Скачать fb2
Двое в песках

Двое в песках


Карпов Владимир Васильевич Двое в песках

Горячие барханы

    Они умирали. Два солдата: Василий Панаев и Игорь Яновский. Умирали не в бою, не от ран, а волею случая заброшенные во время учений в бескрайнюю пустыню Каракумы.
    Они лежали распростертые на горячем бархане. Сыпучие холмы окружали их со всех сторон.
    Пустыня была похожа на эпицентр атомного взрыва: все вокруг сметено, разлетелось в пыль, превратилось в морщинистые барханы. А в выси, словно огненный гриб, растеклось по небу и отчаянно жгло расплавленное солнце.
    Шли третьи сутки с того часа, когда солдаты остались одни, без воды, без горячей пищи. Говорят, человек на три четверти состоит из воды. За эти дни солнце выпарило из солдат почти всю влагу. Они похудели килограммов на пятнадцать каждый. Тела их ссохлись, стали похожими на мумии. Кровь сгустилась до предела и теперь с трудом пробивалась по сузившимся сосудам. Все движения стали замедленными. Даже мысли и те были тягучие, как застывающий клей. Солдаты лежали на песке в полном изнеможении.
    Панаев невысокий, русый. Лицо у него и прежде было некрасивое, а сейчас щеки ввалились, обросли щетиной, через сухую кожу отчетливо вырисовывались кости, особенно нижняя челюсть; глаза запали, веки сморщились и почернели, помутневшие зрачки смотрели на мир угрюмо и непокоренно. Панаев лежал ничком, положив голову на зеленый вещевой мешок. Из-под мешка торчал коричневый приклад автомата.
    Игорь Яновский распластался неподалеку от Панаева. Тоже лежал вниз лицом, положив скрещенные руки под лоб, как обиженный мальчик. Его вещевой мешок и оружие валялись в стороне. Игорь рядом с низкорослым Василием выглядел огромным. Плечистый и хорошо сложенный, он и раньше в полку привлекал к себе завистливые взгляды товарищей. Особенно когда играл в баскетбол: у него - первый разряд. Стройный, гибкий, с красивой мускулатурой, он носился по площадке и был неутомим. Высокий рост, темные волнистые волосы, черные брови, всегда веселые, немного легкомысленные серые глаза - приятный, броский парень! Девушки вздыхали по Игорю. Сейчас ни одна из них не узнала бы Яновского: лицо обгорело и запеклось, губы в трещинах, шелушащиеся, брови и шевелюра посерели от набившегося в них песка, в глазах отчаяние.
    – Какое сегодня число? - спросил Игорь, приподняв голову; голос его хрипел от сухости в горле.
    Панаев ответил не сразу:
    – Тринадцатое.
    – Значит, сегодня…
    – Что?
    – Умрем.
    – Почему?
    – Тринадцатое…
    Они долго-долго молчали. Потом Василий коротко бросил:
    – Ерунда…
    Яновский понимал - это продолжение все того же разговора о тринадцатом числе. Они теперь вообще так разговаривали. Расслабленные и обессилевшие, не могли быстро произносить слова и складывать их в длинные фразы.
    Игоря бесило спокойствие Панаева. Именно спокойствие, а не покорность. Бесила его уверенность в том, что все кончится благополучно. Игорь убежден - пришел конец. Да это ясно было бы любому. Только Панаев, упрямый тупица, не сознается. Он все понимает, но по природной строптивости не хочет признавать.
    – Почему ерунда? Что может нас спасти? Аллах, что ли?
    – Люди… Нас ищут.
    – Искали, - уточнил Яновский.
    – Ищут, - упрямо повторил Панаев.
    – А я говорю - искали, - уже не скрывая злости, выдавил Яновский. - Какой дурак будет искать больше трех дней?
    Василий не ответил.
    Три дня назад они даже не подозревали, что смерть ходила от них так близко. Они были вместе со всеми на учениях. Полк преодолевал Каракумы, пробивался через пески навстречу «противнику» - он где-то далеко на востоке. В середине дня стало известно: самолет «противника» сбросил «атомную бомбу». Желая обойти образовавшуюся полосу «высокого радиоактивного заражения», командир повернул колонну на север. И, чтобы идущие вслед за штабом подразделения не попали в «опасную зону», приказал выставить пост регулировщиков. На войне, на границе, всюду, где угрожает опасность и смерть, люди в одиночку не ходят. Поэтому и в пустыне регулировщиками оставили двоих - Панаева и Яновского.
    Панаев - солдат серьезный, ревностный в службе, поэтому его назначили старшим.
    Яновский считал Василия парнем недалеким и ограниченным. Недолюбливал его за то, что тот очень решительно высказывал мнение и твердо стоял на своем. Мнение это было всегда правильным, соответствовало требованиям уставов и приказам командиров. Однажды Василий критиковал Игоря на комсомольском собрании: «Замастерился Яновский. Оторвался от коллектива. Все время в сборных командах пропадает. Не помогает товарищам во взводе, которые отстают по физической подготовке. Считает ниже своего достоинства!»
    В перерыве Игорь подошел к Панаеву и, посмотрев сверху вниз на него, презрительно спросил:
    – Кто ты такой, чтобы меня критиковать?
    Панаев сердито взглянул ему прямо в глаза, сказал:
    – Комсомолец.
    – Скажите пожалуйста, он идейный! - с издевкой продолжал Яновский.
    – Да, идейный, - ответил невозмутимо Панаев. - И если понадобится, могу вправить мозги некоторым безыдейным.
    Яновский не стал ввязываться в спор - кругом были комсомольцы. Но, уходя от Василия, думал: «Вот из таких и вырастают всякие секретари да скучнейшие начальники. Никаких отклонений ни вправо, ни влево, все мысли только туда, куда однажды направили».
    Игорь Яновский держал себя в роте независимо. Служба ему давалась легко. Он отлично стрелял, виртуозно выполнял упражнения по гимнастике, бегал без напряжения; теоретические дисциплины усваивал с лёта. Он получил хорошее образование. Отец, крупный инженер, уделял много внимания единственному сыну. Мать души в нем не чаяла. В армии Игорь тоже попал в любимцы. На нем держалась сборная полка по баскетболу, и поэтому командиры, как это часто случается, были к нему благосклонны.
    А солдаты в роте недолюбливали Яновского. Правда, в ответственных матчах, когда команда стояла за честь полка, они вопили во все горло: «Яновский! Игорек, давай!» Но в повседневной жизни недолюбливали за то, что к сослуживцам он относился свысока, с сознанием собственного превосходства. Может, оно и было у него, это превосходство, и всеобщее уважение, возможно, пришло бы к нему, но его самолюбие претило солдатам, отталкивало их от красивого парня.

Барханы в воздухе

    …Игорь ничуть не обиделся, что Панаева назначили старшим. Так даже лучше - меньше спросу. Как только отъехала рота, Игорь отошел в сторону и лег в реденькой тени саксаульного куста. Решил: «Ты старший - ты и вкалывай».
    Василий остался у колеи, продавленной в песке машинами, и стал направлять подразделения по нужному маршруту. Роты и батальоны шли с разрывами в несколько километров, чтобы не понести больших потерь в случае «атомных ударов». Когда проходила очередная колонна, Панаева заволакивало седой пылью. Однако он не сторонился, не старался убежать от горячих, забивающих дыхание облаков, упорно стоял на месте и все махал и махал флажком, указывая путь автомобилям и танкам. Простояв так час, он подошел к Игорю и сухо сказал:
    – Рядовой Яновский, примите пост. Задача - указывать направление в обход зоны «радиоактивного заражения».
    Яновский опешил. Если бы Панаев просто сказал: «Вставай, теперь твоя очередь», Игорь сначала непременно послал бы его к черту, покуражился бы, прежде чем заступить на пост. Но сухой, не терпящий возражения тон приказа смутил избалованного спортсмена. На приказ что возразишь? Как-никак Панаев назначен старшим.
    Яновский взял флажки и пошел к разбитой колее. Встал в сторонке, где меньше доставала пыль.
    Так, сменяясь, они пропустили все колонны полка и легли у разных кустов саксаула в ожидании, когда придет за ними машина.
    Было жарко и нудно. Пыль, осевшая на лицо и попавшая за воротник, вызывала сухой зуд. На зубах скрипел песок. Пощипывало глаза. А оттого, что каждый поблизости чувствовал присутствие человека, к которому испытывал антипатию, окружающая пустота, тишина и жара были вдвое тягостнее.
    Василий задремал. Его разбудил взволнованный голос Яновского:
    – Панаев, проснись!
    Василий сел.
    – Что случилось? - спросил он.
    – Смотри, - сказал Игорь, указывая на что-то рукой.
    Панаев уже сам видел: сплошная стена желтой пыли, как огромный песчаный занавес, поднялась до неба и закрыла половину видимого пространства. Занавес бесшумно надвигался. Притихло все вокруг.
    – Афганец, - сказал тихо Василий, голос его тревожно дрогнул. Он быстро осмотрелся, отыскивая, где бы укрыться от надвигающейся бури. Кругом обступили голые барханы да редкие кустики саксаула.
    – Бежать надо, - лихорадочно проговорил Яновский.
    – Куда бежать?
    – Туда. - Он указал в сторону, противоположную надвигающейся стене песка.
    – От афганца не убежишь. Копай под кустом яму. Накроемся плащ-накидками.
    Они принялись копать себе норки и приготовили плащ-накидки.
    Тишина становилась все напряженнее. Жара не спала. Духота усилилась. Потом пробежал над самой землей первый порыв ветра. Раздался шуршащий звук, похожий на шипение змеи. И вдруг сразу откуда-то сверху ударили тяжелые струи горячего песка. Все закружилось, смешалось, задвигалось. Стало темно, как вечером.
    Сильные упругие полосы песка, похожие на поземку, понеслись прямыми струями в сплошном облаке, в суматошном вихре пыли.
    Солдаты лежали в своих норах долго. По часам уже наступил вечер. А над их головами продолжало свистеть и бушевать. Через каждые полчаса, когда песок накапливался на спине тяжелой подушкой, Панаев и Яновский приподнимались, чтобы его стряхнуть. Иначе он мог похоронить заживо. Ураган будто злился на их непокорность. Как только солдаты приподнимали голову, он врывался во все отверстия затянутой на голове плащ-накидки и бросал песок пригоршнями в нос, рот, глаза, уши.
    К ночи ветер начал стихать. Мрак, насыщенный пылью, был непроницаем. Не видно ничего: ни звезд, ни луны, ни барханов.
    Позабыв о неприязни, солдаты сидели, плотно прижавшись друг к другу.
    – Надо идти, - стараясь перекрыть шум ветра, громко сказал Яновский.
    – Куда?
    – К железной дороге.
    – Нас будут искать.
    – Разве найдешь в такой кутерьме?
    – Все равно ждать нужно.
    Помолчали.
    – Кого ждать?
    – Машину. Пришлют обязательно.
    – Да они не только ночью, и днем нас не найдут. Колею замело. Все следы заровняло. Где искать? На сотни километров барханы одинаковые. В десяти метрах проедут - не увидишь!
    – Все равно будем ждать до утра.
    – А что днем? Погибнем без воды. У меня фляга уже пустая. Солнечный удар может хватить.
    – День простояли - не ударил. И еще день подождем. У меня фляга полная, поделим на двоих.
    Яновский умолк. Потом он поднялся и, закрывая лицо от ветра, пошел в том направлении, где раньше была колея. Вернулся через несколько минут, сердито сказал:
    – Ни черта не осталось от дороги. Ни единой морщинки, все заровняло. Не найдут нас теперь.
    – Да не скули ты. Сиди спокойно. Придет утро, прояснится. Увидим, что делать.
    – Днем по жаре к железной дороге не доберешься. До нее отсюда километров тридцать. С одной флягой не пройти столько. Надо использовать ночь, пока прохладно, пока есть силы. Тридцать километров за ночь пройдем свободно. К утру будем у дороги.
    Панаев размышлял. Отчасти Яновский прав. Если их завтра не найдут, придется туго. За день иссякнет последняя вода. Поубавится сил, а тридцать километров отшагать по барханам даже здоровому человеку очень тяжело. Смущало то, что командиры и товарищи будут беспокоиться, исколесят понапрасну все вокруг. Но они на транспортерах, у них запас воды и пищи. От железной дороги можно позвонить по телефону на зимние квартиры, а оттуда по радио сообщат в район учений.
    На железной дороге всюду телефоны. С любого места дозвониться можно. Дорога идет здесь прямая как струна от Красноводска до Ашхабада - если все время двигаться на юг, ее не минуешь, непременно выйдешь к железной дороге.
    Панаев уже хотел согласиться с предложением Яновского, когда тот вдруг встал, закинул вещевой мешок и автомат на плечо и заявил:
    – Ну ты как хочешь, а я пошел.
    Гнев волной пробежал по всему телу Панаева. Еле сдерживая себя от ярости, он вскочил и крикнул:
    – Рядовой Яновский, я вам приказываю оставаться на месте!
    Яновский даже не посмотрел в его сторону, буркнул:
    – Кто ты такой, что мне приказываешь?
    – Меня назначили старшим.
    – Задача выполнена, - ответил Яновский. - Колонна прошла. Теперь мы равные.
    – Я буду старшим, пока не вернемся в подразделение.
    – Много откусываешь, смотри не подавись!
    Яновский зашагал прочь.
    Схватить? Держать его? Будет драка. Панаев напряг всю свою волю, чтобы придать голосу командирскую уверенность:
    – За невыполнение приказа в условиях стихийного бедствия будете отвечать перед трибуналом, товарищ Яновский.
    Игорь приставил ногу, уже занесенную для очередного шага. Задумчиво постоял. Возвратился. Бросил вещевой мешок и автомат в свою яму. С ненавистью выдохнул:
    – Скотина упрямая! - В груди у Яновского клокотало. Он бормотал: - Трибуналы… Статьи… - И вдруг, срываясь на истерическую скороговорку, крикнул: - Все это там - и приказы, и правила, и параграфы, а ты будешь лежать здесь, дохлый, в песках! И я с тобой! А у меня мать и отец старые! Я не хочу умирать! Пойми ты: пока есть силы, нужно выбираться. Завтра будет поздно. Жара и жажда нас угробят. В борьбе со стихией один закон: или ты ее, или она тебя!
    – Это называется законом джунглей, а мы им руководствоваться не можем. Да к тому же мы здесь не одни. Нам помогут товарищи. Коллектив всегда был сильнее стихии, - упрямо сказал Василий.
    – Господи! - вскричал Игорь, подняв руки над головой. - Ты прав. Ты, как всегда, прав! Изрекаешь прописные истины. Да будь ты хоть раз самим собой! Будь человеком!
    – Это мои истины! И я человек! - строго сказал Панаев. - А теперь вы будете глядеть в эту сторону, а я - сюда. Может быть, увидим фары или ракету.
    Они долго вглядывались в хлещущий песком мрак, прикрывая глаза руками: ветер хоть и с меньшей силой, но все же продолжал кружить.
    За два часа не увидели ни единого лучика света, ни одной звездочки в небе. Стояли как в мешке, наполненном пылью, а мешок этот трясли невидимые силы, и пыль забивала глаза и рот.
    Одиночество действует на человека подавляюще. Сознание опасности заставляет искать выход, толкает к действию, стоять на месте становится невыносимо.
    Яновский время от времени высказывал новые доказательства в пользу своего нетерпения и все твердил, что надо немедленно выходить к железной дороге.
    В двенадцать часов ночи Панаев сказал:
    – Нас действительно не могут найти. Не привозили ни обеда, ни ужина. Я согласен выходить к дороге. Но как будем ориентироваться? У нас нет компаса. Звезд не видно.
    – Наконец-то и до тебя дошло! - облегченно вздохнул Яновский и быстро добавил: - Направление выдержать очень просто. Колонна с этой точки повернула на север. Мы ей сами давали направление. Значит, нужно идти строго в противоположную сторону - это будет на юг, к жилью. Если даже немного собьемся, все равно железной дороги не миновать. Как только рассветет, увидим горы Копет-Дага. Они все время вдоль дороги тянутся.
    Солдаты закрепили на спине мешки и оружие. Хорошенько примерились и, сгибаясь от порывов ветра, пошли на юг.
    Идти было трудно. Окружала сплошная темень. Крутые склоны барханов то неожиданно обрывались под ногами, то вставали на пути мягкой сыпучей стеной. Скользя вниз и карабкаясь вверх на четвереньках, солдаты упорно продвигались вперед. Песок, набившийся под одежду, ощутимо струился между лопатками. Панаеву иногда казалось, что они не выдерживают направление и давно уже сбились. Он предлагал остановиться и ждать рассвета. Но Яновский настойчиво уверял:
    – Идем правильно. Я заметил - барханы вытянуты полумесяцами с запада на восток. А мы их все время поперек пересекаем. Значит, идем точно.
    Через три часа путники сели отдохнуть. Открыли банку консервов из неприкосновенного запаса.
    Ели, укрываясь от песка палатками. И все же тушенка хрустела на зубах, будто перемешанная с толченым стеклом. Ели только потому, что надо было поддержать силы. Запили из фляги Панаева и пошли дальше.
    Чем ближе к рассвету, тем труднее становилось идти. Солдаты изнемогали от усталости. Все медленнее и медленнее карабкались они на очередной бархан.
    Ветер не утихал. В хорошую погоду в четыре часа уже светает, а в этой песчаной метели только чуть посерело. Надеясь на желанный отдых впереди, солдаты шли из последних сил. Им казалось, что они борются с песком и шагают бесконечно долго, но часы не спеша отсчитывали час за часом, и каждый последующий казался путникам несравненно длиннее предыдущего.
    В шесть утра Панаев выбрался на вершину высокого бархана и остановился. Он смотрел куда-то в сторону.
    – Ты чего? - спросил Яновский, уклоняясь от ветра.
    – Это же солнце встает! - воскликнул Панаев и показал на пятно в пылевой завесе. Пятно было бледное, как след жира на серой бумаге.
    – Солнце… Ну и что же? Пришло время, оно и встает, - ворчливо отозвался Игорь.
    – А почему оно поднимается с запада? Если мы идем на юг, то восток у нас должен быть слева.
    Страшная догадка словно ток пронзила сознание обоих. Солдаты долго молчали, отыскивая хоть малейшую возможность опровергнуть свое открытие.
    – Значит, мы шли в противоположном направлении? - тихо спросил Яновский.
    Панаев не ответил. Он встал лицом к светлому пятну, потом повернулся к нему спиной. Еще раз проверил и наконец сказал:
    – Идем на север. Я же сказал, что мы сбились.
    Панаев смотрел на окружающие барханы - все они стояли, обращенные скатами в сторону путников. Куда ни пойдешь, на юг или на восток, - все равно встретишь крутые склоны. Значит, Яновский наврал, что барханы тянутся с запада на восток? Василий быстро взглянул на попутчика, тот понял его мысль и опустил глаза.
    Панаев понимал: в создавшейся обстановке вздорить нельзя. Опасность стала еще более реальной. Тут не до споров.
    – Сколько же мы прошли в этом направлении и где сейчас находимся? - задумчиво спросил он.
    Яновский был подавлен. Молчал. Лицо его осунулось. Брови, ресницы и волосы, видневшиеся из-под панамы, стали седыми от пыли.
    – Если мы сбились сразу же и шли на север шесть часов, то прошли километров двадцать пять, - размышлял вслух Панаев. - Шли мы быстро и без отдыха. Значит, теперь находимся от дороги километрах в пятидесяти. Это на три дня пути. С одной флягой воды мы такое расстояние не пройдем. Самое страшное, что мы ушли из района, в котором нас будут искать!
    Яновский подошел к Василию. От спеси и гордости не осталось следа. Ровно, как говорят настоящие товарищи, он предложил:
    – Мне кажется, нужно немедленно идти назад и, ориентируясь по солнцу, вернуться в район учений.
    – Да, это, пожалуй, самое разумное решение, - согласился Панаев. - Но мы очень устали. Через несколько часов начнется жара. Далеко не уйдешь. Мне кажется, правильнее - лечь отдыхать, поесть, поспать, а ночью проделать обратный путь. Воды маловато, но, если пролежать весь день без движений, я думаю, перетерпим.
    Яновский, будучи по характеру человеком более порывистым, хотел бежать от опасности немедленно же. Он не привык к расчетливости. В жизни ему все давалось легко. И сейчас он попытался настаивать на своем:
    – А может, пойдем назад сразу? Будем идти, пока прохладно.
    – Нет, надо беречь силы, - возразил Василий и стал оглядывать окружающие барханы, где бы расположиться на отдых.
    Песчаные холмы здесь были почти все голые. Это также подтверждало, что солдаты ушли в глубь пустыни.
    Спустившись в котловину, Панаев сказал:
    – Давай сделаем навес и спрячем от солнца голову.
    Яновский огляделся - натянуть плащ-накидки не на что, поблизости ни одного кустика.
    Панаев снял вещевой мешок, положил его к ногам. Достал шуршащую зеленую накидку и стал привязывать ее угол к стволу автомата. Накидка забилась на ветру, издавая своеобразный хрустящий звук.
    Игорь понял: Василий хочет использовать автомат как подпорку. Он тоже начал было прилаживать свою накидку, но товарищ остановил его:
    – Крепи другой угол к своему автомату. Будем ставить одну. Порознь ничего не выйдет.
    Они привязали два конца к стволам оружия, вкопали приклады в песок. Палатка заходила упругой волной, билась, поднимая пыль. Надо было как-то закрепить другой ее край. Панаев положил на него вещевые мешки, но ветер надул полотнище парусом и вырвал конец из-под мешков. Палатка снова захлопала. Василий порылся в мешке, подыскивая, чем бы ее прикрепить. Он доставал то ложку, то сапожную щетку, то запасное белье - все это не годилось. Он бросил мешок и оглядел себя и Яновского. Но и в одежде ничего не нашлось подходящего. Вдруг он обрадовался:
    – О, нашел! - и принялся вывинчивать шомполы из автоматов. Привязав их к краям накидки, Панаев вонзил шомполы в песок, до самых головок. Палатка смирилась.
    Солдаты заползли под навес. Каждый вместился только до пояса.
    – Жить можно, - повеселев, сказал Василий. - Давай завтракать.
    Яновский тоже приободрился. Они достали банку тушенки и съели ее. Затем лежали. С хрустом грызли коричневые сухари. Размышляли каждый по-своему об одном и том же: как выбраться из беды?
    Сейчас они чувствовали себя спокойнее, чем вчера вечером. Может быть, повлиял наступивший рассвет и затихающая буря. А может, действовала усталость, притупившая остроту чувств. Мышцы ныли от перенапряжения, руки опускались. Скоро они заснули.
    Печально выглядел этот крошечный бивак в пустыне. Он больше походил на место катастрофы или несчастья. Солдаты лежали, как трупы - лица их посерели, осунулись. Пыль, которая все еще носилась кофейным туманом после бури, оседала на их тела, собиралась в складках обмундирования, покрывала лица. Солдаты спали так крепко, что пыль накапливалась в глазных впадинах, и это особенно делало людей похожими на мертвых.

Желтые пески

    Если бы солдаты знали, что происходило в это время поблизости! Чуть в стороне появился вертолет, он кружил и кружил, осматривая местность. Но непосредственно над палаткой, где спали солдаты, не пролетал. А издали бледно-зеленая плащ-накидка ничем не отличалась от реденьких кустов саксаула и, видимо, поэтому не привлекала внимание летчика.
    Однако хоть и сильна была усталость, но инстинкт самосохранения тлел даже во сне. Солдаты проснулись одновременно. Еще не осознали, что их разбудило, но в следующий миг оба вскочили и только теперь поняли: их разбудил звук мотора! Мотор работал ровно и спокойно. Панаев и Яновский торопливо смотрели во все стороны, ожидая увидеть бронетранспортер или автомобиль. Однако барханы были пусты. Определив направление, откуда доносился звук, стали глядеть только туда. Даже приподнимались на носки, стремясь заглянуть между барханами. Может быть, там, внизу, шла машина?
    И вдруг увидели вертолет. Он летел над самыми песчаными волнами, едва не задевая гребни. Был он зеленый, как свежая трава, на боку отчетливо виднелась красная звездочка.
    Солдаты закричали, запрыгали, замахали руками от радости и одновременно старались привлечь к себе внимание летчика.
    Вертолет прошел своим курсом. Он так же неожиданно, как вынырнул из-за барханов, исчез за высоким гребнем, и только звук удаляющегося мотора еще долго слышался с той стороны.
    – Нас ищут! - кричал Яновский.
    – Надо развести костер! - вторил ему Панаев.
    Они лихорадочно огляделись. Как и прежде, вокруг были видны лишь одинокие кустики чахлого саксаула. Неуверенно ощупав свои карманы, товарищи убедились, что у них к тому же нет спичек: оба некурящие.
    – Будем махать палатками, - сообразил Яновский.
    – Правильно!
    Они бросились к месту отдыха. Панаев одним рывком разрушил палаточный шалаш. Яновский достал из мешка свою накидку. Затем они выбежали на ближний высокий гребень и стали ждать.
    – Я же говорил, что нас искать будут, - радостно сказал Василий.
    – А я и не отрицал, - ответил Игорь, вертя головой во все стороны. - Сейчас он пойдет обратным курсом. Они весь район прочешут.
    – Если бы не ушли со старого места, нас давно нашли бы.
    Минут через двадцать донесся слабый гул мотора. Он еле прослушивался. Солдаты приготовились махать палатками. Но вертолет не появился. Звук не перерос в отчетливый рокот и постепенно угас вдали.
    – Мы ушли очень далеко. Нас ищут в районе учений. Надо идти туда, - быстро сказал Игорь.
    Он бросился было в ту сторону, где пролетел вертолет.
    – Постой! - окликнул его Василий. - А вещи? Оружие?
    Игорь вернулся. Солдаты торопливо увязали мешки и зашагали по ускользающему из-под ног песку.
    Они шли быстро, не экономя сил и не выбирая пути. Шагали напрямую. Все мысли, все их стремления были захвачены вертолетом. Думали только о том, как быстрее выбежать в полосу, где он летал. Шагали и шагали, не замечая жары, не обращая внимания на сопротивляющийся ногам песок. Но минут через пятнадцать пустыня и солнце властно напомнили о себе. Невыносимая жара охватила все тело. Дыхание стало прерывистым. Пот застилал глаза. В горле першило.
    Солдаты остановились на гребне. Жадно устремили взгляды в ту сторону, где пролетал вертолет. Не видать…
    Отдышались. Двинулись все тем же ходким шагом дальше. Очень скоро ноги стали заплетаться.
    – Не могу больше, - с трудом двигая клейким языком, сказал Игорь. - Дай попить.
    Он протянул руку.
    – Воду надо беречь, - так же тяжело переводя дыхание, ответил Панаев.
    – Зачем беречь? Выйдем туда… нас подберут.
    – Это хорошо… Но воду придержим.
    Они не стали спорить. Даже говорить было трудно. Отдохнули и опять пошли вперед. Теперь они двигались зигзагами, огибая крутые склоны барханов с той стороны, где песчаный полумесяц сходил на нет, смыкаясь с соседним. По отлогим скатам идти было легче. Но путь удлинялся.
    Шли молча. Жара раздирала тело. Она обжигала отовсюду: сверху - огненное солнце, снизу - раскаленный песок, внутри - жар от перенапряжения, как после десятикилометрового кросса.
    В два часа дня невыносимый зной свалил солдат. Они лежали с раскрытыми ртами, как рыбы, выброшенные на берег. Горло перехватывала сухая спазма, лица побурели, в глазах плыли перламутровые блики, барханы качались, словно желтые, мутные волны.
    – Пить, - простонал Игорь.
    Панаев не шевельнулся. Он лежал вниз лицом. Яновский подполз к нему. Панаев лежал как мертвый. Но когда Игорь начал отстегивать от его пояса флягу, Василий судорожно ухватился за нее и так держал, не двигаясь с места. Яновский принялся отдирать его скрюченные пальцы. Он совсем обезумел от жажды: булькающая вода во фляге лишала его рассудка. Не сумев разжать цепкие пальцы, впился в руку Панаева зубами. Василий подтянул под живот ногу и, резко выпрямив ее, сильным ударом отбросил Яновского.
    Панаев сел и уставился мутными глазами на спутника. Игорь на четвереньках поспешил к своим вещам. Он быстро снял нож с автомата и стал медленно приближаться к Панаеву. Глаза его были безумны. Запекшийся полураскрытый рот со свистом втягивал и выталкивал горячий воздух.
    Не чувствуя в себе сил, необходимых для сопротивления, Василий тихо спросил:
    – Что ты скажешь товарищам? Вспомни: матросы в океане… сорок девять дней… дружно, по-братски…
    Игорь остановился. Он продолжал стоять на четвереньках с ножом в руке. Погодя сел на песок.
    – Дай воду, - потребовал он. - Дай - или сейчас подохну!
    – Воду будем пить… поровну, - ответил Василий. Говорил он с трудом. - Изучал кодекс… человек человеку друг… А сам с ножом.
    – Не читай морали… Дай пить!
    Василий и сам страшно хотел пить. Он понимал: сейчас настала такая критическая минута, когда нужно смочить рот и горло хотя бы одним глотком. Но можно ли доверить Яновскому флягу - вдруг не ограничится глотком?… Дать ему пить из своих рук тоже опасно. Игорь намного сильнее. Он может вырвать флягу. А если налить ему в крышечку? Так, пожалуй, вернее…
    Панаев встал на колени:
    – Выпьем по одному глотку. - Он отстегнул флягу. Свинтил крышку. Осторожно налил воды. Затем поставил крышку на песок, а сам отошел в сторону: - Пей.
    Игорь на четвереньках приблизился к алюминиевой крышке и, подняв ее дрожащими руками, опрокинул в рот. Он запрокинул голову, чтобы каждая сорвавшаяся капля попала только в рот. Воды хватило лишь на один глоток. Острый кадык прыгнул от воротника под скулы и снова скатился вниз.
    – Дай еще, - попросил Яновский.
    – Хватит. Осталось очень мало.
    Панаев хотел поболтать флягой в доказательство, но вовремя спохватился.
    – Дай крышку, теперь моя очередь. Игорь протянул.
    – Положи на землю и отойди.
    – Ты что, меня совсем за зверя считаешь? - обиделся Яновский.
    Василий подошел к нему, взял крышку. Он отлил точно столько же, сколько дал Игорю, - один глоток. Горло сразу отмякло. Но жажда ничуть не спала.
    Василий завинтил крышку и отодвинул флягу по ремню, чтобы она видом своим не напоминала, что здесь, в этой необъятной, раскаленной пустыне, есть несколько глотков воды.
    И все же, о чем бы они ни говорили с Яновским, что бы ни делали, оба постоянно помнили об этих нескольких глотках, оба думали о них.
    Дальше по жаре идти было нельзя. Они решили ждать вечера.

Красные барханы

    Солдаты опять сделали шалашик из оружия и плащ-накидки, спрятали в его тень голову. Есть совсем не тянуло. Жажда полностью перебила голод. Пить же хотелось отчаянно. Весь организм, каждая жилка кричала: воды!
    – Почему нас перестали искать? - спросил Игорь. - Мы дошли до того места, где летал вертолет.
    – Надо рассчитывать на свои силы. Вертолет может больше не появиться. Нас ищут в районе учений. Он, наверное, завернул в эту даль просто так, для страховки, на всякий случай.
    – Да, сейчас там полк исколесил все вдоль и поперек.
    – А как же, один за всех и все за одного. Кодекс…
    Игоря, как много раз прежде, обозлило такое рассуждение Панаева.
    – Слушай, я давно к тебе приглядываюсь и думаю: где ты нахватался идей? Парень вроде как парень, а говоришь только то, что в газетах написано.
    – И я тоже к тебе давно приглядываюсь и думаю: где ты все время был? Почему эти идеи мимо тебя прошли? Парень ты даже не как все - видный, спортсмен, а нутро у тебя с гнильцой.
    – Вот опять! Ну кто тебе дал право оценивать людей? Кто ты такой? В чем ты видишь у меня гнильцу? В том, что я не цитатами объясняюсь, не говорю языком передовых статей? Да?
    – Право оценивать дано каждому. И ты меня тоже оценил. И выходит, у нас точки зрения разные. У меня они идут от передовицы - согласен. А у тебя откуда?
    – Ну ты брось антимонию разводить. Контрреволюцию не пришьешь. Не те времена!
    – Ты не увиливай. Ответь, какому ты богу молишься? Я стараюсь жить по моральному кодексу. Я верю: если все так будут жить - лучшего счастья на земле не надо.
    – А я не хочу молиться никаким богам. У меня своя голова на плечах. Я хочу жить своим умом. Я верю в коммунизм. Я, если надо, жизнь отдам за Родину не задумываясь. Но мне надоели эти однообразные, застревающие в зубах истины. И кодексом я готов руководствоваться, но по-своему, без… без буквоедства, без этого надоедливого напоминания.
    Панаев улыбнулся:
    – Ты очень точно сказал: кодексом руководствуешься по-своему. Для меня он открывает все, толкает вперед: иди, действуй, твори! А для тебя кодекс, видно, - сдерживающий фактор. Смотришь ты в него и видишь: это нельзя, это нельзя и это нельзя. Вспомни, как ты с ножом на меня чуть не кинулся. Для меня человек человеку - друг. Я водой поделился. А на тебя эти слова действуют как смирительная рубашка. Ты им подчиняешься, и не больше. Ох, если б не эти слова, лежал бы я сейчас в песке с распоротым брюхом!
    – Ну ладно, будешь теперь вспоминать глупый случай, - с укором сказал Яновский. - Жажда людей с ума сводит. Кончай философствовать. Давай лучше подумаем, что дальше делать.
    – Что делать - ясно. Дождемся вечера - и в путь. Завтра выйдем в район учений. Встретим наших.
    Разговор утомил их. Они долго лежали молча. Панаев думал: «Ни одна болезнь так быстро не скручивает человека, как жажда. Безводье, оказывается, страшнее любого недуга. Еще вчера мы были здоровенными, а сегодня вот лежим не в состоянии двинуть ни ногой, ни рукой. Если бы с умом расходовали силы, хватило бы надолго. А то бросились бежать как сумасшедшие к этому вертолету - в самый зной, надорвались от перенапряжений. Надо было лежать. Двигаться только ночью. Теперь мы в одну ночь едва ли добредем до района учений. А через несколько дней прекратятся поиски. Сколько можно искать? Подумают, что нас занесло песком во время бури. Все Каракумы не перетрясешь! Может, жить осталось не больше суток. Этот день и ночь. Завтрашний день будет последним. До вечера не протянем. Сгорим».
    Яновский толкнул Василия локтем в бок:
    – Панаев, спать нельзя. Прилетит вертолет - не услышим. Давай говорить.
    – О чем?
    – Ну разное. Лишь бы не спать. Расскажи свою биографию.
    «Биографию, - подумал Василий. - Пожалуй, самое время подвести итог жизни. Да, короткой оказалась у меня биография! Родился, прожил двадцать лет и умер… Яновский прав - спать нельзя. Могут еще раз прилететь».
    Панаев стал рассказывать не спеша, с долгими паузами. Мешала сухость во рту, тяготила усталость. Он говорил только потому, что нужно было не спать:
    – Родился я в Харькове. Что за город - не знаю. Не видел его. Отец погиб в сорок первом, а мать умерла в сорок третьем. Меня отдали в детский дом. Детдом переехал в Ташкент. Там я и вырос. Друзья были разные - и хорошие, и плохие. Когда подрос, все меня-куда-то тянуло. Хотелось увидеть настоящую, яркую жизнь. Она мне представлялась как на картине у базарных фотографов. Видал? Большой разрисованный холст, а на нем - море, корабль, скалы, тоннель. Из тоннеля вырвался поезд. Самолет в небе. А по бокам вазы с цветами. Вот к такой красоте меня и тянуло. Несколько раз убегал из детдома. Побывал в воровской компании, по карманам лазил, - не понравилось. Жалко стало тех, кого обворовывали. Получит человек зарплату, несет домой, а ее вытащили! Как он будет жить? Чем станет детей кормить? Всегда мне почему-то дети голодные представлялись. Не вышел из меня вор. Не нашел я жизни, как на картине у фотографа. Вернулся в детский дом. Была у нас там слесарная мастерская. Занимался с нами мастер Александр Николаевич. Молодой. Мы его просто Сашей звали. Не обижался. К пацанам относился хорошо. Любил говорить: «Каждый человек - кузнец своего счастья» и еще: «На трудовом человеке мир держится». Привязался я к нему. За образец себе взял. А потом вдруг открылось, что наши поделки, те, что мы в мастерской делали, Саша на базаре продавал: эксплуатировал нас. Очень мне было обидно. Плакал даже ночью. Ну почему хороший человек подлецом оказался? Вот так я и рос. Поступил в школу ФЗО. Работал на Ташкентском сельмашзаводе. И всегда у меня в памяти Саша стоял. Всегда мне было страшно потерять кого-нибудь из товарищей. Боялся, как бы хороший человек на пакость не сбился. Очень больно терять хороших людей. Вот я и говорил правду в глаза. Многие меня не любили за это. Но когда проходили выборы в комсомольский комитет или в профком, обязательно меня выдвигали и голосовали единогласно. Вот так. Ну а об армии ты все знаешь. С первого дня вместе. Давай теперь ты…
    Яновский попытался заговорить, но из пересохшего горла послышалось только хрипение. Откашлялся. Спросил:
    – Может, попьем?
    – Нет. Об этом забудь.
    Игорь лег поудобнее, вытер носовым платком потную шею и грудь через расстегнутую гимнастерку. От платка сладко запахло одеколоном, далекой благоустроенной жизнью.
    – У меня судьба другая. Я видел все: и море, и скалы, и корабли. Отец работает начальником строительного управления. Дома бывал только по вечерам. Но когда получал отпуск, закатывали мы всей семьей в Крым или на Кавказ. Если бы ты знал, как там красиво! Все твои картинки базарных фотографов бледнеют перед той природой.
    – Я ни разу не видел моря.
    – Море - это вода без конца, без края. Голубая, зеленоватая, блестящая и ласковая. Она соленая, но я бы ее пил сейчас, не обратил внимания на горечь. Я бы черпал ее прямо руками. Глотал бы и обливался. Бросился бы в нее вниз головой. Лег на дно и пил, пил.
    Панаев легонько толкнул Игоря в бок:
    – Не заговаривайся. Давай дальше. Про жизнь.
    Яновский замолчал. Он еще некоторое время мысленно наслаждался видениями моря и затем, вздохнув, продолжал:
    – Был у нас хороший дом. Сад. Семья небольшая - мать, отец и я. У каждого своя комната. Утром выйдешь на веранду. Прохладно. Даже озноб пробежит. Вдоль всей террасы - сирень. Рукой проведешь по листьям - и станет рука мокрая от росы. Росы было так много, если ее собрать, можно бы напиться. Панаев опять толкнул соседа.
    – Жили мы дружно. Отец и мать очень любят меня. Я для них - все. Если я погибну здесь, мать не выживет, да и отец недолго протянет. Я с ужасом думаю, что будет, когда они получат известие о моей смерти. - Голос Игоря пресекся. Он остановился, судорожно сглотнул и заплакал.
    – Ну брось. Подожди. Рано еще убиваться, - успокаивал его Василий. - Мы обязательно выберемся.
    Яновский вытер глаза рукавом. Молча лежал, устремив влажные глаза в палатку над головой.
    – Слушай, а девушка у тебя была? - спросил Панаев, желая сменить тему.
    – Была.
    – Хорошая?
    – Хорошая.
    – А как ее звали?
    – Мы с тобой говорим, как о покойниках, - грустно сказал Игорь, - в прошедшем времени. Почему звали? Почему была? Она и сейчас есть. Ее зовут Ася. Сидит в эту минуту на лекции в институте и не подозревает, что я загибаюсь в пустыне. Если бы ты знал, какая у нее фигура! Она гимнастка. Художественной гимнастикой занимается. По второму разряду работает. Мы с ней в одном обществе были. В «Буревестнике». На стадионе и встречались. Пойдем, бывало, после тренировки в душ. Женский от мужского фанерной стенкой отделен. Купаемся и постукиваем друг другу: «Ты как?» - «Я закругляюсь». - «И я сейчас». А вода бьет струями, прямыми, как струны. Льется в глаза, в рот, в уши. И почему я ее тогда не пил? Отфыркивался. Плевался. Ах, сейчас бы хоть ту, что текла из-под ног и считалась грязной. Я бы ее даже отстаивать не стал. Я бы…
    – Опять? - остановил Панаев.
    Яновский затих.
    Когда разговор прерывался, зной становился невыносимым. Он заставлял думать только о себе. Он выжимал остатки влаги из тела. Они выходили уже не потом, а какой-то липкой эмульсией. Мысли блуждали вокруг одного - пить! Солдаты почти не думали об опасности, о том, что они погибают. Жажда вытеснила все. Не о смерти, а о воде кричал измученный организм.
    В шесть часов вечера оба были почти без памяти. По расчету Панаева, подошло время смочить рот глоточком воды. Расслабленный и обессилевший, он знал, что не сможет оказать сопротивления Игорю, если тот, обезумев от жажды, кинется отнимать флягу.
    Василий решил поэтому выпить свою порцию первым. У него даже в мыслях не было глотнуть лишнего. Но как сделать этот глоток незаметно? Если увидит Яновский, он непременно подумает, что Василий допивает воду украдкой. Панаев посмотрел на соседа - Игорь дремал. Осторожно отодвинувшись, Василий повернулся на бок. Отцепил флягу. Налил в крышку воды, стараясь, чтобы она не булькала. Дрожащей рукой поднес крышечку ко рту и вылил содержимое на сухой язык. Вода, будто чудодейственный бальзам, смягчила пересохшую гортань. Василий лег на спину. Он испытывал блаженство от выпитого глотка. Но этот же глоток напомнил, что воды почти не осталось и без нее скоро придет конец.
    Панаев наполнил крышечку вновь. Продолжая лежать, вытянул руку из палатки и поставил крышку на землю. Вдавил ее немного в песок, чтобы она не опрокинулась. Потом накрыл панамой. После этого он достал носовой платок, заткнул им горлышко фляги и, не двигаясь, лежа в прежнем положении, стал одной рукой разгребать ямку. В ямку он поставил флягу, засыпал ее песком и тщательно заровнял это место.
    Василий посмотрел на часы. Шел седьмой час. Жара спала. Вечерело.
    – Пора собираться, - сказал он и выполз наружу.
    Все было ярко освещено. Солнце, как догорающий уголь, лежало у горизонта красное, но уже не жгло. Барханы, освещенные закатом, были пурпурные около солнца, а дальше - алые. От них, струясь, поднимался нагретый воздух. Его было видно. Он дрожал, как над расплавленным металлом.
    Панаев с трудом стоял на ногах. Его пошатывало. За день тело размякло от жары, стало как пластилин. Игорь тоже выполз из-под накидки. Выпрямился, еле устоял на ногах. Он осунулся еще больше. От прежней красоты не осталось и следа: серое, обросшее щетиной лицо, потрескавшиеся губы, мутные, медлительные глаза. Он был похож на окопного солдата первой мировой войны, который несколько лет голодал и кормил вшей в траншеях. А ведь прошло всего двое суток!
    – Попей, - сказал Василий.
    Игорь медленно перевел глаза на товарища. Он даже не среагировал на это слово.
    – Под панамой стоит твоя порция. - Панаев слабо качнул рукой в сторону панамы.
    Игорь пошел на спеша. Поднял головной убор. Взял двумя пальцами крышку и осторожно выпил воду. Он со свистом высосал все до последней капли.
    – Кончилась? - спросил он Василия немного погодя.
    Панаев посмотрел на него. Он был несколько озадачен безразличием Яновского. «Притворяется, чтобы застать врасплох, или по-настоящему охватила апатия?»
    – Давай собираться, - сказал Панаев, не отвечая на вопрос.
    Он подошел к палатке и стал скручивать ее.
    – Вода кончилась или ты ее выпил? - спросил угрожающе Яновский.
    «Притворяется», - окончательно решил Василий и спокойно ответил:
    – Вода еще есть. Раза на два хватит.
    В тот момент, когда Панаев нагнулся над вещевым мешком, в него мгновенно вцепились крепкие пальцы Игоря. Он повалил его на спину и быстро ощупал пояс.
    Панаев не сопротивлялся. Да у него и не было сил на это. А по хватке Яновского он понял: Игорь еще силен, у него больше шансов выбраться из пустыни. Василий с горечью подумал в эту минуту: «Конечно, рос на маменькиных харчах, не то что я - на баланде».
    Игорь, не обнаружив флягу на ремне, уставился на Василия сумасшедшими глазами:
    – Выпил, гад? Все сам выжрал?
    Он уже замахнулся, чтобы ударить Панаева по лицу, когда тот спокойно сказал:
    – Вода цела.
    Кулак замер в воздухе.
    – Где она? - Яновский схватил Панаева за гимнастерку на груди и тряхнул: - Где?
    «Да, он выйдет из песков, а я не дотяну», - грустно подумал Панаев, завидуя силе Яновского.
    – Дай воду. Теперь я буду носить! - прохрипел Игорь.
    Василий даже попытался улыбнуться.
    – Отдай, - еще раз потребовал Яновский.
    Вдруг Панаев решительно сел. Уверенным движением отвел руки Яновского. Тот стоял перед ним на коленях, а Панаев сидел, вытянув руки за спиной, как подпорки. Глядя Игорю прямо в глаза, сказал:
    – Запомни одно. Без меня ты из песков не выйдешь. Силы в тебе много, но духом ты слабенек. Нам друг без друга отсюда не выбраться. Запомни! А теперь пора идти.
    Василий встал. Выкопал флягу из песка. Повесил на ремень, вскинул оружие и мешок на плечо и зашагал на юг.
    Пораженный, Игорь рассеянно собрал пожитки и поплелся за ним.

Черные пески

    Уже на первом километре Панаев почувствовал, как ослабел, и только теперь вспомнил, что они ничего не ели весь день. Аппетит пропал совершенно.
    Пройдя еще километра три, Панаев снял вещевой мешок с плеч и достал два квадратика пиленого сахара.
    – И ты подкрепись. Не ели ведь.
    – Давай.
    Панаев положил кусок сахару в рот и попытался его сосать. Однако сахар лежал во рту, как обломок кирпича, - не давал сладости. Василий вынул его изо рта и удивленно осмотрел. Потом опять положил на язык. Кроме боли, кусочек никакого другого ощущения во рту не вызвал.
    – Не растворяется, - сказал Игорь, тоже мучаясь с сахаром. - Слюны нет. Давай помочим.
    Панаев посмотрел на Игоря - глаза у него были нормальные. Согласился:
    – Давай.
    Они капнули на тот и другой кусок по нескольку капель воды и, положив сахар в рот, принялись сосать…
    В эту ночь шли долго и упорно. Несколько раз останавливались передохнуть и снова брели по мягкому, уплывающему из-под ног песку. Пустыня словно издевалась. С наступлением ночной прохлады она возвратила людям часть сил. Но зато на каждом шагу ставила им подножку. Замахнется человек, чтобы сделать большой шаг, а песок под другой ногой осядет, осыплется - получится полшага. Лезет, лезет по крутому бархану изнемогающий Панаев - и вдруг у самого гребня песок поплыл вниз и унес его с собой с тихим шелестом, похожим на сдавленный издевательский смешок.
    На рассвете путники свалились от усталости. Прохлада еще держалась в воздухе, можно было бы идти, но сил не осталось. Лежали на холодном песке и дышали, как загнанные лошади - с храпом, высоко вздымая грудь.
    В небе тихо разгорался бирюзовый рассвет. Небесный прозрачный купол без единого облачка казался огромной лампой, внутри которой, словно обессилевшие мухи, лежали два погибающих человека.
    Отдышавшись немного, солдаты попытались сесть. Ели через силу сухари и сахар. Больше ничего не было. Но пища не проглатывалась. Попадая в горло, еда застревала и вызывала мучительный кашель. Оставив это бесполезное занятие, друзья легли спать.
    Это был не сон, а бред, набегающий волнами. Панаев то проваливался в тяжелый мрак, то вдруг видел себя на зеленой лужайке среди берез. Где-то журчал ручей, а он метался и не мог его найти: ручей убегал за березы, будто играл в прятки. Потом вздувались пухлые барханы, похожие на спины дохлых слонов, и Панаев видел, что лежит рядом с распростертым Игорем и вовсе не спит.
    Их снова привела в чувство жара. Они очнулись от ощущения мучительной жажды и боли. Осмотревшись вокруг, Яновский увидел все то же бесконечное море песка, залитое солнцем. Стоял огненный день.
    – Надо сделать шалаш. Сгорим, - просипел Игорь. «Голос и тот ссохся», - отметил он про себя.
    Панаев поднял голову. С трудом встал. Они принялись сооружать палатку.
    Целый день пролежали в полусне, в полубреду. Не разговаривали. Не было сил. К вечеру, с наступлением прохлады, немного отошли. Разлили в крышку от фляги остатки воды. Пришлось по неполной каждому. Василий долго держал флягу над пробкой, ждал - не капнет ли. Убедившись, что фляга пуста окончательно, вялым движением швырнул ее в сторону. Он посмотрел на часы. Часы стояли. Солнце ушло за горизонт. Луна еще не взошла. Барханы лежали черные, рыхлые, как сожженная бумага. Панаев завел пружину часов, поставил стрелки на девять.
    Ночь была бесконечной. Шли, как больные с высокой температурой: воздух был прохладный, а им было жарко от непосильного напряжения. В голове тлела одна-единственная мысль: «Надо идти. Остановиться - значит умереть». И они шли. Падали. Вставали и опять карабкались на четвереньках по склонам. Иногда песок оплывал, и солдаты скатывались вниз. И снова ползли вперед.
    Рассвет застал их лежащими без движения. В середине этого, третьего, дня, когда жара добивала истощенных людей, Игорь как раз и спросил:
    – Какое сегодня число?
    – Тринадцатое, - ответил Панаев.
    – Значит, сегодня…
    – Что?
    – Умрем.
    – Почему?
    – Тринадцатое…
    Потом они вяло спорили - ищут их или перестали. Три дня прошло со времени их отсутствия. Оба понимали, что поиски, наверное, уже прекращены. Не могут же их искать бесконечно! Обидно: теперь они находились в центре района учений. И до железной дороги осталось не больше двадцати километров. Совсем близко. Здоровому человеку пять часов ходу. А вот им это расстояние теперь уже ни за что не одолеть.
    «Если бы я не послушал Яновского, не поддался паническому страху, мы на следующий же день выбрались бы к дороге. Во всем виновата его торопливость, - думал Панаев, но чувство справедливости не покинуло его даже сейчас: - И моя беспечность. Поверил ему. Знал, что парень легкомысленный, и все же поверил. Значит, сам виноват. Нечего на него валить. Жаль стариков. И девушку. По мне, наверное, никто не охнет. Разве товарищи в роте… А вот их жаль. Не переживут родители. Девушка другого найдет. А мать с отцом зачахнут. Сгорят в горе, как мы с ним в пустыне. Жалко их. Хорошие, добрые люди… Сам-то Игорь, конечно, парень неприятный, стилягой, наверное, был в гражданке. А родителей жаль. Сколько же мы прошли? И сколько осталось?»
    Панаев сел, стал выводить пальцем на песке цифры. Сначала он написал «двадцать». Это было удаление от железной дороги, на котором их поставили регулировщиками. Затем прибавил еще «двадцать пять». Это был путь, который они прошли во время бури, если считать, что они, сбившись, все время двигались на север. В итоге получилось около пятидесяти километров. Из этой цифры Панаев стал вычитать. В первую ночь прошли назад километров пятнадцать да к вертолету пробежали километров пять днем. Всего двадцать. В ночь на тринадцатое прошли не больше десяти - пятнадцати километров. Значит, осталось до железной дороги еще километров пятнадцать или двадцать. По их силам это на два дня пути. Им, конечно, не выдержать. Трое суток без воды. Половина фляги на двоих не в счет. Два дня без пищи. Сил не осталось. Поддержать их нечем. Сухари, сахар, несколько граммов чаю и соль - вот все, что осталось от неприкосновенного запаса. Да и этим они воспользоваться не могут: во рту пересохло, пищу глотать невозможно.
    Страшный, палящий день показался длиннее года. Но настал час, когда и люди и солнце опять свалились на песок в полном изнеможении. Люди радовались, что дотянули до вечерней прохлады. А солнце смотрело глазом, наполненным кровью от ярости, и словно шептало: «Ну погодите, завтра встретимся!»
    Яновский и Панаев бросили все: палатки, вещевые мешки, остатки продуктов. Каждая мелочь теперь казалась гирей. Яновский бросил и автомат. Панаев покачал головой, прошептал:
    – Нельзя.
    Игорь скупым жестом, полным безнадежного отчаяния, дал понять - теперь все равно, все кончено. Панаев тоже не мог нести оружие в руках, оно казалось тяжелым, как ствол пушки. Но бросить его означало сдаться окончательно. А Василий этого не хотел. Он пристроил автомат на спине, прикрепил его поясным ремнем, чтобы не болтался.
    Избавившись от всего лишнего, они снова двинулись в распахнутую перед ними песчаную пучину. Как потерпевшие кораблекрушение, взбирались с волны на волну, всеми помыслами устремляясь к обжитой земле. Пустыня теперь для них действительно была волнистым морем, потому что они уже не шли, а ползли по барханам, припадая к ним всем телом, будто плыли.
    К середине ночи Панаев стал отставать.
    Игорь заметил, товарищ отстает, но делал вид, что не видит. «Тащить его все равно не смогу. Если он не поползет дальше, какой смысл погибать обоим?» Яновский продолжал ползти вперед. «А если он останется живым и выберется? Или его найдут чабаны? Что тогда? Начнутся упреки. Станут презирать - бросил в беде товарища! Опять кодекс!… Что за магическая сила у этих моральных законов! На сотни километров нет жизни, пустыня - ни людей, ни зверей, ни единой птицы. А закон действует. Нет, надо бросить к черту все эти понятия и спасать жизнь. Как она прекрасна, как много впереди интересного! Мама, папа, Ася, я не хочу от вас уходить! Я не хочу оставаться в этих проклятых песках! - И Яновский греб песок из последних сил, все дальше и дальше удаляясь от Панаева. - Но если я уползу, а он останется жив? Ведь я вернусь туда, где все эти правила и обычаи действуют в полную силу. Меня объявят трусом и предателем. Напишут письмо родителям. Узнают все знакомые. И мать и отец будут краснеть за меня. Пожалуй, даже подумают: уж лучше бы ты остался в барханах, чем приносить нам в старости такой позор. Ну мать, может быть, и не скажет, а отец отвернется навсегда. Об Асе и думать нечего. Что же останется из того, к чему я стремлюсь? Значит, вся жизнь померкнет? Значит, мое счастье зависит от того - выберется или нет он? А может, сыпнуть ему горсть песку в рот? И тогда все навека останется здесь, в песках. Пустыня, она умеет хранить тайны! Если и найдут его, никому не покажется странным, что у погибшего в пустыне песок во рту. К тому времени ветер его вообще заметет».
    Может быть, кровь в пересохших жилах стала двигаться еще медленнее, может, чувства окончательно притупились от безводья: Игорь даже не испугался этой неожиданной страшной мысли. Он думал тягуче, без волнения, будто ему не впервой убивать человека. Только один раз на секунду ему стало не по себе. Он случайно взглянул на небо и увидел там крупные, яркие звезды. Они были словно вытаращенные от удивления глаза, даже мигали, как живые.
    Игорь остановился. Он размышлял и все не мог принять окончательного решения: его смущали звезды.
    Панаев догнал Яновского не скоро. Он подполз и опустился рядом. Отдышавшись, посмотрел на Игоря и долго не отводил от него глаз. Потом Василий потихоньку стал пятиться. Отодвинулся назад шагов на десять и там сел.
    Яновский все размышлял. У него даже кровь задвигалась быстрее от леденящих мыслей.
    Вдруг Панаев вяло махнул рукой и взволнованно просипел:
    – Мы спасены. Я его, кажется, поймал.
    – Ты о чем?
    – Комар, Игорь! Комар!
    – Ну и что?
    – Чудило. Не понял? Комары около воды бывают. Значит, недалеко осталось, раз он сюда залетел. Ты слышал в прошлые ночи комаров?
    – Нет.
    – Давай соберем все силы. Теперь близко.
    Яновский облегченно вздохнул. Напряжение в его голове сразу спало: «Маленькое существо комаришко, а от какой беды отвел!» Игорь оживился, повеселел, даже предложил товарищу:
    – Давай помогу. Держись за меня. Держись, Вася. Вылезу - памятник поставлю этому комаришке!
    Солдаты двинулись вперед с новыми, неведомо откуда взявшимися силами. Они поднялись на ноги и, поддерживая друг друга, пошли, спотыкаясь и качаясь из стороны в сторону.
    Когда эти движущиеся тени спускались во мрак между холмами, казалось, они больше оттуда не появятся - растворятся там, исчезнут. Но проходило время - и на освещенное луной, ребристое, как шифер, тело бархана снова выбирались из черноты две трепетные фигурки.
    Солдаты шли. Падали. Вставали. И снова шли.
    К утру, как это бывало каждый раз за последние трое суток, путники опять лежали, не проявляя ни малейших признаков жизни. В это утро они очнулись еще позже, чем вчера. Не было ни палатки, ни вещевых мешков. От солнца защищаться больше нечем. А впереди, насколько хватало глаз, все выглядывали и выглядывали одна за другой песчаные волны.

Огненные барханы

    Солнце с утра впилось в изможденных людей. Они высохли окончательно и были теперь похожи на мумии. Кожа стала коричневной и тонкой, как папиросная бумага. Казалось, она порвется при первом же неосторожном движении.
    Панаев уже не чувствовал жажды, тело перестало выделять испарину, кровь сгустилась до предела, в организме выключились все процессы, связанные с потреблением влаги. Подступали три смерти: от жажды, от истощения, от солнечной радиации. Говорить они уже не могли, только изредка обменивались отдельными словами.
    Последней вспышкой угасающего сознания Панаев сообразил: «Нужно лечь на северном склоне бархана, там должно быть немного прохладней».
    Он сполз на северный скат. Понял или нет Яновский, но он последовал за ним.
    Когда Василий пришел в себя, он увидел против себя ящерицу. Она смотрела на него немигающими глазами, а шейка ее нервно пульсировала. Они долго смотрели так друг на друга. Наконец Василий дунул в остренькую мордочку ящерицы, и она, метнувшись в сторону, зарылась в песок. «А в песке должно быть прохладнее», - подумал Панаев и стал разгребать сыпучую массу. Песок действительно, чем глубже, тем становился прохладнее. Он казался даже чуточку влажным. Василий заработал быстрее. Скоро он выскреб длинную лунку. Разделся догола. Лег в эту ямку и укрылся обмундированием сверху от солнца. Измученное тело радостно прильнуло к прохладному песку. Василий почувствовал некоторое облегчение. Яновский делал то же, что и Панаев. Он слепо повторял за ним все.
    Однако мало-помалу песок стал нагреваться от соприкосновения с горячим воздухом и разогретым телом. Тогда Василий, лежа на боку, стал готовить рядом новое место. Расчистив лунку, он перевалился туда и не торопясь углублял лунку на прежнем месте, отрывал новый слой еще более прохладного песка.
    Теперь он хорошо понимал, почему выживают в пустыне черепахи и ящерицы. В глубине бархана, там, где устраиваются пресмыкающиеся, совсем прохладно!
    Игорь тоже немного отошел от этих песочных ванн. Он лежал рядом, только голова торчала из песка. В нем ничего не осталось от того парня, который когда-то назывался Игорем Яновским. Его сейчас не узнала бы даже мать. Коричневая дубленая кожа обтянула кости лица, оно ссохлось и было похоже на страшную маску из шершавого папье-маше. Глаза запали и приобрели стеклянный блеск, они почти не закрывались. Посиневший рот с шелушащимися губами был раскрыт, и в нем виднелся белый, распухший, шершавый, как наждак, язык.
    Рассматривая лицо товарища, Василий вдруг увидел, что Игорь заулыбался. Он улыбался все шире и шире и даже начал икать от смеха.
    «С ума сходит», - подумал Панаев и спросил едва слышно:
    – Чего смеешься?
    Гримаса смеха сошла с лица Игоря. Она появлялась еще несколько раз, прежде чем он ответил:
    – Не смеюсь. Плачу.
    Панаеву стало жутко от этой гримасы. Оказывается, плачущий от смеющегося отличается только слезами! А у Игоря для слез не было влаги…
    Прохлада, которая накапливалась в песке за ночь, постепенно уходила в глубь земли. За ней было не угнаться. Песок стал горячим. А солнце разгоралось все яростнее. Воздух дрожал над барханами, казалось, он вот-вот перекалится и вспыхнет. И в тот момент, когда жара окончательно стала невыносимой, воздух действительно запылал. Панаев увидел, как бесцветное пламя поднялось над барханами. Воздух горел, словно бензин, прозрачным огнем. Языки пламени покачивались, как тюлевые занавески.
    «Ну все, отмучились», - подумал Панаев, теряя сознание: огонь охватил и его тело.
    И все же они дотянули до конца дня. Сознание вернулось к ним вечером. Игорь пал духом окончательно. На предложение Василия собраться с силами и продолжать путь он безнадежно махнул рукой. Жуткая гримаса исказила его лицо, плечи запрыгали, он заикал в истерике. Василий успокаивал его. Гладил скатавшиеся волосы, из которых от прикосновения руки сыпался песок.
    – Уймись, браток. Не плачь. Осталось совсем немного. Видишь, уже горы показались. А горы далеко по ту сторону железной дороги. Значит, близко.
    Игорь всхрапывая, как в агонии, прошептал:
    – Я больше не могу. Умираю.
    – Брось ты это. Брось. Ты же здоровей меня. Баскетболист. Спортсмен. Жил у мамы с папой. Не то что я, бездомный. А я, гляди, держусь.
    Панаев уговаривал Игоря, но не знал, сможет ли сам двигаться, если Яновский согласится ползти дальше. Как бы там ни было, сейчас нужно было поддержать товарища. Он еще долго убеждал Игоря сиплым, свистящим шепотом, превозмогая боль в пересохшей гортани.
    Внезапно Панаев встал и, указывая вперед рукой, радостно захрипел:
    – Смотри! Смотри!
    Яновский тупо уставился на него, неуверенно поднялся.
    – Только сейчас здесь была. Своими глазами видел.
    – Кто? - прошептал Яновский.
    – Синица. Серенькая такая. Трясогузкой называется. Она от воды дальше ста метров не улетает. Пойдем, Игорь. Пойдем, вода где-то рядом.
    Два призрака, похожих на трупы, вставшие из могилы, спотыкаясь и поминутно падая, двинулись вперед.

Барханы лимонного цвета

    В середине ночи они отчетливо слышали сигнал тепловоза и гул проходящего вдали поезда. Это очень взбодрило их. Они пошли, выбиваясь из последних сил; при каждом шаге и движении вперед из груди у них вырывался хакающий звук, как у человека, который колет дрова колуном. Но силы вскоре иссякли окончательно. Солдаты свалились. Яновский не подавал никаких признаков жизни. Он казался спящим. Сон в их положении означал смерть. Как ни странно, замерзающий на морозе и засыпающий в жару гибнут почти одинаково: кровь движется по жилам все медленнее и медленнее и наконец совершенно останавливается. Внешне у человека это проявляется как сон. Василий пробовал тормошить Игоря. Но напрасно. Он пощупал его пульс. Едва нашел изредка слабо вздрагивающую жилку.
    Василий встал, глазами, полными отчаяния, обвел окружающие барханы. Никто не мог прийти на помощь. Люди где-то совсем уже рядом, а он не может ни крикнуть им, ни доползти до них. Стояла прохладная ночная тишь. Ветра не было, а Василия качало из стороны в сторону. «Неужели после стольких мучений придется погибнуть на самой кромке пустыни? Так обидно! Так не хочется умирать! Сегодня особенно. Жизнь рядом. В полку до сих пор не могут успокоиться товарищи. Многих будут терзать сомнения: все ли они предприняли для нашего спасения? И никто не узнает тайны, почему два трупа оказались вблизи от жилья и целый полк их не мог обнаружить. Неужели в тебе, Василий, не найдется еще хоть капелька силы? Для себя ты сделал все. Ну постарайся еще немного ради твоих друзей. Ради Игоря. Ради его отца и матери. Ради его девушки. Иди, Василий, иди!» Так уговаривал себя Панаев, и, собрав уже не физическую силу, а энергию нервов, он опустился на четвереньки и, медленно переставляя руки и ноги, двинулся вперед.
    Он передвигал непослушное тяжелое тело бесконечно долго. Муаровые полосы на барханах плыли перед глазами, как ступени бесконечной лестницы. Он полз по ровной поверхности, а ему казалось, что он взбирается вверх к луне. Он задыхался, а лестница становилась все круче и круче. Иногда она вставала дыбом. Панаев останавливался, чтобы удержаться на ней. Но лестница выгибалась дугой, и Василий, срываясь, летел спиной в черную пустоту: он падал и терял сознание.
    Потом снова приходил в себя и обнаруживал над собой бледный круг луны - она была похожа на восковое лицо покойника. А барханы под ней лежали вповалку, как мертвецы, и были лимонного цвета.
    С большими потугами выбравшись на очередной склон, Василий остановился на его вершине. Ноги и руки его дрожали, готовые подломиться. Он смотрел перед собой и не сразу сообразил, что видит. Внизу, прямо от подножия бархана, тянулись ровные, как линии в школьной тетради, ряды хлопчатника. Вдали на столбах светились бледные утренние огоньки. Дома стояли в сплошной стене деревьев. А еще дальше возвышались горы, на их вершинах уже играла позолота утреннего солнца. Но самое главное - Василий увидел глянцевые полоски арыков, наполненные водой. Они разделяли хлопковое поле на правильные квадраты. И один из этих арыков шириной в добрый шаг протекал совсем рядом, внизу, под барханом, всего в нескольких метрах!
    Люди и пустыня в борьбе сошлись вплотную. Между воюющими сторонами даже не было нейтральной зоны - последний бархан и первый арык находились рядом.
    Панаев не кинулся к воде. Он уже не ощущал жажды. Он стоял на четвереньках и смотрел на сказочную красоту человеческого рая. Василий знал этот городок. Панаев раньше несколько раз проезжал через него на машине и ни разу не подумал, что этот городок так прекрасен. Наоборот, он казался ему тогда грязным, неуютным. Растянувшись вдоль магистральной дороги, городок был осыпан пылью, которую поднимали сотни машин, пролетающих через него днем и ночью. Машины мчались на запад и на восток. А пыль, вздымаемая ими, оседала на деревьях и строениях. Панаев хорошо помнил: все шоссе асфальтированное, а здесь, в этом городке, в течение нескольких лет был какой-то избитый, с пылью по колено, объезд. То ли строилось шоссе, то ли мост. Но этот объезд был всем хорошо знаком и считался самым неприятным участком на гладкой стреле магистрали.
    Но теперь Панаев видел перед собой не пыльный городок, а сказочное творение. Он готов был остаться здесь на всю жизнь, лишь бы видеть около себя эти дома, деревья, поля, людей.
    Василий осторожно спустился к арыку. Вода была прозрачная, как стекло. Через нее хорошо было видно плотное песчаное дно. Только теперь он почувствовал запах воды! Да-да, запах! Чистая вода имеет свой особенный, неописуемый запах. Он приятнее любых духов, цветов и даже запаха свежевыпеченного хлеба. Его может уловить и впитывать в себя до головокружения только человек, умирающий от жажды. Уловив этот неповторимый аромат, Василий только теперь обезумел. Он бросился в воду вниз головой. Погрузился в нее по самые плечи и, упираясь руками в дно, начал жадно хватать воду зубами и проталкивать себе внутрь огромными комками. Глотал ее, пока не потемнело в глазах. Он почувствовал, что задыхается. Приподняв лицо над поверхностью воды, словно рыдая, со стоном втянул в себя два раза воздух и снова погрузил лицо в прохладную воду. Он пил до тех пор, пока не ощутил, как вода, переполнив его нутро, подступила назад к горлу. После этого Василий опрокинулся на спину и некоторое время лежал в забытьи. Но правая рука его все время была в воде. Он щупал ее, гладил, держал, чтобы она не ушла, не исчезла.
    Ничего нет на свете слаще воды: мед, нектар, любое вино, соки, первый поцелуй девушки - все это не идет ни в какое сравнение. Вода - это вода! Вода сладка, как сама жизнь!
    Василий не думал о том, что вредно пить так много сразу после столь длительного воздержания. Он не ощущал пока никаких последствий после выпитого. Ему было только тяжело. И он чувствовал, как вместе с прохладной, чистой, свежей водой в нем вновь разливалась жизнь. Влага словно проникала во все сосуды и ткани. Иссохшее тело впитывало ее в себя, как сухая губка. Кровь, за минуту перед этим такая сгущенная, что вот-вот готова была остановиться, теперь заструилась по жилам с веселой живостью. Сморщенное, высохшее тело стало набухать, на лбу появилась благодатная испарина.
    Словом, Василий переживал настоящее воскресение из мертвых. Это были захватывающие минуты. Никогда жизнь в самые красочные и счастливые дни не казалась ему такой прекрасной и восхитительной!
    Панаев не смог насладиться этими приятными переживаниями до конца. А как хотелось продлить эти минуты! Но в его сознании наряду с блаженством и счастьем воскресения тяжелым молоточком стучала одна и та же мысль: Игорь! Игорь! Игорь!

Утро

    Панаев поднялся. Он ощутил в своем теле достаточно сил для того, чтобы вернуться к товарищу. Но в чем отнести Яновскому воду? Панаев отвязал от себя автомат, осмотрел его. Ни одной детали, подходящей для переноски воды, в нем не было. Вещевой мешок Панаев давно бросил, да в нем вода и не удержалась бы. Идти за помощью в городок далеко, километров пять. Обратно - столько же. А у Игоря пульс теперь уже, наверное, меньше сорока. Каждая секунда может оказаться последней. Может быть, намочить обмундирование, а потом его выжать над ртом Игоря? Что ж, пожалуй, выход.
    Василий снял гимнастерку. И чтоб воды было больше, решил намочить и брюки. Когда он сел и стал разуваться, вдруг мелькнула радостная идея - сапоги! Надо набрать воду в сапоги!
    Панаев тут же зачерпнул воду сапогами, проверил: не текут ли они? Добротные армейские сапоги не пропустили ни капельки. Ополоснув хорошенько сапоги, Панаев наполнил их водой и, подхватив пальцами за ушки, поспешил назад по своему следу.
    Он нашел Игоря лежащим на песке вниз лицом. Повернув его на спину, Василий плеснул водой из голенища на его голову и грудь.
    Яновский глубоко вздохнул и открыл глаза. Взор был мутный, ничего не видящий. Панаев приподнял товарища, подставил колено ему под спину и поднес голенище к спекшемуся шершавому рту. Осторожно влил воду между облупившимися губами. Яновский беспокойно заморгал глазами, стал искать руками сосуд, из которого льется вода. Натолкнувшись на влажное, холодное голенище, он не сжал его, не пролил воду, чего опасался Панаев, а, мгновенно уловив, что сосуд мягкий, с какой-то подсознательной осторожностью бережно приблизил его ко рту и начал глотать жадно, с икотой, с внутренним стоном. Выпив содержимое сапога, Яновский обессилел и откинулся назад. Это состояние Василию было уже знакомо. Подождав несколько минут, он склонился к товарищу, спросил:
    – Будешь еще?
    Игорь мгновенно сел. Быстро вытянул руки и коротко бросил:
    – Дай!
    Из второго сапога Игорь выпил всю воду так же, как и из первого, в один прием, лишь изредка отрывался, чтобы перевести дух.
    Когда Яновский окончательно пришел в себя, Панаев тихо сказал:
    – Ну вот и вышли.
    Они больше не разговаривали. Молча поднялись и побрели к краю пустыни. Разгоралось утро. Вдали гряда Копет-Дага сияла длинной солнечной полоской, будто ее накрыли парчовым покрывалом. На тополях в городке загорелись золотые наконечники. Утреннее солнце, ласковое и побежденное, украшало природу перед двумя солдатами, выходящими из пустыни.
    Они спустились к арыку и дальше не пошли. Они пили и отдыхали. Наполнив себя водой, лежали на мягком песке, счастливые и умиротворенные. Спешить было некуда. Теперь они окончательно убедились, что это не мираж и не сон.
    Потом купались. Ложились на упругое песчаное дно и лежали не двигаясь. Воды как раз хватало, чтобы накрыть лежащего человека. Они нежились долго, пока дрожь не охватила тело. Выбравшись из арыка на солнце, грелись. Сидели голые. Счастливые, улыбающиеся. Не хотелось ни о чем говорить. Да и незачем. Каждый переживал возвращение к жизни по-своему, думал о своем.
    Василий радовался легко и просто. Теперь сбудется все: он дослужит положенный срок, вернется на завод, поступит в вечерний техникум; он встретит девушку, которую ему суждено полюбить. Она уже где-то живет. Ходит. Скоро найдется. Жизнь будет веселой, увлекательной.
    Игорь тоже мечтал о своем: есть мать и отец. Он скоро увидит Асю. Он поправится и опять будет играть в баскетбол. Ух как он будет отчаянно играть - он теперь знает цену земным удовольствиям! У него теперь, есть хороший друг - настоящий побратим. То, что пережито с Василием, останется навсегда. Хороший он парень. Правильный. Напрасно обзывал его сухарем. Честность и прямота у него действительно в крови. Если б не Василий, неминуемо погиб бы. Его воля спасла обоих.
    И вдруг Яновский вспомнил. Он сначала хотел прогнать эти мысли, увильнуть от них, скрыться. Он пытался уверить себя, что это было в бреду, в беспамятстве. Но мысли, упрямые и цепкие, безжалостно впились в мозг и не уходили: «Нет, ты хотел его бросить. Помышлял даже убить. Какой же ты ему друг! Это он для тебя сделал все. А ты - сволочь. Как ты будешь жить с ним рядом? Осмелишься ли смотреть ему в глаза? Что бы ты ему ни говорил, это будут слова Иуды!»
    Яновский помрачнел. Он мучительно искал выход. «Признаться во всем Панаеву? Но это значит отдать себя на суд людей. Это значит признать себя перед всеми подлецом. Померкнет радость спасения. Всеобщее презрение будет страшнее пустыни. Если жизнь станет мукой, зачем было выходить из песков? Для чего нужно было переносить все эти страдания? Но ведь можно об этом и не говорить. Знаю об этом я один. Буду молчать - и на этом конец страданиям».
    Яновский посмотрел на Василия: простое некрасивое лицо, тяжелые скулы, суровые темные глаза - обыкновенный заводской паренек-работяга! «А насколько они чище и прочнее меня! - с горечью подумал Игорь. - Ну почему этого нет во мне?»
    Яновский глядел на Василия и понимал: после того, что с ним случилось, он уже не сможет жить, как прежде. Чувство превосходства над окружающими, сознание своей исключительности сгорели и остались в пустыне. Наступает иная жизнь, и входить в нее с подлыми мыслями нельзя. Будет стыдно и тяжело, но нужно решаться. Нужно бросить остатки прошлого здесь, на краю пустыни, чтобы из них не выросли старые пороки.
    – Прежде чем уйти отсюда, я хочу признаться тебе в большой подлости, - взволнованно и быстро, чтобы не передумать, начал Игорь. - Я хотел бросить тебя в пустыне. Я даже хотел убить тебя.
    Панаев слушал спокойно. Не поднимая головы, он чертил что-то веточкой на песке. Игорь ждал. Наконец Василий промолвил:
    – Я знал об этом.
    – Откуда ты мог знать?
    – Я видел по твоим глазам.
    – Не может этого быть!
    – Может. И вот тебе доказательство. Ни комара, ни синицы не было. Я их выдумал. Я убеждал тебя, что спасение близко, и ты забывал о своих намерениях. Но я это делал не из страха. Мне очень жаль было твоих стариков. Ты без меня не выбрался бы.
    Игорь был потрясен. Наконец спросил:
    – Ты меня презираешь?
    – Да.
    – А я тебя уважаю. Я не вру. Раньше я тебя тоже презирал. Но после всего этого понял, что ты настоящий, хороший парень. Мне хотелось бы стать твоим другом. - Голос Яновского дрожал от волнения.
    Панаев молчал.
    – Что я должен сделать, чтобы стать твоим другом?
    – Изменить свои взгляды на жизнь, - серьезно сказал Василий.
    Игорь медленно произнес:
    – Мне кажется, моих прежних взглядов больше нет. Они сгорели, остались в песках… Ты поверь только…
    И вдруг Яновский от этого напряженного и неприятного разговора, оттого, что он состоялся, почувствовал облегчение. Он будто сбросил тяжелый груз. Наступившая легкость так и подмывала сделать что-то особенное. Он вскочил, вскарабкался на крайний бархан. Махая высоко поднятыми над головой руками, закричал:
    – Прощай, пустыня! Спасибо тебе! Я никогда тебя не забуду! Ты добрая - слышишь! Добрая-а-а! Ты дала мне друга! - Он еще несколько минут радостно смотрел в бескрайнее море песков. Потом спустился и устало, но все же весело сказал: - Ну что ж, пойдем, Вася. Надо добираться в полк - там о нас беспокоятся.
Top.Mail.Ru