Скачать fb2
Дела любовные

Дела любовные

Аннотация

    Юная Алиса внезапно оказывается в Стране… увы, не чудес, а «акул» большого бизнеса. Матерые хищники готовятся проглотить ее, неопытного президента крупной промышленной корпорации. На смену безмятежной жизни приходит изматывающая борьба за существование. Сможет ли молодая женщина устоять в этой борьбе? Кто ей друг, а кто — враг? Что ее ждет — банкротство или успех? И, наконец: пришедшая к ней любовь — счастье или вечная мука? Об этом мы узнаем только в финале.


Тамсин Килборн Дела любовные

Пролог

    Изящная молодая девушка удобно расположилась в кресле самолета, откинув голову и полузакрыв глаза. Ее светлые шелковистые волосы струились по плечам, сбегали на лацканы элегантного бежевого пиджака и ласкали шею, когда она медленно поворачивала голову, сонно реагируя на реплики своего собеседника. Мужчина лет тридцати пяти говорил со своей очаровательной соседкой вполголоса, и под мерный гул моторов его слова сливались в баюкающую мелодию.
    Стюардесса, сновавшая по салону, предлагая пассажирам напитки, то и дело останавливала взгляд на этом эффектном смуглом брюнете. Он на секунду оторвался от своей собеседницы, чтобы попросить две чашечки кофе, и щеки стюардессы, очарованной низким бархатным тембром его голоса, вспыхнули румянцем.
    Самолет летел из Вашингтона в столицу Финляндии, укутанную пушистым декабрьским снегом. В этот ранний час, большинство пассажиров, в салоне бизнес-класса дремало, накрывшись фирменными пледами авиакомпании. Те немногие, что бодрствовали, отрывались от завтрака и утренних газет, чтобы с любопытством взглянуть на эту удивительно красивую пару, занимавшую места в середине салона. Некоторые из пассажиров, наиболее романтично настроенные, не сомневались, что молодые люди совершают свадебное путешествие.
    Увы, они ошибались. Эта поездка была сугубо деловой. Как бы ни хотелось обратного изящной блондинке, сквозь дрему внимавшей последним советам своего коллеги по поводу предстоящих переговоров. Она могла только мечтать, что когда-нибудь самолет унесет ее вместе с мужественным собеседником подальше от суеты и будничных дел — туда, где они смогут насладиться отдыхом и любовью…
    Алиса Свенсон — а именно так звали симпатичную пассажирку, сидящую в кресле у иллюминатора, — тряхнула головой, прогоняя грезы. Не о том ты мечтаешь, девочка. Сейчас есть дела более важные и планы менее несбыточные, пожурила она себя.
    Несмотря на свои юные годы, Алиса была президентом крупной промышленной корпорации. Это несоответствие сделало ее объектом пристального внимания прессы — газетчики, словно только и ждали, что она не справится со своей ответственной ролью, поскользнется и растянется у всех на виду. Не дремали и конкуренты, жаждавшие подмять ее компанию под себя, добиться ее банкротства, присвоить ее фабрики…
    Нет уж, дудки! — думала Алиса, сжимая кулачки. Я так легко не сдамся. Впрочем, у ее уверенности была весомая причина. И эта причина сидела сейчас в кресле слева от нее, попивая кофе и улыбаясь ироничной улыбкой человека, много повидавшего в жизни.
    Ричард Рэскверхенд был главным советчиком и единственным наставником Алисы. Без его помощи она давно могла сойти с дистанции, совершив массу непоправимых ошибок. Он не только помогал ей плыть в опасном море большого бизнеса. Ричард постоянно заботился о ней: поднимал настроение Алисы, когда ее нервы были на пределе, отвозил домой, когда от усталости она засыпала прямо за рабочим столом, у себя в кабинете… Но он никогда не выходил за рамки дружеского общения.
    Фантазии все чаще уносили Алису в тот волшебный мир, в котором, она была для Ричарда, гораздо большим, чем просто друг и коллега. Но она гнала эти мысли прочь, боясь в погоне за призрачным счастьем потерять то, что имела. Вот и сейчас она раздраженно помотала головой, избавляясь от тумана грез, и сделала осторожный глоток из протянутой Ричардом чашки. От этого движения золотые локоны Алисы заплясали в солнечном луче и вызвали восхищенную улыбку на лице полного джентльмена, сидевшего напротив. Тем временем Ричард прервал разговор о делах и, закинув одну на другую длинные крепкие ноги, начал рассказывать смешную историю, чтобы подбодрить свою спутницу перед предстоящими переговорами.
    Да, думала она, улыбаясь и кивая собеседнику, что бы я делала без Ричарда? Он — настоящий друг. Но так она считала далеко не всегда. Совсем недавно Алиса ненавидела Рэскверхенда всей душой и была готова провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть и не слышать его. Как давно это было! Целых полтора месяца назад. Тогда она чувствовала себя скорее испуганным ребенком, чем собранной деловой леди.
    Она вспомнила, как это все начиналось, и снова удивилась, с какой легкостью ураган событий выхватил ее из беззаботной прошлой жизни, нещадно закрутил и с неожиданной осторожностью опустил в кресло самолета, летящего в Хельсинки.

Глава 1

    — Алиса, первое, что я хочу сделать в этом году, это назначить тебя вице-президентом фирмы «Свенсон'з корпорейшен». — Дэниэл Свенсон иронически улыбнулся, глядя на поджатые губы и нахмуренные брови своей дочери. Он знал, что она ответит.
    — Папочка, — недовольным тоном сказала Алиса, покачав головой. — Ты, снова за свое. Пойми наконец, — я счастлива на своем месте. Непосильная ответственность сделает меня таким же трудоголиком, каким твоя корпорация сделала тебя. Ты этого хочешь?
    — Нет, это совсем не то, чего я хочу, — ответил ей отец своим хрипловатым голосом, клокочущим от переполнявшей его энергии. — Я — владелец этой фирмы, поэтому и отдаю ей все свое время. Твоя мать отлично понимала это, да и ты тоже, дочка. Но если ты будешь намекать, что я заставляю работать сверхурочно своих подчиненных…
    Алиса улыбнулась — она всегда восхищалась талантом отца приводить весомые аргументы.
    — Ладно, беру свои слова назад, — кротко ответила она. — Я не хотела сказать, что твои высокопрофессиональные сотрудники — несчастные страдальцы. Но подумай, как они будут обижены, когда увидят, что я, совершенно неопытная девчонка, назначена на должность наравне с ними. Они эксперты, папочка. Я же только новичок в этом бизнесе.
    — Ну да, — сказал Дэниэл, сделав театральный жест, который должен был обозначать задетую гордость. — Сначала она говорит мне, что я — эксплуататор, а потом заявляет, что я не могу придумать ничего лучшего, чем нанимать некомпетентных руководителей.
    — Папа! — Алиса повернулась к нему. Ее терпение истощилось. — Пожалуйста, не делай этого. Если тебе нужна помощь в научных исследованиях, почему бы тебе просто не нанять кого-нибудь действительно знающего?
    Дэниэл Свенсон покачал головой, вертя в руке пустой бокал из-под вина. Даже будучи раздраженной его упрямством, Алиса не могла не восхищаться бьющей через край энергией своего отца.
    Небольшие карие глаза Свенсона, глядящие из-под нависающих густых бровей, поражали живостью и настойчивостью взгляда. В них, казалось, никогда не меркло чувство юмора. Налет седины на висках служил лишь акцентом для юношески густых волос песочного цвета. Любой бы сказал, что Дэниэл выглядит лет на двадцать моложе своего возраста.
    Алиса часто приходила в изумление от его работоспособности. После долгого трудового дня, проведенного в цехах научно-исследовательского отдела фирмы, она чувствовала себя такой выжатой, что неизменно приподнятое настроение отца делало его в ее глазах прямо-таки Суперменом.
    Эта фирма существовала уже тридцать лет и стала для него смыслом жизни. За эти годы «Свенсон'з корпорейшен» преодолела нелегкий путь — от первых детских шажков в бурном мире бизнеса Восточного побережья до сегодняшнего статуса основного производителя точных промышленных деталей и мелких приспособлений. Она была призванием и увлечением своего создателя и бессменного главы. С тем жаром, который устрашал конкурентов и обеспечивал преданность сотрудников, Дэниэл заботился о фирме, то расширяя ее мощности, то сокращая их в извечной борьбе с колеблющимся рынком.
    Он был матерью-наседкой для фирмы и жизнерадостным хозяином на церемониях в честь ее успехов. Каждый его шаг выдавал больше, чем простое стремление к росту и получению прибыли. Его действиями двигала безбрежная любовь к своему растущему детищу. И этой любовью он заряжал молодых менеджеров, приходящих на работу в корпорацию.
    Договоренность Дэниэла со своими сотрудниками о разделении прибыли считали революционной. Его эксперименты с четырехдневными рабочими неделями и новейшие программы увольнения на пенсию заставляли экспертов в отделе кадров хвататься за головы. Но прибыли фирмы неуклонно росли, и это заставляло всех признать гениальность разработок Свенсона — ему всегда удавалось получить от рабочих максимальную отдачу.
    Со временем Дэниэл стал легендарной фигурой в деловом мире. Когда его жена умерла, он приближался к пенсионному возрасту. Все ожидали, что он передаст управление компанией одному из своих доверенных заместителей, как это обычно бывает, а сам займет его место в Совете Директоров. Но Дэниэл удивил всех, окунувшись в работу с еще большим рвением, чем раньше.
    — Не волнуйтесь, я обещал моей дочери, что уйду на пенсию… как только ей стукнет шестьдесят пять! — Так звучала его знаменитая шутка, которую часто цитировали бизнес-журналы.
    Будущее единственной дочери для Дэниэла Свенсона было куда важнее, чем его собственное. После смерти ее матери он старался регулярно находить время, чтобы посетить престижный колледж, где Алиса обучалась всем тонкостям машиностроительного бизнеса. Свое горе он мужественно хранил в тайном уголке сознания и трогательно заботился о том, чтобы облегчить дочери горечь утраты.
    — Смерть — нежеланный гость, Алиса, — говаривал он. — Я знаю, что тебе сейчас очень плохо. Твоя мама тоже знала, что так оно и будет. Но она хотела, чтобы ты не падала духом и, бережно храня воспоминание о ней, продолжала жить, учиться, делать все, что тебе суждено свершить в жизни. Сейчас ты должна вернуться в колледж и показать этим профессорам, из какого крепкого материала ты сделана. Поверь, дорогая, однажды ты проснешься и снова почувствуешь себя счастливой.
    В те времена Алиса была не в состоянии оценить дружескую поддержку отца. Но сегодня, оглядываясь назад — на те времена, полные горя и отчаяния, — она не могла найти слов, чтобы выразить свою признательность ему. Несмотря на то, что он был занятым и влиятельным бизнесменом, чья фирма быстро становилась маленькой империей, он постоянно появлялся в студенческом кампусе, чтобы повезти ее на обед, в кино или на концерт. Казалось, у него не было обязанностей, которые могли бы конкурировать с потребностями дочери.
    После, окончания ее учебы, Дэниэл предложил Алисе должность в своей фирме.
    — Наша корпорация всегда рада принять на работу многообещающих молодых людей, — как бы, между прочим, сказал он. — Конечно, с твоей квалификацией ты, возможно, захочешь обсудить предложения других-фирм. Но я думаю, что смогу обещать тебе интереснейшие возможности для приложения твоих талантов в «Свенсон'з». Естественно, твое собственное мнение по этому вопросу станет решающим. Я буду рад, что бы ты ни выбрала.
    Алиса заново изучала работу Научно-исследовательского подразделения, которое когда-то посещала просто как любознательная школьница. Дэниэл Свенсон был изобретателем в душе. Он никогда не уклонялся от вложения времени и денег в интересные идеи и в людей, которые их осуществляли. Даже если время для новой продукции еще не пришло, и она не давала сиюминутной прибыли.
    Образование Алисы, полученное в колледже, позволяло ей подходить к работе творчески. К тому же она могла быстро повысить свой профессиональный уровень, работая в такой передовой фирме, как «Свенсон'з корпорейшен».
    И все же Алиса сомневалась, стоит ли ей идти на работу к своему отцу. Его предложение было неожиданным, он никогда даже не намекал ей на такую возможность. Но когда она побывала во всех подразделениях штаб-квартиры «Свенсон'з» и поговорила с сотрудниками, решение пришло окончательно. Да, это работа для нее. Здесь она могла изучить все, что необходимо знать о материалах, тестовом маркетинге, дизайне и производстве. Вместо того чтобы чахнуть в каком-нибудь отделе корпорации, она могла вести каждый новый продукт от рождения на конструкторском столе до его окончательной формы на одной из фабрик.
    В довершение всего Алису покорили атмосфера товарищества и неизменно веселое настроение сотрудников своего отца. Буквально все — от рабочих на конвейере до руководителей подразделений — восхищались Дэниэлом и доверяли ему. Более того, все они были рады Алисе и выражали готовность работать с ней.
    Это было слишком хорошо, до неправдоподобности. Так хорошо, что Алиса, чуть было не отказалась. Но здравый смысл взял верх, и через месяц после окончания колледжа Алиса приехала работать в Вашингтонскую штаб-квартиру корпорации. С согласия отца она нашла себе удобную квартирку недалеко от работы. Дэниэл продолжал занимать величественный дом в Балтиморе.
    — Ты будешь чувствовать себя лучше в своем собственном жилье, — сказал он. — Ты теперь независимая молодая женщина, тебе не обязательно быть привязанной к лачуге твоего старика. К тому же, — добавил он с лукавой улыбкой, — дикие вечеринки у меня дома не дадут тебе заснуть.
    Через четыре года после того счастливого начала, соображения Алисы по поводу ее профессионального будущего значительно изменились. Она больше не хотела ограничивать себя исключительно проектированием. Ей не терпелось завести собственный маленький бизнес. Возможно, она заразилась любовью отца к своему делу. Все чаще она представляла себя работающей в тесном сотрудничестве с командой отличных профессионалов, создающей вместе с ними новейшие потребительские продукты. Да, однажды она заведет собственную скромную фирму, где будет знакома с каждым этапом производства. Наблюдать, как это предприятие растет под ее присмотром, будет высшим смыслом ее жизни.
    Дэниэл почувствовал стремление дочери к самостоятельности. Это было заметно по одобрительному выражению его лица, когда за обедом он отвечал на ее нетерпеливые расспросы о структуре фирмы. Но со временем Алиса поняла, что у отцовского одобрения были другие корни. Да, Дэниэл лелеял ее мечту об управлении собственной компанией. Но он хотел, чтобы этой компанией была «Свенсон'з». Его планы повышения Алисы до уровня ответственного руководителя были гораздо амбициознее ее собственных.
    Сегодняшний спор был просто последней схваткой в бескровной битве, которая продолжалась между отцом и дочерью уже около двух лет. Алиса совсем не была убеждена, что ее относительно ограниченный опыт в научных исследованиях дает ей право на такую должность, как вице-президент. Она также не была уверена, что ее внезапное повышение понравится сотрудникам, с которыми она до сих пор была в дружеских отношениях.
    Она предпочитала заниматься разработкой и внедрением в производство новых товаров, которые оставались пока в стадии опытных образцов. Главной среди них была остроумная портативная система фильтрации пыли, разработанная инженером фирмы «Свенсон'з» Джоном Суэйзи.
    Анализ стоимости, который проделала Алиса, убедил ее, что этот прибор может быть продан на рынке по приемлемой цене. Но Дэниэл считал, что в застойной экономике сегодняшнего дня его немедленное производство было бы слишком большим риском. С помощью тщательно продуманных маркетинговых исследований Алиса надеялась изменить его мнение.
    Сейчас, глядя на несгибаемую фигуру Дэниэла и его ожидающие глаза, Алиса понимала, что ей больше всего хочется сбежать.
    — Папочка, — сказала она, — у тебя налажено множество контактов с разными специалистами. Почему бы тебе не найти кого-нибудь, кто действительно подготовлен для этой работы? Кого-то, кто уже пользуется уважением в этой области. Такого, как Ричард Рэскверхенд, например.
    Имя выскользнуло до того, как Алиса успела удержаться и прикусить язычок. Месяц назад Ричард Рэскверхенд, руководитель высшего ранга в Вашингтонской штаб-квартире огромного конгломерата «Уилл, Инк.», порадовал Дэниэла согласием сотрудничать с его фирмой. Репутация Рэскверхенда как менеджера-эксперта и финансового аналитика шла впереди него. Несколько раз Алиса общалась с ним по долгу службы. При этом у нее сложилось мнение, что высокомерие этого человека еще выше, чем его предполагаемые способности.
    — Ричард? — Дэниэл пожал плечами. — Это особый случай. Рич — крупная рыба и обучен для большего пруда, чем «Свенсон'з», но он просто устал от бюрократизма этого чудовища «Уилл». Ему нравятся наши изделия, и мы решили принять его. Но он, в основном, специалист по устранению аварий.
    Скорее по созданию аварий, грустно подумала Алиса. Память об острых, пронизывающих глазах Рэскверхенда не оставляла ее уже после их первой встречи. Хотя его первоначально снисходительное отношение к руководителям их компании быстро прошло, он не утратил скептического настроя почти ко всем деловым концепциям, которые они предлагали. Спокойно выслушав предложения остальных, он подвергал их лаконичной аналитической оценке, которая выявляла его колоссальную самоуверенность в сочетании с оригинальным деловым мышлением. О нем ходили слухи, что он являлся доверенным лицом самого великого Алекса Уилла.
    На Алису он бросал почти не скрываемые насмешливые взгляды. Однажды она вызывающе поинтересовалась, не считает ли он ее всего лишь избалованной дочкой босса корпорации, чьи способности не соответствуют занимаемой должности. И Алису по-настоящему напугал его агрессивный и безжалостный обзор ее маркетинговой тактики.
    Судя по твердым, приятным чертам его загорелого лица, Ричарду было что-то между тридцатью и сорока годами. Казалось, что он успел так пресытиться властью и успехом, что только по этой причине готов предоставить свой драгоценный личный опыт для спасения Дэниэла. Его поведение при этом свидетельствовало о такой беспредельной амбициозности, что Алиса не могла понять, почему он до сих пор не подыскал себе должность президента какой-нибудь фирмы.
    — Возможно, Рэскверхенд не лучший пример, — ответила она отцу. — Но деловой мир полон опытных экспертов, папа. Я — только начинающая.
    — Алиса, — вздохнул Дэниэл, — я соглашусь с тобой, что ты неопытна. Но только в одном пункте. Этот пункт — наем на работу. Я продвигаю эту фирму уже в течение тридцати лет, за это время я нанял и уволил много людей из высшего управленческого персонала. Так вот, из этого опыта я сделал один важный вывод. Ответственные должности следует заполнять людьми, которые заботятся о фирме, а не просто выполняют свою работу. Я могу определить это качество на расстоянии мили.
    У тебя есть преданность, в которой я нуждаюсь, Алиса. Ты в этом бизнесе не для того, чтобы купить себе дом с бассейном. Ты хочешь учиться и вкладывать свои знания в дело. А сейчас поверь здравому смыслу своего старика. Я хочу, чтобы ты взяла научное подразделение, потому что я знаю, что могу рассчитывать на тебя, и что ты выполнишь эту работу добросовестно.
    — А если я провалюсь?
    — Это невозможно, — он тряхнул головой. — Я знаю, из какого материала ты сделана, дочка.
    Казалось, Дэниэл вдруг устал. Его всегда румяные щеки побледнели, и он дотронулся до лба внезапно ослабевшей рукой.
    — Папа, давай больше не будем говорить об этом сейчас, — встревоженно попросила Алиса.
    — Где Сюзи? — нахмурился Дэниэл. — Попроси ее принести мне таблетку аспирина, дорогая. У меня чертовски сильная мигрень.
    — Я сама принесу! — Отодвинув стул, Алиса бросилась из столовой. Дэниэл не любил врачей, и большая бутылка с таблетками аспирина в его кабинете наверху была серьезной уступкой их настойчивым указаниям. Он принимал одну таблетку в день, потому что доктор Гринфилд потратил полдня, излагая новомодную теорию относительно свойств аспирина. Это лекарство вроде бы препятствует свертываемости крови и может застраховать от циркулирующих тромбов.
    Алиса поспешно вытряхнула две таблетки на ладонь и начала спускаться по лестнице. Звон разбитого стекла заставил ее ускорить шаги.
    Дэниэл сидел за столом, глядя в пространство странным, потерянным взглядом. Алиса еще никогда не видела такой грустной озабоченности в его глазах. Стакан с водой выпал из его обмякшей ладони и вдребезги разбился о паркет.
    — Папа? — Алиса приблизилась к нему, испуганная внезапной переменой в его лице.
    Но до того, как она успела прикоснуться к нему, он резко выдохнул, с трудом втянул воздух и уронил голову на стол.
    — Папа! — закричала Алиса в замешательстве. — Сюзи!
    Цвет начал сходить с лица потерявшего сознание отца. Алиса схватила его за запястье, пытаясь нащупать пульс, потом коснулась шеи, не замечая, как по ее лицу катятся слезы.
    — Сюзанна! Вызови реанимацию. Быстрее! Я думаю, у него сердечный приступ.
    Алиса отчаянно пыталась вспомнить правила оказания первой помощи, которые она изучала в колледже. Она стянула неподвижное тело отца на пол. Зрачки его глаз были расширены и неподвижны. Пульса, к ее ужасу, не было.
    Время, казалось, свернулось и исчезло, пока она без устали нажимала на широкую грудную клетку Дэниэла. Потом, одетые в белое мужчины оттянули ее прочь, и стали выкрикивать приказы друг другу. Под пластиковой маской, закрывшей его рот и нос, Дэниэл Свенсон стал казаться меньше. Его посиневшее лицо больше не было ни грустным, ни веселым. Оно было твердым, упрямым и пустым.
    Алиса знала, что он уже мертв.
    Она поехала с ним на машине «скорой помощи», загнанная в угол хлопочущими медиками. Уныло последовала за его носилками в реанимацию и стояла, глядя невидящими глазами, как врачи перекладывают его тяжелое тело на стол. Никто не думал попросить ее уйти. Всем было не до нее. Она словно сквозь туман видела, как главный врач, выкрикивая указания своей команде, вонзил шприц в грудь бездыханного пациента. Тело подпрыгнуло, как марионетка, привязанная невидимыми нитями, когда электроды послали удары через гелевую смазку на груди.
    Прошла, казалось, целая вечность, а борьба за воскрешение Дэниэла продолжалась, прерываемая ворчливыми, раздраженными голосами врачей, требующих от неподвижного Дэниэла, чтобы он наконец очнулся.
    На самом деле прошло 10 минут. Дэниэла Свенсона объявили мертвым по прибытии в госпиталь в 19 часов 26 минут пятого ноября 19** года. Причиной смерти, как было написано в документах, присланных по почте Алисе через три дня, был обширный инфаркт.

Глава 2

    — Боюсь, что мы больше не можем вам помогать, — холодно произнес Майкл Федцер, сидя за своим огромным рабочим столом. — Векселя нашей компании могут не покрыть долг корпорации, и мы обанкротимся. Сумма краткосрочного долга вашей фирмы составляет шестьдесят миллионов долларов, мисс Свенсон, и большая часть должна быть оплачена в течение следующих шести месяцев. «Федерал Индастриал» просто не может обслуживать «Свенсон'з корпорейшен» на этих условиях.
    Несмотря на свое тревожное состояние, Алиса заметила, что в подчеркнуто вежливом тоне Майкла Федцера сквозит едва прикрытая жестокость. За его спиной холодное ноябрьское солнце тускло светило в небе Вашингтона, с любопытством заглядывая в окна огромного банка «Федерал Индастриал». Как президент банка, Майкл Фелдер отвечал за каждую сделку, заключенную в сотнях офисов этого здания и филиалов по всему побережью. Алиса четко осознавала, что за его притворной вежливостью скрывается банкирский интерес в процветании собственного учреждения и полное безразличие к ее судьбе.
    Чашка кофе, которую банкир для приличия предложил Алисе, стояла на столе нетронутой. Тепло испарялось из нее и растворялось в воздухе вместе с надеждами.
    — Я… я не понимаю, как это могло произойти… Это так неожиданно, — запинаясь, сказала Алиса. — Я уверена…
    — Думаю, вам следует обсудить это со своими бухгалтерами, — прервал ее мистер Фелдер. — Я знаю, ваш отец был прекрасно осведомлен о том, что фирма «Свенсон'з» находится на краю финансового краха. Однако он не проинформировал нас о своих намерениях в данном вопросе. После смерти Дэниэла Свенсона — о, это так печально, как и положение корпорации, — банк не может предложить вам свою помощь.
    Алиса покраснела, услышав нотку снисхождения в его голосе.
    — Что же вы предлагаете? — спросила она, пытаясь сохранить хотя бы внешнее спокойствие.
    — Итак… — Майкл Фелдер слегка сдвинулся в своем кресле и положил локти на стол. Алиса подумала, что наконец-то он расшевелился. — Существует, конечно, много решений, которые вы захотите обсудить со своими людьми. Одно из них — банкротство. — Он произнес это слово без колебания или сочувствия.
    — Банкротство? — в шоке воскликнула Алиса. — Вы не можете говорить это всерьез.
    — Я подчеркиваю, что это только одно из решений. Банкротство позволит вам удержать часть имущества фирмы, пока вы не удовлетворите ваших кредиторов. Другим важным решением является объединение. Это более проблематично, так как следует найти весьма крупную корпорацию, способную выплатить ваш долг. Однако я думаю, у вас есть шанс.
    — Какой шанс? — голова кружилась, и Алиса с трудом старалась сконцентрировать свое внимание на каждом его слове.
    — У «Федерал Индастриал» есть несколько незначительных сделок, например, с американским отделом «Уилл, Инк.». Из собственных источников я осведомлен, что фирма заинтересована в некоторых рынках сбыта, на которые вышел ваш отец. Я, конечно, не знаю, есть ли у них намерение действовать в этом направлении сейчас. Интернациональные корпорации, подобные «Уилл», непредсказуемы. Иногда они принимают решения за ночь, а иногда на это требуются месяцы или даже годы. Тем не менее «Уилл» кажется мне хорошей ставкой для вас.
    Финансовые публикации, которые Алиса постоянно читала, были заполнены новостями о громадной корпорации «Уилл». Ее филиалы охватывали весь мир, и в течение двадцати лет стоимость ее ценных бумаг устойчиво росла. «Свенсон'з корпорейшен», несмотря на собственный размер и важность в экономике Восточного побережья, была просто карликом по сравнению с империей «Уилл».
    Алиса также вспомнила, что деловая пресса редко писала с одобрением о недавних сделках «Уилл». Репутация этого конгломерата — производителя новейших конструкций — не была высокой. Возможно, это и было причиной того, что Ричард Рэскверхенд решил оставить свою должность.
    — Такое слияние будет означать конец фирмы моего отца, — тихо сказала она.
    — Не обязательно, — улыбнулся Майкл Фелдер. — Название лучше сохранить. Ваша производственная линия, возможно, не очень изменится. Но «Уилл» определенно возьмет на себя ответственность за руководство и контроль над Советом Директоров. Вы сами, мисс Свенсон, конечно же, получите место в вашей фирме. Вы, сможете вести вполне обеспеченную жизнь на тот капитал, который получите после объединения.
    В душе Алисы нарастала злость на этого непоколебимо спокойного человека, сидящего перед ней. Она знала, что присоединение к «Уилл» разрушит, независимую компанию ее отца, на создание которой он потратил тридцать лет своей жизни. Многие из руководителей, которых он так тщательно обучал, будут уволены, а разработанные им технологии будут заменены новыми, предложенными фирмой «Уилл». «Свенсон'з корпорейшен» будет фирмой только на бумаге.
    — Если вы хотите, — продолжал Майкл Фелдер, — я могу сам рассмотреть эту ситуацию. Маленькая неформальная беседа с Робертом Уиллом не повредит. Я могу просто заметить, что вы, возможно, заинтересованы в объединении. По приемлемой цене, соответственно, и на равных условиях. Алиса помолчала, взвешивая все «за» и «против».
    — Позвольте мне обсудить это с моими людьми, — наконец вздохнула она.
    Майкл Фелдер бросил на нее хмурый взгляд, полный неодобрения.
    — Прекрасно, — холодно сказал он, поднимаясь, чтобы проводить Алису к выходу. — Сообщите мне, что вы надумаете. Но помните, что времени очень мало. Если вы хотите избежать банкротства, мы должны действовать побыстрее.
    — Хорошо, мистер Фелдер. Я свяжусь с вами.

Глава 3

    — Боюсь, что Майкл Фелдер прав в одном вопросе, Алиса. Дэниэл оставил компанию в опасном состоянии, и нам нужно что-то с этим делать.
    Алиса в страхе взглянула в карие глаза Рэя Колдуэлла, который сидел рядом с ней в конференц-зале, примыкающем к пустому офису Дэниэла Свенсона.
    — Но закрытие наших фабрик, увольнение наших рабочих… — вздохнула Алиса. — Мне кажется, едва ли это лучше, чем банкротство.
    — Не теряйте чувство перспективы, — предупредил Рэй. — Мы говорим только о трех фабриках. «Свенсон'з корпорейшен» переживет это отсечение и вновь станет сильной, когда экономическое положение улучшится. Помните об этом, Алиса. Мы находимся внизу, но еще далеко от пропасти.
    Алиса с трудом заставила себя ответить на улыбку своего преданного друга и коллеги. Ничто не могло поколебать галантности Рэя. В воскресенье, во время похорон Дэниэла, он стойко и молчаливо находился рядом с ней, пока его коллеги по работе, партнеры, а также конкуренты Дэниэла произносили речи о своем «потерянном друге».
    Десять лет тому назад, когда Дэниэл принял его на работу. Рэй был выпускником бизнес-школы и мечтал добиться успеха. Но, как это ни странно, он проявил полное безразличие к официальному повышению в должности. Бизнес, казалось, служил лишь для развития его интеллекта. Он заботился только о том, чтобы разобраться в наиболее важных разработках фирмы, предложить свою помощь в качестве консультанта по выгодным стратегиям для увеличения объема продаж и производительности. В течение многих лет он был помощником Дэниэла и специалистом по устранению аварийных ситуаций.
    Ночные телефонные беседы этих двух мужчин стали объектом добродушных шуток со стороны других сотрудников. Телефон Рэя обычно звонил в три-четыре часа утра. Он протирал заспанные глаза, в то время как голос Дэниэла уже звучал в его ухе.
    — Рэй, — говорил, например, Дэниэл, — я смотрю на объем наших продаж в Вирджинии и думаю о том, что ты сказал этим утром.
    В замутненном сознании Рэя, предыдущее утро от сегодняшнего отделяли годы. Ему приходилось напрягаться, чтобы понять, о чем говорит его страдающий бессонницей босс.
    — Если сейчас этот рынок станет невыгодным из-за нехватки нефти, — продолжал бестелесный голос, — то мы урежем бюджет на рекламу на юге и затянем на время пояса. Как ты считаешь?
    — Ну, сэр, это зависит…
    — Мои мысли верны, Рэй. Полагаю, что «Свенсон'з» должна освоить этот рынок, потому что это стоящее дело. Мы достаточно сильны, чтобы проглотить немного убытков…
    — Тогда, — зевал Рэй, — события примут иной оборот…
    — Абсолютно верно, — смеялся Дэниэл. — В малой промышленности мы будем сильнее, чем когда-либо. Давай поговорим об этом завтра пораньше, Рэй. Рэй?
    — Да, сэр?
    — Я просто смотрю на время. Ужасно извиняюсь, если я разбудил тебя.
    — Да ничего страшного, Дэниэл.
    Обычно, таким образом, и рождалась новая идея на ночной горячей линии «Свенсон'з корпорейшен». Размышляя дома над отчетами и проектами, лежащими на его рабочем столе, Дэниэл в своем любимом халате машинально подходил к телефону и набирал номер Рэя. Он не смотрел на часы и не планировал, о чем будет говорить. Но один лишь звук голоса его доверенного лица высвобождал поток мыслей, которые часто служили основными принципами будущего компании.
    Дэниэл Свенсон обожал Рэя Колдуэлла за его преданность и интеллект. Алису же, еще подростком, привлекало другое качество отцовского ассистента: его внешность. Этот красивый молодой человек с вьющимися каштановыми волосами и атлетической фигурой был образцом мужественного шарма. Его часто приглашали к обеду в их дом на Сайлент-стрит. Алиса с восхищением смотрела на Рэя и краснела в замешательстве, когда он понимающе улыбался ей.
    В те дни Алиса еще не была такой уверенной молодой женщиной, в которую она превратилась за годы обучения в колледже. Она была симпатичным подростком, чьи смеющиеся глаза и цветущий вид компенсировали угловатость фигуры. Рэй, возможно, замечал романтические чувства Алисы, которые заставляли ее краснеть в его присутствии. Однако его отношение к ней не было снисходительным. Как только в его беседах с Дэниэлом наступал момент передышки, Рэй говорил с Алисой о ее планах на будущее. Он поощрял ее интерес к машиностроению, рассуждая об этом предмете со знанием дела.
    Рэй всегда замечал, как Алиса одета, и какая у нее прическа. Комплименты, которые он делал, оставаясь с ней наедине, так, чтобы не привлекать внимание Дэниэла, еще больше поднимали его авторитет в ее глазах. Она, придавала им не менее важное значение, чем Дэниэл — его советам.
    Впечатление от общения с Рэем Колдуэллом ослабело, когда она уехала в колледж и у нее появились новые интересы. Но он все-таки оставил в ее душе заметный след. Воспоминания о спокойной уверенности и обескураживающей мужской привлекательности Рэя остались в ее памяти. По сравнению с ним, те легко возбудимые молодые люди, которых она встречала в колледже, казались пустыми и неинтересными. Может быть, именно поэтому все свое время она тратила на учебу. Алиса была уверена, что настанет время и ей встретится человек, похожий на Рэя.
    Вернувшись из колледжа и став сотрудницей корпорации, она в полной мере осознала, насколько важен Рэй для компании. Она по-прежнему испытывала волнение в его присутствии. Он казался даже более привлекательным, чем четыре года назад, так как за прошедшее время довел до совершенства свою ироничную и уверенную манеру держаться. Соответствующий высоким требованиям молодой профессионал, он обладал такой деловой проницательностью, которая даже немного пугала.
    К радости Алисы, Рэй встретил ее в «Свенсон'з» с распростертыми объятиями. Регулярно навещая маленький офис новой сотрудницы, он всячески помогал ей. За четыре года совместной работы коллеги сильно сдружились. Рэй постоянно поддерживал Алису морально и помогал советами. Заботливый взгляд его ясных глаз расширял то пространство счастливого товарищества, которое создала неугомонная натура Дэниэла Свенсона.
    Сегодня Рэй был целиком занят не терпящими отлагательства делами корпорации.
    — Джозеф, я думаю, ты подготовил вопрос о предприятиях, которые следует посетить. — Рэй повернулся к Джозефу Ленцу, вице-президенту фирмы, возглавляющему отдел финансов. Ленц нервно поправил свои очки в роговой оправе и вытащил лист бумаги из портфеля.
    — Я скажу тебе то же, что я говорил Дэниэлу, — быстро сказал Джозеф. — Наши самые слабые места — это Трентон, Довер и Ричмонд. Если мы закроем заводы в этих местах и продадим имущество, то эта финансовая прибыль, возможно, поможет нам. Некоторые из наших производственных линий придется, конечно, ликвидировать…
    — Когда ты говоришь «возможно», — поинтересовалась Алиса, — то имеешь в виду, что банкротство все равно вероятно?
    Джозеф Ленц ослабил узел на галстуке.
    — Только если дела пойдут к черту из-за множества всевозможных неприятностей в последующие два квартала, — ответил он. И смущенно добавил: — Извините за выражение.
    Алиса повернулась к Рэю.
    — И ты согласен с этим? — спросила она.
    — Я думаю, Джозеф сказал то, что должно быть сказано, — кивнул Рэй.
    Алиса нахмурилась. Она надеялась, что тревожные слова Майкла Фелдера — это только прием, рассчитанный на установление психологического преимущества над ней. Но сейчас, оказалось, что ее коллеги, которым она доверяла, уверены, что ее отец на самом деле оставил компанию в угрожающем состоянии.
    — Еще один вопрос, — сказала она, все еще умалчивая о разговоре с Майклом Фелдером относительно «Уилл». — Как насчет объединения?
    Рэй покачал головой.
    — На сегодняшнем рынке условия слияния не будут для нас благоприятными. Никто не захочет заплатить за нас то, что мы стоим.
    Джозеф Ленц задумчиво кивнул.
    — Однако, — продолжала Алиса, — если никакие сокращения производства не решат наших проблем, нас могут принудить к слиянию с какой-нибудь национальной или интернациональной корпорацией. И даже на худших условиях, чем сегодня.
    — Все возможно, Алиса. — Глаза Рэя Колдуэлла были мрачны. — Обстоятельства могут быть любыми.
    — Чего я никак не могу понять, — грустно произнесла его юная коллега, — так это почему мы оказались поставленными перед подобным выбором вскоре после смерти папы. У меня такое чувство, что вся картина изменилась просто потому, что он выпал из нее.
    — Я не думаю, что Дэниэл хотел вмешивать тебя во все это — понурился Джозеф Ленц. — Он знал, что придут тяжелые времена, но он полагался на себя. Дэниэл был одним из самых ярких людей из всех, кого я знал. Он просто считал, что проведет нас сквозь все это с минимумом убытков для фирмы.
    Возможно, он бы так и сделал, подумала Алиса. Ее охватил новый приступ горя. Наверняка отец верил, что его разум и хитрость позволят ему достичь цели. Но планы, которые роились в его мыслях, последовали за ним в могилу.
    — Ричард, ты еще ничего не сказал, — Рэй повернулся к человеку, отделенному от него роскошной столешницей из орехового дерева, венчавшей стол заседаний.
    Взгляд Алисы быстро метнулся к креслу, в котором Ричард Рэскверхенд молча сидел с самого начала разговора. Алиса вдруг осознала, что мешает ей смотреть в его сторону. В ее представлении Ричард все еще ассоциировался с фирмой «Уилл», и сейчас Алисе очень хотелось бы знать, тронуло ли Рэскверхенда бедственное положение «Свенсон'з корпорейшен» после многих лет работы в нерушимой империи.
    Ричард ответил загадочным взглядом. По его антрацитово-черным глазам невозможно было определить, согласен он с коллегами или нет. Но Алиса чувствовала, как сосредоточенно и быстро работает его аналитический ум.
    — Хорошо, — Рэй повернулся к ней, стараясь скрыть чувство неловкости, — мы обдумаем все это. Но существует еще одно дело, о котором нужно сказать до того, как мы разойдемся. Я говорил с некоторыми членами Совета Директоров, Алиса, и мы обнаружили изменение в наших правилах внутреннего распорядка, которое Дэниэл сделал не так давно. Согласно этому изменению, в случае внезапной смерти президента, держатель контрольного пакета акций становится директором-распорядителем до того момента, как назовут имя нового президента.
    — Я не понимаю, — сказала Алиса.
    Во всей этой суматохе после смерти Дэниэла она не нашла времени, чтобы разобраться в руководящей иерархии фирмы «Свенсон'з». Она просто предположила, что новый президент будет, вероятно, выбран Советом Директоров из тех руководителей, которым Дэниэл больше всего доверял.
    — Ну, — улыбнулся Рэй, — с тех пор как Дэниэл оставил весь свой капитал тебе, Алиса, ты обладаешь контрольным пакетом акций. Это означает, что президентом фирмы в настоящий момент являешься тоже ты.
    От шока Алиса онемела. Ее коллеги вышли из комнаты, и она не слышала тех замечаний, которыми они обменивались. Но уголком глаза она заметила, как легкая усмешка искривила губы Ричарда Рэскверхенда. Он веселился и презирал ее.
    Алекс Уилл, родился в Таганроге 25 января 1904 г. в семье Якова и Софии Вилльнер. В 1916 году вместе с родителями Саша эмигрировал в США, в 1921 г. получил американское гражданство. Окончил Колумбийский университет (диплом с отличием, 1919). Работал в «Нэшнл Манифектур К°», Ньюарк, и «Мэриленд Продактс», где занимал должности: штатный сотрудник по продажам, помощник менеджера отдела продаж, вице-президент по продажам. Десятилетие спустя Уилл становится держателем контрольного пакета акций «Мэриленд Продактс», теперь компания именуется «Уилл К°», впоследствии — «Уилл, Инк.».
    Постепенно Уилл создает дочерние предприятия, работающие в области электроники, связи, строительства и кораблестроения. К началу Второй мировой войны его детище становится интернациональной корпорацией с филиалами в Европе и Южной Америке. Во время войны Уилл занимался производством оружия и военной техники. Полученный на этом выгодном деле капитал он вложил в покупку страховых компаний, банков и отелей. К этому моменту, Уилл вхож в круги представителей высшего эшелона власти. В 1950 г. Алекс Уилл — президент Совета Директоров Комиссии по сбору налогов. 1952 г. — посол по особым поручениям в Европейском Финансовом Конгрессе. В настоящее время — президент и председатель Совета директоров «Уилл, Инк.». Капитал фирмы на 1968 г. 32, 5 миллиарда долларов.
    В 1931 г. женился на Уилме Джейн Смит, от этого брака имеет двоих детей: Арчибальд Уилл 1933 г. р. (см. далее), и Роберт Уилл, 1935 г. р. (см далее). В январе 1950 г. расходится с женой и вступает во второй брак с Нэнси Маргарет Бенкс. В том же году рождается дочь Мишель Уилл. Разведен в 1965 г.
    Бесконечный список товариществ, членства в различных организациях и почетных дипломов заполнял целую страницу книги «Кто есть кто в финансах и промышленности», которая лежала открытой на письменном столе Алисы. Вздохнув, она отвела усталые глаза от текста и принялась размышлять о том жестоком честолюбии, что крылось между этих сухих строчек.
    Алекс Уилл окончил колледж и начал деловую карьеру во время войн, Великой депрессии и спада в экономике, не сделав ни единого неверного шага. И все это он осуществил, будучи очень молодым. Он использовал мировые события для собственной выгоды и достиг вершины политического и финансового влияния.
    Но в краткой биографии не упоминался факт, хорошо известный в деловых кругах. Алекс Уилл, легенда своего времени, был уже стар и слаб здоровьем. Двое его сыновей контролировали положение дел в «Уилл, Инк.» и принимали большую часть решений по присоединению других фирм. Большинство наблюдателей делали вывод, что в преклонном возрасте основатель конгломерата либо потерял интерес к тому, что он однажды назвал своей «миссией», либо просто слишком ослаб, чтобы противостоять новому поколению ориентированных на прибыль руководителей, возглавляемых его сыновьями. В результате этого «Уилл, Инк.», превратилась в искусственный союз не связанных между собой фирм, чьи интересы часто сталкивались. Однако ее прибыль продолжала расти. Этому способствовали инвестиции, которые «Уилл» вложила в деятельность правительственных учреждений по всему миру.
    В списке своих врагов эту корпорацию лучше было иметь на самом последнем месте.
    О Роберте Уилле и его брате Арчи имелись отдельные записи в справочнике «Кто есть кто». О Мишель, юной дочери Алекса от неудачного второго брака, было мало что известно. Ходили слухи, что эта девушка, сияющая изысканной красотой, не испытывает интереса к делам отца.
    Оставив книгу открытой, Алиса уставилась в пространство перед собой. В офисе царила темнота. Только круг света от лампы освещал тяжелый том справочника, лежащий на рабочем столе. Электронные часы позади письменного прибора, подаренного Алисой Дэниэлу шесть лет тому назад, показывали одиннадцать часов тридцать шесть минут вечера.
    Ни единого звука не доносилось из коридора, отделенного от Алисы пустым офисом секретарши. Только Эйб, пожилой сторож, с которым Дэниэл иногда ходил ловить рыбу по воскресеньям, бродил по нижнему этажу. Он неторопливо скреб шваброй пол, стирал пыль и вытряхивал мусор из корзин. При этом Эйб беззвучно шевелил губами и качал головой, словно не соглашался с судьбой, которая отняла у него хозяина и друга.
    Огромный рабочий стол Дэниэла в полумраке казался незнакомым. Позади старомодного пресс-папье стояли в рамках фотопортреты Алисы и ее матери. Моментальный снимок Дэниэла с призовым окунем, сделанный Алисой во время отпуска в Мэне, казался серой тенью на дальней стене. Там же висели снимки, на которых отец пожимал руки официальным лицам из правительства и президентам корпораций. Многочисленные глянцевые аттестаты и почетные дипломы отражали мягкий свет лампы.
    В детстве Алиса чувствовала себя уютно среди этих вещей, которыми гордился ее отец. Домашняя обстановка его кабинета и эти бесхитростные предметы были частью ее радостного прошлого, в котором смеющийся отец сажал ее к себе на колени, крутился вместе с ней в огромном кресле и знакомил со своими секретарями и служащими.
    Теперь эти стены, улыбающиеся лица в рамках и даже шариковые ручки в мраморных подставках создавали мрачную атмосферу. Тот дух, который оживлял этот офис, ушел навсегда, и никто не мог вернуть его обратно.
    А вскоре этот офис и вовсе прекратит свое существование в привычном виде. Появится новый хозяин со своим настольным прибором, своими дипломами и фотографиями в рамках. Недрогнувшей рукой он сметет память о залитой солнцем жизни Дэниэла Свенсона, как сметают пропыленную паутину. Это случится очень скоро, если кто-то не защитит наследство ее отца.
    Почему ты должен был умереть? — в отчаянии думала Алиса. От внезапного приступа тоски на глаза навернулись слезы. Осознание смерти казалось непереносимым. Дэниэл ушел навсегда, хотя жизнерадостные раскаты его самоуверенного голоса все еще эхом плясали в углах этой комнаты. И все же Алисе приятно было ощущать обволакивающую теплоту окружающих ее теней. Удобное рабочее кресло внушительных размеров успокаивало. Если бы не проблемы, которые привели ее сюда, она, возможно, задремала бы в его надежных кожаных объятиях.
    Усталость сильно сказывалась на эмоциях, да и события прошедшего дня поставили ее на грань нервного срыва. Она пришла в офис отца, чтобы ощутить свою возросшую ответственность. Дэниэл всегда желал, чтобы дочь унаследовала его силу и его должность, но только безвременная смерть позволила его мечте осуществиться. Его, но не ее… Справится ли Алиса с этой работой? Она совсем не была в этом уверена.
    На полке позади нее лежали финансовые отчеты заводов «Свенсон'з корпорейшен» из Ричмонда, Трентона и Довера. Колонки цифр точно отражали ситуацию, которую Джозеф Ленц обрисовал сегодня днем. Эти три фабрики работали вполовину своей мощности, предприятия терпели огромные убытки. Рей готов был без колебания вычеркнуть их из жизни корпорации.
    В детстве Алиса сопровождала отца в поездках по этим заводам. Она видела, какими светлыми становятся лица людей, когда они замечали Дэниэла. Его интересовало буквально все. Он пробегал по сборочным линиям, пожимал руки рабочим и шутил с ними, называя их по имени. Он помнил все имена. Ему отвечали дружескими приветствиями, меткими замечаниями, откровенно рассказывали о своих проблемах, здоровье и успехах детей. Казалось, что все относятся к нему с любовью. При виде Алисы рабочие радостно восклицали и говорили, как она выросла с тех пор, как была здесь последний раз.
    Сейчас от Алисы ожидали, что она уволит всех этих преданных, трудолюбивых людей. Она могла представить себе их безуспешные поиски работы. Долгие-долгие часы уйдут на чтение справочников в агентствах по трудоустройству, пока чашки с кофе будут остывать у них в руках. Мужчины среднего возраста не найдут такой же работы, какую потеряли в «Свенсон'з». Их пенсии пропадут, а потеря работы отразится на образовании их детей, которых Дэниэл помнил поименно.
    В тишине офиса Алиса покачала головой.
    Ее отец не делал совершенно никаких оговорок по поводу возможного закрытия фабрик. Он, должно быть, знал что-то важное. И это позволяло ему сделать заключение о ненужности сокращения объема производства, несмотря на финансовые сложности в компании.
    Но что? Что же он знал?
    Я должна это выяснить, думала Алиса. Казалось, все вокруг убеждены, что неопытность заставит ее с кротостью принять удар по «Свенсон'з корпорейшен». И только воспоминание о несгибаемом отце придавало ей сил и побуждало не сдаваться.
    Они не купят меня так дешево, бормотала она про себя, упрямо отказываясь подчиниться. Даже если придется провести серьезную экспертизу для нахождения правильного решения, она не побоится трудностей и сделает это любой ценой.
    — Как вы себя чувствуете в этом кресле? Голова не кружится?
    Она вздрогнула, напуганная неожиданно прозвучавшим вопросом, который прервал ход ее мыслей. Ричард Рэскверхенд стоял перед ней в полумраке, покачиваясь с пятки на носок. Пиджак он перекинул через плечо, а ворот его белой рубахи, был свободно расстегнут, и открывал взору часть смуглой груди.
    Алиса нахмурилась. Ее раздражало его вторжение и то, как близко он подошел к ее креслу.
    — Я не слышала, как вы вошли, — сказала она ледяным тоном.
    — Я стучал, — улыбнулся Ричард. — Но вы, кажется, были погружены в свои мысли.
    Ей приходилось вглядываться во тьму за абажуром, чтобы увидеть его лицо. Он насмешливо изогнул темную бровь и беззастенчиво рассматривал ее.
    — Что привело вас сюда в столь поздний час? — спросила она, лихорадочно поправляя вьющуюся прядь, выбившуюся из прически.
    — Я уже уходил, — ответил он. — Но потом подумал, что вы можете все еще быть у себя. Я вижу, что вы — настоящая дочь своего отца. Сжигаете полуночное масло, прямо как Дэнни.
    Она не могла придумать достойного ответа. Его высокомерный тон ясно давал понять, что он находит все ее потуги исправить ситуацию смешными. Она вспомнила его ироничную гримасу, которую он скорчил, когда Рей объявил о ее новой должности.
    Заметив открытый справочник, Ричард, облокотился о стол и наклонился поближе. Алиса обратила внимание, какие у него красивые и сильные руки. Его мужской запах, казалось, окутал ее, она почувствовала его теплое дыхание. Они никогда еще не находились так близко друг от друга. Алиса смутилась, и ей пришлось сделать усилие над собой, чтобы прямо ответить на его пронизывающий взгляд.
    — Когда вы говорили с Фелдером, он ведь упоминал «Уилл, Инкорпорейтед»? — неожиданно спросил он.
    — О чем это вы? — растерялась Алиса.
    — Майкл Фелдер, — терпеливо пояснил Ричард. — Он говорил о возможном объединении с другими фирмами, не так ли? Вы поэтому спрашивали сегодня у Рэя, как он относится этой идее? И Фелдер упоминал «Уилл», правда?
    Его вопросы, меткие, как стрелы, лишили Алису последней уверенности в себе. Ей оставалось только защищаться.
    — Почему вы так считаете? — зло спросила она. — И какая разница? Вы же слышали, что сказал Рей.
    Он наклонился еще ближе к ней. Выражение его загорелого лица стало жестким и усилило резкость прозвучавших слов.
    — Это же ясно, как дважды два, — сказал он. — Вы сидите здесь посреди ночи, листая справочник «Кто есть кто». И я вижу, на какой странице он раскрыт. Я умею читать. Даже если текст перевернут, мисс Свенсон, это несложно. И что бы это могло вас заставить так интересоваться Алексом Уиллом? Кто-то должен был привлечь ваше внимание к его корпорации.
    — Ну да, — раздраженно вздохнула Алиса. — Его имя упоминалось. И что из этого?
    — Вы правы, я слышал, что сказал Рей Колдуэлл, — продолжал Рэскверхенд. — Он считает, что объединение будет невыгодным для «Свенсон'з корпорейшен». Это, кстати, был единственный компетентный совет, который вам сегодня дали.
    Он сел в кресло напротив Алисы, наблюдая за ее реакцией.
    — Что-то я не понимаю, куда вы клоните, — Алиса была уязвлена его высокомерием.
    — Вот-вот, — саркастически согласился он. — Ваша фирма утекает от вас в канализацию, а вы знать не знаете, о чем это мы тут толкуем?
    Нервы Алисы начали сдавать.
    — Подходящий вы выбрали момент, чтобы поиздеваться надо мной! — воскликнула она.
    — Не издеваться, — прервал ее Ричард. — Предупредить вас. И, если возможно, поговорить с вами разумно. Вам потребуются все материалы, которые мы сможем найти, и побыстрее.
    Алиса молча посмотрела на него долгим взглядом. Первым ее желанием было побыстрее отделаться от Рэскверхенда и не позволить себя запугивать. У нее и без него много проблем. Но что-то в его словах и во взгляде мешало ей просто взять и попросить его уйти.
    — Поясните, что вы имеете в виду, — наконец спросила она.
    — Я попытаюсь, — у ее ироничного коллеги был вид усталого отца, терпеливо растолковывающего ребенку прописные истины. — Но это будет нелегко, потому что вы недостаточно опытны, чтобы понять, что поставлено на карту во всем этом деле. Я уважал вашего отца, мисс Свенсон, но, я думаю, он допустил грубую ошибку при ведении дел. И сейчас вам приходится принимать на себя ответственность, которая выше ваших возможностей.
    Это были жестокие слова, Алисе, больше всего хотелось выгнать нахала. Но она понимала, что это горькая правда, в которой ей так не хотелось признаваться самой себе.
    — Оставим в покое мою некомпетентность, — произнесла она, стараясь проглотить обиду. — Я ценю вашу заботу о судьбе фирмы. Но вы пока не предложили конкретного способа решения наших проблем.
    — Хорошо, — ответил Рэскверхенд. — Ваш друг Колдуэлл и Джозеф Ленд дали вам плохой совет. Если вы последуете ему, то прямиком попадете в лапки Майкла Фелдера. Поверьте, я знаю этот тип людей, — глаза Ричарда сузились. — Он только и ждет, когда вы в панике приметесь сокращать производство. Вскоре ваша фирма ослабеет, и он раздавит ее, как грецкий орех. Рано или поздно вам понадобится оплатить краткосрочный кредит, вот тут-то он и вступит в игру. Он станет спекулировать на вашем страхе, пока вы не потеряете чувство реальности. О, тогда его авантюра окупится сполна!
    — Я никак не могу понять… — отважилась подать голос совершенно растерянная Алиса.
    — А, должны бы, — жестко оборвал ее Ричард. — Это же элементарно. Вот Дэнни прекрасно все понимал. Он знал, что у него нет причины бояться «Федерал Индастриал», пока производство идет в прежних объемах. Поэтому он и не собирался закрывать фабрики или сокращать производственные линии…
    Алиса внимательнее пригляделась к выражению красивого лица Рэскверхенда. В его пристальном взгляде она не обнаружила сострадания. Но до чего же он хорош! Твердые черты лица, фигура атлета… Конечно, он невыносимый наглец, но нельзя отрицать безжалостную правдивость его слов. Он шутя, разобрался в самой сути происходящего. И Алиса подавила желание выставить коллегу за дверь.
    — Как я вижу, — продолжал тот, — ваши советники замкнулись в своем маленьком мирке. Они, словно и не слыхали о том, как происходят корпоративные захваты.
    — Я полагаю, что вы-то большой спец, по этим самым захватам, — парировала Алиса.
    — Да, у меня есть некоторый опыт в этой области, — кивнул Ричард, пропуская мимо ушей ее саркастический тон. — Я знаю Фелдера и знаю Уилла. И кое-что еще, о чем вы и не подозреваете. Рассказать вам, как эти двое связаны между собой?
    — Связаны? — Алиса вздрогнула. Кажется, дело было куда более запутанным, чем ей казалось.
    — Естественно, — Ричард, поудобнее устроился в кресле рядом с Алисой и утвердил руки на массивных подлокотниках. — Вы думаете, что банк — это такая бескорыстная организация, которая расположилась в красивых офисах, обшитых деревянными панелями, и всем раздает деньги. Им, конечно, нравится притворяться, что это так и есть. Но на самом деле банк — это крупный инвестор, не отличающийся от любого биржевика на рынке, и он вкладывает свои деньги во множество акций. Иногда банкиры подминают под себя более слабые финансовые структуры, иногда — ошибаются и теряют деньги, так же, как вы или я.
    Он сделал паузу. В его темных глазах плясали отражения огоньков настольной лампы.
    — Уже несколько лет «Федерал Индастриал» теряет деньги на курсе акций, — продолжал он. — Фелдер в панике, ему нужно срочно что-то предпринять. Поэтому он так крепко держится за человека по имени Роберт Уилл. Сам Фелдер вложил все свои деньги в холдинговую компанию «Альфа-Альянс», а мозгами этой фирмы и основным держателем акций является кто? Все тот же Бобби Уилл. Выходит, что будущее «Федерал Индастриал» и персонально Майкла Фелдера зависит от успехов этой организации. Теперь начинаете чувствовать конфликт интересов?
    Алиса нахмурилась.
    — Вы уверены, что Фелдер чем-то обязан компании Уилла?
    — Более чем обязан, — кивнул Ричард. — Он практически работает на Роберта. Все, что он делает, служит интересам «Альфа-Альянса». А что ему еще остается делать? Там лежат его деньги. Вот откуда родом его «дружеские» советы. Это не первый банкир, который уступил такому мастодонту бизнеса, как Уилл, не он и последний.
    — Но мы-то чем ему мешаем? — спросила Алиса. — Вы уверены, что Фелдер затевает что-то против нас?
    — Не был уверен до сегодняшнего дня, — криво усмехнулся ее собеседник. — Как только Фелдер упомянул «Уилл, Инкорпорейтед» в разговоре с вами, он выдал себя с головой. Майкл тщательно взвешивает каждое свое слово, и ни одно из них не слетает с его губ случайно. Не иначе, Роберт Уилл накануне поделился с ним мечтами поглотить «Свенсон'з».
    Когда-то Алису забавляло выражение «душа ушла в пятки». Теперь она поняла, что это такое, на собственном опыте. Если до объяснений Ричарда она считала, что у нее крупные неприятности, то теперь она знала, что имя им — катастрофа.
    — Давно вы все это поняли? — спросила она.
    — Сначала я не был уверен, — Ричард пожал плечами. — Но это было довольно твердое предчувствие. Я тут провел маленькую проверку и обнаружил кое-что интересное. Всего несколько часов назад Майкл Фелдер угрожал вам банкротством, а тем временем его банк скупил пятьдесят тысяч акций «Свенсон'з корпорейшен». Выходит, он уверен в силе фирмы, хотя пытался заставить вас поверить в обратное.
    Не успевая следить за ходом его мыслей, Алиса потрясла головой.
    — А при чем здесь Роберт Уилл? — спросила она.
    — Вскоре после этого, — продолжал Ричард, — концерн «Дейл и Бастер» купил шестьдесят пять тысяч акций «Свенсон'з». Надо сказать, что их президент в тесной дружбе с Робертом Уиллом. За последние три дня произошло слишком много необычных перемещений наших акций. Вполне понятно, что некоторые ваши акционеры нервничают из-за смерти Дэниэла и торопятся избавиться от своих акций. Но интересно, зачем кое-кто скупает их тысячами?
    — И зачем же? — жалобно спросила Алиса. Колледж сделал ее специалистом по машиностроению, интерес к отцовской фирме заставил вникнуть в подробности технологического процесса… Но у нее не было того опыта, который помогает держаться на плаву в бурном море бизнеса среди «акул» — больших корпораций и финансовых воротил.
    — Все дело в том, леди, что те, кто скупает акции с целью приобретения контрольного пакета, уже нацелились на вас. Роберт Уилл является экспертом в приобретении компаний. Он скупает ваши акции, используя для прикрытия подставные имена, и давит на других биржевиков, заставляя их делать то же самое. Все эти люди в долгу перед ним, поэтому они покупают или продают те акции, которые прикажет он. Когда старый лис почувствует, что время настало, он сделает тендерное предложение всем вашим держателем акций по такой привлекательной цене, что они принесут их ему в золотых конвертах. У него будет столько своих людей в вашем Совете директоров, что он с легкостью заставит вас отказаться от компании.
    — Простите, — вздохнула Алиса, мысленно листая свой конспект по экономике. — Что такое «тендерное предложение»?
    Он покачал головой, даже не пытаясь скрыть изумление. И эта маленькая невежда назначена главой крупной корпорации?
    — Давайте представим, что Роберт Уилл собрал около десяти процентов акций вашей компании. Теперь он делает публичное тендерное предложение: дает рекламу в деловых изданиях на целую полосу, рассылает по почте заманчивые предложения вашим акционерам. Он обещает им либо наличные деньги, либо эквивалентные акции в одной из собственных фирм, скажем, в «Альфа-Альянс». Обменный курс таков, что они не могут отказаться. Например, по два доллара за каждый доллар акций «Свенсон'з корпорейшен», которые у них имеются. Соблазненные быстрой прибылью, акционеры соглашаются на сделку. Личные друзья Уилла, вроде Майкла Феддера, продадут ему свои акции в любой момент. В результате Роберт мгновенно скупит огромное количество ваших акций.
    — Но сколько же нужно денег, чтобы скупить наши акции по двойной цене? — спросила Алиса.
    — Он теряет только на удержании налогов, — Ричард улыбнулся. — В современном бизнесе достаточно лазеек.
    Алиса отчаянно пыталась сконцентрироваться, растирая лоб усталой рукой.
    — А как насчет меня? — спросила она наконец. — Я держатель контрольного пакета акций. Он не может заставить меня продать их.
    — Хороший вопрос, — одобрительно улыбнулся Ричард. — Но Уилл, к сожалению, тоже задавал его себе. Он уверен, что краткосрочный долг заставит вас сократить производство. Ваши акции упадут в цене. Фирма ослабит свои позиции на рынке. И акционеры постараются избавиться от ваших акций, пока они хоть что-то стоят.
    К тому времени Уилл соберет достаточно акций для себя и свернет рекламную шумиху. Настанет новый этап грязной интриги. Вас обвинят в плохом управлении компанией после смерти Дэниэла и в некомпетентности. Газеты представят вас женщиной, которая разрушает фирму из-за своего упрямого стремления остаться держателем контрольного пакета акций. Вы будете униженной и раздавленной обладательницей пятидесяти одного процента пустоты, мисс Свенсон, и тогда вы добровольно продадите свою долю, просто чтобы спасти рабочие места для своих служащих. Вот как играют в эту игру. Я уже видел это много раз.
    Ричард безразлично пожал плечами.
    — Конечно, — добавил он, — ваша жертва окажется напрасной. Роберт все равно уволит всех руководителей высшего звена и заменит их своими марионетками. «Свенсон'з корпорейшен» прекратит свое существование де-факто. Компания будет нечем иным, как куском бумаги в портфеле Роберта Уилла.
    Алиса с трудом сдерживала слезы.
    — Но почему? — спросила она умоляющим тоном, словно сам Роберт Уилл сидел перед ней. — Почему «Свенсон'з», так важна для него? Почему именно мы?
    — Инвестиции, — тон Ричарда смягчился. — Роберт — биржевой игрок. Он имеет дело с тысячами миллионов долларов каждый месяц. Он живет, манипулируя ценами на акции, покупая и продавая компании. Несет убытки от налогов и в это же время получает прибыль на бирже. Это все игра для него, смертельно опасная игра. Возможно, он давно положил глаз на «Свенсон'з». Но Уилл понимал, что Дэниэл, слишком умен, чтобы позволить захватить свою компанию. Затем, когда Дэнни умер, и фирма осталась без толкового руководителя — вы уж меня простите, мисс Свенсон, — Роберт почувствовал, что лакомый кусочек сам лезет к нему в рот. Он позвонил Майклу Фелдеру и еще нескольким друзьям… Вы, дорогая мисс, как юный агнец — идеальная жертва.
    — Похоже, что вам все это тоже кажется игрой, — Алиса отвернулась, обиженно закусив губы.
    — В какой-то степени — да, — снисходительно заметил Рэскверхенд. — Но я достаточно общался с такими людьми, как Роберт, и знаю заранее, каков будет счет.
    — Зачем же вы утруждали себя, рассказывая мне все это, — спросила с горечью Алиса, — если нет никакой надежды?
    — Я не сказал, что надежды нет, — улыбнулся он. — Существуют способы, чтобы выиграть такую битву. Если у вас есть достаточно опыта и ловкости, чтобы идти на оправданный риск.
    — Ну да, вы, только что дали понять, что у меня их нет. — Алиса снова начала выходить из себя. — Ведь вы так считаете?
    — Время покажет, — ответил Ричард, и взгляд его потеплел. — Вы — дочь Дэниэла. А Дэниэл был сильным человеком. Пока вы не разобрались в ситуации, но в нужный момент, надеюсь, сможете взять себя в руки. Конечно, нелегкие времена для вас настали, мисс Свенсон. Но вы не одна.
    — Что вы имеете в виду? — Этот непредсказуемый человек так часто менял русло беседы, что Алиса, не смела надеяться, будто поняла его правильно.
    — Я здесь, чтобы помочь вам по мере сил, — пояснил Ричард Рэскверхенд. — Я стал работать на Дэниэла, потому что восхищался фирмой, которую он построил. Теперь он покинул нас, перед смертью совершив первую серьезную ошибку. Но если вы, сможете вести себя как настоящий, честный перед Богом и людьми руководитель, у нас появится слабая надежда заставить Уилла убраться подальше и не ввязываться в драку.
    — Но вы же сомневаетесь в моей компетенции не меньше меня самой. Вряд ли я смогу спасти компанию, — резким движением Алиса откинула прядь волос, снова упавшую на лицо. — Будет гораздо лучше, если вы возьмете эту работу на себя.
    — Заметьте, не я это произнес, — язвительно улыбнулся Рэскверхенд. — Меня не интересует вакансия президента фирмы. Во всяком случае, в данный момент. Я пришел сюда, чтобы помочь Дэниэлу, а не захватить власть. Его смерть не изменила моих намерений.
    У Алисы уже не оставалось желания поставить на место своего собеседника. Внутри нее словно что-то надломилось от нарисованной им ужасной картины. Возможно, его проницательный и цепкий ум теперь — ее единственный союзник, способный предотвратить катастрофу. Несмотря на то, что этот человек задел ее самолюбие, обращаясь с ней, как с глупенькой школьницей, Алиса понимала, что зависит от него целиком и полностью. Нужно было проглотить свою гордость и полностью использовать на благо компании очевидные преимущества его знаний и опыта.
    — Хорошо, — выдавила она из себя. — Что вы предлагаете?
    Ричард спокойно скрестил руки на груди.
    — Феддер и Уилл рассчитывают на вашу неопытность и беспомощность ваших советников в вопросах обороны и захвата, — сказал он. — Они сидят и ждут, когда вы уменьшите собственные активы и снизите производство, чтобы «Свенсон'з» ослабела сама по себе. Краткосрочный долг — это их главное оружие. Следовательно, существует только один реальный путь, чтобы разрушить их планы.
    — Какой путь? — спросила Алиса, чувствуя, что наконец-то они подходят к самому главному.
    — Не реагировать на их провокации. Действуйте неожиданно, мисс Свенсон. Заставьте их реагировать на вас.
    Его взор был непроницаемым, пока Алиса взвешивала его слова.
    — Как именно? — спросила она нерешительно.
    — Они хотят, чтобы вы сократили производство. Следовательно, мы его расширим. Мы увеличим объемы готовой продукции. Они хотят, чтобы вы дрожали от страха. Но вы станете действовать дерзко и смело. Они хотят представить «Свенсон'з» убогой, обнищавшей корпорацией, а себя — ее спасителями. Но вы покажете всем, какая это здоровая и сильная фирма, приносящая прибыль. Заставьте цену ваших акций подняться настолько, что акционеры не захотят продавать свою долю. Заставьте их понять, что слияние им не выгодно. И тогда Роберт Уилл пожмет плечами и поищет более податливую жертву. У него пропадет охота связываться с вами, когда он увидит, что вы — более твердый орешек, чем он думал.
    — Но разве это выполнимо? — Алиса все еще сомневалась, что путь к спасению найден.
    — Это очень трудная задача, — спокойно ответил он, — но это — единственная возможность. Либо вы получите доход за короткий срок и выплатите по векселям «Федерал Индастриал», либо прекратите свою деятельность. Очень просто — или пан, или пропал.
    Ричард, должно быть, почувствовал ее беспомощность, так как продолжал более мягким тоном.
    — Я уже видел, как это делается, Алиса. Множество компаний сколотили капитал, успев зорко высмотреть и занять свободную нишу на рынке. Это требует воображения и инициативы, а также прочной производственной базы. У вас уже есть база; Дэниэл позаботился об этом. И единственное, что вам следует сделать, — это выжать из нее все возможное. Ищите способ быстро получить доход, которым Дэниэл мог пренебречь в силу своего консерватизма. Будьте агрессивной! Рискуйте! Это ваш единственный шанс, Алиса, но игра стоит свеч.
    Ричард замолчал, а потом усмехнулся и наклонился вперед.
    — Извините, — сказал он. — Ничего, что я называю вас по имени? Или вы предпочли бы обращение «Босс»?
    Алиса не ответила. Она обдумывала его совет. Хотя с первого взгляда его логика казалась смелой и даже безрассудной, такая политика могла бы оказаться эффективной. Но при одном условии: если информация, на которую он опирался, была правильной.
    — И откуда предполагается получить эту баснословную прибыль за короткий срок? — спросила она.
    — А это уже ваша задача, — развел руками Ричард. — Вы работаете здесь гораздо дольше меня, и вы прожили большой кусок жизни бок о бок с Дэниэлом. Вам известны основные ресурсы компании. Исследуйте их. Тщательно просмотрите все изобретения и научные разработки. Консультируйтесь с вашими советниками — пусть они пораскинут мозгами. Поговорите с персоналом из отдела продаж. Ищите тот товар, который «сработает» на рынке. Проведите жесткую рекламную кампанию. Эта корпорация — машина, сконструированная для того, чтобы превращать идеи в доходы. Сделайте это, Алиса.
    Ричард встал, и теперь возвышался над ее креслом в старом офисе, похищенном полумраком.
    — Но не тяните слишком, — заключил он. — Время работает не на вас, и Роберт Уилл знает об этом.
    — Вы слишком многого от меня хотите, — взгляд Алисы устало скользнул по высокой фигуре, по мускулистым рукам и божественно спокойному лицу. Сколько энергии, неустрашимой силы и самоуверенности крылось в каждом движении этого великолепного тела! Совершенно не зная страха, который сжимал Алису своими ледяными лапами, Ричард ожидал от нее действий, достойных сильного и опытного мужчины.
    — Это не я, это дело требует от вас многого, — возразил он. — Возьмите себя в руки. Я достаточно хорошо знал Дэниэла, и думаю, что он согласился бы со мной.
    Он взглянул на свою юную начальницу, тонущую в громадном старинном кресле, и его губы неожиданно растянулись в добродушной улыбке.
    — Но фирме не станет лучше, если вы сегодня не выспитесь, — сказал он. — Давно пора быть в постели. Я провожу вас?
    Мысли Алисы путались от усталости. Она с трудом поднялась. Ричард снял ее пальто с вешалки и подал Алисе, помогая ей одеться. Когда ее руки скользнули в рукава, девушка ощутила тепло его широких ладоней на своих плечах. Настойчивая сила мужской воли ощущалась даже в этой нечаянной и мгновенной ласке. Внезапно Алиса почувствовала, как дрожь охватила все ее измученное тело.
    Она нащупала ключ от офиса в своем кошельке, смущенная той сексуальной силой, которая скрывалась под язвительной личиной Ричарда Рэскверхенда. Засыпая в своей девичьей постели, она всегда мечтала о таком мужчине — сильном, способном предложить поддержку, протянуть руку помощи… Но не стоило обольщаться — этот человек рядом с ней наверняка только изображал сочувствие. И когда он, улыбаясь, придержал для нее двери офиса, Алиса с раздражением подумала, что даже этот жест ставит ее в зависимость от него.
    Инстинктивно протестуя против своей уязвимости, она размышляла о мире безжалостных интриг, из которого он явился. Прошел всего месяц с тех пор, как Рэскверхенд стал работать на Дэниэла Свенсона. А теперь тот жестокий мир тянул хищные щупальца к ее собственному будущему. Ричард Рэскверхенд предложил свою помощь — он за руку проведет ее сквозь царство злобных и жадных акул, потому что он знает его опасные места и внезапные повороты. Но не значило ли это, что Ричард все еще принадлежал тому миру?
    Она терпеть не могла, когда люди пытались помыкать ею. Но теперь у нее не было выбора. Или это сам Рэскверхенд заставил ее поверить, что выбора нет?
    Они молча стояли рядом, пока лифт плавно скользил вниз. Двери открылись, выпустив пассажиров в пустой вестибюль. Охранник попытался спрятать под столом вечернюю газету, которую читал, и пожелал уходящим спокойной ночи. Алиса ответила ему, натянуто улыбнувшись, и прошла мимо.
    Ночной ветер развевал волосы Алисы — она распустила их, отчаявшись привести прическу в божеский вид. Ричард снова придержал для нее дверь.
    — Мистер Рэскверхенд… — начала Алиса, падающая, с ног от усталости.
    — Ричард, — поправил он, протянув руку, чтобы поправить непослушную прядь ее волос.
    — Ричард, — ее потрясло новое звучание имени, которое она только что произнесла. — Я ценю ваше…
    — Забудьте об этом, Алиса. Извините, если я был груб с вами там, наверху. В данных обстоятельствах это было необходимо. Вас подвезти?
    — Нет, спасибо. Я на машине.
    — Тогда спокойной ночи.
    Когда Алиса обернулась вслед Ричарду, удаляющемуся в темноту, глубины его помыслов показались ей такими же непроглядными, как и эта ночь.

Глава 4

    Две недели, которые последовали за неожиданным ночным разговором Алисы Свенсон с Ричардом Рэскверхендом, были самыми трудными в ее жизни. Ей следовало почти мгновенно превратить себя в хитрую и расчетливую женщину, чья инициатива могла бы спасти «Свенсон'з корпорейшен» от неминуемой катастрофы. Но ей постоянно приходилось бороться с чувством страха, грызущим ее изнутри.
    Она боялась, что настоящая Алиса Свенсон потеряется в водовороте вынужденных превращений, и это предчувствие мучило ее не меньше тягот, которые обрушились на корпорацию. За каждым обдуманным действием и каждым рассчитанным шагом ей слышался приглушенный ропот протеста той испуганной, охваченной горем девчонки, какой она оставалась в душе.
    Позже Алиса часто думала, что именно отчаяние из-за внезапно свалившейся непосильной ответственности спасло ее от мучительного оплакивания отца. Казалось, что сам дух Дэниэла призывает ее направить всю свою энергию на защиту его детища. Уединившись в его офисе, и шаг за шагом вникая во все тонкости работы фирмы, которую он построил, Алиса чувствовала себя спокойнее и ближе к нему.
    Мисс Свенсон перемещалась из отдела в отдел штаб-квартиры компании и тщательно просматривала каждую важную страницу деловых бумаг. Погружаясь в балансовые отчеты, контракты, платежные ведомости, оценочные стоимости материалов и цифры объемов продаж, она пыталась поближе познакомиться с компанией, как с живым существом.
    Алиса обнаружила ряд документов на ликвидационное имущество, приобретенное Дэниэлом для таких тяжелых дней, как эти. В большинстве своем это была арендованная недвижимость. Алиса очень хотела бы знать, какое значение придавал этому ликвидационному имуществу сам Дэниэл в своих невысказанных планах по защите корпорации.
    Несмотря на все старания, она ничего не могла понять.
    Но за то время, пока она изучала скрытые ресурсы «Свенсон'з» и видела очевидное доказательство ее силы и производительности, Алиса сделалась невольным экспертом по краткосрочному долгу компании и его опасным последствиям.
    Она видела, как усилия Дэниэла по расширению деятельности сделали фирму более здоровой, полной энергии и энтузиазма. Но в то же время корпорация была уязвимой. Она напоминала растущего, шумного и здорового карапуза, который все-таки еще только развивается, и не достиг полной силы.
    Теперь Алиса понимала и то, почему их фирма оказалась подвержена кризису. Он коснулся всего района Восточного побережья, и даже страны в целом. Из-за спада в экономике повсюду закрылись фабрики. Это были те фабрики, для производственных линий которых требовались точные детали, поставляемые «Свенсон'з корпорейшен». Фабрики закрыли, а рабочих уволили. И эти рабочие больше не могли тратить часть своих зарплат на маленькие бытовые приборы, произведенные «Свенсон'з».
    Это был порочный крут. И не было пути вырваться из него, пока экономическое положение не улучшится. С этой точки зрения Рэй Колдуэлл и Джозеф Ленц, несомненно правы.
    Шли дни. Алиса побывала во всех отделах штаб-квартиры корпорации. В оставшееся время она звонила руководителям филиалов и заводов «Свенсон'з» по всей стране. Стараясь скрыть срочность вопроса, Алиса просила своих подчиненных выявить точное положение дел на их предприятиях и сообщить ей объемы дохода и производительности.
    Собранные факты были неясными. Большинство из ее коллег искренне говорили о вялом сбыте, но в будущее смотрели с наигранным оптимизмом. Алисе оставалось гадать, из-за чего возникает болезненное сочувствие в их взглядах: только из-за смерти Дэниэла или из-за жалкой попытки его дочери занять должность, которая ей не по плечу. Если они и знали, что фирма в целом находится в неминуемой опасности, то никак не показывали этого.
    Не доверяя до конца никому, Алиса одна несла эту ношу.
    Она уже выставила родительский дом на Сайлент-стрит на продажу. В его пустых комнатах Алису преследовали воспоминания. К тому же она покинула этот дом много лет назад и привыкла жить в небольших квартирах.
    Когда она ходила туда забирать почту, то всегда бросала любящий взгляд на рояль фирмы «Стейнвей». Этот дорогой старинный рояль, был одной из немногих, важных для Дэниэла любимых вещей. Отец любил проводить часы отдыха за этим прекрасным инструментом, играя классические пьесы и размышляя о жизни. Алиса в детстве тоже училась игре на фортепиано. Чтобы порадовать отца, она устраивала для него концерты — тщательно готовилась, волновалась и часами отрабатывала технику, раз за разом, исполняя сонаты Моцарта и прелюдии Дебюсси.
    Она до сих пор могла сыграть некоторые из них по памяти, потому что Дэниэл никогда не уставал слушать ее, покачиваясь в кресле после напряженного рабочего дня.
    Рояль будет продан вместе с домом. От этого воспоминания Алиса решила избавиться, зато она сохранит акварель Франца Клайна, за которую отец заплатил тысячи долларов. Картина была написана в первые годы творчества этого художника, которого вскоре настигла слава. Дэниэл утверждал, что эта абстрактная композиция отражает сотню различных сюжетов, и очень любил показывать их один за другим, проводя пальцем по картине. Алиса не могла представить, что эта акварель пойдет с молотка, потому, что она была пропитана воспоминаниями о ярком воображении ее отца.
    Оставив ключи от дома агенту по недвижимости, Алиса испытала облегчение. Она попрощалась с родными пенатами и возвратилась в офис, чтобы опять погрузиться в дела.
    На работе она часто сталкивалась с Рэскверхендом. Она читала немой вопрос в его глазах и понимала, что он ждет ее отклика на все происходящее. Но все ее время занимала рутина повседневных дел.
    Иногда они оказывались рядом друг с другом в офисе или в конференц-зале. Хотя его манера поведения, была вежливой и сдержанной, Алиса не могла забыть то мощное и волнующее притяжение Ричарда, которое ощутила той ночью, когда они оказались одни в пустом офисе. Даже в его циничной прямоте была мужская уверенность, которая очаровывала ее. Она злилась на свои мысли и чувствовала себя юной простушкой, клюнувшей на приманку силы и обаяния, которые сквозили в каждом его слове и жесте.
    Алиса проклинала свою слабость — ведь Ричард совершенно не скрывал снисходительного отношения к ней.
    Она решила при первой же возможности показать зарвавшемуся подчиненному, что его босс — не такая уж дебютантка-неудачница, какой он ее считает. Она еще проверит и оценит каждое из его заявлений о том, что над «Свенсон'з корпорейшен» действительно нависла угроза. Кто он такой? Алиса пока не была уверена, что ему можно доверять.
    Ответ пришел, когда изматывающие дни авральной работы в штаб-квартире «Свенсон'з» закончились.
    Алиса тратила все свои вечера, изучая тайны корпоративных слияний. Она начала понимать, как жадные предприниматели преуспевали в захвате ничего не подозревающих компаний с помощью сильного давления на них и тактики блицкрига.
    Ричард оказался прав. Зловещая активность на Фондовой бирже не оставила сомнения в том, что кто-то намеревался собрать достаточно акций «Свенсон'з», чтобы захватить управление компанией. Кто бы это ни был, он обладал огромным влиянием на банки и взаимные фонды, за которыми сейчас числились огромные пакеты акций «Свенсон'з».
    До сих пор этот процесс двигался со скрытой неторопливостью. Кто знает, когда он ускорится до такой степени, что станет необратимым?
    За эти дни неистового самообразования Алиса сумела разобраться во внутренних делах компании и увидеть подлинную картину событий.
    И все ее выводы подтверждали пугающую правоту Ричарда Рэскверхенда.
    Прочная репутация, превосходные научные разработки, качественная продукция, и в то же время — кратковременная слабость и низкий курс акций сделали «Свенсон'з корпорейшен» лакомым куском, идеальной жертвой для захвата.
    Быстрая дополнительная прибыль, как и сказал Ричард, была единственным решением проблемы. Алиса должна найти способ увеличить доходы, а с ними и стоимость общего капитала «Свенсон'з». И самое главное, она обязана проделать это почти мгновенно.
    Близилась полночь. Она снова была одна в темном офисе Дэниэла. Тишина, царящая в опустевшем здании, помогала сосредоточиться. В течение последних двух недель Алиса выяснила, как оттянуть приговор судьбы, и теперь посвящала дни решению текущих неотложных проблем. Ночью ей нравилось размышлять в одиночестве о том новом, чему ей удалось научиться.
    Она провела последнюю неделю, тщательно роясь в папках Научно-исследовательского отдела. По крайней мере, две дюжины новых изделий существовали пока только в виде опытного образца. В основном это были небольшие детали промышленных агрегатов. Но производство новых запчастей могло только чуть-чуть увеличить доход за следующие два квартала.
    Единственная надежда Алисы была связана с потребительскими товарами. Вот если бы ей удалось запустить на рынок бытовой техники совершенно новое устройство, которое моментально станет мечтой всех домохозяек! Конечно, для этого, нужна эффектная реклама… И доступная цена… А самое главное — сделать это надо в ближайшее время. И тогда все их проблемы рассыплются в прах.
    Это должен быть более чем привлекательный товар. Он должен устраивать семьи рабочих даже в эти нелегкие дни экономического кризиса.
    На рабочем столе Алисы лежали дизайнерские эскизы системы фильтрации пыли, над которой ее отдел работал последние годы.
    Этот портативный прибор был блестящей разработкой ее коллеги Джона Суэйзи и мог сохранять целые квартиры в чистоте в течение долгого времени. К нему прилагались сменные сверхчувствительные фильтры. То была превосходнейшая идея Джона. Фильтры можно мыть вручную, а синтетический материал, из которого они сделаны, высыхает после стирки с удивительной быстротой.
    Алиса сидела, пристально изучая эскизы, и в голове ее зрело решение. Умное изобретение Джона могло стать хорошим решением проблемы.
    Но одно дело — получить согласие на его производство, и совсем другое — по собственной инициативе бросить на этот проект все ресурсы корпорации. Она одна будет ответственна за его успех или провал. От того, пойдет ли она на этот риск, зависит судьба корпорации. Дэниэл отказался бы взять на себя такую ответственность даже в лучшие времена.
    В напряженной тишине, затаив дыхание, Алиса просматривала свои собственные прогнозы по объемам продаж. Цифры плясали перед глазами, а рука уже тянулась к телефонному справочнику и открывала его на имени Джон Суэйзи.
    — Алло? — прорезался в трубке раздраженный голос.
    — Привет, Джон, — рассеянно произнесла Алиса, не отрывая взгляда от лежащих перед ней расчетов. — Я в офисе и кое-что уточняю…
    — Алиса? Что ты делаешь на работе в этот час? Давно пора быть в постели. Я бы уже спал, да вот с женой воюю…
    — Передай ей привет, — Алиса чувствовала себя виноватой за поздний звонок. — Джон, я насчет нашей фильтр-системы. Как ты думаешь, не запустить ли ее на рынок прямо сейчас?
    Тишина на линии была понятна Алисе. Любой впадет в оцепенение, когда вопрос повергнет его в изумление.
    — Я вот к чему веду, — продолжала Алиса. — Мне кажется, заводы в Ричмонде и Довере можно восстановить и поручить им эту работу. Этот фильтр — твоя идея, и сконструировал его тоже ты. Может, ты мог бы установить и оборудование для его массового производства — скажем, через, несколько недель?
    — Ну, я не знаю, — Джон зевнул. — Это не совсем моя специальность. Я мечтаю улучшить материал, а тебе лучше найти кого-нибудь, чтобы поставить прессы, нарезать фильтры и так далее. Это можно сделать…
    — Но сопоставь свое лабораторное оборудование с массовым производством, — упорствовала Алиса, — это не слишком трудный заказ для механического отдела?
    — С чего бы это, — сказал Джон. — Не надо ничего фантастического, чтобы наштамповать таких штук…
    — Еще один вопрос, Джон, — продолжала Алиса, которая сама уже с трудом боролась со сном. — Сара все еще работает в своей бухгалтерской фирме?
    — Да, — проворчал он. — Это как раз то, о чем мы спорили. Они пытаются перевести ее…
    — А Томми все еще ходит в группу продленного дня?
    — А где же ему быть, если мы оба работаем.
    — Позволь задать тебе последний вопрос, — сказала Алиса. — При ваших совместных доходах, какие они сейчас есть, сколько бы ты пожелал заплатить за портативную машину, которая освободила бы Сару от уборки пыли в доме?
    — Это я убираю пыль, Алиса.
    Алиса улыбнулась. Хотя в лабораториях Джона всегда царил творческий беспорядок, свое личное имущество он хранил в образцовом состоянии.
    — Ну, хорошо, сколько бы ты заплатил за такой прибор? — спросила она.
    — Я не знаю, Алиса. Может быть, семьдесят пять. Может, сотню. Мне бы что-нибудь подешевле.
    — Спасибо, Джон. Ох! Я посмотрела на время. Извини, что звоню так поздно. Скажи Саре, я прошу прощения за то, что прервала ваш спор.
    — Не переживай, это было к лучшему. Она наконец, пошла спать.
    — И поцелуй за меня Томми. Спокойной ночи, Джон.
    Положив трубку, Алиса долго сидела в тишине с закрытыми глазами. Она понимала, что ее жизнь совершает поворот.
    Сейчас впервые к ней пришло понимание того, как Дэниэл Свенсон чувствовал себя в качестве вершителя судеб своей компании. Он не столько искал свое место в существующих мировых структурах, сколько заставлял мир посторониться ради продуктов, которые он изобретал и производил.
    Если бы Алиса смогла выпустить на рынок пылеудаляющую систему Джона и заставить людей, которые откладывали деньги для других покупок по хозяйству, передумать и купить этот товар! Это так просто — поставить машинку в угол своей квартиры и не знать хлопот с ежедневной уборкой.
    Жители многоквартирных домов без центрального кондиционера впервые получат очищенный от пыли воздух. Владельцы этих домов смогут не тратиться на установку кондиционеров и сэкономить на этом. И вековая проблема, будет решена для тысяч, а возможно, миллионов потребителей.
    И если товар начнет успешно продаваться, то акции их фирмы быстро подскочат в цене.
    Тогда положение вещей изменится в корне. Вместо того чтобы поглотить «Свенсон'з», мир бизнеса посторонится и даст ей место.
    Первый раз в своей жизни Алиса поняла, что означает быть настоящим руководителем, ответственным за всю компанию.
    Это чувство было жутким и чудесным одновременно.
    Алиса уже встала и потянулась, чтобы выключить свет, когда вспомнила об ужасных передвижениях акций ее фирмы на бирже. Внезапно она поняла с изумительной ясностью, что уроки по технике корпоративных захватов, которые она получила за последнее время, не прошли даром. Алиса подчеркнула в телефонном справочнике нужный номер, по которому она позвонит завтра утром, выключила свет и побрела по направлению к лифту. По пути она оставила на столе своего секретаря пачку документов и записку: «Мисс Эплтон, будьте добры включить в расписание работы срочное совещание. Пригласите Джона Суэйзи, Хэлен О'Нил, менеджеров производства… и Ричарда Рэскверхенда», — добавила она после некоторого раздумья.
    Когда офис остался далеко позади, Алиса улыбнулась, подумав, что традиция ночных звонков Дэниэла Свенсона только что восстановлена.
    Двадцать минут спустя она уже была дома и лежала в постели. Расслабленное тело боролось за сон с настырными планами, одолевающими мозг против ее воли.
    Нужно придумать эффектное название машинке Джона, размышляла она. Лучше что-нибудь привлекательное, смешное и легко запоминающееся, чтобы очеловечить этот товар.
    Образ пожилой уборщицы кружился перед ее закрытыми глазами. Вспыльчивая, темпераментная особа, которая работала у Дэниэла, когда Алиса была маленькой девочкой. Борьба прислуги с хозяином за порядок в доме закончилась скандалом. Эта женщина ушла, кипя от возмущения и называя Дэниэла дураком, и безнадежным грязнулей.
    Но Алисе она нравилась, потому что у нее было симпатичное имя: Салли Пирелли.
    Салли, подумала Алиса с улыбкой.
    Затем она провалилась в сон без сновидений.

Глава 5

    Собрание Совета директоров проходило в среду. Весь день шел дождь. Когда Алиса входила в директорский офис, Рэй Колдуэлл придержал для нее дверь и незаметно пожал ее локоть, ободряя перед нелегким испытанием. Семь членов Совета директоров «Свенсон'з» ожидающе смотрели на нее сквозь дым от сигар, которым успела, заполниться комната.
    Их лица были такими же знакомыми и чужими одновременно, как и офис Дэниэла, который она занимала уже почти три недели. Перед ней сидели мужчины в возрасте пятидесяти — шестидесяти лет, акционеры и банкиры, которые знали ее еще ребенком. Она помнила, как, будучи подростком, обносила их коктейлями во время приемов в доме на Сайлент-стрит. На лице одного или двух из них она заметила легкие покровительственные улыбки, как в добрые старые времена. Но большинство, казалось, прятало свою тревогу за судьбу компании под масками невозмутимости и бесстрастия.
    В конце стола сидел Ричард Рэскверхенд, который находился здесь в качестве консультанта. Он смотрел на Алису своим пристальным, внимательным и загадочным взглядом. Алисе показалось, что она видит тень его обычного высокомерия, как будто Ричард верил, что он является ее единственным судьей и советником. Как директор театра, ожидающий прослушивания молодого актера, он ждал ее представления.
    — Добрый день, джентльмены, — начала Алиса, усиленно пытаясь скрыть свои эмоции. — Сегодня наше первое по порядку дело, как вы знаете, это утверждение моего назначения на должность президента корпорации согласно уставным нормам. У кого-нибудь есть поправки по данному пункту?
    — Поправок нет, — донесся голос Рэя.
    — Принято.
    Руки поднялись единодушно, но весьма холодно. Секретарь, мисс Сюзанна Эплтон, записала результат в свой блокнот.
    — А теперь, — продолжала Алиса, — перейдем к другим вопросам, которые нужно решить сегодня.
    Все глаза в тревоге и ожидании устремились на нее. К настоящему моменту всем было известно, что объем продаж компании катастрофически падает, и настала пора сокращать производство. Они уже смирились с этим фактом. Но больше, чем прямая финансовая опасность, их угнетало назначение Алисы на место, принадлежавшее ее сильному и опытному отцу. Ее провал означал неудачу для будущего всей компании.
    — Я уверена, что все вы в курсе, — сказала она с заученным спокойствием, — предварительных переговоров моего отца с «Пауэр Мэшн» в Вирджинии, с целью приобретения этой компании нашей корпорацией.
    Брови, сидящих за столом, синхронно поползли вверх. Все ожидали, что Алиса откроет собрание сообщением о закрытии несколько фабрик. А она говорила о приобретениях!
    — Я поговорила с мистером Крейном и его коллегами, из «Пауэр Мэшн», — весело продолжала Алиса, — и рада огласить результаты. Мы обнаружили, что нам ничто не мешает завершить сделку. «Свенсон'з» присоединит «Пауэр Мэшн» на этой неделе. Цена покупки составит семьсот пятьдесят тысяч долей из невыпущенных обычных акций.
    Волна шока бесшумно прокатилась по комнате. Лицо Рэя Колдуэлла помрачнело. Джозеф Ленц сидел в углу, бледный, как привидение, нервной рукой теребя роговые дужки своих очков. Члены Совета смотрели на Алису с явным неодобрением.
    — И с помощью каких средств, вы предлагаете осуществить эту идею? — спросил Раймонд Джейсон, старейший и наиболее консервативный член Совета.
    — Конечно, мы не станем закрывать наши предприятия в Трентоне, Довере и Ричмонде, — сказала Алиса решительно. — Мы только снизим объемы производства до тех пор, пока не сможем привести их в прежнее состояние и использовать заводы на полную мощность. Мы профинансируем приобретение «Пауэр Мэшн», лишившись некоторой недвижимости, которую мой отец приобрел как раз на такой случай. Невыпущенные акции уже разрешены к выпуску. Могу добавить, что каждого из нас, руководителей высшего звена «Свенсон'з», ожидает понижение зарплаты на двадцать процентов со следующей недели. Уверяю вас, это временная мера.
    Сердитый ропот протеста пронесся по комнате, словно она наполнилась разозленными пчелами. Члены Совета бурчали себе под нос, что действия мисс Свенсон абсурдны и совершенно неуместны при настоящем бедственном положении компании.
    Только лицо Ричарда Рэскверхенда выразило отблеск одобрения. Алиса удостоверилась в этом, бросив молниеносный взгляд в его направлении.
    — А теперь, — сказала она, стараясь заглушить гудение недовольных голосов, — позвольте мне закончить сегодняшнее собрание несколькими хорошими новостями. Мы выдвигаем на рынок новый продукт с условным названием «Салли». Этот потребительский товар был разработан инженером Джоном Суэйзи из нашего Научно-исследовательского отдела. Сюзанна раздаст проекты расчетов его стоимости и окупаемости. Основную, электронную часть сборки возьмет на себя фирма «Пауэр Мэшн» в Вирджинии, с которой я уже обсудила этот вопрос.
    В комнате Совета директоров наступила тягостная тишина. Пораженные члены Совета все меньше понимали, что задумала эта безумная, Пока они смотрели друг на друга в замешательстве, мисс Эплтон успела разложить перед ними брошюры.
    — Мы немного сократим производство материалов и деталей, — продолжала Алиса невозмутимо. — Как вы знаете, мы можем рассчитывать на опыт Рэя Колдуэлла в этой области. Что касается финансов и маркетинга, этим займемся я, Ричард Рэскверхенд и Джозеф Ленд. Мы ожидаем, что товар будет запущен в производство к концу февраля. Я верю (нет — я молюсь, подумала она про себя), что могу обещать вам и нашим акционерам устойчивое положение в первом квартале нового года и блестящее — во втором, стоит этому продукту получить успех на рынке.
    Незаметно скрестив пальцы, Алиса с нетерпением ждала дискуссии по своим предложениям. Наконец члены Совета директоров переварили глобальность предстоящих изменений и начали задавать вопросы. В течение часа она отбивалась от их нападок и приводила остроумные доводы в пользу своих планов.
    В конце концов, власть Алисы как председателя Совета директоров и держателя контрольного пакета акций, соединенная с разумностью ее аргументов, одержала победу.
    После собрания Ричард проводил ее в офис Дэниэла.
    — Очень ловко, — одобрительно усмехнулся он, когда двери отделили их от остальных участников собрания. — Вы сумели создать семьсот пятьдесят тысяч новых долей в акционерном капитале, который будет в дружеских руках «Пауэр Мэшн». Это даст вам дополнительные средства в борьбе против Уилла. Как это пришло вам в голову?
    — Это все благодаря «Салли», — пояснила Алиса, наблюдая, как он бросает свой пиджак на спинку кресла и ослабляет узел галстука. — Оказалось, что легче присоединить «Пауэр Мэшн», чем заключить с ними контракт на выполнение работ.
    Он без приглашения уселся напротив нее. По сравнению с его длинными конечностями размеры кресла сразу показались более чем скромными. Несмотря на круговерть неотложных дел, он казался чрезвычайно спокойным, словно драматические события, которые только что опустошили все запасы храбрости у Алисы, были для него повседневными и заурядными.
    — Есть один важный момент, с которым надо разобраться до конца недели, — сказал он. — По закону, вы немедленно должны сообщить о вашем приобретении «Пауэр Мэшн» на Фондовую биржу. Когда Роберт Уилл услышит об этом, он поймет две вещи. Во-первых, что большой пакет акций «Свенсон'з корпорейшен» находится в руках ваших надежных партнеров. Во-вторых, что он будет отвечать перед лицом антитрастового гражданского суда, если попытается захватить вас сейчас, потому что «Свенсон'з» слились с компанией «Пауэр Мэшн» на том же самом рынке.
    — Я уже сделала это, Ричард, — сказала Алиса, устраиваясь в кресле Дэниэла.
    — Не ожидал, — улыбнулся он. Его ресницы поднялись в восхищенном удивлении.
    Алиса улыбнулась, гордая своей инициативой и довольная его одобрением.
    — И, чтобы довести это дело до конца, — добавил он, — было бы неплохо дать объявление на полстраницы в «Бизнес Мэгэзин» о присоединении «Пауэр Мэшн». Это произведет впечатление на ваших акционеров, не говоря уже о Уилле и его друзьях.
    — Уже сделано, — ответила Алиса, довольная собой. — Рекламное объявление будет опубликовано в пятницу.
    Ричард, скрестил руки на груди и внимательно посмотрел на нее через стол. В его глазах появилось уважение.
    — Черт возьми, — присвистнул он. — Вы сделаны из более твердого материала, чем я думал. Выходит, вы поверили мне по поводу Уилла.
    — Передвижение наших акций на бирже не обманывает, — сказала Алиса. — Кто-то действительно готовится захватить нас. Будь это Роберт Уилл или кто-нибудь еще, у нас нет другого выбора, кроме борьбы. Через месяц может быть слишком поздно.
    — Вы знаете, как вы рискуете в этой игре, — сказал Ричард. — Вы поставили все на новый товар, который называете «Салли». Если он будет продаваться успешно и акции «Свенсон'з» вырастут в цене, то Уилл прекратит свои действия и поищет более зеленое пастбище. А если товар не пойдет? Вы знаете, что из-за вашей самоуверенности в марте или в апреле компания может прекратить свое существование? И вас это не пугает?
    — Конечно, пугает, — созналась Алиса. — Это серьезный риск. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского, или я чего-то не понимаю?
    — А знаете что? — смех искрился в ласковых глазах Ричарда. — Мне кажется, вы начинаете чувствовать себя в этом кресле вполне уверенно.
    Алиса почувствовала, что его пристальный взгляд вгоняет ее в краску. За недели неистовой работы она убедилась, что способна решить те задачи, которые он поставил перед ней. Она вспомнила ту ночь, когда он ошеломил ее сообщением об угрозе, нависшей над фирмой. И воспоминания, потускневшие за прошедшие дни, — о его пьянящем запахе и случайном прикосновении крепких мужских рук, когда он подавал ей пальто, — вдруг ожили и пробудили ее чувственность с быстротой и силой сверкнувшей молнии.
    В прошлый раз, когда высокомерный мучитель возвышался над ней, призывая к действиям, она едва успевала следить за ходом его мыслей. И он полагал, что все это выше ее понимания.
    Теперь же его невольная похвала, казалось, приоткрыла дверь между ними и позволила Алисе взглянуть на Ричарда с другой стороны. Сейчас она видела в нем мужчину. Ей захотелось, ощутить его губы на своих, прикоснуться к его сильным рукам, дарить ему свою ласку…
    Она в смятении отогнала непрошеные мысли. Но горячий румянец, который покрыл ее бледное лицо, говорил больше, чем тысяча слов.
    — Ну, а теперь, — сказал Ричард, не заметив ее смущения, — расскажите мне, как вы намерены провести вашу «Салли» по пути от чертежной доски до прилавка универмага к первой неделе апреля?
    Пока Алиса беседовала с Рэскверхендом, члены Совета директоров вернулись в свои офисы, оглушенные дерзостью нового председателя Совета и президента фирмы. Никто из них не понимал, что она задумала. Уверенные, что она согласится с предложенным закрытием фабрик, они были озадачены, ее решением присоединить «Пауэр Мэшн» и особенно — снижением зарплаты, которому она так властно подвергла руководителей.
    Но Алиса была держателем контрольного пакета акций. Никто не мог остановить ее и заставить пойти по другому пути, так как Дэниэл завещал ей свою власть вместе с акциями. Совет директоров мог только проглотить свое негодование и надеяться, что она знает, что делает.
    — Едва ли Дэниэл смог бы это одобрить, — проворчал, спускаясь в лифте, один почтенный джентльмен другому. Его собеседник в ответ улыбнулся и пожал плечами. Он вспомнил о том, какое множество сюрпризов в свое время преподносил им Дэниэл на собраниях Совета. Да, размышлял он, эта девушка, прежде всего — дочь своего отца.
    И члены Совета пошли каждый своей дорогой, не осознавая того, что под видом обычного приобретения и открытия новой производственной линии окопная война за судьбу корпорации уже началась.

Глава 6

    К началу декабря «Салли» — портативная система для удаления пыли, просто необходимая, чтобы облегчить миллионам покупателей ненавистный труд по уборке квартиры, — не являлась больше проектом, существующим лишь на чертежной доске. Она была подготовлена для немедленного производства и тестового маркетинга. Над этим работала группа инженеров, которых спешно созвала Алиса.
    Среди этих опытных специалистов были Джон Суэйзи и его практичная в делах ученая коллега Хелен О'Нил. В последние годы сотрудники между собой называли Хелен «лучшей половиной» Джона, потому что именно она знала, как вывести коллегу из его эксцентричных фантазий и заставить изложить в отчетах для начальства твердые факты.
    Полная, жизнерадостная женщина чуть старше тридцати лет, Хелен обладала острым умом и столь же острым язычком, что вполне сочеталось с ее ярко-рыжими волосами и сверкающими глазами. Хотя Джон не раз испытал на себе жало ее ирландского темперамента, он знал, что Хелен относится к нему с материнской нежностью. Миссис О'Нил самоотверженно защищала его от бюрократов, которые всегда сомневаются в практической выгоде новых оригинальных разработок.
    Рэй Колдуэлл руководил материальной частью производства «Салли». В течение этих суматошных недель ему приходилось постоянно путешествовать с одной фабрики на другую, выбирая пластмассы и металлы, чьи характеристики должны обеспечить легкость и прочность «Салли».
    Алиса знала, что он не одобрял ее отказ от закрытия фабрик и затею вложить время и огромные деньги в непроверенный продукт. Но выбор был сделан, и Рэй откликнулся на новую инициативу со своей обычной самоотдачей. Здравый взгляд Колдуэлла не мерк даже в пыли деловой рутины, которой он сейчас занимался. Его отчеты были краткими и, по существу, точно такими же, как и во времена Дэниэла. Рэй всегда учитывал все непредвиденные обстоятельства, а его рекомендации были научно обоснованы. Алиса благодарила свою счастливую звезду, подарившую ей такого неоценимого помощника.
    После того как Алиса выступила на собрании Совета со своим сенсационным сообщением, Рэй наблюдал за Рэскверхендом с плохо скрываемым подозрением. Тонкая интуиция подсказывала ему, кто повлиял на решение Алисы. Его беспокоил вопрос о том, какие цели преследовал Ричард, давая советы своему юному боссу. Но деловая сообразительность Колдуэлла заставила его поверить, что за смелыми шагами Алисы стоит твердая стратегия. Поэтому он без лишних размышлений взялся за дело и ушел в работу с головой. Алиса даже ощущала в нем частичку восторга от идеи, которая могла бы принадлежать ему самому.
    Но, к сожалению, между этими двумя сильными мужчинами постоянно возникало тревожное напряжение. Обмениваясь вежливыми фразами, они едва удерживались от взаимных колкостей! Положение спасало только одно обстоятельство: Рэй проводил дни и ночи в самолетах и различных городах, посещая заводы в Вирджинии, Пенсильвании и Нью-Джерси, Ричард же помогал Алисе управлять делами в Вашингтоне.
    Главным специалистом по финансированию нового проекта был Джозеф Ленц, который уже привык к ночным звонкам своего босса. Алиса предлагала Джозефу одну финансовую авантюру за другой. Она пыталась решить, как наладить выпуск и продажу «Салли» без вреда для бюджета корпорации.
    Джозеф предпочитал спокойную жизнь в обществе своей жены и трех кошек, и новый распорядок службы был для него пыткой. Алиса старалась использовать весь свой поспешно полученный финансовый опыт, чтобы успокоить Ленца. Хотя больше всего ей хотелось, чтобы кто-то успокаивал ее саму — нервы мисс Свенсон были основательно потрепаны.
    Алиса лично следила за каждым шагом разработок «Салли». Она делала все, чтобы приблизить тот момент, когда новый товар можно будет представить потребителям: ведь срок кредита, предоставленного банком «Федерал Индастриал», истекал этой весной. Каждое утро она проводила планерку, распределяя среди своих помощников задания на день. Обычно это были телефонные звонки, приведение в порядок планов и внесение в них непредвиденных дел, заключение контрактов и обсуждение новых стратегий.
    Одним из самых актуальных вопросов была цена «Салли». Если жильцы съемных квартир, которые считают каждый цент, и скуповатые домовладельцы не смогут себе позволить эту полезную вещь, она останется пылиться на прилавках. А это значит, что стоимость «Салли» должна соответствовать бюджету потребителей среднего класса, чья карьера вынуждает их экономить время на домашнем хозяйстве и покупать бытовую технику.
    Следовательно, нужно было снижать себестоимость прибора. Алиса решила подключить к производству «Салли» как можно больше рабочих со своих заводов, включая недавно присоединенный «Пауэр Мэшн», а выполнение остальных заказов свести к минимуму. Перед ней стояла головокружительная задача: приходилось одновременно наблюдать за множеством дел на нескольких дюжинах фабрик «Свенсон'з».
    Алиса чувствовала себя так, как будто десять ее пальцев стараются заткнуть сотню дыр в той махине, которой являлась компания Дэниэла. Каждую ночь ей приходилось напоминать себе, что она достаточно успела сделать за день и что шести-семи часовой сон куда важнее, чем кипы отчетов, которые словно сговорились держать ее в офисе до утра.
    Стоп, сурово говорила она себе. Не надо паниковать. Сохраняй спокойствие. И устало улыбалась, подумав, что это самая невозможная вещь из всего, что можно представить.
    Иногда чувство юмора совершенно покидало ее, и она впадала в отчаяние. Вот бы забыть эту ужасную крысиную грызню корпораций, думала она, и пожить хоть денек где-нибудь далеко отсюда, как простой рабочий или разносчик пиццы — без этого, невыносимого груза ответственности.
    В такие моменты Ричард Рэскверхенд появлялся как из-под земли и на время становился главной фигурой в жизни Алисы.
    Должно быть, Ричард уговорил секретаршу держать его в курсе по поводу дел Алисы, потому что он появлялся без предупреждения как раз в те моменты, когда она устраивала перерыв или когда интуиция подсказывала ему, что ее душевное равновесие пошатнулось.
    Сначала она слышала уверенный голос за дверью ее офиса, пока он шутил с Сюзанной. Алиса торопливо смотрелась в зеркало, наспех поправляя свои светлые локоны и злясь на себя за эту слабость. Мимоходом она замечала ожидание, застывшее в зеленых глазах своего отражения. Минутой позже Ричард появлялся в дверях со своей обычной ироничной улыбкой на лице, энергично входил и бесцеремонно бросал пиджак на кресло.
    — Итак, — весело произносил он. — Все под контролем?
    В его непроницаемых глазах ей часто чудилось то же снисходительное выражение, которое так раздражало ее, когда он только начал работать в компании. И тогда ей казалось, будто он бессердечно дразнит Алису, показывая каждым словом и жестом, что она прыгает выше своей головы.
    Задетая гордость заставляла ее отвечать на эти уколы бойко и самоуверенно. Она превзошла себя, изучая сложное устройство компании, и теперь могла парировать все попытки Ричарда Рэскверхенда намекнуть на ее неопытность и невежество.
    — Похоже, что затея Джона, потребует замены старых прессов на новые, — сказал он однажды, удобно расположившись на краю стола. — Вы что, собираетесь нанять еще рабочих, когда он оборудует новую линию? Это обойдется нам слишком дорого.
    — Ничего подобного. Мы установим технику с числовым программным управлением, — сказала Алиса с непроницаемым лицом. — Отец еще в прошлом году оплатил использование этой технологии и программное обеспечение. Мы можем автоматизировать и процесс контроля качества, когда захотим.
    Его брови поднялись в изумленном восхищении, и она с удовлетворением подумала, что еще раз прошла его тест на профпригодность.
    У Ричарда был безотказный нюх на возможные проблемы. Обладая удивительным инстинктом, он всегда мог объяснить окружающим людям, какое решение нужно выбрать из общего сумбура в первую очередь. В этой сложной игре он направлял Алису по верному пути. Казалось, что он знал все о заводах «Свенсон'з» и их поставщиках.
    Перекинув пиджак через плечо, и расстегнув ворот рубахи, обнажающий верхний завиток волос на груди, Ричард расхаживал по коридорам штаб-квартиры «Свенсон'з», как отдыхающий турист. Но его острые глаза ничего не упускали вокруг. Как только требовалось его присутствие на собрании, на нем немедленно оказывался пиджак и аккуратно повязанный галстук, и Ричард на глазах превращался в делового и даже агрессивного человека, пугающего своих оппонентов.
    Он не ведает, что такое страх, удивлялась Алиса, наблюдая за ним. И, слава Богу! Как же она нуждалась в его несравненной уверенности в успехе в такое время, как это! Слова «ликвидатор аварий» словно специально были придуманы для него.
    Но Ричард ожидал такой же смелости и от самой Алисы. И был недоволен, когда она недостаточно ее проявляла.
    В декабре Ричард сопровождал мисс Свенсон на один из заводов фирмы. Она внимательно слушала, как он пустился в сложные рассуждения с заводским менеджером — речь шла о том, как добиться минимальных затрат при массовом производстве моторного блока «Салли».
    — Мы не можем уложиться в такие нереальные сроки, — схватился за голову взволнованный менеджер. — Придется слишком много работать сверхурочно. Профсоюзы и слышать об этом не захотят.
    — Вы все успеете, если установите новые формы на уже существующих линиях, — возразил Ричард, указывая своей загорелой рукой на привезенные с собой расчеты. — Завод в Довере выпустит эти формы на следующей неделе. А мисс Свенсон договорится с профсоюзными лидерами. Не так ли, мисс Свенсон?
    Алиса кивала головой, изображая уверенность. На самом деле она и представить себе не могла, как станет вести переговоры с профсоюзами, лидеров которых она ни разу не видела.
    Несмотря на это, она сумела убедительно изложить план деления прибыли, продуманный Ричардом и Джозефом в ожидании продаж «Салли», и профсоюз неохотно согласился на временные сверхурочные работы — при условии увеличения зарплаты, разумеется. Ричард снова оказался прав. Возможно, члены профсоюза еще хранили верность памяти Дэниэла Свенсона, и это заставило их пойти навстречу его дочери.
    Рекомендации Ричарда было гораздо легче сформулировать, чем выполнить. Под его руководством Алиса вынуждена была играть роль человека, всегда владеющего собой. Часто Алиса чувствовала себя комедианткой, изображающей компетентного руководителя, а не настоящим лидером корпорации.
    Но время шло, и она с удивлением обнаружила, что эта тщательно отрепетированная роль стирает ее собственную личность. Улавливая в зеркале мимолетное отражение лица энергичной и уверенной в себе дамы, она замечала следы изменений, которые принес ей новый образ жизни. Из скромного научного ассистента Алиса быстро превращалась в деловую женщину, способную возглавить дело и управлять людьми.
    Виновником этих изменений, как ясно осознавала Алиса, был Ричард Рэскверхенд. Именно он заставил ее завладеть браздами правления, вместо того чтобы беспомощно наблюдать, как компанию проглатывают не поддающиеся контролю силы.
    Сидя в отцовском офисе и размышляя о том, что это его воля привела ее сюда, она помнила: Ричард Рэскверхенд находится где-то в здании, планируя дела, которые ей нужно выполнить, и подмечая проблемы, которые стоит немедленно решить. Одни трудности заканчивались — и тут же начинались другие, и все это требовало постоянного напряжения сил.
    Если Ричарда и удовлетворял прогресс, с которым Алиса постигала все сложности управления компанией, то он старался не показывать этого. Иногда он напоминал ей требовательного тренера, который специально запугивает талантливую спортсменку, чтобы та максимально проявила свои способности, — даже ценой физического истощения и невероятного морального напряжения. Но, может быть, такое сравнение, слишком лестно для нее? — сомневалась Алиса, ловя его высокомерные взгляды. Скорее всего, он считает ее избалованным ребенком, по инерции плывущим в большой отцовской лодке, и находит нужным присматривать, чтобы маленькая Алиса по неопытности не перевернула ее.
    Подчас Алиса слишком уставала, чтобы гадать о его истинных намерениях. Она принимала его советы, не задумываясь, высмеивает он ее или честно пытается поддержать.
    В такие минуты Ричард стоял за спинкой ее кресла и массировал хрупкие усталые плечи Алисы сильными, теплыми руками. Облегчающее прикосновение успокаивало ее нервы и давало энергию для продолжения борьбы.
    Загадочность этого человека сводила Алису с ума не меньше, чем его манера подтрунивать над ней. Но ей все больше нравились те перемены в ее характере, виновником которых был он, — и произошли они в самый подходящий момент, когда она отчаянно нуждалась в них. Алисе следовало благодарить Ричарда Рэскверхенда за тот факт, что «Свенсон'з корпорейшен» все еще имеет шанс выжить и преуспеть.
    Но благодаря тому, что Ричард постепенно превращал Алису в новую женщину, возникла одна непредвиденная проблема. Этой новой женщине, закаленной и лишь расцветающей назло всем невзгодам, было далеко не безразлично его обаяние. Даже нелегкие задачи, которые он ставил перед ней, были Алисе в радость, когда Ричард был рядом. Ее чувства бурлили, как гейзер, и она не понимала, что с ней происходит. Тело с трудом поддавалось контролю: такое страстное желание Алисе раньше было неведомо и оно пугало ее.
    Приближалось Рождество. На улице холодало, и Алисе уже не удавалось проводить редкие свободные минуты, бродя по набережной реки Потомак, как раньше. Зато Ричард часто присоединялся к ней за ланчем в кафетерии для сотрудников, а иногда приглашал в тихий ресторанчик. Во время этих коротких встреч срочные дела словно исчезали, уступая место спокойной беседе. Но даже если разговор перерастал в бурную дискуссию на финансовые темы, Алиса не могла полностью подавить внутреннее волнение и физическое влечение к Ричарду.
    Ее неизменно восхищало его чувство юмора и то, как легко он находил причины для веселья: даже сложность их общей задачи забавляла его. Оберегая Алису от тягот непрерывной работы, он устраивал маленький праздник по поводу каждого нового шага в создании «Салли». В такие дни Ричард приносил Алисе цветы и заказывал шампанское за обедом. Он набрасывал невесомое покрывало легкомыслия на атмосферу мрачного хаоса, царившего в ее жизни. И чем больше дела угнетали Алису, тем быстрее его острый ум находил способ заставить ее рассмеяться.
    Алису смущал только некоторый цинизм, с каким Ричард относился к деловому миру. Ей казалось, что это качество не гармонирует с той жадной любовью к труднодостижимым целям, которая была присуща Рэскверхенду.
    — Если все это — просто «смертельно опасная игра», как вы говорите, то почему вы так усердно в нее играете? — спросила она однажды. — Почему вы вкладываете столько сил, чтобы решить проблемы нашей фирмы, хотя могли найти себе другое дело по душе?
    — Любое исключение лишь подтверждает правило, — пожал плечами Ричард. — «Свенсон'з» — чертовски хорошая компания. Она делает то, что действительно нужно людям, и не приносит их интересы в жертву собственной прибыли. Для вашего отца это было делом всей жизни, и мне интересно, как вы его продолжите. Таких компаний, как ваша, осталось немного. Теперь в почете Закон джунглей, Алиса. «Нападай первым, или тебя сожрут». Мне интересно поиграть в шахматы с такими акулами, как Роберт Уилл. Я хочу посмотреть, какое выражение лица будет у Майкла Фелдера, когда вы заплатите по краткосрочным векселям. Я мечтаю дождаться момента, когда Уилл отступит и начнет подыскивать новую жертву.
    На этом Ричард с мягкой решительностью сменил тему и повел разговор о текущей работе Алисы, словно отвлекая ее от дальнейших расспросов. Если бы он знал, какой эффект произвели его слова в сознании Алисы! Для нее они означали одно: его работа в «Свенсон'з корпорейшен» будет временной. И однажды, когда сегодняшняя битва будет выиграна — или проиграна, он уйдет и продолжит свою полную приключений карьеру где-нибудь еще.
    Кто знает, не унесет ли он с собой частицу души Алисы?
    Алиса никогда не нуждалась ни в ком так, как в Ричарде Рэскверхенде — с тех пор, как умер Дэниэл. Она скрывала это чувство, напуская на себя гордый и неприступный вид, иногда ее раздражала собственная зависимость… Но она хотела зависеть от него. В смятении Алиса понимала, что мечтает проводить все свои дни, окруженная очарованием его личности и сексуальным магнетизмом. Эта стойкая мысль звучала в ее сознании всегда, когда он был рядом. Даже размышления о делах служебных то и дело прерывал внутренний голос, вопрошая: А нравлюсь ли я ему? Он считает меня привлекательной?
    Она решительно подавляла эту мысль. Но когда его улыбающееся лицо вновь появлялось в дверях ее офиса, все ее запретные чувства готовы были вырваться наружу.
    В самом начале их отношений Алисе пришлось проглотить свою гордость и недовольство его бесцеремонным поведением, чтобы внять советам Ричарда и начать восхищаться его аналитическим умом, который так ясно проникал в самую суть проблем ее фирмы.
    Куда труднее, оказалось признаться себе, что ее сознание предательски связано с образом насмешливого загорелого брюнета.
    Нет, сердито говорила она себе. Даже не думай об этом!
    Но когда она заглядывала в глубь своей души, то ее мысленному взору представали черные глаза Ричарда, настороженно следящие за ней, восхитительные и чарующие.

Глава 7

    Алиса и Ричард понимали, что единственным ключом к успеху «Салли» будет активная рекламная кампания.
    — Мне нравится название этой машинки, — размышлял вслух Ричард. — Это остроумно — назвать ее человеческим именем. Наш товар, по сути, не слишком поэтичен, и его не мешает слегка очеловечить. Проблема в том, как внушить покупателям, идею о его неповторимости.
    Менеджеры рекламного отдела «Свенсон'з» настаивали на объявлении в журнале размером в целую полосу. Сотрудники отдела составили витиеватый текст, расписывающий достоинства «Салли».
    — Мне это не нравится, Алиса, — нахмурился Ричард, пробежав глазами страницу наукообразной писанины. — Это никого не убедит. Нам нужно что-то более непосредственное. Надо завладеть вниманием публики, пусть покупатель поверит, что он ждал появления «Салли» все эти годы. Я думаю, что это возможно только на телевидении. Конечно, дорого, но игра стоит свеч. Не забывайте, что мы должны обаять армию покупателей за очень короткий срок.
    Логика Ричарда была как всегда безупречна, но ни Алиса, ни персонал отдела рекламы не могли придумать подходящий сценарий телеролика. «Салли» — это маленькая машинка непрезентабельного вида, и едва ли ее изображение могло кого-то вдохновить.
    Однажды вечером Алиса сонно сидела перед телевизором, переключая каналы, и наткнулась на старый голливудский фильм. На экране бурно выясняли отношения эксцентричный миллионер и его неуправляемые детки. Единственной более-менее благоразумной личностью в этом богатом особняке была горничная, которая правила домом, как милостивый тиран. Эта особа, одетая в черное платье и аккуратный белый фартучек, сурово отчитывала своего взбалмошного хозяина, не стесняясь в выражениях. Алису позабавили эти легко предсказуемые персонажи: с первого взгляда можно было отличить, где — простак, а где — злодей.
    Особенно привлек Алису образ пожилой горничной. Лицо актрисы было ей знакомо. Этой даме десятилетиями доставались роли суровых и практичных домохозяек, и она достигла совершенства в этом амплуа. Когда фильм закончился, Алиса внимательно просмотрела титры: оказалось, что актрису звали Мэри Симпл.
    На следующее утро Алиса позвонила Нэнси Сильверленд, способной девушке — менеджеру из отдела рекламы, и попросила ее прийти в конференц-зал. За чашкой чая они принялись обсуждать персонажей этого известного фильма.
    — Помнишь Марту, горничную, — улыбнулась Алиса. — Подумать только, какой у нее авторитет. Она единственный персонаж в этом фильме, который знает толк в домашнем хозяйстве.
    — Да-да, припоминаю, — пробормотала Нэнси, сосредоточенно нахмурив лоб. — Такая, прямая, как будто аршин проглотила. На этих суровых дамах обычно весь дом держится. Кто ее играет?
    — Мэри Симпл, — ответила Алиса. — Я даже не знаю, жива ли она еще. Фильму лет тридцать не меньше. Но идея мне нравится. Умная, компетентная домохозяйка, которая не только понимает, как содержать дом в чистоте, но и помыкает всеми.
    — Да, это хороший образ для «Салли», — подхватила Нэнси, легко постукивая карандашом по своему портфелю.
    — Нэнси, я попрошу вас кое-что сделать да меня. Если бы мы могли найти кого-нибудь похожего на Мэри Симпл… Характерную актрису с примелькавшимся лицом, у которой репутация женщины с хорошим вкусом…
    — Можно показать, как она настаивает, чтобы хозяин купил ей «Салли», и говорит что-то вроде «Я могла бы посвятить себя более важной работе, чем вытирание пыли», — воодушевилась Нэнси. — Не знаю, кто из современных актрис снимается в таких ролях, но я могу выяснить. Маленькая пробежка по агентствам, где набирают актеров…
    — Хорошая идея, — сказала Алиса. — Заранее спасибо, Нэнси. Но сделать это надо очень быстро. Если мы найдем для «Салли» хороший образ, нас ждет успех. Пусть это будет сильная личность, с которой люди захотят себя сравнивать.
    После разговора с Нэнси Алиса пребывала в прекрасном расположении духа. Однако неплохо бы посмотреть другие рекламные ролики — не поблекнет ли их задумка на общем фоне? С этой мыслью Алиса отправилась в конференц-зал, где стоял старенький телевизор. Его, давно собирались заменить более современной, и надежной моделью, да все как-то руки не доходили — в круговерти последних недель старый телевизор был самой несерьезной из всех проблем.
    Алиса щелкнула выключателем, и конференц-зал заполонили звуки игрового шоу. Алиса, поморщившись, протянула руку, чтобы уменьшить громкость. Движение оказалось слишком резким для такого ветерана, и ручка регулятора сорвалась со своего места, оставшись в тонких пальцах мисс Свенсон. Раздраженная Алиса попыталась приделать ее обратно и вдруг уловила краем глаза слабый отблеск от кусочка припаянного металла на узле регулятора.
    Что это, за халтура? Помнится, в ремонтной мастерской содрали приличные деньги за ремонт этого кандидата на свалку, могли хотя бы постараться на совесть… — начала заводиться Алиса, но тут же усомнилась в своей правоте. В мастерской не могли так неаккуратно выполнить заказ. Припой был сделан недавно. Он выглядел совершенно неуместно на механической части узла. Повинуясь импульсу, она принесла лупу из ящика отцовского стола и внимательно осмотрела злополучный припой.
    Опыт бывшего научного сотрудника не подвел ее: Алиса без труда обнаружила крошечный кружок, утопленный в капельке олова. Едва видимый невооруженным глазом, кружок явно имел конкретное предназначение. И, она поняла, какое именно.
    Это был микрофон.
    Не желая верить собственным глазам, Алиса опустилась на колени перед телевизором. Откинув прядь волос со лба, она пристально всматривалась в миниатюрное приспособление. Нужны другие доказательства того, что «Свенсон'з» интересует невидимых противников? Это почти микроскопическое по размерам, но весомое доказательство грубого вторжения в ее жизнь и жизнь его коллег казалось невыразимо зловещим.
    И все это время они за нами пристально следили, думала Алиса с бессильной злостью, опасаясь произнести вслух хотя бы слово.
    Минуту спустя она быстро шагала по коридору, направляясь к лифтам, и отвечала на приветствия сотрудников вымученной улыбкой.
    Надо было срочно найти Ричарда Рэскверхенда.
    Два дня спустя, группа высших руководителей «Свенсон'з» собралась в конференц-зале, чтобы «обсудить прекращение работы на трех важных производственных линиях и продажу двух заводов».
    — Я думаю, все согласятся, — сказал Рэй Колдуэлл со своего места рядом с Алисой, — что снижение зарплаты, принятое на собрании Совета в прошлом месяце, было необходимой мерой. Однако это не слишком нам помогло.
    — А я уверена, что наши акционеры оценят эта шаг, — ответила Алиса.
    — Да, но руководящий состав недоволен, вставил Ричард Рэскверхенд. — Я опасаюсь, что скоро лучшие из наших людей начнут искать более выгодные предложения на стороне.
    — У нас не было выбора, — замялась Алиса. Я уверена, что это временно, Ричард. Сначала мы постараемся выплатить краткосрочный долг и позаботимся о накладных расходах, а затем соответственно пересмотрим и зарплаты. Сейчас экономия на зарплате — это спасение для компании.
    — Я согласен, — Рэй пожал плечами. — Нам стоит следовать проторенными дорожками и не пытаться оригинальничать. Особенно это касается приобретения «Пауэр Мэшн». — В его голосе прозвучала едва заметная нота неодобрения.
    — Между прочим, — сказал Ричард, — моральное состояние сотрудников — это залог успеха, Алиса. Я думаю, что рождественскую вечеринку этого года надо сделать самой яркой за всю историю компании. И определенная премия для членов Совета была бы приятным подарком и знаком того, что мы ценим наших людей. Не пожалейте наличных денег, чтобы положить каждому понемногу в рождественский чулок.
    Он ухмыльнулся, оторвал глаза от листочка бумаги, лежащего перед ним, и посмотрел на Алису. Потом перевел взгляд на старенький телевизор, и в его антрацитовых глазах заблестели искорки еле сдерживаемого смеха.

Глава 8

    — Алиса, вы любите оленину — с морошкой?
    Ричард возник в дверном проеме, едва не задевая головой о притолоку. Свое отлично сшитое кашемировое пальто он держал небрежно переброшенным через плечо. Элегантный джемпер подчеркивал ширину грудной клетки и не скрывал ширину мускулистых рук; Брюки на Ричарде сидели как всегда безукоризненно, обрисовывая жесткую лаконичность линии бедра. Весь его облик дышал пружинистой, готовой к бою животной силой. Глядя на него снизу вверх из-за письменного стола, Алиса на мгновение онемела.
    — Оленину? — переспросила она. — Не знаю, никогда не пробовала. Вы собираетесь в какой-то экзотический ресторан?
    — Я хочу предложить вам, кое-что получше, — улыбнулся Ричард, перемещая пальто с плеча на свободное кресло подле окна. — В пятницу мы с вами летим в Финляндию, Рэй встретит нас в аэропорту Хельсинки. «Салли» должна завоевать Европу, и у нас на примете есть фабрика, готовая взяться за ее производство.
    — Ричард, а вы уверены, что мы потянем эту затею? — Алиса округлила глаза. — Разве не проще экспортировать в Европу уже готовый товар?
    — Нет, — он отрицательно покачал головой. — При сегодняшнем курсе валют и пошлинах на импорт «Салли», пересекая границу, так взлетит в цене, что станет предметом роскоши. Мы станем производить ее в Финляндии. Это — рискованное начинание, потому что фабрика «Kevyt kone» примет наш заказ лишь в конце весны. И то при хорошем раскладе. Но всю черновую работу надо проделать прямо сейчас. Рэй звонил сегодня утром, он уже был на этой фабрике. Посмотрим что там за оборудование, и можно будет запускать этот механизм. И потом, — добавил он с улыбкой, — мы можем совместить приятное с полезным. Я знаю потрясающий ресторан с финской кухней. А утром перед отъездом можно будет покататься на лыжах. Что скажете?
    — Почему бы и нет? — засмеялась Алиса. — Уж лучше свернуть себе шею на лыжном спуске, чем получить нервное расстройство, сидя в офисе.
    — Вот это оптимизм, — улыбнулся Ричард. Его антрацитовые глаза любовались ее золотистыми локонами. — Сюзанна уже заказала номера в гостинице. Мы уезжаем утром в пятницу.
    Минуту спустя, Ричард, скрылся в дверях. Остаток утра он должен был посвятить срочному совещанию с Хэлен О'Нил и Джоном Суэйзи. Алиса, по-прежнему сидя за отцовским столом, пыталась работать, но мысли ее витали далеко. Воспоминание о ласкающем взоре блестящих черных глаз не давало Алисе покоя: она до сих пор ощущала его на себе.
    Неужели недостаточно забот свалилось на мои плечи этой осенью? Зачем мне еще и эти страдания? — сетовала Алиса, чуть не плача. С каждым днем мужское обаяние Ричарда действовало на нее все сильнее. Его соблазнительный образ все чаще возникал перед ее мысленным взором, волнуя и смущая.
    Ей было неимоверно тяжело сосредоточиться на тех идеях, которые он высказывал, помогая ей справиться со служебными трудностями. Каждый его взгляд и невинное прикосновение рук, заставляли ее сердце биться сильнее. Аромат его парфюма, смешанный с едва уловимым естественным запахом мужчины, который она чувствовала, когда он близко наклонялся к ней, лишал ее последних сил противиться его очарованию.
    Алису неумолимо тянуло к нему. Она вспоминала, как в начале дерзила ему и говорила колкости, как будто внутри нее сидел лукавый маленький чертенок и толкал ее под руку. Как все изменилось, когда он помог ей надеть пальто, и она почувствовала предательскую слабость в коленях. С тех пор она пыталась насладиться коротким тайным возбуждением, если его сильные пальцы, например, касались ее спины, чтобы стряхнуть соринку, — это мимолетное, но такое сладостное ощущение заставляло ее трепетать.
    Полная жизни, сильная фигура Ричарда Рэскверхенда теперь сопровождала ее весь рабочий день, а ночью проникала во все сны. Каждый раз, когда он приходил, чтобы пригласить ее на ланч или на собрание, она с удивлением понимала, что его красивое лицо и атлетическое тело не исчезало из ее мыслей ни на минуту.
    Его скептицизм по поводу ее назначения на этот пост все еще прорывался время от времени сквозь дружеское обхождение. Несмотря на это, Алисе было ясно, что уважение, которое он испытывал к ее способностям и стремлению к инициативе, было искренним. Ей нравилась та бдительность, с которой он следил за ее работой. Правда, это все делалось во имя победы в их нелегкой битве за судьбу корпорации. Но что-то говорило ей, что суровое отношение Ричарда к корпоративному миру не распространяется на саму Алису. Ричард Рэскверхенд стал ее другом и союзником.
    Увы, похоже, что его чувства к ней этим и ограничивались. Снова и снова в суматохе дней она подправляла макияж и прическу в надежде, что дополнительный румянец на ее щеках и цветная полоска над прозрачными зелеными глазами сделают ее более привлекательной. По утрам она тщательно выбирала платья, юбки и блузки, силуэт и вырез которых могли бы сделать ее деловой облик более женственным.
    Она проклинала свои бесполезные хитрости, потому что насмешливый взгляд Ричарда никогда не задерживался на этих нарядах, созданных, чтобы выставить напоказ ее красоту и стройную фигуру. Блестящие комплименты, которые он ей говорил, были по своей природе отеческими и, очевидно, имели своей целью приободрить ее, а не выразить восхищение.
    Еще сильнее огорчало Алису то, что Ричард как нарочно появлялся в ее офисе в тот самый момент, когда в процессе изнурительной работы ее волосы приходили в беспорядок, косметика стиралась, а глаза отупели от усталости. Надеясь привлечь его мужское внимание, она преуспевала только в том, чтобы появиться перед ним в мятом и затрапезном виде.
    И это в то время, как сама Алиса начала чувствовать себя тайным экспертом по каждой видимой части его тела. Бросая незаметные взгляды, она любовалась мышцами его шеи, жесткими и длинными бедрами, синими искрами в его темных глазах. Она наблюдала, как он снимает пиджак, чтобы бросить его на кресло; как закатывает рукава рубашки для работы; потягивается в моменты отдыха. Порочное удовольствие, которое она получала от этих тайных взглядов, было восхитительным.
    Неужели я влюблена в него? — удивлялась Алиса, прислушиваясь к новизне этих странных чувств. Вот уж глупости! Он слишком стар для меня.
    Она никогда не будет для него чем-то большим, чем юная дочь Дэниэла, — из-за разницы в возрасте и в жизненном опыте. Беспомощное существо, которое он пожелал защитить от ненавистных финансовых акул. Даже его шутливое внимание к ней, казалось, подтверждало, что он живет в мире, далеком от нее, а свою любовь бережет для более взрослой и сложной женщины.
    Может быть, у него есть давно налаженные отношения с кем-то. Давняя любовная связь… Возможно, он разведен. Алиса ничего об этом не знала.
    Очаровательно откровенный во всем остальном, свою личную жизнь и чувства, Ричард хранил надежно укрытыми от любопытных глаз и ушей. Алиса думала, что если бы она занимала какое-то место в его мыслях, он дал бы знак и не держался с ней так по-дружески сдержанно.
    Впрочем, его манера держаться все же менялась, когда он оставался наедине с Алисой. Он невзначай брал ее за руку, со спокойным лицом поправлял непокорный локон ее волос, опускал ладонь на плечо — и все это с удивительным светом симпатии в темных глазах.
    В эти моменты и без того глубокие чувства Алисы усиливались до головокружения. Иногда она боялась, что вспышка ее чувств к нему вызовет шторм, над которым она будет не властна.
    Рано утром в пятницу Алиса и Ричард сошли с трапа самолета и отправились на автобусную станцию. В одном из городов Большого Хельсинки, поодаль от столицы, решалась участь «Салли»: удастся ли малютке пересечь океан и завоевать Старый Свет? Колдуэлл, встречал коллег в заснеженном парке, принадлежащем фабрике фирмы «Kevyt kone». Рей хорошо выполнил свою часть работы: менеджеры фирмы уже изучили планы проектов, которые он привез. В сделанном заключении говорилось, что в Финляндии существует устойчивый рынок для реализации этого товара, а себестоимость «Салли», если использовать уже существующее оборудование фабрики, будет минимальной. К концу дня основные вопросы были улажены. Приятно удивленные легкостью сделки, Алиса и Ричард пребывали в праздничном настроении. Рэй отклонил приглашение присоединиться к ним за ужином. Он сказал, что у него неотложные дела в Вашингтоне. Бросив, долгий взгляд в сторону Алисы и быстро кивнув Ричарду, он ушел.
    Руководители «Kevyt kone» удивили своих американских коллег, свободно общаясь с ними без переводчика. Даже шофер фирмы говорил по-английски, пока вез их обратно в Хельсинки, в отель в центре города, сквозь сумасшедшую кутерьму серебристых снежинок. Этот светловолосый парень не только понял смысл вопросов Алисы о стране, но и поддержал разговор, принявшись расхваливать местные красоты. Напоследок он пообещал купить «Салли» своей работающей жене, когда машинка появится на прилавках.
    В симпатичном финском ресторане, о котором упоминал Ричард, было все, что только душе угодно. В этом небольшом, с изящной простотой обставленном зале, царила неповторимая атмосфера уюта и спокойствия. Цветы и прекрасное столовое серебро на старых деревянных столах говорили, что это нечто большее, чем просто ресторанчик в деревенском стиле. Меню, которое принесла улыбающаяся хозяйка, было аккуратно написано по-фински. Владелец ресторана и шеф-повар Вилле Никкиля лично появился в зале, чтобы принять заказ. Он обслужил своих иноземных клиентов с ворчливым добродушием, переведя для них, как мог, названия блюд к обеду. Его манера держаться была такой внушительной, что Ричард принимал советы хозяина с невольным почтением, хотя его черные глаза и лучились весельем.
    Фаршированная рыба с картофелем, печеная брюква и жареная оленина оказались кулинарными чудесами, их необычный вкус поразил Алису. В первый раз за долгое время она обнаружила, что у нее превосходный аппетит. Ричард улыбался, видя, как охотно она ест.
    — Ну, — сказал он, пока Алиса готовилась приступить к фирменным оладьям, которые завершали трапезу, — теперь я знаю, как нарастить немного мяса на ваших тоненьких костях. Все, что я должен сделать, — это доставлять вас сюда самолетом каждый уик-энд.
    — Это ужасно, что я так много ем, — вздохнула Алиса. — Но я думаю, что здесь у меня даже в самой скверной ситуации проснулся бы аппетит. Спасибо, что привезли меня сюда.
    После еще одной поездки, в шумном городском такси по холодным, продуваемым ветром улицам, они очутились в освещенном вестибюле отеля. Небо за переливающимися занавесями на окнах озарялось огнями ночного Хельсинки. В просторный, покрытый коврами холл долетали звуки танцевальной музыки.
    — Вот что я вам скажу, — внезапно начал Ричард. — Мы хорошо провели день и обязаны так же его закончить. Немного праздника, если вы не слишком устали. Почему бы нам не выпить чего-нибудь крепкого?
    Зал манил темнотой и уютом. Приглушенные огни сияли по углам, украшенным нежной зеленью. Несколько парочек медленно двигались в танце. Трио на эстраде исполняло популярную романтическую песенку.
    Бренди, заказанное Ричардом, катило волны восхитительного тепла по усталому телу Алисы. Это был отличный день. Он не был испорчен провалами и неприятными сюрпризами. Алиса неожиданно ощутила волнение и возбуждающую энергию.
    — А знаете, Алиса, — Ричард наклонился к ней. Его улыбка мерцала в полумраке. — Мы не можем дальше действовать подобным образом.
    — Что вы имеете в виду? — она покраснела от смущения.
    — Это преступление — просто сидеть, пока все эти люди наслаждаются танцем. Вы — самая красивая женщина в зале, и мне следует показать вас в выгодном свете.
    — Ричард, я… — Несмотря на шутливый тон его слов, дрожь ожидания охватила тело Алисы. Она внезапно почувствовала робость.
    — Я приглашаю вас на танец, — сказал он, нежно и в то же время властно взяв ее за руку.
    Прикосновение его теплой руки и расслабляющее действие бренди заставили Алису уступить и согласиться. Неожиданно ей показалось, что это самая логичная вещь в мире — просто очутиться в его объятиях и забыть обо всем, что мучило ее неделями.
    Безграничная мягкость была в его движениях, когда он вел ее в танце под спокойную музыку. Рука Ричарда лежала на ее талии с легкой фамильярностью, а она с наслаждением прижималась щекой к его сильной груди. Алиса покачивалась в такт музыке, как сомнамбула, будто танец был ласковой стихией, в которой любой может плыть, не думая ни о движениях, ни о мелодии.
    Она чувствовала, как его рука легко касается ее плеча, шеи, волос. Эти легкие поглаживания имели магическую силу и усмиряли те мысли, которые нарушали ее безмятежную радость. Твердые бедра касались ее тела успокаивающе и естественно. Хотя он держал ее почти с эфирной легкостью, казалось, что его такое близкое, высокое и сильное тело — это прочная скала, поддерживающая и поднимающая ее над быстро нарастающими волнами звуков.
    Покачиваясь в его объятиях, она думала, что прикосновения этих рук могут разрешить все противоречия в ее чувствах. Ей казалось, что только он знает, как быть ее союзником, другом и защитником, в то же время, оставаясь сильным и чувственным мужчиной. Его движения не оскорбляли взаимного уважения, которое было сутью их отношений. Этот чарующий контакт сам по себе казался мирным и безопасным.
    — Моя девочка, — прошептал он, касаясь ее виска твердым подбородком. — Оказывается, вы умеете расслабиться…
    Она нежно улыбнулась в ответ, убаюканная низкими тонами его голоса.
    И это ощущение идеального благополучия могло бы продолжаться неопределенно долго, если бы какая-то неуловимая сила не начала отклонять ее голову назад. Ее мягкие губы уже готовы были открыться, чтобы принять его поцелуй с томным вздохом наслаждения…
    Но Алиса в негодовании остановила свой порыв, понимая, что ее тело действовало по собственной воле в то время, когда дремлющий разум ослабил бдительность. Теперь ей казалось, что спокойные прикосновения Ричарда на самом деле являются невинными и дружескими, и это ее предательская плоть не смогла принять эту близость спокойно.
    Ричард улыбался, глядя на нее сверху вниз, пока мелодия не закончилась.
    — Моя бедная Алиса, — засмеялся он. — Вы валитесь с ног. Пойдем наверх, пора спать.
    Слава Богу, в панике думала она. Слава Богу, он не понял. Как хорошо, что он принял несдержанность за усталость!
    Лифт был заполнен туристами и бизнесменами. Алиса стояла рядом с Ричардом, все еще находясь под впечатлением от его ласковых баюкающих слов. Она начала понемногу успокаиваться. Бросая на него косые взгляды, она пыталась удостовериться, что он действительно не заметил того, что произошло с ней мгновение назад.
    Но пока они шли по затихшему, покрытому коврами холлу по направлению к ее номеру, волна беспокойных мыслей накрыла Алису с головой. Она представила, что сейчас он пожелает ей спокойной ночи, исчезнет в своем номере и оставит ее в плену сумбурных мыслей и чувства вины. С горечью она думала о том дне, когда случится так, что Ричард Рэскверхенд уйдет из ее жизни. Она решила, что проще быть совсем одинокой. Совершенно, этого не сознавая, он разжег в ней костер желания; он был таким притягательным, что находиться с ним достаточно близко в одной комнате стало пыткой.
    Дверь ее номера скрипнула и приоткрылась, поддаваясь нажатию уверенной руки. Алиса обернулась, чтобы пожелать Ричарду спокойной ночи, и застыла. В ее сознании яркой вспышкой пронеслись невероятно дерзкие кадры: она соблазняет его, бросается в его объятия, бесстыдно ласкает… Он не в силах противиться, и вот они уже в постели… Эта мысль привела Алису в смятение…
    — Теперь, леди, — тихо сказал Ричард, — у вас серьезные обязанности, и вы нуждаетесь в хорошем восьмичасовом сне. Я не хочу, чтобы вы вставали с постели до тех пор, пока я не позвоню вам. Начнем утро с чудесного завтрака, а затем посмотрим, что день грядущий нам готовит.
    Он опустил руки Алисе на плечи и склонился, чтобы поцеловать ее в щеку. Пальцы девушки непроизвольно сжали его кисти — она была уже не в силах сдержать нахлынувшие чувства. Трепет девичьих ресниц, опущенных в плохо скрытом наслаждении, нежность не отпускающих рук, покорный вздох, умоляющий взгляд в глаза и почти незаметная дрожь ее тела сказали Ричарду больше, чем могла себе позволить сама Алиса.
    От нее не укрылась та серьезность, что так внезапно появилась в его глазах. Ричард пристально всматривался в лицо девушки, как будто пытался заглянуть ей в душу. В его взгляде отразилось удивление и, как ей показалось, неодобрение.
    Наконец он подошел к двери и медленно повернул ключ в замочной скважине. Когда он обернулся к Алисе, ей показалось, что ее сердце сейчас разорвется от томительного ожидания.
    Еще мгновение — и она очутилась в его объятиях. Ее гибкое тело прижалось к нему со всей страстью, на которую было способно, каждой клеточкой ощущая упругость его мышц и готовность жаждущей плоти. Сильные руки мужчины сомкнулись за ее спиной, отметая последние сомнения.
    От поцелуя Ричарда у Алисы перехватило дыхание. Этот поцелуй сладким эхом отозвался во всем ее теле. Он высвободил тот огонь желания, с которым она тщетно боролась так много дней, и теперь это пламя победно полыхало, унося ее в мир, где царило наслаждение.
    Ее рука стыдливо нашла дорогу к выключателю. Успокаивающая темнота заполнила номер, поглощая даже память о долгих неделях молчаливой борьбы Алисы с самой собой. Наконец-то она почувствовала, что может расслабиться и полностью погрузиться в охватившую ее радость. Она позволила своим губам смело ответить на поцелуй мужчины.
    Алиса испытывала невольный страх перед неминуемой теперь близостью, но после этого поцелуя она уже чувствовала, что полностью принадлежит Ричарду. Их языки встретились и начали гибкий танец открытий, исследований и приглашений. Все чувства обострились до головокружения. Она в истоме прислушивалась к тому, как его умелые и нежные руки ласкают и гладят все мягкие изгибы ее тела. Его движения были неторопливыми, и их ритм постепенно ввергал ее во всеохватывающую дрожь экстаза.
    Она ощущала, как перекатываются его твердые мускулы под кончиками ее пальцев, когда она сжимает его спину, дотрагивается до широких плеч и шеи. Ее тело все теснее приникало к нему, заполняя все впадинки его железной плоти. Он чувствовал ее желание стать еще ближе к нему, слиться воедино, — но не спешил. Ошеломленная собственной смелостью, она, тем не менее, торжествовала оттого, что его ласки усиливаются и становятся все более жаркими.
    Это долгое объятие было таким изумительным… Он обнимал ее нежно и любяще, как после долгой разлуки. Ей хотелось, чтобы это продолжалось как можно дольше, не переходя в другую, еще пугающую ее фазу любовных ласк. Но, вздрогнув, она ощутила, что ее платье уже расстегнуто, а бюстгальтер, безжалостно сметен, прочь мужской рукой, той, что так нежно гладит ее грудь. И до того, как она смогла вполне осознать, что на ней остались только тонкие трусики, почти неощутимые на нежной коже, он поднял ее на руки, пронес сквозь темноту и осторожно опустил на атласное покрывало, которое на миг охладило ее разгоряченное тело.
    Алиса отогнала прочь мысли о том, как это удивительно, — неужели Ричард Рэскверхенд на самом деле мог оказаться рядом с ней ночью в гостиничном номере один на один и без одежды?! Она лежала в восторженном предвкушении, пока его почти бесшумные движения во мраке рассказывали ей, что он готовится прийти к ней. И вот, наконец, его длинные руки обвили ее тело, и в теплом пространстве его наготы Алиса коротко, судорожно вздохнула от удовольствия. Жесткая сила его движений не страшила ее — он знал, как направлять и усмирять их. Его прикосновения и его запах побуждали ее жадно ласкать и целовать лицо желанного, его шею, плечи — все, до чего могли дотянуться жаждущие губы.
    Губы Ричарда, блуждавшие по ее бархатистой коже, мягко сомкнулись вокруг соска, затвердевшего при их приближении. Сладостная, дрожь экстаза охватила Алису, ее пальцы с наслаждением погрузились в его густые волосы. Гладкие как шелк бедра в истоме заскользили по бедрам мужчины, посылая нетерпеливые импульсы его еле сдерживаемым чувствам.
    Она задрожала, ощутив, как он снимает и отбрасывает прочь последний тонкий лоскуток ткани, разделявший их, и прижалась к нему еще настойчивее. Ее обнаженная кожа дышала заряженным страстью воздухом этой комнаты. Плавные волны страсти поднимались, пронзая ее тело, пока он исследовал каждую его часть. Мягкое прикосновение его губ и рук дразнило ее, доводя до сумасшедшего исступления.
    И даже, когда Ричард наконец соединился с ней, силой, срывающей вздохи восхищения с ее губ, в его теле оставалась какая-то тайна. Эти медленные, но мощные движения доставляли Алисе такое блаженство, какое не рисовалось ей даже в самых греховных мечтах. Он овладел ею со всем жаром внезапно вспыхнувшего желания, он ласкал все ее тело, — но и ей предоставлял полную свободу. В его объятиях она была защищена от любого зла. Она могла обвивать его шею и плечи, притягивать к себе, целовать — она сама выбирала, как выразить свои чувства, поскольку его прикосновения не несли насилия.
    Но не время было размышлять над странностью этой пламенной близости с почти незнакомым мужчиной, который дарил ей такую искреннюю нежность, исходившую из самой глубины его сердца. Она уже была готова излить свою страсть, разрушив тишину ночи стоном блаженства. Мощные спазмы, которые сотрясали ее тело, казалось, разрывали само ее естество. Бесчисленные дни и часы ожидания унеслись в небытие, и все, что существовало теперь в ее сознании, — это его лицо. Загадочный взгляд Ричарда наполнял ее душу и тело таинственным волшебством…
    И вот вздохи удовольствия стихли, уступая место сонной тишине. Пришла пора благословенного отдыха. Он все еще был в ней, и, лежа в его объятиях, она позволила себе немного помечтай о том, что теперь принадлежит ему навсегда.
    Та часть сознания, которая помнила, что он явился из неизвестного ей прошлого и, возможно, предназначен судьбой для будущего, вдали от нее, отключилась первой. Восторженное воображение Алисы упорно цеплялось за мысль, что эта спокойная близость — навечно.
    Затем она заснула в его объятиях.

Глава 9

    Алиса лежала на постели в тишине, и ее вьющиеся волосы разметались по подушке, тонкая простыня не скрывала контуров ее обнаженного тела. Длинные ресницы и тонкие черты лица придавали ей облик невинного ребенка. Грудь бесшумно поднималась и опускалась во сне. Внезапная дрожь, пробежала по тонким пальцам спящей. Должно быть, ей снился неприятный сон: брови девушки были нахмурены. Но вскоре морщинка между ними разгладилась.
    Ей снилось, что она снова в Балтиморе, в родительском доме. Но дом на Сайлент-стрит не был похож сам на себя. Комнаты казались больше, темнее и унылее.
    В особняке проходила вечеринка. Все гости пришли в белом и выглядели так, как будто они — должностные лица одного ранга, а униформа подчеркивала природу их профессии. Возможно, это была толпа продавцов молока или мороженого, которые собрались с какой-то тайной целью. И похоже на то, что мама и отец весьма хорошо понимали эту цель.
    Отец представил Алису окружающим. Мужчины улыбались ей, протягивая загорелые руки…
    Затем она ехала в поезде, который грохотал по блестящим рельсам мимо пейзажей, которые она никогда раньше не видела. Люди за окном скакали по делам верхом на лошадях или толкали маленькие тачки по грязным дорогам. Некоторые возделывали поля, где фрукты наливались и краснели под золотым солнцем. Она заблудилась и пыталась узнать, где должна выйти, чтобы пересесть на другой поезд.
    Но состав проследовал мимо нужной станции. Он набирал скорость, увозя Алису все дальше и дальше от дома. С пугающей быстротой приближался туннель, подобный хищнику, чьи быстрые челюсти неотвратимо готовятся сомкнуться на горле жертвы. Локомотив несся вперед, и от этого яростного полета у Алиса закружилась голова. Она в ужасе сползла со своего места и опустилась на твердый пол кренящегося вагона, боясь, что неодолимая сила выбросит ее в пространство.
    Алиса приоткрыла глаза. Какое-то мгновение ей чудилось, что в окружающей тьме все еще качается и движется призрак взбесившегося поезда. Затем все успокоилось. Она почувствовала мягкое покрывало на обнаженных бедрах и в полудреме не сразу смогла сообразить, куда исчезла рубашка. Бледно-серый рассвет пробивался сквозь стекло под потолком. Эта комната не была спальней ей квартиры в Вашингтоне. Звуки города за стенами комнаты совсем не походили на те, которые приветствовали ее утром, когда она, собираясь на работу, дотягивалась до будильника за мгновение до звонка и выключала его.
    Комнаты, в которых она раньше жила, начали медленно кружиться в ее воображении. Она попыталась совместить их со стенами, окружавшими ее. Вспомнила свою детскую спальню на Сайлент-стрит, затем общую спальню в студенческом кампусе. Но ничто вокруг не походило на комнатку с твердым деревянным полом, наполненную запахом сосновых игл и лагерных костров, к которым она вставала прохладным летним утром.
    Алиса дремала и в полусне с удовольствием наблюдала, как ее знакомые комнаты прохода перед мысленным взором, словно на параде.
    Затем, с тихим ужасом она вспомнила, где находится, и что с ней произошло. Все мысли внезапно прояснились и сфокусировались. Неудивительно, подумала Алиса, что ее полусонное сознание попыталось перенести ее в знакомое место, ведь до прошлой ночи она никогда не видела эту уютную комнату, в которой находилась. И город за стенами до вчерашнего дня, был не чем иным как собирательным образом из сотни путеводителей. Ужас же заключался в том, что рядом с ней спал чужой мужчина.
    Стараясь не шевелиться, она прислушалась к его дыханию. Оно было едва различимым, спокойным и равномерным.
    Вкус его кожи все еще был у нее на губах. Каждая частица ее тела несла на себе след его прикосновения и мужского запаха. Чувства, притупленные сном, начали пробуждаться вместе с воспоминаниями о его сильном мускулистом теле.
    Теперь он мирно спал. Но всего несколько коротких часов назад он обрушил на нее ураган страсти и вошел в нее, неся невообразимое удовольствие слияния. Грудь Алисы вновь набухла, когда образы его мягких, ищущих губ и рук четко возникли перед ее глазами. Она вспомнила, как он ласкал ее везде, пока не довел до пика возбуждения, а ее тело отзывалось на его ласки.
    Серый рассвет становился постепенно ярче. На улицах тяжело гудели грузовики, сигналя о пробуждении большого города.
    Глаза Алисы были прикованы к спящей фигуре Ричарда. Она зачарованно любовалась его совершенными чертами. Но тень опасения виднелась в ее взоре, как будто рядом лежал неприрученный хищник, пробуждения которого нужно бояться.
    Этим утром Ричард Рэскверхенд вызывал в ней не меньше противоречий, чем прошлой ночью, в те мучительные часы, предшествующие колдовскому мгновению, когда он поцеловал ее в первый раз. Но Алиса была благодарна ему — теперь ее волшебное превращение, виновником которого был он, совершилось в полной мере. Он лежал, забывшись спокойным сном, совсем рядом — и в то же время далеко от нее, в другом мире, непонятном и загадочном. Все ее тело еще хранило память их страстной, космической близости. Никогда больше она не сможет хладнокровно смотреть на него, не интересуясь его прошлым, его желаниями и планами. Теперь он поселился в самом сокровенном уголке ее души, и она, ничего не могла с этим поделать — так же, как невозможно повернуть время вспять.
    Алиса содрогнулась при мысли, что он мог так завладеть ее сердцем с помощью простого удовлетворения страсти. Что он должен думать о ней? Нашлось ли место ее образу в тех снах, которые он сейчас видит? Не проснется ли он с презрительной улыбкой, которая будет выражать недовольство ее распущенностью?
    Алиса вдруг осознала весь позор своего уязвимого положения. Он подарил ей близость, о которой она мечтала так неистово, и сейчас ей придется платить за последствия. Он может решить, что теперь обладает чем-то вроде влияния на нее. Но ведь это уже произошло… Разве она не выполняла его приказания почти на каждом этапе общей борьбы? Именно Ричард тянул за ниточки, управляя Алисой незаметно для окружающих.
    Возможно, он прекрасно понимал, какие чувства она испытывает к нему. И решил, что большого вреда фирме «Свенсон'з» не будет, если он один раз совместит бизнес с удовольствием. Может статься, что такому опытному мужчине показалось забавным приласкать глупую девчушку, до которой он снизошел, чтобы помочь ей в критической ситуации.
    И тогда он проснется в страхе потерять свободу. Он будет ждать, что Алиса начнет домогаться его, что в ней проявится ребяческое желание обладать им, поскольку в ее романтическом сознании секс означал что-то глубокое и постоянное.
    Он вот-вот проснется. Изменится ли его отношение к ней? И будет ли он по-прежнему принимать на себя, ее заботы? Сможет ли поставить свою верность фирме Дэниэла Свенсона выше презрения, к его бесстыжей дочери?
    Кролик скачет по полям, вспомнила она старую притчу; а охотник, пьет бурбон. И борзые сладко спят… Только кролик обречен.
    Алиса чувствовала себя таким же кроликом. И сейчас охотничьи собаки уже гнались за ней.
    Эти мысли болезненно прокрадывались в ее сознание, пока взгляд невольно скользил по сильным, твердым линиям тела спящего Ричарда. Теперь ей тяжело было вспоминать о том экстазе, который она познала в его руках. Алиса почувствовала себя опозоренной и закрыла лицо руками.
    — Не надо, — услышала она низкий, приглушенный шепот и вздрогнула от неожиданности. — Не отводи глаза.
    Ричард сонно смотрел на нее и улыбался.
    — Я на тебя не смотрела.
    — Я же чувствовал твой взгляд.
    И со спокойной мягкостью, которая покорила ее, он протянул свою длинную руку, чтобы подтянуть Алису ближе к себе. Она позволила своему обнаженному телу удобно устроиться в его теплом объятии и лежала, прижав лицо к его широкой груди и слушая ритм его дыхания.
    Они лежали так чудесно долго, пока сон окончательно не покинул тело Ричарда, полное жизненной энергии. Алиса чувствовала силу нового дня, нарастающую под этой теплой кожей, с которой она соприкасалась. Рука, которая отдыхала на изгибе ее бедер, была сухой и спокойной. Кончиками пальцев другой руки он легко поглаживал ее спутанные волосы, разметавшиеся в беспорядке после прошедшей ночи. Она с удовольствием ощущала, как его мягкие губы трогают ее висок, мочку уха…
    — Хорошо спала? — прошептал он с неуловимой улыбкой в голосе.
    Она кивнула, проведя пальчиком по завиткам волос на его груди.
    — Моя девочка, — ласково сказал Ричард. Его руки мягко гладили ее спину. — Хороший сон, вот что тебе было нужно. Женщина не может управлять большой компанией в состоянии нервного срыва, правда?
    Алиса не была согласна с ним, но не стала спорить, и продолжала блаженствовать в защищающей колыбели его рук. Теперь, когда она отдалась ему, он почему-то казался ей более глубокомысленным и значительным, чем когда-либо. Его отношение к тому, что произошло между ними, проявлялось только в теплой, спокойной близости его обнаженного тела.
    Это приводило ее в замешательство. Она ощущала себя так по-домашнему в его руках, но сомнения все еще переполняли ее сознание. Ричард почувствовал, как она напряжена, и крепче прижал к себе. Его руки сжали ее, словно он пытался защитить Алису от ее собственных мыслей.
    Как изумительно было оказаться соединенной с его наготой, пусть даже на один чарующий момент! Алиса представляла целую жизнь, состоящую из такого волшебства. В мыслях она уже видела себя навсегда соединенной доверием и близостью с Ричардом Рэскверхендом. Хотела бы она знать, каково это — каждое утро просыпаться в его объятиях?
    Но мечты ее рассыпались в прах, когда интуиция деловой женщины, принялась нашептывать о той зависимости, которая приходит после незабываемой ночи любви. Я — взрослый ответственный человек, строго говорила себе Алиса, и должна вести себя надлежащим образом. То, что произошло, осталось позади без всяких обязательств: со стороны Ричарда. И она не настолько глупа, чтобы считать иначе.
    — Держу пари, — он улыбнулся и приподнялся, опираясь на локоть, чтобы заглянуть в ее глаза, — что ты не прочь принять горячий душ и вкусно позавтракать. Потом обсудим программу на день.
    — Я только что хотела это сказать, — ответила она, изо всех сил стараясь подстроиться под его невозмутимо спокойный тон. Если он мог обращаться с ней, словно то, что произошло, не стоит обсуждать, тогда она будет вести себя также по отношению к нему. Возможно, он прав, в конце концов. О чем тут говорить?
    — Ты такая красивая, — сказал он, лаская ее взглядом. — Можно один поцелуй, чтобы проснуться окончательно?
    Ее глаза чуть прикрылись в недолгом наслаждении, пока он притягивал ее к себе еще раз. Она гадала, был ли это последний поцелуй, которым они обменялись. Возможно, их неописуемой близости суждено остаться лишь одним из случаев, которые время от времени происходят с хорошими друзьями и скоро забываются обоими. Если это так, то стоит насладиться последним поцелуем, подавить в себе волну горечи и отчаяния и проститься со своими фантазиями о счастливой любви.
    Их губы соединились. Ричард нежно изучал языком эту сладкую плоть, которую познал всего несколько часов назад. Алиса была открыта для него, она принимала его ласки с безграничным чувством восхищения и признательности за подаренную нежность. Если их единственной встрече не суждено повториться, она сохранит в памяти этот последний поцелуй как напоминание об их короткой любви.
    Не смущаясь ее и собственной наготы, Ричард помог ей подняться и наблюдал, как она идет босиком к ванной комнате. Алиса слегка покраснела, когда почувствовала на своем теле его пристальный взгляд, и застенчиво потупилась, встретившись с ним глазами.
    — Эй, — окликнул ее Ричард, с небрежной грацией стоящий около постели. — Побыстрее возвращайся.
    Пока она боролась с собой, пытаясь оторвать от него зачарованный взгляд, зазвонил телефон.
    — Мне ответить? — спросил Ричард. Он выглядел возмутительно спокойно в своей величественной наготе.
    — Не надо, я сама.
    Гадая, кто бы это мог звонить, Алиса села на край постели и подняла трубку.
    — Алиса, это Рэй. — Голос доносился издалека, как будто передавался по трубе. — Надеюсь, я не разбудил тебя?
    — Совсем нет, Рэй. Какие-то проблемы?
    — Нет. Это по поводу контракта, который мы подписали с «Kevyt kone». Я обещал вчера их шефу, что наши юристы свяжутся с ним и обсудят подробности. Но я забыл дать ему название международной фирмы по контрактам, которую мы наняли, чтобы работать с ними. Я подумал, если бы ты собралась связаться с «Kevyt kone» сегодня…
    — Да, я в любом случае собиралась им звонить сегодня утром, — сказала Алиса, чувствуя неловкость из-за своей наготы.
    — Я пытался дозвониться до Ричарда, но там никто не отвечает, — добавил Рэй.
    Краска залила лицо Алисы, словно Рэй лично застал ее поутру обнаженной, с растрепанными волосами, сидящей на кровати в обществе мужчины, облаченного в костюм Адама. Чувствуя себя совершенно беззащитной и растерянной, Алиса с трудом заставила себя говорить будничным деловым тоном.
    — Он здесь, — сказала она. — Мы собираемся идти завтракать. Передать ему трубку?
    — Нет. Просто напомни, чтобы он поговорил с мистером Каластаа насчет доставки деталей в Вантаа.
    — Мистер Каластаа, доставка деталей в Вантаа, — Алиса повторила фразу для Ричарда. Она задыхалась от смущения, глядя на него. — Хорошо, я все поняла, — подвела она черту под разговором. — Увидимся в понедельник.
    Алиса повесила трубку. Как же неловко она себя чувствовала! Как беззащитная девчонка, она сидела обнаженной на простынях, которые выдержали шторм ее экстаза прошлой ночью. И это президент огромной корпорации, находящийся в незнакомом городе, за границей по важным делам… Когда она решилась поднять глаза, Ричард улыбнулся ей.
    — Детали в Вантаа… — сказал он. — Он так о нас беспокоится!
    Алиса кивнула, встретив его взгляд легкой улыбкой.
    — Отправляйтесь в душ, леди, — решительно сказал он. — Я звоню Каластаа из своей комнаты, и встречаемся здесь через десять минут. Идет?
    — Идет.
    — И я хочу, чтобы сегодня ты ела за семерых, — добавил он. — Завтрак, ланч и обед. Боже мой, какая ты тонкая и маленькая. Если кто-то не побеспокоится о тебе, то ты зачахнешь и растаешь.
    Скрестив на груди руки, он молча наблюдал, как она встает и собирает свою одежду, разбросанную ночью по комнате. За окнами шумел огромный город. По улицам катились машины и спешили по делам пешеходы. Алиса знала, что через час они шагнут сквозь вращающиеся двери вестибюля, чтобы смешаться с толпой деловых людей. Ее день как всегда будет полон дел, а после этого…
    Последний раз, взглянув тайком на смятые простыни широкой гостиничной кровати, она подумала: есть ли шанс, что они повторят любовные безумства прошедшей ночи?
    Я боюсь или желаю этого? Этот мысленный вопрос заставил ее покраснеть. Она едва успела отвернуться, чтобы скрыть предательский жар, разливающийся по лицу.
    Наконец с делами в «Kevyt kone» было покончено. После долгих и настойчивых уговоров Ричард увез Алису на лыжную прогулку в Лахти. Они шли по снежной тропинке вдоль гор, густо поросших лесом, на склонах которых уютно расположились домики лыжного центра. Несмотря на шум и смех множества туристов в разноцветных спортивных костюмах, все вокруг напоминало идиллию в зимней стране чудес. Стоял мягкий сухой мороз. Ветер намел огромные сугробы, блестящие под декабрьским солнцем. Пробираясь сквозь субботнюю толпу, Ричард улыбнулся немного испуганной Алисе.
    — Ты уверен, что у меня получится? — спросила она.
    — Если ты умеешь ходить, то сможешь и кататься на лыжах, — засмеялся он в ответ. — Это пойдет тебе на пользу.
    К ее удивлению, он оказался прав. После небольшого терпеливого инструктажа она обнаружила, что может держать равномерный ритм и довольно бойко скользить, разметая упругие крупинки свежевыпавшего снега. Они двинулись, как заправские полярные исследователи, по хорошо укатанному лыжному следу, на ходу вспоминая карту. Еще немного — и они очутились в таинственных лесных коридорах, которые были завалены высоким слоем снежного пуха.
    Снежинки, как пузырьки из шампанского, разлетались фонтаном из-под гладких дощечек лыж. Безмолвие лесных троп поражало после деловой атмосферы маленького шале, которое служило лыжной базой. Ни звука не нарушало тишину, кроме легкого шуршания снега под ногами. Едва различимый ветерок был не в силах потревожить засыпанные снегом ветки сосен.
    Чувство близости с природой настолько околдовывало, что разговаривать не хотелось — словно деревья устроили заговор, чтобы навести на них волшебные чары. Вокруг не было ни души, и никто не видел этой молчаливой пары. Когда они приближались к перекресткам, до них долетали приглушенные голоса с других лыжных трасс, которые разносило по округе эхо.
    Алиса чувствовала себя чудесно бодрой, не в пример сегодняшнему утру, и была благодарна Ричарду, что он привез ее сюда.
    — Бег на лыжах — это спорт, который годится абсолютно для всех, — с улыбкой пояснял он. — Не имеет значения, какая у тебя физическая подготовка, ты просто наслаждаешься тишиной и свежим воздухом. Все, что надо делать, — это скользить по лыжне и любоваться пейзажем. Когда мы вернемся домой, можно будет поехать на север в Пенсильванию и покататься вволю. С твоей тяжелой работой это как раз то, что нужно.
    Должно быть, Ричард рассчитал маршрут специально для Алисы, потому что она только начала чувствовать усталость в ногах, когда в поле зрения уже показалась лыжная база. Вернув снаряжение полной румяной хозяйке в толстом свитере, они выпили по чаше пунша перед горящим камином в зале.
    Алиса любовалась длинными ногами Ричарда, которые он, отдыхая, блаженно вытянул перед собой. Она не могла удержаться и позволила себе рассматривать его с восхищением и тайной дрожью обладания. Это прекрасное мужское тело, было сплетено с ее собственным только несколько часов назад, а сейчас они спокойно сидят рядом, словно давно принадлежат друг другу. Давно и навеки…
    Конечно, это фантазия — но фантазия столь сладостная, что невозможно выбросить ее из головы. Алиса отвечала на реплики Ричарда, чувствовала его прикосновение к своей руке и наблюдала, как он улыбается, вглядываясь в языки пламени.
    Но состояние умиротворения покинуло Алису, когда они поднялись в бар, чтобы съесть бесхитростный, подкрепляющий силы ланч перед дорогой назад, в Хельсинки. Беспокойная мысль овладела ею, лишая покоя. Не была ли их близость частью извилистой тропинки, ведущей сквозь залитый солнцем день к морозной ночи? И когда наконец наступят сумерки и они вернутся в отель, чтобы вместе провести последние часы перед отлетом, повторится ли то, что случилось между ними?
    Эта мысль крутилась в голове, как оса, безжалостно заставляя Алису чувствовать колющую боль греховного ожидания. Ее интересовало, одна ли она думает об этом. Трудно понять, какие чувства отражались в темных глазах Ричарда. Он был как всегда самоуверенным и жизнерадостным, хотя держался более свободно и был менее требовательным к Алисе с тех пор, как предложил этот короткий отпуск. Кажется, до понедельника он не собирался раздавать свои непрерывные указания и требовать их немедленного исполнения. Но чувствовал ли он сам это глубокое, переполняющее чувство счастья и умиротворения от их интимной близости?
    Придет ли он к ней снова? Мы оба знаем, что это неотвратимо, как неизбежен восход солнца, думала Алиса и тут же возражала себе со страхом: нет, вечером он благопристойно оставит меня, скажет, что я должна выспаться перед полетом.
    Время шло к обеду, когда гладкое полотно шоссе осталось позади, и они снова оказались в городе. Они любовались торжественным зданием Кафедрального собора на Сенатской площади, которое было возведено после страшного пожара, буквально уничтожившего город. Прошлись вдоль рядов шумной Рыночной площади, над которой возвышается символ города — статуя прекрасной обнаженной девушки Аманды. И, наконец, вышли к морю, величественному и холодному.
    Ричард предложил завершить прогулку по зимнему городу путешествием по магазинам, и они оказались на улице Эспланада, в царстве огромных универмагов.
    — Это чтобы согреться, — говорил Ричард, пока они бродили по просторам гигантских магазинов, взявшись за руки и рассматривая витрины. — Вот почему они построили это. В Хельсинки слишком долгая зима.
    Заехав в отель, отдохнув и переодевшись, они продолжили вечер в уютном ресторане, где их ждал чудесный обед. Постоянные посетители сидели у широкой полированной стойки бара, потягивая пиво. Официанты в белых рубашках торопливо сновали от столика к столику. Из приемника неслась мягкая, ненавязчивая музыка.
    После активно проведенного дня у Алисы был хороший аппетит, и Ричард с непритворным одобрением наблюдал, как она ела особую похлебку из свинины, говядины и кровяной колбасы, которую финны готовят на Рождество.
    — Я думаю, что этот старый город очень подходит для тебя, — сказал он, пока официант ставил перед ними тарелки с треской и картофельным пюре, запеченным в топленом свином жире. — Когда кризис минует и ты прочно встанешь на ноги, возможно, ты перенесешь штаб-квартиру «Свенсон'з» сюда.
    — Это мысль, — она засмеялась, внутренне взвешивая его слова. Впервые он намекнул, что действительно верит в ее способность самостоятельно управлять компанией Дэниэла.
    Но скрытые мысли ее были далеки от этого шутливого обмена фразами. Она ощущала вышедшие из-под контроля импульсы своих чувств, заставляющие вибрировать теплый воздух вокруг нее. И настойчивый внутренний голос говорил, что Ричард тоже должен испытывать это тайное возбуждение. День почти закончился. Над головой нависла ночь, неизбежно притягивающая их ближе друг к другу.
    Алиса отвечала смелой улыбкой на улыбки Ричарда, шутила в ответ на его реплики, подхватывала разговор, когда он начинал угасать, словно близость Ричарда не посылала дрожь запретного желания ее телу. Это театральное действо было мучительным, но она никак не решалась снять маску.
    Как трудно не думать, что пройдет несколько минут, Ричард попрощается и оставит ее одну. Но что делать? Ричард Рэскверхенд — такой ответственный человек и держит себя под таким железным контролем, что не позволит плотским желаниям вмешиваться в его карьеру.
    Прикрываясь юмором и кажущейся легкостью беседы, он, должно быть, спрашивает себя: не сделала ли эта неопытная девушка неправильных выводов из того, что было между ними. Он наверняка обдумывает способ избавиться от нее вежливо, но твердо — так, чтобы Алиса не тешила себя ненужными надеждами. Им придется, как ни в чем не бывало работать вместе, каждый день видеть друг друга и делать вид, что ничего не случилось. Любовные томления определенно внесут путаницу и беспорядок в их деловые взаимоотношения.
    Нельзя снова соблазнять его, самой, делая шаг навстречу. Это было бы слишком унизительно. Надо пожелать Ричарду спокойной ночи — вежливо, хладнокровно и так непосредственно, словно она такой же взрослый человек, как и он, и очень хорошо знает, что непредвиденный всплеск физического влечения между друзьями ничего не значит. Она обязана быть деловой, зрелой женщиной и сообщить ему, что не питает никаких иллюзий по поводу их любовной связи.
    Алиса боролась с собой, пытаясь выбросить все из головы, за исключением того момента, когда она пожелает ему спокойной ночи и закроет за собой дверь.
    Пока же они шли к отелю. В вестибюле симпатичные служащие выдали им ключи. Затем Алиса и Ричард прошли мимо зала, где танцевали, обнявшись, вчера вечером. Она вздохнула: вероятно, он разделяет ее мысли, раз не спрашивает, не хочется ли ей рюмку спиртного на ночь или потанцевать.
    Хотелось бы ей считать, что он просто решил дать отдых ее усталым ногам после сегодняшнего напряженного дня. Возможно, он тоже устал и торопится спать. Ну а если он вернется в город, как только расстанется с ней, чтобы пойти на свидание с кем-нибудь еще?
    Переполненный вестибюль и стенки лифта промелькнули перед глазами, словно во сне; шумные и беспорядочные звуки отеля не достигали ее сознания. Алиса была уверена, что через пять минут будет одна в своей постели, сожалея о мужчине, который прошлой ночью был с ней рядом на этих простынях. И пусть текут слезы отчаяния, когда он уйдет, говорила она себе. Пусть я останусь такой же глупой и одинокой, как раньше. Но я не наброшусь на него снова.
    Когда-нибудь она снова полюбит и выйдет замуж, а этот эпизод останется в ее памяти как тень воспоминания о том ужасном времени, когда ей пришлось бороться за свое место под солнцем. Ричард будет просто частью того сумасшедшего водоворота событий, в которых обычные правила иногда нарушаются.
    Ричард молча остановился у дверей ее номера, сомкнул свои теплые руки вокруг плеч Алисы и поцеловал ее волосы. Она спрятала лицо у него на груди, благодарная за это прикосновение, которое давало ей силу, чтобы отпустить его.
    — Спасибо за чудесный день, Ричард.
    — Спасибо тебе. — Его голос звучал тихо, приглушенный ее волосами. — Я жалею, что он закончился.
    Оно было неуловимым, то движение его рук, которое сказало Алисе, что он желает ее. Это было неощутимо легкое прикосновение ладоней к спине, но оно было красноречивее всех слов.
    Стоило ли раздумывать, хочет она этого или нет? Дверь спокойно защелкнулась, и полумрак мягко окружил их, словно заговорщиков. Расстегнутое невидимыми пальцами платье Алисы прошуршало и упало к ее ногам, и она осталась в одном кружевном белье. Пока она отвечала на поцелуй, вызвавший во всем ее теле чувственную дрожь, руки Алисы сами собой скользили по широким плечам Ричарда, освобождая их от пиджака, нетерпеливо расстегивали пуговицы его рубашки…
    Их руки двигались в таинственном соучастии, словно танцуя знакомый танец. Алиса целовала мускулистую шею Ричарда, пока он гладил ее талию, скользил ладонями по спине и бедрам. Ее гладкая светлая кожа, соприкасалась с его — смуглой. Последние тонкие кусочки ткани расстались со своей хозяйкой, и теперь она стояла обнаженной в объятиях любимого, ощущая всем существом его горячее тело и возбужденно поднятую мужскую плоть.
    Мгновение спустя они оказались на мягких просторах атласного покрывала. Тихим стоном удовольствия она приветствовала прикосновение его губ, которые целовали ее груди, опускались на живот и ласкали каждую клеточку кожи. Если бы он пожелал, она нетерпеливо отдалась бы ему в тот же миг, потому что желание, которое весь день нарастало внутри нее, высвобождалось теперь в неистовом, страстном порыве. Но его ласки были медленными, с терпением исследователя он изучал каждый сантиметр ее тела, открывшегося ему лишь прошлой ночью.
    Торжествуя от осознания того, что Ричард все еще желает ее, что взаимная жажда близости сопровождала их на протяжении всего этого чудесного дня, Алиса позволила своим чувствам вырваться наружу со всем пылом, на который она способна. Гладя его, лаская, обвивая ногами, она старалась возвести его на пик возбуждения. Ее смущение и робость канули в небытие. Существовала только нарастающая радость познания.
    Алиса целовала его глаза, лоб и волосы, и Ричард прижимал ее к себе, как самое бесценное сокровище. Его широкие ладони скользили по ее спине, по шелковистым бедрам и между ними. Она чувствовала, как сила мужских пальцев заставляет ее трепетать и готовит к тому моменту, когда он войдет в нее. И Алиса встречала ласки с наслаждением, ее колени терлись о его талию, по коже разливалось сладкое тепло от его прикосновений.
    Чувствуя жаркое возбуждение его члена, она ласково касалась и исследовала его кончиками пальцев, отмечая, как нарастает желание Ричарда. Глухой стон вырвался из его горла. Он притянул ее лицо к себе, и изысканный поцелуй заставил ее парить в вышине. Собственное тело казалось Алисе невесомым, а губы, как магнит, притягивались к его губам.
    Она не знала, продолжалось это чарующее объятие секунды или минуты. Пока они дотрагивались друг до друга в неземной эйфории, тесно сплетая тела, возвышенный миг всеобъемлющей страсти связал их. Ричард вошел в нее, и руки Алисы в экстазе обвились вокруг его шеи. Каждая ее частичка стремилась соединиться с ним.
    Она ощущала, как его пламя передается ее коже, как восхитительно его первобытная мужская сила разжигает ее естество, и судорожные вздохи вырывались из ее груди. Прошлое испарилось с головокружительной быстротой, и времени больше не существовало. Была только эта вечная волна удовольствия, этот растянутый миг блаженства, укачивающий и удерживающий ее навсегда, навсегда в его руках.
    Но всему приходит конец, и этот ураган чувств, стал стихать. Сила его объятия деликатно уменьшалась, оно стало нежным и мягким. Его твердые мускулы расслабились. Неукротимый напор исчез, но Ричард теперь казался еще ближе и роднее. Алиса больше не чувствовала себя покинутой и одинокой.
    Ее пальцы легко касались его шеи и широких плеч. Прижимая к себе ее гибкое тело, Ричард целовал глаза, щеки и губы Алисы, и тонкий аромат ее волос обволакивал его. Молчаливая нежность охватила обоих, и казалось, что в этот магический момент ничто в мире не разделит их. Идеальное согласие и единство царило между ними.
    Я люблю тебя.
    Эти слова тайно прокрались в сознание Алисы, звеня и очаровывая своей бесхитростной мелодией. Маленькая поэма из трех слов, думала она мечтательно. Она знала: скоро реальность возьмет свое, и мысль о том, что Ричард живет своей отдельной жизнью, вернется и станет преследовать ее. Но в этот миг Алисе хотелось смеяться над этим! Ей казалось, что она уловила самую суть мужского сознания и знает Ричарда больше, чем он сам. Сотня лет, прожитая в одиночестве, не смогла бы стереть из памяти эти минуты.
    Алисе было восхитительно тепло и уютно в руках Ричарда. Она почувствовала, как он набрасывает простыню на ее нагое тело и теснее прижимает ее к себе.
    На улице зимний ветер вихрем кружил среди башен города. Он свистел, завывал и бился в стекла. Но здесь, в тепле номера, царило блаженство чистейшей земной любви.
    Минуты проплыли в молчании, пока они лежали в объятиях друг друга, мягко соприкасаясь губами и кончиками пальцев. Оглушенная силой своей страсти, Алиса пребывала в удивительно томном и расслабленном состоянии, совершенно не чувствуя усталости. Скрытый ручеек возбуждения и радости протекал сквозь каждый ее нерв.
    Спать совсем не хотелось, руки Ричарда снова ожили и принялись ласкать ее тело. Спокойные поцелуи стали более настойчивыми и быстрыми, и Алиса поняла, что страстное желание вернулось к нему, он опять хочет обладать ею.
    И во второй раз за этот вечер они вместе достигли вершины наслаждения и растворились друг в друге. Теперь их движения были более медленными, мечтательная нежность пришла на смену огненной страсти. Они с радостью дарили друг другу восторг, не сдерживая вздохи удовольствия и восхищения.
    Это легкое и нежное трение плоти о плоть становилось все горячее и подводило любовников к вершине экстаза, которую Алиса не могла даже вообразить совсем недавно, впуская Ричарда в потаенные миры своих фантазий.
    И снова он держал ее в своих крепких, но бережных объятиях, пока ее стоны не стихли, растворяясь в темноте, и она не расслабилась, погружаясь в дремоту.
    Она запомнит эту ночь навсегда, как радужную мечту, в которой феерические взрывы интимной близости чередовались с минутами покоя, отдыха и умиротворения. Спала ли она? Неизвестно. Эта ночь принадлежала любви, и из нее выпадали мгновения повседневности.
    Время обратилось в блаженную бесконечность, и эта могущественная сила оттягивала момент, когда наступит страшное, лишенное этой безупречной гармонии будущее.
    И с каждым разом, когда экстаз нарастал, сплетая их тела в танце огненной страсти, слишком ярком, чтобы когда-либо повторить или забыть его, Алиса чувствовала тайную волю неведомой силы, соединившей ее с Ричардом Рэскверхендом.
    Что-то случилось с Алисой в эту неповторимую ночь, и она с ликованием приняла эти перемены. Никогда она не будет прежней. Но, несмотря на это, она радовалась и наслаждалась.
    Если своей властью жестокая судьба навсегда унесет от нее Ричарда, она возвратится в мечтах в эту ночь, место которой всегда найдется в ее душе.

Глава 10

    Прошло несколько дней, и Алису снова поглотил холодный мир, в котором не на жизнь, а насмерть шла борьба за «Свенсон'з корпорейшен». Она тонула в телефонных звонках, проектах, программах и оценках убытков. Ричард, как добрый дух, обитал в коридорах штаб-квартиры Свенсон. Его быстрый взгляд отыскивал слабые места, которые иногда возникали в организации работы и могли помешать планам Алисы. Все шло к тому, чтобы «Салли» дебютировала на рынке в конце марта.
    Очкарик Джозеф Ленц неделями маячил перед Алисой, надоедая ей просьбами об осторожности, уменьшении расходов и наблюдая за стабильной выплатой налогов.
    Рэй Колдуэлл часто бывал в ее офисе, объясняя, как неустойчивый график выплат влияет на производство деталей и сборку «Салли». Он просматривал отчеты со спокойствием хирурга, чьи пальцы накладывают тонкие швы на тело пациента. Алису изумляла его хладнокровная уверенность в своих способностях и готовность выполнять запутанные и трудные задания.
    Изредка легкое беспокойство сквозило в глазах Рэя, когда он пристально смотрел на Алису. Она опасалась, не открылись ли ему каким-то образом те тайные перемены, которые произошли в ее отношениях с Ричардом. Алиса не могла не вспоминать дискомфорт, который она ощутила, сидя обнаженной на постели в Хельсинки и принимая инструкции Рэя по телефону.
    Она боялась, что, когда они окажутся втроем, ее взгляды на Ричарда и интонации в разговоре с ним выдадут неуловимую фальшь, которую проницательный Рэй, тут же почувствует.
    Но он, конечно, уже заметил те разительные перемены, которые произошли с ней за последнее время. Алиса не могла больше скрыть жар сексуальности, который переполнял ее повзрослевшее тело.
    Ричард Рэскверхенд сделал ее женщиной не только в плане физическом, она чувствовала, что вот-вот окончательно расстанется с юношеской неопытностью и наивностью. Когда Алиса приняла на себя ответственность за спасение компании, ее больше всего смущала неуверенность в собственной компетентности. Теперь она знала, кто ее враги, и чувствовала уверенность настоящего профессионала в том, что сможет победить их. Факты и цифры в ее руках, соединенные с тонко разработанными стратегическими планами, заставляли верить: победа достижима!
    Алиса стала руководителем до мозга костей.
    Одна она знала, что кроется за ее спокойной готовностью к дерзким действиям. Ее душа жила теперь в счастливом райском уголочке и прекратила уповать на лучшее или бояться будущего.
    Пока зима входила в свои ледяные права, Алиса ездила по стране с Ричардом, лично наблюдая за каждым этапом производства «Салли». Ей пришлось изучить каждую деталь этой машины почти с материнским вниманием. Она настойчиво расспрашивала своих многочисленных экспертов, пытаясь раньше других выявить перерасход бюджета, ведь это могло угрожать доступности цены «Салли».
    Поездки с Ричардом приводили ее в Рочестер, где свирепые ветры выли над озером Онтарио и крутились в вихре по деловым улицам города; и в Берлингтон, штат Вермонт, где обледенелый снег лежал огромными глыбами около расчищенных улиц. Они заезжали в Балтимор, куда зима приносила холодный ветер, и серые облака покрывали небо над очаровательными нарядными рядами домов, чья старомодная элегантность придавала городу вид начала века и напоминала Алисе о родительском доме со старым роялем.
    Алиса и Ричард мчались по чудесным парковым дорогам Вашингтона в Мичиган и Массачусетс, и мокрый снег лип к лобовому стеклу. Они посещали фабрику в штате Мэн, где Ричард уговорил Алису попробовать кататься на горных лыжах вместе с ним, и аплодировал ее храбрости. И везде, где они бывали, их напряженные деловые взаимоотношения во время рабочего дня сменялись жаром страсти во тьме ночной.
    Они никогда не говорили об этой скрытой стороне своего совместного существования. Иногда Алисе казалось, что она является хранителем чудесной, почти мистической тайны, неведомой остальному миру.
    За окнами отелей стоял лютый мороз — не только из-за снега и ветра, но и от козней безжалостных людей, против которых она вела борьбу. Но в комнатах Алисы, надежно зашторенных от посторонних глаз, стояло несравненное тепло и упоение их бесконечных свиданий с Ричардом.
    Каждый раз, когда он случайно дотрагивался до нее, она вспоминала, что его сильные руки знают ее всю целиком. Глядя на его губы во время деловых бесед, вспоминала, как они прикасались к каждой частичке ее тела. Когда она видела его мужественную фигуру в соседнем офисе, аэропорту или вестибюле отеля, то думала, что другие женщины смотрят на него с вожделением. И она упивалась мыслью, что он принадлежит ей.
    Любовник. Это слово приняло сокровенное и иносказательное значение для нее. Оно выражало их дружбу, уважение друг к другу, глубину их интимной близости. И, кроме того, в нем звучала та единственная правда, которой владела она одна: она безнадежно и без всяких сомнений была влюблена в него.
    Она не позволяла себе надеяться, что будущее может сделать их отношения открытыми и постоянными. Ричард молчал об этом, и Алиса все прочнее утверждалась в мысли, что этого никогда не произойдет. И она научилась любить даже это молчание, говоря себе, что их совместная жизнь реальна и прекрасна, хотя она и является временной. Алиса мужественно разделяла это молчание, и это приближало ее к нему.
    Перед возвращением из Хельсинки Ричард подарил ей изумрудную подвеску. Он шутил, что ее цвет предсказывает большие прибыли от продажи «Салли». Теперь Алиса носила эту вещь как талисман. Подвеска напоминала ей о восторге, испытанном в его объятиях, и о силе духа, которую он вселил в нее. Эта сила духа однажды должна помочь Алисе расстаться с Ричардом мужественно.
    Она жила сегодняшним днем, признательная жизни за каждую минуту, проведенную с любимым. Чем сильнее головокружительный экстаз, в который Ричард ее повергает, тем труднее будет стереть память об этом мгновении впоследствии, когда Ричарда уже не будет рядом с ней.
    А пока они лежали вместе в полумраке комнаты, отдыхая в приятной истоме после занятий любовью. Пристальный взгляд темных глаз Ричарда ласкал ее лицо, а длинные пальцы перебирали блестящие пряди ее волос.
    Он не знал, что она, трепетно касаясь тонкими пальцами его тела, стремится вобрать в себя все его существо, сосредоточенно заполняя им свою память, понимая, что сегодняшняя, завтрашняя или следующая ночь может быть последней.
    Она вдруг осознала, что Ричард Рэскверхенд и есть ее сегодняшний день. В этом — его суть и волшебство. Все, что касалось его, делало обычные способы познания неуместными. Никто не мог пытаться удержать его, пленить, угадать со второго раза его мысли или предвидеть его непостижимое будущее. Его действия были непредсказуемы. Его можно было только любить. Это означало дарить любовь, не думая о себе. Но если кто-то бескорыстно отдавал ему себя, не надеясь приручить его, обладать им или превратить его в дрожащее существо силой своей любви, то результат превосходил все ожидания.
    Да, она должна любить именно так. Сейчас… Если бы она могла превратить «сейчас» в «навсегда»! Но Алиса готова была смириться с его потерей, когда придет время. Она привлечет всю свою женскую гордость и позволит ему уйти. Она не будет уговаривать его остаться и заламывать в отчаянии руки.
    Это будет ее прощальный подарок и возмещение долга. И когда он уйдет своей дорогой, предназначенной ему судьбой, он оглянется на Алису с уважением. В своих мыслях он будет благодарить ее, за самоотречение и одобрять силу ее характера. Она докажет ему в конце концов, что она на самом деле сделана из твердого и прочного материала.
    Итак, Алиса приняла осознанное решение. Она смотрела без стыда на свое прошлое и без нереальных надежд — на будущее. Могла ли жизнь разочаровать ее сейчас? Она познала счастье, о котором даже не мечтала и не думала, что оно возможно. Какую рану могла нанести ей судьба?
    Она и не подозревала, что волшебный мир, который она создала в своих мыслях, мог лопнуть и разлететься на тысячу кусочков, как воздушный шарик, сделанный из мечты.
    Был последний день февраля. В этот поздний час Алиса чувствовала себя более усталой, чем обычно. Но ее переполняли радостные предчувствия, потому что только три недели отделяли «Свенсон'з» от того момента, когда «Салли» должна впервые появиться на прилавках. Эксперты по контролю качества в Арлингтоне осмотрели первые образцы и дали «добро» на массовое производство. Один экземпляр этой небольшой машинки теперь ненавязчиво мурлыкал в углу офиса Дэниэла.
    Алиса готовилась положить документы о прогнозах продаж в свой портфель, чтобы просмотреть их дома, когда по внутренней связи раздался гулкий, многократно усиленный голос Сюзанны.
    — Мисс Свенсон, здесь мисс Уилл хочет видеть вас! Ей не назначено, но она говорит, что это срочно.
    Имя «Уилл» прозвенело в ушах Алисы зловещим набатом.
    — Извините, Сюзанна, — сказала она, нажимая на кнопку, — вы сказали — Уилл?
    — Мисс Мишель Уилл.
    — Хорошо, Сюзанна. Пусть войдет.
    Быстро собираясь с мыслями, Алиса поднялась, чтобы встретить свою посетительницу. Она вспомнила, что читала о Мишель Борн-Уилл, ведущей затворнический образ жизни. Эта девушка не имела никакого интереса к ведению дел в финансовой империи своего отца. Если, это правда, то что же могло привести ее в кабинет Алисы — президента компании, которая даже не имеет никаких отношений с «Уилл, Инк.»?
    Дверь открылась, чтобы впустить очаровательную молодую блондинку. Ее прекрасные светлые волосы были закручены на затылке в простой пучок. Бледно-пурпурная блузка была сшита из изысканного шелка и прекрасно сочеталась с юбкой и жилетом простого, но очень элегантного покроя. Цвет костюма гармонировал с небольшой аметистовой подвеской на шее.
    Многомиллионное богатство угадывалось за особой строгостью одежды и аксессуаров Мишель Уилл. Но хрупкая красота девушки изумила Алису больше всего. Алебастровый цвет лица оттенял ее светло-коричневые глаза, и в сочетании с тонкостью рук и ног он придавал Мишель вид фарфоровой китайской куклы, которая от грубого обращения может разбиться.
    — Вы, очень любезны, что приняли меня, — начала молодая леди. — Я знаю, что вы, очень занятой человек, мисс Свенсон, и я сожалею, что врываюсь к вам без предупреждения…
    — Все в порядке, — улыбнулась Алиса. — Садитесь, пожалуйста. Что я могу для вас сделать, мисс Уилл?
    Влажные глаза Мишель Уилл выражали крайнее огорчение. Она неловко села на край кожаного кресла напротив Алисы.
    — Ну, — вздохнула она, — я не знаю, с чего начать, мисс Свенсон. Трудно об этом говорить, и… сначала все это может показаться вам нелепым. Но выслушайте меня, и я думаю, вы поймете, почему я вынуждена была прийти.
    Она колебалась перед тем, как продолжить, и Алиса ободряюще улыбнулась. Ее лихорадочные попытки угадать причину этого неожиданного визита надежно скрывались под маской спокойного ожидания.
    Нерешительность Мишель Уилл придавала ей еще большую утонченность и уязвимость. Казалось, что внутренняя боль настолько охватила ее, что она готова расплакаться.
    — Лучше я перейду прямо к делу, — вздохнула она, — чтобы не отнимать напрасно ваше время. Я думаю, вы знаете мужчину по имени Ричард Рэскверхенд.
    — Ричард Рэскверхенд? — Алиса удивленно подняла бровь. — Да, конечно. Он стал работать на нас незадолго до смерти отца.
    Мишель Уилл кивнула, ее глаза встретились с глазами Алисы как-то испуганно и неуверенно.
    — Ричард… мой жених, — сказала она тихим голосом.
    Усилие, чтобы не вскрикнуть от потрясения, стоило Алисе последних сил, но каким-то чудом она сумела сохранить на лице внимательную улыбку, которая казалась такой естественной только мгновение тому назад.
    — Мой отец — человек по имени Алекс Уилл, — продолжала Мишель. — Он владеет корпорацией, которая называется «Уилл, Инкорпорейтед», которую вы… возможно…
    — Конечно, — улыбнулась Алиса, — фирма вашего отца известна и уважаема повсюду.
    — Ричард Рэскверхенд… работает на моего отца, — продолжила Мишель в тоне мучительной исповеди. — Он работает на Уилл в качестве, как они это называют, консультанта, но я думаю, на самом деле он занимается чем-то большим. Я имею в виду, что он очень близок с моим отцом.
    Сердце Алисы упало, и она осознала, что удары, которые ее привлекательная собеседница нанесла один за другим, должны были оставить видимые следы в ее глазах.
    — А как это касается меня? — спросила она. Мишель Уилл стала еще бледнее, услышав этот вопрос.
    — Я… не понимаю многих вещей в бизнесе, — сказала она. — Мой отец и братья — асы в делах корпорации. А я всегда была только членом семьи, которого ни во что не вовлекали. Но я узнала кое-какие вещи, Мисс Свенсон, о «Уилл, Инк.» и, о вашей компании. Я знаю, что ваш отец умер совсем недавно, мне очень жаль. Может быть, я поступаю неправильно, но я чувствую, что должна была прийти…
    — Какие вещи, мисс Уилл? — спросила Алиса. — Какие вещи вы узнали?
    — Пожалуйста, называйте меня Мишель. Все друзья меня так называют. — Парализованный страхом взгляд опять появился на красивом лице молодой женщины. — Я случайно услышала разговор между моим отцом и Ричардом… Ричардом Рэскверхендом. Они обсуждали захват «Свенсон'з корпорейшен», он запланирован на эту весну. Они долго спорили, но у меня создалось такое впечатление, что они оба согласились с этой идеей поглощения. Возможно, вы уже знаете об этом, мисс Свенсон. Я так наивна в этой деятельности, что, возможно, чрезмерно беспокоюсь.
    — Пожалуйста, продолжайте, — настояла Алиса — Мне интересно все, что вы мне расскажете, и я сохраню это в тайне.
    — Хорошо, — вздохнула Мишель, — что бы ни случилось, я все-таки расскажу, что я поняла. Если я буду говорить глупости, не обращайте внимания. Мне кажется, что Ричарду поручили укрепить позиции вашей компании, так, чтобы она «не потеряла рынка сбыта» или что-то подобное. Идея состояла в том, что захват корпорации сейчас невыгоден для «Уилл, Инк.», пока у «Свенсон'з корпорейшен» финансовые неприятности. Но задача Ричарда — или мне так показалось — состоит не в том, чтобы помочь вашей компании противостоять захвату. Совсем наоборот. Они хотят, чтобы «Свенсон'з» расширила свое владение определенными рынками сбыта, и тогда вас принудят к слиянию, применяя что-то вроде давления на Фондовой бирже… Простите, я произношу слова, которые выше моего понимания, но, возможно, вы поймете, о чем речь.
    Она сосредоточенно поджала губы и помолчала, припоминая.
    — Там упоминался срок… что-то около 20 марта. Дата собрания наших акционеров! — в панике подумала Алиса.
    — Мой брат Боб тоже как-то замешан в этом деле, — огорченно добавила Мишель. — Это как раз то, о чем Ричард и мой отец спорили. Насколько я поняла, наградой Ричарду за все его труды должно было быть президентство… в вашей компании, мисс Свенсон. И свобода действий в управлении. Это, очевидно, не то, что хотел Боб, и Ричард требовал гарантий от моего отца, что он, то есть Ричард, получит то, к чему стремится.
    — Вы говорите, — перебила ее Алиса, не в силах вынести больше ни слова из потока этой жестокой информации, лившегося с уст очаровательной Мишель, — что действия Ричарда Рэскверхенда обращены против нашей фирмы?
    Мишель с сожалением кивнула. У нее был несчастный вид. Неожиданно ее глаза наполнились слезами.
    — Ричард Рэскверхенд — хороший человек, — сказала она. — Я бы не собиралась замуж за него, если это было бы не так. Но финансовый мир акционерной компании — это жестокий мир. Я не могу избавиться от ужасного чувства, что мой отец и Ричард планируют что-то, наносящее вред вам или вашей компании.
    Мишель, со вздохом покачала головой.
    — Я очень переживаю из-за того, что я читала о «Уилл, Инк.», — сказала она печально. — Все изменилось с тех пор, как мои братья взяли на себя большую часть ответственности. У меня создалось впечатление, что «Уилл» работает не для того, что бы помогать людям или сделать мир лучше и современнее. Все теперь касается только прибыли и способов ухода от налогов.
    На ее очаровательном лице отразилось беспокойство, когда она посмотрела на Алису.
    — Я знаю, какая репутация была у вашего отца, — продолжала она. — «Свенсон'з корпорейшен», очевидно, очень хорошая компания, и я уверена, что вы лучше всего знаете, как защитить ее, мисс Свенсон. Я здесь только потому, что у меня сложилось определенное впечатление… насчет положения, в котором оказались вы и Ричард… Если он пытается заставить вас поверить, что он помогает вам, а его реальное намерение иное, то его следует остановить. Мне трудно говорить это о человеке, за которого я собираюсь замуж, но выбора нет. Не верьте ему, мисс Свенсон. Не верьте…
    Внезапно ее стали душить рыдания. Она открыла маленький кошелек и достала носовой платочек.
    Алиса изо всех сил боролась с охватившими ее эмоциями. Хотя мир рушился вокруг нее, она сосредоточила свое внимание на точном значении слов Мишель.
    — Значит, намерения корпорации «Уилл», — сказала она, — осуществить захват «Свенсон'з корпорейшен» в конце марта, манипулируя акционерным капиталом.
    Мишель кивнула.
    — Если это имеет для вас значение, — сказала она, — то было еще кое-что о новом товаре… Какой-то важный патент, который мой отец хочет приобрести для некоторых филиалов в Европе. Они об этом тоже спорили.
    «Салли»! — подумала Алиса, и ее кровь похолодела. Ее враги собирались украсть изобретение Джона!
    Интрига, в которой замешан Ричард Рэскверхенд, имела византийскую сложность. Разве не сам Ричард сообщил ей о Майкле Фелдере и «Федерал индастриал» как о секретных агентах «Уилл, Инкорпорейтед»? Почему Ричард рассказал Алисе правду о банке, вместо того чтобы использовать все свои ухищрения и скрыть ее?
    Ответ был до отвращения простой. Ричард сказал часть правды, чтобы завоевать доверие Алисы. И его план сработал. Он не только убедил ее в своих добрых намерениях, но сумел проникнуть в самые сокровенные ее планы, влиял на деятельность корпорации и держал ее под контролем.
    Да, он сказал правду, размышляла Алиса в панике. Но он опустил одну немаловажную деталь: тот факт, что он сам представлял «Уилл, Инкорпорейтед» и был в центре плана по захвату «Свенсон'з».
    Если бы Алиса пожелала проверить его рассказ о тайном сговоре между Майклом Фелдером и Робертом Уиллом, это не составило бы труда. И тогда она должна была выяснить, что рассказ Ричарда является правдой. Ричард, вероятно, ожидал, что она начнет проверять достоверность его информации. Но она не побеспокоилась сделать это. Она просто поверила ему.
    В своей наивной простоте она проигнорировала одно элементарное правило, которому стоило следовать, нанимая сотрудника на должность консультанта: проверить самого Ричарда Рэскверхенда. Небольшая тщательная проверка — и стало бы ясно, кто он на самом деле и на кого работает. Но Алиса просто поверила ему на слово, открылась ему, следовала его советам с совершенно глупой верой в то, что его, как оказалось, притворная преданность Дэниэлу распространяется и на нее.
    А когда ему это стало удобно, он даже позволил ей затащить его в постель.
    — Мисс Уилл… Мишель, — сказала она, наконец, неимоверным усилием воли подавив душащие ее слезы, — вы очень добры, что нашли в себе мужество сообщить мне все это. Пожалуйста, не чувствуйте себя так, словно вы предали вашего отца, его корпорацию или Ричарда Рэскверхенда. Вы поступили правильно, и я, конечно, придаю большое значение тому, что вы мне рассказали. Теперь, я думаю, вам следует выбросить все это из головы и сосредоточиться на будущем… на вашей свадьбе.
    Мишель казалась еще более несчастной и беззащитной, когда она вновь взглянула на Алису.
    — Я… я чувствую себя так скверно из-за всего этого, — сказала она. — Если они… если мой отец и Ричард сделали что-то, что вас обидело, пожалуйста, примите мои извинения за них. Я просто надеюсь, что я помогла. А если все, что я сказала, — ерунда, то я надеюсь, что вы простите глупую и невежественную женщину за то, что она заняла ваше время напрасно.
    Она встала, собираясь уходить, но в нерешительности остановилась перед дверью.
    — Ричард… Ричард Рэскверхенд — умный и очень эрудированный человек, — начала она. — Он — эксперт, в своей области и знает, чего хочет. Что я пытаюсь сказать, — она вздохнула, — я представляю, каким он может быть безжалостным в своих действиях. О, я не думаю, что он один такой. Для него и всех людей, подобных ему, — это только бизнес. Но я чувствую, что вы должны быть в курсе. От всего сердца я желаю вам удачи, и — ну, я просто не знаю, чем еще могу помочь.
    Несмотря на глубину своего отчаяния, Алиса была тронута теми внутренними переживаниями, которые терзали хрупкую блондинку, стоящую перед ней.
    — Вы совершенно правы, — сказала Алиса, пытаясь улыбнуться. — Бизнес есть бизнес. Я не буду упрекать Ричарда Рэскверхенда за действия от имени его компании, Мишель. И не думаю, что вам следует это делать. Я желаю вам всяческого счастья в семейной жизни. И, пожалуйста, не позволяйте этой ситуации огорчать вас. Спасибо, что пришли.
    Мишель задержалась у двери, словно не в силах отказаться от моральной поддержки Алисы, которой она только что принесла такие ужасные новости. Мгновение Алиса вспоминала, что еще она читала об этой молодой женщине.
    Неудивительно, думала она, что Мишель Уилл оставалась в стороне от корпоративного мира, где господствовал ее отец. Этот мир мигом съел бы ее живьем. Она принадлежала к тем пушистым зверушкам, которых нужно занести в Красную книгу и держать подальше от махинаций своенравных и коварных предпринимателей.
    Ну, ничего. Вскоре у этой девушки будет собственная золоченая клетка, построенная Ричардом Рэскверхендом.
    Страдальчески улыбнувшись напоследок, Мишель Уилл закрыла за собой дверь и ушла.
    Часы на стене показывали 17:13. После мгновенного раздумья Алиса торопливо открыла телефонную книгу и нашла нужный номер.
    Если Мишель не ошиблась, то Алиса пропала. Надо попробовать позвонить Ричарду Рэскверхенду в штаб-квартиру «Уилл», и если он известен там, как доверенное лицо самого Алекса Уилла…
    — Корпорация «Уилл», офис мистера Рэскверхенда, — прозвучал голос в телефонной трубке.
    — Мистера Ричарда Рэскверхенда? — спросила Алиса.
    — Да, мэм, — ответил секретарь. — Кто говорит?
    — Мне кажется, я немного перепутала, — сказала Алиса. — Я оставляла сообщение для мистера Рэскверхенда, но не уверена, что он получил его. Номер справочной службы — 555-1717, да?
    — Да, это его личная справочная служба, мэм, но они не направляют эти сообщения через нас. — В деловом голосе секретаря звучала осторожность, словно он имел обыкновение защищать Ричарда Рэскверхенда от нежелательных звонков.
    — Простите, — сказала Алиса. — Я уверена, что он получит это сообщение позже. Не буду отнимать ваше время. Спасибо большое.
    Положив на место телефонную трубку, Алиса тупо уставилась на фотографии и дипломы Дэниэла на стенах офиса. Хотя она пыталась ни о чем не думать, одна проклятая мысль крутилась в голове с удручающей настойчивостью.
    Я ни разу не побеспокоилась проверить его.
    Как доверчивый ребенок, она устроилась у него на руках. Нет, хуже — она повисла у него на шее, как подросток с сияющими от восхищения глазами. Нетерпеливо и признательно следуя его советам, она играла роль его послушного щенка, маленького Тотошки.
    Но все-таки та комедия, в которой ей пришлось сыграть, пошла ей на пользу. Она закалила ее, сделала зрелым человеком, превратила в настоящую женщину и настоящего руководителя.
    Она чувствовала, как ее сердце разрывается. Казалось, что внутри все сжалось в комок и похолодело. Она вспомнила день смерти Дэниэла и поблагодарила Бога за свойство человеческой души залечивать самые глубокие раны с течением времени.
    Следующие несколько часов она будет сопротивляться тупой боли, которая охватила ее. И в течение этого короткого промежутка времени она обязана действовать.
    Предстояло сделать очень многое, а надежда на успех была невелика.
    Несмотря на остроту ситуации, отчаянный бунтарский дух заиграл в ее крови. Дни ее детской пассивности остались позади. И в большой степени в этом был повинен Ричард Рэскверхенд. Очень хорошо, думала она мрачно. Пусть та женщина, которую создал Ричард, будет действовать против него. Утирать свои горькие слезы по поводу его потери она будет позднее.
    — Сюзанна, — произнесла она в переговорное устройство, — вы еще здесь?
    — Я как раз собиралась уходить, — раздался знакомый голос. — Что-нибудь сделать для вас?
    Алиса сняла изумрудную подвеску, подаренную Ричардом, и положила ее в фирменный конверт «Свенсон'з корпорейшен». Не испытывая никаких эмоций, сама написала адрес офиса Ричарда Рэскверхенда в штаб-квартире «Уилл, Инк.». Пока удача сопутствовала ей. Сегодня он находится в Нью-Йорке на конференции по финансовым вопросам и не вернется в Вашингтон до завтрашнего дня.
    — Принесите мне стандартный форменный бланк для заявления об уходе, — сказала она, нажав на кнопку переговорного устройства. — И пришлите поскорей курьера, хорошо? У меня есть пакет, который нужно вручить лично в руки.

Глава 11

    Алиса молча сидела, ожидая, когда войдет Сюзанна. Ее мысли крутились с необыкновенной быстротой. Она знала, что действия для спасения компании Дэниэла должны быть предприняты немедленно, сию минуту. Меньше трех недель осталось до собрания акционеров, на котором она планировала объявить о продаже «Салли» на рынках всей страны.
    Теперь она знала, что это собрание намечено как момент захвата «Свенсон'з корпорейшен» фирмой Уилла.
    Несколько часов спустя Ричард Рэскверхенд узнает, что его карты раскрыты. Он немедленно свяжется с Алексом Уиллом и его сыном Робертом, и они начнут планировать, как ускорить атаку на ее компанию.
    Теперь Алиса в ярких красках видела истинную правду. Предельный срок — 5 апреля, — назначенный Майклом Фелдером для оплаты краткосрочных векселей «Свенсон'з», все время служил для отвлечения внимания. Реальным намерением Уилла всегда было захватить их фирму задолго до этой даты. Сутью этого плана было падение стоимости акций корпорации. Захватчики собирались заставить ее акционеров в панике продать свои акции в самый канун продажи «Салли». Боб Уилл и его союзники надавят на акционеров в тот самый момент, когда производственные расходы на «Салли» достигнут колоссальных размеров, и Алисе придется отступить и принять слияние.
    В результате «Уилл, Инкорпорейтед» триумфально выставит «Салли» на рынок как свой собственный продукт. И все безумные усилия Алисы получить быстрый доход, запустив в продажу перспективное и оригинальное устройство, будут напрасными, потому что атака на ее компанию произойдет раньше, чем «Салли» успеет занять свое место на рынке.
    И этот вражеский план сработает благодаря тому, что Ричард Рэскверхенд знал секретную дату, которую Алиса назначила для начала продажи «Салли».
    Его блестящему, леденящему кровь коварству почти невозможно было противостоять.
    Алиса была так занята этими мыслями, что не слышала, как Сюзанна вошла в офис.
    — Бланк, который вы просили, — сказала она нерешительно.
    Не говоря ни слова, Алиса сложила бланк и засунула его в конверт со своей подвеской.
    — Я чуть не забыла сказать вам, — Сюзанна стояла, следя усталыми от работы глазами за руками Алисы, — только что звонила Нэнси Сильверленд из рекламного отдела. Она сказала, что у нее хорошие новости для вас.
    — Сюзанна, — ровным тоном сказала Алиса, — мне нужна ваша помощь сегодня вечером. Вы можете задержаться? — Она, не глядя, отодвинула конверт.
    — Конечно, — испуганно ответила Сюзанна. Увидев имя Ричарда над адресом корпорации «Уилл, Инк.», она разглядывала конверт, словно он мог укусить, если до него дотронуться. — Мисс Све… Алиса, что случилось? Плохие новости?
    — Они будут плохими, если мы не исправим положение. Садитесь, Сюзанна. Мне нужно, чтобы вы сделали несколько дел для меня. — Алиса задержала дыхание и закрыла глаза, чтобы сосредоточиться, пока Сюзанна открывала свой блокнот. — Пока мы ждем прихода посыльного, — начала Алиса, — я хочу, чтобы вы связались с фирмой «Чикенпай Ассоци-эйтез» и попросили Гарри Чойса.
    — Гарри Чойса, — повторила Сюзанна, быстро записывая имя на желтом листе бумаги. Алиса обратила внимание на ее больные артритом пальцы.
    — Если его нет в офисе, найдите его, — сказала Алиса. — Скажите, что это срочно. Попросите его позвонить мне в любое время, прямо сюда, в офис.
    Гарри Чойс был живой легендой в деловом сообществе. Он считался наиболее опытным доверенным юрисконсультом в стране.
    Алиса знала, что ее первая линия обороны против захвата корпорации — это преданность ее постоянных акционеров. Она должна убедить их с помощью Чойса не продавать свои акции, даже если их цена начнет очень сильно колебаться.
    — Это — задача номер один, — сказала она. — После того, как вы найдете его или оставите ему сообщение, я хочу, чтобы вы нашли Рэя Колдуэлла. Попросите его прийти сюда, в мой офис, немедленно. Затем позвоните Энди Норману из нашего юридического отдела. Скажите ему, что я останусь в офисе на весь вечер и буду очень признательна, если он заглянет ко мне. — Нервно откидывая волосы, падающие ей на глаза, Алиса беспокойно сжала губы.
    — Если сможете связаться с Нэнси, — продолжила она, — скажите, что ее я тоже хотела бы видеть здесь — и как можно скорее.
    Что я упустила из виду? — отчаянно спрашивала себя Алиса. Нельзя терять ни минуты. Малейшая оплошность могла стать роковой.
    — А теперь, что очень важно, — решительно сказала она. — Я хочу, чтобы вы положили все копии списка наших акционеров в мой сейф. Туда же положите все заранее подписанные конверты с их адресами. Я не хочу, чтобы хоть одно имя акционера попадало в поле зрения. Вы сможете сделать это?
    — Конечно, — Сюзанна покачала головой, не понимая смысла полученных указаний. Ей не пришло в голову, что те же люди, которые поставили жучки в конференц-зале Алисы, были вполне способны взломать двери офиса и украсть со стола список акционеров «Свенсон'з корпорейшен».
    Алиса проклинала себя за то, что не предприняла меры предосторожности заранее. По закону Роберт Уилл или кто-нибудь другой имел полное право использовать эти адреса, чтобы по почте сделать тендерное предложение этим людям. Если предложение будет заманчивым, а богатство Бобби Уилла позволяет ему делать заманчивые предложения, — скажем, два доллара за каждый доллар текущей стоимости акций «Свенсон'з», то акционеры толпами потянутся в конторы своих брокеров.
    — Еще одно дело, — добавила она. — Позвоните охране. Скажите им, что Ричард Рэскверхенд больше не работает в этой фирме. Его не должны допускать ни на один из наших заводов.
    — Хорошо, — соболезнующий тон Сюзанны невольно выдал тот факт, что ее острые глаза не пропустили ни одного намека на реальные отношения Алисы и Ричарда. Но она держала свои соображения при себе, потому что поняла: на карту поставлено гораздо больше, чем увольнение одного сотрудника.
    — Когда все будет сделано, — сказала Алиса, — я была бы очень благодарна, если вы спуститесь вниз, в кафетерий, и принесете мне сандвич. Я боюсь отходить от телефона в ближайшие часы.
    В дверь тихо постучали. Сюзанна открыла ее и вышла из комнаты. В офис вошел Рэй Колдуэлл. Его пальто было накинуто на плечи.
    — Рэй, — сказала Алиса. — Я рада, что тебя остановили. У нас почти кризисное положение, и мы должны быстро что-то предпринять. Мы в опасности. Нас может захватить «Уилл, Инк.» или одна из ее холдинговых компаний. У нас нет выхода, кроме как выставить «Салли» на рынок досрочно.
    — Ричард знает об этом? — спросил Рэй, садясь в кресло и расстегивая свой пиджак.
    — Ричард больше не работает у нас. Я уволила его десять минут тому назад. — Глаза Алисы не выражали никаких эмоций. — Я все объясню тебе в более подходящее время. Надо немедленно связаться со всеми нашими людьми по стране и выжать неделю из рабочего плана «Салли». Нам нужно закончить все к пятнадцатому марта.
    Рэй нахмурил брови и направил невидящий взор сквозь оконное стекло в дождливое небо. Затем он тихо, побарабанил пальцами по ручке кресла.
    — Сделаем, — сказал он, наконец, повернувшись к Алисе. — Я займусь этим сегодня вечером.
    Алиса чуть не разрыдалась от признательности к этому надежному мужчине, чья верность не подлежала никаким сомнениям. То, что она просила, было почти невозможным, а он был готов выполнить эту просьбу без лишних слов. Спасибо тебе, Боже, за то, что есть Рэй!
    — Энди Норман должен зайти сегодня вечером, — сказала она вслух. — Мы должны отложить собрание акционеров на месяц, чтобы успеть наладить продажу «Салли» до отчета о наших доходах. Завтра я, ты и Джозеф подготовим текст письма для рассылки акционерам. В нем мы объясним, насколько важным товаром является «Салли», и предупредим их, что любое предлагаемое слияние «Свенсон'з» с другой компанией — не в их интересах. На бирже готовится махинация, Рэй, и мы должны подготовить их к этому. Это должно быть самое лучшее и откровенное письмо, которое мы когда-либо писали. Я попытаюсь связаться с Гарри Чойсом. Он должен помочь нам составить это обращение.
    — Хорошо, — сказал Рэй. — Я буду здесь, рядом.
    — Спасибо, Рэй. Я так тебе благодарна.
    Она встала, чтобы проводить его к выходу. Перед тем как Алиса открыла дверь, Рэй по-дружески обнял ее. Она почувствовала ужасную слабость в ногах и с трудом боролась со слезами, которые навернулись на глаза от страха и всех переживаний сегодняшнего вечера.
    — Держись, Алиса, — улыбнулся Рэй, своим теплым объятием согревая ее. — Ты сделаешь это.
    Мы все вместе это сделаем. А какая жизнь без маленькой встряски? — Его палец коснулся ее щеки, смахнул слезинку, и Рэй опустил руку. — Дэниэл ужасно гордился бы тобой сейчас, — улыбнулся он. — Так же, как и я.
    Она признательно ответила на его улыбку. Мгновение спустя Алиса снова осталась одна.
    До того как она успела собраться с мыслями, зазвонил телефон. Это был Гарри Чойс. Сюзанне чудом удалось поймать его в тот самый момент, когда он был готов покинуть свой офис.
    — Хорошо, Алиса, — сказал он, когда она обрисовала ситуацию. — Вы правильно сделали, что заперли адреса своих акционеров. Уиллу придется вызвать вас в суд, чтобы заполучить их, и эта процедура займет пять-семь дней. Я хочу, чтобы вы сделали вот что. Соберите вместе несколько людей, которым вы абсолютно доверяете. Я подчеркиваю: абсолютно! И приступайте к работе над этим списком. Я хочу, чтобы вы перенесли все имена на карточки размером с открытку. Напечатайте их. Имя, адрес, количество акций и тому подобное. Когда вы сделаете это, спрячьте список в безопасное место, где никто его не найдет. Затем бросьте их россыпью в коробку и заприте эту коробку в вашем сейфе.
    — Зачем, Гарри?
    — Если Уилл получит судебный ордер, чтобы заставить вас огласить эти имена, — а он может сделать это, — то в законодательстве не определено точно, в какой форме вы должны предоставить им информацию. Когда они придут к вам с ордером в руках, пригласите их в свой офис и покажите громадный ящик с карточками. Пройдет несколько дней, пока они скопируют эти карточки. Вы выиграете немного времени. Нужно уметь считать часы, Алиса, поэтому делайте, как я говорю.
    — Я сделаю это, — произнесла Алиса вслух, одновременно выводя эти слова в блокноте, лежащем перед ней.
    — Хорошо. А теперь по поводу отмены собрания акционеров. Это очень решительная мера. Вы ловко это придумали. Месячная отсрочка могла бы просто спасти вашу компанию. Завтра, с вашего разрешения, я приглашу, Пола Херберта, чтобы он работал с вашими юристами. Он самый лучший юрист в области доверенностей сегодня.
    — Замечательно, Гарри. Огромное спасибо.
    Голова у Алисы закружилась, пока она вспоминала все первоочередные дела, стоящие перед ней. Оторвавшись от бумаг, она увидела Нэнси Сильверленд, которая стояла в дверях.
    — Заходите скорее, — улыбнулась Алиса. — Какие у вас новости?
    Нэнси взволнованно вбежала в комнату. На ней была очень элегантная юбка, а кожаные туфли блестели, как зеркальные. Она плюхнулась в кресло для посетителей и начала рыться в своем бумажнике.
    — Замечательные новости, — сказала она. — Вы помните Мэри Симпл? Киноактрису.
    — Горничная Марта, — Алиса кивнула.
    — Ну, так я нашла ее, — радостно сказала Нэнси, — она здесь, в Вашингтоне. Живет одна в своей квартире в соседнем районе. Я ее сегодня навещала. Алиса, вы не поверите! Она выглядит точно так же, как в том фильме. Не постарела нисколько. Она живая, проворная и все еще со своими снобистскими замашками. И что лучше всего, она говорит, что спокойная жизнь надоела ей своей глупостью. Она очень хотела бы нам помочь и сняться в рекламном ролике «Салли».
    — Вы уверены, что она подходит для него? — Алиса вспомнила образ Мэри Симпл. Если у нее самой это угловатое, умное лицо ассоциировалось с лицами тысячи других домохозяек, то все люди старшего возраста во всех штатах — владельцы отдельных домов и хозяева квартир — без сомнения, узнают его.
    — У нее легкий ревматизм, а во всем остальном она в полном порядке, — заверила Нэнси.
    — Хорошо, — Алиса сделала глубокий вдох. — Времени остается гораздо меньше, чем я думала, Нэнси. Я хочу, чтобы вы устроили собрание в отделе рекламы завтра утром. Нам нужен идеальный сценарий — да, идеальный, и придумать его, нужно за несколько дней. Мы собираемся запустить рекламный ролик о «Салли» на региональных каналах еще до того, как товар будет готов. Нам нужны предварительные заказы. Это будет нелегко, Нэнси, но мы должны приступить к работе прямо сейчас.
    — Нет проблем, — энергично сказала Нэнси. — Я покажу вам сценарий через день.
    — И подумайте над покупкой телевизионного времени, — добавила Алиса.
    Когда Нэнси ушла, Алиса почувствовала предельную усталость. Она попыталась сосредоточиться.
    Все ли я сделала? — спрашивала она себя, в отчаянии взвешивая все непредвиденные обстоятельства, возникшие перед ней. Когда придет Энди Норман, она поможет ему спланировать антитрастовый гражданский судебный процесс против «Уилл, Инк.» на случай предложения о слиянии. Не нужно волноваться, если Энди скажет ей, что «Свенсон'з» проиграет этот иск. Это — еще один способ выиграть время.
    К сожалению, все эти отсрочки могли только задержать неизбежную катастрофу. Единственный путь к спасению — это, как и прежде, мгновенный успех «Салли» на рынке и получение огромной прибыли.
    Ситуация казалась Алисе еще более отчаянной, чем тогда, когда она впервые услышала об угрозе, нависшей над корпорацией. Ни один из кризисов последних четырех месяцев, не мог сравниться с этой прямой угрозой, а времени оставалось все меньше.
    Теперь Алиса была одна. Если она не спасет корпорацию, никто не сможет сделать это.
    Алиса с удивлением обнаружила, что подсознательно готовилась к этому дню с тех самых пор, как Ричард Рэскверхенд первый раз предупредил ее о планах Майкла Фелдера и Роберта Уилла. Правда, она не позволяла себе думать об этом постоянно и ждать самого худшего, но тысяча страхов и мелких сомнений одолевали ее.
    Во множестве этих страхов притаились и крошечные крупинки сомнений в верности самого Ричарда Рэскверхенда, но она не имела мужества рассмотреть их повнимательнее, и пугливо отводила глаза в розовых очках самообмана.
    Ричард был дьявольски хитер. На каждом крутом повороте событий он избегал ее подозрений, талантливо доказывая свою мнимую преданность. Но одну ошибку он все-таки совершил. Он отдал в руки Алисы слишком увесистый кусок достоверной информации. Он научил ее чувствовать опасность и использовать для пользы дела свой острый ум и деловую хватку.
    Теперь она пустит в ход это совершенное оружие, чтобы защититься от него.
    — Я тоже умею быть хитрой, — подумала она с горькой усмешкой.
    Два дня спустя откровенное доверительное письмо, описывающее славное финансовое будущее «Салли» и неминуемую опасность, грозящую «Свенсон'з» со стороны жадного хищника — корпорации Уилла, уже было отослано по почте. Это письмо призывало тысячи преданных акционеров «Свенсон'з» держаться за свои акции и проголосовать против предложенного слияния, когда отложенное из-за последних неприятностей общее собрание все-таки состоится. Имя Дэниэла Свенсона, его добросовестность и преданность делу были использованы в письме на полную мощность.
    Сюзанна и две ее надежные помощницы — девушки из секретариата — сидели за столами, заваленными грудой бумаг и конвертов. Их задачей была рассылка писем и выписывание имен акционеров на каталожные карточки.
    В пятницу Алиса сидела в обществе Нэнси Сильверленд и двух ее коллег в офисе рекламного отдела. Она сосредоточенно изучала пробный сценарий для рекламного телевизионного ролика о «Салли». В кресле, стоящем рядом с Нэнси, удобно расположилась Мэри Симпл.
    — Как я это понимаю, — объясняла Нэнси, — нам нужно, чтобы Мэри жаловалась в камеру, что ее богатый хозяин слишком скуп, чтобы купить «Салли» для своего дома. А так как Мэри — мудрая домохозяйка, то она не хочет обременять себя нудной работой по борьбе с пылью и постоянно спорит с хозяином.
    Алиса в сомнении поморщилась.
    — Я не думаю, что это «выстрелит», Нэнси. Даже если мы подадим этого миллионера как болезненно скупого человека, у покупателя появится ощущение, будто «Салли» стоит серьезных денег и требует финансовой жертвы. У него не возникнет желания немедленно пойти и купить себе эту новинку. Настоящая красота нашего товара в том, что он такой недорогой. Каждый может его себе позволить.
    — И еще один момент, — вставила реплику Нэнси. — Здесь, должно быть побольше юмора. Мэри не стоит изображать недовольную женщину, которая все время жалуется. Надо подчеркнуть ее характер. Показать, какая она практичная и симпатичная.
    — Послушайте, — Мэри Симпл подалась вперед в своем кресле. Ее дружелюбный взгляд остановился на Алисе. — Я знаю, что я здесь только исполнитель и должна держать свой рот на замке, но у меня есть идея…

Глава 12

    За десять дней безумно напряженной работы и под зорким наблюдением самой Алисы рекламный ролик был готов для показа в США и Европе. Мэри Симпл изображала в нем домработницу скупого миллионера.
    Ролик шел одну минуту. В сюжет были искусно вплетены ассоциации Алисы, передающие ее мягкую иронию. На экране Мэри с раздражением стирала пыль с бесценной антикварной мебели своего хозяина, всем видом демонстрируя неимоверную скуку, которая всегда возникает при уборке пыли.
    Дальше действие разворачивалось в полном соответствии с блестящей идеей самой Мэри Симпл. Камера «заглядывала» в гости к Мэри — в ее собственную скромную квартирку, где в углу тихо мурлыкала «Салли». Здесь Мэри не приходилось брать в руки тряпку — всю работу за нее делала эта бесхитростная машинка. Простой приборчик, который хозяин-миллионер не купил из-за своей скупости, легко укладывался в бюджет горничной.
    В последние секунды экран крупным планом демонстрировал Мэри, отдыхающую перед телевизором в кресле-качалке, с аппетитным сандвичем в руках. Раздраженная мина покинула ее лицо — подмигивая камере, Мэри впервые улыбалась. Ее беззлобная усмешка над скупостью богатого хозяина была идеальной концовкой для этого ролика.
    Алиса была очарована остроумием пожилой актрисы во время съемок, и во время просмотра волновалась за нее. Но когда Алиса увидела проказливую усмешку Мэри Симпл, так уместно венчающую ролик, она почувствовала дрожь от предвкушения удачи. Если реклама способна кого-то убедить купить «Салли» для своего дома, то это было то, что нужно.
    Редакторы сновали туда и обратно, готовя 15- и 30-секундные версии ролика, которые можно демонстрировать в магазинах по всей стране. Алиса придумала ход, оригинальный и простой в исполнении. На экране телевизора, который за ужином смотрела Мэри, должен был идти бейсбольный матч с участием местной команды — для каждого города своей.
    Чтобы создать ажиотаж вокруг «Салли» с первых же дней продажи, со всеми крупными магазинами заключили контракты на телевизионное время. С надписью «САЛЛИ: ЗАХОДИТЕ В ЭТОМ МЕСЯЦЕ В БЛИЖАЙШИЙ СУПЕРМАРКЕТ» ролик шел в записи со второй недели марта.
    В первый вечер Алиса и ее коллеги в волнении застыли перед своими домашними телевизорами, словно их личные судьбы зависели от этих шестидесяти секунд фильма.
    Они сидели как на иголках, пока подходила к концу первая половина популярного комедийного шоу. К удовольствию Алисы, начало шоу было особенно забавным.
    Хорошо, с надеждой подумала она. Аудитория будет в отличном настроении. Они не станут переключать каналы и увидят нашу Мэри.
    Наконец на экране появилось знакомое лицо горничной с кислой миной. Ее должны были вспомнить мгновенно. Сотня старых фильмов приходила на ум при виде этой раздраженной немолодой особы. Ее бенефис вышел даже более блестящим, чем ожидала Алиса. Когда ролик подошел к концу, она вздохнула с облегчением.
    Мэри Симпл придала «Салли» человеческий облик. И сейчас оставалось только ждать.
    Алиса провела остаток недели с телефонной трубкой в руке, принимая звонок за звонком из отдела маркетинга. На это время Сэм Беннинг, вице-президент «Свенсон'з» и начальник отдела продаж, стал самым важным человеком в ее жизни. Она попросила его сообщать о каждом мелком и крупном заказе, полученном на «Салли» от розничных предприятий любого калибра. Она разговаривала буквально со всеми региональными представителями Сэма по телефону и восхищалась тем, как тщательно они подготовились к продаже этого товара.
    Каждый день Сэм демонстрировал тонкости работы «Салли» оптовым покупателям, уверенно представляя отчеты по контролю качества.
    Первые результаты были более бледными, чем ожидалось. 12 000 штук нового устройства осторожно заказала крупная сеть магазинов Восточного побережья — и это после продолжительных переговоров с Сэмом и его заместителями. 15 000 штук отправилось в аптеки, торгующие мелким товаром на Среднем Западе.
    В менее зловещие времена, когда над корпорацией не висел дамоклов меч разорения, такое начало могло бы обнадеживать. Но Алиса знала, что расходы на производство и доставку «Салли», не говоря об ее гигантском бюджете на рекламу, перевесят все, если объемы продаж не будут сенсационными.
    Но ролик с горничной Мэри настойчиво появлялся на экранах по всей стране, а в журналах и газетах красовалось довольное лицо этой симпатичной пожилой домохозяйки размером на всю полосу.
    К третьему понедельнику марта сеть крупных супермаркетов штата заказала несколько партий «Салли» по 80 000 штук на каждого своего представителя. Их конкуренты тут же потянулись в «Свенсон'з». Еще бы! Всех одолели телефонные звонки от покупателей с одним и тем же вопросом: «Скажите, а «Салли» уже поступила в продажу?».
    В среду утром Сэм совершил сделку с национальной корпорацией почтовой торговли на 200 000 штук.
    В четверг самый знаменитый супермаркет очнулся от сна и заказал 400 000 штук. Это был торговый центр государственного значения с исключительной деловой репутацией.
    То, что началось вслед за этим, Алиса могла сравнить, лишь со всемирным потопом. Убедившись своими глазами в простой и экономичной конструкции «Салли», основные сетевые магазины США и Европы проложили тропу к дверям Алисы, торопливо пытаясь получить преимущества первооткрывателей этого товара. Те несколько тысяч штук, которые «Свенсон'з» уже успела доставить в магазины, были буквально сметены с прилавков.
    «Салли» стала сенсацией. Объединение розничных торговцев почуяло запах удачи и приняло соответствующие меры.
    В пятницу Сэм ворвался в офис Алисы, притащив, с собой Джозефа Ленца.
    — Полтора миллиона штук, Алиса! — заорал он. Его лицо покраснело от возбуждения. — Уже миллион и еще половина! Мои люди едва справляются с доставкой всех приходящих заказов. Мы создали монстра!
    Алиса повернулась к Джозефу, который нервными пальцами открывал свой портфель. Она затаила дыхание в ожидании его отчета.
    — Я тут кое-что вычислил, — сказал он с едва заметным намеком на улыбку. — Похоже, мы смогли забраться гораздо выше, чем стремились. Если мы, справимся с доставкой товара, и если в магазинах его смогут распродать, то доход не только уничтожит все наши долги. У нас будет самая высокая прибыль за всю историю фирмы! Я рискую опередить события, но все-таки я бы сказал: вы сделали это, Алиса!
    Еще неделя — и «Свенсон'з» заключила контракт на продажу «Салли» с крупнейшей торговой маркой страны. Этот контракт решил судьбу еще 400 000 машинок и закрепил за ними название «Салли».
    Дюжина новых деловых предложений дала ход производству других моделей «Салли». Это были машинки более крупного размера, выпущенные специально для магазинов и офисов. Алисе предлагали хорошую плату за право использования патента «Свенсон'з корпорейшен».
    В юридическом отделе готовились контракты на производство «Салли» в Канаде и Южной Америке.
    Резонанс был таким ошеломительным, что Алиса начала болезненно беспокоиться за надежность «Салли». Если эта маленькая машина начнет ломаться и потребует обслуживания, то потери «Свенсон'з» на выплатах гарантии разорят корпорацию. Но один взгляд на «Салли», мирно жужжащую, в углу офиса Дэниэла — и Алиса успокаивалась. В остроумной конструкции Джона не было очевидных технических дефектов. Машина отлично работала, и даже старый уборщик Эйб сказал, что с тех пор, как ее поставили, ему больше не приходится вытирать пыль в офисе Алисы.
    Настоящее беспокойство вызывало движение акционерного капитала «Свенсон'з» на бирже. Первые дни после выхода рекламного ролика с Мэри не сулили ничего хорошего. Общий акционерный капитал корпорации, так колебался, и торговля шла настолько напряженно, что биржу дважды заставили ее заблокировать. Алиса убедилась, что после выхода рекламного ролика и слухов об успехе «Салли» ее враги в отчаянной спешке сделали ход конем. Каждое утро она озабоченно просматривала финансовые газеты, ожидая увидеть объявление на всю полосу о тендерном предложении к ее акционерам.
    Но вскоре оказалось, что на бирже крутятся лишь мелкие пакеты акций. Это могло означать только одно: успех «Салли» убедил акционеров «Свенсон'з» сохранить верность компании. Ни одна из крупнейших корпораций не могла собрать достаточно большой пакет ее акций, чтобы угрожать детищу Свенсонов.
    В конце марта Алиса открыла «Бизнес Мэгэзин» и обнаружила рекламу тендерного предложения, адресованного акционерам компании «Ай-эм-эф Инк.». Эта корпорация средних размеров долгое время была конкурентом Дэниэла Свенсона в торговле машинным инструментом.
    Тендерное предложение было сделано от имени «Альфа-Альянса».
    Итак, Роберт Уилл и его друзья отступили и нашли другую жертву, облегченно и с торжеством подумала Алиса.
    В последний день марта, она, получила слащавое письмо от Майкла Фелдера, в котором подчеркивалась многолетняя «дружба» «Федерал Индастриал» с фирмой «Свенсон'з корпорейшен». Фелдер пытался вымолить прощение за решение банка потребовать назад краткосрочные векселя корпорации. Письмо заканчивалось так:
    «Мы надеемся, что десятилетия нашей финансовой кооперации подтверждают доверие к «Свенсон'з», которое нашему банку, к сожалению, не удалось продемонстрировать в печальные дни после трагической кончины Дэниэла Свенсона».
    Это письмо развеселило Алису и ее коллег, для которых краткосрочный кредит теперь не значил ничего. У них по-прежнему оставалось много дел — но теперь это было расширение производства, а не выживание. Долгие рабочие дни Алисы были заполнены заботой о выполнении заказов, потоком льющихся на множество ее заводов, и планами по приобретению новых линий. За год капитал компании удвоится, и они обязаны подготовиться к нововведениям.
    Алиса, Рэй Колдуэлл и Джозеф Ленц все-таки появились без доклада в Вашингтонской штаб-квартире банка «Федерал Индастриал» на следующий день после получения письма.
    Алиса прошла по тем же коридорам и вознеслась на десятый этаж тем же лифтом, который, был свидетелем ее отчаяния, пять месяцев тому назад.
    Секунды спустя секретарша доложила об их приходе. Майкл Фелдер поспешил навстречу Алисе и ее спутникам из своего офиса, тепло пожал им руки и повел в кабинет, предлагая по чашечке кофе.
    — Нет, спасибо, — ответил Джозеф за всех троих. — Мы только на минуту.
    Алиса молча наблюдала, как он открывает свой портфель и вытаскивает банковский чек. Он положил его на рабочий стол перед Фелдером.
    — Двенадцать миллионов долларов, — сказал Джозеф. — Процент неустойки включен. Я думаю, вы увидите, что все в порядке, мистер Фелдер. Другие краткосрочные векселя будут оплачены полностью, как только, придут для выплаты, через несколько недель.
    — Хорошо, я… — Майкл Фелдер начал заикаться. — На самом деле не нужно было беспокоиться. Я прошу прощения за причиненное вам неудобство. Я думал, что ясно дал понять в моем письме, что банк приготовился расширить…
    — Мисс Свенсон так решила, — объяснил ему Джозеф, пока Алиса пыталась подавить насмешливую улыбку, которой ей хотелось обменяться с Рэем.
    — Этот чек… — попытался продолжить Майкл Фелдер.
    — Да, — прервал его Джозеф. — Он выписан на наш новый счет в Консент-банке. Мы разделяем ваши нежные воспоминания о многолетней совместной работе, мистер Фелдер, но мисс Свенсон чувствует, что в наше переменчивое время стоит сменить банк. Мы желаем вам всего наилучшего и — удачи в делах с вашими оставшимися клиентами.
    Мертвенная бледность покрыла лицо Майкла Фелдера. Он знал, что проиграл по крупному. Сначала провалилась его схема слияния с «Уилл, Инк.», а теперь он потерял счет большой корпорации с огромными прибылями.
    Стоя на пороге, Алиса обернулась.
    — Не унывайте, мистер Фелдер. Думайте о хорошем, — произнесла она. — У вас же есть пять-десять тысяч наших акций. А у них сейчас очень высокий курс.
    Дверь закрылась, а Майкл Фелдер продолжал потерянно стоять у стола.
    О, если бы она была права, думал он уныло. Две недели тому назад по указанию Роберта Уилла он продал акции «Свенсон'з корпорейшен».

Глава 13

    Два часа спустя Алиса и ее коллеги шумно располагались вокруг большого стола рядом с мерцающим занавесом, украшающим одно из высоких окон шикарного ресторана. Рядом с Алисой сидели Хелен О'Нил и Джон Суэйзи. Напротив них, по другую сторону просторного, пышно накрытого стола, между Рэем и Сэмом Беннингом сидела Мэри Симпл.
    За эти последние волнующие недели ни у кого из них не было времени праздновать успех. Это была идея Алисы — собраться вместе в узком кругу разработчиков «Салли» и устроить торжественный обед по случаю победы.
    — Итак, кто предложит первый тост? — бодро спросил Рэй, когда официанты закончили разливать шампанское.
    — За «Салли», — улыбнулась Алиса.
    — За Мэри, — сказала Нэнси. — За лучший спектакль года и лучшую актрису.
    — За Майкла Фелдера, — легкомысленно предложил Джозеф. — Он, дал нам такого пинка, что нам пришлось завертеться. Но мы ему вернули его.
    — Но в первую очередь, — сказала Мэри своим мягким голосом, — этот тост — за Алису. За всем этим стоял ее ум, она была инициатором. Вы знаете, у меня есть свои причины быть признательной и благодарной Алисе. Без нее у меня никогда не появился бы шанс работать снова. И я наслаждалась каждой минутой съемок. К тому же я снова вижу свое лицо повсюду — такого не было много лет.
    Пока Алиса поднимала свой бокал и, лучась радостью, смотрела на своих друзей, про себя она вспоминала еще об одном важном человеке, который обеспечил успех «Салли». Его не было сейчас с ними. Роль Ричарда Рэскверхенда в этой драме, закончившейся хеппи-эндом, была одной из главных. Возможно, иронически размышляла она, ее благодарность ему была сродни признательности Майклу Фелдеру. Но своими коварными ухищрениями Ричард побудил ее к таким подвигам, на которые она не считала себя способной.
    Думая о своем, Алиса, машинально отвечала на спокойную улыбку Рэя. Даже в праздничном настроении он был так же сдержан и полон достоинства, как всегда.
    Наблюдая за Рэем, Алиса никак не могла понять, почему он до сих пор не женат. Острота его ума в сочетании с резковатыми, но правильными жизненными принципами делали Рэя неотразимым мужчиной. Возможно, размышляла она, он искал такого же совершенства в женщинах, какого добивался в работе. Тем не менее, однажды он станет великолепным мужем.
    Глядя на его приятное лицо, Алиса подумала еще об одном человеке, образ которого был затуманен временем и событиями, о человеке, для которого успех «Салли» значил бы многое: о своем отце.
    Мучительно было сознавать, что Дэниэл умер до того, как началась эпохальная битва этих последних месяцев, и что его смерть фактически послужила тем трагическим толчком, который все привел в движение.
    В вихре этих пяти месяцев Алиса лишилась отца, обрела и потеряла Ричарда Рэскверхенда, чье предательство никогда не сможет простить. Но она должна благодарить судьбу за все беды компании, за сложнейшие проблемы, которые отвлекали ее от собственных переживаний. Усталость и бесконечный поиск верного решения не оставляли ей времени, чтобы печалиться.
    Внезапно размышления Алисы были прерваны: она ощутила на себе сверлящий взгляд. Знакомые черные глаза пристально наблюдали за ней с другого конца зала.
    Ричард Рэскверхенд вошел в ресторан под руку с привлекательной молодой женщиной. Темно-рыжие волосы красиво обрамляли ее лицо, светлые глаза излучали дружелюбие.
    В тревоге Алиса наблюдала, как Ричард что-то быстро сказал метрдотелю и направился к ней. С нейтральным выражением лица и с улыбкой на устах он приветствовал Алисиных друзей.
    — Извините, что беспокою вас, — сказал он, положив руку на плечо Джозефа и повернувшись лицом к Алисе. — Я так много слышал об успехе «Свенсон'з» и «Салли», что счел своим долгом вас поздравить.
    Он представил свою спутницу как Бетти Свиммингс.
    Хотя всем было известно, почему Алиса уволила Ричарда, тот, казалось, не обращал внимания на общее замешательство. Но сидящие за столом были в слишком хорошем настроении, чтобы выяснять с ним отношения. Один Рэй поджал губы с видом человека, полного мрачной решимости. Его глаза вопросительно взглянули на Алису, словно Рэй ждал сигнала к началу потасовки.
    — А это Алиса, — продолжал Ричард, обращаясь к Бетти. — Я думаю, все согласятся со мной, что она — настоящая героиня последних событий.
    — Мне приятно с вами познакомиться, — сказала Бетти, ослепительно улыбаясь. — О вас, только и говорят в этом городе, мисс Свенсон. Немногие люди решились бы противостоять Бобу Уиллу.
    — Я думаю, что теперь наш друг Роберт будет более тщательно выбирать себе врагов, — засмеялся Ричард.
    — Вы очень любезны, — с болезненной улыбкой сказала Алиса.
    Когда Бетти заговорила, оказалось, что она еще более привлекательна. Мягкость манер и улыбка, которая светилась в светло-карих глазах, были, действительно, весьма соблазнительными. Вздохнув про себя, Алиса подумала о несчастной Мишель. Ее жених открыто флиртовал с женщинами у нее за спиной. Алиса, очевидно, была не первой и не последней.
    Минутой позже пара попрощалась и покинула ресторан. Несмотря на отчаянные усилия веселиться, как ни в чем не бывало, Алиса ощутила горечь своей победы. Ее мучило ощущение потери. Острый взгляд Ричарда Рэскверхенда, задержавшийся на ней в простом восхищении, без намека на злобу, смутил ее. По крайней мере, Ричард весело перенес свое поражение. Никто не мог отрицать этого.
    Но теплота его поздравления вернула поток воспоминаний о тех чарующих вечерах, которые они проводили вместе, поглощенные друг другом, в отелях и кафе городов, где они побывали, пока зимний ветер бушевал вокруг.
    В одно мгновение стена холодного безразличия, за которой Алиса пряталась эти последние недели, рассыпалась в прах, и острая тоска охватила ее сердце. Она никогда не сможет простить Ричарду его предательство. Но и забыть его не сможет никогда.
    Когда Ричард исчез за колонной, ведя свою даму к выходу, Алиса подумала: не видит ли она его последний раз? Эта мысль отдалась болью в сердце.
    Она изо всех сил пыталась поддерживать беззаботную атмосферу, царящую за обедом, но не набралась мужества сопровождать своих друзей в ночной прогулке по городу. Мягко отклонив предложение Рэя подвезти ее обратно в Арлингтон, она пожелала им отличной прогулки и взмахнула рукой, ловя такси.

Глава 14

    Полтора часа спустя она сидела в одиночестве, кутаясь в купальный халат, и рассматривала акварель Франца Клайна, которую любил Дэниэл. Каждый ее уголок рассказывает историю, если вы смотрите на нее довольно долго, часто говаривал он.
    Но сегодня вечером абстрактные потеки черного и белого говорили только о потере.
    Хотя Алиса весь вечер хотела остаться наедине со своей бедой, одиночество и пустота квартиры угнетали ее. Она молча устроилась на диване и попыталась выплакать горе — но слезы так и не приходили с тех пор, когда она узнала правду о Ричарде. И сейчас что-то внутри нее упрямо мешало выплеснуться соленым потокам боли.
    Завтра она будет сильной. Она сядет за стол своего отца, где теперь стоит его фотография. Ровно на два часа назначена встреча с журналистом и фотографом из женского журнала — и это не первые представители прессы, которые переступят порог ее кабинета. Алиса стала знаменитостью.
    Почему же я чувствую себя как одинокая маленькая девочка? — Алиса обхватила колени руками, продолжая сидеть в полумраке. Мысленно она увидела себя со стороны: несчастная брошенная девчонка с разбитым сердцем, чей кавалер пошел в кино с другой подружкой…
    В половине двенадцатого звонок у дверей залился трелью. Наверняка это Рэй тревожится за нее — он не мог не заметить, какое впечатление произвело на нее неожиданное появление Ричарда. Признательная Рэю за заботу, Алиса все-таки предпочла бы остаться одна. Сейчас он ничем не мог ей помочь.
    Дверь открылась, и Алиса от неожиданности отступила назад, потому что в темном холле стоял Ричард Рэскверхенд. Во взгляде его сверкало такое пламя, что Алисе стало не по себе: было заметно, что Ричард держит себя в руках, прилагая почти сверхчеловеческие усилия.
    — Что ты здесь делаешь? — холодно спросила она, запахивая свой купальный халат.
    — Извини за поздний визит. Я вижу, ты уже ложишься спать.
    Не двигаясь и не протестуя, она в оцепенении наблюдала, как он закрывал за собой дверь. Парализующий напор Ричарда и строгий темный деловой костюм придавали ему невыразимо внушительный вид.
    — Буду, откровенен с тобой, — сказал он. — После сегодняшней встречи я подумал: неужели это последний раз, что я тебя вижу? Но я не мог поговорить с тобой при всех этих людях. Поэтому мне пришлось приехать сюда.
    — Хорошо, говори, — Алиса в недоумении пожала плечами.
    — Я хочу, чтобы ты знала, что я ни о чем не жалею. Ты проделала колоссальную работу, добилась успеха. Я понимаю, почему ты сделала то, что сделала…
    — Ты понимаешь, — с горечью повторила она.
    — Да, — подтвердил Ричард. — Это было единственное благоразумное решение. Мы не могли вечно следовать по тому пути, которым шли. Но я хочу, чтобы ты знала… как много для меня все это значило.
    — Много значило! — всеобъемлющий гнев разрывал ее изнутри. — Ах, как это чудесно, Ричард. Я рада, что ты получал удовольствие.
    — Да, получал, — ответил он просто. — Это было то, чего я никогда не забуду. Если я причинил тебе боль, прости меня.
    Она пристально всматривалась в его глаза, изумленно оценивая его самонадеянность. Он говорил о прошлом так, словно оно было медовым месяцем, а не предательством.
    — Все хорошо, что хорошо кончается, — саркастически сказала она. — Если ты так переживаешь, то можешь рассказать Бобу Уиллу за ланчем, что ты прощен.
    В глазах Ричарда промелькнуло замешательство.
    — И если уж мы заговорили об этой семейке, — резко добавила Алиса, — я думаю, что тебе следует бегом бежать туда, Ричард. Боюсь, твоя возлюбленная Мишель с ума сходит — куда ты подевался? Какая наивность с ее стороны. Судя по всему, жизнь ее жениха полна интересных эпизодов.
    Слова упрека вырвались сами собой, и Алиса тут же пожалела, что подпустила в них крупицу ревности. Но глаза Ричарда были по-прежнему затуманены недоумением.
    — Я не понимаю, о чем ты говоришь. Кажется, ты прочишь мне в друзья не тех людей.
    Алиса с горечью рассмеялась:
    — Неужели? Прощай, Ричард. Уже поздно, а мне работать завтра. У меня нет времени слушать твои оправдания.
    Пока она говорила, он медленно надвигался на нее, и сейчас Ричард в упор смотрел на Алису с высоты своего роста. На мгновение она вспомнила его пугающий образ в темном офисе Дэниэла той ночью, когда он впервые предупредил ее о кознях Майкла Фелдера. После этого его агрессивно-мужественная фигура несколько недель занимала ее воображение. Но сейчас она знала: то была часть его предательского плана.
    — Если ты меня в чем-то обвиняешь, — сказал он, — то скажи об этом прямо.
    — Обвиняю тебя? Ну что ты, Ричард. Ты следовал своим инстинктам. Возможно, со своей стороны ты не видел в этом ничего дурного. Почему бы нам просто не прекратить этот разговор?
    Он покачал головой.
    — Я вижу, что все гораздо хуже, чем я думал, — сказал он. — Извини, Алиса, но я хочу напомнить, что твоя фирма опять стоит на ногах. И я рад этому.
    — Не дождешься никаких благодарностей, — парировала она. Черная ярость охватила Алису в присутствии этого самодовольного незнакомца.
    Ее слова, должно быть, подтолкнули его к действию, потому что он судорожно схватил тонкие руки Алисы. Казалось, что на нее надели раскаленные наручники.
    — Что все это значит? — спросил он низким голосом, приблизив губы к ее лицу.
    — Убери от меня свои руки, — прошипела она, безрезультатно пытаясь сопротивляться. — Убирайся отсюда!
    — Я не могу все это так оставить, — сказал он. — Я хотел помочь тебе, а не навредить.
    — Расскажи об этом Мишель! — выкрикнула она. Слезы ручьями покатились из ее глаз. — Я уверена, что ей было бы интересно узнать, что у тебя были такие возвышенные мотивы.
    — При чем здесь Мишель? Она для меня ничего не значит.
    — Молодец, — сказала Алиса. Запястья ныли после неудачной попытки вывернуться из его рук. — Она бы с удовольствием послушала это. Я уверена, то же самое относится и к Бетти. Ты настоящий бабник!
    — Послушай меня, — предостерегающе произнес Ричард с ледяной настойчивостью в голосе. — Между нами многое произошло. Но никогда не говори мне о других женщинах. Ты…
    Внезапно он запнулся, пытаясь взять себя в руки и подбирая нужные слова. Алиса чувствовала животную силу, которая пульсировала в теле этого разозленного великана, и проклинала себя за то, что позволила ему войти.
    — Ты не права, — наконец-то справившись со своими чувствами, спокойно сказал он.
    — Обманщик! — резко выкрикнула Алиса. Неожиданно с восхитительной силой он притянул ее к себе… Его мускулистые руки так стиснули Алису, что она не могла вздохнуть. Пояс ее халата развязался, и она, к своему ужасу, почувствовала прикосновение плотной ткани его пиджака к своей обнаженной груди. Запах мужской кожи, все еще скрытой элегантным костюмом, щекотал ее ноздри. Как безумная, она извивалась, пытаясь вырваться, но разомкнуть его железные объятия было невозможно. В безуспешных попытках освободиться Алиса все больше обнажалась. Халат, совсем сполз с плеч, а тем временем губы Ричарда неумолимо приближались к ее лицу. Поцелуй мгновенно лишил ее сил сопротивляться. Она не знала, откуда у Ричарда взялась эта агрессия, но своя реакция на его прикосновения показалась Алисе ненормальной. Каждый ее нерв и каждая жилка мучительно звенели от удовольствия.
    Его руки яростно стянули с нее одежду и отбросили в сторону, чтобы ощущать без помех соблазнительную нежность ее груди и бедер. Эти руки знали каждый дюйм ее тела, каждый тайный уголок. Их прикосновения возбуждали Алису и повергали в непередаваемый любовный экстаз.
    Она еще слабо противилась ласкам мужчины, возмущенная его нахальством, но тайный пульс ее прежней страсти зарождался в глубине сердца, подталкивая к Ричарду и заставляя содрогаться от желания. И вот ее тело, покоряясь, включилось в сумасшедший ритм страстной прелюдии. Она хотела Ричарда — и обожала эту рабскую зависимость от его неистовых ласк.
    Он словно повернул время вспять, и его сообщниками были ее собственные тело и душа. Алиса не могла придумать, как остановить его.
    Жаркие волны желания прокатывались под ее тонкой кожей. Электрический разряд пронзил ее лоно, как только он тесно прижал ее бедра к своим. Алиса почувствовала его твердую плоть и бессилие своих податливых обнаженных рук и ног. Кончики ее набухших грудей затвердели от его вкрадчивых прикосновений. Его гибкий и изучающий язык раздвинул ее губы и проник в рот, медленно скользя по нёбу. От этого изысканно-страстного поцелуя по телу Алисы разлилось блаженство. От злости Ричарда не осталось и следа. На смену пришла страсть, которой невозможно было сопротивляться. Его пальцы блуждали повсюду. Они касались ее спины, плеч, талии, гладили мягкую кожу ягодиц. Их движения становились все настойчивее и быстрее, словно руки Ричарда праздновали встречу с телом Алисы после мучительных недель разлуки.
    Его горячие ласки, казалось, твердили, что эта женщина принадлежала только ему. Настоящая женщина, которую он создал из застенчивой девчонки, как Пигмалион изваял свою Галатею, и теперь только он мог удовлетворить ее потребности и желания. Он уже был частью Алисы, слишком глубоко и прочно сросшейся с ним. И невозможно было оторвать его и прогнать прочь, какое бы ужасное предательство он ни совершил.
    Алиса долго боролась, силясь разорвать цепи, которые сковали их вместе. Но она боролась против себя самой. Что бы она ни делала, все дороги неминуемо вели только в его постель, к его горячему телу, которое так много раз познавало ее стремительные, полные страстного желания ласки и восхищенные взгляды. Алиса была поражена тем неистовством, с которым он жаждал ее. Наконец она с трудом оторвалась от его губ, оставаясь в железном кольце объятий. Его рука поднялась и почти благоговейно прикоснулась к ее волосам, а взгляд с упоением следил, как по ее лицу разливается румянец желания.
    Казалось, Ричард сам поражен той колдовской силой чувственности, которая толкнула их друг к другу. Гнев прошел, и теперь его самого удивляла непроизвольная мягкость, с которой он ласкал это хрупкое, ранимое женское тело. С небывалой нежностью он целовал ее висок, мочку уха и шею. Его губы касались ее кожи, как самого драгоценного сокровища на свете.
    Мягкость этих нежных и сладких поцелуев растопила последние осколки льда в сердце Алисы, заставляя забыть обо всех обидах. Когда жаркая вспышка страсти, снова заставила Ричарда прильнуть к ее губам и глубокий вздох желания вырвался из его груди, Алиса поняла, что сдается. Ее пальцы самовольно скользили по жестким бицепсам, забравшись в рукава его рубашки, предательски крались вдоль его бедер и пробегали по груди, гладили его живот и ослабили ремень, пытаясь расстегнуть его. Она покорялась ему, как верная служанка, которая знала, что никогда не сможет жить без своего повелителя. Она была готова заплатить любую цену за то наслаждение, которое мог дать ей только он один.
    Но импульс разума пробился из глубин ее сознания и заставил ее, с мольбой стиснув его руки, произнести единственные слова, которые могли противостоять приливу его страсти.
    — Не надо, — прошептала она. — Не мучай меня.
    Эти слова выскользнули против ее собственной воли и мгновенно попали в цель. Она знала, что, как бы Ричард ни желал ее, уважение и желание доставить ей удовольствие для него выше всего. Он не посмеет пользоваться ее телом как оружием против нее.
    — Уходи. И никогда больше не возвращайся. Она слышала свой голос, словно со стороны. В нем звучали и мольба, и приказ.
    Пока он пытался понять, что происходит, Алиса натянула на себя купальный халат, чувствуя дрожь во всем теле.
    — Я не хочу больше видеть тебя, — сказала она, избегая смотреть в его глаза. — Уезжай и живи своей жизнью, Ричард. Прошу тебя. Пожалуйста!
    Ее взгляд бессмысленно скользил по теням на стене. Испугавшись собственных слов, прозвучавших, как раскат грома в ясном небе, Алиса не знала, как выдержать горечь этих последних мгновений. Никогда больше она не взглянет в эти черные глаза, за которыми открываются райские врата. Не ощутит прикосновений этих теплых рук и ласку насмешливой улыбки, что укрепляла ее дух, когда она чувствовала себя такой одинокой. Не будет трогать загорелую кожу, мужской аромат которой очаровывал ее ночами.
    Она слышала, как он повернулся и ушел. Дверь закрылась за ним с жестоким спокойствием.
    Алиса была близка к обмороку. Твердый внутренний голос, словно издеваясь, поздравлял ее с выдержкой и силой воли, заставившей прогнать любимого человека.
    Наконец она заплакала. Мыслей не осталось — только слезы.
    Она сидела так целую вечность. Потом рыдания перестали сотрясать ее грудь, и Алиса перебралась в свою постель. Перед ней открывалось спокойное и безмятежное в своем безразличии будущее. Она чувствовала, что круговерть событий, начавшаяся в день смерти Дэниэла, подошла к своему концу. Душа Алисы была опустевшей, как раковина мертвого моллюска, и останется такой навсегда.
    Работа сулила Алисе новые трудные задачи, и она собиралась уйти в них с головой. Но в ожидании завтрашнего дня не было надежды. Жизнь предложит ей благословенное отвлечение от звенящей пустоты, которая — Алиса знала это наверняка — никогда не будет заполнена снова. Ее сердце унес чужой человек, и теперь она должна учиться жить в изгнании из себя самой.

Глава 15

    Майские дни сменяли друг друга. Зима тянулась долго, пока не уступила место дождливой весне, и наконец, несколько ослепительно ярких солнечных дней провозгласили очередной приход лета.
    Пресса просто не могла не обсудить до мельчайших деталей историю неслыханного процветания фирмы Дэниэла Свенсона под мудрым руководством Алисы.
    Лицо Алисы Свенсон стало известным. Ее фотографии постоянно мелькали на страницах множества изданий. Сегодня она снималась для женского журнала, а завтра давала интервью на радио или телевидении. Никто не удивился, когда ее выбрали Деловой женщиной года.
    Объем продаж «Салли» продолжал расти, и Алиса, на свою голову, задумала план расширения корпорации. В ее кабинете обсуждались покупка и аренда фабрик, открытие новых производственных линий, покупка материалов и присоединение новых фирм. «Свенсон'з корпорейшен» была теперь гораздо богаче, чем та компания, которую Дэниэл оставил Алисе. Штаб-квартира теперь размещалась в новом ультрасовременном здании.
    Алиса никогда не работала для славы и теперь с трудом переносила всеобщее внимание. К ее удивлению, оно не иссякало. Возможно, причина крылась в ее юности и красоте, которые сначала мешали ее признанию в деловом мире, а теперь были сбывшейся мечтой журналистов.
    Но в последние дни другая новость затмила в деловой прессе все остальные. После продолжительной болезни скончался Алекс Уилл, оставив свою империю под контролем своих сыновей и их приближенных.
    Множество высокопоставленных лиц из правящих кругов и многих стран мира явилось на его похороны. В пространной хвалебной речи один из советников кабинета Президента, служивший когда-то в фирме «Уилл, Инк.», превозносил неоценимый вклад Алекса Уилла в политику и экономику США в мирное и военное время.
    Пресса смаковала сплетни о междоусобице, которая раздирает гигантскую империю Уилла. Сообщалось, что Роберт и Арчи не могут поделить власть полюбовно. Только присутствие отца удерживало их от того, чтобы перегрызть друг другу глотки.
    Писали, что вместе с Алексом Уиллом умерло колоссальное политическое влияние его корпорации. «Уилл, Инк.» не проиграла ни одного важного антитрастового процесса за последние сорок лет, потому что ни одно правительство не смело навлечь на себя его гнев. Со смертью Алекса сомнительные приобретения по всему миру, в которых была запутана «Уилл, Инк.», не могли дольше оставаться неоспоримыми.
    Алиса следила за новостями с интересом. И не только потому, что приобретенная Уиллами фирма работала на тех же рынках, что и «Свенсон'з». Ей было любопытно, где Ричард Рэскверхенд сможет найти новую работу. С грустью она думала, скоро ли состоится его свадьба, с Мишель Уилл.
    Она корила себя за это, но снова и снова пробегала глазами газетные колонки, ища сообщение в красивой виньетке о свадьбе Ричарда.
    Однажды, субботним утром Алиса оказалась в Джордж-тауне, элитном районе Вашингтона. Ей предстояло приятное путешествие по магазинам, чтобы обновить свой гардероб в соответствии с новым положением. Алисе сейчас постоянно приходилось присутствовать на множестве официальных мероприятий, где форма одежды предусматривалась протоколом.
    Лето в Вашингтоне ожидалось как всегда жарким, и Алиса искала легкие и удобные костюмы и платья.
    В Джордж-тауне было особенно хорошо этим ярким солнечным утром. Оформив доставку покупок в свою новую просторную квартиру, довольная собой Алиса, не торопясь, шла по улице, не загруженная пакетами или коробками. Внезапно она заметила знакомое лицо.
    По краю тротуара шла Бетти Свиммингс. Увидев Алису, она остановилась и улыбнулась ей.
    — Мисс Свенсон! Вы меня помните? — спросила она. — Вас теперь сложно не узнать, вы смотрите со страниц всех газет!
    — Как ваши дела? — отозвалась Алиса. Под маской дружелюбия она постаралась скрыть, что думает об отношениях этой женщины с Ричардом Рэскверхендом.
    — О, замечательно, — улыбнулась Бетти. — Работа, работа и еще раз работа. Хотя кому я это говорю? Представляю, как вы себя загружаете, чтобы добиться такого успеха.
    — Стараюсь по мере сил. Делаю, что могу, — засмеялась Алиса. — Но иногда это так тяжело, скучно и однообразно!
    Бетти приготовилась что-то сказать, но заколебалась. Казалось, она внутренне готовится к принятию какого-то решения.
    — Надеюсь, у вас есть минутка для чашки кофе, — наконец сказала она. — Мне кажется, я должна рассказать вам кое-что.
    Алиса бросила взгляд на часы.
    — Хорошо, — ответила она, заинтригованная приглашением Бетти.
    Вскоре они сидели в углу летнего кафе у магазина «Кофе».
    — Вы очень любезны, что нашли время для меня, — сказала Бетти, дружелюбно глядя на Алису. — Может, мне и не следует рассказывать вам… Это строго конфиденциально, и, по правде говоря, Ричард сдерет с меня шкуру, если узнает.
    Алиса промолчала, маскируя раздражение при упоминании этого имени под вежливой улыбкой. Несмотря на уколы ревности, она не могла не восхищаться мягкими манерами Бетти. Неудивительно, думала она, что Ричард колебался в выборе между таким тонким фарфоровым созданием, как Мишель Уилл, и этой энергичной привлекательной молодой женщиной.
    — Все это для вас — древняя история, — начала Бетти. — Но, по-моему, вы многого не знали о Ричарде, когда общались с ним и когда его уволили.
    Я знала достаточно, подумала с горечью Алиса.
    — Вы правы, — сказала она вслух. — Это древняя история.
    — И все-таки, — продолжила Бетти, — я надеюсь, что вы прислушаетесь на минуту к моим словам. Если вы все знали — отлично. Если нет — может быть, вам будет интересно. Поверьте мне, я не пытаюсь вмешиваться. Если бы я сейчас не столкнулась с вами на улице, я не стала бы специально искать встречи. — Она помолчала. — Я знаю Ричарда около пяти лет. Мы познакомились, когда я пришла работать в «Уилл». Я была младшим сотрудником, а он работал там уже года три. Его называли правой рукой самого Алекса Уилла, и все слухи крутились вокруг его будущей роли в корпорации, и как он будет ладить с Робертом и Арчи, и тому подобное…
    Официантка принесла кофе. Бетти замолчала и дружески улыбнулась Алисе, слушавшей ее с напряженным вниманием.
    — Ну, так вот, — продолжала Бетти, когда официантка ушла. — Ричард возглавил мое подразделение. Ему нравилось, как я работаю, он пытался поддерживать меня. Мы иногда даже играли в теннис вчетвером — с одной супружеской парой с моего этажа. Изредка Ричард приглашал меня на ланч… — Она тряхнула головой, как будто ее что-то рассмешило. — Конечно, Ричард очень привлекательный парень, — сказала она, но у меня никогда не было иллюзий на тему романтических отношений с ним. Я знала, что ему нравится другой тип женщин. Он был хорошим другом, и меня это вполне устраивало. Но, что самое важное — все считали, что Ричард практически обручен с Мишель Уилл, дочерью Алекса, что когда-нибудь они поженятся и он приобретет неограниченную власть над корпорацией. Я к этому времени уже была с ним на короткой ноге, так что однажды набралась смелости и спросила его о Мишель. Его реакция меня потрясла. Он пришел в ярость, но злился Ричард не на меня, а на эту девицу и ее отца.
    Алиса смотрела на рассказчицу, не отрывая глаз. Бетти сделала паузу, чтобы глотнуть кофе, и продолжала:
    — Честно говоря, я впервые видела его в таком состоянии. Он рассказал мне, как после года работы Алекс сделал его своим доверенным лицом. Старик, как мы его называли, уже приближался к пенсионному возрасту и терял бразды правления. Кроме всего прочего, у него подрастала дочь от второго брака, который закончился разводом. Она — застенчивая девочка, никуда не ходила, ни с кем не общалась. Он чувствовал вину перед ней за развод с ее матерью. Поэтому он попросил Ричарда, как о личном одолжении, уделить немного внимания «бедной малышке».
    Алиса молча слушала, пытаясь понять, к чему клонит Бетти.
    — Вот откуда взялись слухи, — продолжала та. — Люди видели Ричарда с Мишель на презентациях и банкетах, а с Алексом Уиллом — на деловых мероприятиях. Они сделали логическое заключение. Полагали, что это союз, благословленный небесами: одинокая наследница и симпатичный руководитель. Но мало кто знал, что Ричард терпеть не мог Мишель. Он рассказал мне в тот день, что ее милый вид китайской куклы — это на самом деле тщательно отработанная маска для окружающих. Мишель до мозга костей — такая же безжалостная и циничная, как и ее братья.
    Бетти сделала паузу и понимающе взглянула на ошеломленную Алису.
    — Я тоже не могла поверить в это, — улыбнулась она. — Но Ричард рассказал мне, как Мишель играла на чувстве вины Алекса из-за развода с ее матерью. Малютка обвела вокруг своего тонкого пальчика самого Уилла! Странные дела творились в этой семье. Ричарда, который не выносил эту лицемерку, просто бесила роль, эскорта для Мишель. Со временем он начал догадываться, что она вынашивает честолюбивые планы по отношению к нему. Она мечтала выйти за него замуж и посмотреть, как он отодвинет ее братьев от управления корпорацией.
    Алиса удивленно подняла бровь, и Бетти усмехнулась.
    — Не удивляйтесь, — сказала она. — Это не было пустой идеей, потому что Алекс доверял Ричарду больше, чем собственным сыновьям. Но на пути Мишель оказался камень преткновения — Ричард ее просто не выносил. Мишель же настойчиво пыталась его заполучить.
    Бетти нахмурилась, вспомнив что-то неприятное.
    — Я скоро на себе почувствовала это, — грустно усмехнулась она. — Однажды меня уволили, якобы по сокращению штата. Конечно, я огорчилась, но испытала облегчение, потому что в «Уилл» была такая напряженная атмосфера… Слава Богу, они помогли мне найти другую работу за маленькое одолжение, и я больше об этом не думала. В конце осени Ричард неожиданно появился в бухгалтерской фирме, где я работала, и рассказал мне, что он тоже ушел из «Уилл». Я не могла поверить. Он так много терял! — Она вздохнула. — Затем он сообщил мне нечто сногсшибательное. Он поговорил обо мне с Алексом Уиллом, и ему удалось выудить из старика смешную вещь. Причина моего увольнения была наиглупейшей: ревность его дочери! Очевидно, Мишель услышала о моей дружбе с Ричардом и подобралась к старику с просьбой избавиться от меня, — горький смешок сорвался с ее губ. — Ну, каково? Ричард видел, как «Уилл, Инк.» постепенно превращается в корпоративную змеиную яму, а это было последней каплей. Он мог отшучиваться от словесных притязаний Мишель, но не смог вынести, когда она начала действовать.
    Он видел ее насквозь и понимал, что никаких романтических чувств по отношению к нему Мишель не питает. Власть — это все, что она хотела от Ричарда. Но во мне она увидела препятствие, и меня удалили с глаз долой.
    Ричард знал, какая репутация у вашего отца, — продолжала Бетти. — Ему нравилась идея работать с ним. Ричард сделал единственную уступку Алексу — согласился остаться на должности консультанта, пока не доведет до конца начатые проекты.
    Алиса сидела молча, пораженная тем, что только что услышала. Если Бетти права, то славная девушка, которая со слезами на глазах обвиняла Ричарда Рэскверхенда в офисе Дэниэла, была не только опасной интриганкой, но и блестящей актрисой.
    — Теперь, Алиса, я думаю, что дала вам полную картину событий. Я не собираюсь совать нос в ваши дела. Не знаю, почему вы уволили Ричарда. Но я видела его пару раз в то время, когда вы были вместе, и он был очень заинтересован работой. Он считал «Свенсон'з» глотком свежего воздуха после восьми лет работы в «Уилл». — Ее лоб сосредоточенно нахмурился. Казалось, Бетти подбирает слова, чтобы точнее выразить свою мысль. — Вот что я вам скажу, Алиса. Мишель много проиграла, когда Ричард, ушел от нее и ее отца. Это был ее единственный шанс добиться влияния. Если она действительно такова, как я думаю, ее жажда реванша безмерна. Она не допустит, чтобы Ричард был счастлив с кем-то.
    Слыша это, Алиса побледнела, и Бетти посмотрела на нее с сочувствием.
    — Я расстроила вас? — мягко спросила она. — Извините…
    — Ничего страшного, Бетти, — ответила Алиса. — Просто я только что догадалась, что совершила самую большую ошибку в своей жизни.
    — Алиса, милая, — сказала Бетти, дотронувшись до ее руки. — Ричард убьет меня, если узнает, что я говорила с вами, но я не смогла удержаться. Я слышала, как он говорил о вас, когда работал в «Свенсон'з», и я видела его взгляд той ночью, когда мы столкнулись в ресторане. Он никогда ни на кого так не смотрел. Я знаю Ричарда, и думаю, что вы очень много значите для него. И мне показалось, что длинная рука Мишель Уилл может протянуться между вами…
    Взволнованная речь Бетти не оставляла сомнений в правдивости сказанного. Но, наученная горьким опытом, Алиса не очень верила словам. Не прошло и года, как легковерие впервые подвело ее к краю пропасти. Сначала Майкл Фелдер и его слова о банкротстве. Потом Ричард Рэскверхенд и его помощь, возможно, мнимая…
    Наконец она приняла обвинения Мишель Уилл за чистую монету, не слишком тщательно их проверив.
    Но больше всего терзал Алису один вопрос. Чьими же силами «Свенсон'з корпорейшен» была спасена от банкротства или завоевания на самом деле? Разве она одна заслужила этот триумф? Не Ричард ли со своими дальновидными советами добился успеха компании, о котором трубили все газеты? Ведь это его предупреждения о коварстве Роберта Уилла были ключом к победе!
    Если Бетти говорила правду, то Мишель, дьявольски умна. Она обвинила Ричарда в шпионаже, по крупинкам собрав информацию о том, что за угроза висела над «Свенсон'з». Одним выстрелом она убила двух зайцев: отомстила несостоявшемуся жениху и сыграла на руку своему братцу, лишив Алису ее лучшего помощника. И все, что ей пришлось для этого сделать, — это пролить пару слезинок в кабинете мисс Свенсон.
    И Алиса поверила в эту клевету. Она уволила Ричарда, даже не выслушав его объяснений.
    — Можно, я еще кое-что спрошу? — обратилась она к Бетти. — Ричард не говорил, причастен ли старший Уилл к плану захвата «Свенсон'з корпорейшен»?
    — Алекс Уилл? — Бетти отрицательно покачала головой. — Это невозможно. Когда Ричард пришел работать в эту фирму, старик уже покончил с завоеваниями. Такие игры предпочитают Боб и Арчи. Это их маленькое соревнование. Каждый из них захватывал фирмы в одностороннем порядке, а потом давил на Совет директоров, чтобы упрочить свое положение с помощью махинаций на бирже. Если Роберту удавалось приобрести электронную компанию в Оклахоме, то Арчи тут же бежал и проделывал то же самое в Венесуэле. Эта сумасшедшая политика и ввергла «Уилл» в полную неразбериху. Но сам Алекс в последнее время этим не занимался: он только пил бренди с политиками и писал мемуары.
    Если кто-то в «Уилл» точил бы зубки на «Свенсон'з», Ричард должен был об этом знать? — спросила Алиса.
    — Я могу ошибаться, но обычно ничто не ускользало от его внимания, — уверенно ответила Бетти. — Вот что я скажу вам, Алиса. Если бы он знал о плане захвата, работая у вас, то он сделал бы все, что в его власти, лишь бы остановить Уиллов. Он ненавидел и Роберта, и его братца, и все, что они затевали.
    Алиса просто не знала, как ей быть. Она вспомнила слова, которые Ричард произнес в ту ночь, когда пришел в ее квартиру.
    … Я хотел помочь тебе, а не навредить.
    Если Бетти права, то легко было понять, почему Ричарда обескуражили замечания Алисы о его отношениях с Робертом и Мишель Уилл.
    … При чем здесь Мишель? — сказал он. Она для меня ничего не значит.
    … Кажется, ты прочишь мне в друзья не тех людей.
    Но почему Ричард просто исчез, не говоря ни слова в свою защиту, когда Алиса так несправедливо с ним обошлась? Если он искренне старался помочь, из-за этого увольнения он должен был кипеть от ярости.
    От ярости и обиды…
    План безотлагательных действий в сознании Алисы принял четкие очертания.
    — Где Ричард? — резко спросила она.
    — На Гранд-Абако, — ответила Бетти. — Он поселился там с тех пор, как вы его уволили. Он убедил меня уйти из той бухгалтерской фирмы, и теперь я работаю с ним. Ричарда пригласили туда в качестве консультанта нескольких крупных корпораций. Но он, теперь не выносит район побережья, и решил обосноваться на островах Абако, а мне приходится быть его связной. Я прилетаю туда раз в три недели, чтобы обсудить дела.
    Бетти минутку помолчала, не решаясь продолжать.
    — Я собираюсь разболтать вам еще кое-что напоследок, — наконец сказала она. — Ричард очень несчастен. Он замкнулся в себе, я просто боюсь за него. Если это вам не безразлично…
    — Сегодня он там? — взволнованно спросила Алиса.
    — Думаю, да, — ответила Бетти. — Он прилетал на прошлой неделе на похороны Алекса. Сказал, что это в память о старом времени. С тех пор мы не встречались, но я в постоянном контакте с его справочной службой. Если б он куда-нибудь уехал, я знала бы об этом.
    — Вы можете дать мне его адрес? — вскочив, спросила Алиса. Она обязана извиниться перед Ричардом Рэскверхендом немедленно, сегодня. И сделать это лично.
    Честность Бетти была слишком очевидной, чтобы подвергать ее сомнению. Все факты на ее стороне. А если это так, получается, что Алиса не только уволила человека, который столько времени делал все ради ее спасения, но и заявила ему в лицо, чтобы он убирался на все четыре стороны.
    Она не смела даже надеяться, что их личные отношения после этого могут иметь продолжение. Но нельзя же смириться с мыслью, что она отвергла его по навету злобной интриганки, которая успела на тот момент порядочно отравить его жизнь.
    Алиса не стала раздумывать ни секунды. Она с благодарностью взяла у Бетти листочек с адресом и, пробормотав пару вежливых фраз, побежала к ближайшему телефону. Пока агент по путешествиям бронировал для нее место на следующий рейс до аэропорта Марш-Харбор, Алиса объясняла своей справочной службе, как с ней связаться по адресу Ричарда.
    Она взяла такси до аэропорта и полтора часа спустя уже сидела в кресле самолета. У нее не было ни запасной одежды, ни зубной щетки — она даже не успела подумать, что в дороге ей что-то может понадобиться. Ее мысли целиком занимал Ричард.
    Летя над Атлантикой, Алиса снова и снова вспоминала слова Бетти. Все факты сводились к тому, что Ричард был искренен.
    Но как, Мишель удалось прознать, какое оружие сработает против Ричарда? Как она узнала, чем разрушить доверие между ними? Почему Ричард не пытался оправдаться в ту ночь, когда позвонил в двери Алисиного дома?
    Вопросов было слишком много. Закрывая глаза, Алиса пыталась ни о чем не думать. Но одна мысль настойчиво звучала в ее сознании. Ах, эта история Мишель Уилл о ее обручении с Ричардом! С какой жестокостью она разрушила чудесную близость отношений, на которые Алиса возлагала тысячу невысказанных надежд. Это был самый тяжелый удар в ее жизни.
    Наверное, глупо было надеяться, что чудеса существуют, и Ричард все еще любит ее. Алиса отчаянно отгоняла эту мысль. Ей слишком часто делали больно, чтобы тешить себя абсурдными фантазиями.
    Когда-то она любила его. Сейчас она узнает, что с ним происходит, и попросит прощения, если извинения уместны. И улетит с сознанием выполненного долга.
    День близился к концу. Солнце за иллюминатором медленно клонилось к горизонту. Голос капитана, вырвавшийся из динамиков, сообщил, что самолет идет на посадку. Алиса любовалась видом островов и пестрой россыпью катамаранов и парусных лодок. Яхты покачивались на волнах возле пляжей, сияя в отсветах заката, как золотые полумесяцы.
    Взволнованная Алиса не слышала приветственных слов стюардессы. Она даже не успела рассмотреть международный аэропорт в Марш-Харбор, крупнейшем городе острова, торопясь к автостанции. Такси и автобусы терпеливо ждали прибывших пассажиров. Тропический воздух был напоен запахами океана и цветов. Улыбающийся водитель такси дружески кивнул, поймав взгляд Алисы. Этот парень мог украсить рекламный буклет любого турбюро: его белые зубы ослепительно сияли на фоне коричневой кожи. Островитянин беззвучно свистел, ведя свое такси по левой стороне шоссе, мимо рощ, украшенных гирляндами гибискусов, олеандров и других тропических растений.
    Дорога огибала аэропорт и тянулась вдоль берега океана. Слева мелькали дома из известняка, с широкими верандами и нависающими верхними балконами. От ослепительного блеска ладящего солнца их окна были защищены светлыми полосками жалюзи.
    — А вы, наверное, первый раз на островах? — догадался таксист и принялся показывать Алисе местные красоты. Она мечтательно смотрела на коралловые рифы, едва различимые на горизонте, и на удивительного фламинго, медленно вышагивающего по пустынному берегу. За всю свою жизнь она первый раз видела эту птицу вне зоопарка.
    Неудивительно, думала она, что Ричард выбрал такое чудесное место. Как прекрасно жить здесь в одиночестве, вдалеке от столичной суеты!
    К счастью, разговорчивый водитель так и не спросил, что привело Алису в этот райский уголок: дела или погоня за удовольствием, а может быть, она навещает кого-то? Она не смогла бы ему ответить.
    Вечерняя заря разлилась по всему небосклону и устроила феерический спектакль. Таксист притормозил у одинокого почтового ящика. Здесь он развернул машину, и они оказались на узкой улочке, которая спускалась к океану.
    Густая плотная листва растущих по краям дороги кустов хлестала по стеклам такси, пока оно, не вырулило наконец, к асфальтированному повороту. Комфортабельный дом удобно расположился под высокими деревьями. Позади него мерно шумел океан, и бархатистый гул прибоя помогал каждому обитателю здешних мест забыть свои печали. Хотя небо еще не утратило предзакатных ярких красок, широкие листья деревьев создавали полумрак над этим уютным уголком.
    Алиса подумала, что вот-вот наступит ночь, и она не успеет ни заказать номер, ни даже добраться до ближайшего отеля. Она уже начинала жалеть, что, находясь во власти порыва, не подготовилась к поездке как следует. Но к чему теперь эти размышления? Она здесь, а значит, надо позабыть свой страх и шагнуть через порог.
    На подъездной дорожке стоял джип, а рядом с ним — маленький спортивный автомобиль. Когда Алиса заметила вторую машину, до нее дошло, что Ричард может быть не один. В лучшем случае, у него деловая встреча, которую она прервет своим появлением. А если это романтическое свидание со знойной островитянкой? Алиса чуть было не повернула назад, и ей пришлось прокрутить в памяти взволнованные слова Бетти, чтобы набраться храбрости.
    Расплатившись с водителем, она вышла из машины, сделала глубокий вдох и позвонила в дверь. Раздался приглушенный звон колокольчика, и на мгновение воцарилась тишина. В голове промелькнула трусливая мыслишка о том, что лучше бы Ричарда не было дома.
    Наконец послышались мягкие шаги, чьи-то пальцы коснулись замка. Раздался глухой щелчок, и дверь медленно отворилась.
    Сердце Алисы чуть не остановилось.
    Перед ней стояла Мишель Уилл. На ней был только купальный халат на голое тело. Тонкие брови Мишель поднялись в удивлении.
    — Мисс Свенсон, — сказала она спокойно, — какой сюрприз. Прошу вас, входите.

Глава 16

    Не понимая, что происходит, Алиса вошла в дом. Особняк был обставлен изящно и со вкусом, но Алиса не смогла по достоинству оценить талант дизайнера. Все плыло перед глазами. За огромным, как витрина, окном холла открывался чудесный пейзаж: волны прибоя тяжело бились о берег с маленьким ухоженным пляжем. В нескольких метрах от берега сияла песчаная отмель.
    — Ричарда сейчас нет дома, — продолжала Мишель. — Он в городе. Не хотите что-нибудь выпить?
    — Нет, спасибо, — запинаясь, сказала Алиса. — То есть да, конечно. Если можно.
    — У нас есть содовая, фруктовые соки, любой алкоголь — все, что пожелаете, — снисходительно перечислила Мишель, пожимая плечами с видом собственницы. — Ричард любит, чтобы дома все было под рукой.
    — Стакан содовой был бы кстати, — ответила Алиса, неловко присаживаясь на край изящного, плетеного из прутьев кресла. — Мисс Уилл, я… Я узнала из газет о смерти вашего отца. Пожалуйста, примите мои соболезнования…
    — Очень мило с вашей стороны, — произнесла Мишель без всяких эмоций, неторопливо шлепая в сторону кухни. Алиса посмотрела на ее мокрые босые ноги и отливающие серебром светлые волосы, которые беспорядочными волнами разметались по плечам. — Конечно, его смерть не была неожиданной, — продолжила Мишель уже от двери, — но все мы ужасно переживали.
    Минуту спустя она появилась с высоким запотевшим ото льда стаканом и поставила его на стол перед Алисой.
    — Я не знала, что вы приедете, — заговорила она. — Мы с Риччи, ничего не скрываем друг от друга, но он может забыть сказать мне о самых важных вещах. У вас к нему какое-то дело?
    — Да, — с трудом ответила Алиса, чувствуя, как смущение бросает ее в жар. Хотя свежий вечерний бриз шевелил занавески на окне; в этой комнате ей было невыносимо душно.
    Мишель удобно разлеглась на кушетке, не обращая внимания на то, что ее халат распахнулся и обнажил загорелое тело. Сегодня она ничем не напоминала ту застенчивую, неуверенную в себе испуганную девушку, которая навещала Алису в офисе Дэниэла. Жесткость и безжалостная расчетливость сквозили во всех ее движениях, в голосе и в ясных глазах, которые взирали на Алису с холодным любопытством.
    Алисе, наконец удалось взять себя в руки и ровным тоном произнести тщательно обдуманную формулу оправдания.
    — Боюсь, что Ричард не ждал моего приезда. Извините меня за внезапный визит, я просто хотела обсудить с ним некоторые дела. Кое-что весьма срочное. Наверное, следовало сначала позвонить.
    — Ничего страшного. У нас здесь все по-простому, без церемоний.
    Мишель рассмеялась. Она приняла решение вести себя как хозяйка дома, и Алиса не решилась спросить эту белокурую бестию, живет она здесь или только навещает Ричарда. Чтобы преодолеть неловкость, Алиса лихорадочно соображала, что бы сказать.
    — Здесь так красиво, — выдавила она из себя бесцветным голосом.
    — Несомненно, — величаво откликнулась возлежащая на ложе наследница Уилла, бросив быстрый взгляд на пляж. — Романтический закат. Это как раз то, что нужно Риччи.
    Алиса искала подходящую причину, чтобы непринужденно встать и уйти. Нелепость положения вгоняла ее в краску, и ей очень хотелось оказаться сейчас дома. Глупо было вторгаться в частную жизнь этой парочки, которая на дух ее не переносила. И надо же было поверить безответственному щебету Бетти!
    — Значит, Риччи не знает, что вы здесь, — высокомерно улыбнулась Мишель.
    Алиса отрицательно качнула головой.
    — Я не хочу показаться самонадеянной, мисс Свенсон, — начала Мишель, — но будет лучше, если ваши вопросы к Риччи — чисто делового плана. Я думала, что вам больше не о чем говорить. Сожалею, но, если ваше дело носит личный характер, возможно, вы совершили это путешествие напрасно.
    Яд ее слов бил в самое сердце. Алису начало лихорадить, и она вскочила, чтобы направиться к двери. Но в плохо скрываемой жестокости этих слов прозвучала какая-то фальшивая нота… Алиса снова опустилась в свое кресло.
    — О чем это вы? — спросила она безразлично-нейтральным тоном.
    — Я полагаю, нам не стоит обсуждать Риччи у него за спиной, — вздохнула Мишель, — но он не делает секрета из своих многочисленных… увлечений. Он очень привлекательный мужчина, и — чего греха таить — весьма неразборчив в связях. Эта чудовищная черта дана ему природой, и нужно учиться ее прощать. Я давно уже простила. Но я прекрасно понимаю, что для некоторых его знакомых забавное приключение может обернуться трагедией, если они примут его за нечто большее.
    Алиса промолчала. Она знала, что все ее эмоции отражаются на лице. Этот безрассудный приезд дал повод Мишель выплеснуть на Алису фонтан грязи. Но она пройдет это испытание; немного потерпит, но сделает то, зачем сюда приехала. Дочь Дэниэла Свенсона не привыкла отступать, и она не уйдет до тех пор, пока не выяснит, кто из троих ей лжет. Бетти? Ричард? Мишель?
    — Ему я могу простить многое, — продолжала тем временем Мишель. — Я много лет назад решила, что преимущества жизни с ним перевешивают недостатки. Я же знаю, что наши чувства взаимны, Риччи всегда возвращался ко мне. Мой бедный отец хотел, чтобы мы поженились до того, как он умрет, но ни один из нас не был готов к этому. Я наслаждалась своей независимостью, а Риччи… ну, он хотел разрядиться и погулять напоследок, прежде чем создать семью и остепениться. Я не могу его осуждать, понимаете? Это, прежде всего физиология, мужчины так устроены. Мы же столько раз были близки. Зато мы поняли, что созданы друг для друга, с первой встречи. «Птицы одного полета» — так, кажется, говорят?
    — Я рада, что у вас такая идиллия, — Алиса заставила себя улыбнуться. — Но меня это не касается. Я здесь по делу.
    — Ну что ж, — вздохнула ее собеседница, вставая с кушетки. — Я думала, вам будет интересно узнать, как мы живем. Я вас оставлю — у меня куча дел.
    Высокомерно отвернувшись, Мишель вышла из комнаты.
    В гостиной повисла тишина, нарушаемая только ударами разгулявшихся волн о берег. Крик морской птицы эхом раздался вдали. Было слышно, как где-то в доме тикают часы.
    Теперь, когда Алиса в одиночестве сидела у окна, вся эта сцена показалась ей фарсом. Мишель получила удовольствие, красноречиво выразив свое презрение к побежденной сопернице. Конечно, ей казалась смешной и нелепой эта отчаянная попытка страдающей от любви женщины, которая прилетела за тридевять земель, чтобы вернуть привязанность своего любовника. И разве в этом нет доли правды? Разве Алиса только хотела загладить вину и не надеялась всем сердцем, что Ричард Рэскверхенд вернется к ней не только как друг?
    Алисе было интересно, почему Бетти солгала ей и промолчала о том, что Ричард увлечен Мишель. Зачем она умоляла Алису что-то сделать для него, если тот ее об этом не просил? А если Бетти посчитала, что Мишель Ричарду не пара, и решила по собственной прихоти сыграть роль свахи? Или… одним словом, мотивы поведения Бетти были такими же непостижимыми, как и все, что касалось Ричарда.
    И все же Бетти очень точно описала вздорный характер Мишель, ее бесстыдство, и внезапные приступы злобы, которые мисс Уилл только что продемонстрировала Алисе.
    В комнате наверху включили радио. Мишель, наверное, испытывала злорадство, оставив свою гостью в одиночестве и растерянности, пока занималась своими делами.
    Между тем Алиса снова рассуждала на старую тему: виновен ли Ричард в заговоре, который чуть не разрушил «Свенсон'з корпорейшен»?
    А впрочем, какая разница? — думала она печально. Если Ричард невиновен, нужны ли ему теперь ее извинения? Он давно забыл и свое увольнение, и их недолгие отношения.
    Унизительное положение незваной гостьи утомило Алису. Гордость диктовала ей, что лучше бы вызвать такси и немедленно вернуться домой. Но Алиса представила перспективы своего внезапного отъезда и решила остаться. Иначе все неразрешенные вопросы запутаются в такой клубок, что распутать его будет невозможно. Да и Мишель только утвердится в своих подозрениях о цели ее визита.
    Придется Алисе сидеть, как бедной родственнице, пока Ричард не вернется домой к своей любовнице. Но это лучше, чем просто струсить и убежать.
    В молчаливом ожидании прошла целая вечность, над островом разлилась чернильная темнота. Нервы Алисы начинали сдавать, и она вздрогнула от неожиданности, когда с подъездной дорожки донесся шорох автомобильных шин по гравию.
    Итак, подумала она, конец уже близок. Ричард здесь. Ей придется разыграть последний акт этой трагикомедии. Интересно, как она доберется до города в столь поздний час?
    К ее удивлению, приехавший не стал открывать дверь своим ключом — звонок у входа выдал мелодичную трель. Мишель неторопливо выплыла из спальни, все еще одетая в купальный халат, и пошла к двери, даже не взглянув на Алису.
    Щелкнул замок, и брови Мишель от изумления поползли вверх. Она отступила на шаг и молча пропустила мужчину, входящего в комнату.
    Алиса побледнела. На пороге стоял Рэй Колдуэлл.
    Мимоходом буркнув приветствие хозяйке, он направился к Алисе. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
    — Рэй! — воскликнула Алиса. — Что ты здесь делаешь?
    — Я волновался за тебя, Алиса, — ответил он. — Твоя справочная служба дала мне этот адрес. Может, это и не в моих интересах, но я подумал, что смогу помочь.
    Ну, вот и все, путь к спасению открыт. Сейчас она просто улетит с Рэем — верным и преданным другом, который всегда рядом и всегда готов защитить. Он может отвезти ее домой, подальше от этих зловещих интриг, вьющихся вокруг Ричарда Рэскверхенда.
    — Рэй, я не знаю, что мне делать. Все так по-дурацки…
    — Где этот Рэскверхенд? — В глазах Рэя сверкали молнии.
    — Его пока нет.
    — Ты говорила с ним?
    Алиса отрицательно покачала головой. Рэй метнул недобрый взгляд на Мишель, стоящую у двери, с озадаченным выражением лица.
    — Немедленно едем домой, Алиса, — сказал он низким, глухим голосом. — Не знаю, зачем ты здесь, но этот тип и его друзья тебе не компания. Разве он сделал тебе мало плохого?
    — Рэй, почему ты здесь? Ты прилетел из-за меня? — спросила Алиса, все еще пытаясь собраться с мыслями.
    — Я должен был остановить тебя, Алиса. Я не хочу, чтобы ты наделала ошибок. Не делай себе еще больнее — я этого не вынесу. Какие дела можно иметь с Рэскверхендом после того, что он сделал с тобой?
    Алиса в смятении смотрела на Рэя. Всей душой ей хотелось уцепиться за него и позволить ему увезти себя прочь из этого странного места, где она чувствовала себя такой беззащитной.
    Но что-то здесь было не так. Он примчался сюда в ту же минуту, как узнал этот адрес. Рэй, конечно, надежный товарищ, но лететь вслед за ней через океан? Это совершенно не в его характере. Неясные сомнения на минуту заставили Алису задуматься, но она усилием воли подавила их. О чем тут раздумывать? Надежда, которую Бетти вселила в нее, теперь была мертва, а все остальное не имело значения.
    Правильнее всего, поскорее уехать с Рэем, и попытаться забыть таинственный мир, окружающий Ричарда Рэскверхенда. С нее довольно слез и боли.
    Сегодня утром она считала себя уверенной молодой женщиной, гордой своей работой и довольной жизнью, гуляла по улицам Джордж-тауна и делала покупки в дорогих магазинах.
    А сейчас она выглядела жертвой, испуганным и смущенным цыпленком, которого заманили в ловушку в незнакомой стране. А ведь прошло только несколько часов. И все это из-за Ричарда! Щупальца чьих-то интриг сворачивались вокруг нее. И вот появился Рэй и предложил ей быстрый и четкий выход из положения.
    — Хорошо, — решительно сказала Алиса, вставая. — Поехали!
    Рэй улыбнулся и взял ее за руку. Она, собиралась проститься с Мишель, когда звук остановившейся машины донесся с дороги.
    Все трое застыли, повернувшись к дверям и вглядываясь в темноту. Гравий зашуршал под чьими-то быстрыми шагами.
    Одетый в рыжевато-коричневые слаксы и светлую футболку, которая подчеркивала очертания его мускулистой груди, широкими шагами в дом вошел Ричард. Он нахмурился, увидев, полуодетую Мишель, и перевел взгляд на Рэя и Алису.
    Слова, которые он затем произнес, прозвучали как предзнаменование катастрофы.
    — О, какая приятная компания. Я не думаю, что мистера Колдуэлла нужно представлять мисс Уилл, — с холодной улыбкой сказал он. — Я полагаю, что они уже знают друг друга.
    Наступила оглушительная тишина. Напряжение, повисшее в воздухе, было непереносимым. Мишель раздраженно глядела на Рэя, а он избегал пристального взгляда Алисы, которая была потрясена услышанным.
    Ричард не сводил глаз с Алисы. Как много несказанного угадывалось в этом мрачном испытующем взгляде.
    — Одевайся, Мишель, — наконец сказал он. — Здесь есть один джентльмен, который мечтает отвезти тебя домой.
    Он даже не повернул головы в сторону мисс Уилл, но командная интонация в его голосе была такой недвусмысленной, что Мишель заторопилась к спальне.
    — Алиса уедет с нами, — процедил Рэй. Его лицо покраснело от злобы. — Если ты встанешь на ее пути, Ричард, я убью тебя.
    — Алиса сама решит, что ей делать. Она ведь не с тобой сюда приехала, правда? — Ричард, спросил это, глядя прямо в глаза Алисы и словно не слыша угрозы в голосе Рэя. Алиса отрицательно покачала головой.
    — Ей не нужны ничьи указания, не так ли? — непреклонно сказал Ричард и продолжил мягче: — Алиса, ты все-таки приехала. Пора тебе узнать кое-что.
    Рэй Колдуэлл как-то обмяк, словно из него вынули все кости. От его вызывающей позы не осталось и воспоминания. Он стоял в центре гостиной, смотрел в сторону ночного океана за окном и казался совершенно подавленным и обессиленным.
    Алиса с замиранием сердца ждала новых слов Ричарда, гадая, какие еще новости ожидают ее сегодня. Ричард по-прежнему стоял у дверей. Его богатырское тело было напряжено, как пружина, словно он готовился к броску. Но он не решался приблизиться к Алисе, словно боялся вспугнуть райскую птицу.
    — Я сутки напролет размышлял, почему ты уволила меня так внезапно и безо всяких объяснений. Я понимал, что дело не в работе. Что-то извне. Единственной ниточкой служило то, что ты отправила посыльного ко мне в «Уилл». Но и этого было достаточно. Я понял, что тебя ввели в заблуждение, и сделал это кто-то из Уиллов — но кто? На тот момент я уже уволился из этого змеиного логова, оставалось завершить последние дела. Роберт и Арчи так этому радовались, что не стали бы мне вредить. Старик Алекс тоже отпадал — мы с ним понимали друг друга. Оставался один человек.
    Он скрестил руки на груди.
    — Это была Мишель. Я узнал ее стиль. Она всегда действует за сценой и всегда потворствует злу. Но зачем? Мишель не хуже Алекса знала, что я никогда не вернусь обратно в «Уилл». Так что же она выигрывала, компрометируя меня перед новым начальством? Немного. Затем я обратил внимание еще на один момент. Мишель ничего не предпринимала, пока не умудрилась как-то пронюхать, что наши с тобой отношения вышли за рамки служебных. Вот где была зарыта собака: Мишель не собиралась добиваться моего возвращения в «Уилл». Она просто по-детски мстила, мечтая повернуть дело так, чтобы я никогда не был счастлив с другой женщиной.
    Алиса пристально смотрела, как под кожей Ричарда перекатываются мускулы, когда он сжимает кулаки, изо всех сил пытаясь сдержать себя. Она подумала, что и в гневе он неописуемо прекрасен. Между тем Ричард продолжал свою обличительную речь.
    — Но как Мишель догадалась о моих чувствах к тебе? Кто мог рассказать ей об этом? Это мог быть только тот, кто ежедневно сталкивался с нами обоими. Тот, кто перехватывал наши взгляды, когда мы смотрели друг на друга, и понимал, что это взгляды мужчины и женщины, а не начальницы и подчиненного. Тот, кто имел причину — личную причину — разрушить наши отношения любой ценой. Этого человека сжигала такая горячая ревность, что он не мог выносить даже моего присутствия в твоем офисе. И тогда я понял, кто это.
    Он перевел взгляд в сторону Рэя. Тот стоял вполоборота к Алисе, не решаясь поднять головы, и с каждой фразой Ричарда сникал все сильнее, как вянущий подсолнух.
    — Ему давно хотелось что-то предпринять, чтобы встать между нами, но Рэй не мог рисковать своим положением и сделать это сам. Он, боялся пасть в твоих глазах, Алиса. И тогда он стал искать сообщника — а точнее, сообщницу. И он нашел ее — женщину, которая заинтересована в том же, что и он, и порочна настолько, чтобы сделать это с радостью. — Ричард кивнул в сторону комнаты, где скрылась Мишель. — Колдуэллу оставалось только связаться с мисс Уилл и подождать, когда она все сделает за него. Так все и вышло, — спустя несколько дней она добилась, чтобы ты меня уволила. Я получил шах и мат, и счастье еще, что твоя компания была спасена. Как же Рей радовался, что я уволен, а его собственная роль в корпорации снова стала одной из главных! Все шло, как и было задумано, пока Бетти не поболтала с тобой за чашкой кофе сегодня утром. Как только Рэй узнал, где ты, он примчался сюда — увезти тебя. И надо сказать, почти в этом преуспел.
    — Рэй… Это правда?
    Алиса, совершенно оглушенная таким поворотом событий, присела на диван, массируя себе виски и переводя расширенные от изумления глаза с одного мужчины на другого. Рэй стоял у окна, прижавшись лицом к стеклу. Его глаза были тусклыми и пустыми.
    — Я не могу по-настоящему винить Рэя, Алиса, — вновь заговорил Ричард. — Все, что он делал, он делал из-за любви. Просто он любил и ждал тебя еще с тех пор, когда ты была подростком. И тут появляется какой-то Рэскверхенд и путает все его карты!
    Алиса в оцепенении смотрела, как Рэй разворачивается и идет к дверям, не говоря ни слова в свое оправдание. Дверь закрылась за ним с легким хлопком, который разделил жизнь Рэя на две половины — «до» и «после» крушения всех его надежд.
    Мотор его машины взревел, взвизгнули шины на повороте, и вскоре снаружи доносился только шорох листвы и гул прибоя.
    — Бедный Рэй… — сердце Алисы дрогнуло от жалости.
    — Бедный Рэй? — Ричард горько усмехнулся. — Я все это время думал, что ты принадлежишь ему, Алиса. Думал, вы вместе, с благословения Дэниэла. Я же знал о его чувствах к тебе — с того самого дня, как переступил порог «Свенсон'з», я видел это в его глазах. Я считал себя пятым колесом в телеге, ведь я был новичком в вашей фирме. — Он пожал плечами и с горечью признался: — Все во мне перевернулось, когда я впервые увидел тебя. Я с ума сходил от ревности, и чего мне стоило не выдать своих чувств… Наверное, с виду я был слишком холоден по отношению к тебе в те первые недели. Я не мог устоять перед тобой, и все это время был уверен, что ты любишь другого. Ну, а потом мы полетели в Хельсинки…
    Он резко выдохнул, словно не мог вынести наплыва воспоминаний.
    — Ты — такая красивая, такая женственная… Я не мог поверить в реальность того, что произошло. Того, о чем не мог даже мечтать… Но я не должен был ломать твою жизнь. Поэтому я молчал, словно ничего не происходит. Ты тоже не заговаривала об этом, и мне казалось, что это из-за Колдуэлла. Я, чувствовал себя чертовски виноватым, словно перехитрил его и воспользовался ситуацией. Но я сказал себе, что ты не школьница. Ты — взрослая женщина и знаешь, чего хочешь.
    Бесконечная грусть появилась в его черных глазах.
    — По крайней мере, — сказал он, — я пытался заставить себя верить в это. И все время боялся причинить тебе боль, разрушить твою устоявшуюся жизнь… В конце концов, я прекратил думать о будущем и попытался жить сегодняшним днем — столько, сколько получится. Ну а потом это увольнение… Мне показалось, что лучше просто исчезнуть. Я все вертел в руках эту безделушку, которую ты мне вернула, и пытался понять, что происходит в твоей душе. Или я что-то сделал не так, или ты никогда меня не любила… Впрочем, какая разница? — На его губах появилась нежная улыбка, и он продолжал: — К тому времени я знал, что ты достаточно сильна и профессиональна, чтобы довести дело до конца и спасти фирму, без моей помощи. Я выполнил свою миссию. И ты, и Дэниэл вернули мне веру в людей после восьми лет работы в змеиной яме Уиллов. Я знал, что мне будет не хватать тебя, но я чертовски гордился тобой, Алиса, и гордился, что смог помочь тебе. Я пытался и не мог забыть те времена, когда мы были вместе… Говорят, что лучше потерять любовь, чем не любить совсем. Я просто молился Богу, чтобы ты не затаила обиды на меня за все, что было…
    Алиса была готова сделать шаг и спрятать лицо на широкой груди Ричарда, но тут послышался цокот каблучков по полу. Мишель Уилл возвращалась из спальни с огромным чемоданом в руке. В ее подкрашенных глазах застыли злоба и гнев.
    Ричард выглянул за дверь и махнул рукой. Послышались чьи-то шаги по гравию, и в холл вошел мужчина, которого Алиса никогда раньше не видела.
    Он был одет в отлично сшитый деловой костюм; штрихи седины на висках придавали ему особенно значительный вид. Он остановился между Ричардом и Мишель. Алиса с любопытством отметила, что его глаза были самыми холодными и безжалостными из всех, какие она когда-нибудь видела.
    Проблеск догадки заставил ее перевести взгляд с незнакомца на Мишель.
    — Знакомьтесь: Роберт Уилл — Алиса Свенсон, — представил их друг другу Ричард нейтральным тоном.
    Мужчина бросил жесткий оценивающий взгляд на Алису, кивнул и обернулся к сестре.
    — Пойдем, Мишель, — сказал он. — Мы едем домой.
    Он забрал у нее чемодан и понес его к машине. Ненависть и горечь поражения смешались в глазах Мишель, когда она обернулась к Алисе и Ричарду. Затем, презрительно пожав плечами, она сделала широкий шаг к двери и вышла с высоко поднятой головой.
    Ричард сел напротив Алисы. Он говорил, а Алиса молча кивала в ответ, глядя на него глазами, полными непролитых слез.
    — Мишель пристала ко мне во время похорон Алекса. Умоляла, разрешить ей приехать сюда на несколько дней, сказала, что у нее сильная депрессия. Я согласился — в память о старике. Он, на самом деле любил эту маленькую злюку, несмотря ни на что. Баловал ее и позволял ей слишком много. — Он вздохнул: — Зря я это сделал. Как только она оказалась в моем доме, я увидел, что она не чувствует никакого горя по поводу смерти Алекса. Такие люди, как она, не испытывают душевной боли. Чертовке просто было любопытно, как я живу, и нет ли у меня женщины здесь.
    Он откинулся на спинку кресла и сцепил руки за головой.
    — Зато, — продолжал он, — я выяснил у нее все, что касалось тебя. Она призналась, что сделала это. Был целый поток фальшивых слез и угрозы покончить с собой, если я прогоню ее. Пришлось позвонить Роберту в Вашингтон. Я сказал, чтобы он немедленно садился в свой личный самолет и забирал, черт возьми, свою сестру, свалившуюся мне на голову. Пришлось пригрозить, что иначе я расскажу о некоторых его финансовых проделках, — Ричард рассмеялся. — Как же он подпрыгнул! После смерти старика правительство перестало так лояльно относиться к «Уилл, Инк.». Я встречал его в аэропорту, решил позвонить Бетти и узнал от нее, что ты летишь сюда. Знаешь, когда я вошел и увидел тебя с Колдуэллом, я сначала не знал, что и думать. Но потом понял, что он приехал за тобой, и все стало на свои места. — В его темных глазах затеплился огонек нежности. — Сейчас он ушел, Алиса, а ты все еще сидишь здесь, — сказал он, завершая свой рассказ. — А это значит…
    Невысказанный вопрос и страстная мольба прозвучали в его голосе.
    Комок подступил к горлу Алисы, пока она слушала Ричарда. Многие месяцы ее любимый испытывал те же боль и страстное желание, которые безжалостно терзали ее. Он тоже жил сегодняшним днем в безнадежной уверенности, что будущее разлучит их, и решил, что его худшие подозрения подтвердились, когда она жестоко вычеркнула его из своей жизни.
    Сейчас он сидел в нескольких метрах от нее и не мог поверить, что время бессмысленных мук и одиночества закончилось. Только шаг отделял Алису от человека, который занимал место в ее сердце, большее, чем сама жизнь.
    — Я всегда любила только тебя, Ричард, — сказала она тихо. — Я… и сейчас тебя люблю.
    Как только она произнесла эти слова, слезы наконец, пролились из ее глаз. Мечта, которую она пронесла сквозь дни и ночи неизбывной тоски, распахнула крылья над головами влюбленных. Свинцовая плита горя и безверия, которую Алиса готовилась нести на своих плечах до конца своих дней, рухнула и рассыпалась на миллионы кусочков.
    Ричард подхватил Алису на руки и закружил по комнате. Счастливо смеясь, она обвила руками его шею, прижалась щекой к его щеке и слушала слова, которые сейчас произносили его губы. Этот шепот проник во все уголки ее сознания, отметая боль и открывая будущее, о котором она так мечтала.
    — Я люблю тебя, Алиса.
    Он покрывал поцелуями ее лицо, осушая слезы и улыбаясь.
    — Алиса Рэскверхенд, — сказал он. — Здорово звучит?
    Сладостное словосочетание прозвучало для нее так прекрасно, как долгожданный поцелуй благосклонной судьбы. Губы Алисы встретились с губами Ричарда, и это был ее ответ на заветный вопрос.
    Ричард отнес ее в спальню, и ритм набегающих волн океана аккомпанировал им, ласкающим друг друга нежно и страстно. Алиса уже не понимала, как жила без этих рук — сильных, надежных и вечных, как волны времени, которые несли ее в счастливое будущее.

Эпилог

    «Боинг-747» нес своих пассажиров над Атлантикой. Там, внизу, плескались зеленые волны — родная стихия для миллионов живых существ. В океане обитали маленькие разноцветные рыбки и огромные зубастые акулы, там шла борьба не на жизнь, а на смерть. А на борту самолета царило спокойствие и ожидание праздника — воздушный корабль летел к тропическим островам.
    Пассажиры листали журналы, смотрели в иллюминатор и заказывали напитки. Стюардессы сновали по проходу, стараясь угодить всем своим гостям.
    Высокий брюнет в пестрой гавайской рубашке и светлых брюках взял с подноса два бокала шампанского и с улыбкой протянул один из них своей спутнице. Она взяла его, стараясь не пролить ни капли на свое ослепительно белое платье простого покроя. Квадратный вырез открывал ее загорелую шею, украшенную изумрудной подвеской, так гармонировавшей с зелеными глазами своей обладательницы.
    Другие пассажиры с любопытством поглядывали на эту красивую пару. Многие решили, что молодые люди, с такой нежностью глядящие друг на друга, — молодожены, которые летели на эти райские острова, чтобы провести там медовый месяц. И они не ошиблись.
    Алиса сидела рядом с Ричардом и на ее лице сияла безмятежная улыбка. Сбылось все, о чем она мечтала. Любимый был с ней, его черные глаза лучились счастьем, а на смуглой руке сверкало обручальное кольцо. Какое-то время можно будет не думать о делах — чета Рэскверхендов заслужила отдых.
    Алиса закончила все неотложные дела в Вашингтоне, назначив своим заместителем Рэя Колдуэлла. Он смирился с мыслью, что Алиса потеряна для него навсегда, и остался ее лучшим сотрудником, верным корпорации. Он прекрасно справлялся со своими обязанностями, но почему-то слишком часто находил предлог, чтобы забежать в рекламный отдел. Может, это как-то связано с тем, что во время ланча коллеги постоянно видят его в обществе симпатичной и сообразительной Нэнси Сильверленд?
    — Алиса, ты опять думаешь о «Свенсон'з»? Не беспокойся, милая, Рэй справится без тебя. Никаких переговоров, никаких деловых журналов и биржевых бюллетеней. Только волны, пальмы и пляж, — Ричард ласково поправил прядь ее солнечных волос и поднял свой бокал. — За тебя, любимая.
    — За нас, — с улыбкой ответила Алиса.

notes

Примечания

1

    Игра слов. Хелл (hell) — по-англ. ад.
Top.Mail.Ru