кровь отливает от щек: он узнал человека, приходившего к нему шестнадцать лет назад. Тот не постарел ни на один день, и в глазах его по-прежнему пылал яростный огонь, который хорошо запомнился Картеру. Джавахал. Посетитель перехватил ключ пальцами, приблизился к двери и запер ее на замок. Картер проглотил слюну. В сознании всплыли предостережения Ариами Бозе, сделанные прошлой ночью. Джавахал сжал ключ в ладони и металл с легкостью согнулся, словно медная шпилька.
    — Похоже, вы не рады новой встрече со мной, мистер Картер, — сказал Джавахал. — Разве вы забыли наш содержательный разговор шестнадцать лет назад? Я пришел, чтобы сделать пожертвование.
    — Немедленно уходите, или мне придется обратиться в полицию, — пригрозил Картер.
    — Не спешите с полицией. Я уйду, когда сочту нужным. Сядьте и разрешите мне насладиться беседой с вами.
    Картер сел в кресло, всеми силами стараясь скрыть свои истинные чувства и сохранить внешнее спокойствие и властный вид. Джавахал дружески ему улыбнулся.
    — Полагаю, вы знаете, зачем я здесь, — сказал непрошеный гость.
    — Не понимаю, что вам надо, но тут вы этого не найдете, — ответил Картер.
    — Может, да, а может, и нет, — небрежно сказал Джавахал. — Мне нужен мальчик. Он уже не ребенок, сейчас он вырос. Вы догадываетесь, кто этот мальчик. Мне было бы неприятно причинить вам зло.
    — Вы угрожаете?
    Джавахал засмеялся.
    — Да, — холодно подтвердил он. — И когда я угрожаю, то не шучу.
    Картер впервые всерьез подумал, не позвать ли ему на помощь.
    — Если вы вздумали кричать раньше времени, — заметил Джавахал, — позвольте дать вам повод.
    Вымолвив последние слова, он тотчас вытянул перед собой правую руку и принялся неторопливо снимать перчатку.

    Шири и остальные члены общества «Чоубар» только вошли во двор приюта Св. Патрика, когда окна кабинета Томаса Картера на втором этаже взорвались с оглушительным грохотом. В сад посыпался дождь из осколков стекла, кирпича и деревянных обломков. В первый миг ребята оцепенели, но через секунду бросились бегом к зданию, невзирая на дым, валивший из образовавшейся в стене бреши, и вырывающиеся языки пламени.
    В момент взрыва Банким находился в противоположном конце коридора. Он просматривал административные документы, которые собирался отдать Картеру на подпись. Ударной волной учителя бросило на пол. Подняв голову, он увидел, как дверь кабинета директора, окутанная клубами дыма, тотчас заполнившего коридор, сорвалась с петель и с силой ударилась в стену. Мгновение спустя Банким вскочил на ноги и помчался к месту взрыва. Когда до входа в кабинет оставалось всего метров шесть, Банким увидел, что из комнаты вынырнул объятый пламенем темный силуэт человека в черном развевающемся плаще. Он промелькнул по коридору, словно огромная летучая мышь, удаляясь с неправдоподобной скоростью. Силуэт исчез, оставив после себя шлейф пепла, издавая при этом звук, похожий на шипение кобры, приготовившейся атаковать жертву.
    Банким нашел Картера распростертым на полу кабинета. Лицо директора покрывали ожоги, а дымившаяся одежда, казалось, побывала в эпицентре пожара. Банким бросился на колени рядом со своим наставником и попытался его приподнять. Руки директора дрожали. Банким с облегчением убедился, что он еще дышит, хотя и не без труда. Банким громко стал звать на помощь, и вскоре в дверном проеме показались лица ребят. Бен, Йен и Сет присоединились к учителю и помогли поднять Картера, тогда как другие расчищали дорогу от обломков и готовили место в коридоре, чтобы положить директора приюта.
    — Что за чертовщина тут случилась? — спросил Бен.
    Банким покачал головой, не в силах ответить на вопрос. Он явно еще не оправился от потрясения, которое ему только что довелось пережить. Совместными усилиями им удалось вынести раненого в коридор. Тем временем Вендела, с побелевшим как гипс лицом и блуждающим взглядом, побежала в ближайшую больницу вызывать врачей.
    Мало-помалу в коридор перед кабинетом директора собрался весь персонал приюта Св. Патрика, теряясь в догадках, что стало причиной грохота, и чье обожженное тело лежит на полу. Йен с Рошаном соорудили заграждение и просили всех, кто приближался к месту трагедии, уйти и освободить проход. Казалось, они ждали помощи целую вечность.

    После смятения, вызванного взрывом и долгожданным прибытием медицинского фургона из центральной больницы Калькутты, приют Св. Патрика на полчаса оказался во власти мучительной неопределенности. Наконец когда паника первых минут сменилась всеобщей подавленностью, врач из бригады подошел к Банкиму и детям, чтобы их успокоить. Трое его коллег продолжали заниматься раненым.
    Заметив доктора, все окружили его, беспокоясь и ожидая новостей.
    — Он получил серьезные ожоги, обнаружено несколько переломов, но жизнь его вне опасности. Больше всего меня сейчас беспокоят глаза. Мы не можем гарантировать, что зрение полностью восстановится, но скоро это выяснится. Необходимо положить его в больницу и сделать глубокую анестезию, чтобы приступить к лечению. Ему наверняка потребуется операция. Нужен человек, кто сможет оформить документы при поступлении больного, — сказал доктор. Это был рыжеволосый молодой человек с серьезным выражением лица и сосредоточенным взглядом. Выглядел он весьма компетентным.
    — Вендела оформит документы, — ответил Банким.
    Доктор согласно кивнул.
    — Хорошо. Но есть еще один момент, — сказал врач. — Кто из вас Бен?
    Все, кто присутствовал при разговоре, с изумлением переглянулись. Бен растерянно посмотрел на врача.
    — Я Бен, — откликнулся он. — А в чем дело?
    — Он хочет поговорить с тобой, — объяснил доктор. Судя по его тону, он пытался отговорить Картера от этой идеи и не одобрял просьбу пациента.
    Бен кивнул и поспешил забраться в фургон, куда врачи подняли Картера.
    — Всего одна минута, мальчик, — предупредил врач. — Ни секундой больше.
* * *
    Бен приблизился к носилкам, на которых на спине лежал Томас Картер, и попытался изобразить ободряющую улыбку. Но воочию убедившись, в каком состоянии находится директор, он почувствовал, как сжалось сердце. Мальчик не мог заставить себя вымолвить ни слова. У него за спиной один из врачей сделал ему знак, побуждая к действию. Бен глубоко вздохнул.
    — Здравствуйте, мистер Картер. Это Бен, — произнес Бен, сомневаясь, что директор слышит его.
    Раненый медленно повернул голову и поднял дрожащую руку. Бен взял его ладонь в свою и мягко пожал.
    — Скажи этому человеку, чтобы оставил нас, — простонал Картер, не открывая глаз.
    Врач одарил Бена суровым взглядом и, помедлив несколько секунд, оставил их наедине.
    — Врачи говорят, что вы поправитесь… — начал Бен.
    Картер дернул головой.
    — Только не сейчас, Бен, — прервал директор, которому каждое слово стоило титанических усилий. — Ты должен внимательно выслушать меня, не перебивая. Ты понял?
    Бен молча кивнул, и лишь спустя короткий промежуток времени сообразил, что Картер не видит его.
    — Я вас слушаю, сэр.
    Картер стиснул кулаки.
    — Существует один человек. Он разыскивает тебя и хочет убить, Бен. Убийца, — с трудом выговорил Картер. — Человек этот называет себя Джавахалом. Похоже, он убежден, что ты имеешь какое-то отношение к его прошлому. Я не знаю, почему он тебя разыскивает, зато знаю совершенно точно, что он опасен. То, что он сотворил со мной — не более чем демонстрация, на что он действительно способен. Ты должен побеседовать с Ариами Бозе, женщиной, приходившей вчера в приют. Передай ей мои слова и расскажи, что произошло. Она пыталась предупредить меня, но я не отнесся серьезно к ее предостережениям. Не совершай ту же ошибку. Найди ее и поговори с ней. Скажи ей, что Джавахал здесь. Она тебе объяснит, что делать дальше.
    Когда опаленные губы Томаса Картера сомкнулись, Бену показалось, будто мир вокруг него рухнул. То, о чем поведал ему директор приюта, со всех сторон выглядело неправдоподобным. Бен решил, что взрыв причинил большой ущерб рассудку мистера Картера, и в бреду раненому почудился заговор против его жизни и еще невесть какие опасности. Иные варианты Бен в тот момент не был готов рассматривать, особенно в свете его ночных видений. Поддавшись влиянию тягостной атмосферы в кабине машины, вызывавшей клаустрофобию и пропитанной смрадом гари и эфира, Бен задался вопросом, уж не сходят ли с ума обитатели приюта Св. Патрика, в том числе и он сам.
    — Ты слышал меня, Бен? — упорствовал Картер. В голосе его звучала мука. — Ты понял, что я сказал?
    — Да, сэр, — пробормотал мальчик. — Вам сейчас не нужно волноваться.
    Картер открыл глаза, и Бен с ужасом осознал, что огонь их не пощадил.
    — Бен, — попытался прикрикнуть Картер, задыхаясь от боли. — Сделай, как я сказал. Немедленно. Найди ту женщину. Поклянись мне.
    За спиной Бена раздались шаги рыжего доктора. Врач схватил его за локоть и стал решительно вытаскивать из фургона. Рука Картера выскользнула из ладоней Бена и повисла в воздухе.
    — Хватит, — сказал врач. — Этот человек уже настрадался.
    — Поклянись! — простонал Картер, взмахнув рукой.
    Мальчик в смятении смотрел, как врачи колют новую дозу лекарства Картеру.
    — Я клянусь, сэр, — сказал Бен без всякой уверенности, что директор еще способен услышать его. — Клянусь.
    Банким ждал Бена у автомобиля. Поодаль с удрученным видом стояли члены общества «Чоубар» и все, кто находился в приюте в момент несчастья. Они наблюдали за Беном с тревогой. Бен подошел к Банкиму и посмотрел учителю прямо в глаза, подернутые красными прожилками и опухшие от дыма и слез.
    — Банким, мне нужно кое-что узнать, — сказал Бен. — К мистеру Картеру приходил человек по имени Джавахал?
    Банким ответил ему растерянным взглядом.
    — Сегодня никто не приходил, — сказал учитель. — Все утро мистер Картер провел на совещании в мэрии и вернулся в приют около двенадцати. Он собирался пойти к себе в кабинет и поработать и попросил не беспокоить его даже в обед.
    — Ты уверен, что мистер Картер находился один в кабинете, когда прогремел взрыв? — уточнил Бен, от всей души надеясь услышать утвердительный ответ.
    — Да. Полагаю, что да, — решительно сказал Банким, но в глазах его таилось сомнение. — Почему ты меня об этом спрашиваешь? Что он тебе сказал?
    — Ты уверен, Банким? — не унимался Бен. — Подумай хорошенько. Это очень важно.
    Учитель потупился и потер лоб, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы описать то, что запомнилось ему довольно смутно.
    — В первый момент, — заговорил Банким, — через секунду после взрыва, мне показалось, будто я видел, как кто-то или что-то выскочило из кабинета. Все было как в тумане.
    — Кто-то или что-то? — переспросил Бен. — А точнее?
    Банким поднял голову и повел плечами.
    — Не знаю, — признался он. — Ни одно из известных мне существ не умеет передвигаться так быстро.
    — Животное?
    — Я понятия не имею, что видел, Бен. Вполне возможно, мне просто почудилось.
    Бену было известно, с каким пренебрежением Банким относится к суевериям и легендам о так называемых чудесах. И он хорошо понимал, что учитель в жизни не признается, будто стал свидетелем явления, которое находится за гранью логики и понимания. Если его разум не мог что-то объяснить, следовательно, глаза не могли это увидеть. Проще простого.
    — Даже если и так, — предпринял последнюю попытку Бен, — что еще тебе почудилось?
    Банким перевел взгляд на чернеющую дыру, зиявшую в том месте, где совсем недавно полагалось находиться кабинету Томаса Картера.
    — Мне показалось, что он смеялся, — прошептал Банким. — Но я не намерен никому об этом рассказывать.
    Бен кивнул и оставил Банкима у фургона, направившись к своим друзьям. Они ждали его, желая узнать, зачем его позвал Картер. И только Шири наблюдала за ним с явным беспокойством, словно она единственная в глубине души чувствовала, что Бен несет дурные вести, и события вскоре выйдут из-под контроля, а все они ступят на темный, смертельно опасный путь, откуда нет возврата.
    — Нужно поговорить, — сказал Бен с запинкой. — Но не здесь.

    То майское утро запомнилось мне как первая весточка неумолимо надвигавшейся на нас бури. Беда подстерегала нас, строила козни за спиной и расцветала в тени нашей детской наивности. Благословенное неведение поддерживало в нас веру, что нам по праву дарована привилегия самостоятельно написать свою судьбу. Ибо тому, кто не имеет прошлого, нечего опасаться будущего.
    Мы тогда не догадывались, что шакалы беды охотились вовсе не за несчастным Томасом Картером. Их клыки жаждали другой жертвы, с молодой горячей кровью, отмеченной печатью проклятия. Избранная жертва не могла спрятаться ни в шумной неразберихе толпы на торговых улицах, ни в глубине охраняемого дворца в Калькутте.
    Мы последовали за Беном во Дворец полуночи, чтобы выслушать его в своем тайном убежище. Тогда наши сердца еще не ведали страха, что после трагедии и невнятных предостережений, сорвавшихся с губ, поцелованных огнем, нам может угрожать опасность более серьезная, чем разлука и одиночество, которые сулило неопределенное, неведомое будущее. Нам еще предстояло узнать, что Дьявол считает юность самым подходящим возрастом для совершения ошибок, а Бог повелел расплачиваться за них в зрелом возрасте и в старости.
    Я помню, как мы слушали пересказ Беном его беседы с Томасом Картером. Все без исключения почувствовали, что Бен не договаривает, скрывая самое важное из того, что сказал ему раненый директор. А на лицах моих друзей, да и на моей собственной физиономии, отразилась тревога, когда пришло осознание, что впервые за много лет Бен по каким-то причинам предпочел ограничиться полуправдой.
    Затем Бен попросил разрешения побеседовать с Шири наедине. И я подумал, что мой лучший друг только что нанес последний удар, окончательно уничтоживший общество «Чоубар». Дальнейшие события доказали, что я ошибался насчет друга, и он свято хранил в душе верность обетам нашего общества.
    Однако в ту минуту мне достаточно было увидеть выражение лица Бена, когда он разговаривал с Шири, чтобы понять, что колесо фортуны повернулось в обратную сторону. Кто-то был нечист на руку в игре, вынуждая нас делать ставки, превышавшие наши возможности.

Город Дворцов

    В тусклом свете пасмурного влажного и душного майского дня рельефы и горгульи в тайном убежище общества «Чоубар» напоминали восковые фигуры, вырезанные ножом неумелой рукой. Солнце пряталось за плотной серой пеленой. С реки Хугли тянуло удушливое марево. Сгустившись на улицах «черного города», оно источало ядовитые испарения застоявшегося болота.
    Бен с Шири разговаривали за двумя разрушенными колоннами в центральном зале Дворца. Остальные ребята ждали в стороне, стоя на расстоянии дюжины метров от пары, время от времени украдкой бросая на нее подозрительные взгляды.
    — Не уверен, что я правильно поступил, утаив от ребят главное, — признался Бен Шири. — Я знаю, они обиделись, и вообще это против правил общества «Чоубар». Но пока существует малейшая вероятность, что в городе ходит убийца, задумавший меня прикончить, в чем я сомневаюсь, мне не хочется впутывать их в это дело. Я не имею права подставлять под удар и тебя, Шири. Ума не приложу, какое отношение к странной истории имеет твоя бабушка, но пока я это не выяснил, лучше оставить все в секрете между нами.
    Шири согласилась. Ей не нравилось, что каким-то образом их общий секрет внес разлад между Беном и его друзьями. В то же время, осознавая, что ситуация может оказаться намного серьезнее, чем они думали, девочка испытывала удовольствие, что тайна связала их с Беном крепкими узами.
    — Я тоже должна тебе кое в чем признаться, Бен, — начала Шири. — Утром, когда я пришла попрощаться с вами, я не придавала этому значения, но теперь положение изменилось. Ночью, по дороге к дому, где мы живем, бабушка заставила меня поклясться, что я больше никогда не буду с тобой разговаривать. Она велела забыть тебя и сказала, что любая моя попытка встретиться с тобой может окончиться трагедией.
    Бен только вздохнул: поток завуалированных предостережений на его счет из уст разных людей стремительно расширялся. Все, кроме него, как будто знали некую страшную тайну, превращавшую его в меченую карту, приносящую несчастье. И если поначалу он испытывал недоверие, а позднее — тревогу, то теперь эти чувства стали превращаться в откровенное раздражение и злость из-за игр в таинственность у него за спиной.
    — Как она объяснила свой запрет? — спросил Бен. — Она никогда не видела меня раньше, и сомневаюсь, что своим поведением я заслужил подобную неприязнь.
    — Думаю, тут дело в чем-то другом, — попыталась объяснить Шири. — Бабушка смертельно напугана. В ее словах я не услышала гнева, только страх.
    — Полагаю, нам предстоит узнать, что стоит за этим, кроме страха, если мы собираемся выяснить, что вообще происходит, — ответил Бен. — Идем к ней прямо сейчас.
    Мальчик направился туда, где стояли другие члены клуба. По их лицам было легко догадаться, что они обсудили проблему и приняли согласованное решение. Бен про себя сделал ставку на то, кто выступит рупором общественного недовольства. Ребята посмотрели на Йена, тот, обнаружив сговор, закатил глаза и тяжело вздохнул.
    — Йен хочет тебе кое-что сказать, — объявила Изобель. — Он выражает наше общее мнение.
    Бен обратился лицом к друзьям и улыбнулся:
    — Я слушаю.
    — Итак, — начал Йен, — главное, на что мы бы хотели обратить твое внимание…
    — Переходи к сути, Йен, — поторопил его Сет.
    Мальчик развернулся и со сдержанным гневом, на какой он был способен при своем флегматичном темпераменте, холодно заявил:
    — Если говорю я, то делаю это, как мне угодно. Понятно?
    Больше никто не осмеливался препятствовать его красноречию.
    — Итак, наша основная мысль заключается в том, что концы с концами не сходятся. По твоим словам, мистер Картер сообщил, что вокруг приюта бродит преступник, этот преступник на него и напал. Преступник, которого никто не видел и чьи мотивы из твоих объяснений мы так и не поняли. Как мы также не понимаем, почему мистер Картер пожелал говорить только с тобой и почему ты сам так долго беседовал с Банкимом и не сказал нам о чем. Мы полагаем, у тебя есть свои причины хранить секрет, поделившись им только с Шири, точнее, ты думаешь, что они есть. Но, положа руку на сердце, если ты сколько-нибудь ценишь наше общество и его идеи, ты должен верить нам и ничего не скрывать.
    Бен взвесил слова Йена и обвел взглядом лица своих друзей, согласно кивавших, пока их глашатай произносил речь.
    — Если я и скрываю что-то, то лишь потому, что боюсь подвергнуть опасности вашу жизнь, — объяснил Бен.
    — Основополагающий принцип нашего общества — это помогать друг другу до конца, а не только слушать байки о привидениях и бежать, как только запахнет жареным, — горячо запротестовал Сет.
    — У нас тайное общество, а не женский хор, — добавил Сирах.
    Изобель отвесила ему подзатыльник.
    — Помолчи, — сердито сказала она.
    — Ладно, — изрек Бен. — Один за всех и все за одного. Вы этого требуете? Как в «Трех мушкетерах»?
    Все уставились на него, потом переглянулись и дружно кивнули.
    — Хорошо. Я расскажу все, что знаю, хотя знаю я немного, — пообещал Бен.
    В течение следующих десяти минут члены общества «Чоубар» слушали полную версию его истории, включая пересказ разговора с Банкимом и упоминание о страхе бабушки Шири. После доклада наступил черед вопросов.
    — Кто-нибудь хоть что-то слышал об этом Джавахале? — поинтересовался Сет. — Сирах?
    Энциклопедисту пришлось признаться в своем невежестве и дать отрицательный ответ.
    — А не мог мистер Картер вести дела с таким человеком? Может, в его документах остались какие-нибудь записи? — спросила Изобель.
    — Это мы успеем выяснить, — сказал Йен. — Сейчас важнее всего поговорить с твоей бабушкой, Шири, и распутать клубок.
    — Согласен, — поддержал его Рошан. — Пойдемте к ней, а потом разработаем план действий.
    — Есть возражения против предложения Рошана? — уточнил Йен.
    Ребята подтвердили, что возражений нет, и их громкие восклицания эхом отдались от обветшавших стен Дворца полуночи.
    — Тогда идем.
    — Минутку, — подал голос Майкл.
    Ребята повернулись, чтобы выслушать обычно молчаливого мастера карандаша и создателя графической истории общества «Чоубар».
    — Бен, тебе не приходило в голову, что неприятности могут иметь связь с тем, о чем ты нам рассказывал утром? — спросил Майкл.
    Бен поперхнулся. Он целых полчаса пытался ответить на этот самый вопрос, но не сумел найти ничего общего между двумя происшествиями.
    — Я не вижу связи, Майкл, — сказал Сет.
    Остальные тоже задумались, однако ни у кого не возникло желания оспорить точку зрения Сета.
    — Сомневаюсь, что тут есть какая-то связь, — высказался наконец Бен. — Наверное, мне приснился сон.
    Майкл заглянул ему в глаза — чего он почти никогда не делал — и показал небольшой рисунок, который держал в руке. Бен присмотрелся и различил контуры поезда, который мчался по пустоши среди лачуг и шалашей. Величественный локомотив, завершавшийся клином и увенчанный двумя высокими трубами, из которых валил дым и пар, тянул состав под небесным куполом, усыпанным черными звездами. Поезд был охвачен пламенем, и в окнах вагонов угадывались сотни призрачных лиц. Дети в отчаянии простирали руки и кричали в огне. Майкл проиллюстрировал рассказ Бена с абсолютной точностью. У Бена мурашки побежали по спине, и он посмотрел на своего друга.
    — Не понимаю, Майкл, — пробормотал Бен, — когда же ты остановишься.
    К мальчикам подошла Шири, и лицо ее побледнело, когда она увидела рисунок. Майкл подсказал верное решение, и девочка угадала, какая существовала связь между видением Бена и трагедией, разыгравшейся в приюте Св. Патрика.
    — Огонь, — прошептала Шири. — Это огонь.

    Жилище Ариами Бозе простояло запертым много лет. Тени тысяч воспоминаний в его стенах все еще наполняли дом, где годами обитали только книги и картины.
    По пути ребята единодушно решили, что будет разумно, если Шири войдет в дом первой. Ей полагалось ввести Ариами в курс дела и сообщить о желании ребят поговорить с ней. Утвердив первый этап плана действий, члены общества «Чоубар» перешли к выбору делегатов для встречи с пожилой женщиной — ребята сочли целесообразным сократить свое представительство. Они опасались, что в присутствии семерых незнакомых подростков Ариами не захочет откровенничать. Поэтому они решили, что, кроме Шири и Бена, в разговоре примет участие Йен. Тот в очередной раз принял на себя миссию полномочного посла общества. Впрочем, Йен подозревал, что друзья обычно поручали ему почетную роль не потому, что полагались на его ум и сдержанность. Причиной была его безобидная внешность добропорядочного мальчика, неизменно вызывавшая умиление взрослых и особенно официальных чиновников. Так или иначе, но, миновав улицы «черного города» и немного постояв в саду, буйно разросшемся вокруг жилья Ариами Бозе, Йен присоединился к Бену, и оба вошли в дом по сигналу Шири. Остальные ребята остались дожидаться их возвращения.
    Девочка провела гостей в зал, скудно освещенный дюжиной свечей, помещенных в сосуды с водой. Потеки воска застывали на оплывавших свечах причудливыми изгибами, приглушавшими яркость пламени. Молодые люди втроем уселись перед старой женщиной, молча наблюдавшей за ними из своего кресла. Они озирались по сторонам, пытаясь разглядеть, что находится в полумраке, укрывавшем обтянутые тканью стены и этажерки, погребенные под пылью лет.
    Ариами подождала, пока взоры ребят обратятся к ней, и доверительно наклонилась к ним.
    — Внучка рассказала мне о несчастье, — произнесла она. — Не могу сказать, что удивлена. Я долгие годы со страхом ожидала чего-то подобного. Правда, мне не приходило в голову, что все произойдет именно так. Прежде всего, вы должны знать, что сегодняшний эпизод — только первая ласточка. Выслушайте меня и решайте сами, как лучше поступить — пройти путь до конца или постараться избежать потрясений. Я уже слишком стара, и у меня нет ни здоровья, ни душевной твердости, чтобы противостоять превосходящим силам, природу которых мне с каждым днем все труднее понимать.
    Шири взяла высохшую руку бабушки и нежно погладила ее. Йен заметил, что Бен грызет ногти, и незаметно толкнул его локтем.
    — Было время в моей жизни, когда я считала, что не существует силы сильнее любви. И любовь действительно наделена некоторой силой, но ее возможности ничтожно малы и меркнут перед мощью пламени ненависти, — начала Ариами. Со стороны казалось, что обращается она главным образом к Шири. — Догадываюсь, что такого рода откровения — не очень подходящий подарок на шестнадцатый день рождения. Обычно от детей скрывают истинное лицо реального мира, позволяя им пребывать в неведении, пока они достаточно не повзрослеют. Но боюсь, что вы не можете рассчитывать на эту сомнительную привилегию. Я знаю, конечно, что вы подвергнете сомнению мои слова и суждения лишь потому, что услышите их из уст старухи. За последние годы я научилась узнавать это непокорное выражение в глазах собственной внучки. Труднее всего поверить правде. И напротив, чем тяжелее ложь, тем она обольстительнее. Таков закон жизни, и от вашего здравого смысла зависит, сумеете ли вы найти точку равновесия. А теперь позвольте заметить, что у этой старухи помимо большого количества лет накопилось также немало историй. И нет истории печальней, чем та, которую я собираюсь вам рассказать. Не ведая того, вы были ее закулисными персонажами, вплоть до сегодняшнего дня…

    Давным-давно я тоже была юной и совершала все те поступки, какие ожидают от молодых людей. А они обзаводятся семьей и детьми, делают долги, разочаровываются и отказываются от исполнения мечты и от принципов, которым свято клялись следовать. Стареют, одним словом. И все же судьба была ко мне щедра, по крайней мере мне так поначалу казалось. Мне довелось связать свою жизнь с очень хорошим человеком, и это самое лучшее и самое худшее, что можно сказать о нем. К чему лукавить, он никогда не отличался молодецкой статью. Я помню, что, когда он приходил к нам в дом, мои сестры подсмеивались над ним потихоньку. Он был неловким и застенчивым и выглядел так, будто последние десять лет не покидал стен библиотеки — мечта любой девушки твоего возраста, Шири.
    Мой поклонник работал учителем в одной из публичных школ на юге Калькутты. Жалованье он получал мизерное, и его гардероб не уступал заработку. По субботам он навещал меня, одетый в один и тот же костюм, единственный, имевшийся у него. Он берег этот костюм для торжественных случаев — ходил в нем на собрания в школу и ко мне на свидания. Минуло целых шесть лет, прежде чем ему удалось купить новый. Правда, одежда всегда сидела на нем плохо — он не обладал ладным телосложением.
    Мои сестры сочетались браком с видными и здоровыми юношами, которые обращались с твоим дедом весьма неучтиво. За его спиной оба посылали мне пылкие взгляды, намекая, что мне следует воспользоваться случаем и насладиться настоящим мужчиной хотя бы раз в жизни.
    Впоследствии никчемные бездельники жили на подачки моего мужа, пользуясь его добротой, и охотно принимали от него помощь, но это уже другая история. А он ни разу не отказал им в поддержке, хотя и видел насквозь этих пиявок, обладая даром читать в душах людей, с которыми его сводила судьба. Он притворялся, будто забыл обидные насмешки и пренебрежение, с каким они встречали его в молодости. Лично я ничего не забыла, но мой муж, как уже говорилось, был хорошим человеком. Возможно, даже слишком.
    К несчастью, природа наделила его хрупким здоровьем, и он покинул меня в год, когда родилась наша единственная дочь Килиан. Мне пришлось воспитывать ее одной и учить всему тому, чему, наверное, научил бы ее отец. Килиан стала лучом света, озарившим мою жизнь после смерти твоего деда. От него дочь унаследовала природную доброту, а также способность читать в душах других людей. Но если отец был скованным, неловким и застенчивым, то дочь источала свет и была воплощением изящества. В детстве она очаровывала всех, от гостей, приходивших к нам в дом, до прохожих на улице, едва начинала говорить, словно произносила волшебные заклинания. Помню, я часто наблюдала, как она кокетничала с торговцами на базаре. Обычно в такие минуты я думала, что эта девочка выплыла как прекрасный лебедь из глубины сознания моего мужа, гадкого и неуклюжего утенка. Его дух жил в ней, проявляясь в самых незначительных поступках. Например, в том, как она иногда вставала на пороге дома и наблюдала за прохожими. Потом она поворачивалась ко мне и спрашивала, почему на свете столько несчастных людей.
    Вскоре жители «черного города» стали называть Килиан именем, которым нарек ее фотограф из Бомбея: лучезарная принцесса. И, естественно, не заставили себя ждать кандидаты в принцы. Они вырастали словно из-под земли. То было славное время. Молодые франты ухаживали за ней, делали смехотворные признания, посвящали чудовищные стихи и совершали массу нелепостей, так что мы очень веселились, когда дочь в подробностях описывала их мне. Если бы так пошло и дальше, нам пришлось бы признать, что поголовно все юноши в этом городе — жалкие идиоты. Однако, как всегда и случается, на сцене появился новый герой, и все изменилось. Это был твой отец — самый умный и самый странный человек из всех, кого мне приходилось встречать в жизни.
    В ту пору, как, впрочем, и теперь, львиная доля браков заключалась по сговору родственников. Брак считался обычной коммерческой сделкой, следовательно, желания будущих супругов не имели никакой ценности. Большинство традиций — не более чем симптомы болезни общества. Я же дала себе зарок, что Килиан свяжет свою судьбу с тем мужчиной, кого выберет сама.
    Когда твой отец появился на горизонте, он олицетворял собой полную противоположность надоедливой мошкаре, которая стаями вилась вокруг Килиан. Он мало говорил, но когда открывал рот, его фразы были остры, как лезвие кинжала, и не требовали ответа. Он был обходительным и обладал своеобразным обаянием. При желании он мог очаровать любую, медленно, но неотвратимо. Однако почти со всеми твой отец держался холодно и отчужденно. Кроме Килиан. В ее обществе он преображался, казался уязвимым и наивным. Я так и не поняла, какое из двух его обличий было настоящим, и эту тайну твоя мать унесла с собой в могилу.
    Твой отец редко удостаивал меня беседой и мало что о себе рассказывал. Когда же он наконец решился заручиться моим согласием на брак с Килиан, я спросила напрямик, как он намерен обеспечивать ее, и каково его положение. Годы, прожитые на грани нищеты с твоим дедом, внушили мне желание защитить дочь от подобной участи. Из собственного опыта я вынесла твердое убеждение, что самое лучшее средство развенчать миф, как голод облагораживает дух, — это пустой желудок.
    Твой отец поглядел на меня, оставив свои истинные мысли при себе, как делал всегда, и ответил, что по профессии он инженер и писатель. Он сказал, что рассчитывает получить должность в британской строительной компании. Также он упомянул, что издатель в Дели заплатил ему за рукопись. По сути, если оставить в стороне фигуры речи, которыми твой отец обильно украшал слог, когда ему было нужно, такая перспектива не обнадеживала. На мой вкус она сулила нищету и лишения. Так я и сказала. Улыбнувшись и ласково взяв меня за руку, он тихо произнес слова, запомнившиеся мне на всю жизнь: «Мама, в первый и последний раз я говорю это. Будущее — моя судьба и судьба вашей дочери — в наших руках. И только от меня зависит, сумею ли я пробиться и выйти в люди. И никто, ни живой ни мертвый, не помешает мне строить свою жизнь. Так что спите спокойно и доверьтесь моей глубокой любви к вашей дочери. Но если беспокойство все равно лишит вас сна, остерегайтесь хотя бы словом, жестом или поступком ослабить те узы, которые нас свяжут с ней навсегда, поскольку вам придется раскаиваться в этом целую вечность».
    Через три месяца они поженились, и я больше никогда не беседовала с вашим отцом наедине. Будущее доказало его правоту. Вскоре он прославился как инженер, не оставив своего увлечения литературой. Молодые переехали в дом, находившийся неподалеку отсюда — уже много лет, как его разрушили. Одновременно он делал проект дома своей мечты, настоящего дворца, продуманного до миллиметра. Он собирался поселиться там с Килиан. Никто тогда не чувствовал беды.
    По сути, я так и не узнала его по-настоящему. Он не позволил познакомиться с ним как следует, ибо не испытывал желания открывать душу кому-то, кроме твоей матери. Меня он пугал, и в его присутствии у меня отнимался язык и пропадало желание продолжать попытки с ним поладить. Понять, о чем он думает, было невозможно. Я читала его книги, которые Килиан приносила, когда навещала меня. Я читала их очень внимательно, с надеждой найти тайные ключи, чтобы проникнуть в лабиринт его сознания. Мне это так и не удалось.
    Твой отец был загадочным человеком, и никогда не рассказывал о своей семье и прошлом. Возможно, именно поэтому я не почувствовала ни малейших признаков угрозы, нависшей над ним и моей дочерью, уходившей корнями в его темное и непостижимое прошлое. Он не дал мне шанса помочь ему. В роковой час он был так же одинок, как и всю свою жизнь, ибо провел ее в крепости добровольного одиночества. Ключи от этой крепости он доверил лишь Килиан в те годы, что они провели вместе.
    Конечно же, у твоего отца, как и у всех, было прошлое. Из глубин его явился человек, ставший причиной горя в нашей семье.
    В детстве, когда твой отец, голодный, бродил по улицам Калькутты и грезил цифрами и математическими формулами, он познакомился с мальчиком, своим ровесником, одиноким сиротой. В то время отец твой был беден, и как многие и многие дети в городе, пал жертвой лихорадки, которая ежегодно собирает обильную дань в тысячи жизней. В сезон дождей муссон приносит сильные ливни на Бенгальский полуостров, и в дельте Ганга начинается половодье, затопляющее страну. Год за годом соляное озеро в восточной части Калькутты выходит из берегов. Когда дожди прекращаются, вода сходит, и на берегу под солнцем остается много дохлой рыбы, источающей ядовитые миазмы. Подхваченные ветром с северных гор, они наполняют город, вызывая болезни и принося смерть, словно проклятие богов.
    В тот год ядовитый ветер настиг твоего отца, и он бы умер, если бы не преданность друга: целых двадцать дней Джавахал выхаживал его в полуразрушенном бараке из самана и обугленного дерева на берегу Хугли. Поправившись, твой отец поклялся всегда защищать Джавахала и разделить с ним в будущем все, что подарит судьба, поскольку был обязан ему жизнью. Детская клятва. Договор чести, скрепленный кровью. Однако некоторых обстоятельств ребенок не знал: в венах Джавахала, одиннадцатилетнего ангела-спасителя, таилась болезнь намного страшнее той, что чуть не прикончила твоего отца. Симптомы ее стали проявляться намного позже, поначалу едва заметно, но в конце концов недуг настиг его как неумолимый приговор: безумие.
    Много лет спустя твой отец выяснил, что мать Джавахала совершила самосожжение на глазах у сына. Она принесла себя в жертву богине Кали. А бабушка Джавахала, мать его матери, закончила дни на жалком одре в сумасшедшем доме в Бомбее. Их судьбы — звенья длинной цепи, тянувшейся издалека, из-за чего вся история семьи была исполнена страданий и ужаса. Но твой отец уже в детстве обладал большой силой духа, и счел себя обязанным поддерживать друга, несмотря на плохую наследственность.
    До поры до времени никаких осложнений не возникало. Беда пришла, когда Джавахалу исполнилось восемнадцать лет. Юноша хладнокровно убил торговца на базаре за то, что тот отказался продать ему понравившийся медальон. Вид молодого человека не вызвал у купца доверия, и он усомнился в его платежеспособности. Очень долго твой отец прятал Джавахала у себя в доме. Он рисковал жизнью и будущим, укрывая друга от полицейских, искавших преступника по всему городу. Тогда все обошлось. Но то был лишь первый шаг. Через двенадцать месяцев, в ночь празднования индуистского Нового года Джавахал поджег дом, где жили одни старики — больше десяти человек. Сам он сидел на улице и любовался огнем, пока не сгорели дотла стропила крыши. На сей раз никакие ухищрения твоего отца не могли спасти его от правосудия.
    Состоялся суд, длительный и тяжелый. За совершенные преступления Джавахала приговорили к пожизненному заключению. Твой отец изо всех сил старался помочь ему, потратил личные сбережения на адвокатов, посылал чистую одежду в тюрьму, где держали Джавахала, и давал взятки охранникам, чтобы те его не мучили. В благодарность он услышал от Джавахала только слова ненависти. Джавахал обвинил Чандру в предательстве, считая, что тот его бросил и хотел от него избавиться. Он заявил, что твой отец нарушил клятву, данную много лет назад, и поклялся отомстить, напомнив, что половина жизни Чандры принадлежит ему. Свои угрозы и проклятия он с гневом выкрикнул в зале суда, когда ему зачитали приговор.
    Твой отец хранил эту тайну в своем сердце, не желая, чтобы Килиан когда-нибудь узнала о ней. Годы, казалось, бесследно стерли все свидетельства той истории. После свадьбы, нескольких лет брака и успехов Чандры, она стала казаться лишь эпизодом далекого прошлого, канувшим в Лету.
    Я вспоминаю дни, когда Килиан забеременела. Твой отец преобразился, как будто стал совсем другим человеком. Он купил щенка сторожевой собаки и собирался выдрессировать ее, чтобы она была лучшей нянькой для ребенка. Он непрестанно говорил о строительстве дома, о планах на будущее, о новой книге…
    Месяц спустя лейтенант Майкл Пик, один из прежних поклонников Килиан, пришел к ним с известием, наполнившим страхом их жизнь. Джавахал поджег тюремный корпус, где содержались особо опасные преступники, и сбежал. Перед побегом кровью зарезанного сокамерника он написал на стене слово «месть».
    Пик взялся лично поймать Джавахала и защитить супругов от любой опасности. Однако шли месяцы, но ничего не происходило. Джавахал не давал о себе знать. А потом наступил день рождения твоего отца.
    Поутру бродяга принес посылку на его имя. В ней лежали медальон, послуживший мотивом первого преступления, и письмо. В письме Джавахал признавался, что несколько недель тайно шпионил за твоим отцом и убедился, что тот не только стал состоятельным человеком, но и женился на лучезарной красавице. Джавахал желал супругам всего наилучшего и обещал вскоре заглянуть с визитом, чтобы, по его словам, вновь по-братски разделить то, что принадлежало им обоим.
    Следующие дни прошли в панике. На ночь Пик приставил к дому охрану — одного из часовых нашли мертвым. Собаку Чандры обнаружили на дне колодца во дворе. И каждую ночь, на рассвете, словно в насмешку над бессилием Пика и его солдат, на стенах дома появлялись новые угрожающие надписи, начертанные кровью.
    То время было трудным для твоего отца. Он закончил строительство крупного объекта, ставшего вершиной его карьеры — вокзала Джитерс Гейт на восточном берегу реки Хугли. Это было впечатляющее сооружение из металла, отвечавшее последнему слову техники. Станция стала важнейшим звеном выстраданного проекта твоего отца по созданию сети железных дорог в стране. Его осуществление позволило бы поднять торговлю на новый уровень, развивать экономику провинций и в результате положить конец британскому господству. Твой отец был одержим этой идеей, мог часами со страстью говорить о ней, словно о божественной миссии, возложенной на его плечи.
    В конце той тяжелой, омраченной страхом недели, состоялось официальное открытие Джитерс Гейт. По торжественному случаю было решено организовать символический рейс: предполагалось, что пассажирами первого поезда, отправлявшегося со станции, станут триста шестьдесят детей-сирот, которые поедут на восток страны, на новое место жительства. Дети были выходцами из беднейших слоев общества, и проект твоего отца означал для них шанс на достойную жизнь.
    Килиан умоляла разрешить ей присутствовать на церемонии открытия, и заверяла мужа, что под охраной лейтенанта Пика и его подчиненных она будет в безопасности.
    Когда Чандра поднялся в машинное отделение и запустил локомотив, который должен был увезти детей к новому дому, произошло непредвиденное, чего никто не ожидал. Огонь. Чудовищный пожар распространился по всем уровням станции и по вагонам состава. Поезд въехал в туннель, превратившись в сущий ад на колесах, могилу из раскаленного железа для детей, сидевших в вагонах. Твой отец погиб в ту ночь, безуспешно пытаясь спасти детей, тогда как его мечты поглотило пламя.
    Килиан, получив страшное известие, едва не потеряла ребенка. Но судьба, устав преследовать семью, смилостивилась над тобой. Через три дня, незадолго до родов, Джавахал со своими сообщниками ворвался в дом и увел твою мать, хвастливо заявив, что трагедия Джитерс Гейт — его рук дело.
    Лейтенант Пик сумел выжить при пожаре, и последовал за похитителями в недра станции, превратившейся к тому моменту в место пустынное и проклятое. Никто не осмеливался приближаться к нему после катастрофы. Джавахал оставил в доме записку, поклявшись убить твою мать и ребенка, которого она должна была родить. Однако случилось то, чего даже он не мог предвидеть. На свет появился не один ребенок, а двое. Близнецы. Мальчик и девочка. Это были вы…

    Ариами Бозе закончила историю, рассказав, как Пику удалось спасти детей, как он принес близнецов к ней, и как она решила разлучить их и спрятать от убийцы… Ни Бен, ни Шири больше ее не слушали. Йен молча наблюдал за побелевшими лицами лучшего друга и Шири. Они едва дышали и словно обратились в статуи, слушая откровения старой женщины. Йен тяжело вздохнул, сожалея, что именно ему выпал жребий присутствовать на этом странном семейном собрании. Он чувствовал себя крайне неуютно в роли постороннего свидетеля личной драмы своих друзей.
    Услышанное ошеломило Йена, однако он справился со своим смятением, и мысли его сосредоточились на Бене. Он догадывался, что повесть Ариами, наверное, причинила другу сильную боль, и проклинал про себя ту резкость, с которой женщина, измученная страхом и усталостью, обрушила на них свои откровения. Причем события, о которых она говорила, могли иметь более серьезные последствия, чем казалось на первый взгляд. В тот момент Йен постарался выбросить из головы рассказ Бена о поезде, охваченном огнем. Части головоломки множились с пугающей скоростью.
    Бен много раз заявлял, будто они, члены общества «Чоубар», люди без прошлого. И теперь Йен опасался, что встреча Бена со своим прошлым в полумраке этого большого дома безвозвратно разобьет ему сердце. Они с детства жили бок о бок, и Йен научился читать его мысли и знал, как лучше всего, без слов и лишних вопросов, подержать друга во время периодов затяжной и необъяснимой меланхолии. Насколько он знал своего друга, защитный панцирь, которым Бен обычно прикрывался — высокомерный вид человека, которому все нипочем — пробит насквозь сокрушительным ударом, но о своей ране Бен не станет говорить никогда.
    Йен мягко положил руку на плечо товарищу, но тот словно и не заметил дружеского жеста.
    Всего несколько часов назад Бен и Шири проявляли взаимный интерес и чувствовали симпатию, теперь же они не могли посмотреть друг другу в глаза. Новый расклад в игре как будто вызвал у них смущение и непонятную застенчивость, так что они боялись сделать самый незначительный жест.
    Ариами с тревогой посмотрела на Йена. В зале царила мертвая тишина. Взглядом пожилая женщина словно просила прощения, чувствуя вину, что стала вестницей дурных новостей. Йен легонько кивнул, давая понять, что им лучше выйти из комнаты. Женщина заколебалась, и тогда Йен предложил ей руку. Пожилая дама приняла его помощь и последовала с ним в соседнюю комнату, оставив Бена и Шири наедине. Йен задержался на пороге и обернулся, посмотрев на друга.
    — Мы подождем на улице, — пробормотал он.
    Бен кивнул, не поднимая головы.

    Члены общества «Чоубар» томились на жаре во внутреннем дворике. Наконец они заметили Йена, появившегося в дверях дома под руку с пожилой дамой. Они обменялись парой фраз, Ариами слабо кивнула и ретировалась под сень старого навеса из резного камня, спрятавшись от солнца. Йен с непроницаемым и угрюмым выражением лица, истолкованным друзьями как плохое предзнаменование, подошел к компании и воспользовался местечком в тени, которое ребята, потеснившись, освободили. Все взгляды устремились на него. Ариами, глубоко подавленная, наблюдала за детьми с расстояния в несколько метров.
    — И что? — спросила Изобель, озвучивая вопрос, возникший у каждого члена общества.
    — Не знаю, с чего начинать, — ответил Йен.
    — Начни с худшего, — предложил Сет.
    — Все очень плохо, — признался Йен.
    Все молча уставились на него. Йен посмотрел на друзей и криво улыбнулся.
    — Тебя слушают десять ушей, — поторопила его Изобель.
    Йен честно пересказал повествование Ариами, не пропустив ни единой подробности. Эпилог истории он посвятил исключительно Бену и Шири, которые до сих пор оставались вдвоем в зале, и упомянул о страшной угрозе, нависшей над их головами.
    Когда Йен закончил, члены собрания давно забыли об удушающей жаре, будто в наказание посланной с небес.
    — Как отнесся к этому Бен? — спросил Рошан.
    Йен пожал плечами и нахмурился.
    — Полагаю, не очень хорошо, — высказал он предположение. — Поставь себя на его место.
    — И что нам теперь делать? — спросил Сирах.
    — А что мы можем сделать? — удивился Йен.
    — Многое, — отрезала Изобель. — Что угодно, но только не загорать на солнышке, пока убийца охотится за Беном. И за Шири в придачу.
    — Есть возражения? — спросил Сет.
    Ребята единодушно ответили «нет».
    — Итак, полковник, — заговорил Йен, обращаясь непосредственно к Изобель. — Каковы будут приказания?
    — Во-первых, необходимо разузнать все, что можно, о трагедии на Джитерс Гейт и об инженере, — начала Изобель.
    — Я могу это сделать, — вызвался Сет. — В библиотеке Индийского музея должны храниться газетные статьи того времени. Возможно, есть книги.
    — Сет прав, — согласился Сирах. — Пожар на Джитерс Гейт наверняка получил широкий резонанс в те дни. Многие люди помнят его. Существуют документы по тому делу. Бог знает где, но они существуют.
    — Следовательно, их нужно найти, — твердо сказала Изобель. — Они могут стать отправной точкой.
    — Я помогу, — пообещал Майкл.
    Изобель кивнула.
    — Мы должны узнать все об инженере, его жизни, а также о сказочном доме, который находится где-то неподалеку, — продолжала Изобель. — Может, проследив его жизненный путь, мы нападем на след убийцы.
    — Мы поищем дом, — предложил Сирах, указывая на себя и Рошана.
    — Если он еще стоит, мы его найдем, — поддержал Рошан.
    — Ладно, только не вздумайте в него забраться, — предупредила Изобель.
    — Не волнуйся, — успокоил ее Рошан, показав пустые руки.
    — А я? Что мне сделать? — спросил Йен, который не мог придумать себе занятия по своим способностям так же легко, как это сделали другие ребята.
    — А ты останешься с Беном и Шири, — распорядилась Изобель. — Нетрудно догадаться, что Бену начнут приходить в голову дикие идеи каждые десять минут. Будь рядом и следи, чтобы он не наделал глупостей. Им с Шири не стоит бродить по улицам.
    Йен кивнул, понимая, что его задача самая трудная из всех, порученных Изобель.
    — Встречаемся во Дворце полуночи на закате, — подвела итог Изобель. — Вопросы есть?
    Мальчики переглянулись и покачали головой.
    — Хорошо. Вперед, — скомандовала Изобель.
    Сет, Майкл, Рошан и Сирах отбыли без проволочек, намереваясь непременно выполнить свои задания. Изобель молча стояла с Йеном и смотрела, как они удаляются, окруженные дрожащим маревом, поднимавшимся от пыльных улиц, раскаленных солнцем.
    — Изобель, а что собираешься предпринять ты? — спросил Йен.
    Изобель повернулась к нему с загадочной улыбкой.
    — Есть у меня одна идея, — сказала она.
    — Меня пугают твои идеи не меньше землетрясений, — отозвался Йен. — Что ты задумала?
    — Не беспокойся, Йен, — промурлыкала Изобель.
    — Когда ты так говоришь, я начинаю беспокоиться вдвойне, — ответил Йен.
    — Возможно, я не успею во Дворец к закату, — предупредила Изобель. — Если я не вернусь, поступай по своему усмотрению. Ты всегда знаешь, что надо делать, Йен.
    Мальчик вздохнул, испытывая нарастающее беспокойство. Ему не нравилась таинственность подруги и странный блеск ее глаз.
    — Изобель, посмотри на меня, — велел он. Девочка послушалась. — Что бы ты ни придумала, выброси это из головы.
    — Я буду осторожна, Йен, — пообещала она, улыбаясь.
    Но Йену было не до улыбок.
    — Не делай ничего, чего не стал бы делать я, — взмолился он.
    Изобель рассмеялась.
    — Я сделаю только одну вещь, на которую ты не осмелился бы никогда, — пробормотала она.
    Йен растерянно посмотрел на нее, не понимая, что она хочет сказать. Все с тем же загадочным блеском в глазах Изобель шагнула к Йену и ласково поцеловала его в губы, едва к ним прикоснувшись.
    — Береги себя, Йен, — прошептала она ему на ухо. — И не питай напрасных иллюзий.
    Изобель поцеловала его в первый раз, и глядя, как она уходит, пробираясь сквозь заросли кустарника, Йен не мог отделаться от внезапного и необъяснимого страха, что этот поцелуй, возможно, окажется и последним.
* * *
    Прошел почти целый час прежде, чем Бен и Шири показались из дома с каменными лицами, но необыкновенно спокойные. Ариами все это время просидела в одиночестве под навесом, игнорируя попытки Йена завязать беседу. Шири приблизилась к бабушке и села рядом с ней. Бен направился прямиком к Йену.
    — Где все? — спросил он.
    — Мы решили, что имеет смысл разузнать что-нибудь об этом типе, Джавахале, — объяснил Йен.
    — А ты остался за няньку? — пошутил Бен, хотя его наигранно веселый тон не мог обмануть друга.
    — Что-то вроде. Ты в порядке? — поинтересовался Йен, кивнув в сторону Шири.
    Бен наклонил голову.
    — Сбит с толку, пожалуй, — ответил он наконец. — Ненавижу сюрпризы.
    — Изобель сказала, что вам с Шири лучше тут не болтаться. И я думаю, что она права.
    — Изобель всегда права, если только не ругается со мной, — сказал Бен. — Но и я не считаю, что тут мы в безопасности. Хотя дом пустовал больше пятнадцати лет, он все еще является семейной собственностью. Хотя в приюте Св. Патрика тоже неспокойно, как мы поняли.
    — Думаю, нам лучше отправиться во Дворец и там подождать остальных, — предложил Йен.
    — Таков план Изобель? — усмехнулся Бен.
    — Догадайся.
    — А сама она куда пошла?
    — Не захотела говорить.
    — Одна из ее идей? — встревоженно уточнил Бен.
    Йен подтвердил, и Бен обреченно вздохнул.
    — Да поможет нам Бог, — сказал он, хлопнув друга по плечу. — Пойду поговорю с дамами.
    Повернув голову, Йен посмотрел на Ариами Бозе и Шири. Пожилая женщина, похоже, горячо спорила с внучкой. Бен с Йеном переглянулись.
    — Подозреваю, что старуха не отказалась от планов выехать завтра в Бомбей, — прокомментировал Бен.
    — Поедешь с ними?
    — Я вообще не собираюсь уезжать из этого города. Особенно теперь.
    Друзья понаблюдали пару минут за развитием дискуссии, наконец Бен направился к бабушке с внучкой.
    — Подожди здесь, — тихо попросил он.

    Ариами Бозе вновь скрылась в доме, оставив Бена с Шири вдвоем на пороге. Лицо Шири полыхало от ярости, и Бен решил дать ей возможность заговорить первой. Когда девочка обрела дар речи, голос ее дрожал от гнева и отчаяния. Она судорожно сцепила руки.
    — Она говорит, что мы уезжаем завтра, и это не обсуждается, — пожаловалась Шири. — По ее мнению, тебе тоже нужно ехать с нами, но она не может тебя заставить.
    — Наверное, она считает, что так будет лучше для тебя.
    — А ты так не думаешь?
    — Я бы солгал, если бы ответил «нет», — признался Бен.
    — Я всю жизнь убегаю. Из города в город. На поездах, кораблях, повозках. У меня не было ни настоящего дома, ни друзей, ничего, что я вспоминала бы как свое, — сказала Шири. — Я устала, Бен. Я не могу бежать дальше от того, кого даже не знаю.
    Брат и сестра молча посмотрели друг на друга.
    — Она старая женщина, Бен. Она боится, поскольку жизнь ее на исходе, и она не чувствует в себе сил защищать нас впредь, — добавила девочка. — Она желает нам добра, но бегство больше не поможет. К чему нам садиться на поезд до Бомбея? Чтобы сойти на какой-нибудь станции под другим именем? Чтобы выпрашивать ночлег в первом попавшемся селении, понимая, что на следующий день придется снова пуститься в бегство?
    — Ты говорила это Ариами? — спросил Бен.
    — Она не слушает. Но на сей раз я не намерена скрываться. Тут мой дом, город отца, и здесь я останусь. Если тот человек придет за мной, я разобью ему лицо. Если мне суждено умереть от его руки, пусть он убьет меня. Но если мне суждено остаться в живых, я не хочу провести свои дни в бесконечном бегстве и благодарить богов за то, что вижу солнце. Ты поможешь мне, Бен?
    — Конечно, — ответил мальчик.
    Шири обняла его и вытерла глаза концом своего белого покрывала.
    — Знаешь, Бен, — промолвила она, — вчера ночью в том старом заброшенном доме, вашем Дворце полуночи, когда я рассказывала твоим друзьям свою историю, то думала, что у меня никогда не было детства, как у других ребят. Я выросла среди стариков, среди страха и лжи. Меня окружали только бродяги и путешественники. Я помню, как придумывала невидимых друзей и часами разговаривала с ними в залах ожидания на вокзалах и в повозках. Взрослые смотрели на меня и улыбались. По их мнению, девочка, которая разговаривает сама с собой — умилительное зрелище. Но ведь это не так, Бен. Нет ничего хорошего в одиночестве, ни в детстве, ни в старости. Много лет я задавалась вопросом, как живут другие дети, снятся ли им те же кошмары, что и мне, и чувствуют ли они себя такими же несчастными, как я. Кто утверждает, что детство — самая счастливая пора жизни, или лжец, или дурак.
    Бен с улыбкой поглядел на сестру.
    — Или и то и другое, — пошутил он. — Обычно одно сопутствует другому.
    Шири засмеялась.
    — Прости, — сказала она. — Я болтаю без умолку, да?
    — Ничего страшного, — утешил ее Бен. — Мне нравится слушать тебя. Полагаю, у нас гораздо больше общего, чем ты думаешь.
    — Мы брат и сестра, — нервно хихикнула Шири. — Разве этого мало? Близнецы! Подумать только!
    — Ну, как обычно говорят, друзей мы можем выбрать. Семья идет в нагрузку, — снова пошутил Бен.
    — Тогда я бы предпочла, чтобы ты был моим другом, — ответила Шири.
    К ребятам подошел Йен и с облегчением убедился, что оба вроде бы в хорошем настроении. Они даже позволяли себе шутить, что, с учетом всех обстоятельств, было роскошью.
    — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Йен, эта девушка хочет со мной дружить.
    — Я бы не советовал, — поддержал шутку Йен. — Я дружу с ним много лет, и посмотри, к чему это привело. Вы уже приняли решение?
    Бен кивнул.
    — Это то, о чем я думаю? — спросил Йен.
    Бен снова кивнул, и Шири тоже закивала, соглашаясь с братом.
    — И что же вы решили? — с горечью спросила у них за спиной Ариами Бозе.
    Троица развернулась: неподвижный силуэт старой женщины вырисовывался в тени дома у двери. Повисло напряженное молчание.
    — Мы не поедем завтра никуда на поезде, — спокойно сообщила Шири. — Ни Бен, ни я.
    Женщина обожгла их взглядом.
    — Слова безмозглых молокососов заставили тебя забыть все, чему я тебя много лет учила? — упрекнула девочку Ариами.
    — Нет, бабушка. Это мое собственное решение. И ничто на свете не убедит меня изменить его.
    — Ты сделаешь так, как я скажу, — отрезала Ариами, хотя в каждом ее слове звучало предчувствие поражения.
    — Госпожа… — вежливо начал Йен.
    — Замолчи, мальчик, — ледяным тоном остановила его Ариами.
    Йен подавил желание достойно ответить и потупился.
    — Бабушка, я не сяду на этот поезд, — повторила Шири. — И ты это понимаешь.
    Ариами, полускрытая тенью, безмолвно смотрела на внучку.
    — Утром я жду вас на станции Хоура, — наконец произнесла старуха.
    Шири вздохнула, и Бен заметил, что ее щеки снова запылали. Бен сжал ее руку как бы убеждая не спорить. Ариами повернулась к ним спиной, и ее шаги постепенно стихли в глубине дома.
    — Я не могу так уйти, — пробормотала Шири.
    Бен согласно кивнул и выпустил руку сестры. Девочка бросилась за Ариами и нашла ее в зале — та сидела в кресле при свечах. Женщина не повернула головы и не шелохнулась, игнорируя присутствие внучки. Шири подбежала к ней и нежно обняла.
    — Будь что будет, бабушка, — сказала она. — Я люблю тебя.
    Ариами хранила молчание. Потом она услышала, как Шири возвращается во двор, и из глаз у нее полились слезы. На улице Бен с Йеном дожидались Шири и встретили ее с самым веселым выражением на лицах, которое им удалось изобразить.
    — Куда мы теперь пойдем? — спросила Шири. Глаза девочки были полны слез, а руки дрожали.
    — В лучшее место в Калькутте, — объявил Бен. — Во Дворец полуночи.

    Дневной свет начал угасать, когда Изобель увидела впереди смутные очертания фантастической угловатой конструкции. Старый вокзал Джитерс Гейт поднимался из тумана, стелившегося над рекой, словно призрак погибшего храма, обглоданного огнем. Девочка затаила дыхание и замерла, созерцая внушавшее трепет зрелище: стальное кружево сотен опорных балок, арочные перекрытия и множество больших и малых куполов образовывали бесконечный лабиринт из стекла и металла. Полуразрушенный и давно заброшенный мост тянулся через реку, заканчиваясь на противоположном берегу у портика вокзала. Перекрытие портика обвалилось, и он напоминал черную пасть дракона, застывшего в ожидании добычи; бесконечные ряды длинных острых клыков терялись в темноте глотки.
    Изобель зашагала по мосту, перекинутому к вокзалу Джитерс Гейт, стараясь не наступать на рельсы, чертившие путь в тупик, к мрачному обугленному мавзолею. Доски настила ветхого моста сгнили и почернели, в щелях между ними пробивались ростки сорняков. Проржавевший остов моста жалобно стонал у нее под ногами. Изобель обратила внимание на таблички, запрещавшие подниматься на мост и предупреждавшие об опасности обрушения. Поезда давно уже не ездили по нему через реку. Оценив его запущенное состояние, Изобель подумала, что его явно не пытались чинить и вряд ли по нему кто-то ходил пешком.
    По мере того как восточный берег Калькутты оставался все дальше за спиной, а впереди на фоне алого заката вырастал вокзал Джитерс Гейт — головокружительная фантасмагория из стали и теней — Изобель начала склоняться к мысли, что план идти сюда был, возможно, не таким удачным, как ей показалось вначале. Одно дело изображать бесшабашную и бесстрашную авантюристку, которой нипочем любые превратности судьбы, и совсем другое — полностью вживаться в роль в драматическом сценарии, не зная ни строчки из третьего акта.
    Лица девочки коснулось влажное дыхание с запахом угля и пепла, клубами вырывавшееся из туннелей, скрытых в недрах станции. Едкий вязкий смрад почему-то вызывал у Изобель ассоциацию со старой фабрикой, затянутой пеленой ядовитого газа и толстым слоем грязи и ржавчины. Изобель пристально посмотрела на далекие огоньки, загоравшиеся на мачтах баркасов, бороздивших воды Хугли. Преодолевая последний отрезок пути, оставшийся до входа на станцию, она воображала себя под охраной безвестных моряков. Изобель достигла края моста и остановилась между рельсов, убегавших в темноту. Высоко над головой застыли витиеватые буквы, попорченные огнем. Они складывались в название станции и напоминали надпись над входом в могильный склеп: «Джитерс Гейт».
    Изобель сделала глубокий вдох, набираясь решимости. Ей предстояло войти в сгоревшее здание, и не было на свете ничего другого, что ей так хотелось бы сделать.

    Сет и Майкл умильно улыбались как примерные ученики под пристальным взором мистера Де Розио, старшего библиотекаря основного фонда Индийского музея, и покорно выслушивали его безжалостный разнос.
    — В жизни не слышал более нелепой просьбы, — заключил Де Розио. — Во всяком случае, с тех пор, как ты последний раз заглядывал сюда, Сет.
    — Послушайте, мистер Де Розио, — нашелся мальчик, — мы знаем, что архив работает только по утрам, и то, о чем мы с другом просим, может показаться немного необычным…
    — Ничего необычного, если это исходит от вас, молодой человек, — перебил Де Розио.
    Сет сдержал улыбку. Нарочито язвительные колкости мистера Де Розио служили безошибочным признаком того, что он заинтересован и готов уступить. Никто и никогда не называл его именем, данным ему при крещении. Возможным исключением являлись его мать и жена (если только в Индии нашлась женщина, достаточно храбрая, чтобы выйти замуж за подобный экземпляр, эталон избыточного веса, который удалось создать роду человеческому). Обладая внешностью и повадками цербера-библиофила, Де Розио имел свою ахиллесову пяту — любопытство. Также его отличала склонность к сплетням, в чем он достиг академических высот, низводя кумушек с базара до уровня простых любительниц.
    Сет и Майкл украдкой переглянулись и решили бросить жирную наживку.
    — Мистер Де Розио, — начал Сет проникновенно, — не следовало бы мне этого говорить, но я вынужден положиться на вашу деликатность, известную всем. Наше дело связано с серией преступлений, и мы серьезно опасаемся, что могут произойти новые, если мы не положим этому конец, выявив все обстоятельства.
    Маленькие глазки библиотекаря в один миг стали как плошки.
    — Вы уверены, что мистер Томас Картер в курсе событий? — строго спросил он.
    — Он сам нас прислал, — ответил Сет.
    Де Розио снова испытывающе поглядел на него, подстерегая предательское вороватое выражение, которое выдало бы коварство и тайный умысел мальчика.
    — А твой друг? — проронил он. — Почему он ничего не говорит?
    — Он застенчивый, сэр, — пояснил Сет.
    Майкл чуть заметно кивнул, словно подтверждая данную ему характеристику. Де Розио недоверчиво кашлянул.
    — Итак, ты утверждаешь, что в деле сохранились следы давнего преступления? — уточнил он с хорошо разыгранным равнодушием.
    — Убийств, сэр, — подтвердил Сет. — Нескольких убийств.
    Де Розио сверился с часами и, поразмыслив немного и переведя взгляд с мальчиков на циферблат, пожал плечами.
    — Ладно, — сдался он. — Но это в последний раз. Как зовут человека, которым вы интересуетесь?
    — Лахаважд Чандра Чаттерджи, сэр, — поспешно ответил Сет.
    — Инженер? — переспросил Де Розио. — Разве он не погиб при пожаре в Джитерс Гейт?
    — Да, сэр, — подтвердил Сет. — Но с ним был человек, который не умер. Очень опасный. Тот, кто устроил пожар. Он рыщет по городу и готовится совершить новые преступления…
    Де Розио усмехнулся.
    — Звучит многообещающе, — пробормотал он.
    Внезапно в душе библиотекаря зародилось нехорошее подозрение. Де Розио навис над мальчиками всей своей массой и погрозил им пальцем.
    — А не выдумки ли это твоего приятеля? — грозно спросил он. — Как там его зовут?
    — Бен вообще ничего об этом не знает, мистер Де Розио, — поспешил успокоить его Сет. — Мы его в глаза не видели уже несколько месяцев.
    — Уже лучше, — смягчился де Розио. — Идемте со мной.

    Изобель боязливо вошла в разрушенное здание вокзала и дала глазам время привыкнуть к темноте, которая заволакивала пространство. В десятках метров над головой девочки вздымался центральный купол, сделанный из длинных железных арок и стекла. Большая часть витражей расплавилась в огне или просто взорвалась мелкими осколками, осыпав станцию дождем раскаленных фрагментов. Вечерний свет проникал сквозь разломы в почерневшем металле и разбитые стекла, пережившие трагедию. Перроны, описывая плавную дугу под громадным куполом, терялись в темноте. Их поверхность загромождали обгоревшие скамейки и балки, рухнувшие с потолка.
    Большая башня с часами, некогда гордо возвышавшаяся на центральном перроне как маяк в устье порта, ныне стояла, напоминая унылого молчаливого часового. Изобель прошла под циферблатом и обратила внимание, что стрелки загнулись к полу, точно пластилиновые; длинные языки, похожие на потеки расплавленного шоколада, увековечили роковой час, когда станция превратилась в огненный ад.
    Казалось, тут ничего не изменилось с тех пор, не считая налета многолетней грязи и следов непогоды, ибо в сезон муссонов дожди заливали руины сквозь отдушины и повреждения в куполе.
    Изобель остановилась в центре, чтобы окинуть взором все помещение, и у нее возникло чувство, будто она находится в огромном затонувшем храме, безграничном и заколдованном.
    Новый порыв горячего влажного ветра пронесся по станции, растрепал Изобель волосы и погнал комки грязи по платформам. Девочку пробрала дрожь, и она стала настороженно всматриваться в черные зевы туннелей, уходивших в толщу земли от противоположного края платформы. Она пожалела, что с ней нет друзей, особенно теперь, когда события принимали неважный оборот, до боли напоминая истории, которые с воодушевлением выдумывал Бен для посиделок во Дворце полуночи. Изобель нащупала в сумочке и достала рисунок Майкла, где он изобразил всех членов общества «Чоубар» у пруда, в котором отражались их лица. Она улыбнулась, глядя на свой портрет работы Майкла, и задалась вопросом, неужели он на самом деле видит ее такой. Ей очень не хватало ребят.
    И вдруг слух девочки уловил странный звук — он доносился издалека и тонул в свисте ветра, гулявшего по туннелям. Эхо голосов напоминало гвалт разволновавшейся толпы на берегу, когда она чуть не утонула в Хугли в тот день, когда Бен учил ее плавать. Но на сей раз Изобель понимала, что голоса, как будто приближаясь из глубин тоннелей, не были гомоном праздных прохожих. Она слышала голоса детей, сотни голосов. И они выли от ужаса.

    Де Розио задумчиво погладил каскад валиков, из которых состоял его пышный тройной подбородок, и вновь перелистал кипу документов, газетных вырезок и бумаг, собранных им в разное время для пополнения всеядных фондов библиотеки Индийского музея. Сет и Майкл наблюдали за ним с надеждой и нетерпением.
    — Итак, — начал библиотекарь, — дело намного сложнее, чем казалось на первый взгляд. Об этом Лахаважде Чандре Чаттерджи имеется довольно много информации по разным тематическим рубрикам. Большинство документов, которые я видел, дублируют друг друга и не содержат ничего существенного. Но потребуется не меньше недели, чтобы привести в порядок бумаги, имеющие отношение к этому человеку.
    — Что вы выяснили, сэр? — спросил Сет.
    — В целом немного, если честно, — ответил Де Розио. — Господин Чандра был блестящим инженером, слегка опережавшим свое время, идеалистом, одержимым желанием оставить стране наследство, которое возместило бы беднякам все лишения, в которых он винил британское господство. Не слишком оригинально, откровенно говоря. Иными словами, он обладал всеми необходимыми качествами, чтобы превратиться в настоящего неудачника. Тем не менее он вроде бы избежал козней завистников, заговоров и интриг, которые положили бы конец его карьере. Ему удалось убедить правительство профинансировать проект, являвшийся его золотой мечтой: строительство сети железных дорог, соединяющей столичные города страны с провинцией.
    Чандра считал, что таким образом будет подорвана торговая и политическая монополия, которая восходит к эпохе лорда Клайва и компании и включает также речное и морское судоходство. Он надеялся, что в результате население Индии постепенно восстановит контроль над богатствами своей страны. Впрочем, не нужно быть инженером, чтобы понять неосуществимость этой мечты.
    — Есть что-нибудь о человеке по имени Джавахал? — спросил Сет. — Он был другом детства инженера. Он несколько раз привлекался к суду. Громкие дела, я полагаю.
    — Вероятно, материалы где-то есть, сынок. Но необходимо разобрать гору документов. Почему бы вам не прийти сюда недельки через две? К тому моменту я наведу порядок в этом бардаке.
    — Мы не можем ждать две недели, сэр, — подал голос Майкл.
    Де Розио с удивлением поглядел на мальчика.
    — А через неделю? — уступил он.
    — Сэр, речь идет о жизни и смерти, — сказал Майкл. — Жизнь двух человек в опасности.
    Де Розио заметил напряженный взгляд Майкла и кивнул, слегка ошеломленный. Сет решил ковать железо, пока горячо.
    — Мы вам поможем найти и рассортировать бумаги, сэр, — вызвался он.
    — Вы? — изумился библиотекарь. — Не знаю… Когда?
    — Прямо сейчас, — сказал Майкл.
    — Вы знакомы с системой шифров, применяющейся в нашей картотеке? — поинтересовался Де Розио.
    — Знаем назубок, — солгал Сет.

    Солнце огромным багровым шаром скользило вниз за разбитыми витражами восточной панели Джитерс Гейт. Несколько секунд Изобель наблюдала завораживающее зрелище: лучи красного света точно сотни стрел веером пронизывали сумрак станции. Звук воющих голосов нарастал, и вскоре Изобель услышала, как он эхом отдается под большим куполом. Пол завибрировал у нее под ногами, и с потолка посыпались осколки стекла. Девочка почувствовала резкую боль в запястье и подняла руку к глазам, чтобы осмотреть место укола. По пальцам у нее текла теплая кровь. Изобель бросилась в конец платформы, закрывая лицо руками.
    Укрывшись под лестницей, поднимавшейся на верхние уровни, Изобель увидела перед собой просторный зал ожидания. На полу повсюду валялись обугленные и перевернутые скамейки. Стены покрывали странные рисунки, изображавшие деформированные демонические фигуры с человеческими телами, длинными волчьими лапами и выпученными глазами. Пол теперь ходил ходуном под ногами Изобель. Порыв знойного ветра опалил ей лицо. В следующий миг девочка протерла глаза, не в силах поверить тому, что видит.
    Светящийся локомотив, объятый пламенем, выскочил из глубины туннеля и начал яростно изрыгать кольца огня. Огненные снаряды вылетали со скоростью пушечного ядра и взрывались, расходясь концентрическими кругами раскаленного газа. Изобель упала на пол. Огненный поезд пролетел станцию с оглушительным металлическим грохотом, сквозь который прорывался вопль сотен детей, горевших в костре пожара. Изобель лежала, зажмурившись и оцепенев от страха, пока не затих гул поезда.
    Девочка подняла голову и оглянулась по сторонам. Вокзал был пуст и заполнен облаком пара, которое медленно клубилось, поднимаясь вверх и окрашиваясь в ярко-красный цвет последних лучей заходящего солнца. Перед Изобель на небольшом расстоянии разливалась лужа какой-то темной вязкой жидкости, блестевшей в зареве заката. На миг ей показалось, что на тягучей поверхности она видит отражение печального лучезарного лика женщины, окруженной ореолом света и звавшей ее. Изобель протянула руку и макнула палец в густую жидкость. Кровь. Девочка отдернула руку и вытерла пальцы об одежду. Бесплотное видение исчезло. Задыхаясь, Изобель отползла к стене и села, прислонившись к ней, чтобы перевести дух.
    Через минуту она встала и обвела взглядом станцию. Вечерний свет стремительно тускнел, предвещая скорое наступление ночной темноты. В тот момент Изобель отчетливо осознавала лишь одно: когда опустится ночь, она должна оказаться как можно дальше от вокзала Джитерс Гейт. Она поспешно устремилась к выходу, и только тогда заметила призрачную фигуру, которая направлялась к ней сквозь дымку, стелившуюся по платформе. Человек поднял руку, и девочка увидела, как загорелись его пальцы, освещая дорогу. Изобель поняла, что ей не удастся выйти так же легко, как она вошла.

    Сквозь обвалившуюся черепичную крышу Дворца полуночи виднелось ночное небо, усеянное звездами — безбрежное море маленьких белых свечек. Вечер унес с собой часть палящего зноя, от которого с рассвета изнывал город. Но ветерок, стыдливо овевавший улицы «черного города», был всего лишь едва заметным дуновением, теплым и насыщенным ночной сыростью — испарениями реки Хугли.
    Дожидаясь возвращения остальных членов общества «Чоубар», Йен, Бен и Шири уныло коротали минуты среди руин старого особняка. Каждый был погружен в собственные мысли.
    Бен предпочел свое излюбленное укромное местечко, вскарабкавшись на голую балку, горизонтально пересекавшую фронтон Дворца. Он частенько забирался на этот насест и, устроившись ровно посередине и свесив ноги, смотрел на огни города и силуэты дворцов и кладбищ, обрамлявших извилистые берега реки Хугли, пересекавшей Калькутту. Он мог сидеть наверху часами безмолвно, даже не удосуживаясь обратить взор вниз. Члены общества «Чоубар» с уважением относились к странной привычке, одной из многих в его диковинной коллекции причуд, которыми он разнообразил свое поведение. Ребята также научились мириться с затяжными периодами меланхолии, каждый раз неизбежно наступавшими после того, как он спускался с небес на землю.
    Сидя во дворике Дворца полуночи, Йен украдкой покосился на друга. Он решил дать Бену напоследок насладиться пиршеством духа. Между тем сам он вернулся к занятию, которое придумал для себя с Шири: весь последний час он пытался втолковать девочке азы шахмат. Для этого они воспользовались доской, хранившейся членами общества «Чоубар» в штаб-квартире. Фигуры ребята приберегали для ежегодных чемпионатов, которые проводились в сентябре. Их неизменно выигрывала Изобель, гордившаяся своим почти оскорбительным превосходством.
    — Существует две теории о стратегии игры в шахматы, — объяснял Йен. — На самом деле их тысячи, но основных всего две. Согласно первой, ключевые фигуры на доске занимают второй ряд — король, конь, ладья, ферзь и так далее. Эта теория отводит пешкам роль фигур для размена в развитии тактики игры. Вторая теория, наоборот, утверждает, что пешки могут и должны находиться на острие атаки, и что умный стратег должен использовать их для наступления, если желает победить. Откровенно говоря, по мне, обе теории не работают, но Изобель — ярая сторонница второй.
    Упомянув подругу, Йен вновь ощутил тревогу, гадая, где она может пропадать. Шири заметила выражение рассеянности на его лице и спасла его от печальных мыслей, задав новый вопрос по поводу игры.
    — А в чем разница между тактикой и стратегией? — спросила она. — Это чисто техническая проблема?
    Йен задумался над вопросом Шири, и у него закралось подозрение, что ответа он не знает.
    — Разница в терминах, она чисто теоретическая, — раздался с высоты уверенный голос Бена. — Тактика — это совокупность маленьких шагов, которые ты предпринимаешь, чтобы дойти до какого-то места. Стратегия — шаги, которые ты делаешь, когда идти некуда.
    Шири подняла голову и улыбнулась Бену.
    — Ты играешь в шахматы, Бен? — поинтересовалась она.
    Бен не отозвался.
    — Бен с сожалением относится к шахматам, — пояснил Йен. — По его мнению, шахматы — это второй способ самого бесполезного использования человеческого разума.
    — А первый? — весело уточнила Шири.
    — Философия, — провозгласил Бен со своей дозорной вышки.
    — Бен dixit,[11] — резюмировал Йен. — Почему бы тебе не слезть? Сейчас все вот-вот подойдут.
    — Я подожду, — ответил Бен, возвращаясь к себе на небеса.
    Он спустился вниз только через полчаса, когда Йен углубился в объяснения, как ходит конь, а у входа во дворик Дворца полуночи появились Рошан и Сирах. Вскоре прибыли и Сет с Майклом. Компания уселась вокруг небольшого костерка. Йен разжег его, пустив в дело остатки запаса сухих дров, который ребята держали в закрытой и защищенной от дождя нише в задней части Дворца. От пламени костра на лица ребят ложились медные блики. Бен передал по кругу бутылку с водой, хоть и не очень свежей, но по крайней мере не зараженной болезнетворными бактериями.
    — Разве мы не подождем Изобель? — спросил Сирах, явно обеспокоенный отсутствием предмета своей безответной любви.
    — Возможно, она не придет, — сообщил Йен.
    Друзья оторопело уставились на него. Йен коротко пересказал состоявшуюся днем беседу с Изобель. Когда он говорил, лица друзей все больше мрачнели. Закончив, Йен отметил, что подруга настаивала, чтобы они обобщили результаты поисков, наметили, что делать в первую очередь, и распределили обязанности независимо от того, придет она или нет.
    — Хорошо, — согласился Сирах взволнованно. — Я расскажу, что мы выяснили, и тотчас побегу искать Изобель. Только этой упрямице могло прийти в голову отправиться на экскурсию ночью, одной, не сказав куда. Как ты мог отпустить ее, Йен?
    Рошан поспешил на помощь Йену.
    — С Изобель не спорят, — напомнил он, положив руку на плечо Сираху. — Ее слушаются. Расскажи про ребус, а потом мы вместе отправимся за ней.
    — Ребус? — не поняла Шири.
    Рошан кивнул.
    — Мы нашли дом, Шири, — пояснил Сирах. — Вернее, мы знаем, где он.
    Лицо Шири вмиг просияло, а сердце учащенно забилось. Мальчики подсели поближе к огню, и Сирах извлек листок бумаги. На нем характерным почерком самого тщедушного члена общества «Чоубар» были написаны строки каких-то стихов.
    — Это что? — спросил Сет.
    — Поэма, — ответил Сирах.
    — Читай, — велел Рошан.
«1. Город, который я люблю — большой и темный
дом лишений, очаг проклятых душ, кому никто не
откроет двери и сердце.
2. Город, который я люблю, влачит жизнь на закате,
в сумерках, позабыв о величии.
3. Город, который я люблю, поражен болезнью, в
тени проклятия оскудели души, и пущены с молотка состояния.
4. Город, который я люблю, не любит никого и не ведает покоя, —
стены башни, которая возносит в мучительную неопределенность
нашей судьбы, и путы проклятия, написанного кровью.
5. Город, который я люблю, —
большого хоровода карусель обмана и бесчестья.
6. Город, который я люблю, —
базара образ и зеркало моей скорби…»

    Ребята словно онемели после того, как Сирах прочитал поэму. На миг лишь потрескивание дров в пламени и далекий голос города разбавляли шелест ветра.
    — Я знаю стихи, — пробормотала Шири. — Они взяты из одной книги моего отца. Ими завершается моя любимая история, притча о слезах Шивы.
    — Точно, — подтвердил Сирах. — Мы до вечера просидели в Бенгальском промышленном институте. Фантастическое здание, чуть ли не руины, где накопились этажи архивов, а комнаты погребены под слоем пыли и мусора. Там были крысы, и я уверен, что если бы мы пришли ночью, то увидели бы, что еще скрывается…
    — Ближе к делу, Сирах, — прервал его Бен. — Пожалуйста.
    — Хорошо, — согласился Сирах, оставив до лучших времен свой азарт охотника за привидениями. — Вкратце, после нескольких часов поиска — о чем я не стану распространяться, учитывая обстановку — мы наткнулись на связку документов, принадлежавших твоему отцу. Они хранились в институте с 1916 года, со дня катастрофы на Джитерс Гейт. Среди документов лежала рукопись его книги; и хотя нам не разрешили ее взять, мы получили возможность изучить текст. И нам повезло.
    — Не вижу в чем, — заспорил Бен.
    — Тогда ты и будешь смотреть первым. Рядом с поэмой кто-то — наверное, отец Шири — нарисовал от руки дом, — ответил Сирах с загадочной улыбкой, протягивая Бену листок бумаги с текстом.
    Бен перечитал стихи и пожал плечами.
    — Кроме слов ничего не вижу, — сказал он наконец.
    — Теряешь способности, Бен. Жаль, что тут нет Изобель, она бы сообразила, — пошутил Сирах. — Читай снова. Внимательно.
    Бен послушно перечитал стихи и нахмурился.
    — Сдаюсь. Стихотворный размер отсутствует. Просто проза, по прихоти автора разделенная на строфы.
    — Верно подмечено, — обрадовался Сирах. — Но чем обусловлена прихоть? Иными словами, почему он разделил строфы именно так, хотя мог сделать это как угодно?
    — Чтобы разделить слова? — предположила Шири.
    — Или соединить их, — пробормотал Бен себе под нос.
    — Возьми первое слово каждой второй строчки строфы и составь предложение.
    Бен опять обратился к стихам, потом посмотрел на друзей.
    — Читай только первое слово, — подсказал Сирах.
    — «Дом в тени башни большого базара», — прочитал Бен.
    — Только на севере Калькутты можно насчитать не меньше шести базаров, — скептически высказался Йен.
    — И сколько из них могут похвастаться башней, которая отбрасывает такую длинную тень, что она достигает окрестных домов? — задал вопрос Сирах.
    — Я не знаю, — растерялся Йен.
    — А я знаю, — заявил Сирах. — Два: Шиам-базар и Мачуа-базар, на севере «черного города».
    — Даже если и так, — возразил Бен, — тень, которая в течение дня падает от башни, описывает окружность как минимум в 180 градусов, смещаясь каждую минуту. Дом может стоять в любом месте на севере Калькутты. С тем же успехом он мог бы находиться в любой точке Индии.
    — Минутку, — вмешалась Шири. — В поэме упоминается закат. Дословно: «Город, который я люблю, влачит жизнь на закате».
    — Вы проверили? — спросил Бен.
    — Естественно, — ответил Рошан. — Сирах отправился на Мачуа-базар, а я пошел на Шиам-базар, и успел за несколько минут до захода солнца.
    — И что? — поторопили ребята хором, сгорая от нетерпения.
    — Тень от башни на Мачуа-базаре упирается в старую заброшенную лавку, — сказал Сирах.
    — Рошан? — спросил Йен.
    Рошан улыбнулся, взял обгоревший прут из костра и нарисовал на пепле силуэт башни.
    — Как стрелка часов, тень от башни на Шиам-базаре, указывает на ворота длинной металлической ограды, за которой открывается сад с пальмами и кустарниками. Над верхушками пальм я разглядел башенку дома.
    — Невероятно! — вскричала Шири.
    Но Бена насторожило выражение беспокойства, проступившее на лице Рошана.
    — В чем дело, Рошан? — спросил Бен.
    Рошан медленно покачал головой и пожал плечами.
    — Я не знаю, — ответил он. — Этот дом мне не понравился.
    — Ты что-то увидел? — уточнил Сет.
    Рошан отрицательно мотнул головой. Йен с Беном молча переглянулись.
    — Никому не приходило в голову, что это может оказаться хитрой ловушкой? — поинтересовался Рошан.
    Йен с Беном снова переглянулись и кивнули. Обоих терзала одна и та же мысль.
    — Мы рискнем, — решил Бен, постаравшись придать голосу побольше уверенности, которой он вовсе не испытывал.

    Ариами Бозе зажгла спичку и поднесла к концу белой свечи, стоявшей перед ней. Дрожащий язычок пламени неравномерно освещал очертания темного зала, пока трясущиеся руки женщины тянулись к фитилю. Свеча медленно загорелась, и вокруг нее возник золотистый ореол света. Старая дама задула спичку, деревянная палочка погасла, испустив прозрачный голубоватый дымок, уплывший в темноту. Легкий сквозняк коснулся волос на затылке, и Ариами обернулась. Порыв ветра, ледяного и пропитанного острым едким запахом, пошевелил края ее покрывала и погасил свечу. Женщину вновь обступила темнота, и она услышала, как в дверь дома дважды коротко постучали. Ариами сжала кулаки. Очертания дверного проема обозначились в сумраке — сквозь щель между косяком и дверью просачивался красноватый свет. Стук повторился, на сей раз громче. Старая женщина почувствовала, что лоб ее покрывается холодным потом.
    — Шири? — тихо окликнула она.
    Звук ее голоса слабым эхом отправился блуждать во мраке дома. Ответа не последовало, а мгновение спустя в дверь опять с силой ударили два раза.
    Ариами принялась вслепую шарить на полке над очагом: последние дотлевавшие в топке угли испускали еще толику света, помогая ей в поисках. Ариами уронила на пол часть предметов, стоявших на полке, и наконец пальцы ее наткнулись на длинные металлические ножны кинжала, который она там хранила. Женщина вытащила оружие — отблески углей позлатили изогнутый клинок. Из-под двери с улицы пробился узкий луч света. Ариами глубоко вздохнула и стала потихоньку приближаться к выходу. У двери она остановилась и прислушалась к шороху листьев кустарника в саду, трепетавших на ветру.
    — Шири? — прошептала она снова, но ответа так и не получила.
    Стиснув изо всех сил рукоять кинжала, она осторожно положила ладонь на круглую дверную ручку и повернула ее. Раздался скрежет заржавевших частей механизма замка, пробужденного после долгих лет летаргии. Дверь медленно отворилась, и голубоватый свет ночи веером лег на пол. На пороге никого не было. Покачивались ветви кустарников, и мириады мелких сухих листьев убаюкивающе шелестели. Ариами опасливо выглянула и посмотрела, что делается слева и справа от двери. Но двор был пуст. И тут она неожиданно на что-то наткнулась и, опустив глаза, обнаружила небольшую корзинку у себя под ногами. Ариами поглядела на корзинку, прикрытую темным куском ткани, который все же позволял различить внутри какое-то свечение. Она встала на колени рядом с корзинкой и потихоньку сняла покрывало.
    В корзине лежали две восковые фигурки — два голеньких младенца. На макушках у них торчали горящие фитили, и куклы таяли и оплывали, как свечи в храме. Содрогнувшись всем телом, Ариами оттолкнула корзинку, сбросив ее вниз с деревянной покосившейся лестницы. Она встала и уже собиралась вернуться в дом, как вдруг увидела, что из глубины длинного коридора, ведущего в заднюю часть жилища, к ней приближаются горящие следы невидимых ног. Женщина выронила кинжал и с силой захлопнула дверь.
    Ариами поспешно спустилась по ступеням, не осмеливаясь повернуться к двери спиной, и споткнулась о корзинку, брошенную минуту назад. Упав на землю, она, открыв рот, наблюдала, как из-под двери выскользнул язык пламени, и рассохшееся дерево вспыхнуло, словно лист бумаги. Ариами отползла на несколько метров в кусты и с трудом поднялась. Пожилая женщина в бессилии наблюдала, как пламя, вырвавшееся из окон, охватило здание, сжав его в смертельных объятиях.
    Ариами выбежала на улицу и пошла вперед, не оглядываясь, пока не удалилась на сотню метров от того места, где стоял ее дом. Пылающий костер поднялся высоко, выбрасывая в небо угли, искры и тлеющий пепел. Жители квартала с испугом выглядывали в окна и выходили на улицу, потрясенные грандиозным зрелищем пожара, набравшим силу в считанные секунды. Ариами услышала, как с оглушительным грохотом обвалилась крыша, проиграв битву с пламенем. Пунцовое зарево ярко освещало лица столпившихся вокруг соседей, которые с недоумением переглядывались, не понимая толком, что произошло.
    Ариами Бозе оплакала горькими слезами дом, где она провела юность, где произвела на свет дочь, и простилась с ним навсегда, затерявшись в сутолоке на улицах Калькутты.

    Установить точно, где находится дом, оказалось несложно, руководствуясь криптограммой, которую расшифровал Сирах. Взяв на вооружение эти данные и сопоставив их с результатами полевой разведки, произведенной Рошаном, ребята определили, что дом инженера Чандры Чаттерджи находился на тихой улице, соединяющей Джатиндра Мохан-авеню и Ачарья Прафулла-роуд. Эта улочка пролегала примерно в одной миле к северу от Дворца полуночи.
    Удостоверившись, что плоды его исследований получили должную оценку товарищей, Сирах выразил настойчивое желание немедленно отправиться на поиски Изобель. Попытки успокоить его и уговоры подождать благополучного возвращения девочки не возымели эффекта. Рошан, верный своему обещанию, вызвался сопровождать друга. Ребята ушли, договорившись встретиться с остальными в доме инженера Чандры Чаттерджи, как только разыщут Изобель.
    — А вам что удалось узнать? — спросил Йен, обращаясь к Сету и Майклу.
    — Я был бы рад предъявить столь же ошеломляющий результат, как Сирах, однако суть в том, что у нас осталась куча открытых вопросов, — ответил Сет.
    Далее мальчик описал их визит к мистеру Де Розио, которого они оставили за раскопками архива в музее, пообещав вернуться через два часа и помочь.
    — К настоящему моменту мы всего лишь успели подтвердить историю, которую бабушка Шири — простите, ваша бабушка — рассказала. По крайней мере частично.
    — В биографии инженера много белых пятен, и их нелегко заполнить, — сказал Майкл.
    — Именно, — подхватил Сет. — Более того, я думаю, что самое интересное совсем не то, что мы нашли, а как раз то, чего не нашли.
    — А точнее? — попросил объяснений Бен.
    — Понимаешь, — продолжал Сет, грея руки над костром, — подкрепленная документами история жизни инженера Чандры начинается с момента его поступления на службу в Промышленный институт. Есть документы, подтверждающие, что он отверг ряд предложений британского правительства работать на военные нужды. В частности, возводить военные мосты и проложить железную дорогу, соединяющую Бомбей и Дели для перемещения войск.
    — Ариами упоминала, что он был резко настроен против англичан, — заметил Бен. — Он винил их за многие бедствия, опустошившие страну.
    — Так и есть, — согласился Сет. — Но любопытно, что несмотря на открытую неприязнь к ним, в том числе и выраженную публично, Чандра Чаттерджи участвовал в загадочном проекте английского военного командования в 1914 и 1915 годах, то есть в период, непосредственно предшествовавший его гибели при пожаре Джитерс Гейт. Причем эти разработки держались в строжайшем секрете, получив оригинальное название: «Огненная птица».
    Шири вскинула брови и придвинулась к Сету.
    — Что такое «Огненная птица»? — спросила она в замешательстве.
    — Трудно сказать, — ответил Сет. — Мистер Де Розио считает, что речь идет, вероятно, о каком-то эксперименте военных. Часть деловой корреспонденции, сохранившейся в бумагах инженера, подписана полковником сэром Артуром Ллевелином. По словам Де Розио, полковник имел сомнительную честь командовать войсками, подавлявшими мирные выступления с требованием независимости с 1905 по 1915 годы.
    — Имел честь? — вставил Бен.
    — И это самое странное, — заявил Сет. — Сэр Артур Ллевелин, официальный палач Его Величества, стал жертвой трагедии на Джитерс Гейт. И что он там делал, никому неизвестно.
    Ребята в недоумении переглянулись.
    — Давайте попробуем разобраться, — предложил Бен. — Итак, у нас есть блестящий инженер, который последовательно отказывается от щедрых предложений британского правительства работать на строительстве государственных объектов, будучи ярым противником колониального господства. Тут все ясно. Но неожиданно появляется некий полковник и привлекает его к операции, которая со всех точек зрения должна была вызвать у инженера глубокое отвращение: к участию в эксперименте по созданию оружия массового уничтожения. И он соглашается. Картинка не складывается. Если только…
    — Если только у этого Ллевелина не нашлось убедительных аргументов, перевесивших все остальное, — закончил Йен.
    Шири протестующее вскинула руки.
    — Невозможно. Мой отец ни под каким видом не стал бы участвовать в военном проекте. Ни на службе у британцев, ни на службе у бенгальцев. Отец ненавидел военных, он считал их бандой наемников коррумпированных правительств. Он никогда не употребил бы свой талант на создание орудия убийства собственного народа.
    Сет молча посмотрел на девочку и заговорил, тщательно подбирая слова.
    — Однако, Шири, документы свидетельствуют, что он все же участвовал в эксперименте.
    — Должно существовать другое объяснение, — ответила Шири. — Отец изобретал, строил и писал книги, но не был убийцей невинных душ.
    — Не впадая в идеализм, уверен, что есть другое объяснение, — подчеркнул Бен. — И мы попытаемся его найти. Вернемся к теме убедительных аргументов Ллевелина. Что он мог сделать, чтобы заставить инженера сотрудничать?
    — Возможно, сила его убеждения состояла не в том, что он мог сделать, — промолвил Сет, — а в том, что не стал бы делать.
    — Не понимаю, — сказал Йен.
    — Есть у меня теория, — начал Сет. — В биографии инженера мы не нашли никаких документальных упоминаний о Джавахале, близком друге детства. Исключением является одно письмо полковника Ллевелина, датированное 1911 годом. В постскриптуме наш друг полковник лаконично пишет, что если Чандра откажется от участия в проекте, он, Ллевелин, будет вынужден сделать аналогичное предложение его старому другу Джавахалу. И вот что я думаю. Инженеру удалось скрыть свою юношескую дружбу с Джавахалом, получившим пожизненный срок. Чандра спокойно делал карьеру, и никто не подозревал, что когда-то он укрывал преступника от правосудия. Предположим, что Ллевелин встретился с Джавахалом в тюрьме, и тот поведал всю подноготную их отношений с инженером. И это дало прекрасный повод для шантажа, чтобы вынудить Чандру сотрудничать.
    — А как проверить, виделся ли когда-нибудь полковник с Джавахалом? — спросил Йен.
    — Это лишь предположение, но довольно правдоподобное, — не смутился Сет. — Сэр Артур Ллевелин, полковник британской армии, решил заручиться помощью одаренного инженера. Тот отказался. Ллевелин собрал о нем сведения и обнаружил, что тот выступал свидетелем на громком процессе. Полковник отправился навестить Джавахала, и тот рассказал все, что требовалось. Запросто.
    — Поверить не могу, — сказала Шири.
    — Иногда в правду поверить труднее всего. Вспомни рассказ Ариами, — прокомментировал Бен. — Но не будем принимать поспешных решений. Де Розио продолжает работать по теме?
    — В данную минуту — продолжает, — ответил Сет. — Бумаг столько, что нужна армия библиотечных крыс, чтобы извлечь зерно истины.
    — Вы неплохо поработали, — похвалил Йен.
    — Другого мы и не ожидали, — заверил Бен. — Возвращайтесь к библиотекарю и следите за ним в оба. Чего-то мы в этом деле не учитываем.
    — А вы что предпримете? — спросил Майкл, заранее зная ответ.
    — Пойдем в дом инженера, — ответил Бен. — Возможно, мы найдем там то, что ищем.
    — Или то, что совсем не ищете… — предостерег Майкл.
    Бен улыбнулся.
    — Я же сказал, что мы рискнем.
* * *
    Незадолго до полуночи Шири, Йен и Бен вплотную подошли к решетке, окружавшей дом инженера Чандры Чаттерджи. На востоке тонкая башня Шиам-базара вырисовывалась на фоне лунного диска угловатым силуэтом и отбрасывала тень, прочертившую черную стрелу к обширному саду. Пальмы и разросшийся кустарник скрывали зачарованный дом.
    Бен подтянулся на прутьях ограды и обследовал угрожающие острые концы пик, венчавших решетку.
    — Придется прыгать, — заключил он. — И это будет нелегко.
    — Не обязательно, — возразила Шири, стоявшая рядом. — Прежде чем построить дом, отец описал его до миллиметра в своей книге. А я перечитывала ее много раз и запомнила каждый уголок. Если то, что отец написал, — правда, в чем я не сомневаюсь, то за кустарником есть небольшое озеро, а дальше возвышается дом.
    — А что ты скажешь насчет этой решетки? — полюбопытствовал Бен. — Об острых пиках наверху он тоже говорил? Не хотелось бы до утра заниматься штопкой.
    — Нет необходимости штурмовать забор. Есть другой способ попасть в дом, — сказала Шири.
    — И чего мы тогда ждем? — в один голос спросили Бен с Йеном.
    Шири повела их по узкому переулочку, больше походившему на щель между оградой дома и стеной соседнего здания в арабском стиле. Девочка остановилась около круглого отверстия, по виду служившего водостоком или водопроводным коллектором. Из отверстия тянуло едким запахом кислятины.
    — Лезть туда? — недоверчиво спросил Бен.
    — А чего ты ожидал? — возмутилась Шири. — Персидских ковров?
    Бен заглянул в канализационную трубу и принюхался.
    — Божественно, — заключил он, повернувшись к Шири. — Ты первая.

Огненная птица

    Туннель заканчивался под аркадой небольшого деревянного моста, перекинутого через озеро, которое расстилалось черным бархатом перед домом инженера Чандры Чаттерджи. Узкий глинистый берег мягко поддавался под ногами. По его кромке Шири довела своих спутников до конца озера и остановилась, впервые воочию увидев дом, о котором мечтала всю жизнь. В ту ночь он предстал перед ее восхищенным взором под звездным небосводом, по которому скользили легкие облака, убегавшие в бесконечность. Йен с Беном молча встали рядом с девочкой.
    Это было двухэтажное здание, обрамленное двумя башнями. Постройка сочетала в себе черты разных стилей зодчества, начиная от сдержанных эдвардианских линий до экстравагантных форм рыцарской архитектуры и элементов декора, заимствованных у сказочного замка, затерянного в горах Баварии. Несмотря на эклектику, дом производил впечатление спокойной элегантности, бросавшей вызов критическому взгляду наблюдателя. От него исходило пленительное очарование, и когда проходила первая оторопь, возникало ощущение, что для достижения гармонии как раз и требовалось создать подобный ансамбль разнообразных стилей и форм. Окруженное дикими зарослями, прятавшими его от посторонних взоров в сердце «черного города», жилище инженера напоминало дворец и гордо возвышалось на берегу озера, словно черный лебедь, смотревший на свое отражение в обсидиановой поверхности водоема.
    — Твой отец описывал его именно таким? — спросил Йен.
    Шири, потрясенная до глубины души, кивнула и направилась к подножию лестницы, поднимавшейся к парадному входу. Бен с Йеном следили за ней, недоумевая, как она собирается проникнуть в неприступную крепость. Шири, напротив, чувствовала себя совершенно свободно в этом зачарованном царстве, как будто жила тут с детства. Непринужденность, с какой она обходила препятствия, скрытые ночной темнотой, внушили мальчикам странное чувство, будто они стали непрошеными гостями, случайными свидетелями встречи Шири с мечтой, которая согревала ей душу в долгие годы странствий. Глядя, как она поднимается по ступеням, Бен с Йеном поняли, что безлюдное место, подернутое дымкой нереальности, всегда было единственным настоящим домом для девочки.
    — Вы там собираетесь всю ночь стоять? — крикнула Шири с верхней площадки лестницы.
    — Нам интересно, как ты собираешься войти, — скептически заметил Бен, и Йен, разделявший его сомнения, согласно кивнул.
    — У меня есть ключ, — сказала Шири.
    — Ключ? — переспросил Бен. — И где он?
    — Тут, — ответила девочка, показав пальцем на свою голову. — Замки в этом доме нельзя открыть обычными ключами. Существует шифр.
    Бен с Йеном присоединились к ней, весьма заинтригованные. Приблизившись, друзья увидели, что посередине входной двери в ряд по вертикальной оси были расположены четыре диска разных диаметров, от большого до маленького, уменьшавшихся снизу вверх. По окружности колесиков, как цифры на циферблате часов, виднелись знаки, выгравированные на металле.
    — Что означают эти символы? — спросил Йен, пытаясь рассмотреть их в темноте.
    Бен достал спичку из коробка, который всегда носил с собой на всякий случай, зажег ее и поднес огонек к зубчатым дискам кодового замка. Металл блеснул в пламени спички.
    — Алфавиты! — воскликнул Бен. — На каждый диск нанесен алфавит. Греческий, латинский, арабский и санскрит.
    — Прекрасно, — уныло вздохнул Йен. — Мы такие задачки как орешки щелкаем…
    — Не отчаивайтесь, — перебила Шири. — Ключ очень простой. Нужно всего лишь составить слово из четырех букв разных алфавитов.
    Бен пристально посмотрел на сестру.
    — И какое же будет слово?
    — Dido или Дидона в латинском написании, — ответила девочка.
    — Дидона? — удивился Йен. — Что это такое?
    — Имя богини из финикийской мифологии, — объяснил Бен.
    Шири кивнула, брат с сестрой переглянулись, и между ними словно проскочила искра взаимопонимания. Йену оставалось только позавидовать им.
    — Я по-прежнему не понимаю, какое отношение финикийцы имеют к Калькутте, — выразил свое недоумение Йен.
    — Царица Карфагена Дидона бросилась в погребальный костер, чтобы умилостивить богов,[12] — пояснила Шири. — Такова очищающая сила огня… У египтян тоже существовало предание о птице Феникс.
    — Миф об огненной птице, — добавил Бен.
    — Ведь так назывался военный проект, о котором говорил Сет? — вспомнил Йен.
    Бен подтвердил.
    — От этой истории меня уже дрожь пробирает, — заявил Йен. — Вы же не намерены всерьез туда войти? И что нам теперь делать?
    Бен с Шири переглянулись. Вид у них был решительный.
    — Ничего особенного, — ответил Бен. — Мы сейчас откроем дверь.

    Вокруг тучного библиотекаря мистера Де Розио громоздились сотни документов. Его веки постепенно обретали удельный вес мрамора. Мириады слов и цифр, выуженные из архивов инженера Чандры Чаттерджи, пришли в волнение, пустившись в причудливую пляску, нашептывая колыбельную, навевавшую неодолимый сон.
    — Мальчики, думаю, следует отложить поиски до завтра, до утра, — заговорил мистер де Розио.
    Сет, давно уже со страхом ожидавший услышать нечто подобное, тотчас вынырнул из океана папок, вооружившись сакраментальной улыбкой.
    — Отложить сейчас, мистер Де Розио? Исключено. Мы не можем бросить дело на полпути, — вежливо возразил он.
    — Сынок, еще чуть-чуть, и я упаду на стол, — ответил Де Розио. — А Шива в своей бесконечной милости одарил меня массой, которая — как следует из результатов последнего взвешивания, произведенного в феврале сего года — колеблется между 250 и 260 либрами.[13] Знаешь сколько это?
    Сет жизнерадостно улыбнулся.
    — Килограммов сто двадцать, — сосчитал он.
    — Именно, — подтвердил Де Розио. — Ты пытался когда-нибудь сдвинуть с места взрослого человека весом в сто двадцать килограммов, сынок?
    Сет задумался.
    — Не могу утверждать наверняка, однако…
    — Минутку! — воскликнул невидимый Майкл, затерявшийся где-то в комнате, забитой папками, ящиками и связками бумаг. — Я кое-что нашел!
    — Жаль, что не подушку, — с досадой пробурчал Де Розио, неохотно поднимая свои внушительные телеса.
    Майкл появился из-за пыльных стеллажей. В руках он держал коробку, наполненную сложенными бумагами. На документах красовались оттиски печатей, безжалостно обесцвеченные временем. Сет поднял брови и поинтересовался, что ценного в этой находке.
    — Думаю, тут отчеты суда по делу о серии убийств, — поделился своими соображениями Майкл. — Они лежали под кипой повесток с вызовом в суд на имя инженера Чандры Чаттерджи.
    — Суда над Джавахалом? — вскинулся Сет, явно обрадованный.
    — Дайте посмотреть, — потребовал Де Розио.
    Майкл поставил коробку на письменный стол библиотекаря. Взметнулось облако желтоватой пыли, которая заполнила золотой конус света от электрической настольной лампы. Библиотекарь осторожно перебирал документы толстыми пальцами, в то время как его крошечные глазки изучали их содержание. Сет не сводил взгляда с Де Розио. С замиранием сердца он ждал от него пояснений или признаков просветления на лице. Внимание Де Розио привлек лист бумаги с несколькими печатями. Библиотекарь поднес его к лампе.
    — Так-так, — пробормотал он себе под нос.
    — Что там, сэр? — взмолился Сет. — Что вы нашли?
    Де Розио поднял голову и расплылся в широкой довольной улыбке.
    — Я держу документ, подписанный полковником сэром Артуром Ллевелином. В этом постановлении, ссылаясь на необходимость соблюдения государственных интересов и военной тайны, он приказывает Высокому суду города Калькутты прекратить судебные слушания дела № 089861/А по обвинению гражданина Лахаважда Чандры Чаттерджи, инженера, в преднамеренном соучастии, утаивании и/или сокрытии улик в расследовании убийства. Полковник также предписывает передать следственные материалы верховному военному суду армии Его Величества, аннулировав все предварительные постановления, а также приобщенные к делу доказательства, представленные защитой и министерством финансов. Дата: 14 сентября 1911 года.
    Майкл и Сет ошеломленно смотрели на мистера Де Розио, утратив дар речи.
    — Итак, дети, — заключил библиотекарь, — кто из вас умеет варить кофе? Возможно, ночь будет долгой…

    Кодовый замок из четырех дисков с алфавитами издал едва слышный щелчок. Через несколько секунд две створки массивной железной двери медленно разошлись. Из дома, стоявшего много лет запертым, пахнуло затхлым воздухом. Даже в темноте было заметно, как побледнел Йен.
    — Открылась, — прошептал он с дрожью.
    — Как всегда, верно подмечено, — резюмировал Бен.
    — Сейчас не до шуток, — отозвался Йен. — Мы не знаем, что внутри.
    Бен вытащил коробок спичек и потряс им.
    — Это лишь вопрос времени, — заявил он. — Кто пойдет первым?
    Йен упрямо улыбнулся в ответ.
    — Предоставляю тебе эту честь, — сказал он.
    — Я пойду первой, — объявила Шири и шагнула в дом, не дожидаясь ответа друзей.
    Бен торопливо зажег еще одну спичку и последовал за сестрой. Йен с тоской посмотрел на небо, словно видел его в последний раз, глубоко вздохнул и вошел в обитель инженера. Мгновение спустя дверь закрылась у них за спиной так же мягко и бесшумно, как и отворилась.
    Дети сбились в тесную кучку, и Бен высоко поднял горящую спичку. Их взорам открылось великолепное зрелище, превосходившее самые смелые грезы. Никто из ребят не ожидал увидеть ничего подобного.
    Они находились в зале с монолитными византийскими колоннами, увенчанном вогнутым куполом, украшенным монументальной росписью. Масштабная фреска включала сотни персонажей из индийской мифологии, представляя собой бесконечную галерею образов. Фигуры располагались концентрическими кругами вокруг центра композиции — рельефного изображения богини Кали.
    Стенами зала служили стеллажи с книгами, которые описывали две полуокружности высотой более трех метров. Пол был выложен мозаикой из глянцевых черных смальт с вкраплениями горного хрусталя, создавая иллюзию, будто небо опрокинулось на землю со всеми звездами и созвездиями. Йен, заинтересовавшись узором, различил характерные фигуры, образованные небесными телами — Банким рассказывал о них на уроках астрономии.
    — Жаль, что этого не видит Сет… — прошептал Бен.
    В конце зала, за пределами звездного ковра — отражения Вселенной — на второй этаж спиралью поднималась винтовая лестница.
    Бен не заметил, как спичка догорела и обожгла ему пальцы. Ребята снова остались в полной темноте. Но очертания созвездий продолжали светиться, словно у них под ногами расстилалось настоящее небо.
    — Невероятно, — пробормотал Йен.
    — Подожди, ты еще не был наверху, — ответила ему Шири. Голос ее раздавался в нескольких метрах от того места, где стоял Йен.
    Бен снова зажег спичку, и друзья обнаружили, что девочка ждет их уже около лестницы. Не тратя слов даром, Бен с Йеном направились к ней.
    Винтовая лестница занимала ствол башни с латерной, напоминавшей образцы зодчества, которые ребята видели на гравюрах с изображением французских замков на берегах Луары. Подняв голову, мальчики ощутили себя внутри гигантского калейдоскопа, увенчанного витражом-розеткой: проникая сквозь разноцветные стекла, поток лунного света рассыпался снопами синих, алых, желтых, зеленых и янтарных мерцающих нитей.
    Поднявшись на второй этаж, ребята увидели, что свет, лившийся из латерны, скользил по стенам зала, создавая причудливые плавно двигавшиеся формы и фигуры. Казалось, перед ними развертывался экран, где показывают примитивное призрачное кино.
    — Вы только посмотрите, — промолвил Бен, указывая на подиум, верхний край которого на метр возвышался над полом. Вся платформа занимала примерно сорок квадратных метров.
    Приблизившись к подиуму, ребята обнаружили на нем нечто вроде гигантского макета Калькутты, выполненного с большим вниманием к каждой детали и с высокой степенью реализма. При взгляде на макет с близкого расстояния возникало обманчивое ощущение полета над настоящим городом. Были хорошо видны русло реки Хугли, Майдан, Форт-Уильям, «белый город», храм Кали на юге Калькутты, «черный город» и базары. Молодые люди как зачарованные разглядывали удивительную миниатюру, захваченные красотой волшебного зрелища.
    — А вот и дом, — Бен ткнул пальцем в макет.
    Йен и Шири подошли посмотреть, куда показывал Бен, и увидели, что действительно в сердце «черного города» стояла точная копия дома, в котором они находились. Разноцветные лучи, падавшие сквозь витраж латерны, заливали улицы миниатюрного города, создавая видимость естественного освещения и открывая взору потайные уголки Калькутты.
    — А что там, за домом? — спросила Шири.
    — Похоже на железнодорожную линию, — сказал Йен.
    — Так и есть, — подтвердил Бен. Он проследил направление ветки и уперся взглядом в угловатое, величавое здание Джитерс Гейт, располагавшееся за железным мостом через реку Хугли.
    — Дорога ведет к сгоревшему вокзалу, — сказал Бен. — Это тупик.
    — На мосту стоит поезд, — заметила Шири.
    Бен обошел макет, чтобы с близкого расстояния разглядеть копию железной дороги. И ему стало нехорошо. Он узнал поезд. Он видел его прошлой ночью, но принял за кошмар.
    Шири молча подошла к брату, и Бен заметил, что глаза ее полны слез.
    — Это дом нашего отца, Бен, — прошептала Шири. — Отец построил его для нас, чтобы он был нашим.
    Бен обнял Шири и прижал к себе. Йен, наблюдавший за ними с противоположного конца зала, отвел взгляд. Бен погладил Шири по щеке и поцеловал в лоб.
    — Отныне и впредь дом всегда будет нашим, — сказал он.
    В этот миг на игрушечном поезде, застывшем на мосту, зажглись фары, и его колеса начали медленно вращаться на рельсах.

    Мистер де Розио, погрузившись в молчание, направил все свои аналитические способности и хитрость старого лиса-документалиста на изучение судебных документов, которые полковник Ллевелин стремился предать забвению. Между тем Сет и Майкл с таким же усердием разбирали довольно необычную папку, набитую планами и многочисленными собственноручными заметками Чандры. Сет раскопал ее на дне коробки, содержавшей личные вещи инженера. Судя по всему, после исчезновения владельца, никто из родственников или официальных лиц не предъявил на них права. Учитывая заслуги инженера перед обществом, его имуществу суждено было потонуть в бездонном море архивов музея, ибо его библиотека являлась собственностью консорциума, куда входили различные академические и исследовательские институты Калькутты. В том числе и Промышленный институт, одним из самых выдающихся и знаменитых работников которого был Чандра Чаттерджи. Папка — обычный скоросшиватель — содержала материалы, отвечавшие заголовку на обложке, написанному от руки синими чернилами: «Огненная птица».
    Сет и Майкл умолчали о находке, чтобы не отвлекать тучного библиотекаря от работы, требовавшей от него полной сосредоточенности. Ибо никто, кроме мистера Де Розио, с его огромным опытом и чутьем архивиста, не смог бы довести дело до конца. С такими мыслями мальчики ретировались в дальний уголок комнаты и принялись вникать в содержание бумаг.
    — Эти рисунки превосходны, — пробормотал Майкл, восхищаясь эскизами инженера, изображавшими различные механизмы. Их назначение оставалось для Майкла непостижимой загадкой.
    — Мы тут по делу, — с укоризной заметил Сет. — Что там с этой «Огненной птицей»?
    — Я не силен в точных науках, — начал Майкл, — но режьте меня, если это не чертежи мощной зажигательной машины.
    Сет глядел на планы и наброски, совершенно не понимая, что они означают. Майкл предвосхитил его вопросы:
    — Вот тут — резервуар с маслом или любым другим видом горючего вещества, — показал Майкл на фрагмент чертежа. — Он соединен с системой подачи топлива. Иными словами, это всего лишь насос для подкачки вроде водяной помпы. Насос подает топливо, поддерживая горение огненного кольца — своего рода газовой горелки.
    — Но пламя вряд ли превысит несколько сантиметров, — возразил Сет. — Не вижу, откуда возьмется боевая мощь.
    — Взгляни на трубопровод.
    Сет уставился на то, что показывал ему друг: трубу, похожую на оружейный ствол.
    — Пламя загорается по окружности выходного отверстия ствола.
    — И что?
    — А теперь посмотри, что с противоположного конца, — сказал Майкл. — Цистерна. Цистерна с кислородом.
    — Элементарная химия, — пробормотал Сет, начиная понимать.
    — Представь, что будет, если кислород под давлением пустить по трубке и прогнать сквозь огненное кольцо, — подсказал Майкл.
    — Огнеметная пушка, — сказал Сет.
    — Какую тайну скрывал Чандра, если согласился построить подобную игрушку для мясника Ллевелина? Дать ему такую машину — все равно, что подарить вагон пороха императору Нерону…
    — Вот это мы и должны выяснить, — тихо ответил Сет. — Причем срочно.
* * *
    Шири, Йен и Бен, онемев, наблюдали за движением поезда по улицам макета. Наконец крошечный локомотив замер около миниатюрной копии дома инженера. Фары медленно погасли. Друзья, не шелохнувшись, ожидали продолжения.
    — Каким бесом этот поезд двигается? — не выдержал Бен. — Он должен получать откуда-то энергию. Шири, в доме есть электрогенератор?
    — Нет, насколько я знаю, — ответила девочка.
    — Должен быть, — уверенно сказал Йен. — Давайте поищем.
    Бен помотал головой.
    — Меня не это беспокоит, — пояснил он. — Даже если генератор существует, я не представляю, как он мог начать работать сам по себе. Тем более после многолетнего простоя.
    — Может, макет приводит в действие какое-то другое устройство, — неуверенно предположила Шири.
    — Может, в доме есть кто-то еще? — выдал альтернативный вариант Бен.
    Йен мысленно проклял свое невезение.
    — Я так и знал… — пробормотал он уныло.
    — Погодите! — воскликнул Бен.
    Йен вопросительно посмотрел на друга — тот показывал на макет. Поезд снова тронулся и пустился в обратный путь.
    — Он возвращается на станцию, — заметила Шири.
    Бен подкрался к дальнему краю макета и остановился около отрезка железной дороги, к которому подкатывал поезд.
    — Что ты задумал? — встревожился Йен.
    Друг не ответил, осторожно протянув руку к полотну навстречу приближавшемуся поезду. Когда тот проезжал мимо, Бен схватил локомотив и снял его с рельсов, отцепив от вагонов. Обезглавленный состав начал постепенно терять скорость и остановился на путях. Бен переместился к свету, струившемуся из латерны, и внимательно осмотрел локомотив. Его крошечные колеса крутились все медленнее и медленнее.
    — У кого-то очень своеобразное чувство юмора, — изрек Бен.
    — А что такое? — спросила Шири.
    — В кабине машиниста три свинцовые фигурки. Они поразительно похожи на нас. Настолько, что случайное совпадение исключается.
    Шири подошла к Бену, взяла локомотивчик в ладони. От пляшущих огней на ее лицо легла радуга. На губах ее появилась спокойная улыбка смирения.
    — Он знает, что мы здесь, — сказала девочка. — Нет смысла прятаться дальше.
    — Кто знает? — озадаченно спросил Йен.
    — Джавахал, — ответил Бен. — Он ждет. Я только не знаю, чего он ждет.
* * *
    Железный мост через Хугли казался зыбким и призрачным, его очертания расплывались в тумане, поднимавшемся от реки. Сирах и Рошан остановились у моста, обессиленно привалившись к какой-то стене. Они обегали весь город в бесплодных поисках Изобель. Вершины башен Джитерс Гейт выступали в тумане, напоминая гребень спящего дракона, окруженного облаком собственного дыхания.
    — До рассвета осталось всего ничего, — сказал Рошан. — Нужно возвращаться. Может, Изобель нас уже давно дожидается.
    — Вряд ли, — не согласился Сирах.
    Усталость сквозила в его голосе после ночного марафона, но впервые за много лет Рошан не услышал от него ни одной жалобы на астму.
    — Мы искали повсюду, — ответил Рошан. — Больше мы ничего не можем сделать. Хотя бы пойдем позовем на помощь.
    — Кое-где мы еще не были…
    Рошан посмотрел на окутанную туманом зловещую громаду Джитерс Гейт и тяжело вздохнул.
    — Изобель не сумасшедшая, чтобы сунуться туда, — сказал он. — И я тоже.
    — Тогда я пойду один, — сказал Сирах, снова поднимаясь на ноги.
    Рошан слышал, как тот задыхается, и с тоской зажмурился.
    — Сядь, — велел он, услышав шаги Сираха, направлявшиеся в сторону моста.
    Когда Рошан снова открыл глаза, тощая фигура Сираха уже нырнула в туман.
    — Проклятие, — пробормотал он про себя, вставая, чтобы поспешить за другом.
    Сирах остановился в конце моста, глядя на портик Джитерс Гейт, лежавший перед ним. Его нагнал Рошан, и друзья вдвоем стали осматривать местность. Из туннелей станции тянуло холодом, и смрад горелого дерева и грязи усиливался. Ребята попытались различить что-нибудь в колодце мрака, клубившегося за порогом зала под центральным куполом. Слышалось отдаленное эхо капели, барабанившей по упавшим табло.
    — Похоже на преддверие преисподней, — сказал Рошан. — Пошли отсюда, пока возможно.
    — Это все фантазии, — сказал Сирах. — На самом деле ничего страшного, просто заброшенный вокзал. Тут никого нет. Мы одни.
    — А если тут никого, с какой радости мы должны туда идти? — возмутился Рошан.
    — Если не хочешь, можешь не ходить, — ответил Сирах без тени упрека.
    — Ага, — рассердился Рошан, — и ты отправишься один, да? Забыто. Идем.
    Мальчики вошли на станцию, идя по рельсам, которые пересекали мост и далее тянулись вдоль края главной платформы. Под куполом было темнее, чем на улице, и они едва различали контуры предметов, находившихся за пределами сероватых водянистых пятен просветов. Рошан и Сирах шли медленно, и эхо их шагов сливалось в монотонную литанию, которую заглушал шум ветра, ревущего где-то в недрах туннелей, словно разъяренный океан.
    — Лучше нам подняться на платформу, — заметил Рошан.
    — Тут много лет не ходят поезда. Зачем?
    — Это имеет значение для меня, ясно? — ответил Рошан. Он не мог избавиться от мысли, что из зева туннеля по рельсам им навстречу вылетит поезд, и они неминуемо попадут под колеса. Эта картина неотвязно стояла у него перед глазами.
    Сирах пробормотал что-то неразборчивое, но, судя по тону, согласился. Но в ту секунду, когда он приготовился вскарабкаться на перрон, из глубины туннеля по воздуху выплыло нечто и направилось к ним.
    — Что это? — с тревогой прошептал Рошан.
    — Похоже на клочок бумаги, — высказал предположение Сирах. — Сквозняк гоняет мусор, только и всего.
    Белый лист подкатился по полу к мальчикам и улегся у ног Рошана. Тот наклонился и поднял его. Сирах вздрогнул, увидев, как исказилось лицо друга.
    — А теперь что? — нервно спросил он, чувствуя, что страх Рошана оказался заразительным.
    Рошан молча протянул ему листок. Сирах узнал его мгновенно: это был рисунок Майкла, где тот изобразил всю компанию у пруда. Групповой портрет, который присвоила Изобель. Сирах вернул лист бумаги другу. Впервые с момента начала их поисковой экспедиции он подумал о том, что Изобель, возможно, действительно грозит серьезная опасность.
    — Изобель? — прокричал он, повернувшись лицом к туннелю.
    Эхо его голоса потерялось в недрах подземного лабиринта. У Сираха кровь застыла в жилах. Он попытался сосредоточиться, чтобы не потерять контроль над дыханием, что с каждым мгновением становилось труднее. Он дождался, пока стихнут отголоски его крика, и, преодолевая панику, снова крикнул:
    — Изобель?
    Где-то раздался тяжелый металлический гул. Рошан подскочил на месте, озираясь по сторонам. Из туннеля в лицо ребятам ударил ветер, заставив их отступить на несколько шагов.
    — Там что-то есть, — пробормотал Сирах, указывая в туннель с непостижимым для его друга спокойствием.
    Рошан напряженно всмотрелся в черную дыру и тоже увидел: издалека к ним приближались фары поезда. Он почувствовал, как завибрировали рельсы под ногами и, ошеломленный, повернулся к Сираху. Тот странно улыбнулся.
    — Я не смогу бежать так же быстро, как ты, Рошан, — сказал он невозмутимо. — И мы оба это знаем. Не жди меня, беги за помощью.
    — Что за ерунду ты несешь? — воскликнул Рошан, прекрасно понимая, что имел в виду друг.
    Свет фар поезда рассек сумрак под куполом, как вспышка молнии — грозовое небо.
    — Беги, — приказал Сирах. — Немедленно.
    Рошан утонул в глазах друга. Шум поезда приближался с каждой секундой. Сирах ободряюще кивнул. Рошан собрал все силы и полетел стрелой к кромке платформы, выискивая место, где можно запрыгнуть на перрон, убравшись с пути следования поезда. Мальчик бежал во всю мочь, не оглядываясь назад, ибо не сомневался, что стоит ему обернуться, и он увидит перед носом стальную морду локомотива. Пятнадцать метров, отделявшие его от перрона, превратились в пятьсот. От страха ему казалось, что путь перед ним удлиняется с головокружительной скоростью. Выскочив на платформу, Рошан проехал по слою мусора и обломков, и в тот же миг поезд с грохотом пронесся мимо — всего в нескольких сантиметрах от того места, где он упал. Он услышал оглушительный крик детей и почувствовал на коже опаляющее дыхание огня. Целых десять секунд он ждал, что вокзал вот-вот обрушится на него.
    А потом внезапно наступила тишина. Рошан вскочил и в первый раз после прыжка осмелился открыть глаза. Вокзал снова был пуст. Поезд растворился бесследно, не считая двух тонких огненных линий, затухавших вдоль рельсов. Рошан похолодел и бросился назад туда, где он в последний раз видел Сираха. Проклиная себя за трусость, мальчик разрыдался от злости, убедившись, что остался на вокзале один.
    Посветлевшее небо вдали указывало ему путь к свободе.

    Первые лучи рассвета робко просачивались сквозь закрытые ставни в библиотеке Индийского музея. Сет и Майкл в изнеможении дремали, уронив головы на стол. Мистер Де Розио тяжело вздохнул, протирая глаза, и отодвинул стул от письменного стола. Много часов подряд он занимался старательством и в поисках золота просеял тонны документов старого предварительного следствия. Пустой желудок громко заявлял о своих правах, не говоря о том, что давно надо объявить мораторий на употребление кофе, в противном случае библиотекарь опасался, что не сможет держаться с подобающим достоинством.
    — Я сдаюсь, спящие красавцы, — прогремел он.
    Сет и Майкл, вздрогнув, подняли головы и обнаружили, что солнце пробудилось раньше, чём они.
    — Что вам удалось раскопать, сэр? — спросил Сет, подавляя зевоту.
    В животе у него урчало, а голова была набита мякиной.
    — Шутишь, сынок? — отозвался библиотекарь. — Подозреваю, что вы меня разыграли.
    — Как это, сэр? — удивился Майкл.
    Де Розио широко зевнул, продемонстрировав испорченные зубы. Потом издал звук, навеявший мальчикам мысли о гиппопотаме, резвящемся в реке.
    — Очень просто, — объяснил он. — Вы пришли с байками об убийствах и преступлениях, да еще с кучей нелепиц о каком-то Джавахале.
    — Но это правда. Мы получили информацию из первых рук.
    Де Розио язвительно усмехнулся.
    — Тогда провели вас, в лучшем случае, — ответил он. — В этой куче бумаг я не нашел ни единого упоминания о вашем друге Джавахале. Ни слова. Ноль.
    Сет почувствовал, что сердце у него ухнуло вниз и выскользнуло на пол через штанину брюк.
    — Но это невозможно, сэр. Джавахал был приговорен и оказался за решеткой. Много лет спустя он бежал из тюрьмы. Может, нам следует отталкиваться от этого. От бегства. Упоминание о нем должно где-то сохраниться…
    Де Розио окинул Сета скептическим взглядом поросячьих проницательных глазок. Выражение его лица недвусмысленно давало понять, что второй попытки не будет.
    — На вашем месте, ребята, — посоветовал он, — я вернулся бы туда, где услышал историю, и на сей раз выяснил бы всю подноготную. Что касается того самого Джавахала, который, по словам вашего таинственного осведомителя, сидел в тюрьме, то, на мой взгляд, он слишком скользок, чтобы вы или я могли его ухватить.
    Де Розио пригляделся к мальчикам. Оба были белее мрамора. Тучный эрудит с сочувствием им улыбнулся.
    — Мои соболезнования, — пробормотал он. — Вы взяли ложный след…
    Вскоре Сет и Майкл встречали рассвет, сидя на ступенях Индийского музея. Мостовые, орошенные мелким дождиком, влажно блестели в лучах солнца, поднимавшегося из дымки на востоке, и казалось, будто улицы покрыты тонким слоем жидкого золота. Сет посмотрел на товарища и вынул монетку.
    — Орел — к Ариами иду я, а ты отправляешься в тюрьму, — сказал он. — Решка — наоборот.
    Майкл кивнул с полузакрытыми глазами. Сет подбросил монетку, и медный кружок, описав сверкающую траекторию, вновь приземлился на ладонь мальчика. Майкл наклонился, чтобы узнать результат.
    — Кланяйся Ариами… — напутствовал его Сет.

    В доме инженера Чандры дневной свет вытеснил ночь, которая длилась вечность и будто не хотела кончаться. Йен впервые в жизни благословил солнце Калькутты, когда его лучи рассеяли мрак, окружавший друзей на протяжении многих часов.
    Днем дом утратил зловещий вид. Бен с Шири тоже обрадовались наступлению утра, явно вздохнув с облегчением. Выглядели они откровенно усталыми. Им стоило немалого труда вспомнить, когда они спали в последний раз, хоть это и было не так уж давно. Ребят одолевала сонливость, они чувствовали внутреннее опустошение, ибо события развивались слишком стремительно. Чувства притупились от усталости, и в таком состоянии они смогли беспристрастно оценить ситуацию, о чем в темноте даже не думали.
    — Итак, — сказал Бен, — дом хорош хотя бы тем, что тут, похоже, безопасно. Если бы наш друг Джавахал мог сюда проникнуть, он бы это уже сделал. У отца были свои причуды, однако дом он защитить сумел. Предлагаю немного поспать. Принимая во внимание все обстоятельства, лично я предпочитаю выспаться при свете и бодрствовать с наступлением сумерек.
    — Полностью поддерживаю, — отозвался Йен. — Где бы нам лечь?
    — В башнях есть несколько комнат, — пояснила Шири. — Мы можем выбрать.
    — Полагаю, нам лучше воспользоваться соседними комнатами, — заметил Бен.
    — Согласен, — сказал Йен. — И было бы не лишним немного поесть.
    — С этим придется подождать, — ответил Бен. — Попозже мы сходим за продуктами.
    — Как вы можете хотеть есть? — возмутилась Шири.
    Йен с Беном пожали плечами.
    — Физиология, — заявил Бен. — Спроси Йена. Он врач.
    — Как мне однажды объяснила учительница, преподававшая литературу в школе в Бомбее, — сказала Шири, — главное различие между мужчиной и женщиной в том, что у мужчин на первом месте всегда желудок, а не сердце. У женщин же — наоборот.
    Бен обдумал теорию и немедленно перешел в контрнаступление.
    — Цитирую дословно нашего любимого женоненавистника, мистера Томаса Картера, холостяка по убеждению и по призванию: «Истинное различие в том, что у мужчин желудок намного больше мозга и сердца, тогда как у женщин сердце такое маленькое, что всегда выскакивает у них изо рта».
    Йен в полном изумлении наблюдал за развитием дискуссии со ссылками на выдающихся авторитетов.
    — Дешевая философия, — не осталась в долгу Шири.
    — Дорогая Шири, дешевизна является единственным достоинством философии, — возразил Бен.
    Йен поднял руку, объявив перемирие.
    — Спокойной ночи вам обоим, — сказал он и направился прямиком в башню.
    Через десять минут все трое спали глубоким непробудным сном. Усталость оказалась сильнее страха.

    От парадной лестницы Индийского музея Сет спустился по Чоуринги-роуд на полмили к югу и на Парк-стрит свернул на восток. Он держал путь к кварталу Бишнупур, где вблизи шотландского погоста находились руины старой тюрьмы Керзон-Форт. Шотландское кладбище, пребывавшее не в лучшем состоянии, было заложено там, где в древности заканчивался город. В ту эпоху высокий уровень смертности и быстрота, с какой тела разлагались, вынуждали выносить захоронения за пределы Калькутты из соображений безопасности общественного здоровья. По иронии судьбы шотландцы, десятилетиями заправлявшие всей торговой деятельностью Калькутты, обнаружили, что не могут позволить себе хоронить усопших рядом с могилами своих соседей англичан. Им пришлось открывать собственное кладбище. Богачи в Калькутте не желали делиться с теми, кто беднее, даже после смерти.
    Сет приблизился к руинам тюрьмы Керзон-Форт и понял, почему их до сих пор не отправили под снос, что являлось распространенной практикой в Калькутте. Остов здания, казалось, висел на ниточке, готовый в любой момент обвалиться на прохожих при малейшей попытке нарушить его равновесие. Пожар разрушил тюрьму как карточный домик, проделав дыры в стенах и беспощадно уничтожив балки с опорными столбами. Сквозь оконные проемы виднелись обугленные потолки, напоминавшие больные десны старого животного.
    Сет подошел к воротам здания и спросил себя, как, интересно, он собирался что-то выяснять в этой куче жженых деревяшек и кирпичей. Не вызывало сомнений, что от прошлого в развалинах не сохранилось никаких следов, кроме металлических решеток и камер, превратившихся под занавес в настоящие душегубки.
    — Пришел в гости, мальчик? — прошелестел за спиной Сета дрожащий голос.
    Сет, вздрогнув, повернулся. К нему обращался древний старик, одетый в лохмотья. Его руки и ноги покрывали обширные гнойные язвы. Темные глаза смотрели тревожно сквозь маску грязи на лице, поросшем редкой бородой — седые космы явно подравнивали ножом.
    — Это тюрьма Керзон-Форт, господин? — спросил Сет.
    Глаза нищего расширились, когда он услышал небывалое обращение из уст мальчика, и беззубая улыбка расцвела на пересохших губах.
    — То, что от нее осталось, — ответил он. — Ищешь работу, сынок?
    — Ищу сведения, — ответил Сет, стараясь отвечать старику такой же доброжелательной, вежливой улыбкой.
    — Мир принадлежит невеждам, никто ничего не хочет знать, кроме тебя. И что тебя интересует, мальчик?
    — Вам знакомо это место? — спросил Сет.
    — Я тут живу, — отвечал нищий. — Когда-то оно было моей тюрьмой, а теперь стало домом. Судьба была милостива ко мне.
    — Вы были заключенным в Керзон-Форт? — уточнил Сет, не в силах скрыть изумление.
    — Некогда я совершил много серьезных ошибок… И должен был заплатить за них, — пространно ответил нищий.
    — До каких пор вы сидели в этой тюрьме, господин? — спросил Сет.
    — До конца.
    — И вы находились в здании в ночь пожара?
    Нищий распахнул лохмотья, прикрывавшие тело, и мальчик с ужасом увидел длинный багровый шрам от большого ожога, обезобразивший грудь и тянувшийся до шеи.
    — Тогда вы, может, сумеете мне помочь, — сказал Сет. — Моим друзьям угрожает опасность. Вы не помните заключенного по имени Джавахал?
    Нищий закрыл глаза и медленно покачал головой.
    — Никто из нас не называл здесь своих настоящих имен, сынок, — пояснил старик. — Имя, как и свободу, мы оставляли за порогом тюрьмы и верили, что если его не коснется мерзость этого места, то мы получим его обратно незапятнанным и не обремененным прошлым, когда выйдем. Конечно, этого не случалось…
    — Человек, которого я имею в виду, сел в тюрьму за убийство, — добавил Сет. — Он был молод. Именно он устроил пожар, уничтоживший тюрьму, и сбежал.
    — Кто устроил пожар? — недоверчиво воскликнул нищий. — Пожар начался в котлах. Взорвался один из масляных клапанов. Я находился не в камере, выполнял трудовую повинность. Это меня и спасло.
    — Тот человек подготовил пожар, — не сдавался Сет. — А теперь хочет убить моих друзей.
    Нищий с сомнением покачал головой, но потом кивнул.
    — Возможно, сынок, но, в общем, какая разница? — уступил он. — В любом случае я бы не беспокоился о твоих друзьях. Этому человеку, Джавахалу, вряд ли уже удастся им навредить.
    Сет нахмурился.
    — Почему вы так говорите? — спросил он в замешательстве.
    Нищий расхохотался.
    — Сынок, в то время — в ночь пожара — я не дорос еще до твоих лет. Я был самым младшим в тюрьме, — ответил он. — Тому человеку так или иначе перевалило бы уже за сотню.
    Сет потер виски, совершенно растерявшись.
    — Минутку, — сказал он, — разве тюрьма сгорела не в 1916 году?
    — В 1916? — снова засмеялся старик. — Сынок, ты с луны свалился? Керзон-Форт сгорела на рассвете 26 апреля 1857 года. Ровно семьдесят пять лет назад.
    Сет с открытым ртом уставился на старика, который наблюдал за выражением его лица с любопытством и долей сочувствия, ибо парень явно испытал потрясение.
    — Как тебя звать, сынок? — спросил старик.
    — Сет, господин, — ответил расстроенный мальчик.
    — Жаль, что не смог тебе помочь, Сет.
    — Вы помогли, — ответил он. — Я могу что-нибудь сделать для вас, господин?
    Глаза нищего заблестели на солнце, и на губах появилась горькая улыбка.
    — Ты можешь повернуть время вспять, Сет? — спросил нищий, разглядывая свои ладони.
    Сет печально покачал головой.
    — Тогда ты ничего не можешь сделать для меня. Иди теперь к своим друзьям, Сет. Но не забывай меня.
    — Не забуду, господин.
    Нищий улыбнулся в последний раз и, взмахнув на прощание рукой, повернулся и нырнул в развалины сгоревшей тюрьмы. Сет дождался, пока он скроется под сенью руин, и отправился своей дорогой под горячим утренним солнцем. Горизонт затянула пелена черных клубящихся туч, медленно расплывавшихся по небу, словно пятна крови в прозрачном озере.

    Майкл замер в начале улицы, которая вела к дому Ариами Бозе, и ошеломленно смотрел на дымившиеся останки жилища пожилой дамы. Обитатели квартала молча стояли во дворе сгоревшего дома и наблюдали за полицейскими, которые разгребали обломки и опрашивали соседей. Майкл подбежал к пожарищу и протолкался сквозь плотное кольцо зевак и местных жителей, подавленных происшествием. Его остановил полицейский.
    — Извини, парень. Туда нельзя, — резко сказал он.
    Майк заглянул полицейскому через плечо и увидел, как двое его коллег поднимают упавшую балку. Дерево до сих пор тлело и сыпало во все стороны искрами.
    — А женщина, жившая в доме? — спросил Майкл.
    Полицейский посмотрел на него недоверчиво и раздраженно.
    — Ты ее знал?
    — Это бабушка моих друзей, — ответил Майкл. — Где она? Погибла?
    Несколько мгновений полицейский молча глядел на него с каменным выражением лица и наконец покачал головой.
    — О ней ничего не известно, — сказал он. — Один сосед говорит, что видел, как кто-то пробежал по улице сразу после того, как запылала крыша. А теперь уходи. Я тебе и так сказал больше, чем следовало.
    — Спасибо, сэр, — поблагодарил Майкл, отступая и смешиваясь с людьми, теснившимися у пепелища в ожидании возможных мрачных открытий.
    Выбравшись из толпы зевак, Майкл окинул взглядом соседние дома в поисках подсказки, куда могла скрыться пожилая женщина, хранившая тайну, которую они с Сетом почти раскрыли. Оба конца улицы терялись в неразберихе домов, рынков и дворцов «черного города». Ариами Бозе могла спрятаться где угодно.
    Мальчик поразмыслил несколько мгновений, рассмотрев разные варианты, и в результате решил попытать счастья на востоке. Он направился к берегам Хугли, где тысячи паломников окунались в священные воды дельты Ганга в надежде смыть грехи. В большинстве случаев вместо очищения они получали простуду и другие болезни.
    Не оглядываясь на разрушенный пожаром дом, Майкл зашагал навстречу солнцу. Он лавировал в потоке людей, наводнявшем улицы, на которых раздавались крики торговцев, шум потасовок и молитвенные напевы. Этот звучал голос Калькутты. Из узкого переулка метрах в двадцати за спиной у мальчика появилась фигура в темном плаще и последовала за ним.

    Яркий дневной свет разбудил Йена. Он открыл глаза с твердым убеждением, что вечная его спутница — бессонница — расщедрилась и подарила ему всего несколько часов передышки — не больше, отдавая дань усталости, которая одолевала его после недавних приключений. По расположению солнечных лучей, заливавших комнату в западной башне дома инженера Чандры, Йен определил, что светило, должно быть, уже достигло наибольшей высоты над горизонтом. Волчий голод, напавший на него на рассвете, вновь с яростью защелкал зубами. Как обычно шутил Бен, перефразируя слова учителя Тагора,[14] чей замок находился неподалеку, когда говорит желудок, мудрый слушает.
    Йен на цыпочках вышел из комнаты и убедился, что Шири с Беном по-прежнему, ему на зависть, безмятежно покоятся в объятиях Морфея. Йен подозревал, что после пробуждения даже Шири набросится на любую еду, на которую упадет взгляд. Что касается Бена, то Йен в этом просто не сомневался. Он подозревал, что в эти самые минуты друг, наверное, видит во сне поднос, уставленный изысканными кушаньями, включая роскошный десерт, от которого сходили с ума лакомки бенгальцы, приготовленный из смеси сока лайма и горячего молока.
    Йен понимал, что сон и так отнесся к нему с большим милосердием, чем он мог рассчитывать. Поэтому мальчик решил рискнуть и выйти в город за продуктами, чтобы утолить свой голод и накормить Бена и Шири. Он решил, что, если повезет, он вернется раньше, чем друзья успеют зевнуть.
    Йен миновал зал с макетом Калькутты и направился к винтовой лестнице. Он с удовлетворением отметил, что в дневном свете дом уже не казался таким опасным, как ночью. На первом этаже царил невозмутимый покой, и Йен подумал, что стены дома на удивление хорошо защищают его внутреннее пространство от внешней температуры. Было нетрудно представить удушливую жару на улице, которая по идее должна была навязывать свои правила игры, невзирая на толщину стен. Но дом инженера, казалось, находился в стране вечной весны. Йен совершил космическое путешествие по созвездиям, бесшумно ступая по мозаичному полу, и открыл входную дверь, уповая на то, что не забудет шифр чудного замка, охранявшего святилище Чандры Чаттерджи.
    Солнце омывало обжигающими лучами заросший сад и берега озера. Прошлой ночью озеро напоминало полированную поверхность черного дерева, теперь же его гладь сверкала и переливалась как драгоценный камень, мерцая бликами на фасаде дома. Йен зашагал к началу тайного туннеля под деревянным мостом. На миг он позволил себе поддаться иллюзии, будто в такой прекрасный, сияющий день, смертельная опасность, казавшаяся ночью неотвратимой, растаяла так же стремительно, как ледяная фигура в пустыне.
    Наслаждаясь внезапно снизошедшим на него ощущением покоя, Йен забрался в трубу и, прежде чем зловонный воздух туннеля заполнил его легкие, он вынырнул на свет через дыру, выходившую на улицу. Оказавшись на воле, Йен мысленно подбросил монетку и решил отправиться на промысел в западном направлении.
    Он пошел прочь от дома по пустынной улице, напевая себе под нос. Разумеется, ему бы и в голову не пришло, что четыре концентрических круга, запиравших входную дверь, вдруг начнут сами по себе поворачиваться. Диски прокручивались бесконечно медленно, когда же они замерли, вновь образовав неподвижную вертикаль, кодовым словом было уже не Dido, а имя другой богини, более близкой и знакомой: Кали.

    Во сне Бену почудился шум, и он пробудился. В комнате, где мальчик лег отдыхать, стояла кромешная тьма. Растерянный и оглушенный, как и всякий человек, внезапно разбуженный после долгого глубокого сна, Бен прежде всего почувствовал оторопь, вообразив, будто уже наступил вечер, и, следовательно, они проспали больше двенадцати часов. Спустя мгновение, когда вновь раздался сухой треск, который он слышал сквозь сон, мальчик понял, что дневной свет не проникает в комнату вовсе не потому, что настала ночь. В доме что-то происходило. Ставни с грохотом закрывались, причем закрывались герметично, точно ворота шлюза. Бен вскочил с постели и бросился к двери, чтобы собрать друзей.
    — Бен! — услышал он крик Шири.
    Он кинулся к двери ее комнаты и распахнул створку. Сестра неподвижно стояла у порога и дрожала. Бен обнял ее и вывел из комнаты, с ужасом наблюдая, как окна дома захлопываются одно за другим, смыкаясь подобно каменным векам.
    — Бен, — прорыдала Шири, — что-то вошло в комнату, пока я спала, и дотронулось до меня.
    Бена пробрала дрожь. Они дошли до середины зала с макетом города. В одно мгновение их окружила полная темнота. Бен сжал сестру в объятиях и шепотом попросил сохранять тишину. Напрягая зрение, он пытался уловить во мраке малейшие признаки движения. Его глаза не различили никаких подозрительных теней в сумраке, но оба услышали странный гул, заполонивший дом. Казалось, будто сотни маленьких тварей бегают по перекрытиям, под полом и в стенах.
    — Что это, Бен? — прошептала Шири.
    Брат пытался найти объяснение, но новое происшествие лишило его дара речи. Постепенно начали загораться огни макета, и брат с сестрой стали свидетелями рождения ночной Калькутты у них на глазах. Бен с трудом проглотил комок в горле и почувствовал, как Шири крепко прижалась к нему. В середине макета игрушечный поезд зажег фары, и его колеса медленно закрутились.
    — Уходим отсюда, — пробормотал Бен, и вслепую повел сестру в сторону лестницы, ведущей на первый этаж. — Быстро.
    Но, не успев сделать и нескольких шагов к спасительной лестнице, Бен и Шири увидели, как огненный шар прожег дыру в двери комнаты, где раньше спала девочка. Дверь вспыхнула в одно мгновение, как листок бумаги, на которую упал раскаленный уголек. Ноги Бена буквально приросли к полу: он увидел пылающие следы на полу, направляющиеся к ним от порога комнаты.
    — Беги вниз! — крикнул он, толкнув сестру к ступеням лестницы. — Немедленно!
    Шири в панике бросилась вниз. Бен замер на пути полыхающих следов, приближавшихся к нему с огромной скоростью. Порыв горячего ветра, пропахшего жженым керосином, ударил в лицо в тот момент, когда пылающий след отпечатался совсем рядом со ступнями Бена. В темноте вспыхнули два красных глаза, светящихся как раскаленное железо, и правую руку Бена стиснула огненная лапа. От этого пожатия рукав рубашки истлел в мгновение ока, и Бен почувствовал, как нестерпимо жжет кожу.
    — Еще не пришло время нашей встречи, — произнес глухой металлический голос. — С дороги.
    Бен не успел отреагировать. Схватившая мальчика железная рука с силой отбросила его в сторону, сбив с ног. Бен упал набок и ощупал обожженную руку. И в тот момент мальчик увидел светившийся призрак, словно раскаленный добела, который спускался по винтовой лестнице, разрушая ее на своем пути.
    Крик ужаса Шири, донесшийся с первого этажа, придал Бену сил, и он сумел встать на ноги. Подбежав к лестнице, ныне представлявшей собой металлический остов, объятый пламенем, мальчик убедился, что ступеней больше не существует. И Бен прыгнул в лестничную шахту. Всем телом он ударился о мозаичный пол на первом этаже, и руку, поврежденную огнем, пронзила острая боль.
    — Бен! — закричала Шири. — Пожалуйста!
    Мальчик приподнялся: сестру, опутанную сетью из прозрачных языков пламени (в плену огня она напоминала куколку адской бабочки), волокли по полу, усеянному сверкающими созвездиями. Бен вскочил и побежал за ней по следу похитителя, который вел в заднюю часть дома. На бегу мальчику пришлось уворачиваться от увесистых ударов сотен книг, хранившихся в круглой библиотеке: объятые пламенем тома срывались с полок и рассыпались дождем горящих страниц. Одним из ударов его снова сбило с ног, Бен упал ничком, ударившись головой.
    Угасающим взором он увидел, как огненный гость остановился и обернулся к нему. Шири визжала от бесконечного страха, но ее крики уже не были слышны. Из последних сил Бен пополз по полу, усыпанному углями, пытаясь побороть желание сдаться, позволив себе соскользнуть в беспамятство. Страшная хищная улыбка нарисовалась над ним. И хотя перед глазами у Бена все плыло, так что мир для него превратился в абстрактную акварельную картину, он узнал этого человека. Именно его Бен видел в кабине машиниста призрачного поезда, пронесшегося в ночи. Джавахал.
    — Приходи, когда будешь готов, — прошептал ему дух огня. — Ты уже понял, где меня найти…
    Мгновение спустя Джавахал снова схватил Шири и вместе с ней прошел сквозь заднюю дверь дома, будто она была не плотнее дымовой завесы. Прежде чем окончательно потерять сознание, Бен услышал замирающий вдалеке шум поезда.

    — Он приходит в себя, — произнес голос, находившийся за сотни километров.
    Бен сделал попытку расшифровать расплывающиеся пятна напротив его лица, и вскоре начал узнавать кое-какие знакомые черты. Несколько рук осторожно уложили его на спину и подсунули под голову мягкий приятный предмет. Мальчик заморгал. На него с тревогой смотрели глаза Йена, покрасневшие и полные отчаяния. С Йеном были Сет и Рошан.
    — Бен, ты нас слышишь? — спросил Сет. Он выглядел так, словно не спал неделю.
    Внезапно стала возвращаться память, и Бен резко дернулся, желая подняться. Ребята втроем вновь заставили его лечь.
    — Где Шири? — с трудом выговорил он.
    Йен, Сет и Рошан мрачно переглянулись.
    — Ее здесь нет, — ответил наконец Йен.
    Бену показалось, что на него обрушились небеса, и он закрыл глаза.
    — Что тут произошло? — немного спокойнее спросил он после паузы.
    — Я проснулся раньше вас, — объяснил Йен. — И пошел за едой. По дороге я встретил Сета, идущего к дому. Вернувшись, мы увидели, что все окна закрыты ставнями, и изнутри валит дым. Мы прибежали сюда и нашли тебя без сознания. Шири уже не было.
    — Ее забрал Джавахал.
    Йен с Сетом украдкой переглянулись.
    — Что такое? Что вы узнали?
    Сет вскинул руки к своей густой шевелюре и откинул волосы со лба. Его выдавали глаза.
    — Сомневаюсь, что этот Джавахал вообще существует, Бен, — объявил могучий бенгалец. — Думаю, Ариами нам солгала.
    — О чем ты? — удивился Бен. — С какой стати ей лгать?
    Сет коротко рассказал о поисках в архиве Индийского музея под началом мистера Де Розио. Он заметил, что в материалах судебного разбирательства не нашлось ни одного упоминания о Джавахале. Его имя фигурировало только в частном письме полковника Ллевелина инженеру. По невыясненным причинам полковник стремился замять дело. Бен слушал друга с недоверием.
    — Это ничего не доказывает. Джавахалу вынесли приговор, и он отправился в тюрьму. Он бежал шестнадцать лет назад, и с тех пор ведется отсчет его преступлений.
    Сет вздохнул и покачал головой.
    — Я ходил в Керзон-Форт, Бен, — грустно сказал он. — Шестнадцать лет назад не было ни побега, ни пожара. Тюрьма сгорела в 1857 году. Джавахал не мог очутиться за решеткой или бежать из тюрьмы, которая перестала существовать за много лет до суда. Суда, который нигде не упомянут. Картинка не складывается.
    Бен смотрел на него вне себя от изумления.
    — Она солгала, Бен, — сказал Сет. — Твоя бабушка нам солгала.
    — Где она сейчас?
    — Майкл ищет ее, — ответил Йен. — Он приведет ее сюда, как только найдет.
    — А где остальные? — снова спросил Бен.
    Рошан нерешительно покосился на Йена. Тот удрученно кивнул.
    — Расскажи ему, — попросил он.
* * *
    Майкл остановился, глядя на закатный туман над западным берегом Хугли. Десятки людей, прикрытых белыми поношенными одеждами, окунались в воды реки, и хор их голосов тонул в журчании потока. С шумом рассекая воздух, хлопали крыльями голуби, взмывая ввысь среди бесцветных куполов и дворцовых джунглей, окаймлявших сверкающую поверхность Хугли. Открывавшаяся панорама напоминала Венецию во мгле.
    — Это ты меня искал? — спросила старуха, сидевшая в нескольких метрах от мальчика. Лицо женщины было спрятано под покрывалом.
    Майкл присмотрелся к ней, и старуха приподняла платок. Глубокие и печальные глаза Ариами Бозе, казалось, потускнели в свете заката.
    — У нас больше нет времени, госпожа, — сказал Майкл. — Уже нет.
    Ариами наклонила голову и неторопливо встала. Майкл предложил ей руку, и под покровом сгущавшихся сумерек они направились к дому инженера Чандры Чаттерджи.

    Ребята молча расселись вокруг Ариами Бозе. Все пятеро терпеливо дожидались, когда женщина устроится поудобнее и сочтет, что пора отдавать долг, которым она обременила себя, утаив от них истину. Никто не осмеливался заговорить первым. Горячее желание узнать правду, томившее душу, преобразовалось в тот момент в отстраненное спокойствие обреченных. Дети подозревали, что тайна, которую старая дама столь ревностно хранила, исполнена трагизма и повлечет роковые последствия.
    Ариами с глубокой грустью посмотрела на лица ребят, и едва заметная горькая улыбка коснулась ее губ. Слабо вздохнув, она потупилась, уставившись на ладони своих рук, маленьких и дрожащих, и наконец начала говорить. В голосе ее не осталось ни следа властности и решительности, которые были привычными для всех, кто знал ее. В конце пути страх одолел присущую ей твердость духа, лишив мужества и силы. Мальчики поняли, что перед ними всего лишь слабая и смертельно испуганная старая женщина. Девочка, прожившая слишком долго.

    — Для начала позвольте сказать, что если я лгала в жизни, а мне приходилось это делать множество раз, то только для того, чтобы кого-то защитить. И на сей раз я солгала вам, имея на то веские причины. Я считала, будто таким способом сумею защитить тебя, Бен, и твою сестру Шири от того, что принесло бы вам больше вреда, чем подлые замыслы сумасшедшего преступника. Едва ли кто-то представляет, как тяжело и больно мне было нести этот груз в одиночестве, начиная со дня вашего рождения. То, что я скажу сейчас, — правда, во всяком случае, насколько мне известно. Слушайте меня внимательно. Можете не сомневаться в правдивости моих слов, хотя страшнее и труднее всего поверить в чистую и неприукрашенную истину…
    Кажется, будто годы прошли с того дня, как я поведала вам историю своей дочери Килиан. Я вам рассказывала о ней, о ее дивном сиянии и о том, как среди многих поклонников она выбрала в мужья человека простого происхождения, но исключительно одаренного, молодого многообещающего инженера. Однако с детства он тащил на своих плечах тяжкую ношу, тайну, которая в результате стоила жизни ему и многим другим. И хотя вам это, возможно, покажется необычным, но мне хотелось бы теперь начать рассказ с конца, а не сначала, освещая те открытия, которые вы сделали в ходе вашего весьма плодотворного расследования.
    Чандра Чаттерджи всегда был мечтателем, человеком, грезившим о лучшем и более справедливом будущем своего народа, на его глазах умиравшего в нищете на улицах этого города. Тогда как за стенами роскошных домов те, кого он считал захватчиками и узурпаторами природного наследства нашей земли, жили в достатке и богатели. Они купались в изобилии за счет бедствий миллионов душ, осужденных на нищету в грандиозном сиротском приюте без крова, каковым стала вся страна.
    Чандра страстно желал создать инструмент для достижения прогресса и богатства и подарить его нации, которая, как он верил, однажды избавится от угнетения колонизаторов. Этот инструмент означал открытие новых путей сообщения между городами, возникновение новых анклавов и появление дороги в будущее для народа Индии. Он всегда был одержим изобретением из стали и огня — железной дорогой. Для Чандры рельсы символизировали артерии, по которым новая кровь прогресса распространится по территории страны. И для них он задумал создать сердце — источник энергии и силы для сети железных дорог — вокзал Джитерс Гейт, осуществив свой главный проект.
    Но грань между сладким сном и кошмаром тоньше булавки, и очень скоро тени прошлого вернулись и потребовали дани. Высокий чин британской армии, полковник Артур Ллевелин, сделал головокружительную карьеру, которая строилась на его «подвигах» — убийствах невинных, стариков и детей, безоружных мужчин и перепуганных женщин в городах и селениях по всему Бенгальскому полуострову. Везде, откуда приходили вести о мире и объединении во имя новой Индии, следом появлялись его ружья и штыки. Человек с большим талантом и будущим, как с гордостью характеризовало его начальство. Убийца под королевским знаменем и с силой британской армии в руках. Один из многих.
    Ллевелин не замедлил обратить внимание на талант Чандры, и без особых проблем взял его в свои клещи, блокируя все начинания. Не прошло и нескольких недель, как в Калькутте и в провинции перед ним захлопнулись все двери. Кроме, разумеется, двери полковника Ллевелина. Полковник хотел, чтобы Чандра занимался проектами для армии, строил мосты, железнодорожные линии… Твой отец отверг все эти предложения, предпочитая существовать на мизерные гонорары за рукописи, которые издатели в Бомбее соглашались выплачивать ему как подачку. Постепенно хватка Ллевелина ослабла, и Чандра вновь начал работать над своим главным проектом.
    Прошли годы, и Ллевелин снова взялся за старое. Его карьера была под угрозой, и ему срочно требовалось совершить что-то эффектное, устроить новую кровавую баню, чтобы возродить интерес к своей персоне у высокопоставленных лиц в Лондоне и восстановить репутацию Бенгальского тигра. Он нашел простое решение: надавить на Чандру, на сей раз воспользовавшись иными методами.
    Очень долго полковник следил за инженером, копался в его прошлом, и в конце концов его агенты ухватили конец ниточки, которая привела их к преступлениям Джавахала. Ллевелин позволил скандалу разгореться, дело чуть не дошло до публичного судебного разбирательства. И в тот момент, когда ваш отец полностью увяз со своим проектом вокзала Джитерс Гейт, вмешался полковник. Он скрыл все улики, но пригрозил инженеру обнародовать правду, если тот не создаст для него новое оружие — смертоносный инструмент подавления, способный покончить со всеми препятствиями, которые пацифисты и сторонники независимости во множестве ставили на пути Ллевелина. Инженеру пришлось сдаться. Так родилась «Огненная птица». Мощности этой машины хватило бы, чтобы за несколько секунд превратить город или поселение в море огня.
    Чандра параллельно работал над проектами железной дороги и «Огненной птицы», постоянно испытывая давление со стороны Ллевелина. Тщеславие полковника, как и недоверие, которое он стал внушать начальству, грозили обернуться для него большими неприятностями. Тот, кого некогда считали спокойным, уравновешенным человеком, честно выполнявшим свой долг, ныне проявлял себя как больной, сумасшедший, чья жажда признания день ото дня сокращала его шансы уцелеть.
    Чандра понял, что падение Ллевелина под бременем собственных грехов неизбежно. Это был лишь вопрос времени. И Чандра затеял с ним игру, дав понять полковнику, что передаст ему машину раньше, чем планировалось. Но такое обещание только усилило возбуждение Ллевелина, развеяв остатки его здравого смысла.
    В 1915-м, за год до официального открытия Джитерс Гейт и новой железнодорожной ветки, проложенной от станции, Ллевелин приказал стрелять в безоружных людей безо всякого повода. Вспыхнул скандал, отголоски которого докатились даже до Палаты общин, и полковника изгнали из армии. Его звезда погасла.
    Отставка окончательно свела с ума полковника. Он собрал верных себе офицеров, кого также лишили званий, и кому грозило увольнение из армии. С компанией таких же шутов он организовал нечто вроде тайного военного общества. Все щеголяли в старых мундирах и наградах, являя собой гротескные фигуры. Они собирались в старой резиденции Ллевелина и тешили себя самообманом, будто представляют секретное элитное подразделение, и недалек тот день, когда они лишат должности тех военачальников, кто подписывал приказ об их увольнении. Следует сказать, что Ллевелин так до самого конца и не признал, что его разжаловали и на него завели дело. Он и его сообщники утверждали, будто вышли в отставку, чтобы основать новый военный орден.
    Очень скоро твоему отцу и его беременной жене стали угрожать смертью, если он не передаст заговорщикам «Огненную птицу». Учитывая, что речь шла уже о тайной операции, Чандре приходилось действовать с величайшей осторожностью. Если бы он попросил помощи у военных, его прошлое так или иначе бы открылось. Ему ничего не оставалось, кроме как договариваться с Ллевелином и его сообщниками.
    В такой тяжелой ситуации за два дня до офи циального открытия вокзала — а не после, как я вам говорила — Килиан родила близнецов. Мальчика и девочку. Твою сестру Шири и тебя, Бен.
    На вечер после торжественного открытия станции был запланирован символический рейс. Первый поезд, пущенный по маршруту Калькутта-Бомбей, должен был доставить триста шестьдесят детей-сирот на новое место жительства в приюты Бомбея. Чандра предложил Ллевелину следующий план. Он намеревался взять «Огненную птицу» в поезд. На уровне Бишнупура, в пятидесяти километрах от станции, инженер собирался обеспечить техническую остановку. Воспользовавшись стоянкой, военные имели возможность выгрузить оружие, получив его в свое полное распоряжение. Ллевелин вроде бы согласился. Втайне Чандра предполагал вывести машину из строя и отделаться от Ллевелина и его сообщников раньше, чем поезд издаст прощальный гудок. Однако Ллевелин не поверил инженеру и приказал своим подручным опередить его.
    Твой отец вызвал военных на станцию — настоящий лабиринт, где ориентировался он один. Притворившись, что хочет показать им «Огненную птицу», Чандра завел заговорщиков в туннели. Ллевелин, подозревая, что может произойти нечто подобное, принял собственные меры предосторожности. Перед свиданием с инженером он похитил вашу мать, а вместе с ней и вас. Когда Чандра приготовился уничтожить шантажистов, Ллевелин предупредил, что жена инженера с детьми в его руках. Он пригрозил убить всех, если инженер не передаст им «Огненную птицу». Чандре пришлось сдаться. Но Ллевелину этого показалось мало. Он велел приковать Чандру к локомотиву, чтобы того разметало на куски, когда поезд тронется. И там же, на глазах вашего отца, он хладнокровно перерезал горло Килиан. Потом он оставил ее медленно истекать кровью, повесив тело на веревке под главным куполом станции. Сделав это, он пообещал бросить вас в туннеле на съедение крысам.
    Распрощавшись с Чандрой, привязанным к локомотиву, он велел сообщникам разжигать котлы, чтобы увезти «Огненную птицу». Сам он собирался спрятать вас в глубине туннеля, чтобы никто не нашел. Но события стали развиваться не так, как он планировал. Он перехитрил сам себя, ибо глупо со стороны Ллевелина было рассчитывать, что Чандра Чаттерджи просто передаст в руки безжалостного убийцы оружие огромной разрушительной силы вроде «Огненной птицы». Чандра предусмотрел все мелочи и снабдил «Огненную птицу» секретным часовым устройством, о котором знал только он. Устройство приводило в действие механизм самоуничтожения, то есть оружие обращало всю разрушительную мощь на себя через несколько секунд после того, как кто-то, кроме создателя, приводил его в действие.
    Итак, Ллевелин с сообщниками сел в поезд. Завладев смертоносным оружием, главарь решил на прощание и авансом, в счет будущего возмездия, которое он готовил городу, стереть с лица земли станцию и позволить огню погубить творение Чандры и жизни всех, кто пришел на торжественную церемонию открытия чуда. Таким образом, запустив «Огненную птицу», Ллевелин подписал смертный приговор всем, кто находился в поезде, себе в том числе. Через пять минут на станции разверзся ад и поглотил тела и души невиновных и виноватых без разбора.
    Вы ищете ответы и спрашиваете, почему я солгала, что Джавахал сидел в тюрьме, и почему его имя никогда не упоминалось. То, что я скажу, очень важно. Но прежде чем продолжить, я хочу, чтобы вы поняли меня правильно — Чандра был великим человеком. Человеком, который любил жену и любил бы детей, если бы у него не отняли такую возможность. А теперь я расскажу вам все до конца…
    Когда в детстве твой отец болел лихорадкой, он не лежал в хижине на берегу реки, где за ним якобы ухаживал мальчик, как я вам рассказывала раньше. Твой отец воспитывался в заведении, которое и поныне существует на юге Калькутты и называется Грант-Хаус. Вы слишком молоды, чтобы знать об этом месте, но в свое время оно было печально известно. В Грант-Хаус ваш отец попал лет в шесть, после того, как стал свидетелем ужасной трагедии. Мать ребенка, женщина нездоровая, жила, продавая за гроши свое тело. Она сожгла себя в присутствии сына, совершив жертвоприношение богине Кали. Грант-Хаус был лечебницей, которую вы назвали бы сумасшедшим домом.
    Много лет он провел пленником в стенах этого заведения. У него было не больше родных и друзей, чем у всех, кто живет в бреду и в страдании. Людей, которые воображают себя демонами, богами и ангелами, и забывают свое имя на следующий день. Когда ему, как и вам, пришла пора покинуть дом, где он вырос, Чандра оставил за плечами детство, исполненное ужасов, горя и беспросветной нужды, которую не встретишь нигде в городе Калькутте.
    Нет необходимости говорить, что не существовало в его жизни никакого друга с преступными наклонностями. Тенью, что омрачала жизнь твоего отца, был призрак черного человека, проникшего в его сознание. Все преступления он совершил собственными руками, из-за чего угрызения совести неотступно преследовали его, и печать позора лежала на нем как проклятие.
    Только доброта и лучезарное сияние Килиан излечили его и подарили возможность вновь стать хозяином своей судьбы. Рядом с ней он написал книги, известные вам, и создал все то, что принесло ему бессмертие. Он сумел избавиться от призрака своего двойника. Но человеческая жадность и тщеславие не дали ему шанса. Жизнь, которая могла бы стать счастливой и процветающей, вновь утонула во мраке. На сей раз навсегда.
    В тот вечер, когда Лахаважд Чандра Чаттерджи увидел, как убивают любимую жену, страшные годы детства словно вернулись и вонзили в него клыки как хищник в добычу, снова низвергнув его в собственную преисподнюю. Он выстроил жизнь вокруг храма, который безжалостно разрушили у него на глазах. И, охваченный огнем, он умирал с сознанием, что сам виноват в трагедии и заслуживает кары.
    И поэтому, как только Ллевелин применил «Огненную птицу» и пламя затопило туннели и станцию, тень черного человека в душе Чандры поклялась вернуться из мертвых. Вернуться ангелом огня. Ангелом-разрушителем, пришедшим отомстить. Ангелом, воплощавшим темную сторону личности Чандры. Вас преследует не убийца. И даже не человек. Это призрак. Дух. Или, если угодно, демон.
    Вашему отцу всегда нравились головоломки. Вы рассказывали о рисунке, на котором ваш друг Майкл изобразил всех вас. Портрет, где лица отражаются в озере. И ваши изображения перевернуты в воде. Похоже, провидение водило рукой Майкла. Если вы напишете имя, которое мать дала сыну при рождении «Лахаважд», то в озере появится зеркальное изображение: «Джавахал».
    С того дня неприкаянный дух Джавахала живет, слившись воедино с адской машиной, которую он сам создал. В смертный час она дала ему вечную жизнь духа тьмы. Он и «Огненная птица» — суть одно целое. Вот его проклятие — неразрывная связь духа гнева и разрушительной машины. Душа огня, заключенная в котлах горящего поезда. И теперь эта душа ищет новую обитель.
    Вот почему он ищет вас. В день, когда вы достигнете совершеннолетия, дух Джавахала захочет взять кого-то из детей, чтобы продолжать жить, поселившись в его теле. И таким образом ему станет подвластен мир живых. Лишь один из вас может спастись. Второй, чья душа не станет приютом для Джавахала, должен умереть, чтобы жил он. Шестнадцать лет назад он поклялся найти вас и завладеть вами. А он всегда держал слово. И при жизни, и после. Вы должны понимать, что, пока я веду рассказ о делах прошлых, Джавахал уже выбрал того из вас, кто приютит его проклятую душу. И только он знает кого.
    Судьба подарила вам шанс, когда шестнадцать лет назад лейтенант Пик пробрался в лабиринт туннелей Джитерс Гейт. Он увидел безжизненное тело Килиан, висевшее в воздухе над собственной пролитой кровью. Лейтенант услышал ваш плач и, превозмогая свое горе, он разыскал вас и вырвал из рук духа вашего отца. Но он не мог уйти слишком далеко. Его путь лежал к моему дому, он отдал вас мне и снова обратился в бегство.
    Если однажды ты будешь рассказывать эту историю своей сестре Шири, хорошо запомни и не забывай никогда, что дух мести, восставший из огня пожара Джитерс Гейт и прикончивший лейтенанта Пика, пытавшегося спасти вас обоих, был не твой отец. Инженер Чандра Чаттерджи погиб в пламени вместе с невинными душами детей. Тот, кто вернулся из преисподней, чтобы уничтожить самого себя, плод супружества и свое творение, — всего лишь привидение. Призрак, одержимый злобой, ненавистью и страхом, что люди посеяли в его сердце. Такова вся правда, и никто и ничто не в силах ее изменить.
    Если существует Бог или сотни богов, да простят они мне зло, которое я, возможно, причинила, рассказав все, как есть.

    Что мне сказать? Какими словами я могу описать печаль, которую прочитал в тот майский вечер в глазах моего лучшего друга Бена? Попытки ворошить прошлое обернулись для нас жестоким уроком. Оказалось, что жизнь, как и книгу, лучше не листать назад. Нельзя выбрать свою судьбу, если не важно, в какую сторону идти по дороге. Мне захотелось сесть на корабль, который должен был увезти меня далеко от Калькутты, и уходящий в плаванье на следующий день. Я чувствовал малодушный страх, боль за своего друга и горький привкус правды.
    Рассказ Ариами мы выслушали молча, никто не осмелился задать ни одного вопроса, хотя сотни их теснились в наших головах. Мы осознали, что линии наших судеб сошлись наконец в одном месте, и с наступлением ночи во мраке Джитерс Гейт нас ожидает неизбежное свидание.
    Мы вышли под открытое небо. День догорал, и последние его светлые лучи алой лентой окаймляли темно-синие облака Бенгалии. Легкая изморось окропляла наши лица, пока мы по одному выбирались на тупиковый железнодорожный путь. Он начинался на заднем дворе дома Лахаважда Чандры Чаттерджи и тянулся до большой станции на противоположном берегу реки Хугли, пересекая западную часть «черного города».
    Я помню, что перед тем, как подняться на железный мост над Хугли, упиравшийся прямо в драконий зев Джитерс Гейт, Бен со слезами на глазах заставил нас пообещать, что мы никогда, ни при каких обстоятельствах не проговоримся о том, что услышали нынешним вечером. Он поклялся, что, если Шири узнает от кого-то из нас правду об отце и о том, что с детства она жила, питаясь волшебными иллюзиями, он убьет предателя собственными руками. Мы все согласились хранить тайну.
    Для завершения истории не хватает одной части — войны…

Имя полуночи

    Калькутта, 29 мая 1932 года
    Темнота, пришедшая с бурей, сгустилась задолго до наступления полуночи, медленно разворачивая над Калькуттой широкое свинцовое покрывало. Электричество, скопившееся в ее недрах, прорывалось ослепительными вспышками, и в их зареве грозовое небо становилось багровым, словно пропитанное кровью полотенце. В раскатах грома приближавшейся грозы, казалось, на небе появился гигантский паук из света, который плел свою паутину над городом. Тем временем сильный ветер, подувший с севера, смел туманную завесу над Хугли, обнажив в ночи остов заброшенного железного моста.
    Очертания Джитерс Гейт выступали среди стремительно проносившихся клочьев тумана. В шпиль на главном куполе станции ударила молния, и, разветвившись, обвила сверкающим плющом сплетение арок и стальных балок до самого основания.
    Пятеро ребят остановились у подножия моста. Только Бен и Рошан осмелились сделать несколько шагов в направлении станции. Рельсы указывали прямую дорогу, окаймленную двумя серебристыми линиями, исчезавшими в черном зеве вокзала. Луна спряталась за плотными облаками, и на город как будто лег бархатный отсвет далекой синей свечи.
    Бен предусмотрительно оглядел мост, выискивая разломы и трещины, сквозь которые они могли легко провалиться в воды ночной реки, но увидеть ничего не удалось, кроме натянутых струн рельсов, которые поблескивали среди сорняков и обломков. С противоположного берега реки ветер доносил приглушенный шум. Бен покосился на Рошана, который как завороженный смотрел на темные клыки вокзала. Приблизившись к рельсам, Рошан наклонился, не сводя глаз с Джитерс Гейт. Мальчик приложил ладонь к поверхности одного из рельсов и резко отдернул руку, словно его ударило током.
    — Они вибрируют, — испуганно сказал он. — Как будто едет поезд.
    Бен подошел к другу и тоже потрогал металлическую стрелу. Рошан наблюдал за ним с тревогой.
    — Рельсы вибрируют потому, что река бьется о стойки моста, — успокоил Бен друга. — Нет никакого поезда.
    Сет и Майкл присоединились к ним. Йен присел на корточки, чтобы завязать шнурки на ботинках двойным узлом — ритуал, который он соблюдал в ситуациях, когда нервы его сплетались в стальной клубок.
    Вскинув голову, Йен застенчиво улыбнулся, не выдавая свой страх. Хотя Бен не сомневался, что Йен боится, как и все остальные, и он сам в том числе.
    — Сегодня ночью я бы завязал тройной узел, — пошутил Сет.
    Бен улыбнулся, и действующие члены общества «Чоубар» обменялись красноречивыми выжидательными взглядами. Спустя миг вся компания последовала примеру Йена и принялась укреплять узлы на шнурках, заговаривая талисман, который верно служил их другу в критические минуты.
    Наконец, соблюдая осторожность, ребята гуськом (с Беном во главе и Рошаном в арьергарде) ступили на мост. Бен, по совету Сета, старался шагать как можно ближе к рельсу, где настил моста сохранился лучше всего. Днем не составляло труда обходить прогнившие деревяшки и вовремя замечать участки, не выдержавшие напора времени и повисшие, образуя своеобразный трамплин для прыжков в реку. Но в полночь, под небом, затянутым грозовыми тучами, этот путь был подобен путешествию по темному лесу, полному ловушек, когда необходимо тщательно выверять каждый шаг и ощупывать дорогу.
    Мальчики прошли не больше пятидесяти метров — четверть пути — когда Бен внезапно замер и поднял руку, давая знак остановиться. Его спутники смотрели вперед, ничего не понимая. Мгновение они молча стояли не двигаясь и чувствуя, как балки моста плавно раскачиваются и пружинят под напором реки, с грохотом катившей волны у них под ногами.
    — Что случилось? — спросил Рошан в конце шеренги. — Почему стоим?
    Бен указал на Джитерс Гейт, и все увидели две лавины огня, которые неслись на них по рельсам на огромной скорости.
    — В сторону! — крикнул Бен.
    Ребята бросились на землю, и две огненные стены распороли воздух рядом с ними, как будто кто-то пустил в ход два газовых резака. Движение огненной лавины создавало эффект сильной тяги, поток воздуха засасывал и тащил за собой куски обшивки моста и разбрасывал тлеющие угли по всей его поверхности.
    — Все целы? — спросил Йен, поднимаясь. От его одежды шел пар, местами она дымилась.
    Друзья беззвучно кивнули.
    — Давайте воспользуемся моментом и перейдем мост, пока не погасло пламя, — предложил Бен.
    — Бен, похоже, под мостом что-то происходит, — сказал Майкл.
    Остальные ребята поперхнулись. Странный звук шел снизу, словно кто-то стучал по металлическому листу. Бен тотчас представил, как стальные лапы царапают железную плиту.
    — Тем более не стоит тут торчать и дожидаться неприятностей, — заявил мальчик. — Быстрее.
    Члены общества «Чоубар» ускорили шаг и последовали за Беном, растянувшись неровной цепочкой. Они дошли до конца моста, ни на секунду не задерживаясь, даже чтобы оглянуться.
    Очутившись вновь на твердой земле в нескольких метрах от главного входа станции, Бен повернулся и просигналил друзьям, чтобы они отошли подальше от металлических опор моста.
    — Что это было? — спросил Йен у него за спиной.
    Бен пожал плечами.
    — Смотрите! — закричал Сет. — В середине моста!
    Все устремили взгляды в указанном направлении.
    Рельсы приобрели красноватый оттенок, испуская яркое свечение, и слегка задымились. Через несколько секунд они стали выгибаться. Вся конструкция оплывала, крупные потеки расплавленного металла падали в реку, взрываясь в момент соприкосновения с холодной водой.
    Ребята в оцепенении наблюдали за феерическим зрелищем: стальная конструкция длиной в двести метров плавилась у них на глазах, как брусок масла на раскаленной сковородке. Янтарное свечение жидкого металла проникало в толщу воды и ложилось крупными бликами на лица пятерых друзей. Наконец раскаленный добела металл потускнел, и оба конца моста согнулись над рекой, подобно ветвям стальной плакучей ивы, застыв над водой, словно любуясь собственным отражением.
    Яростное шипение раскаленного металла в холодных волнах постепенно стихло. И тогда мальчики услышали, как надрывается за спиной старая сирена Джитерс Гейт, впервые за шестнадцать лет огласившая ревом ночь Калькутты. Без лишних слов ребята повернулись и пересекли границу фантастической сцены, где должна была состояться решающая партия игры, в которой они намеревались принять участие.

    Изобель открыла глаза, услышав тревожный вой сирены, прокатившийся по туннелям, как предупреждение о воздушном налете. Руки и ноги девочки были крепко привязаны к длинным проржавевшим металлическим штангам. Было темно, лишь несколько слабых лучей пробивались сквозь вентиляционную решетку у нее над головой. Эхо сирены потихоньку замолкло…
    Вдруг Изобель услышала шаркающий звук, приближавшийся к отверстию люка. Она посмотрела на освещенную решетку и заметила, что прямоугольник света потемнел. Люк открылся. Изобель зажмурилась и затаила дыхание. Оковы на ее руках и ногах с лязгом упали, и девочка почувствовала, как рука с длинными пальцами ухватила ее за шиворот и одним махом вытащила через отверстие люка. Изобель не смогла сдержать крик ужаса. Ее похититель бросил ее на пол туннеля как тряпичную куклу.
    Она открыла глаза и увидела высокий черный силуэт, фигуру без лица, неподвижно застывшую перед ней.
    — Кое-кто пришел за тобой, — пробормотал невидимка. — Не будем заставлять их ждать.
    На миг на невидимом лице полыхнули огнем глаза — спички, загоревшиеся в темноте. Неизвестный схватил Изобель за руку и потащил по туннелю. После мучительного путешествия, показавшегося Изобель очень долгим, она различила призрачные очертания поезда, притаившегося в сумерках. Она позволила дотащить себя до последнего вагона и не сопротивлялась, когда ее с силой втолкнули внутрь, захлопнув за ней дверь.
    Изобель упала ничком на обугленный пол вагона. Живот пронзила резкая боль — она на что-то напоролась, получив глубокую рану длиной в несколько сантиметров. Девочка застонала. Ее обуял животный страх, когда она почувствовала прикосновение чужих рук: кто-то схватил ее и попытался перевернуть. Она закричала, и перед ней возникло чумазое, измученное лицо, как ей показалось, мальчика, испуганного еще больше.
    — Это я, Изобель, — прошептал Сирах. — Не бойся.
    Впервые в жизни Изобель не постеснялась открыто заплакать перед Сирахом, обнимая хилое костлявое тело своего друга.

    Мальчики остановились у башни часов с оплавленными стрелками, возвышавшейся на центральном перроне Джитерс Гейт. Вокруг простиралось безграничное царство теней и преломленного света, проходившего сквозь крышу из стекла и стали, и позволяющего увидеть то, что еще осталось от самой великолепной станции в мире. Это было воплощение мечты, храм из металла, воздвигнутый богу железной дороги.
    Обозревая бескрайнее пространство с того места, где они стояли, ребята с легкостью представляли, каким прекрасным вокзал Джитерс Гейт был до трагедии: величественный сияющий купол опирался на невидимые арки, казалось, спускавшиеся с неба, и перекрывавшие многочисленные ряды перронов, изогнутых дугой. Расположение платформ повторяло расходящиеся круги на воде, возникающие, если, например, бросить в пруд монетку. Повсюду стояли большие табло с расписанием движения поездов и великолепные павильоны из кованого металла с викторианскими рельефами. Роскошные лестницы были заключены в тубы из стекла и металла, которые поднимались на верхние уровни, образуя коридоры, парящие в воздухе. От прежнего великолепия осталось лишь жалкое подобие — закопченный и неполный образ. Вокзал будущего стал преддверием преисподней, которую сулили черные туннели.
    Йен заинтересовался стрелками часов, искореженными пламенем. Мальчик попытался представить масштабы пожара. К нему присоединился Сет: оба избегали комментариев.
    — Нам необходимо разделиться на группы по двое, чтобы начать поиск. Территория огромная, — заметил Бен.
    — Не думаю, что это хорошая мысль, — ответил Сет. Он все еще был под впечатлением от крушения моста.
    — Даже если мы разделимся, всего нас пятеро, — напомнил Йен. — Кто пойдет один?
    — Я, — ответил Бен.
    Все посмотрели на него со смешанным чувством облегчения и тревоги.
    — Мне по-прежнему не нравится эта идея, — упорствовал Сет.
    — Бен прав, — вмешался Майкл. — Судя по тому, что мы видели до сих пор, не имеет решительно никакого значения, пятеро нас или пятьдесят.
    — Как мало слов, и как много в них всегда мужества, — добавил ремарку Рошан.
    — Майкл, вы с Рошаном можете обыскать верхние уровни, — предложил Бен. — А Йен и Сет займутся нижним.
    Никому и в голову не пришло спорить из-за распределения ролей. Оба задания казались малопривлекательными.
    — А ты? Куда отправишься ты? — спросил Йен, предчувствуя ответ.
    — В туннели.
    — С одним условием, — высказался Сет, пытаясь призвать друга к здравому смыслу.
    Бен кивнул.
    — Без героизма и глупостей, — пояснил Сет. — Первый, кто увидит что-то необычное, останавливается, отмечает место и возвращается за остальными.
    — Звучит разумно, — согласился Йен.
    Майкл и Рошан охотно поддержали предложение.
    — Бен? — потребовал ответа Йен.
    — Хорошо, — пробормотал мальчик.
    — Не слышим, — не отставал Сет.
    — Обещаю, — сказал Бен. — Встречаемся на этом же месте через тридцать минут.
    — Да услышат тебя небеса, — покачал головой Сет.

    Последние часы запомнились Шири как одно мгновение. При этом разум ее бездействовал, словно оказавшись под воздействием сильного наркотика, который затуманил и притупил чувства, столкнув ее в бездонную пропасть. Она смутно вспоминала свои тщетные попытки освободиться от жесткой хватки огненного похитителя, тащившего ее по бесконечному лабиринту коридоров, где было темнее, чем ночью. Также в памяти у нее возникала сцена — расплывчатый, не имеющий логической связи с другими событиями, эпизод. Шири видела лицо Бена, пытавшегося ползти по полу в комнате, очертания которой казались смутно знакомыми. Но девочка не знала, сколько с тех пор прошло времени. Может, час, а может, неделя или месяц.
    Почувствовав свое тело и синяки, полученные в борьбе, Шири поняла, что очнулась несколько секунд назад, и окружавшая ее обстановка — ужасная явь, а не часть кошмара. Она находилась в длинном и высоком помещении, с рядами окон вдоль двух боковых стен, сквозь которые пробивался тусклый далекий свет, позволяя разглядеть остатки интерьера того, что напоминало узкий салон или ресторан. Покореженные каркасы небольших хрустальных люстр свешивались с потолка, словно ветки засохших кустарников. Осколки зеркала поблескивали в темноте за стойкой, по-видимому, отделявшей от салона шикарный бар. Но его роскошная отделка пала жертвой безжалостного огня.
    Шири попробовала сесть. Обнаружив, что цепь, сковывавшая руки за спиной, обмотана вокруг тонкой трубы, девочка вдруг сообразила, что она в вагоне поезда, стоящего где-то в подземных галереях Джитерс Гейт. Это угрожающее открытие подействовало на нее как холодный душ, тотчас развеяв сонливость, туманившую сознание, и вывело из ступора.
    Шири внимательно изучила обстановку вокруг себя, пытаясь среди темной массы сгоревших вещей и опрокинутых столов найти какое-нибудь орудие, чтобы освободиться от оков. Но в опустошенном пожаром вагоне не было ничего, кроме непригодных, чудом сохранившихся обугленных обломков убранства. Шири попыталась разорвать путы, но добилась лишь того, что цепь теснее обвилась вокруг запястий.
    Метрах в двух впереди темная масса, которую она сначала приняла за груду обломков, неожиданно повернулась с проворством большой кошки, долго сохранявшей неподвижность. На невидимом лице черной тени зажглась сияющая улыбка. У девочки замерло сердце. Силуэт приблизился, остановившись в нескольких сантиметрах от ее лица. Глаза Джавахала вспыхивали, словно угли на ветру. Шири почувствовала едкий запах жженого бензина.
    — Добро пожаловать в мой дом, вернее в то, что от него осталось, Шири, — непринужденно начал беседу Джавахал. — Тебя ведь так зовут, да?
    Шири кивнула, оцепенев от ужаса, который внушал ей этот тип.
    — Тебе нечего бояться меня, — сказал Джавахал.
    Девочка проглотила слезы, невольно навернувшиеся на глаза. Она не собиралась легко сдаваться. Она зажмурилась и часто задышала.
    — Смотри на меня, когда я разговариваю с тобой, — приказал Джавахал тоном, от которого кровь стыла в жилах.
    Шири медленно открыла глаза и со страхом обнаружила, что Джавахал тянет к ее лицу руку. Длинные пальцы, обтянутые черной перчаткой, погладили ее по щеке и с нежностью отвели пряди волос, падавшие на лоб. На миг глаза ее похитителя потускнели.
    — Ты так похожа на нее, — прошептал Джавахал.
    Внезапно рука резко отпрянула назад, словно испуганное животное, и Джавахал выпрямился. Шири почувствовала, как путы, связывавшие ее, ослабли, и руки освободились.
    — Вставай и следуй за мной, — велел он.
    Шири безропотно послушалась, позволив ему идти первым. Как только темный силуэт удалился на несколько метров, лавируя среди обломков, Шири припустила в обратном направлении. Она бежала так быстро, как только позволяли ей онемевшие мышцы. Девочка стремительно проскочила салон и бросилась к двери, разделявшей вагоны состава; в то же время эта дверь давала возможность перейти в другой вагон по маленькой открытой платформе. Шири вцепилась в металлическую почерневшую ручку и налегла на нее. Ручка подалась, словно глина для лепки, и Шири с замиранием сердца увидела, как она превращается в длинные тонкие пальцы, хищно обхватившие ее запястье. Дверь деформировалась и обрела форму сверкающей статуи с лицом Джавахала. Ноги девочки подогнулись, и она упала перед ним на колени, а Джавахал поднял ее в воздух.
    — Не пытайся убежать от меня, Шири. Очень скоро мы с тобой станем одним целым. Я не враг тебе. Я твое будущее. Стань моим союзником, иначе с тобой произойдет вот что…
    Джавахал поднял с пола разбитый бокал, обхватил его пальцами и сжал. Стекло расплавилось в его ладони и заструилось между пальцами, стекая вниз. На полу, среди головешек, образовалось огненное зеркало. Джавахал выпустил Шири, и девочка упала рядом с дымившимся стеклом.
    — А теперь делай, что тебе говорят.
* * *
    Сет присел рядом с глянцевым пятном, расплывавшимся на полу. Происходило это в центральном зале вокзала. Сет потрогал поверхность пятна кончиками пальцев. Жидкость была теплой и густой, напоминая разлитое масло.
    — Йен, посмотри, — позвал Сет.
    Йен подошел и встал на колени рядом с другом. Сет показал ему пальцы, испачканные липкой субстанцией. Йен обмакнул в лужу руку и растер вещество между большим и указательным пальцами, изучая консистенцию, потом понюхал его.
    — Кровь, — объявил будущий врач.
    Сет резко побледнел и поспешно вытер руку о штанину брюк.
    — Изобель? — спросил Сет, отшатнувшись от лужи и сдерживая подступившую к горлу тошноту.
    — Не знаю, — ответил Йен растерянно. — Кровь свежая, во всяком случае, так кажется.
    Мальчик встал и осмотрел пол вокруг лужи.
    — Никаких пятен. И следов тоже нет, — пробормотал он.
    Сет смотрел на него, не понимая, к чему относится последнее замечание.
    — Человек, потерявший такое количество крови, не мог бы уйти далеко, не оставив следов, даже если его тащили, — пояснил Йен. — Непонятно.
    Сет обдумал вывод друга и обошел лужу крови, убедившись, что тот прав: на несколько метров вокруг не было ни одной отметины или следа, уводившего от этого места. Внезапно в глазах Йена появилась неуверенность, и Сет поймал на лету мысль, мелькнувшую в мозгу товарища. Осторожно оба подняли голову, устремив взор к куполу, парившему в темноте.
    Они вгляделись в сумрак, заполнивший пространство под сводом главного зала. Взгляд их задержался на громоздкой хрустальной люстре в центре. С одного из рожков на белой веревке свисало тело, окутанное светлым мерцающим покрывалом. Оно медленно раскачивалось в пустоте. У ребят перехватило горло.
    — Она мертва? — несмело спросил Сет.
    Йен не сводил глаз с жуткой находки. Он пожал плечами.
    — Разве мы не должны сообщить остальным? — нервно спросил Сет.
    — Как только мы узнаем, кто это, — ответил Йен. — Если на полу — ее кровь, а, похоже, так оно и есть, возможно, она еще жива. Давай снимем ее.
    Сет закатил глаза. Он ожидал чего-то подобного с тех пор, как они пересекли мост. И то, что предчувствие начинало сбываться, лишь усиливало тошноту, подкатывающую к горлу. Мальчик глубоко вздохнул и предпочел больше не думать на эту тему.
    — Хорошо, — покладисто согласился Сет. — Но как?
    Йен обозрел верхнюю часть зала и заметил, что на высоте пятнадцати метров помещение по периметру опоясывала металлическая платформа. От этой площадки к хрустальной люстре вел переход — узкий трап, вероятно, проложенный для того, чтобы конструкцию могли помыть.
    — Поднимемся по мостику и отвяжем тело, — предложил Йен.
    — Нужно, чтобы кто-то из нас остался и позаботился о нем, — возразил Сет. — И думаю, что внизу должен сидеть ты.
    Йен пристально посмотрел на товарища.
    — Ты уверен, что хочешь подняться один?
    — Умираю от желания… — отозвался Сет. — Жди тут. Никуда не уходи.
    Йен кивнул. Он наблюдал за другом, пока тот шел к лестнице, которая вела на верхний уровень Джитерс Гейт. Как только темнота поглотила Сета, а его шаги зазвучали на лестнице, Йен стал озираться, настороженно вглядываясь в окружавший его сумрак.
    Ветер из туннелей свистел в ушах и гнал по перронам мелкий мусор. Йен снова задрал голову и попытался опознать тело, медленно вращавшееся под куполом, но тщетно. Он не осмеливался даже помыслить о том, что это может оказаться кто-то из друзей — Изобель, Сирах или Шири. Вдруг на поверхности лужи крови на миг появилось отражение — и тотчас исчезло. Когда Йен опустил глаза, он уже ничего не увидел.

    Поезд-призрак, притаившийся в туннеле, представлял собой фантастический коридор; Джавахал волок Шири по всей его длине до головного вагона, прицепленного непосредственно к локомотиву. Яркое оранжевое свечение пробивалось из-под раздвижной двери вагона, откуда доносился грохочущий гул котла. Шири почувствовала, как резко подскочила окружающая температура. Ей показалось, что все поры кожи раскрылись, соприкоснувшись с обжигающим знойным воздухом, исходившим из закрытого помещения.
    — Что там? — с тревогой спросила Шири.
    Пальцы Джавахала клещами сомкнулись на ее запястье и с силой дернули.
    — Огненная машина, — ответил Джавахал, вталкивая девочку в вагон. — Это мой дом и тюрьма. Но вскоре все изменится благодаря тебе, Шири. После стольких лет мы наконец снова вместе. Разве не об этом ты всегда мечтала?
    Шири закрыла лицо руками, защищаясь от внезапно пахнувшего на нее колючего жара, и сквозь пальцы оглядела вагон. Перед ней урчала, угрожая в любую минуту взорваться, гигантская машина, состоявшая из больших металлических котлов, связанных затейливой системой труб и клапанов. Из швов и многочисленных соединений чудовищного агрегата били гейзеры пара и газа, приобретая насыщенный медный цвет, которым отливали стены вагона. На стальном щите, где был смонтирован комплект регуляторов давления газа и манометров, Шири заметила выбитую на металле эмблему: орел, величественно взмывающий ввысь среди языков пламени. Под изображением птицы Шири разглядела надпись, сложенную из букв неизвестного алфавита.
    — «Огненная птица», — произнес Джавахал над ухом. — Мое второе я.
    — Эту машину построил мой отец… — тихо сказала Шири. — Вы не имеете никакого права ее использовать. Вы всего лишь вор и убийца.
    Джавахал задумчиво посмотрел на нее и облизнул губы.
    — Что за мир мы создали, где даже невежественные не знают счастья? — воскликнул он. — Проснись, Шири.
    Девочка повернулась и с презрением посмотрела на Джавахала.
    — Вы убили его… — сказала она, пронзив его взглядом, исполненным ненависти.
    Губы Джавахала скривились в молчаливой гримасе. Мгновение спустя Шири поняла, что он хохочет. Не переставая смеяться, он легонько толкнул ее к раскаленной стене вагона и погрозил пальцем:
    — Стой тут и не двигайся, — приказал он.
    Шири наблюдала за Джавахалом. Он подошел к вибрировавшей «Огненной птице» и приложил ладони к огнедышащим металлическим котлам. Его руки прилипли к поверхности, и девочка почувствовала запах обожженной кожи, которому сопутствовал леденящий кровь звук, с каким огонь поглощает плоть. Джавахал приоткрыл рот, и облака пара, наполнявшие вагон, как будто втянулись в его утробу. Наконец он повернулся и усмехнулся в лицо оцепеневшей от ужаса девочке.
    — Игра с огнем тебя пугает? Тогда мы сыграем в другую. Нельзя разочаровывать твоих друзей.
    Не дожидаясь ответа, Джавахал отступил от котлов и направился в конец вагона. Вернулся он с большой тростниковой корзиной в руках и приблизился к Шири со зловещей улыбкой на губах.
    — Знаешь, какое животное больше всего похоже на человека? — ласково спросил он.
    Шири покачала головой.
    — Вижу, образование, которое дала тебе бабушка, еще хуже, чем можно было ожидать. Отца не заменишь…
    Джавахал открыл крышку и сунул руку в корзину. Его глаза заискрились злорадством. Когда он извлек руку, в его кулаке извивалась блестящая змея. Аспид.
    — Вот эта тварь напоминает человека. Она ползает и меняет кожу из выгоды. Крадет и поедает существа других видов в их собственных гнездах, но не способна противостоять им в честной борьбе. Ей свойственно также использовать любую возможность, чтобы укусить, и укус ее смертелен. Яда у нее хватает всего на один раз, и пройдут часы, пока запас восстановится. Зато тот, кого она заклеймила, обречен на медленную и верную смерть. Пока яд растекается по венам, сердце жертвы бьется все медленнее, пока совсем не остановится. Кроме того эта тварь в своем ничтожестве питает некоторую склонность к поэзии, как и человек. Правда, в отличие от человека, змеи не кусают себе подобных. Какой просчет, верно? Возможно, именно поэтому они в результате служат развлечением, которым уличные факиры угощают любопытных. Пока еще они не достигли уровня царя мироздания.
    Джавахал поднес рептилию к лицу Шири. Девочка вжалась в стену. Заметив ужас в ее глазах, Джавахал довольно улыбнулся.
    — Мы всегда боимся тех, кто похож на нас. Но не волнуйся, — успокоил он пленницу, — она не для тебя.
    Джавахал взял небольшой ящичек красного дерева и положил в нее змею. Шири вздохнула с облегчением, когда рептилия исчезла из поля ее зрения.
    — Что вы собираетесь с ней делать?
    — Как я уже сказал, змея понадобится для того, чтобы довести до конца небольшую игру, — пояснил Джавахал. — Сегодня ночью у нас гости, и мы должны позаботиться, чтобы они не заскучали.
    — Какие гости? — спросила девочка, молясь про себя, чтобы он не подтвердил ее наихудшие опасения.
    — Бесполезный вопрос, дорогая Шири. Прибереги вопросы для тех случаев, которые действительно вызывают сомнения. Например, увидят ли наши друзья рассвет? Или, допустим, сколько пройдет времени, прежде чем поцелуй нашего маленького друга остановит молодое крепкое сердце, преисполненное здоровья в шестнадцатилетнем организме? Риторика нас учит, что подобного рода вопросы имеют смысл и структуру. Если ты не умеешь выражать свои мысли, Шири, значит, ты не умеешь думать. А если ты не умеешь думать, ты безнадежна.
    — Эти слова принадлежат моему отцу, — уличила его Шири. — Он их написал.
    — Тогда, выходит, мы оба читаем одни и те же книги. Разве это не повод для вечной дружбы, дорогая Шири?
    Девочка молча выслушала Джавахала, не спуская глаз с ларчика из красного дерева, где нашел приют аспид. Шири живо представляла, как чешуйчатое тело змеи извивается в недрах шкатулки. Джавахал поднял брови.
    — Ладно, — подвел он итог, — сейчас ты должна меня извинить, я отлучусь ненадолго, чтобы закончить приготовления к встрече наших гостей. Наберись терпения и подожди меня. Не прогадаешь.
    В следующее мгновение Джавахал снова схватил Шири и потащил к крошечной каморке, куда вела узкая дверь, пробитая в одной из стен туннеля. В свое время комнатушка служила для хранения башмаков, костылей и прочих приспособлений для перевода путей. Джавахал затолкал пленницу в тесное помещение и поставил у ее ног шкатулку. Шири с мольбой посмотрела на него, но Джавахал закрыл за ней дверь, оставив в полнейшей темноте.
    — Выпустите меня отсюда, пожалуйста, — взмолилась она.
    — Я выпущу тебя очень скоро, Шири, — прошелестел голос Джавахала за дверью. — И тогда нас уже ничто не разлучит.
    — Что вы хотите сделать со мной?
    — Я собираюсь жить в тебе, Шири. В твоем мозгу, в твоей душе и в твоем теле, — сказал Джавахал. — Прежде чем рассветет, твои уста станут моими, и глаза увидят то, что вижу я. Завтра ты обретешь бессмертие, Шири. Можно ли желать большего?
    Девочка заплакала в темноте.
    — Зачем вы это делаете? — с отчаянием спросила она.
    Джавахал помолчал несколько мгновений.
    — Затем, что я люблю тебя, Шири. А ты, наверное, слышала, как говорят, что мы всегда убиваем самых любимых.

    Наконец после бесконечно тянувшегося ожидания Сет появился в начале платформы, опоясывавшей верхний ярус зала. Йен с облегчением вздохнул.
    — Куда ты пропал? — крикнул он.
    Возглас Йена оттолкнулся от стен и повторился, создавая странную иллюзию, будто он ведет диалог с эхом. Слабая надежда остаться незамеченными в течение оговоренного получаса стремительно испарялась.
    — Не так-то просто сюда добраться, — крикнул в ответ Сет. — Тут жуткий лабиринт коридоров и темных переходов, хуже только в Египетских пирамидах. Счастье, что я не заблудился.
    Йен кивнул и указал Сету направление к трапу, проложенному к центру хрустальной люстры. Сет прошел по платформе и остановился у подножия мостков.
    — Что-то не так? — спросил Йен, с тревогой глядя на своего товарища, замершего в десяти метрах над ним.
    Сет покачал головой и продолжил путь по узкому мостику. В двух метрах от тела, висевшего на веревке, он снова остановился. Мальчик медленно приблизился к краю и наклонился, чтобы осмотреть тело. Йен увидел, как исказилось лицо друга.
    — Сет? В чем дело, Сет?
    Все, что случилось дальше, происходило с головокружительной скоростью и заняло всего пять секунд. Йен не успел даже шелохнуться: ему не оставалось ничего иного, кроме как наблюдать со стороны ужасную сцену, разыгравшуюся у него на глазах, запоминая малейшую подробность. Сет встал на колени, чтобы развязать веревку, державшую тело. Но едва он схватился за шнур, как тот змеей обвился вокруг ног мальчика. Безжизненное тело, которое больше ничто не удерживало, стало падать в пустоту. Веревка резко дернулась, рывком подняв Сета в воздух, и как тряпичную куклу поволокла его тело вверх, во мрак купола. Сет безуспешно вырывался из петли, опутавшей его ногу, и звал на помощь. Он взмыл с ужасающей скоростью и пропал из виду.
    Тем временем тело, падавшее с высоты, приземлилось в лужу крови. Йену стало понятно, что под окутывавшим его сверкающим покрывалом сохранились лишь останки скелета. Кости рассыпались от столкновения с полом и обратились в прах. Покрывало опустилось на темное пятно и впитало кровь. Йен вздрогнул и приблизился. Осмотрев ткань, он узнал покрывало, которое видел на плечах таинственной лучезарной дамы, которая, как ему казалось, навещала спящего Бена. Он много раз наблюдал за призрачной гостьей, мучаясь бессонницей в спальне приюте Св. Патрика.
    Йен вновь поднял голову в поисках друга, но непроницаемая темнота поглотила Сета. Он исчез бесследно, не считая затихающего эха криков, метавшихся под величественными сводами купола.

    — Ты слышал? — спросил Рошан. Он остановился и прислушался к отчаянным воплям, доносившимся как будто из недр гигантского сооружения.
    Майкл кивнул. Отголоски криков стихли, и вскоре единственным спутником ребят вновь стал лишь неровный перестук дождя, барабанившего по вершине купола у них над головой. Они находились на самом верху, поднявшись на последний уровень Джитерс Гейт. С высоты перед ними развернулась фантастическая панорама огромной станции. Платформы и пути казались очень далекими. И вся конструкция — изысканное сплетение диагональных арок и система уровней, расположенных один над другим — просматривалась с верхней точки намного отчетливее.
    Майкл задержался у кромки металлической балюстрады, висевшей в пространстве над вертикалью башенных часов, мимо которых они прошли, когда проникли на станцию. Как художник он был способен оценить завораживающий зрительный эффект, созданный сотнями криволинейных ребер, расходившихся из геометрического центра купола; они скользили вниз плавными бесконечными дугами и, казалось, никогда не коснутся пола. Очутившись на смотровой площадке под куполом, наблюдатель испытывал чувство, будто здание устремляется ввысь, пронзая облака подобно легендарной Вавилонской башне, и подпирает небесный свод как византийская колонна. Рошан присоединился к другу и бросил короткий взгляд на захватывающую дух панораму, будто заворожившую Майкла.
    — Голова закружится. Идем дальше.
    Майкл протестующе взмахнул рукой.
    — Нет, подожди. Взгляни туда.
    Рошан перегнулся через перила балюстрады и тотчас отпрянул.
    — Я упаду, если посмотрю еще раз.
    На губах Майкла появилась интригующая улыбка. Рошан вопросительно уставился на друга, недоумевая, что необычного тот заметил.
    — Ты не понимаешь, Рошан? — спросил Майкл.
    Рошан покачал головой.
    — Объясни.
    — Здание, — уточнил Майкл. — Обрати внимание на изгиб дуг, которые берут начало в верхней точке купола, и тебе все станет ясно.
    Рошан попробовал последовать указаниям Майкла, но не сделал никаких интересных выводов из своих наблюдений.
    — Что ты хочешь мне сказать?
    — Все очень просто. Вокзал, вся конструкция Джитерс Гейт, представляет собой не что иное, как гигантскую сферу. И мы видим только ее часть, выступающую над поверхностью земли. Башня часов расположена на вертикали, пересекающей центр купола, вроде радиуса окружности.
    Рошан без энтузиазма выслушал рассуждения Майкла.
    — Хорошо. Это проклятый мяч, — согласился он. — И что?
    — Ты представляешь, насколько технически сложно возвести подобное сооружение? — спросил Майкл.
    Рошан снова покачал головой.
    — Догадываюсь, что довольно сложно, — сказал он.
    — Невероятно, — поправил Майкл, употребив наречие, которое приберегал для выражения превосходной степени. — Зачем кому-то понадобилось строить такое здание?
    — Не уверен, что мне хочется знать ответ, — отозвался Рошан. — Спускаемся на следующий уровень. Тут ничего нет.
    Майкл с отсутствующим видом кивнул и последовал за Рошаном к лестнице.
    Нижний подуровень, протянувшийся под смотровой площадкой, где ребята только что побывали, в высоту не превышал полутора метров. Очевидно, его постоянно заливало водой, сочившейся сквозь перекрытия во время дождей, которые шли в Калькутте с начала мая. Пол, покрытый слоем протухшей застоявшейся жижи в несколько сантиметров глубиной, был затянут илом с вкраплениями обломков — десятилетняя сырость превратила их в труху. Топь издавала тошнотворные зловонные испарения. Майкл и Рошан, согнувшись в три погибели, чтобы втиснуться в узкий проход, с трудом продвигались вперед, утопая по щиколотку в вонючей жиже.
    — Тут хуже, чем в катакомбах, — пожаловался Рошан. — Какого беса этот уровень сделали таким чудовищно низким? Уже много столетий нормальный человеческий рост превышает полтора метра.
    — Возможно, это была запретная зона, — предположил Майкл. — Вдруг тут устроена система противовесов для компенсации тяжести купола. Постарайся не споткнуться. В лучшем случае ты полетишь вниз.
    — Это шутка?
    — Да, — честно признался Майкл.
    — За шесть лет я в третий раз слышу, как ты шутишь, — заметил Рошан. — И сегодня твоя шутка была самой неудачной.
    Майкл не потрудился ответить и продолжал медленно брести по своеобразному болоту, разлившемуся на большой высоте. От смрада гнилой воды его замутило, и он стал подумывать, чтобы вернуться и спуститься на уровень ниже. Майкл сомневался, что в непролазной трясине кто-то или что-то прячется.
    — Майкл? — раздался голос Рошана в нескольких метрах позади.
    Мальчик оглянулся и различил силуэт Рошана, скрючившегося около наклонного отрезка толстой металлической балки.
    — Майкл, — повторил Рошан растерянно, — может так быть, что эта балка движется, или мне чудится?
    Майкл решил, что друг надышался ядовитых испарений, и твердо решил покинуть подуровень. И вдруг в дальнем конце этажа загрохотало. Мальчики вздрогнули и переглянулись. Грохот раздался снова, и на сей раз сопровождался движением. Ребята увидели, как нечто, скрытое поверхностью болота, приближается к ним с космической скоростью, поднимая тучу грязи и фонтаны мутных брызг, летевших в низкий потолок. Мальчики не мешкая ни секунды со всех ног бросились к выходу. Они бежали так быстро, как могли, пригибаясь и увязая в тридцатисантиметровом слое жидкого ила.
    Ребята успели преодолеть всего несколько метров, когда неизвестный объект под водой проскочил мимо на большой скорости, описал круг и вновь устремился на них прямым курсом. Рошан с Майклом разделились и рванули в противоположных направлениях, пытаясь сбить со следа неведомого, но упорного охотника. Тварь, прятавшаяся в болотной жиже, распалась на две половины, и каждая стремительно бросилась в погоню за одним из мальчиков.
    Майкл выбился из сил и, задыхаясь, на миг оглянулся посмотреть, не гонится ли еще кто-то за ним. Ноги его запнулись о ступеньку, утонувшую в грязи. Он рухнул в топь, и его тело захлестнуло зловонной водой. Когда он вынырнул и открыл глаза, которые немилосердно щипало, перед ним медленно вырастала колонна грязи, напоминая скульптуру из горячего шоколада, лившегося из невидимого кувшина. Майкл забарахтался в иле, порываясь встать, но руки его снова разъехались, и он плашмя растянулся в болоте.
    Скульптура из грязи вытянула обезьяньи руки с длинными пальцами с когтями, похожими на стальные рыболовные крючки. Майкл с ужасом наблюдал за рождением зловещего голема. Из туловища выросла голова и разверзлась пасть с большими клыками, острыми, как охотничьи ножи. Статуя мгновенно затвердела, и сухая глина подернулась дымкой испарений. Майкл поднялся. Он услышал, как фигура из грязи хрустнула, и сотни трещин паутиной опутали тело. Те, что прорезали лицо, постепенно расширились, и за ними появились пылающие глаза Джавахала. Сухая глина осыпалась, как мозаика, состоящая из бесконечного числа кусочков. Джавахал схватил Майкла за горло и притянул его к себе.
    — Это ты художник? — спросил он, без труда поднимая Майкла в воздух.
    Мальчик кивнул.
    — Превосходно, — заявил Джавахал. — Тебе повезло, сынок. Сегодня ты увидишь столько необычного, что тебе хватит сюжетов для твоих картин до конца дней. Если, конечно, ты выживешь, чтобы их нарисовать.
    Рошан мчался к выходу, чувствуя пульсирование адреналина в венах, по которым как будто струился ручеек горящего бензина. До спасительной двери оставалось не больше двух метров. Он прыгнул и упал ничком на чистую сухую поверхность, где не было грязи, заполнявшей технический проход. Поднявшись на ноги, он, повинуясь первому порыву, хотел было бежать дальше, бежать во весь дух, пока сердце не разорвется. В нем еще не угас инстинкт, приобретенный до поступления в приют Св. Патрика в те годы, когда он вел жизнь уличного воришки в дебрях Калькутты.
    Однако Рошан остался на месте. Он потерял из виду Майкла, когда они разбежались в разные стороны в середине галереи, и теперь не слышал даже криков друга, спасающегося бегством. Рошан пренебрег здравым смыслом и предостережениями, которые нашептывал ему внутренний голос, и вновь приблизился к входу подуровня. На этаже не было ни Майкла, ни твари, погнавшейся за ними. Решив, что неведомое существо последовало за Майклом, и благодаря этому он остался цел и невредим, Рошан почувствовал нечто вроде удара железным кулаком под дых. Он сунул голову в дверной проем и снова попробовал отыскать взглядом друга.
    — Майкл! — крикнул он во всю силу легких.
    Его возглас канул в пустоту.
    Рошан подавленно вздохнул, раздумывая, как теперь поступить: отправиться на поиски остальных членов команды, оставив Майкла в этом месте, или поспешить ему на выручку и снова войти в затопленную галерею. Ни один из вариантов не сулил успеха, но некто уже принял решение за него. Две длинные глиняные руки вынырнули из двери на уровне пола — два снаряда, нацеленные на ноги парня. Лапы сомкнулись на его лодыжках. Рошан попытался освободиться от хватки, но руки с силой дернули его, опрокинули на спину и уволокли обратно в низкую галерею с такой же легкостью, с какой ребенок тянет за собой тряпичную куклу.

    Из пяти человек, договорившихся встретиться под часами через тридцать минут, на свидание явился один Йен. Станция показалась ему пустынной, как никогда. Его очень беспокоила судьба Сета и остальных ребят. Оказавшись в одиночестве в огромном призрачном зале, Йен без труда мог допустить, что только он сам ухитрился ускользнуть от лап кровожадного хозяина.
    Йен нервно озирался по сторонам, приглядываясь к теням на безлюдной станции, и решал про себя, что делать дальше: стоять на месте и ждать или идти за помощью посреди ночи. Дождевая вода, просачиваясь сквозь трещины в куполе, собиралась в тонкие струйки и стекала вниз, падая с головокружительной высоты. Йену пришлось призывать себя к спокойствию, чтобы отделаться от мысли, что капли, которые разбивались о рельсы, были кровью Сета, повисшего в темноте.
    В тысячный раз он поднял глаза к куполу в тщетной надежде обнаружить следы, указывающие на местонахождение друга. Стрелки часов застыли в скорбной улыбке, и капли дождя медленно катились по циферблату, прокладывая блестящие дорожки между выпуклыми цифрами. Йен вздохнул — нервы начинали сдавать. Мальчик уже почти собрался сам идти в подземный лабиринт по следам Бена, если друзья немедленно не дадут о себе знать. Идея не казалась ему особенно хорошей, но в колоде вариантов катастрофически не хватало тузов. И в этот момент он услышал, как постукивает нечто, приближавшееся к горловине одного из туннелей. Мальчик с облегчением вздохнул, убедившись, что на вокзале он все же не один.
    Йен подошел к краю платформы и всмотрелся в расплывчатые очертания предмета, выезжавшего из-под свода туннеля. По затылку у него пробежал неприятный холодок. Дрезина катилась медленно, двигаясь по инерции. На самоходной тележке угадывался стул, на котором неподвижно сидел человек. Его голову закрывал темный капюшон. Йен проглотил комок в горле. Дрезина проехала мимо, едва вращая колесами, и в конце концов остановилась. Йен словно прирос к полу, не в силах отвести взгляд от застывшей фигуры. В его душе родилось страшное подозрение, и неожиданно для себя Йен услышал собственный дрожащий голос:
    — Сет? — чуть не плача позвал он.
    Человек, сидевший на стуле, не шевельнулся. Йен подошел к краю дрезины и спрыгнул на площадку. Мучительно медленно он преодолел расстояние, отделявшее его от молчаливого пассажира.
    — Сет? — прошептал он снова, остановившись в нескольких сантиметрах от стула.
    Из-под капюшона раздался странный звук, словно кто-то застучал зубами. Желудок у Йена съежился до размеров крикетного мяча. Приглушенный звук повторился опять. Йен схватился за капюшон и мысленно сосчитал до трех. Потом закрыл глаза и сдернул его.
    Открыв глаза снова, он увидел перед собой физиономию с улыбкой фигляра и вытаращенными глазами. Капюшон выпал у Йена из рук. На стуле сидела кукла с лицом белым как снятое молоко и с большими черными ромбами, нарисованными вокруг глаз. Нижняя вершина ромбов стремилась вниз, сбегая по щекам слезою дегтя.
    Кукла лязгнула зубами. Глядя на гротескную фигуру балаганного арлекина, Йен попытался истолковать тайный смысл подобной эксцентрической выходки. Он опасливо протянул руку к кукольному лицу, желая понять, как работает механизм, который приводит арлекина в движение.
    С кошачьим проворством правая рука куклы опустилась на запястье Йена. Не успел он и глазом моргнуть, как его левая рука оказалась в кольце наручников. Вторая их часть была прикована к лапке куклы. Мальчик дернулся изо всех сил, но арлекин словно прирос к дрезине и только клацал зубами. Йен отчаянно вырывался, но когда понял, что самостоятельно ему не освободиться от пут, дрезина уже тронулась с места. На сей раз она возвращалась в черный зев туннеля.

    Бен остановился на пересечении двух туннелей и попытался определить, не могло ли так случиться, что он уже однажды побывал в этой точке. Подобное ощущение не покидало его, доставляя немало беспокойства, с тех пор, как он углубился в подземные коридоры Джитерс Гейт. Бен достал спички, которые берег как истинный спартанец, и зажег одну, мягко чиркнув фосфорной головкой о стену. Окружавшие его сумерки окрасились теплым светом пламени. Бен осмотрел перекресток туннелей, расчерченный рельсами, и широкий вентиляционный ход, пересекавший его перпендикулярно.
    Порыв ветра принес облако пыли и погасил спичку. Бен возвратился в мир теней без края и ориентиров, где, казалось, не имело значения, как долго и в какую сторону шел человек — он все равно никуда не приходил. Бен подозревал, что сбился с пути. У него возникло неприятное ощущение, что если он продолжит путешествие вглубь запутанного подземного мира, то потребуются часы или даже дни, чтобы выбраться. Здравый смысл подсказывал ему повернуть назад, взяв курс на центральный зал станции. Сколько бы он ни пытался мысленно воспроизвести образ лабиринта туннелей (со всеми хитросплетениями, запутанной системой вентиляции и сообщения между смежными галереями), ему не удавалось избавиться от чувства, будто это подземное царство вращается вокруг своей оси. Как бы старательно он ни выбирал направление в темноте, любая дорога приводила его к исходному пункту.
    Твердо решив не дать себе заблудиться в паутине подземных ходов, Бен пустился в обратный путь и ускорил шаг. Он точно не знал, сколько прошло времени, и укладывается ли он в те полчаса, что ребята назначили до встречи под вокзальными часами. Путешествуя по бесконечным коридорам Джитерс Гейт, он почти поверил, что существует какой-нибудь закон физики, который гласит, что в отсутствие света время бежит быстрее.
    Бену стало казаться, что он прошагал уже много миль в темноте, когда прозрачное свечение, исходившее из просторного помещения под куполом Джитерс Гейт, очертило контуры выхода из туннеля. Бен вздохнул с облегчением и устремился к свету, пребывая в уверенности, что благополучно спасся из кошмарного лабиринта после долгих странствий.
    Но хорошее настроение продержалось недолго. Как только туннель остался позади и Бен ступил в узкую рельсовую колею, тянувшуюся между двумя соседними перронами, оптимизм моментально улетучился, и его вновь охватила тревога. Станция выглядела совершенно безлюдной, и в поле зрения не было никого из оставшихся членов общества «Чоубар».
    Бен запрыгнул на перрон и пробежал метров пятьдесят до часовой башни. Лишь эхо собственных шагов и грозовые раскаты нарушали его одиночество. Бен обогнул башню и остановился у подножия большого циферблата с искореженными стрелками. Часы не требовались, чтобы понять, что время назначенной встречи давно прошло. Бен прислонился к почерневшим кирпичам, из которых была сложена стена башни. Следовало признать, что его идея разделиться на группы, дабы повысить эффективность поисков, не принесла ожидаемого результата. Разница между нынешним моментом и минутой, когда он переступил порог Джитерс Гейт, заключалась в том, что теперь он совсем один. Он потерял не только Шири, но и всех остальных друзей.
    Гром грянул с особой яростью, словно небо раскололось надвое с одного удара. Бен решил начать поиски друзей. И его не волновало, сколько понадобится времени, чтобы найти и вызволить их — неделя или месяц. При существующем раскладе он не видел иного выхода. Бен направился к центральному перрону в сторону дальнего крыла Джитерс Гейт, где прежде находились служебные помещения, кассы, залы ожидания и небольшая империя сувенирных лавок, кафе и ресторанов, превратившихся в головешки всего через несколько минут после начала активной жизни. И только тогда мальчик заметил сияющее покрывало, белым пятном выделявшееся на полу в одном из залов ожидания. Память подсказала Бену, что, когда он в последний раз видел это место, блестящей атласной ткани там не было. Он рванулся вперед и от волнения не заметил, что в темноте его дожидалась неподвижная фигура.
    Бен опустился на колени около покрывала и несмело протянул к нему руку. Ткань была пропитана темной и теплой жидкостью. Она показалась ему смутно знакомой на ощупь и вызвала инстинктивное отторжение. Под покрывалом угадывались формы, которые Бен принял за осколки какого-то предмета. Он достал заветный коробок спичек, собираясь зажечь огонь и при свете изучить находку. Но тотчас выяснилось, что у него осталась лишь одна спичка. Смирившись с неизбежным, он решил приберечь ее на всякий случай. Напрягая зрение, Бен попытался разглядеть в потемках как можно больше подробностей. Он надеялся нащупать след, который пролил бы свет на судьбу друзей.
    — Серьезное испытание — смотреть на собственную пролитую кровь, не так ли, Бен? — произнес Джавахал у него за спиной. — Кровь твоей матери, равно как и я, не нашла покоя.
    У Бена предательски задрожали руки, он медленно повернулся. Джавахал восседал на краю металлической скамейки, словно царь теней на троне, воздвигнутом среди обломков катастрофы и разорения.
    — Ты не хочешь спросить меня, где твои друзья, Бен? — поинтересовался Джавахал. — Может, ты боишься получить неутешительный ответ?
    — А вы ответите, если я спрошу? — откликнулся Бен, застывший без движения около окровавленного покрывала.
    — Возможно, — улыбнулся Джавахал.
    Бен старался не смотреть в гипнотизирующие глаза Джавахала. Но труднее всего ему было отделаться от нелепой мысли, которую ему как будто кто-то навязчиво вдалбливал в голову, внушая, что роковая тень, с которой он разговаривал в декорациях, словно позаимствованных в преисподней, есть его отец или то, что от него осталось.
    — Одолевают сомнения, Бен? — с участием спросил Джавахал. Казалось, он наслаждался сценой.
    — Вы не мой отец. Он никогда не причинил бы зла Шири, — с жаром выпалил Бен.
    — Кто тебе сказал, что я собираюсь причинить ей зло?
    Бен вскинул брови. Джавахал протянул руку, обтянутую перчаткой, и погрузил ее в лужу крови, растекавшуюся у ног, потом поднял ее и провел по лицу пальцами, обагренными кровью.
    — Когда-то очень давно, Бен, — начал Джавахал, — женщина, чья кровь пролилась на этом самом месте, была моей женой и матерью моих детей, одного из которых назвали как тебя. Странно думать, что воспоминания порой имеют свойство превращаться в кошмары. Я до сих пор тоскую по ней. Ты удивлен? Кто, по-твоему, твой отец? Человек, существующий в моих воспоминаниях, или лишенная жизни тень, которую ты видишь перед собой? Отчего ты думаешь, что между ними есть какая-то разница?
    — Разница очевидна, — возразил Бен. — Мой отец был хорошим человеком. А вы всего лишь убийца.
    Джавахал опустил голову и слегка кивнул. Бен повернулся к нему спиной.
    — Наше время истекает, — сказал Джавахал. — Пора нам встретиться с судьбой. Каждому со своей. Мы теперь все взрослые, верно? Ты знаешь, что означает зрелость, Бен? Позволь отцу объяснить. Взросление есть не более чем процесс осознания, что все, во что ты верил в юности, — обман. И наоборот, все, что мы отвергаем в юные годы, оказывается истиной. Когда ты собираешься повзрослеть, сын мой?
    — Ваша философия меня совершенно не занимает, — с отвращением сказал Бен.
    — Придет время, и ты вспомнишь мои слова, сынок.
    Бен обернулся и с ненавистью посмотрел на Джавахала.
    — Чего вы хотите? — резко спросил он.
    — Я хочу исполнить свой обет. Обет, который не дает погаснуть моему пламени.
    — И что же это? — полюбопытствовал Бен. — Совершить преступление? Это станет вашим последним подвигом?
    Джавахал возвел глаза к небу, выражая всем видом смирение.
    — Различие между подвигом и преступлением обычно зависит от точки зрения, Бен. Я же всего лишь дал обет найти новое пристанище для своей души. И такое пристанище дадите мне вы, мои дети.
    Бен стиснул зубы, чувствуя, как приливает к вискам вскипевшая кровь.
    — Вы не мой отец, — сказал он, взяв себя в руки. — И мне стыдно, что когда-то вы им были.
    Джавахал снисходительно улыбнулся.
    — В жизни ты не властен выбирать, во-первых, врагов, а во-вторых, родственников, Бен. Иногда грань между одними и другими настолько тонка, что ее трудно заметить. Но со временем ты поймешь, что твои карты могли оказаться намного хуже. Жизнь, сын мой, похожа на первую партию в шахматы. Как только ты начинаешь разбираться, как ходят фигуры, ты уже проиграл.
    Бен внезапно бросился на Джавахала со всей прорвавшейся яростью. Джавахал сидел на краю лавки, не шелохнувшись, и когда мальчик проскочил сквозь него, он растворился в воздухе, словно фигура из дыма. Бен рухнул на пол, и один из ржавых болтов, что торчали под лавкой, распорол ему лоб.
    — Ты очень скоро поймешь, — произнес Джавахал позади него, — что прежде, чем нападать на врага, нужно узнать, как он мыслит.
    Бен вытер кровь, заливавшую лицо, и повернулся на голос, высматривая в сумерках его обладателя. Силуэт Джавахала отчетливо вырисовывался на противоположном конце той же скамейки. В течение нескольких секунд мальчиком владела растерянность. Он не понимал до конца, что произошло: действительно ли он прошел сквозь привидение или же стал жертвой оптического обмана.
    — Ничто не является тем, чем кажется, — сказал Джавахал. — Ты должен был усвоить это в туннелях. Когда я строил станцию, то приготовил кое-какие сюрпризы, о которых знаю только я. Тебе нравится математика, Бен? Математика — это религия людей умных, потому у нее так мало последователей. Жаль, что ни ты, ни твои одаренные друзья никогда не выйдете отсюда, поскольку вы могли бы открыть миру некоторые тайны этого сооружения. При некотором везении взамен вы получите насмешки, зависть и презрение людей недалеких, считающих себя мудрецами.
    — Ненависть вас ослепляет. Она ослепила вас давно.
    — Единственное, что сделала со мной ненависть, — это открыла мне глаза, — возразил Джавахал. Но теперь намного важнее, чтобы открылись твои. Хоть ты и считаешь меня примитивным убийцей, ты убедишься, что у тебя есть шанс спастись самому и спасти своих друзей. Шанс, которого не было у меня. — Джавахал выпрямился во весь рост и направился к Бену. Мальчик проглотил ком в горле и приготовился обратиться в бегство. Джавахал остановился в двух метрах от него, спокойно скрестил руки и слегка поклонился.
    — Наша беседа доставила мне удовольствие, Бен, — любезно сказал он. — А теперь приготовься и попробуй меня найти.
    Прежде чем Бен успел вымолвить слово или пошевельнуться, фигура Джавахала превратилась в вихрь пламени, который на головокружительной скорости пронесся под куполом станции, описав огненную дугу. Через несколько секунд пылающая стрела исчезла в туннеле, оставив после себя шлейф светящихся искр, гаснувших в темноте, и указав мальчику его дальнейший путь.
    Бен в последний раз взглянул на окровавленное покрывало и вновь углубился в подземный лабиринт. Он не сомневался, что теперь, куда бы он ни направился, галереи сойдутся в нужной точке.

    Очертания поезда выступили из темноты. Бен скользнул взглядом вдоль бесконечного состава, израненного огнем. На миг ему почудилось, что перед ним распростерся труп гигантской механической змеи, порождение дьявольской фантазии Джавахала. Стоило ему приблизиться, как он узнал объятый пламенем поезд, который на его глазах прошел сквозь стену приюта несколько ночей назад. В его чреве метались неприкаянные души сотен детей, стремившиеся вырваться из вечного ада. Ныне поезд застыл, не подавая признаков жизни, темный и неподвижный. Ничто не указывало на то, что в вагонах могут находиться друзья Бена.
    Но в глубине души мальчик верил, что они там. Он миновал локомотив и медленно пошел вдоль состава.
    На полпути он остановился и, оглянувшись через плечо, увидел, что головные вагоны уже растворились в темноте. Бен собирался продолжить путь, как вдруг в окне ближайшего вагона краем глаза заметил бледное безжизненное лицо.
    Бен резко повернул голову, и сердце у него оборвалось. Ребенок не старше семи лет наблюдал за ним, пристально глядя черными глубокими очами. Бен сглотнул и шагнул к нему. Ребенок открыл рот, из губ у него вырвалось пламя. Лицо занялось, как сухой лист бумаги и сгорело на глазах у Бена. Затылок мальчика словно обдало холодом. Он пошел дальше, стараясь не слушать леденящий кровь приглушенный хор голосов, доносившийся из глубин поезда.
    Поравнявшись наконец с последним вагоном состава, Бен подошел к двери и дернул ручку. Сотни свечей горели в вагоне. Бен вошел, и лица Изобель, Йена, Сета, Майкла, Сираха и Рошана просияли надеждой. Бен вздохнул с облегчением.
    — Теперь все в сборе. Наверное, можно начинать игру, — произнес знакомый голос у него над ухом.
    Бен медленно повернулся. Руки Джавахала обвивали его сестру Шири. Дверь вагона тяжело захлопнулась, и Джавахал отпустил Шири. Девочка подбежала к Бену и обняла его.
    — С тобой все в порядке? — спросил Бен.
    — Разумеется, с ней все в порядке, — возмутился Джавахал.
    — Все чувствуют себя хорошо? — обратился Бен к членами общества «Чоубар», проигнорировав Джавахала. Связанные ребята сидели на полу.
    — Великолепно, — подтвердил Йен.
    Друзья обменялись взглядами, сказавшими больше, чем тысяча слов. Бен кивнул.
    — Если кто-то и разукрашен царапинами, то лишь из-за собственной неуклюжести, — внес ясность Джавахал.
    Бен развернулся всем корпусом к Джавахалу, отодвинув Шири в сторону.
    — Говорите, что вам надо.
    Джавахал прикинулся удивленным.
    — Нервничаешь, Бен? Или спешишь закончить? Я ждал этого момента шестнадцать лет, так что могу подождать еще минуту. Тем более мы с Шири наслаждаемся нашими новыми отношениями.
    Опасность, что Джавахал откроет Шири свою подлинную личность, нависла словно дамоклов меч. Джавахал словно прочел его мысли и явно позабавился.
    — Не слушай его, Бен, — вмешалась Шири. — Он убил нашего отца. Что бы он ни говорил, в чем бы ни убеждал, его слова стоят столько же, сколько и грязь, которой заросла эта дыра.
    — Жестоко так говорить о своем друге, — спокойно заметил Джавахал.
    — Я скорее умру, чем назову вас другом…
    — Наша дружба — всего лишь вопрос времени, Шири, — пробормотал Джавахал.
    Безмятежная улыбка Джавахала испарилась в одно мгновение. Он взмахнул рукой, и Шири снесло в дальний конец вагона, будто в нее врезался невидимый таран.
    — Отдохни пока. Очень скоро мы воссоединимся навсегда…
    Шири ударилась о металлическую стену и сползла на пол, потеряв сознание. Бен бросился к ней, но железная рука Джавахала удержала его.
    — А ты останешься здесь, — сказал Джавахал и, обратив ледяной взгляд на остальных ребят, добавил. — Первому, кто скажет хоть слово, огонь запечатает рот.
    — Отпустите меня, — прохрипел Бен. Он чувствовал, что еще немного, и пальцы, сдавившие шею, сломают ему позвонки.
    Джавахал тотчас разжал хватку, и Бен рухнул на пол.
    — Вставай и слушай, — велел Джавахал. — Насколько я понял, вы являетесь членами своего рода братства и поклялись помогать друг другу и защищать до самой смерти. Это правда?
    — Правда, — подал голос Сирах с пола.
    Невидимый кулак с силой обрушился на него, опрокинув навзничь, словно сломанную игрушку.
    — Я спрашиваю не тебя, мальчик, — сказал Джавахал. — Бен, ты собираешься отвечать, или мы произведем опыт с астмой твоего друга?
    — Оставьте его в покое. Все правда, — подтвердил Бен.
    — Хорошо. Тогда позволь тебя поздравить. Ты достиг сказочного успеха, пригласив своих друзей сюда. Первоклассная защита.
    — Вы сказали, что дадите нам шанс, — напомнил Бен.
    — Я помню, что говорил. Во сколько ты оцениваешь жизнь каждого из друзей, Бен?
    Мальчик побелел.
    — Ты не понял вопрос или хочешь, чтобы я получил ответ иным способом?
    — Я ценю ее как свою.
    Джавахал слабо улыбнулся.
    — Мне трудно в это поверить, — заявил он.
    — Меня не интересует, во что вы верите или не верите.
    — Давай посмотрим, насколько твои красивые слова соответствуют действительности, Бен, — предложил Джавахал. — Условия договора таковы. Вас семеро, не считая Шири. Она вне игры. На каждого из семерых приходится по запертой шкатулке. Что в них — загадка.
    Джавахал указал на ряд деревянных шкатулок, раскрашенных в разные цвета. Они выстроились рядышком, напоминая вереницу маленьких почтовых ящиков.
    — В каждой шкатулке есть отверстие, позволяющее поместить внутрь руку, однако вытащить ее быстро не получится. Это вроде ловушки для любопытных. Представь, что в каждой из шкатулок жизнь одного из твоих друзей, Бен. В сущности, так оно и есть, ибо в шкатулках лежат деревянные дощечки с вашими именами. Ты можешь просунуть руку в ящик и вынуть дощечку. За каждую шкатулку, из которой ты достанешь именную табличку, я отпущу одного из вас. Естественно, есть определенный риск. В одной шкатулке вместо жизни заключена смерть.
    — Что вы имеете в виду? — спросил Бен.
    — Тебе приходилось видеть аспида, Бен? Небольшую тварь с мгновенной реакцией. Ты знаешь что-нибудь о змеях?
    — Я знаю, что такое аспид, — отозвался Бен, чувствуя, как у него подкашиваются ноги.
    — Тогда обойдемся без лишних подробностей. Тебе достаточно знать, что в одной из шкатулок спрятана змея.
    — Бен, не делай этого, — вмешался Йен.
    Джавахал одарил его злобным взглядом.
    — Бен. Я жду. Сомневаюсь, что во всей Калькутте найдется человек, кто сделал бы тебе более щедрое предложение. Семь жизней, и лишь одна возможность ошибиться.
    — Откуда мне знать, что вы не лжете? — сказал Бен.
    Джавахал поднял вверх длинный указательный палец и, медленно качая головой, помахал им перед носом Бена.
    — Я не лгу. Это единственное, чего я никогда не делал, Бен. И тебе это известно. А теперь решайся. Если же у тебя не хватает мужества, чтобы принять условия игры и доказать, что друзья тебе действительно так дороги, как ты утверждаешь, признайся честно. И мы передадим ход тому, кто окажется храбрее.
    Бен выдержал пристальный взгляд Джавахала и наконец кивнул.
    — Бен, нет, — повторил Йен.
    — Скажи своему другу, чтобы он замолчал, Бен, — проронил Джавахал. — Или с ним побеседую я.
    Бен взглянул на Йена с мольбой.
    — Не усложняй все, Йен.
    — Йен прав, Бен, — выступила Изобель. — Если он хочет нас убить, пусть убивает. Не позволяй себя обманывать.
    Бен поднял руку, призывая к молчанию, и обратился к Джавахалу.
    — Вы даете слово?
    Джавахал долго смотрел на него, а потом кивнул.
    — Не будем больше терять время, — подвел итог Бен, шагнув к ряду шкатулок.

    Мальчик напряженно смотрел на семь деревянных ящичков, раскрашенных в разные цвета, и пытался представить, в какой из них Джавахал мог поместить змею. Понять чужой образ мыслей — все равно что собирать головоломку, не имея представления, какая картинка должна получиться. Аспид мог скрываться в одной из шкатулок с краю или в середине, в шкатулках ярких цветов или, наоборот, в той, что сверкала черным лаком. Гадать не было смысла. Бен с горечью признал, что у него не появилось никаких свежих идей по поводу решения, которое требовалось принять немедленно.
    — Первый шаг самый трудный, — шепнул Джавахал. — Выбирай не раздумывая.
    Бен попробовал найти ответ в непроницаемых глазах, но увидел в них лишь отражение собственного лица, испуганного и бледного. Он мысленно сосчитал до трех, зажмурился и резко сунул руку в один из ящичков. Следующие две секунды показались вечностью, пока Бен ждал, что почувствует прикосновение шершавого чешуйчатого тела и смертельный укус зубов аспида. Но ничего подобного не произошло. После паузы, заполненной мучительным ожиданием, пальцы его нащупали деревянную дощечку, и Джавахал ободряюще ему улыбнулся.
    — Хороший выбор. Черный. Цвет будущего.
    Бен вытащил табличку и прочел написанное на ней имя: Сирах. Он вопросительно взглянул на Джавахала, и тот кивнул. Отчетливо лязгнули наручники, сковывавшие тщедушного парнишку.
    — Сирах, уходи из поезда и со станции.
    Сирах потер нывшие запястья и удрученно посмотрел на товарищей.
    — Я не собираюсь никуда идти, — сказал он.
    — Сирах, делай, что тебе говорит Бен, — велел Йен, стараясь выдержать приказной тон.
    Сирах замотал головой. Изобель мягко ему улыбнулась.
    — Сирах, уходи отсюда, — попросила девочка. — Ради меня.
    Мальчик растерялся.
    — У нас далеко не вся ночь впереди, — заметил Джавахал. — Ты уходишь или остаешься. Только глупцы не ценят удачу. И сегодня ты исчерпал запас везения до конца жизни.
    — Сирах! Убирайся отсюда, — решительно приказал Бен. — Помоги мне хоть немного.
    Сирах с отчаянием посмотрел на друга, но выражение лица Бена, суровое и непреклонное, не изменилось ни на йоту. Сирах сдался и, понуро кивнув, направился к двери вагона.
    — Не останавливайся, пока не дойдешь до реки, — напутствовал его Джавахал, — или пожалеешь.
    — Он не остановится, — ответил за него Бен.
    — Я буду вас ждать, — жалобно пообещал Сирах, стоявший уже на подножке вагона.
    — До скорого, Сирах, — откликнулся Бен. — Уходи наконец.
    В туннеле зазвучали удалявшиеся шаги мальчика. Джавахал вскинул брови, давая понять, что игра продолжается.
    — Я выполнил свое обещание, Бен. Теперь твоя очередь. Шкатулок стало меньше. Легче выбирать. Решай быстрее, и еще один твой друг обретет спасение.
    Бен задержал взгляд на шкатулке, соседней с той, которую он выбрал в первый раз. Она ничем не отличалась от других. Он медленно потянулся к ней, и рука замерла в сантиметре от люка.
    — Уверен, Бен? — спросил Джавахал.
    Мальчик метнул в него сердитый взгляд.
    — Подумай как следует. Твой первый выбор оказался превосходным. Не ошибись теперь.
    Бен презрительно улыбнулся и, глядя в глаза Джавахалу, втиснул руку в избранную шкатулку. Зрачки Джавахала сузились, как у голодного кота. Бен вынул табличку и прочитал имя.
    — Сет, — объявил он. — Выходи.
    Наручники Сета мгновенно раскрылись, и мальчик встал. Он был взволнован.
    — Мне это не нравится, Бен, — сказал он.
    — А мне нравится еще меньше, — ответил Бен. — Выходи из поезда и проследи, чтобы Сирах не заблудился.
    Сет с тяжелым сердцем согласился. Он осознавал, что необходимо следовать указаниям Бена, в ином случае жизнь остальных ребят будет в опасности. Сет взглядом попрощался с друзьями и зашагал к двери. Очутившись у порога, он обернулся и снова посмотрел на членов общества «Чоубар».
    — Мы выберемся отсюда, ясно?
    Ребята закивали с энтузиазмом, который находился в соответствии с законом теории вероятности.
    — Что касается вас, — заявил Сет, обратившись к Джавахалу, — вы всего лишь кучка дерьма.
    Джавахал облизнул губы и слегка наклонил голову.
    — Легко изображать героя, когда уходишь на своих ногах и бросаешь друзей на верную смерть, не правда ли, Сет? Если хочешь, можешь оскорбить меня снова, мальчик. Я ничего тебе не сделаю. Конечно, это поможет тебе лучше спать, когда ты будешь вспоминать о нынешней ночи, тогда как некоторые из присутствующих здесь станут пищей для червей. Ты всегда сможешь с гордостью сказать, что ты, храбрый Сет, нанес оскорбление негодяю, не так ли? Но в глубине души мы оба знаем правду. Да, Сет?
    Лицо Сета вспыхнуло от гнева, и глаза закрыла пелена слепящей ненависти. Мальчик направился к Джавахалу, но Бен ринулся другу наперерез и силой удержал его.
    — Пожалуйста, Сет, — прошептал Бен ему на ухо. — Уйди сейчас. Пожалуйста.
    Сет в последний раз поглядел на Бена, и уступил, крепко сжав ему напоследок руку. Бен подождал, пока друг спустится из вагона, и вновь обратился к Джавахалу.
    — Это не входило в условия соглашения, — упрекнул он. — Я не буду продолжать, пока вы не пообещаете прекратить издевательства над моими друзьями.
    — Тебе придется, независимо от твоего желания. У тебя нет выбора. Но, в качестве жеста доброй воли, я воздержусь от комментариев насчет твоих друзей. А теперь действуй дальше.
    Бен обвел взором пять оставшихся ящичков и сосредоточился на крайнем справа. Без долгих размышлений он запустил туда руку и ощупал изнутри. Новая дощечка. Бен расправил плечи и услышал, как вздохнули с облегчением его друзья.
    — У тебя заботливый ангел-хранитель, Бен, — обронил Джавахал.
    Мальчик разобрал надпись на дощечке.
    — Изобель.
    — Даме повезло, — заметил Джавахал.
    — Замолчите, — сквозь зубы процедил Бен. Он был сыт по горло ремарками, которыми Джавахал с наслаждением сопровождал каждый ход зловещей игры.
    — Изобель, — сказал он. — Быстрее.
    Девочка встала и прошла мимо друзей, потупившись и едва переставляя ноги, словно они прилипали к полу.
    — И у тебя не найдется ни одного доброго слова для Майкла, Изобель? — полюбопытствовал Джавахал.
    — Хватит уже, — попросил Бен. — На что вы рассчитываете?
    — Выбирай следующую шкатулку, — откликнулся Джавахал. — И ты поймешь, на что я надеюсь.
    Изобель покинула вагон, и Бен мысленно перебрал четыре оставшихся ящичка.
    — Ты уже сделал выбор, Бен? — спросил Джавахал.
    Мальчик кивнул и остановился напротив красной шкатулки.
    — Красный. Цвет страсти, — проговорил Джавахал. — И огня. Вперед, Бен. Полагаю, сегодня твоя ночь.

    Шири приоткрыла глаза и увидела, как Бен с вытянутой рукой приближается к красной шкатулке. По телу девочки прошла дрожь. Ее охватила паника. Девочка вскочила на ноги и вихрем устремилась к нему. Она не могла допустить, чтобы брат положил руку в красный ящик. Жизнь ребят не имела никакой ценности для Джавахала. Они служили для него джокерами в игре, чтобы подтолкнуть Бена к самоуничтожению. Джавахалу было нужно, чтобы Бен сам преподнес ему на блюдечке собственную смерть, освободив путь. И дальше проклятый дух мог беспрепятственно вселиться в нее и выйти из туннелей существом из плоти и крови. Существом юным, которое вернется в мир тех, кого Джавахал жаждал уничтожить.
    Не успев даже пошевелиться, Шири поняла, что осталась лишь одна возможность, один-единственный ход, способный разорвать сеть интриги, которую Джавахал сплел вокруг них. Только она, Шири, могла изменить направление событий, совершив единственный на свете поступок, который Джавахал не предвидел.
    Последовавшие мгновения запечатлелись в ее сознании отчетливо, словно коллекция тщательно прорисованных гравюр.
    Шири как ветер пролетела шесть метров, разделявших ее с братом, обогнув трех последних членов общества «Чоубар», сидевших в оковах на полу. Бен медленно повернулся, и выражение растерянности и удивления быстро сменилось гримасой ужаса, когда он заметил Джавахала, надвигавшегося на них. Пальцы его правой руки полыхнули пламенем, превратившись в огненную лапу. Шири будто издалека услышала крик Бена, подхваченный эхом. Она с размаху врезалась в брата, сбила с ног, вырвав его руку из отверстия в красной шкатулке. Бен покатился по полу. Перед Шири выросла фигура Джавахала, который тянул пылающую лапу к ее лицу. Девочка посмотрела прямо в глаза убийцы и прочитала по губам готовый сорваться с них отчаянный вопль: «Нет». Время вокруг замерло будто старая карусель.
    Через десятую долю секунды Шири кулаком пробила люк алой шкатулки. Шторки отверстия сомкнулись вокруг ее запястья, будто лепестки плотоядного цветка. Бен закричал у ее ног, а перед глазами мелькнул стиснутый огненный кулак Джавахала. Но Шири победоносно улыбнулась и вдруг почувствовала, что аспид наградил ее смертельным поцелуем. Жгучая вспышка яда зажгла кровь, что текла по ее венам, в точности как брызги бенгальского огня обращают в пламя ручеек бензина.

    Бен обнял сестру и вытащил ее кисть из красной шкатулки. Но было слишком поздно. На тыльной стороне ладони зияли две кровоточащие ранки от укуса, ярко выделяясь на бледной коже. Шири отрешенно улыбнулась.
    — Со мной все хорошо, — пробормотала девочка, но не успела она договорить, как ноги, сведенные невидимой судорогой, подкосились, и она лишилась чувств, обмякнув у него на руках.
    — Шири! — вскрикнул Бен.
    Мальчика замутило так, что казалось, будто все его существо выворачивало наизнанку. И силы утекали из тела необратимо, точно песок в песочных часах. Сжав сестру в объятиях, он уложил ее себе на колени и погладил по щеке.
    Шири открыла глаза и слабо ему улыбнулась. Лицо девочки стало белее мела.
    — Мне не больно, Бен, — всхлипнула она.
    Каждое ее слово как будто било его в живот, и Бен поднял голову, чтобы увидеть Джавахала. Призрак созерцал сцену, застыв неподвижно. Его лицо казалось непроницаемым. Их глаза встретились.
    — Ничего подобного я не предвидел, Бен, — промолвил Джавахал. — Это весьма усложняет ситуацию.
    Бена распирало от нараставшей ненависти. Казалось, душа его раскололась надвое.
    — Гнусный убийца, — прошипел он сквозь зубы.
    Джавахал в последний раз посмотрел на Шири, дрожавшую на руках у Бена, и покачал головой. Он явно был погружен в свои мысли, которые витали где-то очень далеко.
    — Теперь мы остались вдвоем, только ты и я, Бен, — промолвил Джавахал. — Орел или решка. Попрощайся с ней и приходи мстить.
    Лицо Джавахала скрыла завеса огня, его воспламенившийся силуэт повернулся и прошел насквозь через закрытую дверь вагона, проделав в металле широкую дыру, по краям которой потекли крупные слезы расплавленной стали.
    Бен услышал, как с лязгом распались оковы, державшие в плену Йена, Майкла и Рошана. Йен подбежал к близнецам и, схватив раненую руку Шири, поднес ее к губам. Он высасывал ранку и выплевывал кровь, пропитанную ядом. Майкл и Рошан встали около девочки на колени и с отчаянием поглядели на Бена. Тот молча проклинал себя, что потерял драгоценные секунды, вовремя не сообразив, что нужно предпринять, и что поспешил сделать его друг.
    Бен поднял голову, провожая взглядом Джавахала. За его спиной тянулся огненный след отпечатков ног, расплавлявших металл так же легко, как прожигает лист бумаги кончик сигары. Состав тряхнуло, и он тронулся с места, медленно начиная свой бег по туннелю. Заработали двигатели локомотива, наполнив гулом галереи подземного лабиринта Джитерс Гейт. Бен повернулся к друзьям и напряженно посмотрел на Йена.
    — Позаботься о ней, — требовательно сказал он.
    — Нет, Бен, — взмолился Йен, угадав мысли друга. — Не ходи.
    Бен обнял сестру и поцеловал ее в лоб.
    — Ты вернешься попрощаться со мной, Бен? — дрожащим голосом спросила девочка.
    На глаза Бена навернулись жгучие слезы.
    — Я люблю тебя, Бен, — прошептала Шири.
    — И я тебя люблю, — ответил он, с болью осознавая, что никогда и никому не говорил таких слов.
    Поезд набрал бешеную скорость, унося пассажиров в черную глубину туннеля. Бен ринулся к двери и проскочил через свежую брешь в металлической плите вслед за Джавахалом.
    Пересекая следующий вагон, он заметил, что Майкл с Рошаном бегут за ним. Быстро добравшись до платформы между вагонами, Бен остановился, выдернул костыль, фиксировавший замок сцепления двух последних вагонов, и выбросил его в пустоту. Пальцы Рошана на миг коснулись его руки, но когда Бен снова выпрямился, друзья, провожавшие его отчаянными взглядами, остались позади. А поезд тем временем на огромной скорости увозил его с Джавахалом в сердце темного царства Джитерс Гейт. Теперь они действительно остались вдвоем.
    Бен рвался к локомотиву, и с каждым его шагом поезд увеличивал скорость своего сумасшедшего бега по туннелям. Из-за сильной качки стоило большого труда удержаться на ногах. Теряя равновесие, Бен продвигался вперед среди обломков по пылающим следам Джавахала, отпечатавшимся в толще металла. Бен добрался до следующей платформы и с силой вцепился в брус, служивший поручнем. В этот момент поезд накренился, описывая полукруг и выезжая на крутой спуск, казалось, уходящий к центру Земли. Поезд снова дернулся, прибавляя скорость, огненный шар оторвался и пропал в темноте. Бен подтянулся в вагон и возобновил преследование Джавахала. Из-под колес шлейфом летели брызги расплавленного металла.
    Бен почувствовал, как что-то взорвалось под ногами, и вскоре заметил густые языки пламени, обвивавшие остов поезда. Под натиском огня кусками стала отваливаться обугленная деревянная обшивка, еще державшаяся на бортах вагонов. От жара полопались неровные стеклянные зубцы, которые обрамляли оконные проемы, напоминая клыки в пасти механического чудовища. Бен бросился на пол, спасаясь от шквала осколков стекла, обдавшего стены туннеля, как брызги крови при выстреле в рот.
    С трудом снова встав на ноги, Бен различил вдалеке силуэт Джавахала, шедшего вперед сквозь пламя. Мальчик понял, что враг очень близко от машинного отделения. Джавахал повернулся, и Бен увидел его усмешку. Он улыбался даже среди взрывов газа, порождавших кольца голубого огня, которые проносились по поезду, провоцируя торнадо безумных фейерверков.
    — Приходи отомстить, — слова прозвучали в мозгу Бена.
    В памяти возникло лицо Шири, и мальчик медленно стал продвигаться к последнему вагону, который ему еще оставалось пройти. Оказавшись на внешней площадке, он ощутил дуновение свежего ветра: поезд выезжал из туннелей и на полной скорости мчался к центральному залу Джитерс Гейт.

    На обратном пути Йен непрерывно разговаривал с Шири. Он знал, что если она забудется сном, одолевавшим ее, то едва ли доживет до рассвета, начинавшегося где-то далеко, за пределами подземного лабиринта. Майкл и Рошан помогали Йену поддерживать девочку, но ни один из них не мог выдавить из себя ни слова. Йен, похоронив на самом дне души терзавшее его сострадание, рассказывал нелепые истории, описывал разного рода происшествия и был готов, если потребуется, исчерпать весь свой словесный запас до последнего, чтобы не позволить девочке заснуть.
    Шири слушала его и рассеянно кивала, приоткрыв затуманенные, сонные глаза. Йен держал девочку за руку и чувствовал, как пульс у нее медленно, но неумолимо замедляется.
    — Где Бен? — спросила она.
    Майкл встревоженно поглядел на Йена, но тот легкомысленно улыбнулся.
    — Бен вне опасности, Шири, — ответил он спокойно. — Он отправился за врачом, что лично мне, учитывая все обстоятельства, кажется некрасивым. Предполагается, что я врач. Или стану им однажды. И какой же он друг после этого? Он мне совсем не доверяет. Разве так поддерживают друзей? А он при первом удобном случае мчится за доктором. Правда, врачей вроде меня не так много. С этим призванием нужно родиться. А потому интуиция мне подсказывает, что ты поправишься. Но с одним условием: не спать. Ты ведь не заснешь, правда? Сейчас тебе нельзя спать! Твоя бабушка ждет нас в двух сотнях метров отсюда, а лично я не в состоянии объяснить ей, что произошло. Если я попробую, она столкнет меня в Хугли, а мне через несколько часов садиться на корабль. Так что не вздумай заснуть и помоги разобраться с твоей бабушкой. Ладно? Скажи что-нибудь.
    Дыхание Шири стало тяжелым. Краска сбежала с лица Йена, и он встряхнул девочку. Шири вновь распахнула глаза.
    — Где Джавахал? — спросила она.
    — Погиб, — солгал Йен.
    — Как он погиб? — с трудом выговорила Шири.
    Йен заколебался на мгновение.
    — Упал под колеса поезда. Ничего нельзя было сделать.
    Тень улыбки тронула губы Шири.
    — Ты не умеешь лгать, Йен, — прошептала она. Каждое слово стоило ей титанических усилий.
    Йену стало не по себе. Он больше не мог справиться со своей ролью.
    — Фантазер и выдумщик у нас Бен, — сказал он. — А я всегда говорю правду. Джавахал мертв.
    Шири закрыла глаза, и Йен жестами показал Майклу и Рошану, что нужно поторопиться. Не прошло и минуты, как рассеянный свет в конце туннеля осветил их лица, а чуть дальше появился силуэт часовой башни. Когда ребята поравнялись с ней, то обнаружили, что там их дожидаются Сирах, Изобель и Сет. Первые лучи рассвета окрасили пурпуром линию горизонта далеко позади металлических аркад Джитерс Гейт.

    Бен остановился у входа в последний вагон и взялся за круглую рукоять, наглухо закрывавшую дверь. Металлический штурвал был раскаленным. Бен медленно поворачивал рукоять и чувствовал, как металл обжигает кожу. Из вагона вырвалось облако пара. Бен пинком открыл дверь. Джавахал неподвижно застыл в плотном облаке пара, поднимавшегося от котлов, и молча смотрел на Бена. Мальчик разглядел адскую машину, грохотавшую рядом, и узнал символ, выгравированный на металле: птица, взлетающая из языков пламени. Джавахал опирался рукой на пульсирующую стенку котла и как будто впитывал силу, бушевавшую внутри. Бен обвел взглядом сложную систему труб, клапанов и резервуаров для топлива, которые сотрясала заметная дрожь.
    — В прошлой жизни я был изобретателем, сын мой, — сказал Джавахал. — Мои руки и разум умели создавать вещи. Теперь же они служат только для разрушения. Вот моя душа, Бен. Подойди и посмотри, как бьется сердце твоего отца. Я сам ее создал. Знаешь, почему я назвал машину «Огненной птицей»?
    Бен посмотрел на Джавахала и ничего не ответил.
    — Много тысяч лет назад существовал город, проклятый почти в той же мере, как и Калькутта, — промолвил Джавахал. — Он назывался Карфагеном. Когда римляне завоевали его, их ненависть к сильным духом финикийцам была столь велика, что им показалось мало сравнять город с землей и убить всех женщин, мужчин и детей. Они уничтожили каждый камень, обратив его в пыль. Но и это не утолило их ненависти. И потому Катон, полководец, командовавший армией, приказал солдатам засыпать солью каждую трещину в городе, чтобы ни один росток жизни не пробился на проклятой земле.[15]
    — Зачем вы мне это рассказываете? — спросил Бен. Пот струился по его телу и тотчас высыхал от невыносимого жара, исходившего от котлов.
    — В том городе правила прекрасная царица Дидона. Она бросилась в огонь, принеся свое тело в жертву богам, чтобы умилостивить их и искупить грехи финикийцев. Но она вернулась к жизни и стала богиней. Такова сила огня. Эту благотворную силу испытывает на себе и Феникс, великолепная огненная птица, под крыльями которой расцветает пламя.
    Джавахал погладил созданную им смертоносную машину и улыбнулся.
    — Я тоже возродился из пепла и вернулся, чтобы как Катон засеять огнем судьбу своих отпрысков и выжечь свой род навсегда.
    — Вы безумны, — резко сказал Бен. — Особенно, если думаете, что можете вселиться в меня, чтобы сохранить свою жизнь.
    — Кто такие безумцы? — задал риторический вопрос Джавахал. — Те, кто читают страх в сердцах себе подобных и стремятся обрести покой любой ценой? Или те, кто делает вид, будто не видят того ужаса, что творится вокруг? Мир принадлежит лишь безумцам и лицемерам, Бен. На Земле не существует других племен, кроме этих двух. И ты должен выбрать, кто тебе ближе.
    Бен долго смотрел на этого человека, и впервые ему почудилось, что он видит в нем тень того, кто когда-то был его отцом.
    — А какой выбор сделал ты, отец? Какой выбор сделал ты, вернувшись, чтобы сеять смерть среди немногих, кто любил тебя? Ты забыл, что исповедовал сам? Ты забыл притчу, которую написал? О слезах Шивы, которые превратились в лед, когда он, вернувшись в родные места, понял, что все продались бродячему колдуну? Может, ты и меня убьешь тоже, как прикончил всех, кто встречался тебе на пути? Наверное, тебе уже все равно. Но прежде, чем сделать это, скажи мне, что ты сам не продал свою душу тому колдуну. Скажи, положив руку на огненное сердце, где ты нашел пристанище, и я последую за тобой хоть в преисподнюю.
    Веки Джавахала дрогнули и тяжело опустились, и он печально кивнул. Облик его стал медленно преображаться, глаза потускнели в знойной дымке, и в них отразилась горечь поражения и тоска. Это был взгляд раненого хищника, который прячется в темную пещеру умирать. Вдруг перед взором Бена — всего на несколько секунд — предстал несчастный, уязвимый человек, потерявший все. Неожиданная метаморфоза заставила мальчика содрогнуться и ужаснула больше, чем прежние призрачные явления неприкаянного духа. Ибо в лице, объятом болью и огнем, Бен больше не видел маску убийцы — лишь скорбный образ своего отца.
    На миг их глаза встретились, и они посмотрели друг на друга как старые знакомые, затерявшиеся в тумане времени.
    — Не знаю уже, я написал притчу или это сделал другой человек, Бен, — наконец сказал Джавахал. — Я не знаю, реальны ли мои воспоминания или они мне пригрезились. Как не знаю, сам ли я совершил свои преступления или они стали делом рук кого-то еще. Но каким бы ни был ответ, я уверен, что никогда больше не напишу историю вроде той, что ты помнишь, и не сумею понять ее смысл. У меня нет будущего, Бен. И нет жизни. Ты видишь перед собой лишь тень мертвой души. Я ничто. Человек, которым я был, твой отец, давно погиб и унес с собой все, о чем я мог бы мечтать. И если ты не хочешь подарить свою душу, чтобы я жил в ней вечно, подари мне покой. Ибо теперь только ты можешь освободить меня. Ты пришел убить того, кто уже мертв, Бен. Сдержи свое слово или стань моим спутником во мраке…
    В это мгновение поезд выскочил из туннеля и помчался по центральному рельсовому пути Джитерс Гейт в венце языков пламени, поднимавшихся до небес. Локомотив выехал за пределы внушительных аркад металлического дворца и покатился по рельсам, которые выстилали путь, отчетливо различимый в лучах восходящего солнца и устремленный к горизонту.
    Джавахал открыл глаза, и Бен прочитал в них страх и глубокое одиночество, державшее в тисках проклятую душу.
    Поезд преодолевал последние метры до разрушенного моста. Бен нащупал карман и достал коробок с последней спичкой, которую он сохранил. Джавахал погрузил руку в газовый котел, и облако чистого кислорода окутало его каскадом белого пара. Призрак медленно таял в машине, где обитала неприкаянная душа, и газ затуманивал его образ, превращая в расплывчатый пепельный мираж. Джавахал послал Бену прощальный взгляд, и мальчику почудилось, будто глаза призрака заблестели, и одинокая слеза скатилась по щеке.
    — Освободи меня, Бен, — прошептал голос в его мозгу. — Сейчас или никогда.
    Мальчик извлек спичку и зажег ее.
    — Прощай, отец, — пробормотал он.
    Лахаважд Чандра Чаттерджи склонил голову, и Бен бросил горящую спичку к его ногам.
    — Прощай, Бен.
    И тогда на миг, короткий, как вспышка света, Бен увидел перед собой лицо, окруженное сияющим ореолом. И пока лавина огня катилась к его отцу, глубокие глаза смотрели на Бена в последний раз. Мальчик подумал, что воображение сыграло с ним дурную шутку — он узнал печальный взгляд Шири. А затем лучезарная принцесса навсегда ушла за огненную завесу — вскинув руку и с легкой улыбкой на губах. Бен так и не понял, кто на его глазах скрылся в пламени.

    Взрыв отбросил тело Бена в конец вагона, словно невидимый поток воды, и выкинул из объятого пламенем поезда. Упав, он покатился по траве, проросшей в укрытии под рельсами моста. Состав умчался дальше, и Бен побежал за ним по дороге смерти, ибо путь над рекой обрывался. Через несколько секунд вагон, где находился его отец, взорвался во второй раз с такой силой, что железные балки, на которых держалось полотно моста, взлетели в небеса. Языки костра взметнулись ввысь, и сноп света ударил в небо, разорвав озаренный пламенем покров грозовых туч.
    Поезд ринулся в пустоту, и змея из стали и огня рухнула в темные воды Хугли. Оглушительный взрыв сотряс небо над Калькуттой и заставил задрожать землю. «Огненная птица» испустила дух и унесла с собой навечно душу Лахаважда Чандры Чаттерджи, своего создателя.
    Бен остановился и упал на колени между рельсами. К нему от ворот Джитерс Гейт бежали друзья. Казалось, небо заплакало, проливая на них сотни крошечных белых слезинок. Бен запрокинул лицо и кожей почувствовал, какие они холодные. Пошел снег.

    В последний раз члены общества «Чоубар» собрались вместе в то майское утро 1932 года у руин станции Джитерс Гейт на берегу реки Хугли у разрушенного моста. Снегопад разбудил жителей города Калькутты, где сроду не видали белого покрова, который окутал купола старых дворцов и необъятный Майдан, выстлал ковром улицы и переулки.
    Горожане выходили на улицы и поражались чуду, которого они больше никогда не увидят. Тем временем члены общества «Чоубар» отступили к мосту и оставили Шири в объятиях Бена. Прошлой ночью все выжили и стали свидетелями, как огненный поезд рухнул в пустоту, и пламя взмыло до небес и рассекло грозовые тучи, словно адский меч. Ребята понимали, что, возможно, никогда не вернутся в разговорах к событиям этой ночи. А если вздумают кому-то рассказать о них, то им никто не поверит. Однако в то утро все осознавали, что были всего лишь статистами, случайными пассажирами поезда, приехавшего из прошлого. Они молча наблюдали, как Бен обнимал сестру, а с неба падал и падал снег. Вскоре день развеял сумрак бесконечной ночи.

    Шири ощутила на щеках холодное прикосновение снежинок и открыла глаза. Брат поддерживал ее и нежно гладил по лицу.
    — Что это, Бен?
    — Снег, — ответил мальчик. — Над Калькуттой идет снег.
    Лицо девочки на миг осветилось счастьем.
    — Я тебе рассказывала о своей мечте? — спросила она.
    — Увидеть снег в Лондоне, — отозвался Бен. — Я помню. На следующий год мы вместе туда поедем. Навестим Йена, который там будет учиться медицине. Снег будет идти каждый день. Клянусь.
    — Ты помнишь притчу нашего отца, Бен? Ту, что я вам рассказывала в первый вечер во Дворце полуночи?
    Бен кивнул.
    — Это слезы Шивы, Бен, — с трудом выговорила Шири. — Они растают, когда взойдет солнце, и больше никогда в Калькутте не пойдет снег.
    Бен осторожно приподнял сестру и улыбнулся ей. Темные глаза Шири, блестевшие как жемчуг, строго смотрели на него.
    — Я умру, да?
    — Нет, — ответил Бен. — Ты не умрешь еще много-много лет. У тебя очень длинная линия жизни. Видишь?
    — Бен, — всхлипнула Шири, — это был единственный выход. Я не могла поступить иначе. Я сделала это ради нас.
    Он крепко обнял сестру.
    — Я знаю, — пробормотал он.
    Девочка попыталась сесть и приблизила губы к уху Бена.
    — Не дай мне умереть одной, — шепнула она.
    Бен постарался, чтобы сестра не увидела его лицо, и крепко прижал ее к себе.
    — Ни за что.
    Они так и сидели вдвоем под снегом и молчали, пока пульс Шири медленно не угас. Постепенно тучи ушли на запад, а утреннее солнце растопило навсегда покров из белых слез, выстлавший город.

    В местах, где обитают горе и бедность, с легкостью рождаются легенды о привидениях и потусторонних явлениях. Калькутта хранит в своих кладовых сотни подобных преданий. Никто не осмеливается признаться, что верит в них, однако они хранятся в памяти поколений как настоящая и единственная историческая хроника. Пожалуй, отмеченные особой мудростью жители города понимают, что подлинную историю Калькутты всегда писали на невидимых страницах, которые повествуют о величии духа и проклятиях, тайных и молчаливых.
    Наверное, та же самая мудрость озарила путь Лахаважда Чандры Чаттерджи в его последние минуты. Она позволила ему понять, что он безвозвратно заблудился в лабиринте собственного проклятия. Возможно, изведав глубочайшее одиночество души, обреченной вновь и вновь переживать самые страшные моменты прошлого, он осознал истинную ценность уничтоженных им жизней, а также тех, которые он еще мог спасти. Трудно угадать, что увидел он в лице своего сына Бена за секунду до того, как позволил ему навсегда погасить пламя злобы, пылавшее в котлах «Огненной птицы». Может, в своем безумии он сумел на миг обрести здравый рассудок, все зачатки которого были у него с корнем вырваны во времена Грант-Хауса.
    Ответы на эти вопросы, равно как и его тайны, погибли навсегда в чудовищном взрыве, расколовшем небо над Калькуттой на рассвете 30 мая 1932 года, как хлопья снега тают безвозвратно, поцеловав землю.
    Но какой бы ни была истина, мне достаточно сказать, что вскоре после того, как огненный поезд канул в воды Хугли, озерцо свежей крови, хранившее неприкаянный дух женщины, которая подарила жизнь близнецам, испарилось бесследно. И тогда я понял, что души Лахаважда Чандры Чаттерджи и его спутницы обрели вечный покой. Я никогда больше не увижу во сне печальные глаза лучезарной принцессы, склонившейся над моим другом Беном.
    Прошло много лет, и я больше не виделся со своими друзьями — с тех пор, как вечером того рокового дня поднялся на борт корабля, который должен был увезти меня навстречу моей судьбе в Англии. Я помню грустные лица ребят, махавших мне на прощание с берега Хугли, пока корабль поднимал якоря. Помню, как мы клялись держать связь и никогда не забывать о тех необыкновенных событиях, свидетелями которых стали. Я не отрицаю, что в тот момент я понимал, что все обещания останутся за кормой корабля, отплывавшего под пылающим закатным небом Бенгалии.
    На пристани были все, кроме Бена. Но именно за него мы переживали больше всего.
    Обращаясь теперь к своим воспоминаниям о днях ранней юности, я чувствую, что каждый из моих друзей до сих пор живет в отдельном уголке моей души, который я запечатал навсегда в свой последний вечер в Калькутте. Уголок, где нам всем по-прежнему едва исполнилось шестнадцать, и где дух общества «Чоубар» и Дворца полуночи существуют, пока дышу я.
    Относительно того, что приготовила судьба для каждого из нас, скажу, что время стерло следы многих моих друзей. До меня дошло, что Сет спустя годы стал преемником тучного мистера Де Розио на посту директора библиотеки и архива Индийского музея, сделавшись таким образом самым молодым человеком в истории этого учреждения, кто занимал названную должность.
    Также я кое-что знаю об Изобель. Через несколько лет после описанных событий она вышла замуж за Майкла. Их союз длился пять лет, и после развода Изобель отправилась путешествовать по свету в составе скромной театральной труппы. Время не убило ее мечту. Не знаю, что из этого вышло. Майкл, который до сих пор живет во Флоренции, где преподает рисунок в институте, больше ее никогда не видел. А я все еще надеюсь, что однажды ее имя напечатают крупным шрифтом в газетах.
    Сирах скончался в 1946 году. Последние пять лет своей жизни он провел в бомбейской тюрьме, осужденный за кражу, причем он до конца утверждал, что невиновен. Как предсказывал Джавахал, небольшая толика везения, доставшаяся ему, иссякла. Удача отвернулась от него навсегда.
    Рошан стал преуспевающим и могущественным коммерсантом, хозяином львиной доли старых кварталов «черного города», где он рос бездомным попрошайкой. Он единственный, кто год за годом отдает дань традиции и посылает мне большое поздравительное письмо в день рождения. Из писем Рошана я знаю, что он женат, и число внуков в семье сравнимо только с величиной его состояния.
    Что касается меня, судьба была щедра ко мне, и позволила пройти путь, который заканчивается небытием, спокойно и без особых лишений. Вскоре после того, как я завершил учебу, клиника доктора Уолтера Хартли в квартале Уайтчепел[16] предложила мне должность. Именно там я по-настоящему освоил специальность, о которой всегда мечтал. Она же меня до сих пор и кормит. После смерти Айрис, моей жены, я переехал в Борнмут[17] и живу в этом городе уже двадцать лет. Мой дом и врачебный кабинет расположены в небольшом уютном коттедже, из окон которого открывается вид на пологий берег бухты Пул-Бей. С тех пор как Айрис покинула меня, моими единственными спутниками являются память о ней и тайна, которую давным-давно я разделил с друзьями из общества «Чоубар».
    И снова я оставил Бена напоследок. Даже теперь, когда с того дня, когда мы виделись последний раз, прошло больше пятидесяти лет, мне трудно говорить о том, кто был и всегда будет моим лучшим другом. Благодаря Рошану я узнал, что Бен вместе с Ариами Бозе поселился в доме, принадлежавшем его отцу, инженеру Чандре Чаттерджи. Дух Ариами был сломлен. Эта женщина не выдержала потрясения, вызванного смертью Шири, и безвозвратно погрузилась в меланхолию, которая, возможно, и привела ее к кончине в 1941 году. С той поры Бен жил и работал один в доме, построенном его отцом. Там он написал все свои книги. Однажды Бен бесследно исчез.
    В декабре, через год после того как все, включая Рошана, сочли его мертвым, я получил небольшую бандероль. Мне принесли ее, когда я любовался берегом с небольшой пристани перед своим домом. На посылке стоял штамп почтового отделения Калькутты. Мое имя было написано почерком, который я не забуду, даже если доживу до ста лет. В посылке я обнаружил медальон в форме солнца, завернутый в несколько слоев бумаги. Это была часть украшения, которое Ариами Бозе разделила пополам, решив разлучить Бена и Шири в трагическую ночь 1916 года.
    Сегодня, когда я дописывал на рассвете последние строки своих мемуаров, первый снег в этом году укутал белым покрывалом землю под моим окном. И воспоминания о Бене вернулись ко мне после стольких лет как эхо тихого шепота. Я представил, как он идет по суетливым улицам Калькутты среди множества людей, среди множества историй, неведомых, как его собственная. И впервые я осознал, что мой друг так же, как и я, уже стар, и стрелки его часов вот-вот завершат свой путь. Странно чувствовать, как жизнь утекает у нас между пальцев…
    Не знаю, услышу ли я еще о своем друге Бене. Но я не сомневаюсь, что где-нибудь в непостижимом «черном городе» все еще живет мальчик, с которым я простился навсегда тем утром, когда в Калькутте выпал снег. И он не дает погаснуть в душе огоньку памяти о Шири, надеясь, что придет день, когда они вновь встретятся там, где уже никто и ничто не сможет их разлучить.

    Я верю, что ты найдешь ее, друг.

notes

Примечания

1

    Британская крепость, построена в 1701–1706 г. для защиты фактории, заложенной в 1690 г., с которой начинается история Калькутты. — Здесь и далее примеч. пер.

2

    Храм богини Кали. Калькутта — город, посвященный Кали, в пер. «обитель Кали».

3

    Европейская (британская) часть Калькутты называлась «белым городом» в противоположность «черному городу» — индусской части.

4

    Клайв Роберт (1725–1774) — британский генерал, утвердил господство Британской Ост-Индской компании в Бенгалии и Южной Индии.

5

    Уэлсли, Ричард Колли (1760–1842) — английский государственный деятель, активный участник английской колонизации Индии.

6

    Фешенебельный район в Лондоне.

7

    Известный театр в Лондоне в фешенебельном Вест-Энде.

8

    Подразумевается восстание сипаев 1857–1859 гг.

9

    19 июня 1756 г. Бенгальский наваб захватил Форт-Уильям.

10

    Город в Западной Бенгалии, расположен на реке Хугли.

11

    Сказал (лат.).

12

    В греческой, римской и карфагенской мифологиях Дидона (также Элисса) — основательница Карфагена. Распространенный в искусстве сюжет «Смерть Дидоны» заимствован из поэмы Вергилия «Энеида».

13

    Либра (лат.) — древнеримская мера веса, равная 327,45 грамма.

14

    Рабиндранат Тагор (1861–1941) — индийский писатель, поэт, композитор и художник, лауреат Нобелевской премии по литературе.

15

    Автор допускает ряд исторических неточностей. Римскими войсками командовал полководец Публий Корнелий Сципион, т. к. Катон не дожил до осуществления своей мечты — взятия Карфагена. Город сровняли с землей и распахали плугом место, где он находился.

16

    Район лондонских трущоб.

17

    Курортный город на берегу Ла-Манша.
Top.Mail.Ru