Скачать fb2
Его прикосновение

Его прикосновение

Аннотация

    Может ли блестящая горожанка обрести настоящую любовь в дикой сельской глуши? Наверное, это возможно…
    Может ли суровый, волевой фермер подарить свое сердце избалованной нью-йоркской неженке? Наверное, возможно и это…
    Но — принесет ли такая любовь счастье мужчине и женщине, у которых нет ровно ничего общего? Стоит ли самая пылкая страсть того, чтобы во имя ее полностью оторваться от прошлого? Кто скажет? Кто ответит заранее?
    Наверное, РИСКНУТЬ ВСЕ-ТАКИ СТОИТ…


Ли Бранден Его прикосновение

Глава 1

    Весенний дождь щедро полил землю. Холодный воздух был влажным от испарений. Меган озябла в шерстяном свитере, поджидая агента из фирмы по оценке недвижимости. Вот и он. Меган, прислонившись к колонне некогда белоснежного усадебного дома, такого, каких немало сохранилось в здешних краях еще со времен войны янки с конфедератами, наблюдала, как Нед Прайс поднимается на веранду по когда-то роскошной, а теперь потрескавшейся и скрипучей парадной лестнице.
    — Благополучно добрались?
    — Да.
    Агент достал из кармана блокнот и, быстро подсчитав что-то, сунул желтый карандаш и записную книжку во внутренний карман серого спортивного пиджака.
    — У вас неплохой участок. Собираетесь отдать его под застройку?
    — Я собираюсь здесь жить, мистер Прайс.
    У агента поползли вверх брови. Меган улыбнулась, поспешив рассеять его недоумение:
    — У меня бы никогда не хватило духу отдать землю, принадлежавшую еще моему прадеду, под застройку.
    Заметив на дороге голубой грузовик, притормозивший при подъезде к ее дому, Меган, кивнув в сторону машины, спросила у Неда:
    — Вы знаете, чья это машина?
    Она не могла хорошенько разглядеть водителя, но поняла, что за рулем сидел мужчина неробкого десятка, ибо только наглец мог так беззастенчиво пялиться на нее.
    Прайс, прищурившись, взглянул на дорогу.
    — Если вы намерены здесь жить, я должен вас предостеречь насчет ваших соседей. И в частности, насчет вот этого.
    — Вы его знаете?
    — Это Натан Кинкейд. Тут он считается большим человеком.
    Меган смотрела на водителя голубого грузовика. Машину давно следовало бы помыть. А еще лучше — сдать на металлолом. Кинкейд отвернулся и прибавил скорость. Отчего-то Меган смотрела ему вслед до тех пор, пока грузовик не исчез за поворотом.
    — Этот Натан Кинкейд — настоящий отшельник, — между тем продолжил Нед.
    Меган повернулась лицом к говорившему.
    — Где-то у него живет брат. Мать у них умерла, когда оба были еще мальчишками. Сет, младший брат Натана, как я слышал, рос сорванцом. Говорят, у них с отцом вышла крупная ссора. Вроде бы старик хотел, чтобы он остался работать дома после окончания колледжа. Помогать на ферме. Сет же потребовал свою долю наследства, получил ее и был таков. Натан комиссовался с флота и приехал помогать отцу. Представляю, каково ему пришлось: работать на земле совсем не то, что плавать по морям. Тем более что Натан служил капитаном. А потом был суд, и отец Натана умер сразу после суда.
    — Суд?
    — Ах да. Я-то думал, вы знаете. Один из издольщиков старика как-то затеял ссору, достал ружье и стал стрелять в старика и в Натана. Старый Кинкейд ответил — убил издольщика. Кто-то считает, что он совершил преднамеренное убийство. Закон что дышло: как повернешь — так и вышло. Как бы там ни было, весь здешний люд явился на суд. Суд шел три дня, но уж, поверьте, представление получилось на славу. Вы же знаете, какие у нас тут, в Виргинии, люди. Любят, когда их же собратья получают по заслугам. Словно Кинкейды были обязаны раскрывать перед ними душу.
    Прислонившись к колонне, Нед почесал подбородок.
    — Говорят, старику тяжело дался суд. Впрочем, все искренне жалели его, когда он умер. Сдается мне, сначала ссора с Сетом подкосила его, потом совесть замучила за то, что лишил жизни издольщика. Но на все воля Божья.
    — И Натан унаследовал землю?
    — Теперь он самый крупный землевладелец в штате. Но вы не переживайте: никакого строительства он тут затевать не станет. Ни пяди не продаст никому. Когда речь заходит о земле, Натан становится настоящим скрягой. Сам живет как издольщик в этом развалюхе доме, который отец его купил, пока не отдал Богу душу. Натан, переехав в дом, не ударил палец о палец, чтобы как-то перестроить его на современный манер, сделать поудобнее. Денег у него куры не клюют, а живет точно нищий.
    Меган отвернулась: ей не понравилось то, что глаза оценщика зажглись завистью.
    — Если его все устраивает и он счастлив, то…
    — Счастлив, говорите? Да как может человек быть счастлив, если живет словно одинокий волк? А ведь мог бы жить королем, только захоти.
    — У него нет семьи?
    — Он вдовец. Жена заболела и умерла за пару лет до старшего Кинкейда. Хотя, может, оно и к лучшему, что ей не довелось все это увидеть: такая она была деликатная, худенькая, как будто сошла с небес. Еще у Натана есть сын, Престон. Он сейчас в колледже, но что-то не видел я, чтобы он приезжал домой хотя бы на каникулы.
    Нед задумчиво пошевелил губами, словно что-то подсчитывал.
    — Ну да, сейчас уже должен учиться на последнем курсе. Только, похоже, он пойдет по стопам дяди — будет искать счастья в другом месте.
    Меган не понравился этот разговор. С тяжелым чувством она достала из сумочки ключ.
    — Спасибо, мистер Прайс. У меня много дел. Отправьте отчет по оценке по почте вместе со счетом за ваши услуги.
    Меган не желала больше слушать сплетни о человеке, которому пришлось немало вынести в жизни.
    — Вам есть где остановиться в городе?
    — Я остаюсь здесь.
    — Сейчас? Сегодня?
    Нед смотрел на нее так, будто перед ним было приведение.
    — Сегодня днем прибывает контейнер со всеми моими вещами. Все будет хорошо.
    — Вы в самом деле собрались тут жить?
    — Загляните ко мне через пару месяцев, — жизнерадостно улыбаясь, предложила Меган. — Вы не узнаете этой усадьбы.
    — Ну что ж, разрешите откланяться, — сказал Прайс, всплеснув руками. — Завтра составлю оценочную ведомость и заскочу на почту, чтобы отправить ее вам.
    Меган смотрела, как Прайс, сев в машину, подает назад, на асфальтовую дорожку, ведущую от дома к главной дороге. Когда-то это была лишь тропинка, петлявшая по местности, которую иначе как чащобой назвать было нельзя.
    Меган окинула взглядом стройные сосны, дубы и тополя, верхушками подпиравшие небо, а корнями уходившие в землю, сплошь поросшую кустарником и увитую плющом. Несколько фруктовых деревьев — все, что осталось от сада, — тонули в сорняках. Но воображение Меган рисовало аккуратные ряды ухоженных яблонь и персиковых деревьев с ветками, гнущимися от сочных плодов. Она словно воочию видела радующий глаз маленький виноградник у амбара и клумбы цветов вдали, у истока ручья, за фруктовым садом. И еще она видела счастливое лицо матери, улыбчивое и доброе.
    Меган открыла грубо отесанную дверь дома и вошла внутрь. Окинув взглядом длинный коридор, она поняла, почему Прайс пришел в такое недоумение, когда она сказала, что останется здесь. Дом казался нежилым и давно заброшенным.

    Дождь лил не переставая. Казалось, в этом апреле солнце так и не выглянет из-за туч. Еще один день взаперти — и можно сойти с ума. Нет, Меган вообще-то была не против посидеть дома, но не две недели подряд! Отчаявшись дождаться солнца, она выглянула в окно; убедившись, что дождь перестал, надела резиновые сапоги и вышла прогуляться.
    По дороге к амбару она развлекала себя, старалась представить до мелочей, как преобразится участок у дома, когда колодец будет приведен в порядок, когда будет переоборудована и модернизирована гончарная мастерская. Пожалуй, надо еще устроить отдельный отсек для ремонта сельскохозяйственных орудий. Коптильня обретет новую крышу. Впрочем, не известно, понадобится ли ей коптильня. Меган не представляла себя в роли забойщика скота. Но цветов уж точно будет в достатке, сказала она себе, переступая через очередную грязную лужу на тропинке, ведущей к амбару. Возможно даже, она посеет полевые цветы на той лужайке, что напротив кукурузного поля. Хлев станет вновь обитаем: там появится живая скотина, но только пусть у этих животных не будет рогов.
    За амбаром и хлевом тропинка сужалась. Она вела к небольшой речушке, скорее, ручью. Из-под земли бил ключ, и мать Меган, помнится, гордо именовала этот ключ источником.
    Меган замедлила шаг — мешала поросль шелковицы и других диких ягодников. Шиповник больно колол ноги. Вскоре тропинка кончилась, и перед Меган возникла неодолимая преграда из кустов одичавшей смородины со спутанными ветками. Но ключ бил где-то совсем рядом. Меган чувствовала запах сырости и слышала, как вода журчит по камням. Шагнув к кустам, Меган вновь остановилась в нерешительности.
    — На вашем месте я бы не стал пытаться.
    Меган резко обернулась.
    Этого незнакомца нельзя было назвать красивым, но мужественности ему было явно не занимать. Темные глаза пристально смотрели из-под чуть нависающих бровей. Такие лица любят лепить скульпторы. Крупные, резкие черты, минимум округлых линий — плоскости и углы. Свет и тень, и никаких полутонов — драматическая игра черного и белого. Он мог бы произвести впечатление подавляющей мрачности, если бы не волосы — неожиданно мягкие, выбеленные солнцем и вьющиеся кольцами. Он зачесывал их на косой пробор, так что челка падала на высокий и чистый лоб. Нос был слегка длинноват, чтобы считаться классическим, а рот — самый восхитительный из тех, что Меган доводилось видеть.
    Он молчал, но уходить никуда не собирался. Просто стоял футах в десяти от нее и сверлил ее взглядом. Одетый в линялые джинсы, высокие сапоги и светло-бежевую потертую замшевую куртку, он был по-юношески строен и, если бы не седые пряди в волосах и кое-где прорезавшие лицо морщины, выглядел бы значительно моложе своих лет.
    — Я не стала бы и пытаться, но как еще пройти к ручью? — выпалила Меган.
    Сколько же ему лет? Сорок? В его взгляде угадывались мудрость и глубина, присущие человеку с опытом, как и цинизм, который тоже наживается с годами, являясь закономерным следствием долгой череды ошибок и разочарований.
    Его глаза напомнили ей о том мужчине, которого она заметила за рулем голубого грузовика. Скорее всего перед ней был Натан Кинкейд. Поеживаясь под его довольно тяжелым взглядом, Меган молчала, хотя и чувствовала, что должна положить конец этой игре в гляделки. И она решилась:
    — Кажется, погода улучшается. Если дождя не будет хотя бы пару дней, я приглашу сюда специалистов по ландшафтному дизайну. Хочу, чтобы они поработали над этим ручьем, так, чтобы летом он имел приличный вид.
    — Специалистов по ландшафтному дизайну? — В его голосе звучало недоумение, смешанное с презрением.
    — Я же сама не могу расчистить все эти заросли. Да и еще я хочу, чтобы по берегам ручья росли маргаритки и незабудки.
    Меган пыталась понять, что он о ней думает. Хотя что мог о ней думать этот чужой человек, когда она сама не понимала, как это можно вот так, ни с того ни с сего затеять разговор с незнакомцем?
    Он прищурился, и Меган почувствовала, что должна быть с ним начеку.
    И вообще что он делает на ее пастбище?
    Между тем незнакомец нарочито медленно смерил ее взглядом с головы до ног. В какой-то момент Меган испугалась не на шутку.
    Кого он ей напоминал? Тигра. Голодного тигра. Меган поежилась. По телу побежал холодок: страх, смешанный с приятным волнением. Как в предвкушении опасного, но увлекательного приключения. Она расправила плечи и посмотрела ему в глаза.
    Он скупо улыбнулся в ответ. Улыбка шла ему. Если тень улыбки могла быть такой обезоруживающей и теплой, то оставалось лишь гадать, каким жаром обдает настоящая, во весь рот. Да Меган растаяла бы сразу, не успев и бровью повести.
    — Вы собираетесь купить усадьбу Ван Херлика?
    — Не совсем, — сказала Меган. — Мне ее оставила в наследство мать.
    Незнакомец понимающе кивнул:
    — А, теперь ясно. Вы дочь Наоми, и вас зовут Меган, верно? — Не дав ей ответить, он продолжил говорить с неожиданно нежными, добрыми интонациями: — Мне жаль, что Наоми так и не оправилась от инсульта. Она была хорошая женщина. Мы все ее любили и уважали.
    — Спасибо.
    Выражение его лица изменилось с такой же внезапностью, с которой он переменил разговор. Кивнув в сторону проволочной изгороди, протянутой между деревянными столбами, он сказал:
    — Место огорожено. Вы пролезли через забор?
    — Я не нашла калитку.
    — Коровам там калитка ни к чему. — Незнакомец нагнулся, сорвал влажный стебелек и, закусив его, добавил: — Ограда нужна, чтобы они не разбегались.
    — Никто мне не говорил, что здесь есть коровы. Я лично ни одной не видела.
    Возможно, наличие коров объясняет присутствие этого человека на ее земле. Должно быть, он арендует участок, чтобы пасти коров.
    — Я перегоняю их с пастбища на пастбище. Если их надолго оставить на одном месте, они вытопчут траву.
    Он засунул руки в карманы.
    Ломака. Позер. Однако Меган, сама того не желая, опустила взгляд. Обутые в высокие сапоги ноги казались мускулистыми, бедра — узкие. Под потертой замшевой курткой выступали мощные бицепсы. Развороту плеч позавидовал бы иной спортсмен. Крупный. Сильный. Властный. Такое совершенное тело. Что же скрывается внутри? Какой человек? Подняв взгляд, она встретилась с ним глазами. Он подошел ближе на шаг.
    Меган отступила, чувствуя неловкость.
    — Несколько коров могут все это вытоптать?
    — Сто голов, не так уж мало. Миссис Эшвуд, если не ошибаюсь? Так вас теперь зовут? Я пытался вас найти. Послал письмо, но ответа не получил.
    — Вы пытались найти меня?
    — Кинкейд, — сказал он наконец, протянув ей руку. — Мне надо поговорить с вами насчет покупки земли, принадлежащей Наоми. Вот об этом было в письме.
    — О покупке земли? Но мой нотариус, безусловно, сообщил вам о том, что я не намерена ничего продавать. Теперь земля моя. Я живу здесь.
    Взгляды их встретились. Интересно, что было в его глазах: насмешка или приятное удивление?
    — Вы? Горожанка? Дама из Нью-Йорка? Собираетесь жить здесь? — Склонив голову набок, он прищурился: — На этой земле надо работать, мадам. Ваша мама вам об этом не говорила?
    Он осторожно подбирал слова, но его глаза откровенно насмехались над ней. И все же Меган чувствовала, что он не так уж плох, как его представил ей Нед Прайс. Когда он произносил имя Наоми, матери Меган, в голосе его было слишком много доброты для того закоренелого циника, каким рисовал Натана оценщик.
    — Вы меня не поняли, — тихо сказала она. — Теперь это мой дом. А что касается ваших коров, здесь, кажется, довольно травы, так что этот вопрос мы могли бы решить с вами по-соседски. Но в любом случае скоро я заведу собственных коров.
    И это правда. Меган была уверена, что видела где-то безрогих коров.
    — Если окажется, что у вас переплата, я пошлю вам чек, — добавила она.
    — Переплата? Какая еще переплата?
    — По аренде. Если вы пасете здесь коров, то вы, конечно же, платили аренду? Мой нотариус ничего мне об этом не говорил, но, если у вас есть документы, мы сможем по крайней мере попытаться продолжить сотрудничество.
    Натан сжал зубы.
    Меган поежилась. На ее глазах из нормального цивилизованного человека он превратился в зверя. Еще чуть-чуть — и он зарычит. Затем он криво улыбнулся, и Меган с облегчением вздохнула.
    — Я не плачу ренты, и у меня нет никаких документов, — спокойно заявил он. — Когда мне чего-то хочется, я иду и беру то, что считаю своим, будь то земля или что-либо другое. Мне неприятно вам об этом говорить, но у нас с вами разные представления о добрососедстве. Ни дюйма этого пастбища я не уступлю.
    — Что вы хотите этим сказать? — запальчиво спросила Меган. — Пастбище принадлежит мне.
    — Наоми продала мне эту землю. Если бы вы ответили на мое письмо, то я вам бы об этом сообщил в письменном виде.
    От Меган не ускользнуло то, что он сказал «продала».
    — Мой нотариус…
    — Плевать мне на вашего нотариуса. Мы договаривались с Наоми. И только с ней…
    — Моя мать никогда не продала бы ни пяди этой земли. Она принадлежала моему отцу, а до него — моим дедам и прадедам.
    Натан вонзил каблук ботинка в мягкий грунт, словно хотел застолбить ту землю, на которой стоял.
    — Но я отдал Наоми солидные деньги за всю территорию от фруктового сада до этого ручья.
    — Что вы имеете в виду, говоря о солидных деньгах? Я не знаю ни о каких таких суммах, полученных матерью!
    Под его взглядом Меган сперва порозовела, потом лицо ее покрылось пунцовыми пятнами.
    — Что это вы улыбаетесь? Вы находите мои слова смешными? Или это вы меня считаете такой забавной?
    — Нет, ничего смешного я в ваших словах не вижу. Вы не знаете, о чем говорите, но очень скоро вам предстоит все выяснить самой. Да, я нахожу вас забавной. Вы смотритесь на этом пастбище столь же уместно, сколь мой племенной бык среди телящихся коров. Вернемся к вопросу о солидных деньгах. Наверное, мне следовало бы разъяснить, что такое «солидные деньги».
    — Я знаю, что означают эти слова, мистер Кинкейд.
    Меган начала понимать, о чем хотел предупредить ее Нед Прайс.
    — Послушайте, — терпеливо продолжила Меган, — я жила с матерью здесь, никуда не уезжая, несколько месяцев. По крайней мере пять недель она находилась в здравом уме и твердой памяти. Ни разу она не упомянула о том, что намерена продать что-либо из этой земли. Она никогда бы не приняла от вас никаких «солидных денег». Я изучила акт передачи собственности и точно знаю, что в нем перечислено. И согласно акту, пастбище принадлежит мне.
    Натан впился в нее взглядом. Меган затаила дыхание. Взгляд Натана Кинкейда шарил по ее телу с такой хищной настойчивостью, что она невольно ощущала себя дичью, беззащитной перед лицом голодного зверя. Сжав кулаки, Меган заставила себя посмотреть ему прямо в глаза. Она знала себе цену и не желала проявлять слабость ни перед кем, и в особенности перед Натаном Кинкейдом.
    — Я не знал, что вы были здесь с Наоми, — сказал Натан, — до тех пор, пока не услышал о том, что с ней случился инсульт. Но тогда я не счел себя вправе досаждать вам визитами. Я не хотел пользоваться пастбищем, не объяснив вам, почему это делаю, или не заплатив вам за это, и поэтому положил деньги в банк, открыв счет на ваше имя. Обо всем этом я сообщил вам в письме.
    — Если все обстоит так, как вы говорите, то мой нотариус, безусловно, об этом извещен. Он ведет все дела от моего имени.
    — Тогда спросите его.
    — Не учите меня, что я должна делать!
    Меган словно со стороны слышала свой голос. Отчего это она вдруг вздумала кричать на него? Взяв себя в руки, она уже тише добавила:
    — Джек, должно быть, передал мне ваше письмо. Он не вскрывает моей личной почты. Но я…
    Зачем, оборвав себя на полуслове, подумала Меган, говорить незнакомцу, о том, что она, Меган Эшвуд, опытный брокер нью-йоркской биржи, перепоручает вести свои дела третьим лицам? У Натана Кинкейда, несомненно, возникнет вопрос, почему она это делает. Не потому ли, что сама не в состоянии разобраться с собственными делами? Но что ей до того, кем он ее считает?
    Но отчего-то Меган было не все равно, что о ней подумает Натан Кинкейд, и этот факт злил ее.
    — Должно быть, я куда-то засунула это письмо. Постараюсь его отыскать. Впрочем, сути дела оно не меняет.
    — Так, выходит, Наоми вам ничего не рассказывала?
    Натан смотрел на нее с растущим любопытством.
    — О ваших с ней делах — ничего.
    Натан неловко переминался с ноги на ногу. Меган торжествовала. Вот теперь ее черед заставить его испытать неловкость.
    — Наоми была гордой женщиной, — заговорил он. — У нее было много земли и мало наличности. Она не могла платить налоги. Я узнал об этом и предложил ей оплачивать ее налоги. А продать мне пастбище она предложила сама.
    — Если бы ей нужны были деньги, она бы мне об этом сказала! — запальчиво воскликнула Меган.
    — Но ведь она ничего не говорила вам, не так ли?
    — Я хочу видеть документ, который она подписала, — ледяным тоном парировала Меган.
    — Я принесу его вам, как только представится случай. И вы в любой момент можете получить деньги со счета. На самом деле сумма на счету не такая уж большая.
    — Что значит «не такая уж большая»?
    — Я не вор, миссис Эшвуд, — процедил Кинкейд, блеснув темными глазами. — И я не из тех, кто извлекает выгоду из трудностей, в которые попадает старая одинокая женщина.
    Старая одинокая женщина? Это он о ее матери?
    — А покуда, — продолжал Кинкейд, — я бы на вашем месте не стал нарушать границы этого пастбища. Мне не хотелось бы, чтобы вы случайно познакомились с одним из моих быков.
    — До тех пор, пока я не увижу этой вашей бумаги, — подбоченясь, заявила Меган, — я буду считать вас злоумышленником, нарушающим границы моей собственности, мистер!
    Меган круто развернулась, но, поскользнувшись, рухнула на спину, вскрикнув от неожиданности.
    — Да, вы правы, — сказал Натан, с трудом сдерживая смех, — тут вы в точку попали.
    Меган поднялась на ноги и снова упала, поскользнувшись на той же коровьей лепешке.
    Натан взял ее под руки и легко, словно пушинку, поднял и поставил на ноги. Когда его ладонь фамильярно легла ей на ягодицу, Меган, задохнувшись от возмущения, воскликнула:
    — В чем дело?
    — Простите, я не хотел показаться грубым, — извинился он как ни в чем не бывало. — Я хотел вас немного почистить. Лучше очистите подошву о траву, не то снова упадете.
    Кровь ударила Меган в голову. И дело было не столько в этом дурацком падении, сколько в том, как Натан Кинкейд помог ей подняться. Когда ее коснулись его сильные, натруженные руки, она на какую-то долю секунды почувствовала себя под надежной защитой. И чувство это было столь же необъяснимо, как и реакция ее тела на его прикосновение.
    Он окинул ее медленным взглядом.
    — С вами все в порядке, янки?
    — Янки? — переспросила она и ответила: — Абсолютно все в порядке! Кстати, я такая же южанка, как и вы!
    В глазах его заблестели искры веселья, но губы оставались сурово сжатыми.
    — Тогда вы должны знать, что не стоит забираться на пастбища, которые вам не принадлежат.
    — Мы еще увидим, кому принадлежит это пастбище!
    Меган стремительно развернулась и чуть было снова не потеряла равновесие. Бормоча что-то себе под нос, она вытерла подошву сапога о траву и с гордо поднятой головой решительной походкой направилась к амбару, не замечая несущегося вслед смеха. Эта земля принадлежала нескольким поколениям ее предков, и мать ни за что не продала бы никому ни пяди. Особенно Натану Кинкейду.
    Но черт возьми, так трудно думать о делах, когда сталкиваешься с таким мужчиной! Черт бы побрал эти тигриные глаза и совершенное тело! Божественное тело… Кем это он себя возомнил?
    Меган запретила себе думать о нем, но, как ни старалась, мысленно все время возвращалась к встрече на пастбище, вспоминала его пленительное тело, его волевое, мужественное лицо, его волосы, местами выбеленные солнцем, местами — жизнью, и глаза, способные не только скользить по поверхности, но и проникать внутрь, прожигать насквозь, буравить и вытаскивать на свет потаенную правду.
    И ночью, засыпая, она продолжала вспоминать о нем. У Натана были самые широкие и самые сильные плечи из тех, что ей доводилось видеть.
    Проклятие! Зачем она думает об этом упрямом грубияне? Разве его можно поставить рядом с Дэном?
    Дэн был для нее всем: нежным, любящим мужем, лучшим другом, заботливым отцом. Идеальным спутником жизни. Кто виноват, что он умер тогда, когда она в нем нуждалась больше всего? Но и она всегда была ему верным другом. Меган помнила слова, которые он любил повторять: «Малышка, ты одна и даешь жизнь моему мотору!»
    Меган вспоминала тот день, когда лавина в горах унесла жизнь Дэна и еще нескольких лыжников. Всю ночь она провела без сна, разговаривала сама с собой. Потом наступило оцепенение. Она не чувствовала ничего: ни боли, ни вкуса пищи. И лишь потом пришли желанные слезы. Да, ей повезло в жизни. Она знает, что такое настоящая любовь. Когда она потеряла любимого, часть ее ушла вместе с ним. Больше ей никогда не бывать прежней. Если здесь, в виргинской глуши, она отыщет способ, как снова стать полноценным человеком, и вновь найдет себя, то никому не отдаст свое сердце.
    Но Меган знала, что влюбчива от природы. И видела, что Натан Кинкейд вполне способен увлечь женщину. Он не только способен увлечь женщину, но еще и испортить ей жизнь. Тем, кто в этом сомневался, стоило бы лишь разок заглянуть в его глаза.
    Завтра надо будет позвонить Барбре. Меган не разговаривала с лучшей подругой целую неделю. И еще нужно расспросить Джека о делах. Нужно поставить Натана Кинкейда на место, если это вообще возможно.

Глава 2

    Натан очистил от грязи сапоги и поставил их просыхать на крыльцо перед дверью черного хода. В воздухе пахло весной.
    — Ну что, пошли домой? — сказал Натан, обращаясь к псу, улегшемуся у его ног. — Дом стал неуютным, ты хочешь сказать?
    Натан открыл дверь, приглашая Рокки зайти. Пес неторопливо зашел в дом, понюхал свою миску и, растянувшись возле нее, закрыл глаза.
    — Насколько я понял тебя, Рокки, беседовать со мной ты не желаешь?
    Пес приподнял отяжелевшее веко и взглянул на хозяина одним глазом.
    — Да, — вздохнул Натан, — похоже, что так.
    Сегодня привычная тишина раздражала Натана с утра. Ему хотелось поговорить. Рокки, умевший неплохо слушать, когда не спал, не годился для этой цели. Сегодня Кинкейду требовалось нечто большее, чем благодарная аудитория. Он жаждал иметь собеседника.
    Вероятно, нынешним состоянием он обязан встрече с этой, черт бы ее побрал, Янки Дудль[1] в юбке, что забралась к нему на пастбище, пытаясь доказать ему свои права на эту землю. Она не давала ему покоя. Она назвала его южанином. Верно, так и есть. Может, она и родилась южанкой, но давно переродилась, являясь продуктом городских огней и суматошной жизни Манхэттена. Там, если верить ее расфуфыренному и заносчивому адвокату, она живет. Из Манхэттена в Фармвилл? Чтобы поселиться здесь и жить?
    — Без Наоми она и до конца лета тут не протянет. Рокки, — вслух констатировал Натан.
    Он прошел на кухню, открыл дверцу холодильника и закрыл ее вновь. Не стоит строить предположения насчет Меган. Ведь он совсем не знал ее. Натан мог спокойно вспоминать о ней, кроме, пожалуй, того эпизода, когда он стряхивал грязь с ее аппетитной попки. Ему и впрямь понравилась эта часть ее тела. Хотя и на лицо приятно посмотреть. Не надо было Создателю наделять ее такой мордашкой, чтобы не насылать искушение на всех мужчин, что встретятся ей в жизни. А что же касается всего остального, тот тут, верно, не обошлось без дьявола, ибо только дьявольскими кознями могло появиться столь искусительное тело.
    Но в ней его раздражала не только яркая внешность. Натан Кинкейд не был слишком падок на женские прелести и относился к представительницам слабого пола со здоровым цинизмом. Но эта янки его зацепила. И этот факт внушал Натану немалое беспокойство.
    Достав из кладовки банку печеных бобов, он открыл ее и высыпал содержимое в горшок, который сегодня утром вымыл и оставил на плите.
    Специалистов по ландшафту она собралась пригласить! Натан рассмеялся. Если ее вовремя не остановить, она превратит его пруд в бетонный бассейн.
    Если бы по ее земле тек ручеек, то, пожалуй, он неплохо смотрелся бы, обсаженный по берегам цветами. Но она и сама была как цветок. Похожа на лилию своей горделивой осанкой. Впрочем, земля кое-что для нее значит. То, как она говорила о своих планах по переустройству земли, невольно вызвало в Натане теплое чувство к этой горожанке. Что-то в ней было созвучно его собственному душевному настрою.
    Включив конфорку и убавив газ до минимума, Натан отправился в свою каморку, которую только с большой натяжкой можно было назвать кабинетом. Войдя внутрь, он подошел к окну и открыл ящик стола.
    — Черт бы побрал эту янки, — пробормотал он, доставая документ под названием «Намерение о продаже земли в собственность», подписанный Наоми.
    Откуда ему было знать, что все это окажется столь важным для Меган Эшвуд? Но то, что он тогда принял за гордыню, на поверку вполне могло оказаться просто злостью. Злостью и обидой. Что еще должен чувствовать человек, наступивший на коровью лепешку? Увы, реальность не всегда бывает приятной. И когда сталкиваешься с ней, нередко испытываешь раздражение и злость, не важно, мужчина ты или женщина.
    — Не надо было ей сюда приезжать, — вслух сказал Натан.
    Лицо его разгладилось, хмурую мину сменила улыбка.
    — Цветочки, — посмеиваясь, сказал он.
    При правильном уходе Меган Эшвуд могла бы взять первый приз на любой цветочной выставке, даже самой престижной…

    Прошло девять дней с той памятной встречи на пастбище. Меган отодвинула тарелку с крабовым салатом и облокотилась на стол. В окно кухни она наблюдала за скворцом, занятым каким-то своим очень важным птичьим делом. Вдруг скворец поднял голову и посмотрел прямо на Меган. Из его клюва свисал червяк. Она улыбнулась, взяла в руки вилку и отправила в рот очередной кусочек крабового мяса.
    Наверное, к этому времени Натан уже получил копию письма Джека и осознал, что не имеет законных прав на ее землю. Но почему он не зашел, чтобы объясниться? Мог бы зайти хотя бы для того, чтобы она вернула ему деньги, которые он давал матери.
    Почему же Наоми обратилась к нему, а не к собственной дочери? Наверное, в нем все же было что-то хорошее, иначе Наоми не стала бы ему доверять. Хотя могло быть и другое объяснение: возможно, он пытался загнать Наоми в угол, пригрозив ей, что, если ей нечем будет платить налог на собственность, он отнимет у нее землю.
    «Я не вор, Меган».
    Меган ему верила.
    Тем не менее она бы чувствовала себя куда спокойнее, если бы выписала Натану чек на всю сумму денег, одолженных им ее матери. Можно было бы рассчитывать, что он не станет создавать по этому поводу проблем, понимая, что ее действия добровольные и искренние.
    Хотя до сих пор ему особенно хорошо удавалось именно это: создавать ей проблемы. С того самого дня, когда они встретились на пастбище, Меган потеряла покой. Каждую ночь ее преследовали сновидения, от которых она просыпалась сама не своя. Но если и удавалось заснуть спокойно, то первое, что возникало перед ее внутренним взором при пробуждении, было лицо Натана Кинкейда. Как ему удавалось преследовать ее даже во сне?
    — Ну что же, мне сегодня надо съездить в город, — сказала она вслух, надеясь, что звук голоса развеет наваждение.
    Меган огляделась. Большая пустая комната отозвалась эхом. Итак, она начала говорить сама с собой. Тревожный симптом.
    Меган порылась в сумочке, чтобы проверить, не забыла ли она чековую книжку. По дороге в город она заскочит к Натану, чтобы вернуть ему деньги, которые он дал Наоми.
    Дорога, ведущая на главное шоссе, проходила мимо дома Натана Кинкейда, расположенного примерно в миле к югу от ее собственного. Двора перед домом не было, если только не считать двором участок нетронутого леса, огороженный забором. Огромные дубы, три или четыре тополя переплелись ветками. Подъехав к дому, Меган подумала, что дом Натана очень похож на ее собственный, разве что у него он выглядел еще более запущенным. Лишний слой краски дому не повредил бы.
    Меган остановила машину. Пульс ее участился.
    Поднявшись на крыльцо, она обнаружила, что звонка нет. Она постучала.
    Ответом ей была тишина.
    Меган постучала во второй раз. Не мог же Натан уйти из дома, оставив окна открытыми?
    Уже собравшись садиться в машину, Меган услышала, что ее окликнули, и оглянулась.
    Женщина, стоявшая на пороге, всем своим видом давала понять, что отнюдь не приветствует того, что ее побеспокоили. На ней были шлепанцы и рубашка навыпуск, в руке любовный роман в суперобложке. Пригладив короткие темные волосы, она спросила:
    — Хозяина ищете?
    — Да, — ответила Меган.
    — Его нет дома. Я могу вам помочь?
    — Спасибо, — ответила Меган, — дело мое не так уж важно.
    Женщина в ответ лишь недоуменно приподняла брови.
    — Я — Меган Эшвуд, ваша новая соседка, — представилась Меган. — Простите за беспокойство. Я не хотела вас отвлекать.
    Женщина молча кивнула, и Меган направилась к машине.
    С силой захлопнув за собой дверь, она включила зажигание. Итак, Натан Кинкейд оказался не таким уж отшельником, каким рисовал его Нед Прайс. Впрочем, чему уж тут удивляться! Меган переключила передачу и тронулась с места.
    Седан попал колесом в яму на дороге, и машину тряхнуло. Нечего было раздумывать о Натане Кинкейде и его любовных аферах. Но безотчетный гнев вновь овладел ею.
    Кто-то громко просигналил у нее над ухом. Встрепенувшись, Меган вырулила с середины дороги на свою полосу, давая машине проехать. «Держись»! — приказала она себе. Месяц назад Меган пришла к выводу, что ей удалось почти полностью оправиться от шока, вызванного смертью матери, случившейся вскоре после гибели мужа. И что же с ней происходит сейчас? Ведь здесь не Нью-Йорк с его сплошным потоком машин. Не хватает только попасть в аварию из-за какого-то Натана Кинкейда!
    — Плохи твои дела, — вслух констатировала Меган. — Это никуда не годится.

    Меган разгружала машину, довольная тем, что вернулась наконец домой из Фармвилла, где все, казалось, только и смотрят в ее сторону. Ухаживая за Наоми, Меган, само собой, большую часть времени проводила дома, и народ в Фармвилле не мог ее за это судить. Но теперь кое-кто мог бы упрекнуть Меган в зазнайстве, в том, что она не интересуется жизнью городка. Но Меган пока не была готова к светскому общению. Она все еще нуждалась в уединении.
    Прихватив в правую руку большой пакет с мукой, крупами, сахаром и прочей бакалеей, свободной левой Меган придерживала картонную коробку с луковицами цветов и садовым инвентарем, стараясь использовать бедро и плечо, чтобы закрыть машину. Ничего не получилось. Коробка выскользнула, Меган едва успела прижать ее бедром к машине.
    — Позвольте мне помочь.
    Голос Натана прозвучал настолько неожиданно, что Меган вздрогнула. Повернув голову, она увидела, что он усмехается. Тщетно пытаясь поправить задравшуюся юбку той рукой, в которой она держала пакет, Меган потерпела фиаско: теперь юбка задралась с другой стороны. Коробка грозила вот-вот упасть на землю.
    Натан протянул руку к коробке. Ладонь его скользнула по ее руке, и Меган едва не уронила в грязь все сразу.
    — Простите, — сказал он и взял у нее коробку и пакет с продуктами. — Я, кажется, вас напугал.
    — Я вас не заметила.
    Меган покрепче прижала к телу ту руку, которая еще хранила тепло его прикосновения. Тепло растекалось по телу, разгоняло кровь. Отведя взгляд от нежданного гостя. Меган посмотрела на дорогу, петлей огибавшую дом.
    — Где ваша машина?
    — Я прошел пешком. Через свое пастбище. Я бы раньше зашел, но не мог — уезжал на несколько дней.
    Меган почувствовала, как зашевелились волосы на голове. Итак, он все еще намерен чинить ей неприятности с этим пастбищем. Потому и явился?
    Не говоря ни слова, Натан поднялся по ступеням к черному ходу.
    — Я вот сюда это положу.
    Поставив коробку в угол крыльца, он стал ждать, пока его впустят в дом.
    — Дождь наконец перестал, — сказал он.
    Меган улыбнулась, когда доставала из машины еще один пакет с покупками. Дождь прекратился больше недели назад.
    — Я принес вам сосновых щепок для растопки. Сырость из таких старых домов не скоро уходит. По вечерам хорошо разводить огонь в камине, особенно весной.
    Натан кивнул в сторону большой корзины в противоположном углу крыльца.
    — Щепки вон там.
    Меган посмотрела в его янтарные глаза. Интересно, сколько времени он уже за ней наблюдает?
    — У меня в доме центральное отопление и кондиционер, — произнесла она. — Но все равно спасибо. Я люблю посидеть у камина холодными вечерами.
    — Сумка на вид тяжелая. Хотите, я ее донесу, пока вы откроете дверь?
    Меган терзалась сомнениями. Может, он все же пришел не насчет земли, а просто, по-соседски? До сих пор он так и не упомянул о цели своего визита. Она могла бы пригласить его в дом и затем выписать ему чек на ту сумму, что задолжала мать.
    После этого они могли бы стать друзьями… или наоборот.
    — Пакет не тяжелый. Там мой любимый сорт кофе. Не выпить ли нам по чашечке?
    — Отличное предложение.
    Натан последовал за ней, но на пороге кухни остановился. Он ответил улыбкой на ее взгляд, брошенный украдкой. Он понял, что его присутствие здесь, в ее доме, заставляет Меган испытывать нервозность и дискомфорт.
    И страх? Нет, быть того не может. Чего ей бояться? Она вздрогнула, когда он коснулся ее руки, но страха не было в ее небесно-голубых глазах, в которых ничего невозможно прочесть. Нет, тут он опять поторопился. Он читал по глазам, когда в них бушевала буря. Только, наверное, вызвать бурю в этих синих озерах не так легко, и тот раз был исключением. Он помнил их с Меган первую встречу во всех подробностях. Дай ей волю, она бы тогда с радостью зашвырнула его прямо в заросли колючего шиповника.
    Меган сварила кофе и разлила его по двум бело-голубым кружкам, постав их на небольшой кухонный стол.
    Она смотрела, как он сжал кружку обеими руками, согревая пальцы, как поднес ее, удерживая одной рукой, к губам. У Натана были красивые руки. Руки трудяги, пестующего свою землю. Наверное, эти руки ловко управлялись и с корабельной оснасткой. Интересно, скучает ли он по морю?
    — Нед Прайс поведал, что вы служили во флоте.
    Натан сделал слишком большой глоток и едва не поперхнулся. Он ничего не сказал, и когда Меган села напротив него за маленький стол у окна. Он немало удивил ее, задав вопрос весьма личного свойства:
    — Наоми говорила, что вы замужем. Сейчас вы в разводе, Меган?
    Меган понимала, что ей давно бы пора привыкнуть к его нагловато-прямой манере общения и этому пытливому выражению в тигриных глазах. Любопытство — вещь вполне естественная.
    — Дэн, мой муж, погиб в горах, катаясь на лыжах.
    Меган надеялась, что у Натана Кинкейда хватит такта не развивать тему дальше.
    — Мне жаль, — кивнув, произнес Натан, — что вы потеряли мужа.
    Теперь, кажется, все становится по своим местам. Она вдова. Вот, наверное, откуда та грусть, которую он заметил в ее взгляде. Грусть и печаль, сродни его собственной.
    Меган посмотрела в окно. Семейство воробьев осваивало ту же территорию, что до них облюбовали скворцы.
    — Прошло уже три года, — промолвила она, — но время словно остановилось. Не сказать, чтобы я отказалась признать случившееся, но…
    Меган замолчала, не закончив мысль.
    — Итак, вы решили, что пришло время начинать жизнь сначала, — заметил Натан.
    — Моя мать отсюда родом. Она пустила здесь корни. А я — ее отросток.
    — Хорошо иметь корни, — сказал он, и глотнул кофе, наблюдая за ней поверх края чашки. — Неплохое место для того, чтобы начинать.
    Меган кивнула. Ее немало удивило то, что он понял, отчего она вернулась в Фармвилл. Никто из ее знакомых до сих пор не проявлял понимания в этом вопросе. Она отвела взгляд в сторону, затем снова посмотрела ему в лицо.
    — Я родилась в Ричмонде, — пояснила Меган. — Несмотря на то, что я долго жила вдали отсюда, многие тут знают моих родителей и даже припоминают меня. Я не хочу возвращаться туда, где я… сама по себе. — Меган опустила взгляд на руки, которые сложила на коленях, сжав в кулаки.
    — И я не могу оставаться в Манхэттене.
    Натан тяжело вздохнул.
    — Слишком много воспоминаний, — сказал он. — Они преследуют тебя. Подбираются по ночам и не дают покоя днем. Изматывающие, назойливые воспоминания.
    — Вы знаете, о чем я говорю, — сочувственно произнесла Меган. — Вам это тоже знакомо.
    — Когда Сара умерла… — Он сделал паузу, поставил чашку и положил руки на стол. — Сара не была физически крепкой женщиной и переоценила силы, занимаясь тяжелой работой. Потом она заболела. — Натан разжал пальцы и накрыл ее ладонь своей. — Я знаю, каково вам, Меган.
    Сама не замечая того, как переплелись их пальцы, Меган сказала:
    — Вам есть о ком заботиться. У вас сын.
    Натан кивнул.
    — Престон очень переживал смерть матери. Поэтому я старался держать себя в руках. Но мне было тяжело оттого, что приходилось жить в том же доме, в котором мы жили с Сарой. К сожалению, у меня не было выбора, пока был жив отец. Когда он умер, мы переехали. Какое-то время я даже близко к этому месту не подходил. Потом я решил сдавать тот дом внаем. Я понимаю, почему вы покинули Нью-Йорк. Приходит время для перемены мест. — Он едва заметно улыбнулся, прежде чем продолжить. — Не то, чтобы вы все оставляете в прошлом. Просто новое место побуждает вас взглянуть на жизнь по-другому. И сделать наконец шаг в будущее.
    «Он понимает», — подумала Меган, тронутая его словами.
    — Без Дэна даже Манхэттен кажется пустыней.
    Натан заметил, как влага заволокла ее взгляд, и понял, насколько ей больно. Он сам испытывал ту же боль. Не за себя — за нее. Он в конце концов смирился со смертью Сары. Отпустил ее. Но, глядя на Меган, он начинал сомневаться в том, что она способна вот так взять и отпустить прошлое с миром.
    Натан не знал, отчего решил открыть душу Меган. Со смерти жены он ни с кем не говорил о своей скорби. Ему хотелось сказать ей, что она не должна цепляться за прошлое, если хочет жить дальше. И ему хотелось еще чего-то. Мягкая линия ее щеки, по-детски полные губы заставляли его… Он отпустил ее руки и откинулся на спинку стула.
    Меган встала из-за стола. Сполоснув чашку в раковине, она вернулась к плите и наполнила чашку вновь. Он старался не смотреть на ее бедра, красивой дугой выделявшиеся под юбкой, на гладкие загорелые ноги. Но если он мог управлять своим взглядом, то желание не поддавалось контролю. Натан сжал зубы. Что происходит? Желание, страсть — не лучшие помощники того, кто хочет успокоить женщину.
    Меган поставила чашку с кофе на стол. Сев на стул, она взглянула в окно.
    — А вот и он! — воскликнула она. — Мой скворец вернулся.
    Натан просветлел лицом. Приятно было видеть ее улыбающейся.
    — Возле вашего старого колодца на дереве у них целое гнездо. Я заметил его, когда шел к вам. — Откинувшись на спинку, Натан спросил: — Какой он был, ваш муж?
    — Дэн был замечательным человеком. Я безгранично уважала его. Он был добрейшей души человек.
    Меган отвернулась, затем посмотрела Натану в глаза.
    Натан видел, что она действительно любила и, может быть, все еще любит своего покойного мужа. Она вся словно светилась изнутри добрым, теплым светом.
    — Он был весьма преуспевающим адвокатом в Нью-Йорке, — продолжала она. — И его успех в бизнесе, как казалось, давал нам право на грандиозные амбиции. — Меган опустила взгляд на руки. — Мы уехали в Аспен отдохнуть и продумать кампанию по продвижению Дэна в сенат.
    — Ему нравилась политика?
    — Дэн хотел сделать что-то значительное для всех, для страны, внести свой вклад в общее дело, и я очень им гордилась.
    — Понимаю.
    — Простите, обычно я не говорю так много о Дэне. Но ведь и вы потеряли близкого человека.
    — Не надо просить прощения. Что касается меня, то я научился жить с этим. Конечно, приходится поначалу прикладывать некоторые усилия, но время притупляет боль. Как говорится, Меган, жизнь продолжается. Если вам суждено остаться здесь надолго, вы узнаете, что значит засеять поле, увидите, как быстро поднимаются ростки, а затем, проснувшись однажды утром, вдруг обнаружите, что град за ночь обмолотил колосья. Закроете на минуту глаза, а когда откроете их — жизнь станет совсем другой. Но опыт — тоже часть нас. То, чем вы являетесь в эту минуту, есть результат того, что осталось далеко позади. Вы снова вспашете поле, засеете его и, если повезет, доживете до урожая. Урожай будет другой, но и руки, что взлелеяли его, тоже будут другими. — Натан улыбнулся, добавив: — Природа знает секрет компенсации.
    — Возможно.
    Меган встала и отнесла свою чашку в раковину.
    Почему она так внезапно отстранила его? Несколько благословенных минут он явственно ощущал их близость. Он ясно видел, что Меган нужна эта близость не меньше, чем ему самому. Он читал призыв по ее подрагивающим губам. В ее глазах светилось нечто… Это чувство было и ему знакомо: пронзительное и щемящее. Что это? Только печаль? Или желание возместить утраченное? Или получить то, чего у тебя никогда не было?
    Меган держала свою золотистую головку чуть выше, а плечи чуть сильнее отводила назад, чем это требовалось. Но это беспокойство в ее глазах было вызвано чем-то большим, чем любовь к человеку, которого уже нет. Для переезда сюда, в Фармвилл, у Меган были иные причины, кроме желания уехать подальше от тех мест, что напоминали о счастливых временах, проведенных вместе с любимым мужем. Она приехала сюда ради того, чтобы обрести корни. Найти часть себя, если так можно сказать. Ту часть, которой ей не хватало для ощущения собственной целостности.
    Или все же дело было лишь в Дэне Эшвуде? Натан почувствовал укол ревности. Неужели она действительно так сильно его любила, что не сможет забыть никогда?
    — Вы знаете, — задумчиво произнес Натан, — я понимаю, почему вы вернулись сюда на время. В этих местах есть нечто особенное. Удивительные места. Тихие, мирные, они помогут вам увидеть перспективу и обрести веру в будущее. Разумно, пожалуй, немного передохнуть перед тем, как перегруппироваться для наступления. Но очень скоро жизнь в Фармвилле вам покажется скучной.
    Меган прислонилась к буфетной стойке и, смерив его взглядом, сказала:
    — Вы меня не знаете.
    Ее ледяной взгляд и резкий тон подействовали на него как ушат холодной воды.
    — Вы правы, — согласился он. — Я вас не знаю.
    И вновь что-то душевное засветилось в ее взгляде, но он не мог позволить себе в очередной раз оказаться обманутым. Он был слишком стар и опытен для того, чтобы бездумно поддаваться чисто физическому влечению. Не важно, что он чувствовал к ней несколько мгновений ранее. Меган привыкла к быстрому темпу жизни. Даже сквозь печаль во взгляде и голосе, когда она рассказывала о желании Дэна стать сенатором, Натан уловил нотки радостного возбуждения. Ей нравилась жизнь, к которой Натан не испытывал ничего, кроме презрения.
    Меган наблюдала за ним, улавливая сотни нюансов в его взгляде и жестах. Его тигриные глаза, бередящие душу, волновали ее, заставляли чаще колотиться сердце. Дыхание участилось, внутренняя дрожь сотрясала тело. С ней явно творилось что-то неладное.
    Она прошлась по кухне из конца в конец, подняла с пола пустой пакет, в котором принесла продукты, сложила его и убрала в выдвижной ящик. Только затем рискнула вновь взглянуть на Натана, который к этому времени успел встать и задвинуть стул.
    Возможно, Меган боялась его инстинктивно, животным, неосознанным страхом, не отдавая себе отчета. Возможно, у нее просто разыгралось воображение под влиянием рассказа Неда Прайса. И все же, несмотря ни на что, ее тянуло к нему.
    — Вы упомянули о сыне, — проговорила она, приглаживая волосы. — Нед Прайс сказал мне, что он сейчас в колледже в Фармвилле. Хорошо, что он не уехал далеко и вы все еще можете видеться достаточно часто.
    Натан поджал губы, затем улыбнулся.
    — Мы с Престоном видимся не так часто, как бы мне хотелось.
    — Плохо. Слишком много занятий? Нет времени?
    — Мы немного повздорили. Но скоро все наладится, надеюсь.
    Натан шагнул к двери.
    — Не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством.
    — Простите. Я не хотела быть назойливой.
    Натан резко развернулся и оказался лицом к лицу с Меган.
    — Прекратите извиняться. Вы не сказали ничего неуместного. И у вас, и у меня есть какие-то дела и… чувства, о которых нам не хотелось бы распространяться. Раньше не хотелось. Но с вами мне легко говорить обо всем.
    Он дотронулся до ее щеки пальцем. Кожа была нежной и мягкой, как лепесток цветка. Он накрыл ее щеку ладонью и собрал в кулак всю свою волю, чтобы не завладеть ее губами. Меган судорожно вздохнула и прижалась щекой к его ладони.
    Натан быстро отстранился.
    — Лучше я пойду.
    Меган стояла неподвижно. Он подошел к двери, открыл ее, но остановился на пороге.
    — Знаете что-нибудь о сборе пожертвований, организованном художественным советом в субботу вечером?
    — Все в городе только об этом и говорят, — чуть поперхнувшись, ответила она.
    — Вы пойдете?
    — Мадлен Гейтс хочет, чтобы я пошла с ней. Но я, честно говоря, не хочу. Боюсь. Я не готова окунуться в светскую жизнь Фармвилла, так что не знаю, как быть.
    — Может, я там вас увижу.
    Натан кивнул и вышел.
    Меган вернулась на кухню, подошла к окну и стала смотреть, как он широким шагом идет через двор к тропинке, ведущей к амбару. Натан пришел сюда через лес и по дороге пересек ручей, тот самый, который был рекой, когда она ребенком жила здесь.
    Многое изменилось с тех пор, как она покинула эти места. Она полдня потратила на той неделе, вскапывая грядку для нарциссов, но глицинии еще так и не успела посадить. Дни казались длиннее, чем в городе. Особенно мучительно тянулись вечера. В одинокой жизни есть своя прелесть, но одиночество — мучительная штука. Почему она только сейчас это поняла?
    И почему она забыла вернуть Натану деньги, которые он одолжил ее матери?
    Потому что, ответила она себе, меньше всего ей думалось о деньгах. Она, казалось, все еще ощущала прикосновение шершавой подушечки его пальца на своей щеке, его мозолистую ладонь. Она была еще грубее, чем подушечка пальца, но, Боже, какой нежной и теплой показалась ей его ладонь! В тот момент, когда он обернулся, Меган была почти уверена в том, что он обнимет ее за плечи. Глядя на его руки, она ждала его прикосновения. Но он лишь сильнее стиснул кулаки и прижал руки к бокам. Вздохнув, Меган принялась убирать, стараясь забыть о разочаровании, которое оставила после себя их с Натаном встреча.

    Натан перекинул ногу через проволочное заграждение, не дающее коровам уйти с выпаса. Он собирался передать Меган документ, подписанный Наоми. Но почему он так и не сделал этого? Не в его привычках забывать о подобных вещах.
    Возможно, дело было в ней, в том, как она постаралась ускользнуть от него, почувствовав, что между ними пробежала искра. Или в том, как она исподволь наблюдала за ним, думая, что он не замечает ее взгляда. Он слишком хорошо знал, что и она чувствовала эти искры. Что между ними происходило? Когда он смотрел на Меган, он терял покой и уверенность. Его эмоции становились подобны бурлящей реке, а кому как не ему знать, насколько опасной может быть стихия.
    Натан шел вниз по течению речушки туда, где, как он знал, было помельче. Затем, ступая по большим валунам, перешел ручей. На другом берегу он поддел сапогом ком мягкой земли. Затем оглянулся, посмотрел на ту сторону речушки, откуда пришел, туда, где на холме виднелся дом Меган. Из трубы вился дымок. Она разожгла камин. Скорее всего для этой цели она использовала принесенные им сосновые щепки. Удалось ли почувствовать ей в них искру того огня, который она, Меган Эшвуд, янки из Нью-Йорка, разожгла в нем?
    Не стоило ему так резко уходить. Но если бы он остался, то, возможно, натворил бы еще больше бед. Да, так будет лучше. Лучше для них обоих. Меган скорее подходило сравнение с королевской лилией, чем с дикой маргариткой. Лилия остается лилией, даже если ей очень хочется притвориться дикой маргариткой. На виргинской земле она никогда не расцветет в полную силу. Эта почва не для нее.

Глава 3

    Натан вышел из леса, расположенного между ручьем и его домом. Возле дома стояла машина Престона. Рокки залился лаем. Он узнавал машину издали по форме. Натан усмехнулся. Только Престон мог заставить неторопливого Рокки двигаться быстрее черепахи, и пес, казалось, скучал по парню не меньше, чем сам Натан.
    Чего ждать? Очередной ссоры? У всех Кинкейдов упрямство было в крови, и Престон отнюдь не исключение. Женитьба? Уж об этом Престон должен был думать в последнюю очередь. Готовясь к неизбежной конфронтации, Натан замедлил шаг.
    Рокки ждал на крыльце. Когда Натан открыл дверь, пес с удивительной для него скоростью метнулся в холл. Престон спускался вниз с большой коробкой в руке.
    — Рокки по тебе соскучился, — произнес Натан и, помолчав, добавил: — Я тоже рад тебя видеть, сын.
    — Мне надо было кое-что забрать из своей комнаты, — произнес Престон, протискиваясь между отцом и стеной.
    — Ты ведь не уедешь прямо сейчас? Мы могли бы поговорить…
    Престон пробормотал нечто нечленораздельное, после чего плечом надавил дверь. Он вышел, и дверь с шумом захлопнулась следом.
    Нет, похоже, поговорить не получится. Со вздохом Натан прошел к себе в каморку, сел на диван и взял газету. Но читать он все равно не мог. Буквы расплывались перед глазами.
    Дверь в дом еще раз с шумом захлопнулась. Судя по звуку шагов, Престон шел к отцу в кабинет. Натан поднял глаза от газеты.
    — Мне пора в общежитие, — сказал Престон; Рокки с мольбой смотрел на молодого хозяина. — Все компьютеры в лаборатории оказались заняты, так что я решил, что смогу заехать домой и кое-что забрать. Я не знал, что застану тебя дома.
    Натан прикусил язык. Меньше всего ему хотелось вступать с Престоном в спор. Свернув газету, Натан отложил ее в сторону.
    — Мне грустно думать, сын, что мы больше никогда не сможем просто поговорить друг с другом.
    — А о чем говорить?
    Престон поднял руку, чтобы погладить Рокки по голове. Пес живо упал на спину и подставил живот.
    — Ты даже не пытаешься встать на мое место, — добавил Престон, не глядя на отца. — Ты и думать об этом не желаешь.
    — Не будем толочь воду в ступе. Если ты из-за нее неделями дома не бываешь…
    — Зачем приезжать домой, если все, что тебя ждет там, — очередная ссора. Я намерен жениться на Тутти, папа, и чем скорее ты это осознаешь, тем лучше будет всем нам.
    Натан окинул сына взглядом. Где взять терпение, чтобы со всем этим справиться? Или нужно искать мудрости, а не терпения?
    — Я не против того, что ты женишься. Но я решительно против того, чтобы ты женился сейчас. Я хочу, чтобы ты прежде окончил учебу, да и Тутти следовало бы получить образование. Не могу поверить, что ее родители…
    — Ее родители не вмешиваются в ее жизнь!
    Престон вскочил на ноги. Он смотрел на отца так, будто хотел испепелить его взглядом.
    — Престон, ты сам признался, что не знаешь, чем хочешь заниматься в жизни, — тихо и терпеливо начал Натан. — Я всего лишь пытаюсь втолковать тебе, что сейчас не время обзаводиться семьей. Когда двое решают, что хотят прожить жизнь вместе, им следует знать, чего они хотят от жизни.
    Рокки потерся о ногу Престона. Тот оттолкнул пса, и собака, отскочив, удивленно посмотрела на Престона большими печальными глазами.
    — Мы любим друг друга. А все остальное — мелочи.
    — Мелочи? — Натан еле сдерживался, изо всех сил стараясь говорить как можно тише и медленнее. — Эти самые мелочи разбросают вас в разные стороны, оторвут друг от друга с мясом, мальчик мой.
    — Не смей называть меня мальчиком!
    — Не буду, когда ты покажешь мне, что можешь зваться мужчиной.
    Натан встал и сделал шаг к сыну, но на полпути остановился, бессильно уронив руки. Ему хотелось взять мальчишку за плечи и хорошенько тряхнуть. Черт, как хотел он показать мальчишке свою любовь! Знать бы как — и он бы достал для него луну с неба.
    Престон стоял совсем близко, но Натан не мог коснуться его души. И все же он должен был попытаться.
    Рокки потерся о ногу Натана и заскулил. Натан наклонился и почесал пса между ушами.
    — Я хочу, чтобы ты жил счастливо, Престон. Женился и жил счастливо. И это значит, что твоя избранница будет счастлива с тобой. Если случится не так, несчастны будете вы оба. — Натан сделал еще один шаг к сыну. — Тутти молода. Если ты не дашь ей шанс расправить крылья и не дашь такой же шанс себе, рано или поздно ты об этом пожалеешь. Мне бы хотелось оградить тебя от разочарований.
    Престон с кислой миной метнулся к двери, но у выхода обернулся.
    — Именно поэтому мне не хотелось сегодня с тобой встречаться. Я знал, что мне придется выслушать еще одну лекцию, а это трата времени. И моего, и твоего. — Престон пожал плечами и, угрюмо взглянув на отца, сказал: — Хочешь ты того или нет, но я женюсь на Тутти, как только окончу колледж.
    — А как насчет Тутти? Ей еще два года до окончания, если не больше.
    — Мы решим, что нам делать, когда поженимся. Сейчас мы оба абсолютно уверены, что должны жить вместе.
    — Понимаю.
    Натан сжал кулаки, стараясь укрепиться в своей решимости, заглушить голос сердца.
    — Тогда ты, Престон, вынуждаешь меня на решительные меры, — сказал Натан спокойно. — Мне совсем не хочется этого делать, но я не стану более тебя содержать. И это значит, что тебе придется найти работу.
    Престон замер.
    — Это нечестно! Где мне найти время, чтобы учиться?
    — Когда мне было столько, сколько тебе, у меня оставался год до окончания университета, в котором я учился заочно: я служил во флоте, и твоя мать вот-вот должна была тебя родить. Жизнь не баловала нас обоих. Я старался сделать как лучше, но, быть может, настало время и тебе узнать, что такое настоящая ответственность. Возможно, забота о хлебе насущном поможет тебе понять, что для тебя хорошо, и что — нет.
    Не говоря ни слова, Престон повернулся и вышел из комнаты. Минуту Натан стоял неподвижно, потом бросился следом за Престоном.
    Престон уже был в машине, готовый захлопнуть дверцу и уехать.
    — Погоди, сын. Не пойми меня превратно. Никто тебя не гонит. Это твой дом и останется твоим до тех пор, пока ты этого захочешь. Тут ты всегда будешь желанным и… нужным.
    Престон старательно отводил взгляд от отца.
    — Мне надо ехать, — тихо сказал он.
    Натан отошел от машины. Глядя, как уезжает сын, он чувствовал пустоту на душе. Словно надежда оставила его навсегда. Сжав руки в карманах, он подумал о Меган и о тех нескольких минутах, когда он ощущал подле себя родственную душу, близкого человека. Даже если эта близость была лишь игрой его воображения, ему хотелось быть рядом с ней. Здесь и сейчас.

    Меган уже пожалела о том, что ее занесло в этот бутик на Северной улице. Тогда она не встретилась бы с Мадлен, а если бы она не познакомилась с этой дамой, то могла бы сегодня остаться дома, вдали от любопытных глаз.
    Меган смотрела на себя в большое зеркало. Как это только Мадлен удалось уговорить ее пойти на вечер с танцами? Меган не была готова к такого рода увеселениям. Большинство людей на вечере будут ей незнакомы. В основном все придут парами. Она будет чувствовать себе неловко.
    Интересно знать: как народ в Фармвилле одевается на подобные мероприятия? Голубое шелковое платье, выбранное Меган, было предназначено не для того, чтобы ослеплять, а скорее чтобы сделать ее незаметной. Меган предпочла бы выглядеть скромно одетой, чем привлекать к себе внимание. Вынув из ушей бриллиантовые сережки, она заменила их скромными золотыми без камней. Единственным украшением простого платья была золотая цепочка.
    Будет ли там Натан Кинкейд? Когда он принес ей ту корзину сосновых щепок, он, как безошибочно угадала Меган, искренне хотел, чтобы она пошла с ним. Теперь Меган пожалела о том, что никак не дала ему понять, что не против иметь его своим спутником. Если бы на вечере Меган почувствовала себя неприкаянной, он бы понял. Его она могла бы попросить увести ее оттуда без опасений быть превратно понятой.
    В дверь зазвонили. Сердце у Меган подпрыгнуло. Она согласилась, что Мадлен и ее кавалер заедут за ней, но лучше бы она не соглашалась. Ей совсем не хотелось притворяться, будто она прекрасно себя чувствует и отлично проводит время уже в машине, по дороге на ужин.
    Снова зазвонил звонок. Меган положила в сумочку надушенный носовой платок и пошла открывать.

    — Ты только полюбуйся, — прошептала Мадлен на ухо Меган, едва они заняли места за длинным столом в одной из комнат. — Все мужчины на тебя смотрят. Готова поспорить, — со смехом добавила она, — что кое у кого завтра на ногах синяки появятся. Сама видела, как Кэти Кэллоуэй пинала под столом своего Джима Боба за то, что он на тебя так пялится.
    — Кэти и Джим Боб? Вот так имена! — со смешком заметила Меган. — Откуда только такие берутся?
    — Это еще что — в нашем Фармвилле и не такое услышишь. Я же обещала тебе, что ты хорошо проведешь время. Лишь об одном прошу: не строй глазки моему парню.
    — Так что, Паркс — твой парень? Ты не говорила мне, что у вас все так серьезно.
    — Он еще не знает, насколько у нас все серьезно, — со смехом сказала Мадлен. — Ты не против, если мы потанцуем? Мне надо пользоваться любой возможностью, чтобы стать ближе этому мужчине.
    — Иди танцуй. Я немного посижу и огляжусь.
    Мадлен вспорхнула, задев Меган красным шифоновым шлейфом платья, и Меган улыбнулась подруге, подумав, что немного завидует той простой и лишенной проблем жизни, которую, судя по всему, ведет Мадлен.
    Внезапно у Меган перехватило дыхание. Натан был здесь, не далее чем в десяти шагах от нее. Симпатичная брюнетка прижималась к его широкой груди — та самая женщина, которую она уже видела у него в доме. Надеясь, что Натан не успел ее заметить, Меган отвернулась.
    Но не прошло и секунды, как ее взгляд снова упал на танцующую парочку. То, как эта женщина прижималась к Натану, говорило о несомненной близости, существовавшей между ними. Медленный танец сменился быстрым, и парочка скрылась из вида, пропав в толпе.
    — Увидела знакомого? — спросила Мадлен, опускаясь в кресло.
    — Ты уже натанцевалась?
    — Не надо было надевать такие каблуки. К тому же туфли жмут в носке. Пальцы сдавило — ужас. Хочешь, Паркс принесет тебе чего-нибудь выпить?
    — Нет, спасибо.
    — А я бы выпила стакан вина.
    Мадлен попросила Паркса принести ей выпить, улыбаясь ему во весь рот и похлопывая по руке. Затем, отправив своего спутника в бар, Мадлен обратилась к Меган:
    — Послушай, там не Натан Кинкейд с Дженни Уэст?
    — Кто такая Дженни Уэст?
    — Натан платит ей за то, чтобы присматривала за его домом, когда он в отъезде. Дженни уже давно положила на Натана глаз, не понятно только, что она в нем нашла. Это тем более странно, что он, по ее же словам, не питает к ней никаких чувств.
    У Меган отлегло от сердца. Дженни Уэст — всего лишь прислуга.
    — Так тебе не нравится Натан?
    — А что в нем может нравиться? — удивилась Мадлен. — Я к нему совершенно безразлична. Но я знаю людей, которые его на дух не выносят.
    — Почему? Мне он кажется вполне правильным человеком.
    — Он не святой, это факт. Сара, его жена, не была счастливой женщиной. К своему сыну он тоже был не слишком добр. Как люди говорят, весь в отца пошел.
    Меган нахмурилась.
    — А отец Натана тоже был суров к нему?
    — Насколько я слышала, старик никому спуску не давал. Ты знаешь о том, что он убил человека?
    Меган кивнула.
    — Я слышал, что он стрелял, потому что защищался.
    — Господи! От кого защищаться? Мелвин Хейс хоть и был горячая голова, но не попал бы с двух шагов и в стену амбара. Калеб Кинкейд мог бы выстрелить, чтобы попугать Хейса, но убивать его было ни к чему. Да только Калеба волновала одна вещь на свете — его земля. И Натан такой же.
    — Ты так говоришь, — осторожно заметила Меган, выпрямив спину, — будто Натан Кинкейд тебе небезразличен.
    — Знаешь, мне просто не хочется, чтобы Дженни — хорошая женщина — страдала из-за Натана. И не только Дженни — любая. Неужто можно в такого влюбиться…
    — Он обижал жену?
    — Обижал? — переспросила Мадлен. — Даже не знаю, что и сказать. Если ты спросишь меня, бил ли он ее или что-то в этом роде, я скажу — нет. Они жили все вместе в том большом доме, принадлежавшем отцу Натана, и она присматривала за домом, садом и за всеми мужчинами. Готовила на всех, стирала, ну ты знаешь… Она никуда никогда не выходила, ничем не занималась, кроме работы по дому. Натан, похоже, столь же прижимист, когда речь идет о деньгах, как и когда речь заходит о земле.
    — Мне кажется, многие женщины, у кого есть семья, слишком заняты, чтобы иметь желание и время развлекаться. А когда у тебя к тому же хозяйство, ферма…
    — Брось, Меган, — раздраженно заметила Мадлен и нетерпеливо взглянула в сторону бара. — Ты же сама никогда не жила как крестьянка. Надеюсь, Дженнифер скоро о нем забудет.
    — Не вижу, в чем проблема, тем более если Натан не заинтересован в отношениях с ней.
    — Он ведь может и передумать. Дженни — замечательная женщина, но она так просто не сдается. Все вокруг ее обожают, так почему Натан должен быть исключением? — Мадлен виновато улыбнулась. — Ну зачем тебе все это? Смотри, как весело вокруг. Музыка играет. — Мадлен стала притопывать в такт. — Впрочем, у Натана есть одно, но существенное достоинство. Он богат, как Крез. Если Дженни выйдет за него, то хоть часть этих денег будет истрачена с пользой.
    — Дженни весьма привлекательна, — сказала Меган. — Она была замужем?
    Мадлен засмеялась.
    — Конечно! Дженни нравится мужчинам и охотно принимает их знаки внимания. Она вышла за Джеффри Уэста сразу по окончании колледжа. Прекрасная была пара. Дженни на мужа нарадоваться не могла. Все для него делала. И вдруг он заявляет, что влюбился в свою секретаршу. Не могу понять, как это случилось. Дженни к нему так и липла, носилась с ним как с писаной торбой.
    — Вот и доносилась, что он от нее сбежал.
    Мадлен смотрела на подругу во все глаза, и Меган пожалела о сказанном.
    — Некоторым мужчинам не нравится, когда с них пылинки сдувают, — осторожно проговорила она. — Нельзя слишком сильно им докучать.
    — Дженнифер ему не докучала, — с нажимом на последнем слове сказала Мадлен, ясно давая понять, что ей, Меган, чужой здесь, не позволено критиковать местных старожилов. Это прерогатива жителей городка.
    — Я хотела сказать, — объяснила Мадлен, — что ей нравится заботиться о любимом человеке.
    Меган почувствовала, как в ней вскипает что-то темное и злобное. Воспоминание о том, как Дженни липла к Натану, вызвало к жизни чувства, которые не просто озадачили и обеспокоили, но испугали Меган. Если Натан не интересовался Дженнифер как женщиной, тогда какого черта он сюда явился с ней? Но какое дело до этого ей, Меган?
    Меган испытала облегчение, когда Паркс вернулся к столу. Он отдал Мадлен вино, а сам пригласил Меган танцевать.
    — Смотрите в оба. Мадлен обожает разыгрывать роль Купидона, и, судя по тому, как на вас сегодня смотрят мужчины, могу сказать, что вы и оглянуться не успеете, как придете к ней в магазин за свадебным платьем.
    — Мы с Мадлен знакомы недавно, но она уже достаточно хорошо меня знает, чтобы не верить в подобный поворот событий, — с улыбкой ответила Меган.
    Паркс был хорошим танцором, и Меган, к собственному удивлению, отметила, что ей приятно танцевать.
    — Мой опыт подсказывает, что хороший брак — подарок богов. Я не верю в улыбки фортуны и поэтому не планирую еще раз вступать в брак, Паркс, — добавила Меган.
    Чья-то рука легла Парксу на плечо.
    — Надеюсь, вы не делаете даме предложение, дружище? — спросил Натан, без обиняков отбивая у Паркса партнершу.
    — Вы потеряете время зря, — ответил Паркс, подмигнув Меган. — Дама только что сказала, что она не из тех, кто выходит замуж.
    Натан засмеялся и притянул Меган ближе к себе. У нее захватило дух. Никогда прежде она ничего подобного не испытывала. И когда его ладонь скользнула по спине, чтобы лечь на талию, по телу Меган побежали мурашки.
    — Значит, вы все-таки пришли, — тихо проговорил он.
    — Я выбрала меньшее из двух зол, решив прийти самой, не то Мадлен притащила бы меня сюда на буксире.
    — Тогда я должник Мадлен.
    Он привлек ее еще ближе к себе. Сквозь тонкую ткань шелкового платья она чувствовала каждый дюйм его тела, которое не просто касалось ее — жгло.
    Когда-нибудь кончится эта музыка? Меган начала уже побаиваться, что сгорит заживо в его объятиях.
    Наверное, стоило убежать, но он держал ее слишком крепко. Она могла бы попросить его отпустить ее, но боялась задеть его самолюбие. Поэтому она не знала, как поступить. Этот мужчина имел над ней странную власть.
    Его рука крепче сжала ее талию. Он вел ее уверенно и властно.
    — Я был бы разочарован, если бы не встретил вас здесь. Я нуждался в женщине, способной поднять мне настроение.
    Тембр голоса Натана взволновал ее не меньше, чем его слова. Даже если эти слова были лишь данью вежливости.
    — Вряд ли вашей спутнице понравилось бы то, что вы сказали.
    — Спутнице? Какой спутнице? — Натан чуть отстранился и, глядя ей прямо в глаза, сказал: — Я здесь сам по себе. И сказать по правде, я рад, что пришел. Как правило, мне такие мероприятия не по душе, но у меня было предчувствие, что тут я встречу вас. — Он снова прижал ее к себе, поглаживая ее ладонью по спине. — Вы возбуждаете мужской аппетит, Меган Эшвуд.
    Меган натянуто рассмеялась, стараясь не замечать приятного холодка, побежавшего по спине.
    — Вы сегодня на редкость бойкий на язык.
    — Бойкий?
    Он неожиданно приподнял ее, оторвав от земли. У Меган захватило дух от восторга.
    — Это потому, что я сейчас знаю, что делаю, — продолжал Натан. — Вы заморочили мне голову, леди. Но видеть вас тут, держать вот так… здорово помогает для прочищения мозгов.
    — Сначала вы называете меня янки, потом утверждаете, что я морочу вам голову. Вы очень учтивы.
    Натан остановился посреди танцевальной площадки, глядя на нее сверху вниз.
    Меган поймала себя на том, что смотрит ему в глаза, потеряв всякое представление о пространстве и времени. Собрав волю в кулак, она сказала:
    — Натан, люди смотрят. Кто-нибудь решит, что я наступила вам на ногу.
    — На самом деле вы покалечили меня куда серьезнее. Вы коснулись моего сердца и наполнили его томлением. Вы ведь не станете разбивать мне сердце, правда, янки?
    Натан Кинкейд, тот, которого она знала, никогда бы такого не сказал! Ее сердце бешено колотилось, а воздух стал разряженным, как высоко в горах.
    — Вы что, пьяны? — спросила она.
    — Я не абсолютный трезвенник.
    Он усмехнулся и повел Меган в танце.
    — А вы любите выпить?
    — Иногда я не против отведать хорошего мартини.
    — Я думал, вы предпочитаете коктейль «Манхэттен».
    — Я не так часто пью, чтобы считать себя знатоком коктейлей, — сказала она, пропустив мимо ушей его колкость.
    «Хотя сейчас ничего не имела бы против хорошего коктейля», — подумала Меган. Ей требовалось что-то горячительное, чтобы успокоиться. Какими чарами околдовал ее этот мужчина?
    — Это второй танец. Проводите меня к столу. Мадлен…
    — Мадлен меня не одобряет. Это вас беспокоит?
    — Почему вы так решили?
    Он прижал ее к себе теснее и рассмеялся. Меган уловила нотки сарказма.
    — В Фармвилле фамилия Кинкейд не способствует установлению популярности. Вам стоило хорошенько подумать, прежде чем соглашаться со мной танцевать.
    Меган могла бы напомнить ему, что у нее никто не просил согласия. Он просто забрал ее у Паркса. Но все равно, возможно, он был прав. Ей совсем не место в объятиях Натана Кинкейда, и в то же время она так славно чувствовала себя в кольце его рук.
    — Мне нравится танцевать, — сказала Меган, — и я рада, что Мадлен настояла на том, чтобы я пришла.
    — Так вам нравится танцевать со мной?
    — Да, — призналась Меган.
    — А может, еще как-нибудь потанцуем вместе? Только на этот раз пусть нас будет всего двое: я и вы.
    — Натан Кинкейд, нелюдим, отшельник, приглашает меня на танцы… — Слово «отшельник» случайно сорвалось с ее губ.
    — Кто?
    — Мне не следовало этого говорить. Я просто повторила то, что о вас слышала.
    — Наверное, это правда. Но в ваших устах это слово звучит как…
    — Грубость. Превышение полномочий. Нарушение презумпции невиновности.
    — Да нет, все не так. Я знаю, что Мадлен не единственная, кто меня не любит. Признаться, мне плевать, что они говорят или думают.
    Меган нравилась в нем эта черта. Он был сам по себе и жил своим умом, да и говорил лишь то, что думал.
    Натан коснулся пальцем ее подбородка.
    — Но мне не все равно, как вы ко мне относитесь, — тихо добавил он.
    — Натан, я…
    — Голубой вам к лицу. И это мой любимый цвет.
    Он улыбнулся, и она почти забыла о том, что они были не одни на танцплощадке. Хорошо, что она пришла.
    — Мне не удастся уговорить вас уйти? — спросил он.
    — Вы, наверное, могли бы и потому, я надеюсь, не будете пытаться.
    Догадался ли он, насколько соблазнительно прозвучало его предложение?
    Он не настаивал. И Меган почувствовала сильнейшее разочарование. Взяв Меган под руку, он повел ее через переполненную площадку к столу.
    — Мы еще увидимся, — сказал он, — и в следующий раз на моих условиях. Только вы и я.
    Меган опустилась на стул и посмотрела ему вслед. Натан, пробираясь сквозь толпу, шел к выходу. Один пришел — один ушел. Он не остался на ужин. Что означают эти его условия? Хотела бы она сама иметь столь же твердые убеждения. То, что, как она надеялась, могло перерасти в дружбу, обрастало неожиданными осложнениями. Его улыбка, голос, его прикосновения слишком сильно волновали ее. И все же ей хотелось встречаться с ним. На любых условиях, которые он сочтет нужным поставить.

Глава 4

    Будет ли Меган на ногах в половине восьмого утра? Натан решил это выяснить. Больше недели прошло с тех пор, как она поколебала его решимость не давать волю чувствам. Не то чтобы он искал неприятностей на свою голову, отнюдь нет. Но ведь они с Меган взрослые люди, и между ними проскочила искра. Так может, стоит проверить силу того запала?
    Натан взбежал по ступеням на веранду со стороны кухни. В доме Ван Херлика веранда была широкой и просторной. Для Натана этот дом навсегда останется домом Ван Херлика. Он не хотел думать о нем как о доме Меган, потому что допустить такое означало бы, что она останется тут жить, а этого уж никак не могло случиться.
    Натан не стал звонить. Он просто постучал в дверь кухни. Дверь открылась немедленно, и Меган Эшвуд с улыбкой встретила его на пороге.
    — Вы уже встали.
    Он опустил взгляд с ее лица на грудь, обтянутую атласным халатом, затем снова поднял глаза, задержавшись на губах, напоминавших нераскрытый розовый бутон.
    — Я — ранняя птаха, — улыбаясь ей одними глазами, сказал Натан. — Смотрю, и вы тоже.
    Ее улыбка была бальзамом для его сердца. Кажется, она искренне рада его видеть.
    — По дороге на аукцион скота я решил заскочить к вам. Просто так. Потому что проходил мимо.
    Видит Бог, Меган утром была прелестна. Нежная кремовая кожа так и просила к ней прикоснуться. Интересно, каково это — проснуться с ней рядом, увидеть ее золотистые волосы, разметавшиеся по подушке? Или проснуться и увидеть, как она спит у него на груди, и обнять ее, приласкать. Из-под халата виднелись кружевные оборки. Натан шумно вздохнул. Меган в пене кружев — в этом было что-то очень возбуждающее. И неожиданное. Он не представлял ее в воланах и рюшах.
    — Кофе вскипел, — сказала Меган.
    Ей нравилось то, как он смотрел на нее. Словно на взбитые сливки на яблочном пироге.
    — У вас найдется время для чашечки кофе?
    — Увы, — с искренним сожалением сказал Натан. — Аукционеры времени заранее не назначают. Я лишь хотел повторить предложение потанцевать. Только вы и я. Помните?
    Как он мог подумать, что она забудет?
    — Я, как правило, не танцую, не выпив чашки кофе.
    — Тогда считайте, что вам повезло. Сначала ужин. А там, если захочется, будут и танцы.
    Он не говорил ничего такого, что могло бы вызвать у нее опасения, но этот хищный блеск в глазах заставлял ее нервничать и учащенно дышать. Меган пришлось даже прислониться к косяку: голова закружилась.
    — Поужинать вместе — неплохая мысль.
    Натан отвернул манжет рубашки и взглянул на часы.
    — Вы были когда-нибудь на аукционе, где продают скот?
    — Нет.
    — Поехали со мной.
    — Вы шутите?
    Казалось, это предложение удивило его не меньше, чем Меган.
    — Я подожду, пока вы оденетесь.
    Меган бросила на него недоверчивый взгляд:
    — Вы, кажется, сказали, что торопитесь.
    — У вас не займет много времени натянуть джинсы. А я пока угощусь кофе.
    Меган смотрела на гостя, подозрительно прищурившись. У нее не было сомнений в том, что он лишь прикидывается невинной овечкой. Перед ней волк в овечьей шкуре, и она прекрасно отдавала себе в этом отчет. Ну что же, она не облегчит его участь отказом. Аукцион — хорошая проверка на прочность. Меган не понаслышке знала, что такое биржевые сражения на Уолл-стрите.
    — Заходите. Я мигом, — сказала она. — Чашки на буфете.
    Натан маленькими глотками пил кофе. Как его угораздило пригласить ее с собой на аукцион? Что он будет делать с ней целый день? Разумеется, она понимала, что он и не ждет, что она согласится на столь странное предложение, причем вот так сразу, без предварительного разговора. Натан рассмеялся. Ну конечно же, все она знала! И именно поэтому согласилась пойти.
    Меган вернулась на кухню.
    — Ну что, передумали брать меня с собой? — спросила она, доставая из сумочки отрывной блокнот и карандаш.
    Натан встретил ее насмешливый взгляд дразнящей улыбкой. Теперь-то он точно знал, почему она захотела с ним поехать. И он точно знал, отчего захотел взять ее с собой. С ней он чувствовал себя счастливым. Она заставляла его испытывать примерно то же самое, что бывает, когда впервые катаешься на «американских горках», — предвкушение чего-то восхитительного и в то же время страх показаться дураком. И при всем при этом абсолютная уверенность в том, что, как бы то ни было, удовольствие будет незабываемым.
    — Почему я должен был передумать?
    Меган нацарапала что-то на листке, вырвала его из блокнота и прилепила к холодильнику.
    — Ну вот. Теперь Тутти не подумает, что я свалилась в старый колодец или что-то в этом роде, — сказала она.
    — Ясноглазая модница, — пробормотал Натан, окинув взглядом Меган, — аккуратно причесанную, в ярко-голубой кофточке и синих джинсах, в льняных сандалиях на плоской подошве и с льняной сумкой через плечо — в пару к сандалиям. Все по последней моде, не без элегантности и даже шика. Да уж, прекрасный наряд для аукциона, на котором будет выставляться живой скот. Натан широко улыбнулся. Не думает ли она, что коровы будут дефилировать перед ней по подиуму, словно топ-модели на показе очередной коллекции какой-нибудь знаменитости?
    — Вы упомянули Тутти. Вы имели в виду Тутти Ричардсон? — спросил Натан.
    — Да. Пойдемте, Натан. Я не хочу ничего пропустить.
    — Нельзя оставлять дверь незапертой.
    — Я и не собираюсь.
    — Тогда как Тутти увидит вашу записку? Послушайте, если у вас на сегодня другие планы, я…
    — Тутти у меня работает, Натан. У нее есть собственный ключ.
    Он таки пытался пойти на попятную. Что же, ему это с рук не сойдет.
    — Ну довольно, пойдемте. Я обо всем расскажу вам в машине.
    Меган в буквальном смысле вытолкала его на крыльцо и заперла дверь. Но, обернувшись, поняла, что крепко влипла. Она увидела, на чем он приехал. Машина? Это слишком сильно сказано!
    Натан подсадил ее, помогая забраться в кабину своего грузовика. Ей надо было догадаться, в какое жалкое положение она себя поставит. Натан как ни в чем не бывало сел рядом.
    — Эта таратайка не развалится?
    — Малышка Люси? Моя птичка удачи? Прочь сомнения, дорогуша. Старушка будет бегать еще долго после того, как ваша машина зароется носом в пыль. Кстати, вы собирались рассказать мне о Тутти, — напомнил ей Натан. — Что вы имели в виду, говоря, что она у вас работает? Насколько я знаю, она еще учится.
    Может, Престон чего-нибудь недоговаривал?
    — Она бросила колледж, — ответила Меган. — Мадлен дружит с Ричардсонами. Она нас и познакомила. Когда я узнала, что Тутти пришлось уйти из колледжа, чтобы зарабатывать на жизнь, я спросила ее, не хочет ли она помогать мне по дому.
    Нахмурившись и отвернувшись в сторону, Натан спросил:
    — Вы платите ей больше, чем она может заработать в городе?
    — Без диплома у нее вряд ли широкий выбор, и я рада, что могу ей помочь.
    Натан невольно задавался вопросом, нет ли какой-то связи между тем, что Тутти бросила учебу, и тем, что Престон хочет жениться на ней немедленно. Может, в этом и впрямь назрела необходимость? Не ждет ли Тутти от него ребенка? Но у Меган об этом не спросишь. Как, впрочем, и у Престона.
    Вскоре Натан подъехал к засыпанной гравием площадке для парковки машин и выключил мотор. Меган облегченно вздохнула. Ей казалось, что у нее всю душу вытрясет за дорогу. Пожалуй, многие предпочли бы тащиться пешком, чем испытывать сомнительное удовольствие, болтаясь в этой жестяной коробке, словно бобы в консервной банке.
    — Вы собираетесь привезти корову домой в этом огромном фургоне? — осведомилась Меган, кивнув в сторону трейлера, прицепленного к грузовику.
    — Не корову — быка. Если цена будет подходящая.
    — Ах вот как, быка, — пробормотала Меган, когда Натан помог ей спуститься на землю.
    По дороге к главному зданию они проходили мимо огороженных участков, которые Натан называл загонами, где сотни парнокопытных натужно ревели, возмущаясь тем, что их заставляют терпеть такую давку. Меган старалась не подавать виду, что всерьез опасается, как бы кто-нибудь из рогатых не вырвался на волю. Рога всегда страшно пугали ее, но она ни за что бы не показала свой страх Натану.
    Натан провел ее к большому зданию. Над дверью красовалась табличка «Ресторан», повыше еще одна — «Помещение аукциона». Они вошли внутрь. Натан закрыл за Меган дверь. Здесь было чуть потише, но рев животных проникал и сюда.
    — Живая музыка, — сквозь зубы пробормотала Меган. — Эти несчастные коровы все время будут блеять?
    Она огляделась, удивленная современной обстановкой помещения.
    — Блеют овцы, — сказал Натан, беря ее под руку. — Коровы мычат или ревут.
    Мимо них протиснулись трое молодых людей в ковбойских шляпах, окинув Меган оценивающим взглядом.
    — А что делают быки?
    — Фыркают.
    — Давай, Кинкейд, просвети ее, — произнес один из парней; двое других засмеялись.
    — Привет, Баден, — сказал Натан, вежливо кивнув.
    Прямо перед ними, на большой черной доске, укрепленной на стенде, мелом был расписан порядок аукциона. За стендом располагалась стеклянная дверь в другое помещение. Там, за стеклом, три женщины работали за компьютерами.
    — Как они могут работать в таком шуме? — спросила Меган как раз в тот момент, когда мужчина, которого звали Баден, вышел, толкнув ее плечом так, что она была вынуждена прижаться к Натану.
    — Ой, случайно вышло! — нахально ухмыляясь, проронил Баден и бросил на Кинкейда взгляд через плечо.
    Натан крепче сжал ее руку. Меган нахмурилась. Что же тут происходит?
    — Пойдем, — сказал Натан, провожая ее к двери, расположенной за стендом с доской, и далее, мимо возвышения с рабочими местами операторов в другое помещение, напомнившее Меган небольшой театр. — Вот где, собственно, и будет проходить аукцион, — пояснил он.
    Деревянные скамьи на бетонном основании поднимались амфитеатром за площадкой, похожей на сцену, с тем лишь отличием, что сцена имела ограждение. Пониже сцены находился огороженный участок со стойкой, за которой сидели несколько мужчин. У одного из них был микрофон.
    — Оркестровая яма? — пошутила Меган, кивнув в сторону стойки.
    — Не жди Зубина Мету[2], — усмехнувшись, ответил Натан. — Здесь, на ринге, будут выставлять скот. Пошли, — сказал он и, положив ей руку на плечо, повел по узкому проходу к первым рядам.
    Они нашли два места перед стойкой, откуда было все замечательно видно. Натан несколько минут объяснял Меган, как будет проходить аукцион, но, когда все началось, полностью сосредоточился на торгах.
    Меган, как бы ни была увлечена происходящим, ни на минуту не забывала о его ладони, лежащей у нее на колене. Она украдкой взглянула на своего спутника. Под мягким трикотажем его пуловера проступали мощные бицепсы. Пуловер словно вторая кожа обтягивал грудь. Меган скользнула взглядом вниз, невольно задержавшись на его чреслах.
    Жар от его ладони поднимался вверх. Мышцы живота судорожно сжались. Меган осторожно убрала с его лба прядь, упавшую на глаза.
    — Продано! — объявил аукционист.
    Меган мельком взглянула на ринг. Там стояла маленькая красно-рыжая корова с белыми отметинами на морде.
    — Что это за порода? — тихо спросила она у Натана.
    — Ты не знаешь, что за породу покупаешь?
    Меган задержала дыхание. Когда она подняла руку, чтобы поправить Натану волосы, аукционист решил, что она… Натан рассмеялся, а Меган подавила желание застонать.
    — Итак, я купила корову. Теперь я настоящая фермерша.
    — Ты не сказала мне, что приехала сюда покупать, — с невинным видом заметил он. — И как ты думаешь доставить ее домой?
    — А они не доставляют товары на дом?
    Натан покачал головой, глядя на нее из-под удивленно приподнятых бровей.
    — Мы можем привязать ее к прицепу. Пусть себе идет домой не спеша.
    — Забудь об этом. Если я купила корову за фунт, к тому времени, как я дотащу ее до амбара, она и десяти центов не будет стоить. Я не так глупа, как ты думаешь!
    Но что, скажите на милость, ей делать с этой коровой? К тому же у нее есть рога.
    — Нет, дорогая, ты далеко не глупа, — ответил Натан, — но чертовски упряма.
    Он рассмеялся и помог ей подняться.
    — Быков еще не скоро будут показывать. Давай попьем чего-нибудь. А потом решим, что нам делать с твоим приобретением, если не сможем поймать для нее такси. Кстати, ты купила корову херефордской породы.
    — Дай мне еще немного времени, чтобы войти в роль, и я поеду домой верхом на моей херефордской коровке.
    Ему нравился ее острый язычок. Черт, она нравилась ему все сильнее с каждой минутой. И надо отдать ей должное, у нее были характер и задор. Она всерьез решила купить эту корову.
    Они отыскали места в переполненном ресторане, и Натан отправился к длинному прилавку, чтобы взять чего-нибудь попить. Соус так остро и приятно пах, что он заказал хот-доги с двойной порцией чили.
    Натан поставил поднос на стол.
    — Ты не подождешь меня пару минут? Я кое-что должен сделать.
    Испытывая за Натана гордость, Меган проводила его взглядом до двери. Невольно она попыталась представить его в Манхэттене. Нет, там, в Нью-Йорке, он никогда не был бы счастлив. Натан принадлежал этому миру полей, аккуратно нарезанных на пастбища, миру холмов, возвышающихся над озерами и лесами.
    К тому времени как он пришел, Меган уже доела свой хот-дог. Он с хитрой, но счастливой улыбкой сел рядом.
    — Ты что-то затеял, — поддразнила своего спутника Меган. — Скажи, что ты там провернул?
    — Получил быка по дешевке. Я собрался торговаться до четырех тысяч, но дело выгорело, и я получил его за три.
    — Ты уже выторговал быка?
    — И погрузил его в трейлер. Я даже нашел способ доставить домой твою корову.
    Меган чмокнула его в щеку:
    — Спасибо за то, что позаботился о транспортировке моей коровы. Мне, честно говоря, было не по себе при мысли о том, что придется тащить ее на поводу.
    В его глазах светилось удовольствие, и Меган улыбнулась. И тут вдруг она вспомнила о том, что он купил быка, назвав какую-то непомерную цену.
    — Ты говоришь, что заплатил за быка три тысячи долларов?
    Натан усмехнулся.
    — Это был тот же бык, которого хотел купить Баден. А теперь я расскажу тебе, как мне удалось заполучить быка так дешево. Баден узнал, что я приехал сюда за тем же быком, что и он, и, решив, что я все равно буду торговаться до последнего и перебью его цену, разозлился и уехал.
    — И все же — три тысячи долларов!
    — Уверяю тебя, для хорошего быка это дешево. У него, правда, нет документов, но за такую цену их и ждать нечего.
    — Натан, у тебя ведь много коров? И быков тоже?
    — Около тысячи голов.
    — Ты неправильно вкладываешь деньги. Дай покажу.
    Меган вытащила из сумочки блокнот и карандаш и начала что-то быстро писать. Натан смотрел на нее, а не на цифры.
    — Ты мог бы удвоить свой капитал или даже утроить, если бы сделал правильное вложение. И тебе не пришлось бы так работать, что тоже немаловажно.
    Его глаза потемнели. Он должен был знать, что все слишком хорошо началось, чтобы длиться долго. Интерес Меган к фермерству — не более чем прихоть избалованной барышни.
    — Ты предлагаешь мне избавиться от стада?
    — Я понимаю, ЧТО это звучит слишком радикально, но ты мог бы гораздо больше преуспеть на рынке ценных бумаг.
    — Оставь свои соображения при себе, дорогая, — сказал он, смерив ее тяжелым, мрачным взглядом, и откинулся на спинку стула. — Как только я продам стадо и заставлю деньги работать на меня, куда мне девать себя, скажи на милость? Играть в поло? Поехать в кругосветку? Я землевладелец. Фермер. Моя земля — это часть меня самого, как воздух, которым я дышу. Я выращиваю стадо потому, что мне нравится этим заниматься, и если тебе нравится играть на бирже, возвращайся лучше к себе в Нью-Йорк и продолжай заниматься своей престижной работенкой на этом своем Манхэттене.
    Меган молча смотрела на него. Не дождавшись ответа, он добавил, криво усмехнувшись:
    — Ведь именно так вы и намерены поступить, мадам, не правда ли? Ну что ж, когда соберетесь, оставьте корову на моем пастбище. Вряд ли на Манхэттене найдется достаточно травы, чтобы ее прокормить.
    Меган с шумом выдохнула.
    — Ты закончил?
    — Да.
    Меган заметила, что к их столику приближается грузный, угрюмый мужчина, но была слишком рассержена, чтобы уделить этому факту внимание.
    — Тогда послушайте меня, Натан Кинкейд. Вы самый надменный, самый возмутительный тип…
    — Вот вы где! Ты, сын подзаборной шлю…
    В воздухе мелькнул кулак, но реакция Натана оказалась мгновенной. Предупредив удар, метивший ему в челюсть, Натан одновременно перехватил руку обидчика и, вскочив, прижал его к стойке.
    По лбу нападавшего катился пот.
    — Мы ведь не ссорились, Баден, — сказал Натан тихим голосом. — До сих пор по крайней мере. Ты что, слепой? Не видишь, что я с дамой?
    — У нее реакция похуже, чем у твоего папаши, верно, Нат? Видишь, не успела вытащить пушку, — съязвил Баден, морщась от боли: Кинкейд продолжал выворачивать ему руку.
    — Забудь о ее реакции. Если хочешь неприятностей, ты их получишь, — тихо ответил Натан.
    Он смерил противника взглядом, после чего, чуть дернув напоследок руку, отпустил его, оттолкнув от себя.
    Баден, почувствовав, что легко отделался, решил еще покуражиться. Бросив взгляд на Меган, он сказал:
    — Какими неприятностями ты меня стращаешь? Боишься, что уведут твою подружку?
    Натан взял Меган за руку.
    — Пойдем отсюда, — мягко предложил он.
    По дороге к грузовику никто из них не произнес ни слова. Только однажды Натан оглянулся, но при этом ни на миг не отпускал руки Меган.
    — Мне жаль, что так вышло, — сказал он, помогая ей сесть в грузовик.
    Затем сел рядом, и она коснулась его руки.
    — Из-за чего весь сыр-бор? — спросила она.
    — Давай сперва уберемся отсюда. Я не знаю, где он раздобыл спиртное на аукционе, — здесь сухой закон, но от него пахло пивом. Я вообще-то стараюсь не убегать от неприятностей и не верю, что бегством можно от них спастись, но по возможности избегаю проблем. К тому же я не хочу, чтобы и у тебя возникли проблемы.
    Несколько минут они ехали молча. Меган положила руку на колено Натана. Теперь она понимала, почему рядом с ним ощущала себя в безопасности. Она не встречала еще человека, двигавшегося столь быстро и решительно. Но дело не только в его ловкости или быстроте реакции. Натан знал, когда подраться, а когда избежать драки. Он мог бы сделать Бадену очень больно, но не стал. Меган придвинулась поближе. Похоже, Натан относится к касте победителей, и не только в драках.
    — Ты слышала о моем отце… о суде?
    Он уставился в пустоту, сжав зубы.
    — Люди всякое говорят…
    — Мелвин Хейс приходился Бадену деверем. Баден знает, что у Мелвина был зуб на меня, а не на Калеба, вот он и винит меня в том, что его сестра овдовела. Он всегда говорил, что судили не того, кого надо. И у него есть единомышленники. — Натан замолчал. Потом вздохнул и добавил: — Видит Бог, хотел бы я быть на месте отца.
    Пытался ли он предупредить ее? Оградить от чего-либо?
    — Эти люди, о которых ты говоришь, Натан, несправедливы.
    — Справедливость здесь ни при чем. — Его голос звучал глухо. В нем сквозила давняя боль. — Несправедливо, что Мелисса Хейс осталась на бобах с маленькой дочерью, и несправедливо то, что мой отец…
    У Меган на глаза навернулись слезы. Она быстро заморгала, прогоняя их.
    — Я во всем виноват, — сказал Натан, сжимая руль так, что костяшки пальцев побелели. — Хейс хотел меня убить. Я его уволил и выгнал из дома, который мы предоставляем арендаторам. В субботу, через неделю после того, как мы рассчитались за полученный урожай со всеми издольщиками, мы с отцом остановились заправиться. Подъехал Мелвин. Он был, как всегда, навеселе. Вот поэтому мне и пришлось его уволить. Впрочем, он в любом случае оказался в отчаянном положении. Никакой другой работы, кроме работы издольщика, он не знал, а с его репутацией никто на сто миль вокруг его бы на работу не взял. Мой отец держал Мелвина лишь из жалости к его семье. Мы уже успели наполнить бак. Отец ждал в грузовике, пока я оплачу счет. Я вышел из помещения, где принимали деньги за бензин, и в этот момент Мелвин вынул пистолет и начал стрелять. Отец схватил лежавшее в грузовике ружье и выстрелил поверх головы Мелвина, чтобы тот успокоился. Прикрывал меня, чтобы я мог добежать до кабины. Мелвин попал в ветровое стекло. Пуля царапнула отца по плечу. Он открыл мне дверцу и увидел, что Мелвин целится в меня. Вот тогда отец выстрелил.
    У Меган сердце разрывалось от боли. Ей хотелось обнять его, прижать к себе.
    — Вы защищались, — с жаром произнесла она. — Ты не мог контролировать ситуацию.
    — Мой отец умер, а ведь он мог остаться жить. Он никогда не убил бы человека, если бы не я, — с трудом вымолвил Натан.
    Меган сжала его колено.
    — Это не твоя вина. Ты потерял отца, так не усугубляй положение, возводя на себя напраслину.
    Натан взглянул на нее и улыбнулся. Его глаза лучились теплотой. Меган немного успокоилась.
    — Не принимай близко к сердцу, янки, — сказал он и, широко улыбнувшись, добавил: — А ты классно себя повела там, на аукционе. Спокойная, как удав. Я, ей-богу, тобой горжусь.
    Меган прерывисто вздохнула.
    — Я просто оцепенела. Вот и весь секрет моего спокойствия.
    Она коснулась его руки, мечтая прижаться к нему теснее.
    — Я тоже испытывала гордость за тебя. Я имею в виду то, как ты разобрался с Баденом. Джон Уэйн[3] не справился бы лучше.
    — Жаль, что заката не предвидится, — хриплым шепотком сказал Натан, подражая Джону Уэйну. — Придется нам ехать прямиком в синюю даль.
    Натан свернул с шоссе на дорогу, ведущую к дому Меган.
    — Я довезу тебя до дома и вернусь около семи. Ты к этому времени успеешь проголодаться?
    — Ты всерьез считаешь, что хот-дог способен продержать меня на плаву до ночи?
    Натан в ответ рассмеялся.
    — Люблю женщин с хорошим аппетитом. Есть ли какие-нибудь пожелания и предложения?
    — В общем, да, есть. У тебя сегодня и так будет полно забот. Быка надо поселить на новое место. Да и мне придется устраивать корове новоселье. Ведь ее скоро привезут сюда, верно? В записке, которую я оставила для Тутти, я упомянула, что пригласила гостя на ужин.
    Натан резко остановил грузовик. Прицеп ударился о задний борт. Бык обиженно заревел. Меган чуть не подпрыгнула от неожиданности и испуга.
    — Что случилось? — шепотом спросила она, вцепившись в край сиденья.
    Глаза Натана метали гневные искры.
    — Помнится, я пригласил тебя поужинать со мной. А не наоборот.
    Неужели ей это не снится?
    — Погоди, Натан. Какая разница, где принимать пищу? Я не знала, сколько продлится аукцион, и не могла придумать Тутти иного занятия, пока меня не будет дома.
    — А ты не подумала, что у меня свои планы?
    Меган сдержанно улыбнулась.
    — Не вижу причин для скандала. Хочешь, чтобы я поехала с тобой в город, — пожалуйста. Я предложу Тутти забрать все, что она приготовила, с собой, когда она пойдет домой. Я так уже делала.
    Натан видел, что она не понимает причин его возмущения. Просто считает его вздорным ворчуном и все. Но ведь она отчасти права. Что это на него нашло? В конце концов ничего не случится оттого, что ужин пройдет у нее. Но в более существенных вопросах он не позволит ей вертеть собой.
    Все эти мысли пронеслись у него в голове, пока Меган вновь не улыбнулась ему, и тут он понял, что у нее есть секретное оружие, с помощью которого она может заставить любого плясать под свою дудку. Острые коготки в лайковых перчатках. К чему орудовать бульдозером, когда можно действовать меньшими усилиями? Вскружить мужчине голову одной улыбкой, а затем, с помощью другой, окончательно прибрать к рукам — и все, пропал человек.
    — Меган… — Натан провел рукой по ее щеке. — Какой мужчина не хотел бы, чтобы женщина знала, что каждое утро он просыпается с желанием увидеть ее? Или чтобы она знала, что он встал до рассвета, чтобы переделать все срочные дела и перед работой подготовиться к вечернему свиданию с ней?
    Меган с улыбкой вздохнула. Почему она решила, что способна переиграть этого мужчину? С какой стороны ни подойди, все безнадежно.
    — Черт, а ты хороший парень, — сказала она, прислонясь к дверце машины, словно стремясь преодолеть силу, толкавшую ее к Натану Кинкейду.
    — Случайно мне известно, что Тутти прекрасно готовит, — сказал он, глядя на нее жаркими зеленовато-карими глазами. — На этот раз я позволю тебе сделать по-твоему, но впредь имей в виду, вон тот бык, что ревет в прицепе, — единственное живое существо в моем доме, которое ты можешь водить за собой за кольцо в носу.
    Вот как. Он не хотел, чтобы она брала на себя инициативу даже в такой малости, как планирование совместного вечера. Пошарив у себя за спиной, Меган нащупала ручку, нажала на нее, и дверца приоткрылась.
    — Сексизм тебе не к лицу.
    — Это еще как сказать. Готов признать, что в джинсах ты смотришься лучше, чем я, но ты никогда не застанешь меня в оборочках.
    Да уж, от его взгляда ничто не ускользнуло. Меган припомнила этот его утренний взгляд, и ее бросило в жар.
    — Ровно в семь, — широко улыбнувшись, сказала она.
    Натан завел мотор.
    Что касается джинсов, то… тут все зависит от точки зрения.

Глава 5

    Зная, что Тутти должна быть где-то в доме, Меган решила войти с парадного входа. Скорее всего Тутти видела грузовик Натана и поняла, что они приехали откуда-то вместе. Начнутся вопросы, отвечать на которые Меган не хотелось. К тому же ей требовалось время, чтобы привести себя в порядок.
    Спальня была самой любимой комнатой Меган в этом ее новом-старом доме. Солнце светило в западные окна, и темные тени от оконного переплета ложились четкими геометрическими фигурами на деревянный, отполированный до блеска пол. Большая, застеленная нарядным лоскутным одеялом кровать с пологом на четырех столбах так и манила прилечь. Надо будет умыться, почистить зубы, затем проверить, как дела у Тутти, и отправить ее домой пораньше. Может, еще даже останется время для ванны с густой пеной. Кстати, заодно можно опробовать новое цветочное масло для ванн.
    Путь в ванную комнату лежал мимо трюмо. Меган бросила взгляд в зеркало и не узнала себя. Волосы, утром тщательно причесанные и убранные в хвост, растрепались. Волнистые пряди падали на разгоряченное лицо. Глаза горели так ярко, словно у нее была горячка. В общем, из зеркала на Меган смотрела женщина, ей прежде не знакомая.
    Меган поспешила в ванную, открыла кран с холодной водой и плеснула себе в лицо. Пока она промокала лицо полотенцем и втирала крем, в голове у нее пронеслись тысячи мыслей, а вернее, обрывков мыслей и образов.
    Она никогда не забудет нежности в голосе Натана, когда он повернулся к ней, чтобы взять за руку и увести к грузовику.
    В Натане ощущались сила и властность, которые притягивали ее к нему. Сила не только физическая. Его способность держать себя в руках, его решимость защищать тех. кто ему близок.
    Быть может, это желание защищать было чрезмерным? Не в этом ли суть его конфликта с Престоном? Каково это — быть сыном столь властного человека, как Натан? Или его женой? Способен ли он принимать любовь и дарить ее? Или он принадлежал к той категории мужчин, которые считают, что, идя на поводу у чувства, они проявляют слабость?
    Но эта его потребность защитить, оградить от беды вызывала в ней встречную потребность защитить его. Меган улыбнулась, представив, как он мог бы на это отреагировать. Она вышла из ванной и подошла к трюмо, чтобы причесаться. Затем, не глядя, протянула руку за щеткой, но вместо щетки коснулась рукой оловянной рамки. Взгляд упал на фотографию, заключенную в этой рамке. Фотографию Дэна.
    Жизнь с Дэном казалась Меган до предела насыщенной. Она никогда не сомневалась в своих чувствах к нему и была уверена в его чувствах к ней. И вот уже во второй раз со времени ее знакомства с Натаном она задумалась о том, что сказал бы о Натане Дэн.
    Меган взяла щетку и, сдернув резинку с волос, принялась приводить в порядок прическу. Три-четыре взмаха — и готово. Жаль, что нельзя так же легко привести в порядок собственные чувства.

    — Вы были с отцом Престона, — сказала Тутти.
    — Да. И он придет на ужин. Не поверишь, — со смешком сообщила Меган, — чем мы сегодня занимались.
    Тутти ничего не ответила, всем своим видом показывая, что ей нет никакого дела до того, чем они там с Натаном занимались. К тому же девушка была чем-то расстроена.
    — Что с тобой? — спросила Меган. — Что-то не так?
    — Я бы хотела уйти до того, как он придет, — сказала Тутти, теребя кончик длинной темной косы.
    — Ты имеешь в виду Натана?
    Тутти открыла дверцу духовки, повернувшись к Меган спиной, вытащила оттуда кастрюльку из жаропрочного стекла, затем с шумом захлопнула дверцу.
    — Я ненавижу его, — сказала она, обернувшись.
    — Отчего же ты его ненавидишь?
    — Оттого, что он ломает мне жизнь!
    — Натан?
    Меган знала, что у него есть враги, но при чем здесь Тутти? В чем причина такой вражды?
    — Многие тут считают его ужасным человеком, но назвать его ужасным — значит ничего не сказать! Он не просто скуп, он эгоцентричен! Он не ударит палец о палец, чтобы помочь собственному сыну! — По щекам Тутти катились слезы. — Мы хотим пожениться, — сквозь слезы выкрикнула она и промчалась мимо Меган вон из кухни.
    Меган вышла следом за девушкой. Тутти сидела во дворе на скамейке под кленом. Меган присела рядом. Когда Тутти повернула к Меган заплаканное лицо, у Меган сжалось сердце. От боли за Натана, за его сына и за эту девушку.
    — Я умею слушать, — сказала Меган, чтобы приободрить свою домработницу.
    — Я не собираюсь отказываться от своих слов, — запальчиво проговорила Тутти. — Повторяю: я ненавижу его. Не-на-ви-жу!
    — Ненависть — весьма сильное чувство. К тому же деструктивное.
    — Он заслуживает такое отношение! Что с того, что он не выгнал Престона из дома? С таким же успехом он мог вышвырнуть его вон без единого пенни! Он сказал, что Престон не получит ни цента, если мы не прекратим встречаться.
    — Может быть, ему кажется, что вы оба слишком молоды, чтобы вступать в брак? И в самом деле, к чему такая спешка? Сколько тебе лет, Тутти?
    — Девятнадцать. Престону скоро исполнится двадцать один. В этом году он оканчивает колледж, если, конечно, сдаст выпускные экзамены.
    — Оставь в покое косу, — с улыбкой сказала Меган. — Удивительно, как у тебя еще концы не посеклись. А теперь скажи мне: у Престона проблемы с учебой?
    — С математикой, — пояснила Тутти, вытирая щеку ребром ладони. — В этом семестре они изучали курс математического анализа. Престону было трудно, ему был нужен репетитор, но он не может позволить себе брать уроки и скорее умрет, чем попросит у отца денег. К тому же теперь, когда ему приходится совмещать работу и учебу, у нас совсем не остается времени, чтобы быть вместе. И если при этом он еще и завалит экзамены, то…
    — Престону следует поговорить с отцом.
    — С ним невозможно разговаривать! Если только вы не согласитесь поступать так, как он считает нужным. И покуда речь идет о Престоне, это значит… это значит, — сквозь всхлипы повторила Тутти, — что он должен порвать со мной.
    — Не знаю, что тебе и сказать. Может, Натан считает, что, если Престону придется зарабатывать на жизнь на последнем курсе, он станет более ответственным. Я знаю многих родителей, у которых нет и не было никаких материальных проблем, но которые оплачивали детям первый год обучения в колледже, а затем предоставляли им самостоятельно зарабатывать на жизнь и платить за учебу. Жить по средствам тоже надо учиться.
    — Престон и так знает, что такое ответственность!
    — Ты ведь сама еще не окончила колледж, Тутти, — возразила Меган, чувствуя, что убедить девушку хотя бы прислушаться к чужому мнению будет нелегко — она просто не желала слушать никого, кроме себя. — Я думаю, Натан пытается…
    — Разлучить нас! Вот и все, что он пытается сделать! У него денег куры не клюют, и когда-то все равно все достанется Престону. А теперь он просто хочет заставить нас страдать. Не был бы он таким жадным, всем было бы легче! Скупердяй противный!
    Меган захотелось тряхнуть Тутти за плечи, но она сдержалась.
    — У меня нет детей, Тутти, — сказала она, — но мне кажется, Натан, как и все родители, любит сына и хочет помочь ему вырасти ответственным и самодостаточным человеком. А не потребителем.
    Тутти сморгнула злую слезу.
    — Я же говорила, вы на его стороне!
    — При чем тут это? Скажи, Престон стоит того, чтобы немного подождать?
    Тутти вскочила на ноги.
    — Я думала, вы другая, а вы такая же, как все!
    Тутти хотела было бежать на кухню, но Меган остановила ее, взяв за руку.
    — Не убегай. Выслушай меня.
    Тутти посмотрела на Меган с удивлением.
    — О чем это вы?
    — Не мое это дело, Тутти, — промолвила Меган, — но я могла бы поговорить с Натаном просто для того, чтобы лучше понять его мотивы. Может, что-нибудь мне и удастся сделать.
    Итак, она сама выкопала себе яму. Натан Кинкейд ее вмешательство отнюдь не одобрит.
    — Вы правда с ним поговорите?
    — Я сделаю все, что могу, — осторожно ответила Меган, — но никаких обещаний давать не буду.
    — Я не хочу, чтобы у вас были неприятности. Вы не знаете этого человека. Ему нравится манипулировать людьми. Он мнит себя Господом Богом.
    «Что мое, то мое», — сказал он тогда, когда они впервые встретились на пастбище. Тогда он говорил о земле, но не исключено, что он включает в понятие «мое» и нечто большее. Не думает ли он, что любить означает держать под контролем жизнь близких людей?

    — Мне нравится, — сказал Натан. — А тебе?
    — Очень, — с улыбкой ответила Меган.
    Потом, после ужина, стоя у раковины, Меган весьма отчетливо видела себя с Натаном со стороны. Сладкая парочка. Она моет, он вытирает. Так могла бы выглядеть любящая семейная чета.
    Натан закатал рукава белой рубашки. Он снял галстук и расстегнул две верхние пуговицы. Белая рубашка подчеркивала загар, который до конца не смывался за зиму.
    Свет падал сверху, резко очерчивая его профиль. Хлопья пены попали на мускулистые руки, покрытые темным пушком. Интересно, волосы у него на груди курчавые или нет? Мягкие или упругие, как пружинки? Каково будет ощущение, если провести по ним кончиками пальцев… ладонью… прижаться щекой? Меган бросила взгляд на распахнутый ворот. Если бы он расстегнул еще одну пуговицу…
    Он посмотрел ей в глаза. Она потупилась, чтобы защититься от его улыбки, от его все понимающих глаз, от того желания, что читалось в них. Он взял из ее рук мокрую тарелку. Их пальцы соприкоснулись. Она вздрогнула.
    Не зная, как успокоиться, Меган начала рассказывать, как пыталась найти в городе столяра, который взялся бы изготовить кухонный гарнитур. Когда посуда была вымыта, Натан предложил выйти на веранду.
    — Хочу покачаться на тех качелях, что я видел у тебя на веранде.
    Их шаги гулко звучали в большом полупустом доме, когда они шли по длинному коридору из кухни в противоположный конец дома.
    — Газовые фонари, — заметил Натан, увидев канделябры в холле.
    — Мой прадедушка установил их здесь в качестве свадебного подарка своей невесте. Бабушка рассказывала мне, что, будучи девушкой, нередко зажигала их, просто чтобы посмотреть, как они мигают.
    — Звезды лучше, — сказал Натан.
    Распахнув дверь, он пропустил Меган на веранду, затем вышел сам. В дальнем конце в лунном свете покачивались качели.
    — Мне всегда нравилось сидеть на качелях на веранде, — сказал он, присаживаясь.
    Меган села рядом.
    — В детстве, помню, здесь были точно такие же, разве что стойки обвивала глициния. Но я уже посадила луковицы.
    — Глициния растет, как сорняк, скоро вся веранда будет ею увита. Ты удивишься, когда следующей весной тут все будет в цвету.
    Он положил руку ей на плечи, притянул поближе к себе. Она устроилась поудобнее и положила голову ему на грудь.
    Он смотрел на нее. Глаза ее были закрыты. Внезапно ему захотелось, чтобы все так и было. Новые весны, новые цветы. Но он знал, что такому не бывать. Зачем говорить о следующей весне, если она исчезнет отсюда задолго до наступления следующей весны?
    Он хотел бы, чтобы они могли оставаться здесь вечно, вот так сидя рядышком, чтобы ее голова покоилась у него на плече. Со вздохом он выпрямился.
    — Когда ты сегодня упомянула Тутти, я был несколько удивлен, — сказал он. — Хорошее дело — дать ей работу. Сейчас многие фермеры оказались в затруднительном положении, но я не думал, что и Ричардсоны в такой финансовой яме. Им не позавидуешь.
    — Дэн оставил мне неплохое наследство. Ему было бы приятно знать, что я помогаю Тутти. Она очаровательная девушка, не так ли?
    Вот теперь самое время упомянуть про Тутти и Престона. Но может, не стоит спешить? Меган не хотелось затевать разговор, который мог бы перерасти в ссору. Нет, только не сейчас, когда им так славно вместе.
    — Очаровательный ребенок.
    — Да, она молода, — согласилась Меган. — Но ты бы видел, как она ловко управляется по дому и как здраво рассуждает! Вполне взрослая женщина. Мне ее общество очень нравится.
    — Уже сейчас тоска одолела, да?
    Он с самого начала знал, что она и лета здесь не протянет.
    Меган открыла глаза.
    — Есть немного, — призналась она. — Я знаю, что сама виновата. Здешние жители достаточно дружелюбны, но…
    Она замолчала.
    — Но что? — спросил он. — Нет ярких огней? Отсутствует дух большого города?
    Неужели в его голосе звучит сарказм? Нет, ей показалось. Они и раньше касались этой темы, и он, казалось, все так хорошо понимал. Но возможно, она неправильно истолковала его слова.
    Меган спокойно встретила его взгляд.
    — Я всего лишь хотела сказать, что временами действительно чувствую себя одинокой. Вот и все, — пожав плечами, добавила она.
    — Прости, — тихо произнес он. — Я не имел в виду ничего…
    Натан не закончил фразу. Не стоило вообще поднимать эту тему, а уж тем более не следовало сейчас лгать, пытаясь загладить свою вину.
    Он и так понимал, что гордая и независимая Меган едва ли могла бы найти в Виргинии много друзей. Конечно, она чувствовала себя одинокой здесь. И одиночество делало ее ранимой. Натану неожиданно захотелось обнять ее, прижать к себе и держать крепко-крепко, чтобы она слышала, как бьется его сердце. Он с трудом подавил это желание.
    Меган молча приняла его извинения. Пусть себе думает что хочет. Какая разница? Возможно, так проще будет держать дистанцию. Меган прекрасно понимала, что чем дальше, тем труднее ей будет не привязываться к Натану.
    — Ты познакомилась с Ричардсонами, когда ухаживала за Наоми?
    — Нет, — ответила Меган и слегка оттолкнула качели, приведя их в движение. — Нас познакомила Мадлен.
    Меган подняла голову и посмотрела вдаль.
    Натан проследил за ее взглядом, затем посмотрел на Меган. Почему она отодвинулась? Потому ли, что он упомянул ее мать? Но они раньше говорили о Наоми, и Меган, казалось, ничего не имела против. Возможно, сейчас, вспомнив об умершей матери, Меган с новой силой почувствовала свое одиночество. Натан всматривался в ее лицо. Немигающий взгляд, ни намека на улыбку. Почему? Это неправильно — такое красивое лицо должно быть улыбчивым.
    — Меган? Что с тобой?
    — О, прости. Я вспоминала о маме. О последних неделях, проведенных с ней. Как жаль, что эти последние дни на земле были для нее такими тяжелыми.
    — Меган, у нее был инсульт, и одно то, что ты была с ней…
    Она ясно видела его глаза в лунном свете. Сейчас они казались почти янтарными. Ей нравилось то, что глаза у него меняли цвет, становясь то темнее, то светлее в зависимости от обстоятельств.
    — Господи, — вдруг сказала она, почувствовав стыд за то, что так бездумно обнажила перед ним свои сокровенные чувства. — Зачем я только все это начала…
    — Так можно довести себя до сумасшествия, думая о том, что можно было бы сделать для Наоми. Ты была с ней, когда она в тебе нуждалась. И это главное.
    Натан попробовал снова ее обнять и положить ее голову себе на плечо, но, почувствовав, что она вздрогнула, взял ее руки в свои.
    — Нет, — сказала Меган, решительно сжав губы и расправив плечи. — Не надо быть ко мне милосердным. Я знаю, кто в ком нуждался. И пока не случился инсульт, это я нуждалась в маме, а не она во мне.
    Меган никогда так ни перед кем не раскрывала душу. Никому не говорила о том, чем стало для нее время, проведенное с матерью. Она сама еще не до конца понимала, почему столь откровенна с Натаном. Зачем говорит ему об этом, сваливая на него груз своих проблем? Ведь ему тоже приходится нелегко.
    Натан ласково поглаживал ее ладонь шершавым, но удивительно нежным пальцем. Меган всегда считала, что у нее сильные, крепкие руки, но рядом с огромными ладонями Натана собственные кисти казались ей вялыми и слишком мягкими. Он осторожно пожал ей руки, и у Меган сжалось сердце от нежности и признательности. «Он искренне сочувствует мне», — подумала она.
    Натан с удивительной ясностью вдруг осознал, зачем Меган вообще приехала в Виргинию.
    — Ты вернулась домой после смерти мужа?
    Меган прислонилась затылком к его плечу.
    — До тех пор я никогда не считала Фармвилл домом. Мама продала дом в Ричмонде и переехала сюда, когда овдовела. Я жила своей жизнью и только после того, как мама… Как бы это сказать: я не сразу осознала, что мой дом там, где живет мать. Это не тот дом, который ты для себя строишь, но все же твой дом.
    Натану хотелось заключить ее в объятия, выказав ей таким образом силу своих чувств, для которых невозможно найти слова.
    — Увы, я не могу сказать, что стойко перенесла смерть Дэна. Скорбь не покидала меня дольше, чем это обычно бывает. Мне было тридцать шесть, — со слабой улыбкой призналась она, — но мне нужна была мама рядом, и она готова была меня принять и разделить мою печаль. Я далеко не всегда оказывалась возле нее, когда она в этом нуждалась, и от этого мне делается больно.
    — Ты слишком сурова к себе, — сказал Натан. — В жизни каждого есть место для сожалений. Ты сильная женщина и поэтому не прячешься за других, принимая на себя вину за свои, возможно, лишь мнимые, ошибки.
    Меган улыбнулась ему, и у него сразу стало легче на душе.
    — На самом деле это ты заставил меня осознать, как пренебрежительно я относилась к матери.
    — Но я никогда…
    — Нет-нет, ты ничего такого не говорил. Я поняла это в тот день, когда ты назвал Наоми одинокой старой женщиной.
    Цепь натужно заскрипела в тот момент, когда Натан резким движением остановил качели.
    — Бог мой! Если бы я хоть на минуту подумал…
    — Я знаю. Но ты открыл мне глаза. У мамы было много замечательных друзей, но мужа с ней не было. Да и дочь была так занята, что никогда не уделяла ей немножечко времени. И все же она дала мне то, в чем я больше всего нуждалась в тот момент, когда моя жизнь пошла кувырком: она дала мне дом.
    Слова Меган стучали у него в голове, отдавались эхом, будили вопросы. Меган говорила о матери, но те же слова применимы и к отцу, тем более когда матери нет. Дом должен быть там, где живет отец. Вернее, приходя к отцу, ты должен чувствовать себя дома. Но Престон этого не ощущал. Что сделает его, Натана, родной сын, когда захочет найти убежище от невзгод? Куда пойдет, когда ему понадобится дом?
    Все это время Натан считал, что то нежелание, с каким Престон приезжает домой, вызвано лишь тем, что Сары больше нет с ними. Но черт возьми, отец у Престона жив! Тогда почему мальчишка чувствует себя бездомным? Хотел бы Натан знать. Вернее, ему бы следовало знать ответ на этот вопрос.
    — Извини, — сказала Меган, — ты здесь не для того, чтобы я сваливала вину на тебя.
    — Вину? Ты считаешь себя виноватой? Отчего же? Ты приехала к матери в этот трудный для тебя период и почувствовала себя нужной. И еще: она знала, что ты не приехала бы, если бы ее не любила.
    Меган пожала его руку.
    — Спасибо.
    — Это правда. И знаешь, я завидую Наоми. Не думаю, что мой сын мог бы сказать, что я всегда открыт ему. Возможно, материнская любовь иная, чем отцовская.
    — Тебе лучше знать, — проговорила она, положив руку ему на бедро. — Ты любишь своего сына. Ты хочешь для него лучшего. Ни одна мать не может дать своему ребенку больше любви.
    Натан вздохнул, удивленно спросив себя, как ей удается одним прикосновением и парой слов растопить лед на сердце и наполнить его теплом, которое он так давно не ощущал. Натану хотелось ответить ей тем же. Больше всего на свете ему хотелось вот так держать ее и никогда не отпускать.
    Вместе. Быть вместе. Общность. Общность во всем. Он никогда в полной мере не понимал смысл этих слов. Но он и не задумывался об их смысле, пока не встретил Меган. Он хотел узнать полноту страсти и нежности, полноту взаимопонимания, познать те дары взаимной любви, к которым с Сарой он успел лишь прикоснуться.
    Они были такими разными: он и Сара. И хотя они любили друг друга глубоко и искренне, они никогда не испытывали того, что называют полным слиянием тел и душ. Но с Меган, как ему казалось, это было бы возможно. Если бы… Нет, не останется она в Фармвилле.
    — Хороший был сегодня день, — сказала Меган, нарушив тишину.
    — Хороший, — согласился он, отведя с ее щеки выбившуюся прядь.
    Меган улыбнулась.
    — Даже при том, что мы пару раз друг другу чуть было не вцепились в глотку.
    — Это потому, что нам есть друг до друга дело, — философски заметил Натан.
    С этими словами он встал и подошел к перилам веранды. Он не думал, что Меган говорила кому-либо о тех чувствах, что родились между ними.
    Что бы она сказала о нем, если бы узнала, что он только и думает, как бы поскорее затащить ее в кровать, овладеть, сделать своей? Натан оглянулся. Она улыбалась.
    Натан почувствовал, как твердеет его плоть и учащается дыхание. Если он задержится еще ненадолго, то не сможет контролировать себя. Но натиск недопустим, если не хочешь разрушить тот хрупкий и тонкий, как осенний лед, мостик доверия, что чудом возник между ними. Он не знал, почему для него было так важно сохранить ее доверие.
    Меган порозовела под его взглядом.
    — Сегодня был не просто хороший день.
    Она встала и сделала шаг к нему, затем другой.
    — Спасибо, что взял меня на аукцион. Спасибо, что разделил со мной ужин. А что касается разговоров, то, — со стыдливой улыбкой закончила она, — теперь ты, наверное, предпочтешь общество Рокки в качестве собеседника, невзирая на скудость его словаря.
    Он коснулся ее щеки подушечкой указательного пальца. Губы ее раскрылись. Он взглянул на розовый кончик ее языка и, борясь с подступившей хрипотой, сбивчиво сказал:
    — Мне надо домой. Еще увидимся, идет?
    В ее глазах был вопрос, но она не стала ни о чем спрашивать.
    — Конечно, — еле слышно ответила она.
    Направляясь к ступеням, он слегка коснулся плечом ее плеча. Меган вздрогнула. Он повернулся к ней. Она ждала.
    — Запри дверь, — пробормотал он. — Не нравится мне, что ты одна ночью.
    — Ты тоже один… у себя дома, я хочу сказать.
    — У меня есть Рокки, — со смехом заметил он.
    — Спокойной ночи, Натан. И еще раз спасибо.
    Меган вошла в дом и заперла дверь, все время улыбаясь своим мыслям. Никто не знал, что Натан может быть таким. Любящим. Нежным. Улыбка сползла с ее губ. Ну когда-нибудь он ее поцелует или нет?
    Меган знала ответ на этот вопрос. Она сделает все, чтобы узнать, каково это — целоваться с Натаном Кинкейдом.

Глава 6

    — Ну, Меган, давай, выкладывай.
    Меган успела почти пожалеть о том, что он заскочил к ней по дороге с работы. Впрочем, какая разница, сегодня или потом. Чем раньше, тем лучше. У нее было к нему два дела: одно диктовалось необходимостью, другое — обязательствами. И оба нельзя назвать приятными.
    — Ну… насчет пастбища. Моего… твоего…
    Натан полез в карман и положил на стол листок бумаги с затертыми краями. Видно было, что его много раз сворачивали и разворачивали.
    — Что это? — спросила Меган.
    — Ты ведь говорила со своим адвокатом?
    — Говорила, — кивнула она, развернув документ. — Джек считает, что это дело ясное и прозрачное. Однако он сказал, что если у тебя на руках правильно оформленное «Намерение о продаже», то у тебя есть законное право на эту землю.
    Меган читала документ. Все правильно оформлено, и все так, как говорил Натан.
    — Ты все время носил его с собой?
    Натан кивнул в ответ.
    — Почему же ты мне его не отдал раньше?
    — Потому что пастбище не стоит того, чтобы мы испытывали друг к другу неприязнь.
    — Но ведь это земля, Натан, и мне всегда казалось, что к земле у тебя особые чувства…
    — Я не хочу, чтобы это пастбище вставало между нами.
    — Оно твое. Просто и ясно, — сказала Меган. — Джек назвал мне приемлемую цену за землю. — Она взглянула на цифры в документе. — Кажется, ты заплатил Наоми куда больше, чем эта земля стоит. Тех денег с лихвой хватило бы, чтобы купить участок, так что оставь себе ту сумму, что ты перевел на депонент.
    — Деньги твои. Сделка есть сделка.
    — Да ведь я не Наоми, и я лучше знаю, что почем, — с улыбкой сказала Меган. — Но мы найдем компромисс. Заплати налог за этот год, раз земля все равно твоя.
    — У тебя еще что-то ко мне, кажется, — улыбнулся он.
    Неужели он видит ее насквозь?
    — Да, ты прав. Я хотела поговорить насчет Тутти и Престона.
    Улыбка мигом сползла с его лица.
    — И что насчет них?
    — Я знаю, что ты не одобряешь их отношений, — затараторила Меган, — но у проблемы две стороны. Тутти говорила со мной, и я обещала ей, что спрошу твое мнение.
    — Не знал, что ты любишь совать нос в чужие дела, — протянул он, пристально глядя на Меган.
    — Меньше всего мне бы хотелось вмешиваться, Натан, но…
    — И что дальше? — буравя ее глазами, перебил Натан. — Я говорил тебе, что у нас с Престоном сейчас трудный период, но мы как-нибудь разберемся. — Я не хочу, чтобы он швырнул свою жизнь псу под хвост, а заодно и жизнь Тутти! Я люблю его. Я знаю, что делаю. Так что не суйся в наши дела.
    — Как ты можешь говорить, что он швыряет свою жизнь псу под хвост, если он любит эту девушку? Да, они молоды, но любовь…
    — Любовь!
    Натан так произнес это слово, что Меган показалось, будто он покусился на что-то очень дорогое для нее. Глаза Меган вспыхнули гневом.
    — Да, представь себе, любовь! А если это только влечение, то ты и в самом деле сломаешь Престону жизнь! Неужели ты не понимаешь, что своими действиями толкаешь их в объятия друг друга и добьешься того, что они поженятся без любви!
    Меган не замечала, что повышает голос. Взметнув руку, она потрясала указательным пальцем, словно призывала небо в свидетели.
    И вдруг Натан схватил ее руку и, прижав к себе одним быстрым и сильным движением, прошептал:
    — Не борись со мной, Меган.
    Голос его звучал хрипло и сдавленно.
    И вдруг губы их встретились в горячей, отчаянной схватке. Оба чувствовали желание такой силы, которая способна испугать. Меган обняла его за шею и притянула к себе. Она хотела, чтобы он был еще ближе.
    Натан резко прервал поцелуй и, взяв ее за подбородок дрожащей рукой, хрипливым голосом сказал:
    — Черт его знает, что случается с нами, когда мы теряем контроль, янки.
    Вот именно. Надо держать себя в руках.
    — Цветы, — пробормотала Меган. — Ты принес мне цветы, а я не поставила их в воду.
    Он не стал сопротивляться ее вялому усилию выбраться из его объятий.
    Оба чувствовали, что воздух стал густым и звенящим. Напряжение между ними не ослабевало. Но Меган старалась об этом не думать. Ей надо было разобраться в себе.
    — Хорошо, — сказал он. — Я очень хочу снова обнять тебя, но не буду этого делать. Когда мы вместе, мы становимся взрывоопасными. — Руки его дрожали. — В следующий раз. Сейчас ты не готова. Потому что есть только одна вещь, которой я боюсь больше, чем потерять тебя, — это заниматься с тобой любовью, а потом видеть сожаление в твоих глазах.
    Он все понимал. Меган прикусила губу.
    — Прости, что вмешалась не в свое дело.
    — Ты задела за живое. Извини за грубость.
    Меган кивнула и направилась к раковине, возле которой Натан положил цветы. Он пошел следом, встал сзади и положил подбородок ей на голову.
    — Меня взбесило то, что ты слушала Тутти, а потом пыталась сказать мне, как надо себя вести с сыном. Но ты не знала, что я по этому поводу чувствую.
    Натан явно искал, но не находил нужных слов.
    Он в общем-то и не стремился объяснить ей ситуацию, но и не хотел прямо сказать, чтобы она шла к черту со своими советами. Не хотел говорить ей, что он не тот человек, которым можно манипулировать. Потом как-нибудь он ей все объяснит, но к тому времени она, возможно, уже все поймет сама.
    — Давай сейчас не будем об этом, — сказала Меган.
    Ей не хотелось начинать очередную ссору. Она не хотела называть его упрямым ослом. Возможно, когда она сочтет нужным сказать ему об этом, он и так все поймет.
    Натан смотрел, как она налила в вазу воды и поставила цветы, затем обронил:
    — Пора идти.
    И, взяв ее за руку, попросил проводить его до двери.
    У двери он поднес к губам ее руку. Меган едва не вскрикнула. Что было причиной: удивление, страх, неосознанная откровенность, обнаженность чувств, — Натан не знал.
    Она разбудила самого дьявола, ответив на его поцелуй. Его потряс накал ее страсти. От этой женщины голова у него шла кругом.
    Нет, он не желал отказываться от Меган Эшвуд, и плевать на последствия. Он хотел ее, пусть на час, на неделю, на… сколько там получится, пока она не убежит назад в свой город. Что будет после того, как она уйдет, он не знал и думать об этом не желал. Что бы ни случилось, он справится и с этим.
    — Меган, оглянись.
    Она обернулась через плечо. Над горизонтом завис огромный малиновый шар солнца, пышущий жаром и страстью.
    — Дух захватывает, правда?
    — Правда, — кивнула Меган.
    — Вот так будет, когда я займусь с тобой любовью.

    Грузовик Натана голубым пятном исчез за холмом. Солнце быстро уходило за горизонт, наступала пора полутеней и грусти. Меган словно наяву видела, как Натан выходит из машины, как поднимается по ступеням крыльца, как треплет по голове Рокки.
    У нее в ушах звучали прощальные слова Натана. «Когда я займусь с тобой любовью… Когда я займусь с тобой любовью… Когда я займусь с тобой любовью…» Слова складывались в мелодию, и эта мелодия приятно волновала кровь.
    Вернувшись в спальню, Меган стала набирать номер своей лучшей подруги, живущей в Манхэттене. Барбра была человеком основательным, но если и она не сможет вернуть ее, Меган, к реальности, то это несомненно удастся мужу Барбры, Джеку, деловому партнеру и лучшему другу Дэна.
    Дэн… Он любил и понимал ее. Но Дэна не было с ней. И никогда не будет. И если бы он был с Меган, то ей никогда не пришлось бы терзаться этой сладкой мукой. Ей и в голову не могло прийти, что она способна испытывать такие чувства.
    Она хотела раствориться в объятиях Натана, тело требовало ласки. Слишком много времени прошло с тех пор, как она была близка с мужчиной. Но если бы она испытывала только плотский голод… Ей не хватало человеческого тепла и участия, и она была готова в равной мере принимать и дарить свою любовь.
    Меган пугали глубина ее чувств и их неожиданная сила. Она должна была излить душу кому-нибудь, и Барбра прекрасно подходила на роль наперсницы и советчика.
    — Слушаю, — ответили на том конце провода.
    — Это я.
    — Что-то не так? — тревожно спросила Барбра.
    — Все хорошо. А чем заняты ты и Джек?
    — Джек в изнеможении. Он по уши завяз в этой грязной склоке вокруг ЭРА[4]. Ты же знаешь, как это бывает в разгар политического сезона. А прямо сейчас он отмокает в горячей ванне, а я делаю маникюр.
    — Извини, я не вовремя.
    — Возможно, мы немного позже выберемся перекусить, — продолжала трещать Барбра, — но все равно сегодня надо лечь спать пораньше. В пятницу предстоит грандиозное мероприятие — благотворительный вечер в пользу нью-йоркской одаренной молодежи. Ты ведь знаешь, мы должны там присутствовать, потому что…
    — Барбра!
    — Что? О, прости, дорогая, так у тебя действительно что-то случилось?
    — В общем-то нет.
    — Что значит «в общем-то нет»? Ты всегда выражалась прямо. Почему вдруг стала темнить?
    Меган решила резануть сплеча.
    — Я встретила мужчину.
    — Давно пора.
    — Я его не очень хорошо знаю. Вернее, я знаю его хорошо, но…
    — Ты хочешь сказать, что знаешь его с интимной стороны и при этом…
    — Нет, совсем не то.
    — Меган, ты умная женщина. Надо ли говорить тебе, что ты заслужила право на приключение? Ну давай, расскажи мне о нем.
    — Барбра, речь идет о моих настоящих чувствах. В этом проблема.
    — Ну конечно же, я понимаю, что ты имеешь в виду. Меган, не расстраивайся. Ты знаешь, что мы с Джеком тебя любим и страшно переживаем за тебя с тех самых пор, как Дэна не стало. Но жизнь есть жизнь, Меган, и тебе надо жить дальше. Нельзя хоронить себя заживо. Сколько раз мы говорили тебе, что меньше всего это понравилось бы самому Дэну?
    — О Барбра…
    — Как давно вы знакомы с этим парнем?
    — Недавно.
    — Приезжай на выходные. Хотелось бы взглянуть на тебя поближе. В последний раз, когда мы виделись…
    — Не говори мне об этом.
    Меган вовсе не хотелось, чтобы подруга напоминала ей о последнем своем визите. В тот раз Барбра со свойственной ей прямотой заявила, что Меган похожа на раскисшую лапшу и совсем отстала от жизни.
    Барбра никогда не понимала тех чувств, которые Дэн и Меган питали друг к другу. Их с Джеком брак был благополучен, но Дэн и Меган, казалось, и дня не могут прожить друг без друга. Барбра не одобряла такой сильной взаимной зависимости.
    — Так ты приедешь? — не унималась Барбра. — На той неделе у Сарди мы случайно встретились с Мораном Следжем, и он спрашивал о тебе. Может быть, встреча со старыми приятелями…
    — Он все еще работает брокером?
    — Конечно, — со смехом сказала Барбра. — Я сохранила для тебя номер «Форбс»[5], где его называют лучшим брокером года. Он так и не простил тебе того, что ты отняла у него возможность покрасоваться в свете прожекторов, когда он уже почти поверил в то, что его физиономия будет напечатана на первой странице.
    — Как давно это было, — со вздохом произнесла Меган. — Еще до того, как мы с Дэном поженились.
    — Для Следжа это было вчера! Ты же знаешь, он настоящий мачо. Никогда не простит женщине, в особенности молодой и красивой, того, что та его обошла. Эти акулы бизнеса с Уолл-стрит не скоро забывают обиды. Ты стала легендой, Меган.
    — Зря стараешься, Барбра. Обратной дороги нет. Я поняла это, когда мне пришлось временно замещать Хаскела. Я потеряла все связи.
    — Замещать старого друга не все равно, что работать на себя, — сказала Барбра. Не дождавшись ответа, она снова спросила: — Так ты приедешь в гости?
    — Я подумаю.
    Примерно полчаса Барбра настоятельно уговаривала Меган приехать и наконец вытянула из нее обещание заскочить на пару дней.
    Меган приняла душ, поужинала с бокалом вина, долго и тщательно расчесывала волосы перед сном, долго стелила постель, но уснула только на рассвете. Мысли о Натане не давали ей покоя. Принять решение в том, что касалось ее отношений с этим мужчиной, было очень нелегко.
    Барбра смотрела, как всегда, в корень. Первый вопрос, который она задала, — это как долго они знакомы. В самом деле, что она, Меган, знала о Натане? Она знала то, что о нем говорили другие. Но большинство местных жителей были о нем весьма невысокого мнения.
    Единственная, кому здесь Натан Кинкейд пришелся по душе, — это Дженни Уэст, да и то, если верить слухам, ее больше привлекали в нем его деньги, чем что-либо другое.
    Невеселая получается картина, но ведь у каждого есть враги и завистники.
    Исходя из собственного опыта, Меган не рискнула бы назвать Натана Кинкейда скрягой. Он был готов поступиться пастбищем, лишь бы не сломать возникшей между ними дружбы. Одиночка? Угрюмый скряга? Ну может, он не очень любил компанию и был несколько скуповат, но это не выходило за рамки привычного.
    Меган улыбнулась и, сев в постели, подоткнула под спину подушку. На ночном небе сверкали звезды, и одна, особенно яркая, так нарядно смотрелась в обрамлении оконного переплета. Это была Венера. Меган легла и, дотронувшись кончиком пальца до губ, загадочно улыбнулась. Натан Кинкейд умел целоваться.
    Но не из-за этого Меган мучила бессонница. Она говорила правду, отвечая Барбре, что не ищет легкого флирта. Но и серьезных отношений Меган тоже не хотелось. Ни с Натаном, ни с кем-либо еще.
    Смерть Дэна чуть было не разрушила ее личность. Меган ни за что не смогла бы пройти через все это снова. Но тогда возникал все тот же вопрос, который она не раз задавала себе раньше: чего она хочет от Натана?
    На этот вопрос она не знала ответа. Пока не знала.

Глава 7

    — Он заставил меня проверить, как вы, — промямлила Тутти. Руки у нее были по локоть в муке.
    — О чем ты? — с трудом соображая со сна, спросила Меган. Затем она посмотрела на часы и увидела, что почти полдень. Итак, она проспала все утро.
    — Натан Кинкейд, — угрюмо произнесла Тутти. — Он зашел сразу после того, как я пришла, а когда я сказала, что вы еще спите, попросил, чтобы я проверила, все ли с вами в порядке. Я ответила ему, что не люблю приставать к людям, когда они спят, но он на меня наорал. Сказал, что вы, может, заболели или что-то в этом роде.
    — Тутти, неужели он на тебя повысил голос?
    Натан о ней беспокоился!
    — Он рычал. А это еще хуже, чем если бы он орал. В любом случае я не хотела вас будить. Я сказала, что, на мой взгляд, вы выглядите прекрасно, а он ответил, что и на его взгляд тоже. От него такое не часто услышишь, и особенно странно, что он сказал это мне.
    Тутти вытерла руки о джинсы.
    — Впервые он говорил со мной по-человечески.
    — Ты вся в муке, — проговорила Меган, надеясь, что Тутти не заметит ее пылающих щек.
    — Я подумала, что могла бы сделать несколько рулетов и положить их в морозилку. Вам он нравится, да?
    — Мне очень хорошо с ним. Натан — замечательный человек.
    Тутти нахмурилась.
    — Он честный, — продолжала Меган. — Он усердно работает, в чужие дела не лезет.
    Тутти скептически взглянула на Меган.
    — Мы по-разному на него смотрим, — осторожно проговорила Меган.
    — И каковы успехи?
    — Ты о чем? — со смехом спросила Меган. — Ты столько теста навела, что тебе весь день будет чем заниматься. Да и у меня дела.

    Через три дня Меган, услышав телефонный звонок, спустилась со стремянки. Она как раз разбирала книги в библиотеке деда.
    — Я забыл посмотреть на часы, — сказал Натан на том конце провода. — Я ведь тебя не разбудил?
    — Как остроумно, — рассмеялась Меган. — Я знаю, что ты заходил пару дней назад с утра, когда я еще спала. Просто я накануне легла поздно, вот и все.
    — Ты не обиделась, что я попросил Тутти к тебе зайти? Ты говорила, что встаешь рано, и я забеспокоился.
    Меган представляла его во всех деталях: в чем он одет, как улыбается.
    — Натан, я тоже о тебе беспокоюсь.
    — Обо мне?
    Меган рассмеялась.
    — Что ты так удивился? Или это тебя настораживает? Я не интриганка и не задумываю ничего такого, что могло бы тебя заставить всю ночь не спать.
    — Мне не важно, о чем ты думаешь, янки. Главное, чтобы в твоих мыслях присутствовал я, — сказал он хрипловатым шепотом, от которого ее пробирал холодок.
    — Покуда речь идет о тебе, у меня не очень большой выбор.
    — Я пытаюсь вспомнить, что хотел сказать, — после паузы ответил он. Затем в трубке раздался смех и Натан произнес: — Эй, буду честным. Я скучаю по тебе. Я настолько соскучился, что готов приготовить ужин, лишь бы ты его со мной разделила.
    Он по ней соскучился!
    — Тутти приготовила дрожжевые рулеты и положила их в морозильную камеру. Я могу захватить с собой парочку, если хочешь.
    — Оставь их на другой раз. Когда я приглашаю женщину на ужин, все, чего я жду от нее, — это что она помоет посуду.
    — Могу представить, — неодобрительно заметила Меган.
    — Я заеду за тобой в семь, если ты не против.
    — Идет, — сказала Меган и с улыбкой опустила трубку на рычаг.
    К половине седьмого вечера Меган была уже одета и ждала его на веранде, сидя на качелях. Когда зазвонил телефон, она бросилась в дом, чтобы ответить.
    — Рокки укусила змея, — раздался в трубке голос Натана. — Я с ним у ветеринара, и мне придется остаться до тех пор, пока не буду уверен, что с ним все в порядке, чтобы взять его домой. Мы не знаем, сколько придется ждать, но и оставить его здесь я не могу. Рокки, конечно, дадут снотворное, но если он проснется и поймет, что он в незнакомом месте, то до смерти испугается. Мне жаль отменять приглашение на ужин, но ничего другого не остается.
    «Конечно, не может же он оставить пса в ветеринарной лечебнице на ночь, если учесть, какие у него отношения с этим псом, — подумала Меган. — И именно поэтому я пойду к нему домой и подожду его там. Когда он привезет Рокки домой, ему не придется сидеть с больным псом одинокому и несчастному. К тому же голодному».

    — Черт, глупая псина! — сказал Натан, укладывая собаку на большую красно-черную диванную подушку, набитую кедровой стружкой. — Зачем тебе только понадобился этот водяной щитомордник?
    Рокки тихонько завыл, узнав голос хозяина. Он был все еще в полусне.
    — Все в порядке, малыш. Я с тобой. Мы знаем, как вызволить друг друга из беды, если кого-то из нас укусит змея.
    Меган задержалась на пороге с большой корзиной-термосом, которые обычно берут на пикник. Натан стоял спиной к ней, и она едва не уронила корзину, пытаясь смахнуть набежавшую слезу тыльной стороной ладони. Человек, который способен так сочувствовать своему псу… Позавидуешь сыну, имеющему такого отца, позавидуешь женщине…
    — Меган?
    Натан обернулся, увидел ее, и улыбка радости осветила его лицо.
    — Не знаю, вовремя я или нет, — проговорила она, взволнованная и смущенная его приемом. — Ты, должно быть, только пришел домой.
    — Если это то, что я думаю, — сказал он, кивнув в сторону корзины, — то ты попала в самую точку.
    — Как он? — спросила Меган, взглядом указав на подушку, на которой лежал пес.
    — Мы вовремя успели. Ветеринар сказал, что опасность еще не миновала, но с Рокки все будет в порядке.
    Меган нежно погладила пса по спине.
    — Все будет хорошо, Натан. Рокки знает, как его любят, и это — великое дело.
    Натан присел на корточки рядом с псом. Когда он взглянул на Меган, глаза его посветлели, стали совсем золотистыми. Он выпрямился и притянул Меган к себе. Затем положил подбородок ей на макушку. Она сомкнула руки у него за спиной и вздохнула.
    — Как хорошо, что ты у меня, — тихо произнес он.
    — Я знала, что ты будешь расстроен из-за Рокки, — сказала она, — и еще я подумала, что ты можешь проголодаться.
    — Эх, Меган, — он вздохнул, крепко-крепко обнимая ее, — до сих пор я и не знал, как мужчина может проголодаться.
    Почесывая подбородок о ее макушку, он слегка раскачивался, увлекая за собой и Меган, ритмично, словно в танце. А потом рассмеялся. Меган чувствовала, как сотрясается его грудь, своей грудью. Она крепче обняла Натана.
    — К сожалению, — сказал он, — вряд ли в этой корзине найдется хоть что-нибудь, способное утолить мой голод…
    Предупреждение было сделано как нельзя кстати, ибо в тот же самый миг Меган опалило желанием. К счастью, оставались пути для отступления. Натан устал, проголодался и был расстроен и озабочен здоровьем собаки. Это усыпило его бдительность. Если бы не это, он бы понял, на какую зыбкую почву оба ступили. Грудь ее напряглась, соски восстали, внизу живота разгоралось пламя, а плавное покачивание казалось ей самым чувственным и эротичным движением в мире.
    Меган высвободилась из его объятий, довольная тем, что он ее не удерживал.
    — Я накрою на стол, если ты скажешь, где у тебя все лежит.
    Натан прижал ладонь ко лбу. Глаза его все еще были закрыты. Но вот он резко открыл их и облокотился о кухонный стол.
    — Ты еле на ногах стоишь от усталости, — нахмурившись, промолвила Меган. — Наверное, — заключила она, — мне не стоило приходить.
    С этими словами Меган стала распаковывать корзину.
    — Мне хорошо с тобой, дорогая.
    — Но ты меня не ждал.
    Натан усмехнулся:
    — Я не ждал и свой первый велосипед к Рождеству. И только благодаря этому велосипеду я все еще верю в Санта-Клауса.
    Его улыбка могла растопить ледяную глыбу. Но Меган и так уже таяла. Он засунул большие пальцы в карманы джинсов цвета хаки, натянув ткань. Знакомая поза. Впервые она увидела его таким на пастбище в тот первый день. Лицо ее вспыхнуло.
    — Я оставлю ужин, а завтра зайду узнаю, как Рокки.
    — Меган, перестань. Когда я увидел тебя там, на веранде, с корзиной, я решил, что Рокки умер, попал в рай и меня прихватил с собой.
    Он протянул к ней руки, и она подалась ему навстречу — как раз в тот момент, когда снаружи раздался раскат грома и сразу за ним шелестящий шум дождя. Ливень ударил в окна. Порывом ветра распахнулась дверь в кухню. Натан поспешил закрыть ее.
    — Первая летняя гроза, — сказал он. — Долго она не продлится. Здесь погода меняется быстро.
    — Не забудь запереть дверь, — напомнила Меган.
    — Не многие рискнут вломиться в мой дом, — сказал Натан. — Большинство считает меня сукиным сыном.
    — Но я не большинство, так что со мной можно не ломать комедию, Натан.
    — Нет, — сказал он, стараясь разглядеть то, что таилось в синей глубине ее глаз. — Ты не такая, как все.
    Меган била дрожь. Что он надеялся увидеть в ней? Пытался ли он найти ответ на вопрос, что удерживает их вместе, что связывает их, как ноты в мелодию? Или это только она одна слышит музыку сфер?
    Его сердце неистово колотилось. Ладонь скользила по ее спине вверх и вниз, лаская, привлекая ближе. Ее собственное сердце грозило выскочить из груди. Надо было срочно что-то предпринимать.
    — Порой я сама себя не понимаю. Но хорошего человека, Натан Кинкейд, я узнаю сразу.
    Меган улыбнулась, встретив его недоуменный взгляд.
    — Не бойся, — сказала она. — Я никому не выдам твой секрет.
    С Натаном всегда испытываешь ощущение, будто паришь на орлиных крыльях, но что будет, когда этот орел приземлится?
    — Хочешь пирог?
    Не дожидаясь ответа, она положила шарик мороженого на большой кусок яблочного пирога и пододвинула к его тарелке.
    За десертом они говорили без умолку. К тому времени, как Натан доел второй кусок пирога, она о нем многое узнала. Как и она, он голосовал за кандидатов от партии, но не за саму партию. Как Генри Джеймс[6], он верил, что богатство человека — в земле, которой он владеет. Он так же, как и она, любил классическую музыку и был скорее шокирован, чем удивлен, когда она призналась ему, что не меньше классики любит кантри.
    — Единственный музыкальный стиль, который я не уважаю, — это рэп, — сказала Меган.
    — Престон считает, что танцевать и петь рэп — неплохой способ общения, — проговорил Натан. — Когда я пытался изложить ему мою точку зрения, мы поссорились. — Он вздохнул. — Везет тем, у кого нет детей. То, что говорят о пропасти между поколениями, — правда. Мне, к примеру, не удается ее преодолеть.
    Казалось бы, вот тут и поговорить о Престоне и Тутти, но Меган предпочла ухватиться за иную тему.
    — Я очень хотела иметь детей, — сказала она. Ее слова были встречены явным удивлением. — Но при большой разнице в возрасте, которая у нас была, Дэн считал, что это было бы неправильно. Я была с ним не согласна, но этот вопрос был, пожалуй, единственным, по которому мы не сходились во мнениях.
    — Я не знал, что он был намного старше.
    — Тринадцать лет разницы. Однако я никогда их не замечала. Он был просто мудрее меня.
    Они говорили о ее работе брокера, и Натан в который раз напомнил себе, что только чудо могло задержать ее здесь, в Виргинии, надолго. Странно, как это она еще не уехала.
    — Ты никогда не говорил мне о своей службе на флоте, — осторожно заметила Меган.
    На этот раз Натан рассказал ей, что был резервистом флота, еще когда учился в университете здесь, в Виргинии. Окончив университет, он получил звание главного старшины[7] и честно служил, поднявшись по служебной лестнице до командира корабля. Он женился, еще будучи студентом. Натану был примерно двадцать один год, когда он связал себя узами брака.
    Едва он рассказал ей все, что хотел рассказать, поставив точку на том эпизоде своей биографии, как оказался в Фармвилле, Натан сменил тему.
    — Ты положила меня на обе лопатки, сказав, что любишь фольклорную музыку. Готов поспорить, что ты знаешь о стиле кантри столько же, сколько я знаю о фермерстве.
    — А ты испытай меня! — подзадоривала Меган. — Или ты боишься, что я узнаю о том, что ты совсем не разбираешься в классике?
    — Будь по-твоему! — сказал он.
    Склонив голову, он смотрел на нее из-под полуопущенных длинных ресниц. От этого взгляда по телу Меган бежали мурашки.
    — Бах, — сказал он, улыбаясь.
    — Клинт Блэк, — парировала она.
    Натан приподнял бровь.
    — Чайковский!
    — Ренди Трэвис.
    Меган захлопала в ладоши.
    Он назвал еще с дюжину имен. Меган засмеялась.
    — Теперь моя очередь: Рахманинов.
    — Кейт Ричардс, — ответил Натан, изобразив муку сомнения на лице.
    Меган взвизгнула от восторга.
    — Кейт Ричардс? Вот ты и попался. Он гитарист в «Роллинг стоунз»!
    Увидев озорной огонек в глазах Натана, Меган вскочила со стула и, подлетев к нему, толкнула его в плечо.
    — Это нечестно! Ты знал, что он рок-музыкант!
    Натан со смехом перехватил ее руки и усадил к себе на колени.
    — Ты, честное слово, такая… такая…
    Меган встретила его потемневший взгляд, и дыхание у нее участилось. В этот миг и она, и Натан явственно ощущали, что даже малой искры достаточно, чтобы вызвать пожар.
    Натан усадил ее поудобнее, и ток его возбуждения пробежал по внутренней стороне ее бедра. Меган вскочила на ноги и бросилась мыть посуду.
    Она все еще чувствовала то тепло и знала, что он наблюдает за ней. Надо было срочно зацепиться мыслью за что-то будничное. Ах, вот и оно. Отчего это Натан не установил в доме посудомоечную машину? Она оглянулась, чтобы задать приготовленный вопрос, и едва не столкнулась с ним лбом. Его дыхание согревало ей щеку.
    Дыхание — это почти парение души. Тепло его дыхания так же сильно действовало на Меган, как и тепло его сердца, тепло его души. Не говоря уже о тепле его рук и губ… И все вместе грозило свалить ее с ног. Меган судорожно схватилась за край столешницы.
    — Я не хотел напугать тебя, — сказал он и осторожно убрал прядь волос с ее щеки.
    — Ты застал меня врасплох, — вымученно улыбнулась она.
    Он кончиком пальца провел по ее лбу и вниз, до щеки, потом легонько приподнял подбородок. Ее веки отяжелели.
    — Мне бы хотелось быть ближе, — сказал он.
    — О! — выдохнула она.
    — Я хочу поблагодарить тебя.
    — За что? — с дрожью в голосе спросила она. — Мне ведь тоже хотелось есть. Единственная роскошь — это пирог на ужин.
    — Дело не в ужине. Спасибо за то, что ты есть. Не всякой женщине понравилось бы, если бы ей в последнюю минуту сказали, что приглашение на ужин отменяется из-за того, что собаку нельзя оставить в лечебнице на ночь.
    — Любая бы поняла.
    — Далеко не любая.
    Он осторожно, словно чашку тонкого фарфора, взял в руки ее лицо.
    — Ты накормила меня, ты беспокоишься о моей собаке, тебе удается рассмешить меня, и с тобой я чувствую себя в своем собственном доме как никогда непринужденно и спокойно.
    Его дыхание коснулось ее губ, призывая их раскрыться.
    — Я хочу обнять тебя.
    И он обнял ее.
    Не раздумывая, она приникла к нему. В его объятиях ей было так спокойно, так легко. Здесь не было ни прошлого, ни будущего. Только вот этот миг.
    Все, что она слышала о нем, не имело значения. Она знала вещи поважнее. Он был сильным, но ранимым. Суровым, но нежным. Он понимал ее, он трогал ее сердце добротой. В нем была бездна эмоций, и эта бездна грозила поглотить ее.
    Но когда Натан смотрел на нее смеющимися глазами, он становился похожим на легкий ветерок, способный развеять ее печали. А потом он касался ее и превращался в пламя. Она не загадывала надолго, не думала о последствиях. В этой секунде не было ничего, что могло бы ранить. И ей нужен был именно этот миг.
    — Натан?
    Он лишь тихо дышал в ответ.
    — Поцелуй меня.
    Он сжал ее в объятиях. Она телом ощущала его силу, полноту его желания. Его сердце стучало ей в грудь.
    — Бог мой, знаешь ли ты, чего мне стоит сдерживаться? Меган, поцелуя мне будет мало.

Глава 8

    Натан провел рукой по волосам Меган и страстно, порывисто завладел ее губами в поцелуе.
    Меган раскрыла губы, впуская его горячий язык. Пальцы ее непроизвольно сжимали плечи Натана, по телу волнами прокатывалось тепло.
    «Как здорово», — думал Натан, обнимая ее. Тело Меган, крепкое и стройное, при этом нежное и женственное, словно создано было, чтобы он мог держать его в объятиях. Меган застонала и, выгнувшись навстречу ему, прижалась животом к его чреслам.
    Она дрожала и крепко, почти до боли, сжимала его плечи. Ее язык трепетал у него во рту, сплетался с его языком. Желание заявляло о себе настолько остро, что сдерживаться больше не было сил. Натан прижал к себе женщину, давая почувствовать силу своего возбуждения.
    — Меган… — со стоном проговорил он.
    Натан чувствовал, что она желает его не меньше, чем он. Быстрым и сильным движением он подхватил ее на руки и понес. Ногой распахнув дверь, он вошел в коридор, прижимая к себе драгоценную ношу.
    В окна струился лунный свет, падая на расстеленную кровать. Все фантазии разом улетучились под натиском грубой реальности.
    Исходящий от Натана запах страсти мешался с ароматом пробуждающейся весенней земли, особенно сильным ночью. Запах надежды, запах обещаний… Тех обещаний, что она когда-то давала: любить, уважать и лелеять… до самой смерти.
    На глаза вдруг навернулись слезы. Под ее руками вздымались напряженные бугры его мышц, телом она ощущала его возбуждение, его дыхание согревало ей лицо.
    Шершавые пальцы гладили ее щеку, полуоткрытый рот, и он, не решаясь задавать вопросы, вбирал в себя соленую влагу ее слез, накрыл ее рот… Дрожащими руками он нащупал молнию на ее джинсах.
    — Подожди, — вздрогнув, выдохнула Меган.
    Натан замер. Вначале он не понял, отчего она вдруг заплакала. Затем решил, что эти слезы — просто результат эмоционального взрыва, проявление чувственности и страсти. Потом он уже не знал, что и думать. Тело ее было готово к близости, но что-то в сердце Меган и ее сознании не отпускало ее.
    Он лег рядом, обнял ее и нежно, как ребенка, прижал к себе.
    — Поговори со мной, Меган.
    Она уткнулась лицом в ложбинку у его ключицы. Пульс Натана стучал у нее в висках. Он стремился к страсти, а вынужден был довольствоваться нежностью, и, как бы хорошо ни владел собой, дыхание его выдавало. Ему было больно, но и ей было не легче.
    — Не заставляй нас ждать, дорогая. Мы нужны друг другу.
    — Прости, — сказала она, — я хотела… я думала…
    — Что с тобой, моя сладкая?
    — Я все испорчу… Я не могу причинить тебе такую боль.
    Натан закрыл глаза. То, что мешало ей отдаться чувствам, коренилось слишком глубоко в ней. Она и сама едва ли понимала, в чем дело. Но Натан, кажется, догадался, в чем причина. Наверное, со смерти мужа у Меган никого не было.
    — Меган, слышишь меня? — осторожно поинтересовался он.
    Она молчала.
    Натан повернулся на бок и убрал с ее лица прядь волос. Он смотрел ей прямо в глаза.
    — У тебя никого не было после Дэна, да?
    — Никого.
    Натан вспоминал их первую встречу. Уже тогда он заподозрил, что эта женщина так просто ничего не отдаст. Не отпустит. Но поверить в то, что она хранила верность погибшему мужу? Если бы Натану сказали об этом неделю назад, он ни за что не поверил бы. Такая красивая и соблазнительная женщина, как Меган, и три года одна?
    Но сейчас он верил ей.
    — Ты боишься?
    — Не тебя.
    Натан облегченно вздохнул.
    — Это хорошо. Я бы никогда не обидел тебя, Меган. Клянусь.
    Он пытался разглядеть выражение ее глаз в сумраке спальни.
    — Но я могу сделать тебе больно.
    Сейчас она казалась Натану прекраснее, чем когда бы то ни было прежде.
    — Я отвечаю за свои поступки.
    Натан провел ладонью по ее плоскому животу, коснулся бедра, крутым изгибом обозначавшего узкую талию, затем просунул руку между бедрами.
    — Если ты меня не боишься, то в чем дело?
    — Я боюсь себя. Того, что со мной происходит, когда я с тобой рядом… когда ты касаешься меня.
    — Со мной тоже все именно так, — с нежной улыбкой сказал он.
    — Ты не понимаешь.
    Она отвернулась.
    — Тогда помоги мне понять.
    Он водил ладонью по внутренней стороне ее бедер, затем накрыл ладонью лоно. Она замерла и приподнялась навстречу его руке.
    — Это… Я чувствую себя… неверной.
    Натана охватил гнев. Он не понимал, отчего почувствовал злость. Ведь он хотел помочь ей избавиться от страха. Но избавить ее от ощущения неверности? Этого он никак не ожидал.
    Как мог бы он соперничать с Дэном? И вообще — хотел ли он соперничать с кем-либо?
    Какой же выбор у него оставался?
    Она выскользнула из его объятий, и, словно в ответ, по его телу пробежала судорога. Он крепко закрыл глаза и попытался обдумать ее слова. Затем сел, опустив ноги на пол. Замер на несколько секунд, потом встал, подошел к окну. Дождь, как он и ожидал, прекратился. Ветерок перебирал листья двух росших по соседству с домом дубов. Натан прислушался к негромкому шелесту, надеясь получить желанный ответ.
    «Время бежит так быстро, — думал он. — Еще несколько недель — и он будет стоять вот так у окна и вдыхать медовый аромат жимолости, который станет приносить ему южный ветер со стороны дома Ван Херлика». Но сейчас ноздри его наполнял запах женщины.
    — Натан?
    Она обняла его сзади за талию. Он судорожно сглотнул.
    — Пожалуйста, пойми.
    В ее голосе звучала печаль, грозившая разбить его сердце.
    — Я понимаю, дорогая. В том-то вся и беда. Я действительно тебя понимаю.
    Обернувшись, он взял ее за руки и завел их себе за спину. Вот так. Когда она обнимает его, кажется, что все идет как надо. Притянув ее еще теснее, он поставил подбородок ей на макушку, потерся о ее волосы. Он уже привык к запаху ее волос и к их прикосновению к его коже. И черт побери, ему очень нравилось и то и другое.
    — Я уважаю твои чувства, Меган. Дэн Эшвуд, должно быть, был потрясающим мужчиной.
    Меган слегка подалась назад, чтобы видеть его глаза.
    — Натан, — сказала она, — ты потрясающий.
    — Не надо, — хрипло проговорил он. — Я хочу тебя, Меган. Я никогда никого не хотел с такой силой, но…
    Он замолчал и обхватил ладонями ее лицо.
    Его взгляд, как показалось Меган, проник в самые глубины ее души и сердца.
    — Но что? — спросила она.
    — Я уже говорил об этом. Что мое — то мое, дорогая. Каждую минуту, которую ты мне дарила и даришь, я буду лелеять как свое сокровище, как достояние, принадлежащее мне одному. Ничто не длится вечно, — с улыбкой сказал он, — но пока мы вместе, будь я неладен, если стану тебя с кем-то делить.
    Меган качнулась к нему, крепко обхватила руками. Как бы она хотела объяснить ему свои истинные чувства! Но сказать Натану, что слово «неверность» плохо подходило для описания того, что она чувствовала? Скорее, она испытывала вину.
    Как она могла признаться в том, что ее чувства к Натану по своей интенсивности и силе превышали все когда-либо испытанное прежде? В том числе и с Дэном. Но она не знала, что способна на такое. И с этой проблемой должна была справиться сама.
    — Мне пора, — сказала она. — А тебе все равно надо проверить Рокки.

    Пес мирно спал. Натан погладил собаку.
    — Думаю, он поправится. Опухоль почти спала. К утру ему станет легче.
    Меган знала, что сделала Натану больно. И то, что пес шел на поправку, было кстати. Она порадовалась за Натана, который явно почувствовал облегчение оттого, что жизнь Рокки вне опасности.
    — Я убрала остатки ужина в холодильник, — промолвила она. — Может, пес захочет мяса, когда проснется.
    — Я провожу тебя домой, а потом вернусь через пастбище.
    — Нет. Не оставляй Рокки одного.
    — Снотворное будет действовать до утра, а мне прогулка совсем не помешает. Мне всегда нравилось, как пахнет после грозы. К тому же я не хочу, чтобы ты одна возвращалась ночью домой.
    Меган попыталась ответить улыбкой на его улыбку. Он все еще продолжал беспокоиться о ней. После всего, что она сделала. Меган поискала глазами сумочку, затем на непослушных ногах прошла к двери, оттуда через холл на крыльцо.
    Натан взял ее за плечо.
    — Подожди, — сказал он, заглядывая ей в глаза. — С тобой все в порядке?
    — Да. А как ты?
    — Буду жить, — с нерешительной улыбкой ответил он и добавил: — Пошли.

    Меган испытала некоторое замешательство во время прощания. Но Натан все сгладил, чмокнув в губы на пороге ее дома, после чего тут же ушел. Страсть исчезла, но очарование страсти осталось.
    Уже дома Меган прижала пыльцы к губам. Что она должна делать? Как жить дальше? Натан будил в ней нечто большее, чем страсть. Меган была откровенна с собой. Она полюбила. Впервые в жизни. В тридцать девять. Страшно и стыдно.

    — Не жалеешь?
    — Нет.
    Меган ничуть не лукавила.
    — И правильно делаешь, — сказала Барбра. — Когда ты позвонила, я не поверила, что ты и вправду решишься на такое, даже если Джек и считает, что уехать из Нью-Йорка не только лучше для здоровья, но и в твоем случае — единственно возможный выход из кризиса. Ты выглядишь просто великолепно. — Барбра порывисто обняла подругу. — Кто бы мог подумать, что сельская жизнь так тебя омолодит! Или, — подмигнув, с улыбкой спросила Барбра, — дело не только в свежем воздухе? Кстати, ты так и не сказала мне, как его зовут.
    Меган села на переднее сиденье спортивной белой машины, недавно приобретенной Барброй, и со смехом проговорила:
    — А ты и не спрашивала.
    — Тогда мне как-то не верилось, что это у вас надолго.
    Барбра поправила зеркало заднего вида. Меган внимательно смотрела на подругу.
    — Но ты ведь не верила, что я всерьез решила перебраться в Фармвилл. Думала, будто это так, блажь. Переболею — и пройдет. И все вернется на круги своя.
    — Я, честно говоря, не знала, что и думать. Ты в чем-то напоминала мне корабль без парусов.
    Барбра быстро окинула Меган взглядом, после чего сосредоточила внимание на дороге. Она управляла машиной виртуозно и в нескончаемом потоке чувствовала себя как рыба в воде.
    — Кораблю тоже бывает нужна передышка! — с улыбкой воскликнула Меган.
    Барбра засмеялась в ответ и резко затормозила.
    — Совсем отвыкла от машин, — сказала Меган. — К пасторальной идиллии привыкаешь быстрее, чем к этому моторизованному аду. Тишина и простор помогают лучше увидеть собственные перспективы. Но без тебя и Джека ничего бы у меня не вышло. Вы — мои лучшие друзья. И я вам всегда буду благодарна.

    Натан поднял голову, обвел взглядом верхушки деревьев, затем взглянул еще выше. Свет сочился из тысяч крохотных отверстий в темно-сером облачном покрывале. Натан думал об источнике этого живительного света. О его яркости и теплоте. Этот источник был совсем рядом от того места, где он стоял. Он чувствовал его тепло. Тепло глаз Меган.
    Он не знал, как ему быть с ней.
    У ног Натана в позе напряженного ожидания замер Рокки.
    — Как насчет того, чтобы прогуляться? Разомнем ноги? — предложил Натан.

    Меган взглянула на часы, потом свернула на шоссе. Десять вечера. Она даже не заметила, как доехала. Гнала, должно быть, всю дорогу. От аэропорта в Ричмонде она добралась раньше на целых полчаса, затратив на дорогу меньше часа. Меган потушила фары и выключила двигатель. Раз уж она сэкономила столько времени, было еще не слишком поздно, чтобы проведать Натана. Тем более что у нее был прекрасный предлог. Она хотела узнать, как дела у Рокки.
    Нет, решила она, вытаскивая из багажника дорожную сумку, не стоит все сваливать на собаку. Надо сказать ему правду. Она скажет, что соскучилась по нему, что хотела его увидеть. А потом поделится с ним своими планами.
    Меган вошла на кухню и опустила тяжелую сумку на пол. Зазвонил телефон. Она была удивлена и даже несколько разочарована, услышав в трубке голос Тутти.
    — Я надеялась, что вы уже вернулись, — сказала Тутти. — У Престона проблемы с математическим анализом, а до экзаменов осталась только пара контрольных опросов. Он должен их сдать нормально, чтобы получить допуск до экзаменов, а для этого ему необходим репетитор. Но репетитора он сейчас не может себе позволить.
    — Погоди, не так быстро, — попросила Меган. — Ты хочешь, чтобы я помогла Престону?
    — Ну, вы сами говорили, что вам приходилось решать задачи по статистике, чтобы получить степень магистра. Для вас решать задачи по математическому анализу — что орешки щелкать.
    Меган засмеялась в ответ.
    — Спасибо за комплимент, но ты мне льстишь! Не знаю ни одного человека, который назвал бы математический анализ легким предметом. У меня были проблемы с решением задач, да и у кого их не было! Мне не стыдно в этом признаться.
    — Но вам не придется долго с ним заниматься. Меган, очень вас прошу! Вы же знаете, как это важно для нас. Если Престон не сдаст выпускной экзамен, нам придется отложить свадьбу. Ему придется учиться летом!
    — Тебе повезло, Тутти. Я устала после поездки, и у меня совсем нет сил с тобой спорить.
    — Так вы согласны?
    Ну как она могла отказать?
    — Если ты попрощаешься со мной и дашь мне немного поспать, мы бы с тобой потом могли составить план занятий и продумать расписание.
    Меган повесила трубку и засмеялась. Тутти знала ее слабое место и без зазрения совести использовала ее слабость.
    В дверь постучали.
    — Кто там?
    Меган открыла дверь, не дожидаясь ответа. Она уже знала, что это Натан. Сердцем почувствовала.
    — Не смей открывать, пока не узнаешь, кто к тебе пришел.
    Меган со смехом распахнула дверь.
    — Это Фармвилл, а не Манхэттен. Ты забыл?
    — Я увидел свет, — сказал он. — И где бы ты ни находилась, будь осторожна. Если не ради себя, то ради моего спокойствия.
    Он пожирал глазами ее разрумянившиеся щеки, синие глаза, светлые волосы, обрамлявшие лицо. Ну почему Бог создал ее столь соблазнительно-прекрасной, столь желанной? Даже зная наверное, что она причинит ему боль, он хотел ее.
    Меган нагнулась, чтобы погладить Рокки и принять его слюнявое приветствие.
    Воспоминания о той недавней ночи нахлынули на нее, и вместе с ними ее захлестнуло желание. Она хотела прийти к нему сегодня. Она боялась, что он откажет ей в гостеприимстве, и тем не менее готова была идти к нему. Но кто бы мог подумать, что он придет к ней сам! Что теперь говорить? Что следовало делать?
    Меган пробормотала что-то ласковое собаке, затем распрямилась, отнюдь не будучи уверена в том, что ноги не подкосятся.
    — Ни за что не скажешь, что всего несколько дней назад он был на грани смерти.
    — Рокки приходит в себя быстрее, чем я.
    Он не сводил с нее глаз, будто ожидал увидеть ответ на свою загадочную реплику.
    — По мне, ты тоже отлично выглядишь, — тихо сказала Меган.
    Видимо, он пришел к ней совсем не по той же причине, по которой она хотела его видеть. В противном случае он не стоял бы здесь, спокойный и уверенный в себе, руки в карманах, вовсе не похожий на влюбленного мальчишку, у которого от одного вида ненаглядной дух захватывает.
    — Я как раз собиралась сварить кофе, а в холодильнике осталось немного сырного печенья.
    Она проследила за его взглядом, упавшим на дорожную сумку в углу кухни.
    — Я уезжала на несколько дней, но сырное печенье может храниться и дольше. Но если оно покажется несвежим, есть еще шоколадное печенье. Или может быть, ты предпочитаешь…
    — Уже поздно. И я не собираюсь задерживаться. Просто я увидел свет и решил зайти поздороваться.
    Теперь он уже пожалел о том, что пришел. Это было глупо с его стороны. Она говорила ему, что он должен бежать от нее без оглядки, и все, что от него требовалось, — это последовать ее совету. Ну почему он никак от нее не отстанет?
    Вот так. Церемонно и уж слишком вежливо. Как, думала Меган, вернуть их отношениям прежнюю близость? Впрочем, хорошо уже и то, что он пришел к ней. Меган посмотрела ему в глаза.
    — Я рада, что ты пришел, Натан. И ты об этом, конечно, знаешь.
    Он сделал шаг к ней.
    — В таком случае с меня хватит чашки кофе.
    Натан сел за стол. Ему хотелось расспросить ее о том, где она была. Отчего-то он почти не сомневался в том, что Меган ездила в Нью-Йорк. Она вернулась сюда, чтобы запереть или продать свой дом, и не говорила об этом лишь потому, что не хотела признавать его правоту.
    Меган старательно отводила от него взгляд. Ну зачем он носит такие обтягивающие джинсы? На свете есть прекрасные брюки, отлично скрывающие фигуру.
    Они продолжали невинную болтовню, пока варился кофе.
    — Давай возьмем кофе и печенье и переместимся в гостиную, — предложила Меган. — Сидеть на жестких стульях с прямой спинкой — все равно что сидеть за рулем, а я устала — ехать пришлось долго.
    Меган решила, что ей стоит рассказать о том, что она собирается немного позаниматься с Престоном математикой. Меган не знала, как он отреагирует на эту новость, но в любом случае будет лучше, если он узнает об этом от нее, чем от других людей.
    — Ничего не выйдет, — сказал Натан, когда они пересели на диван.
    — Почему?
    Натан поставил чашку на журнальный стол и посмотрел ей прямо в глаза.
    — Потому что ты здесь ненадолго. Он будет надеяться на тебя, зависеть от твоих уроков, а ты соберешься и уедешь. И что тогда? Уж лучше пусть Престон сам разбирается. Пора ему понять, что рассчитывать можно только на себя.
    Меган не знала, кричать ей в гневе или плакать. Он все еще не мог понять, что Фармвилл стал ее домом. Более того, он даже смел предполагать, что она предаст Престона после того, как предложит ему свою помощь. Вот, оказывается, какого он был о ней мнения!
    — Я всегда выполняю свои обещания, — спокойно сказала Меган. — И когда начинаю какое-нибудь дело, довожу его до конца. Не знаю, отчего ты так настойчиво выживаешь меня из города, но, если Престон нуждается в моей помощи, он ее получит.
    Сказав это, она принялась шумно и демонстративно убирать чашки на поднос.
    — Что ты делаешь? — спросил Натан. — Я еще не допил кофе.
    — Уже допил, — сказала она и, взяв поднос, пошла на кухню.
    Смахнув со щеки слезу, Меган вернулась в гостиную. Натан сбросил туфли и растянулся на диване. Рокки спал в ее любимом кресле. Меган замерла на пороге, переводя взгляд с одного на другого.
    Натан засмеялся.
    — Не обижай моего пса, янки. Не будь такой жадной. Не забывай: он побывал на грани смерти.
    Рокки приоткрыл один глаз, взглянул на Меган, затем, прикрыв глаза, закрыл морду лапами и засопел.
    — Да, — протянула Меган, — не знаю, отдаете ли вы оба отчет в том, насколько рискованно ведете сейчас себя со мной? Этот поганец спит в моем любимом кресле!
    — На твоем месте, — сказал Натан, — я не стал бы его обзывать. Разве ты не слышала, что собаки копируют характеры своих хозяев? — усмехнувшись, добавил он.
    На какой-то миг она забыла о той подчеркнуто осторожной манере, с которой он вел себя, переступив ее порог. Как держал ее на расстоянии вытянутой руки. Однако она не забыла о том, что он не верит, что она сможет подготовить Престона. Вернее, захочет сделать это. Что это он вдруг так переменился? Она подошла к дивану и присела на край.
    — Ты действительно останешься здесь и поможешь Престону?
    Она окинула его недовольным взглядом:
    — Я не лгунья.
    Одной рукой он обнял ее за талию и привлек к себе.
    — Иди ко мне, — хрипло сказал он.
    Меган сопротивлялась. Она боялась взглянуть ему в глаза, чтобы не поддаться желанию, которое никуда не исчезало, но все же решилась принять вызов.
    — Ты мог бы спросить, почему я собираюсь помочь Престону.
    Он бросил на нее подозрительный взгляд, но не оставил попытки притянуть ее ближе к себе.
    — Думаю, ты расскажешь мне об этом, даже если я не спрашиваю.
    — Верно, — сказала она, — расскажу. Я сделаю это для того, чтобы он мог получить диплом. И если он получит диплом, то непременно женится.
    — Надеюсь, этого не случится. Я о женитьбе, разумеется.
    — Тутти от Престона без ума. Думает, он с неба может звезды достать. И если он любит ее хотя бы вполовину так сильно…
    — Но в этом-то и все дело! Не умеет Престон доставать звезды с неба! Никто из нас не умеет доставать до небес. Такова жизнь. И никогда не научится. Однажды Тутти проснется и поймет это. Но будет поздно. К тому времени, когда она узнает о жизни, разочарования отравят ей существование до конца дней. А я не хочу, чтобы это случилось с ней или Престоном! Престон тоже не поймет, что стряслось. В один прекрасный день он почувствует, что все ушло: мечты, страсть… Рано или поздно это произойдет. Он потратит остаток жизни на то, чтобы вернуть ее глазам то обожание и страсть, что он видел раньше. Он станет доказывать ей, что он все тот же Престон, но все будет напрасно, Меган. И с каждым днем будет только хуже.
    Меган, замерла, не сводя с него глаз. Она понимала, что речь идет не только и не столько о Тутти и Престоне.
    — Они слишком молоды, чтобы вступать в брак, — продолжал Натан. — Они еще не знают себя. Я не хочу, чтобы Престон взвалил на себя вину за то, что сделал женщину несчастной, и я костьми лягу, чтобы защитить их обоих.
    Так это мечты Натана рассыпались в прах? Или речь шла о Саре? Чувствовал ли он себя так, будто предал ее?
    Натан видел во взгляде Меган растерянность и вопрос. Чему тут удивляться? Разве она, с ее любовью к Дэну Эшвуду, могла понять, о чем он говорит?
    Взгляд Меган был пытлив и в то же время насторожен. Он не хотел пускать ее туда, куда она стремилась проникнуть. Сама не замечая того, Меган приникла к нему и, коснувшись губами его лба, произнесла:
    — Хотела бы я, чтобы ты чувствовал по-другому.
    — И я, милая.
    Он говорил как человек настрадавшийся, приобретший мудрость на пути страданий. Натан Кинкейд сегодня открылся ей новой гранью, и эта грань делала их ближе друг к другу. Она слышала нежность в его голосе, назвавшем ее «милой», и чувствовала нежное прикосновение его мозолистой ладони к руке.
    — У меня мурашки побежали по телу, — сказала Меган, чтобы разрядить напряжение. Она сбросила сандалии и прижалась к нему еще теснее, зарывшись головой ему под мышку. Он крепче обнял ее.
    — Это нечестно, — сказала она. — Мне так покойно и здорово здесь.
    — Что же тут плохого?
    — Я не могу предложить тебе того же, что ты мне.
    Натан рассмеялся:
    — Когда ты рядом, я счастлив.
    Меган потерлась носом о теплую кожу у него под подбородком.
    — Меган? Ты помнишь ту ночь?
    — Да. — Она прекрасно понимала, о какой ночи он спрашивает. — Хотела бы я…
    — Чего бы ты хотела, сладкая моя?
    — Если бы тогда знала.
    У Меган просто вырвались эти слова, но она так и не посмела сказать того, что думает. Как скажет она, что любит его, если он испытывает к ней совсем не такие сильные чувства. Как сможет она пережить неразделенную любовь?
    — Что знала, Меган? — снова спросил Натан.
    Он приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо, пытаясь прочесть ответ на свой вопрос. Он чувствовал ее колено у себя на бедре и, как ни старался, не мог справиться с растущим возбуждением.
    Он смотрел ей в глаза, и под ее взглядом стремительно исчезали остатки самообладания. Он более не владел собой. Он хотел быть с ней.
    — Натан, — осведомилась она. — Почему ты пришел сегодня?
    Натан растерялся. Какого ответа она ждала?
    Он медленно провел ладонью от талии вниз, к бедру, накрыл рукой ее грудь. Он прижал ее к себе так тесно, что она оказалась под ним. Ее рот притягивал, манил.
    — Почему, Натан? — допытывалась она.
    Желание пронзило его раскаленным клинком. Почувствовав, как восстала его плоть, прижатая к ее бедру, она перевела дыхание. Он замер. Меган закрыла глаза, потом медленно открыла их, встречая его взгляд. Она ощущала на губах его теплое и хриплое дыхание.
    — Я должен был прийти, дорогая, чтобы погасить огонь.

Глава 9

    Влекомые неведомой силой, они приникли друг к другу, слились воедино в поцелуе.
    Натан силился овладеть ситуацией. Он чувствовал ее дрожь, ее желание, и кровь стучала у него в висках.
    Только не здесь. В кровати. Но, едва мелькнув в сознании, эта мысль унеслась прочь, сметенная желанием. Запах женщины наполнял его ноздри, вкус женщины он ощущал во рту.
    Но годы суровой самодисциплины не замедлили сказаться. Он должен был знать наверняка, готова ли она к их близости не только телом, но и рассудком.
    — Милая, ты хочешь меня?
    — Натан, — прошептала Меган.
    Она выгнулась ему навстречу, и он задрожал мелкой дрожью.
    — Полегче, милая, — хриплым шепотом ответил он.
    Дрожащими руками он нащупал кружевные трусики под ее юбкой и потянул вниз. Пальцы ее не слушались, когда она торопливо расстегивала его рубашку, чтобы погладить наконец мускулистую, крепкую грудь. Она схватила его за плечи, притягивая к себе еще ближе.
    Она жадно ловила его ласки. Но потом вдруг замерла.
    — Нет, — пробормотала она, упираясь рукой ему в грудь.
    Нет? Тыльной стороной ладони он смахнул пот со лба. Мышцы натянулись, словно стальные тросы.
    — Пожалуйста, — жарким шепотом попросила она, — сними рубашку. Я хочу чувствовать твое тело.
    — Ах это… — Ему было так хорошо, что и сказать нельзя. — Ты получишь все, что хочешь, милая, и даже больше.
    Натан чувствовал, что теряет голову, но был готов на все, лишь бы их близость доставила Меган удовольствие. Он открыл было рот, чтобы сказать ей что-то нежное, но увидел, что слова не нужны. Наспех стянув с нее блузку, он освободил грудь из кружевного плена. Ее грудь оказалась упругой и полной, соски потемнели и увеличились в размерах. Он накрыл ртом один сосок, за ним другой. Меган вскрикнула. Он знал, что она тает, и приподнял голову, чтобы увидеть ее лицо.
    Это лицо, такое прекрасное, было еще прекраснее от охватившего ее возбуждения. У него на глаза навернулись горячие слезы.
    Не открывая глаз, она почувствовала, что он больше не накрывает ее всю собой.
    — Не оставляй меня!
    Меган ощупью отыскала его, обхватила, и он вошел в нее.
    — Да, да, да, — быстро бормотала она.
    Она несколько раз повторила его имя, прежде чем закричать. Он властно завладел ее губами в поцелуе.
    — Где мы? — прошептала она, открывая глаза.
    Он радостно засмеялся.
    — Не на пружинном матрасе, — с тихим смешком сообщил он, лаская уголки ее губ кончиком языка.
    Она улыбнулась, поймала губами его язык и сладко потянулась.
    — Милая… Тебе хорошо?
    — Очень.
    — Честно?
    — А ты сомневаешься?
    — Нет, если судить по твоему виду.
    — Поверь, — серьезно сказала она и, заглянув ему в глаза, добавила: — Ты у меня только один, Натан.
    Он приподнял голову и встретился с ней глазами.
    — Я в этом не сомневаюсь. Но все равно — спасибо, что сказала.
    Он погладил ее по щеке.
    — Где у тебя кровать?
    — Наверху.
    Чуть позже они лежали в постели, обнаженные и счастливые.
    — Давай на этот раз не торопиться.
    Он ни разу не сказал ей, что любит ее. И что же ей делать со своей любовью, если она так и останется безответной?

    Меган ужасно нервничала перед встречей с Сетом, братом Натана, единственным из здравствующих членов семьи, кроме Престона.
    Натан постучал в дверь квартиры Сета в пригороде Вашингтона. Меган потянула Натана за рукав.
    — Если он такой же, как ты, то мне лучше было бы остаться в отеле. Не хочу я являться вот так неожиданно, хоть и пришла с тобой.
    — Он подумает, что я спятил, раз решился привести тебя к нему в дом, — со смешком ответил Натан. — Надо бы держать тебя от него подальше. Он еще тот сердцеед. Женщины сходят с ума от одного взгляда на моего маленького братишку.
    Темные смеющиеся глаза Сета окинули ее с головы до ног. От этого взгляда было впору потерять голову. На нем был свободный свитер и теннисные туфли, но этот спортивный наряд лишь подчеркивал огромную физическую силу его владельца. Сет оказался под стать старшему брату.
    — Нат! — Он обращался к Натану, но при этом не сводил глаз с Меган. — Ты не сказал, что придешь не один.
    Натан усмехнулся:
    — Ты ведь любишь сюрпризы.
    — Пожалуй, это самый приятный сюрприз на моей памяти. Смогу ли я когда-нибудь расплатиться?
    Сет подмигнул Меган. Меган ответила улыбкой.
    Натан, по-прежнему улыбаясь, посмотрел на Меган.
    — Прости, брат, но дама занята.
    В глазах Сета Кинкейда блеснули озорные искры.
    — Так значит, это не подарок во искупление вины. Чертовски жаль.
    Натан представил Меган и Сета друг другу, после чего спросил:
    — Как понимать твои слова? Не помню, чтобы я последнее время обижал тебя. — Он широко улыбнулся.
    — Ты считаешь, что не обидел меня, не найдя времени заглянуть в выходные? Мы на тебя рассчитывали, а пришлось сидеть трезвым и скучным.
    Меган глазам не верила. Натан казался смущенным. Так что там было в прошлые выходные? В субботу ночью он оставался у нее. И кажется, почти все воскресенье тоже. Меган почувствовала, что и сама краснеет. Неужели он не поехал к брату из-за нее?
    Нет, это просто глупо. Натан не мог знать, куда она уехала и когда вернется.
    — Ну-у… — промямлил Натан.
    — Он обещал приехать, — сказал Сет, обращаясь к Меган. — Но в последнюю минуту все отменил. А посему я считаю, что имею право на компенсацию морального ущерба.
    Взяв Меган под руку, Сет провел ее в дом.
    — Дружите лучше со мной, Меган. Тогда вы узнаете, что такое настоящий Кинкейд.
    Меган засмеялась в ответ. Она не удивилась, обнаружив скромную обстановку в квартире. Кажется, в этом братья проявляли сходство. Впрочем, они и внешне были похожи. Не всякой женщине выпадает оказаться объектом внимания сразу двух столь интересных мужчин.
    Натан взял под мышку свою дорожную сумку, прихватив и сумку с вещами Меган.
    — Я сказал Меган, что ты будешь только рад лишнему гостю на выходные, — бросил Натан, направляясь к винтовой лестнице, ведущей на мансарду. — Я отнесу ее сумку в гостевую спальню, а сам расположусь в твоей.
    Меган была не против провести некоторое время наедине с Сетом. Неужели Сет и есть тот «блудный сын», что получил наследство и… покинул отчий дом.
    — Пойдемте на кухню, Меган.
    — Натан говорил, что вы изобретатель.
    — Вот как? — удивленно вскинув бровь, со смехом спросил Сет и достал из холодильника светлое пиво. Откупорив бутылку, он наполнил высокий стакан и протянул его Меган. — Натан запудрил вам мозги. Большинство женщин бросают меня, когда узнают, чем я занимаюсь.
    У Меган были все основания усомниться в его искренности.
    — Так вы не изобретатель?
    Сет сел напротив нее за стол и широко улыбнулся:
    — Я эксперт по боеприпасам. Разряжаю взрывные устройства.
    — Знаете, — глядя на него в упор, сказала Меган, — меня это нисколько не удивляет.
    Сет рассмеялся и одобрительно кивнул:
    — Признаться, вы меня удивили. Натану следовало бы сказать, что он собирается вас привезти. Судя по тому, как он вас описывал, можно было подумать, что вы — прямо-таки кисейная барышня. Красавица в романтическом ореоле.
    Так вот какой ее видел Натан! Или нет?
    — А на самом деле?
    — На самом деле вы, конечно, красавица, но не только. И в вас меня интригует именно это «не только».
    Меган не нашлась с ответом, а Сет огорошил ее, спросив без обиняков:
    — Вы любите его?
    Меган смотрела на него, распахнув глаза и приоткрыв от удивления рот.
    — Вы имеете право не отвечать, — сказал он, откинувшись на спинку стула и продолжая смотреть на нее тем самым пронзительным взглядом, который она отметила у него при первой встрече. — Но все же над этим вам стоит подумать. В отличие от меня, — продолжал Сет, — Натан относится к жизни очень серьезно. Во-первых, он убежден в том, что в смерти отца виноват только он. Натан клянется, что отец никогда бы не выстрелил в этого пьяницу, если бы тот целился в него самого, а не в Натана.
    Сет говорил с Меган о тех вещах, которые они с Натаном никогда не обсуждали. И если Натан Кинкейд не счел нужным рассказать ей об этом, подумала она, то Сета, наверное, следует остановить. Или Сет говорит с ней так откровенно именно потому, что хочет сообщить ей что-то, о чем умолчал Натан?
    — Брат не привез бы вас сюда, Меган, если бы вы для него не значили так много. Поэтому не обижайте его.
    Сет перегнулся через стол, протянув Меган руку.
    — Решено?
    Меган хотела ответить, но услышала шаги Натана. Обернувшись, она увидела его в дверях.
    — Ты быстро управился, Натан, — промолвил Сет, вставая. — Бери пиво, а я сейчас достану ленч из холодильника.
    — Не стоит утруждать себя из-за нас, — сказал, махнув рукой, Натан, увидев, что Сет достает из холодильника миску с салатом. — Меган проголодалась как волк, так что мы по дороге сюда заскочили в кафе. Ну, это «У Келли», славящееся своими стейками. Кстати, — добавил он, взглянув на часы, — может, мы лучше прямо сейчас и двинемся?
    — Куда? — удивленно спросила Меган.
    Натан и Сет переглянулись, таинственно усмехаясь. Но никто не ответил ей на вопрос.
    — Вы, может, и поели, зато я — нет, — обронил Сет. — К тому же знаю я, чем там «У Келли» кормят. Бифштексы с кровью. Меган, как могли вы…
    — Позволь я расскажу за нее? — вмешался Натан, откупоривая пиво. — Она умяла сандвич с огромным стейком быстрее, чем это сделал бы Рокки.
    — Сандвич с мясом на ленч? — поморщившись, переспросил Сет. — Это…
    — Отвратительно? — со смехом закончил за него Натан, выливая себе в стакан остатки пива.
    — Неужели вы вегетарианец? — воскликнула Меган.
    Натан явно пребывал в нетерпении.
    — Мне бы хотелось попасть туда…
    — Чуть пораньше, — закончил за него брат.
    — Я думал, Меган получит огромное удовольствие…
    — Непременно.
    — И они будут…
    — Потрясены, и это еще мягко сказано, — проговорил Сет, запив остатками пива крабовый салат. — Ты никогда…
    — Не услышишь, чем это кончится, — со смехом подхватил Натан и, кивнув, добавил: — Я знаю.
    Меган переводила взгляд с одного брата на другого.
    — Вы, двое, сводите меня с ума. Вы всегда так себя ведете с гостями?
    — Что? — одновременно воскликнули братья.
    — А то! От вашей манеры общаться, заканчивая мысли друг за друга, у меня кружится голова.
    Братья переглянулись и засмеялись. Каждый из них откинулся на спинку своего стула, но объясниться решил Сет:
    — Когда мы жили втроем: Натан, папа и я, — мы всегда пользовались своим особым кодом. Говорили по-кинкейдовски. Лучше всего это получалось у отца. Он все понимал с полуслова.
    Сет взглянул на Натана и снова рассмеялся.
    — Остается надеяться, что это у вас врожденное и не передается иным путем, кроме как по наследству, — со смешком заметила Меган.
    — Но отныне, — с озорным блеском в глазах сказал Сет, — говоря о чем-то, вы будете спрашивать себя, догадался ли кто-то из нас о том, что вы в действительности думаете.
    — К Меган это не имеет отношения, — возразил Натан. — Она всегда говорит то, что думает. Пора идти, — добавил он, взглянув на часы. — Пожалуй, лучше нам поехать на твоей машине, Сет. Машина Меган слишком тесная, ноги как следует не вытянешь.
    — Машина Меган… А что случилось…
    — Если вы о том голубом рыдване, то меня увольте! — воскликнула Меган.
    — Эй, Натан, она учится…
    — Говорить по-кинкейдовски, — с усмешкой закончила Меган. — Так что вы оба следите за тем, что хотите сказать, когда открываете рот.

    Они остановились перед зданием, напоминавшим старый склад.
    — Вот здесь вы работаете над своими изобретениями? — с опаской поинтересовалась у Сета Меган.
    Мужчины засмеялись, но Натан заговорил первым;
    — То, что у бомбы внутри, давно известно. И изобретать тут нечего. Соедините нужные компоненты, смешайте с наполнителем — и вы можете устроить отличный взрыв. Я прав, Сет?
    — Абсолютно.
    — Ты мог бы предупредить меня, что твой младший братишка балуется с взрывоопасными материалами, — заметила Меган, выходя из машины. — И сообщить, что вы собираетесь мне показать, как он с ними работает.
    — Собственно, для того я тебя и взял с собой, — заметил Натан.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    Меган нахмурилась и перевела взгляд с одного брата на другого. Они опять засмеялись.
    — Зачем вы заставляете меня чувствовать себя так, будто я клоун в цирке?
    Натан обнял ее за плечи:
    — Не обижайся, это просто шутка. Сет придумал новый способ, как обезвреживать бомбы. А также мины, торпеды… Он всегда говорит, что, когда я дохожу до ручки: вот-вот взорвусь, — я приезжаю к нему, чтобы он меня разрядил. — Натан потянул Меган за руку. — Пойдем, мы кое-что тебе покажем.
    — О, нет, господа. Я неподобающим образом одета для того, чтобы взлететь на воздух.
    Однако Натан продолжал тащить Меган за собой, и вскоре он уже открывал дверь, пропуская ее вперед.
    — Ну, теперь ты не думаешь, что эти торпеды причинят тебе зло?
    В эту минуту Меган поняла, что имели в виду братья, говоря о взрывах. Детишки были повсюду: бегали, прыгали, кричали.
    — Так это спортзал! — воскликнула Меган, отскакивая в сторону от летевшего на нее футбольного мяча.
    Следом за мячом несся темнокожий мальчик с копной косичек на голове. Как раз в тот момент, как мяч попал в Сета, парнишка налетел на Натана.
    — Эй, где вы были? Из-за вас мы чуть было не проиграли матч в прошлые выходные.
    — Но ведь «чуть» не считается, — сказал Натан, протягивая мальчику руку. — Тренера делает его команда.
    Ребята подозрительно посматривали на Меган, подходя к Сету и Натану.
    — Вы же знаете, что сюда женщинам вход воспрещен!
    — Этой можно, — улыбаясь, промолвил Натан. — Меган, это капитан команды «Патриот». Чарлз, миссис Эшвуд пришла посмотреть, как вы выиграете сегодня.
    Чарлз оценивающим взглядом окинул Меган.
    — Она ваша женщина?
    Меган натянуто рассмеялась. Что, интересно, ответит Натан?
    — По-твоему, она то что надо? — уклончиво спросил Натан у мальчика.
    Чарлз весь просиял.
    — Кто бы спорил!

    В течение следующего часа Меган надрывала горло, болея за футбольную команду Чарлза. К концу первого тайма до нее дошло, что «Патриот», который тренировал Натан, боролся против команды, тренером которой был Сет. Она догадалась бы раньше, если бы ребята обеих команд не относились с равным почтением и к Сету, и к Натану. Возраст мальчишек был самым разным: от семи-восьми до тринадцати-четырнадцати лет.
    — И кто победил? — поинтересовалась Меган, потерявшая счет голам.
    — Кто же еще? — удивился Натан. — Все мы вместе и победили.
    Натан имел в виду себя, Сета, Меган и всех этих ребят.
    — И сколько уже ребята с вами тренируются? — спросила Меган, когда все трое вернулись в квартиру Сета.
    — Четвертый год пошел, — ответил Сет. — У меня были проблемы с мальчишками, живущими по соседству. Случались тут и грабежи, и все такое. Я уже собирался уехать, но как-то летом, когда я приходил в себя после одного случая… Натан настоял на том, чтобы я остался здесь, пока не встану на ноги. И поскольку времени у нас было хоть отбавляй, мы смогли получше познакомиться кое с кем из окрестных хулиганов. Чарлз — один из них.
    — Мы поймали его на улице, где я оставил свой грузовик, — сказал Натан. — Мальчишка поднимал его домкратом, чтобы украсть покрышки.
    — Мы решили, — продолжил Сет, — что нужно что-то придумать, дабы отвлечь мальчишек от улицы. Многие растут в неполных семьях, а когда мать целый день на работе, ребята предоставлены сами себе. Не зная, чем заняться, они нарываются на неприятности. А теперь вместо банды вандалов у нас две отличные футбольные команды.
    — Ты брал когда-нибудь с собой Престона? — спросила у Натана Меган, подумав, что, привлекая сына к работе с подростками, он мог бы вновь завоевать доверие и дружбу своего отпрыска.
    — Вначале — да. Но сейчас ему все это неинтересно.
    — Почему ты так считаешь?
    — Он предпочел бы играть с большими девочками, нежели с большими мальчиками. Ну, если не со многими, то с одной — точно. Ты знаешь, о ком я говорю.
    — Но это несправедливо! Ты хотя бы мог дать ему шанс.
    Натан посмотрел Меган прямо в глаза, и она невольно поежилась.
    — Черт возьми, Меган. Ты всего лишь неделю занимаешься с Престоном математикой, а уже возомнила, что знаешь моего сына лучше, чем я.
    Сет, как уже поняла Меган, был не из тех, кто довольствуется ролью стороннего наблюдателя.
    — Эй, ребята, я вам не таксист, чтобы спокойно себе рулить, когда мои пассажиры ссорятся. Ты знаешь, о чем говоришь, Натан, но я бы поддержал Меган. Спроси еще раз у Престона, не хочет ли он поехать с тобой. Его ответ, возможно, тебя удивит.
    — Никто из вас двоих ни черта в этом не смыслит.
    Натан смотрел в окно. Прозвучавшее в его голосе самоуничижение больно ранило Меган.
    — Я умываю руки, — сказал Сет. — Сдается мне, Меган, что на этот раз вам выпало разрядить бомбу.
    Натан ничего не сказал, только продолжал смотреть в окно.
    — Натан? — осторожно спросила Меган, положив ладонь ему на бедро.
    Он по-прежнему молчал.
    «Пожалуй, Сет привел неудачное сравнение, — подумала Меган. — Ведь чтобы разрядить бомбу, надо подойти к ней вплотную. А Натан сегодня закрыл передо мной дверь в свой мир».

Глава 10

    — Я позвоню, — сказал Натан. Он не потрудился добавить обращение «дорогая» или «Меган». Просто обронил: «Я позвоню». С тех пор прошло уже две недели.
    Меган отключила компьютер, сложила в папку документы, подтверждающие продажу больничных страховок, — итог сегодняшнего трудового дня — и еще раз просмотрела распечатанную копию письма, отправленного сегодня по электронной почте некоторым клиентам, знавшим ее еще по работе на Уолл-стрит. Теперь, в эру компьютерных сетей, чтобы стать ближе друг к другу, совсем не обязательно находиться рядом. И работать с той же продуктивностью, что и в Нью-Йорке, она могла и здесь, в тысячах миль от Уолл-стрит.
    Перед тем, как выйти из кабинета, Меган еще раз любовным взглядом обвела помещение. Ей было чем гордиться. Если бы Натан видел, как она оборудовала свое рабочее место… Продав кондоминиум в Нью-Йорке, Меган решила, что пора бы начать работать. Пришлось признаться себе в том, что фермерство для нее — это скорее образ жизни, чем профессия. Зарабатывать деньги крестьянским трудом — не для нее.
    Какое-то время она вынашивала идею вернуться в бизнес по продаже ценных бумаг, но до поры держала это в секрете. Вначале надо взяться за дело, а потом уже рассказывать о перспективах. Первым, с кем ей хотелось бы поделиться своими планами сейчас, был Натан.
    Меган осознала, как сильно устала за день, лишь тогда, когда, чтобы открыть дверь на веранду, ей пришлось нажать на ручку обеими руками. Сладко потянувшись, она взглянула на небо. Наступала самая любимая ее пора — сумерки. Таинственный, теплый свет. Меган присела на качели и слегка оттолкнулась. В голове ее звучала все та же заезженная пластинка. «Я позвоню». Но когда? И когда он позвонит — если позвонит, — как она должна реагировать? Одно несомненно — разговор у них будет серьезный. Никаких отношений у них быть не может, если Натан не перестанет отодвигать ее в сторону.
    Но что, если он и не намерен продолжать никаких отношений? Этот вопрос неоднократно приходил Меган на ум, но она всякий раз отгоняла от себя подобные мысли. Впрочем, две недели — срок немалый. С этим надо что-то делать, и чем быстрее, тем лучше для нее.
    Как могла мелкая ссора перерасти в настоящую холодную войну? Меган не понимала. Но зато она очень хорошо понимала, что любит Натана. И потому ей было так больно.
    Если бы не Сет, может, она бы улетела из Вашингтона первым же рейсом, сразу после того, как Натан с мрачным видом поднялся в спальню, хлопнув за собой дверью. Он спустился вниз, лишь когда Сет позвал его ужинать. За ужином он вел себя так, словно они с Меган были совсем чужими, потом, сославшись на усталость, отправился спать. Меган и Сет задержались в гостиной за партией в шахматы, и, не будь Меган столь сбита с толку странным поведением старшего брата, она получила бы еще большее удовольствие от общения с младшим. Меган столько раз вспоминала тот разговор, что они вели за игрой, что помнила его почти слово в слово.

    — Иногда на него находит подобное, — сказал Сет. — Это все из-за Сары… и Престона, конечно. У Натана пунктик по поводу ответственности. Он всегда был таким, считал, что в ответе за все. Если что-то получалось не так, он всегда винил себя. Осторожнее, — добавил он с улыбкой.
    — Это вы зевнули. — Меган, рассмеявшись, взяла пешкой слона противника; Сет удрученно покачал головой, пробормотав какое-то ругательное слово.
    — Натан и отец были очень похожи. Отец установил для себя настолько высокую планку в смысле моральных ценностей, что ни разу в жизни не смог вздохнуть полной грудью. Я не раз говорил ему, что он мнит себя Богом, но отец не понимал, что это далеко не похвала. И Натан такой же. Возможно, в этом крылась одна из причин того, почему Сара была так несчастна…
    Сет откинулся на диванную подушку. Он довольно долго молчал, не сводя с Меган задумчивого взгляда. Она первой нарушила молчание.
    — Вы уже дважды упомянули о том, что Сара была несчастлива с Натаном. Однако сам Натан никогда не рассказывал о своей семейной жизни.
    — И это меня не удивляет.
    Сет сдвинул доску в сторону и положил ноги на журнальный столик. Глядя на свои скрещенные лодыжки, он словно советовался сам с собой, стоит ли посвящать Меган в дела брата.
    — Наверное, Натану не понравилось бы, что я говорю вам о том, о чем он сам предпочел умолчать. Но я не открываю ничьих секретов. Сара никогда не хотела жить на ферме. Я имею в виду настоящее хозяйство: зерновые, скот и все прочее. Родители Сары переехали в Виргинию из Лос-Анджелеса, когда ей было шестнадцать лет, тем самым положив конец ее карьере модели в самом зародыше, едва она начала выступать на подиуме.
    — Так Сара работала моделью?
    Сет кивнул.
    — Она была высокой, очень стройной и гибкой. Прекрасная фигура, правильные черты лица. Она успела поработать на подиуме совсем чуть-чуть, но ей уже внушили, что в один прекрасный день она станет знаменитостью, и она вбила себе в голову, что родители лишили ее шанса на счастье.
    Я думаю, она была счастлива в первые годы их брака, пока Натан служил во флоте. Но когда он привез ее в Фармвилл… Глядя на нее, могло показаться, что он доставил ее в сибирскую тайгу и бросил там одну среди медведей. Сара была хрупкой и болезненной женщиной, постоянно жаловалась на недомогание. Они с Натаном были такими разными… Я вообще не понимаю, как они сошлись.
    Сет нахмурился, сцепил пальцы.
    — Они оба были совсем молоды, оба еще учились, и Престон появился так рано. Натан пошел служить во флот, но как-то умудрился совмещать службу с заочным обучением и удачно защитился. Всякий раз, как ему удавалось получить увольнение, он приезжал домой, чтобы помочь, а когда я уехал из дома, вернулся в Фармвилл навсегда. И сделал это, несомненно, из чувства ответственности. Приезжая домой, я всегда замечал, как несчастна Сара. Впрочем, она всегда вела себя так, чтобы вызвать к себе жалость.
    — Я думала, вы уехали и больше не возвращались.
    — С чего вы взяли?
    — Сплетни. Не то чтобы я была охоча до сплетен, но ведь на чужой роток не накинешь платок.
    — Верно. Люди всегда готовы домыслить то, что не знают. Вы, наверное, слышали, что мы с отцом не ладили. Это правда. Он не понимал, отчего я не проявляю к земле тех чувств, что питают они с Натаном. Но с братом мы всегда были близки.
    — Я еще слышала, что Натан бывал суров к Саре.
    — Ложь! Она просто производила впечатление забитой женщины. Он не раз говорил ей, что она недостаточно сильна, чтобы выполнять всю работу по дому, но она лишь отвечала, что ей больше печем заняться. Он много раз предлагал ей начать посещать кружки и клубы: участвовать в общественной жизни Фармвилла, но она неизменно возражала, что этот городишко не может предложить ничего, что бы ее заинтересовало. Что правда, то правда, — заключил он со вздохом. — Сару едва ли можно было назвать счастливой женщиной.
    — И Натан винил в этом себя.
    — И сейчас винит. Как мне кажется. Натан об этом больше не говорит, но когда-то он сказал мне, что Сара создана для больших городов, ярких огней, подиума и суматошной городской жизни. Он признался и в том, что они поторопились, поженившись так рано. И поэтому он не хочет, чтобы ту же ошибку совершал его сын. За это и нападает на Престона и эту девочку, дочку Ричардсонов. Он думает, что история повторяется.
    — Он объяснил Престону, почему ведет себя так?
    — Да разве станет он говорить об этом с сыном? Он уверен, что тот его не поймет.
    — Я знаю Престона как умного, сообразительного человека. И не бесчувственного. Да ему уже — подумать только! — двадцать один год. Взрослый мужчина. Натан должен осознавать тот факт, что его сын вырос.
    Сет ткнул пальцем в потолок, в сторону мансарды, где сейчас находился Натан.
    — Вы же видите, что происходит, когда пытаешься с ним поговорить на эту тему. Он желает Престону только добра. Если бы счастье было бабочкой, он поймал бы его за крылья, потом оборвал бы их, чтобы не упорхнуло, и преподнес Престону на блюдечке с голубой каемочкой. Одно лишь ему невдомек: без крыльев бабочка долго не протянет.

    «Я позвоню». Теперь Меган уже и не знала, сможет ли пробиться к нему через эмоциональный барьер, который он выстроил между ней и собой. Но бездействие тоже ничего не даст. Еще один день она подождет, а там…
    Меган встала с качелей. Тутти сейчас пойдет домой.
    — Меган, это вы?
    Тутти подняла глаза от учебника. Меган была приятно удивлена тем, что Тутти занимается. Значит, она решила не бросать занятий.
    — Оставайся, пока не закончишь. Я тебя не гоню. Пойду пока взгляну на свой новый пруд. У нас не осталось черствого хлеба, чтобы покормить уток?
    Тутти рассмеялась.
    — Мама с папой сказали, что вы прямо влюбились в этих своих уточек. На кухне на посудомоечной машине я оставила целый пакет сухарей.
    С пакетом в руках Меган вышла из дома через заднее крыльцо, но не успела сделать и шагу, как услышала знакомый звук. Этот звук она ни с чем не спутает. Грузовик Натана! Сердце Меган подпрыгнуло от радости.
    Натан выскочил из машины едва ли не на ходу. Двигатель еще не успел заглохнуть.
    — Вот ты как! Какого черта ты тут творишь?
    Отчего это он так рассвирепел? Меган никак не ожидала, что после двухнедельной разлуки он набросится на нее с оскорблениями. Она беспомощно уронила руки и на миг онемела от обиды.
    Натан наступал, выставив вперед карающий перст.
    — Не притворяйся невинной овечкой! Ты перекрыла мне воду, Меган, но тебе это с рук не сойдет!
    — Чего это ты на меня кричишь?
    — Мой пруд пересыхает. Я видел, как у тебя тут на прошлой неделе работал экскаватор. Ты что, завалила источник? Ты не имеешь права делать этого, Меган! Ты не можешь продать мне землю под пастбище и затем перекрыть воду, которая питает мой пруд. Моим коровам нужна вода, и ты прекрасно об этом знаешь.
    — Ты просто псих, Натан Кинкейд. Ничего подобного я не делала. И если ты не в состоянии разговаривать как все нормальные люди, садись в эту свою колымагу и проваливай!
    Он схватил ее за руку мертвой хваткой. Меган почувствовала бы боль, если бы прикосновение его рук не производило на нее столь волшебного, исцеляющего действия.
    — Покажи мне, где ты перекрыла ручей.
    — Говорю тебе: я не перекрывала воду.
    Меган сомневалась в том, что Натан ее слышит.
    — Что делал у тебя экскаватор?
    Меган не могла сдержать улыбку. Если он и не звонил ей, то за ее домом постоянно приглядывал, это точно.
    — Мне выкопали пруд.
    — Где?
    — Если ты успокоишься, Натан, и перестанешь орать, я с удовольствием покажу его тебе. Я как раз собиралась пойти покормить уток, когда ты ворвался, — сказала Меган и потрясла у него перед носом пакетом с сухарями.
    Внезапно осознав, что изо всех сил сжимает ей руку, Натан отпустил ее, виновато глядя на отпечатки собственных пальцев, оставшиеся на ее коже.
    Меган пошла по дорожке, проложенной наискосок через задний двор к мастерской. Натан пошел не рядом, а следом, и Меган почувствовала себя задетой.
    После стольких одиноких дней и ночей они снова были рядом. Меган едва сдерживалась, чтобы не броситься к нему на шею, а он… А он мог лишь наорать на нее за то, что она перекрыла ему воду. Неужели Натану не хотелось ее обнять?
    Меган поднесла руку к горлу и начала медленно массировать его, чтобы снять спазм.
    Они обогнули гончарную мастерскую, и Натан вдруг остановился как вкопанный.
    — И что за черт… Что это?
    Сказать, что он был удивлен, — значит ничего не сказать. Он смотрел на пруд с деревянным настилом по берегу и нарядно оформленным спуском в воду, словно никогда ничего подобного в жизни не видел.
    — Беседка, — сказал он, словно издеваясь. — И подумать только, эти утки!
    Шесть безупречно белых уток дружной флотилией рассекали гладь пруда, и закатное солнце отливало розовым на их оперении.
    Натан смотрел на лампы вечернего освещения, искусно спрятанные в цветочных клумбах, расположенных по периметру пруда, на тщательно ухоженные цветы.
    — Что это ты делаешь? Создаешь копию уголка Центрального парка? Ты же знаешь, что это ни к чему. Никто не принуждает тебя оставаться тут, Меган. Не проще ли вернуться домой?
    — Ты в самом деле этого хочешь, Натан? — еле слышно спросила Меган. — Ты хочешь, чтобы я покинула Фармвилл?
    Он медленно обвел взглядом ее лицо. Меган был знаком этот взгляд. Он не собирался себя выдавать. И надеялся, что ему это удалось. Но он ошибся.
    — Ты ведь не хочешь, чтобы я уезжала. Черт возьми, ну почему ты не можешь мне об этом сказать?
    — Тебе придется засыпать пруд. Видишь пузырьки посередине? Вот это и есть исток ручья. Экскаваторщики полезли ковшом прямо в исток. Ручей надо пустить в прежнее русло. Или так — или я снесу все к чертовой матери. И твой пруд пересохнет, как пересох мой. Никакого Центрального парка, Меган. Мы тут не в Нью-Йорке.
    — Наверняка есть иной способ решить проблему.
    Ну почему он так себя вел? Почему упорно отталкивал от себя? Ведь не из-за того глупого спора? Должна быть иная, более веская причина. И в чем же она состоит?
    — Ты не можешь знать все на свете! — бросила Меган ему в ответ, глядя в сторону, чтобы он не видел обиды и боли в ее глазах.
    — Я кое-что знаю о подземных источниках. Вот этот питает мой пруд и ручейки, что собираются в реку, и…
    — Только не говори мне, что, выкопав пруд, я заставлю пересохнуть океан! Это все равно, что говорить Престону…
    — Не впутывай сюда моего сына.
    — Да, знаю твое кредо: не можешь с чем-то справиться — просто отмахнись от проблемы, и Бог с ней. Престон своим поведением мешает тебе утверждаться во мнении, что ты здесь царь и бог. У людей может быть своя жизнь, тебе это в голову не приходило? Не важно, как сильно ты любишь, но объект твоей любви имеет право на собственные поступки и собственные ошибки. На собственное счастье…
    — Что ты об этом знаешь? Что может золоченая лилия…
    — Что?
    Натан сомневался, что в силах ее оттолкнуть. Ему легче было бы вскрыть себе вены. Но она не оставляла ему выбора. Меган не была создана для этих мест. Он не мог позволить ей сломать себе жизнь. Кому угодно — да, а ей — нет. И если сейчас не положить этому конец, то будет слишком поздно. Он любил Меган.
    — Будь честна, Меган, — говорил он ей сейчас. — Взгляни на то, что ты натворила. Я, помнится, предупреждал тебя, что эта земля — для работы, а не для дурацких причуд. Нигде в фермерской Виргинии ты не встретишь эдаких картинных прудиков с лебедями. И золоченых лилий здесь тоже нет. Лилии для хрустальных ваз на мраморных постаментах, а здесь растет то, что может пустить прочные корни. Разве ты не видишь, что не рождена для того, чтобы жить тут?
    Меган молча смотрела на него. Золоченая лилия — так он, кажется, назвал ее? Если бы он любил ее, то никогда не сказал бы о ней такого. Но ведь он и не говорил, что любит.
    — Делай все, что считаешь нужным, с этим прудом, — скучным голосом сказала Меган, — а потом пришлешь мне счет. Я оплачу все издержки.
    Она повернулась, чтобы уйти.
    — Нет, Меган. Ты отвела воду — ты все и исправишь. Причем сделаешь это завтра, прямо с утра и начнешь. Я отгоню коров на другое пастбище, где достаточно воды, но так может продолжаться всего несколько дней. Для такого количества животных на том пастбище не хватит травы, а я не хочу, чтобы они выели все до корней. Траве надо дать вырасти.
    Меган сжала кулаки и посмотрела ему прямо в глаза:
    — С тобой в принципе не бывает легко. Верно? Ты все усложняешь. Тебе нравится причинять боль и себе, и другим. Но в одном ты прав. Я отвела воду, я и верну ее в прежнее русло. В этом можешь не сомневаться.
    Натан смотрел ей вслед. Когда-то все это уже было. Он помнил, как они впервые встретились на пастбище. Та же прямая спина, но все-таки что-то изменилось? Шла она медленнее, не было того задорного наклона головы. Да, ушел задор. И не стало былой отваги.
    «Я виноват». Натан оглянулся. Утки вразвалочку вышли на берег и дружно стали превращать в конфетти то, что было пакетом с сухарями, который уронила Меган. Дышать стало трудно. Надо дать ей время дойти до дома. И только потом идти самому. Тогда он избежит искушения броситься за ней следом.

    — Да, именно об этом я и говорила.
    Меган пришлось вторично отвечать на вопрос менеджера компании по ландшафтному дизайну, не хотевшему верить в то, что она всерьез собралась засыпать пруд.
    — И чем скорее, тем лучше. Я уезжаю из Фармвилла в конце недели и хочу, чтобы к этому времени все было закончено.
    Надо было поговорить с Тутти, но сначала предстояло овладеть собой. В горле стоял ком, мысли о Натане не давали покоя. Она видела перед собой Натана: руки в карманах туго обтягивающих джинсов, его глаза, мгновенно меняющие цвет, — глаза, в которых читалось сразу столько всего, глаза романтика и прагматика одновременно. И еще в глазах его была страсть.
    Он столько дал ей! Натан помог Меган разобраться в своих чувствах. С ним она по-новому взглянула на свои отношения с Дэном. Она всегда будет о нем помнить. Их с Дэном любовь была трепетной и нежной, но лишь с Натаном Меган узнала, что такое страсть. Что такое кипение крови. Она хотела бы все это сказать ему, признаться, что он перевернул всю ее жизнь, наполнил ее светом и счастьем, разбудил в ней женщину, открыл для нее мир физической любви, о существовании которого до встречи с ним она и не догадывалась.
    Но случай все никак не выпадал. Она не могла поделиться с ним всем этим, пока не услышит от него заветных слов. Всего три слова: я тебя люблю. Только этих слов, самых нужных, он так и не успел ей сказать. А теперь уже и не скажет.
    Меган не могла оставаться в Фармвилле, где все напоминало о нем. Не могла вставать с постели и засыпать, устремляя взгляд в ту сторону, где был его дом. Не могла умирать тут от любви, зная, что он не вернется. Никогда.
    Она, конечно, могла бы попытаться убедить его в том, что он имеет о ней неверное представление, только это все равно ничего не изменит. Она просто выставит себя дурой. Все это он мог бы понять и увидеть сам, если бы захотел. Меган открыла дверь на кухню и вошла.
    — Тутти, нам надо поговорить. Помоги мне упаковать вещи, а потом я дам тебе чек. Я заплачу за все лето до конца, и тогда у тебя хватит денег на то, чтобы учиться в следующем году, и даже останется еще немного. А стало быть, остаток лета ты можешь наслаждаться жизнью.
    Тутти вскочила из-за стола, уронив нож для чистки картофеля, который держала в руке.
    — Я делаю картофельный салат на завтрашний ленч. Мы могли бы устроить пикник и, если погода позволит, позагорать на берегу пруда. — Выпалив это, Тутти взвизгнула, как от боли: — Вы меня увольняете?!
    Меган потянула девушку за косу:
    — Конечно же, нет. Разве ты не слышала, что я сказала? Я уезжаю из Фармвилла.

    Меган взглянула на часы. Если она хочет присутствовать на церемонии выпуска, куда пригласил ее Престон, надо поторапливаться. Впрочем, все к лучшему. Меган сознательно загрузила себя до предела в этот последний день. Натан наверняка будет там, а себе Меган не вполне доверяла. Даже в присутствии большого скопления людей она могла не выдержать и выкинуть какой-нибудь фортель: скажем, подойти к нему, взять под руку, затащить за занавес и соблазнить. Но у нее не будет времени. Она убежит пораньше. Меган запихнула голубое платье в сумку. Нет, она не станет надевать голубое. Натан может решить, что она так оделась для него. Он считает ее золоченой лилией? Что же, тогда она наденет золотистое.
    В дверь позвонили, и Меган вздрогнула. Кто мог прийти к ней?
    — Меган Эшвуд?
    — Да, это я.
    Молодой человек у дверей улыбнулся и протянул Меган подарочную упаковку с бутоньеркой из желтых роз. Внутрь была вложена карточка: «Прошу вас, приколите эти цветы к платью, когда пойдете на церемонию. Я никогда не получил бы диплома, если бы не вы. С любовью, Престон».
    — С любовью, — вслух произнесла Меган и едва не разрыдалась. Ей удалось покорить сердце по крайней мере одного из Кинкейдов.
* * *
    Актовый зал был набит до предела. Самой первой Меган увидела Мадлен. Схватив Меган под руку, она потащила ее за собой.
    — Где это ты пропадала? Я тебе несколько раз звонила и все не могла застать. Трубку все время брала Тутти Ричардсон и она…
    Меган обернулась и поняла, почему Мадлен осеклась. Лаура и Сэм Ричардсон направлялись как раз в их сторону.
    — Я умирала от желания тебе об этом рассказать, — шепотом произнесла Мадлен и гордо вытянула перед собой руку, на безымянном пальце которой сверкало кольцо с бриллиантом.
    — Мадлен! Так ты и Паркс…
    — Все вышло, как я тебе и говорила. Кстати, — добавила Мадлен, подмигнув, — насчет Дженни больше не беспокойся. Она положила глаз на Добби Уинслоу, того, что ездит на черном седане. Ну, знаешь, местного фармацевта. У него две дочери, так что Дженни могла бы заменить девочкам мать.
    Не успела Меган ответить, как к ним подошла Лаура Ричардсон.
    — Мы хотим поблагодарить вас за все, что вы сделали для нас, — сказала она, обнимая Меган. — Моя дочь просто боготворит вас.
    — Вы мне льстите, — засмеялась Меган.
    — Нисколько. Благодаря вам она может продолжить учебу осенью. Вы здорово нас поддержали, — сказала Лаура, еще раз крепко обняв Меган. — Нам будет вас не хватать.
    — И мне будет вас не хватать, — совершенно искренне проговорила Меган.
    — Мне жаль, что у вас случилась эта стычка с Натаном из-за источника. Тутти сказала, что они с Престоном помогали вам переносить уток на пруд Натана, пока ваш засыпали. Не надо было всего этого делать, — сочувственно закудахтала она.
    — Все в порядке, Лаура. Мне казалось, проще засыпать его, тем более что я возвращаюсь в Нью-Йорк.
    Меган заметила свободный стул в одном из первых рядов. Сколько вокруг знакомых лиц. Помня о том, с какой неохотой она соглашалась принимать участие в общественной жизни Фармвилла, трудно было поверить сейчас, как много новых знакомых у нее появилось. Некоторые люди стали даже ее друзьями. Мадлен и Паркс. Тутти и вся ее семья. И даже Нед Прайс казался ей сегодня очень милым. И конечно. Престон. К нему у Меган было особое отношение, и не только потому, что он был сыном Натана.
    Меган услышала голос с возвышения. Церемония начиналась. Вот и славно. А то народ вокруг уже, наверное, начал задаваться вопросом, отчего она так вытягивает шею. Они могли бы подумать, что она ищет Натана.
    Пока при встрече с Меган люди не стали упоминать Натана, она наивно полагала, что о них никто не сплетничает. Теперь она мечтала о том, чтобы местные жители не решили, что она уезжает из-за него. Тогда общественное мнение окончательно заклеймит позором Натана Кинкейда. Натан почувствует это, но сделает вид, что ему наплевать. Но Меган уже неплохо его узнала, чтобы понимать: это лишь бравада. Характер у Натана что у глубокой полноводной реки: сверху гладко, а внутри — мощнейшее течение. И прежде чем нырять в эту реку с головой, надо было бы хорошенько подумать.

    Натан вернулся домой после полудня. Тихонько насвистывая себе под нос, он поднялся наверх, чтобы переодеться. По дороге вниз он заглянул в спальню сына. Поскольку Престон забрал почти все свои вещи в общежитие, Натан редко заглядывал туда.
    Он решил перестелить постель, затем прошел к окну. Деревянный пол натужно скрипел под его ногами. Из окна открывался вид на южное пастбище. Надо распахнуть окна. Не хотелось бы, чтобы Престон решил, будто он никогда не проветривает его комнату. По правде говоря, Натан сомневался, что Престон вообще сдаст экзамен. Он должен был благодарить Меган за то, что все вышло так, а не по-другому.
    Опершись ладонями о подоконник, Натан выглянул в окно, чтобы получше рассмотреть то, что происходило на пастбище. За мощными дубами он едва мог видеть флюгер на крыше дома Меган. Ему необходимо извиниться. Черт, если бы не Меган, Престон сегодня спал бы у себя в общаге, в то время как все его друзья праздновали бы получение аттестатов, и думал бы, как сэкономить, чтобы оплатить летнюю школу. Если бы не Меган…
    Натан выбежал из комнаты сына и, перепрыгивая через ступени, понесся вниз. Свистом подозвав к себе Рокки, он, не сбавляя темпа, пробежал через кухню к выходу. И пес, словно почуяв, что хозяин не станет его ждать, выскочил из двери как раз вовремя, чтобы Натан не прищемил ему хвост, захлопывая за собой дверь.

Глава 11

    Натан шел берегом ручья, и Рокки семенил рядом, перепрыгивая с камня на камень. Течения практически не было заметно, и хотя дожди прекратились несколько дней назад, вода была грязной. Наверное, какая-нибудь корова пыталась перейти ручей — и замутила воду.
    Упавшая ветка перегородила ручей, и на этом импровизированном мосту грелась на солнышке ящерица. Почуяв добычу, Рокки сделал стойку, спугнул беднягу, но догонять не стал — сказалась врожденная лень.
    — Ну что, не стоит она твоего внимания? — со смехом спросил Натан.
    Натан всегда делал небольшой привал у холмика за ручьем, где начинался пруд. Он хотел проверить уровень воды в нем и посмотреть, осталась ли соль для коров. Но его внимание привлекли не соль и не уровень воды.
    Он задержался, глядя на шесть уток, плавающих на поверхности пруда. Он знал, что это утки Меган. И знал, что они должны быть здесь. Тутти его предупредила. Но вот чего он не ожидал увидеть, так это корову Меган. Она пила воду.
    — Сейчас ее ни к чему разворачивать, — сказал Натан, обращаясь к псу. — На обратном пути все и сделаем.
    Приближаясь к сараю на той стороне, что принадлежала Меган, Натан незаметно для себя прибавил шаг. Не могла корова сама перебраться на ту сторону. Ни одна корова на его памяти не умела открывать калитку или перепрыгивать через ограды в несколько футов высотой.
    Натан подошел к дому Меган как раз тогда, когда она с дорожной сумкой наперевес спускалась с заднего крыльца. Еще одна поездка в Нью-Йорк? Плохой знак. По спине у Натана побежал холодок… Сначала Сэсси, потом вот это.
    — Привет, Натан, — вскользь бросила Меган, не останавливаясь. Она подошла прямо к машине и поставила сумку на дорожку.
    Натан только теперь заметил, что рядом с машиной стояла еще одна сумка, побольше. Не глядя на него, Меган открыла багажник, швырнула одну сумку, потом другую, затем наклонилась, чтобы поправить их.
    Когда она распрямилась, взгляды их встретились. Он не мог ничего разглядеть под этой коркой синего льда. Удивительно. И немного страшно. Меган умела зажигать в нем огонь даже с помощью вот такого холодного, как лед, взгляда. В любом настроении. Натан сделал шаг к ней.
    — Сэсси…
    — Я отправила ее на твое пастбище. Ты ведь не возражаешь?
    — Нет, не возражаю.
    Его распирало от любопытства, но он не спросил, отчего она переселила корову. На этот раз ей не удастся втянуть его в ссору, а судя по тому, как она на него смотрела, этого от нее вполне можно было ожидать.
    — Я видел тебя на церемонии выпуска.
    — Я не знала, что ты там был.
    И, судя по тону, не желала знать. Ему бы порадоваться. Он же сам хотел, чтобы они разошлись, и все для этого делал. Он хотел дать ей понять, что Фармвилл — не для нее. Он говорил себе, что справится с последствиями, что бы между ними ни произошло. Так какого черта он притащился сюда сейчас?
    — Хорошо, что ты пошла, Меган. Ты для Престона много значишь.
    — И Престон для меня. Ни за что не пропустила бы его выпускной.
    Меган повернулась к нему спиной и двинулась к противоположной дверце, на место водителя.
    Натан был задет за живое. Получил сполна, и боль резанула прямо по сердцу. Он все понимал. И все принимал. Но он помнил о том, как обещал Меган никогда не делать ей больно. И это обещание он старался сдержать. Пусть лучше немного поболит сейчас, чем потом получить незаживающие раны.
    Он не думал, что все зайдет так далеко. Он хотел Меган. Но неожиданно для себя влюбился.
    Скоро она уедет. Если сейчас она уезжает не навсегда, то это случится завтра или послезавтра. А если и так, он не мог отпустить ее, даже не попрощавшись.
    — Скучно стало в наших краях? Едешь куда-нибудь немного поразвлечься? Может, в Нью-Йорк?
    — Натан, прошу тебя, — едва сдерживая гнев, сказала она.
    Опять он все делал неправильно. Он-то решил, что они посидят, поговорят. Может, на кухне, куда сейчас сквозь новые кружевные занавески проникало солнце, или в гостиной, где они в первый раз занимались любовью.
    Как же он сразу не догадался, что влюбится? Тогда он мог бы по крайней мере быть честным с ней и сказать ей правду.
    Он бы признался ей, как сопротивлялся ее чарам, да сердцу не прикажешь. И он сказал бы, что она никогда не будет счастлива, если остаток дней проведет в Фармвилле. У него самого нет выбора, потому что он плоть от плоти этой земли, и, захоти он жить там, где хорошо ей, — он высохнет, зачахнет и умрет, как дерево без земли.
    Но все это не важно, потому что она останется с ним навсегда. В его мыслях. И в его сердце.
    — Я надеялся встретиться с тобой, когда церемония закончится, но не нашел тебя там.
    Она закрыла глаза и глубоко вдохнула. Затем открыла их и, глядя прямо на него, сказала:
    — Я ушла немного раньше.
    Он подозревал, что она ушла именно для того, чтобы не встречаться с ним.
    — Нам надо поговорить, Меган. Ты не могла бы уделить мне минуту до отъезда? Я не хочу ждать, пока ты вернешься.
    В ее взгляде что-то блеснуло. Вот эти короткие проблески в ее глазах всегда волновали его. Приводили в трепет. И тело, и душу. Но сейчас она смотрела на него неласково, и если у нее и перехватывало дыхание, как раньше, от одного взгляда на его губы, то она это умело скрывала.
    Натаном владело смешанное чувство. Его тело реагировало на нее мгновенно и совершенно независимо от рассудка. И скрыть эту реакцию стоило большого труда. Проще было скрывать чувства. В этом деле он собаку съел. Но только от себя все равно ничего не утаишь.
    Не надо было ему приходить. Может, когда Меган вернется… Солнечный луч пронзил ее светлую прядь. Золото и серебро… Она склонила голову набок. Глаза потемнели, стали синими, как васильки в поле. Он еще ни разу не видел, чтобы ее глаза были такого цвета.
    — Престон ничего тебе не говорил обо мне?
    Натан впервые улыбнулся.
    — Он думает, ты умеешь зажигать звезды.
    — Но мы-то с тобой знаем, что это не так. Ты просто обязан открыть ему глаза.
    Он увидел горечь и боль в ее глазах, и его сердце мучительно сжалось.
    — Может, я был не прав, Меган. Может, это не сказка. Может, те звезды, которые светят нам каждую ночь, все же кто-нибудь зажигает?
    Что, если он ошибался и насчет Меган тоже? Он от всего сердца желал, чтобы она пустила здесь корни. Натан пожал плечами и глубже засунул руки в карманы.
    — Черт, Меган. После того, что ты сделала для моего сына… и для меня… я склонен согласиться с Престоном.
    Меган опустила взгляд и приоткрыла дверцу машины.
    — Престон рассказал мне о чеке, который ты ему дала. Это большая сумма, Меган.
    Меган удивленно приподняла брови:
    — Ты что, не одобряешь?
    Натан неловко переминался с ноги на ногу.
    — Это твои деньги.
    — Это та самая сумма, что ты положил на депозит. За пастбище, помнишь? Престону эти деньги пригодятся.
    — Он сказал, что хочет потратить их на подготовительные курсы в университет. Я тоже готов помочь, тем более что он доказал, что стоит этого.
    — Вырос в твоих глазах — ты хочешь сказать?
    — Не совсем так. Престону никогда не требовалось утверждаться в моих глазах. Речь идет о нем самом. В собственных глазах — да, человек должен утвердиться. Мужчине, да и женщине важно знать, что он или она собой представляет. А для этого надо проявить характер. И ты оказала влияние на его жизнь. — Натан сглотнул ком в горле и добавил: — И на мою жизнь тоже.
    Черты ее лица словно разгладились на миг, во взгляде сквозила нежность, и от этой нежности у Натана захватило дух. В это мгновение он готов был продать своих коров и купить ценные бумаги, предложи она ему такое снова. Он, пожалуй, готов был просто так взять и отдать пару акров своей земли, если бы только она сделала шаг к нему навстречу. По акру за каждый дюйм. Натан сжал кулаки. Он должен держать себя в узде, иначе все, к чему он так долго шел, пойдет прахом. Слишком сильно тянуло его к этой женщине.
    — Натан, значит, ты не станешь вмешиваться, если Тутти и Престон решат пожениться?
    — Я сказал Престону: что бы он ни решил, он получит мое благословение.
    Его неумолимо тянуло к ней, и это чувство было чертовски ему знакомо. Прищурившись, он смотрел на ее губы. Неужели они дрогнули? Или это ему показалось? Он поднял взгляд и посмотрел ей в глаза. Теперь она смотрела на него, как на пустое место. Но что-то промелькнуло в ее глазах, что говорило о совершенно обратном. Натан перевел дыхание, и это «что-то» ушло. Он даже подумал, не сочинил ли все это от страха ее потерять.
    — Престон возвращается домой на некоторое время.
    Меган решительно распахнула дверцу машины.
    — Я знаю. Он мне говорил. Я рада за вас обоих.
    — Меган…
    — Да?
    Хотел бы он быть бойким на язык. Когда приходилось говорить Меган о своих чувствах, он становился косноязычным, словно младший школьник, читающий наизусть псалмы в воскресной школе.
    — Ничего. С этим можно подождать.
    — Извини, Натан, но я уже опаздываю.
    Меган взглянула на часы.
    — Видишь ли, Престон и Тутти будут волноваться.
    — Тутти и Престон?
    — Ах, значит, он тебе не сказал. Они едут со мной в Ричмонд.
    — А я ждал Престона сегодня домой.
    И тут, впервые за весь разговор, Меган снова стала прежней Меган.
    — Господи, Натан! Престон только что получил аттестат! Сегодня у него большой день, который надо отпраздновать как полагается. Вот они с Тутти и едут в Ричмонд, чтобы там погулять. И я одолжила им свою машину. Они, наверное, пойдут в ресторан, затем на танцы, а уж потом приедут обратно. Престон может несколько задержаться, так что ты на него не нападай. И еще, прошу тебя, не ссорься с сыном. Не пытайся сделать из него собственную копию, а если он не хочет тебя копировать, не пили его. Хотя, — и тут щеки Меган зарумянились, — стать твоей копией не так уж плохо.
    Слава Богу! Она наконец улыбнулась и даже сказала ему комплимент. Натан приблизился к ней еще на шаг.
    — Мне пора, — проговорила она.
    Натан подошел вплотную и взял ее за руку.
    — Мне нужна всего минута…
    Меган взглянула на его руку, затем повела плечом, чтобы освободиться от его хватки. Она дрожала или ему это показалось?
    — Я опаздываю. У меня нет ни минуты.
    Меган села за руль и закрыла дверцу.
    Натан стоял и смотрел, как она уезжает, так и не сказав последнего «прощай». Может, все к лучшему. Задержись она хоть на мгновение — и он мог потерять голову. И что тогда бы случилось? Одному Богу известно.
    Натан не удивился бы, если бы она на сей раз решила остаться в Нью-Йорке. Он лишний раз убедился бы в своей правоте — в том, что, привязав к себе Меган, он загасил бы для нее радость жизни, тот свет, в котором она так нуждалась.
    И все же было очень больно смотреть, как она уезжает.
    Натану даже стало трудно дышать. Что-то жуткое и громадное разрасталось в груди. Сердце билось в ритме погребального звона. И тот же звон отдавался в голове. И слова… Останови ее. Она может и не вернуться. Останови ее…
    Но он не мог остановить ее, как не мог перестать любить ее, иссушить источник любви в своем сердце. Он слишком сильно любил ее, чтобы сделать несчастной.

    Все довершил телефонный звонок. Невинный на первый взгляд, ничего такого не предвещавший. Но вместе с этим звонком опустился занавес. Через три дня после отъезда Меган позвонил этот ее друг — поверенный. Тот самый адвокат, что был партнером Дэна Эшвуда. Меган хочет продать землю, сообщил Джек. Все, за исключением дома. Натан заинтересован?
    — Если только Меган сама будет вести переговоры.
    Но вышло не так, как он хотел. В конце концов, встретив решительный отказ Меган, Натан согласился иметь дело с Джеком. Будь он проклят, если позволит этому куску земли уплыть в лапы какого-нибудь нувориша, чтобы тот затеял там строительство и все испоганил!

    Меган проверила, заперта ли дверь, потом скинула туфли на шпильках и пошла в гостиную. Бросив папку с бумагами на стол, расположенный в нише, которая служила ей столовой, она отправилась на кухню. Достала пакет с апельсиновым соком, налила полный стакан и со стаканом в руке вернулась в гостиную. Открыв дверь, ведущую на маленький балкончик, она глубоко вдохнула. И зря. Пропитанный угарным газом воздух мог вызвать лишь головную боль. Как не хватало ей перешептывания листвы и щебета птиц! Единственное дерево, росшее поблизости, — это пальма в кадке. Листья на несчастном дереве поникли, хотя еще вчера она опрыскивала его водой. Наверное, она поторопилась с продажей кондоминиума, в котором они жили с Дэном. Там по крайней мере вид из окна был поприятнее и городской шум не так напоминал о себе.
    «Не жалеешь?» — спросила ее Барбра, когда она решила продать кондоминиум. И тогда Меган сказала, что не жалеет. И это было правдой. Новая жизнь в Фармвилле казалась вполне осязаемым фактом. И Натан, как она надеялась, тоже будет присутствовать в этой новой жизни.
    Как бы там ни было, она продала их с Дэном жилье, и с этой реальностью приходилось считаться. Больше никаких отклонений в сторону. Никаких окольных путей. Пусть боль станет ее компасом в этой жизни. И даже хорошо, что она продала ту квартиру. Никаких напоминаний о прошлом, ни о далеком, ни о близком. Пусть воспоминания останутся воспоминаниями. Они нужны, чтобы заполнить вакуум в душе, но строить будущее на воспоминаниях нельзя. Прошлое не должно влиять на ее планы.
    Положа руку на сердце, она даже думала, что и дом в Фармвилле стоило продать. Вместе с землей. Однако что-то удерживало ее от этого шага. Этот дом она хотела бы передать по наследству своим детям, если бы у нее были дети. Но у нее не было детей и скорее всего уже не будет. Когда Меган поняла, что не сделает Натана счастливым, она отказалась от своих надежд.
    Но она не отказалась от дома.
    Они с Натаном любили друг друга в этом доме.
    Горячий, душный воздух большого города жег ноздри. Может, Барбра была права? Стоило подождать хотя бы до сентября, прежде чем возвращаться в брокерскую компанию? В это время в Нью-Йорке было невыносимо. Оставить зеленую траву и деревья ради раскаленных бетонных коробок и шумных улиц действительно нелегко. Не говоря уже о том, что пришлось бросить размеренную жизнь, к которой она начала привыкать, ради Нью-Йорка с его сумасшедшим, изматывающим темпом и не дающей ни дня передышки работой на Уоллстрит. Меган вспоминала свой кабинет в Фармвилле. Она так и не успела показать его Натану.
    Зазвонил телефон, и Меган, задержавшись на миг, чтобы прикрыть стеклянную дверь на балкон, поспешила ответить на звонок. Голос в трубке заставил ее ощутить знакомый холодок, бегущий по спине. Пульс сразу участился.
    — Престон! Какой приятный сюрприз!
    Престон засмеялся в ответ. Как все же у него с отцом похожи голоса!
    — Тутти здесь, рядом. Мы хотели спросить, не заняты ли вы сегодня вечером?
    Меган не видела их больше двух месяцев. И успела сильно соскучиться.
    — Вы в городе?
    — Ничего, если мы заскочим? Может, пойдем куда-нибудь, поужинаем вместе?
    — Нет уж, теперь моя очередь вас накормить. Тутти довольно на меня поработала. Не тратьте время, приезжайте прямо сейчас.
    Меган дала свой адрес и повесила трубку. Проверив содержимое холодильника и сообразив, что можно приготовить из имеющихся продуктов, она побежала в спальню переодеться.
    Через полчаса Меган критически смотрела на себя в зеркало. Щеки пылают, глаза горят. Конечно, ей не терпелось встретиться с Тутти и Престоном, но причина ее чрезмерного возбуждения, как она вынуждена была себе признаться, крылась не только в этом. И голубое она надела не зря.
    Звонок в дверь, объятия, слова приветствия. Они были искренне рады друг другу.
    — Будь вы помладше, я бы сказала, что вы оба здорово выросли. Поумнели. Тутти, ты прямо красавица. Подрезала волосы?
    — Только чуть-чуть. Раз уж я студентка университета, не подобает мне выглядеть как деревенской девчонке.
    — Тутти! Ты поступила в Нью-Йоркский университет? Вот уж сюрприз так сюрприз. Здорово!
    — Представляете, Меган, впервые выбралась из дома и сразу… Нью-Йорк! Студентка! Я боялась, что меня не примут, потому ничего и не говорила раньше. Хотела сделать сюрприз.
    — И тебе это удалось.
    Меган крепко обняла Тутти уже в который раз, и Престона тоже.
    — Ребята, как я соскучилась!
    Они взахлеб делились друг с другом новостями.
    Ужин уже подходил к концу, когда Меган наконец набралась смелости спросить о Натане. Она понимала, что не только совпадением обязана тому, что его имя до сих пор ни разу не прозвучало. Глядя в бокал с шампанским, Меган постаралась произнести как можно более безразличным голосом:
    — Престон, с отцом все в порядке?
    Престон и Тутти быстро обменялись взглядами.
    — Вы же знаете папу. Он умеет скрывать свои чувства. Я никогда не мог понять, почему вы уехали так вдруг. Да, папа здоров.
    Меган поставила бокал на стол и промокнула губы салфеткой.
    — Такое предложение, какое было сделано мне, отклонил бы лишь сумасшедший.
    — Ну, я все же думаю, что дело не только в вашей работе. Наверное, папа тоже имеет какое-то отношение к вашему решению уехать. Мне казалось, что вы счастливы в Фармвилле. Когда вы сказали, что ваше место здесь, а не там, я усомнился в вашей искренности.
    — Быть счастливой где-то и считать, что там твое место, — разные вещи.
    — Папа скучает по вас. — Престон помолчал и немного погодя добавил: — Вы — единственная женщина, с которой он проводил время после того, как умерла мама.
    — Брось, Престон. Твой отец часто уезжает из Фармвилла, и когда он бывает в Вашингтоне, представляю, как они оттягиваются с Сетом. У того от женщин точно отбою нет.
    Престон рассмеялся.
    — Насчет дяди Сета это вы верно сказали. Всякий раз, как папа просил меня поехать с ним, она вот, — и он взглянул на Тутти, — из себя выходит. Ревнивая страшно.
    Тутти швырнула в него подушкой, и если эту атаку Престон отразил, то от щипка не увернулся.
    — Последний раз папа пробыл в Вашингтоне неделю. Но вы ведь знаете: мы сами заготавливаем фураж для коров на зиму. А сейчас пора заготавливать сено. Да и урожай скоро собирать. Кстати, Сэсси здорово подросла, — со смехом добавил Престон. — Вот уж строптивая скотина! Несколько раз убегала с пастбища, и мне приходилось помогать отцу загонять ее обратно.
    Ни Тутти, ни Престон ничего не говорили о свадьбе.
    — Натан сказал мне перед отъездом, что он не будет чинить препятствий, если вы решите пожениться, — осторожно заметила Меган.
    — Не знаю, с чего это он вдруг передумал, — ответил Престон, — однако он пообещал мне, что поддержит любое мое решение. Но, — и тут Престон широко улыбнулся, — мы с Тутти решили подождать.
    — Подождать? Серьезно?
    Престон взял Тутти за руку и сказал:
    — Она сама мне предложила повременить. Мы поговорили и решили, что так будет лучше.
    — Вы заставили меня на многое посмотреть по-другому, — призналась Тутти. — Вы сама себе хозяйка, Меган, а я поняла, что становлюсь ужасно зависима от Престона. Мы оба решили, что мне надо встать на ноги. Никогда не знаешь, с чем тебе придется столкнуться в жизни, и если что-то случится с Престоном или со мной… ну, вы знаете, о чем я. Когда у Престона умерла мама, его отец остался один. И вы тоже овдовели. Вам пришлось свою жизнь строить заново.
    — Да, моя хорошая, очень важно быть независимой. Но можно многое пропустить в жизни, если думать о том, что может случиться что-то плохое. И уж конечно, ни в коем случае нельзя терять человека, которого любишь.
    — Вы обо мне? — спросил Престон. — Меня-то она точно не упустит. Вернее, я ее не отпущу. Тутти надо попробовать расправить крылья, но, — и тут он тихонько засмеялся, — у меня есть один секрет. Я никогда не говорил ей об этом, но я держу ее на крепком шнуре, и когда она захочет полететь, то полетит, а далеко улететь от меня не сможет. Мне стоит лишь чуть-чуть потянуть за тот невидимый шнур.

    Тутти и Престон давно ушли, а Меган так и не могла уснуть. То и дело ей приходилось переворачивать подушку прохладной стороной. Ну почему она не додумалась до этого сама? Ведь невидимая нить, которой привязал ее к себе Натан Кинкейд, так никуда и не исчезла.

    Уезжая в Фармвилл, Меган мечтала о переменах, и начало весны было лучшим временем для начала новой жизни. Смена сезонов. Возрождение к жизни. Впрочем, в Нью-Йорке она тоже с нетерпением ожидала смены сезона, но совсем по иным причинам. Она натянула черные колготки, заправила блузку в прямую черную юбку, накинула темно-серый жакет. Это лето выдалось особенно душным. Еще более жарким, чем прошлое, когда она вернулась сюда из Фармвилла. Она ненавидела одежду, в которой вынуждена была ходить на работу. Взяв портфель, Меган побежала на кухню, чтобы сделать последний глоток кофе перед выходом.
    Проходя мимо холодильника, Меган бросила взгляд на приклеенные к нему записки. Ужин с Клайвом Кесслером. Позвонить Тутти.
    Для Меган встречи с Тутти всегда были приятной эмоциональной встряской. Меган знала, что Престон собирался приехать в Нью-Йорк на несколько дней, чтобы побыть с Тутти. В Йеле у него начались каникулы. Можно было бы пригласить их в гости обоих. Теперь, когда упоминалось имя Натана, Меган почти научилась держать себя в руках, хотя неловкость все равно ощущалась. «Как только научишься искусству скорби, — говорила она себе, — ты почувствуешь, что становится легче. Ты научишься скрывать свои чувства. И в один прекрасный день проснешься и поймешь, что боли почти нет. А есть лишь смирение и воспоминания. И единственное, на что годятся эти воспоминания, — это вызывать спасительные слезы. Но и слезы будут приходить реже». А пока она все еще плакала слишком часто.
    До сих пор она ясно видела тот разросшийся куст шиповника, слышала журчание ручья и голос Натана.
    «Будь я на вашем месте, я не стал бы пытаться».
    А еще она видела его глаза. Такие темные. Глаза, которые дразнили, смеялись, подтрунивали, угрожали и… да, любили. Он любил ее, и она об этом знала. Беда была в том, что он не захотел разделить с ней свою жизнь. Разделить с ней всего себя.
    Она смирилась с возможностью однажды потерять его, как потеряла Дэна. Даже если у них все и получится. Жизнь не дает никаких гарантий. Меган научилась принимать этот факт как должное. Чего она не могла принять — так это того, что ее оставляют за дверью. Захлопывают перед ней дверь. Жить без Натана было пыткой, но жить с человеком, который не вылезает из своей скорлупы, — это настоящий ад.
    «Я не стал бы пытаться».
    Часы на кухне начали бить как раз в тот момент, как в гостиной зазвонил телефон. Меган уже была одной ногой на лестнице, но телефон упорно звонил. Она не выдержала и вернулась. Может, это Клайв? Хочет отменить ужин. Вот было бы здорово!
    — Алло.
    — Меган, это ты?
    Меган быстро перевела дух, но воздуху все равно не хватало. Голова шла кругом. Перед глазами поплыли круги. Она умоляла сердце немного успокоиться.
    — Натан?
    — Не знал, застану ли тебя.
    Она чувствовала такую слабость, что боялась уронить трубку. Боже, как она любила этот голос!
    — Я уже уходила.
    После краткой паузы он спросил:
    — У тебя найдется минутка?
    Меган слишком ясно помнила все обстоятельства того дня, когда Натан задал ей тот же вопрос. В последний день ее пребывания в Фармвилле Натан стоял, засунув по обыкновению руки в карманы, и смотрел на нее так, как будто никак не мог решить, как быть с ней. Но она, Меган, в отличие от Натана и тогда, и сейчас очень хорошо знала, чего хочет, и чувствовала то же натяжение, подобное натяжению шнура, не отпускавшего в свободный полет, удерживающего ее подле Натана.
    «Мне нужна минута», — сказал он тогда.
    А ей нужна была целая жизнь.
    Меган перевела дух.
    — Да, могу уделить тебе минуту, но не более. Такси уедет, не дождавшись меня.
    Он засмеялся, и Меган обессиленно опустилась в кресло.
    — Такси? Я думал, все жители Нью-Йорка по утрам, словно селедки в бочку, набиваются в подземку.
    — Я — исключение, — с улыбкой сказала она.
    — Мне кажется, я говорил тебе, что все еще являюсь офицером запаса?
    — Нет, не говорил.
    — Ну что ж, теперь сказал. Мне надо на день приехать в Норфолк, а сегодня у меня здесь встреча с адмиралом Ченси, так что я…
    — Ты в Манхэттене?
    Как он мог говорить с ней таким тоном, будто они расстались вчера? Меган не знала, плакать ей или смеяться.
    — Когда ты возвращаешься домой с работы?
    Меган была почти убеждена в том, что встречаться с ней он не хочет. И она не была готова к этой встрече.
    — Около шести.
    — Тогда скоро увидимся. Пока.
    Меган растерянно смотрела на трубку, из которой доносились долгие гудки. Как его понимать? Что он хотел сказать, вот так, не дождавшись ответа, повесив трубку? И как Натан нашел ее? Должно быть, Перстнон дал ему ее нью-йоркский адрес и номер телефона.
    И что же теперь делать?

Глава 12

    Меган кое-как скоротала утро. Удивительно, как это всего три человека спросили ее, где она витает. Разумеется, она не стала говорить, что представляет себя на перине широкой двуспальной кровати в доме, принадлежавшем еще ее прадедушке. Она никому не стала рассказывать о телефонном звонке, стершем, будто его и не бывало, последний год ее жизни и перенесшем ее на зеленое пастбище близ Фармвилла, штат Виргиния, где разросшиеся кусты ежевики и шиповника скрывают источник, питающий звонкий ручей, где коровы пьют из пруда, в котором плавают шесть белоснежных уток. И уж конечно, она не стала никому говорить, что на другом берегу ручья живет человек, который значит для нее больше, чем кто-либо в жизни, тот самый мужчина, что был с ней в этой огромной двуспальной кровати. И слава Богу, Меган успела спохватиться, прежде чем провела по компьютеру покупку четырехсот акций, которые предназначались для продажи.
    К трем часам пополудни ей потребовалось немного отдохнуть и побыть одной, чтобы подготовиться к встрече с Натаном.
    Меган открыла дверь в кабинет Морана Следжа. Он сделал отличную карьеру за то время, пока они не встречались, и здорово изменился. На двери его кабинета красовалась табличка «Менеджер». Он был классным специалистом и интересным мужчиной. Его любили женщины, а он любил их и радовался жизни. Та надменность и тщеславие, которые так отчетливо проявлялись в нем в начале пути, почти сошли на нет, и с ним было приятно иметь дело. Во всяком случае, с Меган отношения у него сложились весьма неплохие.
    Следж откинулся в кресле и заложил руки за голову. При всех своих достоинствах Следж был человеком жестким. Настоящим мачо. Но он был другом Меган, и она дорожила его дружбой. Он способствовал тому, что Меган получила эту работу, и она чувствовала себя ему обязанной. В том, что они работали вместе, оба видели определенные преимущества. Одно из них заключалось в том, что они всегда могли положиться друг на друга.
    — Я сегодня убегаю пораньше, — сказала Меган, положив папку на его стол. — Сомневаюсь, что Мартин будет звонить, но если он начнет доставать тебя по поводу причин сегодняшнего спада, ты выкрутишься.
    — Ты сегодня ужинаешь с Клайвом?
    Меган старалась не показывать раздражения.
    — Да, к сожалению. Знаешь, сегодня кое-что произошло и мы с Клайвом…
    — Неужели я должен вновь говорить тебе об этом? В нашей компании Клайва привлекаешь исключительно ты, Меган. Вот что. Не бросайся клиентами, моя сладкая. За последние несколько месяцев он чуть не до небес поднял твой личный счет, не говоря уже о том, что он сделал для фирмы.
    — И мне придется запустить его в небеса, если он не уразумеет, что мое тело не является твоей собственностью или имуществом фирмы.
    Следж от души расхохотался:
    — Тут я вполне доверяю твоему опыту, Меган. Никто лучше тебя не умеет ставить мужчин на место. Не успеешь глазом моргнуть, а он уже в нокдауне.
    Меган не была расположена шутить. Она позвонила Тутти, надеясь, что та знает, где остановился Натан. Но Тутти ничего не знала.
    Следж щелкнул пальцами.
    — Эй, ты где?
    Меган нахмурилась.
    — Следж, то, о чем я говорю, — это серьезно.
    Моран положил локти на стол и всем корпусом подался к ней, сдвинув брови.
    — И деньги мультимиллионера — тоже серьезная штука, Меган. Все в твоих руках. Ты поняла меня, Меган Эшвуд?
    Меган молча повернулась и вышла из офиса. Понимала ли она Следжа Морана? О да, прекрасно понимала. Следж всегда изъяснялся ясно, даже если его прямота граничила с откровенной грубостью. И насчет Клайва он все предельно доходчиво объяснил. Но за это он ей и нравился. Вопрос был в другом. Понимал ли Следж Моран Меган? Хотел ли он понять ее?
    Меган заглянула к себе, чтобы забрать сумочку и отдать распоряжение помощнице.
    — Да, и еще вызовите мне, пожалуйста, такси.
    В пятнадцать минут седьмого раздался звонок в дверь. На пороге стоял Натан. Никогда еще он не казался ей таким привлекательным, как сейчас. Ладно скроенный костюм морского офицера, голубая рубашка, строгий галстук с мелким красно-синим рисунком. Он словно олицетворял собой силу и властность. Но Меган любила его не за это.
    — Я не думала, что ты приедешь.
    Натан окинул ее быстрым, но пронзительным взглядом.
    — Прости за опоздание. Встреча продлилась дольше, чем я ожидал. Я звонил, но никто не поднимал трубку.
    — Вероятно, я принимала душ.
    Меган изо всех сил старалась говорить нейтральным тоном. Он не должен догадываться о том, что творится с ней. Ни к чему ему знать, что его приход к ней способен перевернуть всю ее жизнь. Сотни раз представляла она себе этот момент, но так и не смогла подготовиться к грядущему потрясению. Она чувствовала, что выбита из колеи. Ей было трудно дышать, перед глазами мелькали искры.
    Он обвел взглядом комнату:
    — Не совсем то, что я ожидал увидеть.
    Меган пристально смотрела ему в глаза, пытаясь по выражению лица догадаться, о чем он думает. Но он отлично скрывал свои эмоции.
    — Ты имеешь в виду меня или мою квартиру?
    — Квартиру, — сказал он, едва заметно улыбнувшись. — Ты выглядишь точь-в-точь так, как я тебя представлял.
    Меган внутренне сжалась. Она могла себе представить, какой он рисовал ее в своем воображении. На Меган был одет костюм от одного из самых дорогих нью-йоркских модельеров. Но выбор наряда определяли обстоятельства: в конце концов, Меган сегодня отправлялась в ресторан с мультимиллионером и олицетворяла собой деловую элиту Уолл-стрита.
    — Всю вылизанную, вычищенную и с золочеными лепестками? — усмехнувшись, спросила Меган.
    Он усмехнулся в ответ, и Меган почувствовала томление в груди. Черт его побери! Он не имел права снова врываться в ее жизнь!
    — Не вполне соответствует, — сказал он и сделал широкий жест. — Эта квартира столь же функциональна, сколь и дом в Фармвилле, и так же просто обставлена. Никакой дребедени. Не уверен, что именно это я ожидал увидеть.
    — И я могу сказать то же, — почти шепотом ответила Меган.
    Они осмелились поднять глаза друг на друга, и взгляды их, встретившись, уже не могли оторваться друг от друга, как бывает, когда встречаются два противника на ринге. Каждый оценивал другого, пытаясь предугадать направление атаки. Собственно, похожее происходило в тот первый раз, когда они встретились на пастбище. С одной существенной разницей. Тогда она не знала, что любит его и всегда будет любить.
    — У меня есть белое вино. Выпьешь?
    — Можно.
    Натан проследовал за Меган на кухню. Она налила вина и протянула ему стакан. Пальцы их встретились. Год назад ее рука бы дрогнула. На этот раз все было не так. Она научилась сохранять внешнее спокойствие. Но в душе… В душе она была ни жива ни мертва. Что он делал здесь, у нее дома? Зачем пришел?
    Натан поднял бокал.
    — За Манхэттен.
    В груди у Меган рос ком. Они вновь встретились взглядами. Увы, Меган ничего не могла прочесть в этих золотистых тигриных глазах. Ей хотелось положить руку ему на грудь, почувствовать, как бьется его сердце. Билось ли оно так же быстро и неровно, как ее собственное? Меган скользнула взглядом по его лицу, задержавшись на губах. Как же ей хотелось коснуться их!
    — Ты отлично выглядишь.
    Меган улыбнулась.
    — И ты тоже.
    Натан кивнул в сторону картины на стене. Увеличенная фотокопия с работы Ансела Адамса под названием «Тополя».
    — Красивый вид.
    — Мне не хватает настоящих деревьев, свежего воздуха и, самое главное, солнца. Здесь и солнце кажется другим. Не животворит, а скорее, убивает.
    По телу Меган побежали мурашки. Как может она говорить с Натаном так, словно он чужой, стоя с бокалом вина перед репродукцией на стене, будто актриса на сцене? Как может она вести светскую беседу, когда сердце вот-вот разорвется?
    — Тебе только этого не хватает?
    Если она задержит взгляд на его лице, то может рассыпаться в прах у его ног.
    — Это нечестно, Натан.
    Чтобы скрыть дрожь в ногах, Меган пошла в гостиную. Присев на краешек белой софы, она замерла в напряженной позе, сложив на коленях руки. Натан сел в одно из глубоких черных кожаных кресел напротив дивана.
    — Сэсси, наверное, уже выросла, — сказала Меган, незаметно сжав руки, чтобы не дрожали.
    — Отелилась этой весной. — Натан поставил бокал на стол и сказал: — Ты, наверное, знаешь, что Мадлен ждет ребенка.
    — Знаю. Мы стараемся не упускать друг друга из вида. Хорошо, что у них с Парксом будет ребенок, — задумчиво добавила она.
    — Ты действительно так думаешь? — прищурившись, переспросил он.
    — Когда любишь мужчину, хочешь иметь от него детей.
    — То же может сказать и любой мужчина о любимой женщине.
    Он продолжал смотреть на нее не отрываясь.
    — Да, так и должно быть.
    Меган пододвинулась к краю софы. Чем это они занимаются? Пытаются сложить вместе осколки того, что было между ними?
    — Мадлен написала, что Дженни Уэст выходит замуж.
    — Да. Я ищу другую домохозяйку.
    Он так пристально смотрел на нее, так силился проникнуть в ее мысли, что на мгновение потерял бдительность, и Меган увидела в его взгляде что-то мимолетно-знакомое. Создавалось впечатление, что они тайно думали о том же самом, так же осторожно, словно по минному полю, пробирались по собственным воспоминаниям, тщательно скрывая друг от друга истинные мотивы, побуждавшие говорить о том, о чем они говорили. «Не надо!» — мысленно заклинала Натана Меган. Она не хотела увидеть в его глазах отражение оживших воспоминаний. Она этого не перенесет. С нее довольно и того, что происходило сейчас.
    — Ты часто видишься с Тутти? — поинтересовался он, глотнув вина.
    — Не так часто, как мне бы хотелось. Думаю, ты знаешь, что дела с учебой у нее идут хорошо. Ей нравится быть студенткой.
    Меган поймала себя на том, что смотрит на него, не отрывая взгляда.
    — Ты отлично выглядишь, Натан. Ни разу не видела тебя в костюме, если не считать того благотворительного вечера, устроенного художественным советом. Или нет, прости. Еще в тот раз, когда у Престона был выпускной.
    — В тот день, когда ты уехала.
    Он так просто это сказал, нисколько не меняя тона. Как же удалось ему вложить в эти слова столько грусти? Сказал как отрезал. Словно поставил жирную точку в конце. Так, будто она умерла.
    — Да. В тот день, когда я уехала.
    Натан усмехнулся:
    — Ты сказала, что не видела меня в зале. Когда я пришел к тебе, я уже успел переодеться.
    — Видела только мельком.
    — Итак, ты вернулась на Уолл-стрит, — сказал он и, точно желая предупредить ее вопрос, добавил: — Престон мне сказал. Ты счастлива?
    — Мы зарабатываем деньги. Счастье не продается.
    На миг его взгляд словно остекленел. Меган больше не могла выносить этой игры. Что все-таки он думает? Что он себе воображает? Что любовь так же легко вырастает вновь, как цветы на полях?
    — Кстати о костюме. Мне не хотелось ставить тебя в неловкое положение, приглашая в ресторан в ковбойке и джинсах. Вдруг придется встретиться с кем-то из знакомых?
    — Ресторан… Натан, я не знала, как с тобой связаться…
    В этот момент в дверь позвонили. Клайв. Меган почти забыла о нем. Часы на каминной полке показывали три минуты восьмого. Время пролетело незаметно.
    Когда раздался второй звонок, Натан спросил:
    — Ждешь кого-нибудь?
    Меган встала и пошла к двери, задержавшись на миг за креслом, в котором сидел Натан.
    — Ты повесил трубку раньше, чем я успела что-либо ответить. Я не знала, куда перезвонить.
    Он встал. Напряженный, подтянутый, прямой.
    — Пустое, Меган. Я мог бы догадаться, что ты не станешь отменять свидание из-за меня.
    — Натан…
    Его взгляд скользнул по ее лицу и остановился на губах. На долю мгновения Меган показалось, что они сейчас в Фармвилле, в ее широкой кровати. Но она не чувствовала его рук, прижимавших ее к себе, его губ, сминавших ее губы…
    Звонок прозвенел в третий раз.
    — Мне придется открыть.
    Клайв вошел в холл, и Меган посторонилась, пропуская его в гостиную. Он был сама галантность. Заметив Натана у Меган за спиной, он удивленно посмотрел на него. Меган представила мужчин друг другу. Все трое вместе вышли из квартиры и вошли в лифт.
    Едва оказавшись в лифте, Клайв тут же положил руку Меган на плечо. Она осторожно стряхнула руку, хотя на самом деле ей хотелось заодно дать ему ногой в пах. Она не смотрела на Натана, но чувствовала, что он переводит взгляд с Клайва на нее и обратно. Скорее всего он решил, что Клайв — ее любовник. Впрочем, ей должно быть все равно, что по этому поводу думает Натан.
    — Подвезти? — спросил Клайв у Натана, когда они вышли из здания.
    — Благодарю, не надо. Приятного вечера.
    — Натан…
    В этот момент к подъезду подкатил сияющий лимузин, шофер вышел из машины и открыл перед ней дверцу.
    Натан усмехнулся и приподнял бровь.
    — До встречи, янки, — сказал он, кивнув на прощание.
    Меган едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Она смотрела на него из окна отъезжающей машины. Натан все еще стоял там, засунув руки в карманы… и наблюдал.
    Ей не нравилось, как они расстались. Так резко, так… окончательно. Ей не хотелось бы запомнить его таким. Или чтобы он запомнил ее вот такой. Она не знала, что хотела сказать, когда назвала его по имени в тот момент, когда прозвенел звонок в дверь. Может, он догадался, что она говорила по-кинкейдовски. Может, он и сам все понял. Или домыслил за нее.

    Почти всю ночь Меган не сомкнула глаз, ненадолго забывшись сном на рассвете. Ее разбудил мучительнейший приступ мигрени. Она не помнила, когда в последний раз у нее так сильно болела голова. Три чашки кофе и две таблетки болеутоляющего чуть прояснили сознание, но на душе было скверно. Она вспоминала события вчерашнего вечера с тем же чувством, с каким большинство людей вспоминают кошмары.
    Следующий час Меган провела, меряя шагами квартиру. Она никогда не страдала клаустрофобией. Нет, она положительно ненавидела эти замкнутые пространства, этот закрытый частоколом небоскребов горизонт, рождавший ощущение, будто все эти громады домов движутся на тебя, грозят смять под своей тяжестью. Она не выносила шум и грохот большого города. Все это сводило ее с ума. Она ненавидела самый воздух, которым дышала, и больше всего на свете ненавидела Клайва Кесслера. Весь вечер он то и дело норовил прикоснуться к ней. Да, черт возьми, она была профессионалом высокого класса, и профессиональная этика не позволяла ей вот так запросто отвадить клиента. Но лишь по той причине, что Следж привык наживать прибыли, не считаясь ни с чем. Меган Эшвуд не желала мириться с похотливыми типами вроде Клайва. Но Клайв не был ее единственной проблемой.
    Забыв о головной боли, Меган оделась и вышла на улицу, чтобы поймать такси.
    Минут через сорок она уже была в кабинете Следжа Морана. Он поднял глаза от бумаг, бросил на Меган рассеянный взгляд, затем опустил его вновь, проверяя какую-то цифру, и снова посмотрел на нее, на этот раз пристальнее. И кажется, ему не очень понравилось то, что он увидел.
    — Как прошел вечер?
    Меган расправила плечи и гордо вскинула голову:
    — Для начала я предложила Клайву заказать место на первый же рейс в космос.

    Через полчаса у Меган опять невыносимо разболелась голова. Но тут открылась дверь, и она забыла о боли.
    — Чего угодно ждала от сегодняшнего дня, но только не этого! — воскликнула она. — Когда корзины цветов начинают шагать перед твоим носом — это плохой знак.
    Денис, помощницу Меган, почти не было видно из-за громадного букета полевых цветов, едва умещавшегося в корзину. Меган даже не думала, что такие продают. Денис выглянула из-за букета и улыбнулась:
    — Согласна. Я бы немедленно отдала всю себя мужчине, который бы мне такое подарил.
    Денис освободила край стола у окна и поставила корзину ближе к свету.
    — Вы ведь не хотите, чтобы я вам прочитала то, что написано на карточке?
    — Нет, если это от Клайва Кесслера, — с брезгливой гримасой сказала Меган.
    Денис засмеялась и протянула карточку Меган.
    — Он вас здорово достает, верно? — спросила секретарь, уходя.
    Меган проводила Денис взглядом. Интересно, как она догадалась о ее отношениях с Клайвом Кесслером? Может, он и Денис делал авансы? Меган распечатала конверт и достала открытку.
    Одного быстрого взгляда хватило, чтобы запомнить весь текст целиком, а заодно и номер телефона. Впрочем, слов было мало: «Мне нужно тебя увидеть. С любовью, Натан».
    Меган набрала три первые цифры, после чего повесила трубку. Что она делает? Подумаешь, мужчина подписал открытку словами «С любовью»! Так ведь это дань вежливости. Многие люди подписываются именно так и при этом не испытывают ничего похожего на настоящую любовь. Очень может быть, Натан просто хотел, чтобы они расстались друзьями. Он знает, что у нее хорошие отношения с Престоном, и не хочет делать из нее врага.
    Но ведь он сказал, что хочет ее видеть. И к тому же Натан не такой, как все. Он не стал бы употреблять слово «любовь», если бы не хотел этого делать. С бьющимся сердцем Меган вновь подняла трубку.
    — Меган?
    — Как ты узнал, что это я?
    От низкого смеха у нее по телу побежали мурашки.
    — Кроме Тутти и тебя, у меня в Нью-Йорке нет знакомых.
    — Но это мог быть междугородный звонок.
    И снова его тихий смех отозвался колокольчиками в ее душе.
    — Янки, неужто ты ревнуешь?
    — Ты хотел меня видеть? — спросила она, затаив дыхание.
    — Да. Поужинаешь со мной сегодня?
    Меган медленно выдохнула. Жаль, что она не может видеть его глаз.
    — Замечательная мысль, Натан.
    — В семь устроит?
    — В семь? В самый раз.

    В половине седьмого Меган уже была одета и ждала. Ровно в семь пришел Натан. Он был все в том же синем костюме, но в свежей белой рубашке. И галстук на нем был другой — шелковый, цвета темно-красного вина. Он окинул ее взглядом с головы до ног. Потом, посмотрев прямо в глаза, сказал:
    — Да. Тебе все еще удалось бы это.
    — Что удалось?
    — Выиграть первый приз на конкурсе цветов.
    — Ты меня смущаешь, — сказала она и залилась краской.
    — Только не говори мне, что тот персонаж, с которым ты выходила в свет вчера вечером, ни разу не делал тебе комплиментов. Мне он показался порядочным прилипалой.
    — Ты назвал его персонажем?
    Меган от души развеселилась, представив физиономию Клайва, которому говорят подобные слова в лицо. Не персона, а персонаж, картинка из комиксов.
    Натан восхищенно смотрел на ее платье.
    — Это и его любимое платье тоже?
    Меган потратила целую вечность, перерывая гардероб в поисках того, в чем бы она действительно хотела встретить его сегодня. И наткнулась на голубое платье, то самое, что она брала с собой в Фармвилл.
    — Не будем же мы вот так стоять у двери. Позволь мне предложить тебе…
    — Пить? Ни за что. Я умираю от голода, так что мне не требуется аперитив, чтобы еще сильнее возбудить аппетит, моя милая.
    Меган словно жаром обдало. Во-первых, от его улыбки. Во-вторых, он назвал ее своей милой. Его слова прозвучали слишком искренне для того, чтобы быть просто оговоркой. Глаза защипало, и Меган осторожно смежила веки. Только бы слезы не выступили!
    — Столик заказан на восемь. Наденешь что-то сверху?
    — Только это.
    Меган взяла с кресла тонкую шаль. Натан забрал ее из рук Меган и накинул ей на плечи. Его руки задержались на ее плечах чуть-чуть дольше, чем это было необходимо. Меган задрожала, потому что больше не могла удерживать контроль над собой. Взмахнув ресницами, она опустила взгляд.
    — Я готова. Мы можем идти, — сказала она и взяла сумочку.
    Натану оставалось надеяться на то, что она готова и к тому, что он собирался ей сообщить. Впрочем, готова она или нет, он все равно все ей скажет. Он слишком долго ждал, чтобы сказать то, что хотел сказать.

Глава 13

    Обстановка в небольшом, неброском на вид ресторане наилучшим образом подходила для задушевной, неторопливой беседы. Отделанные под камень стены, потолок с приятным точечным освещением, с которого лился ровный, неяркий свет, «живая» фортепьянная музыка. На столе небольшой букет из чайных роз и горящая свеча.
    Меган исподволь наблюдала за Натаном. Каждый ждал, пока другой сделает первый ход. Весь вечер они, собственно, в основном этим и занимались: смотрели друг на друга и выжидали. Так, будто они подожгли бикфордов шнур и ждали, пока огонь добежит до ящика с порохом.
    — Престон сказал, что Сет сейчас работает над чем-то очень интересным и захватывающим, — промолвила Меган.
    Сет? Она спрашивает о его брате? Натан раздумывал над тем, что бы было, если бы он прямо сейчас схватил ее, уволок в темный уголок и овладел ею прямо на ковре. Ну что же, Сет так Сет.
    — Он работает над новым устройством, которое обнаруживает и разряжает разрывные бомбы на расстоянии, — сказал Натан. — Он уже провел испытания и продал патент. Одно из условий переуступки патента состояло в том, что ему будет позволено возглавить первую команду, которая будет работать с его изобретением. Так что в конце лета Сет уезжает в Кувейт.
    — Ты, наверное, очень волнуешься за Сета.
    — Да. Но я знаю, что его устройство может спасти сотни, а то и тысячи жизней. Эксперты говорят, что понадобится не один десяток лет для того, чтобы обезвредить все мины, которыми напичканы некоторые регионы земли, но изобретение Сета позволит сделать все куда быстрее.
    — И надолго он в Кувейт?
    — Надеюсь, что не более чем на два-три месяца. Ему интересно продолжить исследования, но дело не только в этом. Сет до сих пор любит приключения.
    Меган намазала хлеб икрой.
    — Наверное, хорошо, что он не женат. Думаешь, он когда-нибудь остепенится?
    — Остепенится, когда на горизонте появится его женщина. Тогда он по-другому посмотрит на жизнь, — продолжил Натан.
    Меган пристально взглянула ему в глаза:
    — Да, когда любишь, все меняется, не так ли?
    От всего сердца ей бы хотелось, чтобы у них с Натаном все сложилось по-иному. Она была рада тому, что он сейчас с ней, вот так близко-близко, и не важно, почему он пришел. Отныне ей проще будет жить, даже если они с Натаном останутся всего лишь друзьями.
    Взгляд Меган скользил по его лицу, избегая останавливаться на глазах. Любой скульптор многое отдал бы, только бы изваять такое лицо в мраморе или бронзе.
    Меган не заметила, как напряжение покинуло ее. То ли вино сотворило это чудо, то ли негромкая музыка, но она давно уже не чувствовала себя так спокойно и непринужденно.
    — Как тебе удалось найти такое хорошее место?
    Натан положил вилку и, протянув руку через стол, накрыл ею ее ладонь.
    — Консьерж в отеле — добрейшей души человек. Я признался ему, что год ждал этого вечера, и он подсказал мне, с какого места следует этот вечер начать, чтобы все получилось.
    Меган с наслаждением вдыхала воздух, напоенный ароматом роз и растаявшего воска.
    — Год — долгий срок.
    — Может, слишком долгий?
    Меган отвела глаза в сторону, и его сердце чуть не остановилось.
    — После вчерашнего вечера… — хрипло дыша, заговорил он и остановился, продолжая водить большим пальцем вверх и вниз по тыльной стороне ее ладони.
    — Что ты хотел сказать насчет вчерашнего вечера?
    Она спокойно смотрела на него и ждала продолжения. Откуда ей было знать, что у него на уме? Он прождал этого вечера целый год? Но в двадцатом веке нет недостатка в средствах связи. Итак, за год ни письма, ни телеграммы, ни звонка.
    Увидев замешательство во взгляде Меган, Натан отпустил ее руку и откинулся в кресле. С какой стороны ни взгляни, Меган жила жизнью, которая вполне отвечала ее пристрастиям и вкусам. Он оттолкнул ее ради ее же блага. Какое право имел он снова врываться в ее жизнь?
    Но он не мог забыть того взгляда, каким она смотрела на него из окна лимузина. Тогда ему показалось, что она молит его о спасении. Что она так же сильно стремится вырваться из заколдованного круга, как и он сам. Ему хотелось побежать следом и сказать ей, что ее место не в роскошном лимузине, а в его объятиях. Он хотел сказать, что хочет всю оставшуюся жизнь держать ее в своих объятиях, заботиться о ней, любить ее. Но он не сказал этого тогда и сейчас все еще сомневался в том, что сделает такое признание.
    После встречи с Меган он никогда не смог бы завести роман с другой женщиной. Никто ведь не принуждал ее силой уезжать вчера с мужчиной, который даже собственную машину не желает водить сам.
    — Вчера… Черт, Меган. Не умею я говорить околичностями. Ты сама знаешь. Вчера мы так осторожничали друг с другом, мы потратили впустую то немногое время, что нам было отпущено.
    — Я не знала, чего ты ожидал от меня. Не знала, зачем пришел, — сказала Меган, складывая салфетку.
    Натан подался вперед. Он должен был видеть выражение ее глаз. У Меган были самые красивые голубые глаза в мире. При свете свечи они казались темнее, да еще и ресницы отбрасывали густую тень.
    — Меган, почему ты продала землю?
    Теперь уже надолго замолчала она. К счастью, появился официант, чтобы унести грязную посуду, и подарил ей драгоценные мгновения на размышления. Ей не хотелось, чтобы Натан так смотрел на нее, будто пытался ее вычислить.
    — Эта земля многое значила для меня. Не хочу, чтобы она пребывала в праздности и забвении. Я хочу, чтобы она принадлежала тому, кто любит ее так же сильно, как я. Кто дал бы ей другую, новую жизнь.
    — О Меган…
    Чтобы она не разглядела чувств, охвативших его, Натан поднял ее руку и, наклонив голову, коснулся губами ее ладони.
    — И ты поэтому не продала дом? Потому что решила, что я не смогу любить его так же, как ты?
    — Это все, что у меня осталось, — одними губами произнесла она.
    «Не все, — хотел сказать он. — У тебя есть я». Но он этого не сказал. Он все еще не знал, хватит ли этого для ее счастья. Она никак не дала ему понять, чего ей не хватает для полного счастья.
    — Все? Но у тебя есть вот это, — сказал он, раскинув руки.
    По ее лицу пробежала тень.
    — Да, это все у меня есть.
    Она пыталась не вспоминать тот день, когда он сказал все, что о ней думает.
    — Позолоченная лилия в хрустальной вазе, — тихо произнесла она.
    Он пошатнулся, словно его ударили по лицу, и поморщился как от боли.
    — Сейчас поздновато просить прощения. Но мне правда стыдно, Меган. Я чертовски виноват.
    Свеча на столе зашипела, пламя дрогнуло, затем разгорелось с новой силой. Меган сидела, боясь шелохнуться, и сжимала ножку бокала побелевшими пальцами, грозя раздавить хрупкое стекло.
    — Ты готова была уехать, не сказав ни слова на прощание. Когда я подошел к твоему дому, ты уже грузила вещи в машину. Но даже когда я пришел, ты не захотела попрощаться по-людски.
    Меган молча смотрела на него.
    — Я пытался. Я сказал, что нам надо поговорить. Это все, чего я просил. Всего лишь несколько минут.
    Меган поставила бокал на стол и кончиком пальца дотронулась до того места на ладони, которое он поцеловал.
    — Ты уже сказал тогда вполне достаточно. Ты ясно дал мне понять, что я и Фармвилл несовместимы. А до этого в Вашингтоне ты сказал мне, что я тебе не пара.
    Меган боролась с обидой и гневом и злилась на себя за то, что не может справиться с эмоциями.
    — Я хотел, чтобы ты была счастлива, — произнес он. — Я бы скорее предпочел потерять тебя, чем видеть, как ты чахнешь, увядаешь, теряя лепесток за лепестком. Я не мог взять на себя ответственность за это.
    Меган охватил новый приступ ярости:
    — Я не изнеженное комнатное растение, Натан, — резко сказала она. — Может, и к лучшему, что у нас ничего не получилось. Не хочу тебя разочаровывать, но знай: я никому не позволю выбирать за меня.
    Натан осушил бокал. Где-то он уже слышал эти слова. Они с Меган оказались более похожими друг на друга, чем он мог бы вообразить. Натан невозмутимо встретил ее взгляд:
    — Ты вернулась на Манхэттен, и это был твой выбор. Верно?
    Но Меган не успела ответить. Кто-то окликнул ее по имени, и вот она уже представила Натана высокому широкоплечему мужчине с темными глазами и решительным, волевым подбородком.
    — Следж Моран — менеджер нью-йоркского отделения нашей фирмы, — промолвила она и добавила с улыбкой: — И мой старый друг.
    Не дожидаясь приглашения, Следж взял стул у соседнего столика и подсел к ним.
    — Так и знал, что застану тебя здесь, — сказал он, пожирая Меган глазами, и, вкрадчиво улыбаясь, взял ее руку в свою. Затем, бросив взгляд в сторону Натана, добавил для него: — Не знаю, что бы я без нее делал.
    Меган засмеялась смехом соблазнительницы. К тому же ее глаза искрились неподдельной радостью. Или Натану так казалось? Но ни разу за вечер она не подарила ему такого взгляда. Незаметно Натан сжал кулаки, опустив руки под стол.
    — Играй по правилам, Следж, — говорила Меган, не делая никаких попыток убрать руку, которой завладел ее деловой партнер. — Не пытайся получить преимущество за счет того, что застал меня не в лучшей форме.
    Следж засмеялся:
    — Ты же меня знаешь, Меган. Я честный игрок.
    Натан чувствовал себя круглым дураком. Впрочем, чего он хотел? Как красивая, темпераментная Меган должна была жить? В наши дни такие, как она, не сидят в четырех стенах. Натан налил себе вина и стал потягивать его, глядя на неровное пламя свечи. Воск, капая, задел лепесток одной из роз, и, отяжелевший, он упал на скатерть.
    — Я рада, что с Мартином все удалось уладить, — говорила Меган, обращаясь к Следжу. — Ты справишься с ситуацией. Тебя, Следж, никто не свернет с истинного пути.
    Натан спрашивал себя, сколько еще он сможет сидеть вот так и слушать, как они воркуют.
    — Я тебя не отпущу, потому что знаю, что тебе надо для счастья. Один раз я тебя уже упустил, но на сей раз буду держаться зубами и руками.
    Натан насторожился. Его глаза сузились в щелки. Не вполне соображая, что делает, он поднялся из-за стола.
    — Послушай, парень. Мне жаль тебя разочаровывать, но по крайней мере на этот вечер дама будет со мной.
    Следж тоже встал. С двусмысленной улыбочкой он наклонился к Меган и, чмокнув ее в щеку, победно взглянул на Натана. Последний готов был душу вытрясти из наглеца, но Меган вела себя так холодно, что он не знал, имел ли право высказывать какие-то претензии.
    Следж ответил Натану в тон, после чего откланялся. Натан сдержался и молча кивнул Следжу на прощание. Как бы там ни было, они остались с Меган вдвоем, но только теперь он не знал, что делать и что говорить. Рука сама собой скользнула во внутренний карман пиджака и нащупала маленькую квадратную шкатулочку.
    Меган вся кипела от гнева.
    — Такое поведение просто непростительно! Следж всегда был мне добрым другом. Он помог мне тогда, когда я больше всего нуждалась в его поддержке. Ты устроил скандал, ты выставил меня на посмешище! Как ты мог?
    Стоит ли спорить? Стоит ли вынуждать ее повторить то, что уже сказал этот Следж? Следж знал, как сделать Меган счастливой. Она ни разу не возразила ему. Натан вытащил руку из кармана.
    Меган отказалась от десерта, и Натан был даже рад этому обстоятельству. Пора было заканчивать затянувшийся фарс. Сидеть и вежливо говорить ни о чем он не мог.
    — Завтра утром я улетаю, так что надо лечь спать пораньше, — пробормотал он.

    Верно, думала Меган, глядя на город из окна такси, Нью-Йорк никогда не засыпает. Сегодня ей, пожалуй, тоже не уснуть. Но вы посмотрите на Натана! Забился в угол, нахохлился и молчит. Черт! Ну почему она его так сильно любит!
    Таксист резко притормозил у дома, где она жила. Меган неуверенно обернулась к Натану.
    — Ты можешь…
    — Я еще никуда не ухожу.
    К тому времени, как он расплатился с шофером, Меган уже успела выйти из машины. Они шли молча, не касаясь друг друга, миновали консьержку, подошли к лифту. Зачем он все еще здесь? Лишь для того, чтобы продлить ее мучения? Ну зачем она позволила ему зайти?
    Меган открыла дверь, и он прошел следом. Сбросив босоножки, она сняла шаль и, сложив ее, повесила на спинку кресла. Затем обернулась. Натан стоял и смотрел на нее.
    — Что ты сейчас намерен делать? Зарычать?
    Натан даже не улыбнулся. Он сбросил пиджак на кресло, где уже лежала ее шаль, и ослабил узел галстука. Меган провела рукой по волосам.
    — Я не знаю, что еще тебе сказать, Натан.
    Она повернулась и пошла из маленькой прихожей в гостиную. Он двинулся следом. Неслышно и легко, по-кошачьи. Меган очень хорошо знала эту его походку. Она спиной чувствовала его жар. У нее кружилась голова. Словно слепая, она ударилась о край дивана и обернулась, чтобы сесть.
    Натан взял ее за плечи. Нежно. Но от легкого прикосновения его пальцев ее всегда бросало в дрожь. Меган вздрогнула и покачнулась.
    — Как это понимать? — тонким и слабым голосом спросила она. — Что ты задумал, Натан? Для чего ты тут? После того, как ты ясно дал понять, что тебе нет ни малейшего дела…
    Пальцы его сильнее сжали ее плечи, и в глазах появилось выражение крайнего недоумения.
    — Нет ни малейшего дела? О чем ты, Меган? Разве ты не видишь, что я влюблен в тебя до безумия и…
    — Ты… Что ты сказал?
    — Черт, Меган! Когда мужчина любит женщину так сильно, что предпочел бы оставить ее, чтобы только не ломать ей…
    — Когда… Что ты сказал, Натан? Повтори!
    Сердце ее бешено забилось, голова закружилась, пульс участился. Она не смела более мечтать о том, что услышит от него эти слова. Дважды.
    Его пальцы впились ей в плечи, грозя разорвать шелк. Но ей не было больно. Она испытывала боль только от сочувствия к его неумению открывать душу. Она видела, с каким скрипом поддавалась эта потайная дверь. Еще бы, сколько лет ее никто не открывал! Но она поможет ему. Она сделает для него то, что он однажды сделал для нее.
    Он обхватил ее лицо ладонями. Его глаза молили о понимании.
    — Я совершил столько ошибок, дорогая моя, и я не хочу совершить еще одну. Только не сейчас. Не с тобой… Ну не смотри ты на меня так!
    Она опустилась на диван и, взяв его за руки, усадила рядом с собой.
    — Натан, Сет немного приоткрыл мне тайну твоей жизни. Он рассказал мне о Саре и о том, что ты всегда думал, будто она была бы счастливее в другом месте.
    Меган решила не упоминать об отце Натана. Когда-нибудь она заведет разговор и об этом. Но всему свое время. Сейчас она должна дать ему понять, что для счастья ей нужна только его любовь, а остальное приложится.
    — Тебе не приходило в голову, что, выходя за тебя, Сара была несчастна, и счастливой ее делала лишь ваша любовь?
    Она заглядывала ему в глаза, чтобы понять, верно ли он воспринимает ее слова.
    — Счастье — это быть с тем, кого любишь. И не важно, где живет объект твоей любви — в тайге или в пустыне. Ты хорошо это знаешь.
    Он смотрел на Меган так долго и пристально, что эти мгновения показались ей вечностью. Она медленно подняла руку и провела ладонью по его щеке, затем коснулась шеи, опустила ему на плечо.
    — Меган, ты счастлива здесь, в Манхэттене?
    — Я старалась быть счастливой.
    Ее рука скользнула ему на грудь, чтобы почувствовать, как бьется сердце под ладонью. Он взял ее руку в свою, отвел в сторону, прижал к дивану, наклоняясь все ближе: еще чуть-чуть — и накроет ее собой.
    — Ты счастлива? — тихо спросил он во второй раз.
    Ее губы дрожали, глаза заволокли слезы:
    — Я была счастлива в Фармвилле.
    — Зачем же ты уехала? Может, я отталкивал тебя, Меган, но не гнал прочь.
    — Любить тогда было внове для меня. Новое пугает. — Меган изо всех сил старалась придать голосу твердость. — Я о той любви, что испытала к тебе. — Она улыбнулась и, отвечая на немой вопрос в его глазах, сказала: — Это чувство сродни торнадо. И я оказалась в самом центре этого вихря. Я знала: чтобы выжить, надо бежать.
    Натан нахмурился, и поперек его лба пролегла скорбная складка.
    — Я подозревала, что ты любишь меня по-своему, но этого мне было мало.
    В его глазах сомнение сменилось надеждой, неуверенность — осторожной радостью, потом мелькнуло что-то еще, чему трудно найти определение…
    — Мне нужен был… весь ты, целиком, — произнесла она срывающимся голосом.
    — Ты начала тут новую жизнь.
    Она дотронулась до его губ кончиком пальца. Скоро она коснется их своими губами, языком…
    — Сегодня, Натан, я заявила об уходе с работы. Бросила все. Вот о чем говорил Следж в ресторане.
    Глаза его расширились, дыхание участилось.
    — Не хочу хвастаться, но я неплохой работник. Следж не хочет меня упускать. Я приношу фирме деньги.
    Она наклонилась, чтобы чмокнуть его в нос, и почувствовала, что изнемогает от желания, когда он сжал ее бедро.
    — Но я устала отгонять от себя таких, как Клайв Кесслер и ему подобные… и я устала от города. Я хочу поехать… домой.
    Натан со стоном заключил ее в объятия. Их слезы смешались.
    — Я столько всего должен сказать тебе, дорогая! Даже любя тебя так, как я, трудно говорить о вещах, которые касаются других людей. Но я не хочу, чтобы между нами что-то стояло. Не хочу, чтобы все повторилось вновь. Ни за что.
    Он обхватил ее лицо ладонями, и его дыхание ласкало ее разгоряченные щеки.
    — Я люблю тебя, Меган.
    Она с нетерпением подставила губы для поцелуя. Она была в его объятиях и в его сердце тоже. Чтобы остаться там навечно.
    Меган прижалась к нему всем телом. Она горела, словно в огне, и никакие покровы не могли помешать ей ощущать его каждой клеточкой. Он касался ее губ, ее лица, обнимал ее за плечи.
    — Не здесь, — пробормотала она.
    Натан подхватил ее на руки. И стал осыпать поцелуями ее лицо, шею, ямочку у ключицы, где бился пульс.
    — Где? — хрипло спросил он.
    — Скорее, — шепнула она.
    Они торопливо раздели друг друга, потом легли в постель. Опершись на локти, он посмотрел ей в глаза.
    — Теперь я понимаю, что без тебя не смог бы уехать.
    Меган чувствовала, что если он немедленно не овладеет ею, то она сойдет с ума от желания.
    — Молчи, — пробормотала она, — ты слишком много говоришь.
    Страсть бросила их в объятия друг друга. Они отдавали и брали, не в силах насытиться. Они любили, как в последний раз. И вот наконец Натан мощно извергся и обессиленно застыл на Меган.
    — Обнимай меня, Натан.
    — Навеки твой.

    Меган еле успевала за Натаном, то и дело посматривая на свою руку, где красовалось кольцо с бриллиантом в два карата. Так трудно было поспевать за ним да еще и обсуждать свадебные планы. Приходилось торопиться. Сет в скором времени уезжал в Кувейт, а Престон и Тутти начинали учебу.
    — Помедленнее, Натан.
    В глазах Натана загорелся озорной огонек.
    — Не скромничай, янки.
    Меган пихнула его в бок и прибавила шаг.
    — Теперь уже недалеко, — сказал он. — Только обойти амбар.
    Вот и заветный холм, за которым начиналось озеро. Меган задохнулась от быстрого подъема.
    — Натан, подожди, я…
    Меган потянула его за руку, призывая остановиться. Он повиновался, и она обвела взглядом местность. Ее глаза округлились от удивления.
    — Натан?
    Меган повернула голову и посмотрела на своего спутника. По-прежнему не веря глазам, скользнула взглядом по берегу ручья. Сказка. Волшебная страна.
    — Натан! — воскликнула она вновь.
    По обеим сторонам ручья росли полевые цветы. Сотни, тысячи цветов. Столько маргариток, васильков и маков она никогда не видела. И лилии…
    — Пошли, — сказал он. — Еще не то увидишь.
    Он повел ее к тихой заводи, спрятанной под разросшимся кустом ежевики. Опустившись на колени на зеленый мягкий мох, он потянул ее за собой.
    — Я никогда не видела такой красоты! Кто все это сотворил?
    Он опрокинулся на спину, увлекая ее за собой.
    — Была долгая-долгая зима, — начал он. — Долгая и одинокая. И чтобы пережить ее, я думал о тебе и… о весне. И как только земля прогрелась, я начал работать. Я расчистил место, взрыхлил землю, подрезал кусты и посадил цветы.
    — О Натан! Спасибо тебе!
    Она поцеловала его долгим нежным поцелуем, за ним последовали другие, он перевернулся, и она оказалась под ним. Рядом журчал ручей. Где-то далеко мычали коровы. Меган вдыхала пьянящий аромат цветов, терпкий запах Натана, и у нее кружилась голова.
    Он поцеловал ее в шею, потом снова в губы.
    — Нам просто суждено полюбить друг друга в эту минуту. Ведь здесь я тебя нашел, не так ли?
    — О да, Натан…
    Он завладел ее губами в страстном поцелуе. Именно этого она и хотела. Меган знала, что они будут любить друг друга до последнего дыхания. И всякий раз, соединяясь душой и телом, они будут стоять у порога вечности. И всякий раз жизнь будет для них только начинаться.

notes

1

    «Янки Дудль» — песня в маршевом ритме, популярная среди американских солдат в годы Войны за независимость. Шутливое прозвище американца.

2

    Зубин Мета (р. 1936) — дирижер и музыкант. С 60-х гг. руководитель крупнейших филармонических оркестров США.

3

    Джон Уэйн (1907–1979). Киноактер. Настоящее имя Мэрион Майкл Моррисон. Снимался в вестернах и военных фильмах. Лауреат премии «Оскар» (1970).

4

    Законопроект о равных правах женщин, который должен был стать Двадцать седьмой поправкой к Конституции США.

5

    Журнал деловых кругов, освещающий вопросы менеджмента и определяющий критерии наиболее эффективного ведения бизнеса.

6

    Генри Джеймс-старший (1811–1882) — американский философ и теолог, последователь Э. Сведенборга.

7

    Воинское звание в ВМС США.
Top.Mail.Ru