Скачать fb2
Белые рабы

Белые рабы


    Лучи палящего южного солнца ярко освещали фантастический своеобразный ландшафт.
    В то время когда повсюду царила зима, здесь властвовала вечная весна.
    На темно-синем фоне неба ярко вырисовывались обнесенные каменной стеной белоснежные здания, построенные в столь странном необычном стиле, что напоминали собой сказочную картину из «Тысячи и одной ночи».
    Обширный парк с большими цветочными клумбами, темно-синими рощами и весело журчащими фонтанами окружал дом, в котором в настоящее время проживал барон Мутушими, только что возвратившийся из Америки в Японию.
    Барон, истый японец, маленький, тщедушный, с хитрой лисьей физиономией сидел в обществе молодой, очаровательно красивой женщины и изящно одетого молодого человека на тенистой веранде своего дома и курил душистую сигару.
    А в палящем зное солнца, под надзором нескольких стражей, работали кули.
    — Я очень рад, барон, что могу снова приветствовать вас на родине, — произнес молодой человек. — Мой державный отец, микадо, шлет вам и вашей супруге, а моей двоюродной сестре, также свой привет.
    Он поклонился молодой женщине.
    — Итак, мой державный повелитель не сердится на меня? — спросил барон. — Вы знаете, принц Тен-Итси, что во время исполнения некоторых моих планов я в Соединенных Штатах пришел в неприятное столкновение с местными властями, и, по всей вероятности, на меня и на мою жену поступали неоднократно жалобы, тем более что Вишневый Цветок была принята в доме президента. Эти господа, конечно, были весьма озадачены, когда узнали, что она горячо содействует мне во всех моих делах и что она, как выражаются эти варвары, была шпионкой.
    — Об этом мой державный отец ничего мне не говорил, — ответил сын микадо, и лицо его омрачилось. — Но если быть откровенным, барон, то я должен вам сказать, что вы зашли очень далеко. Правда, для нас весьма важно получить сведения о планах и замыслах правительства Соединенных Штатов, но нам не следует забывать, что мы живем в мире с этой могущественной республикой и что дружественные отношения наши не должны быть нарушены. Вам хорошо известно, что я сам, по поручению моего державного отца, проживал в Соединенных Штатах под строжайшим инкогнито и что я даже занимался там деятельностью, мало соответствующей моему происхождению.
    — Но вы должны признаться, принц, что вам так и не удалось раздобыть некоторые весьма важные для вас сведения, — заметил барон.
    — Совершенно верно, — согласился принц, — но если я не ошибаюсь, то и ваши труды не имели ожидаемого успеха, хотя вы причинили нам хлопоты тем, что наше правительство несколько раз находилось в весьма неловком положении. Ведь так, барон?
    Мутушими прикусил губу.
    Он по поручению японского правительства устроил широко разветвленную по всей территории Соединенных Штатов систему шпионажа и уже надеялся проникнуть в самые сокровенные тайны правительства Штатов, как то: планы обороны государства, военное судостроительство и тому подобное.
    Обеспокоенный некоторыми загадочными явлениями, президент, однако, возложил на знаменитого сыщика Ника Картера поручение выследить шпионов.
    Нику Картеру три раза удавалось расстроить замыслы барона Мутушими и даже арестовать его помощников.
    Сам барон и его жена, однако, все снова и снова ухитрялись улизнуть от преследования Ника Картера.
    А во время последней попытки Ника Картера поймать барона и его сообщницу сам сыщик, два его помощника, Дик и Патси, и Марк Галлан, один из наиболее уважаемых сенаторов, пропали без вести.
    Их считали умершими.
    Лишь весьма ограниченное число лиц знало о тех происшествиях, которые разыгрались во время преследования шпионов. Участие Ника Картера в этом деле было известно лишь самому президенту, сенатору Марку Галлану, барону Мутушими и ограниченному числу приверженцев последнего.
    Хитрый барон, конечно, не сообщил своему правительству о том, что он вел борьбу с величайшим сыщиком Америки, так как в свое время ему было строго приказано не прибегать к средствам, применение которых могло вызвать недовольство правительства Соединенных Штатов.
    Вот почему ни сам микадо, ни его министры, ни вообще кто-либо в Японии не знали о том, что в неудачах барона Мутушими был виновен, прежде всего, Ник Картер.
    Известие о внезапном и совершенно непонятном исчезновении великого сыщика, слава которого гремела повсюду, стало известно и в Японии.
    Принц Тен-Итси, не кто иной, как прежний помощник того же Ника Картера, тоже узнал об исчезновении своего бывшего начальника.
    Он немедленно связался по телеграфу с Идой, двоюродной сестрой Ника Картера, но получил от нее лишь подтверждение рокового известия.
    Кроме самого микадо, никто не знал, какую роль играл Тен-Итси, находясь в Америке. Даже Вишневый Цветок, жена Мутушими, которая под прозвищем графини Черри проживала в Вашингтоне и вела деятельную борьбу с Ником Картером, не подозревала в каких дружеских отношениях состояли молодой японский принц и Ник Картер.
* * *
    — Там, между кули, как будто находятся также несколько белокожих мужчин? — вдруг спросил принц, обращаясь к барону.
    Ему показалось, что среди работающих в парке кули он заметил несколько человек с необыкновенно светлым цветом лица.
    Рабов было четверо. Они как раз в это время приближались к дому, сопровождаемые одним из надзирателей.
    — Да, там есть несколько белых дьяволов, — презрительным тоном ответил Мутушими, — и я намерен воспользоваться ими во время моей дальнейшей деятельности в Соединенных Штатах. В настоящее время я их приспособляю и учу подчинению.
    Жена барона пожала плечами.
    Она даже не дала себе труда повернуть голову в сторону тех людей, которых ее муж презрительно называл белыми дьяволами.
    Не то было с Тен-Итси.
    Внимательный наблюдатель заметил бы, что, когда европейцы подошли настолько близко, что их можно было узнать с веранды, Тен-Итси сильно изменился в лице.
    Но молодой принц тотчас же овладел собой. Лицо его приняло прежнее бесстрастное выражение. Осталась лишь бледность.
    Но внутреннее страшное волнение обуревало молодого принца.
    В трех рабах он узнал своего бывшего начальника Ника Картера и его помощников Дика и Патси, прежних товарищей по приключениям.
    Тен-Итси отодвинул свой стул так, чтобы иметь возможность наблюдать за своими друзьями, оставаясь самому незамеченным ими.
    Мысли его лихорадочно работали в надежде создать план, посредством которого можно было связаться с пленниками, не возбуждая подозрений барона и его жены.
    — Если я не ошибаюсь, — проговорил он, — то один из этих европейцев, вон тот высокий мужчина с низко опущенной головой кажется мне почему-то очень знакомым.
    — Весьма возможно, принц, — ответил Мутушими с торжествующей улыбкой, — вам, вероятно, приходилось слышать об известном американском сыщике Нике Картере? Его портрет еще недавно появился во многих больших газетах, где были напечатаны прочувствованные некрологи о нем самом и его помощниках Дике и Патси.
    — Неужели вы хотите сказать, что этот белый раб…
    — Да, это Ник Картер! Или, вернее, когда-то он был им, — ответил Мутушими.
    — Но каким образом вы привезли его сюда, да еще и в таком виде? — спросил Тен-Итси, с трудом сдерживая свое возмущение.
    — Вам, как двоюродному брату моей жены, я могу довериться, — сказал Мутушими после краткого колебания, — дело вышло очень просто. Этот человек — мой злейший враг. Исключительно он один расстроил все мои планы. Скажу больше, если бы он остался победителем до конца, то я и моя жена в настоящую минуту сидели бы не здесь, а в какой-нибудь американской тюрьме. Тщетно я пытался подкупить этих трех сыщиков, тщетно предлагал им огромные суммы за согласие оказать нам содействие. Они отказались вести переговоры со мной, как отказался и тот четвертый, которого вы видите теперь вместе с ними. Надо вам знать, что это — прежний сенатор Марк Галлан.
    — Как? — воскликнул Тен-Итси в беспредельном изумлении. — Значит, эти люди, оплакиваемые всеми знавшими их, находятся у вас в плену?
    — Они не только у меня в плену, они мои рабы, мои безмолвные слуги, — с жестокой улыбкой ответил барон Мутушими. — Я убедился, что мы будем посвящены в планы и происки американцев только в том случае, если нам будет содействовать несколько человек из наиболее способных американцев. Вот почему Ник Картер, его помощники и сенатор Марк Галлан должны во что бы то ни стало перейти на нашу сторону. Но так как они добровольно этого никогда не сделают, то надо их заставить, а это я и собираюсь сделать.
    — Но каким же образом вы хотите этого добиться? Да и вообще, каким образом удалось вам перевезти тайком в Японию этих четырех человек? — спросил Тен-Итси, совершенно озадаченный всем тем, что ему пришлось услышать.
    — Я не разоткровенничался бы с вами, принц, — продолжал Мутушими, закуривая другую сигару, — если бы не питал надежду, что в вашем лице я приобрету ценного союзника. Я хорошо знаю, что вследствие моих неудач мое положение при дворе вашего державного отца сильно пошатнулось и что мои враги стремятся к тому, чтобы окончательно свергнуть меня. Во избежание всего этого я и хочу заставить этих четырех американцев служить мне.
    — Вы меня сильно заинтриговали, барон. Я уже спрашивал вас, каким образом вам удалось привезти их в Японию? Ведь существует же портовая полиция, таможни…
    — Все это я вам расскажу, принц, — с улыбкой ответил Мутушими, — дело было вот как. Моя последняя попытка подчинить моей воле сыщиков и сенатора посредством голода и жажды не удалась. Мало того, Нику Картеру, сущему дьяволу по изворотливости и ловкости, удалось даже взять меня в плен. Мне пришлось бы погибнуть, если бы в решительный момент не явились моя жена с моим адъютантом и не одолели бы сыщиков посредством известного вам сонного порошка. Мой адъютант Дюмон и теперь еще находится в Америке и во время моего отсутствия руководит системой шпионажа, мною изобретенной.
    — Вот как! — воскликнул Тен-Итси.
    — Вам, вероятно, известно, принц, — продолжал барон с самодовольным видом, — что я получил воспитание в монастыре буддистов. Там я обучался у одного из наших величайших ученых, человека, посвященного чуть ли не во все тайны природы, и, так сказать, открывшего философский камень. Он открыл способ погрузить в летаргию живой организм, не лишая его способности жить посредством вспрыскивания какой-то особой жидкости. Начиная с того момента, когда жидкость эта вспрыскивается в жилы, все жизненные функции приостанавливаются, сердце перестает биться, мозг прекращает деятельность, кровообращение останавливается — словом, появляются все признаки смерти, хотя ее на самом деле нет. Состояние это может длиться несколько недель и месяцев, но смерть не наступает. Тело просто отдыхает, как и душа. Состав этой жидкости мне известен. Достаточно затем вспрыснуть жидкость другого состава, чтобы это состояние прекратилось. Сердце снова начинает биться, мозг возобновляет свою деятельность, кровообращение снова восстанавливается. Вернувшийся к жизни субъект встает и снова начинает жить, без всяких последствий. Поверьте мне, принц, в природе есть такие тайны, о которых человек еще и представления не имеет! В познании истины мы все ушли еще весьма недалеко; мы живем на свете в течение краткого промежутка времени, мы стареем и увядаем, как цветы на лугу, а затем возвращаемся в ту же неведомую сферу, откуда пришли. И все это только потому, что мы не знаем истины. Но недалеко то время, и я надеюсь дожить до него, когда люди будут иметь возможность жить сотни и тысячи лет, сохраняя при этом вечную молодость. Достичь этого вовсе не так трудно, благо все задатки к этому вложены в нас самой природой. Мы пока еще не умеем заменять использованные жизненные силы новыми, а в этом виновно наше невежество. Но когда мы пойдем дальше по пути к познанию, то мы будем изумляться, вспоминая нынешних людей, которые довольствуются тем, что рождаются, живут некоторое время и умирают.
    — Значит, великий учитель преподал вам науку останавливать жизнь в человеческом организме? — произнес Тен-Итси. — И вы сделали это с телами этих четырех мужчин?
    — Вот именно. А затем я уложил их в большие ящики и под видом шелкового товара отправил в Японию, так что в здешних таможнях они не должны были подвергнуться досмотру, как содержащие товар, оплачиваемый наивысшей пошлиной. Прежде чем воскресить их, я применил еще одну тайну, в которую меня посвятил мой великий учитель, — продолжал Мутушими, — я устроил так, что эти белые дьяволы хотя телом и живы, но духом еще мертвы.
    — И чего же вы добиваетесь этим, барон? Вы шутите с огнем, — заметил Тен-Итси, — подумайте только, что будет, если ваша тайна обнаружится. Мой державный отец прикажет вас уничтожить!
    — Согласитесь, принц, если только наш державный повелитель узнает, в чем дело, — спокойно ответил Мутушими, — то немилость микадо сразу же обратится в благоволение и он осыплет меня богатыми подарками и почестями, когда мне удастся сделать из Ника Картера, его помощников и сенатора послушных рабов.
    — И каким путем вы рассчитываете добиться этого?
    — Дело уже идет на лад, — усмехнулся Мутушими, — Вишневый Цветок умеет составлять напиток, который каждый вечер выпивается этими белыми дьяволами. Сок трав, из которых изготавливается этот напиток, действует на те клетки мозга, в которых заключается способность мыслить.
    — Чего же вы, собственно, добиваетесь?
    — Я хочу преобразить особенности характера этих людей, а для этого мне нужно изменить деятельность их мозговых клеток. Преданность я превращу в предательство, любовь к родине — в корыстолюбие, неподкупность обратится во взяточничество. Месяца через два-три я надеюсь завершить эту операцию. Тогда Ник Картер, его помощники и сенатор Марк Галлан с удовольствием примут все мои условия. Они возвратятся в Америку и тем или иным способом объяснят обществу свое долгое отсутствие. Затем они для вида примутся за свою прежнюю деятельность, но уже будут действовать в наших интересах, и через их посредничество мы раздобудем строго охраняемые тайны и планы правительства Соединенных Штатов. Мы узнаем слабые стороны береговой и сухопутной обороны и после этого перейдем к наступлению на суше и на море. Тогда исполнится наша мечта о власти Японии над миром. Там, где ныне развевается знамя Соединенных Штатов, взовьется японское знамя! А нас с вами, принц, народные песни будут восхвалять до самых отдаленных времен, нашим гробницам будут поклоняться, как святыне, и к числу славных имен в нашей истории присоединятся и наши имена!
    Мутушими говорил воодушевленно, и Вишневый Цветок смотрела на него с нескрываемым восторгом.
    Принц сделал вид, что и он восхищается идеями барона, на самом же деле он охотно высказал бы ему все свое беспредельное презрение.
    Но он знал, что друзья, к которым он был привязан всем сердцем, которые не раз рисковали жизнью для него, не должны были пасть жертвами преступного барона. Надо их освободить во что бы то ни стало.
    Но каким образом добиться этого?
    Дом Мутушими охранялся сотнями вооруженных воинов, готовых в любую минуту стать на защиту барона.
    Мутушими считал нужным принять все меры предосторожности, так как он знал, что впал в немилость у микадо.
    Отец Тен-Итси послал своего сына к барону Мутушими, супругу принцессы царской крови, только для того, чтобы принц уговорил его безоговорочно подчиниться распоряжениям микадо, во избежание присылки ему кривой сабли для харакири.
    Но во время беседы с бароном принц пришел к убеждению, что добиться открытым путем освобождения четырех пленников не удастся, так как Мутушими именно на них и возлагал все надежды, чтобы упрочить свое сильно пошатнувшееся положение.
    Но Тен-Итси в данное время не мог больше оставаться в обществе барона.
    Волнение его усилилось до такой степени, что он еле сдерживался.
    — То, что вы мне сообщили, барон, — воскликнул он, — так невероятно, что я попрошу вас разрешить мне испытать услышанное на деле!
    Он сбежал вниз с веранды и подошел к четырем мужчинам, которые вблизи дома копались на грядках.
    Сердце у него усиленно билось, когда он подошел к своему прежнему любимому начальнику и тихо произнес его имя.
    Но сыщик только поднял голову, как человек, который в дремучем лесу слышит колокольный звон, но не знает, откуда он берется.
    Тупо, вяло он взглянул на молодого японца. Сразу было видно, что он не узнает его.
    Он снова равнодушно опустил голову на грудь и продолжал работать.
    Дик и Патси тоже не узнали своего прежнего товарища.
    Тен-Итси пришел в неописуемый ужас — он убедился, что Мутушими сказал правду: барон лишил разума Ника Картера и его спутников.
* * *
    Тен-Итси знал, что для того, чтобы одержать победу над бароном Мутушими, придется пустить в ход все силы своего ума.
    В качестве сына микадо принц, конечно, имел большое влияние при дворе, но и у Мутушими было немало весьма влиятельных сторонников.
    Кроме того, барон окружил себя маленькой армией и жил в своем поместье на расстоянии нескольких десятков миль от столицы.
    Правда, Тен-Итси мог бы тайно связаться со своим отцом и вытребовать войска, которые без труда сломили бы всякое сопротивление Мутушими.
    Таким образом принц мог бы расстроить планы барона, но, по всей вероятности, это не принесло бы никакой пользы его друзьям. Он знал, что Мутушими в тот самый момент, когда узнает, что существование пленников угрожает его безопасности, не задумается убить сыщика и его спутников или отправить их куда-нибудь в такое место, где невозможно будет их отыскать.
    Поместье, расположенное на довольно высоком холме, существовало уже сотни лет. Предки Мутушими еще в незапамятные времена принадлежали к числу влиятельных лиц Японии.
    Не раз уже поместье было осаждаемо неприятельскими войсками. Бывали уже и приступы, и пожары, но каждый раз оно воскресало из пепла, величественнее и обширнее, чем раньше.
    Ходили слухи о бесчисленных тайных проходах, люках и подземных темницах, где погибло уже много врагов рода Мутушими. Говорили даже, что глубоко под фундаментами строений жили огнедышащие драконы, готовые по мановению руки своего повелителя выйти наружу и спалить своим знойным дыханием все окрестности.
    Из всего этого Тен-Итси вывел заключение, что силой ему не удастся освободить своих друзей, судьбу которых он так близко принимал к сердцу. А что же можно было поделать хитростью, когда противник имел в своем распоряжении сотни хорошо вооруженных и обученных слуг, когда все выходы постоянно были охраняемы часовыми?
    В глубоком раздумье принц прогуливался по освещенным луной дорожкам парка.
    Он ломал себе голову, составлял всевозможные планы и проекты, отменял их один за другим за неисполнимостью и никак не мог прийти к определенному решению.
    Сначала Тен-Итси задумал довериться своей двоюродной сестре, с которой он рос вместе в императорском дворце. Но он не решался сразу на этот шаг, который в случае неудачи неминуемо должен был погубить все дело.
    Он хорошо знал, что принцесса из императорской фамилии вышла замуж вовсе не по любви, а только с целью скорее избавиться от необходимости вести отшельническую жизнь принцесс второго ранга.
    Но с течением времени Вишневый Цветок сделалась преданной помощницей своего мужа.
    Невзирая на свое высокое происхождение, она согласилась играть роль шпиона в Вашингтоне.
    Вследствие этого она впала в немилость у своего державного дяди и была сослана вместе с Мутушими.
    Спрашивается, была ли достаточно сильна прежняя дружба с Тен-Итси, чтобы Вишневый Цветок вступила с ним в союз и действовала против своего мужа?
    Все это были такие вопросы, на которые принц пока не находил ответа.
    Он знал, что Вишневый Цветок была чрезвычайно честолюбива, что она только и мечтала о том, как бы добиться блестящего и влиятельного положения.
    Если бы удалось ее убедить, что она губит всю свою будущность, поддерживая несбыточные планы своего мужа, то можно было надеяться на то, что она окажет содействие принцу. Она ведь только потому поддерживала барона Мутушими, что надеялась таким путем добиться влияния и власти при дворе в Токио.
    Тен-Итси опасался довериться своей двоюродной сестре, хотя сознавал, что без ее помощи ничего не удастся сделать такого, что могло бы облегчить участь его друзей или вернуть им свободу.
    Озабоченный и мрачный шел Тен-Итси по красивым аллеям парка.
    Красоты природы не занимали его: одуряющее благоухание цветов и плеск воды в фонтанах не радовали его, как прежде. Все снова и снова он вспоминал, как перед ним стоял его любимый учитель Ник Картер, с тупым, безжизненным выражением лица.
    «Что мне делать, друзья мои, чтобы доказать вам свою преданность? — думал Тен-Итси. — Само провидение привело меня сюда в поместье Мутушими и заставило меня увидеть и узнать вас. Помогите мне, всемогущие боги, избавить моих друзей от горькой участи, которая для них в сто раз хуже самой смерти!»
    Тен-Итси случайно дошел до того флигеля, в котором были расположены апартаменты его двоюродной сестры.
    Флигель был соединен с главным домом красивой галереей.
    Здесь, при свете луны, в густой зелени, обвивавшей колонны, Тен-Итси вдруг увидел молодую девушку в национальном костюме, она осторожно несла в руках закрытый кувшин.
    Мертвенно-бледное лицо девушки имело печальное выражение. Во взгляде ее светились боязнь и страх.
    Не замечая стоявшего за одной из колонн Тен-Итси, девушка проходила по галерее.
    — Талика! — вдруг воскликнул молодой принц.
    Она боязливо оглянулась по сторонам и наконец увидела очертания фигуры Тен-Итси, но не различала его лица.
    — Кто зовет меня тем именем, которое я прежде так любила, но которое я давно забыла? Кто ты, незнакомец?
    — Неужели ты не узнаешь меня, — прошептал Тен-Итси, выступая из-за колонны и приближаясь к ней, — Талика, очаровательная гейша, которая восхищала весь Токио своим золотым сердцем, своим ясным и серебристым смехом, исчезновение которой вселило уныние во все сердца? Каким образом очутилась ты здесь?
    Пока он говорил, Талика подошла поближе и рассмотрела его.
    Узнав его, она задрожала так сильно, что даже расплескала несколько капель из кувшина.
    — О боги! Принц Тен-Итси, — проговорила она в смущении и страхе, — если нас кто-нибудь увидит здесь и донесет моей госпоже, из комнаты которой я только что вышла, то я погибла! Она велит засечь меня!
    — Засечь? Тебя, свободную гейшу? Тебя, очаровательную Талику, красоту которой красноречиво восхвалял даже мой державный отец, танцами которой он не раз восхищался? Тут существует какая-то мрачная тайна. Откройся мне, Талика, ты можешь довериться мне! Ты знаешь, я всегда был твоим другом и поклонником. Зачем ты ушла из Токио? Пришла ли ты сюда по доброй воле?
    — Нет! Меня привели сюда силой и силой же удерживают в этом ужасном доме, — едва слышно проговорила она, робко оглядываясь, как бы опасаясь, что кто-нибудь подслушивает ее, — пойдите со мной в тень, принц. Вы и не подозреваете, как жестока и бессердечна ваша двоюродная сестра.
    На лбу Тен-Итси легла глубокая складка. Он вместе с гейшей скрылся в тени кустов и обнял ее.
    — Принц! Меня ждут в помещении рабов, — боязливо произнесла она, — туда я каждый вечер ношу напиток белокожим людям, приготовленный Вишневым Цветком. Погодите, пока я вернусь, тогда я отвечу вам на все ваши вопросы.
    Она хотела уйти, но он удержал ее за руку.
    — Доверь мне на минуту кувшин, который ты несешь в руках, — попросил Тен-Итси.
    — Мне строго-настрого приказано отдать кувшин только надсмотрщику над рабами в собственные руки, — робко возразила она.
    — Неужели ты можешь отказать мне в чем-нибудь, — тоном упрека шепнул Тен-Итси, — да еще в моей первой просьбе, с которой я обращаюсь к тебе после долгих лет отсутствия?
    — О, если бы вы не оставили нашу родину, все было бы иначе, — отозвалась она и тяжело вздохнула, — тогда я знала бы, к кому мне обратиться за помощью.
    — Но теперь, Талика, я вновь с тобой и клянусь тебе моими предками, что буду охранять твою жизнь и потребую отчета у твоих мучителей, — произнес Тен-Итси.
    Он взял из ее рук кувшин с ядовитой жидкостью, предназначенной для Ника Картера и его спутников.
    Она не препятствовала ему, когда он поднял крышку и заглянул в кувшин.
    — Что вы делаете, принц? — вдруг произнесла она в сильном испуге.
    Тен-Итси вылил жидкость из кувшина и заменил ее свежей водой из ближайшего фонтана.
    — О боги! Что вы сделали! Меня убьют, если об этом узнает моя госпожа!
    — Если ты сама не скажешь ей об этом, то она никогда ничего не узнает, — утешал Тен-Итси растерявшуюся девушку, — выслушай меня, Талика! Я доверяю тебе тайну! Те белокожие люди, для которых твоя госпожа приготовляет каждый вечер этот напиток, — мои друзья, которые не раз спасали мне жизнь и которым я обязан очень и очень многим. Напиток, который ты им приносишь, предназначен для того, чтобы лишить их разума, чтобы превратить этих героев в негодяев, сделать из честных людей предателей! Да ты этого понять не можешь, но я думаю, что ты поверишь мне и так, не правда ли?
    Она бросила на него взгляд, полный самоотверженной преданной любви, и скрестила руки на груди.
    — Приказывайте, принц! Я охотно умру для вас!
    — Нет, Талика, не о смерти речь, — с улыбкой ответил он, — напротив, я хочу разорвать твои оковы и дать тебе свободу. Скоро наступит день, когда ты снова засияешь во всей своей красе. Весь Токио будет у твоих ног и воздаст должное твоей красоте и твоей чистой душе. Обещай мне только одно. Моя просьба, быть может, покажется тебе чудовищной, но придет время, и я объясню тебе все. Согласна ли ты выливать этот напиток, получаемый от твоей госпожи для белых рабов, каждый вечер, как я это сделал сегодня, и наполнять кувшин чистой водой? Губительная жидкость так же чиста и прозрачна, как чистая вода, так что никто не заметит обмана. Сделаешь ли ты это для меня, Талика?
    Она покорно склонила голову.
    — Да будет воля богов и ваша, принц, — прошептала она, — я сделаю все, что вы хотите. Но теперь я должна идти. Надсмотрщик привык к тому, что я приношу кувшин в одно и то же время.
    Она взяла кувшин из рук Тен-Итси, быстро побежала дальше по галерее и вскоре скрылась.
    Тен-Итси радостно улыбнулся.
    «Какой счастливый случай, — подумал он, — Талика находится здесь, очевидно, в плену у моей двоюродной сестры. Теперь я припоминаю: Вишневый Цветок всегда завидовала красоте этой гейши. По всей вероятности, она похитила бедную девушку и держит ее здесь, как рабу. Я никогда не думал, что Вишневый Цветок так бессердечна, но теперь убедился, что она способна на какие угодно злодеяния. Задача моя, однако, усложняется: мне предстоит не только освободить Ника Картера и его спутников, но и защищать Талику. И все это я должен сделать один, имея противниками коварную женщину и дьявола в образе человека. Но, как бы то ни было, я доведу эту борьбу до какого-нибудь конца. Для меня есть только два исхода: победа или смерть».
    В глубоком раздумье он вернулся в дом.
* * *
    Тен-Итси жил в поместье барона Мутушими уже третью неделю.
    За все это время он только и делал, что развлекался.
    С Мутушими он был в самых лучших отношениях и полагал, что ему удалось убедить барона, будто он нашел в его лице преданного идее союзника, который не преминет взять его под свою защиту у самого микадо.
    Со своей двоюродной сестрой Тен-Итси тоже был в самых дружеских отношениях. Он часто сопровождал ее на прогулках и добродушно улыбался ее шуткам.
    Он поставил себе за правило в присутствии своей двоюродной сестры не обращать никакого внимания на Талику, точно ее вовсе не было. Он, казалось, и не догадывался, что робкая слуга и всеми любимая гейша, исчезнувшая из Токио, — одно и то же лицо.
    На самом же деле Тен-Итси действовал с лихорадочным рвением.
    Он наблюдал за всем, что делалось в поместье барона Мутушими. Незаметным образом он вступал в беседу то с одним, то с другим из служащих и ловко выпытывал у них то, что ему было нужно.
    Но надежды его приобрести тайных союзников не оправдались.
    Мутушими обладал редким даром воодушевлять своих подчиненных. Он был из тех предводителей, которым стоит сказать слово, чтобы приверженцы их шли на смерть.
    Тен-Итси скоро узнал, что Мутушими потому только и чувствовал себя в безопасности, что был уверен в безусловной преданности своих слуг.
    При таких обстоятельствах Тен-Итси, конечно, не рискнул посвящать кого бы то ни было в свои планы. Даже Талике он ничего не сказал о них и избегал вечерних встреч с ней, тем более когда заметил, что его двоюродная сестра, увидев как он однажды болтал с Таликой, учредила над ним тайный надзор.
    Прелестная Талика ужасно страдала, видя, как изменился к ней Тен-Итси.
    Ему было от души жаль ее, когда он замечал, что она порой смотрит на него, стараясь дать ему понять, что она исполняет данное обещание и, рискуя собственной жизнью, доставляет надсмотрщику чистую воду вместо ядовитого напитка.
    Соблюдая крайнюю осторожность, Тен-Итси изредка подходил к работавшим в саду своим друзьям и обращался к ним.
    Но они ему не отвечали, а тупо смотрели на него, точно видели его в первый раз.
    В таких случаях Тен-Итси должен был ограничиться тем, что называл кого-нибудь из своих друзей по имени или задавал им вопрос, помнят ли они его?
    Хотя он при этом говорил по-английски, но все же должен был опасаться, что тот или иной из находившихся вблизи рабочих поймет его и передаст о слышанном барону.
    Так продолжалось несколько недель.
    Тен-Итси уже начинал отчаиваться в благополучном окончании взятой им на себя задачи, тем более что подаваемая несчастным пленникам вместо ядовитого напитка чистая вода, казалось, все-таки действовала разрушающим образом.
    Но настал день, когда положение не только круто изменилось, но и внезапно произошла развязка.
    Тен-Итси опять как-то устроился так, что вблизи хозяйского дома подошел к своим друзьям на такое расстояние, что мог шепнуть им несколько слов.
    Вдруг он услышал свое имя.
    Это сам Ник Картер звал своего бывшего ученика и помощника.
    Ник Картер стоял на коленях перед клумбой ковровых растений и занимался тем, что заменял старые цветы свежей рассадой.
    Тен-Итси моментально остановился.
    Как бы не обращая никакого внимания на сыщика, он начал медленно закуривать папиросу.
    — Тен-Итси, — произнес Ник Картер, не поднимая головы, — могу ли я рассчитывать на твою преданность? Остался ли ты тем, кем был раньше?
    — Что за вопрос, — шепнул Тен-Итси в ответ, — я готов отдать свою жизнь, чтобы спасти вас и моих друзей. Благодарение богам, что вы наконец узнали меня.
    — Тише. За нами следят. Жди меня в один из ближайших вечеров в зеленой комнате вблизи галереи, недалеко от входа в помещение рабов. Не знаю, когда мне удастся прийти, быть может, еще сегодня.
    Ник Картер вдруг умолк.
    Подошел один из надзирателей.
    Тен-Итси, не теряя присутствия духа, продолжал громко говорить со стоявшим на коленях белым рабом, а Ник Картер смотрел на принца тупым безжизненным взглядом.
    Это неожиданное происшествие навело принца на новую мысль.
    Он начал догадываться, что Ник Картер давно уже понял намерения своих мучителей и только притворялся, что тупеет все больше и больше, чтобы иметь возможность принять меры к освобождению своему и своих спутников.
    Три вечера подряд Тен-Итси тщетно ждал Ника Картера в указанном месте.
    Он не понимал, каким образом Ник Картер думал улизнуть из клетки рабов, оставаясь незамеченным надсмотрщиками, которые дежурили день и ночь.
    Белые рабы на ночь запирались в своем помещении.
    Тен-Итси как-то случайно, проходя мимо, увидел, что рабам приходилось спать прямо на покрытом рогожами полу. Никакой обстановки в этом помещении не было. У Ника Картера и его спутников не было в распоряжении никаких инструментов, которыми они могли бы воспользоваться при попытке бежать.
    Бегство казалось совершенно невозможным, так как собаки барона Мутушими, несомненно, тотчас же напали бы на след беглецов, не говоря уже о том, что многочисленные вооруженные слуги стали бы охотиться за ними.
    В один из вечеров, когда Тен-Итси тщетно ждал появления своего любимого учителя, он увидел, как через зеленую комнату юркнула гейша Талика с кувшином в руках. Ей надо было проходить здесь, чтобы попасть в помещение рабов.
    Тщетно Тен-Итси пытался с ней заговорить. Она робко, боязливо взглянула на него, прикоснулась пальцем к алым губам и быстро промелькнула мимо.
    Наконец настал час развязки.
    Барон Мутушими вместе со своей женой отправился на охоту на фазанов.
    Тен-Итси отделался от приглашения сопровождать их и рассчитывал на то, что до утреннего рассвета хозяева поместья не возвратятся.
    Он стоял и ждал.
    Вдруг он снова услышал какой-то странный скребущий шорох, исходящий откуда-то снизу. Он уже и в предыдущие вечера обратил внимание на этот шорох, который то усиливался, то утихал.
    Изумление принца возросло до крайних пределов, когда вдруг одна из боковых стен комнаты раздвинулась и в образовавшемся отверстии показалась фигура Ника Картера.
    — Вы ли это, начальник?
    — Да, это я, — шепнул Ник Картер, — надо торопиться, нас могут увидеть. Наши надсмотрщики в последние дни удвоили бдительность. Не знаю, в чем дело, но уже вчера не Талика, а другая рабыня принесла тот роковой напиток, который должен разрушить наши умственные способности.
    — Вы знаете…
    — Теперь некогда объясняться, — со слабой улыбкой продолжал Ник Картер, — могу тебе только сказать, что ни я, ни мои спутники не выпили ни одной капли того ядовитого напитка. Мы только для отвода глаз притворялись, что пьем его, на самом же деле выливали его.
    — Но мне казалось, что еще до вашего пробуждения барон, как бы это выразиться, подготовил вас для восприятия этого напитка?
    — Да, но, вероятно, мой организм оказался сильнее, чем он предполагал. Словом, я заподозрил неладное и предупредил также моих спутников. Благодаря этому я добился того, что на них средство тоже вскоре перестало действовать. Мы, конечно, не подали вида, а притворялись, будто тупеем и глупеем с каждым днем все больше и больше. Мне было тяжело обманывать также и тебя, Тен-Итси, но я не рисковал заговорить с тобой, так как за нами неотступно следили.
    — О, если бы я знал все это раньше, — шепнул Тен-Итси, — сколько бессонных ночей, сколько горя и забот я был вынужден пережить! Я уже отчаивался в успешном исходе моего замысла, так как абсолютно не замечал в вас никакого улучшения. Надо вам знать, что в течение последних недель вам приносили только чистейшую ключевую воду. Мне удалось заручиться содействием той прислужницы, которая носила вам ядовитый напиток. Но к делу: сегодня мы должны составить план избавления из плена. Прежде всего, скажите, каким образом вам удалось улизнуть из вашей клетки?
    — Это было бы не трудно, — ответил Ник Картер, — если бы не приходилось бояться надсмотрщиков. Тебе известно, Тен-Итси, что я опытен в деле отыскивания потайных дверей и секретных пружин. Вот мне и удалось обнаружить, что в нашем помещении тоже имелись раздвижные стены. Но механизм оказался заржавевшим, так как много лет не приводился в движение. Нынешние владельцы поместья, по всей вероятности, не знали о существовании этих потайных дверей. Ты и понятия не имеешь, Тен-Итси, с какими трудностями была сопряжена моя работа. Работа, которую я исполнил бы в течение одного часа, если бы обладал всей своей нормальной силой и имел бы в распоряжении необходимые инструменты, длилась несколько недель. Я не спал по ночам, чтобы использовать короткие промежутки времени между обходами надсмотрщиков. Я ловил каждую минуту и должен был при этом быть всегда настороже, так как надсмотрщики обуты в войлочные туфли и могли застать меня врасплох. Работа состояла преимущественно в выскабливании окаменевшей пыли, засевшей в щелях раздвижной стены. Приходилось работать только ногтями.
    — Какие пытки вам пришлось вынести, — участливо заметил Тен-Итси.
    — В последние недели было еще сносно, так как Дик и Патси мало-помалу начали приходить в себя и могли оказывать мне содействие, — продолжал Ник Картер, — мы чередовались и не раз подвергались опасности быть застигнутыми на месте. Наконец мы добились того, что могли привести в движение механизм. Он действовал великолепно, и я мог продолжать мои исследования. Но это было сопряжено с новыми трудностями. Опасность увеличивалась, а надсмотрщики неминуемо должны были увидеть результаты работы, если бы вошли в мое отсутствие. Когда я разобрался в подземном лабиринте настолько, что мог уже определить местонахождение известного помещения, в данном случае зеленой комнаты, то я наткнулся на новые препятствия. По всей вероятности, все наши труды пропали бы даром, если бы провидение не послало нам помощницу в лице красавицы Талики.
    — Как? — изумился Тен-Итси. — Она рискнула помочь вам? Каким образом?
    — Как-то раз она принесла нам напиток от своей госпожи. Я случайно находился в переднем помещении, а надсмотрщик вышел из противоположных дверей, не заметив прихода Талики. Я пришел в неописуемый восторг, когда она торопливо шепнула мне: «Не печальтесь, принц Тен-Итси вам друг, он печется о вас. Можете спокойно пить ту воду, которую я отныне буду приносить вам вместо ядовитой жидкости».
    — Какая славная девушка, — пробормотал Тен-Итси, растроганный до глубины сердца.
    — Она явилась точно ангел с неба, — продолжал Ник Картер, — но этого мало: как-то раз, когда она снова воспользовалась удобным моментом и шепнула мне несколько слов утешения, я рискнул довериться ей и сказал, что собираюсь бежать через найденную мной потайную дверь. Я просил ее рассмотреть стены смежного помещения, не найдется ли там подобного отверстия. С большим трудом она меня наконец поняла.
    — И ей удалось найти такое помещение?
    — Да, вот именно эту зеленую комнату. Она указала мне, в каком направлении следует идти по подземным проходам. Имей в виду, Тен-Итси, что в моем распоряжении было лишь несколько минут, так как я всегда должен был спешить, иначе надсмотрщики обратили бы внимание на мое отсутствие и забили бы тревогу. Позднее лишь, когда Талика предложила мне заменять меня…
    — Как так? — недоумевал принц.
    — Она очистила от пыли щели в наружной стене, тогда как я работал изнутри. Когда эта работа была окончена, я как-то вечером стал ждать ее у отверстия. Она прошла через подземные ходы, завернулась в одеяла и легла рядом с моими спутниками. Впрочем, я и забыл сказать тебе, что несчастного сенатора Марка Галлана содержат не вместе с нами, а в другой камере.
    Я опасаюсь для него наихудшего. Тщетно я пытался предупредить его, но он точно ничего не понимает и так равнодушно относится ко всему, что мне даже не удалось предостеречь его от вечернего напитка.
    — Будем надеяться, что нам удастся помочь и ему, — заметил Тен-Итси, — важнее всего помочь вам, Дику и Патси. Где теперь находится Талика?
    — Она опять заняла мое место. Если бы не она, то я не мог бы так долго беседовать с тобой.
    Вдруг Ник Картер умолк.
    Ясно послышались громкие, сердитые мужские голоса и всхлипывание женщины, по-видимому, страшно перепуганной.
    — Уходите, — шепнул Тен-Итси, — никто не должен видеть вас здесь или узнать о существовании потайного хода, иначе все погибло.
    Ник Картер скрылся за дверями, и Тен-Итси вздохнул с облегчением.
* * *
    Шум голосов быстро приближался.
    Несмотря на всю свою отвагу и хладнокровие, Тен-Итси все-таки вздрогнул, так как ясно расслышал резкий громкий голос барона Мутушими.
    Присутствие барона, будто бы уехавшего на охоту, служило доказательством того, что у него возникли подозрения. Возможно, что бдительные надсмотрщики заметили исчезновение Ника Картера и доложили об этом своему господину.
    Опасения Тен-Итси были не далеки от действительности.
    Прошло еще несколько секунд.
    Вдруг распахнулась дверь, и при свете бумажных фонарей Тен-Итси увидел барона Мутушими, лицо которого было искажено злобой и яростью.
    Он втащил в комнату несчастную Талику и так толкнул ее, что она посередине комнаты упала на пол.
    За спиной барона в дверях появилось человек двадцать вооруженных слуг, которые остановились в галерее, ожидая приказаний своего повелителя.
    Вместе с тем открылась и другая дверь, и там тоже появилось несколько вооруженных слуг.
    Мутушими с ненавистью взглянул на Тен-Итси. Тот, бледный от сильного волнения, стоял посередине комнаты и с ужасом глядел на людей, занявших оба выхода.
    Наконец он оправился от первого испуга настолько, что хотел помочь встать рыдающей Талике.
    Но Мутушими остановил его.
    — Принц Тен-Итси, — крикнул он, — при первом вашем движении я забуду, с кем говорю, и прикажу моим воинам пристрелить вас!
    — Барон Мутушими, вы забываетесь! — воскликнул Тен-Итси. — Кто дал вам право говорить таким тоном с принцем королевской крови?
    — Право? — расхохотался Мутушими. — Мое право — сила. Здесь, в этом доме, и на много миль в окружности господствует только моя воля! Никакого микадо я здесь не признаю! И если мне будет угодно расстрелять принца королевской крови, то никто не помешает мне сделать это. От исхода наших переговоров, принц Тен-Итси, будет зависеть, доживете ли вы до завтрашнего дня или нет.
    Тен-Итси пренебрежительно повел плечами в ответ на дерзкие слова барона и повернулся, чтобы уйти.
    Но Мутушими остановил его.
    — На прицел! — крикнул он своим слугам, указывая на Тен-Итси. — И когда я скомандую «стреляй», то вы пристрелите его! Вы поняли меня, принц? Вы знаете, что я не шучу!
    Он помолчал немного, а потом обратился к своим воинам:
    — Закройте двери снаружи, но оставайтесь с ружьями на прицеле. Когда я дам сигнал, войдите сюда и пристрелите этого человека.
    Воины удалились.
    — Не воображайте, принц, — продолжал Мутушими, обращаясь снова к Тен-Итси, — что я приказал закрыть двери из-за вас. О нет! Я не верю вам с первого дня вашего прибытия сюда. Случайно я знаю, что вы лучше знакомы с Ником Картером, чем это показывали, и именно поэтому я для вида доверил вам свои планы, как бы с целью приобрести в вашем лице союзника, на самом же деле для того, чтобы иметь возможность судить о том, можно ли вам довериться.
    — Значит, вы постоянно держали под наблюдением и выслеживали меня? — спросил Тен-Итси.
    — Конечно — с насмешливой улыбкой признался Мутушими, — я даже вел дневник и могу повторить вам слово в слово все то, о чем вы говорили с моим пленником. Признаюсь, принц, я считал вас более умным человеком. Неужели вы не знаете, что по всему миру существует целая сеть моих шпионов, знающих язык глухих, язык губ? А здесь, у меня в поместье, находятся самые лучше знатоки этого языка и именно им был поручен надзор за белыми рабами. Да, я знаю все. Я знаю, что вы уговорили Талику выливать напиток, приготовляемый моей женой, и заменять его водой. Я знаю, что Ник Картер предложил вам ожидать его здесь в зеленой комнате. Я давно уже мог бы положить предел всему этому предательству, но я предпочел уличить вас на месте. Только для этого я будто бы отправился на охоту, на самом же деле я находился здесь вблизи, поджидая вас, принц Тен-Итси. И я повторяю: я знаю все.
    — Если это так, то для чего вы уверяете меня в этом так настойчиво? — спросил Тен-Итси, пожимая плечами.
    — С вами, принц, я поговорю после! — крикнул Мутушими и обратился к Талике, которая все еще лежала на полу и рыдала.
    — Сначала я рассчитаюсь с тобой, негодная. Я знаю все, ты слышишь меня? Знаю, что ты пыталась провести надсмотрщиков, ложась на место того пленника. Я пока только еще не знаю, где находится тайный проход, но и то лишь потому, что не хотел возбуждать твоих подозрений и тех других заговорщиков. Говори, если ты не хочешь, чтобы я убил тебя на месте или чтобы мои собаки растерзали тебя на куски. Немедленно покажи мне ход в подземелье. Где этот ход?
    Мутушими подскочил к несчастной девушке и поднял ее за волосы с пола.
    — Еще раз спрашиваю, где ход?
    Талика обезумела от испуга и ужаса. Она онемела от страха и молча глядела на своего мучителя широко раскрытыми глазами.
    — Ты молчишь, негодная, — ревел Мутушими, — ты смеешь упорствовать?
    Он замахнулся кулаком, чтобы ударить несчастную Талику по голове.
    Но тут произошло нечто неожиданное.
    Стена почти неслышно раздвинулась и в отверстии появилась сильная фигура Ника Картера.
    Тен-Итси растерялся от ужаса. Он хотел дать своему учителю знак, но не мог даже пошевельнуться.
    Мутушими услышал шорох раздвигающейся двери и обернулся.
    Кровь застыла у него в жилах, когда он увидел того, кому он причинил так много горя и мучений. Но ужас его еще больше силился, когда он взглянул своему противнику в глаза и увидел по их выражению, что его смертельный враг обладает всеми своими умственными способностями.
    Как все насильники, Мутушими в душе был трусом и всегда дрожал за свою жизнь.
    Прежде чем он успел крикнуть и позвать на помощь, Ник Картер одним огромным прыжком подскочил к нему и обеими руками схватил его за горло.
    Гибкий японец извивался в руках Ника Картера, хрипел и вырывался. Но тут Ник Картер ударил его два раза кулаком в лоб и в висок. Мутушими упал и лишился чувств.
    — За мной, — шепнул Ник Картер Талике и Тен-Итси, которые никак не могли опомниться от всего того, что произошло на их глазах, — надо бежать, прежде чем барон очнется и успеет натравить на нас своих клевретов.
    Тен-Итси хотел было что-то сказать, но Ник Картер толкнул его в потайной проход, взял на руки Талику и скрылся за дверью. Стена закрылась за его спиной.
    Вследствие поднявшегося в зеленой комнате шума, а больше всего вследствие воцарившейся вслед за тем тишины, один из начальников открыл дверь в зеленую комнату, за которой стоял его отряд.
    Когда он увидел лежавшего на полу в бесчувственном состоянии барона, то вскрикнул от ужаса.
    В это время в комнату ворвался через вторую дверь другой отряд.
    Поднялась страшная суматоха.
    Еще за несколько минут до этого воины видели в комнате своего повелителя вместе с принцем Тен-Итси и гейшей Таликой.
    А теперь Мутушими, как убитый, лежал на полу, а Тен-Итси и гейша исчезли.
    Несмотря на всю свою культуру, японцы вообще суеверны не менее китайцев и негров. В особенности они верят в существование духов и привидений. Каждое непонятное явление они склонны приписать влиянию таинственных сил.
    Воины в ужасе переглядывались. Хотя все они были вооружены с головы до ног, на их лицах появилось выражение беспредельного страха и ужаса.
    Стоило бы одному из них сейчас поднять панику, и те же самые воины, которые по мановению руки барона были готовы идти на верную смерть, разбежались бы во все стороны от страха.
    Но в конце концов начальники отрядов все-таки сообразили, что ничего сверхъестественного нет в том, что они увидели.
    — Принесите воды и позовите врача, — приказал один из них.
    Несколько воинов тотчас же удалились.
    Вскоре явился домашний врач барона, ему удалось быстро привести барона в чувство.
    Мутушими вдруг встрепенулся и огляделся.
    — Что это? Где я? — спросил он.
    Но вдруг он вспомнил все подробности того, что было. Ярость и злоба душили его.
    — Схватите их! Свяжите их! Талику! Тен-Итси! Ника Картера! — заревел он.
    Он вскочил на ноги и с налитыми кровью глазами стал оглядываться по сторонам.
    — Давайте топоры, — кричал он, сжимая кулаки, — разбейте эти стены! Мы скоро обнаружим их нору и овладеем главными проходами. Да поворачивайтесь скорее! Торопитесь, негодяи!
    Как помешанный, он бросался от стены к стене и бил в них кулаками, надеясь узнать таким образом, где находится потайная дверь.
    Когда вернулись слуги с топорами, Мутушими стоял в раздумье, не давая приказания ломать стены.
    Ему казалось, что в тот момент, когда на него кинулся Ник Картер, он в одной из стен увидел высокое отверстие, о существовании которого он раньше не знал.
    — Начните с той стены! — приказал он, указывая рукой на ту стену, которая казалась ему подозрительной.
    Затем он обратился к одному из начальников и сказал:
    — Собак сюда! Когда мы войдем в потайной проход, то с помощью их выследим беглецов! Через четверть часа они должны лежать связанными у моих ног! Ну а когда они будут связаны, тогда я им покажу, что значит гнев Мутушими.
* * *
    — У тебя есть оружие? — спросил Ник Картер у Тен-Итси, когда за ними закрылась потайная дверь.
    — Нет, — отозвался Тен-Итси, — вы знаете, что у нас в Японии гости не должны носить оружия. Но при мне имеется мой карманный электрический фонарь, который я привез с собой из Нью-Йорка.
    — Прекрасно, — радостно воскликнул Ник Картер, — это в данную минуту более ценно, чем целый арсенал оружия! Мы не можем вступить с ними в открытую борьбу, так как их слишком много. Нам остается только бежать. Если мы успеем найти выход из этого подземного лабиринта, то, возможно, нам удастся спастись.
    — Если бы нам удалось пробиться к ближайшей железнодорожной станции с телеграфом, — шепнул Тен-Итси, — то я мог бы известить моего державного отца о том, что происходит здесь, и он не замедлил бы прислать войска.
    — Это все теперь невыполнимо, — ответил Ник Картер, — подождите меня здесь, а я пойду за Диком и Патси. Кто из вас знает, где содержится сенатор Марк Галлан? Возможно, что мы ночевали в смежных помещениях, но не могли найти друг друга, так как надсмотрщики не спускали с нас глаз.
    — Я не знаю, где находится сенатор, — возразил Тен-Итси, — но дело теперь не в нем. Будем счастливы, если нам удастся выручить Дика и Патси. Торопитесь, заклинаю вас! Приказания Мутушими исполняются с изумительной быстротой, каждая секунда дорога!
    Талика тоже не знала, где находится сенатор.
    — Торопитесь, учитель, — снова повторил Тен-Итси, — лучше предоставить сенатора своей участи, чем терять дорогое время. Если нам удастся бежать, то мы потом успеем освободить из когтей Мутушими и сенатора.
    Нику Картеру пришлось согласиться с этими доводами, тем более что его собственная жизнь висела на волоске.
    При ярком свете электрического фонаря беглецы увидели бесчисленное множество низких, выложенных кирпичами проходов. Их было так много, что Ник Картер погасил фонарь, так как вид массы боковых проходов мешал ему. Он так часто проходил в темноте от своего помещения до зеленой комнаты, что мог разобраться с закрытыми глазами.
    Осторожно раздвинув стену того помещения, где находились Дик и Патси, Ник Картер увидел, что явился как раз вовремя.
    Перед Диком и Патси с револьверами в руках стояли два надсмотрщика, готовые выстрелить при малейшем подозрительном движении. Третий надсмотрщик стоял спиной к той стене, через которую должен был войти Ник Картер и держал в руке фонарь, слабо освещавший помещение.
    «Теперь или никогда», — подумал Ник Картер.
    У него зародился план, который неминуемо должен был иметь успех.
    Он подскочил к ближайшему надсмотрщику, ударом кулака сшиб его с ног и вырвал у него револьвер.
    В ту же секунду он рукояткой револьвера нанес второму надсмотрщику удар по виску, так что тот свалился с ног и лишился чувств.
    Но тут обернулся третий надсмотрщик.
    Он поднял револьвер и прицелился в Ника Картера.
    Прежде чем Ник Картер успел отвести его руку, грянул выстрел.
    По всей вероятности, Ник Картер был бы убит, если бы в дело не вмешался Дик.
    Заметив, что стоявший у дверей надсмотрщик оборачивается и поднимает револьвер, Дик понял, что пуля предназначалась Нику Картеру.
    Хотя он был связан по рукам и по ногам, Дик с ловкостью подался вперед и с силой подкатился надсмотрщику в ноги, так что тот потерял равновесие и упал навзничь.
    Ник Картер быстро снял веревки с Дика и Патси.
    — Надеюсь, ты не ранен, Ник? — спросил Дик.
    — Нет, хотя этот негодяй целился недурно, и пуля пролетела очень близко мимо моей головы. А теперь отнимите у них оружие и идите за мной.
    — Тен-Итси тоже здесь? — спросил Патси.
    — Конечно.
    Ник Картер простоял несколько секунд в нерешительности. Ему хотелось заставить надсмотрщиков сказать, где находится сенатор Марк Галлан.
    Но он оставил эту мысль. Приведение в чувство того или другого японца потребовало бы слишком много времени, да они не сразу и признались бы.
    Приходилось предоставить сенатора своей участи.
    Но Ник Картер в тот же момент поклялся сам себе, что не уедете из Японии, прежде чем ему не удастся освободить и Марка Галлана.
    Случайно фонарь надсмотрщика не разбился при падении.
    Ник Картер поднял его и передал Дику.
    — На, возьми, — сказал он, — запаслись ли вы оружием?
    — Еще бы! — радостно воскликнул Патси. — Тот, который прицеливался в меня, имел при себе целых три револьвера, и я взял все три. Весьма приятно прикоснуться опять к хорошему револьверу и не чувствовать необходимость притворяться круглым дураком. Впрочем, Дику-то и притворяться не нужно было.
    — Погоди, придет время, я тебе отплачу за это, — буркнул Дик, — так вот, я имею теперь два револьвера и одну кривую саблю.
    — Я тоже, — заметил Ник Картер, — ну а теперь за мной.
    Спустя минуту помещение с тремя бесчувственными надсмотрщиками погрузилось в темноту.
    Свидание Тен-Итси с Диком и Патси было очень трогательным.
    — Теперь не время умиляться, — прервал их Ник Картер, — надо думать о нашем спасении.
    Он обратился к Талике, которая все еще дрожала всем телом от страха.
    — Не бойтесь, Талика, — сказал он, — мы будем защищать вас до последней капли крови, если только это будет нужно. Из нас никто уже не попадет в руки Мутушими.
    — Смерти я не боюсь, — шепнула она и робко взглянула на Тен-Итси, — но Мутушими выместит всю свою злобу на принце Тен-Итси, если…
    — Если ему удастся схватить его, — прервал ее Ник Картер. — Но мы постараемся проучить этого негодяя так основательно, что он никогда больше не посмеет так дерзко относиться к принцу королевской крови. У нас не будет достаточно времени, чтобы постоянно следить за вами, а потому обещайте мне, что вы будете следовать за мной по пятам.
    Талика только кивнула головой.
    Вдруг Ник Картер насторожился.
    Он услышал глухие удары топоров и понял, в чем дело.
    — Мутушими распорядился выломать стены, чтобы открыть потайной проход и преследовать нас, — шепнул он с озабоченным видом.
    — Это очень плохо, — вздохнул Тен-Итси, — у него имеется целая свора собак, и если он натравит их на нас, то мы погибли.
    — Он несомненно так и сделает, но из этого еще не следует, что мы погибли, — сказал Ник Картер, — приободрись, Тен-Итси. Гибнет только тот, кто сам в себе отчаивается. Вперед, милые мои! Я пойду во главе, Талика за мной, затем Патси, Дик и ты, Тен-Итси. Будем надеяться, что наша счастливая звезда выведет нас и теперь на свободу. Вперед! А если нас одолеет этот дьявол, то умрем с сознанием, что до последнего момента боролись за жизнь и свободу.
    Ник Картер, подобно своим спутникам, не имел никакого понятия о величине и расположении подземного лабиринта.
    Он наудачу завернул в один из подземных скалистых проходов.
    Спутники его шли за ним в указанном порядке.
    Ник Картер сразу заметил, что уже много лет никто не бывал в этом проходе. Пол был покрыт мусором и пылью так высоко, что ноги вязли в них.
    Туннель то поднимался, то опускался. Вероятно, рабочие в свое время следовали направлению каменистого пласта почвы и пробили туннель в более мягкой земле.
    Если бы не необходимость торопиться, беглецы не слишком устали бы от того, что им то и дело приходилось подниматься и спускаться.
    Вдруг они услышали какой-то странный шум, раздававшийся то где-то далеко, то совсем близко от них.
    — Они проникли в проход, — произнес Ник Картер.
    С удвоенной энергией беглецы устремились вперед.
    Но вскоре им пришлось убедиться, что туннель вовсе не шел в прямом направлении, а делал частые повороты, так что они в конце концов не знали, куда шли.
    — Мне кажется, мы кружимся на одном месте, — шепнул Ник Картер, остановился и в раздумье взглянул на открывшиеся перед ними три новых прохода, расходившихся в разные стороны.
    — Мне тоже так кажется, — ответил Дик, — вот почему крики наших врагов слышны то издалека, то совсем вблизи. По-видимому, Мутушими еще не знает, где нас искать.
    — А я полагаю, что он еще не проник в подземные ходы, — возразил Тен-Итси. — С тех пор, как я нахожусь в доме Мутушими, я всегда ношу при себе пачку нюхательного табака и испанского перца. Я пользовался ими, чтобы отделаться от собак барона, которые в первый же день надоели мне.
    — И ты рассыпал теперь табак и перец?
    — Да, я все время рассыпал то и другое по дороге. Вероятно, собаки из-за этого не могут найти нас.
    — Отличная идея, — воскликнул Ник Картер, — теперь я понимаю эти крики и собачий лай. Наши враги натравили на нас собак, а те не хотят идти, так как нанюхались перца.
    — Да, вещь неприятная, — усмехнулся Патси.
    — Ты поразительно легкомыслен, — воскликнул Тен-Итси, — ты не знаешь моей родины и понятия не имеешь, какой опасности мы подвергаемся!
    — Что ж печалиться! Ну, в крайнем случае убьют. Но я этого не боюсь, так как точно знаю, что буду жить не менее ста лет. Следовательно, бояться мне нечего. Наплевать мне на Мутушими и все предстоящие опасности.
    Ник Картер, высоко подняв фонарь в правой руке, проник поочередно в каждый из трех проходов.
    Вернувшись, он сказал:
    — Мы пойдем вот этим проходом. Он, кажется, идет в прямом направлении. Скажи, Тен-Итси, ты не знаешь расположения этого лабиринта?
    — К сожалению, нет, — ответил Тен-Итси, — знаю только, что сам Мутушими выстроил целый ряд подземных ходов.
    — С какой целью? — изумился Дик. — Казалось бы, что тут и без того довольно ходов.
    — Да, но в этих старых проходах, по мнению моих соотечественников, обитают злые духи, — ответил Тен-Итси. — Я, конечно, не разделяю этого суеверия, но должен сказать, что и мне случалось видеть такие странные явления, что я до сих пор недоумеваю. Так или иначе, сам Мутушими верит в существование злых духов. Говорят, что души убитых им врагов живут здесь под землей и угрожают жизни живущих на земле. Вот почему в течение десятков лет никто сюда не проникал, и эти проходы были преданы забвению и заменены новыми туннелями.
    — Это очень неутешительно, — заметил Ник Картер. — Как нам найти выход из этого бесконечного лабиринта? Если нам не повезет, то дело плохо. Ну а теперь вперед!
    Он снова пошел вперед во главе своих спутников, а Дик, шедший предпоследним, высоко держал фонарь в руке, освещая путь.
    — Кажется, мы теперь вышли из области злых духов, — заметил Дик, — проход этот имеет более новый вид, пыли и мусора в нем нет. Можно подумать, что здесь уже начинаются подземные владения Мутушими.
    — Это было бы весьма неприятно, — сказал Ник Картер. — Если мы действительно находимся в проходах, сооруженных самим Мутушими, то должны быть готовы к неприятным неожиданностям. На всякий случай рассыпай побольше перца, Тен-Итси.
    — У меня нет больше ни одной щепотки, — уныло ответил Тен-Итси, — я все израсходовал.
    — Беда редко приходит одна, — пробормотал Ник Картер, — что ж, придется пробиться силой.
    С каждым шагом выяснялось все больше и больше, что Дик был прав.
    Вдруг Ник Картер наткнулся на нечто такое, что его сильно обеспокоило, и он даже колебался, не возвратиться ли лучше в старые проходы, куда враги не так свободно проникнут.
    Вместо скалистых стен Ник Картер вдруг увидел стальную обшивку на стенах.
    Оказалось, что они шли по стальной трубе вроде тех, какие можно видеть при сооружениях подземных железных дорог.
    — Эта штука какая-то странная, — заметил Дик, — ты видишь, Ник?
    — Вижу, — отозвался Ник Картер и остановился, — ты говоришь о стальной трубе, в которой мы находимся?
    — Не только о ней. Разве ты не замечаешь, как пол поддается под ногами на каждом шагу?
    — Да, потому-то я и остановился, — ответил Ник Картер, — очевидно, пол снабжен пружинами, приводящими в движение какой-нибудь стальной аппарат.
    — Я полагаю, ты не ошибся. Ты слышишь?
    И действительно, казалось, что где-то вдали бьют в колокола.
    — Боже! Это еще что такое? — вдруг крикнул Патси, указывая рукой на стальную стену.
    Вместо ответа Ник Картер прикоснулся пальцами к стене, но тотчас же отдернул руку, так как сталь была нестерпимо горяча.
    — Мы попали в западню, — заявил Дик, утирая пот со лба, — теперь я понимаю, почему здесь вдруг стало жарко. Мутушими хочет нас изжарить.
    — Теперь я вспоминаю, — сказал Тен-Итси, — что Вишневый Цветок еще недавно говорила о новых приспособлениях, сооруженных бароном. Она рассказывала мне о подземном стальном туннеле, который может быть накален посредством электричества. Если мы действительно попали в этот туннель, то дело плохо.
    — Не знаешь ли ты длину этого туннеля? — спросил Ник Картер.
    — По моему расчету, мы находимся как раз на середине, — ответил Тен-Итси.
    — Вернуться ли нам или идти дальше?
    — Лучше будет не слишком долго задумываться над этим вопросом, — простонал Патси, у которого на лбу выступили крупные капли пота, — жара становится все сильнее. Мутушими, по-видимому, хочет изжарить нас живьем.
    — Вперед, милые мои, — решил Ник Картер, — за нашей спиной стоит смерть. Если в тех проходах, из которых мы только что вышли, на нас враги и не нападут, то мы там падем жертвами голода и жажды.
    — Покорнейше благодарю, — заметил Патси, — лучше уж рискнуть идти вперед.
    Но это было не так-то легко.
    С каждым шагом беглецы убеждались все больше и больше, что они попали в западню.
    Стальной туннель был устроен таким образом, что шаги беглецов сами собой указывали место, в котором они в данную минуту находились.
    Стальная обшивка накалялась все больше и больше.
    На них вдруг хлынули горячие пары и заволокли их густым туманом.
    Жара была невыносимой.
    Когда-то Нику Картеру пришлось пережить несколько часов в горевшем руднике. Но испытанные в то время мучения не могли сравниться с теми пытками, которые приходилось ему испытывать теперь.
    Пол тоже раскалился, хотя и не так сильно, как потолок и стены.
    В довершение всего со всех сторон несчастные путники стали подвергаться ударам электрического тока.
    — Мы должны выйти отсюда во что бы то ни стало, — еле внятно прохрипел Ник Картер, — не унывайте, друзья. Вперед! Я убежден, что в конце концов нам удастся спастись.
    И снова он, неся на руках бесчувственную Талику, устремился вперед через горячие пары.
    — Знаешь, Ник, — вдруг произнес Дик, — не стоит больше мучиться. Лучше сядем и будем ждать смерти. Если мы и уйдем отсюда, то нас ждут новые мучения. Мы оказались слабее этого Мутушими.
    Ник Картер был не в силах негодовать на своего помощника. В сущности, Дик был прав: ведь сейчас они переживали лишь первую стадию тех мук, которые им, по всей вероятности, приготовил коварный Мутушими.
    Ужасная жара чуть не лишила Ника Картера сознания.
    Он с трудом поддерживал ставшее теперь тяжелым тело Талики, казавшееся ему раньше легче перышка.
    Он чуть не поддался приступу слабости, чуть не подчинился своей участи.
    «Нет! Нет! — вдруг подумал он. — Я не хочу пасть жертвой этого негодяя. Я должен победить его во что бы то ни стало. Вперед!»
    — Вперед! — крикнул он прерывающимся голосом. — Кажется, я чувствую свежий воздух.
    Его геройский подвиг воодушевил всех остальных.
    Они уже не видели, где именно находились, так как вследствие жары они не могли открыть глаз.
    Держась друг за друга, шли они вперед, избегая прикасаться к раскаленным стенам.
    Им казалось, что вся кожа уже слезла с них и висит клочьями.
    Вдруг Ник Картер радостно вскрикнул.
    Он почувствовал свежий приток воздуха.
    Вместе с тем он ощутил тонкие струи дождя, вернее, брызги пенящихся водяных масс.
    Спустя минуту все они очутились на свежем воздухе.
    Они радостно вдыхали чистый воздух, освежавший их измученные легкие.
    Они не подумали о том, куда именно они вышли. В изнеможении они так и упали там, где стояли.
    — О, как хорошо. Отдохнуть хотя бы немного, пока вернутся силы, — проговорил Дик, — но что это?
    Он вскрикнул от ужаса.
    Не понимая, в чем дело, несчастные путники вдруг почувствовали, как над ними проносится огромный шквал воды, который исчез так же быстро, как и появился.
    Прежде чем они успели опомниться и вздохнуть, над ними пронесся второй шквал, за ним третий, четвертый, пятый, все сильнее и сильнее.
    — Ко мне! — во все горло крикнул Ник Картер.
    Он кое-как уцепился за выступ скалы или что-то в этом роде и с отчаянной силой обхватил его. Затем он повернулся так, что страшные волны попали ему в спину. Благодаря этому он мог дышать.
    Кто-то вцепился в него сзади, но в наступившей темноте он не мог разобрать, кто именно.
    Волны одна за другой покрывали несчастных массой воды. Ник Картер несколько раз чуть не срывался с выступа вместе с Таликой и тем, другим, кого он не мог видеть, но кто крепко держался за него.
* * *
    Ник Картер не мог отдать себе отчета, как долго он находился в этом ужасном положении.
    Но он не выпускал выступа скалы, и волнам не удалось его снести.
    Он боялся даже подумать об участи, которая, несомненно, постигла его спутников.
    Он пытался перекричать шум волн, но грохот пенившейся воды был так силен, что он не мог расслышать того, что кричал человек, державшийся за него сзади.
    Наконец Нику Картеру показалось, что сила волн ослабевает.
    Волны становились все меньше и меньше и в конце концов Нику Картеру показалось, что он стоит в русле мелкой реки.
    Он снова крикнул.
    — Кто ты? — обратился он к тому, который висел у него за спиной.
    — Тен-Итси, — еле слышно ответил молодой японец.
    — Где Дик и Патси?
    — Не знаю. Я чуть было не лишился чувств, когда вдруг мне удалось схватить вас и удержаться. Иначе волны снесли бы меня.
    Ник Картер и Тен-Итси бесчисленное множество раз выкрикивали имена Дика и Патси.
    Они слышали только глухое эхо, отдававшееся от скал.
    Все было тихо кругом.
    Вероятно, Мутушими хотел дать им прийти в себя, прежде чем подвергнуть новым пыткам.
    — Кто еще с нами? Талика? — спросил Тен-Итси.
    — Да. Знаешь, Тен-Итси, если бы ты мог отцепиться от меня, я был бы тебе очень благодарен. Ты все-таки довольно тяжел.
    — Простите, начальник, что я не выпустил вас раньше, — сконфуженно пробормотал молодой японец, — теперь я могу удержаться один. А что с Таликой?
    — Она в обмороке, так как не выдержала всех этих ужасов. Но я слышу, как она дышит, вероятно, она скоро придет в себя.
    — Но что стало с Диком и Патси?
    — Один Бог ведает! Будем надеяться, что они живы. Вероятно, они лишились чувств и волны унесли их.
    — В таком случае они должны были утонуть.
    — Не думаю, — возразил Ник Картер, быстро оправившийся от пережитых ужасов. — Мутушими вовсе не хотел ни утопить, ни изжарить нас. Он хочет пытать и мучить нас, но ему нужно опять захватить нас живыми. Такой человек, как Мутушими, не станет целыми месяцами стремиться к определенной цели, пускать в ход всю свою энергию и коварство, расходовать огромные суммы денег только для того, чтобы в припадке дурного настроения уничтожить все то, чего он добивался.
    — Вы правы, — уныло согласился Тен-Итси, — Мутушими не убьет ни вас, ни Дика, ни Патси, так как вы ему нужны. Иное дело — я. Меня он должен уничтожить во что бы то ни стало, иначе его постигнет месть моего державного отца. С Таликой — то же самое. В качестве свидетельницы она слишком опасна для Мутушими, а барон из тех, которые даже через трупы стремятся к намеченной цели.
    — Не делай таких быстрых заключений, Тен-Итси, — успокаивал его Ник Картер, — мне почему-то кажется, что все окончится благополучно для нас. Пока я жив, я не оставлю ни тебя, ни Талику. Однако время идет. Мы вот уже полчаса висим здесь на скале, болтаем и мерзнем. Вода очень холодна, и мне очень хотелось бы иметь возможность выкупать таким же образом нашего приятеля Мутушими.
    — Но что же мы будем делать дальше? — спросил Тен-Итси. — Мы висим в темноте, окруженные страшной опасностью. Быть может, нас подслушивает Мутушими.
    — Вряд ли. Он, по всей вероятности, думает, что нас смыло водой, и потому ожидает нас в другом месте. Поживем — увидим. К счастью, я сохранил твой электрический фонарь, надеюсь, он не испортился.
    Он достал из кармана фонарь.
    Оказалось, что батарея не была повреждена. Когда Ник Картер нажал кнопку, блеснул яркий свет.
    Ник Картер чуть не вскрикнул от изумления, когда увидел, где они находятся.
    Они находились в каком-то круглом помещении высотой в несколько этажей.
    В это помещение выходили четыре огромные стальные трубы с отверстиями шесть футов в диаметре.
    Ник Картер не знал, через какое отверстие они вошли сюда.
    Перед жерлами труб была устроена балюстрада.
    А дно круглого помещения было покрыто водой, черной и бездонной на вид.
    То, что Ник Картер принял за выступ скалы, было обложенное кирпичами отверстие одного из туннелей.
    При свете фонаря Ник Картер увидел, что огромная стальная труба шла одним концом вверх. Вот почему спадавшая сверху вниз вода сметала все, что встречалось ей на пути. Вода, вероятно, накачивалась в трубы при помощи особых машин.
    Узкая галерея, шедшая вдоль стен помещения, на которую выходили устья всех четырех туннелей, имела в ширину фута три и не была снабжена перилами.
    Но куда же девались Дик и Патси?
    Если бы волны воды смели их, то они неминуемо должны были упасть вниз в бассейн и утонуть.
    Но это было маловероятно, так как при более внимательном осмотре Ник Картер установил, что внизу находился лишь сток воды, судя уже по тому, что воды становилось там все меньше и меньше. В конце концов начало даже показываться дно.
    Таким образом, Дик и Патси, которые к тому же были отличными пловцами, не могли утонуть, разве только если бы волны ударили их о края бассейна и они лишились бы чувств.
    Но тогда на дне должны были находиться их трупы.
    — Останься здесь вместе с Таликой, — приказал Ник Картер молодому японцу, — я дам тебе кривую саблю, чтобы ты в крайнем случае мог защищаться. Револьверы наши, несомненно, пришли в полную негодность. Я скоро вернусь, так как осмотр остальных туннелей потребует немного времени.
    — Неужели вам мало перенесенных страданий? — воскликнул Тен-Итси, пытаясь удержать Ника Картера за рукав.
    — За глаза довольно.
    — И все-таки вы хотите проникнуть в другие туннели?
    — Разумеется. Хуже того, что уже было, ничего не может случиться, и если мы не хотим навсегда остаться здесь, то волей-неволей придется искать выход.
    Тен-Итси больше не возражал.
    Ник Картер взял фонарь и по узкой галерее быстро направился к ближайшему туннелю.
    Жерло было сделано из массивной стали, так же как и вся внутренняя обшивка туннеля.
    Ник Картер, пережив столь ужасные пытки в таком же стальном туннеле, предпочел пока не входить внутрь.
    Следующий туннель был устроен совсем по-иному.
    Судя по тому, что из отверстия текла вода, Ник Картер предположил, что находящийся поверх жерла бассейн наполнен до краев и что, вероятно, требовалось только нажать какой-нибудь рычаг, чтобы в бассейн хлынула огромная волна.
    Нигде не было ни малейших следов Дика и Патси.
    Ник Картер вернулся к Тен-Итси.
    Тот утешал Талику, которая тем временем пришла в себя.
    — Не отчаивайся, Талика, — успокаивал ее и Ник Картер, — самое ужасное мы уже пережили.
    Он нагнулся над краем галереи и заглянул вниз.
    — Да, я, по-видимому, не ошибся, — пробормотал он.
    — В чем именно? — спросил Тен-Итси.
    — В том, что то, что мы приняли за бассейн, на самом деле только сток для воды из туннелей. Взгляни сам: видишь, вода ушла, а лучи фонаря доходят до дна, которое находится от нас на расстоянии футов двадцати.
    — И что вы заключаете из этого?
    — Я убедился, что это естественный сток для воды. Быть может, вода выливается в подземную реку. Это очень возможно, так как дом Мутушими стоит на холме.
    — Окрестные жители рассказывают, — заметил Тен-Итси, — что прежде там никакого холма не было.
    — Ну вот видишь, — воскликнул Ник Картер, — когда несколько сот лет тому назад предки Мутушими начали строить поместье, они сначала на ровной земле соорудили лабиринт. Потом они воздвигли над ним искусственный холм, который вместе с тем проходил над руслом реки. На верхушке холма был выстроен дом, который и был соединен с потайными ходами. С течением времени все это было забыто, и истина о сооружении поместья превратилась в сказание. Я твердо убежден, что мы нашли выход. Мы сумеем выйти тем же путем, каким выходит вода. Теперь бассейн пуст, и я сейчас же спущусь вниз.
    Тен-Итси знал, что ничто не остановит Ника Картера, раз он уже принял решение. Поэтому он не стал возражать.
    Талика тоже молчала. Она была так слаба и утомлена, что почти не понимала слов Ника Картера.
    Сыщик стал искать путь, по которому можно было бы спуститься вниз.
    Искать пришлось недолго.
    Можно было спуститься по одной из железных балок, поддерживавших галерею.
    Но едва он добрался до дна бассейна и успел убедиться, что сток был соединен с протекавшей недалеко внизу рекой, как вдруг сверху раздались громкие крики.
    Ник Картер ясно слышал высокий голос Талики.
    Вместе с тем Ник Картер увидел наверху желтовато-зеленоватое сияние.
    Он тотчас же погасил фонарь и положил его в карман.
    То, что ему пришлось увидеть, не поддавалось никакому описанию.
    Он ясно видел отверстие того туннеля, который был вполне тождествен с тем туннелем, где находились раньше он и его спутники.
    Туннель этот светился каким-то призрачным то ослабевавшим, то усиливавшимся сиянием.
    Даже бесстрашный Ник Картер вздрогнул.
    По-видимому, Мутушими, услыхав сигнальные звонки из туннеля, устроил так, что беглецы должны были быть снесены водой в определенное место.
    По всей вероятности, Дик и Патси туда и попали.
    Затем Мутушими, вероятно, направился к тому месту, но нашел только двух беглецов, а потом он вернулся к круглому помещению, чтобы снова начать пытать оставшихся.
    Иначе Ник Картер не мог себе объяснить происхождение сияния в туннеле.
    Вдруг послышались глухие удары гонга, свистки и звуки, похожие на флейту.
    Ник Картер решил вернуться к своим спутникам.
    Правда, Тен-Итси был храбр и отважен, но бедная Талика чуть не умирала от страха и ужаса.
    Если бы Нику Картеру пришлось рискнуть жизнью, чтобы помочь находящейся в опасности женщине, он не задумался бы ни на минуту.
    Он осторожно лез наверх. Это было нелегко, так как фонарем он уже пользоваться не мог, а сияние сверху не освещало, а ослепляло.
    Находясь на расстоянии футов десяти от галереи, Ник Картер вдруг услышал пронзительный крик Талики.
    Он остановился и окаменел при виде представившегося ему зрелища.
    В отверстии туннеля вдруг появился безобразный японский идол с дьявольской рожей.
    Рожа эта была перекошена и имела в окружности фута три. Уши висели по сторонам, как большие тряпки. Рот был шириной в полметра, а толстые губы, брови и волосы состояли из прижатых друг к другу змей.
    Высовывавшийся время от времени из ужасной пасти огненный язык был расщеплен на две половины, каждая из которых испускала столб пламени.
    Глаза были заменены какими-то огненными колесами.
    Идол простоял в отверстии туннеля с минуту, окутанный сернистыми парами.
    Вдруг он широко раскрыл пасть и выплюнул какой-то круглый предмет.
    К ужасу своему, Ник Картер увидел окровавленную и недавно отсеченную голову человека.
    Голова упала на другую сторону галереи, где находилась полумертвая от ужаса Талика, поддерживаемая Тен-Итси, который и сам дрожал всем телом.
    В тот момент, когда голова упала к ногам Тен-Итси и Талики, сверкнуло яркое молниеподобное сияние.
    Тен-Итси при виде головы громко вскрикнул.
    — О боги, — простонал он, — это голова Дика.
    Вдруг по помещению прокатился громкий, сатанинский хохот.
    На полпути к галерее, на столбе, висел Ник Картер, еле дыша. Пот крупными каплями выступил у него на лбу.
    «Неужели я не ошибся, — мелькнуло у него в мыслях, — неужели это не ошибка? Неужели на самом деле идол выплюнул окровавленную голову моего бедного Дика?»
    Мысли у него перепутались. Он с трудом удерживался, чтоб не упасть вниз.
    Но вдруг ужас его усилился.
    Из широко раскрытой пасти идола выпала вторая окровавленная голова, которая тоже полетела к ногам Тен-Итси.
    — Патси! Это голова Патси! — в ужасе крикнул Тен-Итси.
    Тут к Нику Картеру вернулись его прежняя энергия и хладнокровие.
    Он сразу пришел в себя и собрался с мыслями, еще раз взглянув на идола.
    А когда идол внезапно исчез и снова воцарился густой мрак, Ник Картер выхватил фонарь и добрался до галереи.
    Но когда он, взобравшись на галерею с фонарем в дрожащей руке, взглянул на лежавшие на полу галереи две окровавленные головы, то вскрикнул от ужаса и скорби.
    — Дик! Патси! Неужели это не бред, а ужасная действительность? Вас убили обоих!
    Но Ник Картер ненадолго предался отчаянию.
    Глухой грохот извещал о приближении новой опасности.
    Дик и Патси были убиты, им уже помочь было нельзя. Надо было думать о тех, кто остался в живых, о Талике и Тен-Итси.
    О себе самом Ник Картер не думал.
    В том состоянии, в каком он теперь находился, полуобезумев от горя, он не страшился хотя бы даже и самой ужасной смерти.
    Но надо было спасать своих несчастных спутников.
    Грохот усиливался.
    Вместе с тем Ник Картер заметил, что галерея начинает суживаться, точно исполинский кулак вдавливает ее в стену.
    Ник Картер понял дьявольское намерение Мутушими.
    Барон хотел заставить их уйти в один из туннелей.
    Но Ник Картер тотчас же принял свои меры.
    Он поднял лежавшую на полу без чувств Талику, прижал ее к себе и погасил фонарь.
    Затем он схватил за руку ошеломленного Тен-Итси и потащил его за собой к тому месту, откуда он недавно спускался вниз.
    — Ухватись за мой пиджак, Тен-Итси, — шепнул он молодому японцу, собираясь сойти с галереи, которая сузилась уже до ширины какого-нибудь фута, — это не опасно. Туда вниз не больше двадцати футов, а внизу я буду светить фонарем. А там мы бросимся в реку и предоставим себя воле Бога.
    Тен-Итси повиновался.
    Спустя несколько секунд они добрались до дна помещения.
    Но вдруг сверху засиял свет электрических прожекторов.
    Мутушими заметил, что его жертвы не попали в расставленную им западню.
    В отверстии одного из туннелей показалась худощавая фигура человека.
    Это был сам Мутушими.
    При виде беглецов он заревел, как дикий зверь.
    — Сюда! Сюда! — кричал он. — Живо бегите, иначе я сорву с вас головы! Давайте ружья! Стреляйте в них, но не убивайте! Я должен поймать их живыми!
    В ту же секунду Ник Картер толкнул Тен-Итси через сточное отверстие в реку.
    Сам он бросился туда же вслед за ним, прижимая нос и рот Талики к своей груди, чтобы она не задохнулась под водой.
    Он скрылся вовремя.
    В круглом помещении грянуло сразу двадцать выстрелов.
    Но пули ударились о стены, не причинив никому вреда.
* * *
    Нику Картеру было не слишком трудно проплыть через подземную реку, держа в руках Талику.
    Правда, течение неслось очень быстро по сильному уклону, но это было не опасно, так как в русле не было камней и каких-либо препятствий.
    Когда наконец река вышла из-под земли на свет, Ник Картер очутился в лесу.
    Тен-Итси уже успел выйти на берег и помог Нику вылезть из воды.
    Они положили бедную Талику на мягкую траву.
    А Тен-Итси попросил Ника Картера последовать за ним вдоль берега.
    На расстоянии нескольких шагов от того места, где вышел из воды молодой японец, река заворачивала в сторону.
    Здесь лежали трупы двух японских кули, рабов Мутушими.
    Голов у них не было.
    — Знаете, начальник, — сказал Тен-Итси, — мне кажется, Дик и Патси еще живы.
    — Да, и я так думаю, — ответил Ник Картер, — по всей вероятности, Мутушими обезглавил двух слуг и так загримировал их головы, что мы в волнении приняли их за головы Дика и Патси.
    — Что будет дальше, начальник? — в беспокойстве спросил Тен-Итси.
    Ник Картер выпрямился и указал на дом Мутушими, возвышавшийся вдали на холме в лунном сиянии.
    — Я не знаю, что будет со мной, — ответил он, — но я знаю одно: мой путь ведет меня туда. Там томятся Дик и Патси и мой бедный друг Марк Галлан. Либо я освобожу их и потребую отчета у Мутушими, либо я умру. А что намерен делать ты, Тен-Итси?
    — Я пойду с вами в огонь и воду! — воскликнул молодой японец и крепко пожал руку Нику Картеру.
Top.Mail.Ru