Скачать fb2
Чарли и Шоколадная фабрика

Чарли и Шоколадная фабрика

Аннотация

    Знаменитая сказка в переводе Марка Фрейдкина с рисунками Фэйт Жак.


Роальд Даль Чарли и Шоколадная фабрика

    для Тео

    Это книга про пятерых детей:
    прожорливого Огастеса Глупа;
    избалованную Веруку Солт;
    Виолетту Борегард, которая непрерывно жевала жевательную резинку;
    Майка Телика, который целыми днями смотрел телевизор;

    и про ЧАРЛИ БАККЕТА, который является главным действующим лицом.

1. НА СЦЕНЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ ЧАРЛИ


    Эти древние старик и старуха — родители мистера Баккета. Их зовут дедушка Джо и бабушка Джозефина.

    А вот эти, такие же древние старик и старуха — родители миссис Баккет. Их зовут дедушка Джордж и бабушка Джорджина.

    Это мистер Баккет. А это миссис Баккет.
    У них есть маленький мальчик по имени Чарли. Вот он.

    Как поживаете? А вы как поживаете? И еще раз: как вы поживаете? Короче, он очень рад с вами познакомиться.

    Вся эта семья — шестеро взрослых (пересчитайте сами, если не верите) и маленький Чарли — жила в тесном деревянном домике на окраине огромного города. И, увы, жилищные условия в этом домике отнюдь не отвечали требованиям такой большой семьи, отчего ее членам приходилось испытывать жесточайшие неудобства. Все семеро ютились в двух крошечных комнатушках и на всех семерых у них была только одна кровать, которую, естественно, выделили четверке бабушек и дедушек — ведь они так долго жили на свете и так от этого устали. Устали до такой степени, что последние годы уже, по сути дела, никогда и не вставали с этой кровати.

    Так они и лежали: дедушка Джо и бабушка Джозефина с одной стороны, а дедушка Джордж и бабушка Джорджина — с другой.
    А мистер и миссис Баккет вместе с маленьким Чарли спали в соседней комнате, расстелив матрас прямо на полу.
    Летом это было еще туда-сюда. Но зимой, когда по полу всю ночь напролет гулял ледяной сквозняк, это было совершенно невыносимо.
    Разумеется, не могло идти даже речи о том, чтобы купить дом получше и побольше — такая покупка была семье Баккетов не по карману.
    Единственным источником ее доходов являлся заработок мистера Баккета. Он работал на фабрике по производству зубной пасты, и целый день прикручивал колпачки к уже наполненным тюбикам. Но, увы, такую работу никак нельзя отнести к разряду высокооплачиваемых, и несмотря на то, что мистер Баккет был прекрасным работником и с годами насобачился прикручивать колпачки с просто невероятной скоростью, его заработка и вполовину не хватало на потребности семьи — даже на сколько-нибудь приличную еду. Семья Баккетов могла позволить себе лишь скудное меню, состоявшее из хлеба с маргарином на завтрак, капустного супа на обед и картошки с капустой на ужин. Все в доме с нетерпением ждали воскресенья; хотя и по воскресеньям меню, как правило, оставалось тем же самым, но по крайней мере каждый мог рассчитывать на вторую порцию.
    Нет, конечно, ни в коем случае нельзя было сказать, что семья голодала, но и двое дедушек, и двое бабушек, и родители Чарли, и особенно он сам каждый день с утра до вечера испытывали крайне неприятное чувство сосущей пустоты в желудке.
    Хуже всех приходилось Чарли. Ведь несмотря на то, что родители частенько отдавали ему свою долю обеда или ужина, этого все равно было недостаточно для растущего организма, который неумолимо требовал чего-нибудь более питательного, чем вареная картошка и капустный суп. Но об одной вещи Чарли мечтал сильней, чем обо всем остальном вместе взятом, и этой вещью был… ШОКОЛАД.
    Идя по утрам в школу, Чарли проходил мимо магазинов, где на витринах громоздились целые залежи плиток шоколада, и тогда он останавливался и, истекая слюной, подолгу глазел на них, уткнувшись носом в стекло. Много раз за день ему приходилось видеть, как другие дети беззаботно достают из карманов или из сумок сливочные шоколадки и с аппетитом грызут их у него на глазах — это зрелище было для мальчика сущей пыткой.

    И только один раз в году, на свой день рожденья, доводилось Чарли отведать вожделенного лакомства. Вся семья целый год копила деньги к этой торжественной дате, и когда знаменательный день наступал, Чарли получал с утра в свое полное распоряжение одну маленькую плитку шоколада. Он бережно, словно она была из чистого золота, укладывал ее в свой заветный деревянный сундучок и несколько следующих дней даже не прикасался к ней, а только изредка позволял себе полюбоваться. Потом, когда терпеть уже не оставалось сил, он отрывал с одного конца кусочек обертки, обнажал крохотный кусочек шоколада и откусывал ровно столько, чтобы ощутить, как по языку растекается эта божественная сладость. Так он делал каждый день, что иной раз позволяло растянуть удовольствие от шестипенсовой плитки больше чем на месяц.
    Но я еще не рассказал вам об одном ужасном обстоятельстве, которое заставляло нашего маленького Чарли, этого фанатичного любителя шоколада, страдать гораздо сильней, чем при виде плиток шоколада в витринах магазинов или сверстников, жующих сливочные шоколадки у него на глазах. Этим самым кошмарным обстоятельством, какое только можно вообразить, было вот что: В непосредственной близости от дома, где жил Чарли, располагалась ОГРОМНАЯ ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА! Ее даже было видно из окна!
    Только представьте себе!
    Причем это была не просто большая шоколадная фабрика. Это была самая большая и самая знаменитая на свете «Уонказ Фэктори», принадлежавшая человеку по имени мистер Уилли Уонка, величайшему шоколадных дел мастеру всех времен и народов.
    Что это было за волшебное место! Вокруг всего здания тянулась высокая стена, а вход на фабрику преграждали тяжелые железные ворота. Из-за стены непрерывно доносились какие-то странные свистящие звуки, а снаружи на добрых полмили вокруг воздух был наполнен тяжелым и густым ароматом расплавленного шоколада.
    Дважды в день по дороге в школу и из школы Чарли приходилось идти мимо ворот фабрики. И каждый раз он замедлял шаг и с упоением втягивал ноздрями восхитительный шоколадный запах.
    О, как он любил этот запах и как мечтал хоть разок попасть за железные ворота и посмотреть, что там делается внутри!

2. ФАБРИКА МИСТЕРА УИЛЛИ УОНКА

    По вечерам, покончив со скудным ужином, Чарли обычно отправлялся в комнату своих четырех дедушек и бабушек послушать перед сном их рассказы о том о сем и пожелать им спокойной ночи.
    Каждому из этих стариков было уже за девяносто. Сморщенные как сливы и тощие как скелеты, они целый день лежали в своей общей кровати, тесно прижавшись друг к другу и не снимая ночных колпаков. До прихода Чарли старики проводили время в совершенной неподвижности, но едва открывалась дверь и раздавался голос мальчика: «Добрый вечер, дедушка Джо! Добрый вечер, бабушка Джозефина! Добрый вечер, дедушка Джордж! Добрый вечер, бабушка Джорджина!» — как все четверо сразу садились на кровати и их старые морщинистые лица расцветали радостными улыбками.
    И начинались бесконечные разговоры…

    Старики любили маленького Чарли. Он был единственной радостью в их жизни, и его ежевечерних посещений они ждали целый день. Часто вместе с Чарли приходили и его родители. Они стояли у двери и тоже слушали рассказы стариков, и тогда, быть может, лишь на какие-то полчаса комната становилась самым уютным местом на свете и вся семья хоть ненадолго забывала о голоде и нужде.
    В один такой вечер Чарли спросил у своих бабушек и дедушек:
    — Это правда, что шоколадная фабрика мистера Уонка самая большая на свете?
    — Правда? — воскликнули все четверо разом. — Конечно, это правда! Господи, да разве ты сам не знаешь! Она в пятьдесят раз больше, чем любая другая!
    — А мистер Уилли Уонка самый искусный шоколадных дел мастер во всем мире?
    — Мой мальчик! — сказал дедушка Джо, немного приподнявшись на своей подушке. — Мистер Уилли Уонка самый чудесный, самый великий и самый гениальный шоколадных дел мастер, каких только видел свет! Это известно всем!
    — Я знаю, что он очень знаменит и что он большой мастер своего дела…
    — Мастер своего дела? — закричал старик. — Да он просто настоящий волшебник! Он может сделать все, что только захочет! Разве я не прав, друзья мои?
    Остальные старики медленно кивнули головами.
    — Именно так. И никак иначе.
    — Неужели я никогда не рассказывал тебе о мистере Уилли Уонка и его фабрике? — спросил дедушка Джо.
    — Никогда, — ответил маленький Чарли.
    — Силы небесные! Да как же так могло случиться?
    — Дедушка Джо, пожалуйста, расскажи сейчас!
    — С удовольствием. Садись поближе, мой милый, и слушай внимательно.
    Дедушка Джо был самым старшим из всех четверых бабушек и дедушек. Ему было девяносто шесть с половиной лет, а дожить до такого возраста удается не многим. Как все такие старые люди, дедушка Джо был уже очень слаб и порой целыми днями не произносил ни слова. Но по вечерам, когда в комнате появлялся его любимый внук, старик словно по волшебству снова обретал молодость. Он, казалось, сбрасывал с себя груз прожитых лет и опять становился пылким и восторженным юношей.
    — О, мистер Уилли Уонка — это такой человек! — воскликнул он. — Знаешь ли ты, что он лично изобрел больше двухсот видов шоколада, причем каждый из них был с новой начинкой и вдобавок слаще, жирней и душистей, чем продукция любой другой шоколадной фабрики?
    — Совершенно верно! — подтвердила бабушка Джозефина. — И вдобавок он рассылает их во все страны света! Правда, Джо?
    — Да, моя дорогая! И всем королям и президентам в придачу! Но он производит не только шоколадки. Нет, друзья мои! У мистера Уилли Уонка есть в запасе и кое-что похлеще! Знаете ли вы, что он изобрел способ изготовления шоколадного мороженого, которое можно часами хранить безо всякого холодильника? Такое мороженое хоть целый день держи на самом солнцепеке, а оно даже не начнет подтаивать!
    — Но это же невозможно! — сказал маленький Чарли, уставившись на своего деда.
    — Разумеется, невозможно! — воскликнул старик. — Более того, просто абсурдно! Но мистер Уилли Уонка сделал это!
    — Так и есть, — согласились остальные старики, кивая головами. — Мистер Уонка действительно сделал это.
    — И кроме того, — продолжал дедушка Джо, произнося каждое слово медленно и отчетливо, чтобы Чарли не пропустил ничего, — мистер Уилли Уонка умеет делать зефир, который пахнет фиалками, большие карамели, которые, когда их сосешь, меняют цвет каждые десять секунд, и маленькие воздушные конфетки, которые исчезают, как только положишь их в рот. Он изобрел жевательную резинку, которая никогда не теряет вкуса, и сахарные шарики, которые можно надувать до гигантских размеров, а потом проткнуть булавкой и съесть. А еще он знает только одному ему известный способ, как делать маленькое сладкое яичко с черными пятнышками, немного похожее на яйцо синички, — пока его сосешь, оно становится все меньше и меньше, а потом вдруг на кончике языка оказывается крошечный розовый птенчик.
    Дедушка Джо сделал паузу и медленно облизнулся.
    — У меня текут слюнки, едва только я начинаю думать об этом, — произнес он.
    — У меня тоже, — сказал маленький Чарли. — Но пожалуйста, рассказывай дальше!
    Тем временем в комнату тихо вошли родители Чарли и молча остановились у дверей.
    — Расскажи про этого ненормального индийского принца, — сказала бабушка Джозефина. — Чарли должна понравиться эта история.
    — Про принца Пондишерри? — спросил дедушка Джо, заранее начиная смеяться.
    — Это был самый обыкновенный психопат! — заявил дедушка Джордж.
    — Но зато очень богатый человек, — добавила бабушка Джорджина.
    — А что такого он сделал? — заинтересовался Чарли.
    — Слушай внимательно, — сказал дедушка Джо, — и все узнаешь.

3. МИСТЕР УОНКА И ИНДИЙСКИЙ ПРИНЦ

    — Принц Пондишерри, — начал дедушка Джо, — написал письмо мистеру Уилли Уонка с просьбой не полениться приехать в Индию и построить огромный дворец, который был бы целиком сделан из одного только шоколада.
    — И мистер Уонка построил такой дворец?

    — Конечно, построил! Господи, что это было за сооружение! Сто комнат, и все, абсолютно все, сделано из темного или светлого шоколада. Шоколадные кирпичи были скреплены шоколадным цементом, окна были из специальной шоколадной пленки, стены и потолок покрывала особая шоколадная штукатурка. Из чистого шоколада были ковры и картины, мебель и постельное белье. И даже в ванной из крана тек горячий шоколад. А когда работа была окончена, мистер Уонка сказал принцу Пондишерри: «Предупреждаю вас, что дворец не простоит долго, поэтому вам лучше начать есть его прямо сейчас». — «Что за чушь! — закричал принц. — Чтобы я ел свой собственный дворец! Чтобы я начал обгладывать лестницы или лизать стены! Ни за что на свете! Ведь я намерен жить в нем!» Но разумеется, мистер Уилли Уонка был, как всегда, совершенно прав. Вскоре случился очень жаркий день — солнце палило нещадно, и дворец начал таять. А глупый принц, который в это время дремал в своей гостиной, чуть не утонул в липком шоколадном озере.
    Маленький Чарли застыл на краю кровати, глядя на деда во все глаза. Лицо мальчика пылало от возбуждения.
    — Неужели все это правда? — спросил он. — Или ты просто разыгрываешь меня?
    — Это чистейшая правда! — закричали все четверо стариков, — Абсолютная правда! Ничего, кроме правды! Спроси кого хочешь!
    — И я могу сказать тебе еще одну столь же правдивую вещь, — добавил дедушка Джо, наклонившись к Чарли и понизив голос до еле слышного шепота. — НИКТО… НИКОГДА… НЕ ВЫХОДИТ… ОТТУДА!
    — Откуда? — спросил Чарли.
    — И НИКТО… НИКОГДА… НЕ ЗАХОДИТ… ТУДА!
    — Куда? — воскликнул Чарли.
    — Да на фабрику мистера Уонка!
    — Я не понимаю, о чем ты говоришь.
    — Я говорю о рабочих, Чарли.
    — Рабочих?
    — На всех фабриках обязательно должны быть рабочие, которые по утрам и вечерам входят и выходят через фабричные ворота. И только на фабрике мистера Уонка ничего подобного нет. Скажи, разве ты видел хоть раз, чтобы кто-нибудь заходил туда или выходил оттуда?
    Маленький Чарли медленно оглядел одно за другим лица всех четырех стариков. Эти лица дружески улыбались ему, но они были абсолютно серьезны. Ни на одном из них не было даже намека на подвох.
    — Ну, — не отставал дедушка Джо, — видел или нет?
    — Я… я точно не знаю, дедушка, — запинаясь проговорил Чарли, — но кажется, когда я проходил мимо, ворота всегда были закрыты.
    — То-то же! — сказал дедушка Джо.
    — Но должен же кто-то там работать…
    — Там работают не люди. Или по крайней мере не обычные люди.
    — Но тогда кто же? — воскликнул Чарли.
    — В том-то и штука… Это еще одна хитрость мистера Уилли Уонка. В это время от дверей раздался голос миссис Баккет:
    — Чарли, милый, тебе пора в кровать. На сегодня вполне достаточно.
    — Но, мама, должен же я узнать…
    — Завтра, дорогой.
    — Правильно, — сказал дедушка Джо, — я расскажу тебе обо всем завтра вечером.

4. РАБОЧИЕ-НЕВИДИМКИ

    На следующий вечер дедушка Джо продолжил свою историю.
    — Дело в том, Чарли, что еще совсем недавно на фабрике мистера Уилли Уонка работало несколько тысяч человек. Но в один прекрасный день ему пришлось их всех до одного распустить по домам и сказать, чтобы они больше не приходили.
    — Но почему? — спросил Чарли.
    — Из-за шпионов.
    — Шпионов?
    — Да. Все остальные шоколадных дел мастера ужасно завидовали, что мистер Уонка делает такой замечательный товар, и они начали засылать к нему шпионов, чтобы выведать секретные рецепты. Эти люди нанимались на фабрику под видом обычных рабочих и, попадая внутрь, разузнавали, как делается та или иная вещь.
    — А потом возвращались на свои фабрики и все рассказывали?
    — По всей видимости, это было так, — сказал дедушка Джо. — Потому что вскоре фабрика мистера Фикельгрубера тоже начала выпускать мороженое, которое не таяло даже в самый жаркий день. А фабрика мистера Продноуза — жевательную резинку, которая не теряла своего вкуса, сколько бы ты ее ни жевал. А фабрика мистера Слагуорта — сахарные шарики, которые можно надувать, перед тем как проглотить. И так одно за другим. Мистер Уонка был буквально в бешенстве. Он рвал на себе волосы и кричал: «Это ужасно! Я разорен! Везде эти проклятые шпионы! Мне придется закрыть фабрику!»

    — Но ведь он не сделал этого, — сказал Чарли.
    — Нет, он сделал именно это! Он объявил своим рабочим, что ему, конечно, очень жаль, но им всем придется отправиться по домам. Потом закрыл фабричные ворота и запер их на железную цепь. И вот на огромной шоколадной фабрике мистера Уонка стало тихо и безлюдно. Не дымились трубы, не шумели машины — и с того самого времени ни единой конфеты или шоколадки больше не было произведено. Ни один человек не входил и не выходил через ворота фабрики, и даже сам мистер Уилли Уонка куда-то исчез, как сквозь землю провалился. Шел месяц за месяцем, — продолжал дедушка Джо, — а фабрика оставалась закрытой. И все говорили: «Бедный мистер Уонка! Он был таким замечательным человеком и умел делать такие замечательные вещи! Но теперь все кончено — он больше не вернется!» И тут произошла совершенно поразительная вещь. Однажды рано утром из высоких фабричных труб повалили густые столбы белого дыма. Люди на улицах останавливались и в изумлении спрашивали друг друга: «Что это? Печи заработали? Мистер Уонка открывается снова!» Рабочие поспешили к фабричным воротам, надеясь, что мистер Уонка ждет их там с распростертыми объятиями. Но ничего подобного! Огромные железные ворота были по-прежнему наглухо закрыты и заперты тяжелой цепью, а самого мистера Уонка нигде не было и в помине. «Но фабрика работает! — кричали люди. — Мы же видим, как дымятся трубы, слышим, как шумят машины, и чувствуем запах расплавленного шоколада!»
    Дедушка Джо наклонился к Чарли, положил ему на колено длинный костлявый палец и тихо сказал:
    — Но самым таинственным во всей этой истории были тени в окнах фабрики. Люди, стоявшие под окнами, видели сквозь замерзшие стекла, как внутри движутся маленькие темные тени!
    — Чьи тени? — быстро спросил Чарли.
    — Именно это всем и хотелось бы узнать. «Там полно рабочих! — кричали люди. — Но на фабрику никто не входил — ведь ворота-то заперты! Просто сумасшедший дом какой-то! И обратно тоже никто не выходит!» Но не было никакого сомнения, что фабрика работает. И так она продолжала работать все последующие десять лет. Больше того, шоколадные изделия и прочие сласти, которые она выпускала, становились все невероятней и изысканней. И уж конечно теперь, когда мистер Уонка изобретал что-то новое, ни мистер Фикелырубер, ни мистер Продноуз, ни мистер Слагуорт, ни кто-нибудь другой не могли это скопировать. Никакие шпионы больше не имели возможности попасть на фабрику и разузнать секреты мистера Уонка.
    — Но, дедушка, — воскликнул Чарли, — кто же все-таки делает всю работу на фабрике?
    — Этого никто не знает, Чарли.
    — Но это же просто глупость! Неужели нельзя было спросить самого мистера Уонка?
    — Его никто с тех пор так ни разу и не видел. Он никогда не выходит наружу. Наружу выходит только готовая продукция — конфеты и сладости — в закрытых упаковках с надписанными адресами. Она ежедневно подается по специальному транспортеру через отверстие в стене и сейчас же грузится на почтовые грузовики.
    — Но, дедушка, кто же, по-твоему, может там работать?
    — Мой дорогой мальчик, — вздохнул дедушка Джо, — это одна из самых больших загадок во всем шоколадном мире. Определенно можно сказать только то, что эти рабочие очень маленького роста. Маленькие тени, которые иногда появляются за окнами в вечернее время, когда внутри горит свет, могут принадлежать только каким-то крошечным существам — ростом примерно по колено нормальному человеку.
    — Но таких людей не бывает, — сказал Чарли.
    Как раз в этот момент в комнату вошел мистер Баккет, отец Чарли. Он вернулся домой с работы и чрезвычайно возбужденно размахивал сегодняшней газетой.
    — Слыхали новости? — с порога закричал он.
    Он развернул газету так, чтобы все могли видеть гигантский заголовок, который гласил:
    ЗОЛОТЫЕ БИЛЕТЫ! НАКОНЕЦ-ТО НЕСКОЛЬКО СЧАСТЛИВЧИКОВ СМОГУТ ПОПАСТЬ НА ФАБРИКУ МИСТЕРА УОНКА!

5. ЗОЛОТЫЕ БИЛЕТЫ

    — Ты хочешь сказать, что теперь и в самом деле можно будет попасть на территорию фабрики? — закричал дедушка Джо. — Ну-ка прочти нам поскорее, что там пишут!
    — Хорошо, — сказал мистер Баккет, разворачивая газету, — слушайте:
    Гениальный кондитер мистер Уилли Уонка, которого никто не видел последние десять лет, сделал сегодня следующее заявление: «Я, Уилли Уонка, принял решение позволить пятерым (только пятерым и не более) детям посетить в этом году мою фабрику Я буду лично сопровождать этих пятерых счастливчиков и покажу им все ее чудеса и секреты. По окончании экскурсии в качестве специального приза каждый из пятерых получит столько шоколада и прочих сладостей, что ему хватит на всю оставшуюся жизнь. Ищите Золотые Билеты! Пять Золотых Билетов, напечатанных на золоченой бумаге, вложены под стандартную обертку пяти обычных плиток шоколада. Эти плитки шоколада могут оказаться где угодно: в любом магазине, в любом городе, в любой стране — везде, где продаются кондитерские изделия фабрики Уонка. И те, кому достанутся эти пять счастливых билетов, будут единственными, кто сможет посетить мою фабрику и увидеть, как она теперь выглядит изнутри. Желаю удачи вам всем!»
(Подписано: Уилли Уонка.)
    — Этот человек