Скачать fb2
Жар Холодного ручья

Жар Холодного ручья

Аннотация

    Дебора Фарроу и Барт Палмер знают друг друга со школьных лет, однако давнее знакомство не столько сблизило, сколько разъединило их. И у каждого были на то причины.
    Судьба свела их вновь в весьма сложной, почти детективной ситуации, поставив молодых людей перед выбором. Тут-то и оказалось, что самый короткий путь к истине проходит через… сердце. У него своя память, своя логика, свои аргументы. Прислушаться к ним — опасно, оставить без внимания — лишиться возможности обрести наконец счастье…


Лесли Мэримонт Жар Холодного ручья

Пролог

    Дебора гнала машину на предельной скорости. До нового, неделю назад торжественно открытого торгового и культурного центра, строительству которого она отдала столько сил, было рукой подать. Какой замечательный тогда состоялся праздник! Как много пришло людей! В Честере не оказалось, наверное, ни одного человека, кто не порадовался бы современному красивому зданию, ставшему и украшением города, и весьма полезным для жителей объектом. Универсам, кинотеатр, удобные подъезды для машин и стоянка, парикмахерская, массажный салон, библиотека… Она по праву гордилась своим детищем и с удовольствием принимала поздравления.
    Что же могло вдруг случиться, с тревогой думала Дебора, пытаясь осмыслить звонок полицейского, поднявшего ее сейчас с постели. Сержант Кегни Брук не стал бы ее будить из-за какого-нибудь пустяка.
    В голову приходило всякое: неужели где-нибудь напортачили строители? Нет, не может быть, работы велись добросовестно, технологические процессы не нарушались, материалы использовались кондиционные.
    Однако то, что она увидела, превзошло все ее самые мрачные фантазии. Перед ней было пе-пе-ли-ще…
    — Какой ужас! — Встретивший Дебору сержант, пытаясь хоть немного успокоить, похлопал ее по плечу. — Какой кошмар, Кегни!
    Обгоревший остов здания, искореженное железо, зияющая пустота оконных проемов, дым и запах гари… Пожарные, уже закончившие свое дело, сматывали рукава брандспойтов и грузились в машины.
    — Командир уверен, что это поджог, и не сомневается — экспертиза подтвердит такое заключение. — Сержант вздохнул, пятерней взъерошил седой бобрик на голове. — А я, старый дурак, наконец-то убедился, что зря подозревал Тома Уайта, когда на этом же самом участке случился первый пожар.
    — Проклятое место! Не надо мне было ни покупать здесь землю, ни строить. Злосчастный сгоревший сарай должен был бы послужить вполне определенным предзнаменованием судьбы.
    — А мне хорошим уроком! У Тома Уайта имелось, конечно, тогда алиби. Сейчас тем более — не станет же человек палить здание, где открыл собственный массажный кабинет.
    — Мой отец, мачеха и я сразу за него ручались. Он на такое не способен.
    — Не корите меня, Дебора… Наверное, моя старуха права — пора уходить на пенсию.
    — Нет уж, доведите все до конца.
    — Это дело моей чести! Я не стал возиться с версией, что определенное лицо или лица могли быть впрямую заинтересованы, чтобы здесь началось строительство, когда однажды вопрос по известным вам причинам повис в воздухе… Сейчас же, думаю, все то же лицо или лица заинтересованы в том, чтобы строительство вновь возобновилось.
    — Я плохо соображаю, сержант. — У Деборы раскалывалась голова, в ушах звенело. — Мне не до рассуждений на криминальную тему.
    — Надеюсь, меня поймет мэр… Если в городе трудно с рабочими местами, люди могут пойти на преступление ради того, чтобы хоть одно появилось… Оно обеспечит им существование на год-полтора… Ваш отец мудрый человек, Дебора, и прекрасно понимает важность решения чисто социальных проблем.
    — Они мне тоже не чужды. — Дебора тяжело вздохнула. — Однако я не уверена, хватит ли у меня сил здесь начинать все сначала…
    Она махнула рукой и направилась к машине. Ей и в самом деле не хотелось ворошить в памяти прошлое. Слишком много переплелось в нем личного, трудного… Связанного, как ни странно, и с этой стройкой, и… собственной судьбой.

1

    Дебора в задумчивости вставила ключ в замок входной двери. В последнее время работа поглощала все ее мысли. Как ни странно, ей доставляло большое удовольствие руководить семейной компанией. И что уж совсем удивительно — она неплохо с этим справлялась. Конечно, Деби пока не удалось полностью заменить отца, но не далее как сегодня бухгалтер отметил, что их дела давно уже не шли столь успешно.
    Машинально переступив порог, она не сразу увидела в передней мачеху, явно поджидавшую ее здесь.
    — Боже, Хильда! Как ты меня напугала. Я тебя не заметила.
    — Отец хочет поговорить с тобой, — сухо ответила та. — Прямо сейчас.
    — О чем? Не знаешь?
    — Понятия не имею. — Хильда окинула ее долгим ледяным взглядом и, не оборачиваясь, зашагала по лестнице, ведущей на второй этаж.
    Деби едва сдержалась, чтобы не состроить ей рожу. Подавив тяжелый вздох, направилась затем по широкой галерее, разделявшей дом на две половины, и остановилась перед первой же дверью справа.
    Раньше эта комната, весьма изысканно и чисто по-мужски обставленная, служила отцу кабинетом и вполне соответствовала потребностям своего владельца. Но год назад, когда с Гудвином случился удар, ее переоборудовали в спальню. Бильярдную же, расположенную напротив, тоже переделали, превратив в жилое помещение для Тома Уайта, человека, ставшего для отца чем-то вроде слуги, сиделки и массажиста одновременно.
    Деби нерешительно постучала. В ответ послышалось властное, как приказ, «войдите». Удивительно, но болезнь никак не повлияла на манеру говорить и сам тон Гудвина Фарроу. Иногда Дебора не могла понять, к лучшему это для нее или нет.
    Собравшись с духом и приняв веселый вид, она распахнула дверь.
    — Привет, папа! Ты хотел со мной потолковать?..
    Боже милостивый, неужели ей не суждено привыкнуть видеть родное, когда-то пышущее здоровьем, загорелое лицо таким бледным и осунувшимся? Свыкнуться с инвалидной коляской рядом с кроватью? Смириться с душераздирающим зрелищем, как Том энергично массирует безжизненную, омертвелую отцовскую ногу?..
    — Здравствуй, Том. — Деби учтиво поклонилась крупному лысому мужчине лет сорока, отличавшемуся невозмутимостью, даже флегматичностью характера, что положительно сказывалось на его взаимоотношениях с больным. — Как ваш пациент? Кажется, слегка не в духе?
    — Пациент вне себя от гнева! — не дав произнести ни слова равнодушно пожавшему плечами и продолжившему массаж Тому, воскликнул отец. — Так что не заговаривай мне зубы. Не получится. Довольно, Том, — раздраженно бросил он, пытаясь отдернуть непослушную ногу. — Иди, выпей чего-нибудь. Мне нужно обсудить серьезные проблемы с обладательницей звания самой деловой женщины нашего города.
    Том вновь пожал плечами и вышел из комнаты. Он давно свыкся с раздражительностью своего подопечного. Гудвин Фарроу не тот человек, чтобы безропотно мириться с бездеятельностью. В свои шестьдесят два года он не утратил былой энергии. Даже тот факт, что частично парализован и большую часть времени проводит в постели, почти не отразился на его деятельной натуре.
    — Судя по всему, ты еще не видела вчерашний выпуск газеты! — рявкнул Гудвин и яростно скомкал в кулаке растрепанные страницы. — Да, не видела, иначе бы не выглядела столь самодовольной! Том всегда приносит мне свежий номер, как только газета выходит из печати, но вскоре жители Честера тоже достанут ее из своих почтовых ящиков и, просматривая за ужином, узнают, что Гудвин Фарроу безжалостный, алчный мерзавец, а его дочь Дебора во всем ему под стать!
    — Что? — чуть не задохнулась от неожиданности Деби.
    — Вот, почитай-ка! — прорычал отец и резким толчком подвинул ей газету. Она невольно присела на край огромной кровати. От крупного заголовка, который сразу бросился в глаза, у Деборы вновь перехватило дыхание:
    «ВДОВА ОБЪЯВЛЯЕТ ВОЙНУ СЕМЬЕ ФАРРОУ!» Ниже мелким шрифтом было написано:
    «Миссис Урсула Палмер, 79 лет, владелица фермы «Бриз», сообщила на этой неделе нашему репортеру, что ее хотят вынудить продать принадлежащие ей дом и землю. Дословно она сказала следующее: «Это — позор! Я вдова погибшего на войне, поселилась здесь почти шестьдесят лет назад. Здесь родились и выросли мои дети. Все мои воспоминания связаны с этим местом, а что может быть для человека дороже? Семейка Фарроу пытается меня убедить, будто участок необходим под гаражную застройку для нового городского торгового центра и кинотеатра. Мол, тут единственное подходящее место. Но так ли это, если учесть, что Гудвину Фарроу принадлежит чуть ли не половина побережья? Пусть строят свой комплекс где-нибудь еще. Им меня не запугать, они не заставят меня продать мой дом!
    Напрасно молодая продолжательница отцовских начинаний надеется сломить меня. Она ничего не добьется. Теперь я понимаю: за притворной любезностью и обходительностью, которые проявляла Дебора Фарроу, распивая со мной на кухне чай, стоит тонкий расчет. Она просто хотела умаслить меня и подавить психологически, взывая к чувству патриотизма. Невиданное лицемерие! Семья Фарроу всегда заботилась не столько о пользе жителей города, сколько о собственном благополучии.
    Мне щедро сулят увеличить сумму за продажу земли и дома и даже угрожают по телефону! Но мой ответ от этого не изменится. Нет! Решительное нет! А если «добродетельница» Дебора Фарроу вновь явится ко мне со своими «выгодными» предложениями, я натравлю на нее собаку и за последствия не отвечаю! Мой верный Райт сумеет защитить меня, можете не сомневаться!..»
    Заметку сопровождала фотография старушки, с вызывающим видом стоящей на веранде довольно ветхого дома, а рядом с ней, насторожившись, сидела внушительных размеров собака.
    Деби неожиданно рассмеялась.
    — Натравит Райта? Да он не отходил от меня, когда я там была.
    — Послушай, нам не до смеха! — рявкнул отец. — В понедельник ты сообщила, что с покупкой участка все улажено. А спустя двое суток выясняется обратное! Нам с тобой прекрасно известно, что во всей округе лучшего места для строительства не найти. Там достаточно просторно и рельеф плоский. Не станешь же возводить торговый комплекс на прибрежном склоне или вдали от центра города? Теряется всякий смысл! Одно из двух — либо мы все-таки выкупим ферму, либо твой проект прикажет долго жить.
    Деби сознавала справедливость этих слов. Строительство в Честере дело непростое в силу ряда причин. Расположенный на границе штатов Нью-Хэмпшир и Мэн, он тянется вдоль довольно узкого побережья залива — живописной давно освоенной курортной зоны, куда практически невозможно вклиниться. Остальное же пространство — скалы и крупные отроги, где не развернешься, поэтому большинство домов здесь лепятся друг к другу, как ласточкины гнезда.
    — Послушай, папа, я не знаю, что на самом деле у этой хитрой старухи на уме, — вздохнув, сказала Деби, — но при встрече она была сама любезность. Расценила мое предложение насчет увеличения цены как весьма щедрое. Попросила несколько дней на раздумье, назначив свидание в следующий понедельник. У меня тогда сложилось полное впечатление, что остались пустые формальности и она с удовольствием подпишет договор о продаже участка.
    — Очевидно, что-то заставило ее передумать. Вероятно, посоветовалась с близкими, и кому-то удалось убедить ее, мол, цена, предложенная тобой, недостаточна. Можешь назвать меня прожженным циником, но я считаю статью в газете лишь уловкой. Задача одна — взять с нас побольше! Вот и все, что за этим кроется.
    Хмурая тень пробежала по лицу Деби.
    — Возможно, ты прав, папа. И я, кажется, догадываюсь, кто советчик. Барт Палмер, ее внук. Он не упустит возможности содрать с нас лишний цент.
    — Похоже, ты его неплохо знаешь, но откуда?
    — О папа, ты раньше наверняка его видел, — раздраженно бросила Деби. — Мы с ним учились в одном классе. По-моему, он поселился у бабки по решению попечительского совета, когда ему исполнилось шестнадцать. Ты должен его помнить. Он тогда еще произвел фурор, сдав экзамены лучше всех. Его средний балл оказался одним из самых высоких в штате. Фотографию Барта даже поместили в этой же самой газете.
    — Как он выглядел?
    — Черноволосый, с огромными глазами. Довольно симпатичный, если не обращать внимания на вечно мрачное выражение лица.
    — Нет. Не могу вспомнить. Единственный, кого помню из твоих одноклассников, — это Тони Шинкл. И ты бы поступила намного умнее, выйдя замуж за него, а не за своего вертопраха. Можно сказать, я собственными руками подарил тебе не билет в кругосветное путешествие в награду за окончание школы, а брачное свидетельство. До сих пор не могу себе простить такой глупости!
    — Да, в девятнадцать лет вряд ли стоит выходить замуж. Жаль, ты не остановил меня.
    Отец рассмеялся.
    — С таким же успехом можно пытаться остановить лесной пожар. Ты унаследовала мое упрямство, и если вобьешь себе в голову что-нибудь, уже не переубедить. Никому не удалось бы отговорить тебя связывать судьбу с Муром Даймондом. Слава Богу, в конце концов у тебя хватило ума с ним развестись. Жаль только, что на сомнительный эксперимент у тебя ушло столько нервов и времени… Но вернемся к делам. Как ты намерена поступить дальше? Знаю, сколь мил твоему сердцу этот строительный проект, дочка, но стоит ли доводить до скандала? Человеку, который собирается, как только позволит здоровье, выставить свою кандидатуру на пост мэра, он ни к чему. Я дорожу своей репутацией, привык пользоваться уважением. Мне не нужен позор!
    — Тем более мы просто обязаны осуществить проект, жизненно необходимый городу.
    — Согласен, но без участка Урсулы Палмер все наши планы полетят к чертям… Как ты намерена получить его? Еще накинуть цену?
    — Полагаю, придется…
    — И о какой сумме, по-твоему, может идти речь?
    — Точно не знаю…
    По правде говоря, сейчас Деби не могла с уверенностью сказать ничего определенного. Развитие событий застало ее врасплох. Урсула Палмер показалась ей женщиной отнюдь не алчной. И уж совсем не производила впечатления размазни, способной изменять свои решения под чьим-то нажимом, пусть даже этим человеком оказался бы собственный внук. Старушка отличалась твердым характером.
    Возможно, она слишком привязана к своему дому, размышляла Деби, но в ее возрасте элементарные удобства, наверное, куда важнее, а тут — крыша протекает, стены покосились. От процветающей когда-то фермы остались лишь курятник, ветхий сарай да заброшенная, поросшая сорняками земля, поднять которую уже нет сил.
    — Мне кажется, дело тут не в деньгах, а в психологии. Урсула понимает, что смешно ломить цену за свое утлое хозяйство. Скорее всего, ей трудно смириться с самим переездом, из-за чего придется привыкать к новому месту. Может быть, ее это пугает?
    — Моя дорогая, — раздраженно бросил отец, — тогда при чем здесь яростные нападки лично на нас? Нет, наверняка, ты права, тут не обошлось без ее внука, он заварил чертову кашу.
    Отец умолк и погрузился в раздумья. Деби же старательно избегала даже вспоминать о школьных временах и своем однокласснике.
    — А что внук — единственный наследник Урсулы?
    Деби пожала плечами.
    — Не знаю. Но, скорее всего, так и есть. Во всяком случае, единственный, кто из родственников навещает ее. Хотя в последнее время делает это не часто. Она сама жаловалась мне, что прошлое Рождество провела в одиночестве. Он обещал приехать, но предпочел провести праздник не в обществе бабки, а со своей подружкой, которую, как я поняла, старуха не жалует.
    — Понятно… Я уверен, внучок скоро объявится и наделает много шума. Ты не знаешь, чем он занимается?
    — Юрист. Работает в крупной юридической фирме в Бостоне.
    — Боже правый! Этого еще не хватало! С людьми такого рода лучше не тягаться. У них нюх на то, где можно без зазрения совести поживиться.
    — Откуда взяться совести, если нет сердца, — вдруг сказала Деби, усмехнувшись.
    Отец прищурился, складка залегла между бровями, колюче взглянул на дочь.
    — Что сие значит? Скажи правду, дочка. Не лги. У тебя это плохо получается.
    Нет, совсем не плохо, подумала про себя Деби. Все шесть лет брака с Муром были сплошной ложью, о которой никто и не догадывался, а пережить и перестрадать пришлось вдоволь, делая при этом вид, будто все благополучно.
    — Нет, между нами ничего не было. Да и к тому же более необщительного типа вряд ли отыщешь. Тогда, в школе, он был беден как церковная мышь, он, по-моему, ненавидел меня только за то, что я из богатой семьи.
    — Прочитав сейчас статью в газете, он возненавидит тебя еще сильнее.
    — Возможно, он ее не прочитает.
    — Чушь! Не сомневаюсь, Барт Палмер объявится в Честере в ближайшее же время.
    — Вот и прекрасно, — сухо заметила Деби.
    Отец строго глянул на нее еще раз.
    — Между вами точно ничего не было?
    — О, не стоит даже об этом говорить. В Барте мало приятного. За последние годы мы едва перекинулись парой слов. Со школьных лет он отличался нелюдимостью и, судя по всему, даже став взрослым мужчиной, не изменился.
    В сущности, она сказала истинную правду: уже три года Деби жила в родном Честере и случайно встречала здесь Барта. Пару раз на центральной улице, но главным образом ей доводилось видеть его в церкви на Пасху и Рождество.
    Урсула Палмер не сообщила ей новость, сказав, что внук пропустил последние рождественские праздники. Она и без нее это знала. Взглядом ища Барта во время церковной службы в толпе, Дебора вдруг отчетливо поняла, что ей его не хватает. Глупо, если учесть, как во время предыдущих невольных встреч тот ограничивался простым кивком или с ледяной вежливостью произносил: «Здравствуй, Дебора».
    — Неприятный он субъект или нет, — отрезал отец, — тебе придется иметь с ним дело, если хочешь построить торгово-культурный комплекс.
    — Посмотрим, папа, — ответила она как можно непринужденней. — Поживем — увидим.
    — Будь осмотрительней, девочка. Меньше всего мне хотелось бы еще раз увидеть нашу фамилию в разделе скандальных новостей.

2

    Барт поднял с пола свежий номер «Честер ньюс» и толчком ноги захлопнул за собой входную дверь. Сорвав обертку с почтовыми штемпелями, бросил свернутую трубочкой газету на свое любимое кресло в гостиной, намереваясь позже пролистать ее. В кухне он выбросил скомканную обертку в мусорное ведро и тут же протянул руку к бутылке виски, стоявшей на безукоризненно чистом столе. Сейчас ему было просто необходимо хоть чуть взбодриться. Отвернув пробку, Барт плеснул в стакан солидную порцию.
    Ну и денек! Что за жизнь! Никакого просвета!
    Ослабив рывком голубой шелковый галстук, он достал из холодильника лед, бросил в стакан тройку кубиков и, резко запрокинув голову, сделал несколько изрядных глотков.
    Странно. Ему всегда казалось, что профессия юриста способна сделать человека счастливым. Она сулит достаток, уважение общества и успех у женщин.
    Конечно, деньги у него водятся. Работа в солидной бостонской фирме отлично оплачивается. Иначе разве смог бы он позволить себе эту шикарную квартиру, откуда открывается великолепный вид на город? Или внушительный черный «мерседес», стоящий сейчас на одном из двух зарезервированных за ним мест в подземном гараже?..
    Барт еще раз хлебнул волшебный напиток, позволяющий на время забыть о проблемах, и тут же помрачнел от сознания необходимости прибегать к подобного рода средству. В последнее время он все чаще ловил себя на мысли, что больше не испытывает былого удовольствия от своей работы. Его угнетала рутинность.
    Хотя, если быть до конца честным, ему грех жаловаться: отличная должность и все прочее, включая успех у женщин, которым Барт Палмер неизменно пользовался. В Бостоне нашлось немало молодых, вполне обеспеченных женщин, ценящих в мужчинах умение жить широко: ездить на великолепных автомобилях, носить дорогие костюмы и водить их в престижные, шикарные рестораны.
    Барт сменил бесчисленное количество подружек — девиц из так называемого общества, сослуживиц, упорно стремящихся сделать себе карьеру на юридическом поприще, не говоря уж об особах, беззастенчиво интересующихся лишь обогащением за счет мужского кармана. И пусть не покажется странным, но именно последней категории Палмер отдавал предпочтение, ибо прекрасно осознавал, что заставляет их идти на заведомо неперспективную в смысле брака связь: нищета, вернее, стойкое к ней отвращение.
    Барту было прекрасно известно, что такое бедность, из которой не всем дано вырваться. Он сумел. Вот только жаль, что выбор профессии не принес ему столь желанного удовлетворения.
    Пока не принес, подумал он, вновь поднося стакан к губам. Все совсем не плохо! Хватит киснуть! Лучше вспомни, как жил раньше в Честере, вместе с вечно ворчащей, едва сводящей концы с концами старухой на утлой ферме, вспомни, как в школе все считали тебя чужаком. А хуже всего, что та, единственная, кого ты безумно хотел, смотрела на тебя сверху вниз.
    Деби Фарроу…
    Барт скривил губы, злясь на себя, так как до сих пор думал о ней чаще, чем следовало бы. Какой же несносной, избалованной и высокомерной особой она была!
    Но дьявольски красивой. О таких юноши вроде него могли только мечтать. Естественно, блондинка. С волосами до талии, с длинными стройными ногами и идеальной по форме грудью, волнующе покачивающейся под блузкой.
    А как она умела ходить! Нечто среднее между вызывающей походкой распутной девки и непринужденностью знающей себе цену аристократки. Голова всегда гордо вздернута, точеные плечи расправлены, спина прямая, а бедра соблазнительно колышутся при каждом движении.
    В школе не было парня — а в городке мужчины, — не остановившегося бы в остолбенении, наблюдая за проходящей мимо Деби.
    Кроме меня, грустно улыбнувшись, сам себе признался мысленно Барт. Нет, Барт тоже наблюдал за ней. Но незаметно. Украдкой. Он никогда не пялился на нее, разинув рот, чтобы не доставить этой дряни такого удовольствия.
    А уж дрянь она была первостатейная. По отношению к нему. И только к нему. С другими парнями олицетворяла саму любезность. Всегда вежливая, она одаривала их ослепительной улыбкой и сиянием бездонных голубых глаз, опушенных невероятно длинными и густыми ресницами.
    Ему же, с того самого дня, когда он впервые появился в школе, доставались лишь жалостливые взгляды, от которых становилось не по себе. Позже, повзрослев, стал стесняться своей одежды, купленной на вырост, поскольку замечал с ее стороны плохо скрываемое сочувствие. Барт буквально ощетинился, когда однажды, отозвав его в сторону, она тихо, но твердо сказала: «Не знаю, как там у вас в другой школе принято, но здесь мы привыкли после физкультуры пользоваться дезодорантом…» Навсегда запомнил и откровенную выволочку: «Разве мать тебя не учила, что в упор смотреть на девушек неприлично?»
    Она засекла тот единственный раз, когда он наблюдал за ней во время большой перемены. Как сейчас, Барт представил себе тот летний день. Школьный сад, лежащую на траве Деби. Стояла изнурительная жара, и она расстегнула две верхние пуговицы на форменной блузке. Со своей поодаль стоящей скамейки он мог видеть впадину меж великолепных выпуклостей грудей, обрамленных белым кружевом дорогого бюстгальтера. Ему даже показалось, будто Деби слегка изменила положение тела, чтобы он мог наслаждаться приоткрывшейся ему красотой. Он и наслаждался, забыв обо всем на свете. Но тут-то она резко и вскинула голову, застав его врасплох. Барт не отвел глаз, как сделал бы раньше, а продолжал смотреть.
    Он готов был поклясться, что на мгновение румянец вспыхнул на ее щеках — хотя виной тому могла оказаться тридцатиградусная жара, — но затем она решительно села, отбросила назад волосы и выдала ему тот самый текст насчет матери и неприличных взглядов…
    С тех пор Барт возненавидел ее. Ненавидел и хотел одновременно. Он дал себе клятву обязательно расквитаться за оскорбительное презрение, бесившее и выводившее его из равновесия. Но жажда жестоко отомстить все же не шла ни в какое сравнение с другим, более примитивным желанием, разбуженным ею, тем самым желанием созревшей плоти, неподвластной рассудку, которая сильнее всего дала о себе знать на выпускном балу.
    Барт появился там один, без подружки, причем лишь из-за того, что, раз ею не является Деби, лучше не приглашать никого. Столь велика оказалась его одержимость ею.
    Наверняка несколько знакомых девиц почли бы за честь составить ему компанию. Так и было. Многие сверстницы находили высокого, поджарого, с ладной фигурой девятнадцатилетнего Барта Палмера весьма привлекательным и не стеснялись с ним заигрывать. Он быстро убедился в своих сексуальных возможностях, но ни одной из девушек, всегда готовых пойти на интимный контакт, не удалось захватить его целиком. С одной стороны, ему не хватало денег, чтобы завести постоянную связь, с другой же — Барт очень скоро начинал испытывать холодок пренебрежения к девицам за ту легкость, с какой они ему доставались…
    Деби Фарроу, природой наделенная откровенной женственностью фигуры и повадок, оставалась девственницей. Все в школе это знали. Если бы дело обстояло иначе, ее последний ухажер растрезвонил бы о своей победе на каждом углу.
    Тони Шинкл — красавчик с выгоревшими на солнце волосами и бронзовым от загара торсом — полагал, что Бог создал его в качестве подарка для слабого пола. Этот лучший спортсмен-серфингист, по слухам, не пропускал ни одной мало-мальски симпатичной юбки и, естественно, положил глаз на самый заветный из призов — красавицу-блондинку, дочь одного из богатейших людей в городе. Но, похоже, успеха ему пока добиться не удалось…
    Барт приложил массу усилий, чтобы на выпускном балу выглядеть достойно. Для него это стало делом принципа. Многие недели откладывал каждый цент, тяжким трудом заработанный после занятий, и ему удалось обзавестись вполне приличным гардеробом для столь торжественного события: щегольским черным костюмом, белоснежной рубашкой и галстуком-бабочкой. Он даже приобрел черные туфли. В довершение всего, его непослушные волосы были уложены опытной рукой парикмахера. Дома, оглядев внука с головы до ног, бабушка признала, что тот неотразим.
    В тот вечер Деби выглядела особенно красивой. Все ее прелести отчетливее подчеркивало шелковое белое платье, длиной немного ниже колен, расклешенное внизу, с обтягивающим лифом и тонюсенькими бретельками на плечах.
    Барт не мог отвести от нее глаз. Сегодня он не скрывал своих чувств, позволив своему страстному, обычно тщательно маскируемому желанию открыто проявить себя. Желанию, смысл которого не составило бы труда понять любой девушке.
    Деби прекрасно его поняла, удостоив в ответ долгим, волнующим, интригующим загадочностью взглядом. Она посмотрела на него так, словно ей совсем того не хотелось, но оказалось выше ее сил.
    Выказанный, пусть даже с неохотой, интерес к своей особе пробудил в Барте безрассудную и безудержную смелость. Когда около полуночи Тони Шинкл, вертевшийся все время рядом с ней, отлучился, Барт вразвалочку направился к Деби.
    — Пойдем-ка, пройдемся, — скорее приказал, чем попросил он. Обычно с девушками напускная властность, граничащая с грубостью, странным образом срабатывала. Но он и не предполагал, что окажется способен столь бесцеремонно обращаться с Деборой Фарроу: как правило, одно ее присутствие лишало его уверенности в себе, хотя желание обладать ею от этого отнюдь не уменьшалось. А сейчас каждая клеточка его тела, казалось, источала нестерпимое вожделение.
    Прекрасные голубые глаза Деби расширились от удивления.
    — Ты что себе вообразил, с кем ты так разговариваешь, Барт? — В ее попытке осадить его, однако, почудилась некая неуверенность. — Я не одна из тех, с кем ты не прочь уединиться за спортивным залом.
    — Не язви, лучше делай, что велено, — побелевшими губами произнес он, изо всех сил стиснув ей пальцы. В ту же секунду ему показалось, будто электрический разряд обжег их ладони. — Пошли. — Не выпуская ее руку, он потянул Деби через толпу мерно покачивающихся в такт мелодии танцующих пар, не обращая внимания на брошенные им вслед взгляды.
    У него мелькнула мысль, что завтра ему, возможно, предстоит малоприятное объяснение с Тони Шинклом, но плевать… Сейчас Деби покорно следовала за ним, видимо сама удивляясь своей безропотности. Головокружительное ощущение полной власти над ней овладело Бартом, чья кровь и без того кипела от возбуждения.
    Миновав спортивный зал, Барт привел ее к пустынному административному корпусу и прижал к гладкой деревянной двери одной из полутемных ниш. Он почти не различал лица Деби, зато ощущал волнующий запах духов и чувствовал, как дрожит девичье тело.
    Не произнося ни слова, он просто начал целовать ее, ладонями лаская плечи, грудь, бедра, упиваясь сладостью недоступной раньше и в мыслях близости. Деби не сопротивлялась и не пыталась остановить его. Более того, с каждым поцелуем ее губы податливо мягчели, руки смелели, теребя ему волосы на затылке. Похоже, она тоже будто хотела им насытиться.
    Возбуждение, владевшее Бартом, переросло в бурю. Бешеная страсть рвалась и искала выхода. С каждой минутой в нем крепла решимость уже не отступать и дойти до конца, чтобы доказать, как сильно всегда ее хотел.
    Рывком Барт задрал ей подол, рывком спустил с бедер кружевные трусики, сразу соскользнувшие на мраморные плиты под ногами, рывком расстегнул на брюках молнию. Сейчас уже ничто не могло остановить его, даже если бы она отчаянно сопротивлялась. Но Деби и не пыталась, ее тело лишь мягчело от его напора. И тогда он без труда раздвинул ей колени и вошел в нее.
    Ни крика боли, ни хотя бы стона не последовало. Она только чуть закусила губу и глаза на мгновение затуманились, а потом же… потом, будто хмелея, подхватила ритм движений, с каким он погружался в ее лоно, заставляя его испытывать столь восхитительные ощущения, каких раньше не испытывал ни с кем.
    Это ошеломило Барта, и он отстранился в изумлении, а она… она вдруг, словно изнемогая от предчувствия пика наслаждения, которого внезапно лишилась, разочарованно застонала.
    Барт мог бы торжествовать, но почему-то обозлился.
    — Тебе мама не говорила, что надо быть приличной девушкой, а ты ведешь себя… как озабоченная сучка.
    В ярости он поносил ее последними словами, которые потом не мог вспомнить. Деби же лишь молча на него смотрела. Крепость сдалась ему без боя, а Барт не чувствовал себя победителем. Он знал: она все равно предназначена другому, слишком многое в жизни их разделяет, поэтому в выражениях не стеснялся.
    Деби в ответ не проронила ни звука. В ее лице читалось презрение, взбесившее его еще сильней. Будто получил удар плетью. Это не она унижена и оскорблена! Он… он ничтожество! Больший кошмар трудно было и вообразить.
    Барт не смотрел, как Деби приводила себя в порядок. Оглянулся, лишь услышав шаги. Прямая спина, гордо вскинутая голова — вот и все. Ушла не обернувшись.
    Он не сразу вернулся в зал. С порога мгновенно увидел в толпе Деби. Она танцевала с Тони Шинклом. Его, конечно, заметила, но глянула как сквозь стекло или на пустое место, зато с улыбкой и легким смехом ответила на слова Тони, шептавшего ей что-то на ухо.
    Непрошеная боль кольнула ему сердце. Коварное воображение моментально нарисовало картину, как Деби обнаженной лежит в объятиях Тони и дарит ему то же самое, что и ему. Нет, не то же самое, а много, много больше…

    …Барт усилием воли заставил себя вернуться к действительности. Давно уже в нем не возникало столь ярких воспоминаний о юности, о Деби Фарроу. Одному Богу известно, зачем ее образ преследует его. Она не стоит того, чтобы о ней думать и уж тем более заниматься никчемным самоедством.
    Захватив с собой остаток виски, Барт вернулся в гостиную, где в кресле валялась «Честер ньюс» — единственное теперь, что связывало его не только с этим городом, но и с высокочтимой мисс Фарроу. Несколько лет назад из той же газеты он узнал о ее свадьбе с неким Даймондом. Из нее же ему стало известно о разводе и возвращении Деби домой.
    Барт полагал, что пребывание той в родных местах долго не продлится, и с немалым удивлением прочитал: Дебора Фарроу возглавила семейную строительную компанию — невероятное событие, ведь сколько-нибудь серьезного расположения к подобным занятиям она никогда не проявляла. В школе прическа и маникюр заботили девушку намного больше, чем математика и, тем паче, экономика или бизнес. Однако городская хроника не раз отмечала успехи молодой бизнесменши, а однажды довольно подробно осветила и план строительства нового торгового центра.
    Присутствие Деборы в городке стало одной из причин, заставивших Барта сократить свои поездки туда. Хоть все давным-давно быльем поросло, но вероятность лишний раз увидеть ее не приводила его в восторг. На Рождество бабка наверняка потащила бы за собой в церковь, а там наверняка опять оказалась бы Деби, так что Барт с удовольствием вместо Честера уехал в гости в Спрингфилд, куда его пригласила Лиз Уорсон.
    Как выяснилось, это было ошибкой. Даже малоприятная встреча с Деби явилась бы куда предпочтительней, чем пребывание среди членов семейки Лиз. В сравнении с ними Фарроу выглядели вполне сносными людьми. Увидеть Лиз в привычной для нее обстановке — Боже, она называла своих надутых от важности родителей «мои папулька и мамулька»! — Барту оказалось достаточным, чтобы поумерить свой пыл в постели, и с тех пор он решительно избегал свиданий с ней…
    Но почему же, недоумевал Барт, время не стирает память о юношеской страсти к Деби? Неужели, какой бы она ни была — высокомерной, надменной, честолюбивой, какой угодно, он все равно будет хотеть ее?
    Барт бросил взгляд на газету и усмехнулся. Ему вдруг подумалось, что именно непроходящая одержимость Деборой Фарроу упорно заставляет его подписываться на дешевый провинциальный листок. Почему он не в силах избавиться от болезненной очарованности этой особой? Почему не прекратит подписку на совершенно не нужное ему издание, не перестанет возвращаться в Честер, навсегда оборвав тем самым нить, связывающую с прошлым?
    Но, похоже, это выше его сил. Нельзя причинять боль той же Урсуле. Пусть она занудная старуха, но сделала ему много добра. Если бы не ее твердость и воля, он, возможно, подростком оказался бы не в ладах с законом, не разгони суровая бабка компанию, в которую он попал, и не заставив вовремя взяться за ум.
    Палмер твердо решил, что на Пасху он поедет в Честер и снова будет сидеть в этой треклятой церкви, боясь и в то же время надеясь еще раз увидеть свой извечный кошмар. Он допил остатки виски, поставил пустой стакан на журнальный столик, плюхнулся в кресло и открыл газеты.
    Заголовок и фото сразу бросились ему в глаза. Он читал статью, и гнев горячей волной накатывался на него. Дебора Фарроу намерена прибрать к рукам их старую ферму? Заставить Урсулу расстаться с домом и землей!.. Барт скрипнул зубами. Надеется всего добиться потому, что с детства усвоила правила влиятельной и обеспеченной семьи? Вот дрянь! «Я хочу. И получу то, что хочу. А если нужно — избавлюсь от обузы, которая мне мешает», — отличный девиз получился бы для таких, как она, подумал в ярости Барт.
    Он почему-то вдруг посочувствовал неведомому бедняге, женившемуся когда-то на Деборе, и даже глубоко презираемому им Тони Шинклу, удостоенному лишь мимолетного внимания, когда тот явно рассчитывал на большее. С содроганием вспомнил и самого себя, вернее то, как, даже добровольно ему отдавшись, Деби заставила его почувствовать собственную ничтожность.
    Что ж, однажды Барт лишился удовольствия насладиться ее унижением, но будь все проклято, если он позволит ей избежать этого на сей раз! Он ни за что не разрешит Урсуле продать свою землю, а коли потребуется — сам купит чертову ферму! Пришло время расквитаться с гордячкой — принцессой из Честера. И такой шанс он не упустит!

3

    — Вероятно, ты не отдаешь себе отчета, Дебора, но не только из-за вчерашней скандальной публикации отец очень недоволен тобой.
    Деби зажмурилась, радуясь, что стоит спиной к мачехе. В последнее время, каждый раз как они оставались вдвоем, Хильда не упускала случая задеть ее. И с недавних пор отнюдь не безобидно.
    Так было не всегда. Почти десять лет назад, когда Гудвин Фарроу начал ухаживать за Хильдой, та буквально рассыпалась в любезностях, а Деби, хоть немного и ревновала, так как куда реже стала общаться с отцом, вполне терпимо относилась к этой женщине. Они поженились незадолго до окончания ею школы, и Деби искренне благодарила судьбу за то, что нашелся человек, с кем отец сможет разделить невзгоды и радости своей жизни. Его первая жена, мать Деборы, трагически погибла, утонула. И все заботы по воспитанию малолетки-сироты легли на плечи Гудвина.
    Хильде тогда не стукнуло еще и сорока. Она выглядела довольно привлекательной. Тоже вдова, имевшая взрослого сына, живущего, правда, отдельно от нее, Хильда старательно изображала из себя заботливую приемную мать. Правда, Деби подозревала, что осчастливила мачеху, выскочив замуж за Мура сразу после возвращения из кругосветного путешествия, да к тому же предпочтя обосноваться в Европе.
    Очень легко быть доброй на расстоянии. В телефонных разговорах Хильда продолжала рассыпаться в любезностях. Но стоило Деби вернуться в Честер, как вдруг оказалось: любой ее поступок вызывает у мачехи недовольство. Деби старалась не вмешиваться в домашние дела и каждый день отправлялась вместе с отцом в офис, оставив дом полностью на попечении хозяйки.
    После произошедшего с Гудвином несчастья отношения с Хильдой стали еще более натянутыми. Скорее всего, та лелеяла надежду, что ее родной сын Дуглас, обладавший ученой степенью по бизнесу и маркетингу, возглавит семейную компанию Фарроу, имеющую прочную деловую репутацию в штатах Нью-Хэмпшир и Мэн, так как фирма занималась не только покупкой земель, но и вкладывала значительные средства в развитие индустрии отдыха, строительство, экологию и т. д.
    Когда Гудвин предоставил дочери должность управляющего своей компании, Хильде с трудом удалось скрыть разочарование. А уж когда Деби добилась первых успехов на этом поприще, стала демонстрировать открытую неприязнь.
    Особое раздражение мачехи вызывала вновь возникшая близость между отцом и дочерью. Статья в газете дала той в руки сильные козыри. Но, похоже, одного этого ей мало.
    Наливая себе вина, Деби с грустью размышляла о своей удивительной способности всю жизнь наживать себе врагов. Большинство одноклассниц недолюбливали ее. Сводный брат, Дуглас, относился свысока. Бывший муж, Мур Даймонд, проклял за то, что ушла от него. Школьный приятель Тони так и не простил ей, что она водила его за нос…
    Хотя все это бледнело по сравнению с отношением к ней Барта Палмера. Несомненно, будь у него возможность, он, не задумываясь, стер бы ее в порошок.
    Но сейчас не время думать о Барте. Мысли о нем выбивают из колеи, а ей необходимо присутствие духа, чтобы дать достойный отпор Хильде, вознамерившейся, кажется, досадить всерьез.
    Деби повернулась к мачехе, было любопытно, чем на сей раз вызвано столь явно раздражение.
    — В чем дело, Хильда? Надеюсь, я не дала новый повод испортить папе настроение? Что же его расстроило?
    — Посмотри на себя, — чуть помедлив и демонстративно вздохнув, произнесла Хильда. — Тебе уже двадцать восемь лет, а нет ни мужа, ни ребенка, ни даже личной жизни.
    Брови Деби поползли вверх.
    — Нет личной жизни? Что ты имеешь в виду? — Возражать по поводу отсутствия мужа и детей не имело смысла, это слишком очевидно. Но если бестактная реплика мачехи и задела Деби, не стоило показывать этого. Впрочем, она умела отлично владеть собой.
    — Нетрудно догадаться, что я имею в виду. Ты еще достаточно интересная женщина, хотя, на мой вкус, немного худовата… — Голубые глаза Деби красноречиво скользнули по раздобревшей с годами фигуре мачехи, но она не произнесла ни слова. Вот уже три года, как ты поселилась здесь после развода, а ни с кем не встречаешься, никого не приглашаешь в гости. Это ненормально, когда молодая женщина избегает мужчин.
    Деби пригубила вино, неспешно прошла через богато обставленную гостиную и села на обтянутый плюшем диван. Хильда же, как обычно, восседала на стуле во главе стола и потягивала виски с содовой.
    — Ты ошибаешься, — спокойно возразила Деби. — Мне отнюдь не плевать на мужчин. Более того, предпочитаю их общество женскому. Я очень люблю беседовать с отцом и проводить время с моими коллегами по работе. Что же касается свиданий — с удовольствием принимаю приглашения в хороший ресторан.
    — Чисто деловые встречи не в счет. Это совсем не одно и то же. Даже при очень развитом воображении их трудно назвать свиданиями.
    — О, понимаю, ты говоришь о сексе! — без тени смущения заявила Деби, тем самым как бы бросая мачехе вызов.
    Та, однако, не смутилась.
    — Именно. Я говорю о сексе. По-твоему, это грязное словечко?
    — Отнюдь нет, если его сопровождает слово «любовь», Хильда. Я одна из тех странных женщин, которым нужно влюбиться, чтобы испытывать удовольствие от интимных отношений…
    Это заявление на самом деле являлось абсолютной ложью, ибо про себя Деби отлично знала: самые незабываемые впечатления остались у нее от занятий любовью с человеком, который вызвал в ней не столько любовь, сколько совсем иное чувство.
    Она безуспешно попыталась погасить вдруг ярко вспыхнувшие в памяти моменты той первой и последней их ночи. Словно наяву вновь ощутила холодок двери, к которой оказалась прижата спиной, токи ладоней, обегавших тело, хриплое дыхание Барта в тот момент, когда он стягивал с нее трусики и входил в нее.
    Боже, она до сих пор помнит свое состояние! Дикий огонь нестерпимого желания буквально пожирал ее. Внезапная первая боль уступила место волнам невыразимой услады, все возраставшей с каждой секундой и предвещавшей оглушительную разрядку. Ей часто не давала покоя мысль, какой силы потрясение она испытала бы, если бы Барт не оборвал все так резко.
    Сначала Деби не поняла, почему он внезапно остановился. Но его насмешка все поставила на свои места. Он назвал ее озабоченной сучкой и буквально разразился гневной тирадой. «Ты кичишься своей породистостью, богатством, высокомерно поглядываешь на всех сверху вниз. Привыкла, чтобы тебя рабски боготворили?.. Не воображай себе, что ты мне нравишься… Я просто хотел показать, сколь легко тебя «поиметь» — словно заурядную шлюху, готовую раздвинуть ноги по первому требованию», — вот что он тогда сказал и что она на всю жизнь запомнила.
    Скорее всего Барт ожидал слез в ответ. Но у нее хватило сил держаться достойно. Ни слова упрека или мольбы — она наградила его одним лишь холодным презрением.
    В трудные моменты это всегда помогало Деби чисто психологически, так как на самом деле представляло собой всего лишь защитную реакцию, усвоенную еще ребенком, не имевшим матери, к которой можно было кинуться за участием и защитой. В детстве отец редко бывал дома, а с наемной прислугой не пооткровенничаешь. Поэтому в сложных и неприятных ситуациях Деби предпочитала наглухо замкнуться, отчего и прослыла бесчувственной, черствой и бессердечной. В конце концов у нее выработалось нечто вроде рефлекса, позволяющего выходить из эмоциональных потрясений с наименьшими для себя потерями.
    Некой перестраховкой стало для Деборы и пренебрежительное отношение к Барту Палмеру, как только тот переступил порог школы. На самом деле Деби в свои пятнадцать лет начала испытывать к нему смешанные чувства. Странно, но ее безудержно влекло к этому чрезвычайно малообщительному типу с вечно пылающими злобой черными глазами. Нет, он не нравился ей, но ее к нему тянуло. Как ей хотелось, чтобы он бегал за ней, как это делало большинство ребят. Она даже пыталась расшевелить его своими язвительными замечаниями.
    Однажды ей все же удалось заметить, как Барт исподтишка наблюдал за нею на перемене — в саду, когда она читала, лежа на траве. Этот взгляд, наполненный нескрываемым вожделением, странным образом подействовал на нее, вызвав незнакомую доселе томительную истому. Свое явное смущение ей удалось тогда скрыть банальной издевкой над его дурным воспитанием.
    Несомненно, в тот раз Деби оскорбила его, ибо в глазах Барта она прочла неприкрытую злобу. С тех пор он всегда смотрел на нее только с ненавистью.
    Так продолжалось до выпускного бала…
    Боже правый, Деби чуть не умерла, когда Барт появился в школьном зале. Он был неотразим в черном вечернем костюме. По сравнению с одноклассниками выглядел настоящим мужчиной. И смотрел на нее, как мужчина.
    Желание, отражавшееся во взглядах, которые он бросал на нее через зал, наполняло огнем ее кровь. Деби не могла удержаться, чтобы не глянуть в его сторону, просто не могла себя заставить. Ей хотелось быть рядом с ним, вместе танцевать. Но когда наконец Барт подошел, то не пригласил ее на танец, а предложил выйти на воздух, причем сделал это намеренно нагло.
    Деби знала, чего он хотел. До нее доходили слухи, которые объясняли, с какой целью Палмер частенько покидал школьные балы в обществе некоторых девиц.
    И все же, как сомнамбула, пошла с ним. И не только пошла, а позволила целовать себя, прикасаться к себе, ласкать, разрешив ему то, чего никогда и никому еще не дозволяла. У Деби даже не мелькнуло мысли остановить его. Тело само решало за нее. Ее плоть слилась с его плотью с такой откровенной готовностью, словно именно ему и была предназначена…
    Ощущение катастрофы пришло позже, когда Барт, доведя ее до накала, отступился. Когда поняла, что обладание ею стало для Барта своего рода местью за все унижения, которым она якобы его постоянно подвергала.
    Господи, Деби отдала ему свою невинность, а он, оказывается, всего лишь мстительно отыгрался, при этом не пожалев слов, в которых было столько грязи!
    У нее хватило характера не ответить ему отповедью или хорошей пощечиной. Такое ничтожество не заслуживало даже этого!
    Собравшись с духом и мобилизовав все свои силы, она вернулась в зал, сделав вид, будто выходила подышать свежим воздухом. Потом танцевала с Тони, удивляя того тем, что невпопад реагирует на остроты, и только когда на пороге возникла фигура Барта, нарочито широко улыбнулась очередной шуточке. От нее не укрылось, каким испепеляющим взглядом одарил ее в тот миг Барт, будь он трижды проклят…
    — Ты всегда любила только себя, Дебора, ты эгоистична до мозга костей — вот что я тебе скажу! — Только сейчас до сознания Деби дошли слова мачехи, большую часть которых, погрузившись в свои далекие воспоминания, она наверняка пропустила.
    — Никто не запрещает тебе иметь собственное мнение, Хильда. Но ты ошибаешься. Я обожаю, например, своего отца. И он отвечает мне тем же.
    — О, это мне известно. Твой отец глупеет, когда дело касается его драгоценной доченьки. Он отдал тебе все бразды правления компанией, лишь бы доставить доченьке радость. Компенсировать пустоту в личной жизни, неудачное замужество, развод с Муром. Хотя с самого начала было ясно, что ты его не любишь! — не унималась мачеха. — Даймонд потакал всем твоим прихотям, но, когда деньги у него иссякли, ты спокойно бросила его… Если бы отец был тебе по-настоящему дорог, ты перестала бы строить из себя так называемую деловую женщину, а давно дала бы ему то, чего он страстно хочет. Внука.
    Деби опешила:
    — Внука?
    — Конечно. Людям вроде Гудвина Фарроу не безразлична судьба рода. К сожалению, когда мы поженились, я была уже не в том возрасте, чтобы подарить ему наследника.
    — Отец никогда не говорил со мной на эту тему, — твердо сказала Деби.
    — Он и не станет. Но я-то знаю, как он мечтает, чтобы ты вышла замуж и обзавелась детьми. Подозреваю, сему не суждено сбыться, поскольку, будучи шесть лет замужем, ты не смогла родить. Будь у тебя с Муром полноценная семья, он не стал бы таким транжирой и уже при разводе тебе бы удалось отхватить неплохой куш. А теперь, во всех смыслах оставшись на бобах, ты развила бурную деятельность в новом направлении. Тебе нужны положение и власть, чтобы хоть так тешить самолюбие!
    Это переполнило чашу терпения Деби. Она изо всех сил сжала пальцами бокал, чтобы не показать, как дрожит рука, и, разгневанная, вскочила.
    — Послушай, Хильда! Ты переходишь все границы! Да будет тебе известно…
    Раздавшийся телефонный звонок оборвал ее на полуслове. Деби знала, что кухарка занята приготовлением обеда, а Том делает отцу массаж, поэтому сама вышла в прихожую и сняла трубку.
    — Дороти Фарроу слушает, — как можно спокойнее произнесла она, хотя от оскорбительных речей мачехи все кипело у нее внутри.
    — Здравствуй, Деби, — прозвучал в трубке насмешливый мужской голос. — Очень рад, что застал тебя дома.
    — Барт? — не поверила она своим ушам и с трудом проглотила моментально появившийся в горле комок.
    — Именно он. Удивлен, что узнала мой голос. Или ты ждала моего звонка?
    — Гмм…
    Он засмеялся. И смех этот не сулил ничего хорошего.
    — Вроде не знаешь, что и ответить? На тебя не похоже. Ты ведь никогда не лезла за словом в карман, а если надо, весьма умело пользовалась паузой.
    Сейчас язык действительно отказывался повиноваться Деби.
    — Возможно, твое многозначительное молчание часто играло тебе на руку, — холодно продолжил Барт, — но только не сейчас. Я пытался дозвониться своей бабушке, но рискну предположить — старушка специально не берет трубку. Интересно, с чего бы? Единственное, что приходит на ум: ей неприятно отвечать на чьи-то настойчивые звонки… Как бы там ни было, я завтра выезжаю и буду в Честере днем. Ставлю тебя в известность: если ты попробуешь угрожать Урсуле или сделаешь хоть четверть шага, подпадающего под обвинение в принуждении, я, не задумываясь, привлеку тебя к суду.
    К Деби наконец вернулась способность говорить.
    — Я никогда не стала бы делать ничего подобного!
    — Судя по статье, не сказал бы… Представляю, какую бурю ты обрушила на бедную старуху за ее откровение в газете.
    — Но мы даже не виделись после публикации ее интервью! — возмутилась Дебора.
    Она собиралась поехать на ферму сегодня, однако весь день провела за изучением вариантов, при которых строительство комплекса не затрагивало бы землю Урсулы Палмер. И решение нашлось, правда слишком дорогостоящее. Тем не менее это могло стать выходом из положения. Честер обязательно получит столь важный для города объект. Пусть семье Фарроу даже придется поработать чуть ли не себе в убыток.
    — Я удивлен, — скептически заметил Барт. — Мне казалось, ты поспешишь на ферму, чтобы обманом и лестью заставить старушку пойти на попятный.
    — Можешь думать что угодно, Барт Палмер, — вышла из себя Дебора, — но, когда я на днях говорила с твоей бабушкой, идея продать ферму не вызывала в ней протеста. Честью клянусь! К тому же я предложила неплохие деньги, по меньшей мере в три раза больше, чем эта земля стоит. Понятия не имею, какая причина заставила ее передумать и столь резко высказаться в газете. Если только ты не приложил к этому руку.
    Последовавшее довольно долгое молчание удивило Деби.
    — Мы не разговаривали на эту тему вообще, — наконец отчеканил Барт. — Можно поинтересоваться, когда ты сделала Урсуле свое щедрое предложение?
    — В понедельник.
    — А я всю неделю был плотно занят и не звонил в Честер, поэтому, повторив твои слова, скажу: клянусь честью, что никакого давления на Урсулу не оказывал. Видимо, ты ошиблась относительно ее согласия. Ничего удивительного, ведь Дебора Фарроу привыкла считать большинство людей готовыми беспрекословно и послушно выполнять то, чего она хочет. Но с Палмерами, боюсь, у тебя вышла неувязка.
    Деби стиснула зубы.
    — Нет, ее позиция была вполне определенной, то есть положительной!.. Послушай, коли ты завтра днем будешь на ферме, я хотела бы воспользоваться возможностью и поговорить с ней при тебе. Полагаю, если толково объясню создавшееся в городе положение, тебе удастся убедить Урсулу в важности этого строительства. Оно необходимо для будущего Честера. Барт, ты и представить себе не можешь, какая здесь безработица, особенно среди молодежи.
    — Боже, как это не похоже на тебя, Деби. Та, прежняя Деби, и в грош бы не ставила будущие архитектурные перспективы города. Та Деби, что я знал когда-то, не стала бы с таким пафосом обсуждать местные больные проблемы. Весьма любопытно будет тебя послушать теперь. Итак, завтра на ферме в четыре, — тоном, не допускающим возражений, сказал Барт. — Но можешь не привозить с собой чековую книжку. Мы не собираемся ничего продавать. Ни сейчас, ни в будущем.
    Он повесил трубку, и Деби почувствовала, как ярость переполняет ее. Кем себя вообразил этот надменный мерзавец, откровенно язвя по поводу ее заботы о родном городе? Разве сам он не сбежал отсюда? Разве хоть когда-нибудь болел душой за гнездо, откуда выпорхнул, где учился и получил путевку в жизнь, а теперь успешно адвокатирует в благополучном Бостоне?
    Но земля здесь, в конце концов, принадлежит не ему! И если ей все-таки удастся убедить старуху продать свой участок, Барт Палмер останется с носом.
    Завтра, решила Деби, она приедет на ферму не к четырем, а пораньше и привезет с собой кое-что получше, чем чековая книжка. У нее в запасе есть несколько убедительных аргументов, которые Урсула наверняка сможет по достоинству оценить.
    Барт хочет войны? Ладно, он ее получит!..

    — Кто звонил? — спросила мачеха, когда, положив трубку, Деби вернулась в гостиную, где с поджатыми губами та ее поджидала.
    Похоже, Хильда тоже хочет войны, подумала она и немного вызывающе ответила:
    — Барт Палмер, внук владелицы фермы.
    Брови мачехи моментально поползли вверх.
    — Твой отец оказался прав, когда говорил, что Палмер объявится. Чего же он хотел?
    — Увидеться со мной. На ферме. Завтра днем.
    — А что он из себя представляет, этот Палмер?
    — Высокий, темноволосый, довольно симпатичный.
    — Да ну! А сколько ему лет?
    — Около тридцати, — наугад бросила Деби. Барт был на год старше, а ей вот-вот должно исполниться двадцать девять.
    — Умный?
    — Чрезвычайно. И очень сексуальный.
    Хильда неподдельно изумилась.
    — Неужели?
    — И мерзавец, каких свет не видел!
    Захлопав ресницами, мачеха воскликнула:
    — Бог мой, Дебора! Ни разу не слышала, чтобы ты столь темпераментно выражалась! Видимо, нужен особого склада мужчина, чтобы расшевелить тебя и заставить реагировать. Я заинтригована. Думаю, мне стоит пригласить этого Барта Палмера к нам на обед.
    — Только попробуй!
    — Деби, это мой дом. Я приглашаю кого хочу.
    — Полагаю, надо, по крайней мере, поставить в известность отца.
    — Думаю, он это только одобрит. Гудвин всегда утверждал, что лучшего места для встречи с противником, чем под крышей собственного дома, не найти, здесь сами стены помогают выигрывать. Пойду его спрошу.
    Хильда удалилась, оставив Деби наедине с невеселыми мыслями.
    Ладно, давай, приглашай на обед, злорадно подумала она. Мне плевать. По крайней мере, тогда под одной крышей соберутся сразу двое из моих теперешних врагов. И ты, и он…

4

    Весь путь домой Барт не переставал клясть прибрежное шоссе. Чертовски опасная дорога! Местные власти все торгуются, какому из пограничных штатов — Нью-Хэмпширу или Мэну — возглавить реконструкцию транспортной артерии между Бостоном и Портлендом. Он куда чаще навещал бы Урсулу, если бы, направляясь на север по этой чудовищно разбитой дороге, не думать, что, вполне возможно, придется обращаться за помощью к услугам «технички».
    Часы показывали без пятнадцати три, когда Палмер добрался до вершины взгорья, откуда начинался спуск в знакомую долину.
    Слава Богу, он прибудет на ферму, имея в запасе достаточно времени, чтобы передохнуть и подготовиться к встрече с Деборой, предварительно и серьезно переговорив с Урсулой. Барт так и не смог до нее дозвониться. Наверняка специально сняла трубку. Придется сделать ей выговор за это, а еще за то, что не поставила его в известность о предложении Фарроу и вообще о сложившейся ситуации.
    Трудно отыскать более независимого и упрямого человека, чем Урсула. Не она ли с завидным упорством отвергает все его попытки помогать материально? Даже не взяла деньги на косметический ремонт или хотя бы покраску старого дома.
    Бабка никогда никого ни о чем не просила. И гордилась этим! Но есть жизненные моменты, когда разумнее всего обратиться за помощью. Ведь сейчас он единственный оставшийся у нее близкий человек. Мать Барта, после долгих скитаний по больницам, умерла. Его дядя Айк, старший сын бабки, погиб еще во время корейской войны. Урсула пережила и своих детей, и братьев и сестер, а разбросанные по свету племянники и племянницы и думать забыли о старой ворчливой тетушке.
    Кому же, как не Барту, постоять за нее! Не позволить дельцам, вроде Деборы Фарроу, отравить бедняге последние годы жизни! Если Урсуле так хочется провести остаток своих дней на ферме, она имеет на это полное право! А его долг и обязанность дать достойный отпор особе, вдруг возомнившей себя чуть ли не радетельницей о всеобщем благе.
    Барт не настолько наивен, чтобы верить всему, что Дебора упоминала в их вчерашнем телефонном разговоре, особенно же той сердобольшой чуши, которую несла про будущее города, безработицу и тому подобное… Благородная Деби Фарроу! Ну как же! Можно надеть и такую маску, если держишь в голове далеко идущие планы — например, проложить себе дорогу на какой-нибудь пост в городскую администрацию.
    Все в Честере знали: Гудвин Фарроу в свое время баллотировался в мэры с единственной целью — защитить интересы своего бизнеса, а совсем не из гражданских побуждений. Потому-то и проиграл на выборах. Нельзя доверять словам, когда кто-нибудь из Фарроу начинает рассуждать о высоких материях. В них одно лицемерие и подлая ложь…
    Благополучно миновав особенно сложную часть пути, Барт въехал наконец в Честер и сбросил скорость, вырулив на широкую центральную улицу. Для полудня пятницы она казалась довольно безлюдной, а из-за отсутствия интенсивного транспортного движения почти необитаемой.
    Палмер нахмурился. Половина помещений, где когда-то располагались магазины и шла бойкая торговля, были пусты. В витринах появились таблички «Сдается внаем». Молодые люди с унылыми лицами бесцельно слонялись либо кучковались на углу рядом с кафе, подпирая спинами обшарпанные стены. Все они глядели ему вслед с таким видом, будто осуждали за то, что он сидит за рулем такой шикарной машины, женщины же оборачивались с изумлением, будто на редкую птицу, неведомо зачем залетевшую сюда.
    У Барта вдруг шевельнулась непрошеная мысль, что, возможно, Дебора отнюдь не преувеличивала, говоря о серьезных проблемах города, Честер действительно производил убогое впечатление. Однако тут же постарался убедить себя, что если городу и в самом деле необходима реконструкция, то почему не начать с центра, а браться за строительство нового комплекса рядом с фермой Урсулы. Фарроу наверняка не хотели лишних хлопот, а потому не потрудились найти другое место!
    Да, но где? — подумал он, терзаясь сомнениями. Во всей округе именно там был единственный достаточно плоский рельеф, пригодный для стройки.
    Барт стиснул зубы и, стараясь побыстрее миновать центральную улицу, увеличил скорость. Делать этого явно не стоило, поскольку оставшаяся часть пути к дому заставляла его то и дело чертыхаться: «мерседес» не та машина, которую стоит подвергать риску.
    Его и без того мрачное настроение лишь усилилось, когда, сделав последний поворот, он заметил остановившийся перед воротами фермы элегантный белый «сааб» и выходящую из кабины Дебору. Вот дрянь коварная, вскипел Барт, решила явиться пораньше!
    Деби едва удалось отпрянуть — машина Палмера тормозила буквально у ее ног. И сразу поняла — Палмер разозлился за то, что она явилась на условленную встречу подозрительно рано, — и почувствовала себя виноватой.
    Выключив двигатель и покинув салон, где благодаря кондиционеру царила прохлада, Барт окунулся в удушающую жару летнего дня. Облокотился на капот машины, демонстративно застыл и окинул фигуру Деби пристальным, оценивающим взглядом.
    Чувственные женские формы и красота Деби всегда приводили его в восхищение, однако на этот раз клокотавшая внутри ярость была куда сильнее. Барт рассчитывал увидеть ее в строгом костюме, что соответствовало бы занимаемому ей сейчас положению бизнесменши. Но выглядела она словно простая крестьянка — в открытом летнем платье в горошек, с длинными светлыми волосами, заплетенными в косу.
    Либо вообще не любит костюмов, либо намеренно оделась подобным образом. Однако нельзя было не признать: безыскусный наряд придавал ее облику некую очаровательную мягкость и обезоруживающую наивность.
    Плоские белые сандалии с чуть высовывающимися из ремешков крошечными пальцами. Стройные загорелые икры. Стянутая пояском талия. Бедра не обтянуты, а лишь угадываются под колышущейся на ветерке материей. Вот только высокую и одновременно пышную грудь не утаишь, даже если верх платья свободного покроя.
    Он не раз испытывал трепет, вспоминая, как той ночью прикасался к этой груди. Ощущения от тех прикосновений были столь живы, что Барт поспешил отвести глаза и посмотрел Деби в лицо. Ее чуть пухлые, аппетитные губы, слегка подкрашенные розовой помадой, стали последней каплей: он не забыл их сладостного вкуса, их аромата.
    Барта охватила злость. Он ненавидел себя за свою уязвимость перед ней. Ненавидел свою слабость!
    Дебора же презирала себя за то, что как загипнотизированная стояла перед Бартом, пока он без стеснения оглядывал ее с ног до головы. Но что еще хуже — как реагировало при этом сердце! Оно замирало и было готово вырваться из груди, а кровь горячей волной растекалась по телу.
    Боже, рядом с Бартом она беззащитна — вот мысль, которая отчаянно билась в голове. Что произойдет, испуганно подумала она, если он сейчас сделает шаг и обнимет? Все ее существо и противилось, и жаждало этого. Жгучий румянец залил ее щеки, предательски выдавая внутреннее волнение.
    — Ну что, попалась? — насмешливо бросил Барт. — Краснеешь?
    В ответ на его ехидное замечание она побелела как полотно.
    — Не понимаю, о чем ты.
    Барт рассмеялся.
    — Я восхищен твоим умением выпутываться из щекотливой ситуации. Любой другой на твоем месте сгорал бы от стыда, поскольку твое коварство, как говорится, налицо. Мы договорились встретиться здесь в четыре, ты же приехала на час раньше. Безусловно, в надежде снискать расположение моей бабки, прежде чем я успею переговорить с ней.
    — Вряд ли тебе выпадет случай увидеть меня сгорающей перед тобой от стыда, Барт, — парировала Деби и как ни в чем не бывало направилась к багажнику машины, чтобы из сумки-холодильника взять торт. При этом руки ее чуть дрожали.
    — Ну и хитра! Решила — часок попьешь с Урсулой чайку, пока меня не будет…
    — После того как вчера ты грубо оборвал разговор и бросил трубку, я не совсем поняла, во сколько точно мы сговорились собраться, — раздраженно бросила она. — Кажется, ты сказал «днем». Сейчас — как раз день. Так чего ты цепляешься и скандалишь?.. Я надеялась, у тебя хватит такта выслушать хотя бы мои предложения и аргументы. Но ты как был, так и остался грубым и неотесанным. По-моему, тебя как профессионального адвоката это не красит. Да и как человека тоже. Впрочем, о человеческом в тебе и говорить не приходится…
    Скрип открывшейся и тут же захлопнувшейся двери старого дома не позволил Барту достойно ответить на тираду, что оказалось даже к лучшему. Ибо Деби задела его за живое и каким-то непонятным образом заставила почувствовать вину за прошлое… Ему почему-то вдруг перестало хватать слов, и он с облегчением переключил все свое внимание на бабушку, которая, опираясь на палку, нетвердым шагом спускалась с крыльца.
    За каким чертом Урсуле понадобилась палка? Неужели упала и подвернула ногу? А может, обострился ревматизм?.. Он вдруг отчетливо осознал, как та постарела. Когда-то прямая и подтянутая — будто скукожилась. Черты лица заострились. Волосы неухожены, халат не больно-то опрятен, тапки стоптаны. Выглядит древней старухой, о которой некому позаботиться, всеми брошенной и позабытой.
    Сердце Барта заныло: Урсула сильно сдала с тех пор, как он в последний раз навещал ее. Сукин сын, мысленно корил себя Барт, бабушка отказывалась брать у него деньги, а ты не настоял. Мог бы приехать и на Рождество с кучей подарков, а предпочел развлечься. Он спиной чувствовал взгляд Деби и был готов сквозь землю провалиться. Несколько минут назад та намекнула ему на отсутствие человечности, но была бы абсолютно права, назвав… назвав подлецом.
    Урсула одолела последнюю ступеньку, прислонила к перильцам крыльца свою палку и приветственно взмахнула рукой. Глаза ее светились радостью, хотя губы при этом кривились в укоризненной усмешке.
    — Барт, — строго произнесла она. — Почему ты не сообщил мне о своем приезде? Что же ты стоишь, иди сюда!
    Одним прыжком преодолев шаткий забор, он бросился навстречу единственному в его жизни человеку, чья беззаветная любовь всегда помогала ему.

    Странное состояние овладело Деборой, наблюдавшей, как Барт крепко сжимает Урсулу в объятиях, целует ей щеки, руки. Она понимала: Палмер искренен в своем порыве, его сердце полно любви. И тут совсем некстати вспомнила, как когда-то тот целовал ее: горячо, пылко, страстно. Он был — сама любовь! Тем неожиданней оказался финал…
    Сколько раз на протяжении всех этих лет воображение услужливо рисовало ей фантастическую картину: они занимаются любовью, но совсем не так, как тогда, не рядом с какой-то казенной дверью, а на постели, на белоснежных мягких простынях. И нет сил, которые могли бы разъединить их…

    — Мне невозможно было сообщить о приезде, — сказал Барт, разглаживая морщинки у виска Урсулы. — Я справлялся в телефонной компании, и мне сказали, что у тебя снята трубка.
    — Но я ее не снимала! Или постой… наверное, поговорила с кем-нибудь и не положила на рычаг. Похоже, в последнее время я стала многое забывать…
    Дебора нахмурилась. Она ни за что бы не назвала Урсулу забывчивой, хотя, возможно, и заблуждалась на сей счет. Палмерша произвела на нее впечатление человека более чем здравомыслящего, сообразительного, да и здоровьем крепкого. Деби готова была поклясться, что в прошлый понедельник старуха и палкой не пользовалась, а шустро передвигалась по дому.
    — Не преувеличивай, пожалуйста. У тебя на редкость ясная голова, помнишь, где какие гвозди в сарае лежат, а тут про трубку забыла… Зачем ты ее не положила, бабушка? — спросил Барт. — Тебе угрожали по телефону?
    — Что ты имеешь в виду?
    — Я прочитал твои собственные слова в «Честер ньюс», которую регулярно получаю… Почему же ты не сообщила мне о происходящем?
    — Я… не хотела тебя беспокоить. Мне известно, как ты занят там, у себя в Бостоне. Да в конце концов, это моя проблема, — вдруг вызывающе гордо закончила она.
    — Когда моей бабушке угрожают по телефону, то это становится моей проблемой.
    — Да, но видишь ли, звонили всего один раз, — заявила Урсула, явно смущенная чрезмерной настойчивостью Барта. — Я надеялась, все обойдется, справлюсь сама.
    Выясняя отношения, Палмеры не обращали внимания на Дебору, стоявшую рядом с калиткой. Возможно, даже намеренно, во всяком случае Барт. Не исключено, что тот именно ее обвинит в звонке с угрозами, заподозрит, будто она специально запугивает бедную старушку, чтобы предложить ей поменьше денег за ферму. Но совесть Деби была чиста, а чьи-то непонятные звонки тоже повергали в недоумение…
    — Так о чем же именно с тобой говорили? — продолжал упорно настаивать Барт.
    — О чем? Подожди, дай сообразить…
    — Урсула, не морочь мне голову. Отвечай.
    — Но я не могу повторить его слова, Барт.
    — Так это был мужчина?..
    — В жизни не слышала такого количества грязных ругательств. Мне предложили выметаться отсюда, иначе… — Урсула через плечо внука наконец бросила взгляд на Дебору. Барт с суровым видом обернулся. Губы его побелели, желваки заходили на скулах.
    — Иначе что? — проревел он яростно.
    — Точно не сказал…
    — Но напугал тебя настолько, что ты решила больше не поднимать трубку?
    Дебора поняла, что пора вмешаться.
    — Фарроу не имеют к этому звонку никакого отношения, миссис Палмер, — заявила она, не обращая внимания на возмущенного Барта. — Это не в наших правилах. Думаю, статья в газете взбудоражила кого-нибудь из тех, кто надеялся найти работу на строительстве комплекса. К сожалению, когда дело получает огласку в средствах массовой информации, подобные вещи иногда случаются. Извините, но вы напрасно прибегли к услугам прессы.
    Урсула резко вскинула голову и спросила:
    — Что она здесь делает, Барт?
    — Я попросил ее приехать.
    — Зачем?
    — Когда, прочитав газету, я не смог дозвониться до тебя, немедленно связался с Деборой, хотел выяснить, что здесь происходит. Она вкратце рассказала, но попросила дать ей возможность еще раз переговорить с тобой. Я решил — лучше, если это произойдет в моем присутствии.
    — Хм! Вот уж не подумала бы, что тебе этого захочется, — проворчала Урсула. — Насколько я могу судить, вы никогда не питали особой любви друг к другу.
    — Да, но все это в прошлом, — к огромному удивлению Деби, вдруг сказал Барт. — А сейчас мы вполне взрослые люди и, думаю, должны вести себя как взрослые. Не так ли?
    Брови Деборы удивленно поползли вверх. Что она слышит? Неужели Барт Палмер и в самом деле решил забыть старые взаимные обиды? Его слова буквально огорошили ее.
    — Да… э… хм… — растерянно пролепетала Деби. Улыбка Барта окончательно сбила ее с толку.
    По правде говоря, улыбка эта не отличалась особым весельем, но вполне могла служить доказательством, что его лицо не всегда пышет злобой, а черные глаза, чей холодный блеск обычно заставлял Деби содрогаться, могут излучать тепло.
    — Вот уже второй раз за последнее время мне удается лишить тебя дара речи, — язвительные нотки вновь послышались в голосе Барта. — Должен признаться, менее самоуверенной ты мне больше нравишься. Но, полагаю, леди моментально опять облачится в железную броню, как только заговорит о своих новых предложениях, связанных с покупкой фермы. А что, бабушка, не пригласить ли нам гостью в дом и не выслушать ли, с чем пожаловала?
    — Мне безразлично, — бодро заявила Урсула. — Я не собираюсь ничего продавать!.. Но попить чай с тортом не откажусь. В прошлый раз он мне очень понравился.
    — Этот тоже с яблочной начинкой, — улыбнулась Деби. — Я поняла, что он вам по вкусу.
    Барт чуть скривился, давая Деборе почувствовать, как наивно было с ее стороны рассчитывать уломать бабку с помощью сладкого пирога. Она кремень!
    Дебора же обрадовалась, что Барт вообще не выставил ее вон, а готов выслушать все-таки. Это уже была, пусть и маленькая, но победа.
    В ее глазах мелькнули озорные огоньки, когда она с притворным волнением огляделась по сторонам, как бы не решаясь открыть калитку.
    — Я не уверена, могу ли войти… Вдруг выскочит ваш волкодав?
    Барт догадался, что Деби ломает комедию, хотя прекрасно помнил, как удавались ей роли в школьных спектаклях. Актриса она была хоть куда.
    — Уж не издеваешься ли ты надо мной, милочка? — строго заметила Урсула.
    — Боже упаси, мэм. Насколько мне известно — все собаки носом чувствуют запах страха человека, а после ваших заявлений в газете я до смерти боюсь встречи со злым сторожевым псом. Кажется, его зовут Райт?..
    Словно по волшебству, а скорее, услышав кличку, в дверях дома возник пес. Проковылял вниз по ступенькам, затрусил по тропинке, тяжело неся свое раскормленное тело. Не обращая ни малейшего внимания на Урсулу и Барта, подошел к калитке, положил на нее свои огромные лапы. Ни грозного оскала, ни рычания. Какое там! Пес явно хотел, чтобы гостья потрепала его за ушами — именно этим Деби завоевала его признательность в свой первый визит на ферму. Вот и теперь она сделала то же самое.
    Райт заурчал от удовольствия.
    — Мне давно следовало сдать такого «служаку» на живодерню, — пробормотала Урсула. — Или куда там сдают собак, от которых никакой пользы… Барт, отгони-ка это слюнявое животное и дай гостье войти. Я пойду поставлю чайник. Только пусть не воображает, что буду покладиста, как мой караульный, — ворчливо предупредила она, прежде чем скрыться в доме.
    — Предатель! — Барт с трудом оттащил пса за загривок. — Быстро на место!
    Даже властную команду Райт воспринял не очень охотно. Деби не удержалась и сострила:
    — Приятно знать, что не все здесь ненавидят представительницу семьи Фарроу. Кажется, дети и собаки лучше других способны оценить человека?
    Барт снова улыбнулся. Однако его улыбка не отличалась теплотой. Да и радостной ее трудно было назвать.
    — Не хочешь ли ты намекнуть, будто я всегда неверно судил о тебе, Деби?
    — Ты вполне мог бы предположить, что я изменилась.
    — Неужели? Как интересно! Ну-ка, дай мне торт, пока не уронила. — Он через калитку взял у нее коробку и затем поступил весьма странно — поставил на землю. Прежде чем Деби сообразила, что у него на уме, Барт, перегнувшись через препятствие между ними, сжал своими ладонями ей лицо и начал целовать.
    Под нажимом горячих губ Деби непроизвольно приоткрыла рот — так сладок был этот миг. И когда его язык проник внутрь, стон наслаждения вырвался у нее.
    В ту же секунду Барт вдруг отстранился, чем поверг Деби в недоумение. В его взгляде сквозила та же знакомая усмешка.
    — Видишь? Ты ничуть не изменилась. Как была озабоченной вожделением, вернее сексом, сучкой, так и осталась…
    Да, с горечью подумала Деби, осознав весь ужас произошедшего. Ей стало стыдно за собственную слабость перед ним. За то, что нет сил ни воспротивиться, ни хотя бы попытаться поставить его на место.
    Слезы отчаяния заблестели в глазах Деби. Сегодня в какое-то мгновение ей померещилось, будто они оба готовы забыть о прошлом и, возможно, даже могут стать друзьями. Напрасные надежды! Проглотив появившийся в горле комок, она не без усилий произнесла:
    — Передай пожалуйста своей бабушке — буду рада, если торт ей понравится, а мне, пожалуй, сейчас лучше уйти. Вижу, я зря теряю здесь время.
    Повернувшись, Дебора решительно направилась к своей машине, громко захлопнула дверцу и повернула ключ зажигания. Барт что-то прокричал ей, но она не реагировала, а когда разворачивалась и давала задний ход, чуть не задела его машину. Наконец выжала до предела педаль газа и рванула вперед.
    В зеркале заднего вида заметила Барта, стоящего в облаке поднятой ею пыли и смотрящего ей вслед.
    — Мерзавец, — судорожно прошептала Деби и ударила кулаком по рулю. — Вот мерзавец!..

5

    Проклятье сорвалось с губ Барта. Затем еще одно. И еще. Он казнился и каялся за свой поступок. Кем, черт побери, себя вообразил, как посмел так унизить женщину? И, собственно, за что? За то, что та с удивительной пылкостью ответила на поцелуй? Сам-то, ханжа, сколько раз искал наслаждение с теми, к кому на самом деле был равнодушен, однако не хотел сдерживать свои чисто плотские желания?..
    Только глупый юнец, втайне неравнодушный к Деби, мог тогда бросить ей в лицо обвинение в похотливости. Но взрослый, опытный мужчина не должен демонстрировать подобные гнусные намеки, если он не полный, законченный идиот.
    Барт Палмер, тебя мало повесить, утопить, четвертовать. Ни одна женщина не заслуживает такого отношения и такой обиды — даже Дебора Фарроу!
    — Что это ты застыл посреди дороги? — послышался с веранды голос бабки. — И где мисс Фарроу?
    Барт вздохнул и медленно побрел к дому, захватив по пути коробку, которую оставил здесь не более двух минут назад. Всего две минуты! Ему отчаянно захотелось вернуть их и все переиграть заново. Тогда наверняка справился бы с вдруг охватившим его жгучим желанием поцеловать ее, чтобы доказать… Черт побери, а что он, собственно, хотел доказать?..
    На самом деле, наверное, лишь одно: ему наконец удалось вырвать ее из своего сердца, он способен оставаться безразличным к этим манящим пухлым губкам. Но получил доказательство лишь об обратном: Деби, как и прежде, не оставляла его равнодушным. И не только физически. На сей раз она задела его душу, заставив почувствовать стыд, раскаяние, желание извиниться за нанесенную ей обиду.
    — Послушай, Барт, — обратилась к нему Урсула, когда он с коробкой в руках поднимался по ступенькам. — Что произошло? Что ты натворил?
    — Я оскорбил ее, бабушка. Вот и все, что я натворил.
    — Ну, это не новость. Сколько вас помню, вы вечно как кошка с собакой. Доброго слова не сказали друг другу. Но обычно Дебора давала тебе достойный отпор. Почему теперь сбежала, поджав хвост?
    Барт тяжело вздохнул.
    — На этот раз, пожалуй, я зашел слишком далеко.
    Брови старушки поползли вверх.
    — Каким образом?..
    — Давай не будем обсуждать это, ладно? В конце концов, я отделался от нее, не так ли? Разве ты сама в газете не высказала желание, чтобы Фарроу оставили тебя в покое?
    В лице Урсулы проскользнула тревога.
    — Ты хочешь сказать, она больше не вернется? Никогда?
    — Ради всего святого, реши главное наконец, — раздраженно бросил Барт. — Либо ты продаешь ферму, либо нет! — И вдруг совсем не доставившая ему радости догадка мелькнула в голове. — Боже мой, Урсула, неужели твои гневные высказывания в газете всего лишь уловка, чтобы вытянуть из Фарроу побольше денег?
    — Вот и нет! — возмущенно запротестовала та. — Ты же знаешь, я не из жадин!
    По тому, как Урсула отводила глаза, Барт понял: она не говорит правды. Во всяком случае… всей правды.
    — Я вижу, ты что-то задумала! Лучше перестань юлить и отпираться.
    — Не смеши, что я такого могла задумать?
    — Не знаю. Пока не знаю.
    — Ты очень подозрителен, Барт. И слишком поспешно начинаешь судить о людях плохо.
    Он вспомнил Деби и нахмурился.
    — Возможно, ты права. Но оставим психологию.
    — Оставим. Боже, я давно зажгла газ и сейчас чайник, должно быть, взорвется.
    Вслед за Урсулой Барт миновал прихожую, положив по пути телефонную трубку на рычаг, в кухне на середину стола поставил торт, огляделся и сразу обнаружил несколько коробок. Его подарки — хлебопечка, электрический чайник, новая мясорубка — все это осталось без употребления.
    — Ты хотя бы ради интереса попробовала их в деле, — мрачно усмехнулся он.
    — Я попробовала, Барт, но, поверь, мне трудно разобраться в современных технических премудростях. Не злись на меня, пожалуйста. Я, правда, очень благодарна тебе за подарки. Ничего не поделаешь, в моем возрасте поздно постигать всякие новшества. Чай наливать?
    — Давай через полчасика. Пойду огляжу, если не возражаешь, наше хозяйство. — У Барта было сейчас не то настроение, чтобы, как ни в чем не бывало, чаевничать. Урсула в самом деле огорчила его.

    Он не появлялся довольно долго. Прошелся по дому, запущенному саду, даже в сарай заглянул. В кухню вернулся в сопровождении собаки, преданно следовавшей за ним по пятам.
    — Ты неплохо заботишься о Райте — шерсть как шелковая, но разжирел, обленился и чересчур много лижется. Перед гостьей чуть ли не пресмыкался!
    — Да уж, позор!
    Барт хмыкнул.
    — Хотя он не исключение. Дебора всегда отличалась способностью привлекать к себе существа мужского пола.
    — В том числе и тебя? — спросила занятая приготовлением чая Урсула.
    — Боюсь, что так, — признался Барт.
    — Хм, она очень красивая девушка.
    — Уже далеко не Девушка. Ей, по меньшей мере, двадцать восемь. За плечами замужество и черт знает сколько любовников. Дебора Фарроу не из тех, кто довольствуется одиночеством.
    — Серьезно? Я что-то не слыхала, чтобы ее имя упоминалось в связи с кем-нибудь из здешних мужчин. Ты же знаешь наш Честер! Стоит барышне остановиться и перекинуться с парнем парой слов — молва тут же уложит их в постель. А про Дебору ни слухов, ни сплетен, уж поверь.
    Скорее всего Урсула права, но все равно Барту с трудом верилось, что Деби все три года здесь живет затворницей.
    — Да сядь, ради Бога, и не хватай торт! Начни с чего-нибудь более существенного. Возьми ветчину или холодное мясо да поешь как следует. Ты в последнее время осунулся и похудел. Похоже, твоя… Лиз… не проявляет о тебе должной заботы.
    Барт закатил глаза. Каждый раз одни и те же причитания! Оказывается, дома, в Бостоне, он плохо питается! Хотя сколько себя помнил, его вес не менялся.
    — Тебе прекрасно известно, что я живу один, — буркнул Барт, усаживаясь поудобней.
    — Лиз разве не переехала к тебе?
    — О, нет! Что за нелепая мысль!
    Урсула недоверчиво покосилась в сторону внука.
    — А мне казалось… ты собираешься на ней жениться. На Рождество ты ведь гостил в семье ее родителей, разве не так?
    — Гостил, ну и что?
    — О… извини… Выходит, я ошиблась.
    — Это ты меня извини, бабушка. Я должен был приехать в Честер и провести праздники с тобой… Было бы намного приятнее. Честное слово, я скучал по тебе.
    Барта тронуло, как растроганная Урсула заморгала, пытаясь скрыть набежавшие на глаза слезы.
    — Я тоже скучала по тебе, милый, — тихо сказала она. — Но теперь ты дома…
    — А раз уж я здесь, думаю, нам следует серьезно поговорить о предложении Фарроу. Ты хорошо подумала, отказываясь продать ферму? Моя первая реакция, признаюсь, была точно такой же, но давай рассуждать здраво… Во-первых, ты, увы, не молодеешь, во-вторых, хозяйство, как я еще раз убедился, все больше приходит в упадок. Вряд ли кто-нибудь кроме Фарроу позарится на твою ферму, а имей ты приличные деньги — могла бы купить чудесный маленький домик поближе к городу, да еще осталось бы достаточно средств на все твои милые, привычные фантазии вроде салата с грядки или коллекции гортензий под окном.
    — Никаких фантазий у меня уже нет, — ответила Урсула.
    Барт сжал своими тонкими загорелыми пальцами морщинистую бабкину руку.
    — Неужели правда хочешь остаться здесь или в тебе говорит одно упрямство?
    Урсула отдернула руку и независимо вскинула голову.
    — При чем тут упрямство? Каждый человек имеет право прожить остаток дней там, где ему хочется!
    Тут в прихожей раздался телефонный звонок, приведший Урсулу в явное беспокойство. В глазах промелькнуло нечто похожее на страх.
    — Не волнуйся, — успокоил ее Барт. — Я сам подойду.
    Отодвинув стул, он поднялся и вышел из кухни в прихожую, где на расшатанной этажерке упорно и настойчиво трезвонил допотопный телефонный аппарат.
    — Слушай, ты, старая калоша, — прорычал в трубке грубый мужской голос, прежде чем Барт произнес хоть слово. — Побыстрее уноси ноги, если не хочешь, чтобы тебя вынесли ими вперед! У тебя неделя на все про все, а то вообще останешься без дома. Поняла?
    Не успел Барт раскрыть рот, как раздались гудки отбоя.
    — Проклятье! — вне себя от ярости пробормотал он, бросая трубку на рычаг.
    В голове мелькнуло: звонок примерно совпадал по времени с возвращением домой Деборы, значит, по всей видимости, успела рассказать отцу о несостоявшихся переговорах и провалившейся сделке… Неужели этот негодяй поручил одному из своих подручных попугать бабку?.. Или впрямь кто-то из местных жителей недоволен тем, что из-за упрямой старухи может лишиться возможности найти работу на стройке, о которой узнал из прессы?..
    — Звонила Дебора Фарроу? — спросила застывшая в дверях кухни Урсула.
    — Нет, — рявкнул Барт. — Снова шантажист с угрозами! Повесил трубку прежде, чем я успел дать ему отворот и хорошенько вразумить!
    Услышав это, бабка побледнела, заставив его пожалеть о сказанном. Надо было солгать, мол, ошиблись номером и все прочее…
    — Что… что он сказал? — спросила, однако, Урсула, когда они вернулись в кухню.
    — Думаю, то же самое, что тебе в прошлый раз. Продавай и убирайся, а не то…
    — О Господи! — Старушка дрожащими руками схватилась за сердце.
    — Тебе плохо? — встревожился Барт.
    — Я… я и не представляла…
    — Что люди могут быть такими злыми и подлыми?.. Ты всегда витала в облаках, ба! Добро пожаловать в реальный мир!
    — Нет, Барт, я совсем не об этом… Просто мне надо было… надо было…
    — Что?
    — Ничего. Теперь слишком поздно.
    — Продать ферму не поздно, если действительно хочешь.
    — Продать? Только потому, что какой-то подонок звонит и угрожает? Ни за что на свете! — воскликнула Урсула, сурово поджав губы. — Измором меня не возьмешь. Отстанут, когда сами в том убедятся…
    Палмер совсем не разделял подобного мнения. Из собственного опыта хорошо знал, что слова у шантажистов зачастую не расходятся с делом, но, чтобы окончательно не запугать Урсулу, переубеждать ее не стал. Конечно, статья в газете не могла пройти незамеченной в городе, в котором, как он сам убедился, проблема занятости и рабочих мест стоит столь остро. Это, возможно, и толкает кое-кого на отчаянные поступки… Надо попробовать убедить Урсулу в том, что проще расстаться с фермой, чем подвергать себя риску. Он может предложить ей переехать к нему и жить в Бостоне. Разве трудно продать его шикарную квартиру и приобрести небольшой дом где-нибудь в пригороде, причем тоже на побережье, у самой воды, как она привыкла?..
    Но сегодня вряд ли стоит даже заикаться о таких планах. Надо повременить пару дней, дать ей возможность получше вникнуть в реальность создавшейся ситуации. А пока…
    — Извини, ба, — сказал Барт, — я думаю, нам лучше снова снять трубку, чтобы ты не нервничала.
    — А что, если тебе позвонит Дебора?
    — Не смеши. Вот уж чего она не станет делать, так это звонить мне.
    И тут, как нарочно, в прихожей затрезвонил телефон. У Барта заходили на скулах желваки. Он был уверен: сукиному сыну неймется еще раз досадить старухе, а та впрямь опять занервничала.
    — Отлично, — сквозь стиснутые зубы процедил Барт и, грозно нахмурившись, поднялся.
    — Не вздумай грубить! — крикнула ему вслед Урсула. — Не стоит опускаться до уровня этих людей!
    Какая наивность! Иногда только так и нужно действовать. Отдельные представители рода человеческого не понимают цивилизованного обращения. Приличия им неведомы. Единственное, что может убедить их, — хороший удар по морде. Но коль скоро невозможно проделать это по телефону, ему придется прибегнуть к сильным выражениям. Это не столь эффективно, однако выбирать не приходится!
    Ну-ка послушай меня, подонок! — прорычал в трубку Барт. — Если замечу рядом с фермой, я из тебя отбивную сделаю! Учти, звонки с угрозами по новому законодательству — уголовное преступление. Полиции не трудно установить, откуда звонят, так что, если тебе дорога твоя поганая шкура, перестань шантажировать, иначе гарантирую крупные неприятности. Ты у меня дерьма нахлебаешься, попомни мое слово!
    Палмер ожидал что угодно: ответную брань, наглый хохот, а вместо этого после короткой паузы на другом конце провода высокомерный женский голос спокойно произнес:
    — Полагаю, я говорю с Бартом Палмером? Очевидно, вы меня с кем-то спутали, меня зовут Хильда. Я — жена Гудвина Фарроу и приемная мать Деборы.
    Барт досадливо поморщился, его щеки залил румянец. Подумал было извиниться, но тут же решил, что особа, способная невозмутимо выслушать произнесенную им тираду, далеко не из щепетильных. Он лично не был знаком с Гудвином, однако легко мог представить, какого характера женщина тому под стать — наверняка хладнокровная и без всяких сентиментальных склонностей.
    Через секунду Палмер получил подтверждение своим догадкам, услышав произнесенные совершенно спокойным тоном слова:
    — Я звоню, чтобы пригласить вас отобедать с нами завтра вечером. Муж хотел бы обсудить с вами кое-какие дела. К сожалению, болезнь не позволяет ему нанести вам визит лично.
    — Понимаю, миссис Фарроу, — подчеркнуто любезно произнес Барт. — Я с удовольствием принимаю ваше приглашение.
    — Чудесно. В семь тридцать вас устроит?
    — Не заставлю себя ждать.
    — Отлично. Хочу лишь добавить, что мне будет очень интересно познакомиться с вами, мистер Палмер. Я столько о вас слышала.
    — Правда? Весьма польщен.
    — Хм. Знаете, слышанное мною вряд ли польстило бы вам. — В трубке прозвучал иронический смешок. — Похоже, вы чем-то здорово задели Дебору. Час назад, вернувшись домой, она наотрез отказалась рассказать отцу, какой конфликт между вами произошел. Лишь заявила, что больше не в состоянии иметь с вами дело, и сразу удалилась к себе. Вы не могли бы пролить свет на случившееся?
    Ему стало очевидно: Хильда Фарроу в душе обрадуется, если он сейчас свалит вину на Дебору.
    — Думаю, Деби сгоряча неверно истолковала кое-какие мои слова. При случае, пожалуйста, передайте ей мои извинения и скажите, что я с радостью увижусь с ней у вас дома.
    — Как мило.
    — О, нет, — в тон собеседнице с плохо скрываемой иронией произнес Барт, — не такой уж я милый, миссис Фарроу. Итак, до встречи завтра вечером…
    Урсула с любопытством посмотрела на внука, когда тот вновь появился на кухне.
    — Похоже, наши шансы растут, ба. Это, оказывается, совсем не твой телефонный негодяй. Звонила миссис Хильда Фарроу.
    — О Господи!..
    — Я получил любезное приглашение на обед. Видимо, папаша Гудвин собирается сделать нам предложение, от которого… от которого, возможно, не следует отказываться. Что ты на это скажешь?
    Урсула выглядела весьма довольной:
    — Надеюсь, так и будет.
    — Значит, идея продать ферму больше не вызывает у тебя категорического протеста? — спросил Барт, изучающе глядя на бабку.
    — Запомни, женщина всегда обладает привилегией изменить свое решение.
    — Ты вкладываешь в это замечание какой-то особый смысл? Оно явно с подтекстом, так объясни!
    — Барт, прекрати! Я же не на допросе!
    — Прошу прощения, а ты все-таки не темни.
    — Ладно, прощаю. Я просто хочу сказать, что, если Дебора на заре туманной юности недолюбливала тебя, это совсем не значит, что, обретя определенный жизненный опыт, кое-что не пересмотрела и не изменила своего отношения… Мы довольно долго болтали с ней на днях, и ты представить себе не можешь, как часто она, не называя имени, конечно, переводила разговор на некоего господина, работающего в Бостоне и вполне заслуженно добившегося успеха в карьере.
    От бабкиных намеков у Барта защемило в груди. Неужели это правда? Неужели Деби испытывает к нему более глубокие чувства, чем ему когда-то представлялось и о которых втайне мечталось?..
    Подобная надежда показалась сейчас столь же многообещающей, сколь и тревожной, и моментально заставила рассуждать здраво. Нет, конечно, ты не любишь ее, идиот этакий, мысленно убеждал Барт себя, и Деби ни чуточки тебя не любит!.. Возможно, ты в какой-то степени все еще присутствуешь в ее сексуальных фантазиях, как и она в твоих, но по большому счету вы оба, как и прежде, безразличны друг к другу. Все обстоит именно так, а не иначе!
    Довольный тем, что все расставил по своим местам, Барт глянул на Урсулу, пожав скептически плечами.
    — Ты меня насмешила, ба!
    — Смейся, если хочешь, — холодно возразила та, придвигая к нему блюдце с куском торта. — Смотри, как бы потом плакать не пришлось. Мое дело предупредить тебя, а там — как знаешь!
    Барт всегда верил в мудрость Урсулы. Теперь же ее пророчество его озадачило. Неужели завтрашний обед у Фарроу обернется ему очередным унижением?.. Так не бывать этому!

6

    Дебора лежала на кровати, когда в комнате появилась мачеха. Недавно пробило пять, после ее неудачного визита на ферму прошло немногим больше часа, и она все еще не пришла в себя.
    — Знаешь, дорогая, — многозначительно начала Хильда, — ты была права насчет этого Барта Палмера… Только неотесанный мужлан может столь хамски разговаривать, в чем я сама случайно убедилась. Но ты ошиблась, утверждая, что он не примет приглашения на обед. Палмер сразу согласился.
    Деби промолчала, прикрыв веки. Ей и в самом деле не верилось, что Барт захочет нанести визит в дом Фарроу. А коли так — значит, есть тому только одно объяснение: скандальная статья в газете реальный повод, чтобы содрать с них за ферму побольше денег. Отец оказался прозорливым, предвидя такой ход событий.
    Настроение Деби окончательно испортилось. Легко можно заподозрить в расчетливости Барта, Урсула же ей представлялась совсем другой, да, видно, правда — яблоко от яблони недалеко падает…
    — О, понимаю, — язвительно продолжила мачеха. — Ты не считаешь нужным удостоить меня ответом. Восхитительно! Однако полагаю, тебе небезынтересно узнать, что мистер Палмер просил передать тебе свои глубочайшие извинения за нелицеприятные высказывания в твой адрес и выразил надежду, что ты не откажешься присутствовать за завтрашним обеденным столом.
    Глаза Деби расширились от удивления. Она приподнялась на кровати и в упор уставилась на Хильду.
    — Барт извинялся? — недоуменно воскликнула она. Чтобы он сделал это — да быть того не может! Никогда! Во всяком случае… до сегодняшнего дня подобное не могло ей и в голову прийти.
    — Ага, мне наконец-то удалось тебя расшевелить! Похоже, Палмер представляет из себя нечто такое, что вызывает твой повышенный интерес. Удивительно, он ведь не из преуспевающих, перед которыми ты обычно делаешь стойку!
    — Ты воображаешь обо мне невесть что, Хильда.
    — Не думаю. Полагаю, я раскусила тебя.
    — Неужели? — Деби вскочила с кровати и уставилась в окно, откуда открывался вид на долину и город. — Ты обо мне ничего не знаешь, — пробормотала она. — Ничего…
    — В таком случае развей мои сомнения. Или твоя истерика стала предвестником твоего очередного ухода в себя?.. Или поняла наконец, сколь никчемная из тебя получается бизнесменша, когда реально убедилась в провале дорогого твоему сердцу проекта?.. Конечно, именно отец, а не ты, добьется успеха там, где тебя постигла неудача! Вот увидишь — завтра вечером он заставит твоего нагловатого, самоуверенного приятеля уговорить свою бабку продать ферму. Запомни мои слова!
    — Палмер мне не приятель, — холодно бросила Деби. — Никогда им не был и не будет!
    — Ах, как категорично и зло сказано! Уж не потому ли, что он не из тех мужчин-глупцов, которые готовы слепо броситься к ногам красавицы Деборы Фарроу?!
    Грустная улыбка появилась на лице Деби.
    — Пожалуй, твое последнее замечание справедливо, а в остальном ты ошибаешься. Я не переоцениваю своих деловых способностей, но и не раскисаю перед реальными неудачами. В этом отношении мы с отцом очень похожи. Всем сердцем надеюсь — завтра Гудвин одержит победу во благо всему городу. Не могу гарантировать, что мое присутствие на обеде увеличит его шансы, но постараюсь ничего не испортить.
    — Обещаешь не выкинуть какой-нибудь серьезный фокус?
    — С какой стати?
    — Из-за Палмера, вот с какой стати! Ты же заявила, что больше не хочешь иметь с ним ничего общего!
    — Это произошло до того, как он передал через тебя свои извинения, — сказала Дебора, равнодушно пожимая плечами, а про себя подумала: лучше бы не только не иметь с Бартом никаких дел, но вообще никогда больше не видеть его. Хватит с нее опасных переживаний. Не дай Бог, если завтра отец или Хильда заметят хотя бы ее мимолетное смятение. Еще хуже, если его уловит Барт.
    Деби была полна решимости выйти из ситуации с наименьшими потерями. К тому же ее весьма заинтриговали как извинения Барта, так и готовность того слушать какие-либо предложения семейства Фарроу. Любопытно, как он прореагирует на предложенную отцом более выгодную сделку. Гудвин наверняка посулит больше денег.
    — Надеюсь, не станешь выказывать характер и фыркать, — не унималась Хильда.
    — Не собираюсь. Я буду исключительной паинькой!
    Последовавший в ответ отвратительный смешок мачехи был полон сарказма.
    — Тебе не одурачить меня своими штучками! Ты вся тряслась от злости, когда вернулась домой. И до сих пор, по-моему, не в себе. Весьма любопытно, чем Палмер так тебя расстроил.
    Деби не собиралась признаваться, как своим долгим поцелуем тот буквально парализовал ее, а затем бросил в лицо оскорбительные слова.
    Она и сейчас ощущала вкус его губ и помнила внутренний трепет, рожденный поцелуем. Барт, видимо, прав, назвав секс одной из ее слабостей. Но слабость эта — только по отношению к нему. С другими мужчинами все обстояло иначе. Она решительно противостояла домогательствам ухажеров вроде Тони Шинкла, когда с ними встречалась. И не ложилась в постель с Муром, пока они не поженились.
    Боже, каким кошмаром стал ее брак! Даже вспоминать о том нестерпимо больно!
    Расставшись с Муром Даймондом, Дебора и не помышляла о новой связи. Секс не занимал ее мыслей, кроме тех редких случаев, когда случайно видела Палмера. После этих встреч, лежа ночью в постели, она все время думала о нем. Лишь днем, погружаясь с головой в работу, Деби удавалось забыть о терзавшем ее тело страстном желании.
    Если завтрашний обед чем-то и грозит ей, то опасность кроется не в том, что она своим строптивым поведением расстроит отца и мачеху, а, скорее, в том, что будет молча сидеть, сгорая от вожделения и представляя, как это замечательно — целоваться с Бартом.
    Дебора стиснула зубы и попыталась успокоить бешено забившееся сердце. Зря она дала волю своему воображению! Собрав в кулак всю свою волю, она резко произнесла:
    — Жаль тебя разочаровывать, Хильда, но я больше не хочу обсуждать персону Барта Палмера. Я сдержу обещание и буду на обеде. А сейчас, если не возражаешь, пойду принять ванну.
    Мачеха открыла было рот, чтобы бросить очередную колкость, однако передумала.
    — Пожалуйста, дорогая, — слащаво улыбнулась она в ответ. — А я пойду и скажу Гудвину, что у него послушная дочь. Он будет доволен.
    Дверь за Хильдой закрылась. Деби тяжело вздохнула. Жить с мачехой под одной крышей ей становилось в последнее время все труднее. Значит, придется искать другое жилье. Конечно, эта ведьма Хильда обрадуется, если Деби уедет куда-нибудь подальше от Честера. Но пусть не надеется! Никому не удастся заставить ее уехать отсюда.
    Она сразу вспомнила о коттедже на Холодном ручье, который собиралась предложить сегодня днем Урсуле Палмер помимо денег, в качестве дополнительной компенсации за продажу фермы. Трехкомнатный уютный домик с чудесным садом располагался на вершине холма, откуда открывался замечательный вид на залив Мэн.
    Это заброшенное владение Фарроу приобрели в прошлом месяце, совсем недорого. Став главой семейной компании, Дебора прежде всего взяла под контроль рынок недвижимости. Один из агентов и сообщил ей однажды о коттедже. Он взахлеб расхваливал и участок, и дом, и сохранившуюся вполне приличную мебель. Планировалось все привести в порядок, отремонтировать, прежде чем сдать внаем или перепродать.
    Деби побывала там, ей тоже очень понравился деревянный особнячок и даже мебель, отлично вписывавшаяся в интерьер и создававшая своеобразную атмосферу. К тому же неожиданно закралась мысль, что сама с удовольствием жила бы здесь, при этом ничего принципиально не меняя…
    Когда Дебора размышляла, чем бы заинтересовать заартачившуюся с продажей своей фермы Урсулу Палмер, тут же решила предложить ей этот коттедж и была уверена — та непременно соблазнилась бы, если бы… если бы не очередная стычка с Бартом.
    Теперь она снова думала об усадьбе и доме, но на этот раз как о месте, где сможет поселиться сама, причем не в отдаленном будущем, а именно теперь. Завтра же утром первым делом отправится туда и сообразит, чем необходимо обзавестись, чтобы поскорее переехать.
    Хорошо, что завтра будет чем заняться, иначе ей просто не избавиться от навязчивых мыслей о Барте. Проклятых мыслей, воскрешающих в памяти ту единственную ночь, когда их тела слились в единое целое…
    Деби поежилась и обхватила себя руками. Неужели им никогда не найти общего языка?
    Вероятно нет, решила она. Слишком все запутано и противоречиво! Отношения, странным образом сочетающие в себе любовь и ненависть, будут существовать между нею и Бартом до могилы.
    От зловещей реальности этих выводов ей стало не по себе. Любовь?.. Ненависть?.. Неужели их чувства настолько глубоки?
    Вероятно, этого нельзя сказать о внутреннем состоянии Барта, хотя ее — именно таково. Страшно признать, но она очень легко могла бы по-настоящему влюбиться в него: достаточно мягкого жеста, милой улыбки, благородства, чисто мужского внимания и интереса…
    Ей оставалось лишь с надеждой молиться, чтобы ничего подобного не произошло, пусть уж лучше он продолжает оскорблять и насмехаться над ней. Ибо любовь к Барту станет для нее катастрофой пострашнее брака с Даймондом Муром — тот, по крайней мере, по-своему, но обожал ее.
    Палмер же никогда не ответит на ее чувство, во всяком случае не ответит так, как ей того бы хотелось. Ему неведомо душевное волнение или сострадание. В нем нет ни сердечности, ни доброты. Никогда не было и не будет.
    Дебора не осознавала, что плачет, пока не ощутила соленую влагу на губах. С яростью смахнула слезы и нетвердым шагом направилась в ванную комнату.
    — Будь ты проклят, Барт Палмер! — бормотала она, стараясь остудить тело ледяной водой. — Будь ты проклят!

7

    Расположенный на вершине холма, откуда открывался прекрасный вид на раскинувшийся внизу Честер, дом семейства Фарроу выглядел весьма импозантно. В два этажа, просторный, с темно-зелеными ставнями на окнах. Балкон над центральным входом поддерживали четыре белых колонны, рядом с которыми стояли причудливой формы пальмы в огромных кадках.
    За минуту до того, как пробило половину седьмого, Палмер притормозил у крыльца. Солнце еще не зашло, но еще немного — и оно вот-вот скроется. Ну и слава Богу, подумал Барт, выбираясь из машины. День выдался на редкость жарким и душным. Пропитанная потом рубашка неприятно прилипала к телу.
    Поднимаясь по парадным ступенькам, он втайне надеялся, что ему удастся скрыть владевшее им волнение. Что на него нашло? За каким чертом он принял это приглашение? Ехать сюда не имело смысла. Урсула по-прежнему упорно не допускала и мысли о продаже фермы. Таким образом, вступать в переговоры от имени хозяйки Барт не вправе. А обещать Гудвину Фарроу постараться уговорить или уломать ее принципиально не стоит!
    Тогда зачем он здесь? Почему он не позвонил и не отменил визит, раз бабка столь недвусмысленно высказала свою позицию?
    Частично Палмер оправдывал себя тем, что послушался совета Урсулы: мол, поезжай, развлекись и развейся. Но истинная причина присутствия здесь и его явно возбужденное состояние — Дебора. Мысленно обозвав себя мазохистом, Барт все-таки протянул руку к кнопке звонка.
    Открывшей дверь женщиной несомненно оказалась миссис Хильда Фарроу собственной персоной. Когда-то она была довольно привлекательной, подумал он, прикидывая, сколько хозяйке лет. Около пятидесяти, немного полновата, но подтянута: платье сидит безукоризненно, волосы аккуратно уложены, колье из крупных жемчужин, должно быть, стоит целое состояние.
    — А, мистер Палмер! — восторженно воскликнула Хильда. — Вы удивительно пунктуальны!
    При этом Барт уловил на себе быстрый, оценивающий взгляд.
    Перед его отъездом сюда Урсула заметила, что он зря оделся чересчур незатейливо: черные джинсы и рубашка с короткими рукавами в темно-серую полоску. Однако, похоже, Хильда Фарроу, если не считать странного блеска, мелькнувшего в ее глазах, ничего не имела против столь вольного стиля.
    Барт тут же вспомнил, в какой манере она разговаривала с ним по телефону. Теперь, при личной встрече, Хильда понравилась ему еще меньше, поэтому он с холодной вежливостью ответил на приветствие:
    — Добрый вечер, миссис Фарроу.
    — О, зовите меня просто Хильда. Прошу вас, проходите, пожалуйста. — Подхватив гостя под локоть, хозяйка решительно увлекла Барта в дом.
    Ему было неприятно ее прикосновение, не говоря уж о резком, приторном аромате духов с цветочным запахом, которым она благоухала. Она провела его через роскошный холл с выложенным итальянским мрамором полом и декоративными колоннами, где в центре красовалась изумительная резная деревянная лестница, ведущая на второй этаж.
    Гостиная отличалась не меньшим великолепием. Светлая, просторная, на стенах картины, по углам напольные вазы, бронзовые канделябры… Этот дом скорее годился не для жизни, а служил витриной богатства! Палмеру вдруг вспомнился милый бабушкин коттедж с его многочисленными ковриками и удобной, но без претензий мебелью.
    — Могу я предложить вам что-нибудь выпить, Барт? — осведомилась Хильда, отпустив наконец его руку.
    — Да, спасибо. Думаю, стаканчик чего-нибудь холодного мне не повредит, — сказал Палмер, хотя был готов выпить сейчас целую бутылку!
    — Надеюсь, не станете возражать, если я буду обращаться к вам по имени? — Хильда игриво улыбнулась ему через плечо, колдуя над бокалами и бутылками у стойки бара.
    — Совсем нет, — отозвался Барт без улыбки. Он не привык улыбаться людям, не вызывающим у него симпатии. — Пожалуйста, виски со льдом.
    — О, истинно мужской напиток! Я так и думала.
    Зло разбирало Барта, наблюдающего, как эта годившаяся ему в матери женщина игриво кокетничает. Пришлось стиснуть зубы, чтобы не сказать какую-нибудь гадость.
    — Дебора говорила, что вы юрист.
    — Верно.
    — Вы совсем не похожи на эту категорию людей.
    — Неужели? — Он решил не уточнять, хотя и так догадывался: в таком виде вряд ли произведешь солидное впечатление.
    Днем, одеваясь, он сначала пожалел, что не захватил из Бостона приличной одежды. Костюм чуть не за пятьсот долларов остался висеть в шкафу. Но затем решил, что Гудвин Фарроу, если учесть его происхождение, вряд ли придает особое значение подобным деталям. Говорят, что всего в жизни тот добился сам, без чьей-либо помощи, а начинал кем-то вроде водителя грузовика.
    — Льда поменьше, ведь вы так предпочитаете? — ухмыльнулась Хильда, подавая ему стакан.
    — Именно. — Барт с жадностью сделал хороший глоток, и в этот момент у него за спиной послышались шаги.
    — А вот и Дебора! Входи, дорогая. Не стой в дверях, словно кинозвезда перед торжественным выходом. — В тоне хозяйки чувствовалась язвительность. — Вы и представить себе не можете, Барт, сколько времени она сегодня потратила на свой туалет. Можно подумать, готовилась к встрече с коронованной особой.
    Стало ясно: Хильда откровенно не любит свою падчерицу, потому и не стесняется даже при посторонних уколоть или смутить ее. И Деби действительно смутилась, покраснела.
    Она была в светло-кремовом платье, чем-то напоминавшем по покрою то, в котором появилась на выпускном балу. На талии поясок, тоненькие бретельки на обнаженных плечах, плотно облегающий великолепную грудь лиф. Наряд удивительно шел ей. В нем Деби выглядела и скромной, и в то же время откровенно чувственной. Длинные светлые волосы свободно рассыпались по спине, на шее и в ушах никаких украшений. Она чуть опустила свои пушистые ресницы, стараясь не встречаться с восхищенным взглядом Барта.
    Столь явная застенчивость вызывала у него странное ощущение. Ему вдруг захотелось встать на ее защиту. Он едва сдерживался, чтобы не наброситься с кулаками на злобную ведьму мачеху. Но вместо этого выбрал более изощренный способ поставить ту на место.
    — Должен сказать, что усилия Деби не пропали. Никогда еще не видел ее такой красивой, даже в юности, хотя и тогда она была очень хороша!
    При этих словах Дебора покраснела еще сильнее, а Барт почувствовал, как все переворачивается у него внутри.
    — Надеюсь, тебе передали мои извинения за вчерашнее, — искренне сказал он, не сводя с нее глаз. — Поверь, мне стыдно за свое поведение.
    — Да, да, Хильда в точности передала твои слова…
    Палмер вдруг осознал, что явно смущенная Деби нравится ему еще больше. Ему захотелось обнять ее, но не с тем, чтобы выплеснуть свою дикую страсть, о чем он втайне всегда мечтал, а чтобы успокоить, попросить прощения, заставить поверить в его искренность.
    — Дебора так и не призналась, чем именно вы ее расстроили, — ядовито ввернула Хильда.
    — Очень мило и великодушно, — пробормотал Барт.
    Мачеху это словно подстегнуло:
    — Тем не менее она назвала вас мерзавцем.
    Деби гордо вскинула голову.
    — Это правда, — холодно бросила она.
    Палмер больше привык именно к такой Деби: высокомерной и презрительной. Но сегодня восхищался ее способностью со спокойным достоинством и выдержкой реагировать на, любые выходки.
    — Ей прекрасно известен мой ужасный характер. И Деби во многом права. В прошлом мое поведение по отношению к ней заслуживало самых суровых упреков. Мне в самом деле совестно… Но надеюсь, когда-нибудь она научится прощать меня.
    Хильда выглядела сбитой с толку, а Дебора тем более.
    — Трудно представить, что уж такого ужасного вы могли совершить. Пожалуй, только одно — не уделили ей должного внимания. Она терпеть не может, когда перед ней не преклоняются, не так ли, милочка?.. Однако теперь, думаю, самый подходящий случай забыть о старых обидах. Я знаю, Гудвин Фарроу был бы очень доволен, если бы вы стали друзьями. Не сомневаюсь, хоть Деби и очень самолюбива, но ради отца пойдет на любые жертвы. Ведь так, дорогая?
    — В пределах разумного, Хильда, — последовал короткий ответ.
    — Тогда рискну, если не возражаешь, оставить гостя на твое попечение, а сама пойду и помогу Гудвину переодеться к обеду.
    Когда мачеха покинула комнату, Барт заметил панический страх в глазах Деборы. Но уже в следующее мгновение ей удалось собраться, и он услышал суровую отповедь:
    — Что за спектакль ты тут разыгрываешь, Барт? Все твои извинения и раскаяния насквозь фальшивы. Как, впрочем, и дурацкие комплименты… Не иначе как что-то задумал и поэтому приехал сюда. Ну-ка, попробую угадать… Скорее всего причина проста, как орех: захотел выторговать за ферму сумму поувесистей? Или не упустить случай лишний раз поглумиться надо мной?..
    Палмер вздохнул. Ожидать, будто с Деби все удастся легко уладить, явно не приходилось. Совершенно очевидно, что его искренние извинения не приняты. И он сделал еще одну попытку.
    — Послушай, Деби, я в самом деле сожалею…
    — Сожалеешь? — оборвала она его. — Жалел ли ты меня когда-нибудь?.. Испытывал ли вообще сострадание к людям? Сомневаюсь.
    Несколько секунд царило молчание. Барт стоял, молча уставившись на покрытые румянцем щеки и дрожащие губы Деборы.
    — Ты права, — тихо произнес он наконец. — Я эгоист, меня всегда заботила лишь собственная персона. Повзрослев, я, увы, таким и остался. Но могу измениться, Деби, и уже изменился! Ты справедливо упрекаешь меня в безжалостном отношении к тебе в нашем далеком прошлом. Это верно. Но что поделаешь, юнец Барт испытывал тогда отнюдь не возвышенные, а вполне определенные, продиктованные инстинктом желания, бурлившие в крови.
    Заметив в ее глазах слезы, Палмер смешался.
    — Боже мой, Деби, не плачь…
    — Я не плачу! Еще чего!.. — отчаянно заморгав, возразила она. — Что же касается того, будто ты изменился, то вчера я наглядно убедилась в обратном. Ведешь себя по-прежнему, хотя уже далеко не юнец.
    Барт запустил пальцы в свою шевелюру и нервным движением откинул со лба непослушные пряди.
    — После таких слов я чувствую себя подонком.
    — Конечно, тебе и в голову не пришло, что мне довелось пережить вчера?
    — Ну, казни, казни! — вспыхнул он. — Не знаю, что на меня накатило! Ты была так соблазнительна…
    Смущение вновь появилось на лице Деборы. Она верила и не верила в его откровенность. Отчаяния и надежда боролись в ней.
    — Когда я впервые в школе увидел тебя, я был озлоблен, ожесточен, унижен обстоятельствами жизни. Казалось, мне все враги. Никогда я не пытался понять, какова ты на самом деле. Думал о тебе банальными стереотипами. Красивая. Богатая. С положением. Сексуальная. Недоступная… Теперь только понимаю, что совершенно не знал тебя настоящую. Но сейчас хочу узнать, Деби. Очень хочу…
    Он сделал шаг в ее сторону. Она жестом остановила его.
    — Не смей ко мне прикасаться!
    Сначала Барт было заколебался, затем решительно приблизился, нежно обнял за плечи. Дебора подняла на него свои голубые, как озера, глаза. И лишь стоило ему склонить голову, чтобы прикоснуться губами к ее губам, она тут же резко вырвалась из его объятий.
    — Неужели и впрямь думаешь, я снова позволю тебе так поступить со мной, а потом нагло обозвать сучкой? Ошибаешься! Ты в самом деле меня совсем не знаешь. Тем более полная чушь, будто мечтаешь узнать или понять. Тебе все мерещится существо, дурочка, позволившая делать с ней то, чего добился в ту проклятую ночь! Но я не заводная кукла, с которой можно поиграть, а потом выбросить за ненадобностью. Я из плоти и крови. Я человек. И у меня есть чувства. Нельзя их топтать.
    Деби умолкла, дрожа всем телом. Барта и самого бросило в дрожь. Не ослышался ли он, когда она назвала себя дурочкой и заговорила вдруг… о чувствах… И почему так испугалась его прикосновений?
    С бешено бьющимся сердцем он размышлял, пытаясь найти объяснения ее столь странному поведению. Догадки — одна смелее другой — роились в голове, вызывая судорожную улыбку.
    Дебора ее заметила, пренебрежительно скривила губы.
    — Да, вот таким ты больше похож на того Барта Палмера, которого я когда-то знала и презирала. Будь любезен, не маскируй своих истинных чувств ко мне, тебе это плохо удается. И ради всего святого, не льсти мне своими лживыми комплиментами. Ты напрасно потеряешь время… — Переведя дух, она добавила: — А еще хочу сообщить, что больше не участвую в заключении сделок по недвижимости. Отец снова взял бразды правления в свои руки. Сегодня я согласилась присутствовать на обеде исключительно по его просьбе, а вовсе не по другим причинам. Так что на свой счет не обольщайся, это не имеет к тебе ни малейшего отношения. И моя нарядная одежда тоже. Просто сразу после домашнего обеда у меня в городе свидание.
    Барту показалось, будто получил пощечину. Представив Деби в объятиях другого мужчины, он испытал острый приступ ревности, буквально выбивший его из колеи. Не помог даже глоток виски, остававшийся в стакане, забытом на столе.
    — Поздравляю! — злобно усмехнувшись, бросил Палмер. — Твоему кавалеру повезло: не придется тратиться на ужин, чтобы потом получить тебя на десерт! Кто же этот счастливчик? Бизнесмен из местных? Моряк-офицер? Индейский вождь?.. Молчишь? С чего бы? Моя бабка обязательно сказала бы мне, если бы твое имя упоминалось в связи с кем-то из здешних мужчин. Вот я и недоумеваю, с какой стати делать секрет из имени своего любовника?
    Желчный поток захлестнул его, остановиться Барт уже не мог.
    — Ага… интрижка ясна. Он женат!.. Надеюсь, оправдывает твои надежды хотя бы в постели?.. Откровенно говоря, ты меня удивляешь. Неужели после брака с мужчиной, гордившимся своей репутацией известного ловеласа, провинциальный ухажер из Честера не кажется тебе пресным и скучным?
    Палмер злорадно наблюдал, как Дебора пытается вернуть себе самообладание.
    — Единственное, что нахожу скучным в Честере, так это скудоумие лицемеров вроде тебя!.. Не вижу причин, с какой стати должна оправдываться перед тобой, но знай: насчет свидания я соврала, ибо сквозь землю провалилась бы, если бы хоть на секунду ты вообразил, будто я наряжалась ради тебя… Что же касается твоих досужих домыслов о моей личной жизни, то они чудовищны. Я не распутница. И никогда ею не была. У меня нет любовника. У меня не было мужчины с тех пор, как три года назад рассталась с мужем…
    От такого откровенного признания Палмер растерялся. Решил: она наверняка лжет! Это невозможно!
    Дебора горько покачала головой.
    — Судя по выражению лица, ты мне не веришь. Конечно! Тебе всегда удобнее думать обо мне хуже, чем я есть на самом деле, — сказала она. — Это объясняет твое поведение той ночью. Я, совсем еще глупая девчонка, наивно доверилась тебе, а ты чем отплатил?.. Но я давно распрощалась с наивностью, хотя по-прежнему могу свалять дурака, как сделала вчера, ответив на твой поцелуй. И уж совсем по-идиотски поступила сегодня, на мгновение решив, будто ты мог измениться. Увы, Барт Палмер все так же жесток, подл и гнусен!
    — Что здесь происходит? — послышался с порога недоуменный возглас. — Дебора, ты, кажется, оскорбляешь нашего гостя?
    Хильда вкатила в гостиную кресло-коляску, в которой сидел Гудвин Фарроу. Седой, импозантный, сохранивший величественную осанку, несмотря на болезнь и вынужденную опеку жены.
    — Оскорбляет? Вы не поняли, миссис Фарроу. Совсем нет! — шутливо бросил Барт, хотя внутри у него все кипело. — Нам с Деби просто нравится устраивать словесные поединки. Мы частенько делали это, еще когда учились в школе. Я заявил ей, что она избалована, а она назвала меня гнусным типом! Нам нравится сражаться в таком духе, правда, милая?
    Дебора промолчала. Услышав, как он назвал ее «милой», она буквально потеряла дар речи. Похоже, то же самое произошло и с хозяевами дома.
    А Барту уже некуда было отступать. Играть, так играть до конца! Впрочем, играл он лишь отчасти. Больше всего на свете ему хотелось знать, каковы истинные чувства Деби по отношению к нему. Какими бы они ни были, назвать их безразличными невозможно. Иначе как объяснить, что она так выходит из себя?..
    Он приблизился к Деби, дружески обнял ее за плечи, плотно прижав к себе.
    — Несносная девчонка! Зачем заставляешь думать всех, будто я и ты не симпатизируем друг другу!.. Мы с Деби знакомы тысячу лет, мистер Фарроу. Видимся не часто, особенно в последнее время, но по традиции мило пикируемся, и я бы не хотел упустить случая продолжить беседу с вашей дочерью сегодня вечером. Как насчет того, чтобы вместе прогуляться на машине после обеда, Деби? Мне действительно надо с тобой поговорить.
    Палмер заметил, как напряжено ее лицо, но ничего не смог прочесть по глазам. Они остекленели. Затем его взгляд упал на слегка закушенные губы, и страстное желание припасть к ним овладело им.
    — Не в привычках Деборы совершать поздние поездки с мужчинами, правда, дорогая?
    Барт был благодарен Хильде за столь бесцеремонное вмешательство. Ибо, возможно, именно оно подстегнуло Дебору склонить чашу весов в его пользу.
    — Да, обычно я этого не делаю, — подтвердила она, упрямо глядя на мачеху. — Впрочем, Барт — совсем другое дело. На него можно положиться, не правда ли, дорогой?
    От Палмера не ускользнул сарказм ее ласкового обращения, но это ему понравилось. Еще ему доставило огромное удовольствие наблюдать, какой эффект произвели слова Деборы на обиженно скривившуюся Хильду. Кажется, лишь один Гудвин заподозрил некий подвох. Во всяком случае, он с явным любопытством перевел колючий взгляд с гостя на дочь, а потом снова на Палмера. Что при этом он подумал, было не угадать, однако Барт почувствовал: из сложившейся ситуации прагматик Гудвин постарается кое-что извлечь. Не даром же слывет хватким?.. Так и произошло.
    — Ну, ну… Прямо как в романах… Не означает ли старая или столь внезапно возникшая душевная взаимная симпатия, что вы могли бы пойти на уступки и при продаже принадлежащей вам земли, мистер Палмер?
    Барт почти забыл о ферме, как и о звонках с угрозами. Сейчас ему о них напомнили.
    — Боюсь, нет, — с деланным безразличием сказал он. — Ферма принадлежит моей бабке, а она не хочет продавать. И запугать ее не удастся.
    Гудвин опешил.
    — Что вы имеете в виду, когда говорите «запугать»?
    — Ей угрожали по телефону.
    — Вот как?.. И вам известно, кто звонил?
    — Пока нет, но если я узнаю…
    — Семья Фарроу не имеет к этому отношения, — прорычал в гневе Гудвин.
    — Очень надеюсь, — спокойно отозвался Барт.
    Хозяин дома нахмурился.
    — Полагаю, Урсула не собирается обращаться за помощью к прессе?
    — Понятия не имею.
    — Тогда вам лучше предостеречь вашу бабушку, ибо я не задумываясь привлеку ее к суду, если в газете вновь станут марать мое доброе имя.
    — Это ваше право!
    Гудвин Фарроу явно не ожидал, что разговор пойдет в таком ключе.
    — Однако вам палец в рот не клади!
    Барт пожал плечами. В глазах Деборы ему не хотелось выглядеть слишком агрессивным.
    — Итак, как можно заключить, в таком настроении вы вряд ли расположены обсудить проблему продажи фермы? — продолжал прощупывать почву Гудвин. — Даже если я предложу большую, чем прежде, сумму?
    — Особого смысла не вижу.
    — Но, надеюсь, не откажетесь отобедать с нами, тем более что после планируете прогулку с моей дочерью?
    Палмер улыбнулся.
    — Только с вашего позволения, мистер Фарроу.
    — Хм! Кто нынче спрашивает отцовского позволения?.. Тебя порадует прогулка с этим дерзким молодым человеком, дочка?
    — Скорее всего нет.
    — Тем не менее поедешь?
    — Если Барт будет настаивать.
    Брови Палмера удивленно поползли вверх: ну и самообладание! Он по-прежнему дружески обнимал ее за плечи, а она не делала даже попытки высвободиться.
    Одному Богу известно, что творится в ее душе. С Деби никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Единственное, в чем нет сомнения, — он хочет ее, как еще никогда не хотел. Ему плевать, были ли у нее другие, кроме мужа, мужчины!
    Барт с упоением вдыхал аромат ее волос, и желание захлестывало его. Их лица почти соприкасались, еще мгновение — и он обрушит всю силу своей страсти на эти прекрасные губы, забыв о необходимости скрывать свои истинные чувства. Кое-как ему удалось собраться и выдавить беззаботную, обезоруживающую широкую улыбку.
    — Конечно, я настаиваю, Деби. Ты же знаешь, как я упрям.

8

    Решение созрело у Деборы между десертом и кофе. В течение всего обеда ее мозг напряженно работал, инстинкт самосохранения предостерегал от прогулки с Бартом. Зная этого человека, она понимала: ему совсем нет необходимости беседовать с ней. Он просто хочет продолжить то, что начал однажды десять лет назад.
    Там, в гостиной, его желание стало почти физически ощутимым. Когда он на глазах отца едва не поцеловал ее в губы, она оцепенела. Одному Богу известно, чем бы в результате все кончилось; скорее всего она окончательно разомлела бы в его объятиях, поскольку с того самого момента, как он обнял ее за плечи, все внутри нее начало трепетать.
    Нет, не так! Вожделение пришло сразу, стоило лишь увидеть его в гостиной лениво потягивающим виски.
    Барт своим обликом и повадками напоминал черную пантеру, вмиг устремившую свой хищный взгляд охотника на жертву. Возможно, он приобрел с годами привычки цивилизованного человека, похоже, даже способен изображать сострадание и проявлять добрые чувства, когда ему это нужно, но внутри все еще остается диким и необузданным, чьим поведением управляют инстинкты.
    Стремление обладать женщиной для него так же естественно, как получить удовольствие от хорошей выпивки.
    Она ошибалась, думая, будто сегодня Палмер приехал выслушать новые предложения о покупке фермы. Он приехал ради одного, с одной-единственной целью — им правят чисто сексуальные желания…
    Но истина состояла в другом: Деби хотела секса с ним ничуть не меньше, чем он с ней.
    Сейчас, глядя через стол на Палмера, она перестала бороться с собой и испытывать страх от неизбежности, что они станут любовниками. Чему быть, того не миновать! Хуже, если она влюбится в него без памяти, подумала Деби и сама себе призналась: это уже случилось, я бесповоротно, безоглядно влюбилась…
    Судорожный вздох Деборы заставил Барта пристально взглянуть на нее. Во время обеда он исподтишка наблюдал за внутренними борениями, отражавшимися на ее лице.
    — Слишком горячий кофе? — спросил он.
    — Немного, — послышался смущенный ответ.
    Нет, кофе здесь ни при чем. Деби дрожащей рукой опустила чашку на блюдце и с трудом проглотила подкативший к горлу комок.
    — Отличный обед, миссис Фарроу, — похвалил Барт хозяйку и обернулся с любезной улыбкой к Гудвину. — А вино просто превосходное. Выпил бы еще, но не могу, ведь я за рулем.
    — Весьма разумно. — Гудвин явно приустал. Долго сидеть на стуле ему было тяжело. — Прошу прощения, что вынужден прервать такой прекрасный вечер… Очень рад нашему знакомству, Барт. Признаться, по рассказам дочери я представлял вас совсем другим. Деби, ты должна почаще приглашать его к нам. Что же касается земли, принадлежащей вашей бабушке, думаю, нашей компании придется найти другое решение проблемы со строительством…
    Дебора нахмурилась. С какой стати отец так быстро сдался? Не сделал и попытки попросить Барта уломать заупрямившуюся Урсулу. Это совсем на него не похоже!
    Словно читая ее мысли, Гудвин сказал:
    — Не смотри на меня так, моя девочка. Новый торговый центр — в первую очередь твоя идея, вот и ищи выход из тупиковой ситуации или… или… — Фарроу чуть помедлил, подбирая слова. — Думается, тебе скорее, чем вообще кому-либо, удастся уговорить Палмера. Не так ли, Барт?
    Черные глаза Палмера сверкнули.
    — Несомненно, если захочет… В ее руках я становлюсь податливым, словно воск.
    Скрытый за словами подтекст возмутил Дебору. Этому хитрому дьяволу прекрасно известно, что именно она становится податливой в его руках.
    Хильда, голубушка, отвези-ка меня в мою комнату. Боюсь, я сегодня позволил себе выпить лишнего. Хорошо, если сразу усну и не доставлю вам с Томом хлопот.
    Деби вдруг поняла, что сама тоже несколько перебрала. В голове шумело, приятное тепло разливалось по телу.
    Под действием алкоголя она имела обыкновение становиться беспечной и легкомысленной. В таком состоянии лучше никуда с Бартом не ехать. Правда, он утверждал, будто изменился и хочет других, новых отношений с ней. Но судя по многозначительным взглядам, это далеко не так, а ее расслабленное состояние только подстегнет его.
    — Так как, Деби, мы поедем прогуляться или нет? — спросил Барт, когда Хильда выкатила коляску Гудвина и они остались в гостиной одни.
    В его глазах Дебора прочла все тот же приговор: он по-прежнему считает ее готовой «раздвинуть ноги по первому требованию». Самоуверенный кретин!.. Если есть хоть малейший шанс уговорить Барта, чтобы Урсула изменила свое решение насчет участка, она просто обязана поехать! Хотя ни за что не даст понять, как велика и неодолима ее любовь к нему.
    — Я согласна, но с одним условием, — твердо заявила Дебора.
    — И что это за условие?
    — Ты не дашь воли рукам. Ты хотел поговорить? Я не против. Давай просто поговорим. Только так и никак иначе!
    — Хорошо, — с решимостью ответил Барт. — Я принимаю твое условие.
    — Что-то уж слишком ты послушный. С чего бы?
    — Ты мне не веришь?.. Или не доверяешь самой себе?..
    На его озорную подначку Деби ответила колкостью:
    — Не льсти себе, Барт. Не такой уж ты неотразимый.
    — Ладно, оставь свои шпильки и пошли. Или твоя просьба не распускать руки чисто риторическая? А на самом деле хочешь, чтобы я силой выволок тебя отсюда и проделал то же, что десять лет назад?..
    Дебора пришла в ужас от охватившего ее страстного желания, разбуженного этими полными жестокой иронии словами.
    — Ты не посмеешь!
    — Ошибаешься, Деби! Посмею! Но не сделаю этого… На карту поставлено значительно больше, чем просто возможность овладеть женщиной… Послушай, мне смертельно надоела наша с тобой манера общения. Черт побери, в ней уже нет необходимости. Мы больше не озабоченные половыми инстинктами подростки, а взрослые люди и должны уметь контролировать себя. Я желаю, чтобы мы поговорили как взрослые и поговорили наконец серьезно. Хочу узнать все о тебе и отнюдь не собираюсь читать тебе проповеди!.. Итак, что ты решила?
    В комнате на секунду повисло напряженное молчание.
    Барт улыбнулся. Такой открытой, будто его душа распахнулась, улыбки Деби еще не видела никогда. У нее невольно потеплело на сердце.
    — Ну, отвечай же. Я готов принять и «да», и «нет»…
    Все переворачивалось у Деби внутри. В висках бешено стучало, голова шла кругом.
    — Знаешь… мне сначала нужно в туалет!
    Барт рассмеялся.
    — Подумать только! Оказывается, воздушным созданиям, вроде тебя, тоже никуда не деться от прозы жизни? Но шутки в сторону. Пожалуй, и мне самому не помешало бы туда отправиться. Где он у вас?
    Как ни странно, разговор о вещах отнюдь не поэтических помог Деборе избавиться от мучительного напряжения, терзавшего ее все это время.
    — По коридору налево, — ответила она, указывая ему дорогу. — Ты иди, а я поднимусь к себе наверх. Встретимся потом на ступеньках подъезда.
    Оставшись одна, Дебора получила возможность хотя бы отчасти обдумать состоявшийся разговор.
    Барт прав, говоря, что они взрослые люди. Он-то уж точно! Но стоит ли с готовностью верить всего нескольким с виду откровенным фразам и обезоруживающей улыбке, уговаривала она себя. Этот человек никогда не относился к тебе с уважением. С какой стати циник вдруг проявляет галантность? Осторожней, Деби! Горбатого могила исправит.
    Стоя в своей ванной комнате перед зеркалом и поправляя чуть растрепавшиеся волосы, она подушилась. Этот сорт духов отец подарил ей к совершеннолетию, вероятно, потому что их очень любила когда-то мать. Назывались они «Прелестница» и обладали весьма тонким ароматом. Дебора совсем не считала его особым, просто привыкла, но мужчинам, похоже, он очень нравился. Мур Даймонд, например, утверждал, что сходит с ума, когда ее тело источает дурманящий разум запах.
    Деби никогда не пользовалась духами, отправляясь на работу. Намеренно не притронулась к ним и сегодня, собираясь к обеду. По вполне очевидным причинам не стоило этого делать и сейчас. Стойкий аромат не исчезнет, если даже хорошенько умыться! Не поможет! Им пропитаны волосы, платье… Она решила было переодеться, но сочла, что сие будет выглядеть по меньшей мере странно. Возможно, даже более вызывающе, чем запах духов.
    В последний раз сурово взглянув на себя в зеркало, Дебора подумала: с какой стати ей всегда приходится притворяться с Бартом? Почему не может быть сама собой или хотя бы держать себя в руках? Стараясь сохранять полное самообладание и независимость, она направилась вниз.

9

    Увидев Деби, спускающуюся по лестнице, Барт сразу отметил, как изменилось ее настроение. Вся напряжена, в глазах холодный блеск и отчужденность. Еще несколько минут назад ничего подобного не было. Неужели недоверие и былые сомнения вернулись к ней вновь?..
    Проклятье! Он чуть не заскрипел зубами от обиды. Шаг вперед и два шага назад. С ней всегда так.
    Когда Дебора, гордо вскинув голову, подошла ближе, Барт уловил едва различимый аромат духов, который навсегда запомнил с той ночи много лет назад. Это весьма своеобразное, экзотическое благоухание дразнило и заставляло ощущать неизъяснимое возбуждение.
    За обедом знакомого ему запаха не было, он непременно почувствовал бы. Зачем она сделала это?..
    И хотя сам факт заинтриговал его, особой радости Барт не испытывал, скорее даже наоборот.
    Дебора не сомневалась — соблазнительный аромат вызовет в Палмере ехидную усмешку. Уж он не упустит случая пройтись на ее счет очередной колкостью. Однако в его лице читалась странная, мрачная задумчивость, означавшая что угодно…
    — Какое место ты выберешь? Как думаешь, где нам удобнее будет поговорить? — спокойно спросила она.
    Барт пожал плечами.
    — Как насчет смотровой площадки? Прекрасный вид на залив, тишина, покой, умиротворение… То, что нам нужно.
    Они оба знали — влюбленные пары давно облюбовали это место для своих свиданий.
    — Пожалуй, нет, — многозначительно произнесла Деби, укоризненно взглянув на него.
    — Тогда предлагай сама.
    Дебора почему-то вспомнила о коттедже, где провела сегодня с утра несколько часов, готовя помещения к своему переезду, чтобы развязаться раз и навсегда с мачехой. Коли ей не суждено оказалось предложить его старой Урсуле — будет жить там сама. А вдруг Барту понравится и он клюнет на заманчивый вариант?.. Нет, он сразу насторожится, если почувствует подвох в визите туда…
    — Почему молчишь?.. Как насчет какого-нибудь из пляжей?
    Северный пляж узкой лентой простирался на многие мили вдоль залива и считался довольно спокойным местом. Но в субботние вечера неизменно подвергался нашествию подростков: там было легко укрыться среди песчаных дюн и буйной растительности. Южный пляж был поменьше и не отличался обилием укромных мест.
    — Пожалуй Южный, — сказала Деби.
    — Пусть так, — без колебаний согласился Барт, этим немного успокоив ее.
    — Иди к машине. Я хочу пожелать папе спокойной ночи. Присоединюсь к тебе буквально через пару минут.
    — Возражений не имею.

    Дебора застала отца уже лежащим в постели. Мачеха, скорее всего, пристроилась где-нибудь, тайно издали наблюдая, как Барт и она минуту назад препирались. Такую возможность Хильда вряд ли упустила.
    — Ну как, дочка? — прямо спросил Гудвин, когда Деби вошла. — У тебя есть что мне сообщить?
    — О чем?
    — О себе и Палмере…
    — С какой стати?..
    Отец рассмеялся.
    — Ага, вот какой тактики ты решила придерживаться?.. Ладно… Ты достаточно взрослая, чтобы иметь право на личную жизнь…
    — И достаточно взрослая, чтобы иметь собственный дом.
    — Не понял…
    — Я собираюсь переехать, папа. Очень благодарна тебе за все, что ты для меня сделал после развода с Муром, но пришло время пожить самостоятельно.
    Такое известие явно опечалило Гудвина. Дебора почувствовала угрызения совести: вряд ли справедливо покидать отца, когда тот еще не полностью оправился от болезни. Она подумывала было рассказать ему о своих постоянных трениях с Хильдой, но поняла: этим ничего не добьется, лишь больше расстроит его.
    — У тебя есть квартира на примете? Или собираешься вообще отсюда уехать?
    — Нет, никогда. Мне нравится жить в Честере. И нравится работать с тобой. Помнишь недавно приобретенный нашей компанией коттедж на Холодном ручье? Если ты даже захочешь мне его подарить, я откажусь и куплю дом за свои деньги.
    — А разве они у тебя есть? Ты ведь, кажется, отказалась от алиментов, чтобы не усложнять дело с разводом?
    — Это так. Да и к моменту нашего развода средств у Мура практически не было. У меня осталось много дорогих украшений, которыми он меня в течение шести лет баловал, некоторые из них я продала.
    По правде говоря, Деби продала все, ибо один их вид вызывал у нее мучительные воспоминания. Они казались платой за супружескую постель, не доставлявшую ей радости. Та же участь постигла и наряды. Они все равно мало соответствовали ее вкусам. Мур обожал все яркое, кричащее, привлекающее внимание. И вместе с тем бешено ревновал к любому, кто смел бросить на нее взгляд. Страшно подумать, с чем ей приходилось мириться…
    — Знаешь, папа, — сказала она, стараясь избавиться от череды мрачных мыслей, — ты три года платишь мне за работу неплохое жалованье, и я немного скопила.
    — Ты? Скопила? Вот новость! В юности сорила деньгами направо и налево! Опасался — вырастешь отчаянной мотовкой.
    — Верно. Тогда я была глупой девчонкой. Теперь повзрослела, научилась бережно относиться к деньгам. К тому же, на что мне тратиться? Живу на всем готовом, а личные потребности у меня невысокие… Па, если не возражаешь, пойду, пожалуй. Барт ждет в машине, я обещала не очень задерживаться.
    Дебора наклонилась и чмокнула отца в щеку. Выпрямившись, заметила, как тот погрустнел.
    — Ты пользуешься теми же духами, что и мать.
    — Сам же подарил однажды. Вот и блюду традицию.
    — Она была красавицей, — задумчиво пробормотал Гудвин. — Ты на нее очень похожа.
    — Ты говорил об этом.
    — Иногда она становилась чересчур своенравной… Надеюсь, ты не играешь с Палмером, Деби? Хочу сказать… ты не выкинешь какой-нибудь сомнительного свойства номер, только чтобы вынудить его продать землю?..
    — Женщине лучше не играть с Бартом, папа. Если только не хочет обжечься.
    — Ты говоришь так, будто за плечами собственный опыт. Неужели обожглась?
    — Что-то в таком роде… Но думаю, и ему досталось. Понимаю, твое любопытство не удовлетворено. Поверь, я сама сообщу тебе, если вдруг появятся заслуживающие внимания факты, касающиеся меня и Барта.
    — Любопытство здесь ни при чем. Ты чересчур замкнутая, Хильда верно подметила. Никогда не поделишься с ней по-женски своими проблемами.
    — Особо мне и делиться нечем, — сухо ответила Дебора, не желавшая обсуждать свои отношения с мачехой. — Спокойной ночи, папа. Приятных снов.
    Своими расспросами отец не только воскресил в памяти Деби кошмар, каким оказался ее брак, и печальный опыт с Палмером, но почему-то заставил почувствовать себя виноватой за пренебрежение к Хильде. Да, она никогда ничего не рассказывала ей. А с какой стати? Вряд ли бы та сострадала или сочувствовала. Была бы жива мать — другое дело. С отцом, пожалуй, могла бы стать образцом откровенности, однако именно ему вечно не хватало времени выслушать ее.
    Теперь поздно что-то менять. Нелепо становиться и одной из тех молодых особ, что в непринужденной беседе делятся секретами, сплетнями, шушукаются и таким образом заводят себе закадычных подруг.
    Дебора быстро спустилась по ступенькам и, усевшись на сиденье рядом с Палмером, извинилась за долгое отсутствие.
    — Все в порядке, — ответил Барт, хотя в его тоне прозвучало нечто вроде обиды. — Я ждал этого вечера десять лет. Несколько лишних минут не имеют значения.
    Она резко повернула голову, недоуменно уставясь на него.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    — Тебе, черт возьми, прекрасно известно, что я хочу сказать, — произнес он, мягко трогая ее за локоть.
    — Ты… ты обещал не прикасаться ко мне.
    — Да, но… до того, как почувствовал запах твоих духов… Решил… ты отважилась снять свое строгое эмбарго.
    — Вот и ошибся! Если ты так думаешь, можешь поворачивать обратно! Я… не намерена, не хочу…
    — Ладно, ладно, успокойся! Клянусь — буду хорошим мальчиком!.. И потом, я совсем не имел в виду секс, когда говорил, что ждал десять лет. Хотя следует признать — твой образ всегда вызывал у меня чувства… сексуального свойства, — печально добавил он. — Я имел в виду возможность все уладить, начистоту поговорить и перестать наконец враждебно относиться друг к другу… Хотел быть откровенным с тобой до конца.
    — Разве юристам свойственна откровенность? — язвительно бросила Деби.
    — Лучше чем кому-либо, поскольку мы только и делаем, что стараемся избегать ее, — усмехнулся Палмер.
    Деби стушевалась, поняв, как мало о нем знает. В сущности, ничего. Ни о его работе, ни о его личной жизни, за исключением отрывочных сведений, которые получила, беседуя с Урсулой.
    — Что ты на меня так уставилась? — с вызовом спросил Барт, даже не повернув к ней головы.
    — Я подумала вот о чем… Мы знакомы столько времени, а на самом деле никакого понятия не имеем друг о друге…
    — Так и есть, Деби. Мы никогда не пытались лучше узнать друг друга, сломать сложившиеся в юности представления… И я хочу исправить эту ошибку.
    — А зачем? Слишком поздно спохватился. У меня своя жизнь, у тебя своя… Насколько мне известно, ты, кажется, собираешься жениться. Надеюсь, для такого серьезного шага постарался досконально изучить характер своей избранницы?
    — О Боже, кто сказал тебе такую чушь?
    — Твоя бабушка.
    — Она ошиблась, — прорычал Барт, и сердце Деби учащенно забилось.
    — Так ты не женишься?
    — Нет.
    — И у тебя никого нет на примете?
    — Боже правый, нет!
    — Странно. В твоем возрасте мужчины обычно уже созревают для брака.
    — Возраст тут ни при чем… Не могу представить своей жизни с женщиной, если только не схожу с ума от любви к ней. Я слишком большой эгоист, чтобы идти на компромиссы с собственным сердцем и душой.
    — Ясно.
    — Что тебе ясно, Деби?
    — По правде говоря, мало что…
    Повисла гнетущая тишина. Дебора отвернулась и стала смотреть в окно. Дорога, по которой они ехали, извивалась среди холмов, позади остались последние жилые постройки Честера, все чаще — то впереди, то сбоку — замелькала голубая гладь залива. Деби опустила стекло и откинулась на спинку сиденья. Легкий бриз ерошил ей волосы и наполнял грудь соленым морским воздухом.
    — Какие дела ты ведешь, Барт? — спросила она, когда машина плавно устремилась к берегу. — Ты представляешь интересы клиентов в суде?
    — Нет. Я занимаюсь чисто правовыми вопросами при заключении контрактов. Здесь довольно много тонкостей, которые надо предусмотреть и учесть, чтобы не оказаться в дураках в случае арбитражных споров. В бизнесе полно подводных камней, и юристу вроде меня требуются хорошие знания и определенный опыт.
    — Ты разве не мечтал стать судьей?
    — И носить идиотский парик и мантию? Нет, черт побери.
    — Надеюсь, доволен своей работой?
    — Хочешь правду? — Палмер резко обернулся и посмотрел ей в глаза.
    — Кажется, мы затеяли эту поездку как раз с тем, чтобы поговорить откровенно, — уколола в ответ Деби.
    — Сдаюсь… Наверное, всегда легче требовать правдивости от кого-то, чем самому ей следовать.
    Дебора молча кивнула.
    — Я не уверен, что именно работа не устраивает меня, — признался Палмер. — Я только знаю, сама жизнь в Бостоне особого удовольствия мне не доставляет. Это довольно странно, ведь когда-то я безоглядно стремился вырваться из тихого, патриархального Честера. Меня влекло все то, что может дать большой город, где можно преуспеть и добиться положения, благополучия. Теперь в определенной мере я всем этим обладаю…
    — Но это не принесло тебе счастья?
    Барт криво усмехнулся.
    — Нет, Деби, не принесло. А ты?
    — Я? А что я?
    — Ты счастлива?
    Она мгновенно насторожилась, решив уйти от прямого ответа.
    — Счастье — понятие относительное, Барт.
    — Забыла о правилах нашей игры, Деби? — упрекнул ее Палмер, останавливая машину на пятачке, за которым простирался пляж с набегавшими на него волнами. — Впрочем, другого я и не ожидал. Тебя необходимо силком заставить смотреть правде в глаза, сама не отважишься… Ну да ладно. Я тебя прекрасно понимаю, ибо сам точно такой же. Но только не сегодня. Клянусь, ты не услышишь от меня ничего, кроме правды.
    — И да поможет мне Бог? — попыталась пошутить Дебора, в душе заранее опасаясь услышать ту правду, которой лучше, спокойней не знать вообще.
    Улыбка, полная иронии, появилась на лице Барта.
    — Думаю, помощь Всевышнего мне наверняка потребуется… Давай пройдемся немного, подышим свежим воздухом.
    Палмер выключил мотор, вытащил ключи зажигания и выбрался из машины. Дебора вздохнула с некоторым облегчением, так как сидеть почти вплотную рядом с ним уже являлось нелегким испытанием.
    Дул сильный ветер, но было тепло. Волосы сразу растрепались, подол платья облепил колени. Барт стоял у кромки воды, раскинув руки, словно приглашая ее в свои объятия. Деби нарочито замешкалась, делая вид, будто не заметила красноречивый жест.
    Он пожал плечами, сунул руки в карманы джинсов и, повернувшись, зашагал по узкой полоске пляжа.
    Прямая спина, могучие плечи, под легкой рубашкой ветер четко обозначил каждый мускул. Хочешь не хочешь — залюбуешься.
    — Постой! — крикнула Деби, обнаружив, что ей вряд ли удастся догнать его. Высокие каблуки вязли и проваливались.
    Барт остановился, подождал, пока она снимет туфли. Но даже босиком ей с трудом удавалось передвигаться.
    — Подойдем ближе к воде, — предложила Дебора. — Там песок потверже.
    Наконец они зашагали рядом, оба упорно глядя себе под ноги.
    — Ну так что молчишь? — произнес Барт. — Скажи-ка все-таки честно… Ты счастлива?
    Снова увертываться Дебора не решилась.
    — За последний год мне грех жаловаться. Но я не уверена, была ли по-настоящему счастлива когда-нибудь вообще.
    — Брось, Деби. Ребенком — наверняка была. Ведь ты имела все.
    Она отрицательно покачала головой.
    — Если подразумеваешь материальную сторону, возможно ты и прав, но я была ужасно одинокой. После смерти матери отец работал по двадцать часов в день, ему было не до меня. А моих нянек меньше всего заботило психологическое состояние девочки, отданной им на попечение.
    Барт сделал несколько движений, имитировавших игру на скрипке, мол, пой, ласточка, пой свою жалобную песню. Деби размахнулась изо всей силы и ударила туфлей его по руке.
    — Эй, полегче, больно! — запротестовал он.
    — Потерпишь!
    — Еще раз так сделаешь, я тебя отшлепаю, — предупредил Барт.
    — Только посмей!
    — Тебе легко быть смелой, заручившись моим обещанием не прикасаться к тебе, — миролюбиво сказал Палмер и, помолчав, добавил: — Ты отклонилась от темы нашей беседы и ушла слишком далеко в прошлое. Если думаешь, будто я поверю в твое трудное детство, Деби, тогда лучше молчи. Ты и понятия не имеешь, что это такое!
    — Признаю, тогда я была порядком избалованной, но действительно страдала, Барт. Это сущая правда. Меня угнетало одиночество…
    — Хм!.. Насколько помню, в юности у тебя хватало подруг, да и в приятелях недостатка не наблюдалось.
    — Одни набивались мне в подруги, чтобы попасть в определенные, перспективные, с их точки зрения, общественные круги, другие по той же причине сознательно сторонились. А приятели хотели только одного… Потому я решительно им отказывала, — печально добавила она.
    — А как же красавчик Шинкл?
    Деби усмехнулась. В школе действительно не сомневались, что перед Тони гордячка Фарроу не устояла, и она не без вызова с таким мнением смирилась. Барт исключением не был, судил о ней как все…
    Она отвернулась. Не хотела видеть его кривую улыбку.
    — Так как? — хмуро уточнил он.
    — Ты сказал, что хочешь правды, Барт?.. Ладно, я тебе кое-что расскажу, хотя мне этого совсем не хочется. Боюсь, ты мне все равно не поверишь, но у меня нет причин лгать…
    — Я поверю всему, что касается тебя, Деби. Ты разве не знаешь? Давай выкладывай все начистоту. Я ко всему готов.
    — Хмм… Так вот, я принимала ухаживания Тони, они мне льстили, и я сквозь пальцы смотрела, как наши отношения выглядят со стороны, хотя ничего… предосудительного… в них не было. До известной тебе ночи я оставалась девственницей. Клянусь…
    Никогда в своей жизни Палмеру не приходилось испытывать такое потрясение, как сейчас. Он не находил слов. Во рту пересохло.
    Барт тут же вспомнил, с каким напором взял ее тогда, будто с цепи сорвался. А она… Неужели не почувствовала боли? Или притворилась?.. А он сам? Неужели собственный сексуальный опыт не подсказал ему, что произошло?
    Голова Палмера шла кругом.
    Его тогдашние подружки были отнюдь не невинными созданиями. Барт плохо себе представлял, как это происходит с ними в первый раз и дано ли мужчине ощутить некое чисто физиологическое препятствие в такой момент? Возможно — да, а возможно — и нет?.. Он только видел чуть закушенные губы Деби, но главное — чувствовал очевидное желание слиться с ним воедино, сквозившее в каждом посыле жарких бедер, живота, свидетельствовавшее о той жадности, с которой она принимала его плоть… Вот он и решил тогда, как развратна эта «скромница»…
    Дебора не ожидала прочесть такую растерянность в его глазах. Смятение и боль. Палмер стоял, тупо уставившись на нее, и не произносил ни слова. В его лице отражалось такое страдание, что в конце концов она бросила на песок туфли и ладонями сжала ему щеки.
    — Барт, дорогой, — не задумываясь ни о чем, а желая лишь вывести его из этого состояния, горячо проговорила Деби. — Я призналась во всем не для того, чтобы казнить или упрекать тебя, поверь!.. Ты сам хотел откровенности. Требовал правды. Вот ты ее и узнал…

10

    Палмер и не сомневался: Дебора сказала правду. Да и с какой стати ей лгать сейчас?
    Боже, в ту ночь он, как и мечтал, оказался ее первым мужчиной! Должно быть, своими решительными поступками настолько вывел ее из равновесия, что она потеряла всяческий контроль над собой, сбросив свою обычную маску холодного безразличия. В ту ночь ему представился шанс, в его власти было завоевать не только ее тело, но и сердце. А он упустил этот шанс, все испортил, ибо оказался полным кретином!
    Сознание собственной ничтожности привело Барта в отчаяние. Стоило ли гордиться своими мужскими победами, каких за десять лет случалось немало, когда по существу в его душе всегда была пустота… Да, сделал себе карьеру, да, преуспел материально, но в личной жизни остался безнадежно нищим. Не потому ли, что Деби всегда была нужна ему гораздо больше, чем успех или деньги? Нужна она ему и сейчас.
    Палмер наконец ощутил прикосновение ее рук к своему лицу. Произнесенное ею слово «дорогой» дошло вдруг до сознания. Он оценил бережность, с какой она обращалась с ним сейчас. Пусть Деби не любит его столь же сильно, как он ее, но безразличия в ней нет. И возможно, для него еще не все потеряно.
    Растерянность Палмера моментально сменилась решимостью. Он впустую потратил десять лет, сейчас же не станет терять ни секунды! Барт крепко прижал ее ладони к своим щекам, и сердце сразу ухнуло из груди. Потом заставил руки Деби сомкнуться у себя на шее.
    Она не сделала попытки отстраниться, и сердце Барта забилось еще сильнее. Когда же он почувствовал, как ее тонкие пальцы зарылись в его волосах, сладостная дрожь окатила с головы до пят. Барт жаждал, чтобы это мгновение длилось вечно, чтобы Деби смелее ласкала его, чтобы забыла о своем собственном приказании ему не прикасаться к ней. Или этот приказ всего лишь попытка защититься от самой себя?..
    Страстное желание горячей волной растекалось по телу, наполняя жаром каждую клеточку, кровинку. Ему не терпелось до боли сжать Деби в объятиях. Его останавливало лишь опасение повторить прежнюю ошибку и упустить шанс завоевать не только ее тело. Он решил быть терпеливым.
    Дебора на секунду отвела от него взгляд, глянула зачем-то вниз. Возможно, босыми ступнями наступила на камешек? Но нет — она, конечно, почувствовала, как под материей брюк упруго напряжена мужская плоть.
    Барт сознавал: Деби может взбрыкнуть и воспротивиться открытым домогательствам и, видимо, лучше подбодрить, дать ей понять, как велика ее власть над ним.
    — Теперь ты понимаешь, что лишаешь меня рассудка?
    Деби смущенно подняла на него бездонные голубые глаза. В таинственных вечерних сумерках ее лицо сейчас казалось особенно красивым и нежным. Оно совсем не изменилось за десять лет: кожа оставалась все такой же свежей, гладкой, губы — как налитые, а в затаившейся в них улыбке — все та же чувственность.
    — Я не преувеличиваю, Деби. Ты прекрасна.
    Палмер не лукавил. Его влекло, манило к ней, чему в немалой степени способствовал дразнящий аромат духов. Он хотел упиваться этим запахом, этими губами. И знал, уже ничто не остановит его. Дебора поняла, что Барт сейчас поцелует ее, а ей ничего не остается, как это позволить. Ведь, в конце концов, сама сказала «дорогой», единственным словом дав понять, как много он для нее значит.
    Губы его с величайшей осторожностью коснулись ее губ. И тем не менее, несмотря на нежность, поцелуй наглядно демонстрировал, кто хозяин положения. Палмер как бы давал ей понять: она его женщина, и возражений он не потерпит.
    У Деби начала кружиться голова, когда язык Барта раздвинул ей зубы и проник в глубину рта, лишая воли. Теперь она предлагала ему не только свои губы. Она предлагала себя всю.
    И он не преминул воспользоваться этим предложением. Сильнее сжал свои объятия. Поцелуй становился все более жадным, а руки — все более смелыми. Они гладили ее спину, бедра, стискивали ягодицы, прижимая к чреслам, где недвусмысленно давала о себе знать его возбужденная плоть.
    Желание бурным потоком захлестывало Деби, обещая унести ее к таким высотам, где ей еще не приходилось бывать…
    Внезапно накатившая волна прибоя хлестнула им по ногам, но не остудила страсти. Барт поднял ее на руки и понес к машине. Ошеломленная, она не протестовала. Боже, какое блаженство пушинкой покоиться в бережных сильных руках.
    Он устроил ее на заднем сиденье, сел за руль. Здесь в любой момент могли появиться совсем ненужные свидетели. Барт направил машину дальше по пляжу, где было легче укрыться от любопытных взглядов. Среди довольно густых зарослей заглушил мотор.
    Деби бросило в дрожь. Нет, не от холода — ночь была очень теплая, трясло от лихорадочного возбуждения. Сейчас уже невозможно и не нужно останавливаться! Она любит Барта и хочет надеяться, он тоже любит ее. Она ждала этого момента десять лет и не станет отказываться от того, что предначертано самой судьбой!
    Когда Барт распахнул заднюю дверь и сел рядом, Деби тут же потянулась к нему.
    — Ты… Я хочу тебе сказать… — начал было он.
    — Нет, не надо, — оборвала она, прикрыв ему ладонью рот. — Ничего не говори.
    Затем взяла его правую руку и положила себе на бедро, не обращая внимания, что юбка задралась, обнажив ей ноги до самых трусиков.
    — Так нам предначертано, Барт, — судорожно произнесла Деби. — Ты и я. Вот так, вместе.
    С этими словами она со страстью сама припала к его губам, глубоко проникнув в рот языком, имитируя им движения, которых жаждала вся ее плоть. Сейчас ей было не до жеманства, ей требовался только секс. Грубый, примитивный, но избавляющий от голода.
    Когда ладонь Барта, проникнув сквозь резинку кружевных трусиков, начала ласкать пушистый треугольник между ног, Деби показалось, что она плавится от переполнявшего ее желания. Глубокий стон вырвался из груди.
    Тогда Барт резким движением стянул с нее трусы, что немного испугало Деби, однако отнюдь не шокировало. Ибо именно этого ей хотелось. Хотелось, чтобы Барт потерял над собой контроль, как уже однажды в далекой юности произошло с ней. Но в ту секунду, как сильные пальцы коснулись потаенных женских губ, именно она перестала себя контролировать. Деби подалась всем телом вперед и, не испытывая стыда, раскинулась, шире раздвигая ноги по мере того, как пальцы Барта проникали в самые сокровенные глубины. Он целовал побледневшие щеки, дрожащий рот, ритмичными толчками касался языком ее нёба, а рукой внизу продолжал поддерживать тот же ритм.
    Это были восхитительные ощущения, ей же хотелось еще большего: осязать его плоть в себе, хотелось, чтобы он чувствовал, как истекает влагой ее лоно, готовое впустить бурю экстаза…
    Забывшись, Деби не заметила, что Барт умудрился спустить ей бретельки платья с плеч, расстегнуть лифчик. Она немного повернулась, помогая освободить себя от этого бесполезного сейчас облачения. Теперь он своими ладонями накрыл ей обе груди, погрузившись лицом в ложбинку между ними. Барт то сдавливал их, то едва касался. Знобкие мурашки покрыли кожу Деби. Он же растолковал это на свой лад.
    — Ты замерзла?
    — Нет.
    — Я знаю, как холодят кожаные сиденья. Хочешь, положу под спину плед? Сейчас принесу, только открою багажник.
    — Не уходи! — почти взмолилась Дебора. Ласки Барта так разнежили, что расстаться с ними было выше всяческих сил.
    Тогда он легкими быстрыми поцелуями стал покрывать ее плечи, шею, впадинку у ее основания, мягкие полушария грудей. Теперь Барт то сжимал пальцами вмиг отвердевшие соски, то чуть покусывал их зубами. Ответная реакция на столь изощренную эротическую пытку не заставила себя ждать. Деби изнемогала… А когда он, припав к соскам, стал медленно их посасывать, вообще погрузилась в прострацию.
    Барт поднял голову, чтобы увидеть ее лицо.
    — О-о-о… — с блуждающей на губах улыбкой едва вымолвила она.
    — Боже, ты так чувствительна. Самой природой создана для ласк.
    — Так зачем же ты остановился?
    — Хочу полюбоваться тобой…
    Свет, проникавший в кабину, позволял это. Полуобнаженное тело Деборы светилось под луной. Длинные волосы, рассыпавшиеся по плечам и груди, будто стыдливо прикрывали наготу. Он отвел их в сторону, чтобы насладиться завораживающим зрелищем.
    Теперь Барт рисовал невидимые линии на ее теле, словно помечал, стараясь запомнить каждую клеточку. Что-то похожее на электрический ток пронзало Деби, наполняя неизъяснимой радостью.
    — Ну же, Барт, ну давай же, — наконец простонала она, откинула голову на сиденье и подалась вперед всем телом, сгорая от нетерпения.
    — Что именно?..
    Барт почему-то смотрел на нее так, словно она ему совсем не нравилась. В его глазах опять появилось столь знакомое ей отчуждение.
    — Я… я… — Слова замерли на губах Деби. Она не решалась произнести вслух то, что именно ей хотелось, боясь показаться грубой.
    — Ладно, Деби, — пробормотал Барт. — Я догадываюсь, чего ты хочешь…
    Она вспыхнула. Барт всегда обладал способностью приводить ее в смятение. Но чисто физические ощущения, разбуженные его ласками, оказались сейчас куда сильнее минутного отчаяния. Ей вдруг стало безразлично, любит он ее или нет, лишь бы не лишил ее счастья заниматься любовью с ним. Он должен овладеть ею, иначе все внутри у нее взорвется. Она решила подзадорить его.
    — Я не понимаю… Ты что, боишься?
    Барт молча протянул руку, нажав все кнопки дверей, и начал быстро раздеваться.
    Не раз Деби представляла его обнаженным. Но в замкнутом пространстве салона машины его тело оказалось особенно впечатляющим. Могучий торс, поджарый плоский живот и мощный половой член, словно специально уготованный природой для могучего самца.
    Инстинктивно она восхищалась его мощной статью и одновременно испытывала что-то вроде страха. И эта гремучая смесь рождала в ней нестерпимое возбуждение. Не все ли равно, как он в душе к ней относится, если готов дать сейчас то, чего она так жаждет? Барт сам подвел ее к этому! Деби лихорадочно попыталась раздеться — все равно полуобнажена, а платье только мешает.
    — Не надо, — усмехнулся Палмер. — Мне так больше нравится. Намного сексуальнее…
    Сексуальнее, чем нагота, подумала она, удивляясь, что, даже навалившись на нее сверху, Барт не стремится задрать явно мешающую ему сейчас юбку. Она попыталась было помочь ему, вся распласталась под ним, широко раскинула ноги.
    Барт снисходительно наблюдал за ее телодвижениями…
    Стыдливый румянец залил ей щеки. Деби протянула руку и провела ею по обнаженной груди Барта, ощущая кончиками пальцев стальные мышцы. Затем стала перебирать густые волосы, в которых прятались плоские мужские соски, как кошечка поцарапывая их своими острыми ноготками.
    — Ах, так?! — прорычал он. Схватил Деби за талию, резко приподнял и повернул к себе спиной, заставив встать коленями на сиденье. Ей пришлось крепко ухватиться за спинку. Теперь ее обнаженные груди заскользили по мягкой прохладной коже, что создавало особый контраст, заставляя отчетливее ощущать жар их тел.
    Почему она так безропотно подчиняется? Виной тому шок или ее безумное желание? Видимо, и то, и другое. Когда Барт поднял ей сзади юбку, Деби не вымолвила ни слова, дыхание перехватило.
    — Какое великолепие! — лихорадочно бормотал Барт, лаская обнаженные ягодицы и бедра. — Как шелковые…
    Деби упивалась ощущениями, оказавшимися столь поразительными. Теперь ее спина выгнулась еще больше, а ягодицы еще сильнее приподнялись навстречу его жарким ладоням.
    О, что это были за прикосновения! Дразнящие, мучительные, сладостные…
    Наконец он дьявольски умело раздвинул одной рукой ее ноги, ладонью проник между ними, лаская снизу живот, пушистое женское лоно, причем одновременно другой рукой продолжал делать то же самое сверху. Деби затрясло как в лихорадке. Ей еще никогда не приходилось испытывать подобные эротические ощущения, в жизни не доводилось столь беззастенчиво предаваться любовным утехам. Тело ее пылало, желание дойти до конца так и рвалось изнутри.
    — Барт, ну пожалуйста, — прошептала она.
    Он всем телом навалился, приник к ней, положил свои руки на плечи Деборе, его дыхание толчками билось рядом с ее ухом.
    — Скажи, чего же ты хочешь, — судорожно прошептал он. — Произнеси вслух.
    — Тебя, — простонала она.
    — Нет, дорогая, ты не меня хочешь, а лишь вот это…
    Крик вырвался у Деби, когда Барт грубо, по-звериному вошел в ее плоть. Она изо всех сил вцепилась руками в спинку сиденья, принимая в себя всю мощь его посылов. Боли не было, все поглотило движение внутри нее в бешеном ритме горячечной взаимной страсти.
    Буря и шквал были ничто в сравнении с пронзительным, острым пиком наивысшего наслаждения. Деби забилась в последней конвульсивной дрожи. Почти одновременно то же самое произошло с Бартом. Опустошенный экстазом, он, обмякнув, сполз на сиденье, развернул Деби к себе лицом и поцеловал. Когда кончики их языков встретились, электрический разряд вновь сотряс их тела, завершающий пароксизм принес обоим тихое, умиротворяющее блаженство…
    Деби вдруг отчетливо поняла, что произошедшее между ними не стало примитивным актом совокупления, а оказалось куда более значимым событием в их жизни. Все ужасные призраки прошлого наконец остались позади и теперь… теперь…
    Она трепетно погладила его по щеке. Этот жест вывел Барта из оцепенения.
    — Милая моя, — единственное, что произнес он, но сколько в этих скупых словах было нежности.
    — Обними меня, — попросила Деби.
    Он притянул ее к себе, крепко обхватил руками.
    — Поговори со мной.
    — О чем?
    — О нас… Скажи, что любишь меня.
    Дебора почувствовала, как он напряженно замер, однако решила не отступать.
    — Ради Бога, Барт, ведь я люблю тебя… Думаю, что всегда так было. Просто не осознавала этого до конца.
    — Деби, брось шутить со мной.
    — Я не шучу. Я говорю вполне серьезно.
    Его молчание испугало ее.
    — А ты разве не любишь меня, Барт? — спросила она, с ужасом думая, что, возможно, совершила самую непоправимую ошибку в своей жизни — куда большую, чем неудавшийся брак с Муром.
    Очень тихо Барт наконец произнес:
    — Ты сама знаешь, что люблю.
    Вздох облегчения вырвался из груди Деби.
    — Повтори!
    — Нет. Я никогда и ничего не повторяю дважды!
    — Тогда скажи, когда мы поженимся?
    — Когда я попрошу тебя об этом.
    — Хм… Ладно. Намекни хотя бы на срок… Отважишься сегодня? Завтра утром? Или собираешься заставить меня ждать неделю или две?
    — Ну что за несносная женщина!
    — Зато самая счастливая. О, Барт! Я никогда не была такой счастливой! Никогда и ни с кем.
    — Даже со своим бывшим мужем?
    — С ним уж тем более.
    — Ты разве не любила его, Деби?
    — Нет.
    — Тогда почему вышла замуж?
    — В силу ряда заблуждений.
    — Любопытно, каких?.. Польстилась на широту его материальных возможностей?..
    — Не только… Хотя, если честно, деньги играли определенную роль. Как, впрочем, и обаяние, и лесть, и его умение красиво ухаживать… Мур Даймонд был на пятнадцать лет старше, и я буквально не могла устоять. Он обещал подарить мне весь мир, когда поженимся…
    Палмер хотел что-то сказать, однако Дебора остановила его.
    — Не перебивай, пожалуйста, иначе не смогу быть до конца откровенной…
    Барт слегка сдавил ей ладонь, явно стараясь подбодрить.
    — Мне весьма импонировала явная увлеченность обаятельного опытного мужчины. Приятно сознавать, что кто-то сходит с ума от любви к тебе, если… если ты всю жизнь чувствовала себя одинокой… Когда он заявил, что умрет без меня, я ему поверила. Откуда мне было знать, как далеко не совпадают наши взгляды на супружескую жизнь…
    — И в чем же вы расходились? — осторожно спросил Палмер.
    — Прежде всего, он не хотел детей. И даже подверг себя стерилизации. Но Мур признался в этом не сразу — только когда на моем пальце уже оказалось обручальное кольцо… От меня как от жены требовалось постоянно выглядеть эффектной, будто манекен в модной витрине, постоянно в обществе демонстрировать свою любовь к нему… И в постели он властно понуждал к тому же. Без рабского послушания не получал сексуального удовольствия и выходил из себя… Вероятно, если бы я переспала с ним до свадьбы, то поняла бы, что Мур не способен сделать меня счастливой.
    — А почему ты не переспала с ним до свадьбы?
    — Не испытывала желания. Одно это должно было меня насторожить. Хотя, кажется, именно мое упорство заставляло его проявлять повышенную активность.
    — Он думал в качестве награды вкусить от плода невинности?
    — Нет. Я призналась, что у меня был кое-кто… нанесший мне смертельную обиду… и что я не хотела бы обжечься вновь.
    — Не напоминай мне об этом, Деби, — тяжело вздохнув, сказал Барт. — Та проклятая ночь преследует меня всю жизнь! Ты и представить себе не можешь, как я жалел, что так обошелся с тобой. Только полный идиот мог не понять, не почувствовать чисто физиологически, что ты тогда дарила мне. Я заслуживал куда более суровую кару, чем твое презрение!
    — Давай поскорее все забудем, Барт. Давай смотреть вперед. В молодости всем нам свойственно ошибаться. Взять хотя бы мой брак с Муром.
    — Но по крайней мере в постели ты была им довольна?
    Дебора вздохнула.
    — Иногда ему кое-что удавалось, но особых впечатлений у меня не осталось. Он, конечно, винил меня. И был прав. Я не любила его, потому и секс стал проблемой…
    — Почему же ты сразу не порвала с ним?
    — Сначала потому, что чувствовала вину. Он обожал меня, был добр ко мне. Разрыв причинил бы ему боль. Мур считал, что путь к моему сердцу можно проложить дорогими подарками, шикарной одеждой, драгоценностями, увеселительными поездками. Вероятно, некоторым женщинам это нравится, только не мне. Я и к его щедротам оставалась равнодушной. Постепенно он оставил попытки добиться гармонии в постели, и секс стал развлечением только для него, но не для меня. Мур жестоко изощрялся, требуя полного подчинения.
    — Ты хочешь сказать, он не постеснялся бы ударить тебя?
    — Не совсем так. Но, случалось — угрожал, унижал, насиловал… Частенько, уходя на всю ночь, запирал на ключ, а вернувшись утром, говорил, что восхитительно провел время с настоящей женщиной, знающей толк в интимных делах… Ну и тому подобное.
    — Господи, да он же чудовище!
    — Всю жизнь Даймонд был слишком избалованным. За деньги имел все. И не мог смириться, что не в состоянии купить мою любовь. И, по-моему, порой просто ненавидел меня. На один день ему хватало выдержки, но уже на следующий — вел себя ужасно. Он кичился перед друзьями и знакомыми моей внешней привлекательностью, когда мы появлялись на людях вместе, а стоило кому-то обратить на его жену внимание, скандалил и обвинял во всех смертных грехах.
    — Не могу понять, почему ты мирилась с таким обращением. На тебя это не похоже, Деби.
    — Знаю. Сейчас, оглядываясь назад, и сама толком не понимаю… Но я не могла так просто уйти от него. Мне не хватало внутренней уверенности в себе. Мур окончательно доконал меня, постоянно доказывая мою женскую никчемность, несостоятельность… Нервы сдали, и я стала довольно много пить. Он с самого начала, поскольку сам увлекался алкоголем, это поощрял, говорил: «Давай расслабимся». Возможно, надеялся, что спиртное раскрепостит меня и похоть возьмет верх… Ничего подобного. Хоть я и утрачивала во хмелю волю, свои обязанности выполняла как бесчувственный робот-автомат. Понятия не имею, почему ему нравилось заниматься со мной любовью. С таким же успехом он мог переспать с трупом.
    — Боже, Деби! Как же тебе в конце концов удалось порвать с ним?
    — Не знаю, поверишь ли, но однажды Мур устроил мне грандиозный скандал. Мы жили тогда в Лос-Анджелесе. Он увлекался рулеткой и довольно часто посещал Лас-Вегас. Мур крупно проигрался в ту ночь и был очень раздражен, вернувшись домой. Кажется, я сказала что-то, комментарий ему не понравился, и он ударил меня. Вот тут-то я и взялась молча собирать чемодан.
    — И он позволил?
    — Господи, нет конечно. Мур набросился на меня, стал выкручивать руки, душить, довел до обморока… Когда я пришла в себя, его уже не было, видимо, с помощью виски решил залить злобу где-нибудь в баре. Я упаковала вещи, оставила ключи и уехала. С того самого момента мы общались друг с другом через адвокатов.
    — Убить мало мерзавца!
    — По моим сведениям, Мур Даймонд сам медленно убивает себя алкоголем и наркотиками. Проматывает оставшиеся деньги, здоровье.
    — Туда ему и дорога.
    — Я не хочу больше говорить о нем. Давай лучше поговорим о тебе.
    — Ну и что ты обо мне скажешь?
    Дебора зарделась до корней волос.
    — Например, например… какой ты восхитительный любовник…
    — Учти, я ненасытен, Деби, так что не провоцируй. — Барт схватил ее ладонь и прижал к своей плоти. — Лучше потрогай и убедишься…
    — О да, — выдохнула она.
    — Что да? — прошептал он.
    — Хочу тебя, хочу насладиться…
    — Я боюсь замучить мою Деби до полусмерти… Мечтаю, чтобы были простыни, кровать…
    — В машине тоже неплохо, — засмеялась Деби тихонько.
    — Но не слишком удобно на проклятых автомобильных подушках…
    Палмер уложил ее вдоль сиденья. Собственный рост не позволял ему сделать то же самое, поэтому, став на пол на коленях, он наклонился над ее лоном, погрузился лицом в пушистый треугольник волос.
    Она застонала, почувствовав, как его язык коснулся самого чувствительного бугорка. Тот моментально вспух, реагируя на столь изощренную ласку.
    — Не дразни меня, Барт, — взмолилась Деби.
    Барт поднял голову и заглянул ей в глаза.
    — Ты же хотела наслаждений?
    — Мне стыдно.
    — Ничего не может быть стыдного между мужчиной и женщиной, если они любят друг друга…
    Теперь он пальцем то погружался в самую глубину, то слегка касался заветного бугорка, а сам целовал, целовал ей губы, потом оторвался и пробормотал шутливо:
    — Так ты хотя бы не забеременеешь…
    — А что бы ты сделал, если бы это случилось?
    — Сбежал бы.
    — Неужели? Зачем?
    — Чтобы успеть скрыться от твоего папаши, пока он не начал гоняться за мной с ружьем.
    — Отец был бы рад узнать, что я жду ребенка. Ему придется по душе тот мужчина, который сумеет сделать меня счастливой.
    — Деби, Деби, лучше помолчи немного. Мне нравится, когда ты в полный голос стонешь, я хочу почувствовать соки желания, которые ты исторгаешь, ощутить дрожь тела…
    Деби закусила губу, все внутри нее плавилось от движений пальца, до предела возбудившего ее.
    — О Боже, Боже…
    — Тебе нравится?..
    — Я… теряю рассудок.
    — Это то, что надо! В такой момент хорошо соображают только шлюхи.
    Дебора вмиг как протрезвела.
    — Ты опять выражаешься как подзаборник!
    — Так и есть. Почему ты думаешь, я ношу фамилию бабки? Своим рождением я обязан случайной встрече на одну ночь. Моя мать была алкоголичкой, и я достаточно всего нахлебался, пока не попал к Урсуле. Но это весьма грустная и долгая история, а меня в ближайшие минуты волнуют… совсем иные чувства.
    Все поплыло в сознании Деборы. Она чувствовала пожирающий огонь внутри, высоко вздымала бедра, вся раскрывалась перед лихорадившими ее движениями.
    — Барт, Барт, — задыхаясь, вымолвила она. — Я… со мной это сейчас произойдет, если ты не прекратишь.
    — И хорошо, — простонал он, не убирая руки. — Со мной тоже. Вот… вот… поцелуй меня скорей!
    Последняя конвульсия оглушила их обоих.

11

    Палмер издали наблюдал, как Деби, стараясь, чтобы под ногами не особо шуршала галька, на цыпочках преодолела дорожку к дому. Завозилась с ключом, так как ей мешали мокрые туфли, которые держала в руках. Подумать только, они наткнулись на них, когда, прежде чем уехать, решили бросить в воду монету на счастье. Собственно, предложила исполнить сей ритуал она, он-то и без того знал, что навсегда запомнит и это место на пляже, и эту ночь, и Деби — с растрепавшимися волосами, в помятом платье, босую… и такую прекрасную…
    Сейчас она напоминала провинившуюся девчонку, нарушившую родительскую просьбу вернуться с прогулки пораньше, а то получит хорошую взбучку.
    Вот и верь после этого, будто отец не станет гоняться с ружьем за ухажером, от кого та вдруг забеременеет. Гудвину Фарроу такой факт вряд ли доставит удовольствие. Но переживать ему не придется: они в любом случае поженятся!
    Дебора обернулась и на прощание послала ему воздушный поцелуй.
    Спускаясь в машине с холма, Палмер улыбался. Никогда он еще не чувствовал себя таким счастливым. Деби любит его, хочет выйти за него замуж, хочет от него детей.
    Барт благодарил судьбу за то, что сумел вовремя во всем разобраться! Ведь вполне мог снова потерять ее, со страхом подумал Палмер. Его с юности укоренившееся недоверие к Деби, обостренное самолюбие, даже цинизм могли привести к полному краху, не помоги ему Бог сегодня прозреть!
    Нет, больше он никогда не будет заблуждаться насчет Деби. Или подвергать сомнению ее любовь. Ибо только это чувство могло заставить ее так безоглядно отдаться! И с какой страстью! С каким упоением!.. Значит, ему тоже поверила, забыла прошлые обиды, унижения, причем без всяких там упреков, которые, если быть до конца честным, он вполне заслужил. Барт выиграл то, чего не добился Мур Даймонд. Завоевал не только тело Деби, но и ее любовь.
    Теперь надо постараться ничего не испортить, постараться не омрачать их совместную жизнь какой-нибудь чепухой, коли им обоим так крупно повезло!
    В его душе все ликовало. Барт несся к себе на ферму чуть ли не сломя голову. Вот сейчас приедет домой и все расскажет Урсуле. Или не стоит ее сразу огорошивать?.. Ведь не поверит! Или рассердится, сочтет предателем, перебежавшим на сторону своих кровных врагов.
    Но уже через несколько минут Палмера самого буквально огорошило: впереди, над фермой, поднимались клубы дыма. Сердце екнуло в недобром предчувствии.
    Он еще поддал газу. Навстречу ему показалась пожарная машина — так и есть, что-то случилось, но, наверное, не очень серьезное, коли спокойно возвращаются в город. Скорее всего, обычно склонная сжигать весь мусор Урсула не удосужилась как следует затушить костер, вот пламя и разбушевалось, что привлекло внимание пожарных. Пожалуй, потребуют штраф за неосторожное обращение с огнем. Хороший будет бабке урок.
    Дом и в самом деле был целехонек. Но Палмер насторожился, увидев чуть поодаль от забора полицейскую машину, и припарковался рядом.
    Бабкин старый голубой пикап, обычно находившийся в сарае и служивший ей еще и гаражом, стоял во дворе, а вот от самого сарая остались рожки да ножки. Палмер вспомнил, что вечером по субботам Урсула неизменно отправлялась к своей старой приятельнице посудачить, перекинуться в картишки. Значит, вернулась домой в разгар пожара, поэтому и пикап цел. Но с ней-то самой что?
    Барт старательно отгонял от себя дурные мысли, однако, когда заглушил мотор, в ярком свете еще не выключенных фар он заметил нечто его ужаснувшее.
    «Следующим будет дом!» Надпись эта украшала правую половину входной двери, на другой той же краской было выведено: «Убирайся отсюда, старая ведьма!»
    Палмер похолодел. Сволочи! Подонки! Терроризировать беззащитную старуху! Он и представить себе не мог, что пережила Урсула, вернувшись на ферму. К его ярости примешивалось чувство собственной вины, поскольку будь он здесь, а не на пляже с Деби…
    Ужасная мысль на мгновение мелькнула у него в голове. Неужели Дебора может хотя бы косвенно оказаться причастной к столь подлой выходке? Нет, это невозможно! Женщина, которую он любит и которая любит его, не могла так поступить! Она — нет!..
    Но сам того не желая, Барт подумал о ее отце. Он не мог сбросить со счета вероятность того, что Гудвин Фарроу, не добившись за званым обедом согласия продать ферму и точно зная, что они с Деби на прогулке, воспользовался подходящим случаем…
    Палмер вспомнил, как за обедом, когда речь зашла об Урсуле, сказал о ее нежелании продавать ферму хотя бы из привычки к самому месту жительства и возможности каждую субботу навещать своих старых подруг. А вскоре хозяин, вдруг сказавшись усталым, удалился в свою комнату… Не исключено — созвонился с кем-нибудь из своих подручных, готовых и с полунамека все понять и все обтяпать…
    Барт считал, что, даже не имея на руках прямых доказательств, вправе так думать, поскольку еще во времена своей юности слышал разные толки насчет того, как Гудвин Фарроу добивается своих целей, сметая на пути любые преграды. Возможно, кое-что является преувеличением или сплетнями, но дыма без огня все-таки не бывает… А сегодняшний дым и огонь существовали отнюдь не в переносном смысле.
    Крепко выругавшись, Палмер выскочил из машины. Перемахнув через забор, подбежал к крыльцу, где как раз в тот момент из дверей дома вышел полицейский.
    Сержанту Кегни Бруку давно перевалило за пятьдесят, и, сколько Палмер себя помнил, тот всегда возглавлял здешний полицейский участок. Мужчина он был суровый — все мальчишки его побаивались, — но вместе с тем славился своей прямотой и справедливостью. Мир стал бы намного лучше, если бы все полицейские хоть чуть походили на этого сержанта.
    — Рад тебя видеть, Барт, — сказал он. — Неприятное дельце!.. Урсулу я отправил в больницу. Не паникуй, она в общем в порядке. Шок и, конечно, сердечный приступ. Ее добило, когда пожарные нашли пса.
    — Боже правый, неужели негодяи расправились с Райтом? Он ведь и мухи не обидит!
    — Да, я знаю, — сухо заметил полицейский. — Откровенно говоря, Урсула сама отчасти виновата — заперла его в сарае, прежде чем отправиться в гости. Не хотела брать его с собой, не хотела, чтобы он всю дорогу бежал за пикапом. Сомневаюсь, что он учуял чужих, возившихся за стенкой. Дрых небось без задних ног, по-стариковски, вот и поплатился…
    — Он мертв?
    — Да, сильно обгорел.
    Палмер присел на ступеньки, опустил голову на руки. Печалился не столько о глупом старом псе, сгоревшем сарае или об ущербе, сколько об Урсуле. Нельзя ей жить здесь одной. Угрозы уже не просто слова, а жестокая реальность.
    Кегни Брук похлопал его по плечу, стараясь подбодрить, но ничего не сказал, просто ждал, пока тот успокоится.
    — Вы кого-нибудь подозреваете, сержант?
    — Остался след машины, причем довольно четкий. Есть еще пара пустых канистр. Думаю, постепенно мне не составит особого труда выяснить, в каком направлении вести поиск злоумышленников. Хотя в последнюю неделю мало кто был на стороне твоей бабки… Многие в городе заинтересованы в строительстве здесь торгового комплекса с гаражами и прочее, прочее. Вопрос давно назрел. Впрочем, действовать подобным образом преступно!
    — Ага, тогда могу прямо сказать, где стоит поискать в первую очередь, — заметил Палмер. — Назвать адрес?
    — Я знал, что ты именно так и подумаешь… Но ты ошибаешься. Гудвин Фарроу вряд ли причастен. Знаю, знаю, о нем ходили разные слухи когда-то. Но ведь слухи, слухи и только! Со временем его репутация совершенно изменилась, поверь.
    — Да уж, конечно, — саркастически хмыкнул Барт.
    — Ты не допускаешь, что люди могут меняться? — с долей иронии спросил сержант. — Вспомни хотя бы себя. Разве ты не тот парень, который, появившись в здешнем округе, доставил мне поначалу столько хлопот? Если бы не Урсула, я точно посадил бы тебя за угон машины, которую вы дружной компанией разбили. Она уговорила дать тебе шанс. А теперь вон каким солидным стал человеком… Получил образование, юрист и вообще…
    Палмер ничего не ответил, а сержант тяжело вздохнул.
    — Послушай, утром я, конечно, первым делом поговорю с Фарроу. Но готов держать пари на свою годовую премию, что тот не виноват.
    Либо Кегни Брук наивен, подумал Барт, либо мои представления о нем как высокопрофессиональном полицейском и умном человеке сильно преувеличены: не такой уж он идеал…
    — Вряд ли Гудвин Фарроу признается, даже если виноват, — стараясь не язвить, сказал Палмер. — Что ж, если нет прямых улик, он выкрутится… Тогда кто же, по-вашему, мог это сделать?
    — Я бы предположил, что это дело рук кого-нибудь попроще. Например, заподозрил строительную фирму. Не исключаю и фигуру какого-нибудь работяги: каменщика, плотника, которому пообещали место на стройке, а это по вине хозяйки земельного участка явно срывается… Ты не представляешь, Барт, как плохо у нас с рабочими местами.
    — Это что… оправдание?
    — Нет. Но, возможно, одна из причин, — устало заметил сержант.
    — Не хочу вникать в социальные мотивы. Пусть их поднимает пресса — это ее хлеб. Завтра же обращусь в газету покрупнее той, которая выходит в Честере.
    — Господи, Барт, меньше всего городу нужна дурная слава. Туристы нас и так не балуют. Кроме достопримечательностей и пейзажей им еще комфорт подавай!
    — Плевать мне на этот городишко! Моя бабка и ее безопасность мне дороже!
    — Дело твое, Палмер, как поступить. Но я бы не советовал тебе пороть горячку и опрометчиво ссориться с семейством Фарроу, в дом которых вхож.
    Барт молча уставился на него.
    Полицейский пожал широкими плечами.
    — В Честере трудно что-то сохранить в тайне. Насколько знаю, ты обедал там сегодня вечером. Это так?
    — Так.
    Сержант посмотрел на часы, и его густые брови насмешливо поползли вверх.
    — Долго же ты обедал.
    — После обеда я решил немного проехаться.
    — Долго же ты катался.
    — Я был не один.
    — Уж не Гудвина ли с собой взял? А может — Хильду?
    — Очень смешно.
    — Ну уж и пошутить нельзя… Ладно, пожалуй, мне пора заняться делом, а не болтовней. Тебе же советую поехать в больницу и проведать бабку. И еще… Хочу дружески предостеречь: не говори о своих подозрениях с Деборой Фарроу. Ей не понравится, если вздумаешь порочить имя ее отца. Она, между прочим, боготворит его…
    Горькая гримаса исказила лицо Палмера. Сержант, несомненно, прав. Деби встанет на дыбы, стоит ей только услышать, каково мнение Барта о ночном преступлении. Для нее это станет лишним подтверждением того, что он не избавился от своей злобной подозрительности к людям. Припомнит и то, как Палмер к ней лично отнесся когда-то. Кошмар прошлого опять станет между ними. А настоящее?.. Возможно, откажется верить и в него…
    Сержант, прощаясь, похлопал его по плечу!
    — Предоставь все закону, Барт.
    — Там, откуда я приехал, закону, к сожалению, не всегда удается торжествовать.
    — Тогда, наверное, ты живешь не там, где надо.
    — Пожалуй, сейчас не вполне подходящий момент, чтобы дискутировать, сержант, — пробормотал Палмер и вошел в дом.
    Здесь было пусто, темно, тихо. На душе стало совсем тоскливо. Одиночество всей тяжестью навалилось на него. Часы пробили три. Барт подумал: в такое время ему вряд ли дадут повидаться с Урсулой, но решил, что все равно прорвется.

    Урсула находилась в отдельной палате. Высокая больничная койка, казалось, сделала ее еще тщедушнее. Выглядела она неважно. Осунулась, побледнела.
    Когда Палмер на цыпочках подошел поближе и осторожно придвинул стул, Урсула не сразу открыла глаза.
    — Привет, бабуля, — с нежностью произнес он. — Как ты себя чувствуешь?
    — Как я могу себя чувствовать? — слабым голосом ответила она. — Простить себе не могу, что мой Райт погиб. Ты уже знаешь?
    — Да.
    — Я сама во всем виновата. Во всем…
    Две крупные слезинки сползли по ее щекам. Барт стиснул ей руку и горячо сказал:
    — Неправда. В том, что сегодня случилось, нет твоей вины. Пожалуйста, не преувеличивай.
    — Нет, есть, — упрямо отозвалась она. — Я получила то, чего заслужила. «Старая ведьма», кажется, так написано на моей двери?..
    — Утром сотру надпись к чертовой матери, забудь!
    — Но как мне забыть Райта? Лучше бы я сама оказалась на его месте.
    — Глупости! Перестань казниться, очень прошу.
    Урсула взглянула на внука с невыразимым страданием.
    — Ты не понимаешь, Барт. Я просто не могу тебе всего рассказать… Не хочу, чтобы ты меня потом ненавидел.
    — Не морочь мне голову, дорогая моя… Разве я могу тебя ненавидеть? Я люблю тебя.
    Слезы вновь блеснули в глазах Урсулы, но голос, когда она заговорила, оказался спокойным и твердым.
    — Я хочу, чтобы утром ты позвонил Фарроу домой… Скажи им, скажи… я согласна продать ферму…
    В первый момент Палмер изумился, инстинктивно противясь такому решению. Разве она не понимает, что именно этого кое-кто добивается, стремясь сломить ее дух и вынудить сдаться?
    Он уже собирался было отговаривать Урсулу, хотел сказать: вместе им непременно удастся выстоять… Да есть ли у него право не учитывать столь серьезные обстоятельства?
    Его мучительные раздумья прервала сама Урсула:
    — Я… я не хочу больше возвращаться… туда. Подыщу себе местечко где-нибудь в приличном доме для престарелых. Говорят, в нашем штате есть вполне подходящие.
    — Чепуха! Зачем переезжать куда-то? Тебе ведь нравится Честер! Здесь же твой дом!
    — О, я не могу в нем оставаться. Особенно теперь.
    — Тогда живи со мной в Бостоне… Продам свою квартиру и куплю нам что-нибудь попросторней…
    — Нет, — резко оборвала его Урсула. — Спасибо, Барт, но не хочу, чтобы ты делал это. Даже не заводи такой разговор… А сейчас дай мне поспать, милый. Я так устала.
    Барт вздохнул, сам вдруг почувствовав жуткую усталость. Ночь выдалась длинной, да еще похожей на качели — то он на верху блаженства, то в мрачной бездне.
    — Хорошо, ба, поспи, отдохни как следует. Увидимся утром…
    В больничном коридоре Палмер остановился у столика медицинской сестры, попросил вызвать дежурного врача. Тот немного успокоил его: Урсуле просто требовался покой после пережитого. Через пару дней все нормализуется.
    Она и в самом деле никогда не жаловалась на свое здоровье. Скорее всего, сказывались твердый характер, природная закваска или вообще стойкость к испытаниям жизни. Конечно, сейчас немного расквасилась, подумал Барт, однако он в душе надеялся, что ему удастся все-таки отговорить ее от нелепой идеи с домом престарелых. Разве сможет она жить без своих старых привычек, друзей, среди чужих стен, без своего огородика, вдали от любимого ею морского залива?..

    По дороге на ферму Палмер пребывал в мрачном настроении, хотя ярко светила луна и занимался чудный рассвет. Что принесет он ему? У него совсем не было уверенности, что в теперешних обстоятельствах между ним и Деби все сложится гладко. Барту не терпелось немедленно, как только приедет, позвонить ей по телефону. Останавливало одно — перебудит всех домочадцев, включая отца и мачеху.
    Жаль, Деби не живет отдельно, думал он. Будь у нее своя квартира или дом, поехал бы туда прямо сейчас. Ему нестерпимо хотелось обнять ее, насладиться любовью и нежностью и, возможно, обрести желанный покой…
    А пока Палмеру ничего не оставалось, как надеяться хотя бы на несколько часов забытья в спасительном для его нервного состояния сне.
    Эта надежда рухнула, когда, притормозив у калитки, Барт снова увидел отвратительные надписи на створках дверей. Все в нем вскипело. В ярости он терзал себя мыслями о том, кому это было нужно. И самое ужасное — приходил опять к выводу, что Гудвин Фарроу приложил тут руку.
    Кому, как не Гудвину, играть ва-банк, любым способом добиваясь возможности осуществить задуманное строительство? Крупный торговый и культурный центр — хороший козырь, если мечтаешь о кресле мэра. Да Гудвин спит и видит этот пост! И уже в уме небось прикидывает процент голосов, отданных ему избирателями.
    Барт стиснул зубы от злости. Хочет въехать в рай на чуждом несчастье? Так не бывать тому!
    Мрачная решимость Палмера лишь усилилась, когда, обогнув дом, он подошел к руинам сарая и увидел обгоревшие останки любимой Урсулой собаки…
    Ладно, он не станет обращаться ни в какие газеты, а прямо отправится к Гудвину и, глядя ему в глаза, выскажет все, что о нем думает. И уж в выражениях не постесняется!
    Барт отдавал себе отчет — он рискует потерять Деби. Возможно, она возненавидит его! Но он также знал, что станет презирать себя, если не отважится на такой шаг! Пусть доказывает свою невиновность, коли уж на то пошло! Приводит аргументы и факты! Барт потребует от Гудвина ответа, чем бы ему лично это ни грозило и чем бы лично для него ни кончилось…

12

    Дебора проснулась очень рано. Несколько минут лежала, блаженно улыбаясь, переполненная до краев радостью. Еще бы — Барт любит ее, любит по-настоящему! Их чувство взаимно! И дело тут совсем не в сексе: их отношения намного глубже, чем просто физическое влечение. Даже о той, первой, далекой ночи она вспоминала теперь иначе.
    С самого начала они оказались родственными душами, подспудно тянувшимися друг к другу, несмотря на разность характеров, воспитания и социального положения. Тогда проблемой для них стало одно: оба по молодости не поняли, как следует ответить на возникшее между ними чувство. Они лишь знали, что значит испытывать желание, как брать желаемое и как наносить обиды друг другу. Дорогая цена заплачена за глупость и неопытность!
    Но все позади, все прощено и забыто!
    Начистоту рассказывая вчера Барту о своем браке с Муром Даймондом, Дебора опасалась, что тот не постигнет всей глубины пропасти, которой стал для нее нелепый семейный союз. Она никогда никому не говорила правды, чувствуя вину и за собой.
    Умница Барт не стал делать поспешных заключений. Он понял больше, чем она ожидала. Не бросал резких обвинений, не упрекал и не играл роль безжалостного судьи, а проявил лишь терпение. В сущности, Дебора не представляла, до какой степени он изменился. Злобный подросток, скверно думающий о любом и каждом, исчез навсегда.
    Деби улыбнулась, представив их будущее вместе. Они непременно будут счастливы. Каждый день и час! И дети их будут счастливы, когда появятся на свет. И если семя новой жизни уже прорастает в ней — тем лучше. Она родит Барту хоть пятерых. Только с ним она чувствует себя настоящей женщиной!..
    Ее руки скользнули к груди. Невероятно — стоит только подумать о Палмере, как сразу напрягаются и наливаются соски, а истома будоражит кровь. Ей не терпелось немедленно заняться с ним любовью. Деби надеялась, что он, как и она, хочет того же. Какая мука ожидать его звонка до полудня!
    Тут Дебора вспомнила о своем намерении переехать из родительского дома в коттедж. Самый подходящий момент осуществить этот шаг сегодня. Барт сможет ей помочь, а потом, когда вместе распакуют вещи и она приготовит в спальне постель, застелив ее чистыми простынями, они смогут испытать, хорош ли на старинной громадной кровати матрас!
    Вскочив, Деби направилась в ванную. Нельзя терять ни секунды, если она хочет, чтобы весь день был в их с Бартом распоряжении!
    К девяти, одетая в джинсы и блузку, с тщательно расчесанными и заплетенными в длинную косу волосами, она уже умудрилась распихать вещи по своим чемоданам, не забыв положить в один из них постельное белье. Мачеха не обнаружит нескольких пропавших простыней и полотенец — за долгие годы накупила столько всего, что ни ей, ни отцу не хватит и десяти жизней, чтобы всем этим воспользоваться.
    Оглядев комнату, Дебора удовлетворенно вздохнула: потрудилась на славу, ни одной мелочи не упустила. Теперь можно спуститься вниз и перекусить. От работы у нее в самом деле разгорелся аппетит.
    В кухне Деби принялась уже за второй бутерброд, когда неожиданно раздался звонок в дверь. В доме еще спали, в воскресенье все поднимались попозже. С кружкой кофе в руке она пошла открыть. Кто знает, а вдруг это Барт — вот было бы замечательно!
    Увидев стоящего на пороге Кегни Брука, очень удивилась.
    — Бог мой, сержант! — озорно воскликнула Дебора. — Надеюсь, вы не арестовывать меня приехали?
    Тот улыбнулся, но улыбка получилась вымученной. Это ее насторожило.
    — Что-нибудь случилось?
    Стало заметно, как ему не просто сразу ответить.
    — Кое-что произошло… ночью на ферме Палмеров.
    У Деби все похолодело внутри.
    — Надеюсь, не с Бартом?
    — Нет, он в порядке. Старую хозяйку увезли в больницу…
    — Господи, что же там произошло?
    — Урсула вернулась из гостей и обнаружила, что горит сарай, а стены дома измалеваны мерзкими надписями.
    — Какой ужас, — простонала Деби. — Барт говорил, что Урсуле звонили и угрожали. Наверное, это выходка того же негодяя!
    — Палмер так и думает, — сухо произнес сержант. — К сожалению, речь идет не только о материальном убытке, он не столь велик, сколько о моральной травме, вызванной всем происшедшим. Урсула боится, что мерзавец ни перед чем не остановится, коли уж и собаку не пощадил.
    — А что с Райтом?
    — Он сгорел!
    — Бедняга!.. Представляю горе Урсулы.
    — Приятного мало, вот сердце и не выдержало.
    — Но ведь она поправится, врачи помогут?
    — Надеюсь… Барт боготворит ее и ни перед чем не остановится, чтобы наказать виновника.
    — Представляю… Я хорошо знаю его темперамент.
    — Вот в том-то и дело! Сгоряча Палмер может кучу глупостей натворить.
    — Я должна немедленно поехать и увидеться с ним.
    — Э… мне кажется, что в данный момент это не совсем правильно, Дебора. Дайте ему возможность немного успокоиться, а мне — найти настоящего преступника.
    — Что значит «настоящего преступника»? — воскликнула Деби и тут же осеклась. Страшная догадка, почему полицейский появился именно в их доме и в чем истинный смысл его последних слов, привела ее в шок.
    — Боже мой, Барт думает, что это сделали мы, Фарроу?.. Вот зачем вы здесь!
    — Не вы лично, Дебора… Ему кажется, будто к этому мог оказаться причастен ваш отец. Лично я не верю, что Гудвин замешан, но обязан побеседовать с ним по долгу службы.
    — Да, понимаю, — выдавила Деби. — Утешаюсь одним — вам, как и мне, прекрасно известно, что он не способен на такой поступок.
    — Кто это там не способен совершить поступок? — послышался сзади веселый голос Хильды, спустившейся в кухню.
    Сержант вкратце объяснил ей ситуацию. Мачеха, возмущенная до предела, требовала не беспокоить хозяина дома по такому поводу, учесть хотя бы, как тот болен. Однако Кегни Брук настоял…
    Дебора, совершенно потерянная, поднялась к себе в комнату. Время остановилось для нее. Она шагала из угла в угол, зачем-то пробовала застегнуть замок туго набитого чемодана, о который то и дело спотыкалась, а потом схватила ключи от машины и ринулась во двор.
    Мачеха догнала ее у дверей гаража.
    — И куда это ты, позволь спросить, собралась?
    — Мне нужно увидеться с Бартом.
    — Ага, понимаю, уже переметнулась. Приняла сторону Палмера, а не сторону собственного отца и своей семьи.
    — Хильда, о чем ты говоришь? Мы с Бартом любим друг друга…
    — И давно ли? — съехидничала та. — Со вчерашнего вечера?.. Не смеши! Ты способна любить только себя, дорогая, а он — без лишних проволочек залезть к тебе в трусы. И как? Он оказался половчее бедняги Мура?..
    Дебора пришла в ярость.
    — Скажи, Хильда, ты такой стервой родилась или всю жизнь училась этому искусству?
    — Я просто говорю то, что думаю.
    — Тогда позволь мне тоже сказать правду. Боюсь, она нелицеприятна… Я хорошо относилась к тебе, даже поначалу радовалась, когда папа нашел себе пару после долгих лет одиночества. Но теперь вижу: вовсе не любовь двигала тобой, ты оказалась одной из тех расчетливых вдовушек, которые выходят замуж ради денег и благополучной, спокойной жизни и превращаются в исчадия ада, если что-то вдруг складывается не так.
    Ты ведь не предполагала, что тебе придется долгое время ухаживать за больным мужем, не так ли? И уж меньше всего хотела существовать под одной крышей с его взрослой дочерью, мешающей тебе жить так, как ты привыкла. Глядь, и от вечной любви к моему отцу, о которой ты столько твердила, ничего и не осталось.
    — Это неправда! — яростно запротестовала Хильда, и лицо ее покрылось красными пятнами. — Я люблю твоего отца. И он когда-то любил меня. Всегда советовался со мной, полагался на мое мнение, прислушивался… Но потом в доме появилась его бедная, несчастная доченька! И обо мне вдруг забыли, только Деби, Деби, Деби! Ты у меня его украла!.. Когда с Гудвином случился удар, я надеялась, что стану ему снова нужна, смогу ухаживать за ним. Но нет, для этого наняли слугу, хотя я справилась бы сама.
    — Папа опасался, как бы тебе не было тяжело.
    — А ты чего опасалась, когда, приехав в дом, тут же переключила на себя все внимание Гудвина? Вы часами разговаривали, а я почти лишилась такой возможности… Уже давно никто здесь со мной ничем не делится… Я не вижу ни любви, ни уважения. Стоит ли удивляться, что я превратилась, как ты выражаешься, в стерву?
    Хильда зарыдала. И эти слезы до глубины души тронули Дебору. Она вдруг прекрасно поняла — мачеха ревнует. Искренне, страстно, а внешне выражается это в злобе. Как же не догадалась об истинной подоплеке их с Хильдой конфликта? Ей стало стыдно за себя.
    — Прости меня, пожалуйста. Не знаю, что и сказать в свое оправдание… Папа любит тебя, — попыталась она утешить мачеху. — Вот увидишь — все наладится, как только я сегодня перееду.
    — Ты переезжаешь?
    — Да. В коттедж на Холодном ручье.
    — Гудвин расстроится, — утирая слезы, пробормотала та. — И, вероятно, станет винить меня. Скажет: из-за тебя Деби сбежала.
    — Нет, не станет. Вечером я ему объяснила, почему хочу пожить самостоятельно. Он все понял.
    — Ему сказала, а мне нет. Что ж, очень типично. Я ничто, со мной не обязательно считаться, делиться планами…
    — Успокойся, пожалуйста. Вспомни хотя бы — несколько минут назад я совершенно откровенно призналась, что немедленно еду к Палмеру… Веришь ты мне или нет, Хильда, но я никуда не переметнулась. Я люблю Барта и хочу выйти за него замуж… В сложившейся ситуации мне просто необходимо поехать на ферму и постараться убедить его, что мы не имеем к произошедшему ночью никакого отношения, что Фарроу не преступники!
    Красные пятна на лице мачехи сменила мертвенная бледность.
    — Это ты так формулируешь или сержант? — чуть запинаясь, спросила она.
    — А как же еще?.. Сожгли сарай с собакой, до полусмерти довели бедную старуху.
    — Ужасно… ужасно… — Теперь, казалось, Хильда вот-вот лишится чувств. — О Боже…
    Дебору тронуло, что мачеха столь сильно переживает из-за случившегося. Видимо, у этой женщины все-таки доброе сердце, хотя она и пыталась в последние годы изображать из себя чудовище.
    — Да, все это ужасно, — воскликнула Деби, — поэтому я и должна немедленно увидеться с Бартом. Представляю, в каком он сейчас состоянии.
    Оставив мертвенно-бледную мачеху, она открыла гараж и вывела оттуда машину. Всю дорогу Дебора пыталась найти те первые слова, с которыми обратится к Палмеру, однако чем больше размышляла, тем мрачнее становилась.
    Вдруг Барт заподозрил, что она вечером специально завлекла его на пляж и позволила ему несколько часов заниматься с ней любовью, чтобы таким образом дать беспрепятственную возможность подручным отца осуществить преступный замысел?
    Деби с трудом могла бы смириться с тем, что Барт плохо подумал об ее отце. Но только не о ней!
    Сердце ее замирало от отчаяния. Боже, молила она, пожалуйста, не допусти ничего подобного! Прошу тебя, сохрани его доверие ко мне и веру в мою любовь. Я не переживу, если он подвергнет сомнению искренность и глубину моих чувств.
    Дебора миновала последний поворот и сразу увидела машину Палмера у забора. Хорошо, что он не уехал в больницу к Урсуле, там им вряд ли удалось бы поговорить начистоту.
    Она остановила свой автомобиль рядом с его «мерседесом» и сразу увидела надписи на дверях дома. Как безобразно выглядели они в лучах утреннего солнца! Ночью же, наверное, еще безобразнее и еще более угрожающе… Внутри нее болезненно заныло от жалости к Урсуле, а заодно и к себе. Что сулит ей грядущее испытание и наступит ли желанный момент истины?..
    Дебора выключила двигатель и выбралась из машины. Сомнения продолжали терзать ее, но, собрав последние силы, она направилась к крыльцу.
    Дом был пуст. Барта там не оказалось.
    Через черный ход Деби вышла на задний двор. У старой яблони заметила Палмера. Тот старательно утрамбовывал рыхлую землю. Плечи понуро согнуты, голова опущена. Стало ясно: он только что похоронил Райта.
    Сдавленный стон заставил Барта обернуться. Мучительно долго тянулись секунды, пока он смотрел на Деби. Наконец отбросил в сторону лопату и длинными шагами направился в ее сторону.
    Она ужаснулась — так Палмер осунулся: лицо серое, скулы обострились, в глазах тоска… Помимо своей воли Деби протянула руки и со слезами бросилась ему навстречу.
    Барт принял ее в свои объятия, словно боялся, что она исчезнет, крепко-крепко прижал к себе. Сердце чуть не выскочило из груди Деборы. Он по-прежнему любит ее, верит ей. И не только это — они нужны друг другу!
    Она приникла к нему всем телом, руками обхватила за шею, в каком-то безумном порыве принялась целовать веки, колючие щеки, потрескавшиеся губы.
    — О, Барт, Барт… Утром сержант пришел к нам и рассказал, что случилось… Страшно подумать, как переживает твоя бабушка… Я бы хотела поехать к ней в больницу, если ты не против.
    — Не уверен, захочет ли Урсула тебя видеть.
    Деби сразу опустила руки, безнадежная тоска охватила ее.
    — Она… она думает, будто я имею к этому отношение?
    Барт вздохнул.
    — Трудно сказать, что она думает. Мне не удалось добиться от нее вразумительных ответов… Урсула просила передать тебе и твоему отцу одно — ферма ваша… Она больше не хочет возвращаться сюда. Никогда! Собирается найти место в доме престарелых где-нибудь на побережье. Похоже, считает себя отчасти виноватой в чем-то…
    — Но это же безумие!
    — Бабку можно заподозрить в чем угодно, — усмехнувшись, бросил Палмер, — но безумной ее назвать нельзя. Не знаю, какие мотивы скрываются за ее рассуждениями и почему она винит себя. Возможно, считает: ей следовало сразу продать тебе ферму, а не упрямиться. Сказала, что надпись на дверях точно отражает ее сущность — она и впрямь старая ведьма.
    — Не повторяй сказанное сгоряча, Барт, не надо.
    Тот секунду молчал, словно раздумывая, стоит ли продолжать.
    — Послушай, не буду ходить вокруг да около, Деби. Думаю, твой отец приложил руку к ночному происшествию… Что-то уж слишком много совпадений. Меня приглашают на обед, а пока я отсутствую дома, семье упрямцев преподносят наглядный урок.
    — Ты ошибаешься, Барт, хотя… хотя имеешь право на собственное суждение. Я тебя понимаю. Правда, понимаю.
    Похоже, его удивила позиция Деби. Впрочем, она вовсе не кривила душой.
    — Я бы на твоем месте, возможно, думала точно так же. Утешаюсь только тем, что ты не считаешь лично меня причастной.
    — Я ни на мгновение не усомнился в тебе.
    Дебора чуть скривилась.
    — Барт, лгать ты не умеешь.
    — Ладно, признаю, в какой-то момент мне показалось такое возможным, но я тут же отбросил эту нелепую мысль. Клянусь! Я просто вспомнил детали прошлой нашей ночи. Как откровенна ты была со мной, хотя многое могла бы утаить. Как не юлила, не оправдывалась. Женщины с мелкой душонкой так себя не ведут. Благодарю судьбу за счастье иметь такую подругу жизни.
    Приподнявшись на цыпочки, Дебора порывисто поцеловала его в небритую щеку.
    — Ты веришь мне, и оттого я еще больше люблю тебя. Ты абсолютно искренен и честен со мной, и я хочу, чтобы ты всегда оставался таким, Барт. Обещаю тебе тоже во всем и всегда быть честной.
    — Ты чудо, Деби!.. Последние годы я общался с людьми, для которых порядочность далеко не характерна.
    — Барт, не возвращайся в Бостон, — сказала Дебора умоляюще. — Оставайся здесь, любимый, начни собственное дело. В городке нет ни одного квалифицированного юриста моложе шестидесяти, да и те скоро уйдут на пенсию. Твоей бабушке тоже никуда не придется переезжать, если она будет знать, что ты решил вернуться в Честер.
    — Мне, в общем, по душе такая мысль, но я не убежден, захочу ли жить рядом с твоим отцом и ежедневно сталкиваться с ним нос к носу.
    — А если сержант докажет, что папа не виноват?
    — А если наоборот? — с горечью спросил Палмер.
    — Если так, я поеду с тобой в Бостон. Поеду вообще куда угодно… Я люблю тебя, Барт, и хочу быть с тобой.
    Он крепко обнял ее.
    — Ты и представить себе не можешь, как много для меня значат такие слова…
    — Вот увидишь, твои подозрения насчет Гудвина обязательно рассеются и мы все будем счастливы.
    Покачав головой, Барт выпустил ее из своих объятий.
    — Понятно, почему ты так говоришь.
    — Моя любовь не слепа, — возразила Деби. — Я хорошо знаю своего отца и уверена, что он не способен на подлые поступки… Знаю и тебя. При всей твоей внешней суровости и неумолимости ты чуткий и справедливый человек.
    — Ладно, Деби. Конечно, ты лучше меня знаешь Гудвина. С точки зрения закона, пока его поступок не доказан, твой отец действительно не виновен… Но я хочу, глядя ему в глаза, услышать, что он сам скажет в свое оправдание! Отвезешь меня к нему?
    — Ты хочешь увидеться с ним прямо сейчас?
    — Сию минуту, — твердо сказал Барт. — А что? В чем проблема? У тебя вдруг появились сомнения?
    Дебора гордо вскинула голову.
    — Сомнения относительно него? Да никогда!
    — Тогда поехали.

13

    Гудвина Фарроу дома не оказалось, как и его жены. Тома Уайта, слуги и массажиста, тоже не было.
    — Ты что-нибудь понимаешь? Где они могут быть?
    Дебора догадалась сразу:
    — Они поехали в больницу!
    — Сомневаюсь. — Барту действительно это казалось маловероятным.
    Но когда он и Деби появились у окошка регистратуры, старшая медицинская сестра сообщила, что у Урсулы Палмер посетители — мужчина в инвалидной коляске и дама.
    Уайт, должно быть, остался ждать их в машине где-нибудь поблизости, подумал Барт. С чем пожаловали Фарроу? Приехали из добрых побуждений или стараются быстренько замять скандал?
    Он не очень-то верил, что Хильда способна на сердечность и сострадание, тем более сам Гудвин. Его дочь вправе заблуждаться на сей счет, ему же, Барту, пока нет оснований…
    Деби вдруг крепко сжала его руку и заглянула в лицо.
    — Все будет хорошо, Барт. Я уверена.
    — Надеюсь… Но если твоя мачеха начнет выступать в своей обычной манере, за себя не ручаюсь.
    — В последнее время она вправду тактичностью не отличалась, — с грустью согласилась Дебора, — хотя сегодня утром Хильда раскрылась передо мной совсем с другой стороны…
    — Вот как?
    — Я говорю серьезно. Она очень расстроилась из-за пожара, моральных и физических страданий твоей бабушки.
    Новое мнение Деборы о мачехе, похоже, имело под собой почву. Во всяком случае, из-за приоткрытой двери палаты слышался ее ласковый голос, а сама она хлопотала у изголовья Урсулы, поправляя в вазе на тумбочке огромный букет великолепных роз.
    — Постарайтесь собраться с духом, Урсула, сразу почувствуете себя лучше. Нельзя предаваться отчаянию, когда речь идет о здоровье. Возьмите себя в руки, если хотите быстрее поправиться.
    — Непременно только так, а не иначе! — подтвердил Гудвин. — И мы больше не желаем слушать ваши разговоры о желании продать ферму. Нам прекрасно известно, что в глубине души вы того вовсе не хотите! Вчера ваш внук четко изложил такую позицию! Уж поверьте, фирма Фарроу ничуть не пострадает, если вообще откажется от идеи строительства торгового и культурного центра.
    — Но этого-то я как раз и не хочу! — воскликнула Урсула. — Я… я понимаю, что такой объект важен для города, сколько лет наблюдаю, как Честер приходит в упадок… В конце концов, я ведь тоже патриотка, а вела себя, как мерзкая, эгоистичная старуха, вот Бог и наказал меня… — Урсула расплакалась.
    Тут Барт не выдержал, вошел в палату.
    — Бог здесь ни при чем, бабуля, и нечего тебе казнить себя! Пусть кусает локти человек, который подослал подонка, устроившего все это вчера ночью. Сержант Брук обещал установить непосредственного исполнителя, а я уж позабочусь, чтобы мерзавец отправился в тюрьму только после того, как расскажет, кто ему заплатил!
    Решительно высказывая свою угрозу, Палмер пристально наблюдал за отцом Деби. Он очень удивился, когда тот не отвел глаз. Если Гудвин и виноват, то, должно быть, хороший актер. Не успел Барт так подумать, как его внимание привлекла Хильда. Она вдруг залилась горючими слезами.
    Взоры всех присутствующих сразу устремились на нее.
    — Я никому не хотела причинить вреда…
    — Бог мой, Хильда! — побледнев, воскликнул Гудвин. — Уж не хочешь ли сказать, что в случившемся виновата лично ты?..
    — Я… я просто хотела помочь тебе получить эту землю, когда у Деборы ничего не получилось, — сквозь рыдания произнесла Хильда. — Мне казалось, если Фарроу придется отказаться от строительства, жители Честера много потеряют, вдобавок и разочаруются в своем будущем мэре. А ты был бы хорош на этом посту!.. Ты деловой, активный, честный. Я хотела всем добра, Гудвин! Стремилась быть тебе полезной и помочь… В поведении Урсулы легко прочитывалось лишь стремление набить цену. И я желала умерить ее пыл, вот почему решила уговорить одного человека чуть припугнуть алчную, строптивую хозяйку фермы… Простите меня, простите…
    От такого признания все онемели.
    — О, Хильда… Хильда… — враз постарев и осунувшись, горько воскликнул Гудвин.
    Странно, но Барт ощущал нечто похожее на жалость и к нему, и к Хильде, дрожавшей от неподдельного отчаяния. То же самое происходило и с Деби. Пересилив себя, она подошла к мачехе. Хильда неуверенно вскинула голову, почувствовав у себя на плече руку падчерицы.
    — Я знаю, ты не хотела плохого, — тихо, успокаивающе сказала Дебора.
    — Клянусь, это правда, — с болью в голосе произнесла Хильда. — Поверьте, пожалуйста, Урсула… По моей просьбе Том Уайт несколько раз звонил вам, чтобы сделать вас посговорчивей и попокладистей, но не такой он человек, что может устроить поджог или исписать гнусными надписями дверь. Я чуть не умерла, когда услышала о пожаре… Чем угодно готова возместить вам потери, чем угодно!.. Только прошу… простите меня и не отправляйте в тюрьму Тома, пока все не выяснится…
    — Одних слов мало! У вашего Тома либо есть алиби, либо его нет… Либо он мелкий хулиган, либо преступник… Ну-ка скажите, он был дома в ту ночь?
    — Не помню…
    — Ах вот как? Память отшибло?
    — Не надо так грубо, Барт. Хильде Фарроу и без того тяжело. Думаю, она не предполагала, чем все обернется, — устало произнесла Урсула. — Я не стану раздувать дело и возбуждать официальный иск. Я вас понимаю, Хильда. Правда, понимаю. Старея, чувствуя свою ненужность, все мы становимся способными на ужасные вещи. Есть в этой истории и мой грех, уж поверьте… Я вела себя, как последняя выжившая из ума идиотка…
    Урсула умоляюще взглянула на внука, лицо ее было исполнено печали.
    — Не суди меня чересчур строго, Барт, и особенно ты, Дебора. Ведь это я вовлекла вас обоих в ловушку, причинив столько неприятностей. Но в конце концов больше всех досталось мне самой. Поделом мне!
    Сердце Палмера обливалось кровью.
    — Ба, не надо. С какой стати тебе-то каяться?..
    — Нет, Барт, — прервала его Урсула. Затем, будто собираясь с духом, выпрямила спину и расправила плечи. — Мне тоже есть в чем признаться. — Подбородок ее мелко задрожал, щеки покрылись румянцем. — Это касается тебя и Деборы. Мне неловко вслух сказать, на что пустилась ради… ради…
    — Не надо стесняться, — тихо, но твердо произнесла Деби. — Мы теперь одна семья.
    — Одна семья? — недоуменно переспросила Урсула.
    — Да. Мы с Бартом собираемся пожениться. Он остается здесь, в Честере, и не вернется в Бостон.
    Широко раскрытыми, заблестевшими от радости глазами Урсула уставилась на внука.
    — Это… это правда? Я не ослышалась?
    — Конечно нет, бабуля.
    — О-о. — Руки Урсулы взметнулись к небу. — Я… я и надеяться не смела… Мои молитвы все-таки дошли до Бога.
    — Мои тоже, — смущаясь, добавила Деби. — Я люблю Барта с того дня, как в первый раз увидела его… К сожалению, мне не хватило ума сразу понять это.
    — И Барт тебя любит с тех самых пор, — сказала Урсула. — Он тоже оказался слишком глупым, чтобы все осознать вовремя…
    — Ба-а!..
    — Это правда, дорогой. Я прекрасно помню твое вечно злобное ворчание относительно Деборы Фарроу, когда ты возвращался из школы, твое излишне напускное презрение к ней. Я чувствовала, знала, что ты влюблен. Потом стал откладывать каждый цент, намереваясь взять напрокат костюм для выпускного бала… Я догадалась, для кого мой внук старался. Меня ведь не проведешь! Но, видно, ничего между вами не складывалось. Не потому ли ты и отправился учиться в Бостон?.. Мне пришлось смириться с твоим отъездом и с решением жить и работать там, но тоска и одиночество одолевали… Спустя несколько лет в городе снова появилась Дебора Фарроу. Все поговаривали, будто ее замужество оказалось не больно удачным. Хочешь верь, хочешь нет, я подумала: так и должно было случиться.
    Дебора потупилась.
    — Ошибка дорого мне обошлась.
    — Извини меня, детка, но я этому обрадовалась.
    — Чего уж теперь о том говорить, — вымолвил наконец молчавший до того Гудвин. — Моя жена подтвердит, как сильно я переживал. Окружил дочь такой заботой, что Хильде совершенно перестал уделять внимание. Теперь понимаю, как был не прав и на какие необдуманные поступки может отважиться любящая женщина, стараясь угодить мужу.
    Хильда подняла на него залитое слезами лицо, а Урсула тем временем снова заговорила о своем.
    — Зато я все тщательно обдумала, каждый шаг. — Она зажмурилась, будто перед прыжком в воду.
    — Послушай, уж не таись! Расскажи о своем коварном замысле. В чем же он заключался? — потребовал Барт.
    — Я все выдумала, — прямо заявила Урсула. — В газете напечатали мои слова, хотя они были сплошной ложью. Никто не звонил и не угрожал мне… Ну, по крайней мере, до тех пор, пока не появилась статья. На самом деле я обрадовалась возможности продать ферму, так как у меня уже не было сил ни содержать ее, ни работать на земле. Дебора Фарроу предложила за мое хозяйство столько, сколько никто другой не дал бы никогда…
    Она сделала глубокий вдох и судорожно облизала пересохшие от волнения губы.
    — Я намеренно так сказала журналистам, мол, Урсулу Палмер вынуждают расстаться с дорогой ей фермой, хотя с моей стороны это было лишь уловкой, чтобы заставить тебя приехать в Честер, Барт… Когда ты не появился на Рождество, я очень расстроилась. Потом, когда мне показалось, будто ты собрался жениться на той девушке из Бостона, пришла в отчаяние. Я жила надеждой, что, может быть, у тебя с Деборой в конце концов все получится… Я не могла не видеть, что с тобой творилось при случайных встречах с ней!.. Мне трудно было судить о ее отношении к тебе, пока она, ведя деловые переговоры насчет покупки земли, так или иначе не касалась твоего имени. Фактически весь разговор за чашкой чая крутился только вокруг твоей персоны… Вот старая Урсула и смекнула: если удастся заманить тебя в Честер и как-нибудь свести вас с Деборой, события на личном фронте могут принять совершенно иной ход. Я знала, прочитай ты, Барт, информацию в газете, что Урсула по обоюдному согласию с семьей Фарроу решила расстаться с принадлежащей ей собственностью, — это не заставило бы тебя сломя голову мчаться домой. Необходимо было вынудить тебя поверить, будто со мной стряслась беда. Нужен был скандал!
    — Ну и мошенница же ты, ба! — изумленно воскликнул Палмер.
    — Не умаляй моих грехов, Барт. Я виновата прежде всего перед мистером Фарроу, так как ни на секунду не задумалась о его репутации, публично обвинив в коварстве, корыстных целях и т. д. Я рисовала себе радужные картины, полагаясь на пословицу: хорошо все, что хорошо кончается, но все обернулось совсем не так гладко.
    Стоило тебе появиться здесь, вы с Деби, как обычно, стали ссориться. К тому же начались настоящие звонки с угрозами. Я будто их накаркала… А потом случился этот ужас с пожаром и гибелью ни в чем не повинной собаки. — Урсула смахнула вновь набежавшие слезы. — Я знаю, что не убила Райта своими собственными руками, но из-за меня заварилась вся каша… Выходит, не кто иной, как я, толкнул Хильду на провокацию с телефонными звонками! Своим заявлением в газете спровоцировала и сам поджог. Убеждена — его могли совершить люди отчаявшиеся, для которых работа на стройке — спасение в трудной жизни и, следовательно, последняя надежда, которая рушится по милости старой ведьмы… Том Уайт на такую роль явно не подходит — он отлично и так зарабатывает… но тоже оказался в подозреваемых… Мне век не замолить свои грехи перед вами.
    — Успокойся, пожалуйста, не могу видеть женских слез, и ты возьми себя в руки, Хильда, — твердо сказал Гудвин, слегка стукнув по подлокотнику своего инвалидного кресла. — В конце концов, у нас сегодня есть повод и кое с чем поздравить друг друга… Оказывается, Барт Палмер не такой уж несносный тип, каким его с твоих слов можно было представить. — Гудвин лукаво подмигнул дочери, привлек ее к себе, поцеловал в макушку. — О лучшем зяте я и не мечтал. Он мне понравился, как только мы познакомились за обедом. Такой мужчина — именно то, что тебе нужно: волевой, с характером… Смею надеяться, твой избранник со временем сменит гнев на милость по отношению к Гудвину Фарроу… Обещаю быть покладистым тестем и отличным дедом.
    Теперь, когда все выяснилось, Барту стало неловко за свои подозрения, он словно прозрел, однако не мог пока найти нужных слов. Сгладил все опять же мудрый Фарроу:
    — Поедем домой, дорогая. Пожалуй, нам пора оставить этих голубков, чтобы дать им возможность рассказать Урсуле о своих планах. Полагаю, свадьбы долго ждать не придется?
    Барт взглянул на Деби, и та сильно покраснела.
    — Отлично, — довольно улыбаясь, сказал Гудвин.
    Хильда, выкатив коляску из палаты, на пороге на секунду обернулась. Счастливая картина открылась ей: Урсула, обхватив морщинистыми руками Дебору, целовала ее в обе щеки, а Барт горячо обнимал за плечи сразу ту и другую…

    — Итак, есть три необходимые вещи, — сказала Деби очень озабоченно, заставив насторожиться Барта и Урсулу.
    — Что тебе взбрело в голову, любовь моя? Нельзя ли отложить серьезные разговоры на потом?..
    — Во-первых, вам, Урсула, необходимо скорее поправиться, — упрямо продолжала та. — Я собираюсь показать прекрасный коттедж на Холодном ручье, где, если понравится, вы будете жить. Мне самой хотелось переехать туда, но коттедж недостаточно велик, чтобы… чтобы в нем могла разместиться большая семья… Во-вторых, мне потребуется ваша помощь, когда появятся дети, ибо я боюсь, что не смогу уделить им все свое время. Я должна построить этот торговый центр! А в-третьих, если родится девочка, надеюсь, не будете возражать против такого имени, как Урсула? Оно давно мне нравится.
    — Ты уже и мальчику имя придумала? — лукаво подмигнул Палмер.
    — Конечно. Давай назовем его, как и тебя… Барт…

    В машине Палмер обратил внимание, что Дебора, сидевшая за рулем, направляется совсем не в сторону своего дома или фермы. Умница, подумал он, ему тоже не терпелось снова оказаться на пляже… их пляже…
    Словно угадав его мысли, Деби сказала:
    — Мы едем в коттедж на Холодном ручье.
    — Признаться, я грешным делом решил, что ты только успокаиваешь Урсулу, рисуя ей реальную перспективу, а на самом деле темнишь.
    Дебора рассмеялась.
    — Там в спальне огромные окна и полно света. Сам сейчас увидишь.
    Барт почувствовал, как просыпается его плоть.
    — С таким намеком обычно говорят порочные женщины… Но я все равно тебя люблю.
    — А знаешь, ты впервые признаешься мне в любви.
    — Разве? Хочешь, чтобы повторил?
    Она сияющими глазами посмотрела на него.
    — Да.
    — Я люблю тебя, Деби Фарроу. И прошу тебя выйти за меня замуж… Ведь ты еще не получила, так сказать, официального предложения. Что же ответишь?
    — Э-э…
    — Деби!
    — Да! Я отвечу — да!
    — Вижу, тебе потребуется твердая мужская рука. И очень часто, иначе доведешь мужа своими дурацкими шуточками до белого каления.
    — Есть другие способы довести тебя до такого состояния…
    — Тогда жми на газ. Если в спальне нет штор, это даже хорошо. Мечтаю рассмотреть свою Деби до мельчайших подробностей… Тебе нечего стесняться яркого света. Ты прекрасна, как само совершенство. Ты моя радость, праздник, счастье…
    Ночью они, словно в купель, бросались в воду Холодного ручья. Не то за тем, чтобы остудить страсть, полыхавшую в них, не то за тем, чтобы сбросить усталость ради новых утех…

    Полтора года спустя очередной номер «Честер ньюс» вышел со следующей заметкой на первой странице:
    «Открытие нового грандиозного комплекса состоялось!
    В прошлое воскресенье торжественно прошло долгожданное открытие нового торгового центра и кинотеатра. Ленточку разрезал новый мэр города, Гудвин Фарроу, которому помогала его жена Хильда. За церемонией с гордостью наблюдала дочь мэра, глава семейной компании Фарроу миссис Дебора Палмер. Ее сопровождал муж — глава юридической фирмы, созданной им в Честере.
    Единственная заминка на празднике произошла тогда, когда весьма внушительных размеров собака бесцеремонно протиснулась через толпу и уселась в президиуме у ног Деборы Палмер.
    Собаку с трудом удалось доставить владелице, хорошо известной местной публике, одной из старейших жительниц города — Урсуле Палмер, находившейся в тот момент дома с маленьким правнуком. В ответ на вопрос, не боится ли хозяйка штрафа за неумение в строгости держать животное, та ответила, что собирается подарить неуправляемую собаку своей невестке, а себе купит кошку!..»

Эпилог

    На Холодном ручье, как раз недалеко от коттеджа Урсулы, Барт и Дебора приглядели себе отличный большой дом. За него, правда, пришлось довольно дорого заплатить. Но они желали жить только здесь, никого не стесняя. Им было так хорошо, что даже с рождением маленького Барти остались ютиться в небольших помещениях второго этажа, которые успели привести в порядок.
    Теперь дело постепенно приближалось к концу. Отделка дома почти завершилась. Урсула здорово выручила их, когда требовалось помочь с малышом, — его отводили к ней и она оставалась с ним сколько нужно.
    Вчера Барт отправился в Бостон, Дебора же должна была приехать туда завтра. По каталогу они давно присмотрели себе отличную мебель, утварь и все прочее, однако хотели буквально каждую вещь отобрать собственными руками.
    Предстоящая большая семейная покупка заранее радовала Деби. Она решила лечь спать пораньше, чтобы утром отвести Барта к Урсуле. Сначала долго ворочалась и не могла уснуть, потом как провалилась.
    На рассвете ее разбудил телефонный звонок. Звонил полицейский сержант Кегни Брук.
    — Что-нибудь случилось? — спросила Дебора, сразу почувствовав тревогу.
    — Я с недоброй вестью, миссис Палмер.
    — Да говорите же!
    — Приезжайте в дорогой вам Культурный центр и все увидите.
    — Хорошо, только заброшу Урсуле сына… Через пятнадцать минут буду на месте.

    Сержанту Кегни Бруку на этот раз достало терпения, настойчивости и мастерства найти поджигателя, доказать его вину и передать дело в суд.
    А у Деборы Палмер хватило сил начать все сначала и построить Культурный центр для своего любимого Честера. Это и понятно: ведь она собиралась в любви и счастье прожить здесь всю оставшуюся жизнь.
Top.Mail.Ru