Скачать fb2
Младший бог

Младший бог

Аннотация

    Всем хочется сил и знаний побольше. А если твоя сила уже огромна? А знания в тебя вкладывают, не спрашивая разрешения? А ты маг и осознаёшь, что становишься опасным для окружающих… Приходится выбирать – быть простым человеком или…


Николай Воронков Младший бог

Глава 1
Наемник

    Целый месяц я наслаждался жизнью, бездельем и полной свободой. Ряса жреца служила превосходной маскировкой. Я спокойно ходил, где хотел, мне щедро подавали. Когда подаяний было мало, доставал немножко денег из заначки, закупал продукты и снова уходил в леса и поля. Тяга к земле вернулась с такой силой, что я просто не мог находиться среди людей и домов. Но и эта тяга проявляла себя довольно интересно. Теперь меня устраивал далеко не каждый кусок земли. Подчиняясь нестерпимому желанию, бывало, по нескольку дней бродил по самым глухим уголкам, как будто выискивая что-то определенное. То ли какие-то источники энергии, то ли землю с определенными свойствами. Своим зрением я ничего особенного не видел, но организм знал лучше, что ему надо. Найдя нужное место, раздевался, обнимал землю и затихал. В некоторых местах был всего по часу, а в одном, ничем не примечательном, целых три дня. Однажды место оказалось посреди болота, и я там провел сутки по шею в воде. Вылез весь опухший от укусов комаров и пиявок. Самое обидное – никаких изменений в себе я не замечал. Физически чувствовал себя великолепно, но магией пользоваться по-прежнему не мог. Надежда, что я накапливаю силы, которые дает земля, тоже не оправдалась. Сколько ни пыжился, но даже самый маленький камешек не желал меня слушаться, не говоря уж о склонах холмов. Может, снова нужна ярость? Но на кого же мне злиться посреди леса – на себя самого? Постепенно я успокаивался. Сначала проверял свои силы каждый день, потом через день, а через месяц и вовсе перестал заниматься мазохизмом. Ну нету у меня теперь магических сил, нету. Жил же как-то раньше без них. Обидно, конечно, столько знаний внутри и вокруг, а никуда их использовать не получится. Остается заниматься теорией. Чтобы как-то себя занять, начал выдумывать всякие необычные заклинания. Типа скрестить змею с ежом, сделать этот гибрид прыгучим и добавить внутрь огнемет, и… и… И чем сложнее выходило заклинание, тем большее удовольствие получал я от его запоминания и представления возможных последствий. Очень много идей выявилось при исследовании кулона короля. Вот где работал гений! Мне до него, как…
    Но землей я уже насытился, и меня такое невольное развлечение начало тяготить. Пора возвращаться к людям. Следы я не очень старательно, но замел. Искать меня вроде бы некому. И никому я ничем не обязан.
    За месяц гуляния и лежания голым в лесах и полях загорел до черноты. В очередной раз брея голову, внимательно осмотрел в зеркале не только свою лысину, но и вообще лицо. Странное впечатление. Кожа буквально впитывала каждый лучик солнца, и перед собой я теперь видел еще не негра, но уже загоревшего до черноты южанина. Блесток не стало меньше, но на темной коже они почти не выделялись. Волосы начали постепенно темнеть. А вот глаза по-прежнему отливали золотом и возвращаться к исконному цвету не желали. Неужели это навсегда? Снова надев очки, усмехнулся: очки-то круглые, и видуха получилась, как у шпика в старых фильмах. Но здесь, на Эрии, в первую очередь думали о полезности вещей, поэтому и квадратные, и круглые очки с невероятными оправами были в порядке вещей. О модельных формах никто даже не задумывался. И носили подобные очки в основном слепые с обезображенным лицом или люди с болезнями глаз. И если я появлюсь среди людей в таком виде, то никого этим не удивлю. Необычно, да. Но на дорогах и в тавернах встречались такие люди, что я по сравнению с ними Аполлон.
    Осталось выбрать себе род занятий и придумать легенду. Одна и та же проблема на новом месте. Мои технические знания здесь не нужны. Здесь просто нет таких технологий. Магией теперь заниматься можно, но не получится – для нее у меня нет сил. Идти учителем – хорош учитель, который может только языком трепать. Что я еще умею? А больше и ничего, кроме мордобития и порубания себе подобных. Смешно. Знания, на получение которых я потратил многие годы, оказались бесполезными. Сейчас я могу использовать только собственную силу и ловкость. Придется подаваться в наемники.
    У королевства Астланд, где я сейчас находился, была своя специфика. Королевство было вполне заштатным феодальным государством, пока лет тридцать назад здесь не нашли богатые месторождения золота, серебра и меди (это мне Лара в свое время рассказывала). А после этого началось! Одни аристократы стремительно богатели, другие так же стремительно взращивали зависть. Король получал свою долю с месторождений, копил силы и потихоньку старался взять все под свой контроль. Резко возросла торговля. И на фоне всех этих разборок, снующих туда-сюда караванов с золотом, в королевстве возникло и сложилось почти сословие наемников. Нет, наемники были и раньше, и готовы были за деньги идти куда угодно и убивать кого угодно, не вдаваясь в идейные обоснования и не испытывая мук совести. Но СОСЛОВИЕ наемников напоминало наши ЧОПы девяностых. Уже не солдаты, но еще не бандиты. Или, наоборот, уже не бандиты, но еще не солдаты. Действовали они отрядами. Принимая новеньких, спрашивали только имя, сами давали кличку. После этого выдвигались всего два требования – беспрекословное подчинение командиру и соблюдение условий контракта с заказчиком. Нарушения устранялись быстро. При легком проступке могли просто выгнать из отряда, ну а при серьезном…
    Вот в этой толпе вооруженных людей я и решил затеряться и начать новый этап своей жизни. Подарив ослика первому встреченному крестьянину, купил новую дорожную одежду, коня, накрутил на голову нечто вроде чалмы и отправился прямым ходом в столицу – Венас. Там, по слухам, в пригородной таверне «Пять подков» был один из сборных пунктов наемников. Дорога прошла без приключений. Ехал я один, одежда простая, конь тоже ничем не выделялся. Было несколько мелких пьяных драк, но они меня только развлекли.
    Таверна, к моему удивлению, оказалась весьма солидным заведением. Просторный чистый общий зал, комнаты для приватных переговоров, почти половина гостевых номеров свободна. Устроившись и прожив несколько дней, я понял причину спокойной уверенности хозяина таверны. Здесь собиралась в основном только верхушка наемников. Новости обсудить, с заказчиками договориться. А поскольку все были людьми очень серьезными, со своим сопровождением, то любые проявления буйства со стороны случайных посетителей пресекались весьма жестко. Приглядывались к новичкам, которых здесь всегда было не меньше десятка. Привлекшего внимание выводили во двор и устраивали тренировочные бои. Если новичок выдерживал, то начинались уже более предметные разговоры.
    Я пока никуда не лез, стараясь разобраться в окружении. Сидел тихонечко в уголочке, попивал вино, в разговоры старался не встревать. На меня косились, но первые дни не трогали. Черные очки слепого, парные мечи. Сочетание необычное. А учитывая мое молчаливое сидение, и вовсе подозрительное: если ни с кем не встречается – может, шпик? Разборка стала вопросом времени. На пятый вечер, когда я опять сидел в уголочке, из-за одного из столов поднялся настоящий «годзилла», подошел ко мне и достаточно громко, чтобы слышали окружающие, прогремел:
    – Поговорим?
    Я молча указал на скамейку. Годзилла по-хозяйски уселся и начал сверлить меня тяжелым взглядом.
    – На тебя, ЛЫСЫЙ, уже начали пальцами показывать. Сидишь тут, тихушничаешь, чужие разговоры слушаешь. Тебе че здесь надо?!
    – Так живу я здесь, – скромно признался я.
    – Живи, где хочешь, а чужие разговоры неча слушать. Пожрал, вот и уматывай к себе в комнату! Не нервируй серьезных людей!
    Я бросил взгляд по сторонам. За всеми соседними столами головы посетителей были повернуты в нашу сторону. Ну что ж, попробуем произвести впечатление.
    – Я слушаюсь только себя. Ну и иногда командира, – уже открыто усмехнулся я.
    – Сейчас Я для тебя стану командиром! – тоже усмехнулся здоровяк и с удивительной для его комплекции скоростью постарался банально врезать мне в лоб.
    Как все предсказуемо! Я немного уклонился и ткнул в парочку нехороших точек. Боевой запал здоровяка сразу пропал. Пока он пытался прийти в себя от болевого шока, прочитал ему нотацию. В самых вежливых и корректных, по местным понятиям, выражениях объяснил, что нехорошо обижать маленьких, которые тихонько сидят в уголочке. А напоследок, когда мужик уже отдышался, достаточно громко, чтобы слышали за соседними столами, добавил:
    – А особо нервным передай, что я приезжий и присматриваю себе работу в хорошем отряде. В действительно хорошем отряде.
    После небольшой паузы примирительно протянул руку:
    – Линк.
    Здоровяк немного подумал, но затем пожал мою руку:
    – Ромус.
    Потом выпили мировую, и инцидент был исчерпан. Разговоры за столами возобновились. А еще через часок снова подошел Ромус и на этот раз вежливо пригласил к своему столу для разговора. За столом сидели еще трое. Ромус нас представил, немного выпили. Потом начались прощупывающие разговоры. Я особо не таился, но и не рассказывал все подряд. Рассказал легенду Лиона, добавил, что теперь путешествую и подрабатываю при случае охраной. Эту историю слушали вполуха, не особо-то и веря. Больше мужиков интересовали мое зрение и умение владеть оружием. Тут я заверил, что со зрением у меня все в порядке, просто на свету начинают болеть глаза (вспомнил Штирлица). А что касается мечей – можно выйти во двор и проверить. Тут они одновременно усмехнулись.
    – Лучше, чем руками, или так же?
    С этой точки зрения я на себя еще не смотрел.
    – Наверное, не хуже.
    – Тогда вполне достаточно. Успокоить Ромуса несколькими тычками – уже многое говорит о тебе. – Мужики заулыбались, не исключая и Ромуса.
    Затем старший, Аттил, начал рассказывать и о себе. Как я и предположил, они были из одного отряда. Аттил – командиром. Репутация у отряда, по его словам, была хорошая, пока три дня назад они не попали в засаду. Трое сразу погибли от стрел, еще трое – в бою. И вместо привычного десятка осталась эта четверка. По неписаным местным правилам отряд должен насчитывать пять – десять человек. Бывали отряды и до сотни. И приглашали их на задание в полном составе. А вот четверка считалась просто группой, и их уже могли нанимать поодиночке. Для наемников, привыкших к уважению и действиям в команде, такое считалось не то чтобы позорным, но уже неприятным. Поэтому они и обратили внимание на меня. Я не выпендривался, они тоже не давили, и мы быстренько договорились. За одну долю добычи (или оплаты) я обязался беспрекословно выполнять приказы Аттила и вливаться в отряд по первому зову. Когда официальная часть закончилась, все немного расслабились и решили это дело обмыть. Началась обычная мужская пьянка, но я старался не усердствовать, чтобы не сболтнуть лишнего. Наблюдая за мужиками, не мог отделаться от ощущения, что я их знаю. Потом дошло – это же вылитые «мушкетеры»! Аттил – Атос, спокойный, рассудительный. Ромус – Портос, такой же большой, любитель поесть, выпить и почесать кулаки. Дарвик – средних лет, немного жеманный. Чувствуется хороший боец, но глаза все время косят за каждой юбкой – настоящий Арамис. Четвертый, Сарк, – молодой, лет двадцати пяти. Живчик, как будто шило в заднице, все время порывается куда-то бежать и что-нибудь сделать. Это точно Д’Артаньян. От него, наверное, и проблем больше всего. Но при всей разнице в характерах выглядели они вполне сработанной командой. Как-то я в нее впишусь?
    Через пару дней началась и моя новая работа. Примерно раз в неделю поступал заказ на сопровождение обоза. Ничего интересного и особенного. Едет обоз, рядом на лошадях едем мы. Я просматривал дорогу «тройным зрением» на несколько километров вперед и ехал спокойно. Мужики же после последней неудачи, наоборот, были постоянно настороже и очень злились на мой беспечный вид. Но после трех удачных поездок немного расслабились.
    А во время четвертой ходки на нас решили напасть. Я как раз ехал в дозоре и нападающих заметил заранее, за пару километров. Обычные грабители с большой дороги. Заметив, что я остановился, Аттил сразу подъехал ко мне.
    – В чем дело, Линк?
    – Впереди, в паре километров справа от дороги, десяток бандитов. Кого-то ждут.
    – Откуда знаешь?
    – Ну, чувствую опасность.
    Аттил, молодец, не стал пока выяснять подробности. Оставив меня с обозом, позвал «мушкетеров» и бесшумно растворился с ними в лесу. Через час все было кончено. Пользуясь моей наводкой, «мушкетеры» подобрались к засаде и всех вырезали. Нас они ждали или нет, никто разбираться не стал. Бандит в засаде у дороги – кровный враг наемника при исполнении. Быстренько собрали трофеи и снова двинулись в путь. Купец был так впечатлен этой операцией, что тут же выдал Аттилу премию. А вечером мне устроили допрос с пристрастием. Я пытался отбиться, ссылаясь на свою излишнюю чувствительность к опасности, но Аттил резонно спросил:
    – До такой степени, что правильно указал численность засады до человека и с какой стороны дороги они спрятались?!
    – Я-то чем виноват?! Просто я такие засады нюхом чувствую и как будто вижу.
    – И давно это у тебя? – недоверчиво спросил Аттил.
    – Да нет, не очень.
    – Да, чего только не бывает в жизни, – задумчиво протянул Аттил. – Человек в очках слепца видит засаду за километр!
    Поверил он мне вряд ли, но теперь я всегда ехал впереди отряда. Слухи о наших удачных рейдах быстро разнеслись, и отряд стали приглашать для сопровождения особо ценных грузов или по опасным районам. Маленькие засады мы просто уничтожали, большие старательно обходили. Потерь теперь не было. Все были довольны. Мне такая жизнь тоже почти нравилась. Множество новых знакомых, я освоил много наречий и мог объясниться почти в любой обстановке. Но ездить вот так всю жизнь?! Меня опять начало куда-то тянуть.
    А потом появился и очень важный наниматель. Мы как раз отмечали в «Пяти подковах» удачное завершение очередной поездки, когда к нашему столу подошел очень скромно, но очень дорого одетый господин. Представившись доверенным лицом графа Линвуда, первым делом постарался убедиться, что мы действительно знаменитый отряд Аттила. Потом коротко рассказал, что графу нужны люди для сопровождения. Цена за это почти втрое превосходила обычную и заставила нас удивленно переглянуться. Атилл было задумался, но посланец выложил на стол внушительный мешочек с авансом, и вопрос тут же решился. Сообщив, что мы должны явиться в замок графа через неделю, посланец тихо испарился.
    Несколько минут мы сидели молча. Я уже был немного в курсе о правилах обычной процедуры найма, обсуждения условий, примерных расценках. А тут – бац! – «вы мне нужны, вот вам деньги, явиться через неделю». Что-то здесь нечисто. Халявный сыр бывает сами знаете где. До «мушкетеров» тоже стало доходить, что торопливая жадность сыграла с ними злую шутку. Но пятиться поздно. Неписаные правила наемников требовали, что после заключения соглашения мы должны выполнить его условия, даже если всем придется погибнуть. А, судя по полученной сумме, этот вариант становился весьма вероятным. Попойку мы продолжили уже далеко не так весело.

    Лара
    Начальница вызвала к трем часам. Особых грехов за собой я не чувствовала, так что явилась вовремя и ждала достаточно спокойно. В приемной кроме меня сидели еще четыре молодых девушки. В ожидании приема внимательно их оглядела и сильно позавидовала. Молодые, хорошенькие, явно сестры. От семи до двадцати пяти лет. Счастливые глаза, открытые улыбки. Вот у них-то точно проблем с выбором женихов не будет, невольно подумала я. Вон какие зубки аккуратные, ровные. А что, собственно, эти девушки в приемной начальницы Тайной стражи делают? Сюда ведь, кроме Ларг, никого не допускают. Уже более внимательно и пристально стала их разглядывать. Внешне ничего особенного. Единственное, что бросалось в глаза, – у всех кулоны с одинаковым гербом. Какие-то лапки и красный крест с полумесяцем. Что-то смутно знакомое. Но додумать мне не дали. Меня вызвали, но в кабинет мы вошли вместе с девчонками. Леди Лилиара встретила нас радушно, но рассадила друг напротив друга.
    – Познакомься, Лара. Это Лия, Настя, Грэт, Ия. Это наше пополнение – Вики. Девочкам удалось вырваться из Венрии. Да они и сами тебе сейчас все расскажут.
    Рассказывать начала старшая – Лия. Несколько первых минут я была в шоке и почти не слушала. Эти симпатичные девчонки – Вики? Но ни одной характерной для нас черты, как ни вглядывалась, обнаружить не смогла. Обычные человеческие девчонки. Аккуратный овал лица, ровные зубы, приятный контур челюсти. Они что, дефектные? Но постепенно до меня стал доходить смысл рассказа Лии. Родились, росли, облава, преследование. Тут придраться не к чему, ситуация давно известная и почти стандартная. А вот дальше начались сказки. Чудесное спасение Ии, неожиданная доброта проезжающего мага, изменение внешности, легкая поездка до Империи. И чем больше Лия рассказывала, тем больше у меня появлялось вопросов. Я уже давно отвыкла верить в беспричинную доброту к Ларгам, тем более со стороны мужчин-магов. А тут раз – и «обязан Ларгам». И это говорит маг из Гиспы?! Где мы и где Гиспа! Но все девчонки в течение рассказа только согласно кивали головами – все правильно. Даже маленькая Ия! Явно какой-то сговор. Удивленная таким единодушием, повнимательнее пригляделась к Ии. Маленький ангелочек. Чистенькая, курчавая, в красивом платьице и с великолепной куклой в руках. А вот такой куклы у нее точно не должно быть! Беглянка, убежавшая от смерти в домашнем тряпье, играет с куклой, подобной которой я не видела даже у дочек императора! Вот за эту ниточку и потянем. Дождавшись окончания рассказа, посочувствовала, повздыхала. А потом наклонилась к Ии и, похвалив ее красивейшую куклу, удивленно спросила:
    – А где же ты получила такую куклу, Ия?
    И ребенок, чистая душа, сразу все и выложил:
    – А эту куклу мне подарил дядя Линк! У меня еще три таких куклы есть! Их зовут Барби, Маша, Снуки и Лили.
    – Какой дядя Линк?
    – Который меня в лесу нашел. А чтобы я не плакала, сделал мне этих кукол. А потом сделал нам маленькие зубки, красивые платья и вот эти кулоны. – Ия гордо показала мне кулон с гербом.
    У меня как-то некстати перехватило дыхание. Медленно распрямившись, посмотрела на сестер. Трое старших стремительно краснели и сидели, не поднимая глаз. Я оглянулась на Лилиару, но та только довольно улыбалась, как будто для нее этот обман не был новостью.
    – Девочки, мы не собираемся вас ругать. Просто расскажите, как было на самом деле.
    Лия, все так же не поднимая глаз, повторила рассказ, но теперь вместо магистра Дэнио постоянно звучало имя Линка.
    – А что же вы сразу не рассказали правду? Вас это никоим образом не очерняет!
    Лия подняла наконец голову и тихо произнесла:
    – Лэр Линк перед уходом к храму приказал, что, если он не вернется, нигде в разговорах не упоминать его имя. Он не стал объяснять причину, но это был его приказ. Мы ждали неделю, но он не вернулся, – и снова склонила голову.
    Мне самой уже нужен был нашатырь из-за постоянно упоминаемого имени Линка, но, оглянувшись на леди Лилиару, я неожиданно взбодрилась. Та по-прежнему спокойно улыбалась. Заметив мой взгляд, Лилиара тоже вступила в разговор:
    – Можете себя не корить, девочки. Вы все сделали правильно. Тем более что очень может быть, что лэр Линк не погиб.
    – Правда?! – почти одновременно с девчонками воскликнула я.
    – Правда-правда. Пока ничего точно сказать не могу, но до нас уже доходят слухи, что неведомый герой победил черный туман. Теперь на месте храма – поле страшного боя, но тумана больше нет. О судьбе Линка мы ничего не знаем, но надеемся, что он жив.
    Надо было видеть девчонок. Горделиво выпрямившись, они синхронно положили руки на свои кулоны и переглянулись. Я и Лилиара с улыбкой наблюдали за ними. Но начальница не стала затягивать встречу.
    – Ну ладно, девочки, спасибо вам за рассказ. Идите, нам с леди Ларой надо еще поговорить.
    Сестренки церемонно поклонились и цепочкой вышли. Леди Лилиара проводила их довольным взглядом.
    – Хорошее пополнение! Надо только подучить. Учитывая их особенности, просто великолепное. У меня уже столько планов на них… – она мечтательно вздохнула. Потом перешла на серьезный тон. – Я тебе коротенько расскажу обстановку, вопросы задашь потом. После Монолита, когда Линк пропал, я дала приказ немедленно сообщать мне о всех необычных событиях, происходящих в том районе. Через полгода стало известно о новой дороге, проложенной через горы неизвестно кем. Сейчас, кстати, ее активно используют. Очень удобная в военном отношении. Потом появились сообщения о новом гениальном целителе из Акана, буквально творящем чудеса. Я сразу отправила туда агентов-людей – здоровье поправить и обстановку разузнать. Они подтвердили, что это мужчина, зовут Линк, подходит под наше описание. Только вот где Линк умудрился получить такие знания? Местная целительница, леди Честер, дала ему много, но и она не умеет выращивать новые руки. Многие наши люди избавились от сложнейших болезней. Но как только они попытались просто намекнуть, что с такими способностями лучше работать в столице, Линк исчез. Просто выехал из города в степь и исчез. Очень в его духе.
    После этого целый год о нем не было слышно. А с пару месяцев назад появилась и эта странная делегация из Гиспы. Странная тем, что в ее составе не было ни одного дипломата. Мы, конечно, обмениваемся с Гиспой подарками, но это всего лишь внешняя сторона. Всегда едет опытный дипломат для решения каких-то вопросов. А тут только привезли письма с уверениями в уважении и подарки. Их, конечно, проверили, все чисто. У отряда явно была совершенно другая цель. А Линк ехал с ними как командир! Как его занесло в Гиспу?! А тут еще Вики, да не простые, а переделанные. Я когда услышала их рассказ, что им за полчаса переделали зубы (четверым – за полчаса!), так внутри что-то звякнуло. Подобные чудеса я раньше даже представить не могла. Разве только наш Линк мог такое сделать. А дальше просто. Я тоже поговорила с Ией, и она мне все рассказала, как и тебе.
    А тут начали приходить и вовсе невероятные донесения. Храм черного тумана разрушен. Кто там воевал, никто не знает, но храма больше нет. Судьба Линка была неизвестна. А потом и вообще начались сказки. На принцессу Румании Даринку совершено нападение, но она спаслась. А во дворец явилась в сопровождении нескольких выживших, один из которых в самый ответственный момент снял с себя маску. Это оказался мужчина по имени Линк с белыми волосами, золотыми глазами, сверкающей кожей, в кольчуге и с мечом легендарного короля Инкара. Все, как и указывалось в пророчествах. Естественно, перед ним все склонились. Потом он устроил «испытание правды». Его меч САМ убил главного заговорщика. За неделю заговор был полностью ликвидирован. А на коронации Линк отказался от трона, привел короля Франчика к присяге перед «мечом правды» и снова исчез.
    Очень похоже на выкрутасы Линка. Не знаю, как ты, а я уже начинаю уставать от всех этих чудес. Мне бы что-нибудь попроще – заговор какой-нибудь, спецоперацию. Об этом не говорилось открыто, но в разное время мы отправляли несколько групп очень сильных магов, чтобы узнать секреты храма. Никто не вернулся. Вот и представь, какие теперь у Линка силы! Тебе надо будет съездить в Руманию и серьезно разобраться, что же там правда, а что просто слухи. Если это действительно Линк, то постарайся как можно более ненавязчиво пригласить его обратно в Империю. Такому сильному магу лучше быть под нашей рукой. Работы для него море. Только ОЧЕНЬ аккуратно. Ты его характер знаешь. Если бы он и у нас откопал что-нибудь похожее на «меч правды»… Через неделю в Руманию поедет большой отряд – посол с поздравлениями королю Франчику по поводу коронации, несколько магов из Академии – поработать на месте храма. Ты поедешь вместе с ними. Официально, как наблюдатель от Тайной стражи. Но главная задача – убедиться, что это был действительно НАШ Линк. Дальше действуй по обстановке. Ты знаешь его лучше всех. Только не дави на него. Вопросы есть?
    Вопросов у меня не было. Был шок от всего услышанного. Я ведь тоже искала Линка. Про новую дорогу и целительство я тоже знала, но даже не пыталась вернуть его уговорами, все надеялась, что, разобравшись в собственных проблемах, он вернется сам. А потом он пропал окончательно. И я заставила себя похоронить свои надежды. А тут он опять объявился! Что же мне теперь делать? До глубокой ночи просидела тихонечко в беседке, пытаясь разобраться в своих чувствах.
    Следующая неделя прошла в суете. Знакомство с досье людей, которые поедут в посольстве. Хотя это и прикрытие, но раз уж я еду, то дело надо выполнять хорошо. Новое платье для приема у короля. Да и куча всяческих мелочей, которые вдруг выясняются перед дорогой.
    Сама дорога прошла скучно. Отряд большой, дорога спокойная. От скуки стала знакомиться с людьми, но быстро бросила: солдаты обычные, посол умница, но страшный зануда, у магов только и разговоров, что о природе черного тумана, о способах его исследования и о том, что следует искать на месте бывшего храма. Интересно стало, лишь когда добрались наконец до храма.
    Но и здесь интерес быстро пропал. Место боя превратили в балаган. Недалеко от знаменитого шлагбаума на въезде в зону уже начали строить таверну для приезжих. Работала палатка по продаже сувениров – всяческих ржавых обломков. Наготове ждала парочка разбитных экскурсоводов, мечтающих рассказать и показать нам место знаменитого боя. Но место уже было обезображено многочисленными раскопами.
    Еще живые охотники за сокровищами грабят уже мертвых охотников, невольно подумала я.
    Остатки храма меня не впечатлили: к чему-то подобному я уже была готова. Да и видела раньше, что Линк может сотворить. Здесь, конечно, масштаб был гораздо больше, но ничего принципиально нового я для себя не увидела. Рассказ о бое был явно скорректирован с учетом последних событий в стране. По нему получалось, что Линку в последний момент пришел на помощь дух короля Инкара. Он же после победы передал ему свои доспехи и велел навести порядок в стране. Золотые глаза и белые волосы – тоже от него. Правда, на вопрос, откуда появился Линк, мне не ответили. Вернее, ответили, но очень туманно: «его послали боги, а прибыл он из очень дальних земель». Единственное, что я для себя выяснила, здесь действительно был бой и храма больше нет. Маги выпросили для себя один день поискать интересное, но, видя их хмурые лица следующим вечером, решила: находок у них меньше, чем от чиха кошки.
    Лишь через три дня по дороге в столицу увидела первое реальное подтверждение дошедших до нас слухов. В глухом месте у поворота дороги стоял небольшой монумент. На нем надпись, что здесь похоронены солдаты отряда принцессы Даринки, погибшие при нападении. Тела знати увезли хоронить в столицу, а простых стражников и слуг похоронили прямо здесь. Мрачноватое место, но уже реальный факт.
    Приема в столице Румании нам пришлось ждать почти неделю. Посол репетировал речь, пересчитывал подарки. Маги сразу отправились в местную Академию для обмена опытом. А я, переодевшись в простое платье, – в самые лучшие места для сбора слухов – на рынки и в таверны. Но опять ничего нового не услышала. Почти слово в слово мне повторяли одну и ту же историю – пришел вместе с принцессой Даринкой, устроил суд над заговорщиками, короновал Франчика и ушел в неизвестном направлении. Меня даже удивило, что история почти не меняется. У слухов есть свойство – чем больше их пересказывают, тем более невероятными они становятся. Здесь же такого не происходило. Надо будет поговорить на эту тему с нашими спецами. И лишь в одном месте я нашла небольшую зацепку – слух о том, что в ночь коронации Линк поменялся своей королевской одеждой со странствующим жрецом и на его ослике уехал из города. И даже направление было указано – на восток. А вот это уже вполне в духе Линка. Любит он простачком прикидываться. Во всяком случае, определилось возможное направление поисков (если это, конечно, и правда Линк). Внешность его никто не мог описать. Твердили только о золотых глазах и т. д.
    Оставшиеся до приема дни строила хитрые планы – у кого бы и как узнать о настоящей внешности этого Линка. Но хитрить не пришлось. Когда мы вошли в зал и приблизились к королю, все взгляды оказались прикованы к двум стеклянным шкафам рядом с троном. Внутри стояли два воина в полном вооружении. Статуи были сделаны настолько искусно, что казались живыми. И один из них – мой Линк. Все, как и описывали, – белые волосы, золотые глаза и сверкающая золотыми блестками кожа. Так вот каким он стал!!! Это уже не тот большой ребенок с растерянными глазами, каким он иногда выглядел раньше. Теперь это настоящий, много повидавший воин со строгим взглядом, от которого мурашки пробегают по телу. И такое, похоже, испытывала не я одна. Все не отрываясь смотрели на это воплощение легендарного короля Инкара. Начало приема было скомкано. Но король Франчик не обиделся. Наверняка не мы одни так реагировали, поэтому наш вид доставил ему только удовольствие. После официальной части он сам подошел к нам и устроил небольшую лекцию о Линке. Очень интересно было выслушать королевскую версию событий. И, по моим наблюдениям, он почти ни разу не обманул. Так, кое-что упустил или немного подправил. Но несколько новых и очень важных для меня деталей он назвал. Линк не просто ушел в ночь. Он взял с собой свои парные мечи и специально изготовленные по его приказу темные очки – такие детали для легенды не придумывают. Очень похоже, что Линк делал все осознанно и намеревался скрыться от восторженных почитателей. А если добавить к этому бесформенную рясу жреца, ослика и направление на восток, куда к границе вела всего одна дорога, то получается очень логично. Меня от желания поскорее отправиться вдогонку стала бить дрожь нетерпения. Остальные разговоры я слушала уже вполуха. Скорее бы в дорогу!
    На следующее утро я уже ехала в сторону восточной границы. Если Линк решил не привлекать к себе внимания, то почти наверняка он уедет из страны, где его теперь знает каждая собака. На пограничном пункте вроде бы невзначай спросила офицера: «Не проезжал ли здесь король Инкар?» Сначала он не понял вопроса, затем напрягся, а потом стал отчитывать меня за глупые вопросы. Но я только довольно улыбнулась – заминка офицера подтвердила, что Линк здесь проезжал.
    В Астланде пришлось помотаться. Искать на дорогах жреца – дело бесперспективное. Хорошенько подумав, решила сделать главными вопросами черные очки и парные мечи – не зря же Линк из дворца взял только их. Зигзагами пошла проверять дороги и таверны в глубь страны и через пару недель все-таки зацепила перемещения Линка. Описание его было странно – почти чернокожий лысый человек с парными мечами и в черных очках. Про сверкающую кожу и белые волосы никто не говорил. Я даже засомневалась, но потом решила продолжить поиски. Слепой двуручник по имени Линк, едущий со стороны Румании, – слишком уж невероятное совпадение. След привел прямиком в столицу. Здесь искать Линка стало даже проще – он успел проявить себя как наемник в составе отряда некоего Аттила. Уже к вечеру я сняла номер в той же таверне «Пять подков», где снимал жилье и Линк. Сердце временами давало перебои, когда мне слышались голоса, похожие на его, но я в этот вечер никуда не пошла. Приводила себя в порядок, старалась успокоиться, предусмотреть возможные повороты разговора. Завтрашний день слишком важен. Линк должен увидеть меня красивой и веселой…

    Линк
    Выезжать к графу мы должны были на следующий день. Сумки собраны, вроде бы все мелочи предусмотрены. Так что мы просто коротали вечер. Обстановка вокруг уже стала привычной. Наемники, заказчики, новички, немногочисленные постояльцы, спустившиеся на ужин. Все как обычно. Я сидел в уголочке, спиной к стене. Вокруг стола – «мушкетеры». Лару я заметил первым. Вернее, сначала я обратил внимание на очень красивую женщину, которая спустилась по лестнице со второго, жилого, этажа, огляделась, как будто выискивая кого-то, и с улыбкой плавной походкой направилась к нашему столу. Такие красавицы редко появлялись в этой таверне, поэтому, когда Лара проходила мимо, разговоры стихали. Сначала я просто с удовольствием глядел на нее. А когда наконец узнал ее, то захотелось снять очки и протереть глаза. Уж что-что, а появление Лары здесь было для меня совершенно неожиданным. Она же повела себя так, будто мы расстались только утром. Насладившись нашей растерянностью, нежным голосом произнесла:
    – Добрый вечер, Линк! У вас тут, я смотрю, тихие мальчишеские посиделки. Представь нас, пожалуйста.
    Неожиданно охрипшим голосом я представил «мушкетеров» Ларе. Дарвик хотел было проявить галантность и поцеловать даме ручку, но Лара, угадав его намерения, широко улыбнулась, и желание замерзло на корню. О Ларгах здесь знали достаточно хорошо. Мы снова сели, и мужики, осознав, кто к ним пришел в гости, теперь смотрели уже не на Лару, а на меня. Наличие ТАКИХ знакомых резко меняло мой статус. Не знаю, в лучшую или худшую сторону, но меняло. Немного поболтали на общие темы, затем мужики, сославшись на необходимость готовиться к походу, удалились.
    Оставшись вдвоем, мы с Ларой одновременно облегченно вздохнули и с новым интересом стали разглядывать друг друга. Первым не выдержал я:
    – Лара, фраза у меня получается избитая, но со времени нашей последней встречи ты еще больше расцвела!
    – Только вот ты, Линк, для проявления своей красоты выбираешь необычные формы: то белые волосы, то черную кожу, то золотые глаза, то лысину, – не упустила возможности подколоть меня Лара.
    Не зная, что ответить, я лишь смущенно потер свою лысину.
    – Не тушуйся, – улыбнулась Лара. – Лучше расскажи, где же ты пропадал?
    Вопрос естественный. Тем более что именно Лара снабдила меня продуктами, которые позволили мне выжить в горах. Стараясь перевести все в шутку, стал рассказывать о разных пустяках последних двух лет своей жизни. Земля из рассказа исчезла, да и в подробности магии я старался не вдаваться. Получилось что-то типа «шел, упал, очнулся – гипс». Лара добросовестно слушала, в нужных местах улыбалась. Хотя явно верила мне через слово.
    Потом я потребовал у нее отчета, и уже она пыталась найти в двух прожитых годах хоть что-то интересное и смешное.
    Наконец мы подошли к главному вопросу.
    – Лара, а как ты здесь оказалась? И что ты здесь делаешь?
    Лара не стала юлить:
    – Я здесь из-за тебя, Линк. Я и раньше искала тебя, но сейчас у меня официальное задание – найти тебя и пригласить вернуться в Империю.
    – И зачем я понадобился Империи?
    – Ты больше нужен Тайной страже. Если хотя бы половина слухов о тебе верна, то ты сейчас являешься одним из сильнейших магов Империи. Никто не собирается настаивать, но мы все будем счастливы, если ты вернешься и будешь использовать свои силы на благо Империи.
    – То есть, я интересую Империю в первую очередь как маг?
    – Конечно, – не поняла моего вопроса Лара. – Ты сейчас для нас – невероятная ценность, можно сказать, стратегический запас!
    – Лара, мне неприятно тебе это говорить, но твоя поездка бесполезна, – мрачно начал я. – Да, я смог победить черный туман, но это потребовало такого напряжения сил, что я лишился своих магических способностей.
    – Линк, если ты измотан, то отдыхай, сколько тебя необходимо. Никто тебя не торопит!
    – Лара, ты не поняла. Я не ослаб и не заболел. Я просто лишился своих магических способностей. ПОЛНОСТЬЮ! Я теперь обычный человек!
    Улыбка сошла с лица Лары.
    – Но ведь есть еще и твои боевые способности, ты можешь преподавать в Академии, как и раньше.
    – Очень хорошее предложение, но для меня сейчас это как подачка. Я не собираюсь быть в положении свадебного генерала, живущего старыми заслугами. Я вполне способен сам зарабатывать себе на жизнь своими руками и ногами. Не обижайся, Лара, но для меня это неприемлемо.
    – Никто и не говорит о подачках. Ты будешь просто жить и работать в свое удовольствие. У тебя столько знаний, что хватит всем. Может, для тебя они уже кажутся мелкими, но мы будем рады любым новым знаниям.
    Тут я с ней почти согласился. То, что я знал два года назад и сейчас, – это две ОЧЕНЬ большие разницы. Но приехать в Империю и каждый свой рассказ заканчивать словами: «Простите, я этого показать не могу, у меня нет сил», – ни за что!!!
    В подобном тоне мы и проговорили следующий час.
    Постепенно разговор сошел на нет. Лара выглядела очень усталой. Наконец она сказала:
    – Линк, я пойду, приведу себя в порядок. Если что, загляну к тебе попозже.
    Сказано это было спокойно, но на всякий случай я взял наверх пару бутылок вина, сладости, фрукты. Придя к себе, умылся и немного прибрался в комнате. Прошел час, другой, но Лары не было. В таверне все стихло. Решив, что сегодня она уже не придет, улегся спать. Я почти заснул, когда дверь тихонько приоткрылась и в комнату неслышно проникла какая-то темная фигура. Подойдя к моей кровати, немного постояла. Потом послышался шорох роняемого плаща, и ко мне мягко и плавно забралась совершенно обнаженная Лара. С минуту она лежала неподвижно, прижав руки к груди и ожидая моей реакции. Почувствовав, что еще немного и она уйдет, протянул руку и начал осторожно гладить по волосам. Лара замерла. Потом начал ее осторожно целовать. Постепенно моя рука опустилась на ее шею, грудь, еще ниже. Поцелуи становились все более страстными, и Лара наконец расслабилась. Дыхание становилось все более прерывистым. Вдруг она резко отстранилась от меня.
    – Линк, мне приятно, что ты маг, пусть и потерявший силу. Что ты воин. Но сейчас это уже неважно. Сейчас мне нужен просто ТЫ. Я больше не могу терпеть и ждать тебя годами. Мое время уходит. Я хочу жить и радоваться жизни.
    – Вот и радуйся, а не занимайся пустыми разговорами, – улыбнулся я и закрыл ее рот поцелуем.
    Как же она изголодалась! По ее телу периодически пробегала дрожь, и мне пришлось приложить все свои умения, чтобы она смогла по-настоящему расслабиться.
    В один из недолгих перерывов на отдых Лара неожиданно замурлыкала и, прижавшись ко мне, шепотом сообщила:
    – А знаешь, пока тебя не было, я прошла переподготовку в Академии. И теперь я полноправная «бойцовая кошка»!
    – Но я-то точно не кот! – сразу отмел я всякие намеки и поклепы.
    – Я знаю, ты другой породы. Когда ты меня, – Лара замялась, подбирая слова, – ласкаешь и нежишь, у тебя по коже пробегают искорки. А глаза просто светятся желтым светом. Так страшно и так приятно…
    Она снова прижалась ко мне, и мы оставили разговоры на потом…

    Утром я проснулся, к моему удивлению, сам. Живой и здоровый, только один. Лара ушла не прощаясь. А когда я сунулся в ее комнату, выяснилось, что она уехала рано утром. Было немножко обидно, но, может, и правда, так лучше. Задание она выполнила, меня нашла. А долгие проводы – долгие слезы. Она не останется со мной – я сейчас не поеду в Империю. Совместного будущего у нас пока нет. Немного погрустив, встряхнулся и пошел собираться в дорогу.
    Дорога оказалась легкой. Три дня – и мы уже в замке. Замок обычный, стандартный проект «графский». Стены довольно высокие, стража достаточно старательная. Народу съехалось много. Кроме нашей, прибыло еще пять групп – полные десятки. К вечеру командиров и выборных от групп позвали на совещание. Аттил почему-то взял меня. Совещание тоже стандартное. Карта на стене, макет на столе, четкие указания графа, – весьма крепкого старика. Задача ставилась простая и точная – совместно с отрядом стражи графа обеспечить доставку некоего груза в точку N, которую знает только граф. Несмотря на серьезность ситуации, меня начал разбирать смех. Дежавю. Полное ощущение, что снова на совещании у Монолита. Да и само совещание носило явно, во всяком случае для меня, показушный характер. Невольно я улыбнулся. И, как назло, мимо проходил граф. Не сказал ни слова, но взгляд на мне задержал. А после совещания – совсем как в кино – раздалась команда:
    – А вас, господин Аттил, с вашим помощником я попрошу остаться.
    Меня опять чуть не пробило на хи-хи. Граф, наоборот, был мрачен, как смерть. Когда мы остались одни, он спросил:
    – Позвольте узнать, господин Линк, что же вас так рассмешило во время совещания?
    – Прошу прощения, господин граф, но совещание проводилось чересчур правильно, без принятия особых мер безопасности, со слишком большим количеством людей. В молодости я читал много книг про военные хитрости и шпионов. И там любимым способом обеспечения безопасности как раз и было отправить один отряд явный с известным маршрутом и гарантированным присутствием шпионов. И второй отряд – тайный, который в это время и доставлял груз по назначению. И во время совещания у меня сложилось впечатление, что мы как раз и будем первым отрядом.
    Граф выслушал меня спокойно, затем повернулся к своему начальнику охраны.
    – Может, убить его сразу, чтобы не болтал лишнего?
    Сказано это было так спокойно, что у меня и Аттила руки невольно потянулись к мечам.
    Начальник охраны внимательно посмотрел на наши движения.
    – На ваше усмотрение, граф.
    Граф снова прошелся перед нами.
    – А какие еще приемы вы вычитали в книжках, господин Линк?
    – Разные. Самые простые – изменение времени и маршрута движения после начала операции. Затем мне понравились варианты с одновременным выпуском нескольких групп по неизвестным маршрутам. И никому не известно, кто везет настоящий груз. Главное, чтобы количество групп превышало количество предполагаемых предателей. Можно нескольким подозреваемым подсунуть ложные маршруты. Где появится засада – станет известен предатель. Ну и много других способов.
    Я рассказывал еще добрый час, и граф меня ни разу не перебил. Когда я закончил, граф лишь спросил:
    – Линк, это правда, что вы можете чувствовать опасность?
    – Иногда у меня это получается, – осторожно ответил я.
    Граф еще походил задумавшись, затем небрежным движение руки отпустил нас.

    Ни на следующий день, ни через день никто никуда не поехал. Утром третьего дня нас снова вызвали к графу. Вернее, всех командиров групп. Только от нашей группы было двое – я и Аттил. Немного поболтались по залу в ожидании приказов.
    Нас с Аттилом вызвали первыми. Вернее, сначала меня. Видно, я изрядно испортил настроение графу. Обстановка, как специально, настроению под стать. Зал без окон, горящий камин, свечи. На самом видном месте круглый столик, на нем четыре небольших шкатулки. Граф вместе с начальником стражи стояли как раз у этого столика. Когда мы подошли, граф крутанул крышку столика, оказавшуюся вращающейся, шкатулки плавно поплыли по кругу.
    – Ты подал хорошую идею, – мрачно сказал граф, – тебе и выбирать первому.
    Блин, матюгнулся я про себя. Устроили тут «Поле чудес»! Знать бы еще, что я сейчас выбираю! Когда столик перестал вращаться, я стал внимательно всматриваться в шкатулки. Ничего особенного – обычные деревянные, практически одинаковые. Насколько я успел рассмотреть «тройным зрением», внутри каждой лежали листочек бумаги и какой-то амулет, тоже все одинаковые. Но в чем-то разница есть, если надо выбирать. Не решаясь сделать выбор, протянул руку и провел ею поочередно над всеми шкатулками. Три никак не среагировали, а вот от четвертой как будто потянуло теплом. И чем ближе опускалась рука, тем сильнее был жар. Уже не сомневаясь, прикоснулся к шкатулке двумя руками, и руки как будто прилипли к поверхности. Стараясь не показать удивления, аккуратно поочередно отлепил руки, и шкатулка враз остыла, снова став обычной.
    – Я выбираю эту!
    Похоже, граф знал, что я выбрал. Он на мгновение прикрыл глаза, как бы стараясь успокоиться.
    – Открой шкатулку.
    Я открыл. Действительно, какой-то амулет в виде большой молочно-белой сливы на цепочке и записка. А на самом донышке – еще и карта.
    – Прочти записку. Как только запомнишь, сразу сожги. – Граф указал на камин.
    Запоминать особо было нечего. Во сколько выехать, в каком направлении, точный маршрут, куда приехать и кому отдать амулет. Вскоре письмо, а за ней и шкатулка полетели в огонь.
    – Амулет все время должен быть у тебя на груди. – Граф сделал паузу и внимательно проследил, как я выполняю его указания. – О содержании записки должен знать только ты, Линк. Аттил теперь будет выполнять твои приказания. Идите. Ты выбрал свою судьбу, Линк, – неожиданно закончил граф.
    Аттил принял от начальника охраны мешочек с авансом, мы откланялись. Выходя за дверь, столкнулись с вопросительными взглядами командиров других отрядов. Но мы только пожали плечами и молча ушли. Теперь их очередь выбирать судьбу!
    Через час в замке началась суматоха. А еще через час отряды один за другим стали покидать замок. Мы, согласно приказу, уезжали последними. Замок производил гнетущее впечатление. Граф забрал почти всех своих солдат, оставив только десяток самых слабых на воротах. Невольно резанула мысль, что граф слишком большое значение придает этой поездке и, возможно, не надеется или не собирается сюда возвращаться.
    Наш же путь лежал практически в обратную сторону. На полпути к столице необходимо будет повернуть и ехать в сторону границы с Ахгызом. Приказ есть приказ, надо будет только почаще и повнимательнее оглядываться.
    Ехали не спеша. По графику мы должны быть в очередной контрольной точке только завтра. Разговоры уже надоели, каждый думал о своем. Погрузившись в свои мысли, я не сразу обратил внимание на доносившийся до меня шепоток. Негромкий, непонятно на каком языке и непонятно откуда. Как только я попытался в нем разобраться, стал крутить головой и прислушиваться, шепот сразу пропал. Что за чертовщина? Или кто-то шутит? С подозрением покосился на «мушкетеров», но они даже не смотрели в мою сторону. Прислушался к себе и только теперь обратил внимание на излишне теплое ощущение на груди. Осторожно расстегнул ворот рубахи и заглянул внутрь. Охренеть! Кулон короля и таинственная «слива» светились ярким теплым огнем. Это кого же я пригрел на своей груди?! Кулон, ладно, я уже знаю, что он от моего тела заряжается и со временем сможет дать защиту. А вот чего эта «слива» засветилась? Она тоже из меня энергию качает?
    Я им что, бесплатная столовая?! У меня и так энергии нет, так они на пару и последние крохи забирают?! От возмущения я аж задохнулся. Амулеты, как будто чувствуя мое раздражение, резко сбавили интенсивность свечения, шепоток тоже прекратился. Я вконец офигел. Так это амулеты разговаривают, а я их слышу?! А с кем они разговаривают – между собой только или и со мной? Кулон, ладно, имеет небольшой интеллект. Получается, что и «слива» тоже. Глядя на притихшие и почти погасшие амулеты, устыдился – как на маленьких детей накричал. Ладно уж, разговаривайте, разрешил я. А те и рады стараться – снова засветились, да и шепоток стал очень бодреньким. Невольно поднял руку и пощупал лоб – вроде не горячий. Потом проверил пульс – в норме. Но некоторое сомнение осталось: а не начинается ли у меня какая-нибудь шизофрения? При ней ведь тоже вроде слышат голоса и с предметами разговаривают. Еще раз посмотрел за пазуху – щебечут, милые. Как будто родственники встретились. Надо будет с этой «сливой» капитально разбираться. Тоже, поди, как и в кулоне, секретов вагон и маленькая тележка. Да и языком бы позаниматься – вдруг пригодится. Но не сегодня. С такими вещами лучше разбираться спокойно.
    А ночью мои голубки подкинули еще один сюрприз. На ночевку остановились в не очень удобном месте. Холодный ветер, маленький костерчик, сверху сыпал небольшой снежок. Я долго крутился, пытаясь уснуть. Потом мелькнула мысль – согреться бы. Может, самовнушение, но я почти сразу ощутил прилив тепла и быстро уснул. Утром проснулся бодрым и отдохнувшим, но первое, что увидел, открыв глаза, мрачные лица «мушкетеров».
    – Что-то случилось? – внезапно охрипшим голосом спросил я.
    – Случилось, – мрачно подтвердил Аттил.
    – Да что именно? Можете наконец объяснить?!
    – Это ты объясни нам… вот это! – Аттил обвел рукой круг вокруг меня.
    Я непонимающе посмотрел себе под ноги. Моя лежанка, небольшой круг чистой земли вокруг, дальше земля присыпана снежком.
    – Да объясните же толком, в чем дело!
    – …! …! …! – разошелся Аттил. – Мы всю ночь мерзли, надели все что можно и все равно холодно. А ты…
    – Что я?
    – Всю ночь спал в одной рубашке! Вокруг тебя даже снег растаял и земля теплая!!! И как это понимать? Ты маг? И использовал какие-то заклинания?
    Только тут до меня дошла причина их возмущения и настороженность. Воин с хорошим предчувствием опасности – это хорошо. А вот неизвестный маг с неизвестными замыслами, прикидывающийся воином… Тут я облегченно улыбнулся.
    – Мужики, расслабьтесь! В свое время я учился магии, но потом потерял свою силу. Теперь я могу только видеть чужие заклинания. А растаявший снег… – Я задумался. – Единственное объяснение – это действие того амулета, который я везу на себе.
    – И мы тоже можем его поносить для согревания?
    – Можете, – вынужден был согласиться я и тут же ощутил короткий ожог в районе амулета. Тот явно не хотел со мной расставаться и так выразил свое возмущение. – Но… я понятия не имею о его свойствах. Может, он и согреет, а может, и сожжет. Я просто не знаю!
    Мужики очень внимательно меня выслушали, потом переглянулись. Аттил выразил общее мнение:
    – Ты с ним уже немного свыкся. А вот как он среагирует на нас? Нет, рисковать не будем. Лучше уж проснуться припорошенным снегом, чем собственным пеплом!
    Мужики снова переглянулись и с облегчением заржали. Напряжение спало. После короткого завтрака снова отправились в дорогу.

    Особых приключений пока – тьфу-тьфу – не было. Я старался почаще проверять дорогу и очень внимательно присматривался к каждому встречному-поперечному. Несколько раз показалось, что нас излишне внимательно рассматривают. Но прямых нападений не было. Неудобным для нас был график движения. В приказе граф указал, в каких местах и в какой день мы должны были оказаться. У меня были подозрения, что граф отправил все отряды широким веером, чтобы по максимуму затруднить вероятному врагу возможности для перехвата. Но мы ничего не знали о других и просто ехали. Сверяясь с картой, добрались до очередного контрольного пункта – таверны в небольшой деревне. Все как обычно. Очень радующийся нашему приезду хозяин, чистенький зал. Но или моя мания преследования стала разрастаться, или я понемногу научился чувствовать людей, однако хозяин мне сразу не понравился. Проверка таверны ничего не выявила, но, когда хозяин принес наш обед, да еще и выставил кувшин вина (типа, у них акция – тысячному посетителю бесплатная выпивка), у меня внутри все аж заныло от предчувствия беды. Торопливо проверил «тройным зрением» и обнаружил в вине некую не присущую ему гадость. Ели мы с аппетитом, но, как только дело доходило до вина, я придумывал какую-нибудь проблему, которую нужно срочно решить только на трезвую голову. Хозяин терпеливо дожидался, когда же мы попробуем халявное вино. Но, когда я в третий раз посмотрел ему в глаза, намекая, что у нас приватный разговор, вынужден был уйти. Я же одними губами произнес:
    – Мужики, спокойно, в вино что-то подмешали. Пугать хозяина пока не будем, к стаканам только прикладываться, но не пить!
    Пока мужики продолжали изображать зверские аппетит и жажду, снова очень старательно проверил наш обед. Гадость в вине оказалась очень сильным снотворным. «Мушкетеры» новость восприняли совершенно спокойно. Решив, что надо бы разобраться с причинами такого внимания к нашим персонам, начали показательно стучать кружками, затем потребовали номера и покачиваясь отправились ждать гостей. Поднялись наверх в предоставленную нам большую комнату. Ромус старательно стал храпеть за всех нас, остальные тоже улеглись на кровати, но с обнаженными мечами. Не прошло и часа, как запор двери тихонько приподняли какой-то хитрой отмычкой, и в комнату осторожно вошла парочка громил с ножами наготове. Дождавшись, когда они отойдут подальше от двери, мы молча встали и окружили их. Мужики попались здоровенные, но совершенная деревня. Несколькими ударами обезоружили их и связали. Я быстренько сбегал за хозяином и начался допрос с пристрастием. Мужики не запирались. Размазывая слезы по лицу, каялись, что бес попутал.
    – А чего же вы грабить решили днем, а не ночью? – задал я мучивший меня вопрос.
    – Так не по своей воле, господин, – снова заныл хозяин.
    – А по чьей?
    – Так вчера проезжал очень важный господин с большим отрядом. Он про вас и рассказал. Повелел опоить зельем, убить и ограбить. Сильно грозился, что если мы откажемся, то велит порубить на кусочки и разбросать по округе. Сам уехал дальше, а для присмотра оставил своего человека. Чтобы, значит, за нами приглядеть и всю добычу хозяину отвезти.
    – И где он?
    – Так он же в зале сидел, когда вы меня, значит, наверх потащили, – даже как-то удивился хозяин.
    Я метнулся в зал, но там, разумеется, уже никого не было. Выскочив во двор, обнаружил только отсутствие одной из лошадей, стоявших перед нашим приездом наготове. Все правильно. Не дожидаться же ему, пока и с ним захотят поговорить. Когда я обрисовал «мушкетерам» обстановку, все некоторое время мрачно молчали – дождались и мы своих неприятностей. Ромус от душевного волнения поставил свою печать каждому из грабителей и велел убираться… очень далеко. Те, отплевываясь выбитыми зубами, искренне его поблагодарили и бросились вон.
    Обсуждать, собственно, было нечего. Дожидаться, пока соглядатай вернется с подмогой, никто не хотел. Быстренько собрали вещи, заскочив на кухню, похватали продуктов и, настороженно высматривая возможных врагов, снова тронулись в путь. Я все время проверял дорогу впереди, но пока было спокойно. Пару дней мы оглядывались на каждый куст, но ничего не происходило. А в очередной контрольной точке ситуация повторилась. На этот раз уже вечером нам подсыпали не снотворное, а медленный яд. И в комнату явилась не пара грабителей, а четверка основательно подготовленных товарищей, похоже, местная разновидность профессиональных убийц. Пока я разбирался с одной парочкой, вторая весьма успешно насела на «мушкетеров», невзирая на то что их было четверо. Но совместными усилиями мы их успокоили. Никаких документов и особых примет, только куча всяческого хитрого оружия. И все так же хозяина заставил неизвестный господин, снова тут же исчезнувший соглядатай. Снова мы уезжали очень быстро и оглядываясь. На первом же привале устроили военный совет.
    То, что нас уже ждали, – даже не обсуждалось. Главное, кто нас ловит и почему. Очень неприятной новостью для всех стало, когда я рассказал о сути нашего задания. Необходимость двигаться по определенному графику и маршруту еще можно было понять. Но то, что в контрольных точках нас уже ждали, прямо указывало на предательство. Где и как протекло, разбираться поздно, да и бесполезно. Громче и дольше всех возмущался Ромус. Досталось всем: и мне, и Аттилу, и графу, и неведомому предателю. Но общую мысль он выразил точно: отныне никаких контрольных точек. Их придумали для запутывания вероятного врага, а в нынешних условиях они превращались в гарантированные западни. После короткого обсуждения так и порешили. У нас задание – доставить груз в точку назначения. А уж как туда доберемся – будем решать сами.
    Теперь мы двигались с удвоенной осторожностью. Я старательно просматривал дорогу, «мушкетеры» – окружающие кусты. Контрольные точки обходили по широкой дуге. Но и неизвестный враг тоже вскоре изменил тактику. Теперь вместо одного большого отряда вокруг нас постоянно рыскали мелкие разъезды. Уклоняться нам пока удавалось, но все были на нервах.
    Худо-бедно, но мы продвигались вперед. Пробрались через весьма условную границу с Ахгызом и потихоньку приближались к его столице, Бихару. Нашей целью был библиотекарь, живущий в его пригороде. И чем дальше мы продвигались, тем больше меня начинал беспокоить вопрос: а как нам действовать? То, что врагу наш маршрут известен, почти подразумевает, что он знает и о конечной точке и, потеряв наш отряд по дороге, может спокойно ждать нас в конце. А мы, как ни крутись, должны прийти к этому библиотекарю, сказать пароль, получить отзыв и, если все будет правильно, выполнять его указания. Пытаясь найти решение, стал вспоминать фильмы и книжки с подобными ситуациями. Чистейшая игра в шпионов. Если следовать канонам, то следует считать явку проваленной и делать ноги. Только вот в приказе графа был указан всего один вариант – библиотекарь. И никаких запасных.
    На военном совете долго решали как быть. Выбрали вариант с переодеванием – неизвестный враг знает нашу численность. Наше вооружение, хотя и почти интернациональное, но в чужой стране выделяется. Да и я, в своих черных очках и с парными мечами… Вскоре присмотрели подходящую группу жрецов и, изображая пьяных придурков, ограбили их. На всякий случай старательно попросили у богини, к которой взывали ограбленные жрецы, прощения и выдали каждому по золотому в качестве отступных. Накал проклятий заметно снизился. Большую часть снаряжения спрятали в лесу, лошадей продали. И вскоре по дороге неторопливо шла группа жрецов в хламидах с опущенными капюшонами. Нехитрый скарб (мечи) везли на осликах. Вести себя мы старались очень скромно, и даже Ромус молча снес несколько пинков от подвыпивших стражников, что для него было настоящим подвигом.
    В Бихаре остановились на самом захудалом постоялом дворе. Несколько дней разведывали обстановку вокруг дома библиотекаря, но ничего подозрительного не обнаружили. Меня мучили нехорошие предчувствия, однако выбора не было. Единственное, что я себе позволил, – начать операцию на день раньше.
    Ближе к вечеру в дом библиотекаря постучался подосланный нами мальчишка. Вызвав его, сообщил, что какой-то дядя ждет его в определенном месте и очень просит прийти. Библиотекарь было напрягся, но потом, наверное, сообразил, от кого посланец. В указанном месте его ждал следующий мальчишка, затем еще и еще. По дороге мы постарались обнаружить слежку, но все было чисто. Наконец, в глухой подворотне мы все встретились. Библиотекарь задрожал, увидев перед собой пять фигур в опущенных капюшонах. Сначала я досконально проверил его на наличие магических жучков. Все оказалось чисто. Потом мы обменялись паролями. Снова все правильно, но мое предчувствие только усилилось.
    – Я ждал вас только завтра! – почему-то весьма резко начал библиотекарь.
    – Это что-то меняет? – удивился я. – Мы вас нашли, груз доставлен. Осталось только передать его вам, получить расписку, и мы расстанемся к взаимному удовольствию.
    – Вы не понимаете, – озлился библиотекарь. – Ваш приезд нарушает все планы и…
    – Мне уехать обратно? – перебил я его.
    Библиотекарь заткнулся. Несколько минут он напряженно о чем-то думал, затем коротко бросил:
    – Пошли.
    Мы довольно долго мотались по улицам. В нескольких местах он постарался незаметно поставить условные метки. После пятой резко сменил направление, и мы вернулись практически к его дому. Целью оказался небольшой храм на ближайшем холме. Район небогатый, храм старый и в чрезвычайно запущенном состоянии. Массовым поклонением его явно не баловали, если вообще посещали. Внутри ни одной живой души. Библиотекарь достал из укромного места факелы, расставил в подставки и зажег. Зал с небольшой колоннадой постепенно наполнился светом. В глубине зала стала видна статуя, чем-то напоминающая древнегреческую богиню Афину Палладу. У ног ее стоял круглый щит, но почему-то выпуклой стороной к ее ногам. Библиотекарь расставил и зажег множество свечей, стало светло как днем. Мы с «мушкетерами» настороженно смотрели по сторонам, а библиотекарь встал на колени и начал фанатично молиться, не отводя глаз от богини.
    Через некоторое время сбоку послышался шорох, и из-за колонн появился человек в одежде нищего с низко опущенной головой. Неспешным шагом он приблизился к нам. Я был готов почти к любому повороту событий, но, когда нищий при ближайшем рассмотрении оказался графом Линвудом, все-таки удивился. Как-то все это… Взгляд у графа был очень напряженным, и он не отводил от меня глаз.
    – Вы привезли? – голос его подрагивал от плохо сдерживаемого напряжения.
    Я молча кивнул и начал расстегивать ворот рубахи. Граф и поднявшийся с колен библиотекарь стояли передо мной и готовы были сами разодрать на мне одежду от нетерпения. Я с удивлением заметил в их глазах поднимающееся безумие. На мгновение отвлекся на заевшую пуговицу. Затем раздался какой-то шорох. Когда я поднял голову, граф и библиотекарь по-прежнему стояли передо мной, а в каждой глазнице у них торчало по стреле. Потом они упали.
    Со всех сторон к нам бежали какие-то вооруженные люди. Мы тоже выхватили мечи, но при таком перевесе этот бой мог быть для нас только последним. Нас окружили, и вперед вышел предполагаемый главарь. Одежда скромная, но взгляд и голос человека, привыкшего повелевать. Не сводя с меня пристального взгляда, протянул руку и повелительно приказал:
    – Отдай кулон!
    – Возьми сам, если сможешь! – ощерился я.
    – Как хочешь! – усмехнулся предводитель.
    Он небрежно махнул рукой, и меня да и «мушкетеров» охватило онемение, руки сами опустились. Предводитель спокойно подошел ко мне, сдернул с шеи кулон-«сливу». С минуту очень внимательно его рассматривал. Постепенно лицо его из радостно-предвкушающего становилось недоумевающим, а затем на нем появился откровенный испуг. Даже без «тройного зрения» я почувствовал, что он поставил кучу защит. Подошел ко мне деревянной походкой и вдруг сорвал с меня очки, занося руку для удара. Несколько мгновений мы так и стояли, глядя друг другу в глаза. Затем он расслабился и дрожащей рукой вытер обильно покрытый потом лоб.
    – Ты меня почти напугал! – успокаиваясь, усмехнулся он. – Давненько я не испытывал подобных ощущений. Из-за этих дурацких слухов теперь везде начинает мерещиться всемогущий король Инкар!
    Он снова внимательно осмотрел «сливу». Теперь и я заметил, что внутри кулона появилась крупная золотая косточка. Когда я первый раз надевал его, этой косточки там точно не было.
    – А может, и ничего? – сам себя спросил, уже без всякого сомнения, маг. – Легенды о золотой косточке ничего не говорят, но, может, со временем эта мелочь просто затерялась?
    Уже не обращая на меня внимания, он подошел к щиту богини, аккуратно расчистил центр и в открывшееся углубление очень осторожно вставил кулон. Несколько мгновений ничего не происходило, затем щит тихонечко загудел, с него начал осыпаться многовековой мусор. Щит быстро очистился. Затем небольшие выпуклости по его периметру, которые я сначала принял за декоративные, начали наливаться светом. Это оказались такие же камни, как и «слива», но меньшего размера. Свечение очень медленно, но уверенно нарастало. Настроение мага резко улучшилось. Очевидно, надо было чего-то дождаться, и маг, как классический книжный злодей в минуту своего торжества, решил с нами поговорить и похвастаться успехами. Прошелся несколько раз перед нашими неподвижными фигурами, с огромным удовольствием разглядывая наши пышущие яростью лица.
    – Вам, наверное, будет напоследок интересно узнать, за что же вы умрете. Все очень просто: вы – пешки в большой игре. История эта началась очень давно, когда мы были еще студентами Академии магии. Однажды библиотекарь нашел очень древнюю книгу с описанием обряда получения магами небывалой силы. Потом он нашел и этот храм, но не сказал нам где. Сказал только, что центрального камня не хватает, а без него проведение обряда невозможно. Граф этот камень нашел, но не знал, как его использовать. А я придумал заклинание, позволяющее забрать силу у камней. Так мы и сидели, охраняя свою часть загадки и не доверяя остальным. Но время шло неумолимо, граф почувствовал приближение смерти. Не знаю, сколько он заплатил, но библиотекарь указал ему храм. Граф принял все возможные меры предосторожности, но не знал, что почти все его близкие люди давно уже куплены мною с единственной целью – сообщить, когда кулон с камнем отправится в путь. И даже ваша хитрость не помогла. Немного больше денег, немного магии, и я знал обо всех маршрутах на следующий же день, как вы уехали. Можете гордиться: вы – единственная группа, добравшаяся сюда живой. Остальные были уничтожены. Мои помощники погибли, пытаясь взять ложные кулоны, но это мелочи. Графу тоже повезло. В первую же ночь он заменил в отряде себя на двойника и добрался сюда под личиной нищего. А здесь мне оставалось только ждать вас возле храма. Все оказалось достаточно просто. И я даже позволю вам увидеть мое торжество.
    Свечение камней стало очень ярким, и маг решил, что нужный момент настал. Встав в нескольких метрах от щита, он встряхнулся, настраиваясь на нужный лад. Я включил «тройное зрение» и видел, что он вытворяет. Не знаю, каким он был магом на самом деле, но то, что он строил, являлось командным модулем, действие которого напоминало размахивание ломом в посудной лавке. Не успел я толком разобраться с действием заклинания, как маг направил в него силу и нацелил в щит. Мне почудился крик боли, раздавшийся от щита. Камни засверкали еще сильнее, потом от каждого из них к центральному протянулось по лучику, а из центра ударил ослепительный луч толщиной с карандаш. Не знаю, какого эффекта добивался маг, но то, что видел я, очень сильно напоминало наши мультики с попаданием героя под высокое напряжение. Тело мага как бы потеряло телесность, налилось светом, стало прозрачным. Внутри даже просвечивал скелет. Потом все это ослепительно вспыхнуло. Когда к нам вернулось зрение, на месте, где стоял горделивый маг, теперь лежала лишь маленькая кучка слегка дымящейся золы.
    Несколько минут царила абсолютная тишина. Затем люди мага развернулись и молча ушли. Мы их не интересовали. Оцепенение с нас спало. Можно было уходить, но мое внимание привлекло какое-то судорожное мельтешение огней на щите. Подойдя поближе, различил и стоны боли, и какой-то почти детский плач. «Они ведь все разумные, – дошло до меня. – Не только «мой» центральный, но и все остальные. А тут эта сволота со своими заклинаниями». На некоторых камнях даже были отчетливо видимые трещинки. Не удержавшись, начал осторожно поглаживать камни, стараясь их успокоить. Не знаю, на каком языке я с ними разговаривал, но они меня понимали. Шуму было… Каждый жаловался и плакал. Каждый хотел внимания только к себе, но потихоньку все успокоились, свет от камней снова стал мягким и ровным. Последним я успокаивал «свой» камень. Ему досталось больше всех. Я думал, что он самый крепкий, а у него просто не было сил жаловаться. От волнения я не знал, что делать, потом зачерпнул где-то очень глубоко в себе кусочек силы и отдал ее камню. Мгновенно все разговоры стихли. Я даже испугался: а не угробил ли я его своей помощью?! С минуту стояла тишина. Потом разговор возобновился, причем очень деловой, судя по тону. И громче всех слышался голосок моего кулона. Затем свечение камней стало плавно нарастать. От камня к камню потянулись лучики, образуя какой-то сложный геометрический рисунок. Затем от центра ко мне осторожно потянулся очень толстый луч мягкого света, но я не испугался. Чего бояться друзей? Так продолжалось несколько минут, после чего луч сошел на нет и погас. Лучики между камнями тоже стали гаснуть. Затем началось и вообще непонятное. От каждого камня к моей груди поочередно протягивался лучик, как бы отдавая свою часть, и угасал вместе с камнем. Последним ко мне потянулся лучиком мой кулон. Когда и он погас, камни почти одновременно стали рассыпаться. Через несколько мгновений на щите остались только пустые гнезда. Я не знал, как на это реагировать. Вроде бы они все погибли, но сделали это согласованно и, мне даже показалось, с удовольствием. Неужели я забрал всю их энергию?! Я ведь не хотел уподобляться этому дебильному магу!
    Расстроенный, повернулся и наткнулся на пристальные взгляды «мушкетеров».
    – А мы уж думали, что все, хана тебе, – выразил общее мнение Ромус.
    – Это почему вдруг хана?!
    – Так вокруг тебя было гораздо больше света, чем когда маг сгорел.
    – Да? А я как-то не почувствовал, – отмахнулся я, ощутив вдруг невероятную усталость. – Может, пойдем отсюда? Дело свое мы сделали.
    У мужиков от моих слов тоже как-то устало опустились плечи. Мы уже дошли до входа, как Ромус резко развернулся и побежал обратно. Мы в недоумении переглянулись. Ромус вернулся очень быстро, победно показывая очень приличный мешочек с деньгами.
    – А граф все-таки молодец. Деньги принес честно, и даже больше.
    У меня мелькнула мысль, что еще неизвестно, для кого граф приготовил деньги, но не стал портить остальным настроение.
    Вернувшись на постоялый двор, убрали оружие подальше (на всякий случай) и устроили грандиозную пьянку. Хозяин устал, наверное, таскать вино к нашему столу, но хмель нас не брал. И только глубокой ночью удалось забыться.
    Следующий день был счастливым – единственной проблемой для нас было похмелье. Борьба же с ним доставила нам настоящее удовольствие. И только на третий день к вечеру у нас стали появляться мысли о дальнейших действиях. Устроившись в уголочке, потихоньку потягивали вино. Вели мы себя скромно, но столы вокруг нас стояли пустыми. Меня это сначала удивило, но, поглядев сторонним взглядом на небритые, опухшие рожи нашего отряда, согласился, что любой трезвый человек предпочтет сидеть от нас подальше. Ребята мы в общем-то неплохие, просто выглядим сегодня не очень.
    Вариантов действий, как и после любого удачного дела, было три. Просто вернуться назад, дождаться подходящего каравана, которому потребуется охрана на пути в Астланд. Или просто разбежаться. Денег мы заработали на этом походе вполне прилично. Мужики лениво препирались, а у меня не выходило из головы произошедшее в храме. Я уже проверил, не восстановились ли мои силы. Камни ведь мне что-то передали. Но я по-прежнему не мог строить заклинания. Значит, этой энергии оказалось мало, или, как говорится, гранаты не той системы. И еще меня смущал рассказ мага. Сколько сил, времени и людских жизней было потрачено на призрачную надежду получить могущество. Хотя… и тут у меня перед глазами как молния сверкнула. А почему этот подлянский маг мог надеяться получить новую силу от древних артефактов, а я не могу?! Ведь, в принципе, все просто: почитать книжки, разобраться с природой своих сил, найти какой-нибудь древний артефакт с огромной силой и закачать в себя – и я снова стану полноценным магом!
    От подобных мыслей в горле сразу пересохло, и я одним глотком ополовинил кувшин. Мужики увидели только внешнюю сторону, поэтому охотно меня поддержали. Вечер снова перешел в пьянку, но меня это уже не смущало.
    У меня появилась НАДЕЖДА и примерное направление действий.
    Я еще не совсем пропащий!
    Когда мы уже порядочно набрались, ко мне наклонился Ромус:
    – Линк, и чего ты таскался с этими очками? Глаза у тебя самые нормальные. Перед девчонками любишь пофорсить?
    Хлопнул меня по плечу своей ручонкой так, что плечо чуть не отвалилось, и радостно заржал, довольный своей шуткой. Я сначала не среагировал. Разминая онемевшее плечо, пытался понять смысл фразы. Здесь же средневековье, и у местных девчонок черные очки еще никак не ассоциируются с крутостью владельца! А когда наконец дошло, рука медленно потянулась к глазам. Очков действительно не было. И никто не тыкал в меня пальцем, не выказывал удивления. Шатаясь, я добрался до стойки и потребовал у хозяина зеркало. Затем несколько минут пялился на свое отражение. Я снова стал прежним! Глаза и кожа приобрели прежний вид. Ай да амулетик!!! Так вот откуда он насобирал золота себе на косточку. Ай да молодец! Хотя зачем ему эта золотая косточка?!
    Теперь вопрос о дальнейших действиях решился окончательно. Я теперь как все. Могу ходить где хочу, делать что хочу. Теперь я для всех самый обычный человек!
    Сейчас мне артефакты можно искать и в королевской сокровищнице.

Глава 2
Вор

    Следующий день мы посвятили телесным радостям. По моему предложению отправились в знаменитые королевские бани. Первое ощущение только одно – роскошь. Везде мрамор, позолота, ковры. Видуха у нас была еще та, но от наших денег никто не отказался. Потом парная, бассейн, массаж, местное пивко для отдыха. После второго захода – плотный обед. Обслуживали нас очень учтивые мужики. Можно было заказать и женщин-массажисток, но всем было лень. После обеда – бритье, стрижка, всяческие женские процедуры для красивости лица. Мужики фыркали от непривычных процедур, а я был счастлив. Не надо ни от кого прятаться и скрывать лицо. Я как все! Ура!!! Ближе к вечеру, почти молодые и почти красивые, в выстиранной и выглаженной одежде, довольные жизнью и собой вышли на улицу. Тело отдохнуло, и у всех появилось желание продолжить так хорошо начавшийся праздник. Не сговариваясь повернули к центру столицы. Вечер соответствовал ожиданиям. Легкая свежесть, опьяняющие запахи цветов. Чем ближе к центру, тем больше вокруг нарядных, неторопливо гуляющих людей. Первым сломался Дарвик. У него и так уже глаза стали косить от обилия симпатичных женщин, а тут еще навстречу попалась парочка молодых красавиц, явно настроенных на приключения. Несколько многозначительных взглядов, серебристый смех, вовремя оброненный платок, и наш Дарвик побежал за ними как цуцик.
    Мы только хмыкнули, услышав, как его голос резко изменился, став певучим. Вскоре и Сарк зацепился за кого-то взглядом. Бросил в нашу сторону фразу типа «мне нужно решить кое-какие проблемы» и тоже умотал не оглядываясь. Теперь уже втроем мы продолжили свою прогулку. Недалеко от центральной площади нашли местный аналог ресторана. Большой зал, по периметру разгороженные кабинеты, есть небольшая сцена, и там даже играли несколько музыкантов, что, по местным меркам, было верхом шика. Туда мы и направились. С деньгами проблем не было, так что выбрали отгороженный столик, заказали всякой вкуснятины и стали наслаждаться вечером. Ромус основное внимание уделил закускам, а мы с Аттилом потихоньку попивали вино и разглядывали публику. Мой интерес был весьма конкретным. Мне в ближайшее время придется здесь жить. За последние годы я сменил столько стран, что теперь почти автоматически отмечал для себя местные особенности в поведении, приветствиях, одежде.
    Задачу максимум я себе нашел – найти нужный артефакт и восстановить свои силы. Осталась мелочь – определить, какой же артефакт мне нужен. Надо наконец разобраться со своими способностями. Для этого потребуется специальная литература по магии. А такая литература скорее всего есть в местной Академии. Значит, мне нужно туда попасть под каким-то видом. Осталось только определить этот вид. Блин, на каждом новом месте одно и то же. Новый облик, легенда. Может, записаться на курсы начинающих шпионов? А может, не стоит огород городить? Вернуться в Империю – по словам Лары, мне там будут рады. Вся Академия, вся литература к моим услугам. Очень может быть. А если ничего не получится? И буду я там в роли почетного инвалида. Мне это надо? Нет, не надо. Здесь я себе сам хозяин. Получится – хорошо, не получится – кроме себя, винить будет некого.
    – Линк, а Линк! – услышал я голос Аттила.
    – Чего?
    – Ты что такой задумчивый?
    – Да вот, решаю извечные вопросы. Кто виноват и что делать, – усмехнулся я.
    – И что надумал?
    – А надумал я, что мне придется здесь остаться на некоторое время.
    – И надолго?
    – Даже не знаю. Это будет зависеть не от меня.
    – А от кого?
    Невольно я снова задумался. А действительно, кто является ключевой фигурой в моей проблеме?
    – Не знаю. Я даже не знаю, где могу оказаться через неделю.
    – Ты решил уйти из отряда? – полуутвердительно спросил Аттил.
    – Так надо.
    – Уговаривать бесполезно?
    – Бесполезно.
    – Жаль. С тобой приятно было иметь дело. Хотя… иногда ты нагонял страху даже больше, чем враги с мечами, – усмехнулся Аттил.
    – Это когда такое было? – удивился и почти обиделся я.
    – Было-было. Не будем уточнять, – снова усмехнулся Аттил и отвернулся.
    Остаток вечера мы просто отдыхали, наблюдая за окружающими. Затем мимо нашего столика несколько раз продефилировала очень пышная мадам. Заметив, что Ромус обратил на нее внимание, очень удачно обронила свой платок рядом с ним. Ромус как воспитанный человек платок поднял, они мило поворковали и уже через пять минут проследовали в неизвестном направлении. Похоже, это такой местный обычай – ронять платочек перед избранником. Надо быть поосторожнее. Вскоре и перед Аттилом нечаянно упал платочек. Остаток вечера я провел в одиночестве. Некоторое время напрягался в ожидании платочка, но никому я не был нужен. Возвращаясь темными улицами в таверну, немного покомплексовал – неужели я такой чопопалошный? Всех разобрали, кроме меня. Не очень-то и хотелось, но все-таки! А потом придумал себе оправдание. «Мушкетеры» выполнили задание, остались живыми, с деньгами и без проблем. А после баньки и вина их и потянуло… В глазах – огонь, понятный любой женщине. А у меня проблемы не кончились, а только перешли в следующую стадию, поэтому и в глазах прежнего огня нет. Ничего, дал я себе зарок. Вот восстановлю свои силы мага, сделаю слиток золота, арендую лучший публичный дом на месяц только для себя и буду отрываться за все упущенные годы. Такой зарок мне даже понравился, и уснул я почти спокойно.
    На следующий день «мушкетеры» явились уже поздним утром и сразу завалились спать. Пришлось и завтракать, и обедать в одиночестве. Устроившись на лавочке во дворе, я продолжил свои думы. Действовать на первых порах лучше официально. То, что я прибыл с наемниками, легко могут проверить. Значит, я буду везде говорить, что прибыл с наемниками. Только это для меня было способом временной подработки. На самом деле я – благородный лэр, барон из далекого и небольшого королевства Земля, расположенного за Гиспой. А путешествую в познавательных, так сказать, целях. Местный популяризатор науки магии. И меня интересуют в первую очередь теоретические основы магии. Вот и повод явиться в местную Академию. А так как собственной силы у меня нет, то и интересуют меня как раз теории о происхождении и развитии этой силы. А почему я забрался в такую даль? Так у нас ходят легенды о невероятных знаниях, собранных в местной Академии. Вроде ничего легенда получается. Конечно, шитая белыми нитками, но хоть что-то. Баз данных и всеобщей паспортизации здесь нет, на проверку моей легенды могут уйти месяцы. Главное, чтобы меня на это время не засадили под замок. Еще есть некоторая вероятность, что меня может узнать кто-нибудь из участников конфликта у Монолита. Пусть попробуют. У меня теперь короткий ежик волос, загар как у южанина. Да и повадки совсем другие. Но на всякий случай надо еще себе имя немного поменять. Что-нибудь созвучное, чтобы можно было сослаться, что Линком меня называют для краткости. Вариантов пришло на ум два – Линкус и Линукс. Линкус – как-то по-медицински. А вот Линукс – самое то. Эта операционная система тоже как сборная солянка и все время переделывается и совершенствуется. В чем-то мы с ней схожи. А для местных это будет просто необычное имя. Надо еще перебраться в более приличное место, прикупить новой одежды – барон все-таки. Ну что ж, примерный план готов.
    Когда я вечером вернулся в комнату, «мушкетеры» уже встали. Но, судя по всеобщему усиленному наведению красоты, ночевать они собирались в других местах. Чтобы не затягивать, сообщил о своем решении остаться в городе. «Мушкетеры» восприняли эту новость весьма спокойно. Терять людей они уже давно привыкли. А я ведь не умер, а всего лишь займусь другим делом. Аттил отсчитал мне положенную долю, мы поручкались на прощание, а он вдруг оглянулся на остальных и с усмешкой сказал:
    – Мы, похоже, тоже здесь задержимся для решения некоторых вопросов. И еще неизвестно, кто освободится раньше. Если будем нужны, ищи нас здесь.
    После таких слов получилось не прощание, а просто расставание на короткое время.
    На следующий день я поселился в таверне недалеко от Академии, приобрел несколько комплектов приличной одежды и начал знакомиться с обстановкой. Поход вечерами по ближайшим тавернам ничего толкового не дал. Пьяная молодежь оттягивается. Что в наших кабаках, что здесь. Декорации разные, а суть одна. Про учебу и преподов никто не говорил. Изредка какой-нибудь широколобый начинал нести пьяные теории, но для меня это казалось детским лепетом. После двух вечеров мне надоело заниматься такой бездарной тратой времени. Единственной приятной новостью, которую я узнал, было то, что в моей таверне жили местные «студенты по обмену» и «аспиранты», приехавшие для сбора материалов для диссертаций. Появление еще одного не должно было вызвать особого интереса у окружающих.
    Таверна оказалась весьма приличной, специализирующейся на приезжих в Академию. Цены были достаточно высоки, и селились здесь в основном отпрыски богатеньких семейств. Но и уровень сервиса соответствовал. Здесь даже было целых два обеденных зала! В одном столовались обычные посетители, а во втором могли отдыхать постояльцы. В смысле, поев, не нужно было торопливо освобождать место, а можно было и просто посидеть, пообщаться, даже почитать. Многие аспиранты тут и занимались. Получалось нечто вроде общей гостиной. Сначала я было нацелился на парочку ботанов, постоянно сидевших, уткнувшись в книги по теоретической магии. Но при попытке приблизиться натыкался на такой отстраненно-холодный взгляд, что желание общаться сразу пропадало. Этим никто не был нужен. Не знаю про их реальный уровень, но они явно считали всех окружающих ниже себя раз в сто. Ну и ладно, не очень и хотелось.
    Следующей целью стала небольшая компашка – два парня и девушка. Эти тоже смотрели на остальных немного свысока, но хотя бы разговаривали по-человечески. Несколько вечеров я приучал их к своему виду, потихоньку перебираясь все ближе к столу, который они выбрали для своих посиделок. Днем же гулял по городу, впитывая его дух и настраиваясь вести себя как барон. В принципе, ничего трудного. Достаточно представить, что ты только что приехал на «Порше-911», а остальные приехали на «Оке». И взять за правило, что все должны уступать тебе дорогу. Тут мне сильно стараться не приходилось. Хотя я носил теперь только один меч (два у барона в городе выглядели как-то не очень), но взгляд у меня, похоже, стал еще тяжелее. Достаточно было медленно убрать улыбку и пристально поглядеть на человека, как дорога передо мной пустела. Неужели я стал страшным? Специально несколько раз останавливался у витрин и проверял свой облик. И чего им не нравится: обычный мужик, пока не начинаю смотреть пристально – тогда даже самому неприятно становится. Надо взять на заметку: без приветливой улыбки на людей лучше не смотреть. Кто-то ведь правильно говорил: «Улыбайтесь – и люди к вам потянутся». Может, и у него были такие же проблемы?
    Наконец, я решился. Дождавшись, пока ребята поужинают и начнут трепаться на общие темы, постепенно переходя на магию, приблизился к ним. Меня встретили настороженные взгляды.
    – Прошу прощения за беспокойство, но невольно услышанные фразы вашего разговора привлекли мое внимание. Позвольте представиться. Барон Линукс. Путешествую. Сам я обычный человек, но с детства очень интересуюсь магией. Сюда приехал в Академию за новыми знаниями.
    Меня очень внимательно оглядели. Но воспитание взяло верх. Меня пригласили к столу, тоже представились. Темноволосый крепыш Марчо оказался целым лордом и специализировался на боевой магии. Светлый Черес, как и я, барон, был универсалом. Хорошенькая Рита – дочка богатого купца, получила дворянское звание как магесса и имела склонность к медицине. Очень хорошая разносторонняя группа. Поскольку все были из «благородных», то сразу решили общаться просто по именам. Я старательно напустил на себя скромный вид, в очень общих чертах выложил свою легенду.
    – …И вот я оказался здесь. Вы в столице уже освоились, многих знаете. Может, подскажете какого-нибудь хорошего специалиста, к которому я мог бы обратиться?
    Черес как неформальный лидер тут же уточнил:
    – А что конкретно вас интересует?
    – Я всегда очень хотел стать магом. Но у меня нет магической силы (на данный момент чистая правда). Я занимался самостоятельно по книжкам и как-то наткнулся на упоминание, что существуют артефакты, с помощью которых маг может восстановить истраченные или усилить имеющиеся силы. И мне стало интересно: а нельзя ли с помощью такого артефакта получить силу мне, вообще не имеющему явных магических способностей?
    Ребята переглянулись, затем Черес осторожно начал говорить:
    – Есть стандартные, проверенные веками методики активации, может, вам их попробовать?
    – Какие именно?
    Черес, подумав, назвал пятерку самых известных. Я в ответ назвал еще пятерку методик, которые тоже не помогли. Тут они удивились. Особенно заинтересовалась Рита: парочка методик ей была незнакома. Я объяснил их особенности, после чего удивление только возросло.
    – Откуда вы все это знаете?
    – Я же говорил, что это для меня больной вопрос. Искал, узнавал.
    Теперь Черес более тщательно подбирал слова:
    – Точно о природе силы вам не скажет никто. Научились распознавать, пользоваться, но о ее источнике толком никто не знает. Есть одна общепринятая теория, ничем не подтвержденная, но и не опровергнутая.
    Тут Черес понес такую научную абракадабру, что у меня чуть уши не свернулись. Переводя на бытовой уровень, получалось примерно следующее. Каждый человек при рождении получает внутри себя некий контейнер с божественной силой, или Даром. У большинства людей он очень мал и быстро исчезает. Но у небольшой части имеется еще и некий преобразователь, который позволяет пополнять запас божественной силы за счет сил организма. Из них получаются обычные маги. Им для восстановления сил нужно много времени. И совсем редко попадаются маги, у которых преобразователь может работать с несколькими видами исходной энергии, получаемой из силовых линий земли, космоса, из специальных накопителей энергии. Маги с такими способностями невероятно сильны, но их энергия тоже кончается. И самый высший уровень – маги, у которых есть контейнер и для черновой энергии. Они накапливают энергию сразу в обоих контейнерах и с ними невозможно равняться. Это уже почти уровень богов.
    – Теория интересная и почти правдоподобная. А артефакты-накопители?
    – Артефакты создавали только маги древности, и секрет их утерян. Современные пока не умеют. Да и артефакты были не просто упаковкой, но и некоей установкой, которая при правильном использовании позволяла безопасно наполнить контейнер мага черновой энергией, а иногда и изменяла внутренний преобразователь человека, делая его более мощным и универсальным. Раньше за ними гонялись в надежде получить могущество. Но после многочисленных смертей честолюбивых магов, не сумевших справиться с поступающей энергией, это безумие почти прекратилось. Сейчас эти артефакты изучают в надежде на новые знания.
    – И много их?
    – Только в столице я знаю с десяток. Три в лабораториях Академии, остальные в разных богатых семьях.
    – А что теория говорит о магах, потерявших силу?
    – В тех же терминах, обычно маг теряет силу от чрезвычайного напряжения сил. Тут идут варианты. Если он просто опустошил резерв, то со временем сила вернется. А если он повредил контейнер силы или преобразователь, то…
    – Так если есть теория, давно пора найти и эти контейнеры, и преобразователь! Научиться их исправлять!
    – Если бы это было так просто! – усмехнулся Черес. – Все знают, что у человека есть душа. А вот где она и что из себя представляет, до сих пор не знают.
    Тут он был прав. У нас, на Земле, ее даже вроде взвесили – несколько граммов. А вот откуда она отлетает?
    После всех этих разговоров настроение у меня как-то скукожилось. Поблагодарив ребят за разговор, отправился к себе. Развалился на кровати и стал мрачно разглядывать потолок. Про естественное восполнение энергии я уже думал. Только вот сколько его ждать?! А тут эти намеки на испорченный контейнер и преобразователь! Если это окажется правдой хотя бы частично, то ждать я буду до скончания века. И проверить, если верить Чересу, у меня не получится. А вливать в себя энергию артефактов, не зная, куда она идет, будет похоже на таскание воды в дырявом ведре. Да и как я их буду активировать?! Просить кого-то еще? Мысли были грустные. Может, кулон Инкара какую идею подскажет? Он ведь вроде должен брать энергию моего тела и где-то накапливать. Может, получится использовать в качестве магического протеза?
    Радуясь возможности отвлечься, уселся за стол, снял кулон и …!!! Во-первых, он стал заметно больше. Во-вторых, на нем появился правильный круг из маленьких бриллиантов. Внутрь круга сдвинулся герб короля, краски которого стали невероятно сочными. А в центре герба красовался одиночный крупный бриллиант. Красота неописуемая, но откуда она здесь взялась?!! Несколько минут я в полном недоумении рассматривал это чудо, затем осторожно погладил его. В ответ в голове сразу послышались какие-то мультяшные радостные голоса. С трудом отойдя от шока, наконец-то узнал их – это же голоса камней со щита богини! Ай да камешки! Так вот что за лучики тянулись ко мне от каждого в отдельности. Это они ко мне на амулет перебирались. Поэтому и были такие спокойные и довольные. Теперь они все вместе, никто их не тронет, пока я живой. Но что они сделали с амулетом?!
    Немного шикнув на развеселившуюся ребятню, чтобы не мешали думать, перешел на «тройное зрение» и стал внимательно исследовать кулон. Если он и раньше был невероятно сложным, то сейчас, после симбиоза с камешками и взаимного преобразования, получилось вообще НЕЧТО. Через час я уже чувствовал себя полным дебилом, залезшим в дебри суперкомпьютера. Отдельные кусочки я еще мог выделить и распознать, но их взаимодействие… Теперь мне работы хватит на долгие годы вперед. Собственная «мировая библиотека тайн магии» на шее. Задумавшись, снова погладил камешки, и те радостно защебетали. А мне вдруг стало обидно и жалко себя – им-то хорошо, у них все в порядке, а вот у меня… Так им и сказал: «Вам-то хорошо, у вас все в порядке. Если уж вы такие умные, взяли бы да помогли. Ведь видите, что у меня проблемы с энергией!» Голоса ненадолго стихли, а потом снова защебетали, но уже как-то энергично: типа, конечно, поможем! Идиотская ситуация, но я захихикал. Я уже достаточно привык к магии, но разговаривать с собственным кулоном в пустой комнате, да еще и различить обещание помочь… Не, завтра обязательно зайду к целительнице и проверюсь на голову. С улыбкой шикнул на камешки: мол, спать пора – и почти спокойно уснул.
    На следующий день к целительнице я, конечно, не пошел. На душе было как-то спокойно и появилась уверенность, что все уладится. Гулял по улицам, сделал себе экскурсию по местным достопримечательностям. Вернувшись вечером в гостиницу, с удовольствием поужинал. Потом появилась компашка Череса, мы раскланялись, я перебрался за их стол. Разговор перескакивал с одного на другое. Потом ребята вспомнили про мою жажду знаний и устроили мне небольшую лекцию по магии на уровне детского сада. Рассказывали они интересно, в стиле «берем эту штучку, нажимаем эту пимпочку, получается вот такая бумбочка». Ребят веселила возможность показать свои знания неучу, пусть и в упрощенном виде. А я наслаждался такой интерпретацией серьезных вещей. Под конец Черес решил показать фокус и сделал простейший световой шарик. Шарик послушно появился, потом поплыл по кругу, останавливаясь перед каждым. Добравшись до меня, тоже немного постоял, потом немного сдвинулся в мою сторону и мягко растворился. Я порадовался за такое умелое управление, но, взглянув на ребят, изменил свое мнение. Все сидели с красными лицами. Только Черес какой-то недовольный, а Рита с Марчо кусали губы, стараясь не рассмеяться.
    – Что-то не так? – не понял я.
    Ребята промолчали, затем Черес снова сделал световой шарик, тот послушно поплыл по кругу и снова, добравшись до меня, растворился в воздухе. Теперь Рита уже не сдержалась и тихонько захихикала. Марчо откровенно лыбился, а Черес сидел красный как рак.
    – Да объясните же, в чем дело! – не выдержал я.
    – Черес, – сквозь смех проговорила Рита, – не может даже удержать световой шарик! – И снова закатилась.
    – А я думал: вы так и хотели, – удивился я.
    – Да нет. Это же простейшее упражнение для первого курса. Без его выполнения на второй курс не переводят.
    Черес не стал оправдываться, немного подумал, а затем неожиданно предложил:
    – Рита, перестань хихикать и попробуй сделать то же самое. Только чтобы шарик подошел к Линуксу в самом конце.
    Рита горделиво выпрямилась, быстренько сделала шарик, он полетал по кругу и, дойдя до меня, тоже исчез. Никто уже не улыбался. Рита сделала новый шарик – ситуация повторилась. Теперь стало интересно даже мне. Марчо не стал дожидаться просьб и направил на меня сразу с десяток шариков. Не доходя до моей груди сантиметров десять, они все исчезли.
    Несколько минут стояла тишина. Мы только переглядывались.
    – Это не было защитой, я ничего не почувствовал, – наконец сказал Марчо.
    – И он обычный человек, никаких следов способностей мага, – чуть спустя добавила Рита.
    – И как прикажете это все понимать? – выразил общий вопрос Черес.
    Я только пожал плечами. Я ничего не делал и ничего не почувствовал. Может, они сами ничего толком не умеют?
    Аспиранты немного подумали.
    – Линукс, у вас есть с собой какой-нибудь защитный амулет?
    – Есть.
    – Не могли бы вы его ненадолго снять и положить в сторонке?
    Посомневавшись, отвернулся от ребят, снял амулет, замотал в платочек, чтобы не смущать ребят его видом и положил на соседний стол, чтобы был на виду. Мои манипуляции с платочком не прошли незамеченными. Ребята переглянулись, но оставили вопросы на потом. Снова усевшись за стол, включил «тройное зрение» и сказал:
    – Я готов. Только приближайте шарик медленно.
    Ребята снова переглянулись. Шарик медленно поплыл ко мне. Получилась очень интересная картинка. Вокруг моего тела появилась своеобразная «аура», покрывающая тело на толщину примерно в десять сантиметров. Шарик стал погружаться в эту ауру, энергия из него ужалась в микроскопическую искорку, которая ушла в мое тело. Структура развеялась. Почти все понятно. Глубоким зрением я мог раньше делать подобные вещи, кроме вот этого сворачивания энергии. Если я правильно понял, эта аура высасывает энергию из заклинания и преобразует в концентрированную силу, которую может хранить мое тело! Охренеть!!! Подобные функции можно было бы ожидать от защитного амулета, но он лежит на столе. А вот откуда и когда у меня такие способности появились?! Когда последние разы в меня кидались заклинаниями, то срабатывала моя активная защита или я стоял онемевший. Получается, что эта аура реагирует только на определенные виды заклинаний или сама появилась недавно. Неужели мой амулет постарался?! Обалдеть! Но ребята говорили, что амулеты могут изменять «преобразователь» силы мага. Получается, что мой амулет переделал его так, что я могу теперь получать энергию из атакующих меня заклинаний? Если это правда, то подарок великолепный. Осталось только найти магов, которые будут лупить меня заклинаниями, наполняя энергией. Хотя чего их искать? Достаточно пойти и своровать какой-нибудь артефакт. Полная гарантия, что вокруг будет напичкано всяческих охранных систем. Сразу будет двойная польза – и защиту сниму, и сам подзаряжусь. Осталось только выяснить, какую мощность заклинаний сможет принять мой модернизированный преобразователь.
    С новым, уже корыстным интересом поглядел на троицу. Те смотрели на меня почти как на свою будущую собственность. А что? Такая интересная игрушка попалась! Это не пыльные фолианты перебирать. Тут живой человек с непонятными способностями, которого можно попробовать уговорить и поисследовать.
    – Сразу говорю, что подобная способность для меня такая же неожиданность, как и для вас. Я о ней и понятия не имел. Но мне очень интересно было бы узнать ее границы. Поможете?
    Одновременный кивок согласия. Чтобы не пугать и не отвлекать постояльцев, отправились на задний двор, где меня сразу поставили к стенке. В буквальном смысле слова. Эти долбаные… аспиранты сразу применили свое знание методологии проведения исследований. Стенку расчертили масштабной сеткой, меня поставили к ней. Откуда-то взялись бумага и ручка. И надо мной стали измываться. Как в хреновом кино про чокнутых на науке.
    – Эксперимент номер три, расстояние два метра, шарик световой, яркость N, цель – кисть правой руки, пли! – командовал Черес.
    Марчо кидался шариками, Рита записывала. Через час все устали. После всех тестов вывод был один – новой аурой у меня было защищено все тело. При попадании в десятисантиметровую зону вокруг тела шарик исчезал. Рита просканировала меня и развела руками – никаких изменений. Мы же с Марчо только молча переглянулись. Мне уже хотелось попробовать что-то более серьезное, да и ему, похоже, тоже.
    – Шаровая молния, третий круг, в кисть, – скомандовал я и снова встал к стенке.
    Результат прежний. Я ничего не почувствовал, заметил только крохотную искорку энергии, скользнувшую в меня. Потом пробовали сторожевые, парализующие и все, что приходило в голову. Затем Марчо без предупреждения влепил в меня вторым кругом. А после короткого обследования – и первым. Тут меня все-таки немного качнуло, и искорка проскочила чуть больше. Дальше решили не продолжать. Марчо уже ощутимо выдохся, да и надо было подумать.
    Для начала я попробовал нарисовать заклинание. Результат прежний – нулевой. Но я почти не расстроился. Начало положено, энергия, пусть и в микроскопических дозах, но начала в меня поступать. Теперь все будет зависеть только от моей способности находить заклинания на свое тело. Улыбнувшись, поднял глаза и встретился с очень пристальными взглядами ребят.
    – Я читал в древних книгах, – задумчиво начал Марчо, – о людях, нечувствительных к магии. Объяснения этому не было, и я считал подобное сказками. А тут такое… Выдержать удар заклинания первого круга и только покачнуться! И этот человек не имеет своей энергии и не может поставить защиту. С ума сойти!
    – И при этом он обычный человек! Я на десять раз проверила. А вся энергия уходит куда-то, как вода в песок, – добавила Рита и осуждающе покачала головой.
    – Я слышал, что существуют разновидности заклинаний, забирающие энергию из чужих заклинаний, – внес свою лепту Черес. – Они весьма сложны, и последний раз, насколько мне известно, их использовал Черный барон Линк в бою у Монолита, – тут он с каким-то новым интересом поглядел на меня.
    – А потом был Линк, лорд красного креста и полумесяца, гениальный целитель, – вступила Рита, почему-то глядя мне на грудь. – И он тоже при сканировании выглядел как обычный человек, нам рассказывали!
    – А потом был король Линк, воплощение короля Инкара, – добавил уже Марчо, тоже глядя мне на грудь.
    Да что они там все увидели? Всего лишь пуговица на рубашке расстегнулась, и при движении иногда промелькивают два амулета. Блин, глазастые. Продолжая слушать, спокойно застегнулся.
    – А потом появились вы, барон Линукс, с огромным желанием получить магическую энергию. Или правильнее называть вас лэр Линк, так, наверное, привычнее?
    – Э, ребята, вы куда клоните?! – вдруг забеспокоился я. – Намешали в кучу черт-те что, выводы какие-то скоропалительные делаете. Я – барон Линукс! И не надо мне чужие подвиги и ошибки приписывать. У меня своих выше крыши! Чужих проблем мне еще не хватало!
    Ребята продолжали меня внимательно изучать. Тогда я решил припугнуть их. Убрав улыбку, очень пристально, как я умею, оглядел их.
    – А что мешает мне прямо сейчас за раскрытие моего предполагаемого инкогнито вас просто… – и сделал движение, как будто растираю что-то между ладонями.
    Парни ощутимо напряглись и побледнели. Рита, наоборот, сдвинула плечи назад, подчеркивая весьма неплохую грудь, и сделала небольшой шажок в мою сторону.
    – И меня тоже?! – с вызовом спросила она.
    Я невольно смутился.
    – Женщин я обычно не трогаю.
    – Вот видите! – торжествующе сообщила Рита парням. – Это точно он! Нам наша препода рассказывала. У него слабость к женщинам. И убить он может, только защищаясь. Правило у него такое. И ничего вы нам не сделаете! – это уже мне.
    Я только устало вздохнул.
    – К чему вы клоните и чего добиваетесь?
    – Доли в приключениях и новых знаний! – тут же оживился Черес.
    – Какие еще приключения и доли? – не понял я.
    – Ну как же, самый очевидный следующий шаг – это поиск и похищение артефактов, чтобы восполнить энергию, которую вы потеряли в бою с черным туманом.
    Блин, и эти уже в курсе, невольно ругнулся я про себя.
    – И мы хотим присутствовать при похищении артефактов, их активации и исследовании результатов их воздействия на вас, – тут же начал перечислять Честер.
    – Вы ничего не напутали? – усмехнулся я. – Вы не забыли, кому условия ставите?
    Честер смутился, но тут уже Рита как-то очень по-женски прогнулась и очень хитро промурлыкала:
    – А если вы не согласитесь, мы всем расскажем, какой вы великий маг, воин и любовник. У вас будет так много восторженных почитателей, что искать и восполнять энергию будет просто некогда! – и торжествующе улыбнулась.
    Вот тут я удивился. Больно уж угроза знакомая. Они что, с миледи в одном классе учились?! Но в сложившейся ситуации внимание местных магов и короля мне совсем ни к чему. Могут и Монолит припомнить… И со своей репутацией надо что-то делать, а то некоторые неразборчивые в средствах стервочки начинают меня использовать по своему разумению. Наверное, хотя бы одну стоит все-таки прибить. Например, вот эту. С новым интересом оглядел компанию. Улыбки с молодежи слетели махом. Рита виновато понурилась.
    – Простите нас, лэр Линк, мы недопустимо увлеклись. Ваше появление открывает нам такие возможности, что мы потеряли меру. Еще раз, простите нас!!!
    Видя понурые головы и относительно искреннее раскаяние, устало махнул рукой:
    – Все разговоры завтра. Надо прийти в себя и подумать. Но если какая-нибудь б… – я сделал многозначительную паузу, – вякнет про меня еще кому-нибудь, то я ее точно, – новая многозначительная пауза и грозный вид, – ……!!! – Выразительно посмотрев на притихшую Риту, я соизволил удалиться, стараясь не слышать восторженный шепот сзади.
    Эх, малолетки, подвинутые на науке, усмехнулся я. Готовы на все, даже на выслушивание неприятных слов, лишь бы узнать что-то новенькое.

    До глубокой ночи крутился в постели, осмысливая произошедшее, строя планы. А с утра пораньше отправился к «мушкетерам». Те как раз вернулись с гулянки и готовились ложиться спать. После взаимных приветствий уселся за стол и пригласил остальных.
    – Мужики, – начал я без предисловий, – намечается работа, и мне может потребоваться ваша помощь.
    – Какого рода работа? – спросил за всех Аттил.
    – Предположительно придется проникать в богатые дома и похищать магические ценности. Правда, с одним условием. Никого не убивать без необходимости.
    Мужики переглянулись.
    – Как-то это не совсем по нашему профилю. Какая-то уголовщина, – выразил общее сомнение Аттил.
    – А если считать это набегом и все найденные ценности пойдут в качестве добычи? Тем более что основную работу я постараюсь взять на себя, а вы мне будете нужны только для подстраховки?
    – Такой вариант уже интереснее, и мы к услугам вашего величества. – Аттил поклонился.
    – И ты туда же, – почти обиделся я, но, видя хитрые взгляды и улыбающиеся лица «мушкетеров», сам улыбнулся. – И давно вы знаете обо мне?
    – Так почти сразу, – снова улыбнулся Аттил.
    – Далось вам мое величество, – вздохнул я. – Операции будут предположительно ночью. У меня есть тройка молодых, но очень шустрых ребят, вхожих в дома знати. Они будут выполнять основную разведку, а силовая часть ляжет на нас. Нужно будет приготовить лошадей, повозку, снять отдельный домик. Ну, не мне вас учить.
    Я поднялся из-за стола. «Мушкетеры» тоже синхронно встали и коротко поклонились. Надо будет издать указ по моему несуществующему королевству, запрещающий оказание мне особых знаков внимания вне официальных церемоний. У Петра Первого вроде был подобный.

    Ближе к вечеру я зашел в гостиную. Компашка Череса сидела на своем любимом месте и всем своим видом демонстрировала – готовится нечто невероятное государственного масштаба. Прямые спины, скованные движения, настороженные взгляды по сторонам. Первым делом я заказал побольше вина. Разлив по бокалам, предложил тост:
    – Если в ближайшие пять минут Марчо не расскажет отличный новый анекдот, Рита не будет заливаться смехом, а Черес не перестанет коситься по сторонам, то на этом наше сотрудничество кончится, даже не начинаясь! – и первым выпил до дна.
    Остальные автоматически тоже выпили. С минуту они молчали, переваривая услышанное. Затем Марчо сделал над собой явно видимое усилие и начал рассказывать последний анекдот. Граф N неожиданно вернулся из поездки по поместьям. Поднявшись в спальню жены, обнаружил… После этого последовало… Я невольно прикрыл глаза и вздохнул. Я-то имел в виду совсем другое. Но здесь, как и у нас в старину, под анекдотом понимали короткие истории из жизни, несущие некий смысл, а не стеб на сексуальные и идиотские темы. Но послушать последние сплетни на «этакие» темы здесь никто не отказывался. Вон, у Риты появился румянец на щеках. Черес тоже стал проявлять некоторый интерес и смотрел уже не по сторонам, а на Марчо. Да и тот начал рассказывать с большим энтузиазмом, изображая отдельных героев в лицах. Ну и ладно. Хоть таким способом, но напряжение было снято. Выпили еще по бокальчику, потом еще по одному. Наконец я решил, что мы уже достаточно расслабились, но еще не пьяные.
    – Вы должны уяснить главное. Я не собираюсь устраивать заговор и государственный переворот. Для начала мне нужно просто собрать всю возможную информацию об имеющихся в столице артефактах – накопителях силы. Вот и ведите себя соответствующе. У вас для этого прекрасное основание – сбор информации для диссертации. В первую очередь открытые источники информации. Библиотека Академии магии, королевская, публичная (если она здесь есть). Какие артефакты есть в городе, их история, свойства, методы воздействия и получения энергии. Короче, все, что можно. Затем начнем ходить в гости в выбранные дома. А потом… видно будет. Все ясно? А теперь подумайте, кто, что, где и как сможет узнать. Встречаться будем по вечерам здесь. Но чтобы на лицах были улыбки молодых и счастливых молодых людей, а не солдат похоронной команды.
    Мы еще выпили по стаканчику, и я пошел спать. Ребята же остались сидеть в глубокой задумчивости.
    Роль охотника за чужими сокровищами мне понравилась не очень. Аспиранты не вылезали из библиотек и третировали преподов расспросами о свойствах артефактов. Я целыми днями шлялся по городу, изучая планировку под углом возможного незаметного перемещения. Город как город. Обычная средневековая столица. Ближе к центру королевский замок. В относительной близости расположились всякие госконторы. Улицы, правда, широкие и относительно чистые. Пришлось стать завсегдатаем всяких злачных мест. Даже наметились контакты с местными ворами (на всякий случай). «Мушкетеры» между тем скучали в ожидании. Через пару недель вид у них стал откровенно хмурым. Надо было что-то придумывать. А тут еще на горизонте начал потихоньку возникать вопрос денег. Разгульная жизнь денежки высасывала весьма здорово. Потом эти проблемы как-то пересеклись. Усадив «мушкетеров» за стол, начал излагать план.
    – Мужики, нам скоро потребуется много денег.
    Мужики здорово удивились, что я об этом умудрился вспомнить, и проявили повышенное внимание.
    – Убивать и грабить никого не будем. Надо просто съездить и забрать. – К интересу добавилось и оживление.
    – Вы знаете, что к храму черного тумана ходило много желающих, которые и остались там вместе со своим оружием и кошельками. Когда тумана не стало, я оказался там одним из первых и кое-что с моим напарником сумел припрятать. Вам надо съездить и забрать.
    Я разложил большой лист бумаги и стал рисовать карту: где находятся пещеры, как замаскированы, ориентиры.
    – Вот в этой пещере лежит немного золота храма. Здесь надо будет взять килограммов двадцать на текущие расходы. Старайтесь брать монетами, так проще. Потом надо будет взять килограммов пять женских украшений для Риты, а то ей на приемы не в чем будет ходить, – вспомнил я. – И еще. Возьмите себе килограммов по пять на брата и на обратной дороге запрячьте в удобных для себя местах. Это будет ваша оплата за помощь. А то неизвестно, как у нас здесь повернется.
    Несколько минут стояла пораженная тишина.
    – Так сколько же там золота?! – наконец спросил Ромус.
    – Увидите, – усмехнулся я.
    – И вы нам так доверяете? – спросил уже Аттил.
    – Должен же король хоть кому-то доверять.
    «Мушкетеры» переглянулись, и в их осанке появилось нечто горделивое. Теперь они меня слушали не перебивая.
    – Вот в этой пещере спрятано оружие и всякие магические безделушки. Мешок с амулетами привезите весь. Если интересно, возьмите себе понравившееся оружие. Только не увлекайтесь. Там сейчас наверняка толпа искателей приключений. И вы сразу привлечете внимание. Мне кажется, лучше приехать туда под видом искателей, покопаться несколько дней в земле как все, потом очень осторожно забрать золото и исчезнуть. Имейте в виду, что многих убивали на обратной дороге, если возникало подозрение, что они нашли что-то ценное. Будьте осторожны, за вами могут следить. Выезд по готовности. На все про все у вас уйдет недели три. Я в это время ничего предпринимать не буду. Вопросы есть? Ну, тогда удачи.
    «Мушкетеры» молча поклонились.

    Следующие недели мне стало не до гулянок. Аспиранты добрались до залежей нужной информации и теперь таскали мне записи и книги пачками. Оставалась сущая мелочь – все это прочитать, обдумать, систематизировать и понять: а надо ли мне это вообще? В имперской Академии магии я получал проверенные знания на «прикладные, практические» темы. А вот область артефактов-накопителей осталась в стороне. Из местных же книжек получалась примерно следующая картина. Древние маги были очень даже не дураки, и тоже были озабочены вопросом накопления и увеличения сил в нужный момент. Соответственно, и артефакты делали разных систем и мощности. Начиная от простейших – типа гранат, которыми мог воспользоваться любой, обладающий маломальскими магическими способностями, и кончая сложнейшими, по мощности сравнимыми с ядерной электростанцией. Но и защиту здесь ставили соответствующую. Получить от них энергию можно было, только для начала отдав свою и произведя сложнейший комплекс запуска. Некоторые были даже снабжены искусственным интеллектом. Были одноразовые, перезаряжаемые, способные вырабатывать энергию самостоятельно. Было деление по видам энергии, но об этом говорилось очень глухо. Чем-то эти виды отличались, а вот чем конкретно, не писали. За последнюю тысячу лет, описанную в книжках, старые загашники древних магов потихоньку выпотрошили. С простенькими артефактами разобрались быстренько и использовали на бытовые цели. С артефактами среднего уровня начались проблемы. Работа с ними напоминала ходьбу по минному полю. Даже если удавалось найти «инструкцию по эксплуатации», большинство магов погибало, не в силах принять и «переварить» полученную энергию (видимо, это и произошло в храме перед щитом богини). Оставшиеся в живых единицы полностью выгорали, теряя магический дар. Постепенно до умных голов дошло, что эти артефакты, возможно, предназначались и для каких-то других целей, а не просто подпитать мага энергией. С артефактами высшего уровня никто даже и не пытался проводить опыты. Прикинули на пальцах, что при неправильном освобождении их энергии планету может разнести на кусочки, и отложили все опыты на потом, пока сами не поумнеют и не придумают, куда же их применить.
    В столице действительно находилось десять артефактов. Семь среднего уровня в частном владении, причем три из них уже несколько столетий были пустыми и хранились только как память о славных деяниях предков. Три в Академии. Один из них – высшего уровня. Нашли его очень давно, но до сих пор толком ничего не смогли про него узнать. В древних книгах говорилось, что его название Хранитель. Но ни малейшего намека, для чего он предназначен. Когда я вытянул из книг все, что можно, настала очередь ходить в гости.
    Тут незаменимым оказался Марчо. Он ведь как-никак целый лорд и приехал в столицу с кучей рекомендательных писем чуть ли не ко всему городу. Среди его пачки писем нашлись и двое из нашего списка. Сначала Марчо шел представляться один. Затем осторожно напрашивался на следующий прием и, расхвалив меня как сильного мага, много путешествовавшего по свету, добивался разрешения пригласить и меня. Мы приходили, немного тусовались. Затем Марчо отвлекал внимание на себя, а я старался стать где-нибудь в тихом уголочке и начинал просматривать дом «тройным зрением» в поисках артефактов. Зануднейшее занятие. Дома большие, закуточков много. А самое противное, что, когда я все-таки нашел первый артефакт и попытался посмотреть его внутренности, он это почувствовал и вдруг как зашипел на меня, как десяток змей. Хоть я и был достаточно далеко от него, но меня прошиб пот. А если бы я стоял с ним рядом?! Видно, не зря артефакты пытаются вскрыть истинные дураки. А во втором доме я вообще ничего не нашел. Безрезультатно проплутав по запутанным коридорам и бесчисленным комнатам, очень сильно начал сомневаться в успехе нашего предприятия и собственных умственных способностях. Снова присоединившись к Марчо, попытался по мере сил вписаться в разговор. В какой-то момент речь зашла о том, чем занимается Марчо. Без всякой задней мысли тот рассказал о стажировке в Академии.
    Уловив нужный контекст, я небрежно добавил, что с ним еще двое прекрасных молодых людей занимаются наиважнейшим делом – исследованием артефактов-накопителей. Часть гостей оказалась очень любопытной. Марчо начал рассказывать о своих исследованиях и, уловив мою идею, вскользь проговорился, что один из исследуемых им артефактов, по слухам, находится у уважаемого хозяина. Того аж передернуло, но врать при всех не посмел. А тут еще любопытствующие дамочки начали свою любимую песню: «Просим! Просим!» Через пять минут хозяин готов был отдать им дом, лишь бы они замолчали (надо будет взять этот прием на вооружение). Минут через десять он принес артефакт и выставил на всеобщее обозрение. Рассказал его историю. Потом Марчо добавил подробности, которые узнал из книжек. Потом и я добавил несколько деталей, которые успел рассмотреть «тройным зрением». Получилось весьма интересно и занимательно. Публика была в восторге, и даже хозяин оттаял. Однако, возвращаясь домой, я был в отвратительном настроении. Хваленый артефакт на поверку оказался банальной миной. Невероятно мощной, но просто миной, которую должен был привести в действие маг-камикадзе. Уж ее энергия мне точно не подходила. Марчо, наоборот, был в состоянии некоторой эйфории от проведенного вечера. Для него любые новые знания были подарком. Пришлось рассказывать все, что я успел увидеть. Мы даже решили, что надо известить Академию, чтобы они запрятали опасную игрушку подальше.
    Этот вечер имел и приятные последствия. На следующий же день Марчо доложил начальству о возникших у него подозрениях. Мину тут же изъяли, а Марчо удостоился благодарности от начальства и обещания «всемерного содействия» в его исследованиях. Еще через день вся троица аспирантов и я получили приглашения в пару домов с просьбой устроить лекции уже об их артефактах. Очень удачно, но меня такое везение немного насторожило.
    В это время очень кстати вернулись «мушкетеры». Съездили они без приключений. Не считать же приключениями десяток мелких стычек на дорогах. Аттил попытался было отчитаться по деньгам, но я его прервал:
    – Аттил, ты видел, сколько там золота?
    – Видел.
    – Неужели я буду проверять твои карманы в поисках завалявшейся золотой монетки?! Себе долю взяли?
    – Взяли.
    – Спрятали?
    – Спрятали.
    – Значит, все. Отчет о «командировке» закончен, – удивил я его незнакомым словом.
    «Мушкетеры» привезли все, что я просил. А в довесок персонально для меня – красивый старинный меч.
    – Зачем он мне? У меня своих два и гораздо лучше.
    – Твои, конечно, лучше. Но для приемов больше подойдет этот. Сразу видны древность и богатство рода. В твоем положении может очень пригодиться.
    Тут возразить было нечего. Вернувшись к себе, рассортировал артефакты и позвал аспирантов. Обеспокоенные неурочным вызовом, они расселись вокруг стола немного настороженные. Я не стал ничего объяснять, а просто высыпал перед Ритой драгоценности. Глаза ее от удивления округлились, но она почти сразу спрятала руки за спину.
    – Что это? – старательно холодно спросила она.
    – Если у тебя плохо со зрением, то это женские украшения, – не удержался я.
    – Я вижу, что украшения, зачем их сюда положили?
    – Выбери себе подходящие. Будешь надевать на приемы.
    – Мой отец достаточно богат, я могу и сама о себе позаботиться. – Рита гордо вскинула голову.
    – Не сомневаюсь. Но хочу расставить точки над «и». У нас начинается новый этап. Мы все приглашены в дома высшей знати. Ждут нас с лекциями, но встречать и оценивать будут по одежке, не мне вам объяснять. Вы сюда приехали для учебы, а не для приемов, и средств у вас явно не лишку. Я вас втянул в эту авантюру и как старший должен обеспечить необходимым. Всем придется обновить гардероб.
    Я поставил перед каждым по тугому мешочку с деньгами. Аспиранты открыли было рот, но я их прервал:
    – А когда вы перестанете демонстрировать чрезмерную щепетильность, я сделаю вам подарки.
    Парни тут же закрыли рты. Рита посидела, беспомощно глядя на сверкающую кучу украшений перед ней.
    – Но здесь слишком много!
    – Я же не заставляю тебя брать все. Бери то, что нравится. А если ты оденешься со вкусом и будешь сверкать, то про меня на твоем фоне сразу забудут и я смогу действовать более свободно. Считай это своей спецодеждой!
    После таких убедительных слов Рита успокоилась, быстренько рассортировала украшения, и большая часть кучки уплыла в ее сумочку. О женщины!!! И чего было упираться?! После этого все снова посмотрели на меня. Я не стал их мучить и просто высыпал на стол с десяток защитных кулонов первого круга. У аспирантов сразу загорелись глаза. Они были магами и прекрасно поняли значение вещей. Теперь уже парни старательно прятали руки за спиной, предоставив право первого выбора Рите. На этот раз она даже не вспомнила, что она богатая и знаменитая. Маленькая девочка в кукольном магазине. Нам пришлось терпеливо ждать минут десять, пока она все посмотрела, проверила, примерила и наконец сделала выбор. Парни сделали свой выбор мгновенно. И только потом у них возник закономерный вопрос:
    – А зачем нам…
    – Во-первых, вы маги и такая вещь вам всегда пригодится. Во-вторых, я не знаю, что нас ждет. И это будет маленькой надеждой на благоприятный исход дела. Правда, они все разряжены. Сами зарядить сумеете?
    Глядя на горделивые улыбки, сразу понял, что вопрос бестактный. Чтобы они да СВОИ кулоны не зарядили?!
    – Идите, готовьтесь. Нам всем надо будет выглядеть очень хорошо.

    Следующий вечер подтвердил, что я не зря потратил деньги на одежду группы. Вечер был достаточно разрекламирован, и знать пришла в лучших нарядах. Но аспиранты были вполне на уровне. Черес и Марчо – молодые родовитые дворяне, одетые с иголочки. Рита надела чуть ли не половину украшений, но ей хватило вкуса, чтобы все это выглядело красиво, а не кучей золотых побрякушек. Женщины обступили Риту, мужчины – Череса и Марчо. Я на общем фоне благополучно затерялся. Нет, меня, конечно, представили нужным людям. И одного опытного взгляда на мой меч было достаточно, чтобы меня все принимали за своего (молодец Аттил, удачно подсказал). Но излишним вниманием меня не обременяли, и я смог спокойно подобраться к артефакту, уже выставленному на импровизированной сцене. Перейдя на «тройное зрение», начал его исследовать. Тот мое внимание воспринял весьма благосклонно. И мне показалось, что он даже довольно заурчал от моих мысленных прикосновений. Он был полон энергии, но вот ее цвет, который я как-то мысленно почувствовал, мне не понравился. Он был какого-то масляно-черного цвета. Я понятия не имел, какой цвет должен был быть у нужной мне энергии, но получать эту мне точно не хотелось.
    Вечер проходил великолепно. Черес и Марчо, дополняя друг друга, красочно рассказывали историю артефакта. И вдруг Рита ощутимо запаниковала.
    – Что случилось?
    – Они, они… увлеклись и почти все уже рассказали! О чем буду говорить я?!
    Я прикинул. Да, из официальных данных выложено все. Что еще можно добавить? Немного подумав, я зашептал Рите на ухо. Она внимательно выслушала и сразу успокоилась. Ребята закончили свою часть и с улыбкой представили Риту. Та вышла на сцену, тоже улыбаясь. Бедные парни… Они пока еще не догадываются, что ждет их в гостинице…
    Рита бросила несколько общих фраз, затем театрально приняла сосредоточенный вид, поводила руками над артефактом, постояла с закрытыми глазами. А затем голосом пифии сообщила:
    – Он полон энергии. И она черного цвета!
    Зал недоуменно загудел. Здесь все считали себя немножко магами, а тут такое… Откуда-то из рядов раздался голос самого нетерпеливого:
    – Что значит «черного» и как вы это определили?!
    – Я не смогу объяснить, как я это чувствую. Но энергия черного цвета, и она не предназначена для подпитки магов. Она для чего-то более грубого!
    Зал снова загудел. Остаток вечера я удачно провел в темных уголках и возле шведского стола. К аспирантам было не пробиться. Хозяин то радовался, то хмурился. Вечер прошел удачно, и артефакт полон. Но что за черная энергия?

    Не знаю, что сказала Рита молодым людям, но к следующему представлению они готовились очень тщательно, расписав сценарий выступления до буквочки. На приеме был аншлаг. Еще бы. У аристократов вообще главная проблема – скука. А тут – театрализованное выступление по магии. Главными героями, разумеется, были аспиранты. Я потихоньку пообщался с артефактом. Вполне добродушный увалень. Энергией заполнен наполовину, и она буровато-серого цвета. Может, мне и подойдет. Чуть позже сообщил Рите подробности. Она меня выслушала, но как-то невнимательно.
    – Что случилось? Чего ты трясешься?
    – Среди гостей начальник Академии и с ним парочка очень сильных магов. Зачем они пришли?
    Вот это, конечно, вопрос. А не по мою ли душу? Теперь уже я огляделся с некоторой нервозностью.
    – А чем они заняты?
    – Пока ничем. Просто гуляют, разговаривают. Но время от времени на нас ТАК смотрят…
    Блин. Меня самого начало потряхивать. Три сильных мага и я, не имеющий сил сделать даже маленький огонек. Вариант гарантированно проигрышный. Если они все вместе на меня навалятся, то и моя новая способность впитывать чужие заклинания не поможет. Хотя нападать они будут явно не в зале, слишком много народа. До конца вечера мы будем в безопасности.
    Немножко успокоив Риту, я сам теперь стал приглядывать за магами. Те вели себя естественно, но время от времени бросали в мою сторону внимательные взгляды.
    Выступление прошло как по нотам. Под занавес Рита снова поводила руками над артефактом и выдала:
    – Артефакт заполнен энергией наполовину. Цвет энергии буровато-серый.
    Потом как-то задумалась и уже с некоторым сомнением добавила:
    – И еще временами промелькивают зеленые оттенки.
    Что за отсебятина? Или она смогла что-то почувствовать сама? Пока я озадачивался этими вопросами, народ оживленно обсуждал представление. Наша компашка сбилась в кучку, а потом к нам подошел и сам всемогущий начальник Академии, магистр Архель. Средних лет мужчина, с очень умным и пристальным взглядом. Парочка магов встала за его плечами, явно страхуя. Невольно мы все притихли, но Архель разговаривал весьма учтиво, вежливо и даже немножко похвалил выступление. И, уже собираясь прощаться, негромко сказал:
    – Мне понравились ваши слова о цвете. Только, мне кажется, там были еще и синие оттенки.
    Невольно мы с Ритой одновременно повернули головы в сторону артефакта. Тут до меня и дошло: а ведь Рита и в самом деле может видеть свойства артефакта! Ай да девочка, ай да умница! Вторая мысль была гораздо менее радостной. Ведь Архель одной фразой вывел нас на чистую воду! И теперь он знает наши способности. А уж я, маг без силы, но способный видеть свойства артефактов, буду первым кандидатом на роль подопытной крысы в лабораториях Академии. Я напрягся, но, медленно повернувшись, встретил все тот же спокойный и доброжелательный взгляд Археля. Ну, может, к этому добавилось еще и удовлетворение. Улыбнувшись, он сказал:
    – Мне приятно, что у нас учатся такие способные кадры. Вы бы и с нашими артефактами так пообщались. Может, узнаете что-нибудь новенькое. Заходите, не стесняйтесь.
    Говорил он это всем, но смотрел в это время только на меня. Архель учтиво распрощался и ушел. И только после этого я вспомнил, что надо еще и дышать. Похоже, вроде обычные слова, но у меня сложилось стойкое впечатление, что он что-то обо мне знает и на что-то намекает. Осталось только понять на что.
    В гостиницу мы вернулись молча. Что-то назревало. Чтобы начальник Академии магии пришел на театрализованное выступление аспирантов просто посмотреть?! Да еще в сопровождении парочки боевых магов?! Он явно был готов к любым неожиданностям. А учитывая его пристальный взгляд, то первый кандидат в подозреваемые – это я. Как все не вовремя! Только нашел первый подходящий накопитель – и на тебе. Теперь-то как быть? Если следовать шпионским традициям, то надо срочно делать ноги. Не знаю, что Архель успел обо мне узнать, но в его играх мне участвовать не хочется. Остальные артефакты можно не искать – ничего не успею. Даже тот накопитель, который я сегодня посмотрел, взять уже не получится – скоро утро.
    У меня остается только день и, может быть, ночь. Послезавтра надо уезжать. Настроение было отвратительным, и больше всего бесила фраза Археля: «Заходите, посмотрите». Ага, щас все брошу и побегу смотреть. А потом моя злость и отчаяние, что у меня так ничего и не получилось, сыграли со мной нехорошую шутку. Я вдруг успокоился. В гости, значит, приглашаешь?! А почему бы и нет? Что я теряю? В Академии хранились заведомо рабочие и очень сильные артефакты. Сразу три. Если мне удастся получить от них энергию и восстановить способности, то мы еще посмотрим, кто кого. А если нет… Вряд ли Архель сможет наказать меня сильнее.
    С утра пораньше я собрал аспирантов и попросил нарисовать планировку здания, где размещались артефакты. Они потянулись было за карандашами и замерли, когда до них дошел смысл сказанного.
    – Это невозможно! – начала Рита.
    – Почему?
    – Это же хранилище Академии!
    – Это невозможно в принципе?
    – Этого никто никогда не делал. Там…
    – Что там?
    – Там самые хитрые и смертельные ловушки, созданные лучшими магами Академии. Соваться туда – безумие.
    – Я понимаю, но у меня нет выбора. Меня сейчас больше беспокоят механические замки и двери. Вы о них что-нибудь знаете?
    – Так их там нет!
    – Как нет?
    – Никому и в голову не придет запирать на замок то, что защищено самыми страшными заклинаниями. Есть, конечно, двери, но они самые обычные, с ручками. Вход в хранилище начинается прямо из холла учебного корпуса. На самом входе стоят два охранника, но это только для того, чтобы какой-нибудь глупый студент не зашел туда случайно. В самом хранилище установлена очень хитрая охранная система, которая позволяет передвигаться там только людям с амулетами-пропусками. Периодически часть образцов берется в качестве учебных пособий. Ночью же никого нет, и охранная система включается полностью. Любой зашедший туда – умрет.
    – Да, Рита… Умеешь ты подбодрить человека в трудную минуту. Но по твоему рассказу получается, что мне достаточно пройти в здание днем, где-нибудь спрятаться и дождаться ночи. После этого я могу делать что хочу?
    – Ну, если не считать охрану, смертельные ловушки и всякие другие мелочи, то, конечно, можно делать что угодно, – неожиданно улыбнулась Рита.
    – Тогда рисуйте план и думайте, где я могу в здании пересидеть до ночи.
    Через час план был нарисован, два возможных места укрыться отмечены. С удовольствием пообедав (может быть, в последний раз), я переоделся в скромную одежду, напоминающую ту, что обычно носили студенты местной Академии. Мечи и немного инструментов замотал в сверток и отправился в неизвестность. В здание я зашел без проблем. Пара охранников маялась от безделья и лишь проводила меня ленивыми взглядами. Быстренько найдя на третьем этаже некое подобие подсобки, спугнул там целующуюся парочку. Грозно рыкнув на этих разгильдяев, пренебрегающих учебным процессом, остался победителем и хозяином помещения. Усевшись на подоконник, стал разглядывать открывшиеся виды. Люди просто ходят по улицам и просто живут. Маленькие радости, маленькие проблемы. И они счастливы! Их совершенно не волнуют вопросы построения новых заклинаний, восполнения энергии. Им достаточно просто жить в любви со своими близкими. Одного меня тянет искать проблемы. А сегодняшнее решение идти без всякой подготовки в хранилище – вообще глупейшая авантюра. Ни разведки, ни точного расчета. Лишь извечное русское авось. В моем активе только способность вытягивать энергию из чужих заклинаний. А в пассиве… Если сюда боятся ходить все остальные маги, то я-то куда прусь? Может, к утру от меня и пепла не останется, но я уже не могу остановиться. Да – да, нет – нет. А жить в неопределенности у меня не получится. Обязательно сорвусь. И дров наломать могу ОЧЕНЬ много. Лучше уж решить все сегодня. Слегка успокоив собственный здравый смысл, даже задремал.
    Проснулся я уже глубоким вечером. Звуки в здании постепенно затихли. Дождавшись полуночи, надел перевязи с мечами, немного попрыгал, включил «тройное зрение» и осторожно выбрался в коридор. Везде стояла тишина. Спустившись на первый этаж, тихонько подобрался к охранникам. Они только изумленно округлили глаза, когда моя темная фигура выросла перед ними, и тут же улеглись спать. Оттащив тела в сторонку, чтобы случайно не наступить, встал перед входом в хранилище. Теперь все, отступать некуда. Впереди коридор, каких тысячи. Но сейчас мне здорово пригодился опыт, полученный на тренировке в бункере. Как киношные воры высматривали лазерные системы охраны, так и я сейчас своим «тройным зрением» очень старательно искал ловушки. А тут их было море. Полное ассорти. И обычные сторожевые, и всякие локальные гадости. Первое время мне удавалось их обходить. Но уже метров через пятьдесят поперек коридора висела сплошная сетка. Трогать ее было страшновато, но выхода не было. Очень осторожно стал приближать к ней руку. Сетка, почувствовав мое приближение, напряглась, затем стала бледнеть и втянулась в мою руку. Больше ничего не произошло.
    С минуту я стоял, слыша, как бешено бьется сердце. Потом шикнул на самого себя. Ничего же не произошло! Ну, необычно, ну страшно, но идти-то надо. Так теперь и шел. Пара шагов – осмотреться. Еще пара – снова осмотреться. До конца коридора пришлось убирать еще пять подобных сеток. Потом лестница на нижний этаж. Здесь чуть не каждая ступенька была «заминирована». Если было можно, то я убирал только «взрыватель» и спусковой механизм, не трогая основное заклинание. Второй коридор был нашпигован гораздо круче. Здесь фантазия «минеров» стала совсем извращенной. Я и сам люблю придумывать что-нибудь веселенькое, но тут все было буквально напитано смертью. Когда я наконец добрался до следующей лестницы, одежда на мне стала мокрой, как после купания. Что же тогда меня ждет на третьем уровне, где и хранились артефакты? Но там, к моему удивлению, был обычный коридор. В доброжелательность хозяев я совершенно не верил и двигался черепашьим шагом. Но сюрприз был только на двери в помещение, где хранились артефакты. Дверь закрывала завеса из белесого тумана. Набравшись решимости, осторожно протянул руку к нему. Навстречу руке вытянулся небольшой язычок тумана, но совсем приближаться не стал. Осторожно, издали как бы обнюхал мою руку и втянулся обратно. После чего вся завеса шустро ушла куда-то вверх, открывая вход. Тоже мне, «роллер-ставни», невольно хмыкнул я. Но расслабляться было рано. Помещение было небольшим, метров пятьдесят. Посредине на простых подставках лежали странные предметы. С одного края – нечто, напоминающее перекрученную пирамидку.
    С другого – обычный мутный шар. А в середине – обычный баллон акваланга, во всяком случае, нечто очень похожее, только черное. Я осторожно проверил помещение, но ловушек больше не обнаружил. Уже более смело стал проверять артефакты. В крайних оказалась энергия красного и зеленого цвета, а средний я вообще не смог посмотреть. Непроницаемая чернота, чем-то напоминающая черный туман. Я насторожился, но цилиндр лежал спокойно. Решив начать с красной энергии, подошел к скрученной пирамидке и… И тут до меня дошло, что я понятия не имею, как мне забрать у него энергию. Я видел его насквозь, во всех деталях. Даже представлял, куда надо направить энергию, но вот сил-то не было! Невольно у меня начался нервный смех. Чего, спрашивается, упирался? Правильно говорят, что перед началом любого дела надо сначала подумать. Полезно, знаете ли.
    Хихикая, принялся выхаживать по комнате. Что же делать, что же делать? Потом резко остановился. У меня же есть магический протез – мой амулет! Достав его, ласково провел рукой по узору из камней. Те сразу откликнулись и радостно загомонили. Дав им немного выговориться, попросил: «Ребята, выручайте. Надо взять энергию из артефактов». Те снова загомонили. Что-то типа: «Базара нет, братан, щас все сделаем». Снова засомневавшись в собственном психическом и умственном здоровье, повесил амулет поверх куртки и встал перед пирамидкой. От моего амулета к пирамидке протянулся лучик, и начались оживленные переговоры. Минут через пять пирамидка налилась светом, и от нее ко мне протянулся широкий луч. За все время перекачки я ничего не почувствовал. Когда поток иссяк, я осторожно попробовал нарисовать заклинание. Хрен! Значит, энергии еще маловато. Я отошел к шару, и операции переговоров и перекачки повторились.
    Еще раз попытавшись нарисовать заклинание, заматерился. Чего же мне не хватает?! После закачанной энергии у меня над кожей начал клубиться багровый туман. То ли побочный эффект, то ли еще что. Решив, что терять мне нечего, подошел к последнему – «Артефакту безумия». Ласково погладив кулон, попросил поговорить и с этим артефактом. На этот раз переговоры продолжались очень долго. Сначала никто не отвечал. Потом стали проскальзывать редкие фразы – как будто брюзжащим старческим голосом. Голос был сердитым, но мой кулон не сдавался. И только примерно через час артефакт начал проявлять признаки оживления. Цвет его немного изменился. Потом неслышно вокруг нас образовалась непроницаемая сфера. Но черный свет, который шел от артефакта, позволял видеть. Сбоку от него, как голограмма, мягко прорисовалась картинка – на высоком кресле сидел совершенно древний старик, закутанный в какие-то бесформенные одежды. Я боялся дышать. Наконец старик поднял голову и некоторое время молча меня рассматривал.
    – И чего надо? – спросил он.
    При всей мой решимости идти до конца, ответил я очень тихим голосом:
    – Мне нужна энергия, чтобы восстановить свои способности.
    – И ты будешь отбирать последние крохи у старика?!
    – Я никому не желаю зла, но я должен с этим разобраться. Наверное, я смогу прожить без магии. Но никогда не прощу себе, что не сделал всего, чтобы восстановить свои способности.
    Старик с легким интересом посмотрел на меня.
    – А если я скажу, что чужая энергия тебе не поможет, ты успокоишься?
    Я сглотнул.
    – Я почти поверю…
    – И отдашь мне излишки своей ненужной уже энергии?
    – Если ты объяснишь, почему она мне не поможет.
    – Потому, что ты самоуверенный, самодовольный, закомплексованный идиот!
    – А поподробнее можно? – невольно улыбнулся я. – Как-то слова «самоуверенный» и «закомплексованный» плохо между собой вяжутся.
    – Вяжутся плохо, но у тебя еще много всяческих недостатков…
    – Давайте вернемся лучше к моим способностям, – невольно резко прервал я.
    – А твои способности напрямую связаны с твоими недостатками, дебил! С твоей энергией у тебя все в порядке, она уже давно восстановилась. Тебе проще всех – достаточно испытать сильное чувство, и она начинает бить фонтаном!
    – А почему же…
    – А потому, что ты испугался!
    – Я?!
    – ТЫ. И твое подсознание. После боя с туманчиком, кстати, весьма легким противником, вы испугались от осознания своей силы. И под благовидным предлогом контузии подсознание заблокировало твои способности, оставив только мелочь для твоей безопасности. Типа «тройного зрения» и еще кое-чего.
    – А зачем мне бояться своей силы? Я всегда стремился к новым знаниям.
    – А это твоя мягкотелость застонала и расплакалась. Если бы ты набирался сил десятилетиями, она бы привыкла. А слишком быстрый успех ломал мозги и чернил души и намного более правильным, чем ты. Вот твое подсознание и испугалось, что ты можешь в дальнейшем дров наломать. Примерно, как если пятилетнему ребенку дать ваш «меч джедая».
    – И что теперь делать? Гипноз?
    – Гипноз поможет только на короткое время. Затем подсознание очухается и может лишить тебя способностей навсегда.
    – Так что мне делать?
    – Просто жить и надеяться, что способности к тебе вернутся.
    – И как долго?
    – Не знаю. Можешь в монахи податься, будешь учиться вести праведную жизнь! – вдруг захихикал старикашка.
    При всем уважении к старости, кулаки у меня невольно сжались, и туман вокруг тела стал стремительно густеть. Старикашка сразу перестал смеяться. Некоторое время внимательно наблюдал за мной.
    – Вот про это я и говорю. Видишь, как из тебя силушка прет! А если бы ты и командовать ею сейчас мог, что бы осталось на месте города?
    Смущенный, я расправил кулаки, но туман так и остался густым, как кисель. Старик еще поразглядывал меня.
    – Эх, молодые! У тебя своя энергия как авиационный бензин, а ты, толком не разобравшись, в себя еще и чуть ли не соляру льешь. Конечно, ты и ее можешь использовать, но что ж себя так не уважать? Ну что, излишки сливать будем? – Он хитровато потер руки. – Заодно и «топливопроводы» тебе прочистим. А то позабивал всякой гадостью от заклинаний.
    С некоторым сомнением я оглядел оживившегося старика. Тот мой взгляд понял по-своему.
    – Ты не сумлевайся, расчет будет честный. Я тебе кой-каких знаний подкину. А что солярочка, так мне по-стариковски и она будет в праздник!
    Где-то явно был подвох, но мысль, что в собственных бедах виноват я сам, приглушила остальные.
    – Я готов, но не знаю как.
    – А тут и знать нечего. Просто спокойно отправь энергию из груди на мой домик.
    Постаравшись успокоиться, так и сделал. Сначала появилась просто тонкая ниточка, которая быстро утолщалась и превратилась в канат сантиметров пяти в диаметре. Цвет энергии был какой-то бурый, но минут за пять туман с моей кожи ушел. Затем поток постепенно начал терять черноту и утолщился еще сантиметров на пять. Потом стали проскакивать светлые струйки, а через полчаса пошла и полностью светло-золотистая энергия. Пораженный, сколько же во мне всякого было, я ничего, кроме какого-то облегчения, не чувствовал. Старик все время перекачки сидел молча, закрыв глаза. Наконец скомандовал: «Достаточно». Некоторое время мы молчали, прислушиваясь к своим ощущениям. Я, во всяком случае. Старик открыл глаза и гораздо более добродушным тоном сказал:
    – Порадовал, потешил старика. Не пожадничал. Неплохая у нас все-таки подрастает молодежь. Хорошая будет смена, если с катушек не слетишь, – уже как-то туманно закончил он. – Да и за мной не заржавеет.
    Несколько минут он очень пристально смотрел мне в глаза. Затем расслабился.
    – На первое время я тебе знаний немножко подкинул. Если сможешь снова использовать силу, пригодятся. – Потом шутливо помахал ручкой. – Ты заходи, если что… – закончил он очень знакомой фразой и растворился. Следом растворилась и сфера, окружавшая нас.
    Несколько минут я стоял в тишине, пытаясь увериться в реальности произошедшего. Потом оглядел себя: тело чистое, никаких золотинок. Артефакт снова лежал темным цилиндром и не подавал признаков жизни. Может, я сам с собой разговаривал? Но думать об этом я буду завтра, на чистую голову.
    Не скрываясь и не таясь, отправился к выходу. Сейчас мне было все равно. Слова старика что-то во мне изменили. В голове было пусто. Про охранные заклинания я просто забыл. Прошел через все коридоры, но ни одно из них на меня не сработало. Выйдя из коридора хранилища, огляделся по сторонам. Охранников уже убрали, но в холле было подозрительно тихо и безлюдно. Только у главного выхода прогуливался, заложив руки за спину, одинокий офицер. Увидев меня, он остановился, дождался, когда я подойду, а затем, демонстративно держа руки подальше от оружия, подчеркнуто вежливо обратился ко мне:
    – Доброе утро, барон Линукс! Не могли бы вы уделить немного времени магистру Архелю?
    Ну что ж… Просят вежливо, за оружие не хватаются. Почему бы не зайти в гости к милейшему магистру? Я молча кивнул, и офицер повел меня куда-то по коридорам. Шел он не торопясь и не оглядываясь, всем видом подчеркивая, что полностью мне доверяет. Хочет, чтобы я успокоился или чтобы не заволновался? Мы поднялись на второй этаж. Дойдя до массивных дверей, офицер вежливо постучал. Услышав разрешение, открыл передо мной дверь и отступил в сторону, старательно отводя от меня взгляд. Что за странные приказы он получил? Кабинет оказался большим. Одна сторона полностью занята стеллажами с книгами, у окна большой стол, заваленный бумагами. У другой стены стоял небольшой стол с кофейными принадлежностями. От стола навстречу мне поднялись двое мужчин. Один – начальник Академии Архель, второго я не знал, но опасаться его стоило точно. Разговор на правах хозяина начал Архель.
    – Доброе утро, барон! Меня вы уже знаете. Позвольте представить и второго моего гостя. Начальник нашей Тайной стражи лэр Гумбольд.
    Мужчина коротко поклонился. Но у меня его должность вызвала вполне естественную реакцию. Начальник Академии, которую я только что ограбил, начальник тайной полиции королевства, мага которого я убил. Очень приятная компания. Непроизвольно я сдвинулся, чтобы держать под контролем как можно большее пространство, и приготовился дорого продать свою жизнь. Но никаких резких движений не последовало. Наоборот, Архель подчеркнуто сухо и официально произнес:
    – От лица Академии, которую я возглавляю, и от лица королевства, которое сейчас представляет лэр Гумбольд, официально сообщаю, что ни у Академии, ни у королевства к вам, барон Линукс, никаких претензий нет. Целью нашей встречи является всего лишь ДРУЖЕСКАЯ беседа! – подчеркнул он.
    Некоторое время я стоял, пытаясь переварить услышанное. Ничего не понятно. Но мужики стояли подчеркнуто спокойно. Ну что ж, и мы не будем обострять. Уловив, что я пока не понял ситуации, но драться не буду, Архель сделал приглашающий жест рукой. Пока мы усаживались, он уже успел разлить по чашечкам местный аналог кофе. В полной тишине мы выпили по чашечке, поглядывая друг на друга. Наконец Архель начал разговор:
    – Я очень сожалею, барон, что мое нечаянное любопытство и приход на представление подвигли вас на скоропалительные решения (ага, так я тебе и поверил, что ты с бухты-барахты пришел с парочкой боевых магов). И еще больше мне не хотелось бы, чтобы некоторое недопонимание между нами стало причиной гораздо более тяжелых последствий (ловко завернул. Еще бы знать, про что он говорит!). Не скрою, что с первых же дней вашего появления в королевстве вы вызвали крайний интерес у обоих наших ведомств, и мы внимательно следили за вашими действиями.
    – Что значит «с первых же дней»?! Я вел себя очень тихо!
    Архель с Гумбольдом позволили себе улыбнуться.
    – Дело в том, барон, что в вашей гостинице живут «иностранные» студенты, обладающие способностями к магии. И мы никак не можем оставлять такое место без присмотра. И когда три аспиранта отвели «обычного» человека во двор и стали обстреливать его боевыми заклинаниями, а тот остался жив, то такой случай ну никак не мог остаться незамеченным. А уж когда во время бурного обсуждения аспирантами итогов опыта было многократно произнесено очень интересное для нас имя, то… сами понимаете. Цели ваши были предельно ясны. Сомнения вызывало лишь то, что же с вами делать.
    Тут я вновь невольно напрягся.
    – Но наши аналитики просчитали варианты, напомнили мне о Монолите и других ваших подвигах, слухи о которых до нас доходят. Было сделано предположение, что, если вас не провоцировать, то вы просто удовлетворите свое любопытство и спокойно уедете. Поэтому мы предоставили вашим аспирантам необходимые материалы и постарались облегчить доступ в нужные дома. Скорость, с которой вы проверяли артефакты, просто поразительна. А потом вы вплотную подошли к решению идти на «дело». И мы посчитали, что для всех будет безопаснее, если с артефактами вы будете разбираться в специально оборудованных подземельях Академии. Тут, каюсь, я вас немного подтолкнул. Но для меня было истинным удовольствием наблюдать, как вы преодолеваете ловушки коридоров. А уж как вы прошли в зал артефактов – это вообще песня. Погладили туман занавески – и все!
    – Вы все видели?!
    – Конечно. Магия магией, но у нас есть и специальные оптические системы, позволяющие видеть все, что происходит в хранилище.
    – Почему сами не стали мешать, почти понятно. А почему же вы ловушки не убрали, чтобы я быстрее дошел? – решил немного подколоть я.
    – Зачем?! Вы действовали в реальной обстановке, мы убедились, что ваша слава не беспочвенна, и заодно проверили эффективность наших систем защиты. Так что для всех вышла сплошная польза.
    – И вам не было жалко свои артефакты?
    – Открою вам очень большой секрет. «Артефакт безумия» получил свое название не в глубокой древности, а уже у нас, в Академии. Мы нашли несколько документов, в которых описывалась методика его активации. Процедура длится несколько дней, ее проводят сильнейшие маги, сменяя друг друга. Но результат был всегда один, и только ужасный. Под темным пологом, который накрывал артефакт после активации, маги или гибли, или их постигало безумие. Мы потеряли многих, прежде чем отступились. И я готов был простить вам почти все, лишь бы увидеть ваши действия с артефактами. И зрелище того стоило. Вы со своим амулетом, – он указал взглядом на мой амулет, так и висящий поверх куртки, – смогли активировать «артефакт безумия» всего за час!!! И вы первый маг на моей памяти, который вышел из-под полога живым и в своем рассудке. Не сочтете ли возможным хоть немного рассказать, что же там было? – Голос Архела ощутимо напрягся.
    – Да ничего особенного, – усмехнулся я – Поболтали о жизни с одним вредным стариканом. Потом он запудрил мне мозги, и пришлось поделиться с ним энергией.
    – Вы не брали, а ОТДАВАЛИ энергию?! – Вид у Археля и Гумбольда был откровенно ошарашенным.
    – Да. Он сказал, что у меня ее и так слишком много, и это мне только вредит. Наверное, он был в чем-то прав. После передачи энергии я даже испытал некоторое облегчение.
    Я сказал почти всю правду, и мои собеседники это почувствовали. Но поверить в такое они могли не сразу. Маг приходит к артефакту за энергией, а вместо этого сам отдает ее, потому что ее у него «излишки»! Если бы мне рассказали такое, только покрутил бы пальцем у виска. Но история эта моя! Пока начальники приходили в себя, налил себе кофе и, потихоньку попивая, стал раздумывать, что же мне делать дальше. Очевидно, о том же подумали и собеседники.
    – Можно поинтересоваться вашими дальнейшими планами, барон? – спросил Архель.
    – Ничего криминального. Немного передохну, подумаю и поеду путешествовать дальше.
    – Если вам понадобится какая-либо дополнительная информация, то все ресурсы Академии будут к вашим услугам. Заходите, не стесняйтесь, – любезно предложил Архель.
    Лучше бы он этого не говорил. Уж мне это его «заходите»… Со вновь возникшим сомнением я оглядел собеседников.
    – Магистр, вы несколько раз подчеркнули, что ко МНЕ претензий нет. А как насчет людей, которые мне помогали?
    – А к ним-то какие претензии?! – постарался сделать удивленные глаза уже Гумбольд. – От их действий была только польза. Аспиранты проделали большую работу, и материал для диссертаций у них практически готов. Благодаря вам Рита смогла проявить в себе новые способности, ее уже ждет место работы в Академии. Молодые люди тоже прекрасно проявили себя, и мы постараемся привлечь их к работе в моем ведомстве. Вы даже помогли обнаружить и обезопасить опасный артефакт-мину. Здание Академии в целости, хранилище ремонтировать не надо. И даже ваши наемники вели себя как образцовые гости – почти без пьянок и дебошей. Если бы все приезды магов в нашу столицу заканчивались с таким хорошим результатом. Теперь вы весьма желанный гость у нас в королевстве. И если вам захочется спокойно поработать… – Гумбольд стал сама любезность.
    – Ну что ж, я рад, что мы достигли взаимопонимания.
    Церемонно раскланявшись, я отправился на выход. Впереди снова шел офицер и показывал дорогу. Проводив меня до выхода, тут же исчез. Дальше я шел один. Волнами накатывала усталость, но какой-то червячок грыз меня все сильнее. Больно уж все гладко. Все такие вежливые. Что бы Архель ни говорил, но человека, проникшего в главное хранилище, не должны были отпустить просто так. Чего-то я сильно не понимаю или не знаю.
    Добравшись до гостиницы, первым делом зашел к аспирантам. Все они сидели в комнате Череса и, судя по бледным уставшим лицам, ночь провели без сна. Я-то делом занимался, а они пребывали в неизвестности.
    – Ну как? – бросилась ко мне Рита.
    – Во-первых, я живой, – выдавил я из себя улыбку.
    – Получилось?
    – Получилось!
    – И вы теперь снова всемогущий маг?
    Твою за ногу! Так вот почему меня грыз червяк! Архель и Гумбольд решили так же, как и Рита. Раз уж я пришел за энергией, даже в таком «бессилии» смог активировать «артефакт безумия», договориться с ним и даже слил ему «излишки» энергии, то в их понимании я сейчас самый-самый суперпупермаг. И они меня сейчас, может, и не боятся, но очень сильно опасаются. И все их реверансы и вежливость – всего лишь способ «не провоцировать» меня. Но как только кто-нибудь заподозрит, что я по-прежнему ничего не могу, то моя свобода станет под очень большим вопросом. Откачать из меня энергию возжелают очень многие! Так что мне надо теперь усиленно делать вид, что я снова супер и по возможности быстро сматываться из страны.
    – Я стал ГОРАЗДО сильнее, – многозначительно произнес я (а вдруг и сейчас нас подслушивают). – Артефакт передал мне новые знания. Но мне нужно их обдумать.
    Аспиранты смотрели на меня с детским восторгом. Блин, похоже, еще одна легенда родилась.
    – И вот еще. Я разговаривал с магистром Архелем. Он в курсе наших дел и даже благодарен вам, что вы помогали мне в работе. Так что теперь можете спать спокойно, проблем у нас больше нет! Марш по кроватям.
    Аспиранты скривились, но возражать не посмели. А я сразу отправился к «мушкетерам». Пока я не слышал очень громких историй про взятие заложников и шантаж жизнью близких людей, но не хотелось бы, что бы моя история стала первой.
    Мужики уже встали и были мне рады, но я не дал им и рта раскрыть.
    – Слушать меня внимательно и не перебивать. Я сделал свои дела. Но теперь под удар можете попасть вы. Вам нужно срочно уехать. На сборы десять минут, ничего, кроме оружия и одежды, не брать, в дороге купите.
    Все бросились торопливо одеваться. Аттил покопался в углу, выложил на стол с десяток мешочков с деньгами и вопросительно посмотрел на меня.
    – И что? – спросил я.
    – Деньги остались. Куда их?
    – Куда?
    Пару мешочков я положил себе в карманы, и они ощутимо отвисли.
    – Остальное разберите межу собой, чтобы мне не таскаться.
    «Мушкетеры» недоуменно переглянулись.
    – Но здесь слишком много! И мы ничего пока не сделали!
    – А вам что, обязательно надо кого-то убить или самим сдохнуть, чтобы взять деньги? Вы меня страховали, и я был спокоен. Считайте такую работу службой на посту. И вообще у меня сегодня, считай, второй день рождения. Это вам премия, и сейчас поедем праздновать!
    Мужики переглянулись, но возражать не стали. Поняли, что сейчас не время. Вскоре мы уже ехали по городу. Подчеркнуто неторопливо. Может, на речку пивка попить. А если кто задумается, а чего это я после бессонной ночи решил с ними съездить, так пусть сначала у меня спросит. Я уж ему объясню… Пока я с мужиками, их не тронут, побоятся. А вот дальше? Выехали за город и направились в сторону Астланда. Пока мы ехали, коротко объяснил ситуацию. Через пару часов попалось и подходящее место. Рядом с дорогой стояла приличная таверна. Зайдя внутрь, позвал хозяина и высыпал перед ним горсть золота.
    – У меня сегодня день рождения, и душа требует праздника. Будем гулять. Выноси столы на улицу и ставь поперек дороги. Закуску и вина без меры. Всех, кто едет, останавливать и усаживать за столы. Позови работников с дубинами. Кто станет ерепениться, тому в рыло. Попадется кто благородный – зовите меня, я сам с ним поговорю про уважение!
    Потом я немного подумал и высыпал еще пару горстей золота.
    – Это на всякий случай, если таверна сгорит, – объяснил я побледневшему хозяину. – Что-то мне сегодня разгуляться хочется. И смотри, если хоть один останется трезвым и сможет пройти мимо тебя вперед хоть сто шагов – я с тебя спрошу!
    Хозяин было пригорюнился, но, быстренько пересчитав денежки, заметно приободрился. Как минимум одна новая таверна у него уже была в кармане. Дальше было просто. Вынесли столы, перегородили дорогу. Уставили все снедью и кувшинами с вином. Неизвестно откуда появилась пара десятков мужиков с дубинами. Хорошенько приняв на грудь, они прокричали мне здравицы, а потом выстроились по обе стороны дороги. А чем не работа? Сыт, пьян и можно всех приглашать в гости. Даже нужно!
    С одиночными повозками проблем не было. Когда подходит толпа пьяных мужиков и грозно сообщает, что у благородного барона Линукса сегодня день рождения и тот всех требует к своему столу, а кто его не уважит – тому в морду, то отказываться как-то уже не хочется. Когда попался первый крупный обоз, за столами гуляло человек семьдесят и уже стало общим развлечением – затащить обозников к себе и быстренько напоить. Гулянка набирала обороты, и я уже начал сомневаться в собственных выводах, когда появились и долгожданные гости. Десяток хорошо вооруженных людей. Когда их окружила толпа пьяных мужиков, командир попытался было взять их на голос и даже достал какой-то медальон. Но тут вперед вышел я, и командир сразу стушевался. То ли его предупредили обо мне, то ли вид у меня был не очень способствующий радости. Десяток растащили по разным столам и стали усиленно поить. Командиром занялся лично я. Уже через час на традиционный вопрос: «Ты меня уважаешь?» – он горячо убеждал меня, что всегда относился с уважением к лэру Линку. Значит, я не ошибся.
    Влив в него еще литр, отправился к «мушкетерам». Они прекрасно поняли обстановку и выпили всего по стаканчику. Коротко попрощались, и они уехали. Часов пять форы у них теперь будет точно. На всякий случай я посидел за столами еще часок. Теперь там гуляло сотни полторы. Все уже забыли, что же они отмечают, и просто радовались дармовой еде и выпивке. М-да, устроил я. До утра этот затор уже не рассосется. В столицу я вернулся поздним вечером. Но поехал не в гостиницу, а в дом, который сняли «мушкетеры». Было тихо и пусто. Но это и к лучшему. Никого не хотелось видеть и разговаривать. Сил хватило только снять перевязи и дойти до кровати. Рухнул и мгновенно отключился.
    Несколько дней я просто валялся в кровати и бездумно пялился в потолок. Но в кровати от жизни не спрячешься. Надо сходить за продуктами, хотя бы просто размяться.
    Видеть никого не хотелось, и у меня снова появилась привычка гулять. Неторопливые шаги, неторопливые мысли. Вопрос «кто виноват?» вроде решен. Осталось решить «что делать?». Про магию я могу забыть на неопределенный срок. Как, интересно, я буду доказывать своему подсознанию, что я достаточно взрослый и ответственный маг, чтобы управлять своей энергией, если я не могу пользоваться ею? Сдача правил и умения вождения собственному магическому гаишнику на получение прав управлять собственным даром. А что, очень похоже. Только тут правил, которые надо выучить, нет. И как я эти правила сдавать буду? Показной благотворительностью и помощью нуждающимся здесь не отделаться. Контролер-то внутри сидит и всю подоплеку раньше меня видит. Может, действительно податься в отшельники, морить себя голодом и набираться святости? А это поможет?! Сплошные вопросы. И правильные ответы никто не подскажет. Наверное, лучшим решением будет снова отправиться в дорогу. Я и раньше так делал. Когда становилось очень плохо, садился в автобус и ездил. Вроде у тебя все плохо, а посмотришь на других…
    Один старый, другой больной, у третьего проблемы с деньгами, а четвертый вообще, похоже, помирать собрался. И сразу становилось легче. Не потому, что другим плохо, а потому, что свои беды начинали казаться мелочью по сравнению с чужими, но настоящими и гораздо более тяжелыми невзгодами. Надо и здесь так сделать. Рейс, правда, получится очень длинный – два-три месяца дороги. Осталось только выбрать маршрут. В Румании будет сплошной почет, и мне этого не хочется. В Астланде кто-нибудь и кроме «мушкетеров» может раскусить меня как короля. В Ахгызе тоже без внимания, пусть и ненавязчивого, не оставят. Что у нас есть рядышком? Империя. А что, Лара приглашала. Можно снова начать преподавать в Академии Ларг, девчонок под шумок тискать. Я невольно улыбнулся. Маленькие радости доставляют большое удовольствие. Настроение стало подниматься, и я с новым интересом стал глядеть по сторонам. И как подтверждение того, что жизнь продолжается, заметил идущую навстречу парочку. Молодая, красивая девушка, светящаяся от избытка сил и хорошего настроения, шла в сопровождении пожилой матроны. Девушка была так хороша, что все мужчины провожали ее взглядами. На этот случай женщин сопровождала парочка весьма внушительных охранников, внимательно поглядывающих по сторонам.
    Женщины уже почти прошли мимо меня, как вдруг молодая с радостным визгом бросилась мне на шею и стала что-то восторженно выкрикивать. Только когда матрона старательно покашляла, меня отпустили. В полном недоумении я рассматривал девушку. Я, конечно, всегда мечтал, чтобы красавицы вешались мне на шею, но с чего вдруг мне такой подарок? Видя, что я ее по-прежнему не узнаю, девушка с большим трудом сделала серьезное лицо и вдруг оскалила зубы. Не узнать такое было невозможно.
    – Тьфу ты. Лия!!!
    Девушка снова радостно взвизгнула и кинулась мне на шею. Теперь я ее обнимал с гораздо большим удовольствием. И снова старательное покашливание старой карги. Пришлось принимать приличествующий нашему положению вид и разговаривать, как и положено благородному лэру и молодой леди. Новостей оказалось очень много. Лия рассказала и как они меня ждали, и про дорогу в Империю, и как хорошо их встретили. Теперь у сестер свой дом, все учатся. И еще… и еще… Наконец она немного успокоилась, и мне удалось задать первый вопрос:
    – Лия, а как же ты здесь оказалась?
    – Так я же ВАС искала!
    – Зачем?!
    – Ну, я начала выполнять отдельные поручения Тайной стражи…
    – И как же ты меня нашла?
    – Ну… – Лия приняла строгий вид и добавила, явно кого-то копируя: – У нас имеются некоторые источники информации…
    – И зачем я понадобился Тайной страже? – спросил я, стараясь не рассмеяться.
    – А об этом вам расскажет леди Драко – это ее поручение. Мне поручили только найти вас.
    Лия отошла в сторонку, а мы некоторое время играли в гляделки с этой Драко. И кто додумался отправить с красивой девушкой такую старуху? Будто угадав мои мысли, леди Драко широко улыбнулась. М-да… Клыки у нее были – будь здоров. А учитывая, что Ларги до глубокой старости сохраняют боевые возможности, получалось, что демонстративная мужская охрана им нужна была только для того, чтобы количество трупов несдержанных поклонников было минимальным. Наконец она решила, что мы достаточно оценили друг друга.
    – Я рада встретиться с вами лично, лэр Линк, – начала она.
    Я молча поклонился.
    – У меня для вас новости и хорошие и плохие. Самая приятная – леди Лара беременна.
    Я чуть было не ляпнул, что откуда ей знать про Лару и уж тем более про меня. Но, встретив строгий взгляд Драко, вовремя заткнулся. Для Ларг этот вопрос очень серьезен. И уж что-что, а отца своего ребенка они знают всегда. Тут не отбрешешься. Я, конечно, и не собирался, но столь широкая известность может напрячь любого мужика. Вслух же сказал коротко:
    – Я рад за Лару.
    Драко внимательно смотрела на меня и ждала продолжения, но я молчал. Коротко вздохнув, она продолжила:
    – Теперь неприятные. Наши целители проверили ее, у нее будет мальчик!
    – А в чем неприятность?! – невольно улыбнулся я. – Мальчишка же!
    – Неприятность в том, что до этого у Ларг рождались только девочки. А учитывая ваши способности как мага, то ваш сын – Ларг – может их унаследовать и автоматически превращается в невероятной мощности дестабилизирующий фактор. Сейчас руководство занимается просчетом возможных последствий этого события. Все, кто в курсе необычной беременности Лары, собраны на одной из наших тайных баз. Им созданы все условия, но выйдут они оттуда только после того, как мы решим, что же делать. На ту же базу перевели и Марту с дочками. Если и они наследуют хотя бы часть ваших способностей, то…
    От такого взгляда на еще не рожденного ребенка я немного ошалел. Но, учитывая историю Ларг, поневоле призадумаешься. Возможность преодолеть генетические проблемы, стать новой своеобразной нацией. А если учесть превосходство Ларг в силе над обычными людьми, вполне можно допустить, что кто-то из власть имущих может испугаться и начать травлю возможного соперника по выживанию. Если же подобные мысли подкинуть фанатикам, то… будут ОЧЕНЬ большие неприятности. А если сын будет еще и магом, да еще сестренки… У меня у самого от таких мыслей настроение упало. Теперь понятно, почему Драко такая мрачная.
    – Есть еще какие-то новости? – наконец спросил я.
    Леди Драко замялась.
    – Есть очень большая ПРОСЬБА к вам, лэр Линк, от руководства Тайной стражи. Вас очень просят в ближайшее время, хотя бы год, воздержаться от посещений территории Империи.
    – А это почему?!
    – По тем же причинам, что и рождение вашего сына. Если такой сильный маг будет на стороне Ларг, да еще учитывая вашего сына, которого вы наверняка захотите защищать, то кто-нибудь из стоящих у власти может испугаться, и ситуация станет совсем взрывоопасной.
    Вид у леди Драко при этих словах был такой усталый, что мне даже в голову не пришло ей возражать. Скорее всего я не догадываюсь даже о сотой доли тех проблем, которые она уже предвидит.
    – Хорошо. Даю слово, что без специального приглашения от Тайной стражи я на территорию Империи сам не приеду.
    Слова вроде простые, но Драко испытала явное облегчение и даже позволила себе улыбнуться.
    – Я благодарна вам, лэр Линк, за понимание ситуации. С вашего разрешения мы пойдем, – и низко поклонилась.
    Ну, блин, поклонница этикета. Пришлось и мне сделать поклон. С Лией мы просто обнялись и чмокнулись в щечку, но тут же опять раздалось многозначительное покашливание. Пришлось принимать соответствующий вид и правильно раскланиваться.
    Я долго глядел вслед удаляющейся паре. Потом осмотрелся по сторонам, но радость куда-то ушла. И погода стала какая-то сумрачная. Теперь и в Империю мне нельзя. А куда можно? В северных странах еще не был, на востоке тоже. Найти бы какую-нибудь пещерку, забиться туда и грызть орешки, прячась от известности и внимания, размышлять о бренности бытия. Добраться бы еще до этой мифической пещерки.
    Следующий этап моей жизни точно будет называться «Спелеолог» или «Отшельник». Невесело хмыкнув, пошел собираться в дорогу. Становиться взрослым, мудрым, расчетливым, добрым. А каким я вообще должен быть?!

Глава 3
Беглец

    Сборы были короткими. Да и что мне собирать? Пара сменного белья, дорожная одежда, оружие, деньги, немного еды. Подумав, взял еще один приличный костюм и парадный меч. Мало ли. Вышел из дома, сел на коня и не оглядываясь тихонько поехал на север. На работу не надо, никто нигде не ждет, денег полные карманы. Несколько лет назад посчитал бы это счастьем. А сейчас уже не знаю. Всю жизнь как перекати-поле. Даже дома, куда можно вернуться, и то нет. Жить – в тавернах, питаться – в тавернах. Где-то меня почитают, где-то наверняка ненавидят. А чтобы просто так, по-человечески… Туда нельзя, сюда нельзя. Да еще эти способности долбаные. Поманили, как маленького ребенка мороженым, а потом отобрали. Вот будешь себя хорошо вести, тогда дадим. И кто отобрал?! Собственное подсознание! И я теперь должен доказывать сам себе, вернее, этому долбаному подсознанию, что мне можно работать магом! Во, блин, сюжет из медицинской карточки пациента психбольницы! Но там хоть сами с собой разговаривают, а здесь все втихушку. Ладно, Хранитель какую-то ясность внес. Хотя и ему верить… Энергии у меня действительно выше крыши, сам убедился. И его версия вроде логична. Но мне-то что делать? Во всех книжках пишут, что способности у мага есть пожизненно. И что-то я не помню, чтобы кто-то из них заморачивался моральными проблемами. Добрый маг – хорошо, злой маг – ну, что поделаешь. А вот чтобы испугаться собственной силы и запретить самому себе ее использовать – про такое я не слышал. Все у меня не как у людей, вернее не как у магов. Все у меня через коленку и другие неудобные места.
    И так мне вдруг стало обидно и жалко себя, что слезы подступили к глазам. Но я вовремя поймал на себе внимательный взгляд прохожего. А ведь расслабляться пока рано. Слежка за мной наверняка идет, не может не идти. И если хотя бы в одном донесении промелькнет, что великий маг Линк плакал, размазывая слезы по лицу, то последствия будут непредсказуемыми. Может, и спишут на причуды великого, а скорее всего засомневаются: а так ли я велик? Начнутся осторожные проверки. И как только почувствуют мою слабину, тут мне и конец. Надо приводить свой вид в соответствие с образом. Кем меня считают? Супермагом, супербойцом. Пусть временами излишне мягким, но никак не сопливой размазней. И соответствие образу может стать для меня вопросом выживания.
    Непроизвольно я выпрямил спину и огляделся по сторонам. Если найти соглядатаев, то их убийство, в принципе, может и сойти мне с рук. Самое удивительное, но взгляд убийцы последнее время у меня получался великолепно. Я еще раз огляделся – и народ сразу заторопился по своим делам, стараясь не встречаться со мной взглядами. Ну и хорошо. Во всяком случае, до границы мне так и надо себя вести.
    Действительно, так было даже лучше. При встрече с людьми я сразу начинал выискивать среди них наблюдателей и представлял, как я их буду мучить и убивать. Поэтому находиться рядом со мной ни у кого желания не возникало. Так и ехал в одиночестве.
    Слежку за собой я смог обнаружить только через несколько дней, когда начались малонаселенные районы. Вели меня весьма профессионально. Основной отряд двигался сзади и насчитывал с десяток человек. Периодически от него отделялся очередной всадник, обгонял меня, потом дожидался в ближайшей таверне. Потом маневр повторял следующий. Иногда ехали парами или навстречу. Если бы я их старательно не высматривал, мог бы и не распознать. Через неделю подвернулся повод продемонстрировать свою грозность: меня остановила банда грабителей. Соскучившись по общению, обрадовался им как родным. Немного поговорили на повышенных тонах, а затем немного помахались. Наседали на меня так старательно, что пришлось нескольких даже ранить. Дальше я ехал уже в хорошем настроении, но стали всплывать в памяти некоторые детали, и настроение опять резко упало. Банда была уж больно странная. Вроде одеты разномастно, но вот военная подготовка чувствовалась у всех. Да и набор приемов был великоват для обычных бандитов. А главарь оказался двуручником. Воины такого уровня обычно грабежом не занимаются. А если сложить все вместе, то получается, что каким-то военным приказали проверить мои способности. Как боец я себя показал, но, возможно, это стало моей ошибкой. Маг моего уровня, по идее, вообще не должен марать руки о грабителей. Есть куча всяческих заклинаний, которые решили бы проблему в доли секунды. От простейших парализующих до боевых. А я ничем этим не воспользовался. Может, размяться хотел, а может… Как только о моем поведении доложат, начальство призадумается. Торопиться я не стал, но осматривался по сторонам теперь в два раза чаще. Однако ничего не произошло. Проводили до границы и исчезли. Может, задача была так поставлена, а может, вести меня стали более изобретательно. Пару дней я еще проверялся, а потом немного успокоился. Начинался новый этап жизни. С легендой мудрить не стал и оставил старую: путешествую для сбора знаний по магии. С маршрутом тоже мудрить не стал. После разговора с леди Драко удаляться от Империи не хотелось, и я надумал проехаться по государствам вдоль ее границ. А вот имя решил сменить: мало ли кто что про меня слышал. Раньше я как-то не задумывался, насколько мое имя редкое. А вот после всех легенд, которые могли возникнуть по моей вине, лучше им не щеголять. Настроение было хреновое, и имечко я себе выбрал соответствующее – Мастдай. Будут ли у меня способности, еще неизвестно, а вот репутация мягкотелого может и помешать. Значит, решено. Надо подтверждать свою крутость делами. А уж кто после этого будет «мастдай», мы еще посмотрим! Так я себя накручивал, пока ехал по пустым дорогам – все равно заняться было нечем. Но некоторые результаты появились почти сразу – улыбка у меня стала снисходительно-высокомерная. Зато рядом со мной уже старались не улыбаться. Первое время меня это немного напрягало, но потом я смирился. Что поделаешь, издержки образа. Но были и плюсы. Стоило только внимательно посмотреть на хозяина таверны и чуть раздвинуть губы в улыбке, как меня обслуживали по первому разряду и даже плату старались брать поменьше.

    Очередной городишко был так себе. Единственная достопримечательность – большой древний храм богини Миры, расположенный недалеко от города. Место это считалось священным, и храм во все времена был очень почитаемым. Делать мне было нечего, и я решил устроить себе небольшую экскурсию. И вообще, мне уже пора вести дневник. Вон сколько стран проехал. Если, как положено, записывать все впечатления и т. д., то, может, я даже стану знаменитым писателем. Эта мысль меня развеселила. А если еще записать разговоры с богиней, встречи с магами и артефактами, то вполне можно стать родоначальником местной фэнтези. Хотя нет, для них это самая обычная жизнь. А из моих записок получатся в лучшем случае маленькие дополнения к местным летописям. Посмеиваясь над своими неожиданными амбициями графомана, я доехал до храма. На самом деле это оказался целый храмовый комплекс. Куча всяческих построек, а на центральной площади – главный храм богини. Нечто в римском духе. Основательно, мощно, величественно. В глубине зала что-то вроде трона и на нем статуя сидящей женщины. Свет из верхних окон собирался на статуе, и в слабо освещенном зале она сразу привлекала внимание. Величие богини подавляло, в большом зале люди просто терялись, и я невольно присмирел.
    Кто-то молился в центре зала, кто-то у стен, некоторые на коленях прямо перед статуей. От непрерывных молитв в зале стоял легкий гул. Беды и просьбы были понятны. Перекошенный мужик явно просил об исцелении. Молодая пара – о рождении детей. Пожилой мужчина скорее всего умолял позаботиться о его детях и внуках. Все старо, как мир. И так же важно для молящихся.
    В углу зала заметил небольшую загородку. Обычная занавеска из ткани, но к ней выстроилась небольшая очередь. А привлекло мое внимание то, что заходили туда люди хмурые, а выходили какие-то умиротворенные, с посветлевшими лицами. Я бы тоже был не против получить такое выражение лица. Ткнув кулаком крайнего в очереди мужика, негромко спросил:
    – А что там? – и кивнул в сторону загородки.
    Мужик зашипел и, потирая ушибленное место, стал поворачиваться ко мне. Но, увидев мое лицо, сдержался.
    – Здесь пресвятой Импалий дает советы.
    – А поподробней?
    – Он невероятно мудр. Почти любую проблему он может решить к вящей пользе просящего!
    – А тут как, по записи или свободная очередь?
    Мужик ошалело посмотрел на меня, услышав такие слова.
    – Ты просто приходишь. И надо будет сделать пожертвование храму.
    – Это и ежу понятно. Кто же будет работать задаром.
    Мужик снова ошалел. Я уже собрался было идти дальше, но из-за занавески вышла женщина, лицо которой прямо светилось от испытанного облегчения. Меня даже кольнула зависть. Может, и мне скажут что-нибудь умное? Попытка не пытка, и я решил тоже испробовать советы мудреца. Очередь двигалась не очень медленно, и уже через час я вошел за занавеску.
    Ничего особенного. У стеночки на скамеечке сидел дедуля божий одуванчик с клюкой. По бокам напускающие на себя скромный вид два здоровяка, изображающие послушников (или как их там называть). Меня внимательно оглядели и тут же сунули под нос кружку. Я уж было решил, что мне предлагают выпить, но кружку многозначительно потрясли, и там звякнули монеты. Все правильно. Сначала заплати, а уж понравятся ли советы – это твои проблемы. Пришлось раскошелиться. Только после этого дедуля соизволил спросить:
    – Что тебя мучает?
    – Меня? – Тут я задумался. Как бы мне это внятно объяснить. – Боги дали мне силы. Я стал воином и магом. Силы мои все время росли. Но в какой-то момент я потерял свои способности. В другом месте мне объяснили, что я испугался сам себя. И теперь я не знаю, что мне делать.
    – Ты стал зверем?
    – Нет. Наверное, я испугался, что не смогу правильно распорядиться такой силой.
    – Она так велика или ты чувствуешь в себе зло?
    – Да зла во мне вроде не больше, чем в любом другом человеке. А вот сила становится слишком большой.
    – Так научись пользоваться ей осторожно.
    – А я сейчас вообще не могу ею управлять. Я и пришел с вопросом: как мне вернуть свои способности?
    Старец задумался и начал себе под нос повторять:
    – Сил нет, потому что боится, а боязнь не пройдет, пока не попробует жить со своей силой. – И так по кругу.
    А мне, как всегда некстати, пришел на ум старый анекдот по девушку. Замуж не выйти, потому что прыщи. А прыщи не пройдут, пока замуж не выйдет. Заколдованный круг получается. И дедуля сейчас очень напоминал своим бормотанием того врача из анекдота. Я невольно улыбнулся, что не осталось незамеченным. Старец вперил в меня взгляд.
    – Ты чего это развеселился?
    – Да я вот подумал, что, может, мне тоже начать праведную жизнь, но не уверен, хочу ли этого и поможет ли это мне.
    – Праведная жизнь ведется не по указке.
    – Я знаю.
    – Значит, ты готов начать праведную жизнь лишь только для того, чтобы вернуть себе силу?
    – Да. И мне кажется, что я должен выполнить какое-то божественное задание.
    – А ты свою рожу видел?! – вдруг начал заводиться старичок. – Да на тебе же пробу ставить негде, висельник ты этакий! От одного твоего взгляда вода в кувшине может замерзнуть! И ты еще заявляешь, что исполняешь божественное предначертание?! Да в тебе нет даже малейшей капельки магических сил и способностей! Что ж ты врешь МНЕ.
    – Чего это вру?! Я и сейчас переполнен божественной энергией!
    – Опять врешь?!
    Дедуля встал и постарался врезать мне по голове клюкой. Только в последний момент я сообразил убрать голову, и удар пришелся по плечу.
    – Дед, ты что творишь?
    – Посмеяться пришел, невинного мученика из себя решил изобразить? И где, в храме богини Миры?! Совсем стыд потерял?
    Дедуля совсем разошелся. Забыв про возраст и сан, стал гоняться за мной, размахивая клюкой. Ну не драться же мне с ним! Пришлось спешно ретироваться, но настырный старик не отставал. Пару раз даже попал по горбушке и все приговаривал:
    – Самим собой надо быть, а не показушным праведником! Тогда и врать не придется, и совесть будет чиста, и божественное предназначение тебя само найдет!
    В очередной раз уворачиваясь, взглянул на статую богини и обомлел. На краткий миг мне показалось, что богиня смотрит на меня и даже улыбается! Дед тут же воспользовался моим ступором и ощутимо врезал по спине. Тут уж я забыл про гордость и правила приличия и бросился бежать.
    Отъезжая от храма и почесывая места, куда дед попал, я не знал, что мне делать – плакать или смеяться. И этого Импалия считают чуть ли не святым?! Человек к нему с вопросом пришел, почти чистую правду говорил, а он палкой махать начал. Хотя… Перебирая детали сумбурного разговора, споткнулся на фразе: «Самим собой надо быть». Может, это и есть ответ? А палкой махал, чтобы до меня лучше дошло. Может, он имел в виду что-то другое, но мне такой совет, наверное, подойдет. Не пыжиться и не комплексовать из-за своих суперспособностей. С ними или без я должен оставаться одним и тем же. Раньше мне это почти удавалось, а вот последнее время я стал зацикливаться на возврате способностей. И даже сам почувствовал, что границы допустимого начинают раздвигаться. И в подвалы Академии я полез уже почти без сомнений, успокоив свою совесть. А если бы мне там встретился кто-то живой и встал между мной и артефактами? Что бы я стал делать? Все обошлось, а если бы нет? Какие оправдания я бы себе придумал? Люди на многое идут ради идей, может быть, и не совсем верных. А вот я был готов на очень многое только для себя. Может, мое подсознание знает меня лучше и решило подстраховаться? Тогда лучший способ вернуть способности – перестать за ними гоняться. Просто жить. Может, я и сворую где-то что-то, может, даже убью. Но это не должно быть для меня всего лишь мелким препятствием на пути к могуществу.
    Мысли получались сумбурными, но что-то в них было, и я впервые за долгое время смог улыбнуться с каким-то облегчением. Не, все-таки дедуля – святой человек!
    Двигался я не торопясь, но страны мелькали, как в калейдоскопе. Да и чему удивляться? Порядки были средневековые. Кто наглее и честолюбивее, мог сколотить сотню бойцов, захватить ближайший город и объявить себя королем. На месяц или на столетие – это уже другой вопрос. Был и некий оптимальный размер королевств. Для себя я его вскоре вывел – от двух недель до месяца пути от края до края. Месяца за три я объехал Империю с севера и постепенно стал заворачивать к югу. Местность постепенно менялась и теперь больше походила на нашу лесостепь. А еще дальше на восток и юг, по слухам, и вообще начинались пустыни. Но я пока не заморачивался. Живой, здоровый, что еще надо? Решив для себя, что не буду забивать голову попытками вернуть способности мага, теперь при первом удобном случае начинал физические тренировки, восстанавливая былую уверенность. Путешествие было скучноватым. Обычные бытовые проблемы долгой дороги. Где-то меня пытались ограбить, где-то я… гм… нанимался в охрану купца, который до встречи со мной и не подозревал, что ему так срочно нужна «крыша» от дождя в пустыне. Всякое было, кушать-то хочется. Хмурым взглядом я теперь старался смотреть пореже. Желающих попробовать на мне свою силушку сразу прибавилось. Но и простых людей, готовых оказать мне бескорыстную помощь, стало больше. Как обычно, в любом деле всегда есть и плюсы и минусы.
    Очередной страной стала Хизария. Страна как страна. Разве что больше признаков степной жизни. Табуны лошадей, овец. Добравшись до столицы, Брутоса, решил дать себе небольшую передышку. Все удовольствия по полной программе. Самое первое – ванна, полная горячей воды. Потом всякие стирки, глажки, походы по магазинам и покупка всякой мелочовки. А вечером почти праздничный обед. С удовольствием поглощая разнообразную вкуснятину, только через некоторое время обратил внимание на странность местных посетителей. Нигде не было совсем пьяных, а местные новости они обсуждали только полушепотом. Вроде все чинно и пристойно, но была в этом некая напряженность. Чересчур чинно и пристойно для таверны. Невольно и я насторожился. Местных спрашивать было бесполезно. Как только я начинал смотреть в чью-то сторону, человек на мгновение замирал и старался от меня отвернуться. О совместной выпивке речь уже не шла. Вечер прошел впустую, и только в самом конце в зал спустилась парочка явных иностранцев, которые разговаривали более-менее свободно. С трудом дождавшись, пока они поужинают, подошел к их столу.
    – Прошу прощения, господа, за беспокойство, но мне больше не к кому обратиться.
    Господа очень внимательно меня оглядели, сделали какие-то выводы, переглянулись, и один из них молча показал на свободное место.
    – Еще раз прошу меня извинить. Барон Мастдай. Путешествую. Проехал уже много стран, но в этом городе меня настораживает поведение жителей. Может, я ошибаюсь, но у меня сложилось впечатление, что все чего-то боятся.
    Мужики снова переглянулись. Потом тоже представились. Риндан и Кокм, купцы из Империи. Я попытался внятно рассказать свои наблюдения, и по мере рассказа купцы все больше мрачнели.
    – Это все братья, – мрачно сказал Риндан. – Люди боятся братьев.
    – Я здесь проездом и первый день. Расскажите хоть что-то, чтобы не влипнуть в неприятности по незнанию.
    – Началось это лет пятнадцать назад. Были три брата, весьма посредственных мага, но с невероятным честолюбием. Если большинство магов таятся друг от друга, то братья посчитали, что вместе они смогут добиться гораздо большего. Интриги и козни стали для них обычным делом. Их не любили и даже презирали за подлый характер. А потом в один проклятый день они нашли где-то старый склеп, а в нем несколько древних артефактов, позволяющих отбирать силу у человека и мага, а потом передавать ее хозяину. Может, они не смогли разобраться с ними, может, артефакты были сделаны так специально, но сначала отбиралась магическая сила, а затем, если артефакт не остановить, то и жизненная сила человека. Потом начали пропадать маги. Сначала молодые и неопытные, затем все более сильные. Одновременно сила братьев стала стремительно расти. Про это уже стали говорить открыто, и их бы просто уничтожили, но вмешалась судьба: на королевство напали кочевники под прикрытием своих очень сильных шаманов. Произошло несколько страшных битв, потери были огромные. А под конец в бой вступили братья и объединенными силами полностью уничтожили кочевников. Король Хамбур был им так благодарен, что простил старые прегрешения и приблизил к себе. После этого началось страшное. Пользуясь послевоенными тяготами, братья объявили смертельную борьбу преступности. «Смертельную» в буквальном смысле слова. Тюрем не стало. Пойманных преступников сразу вели на суд братьев. А у них приговор был только один – смерть. Их артефакты высасывали из людей силы вместе с жизнью.
    Несколько мгновений – и все, остается только труп. Преступность действительно искоренили быстро. Но братья уже не могли остановиться. Им требовалось энергии все больше и больше. И началось что-то совсем ужасное. Под надуманными предлогами стали хватать магов. Одного за другим. Некоторым удалось убежать, но большинство погибло. Потом наступил черед нищих. Затем принялись за больных и убогих, которые ютились в домах призрения. Народ стал стремительно оздоравливаться. Признаться в собственной болезни сейчас может означать смерть. Кто может, бегут в соседние государства. А остальные боятся собственной тени. Лучше всех сейчас живут доносчики. Но когда не хватает смертников, начинают казнить и их – за клевету. В столице теперь идеальный порядок, но населения осталось едва ли половина от прежнего, и оно продолжает сокращаться. Появилось много брошенных домов. Если ничего не изменится, то через пару лет страна совсем опустеет.
    Мы мрачно помолчали. Купцы вспоминали что-то свое. Я тоже. Больно уж методы наведения идеального порядка знакомые. Правда, здесь наведение порядка было лишь поводом. Главным было получение энергии. У меня и в самых черных мыслях не было творить подобное, но ведь и братья, наверное, начинали с малого. Очень для меня неприятный пример.
    – А что же вы тогда здесь делаете?
    Оба купца одновременно вздохнули.
    – Мы начинали дела здесь очень давно. Были налажены связи, есть магазины. Тяжело бросать, но если в ближайшее время ничего не изменится, то придется.
    – А куда смотрит король?
    – А король теперь смотрит туда, куда ему укажут братья. Они расставили вокруг короля верных себе людей. Теперь он слышит и видит только приятные для себя вещи.
    – А здесь случайно не используют прозвища типа «враг народа», «враг нации»?
    – Нет, – хмуро ответил Кокм, – здесь говорят «собачье отребье».
    – Как-то все это невесело. Похоже, самым правильным будет завтра же с утра уехать отсюда, и побыстрее.
    – Если тебя здесь ничего не держит, то лучше так и сделать. Иностранцев пока стараются не трогать, но кто знает, что еще будет. – Мужики помрачнели. – А уехать тебе пока не удастся. Завтра король Хамбур будет совершать торжественную прогулку по городу в честь праздника. И все жители города в обязательном порядке должны ждать процессию короля на центральных улицах и всячески выражать восторг при его появлении. Это стало своеобразной проверкой на благонадежность. Все, кто не пойдет на улицы, автоматически становятся преступниками и подлежат уничтожению. Больные – за то, что больные, старые – за старость, здоровые – за черные мысли по отношению к королю. Да и городские ворота скорее всего уже закрыты до вечера следующего дня, чтобы ни один подозреваемый не смог ускользнуть. Вы, барон, попали на «День чистых помыслов»!
    От таких новостей я, честно говоря, немного ошалел. Ничего себе, здесь порядочки! Вот и заезжай после этого в незнакомые столицы! Вздохнув, основательно приложился к кружке с вином. Купцы вздохнули и тоже хорошенько приложились к кружкам. Помолчали.
    – Барон, вы не расстраивайтесь. Завтра держитесь нас. Главное – не болтать и ни во что не вмешиваться, даже если на ваших глазах будут кого-то убивать. Мы здесь чужие. Для нас сейчас главное – пережить завтрашний день.
    Вот это точно. Я знать не знал про это королевство. Но после услышанного черные мысли по отношению к неведомым «братьям» у меня появляться начали. Я, конечно, сейчас не маг, но если подобраться поближе да с моими мечами… А с другой стороны, кто я такой, чтобы переделывать историю целой страны по своему разумению? Подобные вопросы историки изучают в институтах на первых курсах. Что было бы, если отправить на помощь восстанию Спартака пару десятков пулеметов? А если бы прибили Гитлера до его прихода к власти? И обычно доказывают, что ничего бы не изменилось. Нашлись бы другие действующие лица, и все бы осталось по-прежнему. Так и здесь. Откуда я знаю, кто придет на смену братьям?! Может, они здесь самые культурные и милосердные из всех. Чтобы это узнать, надо остаться и пожить хотя бы годик. Но я его здесь явно не переживу. При моей способности находить неприятности…
    Я еще раз хорошенько приложился к кружке. Затем стал расспрашивать про новости из Империи. Новостей было много, но ни одного знакомого имени, ничего связанного с Ларгами не услышал. Будем считать это хорошим признаком.
    Просидели мы еще долго. Утром проблемы с подъемом не возникло. Хозяин таверны, бледный, злой и решительный, с глубочайшими извинениями, но очень твердо попросил меня позавтракать и выйти на улицу к двенадцати часам. Глаза у меня непроизвольно сузились, и хозяин, сразу сменив тон, произнес:
    – Прошу прощения, господин барон, я человек подневольный. Мне приказано обеспечить. А о судьбе тех, кто на улицу не пойдет, лучше не знать…
    Я скрипнул зубами:
    – Ладно, иди подавай завтрак.
    Уже через час гостиница опустела. Я пристроился к Риндану с Кокмом, и мы не торопясь направились в сторону центральной улицы, по которой должен был проезжать кортеж короля. Люди шли чисто одетые, но особой радости видно не было. Да и разговаривали негромко. Потом все чаще стали попадаться солдаты. Они стояли шеренгами, как бы направляя потоки народа. И что-то все это начинало напоминать наши первомайские демонстрации времен застоя. Дети радовались неизвестному празднику. А вот взрослые – нет. Выпить нельзя, над каждым произнесенным словом надо думать. Да и идешь не по собственной воле.
    Умело направляемая толпа вливалась на центральную улицу и ее равномерно распределяли. Мы с купцами благоразумно держались сзади и остановились на пересечении улицы с площадью. Не прошло и часа, как показался кортеж короля. Все, как и положено. Впереди горнисты, которые периодически играли какую-то мелодию. Затем внушительный отряд гвардии в парадной форме. Затем открытая королевская карета. Сидящий в ней король был разряжен и сверкал, как елка. Лица толком нельзя было рассмотреть, но он периодически приветственно поднимал руку и кивал головой. В ответ раздавались хорошо отрепетированные крики «ура» специальных групп «официально радующихся». Основная толпа предпочитала молчать.
    За королевской каретой ехала почему-то немногочисленная группа придворных. Впереди тройка очень спесивых и высокомерных. На некотором удалении за ними ехали уже пятерками. В этой группе все тоже были в парадной одежде, но с отстраненно-пасмурным выражением лиц. Весьма интересная компания. И тут по мне коротко как холодным ветерком потянуло, особенно в районе груди. В недоумении поглядел на свое тело, а когда поднял голову, обстановка вокруг неуловимо изменилась. С троицы, ехавшей за каретой, вмиг слетело высокомерие. Теперь они хищными взглядами рыскали по толпе, словно выискивая кого-то. Народ под этими взглядами сразу сгибался, стараясь не встречаться взглядами с неприятной троицей. Через несколько мгновений все вокруг стояли с опущенными головами. Я тоже на всякий случай склонил голову, но продолжал наблюдать за троицей. Они еще повертели головами, но останавливать королевский кортеж не рискнули. Затем враз успокоились, переглянулись, и на их лицах появились довольные улыбки предвкушения. Людоедские улыбки. Даже на таком расстоянии от их вида на душе стало тревожно. Если это и есть братья, то держаться от них надо очень далеко.
    Остальной народ, похоже, считал так же и даже хуже. Как только мимо нас проехал хвост королевского кортежа, народ ринулся с площади, сметая солдатское оцепление. За несколько минут площадь опустела. Стояли мы в задних рядах, а вот обратно торопливо шагали в первых, стараясь, чтобы нас не догнали и не затоптали. Лишь добравшись до таверны, немного перевели дух. Как только вернулся хозяин, заказали много вина и стали молча пить, стараясь смыть с души какой-то липкий след непонятного страха. Судя по лицам купцов, вопрос с возвратом в Империю для них решился окончательно.
    Сидеть и мрачно ждать непонятно чего вскоре надоело. На ногах я стоял еще достаточно твердо и решил погулять напоследок (пока не откроют ворота). Теперь я смотрел на город совсем другими глазами. Везде чистенько, аккуратненько, никаких пьяных, бандитов, борделей, попрошаек. А у всех встречных одна болезнь – стоит внимательно посмотреть им в глаза, и в ответ получаешь волну страха. Как так можно жить? Теперь и у меня стала крепнуть уверенность, что это королевство долго не протянет.
    Пока гулял, наткнулся на местную библиотеку. Судя по ее размерам, когда-то здесь любили знания, но сейчас я оказался единственным посетителем, да еще и случайным. Большой центральный зал, уставленный бесконечными стеллажами. Гулкая пустота. Я уже собрался уходить, как откуда-то появился невысокий пожилой мужчина. Некоторое время мы разглядывали друг друга.
    – Чем я могу помочь?
    Знать бы еще самому, зачем я сюда приперся. Немного подумав, все-таки ответил:
    – Я барон Мастдай. Путешествую для собственного удовольствия. Одним из моих увлечений является сбор сведений по истории и теории магии. Ваше королевство в этом плане достаточно необычно. Но разговоры на улице с людьми не получаются. Вашу библиотеку я увидел случайно, и у меня мелькнула мысль: может, я смогу здесь найти информацию о жизни государства за последние лет двадцать?
    Библиотекарь долго молча на меня смотрел.
    – Тема по нынешним временам очень опасная, – сказал он наконец.
    – Это я уже понял. Но завтра я хотел уехать, и, надеюсь, мне это не повредит.
    – Ну что ж, давайте посмотрим, что у нас есть.
    Через некоторое время он принес мне с десяток книг. Я их быстренько пролистал. Сплошная официальщина, причем подредактированная совсем недавно. Из нее получалось, что королевство веками прозябало во тьме и невежестве, пока не появились братья. Облик их деяний рисовался такой светлый, что на меня стала накатывать тошнота. Вздохнув, отодвинул эту макулатуру в сторону. Библиотекарь тут же нарисовался рядом.
    – Благодарю вас, но такого рода литература мне неинтересна. – Я поклонился и направился к выходу.
    – Барон, постойте.
    Я приостановился и посмотрел на библиотекаря.
    – В каких государствах вы были в последнее время?
    Вопрос меня немного удивил, но я все-таки перечислил, где и когда я проезжал.
    – А не могли бы вы рассказать о наиболее ярких событиях, свидетелем которых были?
    Ну что ж, мне не жалко. Усевшись на ближайший стул, стал рассказывать. Из земной истории очень подошли по духу легенды про короля Артура и его мага Мерлина. А из местных историй самыми свежими и знакомыми оказались мои собственные. Библиотекарь слушал, не перебивая, и взгляд его, поначалу тусклый, стал оживать. Под конец он совсем оживился, не сводя взгляда с чего-то за моей спиной. Наконец я не выдержал и обернулся. Позади висела большая географическая карта Эрии. Уже не стесняясь, библиотекарь подошел к карте и стал указывать точки моего маршрута.
    – Здесь Линк был полгода назад, здесь три месяца назад. А учитывая скорость передвижения, он вот-вот должен прибыть и в наше королевство. – Он судорожно перевел дух. – Боги услышали наши молитвы. Освободитель уже близко!
    – Это вы о чем? – насторожился я.
    Библиотекарь немного смутился, но все-таки прямо посмотрел мне в глаза.
    – Неужели вы не поняли, что Линка направляют боги? Они дают ему силы, а он исполняет их волю. Скоро он будет здесь, и власти братьев придет конец!
    Я, конечно, дал обещание, что приму любую судьбу, уготованную мне богами, но связываться с братьями мне совершенно не хотелось. Я сейчас могу только мечами махать, а против их магии это ничто. Поэтому планы мои были неизменны – завтра сделать ноги. Если уж можно обойтись без неприятностей, то сам я на них нарываться не буду.
    – Мне не хочется вас огорчать, но, на мой взгляд, у Линка нет шансов в открытой борьбе с братьями.
    Библиотекарь помрачнел, но надежда во взгляде осталось. Мы еще немного поговорили, он представился и неожиданно пригласил меня к себе домой, благо тот был рядом. Дома он достал из тайников реальные документы последних лет, и за их изучением я просидел до глубокой ночи.
    На следующий день я проснулся уже к обеду. Вернее, хозяин, Букмун, растолкал меня. Вид у него был очень встревоженный.
    – Барон, быстрее собирайтесь, вы в опасности!
    – Что случилось? – спросил я, еще плохо соображая спросонья.
    – Город гудит. Весь вечер и ночь шли обыски в гостиницах и тавернах. И ими командовали сами братья! Это говорит о невероятной важности, которую они придают этому делу. Гостиницы окружали, всех жильцов сгоняли на улицу, и братья проверяли каждого. Нужного человека они не нашли, но выяснилось, что несколько человек не ночевали у себя, и теперь их ищут. А среди них – вы, барон. Уже развешаны листки с обещаниями награды. У нас теперь слишком развито доносительство, и я не знаю, сколько вы сможете укрываться у меня. Вам надо бежать!
    – Что надо бежать, я и сам знаю. Но, может, покормите на дорогу?
    Букмун немного опешил, но быстро взял себя в руки:
    – Да-да, конечно. Я сейчас быстренько соберу.
    Он отправился на первый этаж, где у него была небольшая кухня, а я стал не спеша одеваться, обдумывая ситуацию. Вроде все понятно и логично. Вчера на площади братья каким-то образом почувствовали меня. Поэтому они и задергались. А потом вспомнили, что ворота закрыты и никуда я от них не денусь. Почему начали шерстить гостиницы, а не весь город? Тоже вроде понятно. Своих они уже всех переловили. Так что новенький – скорее всего приезжий. А когда меня там не нашли, следующий естественный шаг – проверить, кого нет на месте. Сразу получаем и ФИО, и описание внешности. И явно там теперь сидит засада. Мне еще повезло, что я заночевал у Букмуна. Но мой арест здесь становится делом времени. Надо как-то дождаться ночи и, вспомнив все мои навыки, убираться из города.
    Мечты, мечты… Я как раз стоял у окна и из-за шторы оглядывал улицу, когда заметил приближение отряда. Впереди какой-то спесивый маг, если судить по одежде. Маг? Их же вроде всех перевели? За ним человек двадцать солдат в полном боевом облачении. Я осторожно отодвинулся от окна, но надежда не оправдалась. Отряд поравнялся с домом, и меня снова коснулся холодный ветерок. Маг остановился, покрутился всем корпусом по сторонам и с довольной улыбкой направился прямо к дому Букмуна. Почти сразу раздался грохот тяжелых ударов по двери. Приехали. Даже если дверь не открыть, через минуту ее выломают. Прыгать в окна пока рано – я вчера прошелся по той части дома, которую занимал Букмун, и все окна выходили на улицу, где стоял отряд. Это уже на крайний случай. Оставалась маленькая надежда, что пришли не за мной, а за Букмуном. Но и в этом случае должен быть обыск. Так что, похоже, от драки мне не отвертеться.
    Внизу послышался какой-то разговор, невнятные слова Букмуна. Затем грохот открываемой двери, вскрики библиотекаря, а потом тяжелые шаги солдат раздались на лестнице. Я пока не стал доставать мечи, а просто сдвинулся в центр зала. Солдаты вбегали в дверь, замирали на мгновение, соображая, что от меня ждать, и стали растекаться по сторонам, окружая и отрезая от окон. Одним из последних зашел маг. За ним втащили окровавленного Букмуна. Наступила короткая заминка. Я оценивал своих противников, они меня. Двадцать человек в полном вооружении. Зал небольшой и для нормального боя тесноватый. Если просто зажать меня в углу, я ничего не смогу сделать. Значит, надо крутиться в центре зала. Тел будет много. Достаточно споткнуться, или кто-нибудь схватит за ногу хотя бы на несколько мгновений, и… Значит, на полу никто не должен шевелиться. Убивать или только оглушать? Пока я решал свои моральные проблемы, за меня их уже решили. По знаку мага Букмуна выволокли вперед и приставили нож к горлу.
    – Барон, сдавайтесь. Иначе ваш сообщник будет убит и его смерть будет на вашей совести!
    Классический аргумент! Только сдаться сейчас – значит подписать смертный приговор обоим. Букмун почти обречен, а вот я еще могу попробовать подергаться. Я молча достал мечи. Маг усмехнулся.
    – Ну, как хотите.
    Он небрежно махнул рукой. Букмуну перерезали горло и толкнули в мою сторону. Видимо, этот маневр был у солдат хорошо отработан, так как пока я следил за падающим телом библиотекаря, они одновременно бросились ко мне со всех сторон, стараясь не столько нанести удар, сколько просто задавить свои весом. И у них бы получилось, но своим первым убийством они решили мои моральные проблемы. Я перестал сомневаться и начал просто убивать, защищая свою жизнь. Несколько раз крутнулся вокруг. Первый меч перерубал чужие мечи, второй бил по глазам. Зал наполнился жуткими криками боли. Вырвавшись из круга, стал рубить всех подряд. Через несколько минут пятнадцать солдат превратились в кровавое месиво, покрывшее пол. Переводя дыхание, огляделся и даже удивился. Маг под прикрытием пятерки явно хороших бойцов откровенно наслаждался побоищем. Это ж как у него мозги повернуты, что он получает удовольствие от подобного зрелища? Да и его бойцы наслаждались. Я тоже люблю посмотреть на красивую драку, но не на смерть. Маг же улыбался и даже несколько раз похлопал в ладоши. Затем приказал своим:
    – Брать только живьем. Про руки, ноги можете не беспокоиться. – И заржал.
    Теперь бой шел совсем по-другому. Самое главное было не споткнуться о трупы и не поскользнуться на лужах крови. Мы немного покружили, затем меня взяли в кольцо. Стала ясна и причина самоуверенности бойцов. У всех были защитные амулеты второго круга. Для обычного боя этого было бы более чем достаточно. Но я слишком много вложил в свои мечи, чтобы простые амулеты могли стать для них какой-то преградой. Это неприятное открытие стоило жизни троим. Оставшиеся двое стали заметно осторожнее, но было поздно. Они были хорошими бойцами, но для меня двоих было маловато.
    Снова наступила тишина. Кругом трупы и кровь. И тем более было непонятно хорошее настроение мага – он прямо лучился радостью. Явно приготовил какую-то гадость, но мимо него мне не пройти. Надо что-то делать. Перейдя на «тройное зрение», оглядел мага. Ничего особенного. За исключением одного артефакта. Очень старый и очень примитивный, но вполне работоспособный, и предназначен, насколько я понял, для вытягивания магической силы. Я и сам делал нечто подобное, но там я преобразовывал ударную силу для подпитки энергоемких заклинаний. А тут грубо отбирали. Я прикинул емкость накопителя. Получалось, что среднего мага артефакт мог выпить подчистую. Свои силы я оценивал немного выше. Решившись, пошел прямо к магу. Он тут же активировал артефакт. Меня сразу начало продувать холодом, но терпеть было можно, и я неспешно продолжал приближаться. Торжествующая улыбка мага стала быстро угасать, сменяясь недоумением, а затем и страхом. Я подошел вплотную и стал его рассматривать в упор. В это время артефакт наполнился энергией под завязку и отключился, как насосавшийся крови клещ. В глазах мага заплескался откровенный ужас.
    Я взял его шею в ножницы из мечей. Он замер, но вдруг успокоился и даже усмехнулся. Поразительная наглость.
    – Ты не сможешь меня убить! – прошептал он.
    – Это почему?
    – Ты можешь убить только защищаясь! А я сейчас тебе ничем не угрожаю, – усмехнулся он.
    – Ты меня плохо знаешь, – оскалился я и резко двинул мечами.
    Голова мага покатилась с плеч. Кровь брызнула фонтаном из перерезанной шеи, но ни малейшего угрызения совести я не испытал. Пришел меня убивать, а как самого прижало, вспомнил о МОИХ принципах! Надо было вспоминать о них раньше, прежде чем резать горло Букмуну! Я немного постоял, оглядывая весь этот ужас, но никакого сожаления не было. Меня пришли убивать, я защищался. А вот задерживаться здесь не стоило. Кое-как очистив от крови сапоги, лицо, накинул на себя чей-то относительно чистый плащ, забрал артефакт (нечего ему здесь валяться) и вышел на улицу. Надо срочно уматывать из города. Пока я оглядывался по сторонам, на глаза попалась карета, стоящая недалеко от дома. Богато изукрашенная, с большим гербом на дверце. А что, может, меня она и ждет? Может, в ней меня и хотели везти к брательникам? Сейчас и узнаем. Неторопливой походкой подошел к карете. Кучер покосился на меня, но не сказал ни слова. Открыв дверку, забрался внутрь. Здесь стоял полумрак, и сидящий внутри вельможа меня не узнал.
    – Ну как, взяли?
    – Взяли, взяли.
    – Слава богам, а то ведь страшно возвращаться к братьям с пустыми руками. Сюда приведете или подъехать к дому?
    – Зачем? – удивился я. – Я уже здесь.
    В наступившей тишине распахнул плащ и продемонстрировал залитую кровью одежду. У вельможи откровенно начали стучать зубы. Решив, что доставать мечи уже не надо, постарался говорить как можно мягче:
    – Вы меня не интересуете. Мне нужна только карета, чтобы выбраться из города. Если вы не будете стараться навредить мне, то мы расстанемся вполне мирно. А сейчас прикажите ехать из города на юг.
    Вельможа немного помолчал, затем отдал нужный приказ. Карета мягко покатила. Дома проплывали за окном. А вот у городских ворот я напрягся. Страх перед братьями может пересилить страх передо мной. Мягким движением я поднес меч к горлу вельможи.
    – Мне неприятно будет вас убивать, но, если что, вы будете первым.
    Вельможа все понял правильно, и ворота мы проехали без проблем. Но лишь через пару часов, когда начались достаточно пустынные места, я немного успокоился. Заприметив первую попавшуюся укромную поляну, приказал сворачивать туда. Кучер и вельможа стояли молча и готовились к смерти. Я бы тоже испугался, увидев себя со стороны. Кровь уже засыхала, и одежда становилась жесткой, скрипя от движений. Вдруг вельможа задал странный вопрос:
    – Вы убили всех?
    – Всех, кто пришел за мной.
    – Тогда вас уже ничто не спасет, – вельможа вздохнул. – Вы убили младшего из братьев, и они не успокоятся, пока вас не найдут.
    – Я думал, их трое, но никого из тех, кого я видел рядом с королем, в доме не было. А сколько их вообще?
    – Было четверо. О младшем не было принято говорить, громкими делами занимались старшие, а он был на подхвате. Мразь еще та. Но вам от этого легче не будет. Любой посягнувший на братьев должен умереть. Это их закон. – Вельможа снова понурился.
    Очень приятная новость. Хотел смыться по-тихому и вляпался по самое… Да еще и одного из брательников зацепил. Теперь только бежать изо всех сил. Против троих магов мне сейчас не устоять. И на месте сидеть не стоит. Побоище наверняка уже обнаружили. Пропажу кареты тоже. Вскоре проверят городские ворота. Остальное – как дважды два. Мое описание есть, направление движения тоже. Возьмут хороших лошадей и максимум за сутки догонят. И нечего нюни разводить, время дорого. Подошел к вельможе с кучером, и те напряглись, ожидая удара. Но я просто ткнул их, чтобы они поспали несколько часов. Затем обрезал постромки, вспрыгнул на лошадь, вторую взял в качестве заводной и со всей скоростью, на которую были способны лошади, пустился вскачь.
    Меняя лошадей, несся до полной темноты. Потом дал лошадям отдохнуть до рассвета и снова бросился бежать. Ближе к обеду обнаружил и погоню. Полсотни всадников на отличных лошадях уверенно меня нагоняли. Во главе погони – кто бы сомневался – трое братьев. Уж их лица я теперь никогда не забуду. Гнали меня спокойно и уверенно.
    Петлять было бесполезно. Если уж я их мог обнаружить, то они-то меня давно обнаружили. От отряда отделился десяток и, не жалея лошадей, пошел мне наперерез. Потом этот маневр повторил еще десяток, и еще. В результате их лошади выдыхались, но я вынужден был все больше поворачивать в пустыню. Потом меня погнали еще быстрее, пришлось бросить одну лошадь, да и вторая уже шла из последних сил. Солдаты отстали, заморив лошадей, но свою задачу выполнили. Через пару часов братья, которые ехали с постоянной скоростью, а их лошади были сравнительно бодрыми, почти догнали меня. Для них вообще погоня стала превращаться в развлечение. Совмещали, так сказать, приятное с полезным. Сначала мы двигались почти на равных. Но потом, подловив момент, они подстрелили мою лошадь. В последней надежде я бросился бежать. Колдуны не стали меня догонять сразу, да и зачем? Умело подправляя направление моего движения, они гнали меня все дальше в пустыню. Через час я почувствовал усталость. И тут только дошло: чем дольше я буду бежать, тем сильнее устану. А чем больше устану, тем легче им будет со мной справиться. Захотелось остановиться и дать последний бой, но я себя пересилил. Шансы ничтожные. И я снова побежал в глубь пустыни. А вдруг! Может, за соседним барханом что-то произойдет, и у меня появится шанс. Но чуда не происходило.
    Еще через час братьям такое развлечение надоело. Они сделали рывок и окружили меня. Неторопливо слезли с коней, взяли какие-то приспособления и пошли ко мне с трех сторон. Я достал мечи и приготовился подороже продать свою жизнь. Но боя не получилось. Приспособления оказались небольшими арбалетами. Подойдя ко мне шагов на тридцать, они как по команде одновременно выстрелили. Один болт я успел срубить, второй удалось отклонить, и он только оцарапал ногу. Ну а третий аккуратно пробил бедро. Невольно застонав, опрокинулся на землю. Похоже все, отпрыгался. Братья подходить не торопились. Отбросив арбалеты, некоторое время внимательно наблюдали за мной. Заклинаниями швыряться не стали. Да и зачем? Сделать я им уже ничего не мог, а силы мои они и так заберут. Приблизились еще на несколько шагов, достали из сумок невероятно прочные на вид тонкие сети. Потом активировали свои долбаные артефакты-пылесосы. Даже на таком расстоянии я различил легкий гул и ощутил как будто легкий ветерок. Только дул он не с какой-то конкретной стороны, а будто изнутри меня.
    Почему-то даже сейчас они меня опасались и не хотели рисковать. С дальнего расстояния будут качать из меня энергию, постепенно подходя все ближе. Дождутся, пока я совсем потеряю силы, затем просто накинут сети, дадут по башке, и если сразу не убьют, то сделают дойной коровой по требованию. И буду я, как Кощей Бессмертный, висеть на цепях в каком-нибудь подвале, а они на мне свой бизнес делать, обеспечивая себя, детей и внуков дармовой энергией. От бессильной ярости я даже взвыл. Швырнуть мне в них нечем. Заклинания, даже самого простенького, сделать не могу. Можно швырнуть мечи, но, даже если они не успеют поставить защиты, завалить я смогу только двоих. Артефакты останутся включенными и выкачают из меня все до капельки. Оставшемуся в живых даже не нужно будет подходить ко мне. Он сядет в сторонке и подождет, пока нестерпимая жара и потеря крови лишат меня сознания. Можно попробовать хорошенько разъяриться и выплеснуть энергию, как я сделал с черным туманом. А если артефакты выдержат и сумеют мою энергию впитать в себя?! То-то будет подарок!
    Я пытался придумать хоть что-то, но ничего, что давало хоть малейший шанс, в голову не приходило. Откинувшись на землю, стал ждать. Странное положение. Я на земле, молчаливые, неподвижные братья – вокруг. Через некоторое время они синхронно сделали шаг ко мне и снова замерли. Значит, моя энергия падает. Несколько часов – и все. И тут я успокоился. Ярость сменилась холодной решимостью. Отбиться не получится, так хоть добычи оставлю поменьше. Уже без всяких эмоций стал разжигать свой внутренний огонь, и он послушно разрастался, вокруг тела даже появился золотистый туман. Братья испуганно что-то загомонили и сделали добрый десяток шагов назад. Не нравится?! Но у меня появилась другая цель, вернее, другой приемник. Надо мной сверкало солнце. Пусть уж лучше ему достанется моя энергия, чем этим ублюдкам. Может, кто-нибудь и моему лучику потом порадуется. Сосредоточившись, отправил энергию к солнцу. Разделившись сознанием, одновременно видел и ошеломленных магов, с огромным сожалением провожающих взглядами мой поток энергии, и свои руки, направившие мечи мне в шею. Удар должен быть точен. Не хватало мне еще ходить в качестве зомби. А без головы – кому я нужен?
    Я как бы находился в своей энергии, летящей к солнцу. Но раствориться не получилось. Солнце встретило меня весьма приветливо, и только. И даже вроде как-то сердито заворчало, чтобы я не маялся дурью, а возвращался обратно. И я послушно согласился. Но напоследок отщипнул малюсенький кусочек солнца и потащил его за собой обратно по лучу, который все более истончался. Успел я вовремя. Успел прекратить уход энергии, остановить собственные руки, готовые отрезать мне голову, и посмотреть солнечный удар местного значения. Выглядело все очень красиво, как в кино про ядерный взрыв и последующий лучевой удар. Небо стало стремительно наливаться светом, а потом на нас обрушился невероятный жар. Братья успели поставить максимум защиты, и вокруг их коконов яростно забушевал огонь. Мне ставить было нечего, и я просто надеялся хоть немножко увидеть их гибель. Но огонь меня не трогал. Он бушевал вокруг, но какой-то ласковый. Минуту мы с магами просто глядели друг на друга, потом их защиты не выдержали, и они моментально сгорели, а пепел разлетелся вокруг.
    Праздник света продолжался еще минут пять, а потом так же резко прекратился. Снова голубое небо. Только теперь вокруг меня простиралось нечто состоящее из черноты и отдельных булькающих расплавленных озерец. Опустив взгляд, увидел под собой такую же дымящуюся черноту. Сам же я находился на чем-то вроде невидимого стеклянного пола. Очень интересно, но надо срочно выбираться. Невольно постанывая, сумел встать и, подволакивая раненую ногу, заковылял в сторону ближайшего видимого участка целой земли. Стеклянный пол продолжал меня защищать от раскаленной земли и исчез только тогда, когда через час я добрался до еще живой земли. Здесь тоже было невероятно жарко, но земля хотя бы не дымилась. Обессиленно упав, на какое-то время потерял сознание.
    Очнулся я уже к ночи, когда ветер наконец принес прохладу. Долго лежал, пытаясь понять, где я и что я. Постепенно события дня всплыли в памяти, но вопросов только прибавилось.
    Что вообще происходит?! Осторожно попробовал нарисовать заклинание. Опять ничего. Как вообще это все согласуется?! В меня спокойно стреляют из арбалета, ранят. Я не могу для собственной защиты создать даже простейшее заклинание. А потом вдруг чуть ли не беру кусочек солнца и швыряю в своих врагов. И гуляю над раскаленной землей по какому-то стеклянному полу. Если это не мой бред, то что?!!
    А потом мне в голову пришла мысль, от которой я без всякой помощи подсознания пришел в ужас. А что, если Хранитель меня обманул и никакой блокировки нет? Просто я перешел на какой-то другой уровень, и рисование заклинаний мне просто не нужно! Если уж я мысленным усилием смог взять кусочек солнца и управлять им, то что я еще смогу? Заклинания теперь уж точно покажутся детской забавой. Сегодня я отбивался от врагов, а если меня еще кто-нибудь разозлит? Смогу я сдержаться или нет? И что я брошу во врагов в следующий раз? От таких мыслей меня заколотило. Проверять свои подозрения резко расхотелось. Теперь я уже сам осознанно начал страшиться своих неизвестных способностей.
    Потом организм и подсознание сжалились надо мной, и я снова отключился…

    Меня, конечно, спасли. Правда, только к вечеру следующего дня, когда от жажды и горячечного бреда от раны я уже обсуждал сам собой, кому из богов или демонов достанется моя душа. Да и не совсем спасли. После солнечного удара, который я устроил, в пустыне поднялась песчаная буря, и до утра все прятались от летящего песка. А вот с утра к месту боя потянулись любопытные. Тут были и те десятки солдат, которые выступали в роли загонщиков на меня. Да еще невдалеке оказался отряд местных кочевников. Учитывая ужасы бойни, которую устроили братья кочевникам в последние годы, встречи с солдатами были скоротечными и с очевидным результатом. Потом кочевники проехались по краю выжженного пятна и наткнулись на меня. Единственное, чем я их заинтересовал, были мои мечи. Что-что, а трупы людей, умерших от жажды и ран, их совершенно не интересовали. Меня начали обыскивать, и тут я выдал немного стонов. На это им было наплевать. Но потом кому-то стало интересно, а почему у меня в ноге арбалетная стрела? Затем до кого-то дошло, что рана у меня в ноге, а в крови ВСЯ одежда. Кругом трупов больше не наблюдалось. И тут им стало любопытно. Резонно решив, что убить меня они могут в любой момент, дали мне немного воды, взвалили, как мешок, на лошадь и повезли в глубь песков. Следующую неделю я помню плохо. Меня привезли в какой-то лагерь, стрелу удалили, рану обработали. К счастью, обошлось без осложнений. К концу второй недели я уже начал понемногу ходить. Положение мое было какое-то странное. Вроде и не раб, но далеко и не почетный гость.
    Меня отмыли, забрали все вещи, взамен выдали нечто мешковатое. Место отвели в палатке для рабов военного вождя, отряд которого меня нашел. Кормили скромно. Особо не стерегли, да и куда я, на фиг, денусь с раненой ногой, когда дня на три вокруг сплошные пески. Лагерь расположился в оазисе. Кругом шатры, палатки. Уклад жизни очень напоминал жизнь наших кочевников, как их показывают по телику. Так в пустыне ничего нового и не придумаешь. Хоть у нас на Земле, хоть здесь.
    Рана заживала быстро. И чем увереннее я начинал ходить, тем острее начинал вставать вопрос: а что дальше? Военный вождь, которого звали Ханкук, интереса ко мне не проявлял. Довольно странно. Ждет, когда окончательно поправлюсь, чтобы решить мою судьбу? И ни разу не поговорил, только иногда внимательно посмотрит и все. Все мое общение заключалось в нескольких фразах с другими рабами и местным лекарем, Абдасом. Судьба начинала вырисовываться довольно неприглядная. Я, конечно, постараюсь сбежать, но и у местных наверняка богатейший опыт по усмирению непокорных. Я не столько огорчался, сколько удивлялся причудам судьбы, бросающей меня из крайности в крайность. Кем я только не был за последние годы! И бомжом, и королем, и целителем, и убийцей, и магом. А теперь вот придется попробовать роль раба. Чего только в жизни не бывает!
    Еще месяц прошел в безделье. Рана затянулась, и я двигался почти свободно, даже начал понемногу тренироваться. От безделья попытался наладить отношения с окружающими, но вокруг меня был как будто круг безмолвия. Даже детей от меня отгоняли. А потом приехали гости, и, видимо, не простые. В течение нескольких дней прибыли четыре отряда человек по тридцать, одни воины. Похоже, что-то намечалось. В лагере сразу стало шумно и тесно. Когда прибыл четвертый отряд, с каким-то очень важным степняком, поставили новую большую палатку. Судя по суете, начинался какой-то совет. А потом неожиданно пришли и за мной. Я-то им зачем понадобился?
    Но когда меня завели в шатер, сразу понял, что как раз я и являюсь главным героем этой вечеринки. За низеньким столиком сидели шесть человек. Оба вождя племени, Ханкук и Миранос. В центре – степняк, приехавший последним, справа от него – еще трое серьезных дядей. По периметру шатра расположились с десяток воинов, не сводящих с меня глаз. А на столике разложили мое барахлишко. Выстиранная одежда, мелочь из карманов, мечи. А в центре – самое ценное: баронский кулон, королевский амулет и артефакт младшего из братьев. Значит, разговор будет серьезным. Сесть мне не предложили, а несколько минут просто разглядывали. Степнякам я вроде бы ничего не сделал, просто не успел, поэтому стоял почти спокойно. Наконец старший заговорил. Сбоку тут же подскочил толмач и затараторил на имперском:
    – Великий Амунгул спрашивает, кто ты.
    – Я – барон Мастдай, моя родина королевство Земля, которое очень далеко отсюда. Путешествую для собственного удовольствия.
    – Как ты здесь оказался?
    – Я путешествовал. В столице, Брутосе, попал в облаву и решил бежать. За мной погнались и ранили. Потом нашли ваши. – «Какой я молодец, – мелькнуло в голове. – Ни слова вранья, а история получается совершенно другая», – похвалил я себя.
    Судя по тому, что с меня не сводили взглядов, главное сейчас не врать.
    – Эти вещи твои?
    – Да, мои.
    – Очень дорогие вещи. Откуда у тебя мечи?
    – Сделал для меня хороший маг.
    – Ты так богат?
    – Он сделал для меня бесплатно.
    Амунгул поднял баронский кулон.
    – Это?
    – Это мой родовой знак.
    – Это? – Амунгул поднял королевский амулет.
    – Нашел. Можно сказать, что получил по наследству.
    – У тебя такие богатые родственники?
    – Меня сочли достойным. – Тут я немного смутился собственной наглости, и это сразу заметили.
    – А это? – Амунгул поднял амулет младшего, и в палатке ощутимо сгустилось напряжение.
    Но для меня этот вопрос, наоборот, показался легким.
    – Добыл в бою, – спокойно ответил я.
    С минуту стояла тишина, а потом Амунгул, а за ним и все остальные стали смеяться. Их прямо корчило от смеха. Я не понял. Вроде сказал правду.
    Наконец хохот стих. Вытирая слезы, Амунгул оглядел меня.
    – Плевок верблюда, вот ты кто! – почти ласково проговорил он. – Ты знаешь, что это?
    – Ну, догадываюсь.
    – Он догадывается! – всплеснул руками Амунгул. – Ты даже не смог уклониться от стрелы! И хочешь нас убедить, что смог победить мага, хозяина этого артефакта?! Да к нему даже приблизиться было невозможно, не то что победить. Значит, ты подкрался к нему подло и тайно?
    – Ничего подобного, – почти обиделся я. – Сначала я убил его солдат, а потом и его самого.
    Судьи переглянулись. Потом Амунгул спокойно продолжил:
    – Это самое наглое вранье. А владение этим артефактом можно объяснить только одним. – Он подал какой-то знак, и на меня сразу накинули несколько арканов. Через минуту я напоминал кокон из веревок. – Ты – младший из братьев. Боги покарали остальных, обрушив на них солнечный ветер, а тебе как-то удалось спастись, и ты решил спрятаться в надежде, что тебя не узнают. Но сам факт владения этим артефактом выдает тебя с головой. И никуда ты теперь не сбежишь и не спрячешься. Вы принесли столько горя нашему народу, что смерть твоя будет очень долгой и очень мучительной. Ты ответишь за всех братьев.
    Я был настолько ошарашен подобным поворотом, что только ошалело смотрел на судей. Те подобное поведение восприняли как должное и смотрели на меня уже с удовольствием.
    Потом меня отнесли в отдельно стоящую палатку. У входа встала охрана, а рядышком устроилась парочка новоприбывших шаманов и начала чего-то бубнить, видимо сковывая мою предполагаемую магическую силу. А я пытался привести мысли в порядок. Вроде я недавно жаловался, что придется испытать долю раба. Какая же она приятная по сравнению с ролью кровного врага, попавшего на пытки. Что-то мне последнее время явно не везет. Страха пока не было, но ситуация складывалась не очень радостная.
    Следующий день прошел скучно. Пытать меня пока не стали, видимо, встала проблема выбора лучших пыток. А может, отправили гонцов в другие племена. Ведь такой повод для праздника! Веревки после некоторых раздумий с меня сняли, но нацепили цепи на шею и руки. Причина банальная. Кормить и поить они меня не собирались, а вот превращать шатер в туалет не захотели, самим ведь рядом сидеть. Основную часть времени я теперь сидел или лежал, распятый на цепях, прикрепленных к вбитым в землю железным костылям. Такое необременительное занятие меня пока устраивало. Каждый день спокойствия позволял ране на ноге зажить получше. Чтобы ускорить процесс, стал заниматься статической силовой гимнастикой. Идею прочитал в книжке вроде бы про Котовского. Тот тоже сидел в тюрьме и так тренировался в тесной камере. Идея простая – пытаешься согнуть или разогнуть, допустим, руку, и сам же стараешься этому помешать, напрягая другую мышцу. Сначала непривычно, а потом даже приятно. Можно выглядеть неподвижным и тренировать все тело. Вот этим я и занялся.
    Но сутками тренироваться не будешь, и все острее вставал вопрос: что делать? Ответ яснее ясного – бежать. Только вот как? Можно воспользоваться походом в туалет, замочить охрану, забрать свои вещи, найти лошадь. Только ведь эти заразы не отстанут. После того как они уверились, что я «младший», даже мальчишки, которые смогут держать нож, постараются меня убить. Да и против стрел я ничего не смогу сделать – превратят меня в ежа, даже охнуть не успею. Мочить все племя ночью? От таких мыслей меня даже передернуло.
    Но умирать самому тоже не хочется.
    И тогда я решился попробовать свои новые предполагаемые способности. Нарисовал заклинание – все по-прежнему. А как у меня получился «солнечный удар»? Стал вспоминать во всех деталях. Вроде ничего особенного не делал. Сначала наполнил себя энергией, потом очень сильно захотел. Решил делать так же. Осторожно добавил себе энергии, потом внимательно поглядел на лежащую цепь и захотел, чтобы одно звено, вон то, особо ржавое, исчезло. Звено послушно исчезло. Я затаил дыхание, но никто ничего не заметил. Охрана, расслабленная моей неподвижностью, последнее время несла службу халатно, лишь изредка заглядывая в палатку. Шаманы тоже стали работать поодиночке и большую часть времени проводили снаружи. Осторожно, по миллиметру, чтобы цепь не звякнула, потянул ее к себе и убедился, что звена нет – значит, это не мой глюк. Уже более смело мысленно вернул цепь на место и восстановил звено. Осторожно потянул. Все нормально, я снова прикован. С огромным облегчением вытер потный лоб. И не так уж это и страшно. Просто надо действовать аккуратно и не торопиться.
    Немного успокоившись, начал тренироваться дальше. Для начала любимая серия: железо – золото – камень – снова железо. Получалось легко и даже как-то радостно. Настроение быстро поднималось. Потом решил мелкие бытовые проблемы. Выровнял землю у себя под спиной, сделал, не меняя внешнего вида, более мягкой подстилку. За час переделал все вещи в шатре. Затем напомнила о себе жажда. Вот тут я засомневался. По идее, я могу сделать и стакан с водой, только пить ее будет пока страшновато. Лучше уж обычную, из ручья. А как? Пройдясь «тройным зрением» вокруг, быстренько нашел ручей. Посомневавшись, создал кувшинчик, набрал воды из ручья и отправил кувшинчик в свою палатку. Получилось как в сказке «По щучьему велению». Кувшинчик подлетел к палатке, я сделал в стенке дырку, пропуская его, снова заделал стенку. Потом просто взял кувшинчик и с невероятным наслаждением напился. Убрав его, растянулся на мягкой подстилке. Жизнь-то опять налаживается!!! Осталось только научиться защищаться от оружия кочевников, и я смогу уйти отсюда в любой момент. Молодцы, кочевники! Если бы не их угрозы пытками, еще неизвестно, когда бы я решился попробовать свои силы. Эту ночь я спал счастливым.
    На следующий день я решил заняться более масштабными работами. Отодвинувшись «тройным зрением» от оазиса километров на десять, стал развлекаться. Сначала просто двигал песок, то собирая его в горки метров двести высотой, то разравнивая в идеально ровную площадку. Потом поэкспериментировал с созданием ветра, смерча, дождя. Получалось как при работе с «тройным зрением», только теперь мне даже не нужно было видеть структуру. И не надо никуда направлять силу, достаточно наполнить ею себя.
    День прошел очень результативно. Осталось разобраться с собственной защитой. Что-то мне получать новые стрелы в себя не очень хотелось. Только как мне ее делать? Сказать, что стрелы не должны меня протыкать? А потом обматерил себя. Я же ведь делал раньше защиту с помощью заклинаний. И прекрасно помню ощущение этой защиты. Кто мешает сделать такую же, просто пожелав? Я так и сделал, и защита послушно появилась. Я ее еще немного улучшил, полюбовался и со спокойной совестью улегся спать. Теперь я готов!
    Приготовился я очень вовремя. На следующий день меня посетил и сам Амунгул. Усевшись невдалеке, долго меня рассматривал. Я прекрасно выспался, был полностью уверен в себе, поэтому тоже рассматривал его с интересом. Какие новости он сообщит мне сегодня? Мой вид и спокойствие очень не понравились Амунгулу.
    – «Младший», ты слишком спокоен для приговоренного к смерти.
    – Амунгул, я уже говорил, что меня зовут Мастдай. И пытки меня не интересуют. Сегодня я хочу отправиться дальше. Ты бы распорядился, чтобы мне приготовили хорошую лошадь, а то не люблю я воровать.
    Амунгул был так взбешен моей наглостью, что я даже улыбнулся. Поставив защиту, стряхнул с себя цепи. Встав, с удовольствием потянулся.
    – Ты меня проводишь? – съехидничал я.
    Надо отдать должное Амунгулу. Даже в шоке от происходящего, он выхватил нож и кинулся на меня, но только бессильно уткнулся в мою защиту. Защита ему ничего не делала, просто не подпускала ко мне. Убедившись, что обычное оружие против меня бессильно, я спокойно отправился на выход. Шуму, конечно, было много. Амунгул поднял тревогу, и со всех сторон бежали воины и шаманы. На меня кидались со всевозможными мечами и ножами, летели копья и стрелы. Но все это мягко опадало в метре от меня. Ближе никого и ничего моя защита не подпускала. Да и остановить меня сомкнутым строем не получилось. Примерно как забору остановить бульдозер. Я просто шел, а их строй мягко раздвигался. Потом начали работать шаманы. Но защита просто поглощала их заклинания. Минут через пятнадцать до всех наконец дошло, что задержать меня у них не получится. Теперь я шел прогулочным шагом, а меня сопровождала толпа воинов с ошарашенно-ненавидящими взглядами. Я дошел до палатки вождя, по-хозяйски открыл сундук с моими вещами и, никого не стесняясь, стал переодеваться. В палатку набились шаманы и, красные от ненависти, следили за моими действиями. Одевшись, я навесил на себя оружие. Затем стал надевать амулеты. Когда мои руки коснулись артефакта «младшего», в палатке ощутимо повисло тяжелое напряжение. Решив не усугублять, я с артефактом в руке повернулся к шаманам. Все замерли.
    Я приподнял его на ладони, затем сжал кулак, и сквозь пальцы посыпался песок. Демонстративно отряхнув руки, не спеша направился на поиски подходящей лошади. Идти далеко не пришлось. У соседней палатки стояла чья-то уже оседланная. Усевшись и сделав защиту для лошади, огляделся по сторонам. Все мужское население стояло вокруг и не отрываясь смотрело на меня. И взгляды мужчин постепенно менялись. Сначала в них была только ненависть, а теперь у многих появились растерянность и непонимание. Вперед снова вышел Амунгул. Не сводя с меня взгляда, спросил:
    – Кто ты?!
    Меня очень подмывало сделать про себя еще одну легенду, но лучше слухи о своих новых способностях связать с другим именем, вдруг пригодится. Про Линка уже, наверное, потихоньку расползаются рассказы, что он стал слабенький и мягонький. Пусть для нехороших дядей, которые в это поверили, будет в будущем неприятный сюрприз. Мастдай – это из компьютерного жаргона. Типа, «должен сдохнуть». А раз я умирать передумал, то пусть теперь это другие на себя примеряют.
    – Меня зовут барон Мастдай. И я не «младший». Надо хоть иногда верить людям.
    Я тронул лошадь, и передо мной расступились.
    – Провожать не надо!
    Никто, правда, и не собирался. В полной тишине я уехал. Теперь у них будет что обсудить вечером у костра. А у меня своя дорога.

Глава 4
Младший бог

    Дорога была достаточно легкой. Вода и корм для лошади не проблема. Если мне не нравились высокие барханы на пути, я их просто убирал. А когда песок казался чересчур зыбким, делал его поверхность твердой. Конь воспринимал мои эксперименты с одобрением, и двигались мы очень ходко. Уже через пару дней я выбрался на дорогу, ведущую на юг.
    Обстановка в таверне, в которую я решил заехать, мягко говоря, удивила. Посреди зала несколько человек старательно мутузили одного. Причем хозяин таверны взирал на это с полным одобрением. Ну, раз он считает это нормальным, вмешиваться пока не будем. Избитого выкинули за порог, и хозяин налил разгоряченным мужикам по кружке вина.
    – А что это такое у вас происходит? – осторожно поинтересовался я.
    – Да развелось жулья, продыха нет. И каждый норовит бароном Мастдаем назваться, требует, чтобы его поили и кормили как спасителя королевства! Нацепят пару мечей, а сами даже толком не знают, как за них держаться! – Хозяин презрительно сплюнул, и уже более внимательно пригляделся к моим мечам. – А вы кто, сударь, будете?
    – Путешественник, барон…э-э… Бахус. Тут у вас проездом.
    Хозяин еще раз внимательно оглядел меня, мои мечи, но цепляться больше не стал. Я заказал «дежурные» блюда, даже позволил себе немного вина. Усевшись, как обычно, в уголочке, с большим интересом стал слушать разговоры. А разговоров стало не в пример больше, не то, что пару месяцев назад. Люди изменились разительно. Голос теперь уже никто не приглушал, да и проблемы обсуждались только государственного масштаба. Стоило мне заикнуться, что пару месяцев я провел в песках, как на меня вывалили кучу новостей. Самой главной было, что диктатуре братьев пришел конец. Откуда они только слова-то такие узнали? О гибели «младшего» говорили как о доказанном факте. Тот вельможа, у которого я забрал карету, остался в живых. Вернувшись в столицу, пару дней таился по знакомым, опасаясь гнева братьев. А когда через несколько дней докатились слухи о погоне, «солнечном ветре», песчаной буре, а братья так и не вернулись, вельможа сложил два и два и пустил слух обо мне. Смысл слуха разительно походил на слова Букмуна об «освободителе». Тем более что в его доме нашли кучу трупов, включая «младшего». А когда спустя еще неделю братья не вернулись, слух быстро перерос в официальную версию событий.
    Теперь барон Мастдай превратился в национального героя страны. А желающих погреть руки на чужой славе оказалось множество. «Баронов Мастдаев» появился не один десяток. Тем более что вельможа меня видел недолго, да и был я весь в крови. Но с ними разбирались просто – били морды в твердой уверенности, что настоящий герой от кулаков отобьется. Если уж он смог победить братьев, что ему какие-то кулаки!
    Но это были еще цветочки. Неожиданно выяснилось, что чуть ли не каждый второй вельможа в окружении короля руководил движением сопротивления братьям. Выжить при братьях смогли только самые изворотливые и беспринципные. Сейчас эти качества пригодились в полной мере, и вельможи сцепились, как пауки в банке. Несколько человек уже скоропостижно умерли, остальные старались набрать побольше сторонников и готовились к борьбе за власть. Королевство стремительно катилось к гражданской войне. Даже здесь, в захудалой таверне, споры на политические темы частенько перерастали в драки. А что ж тогда творилось в столице?
    Невольно я задумался о своих действиях. Братьев я убил почти вынужденно, защищаясь. Но вот было ли это хорошо для королевства, я уже не знал. Если кто-нибудь быстренько не наведет единовластие, то крови может пролиться больше, чем при братьях. На краткий миг даже мелькнула мысль самому вернуться в столицу и захватить власть. Учитывая мой предполагаемый авторитет, это было вполне возможно. А что дальше? При полном отсутствии опыта дворцовых интриг и знания местных реалий я вполне могу стать игрушкой в чьих-то руках. И вообще, это мне надо? Влезать в чужую драку, даже понятия не имея, кто здесь прав. Не надо. Мне бы со своими проблемами разобраться.
    По дороге сосредоточился на своих новых способностях. Вспоминал старые знания и пытался использовать их по-новому. Пробовал, конечно, только самые слабенькие заклинания. Но это быстро надоело. Теперь понятно, почему у меня перестало получаться рисование заклинаний. Это все равно, что сначала делать инструмент, а потом им работать. А я теперь мог просто представить конечный результат, не задумываясь, как это будет делаться. Но ломать и разрушать быстро надоело. Гораздо интереснее было создавать. Сначала простенькие вещи, потом все более сложные. Появились и нюансы. Создавал я только внешние формы. Свойства были те, какие я и хотел. Но только вот внутренняя структура могла получиться какая угодно. То же яблоко, которое я делал второпях, могло быть красным со вкусом яблока, но вот внутри могло получиться похожим по консистенции и на банан и на помидор. Приходилось быть очень внимательным, но с каждым днем получалось все лучше и легче.
    А потом проявились и побочные эффекты. Однажды, после нескольких удачных экспериментов, настроение было великолепным. Хотелось обнять весь мир. И я даже порадовался, что пустынная до этого местность вокруг дороги покрыта цветами. Только через некоторое время задался вопросом: а откуда здесь в неурочное время такие цветы? Речек вроде нет, за пределами стометровой зоны по краям дороги прежняя пустошь. Остановившись, внимательно огляделся. Зона цветов простиралась вдоль дороги на несколько километров назад, сотню метров от меня вперед и в стороны. А я вроде как в центре. Так это что, моя работа?! Странно как-то все это. Я ведь даже и не задумывался о подобном. Ну, настроение было хорошее, но явно о цветах для себя я не думал. Откуда же они взялись? Неужели так проявилось мое настроение? Надо быть поаккуратнее. Насторожившись, потихоньку поехал вперед, приглядываясь к изменениям ландшафта. Но ничего больше не произошло. Цветы остались позади, а новых не появилось.
    Следующий звоночек прозвенел уже на другой день. Но на этот раз не очень приятный. И заметил я его только потому, что ехал через небольшой лес. На этот раз настроение было грустным, и окружение вскоре стало под стать. Все какое-то квелое, полузасохшее. Удивившись такому совпадению, огляделся, на этот раз с некоторой тревогой. Ситуация как и с цветами, только теперь со знаком минус. Метров на сто вокруг меня все корежилось и вяло. Но я же этого не хотел, я вообще про свое думал! Неужели я теперь могу воздействовать на мир даже своим настроением? Надо с этим разбираться, но лучше где-нибудь в пустынном месте и не двигаясь – на всякий случай. Восстановив лесочек, поехал дальше, но уже старался не впадать в задумчивость. Мысли должны быть конкретными: вижу то, сделать надо это.
    А еще через день прозвучал уже не колокольчик, а целый набатный колокол. Остановившись на ночлег, приготовил скромный ужин, покрутился, устраиваясь поудобнее на камнях, и быстро уснул. Спал прекрасно, а пробуждение было вообще сказочным. Отдохнул я великолепно. Потягиваясь, ощутил какой-то непривычный комфорт, излишнюю мягкость под спиной. Первое, что увидел, открыв глаза, был легкий цветастый полог шатра, который прикрывал меня от солнца.
    Осторожно оглядевшись, не заметил рядом никого. Тихонько сполз на пол и выглянул наружу. Шатер стоял на небольшой поляне. С краю протекал ручей, а вокруг росли деревья! Это куда же меня занесло и каким образом?! Мечи доставать не стал, но на разведку отправился очень осторожно. Правда, далеко идти не пришлось. Через сотню метров легкий лиственный лес резко кончился, и я увидел привычную пустыню вокруг. Уже хорошо, вздохнул я про себя. Во всяком случае, я никуда не переместился. И более смело обошел «свою» рощу. Идеально круглая, как будто очерченная по циркулю, метров сто в радиусе. Вернувшись на поляну, все внимательно оглядел. Ручей выбивался из-под камней, пробегал по поляне и снова уходил куда-то в землю. Ненатурально как-то. Шатер небольшой, но материал самого высокого качества. Лежанка – верх совершенства – сделана из нескольких слоев каких-то неизвестных материалов. А перед шатром – небольшой столик с едой. Несколько порций шашлыка, свежий хлеб, фрукты и даже бутылка легкого вина. Идеальное место для отдыха. Только вот, учитывая, что спать я ложился на камнях, все вокруг надо считать ненормальным. Самым тщательным образом, всеми способами зрения я проверил поляну, но никакого криминала не обнаружил. Насколько я вообще разбираюсь в таких вещах, все здесь было самым натуральным. К обеду я уже устал от проверок, успокоился и захотел есть. Еще раз осмотрев продукты, решил перекусить.
    Шашлычок был великолепным, вино тоже выше всех похвал. А вот мысли получались не очень радужными. То, что все здесь было сделано магией, обсуждению не подлежало. И других кандидатов, кроме меня, на роль волшебника не наблюдалось. Вот это и было грустно. Я ведь понятия не имею, когда и как я все это сделал! Вроде радоваться надо, пожизненный комфорт обеспечен. Одна только закавыка – я этим не управляю. Вернее, управляю, но неосознанно и непонятно как. А если у меня на следующую ночь будут эротические сны? И проснусь я неизвестно где, может быть, в собственном раю. Вокруг меня будут райские кущи, сказочные гурии, в ручьях будет течь вино, а вкушать я буду амброзию, пищу богов. Здравствуй, персональный рай сумасшедшего. И как я из него, интересно, выбираться буду, если, на мое счастье, у меня и появится такое желание?
    Я ведь могу приказать себе все забыть и оставить только желание наслаждений. А могу бросить все и забыться. И появится где-нибудь в глубине гор или в далеком космосе персональная хронокапсула, в которой я буду покоиться до скончания света. Может, и не дойдет до таких крайностей, но и просто меняя под настроение все, на что упадет взгляд, можно быстро потерять ощущение реальности. Было древнее философское учение, что мир вокруг – это то, что мы ощущаем. Реально только то, что чувствуем мы. Не помню точно, что там имелось в виду, но в моем случае это можно будет понимать буквально. И если действия моей силы пустить на самотек, то очень скоро я перестану понимать, где мои материализовавшиеся желания, а где старый, реальный мир. Полное отсутствие ограничений, правил. Все можно изменить и исправить. Наверное, и фокусы со временем у меня теперь получатся. Никто не посмеет слова против сказать. От скуки придется хоть каких-нибудь врагов придумывать. И что в итоге? Появится новый бог с собственным придуманным миром без всякой связи с настоящей реальностью. Вернее, я сделаю под себя новую реальность. Как-то все это грустно. Теперь становятся понятны слова Хранителя: «Хорошая будет смена, если с катушек не слетишь». Наверное, он имел в виду именно это. Или это еще цветочки?
    Солнце уже перевалило зенит, но я решил не задерживаться в этом райском уголке. Недолгие сборы и снова дорога. Опять вокруг пустынные пейзажи и опять невеселые мысли. Все у меня не как у людей и магов. Все бьются за обладание силой, потом учатся ею управлять. Каждая ступенечка доставляет радость. А у меня… свалилась такая сила, что девать некуда. И управлять ею почти не надо. Она и так, как излишне любящая жена, готова выполнить любое, даже еще не осознанное, желание. И это тоже начинает напрягать. Забота – приятно, но хотелось бы и самому иметь возможность принимать решения. Проблема какая-то странная. Хочется, чтобы сила мне была послушна, но и не слушалась меня так беспрекословно. Решить вроде бы можно двумя способами. Для начала можно попробовать истратить всю свою энергию, чтобы не было сил что-то сотворить. Только вот для создания той же рощи мне и сил нужно совсем чуть-чуть. Так что «сливать» придется очень много и досуха. Правда, Хранитель говорил, что у меня какой-то специфический источник. Что-то вроде того, что мне достаточно испытать сильное чувство, и энергии снова будет много. Так что сливание если и поможет, то ненадолго. Получается, что мне надо перестать испытывать чувства. Никаких эмоций, один холодный расчет. Можно сделать и так, только вот в кого я тогда превращусь? В робота? И зачем мне тогда сила, если я вообще перестану чего-то хотеть? Не нужны будут ни деньги, ни власть, ни женщины. На еду я себе уж как-нибудь заработаю. Невольно сглотнув, ощутил жажду. И тут же в воздухе передо мной возник запотевший стакан. Вода оказалась чистейшей, со вкусом талого льда. Великолепно, но именно такого неуправляемого проявления своей силы я теперь и буду бояться. Надо как-то научить свою силу слушаться меня только тогда, когда это нужно. Еще бы суметь объяснить самому себе, что такое «когда нужно».
    Несколько дней я пробирался без дороги, стараясь не заезжать в деревни. С утренним пробуждением в новых оазисах я почти смирился. Теперь по утрам старательно промерял шагами размеры новых оазисов. Через неделю новый оазис достиг уже километра в диаметре. Но последним ударом стали для меня соловьи. Обычные соловьи, которые разбудили меня утром своими трелями. Все, конец уже близко. Осталось во сне пожелать каких-нибудь животных типа ланей, для романтики. И женщину. И проснуться с ней в обнимку. С искусственной женщиной. В смысле, не рожденной обычной способом. А там уже недалеко и до тех ужасов, которые я себе нафантазировал. Надо срочно что-то придумывать.
    Самым простым показалось избавиться от энергии. По дороге обдумывал, как бы мне это сделать с максимальной пользой. Вечером, усевшись у костра, начал сооружать артефакт, способный принять неограниченное количество энергии. Понавтыкал в него всякой всячины, которую подглядел в других артефактах, да и свои задумки попробовал. Потом вспомнил общение с Хранителем и направил из себя силу в артефакт. Энергия пошла широким потоком. Прошло полчаса, час, а поток не прекращался. Я уже начал беспокоиться, что что-то делаю не так. Поток уменьшился только через полтора часа! К этому времени артефакт превратился в сверкающий шар почти метрового диаметра, а я почувствовал в теле необычную легкость. Некоторое время ходил вокруг шара, и в голове крутилась только одна мысль: а как же во мне столько умещалось? Потом встал вопрос: куда мне его девать? Оставить здесь – значит открыть новую цепочку смертей за его обладание. И не придумал ничего лучше, как отправить его в космос и зажечь новое маленькое солнце. Получилось очень красиво. Маленькое солнышко в ночном небе. Поужинав при ночном солнце, с чувством выполненного долга уснул. Проснулся я, слава богам, как и ложился – на попоне. Весь день ехал в хорошем настроении и вечером повторил операцию. Однако шар получился диаметром в пару метров. А когда на третий вечер шар получился уже в пять метров, а рукотворное солнышко горело до утра, вынужден был признать подобный путь тупиковым. Похоже, таким способом я только прочищал и разрабатывал свои «каналы» и «источник». Чем больше я тратил, тем больше у меня становилось энергии. Так я ничего не добьюсь.
    Утром проснулся в очередном оазисе. Привычный ручей впадал в небольшое озерко, даря прохладу. Привычные соловьи. Снова обход и обмер оазиса. Возвращаясь на поляну, не ожидал ничего особенного. И тут сердце дало сбой. Посреди поляны стоял конь и спокойно щипал травку. Несколько минут разглядывал его. Обычный конь, но не мой. Неужели это я его сделал? Тогда мне осталось совсем немножко – создать женщину. И как в подтверждение моих страхов со стороны озерка послышалось какое-то плескание. На деревянных ногах я отправился туда. Вид – как на картинке. Вокруг лес, озерко с голубой водой, а в нем плещется обнаженная молодая женщина, повизгивая от восторга. И я впал в ступор. Все, дофантазировался. К следующему утру у меня появится уже целый гарем. Осталось только угадать, как эта женщина станет ко мне обращаться – повелитель или дорогой? Но предсказатель из меня получился неважный. Женщина наконец заметила меня и бросилась к берегу. Но не для того, чтобы обнять мои колени. Подскочив к куче тряпок, которые я не заметил, выхватила из-под них меч и бросилась на меня. Если сказать, что я был в шоке, значит, ничего не сказать. Настоящим истуканом продолжал смотреть, как женщина бежит ко мне, замахиваясь для удара. Только в последний момент, на одних рефлексах, успел уклониться, а то ходить бы мне без головы. С минуту бегал от нее, уворачиваясь от ударов.
    Постепенно стало нарастать недоумение. Меня, конечно, возбуждают обнаженные женщины с хорошей фигурой. Но мазохистом я никогда не был. А эта воительница явно хотела меня убить. Неужели где-то в подсознании я мечтал и о таком?! Ну что ж, попробуем и такой сценарий. Для начала мне нужно ее зажать, а потом она, ощутив сильные мужские руки, отдастся мне со всей страстью. Сразу почувствовав интерес, быстренько обезоружил и связал эту дикую кошку. Но красивого секса не получилось. Оказавшись на земле, эта красавица разразилась таким потоком отборной ругани, что у меня чуть уши не свернулись. Вот этого в моих фантазиях никогда не было. Что-то здесь не так. Бесцеремонно придавив ее к земле, произвел ревизию. Ругань стала несравнимо яростнее, но меня это уже не волновало. Сейчас больше интересовало, что же такое я сотворил. Но осмотр меня порадовал. Женщина при всех ее достоинствах оказалась не идеальной. Фигура слишком мускулистая для предполагаемой любовницы. Руки исцарапанные. А больше всего меня порадовал офицерский загар этой матерящейся змеюки. Руки, лицо и шея загорелые, а вот все остальное беленькое. Никаких следов загара топлес или в бикини. Ну и прекрасно, облегченно вздохнул я. Местная натуралка. Я здесь ни при чем.
    Уже с улыбкой стал наблюдать за женщиной. Видя, что успокаиваться она не собирается, легонько, но достаточно чувствительно шлепнул ее по губам. На мгновение установилась тишина.
    – Уймись, дура! Я по другой части.
    Мы еще некоторое время поиграли в гляделки. Несмотря на глупость ситуации, я испытывал только громадное облегчение. Невольно вытер лоб и вздохнул.
    – Ну и напугала ты меня. Хорошо хоть драться полезла, а то я тут себе уже навыдумывал всякого. Но на сегодня развлечений хватит. Я тебя сейчас развяжу. Но если еще раз на меня кинешься или начнешь материться, получишь уже по-настоящему. Ясно?
    Для наглядности показал кулак. Женщина глянула на него только мельком и сразу закивала головой. Развязав ее, не спеша пошел к шатру, на всякий случай приглядывая «тройным зрением» за этой чокнутой. Некоторое время она лежала неподвижно, сверля мне спину взглядом. Убедившись, что я оборачиваться не собираюсь, метнулась к своему мечу. Обретя уверенность, еще поглядела в мою сторону. Потом уже почти спокойно заново искупалась, смывая грязь, в которой я ее извалял. Одевшись, походила, как бы в раздумье, и направилась ко мне. Я за это время сделал себе приличное меню и собрался завтракать. Подойдя, женщина немного помялась.
    – Меня зовут Катрина. Я приношу извинения, что неправильно истолковала твои намерения и повела себя излишне резко.
    Надо же, даже извиняться умеет. Уже более благосклонно оглядел ее. В дорожной одежде, с прибранными волосами, она выглядела очень неплохо.
    – Принимаю твои извинения. Есть будешь?
    – Времени нет. Нам надо срочно уезжать.
    – НАМ? СРОЧНО?
    – Я наемница. В последнем отряде возникли неприятности. Командир захотел меня и выразил свое желание в очень грубой форме при всех. Я ему тоже ответила в еще более грубой форме по самым чувствительным местам. Вырваться мне удалось, но сейчас за мной погоня.
    – А я здесь при чем?
    – Отряд скоро превратится в откровенную банду, командир страшно зол. Идут они по моим следам и любого встреченного путника просто убьют и ограбят.
    – Так, может, разойтись в разные стороны?
    – Бесполезно. Они уже где-то недалеко и любой новый след проверят – вдруг это моя хитрость. Так что нам лучше ехать вместе – хотя бы немного повысятся шансы выжить.
    Умная стервочка. Вроде бы обо мне заботится, но наверняка больше рассчитывает на мои мечи, чем заботится о моем здоровье. Если за ней кто и гонится, то человек десять – двадцать. Для меня не так уж и много. От стрел я закроюсь, мечами махать еще не разучился. В крайнем случае использую магию. Немного настроившись, огляделся вокруг. На ближайшие десять километров людей пока не было. Мне она не очень-то и нужна, а вот я ей очень. Можно ее послать, только все равно дальше ехать надо. Вдвоем, может, и веселее будет.
    – Ну что ж, в твоих словах что-то есть. Я согласен ехать вместе. Но хочу предупредить сразу. У меня своих проблем хватает, и путешествие со мной может для тебя стать еще более опасным, чем твой отряд. Да и со временем я ведь тоже могу разглядеть в тебе женщину, – усмехнулся я.
    Катрина было напряглась, но тут же вернула мне улыбку.
    – А может, это я первая тобой заинтересуюсь.
    Вот зараза, уже ерепенится. Но все правильно. Ей бы сейчас от одной опасности сбежать, а уж со мной одним она как-нибудь справится. Вон как глаза хитро заблестели. Явно не впервой с мужиками разборки устраивать.
    – Как мне к тебе обращаться?
    – Барон Мастдай.
    – Уж не тот ли самый Мастдай? – тут же заинтересовалась Катрина.
    – Какой именно?
    – Да тот, который братьев-колдунов угробил!
    Блин, ведь и это имя засвечено. Надо было по-другому представиться.
    – Да нет. Я там проездом был. А когда началась заварушка, бежал из столицы со всех ног. Не до геройства было.
    Но мое признание в трусости на Катрину подействовало совсем не так, как я рассчитывал. Вместо снисходительной улыбки она вдруг посмотрела на меня очень серьезно и как-то по-новому оценивающе. И что я опять не так сказал? Стараясь сменить тему, наложил в тарелку мяса и подвинул Катрине.
    – Ешь. Если уж ехать, то лучше на сытый желудок.
    Теперь она не манерничала. Некоторое время мы молча ели. Когда первый голод был утолен, Катрина стала более внимательно оглядываться по сторонам, и сразу возникли неудобные вопросы:
    – Мастдай, а где твои слуги?
    – Какие слуги?
    – Так у тебя шатер, стол. Кто-то ведь должен все это везти, готовить для тебя.
    В очередной раз матюгнулся про себя. У, эти глазастые женщины. Ела бы молчком.
    – А это не мое. Я когда сюда приехал, все это уже стояло. Может, перед нами кто проезжал и бросил за ненадобностью.
    Катрина недоверчиво посмотрела на меня.
    – Бросил?! Да тут столько красивого серебра – если продать, можно год спокойно прожить!
    – Ну и что? Мало ли какие у людей были проблемы. Мы ведь тоже это с собой не повезем. Зачем нам лишний груз. А следующие, кто сюда приедет, тоже удивятся, как и ты.
    Катрина немного помолчала, а затем старательно-небрежно спросила:
    – Тогда ты не будешь против, если я возьму себе какие-нибудь побрякушки?
    – Да на здоровье, только не переусердствуй, а то лошадь не сможет идти, – попытался съехидничать я.
    Но Катрина не обратила на это никакого внимания. Весьма целеустремленно отправилась в шатер и начала чем-то там греметь, приведя меня в полное недоумение. Специально шатер я не осматривал, но там вроде ничего, кроме постели, пары небольших тумбочек и пары бокалов, не было. Но Катрина вернулась весьма довольная, а ее сумка прилично раздулась. Я чуть не сгорел от любопытства, но спрашивать не стал, а Катрина рассказывать тоже не торопилась. Что же он там нашла?!
    Больше нас ничто не задерживало, и мы отправились в путь. Катрина сразу взяла высокий темп, и до полудня мы скакали без остановки. Каждый час я сканировал окрестности, но погони не обнаружил. Во время обеденной стоянки поставил вопрос ребром:
    – Катрина, а ты не ошиблась с погоней? Что-то нас никто не догоняет.
    – А ты откуда знаешь? Может, они в любую минуту выскочат?
    – Может, да, а может, и нет. Зачем нам лошадей загонять? Может, дождаться, и решить все проблемы разом? Во всяком случае, больше скакать в таком темпе я не намерен.
    Катрина открыла было рот, но только и сказала:
    – Как скажешь, Мастдай.
    Ехали мы спокойно не более двух часов. При очередном сканировании обнаружил маленький отряд, уверенно нас догоняющий. Перейдя на «тройное зрение», внимательно их оглядел. Ничего особенного. Обычные наемники. Стандартное вооружение, несколько луков. На всякий случай проверил их и на магию. Тоже все стандартно. Всякая мелочовка, и только у главного амулет защиты третьего уровня. А я-то уже невесть что подумал. Но не стоит выпендриваться. Это сейчас мне смешочки, а для Катрины они вполне серьезные противники, да еще если накинутся скопом. Надо немножко выровнять шансы. Быстренько слепив защитный амулет, протянул его Катрине:
    – Надевай!
    Она надела амулет молча, вопросительно посмотрев на меня.
    – Это для защиты. Ближайшее время не снимай, нас догоняют.
    Катрина снова молча кивнула. Что-то мне ее послушность не нравится. При ее-то характере. В смысле, наемник, да еще и женщина, – это всегда характер. А тут слушается первого встречного. Странно, но это потом. Для начала я решил выбрать ровную площадку для боя. Не хочется на лошадях крутиться по камням. Вскоре показались и преследователи. Быстренько догнав, стали кружить вокруг нас. Я уже сделал себе защиту, включил защиту Катрины, и мне были как-то фиолетовы все их злорадные улыбки. Катрина, глядя на меня, тоже быстро успокоилась. Наконец главному надоело ездить вокруг, и он подъехал к нам. Драться мне не очень хотелось, и я попытался уладить дело миром:
    – Мужики! Поговорим?
    Главный ухмыльнулся и приосанился.
    – А чего бы и не поговорить?!
    – Что вам от нас надо?
    – Да ничего особенного. Катрина мне крупно задолжала. Сначала она со мной рассчитается, затем остальные ею попользуются. Потом, если у меня будет хорошее настроение, попортим ей личико и продадим в какой-нибудь притон. А если будет плохое, то просто порежем на кусочки.
    Я оглянулся на Катрину. Та сидела с каменным лицом, но глаза горели очень нехорошим огнем.
    – А тебя, защитничек, – продолжил главный, – просто убьем. У нас к тебе претензий нет.
    – Может, разойдемся по-хорошему? Я могу заплатить.
    Главный откровенно развеселился.
    – Так мы и без твоего разрешения у тебя все заберем. Зачем лишать себя удовольствия?
    Он подал знак, и в меня полетело несколько стрел. Я даже не сделал попытки уклониться, а стрелы упали, не причинив вреда. Но и это не охладило главного. То ли он был так уверен в собственной безопасности, то ли очень хотелось приключений, но он даже обрадовался.
    – Так у нашего защитничка еще и собственная защита есть! Как приятно. А то надоело убивать обычных стражников. Хоть какое-то разнообразие будет.
    Он чего-то еще нес в подобном духе, но я уже не слушал. Миром разойтись не получится. Повернувшись к Катрине, я спокойно спросил:
    – Убивать всех подряд будем, или ты хочешь кого-то конкретно?
    Катрина посмотрела на меня отстраненным взглядом.
    – Убивай всех. А этого, – она показала на главного, – постарайся оставить мне.
    – Договорились.
    Главарь от нашего разговора пришел в полный восторг. Он снова подал знак, и стрелы полетели уже в наших лошадей, защитой которых я не озаботился. Пришлось спрыгивать и начинать бой пешими. Главарь занялся персонально Катриной, а все остальные – мной. Пришлось немного попрыгать, чтобы их спешить, а потом покрутиться, чтобы никто не успел убежать. Но управился я достаточно быстро. После этого оставалось только смотреть на бесплатный цирк, в который превратился бой Катрины с главарем. У обоих амулеты защиты и обычные мечи. В результате они старательно рубили друг друга, но ничего не могли сделать. В конце концов главарь выбил у Катрины меч и стал безуспешно ее рубить. Сначала та еще пыталась уворачиваться, а когда убедилась в надежности защиты, остановилась и стала над бандитом издеваться. Примерно после пятидесятого удара тот и сам понял бесполезность своих усилий. Отскочив, постарался успокоить дыхание и быстро огляделся по сторонам. Картина открылась ему более чем невеселая. Все его люди мертвы. Несколько лошадей ранено. Катрина злорадно скалится, я вообще начал скучать. Какой удар по самолюбию! Я уже было подумал, что он сейчас бросится в бега, но вышло по-другому. Главарь вдруг снова заулыбался и достал что-то из-за пазухи. Я только успел насторожиться и усилить защиту, как по нам прошелся огненный шквал. Эта скотина добыл где-то одноразовый артефакт «огненная волна» и сумел его активировать! Но мое раздражение было компенсировано удовольствием от растерянного вида противника, когда он увидел нас по-прежнему живыми. Мне же этот бардак надоел. Сняв с бандита защиту, коротко сказал:
    – Катрина, он твой. Заканчивай побыстрее.
    Катрина молчком подняла меч и одним ударом зарубила своего врага, который только в последний момент понял, что он теперь беззащитен. Мы немного постояли, приходя в себя после боя. Я забрал себе хорошего коня главаря и уже собрался ехать, но не тут-то было. Катрина, утолив жажду мести, не растеряла практичности. Сначала она собрала всех лошадей, которые еще могли идти. Затем без всяких угрызений совести забрала все ценное с убитых. Меня это немного покоробило, но жизнь есть жизнь. Для наемника это самый нормальный заработок после боя. Пока Катрина занималась трофеями, я незаметно подлечил лошадей.
    Теперь можно было не торопиться. Задолго до наступления темноты разбили лагерь и устроили маленький праздник по поводу решения проблем Катрины. Если бы и мои проблемы решались так просто.
    Утро было прекрасным. Но первое, что я увидел, – это огромное зеркало над головой. В нем отражалось мое ложе, превратившееся в настоящий сексодром. Я, почему-то совершенно голый. А рядом со мной – красивая женщина. Осторожно повернув голову, с облегчением узнал в ней Катрину. Но она уже не была прежней. За ночь волосы удлинились сантиметров на двадцать, стали пышнее. Лицо неуловимо изменилось в деталях, но все вместе превратило ее в красавицу. Тело, укрытое чем-то вроде невероятно легкого и прозрачного пеньюара, стало совершенным. В одних местах немного убавилось, в других прибавилось. Теперь от одного взгляда на Катрину начинало подниматься желание. Я торопливо отвел взгляд, но это помогло не очень. По всему периметру шатра стояли зеркала, и каждое движение в них отражалось. Пришлось закрыть глаза и попытаться собрать мысли в кучку. Если Катрина не богиня, решившая со мной позаигрывать, то все вокруг – это мои ночные фантазии. Все по высшему разряду, только я это не контролирую. До персонального рая осталось совсем чуть-чуть. Скоро я стану как наркоман, у которого наркота – удовольствия без ограничения. Надо что-то срочно придумывать, и желательно в одиночестве.
    Тут весьма кстати проснулась Катрина. Мне даже стало интересно, как она себя поведет. Для начала она мне улыбнулась. Хихикнула, углядев мою наготу. Потом очень внимательно осмотрела себя и окружающую обстановку, а затем полуутвердительно спросила:
    – Мы в раю? – и сама себе ответила: – Да вроде нет. Если мы в мужском раю, то должны быть еще наложницы. Если в женском, то мне тебя одного будет маловато, – и заулыбалась, видя мое недовольное лицо.
    Поднялась, прошлась по шатру. Совершенно не стесняясь меня, разделась и долго рассматривала себя перед зеркалами. Весьма удовлетворенная осмотром, выглянула из шатра.
    – А там уже и стол шикарный накрыт. Мастдай, а мне здесь нравится. Случайно, не ты все это сделал?
    – Наверное, я. Но нам надо побыстрее увезти тебя до ближайшего города, – ответил я, торопливо одеваясь.
    – Куда ты так торопишься? – в недоумении спросила Катрина. – Здесь так хорошо, и шатер весьма удобный. И я очень даже не против поваляться на этом прекрасном ложе. – Она многозначительно улыбнулась и плавно провела рукой по телу так… что у меня судорогой свело челюсти.
    – Не все так просто. Я могу сделать так. – Двинул рукой, и на постель посыпались крупные бриллианты; Катрина радостно взвизгнула. – Могу вот так. – Новое движение рукой – и подол пеньюара начал быстро сокращаться, обнажая ноги Катрины, которая на подобные фокусы только поощрительно улыбнулась.
    – Но то, что ты видишь вокруг, я делаю неосознанно, во сне или под настроение.
    – И что?
    – А то, что если мы с тобой поругаемся или ты мне не понравишься, а потом уснем вместе, то я не знаю, какой ты после этого можешь проснуться. Такой же или…
    Улыбка медленно сошла с лица Катрины. Потом в глазах появился страх, но быстро сменился сожалением.
    – Почему в жизни не получается настоящего праздника? Только начала верить в сказки, а тут – новые ужасы. – Она тяжело вздохнула. – Я соберусь быстро.
    «Быстро» растянулось на час. Я завтракал, а Катрина основательно почистила шатер. Теперь мы двигались как маленький караван: так Катрина нагрузила лошадей. Я не перечил. Она теперь красавица, ей эти женские мелочи крайне важны. До ближайшего города оказалось не очень далеко. Уже поздним вечером мы въехали во двор таверны. Катрина быстренько устроилась, мы вместе поужинали. На прощание она меня поцеловала.
    – Рада, что познакомилась с тобой, Мастдай. А все-таки ты тот самый. – Она улыбнулась. – Когда научишься спать без страха, приезжай. Я буду рада тебе.

    Ночь была теплая, тихая. Над головой раскинулось звездное небо. Спать не хотелось, и я не спеша ехал по дороге. Жалко, что у нас с Катриной не получилось в шатре. Может, я слишком поосторожничал? Как бы могли…! Мысли приобрели приятное направление. И тут же вдоль дороги начали появляться миллионы огоньков. Ночь стала быстро превращаться в новогоднюю. Это меня сразу отрезвило. Вот этого я и боюсь. Если уж от первых мыслей вокруг огоньки загораются, то что было бы, начни мы свои игры? Извержение вулкана, ураган, «солнечный ветер» или еще что похлеще?! Лучше даже не представлять…
    На одном месте сидеть неинтересно, в пустыне скучно, с людьми страшновато (за людей). Движение на юг стало зигзагообразным. Стараясь сильно не отдаляться от дорог, двигался по пустошам, там же ночевал, смирившись с еженощным появлением оазисов. Интересно, как местные ученые будут объяснять появление целой цепочки оазисов? Днем заезжал в таверны, обедал, запасался продуктами, узнавал новости. Вести себя старался очень тихо. Особенно после того, как чуть не покалечил несколько человек, начавших буянить. Ладно бы руками, тут я еще мог регулировать силу. Но здесь я просто немного рассердился и недовольно глянул на них. Этого оказалось достаточно, чтобы их стол и лавки с грохотом развалились, вся посуда вдребезги, а скандалистов раскидало в стороны. В нашем мире я бы подумал, что на их стол упали бетонные блоки. Пока все шумели, пытаясь понять, что же произошло, я сбежал, проклиная себя. За свое неумение управлять силой, за свою несдержанность. С тех пор старался, как и раньше, сесть в самый тихий, темный и спокойный уголок. И старательно повторял про себя: «Я спокоен. Я только смотрю и слушаю. Мне нельзя вмешиваться». Не очень, но это помогало. Хотя всякие мелкие сюрпризы были постоянно. А меня просто тянуло к людям.
    Дорога есть дорога, и люди попадались самые необычные. Особенно меня поразила одна парочка. Я даже и не подозревал, что они вместе. Сначала привлек внимание один – крепенький коротышка с невероятным темпераментом. Казалось, что он один может перекричать всю таверну. Резкие перепады его настроения – от печальных пьяных песен до радостных воплей по поводу новой бутылки вина – просто поражали. За полчаса, что я за ним наблюдал, он успел поругаться с тремя посетителями, с одним подраться. А когда за него взялись всерьез, крикнул куда-то в угол:
    – Макус, помогай!
    Из угла начало вылезать нечто невообразимое. Назвать человеком эту гору мышц с уродливым лицом язык не поворачивался даже у меня. Одного его появления оказалось достаточно, чтобы таверна опустела. Сбежал даже хозяин. Коротышка покрутился, выискивая, с кем бы еще выяснить отношения, но нашел только меня и без всяких комплексов уселся напротив, с любопытством разглядывая. Макус встал за его спиной.
    – А ты не трус, – похвалил меня коротышка. – Редко кто остается на месте, когда Макус идет меня защищать.
    – До двери далеко бежать было, – поскромничал я.
    Коротышка посчитал это шуткой и заржал. Потом протянул руку.
    – Магнус.
    – Линк.
    За следующие десять минут он вывалил на меня кучу новостей и собственных мыслей по поводу всего на свете, но больше пяти фраз об одном у него не получалось. Заметив мои взгляды на Макуса, вдруг завелся:
    – А ты не смотри на него, он тебе не урод из бродячего цирка! Он такой же человек, как и мы с тобой! Боги наделили его малым умом, но с остальным у него все в порядке. А когда мы помогаем друг другу, мы дадим фору любому! Боги дали нам счастье быть вместе. Я – умный, он – сильный. Своим спокойствием он сдерживает меня, а я помогаю ему правильно использовать свою силу. Вместе мы можем гораздо больше, чем поодиночке. Это награда, о которой остальные могут только мечтать!
    – Магнус, – неожиданно для себя сказал я, – а хочешь, я сделаю из вас двоих одного нового человека? У него будет твой ум и характер, а сила Макуса.
    Магнус сначала не понял, потом хотел меня обматерить, потом задумался и нахмурился. Оглянувшись на Макуса, совсем помрачнел.
    – Нет, не хочу. Это было бы бедой для всех. Сейчас мы уравновешиваем друг друга, и я могу беситься и дурить сколько угодно, не боясь последствий. А если представить меня с силой Макуса, которая всегда будет мне послушна… Это будет страшно. Нет, лучше уж как сейчас. Сила отдельно, голова отдельно. – Он помолчал. – И больше не пугай меня такими вопросами, Линк. Мне вдруг показалось, что ты и правда можешь такое сделать.
    Старясь не глядеть на меня, поднялся, позвал Макуса и не прощаясь ушел.
    Он-то ушел, а вот я остался с очень нехорошим ощущением, что наша встреча не случайна. Будто кто-то специально показал выход из моей ситуации. Очень уж все сходится. Нехороший выход, некрасивый, но выход. Наверное, я могу такое пожелать и сделать. И отделить свою силу, превратив ее в нечто грубое, тупое, послушное, сопровождающее меня повсюду. В памяти всплыло лицо Макуса, и меня передернуло. Свою силу я представлял как-то по-другому. Но для Магнуса это стало приемлемым. Может, и он когда-то встал перед таким же выбором, как и я, и решил сделать вот так, разделившись? Может, поэтому мое предложение его так напугало, что он знал точно, что за этим последует?
    Мысли были такими тягостными, что я даже не понял, как оказался в пустыне. Да это и не имело сейчас значения. Надо что-то делать с моими способностями. Вариант Магнуса мне не подходит. Своего он все-таки добился, использовав разделение. Может, это можно сделать как-то по-другому? Я тоже делал «разделение», создавая в себе ложную личность Лиона и лишая ее способностей. Но поможет ли это мне сейчас? Я ведь понятия не имею, как я «магичу» во сне. Может, это даже не я, а мое подсознание? Как мне с ним договариваться? А если попробовать не спать? В какой-то книжке читал про инопланетян, у которых сон был прерывистым, то есть они спали не восемь часов подряд, а, скажем, одну из каждых трех микросекунд. Внешне это выглядело, как будто они все время отдохнувшие и бодрые все двадцать четыре часа в сутки. Тоже вариант. Проблему сна это, может, и решит, но как быть с желаниями и настроением? Что я еще читал про разделение сознания? Была еще книжка, где сознание человека после смерти пересадили в синтетическое тело «Сигом». И там была очень интересная идея о разделении сознания по типу компьютерных программ. То есть человек остается самим собой, но части сознания могут заниматься несколькими делами одновременно, оставаясь единым целым. В книжке герой одновременно разговаривал, контролировал системы безопасности и планировал новые опыты. Если, допустим, одна моя часть будет все время на страже и не будет спать, то решится проблема сна. Еще одну часть можно попросить контролировать мои эмоции и не допускать их к магии. Пусть само разбирается, как это сделать. А третья часть пусть просто живет. Это буду я в обычном состоянии. Дурдом. Крайние найдены. Осталось придумать, как заставить их работать.
    Какие могут быть еще варианты? Внушение, гипноз, мое желание? Как? А ведь что-то подобное было не так давно! Когда я сцепился с братьями! Вернее, когда я был готов сдохнуть, но не сдаться. Я тогда впал в какой-то транс и видел как бы с трех точек. Один смотрел на руки с мечами – вот и безопасность. Другой летел с моей энергией – вот и ответственный за управление ею. А третий смотрел на магов – наверное, это был я сам.
    Меня трясло от предчувствия близости какого-то решения, все вокруг стало закрывать блескучее марево, но мне важно было не сбиться с мысли. И я еще немного себя подтолкнул, восстанавливая в себе тот настрой, когда был готов умереть. Сознание стало странным, и я снова увидел сам себя будто с трех точек. Я видел себя спереди и с боков. Лицо обветренное и загорелое. И синие глаза, сверкающие неистовым светом. Рука поднялась и показала вправо:
    – Ты отвечаешь за безопасность и сон.
    Правый «я» кивнул головой, и взгляд сместился. Рука показала влево:
    – Ты отвечаешь за эмоции и управление энергией.
    Теперь левый «я» кивнул. Рука указала прямо:
    – Ты будешь просто «я».
    Снова кивок.
    – А теперь мы снова будем единым целым.
    Снова единый наклон голов. Тяжело перевел дыхание, и во мне что-то неуловимо изменилось, а зрение стало обычным. Марево вокруг стало исчезать. Я огляделся. Вроде все по-прежнему. Пустыня на месте. И я, во всяком случае внешне, тоже прежний. Но такие эксперименты – это слишком даже для моей сумасшедшей жизни. Стараясь не брякнуться лицом, осторожно опустился на камни, еще раз тяжело вздохнул и провалился в темноту.

    Очнулся я еще засветло. Первое ощущение – немилосердно болит бок. Осторожно сел. Причина оказалось простой – я улегся на камни, несколько штук попали под ребра. Это пройдет. Но еще не слушается рука. В недоумении пытался ее поднять, но никаких ощущений. Руку я видел, но двинуть не мог. Начала подниматься паника. Неужели это моя плата за игры с магией?! Я уже достаточно накрутил себя, когда почувствовал усиливающиеся мурашки в руке. Тьфу ты! Я ее просто отлежал! Перетерпев зуд, с огромным удовольствием подвигал руками, ногами. Немного походил. Вроде тело на месте, в целости и двигается без проблем. На магию я даже не замахивался. Тут бы мозги в целости сохранить. Взяв лошадь за повод, не спеша пошел на юг, приходя в себя и проверяя воспоминания. Землю помню, как сюда попал, помню, цепочки заклинаний тоже не нарушились. Вроде бы все на месте.
    Вечером устроил привал, долго сидел у костра, бездумно глядя в огонь. Какая-то странная смесь усталости и спокойствия. Что мог, я сделал. Завтра утром и узнаем, что получилось. Прикинув варианты, выбрал самое неудобное каменистое место подальше от костра. Если проснусь на перине, значит, я неудачник и скоро меня ждет персональный рай. А если на камнях, то какая-то надежда есть. Долго крутился, пытаясь найти хоть какое-то приемлемое положение, и материл себя. Блин, устроил себе проверку! Но незаметно для себя уснул. Ночь прошла без снов, а утром были только ощущения немилосердно болящих боков, дрожи от холода камней и желания поскорее согреться. Стуча зубами, забегал, размахивая руками. И замер. Вокруг – никакого оазиса, никакого шатра, никаких женщин! Моя магия ничего не сделала без моего разрешения! Хотя стоп, радоваться рано. «А у меня она еще хоть есть?» – вдруг забеспокоился я. Замер, старательно сосредоточился на остывшем кострище и захотел новый костер. Пламя взметнулось вверх. Потом внятно захотел кружку горячего чая. Кружка послушно появилась. Уфффф! Неужели получилось? Усевшись у костра и прихлебывая чай, стал греться и внимательно прислушиваться к себе. Вроде никаких явных изменений. Никаких посторонних голосов, раздвоения зрения. Я – это я. Решив не радоваться раньше времен, целую неделю старательно мучил себя, провоцируя на желание отдохнуть в человеческих условиях. Морил себя голодом, нес вместо лошади всю поклажу, спал на голых камнях без костра. Чуть не заработал простуду, но окончательно убедился, что сила по-прежнему послушна мне и уже не самовольничает.
    Решив, что теперь я могу жить среди людей, закатил в первой же таверне общую гулянку. Какое это наслаждение – быть как все! Я пил, орал песни и с удовольствием устроил небольшую потасовку. Как приятно кому-нибудь врезать, не опасаясь, что человек после этого исчезнет совсем!
    Дорога стала праздничной. Деньги – пожалуйста, защита всегда при мне. Делай что хочешь, барону все можно. Я даже начал подумывать о возврате образа поручика Ржевского, но к этому времени уже пресытился дорожными развлечениями. А начинать карьеру дворцового бабника показалось мелким. И, как правильно пишут в книжках, ко мне стала подкрадываться скука. А какие развлечения в дороге? Только драки да грабители. Не то чтобы их было много, но хотя бы раз в неделю проходилось сталкиваться или с ними, или с результатами их работы. Происходило все по одному сценарию. На меня бросались с угрозами, я ставил защиту и начинал материться в ответ. Потом демонстративно перерубал несколько чужих мечей. Каждая вторая банда после этого разбегалась. Другие не понимали, и приходилось рубить всерьез, чтобы добавить мозгов в разбитые головы.
    Когда впереди послышались звуки очередного дорожного боя, привычно поставил защиту и подъехал посмотреть. Ситуация стандартная. Трое мужчин в богатой одежде, спина к спине, отбивались от пары десятков явных бандитов. Мат и звон мечей. Не люблю я театральные эффекты в таких серьезных делах. Слез с коня и спокойно пошел к сражающимся. Можно было просто парализовать всех, но что с ними потом делать? К судье тащить – так их всех без разговоров повесят. Отпустить – так они опять на разбой выйдут. Решил положиться на судьбу. Кто захочет и кому положено – сбежит. Так и начал проводить политику умиротворения. Несколько человек получили удары по затылку и улеглись прежде, чем меня заметили. Но мирного разговора не получилось. Обозленные упорным сопротивлением, бандиты кинулись и на меня. Пришлось рубить. Когда упал всего пяток бандитов, а не десяток, как можно было ожидать, до остальных дошли мои мирные намерения, и они бросились врассыпную.
    Потом все немного успокоились, и старший подошел ко мне.
    – Позвольте представиться, герцог Ламур.
    – Барон Мастдай.
    – Я уверен, что благодарность вам не нужна, но я все равно благодарен, барон, что вы очень вовремя проезжали по этой дороге.
    – Не стоит, герцог, вы, я уверен, поступили бы так же.
    Мы еще немного порасшаркивались, а потом поехали к герцогу домой.
    Разговоры шли самые обычные. Единственное, что я не понимал, – как ГЕРЦОГ оказался с таким маленьким сопровождением на пустынной дороге. Герцог только хмыкнул.
    – Что тут говорить? Женщина. Не мне вам объяснять. Не могу же я явиться к предмету своей страсти официально, со всей свитой. Муж, может, и смолчит, но это будет компрометацией для моей дамы.
    Всякие намеки и недомолвки. Насколько я понял, герцог закрутил роман и, пока муж исполнял какое-то его поручение, решил проведать жену, томящуюся в одиночестве. Все старо, как мир. Вот только разбойники на дороге не были предусмотрены планом. Слава богам, мимо проезжал я. Как благородный человек, герцог пригласил спасителя в гости. Я, естественно, отказываться не стал. Герцог был примерно моих лет, всегда готовый выпить за компанию и поговорить на пикантные темы. Но при этом оставался разумным хозяином своих земель, внимательно следящим за происходящим вокруг. Знал он очень много, мне тоже нашлось что рассказать, и вечера мы проводили вместе к взаимному удовольствию. Несколько дней мы с герцогом пьянствовали. В меру, конечно. Потом нам надоело, и мы решили придумать что-нибудь новенькое. Но в голову приходили только балы да походы в гости. Тогда герцог решил устроить охоту. Я никогда не понимал подобного развлечения, но карта, которую достал герцог, меня весьма заинтересовала. Вернее, один ее кусок. Я до этого как-то не очень задумывался о географии, просто ехал вдоль границ Империи. А вот сейчас, на большой карте обратил внимание на удобное положение владений герцога. Западная граница упиралась в горный массив, шириной, наверное, километров сто. И к нему примыкали еще три государства – Империя, Руния и Унгард. Судя по карте, высота гор доходила до трех километров. И если забраться в серединку… Пора, наверное, мне и свое баронство создавать, хватит мотаться по дорогам. Силенок у меня вполне достаточно, чтобы обустроиться. Если сделать еще и дороги во все стороны, то положение будет почти идеальное. А если меня позовут в Империю, то и добираться будет проще. Стараясь, чтобы голос не выдал волнения, я как можно небрежнее спросил:
    – Герцог, а кому принадлежит вот эта часть?
    Тот моему вопросу немного удивился.
    – Вот эта? Так там же неприступные горы, кому они нужны?
    – Ну а все-таки? По документам, юридически.
    Герцог задумался.
    – Странные вопросы вы задаете, барон. Я не буду рассказывать вам долгую историю войн, заговоров и династийных наследований. Но в итоге получилось так, что эти горы стали ничейными. Сквозных проходов там нет, охранять их гораздо труднее, чем просто отдать соседям. Получилось нечто вроде межевого столба, ничейность которого всех устраивает. Есть несколько племен, которые живут в предгорьях, но они подчиняются своим государствам. А тот кусок, который вы показали, никому не нужен. Там ничего, кроме гор, нет. Никто не живет. Да вам-то это зачем?
    – Да вот, подумал о создании собственного баронства в этих горах. Судя по вашим словам, никто не будет возражать, если я построю там небольшой замок. Проложу дороги, будем ездить друг к другу в гости.
    Герцог в недоумении посмотрел на меня.
    – Где вы хотите поставить замок?
    Примерившись, ткнул пальцем в самую середку гор. Герцог проследил за моим пальцем.
    – Права на эти места никто предъявлять не будет, но вам это радости не доставит. Вы же видите – здесь вообще белое пятно, туда просто не смогли добраться. Как вы вообще представляете себе жизнь там?
    – О, не беспокойтесь, я везде сумею устроиться. И если мы составим договор, в котором вы укажете точные границы своих земель во избежание дальнейших недоразумений, то я буду рад. А если после этого мы сохраним добрососедские отношения, я вообще буду счастлив.
    Герцог не засмеялся, не изменился в лице. Только взгляд стал более внимательным.
    – Барон, вы не похожи на шутника или пройдоху. Я буду рад такому соседу, но могу я узнать об истинных ваших планах? Выгодная женитьба или еще что? Вам нужны земли для титула? Сразу хочу предупредить: раз эти земли вам не пожалованы королем, никто не признает ваши права над ними, хотя они сейчас и ничейные.
    – О, повторяю, не беспокойтесь. Мне они нужны только для устройства нового родового замка и спокойной жизни. В дальнейшем я постараюсь проложить дороги ко всем соседям с проходом мимо моего замка. Так что появятся пошлины, налоги, люди. Если получится, то со временем баронство станет маленьким независимым королевством. Вам это даст хорошие дороги через горы. Думаю, что если мы не будем ссориться, то все получится к взаимной выгоде.
    – Барон, вы говорите так уверенно, что я начинаю вам верить. Но все эти прожекты будут стоить бешеных денег, а вы прибыли, как я видел, очень просто. Кто-то за вами стоит и даст вам денег?
    Таиться было бессмысленно, скоро герцог и так узнает.
    – Нет, все проще. Я маг.
    – На такое может решиться только очень сильный маг. И ваше имя должно быть мне известно?
    – Сомневаюсь. Я вошел в силу совсем недавно. И не успел сделать чего-то выдающегося. В путешествиях пользовался разными именами. Но настоящее имя Линк.
    Герцог прошелся, задумчиво повторяя мое имя.
    – Линк… Линк… Что-то знакомое. Я подумаю, как нам правильно все оформить.
    Думал он, но скорее всего собирал данные обо мне, почти неделю. В это время мы не виделись, и я занимался обычными развлечениями: гулял по окрестностям и городу, присматриваясь к людям. Все-таки возможные соседи. Наконец герцог решил свои сомнения. Мне была выдана карта, на которой очень точно обозначена граница владений герцога. Подписан договор, по которому герцог не имеет ко мне претензий по поводу территорий, расположенных за этими границами. Все расписано до мелочей. У меня возник только один вопрос.
    – Герцог, здесь все расписано очень хорошо. А если претензии возникнут у короля?
    – Я пользуюсь достаточным весом при дворе.
    – А все-таки?
    – Вы должны понимать, Линк, что если возникнут высшие государственные интересы, то на договоры никто смотреть не станет.
    – Все понятно. Больше вопросов нет.
    Мне уже поднадоело сидение на одном месте, да еще такая грандиозная работа намечается. Так что мы не стали откладывать и на следующий день отправились к моим новым владениям. За несколько дней добрались до гор. Затем команда землемеров в нашем присутствии скрупулезно сделала разметку границы, а стражники понаставили граничных столбов, запас которых привезли с собой. Почему-то герцог придавал этому моменту очень большое значение. Затем вернулись к дороге, подходящей к горам, и устроили обмывание удачной сделки. Наутро герцог собрался уезжать.
    – Лэр Линк, вы посмотрели свои новые владения. Сил и средств потребуется немерено. Не передумаете?
    – Ну что вы, наоборот. Здесь столько интересного.
    – С чего начнете?
    – Как обычно, с дорог. Прямо сейчас.
    Мы подъехали немного ближе к горам. На всякий случай я просканировал местность на наличие людей. Потом пригляделся, в каком направлении лучше делать дорогу. Ближайшая гора как бы затуманилась и исчезла, открыв проход метров пятьсот шириной и на километр в глубину. Герцог невольно сглотнул и побледнел.
    – Это так просто?!
    – Ну что вы, это просто для меня.
    – И это не иллюзия?
    – Давайте съездим, посмотрим.
    Мы не спеша двинулись по новой дороге. Ровная, гладкая поверхность. Никаких ям, колдобин. Ехать – одно удовольствие. Доехав до конца готового участка, сделал новый кусок. От дальнейшего пути герцог отказался. Возвращались мы молча. Я уже был весь в планах дальнейшей работы, герцог, наверное, думал об увиденном. На прощание сказал:
    – Слухи о ваших способностях оказались бледным подобием реальных. Я сейчас жалею только об одном – что мы не заключили с вами договора о дружбе и взаимном ненападении.
    Герцог говорил совершенно серьезно, но я в ответ только рассмеялся:
    – Перестаньте, герцог. Я, наверное, самый мирный из всех магов. Приезжайте ко мне в гости через пару месяцев. Я немного обживусь, мы это дело хорошенько обмоем и напишем самый мирный договор. И у меня еще просьба – привезите с собой торговцев продуктами, мне надо будет сделать запасы продовольствия.
    Герцог оглянулся на новый проход в горах и тоже улыбнулся.
    – С такими темпами работ через пару месяцев действительно можно будет справлять новоселье. Я обязательно приеду.
    Мы раскланялись.
    Работа была в радость. Наконец-то можно не бояться своей силы, не экономить ее и делать что-то масштабное. С дорогой я особо не мудрил. Наметил примерное направление и все. Где можно, использовал складки местности. Если поперек вставали скалы, просто сносил их. Дорогу делал специально широкую, чтобы потом не беспокоиться о завалах, лавинах и прочих неприятностях. Вовремя вспомнил об «уровне моря». Чем ближе я к нему буду, тем теплее получится. Из-за этого к концу второго дня я уже двигался по очень глубокому ущелью, стены вокруг поднимались на один-два километра. Да, если бы не мои способности, двигаться здесь было бы весьма затруднительно. На третий день решил, что уже приблизился к центру горного массива, и стал сносить все подряд, расчищая место для своей долины. Теперь горы не нависали над головой, и сразу стало как-то просторнее. Через некоторое время сообразил, что здесь могут быть и полезные ископаемые, а ведь будущим подданным надо будет чем-то зарабатывать на жизнь в мое отсутствие. А хорошие копи – нормальное дело для занятости населения. После этого уже обращал внимание на недра. Нашлось несколько весьма приличных месторождений металлов. В этих местах я просто убирал пустую руду, готовя место для дальнейшей открытой разработки. Через несколько дней у меня получилась огромная чаша, окруженная со всех сторон горами со снежными вершинами. Стало заметно теплее, но больно уж голо. Пора было как-то облагородить место, но для начала я решил сделать себе крепость по типу Монолита. На это ушла еще неделя, но получилось красиво. В центре долины взметнулись вверх метров на двести гладкие до зеркального блеска совершенно отвесные стены. Никто меня не ограничивал, и я сделал крепость достаточно просторной, за ее стенами можно было разместить даже небольшой городок.
    Потом наступил черед ландшафта. Сделал несколько речек, озер, набросал в разных местах родников. Затем наступила очередь лесов, лугов. Сначала хотел сделать себе замок типа Версальского, но затем передумал. Что я в нем буду делать? Еще заблужусь во всех этих залах. Да и скромнее надо себя вести, скромнее. Поэтому сделал только особнячок на сотню комнат и огромный парк.
    Все получалось легко и радостно, но объемы есть объемы. Не успел я оглянуться, как два месяца, о которых я говорил герцогу, пролетели. А ведь он приедет не один. Пришлось озаботиться дорогами, местами для стоянок, жильем для прислуги. Вроде бы все мелочи, но как много времени отнимают!
    В последние дни, ожидая герцога, сделал себе карту новых владений. А удачно я сюда заехал. В центре моя долина, по периметру кольцо шириной километров тридцать из неприступных гор. Кое-где еще подправить, и без моего согласия сюда никто не придет. Ни одиночка, ни армия. Единственной проблемой может стать скука.
    На первых порах меня спас герцог. Встретив его у входа в долину, проводил к своему особнячку. Он очень старался сохранять спокойствие, но вид все равно был встревоженный. Про сопровождающих и говорить нечего. У всех были откровенно круглые глаза и полуоткрытые рты. Видя, что толку сегодня не будет, указал прислуге места для стоянок, а с герцогом устроили пьянку – за встречу. К концу вечера он немного отошел, но периодически повторял мучивший его вопрос:
    – Линк, скажи честно, неужели это все сделал ты? Но это невозможно! Может, это все было спрятано в горах, а ты лишь открыл проход?
    Я только посмеивался.
    – Герцог, перестань себя мучить. Какая теперь разница?! Теперь я здесь хозяин. У нас ведь договор о границах есть?
    – Есть, – соглашался герцог.
    – Давай лучше выпьем!
    Мы снова знатно посидели. Вино герцог привез отличное, и утро мы встретили без особого похмелья. За вечер народ немного освоился на новом месте и теперь старательно обживался. Запах костров, готовящейся еды, голоса людей, гомон живности, которую привезли с собой. Как я от этого отвык! Но так было гораздо веселее.
    Пару дней мы с герцогом гуляли по долине. Он осмотрел все, что я сделал. Даже поднялся на главную башню Цитадели, откуда вся долина была видна как на ладони. Во время очередного застолья он сказал:
    – Теперь у меня нет сомнений, что это все сделал ты, Линк. Здесь никто никогда не жил. Все чистое и новое. О тебе и так сложено много легенд, а теперь и вообще… Я не слышал, что кто-то на такое способен. Теперь вот сам буду рассказывать детям новые сказки. Такое соседство… Договор о дружбе и взаимопомощи писать будем? – неожиданно закончил он.
    – Будем, – согласился я. – Только давай завтра, когда проспимся.
    Герцог согласно кивнул, и мы продолжили налаживание неформальных отношений.

    Следующие дни прошли в хозяйственной суете. Я скупил все продукты, привезенные торговцами, и заказал новую партию. Еще заказал привозить мне всякую живность вроде живой рыбы и разных лесных животных, но как минимум по паре. Природу-то я сделал, а вот животных создавать еще побаивался. А просто ждать естественного наполнения не хотелось. Торговцы весьма удивились, но перечить не стали. Да и зачем? Дорога хорошая, деньги хорошие, покупатель не привередливый. Почему бы и не заработать?
    Когда герцог протрезвел, я попросил его поговорить с соседями о возможности проложить к ним дороги.
    – Зачем? – не понял сначала он. – У тебя сейчас прекрасное положение, защищенное и удобное.
    – Так мало ли как жизнь повернется. А тут и дорога будет удобная, и торговля мне не помешает, да и люди со временем понадобятся. Я хочу сделать дороги здесь и здесь, – показал я на карте.
    – В принципе, возражений быть не должно. Хорошая дорога никому не помешает. Да еще рудники, торговля, пошлины. Если четко установить границы, почему бы и нет? Права на эту долину теперь вряд ли кто рискнет предъявлять, – усмехнулся он. – С соседями я попробую договориться, а вот про Империю не знаю. Ведь тебе и туда дорога потребуется? – полуутвердительно спросил он.
    – Потребуется, – согласился я. – Но ее я сначала сделаю, а уж потом буду договариваться.

    Несколько дней я приходил в себя после посиделок с герцогом и решал, чем же мне теперь заняться. Вроде бы необходимый минимум сделан. Теперь у меня есть собственные земли, замок и даже один договор о дружбе с соседом. Вроде все в порядке, только вот после нескольких лет непрерывных разъездов теперешнее сидение на одном месте очень быстро стало надоедать. Что у меня еще осталось из планов? Только проложить дороги. Остальное может подождать. И почему-то больше меня интересовала дорога в Империю. Поэтому я просто встал и пошел ее делать. Делал очень вдумчиво. Если ко мне и будет много гостей, то скорее всего с этой стороны. Поэтому делал ее очень широкой, но через каждые пять километров суживал и возводил нечто вроде крепостных стен, оставляя только небольшие проходы (на всякий случай). Последнюю гору оставил на месте – убрать ее можно за десять минут, а пока пускай закрывает проход. Изменения в ландшафте все равно заметят. Но пока заметят, пока сообщат кому следует, пока заинтересуются, пока приедут разбираться, пока до меня доберутся… может, и не один год пройти. Я вообще-то человек не конфликтный, но теперь у меня появляется что защищать. А в таких условиях, как здесь, можно ТАК встретить… Усмехаясь, повернул назад.
    Проверяя на всякий случай окрестности, неожиданно заметил одинокого человека в нескольких километрах от моей дороги. Люди попадались и раньше, как правило, местные горцы. Но у этой отметки («тройное зрение» показывало дальнюю картинку, как на экране радара) был какой-то странно знакомый особый оттенок. Заинтересовавшись, решил проверить эту диковинку. Пришлось, правда, делать дополнительную дорожку и несколько мостков, но вскоре я выехал на довольно проторенную тропинку, ведущую в сторону необычного сигнала. Ехал я очень осторожно, внимательно оглядываясь вокруг. Потом появился еще один сигнал, немного дальше. Когда я приблизился, первый человек вдруг сорвался с места, добежал до второго. Они немного поговорили, затем один бросился дальше, а второй остался. ОЧЕНЬ интересно. Похоже на охрану, только я пока никого больше обычным сканированием не обнаружил. Поставив себе защиту, двинулся дальше.
    Еще поворот тропы, еще. За следующим поворотом меня встретила… женщина! И встретила во всеоружии. В смысле в полном боевом вооружении. Меч, кинжал и боевой лук с бронебойной стрелой, направленной мне в грудь. Сразу стало неуютно. Тропинка узенькая, с одного бока стена, с другого пропасть. Достаточно напугать лошадь, и потребуется делать себе крылья. Пришлось быстренько делать защиту и для коня. Женщина резко скомандовала:
    – Слазь!
    Ну и что мне с ней делать? А потом вдруг захотелось подыграть ей – может, больше узнаю? А то пытать, мучить ее… Изобразив некоторое замешательство, осторожно слез с коня. Женщина не сводила с меня настороженного взгляда. Приглядевшись к ней, чуть не присвистнул от удивления. Амулет защиты второго круга, да и наконечник стрелы с какой-то магией. Ничего себе стали вооружать часовых, пока меня в Империи не было! Что же она такое охраняет?! Но разговора не получалось. Женщина по-прежнему держала меня на прицеле, даже не делая попыток приблизиться. Вскоре прибежали две похожих подружки, и меня сразу взяли в оборот. Действовали они как настоящий ОМОН.
    – Руки на стену! Ноги раздвинуть! Шевельнешься – убьем!
    Чтобы я не дергался, сразу врезали по почкам. Пришлось даже изобразить несколько стонов. С меня содрали мечи, быстренько обшмонали, закрутили руки и погнали вперед. Что же они такое серьезное здесь охраняют?!
    Через пару сотен метров тропинка вывела на небольшую, метров двести в поперечнике, площадку, на которой стояло три небольших домика. Здесь к моей страже добавилась еще троица и меня еще более бесцеремонно потащили к домикам, заволокли в средний и бросили на колени. За стол села очень суровая даже на вид женщина. Некоторое время рассматривала меня, затем оскалилась:
    – Сам расскажешь или попытать для начала?
    Я же от удивления просто сел на пол. Ларга! Да и остальные женщины – тоже! Так вот что мне показалось странным в их сигналах. Старшей моя реакция понравилась.
    – Значит, сам расскажешь. Кто ты такой и как нашел дорогу сюда?
    – А ты кто такая, чтобы мне вопросы задавать?
    На минуту повисла недоуменная тишина. Потом мне снова попытались врезать по болючим местам, но мне это уже было неинтересно. Быстренько парализовав всех, стряхнул веревки и встал, разминая руки. Надел перевязи с мечами, уселся напротив старшей и немного отпустил ее скованность:
    – Поговорим?
    Для начала она, с трудом двигая шеей, поглядела на свою стражу. Те стояли неподвижно, и только их взгляды обещали мне так много…
    – Не беспокойся, они обездвижены временно.
    – А я не беспокоюсь, мы всегда готовы к смерти. Но ты ничего не добьешься и живым отсюда не уйдешь!
    – А можно без грубостей?
    – Можно, – вдруг улыбнулась старшая. – Просто приготовься к смерти.
    Я уже и без ее подсказок почувствовал приближение чего-то очень серьезного. Открылась дверь, и в домик вошла еще парочка женщин. Немного постояли у двери, оценивая обстановку, затем неспешно уселись за стол напротив меня. Обычные женщины, не Ларги. Напичканы магией по самую макушку. И одна как будто немного знакома. Та тоже смотрела на меня с каким-то удивлением в отличие от второй, уже готовой на убийство. Потом первая с непонятной легкой улыбкой спросила:
    – Скажите, ваше имя случайно не Линк?
    – Линк. И что дальше?
    – А не было ли среди ваших знакомых леди Ирены?
    – Да, в свое время я у нее учился.
    – А жили вы в это время где?
    – У леди Лары. А какое это имеет значение?
    – Огромное!
    Женщина облегченно перевела дух и сделала знак напарнице. Напряжение резко спало.
    – Внимание! Тревога ложная. Никому ничего не предпринимать. – Потом повернулась ко мне. – Лэр Линк, не могли бы вы освободить остальных женщин?
    – А они хорошо поняли команду?
    – С дисциплиной у них все в порядке.
    С некоторым сомнением я освободил Ларг. Те посверкали на меня глазами, но послушно выстроились у стенки. С минуту стояла тишина. Терпеть не могу эти сцены, когда все многозначительно переглядываются и думают очень умные мысли. Я же просто сидел, пытаясь врубиться в происходящее. Но первая магесса быстро взяла происходящее под контроль.
    – Лэр Линк, мы можем сразу разрешить все вопросы, если вы проследуете за мной.
    Тут я согласился, хотя защиту не ослабил. Втроем (я в сопровождении двух магесс) подошли к крайнему домику. Последовал обмен какими-то условными стуками. И наконец нас впустили. Этот домик был намного комфортнее. А в нем… Марта с двумя девчушками на руках! И Лара, с животом чуть не до носа. Некоторое время мы ошарашенно разглядывали друг друга. Первым почему-то опомнился я:
    – Так это и есть ваша хваленая база?! Так-то вы заботитесь о моих детях?!
    Сказал все это я вроде негромко, но мне показалось, что все вокруг испуганно отпрянули к стенам. Это правильно. Что-что, а небрежное отношение к детям я понимаю плохо. Пора уже приложить к этому и твердую мужскую руку. Я медленно обвел всех взглядом, и все тут же склонили головы, невольно признавая мое право приказывать. Хоть на это у них ума хватило.
    Подойдя к Ларе, осторожно приобнял ее.
    – Ну, как вы тут без меня?
    Лара настороженно посмотрела мне в лицо, затем прижалась к моей груди и старательно захлюпала носом. Неловко поглаживая ее по спине, я смущенно забубнил:
    – Ну ладно, ладно. Я вернулся, и теперь все будет хорошо.

    Когда все немного успокоились и Ларги охраны перестали на меня коситься, Лара нас представила. Начальницу охраны звали Сандра. Магесса, которая узнала меня, была здесь главной. Леди Омела оказалась одним из тех магов, что в свое время по просьбе леди Ирены помогали мне в учебе. Виделись мы всего несколько раз, но она меня запомнила. Вторая магесса, леди Риана, была целительницей, главной задачей которой было здоровье Лары. Направила их сюда Тайная стража, и работа эта была для них не очень веселой, но вполне обычной.
    Потом Лара рассказала мне подробности. Это место действительно оказалось тайной базой, причем уже третьей, на которой они жили. Первые две пришлось оставить после попыток покушения. Как Ларги ни таились, но информация про Лару и ее будущего сына где-то просочилась. Открытых нападок пока не было, но вот тихие подлянки происходили постоянно. И удивляться нечему. Если у противников маги под рукой, то выпытать правду – просто вопрос времени. И тот, кто рассказал, даже не вспомнит об этом. Поэтому Лара и оказалась, в конце концов в этих горах. Семь Ларг охраны, две магессы, одна из которых постоянно за ней присматривала. Последнее время все и так были на нервах, а тут еще я возник из ниоткуда. Вот меня и встретили очень «радостно».
    Мы сидели за столом, Лара негромко рассказывала, а остальные меня внимательно разглядывали. Временами чувствовал себя как жених, пришедший на смотрины. Когда срочные новости закончились, Лара спросила:
    – А у тебя как дела?
    – Да нормально, – отмахнулся я. – Дальше-то что собираетесь делать?
    – Ждать, – улыбнулась Лара, – пока родится сын.
    – Здесь, что ли?
    – Пока это самое надежное наше убежище. А если и ты нам немного поможешь своими мечами, будет совсем хорошо. Кстати, а как ты нас нашел?
    – Да случайно. Ехал мимо, тропинка попалась, вот и приехал.
    – Ты сам-то веришь в такие случайности?
    – А у меня последние годы все время так. Я уже почти ничему не удивляюсь. Ладно, собирайтесь, поедем ко мне.
    – К тебе – это куда?
    – Да я тут недалеко норку себе приготовил, чтобы прятаться. Там вам будет удобнее.
    – Но наши не будут знать, где мы!
    – Отправим гонца, в чем проблема?
    Началось было обсуждение, но Лара с Мартой сразу заявили, что полностью мне доверяют. После этого все молчком отправились собираться. Лошадь была только у меня. На нее устроили Лару с девочками, остальные нагрузились оружием и всякой мелочовкой. Возник было вопрос с продуктами, но я пообещал, что с этим проблем не будет. Так потихонечку и пошли. Напоследок магессы разрушили тропинку, и с этой стороны связь с внешним миром прервалась.
    Первые вопросы начались, когда мы добрались до «моей» дороги. После узеньких тропинок и такой проспект! Главным переговорщиком со мной по молчаливому согласию выбрали Лару.
    – Линк, что это?
    – Как что? Дорога, – не понял я.
    – Таких дорог в горах не бывает!
    – Раз есть, значит, бывает, – усмехнулся я.
    Следующие вопросы возникли, когда мы подошли к первой стене у сужения дороги. Зрелище даже для меня, хоть я и сам это делал, было настораживающим. Горы с обеих сторон вдруг резко смыкались в неприступную стену, перекрывая дорогу и оставляя внизу только небольшое отверстие – тоннель метров на сто. Выглядело все весьма угрожающе. Ларги и маги так это и восприняли, самым внимательным образом осматривая все вокруг. Я, подчиняясь общей паранойе, тоже все вокруг внимательно проверил. Все нормально.
    – Линк, ты уверен, что здесь безопасно?
    – Конечно, – уверил я.
    Очень настороженно прошли тоннель. Следующий ровный участок, следующий тоннель. К вечеру мой маленький отряд привык к такой дороге и достаточно устал, чтобы двигаться уже без вопросов. А я потихонечку потирал руки в предвкушении того впечатления, которое произведет моя долина. И женщины мои ожидания не обманули. Из дороги-ущелья мы выходили уже к вечеру. Стены начали раздвигаться, и открылась долина, окруженная снежными вершинами, сверкающими в лучах заходящего солнца. Красота неописуемая. Даже у меня перехватило дух, хотя и видел это много раз. Минут десять все стояли молча. Потом все как по команде повернулись ко мне.
    – Это теперь мое. – Я постарался сделать скромный вид. – Долину посмотрим завтра, а сейчас будем отдыхать.
    Мы немного прошли по дороге, и я быстренько сделал небольшую полянку, ручей и пару домиков впереди у дороги. Но моя заботливость произвела обратный эффект. Когда Ларги заметили домики, они первым делом приняли боевой порядок, окружая Лару и Марту. Их старшая, Сандра, выхватила нож и приставила мне к горлу.
    – Если ты завел нас в засаду, я с удовольствием перережу тебе горло!
    Какая черная неблагодарность! С трудом прокашлявшись, я прошипел:
    – Сандра, ты полная дура! Если бы мне нужна была ваша смерть, мне незачем было тащить вас сюда!
    Магессы, слава богам, отреагировали более спокойно. Они и так постоянно проверяли окрестности на наличие людей, так что появление обычных домиков их, может, и насторожило, но совершенно по другому поводу. Дав команду отбоя, отправились обследовать домики. Сандра наконец убрала свой нож, но извиняться даже и не подумала.
    Домики всем понравились, просторные, с уютными спальнями, обустроенными кухнями. Быстренько соорудили ужин, выставили охрану. Детей уложили спать, а вот остальным не спалось. После голого камня оказаться в вечернем лесу с запахами трав и цветов. Развели костер и разместились вокруг, наслаждаясь вечером. И тут же устроили мне допрос. На этот раз первой начала леди Омела:
    – Лэр Линк, сегодня произошло много событий, которые не находят у меня объяснений.
    – Спрашивайте.
    – Перед тем, как перебраться в горы, наши аналитики очень тщательно собрали сведения об этом месте. Слава о них была как о совершенно неприступных и диких. Мы и сами за последнее время в этом убедились. И вдруг невероятные дороги, укрепления, долина посреди гор. И все какое-то чистенькое, новенькое. Такое впечатление, что все это появилось несколько дней назад. Может, вы объясните, что происходит?
    – Конечно. Вы можете не верить мне и смеяться, но все, что вы видите вокруг, сделал я за последние два месяца. Завтра я покажу вам еще мой особнячок и крепость для крайнего случая.
    Женщины дружно не поверили и засмеялись. Каждая в меру своего темперамента. Магессы очень вежливо и сдержанно. И только Лара с Мартой улыбались как-то по-особому мягко и довольно. Похоже, они мне верили беспрекословно. Лара только спросила:
    – А детям там будет удобно?
    – Конечно! А если что еще понадобится, то сделаем, как нужно.
    Больше к этой теме не возвращались. Болтали о всякой всячине. Но следующий день был моим праздником. Когда мы добрались до парка и моего особнячка, разговоры стихли напрочь. Все только пораженно глядели по сторонам. Но я, как обычно, ошибся в своих догадках. Больше всего женщин поразила моя Цитадель. Леди Омела, забыв о вчерашнем смехе, спросила в лоб:
    – Лэр Линк, эту крепость тоже сделали вы и она настоящая?
    – Конечно.
    – А можем мы ее посмотреть? Все-таки приказ о защите детей с нас никто не снимал.
    – Да без проблем.
    Не заезжая в дом, поехали сразу к Цитадели. Чем выше мы поднимались, тем больше восхищения было в глазах у женщин. При всей красоте крепости они в первую очередь обращали внимание на ее оборонительные качества. А тут такое великолепие. Гладкие вертикальные стены. А когда въехали внутрь, раздались чуть ли не девчачьи радостные взвизги. Такая прелесть – за неприступными стенами прятался целый городок аккуратных домиков со всеми удобствами. Пришлось устраивать экскурсию по крепости. А уж когда я показал некоторые оборонительные секреты, мнение было однозначным – размещаемся здесь. В ответ на мои робкие попытки сказать, что внизу, в долине, тоже удобно, получил такие взгляды, что сразу заткнулся. Только и решился спросить, что еще надо сделать, чтобы было комфортнее. Сначала меня не поняли. Потом Марта попросила детские кроватки. Я несколько раз уточнил, как она их себе представляет, и быстренько сделал. После этого началось «Поле чудес». Мы ходили по крепости, и я только успевал делать то и это. Первый шок от увиденного у женщин быстро прошел. Как же им много, оказывается, надо. Я, понятно, сделал крепость грубовато, наспех, но и не представлял, сколько всего еще надо. А женщины быстро вошли во вкус. Когда к вечеру меня попросили сделать несколько комплектов платьев и шторы на окна, я понял, что пора с эти завязывать, а то мне скоро сядут на шею. Сделав утомленный вид, заказ выполнил, но предупредил, что на сегодня он последний.
    Я действительно устал, но не от работы, а от неожиданности заказов. Тяжелее, чем ходить с женой по магазинам. Но увильнуть не получится. Мужики просто строят жилье, а вот женщины делают его пригодным для жизни. Вечером был праздничный ужин. Женщины – чистенькие, довольные жизнью – выглядели теперь гораздо увереннее. Можно понять. Вместо холода гор, неизвестности – благоустроенная крепость и маг, который может очень многое. И смотрели они на меня теперь гораздо благосклоннее. Самое для меня поразительное, что к моим чудесам они привыкли почти мгновенно и теперь посматривали как-то по-хозяйски. Наверняка они про меня многое знают, но больно уж легко ко мне привыкли. Надо будет шугануть их немного, чтобы не считали меня таким уж белым и пушистым, а то махом сядут на шею.
    Пока же я просто достал карту и начал посвящать в курс наших дел. У всех горели глаза, но по разным причинам. Магессы мечтали узнать, как я это все делал, но я сразу предупредил, что все это делал без заклинаний и понятия не имею, как этому научить. Ларг прежде всего интересовали военные аспекты. Немного поспорили о дорогах, о том, и стоит ли их открывать. Но я сразу поставил вопрос ребром. Я не собираюсь сидеть взаперти. Мне понадобятся люди, новости, общество, торговля. Я здесь хозяин – и любого, кто явится сюда с плохими намерениями, просто уничтожу. Фраза про хозяина удачно получилась. А вместе с обещанием уничтожить это сразу перевело разговор в правильное русло. Женщины ненадолго притихли, а после этого обсуждали только свои вопросы. Единственными, кто меня не испугался, были Лара с Мартой. Весь вечер они сидели тише всех и только как-то ласково-снисходительно мне улыбались. Как блудному мужу, который наконец-то вернулся. Эти улыбки что-то во мне разбудили. Когда все разошлись спать, я еще немного погулял, пытаясь успокоиться. А потом плюнул на свои усилия. Все живые, здоровые, в безопасности, я – в полной силе. В конце концов, сколько можно поститься? Ларе сейчас не до меня, а вот Марта… Когда я постучался к ней в дверь, она ничуть не удивилась, а просто приникла ко мне…

    Мое ночное посещение ни для кого не стало секретом (все-таки охрана не просто так по сторонам смотрела). Но воспринято это было самым благосклонным образом. Даже Лара, видя, как я смутился при встрече, сказала:
    – Да не смущайся ты, Линк. Все нормально. Мне сейчас нельзя. У Марты девочки от тебя, и я совершенно не против, если ты будешь ласков с ней. А когда я рожу, ты ведь про меня не забудешь?
    Сказано было ласково, но, учитывая особые отношения Ларг с мужчинами, это можно было считать нормальной реакцией.
    Через пару недель Лара благополучно родила мальчика, крепенького и здорового. Спал он хорошо, но когда ему хотелось покричать – так хоть уши затыкай. Но никто этого, кроме меня, не замечал. Все с ним только сюсюкались. Счастливая Лара назвала его недолго думая, как и меня, Линком. Вскоре после этого и Марта «обрадовала» меня сообщением, что снова беременна. На этот раз у нас получилось без помощи богини.
    Несколько дней прошли как обычно, а потом я заметил, что отношение ко мне остальных Ларг изменилось. Не то чтобы оно стало враждебным, но теперь меня все время сопровождали очень внимательные взгляды. Что-то назревало. Я уже хотел потребовать объяснений, как ко мне пришли очень серьезные Лара и Марта.
    – Что-то случилось?
    – Да случилось. У нас к тебе очень необычная, но очень большая просьба. Ты ведь заметил, что в охране Ларги в самом расцвете. Но у них нет детей, поэтому их и выбрали для этого опасного, возможно, смертельного задания. Ты знаешь про наши проблемы с выбором мужчины, зачатием. Очень редко мужчины оказываются совместимы с нами. А тут я родила мальчика, Марта снова забеременела. Леди Риана говорит, что, если у тебя получилось с двумя Ларгами, возможно, ты какой-то особенный и у тебя может получиться и с другими. Пробудем мы здесь неизвестно сколько, других мужчин не предвидится. Силой тебя девочки взять не могут, но видеть, что ты каждый день ходишь рядом, как возможный подарок судьбы, и не иметь возможности им воспользоваться, становится для них тяжело. Поэтому мы посовещались и решили обратиться к тебе с просьбой. Пожалуйста, попробуй сделать детей остальным Ларгам…
    М-да. С такими просьбами ко мне еще не обращались.
    – И как вы это себе представляете?
    – А как ты захочешь, Линк. В любое время дня и ночи, при свете или в полной темноте. Девочки выполнят любое твое желание. Они сами выберут наиболее подходящие для них дни. Тебе будет достаточно сказать, что ты примешь их, и самая готовая придет к тебе. А леди Риана проконтролирует, все ли в порядке.
    – Так и она в курсе?
    – Конечно, мы же все женщины и уже столько времени вместе. Для нас это проблема общая.
    – Я что, должен и с магессами тоже?!
    – Да нет, – улыбнулась Лара, – у них с этим проблемы нет. А нам нужны только дети. Как только девочки забеременеют, никто настаивать больше не будет. Хотя… Если ты сам захочешь, то вряд ли кто тебе откажет…
    – И ты говоришь об этом так спокойно?
    Лара с Мартой одновременно заулыбались.
    – Линк, для Ларги мужчина, а тем более ребенок, – это огромный подарок. У нас уже есть маленькие кусочки счастья. И мы будем только рады, если и у других они тоже появятся. Для нас это вопрос выживания.
    Я замялся:
    – Все это как-то…
    Лара и Марта синхронно прильнули ко мне.
    – Мы понимаем, что это будет трудно. Но когда тебе станет совсем тяжело, ты ведь всегда можешь позвать нас…
    Я покосился на женщин. Это они так прикалываются или действительно считают предстоящее тяжкой работой?! Но, может, они лучше представляют, что меня ожидает? Все-таки семь Ларг с неизвестным темпераментом. И если хотя бы одна почувствует несовместимость и не сможет сдержать эмоций, то отбиваться мне придется всерьез. А их семеро. Может, все-таки отказаться? Лара и Марта, как будто почувствовав мои сомнения, снова прильнули ко мне. Юмористки. Чтобы я, предположительно уставший и недовольный, позвал для утешения еще двух Ларг?!
    Мы еще немного поторговались, и я согласился. Следующие несколько недель все притворялись. Я – изображая, что для меня это тяжкая работа. Но против природы не попрешь. Неловкость я испытывал только первые минуты, а уж потом… Ларги делали вид, что даже не догадываются, кто из них куда ходит по ночам. Но через некоторое время по их глазам, улыбкам, походке я уже мог уверенно определить, кто уже беременна, кто провела эту ночь со мной, а кто придет на следующую. Да и хитрили они. Раньше чем через четыре ночи ни одна в беременности не призналась.
    Я был не против. А еще через месяц леди Риана с улыбкой оповестила меня, что все Ларги беременны, и я получил возможность спокойно выспаться. Невольно возникла новая проблема – через некоторое время вся наша охрана станет небоеспособна. Нас здесь три мага, но на всякий случай надо бы подстраховаться. Окольными путями в Тайную стражу было отправлено письмо с просьбой о пополнении. А пока все занимались своими делами. Я делал новые дороги, открыл проход в Империю. Начали появляться торговые обозы, идущие сквозным путем. Пришлось нанимать людей и ставить стражу на въездах в долину для взимания пошлин, появилась первая таверна. Потом явились желающие разрабатывать рудные месторождения, завести небольшие фермы. Удачное расположение обещало сделать мое баронство достаточно оживленным местом. Наша личная стража – Ларги – уже стала заметно округляться в животах, когда ей прислали замену. Правильно оценив причину небоеспособности, прислали уже два десятка Ларг, как на подбор крепеньких и хорошеньких. Когда мне их представляли, ловил оценивающие взгляды. Их явно проинформировали о возможных последствиях общения со мной. Но я сразу поставил перед Ларой вопрос ребром – на ближайшее время пусть на меня не рассчитывают. Я, конечно, рад и горд, что оказался подходящим производителем, но и умирать от истощения пока не хочется. Лара настаивать не стала, но туманно выразилась, что к этому вопросу мы еще вернемся позднее.
    Жизнь становилась размеренно-спокойной, но обрасти жирком мне не дали. Осведомители, которых пришлось завести, как и в любом уважающем себя баронстве, донесли о появлении подозрительных людей, везде сующих свой нос. В принципе, это было нормально. Появление нового, хоть и маленького, государства и должно было вызвать интерес спецслужб соседей. Но со всеми, кроме Империи, я уже успел подписать договоры о дружбе, и отношения складывались нормально к обоюдной выгоде. А эти шпионы пришли со стороны Империи. Прямой атаки я не боялся, но могли ударить из-за угла. Пришлось увеличивать число осведомителей. Постепенно у меня начала формироваться собственная тайная служба. Тут Ларги были как рыба в воде, для каждой нашлось дело, и нам прислали для усиления еще десяток.
    А потом ко мне заявился граф Лохан. Вернее, сначала мне доложили о непонятной активности на землях этого графа, которые примыкали к горам со стороны Империи. Потом активность стала более понятной и более военной. Появились отряды наемников, которые постепенно стягивались к проходу в горах. Смысл этих передвижений я не понимал. Прямая атака через горы была заранее обречена на провал, даже если бы проход охраняла обычная стража. На чем же строится расчет? Обычно пути два – обходные тропинки и предательство. Дети и Ларги размещены в Цитадели. Достаточно закрыть ворота – и можно спокойно жить несколько лет. Собственные источники воды, продуктов запасено лет на пять, оружия и боевых артефактов хоть завались. Даже есть навесной сад, который я сделал для прогулок детей. За Цитадель можно не беспокоиться.
    На всякий случай я еще раз проверил окружающие горы на предмет проходимости. В нескольких местах пришлось добавить скал, но теперь к нам можно было попасть только через проходы, которые делал я.
    Остается предательство. Но кто кого будет предавать? Народу у меня немного, охрана на воротах при появлении войск по моему указанию и так разбежится. Будут захватывать заложников? Но я ведь не киношный герой, я сразу убивать начну. Когда-то про меня говорили: «Главное – не провоцировать». Неужели здесь сделают подобную глупость? Да вроде у графа тоже не дураки работают. Так на что же он рассчитывает?! Может, придумал какую-нибудь гадость и хочет одолеть меня в открытом бою? Значит, мне тоже надо приготовить что-то новенькое. Давно хотел проверить одну идею. Хорошенько все обмозговав и сделав несколько опытов, попросил позвать к себе магесс. Те пришли сразу. Я немного помолчал, обдумывая слова.
    – У меня для вас две новости. Как обычно – хорошая и плохая. Плохая – на нас вскоре попытаются напасть. Хорошая – я придумал новинку, и мне потребуется ваша помощь ее проверить.
    Магессы молча склонили головы. Мы сразу отправились к краю долины. Здесь я сделал новый проход, а затем и новую долинку с километр в диаметре. Магессы уже насмотрелись на мои фокусы и к подобному отнеслись совершенно спокойно.
    – У меня нехорошее подозрение, что для нас приготовили что-то новенькое, чего не смогу выдержать даже я. А новинку я придумал странную. Вы что-нибудь знаете о структуре и теориях времени в применении к магии?
    Магессы удивленно переглянулись и отрицательно покачали головами.
    – Ну и ладно. Их много, и неизвестно, какая из них по-настоящему верна. Мне понравилась теория слоистого времени. Смысл в том, что настоящее – это просто одна из пластинок, срез времени. Отсюда и путешествия в прошлое и в будущее. Достаточно передвинуться со своей пластинки на другую. Я хочу попробовать сдвинуться, но настолько мало, что уйду из нашего времени, но еще не попаду в следующее. По моим предположениям, в этом случае на меня никто не сможет воздействовать, так как все удары будут попадать не в меня, а как бы в мою тень.
    Чем больше я говорил, тем меньше понимал сам себя. Где-то внутри я чувствовал, что прав, но выразить словами не получалось, не было таких понятий. Судя по лицам магесс, они бы и рады были мне поверить, но не верилось. Тогда я просто махнул рукой и чуть сдвинулся вперед во времени. Почти ничего не изменилось, только появилась какая-то радужность. Магессы никак не прореагировали.
    – Вы видите какие-то изменения?
    Магессы переглянулись.
    – Мы ничего не почувствовали.
    – Тогда попробуйте до меня дотронуться.
    Леди Омела осторожно прикоснулась ко мне, и рука прошла сквозь меня. Я ничего не почувствовал, а она, побледнев, отдернула руку. Некоторое время мы приходили в себя, затем начались эксперименты. Получилось, как я и задумывал. Я все видел, слышал, выглядел для магесс как обычно. Но физически я стал для них как голограмма. Любые предметы проходили сквозь меня, как сквозь пустое место. Решившись, попросил магесс попробовать на мне боевые заклинания. Начали с простеньких, а кончили высшими. Эффект меня порадовал. Заклинания проходили сквозь меня без вреда. Неприятно было смотреть на летящую в лицо гадость, но я ничего не чувствовал. И даже не надо напрягаться и беспокоиться, поглотит ли защита удар. Скалы за моей спиной уже превратились в расплавленную массу. Магессы немного устали, и я, даже не возвращаясь в обычное состояние, восстановил скалы. Очень приятно. Значит, своих способностей я и в этом состоянии не теряю. Перейдя в обычное состояние, вернулся к магессам. Те осторожно потрогали меня. Я снова стал прежним. Глаза и лица у них после этого были такими… Наконец, леди Омела тихо сказала:
    – Если мы где-нибудь когда-нибудь кому-нибудь про это расскажем, то нам никто не поверит. Нас просто объявят сумасшедшими дурами. Но как же это было прекрасно!
    Вечером мы обмыли это дело, и я немного успокоился. Еще пару недель мы пожили спокойно, а потом войска Лохана двинулись к проходу. Со стороны других соседей все было тихо, и я не стал закрывать дороги к ним. А потом ко мне явился посол от Лохана. Очень представительный, очень вежливый и очень уверенный в себе барон Гуди. Я принял его в своем кабинете в особнячке.
    Представившись, уселись в кресла напротив друг друга. Никого рядом больше не было, и я поставил себе защиту. Мало ли…
    Наконец Гуди начал разговор:
    – Очень рад вас видеть, барон. Я много наслышан о вас и ваших деяниях. Если собрать все вместе, то получается чуть ли не летопись деяний бога. Особенно ваша долина – это вообще сказка. Я поражен, как вам удалось отыскать ее. Такие богатства и прямо вам в руки. Сколько людей проходило мимо, даже не догадываясь о них. Но возникли некоторые обстоятельства, вынудившие меня приехать к вам. Недавно выяснились факты, которые неопровержимо доказывают, что весь этот горный массив издревле принадлежит Империи, а в частности, относится к землям графа Лохана. Разговоров об этой долине слишком много, и граф решил восстановить справедливость, официально напомнив о своем праве на эти горы. Вот, пожалуйста, копии карт, документов, подтверждающих права графа.
    Я мельком глянул на карты. Все правильно. Договоры от какого-то там года. Но я не зря столько интересовался этим вопросом. У меня целый шкаф забит документами на эту тему. После того договора столько всякого потом произошло, что эта карта теперь не более чем филькина грамота. Но про нее очень вовремя вспомнили и притащили сюда. Это просто повод.
    – И что дальше?
    – Как что? Граф желает немедленно вступить в свои права.
    – И как он себе это представляет?
    – Вы немедленно открываете все дороги, двери всех помещений. Граф приедет со своими людьми, все будет проверено и описано. Людей в долине задержат для дальнейших выяснений. После того как будет определен ущерб, понесенный графом от неправомерного владения его имуществом, вам придется его возместить. Деньгами или вашим трудом в его свите. Но это только основные пункты. Возможно, в дальнейшем возникнут и другие претензии.
    Я слушал барона с восхищением. Как красиво, гладко он говорит. Получается, что не я сделал все вокруг, а нагло умыкнул. И еще должен буду. Но не такой граф дурак, чтобы ввязываться в авантюру против меня. Явно его подталкивают. И эта фраза про арест всех находящихся в долине. А главными здесь сейчас являются мой гарем и мои дети. Небрежно усмехнувшись, я бросил:
    – Я готов начать обсуждение вопросов, связанных с границами владений графа. Но мне не понравилась фраза об аресте людей. Я готов предоставить графу даже предварительную компенсацию, чтобы этот вопрос больше не поднимался.
    Гуди тоже улыбнулся:
    – Сожалею, барон, но предложения графа обсуждаться не будут, а подлежат неукоснительному выполнению. Согласно документам, это владения графа, и он в полном праве наводить здесь порядок. А вы – всего лишь чужестранец, тем более, осужденный в Империи к смертной казни, – лицо Гуди стало строгим, – и в ваших же интересах проявить послушание, что, возможно, облегчит вашу участь.
    Я опешил. Во как завернул! Немного придя в себя, даже похлопал в ладоши за артистизм.
    – Барон, я восхищен вашим умением вести переговоры! Но вы же прекрасно понимаете, что ваши условия неприемлемы. Зачем же вы явились сюда?
    – Сообщить вам о законных требованиях графа.
    – И на всякий случай привели с собой войска?
    – Граф сомневается, что вы будете благоразумны.
    – Правильно сомневается. Передайте ему, пожалуйста, что я готов вести любые переговоры, даже бесконечные и бессмысленные. Но если хотя бы один солдат вступит в горы, то обратно он сможет уйти только с моего согласия. Если уж вы так хорошо изучили мою биографию, то должны знать: я не люблю бессмысленные жертвы, но, если меня вынудят, я буду убивать без малейшего раздумья. Передайте это графу дословно. Пусть он хорошенько подумает, прежде чем отдаст следующий приказ.
    С каменным выражением лица Гуди поклонился и ушел. Немного подумав, я отправил вслед за ним группу стражников со сменными лошадьми с единственной задачей – поставить посты у тоннелей, ведущих в сторону Империи. И, если граф все-таки двинет войска, сообщить мне об этом.
    До стоянки графа примерно полсотни километров. На лошади часа четыре в одну сторону. Короткое совещание. На ночь глядя войска не пойдут, но к завтрашнему вечеру вполне могут быть здесь. Так что рассусоливать некогда. Сделав некоторые приготовления, я дал команду собрать всех в общем зале Цитадели. Много времени это не заняло. Всего-то около сорока женщин. Все уже были в курсе последних событий, так что никаких шуток и пустой болтовни. Коротко обрисовал ситуацию.
    – Уже завтра войска Лохана могут быть здесь. Он явно приготовил какую-то гадость, поэтому навстречу ему я поеду один. Постараюсь встретить его в горах. Но чем это все закончится, я не знаю. Чтобы в дальнейшем не было недоразумений, приготовил несколько бумаг. Первое. Всех ваших детей я признаю своими. Подписи я поставил, имена и данные впишете потом сами. Второе. Официальным наследником будет мой сын – Линк-младший. До его совершеннолетия управлять всем будет леди Лара. Бумаги я подписал. Дочки без приданого тоже не останутся. На нижних этажах есть сокровищницы, вы знаете. Там на всех хватит. Официально вроде бы все. Я приготовил защитные амулеты, разбирайте. У каждой должен быть такой. Вот вроде и все.
    Чем хороши Ларги, так это постоянной готовностью к бою. Не было ни слез, ни вздохов. Меня внимательно выслушали и спокойно разошлись. Для них какие-то бумажки о признании отцовства не играли никакой роли. Но мне так было спокойнее. Напоследок подошел к Ларе, стоящей с сыном на руках. Сняв королевский кулон, передал его Ларе.
    – Отдашь его сыну, когда подрастет, а пока носи сама.
    Лара молча надела его.
    – Помогать и защищать, – дал я команду кулону.
    Тот полыхнул светом, показывая, что приказ понял. Теперь за Лару и сына можно быть спокойным. Я уже достаточно разобрался с кулоном и вдоволь напитал его энергией. Теперь ему даже атомный взрыв будет не страшен. Но для Лары все это было неважно. Она внимательно всматривалась в меня.
    – Линк, когда ты вот так готовишься, с тобой происходят невероятные вещи. И ты пропадаешь надолго.
    – Поэтому и готовлюсь, что не знаю, чем это кончится, – улыбнулся я.
    – Постарайся вернуться. Здесь тебя очень ждут.
    Она легонько прижалась ко мне, чмокнула в щеку и ушла не оглядываясь. Молодец. Лучше без слез.
    Эту ночь, впервые за последнее время я провел один. Но сон все равно не шел. Прикидывал разные варианты, ворочался с боку на бок. Уснул я только под утро.
    Легкий завтрак, немного продуктов в дорогу, молчаливое прощание. Как только я выехал за ворота, их закрыли. Цитадель готова к бою.
    Ехал я не спеша. Да и куда торопиться? Бой от меня никуда не уйдет. Лучше уж насладиться прекрасным утром, природой. Вон, даже птички в моей долине появились. И когда успели? Беспокойная ночь сказывалась, и периодически я впадал в мрачное настроение. А когда въехал в ущелье-дорогу, мрачность стала постоянной. Зря граф решил права качать. Сегодня ко мне лучше было не подходить ни с какой стороны. На середине дороги, уже ближе к обеду, навстречу попались несущиеся во весь опор гонцы – Лохан все-таки вступил в горы. Ну что ж, он свой выбор сделал. Отпустив гонцов, закрыл дорогу позади себя километровой стеной и уселся обедать. Делать все равно нечего. Успел пообедать и даже выкурить пару сигарет, когда на дороге появился передовой дозор. Высматривать им было особо нечего. Сплошная стена и одинокий человек. Поэтому они просто остановились не приближаясь. Снова ожидание. Потихоньку подтянулся и весь отряд. Небольшой, не более тысячи человек. Останавливались, озирались по сторонам. Ощущения и у меня, хотя сам все это делал, были не самые приятные. Ощущения муравья, оказавшегося на дне ванны. Только вот люди, без специального снаряжения по таким стенам ползать не могут.
    Ожидание затягивалось. Я в бой не рвался, но и люди графа почему-то не торопились меня прикончить, как будто чего-то ожидая. Наконец, ко мне направился одинокий всадник. Я сразу сдвинулся по времени, чтобы больше не отвлекаться на это. Подъехавший оказался бароном Гуди. Смотрел он на меня теперь со снисходительной усмешкой.
    – Барон, все-то вам неймется! Решили погеройствовать? А я-то надеялся, что вы уже где-то очень далеко со своими б…ми. Да бросили бы их, самому легче бегать было бы. А теперь вам уже не сбежать. Неужели вы думаете, что сможете нас остановить?! Мы ведь пришли не просто так. А вы только облегчили нам работу. Сейчас наши маги разберутся с вами, потом солдаты уничтожат ваш гарем. Может, все-таки сдадитесь добровольно?
    Я даже немного удивился. Хочет меня разозлить или просто показал свою настоящую натуру?
    – Зря вы так, Гуди! У вас был шанс уйти живыми, но вы им не воспользовались. А уж грозить моим женщинам и вовсе не стоило. Теперь у вас десять минут, чтобы передать мои слова начальству, затем я буду вас убивать. Конкретно вы умрете не сразу. Я сделаю из вас пугало на входе в ущелье как напоминание о беспросветной глупости замахнувшихся на меня.
    Гуди в ответ только захохотал, но уехал весьма быстро. Я неспешно вышел на середину дороги и стал отсчитывать секунды. Но все началось раньше. Вперед вышла пятерка магов и выстроилась как-то непривычно – квадратиком с центром. Все держали в руках какие-то предметы. Не успел я приглядеться, как от центрального в меня ударил луч. С удивлением узнал в нем собственную модификацию «огненной иглы», подпитка которой должна была идти от встречных заклинаний. Нечто подобное я использовал у Монолита. Но здесь был еще и второй слой, что-то вроде кумулятивного заряда. Если бы я использовал обычную защиту, то «игла» только быстрее набрала бы энергию, а в пробитую защиту вошел бы второй заряд. Тут бы мне и хана! Не зря я нечто подобное почувствовал. Пока же «игла» свободно проходила сквозь меня, кромсая скалы за спиной. Убедившись, что я пока в безопасности, неспешно пошел к этой пятерке. Чем ближе я к ним подходил, тем хуже им становилось. В смысле настроения. Улыбки на лицах еще были, но уже перекошенные смесью ярости и ощущения безнадежности. А я их пока просто рассматривал. Обвешаны магией они были выше крыши. И у каждого в руках по древнему артефакту, полному энергией. Стало понятно и их построение. Двое передних держали защиту, задние подпитывали центрального энергией. А центральный создал это нехорошее заклинание. Не перевелись еще самородки! С таким заклинанием можно и мои скалы пробить! Только вот зря они сюда с ним явились. Они пришли убивать, и мне тоже придется это делать. От моего спокойного разглядывания магам стало только хуже. Поняв, что луч не приносит мне вреда, они отключили его. Перестроившись в линию, стали швырять в меня заклинания уже поодиночке. Стараясь убить уж если не качеством, так количеством силы своих заклинаний. Некоторое время я наблюдал за ними, надеясь увидеть что-то новенькое, к чему стоило в будущем приготовиться, но дальше набор был уже стандартный. Подождав немного, просто развеял их. Сразу стало тихо, только слышался треск горящих скал. М-да, наворотили. Войско Лохана стояло в полной тишине, не шевелясь и не пытаясь бежать. Сейчас каждый готовился к смерти. Без магов, на которых они так надеялись, у них просто не было ни малейшего шанса в бою со мной.
    Неспешным шагом пошел к ним. Передо мной молча расступались и склоняли головы. Никто не сделал даже попытки хоть чем-то в меня швырнуть. В центре отряда находились Лохан, Гуди и еще несколько приближенных. Все стояли бледные, с окаменевшими лицами.
    О чем с ними говорить?! О том, что нехорошо убивать других из-за ненависти или корысти? Обговаривать условия капитуляции? Так оно было одно – смерть для каждого. Узнать бы, кто же все-таки науськал его на меня. Почитать бы его мысли, но как? А напрягаться даже не пришлось. Я вдруг почувствовал их, даже не мысли, а как бы образы, воспоминания, связанные с этим походом. Сколько же там было гадости! Но сразу стали видны и вдохновители. Вон, парочка скромных личностей, старающихся незаметно спрятаться за спины других. У этих в мыслях вообще была чернота. Непроизвольно огляделся вокруг и увидел у каждого человека свой цвет. Подавляющая масса спокойных оттенков – обычные наемники на службе. Тем более резко выделялись с полсотни человек с багровыми цветами, и десяток с совершенно черными – самые отъявленные маньяки и садисты. Непроизвольно стал развеивать их. Легкое усилие и краска мыслей вместе с человеком исчезает. Один за другим, один за другим. Люди вздрагивали, когда их сосед вдруг исчезал, но никто даже не пытался что-то предпринять. Я почувствовал, как волнами поднимается ужас. Семьдесят человек уничтожено. Не убито, а именно уничтожено. Почти каждый десятый.
    Что же мне делать с остальными? Немного подумав, сказал:
    – Граф, командуйте: «Уходим обратно в Империю».
    Граф сначала не понял, но потом раздались команды. Солдаты быстренько построились, и отряд пошел назад. Пришлось даже вернуться в обычное состояние и забрать чью-то лошадь: некрасиво как-то победителю плестись вместе с побежденными.
    Никто особо не командовал, я тоже ехал молча, но скорость все время возрастала, и под конец люди почти бежали, стараясь поскорее вырваться из этих давящих гор. На выходе я приказал остановиться и сложить все оружие в одну огромную кучу. Дал немного жара и вся эта куча спеклась в единое целое, с торчащими повсюду остриями. Потом настала очередь Гуди. Он очень старательно от меня прятался, видимо, надеялся, что я про него забуду. Но его угрозы, чуть не ставшие реальностью, я не забыл. Гуди затащили на верх кучи оружия, и я одел его в камень, превратив в некое подобие буквы «Т». Дышать он мог, головой крутить тоже, но вот камень для него я сделал самый прочный. Осознав свою участь, он начал умолять убить его, но у меня самого внутри что-то закаменело.
    Солдат снова построили.
    – Напоминаю еще раз. Эта долина и Ларги находятся под моей защитой. Если кто-то еще захочет прийти сюда с оружием и угрозами, то убивать я буду уже без разговоров и всех. Расскажите это остальным. А этот памятник, – я кивнул на кучу оружия и Гуди, – будет напоминанием для людей с короткой памятью.
    Потом подошел к графу.
    – Вам, граф, я посоветую лучше выбирать себе друзей. А когда с вами начнут новые разговоры о Ларгах, напомните, что они под моим покровительством. Не только здесь, но и на территории Империи. И я лично буду проверять смерть или исчезновение каждой Ларги. Надеюсь, это немного остудит горячие головы. Я очень мирный человек, пока не трогают меня и дорогих мне людей. Надеюсь, в дальнейшем у нас будут более дружественные отношения.
    Не дожидаясь ответа от ошарашенного графа, развернулся и в полной тишине поехал обратно в горы. Сзади боялись дышать, еще не веря, что остались жить. Но мне было все равно.
    Что-то я устал за этот день. Неспешно ехал по дороге, подчищая всяческий мусор, солдаты, торопясь вырваться из гор, побросали и мешки, и часть одежды. Местами валялось даже оружие. Немного засомневался, стоит ли восстанавливать скалы на месте боя. Но потом решил оставить как есть. Впечатление было достаточно жуткое. Пусть будет напоминанием для следующих гостей.
    Уже к вечеру добрался до долины, но спускаться, кого-то видеть не хотелось. Отпустив лошадь, привалился к скале и просто смотрел на всю эту красоту. Постепенно в душе наступило умиротворение. Как в книжке: «Посмотрел Бог и увидел, что это хорошо». Как-то так. И я стал своеобразным маленьким богом для этой долины. Сам создал, населил людьми. Теперь еще и защищать начал, пригрозив целой Империи. Невольно улыбнулся своему возросшему самомнению. Однако, если не считать силы, я вроде остался прежним Линком. Надеюсь.
    Но что-то во мне все-таки изменилось. Эти неожиданные знания о времени, которые я в принципе не мог нигде прочитать или услышать. Это видение в цвете мыслей и характера человека. Может, еще какие-нибудь способности проснулись? Невольно заинтересовавшись, попробовал поискать в памяти что-нибудь необычное, чего я осознанно не учил. Хранитель ведь обещал дать немного новых знаний. И слово «Хранитель» оказалось ключевым. Я вдруг обнаружил в глубине себя целую гору не только знаний, но и уже готовых навыков. Как же мелко я до этого плавал! Самомнение цыпленка, только что вылупившегося из яйца!!!
    Теперь ходи себе на Землю, как в соседнюю комнату. Да и других миров, где можно разгуляться, было множество. А еще можно было ходить в гости к богам. Несколько фокусов с пространством, а так ничего сложного. Можно и к моей богине в гости заглянуть. Почему-то у меня не возникло и капли сомнения о правильности подобного поступка. Немного напрягся – и уже сижу не у скалы, а в удобном плетеном кресле. Невдалеке какой-то модерновый особняк, вокруг цветущий сад. Пока я оглядывался, раздались шаги, и на тропинке появилась моя богиня. Как всегда, прекрасная. Но, то ли я устал, то ли уже немного насытился женщинами, но реагировал я на нее сейчас гораздо спокойнее, чем раньше. Она это прекрасно поняла и просто улыбнулась:
    – Ну, здравствуй, Линк! Устал, наверное? Чай будешь?
    Очень интересное начало. Из воздуха возникли еще одно кресло, легкий столик, красивые чашечки, чайные принадлежности. Богиня разлила чай, и я вдохнул прекрасный аромат.
    – Для начала давай заново познакомимся. Меня зовут очень длинно, так что зови меня Миранда. Будешь спрашивать или мне самой все рассказать?
    – Давай лучше ты. Непонятное я и так спрошу.
    – Хорошо. Для начала можешь не волноваться. Ты – бог.
    – Да я пока и не волнуюсь. Мало ли как ты меня назовешь.
    Миранда заулыбалась.
    – Ты не понял. Ты не просто сильный маг. Ты – человек-бог обыкновенный.
    – А если не обзываться?
    – Тогда получается примерно так. У многих людей есть способности к магии. Хотя, если точно, это особая форма управления материей (что-то подобное нам говорили на уроках марксизма-ленинизма). Но пусть будет магия. У подавляющей части людей эти способности никогда не проявляются. Некоторым нужен толчок, типа камнем по голове, – Миранда снова улыбнулась, – а дальше все зависит от человека. От его характера, таланта. Все, как у людей в любом виде деятельности. Так и добираются до своего потолка. Кто – ученика, кто – мага. А среди них очень редко, но встречаются люди с какой-то особенностью, которая дает им шанс подняться до уровня бога. Но никто не знает, что эта за особенность. Ты ведь уже заметил, что не можешь видеть собственное тело насквозь? И мага в тебе никто никогда не чувствовал. Вот и у нас у всех так. Сколько ни бились, но так и не смогли разобраться. Шутки «старших».
    – Каких еще «старших»?!
    – Ну, как мы – боги для людей, так «старшие» – боги для нас. Иногда появляются, помогают. Иногда наказывают. И по способностям превосходят нас, как мы обычных людей. Так что манией величия у нас никто не страдает.
    – И много таких?
    – Да нет, несколько тысяч, наверное. Но разбросаны по Вселенной. Поэтому видимся мы не очень часто. Каждый занят своими делами. Появление новенького – всегда большое событие. Так интересно было за тобой наблюдать! Особенно когда ты начал осознавать свои силы. Но тут уже никто не может помочь. Это как испытание на зрелость. Новые знания от Хранителя даются только после последнего испытания. Ты его прошел хорошо.
    – А в чем оно заключалось?
    – Ты не убил тысячу человек, хотя и имел на это полное право. Нельзя допускать к нашей силе людей без чувств, для которых убить другого человека все равно, что муху прихлопнуть.
    – И что теперь? Чем я теперь буду заниматься?
    – А чем хочешь. Никаких ограничений нет. Некоторые делают новые миры, некоторые путешествуют. Некоторых заедает скука, и они начинают плести интриги. Но обычно они быстро и плохо кончают. А в остальном… все, как у обычных людей.
    Миранда говорила спокойно и мягко. Как у нее все просто – как будто на очередную ступеньку поднялся. Но, по этой же логике таких ступенек вверх может быть бесконечно много. Можно попробовать стать «старшим». А потом узнать про каких-нибудь «суперстарших». А там еще и еще. Это ж сколько лет жить надо?!
    Голос Миранды все сильнее меня расслаблял, навалилась усталость. Тем более что торопиться теперь некуда.
    – Миранда, – попросил я, – можно, я сейчас немного посплю?
    – Конечно, Линк, спи. – И тут же ушла.
    А я все сильнее проваливался в сон. Сейчас только спать. Все остальное потом, потом… У меня теперь времени очень много. Может, даже слишком…

Глава 5
Новые цели

    Проснулся я бодрым и отдохнувшим, но первым ощущением было слишком твердое кресло, на котором я лежал, а первое, что я увидел, открыв глаза, были скалы вокруг. В недоумении стал оглядываться. Откуда в саду Миранды вдруг появились скалы? Но сада не было. Поднимающееся утреннее солнце давало ослепительный блеск ледяным вершинам, и я с удивлением узнал собственную долину. Что за черт?! Вроде все было нормально. Сидели, разговаривали с Мирандой, потом я уснул. Может, это она меня выгнала из своего рая? Так вроде не ругались. Наоборот, она так хорошо ко мне отнеслась. Что же случилось?
    Некоторое время пытался найти какое-то разумное объяснение. Стал вспоминать, что было вчера. Я сидел уставший, потом немного погордился собой, что сделал такую хорошую долину. Потом вспомнил про Хранителя и нашел в памяти новые знания. А вот на этом месте я застопорился – знаний, позволявших мне вчера перемещаться с такой легкостью, на месте не было! В недоумении замер. Вроде головой не стукался. Почему тогда «здесь помню, а здесь не помню»? Ладно, потом с этим разберемся.
    Разговаривали с Мирандой, она еще обозвала меня «человеком-богом обыкновенным». Я помнил каждое слово, каждую черточку ее лица. Но и окружающий меня мир тоже был реален. Как же я попал сюда, если уснул у Миранды, было непонятно. Тем более остался сидеть на том же самом месте, что и вчера. Опять шутки богини? Посмеялась нам моим возросшим самомнением? У меня началась было паника, но я тут же придумал более рациональное и удобное объяснение произошедшего – я просто вчера уснул на камнях! Возбуждение от удачно завершенного боя и ощущение собственных сил, возможно, и сыграли со мной эту шутку. Мания величия. Я ведь действительно вчера почувствовал себя маленьким богом, почти равным Миранде! Как я к ней зашел запросто, чаю попил и даже уснул на «приеме»! Рассказать кому – не поверят такой наглости. Невольно засмеялся, и настроение начало подниматься. Нужно меньше думать о своем величии, а то в следующий раз приснится встреча и со «старшими». Посмеиваясь над причудами собственных снов, отправился в свой замок. Правда, несколько раз спотыкался от вновь возвращающихся сомнений – ведь все было так реально, я помнил даже интонации Миранды, когда она со мной разговаривала. Как же так? Разве может быть сон настолько реальным? Но вокруг по-прежнему была моя долина, тут я ошибиться не мог. Значит, все-таки это был сон.
    Меня уже ждали. Все провели бессонную ночь, ожидая хоть каких-то новостей. А я явился только утром. Коротко рассказал о бое, объявил, что нам пока ничто не угрожает. Слушали меня сдержанно. В постели Ларги не стесняются выражать свои чувства, а тут… Бои и смерть для них обыденность, как и для самураев. Их к этому готовят с детства. Спокойно выслушали, приняли к сведению и разошлись. Разве что Лара с Мартой, на правах «старших жен» позволили себе немножко прижаться ко мне.

    Внешне жизнь почти не изменилась. С трех сторон обозы шли все чаще, а вот со стороны Империи ни одного человека, ни одного обоза, ни одного солдата. Периодически я проверял окрестности, но никого не было. Для купцов это было ненормально. Все уже были в курсе произошедших разборок и считали мое поведение правильным. Вскоре даже явилась целая делегация с просьбой пропустить обозы в Империю.
    – Но я и не запрещал, – удивился я. – Вы вольны двигаться, куда вам угодно. Но после произошедших событий я не знаю, как вас встретят в Империи. Формально вы не имеете к этому никакого отношения, но мало ли.
    Купцы переглянулись, и вперед вышел старшина новообразованной купеческой гильдии.
    – Господин барон, мы понимаем возможность риска, но ждать непонятно чего тоже не можем. Для начала с вашего разрешения отправится один маленький обоз. Если все будет нормально, они тут же вернутся и сообщат все, что увидели. Дальше будем действовать по обстановке. Что нам сказать купцам в Империи?
    Я с новым интересом оглядел делегацию. Что делают инициатива и желание заработать! Никакой специальной разведки не надо, купцы и так все узнают и расскажут.
    – Скажите правду. У нас с графом Лоханом возник конфликт, была небольшая разборка, и мы остались при своих взглядах. Но это никоим образом не влияет на мое отношение к простым людям и Империи. Любой может прийти в мою долину и заниматься торговлей или другими делами. Единственное условие – тот, кто придет с желанием навредить мне и людям, находящимся под моей защитой, будет немедленно уничтожен. Судья здесь один – я.
    Купцы удовлетворенно переглянулись и, поклонившись, ушли. После этого началась размеренная жизнь. Единственно, я немного озаботился вопросами обороны долины. Для начала сделал подземные тоннели от Цитадели ко всем выходам из долины (на всякий случай). После долгих сомнений сделал еще и запас огнестрельного оружия для Ларг. Всякие там пистолеты, автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, гранаты. Нехорошо, конечно, тащить в чужой мир такое оружие, но мне сейчас была важнее безопасность людей в моей долине. Первоначально такое оружие у всех вызвало недоумение. Но достаточно было сказать, что это многозарядные боевые артефакты, и Ларги с любопытством стали его осваивать. Удобное положение Цитадели позволяло держать оборону максимально эффективно. Я провел небольшую учебу со всякими умными словами типа «сектор обстрела», наделал кучу амбразур. Несколько дней стоял грохот стрельбы. Ларги были прирожденными воинами: достаточно было объяснить общие принципы прицельной стрельбы, и вскоре все превратились в готовых снайперов. Особенно им понравились снайперские винтовки с глушителями и гранаты. А когда вокруг Цитадели не осталось ни одного клочка непростреливаемой земли и Ларги научились попадать в цель из крупнокалиберки за три километра, все признали, что теперь оборону держать будет еще проще. Против подготовленных боевых магов это все не поможет, но вот обычным войскам приближаться к Цитадели теперь было категорически противопоказано. Единственное условие, которое я поставил Ларгам, – оружие должно быть секретным и применяться только при явном нападении. Еще добавил бинокли, приборы ночного видения и после этого немного успокоился.
    Но женщины быстренько нашли мне новые обязанности. Вернее, меня стали ненавязчиво приучать к детям. Девочки Марты, Алиса и Альбина, лепетали вовсю и старались похвалиться каждым новым словом, а Лара взяла привычку кормить маленького Линка, устроившись в моем кабинете. И вскоре это стало почти ритуалом. Я в общем-то был не против. Тем более что мое отцовское участие сводилось в основном к сюсюканью с малышами. В один из вечеров, когда Лара с особой гордостью смотрела на сына, задумался о ее причинах. То, что любая мать любит и гордится своим ребенком, это понятно. Но здесь еще примешиваются и всякие ожидания. Маленький слюнявый ребенок, а уже «надежда нации». Неизвестно еще, что будет в дальнейшем, но Ларги на него очень сильно рассчитывают. Если у него будут еще и магические способности, то он для Ларг вообще станет воплощением бога на земле. А вот есть ли у него что-то от моих сил? Очень осторожно, боясь навредить, проверил его «тройным зрением». Но увидел только обычного здорового мальчугана. Никаких отклонений, никаких особенностей. Ни-че-го! Я почти расстроился, но вспомнил себя – богиня сказала, что моя активация произошла от удара по голове. Да еще и в солидном возрасте. На других такие эксперименты ставить не хотелось, тем более без гарантии результата. Может, у сына и будут способности, а может, нет. А вот если попробовать ПЕРЕДАТЬ ему часть своих способностей? Не научить, а именно передать? И мне будет спокойнее, и ему в жизни пригодится. Осталось только узнать у кого-то или самому придумать, как это сделать.
    Теперь у меня появился новый интерес. Несколько дней подряд проверял всех вокруг, пытаясь найти нечто, что бы указывало на магические способности. Особенно досталось магессам. Они относились ко мне очень хорошо, но, когда мужчина смотрит в упор и очень внимательно разглядывает с головы до пят, такое может напрячь любую женщину. Они терпели, стараясь не подавать виду. Было немного неудобно из-за подобных обследований, но я себя успокаивал. Если я смогу разобраться с обычной магией и научусь давать ее детям и Ларгам по собственному желанию, то, может, немного приближусь и к пониманию собственной силы. Я ведь до сих пор понятия не имею, как и почему у меня все получается. Помогу Ларгам – может, помогу и себе! Как сказала богиня, магия – это просто форма управления окружающим миром. А именно сознание и, по идее, магом может стать любой разумный. А так как я могу теперь делать с телом человека почти все, осталось только найти, что надо менять, если эта способность спрятана где-то в теле. Конечно, будут проблемы моральной зрелости, возраста, но это уже обычные вопросы допуска к оружию. Задача получается очень необычная, но весьма и весьма интересная. Просто создавать вещи стало привычно и уже не вызывало прежней эйфории, а вот научиться награждать человека магией вполне в духе моего становления как бога. Да, наворотил, усмехнулся я про себя. Не искать и развивать, а именно давать. Замашки и самомнение становятся у меня… Скромнее надо быть, скромнее. Но шутки шутками, а на голом энтузиазме далеко не уехать. Спрашивать о подобном некого. Нужна теория, но в долине нет ни единой книжки. Надо куда-то уезжать, но будет ли это безопасно для остальных?
    Дела в баронстве шли неплохо Ларги вполне обжились. Меня они слушались беспрекословно, но все вопросы повседневной жизни старались решать сами. Мне это было на руку, так как освобождало от текучки. Соседи меня и мое баронство уважали, и за безопасность в мое отсутствие хотя бы на время можно было не беспокоиться. А уехать мне все же придется. Раз уж я берусь за исследования, то нужно будет посмотреть как можно больше магов и людей. А где больше всего магов? Правильно, в Академии магии в Империи. Знаний там в свое время я получил много, но, скажем так, по прикладной магии. Сейчас мне потребуется теория. И как можно больше.
    Осталось разобраться с отношением Империи ко мне. Через пару недель вернулись купцы-разведчики, да не одни, а с очень скромным обозом из Империи. Прибывшие купцы не столько торговали, сколько разведывали обстановку. Убедившись, что непосредственной опасности нет, баронство живет обычной жизнью и ни с кем воевать не собирается, напросились на встречу со мной.
    Встреча получилась любопытная. Явились два хитрована. Не жулики, но очень на них похожие. Вообще, купцы – разговор особый. Очень активные люди, за прибылью готовы идти хоть на край света. А тут такой удобный торговый перекресток. Да и по взглядам было видно, что спеться они успели. Но меня интересовали только конкретные вещи. И вот тут стало интересно. Операция графа готовилась втайне, а вот результаты спрятать не удалось. Тем более что отряды наемников собирали со всей Империи. И когда они вернулись без оружия, но живые, потеряв только самых отъявленных, поползли слухи, весьма благоприятные для меня. Про законность требований графа разговор не шел, тут сам черт ногу сломает. А вот то, что простые наемники смогли уйти живыми, стало для меня лучшей пиар-кампанией. О причинах нападения никто особо не задумывался, но, во-первых, про меня узнало достаточно много народа. Во-вторых, обо мне, как и о легендарном капитане Бладе, стали говорить, что я «воюю, как джентльмен». Реакция официальных лиц Империи пока была неизвестна, но простые люди готовы были использовать возможности, открывающиеся с появлением такого удобного перекрестка, прямо сейчас. Тем более что главное требование – не посягать на меня и Ларг – особых возражений не вызывало. Судя по рассказам купцов, наоборот, появление островка гарантированной стабильности только приветствовалось. Да и по взглядам, которыми обменивались купцы, было ясно, что они уже нашли точки взаимовыгодного сотрудничества.
    Еще месяц прошел в неизвестности. А потом ко мне заявилась весьма представительная делегация. Приехали доверенные лица императора, графа Лохана и даже сама начальница Тайной стражи. Что характерно, сопровождающие их солдаты не имели даже ножей, оставив все у входа в ущелье. Как бы я ни чурался официальщины, подобных гостей игнорировать было нельзя. Сколько раз читал, что положение накладывает кучу неприятных обязанностей, но испытал это на себе в первый раз. Как-никак – делегация на уровне государства. В дело тут же вмешались Лара, магессы, приведя кучу доводов и надавав советов. В итоге рядовая, по моему мнению, встреча превратилась в торжественный прием с вручением грамот и официальными разговорами. Меня даже заставили вырядиться в парадный камзол по последней имперской моде. Чувствовал я себя отвратительно, но пришлось подчиниться. Лара, такая мягкая и послушная наедине, вдруг превратилась в опытного и осмотрительного политика. Я понимаю, что женщины заботятся о будущем больше, чем мужчины, но такой резкий переход меня насторожил. Сегодня же ночью покажу, кто в доме хозяин. И пусть только посмеет мне слово против вякнуть. Хотя, с женской-то хитростью… Она ведь до утра может повторять, что я ее господин, а завтра опять начнет все делать по-своему. Леди Омела неожиданно оказалась знатоком местных законов. Сюрпризы, но они в сложившейся обстановке оказались очень полезны. Противники, вернее переговорщики, попались весьма серьезные. Граф Орландо, личный представитель императора. Прожженный политик, с которым надо ухо держать востро. Барон Люмикс, представитель графа Лохана. Судя по его поведению, этого взяли за компанию. И сама начальница Тайной стражи, леди Лилиара. О ней я был наслышан. Умнейшая женщина, для которой плетение интриг – удовольствие. Рядом с ними я был щенком. Только тут я оценил присутствие своих самозваных помощниц. Может, они не дадут мне лопухнуться по-крупному. Но беспокоился я зря. После официальной части мы перешли в мой кабинет, который я по такому случаю обставил с невероятной роскошью. Как говорится, очень просто, но невероятно дорого. Гости обстановку оценили.
    Затем слово взял граф Орландо:
    – Я рад познакомиться с вами, барон. Слухи о вас и ваших деяниях становятся легендами. И мне очень неприятно, что последние события могут навредить нашим отношениям. Император поручил мне урегулировать сложившуюся ситуацию. Расследование показало, что граф Лохан проявил излишнюю инициативу и начал действовать, не до конца разобравшись в ситуации. Император сделал ему за это порицание. Во избежание дальнейших конфликтов император приказал графу официально подтвердить передачу горного массива и прилегающих предгорий под вашу полную власть, барон. Император выразился в том духе, что выгоднее иметь вас в друзьях, чем терять собственных магов. Несколько особо несговорчивых дворян, несогласных с его мнением, отправились в ссылку. Теперь вы, барон, считаетесь очень перспективным другом. Подготовлены необходимые документы, вам осталось их только подписать.
    По знаку графа молчаливый барон передал мне пачку бумаг. С любопытством я их проглядел. Император был весьма щедр. По этим бумагам под мою власть передавались не только горы, но и приличный кусок предгорий. А чтобы не мудрить с разметкой, границу провели по ближайшей реке. Так что мое баронство расширялось еще километров на пятьдесят.
    – Я благодарен императору за справедливое рассмотрение вопроса. Но, возможно, у него есть и какие-то особые пожелания?
    – Ничего особенного нет. Император с пониманием отнесся к вашему горячему желанию защищать его подданных, пусть и в пределах своих земель. – Орландо выразительно посмотрел на Лару. – Он также удовлетворен оживлением торговых отношений в этом районе. Логичным было бы заключить договор, который окончательно закрепит дружеские отношения между вашим баронством и Империей.
    – Отличное предложение. Когда вы это планируете?
    – Общие положения я уже привез. Осталось обсудить с вами, затем я отвезу их императору. Думаю, что через полгода можно будет подписывать.
    – У меня есть встречное предложение, граф. Я как раз собирался обратиться к вам с просьбой о разрешении посетить столицу и позаниматься в библиотеке Академии магии. Думаю, мое личное присутствие позволит ускорить подписание договора.
    Слова и просьба вроде простые, но в комнате мгновенно повисла напряженная тишина. Запоздало понял и ее причину. Маг, только что убивший пять сильных магов Империи, неожиданно изъявляет желание посетить столицу и самого императора. Если уж я себе в горах такую долину отгрохал, то что для меня какие-то дома и крепостные стены. Служба безопасности взвоет от ужаса от подобных перспектив. Не зря все сидели с застывшими лицами, просчитывая всяческие нехорошие последствия. Нужно было срочно смягчить впечатление от моих слов.
    – Я неправильно выразился. Я имел в виду, что время путешествия мы могли бы посвятить согласованию позиций. В столице же меня интересуют только книги. Мое самомнение не позволяет даже надеяться на личную аудиенцию с императором. Меня вполне удовлетворят встречи с его доверенным лицом. Например, с вами, граф.
    Граф долго и внимательно смотрел на меня, затем переглянулся с леди Лилиарой. Та чуть заметно кивнула, и граф немного расслабился. Затем вдруг в его глазах мелькнул огонек интереса. Для себя я перевел эти перемены как новый поворот в мыслях графа. Если этот барон лезет в столицу, то почему бы и нет? Не нужно ничего выдумывать, сам лезет в пасть. А когда вокруг будут уже десятки своих магов, то можно поговорить и по-другому. Тут уже я матюгнулся про себя – когда же начну думать чуть дальше, чем на один удар меча? Подумал только о новых знаниях, а вот о последствиях – нет. Но у графа снова сменилось настроение – теперь это были сомнения: «А так ли прост этот барон? Если уж он осознанно лезет в Академию, то, наверное, все-таки понимает расклад сил и все равно уверен в себе. А достаточно ли мы знаем о его реальных силах? Надо хорошенько подумать». Но граф был очень хорошим политиком и быстро взял себя в руки.
    – А почему бы и нет? Вам, барон, можно доверять. Но давайте все по порядку. Сначала договор о землях, чтобы исключить дальнейшие недоразумения. А потом подумаем и о посещении столицы.
    – Весьма разумно. Только давайте отложим серьезные разговоры на завтра. Сегодня нас ждет ужин, а завтра я хотел показать вам свои владения. Вы не против?
    Никто не возразил.
    Потом был очень скромный ужин за столом, уставленным хрусталем, фарфором, серебром и золотом. Здесь уже говорили только на бытовые темы: общие знакомые, последние новости. Женщины оживленно болтали, мужчины только поддакивали, но все посчитали вечер удачным.
    На следующий день экскурсию я начал с показа своего особнячка. В предчувствии гостей постарался воплотить в нем самое лучшее, что видел про дворцы в кино и по телику. Сплошные позолота, инкрустации, гобелены и всякое разное. Самым трудным было соблюсти чувство меры и вкуса. Тут мне очень помогали женщины. А еще я пристроил целую картинную галерею и поместил туда все, что помнил. От Рафаэля до Пикассо. Граф оказался ценителем и с большим интересом осмотрел мою подборку картин. Правда, «Черный квадрат» Малевича привел его в состояние ступора, но после длительного молчания он сказал, что «возможно, в этом что-то есть».
    Когда мы поехали осматривать Цитадель, произошел маленький инцидент, вновь напомнивший мне о необычности моего баронства. Когда мы подъехали к воротам, те были, как и положено, закрыты. Несмотря на спокойную обстановку, охрану детей Ларги несли очень ответственно. Нас прекрасно видели, но открывать ворота и не подумали. Просто стояли и смотрели на нас. Я даже немного растерялся. Неловкую заминку разрядила леди Лилиара. Мы все стояли рядом, и она сделала небольшой, но заметный шаг назад. Граф с бароном покосились на нее, но тоже сделали шаг назад, оставив впереди меня одного, как бы во главе нашего отрядика. Только после этого ворота открылись и нас впустили. Интересный поворот. Ведь Ларги – подданные Империи, все служат в Тайной страже, а живут на моей земле и охраняют моих детей. И не собирались никого впускать, пока не убедились, что я по-прежнему за главного. На душе потеплело. Надо будет ненавязчиво сделать им хорошие подарки, вечеринку какую-нибудь устроить, что ли.
    Осторожно посмотрел на леди Лилиару. Какая умница! Как она мгновенно поняла ситуацию. Мне до нее еще расти и расти. Да и мужики все сразу поняли. С возросшим уважением повел всех на экскурсию. Леди Лилиара наверняка все уже знала по донесениям, но осматривалась вокруг внимательно. А вот на графа с бароном крепость произвела очень сильное впечатление. Люди с военным образованием, они прекрасно понимали мощь крепости. И во многих местах было заметно, что делалась она не вручную, а с помощью магии. Аргумент для переговоров был весьма весомым. Обратно граф возвращался очень задумчивым.
    Несколько дней все ходили поодиночке и строили планы, а я занялся хозяйственными делами. Домиков у перекрестка дорог становилось мало для растущего количества гостей, и ко мне пришли с просьбой разрешить рубить деревья для построек – не везти же бревна за сотни километров, когда рядом прекрасный лес. Все понятно, но рубить лес, который я сам создал, абсолютно не хотелось. Невольно я помрачнел, и люди вокруг сразу притихли. Эта испуганная тишина меня отрезвила.
    – Лес рубить не будем. Если уж вам нужны бревна, то просто их сделаем. А дальше сами разбирайтесь, что с ними делать.
    Надо было видеть открытые рты и круглые глаза людей, пораженных такими способами решения проблем. За полдня выбрали удобное место для лесного склада и лесопилки. Обсудили сорта, размеры и количество бревен. Я картинно поднял руки, прочитал какую-то белиберду – и все появилось. Показуха, конечно, но имиджу заботливого хозяина и великого мага добавит новых красок. Когда народ отошел от шока, поставил только одно условие: эти бревна – бесплатные. Каждый может взять сколько нужно. А дальше – их забота, что с ними делать. Я, конечно, мог все сделать сам за полчаса. Но фантазии людские неповторимы. Обычный стульчик можно сделать десятками способов. Зачем же лишать людей индивидуальности. За популярностью я не гнался, но здравицы в мою честь звучали весьма искренне. А уже на следующий день начали строить с десяток новых домов.

    Граф Орландо наконец что-то придумал. Порядки у меня были простые, и после первой официальной встречи каждый волен был заниматься чем угодно и гулять где угодно. Граф воспользовался этим на все сто. Шпионы донесли, что он облазил всю долину, осмотрел проходы, разговаривал с купцами и простыми жителями, которые начали обустраиваться на моих землях. В один из дней он запросто зашел ко мне.
    – Доброе утро, барон.
    – Кому оно доброе… – улыбнулся я.
    Граф немного опешил от неожиданной фразы, но с секундной задержкой продолжил:
    – Я обдумал вашу просьбу, барон, о посещении столицы. Думаю, это вполне возможно. С двумя небольшими дополнениями. Я отправлюсь в дорогу уже завтра, чтобы побыстрее сообщить результаты переговоров императору и постараться выработать предложения с учетом новых фактов. А вы с небольшой задержкой, допустим в неделю, тоже отправитесь в дорогу. И вам не придется проводить время в ожидании, и, если император решит по-другому, вам будет гораздо проще вернуться назад.
    Немного странное обоснование. Я ведь сразу сказал, что для меня важнее посещение библиотеки Академии, чем подписание договора, но, может, и вправду могут не пустить? Оставалось только молча кивнуть.
    – И вторая просьба. Я прошу вас взять моего офицера с десятком солдат для сопровождения.
    – Зачем? – удивился я. – Я вполне могу побеспокоиться о своей безопасности сам.
    – Не сомневаюсь, – улыбнулся граф. – Это для безопасности тех дураков, которые захотят познакомиться с вами без вашего желания. Вы известны своим хорошим отношением к людям, но в какой-то момент и оно вам может изменить. А, учитывая ваши способности, это может закончиться очень печально. Солдаты же создадут маленький заслон. Вы вольны делать все, что посчитаете нужным. Они же будут играть роль почетного эскорта, а в оживленных местах проследят за тем, чтобы вас случайно не толкнули.
    Вроде все культурно и обоснованно, но от таких слов стало немного грустно. Неужели я такой страшный? Может, и не страшный, но меня начинают сравнивать со слоном в посудной лавке. Я стараюсь двигаться потихонечку и очень осторожно, а со стороны люди воспринимают все по-другому. Мне что теперь, вообще магией в присутствии людей не пользоваться?! Сдержав поднимающееся раздражение, привел себе и другой довод – в первую очередь солдаты будут играть роль официальных шпионов. Куда еду, чем занимаюсь. Можно и депешу послать. Правда, при условии, что я буду вести себя паинькой. Мне ведь десять человек – как пылинку с рукава смахнуть. Но это будет индикатором. Если солдаты не выйдут на связь, значит, я вышел из-под контроля и надо готовить оборону. Блин, тогда получается, что и мне о солдатах придется заботиться.
    – Ваши слова о возможном отказе надо понимать как просьбу ехать по определенному маршруту?
    – Это только пожелание, барон. Офицер сопровождения будет оставлять в узловых пунктах сообщение о предполагаемом маршруте, чтобы можно было вас найти. Не более.
    Я прошелся по комнате. Вроде все понятно. Подготовка договора – пустая болтовня. Что такое Империя и что такое мое баронство, в котором постоянного населения сейчас всего две-три сотни человек. Если бы не я и маленький Линк, про нас бы и не вспомнили. А в договоре достаточно написать – «друг друга не трогаем». Мне, во всяком случае, этого было бы достаточно. Значит, время нужно для продумывания мер безопасности и, очень может быть, изобрести какую-нибудь управу на меня. Смысла в моем убийстве я не видел, разве только чтобы добраться до моих Ларг. А может, просто воспользуются моим отсутствием?
    – Граф, я с пониманием отношусь к вашим пожеланиям. Но есть одно «но». На время моего отсутствия защита долины будет немного ослаблена. И у кого-то может возникнуть искушение повторить поход графа Лохана. Вы понимаете, что если я к тому времени буду еще жив, то простым уничтожением солдат я уже не ограничусь? Вы можете дать какие-то гарантии? Ведь официально я поеду подписывать мирный договор с Империей.
    Граф остался спокоен.
    – Император уже принял необходимые меры. Но, сами понимаете, заговоры возникают всегда неожиданно. Да и солдат к вам больше никто не пошлет – они здесь просто бесполезны. Скорее уж это ВАМ надо опасаться магов. У погибших были друзья, единомышленники. А вы сами желаете приехать в Академию, где магов больше всего. И в свете последних событий именно ВАС могут счесть истинной угрозой. Может, передумаете, а договор я привезу сюда? – закончил он с легкой улыбкой.
    – Доводы весьма серьезные, – согласился я – но мне необходимо личное присутствие в Академии, так что придется рискнуть.
    На этот раз граф уже не улыбнулся. Сильный маг, рвущийся в столицу, – это не повод для шуток.
    – Ну что ж. Раз вы так решили, так тому и быть.
    Он поклонился и вышел. На следующий день мне представили офицера, который будет меня сопровождать, и делегация уехала. Несколько дней я слонялся по долине, пытаясь заново взвесить все «за» и «против». Лучше бы отсидеться дома, только сколько я буду здесь сидеть? Книжек нет, в гости ко мне маги не ездят. А раз уж наметил себе цель, то надо идти к ней до конца. Поэтому на всякий случай заново проверил всю систему обороны, кое-что добавил.
    Настало время отъезда. Все уже было обговорено, и я решил провести день с Ларой. Что-то она была какая-то беспокойная. Прекрасно ведь знает, что у меня вся жизнь в разъездах, но в этот раз почему-то волнуется. Когда я пришел к ней, она как раз укладывала маленького спать. Тот крутился, кряхтел и спать категорически не желал. Может, погулять с ним? Только тут дошло, чего же не хватает местным женщинам – детских колясок! Дороги в этом мире зачастую отвратительные, да и других проблем много. Но раз я начал таскать сюда технику своего мира, то почему бы не сделать и что-нибудь мирное? Лара уже давно привыкла к моим способам создания вещей, но сама коляска привела ее в недоумение. Блестящие спицы колес, все такое легкое и изящное. Зачем? Я с улыбкой положил малыша в коляску, приподнял полог от солнца и несколько раз качнул туда-сюда. Все, дальше можно было не объяснять. Лара тут же принялась укладывать малыша поудобнее, потом ее взгляд задумчиво перешел с коляски на меня. Пропал, невольно подумал я.
    Через десять минут мы уже прогуливались по двору. Лара в лучшем платье вышагивала под ручку со мной, а я катил коляску. Такой парадный выход не мог пройти незамеченным. Вскоре вокруг коляски собрались и остальные женщины. Начались ахи, охи, обсуждения. Мне уже почти удалось смыться, но тут ко мне одна за другой стали поворачиваться все мои беременные. Взгляды были такие красноречивые, что я без всяких поясняющих слов начал делать новые коляски. Летние, зимние, складные, для близняшек, всех цветов и фасонов. Потом в порыве вдохновения пошли всякие конверты, распашонки, ползунки, костюмчики, комбинезончики и еще куча всякого, чему я даже не помню названия. После этого про меня сразу забыли. Вечер и ночь я провел один. Зато выспался.

    Охрана действовала строго в соответствии с инструкциями. В дороге они просто ехали позади меня. Не пытаясь приблизиться и завязать разговор. Когда проезжали через деревни и города, окружали кольцом, никого не подпуская близко. Временами даже непонятно было – то ли я особо уважаемый путник, то ли особо охраняемый преступник. Делать я мог что угодно, но охрана старалась все время быть рядом. Хлеб они ели не зря. В тавернах даже ни разу не удалось подраться. Любого забияку, который начинал, по мнению охраны, излишне внимательно смотреть в мою сторону, сразу брали под рученьки и выводили на улицу. Там ему приводили, наверное, очень весомые аргументы исчезнуть, так как обратно ни один не возвращался. Получалось скучновато. Тем более неожиданным стало для меня поведение солдат, когда в очень неудобном месте навстречу нам выехал отряд в полсотни всадников. Разглядев, кто едет нам навстречу, офицер дал команду, и солдаты дисциплинированно отъехали за мою спину, оставив меня разбираться с бандитами. На мой недоумевающий взгляд офицер ответил просто:
    – Это обычные бандиты. Они вне закона, и вы можете поступать с ними так, как сочтете нужным.
    Интересное предложение. Он действительно так считает или это какая-то проверка? А он сейчас будет внимательно смотреть, как барон Линк делает свои дела? Пожав плечами, поехал на разборки. Встретили меня откровенными усмешками. И почему все бандиты, имея пятикратный перевес, ведут себя так снисходительно-нагло? У них что, умные не попадаются? Или из-за того, что я редко по местным дорогам езжу? Разговор получился короткий. Подъехал вплотную к главному и стал его рассматривать. Тому это даже польстило.
    – У вас какие-то вопросы ко мне или вы просто решили на дороге постоять?
    Главный заржал:
    – Только один: сам все отдашь или хочешь перед смертью помучиться?
    – У меня другое предложение. Вы сейчас сдаете все оружие, лошадей и расходитесь по домам. Кто не согласится – умрет.
    – Да не вопрос, – осклабился главный. – Могу первым предложить вам свой меч.
    И постарался срубить мне голову. Зря он так. Чтобы не брать на себя роль бога, решая чужие судьбы, я немного изменил свою защиту. Теперь любой, кто пытался меня убить, просто исчезал. Исчез десяток наиболее активных любителей стрелять и рубить, прежде чем до остальных дошло, с кем же они столкнулись. Началась паника, но сбежать уже никто не мог. Парализовав, проверил у всех ауру. С черной и красной нашлись еще трое. Убрав их, остальных решил отпустить. Правда, испарил все оружие и нижнюю часть одежды. Может, поскакав с голой задницей, кто-нибудь и задумается?
    Когда дорога опустела, солдаты неторопливо подъехали ко мне. Все были бледные, но достаточно спокойны. Видимо, их предупредили, чего от меня можно ожидать, но увидеть все своими глазами… Офицер поклонился и, нисколько не смущаясь, сказал:
    – Вам действительно нужна охрана, лэр Линк! Я рад, что мне удалось сохранить столько жизней.
    Меня это покоробило. Он что, считает меня убийцей хуже этих разбойников? Но офицер продолжать разговор не захотел. Солдаты перестроились в походный порядок, и мы двинулись дальше. Ехали молча, на меня никто не смотрел. А у меня не выходили из головы слова офицера. Мне и самому не очень нравилась та легкость, с которой я могу убить человека. Солдаты убивают оружием, маги – заклинаниями. К этому все привыкли. А вот как я: раз – и нету… Может, именно это и пугает людей? И что мне теперь – убивать только мечами, заливая все вокруг кровью? Или жечь, чтобы воняло горелым мясом? Так будет лучше или просто привычнее? Если уж офицер такой правильный, то не сваливал бы разборки на меня, а делал сам. Устроил бы бой, угробил всех своих солдат, убил бы несколько бандитов, потом сам умер под пытками с чувством исполненного долга. Так было бы лучше? Не мои убийства раздражают и пугают людей, а легкость, с которой это у меня теперь получается. Каждый начинает считать, что уж он-то на моем месте сделал бы все правильнее. И какую бы сторону я ни выбрал в любом конфликте, всегда найдется, кому поругать меня, что я не тем помогаю. Можно лечить людей, но здесь уже будут ругать, что лечу не тех и не там, где надо. Всем не помочь и на всех не угодить.
    Мысли получались какие-то неприятные. Явной вины я за собой не чувствовал, но настроение было поганым до самого вечера. Слава богам, что больше на нас до самой столицы никто не нападал.
    В предместье нас уже ждали. Какой-то невзрачный человек с умным взглядом отдал моей охране приказ, и та немедленно уехала. Затем подошел ко мне.
    – Добрый день, барон Линк! Меня зовут Грант. Надеюсь, присутствие меня и моих людей будет для вас незаметно и необременительно. Роль у нас такая же, как и у предыдущего отряда, только в условиях города. Для вас приготовлен номер в одной из гостиниц. Разрешите вас проводить?
    Коротко и конкретно. Мне даже понравилось. Я кивнул, и в молчании мы доехали до гостиницы. Грант показал мне весьма приличный номер и собрался уходить.
    – Грант, вас проинформировали о цели моего приезда?
    – Разумеется.
    – И?
    – Проект договора готовится в канцелярии, в работе по Академии вам поможет леди Ирена. Вы не против ее кандидатуры?
    – Леди Ирена, которая учила меня?
    – Да.
    – Тогда я только рад.
    – Завтра, ближе к обеду, она вас навестит.
    Грант поклонился и сразу ушел.

    Встреча с леди Иреной началась очень скованно. Она пришла в строгом платье, официально представилась и в заключение спросила, чем может быть полезна. Я был в полном недоумении.
    – Леди Ирена, вы меня не помните?
    – Я помню вас, лэр Линк. Но я сейчас по заданию руководства Академии.
    Пригласив ее сесть, прошелся по комнате, пытаясь придумать, как же себя вести. Если мы будем разговаривать в подобном тоне, то толку от такой помощницы не будет. Такое впечатление, что ей рассказали про меня нечто, что ее или напугало или изменило мнение в худшую сторону.
    – Леди Ирена, я не знаю, что вам про меня говорили, и поэтому не знаю, как мне перед вами оправдываться. Если вас что-то беспокоит, то спрашивайте. Я по-прежнему считаю себя вашим учеником и готов рассказать почти все.
    Леди Ирена внимательно смотрела на меня.
    – Официально ничего не сообщают, но, по слухам, ты захватил превосходную долину, принадлежащую графу Лохану, убил сильных магов и множество наемников, которых отправили призвать тебя к порядку. А теперь, пользуясь своей силой, приехал диктовать свои условия Империи, требуя договора на выгодных условиях.
    Я опешил и невольно хмыкнул:
    – Наверное, со стороны это может выглядеть и так. С моей же стороны это видится совсем по-другому. Я СОЗДАЛ и обустроил долину в глубине ничейных гор. Потом был ВЫНУЖДЕН убивать, защищая себя и людей, которые доверились мне. А сюда я приехал поработать в библиотеке Академии. Договор с Империей – лишь официальный повод. Меня вполне устроила бы записка с короткой фразой «Мы не трогаем Линка на его территории». И, сколько себя помню, я НИКОГДА не нападал первым. Давайте я расскажу, чем занимался последние годы, а вы уж сами потом решите, как ко мне относиться.
    Поставив защиту от подслушивания, стал рассказывать свой вариант развития событий. Леди Ирена слушала меня с огромным интересом. В подробности магии я не очень вдавался, но, судя по ее горящим глазам, то, что для меня уже стало элементарным, для нее временами было откровением. Про путешествия старался рассказывать с юмором. Кому интересно, как меня временами корежили сомнения. А так – путешествия разгильдяя, которому везет чисто случайно. Леди Ирена с удовольствием мне подыгрывала, но время от времени взгляд у нее становился какой-то жалеющий, что ли.
    – Линк, а почему ты до сих пор носишь мечи? – спросила она вдруг.
    – Что значит «почему»?
    – Ты же маг. Тебе вообще можно ничего тяжелее зубочистки не носить. Ты и без мечей можешь справиться с любым обычным человеком.
    – Почему? – сам озадачился я. – Во-первых, эти мечи я сделал сам, как только достаточно овладел «тройным зрением». Они мне дороги как память. А во-вторых, они помогают мне меньше убивать.
    – Это как?
    – Если я буду ходить безоружным, то на меня будут нападать все кому не лень. И как их разделять – кто это сделал по глупости, а кого уже лучше не отпускать дальше кладбища? Мечи и становятся этим разделителем. Слабые и сомневающиеся обойдут меня стороной. А если и мечи не останавливают, то я могу действовать почти без сомнений. Человек сам выбирает свою судьбу.
    – Странный способ беречь жизни людей, – с сомнением сказала леди Ирена. – Но ты же можешь поставить защиту и не убивать.
    – Могу, – усмехнулся я. – А едущие следом будут ограблены или убиты и будут проклинать меня, что я мог избавить их от опасности, но не сделал этого.
    – Тогда просто отдай их судье.
    – Который тут же прикажет их повесить, как пойманных на месте преступления. Так чем же мои действия хуже других?
    Такие споры я и сам частенько вел сам с собой. Пока в чужих доводах ничего нового не встречалось. Леди Ирена вздохнула и перевела разговор на другое:
    – Линк, меня так неожиданно сдернули с работы. И приказ с самого верха – помочь тебе. Помогу я тебе с радостью без всякого приказа. Только вот чем? Судя по твоим рассказам и слухам, которые до нас доходят, ты уже давно превысил мой уровень. Что же ты хочешь узнать?
    – Мне нужна теория магии. Практикой я немного овладел, но сейчас осознал, что мне катастрофически не хватает знаний.
    Леди Ирена откровенно развеселилась.
    – И каких именно знаний тебе не хватает?
    – Да самых начальных – что такое магические способности, откуда они берутся, как их передавать и развивать.
    Улыбка медленно сошла с лица Ирены.
    – Ты соображаешь, чем хочешь заняться?
    – А в чем дело? – не понял я.
    – Если такие знания станут доступны, представляешь, что будет?
    – Так они в Академии есть?! – сразу перебил я ее.
    – Есть или нет, я не знаю. Но ты представь, что будет, если ты научишься передавать магические способности!
    – Хорошо будет.
    – И какую силу и преимущества это тебе даст! Создавать магов по собственному желанию. Да за одну только мысль об этом тебя могут убить! Какие страшные войны могут начаться!
    – А если представить, что можно передать эти способности всем? Это как дать слепым зрение, глухим – слух. Люди перейдут на другой уровень развития. Жить станет легче. Для войн повод всегда найдется, а вот уровень оружия может стать и сдерживающим фактором.
    Не вдаваясь в подробности, рассказал о земной гонке вооружения, атомном оружии, которое при всей его ужасности помогло избежать, хотя бы в известной мне истории, новой мировой войны. После этого мы долго спорили, но каждый остался при своем мнении.
    Следующие несколько дней леди Ирена подробно рассказывала все, что знает по этой теме, но ничего принципиально нового я не услышал. Да, научились натаскивать людей, которые готовы были к обучению, немного развивать силы. Но все – как обработка готовых природных способностей. Откуда они берутся, источники силы были неизвестны. Неожиданно Ирена спросила:
    – Линк, а какой у тебя сейчас уровень силы?
    В задумчивости я повернулся к окну, подыскивая сравнение. Ирена поняла это по-своему и торопливо сказала:
    – Не надо, Линк, я поняла.
    С удивлением посмотрел на нее. Что она поняла? Что я могу запросто заровнять в пустыню весь этот город? Так я и не собирался. Возникла неловкая пауза. Наконец Ирена сказала:
    – Вот и все знания, которые я могу тебе передать. Извини, что так мало.
    – А секретные разработки? – обрадовался я смене темы.
    – На то они и секретные, чтобы о них никто не знал.
    – А библиотека Академии, старые разработки, книги, легенды? Не хочу хвалиться, но мне иногда достаточно маленького намека, зацепочки. Могу я получить доступ в библиотеку?
    – Получить, наверное, можно. Но ты готов потратить всю свою жизнь только на просмотр книг, без всякой гарантии на успех? Ведь не один ты такой любопытный. Академии уже несколько сот лет, учились здесь тысячи. Почему ты уверен, что повезет именно тебе?
    – Я не уверен. Но попытаться все же хочу.
    На следующий день Грант принес готовый пропуск для меня, но только на имя барона Нории, и для леди Ирены. То, что пропуск появился, меня не удивило – весь мой номер был напичкан прослушкой. Вот только имя…
    – Мы будем вам очень признательны, если на время работы в Академии вы будете пользоваться именем Нории, – мягко произнес Грант. – Ваше настоящее имя сейчас не совсем удобно.
    Мы с леди Иреной сразу отправились в Академию. Ирена шла спокойно, а я крутил головой во все стороны. Столько интересного, столько магов. И молоденькие, только вступающие в силу, и настоящие зубры. Как интересно было сравнивать и искать особенности! Но леди Ирена быстро вернула меня к реальности.
    – Линк, прекрати!
    – Чего прекратить?
    – Пялиться на всех! С твоим пристальным взглядом ты или получишь пощечину от женщин или вызов на дуэль от мужчин. Если уж так невтерпеж, то хотя бы надень темные очки. И вообще, мы сейчас пришли за другим.
    Пришлось согласиться и сделать скромный вид. Но теперь откровенно пялились на меня. Запоздало сообразил, что по привычке надел перевязи с мечами. В Академию магии! Ну не дурак, а?! За первым же углом, где меня не видели, быстренько снял мечи и замотал в тут же изготовленную тряпку. Ирена только усмехнулась.
    Библиотека, к которой я так стремился, поразила и напрочь развеяла мой оптимизм. Огромные залы, бесконечные ряды стеллажей. Даже просто пересчитать эти книжки не хватит всей моей жизни! Растерянность была такой явной, что подошедший библиотекарь несколько минут наслаждался выражением моего лица. Зато он весьма благосклонно начал слушать наши вопросы. После долгих уточнений меня отвели в отдельную комнату, где были собраны книги не моложе трехсот лет. Дали стульчик и пожелали удачи. Библиотекарь с усмешкой, леди Ирена – с сочувствием. Я прикинул количество книг – никак не меньше пары тысяч. Если просто просматривать по книжке в день, то работы получается минимум лет на пять. Невольно вздохнул, но делать нечего, сам пришел.
    Через пару недель мой энтузиазм почти угас. Читал я по двенадцать часов, бывало, и по десять книг зараз, но результата не было. Книги весьма напоминали сочинения средневековых алхимиков. Я хоть и поднаторел в местных языках, но все равно частенько терялся. Какие-то зашифрованные рецепты и заклинания, понятные только тому, кто это писал. Отголоски древних сказок и легенд. Наверняка здесь были и древние секреты, но наскоком их было не найти. Плюнув на осторожность, сделал себе удобное кресло, столик, настольную лампу и стал читать книги по диагонали, стараясь теперь не столько разобраться в деталях, сколько уловить общий дух книги. Дело стало двигаться быстрее. Теперь я искал только одно – про передачу магических способностей. Еще через неделю удалось выловить три книжки, где об этом как-то глухо, но говорилось. В голове была каша, и я решил прочитать их заново с утра, на свежую голову.
    Прочел первую книжку – отдельные стихи из какой-то легенды. Чего я за нее зацепился? Вторая книжка заставила насторожиться – снова отдельные стихи, перекликающиеся с первой книжкой. И в третьей то же самое. Пришлось брать бумагу и переписывать стихи, стараясь собрать в единое целое. Когда это получилось, чуть не засмеялся. Получилось нечто напоминающее по стилю Гомеровские сказания, а по содержанию – местную интерпретацию земных легенд про страну богов Шамбалу, и живущих там просветленных. Я еще раз перечитал легенду, еще раз посмеялся над своим талантом исследователя. Потом сделал чашечку крепкого чая и позволил себе расслабиться. Если уж за три недели поисков сумел найти лишь стихи, то дальше можно было не продолжать и признать этот путь тупиковым. Тратить годы на поиск непонятно чего меня не устраивало. Но беспокойство осталось – почему из всей кучи книг меня зацепили именно эти? Снова перечитал, вдумываясь в каждое слово. Получилось еще хуже, я вообще потерял смысл стихов. Получался несуразный набор слов. Что за чертовщина? Немного подумав, попробовал читать как в первый раз – по диагонали, стараясь уловить не смысл отдельных слов, а дух стихотворения. И сразу почувствовал, что с каждым случайно вырванным словом в голове как бы возникает смутный образ. После третьей попытки в голове сложился отчетливый образ далекой горной страны, небольшого храма и монаха, сидящего в нем.
    Отложив бумаги, попытался привести мысли в порядок. Теперь уже ясно, что стихи были не простыми и раскидали их по разным книжкам не просто так. Уловить смысл мог только подготовленный человек с особым настроем и конкретной целью. Особая ритмика и построение фраз позволяли передавать мысль в завуалированном виде. Неожиданно понял, что я теперь точно знаю, где расположено это место. Осталось только понять, а чем оно может мне помочь? Усевшись поудобнее, несколько раз повторил про себя «передача знаний», «магические способности». И снова начал просматривать стихи по диагонали. После второй попытки в голове сформировалась фраза «Алгус дарует достойным». Кто это или что это – «Алгус»? Но если постараться, то, может, и мне чего перепадет?
    Несколько лет назад человеку с подобными мыслями и методами получения знаний я бы посоветовал прямым ходом отправиться к психиатру. Но не сейчас. Дико? Да. Несуразно? Да. Но я к этому я уже привык. Я пришел за знаниями, и меня куда-то за ними отправляют. Может, и не меня конкретно, как-никак этим книгам лет по пятьсот. Но новая цель для поисков появилась. Раз ее так старательно спрятали, то там явно есть что-то интересное.
    Остаток дня я тщательно убирал все зацепки, по которым можно было определить, что же я читал. Уничтожил свои заметки, аккуратно расставил книжки, пролистав еще пару десятков на всякий случай. За мной наверняка следят и старательно проверяют, что я прочитал за день и когда же найду нужное. Подумал было посидеть в библиотеке еще пару дней, чтобы запутать следы, но потом махнул рукой. Если заподозрят, что я нашел что-то ценное, то здесь и так десять раз все проверят. Да и что они найдут? Читать они будут очень медленно и вдумчиво, а в этом случае получится абракадабра. Усмехнувшись, со спокойной совестью отправился отдыхать.
    По Академии меня должна была сопровождать леди Ирена, и ей приходилось тоже засиживаться допоздна. Но сегодня я устроил короткий день. Едва зашел за ней, она по моему довольному виду сразу все поняла.
    – Ты нашел что искал? – спросила она.
    – Нет, я только нашел, у кого можно поспрашивать, где мне искать дальше, – постарался я увильнуть.
    – Линк, ты не умеешь врать, когда это действительно нужно, – усмехнулась Ирена.
    – Хорошо, – согласился я, – будем считать, что я устал, мне нужно отдохнуть и пора вспомнить про государственные дела, договор с Империей. Так больше похоже на правду?
    – Больше, – засмеялась Ирена.
    Весь вечер мы просто гуляли, болтали о всякой всячине, посидели в хорошем ресторане. Я даже поделился несколькими секретами магии. А в конце, демонстрируя свои способности, просто осыпал леди Ирену драгоценностями. Она почти обиделась, но я смущенно сказал, что мне теперь без разницы, что делать – хоть железо, хоть бриллианты размером с кирпич. И пусть она рассматривает эти вещи не как драгоценности, а как маленький экзамен повзрослевшего ученика. Ведь она была моей первой учительницей. Леди Ирена очень смутилась, но после этого смотрела на появляющиеся килограммы драгоценностей уже с чисто профессиональным интересом.
    На следующий день я хорошенько выспался, умылся, побрился. Потом, глядя на зеркало, старательно громко сказал, вроде как разговаривая сам с собой:
    – М-да, библиотека Академии великолепна, но на поиск нужных знаний может уйти вся жизнь. Надо подписывать договор и уезжать. А если он не готов, то уезжать все равно придется. Мое баронство слишком мелкое для масштабов Империи, ожидание может продлиться годы. Лучше поеду домой, подумаю, как усилить оборону от незваных гостей.
    Будем надеяться, что шпионы слушают меня внимательно. Так и оказалось. Уходить из номера я не стал, и уже к обеду меня навестил граф Орландо. Мы раскланялись, поболтали немного на общие темы. Я вскоре начал злиться на всю эту пустопорожнюю болтовню, и граф это сразу заметил. Он грустно вздохнул, что ему не дают проявить дипломатические способности и приходится общаться с таким дикарем, не имеющим понятия о тонкости в общении.
    – У меня для вас, барон, приятная новость – проект договора готов. Ознакомьтесь, пожалуйста.
    У меня уже было три договора с соседями, так что текст в протянутых мне бумагах не был чем-то совсем неожиданным. Стандартные пункты, стандартные фразы. Немного рассмешило, что договор расписали, как будто мое баронство было как минимум ровней Империи. Среди всего прочего был даже пункт о культурном обмене и поездках студентов. Я чуть было не засмеялся, но одернул себя. Если понадеяться, что баронство сможет просуществовать хотя бы лет двадцать, то студентов в моей «семье» будет предостаточно. Вроде все правильно, но один пункт меня насторожил.
    – Все прекрасно, граф, но вот этот пункт фактически отменяет весь договор.
    Граф взял протянутые бумаги и прочитал отмеченное место:
    – «В случае военных действий Империя вправе призвать своих подданных, и барон Линк не вправе этому препятствовать». Что же здесь особенного? Обычный пункт всех договоров.
    – Обычный для всех остальных. Вы же прекрасно знаете, что весь сыр-бор разгорелся как раз из-за этих «подданных». А этот пункт фактически лишает их моей защиты и превращает договор в филькину грамоту.
    – В чью грамоту?! – удивленно переспросил граф, и его брови поползли вверх.
    – Неважно. Но с этим пунктом договора не будет.
    Граф был прекрасно осведомлен о возможном применении этого пункта. Он уже собрался уговаривать меня, но я предостерегающе поднял руку.
    – Граф, при всем уважении к вам, дальнейший разговор бесполезен. О своей безопасности я позабочусь сам. Договор нужен только для моих людей, и если он нужен и вам, то уберите эту фразу. Не хочу на вас давить, но завтра я должен уехать.
    Граф сделал явно видимое усилие, чтобы сдержаться. С ним никто не смел так разговаривать.
    – Вы же хотели позаниматься в библиотеке?
    – Мне нужно съездить еще в одно место.
    – Поедете прежним маршрутом?
    – Нет, теперь я поеду на восток.
    Орландо замер.
    – А как же безопасность долины, о которой вы все время говорите?!
    – Если получится, как я надеюсь, то все вопросы будут решены.
    Ляпнул и тут же пожалел о сказанном. Выражение лица графа стало каменным. Что же я такого за три недели успел найти, что позволит наплевать и на договор, и на Империю со всеми ее армиями и магами?! Я же себя материл последними словами. Ведь ничего толком еще не известно, а граф теперь подумает черт знает что. Начал было выкручиваться, но граф только отмахнулся:
    – Перестаньте, барон. При вашем умении находить проблемы на совершенно ровном месте, а их решение вообще неизвестно где, я готов поверить любым вашим словам. У меня предчувствие, что этот договор может оказаться очень важным для Империи. Я постараюсь убедить императора в новом варианте договора. – Он помолчал, потом осторожно спросил: – Вы не будете против, если до границ Империи вас снова проводят?
    – Ну что вы. С сопровождением мне будет гораздо спокойнее.

    Граф сдержал слово, и на следующий день договор был подписан. Текст исправлен так, как я и говорил. Правда, в одном месте я еле сдержал смех. Подписывал граф, но его должность звучала примерно как «И. О. Царя». Бюрократия здесь была не хуже нашей.
    На следующий день я уехал. Сопровождали меня те же самые солдаты и офицер. Но в этот раз они ехали вообще как глухонемые. За десять дней я не услышал от них ни единого слова, кроме команд на перестроение. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Как только мы доехали до границы и начались признаки пустыни, офицер коротко мне поклонился и отряд повернул назад.
    Дальнейшее путешествие проходило монотонно и скучно. Решив, что мне хочется добраться до этой Шамбалы побыстрее, а дорогу я себе сделаю всегда, не стал делать крюк по обжитым местам, а отправился прямиком через пустыню. В принципе, такая поездка была даже полезной. Тихо, спокойно, никто не тревожит. Можно ехать не спеша, думая обо всем на свете, заново радоваться приятному, перебирать свои знания, как скупой рыцарь сокровища. Никто не мешает. Изредка попадались местные кочевники. Встречи проходили по одному сценарию. Сначала раздавались воинственные крики, я ставил защиту и продолжал ехать дальше. На меня налетали, пытались застрелить, зарубить, заколоть. Через несколько минут поднимались крики, что я шайтан, демон, черт или еще кто по местным понятиям, и все бросались врассыпную. Почему-то криков про мага не было ни разу. Даже неинтересно. Только один раз, когда вдали уже начали появляться горы, попалось совсем уж дикое племя. Эти тоже налетели, постреляли, что-то покричали, но далеко убегать не стали. Отскочив метров на сто, поехали следом за мной. И смотрели теперь на меня не враждебно, а с любопытством. Через час новое нападение, но теперь, видя мое равнодушие, отскочили метров на пятьдесят, что-то оживленно обсуждая. Еще через час новый наскок, но теперь они просто отъехали метров на десять. Совсем страх потеряли, чуть не обиделся я. Для приличия сыпанул в их сторону песком, но они только обрадовались новому развлечению. Как дети! Похоже, я не вызывал у них никаких ассоциаций с демонами или еще с кем-то враждебным. Они воспринимали меня только как новую игрушку. Так мы и ехали несколько дней рядом. В меня периодически чем-нибудь швыряли, я только отмахивался. Через пару дней мы даже стали приветливо кивать друг другу. Самое смешное началось, когда мы вышли прямиком на стоянку этого племени. Местный вождь, выслушав своих воинов, подошел ко мне, внимательно оглядел и старательно ударил саблей. Убедившись, что его не обманули, только обрадовался, заулыбался и пригласил меня к своему шатру.
    Я совсем перестал понимать такое поведение. Почему они меня не боятся? Ни единого знакомого слова, все жестами, на пальцах. Но встретили меня очень приветливо. Даже полили на руки воды умыться, что в условиях местной пустыни было верхом гостеприимства. После этого устроили праздничный обед. Чего-то наварили, нажарили, типа местных варанов, змей и вообще непонятно чего. Я был настороже, но нападать на меня больше не пытались. Наоборот, насколько я понял, меня чествовали, славили и очень радовались моему появлению. Возникло ощущение, что меня опять приняли за кого-то другого. Но, пока не прояснилась обстановка, тоже старательно улыбался и поднимал тосты за здоровье хозяев. После обеда мне дали передохнуть часок, а потом очень вежливо куда-то позвали. Все еще настороже, поехал за хозяевами. Путь оказался недалекий – через пару километров оказались у старого, засохшего оазиса. Когда-то он был достаточно большим, но сейчас вокруг котловины озерка торчали только пеньки пальм. Вперед вышел вождь и стал что-то показывать, с надеждой глядя на меня. Насколько я понял, он просил восстановить воду. Ну что ж, можно и поработать. Внимательно присмотревшись, обнаружил, что проблема небольшая. Водоносный слой, питавший озерко, был перекрыт в результате какого-то сдвига пластов. Аккуратно подчистил заторы – и в котловине забурлило несколько фонтанов воды, заливая быстро темнеющий песок. Про меня сразу забыли – восторженно вопя, кочевники прямо в одежде бросались в воду и радовались, как дети. Прикинув объемы, решил, что озерко наполнится дня за три и будет постоянным. Для полноты счастья восстановил и окружающую рощу. Получилось скромно, в диаметре всего метров пятьсот, но по местным меркам должно было считаться королевской роскошью. Когда кочевники увидели еще и рощу, то от новых криков очень быстро охрипли. Потом повели себя странно: окружили меня толпой и, настойчиво махая в сторону гор руками, стали повторять какое-то слово. Я даже обиделся – вот и делай людям добро. Попользовались и сразу посылают куда подальше, настойчиво требуя, чтобы я ушел. И только через некоторое время понял, что кочевники повторяют сильно искаженное, но узнаваемое имя «Алгус»! Я даже ошалел от такого совпадения. Неужели я не ошибся и пришел куда надо?! Теперь и крики кочевников воспринимались совершенно по-другому. Меня не выгоняли, мне указывали дорогу и радовались, что я на верном пути.
    Проводы получились короткими. Я помахал ручкой и под восторженные вопли поехал в сторону гор. Одно я понять не мог: откуда они знают этого Алгуса? Насколько я понял, он живет в глубине гор. И как кочевники поняли, что мне нужен именно он? Или они здесь типа местной охраны на подступах и их попытки меня зарубить, мои ответные действия и восстановление оазиса всего лишь этапы какой-то проверки? Получалось логично, но как-то уж больно наворочено и хитро. Здесь что, сильные маги толпами ходят или кочевники несут службу веками? Блин, понимай я хотя бы сотню их слов, может, что-то и смог бы узнать.
    Имя Алгуса меня подстегнуло и стало своеобразным компасом. Если я начинал сомневаться, куда ехать, достаточно было несколько раз произнести «Алгус», и я сразу начинал чувствовать направление. Очень удобно. Непонятно только, каким образом такой компас работает. Тропа, по которой я ехал, очень быстро стала проходимой только для человека. Можно было сделать дорогу самому, но меня почему-то охватила робость. Нехорошо прийти в гости и заняться переделыванием, не спрашивая хозяина. Пришлось оставить коня в долинке, где было достаточно корма, и дальше двигаться пешком. Тропа, в принципе, была достаточно хорошей, просто проложена хитро. Как будто сделали ее из соломинок, лежащих одна за другой. Достаточно в нужном месте перескочить на следующую, и можно опять двигаться спокойно. А вот если места этих перескоков не знать и не чувствовать, то очень скоро можно упереться в неприступные скалы. Несколько раз, пока я не разобрался, так и получалось.
    Через неделю, проходя вдоль очередной скалы, вдруг почувствовал необычное. Не плохое, а именно необычное. Остановившись, принялся оглядываться, но ничего не обнаружил. Горы как горы. Но был один кусок вдоль тропы, к которому меня неудержимо тянуло. Не зная, что делать, коснулся рукой скалы, но рука не встретила сопротивления. Отдернув руку, все еще раз проверил, но увидел только скалы. Ничего себе местный народ иллюзии делает! Или это уже не иллюзия? Зрение говорило одно, тело – другое. А мне-то что теперь делать?! Можно попробовать зайти в эту непонятную скалу, но как я там буду двигаться и где окажусь? Давненько я не попадал в такие непонятные ситуации. От расстройства даже сделал себе сигареты и задымил, отравляя горный воздух. Но ничего путного в голову не приходило. Сиди не сиди, а идти придется. В такую даль забрался, что ж теперь, поворачивать назад? Несколько раз глубоко вздохнув, шагнул в скалу. Получилось необычно, но не так уж и страшно. Как будто в полной темноте и тишине идешь по незнакомому коридору. Ладно, хоть пол ровный. Стараясь не паниковать, пошел куда-то вперед. Минута, другая, третья – и вдруг по глазам резанул солнечный свет.
    Как только глаза привыкли к яркому свету, я стал оглядываться. Примерно так я себе эту «Шамбалу» и представлял. Долина в горах типа моей, но горы вокруг выше. Густой лес, тропа, ведущая от скалы, у которой я стоял, к центру долины. Примерно в середине долины возвышалась небольшая гора и на ее склоне виднелись какие-то строения. Кажется, добрался. Осталось найти этого Алгуса и попросить у него знаний, или хотя бы показать место, где их можно поискать. Пока шел по тропе, наткнулся на явные следы человеческой деятельности. Стали попадаться небольшие поля с какими-то посевами, пасека. Когда подошел ближе, поразился внешнему виду построек. Что-то в духе Шаолиня. Меня уже ждали. Человек двадцать бритых наголо мужиков, напоминающих буддистов. Никаких особых разговоров. Просто дождались моего приближения и, услышав «Алгус», повели дальше.
    После недолгой дороги меня привели в храм. А может, и не храм. То, что я понял, звучало примерно как «жилище бога, охраняющего наш мир». Жилище было весьма просторным и абсолютно пустым. Окон не было, свет давали несколько свечей. В глубине зала в позе лотоса сидел монах. Так же сидят и наши йоги. Внешне – ничего особого. Обычный мужчина примерно моих лет, в свободной тоге, сидит неподвижно с закрытыми глазами. Необычное я заметил, когда уселся перед ним на специально для этого предназначенную скамеечку. Алгус сидел непонятно на чем в полуметре над полом. Сначала я решил, что это обман зрения. Почтение к фокусникам и самозванцам я потерял уже давно. Не обращая внимания на возмущенный шепот монахов, просто подошел и провел рукой между полом и монахом. Результат меня немного озадачил и обрадовал – никаких подставок и зеркал не было. Но это даже хорошо. Как это делалось, меня пока интересовало не очень. А вот то, что этот монах кое-что может, давало надежду, что я не зря сюда тащился.
    Ждать, по словам монахов, можно было неопределенно долго. Когда Алгус соизволит открыть глаза, никто не знал. Может, через день, может, и через десятилетие. С последнего раза прошло уже пять лет. Но выглядел он так, будто уселся медитировать пару часов назад. Делать было нечего, и я тоже уселся поудобнее, закрыл глаза и решил осмотреться «тройным зрением». Никаких следов магии, потусторонних сил и фокусов рядом не наблюдалось. А монах выглядел обычным человеком, за исключением двух маленьких «но». Он был абсолютно непрозрачным, так же, как и я. А кожа казалась черным блескучим металлом. Это было так неожиданно, что я даже засомневался в собственных способностях. Еще раз сам себя проверил, поглядел по сторонам, даже выглянул за стены храма. Все как и раньше, значит, зрение меня не подводит. С новым интересом вернулся к монаху и попробовал коснуться его. И… ничего не получилось. Я уже давно научился не только смотреть и воздействовать своим «тройным зрением», как будто сам находился в нужной точке. Я уже мог и ощущать как бы прикосновением. Но сейчас это не получалось. Взгляд приближался к коже монаха и… не мог сдвинуться дальше. Какое там – посмотреть структуру! До тела монаха оставалось не больше миллиметра, но его я преодолеть не мог. Не было никакого сопротивления, никаких ударов, но сдвинуться ближе не получалось, как ни старался. Мое уважение к монаху резко возросло. Если он вот так запросто, сидя в состоянии медитации, может небрежно противостоять мне, почти что богу! Улыбнувшись, я мысленно поклонился монаху. То ли время так совпало, то ли бесчувственность была показной, но мне показалось, что монах мой поклон увидел. По «металлу» пошли цветные разводы, он стал стремительно светлеть и вскоре выглядел как обычная кожа. Алгус открыл глаза и посмотрел в меня.
    Странное ощущение. Взгляд сфинкса. Не равнодушный, а какой-то отстраненный. И смотрел он не на меня, не сквозь меня, а именно В МЕНЯ. Некоторое время мы смотрели друг на друга.
    – Зачем ты пришел? – раздался наконец голос.
    Ну что ж, теперь можно и поговорить. Мысленно встряхнулся, как перед экзаменом.
    – Мне нужны знания.
    – Какие?
    – Я хочу научиться наделять способностями к магии других людей.
    – Зачем?
    – Чтобы они были сильнее.
    – Зачем?
    – Что значит «зачем»?! Чтобы они могли бороться с врагами и выжить!
    – А помнишь, в детском садике у вас в группе был мальчик на полгода старше и он тебя все время лупил? В школе на переменах старшеклассники ставили тебе щелбаны, и ты мечтал стать большим. И потом были более взрослые и сильные. И, когда ты стал магом, всегда находились более опытные и умелые. Даже сейчас, когда ты немного набрался силенок, я в миллионы раз сильнее тебя.
    – Зато таких становится все меньше! Сейчас я знаю только одного такого – тебя!
    – И ты стал от этого счастливее? Может, напомнить тебе, какую цену ты за это заплатил? Ты и раньше был одиночкой по характеру, а теперь и люди не горят желанием с тобой общаться. Они тебя боятся.
    – Я могу их защищать.
    – Можешь. Но стал ли ты от этого счастливее?
    – Надо же кому-то делать такую работу.
    – Надо. Но почему именно тебе? И почему ты хочешь дать такую же судьбу другим?
    Странный какой-то поворот разговора. А Алгус между тем пришел в веселое настроение.
    – Давай я тебе напомню твой любимый анекдот. Лежит негр под пальмой и ест банан. Подходит к нему очень активный и бодрый человек. – «Негр, а чего это ты лежишь и ничего не делаешь?» – «А что надо?» – «Возьми, собери бананы и продай». – «Зачем? – «На вырученные деньги наймешь людей, и они будут собирать бананы за тебя». – «Зачем?» – «Купишь себе яхты, дворцы. Будешь после этого лежать под пальмой и есть бананы». – «А я и так сейчас лежу под пальмой и ем бананы, – удивился негр».
    Алгус захохотал.
    – Ничего не напоминает?
    – Напоминает, – хмуро ответил я. – И к чему эти приколы?
    – А к тому, что новые знания сами по себе никого не делают счастливее и лучше.
    – Предлагаешь ничего не делать?
    – Да нет, просто не надо считать магию панацеей и гарантией счастливой жизни. За все приходится платить. Ты это уже немного почувствовал на себе. Но самого интересного ты пока не знаешь – ты будешь жить достаточно долго.
    – И чем это плохо?
    – Да ничем вроде. Всего-то тысяч пятьдесят лет.
    У меня перехватило дыхание.
    – Почему так много?
    – А чтобы ума набрался, знаний. Молодых на замену подготовил.
    – Наверное, будет интересно.
    – Возможно. Ты помнишь свой первый поцелуй?
    Невольно я смутился.
    – Помню.
    – И я помню. И первый десяток женщин. После этого у меня их были тысячи, но я не помню даже их лиц. Когда проживешь первые десять тысяч лет, жизнь отдельного человека превратится в песчинку под ногами посреди пустыни. А вокруг будет одно и то же – любовь и предательство, героизм и обычные бытовые проблемы. Будут меняться народы, страны, планеты. Но суть от этого не изменится. И очень скоро ты с одного взгляда и фразы начнешь понимать ситуацию и людей. А если еще добавить умение читать мысли и чувства, то общение с людьми превратится в бесконечное перечитывание одной и той же книги. А когда ты похоронишь всех своих праправнуков, тогда ты и почувствуешь, как счастлив старик, приготовившийся к смерти и держащий внуков на руках. Но тебе это будет недоступно. Ты ведь и умереть не сможешь раньше срока. Очень веселенькая перспектива?
    С такой точки зрения я на себя еще не смотрел. Слова вроде правильные, но мне от них стало нехорошо. Алгус, наоборот, от разговора получал настоящее удовольствие. Садист.
    – Могу рассказать и еще кое-что. Ты готовился умереть и попросил у богов силы. И пообещал принять ЛЮБУЮ судьбу, которую они тебе приготовят. Тебя услышал один из уставших от долгой жизни «младших». Он посчитал тебя возможным преемником и передал немного боевых навыков для самозащиты, кроху своей силы и знаний, чтобы посмотреть, как ты с ними будешь справляться.
    – И что, я был марионеткой, которая все получила задаром? И никакой моей заслуги в том, чего я добился, нет?!
    – Ну почему же? Марионетки никому не нужны. Да с твоим характером этого и не могло быть. Ты ведь уже сразу мог создавать вещи и перемещаться. Помнишь свои фокусы с мороженым и другими вещами, которые ты доставал из ниоткуда? Так у тебя самолюбие взыграло: не хочу бесплатного, хочу всего добиться сам. Совсем как маленький карапузик, отталкивающий руку взрослых. Смело можешь считать знания за эти годы личной заслугой. И собственный источник силы у тебя оказался весьма своеобразным и мощным. Тебе нужен был лишь толчок, чтобы начать развиваться. Но дальше так не получится. Чтобы собрать, прочитать и понять те знания, которые тебе передал Хранитель, обычному человеку потребуются столетия. Знания: как библиотека, которая доступна всем. Только некоторые дальше букваря и книжек с картинками продвинуться не могут. У тебя же изначальный талант и любопытство, толкающие на эксперименты. Да и с источником энергии справиться может далеко не каждый. Ты сумел и стал теперь полноправным «младшим». Другой бы млел от гордости и строил в свою честь храмы, а тебе и сейчас неймется, хочется все больше и больше. Я могу, конечно, дать тебе нужные знания. Но с довеском. «Главные» установили правило, что «старшие» могут освободиться от своей силы и знаний, только передав их «младшему». Например, тебе. Но со всей силой и знаниями ты получишь не просто пятьдесят тысяч лет жизни, а настоящее бессмертие. Никто и ничто, кроме «главных», не сможет нанести тебе вред. Гуляй не хочу. Я, например, отвечаю за нашу галактику. Столько миров! Можешь их обустраивать, искать новые знания. Помогать всем, кому захочешь. Потом разгребать все ужасы, которые наступят из-за того, что ты чего-то не предусмотрел.
    – Да мне такое вроде не надо, – смутился я. – Мне бы просто научиться наделять способностями к магии отдельного человека.
    – А «просто» не получится. Настоящая магия тесно связана с сознанием. Тебе придется менять и его, ломая и переделывая душу человека, если он к этому не готов. Так что придется брать или все или ничего. Я уже давно присматриваю себе замену. А ты, когда освоишься и поднаберешься опыта, вполне можешь подойти. Вон как глаза горят, когда говоришь про счастье для всех людей, – усмехнулся Алгус. – Только ты почаще вспоминай ваши фильмы про новоявленных богов, которые хотят дать всем все и сразу. Особенно про любовь вспоминай. Даже я не знаю, как сделать счастливым простой любовный треугольник. Может, у тебя получится?
    Мне становилось все хуже, а Алгус, наоборот, получал все большее удовольствие, расписывая ужасы от воплощения моей мечты.
    – Неужели все так плохо? – выдавил я из себя.
    – Ну почему же? Есть и приятные стороны. Но все они веселят недолго. Если уж ты твердо решил, то должен идти на это с открытыми глазами.
    – Могу я подумать?
    – Конечно, думай, силком тащить я тебя не буду. И перестань прятаться от самого себя. Не могу понять, то ли это у тебя такая своеобразная трусость, то ли излишняя мнительная ответственность. Сначала силу заблокировал, потом, после разговора с Мирандой, – новые знания. Что за страусиные повадки? Миранда, между прочим, очень обиделась, когда ты от нее во сне сбежал. Но больше подобные фокусы не пройдут. Я снял все блокировки, которые ты понаставил себе, и новые поставить больше не получится. Пора взрослеть и принимать всю ответственность. Но есть и утешительный приз. Когда бремя «младшего» станет для тебя невыносимым, ты тоже можешь отдать все свои знания любому со способностями бога, кого посчитаешь достойным и кто согласится и сможет ее принять. После этого снова станешь обычным человеком, который может просто радоваться жизни вместе со своими близкими. Теперь хорошенько подумай, что же для тебя важнее в этой жизни. И как этого добиться – остаться младшим богом и одиночкой, снова стать обычным человеком или властелином галактик. Думай, времени у тебя сейчас много. Только не ошибись с выбором.
    В каком-то смутном состоянии я молча поклонился. Повернувшись, вышел из храма и не оглядываясь пошел по дороге. Пришел за знаниями, а получил головную боль. Состояние было какое-то полушоковое. Шел, не разбирая дороги. Вокруг то светлело, то темнело, мне было без разницы. Только через некоторое время дошло, что я иду напрямую через горы. В буквальном смысле «напрямую». Когда я подходил к скалам, они как бы размывались, и я шел сквозь них, как сквозь легкий туман. За моей спиной скалы снова становились твердыми. Между делом перешел несколько пропастей. Причем шел по воздуху, как по стеклянной поверхности. Хорошо, что я все это осознал, когда стоял уже на твердой площадке. Шок от новых способностей перебил шок от разговора с Алгусом, и я смог начать немного рассуждать.
    Я уверовал, что я всего лишь очень сильный маг, а встреча с Мирандой была сном. А выходит, все было правдой. Становится понятно, откуда у меня было столько боевых стилей и незнакомые языки. Если знания накапливаются и передаются, как эстафетная палочка, то за тысячелетия многому можно научиться. Но хорошо, что я не стал пользоваться подаренными магическими способностями. Если бы я к ним привык, то хрен бы мне захотелось чего-то нового. Деньги – пожалуйста, вещи – пожалуйста. Чего еще хотеть. А так у меня был постоянный интерес к новому, гордость за себя. Полный комплект знаний в меня впихнули не спрашивая, но с этим я почти смирился. Столь дикие объемы просто так не осилить. Будем считать, что здесь применили новинки информационных технологий. Знания в заархивированном виде. Буду я ими пользоваться или нет, будущее покажет. Но они хотя бы не пропадут.
    С любопытством осторожно стал проверять, что же мне подсунули. И сразу почувствовал неладное. После снятия блокировки с памяти я вспомнил основные разделы, которые передал мне Хранитель. А теперь их стало заметно больше, и самым приметным был раздел с условным названием «жизнь и смерть». А там было такое… Получалось, что теперь я могу оживить любое живое существо, если оно еще не начало разлагаться. И не каких-нибудь зомби, линч и тому подобных, а настоящих, живых людей. Душу я изменить не мог, но вернуть в восстановленное тело было вполне возможно. Год назад я бы прыгал до потолка, получив хоть каплю подобных знаний, а сейчас во мне начало подниматься только раздражение. Похоже, эту каплю для затравки, чтобы мне не было скучно, подкинул Алгус. Раньше его не было. Вполне в его садистском стиле. Сначала рассказал про ужасы бессмертия. А с даром воскрешения мне теперь что делать?! Поднимать всех подряд? Или проходить мимо, предоставив каждого своей судьбе, а потом всю оставшуюся жизнь мучиться в сомнениях: правильно ли я поступил? И мучиться придется долго.
    Раздражение все нарастало. Зачем он так со мной? Я, можно сказать, пришел попросить копеечку от его знаний, а он с ехидной улыбочкой взвалил мне на плечи целый мешок золота. Неси, дорогой, если ноги не подогнутся! Мне для тебя ничего не жалко! Но если уставшего «младшего» я еще могу понять, меня эти предстоящие тысячелетия жизни тоже не очень радуют, то чего Алгус так мне обрадовался? Я что, медом намазан, что они на меня все облизываются? С богом ладно, я, наверное, так громко орал о помощи, что он меня услышал. А Алгус? Ему-то какой интерес?! Видит первый раз, а сразу: «Я тебе дам то и это, ты только подрасти немножко и станешь властелином галактик!» У него что, других дел в галактике не нашлось, кроме как прийти поиздеваться над самоуверенным «карапузиком»?! Что, кроме меня, других во всей галактике не нашлось, чтобы посмеяться?!
    День у меня получился тяжелым. И я никак не мог понять легкость, с которой мне отдали огромные знания, и постоянные усмешки Алгуса по их поводу. Как будто он сделал какую-то подлянку и наслаждался предстоящим развлечением. Я ему что, болванчик для смеха?
    Ярость от непонимания и раздражения стала застилать глаза. Только почему-то не кровавым туманом, как пишут в книжках, а желтым светом, будто на глаза надели желтые очки. Я уже поднял было руки, чтобы стереть все эти горы вместе с Алгусом, и только в самый последний момент засомневался. Горы-то я сотру, а вот про Алгуса еще вопрос. А вместе с горами исчезнут и все монахи храма, как-то жалко. Как они самоотверженно выполняли свой долг. А тут еще обратил внимание на собственные руки. Вокруг тела клубами плавал золотистый туман и быстро оседал на коже жидким металлом. Я превращался в золотую статую. Слой становился все толще и толще. Похоже, если это не остановить, то скоро превращусь в подобие снеговика. С огромным трудом удалось взять себя в руки и загнать силу обратно внутрь тела. Только когда тело приобрело прежний вид, позволил себе тихонько выругаться. Скотина Алгус!!! Явно его проделки. Я раньше так не умел.
    Огляделся по сторонам и невольно присвистнул. Не знаю, как я шел, но я оказался в той же долинке, где оставил коня. Вон пасется, но подходить не хочет. Получается, что я за пару часов одолел недельный путь?! И не просто шел сквозь горы, но еще и как-то ускорялся или перемещался?! Удобно, конечно, но с бесконтрольным расходованием собственной силы я уже хлебнул впечатлений. С новыми возможностями, похоже, будут и новые проблемы.
    Устроившись вечером у костра, перекусил и, откинувшись на подстилку, стал смотреть в небо. Воздух в горах невероятно чистый, и небо было усеяно миллионами звезд. Но сегодня я уже не боялся погрузиться в него. Вернуться обратно теперь смогу запросто. А вот количество звезд навело на странные мысли. Звезд миллионы и миллиарды. А вот «младших», по словам Миранды, всего несколько тысяч. Почему? Может, подходящих людей мало? Но ведь столько планет! Тем более что Алгус говорил, что он отвечает только за нашу галактику, а над ним еще куча каких-то «главных». Почему же «младших» так мало? Может, Миранда не все знает или просто не успела рассказать? И с передачей знаний непонятно. Ведь последний кусок мне передал Хранитель. Почему нельзя сделать некую всемирную библиотеку знаний, наделать кучу копий, наставить всяческих защит. Почему должна быть передача от одного к другому? Ведь явно были талантливые одиночки, сумевшие начать сбор знаний. И если сейчас осознанное ограничение численности, то кандидаты на подобные должности должны стоять в очереди. Однако мне обрадовались, как будто я для них подарок. Не вяжется как-то. И Алгус явно развлекался и получал удовольствие, а по идее давно должен был превратиться в бесстрастного робота. Да и Миранда говорила, что «старшие» есть, но где-то далеко и появляются очень редко. А тут раз – и пожалуйста, встреча со «старшим», как по заказу. Непонятно. Чем больше я прикидывал варианты, тем больше запутывался. Интересно было бы разобраться во всех этих чудесах, но не хочется связываться. Мне бы по-простому, по-русски. И рыбку съесть, и… В смысле знаний хапнуть побольше, но без всяких довесков в виде бессмертия и предполагаемых обязанностей. Точно! Если у них ограничение численности, то это явно привязка к каким-то обязанностям. Мне пока про них не говорят, но долго ли явиться с приказом собрать вещи и на выход. Надо делать ноги. Куда только я смогу сбежать от толпы богов? Хотя, чего стонать, я ведь теперь тоже вроде как бог. Младшенький, молоденький, но все же бог. Можно побегать, подергаться. А для начала попробовать разобраться с магическими способностями людей. Мало ли что Алгус сказал, что мне это пока недоступно. Поискать «непрозрачных», попытаться найти возможного преемника. А что, найти заранее, попробовать его активировать, если нужно, поднатаскать в магии, потихоньку приучить к мысли о бессмертии. И как только мне надоест, быстренько спихнуть на него свои обязанности. Пускай отдувается. Нечестно немного, но вдруг ему понравится? Надавить на чувство долга, трудные времена и т. д. и т. п. Мысль показалась интересной. Решено. Разборки с остальными богами оставим на потом. Пока займусь освоением уже готовых знаний и поиском преемника. Значит, теперь моя дорога пойдет по людным местам и без спешки. Приглядываться надо очень внимательно. А потом мелькнула шальная мысль: а вдруг удастся найти какую-нибудь лазейку – и знания сохранить, и обычным человеком остаться!
    Неожиданно представил себя в роли мальчишки-беспризорника, которого взрослые вытащили из мусорного бачка, отмыли, одели, дали ранец с учебниками и за руку потащили в школу. А он, узнав, что учиться надо целых десять лет, идет и шипит: «Ну, погодите! Вот вырасту, выучусь, покажу вам, как над маленьким ребенком измываться и сильничать! Ужо вы у меня поплачете!» Даже самому стало смешно, так ситуация была внешне похожа. И меня фактически достали из мусорки, и знания дали, не спрашивая согласия. Но, если посмотреть на мою ситуацию под таким углом, то уже почти и не обидно. И слова Алгуса про книжки сразу как-то к месту становятся. И улыбки его ехидные при разговорах о бессмертии. Знать бы еще, что происходит на самом деле. Может, и не так все страшно? Настроение резко пошло вверх, и я начал стоить планы на ближайшее время.
    Для начала попытался отыскать в памяти все возможные признаки и отличия людей с магическими способностями. С этим проблем не было. Причин появления способностей я так и не узнал. Внешние (аура) и внутренние отличия сразу всплыли в памяти. А вот с «непрозрачными» ясности не было. От обычных людей они ничем не отличались, обнаружить их можно было только на близком расстоянии. Активировать – передав немного своей силы. А вот дальше последствия были непредсказуемы. Как черная коробочка с бикфордовым шнуром. Может, будет фейерверк, может, взрыв, а может, просто пойдет дым, и на этом все кончится. Конкретных примеров не было, но, припомнив собственные сомнения и мучения, согласился, что и я мог пойти по любому из этих путей. Правда, сейчас у меня получался какой-то четвертый вариант – знаниями я зарядился, а вот применять налево и направо пока не хочется. Получается что-то вроде заряженной мины. Как и когда она сработает?
    Решив, что теперь мне важнее не размышления в дороге, а общение с людьми, решил не мотаться по дорогам, а применить новые знания. Хорошенько выспался, собрался, взял лошадь под уздцы, огляделся по сторонам, высматривая ближайший крупный город на дуге, огибающей пустыню с севера, сделал несколько шагов и… все! Впереди, в нескольких километрах, виднелся город. Никаких гор. Какие-то рощи, невдалеке дорога. Тепло, запах травы, цветов. На всякий случай ущипнул себя. Все в порядке – больно, и город на месте. Я почти и не сомневался.

    Город чем-то напоминал среднеазиатский, но сервис в тавернах был вполне привычный. Устроившись и перекусив, сразу пошел гулять. И по людям соскучился, да и не терпелось найти преемника. Хорошо хоть второпях не забыл про темные очки. Присматривался я очень пристально, а местные мужчины оказались весьма горячими. Стоило задержать на ком-то взгляд, как народ начинал хвататься за кинжалы. Пришлось быстренько возвращаться в таверну, чтобы не доводить дело до убийства. Усевшись по привычке в самом тихом уголочке, принялся размышлять. Простейшее вроде дело – внимательно всматриваться в людей – становится проблемой. Люди или пугаются, или напрягаются, или сразу готовы лезть в драку. Надо придумать что-то такое, чтобы я имел право внимательно смотреть на людей, не пугая их. Кто на это имеет законное право? В первую очередь полиция и представители власти. Мне это не подходит. Кто еще? Продавцы. У них полное право пялиться на покупателей. Но у меня никогда к этому не было способностей. Проторговаться я не боялся, но почти гарантия, что только привлеку внимание несуразным уровнем цен. Базар – это очень хорошо, народу всегда много. Кто еще там работает? Стал перебирать в памяти базары, на которых приходилось бывать.
    Постепенно сформировался образ очень степенных… аптекарей. Были и специализированные стационарные аптеки, но на каждом рынке всегда находился и хотя бы один торговец всякими травками, мазями, экзотическими предметами, считающимися лечебными. Можно было купить что-то готовое, поставить диагноз болезни. Там же продавалась и косметика, так как она не сильно-то и отличалась по составу от остальных товаров. Большинство продавцов были шарлатанами, но попадались и нормальные лекари. Вот у этих перед лотками всегда толпился народ. А что, может, и мне так попробовать? Убрать мечи, надеть какую-нибудь приличную одежду. Диагноз я поставлю без проблем. Можно сразу подлечить, а для вида продавать что-нибудь из современных медикаментов, женщинам сделать приличную косметику. Пока народ будет толпиться у прилавка, спокойно всех рассмотришь. И цены я никому не собью, так как товар будет сплошь импортный. И, если не выпендриваться и не высовываться, то местные маги и целители ничего не заподозрят. Кто я для них – какая-то «бабка-травница». Главное – не светиться. Осталось только придумать очередное имя. Если узнают, что барон Линк сидит на базаре и торгует таблетками и порошками, то меня просто не поймут. Тогда назовемся господином… Медикусом. Вроде и не благородный, но и не из простых. Может, и прокатит.
    На следующее утро, сделав пару сумок с разнообразными баночками, скляночками, отправился на местный базар. Покупки на базарах я делал и раньше, но понятия не имел, как это все происходит с другой стороны прилавка. Вроде должен быть какой-то старшина, который распределяет места, собирает плату за место и следит за порядком. Но что делать конкретно мне? Добравшись до места, обратился к первому же торговцу, который поглядел на меня более-менее благожелательно.
    – Уважаемый, да продлят боги ваши дни! Не поможете ли вы советом чужестранцу, волей судьбы заброшенному в ваш прекрасный город?
    Мужчина с интересом глянул на меня.
    – Я всегда готов помочь доброму человеку. Про что вы хотите узнать?
    – Я – лекарь Медикус. Совершал путешествие за новыми знаниями и лекарствами. Сейчас возвращаюсь в Империю, но поиздержался и хочу продать часть своих запасов. Не подскажете ли мне, к кому обратиться, чтобы получить разрешение торговать?
    – Далеко же вас занесло! Вы хотите продать все сразу? Я мог бы помочь найти покупателя.
    – Нет, продать я хочу поменьше, а деньги заработать советами и помощью больным.
    – Ну что ж, на нашем базаре можно и так. Давайте я вас провожу.
    Торговец вызвал помощника заменить его, и мы отправились к старшине. Мне повезло. Торговец оказался очень полезным. Помог договориться со старшиной, проводил до назначенного места и даже помог обустроиться. Очень внимательно осмотрел все, что я разложил на прилавке. Интерес был вполне обоснованный. Расклад у меня получился очень яркий – сплошные цветные пакетики, тюбики, скляночки. Но окончательно торговца сразил мой подарок, который я ему сделал в благодарность за помощь, – женская косметичка с набором туши, губной помады и тональных кремов в лучших французских традициях. Пришлось минут десять объяснять назначение отдельных предметов. А когда я добавил и флакон духов, то он невольно полез в кошелек за деньгами. Я, естественно, отказался, он, естественно, настаивал. Еще минут десять мы поторговались и пришли к компромиссу – я остаюсь благодарным ему за помощь, а он всегда будет рад видеть меня в своей лавке.
    Уже наступил полдень, когда я смог приступить к своим прямым обязанностям – рассматриванию посетителей базара. Теперь я имел на это полное право. Народ неторопливо гулял по рядам, присматриваясь и прицениваясь. Я тоже внимательно разглядывал каждого подошедшего, но час проходил за часом, а ничего необычного я не обнаружил. Да еще выяснился мой просчет – я сделал свой товар слишком ярким и броским. Земные маркетологи едят хлеб не зря, и я сделал товары по земным меркам. На фоне местных товаров они резко бросались в глаза. Да еще и торговец сделал мне рекламу, и ко мне потек покупатель, предпочитая скупать косметику чуть ли не оптом. Пришлось даже поднять цену, но все равно косметички с наборами шли на ура. Деньги шли потоком, но из-за постоянных покупок я просто не успевал рассмотреть людей. «Непрозрачных» не было точно, но ведь я хотел еще поискать людей и с магическим способностями. Мало ли что Алгус говорил. А вдруг найдется какая-нибудь зацепочка?
    На следующий день я принес в основном лекарства. Народ был разочарован, но я был тверд, делая исключение только для хорошеньких женщин. Теперь я получил возможность спокойно глазеть по сторонам в ожидании настоящих больных. Вскоре появились и такие. Проблем с лечением не было. Проблемой стало придумывание названий для лекарств и их компонентов. Пришлось вспоминать китайскую медицину, всякие экзотические сказочные рецепты. Самому было стыдно, но названия типа «желчь вепря Ы», «перетертый член носорога», «мазь из лап горбатого кособрюха» воспринимались с полным доверием. Про таких зверей здесь не слышали, но на следующий день после моего лечения все мои пациенты были здоровы, а это ли не лучшее доказательство моей правдивости и квалификации? Все было прекрасно, но в своих поисках я не продвинулся ни на волосок, хотя просмотрел за неделю не меньше тысячи человек. Не то что «непрозрачных», не попалось ни одного человека и с магическими способностями. Это ж сколько мне придется вот так торговать таблетками, чтобы хоть что-то найти? Или я опять ищу не там? В городе имелось и несколько официальных магов, но визит к ним без особой нужды мог вызвать подозрения.
    Вскоре выяснилась и очередная моя ошибка. Я опять не подумал о последствиях и лечил людей слишком старательно. А выздоровление людей в течение дня не могло остаться незамеченным. К концу недели к моему лотку уже стала выстраиваться очередь из страждущих. Вроде все правильно, но я начал терять свободу выбора действий.
    В воскресенье торговля и лечение шли очень бойко, но ближе к обеду началось какое-то шевеление, и народ устремился к соседней площади, что-то оживленно обсуждая. Невольно заинтересовавшись, тоже пошел посмотреть. Вскоре понял и причину оживления – оказывается, по воскресеньям в обед здесь устраивали публичные казни. Суд был скорый, без адвокатов и присяжных. Так что смертники были каждую неделю, могло меняться только их количество. В этот день казнили какого-то разбойника. Казнь напоминала колесование – привязали бедолагу к большому колесу и стали поочередно ломать кости, постепенно подбираясь к голове. Зрелище неприятное, но местным нравилось.
    А у меня вдруг сработала цепочка ассоциаций. Смертник – я – Ларги. Что-то я рановато про свое баронство забыл. А у меня ведь там сейчас полсотни молодых здоровых женщин, которым хочется и мужчин, и детей. И когда я туда вернусь, Лара ведь может потребовать исполнения моих баронских обязанностей – заботиться о населении и детях. И будет мне очень тяжко. Я ведь не царь Соломон, чтобы иметь тысячу жен. А вот если поискать мужчин для Ларг среди смертников? Не тащить всех подряд, собирая всякую шваль, а выбрать только совместимых и более-менее нормальных.
    И у мужиков появится шанс на жизнь, и Ларгам не придется убивать, и у меня проблем будет меньше. Мысль довольно странная, но почему бы и нет? Пока мне делать ничего не надо, просто к поискам «непрозрачных» и магов добавится поиск совместимых с Ларгами мужчин. Кстати, а как их искать? Ларг я мог отличить по специфическому отклику при сканировании.
    А как искать мужиков? Плюнув на торговлю, ушел к себе в таверну, улегся на кровать и, глядя в потолок, стал вспоминать все, что я знаю о Ларгах и их особенностях. Их изготовители в свое время наворотили много всяких гадостей. Можно было бы подправить генетику Ларг, но согласятся ли они на это? Они ведь станут другими. С точки зрения человека, это вроде как нормально и даже хорошо. А вот с точки зрения Ларг – совсем наоборот. Это как негру для улучшения внешнего вида предложить сделаться белым или наоборот. За такое предложение ведь и убить могут. Да и проблемой для Ларг является только совместимость с мужчинами для зачатия, в остальном они вполне довольны свои образом жизни.
    На Земле тоже встречается нечто подобное и называется «гормональная несовместимость». Совершенно здоровые мужчины и женщины, а в паре у них ничего не получается. Но там достаточно сменить партнера, и проблемы обычно уходят. А для Ларг смена партнера заканчивается смертью последнего. Вот если придумать некий прибор или амулет, который позволит определять «совместимость» до секса, то получиться может очень перспективно. Если не будет угрозы смерти, то и выбирать можно будет не только среди смертников, но и среди обычных мужчин. А это уже намек на новую нацию и увеличение народонаселения. Над такой задачкой стоит подумать.
    Для начала я покопался в знаниях, которые мне передали. Ничего интересного и нового. Про Ларг вообще была только короткая заметка – небольшая этническая группа на Эрии, отличающаяся плохой совместимостью с мужчинами при зачатии. И тон при этом был примерно такой же, как и про чукчей, у которых генетически плохая усвояемость алкоголя. Пришлось использовать личные воспоминания. Я ведь не только сексом с ними занимался, но и очень внимательно проверял каждую на предмет беременности. Сейчас это очень пригодилось. Постепенно удалось составить примерный усредненный портрет Ларги. Генетика, гормональные особенности. Оставалось составить примерный портрет мужчины, который их устроит. Вот с этим была проблема. Человеческая норма позволяет очень широкие отклонения, при которых человек остается человеком. Ларг под рукой не было, и все рассуждения я мог проводить чисто теоретически. Получилось нечто вроде компьютерного моделирования. В конце концов мне удалось формализовать параметры мужчины, подходящего для Ларг, но когда я спустился в таверну, то выяснилось, что я просидел в трансе почти три дня. Старательно жуя, попытался наметить план дальнейших действий. Допустим, я не ошибся в своих прогнозах. Как мне теперь искать? Проверять каждого мужика? Но это нудно, так как даже при моих нынешних способностях потребует сосредоточенности, и довольно долгой. Никто не согласится сидеть передо мной столько времени за просто так. Значит, нужен специализированный амулет-детектор, настроенный для выполнения только одной операции – обнаружения определенной комбинации гормонов. Так получалось гораздо проще. Еще день ушел на создание такого амулета. Когда его закончил, мелькнула и новая мысль: если такими амулетами снабдить моих Ларг, желающих забеременеть, то все будет делаться без моего участия. А что, перекресток дорог, много мужиков. Для них это будет развлечение, а вот Ларги