Скачать fb2
Похищение Манхэттена

Похищение Манхэттена

Аннотация

    Космический корабль пришельцев навис над Нью-Йорком. Солнце исчезло, и тьма объяла Манхэттен… Кто бы мог подумать, что именно так произойдёт долгожданный первый контакт и что гости из космоса прихватят на память целый район Нью-Йорка?
    Но похищенные земляне, не впадая в панику, пытаются разобраться в происходящем и выясняют, что на карту поставлено само существование человечества.
    Героев ждут тяжёлые испытания, ошеломляющие открытия и отчаянные битвы в космосе.


Джон Стиц Похищение Манхэттена

    Главным советникам: Расселлу Галену, Патрику Нильсену Хэйдену и Клэр Эдди. А также добровольным мученикам, мужественно прочитавшим первые варианты книги: Джо Костанца, Лу Гринцо, Хитеру Пиерсу, Джеймсу К. Сабшин, Бобу Тэйлору и Роберту Вудхэду.

Глава 1
ПОХИЩЕНИЕ

    В Манхэттене никогда не спят все. Даже в три часа ночи в нём полным-полно «сов», накачанных мегадозами тонизирующих средств, и покоя здесь не больше, чем в детском саду во время тихого часа, когда шустрые детки радостно бесятся, ни за что не желая укладываться в кроватки.
    Вот и в ту ночь, когда ни с того ни с сего началось нечто умопомрачительное, из ряда вон выходящее, Манхэттен частично бодрствовал и светился огнями.

    Немного дальше орбиты Сатурна и градусов на сорок выше плоскости эклиптики частицы солнечного ветра, дотоле спокойно летавшие в космическом пространстве, вдруг наткнулись на странную преграду, невесть откуда взявшуюся в этих пустынных краях.
    Пространство-время начало корчиться. Вскоре вращающаяся сингулярность исказила его до такой степени, что образовалась чёрная дыра. Под действием её мощного гравитационного поля траектории частиц солнечного ветра изогнулись, их поток устремился в одну точку — в маленькую, но бездонную, бесконечную и всепожирающую прорву. Всё более ускоряясь, в последние наносекунды своей свободной жизни перед громадой событий — перед воротами в темницу чёрной дыры, частицы испускали нечто чудовищное — гамма-кванты с непрерывным спектром энергии.
    Чёрная дыра росла, и когда диаметр её распух до нескольких сот километров, из этой жути вынырнул огромный космический корабль, такой же чёрный, невидимый, как и породившая его бездна. Он бешено вращался, поглощая всё падающее на него излучение. После появления корабля чёрная дыра начала съёживаться, пока не превратилась в точку и не исчезла. Снова ничто не препятствовало солнечному ветру, и траектории его частиц выровнялись в практически прямые линии, обрывавшиеся лишь в области пространства, занятой кораблём.
    Гигантский корабль был плоским восьмиугольником, более ста километров в поперечнике. Вращение корабля постепенно замедлилось, поступательная скорость увеличилась, и он направился в сторону ближайшей звезды, которую люди называют солнцем, а точнее — к третьей от солнца голубоватой планете, сиявшей в черноте космоса.

    Обороты увеличивались, рокот двигателя нарастал, мелькание винтовых лопастей слилось в один сплошной круг, и вертолёт приподнялся на метр над бетонной площадкой, расположенной на окраине Манхэттена. Пилот оглянулся на шестерых пассажиров — всё в порядке, все пристёгнуты ремнями безопасности, — ещё раз проверил показания индикаторов на приборном щитке и плавно тронул вертолёт вверх. Взлётная площадка с её опознавательными знаками начала уменьшаться, поле обзора расширилось. Лётчик развернул вертолёт и лёгким движением штурвала направил его над крышами зданий к протоке Ист-Ривер в сторону аэропорта имени Дж. Ф. Кеннеди.
    Полёты из Манхэттена в аэропорт имени Кеннеди доставляли лётчику ни с чем не сравнимое удовольствие, особенно в утренние часы пик. Согласитесь, куда как приятно наблюдать свысока за пробками на забитых до отказа дорогах района Куинс — ползающие автомобильчики едва шевелятся, нелепо пытаясь пробиться сквозь груды себе подобных, время от времени трахаются друг о друга, вернее сказать, сталкиваются, а к ним на помощь бросаются столь же неповоротливые «ползуны» — машинки полицейских и «скорой помощи».
    Вертолёт прекратил набор высоты над Ист-Ривер, точнее, над мостом Куинсборо, через который в этот утренний час в Манхэттен мчался сумасшедший поток машин, сверху похожих на ползающих насекомых.
    И в этот момент внезапно мелькнула неуловимая тень. Пилот почуял опасность и на всякий случай начал сбавлять высоту. Может быть, пассажиры тоже почувствовали угрозу, но лётчик не мог слышать их крики — шлем с наушниками и рёв вертолёта полностью заглушали вопли смертельно перепуганных людей.
    Но полёт продолжался нормально. Лётчик уже сумел убедить себя, что тень ему просто померещилась, как вдруг из сумрачного неба прямо перед кабиной вертолёта прорезался тонкий красный луч лазера. Лётчик немедленно опытным движением повернул штурвал, пытаясь спасти вертолёт от внезапного нападения, но было уже поздно. Шум лопастей, попавших под интенсивный пучок лазера, начал резко меняться — луч, как острый нож, с необыкновенной лёгкостью отрезал лопасти, и они разлетались во все стороны, словно пули из вращающегося пулемёта. В какие-то доли секунды диаметр винта уменьшился вдвое, а в следующее мгновение смертоносный луч добрался и до самого вертолёта — его металлический корпус был разрезан светоносной пилой пополам. Двигатель взорвался, осколки летающего агрегата вперемешку с кровавыми кусками человеческих тел отправились в свой последний полёт к водам протоки Ист-Ривер. Лётчик даже не успел выкрикнуть перед смертью одно из тех традиционных выражений, которые обычно после аварий прочитывают на магнитофоне «чёрного ящика» — единственного и неживого свидетеля воздушных катастроф.

    Из аэропорта имени Дж. Ф. Кеннеди, называемом в просторечии ДжФК, Мэт Шихан сделал небольшой крюк по Бруклину и сел в метро. Поезд нёсся по линии A от станции «Джей Стрит» под протокой Ист-Ривер в Манхэттен, а Мэт Шихан смотрел сквозь окно вагона в темноту, периодически разрываемую проносящимися мимо лампами.
    Сквозь грохот поезда едва доносились обрывки фраз пассажиров, но Мэт, поглощённый своими мыслями, не обращал на окружающих никакого внимания. Был утренний час пик, и давка, как всегда в это время, утрамбовала человеческие тела и, между прочим, плотно прижала к Мэту стоящую перед ним молодую женщину. А та, судя по выражению её лица, нисколько не возражала против столь тесного, чуть ли не интимного, соседства. Время от времени толпа колыхалась, сквозь переднее стекло был виден следующий покачивающийся вагон — всё было вполне обычно.
    Вдруг прижатая к Мэту женщина взволнованно завертела во все стороны головой, свирепо выискивая кого-то, и наконец её зелёные глаза зло остановились на сверхблизком соседе — на ничего не подозревавшем бедняге Мэте.
    — Не распускай руки! — рявкнула она со всей решительностью.
    Мэт, конечно, сразу же обратил внимание на мелькнувшую белизну её зубов; не укрылась от его внимания и её красивая загорелая кожа. Впрочем, цвет сильного загара, по всей вероятности происходил не от солнца, а от генов — слишком уж гладкой была эта шелковистая прелесть, от загара подобного не бывает.
    Когда эта жеребцовская цепь оценок и рассуждений прошла по извилинам мужественного Мэта, до него дошло наконец, что какой-то другой жеребец из ближайшего окружения исподтишка ущипнул обольстительную соседку.
    — Я вообще к вам не прикасался, — вежливо объяснил он, — по крайней мере рукой.
    Зелёные глаза некоторое время пристально изучали Мэта.
    — Извините, — сказала она и перевела взгляд на другие лица в поисках следующего подозреваемого.
    А Мэт снова окунулся в свои мысли под привычный шум поезда. Чувствовалась усталость — во время полёта из Мехико Мэту не удалось отоспаться, а для дел, которые ждали его в Манхэттене, хорошо бы иметь побольше сил и энергии. Клонило в сон, Мэт поддался наплыву слабости и закрыл глаза, но вдруг вагон бешено дёрнулся, лампы над головой погасли, где-то рядом в наступившей тьме полыхнул сноп искр, раздались крики и визги.
    Последовала серия взрывов, столь частых, что они почти слились в сплошную канонаду. Сработало экстренное торможение, и Мэт ощутил, как его бросило вперёд и вдавило в стоявшую перед ним женщину. Из хвостовой части вагона подуло ветром. Вагон содрогнулся и замер. После недолгой неподвижности в полной темноте все почувствовали, как пол внезапно накренился, словно свесившись в невидимую яму.
    По изменившейся акустике возгласов — в них чувствовалось уже больше недоумения, чем страха, — можно было догадаться, что вагон уже перестал быть закрытым помещением: где-то, очевидно, зияла огромная дыра. И давка почему-то уменьшилась. Какой-то мужчина вдруг завопил, видимо, от сильной боли. Крик замер, послышалось, как где-то внизу шмякнулось тело. Несколько мужчин зажгли спички и зажигалки, неровные пляшущие огоньки неясно высветили кошмарную картину — от вагона осталась только передняя половина, а дальше был сплошной мрак. Раздались крики ужаса…
    — Гарри! Гарри! Что это?!
    Мэт пробрался к чернеющей пустоте в торце вагона и замер при виде чудовищного зрелища: задняя половина вагона исчезла, люди в испуге жались по стенкам, цепляясь за поручни, и с ужасом вглядывались в открывшуюся перед ними бездну. Мэт попытался взять себя в руки, присмотрелся внимательнее — вагон был не разорван, а разрезан неведомой силой: металлические тёмно-красные края на месте ровного разреза ещё не успели застыть и тускло светились. Всплыло воспоминание: однажды Мэту довелось увидеть дыру в броне танка, пробитую бронебойным снарядом. Но края дыры в броне танка были рваными, а здесь — удивительно ровными, гладкими, с небольшими наплывами и застывшими капельками металла. Похожие следы остаются на мягкой пластмассе, когда её режут горячим ножом. Несколько человек были в крови. В воздухе зловеще запахло машинным маслом, озоном и страхом.
    Мэт достал из портфеля фонарик размером с карандаш и посветил им в туннель, осторожно спрыгнул на путь, стараясь не касаться рельсов, хотя напряжения, по всей видимости, уже не было. Метрах в двух от торца вагона-обрубка лежал человек и тяжко стонал. Мэт схватил его за одежду (на всякий случай стараясь не дотрагиваться до кожи — а вдруг напряжение ещё не отключено?) и оттащил от рельсов. Почувствовал, как начинает справляться с нервным потрясением.
    Кисть правой руки лежащего человека, очевидно, была отрезана той же бесовской силой. Рана была опалена, даже обуглена, но кровь всё же обильно сочилась из обожжённых сосудов. Человек ещё дышал. Мэт вынул из брюк несчастного ремень и, сделав из него жгут, плотно обмотал ему запястье, чтобы остановить кровь.
    — Держись, парень, скоро сюда приедут врачи, всё будет нормально, — произнёс Мэт как можно более бодрым и обнадёживающим тоном, хотя бедняга был без сознания от болевого шока. Из вагона на шпалы спрыгнули ещё двое. — Этому человеку срочно нужна медицинская помощь, — сказал Мэт. — Узнайте, есть ли в вагоне врач. — И он медленно пошёл по рельсовому пути дальше, светя фонариком себе под ноги.
    Через несколько метров он наткнулся на груду изувеченных тел. Оказалось, что тела не просто изувечены — люди были разрезаны сверху донизу. Очевидно, в момент странного рассекновения вагона они оказались как раз на той роковой линии, по которой прошлось, как лучом лазера, невиданное оружие.
    Мэту не раз доводилось видеть изуродованные жертвы всяческих катастроф, но всегда было понятно, что произошло, из-за чего случилась авария. А сейчас о причине трагедии даже трудно было догадаться. Совсем не похоже ни на крушение поезда, ни на землетрясение, ни на очередную выходку террористов.
    Мэт двинулся между разрезанных тел дальше, рассчитывая найти вторую половину вагона, но дальше пути просто не было. Обрезанные рельсы упирались в тёмную стену, наглухо перегородившую туннель. Озадаченный Мэт стал у странной стены, почувствовал её теплоту. Сверху на пол сочилась вода. Чёрт возьми, где же задняя половина вагона?!
    Пока Мэт в полном недоумении шарил фонариком по невесть откуда взявшейся стенке, тщетно пытаясь понять хоть что-нибудь, сзади подошли другие пассажиры, не менее обескураженные, судя по их интонациям и удивлённым репликам.
    Мэт обернулся — подошедшие освещали себе путь спичками и зажигалками. Солидный человек прижался к тёмной стене и начал отчаянно звать:
    — Агата! Агата! Ты меня слышишь?!
    — Извините, — вежливо обратился к нему Мэт, — но Агата вряд ли вас слышит. Мне кажется, нам лучше всего побыстрее отсюда выбраться, потому что мы, судя по всему, всё ещё под рекой, а туннель разрезан, поэтому нас может затопить.
    Человек в костюме страдальчески вперил остановившийся взгляд в стену, жестоко отделившую его от любимой. Вокруг человека с отрезанной кистью стояли, онемев от ужаса, трое непокалеченных, тупо смотрели и ничем не помогали несчастному.
    — Помогите мне нести его, — приказал Мэт молчавшей троице. Хотя он и сам едва смог побороть страх и жгучее желание драпануть со всех ног подальше от всего этого кошмара. Набравшись мужества, Мэт продолжил: — Нести его надо осторожно — ведь у него, возможно, сломаны кости из-за падения, но ему нужна срочная медицинская помощь, а врачи доберутся сюда не скоро.
    Среди онемевших троих оказалась женщина, окаменевшая от страха.
    — Что случилось? — беспомощно спросила она.
    — Не знаю. Может быть, над нами разрушился мост. Будем надеяться, что когда мы выберемся отсюда, то узнаем, в чём дело. — Про мост Мэт сказал просто так, понимая, что мост здесь ни при чём, а на самом деле всё гораздо хуже. Хуже и непонятнее. В сумрачном свете Мэт заметил длинный плащ на высоком человеке, стоявшем рядом, и обратился к нему не то с просьбой, не то с приказом: — Снимай плащ, он сгодится нам как носилки.
    Верзила в плаще продолжал безмолвствовать.
    — Пошевеливайся! — прикрикнул Мэт и схватил его за руку.
    Тот покорно снял плащ, и Мэт постелил его рядом с человеком, лишённым кисти.
    — Помогайте! — приказал Мэт.
    Все послушно взяли пострадавшего кто за руку, кто за ногу и переложили его на плащ. Мэт ухватился за плащ с той стороны, где была рана, чтобы быть уверенным, что при переноске раненая рука ни за что не зацепится. Мэт с тремя помощниками (вместе с женщиной) подняли плащ с несчастным и понесли его вперёд по туннелю.
    — Если кто-то из вас сильно устанет, — скомандовал Мэт, — не выпускайте плащ из рук сразу, а предупредите, чтобы мы успели осторожно положить раненого на пол.
    Так они дошли до вагона, вернее, до того, что от него осталось. Там внутри сидело несколько пассажиров, всё ещё дожидавшихся чьей-то помощи. Мэт коротко объяснил им:
    — Туннель позади вагона чем-то заблокирован. Положение таково, что нам надо выбраться отсюда как можно скорее, поэтому все, кто может идти, должны пробираться вперёд до следующей станции. А тот, кто способен бежать, должен быстрее добраться до телефона и вызвать «службу спасения 911». Не дотрагивайтесь до рельсов — они могут оказаться под напряжением. Двигайтесь без паники, организованно.
    — Вызвать помощь можно по телефонам, вмонтированным в стены туннеля, — раздался из темноты, чей-то голос.
    — Если кто-нибудь обнаружит по пути такой телефон на стене, звоните немедленно. Не забывайте также помогать тем, кто нуждается в помощи. Кто-нибудь должен сообщить о ситуации людям, находящимся в переднем вагоне.
    — Я сделаю это, — вызвался кто-то.
    Мэт и его «носилочная бригада» снова подняли носилки-плащ и понесли пострадавшего. Неподалёку замигал огонёк маленькой видеокамеры, включился фонарик, луч его высветил из темноты Мэта и его помощников. Очевидно, кто-то решил, что сейчас как раз стоит запечатлеть процессию на видеоплёнку.
    — Выбери для своего домашнего фильма другой объект, — раздражённо рявкнул Мэт в направлении видеоэнтузиаста с фонариком.
    — Я снимаю для WNBC, — послышался в ответ женский голос. — Скажите, пожалуйста, как вас зовут?
    Кто-то с зажжённой зажигалкой подошёл ближе к владелице видеокамеры, и в зыбком свете колышущегося пламени Мэт разглядел, что это та самая зеленоглазая молодая женщина, которая совсем недавно была тесно прижата к нему толпой в давке вагона.
    Они прошли мимо оставшихся вагонов поезда. В кабине первого вагона было разбито стекло, машинист лежал мёртвый. Видимо, он погиб от сильного удара о лобовое стекло в момент резкой остановки поезда.
    Начался пологий подъём вверх. Мэт и нёсшие «носилки» шли по туннелю в сопровождении двух добровольных помощников, зажигавших по очереди спички. Несколько других мужчин предлагали женщине сменить её, но она отказывалась и стойко держала свой конец плаща.

    Руди Санчез налил себе вторую чашку кофе из автоматической кофеварки в коридоре и пошёл в свою рабочую комнату. В коридоре было ещё темно и безлюдно. Приятно в ранние утренние часы наслаждаться возможностью спокойно работать до начала рабочего дня с его служебной суетой и шумом. Для Руди это были самые производительные часы, когда он успевал сделать больше, чем за весь день.
    Руди бросил взгляд в окно на сумасшедший поток машин, пробивающихся по Бруклинскому мосту, и приступил к планированию замены старого генератора в восточной части Нью-Йорка. Едва он сосредоточился, как вдруг почувствовал, что шум города за окном как-то изменился. Что там такое происходит? Он подошёл к окну.
    На первый взгляд всё было как обычно. Правда, движение на улицах, кажется, немного замедлилось, но это бывает. В чём же дело? И вдруг Руди заметил нечто невероятное — над небоскрёбом «Чэйз Манхэттен Банк» откуда ни возьмись появилось что-то чёрное и непомерно огромное. Вот это да! Что за чертовщина?! В небе висело какое-то подобие гигантского летательного аппарата. Этот бесовский агрегат летел над водной границей, отделяющей Манхэттен от остальных районов Нью-Йорка, и испускал направленный вниз мощный красный луч, режущий всё на своём пути.
    Остолбеневший Руди поставил чашечку кофе и уставился на невообразимое явление. Господи, да что же это творится такое?! Руди прижал лицо к оконному стеклу и начал всматриваться в пространство за окном. Ближе к северной части района обнаружился ещё один чёрный летающий объект.
    Вдруг Руди сообразил, что два чёрных бесо-объекта своими сверхмощными лазерными лучами вырезали из Нью-Йорка Манхэттен как раз по водной границе района-острова. У ближнего объекта можно было рассмотреть кое-какие детали — недалеко от того места в брюхе чёрного НЛО, откуда исходил лазерный луч, торчал ствол пушки и непрерывно стрелял, причём выстрелы были столь часты, что снаряды, казалось, слились в сплошной пучок коричневого цвета, параллельный красному лучу лазера.
    Послышался грозный гул, как бы низкое урчание, раздававшееся из-под земли, и всё здание задрожало, завибрировали оконные стёкла. Казалось, в том месте, где лазерный луч вспарывает водную гладь, из разверзшейся щели доносится грохот тысяч небольших взрывов. Руди метнулся к столу включить радио, и в этот момент в здании погас свет. Потухли и все огни за окном!

    Эбби Терса шла из Гранд-Сентрал-Терминала в здание Генеральной Ассамблеи ООН, когда погасли все уличные огни, включая рекламу. Обычно Эбби с удовольствием проходила шесть кварталов — это для неё было лёгкой прогулкой, но теперь она в испуге прижалась к стене, не понимая, что происходит. Похоже, электричество отключилось повсюду, потому что вдруг прекратились привычные шумы метро, грузовых лифтов и вытяжной вентиляции, и одновременно сильнее загомонила уличная толпа и громче засигналили автомобили.
    Никогда ещё целый городской район не лишали электроэнергии. Видимо, случилось нечто чрезвычайное, а это страшно.
    Хотя ей надо было спешить на работу, она понимала, что без электропитания вся нужная ей аппаратура — микрофоны, усилители, магнитофоны и прочее — не будет работать, а значит, не будет работы и у неё, переводчицы. Впрочем, электроснабжение может восстановиться с минуты на минуту, поэтому лучше уж идти на службу. Внезапно над зданием ООН она заметила чёрный летающий объект, посылающий сверху лазерный луч на Ист-Ривер. Не сразу справившись с охватившим её ужасом, Эбби бросилась изо всех сил к зданию ООН. Бывшая спортсменка, она до сих пор очень быстро бегала и любила бег, отвлекавший обычно от горьких мыслей. Но сейчас бег не мог помочь не видеть нависший над головой странный, непонятный, чёрный, огромный объект. Её охватила паника.

    Таксист Арсеньо Хэшер свернул в правый ряд, едва не задев заднюю фару ехавшего впереди грузового фургона. Но пассажиры — белая пара с ребёнком — не жаловались на его лихачество.
    Арсеньо уверенно вёл машину по Бруклинскому мосту на северо-запад в Манхэттен, посматривая в зеркальце заднего вида, и думал о том, что движение транспорта в этот утренний час пик быстрее обычного.
    Ещё не яркое утреннее солнце подсвечивало серую рябь на Ист-Ривер.
    Такси подъезжало к Манхэттену, когда на крышах машин появилась движущаяся тень от чего-то летящего в небе. Арсеньо попытался высунуть голову, чтобы посмотреть, что это за странный самолёт.
    — И часто у вас так бывает? — спросила пассажирка с заднего сиденья.
    Арсеньо, почуяв неладное, быстро взглянул на землю и понял, что имела в виду женщина — на всех машинах вдруг зажглись задние красные сигнальные фары. Образовалось море красных огоньков, зашумело автомобильными гудками. Впереди красный луч с неба пропахал искрящуюся борозду поперёк грузовика, которого от такси отделял один легковой автомобиль. Арсеньо резко затормозил, и в этот момент грузовик взорвался. Автомобиль, следовавший сзади, врезался в задний бампер машины Арсеньо. На врезавшийся автомобиль сзади наехал фургон.
    — Вот чёрт! — выругался пассажир на заднем сиденье. Ребёнок заплакал.
    Краем глаза Арсеньо заметил кипящую и непрерывно взрывающуюся полосу на воде недалеко от берега со стороны Манхэттена, словно на дне реки был спрятан длинный и тонкий кипятильник. Вдруг дорога впереди почему-то начала наклоняться вниз. Что за чертовщина? Да это же мост разрезан и распадается!
    Мост превратился в разводной, только разводился он почему-то не вверх, а вниз. Секция, на которой находился автомобиль Арсеньо, наклонилась и замерла на мгновение. Арсеньо нажал на педаль тормоза сильнее, чтобы она защёлкнулась в таком положении, и автомобиль перестал скользить вниз. На другой стороне разлома машины дымили резиной, пытаясь взобраться по крутой горке вверх на горизонтальную секцию моста. Моторы ревели, колёса прокручивались, машины медленно сползали назад к обрыву моста. Арсеньо подумал было, что его положение лучше — ведь его машина вроде бы остановилась, — но секция моста содрогнулась и начала клониться всё ниже. Сзади в бампер ещё раз стукнул автомобиль.
    Машины одна за другой срывались в пропасть. Вопли ужаса пассажиров слились с яростной бранью Арсеньо. Он судорожно сжимал руль и всё ещё жал на тормоз, когда машина ударилась о водную поверхность.

    Из окна своего офиса Руди Санчез видел картину грандиозных разрушений вдоль водной границы Манхэттена. Бруклинский мост раскололся, машины соскальзывали с его накренившихся секций в реку. Вместе с мостом лазерный луч разрезал и грузовики, к несчастью, оказавшиеся на его пути. Были разрезаны и лодки у пирсов. Руди глядел на всё это, а рука его сжимала трубку молчавшего телефона.
    Поначалу он порывался выбежать на улицу, чтобы помочь людям, помочь хоть кому-нибудь, но понял, что при таких масштабах катастрофы это невозможно. В двух местах, где под Ист-Ривер проходили газопроводы из Бруклина в Манхэттен, взметнулось пламя. Начались пожары. Правда, эти пожары, как знал Руди, будут недолгими — наверняка автоматическая система с независимым электропитанием уже сработала и отключила подачу газа.
    Ближайший к окну Руди чёрный летающий объект перестал испускать лазерный луч и начал взмывать вверх, причём летел он без всякого реактивного следа. Вскоре он исчез из виду высоко в небе.
    По одним лишь звукам можно было понять, что это катастрофа. Уже несколько минут не доносилось привычного шума поездов метро, на дорогах с погасшими светофорами образовались колоссальные заторы, движение практически остановилось, машины беспомощно бибикали.
    В небе снова возникло нечто чёрное. Руди присмотрелся — это снижались такие же объекты, но на этот раз их было много. Они спускались синхронно, в строгом порядке. Лучей они уже не испускали, но творили нечто странное — они натягивали над Манхэттеном прозрачную плёнку. Образовывался как бы гигантский мыльный пузырь.
    Вот ближайший к Руди чёрный объект завис над берегом в районе разрезанного дока, а край прозрачного купола начал погружаться в щель, вырезанную ранее красным лазерным лучом. Через несколько минут прозрачная плёнка окружила остров Манхэттен сверху и со всех сторон. Летающие объекты поднялись высоко вверх и неподвижно зависли. Руди внимательно рассматривал их, как вдруг его ослепила яркая вспышка. Некоторое время он ничего не видел, кроме красного пятна и множества цветных искр вокруг, но это, как понял Руди, была не реальность, а мнимое изображение на сетчатке глаз, ослеплённой неожиданным сверхъярким светом. Постепенно зрение восстановилось. Плёнка вокруг Манхэттена виделась более чётко. Наверное, она затвердела, но осталась прозрачной. Чёрные летающие объекты исчезли из поля зрения. Руди начал искать их по всему небу, и в этот момент на Манхэттен надвинулась немыслимых размеров тень.

    Джулия Крэйвин сняла своим минивидом — миниатюрной видеокамерой — последние кадры и, выключив крошечный фонарик, двинулась в полумраке мимо замерших вагонов поезда по туннелю вслед за остальными людьми, недавними пассажирами метро. Впереди четверо несли на плаще раненого человека. Джулия содрогалась при воспоминаниях о жутком зрелище отрезанной кисти и раскромсанных невесть чем телах, оставшихся позади в туннеле. Всё это Джулия засняла своим минивидом не столько для телевизионных новостей, сколько для того, чтобы ей поверили те, кто не видел этих ужасов собственными глазами.
    Джулию, как и всех, не покидала тревога. Откуда-то, кажется, из-под земли, доносился непонятный глухой рокот и гул, словно где-то содрогалась гора.
    Вдруг гул оборвался, наступила неестественная, пугающая тишина. Такая тишина могла предвещать что угодно — бурю, катастрофу, ещё страшнее случившейся. Джулия поспешила вперёд к мелькавшим огонькам спичек и зажигалок. Она догнала четвёрку, нёсшую носилки-плащ. Рядом шли двое мужчин, готовых подменить уставшего, и освещали путь зажигалками. Джулия включила свой крошечный фонарик и минивид, секунд десять снимала, чувствуя гордость за ньюйоркцев — они молодцы, достойно ведут себя в минуту опасности, помогают друг другу. Когда надо, проявляют свои лучшие качества.
    Джулия закончила съёмку, снова присоединилась к носилкам с раненым. Давала себя знать усталость — ночью Джулия снимала для теленовостей репортаж в Южном Бруклине, гае террористы захватили заложников. Именно поэтому теперь у Джулии весьма кстати оказался с собой минивид, а батареек ещё должно хватить на некоторое время.
    Среди тех, кто нёс носилки, она узнала того высокого мужчину, которого прижало к ней в давке вагона незадолго до катастрофы. Это он успокоил толпу в критический момент, когда чуть было не началась паника. Джулия наметила его в качестве главной фигуры её репортажа, хотя он уже отказался от интервью. Но для начала она намеренно подошла не к нему, а к женщине в тёмном жакете.
    — Я Джулия Крэйвин из WNBC, — представилась она. — Скажите, пожалуйста, что вы подумали, когда в вагоне погас свет?
    — Когда поезд остановился, я подумала, что опоздаю на работу.
    — У вас есть какие-либо предположения относительно того, из-за чего всё это произошло?
    — Не-а. Наверно, нам скажут об этом по телевизору, если мы выберемся отсюда.
    — У кого из вас есть предположения о происшедшей катастрофе? — обратилась Джулия сразу ко всей четвёрке, но посмотрела на высокого мужчину.
    — Как вас зовут, сэр? — спросила она у него.
    — Мэт Шихан, — ответил он, не поворачивая головы, а потом добавил: — Извините, что недавно я был с вами не очень вежлив, я думал, что вы одна из тех, кто шатается от безделья повсюду с видеокамерами. Кроме того, в тот момент мне было не до хорошего тона.
    — Это естественно, все мы в той непростой ситуации несколько свихнулись. — Джулия отметила, что к Мэту Шихану эти слова относятся меньше, чем к остальным, ведь он один из всей толпы сохранял самообладание. — Вы полицейский?
    — Полицейский? Нет!
    — Я подумала так потому, что вы не растерялись во время общей паники и сразу начали правильно действовать. Где вы этому научились?
    — Некоторое время моя работа была связана с подобными ситуациями.
    — Вот как? Тогда, наверно, у вас как у специалиста возникли предположения по поводу того, из-за чего стряслась эта беда?
    — У меня нет предположений, — сказал он наконец. — Одно только могу сказать: дело здесь не в аварии только в метро, а в чём-то другом.
    — Почему вы так решили?
    — Потому что туннель здесь проходит под рекой через коренную подстилающую породу, и та сила, которая смогла разрушить туннель в этом месте, наверняка разрушила и многое другое.
    В ужасе Джулия почувствовала, что этот человек прав. В этот момент земля под ногами дрогнула, заколебалась. У Джулии, появилось ощущение, будто она поднимается в лифте.

    В здании факультета компьютерных наук Колумбийского университета за столом перед компьютером спал доктор Бобби Джо Брюстер. Внезапно он проснулся, но не сразу стряхнул сон. Наконец до него дошло, что экран компьютера не светится. Ёлки-палки! Значит, напряжение вырубилось, причём вырубилось давно, потому что даже блок бесперебойного питания, через который компьютер подключён к электросети, исчерпал свой ресурс. Боб понял, что заснул приблизительно в тот момент, когда работа программы по симуляции атмосферных явлений заканчивалась, и теперь надо будет её запускать заново.
    Пол покачнулся, ручка на столе прокатилась несколько сантиметров и остановилась. Что за глупые шутки?! То ли это студенты опять развлекаются, то ли в самом деле происходит нечто хреновое. Боб подошёл к окну.
    Хороши шуточки! За окном опускался вниз штат Нью-Джерси. Бобби Джо продрал заспанные глаза, взглянул на мир критическим взглядом учёного.
    — Молодцы ребята! — произнёс Бобби Джо вслух. — Очень правдоподобно это у вас получилось!
    Он ожидал услышать смех или любой другой ответ от притаившихся где-то студентов, но в ответ — тишина. Тогда Боб начал всматриваться в пейзаж за окном внимательнее, прильнул к окну и посмотрел вначале влево, насколько позволяла рама, потом медленно проследил взглядом до самой крайней точки справа. Доктор Боб Джо хорошо разбирался в компьютерной симуляции, а потому знал, как отличить реальность от её подделки на экране компьютера. Если бы шутники-студенты вместо окна установили большой экран, на котором показывали бы Бобу то, что он сейчас в окне видел, тогда Боб враз раскусил бы их фокус. Но весь фокус заключался в том, что фокуса не было — за окном он увидел реально происходившие чудеса. Реальность эта была совсем даже не реальной.
    На всех дорогах движение машин полностью замерло. Вдоль Гудзона пенилась линия турбулентности. Боб прижался щекой к стеклу и взглянул так высоко, насколько мог — вверху парило твёрдое облако. Нет, вряд ли облако, слишком уж ровной, чертовски гладкой была его поверхность.
    Бобби Джо снова глянул на Нью-Джерси. С высоты открывался необычный вид, показались дороги, которых не было видно раньше, тогда, когда штат Нью-Джерси находился повыше, на привычном для него месте. Вскоре противоположный берег Гудзона уплыл вниз и скрылся из виду, продолжал проваливаться в бездну и весь Нью-Джерси. Ничего себе события!
    Да уж, денёк сегодня будет весёлый!
    Он увидел, как Манхэттен за окном медленно поднимался всё выше и выше. Он продолжал всматриваться в чудовищную картину. Казалось, что Манхэттен накрыт большим-пребольшим прозрачным колпаком; но страшнее всего было то, что вся эта махина, весь этот остров, упакованный в гигантский пузырь, и в самом деле поднимался в воздух. А под островом вскоре показалось нечто вроде гигантского земляного конуса — высотой он был больше, чем знаменитый небоскрёб Эмпайэр-Стэйт-Билдинг.
    Из ямы, вернее, из огромной воронки, откуда возносился Манхэттен, торчали разнообразные кабели. А сверху над похищаемым неизвестно кем районом Нью-Йорка висел столь же большой космический корабль.

    Мэт с помощниками продолжали идти по туннелю.
    Вдруг послышался грохот и жуткие скрипы.
    — Оно движется! — закричал кто-то в панике.
    И в самом деле, чёрная стена начала отодвигаться. В туннель просочился яркий дневной свет.
    Зазор между отодвигавшейся стеной и срезом туннеля увеличивался, и вот наконец все увидели… бездну!
    — Во дела! — удивлённо воскликнул кто-то в толпе.
    Другие оторопели настолько, что потеряли дар речи и наблюдали невероятное зрелище в гробовой тишине, пока не показалось дно той огромной махины, что неведомой, нечеловеческой силой возносилась чёрт знает куда. Наконец махина поднялась настолько, что исчезла из поля зрения, и ошарашенные зрители обнаружили, что туннель выходит в необъятную яму, напоминающую старый карьер, откуда много лет извлекали горную породу. В карьере зияли выходы из других туннелей. Над ним вверху виднелось нечто тёмное, столь же огромное, как карьер, медленно возносящееся к небесам. Боже всемогущий!
    Сверху мимо выхода из туннеля потекла водопадом вода. Как ни трудно было в это поверить, но все убедились в страшной реальности — Манхэттен был вырезан из Нью-Йорка по водной границе и унесён неизвестно куда, а на его месте осталась глубокая яма. Вода стекала в яму всех сторон; в туннеле шумело, как от Ниагарского водопада, но в туннель, слава Богу, вода почти не попадала — основной поток проносился мимо на дно карьера.
    — Боже мой! — воскликнул мужчина в свитере. Ведь скоро вода заполнит всю эту яму, а потом зальёт и наш туннель.
    — Нам надо быстрее драпать отсюда! — посоветовал другой.
    — Мы не успеем добежать до другого выхода из туннеля, вода нас догонит, — мудро возразил ребёнок в чёрной куртке, — лучше нам прыгнуть в воду отсюда, а потом выберемся на берег.
    Грохот водопада усиливался.
    — Устами младенца глаголет истина! — сказал «свитер». — Смелее, граждане, прыгайте вниз, там вас ждёт великолепнейший миксер! А если мы подождём, пока уровень воды поднимется до туннеля, и тогда прыгнем, то вскоре вода хлынет в туннель и засосёт нас.
    — Но мы должны найти какой-нибудь выход! — не терял оптимизма ребёнок.
    — Тоже правильно. Я побежал. — И мужик кинулся в тёмную глубину туннеля.
    Большинство побежало за ним. Люди мчались в кошмарной черноте туннеля до тех пор, пока не начали, задыхаться. Бегущая толпа не успела достичь ближайшей станции, когда их настигла вода. Нарастающий поток воды вызвал в туннеле ветер, отчего несколько зажигалок погасло. Грозное журчание, означавшее смертельную опасность, подстёгивало бегущих. Недолго они бежали по щиколотку в воде, а вскоре бежать стало трудно — холодная вода дошла до колен.
    Вода начала прибывать быстрее, усилившийся поток сбивал с ног, нёс спасавшихся в пугающей тьме, их тела закувыркались в пенящихся водоворотах, конечности задевали о стены. Люди неслись в неизвестность, пока стремительный поток не поглотил их.

    Руди Санчез стоял у окна, прикованный захватывающим зрелищем, а всё вокруг в муниципальном здании скрипело, как будто небоскрёб раскачивался на сильном ветру. Над городом навис огромный космический корабль. Он, очевидно, поднимал вырванный остров, заключённый в прозрачный и твёрдый пузырь. Вода из Верхнего залива начала стремительно убывать, словно кто-то вынул со дна большую пробку. Но вода стекала в яму, откуда был вырван Манхэттен. Вместе с водой в неё начал сползать паром, заполненный людьми. Чтобы не видеть их мучительного конца, Руди зажмурил глаза.
    Когда он их открыл, паром исчез. Вскоре за краем поднимающегося Манхэттена скрылась из виду статуя Свободы. Казалось, она машет на прощание рукой своим возносящимся гражданам. Через минуту исчез из виду Бруклин, а через несколько минут — Атлантический океан. Атмосфера из синей постепенно превратилась в космическую черноту. В безбрежной пустоте у Руди перед глазами всё стояла статуя прощающейся Свободы.
    Руди перевёл взгляд вниз на людей — они застыли на улицах и ошеломлённо смотрели в бездну космоса, открывшуюся над их головами.
    Теперь небо над Манхэттеном было чёрным, на нём появились звёзды, солнце светило необычайно ярко, а тени стали непривычно чёткими.
    Чёрный объект вверху, взявший Манхэттен на буксир, начал приближаться, увеличиваться в размерах, заслоняя собою на небе всё больше и больше звёзд, потом остались видны только звёзды, расположенные над самым горизонтом, а чернота всё сгущалась. Руди понял, что Манхэттен входит в огромный цилиндр, во внутренности незваного космического пришельца.
    Солнечный свет исчез, Манхэттен объяла тьма.

Глава 2
БЕСПЛАТНАЯ КОММУНАЛЬНАЯ УСЛУГА

    Неестественная тьма, объявшая утром Манхэттен, застала Дорину Андервуд, мэра Нью-Йорка, у окна её офиса в западной части Сити-Холла. Уметь предвидеть непредвиденное — работа мэра, но то, что произошло в это утро, привело Дорину в состояние шока, и всё происходившее ей казалось абсурдом.
    В этот день она, как всегда, пришла на работу рано, задолго до начала рабочего дня, потому что только так можно успеть принять всех посетителей и проследить за бесперебойной работой всех механизмов городской власти. Несмотря на многочисленных помощников, Дорина считала своим долгом самой контролировать работу городской администрации.
    Когда городской шум изменился, стал непривычно тревожным, обеспокоенная Дорина подошла к окну. Увиденное повергло её в смятение. Невозможно было поверить, что это реальность. Трудно стало дышать. Перед её глазами Манхэттен возносился в небо. Возносился себе спокойненько, величественно и плавно; прошёл верхние слои атмосферы и вышел в открытый космос. И вот среди бела дня вдруг наступила тьма.
    Хотя тьма была не полной. Электричество, конечно, вырубилось, но некоторые автобусы, грузовики и легковушки, ещё не покинутые водителями, стояли на улицах с включёнными фарами, слегка освещая их среди искусственной ночи.
    В полумраке Дорине стало не так страшно — менее заметны следы катастрофы.
    С её городом случилось что-то чудовищное — за прозрачной поверхностью пузыря, куда какие-то злобные, потусторонние силы запихнули Манхэттен, была сплошная тьма. Похищенный район города отражался в изогнутой поверхности, как в кривом зеркале комнаты смеха. Дорина задрожала от ужаса.
    На секунду она закрыла глаза, чтобы не видеть картины, не укладывающейся в сознание, и тщетно пыталась убедить себя, что просто ей что-то померещилось. Однако то, что произошло за последние полчаса, не входило в сознание. О невероятности ситуации свидетельствовало, ощущение, что собственное тело стало заметно легче.
    Дорина сообразила, что её вес уменьшился потому, что Манхэттен отдалился от Земли на такое расстояние, на котором гравитационное поле слабее. Понять-то это можно, но что за этим стоит?!
    Она подпрыгнула и стукнулась о потолок головой, приземление вышло долгим и неловким.
    Она снова выглянула в окно. Выглянула и окаменела: О ТАКОМ в учебниках для мэров не упоминалось…

    Вместе с другими Джулия Крэйвин лихорадочно пробиралась по туннелю подземки в поисках выхода, когда постепенно начала ощущать, что тело её стало как будто легче. Оказалось, что почувствовали это и остальные, а значит, то была не иллюзия. Движения стали свободнее, но для сохранения равновесия потребовалось больше ловкости — идти в условиях пониженной силы тяжести стало труднее. Четверо, которые несли раненого, начали спотыкаться и чуть не уронили несчастного на пол.
    Пламя в зажигалках вытянулось. Никто не мог понять, что происходит.
    — Объяснения найдём потом, — сказал Мэт. — Вначале донесём пострадавшего до безопасного места, а потом уже будем ломать голову над тем, что происходит.
    Джулии захотелось что-то сказать, чтобы ещё раз обратить на себя внимание Мэта, и она сказала первое, что ей пришло в голову:
    — А туннель не обрушится, как вы думаете? Я так боюсь!
    — Всё может случиться, но что мы можем поделать? — ответил Мэт.
    Через несколько шагов женщина, нёсшая плащ, воскликнула:
    — Свет! Смотрите! Там впереди свет!
    Это поезд, решила Джулия, и поезд этот мчится прямо на них. Сейчас он их всех задавит. Можно ли прижаться к стене так, чтобы уцелеть? Но тут же поняла, что страхи — сплошной абсурд. В самом деле, разве поезд может ехать, когда нет электричества?
    Разумеется, никакого поезда впереди не оказалось. Это горела аварийная лампа с автономным питанием, автоматически включившаяся в момент катастрофы. Где-то недалеко должна быть станция, поняла Джулия, Там всё и выяснится…

    Мэт и трое его помощников осторожно положили раненого человека на платформу станции метро, а потом взобрались на платформу сами, что оказалось совсем нетрудно при слабой гравитации. В этот момент пострадавший пришёл в себя.
    — Где я? — спросил он слабым голосом. Он пытался что-то понять или вспомнить, что с ним произошло, пристально смотря на большой плакат церкви Последнего Спасителя, где крупными чёрными буквами было написано: ПОКАЙСЯ!
    — Всё в порядке, — сказал Мэт раненому, — потерпите. Сейчас вам помогут.
    На станции никто не оказал помощи людям, выбравшимся из туннеля, что подтвердило подозрения Мэта о том, что катастрофа коснулась не только линии метро. Когда они поднимались по лестнице на поверхность, на пути им не встретилось ни единого человека. Странное впечатление вселенской катастрофы усиливалось от непрерывного рёва одновременно гудевших нескольких автомобильных сирен.
    Наконец Мэт и его спутники достигли верхней части станции, где тоже почему-то было темно, лишь кое-где светили аварийные лампы. С улицы доносились рыдания и крики толпы. Любопытная журналистка Джулия вырвалась вперёд, быстро взбежала по лестнице, а Мэт продолжал осторожно идти, крепко держа свой край плаща, на котором в забытьи лежал человек без кисти. Вверху на станции оказалось совсем немного людей, они в страхе прижимались к стенкам.
    Несмотря на утренний час, на улице было темно, как ночью. Вместо неба над Манхэттеном висело искажённое изображение города, подсвеченного фарами машин, замерших в грандиозных пробках. На тротуарах стояли группки людей, удивлённо взиравших на кривое отражение в нависшем над ними куполе. Некоторые лежали прямо на асфальте. Где-то в потёмках женщина истошно рыдала. Мэт почувствовал в желудке спазм и понял, почему некоторые люди лежат на земле — низкая сила тяжести в сочетании с кошмарным видом вверху вызвала у них приступ боязни высоты.
    Теперь держать плащ с раненым было намного легче. Мэт огляделся по сторонам и заметил среди скопления транспорта машину «скорой помощи».
    Они медленно понесли пострадавшего к «скорой», петляя между людей, уставившихся наверх пузыря, а когда вышли на более или менее просторное место и прибавили шагу, асфальт показался скользким, — сила трения подошвы об асфальт резко уменьшилась.
    Врачи «скорой помощи» стояли рядом со своей машиной и, не отрываясь, смотрели вверх, где ещё не так давно было небо.
    — Мы принесли человека, которому срочно нужна помощь, — обратился Мэт к водителю.
    Водитель перевёл глаза с «небес» на Мэта, несколько секунд тупо таращился на людей, державших плащ, не в силах понять, чего от него хотят, но вскоре вспомнил о своих обязанностях. Пока вносили пострадавшего в машину, Мэт объяснил им, что отрезанную кисть этого человека найти не удалось. Врачи здесь же сразу начали обрабатывать рану, впрыскивать лекарства. Подошла журналистка Джулия, встала поближе к Мэту. Раненый вновь пришёл в сознание, открыл глаза.
    — Вы помните, что с вами случилось? — спросила у него Джулия.
    Раненый посмотрел на свою изуродованную руку, облизнул пересохшие губы и произнёс смиренно:
    — Я думаю, что Бог этим подал мне знак. — Голос его был мягким и одновременно звучным.
    — Что вы имеете в виду? Какой знак? — профессионально допытывалась журналистка.
    Но раненый впал в забытьё.
    В это время с западной стороны Манхэттена засиял свет. Он исходил из яркого пятна, подобного солнцу, и яркость его нарастала. Все одновременно смолкли, наступила полная тишина.
    Новоявленное солнце разгоралось всё ярче и ярче, стало светло, как днём. Отражения от поверхности купола померкли и исчезли. Мэт осмотрелся. На востоке, где раньше был Бруклинский мост, от моста остался лишь короткий обрубок. От всего увиденного во рту у Мэта пересохло. За прозрачной стеной купола вместо Бруклина расстилалась обширная серая равнина. Вдалеке виднелся другой гигантский прозрачный купол, а левее — ещё один. Дальше за ними на серой гладкой равнине стоял следующий, точно такой же. Тишина взорвалась — в толпе громко заговорили, женщины завизжали. Мэт посмотрел в другую сторону — там вдалеке обнаружилось ещё два купола.
    Под каждым из этих куполов был виден город, но это были непривычные для землян города. В одном было нечто вроде нагромождения призматических арок, другой город состоял из единственного грандиозного здания, в третьем — торчали тонкие и высокие сооружения, похожие на иглы, вокруг острия каждой светились нимбы.

    Джулия, несмотря на чудовищные явления, исполняла свои обязанности журналиста. Слава Богу, батарейки в аппаратуре ещё не сели. Оптическая часть её минивида была прикреплена к повязке на голове, а записывающая часть — на поясе.
    Во время искусственной ночи Джулия успела заснять искажённое отражение Манхэттена в куполе над головой, скопления транспорта на Бродвее и Фултоне, а когда над прозрачным куполом взошло искусственное солнце, принялась фотографировать экзотические города в прозрачных пузырях, разбросанные по серой равнине. В одном из ближних пузырей город состоял из сотни голубых пирамид с окнами разнообразнейших форм. Там Джулия заметила какие-то двигающиеся существа, внешне напоминающие людей. Над этим голубым городом тоже сияло искусственное солнце, причём оно перемещалось по прозрачному «небосклону» медленно.
    Вдалеке на серой равнине с помощью увеличительной оптики минивида Джулия рассмотрела два тёмных купола.
    Купола над городами имели разные формы — одни в виде полусферы, другие вытянуты вверх над высотными зданиями, а некоторые как бы сплющены.
    В южной части Манхэттена купол почти касался двух высоких небоскрёбов-близнецов Всемирного торгового центра.
    Вой автомобильных сирен затихал. Машины на улицах по-прежнему не двигались, между ними прохаживались люди, а некоторые всё ещё стояли в остолбенении и пялились вверх.
    Народ, сплочённый общей бедой, стал общительнее. Многие спрашивали у незнакомых людей: «Вы тоже видите это или мне это мерещится?»
    Обернувшись, Джулия увидела, что рядом стоял Мэт Шихан с портфелем в руке:
    — Вы видели, что в тех городах под колпаками тоже живут люди?
    — Нет, не заметил, но рад слышать. Может быть, похитители Манхэттена не собираются нас убивать.
    Около сохранившейся части Бруклинского моста что-то начало двигаться. Мэт и Джулия одновременно повернули туда головы — с невидимой высоты спускался громадный прозрачный шланг, затем ещё один там, где раньше был юг. Точно такие же трубы спускались и в некоторых других местах. Видимо, эти шланги появились и на севере в районе, реки Харлем, и вообще всюду вокруг Манхэттена.
    Джулия снова включила свой минивид и начала снимать ближайший шланг. Его конец уже приблизился к серой поверхности равнины. Джулия рассматривала происходящее в увеличивающий видоискатель минивида и комментировала.
    — Эта прозрачная кишка начинает загибаться в сторону нашего купола, — рассказывала она Мэту. — Вот она коснулась его.
    Конец шланга расширился и присосался к куполу на уровне метров пятидесяти над равниной, приблизительно на высоте опоры Бруклинского моста.
    — Другие шланги тоже присасываются, — сказал Мэт, вертя головой во все стороны.
    В месте соприкосновения шланга с куполом начало светиться пятно, как будто невидимый стеклодув раскалил прозрачный материал купола, и пятно расплавилось, начиная от центра. После этого свечение постепенно погасло, купол снова обрёл былую прозрачность, шланг оказался припаянным к нему.
    — Как вы думаете, зачем они это делают? — спросила Джулия.
    — Поскольку они решили сохранить нам жизнь, а воздуха под куполом манхэттенцам надолго не хватит, они решили сделать нам вентиляцию, — рассудил Мэт, поглядывая на шланги, прикреплённые со всех сторон к куполу. Сверху начали спускаться ещё несколько шлангов.
    И в самом деле, вскоре почувствовался ветерок. Джулия только сейчас осознала, что до этого воздух в городе был неподвижен.
    — Похоже, вы правы насчёт вентиляции, — сказала она. — А вам не кажется, что «светило» над куполом немного сдвинулось в сторону с тех пор, как включилось?
    Мэт взглянул на яркое «солнце»:
    — Да, солнце движется по часовой стрелке.
    Тем временем к куполу начала присасываться следующая группа гибких труб. Мэт и Джулия с интересом наблюдали за действиями ближайшего к ним шланга. Он был тоньше и присасывался ниже, чем вентиляционный шланг, но совсем уж непонятно было другое: в месте «припайки» внутрь купола вытянулось и застыло что-то в форме большой чаши. Вдруг Мэт рассмеялся:
    — Да это что-то вроде тюремной «кормушки»! В это прозрачное «корыто» они для нас будут наливать воду, чтобы мы не сдохли от жажды.
    Джулия присмотрелась к «корыту» внимательнее. Похоже, Мэт опять оказался прав.
    Это так же чудовищно, как всё, что произошло сегодня.
    Позади послышались крики. Люди смотрели вверх, где над прозрачным шатром появились какие-то чёрные буквы или иероглифы. Джулия взглянула на них через видоискатель, начала рассматривать. Прочесть текст она, конечно, не могла — буквы были совсем незнакомые, из какого-то неведомого ей языка, и напоминали детские каракули.
    — Как вы думаете, что там написано? — спросила Джулия у умного Мэта.
    — Трудно сказать. Может быть, они наклеили на нашу прозрачную клетку этикетку на своём языке, что-нибудь вроде «Зоопарк Манхэттен» или «Подопытные животные вида манхэттен».

    Через несколько минут после наступления искусственной ночи Дорина Андервуд из окна своего офиса увидела искусственный восход. Она приняла его за освещение и рассудила мудро, как и подобает мэру: если лиходеи дали свет, значит, они не собираются убивать жителей Манхэттена. А раз город жив, то им надо руководить. Дорина попыталась успокоиться и сосредоточиться.
    Дорина взяла со стола фотографию своего мужа Рафаэля. Он сейчас далеко отсюда — в Кливленде, строит там новый театр.
    — Господи милостивый! — взмолилась она. — Дай мне силы, чтобы выдержать все испытания. И дай силы Рафаэлю, чтобы он тоже выдержал…
    Быстро промокнув навернувшиеся слёзы, она решительно вышла в коридор. Надо собраться и действовать. Нельзя давать пищу для толков о том, что белая женщина справилась бы с обязанностями мэра Нью-Йорка лучше неё. Необходимо сориентироваться в этом хаосе и не пасовать перед трудностями, пусть даже такими непредсказуемыми, как сегодняшние.
    Фреди, ночной охранник, был на своём посту, но ошеломлённо смотрел в окно.
    — Фреди! — Дорина тронула его за руку.
    Тот в страхе отскочил от окна.
    — Чёрт возьми! Что за дурацкие… А, это вы… — К Фреди вернулось самообладание. — Простите, миссис мэр, вы так напугали, меня…
    — Ничего, ничего, я вас понимаю. При таких несколько непривычных обстоятельствах немудрено малость растеряться.
    — Послушай, я хочу дать тебе одно несложное поручение. Справишься? — Заметив в его глазах сомнение, она добавила: — В это роковое для вверенного нам города время люди нуждаются в нашей помощи больше обычного. Манхэттенцы должны знать, что власти не оставили их в беде.
    — Да, конечно, мадам, я готов выполнить поручение.
    — Хорошо. Иди в офис к Барнаби Джольету и передай ему, что я хочу знать его мнение о том, как нам с помощью полиции ободрить и успокоить народ. Кроме того, попроси у него три рации «уоки-токи», чтобы я могла поддерживать с ним связь до тех пор, пока не заработают телефоны. Понял?
    — Понял, мадам.
    — Если увидишь Кена Рэндэла, дай ему одну рацию. А потом, когда выполнишь это задание, иди и говори всем, кого сможешь найти, что через двадцать минут, в девять тридцать, в зале заседаний состоится собрание. Передай это всем членам.
    — Будет сделано, миссис мэр. — Фреди приободрился, уверенный вид мэрши подействовал на него успокаивающе.
    Дорина, разумеется, заметила это и подумала, что и другие манхэттенцы будут реагировать на её уверенный вид так же положительно, как и Фреди.
    Вернувшись к себе в кабинет, она увидела в окно, как двое мужчин развлекаются, прыгая вверх и радуясь, что легко достают головами до уровня второго этажа, а спуск с такой высоты происходит почему-то легко и плавно.
    Новый «небосвод» был изумительно чист, воздух прозрачен, никаких выхлопных газов от смердящих машин. Красота!

    Джулия сфотографировала надпись на верхушке купола и выключила минивид.
    — Будем надеяться, — сказала она Мэту, — что вы ошиблись. Наверное, они написали нам: «Мы вернём вас на Землю в течение двадцати четырёх часов».
    — Не похоже, что они написали именно это. — Мэт смотрел на другие купола с городами, которые стояли на этой равнине, видимо, уже гораздо дольше Манхэттена.
    — Что же нас ждёт? Чёрт побери, мне страшно!
    — Я тоже не в восторге.
    На улице стояло много пустых автомобилей и автобусов. Водители припарковали их как можно ближе к тротуарам и разошлись.
    — Мне нужно встретиться с моим армейским другом, он работает в муниципальном здании, — неуверенно сказал Мэт. — Вы сможете одна добраться туда, куда вам нужно?
    — Смогу, конечно. Вот мои координаты. — Джулия протянула Мэту визитную карточку. — Если надо, обращайтесь ко мне.
    — Может быть, нам пора перейти на «ты»?
    — Охотно.

    Мэт прошёл через парк Сити-Холл. Удивительно, как по-разному люди относятся к жуткому событию. Одни развлекались, глазели вверх на блики, отражающиеся на поверхности купола, кто-то прыгал или бегал огромными скачками, наслаждаясь низкой силой тяжести. На тротуарах люди, не успевшие ещё привыкнуть к пониженной гравитации, нередко поскальзывались и падали. Легковушка, попытавшаяся сделать крутой поворот, заскользила колёсами, как на льду, и врезалась в крыло грузовика.
    Мэт вошёл в муниципальное здание. Никто не обратил на него внимания. Мэт выяснил в справочнике, что кабинет его друга Руди Санчеза находится на девятнадцатом этаже, и пошёл по лестнице. Лифт, естественно, не работал. Добравшись, Мэт вошёл в длинный сумрачный коридор, освещённый лишь немногими аварийными лампами да скудным светом, просачивавшимся через двери из окон. В южном конце коридора он обнаружил кабинет Руди Санчеза. Мэт постучал по открытой двери и крикнул:
    — Алло! Есть тут кто-нибудь?
    Из-за высокого шкафа показался Руди.
    С тех пор как они виделись в последний раз, Руди сбрил усы и посолиднел.
    Они пожали друг другу руки. Мэт улыбнулся — пожатие друга оказалось таким же крепким, как и в лучшие времена. И вообще приятно видеть старого знакомого в такой заварухе.
    — Если бы ты приехал на день позже, не попал бы в эту чёртову переделку, — вздохнул Руди. — Ты что-нибудь понимаешь?
    Они подошли к окну. С высоты девятнадцатого этажа можно было разглядеть больше гигантских куполов, разбросанных по равнине.
    — Во влипли! — сказал Мэт. — До сих пор не верится, что это случилось с нами.
    — Кажется, что вот-вот проснусь — и всё это безумие уже в прошлом. Знаешь, честно говоря, я боюсь, что всё это плохо кончится.
    — Я тоже не надеюсь, что всё станет на место… — Взгляд Мэта остановился на одном из похищенных городов. — В таком беспомощном состоянии только законченные дураки могут думать, что это только странный эпизод и всё будет благополучно. А некоторые, я слышал на улице, относятся к происходящему как к интересному приключению.
    — Что ты думаешь о всей этой чертовщине?
    — Вероятно, нас взяли в плен инопланетяне с великолепно развитой цивилизацией. А у тебя другие предположения?
    — Моя гипотеза отличается от твоей одним малозначительным нюансом: их цивилизация мне не кажется великолепной. — На лице Руди не было ни тени улыбки.
    — Они не такие уж звери, они не собираются нас убивать. Ведь через те толстые прозрачные шланги они подают нам воздух с подходящей нам температурой, а по более тонким шлангам они, похоже, будут давать нам воду.
    — Возможно, так оно и есть. Но зачем это им надо?
    — Я тоже хотел бы знать.
    — Послушай, Мэт, через пять минут я должен идти на экстренное совещание. Твои знания и опыт могут очень пригодиться нам для выработки плана действий. Пойдём со мной.
    — Охотно, — согласился Мэт. — Я не могу спокойно смотреть на весь этот кавардак, надо что-то предпринимать.
    — Как поживает Надя? Она, кажется, должна была встретить тебя?
    — У Нади изменились планы, она всё ещё в Каире. — Мэту на миг представилось, что он находится не в манхэттенском небоскрёбе, а в сельском доме, и в окне вместо прозрачных куполов красуются Швейцарские Альпы, а рядом стоит Надя. — Я говорил с ней недавно. Она хочет развода.
    — Надеюсь, ты сказал ей, что не возражаешь? — спросил Руди, не отрываясь от окна, — Верно ведь, старина?
    Мэт заставил себя улыбнуться.

    В назначенное время Дорина решительно оборвала нервные разговоры собравшихся и объявила заседание открытым. Окно в совещательной комнате было, к счастью, большим, поэтому света хватало и без искусственного освещения. Собравшихся было немного. В такой кутерьме это неудивительно — кто-то не смог выбраться из остановившихся поездов метро, кто-то вернулся домой, чтобы проведать семью; а кому-то повезло, эти опоздавшие счастливчики просто не успели доехать до Манхэттена к моменту его выдёргивания из Земли и потому остались на родной планете.
    Дорина вгляделась в лица собравшихся. Комиссар полиции Барнаби Джольет здесь — это хорошо.
    Есть также члены городского совета, люди из аварийной группы.
    — А где Мишель Филлип? — спросила Дорина.
    — Сегодня её никто не видел. Похоже, сейчас в её офисе самым старшим пока остаюсь я. Я Руди Санчез.
    — Ладно. Вначале заслушаем краткие доклады, а потом приступим к выработке плана действий. Я думаю, никто из нас толком не знает, что произошло, но наш долг — обеспечить более или менее нормальные условия жизни на нашем отрезанном от Земли острове. Сейчас в Манхэттене находится приблизительно два миллиона человек, и всём им нужна пища, вода, электричество, работающая канализация, медицинская помощь. Барнаби, как обстоят дела с полицией?
    — Мы быстро овладеваем ситуацией, — начал докладывать добросовестный и властный Барнаби, — почти все полицейские участки оснащены рациями. На улицы посланы офицеры с мегафонами, они оповещают граждан о том, что городские власти контролируют положение в городе, призывают народ сохранять спокойствие и не поддаваться панике. Мы пресекли несколько попыток массовых грабежей и беспорядков, но это единичные случаи, а в целом граждане проявляют сознательность и не поддаются на провокации. Однако большинство ещё не оправилось от шока. Те из вас, у кого есть «уоки-токи», — тут Барнаби для наглядности поднял свою рацию вверх, — не занимайте каналы с A до C, эти частоты нужны полиции. Каналы H и I оставлены для экстренных сообщений, а канал K предназначен для городской администрации. — Барнаби положил рацию на стол, взглянул на Дорину. — Мы обязаны поддерживать в городе порядок, и у нас есть для этого возможности. Единственное, с чем мы можем не справиться, так это с пожарами, если они возникнут, потому что в городе почти нет воды.
    — Я знаю. Хороший доклад, — одобрила Дорина. — Какие есть предложения насчёт воды?
    — Разве это главная задача в нашем положении? — подал голос сотрудник, ведающий вопросами занятости населения.
    — Мы должны делать всё, что можем, для сохранения порядка, — с нажимом сказала Дорина, — иначе без нашего руководства возникнет хаос, в городе начнётся паника. Я понимаю, что некоторые отделы останутся без работы, такие, как, например, ваша биржа труда или туристическое бюро. Но остальным придётся работать с особым напряжением, поэтому оставшиеся не у дел сотрудники должны в добровольном порядке перейти на работу в другие отделы, чтобы помочь своим перегруженным коллегам. Итак, вернёмся к тому вопросу, на котором остановились. Что будем делать с водой?
    Слово взял Руди, заместитель Мишели, талантливый инженер-механик.
    — По некоторым признакам видно, — сказал он, — что инопланетяне собираются снабжать нас водой по шлангам, подведённым ими к нашему куполу. Вероятно, нам удастся подключить к этим шлангам водопровод и другие системы водоснабжения Манхэттена. С помощью насосов можно создать в водопроводе необходимое давление. Я уже послал бригаду сантехников, чтобы они заткнули трубы, перерезанные инопланетянами по всему нашему острову. Я также послал аварийные бригады на электростанции для восстановления электроснабжения. Следует, однако, иметь в виду, что генераторы будут работать лишь до тех пор, пока не кончатся резервные запасы природного газа и нефти. Очевидно, нам придётся ограничить расход бензина, его надо выдавать только при острой необходимости.
    — Хорошее предложение, — кивнула Дорина. — Барнаби, что вы скажете?
    — Я отдам соответствующий приказ.
    — А что делать, если инопланетяне подмешают нам в воду наркотики? — тревожно спросила женщина, сидевшая рядом с Барнаби.
    — Против этого мы бессильны, — ответил Руди. — Если мы не будем пить, мы погибнем от жажды. Запасы воды в Манхэттене имеются в резервуаре Центрального парка, в трубах водоснабжения, в водохранилищах некоторых высотных зданий и в городском туннеле номер один. Но всех этих запасов нам надолго не хватит. Правда, можно попытаться организовать очистку использованной воды, чтобы применять её многократно. Я уже послал людей в химические лаборатории для выяснения возможностей очистки воды, но я сомневаюсь, что в Манхэттене найдётся достаточно сил и средств, чтобы быстро построить очистные сооружения, способные обеспечивать потребности двухмиллионного населения. В горячей воде нет большой необходимости, поскольку инопланетяне подают нам достаточно тёплый воздух. Телефоны заработают, как только восстановится электроснабжение. Серьёзной проблемой очень скоро может стать канализация. Вот над этим надо будет как следует подумать. Но самой неразрешимой мне видится продовольственная проблема. Здесь я бессилен и охотно прислушаюсь к любому совету.
    — Я возьму это на заметку. Что мы ещё не обсудили?
    Несколько секунд все в комнате молчали. Тишину нарушил светловолосый человек, сидевший рядом с Руди.
    — А как насчёт установления контакта с инопланетянами?
    — У нас в администрации для этого нет соответствующего отдела, — пошутила Дорина. — Вы думаете, они захотят с нами разговаривать?
    — Возможно, не захотят. Но мы сами можем попробовать договориться с ними. Для начала нам надо расшифровать их письмена на верхушке купола. Кроме того, нет никаких сомнений, что на этой планете под другими колпаками находятся другие инопланетяне; с ними тоже можно попытаться установить контакты.
    — Отлично, назначаю вас начальником отдела, мистер…
    — Мэт Шихан, — представился Мэт.
    — Он работает на том же этаже, что и я, — добавил Руди.
    — Минутку, — вставил субъект, занимающийся безработицей, то есть занятостью населения. — Кто этот человек? Достаточно ли он квалифицирован?
    — Мэт полковник, один из лучших организаторов и руководителей, каких мне доводилось встречать, и я с большим удовольствием служил под его началом в армии.
    Потом слово взял Мэт:
    — Если кто-либо из вас желает заняться предложенной мне работой, я охотно уступлю своё место, причём нисколько не обижусь. Я понимаю, что в городе наверняка найдутся специалисты, разбирающиеся в дешифровке и других подобных делах лучше меня, они и должны заниматься этим и не следует взваливать на них административную работу, которую может выполнять такой человек, как я. В качестве руководителя я могу выслушивать советы специалистов — языковедов и переводчиков, планировать деятельность группы, доставать для специалистов нужные им приборы, материалы и прочие ресурсы. Всё это я умею делать достаточно хорошо. Но если мэр сочтёт необходимым назначить на моё место другого, я ни в коем случае не буду возражать.
    Дорина подождала немного — не будет ли других вопросов к Шихану. Все молчали.
    — Хорошо. — Дорина посчитала вопрос с назначением Шихана окончательно решённым. — Не забыли ли мы обсудить ещё что-нибудь?
    Опять несколько секунд стояла тишина. Первым заговорил полковник Шихан:
    — Надо послать машины «скорой помощи» вокруг берега, там особенно много жертв, пусть спасатели осмотрят туннели, не только метро, но автомобильные и железнодорожное туннели тоже.
    Барнаби включил «уоки-токи» и передал своим людям соответствующие указания.
    — Если приказать всем водителям автотранспортных средств держать свои машины в гаражах, тогда аварийным машинам легче будет передвигаться по улицам, — добавил Мэт.
    — Правильно, — согласилась Дорина и пристально посмотрела на сотрудника транспортного отдела. Тот послушно кивнул. Дорина вернулась взглядом к Мэту и улыбнулась: — Есть у вас другие соображения, полковник Шихан?
    — Да. Поскольку полиции уже отдан приказ успокоить горожан, пусть она же заодно посоветует им настроить свои телевизоры и радиоприёмники на местные радио- и телестанции, когда восстановится электроснабжение, чтобы мы могли давать объявления — тогда нас услышит большинство жителей, и быстрее удастся найти нужных специалистов. Это даст возможность поддерживать порядок в городе.
    — Неплохая мысль, — заключил Барнаби и отдал по рации приказ, повторяющий предложение Мэта.
    Дорина снова взглянула на Мэта, ожидая от него следующих дельных советов, они явно внушали ей уверенность. Мэт заметил на себе её более спокойный взгляд и высказал последнее соображение:
    — Если где-нибудь на складе есть раскладушки или спальные мешки, их надо поставить в вестибюле административного здания, чтобы сотрудники имели возможность отдыхать.
    — Хорошо. Итак, план намечен, все за работу. Кстати, Барнаби, если можете, дайте, пожалуйста, полковнику Шихану рацию.
    Барнаби охотно передал Мэту «уоки-токи». Собрание закончилось.
    — Но мы так и не выяснили главного — что с нами случилось, — подошла с вопросом к Дорине женщина. — Разве вас это не тревожит?
    — Конечно, очень тревожит. Но сейчас мы не можем позволить себе тратить время на всякие гипотезы. Вот когда мы восстановим системы жизнеобеспечения города, тогда можно будет заняться предположениями и теориями.
    Дорина выходила из комнаты совещаний последней, по привычке протянула руку к выключателю. Вспомнила, что света нет, и подумала, что теперь ей придётся избавляться от многих прежних привычек.

    Руди Санчез сгорал от нетерпения, а водитель не спешил, подъезжал к стене прозрачного купола медленно. Наконец машина остановилась, шофёр вылез из кабины. Слава Богу, можно было приниматься за дело. Вообще-то Руди мог поручить предстоящую ему работу кому-нибудь из своих подчинённых, но он предпочитал всё делать сам, своими руками. Он это любил и умел.
    — Извините, что так долго ехали, — сказал водитель, заметив недовольство начальника, — на улицах ещё полно сумасшедших и пробки огромные.
    — Да уж видел, — буркнул Руди. — А теперь пора браться за дело. Подъедем к тому корыту поближе. — Руди показал шофёру на большую ёмкость, вмонтированную в стену купола над бетонным берегом, где начинался Пирс-17, а напротив этого места когда-то был павильон Пирса-17, окружённый водой.
    Теперь между берегом и стеной купола в воде плавали обломки лодок. Руди задумался о судьбе людей, находившихся в павильоне в тот момент, когда он был отрезан и намертво отгорожен от берега стеной прозрачного, но твёрдого и непробиваемого пузыря. Если тогда телефоны в павильоне ещё не вырубились, то можно представить себе, как люди из павильона звонили на противоположный берег с просьбой прислать за ними лодки, потому что берег Манхэттена вдруг исчез, а им не верили — мол, что за чушь собачью несут эти фантазёры?
    Пока Руди размышлял об оставшемся на Земле павильоне, грузовик с подъёмником подрулил под резервуар с какой-то жидкостью, расположенный на высоте метров пятнадцать. Руди привязал к кабинке подъёмника конец гибкого шланга, зашёл в неё и нажал кнопку. Подъёмное устройство плавно начало поднимать кабинку вверх. Руди посмотрел на «солнце», прикинул, на сколько оно сместилось — выходило, что за последние два часа оно повернулось вокруг Манхэттена градусов на шестьдесят.
    Руди остановил кабину подъёмника на уровне ёмкости, вмонтированной в стену купола. Кабина раскачивалась непривычно медленно, с большим периодом колебания. К этому времени в сопровождении двух полицейских машин прибыл грузовик со шлангами и мощными насосами. Сотрудники отдела, возглавляемого Руди, и добровольцы начали устанавливать оборудование. Руди вынул из кармана два стеклянных пузырька и набрал в них из «корыта» жидкость, которая, по его убеждению, была водой. Потом Руди заполнил жидкостью ещё несколько пузырьков — их надо будет отдать на анализ в химическую лабораторию, чтобы убедиться, что это действительно питьевая вода.
    «Корыто» по форме напоминало обычную ванну, только очень большую, одним боком было припаяно к стенке купола, а по гибкой трубе, тянущейся в невидимую высь, в эту ванну поступала чистая жидкость, очень похожая на воду. Руди потрогал край «корыта». Материал на ощупь казался холодным. Руди постучал костяшками пальцев по стенке «корыта» — звук оказался такой, будто Руди стучал по огромной сплошной глыбе твёрдого материала, а не по тонкостенной ёмкости с водой. Не чувствовалось никакой вибрации. Тогда Руди достал из кармана острый ножик и попытался отрезать от края «корыта» кусочек. Никакого результата. Руди ещё некоторое время увлечённо исследовал неподдающийся материал, безуспешно пытаясь отколупнуть от него хоть крошку. Пришлось бросить это занятие. Он вспомнил, что его указаний ждут люди внизу.
    — Заводи! — крикнул Руди добровольцу, стоявшему у насоса, подключённого к переносному генератору.
    Тот дёрнул за шнур, генератор громко затарахтел и затрясся. Руди сунул конец шланга в «корыто», раздались хрюкающие и хлюпающие звуки — воздух в шланге уступал место воде. Вокруг конца шланга вода забурлила, Руди погрузил его глубже в «корыто». На землю из другого конца шланга, выходящего из насоса, хлынула вода. Так прошло немало времени, но её уровень в «корыте» не убывал.
    — Здорово! — гаркнул Руди. — Врубай на полную!
    Человек у насоса двинул рычажок, прибавив мощности до предела, и насос заурчал натужнее и громче, затрясся так, что начал медленно ползти по бетонной поверхности. В «корыте» вода вокруг конца шланга вспенилась ещё сильнее, но уровень воды в «корыте» нисколько не уменьшался. Неплохую, однако, поилку сделали инопланетяне! После насоса вода из шланга била струёй метров на пятнадцать в длину. Руди собрался было прикинуть в уме расход воды, но вовремя вспомнил, что сила тяжести изменилась, а потому привычные формулы не годятся. Но и без расчётов было понятно, что воды для города хватит, надо только подвести к «поилке» побольше шлангов с насосами.
    Только Руди подумал об этом, как с «небес» вокруг купола начали спускаться несколько прозрачных труб.

    Мэт Шихан шёл в северном направлении по Первой авеню мимо медицинского центра Беллеву, сверкающего на искусственном солнце полированной поверхностью стен. Путь предстоял довольно длинный, и Мэт по привычке подумал, что лучше было бы добираться на машине, но вспомнил, что при местной гравитации столь же быстро можно дойти и пешком. Колени немного побаливали, но в общем прыгать огромными шагами было приятно, ощущалось, что тело стало легче. На поясе у Мэта болталась рация.
    В Чайна-тауне на площади около статуи Конфуция собралась толпа людей, обсуждавших инопланетные проблемы. Телефонные будки в виде пагод пустовали, продавцы экзотических овощей поспешно упаковывали свой товар.
    Мэт посмотрел на часы — действительно ли сейчас утро? По времени действительно было утро, но «солнце» находилось там, где оно обычно бывало после полудня.
    Мэт прошёл мимо госпиталя Беллеву, откуда доносились крики и стоны. По-видимому, при «вырезании» Манхэттена из Земли пострадало очень много людей, и теперь у врачей полно работы. А сколько людей заболели психически?
    На востоке у стены купола стояли толпы зевак, глазеющих на невиданные города под колпаками. Время от времени из задних рядов толпы кто-нибудь высоко подпрыгивал — то ли для того, чтобы лучше разглядеть невидаль под колпаками, то ли просто хотели испытать новые ощущения от лёгкости прыжков.
    Двое подростков на велосипедах осторожно обогнали Мэта. Как видно, они уже приноровились к езде в новых условиях, когда повороты и торможение из-за низкого трения стали небезопасными.
    Мало-помалу Мэт приспособился, походка его стала менее напряжённой, почти автоматической. Можно было уже не думать о том, как бы не поскользнуться, а поразмышлять по дороге о чём-нибудь серьёзном. Он попытался сконцентрироваться на предстоящей работе, но мысли впервые после катастрофы вдруг вернулись к разрыву с Надей.
    После того рокового телефонного разговора, внезапно разрушившего его личную жизнь, Мэт несколько дней пребывал в прострации, и лишь сегодня трагические события вырвали его из оцепенения. Он приобрёл прежнюю способность творчески мыслить. Но душевная рана ещё не затянулась, образы прошлого выводили из равновесия. Мэт шёл дальше на север по искалеченным улицам среди растерянных и подавленных неведомой силой прохожих, мимо многочисленных замерших машин. Вой сирен у входа в Куин-Мидтаун-Туннель вывел его из задумчивости, мысли вернулись к проблемам города.
    На пересечении Первой авеню и Сороковой улицы Мэт чуть не попал под красный спортивный автомобиль «терра», который бешено петлял между замерших грузовиков и автобусов, почти не касаясь асфальта шинами.
    В огромном вестибюле здания Генеральной Ассамблеи ООН было пустынно. Охранник со следами пережитых потрясений на лице подозрительно уставился на приближавшегося Мэта, а Мэт в который раз удивился, как ещё много в Манхэттене стойких людей, не оставивших свои посты даже при таких обстоятельствах.
    — Слушаю вас, — вежливо сказал охранник.
    — Я только что из офиса мэра с важным заданием. Мне нужны переводчики.
    — Чего? — растерянно спросил охранник.
    — Переводчики, — повторил Мэт. — Скажите, пожалуйста, где я могу найти переводчиков?
    — Да, денёк сегодня выдался непростой. — Охранник явно был ошарашен нелепостью вопроса, и на его лице застыло выражение недоумения и страха.
    Мэт видел, что охранник ещё не оправился от потрясения:
    — Послушай, я пойду поищу, может быть, встречу в этом здании кого-нибудь из переводчиков. Я выполняю задание мэра города. Понимаешь?
    — Да, да, конечно, — ошалело согласился страж.

    Мэт уже отчаялся найти в здании разумное существо, как вдруг из библиотеки вышла женщина в ветровке со складным зонтиком в руках.
    — Вы случайно не переводчица? — подошёл к ней Мэт.
    — Ну, переводчица, а кому мы теперь нужны? — Женщина задумчиво посмотрела в окно на похищенные города под прозрачными колпаками. — Переводить с инопланетянского и общаться с ними мне как-то не доводилось.
    — Тогда вы не подойдёте. Нам нужен хороший опытный переводчик.
    Переводчица уловила подначку и улыбнулась, обнажив прекрасные белые зубы. В её проницательных серых глазах Мэт прочитал невероятное при таких обстоятельствах спокойствие и какое-то светлое умиротворение.
    — Я Эбби Терса.
    — А я Мэт Шихан.
    — Пожалуй, я могу вам помочь, — сказала она. — Я знаю двенадцать языков, хотя мне кажется, для общения с инопланетянами вам нужны не переводчики, а языковеды или лингвисты-этнографы. Ведь переводчики знают только известные человечеству языки, а вам нужны специалисты, умеющие расшифровывать неизвестные языки. Вам повезло, что вы наткнулись именно на меня. Дело в том, что я интересовалась происхождением и историей языков, так называемой культурной антропологией. По образованию я лингвист-этнограф, кроме того, я прослушала много всяких языковедческих спецкурсов. А переводчицей я работаю по совместительству, это не основное моё занятие.
    — Отлично! Я вас беру на работу. Мне надо набрать как можно больше специалистов.
    — Ваша задача действительно этого требует. Я могу повесить объявление в конференц-зале, где переводчики часто бывают. Когда люди придут в себя, немного успокоятся и начнут работать, они прочтут моё объявление.
    — Великолепно!
    — Что надо делать?
    — Извините, но я пришёл сюда пешком. Вы сможете дойти со мной до муниципального здания?
    Эбби обаятельно улыбнулась:
    — Не исключено, что смогу.

    Мэт и Эбби подходили к Хьюстонской улице, как вдруг прямо перед ними сверху упала большая пустая картонная коробка.
    Мэт не успел вовремя остановиться, споткнулся о коробку и плавно упал. Тут же из укрытия выскочили четверо молодчиков лет двадцати, у двоих в руках сверкнули ножи.
    Мэт проклинал себя — мог бы вовремя догадаться, что в городе найдутся подонки, которых потянет поразвлечься, пользуясь беспорядком, отсутствием властей и всеобщим оцепенением. Как защититься? В драке против нескольких для одиночки выгоднее небольшое пространство. Рядом как раз стоял автобус. Мэт прыгнул на его крышу, немного не рассчитал, и прыжок получился метра на два выше. Он остановился в нескольких сантиметрах от края скользкой поверхности.
    Один из подонков прыгнул вслед за Мэтом на крышу, но весьма неуклюже. Не успел молодчик восстановить равновесие, как Мэт врезал ему кулаком в нос, и недоумок спикировал на землю.
    Через несколько секунд на крышу прыгнули двое других, один из них — с ножом. Они двигались к Мэту медленно и осторожно. Одновременно Мэт услышал, как позади него на крышу прыгнул кто-то третий.

Глава 3
СИГНАЛЫ И ШУМ

    Мэт резко обернулся, готовый расправиться с прыгнувшим сзади бандюгой, но это оказалась Эбби Терса. Она держала на изготовку свой складной зонтик, приготовившись использовать его как холодное оружие. Её светлые локоны, взметнувшиеся от прыжка, пышно развевались вокруг лица.
    Мэт развернулся навстречу двум головорезам и быстро пошёл в атаку на первого. Тот опешил, но всё же не сразу ударил ножом, а сделал вначале обманный выпад. Мэт вовремя разгадал и не попался на его финт. Он решил нагнать на него побольше страху — скорчил свирепую рожу, грозно скрипнул зубами и решительно сунул руку во внутренний карман куртки. Психологическая атака полностью удалась — в ужасе недоумок развернулся и сиганул на крышу стоявшего вдалеке грузовика.
    Мэт перевёл дух, взглянул на Эбби — кажется, всё в порядке, легко отделались. Эбби вдруг потеряла равновесие, попятилась назад, пытаясь устоять на ногах, на краю оступилась и чуть не упала с крыши, но Мэт вовремя схватил её. Эбби крепко обхватила Мэта, прижалась к нему всем телом, дрожа от страха.
    От её волос пахнуло свежестью. Мэт нежно поправил упавший ей на лицо локон.
    — Ой, извините, — опомнилась Эбби, выпуская Мэта из объятий.
    — Превосходно! — просиял Мэт.
    На тротуаре собралась небольшая толпа любопытных. Мэт сообщил по рации о происшедшем в полицию.
    Они плавно спрыгнули вниз.

    Стюарт Лунд пришёл в сознание на больничной койке и, когда почувствовал, что у него нет правой кисти, долго разглядывал культю.
    Не опуская обрубленную руку, Стюарт осмотрелся — очень длинная комната была полна врачей и санитарок, суетившихся вокруг множества лежавших на кроватях пациентов.
    Стюарт припомнил поездку в метро. В сутолоке он просунул руку между тесно прижатых друг к другу тел к ягодицам хорошенькой девушки… Как же болит запястье!
    Потом, помнится, он пришёл в сознание, лёжа на платформе. Первое, что попалось тогда на глаза, был плакат с огромной надписью: «Покайся!» Именно этот плакат почему-то привлёк к себе внимание среди множества рекламных красочных объявлений.
    Стюарт никогда не был особенно религиозен. Более того, он всячески упирался, когда тётя водила его в детстве в Церковь Современной Христианской Епитимьи.
    Но Господу, видно, было угодно вразумить грешника сильнодействующим средством — отрезал неразумному кисть, как бы говоря этим: «Не греши!», и на этом остановил свой гнев праведный, оставил грешного Стюарта в живых, дал ему последнюю возможность раскаяться и стать на путь истинный. Стюарт раньше почти ничего не знал о Боге, но слышал о нём высказывание Альберта Эйнштейна: «Бог не играет в кости». Говоря другими словами, в этом мире случайностей нет, а значит, нет никаких сомнений в том, что отрезанная кисть и врезавшийся в память плакат не случайное совпадение.

    У Пирса-17 Руди Санчез с удовлетворением осмотрел насосную установку. Один конец шланга был опущен в огромное корыто с водой, приделанное плотно к стене купола, а другой присоединён к насосу, питающемуся электроэнергией от генератора. После насоса вода под давлением поступала в пожарный гидрант. Шланг пульсировал в такт толчкам насоса. Солнце за шесть часов, с тех пор как оно появилось над искусственным небосводом, переместилось на сто восемьдесят градусов. Искусственное солнце в отличие от настоящего не давало тепла, а только свет, как люминесцентная лампа. Температура в тени и на солнце была одинаковой — двадцать пять градусов по Цельсию — и определялась температурой воздуха, подаваемого под купол по гигантским прозрачным трубам, свисавшим с «неба».
    — Пока всё хорошо, — обратился Руди к Виктору Крункале, главному водопроводчику, великану с такими непомерно огромными ручищами, что трудно было понять, как он умудряется застёгивать себе пуговицы толстенными пальцами. — Может твоя бригада соорудить такие же установки в десяти других местах, где нам подвесили эти «корыта»? Кроме того, надо установить постоянное наблюдение за чистотой воды. Анализы показали, что сейчас вода чистая, но мало ли что может произойти, мы должны быть ко всему готовы.
    — На это потребуется три смены, — сказал Виктор. — Сегодня многие не вышли на работу.
    — Ладно. Пожароопасность сейчас уменьшилась, поскольку подача природного газа прекращена, но пожары не исключены. Если где-то начнётся большой пожар, для тушения понадобится очень много воды. — Руди повернулся к помощнику Николасу, который нетерпеливо дожидался уже несколько минут. — Ну, поехали, покажешь мне эту штуку.
    Они сели в машину с подъёмником, и шофёр повёз их на юго-запад мимо разрезанных пирсов. Вдруг Руди заметил на куполе у его основания тёмное пятно и приказал водителю остановиться. Подошёл к прозрачной стене, стал на колени. С этого места раньше был виден Сквибб-Парк.
    Теперь за стеной расстилалась гладкая равнина, усеянная другими прозрачными колпаками. Внутри ближайшего колпака можно было разглядеть странный город, состоящий из множества высоких разноцветных башен, издали похожих на копья. Никакого движения с такого расстояния не было видно. Поверхность равнины была матово-серой, совершенно гладкой. Непонятно, твёрдая она или мягкая. У купола поверхность равнины примыкала к Манхэттену приблизительно на уровне берега, так что вся подземная часть Манхэттена находилась под поверхностью равнины в недрах этой неизвестной серой планеты.
    Стена купола между Манхэттеном и серой равниной всюду была прозрачной за исключением одного тёмного пятна, начинавшегося над бетонной набережной и спускавшегося вниз под землю. Нижняя часть пятна была чёрной, а выше чёрная часть постепенно переходила в прозрачный материал. Чёрное пятно явно было сделано из другого материала, чем прозрачная стена, а между ними был пограничный слой; более тёмная часть постепенно переходила в более светлую.
    Руди пощупал стену купола. Вверху, выше переходного слоя, поверхность была гладкой, как стекло, а ниже — немного шероховатой, напоминала сварочное железо.
    Руди достал из кармана нож, попробовал лезвием чёрную поверхность. Как он ни старался, на поверхности пятна не оставалось ни малейшей царапины.
    — Что об этом думаешь? — спросил Руди у Николаса.
    Николас методично ощупал вначале прозрачную часть стены, потом чёрную. Сосредоточенно вынул из кармана чистый носовой платок и тщательно протёр пальцы. Они оставались чистыми.
    — У меня есть два предположения, — сказал наконец Николас. — Может быть, в этом месте пузырь чем-то повреждён. Это первое предположение. Может быть, этим чёрным материалом Манхэттен окружён всюду, но только под землёй, а в этом месте материал почему-то выступил ближе к поверхности. Это второе моё предположение.
    Через несколько минут они подъехали к месту, где на стене купола блестел большой серебристый круг, а от него вверх тянулась непрозрачная труба меньшего диаметра.
    В кабине подъёмника Руди и Николас поднялись к серебристому пятну. Оказалось, что внутри большой серебристой окружности располагаются ещё четыре круга — два средних по величине вверху, расположенных центрами на одной горизонтали, и два маленьких кружка прямо под ними; все круги состояли из серебристого материала, похожего на металл, но внешняя окружность выглядела чуть темнее внутренних, кругов. Вокруг каждого из нижних кружков находились маленькие кнопки, похожие на циферблат механических часов. На правых «часах» одна из кнопочек светилась приблизительно там, где на циферблате стоит цифра 2, а на левых «часах» одна из кнопок быстро мигала близ цифры 3. Всё это напоминало обычный пульт управления. Управления чем?
    — Здесь, вероятно, есть электрическое напряжение, — предположил Николас. Он достал из необъятного кармана рабочего комбинезона мультиметр и передал прибор начальнику.
    — Будем первооткрывателями?
    — Сделаем шаг в неизведанное вместе.
    Николас взял красный провод мультиметра, Руди взял чёрный провод, переключил прибор на «вольты», и «первооткрыватели» прикоснулись каждый своей однополюсной вилкой к серебристым кругам над «часами».
    — Чувствуешь?! — удивлённо воскликнул Руди, открыв, что металлический наконечник его однополюсной вилки притягивается к серебристому кругу. Руди потянул за провод, оторвал наконечник от серебристой поверхности на несколько сантиметров и отпустил его. Наконечник притянулся и шлёпнулся снова на круг.
    — Похоже на магнит, — прокомментировал Николас. — Но наконечники сделаны не из ферромагнитного металла, они не должны притягиваться к магниту.
    Оба отпустили провода, оставив их свободно свисать с серебристых кругов из странного притягивающего материала.
    — Сорок два вольта, одиннадцать герц, — прочитал Руди вслух показания на экранчике мультиметра. Прибор также показывал, что напряжение на серебристых кругах чисто синусоидальное, без всяких гармоник или каких-нибудь других примесей. Николас взял длинный пластмассовый стержень и ткнул им в кнопочку, соседнюю с той, что светилась. Светившаяся кнопка погасла, а та, в которую ткнул Николас, засветилась немного ярче предыдущей.
    — Хорошо! — вскричал Руди. Мультиметр показывал чуть больше пятидесяти вольт. — Давай дальше.
    Николас ткнул в следующую кнопку, прибор показал около шестидесяти вольт. Так «первооткрыватели», перебирая кнопки, дошли до 104 вольт, потом до 125; на 150 вольтах Руди на всякий случай положил мультиметр на край кабины подъёмника и убрал руки подальше от проводов, чтоб не дёрнуло током. Решили больше не поднимать напряжение.
    Потыкав длинным диэлектрическим стержнем поочерёдно в кнопочки на циферблате левых «часов», Руди понял, что «пнутая» мигала чаще потухшей. Прибор показал частоту 13,2 герца. Так он догнал частоту до 440 герц.
    — Похоже, дела у нас идут совсем неплохо, — резюмировал довольный Руди. — Надо подвести напряжение отсюда к подстанции. Правда, возникнут некоторые сложности при переходе от трёхфазной системы к двухфазной, но это мелочи. — Руди потянул к себе провода мультиметра, чтобы отлепить их от серебристых кругов, но наконечники не отлипали. — Чёрт возьми! — Руди присмотрелся ближе и оторопел: наконечники как бы вросли в серебристый металл, скрылись в нём наполовину. — Проклятье! Что за чертовщина! — Ошеломлённый Руди тянул за провода, а наконечники выползали из серебристого металла, наконец вышли совсем и оторвались от притягивающей поверхности. Те места, откуда выползли наконечники, моментально затянулись, серебристая поверхность кругов стала такой же гладкой, как прежде. — Что за чудеса!
    Руди нажал кнопку спуска, кабина подъёмника опустилась на землю среди толпы зевак, уже успевших собраться, чтобы понаблюдать за работой «технарей».

    В кабинете Руди застал Мэта и женщину, которая смотрела в окно, а Мэт — на экран маленького компьютера размером с книгу, питавшегося от батареек.
    — Давайте знакомиться! — обратился Руди к приятельнице Мэта.
    — Эбби Терса.
    Они пожали друг другу руки, Руди представился.
    Руди отстегнул пояс безопасности, положил его на край стола, вытер со лба пот.
    — Замучился подниматься сюда пешком. Хорошо ещё, что гравитация слабая. Вот мы и начали налаживать нашу новую жизнь в этих мракобесных условиях, — сказал он Мэту. — Пока замечательно. Несколько бригад работают над организацией водоснабжения и электроснабжения. Часам к шести или восьми в кранах появится вода в центре города, а позже и в других местах. Я отдал приказ прекратить работы по запуску аварийной электростанции, потому что инопланетяне дали нам электричество. По моим расчётам электричество в наших домах появится через день или два. Нам осталось решить, в каком месте вырезать кабель, чтобы использовать его для передачи электроэнергии от стены купола к подстанции. Это главная проблема.
    — У нас есть и другие проблемы, — возразил Мэт. — Ты знаешь хоть один способ, как добывать пищу из воды и электричества? В городе за съестными продуктами выстроились громадные очереди. Холодильники из-за отсутствия электричества, несомненно, отключились повсюду, а то, что в них было, уже, наверное, испортилось.
    — Я взял Эбби к нам переводчицей, — пояснил Мэт, — то есть, как это называется, э… лингвисткой.
    — Интересно, — вклинилась в разговор Эбби, — что теперь люди используют вместо денег?
    — Ну, я думаю, — начал размышлять вслух Мэт, — тут можно придумать много всяких заменителей. Например, наркотики, секс, сигареты. А некоторые, возможно, согласны брать за продукты и обычные деньги. Сам я не из числа таких оптимистов, которые верят, что мы когда-нибудь вернёмся туда, где наши привычные деньги имеют свою привычную ценность. Но кто знает? Всякое может произойти.
    — Но если нам дали воду и электричество, почему бы им не дать нам и пищу? — резонно заметила Эбби.
    Мэт и Руди переглянулись — как это такая простая мысль не приходила им в голову?
    — Возможно, ты права, — сказал Мэт. — Хотелось бы, чтобы ты оказалась права. Ведь если люди озвереют от голода, в городе начнётся паника пуще прежней.
    — Это верно, — согласился Руди. — Я тоже хочу есть.
    — Так. — Мэт посмотрел на часы. — Что если нам сходить в ресторан «Окна мира»? Сто этажей вряд ли кто-нибудь, кроме нас, решится пройти, так что очереди там не должно быть.
    — Неплохо, — сказал Руди. — Как ты на это смотришь, Эбби? Ты хочешь есть?
    — Нет. Спускайтесь без меня.
    — А у тебя здесь ничего не найдётся? — ехидно спросил Мэт хозяина кабинета.
    Он не спеша подошёл к объёмистому двухдверному шкафу-холодильнику и распахнул его:
    — Итак, что вы предпочитаете? Каши на завтрак, чипсы и прочие хрустящие штучки, рулеты и пирожные, бананы или апельсины?
    Эбби подошла к раскрытому шкафу и оторопела. Все полки ломились от разнообразной еды. Были тут какие угодно сорта чая, печенья, конфет, множество готовых блюд, которые достаточно лишь разогреть в микроволновой печи.
    — Вы знали, что… что это случится? — вымолвила Эбби.
    — Нет, — покачал головой Руди, — просто я очень много времени провожу на работе, потому и держу эти запасы. Мне и на службе хочется иметь немного комфорта.
    — Он трудоголик, — пояснил Мэт.
    — А ты разве нет?
    — Вы давно дружите? — Эбби внезапно почувствовала зверский голод и взяла два апельсина.
    Мэт на мгновение задумался, вспоминая:
    — Лет пятнадцать, кажется.
    — Приблизительно так, — подтвердил Руди, вгрызаясь в банан. — Кстати, чем вы тут занимались, пока меня не было?
    — Мы составляем список нужного нам оборудования, — показал Мэт на экран компьютера. — Большинство из этих вещей заработает только тогда, когда в сети появится напряжение. Ты можешь выпросить у мэра для нас этаж в здании Всемирного торгового центра, один из самых верхних?
    — Целый этаж?
    — Ну хотя бы бо́льшую часть этажа. Я понимаю, что для многих людей, чьи дома остались за пределами Манхэттена, понадобится много помещений, чтобы дать им крышу над головой. Но в наших условиях, насколько я понимаю, всемирная торговля вряд ли сможет успешно процветать. Не так ли?
    — Так, но для чего тебе столько места?
    Мэт показал на прозрачные купола за окном:
    — Я жажду подсматривать за их личной жизнью.

    Рация, лежавшая на столе Дорины Андервуд, щёлкнула, затем послышался голос Барнаби Джольета.
    — Мэр? — Сигнал рации Джольета был слабым, но голос его, к счастью, был слышен довольно чётко благодаря отсутствию в городе электричества и связанных с ним помех.
    Дорина схватила рацию и нажала кнопку «передача»:
    — Слушаю! — Одновременно Дорина выключила мини-компьютер, работавший на батарейках, на котором она составляла список предстоявших дел. В окно она увидела, что за двенадцать часов, прошедших с момента появления искусственного солнца, оно повернулось по часовой стрелке на триста шестьдесят градусов.
    — Отряд с мегафонами вторично дошёл до северной части города, — докладывал Барнаби. — По пути они задержались на Сорок седьмой улице, разбирались с грабителями, но теперь всё, кажется, в порядке. Есть у вас новости или указания?
    — Да. — Дорина помнила всё, заглядывать в компьютер ей не было необходимости, — В центре города восстановлено водоснабжение, в том числе в медицинском центре Беллеву. Можно объявить по городу, что люди, страдающие от обезвоживания организма, могут обратиться в этот центр, но те, которые могут ещё потерпеть, пусть остаются в своих квартирах, потому что сегодня к полуночи водоснабжение будет восстановлено практически везде. Далее. Электроснабжение будет восстановлено вначале в центральной части города, вероятно, этой ночью. В остальных районах электричество появится в течение двух дней. Объявите, что инженеров-электриков и электромонтёров, желающих помочь в восстановлении электроснабжения, ждут на Таймс-сквер в полночь и в шесть часов утра. Вот и всё пока.
    — Вас понял. Спасибо.
    Не отрываясь от окна, Дорина положила рацию на стол. С момента катастрофы прошло двенадцать часов, а город благодаря её руководству жив, и это — достижение. Конечно, неясно, что дальше. Неизвестно, сколько людей погибло в Манхэттене в трагические минуты его вырезания из Земли, сколько людей потеряло рассудок и выбросилось из окон или тихо сходят сейчас с ума.
    Искусственное солнце зашло, вернее, не зашло, а просто сильно уменьшило яркость, оставшись на том же месте, и превратилось в луну — оно теперь светило, как луна в ночном небе.
    На искусственной луне не было видно ни пятен, ни кратеров, это был совершенно гладкий диск, похожий на светящийся иллюминатор на корабле, когда на него смотришь ночью с большого расстояния.
    От впервые увиденной новой луны Дорине стало не по себе, она заперла дверь кабинета, села за стол, положила голову на фотографию мужа. В просторной пустынной комнате при тусклом свете она горько заплакала.

    Внезапно проснувшись, Эбби Терса не могла понять, где она. Вокруг было темно и тихо. Постепенно разглядела в сумраке неясные очертания стола, книжного шкафа и каких-то шкафчиков. Вспомнила, что она легла спать в свободной комнате неподалёку от кабинета Руди Санчеза. Лёжа на узкой и неудобной раскладушке, вспомнила, что произошло вчера. Эбби почувствовала себя одинокой и беспомощной.
    Она резко вскочила и босиком подбежала к окну. Та же деловая часть города была едва освещена неяркой лампой, нависшей над прозрачным куполом, изолирующим похищенный город. Заметила внизу какое-то движение.
    По Чамберс-стрит в ночной тишине шла небольшая группа людей. Вот они подошли к легковушке, стоявшей посреди улицы, окружили её со всех сторон, подняли и понесли в сторону тротуара. Эбби наблюдала эту сцену в недоумении — зачем эти люди крадут автомобиль? Кому он теперь нужен?
    Люди поставили легковушку у обочины в один ряд с другими машинами, вернулись на середину улицы за следующей машиной и проделали с ней ту же странную операцию. До Эбби дошло, что они не крадут машины, а расчищают дорогу. Вдруг в комнате раздалось низкое вибрирующее жужжание, флуоресцентная лампа на потолке вспыхнула и тут же погасла. Одновременно отключился кондиционер. Эбби поняла, что именно это и разбудило её — в электросети то появляется, то исчезает напряжение. В здании снова установилась неестественная для большого города тишина.
    Эбби снова прильнула к окну. Вскоре низкое дрожащее гудение возобновилось, лампы зажглись, но уже не гасли. Вспыхнули огни и в некоторых районах Манхэттена — в Сити-Холл, на улицах Чамберс-стрит и Лафайет, в Парк-Роу. На другой стороне острова высоченные башни-близнецы Всемирного торгового центра остались тёмными.
    Эбби взглянула на часы — почти пять утра. Она вышла в коридор и направилась к кабинету Руди, но по пути остановилась у открытой двери кабинета Мэта. Он смотрел в окно, хотя из-за включившегося в комнате света за окном ничего не было видно. По-видимому, он был поглощён своими мыслями и сначала не обратил внимания на постучавшую в дверь Эбби.
    Эбби хотелось разобраться в себе, понять, чем Мэт её притягивает. Она чувствовала, что в Мэте удивительным образом сочетаются мужественность и нечто детское, сила и ранимость души.
    Эбби постучала громче. Он обернулся;
    — А, это ты?
    — Доброе утро.
    — Доброе утро.
    — Тебя что-то мучает?
    — Нет, — ответил он, — у меня всё нормально. Честно.

    — Сдаётся мне, что той трубы раньше не было. — Руди, прищурившись, рассматривал в окно стену купола, вернее, то место на прозрачной стене, где присосался очередной гигантский шланг, спустившийся с небес. — Я отправлюсь туда посмотреть. Посторожишь мой кабинет до моего прихода? — И Руди надел свой широкий ремень с карманами для инструментов.
    — Конечно. — Эбби оторвала взгляд от фотографии, на которой была изображена надпись, сделанная инопланетянами на вершине купола. — Если заработают телефоны или если к нам придут лингвисты, то нам понадобится помощь. Ты не забыл?
    — Помню. Примерно через час вернётся Мэт.
    — У него что-то стряслось?
    — У Мэта? Ничего, если не считать того, что стряслось со всеми нами. — Руди уже застёгивал на поясе ремень с инструментами. — А почему ты спрашиваешь?
    — Просто так, — солгала Эбби.
    Руди направился к двери.
    — У него осталась семья на Земле? — спросила вдогонку Эбби.
    — Жена, — бросил Руди, не думая ни о чём, кроме нового шланга, и вышел.

    Это был действительно вновь появившийся шланг. Его конец был воткнут в купол около Ист-Ривер-Парка чуть южнее обрезка, оставшегося от Вильямсбургского моста.
    Руди вырулил на траву поближе к тому месту, над которым присосался шланг. У конца шланга в стену купола вделана такая же по форме посудина, куда и в других подобных местах из шлангов наливалась вода, но это корыто было коричневым. Подъехала машина с подъёмником, из кабины с водительского места вышел Николас. Они зашли в кабинку, Николас нажал кнопку подъёма.
    — Ты совсем не спал ночью? — укоризненно спросил Руди, заметив покрасневшие глаза Николаса. Сам Руди проспал четыре часа, и всем своим подчинённым вчера велел хоть немного выспаться.
    Солнце включилось на том же месте, где выключилось вчера, таким образом, стал понятен режим освещения Манхэттена — за двенадцать часов солнце делает полный круг и превращается в луну, которая тоже поворачивается за двенадцать часов на триста шестьдесят градусов.
    — Я не мог уснуть, потому что наши главнейшие задачи не решены, — сказал Николас.
    — Но наши трудности будут продолжаться столько, что за это время без сна окочуришься.
    Кабина подъёмника поднялась до коричневой посудины и остановилась в сантиметрах тридцати от её края.
    — Ты заметил, что в посудине навален какой-то зелёный корм для кроликов?
    — Интересно, зачем они устанавливают эти посудины так высоко? — спросил Николас.
    — Не знаю, — ответил Руди. — Может, чтобы толпы не теснились вокруг этих кормушек? Наверное, они мудро рассчитали, что так начальству легче будет организовать справедливое распределение их даров среди населения.
    — А зачем населению нужна эта кроличья жратва?
    Руди посмотрел в «корыто», наполненное короткими зелёными цилиндриками размером со школьные ластики.
    Цилиндрики были изогнутыми, их боковые поверхности — крапчатыми, как старый зелёный линолеум, торцы — гладкими и матовыми. Руди решил, что эти штучки получаются по такой технологии: по большому шлангу движется зелёная масса, проходит через фильеру, в которой много отверстий, из этой фильеры, как из мясорубки, выдавливаются зелёные червеобразные верёвки, которые режутся неким устройством через каждый сантиметр.
    Руди осторожно взял один такой цилиндрик, понюхал его так, как химики нюхают дурно пахнущие вещества — одной рукой держал зелёную субстанцию довольно далеко от лица, а другой рукой помахал над субстанцией, как веером, подгоняя воздух к носу. Но никакого запаха не почувствовал.
    Тогда Руди нашёл в карманах кусок бумаги, зачерпнул им из «корыта» пяток зелёных цилиндриков и аккуратно завернул их в бумагу.
    — Они дали нам воздух и воду. Может быть, теперь они дали нам такую пищу? — предположил Николас.
    — Но я ни за что не проглочу это, пока не буду уверен в том, что это действительно еда.
    — В городе уже кончаются запасы продуктов. Пока в лаборатории будут исследовать взятые тобой образцы, надо, не теряя времени, спланировать распределение этой зелёной массы среди населения, если она съедобна.
    — Правильно, — согласился Руди. — Надо вести эти две работы параллельно. Для начала я вызову сюда по рации полицейскую машину, чтобы она отвезла инопланетную еду в медицинский центр Беллеву.
    — Итак, — сказал Руди, закончив переговоры по рации с полицией, — какие будут предложения и соображения?
    — Во-первых, эту густую кроличью жратву невозможно качать насосом, как воду. Нельзя также эту ботву доставлять по трубам. Её можно черпать чем-то и возить на машинах, а это — занятие трудоёмкое. Может быть, нам удастся приспособить сюда какую-нибудь большую вакуумную установку, чтобы высасывать эту зелень из корыта, как пылесосом. А вот с транспортом могут возникнуть трудности, если в городе не найдётся достаточного количества большегрузных машин.
    Вдалеке послышалась полицейская сирена. Руди посмотрел на север, откуда приближалась вызванная полиция.
    — С перевозкой трудностей не будет. Вместо цементного раствора машины-бетономешалки теперь будут развозить эту нашинкованную ботву.

    Джулия Крэйвин вздрогнула от неожиданного звонка телефона. Она поняла, что жизнь в городе понемногу налаживается.
    — WNBC, Джулия Крэйвин.
    — Привет, это Мэт Шихан.
    — Здравствуй. Как у тебя дела?
    — Я работаю в администрации города. У меня есть к тебе две просьбы. Возможно, мне следовало бы обратиться к начальству телестанции, но мне подумалось, что через тебя всё это можно будет устроить быстрее и легче.
    — Выкладывай.
    — Первая просьба такая. Скоро посланная нами бригада закончит проверку связи между вашими телестудиями и антенной на крыше здания Всемирного торгового центра. Так вот, в восемь часов вечера мы собираемся устроить трансляцию обращения мэра к жителям города, а в связи с этим нам хотелось бы, чтобы ваши люди помогли нам установить связь между вами и офисом мэра и вести передачу из её кабинета.
    — Ладно. Правда, для этого мне надо переговорить с начальством, но я думаю, что сложностей не возникнет. А какая вторая просьба?
    — Мне надо позаимствовать у вас видеокамеры с мощными увеличительными объективами и сопутствующее оборудование. К вам подъедет полицейская машина, чтобы забрать всё это видеохозяйство.
    — Собираешься снимать грандиозный видеофильм?
    — Нечто в этом роде.

    До восьми часов вечера оставалось несколько минут. Дорина Андервуд уже сидела за столом, за её спиной висел плакат с перечислением пяти аудиоканалов, по которым телезрители могли слушать её обращение в переводе на пять языков. Повсюду горел свет, и это вселяло в Дорину уверенность, что жизнь в городе налаживается. А увидев на экранах спокойную Дорину, жители города обретут большее спокойствие. Дорина постаралась придать выражению лица уверенность и оптимизм и в очерёдной раз пробежала глазами по тексту. В этот вечер в кабинете Дорины собрались журналисты из шести радио- и телевещательных компаний.
    — Мадам мэр, передача начнётся через десять секунд. — Зажглась красная лампочка.
    — Добрый вечер, дорогие ньюйоркцы, — начала Дорина, бесстрастно глядя в глаз телекамеры. — Я думаю, нет необходимости объяснять вам, в какое странное положение мы все с вами попали. Мы до сих пор не знаем, почему это произошло. Тем не менее я изложу вам официальную точку зрения, чтобы некоторые из вас не мучились сомнениями, подозревая в себе психические отклонения, как это некоторое время было со мной. Итак, в семь часов десять минут утра по восточному стандартному времени во вторник двадцатого марта 2001 года Манхэттен был вырезан из Земли и похищен, предположительно гигантским космическим кораблём, принадлежащим высокоразвитой инопланетной цивилизации. Зачем они это сделали, пока неизвестно. Может быть, они взяли нас для своего зоопарка. Может быть, вырезали остров из тела Земли, как раковую опухоль. Я уверена, мы обязательно выясним это.
    А пока я хочу сообщить вам о том, что нам до сих пор удалось сделать для города. Сейчас, когда вы слушаете это сообщение, во всех районах Манхэттена восстановлено водоснабжение и электроснабжение. Природного газа и горячей воды пока не будет. В городе работают бригады, налаживающие электрические подстанции, давление воды в водопроводных системах; они перекрывают трубы, в которых остался газ, чтобы уменьшить пожароопасность. У нас нет источников бензина, поэтому выдавать его мы будем только на самое необходимое — для полицейских машин, для перевозки оборудования и других целей, имеющих жизненно важное значение для города. Более того, даже для этих целей бензин будет выдаваться лишь в том случае, когда невозможно обойтись электромобилями.
    Всех вас, конечно, волнует вопрос, как не умереть с голоду. Хочу сообщить вам, что пища у нас есть, и её хватит на всех жителей города. Правда, это странная пища.
    Вы, разумеется, понимаете, что в Манхэттене не было больших запасов продуктов. Та пища, что мы можем вам предложить, доставляется нам под купол теми, кто похитил нас. Они же снабжают нас водой и электроэнергией. Других источников нет. Та пища, что предложили нам захватчики, прошла тщательные проверки в лабораториях медицинского центра Беллеву. Анализы показали, что эта пища вполне пригодна для людей. Правда, она содержит немного больше кальция, чем необходимо среднестатистическому человеку, но это превышение не выходит за пределы допустимого.
    Минут через двадцать после заключительных слов моего обращения к вам, а речь моя будет недолгой, по городу начнут разъезжать машины. Они будут двигаться по часовой стрелке и останавливаться на каждом перекрёстке, с этих машин всем будет раздаваться еда в виде питательных палочек. Доктора из центра Беллеву вычислили, что взрослый человек должен потреблять в среднем полкилограмма питательных палочек в день. Но любой желающий может брать и больше. Мы ищем более совершенные способы доставки питания населению, но и сейчас в городе не будет ни одного голодного. Возможно, некоторым эта еда не понравится, но у нас нет выбора.
    Теперь я хочу обратиться к вам с просьбами. Я призываю всех пожертвовать часть своих запасов натуральной пищи в больницы. Передайте в больницы и излишки имеющихся у вас лекарств. — Дорина отложила в сторону прочитанный лист, начала читать следующий. — Теперь поговорим о других насущных потребностях. Во-первых, у многих жильё и работа остались за пределами Манхэттена. Для этих людей после моего выступления будут объявлены номера телефонов, по которым можно будет обратиться за помощью. Гостиниц на всех, по-видимому, не хватит, поэтому к тем, у кого в квартирах есть свободные комнаты, у меня большая просьба — сообщите нам, пожалуйста, о своей готовности принять беженцев.
    Во-вторых, жители города нуждаются в информации. Каждый вечер в это же время я буду выступать по этому каналу и сообщать вам важнейшие новости. Вероятно, в первую очередь всех интересует, удастся ли нам установить контакт с инопланетянами, а также удастся ли нам расшифровать надпись, сделанную ими на вершине купола, обо всём этом мы будем вас извещать по мере поступления к нам информации. Не сомневаюсь, что у вас возникнут и другие вопросы. Их вы сможете задать нам по телефонам, которые будут сообщены после моего выступления. На вопросы, которые будут встречаться наиболее часто, я отвечу завтра или в следующих моих программах.
    Служащие городской администрации несут огромную нагрузку. Они уже очень многое успели сделать, но предстоит ещё больше, поэтому нам нужна помощь. Необходимы самые разные специалисты, но в первую очередь те, кто смог бы помочь расшифровать надпись на куполе, а именно: лингвисты, специалисты в областях культурной антропологии, криптографии, математики, систем связи, распознавания образов, физики. Желающие помочь пусть предоставят нам краткие характеристики своих профессиональных навыков и номера телефонов или другие координаты, чтобы мы могли быстро связаться. Кроме перечисленных выше специалистов нам нужны добровольцы для помощи пожарникам и работникам коммунального хозяйства.
    В заключение я хочу сказать, что очень горжусь вами. На вашу долю выпало огромное несчастье, и хотя кое-где иногда случались отдельные беспорядки и преступления против личности, всё же подавляющее большинство жителей Манхэттена достойно перенесли бедствие, помогли пострадавшим, приютили у себя гостей нашего города. Вот почему я горжусь манхэттенцами. Жизнь нашего города входит в нормальное русло, порядок и законность восстановлены. У пожарников и больниц есть всё необходимое для нормальной работы, телефонная связь тоже восстановлена.
    Каждый из вас внесёт свой посильный вклад в общее дело. О наших дальнейших успехах я буду регулярно вас информировать.
    Доброй ночи, Манхэттен.

    Доктор Бобби Джо Брюстер в своём кабинете прибавил звук маленького телевизора, развалился в кресле и положил ноги на стол. Он до сих пор не мог привыкнуть к необычной тишине, наступившей в Колумбийском университете. Сообщение мэра города о необходимости расшифровать надпись на куполе показалось ему интересным.
    Взгляд Брюстера упал на экран компьютера. Теперь компьютер отрезан от земных источников информации, а это — самое ужасное. Впрочем, если властям удалось восстановить связь в городе, тогда, решил Бобби, не исключено, что им скоро удастся вернуть Манхэттен на Землю.
    Бобби Джо — из вундеркиндов, он и взрослым превосходил в науке своих ровесников, а это всегда рождает зависть. И он выработал в себе способность быть скромным, не выделяться в поведении. Но сейчас, похоже, нельзя было не заявить о себе — ведь под куполом вряд ли найдётся другой такой специалист, как доктор Брюстер, а значит, надо предложить городу свои услуги по расшифровке загадочной надписи.
    Бобби перемотал плёнку магнитофона и нашёл то место, где после выступления мэра показывали номера телефонов.
    Он взял телефонную трубку в приятном возбуждении.

    Мэт вышел из лифта на сто пятом этаже южной башни ВТЦ (Всемирного торгового центра), радуясь, что электричество наконец появилось. Крыша находилась всего пятью этажами выше.
    В коридоре было тихо, но в конце его, ближе к южной стене, из-за двери одного из офисов слышался шум рабочей суеты. Мэт вошёл в эту комнату. У окна несколько журналистов фотографировали всё, что только можно было сфотографировать с такой высоты. Другие держали под прицелами своих объективов людей, работающих за столами в центре огромной комнаты, и даже не пытались с ними заговорить, потому что все журналисты были предупреждены, что малейшее отвлечение от работы любого специалиста мгновенно повлечёт за собой удаление из комнаты.
    Это просторное помещение напоминало главный штаб армии. По стенам, как карты, висели огромные экраны, но было и существенное отличие — ни в одном штабе Мэт не видел за окном такого зрелища, как здесь. На время оставив дела, Мэт подошёл к южному окну — отсюда до крыши купола было всего метров сто, а от крыши, где располагалась наблюдательная площадка, до купола было рукой подать, причём почти буквально.
    С такой высоты можно было лучше разглядеть другие прозрачные пузыри, разбросанные по серой равнине. Два пузыря были явно выше башен-близнецов Всемирного торгового центра. В каждом пузыре город находился на одном уровне с плоскостью серой равнины. Мэт видел всё это много раз, но всякий раз у него дух захватывало от неописуемого зрелища. Под одним из куполов заключалась большущая гора, покрытая голубоватой травой, а склоны её были усеяны чёрными пятнами — то ли пещерами, то ли входами в тёмные туннели. Никакой жизни на поверхности горы не замечалось.
    Под сильно вытянутым вверх пузырём находились три невероятно высоких дерева. Их круглые жёлто-зелёные листья поворачивались в сторону искусственного солнца. Эти три дерева располагались в вершинах равностороннего треугольника, в центре которого был, по-видимому, город, в котором всё было высоким и узким. Он поддерживался канатами, обвитыми вокруг трёх деревьев, и представлял собой ряд ажурных структур, образующих колонну высотой почти вполовину Всемирного торгового центра. Из невидимой вышины к вытянутому куполу, покрывающему этот странный город, спускались тонкие трубки и крепились по всей высоте купола снизу доверху, а форма самого купола походила на перевёрнутую пробирку. Мэту пришло в голову, что в этот самый момент кто-то изнутри той «пробирки» тоже рассматривает его.
    — Меня бросает в дрожь, когда я смотрю на эти странные построения, — раздался поблизости женский голос.
    — И меня тоже, — ответил он Эбби. — Порой я не знаю, верить ли собственным глазам.
    Некоторое время они стояли молча и смотрели в окно.
    — Ты очень помогла мне, — сказал Мэт, — без тебя мне вряд ли удалось бы организовать работу так быстро. Ты великолепный работник.
    — Не преуменьшай свои заслуги.
    — Я слышал, новая камера на наблюдательной площадке уже заработала. Есть снимки?
    — Пошли покажу. — Эбби подвела его к одному из больших экранов, на котором было крупное изображение надписи, сделанной инопланетянами на верху купола. — Пока мы занимаемся этим кадром, камеры фотографируют другие объекты.
    Перед экраном полукругом сидели четыре лингвиста с компьютерами на коленях. При сильном увеличении надпись, которую они пытались расшифровать, выглядела ещё более странной. Пять больших букв были написаны не сплошными линиями, а состояли из букв поменьше, а те состояли из маленьких символов, напоминающих не столько буквы, сколько простые рисунки.
    — Хоть немного продвинулись в расшифровке? — спросил Мэт.
    — Пока нет. Нам уже очевидно, что ключ к разгадке невозможно найти, если идти по пути простого сопоставления этой надписи с известными нам человеческими языками. Тут нужны новые идеи. Для начала нужно догадаться, какого рода сообщение они хотят передать нам этой надписью.
    — Послушай, может быть, это глупый вопрос, но что если эта надпись перевёрнута? То есть, может быть, эту надпись надо читать, глядя на неё не снизу, а сверху, как будто мы находимся над куполом.
    — Мы рассматриваем все возможности. С помощью компьютера мы легко можем вертеть надпись как угодно, можно даже рассматривать её зеркальное отражение.
    — Мы тоже не очень хорошо себе представляем, с чего лучше начать. Вот бы увидеть тех, кто написал эти символы. Может быть, их внешний вид подсказал бы нам хоть что-нибудь.
    Эбби и Мэт перешли к другому громадному экрану, на котором были чёткие изображения более десятка городов под куполами. Рядом за главным компьютером сидел доктор Бобби Джо Брюстер. Знаток всего, что связано с компьютерами и электроникой, он был назначен главным экспертом и отвечал на звонки мэра, когда она интересовалась ходом работ. Бобби пришёл в команду языковедов и дешифровщиков в тот же вечер, когда к жителям города через телевидение обратилась Дорина Андервуд.
    — Как продвигаются дела, Бобби Джо? — спросил у него Мэт. Бобби поначалу не отреагировал, настолько он был погружён в свои мысли, поэтому Мэту пришлось повторить вопрос.
    — А, привет! Замечательная задачка попалась нам, вот повезло! Ведь мы теперь можем рассматривать это чудо столько, сколько нам заблагорассудится. Вы только взгляните на эти изумительные города!
    Бобу Джо было лет двадцать пять, волосы его были сбриты наголо, и он казался лысым. В голубых глазах светился энтузиазм и вдохновение. После того как Мэт увидел его оригинальную и глубокую статью в журнале «Тайм мультимедиа мэгазин», ему хотелось обращаться к Бобу не иначе, как «доктор Брюстер». Бобби Джо, кроме блестящих способностей, обладал незаурядным трудолюбием. Его имя было известно учёным Колумбийского университета.
    Благодаря Бобу команде дешифровщиков удалось быстро организовать компьютерную обработку изображений, получаемых видеокамерами.
    Бобби Джо показал Мэту на изображение в нижнем левом углу большого экрана.
    — Одна из видеокамер, — комментировал Боб, — вращается по кругу, а по пути фотографирует шестнадцать городов. После каждого оборота новое изображение города сравнивается с предыдущим. Если компьютер заметит между двумя изображениями одного города сколько-нибудь существенные различия, то сразу подаст звуковой сигнал.
    Огромный экран делился, как мозаика, на несколько экранов поменьше. Одновременно на всех этих экранах изображения плавно погасли и вновь появились — это были новые изображения тех же городов, но снятые видеокамерой немного позже. На одном из экранов был куб, каждая его грань напоминала шахматную доску — те же шестьдесят четыре квадрата, но не белые и чёрные, а оранжевые и коричневые. Каждый из шестидесяти четырёх квадратов тоже был разграфлён на шестьдесят четыре квадратика чёрными линиями. Лишь на верхней грани куба квадраты были белыми.
    Встречались и другие кубические города. В одном из них на каждой грани гигантского куба горизонтально располагались штук тридцать или сорок несущих балок, а на эти балки опирались другие, тоже горизонтальные, пронизывающие куб насквозь. Внутри куба к балкам были подвешены ящички разных размеров, по-видимому, жилища. Высокое разрешение экрана позволяло разглядеть в этой ячеистой структуре даже какие-то двигающиеся существа, похожие на гусениц. Мэт заметил, как из одного домика выползла одна такая гусеница и переползла в соседний домик. Пошла в гости или вернулась домой из гостей?
    Другой город представлял собой куб с круглыми окнами, расположенными без всякой системы. Из окон никто не выглядывал.
    Один из городов был почти плоским, и купол над ним соответственно тоже был низким. То, что можно было разглядеть под куполом, походило на красный муравейник. Мэт решил, что основная часть этого города находится под землёй.
    — А вам встречались города, похожие на… — Мэт оборвал свою фразу на полуслове. Из компьютера раздался мелодичный перезвон, наверно, тот самый звуковой сигнал, о котором говорил Бобби Джо.
    — Подождите, — сказал Бобби, — сейчас, возможно, мы увидим кое-что интересное. — Он быстро набрал на клавиатуре компьютера несколько команд, вокруг изображения одного из городов нарисовалась помигивающая рамка. Потом это изображение увеличилось и заняло половину большого экрана, потеснив на нём изображения других городов. Благодаря хорошей оптике и высокому разрешению видеокамер изображение получилось настолько естественным, что создавалось впечатление, будто видишь инопланетный город в окно с близкого расстояния. Представший на увеличившемся экране город более остальных напоминал нечто человеческое и даже кое в чём отдалённо походил на Манхэттен. Дома были конусообразными, как большие вигвамы, некоторые выделялись большими размерами, чем соседние, а между домами шли дорожки. На вершине самого высокого конуса Мэт заметил мелькающий свет, беспорядочно меняющий цвета.
    — Давайте проанализируем этот сигнал спектральным осциллографом, — предложил Бобби Джо и побарабанил пальцами по клавишам, выдавая компьютеру команды.
    Вокруг мелькающего разноцветного источника света на экране нарисовался кружок. Сбоку от изображения города возник график — на вертикальной оси длина волны света, а на горизонтальной оси — время. Для наглядности вертикальная ось была изображена в виде разноцветной полоски, на которой каждой длине волны соответствовал её цвет — внизу в области длинных волн цвет был тёмно-красным, выше он плавно переходил в оранжевый цвет, оранжевый переходил в жёлтый и так далее. Таким образом, на полоске с высотой последовательно сменялись все цвета радуги. Над осью времени поплыла светящаяся точка, то поднимаясь, то опускаясь вместе с цветом светового сигнала, посылаемого с вершины конусообразного здания. Линия, оставляемая на графике светящейся точкой, нарисовала синусоиду, которая внизу достигала красного цвета, а вверху выходила в область ультрафиолета. Вскоре синусоида сменилась хаотическим дрожанием — приблизительно так на осциллографе виден шум. Потом снова возникла синусоида, а за ней опять шум.
    — Не сомневаюсь, что они хотят установить с нами контакт, — сделал вывод Бобби Джо, откидываясь на спинку кресла.

Глава 4
ВИДЕОИГРЫ

    Руди и Николас сели в кабину машины с подъёмником. Водитель, не задавая лишних вопросов, повёз их на юг.
    — Где ближайшая из новых труб? — спросил Руди.
    — Около того места, где раньше была вертолётная площадка Уолл-стрит.
    Шофёр остановил машину поближе к стене купола. Руди и Николас залезли в кабинку подъёмника и поднялись в ней к тому месту, где свисавший с «небосвода» голубой шланг был присоединён к стене купола. Здесь место соединения совсем не походило на то, что они видели раньше — никакой посудины не было. Вход в трубу был закрыт прозрачной мембраной, похожей на тонкую пластмассовую плёнку.
    Николас, хитро улыбаясь, вынул из кармана листок бумаги и бросил его в сторону мембраны. Листок медленно подлетел к мембране и бесследно исчез. Будто растаял в воздухе.
    Николас метнул в мембрану ещё листок бумаги, и тот, пройдя сквозь прозрачную плёнку, тоже как будто растворился.
    Руди решил, что такая штуковина вполне подходит в качестве мусоропровода.
    — Так значит, говоришь, скоро мы опять сможем спускать воду в унитазах? — довольно улыбнулся он.

    Эбби сосредоточенно разглядывала график, вычерчиваемый на экране ползущей светящейся точкой. Это ей напоминало кардиограмму.
    — Охотно верю, что это некое сообщение, которое посылают нам разумные существа, но мне это ничего не говорит, — сказала Эбби и перевела взгляд на экран с изображением конусообразного дома, на вершине которого мелькал разными цветами маяк. По поверхности конуса от вершины до самой земли спиралью вилась тонкая линия, которую с большого расстояния нельзя было хорошо рассмотреть. Эбби подумала, что эта линия, наверное, является лестницей.
    — Это всё записывается? — спросил Мэт у Бобби Джо.
    Раньше Эбби не раз улавливала во взгляде Мэта тоску, иногда он печально смотрел вдаль, подолгу оставаясь неподвижным. Эбби не сомневалась, что Мэт тоскует по любимой жене, оставшейся на далёкой Земле. А сейчас выражение у Мэта было совсем другим, оживлённым, в глазах блестел интерес. Эбби искренне обрадовалась, что на лице Мэта не осталось следов тяжёлых переживаний.
    — Я уверен, что Бобби Джо отыщет смысл в этих загогулинах, — сказал Мэт, наклоняясь к креслу Бобби. — Откуда идут эти сигналы? Я понимаю, конечно, что сигналы идут из этого города, который висит здесь на экране, но как найти этот город на равнине, чтобы увидеть его из окна?
    Бобби Джо взял аккорд на клавиатуре компьютера, и рядом с графиком на экране возникло конусообразное здание-маяк; оно начало уменьшаться, как будто камера отодвигалась, и вскоре стал виден весь город под куполом, потом и город стал маленьким, а вокруг появились другие инопланетные города. Наконец, когда картинка замерла, изображение на экране приобрело такой же вид, как вид из окна. Теперь Мэт мог понять, в котором из дальних куполов находится «разумный» источник света.
    — Одну секунду, — сказал Бобби Джо и ещё немного поиграл на клавиатуре. На экране на всех куполах сверху появились зелёные метки в виде крестиков. Затем купола исчезли, остались лишь крестики, один из них стал красным — он обозначал купол, откуда шли цветные сигналы. Потом изображение начало меняться, словно камера поднималась вверх — расстояние между крестиками по вертикали увеличивалось, а в верхней части картинки увеличивалось и расстояние по горизонтали, что означало исчезновение перспективы. Получился вид сверху, то есть карта окрестностей Манхэттена. На экране появилась координатная сетка, одно деление которой равнялось одному километру. Теперь можно было легко видеть, что ближайший к Манхэттену купол находится на расстоянии около десяти километров. Купол, под которым находился передающий сигналы маяк, был раз в пять дальше. Карта была обведена рамкой в виде правильного восьмиугольника. Манхэттен находился точно в его центре, а сигналящий купол — у самого края рамки.
    — Насколько я понимаю, тот купол находится от нас на расстоянии пятидесяти километров? — спросил Мэт у Бобби Джо.
    — Правильно. — Было видно, что Бобу приятно представлять информацию в таком виде, что её может понять даже далёкий от науки человек.
    А Эбби обратила внимание, что ей ещё ни разу не удалось уловить в голосе Боба какой-либо неуверенности или тревоги. Судя по всему, кроме науки, его ничего не интересовало; а то, что произошло с Манхэттеном, для Боба было лишь занимательным научным фактом.
    — А что из того купола нам пытаются сказать? — расспрашивал Мэт бритоголового вундеркинда.
    — И я хотел бы знать это. Попробуем разобраться. Для начала преобразуем их сигналы в звук. — Пальцы Боба забарабанили по клавишам.
    Через минуту все вздрогнули — из громкоговорителя возле экрана понеслись пронзительные птичьи крики. Вскоре наступила относительная тишина, вернее, слышалось шипение, как из радиоприёмника, когда он не настроен ни на одну из станций. Потом приблизительно секунду звучала одна высокая нота.
    — Это надо прокрутить на большей скорости, — решил Бобби.
    Тон шипения резко повысился, а на его фоне послышались частые щелчки.
    — А теперь послушаем на меньшей скорости. — Бобби понизил тон почти до инфразвука. Столы в комнате завибрировали, а ничего вразумительного расслышать всё равно не удалось.
    — Тогда попробуем перевести их сигналы в изображение, — объявил Бобби Джо. — Если предположить, что между каждыми двумя синусоидами они передают одну строку телевизионного кадра, тогда… Для этого мне потребуется некоторое время. Подождите, пожалуйста, часа два.

    Лифт поднял Джулию Крэйвин на сто пятый этаж южного здания Всемирного торгового центра. За столом, положив на него ноги, сидел охранник.
    — Мисс, — сказал он и убрал со стола ноги, — если вы хотите выйти на этом этаже, предъявите какой-нибудь документ.
    — Из-за чего такие строгости? — Джулия протянула охраннику своё журналистское удостоверение.
    — Сюда уже врывались двое сумасшедших и требовали, чтобы им немедленно предоставили возможность поговорить с инопланетянами. — Охранник сверил её фамилию со списком, благо список занимал всего одну страницу. — Всё в порядке, мисс Крэйвин. Идите по этому коридору до конца, там поверните и входите в третью дверь справа.
    В комнате оказалось больше народу, чем Джулия предполагала. Некоторых журналистов она узнала. Узнала также кое-какое оборудование, доставленное сюда с её помощью из телестанции. Джулия надела очки с объективом и видоискателем, включила минивид, висевший на поясе.
    Двое мужчин и две женщины сидели за компьютерами перед огромным экраном, на котором в увеличенном виде изображалась надпись с вершины купола. Вокруг молодого лысого типа, развалившегося в кресле перед компьютером, стояли несколько человек, среди них был и Мэт Шихан. Лысый управлял через компьютер другим огромным экраном, по которому в прямоугольной рамке сновали и мерцали непонятные чёрные и белые знаки. Какие-то светящиеся мелкие пятнышки, похожие на конфетти, внутри рамки быстро бегали в беспорядке.
    Джулия направила объектив своего минивида на увеличенные изображения городов, покрытых прозрачными колпаками. Один из городов состоял как будто из стеклянных домов, в которых на задних лапках ходили существа вроде тараканов. В одном из таких стеклянных домов, только очень большом, дюжина «тараканов» сидела, образовав круг. Очевидно, на этом собрании тараканчики обсуждали что-то важное. В другом стеклянном маленьком домике три «таракана» синхронно плясали.
    Засняв эти занимательные картинки, Джулия снова направила объектив на группу людей у большого экрана, Мэт узнал её и подошёл к ней вместе с блондинкой.
    — Ещё раз спасибо тебе за оборудование, — сказал Мэт, — оно очень нам пригодилось.
    — Вот и прекрасно, я рада за вас. Если понадобится что-то ещё, сразу обращайся к нам.
    Мэт представил Джулии блондинку, начальницу группы переводчиков.
    — Ну тогда, — повернулась Джулия к Мэту, — сделай мне ответное одолжение. Поделись информацией, которую вы скрываете от журналистов.
    — Даже не знаю, что тебе сказать. Мы ведь ничего не скрываем. Самое интересное, наверное, вот на этом экране. На нём мы пытаемся увидеть сигналы, которые посылают нам из города с коническими домами. Пока мы не улавливаем в их посланиях никакого смысла, но, может быть, скоро… — Мэт застыл, словно увидел на экране нечто потрясающее. — Одну минуту. — Мэт подошёл к лысому, сидящему в кресле за компьютером. — Послушай, можешь сделать это изображение треугольным?
    — Треугольным? — удивился лысый.
    — Да. — Мэт показал на изображение города, откуда шёл невнятный сигнал. — Таким же, как их конические дома.
    Лысый задумался, но вдруг радостно закричал:
    — А почему бы и нет? Сейчас.
    Мэт вернулся к Джулии.
    — Это доктор Бобби Джо Брюстер из Колумбийского университета, — показал он на лысого парня. — Он соорудил нам эту замечательную установку.
    Мэт начал показывать Джулии странные города, изображённые на экране с удивительной чёткостью, и рассказывал о них то немногое, что удалось узнать из недолгих ещё наблюдений.
    — Есть! — вскрикнул вдруг Бобби Джо.
    В центре экрана в треугольной рамке по-прежнему беспорядочно суетились «конфетти», но их суета замедлилась.
    — Думаю, мы приближаемся к разгадке, — сообщил Бобби стоящей рядом с ним Эбби, не отрываясь от клавиатуры.
    Треугольная рамка на экране то сплющивалась, то вырастала.

    Джулия с интересом наблюдала, как Бобби Джо быстро перебирает пальцами по клавиатуре компьютера, а рядом на большом экране меняются изображения. Все собравшиеся в помещении притихли. Внутри треугольной рамки на переднем плане образовалось чёткое цветное изображение двух конических объектов, с которых по ступенькам спускались человекообразные существа с коричневой кожей, под ней виднелись белые вены. У них был один глаз в центре лица прямо подо лбом.
    Конусы с существами отодвинулись в сторону, показалось тёмно-синее небо, а в нём чёрный летящий объект, по-видимому, космический корабль. Джулия вспомнила, что такой же корабль она видела на снимке, который случайно успел сделать один фотограф-любитель в момент вознесения Манхэттена с Земли в небо. На экране в треугольной рамке вид немного сместился — теперь на поверхности неизвестной планеты до самого горизонта виднелись скопления конусов, точно такие же, как под тем куполом, откуда исходил цветной сигнал. Скопления конусов соединялись между собой ажурными мостами. Там, где пролетал чёрный корабль, прямо под ним появлялась линия разреза, из неё поднимались клубы пара. Разрез расширялся, как растут трещины во время землетрясения.
    Изображение сместилось таким образом, что на передний план вышла ползущая вперёд расселина в поверхности планеты. На пути разреза появилась огромная квадратная платформа с множеством крапинок. Платформа покоилась на четырёх наклонных опорах, вокруг каждой опоры вилась винтовая лестница. Платформа приблизилась, и Джулия разглядела, что на платформе находится плотная толпа человекоподобных существ. Движущаяся граница трещины дошла до платформы, разрезала её пополам, по пути прокосила в толпе мёртвую полосу. Огромные части платформы начали крениться, с них заскользили вниз тысячи стоявших на платформе.
    Обе части платформы упали на землю, поднялись клубы пыли. Джулия в ужасе наблюдала, как в течение какой-то минуты погибли неисчислимые количества, вероятно, разумных существ.
    Чёрные космические корабли натянули на кусок, вырезанный из планеты, прозрачный пузырь. Экран вспыхнул ослепительным белым светом. Все в ужасе смотрели, как опустошённая планета начала удаляться. Вдруг изображение запрыгало, словно оператор бежал с камерой в руках. Всё выглядело так, как будто снимавший вначале стоял близко к краю вырезанного из планеты куска, а потом, когда этот кусок начал подниматься, быстро побежал к краю и нацелил камеру вниз на удаляющуюся планету.
    Открылся вид с высоты, на которой на Земле обычно летают реактивные пассажирские самолеты. Большая часть поверхности планеты оказалась серой, вода занимала гораздо меньше площади, чем на Земле. Потом камера взметнулась в небо. Теперь оно было чёрным, значит, была достигнута высота, на которой атмосфера планеты кончилась и начался вакуум. Большую часть звёздного неба закрывало нечто огромное и чёрное. Ни одного знакомого созвездия не было видно на этом чужом небе, а вскоре и они исчезли, закрытые надвинувшейся чернотой.
    Камера снова опустилась к удалявшейся планете. На экране появилось изображение части шара, по краю которого тонкой дугой светилась его атмосфера.
    На этот вид сверху начало надвигаться нечто чёрное с горизонтальной нижней границей, как будто на экран опускалась чёрная крышка, и вскоре она закрыла всё изображение. Но в последние три-четыре секунды, пока ещё был виден край планеты, в атмосфере начались яркие вспышки, как будто разразилась мощнейшая гроза.
    Все смотрели на чёрный экран в гробовой тишине. Джулия даже слышала биение своего сердца.
    Экран снова озарился красками — видеозапись повторялась сначала.
    Мэт преодолел волнение и произнёс, обращаясь к Бобу:
    — Если мы предоставим тебе аналогичные видеозаписи о Манхэттене, ты сможешь передать их в тот город?
    — Может быть, но для этого понадобится кое-что сделать. Труднее всего будет сконструировать подходящий передатчик. У нас практически все передающие устройства излучают сигнал в узкой области спектра, а у них световой сигнал перекрывает весь видимый диапазон и даже выходит за его пределы в ультрафиолетовую область. Но есть надежда, что нам тоже удастся соорудить нечто подобное.
    — Хорошо. Если тебе понадобится какое-нибудь оборудование или ещё что-нибудь, сразу обращайся ко мне. — Мэт повернулся к Джулии: — У вас на станции, кажется, хранится много видеозаписей, как вырезали Манхэттен. Ты можешь поручить кому-нибудь смонтировать из этих записей примерно такой же фильм, как тот, что мы только что видели?
    Потрясённая Джулия кивнула, не способная произнести ни слова.

    Дорина Андервуд подняла от текста глаза, посмотрела прямо в объектив видеокамеры. Очередное ежевечернее обращение мэра к жителям города подходило к концу, и слава Богу, потому что у Дорины ещё не улеглось волнение после неприятного разговора на повышенных тонах с генеральным секретарём ООН Оскаром Анклхантом. Он упрямо внушал ей, что человечество столкнулось с небывалой угрозой инопланетного происхождения, а Дорина считала, что её город должен установить с инопланетянами контакт. Они не пришли к согласию. У Дорины большая часть её сотрудников и целый район подчинённого ей Нью-Йорка остались в её распоряжении, в то время как в подчинении Оскара осталась кучка делегатов, в прямом смысле оторванных от своих стран.
    Поначалу Оскар упорствовал, настаивал, что именно он является законным представителем всего человечества, а потому вся власть должна перейти к нему. Наконец Дорина устала от бестолковых препирательств и напрямую спросила его: сколько в его распоряжении осталось людей? Тот вынужден был назвать, небольшое число, и тут Дорина выдвинула свой главный козырь: у неё в тысячи раз больше людей, в её распоряжении все средства города, а значит, она тут единственная хозяйка.
    Чтобы утешить поверженного противника, Дорина в заключение беседы поблагодарила за помощь в предоставлении переводчиков.
    — Итак, — бодрым тоном продолжила Дорина свою речь, — я рада вам сообщить, что ограничения на потребление воды в туалетах уже сняты, а завтра начнут вывозить мусор. Я хочу предостеречь вас лишь против одного — не выбрасывайте вещи; которые ещё, может быть, вам пригодятся. После моего выступления вашему вниманию будут предложены номера телефонов, по которым медицинскую помощь могут вызвать те из вас, кто сейчас мучается абстинентным синдромом. Некоторые из вас под влиянием стрессовой ситуации приняли, возможно, слишком большие дозы наркотиков или алкоголя, но теперь врачи могут облегчить вам похмелье или ломку. Те страдальцы, у кого кончились сигареты, тоже могут получить медицинскую помощь. Учтите, ни сигарет, ни наркотиков, ни спиртных напитков нам брать негде, так что отвыкать от вредных привычек придётся всем. Химические лаборатории будут производить только самое необходимое, поскольку все химические реактивы взяты на строгий учёт.
    Дорина, конечно, понимала, что запасы наркотиков у наркодельцов далеко не сразу будут исчерпаны, поэтому наркомания может стать бедствием в чрезвычайных условиях. Ей пришлось войти в контакт с главой итальянских мафиозных кланов, который пообещал проконтролировать деятельность гангстеров для решения проблемы с наркотиками, как это было во время Второй мировой войны. Всего неделю назад за такие откровенные признания в руководстве мафией Дорина засадила бы этого главаря в тюрьму, но теперь Манхэттен не имеет права пренебрегать ничьей помощью.
    — Несколько слов по поводу питания, — продолжила Дорина свою речь перед видеокамерой. — Мне известно, что люди брезгуют брать пищу из ёмкостей, в которых раньше возили цементный раствор, а некоторые отказываются принимать эту пищу из протеста — ведь нам её дают захватчики, взявшие нас в плен или в свой зоопарк, называйте это как вам угодно. Я могу понять этих людей, но ведь у нас нет выбора. Запасы продуктов в городе скоро кончатся. Отвечаю на вопрос, который чаще других вы задаёте, звоня на телевидение. Многие недоумевают, зачем мы пытаемся установить контакты с нашими соседями по несчастью, с инопланетянами, чьи города тоже перенесены на эту серую планету и изолированы прозрачными куполами. Дело в том, что мы хотим получить как можно больше полезной информации. Именно с этой целью мы расшифровываем и надпись на вершине нашего купола. Я не хочу обманывать вас преждевременными обещаниями, но мы надеемся, что добытые нами сведения, возможно, помогут нам вернуться на Землю. Нам нельзя оставаться в информационной изоляции — тогда наши шансы на возвращение уменьшатся. Сейчас из-за непонимания свершившегося по Манхэттену ходит много слухов и всевозможных теорий по поводу того, зачем нас вырвали из Земли и переместили сюда. Одни уверены, что нас взяли в качестве подопытных кроликов для биологических или социологических экспериментов, другие — паникёры — боятся, что захватчики будут пожирать нас. Вот поэтому мы и должны исследовать всё, чтобы, возможно, найти верный ответ и принимать даже в этих условиях правильные решения. Надо действовать, а не трусливо ждать худшего или, подобно страусам, «прятать голову в песок». Нью-Йорк славен отнюдь не трусами.

    Стюарт Лунд в своей больничной палате с возмущением выключил телевизор — что за чепуху несёт мэрша? Неужели она не понимает, что письмена на вершине купола сотворены Богом? Неужели не ясно, что Манхэттен — это второй Ноев ковчег?
    Конечно, не исключена и другая возможность — вознесение Манхэттена означает наступление тысячелетнего царствия Христова. Но ведь в Апокалипсисе предсказано, что в это царствие войдут лишь самые благочестивые, самые достойные люди, а в Манхэттене, при всём уважении к его жителям, собрались не только одни праведники. Кроме того, многие достойные люди остались за пределами Манхэттена. Таким образом, получается, что вторая возможность отпадает.
    Стюарт знал, что для правильной расшифровки Божественного послания, начертанного на куполе, нужен именно он, Стюарт, а не собрание атеистов-богохульников, называющих себя учёными и переводчиками.

    Мэт проснулся на раскладушке в пустом кабинете в здании Всемирного торгового центра. Опять снилась Надя. Он думал о причинах разлада с ней, вспоминались неприятные подробности, душевная рана ещё не зажила.
    Но что значит его личное горе по сравнению со случившимся? Никогда он ещё не был так нужен людям! Это утешало.
    Мэт стряхнул с себя тяжкие воспоминания, глубоко вздохнул и встал с раскладушки, подошёл к окну. Мысли сосредоточились на городах под куполами.
    Через несколько минут он уже был в своём «штабе». Оказалось, что Бобби Джо снова пришёл сюда раньше Мэта и уже потыкивал в клавиши компьютера.
    — Новости есть?
    — Нет пока. Но я уверен, что наш сигнал доходит до них.
    — Мы передаём им… — Мэт посмотрел на часы, — уже почти сорок восемь часов. Пора бы им понять, что мы отвечаем на их сигнал. Почему они не передают нам ничего в ответ и не дают знать, что они приняли наш сигнал?
    — И я хотел бы знать это.
    — Может быть, атмосфера за куполом поглощает сильнее, чем мы рассчитывали? Или наш сигнал слишком слабый?
    — Нет. Мне удалось поймать отражение нашего сигнала от их купола, и по всем расчётам выходит, что наш сигнал доходит до них достаточно сильным.
    Вошла Эбби:
    — Привет всем! Как продвигается расшифровка надписи?
    — Пока никак. Мы чувствуем себя полными идиотами.
    — Ничего, никто вас не упрекает. Все понимают, какая это непростая работа. Конечно, существа, которые написали эту непонятность, совсем не похожи на нас.

    — Значит, вы хотите проделать дыру в куполе? — переспросила Дорина Андервуд. — Не слишком ли это?
    На совещание у мэра Мэт Шихан привёл с собой несколько человек из своей команды.
    — Миссис мэр, я понимаю, что наша затея некоторым может показаться чересчур авантюрной, — начал объяснять Мэт. — Но мы всё продумали, прежде чем вынести эту идею на ваш суд. Если не возражаете, я приведу некоторые доводы.
    — Слушаю вас.
    — Во-первых, всё говорит за то, что если мы ничего не будем предпринимать, то останемся здесь надолго, а скорее всего навсегда. До сих пор наши похитители не пожелали общаться с нами, если не считать надписи, сделанной ими на куполе. Мы во все стороны посылали сигналы на всех частотах, и радиосигналы, и световые, но нам никто не отвечает. Понятно, что у инопланетян могут возникнуть трудности с расшифровкой наших сообщений, так же, как и мы не можем понять их. Но никаких сообщений, никаких сигналов от них ещё просто нет. То ли они не улавливают наши сигналы, то ли не хотят с нами общаться. У нас, видимо, остаётся только один способ ускорить наше возвращение на Землю — выбраться из-под купола.
    — Возможно, что и так. А что если они просто-напросто выбросят нас в открытый космос? — возразила Дорина.
    — Да, дело это рискованное.
    Мэт производил хорошее впечатление, честно признавал, что в его предложении заключается немало риска. Если он всё же настаивает на своём предложении, то значит, оно действительно хорошо продумано.
    — Ладно, продолжайте, полковник Шихан.
    — Итак, для начала доложу о проделанной нами работе. — Мэт показал рукой на бритого парня. — Это доктор Брюстер из Колумбийского университета. Он проделал здесь спектроскопические исследования атмосферы этой планеты, а также атмосфер под другими куполами. Эти исследования показали, что атмосфера планеты по составу сходна с земным воздухом, только разрежена, как в горах, но для дыхания она вполне пригодна. Приблизительно восемьдесят процентов куполов заключают в себе атмосферы, состоящие из смеси азота и кислорода. Они также содержат незначительный процент двуокиси углерода и водяных паров и ещё более незначительные примеси безвредных газов. Под некоторыми куполами человеку может понадобиться кислородная маска, но в большинстве куполов атмосфера совершенно безопасна для дыхания.
    Барнаби слушал Мэта с нарастающим интересом. Дождавшись в речи Мэта крохотной паузы, он тут же быстро спросил:
    — Я ни в коем случае не сомневаюсь в истинности результатов ваших исследований. По химическому составу атмосфера планеты нам, конечно, подходит. Но вдруг в этой атмосфере есть вредные для нас микробы?
    — Правильное замечание, — кивнул Мэт. — Мы не только подвергнемся опасности влияния чужих микробов, но внесём в атмосферу этой планеты и свои микробы, которые могут оказаться вредными для других существ. По этому вопросу вам ответит доктор Розенталь, она микробиолог, тоже из Колумбийского университета. — Мэт сделал ей приглашающий жест.
    — Как уже упомянул мистер Шихан, — начала она, — некоторый риск есть. Наша наука доказала, что многие микроорганизмы действуют избирательно. Например, некоторые микробы и вирусы, вызывающие болезни у людей, безопасны для большинства млекопитающих, а также для пресмыкающихся, земноводных, птиц и других живых существ. С большой вероятностью можно предположить, что микроорганизмы, обитающие в атмосфере этой планеты, не угрожают нам какими-нибудь опасностями. Справедливо и обратное утверждение, что наши микробы скорее всего будут безопасны для инопланетян. Тем не менее план мистера Шихана предусматривает меры предосторожности на тот случай, если опасность всё-таки обнаружится. Лично я считаю, что риск погибнуть от заражения инопланетными микробами меньше, чем риск остаться под этим куполом навечно.
    — Спасибо, — снова взял слово Мэт. — Хочу обратить внимание всех присутствующих, что ключевым моментом для принятия решения является вопрос о том, хотим ли мы себе пожизненного заключения в этой тюрьме под куполом или мы должны попытаться вырваться на свободу.
    — Но не следует забывать, что есть и такие, кто предпочёл бы долгую жизнь в тюрьме короткой жизни на воле, — заметила Дорина.
    — Согласен, миссис мэр. Мы предусмотрели и это. Те добровольцы, которые выйдут за пределы купола, будут изолированы от прочих, так что в случае опасного заражения смельчаков остальное население не пострадает.
    — Хорошо. Слушаем вас дальше. — Дорина была довольна, что руководителем команды учёных и переводчиков был назначен именно этот человек. Мэт заранее продумывает ответы на все вопросы, находит убедительные доводы.
    — Ещё одно соображение в пользу выхода из-под купола состоит в том, что мы получим возможность общаться с обитателями других городов. Установить с ними контакт на расстоянии до сих пор не получилось. Переводчики утверждают, что диалог с близкого расстояния позволит намного ускорить освоение инопланетных языков. В самом деле, если я, к примеру, нахожусь с иностранцем в одной комнате, тогда я могу показать ему на стул и при этом произнести слово «стул», а иностранец может в ответ назвать стул на своём языке. Разумеется, и в такой ситуации возможны недоразумения, например, у нас жест, указывающий на стул, может означать «садитесь, пожалуйста». Может также случиться, что иностранец подумает, что, показывая на стул, я хочу сказать, что он сделан из дерева, а потому слово «стул» переведёт для себя как «дерево». Но согласитесь, при достаточно долгом общении можно избежать подобных недоразумений и составить правильный словарь. А пока у нас есть лишь односторонние попытки общения. Тем не менее мы не будем прерывать работы и в этом направлении. Наши специалисты и дальше будут посылать радиосигналы и световые сигналы к нашим соседям.
    — Ваши аргументы выглядят весьма убедительно. А если вы не сможете проделать в куполе дырку? — задала последний вопрос Дорина.
    — Тогда нам придётся меньше рисковать.

    — Неужели вы всерьёз рассчитываете прорезать дыру этой штуковиной? — спросил Мэт у Руди Санчеза.
    Они стояли на траве в Бэттери-Парке и смотрели на сварщика с ацетиленовой горелкой, запаянной в большой прозрачный пластмассовый шар, герметически пристыкованный к стене купола.
    — На всякий случай надо попробовать. Правильно?
    Для первой попытки «пощупать» материал купола на прочность был избран резак с алмазной режущей кромкой. Как ни старались, но оставить хоть сколько-нибудь заметную царапину на стене купола алмазом не удалось. Потом испробовали многотонную кувалду с острым наконечником из карбида вольфрама и опять ничего не добились. Ничего не дали и попытки протравить в стене дыру всевозможными кислотами, щелочами и прочими едкими химреактивами. Некоторого результата сумели достичь с помощью сверхмощного лазера. Правда, его луч светил сквозь прозрачную стену, ничуть не повреждая её, но зато в том месте равнины, куда упирался луч, серая поверхность заметно нагрелась и обесцветилась, в результате чего получилось пятно как «памятник великим человеческим достижениям».
    Теперь Руди махнул сварщику рукой, и процесс пошёл — пламя горелки вспыхнуло, сварщик принялся за работу.
    Минут пять белый огонь горел у стены, потом сварщик выключил газ, пламя с хлопком погасло. Но со стеной почему-то ничего не произошло.
    Мэт и Руди молча сидели и ждали Боба. Тот появился, сокрушённо покачивая головой.
    — Хреновато, — объявил Бобби Джо, приблизившись. — Я измерил температуру купола в метре от пламени горелки, в десяти метрах и в сотне метрах.
    — Ну? Температуры одинаковые? — догадался Руди.
    — Так точно. Температура всюду поднялась на несколько сотых градуса. Этот прозрачный материал необыкновенно сильно проводит тепло. Нам никак не удастся сосредоточить высокую температуру локально на этой стене, потому что температура стремительно выравнивается по всей поверхности купола.
    — Похоже, сейчас со стеной мы ничего сделать не сможем.
    — Ну тогда, — вздохнул Мэт, — поехали обратно.

    Караван грузовиков въехал в Бэттери-Туннель, ведущий в южном направлении к Бруклину. На границе Манхэттена туннель был наглухо перегорожен стеной купола, но здесь она была тёмного цвета. Туннель до сих пор был забит брошенными автомашинами, не убранными после катастрофы. Два грузовика, замыкавших караван, остановились на полпути, из них вышли люди и начали устанавливать в этом месте туннеля герметичную перегородку. Остальные грузовики поехали дальше к концу туннеля.
    Освещение было включено, вентиляторы работали, воздуха в туннеле, по расчётам, должно было хватить на время работ по пролому стены, заблокировавшей выход. Передний грузовик остановился метров за пятнадцать до закрытого выхода. Трупы давно убраны, но были видны пятна засохшей крови и машинного масла.
    Мэт осмотрел поверхность чёрной стены. Вспомнил, что точно такая же стена внезапно перегородила туннель, когда он в день катастрофы ехал в метро. На ощупь поверхность стены напоминала сварочное железо, а сама стена была наклонена под углом градусов в сорок пять. Мэт поскрёб пальцами шероховатую стену, нащупал маленькие рубчики.
    — Дай молоток, — сказал он, повернувшись к Руди.
    Руди поставил ящик с инструментами на запятнанный кровью бетон, достал молоток с круглым бойком.
    Мэт размахнулся и ударил молотком в чёрный барьер. Молоток отскочил от стены, как от упругой стали.
    — Вот так да! Не очень-то обнадёживает.
    — Из чего эта стена могла образоваться? — спросил Мэт Руди. Из других грузовиков подошли ещё люди с разнообразной техникой для штурма инопланетного материала.
    — Видели только лазерный луч, когда стена возникла. Но я уверен, что она сделана не из расплавленной горной породы. Некоторые слышали частые взрывы. Металлурги предполагают, что инопланетный корабль выстреливал специальные снаряды в щель, рассечённую лазером, а внутри щели снаряды взрывались и выплёскивали расплавленный материал, который быстро застыл и образовал эту стену. Похоже, под городом купол переходит в конус.
    — Между прочим, металлурги выяснили, что материал купола намагничен, причём направление намагничивания совпадает с силовыми линиями магнитного поля Земли. Из этого металлурги делают вывод, что вначале материал был жидким, что позволило магнитным диполям выстроиться в направлении магнитных линий, и только потом этот жидкий материал застыл, так и оставшись намагниченным.
    — Если эта теория верна и если мы не сможем пробить стену в этом месте, тогда можно попробовать другую возможность. Не исключено, что в самом низу конуса на его острие есть дыра. Нам осталось только продолбить туннель сквозь гранит вниз до самого дна.
    — Неплохая идея, а главное, простая! — хохотнул Руди. — Можно вычислить, на какую глубину нам придётся копать. Для этого надо всего лишь измерить угол наклона этой стены. Но можно сразу прикинуть, что дно конуса лежит на глубине около километра.

    Джулия Крэйвин предъявила охраннику удостоверение и вошла в туннель. Впереди светились жёлтые фары грузовиков. По привычке Джулия сразу включила свой минивид и начала на ходу съёмку. Вдали зажёгся тоненький, но яркий лучик, медленно посыпались искры.
    На заднем бампере электромобиля сидел Руди Санчез. Он выглядел уставшим, но улыбнулся, здороваясь.
    У стены, заблокировавшей выход из туннеля, какой-то агрегат по-прежнему сыпал искрами.
    — Ты веришь, что вам удастся прорваться наружу? — спросила Джулия.
    — Не знаю. Наверное, репортёрам такие ответы не нравятся?
    — Нравятся, если ответы честные.
    — Я сказал правду. Чем только мы не пробовали взять эту стену! И кислотами, и алмазными бурами, и автогеном, и другими сварочными методами. — Руди показал на искры. — Ничего не берёт.
    — Зачем вы тогда продолжаете попытки, если не верите в успех?
    — Я ещё надеюсь, потому что у каждого материала есть слабое место. Может быть, мы подберём ключ и к этой чёртовой стенке.
    Руди задумался:
    — Ты когда-нибудь пробовала рвать газеты?
    — Конечно.
    — Если ты хоть раз вырывала из газеты статью, то, наверное, заметила, что в вертикальном направлении газета рвётся легче, чем в горизонтальном. По крайней мере рвать ровно по горизонтали труднеё, значит, в этом направлении бумага прочнее.
    — Ну и что?
    — Волокна, из которых сделана бумага, расположены в определённом порядке. Подобные свойства встречаются не только у бумаги, но и у других материалов. Бывают, например, такие стержни, которые выдерживают напряжение на разрыв в несколько тонн, если такой стержень растягивать за концы. Но тот же стержень можно легко согнуть и сломать, как прутик. Вот мы и пытаемся найти у стены купола её уязвимое место.
    — Ты великолепно объясняешь, — похвалила Джулия.
    Фейерверк искр у стены прекратился. К Руди подошёл парень и доложил:
    — Никакого результата. Шесть раз нагревали и охлаждали, а толку всё нет.
    Руди сделал в своём блокноте пометку:
    — Скажи, пожалуйста, твоему сменщику, что теперь его очередь.
    И парень пошёл обратно к стене.
    — А какой способ будете испытывать теперь? — спросила у Руди Джулия.
    — Поверхность купола в этом месте соткана из огромного количества тонких волокон, которые сходятся книзу и соединяются на дне конуса. Приблизительно так будет выглядеть поверхность занавески, если её собрать внизу в пучок. Здесь, на поверхности стены, мелкие складки можно даже нащупать рукой, Так вот, мы сделали мощный расширитель, который попытается раздвинуть складки.
    Джулия вслед за Руди подошла ближе к чёрной стене. Рядом стоял грузовик, на котором сзади было установлено что-то похожее на широкие блестящие металлические челюсти. Джулия нацелила свой минивид.
    Грузовик дал задний ход, упёрся металлическими челюстями в стену. Водитель вышел из кабины к пульту управления, расположенному у лебёдки, смонтированной на боку грузовика.
    — Эта лебёдка, — пояснил Джулии Руди, — сместит верхнюю и нижнюю челюсти в разные стороны и раздвинет складки, если, конечно, получится.
    Водитель грузовика нажал кнопки на пульте управления, взглянул на маленький дисплей и быстро вернулся в кабину. Лебёдка натужно загудела, а потом вдруг раздался громкий лязг, как будто сломалось что-то железное.
    — Похоже, что-то не так? — засомневалась Джулия.
    — И мне так кажется.
    Грузовик отъехал от стены, и механики нашли сломанную деталь. Значит, этот способ тоже не годится.
    — У тебя есть ещё идеи?
    — Часто правильной оказывается последняя идея, особенно в трудном деле.
    — Всегда?

    Последней идеей было решение пустить в ход дипольный осциллятор. Сил и энтузиазма у Руди уже не осталось, но он всё же пришёл посмотреть, что получится.
    — Руди, что сейчас произойдёт? — бодро спросила Джулия.
    — Это можно сравнить с микроволновой печью. Но у нас блюдо находится вне печи. В микроволновой печи электромагнитное поле меняется с большой частотой, из-за этого молекулы, которые представляют собой электрические диполи, поворачиваются то в одну, то в противоположную сторону вслед за изменяющимся полем. Из-за таких поворотов между молекулами возникает трение, а из-за трения выделяется тепло. В древности люди добывали огонь тоже трением, только они тёрли друг о друга две деревяшки, а мы трём молекулы. Наше устройство отличается от микроволновой печи ещё тем, что в микроволновой печи поворачиваются электрические диполи, например, молекулы воды, а здесь мы собираемся поворачивать магнитные диполи, так называемые домены. Приблизительно так же стирают звук с магнитофонной ленты, то есть размагничивают её, но в нашем случае магнитное поле на много порядков сильнее, чем в магнитофоне, а кроме того, это поле можно сфокусировать в маленькое пятнышко на стене. Теоретически таким способом можно попытаться разрушить стену.
    Такое доступное объяснение вполне удовлетворило Джулию.
    У чёрной стены стоял большой грузовик, а на нём была установка с конусом, обращённым острием к стене, которое почти касалось её. Что-то щёлкнуло, и установка включилась, громко загудела. На стене напротив острия конуса появилось раскалённое светящееся пятно. Пока установка жужжала, яркость и величина пятна не менялись. Вдруг послышался знакомый щелчок, установка выключилась, и пятно на стене быстро погасло.
    Это означало, что текстура поверхности здесь изменилась!
    Руди воодушевился, подбежал к стене. Рубчики на поверхности пятна оплыли, явно слегка подплавились, а цвет пятна стал серым. Размером пятно было примерно с ноготь. Руди взял обычную отвертку и потыкал ею в обгоревшее пятнышко. Посыпалась мелкая шелуха и пыль. У Руди от радости заколотилось сердце.
    Когда свечение погасло, жеребьёвкой быстро определили счастливца, которому вручили кувалду для удара в пятно. Этим счастливчиком оказался мускулистый мужик, который вдарил тяжёлой кувалдой со всего размаха и попал в самый центр пятна. Секунду или две пятно вибрировало и вдруг лопнуло.
    Как только Руди и другие специалисты ещё раз убедились, что воздух за куполом пригоден для дыхания, они подошли к дырке в стене для подробного осмотра. Внутри пятна весь чёрный материал выкрошился, но остались волокна, похожие на грязные проволочки, расположенные вертикально.
    Кто-то потрогал одну такую проволочку — она оказалась более гибкой, чем струна рояля. Другой вставил в отверстие лом и попытался порвать волокно, но оно не поддалось.
    Принесли домкрат, вертикально поставили на него лом, а другим концом лома подцепили одно волокно. Рабочий взялся за рычаг домкрата и не спеша стал качать. Лом медленно начал натягивать волокно. Когда оно растянулось сантиметров на тридцать, работать рычагом домкрата стало так трудно, что казалось, вот-вот он уже не поддастся. Рабочий налёг на рычаг изо всех сил, и в этот момент волокно наконец с треском порвалось, лом упал и загремел по дну туннеля.
    — Есть! — заорал Руди. — Дело сделано! Теперь это лишь вопрос времени. Идея оказалась верна, осталась лишь ручная работа.
    Лишь через несколько минут, когда бригада начала прожигать в стене дырки по периметру нарисованной на стене двери, Руди понял, что он не только счастлив, но и немного напуган. Что их ждёт за стеной?
    Появилась надежда, что на волю они выберутся.

Глава 5
СЕРАЯ МАССА

    Дорога пошла под уклон, Мэт Шихан приближался к Бэттери-Туннелю в южной части Манхэттена. Цифровая аудиостанция Манхэттена вышла из строя во время его захвата инопланетянами, работала только радиостанция с частотной модуляцией, но и её сигнал постепенно затухал по мере того, как машина Мэта глубже забиралась в туннель. Знакомая музыка, врывавшаяся в салон из стереоколонок автомобиля, заглохла. Сейчас это было кстати — мелодия напоминала о путешествии с Надей в окрестностях Рио-де-Жанейро и навевала грусть.
    Через санитарный пропускник идти надо было пешком. Здесь одежду и кожу Мэта обработали жуткой смесью мерзопакостных дезинфицирующих веществ — рекомендация «комиссии по наблюдению за здоровьем населения», ни один из членов которой, по-видимому, не испытал на себе подобной санобработки. Мэт с большим удовольствием сидел бы спокойно в своей конторе в ВТЦ рядом с Эбби и другими переводчицами, но они, похоже, в его помощи не очень-то нуждались, а посмотреть дыру в чёрной стене ему очень хотелось. Вот Мэт и решил съездить туда.
    За санпропускником стояли грузовики по правой стороне туннеля. Около чёрной стены, перегородившей туннель, собрались какие-то люди.
    На большом ящике сидели Руди и Джулия. Мэт подошёл к ним сзади, хлопнул друга по плечу, поприветствовал обоих — лица их выражали превосходное настроение. Минивид у Джулии был выключен.
    — Уже недолго осталось, — начал объяснять Руди Мэту, показывая на большой квадрат, вырезанный на чёрной стене. — По периметру дверной коробки, то есть по периметру квадрата, чёрный материал уже разрушен, теперь осталось только перерезать вертикальные волокна, удерживавшие вырезанный квадрат. Рабочие рвут последние волокна на верхней стороне квадрата.
    — Значит, я не опоздал к историческому событию.
    — А у тебя как дела?
    — Плохо. Бобби Джо ломает голову, почему передающий купол не отвечает на наши сигналы. Я тоже никак не могу понять этого, хотя они достаточно мощные. — Мэт бросил взгляд на людей у стены, где работа подходила к концу.
    — Не слишком ли ты много работаешь? — обеспокоенно спросил Руди. — Ты выглядишь очень усталым.
    — Все мы теперь немного усталые.
    — Готово! — раздался крик из толпы у проломленной стены.
    Руди, Джулия и Мэт кинулись посмотреть на открывшуюся свободу. Джулия по пути быстренько включила минивид. Рабочие всунули в верхний разрез ломики и отколупнули вырезанный квадрат — он медленно упал внутрь туннеля, как подъёмный мост откидывается от стены замка, только вместо петель здесь нижняя сторона квадрата держалась на гибких волокнах. За открывшейся «дверью» оказалась сплошная масса такого же серого цвета, как и поверхность равнины за куполом.
    Квадратная «дверь» плашмя упала на пол туннеля. Этот лист из чёрного материала оказался толщиной с бумагу, но практически не гнулся даже тогда, когда на нём попрыгал мощный рабочий.
    — Зверский материал, — уважительно отозвался он.
    А Мэт подумал, что если серая масса окажется такой же прочной, то не скоро им удастся отсюда выбраться.
    Рабочий в рукавицах слегка размахнулся молотком и слабо ударил по серому веществу. Посмотрел на след от молотка, размахнулся и ударил сильнее. Послышался глухой звук. Теперь на серой стене отчётливо виднелась вмятина. Все почувствовали облегчение — стало ясно, что совладать с таким материалом будет возможно.
    Руди наступил на чёрный квадратный лист, подошёл к серой стене вплотную, надел перчатки, вынул из кармана складной ножик и попробовал серую массу лезвием. Оно вошло в массу, как в мягкую глину, Руди отрезал ломтик, подозвал лаборантку с герметически закрывающимся стаканом и положил в него серый ломтик.
    — Хорошо поработали, — обратился Руди ко всем своим подчинённым. — Скоро химики скажут нам, безопасна ли для здоровья эта серая глина. Но главное, что теперь мы без труда выберемся на поверхность. А пока сделайте перерыв.
    Большинство рабочих отошли для отдыха в глубь туннеля, но один остался.
    — Давай попробуем, насколько глубоко она войдёт, — показал он Руди длинную отвёртку.
    Руди решил провести эксперимент лично. Взял у рабочего отвёртку и ткнул ею в серую стену — отвёртка вошла по самую ручку. А когда он вынул отвёртку, на ней не оказалось никаких следов серой массы.
    — Это вещество имеет консистенцию глины для лепки, — сказал он Мэту.
    Мэт, Руди и Джулия провели у стены почти час, исследуя её и обсуждая перспективы, когда вернулась лаборантка и сообщила, что серая масса безопасна для людей, но только её нельзя есть. Анализы также показали следующее: величина водородного показателя pH говорит о нейтральности этой среды; это вещество не пожароопасно и не взрывоопасно; вещество не даёт вредной для лёгких пыли, какую даёт, например, асбест; вещество не выделяет вредных газов. Значит, серое вещество столь же безопасно, как и обычная глина. Тем не менее лаборантка на всякий случай взяла ещё большую, чем прежде, порцию серой массы для более тщательных анализов.
    Руди доложил подчинённым о результатах этих лабораторных анализов, потом нарезал ломтики серой глины и раздал всем для осмотра, словно ломтики сыра. Мэт принюхался — глина не имела запаха:
    — В этой глине нам надо проложить туннель, но как это сделать, я ещё не знаю. Всех прошу подумать и найти лучший способ.
    Мэт помял в руке кусок серой массы. Она не была липкой. Он начал вытягивать этот комок глины. Из комка получилась тонкая колбаска вроде карандаша, а потом в самом тонком месте она порвалась. Разорванные части легко слиплись вместе.
    Присутствовавшие стали исследовать выданные им ломтики, ища методы испытаний. Кто-то положил комок на пол и ударил по нему молотком, кто-то пытался поджечь серую глину спичкой. При всех экспериментах масса вела себя как самая настоящая земная глина.
    Один из рабочих взял лопату, глубоко копнул серую стену, вынул полную лопату, вывалил глину на пол и внёс первое предложение:
    — Давайте рыть туннель лопатами.

    Эбби вошла в комнату, в которой расположился наблюдательный пост команды Мэта в здании Всемирного торгового центра. Мэт задумчиво смотрел в окно.
    — Что ты скажешь, если я предложу тебе поужинать сегодня вместе? — обратилась к нему Эбби.
    — Ты что, обнаружила тайник с настоящей едой? — спросил, улыбаясь, Мэт.
    — К сожалению, нет. Но можно устроить пикник на крыше, это всё-таки хоть какое-то разнообразие.
    — Идёт. Хорошая идея.
    До «заката» оставался ещё час, когда они поднялись на крышу небоскрёба ВТЦ. Мэт нёс с собой литровую пластмассовую бутыль с водой, а Эбби — пару бумажных стаканчиков и банку с «питательными пилюлями», то есть с зелёным «кроличьим кормом».
    Мэт смотрел вдаль на купола, его взгляд на секунду принял то самое тоскливое выражение, которое Эбби так не любила.
    — Ты уверена, что сможешь прожить без вида на Гудзон?
    — Трудно сказать. Ты веришь, что мы когда-нибудь увидим Гудзон?
    — Хотелось бы верить. Но я совсем не уверен, что смогу просидеть на этой зелёной диете всю оставшуюся жизнь.
    — Как продвигаются работы в туннеле? — Эбби налила в бумажные стаканчики воды.
    — Когда я уходил оттуда, было прокопано два метра в серой массе, которая находится за стеной пузыря. Под землёй стена пузыря чёрная, а серая масса за пузырём похожа на глину. Если всё пойдёт нормально, сегодня ход будет прорыт до самой поверхности.
    — Ну, выйдут они, а что дальше? Любой заключенный, совершивший побег из нашей тюрьмы, будет немедленно возвращён хозяевами обратно? Или прилетит огромное насекомое и испепелит нарушителя чудовищным оружием?
    — Всякое возможно. Мы не знаем, следят ли постоянно инопланетяне за нами. Руди предложил натянуть над джипом брезент, выкрашенный под цвет серой равнины, и таким образом замаскировать его, скрыв от глаз захватчиков. Не знаю, поможет ли это, но, во всяком случае, вырваться из-под купола стоит.
    Эбби заметила, что чувствует себя рядом с Мэтом очень спокойно, что общение с ним наедине доставляет ей особенное удовольствие.
    — Ты хочешь участвовать в поездке к другим куполам?
    — Конечно.
    — Это может оказаться опасным.
    — Я готова. Думаю, тебе понадобятся добровольцы из числа переводчиков для таких поездок.
    Мэт промолчал, лишь улыбнулся на это.
    — Отвечай! Разве не так? — настойчиво повторила Эбби.
    — Ладно, я возьму тебя. Нам действительно нужны переводчики.
    Эбби ощутила сильное волнение — от сознания, что придётся встретиться с опасностью или от того, что, рискуя, она будет рядом с Мэтом?
    — Спасибо, что не очень долго терзал меня неопределённостью.
    — Я тебя?! Боже упаси! Это ты меня терзаешь, постоянно дразнишь собой.
    — А такое поддразнивание тебе нравится? — Эбби подвинулась к нему и заглянула ему в глаза. Было видно, что «такое поддразнивание» ему нравится.
    — При других обстоятельствах это мне очень понравилось бы, — ответил наконец Мэт.
    Эбби не решилась спросить, что это за «другие обстоятельства» — может быть, он думал об оставшейся на Земле жене?

    Манхэттен населяют представители более ста национальностей, народностей и племён, считающих себя коренными американцами. Незадолго до похищения Манхэттена на этот остров съехались со всех концов Америки делегата от многих индейских племён — съезд их проходил на Бродвее в Галерее сообщества американских индейцев. Они шутили, что когда-то белые люди похитили Манхэттен у индейцев, а теперь кто-то похитил Манхэттен у белых.

    Полицейский, дежуривший у входа в туннель, сразу узнал Руди Санчеза и пропустил его. Руди в задумчивости побрёл к концу туннеля, где вчера в серой массе прорыли ход длиной в несколько метров. У него было трудное детство, голодные студенческие годы, и он, став прилично зарабатывать, всегда делал запасы вкусной еды. Целеустремлённый Руди осуществил свою детскую мечту, но вот опять приходится жрать отвратительный корм, который ему бросают проклятые захватчики.
    Руди прошёл через санпропускник. Почувствовал, что впереди явно было что-то не так.
    Был ранний час. Рабочих ещё не было, охранник спал. Руди подошёл к концу туннеля.
    Там, где вчера в квадратном проёме начинался ход наверх, была сплошная серая масса, выпиравшая из квадратной дыры внутрь Бэттери-Туннеля. За ночь заплыл весь прорытый ход, но коварная масса не остановилась, а вылезла из квадрата почти на метр, как перестоявшее тесто, грозя со временем заполнить собой весь туннель.
    Руди присел на корточки у серой массы, ткнул в неё молотком. Она была такая же, как и вчера. Вдруг Руди догадался, что эта масса не мягкая глина, а только очень вязкая. Он нашёл поблизости камушек и воткнул его в массу на сантиметр. Поначалу вмятина казалась неподвижной, но уже через минуту стало заметно, что ямка медленно затягивается.
    Руди влез на борт кузова самосвала, куда рабочие вчера бросали лопатами выкопанную серую массу. Вместо неровной кучи глины теперь здесь было что-то гладкое, расплывшееся, напоминающее опару теста. Серый «пирог» был высотой с метр, но масса, очевидно, продолжала не спеша расплываться дальше и уже начинала заполнять углы кузова. Руди прикинул, что через сутки эта куча превратится в ровный слой, будто в кузов налит цементный раствор. На стекле острые края оплывают за годы, а эта масса по вязкости, как видно, находится между стеклом и мелассой, но ближе к мелассе.
    Вспомнилось, как вчера, когда один рабочий подержал кусочек серой массы над пламенем зажигалки, кусочек заметно затвердел, напоминая слегка обожжённую глину. Руди взял автоген и направил пламя горелки на поверхность «теста» — оно потемнело и затвердело. Пока Руди орудовал автогеном, подходили рабочие и громко выражали удивление.
    Через час пришёл Николас. Масса была уже остановлена, вырезанный квадрат закрыт чёрным листом.
    — Мне передали твоё сообщение, — сказал Николас, подходя к Руди.
    — Спасибо, что пришёл на помощь. — Руди кратко объяснил Николасу суть дела. — А теперь ты предлагай идеи.
    Николас деловито подошёл к паскудной массе и проделал те же манипуляции с глиной.
    — Возможно, — сказал он наконец, — у меня возникли те же идеи, что и у тебя.
    — Стены и потолок хода, который вы будете рыть в этой массе, надо укреплять так, как это делают, когда прокладывают туннель сквозь грязь. У этого вещества плотность раза в два меньше, чем у воды. Значит, на той глубине, где мы сейчас находимся — около тридцати метров, — давление тоже в два раза меньше, чем давление на такой же глубине под водой. На каждые десять метров глубины приходится пол-атмосферы — получается, что давление здесь равно полторы атмосферы. Это значит, что на один квадратный метр давит сила в пятнадцать тонн. А на дверь, закрывающую ваш квадрат в стене, давит сила… — Николас пробежался по кнопочкам наручного калькулятора, — около пятидесяти тонн. Лучше начать рыть ход не здесь, а у самой поверхности, где давление существенно меньше.
    — Верно, с одной стороны, это так, но с другой стороны, в туннеле нам гораздо легче устроить санпропускник, чем на поверхности. Кроме того, здесь нас не видят захватчики. Кстати, о надсмотрщиках! Ведь мы можем прорыть ход на малой глубине до любого из пузырей, не выходя на поверхность. Так нас точно никто не заметит.
    — Но для прокладки такого длинного хода надо придумать, куда девать выработанную массу. И вентиляция понадобится.
    — Эти препятствия легко устранимы. Под самой поверхностью низкое давление, вероятно, позволит нам не рыть ход, а просто медленно продавливать верхний слой, будто имеем дело с патокой, и тогда исчезнет проблема с маскировкой вынутой из хода массы.
    — К тому же укрепление стенок хода вблизи поверхности потребует гораздо более лёгких конструкций, — поддакнул Николас.
    — Но даже этой несложной работы нам не придется делать.
    — Босс, мне кажется, ты говоришь загадками.
    Руди поднял с пола твёрдый кусочек обожжённой серой массы, постучал им о стену и показал Николасу.
    — Теперь ты понимаешь, как мы можем обойтись без всяких подпорок? — спросил Руди.

    Бобби Джо, развалившись в кресле, рассматривал увеличенные изображения куполов на огромном экране.
    Часть экрана была занята изображением того купола, к которому, по всей видимости, вскоре должен был состояться подкоп разведотряда, потому что этот пузырь находился всего в десяти километрах и к тому же как раз в южном направлении, куда выходил Бэттери-Туннель. Ни один из обитателей того колпака ни разу не вышел из жилища за всё время наблюдений. Их купол по площади был раз в десять меньше купола, нависшего над Манхэттеном. Там был колоссальный домище — один-единственный, он имел форму куба высотой в половину небоскрёба Всемирного торгового центра, а на гранях этого огромного куба беспорядочно располагались большие круглые окна, через которые ничего внутри дома было невозможно разглядеть. Бобби Джо попытался понять, есть ли в расположении окон какая-нибудь система, но безуспешно.
    Бобби Джо ещё раз проверил, что сигнал в пузырь с кубом передаётся достаточно сильный и направлен точно. Проверил также приёмники; убедился, что ответного сигнала от соседей до сих пор не поступало. Эбби сидела за компьютером, рассматривая на экране копию надписи на куполе Манхэттена.

    Мэт добрался до самого конца Бэттери-Туннеля в тщетных поисках Руди. Вокруг суетилось больше рабочих, чем обычно. Еле заметно завибрировал пол туннеля — это невдалеке проехал поезд метро, который, по-видимому, развозил по домам выписавшихся из больниц. Обычные пассажирские рейсы теперь, как было известно Мэту, отменены.
    Через квадрат, вырезанный в чёрной стене пузыря, сквозь серую массу вверх шёл ход — вроде штольни. Пол, стены и потолок хода были укреплены толстыми пластмассовыми балками. Из штольни в туннель вылезли трое в шахтёрских касках с фонарями. В одном из них Мэт узнал Руди. С ним была женщина в каске, она слушала его объяснения и быстро записывала его слова в блокнот.
    — Похоже, у нас кое-что получается, — сказал Руди, подходя к Мэту, снял каску и почесал голову. — Это напоминает движение в воде с очень большой вязкостью. Если быстро рыть ход, то эта серая масса не успеет стянуться обратно, а в это время мы обжигаем поверхности, они становятся похожими на жёсткую резину и перестают течь. После этого мы укрепляем ход балками, а ближе к поверхности, где давление упадёт, достаточно будет одного только поджаривания стенок.
    — Здорово придумано. Я рад, что это дело поручено такому выдающемуся человеку, как ты.
    — Знал бы ты, что я почувствовал, когда пришёл сюда утром и увидел, как эта мразь выперла наружу. Я должен был бы предвидеть это. Хорошо ещё, что мы тогда не слишком глубоко прокопали, ведь рабочие могли утонуть в этом тесте.
    — Хочешь посмотреть, что мы уже сделали?
    — Ещё бы!
    Руди повёл Мэта в штольню. Из туннеля в ход тянулись трубы и кабели.
    — За этими балками, — Руди показал на вертикальные балки вдоль стены, — лежит слой изоляции, а за ней обожжённый слой серой массы. Сейчас специалисты по сопромату исследуют зависимость прочности массы от температуры и длительности обжига, а также изучают возможность вернуть обожжённой массе прежнее свойство текучести. А пока, чтобы не терять времени, мы выбрали режим обжига приблизительно, на глазок. Я думаю, достигнутая прочность достаточна. А ближе к поверхности работа потребует меньше усилий. — Они продвигались вверх по наклонному ходу, а Руди по пути продолжал рассказывать: — Вначале мы хотели сделать наклон круче, чтобы быстрее подобраться к поверхности, но потом решили, что при небольшом наклоне легче доставлять сюда строительные материалы и выносить отсюда в туннель вычерпанную массу. Её выгружали на тачках.
    Сверху через равные интервалы с балок свисали лампы. Мэт и Руди подошли к тому месту хода, где велись работы.
    Здесь ход немного расширялся. Сварщик водил горелкой по свежим серым стенам, а вслед за ним рабочие обклеивали пол, стены и потолок «обоями» из блестящего материала. За обойщиками двигались рабочие, устанавливавшие пластмассовые балки.
    — Мы уже приблизились к поверхности вплотную, — сообщил один из рабочих, — Можно делать буром пробное отверстие.
    — Делайте, — одобрил Руди. Рабочие принялись готовить оборудование, а Руди объяснил Мэту: — Сейчас они просверлят дыру до самой поверхности и возьмут пробу воздуха этой планеты. Если хочешь, можешь остаться посмотреть, но учти, что могут возникнуть опасные неожиданности.
    — Останусь, — сказал Мэт. — Я люблю неожиданности.
    Когда рабочий с буром подал рукой знак, Руди вынул из кармана какую-то коробочку и нажал на ней кнопку, отчего все лампы в штольне несколько раз мигнули. Потом Руди громко объявил:
    — Сейчас мы начнём сверлить пробное отверстие на поверхность. Всем, кто не связан с этой работой, сделать перерыв.
    У конца хода осталось несколько рабочих, а остальные ушли в туннель. Двое бурильщиков надели кислородные маски и начали сверлить буром отверстие в потолке. Бур пошёл вверх легко. Посыпалась крупная серая стружка. Когда бур вошёл в потолок по самую дрель, рабочие вставили в неё насадку и продолжили бурение. Чтобы дойти до поверхности, потребовалось насадить одну за другой ещё несколько удлиняющих насадок. Наконец бур завращался быстрее — сопротивление серого материала исчезло.
    — Добрались! — крикнул бурильщик.
    Когда бур вынули из отверстия, туда, в разреженную атмосферу планеты, с шипением начал выходить воздух. В то же мгновение рабочий залепил дырку серебристым квадратиком из материала «обоев». Шипение прекратилось, серебристый материал на месте отверстия немного втянулся, образовав вмятины. Один рабочий подтащил поближе тонкий шланг, другой сдёрнул с дыры серебристый листок, первый тут же воткнул в открывшееся отверстие шланг и просовывал его вверх до тех пор, пока в потолок не упёрлось насаженное на шланг широкое белое кольцо, после которого осталось два метра шланга с завинченной на конце пробкой. Воздух всё ещё просачивался между шлангом и стенками отверстия, но рабочий облепил серую глинистую массу вокруг шланга, и шипение прекратилось. С заткнутого конца шланга сняли крышку и соединили его с насосом.
    — А теперь наберём «порцию» их атмосферы, — сказал Руди и включил насос. — Шланг ещё заполнен нашим воздухом, поэтому сейчас газ после насоса накачивается в этот сосуд. — Руди показал на штуковину, похожую на канистру, с зажжённой красной лампочкой, затем выключил насос и щёлкнул переключателем на канистре. Лампочка погасла и сразу же загорелась соседняя, тоже красная. — А теперь накачаем газ в другой сосуд. — Мэт снова включил на некоторое время насос. — Готово, проба их атмосферы взята. Теперь нам надо измерить давление их атмосферы. — Руди пощёлкал другими переключателями, в результате к шлангу подсоединился манометр, тоже встроенный в «канистру». Экранчик манометра показал давление 0,642 атмосферы.
    — Неплохо! — В своём докладе на собрании у мэра о возможности выхода из-под купола Мэт сообщил, что давление снаружи — шестьдесят — семьдесят процентов давления земной атмосферы, и теперь Мэту было приятно получить подтверждение правильности названных им цифр.
    — Через несколько часов станут известны результаты анализа. — Руди отсоединил металлический сосуд, в который была набрана проба местной атмосферы. — Часть времени уйдёт на доставку сосуда в лабораторию. А пока здесь больше ничего интересного не предвидится.
    Руди отдал рабочим указания и пошёл с Мэтом обратно, вниз по наклонному ходу.
    — Ты хороший организатор, — сказал Мэт, когда они спустились в туннель. — Каждый твой работник знает, что ему делать, — все заняты. У тебя всегда всё хорошо получается.
    — Спасибо. Кстати, кое-что удивительное для тебя будет. Через день или два.

    Мэт выехал из Бэттери-Туннеля на яркий свет искусственного солнца. Надо было возвращаться на работу в здание Всемирного торгового центра, но Мэт решил, что там команда специалистов пока не нуждается в его руководстве, а ему надо хоть немного побыть одному.
    Он нажал на педаль газа, электромобиль плавно увеличил скорость и взобрался на почти пустынную автостраду Вест-Сайд-Экспрессвэй. Здесь Мэт остановил машину на правой полосе. Всего несколько дней назад, когда Манхэттен жил нормальной жизнью, последовал бы оглушительный вой автомобильных гудков, требовавших не мешать движению. Теперь на каждой улице есть по крайней мере одна свободная полоса, очищенная от брошенного транспорта, а ездят по ней только полиция, врачи, пожарники и аварийные машины. Для очистки полос брошенные легковушки перенесли на тротуары.
    Мэт окинул взглядом ряды домов и удивился, как быстро горожане приспособились к новым условиям жизни. Конечно, некоторые рехнулись, но на улицах он увидел много музыкантов, мимов, фокусников и поэтов. Как хорошо, что люди не зациклились на катастрофе, жизнь продолжается. А вот политикой люди теперь не интересуются, и партийные функционеры оказались не у дел.
    Вдали как ни в чём не бывало подростки играли в баскетбол. Из-за пониженной силы тяжести они установили щит с корзиной раза в два-три выше обычного, а прыгали как на батуте.
    Однако многие теперь остались без работы. От безделья или от ощущения всеобщей неразберихи и нарушения привычного образа жизни выросла преступность. В то же время оказалось много добровольцев, стремящихся безвозмездно помогать всем городским службам. Расцвёл чёрный рынок, правда, вместо денег шёл обмен разными товарами и даже поношенными вещами. Ценились также бытовые услуги.
    Опять вспомнил о Наде. Почему вдруг она подала на развод? Недовольный собой, Мэт снова повернулся к Манхэттену, попытался заставить себя выбросить из головы всё, что не относится к работе. Вдали у перекрёстка собралась толпа. Что там происходит?

    Стюарт Лунд простёр в небо руки перед толпой. Он знал, что отсутствие кисти люди замечают.
    — С нами говорит Бог, — обратился Стюарт к толпе. — Вы готовы Его слушать? Он заговорил со мной, когда Манхэттен возносился в небо. Господь отнял у меня руку и повелел покаяться. Все слышали о Ноевом ковчеге. Так знайте, что это второй Ноев ковчег. Бог вернёт нас на Землю, как только очистит её от скверны.
    Стюарт заметил в толпе внимательные лица. Очевидно, они уже начали понимать истину. Значит, Всевидящий не зря избрал Стюарта для великой миссии — Стюарт умеет убеждать людей. Проповедовать было легко, потому что машины теперь по улицам ездили редко, и толпа заполнила не только тротуар, но и проезжую часть перекрёстка. Несомненно, многие были потрясены катастрофой, в их сознании не укладывалось свершившееся, и сейчас им особенно необходимы были наставления о путях истинных.
    Стюарт проповедовал и одновременно следил за выражениями лиц, ища внимательных слушателей, их набралось с полсотни.
    Собравшиеся выглядели неопрятными. Ведь кончались запасы мыла, а некоторые просто перестали следить за собой.
    — Господь взял нас сюда, — продолжал Стюарт, — вместе с другими избранными. — Он показал на стену купола, за которой виднелись другие купола. — И они, и мы вернёмся на свои очищенные планеты. Но вернёмся мы, если встанем на путь истинный, если будем послушны воле Господней. Мы останемся здесь до тех пор, пока Господь не сочтёт нужным вернуть нас обратно на Землю. Он начертал над нашими головами письмена. Но среди нас есть люди, которые хотят вырваться из ковчега, они вздумали читать Его письмена, полагаясь лишь на свой человеческий разум, не советуясь с религиозным сообществом. И вот, когда я обращаюсь к вам, эти дерзкие люди с согласия мэра города подвергают нас величайшей опасности. Их гордыня может привести к тому, что Господь прогневается на нас за нарушение Его воли, и тогда мы никогда не вернёмся на нашу очищенную Землю. Если они продолжат свою работу, они убьют нас!

    В туннеле Мэт и Эбби отыскали среди рабочих Руди.
    — Мы уже проложили ход до самой поверхности, — объяснил им Руди. — Хотите посмотреть, что делается на воле?
    — Пошли!
    Руди подвёл их к концу туннеля, где стояла лебёдка.
    — С тех пор как ты был здесь в последний раз, мы установили эту лебёдку, чтобы легче было вытаскивать серую массу из штольни и подавать наверх материал для укрепления стен.
    Длинный ход вёл вверх с наклоном вроде эскалатора в метро, только вместо ступенек на полу были балки.
    — Неплохо смотрится, а? — с гордостью сказал Руди. — Нам предстоит подняться на высоту десятиэтажного дома, это займёт у нас всего несколько минут. Когда идёшь по такому крутому подъёму без ступенек, на ногах работают другие мышцы, которые слабо нагружаются при подъёме по лестнице. Поэтому не удивляйтесь, если завтра у вас будут болеть ноги, даже при такой слабой гравитации.
    Они поднялись вверх в квадратную комнатку площадью три на три метра. На уровне около метра комнату перегораживала горизонтальная балка, упирающаяся концами в противоположные стены, причём одна из стен была почти полностью покрыта квадратным листом металла. Из потолка торчала нижняя часть перископа. На полу у двух стен лежали тяжёлые стальные балки.
    — Посмотрите! — Руди показал Мэту и Эбби на окуляры перископа.
    Они по очереди посмотрели на купол Манхэттена извне. Видна была ровная поверхность серой равнины и соседние купола.
    — А для чего эти металлические балки? — спросил Мэт у Руди, оторвавшись от окуляров.
    — Для утяжеления этой комнатки, чтобы она не всплыла на поверхность, — объяснил Руди. — Вначале мы об этом не подумали, когда делали эту комнату, а потом заметили, что расстояние между крышей и поверхностью равнины начало постепенно сокращаться. Я понял, что комната похожа на воздушный пузырь в патоке, который медленно всплывает. Вот тогда мы и принесли сюда тяжёлые балки. Чтобы мы не всплывали и не тонули, вес комнаты должен быть равен весу такого же объёма серой массы, какой занимает комната. А теперь я, как и обещал, покажу кое-что интересное. — Руди нажал кнопочку на маленьком пульте дистанционного управления, включилась лебёдка, закрутился шкив, подвешенный под потолком, трос начал поднимать из туннеля в комнату какой-то объёмистый аппарат. — Помоги мне убрать эту балку.
    Мэт и Руди отложили в сторону балку, Руди убрал со стены квадратную пластину, в которую упиралась балка, и тут Мэт с удивлением увидел на обнажившейся стене большой серый круг диаметром почти с высоту комнаты. Оказалось, что квадратная пластина прикрывала круглую дыру в стене, за которой — серая масса. Тем временем трос лебедки втянул в комнату агрегат непонятного назначения.
    — А теперь слушай, — сказал Руди удивлённому Мэту. — У нас есть два варианта. Первый: выбраться на поверхность, как и было намечено по плану, и ехать к куполам на машине. Но в этом случае мы рискуем, что инопланетяне нас заметят. Мы также рискуем утонуть в серой массе, если почему-то будем вынуждены надолго застрять на одном месте. Но есть второй вариант. Мы можем продвигаться к ближайшему куполу, не выходя на поверхность.
    Мэт и Эбби рассматривали въехавшее в комнату устройство, напоминающее танк размером с легковушку. Впереди, как щит, были укреплены соосно два диска с таким же диаметром, как серый круг на стене, и толщиной в полметра. В нижней части «танка» был топливный бак. Руди нажал кнопочки на пульте управления, и «танк» подъехал вплотную к стене, его передний диск сквозь дыру прижался к серой массе. Из заднего торца «танка» вылез плунжер с круглым диском на торце и упёрся в укреплённую стену. Двигатель танкообразного трактора взревел громче, передний диск начал вдавливаться в серую массу. Сразу же в массу погрузился и второй из передних дисков. На этом первый этап закончился, задний плунжер втянулся обратно. Трактор проехал вперёд полметра, остановился и снова начал таранить серую массу передними дисками.
    — Руди, ты гений! — восхитился Мэт.
    Вскоре трактор скрылся в выдавленном им круглом туннеле. Сзади на тракторе красовалась налепленная каким-то остряком надпись «Продавимся к иным тварям».
    — Спасибо. — Руди был горд и доволен. — По моим оценкам, этот трактор может развивать в серой массе скорость около километра в час. Между передним диском и следующим за ним есть поршень. Второй диск расширяется, упирается по периметру в стенки цилиндрического туннеля и нагревает их, а в это время поршень толкает передний диск вперёд. Потом трактор немного продвигается, и всё повторяется снова. От нагревания серая масса окисляется, темнеет, становится плотнее и жёстче. Надеюсь, стенки хода при этом становятся достаточно прочными.
    — Гениально!
    — Должен тебе признаться, что создавать этот трактор было нелегко, потому что в Манхэттене маловато ресурсов. Мы рассчитали и выбрали диаметр хода и режим нагревания его стенок такими, чтобы этот пустотелый цилиндр с плотными стенками не всплывал и не тонул в серой массе. Таким способом можно легко проложить ход до любого пузыря с городом. Но надо помнить, что в трубе нельзя долго оставаться на одном месте, иначе именно в этом месте труба начнёт прогибаться вниз.
    Руди взял дрель с длинным сверлом, вошёл в цилиндрический ход, продавленный уже на несколько метров, Мэт и Эбби пошли за ним. Освещения здесь, разумеется, пока не было, но даже в полумраке можно было разглядеть на стенках круги по периметру, обхватывавшие ход обручами через каждые полметра. Руди направил дрель в потолок и просверлил дырку. Сквозь отверстие засвистел воздух. Руди быстро сбегал в комнатку и принёс серую трубку с насадкой на конце, вставил её в просверленное отверстие, направив вниз.
    — Атмосфера этой планеты пригодна для дыхания, — объяснял Руда, — поэтому в той комнате мы устроим воздушный шлюз, а в этом туннеле — вентиляцию с помощью таких вот трубок, как эта. Мы разработали два типа вентиляционных трубок: для всасывания воздуха внутрь и для отсасывания его из туннеля. Эта трубка всасывает воздух. Кроме того, в каждой трубке есть электрическая батарея в виде обмотки, так что эти трубки будут одновременно и освещать нам путь. Отсасывающие трубки — вроде этой, только они длиннее, почти до самого дна. Трубки будут отсасывать углекислый газ — он ведь тяжелее кислорода.
    Пока Руди объяснял, трактор медленно продвигался вперёд.
    — Руди, ей-богу, ты жуткий гений! — радостно воскликнул Мэт. — Я вижу, скоро мы совершим увлекательнейшее путешествие.

    Со дня «вознесения» Манхэттена прошло десять дней. Разведывательный отряд был готов тронуться в путь к другому куполу.
    — Не забывайте, что мы подготовили большой и хорошо вооружённый запасной отряд, который поспешит к вам на помощь, если, не дай Бог, с вами что-то случится, — напутствовала разведчиков Дорина Андервуд.
    — Мы ценим вашу заботу, — ответил Мэт. — Я знаю, что вы хотели бы расширить и наш разведотряд. Честно говоря, я рад, что малое количество кислорода в туннеле не позволяет находиться там большому числу людей. Чем меньше разведотряд, тем меньше участников подвергнутся риску, к тому же меньше вероятность, что нас обнаружат.
    Несмотря на сильное противодействие некоторых влиятельных советников Дорины Андервуд, Мэту всё же удалось укомплектовать свой разведотряд нужными ему людьми. Мэт добился включения в разведотряд своего друга Руди, главного конструктора трактора; он отлично подготовлен и в инженерной области, и в военной. Взял Мэт и Эбби как классную переводчицу, и Бобби Джо как крупного теоретика и незаменимого специалиста в электронике и средствах связи.
    Джулия снимала проводы отряда для прессы.
    Дорина взглянула на карту, висевшую на стене, где был помечен предстоящий путь разведотряда. В соответствии с решением, принятым на предыдущем совещании, дорога петляла от одного купола к другому, а заканчивалась у дальнего купола, который передавал сигналы.

    Мэт, держа рацию, шёл не спеша за трактором, продавливающимся сквозь серую массу. Следом двигалась Эбби при свете фар маленького электромобиля, который ехал позади, им управлял Бобби Джо Брюстер. За тележкой следовал Руди. Время от времени он останавливался, чтобы сверлить в потолке дыры и вставлять туда вентиляционные трубки, а потом быстро догонял процессию длинными скачками. У каждого был нож на тот случай, если длинный ход в виде трубы вдруг обвалится — тогда ножом можно будет прорезать себе путь на поверхность. На рубашках и штанах у всех было множество застёгивающихся карманов.
    Руди в очередной раз догнал товарищей, сел на прицеп, буксируемый электромобилем, положил рядом дрель.
    — Пока всё в порядке, — доложил Руди. — Вентиляция работает хорошо, прибор показывает, что кислорода достаточно.
    Воздух в туннеле был чист, как в горах, — ведь не было ничего, загрязняющего атмосферу. А пониженное давление все переносили легко, поскольку кислорода в этом воздухе содержалось больше, чем в земном. К счастью, процент кислорода был не слишком высоким, иначе мог бы случайно возникнуть пожар. Температура здесь на несколько градусов была выше, чем под куполом в Манхэттене, но при медленной ходьбе это не доставляло трудностей.
    — Бобби Джо, сколько ещё осталось? — спросил Мэт.
    Бобби Джо глянул на экранчик возле руля и выкрикнул:
    — Около километра.
    Это означало, что отряд прошёл по ходу-трубе девять километров. Мэт уже чувствовал в ногах усталость, несмотря на низкую гравитацию. Трудно было ступать по закруглённому полу.
    Можно было, конечно, попробовать пустить трактор вперёд без присмотра и отдыхать некоторое время, стоя на одном месте, а потом догонять трактор. Но Мэт не решился оставить трактор без присмотра. Вдруг забарахлит техника? Если перегорит нагревательный элемент, то трактор утонет.
    Временами Мэт лупил в стены кулаком, чтобы убедиться, что материал действительно затвердел.
    Через полкилометра отряд остановился, чтобы развернуть мобильный сортир для нуждающихся.
    Когда они догнали трактор, тот был уже почти у самого пузыря, под которым находился ближайший город.
    — Не возражаешь, если теперь впереди пойду я? — потребовал Руди.
    Мэт, разумеется, согласился. Он и Эбби пошли сзади, Бобби начал часто выкрикивать, каково расстояние до стены купола, а Руди, освещаемый фарами электромобиля, направлял трактор так, чтобы тот шёл по касательной к окружности купола.
    Руди начал поворачивать трактор направо к стене пузыря.
    — Тридцать метров… двадцать метров.
    Трактор принял вправо ещё круче.
    — Десять метров! — крикнул Бобби Джо. — Мы повернули на восемьдесят градусов.
    Теперь трактор двигался почти перпендикулярно к стене купола. Вдруг шум от работы двигателя немного изменился, звук стал другим, видимо, он коснулся стены, потом прежний шум возобновился. Трактор повернул влево и пошёл вдоль стены.
    — Похоже, приехали, — сообщил Руди, включил у трактора задний ход и отогнал его метра на два назад.
    Бобби Джо тоже остановил свою телегу. На стене туннеля были видны чёрные полосы со знакомой текстурой. Все узнали в этом материале чёрную стену купола — здесь она оказалась точно такой же, как и подземная чёрная стена вокруг Манхэттена.
    — Пора наверх, капитан? — спросил Боб у Мэта.
    — Он полковник, — поправил Руди.
    — Правда? Ты в самом деле полковник? — удивился Бобби.
    — Да, — ответил Мэт, — но сейчас я командую не полком, поэтому лучше называть меня по имени. Итак, в самом деле, пора выбираться на поверхность.
    — Один момент! Сейчас достану аппаратуру! — воодушевился Бобби Джо.
    Бобби извлёк из прицепа инструменты, а Руди надел защитные очки, просверлил дрелью в потолке дырку, вставил в неё перископ и заглянул в окуляры.
    — Кто хочет посмотреть? — спросил он, оторвавшись от перископа.
    К перископу по очереди подошли Эбби и Бобби Джо, затем посмотрел в него и Мэт. Стена купола находилась всего в метре от перископа.
    — Отличная работа, Руди! — похвалил Мэт.
    Руди взял электропилу, подсоединил её провод к розетке на электромобиле и вырезал в потолке прямоугольный кусок. Сквозь отверстие проник слабый свет. Теперь уходящую вверх стену купола можно было видеть прямо из туннеля. Руди прогрел автогеном края прямоугольного отверстия, чтобы они затвердели. Остальные подогнали под отверстие электромобиль, чтобы, взобравшись на него, можно было выбраться на поверхность.
    Мэт извлёк из кузова заранее приготовленный маскировочный брезент, выкрашенный под цвет серой массы, и высунулся наружу почти по пояс, прикрываясь серым брезентом. Осмотревшись, Мэт почти полностью вылез из отверстия и прилепил передние концы брезента к куполу. С большого расстояния Манхэттен под куполом казался тихим и спокойным. Вокруг стояла полная тишина, Мэт слышал только собственное дыхание. Вид бескрайней серой равнины, совершенно беззвучной и лишенной каких-либо видимых признаков жизни, вселял мистический ужас.
    Руди подал Мэту два колышка, Мэт прибил ими к мягкой поверхности два остальных конца прямоугольного куска брезента. Получившийся брезентовый навес над выходом из туннеля должен был простоять не менее часа — за это время колышки не успеют всосаться серым болотом.
    Мэт внимательнее посмотрел сквозь прозрачную стену купола. Раньше на экране компьютера кубическое здание под куполом казалось высоким, а теперь оно выглядело ошеломляюще огромным. На Земле подобных строений не существовало. Кроме того, на экране цвета были искусственно яркими и неестественными, а теперь Мэту всё представилось в ином свете в прямом смысле этого слова — исполинский куб был погружён в тусклое тёмно-синее сияние.
    Что делается за круглыми окнами, беспорядочно разбросанными по граням куба, разглядеть было невозможно. У подножия куба на земле, а вернее, на той поверхности, которую земляне привыкли называть землёй, тоже в беспорядке стояли кадки с растительностью, имевшей очень странный и чахлый вид. Возможно, это были нормальные растения, но их сильно скрученные чёрные листья и кривые пупыристые веточки производили жалкое впечатление. Никаких признаков присутствия живых разумных существ или любой другой жизни Мэт не заметил.
    Мэт слез вниз и вернулся в туннель. По очереди из отверстия в потолке высовывались остальные члены разведотряда.
    — Итак, — сказал Мэт, когда все посмотрели на безжизненный купол. — Бобби Джо, что если ты вылезешь к стене со своей аппаратурой?
    — С удовольствием! — Бобби схватил пару ящичков и выполз с ними на поверхность. Минут пятнадцать он возился там, потом спустился обратно, захватив с собой ящички. — Пустота. Я посылал им и световые сигналы, и радиосигналы на всех частотах; включал всевозможные приёмники. Никаких сигналов от них не поступает. То ли они все вымерли, то ли затаились.
    Мэт решил действовать проще. Взял увесистый гаечный ключ, вылез с ним к прозрачной стене и шарахнул им по ней что было мочи. Гаечный ключ отскочил как от брони. Мэт долбанул в стену ещё раз, потом ещё, и так раз десять. Наверное, эти удары были слышны даже в Манхэттене.
    А потом Мэт молча несколько минут созерцал — не произвели ли его странные действия какого-либо эффекта? Ни одна тварь из куба не вылезла. Раздосадованный Мэт спустился в туннель.
    — Странно всё это, — поделился он с товарищами. — Большинство куполов явно населено, вы ведь сами на экранах видели, как там копошатся. Невозможно поверить, чтобы захватчики возились с пустым городом. Не знаю, что и подумать. Может быть, обитатели этого дома под куполом просто-напросто не имеют ушей? Или слышат, но не в том диапазоне? Или их религия запрещает им высовываться наружу?
    — И общаться с чужаками, — добавила Эбби.
    — Чтобы выяснить, что происходит в этом пузыре, мы должны войти в него и разобраться на месте.

Глава 6
ЕСТЬ КТО-НИБУДЬ ДОМА?

    Все четверо подняли за четыре угла толстый прямоугольный кусок, вырезанный из потолка туннеля, и вставили его на прежнее место.
    В туннеле наступил полумрак. У Эбби перехватило дыхание, подступил приступ клаустрофобии — боязни замкнутого пространства. Она страдала этим недугом с детства.
    — Отлично, — сказал Руди, когда вырезанный кусок точно встал на место.
    Разрезы Руди заварил автогеном — серая масса спеклась так, что швов почти не осталось. В отверстие посреди куска он вставил вентиляционную трубку.
    Руди положил горелку и повернулся к Мэту:
    — Когда мы прорежем дырку в куполе и начнём рыть ход на поверхность, нам понадобится ёмкость, куда можно складывать вынутый грунт. Для этого в нашем туннеле надо сделать маленькое ответвление. Сделать это лучше сейчас.
    — Сколько времени это займёт? — спросил Мэт. — Уже поздно. Все устали.
    — Это займёт минут пятнадцать, — ответил Руди.
    — Тогда ладно, — согласился Мэт. — Что для этого требуется?
    — Вначале мы отгоним трактор метров на десять назад, потом повернём его, насколько сможем, и пустим вперёд в новом направлении.
    Бобби Джо откатил назад электромобиль с прицепом, Руди нажал кнопочки на пульте дистанционного управления, трактор отъехал от конца туннеля на несколько метров и выпустил из заднего торца плунжер — цилиндр с диском на конце. Все четверо налегли на плунжер, как на рычаг, чтобы более резко развернуть трактор в сторону, упираясь спинами в стену туннеля, а ногами — в плунжер.
    Наконец им удалось повернуть трактор так, что диск плунжера на несколько сантиметров вдавился в стенку. Руди завёл трактор и направил его вперёд, под углом к оси туннеля, все продолжали вдавливать диск в стену, пока он не вошёл в неё достаточно глубоко.
    Через несколько минут Руди радостно сообщил, что на плунжер можно больше не давить — трактор уже не скользил по стене, а вдавливался в неё, прокладывая новый туннель.
    — Я думаю, — сказал Руди, — мы можем спокойно оставить трактор здесь часов на восемь, за это время он не потонет, а мы отдохнём. А место разветвления и конец туннеля я на всякий случай обработаю для прочности горелкой.
    Пока Руди орудовал автогеном, остальные вынули из прицепа спальные мешки. Спальные мешки и отсветы пламени горелки в полумраке вызвали у Эбби воспоминания о ночёвках во время походов с родителями в детстве, и она с грустью подумала о них, оставшихся на Земле.
    Эбби уложила на цилиндрическом полу туннеля спальный мешок и надувной матрац, включила воздушный насос. Глядя, как матрац раздувается, Эбби убеждала себя в том, что и здесь можно выспаться после такого трудного дня. Но уснуть не давали переутомление или тревога. Эбби представляла себе в темноте лица родителей. Ей хотелось снова быть с ними… В страшном туннеле на чужой планете Эбби думала о том, что она, может быть, уже никогда их не увидит.

    В синагоге-храме Эммануила, который находится на пересечении Пятнадцатой авеню и Шестьдесят пятой улицы, собралось много народа. Как и во многих других храмах, здесь в толпе было немало неверующих, пришедших сюда впервые. Встречались здесь и такие евреи, которые не сомневались, что на Песах — еврейскую пасху пророк Илия провозгласит пришествие Мессии. Многие иудеи размышляли: не настало ли время исполнения пророчества о приходе Мессии, которого они ждут уже столько столетий? Ведь вознесение Манхэттена произошло всего за несколько дней до Песаха.

    Мэт проснулся прежде, чем будильничек заиграл мелодию в его наручных часах. Метрах в десяти на электромобиле горел огонёк, оставленный в качестве «ночника». В его тусклом свете едва вырисовывались контуры спящих на полу туннеля товарищей. Мэт нажал кнопочку подсветки на часах — до подъёма оставалось десять минут. Пришлось ждать. Он сел, подавляя нетерпение побыстрее продолжить путь.
    Пошевелился соседний спальный мешок.
    — Доброе утро, — послышался оттуда голос Эбби.
    — Доброе утро, — прошептал Мэт. — Ну как ты?
    — Побаиваюсь, как бы там под куполом чего-нибудь не случилось.
    — Мы можем войти в пузырь и без тебя, а ты подождёшь нас здесь в туннеле.
    — Нет, нет, я пойду с вами, — горячо зашептала Эбби. — Мы ведь уже договорились.
    Да, конечно. Мэт знал: без опытной переводчицы в общении с незнакомыми существами, если там есть разумные, могут возникнуть опасные ситуации. Даже не зная языка, она легче сориентируется.
    — Может быть, ты всё-таки останешься? — ещё раз заботливо предложил Мэт.
    — Спасибо за заботу, но я пойду с вами. Я ведь пригожусь! Я думала, в боевых условиях ты будешь со мной обращаться построже.
    — Мы не в боевых условиях.
    — Пока…
    — Пора работать, — напомнил Боб.
    После завтрака, то есть съев корм, разведчики начали устанавливать поперёк туннеля перегородку, чтобы газ из пузыря не попал в туннель. Если верить измерениям, выполненным ещё в Манхэттене спектроскопическими методами, то давление атмосферы под этим куполом должно было быть больше, чем в туннеле, поэтому при первой же пробоине в куполе газ из него должен был бы устремиться в туннель. Правда, по тем же измерениям в этом газе достаточно кислорода, чтобы люди могли дышать, но на всякий случай было решено избегать ненужных экспериментов.
    Из четырёх дуг разведчики сложили обруч чуть большего диаметра, чем диаметр туннеля, а плоскость внутри обруча затянули двумя слоями газонепроницаемой плёнки. Получившуюся круглую перегородку установили перпендикулярно оси туннеля, вдавив её в стенки.
    Руди просверлил дыру в верхней поверхности туннеля и вставил в неё вентиляционную трубку, втягивающую воздух планеты в изолированный с двух сторон участок, где находился отряд. Вскоре давление заметно повысилось и осталось на одном уровне.
    Пока Мэт и Руди устанавливали дипольный осциллятор, Бобби Джо очистил чёрную стену купола от серой массы, сделав на ней чистый квадрат размером метр на метр. Здесь, как и в Манхэттене под землёй, стена была наклонной и составляла угол градусов в сорок относительно вертикали.
    Электромагнитный резак включился и начал вести по сторонам чёрного квадрата серую линию. Затем Руди взял устройство, которое он называл «моим резачком», и вонзил его острые зубцы в угол квадрата. Это походило на вырезание куска из большого стеклянного листа, внутри которого запаяны гибкие струны, а звук напоминал такой, который получается, когда ногтем проводишь по зубьям расчёски.
    Прорезание щели по верхней горизонтальной стороне квадрата заняло полчаса, поэтому все держали «его резачок» по очереди. Наконец и этот процесс закончился. Мэт стал орудовать ломиком, и вырезанный квадрат открылся внутрь туннеля. За дверцей первооткрыватели увидели квадрат плотной почвы.
    — А теперь посмотрим, что там за атмосфера, — сказал Руди и взял дрель.
    Мэт вынул из потолка туннеля вентиляционную трубку и на её место вставил перископ.
    — Никаких признаков жизни в пузыре нет, — заключил Мэт после краткого осмотра.
    Руди вставил в дрель длинное сверло, включил её и начал сверлить грунт, обнажившийся за чёрной стеной купола, направляя сверло под наклоном вверх. Сверло легко вошло по самую дрель, а когда Руди вынул её, сквозь отверстие с шипением ворвался газ, неся с собой облака пыли. Плёнка на круглой перегородке в туннеле надулась, как парус. Руди быстро вставил в дыру шланг, к концу которого был присоединён газовый анализатор.
    — Концентрация азота и аргона немного больше, чем в земном воздухе, но дышать можно. И температура там подходящая, около двадцати трёх градусов.
    Мэт и Руди по очереди высверлили по сторонам квадрата отверстия, потом начали рыть лопатами. За несколько минут они вынули из него около кубического метра грунта, который Бобби Джо отвёз в конец ветки туннеля.
    На первый взгляд почва ничем не отличалась от земной, но была пронизана странными чёрными корнями. Один такой корень напоминал верёвку с узлами, завязанными через каждые несколько сантиметров, а перерезался этот корень лопатой легко.
    Наконец землекопы добрались до поверхности. Сквозь отверстие в туннель проник столб синего света, чётко видимый благодаря поднятой пыли.
    Ещё через двадцать минут разведчики расширили отверстие, придав ему квадратную форму, площадью в метр, а на уровне пояса выкопали ступеньку.
    Перед выходом на поверхность произвели последние приготовления. Руди отогнал трактор на несколько метров от прежнего места, поскольку за ночь тот успел немного осесть и сделал в полу туннеля вмятину. Мэт внимательно взглянул на лица трёх соратников. Руди выглядел насторожённым, но решительным. Эбби явно нервничала, но держала себя в руках. Бобби Джо жаждал интересных приключений.
    У каждого на поясе, кроме ножа, висела кобура с пистолетом. У Эбби были также пристёгнуты маленький компьютер со всевозможными программами, нужными переводчику, и минивид, а на голове на ленточке — оптическая часть минивида.
    — Все готовы? — спросил Мэт.
    Все хором ответили утвердительно.
    — Хочу напомнить ещё раз, что, как только мы переступим этот порог и войдём на территорию чужого города, мы являемся военным отрядом со всеми вытекающими последствиями. Это означает, что все мои приказы должны беспрекословно выполняться. Понятно?
    Все кивнули с серьёзными лицами.
    — Если со мной что-то случится, командиром назначаю Руди, — добавил Мэт.
    По рации Мэт сообщил наблюдателям в Манхэттене, что пока всё идёт хорошо и разведотряд готовится к вступлению в неизвестный город. Потом Мэт тщательно осмотрел, себя — всё ли снаряжение на месте. Снял каску.
    — Пора в путь.
    Мэт «воспарил» в лёгком гравитационном поле на ступеньку, ведущую к лазу на инородную поверхность, и высунулся по плечи под сумрачный поток тёмно-синих лучей. Вокруг тишина. Прислушавшись внимательнее, Мэт расслышал едва уловимый шум от движения воздуха и решил, что этот шум исходит из огромных вентиляционных шлангов, свисавших с «небес» к куполу. Воздух здесь был прохладнее, чем в туннеле, но шёл отвратительный запах, словно этот вымерший город обкурили серой.
    — Привет! — крикнул Мэт. Но в ответ — тишина. Ничто не шелохнулось, никакого признака жизни не появилось. Сверху струился мертвенный синий свет. Мэт огляделся, подождал немного, сказал товарищам: — Мёртвая тишина, — и прыгнул на поверхность.
    Из лаза высунулся Руди. Мэт жестом поманил его за собой, за ним — Эбби и Боб.
    Руди потянул за верёвку, привязанную к чёрному квадрату, вырезанному из стенки пузыря, и квадрат закрыл вход в туннель. Конец верёвки прилепили к прозрачной стене купола, а на натянутую верёвку повесили и включили чувствительное устройство, срабатывающее при малейшем прикосновении. Теперь, если кто-то вздумает дотронуться до верёвки, сразу сработаёт сигнализация, которая пошлёт радиосигнал и в Манхэттен.
    — Пошли дальше, — приказал Мэт и пошёл впереди, за ним остальные.
    Под тусклым солнцем их фигуры отбрасывали тёмно-синие тени. Неподалёку на стене купола висела посудина с водой, подаваемой из уходящего в «небо» шланга.
    Метров через пять отряд вступил на ровную площадку перед кубом, раскрашенную беспорядочным узором. В тот момент, когда Мэт разглядывал большой горшок с чёрным увядшим растением, резко включился яркий свет.
    Мэт мгновенно повернулся, выискивая источник света, одновременно пытаясь сообразить — то ли они задели какую-то сигнализацию, то ли кто-то из местных жителей увидел их и направил на них прожектор. Но вскоре сообразил, что источником света оказалось искусственное солнце, которое с наступлением «утра» из режима луны переключилось на дневной.
    Когда глаза привыкли к яркому свету, Мэт разглядел, что площадка, по которой они шли, вовсе не размалёвана случайными мазками, а покрыта окружностями разной величины, внутри которых были нарисованы знаки, похожие на буквы или иероглифы. И площадка не везде оказалась ровной — обнаружились две трещины, змеившиеся от края площадки до самой стены здания-куба.
    Эбби включила минивид и начала прыгать строго вверх метров на пять, фотографируя иероглифы на площадке, чтобы потом заняться их расшифровкой.
    Чёрные растения в бочонках пахли мятой и тухлыми яйцами. Что за странная растительность? Мэт вспомнил о таких малоприятных земных растениях, как дионея, и не решился прикасаться к чёрным уродцам.
    При ближайшем рассмотрении стена кубического здания оказалась отделанной синим материалом, похожим на декоративную штукатурку с рельефным узором в виде вложенных друг в друга ящичков. Мэт понял, что боковые стороны ящичков располагались перпендикулярно лучам искусственного солнца.
    Отряд подошёл к гигантскому полукруглому подъезду. Вход в подъезд был закрыт вделанным в стену забором, сооружённым из чередующихся серых и синих листов. Каждый лист был примерно метр шириной и метра три высотой. Когда отряд подошёл ближе, серый лист поднялся вверх — очевидно, это была дверь. За дверью разглядеть что-либо внутри здания было невозможно из-за сумрака. Все вошли в эту дверь, и сразу, как только последний — Руди — отошёл на несколько шагов от порога, серый лист начал скользить вниз, закрывая выход. Мэт понял, что отряд попал в западню, и бросился назад, чтобы успеть проскочить под опускающимся листом.
    Но лист при приближении Мэта снова поднялся вверх.
    Внутри здания стояла такая же тишина, как и снаружи. Там оказалось другое здание. На стенах на большой высоте синевато светились ряды ламп. Вестибюлем служило пространство — метров тридцать — между стенами внешнего и внутреннего зданий. Сквозь внутренний дом вёл коридор, уставленный по сторонам синими фонарями. Высота этого коридора была метров десять, а конец его терялся вдали. По внешней стороне стены внутреннего здания до самого потолка вела зигзагообразная лестница без перил и со ступенями шириной полметра.
    Где-то посредине между полом и крышей сквозь огромное круглое окно струился синий свет искусственного солнца.
    — Тут должно быть несколько окон, — сказал Руди.
    — Судя по открытым дверям, тут всегда рады гостям, — изрёк Бобби Джо.
    Отряд вошёл в коридор внутреннего дома. Они прошли расстояние не меньше, чем в два футбольных поля, прежде чем добрались до Т-образного перекрёстка, где надо было повернуть направо или налево, причём в обе стороны коридор уходил вдаль на огромное расстояние.
    — Смотрите, там что-то мелькает, — показал Руди.
    В стене ответвления коридора была открыта дверь, из которой проникал свет. Пройдя по коридору, все вошли в круглую комнату. Там вращался вертикальный столб с винтовой нарезкой, похожей на резьбу с очень большим шагом, по столбу спиралью вилась щель. Вместе со столбом вращались, опускаясь, стержни метровой длины, вставленные в спиральную щель. Как только стержень скрывался в узкой щели в полу, в тот же момент вылезал стёржень сверху из щели в потолке, но эта щель была более широкой, полукруглой формы.
    — Для такой штуковины у нас, похоже, нет названия, — сказал Мэт, насмотревшись на странную конструкцию. — То ли это эскалатор, то ли лифт. Назовём его «эскалифтом».
    — Но по этому эскалифту можно только спускаться. Где-то в этом здании должен быть подъёмный эскалифт.
    Подъёмный эскалифт они нашли в противоположном ответвлении центрального коридора, где оказалась точно такая же комната с точно таким же вращающимся столбом и стержнями, только стержни по столбу поднимались, а не опускались.
    — Может быть, все жители этого дома находятся на верхних этажах? — предположила Эбби.
    — Попробуем подняться. На случай опасности будьте готовы быстро отступить, — приказал Мэт.
    Эбби прицепила к воротнику оптику минивида и направила крошечную видеокамеру на эскалифт.
    Мэт уцепился за вращающийся стержень и «поехал» на нём вверх. Когда стержень вошёл в полукруглый вырез в потолке, Мэт быстро огляделся — на втором этаже также ничего не было, он продолжал подниматься с этажа на этаж, нигде никого не обнаружив. Следом поднималась Эбби. Мэт заметил, что на каждом этаже серпообразный вырез на потолке повёрнут на сто восемьдесят градусов относительно такого же выреза в полу. Очевидно, это было сделано в целях безопасности — если поднимающийся случайно сорвётся с шеста, то пролетит вниз только один этаж, что при слабой силе тяжести вполне безопасно. Наконец Мэт добрался до крыши.
    — Всем сойтись на крыше! — крикнул Мэт вниз, отпустил стержень, ловко соскочил на пол и отошёл в сторону, уступая место Эбби. Поднялись остальные разведчики. Всё обошлось благополучно.
    Они находились в комнате с четырьмя дверьми — в своеобразном техническом помещении над лифтовой шахтой, где крутящиеся стержни эскалифта заканчивали путь наверх. По мере приближения к верхушке вращающегося столба стержень всё больше наклонялся вниз и наконец скрывался внутри столба. Понаблюдав за этой необычной техникой, все вышли из комнаты на открытое пространство крыши и осмотрелись.
    На крыше обнаружилось ещё несколько таких же комнат — в них, очевидно, были другие шахты для эскалифтов. Комнаты располагались в строгом порядке: если квадратную крышу куба мысленно расчертить на девять квадратов, как это делают при игре в крестики-нолики, то в центре каждого такого квадратика как раз и окажется комната эскалифта.
    Вдали был хорошо виден купол Манхэттена. Среди громад строений высовывалась верхняя половина прямоугольных башен-близнецов Всемирного торгового центра, почти касающихся своими вершинами плёнки прозрачного пузыря; виднелись крыши многочисленных более низких зданий.
    — Но куда же подевались все здешние жители и есть ли они вообще? — недоумевал Бобби.
    — Как брошенный замок с привидениями. Жуть! — ужаснулась Эбби.
    — Раз уж мы вошли в зону прямой видимости Манхэттена, я прямо сейчас передам им сообщение, — сказал Мэт и нажал на рации кнопку «передача». — База, база, я Странник, как слышите? Приём. — Мэт нажал кнопку «приём» и прислушался.
    Рация молчала. Мэт повторил, но опять не получил ответа. Внимательно осмотрел рацию — никаких видимых повреждений нет, батарейки в норме.
    — Какие будут идеи? — повернулся он к Бобби Джо. — Не может быть, чтобы в Манхэттене перестали за нами следить.
    Бобби Джо быстро проверил обе рации — Мэта и Руди. Они оказались в хорошем состоянии и принимали сигналы друг друга.
    — Может быть, мы ушли слишком далеко от Манхэттена, и он оказался вне радиуса действия рации? — предположил Мэт. — Но ведь туннель рядом, а из туннеля я переговаривался с Манхэттеном.
    — Очевидно, дело не в дальности, а в куполе, — сказал Бобби Джо. — Этот купол не пропускает радиоволны. Он пропускает электромагнитные волны в видимом диапазоне, но это не значит, что он должен пропускать электромагнитные волны в диапазоне радиочастот. Наверное, именно поэтому мы в Манхэттене не уловили ни одного радиосигнала извне.
    — Понятно! Но куда подевались жители этого странного дома? — в который раз спрашивал Мэт.
    На вершине купола он увидел такую же надпись, как на манхэттенском куполе.
    — Давайте спустимся вниз по центральной шахте. Бобби Джо, твой чёрный ящик всё ещё работает? Мы не заблудимся?
    Бобби Джо отцепил от пояса маленький приборчик и посмотрел на его экран. Это навигационное устройство, сделанное специалистами Колумбийского университета, заключало в себе акселерометр и микрокомпьютер, который дважды интегрирует ускорения и вычисляет текущие координаты акселерометра, а значит, и местонахождение владельца.
    — Всё в порядке. Прибор работает. Сейчас мы находимся на высоте более трёхсот метров.
    — Хорошо. В путь.

    Стюарт Лунд наслаждался успехом. Пусть Господь строго наказал его, отняв кисть, зато теперь он обрёл горячих поклонников, и это придало ему ощущение собственной значимости после стольких лет серой жизни. Сегодня перед проповедью он был особенно взволнован: ему приснился старец, державший книгу, на обложке которой Стюарт увидел ту самую надпись, что высилась над Манхэттеном на прозрачном куполе. Эта надпись не давала ему покоя.
    Из телевизионных новостей Стюарт знал, что по приказу мэра над расшифровкой надписи трудится команда из десятков языковедов. Конечно, все эти люди безбожники, иначе они давно уже поняли бы то, что теперь знает Стюарт, — он уверен, что надпись означает: «На словеса мои внимай сердцем твоим. Скоро всё будет хорошо».
    Когда Стюарт в сопровождении двух своих приверженцев подошёл к пересечению Бродвея и Двенадцатой улицы, здесь уже собралась толпа и терпеливо его ждала. Сегодня слушателей было заметно больше, чем вчера. Стюарт расценил это как очередной знак благоволения Божьего и решил, что настала пора действовать решительнее и настроить соответственно толпу. Оставалось только умело её «разогреть».
    — Здесь слишком мало места, — обратился Стюарт к людям. — Следуйте за мной по улице к парку Вашингтона.
    Он повернулся на юг и пошёл, не оборачиваясь, но поглядывая на отражения в больших зеркальных витринах, и вскоре удостоверился, что паства послушно идёт за ним. Интересно, будет ли толпа столь же послушной, если переводчики из Всемирного торгового центра одурачат людей, преподнеся им якобы расшифровку надписи на куполе. Они, безбожники, не смогут никогда разгадать смысл надписи на куполе. Но они способны пойти на подлог, сочинят какое-нибудь правдоподобное высказывание и выдадут его за перевод Божьего послания. Люди могут поверить обману, а Стюарта сочтут лжепророком.
    Этого допускать нельзя! Надо как-то остановить работу во Всемирном торговом центре. На команду переводчиков надо натравить толпу. Если толпа пойдёт, то значит, это угодно Господу.

    При приближении разведотряда к центральному эскалифту Эбби всё больше нервничала. Ей было страшнее, чем при вхождении в этот странный купол.
    Она подумала о страшной беде, возможно, постигшей обитателей зловеще пустынного куба. Этот вымерший дом, очевидно, находится на серой планете дольше, чем Манхэттен; возможно, скоро такая же печальная судьба постигнет и манхэттенцев. В воображении Эбби рисовались чудовищные картины будущих катаклизмов. Как разумные существа, бывшие жители этого кубического здания, вымирали? Постепенно, один за другим, под отчаянными взглядами пока ещё живых окружающих, беспомощных и сознающих, что и они обречены на гибель? Или все жители погибли одновременно, в одночасье, не испытав длительных мук?
    А вдруг все эти существа просто спрятались?
    Наконец отряд подошёл к комнате, нависавшей над лифтовой шахтой.
    — Все готовы? — спросил Мэт.
    Мэт подошёл к вращающемуся столбу, торчащему из полукруглого отверстия в крыше, ухватился за снижающийся стержень и «поехал» на эскалифте вниз. Эбби повисла на следующем стержне.
    Спустившись на несколько этажей, они увидели совершенно одинаковые и пустынные коридоры.
    Вскоре все четверо собрались в лифтовой комнате и вышли в коридор. Он тоже был безлюден.
    — В этом здании должны быть ещё какие-нибудь помещения, кроме этих круглых комнат для эскалифтов, поэтому нам следует всё здесь тщательно обыскать, — объяснил Мэт свой план.
    Разведчики только что пошли по длиннющему коридору, как Руди вдруг остановился.
    — Минутку. — Руди провёл пальцем по стене. — Что это?
    На стене была тонкая линия или трещина от пола до потолка. Мэт прошёл ещё метров двадцать вперёд и вернулся.
    — Тут много таких трещин, — сообщил он. — Они расположены парами через каждые два метра, а между соседними трещинами в одной паре расстояние около метра. Может быть, это двери? Или всё-таки трещины?
    — Скорее всего это двери, — пришёл к выводу Руди, внимательнее осмотрев ровные и очень тонкие линии.
    Эбби надавила на предполагаемую дверь, но ничего не произошло. Тогда она прошлась по коридору, всюду надавливая на стену с поверхностью, напоминающей наждачную бумагу, но никаких дверей не было. Поверхность была точно такой, как у стены, на полу трещин не было.
    — Если это двери, то они должны открываться, наверное, так, как те, что у входа, — рассудил Мэт, прижал к стене обе ладони и начал толкать стену вверх.
    Пластина шириной в метр, ограниченная по бокам двумя «трещинами», легко поползла вверх. Эбби оторопела.
    Длинный коридор за открывшейся дверью в конце расширялся и был освещён синими лампами, несколько меньшими, чем в предыдущем коридоре. Стояла тишина. Мэт осторожно ступил за порог, за ним Эбби.
    — Бобби Джо, — обернулся Мэт, — останься у двери, держи её открытой, чтобы мы не оказались запертыми в ловушке.
    — Есть, сэр, — отчеканил Боб, явно довольный, что ему не надо идти дальше.
    Остальные трое пошли вперёд. Эбби вдруг почувствовала, что запахло какой-то тухлятиной.
    В конце коридора оказалась квартира. Она была намного шире, чем расстояние между соседними дверями во внешнем коридоре, — очевидно, соседние квартиры располагаются на разной глубине. В одной из комнат на полу стояло нечто, похожее на ложе — прямоугольный матрац. Над ним крепилась платформа с предметами вроде стола и стула странной формы. Рядом у стены стоял шкаф с выдвижными ящиками. На стене висел рисунок — квадрат с вписанной окружностью и окружность с вписанным в неё квадратом.
    Эбби решила сфотографировать содержимое ящиков и забралась на платформу. В нижнем выдвижном ящике оказался диск с кнопочками, похожий на компакт-диск для обычных компьютеров. Может быть, это пульт дистанционного управления или средство связи? Сфотографировав диск неизвестного назначения, Эбби выдвинула второй ящик. Там оказался красный мяч, упругий, как резиновый. Третий, последний ящик оказался пустым.
    В соседней комнате отвратительный запах был сильнее. Посреди комнаты на низком круглом столе лежало нечто, покрытое коричневым покрывалом, похожим на шерстяное. Существо напоминало барсука.
    Руди хотел обойти стол и вдруг к ужасе остановился.
    Мэт и Эбби подошли ближе. Ошеломлённый Руди показывал на пол, где лежал нож странной формы, весь в зелёной высохшей пене.
    — О Господи! — воскликнул Мэт. — По-моему, это имеет отношение к тому, что скрыто под покрывалом.
    Мэт поддел носком ботинка и откинул коричневое покрывало. Под ним лежало мехом покрытое мёртвое существо с остекленевшими зелёными глазами, похожее на барсука с мордой в крапинках, и распространяло зловоние. Эбби чуть не вырвало.
    — Уйдём скорее отсюда, — сказал Мэт.
    Они быстро покинули тошнотворную квартиру. Мэт сдержанно рассказал Бобби Джо о виденном.
    Бобби отпустил пластину, служащую дверью, и она медленно и плавно опустилась вниз.
    Мэт и Руди обследовали ещё шесть квартир и нашли ещё двух разлагающихся «барсуков», оба лежали в таком же положении, как и первый.
    Отряд направился к эскалифту.
    — Интересно, их убили или они покончили жизнь самоубийством? — начал теоретизировать Бобби Джо.
    — А у тебя какие теории на этот счёт? — Мэт вопросительно посмотрел на Эбби.
    — Если предположить, что их всех уничтожили за короткое время, то наверняка действовала целая банда убийц, потому что в одиночку сразу сделать это едва ли возможно. Если предположение о массовом убийстве верно, то в этом городе живы только одни убийцы. Но более вероятным мне кажется предположение о массовом самоубийстве, потому что рядом с каждым трупом лежал нож, может быть, ранее принадлежавший мёртвому. Кроме того, не видно никаких следов борьбы, и все трупы лежат в одном и том же положении.
    — Если так, зачем они убили себя?
    — Для этого могло быть множество причин. Может быть, они поступили так по религиозным соображениям или не вынесли жизни в неволе. Впрочем, всё это лишь безосновательные догадки.
    Разведчики один за другим повисли на вращающихся стержнях и стали спускаться, проезжая мимо пустых коридоров. Где-то на полпути опять возникло трупное зловоние и открылось чудовищное зрелище — огромный круглый зал размером с футбольное поле, весь усеянный мёртвыми существами с коричневым мехом. От жуткой картины Эбби чуть не выпустила из рук стержень.
    — Эбби и Бобби Джо, — крикнул Мэт, — спускайтесь на следующий этаж, а ты, Руди, останься со мной здесь.
    Но Эбби спрыгнула на пол следом за Мэтом, а за ней — Бобби Джо и Руди. Их неповиновение привело Мэта в ярость.
    — Слушайте меня внимательно. Речь идёт не о личных амбициях кого-либо из нас, а о безопасности и даже выживании отряда. Без железной дисциплины отряд моментально развалится, а дисциплина невозможна без единоначалия. Сейчас, повторяю, я требую от вас армейской дисциплины.
    — Мы поняли! Наше неповиновение было вызвано состоянием стресса от зрелища непонятных мертвецов.
    Мэт заметно успокоился:
    — Раз уж вы здесь, не буду прогонять вас. Давайте подумаем вместе, что с ними произошло.
    Эбби заставила себя ещё раз посмотреть на трупы барсукообразных существ. На полу валялись тысячи меховых покойников.
    Все тела лежали на плоских подушечках, видимо, служивших стульями. Как будто в этом огромном зале происходило собрание. Рядом с трупами валялись чашечки, в некоторых из них ещё остались капельки синей жидкости.
    — Мне кажется, — сказала Эбби, — это похоже на массовое самоубийство. — Она подошла к огромной картине на стене. Там были изображены два здания, а перед ними две группы существ, выглядящих крошечными на фоне огромных зданий.
    Одно здание имело форму куба, другое — цилиндра. Эбби вспомнил, что в квартире, где она впервые увидела труп «барсука», висела картина, на которой были изображены рядом квадрат и круг. Почему в квадрат был вписан круг, а в круг — квадрат?
    — Кажется, до меня дошло! Посмотри на картину. То кубическое здание справа очень напоминает здание, где мы сейчас находимся. А теперь посмотри на существа, стоящие перед этим огромным кубом. У них коричневый мех и такие же складки на лбах, как у этих трупов. Это те же существа. А теперь посмотри на существа, собравшиеся слева у цилиндрического здания. Обрати внимание на их рты, носы и всё остальное. Подойди ближе. Видишь, на картине у существ на коричневом меху встречаются серые крапинки. А у тех, что стоят у куба, серых крапинок нет. Кроме того, у тех, что слева, на лбах нет морщинок.
    — Я ещё не понял. Что из этого?
    — Вспомни ту картину, что висит в квартире первого обнаруженного нами покойника. Там рядом были изображены квадрат и круг. По всей видимости, — начала объяснять Эбби, — эти два типа существ, внешне отличающиеся серыми вкраплениями в шкуре и складками на лбу, на самом деле отличаются чем-то ещё. Это представители двух полов. Думаю, что куб был населён существами одного пола, а цилиндр — противоположного. Но эти дома были рядом на их родной планете, а проклятые захватчики унесли на свою серую планету только один дом. Этим самым они навсегда разлучили особей мужского и женского пола.

Глава 7
ТРИ ДЕРЕВА

    В тишине Мэт рассматривал на картине два здания, с волнением думал о печальной судьбе тысяч погибших, лежавших в огромном зале за его спиной, и всё больше склонялся к мысли, что Эбби права. Ему казалось то странным, то вполне логичным, что в этом обществе, где существа разных полов живут раздельно, представители одного пола, оставшись без своей половины, решили уйти из жизни.
    — Очень похоже, что так оно и произошло, — прозвучал в мёртвой тишине голос Руди. — Захватчики, вырвавшие нас из Земли, наверное, не смогли забрать сюда одновременно два таких гигантских здания. А может быть, они просто не знали, что они делают.
    — Наверное, знали, но они не останавливаются перед жертвами, действуя быстро и жестоко, — сказала Эбби. — г Вспомните, как они вырезали из Земли Манхэттен.
    — Если бы захватчики действовали медленно, тогда все успели бы убежать из похищаемого города, остались бы только сумасшедшие, — рассудил Руди.
    — Ладно, пошли отсюда, — сказал Мэт.
    Отряд направился к эскалифту гуськом в привычном порядке. Все четверо спустились вниз. Мэт уже не боялся засады — ясно, что под этим куполом нет ни души. Отряд пошёл по длинному коридору к выходу.

    Стюарт Лунд спустился со второго этажа в зал за две минуты до начала службы. Стульев опять не хватало, люди стояли у стен. Разговоры сразу стихли, как только Стюарт вышел на сцену к упаковочному ящику из-под микроволновой печи, раскрашенному пульверизаторами. Стюарт считал его церковной кафедрой.
    Но Стюарт так же регулярно выступал на улицах, правда, теперь он всегда брал с собой несколько своих приверженцев, разных каждый раз, чтобы они играли роль быстро собравшейся толпы. Тогда количество слушателей быстро увеличивалось за счёт любопытных прохожих.
    Когда толпа, пусть маленькая, уже собралась, тогда любой сочтёт возможным ненадолго остановиться и послушать, что там плетёт очередной чудак. И бывает, что десяти или пятнадцати минут достаточно, чтобы завладеть чьей-нибудь душой. Поэтому-то Стюарт начал приводить с собой на уличные выступления хоть нескольких своих последователей.
    Стюарт взошёл на «кафедру» и внимательно всмотрелся в глаза людей.
    В своей наставнической речи Стюарт сообщил прихожанам о поисковой группе, вышедшей из Манхэттена к другим городам под куполами. Он внушал, что попытка приблизиться к Богу без помощи Бога и ныне обречена на провал так же, как много веков назад, когда люди в приступе гордыни попытались построить Вавилонскую башню в надежде достичь небес.

    Когда разведотряд вышел из гигантского куба, Эбби немного успокоилась. Испытанный ужас постепенно ослабевал, переживания о страшной судьбе жителей куба сменились иными размышлениями.
    Она заметила, что у Мэта временами начал появляться отстранённый и тоскливый взгляд в никуда, когда, наверное, он погружался в воспоминания о прошлом на Земле. Может быть, страшное зрелище массового самоубийства существ, лишённых любви, настолько поразило Мэта, что воскресило в нём воспоминания о разлуке с любимой женой, оставшейся на далёкой Земле? Неужели он никак не может забыть свою жену? Ведь совсем рядом с ним постоянно находится она, Эбби, довольно молодая и привлекательная женщина. А Мэт не поддаётся её обаянию, тогда как она глупеет и сходит с ума от его улыбки.
    Искусственное синее солнце всё ещё было включено, когда путешественники подошли к лазу, ведущему в туннель. Верёвка, прилепленная к прозрачной стене купола, была на месте, сигнализация показывала, что её никто не трогал. Руди открыл квадратную дверь и скрылся в туннеле. Эбби в последний раз обвела взглядом опустевший город, прощаясь с ним.
    С крыши куба Манхэттен казался ближе, виделся исключительно чётко из-за особой прозрачности чистого воздуха. А отсюда, с поверхности мёртвой равнины, Манхэттен частично скрывался за горизонтом.
    Эбби нехотя надела шахтёрскую каску и вошла в туннель.
    Мэт на некоторое время остался на поверхности, чтобы ещё раз проверить — можно ли из-под купола связаться по рации с Манхэттеном? Рация, естественно, молчала. Мэт спустился в туннель и снова включил рацию. Ответ последовал немедленно.
    — Говорит база Манхэттен. Какие трудности?
    — Мне нужно выяснить условия прохождения радиосигнала. Сосчитайте, пожалуйста, до пятидесяти, — попросил Мэт.
    — Хорошо. Один, два, три…
    Мэт пошёл с рацией ко входу в купол. Как только он вошёл в квадратный вырез и закрыл за собой вход чёрным листом, счёт в рации почти заглох, но всё-таки слышался. Через Несколько секунд Мэт открыл выход и вошёл в туннель, рация снова начала чётко принимать сигнал из Манхэттена. Мэт переключил рацию с приёма на передачу, но на базе в Манхэттене вначале досчитали, как и было приказано, до пятидесяти и лишь потом переключились на приём.
    — Прозрачный материал купола не пропускает ваши радиосигналы, — начал объяснять Мэт в микрофон рации. — Даже на крыше кубического здания и с помощью дополнительной настройки я не мог уловить вашего сигнала. Чёрный материал нижней части пузыря заметно ослабляет радиосигнал, но всё-таки пропускает.
    — Вас поняли, Странник, — ответили из Манхэттена.
    Затем Мэт кратко обрисовал то, что разведотряд увидел под куполом, а также высказал соображения о причине гибели существ, населявших город. Когда Мэт закончил свой рассказ, на базе долго молчали, потом спохватились и поблагодарили его. Мэт отключил рацию.
    Вчетвером аккуратно установили вырезанный из купола чёрный квадрат на место, заклеили щели прочной и герметичной лентой. В туннеле снова стало сумрачно, светили лишь фонарики на касках и фары электромобиля.
    — Что теперь? — спросил Бобби Джо.
    Мэт посмотрел на свою команду и сказал:
    — Пойдём к следующему городу.

    — Эти безбожники всё ещё рыщут за пределами Манхэттена, — вещал Стюарт Лунд. — Каждый день они искушают Господа, каждый день их ложных поисков увеличивает гнев Божий, каждый день возрастает опасность, что чаша терпения Господа переполнится. Тогда он накажет нас всех. Всех без исключения!
    Стюарт Лунд темпераментно призывал прекратить бесчинства отряда безбожников, разжигая страх и ненависть в слушателях. Проповедник знал, что, когда народ боится и ненавидит, он способен на самые решительные действия.
    Стюарт мысленно поблагодарил Господа за то, что тот внушил ему умение убеждать людей.
    — Теперь Бэттери-Туннель служит дьяволу, — продолжал Стюарт. — Теперь всем нам угрожает проклятие. Надо остановить этих богохульников.
    После службы к нему подошли человек десять его горячих сторонников и высказали несколько советов, как можно остановить богопротивное использование Бэттери-Туннеля. Одна из этих идей особенно понравилась Стюарту, ибо она была почерпнута из Библии.

    Трактор медленно продавливал круглый туннель в серой массе. Здесь в туннеле человеку грозит, пожалуй, только одна опасность — если надолго заснешь, то можно утонуть в серой трясине. Да и жратва тут невкусная и однообразная. В прицепе электромобиля есть только запас воды и кроличий корм. Они решили немного передохнуть. Хотелось поговорить о прошлой нормальной жизни.
    — Чем ты увлекался в детстве? — спросила Эбби Мэта.
    — Как тебе сказать… — Мэт поколебался, раздумывая, стоит ли говорить ей правду. — У меня было нелёгкое детство. Я, можно сказать, был не очень воспитанным, необузданным ребёнком. Часто дрался и хулиганил.
    — Мой отец погиб в катастрофе, — продолжил Мэт. — Он был военным. Однажды во время тренировочного полёта он разбился на вертолёте. Мне было тогда восемь лет. Мама боготворила папу, он был для неё кумиром, поэтому она даже думать не хотела о повторном замужестве или о какой-нибудь другой «замене».
    — Значит, ты рос без мужского влияния?
    — Почти. Он и до катастрофы часто отлучался из дому в длительные командировки. Но я не думаю, что именно это послужило причиной моего озорного поведения в детстве. Сам не знаю, почему я был таким. Может быть, мне надо было срывать на ком-то злость. Может быть, я обиделся на тот мир, в котором погиб хороший человек, мой отец… Погиб из-за какой-то случайной, глупейшей катастрофы. Может быть, были другие причины.
    — Но потом ты перестал хулиганить?
    — Да, позднее я стал другим. Произошёл один случай. Однажды я нарочно сломал забор у чужого дома, а потом, когда собрался удирать, вдруг заметил, что из окна за мной наблюдает хозяин. Этот мужик просто печально смотрел и не сказал мне ни слова. Я быстрее пошёл домой, а ночью не мог уснуть, всё ждал, когда за мной приедет полиция. До этого я уже побывал в полицейском участке, поэтому был уверен, что на этот раз меня упекут в тюрьму. Я подумывал о том, как бы сбежать из дома. Но полиция так и не пришла. Оказалось, что хозяин не сообщил в полицию. На следующий день я направился к его дому и увидел, что он чинит забор. Ради любопытства я подошёл ближе. Он заметил меня, узнал, но ничего не сказал, а я стоял и смотрел, как он работает. Наконец он спросил меня: «Что стоишь? Хочешь помочь?» Не знаю, как объяснить, какие чувства тогда у меня возникли. То ли я вдруг осознал, какие неприятности я причиняю людям своими выходками, то ли я понял, что этот мир не так уж плох, не столь жесток и бессмыслен, хотя в нём и погиб мой отец.
    — И что ты сделал?
    — Я сказал, что хочу ему помочь. Хозяин подумал немного и сказал мне: «Возьми тот столб, поставь его вон в ту ямку и залей цементным раствором». Так я и сделал. Мы работали с ним часа два, и всё это время оба молчали. На следующий день я пришёл снова. Мы прибили доски и покрасили их. Когда работа была закончена, я набрался смелости и спросил у него, почему он не сообщил о моей выходке в полицию. Хозяин выразительно посмотрел на новый забор, потом опять на меня и сказал: «Кажется, я не ошибся. А ты как думаешь?»
    В то лето у меня появилась потребность начать заниматься полезными делами. Я бродил по соседним улицам, высматривая себе работу, а как только находил, предлагал хозяину дома свою помощь и ничего за это не просил. Поначалу некоторые относились ко мне с подозрением, не ожидали от меня ничего хорошего, но скоро люди поняли, что я действительно хочу им помочь бескорыстно. Я до сих пор люблю ручную работу.
    — Наверное, тебе пришлось тогда побороть свою гордость, чтобы решиться на такое.
    Их беседу прервал Руди, объявивший:
    — Пора сверлить следующее вентиляционное отверстие.
    — Дай я просверлю, — вызвался Мэт.
    Руди передал Мэту ящик с инструментами.
    — Я догоню вас через несколько минут! — крикнул Мэт удалявшемуся Руди, который следовал за прицепом электромобиля.
    — Помочь тебе? — спросила Эбби.
    — Нет, сам справлюсь. Но если ты останешься поговорить со мной, это будет лучше помощи.
    Мэт вставил в дрель длинное сверло, направил его остриё к потолку, примериваясь. Фонарь, прикреплённый к каске, освещал место, где предстояло просверлить вентиляционное отверстие. Туда же направила свой фонарь на каске и Эбби. Мэт искоса бросил на неё быстрый взгляд и увидел, что она смотрит не на сверло, а на него.
    Как трудно, почти невозможно было устоять перед соблазном больше не сдерживаться, сблизиться с Эбби, смягчить рану, нанесённую бывшей женой! Но если позволить себе влюбиться, дать волю чувствам, то сможет ли он ответственно руководить отрядом, справиться с возможными опасностями? Быть объективным и не снисходительным к ней в работе?
    Мэт начал сверлить, а когда сверло вошло в серую массу на всю глубину, снова взглянул на Эбби. Она всё ещё смотрела на него. Даже в шахтерской каске, почти полностью закрывающей её красивые волосы, Эбби выглядела очаровательной.
    — Эбби, — произнёс Мэт и умолк, пытаясь сообразить, что и в каких выражениях сказать ей, чтобы это не выглядело слишком глупо. — Я очень… рад, что ты… что ты оказалась здесь вместе со мной.
    — Я тоже очень рада, — сказала она наконец.
    Мэт выключил дрель, вынул из отверстия сверло. Эбби присела, достала из ящика с инструментами вентиляционную трубку и вставила её в просверлённое отверстие на потолке. Это была вытяжная трубка, поэтому Мэт и Эбби надели на неё длинный гибкий шланг и прикрепили его к стене туннеля так, чтобы конец шланга находился у самого пола. Мэт прогрел свежую серую массу вокруг трубки горелкой, включил встроенный вентилятор. На этом работа закончилась.
    — Спасибо за помощь, — сказал Мэт.
    — Пожалуйста, всегда рада помочь.

    Когда отряд подошёл наконец к следующему пузырю, Эбби чувствовала себя измотанной долгим и крайне медленным продвижением по узкому туннелю.
    Трудный рабочий день кончался, а потому усталая команда решила не вырезать лаз на поверхность прямо сейчас, а подождать до утра. Ночью Эбби снились кошмары: мучительное своей медлительностью плавание по поверхности серого и вязкого моря. Она начала тонуть, но тут проснулась, едва отдохнувшая, и с нетерпением ждала, когда же Руди прорежет в потолке туннеля дыру у самой стены прозрачного купола.
    Наконец квадратный кусок из потолка был вырезан и все четверо спустили его на пол, по очереди начали рассматривать город за куполом. Когда настала очередь Эбби, у неё захватило дух от невообразимого зрелища — купол простирался вверх на такую высоту, что башни Всемирного торгового центра показались бы рядом с ним игрушечными. По краям купола высились три гигантских дерева, образуя равносторонний треугольник. Их большие круглые жёлто-зелёные листья были обращены прямо к солнцу, такому же яркому и желтоватому, как над Манхэттеном. Между толстыми ветвями деревьев тянулись канаты, как лианы или переплетённые виноградные лозы, а на них висели сооружения, похожие на шалаши разных размеров.
    Среди этой гигантской паутины явно обитали живые существа, но невооружённым глазом с такого расстояния их невозможно было рассмотреть. Видно было только, что это человекообразные. Эбби начала рассматривать висячий город через увеличивающий видоискатель минивида. Оказалось, что живые существа, несмотря на их постоянные лазания вверх и вниз по узловатым верёвкам между домами, похожи не на человекообразных обезьян или ещё каких-нибудь приматов, а на людей с тонкими телами и длинными, тонкими конечностями. Эбби прибавила увеличение и заметила, что одно из существ явно заметило её. Это был, видимо, ребёнок, судя по его меньшим размерам относительно других. Он поскакал по верёвкам вниз, ближе к Эбби, остановился и с любопытством уставился на неё.
    — Одно из этих существ заметило нас, — сказала Эбби.
    — Как оно настроено? Не враждебно? — спросил Мэт из туннеля.
    Эбби на всякий случай ещё раз вгляделась в инопланетного ребёнка, чтобы убедиться в правильности своего первого впечатления. Ребёнок тем временем сноровисто приближался по верёвкам к Эбби. Он явно не походил на хищника, настигающего жертву, всеми повадками он напоминал обычного любопытного ребёнка. В руке он держал нечто вроде хлыста, но вряд ли это было оружие. Конец хлыста завивался в несколько витков. Вскоре Эбби поняла назначение этого «инструмента» — ребёнок махнул хлыстом в направлении ветки; до которой не мог дотянуться рукой, завитый конец хлыста распрямился, а соприкоснувшись с веткой, обмотался вокруг неё. Ребёнок прыгал с ветки на ветку, держась за примотанный хлыст, потом потащил его на себя — конец медленно размотался, отцепился и снова скрутился в несколько витков.
    — Нет, — ответила Эбби, — враждебности не заметно. К нам начали приближаться и другие местные жители.
    Из гущи городской паутины ветвей и верёвок на Эбби уставились ещё двое таких же долговязых и тощих ребят, кожа да кости. Движимые любопытством, они начали прыгать с верёвки на верёвку вниз, ближе к Эбби, рассматривая это странное существо.
    Вскоре малыши спустились на землю и подбежали к прозрачной стене, за которой из лаза высовывалась голова Эбби. Тем временем с ажурных высот древесного города спускались всё новые любопытные.
    Эбби посторонилась, давая место Мэту — он тоже высунулся в лаз, чтобы самому оценить обстановку. На двух представителей Земли вылупились не только дети, но и взрослые существа — все они столпились у стенки купола с явно удивлёнными физиономиями. Кожа у них была в пятнах, все были очень худыми, казались доходягами.
    — Похоже, появилась наконец работа и для твоего полиглота-компьютера, — сказал Мэт.
    Эбби отцепила от пояса свой компьютерик, включила — на экранчике появилось цветное изображение. Затем Эбби поставила экран вертикально и направила его к толпе, собравшейся за куполом. Экран был не простой, а такой тонкий, что Эбби, находясь за экраном, видела изображение, обращённое вперёд к инопланетянам. Вначале она показала им изображение купола Манхэттена, перед которым стояли двое людей — мужчина и женщина. Эбби показала на себя, на Мэта, потом на женщину и мужчину, изображённых на экране. Показала, на купол на экране, а потом на настоящий купол, хорошо видный вдали на серой равнине. Во время всех этих жестов инопланетяне, как заметила Эбби, смотрели то на экран, то вдаль на Манхэттен, очевидно, понимая, о чём идёт речь. Несомненно, эти инопланетяне имеют разум.
    Затем Эбби включила на экране вид на Манхэттен сверху. Масштаб на картинке начал меняться, словно кинокамера поднималась ввысь, Манхэттен уменьшился, появились другие купола. Эбби указала на купол с тремя деревьями вначале на экране, а потом на реальный. На изображении от купола Манхэттена отделилась пара — люди были те же, что на изображении номер один. Они пошли, оставляя за собой штриховую линию, к «трёхдревому» куполу. Когда парочка на экране, остановилась у купола, Эбби снова показала на себя и Мэта.
    Третье изображение показало Манхэттен сбоку в разрезе: под землёй недалеко от поверхности в стенке купола образовалось отверстие, от него шёл туннель до трёхдревого купола, из туннеля на поверхность высунулись двое, потом скрылись, туннель пополз дальше, прошёл сквозь стену купола, на поверхность снова вылезли человечки, а перед ними стали другие существа. Этот заключительный эпизод должен был, по замыслу Эбби, показать обитателям трёхдревого купола, что земляне хотят общаться с ними.
    На этом «кино» закончилось. Эбби напряжённо всматривалась в лица существ за стенкой — выражения их лиц не поддавались расшифровке. Вскоре самое высокое существо попятилось назад, за ним остальные. Отойдя метров на десять, все сразу остановились и начали жестикулировать верхними конечностями. Очевидно, тощие существа приглашали пришельцев к себе в гости. Они делали движения руками у поверхности земли, как бы разрывая или копая её.
    — Тебе тоже кажется, что они нас приглашают? — спросил Мэт у Эбби.
    — Да. Я вижу, они всё поняли и не возражают против нашего проникновения в их пузырь.
    — Ты не находишь в их поведении чего-нибудь подозрительного?
    — Нет. Конечно, у нас нет гарантии, что они и дальше будут вести себя гостеприимно, но пока они выглядят дружелюбно и миролюбиво.
    — Я хочу остаться здесь, на поверхности, и пообщаться с ними, раз вы решили прорыть туннель к ним и резать дыру в куполе.
    — Это время я использую для налаживания контакта с ними. Разрешаешь?
    — Конечно!

    Сквозь прорезанное в потолке туннеля отверстие проник свет. Под этим куполом давление атмосферы оказалось близким к давлению атмосферы туннеля, и состав атмосферы тоже для людей был пригоден. Все процедуры — прокладка ответвления туннеля, пробивание под землёй чёрной стены пузыря, взятие пробы воздуха и прокапывание выхода на поверхность — прошли благополучно, как и в предыдущем куполе. Как только лаз под купол был пробит, лаз перед куполом заделали и заварили.
    Наконец всё было готово для выхода на поверхность к трёхдревому городу. Мэт нервно посматривал из туннеля вверх — кто знает, какие там могут ждать их непредвиденные опасности.
    Мэт включил рацию и сообщил в Манхэттен о готовящемся контакте.
    Первыми на поверхность вышли Мэт и Эбби. Они стояли на живой траве, вдыхали приятные ароматы растений и смотрели в чистые белые глаза хозяев — их было не менее сорока. Теперь толпа состояла почти целиком из взрослых, а резвые детки переместились в верхние слои трёхдревого комплекса. Радом с тремя деревьями немыслимой высоты человек чувствовал себя как мальчик-с-пальчик. По-видимому, этот город был похищен с планеты, где сила тяжести существенно меньше земной, иначе по всем законам деревья ни за что бы не вымахали до таких гигантских размеров.
    Все четверо стояли перед толпой инопланетян с подчёркнуто кроткими лицами.
    Самые высокие из инопланетян ростом были немного выше Мэта. Выше пояса все они были голыми, а ниже — обмотаны лентой шириной с руку. Эта лента начинала обвиваться вокруг лодыжки, шла спиралью к бедру и выше, а оттуда спускалась по другой ноге. В глазах у них не было радужной оболочки, одни только сплошные белки вокруг зрачков, как в дешёвых фильмах ужасов. На лицах выделялись более тёмные носы. Волос не было ни на головах, ни на руках у мужчин.
    — Привет! — обратилась Эбби к молчаливой толпе.
    Инопланетяне переглянулись, но на приветствие не ответили. Затем толпа расступилась, а посередине остался один, ещё более тощий, чем остальные, и с более тёмным носом. Он делал жесты, которые Мэт истолковал как приглашение гостям подойти поближе. Однако, как и было условлено ранее, Мэт ждал указаний Эбби — он должен был взять руководство на себя лишь в случае опасности.
    — Мне кажется, — сказала Эбби, — он приглашает нас. Пойдёмте к ним.
    Тощий местный лидер с тёмным носом повёл их к дереву. Гости нервничали — не заманивают ли их инопланетяне в ловушку? Сознавая рискованность ситуации, ещё перед входом в купол постановили, что будут вести себя как званые гости и ничем не вызывать у хозяев сомнений в своих добрых намерениях. Изменить поведение могла бы заставить только явная угроза. В таком деле меры предосторожности могут быть неправильно истолкованы и вызвать недоверие, а тогда может случиться непоправимое — с обитателями этого купола земляне уже никогда не смогут установить дружественных отношений. Но даже при возможном трагическом исходе их усилия не пропадут даром — в Манхэттене точно будут знать, в каком куполе погибли разведчики, и в дальнейшем манхэттенцы не повторят ошибки.
    Мэт заметил, что тощие существа разглядывают его так же внимательно, как и он их. Некоторые сопровождали его на значительном расстоянии. Вверху в паутине верёвок тоже зашуршали любопытные зрители.
    Процессия подошла к подножию толстенного гигантского дерева. Тощий лидер трёхдревых жителей начал карабкаться по свисающей с него верёвке и жестом поманил за собой гостей. Мэт и Эбби переглянулись и молча направились вверх за лидером. Все последовали за ним. Оказалось, что лазать по верёвке при низкой гравитации довольно легко.
    Вскоре они добрались до верёвочной площадки, расположенной примерно на высоте зелёного второго этажа. Верёвки и канаты, натянутые между тремя деревьями-гигантами, образовывали огромную плотную сеть, сплетённую в виде сложного рисунка.
    После небольшой остановки лидер и гости полезли выше, в дебри экзотического города. За всё это время тощие хозяева не издали ни единого звука.
    На третьем этаже верёвочная сеть оказалась гуще. Здесь висело несколько плетёных шатров — эти кущи были подвешены за верхние углы к потолку, то есть к сетке следующего этажа. Лидер пригласил гостей карабкаться ещё выше.
    На каждом следующем этаже висячих домов становилось всё больше. Наконец они достигли огромного домища, единственного на этаже. Он не висел, а лежал на крепкой сети из толстых канатов. Хозяева пошли по колеблющейся сети к дому, время от времени хватаясь для равновесия за свисающие сверху верёвки. Таким же способом начали передвигаться и земляне.
    Дверей у дома не было, виднелись ничем не закрытые отверстия. Внутри оказался дом поменьше, его входные отверстия были смещены относительно входных отверстий внешнего дома, может быть, для того, чтобы уменьшить сквозняки, а может быть, чтобы снаружи не было видно, что делается внутри дома. Пол был жёстким и практически не колебался, хотя сквозь мелкие щёлки в полу проникал свет. В крыше были квадратные отверстия, очевидно, служившие окнами.
    В центре дома стоял круглый стол высотой в полметра, за ним сидели трое тощих инопланетян; к ним подсел и тот, кто привёл землян. За столом осталось ещё четыре свободных места — низенькие табуретки, вернее, пуфики, сплетённые из верёвок и листьев. Мэт, заинтригованный точным соответствием количества свободных мест за столом числу членов его отряда, принялся быстро соображать: что было бы, если бы отряд оказался бы больше или меньше? А может быть, численность разведотряда по счастливой случайности совпала с принятым здесь количеством «дипломатов», которыми обмениваются города? Или их вычислили заранее?
    Хозяева жестами пригласили гостей за стол.
    Разведчики заняли свободные места за столом. Сопровождавшие их инопланетяне отошли к стенам и сели на пол — то ли охранники, то ли любопытные зрители.
    Инопланетяне, сидевшие за столом напротив гостей, имели непроницаемые выражения лиц — ни дружественности, ни враждебности. Один из них, с рисунком на щеке, изображающим нечто вроде восьмиугольника, перевернул в центре стола крышку, прикреплённую одним ребром к столу на петлях, — на обратной стороне доски оказалась гладкая поверхность, предназначенная, очевидно, для письма. Он начал водить по ней ногтем, отчего на поверхности оставались хорошо видимые линии. Вначале нарисовал нечто вроде перевёрнутой пробирки или перевёрнутой буквы U, а в стороне от неё — дугу в пол-окружности, тоже обращённую раскрытым концом вниз. Потом провёл прямую горизонтальную линию, снизу касающуюся концов двух фигур (перевёрнутой пробирки и дуги), явно изображающих два купола на равнине — вытянутый вверх купол над трёхдревым городом и купол в виде полусферы над Манхэттеном. Нарисовав эту картинку, инопланетянин пригласил жестом гостей тоже нарисовать что-нибудь.
    Эбби провела ногтем маршрут разведотряда: линию из полусферы вниз, потом горизонтально под прямой линией, означавшей поверхность серой равнины, к вытянутому куполу. У Эбби все линии получились толще, чем у инопланетянина. Её рисунок инопланетянина явно озадачил.
    — А вдруг, — предположила Эбби, — они приняли нас за тех, кто перенёс их город на эту серую планету?
    Инопланетянин провёл внутри вытянутого купола шесть горизонтальных линий, означающих, по-видимому, этажи деревянного города; чуть выше шестой линии нарисовал кружочек, видимо, обозначавший дом, где они сейчас сидели; затем продолжил вверх к кружочку линию, нарисованную Эбби.
    Эбби, в свою очередь, нарисовала вокруг обоих куполов огромный круг и продолжила линию из пробиркообразного купола наверх за пределы огромного круга. Это, по замыслу Эбби, должно было означать общее желание сбежать из серой тюрьмы на свои родные планеты. При этом все четверо инопланетян одновременно покачали головами. Мэт вопросительно взглянул на Эбби, но та сама явно не понимала, что хотят этим сказать хозяева. Тогда Эбби спокойно и очень медленно, чтобы не вызвать у них подозрений, отцепила от пояса свой маленький компьютерик, положила его на стол и убрала от него руки, ещё раз давая понять, что это не оружие.
    Хозяева наклонились к диковинной вещице. Эбби открыла крышку, подняла вертикально экран, чтобы инопланетяне могли видеть изображение, и включила компьютерик.
    В тот же миг раздались оглушительные вопли. Инопланетяне за столом обхватили руками головы и громко завизжали, а один опрокинулся навзничь и упал на пол. Сидевшие у стен тоже схватились за головы, некоторые вскочили на ноги и зашатались.
    — Выключи его скорее! — заорал Бобби Джо на Эбби.
    Сначала Эбби ничего не соображала от ужаса, но тут же опомнилась и быстро отключила злосчастный прибор. Экранчик погас.
    Вопли и визги постепенно затихли. Трое оставшихся за столом инопланетян выглядели ошеломлёнными. Инопланетяне у стен начали приходить в себя и стали осторожно, но с грозным видом приближаться к пришельцам.
    — Эбби, больше не трогай компьютер и скажи, как нам вести себя, чтобы они не подумали, что мы им угрожаем? — быстро спросил Мэт.
    — Сидите смирно и держите руки на столе, чтобы они их видели. Не делайте резких движений.
    — Я думаю, они все телепаты, — затараторил Бобби Джо, — они потому и не разговаривают, что передают мысли друг другу без слов. Именно поэтому здесь нам приготовили четыре свободных места ещё тогда, когда мы только поднимались в этот шалаш. Они передают мысли на большое расстояние. А когда включился компьютер, он начал излучать радиоволны, которые обрушились на их чувствительные внутренние рецепторы или что там у них есть в головах для приёма телепатических излучений. На них это подействовало примерно так, как если бы нам под ухом включили турбины реактивного самолёта, а в глаза направили мощные прожекторы.
    — Эбби, попробуй объяснить им, что мы сделали это по недоразумению, — приказал Мэт.
    Инопланетяне со всех сторон грозно надвигалась. Трое из делегатов, видимо, «контуженных», всё ещё пребывали в ступоре, не в силах пошевелиться; а тот, что упал на пол, так и лежал пластом.
    Медленным плавным жестом Эбби указала на компьютер, потом начала изображать жестами, будто отмахивается от него, что он ей противен. Затем схватилась руками за голову и имитировала страдания тощих инопланетян и их душераздирающие крики.
    — Не знаю, как ещё можно объяснить им это, — призналась Эбби товарищам, исполнив мимическую сцену.
    Создалось впечатление, что жестикуляция Эбби была воспринята правильно. Несколько инопланетян, медленно приближавшихся с явной угрозой, остановились. Двое заботливо подняли лежавшего без чувств и вынесли его из дома. Трое за столом приходили в себя. Один из них даже постучал пальцем по виску и потряс головой.
    Мэт осмотрелся — в дверях у обоих выходов толпились жители, привлечённые чрезвычайным происшествием. Бежать было некуда, но инопланетяне как будто уже не угрожали.
    — Ничего не понимаю, — спокойнее заговорил Руди, — почему они не визжали, когда компьютер… Ах, да! Тогда компьютер работал вне купола.
    — Хорошо, что захватчики сделали купола непроницаемыми для радиоволн, — сказал Мэт, — иначе мы, направляя на этот купол наши радиосигналы в попытке установить связь, доконали бы эти чувствительные существа своим чрезмерным желанием общаться. Надеюсь, теперь всем ясно, что нельзя ни в коем случае включать под этим куполом рацию!
    Инопланетяне мало-помалу успокоились. Стало ясно, что это неагрессивные, разумные существа, иначе они, будь они глупее, моментально растерзали бы пришельцев, неумышленно доставивших им неприятности.
    Один из инопланетян завитым концом хлыста подвинул компьютер на край стола, подальше от рук гостей. Гости не возражали. Эбби осторожно потянулась к доске для письма и нарисовала на свободном участке компьютер, а рядом вытянутый купол, затем извилистые линии, исходящие от компьютера во все стороны — они обозначали электромагнитное излучение. У поверхности купола лучи компьютера обрывались.
    Сквозь толпу у входа протиснулся инопланетянин и занял за столом место упавшего. Очевидно, благодаря телепатии он был в курсе предыдущих переговоров. Новенький перевернул доску на столе и тут же вернул её в прежнее положение — все рисунки на доске стёрлись, можно было рисовать снова. На чистой доске длинным костлявым пальцем он нарисовал большой круг, обозначавший, как вскоре выяснилось, свою родную планету и стал изображать, как трёхдревый город был заключён захватчиками в пузырь и перенесён на серую планету. Потом столь же печальную историю похищения Манхэттена изобразила в рисунках Эбби.
    Когда настала очередь инопланетянина, он нарисовал по периметру своей планеты крестики.
    — А этого я уже не понимаю, — сказала Эбби своим. — Кажется, пришло время создавать словарь рисунков.
    Она поставила на письменной доске, точку, рядом написала единицу, потом чуть поодаль поставила две точки, а рядом цифру два, и так далее.
    В таком активном и непрерывном общении с помощью рисунков прошло несколько часов. Эбби сумела понять, что инопланетяне с момента их захвата провели здесь около десяти земных лет. На этом первое «заседание» закончилось.
    — Они хотят, чтобы мы пошли за ними. Нам хотят показать что-то, — перевела Эбби жесты хозяев.
    Отряд вслед за шестью инопланетянами поднялся по верёвкам этажом выше. Там на крестообразной платформе лежал тоненький инопланетянин, в котором Мэт узнал того, что сидел за столом и упал без чувств, поражённый излучением компьютера. Эбби с помощью маленькой переносной письмённой дощечки узнала от хозяев, что это действительно тот самый пострадавший. Земляне искренне огорчились — едва они пришли к соседям, как уже принесли смерть.
    К трупу приблизился его соплеменник с горящей веткой. В потолке прямо над крестом, на котором лежал покойник, было отверстие, вокруг него на следующем этаже стояли наготове инопланетяне с большим, почти прозрачным сосудом из растительной ткани, наполненным водой. Инопланетянин с горящей веткой поджёг покойнику ноги. Вскоре воспламенилось всё тело. Инопланетяне, стоявшие вокруг огненной могилы, склонили головы. Так же поступили и люди. Пламя полыхало около десяти минут, осталась лишь кучка пепла, сгорели даже кости. Двое инопланетян собрали пепел в банку, налили в неё воды, перемешали и вылили на платформу.
    После похорон хозяева отвели гостей обратно в дом, где прошёл первый сеанс общения. Один из хозяев написал что-то на дощечке, которую теперь Эбби постоянно носила с собой.
    — Они говорят, что настало время принимать пищу, — перевела Эбби. — Надеюсь, они понимают, что мы не рискнём есть их еду, пока не убедимся, что она нам подходит.
    — Я надеюсь, они не будут возражать, если мы пошлём кого-нибудь из нас в туннель за нашими пищевыми палочками? — спросил Мэт.
    В сопровождении двух хозяев города Руди отправился вниз.
    Когда он принёс свой осточертевший корм, четверо землян и четверо инопланетян — каждая группа стала есть свою пищу. У хозяев тоже были пищевые палочки, но у них был неприятный запах.
    После «завтрака» Эбби снова занялась налаживанием общения с инопланетянами. Ей удалось выяснить, что они тоже не сумели расшифровать надпись на вершине купола. Этот факт показался Эбби закономерным, ведь эти существа вообще не используют ни языка, ни букв, ни иероглифов, а общаются только мысленно, поэтому для них расшифровка надписей представляет большие трудности, чем для людей.
    Мэт тем временем предавался не очень весёлым размышлениям. Пока от его экспедиции нету толка, один только вред — они случайно убили местного жителя. Разведотряд узнал лишь, что захватчики обращаются с городами, захваченными на других планетах, точно так же, как с Манхэттеном. Это можно было предположить и без экспедиции.
    — Знаешь, что мне пришло в голову — пока лишь моя догадка, может быть, просто глупая фантазия. Просто я вспомнила, что платформа, на которой сжигали покойника, имела форму креста. Может быть, крест у них тоже символ смерти?
    Эбби начала рисовать на письменной доске новый рисунок. Пальцы её задрожали. В ответ на этот рисунок инопланетяне нарисовали свой, потом Эбби снова рисовала, и этот обмен изображениями несколько раз повторился…
    — Боже мой! — Эбби побледнела, глядя на рисунок инопланетян, изображавший их планету с крестами по всему периметру. — Все, кто остался на их родной планете, погибли. Они знают это благодаря своей телепатии. Я пока не научилась точно переводить их единицы времени в наши, но приблизительно получается так… Дней через двадцать после того, как захватчики похитили их трёхдревый город, на планету с неба обрушился огонь и всё испепелил.

Глава 8
ВООРУЖЕНЫ И ОЧЕНЬ ОПАСНЫ

    В южной части Бродвея по туннелям, где проходят канализация и прочие трубы водоснабжения, при слабом свете фонариков пробирались двое.
    Первым шёл Счастливчик Стилс с фигурой борца и манерами налогового инспектора, поймавшего за руку недобросовестного налогоплательщика.
    Вторым — Беня Келлерман, коренастый тип боксерского телосложения, подстриженный ёжиком.
    Беня прокашлялся. Как он ни пытался не обращать внимания на зловоние, но это не получалось.
    — Слушай, и как это ты до сих пор не запутался в этих трубах? — спросил Беня напарника. — Они же все одинаковые.
    — Большая практика, — ответил Счастливчик.
    Они уже несколько раз поворачивали на перекрестках подземелья, и за всё это время Счастливчик лишь однажды на секунду засомневался, нужный ли это поворот. У Бени давно уже ныла спина — мало того что приходится гнуться в три погибели, так ещё и тяжёлый груз на спине тащить. Но Счастливчик нёс такую же тяжесть и не жаловался. Иногда сверху сквозь щели люков просачивались лучи света, но большую часть пути приходилось идти в полутьме, а аккумуляторы в фонариках садились. Беня изо всех сил старался сдерживаться и не светить фонариком куда попало — мало ли какая пакость притаилась в том или ином тёмном углу?
    Бене не раз приходилось пускаться во всяческие авантюры. Но лазить по канализации ещё не довелось. Зато теперь он делал благородное дело. Если задуманное удастся, то в следующий раз мэр не решится на такое, за что захватчики могут отомстить всему Манхэттену. Проповедник прав: «Нельзя раскачивать лодку, потому что утонуть могут все».
    — Скоро уже? — спросил Беня, давая донять, что ничего не боится. — Скоро ли придём?
    — Уже недолго осталось.
    На поверхности Беня считал себя равным Счастливчику, а порой даже выше него! Но здесь в канализации Счастливчик был опытным проходчиком, и Беня должен был его слушаться.
    Лазутчики начали подниматься по железной лестнице, вмонтированной в бетон.
    Взрывчатка на спине стала казаться тяжелее, тащить её стало ещё неудобнее. При нынешней хилой гравитации груз этот на самом деле был не таким уж тяжёлым, но весьма объёмистым, отчего было трудно поворачиваться и быстро останавливаться. Беня пролез за Счастливчиком в другой туннель, где вдоль потолка проходило множество труб всевозможных размеров.
    Наконец Счастливчик остановился на очередном перекрёстке, чтобы свериться с маленькой каретой подземных коммуникаций, и лазутчики направились в туннель, ведущий под заметным уклоном вниз.
    В конце этого туннеля был перекрёсток, на котором пересекались шесть туннелей.
    — Здесь, — сказал Счастливчик, снял сумку и повесил её на железяку, на которой у стены крепилась труба.
    Далее они действовали как хирург и медсестра у операционного стола. Счастливчик командовал: «Пакет», — и Беня подавал кусок взрывчатки в пластиковом пакете. Счастливчик командовал: «Клей», — и Беня подавал тюбик с клеем, чтобы соединить запал с часовым механизмом.
    Беня нервничал. Каждую секунду ему казалось, что вот-вот из-за одного неосторожного движения раздастся взрыв, и от него и Счастливчика ничего не останется. А вдруг часовой механизм окажется бракованным и сработает раньше времени.
    Счастливчик не проявлял никакого страха и действовал уверенно. Закладка взрывчатки прошла успешно. Диверсанты прошли в другой туннель и заложили там вторую порцию взрывчатых материалов.
    — Готово, — сказал наконец Счастливчик.
    — Ты уверен, что этого будет достаточно?
    — Уверен на все сто. Видишь эту огроменную трубу? Это вентиляционная труба. Когда наша штучка сработает, стенка трубы разорвётся, и воздух отсюда пойдёт туда. А та штучка, что мы заложили в том туннеле, взорвёт большую трубу с водой, которая снабжает несколько кварталов. И тогда весь туннель зальёт водой. А куда потечёт эта вода, догадываешься?
    — Понятно. Сколько у нас осталось времени?
    — Две, две с половиной минуты, — задумчиво произнёс он.
    — Чего?! Так какого чёрта ты медлишь?! — разволновался Беня. — Бежим!
    — Пошли. — Счастливчик не спеша надел на плечо опустевшую сумку и двинулся в путь.
    — Поторапливайся, чёрт! — взъярился Беня.
    — Смотри не усрись. Ой, — хохотнул Счастливчик, — кажется, я сказал «две минуты»? Не бойся, я оговорился. У нас ещё двадцать минут. — И Счастливчик расхохотался.
    — Болван.
    — А ты и вправду поверил?
    — Иди быстрее! Чтоб тебя… — Бене чертовски захотелось обмакнуть Счастливчика мордой в канализационную воду и подержать так подольше. Но без Счастливчика он не смог бы выбраться из этих вонючих хитрых ходов.
    — Щас рванёт, — вдруг сказал Счастливчик, глядя на часы.
    Беня прислушался. Где-то что-то поскрипывало, что-то жужжало.
    — Опять врёшь…
    — Тс-с-с! — оборвал его Счастливчик.
    Раздались два глухих взрыва. Наступила тишина, а потом послышался грозный гул мощного потока воды, бурлящего по туннелю. Стены завибрировали, с потолка посыпался песок. Вдали что-то громыхнуло три раза.
    — Дело сделано! — сказал Счастливчик с довольным видом.
    — Отлично! — Беня оглянулся назад, откуда доносился шум воды. Стремительный поток нёсся в сторону Бэттери-Туннеля. Теперь мэр будет знать, как посылать туда людей ломать купол!
    — Ну ты мастер! — уважительно произнёс Беня.
    — Сам знаю.
    Лазутчики двинулись обратно. Время от времени Беня нервно оборачивался — не догоняет ли их лавина воды? Он не умел плавать. Но в канализационном туннеле это не имело значения.

    — Неужели все, кто остался на их планете, погибли? — Мэт почувствовал, как у него перехватило дыхание.
    — Да, — сказала Эбби, переводя взгляд с инопланетного дипломата на Мэта. — Они отчётливо слышали предсмертные крики людей, оставшихся на планете. Если бы кто-то там остался в живых, жители этого города услышали хотя бы слабые мысленные сигналы, пусть не чёткие, но хоть какой-то шум. Но их планета молчит. Никаких признаков жизни.
    — Послушай, а ты уверена, что правильно поняла их? Может быть, пузырь, в который заключён их древесный город, не пропускает сигналов их сородичей с планеты?
    — Я абсолютно уверена, что поняла их правильно, но я попытаюсь ещё раз уточнить это.
    Эбби продолжила диалог с помощью рисунков.
    — Как это ни ужасно, — заговорил Руди, — но похоже, что они не ошибаются. Мы сами видели доказательства.
    — Ты имеешь в виду те вспышки на горизонте, которые мы видели в фильме, переданном нам из того купола? — спросил Мэт задумчиво. — Это было похоже на мощную грозу.
    — Да. Если захватчики уничтожают население планет, из которых они вырывают города, значит, они создают в атмосферах планет нечто более страшное, чем гроза.
    Отвечая рисунками на рисунки Эбби, инопланетяне подтвердили, что всё население их планеты погибло.
    — Тогда спроси у них, слышат ли они что-нибудь от захватчиков.
    — Нет, — перевела Эбби. — Они способны общаться телепатически только со своими. Видимо, посторонние радиосигналы они воспринимают как шум. — Эбби на секунду задумалась и изменилась в лице. — Господи! Ведь если захватчики уничтожили ту планету, тогда они могли убить и всех людей на Земле! А если ещё не убили, то скоро убьют!
    Все были подавлены.
    — Господи, помилуй Землю, — прошептал Мэт. Наконец он взял себя в руки. — Но зачем захватчикам это надо? Какой смысл убивать планету после того, как из неё взят город?
    — Может быть, для того, чтобы уже никто не мог возвратить города на родные планеты? — предположил Руди.
    — Если захватчики устроили здесь гигантский «зоопарк», — взволнованно заговорил Бобби Джо, — тогда с их стороны было бы логично, убивая планеты, оставлять по нескольку экземпляров и тем повысить ценность своей уникальной коллекции.
    — Обитатели этого древесного города утверждают, что уничтожение их планеты началось через двадцать дней после захвата города, — сказал Мэт. — Но в фильме, который мы получили из передающего купола, видно, что уничтожение той планеты началось немедленно. Чем может быть вызвана такая разница?
    Никто не мог дать ответа, или хотя бы что-то предположить. Инопланетяне спокойно смотрели, как их гости обсуждают проблемы.
    — Если этот купол не пропускает радиоизлучения, тогда каким образом эти существа могли получить телепатические сигналы от тех, кто остался на их планете? — спросил Мэт у Бобби Джо.
    — Может быть, их телепатические сигналы излучаются в низкочастотном диапазоне, где купол прозрачен. Может быть, телепатические сигналы охватывают слишком широкий диапазон спектра, а купол задерживает только часть спектра, скажем, короткие и ультракороткие волны. А может быть, их сигналы проходят через нижнюю часть пузыря, которая сделана из чёрного материала.
    — Нам надо спешить, — решительно сказал Мэт. — Эбби, можешь объяснить им, что мы должны уйти из их купола прямо сейчас? Мы должны спешить, чтобы спасти Землю, нельзя терять ни минуты.
    Эбби быстро набросала на письменной доске несколько рисунков, и хозяева сразу же повели гостей к выходу.
    Пока разведчики спускались по узловатым веревкам, Мэт размышлял о причинах, заставивших монстров уничтожать население захваченных планет. Наверное, захватчики мыслят иными понятиями, поэтому совершают поступки, бессмысленные с точки зрения людей.
    Толпы инопланетян со всех этажей трёхдревого города с интересом наблюдали, как четверо пришельцев спешат к своему подземному ходу.
    Руди быстро открыл чёрную дверь, вырезанную в пузыре, и разведчики один за другим спрыгнули в лаз и через квадратное отверстие вошли в туннель. Пока Руди и Бобби Джо прилаживали на место чёрный квадрат, Мэт помчался по туннелю, чтобы, отойдя от пузыря телепатов на значительное расстояние, можно было использовать рацию. Отсюда она не должна была повредить чувствительным обитателям древесного города, к тому же защищённым пузырём.
    — Манхэттен, это Странник, — произнёс Мэт в микрофон.
    — Слушаем. Говори, Странник.
    — У нас плохие новости, срочно возвращаемся обратно. Пожалуйста, свяжитесь с мэром и передайте ей, чтобы она назначила экстренное совещание, — Мэт быстро оценил время ходьбы по туннелю, — через четыре часа.
    — Хорошо, будет сделано. А что у вас там… Чёрт возьми!
    Связь с Манхэттеном прервалась.
    — Алло, Манхэттен! — заорал Мэт в микрофон. — Алло! — Мэт переключился на приём и напряжённо слушал тишину. Снова переключился на передачу и закричал: — Алло, база! Манхэттен! Это Странник! Как слышите?!
    Но связь так и не возобновилась. Мэт пошёл обратно к отряду. Рацию оставил включённой — вдруг связь восстановится?
    — У нас появилась ещё одна проблема, — сообщил Мэт отряду. Все замерли, почувствовав в его голосе тревогу. — Только что прервалась связь с базой в Манхэттене.
    — Что за чертовщина! — недоуменно воскликнул Бобби Джо.
    — Не может быть! — оторопела Эбби.
    — Но это произошло.
    — И что теперь делать? — спросил Руди
    Мэт задумался и принял решение:
    — Я и Эбби вернёмся в Манхэттен. Там мы созовём совещание, на котором решим, что делать дальше. Руди, мне бы хотелось, чтобы ты вместе с Бобби Джо продолжил прокладку туннеля, причём как можно быстрее. Двигайтесь к пузырю, из которого нам передают сигналы. А мы постараемся вскоре догнать вас.
    — Ты заранее знаешь, какое решение примет собрание в Манхэттене? — тихо спросил Руди.
    — Думаю, да. Если захватчики действительно уничтожают планеты после выхватывания из них городов, то спасти Землю, если она ещё жива, можно, только разрушив космический корабль захватчиков.

    В кафедральном соборе Святого Патрика собралось много прихожан. Были и спокойные, и возбужденные. Шла всенощная. Верующие, не сумевшие протиснуться внутрь, толпились у собора, у статуи Атласа между собором и Рокфеллеровским центром. Здесь были христиане разных вероисповеданий, среди них — только что пришедшие к Богу.

    Эбби и Мэт очень устали. Уже более часа бежали они по туннелю к Манхэттену. Низкий потолок затруднял бег, устали не только ноги — приходилось прыгать горизонтально вперёд и постоянно наклонять голову, отчего начинала болеть и шея. Хорошо, что пол был не слишком твёрдый — вроде коры пробкового дерева. По рации так и не поступило ни одного сигнала из Манхэттена. Внезапно Мэт остановился, Эбби чуть не налетела на него.
    Что-то странное творилось с полом. Раньше туннель имел форму трубы, а теперь явно сплющился, и пол стал более плоским.
    — Похоже, туннель протекает, — сказал Мэт.
    Эбби осмотрелась. Фонарик на шахтёрской каске осветил стены, пол и потолок. На полу скопилась вязкая серая масса, и её становилось всё больше.
    — Впереди туннель тонет, — испуганно сказала Эбби.
    — Из-за того, что в туннель протекает серая масса, он стал тяжелее и поэтому начал погружаться.
    — Из-за этого вентиляционные трубки могут опуститься ниже поверхности, — встревожилась Эбби.
    — Но я надеюсь, что туннель ещё не перекрыт полностью. Может быть, течь небольшая, и серая масса ещё не заградила выход.
    Они пошли вперёд, но медленнее.
    Слой свежей серой массы на полу всё увеличивался по мере продвижения к Манхэттену. Одновременно слегка увеличивался и наклон туннеля вниз. Вскоре Мэт и Эбби дошли до места, где уровень массы доходил до середины высоты туннеля.
    Далее продвигаться можно было только на четвереньках. Повеяло прохладой.
    — Стоп, — сказал наконец Мэт. — Впереди зазор ещё меньше. Там мы не сможем пролезть.
    — Руди, это Мэт, — сказал Мэт в микрофон рации.
    — Слышу тебя. Как дела?
    — Туннель дал течь. До Манхэттена нам осталось, наверное, около километра. Мне кажется, течь произошла в одном из вентиляционных отверстий. Другое объяснение предложить трудно. Труба почти доверху заполнена серой глиной. Надеюсь, мы с Эбби всё же сможем прорваться в Манхэттен хоть ползком. Если мы застрянем, то попробуем выбраться на поверхность с помощью ножей, но вы на всякий случай подстрахуйте нас. Если не услышите нас через пятнадцать минут, тогда сразу мчитесь сюда. Понял?
    — Понял, — ответил Руди. — Я могу отправиться к вам прямо сейчас.
    Эбби стало жутко. Туннель угрожающе суживался. Неужели им не выбраться? Эбби представила себе, как они лежат, увязшие в серой трясине, а масса поднимается всё выше и выше, постепенно подбираясь к лицу, и им суждено утонуть в этом сером болоте?
    Мэт снова вызвал Руди:
    — Я думаю, что дальше зазор может увеличиться, если мы пролезем через то место, где образовалась дыра. Пока не срывайтесь.
    — Жду сигнала.
    Мэт повернулся к Эбби;
    — Лучше повесь свою рацию на шею, чтобы можно было сразу запросить SOS. — Он помолчал, колеблясь, но всё же спросил: — Ты не боишься идти вперёд?
    Эбби заставила себя произнести:
    — Нет!
    — Поползли!
    Эбби то и дело задевала о потолок каской.
    — Я уверен, скоро мы пройдём протекающее вентиляционное отверстие. Оттуда туннель начнёт расширяться, — обнадёживал Мэт.
    Туннель всё сужался.
    — Ага, вот и дырка! — наконец крикнул Мэт. — Я попытаюсь заварить эту щель спичками.
    Эбби слушала, как Мэт орудует ножом, что-то расчищая, пытаясь остановить глинистую массу. А вдруг, даже если течь будет устранена, всё равно туннель, заполненный тяжёлой серой массой, погрузится в бездну? Если течь не удастся заделать, скорость оседания увеличится, — их ждёт мучительная смерть?
    Вспыхнул огонёк спички, Эбби увидела светящиеся щели между лежащим Мэтом и стенками туннеля. Спички гасли, Мэт зажигал всё новые и наконец сказал:
    — Готово. Теперь всё должно быть нормально. — Мэт, кряхтя, пополз дальше. Через полметра он повернул голову, насколько было возможно, постарался обнадёжить Эбби: — Осталось совсем немного, дальше туннель, кажется, расширяется. Но я уже не могу сам продвинуться. Подтолкни меня! Упрись покрепче в стенки и выставь вперёд руки, а я в них упрусь ногами и постепенно буду продвигаться дальше.
    Поначалу Эбби не могла вымолвить ни слова, но кое-как собралась с духом.
    — А что если ты застрянешь? — спросила она.
    — Надеюсь, этого не случится. Дело в том, что течь устранена, и даже если я застряну, то со временем масса растечётся по туннелю, зазор здесь увеличится и я освобожусь. Так что ничего страшного. Постарайся и ты не застрять. Ведь мы должны в любую минуту прийти на помощь друг другу.
    — Неужели мы выберемся?
    — Мне кажется, это возможно. Мы должны добраться до Манхэттена как можно скорее.
    Руки и ноги Эбби не слушались, тело окаменело. Она представила себе, что впереди застрял Мэт, а сзади за ним наплывает вязкая масса.
    — Эбби! Эбби!
    Сквозь звон в ушах она едва расслышала зов Мэта. Вдруг к ней вернулась способность нормально дышать, она глубоко вздохнула, отчего почувствовала ещё большую тесноту, поползла вперёд и наткнулась руками на его ступни.
    Подошвы Мэта начали упираться в её ладони, всё сильнее и сильнее. Эбби поддержала их из последних сил. Вдруг давление на ладони исчезло.
    — Я же говорил, что это поможет! — крикнул Мэт.
    Эбби подняла голову и увидела, что Мэт прополз вперёд на целых полметра.
    — Я пролез сквозь самое узкое место! Ползи за мной!
    Эбби резво рванулась вперёд к спасительному пространству, прочь от ужаса тесноты.
    Она ползла сквозь узкое место, вытянув руки вперед, вонзала в серую массу нож и, держась за него, подтягивала своё тело, помогала себе носками ботинок, а иногда упиралась пятками в потолок. Эбби надеялась, что пролезет — ведь она тоньше Мэта, а Мэт смог здесь протиснуться в узком пространстве.
    Тело было так зажато, что было трудно вздохнуть. Эбби зажмурила в страхе глаза и с неимоверными усилиями, медленно поползла дальше. Воздух был неподвижен, от страшной духоты Эбби сильно вспотела.
    В таких муках она продвинулась примерно на метр, потом ещё. Дальше туннель едва заметно, но расширялся. Эбби поползла быстрее, но в голову опять полезли страшные мысли — а вдруг впереди есть ещё одна течь? Вдруг туннель снова начнёт сужаться? Тогда у них с Мэтом уже не хватит сил, чтобы ползти обратно.
    Но вот она заметила, что постепенно зазор между полом и потолком стал увеличиваться, потом сечение туннеля приняло вид полуокружности — серой массой была затоплена только половина его высоты. Когда они доползли до места, где масса затопила туннель примерно на треть, в свете фонарей увидели, что впереди на дне туннеля совсем нет свежей массы. Мэт остановился. Эбби тоже остановилась и опустила голову, чтобы Мэт не видел её лица. Некоторое время она ещё сильно дрожала, не замечая этого, но вскоре обрела над собой контроль.
    Придя в себя, увидела, что Мэт сидит на полу, скрестив ноги и закрыв лицо руками. Затем опустил руки и взглянул на неё.
    — Ну как ты? — спросил он.
    — Нормально.
    — Никогда в жизни не испытывал такого страха, — признался Мэт. Голос его заметно дрожал. — Чёрт возьми!
    — Значит, не только я была в панике. — Эбби придвинулась к нему ближе. Неужели спасены?!
    Дыхание Мэта выровнялось. Он взял рацию, нажал кнопку «передача»:
    — Руди, мы прошли.
    Руди немедленно откликнулся, и Мэт, успокоившись, прислонился спиной к стенке туннеля, откинув голову.
    — Я думала, ты никогда ничего не боишься, — сказала Эбби.
    — Сейчас я боюсь чего-нибудь почти каждый день. Просто здесь я испугался гораздо сильнее.
    — А раньше ты тоже испытывал страх? Чего ты боялся в прошлом?
    — Многого. Боялся состариться в одиночестве, боялся принять неверное решение.
    — Но я до сих пор ни разу не замечала в тебе страха.
    — Меня назначили командиром, я несу ответственность, и поэтому я должен уметь скрывать свои страхи.
    — А я не просто испугалась, я… я думала, что вот-вот отдам Богу душу. Честно говоря, я уже не верила, что мы выберемся отсюда.
    Мэт обнял её за плечи. Эбби вдруг поняла, что дрожит. Постепенно в его объятиях она успокоилась.
    — Нам надо идти, — напомнил наконец Мэт. — Ты уже можешь двигаться?
    — Постараюсь!
    — Тогда пошли.
    Они прошли несколько метров шагом, а когда серая масса окончательно исчезла с пола, побежали — Мэт впереди, Эбби сзади. Ритмичное дыхание и освежающее движение воздуха вернуло силы. Как хорошо жить! Как хорошо бежать! Как хорошо быть рядом с Мэтом!

    Вид воздушного шлюза, замаячившего впереди, прибавил энтузиазма.
    — Мы почти пришли! — весело крикнул он Эбби, бегущей следом.
    Мэт чувствовал огромную усталость. Он замедлил бег, у шлюзовой камеры перешёл на шаг.
    Дверь воздушного шлюза занимала полстенки и сделана была не на петлях, а раздвижной. Она легко скользила, двигаясь в стену камеры, и могла открываться с любой стороны, как изнутри, так и снаружи, независимо от разности давлений.
    Поскольку связь была прервана, Мэт решил соблюдать осторожность — лишь слегка приоткрыл дверь. Сразу в образовавшуюся щель с шипением ворвался воздух, потом всё затихло — давление в шлюзовой комнате и в туннеле сравнялись. Мэт открыл дверь на всю ширину, они вошли, он закрыл дверь на замок. Затем чуть приоткрыл внутреннюю дверь, ведущую в Бэттери-Туннель. Сквозь щель, засвистел воздух. Мэт открыл дверь шире — воздух ворвался мощной струёй, давление резко поднялось, заложило уши. Вскоре движение воздуха прекратилось — давление в шлюзовой камере сравнялось с давлением в Бэттери-Туннеле.
    Мэт и Эбби вышли из шлюза, осмотрелись. Тусклые лампы на потолке туннеля, ведущего вниз к Бэттери-Туннелю, горели. Но что-то всё-таки настораживало. Мэт присмотрелся внимательнее.
    Там, где спуск должен был соединяться с Бэттери-Туннелем, было нечто вроде тёмной горизонтальной перегородки.
    — Это что ещё? — спросила Эбби.
    Они начали спускаться по пластмассовым ступеням вниз, к странной перегородке.
    — Да это же вода! — воскликнул Мэт. — Бэттери-Туннель затоплен.
    — Господи! В самом деле вода. Что же тут случилось?
    — Кажется, там плавает тело.
    Они подошли ещё ближе и в сумраке разглядели труп в униформе, лежащий в воде лицом вниз. Это был тот самый охранник, который разговаривал с Мэтом как раз тогда, когда внезапно прервалась связь. Мэт встал на ближайшую к воде ступеньку, схватил утопленника за пояс, вытащил и отволок его по ступенькам вверх, перевернул труп на спину. На лбу у покойника виднелся след от ушиба.
    Эбби несколько раз глубоко вздохнула, чтобы немного успокоиться.
    — Понятно, почему он перестал поддерживать, связь с нами по рации. Но из-за чего всё это случилось?
    — Может быть, это устроили захватчики, прознавшие про наш побег. А может быть, просто произошла какая-то авария. — Мэт лёг на ступеньки, присмотрелся к подводной части туннеля. Под водой всё ещё тускло светились лампы. — Уровень воды опускается.
    — С какой скоростью? — Эбби присела на корточки ближе к воде.
    Мэт долго наблюдал, прежде чем ответить.
    — Приблизительно на сантиметр за каждые пять секунд. — Он встал, задумался. — Нам придётся прождать часа два.
    — Может быть, отсюда наши рации способны связаться с Манхэттеном?
    — Странник вызывает Манхэттен. Как слышите? Приём.
    — Говорит Манхэттен. Какие у вас трудности? Что с инопланетянами?
    — С нами всё в порядке, но охранник, которого вы поставили охранять вход в шлюз, погиб. — Другой информации Мэт решил не сообщать до тех пор, пока не встретится с мэром.
    — Боже мой, это уже четвёртый погибший.
    — Какие-то подонки затопили Бэттери-Туннель. Часть воды уходит сама собой по канализации, и мы откачиваем, бросили на это все имеющиеся ресурсы.
    — Скоро мы сможем отсюда выбраться?
    — Только через несколько часов.
    — Передайте мэру, пусть назначит экстренное совещание на то время, когда мы сможем выбраться отсюда.
    — Это невозможно. В восемь часов вечера она должна выступить с обращением по телевидению как раз в связи со взрывом, затопившим туннель.
    — Соедините меня с ней. Это очень важно.
    — Более важно, чем её выступление по телевизору?
    — Да. Именно так!
    Прошло несколько минут томительного ожидания.
    — Говорит мэр, — послышался из рации наконец голос Дорины Андервуд.
    — Это Мэт Шихан. У меня к вам срочный разговор, это вопрос жизни и смерти.

    Зал заседаний в Сити-Холле заполнили члены городской администрации, а у стен толпились журналисты, среди них была и Джулия Крэйвин. Она с интересом следила за беседой Дорины Андервуд, Мэта Шихана и Эбби Терсы. Как только их беседа закончилась, Дорина направилась к Джулии.
    — Мы решили пока запретить трансляцию заседания в прямом эфире. Прямое включение можно будет сделать в конце, когда я выступлю с заключительной речью. Могут возникнуть дискуссии, а это может подействовать возбуждающе на население. Вначале необходимо выработать единую точку зрения, чтобы народ не видел наших разногласий. Вчера произошло не меньше самоубийств и обращений в психиатрические клиники, чем в первый день катастрофы. Люди и без того взвинчены до предела, и им нельзя слушать наши споры и ссоры — психика многих не сможет выдержать новой информации. Вот причины запрета прямого эфира.
    — Я могу отдать приказ отключить прямую трансляцию, — заверила Джулия мэра.
    — Скоро вы поймёте, что моя просьба имеет веские основания. — Дорина повернулась и устало пошла к своему месту в президиуме собрания.
    Зал затих. За прямоугольным столом в президиуме, кроме мэра, сидели Мэт, Эбби и восемь старших членов администрации.
    — Чрезвычайное заседание открыто, — провозгласила Дорина и обвела взглядом аудиторию. — Нам необходимо принять очень важное решение. Вам предстоит выслушать срочное сообщение, прошу сохранять спокойствие, брать слово строго по очереди и не выкрикивать с мест. Разведывательный отряд, посланный нами в экспедицию к соседним городам, добыл некоторые касающиеся нас сведения. Нам предстоит оценить правдоподобность и степень важности этой информации и решить, как действовать дальше. Доклад сделает Мэт Шихан, полковник армии США. У него великолепный послужной список и безупречная репутация. Итак, Мэт Шихан, вам слово.
    Мэт быстро осмотрел битком набитый зал и начал речь:
    — То, что я вам расскажу, некоторым покажется невероятным, поэтому вначале я кратко изложу самую суть, а потом перейду к подробностям. Я охотно отвечу на любые ваши вопросы, но только после доклада. А пока прошу вас набраться терпения и не прерывать меня, потому что нам нельзя терять время. Мы убедились — и это суть моего сообщения — захватчики, которые перенесли сюда Манхэттен и другие города с иных планет, всегда действуют по одной и той же схеме. Через некоторое время после похищения города они истребляют всё население, оставшееся на планете. Такая же участь может постичь и Землю, если ещё не постигла. Если Земля ещё жива, мы должны помочь ей, причём немедленно, пока ещё есть время. Главное — необходимо разрушить космический корабль захватчиков, пока он не нацелился на Землю и не уничтожил всех людей.
    В зале воцарилась мёртвая тишина.
    Но как только люди осознали, что грозит Земле, зал огласился тревожными возгласами и криками отчаяния. Решительно призвав к порядку, мэр попросила Мэта продолжать.
    — Доказательства тех действий захватчиков, о которых я рассказал, поступили из двух разных источников. Один источник не вполне объективен, скорее субъективен, потому что его данные не зафиксированы записывающей аппаратурой. Это просто рассказ жителей одного из захваченных городов. Другой источник объективен. Это видеофильм, переданный нам жителями другого города. Правда, может оказаться, что мы расшифровали их сигналы неправильно, но вероятность этого крайне мала.
    Далее Мэт подробно рассказал о пребывании разведотряда в городе трёх деревьев, о его жителях-телепатах и о том, как они «слышали» или, точнее сказать, воспринимали предсмертные крики своего народа, оставшегося на планете. Затем Мэт подсоединил видеомагнитофон к огромному экрану на стене за столом президиума и показал отрывок из видеофильма, переданного световыми сигналами из дальнего купола с конусообразными домами.
    Джулия видела этот фильм прежде, но теперь она знала, что яркие вспышки в атмосфере удаляющейся планеты не простая гроза, а отсветы огня, уничтожившего планету.
    Зал шумел, женщины всхлипывали.
    — Теперь вы собственными глазами видели одно из доказательств, — рассказывал Мэт. — Но это лишь отрывок из фильма. Из-за экономии времени я не показал вам эпизод, в котором гибнут тысячи инопланетян во время захвата их города. Но мы сами знаем, что и в Манхэттене погибло множество людей, когда захватчики вырезали его из Нью-Йорка. Они ведь не считаются, ни с какими жертвами. Боюсь, им ничего не стоит уничтожить и жизнь на Земле.
    Слушателей всё больше охватывал ужас к жестоким захватчикам.
    — Я предлагаю немедленно сформировать отряд, который готов возглавить я или, возможно, кто-либо другой, кого вы сочтёте нужным назначить. Этот отряд надо снабдить самым мощным оружием, самыми мощными взрывными средствами из имеющихся в городе. Защитники Земли должны немедленно выступить в поход, выйдя за пределы этого «зоопарка», найти их космодром и уничтожить корабль захватчиков, пока он не уничтожил Землю.
    Дорина воспользовалась своим председательским молоточком, чтобы утихомирить разволновавшуюся публику.
    — Но почему именно космодром? — спросила Дорина. — Может быть, достаточно вывести из строя хотя бы их систему электроснабжения?
    — Во-первых, их космодром, по-видимому, легче обнаружить и распознать, чем какие-либо другие системы. Если мы хотя бы на время повредим их корабль, тогда можно будет позволить себе поискать другие, более уязвимые места захватчиков. Кроме того, если мы уничтожим их электростанцию, то может оказаться, что от этого пострадаем и мы сами. Они ведь снабжают наш город электроэнергией. Теперь я отвечу на ваши вопросы, но только задавайте их по очереди.
    Дорина принялась руководить спрашивающими.
    — А что если мы уже опоздали? Что если жизни на Земле уже нет? — прозвучал первый вопрос.
    — Тогда наш труд тоже не пропадёт даром. Мы сохраним жизнь на других планетах, — ответил Мэт.
    — А если во время ваших военных операций нарушится снабжение Манхэттена? — спросила женщина.
    — Для Манхэттена это окажется катастрофой. Но не забывайте, что на каждого жителя Манхэттена приходятся две-три тысячи человек, только ньюйоркцев, наших близких, оставшихся на Земле. Если ценой Манхэттена мы спасём миллиарды людей на Земле, наша жертва будет оправдана.
    Вопросов задавалось всё больше, страсти накалялись.
    — А что если захватчики, уничтожают только некоторые планеты? У нас ведь нет уверенности, что они собираются убивать именно Землю.
    — Возможно, и так, — ответил Мэт.
    — Может случиться, что захватчики обнаружат ваш отряд и уничтожат вас и Манхэттен прежде, чем вы успеете что-либо предпринять.
    — Это тоже не исключено, — согласился Мэт.
    — Как вы расцениваете ваши шансы на успех?
    — Честно говоря, не знаю, — признался Мэт. — Но я уверен, что если мы будем сидеть здесь сложа руки, то Земле не уцелеть.
    — С чего вы взяли, что у захватчиков только один корабль, который находится на этой планете? Может быть, у них множество кораблей, рассредоточённых по нескольким планетам?
    — Если это действительно так, тогда у нас нет никакой надежды.
    — Какова должна быть численность отряда?
    Мэт рекомендовал послать отряд поменьше, чтобы, во-первых, уменьшить риск быть обнаруженными, а во-вторых, в туннеле слишком мало кислорода. Оппоненты советовали послать несколько больших отрядов или вообще не посылать. Но Дорина поддержала Мэта. В конце концов собрание решило изготовить ещё два трактора для прокладки новых туннелей, а также подготовить классных подрывников и компьютерщиков. Нужен переводчик и представитель прессы. Важно вооружить участников похода. Когда всё, казалось бы, было уже решено, вдруг прозвучал вопрос-сомнение.
    — Мэр, вы действительно считаете, что мы должны пойти на это?
    Дорина подождала, пока зал утихнет, и заявила:
    — Я считаю, что если в течение десяти минут никто не предложит нам более простого решения, то мы обязаны действовать так, как решили, — отобрать людей и снабдить их всем необходимым. А когда они выступят в поход, мы все обязаны молиться за них. Пусть каждый молится так, как учит его собственная религия.

Глава 9
ЧУДОВИЩНЫЙ ГОРОД

    В отряд вошли испытанные разведчики. Эбби догоняла Руди, Бобби Джо и их трактор на электромобиле. Чувствовала она себя тревожно, потому что прицеп его кузова был заполнен оружием, боеприпасами, пластиковой взрывчаткой, часовыми механизмами, детонаторами и прочим смертоносным грузом. Всем этим ведал новый член разведотряда, бывший военный подрывник Ричард Велкон. Он мрачно молчал, что раздражало Эбби, ценившую шутки и юмор при любых обстоятельствах.
    За рулём сидел Мэт. Он вёл электромобиль по туннелю приблизительно с такой же скоростью, с какой они с Эбби ещё недавно бежали в обратную сторону — к Манхэттену. Рядом с Мэтом сидела Джулия Крэйвин с постоянно включённым минивидом, принятая в отряд по просьбе Мэта. Джулия считала, что если уж отряд решил взорвать инопланетное технологическое оборудование или нечто в этом роде, не известное человечеству, то это необходимо заснять и дать информацию о новой технике. А высококачественную видеосъёмку может провести именно она — опытный журналист. Во-вторых, включение в отряд ещё одного члена — до шести человек — позволит при необходимости работать в три смены. А для шести человек кислорода в туннеле ещё хватит.
    Узкий участок туннеля, доставивший Мэту и Эбби такие страшные переживания, был уже позади. Усилия Мэта по устранению течи не пропали даром — щель оказалась заделанной достаточно хорошо. Серая масса больше не просачивалась в туннель, а та, что уже натекла, за прошедшее время успела распространиться тонким слоем по большому участку туннеля. Лишь под самой вентиляционной трубкой, где ранее была течь, пришлось немного поработать лопатой для расчистки пути для электромобиля.
    Электромобиль дошёл до плавного поворота, миновал ответвление.
    — Через тот туннель мы попали в мёртвый город, — объяснила Эбби подрывнику. Неразговорчивый Ричард лишь кивнул.
    Когда они проехали мимо ответвления, ведущего в город трёх деревьев, Эбби уже не комментировала.
    Они догнали Руди и Бобби Джо в тот момент, когда трактор, продавливавший туннель, только что обогнул очередной пузырь и шёл по прямой. Поскольку теперь скорость передвижения резко ограничилась тихоходным трактором, Мэт решил не терять времени и взглянуть на город, заключённый в пузыре. Руди и Ричард пошли вслед за трактором, а остальные остались посмотреть на очередных инопланетян. Мэт просверлил отверстие в потолке, вставил перископ.
    — А вы неплохо придумали, что взяли с собой робота. — Бобби Джо ткнул большим пальцем в сторону Ричарда и хитро посмотрел на Эбби. Она заулыбалась, довольная тем, что не ей одной кажется странным этот молчун. Мэт предложил посмотреть в перископ остальным и полюбоваться необычным зрелищем. К окулярам прильнула Джулия.
    — А эти парни обожают художества, — прокомментировала она.
    Художествами обитателей этого пузыря оказались рисунки — ими была испещрена вся нижняя часть купола до двух метров высотой. Сквозь просветы между картинами внутри купола угадывалось какое-то движение, но толком разглядеть было невозможно.
    — Как ты думаешь, эти рисунки что-нибудь означают? — спросил Мэт у Эбби.
    Она ещё внимательнее взглянула в перископ и заметила, что некоторые рисунки повторяются в разных местах. Оказалось, повторных почти половина. Если бы эти художества являлись рассказом, например, историей этого города, тогда вряд ли было бы так много повторений.
    — Мне кажется, что этот народ пытается что-то сообщить своими рисунками захватчикам, — заключила Эбби.

    Пока разведотряд работал, Дорина Андервуд проводила, пресс-конференцию. Чтобы хоть как-то смягчить плохие новости, она решила держаться как можно спокойнее. Это давалось ей нелегко, а во время рассказа о жителях огромного куба, покончивших жизнь самоубийством, Дорине пришлось даже сделать паузу, чтобы вернуть самообладание.
    После этой истории она перешла к объяснению новой миссии героического разведотряда, подчеркнув, что, несмотря на большой риск, дело это крайне необходимое — ведь отряд борется за жизнь на многих планетах.
    — Поверьте мне, — говорила Дорина, — нам было очень непросто решиться послать отряд. Но и от всех нас требуются мужество и подлинный героизм. Мы должны бороться с фанатиками-саботажниками, которые пытаются мешать отряду.
    Теперь несколько слов об инциденте в Бэттери-Туннеле. Я понимаю, что наши действия вне купола пугают некоторых из вас. Но мы не потерпим диверсий. Возможно, мы остались единственными уцелевшими людьми из всех жителей Земли. Мы должны быть едины, должны поддерживать друг друга.

    — Мы не должны безучастно наблюдать, как действуют вопреки воле Бога силы зла и творят своё тёмное дело! — взывал Стюарт Лунд к толпе. Ненависть толпы к властям не была новостью. — Послать отряд с мощным оружием и кучей взрывчатки — это уж слишком. Власти почувствовали свою безнаказанность!
    Сегодня Стюарт с особым старанием заклинал своих последователей перейти к решительным действиям, чтобы заставить мэра отказаться от её богопротивного чудовищного плана.
    Стюарт мог бы ораторствовать ещё несколько часов, но сегодня толпа жаждала не слушать речи, а узнать план действий. Стюарт понимал, что если не воспользоваться этим благоприятным моментом, то бунтарский дух людей остынет и дальше словесного возмущения дело не пойдёт. Поэтому он решил сразу перейти к заключительной части своей проповеди. Он предполагал, что затопление Бэттери-Туннеля — дело рук «представителей» его паствы, и не сомневался, что они смогут найти ещё более серьёзные способы заставить мэра отказаться от бредовых планов.
    — Бог всё видит! Он знает, кто из нас самоустранился от священного долга подчиниться воле Божьей и остановить так называемую экспедицию. Поговорите со своими друзьями, обсудите с ними, что каждый из вас может сделать. Не ждите погибели. Действуйте!
    Толпа одобрительно загудела и захлопала.
    Народ начал расходиться, вокруг Стюарта осталось несколько особенно активных приверженцев. Посыпались вопросы. Один из оставшихся — приземистый крепыш — представился Беней Келлерманом. Рядом с Келлерманом стоял, очевидно, его единомышленник, но он не стал называть Стюарту своё имя. Страшные шрамы на его уголовной морде свидетельствовали о былых разборках. Стюарт занервничал — с такими типами он не умел обращаться.
    Мистер Келлерман подождал, пока разойдутся ненужные свидетели важного разговора, и обратился к Стюарту:
    — Преподобный, мы полностью с вами согласны.
    Стюарт почувствовал облегчение.
    — Мэрша, — продолжал мистер Келлерман, — дура набитая. Мы заставим её вернуть назад эту экспедицию, пока они не угробили наш Манхэттен. Я и мой друг целиком и полностью вас поддерживаем.
    Друг кивнул, но не проронил ни слова. Келлерман насторожённо оглянулся и спросил у преподобного:
    — Можно поговорить с вами в более укромном местечке?
    Стюарт тоже огляделся. Невдалеке у дверей стояли несколько его ревностных сторонников. При других обстоятельствах Стюарт с радостью побыстрее отделался бы от двух явных уголовников. Но сейчас они могут пригодиться.
    — Пошли наверх, — пригласил их Стюарт. — Там на втором этаже у меня есть маленький кабинет.
    Они прошли мимо строительного хлама в крошечную комнату с раскладушкой, столом и стулом.
    Оглянувшись, Келлерман прошептал:
    — Это мы затопили Бэттери-Туннель.
    — Вы?! — Стюарт изобразил удивление, солгав, что был уверен: наводнение в туннеле — дело Господа, а не рук человеческих.
    — Да, это мы сотворили. Мой друг прекрасно владеет такими методами.
    — Благодарю вас… — Стюарт замолчал, не зная, как ему реагировать и как держать себя с этими людьми.
    — Нам кажется, мы сможем остановить отряд, посланный мэршей, — сообщил Беня. — Мой друг знает, что надо делать, чтобы её убедить.
    Если эти двое знают, как убедить мэра вернуть экспедицию, то не надо задавать им лишних вопросов.
    — Господь вознаградит вас за правое дело, — вымолвил наконец Стюарт.
    — Наплевать мне на награду от Господа, — рассуждал Беня Келлерман. — Просто я не хочу помирать. — Он сидел на твёрдом стуле с прямой спинкой в своей квартирке в районе Аппэр-Вест-Сайд.
    — Даже не знаю, — в сомнении отозвался Счастливчик Стилс. — Раньше мы думали, что их остановит затопление туннеля. Не вышло. Можно ли чем-то остановить таких одержимых?
    Но Беня знал, как убедить Счастливчика:
    — Разве ты хочешь, чтобы Манхэттен накрылся?
    — Ладно, — решился Счастливчик. — Пожалуй, я смогу убедить мэршу в том, как сильно она ошибается, заставляя этих болванов взорвать корабль!

    Трактор приблизился к следующему куполу. Дом под ним больше похож не на здание, а на покрытый травой холм. На его склонах виднелись расположенные в беспорядке отверстия, словно входы в пещеры, а возле них в траве резвились маленькие юркие существа, почти полностью зелёные, покрытые панцирями, как броненосцы. Они возились, играли, как котята, и при этом весело скалились.
    — Какие шустрые хлопцы, однако, — прокомментировал Мэт и уступил место у перископа Джулии.
    — Посмотрев в перископ, Эбби осторожно высказалась:
    — Может быть, это всего лишь моё воображение, но мне кажется, каждое из этих существ всё время вертится на одном месте.
    Мэт, заинтригованный этим наблюдением, снова подошёл к перископу и стал внимательно разглядывать существа.
    — В самом деле, — сказал он. — Что бы это значило? Может быть, у каждого из них есть своя собственная территория?
    Потом к перископу подошёл Бобби Джо, а за ним Джулия. Она приставила к окулярам перископа видоискатель своего минивида и настроила его на увеличение.
    — Всё понятно. Они на привязи, — сообщила Джулия.
    Через увеличивающий видоискатель взглянул и Мэт. Оказалось, что каждое существо было привязано к чему-то, скрытому в траве, за задние лапы коротким ремешком. Длина ремешка была такой, что существа едва могли дотянуться друг до друга, но их привязи не могли запутаться.
    — Может быть, это животные хозяев, скрывающихся в пещерах, а может быть, это дети хозяев? — предположил Бобби Джо.
    Мэт навёл перископ на одну из пещер и её окрестности. В пещере сидели два или три страшенных существа с гигантскими челюстями, мощными зубами. У Мэта волосы встали дыбом. Вдруг в поле зрения перископа попали два жёлто-зелёных существа. С необыкновенной скоростью они подошли к кучке маленьких броненосцев на привязи. Их дальнейшие действия показались сплошным мельканием, Мэт едва успел ухватить только суть происшедшего. Одно из жёлто-зелёных существ когтистой лапой схватило и сорвало с привязи маленького броненосца, и в то же мгновение из пещеры выскочили большие броненосцы и напали на меньших. Бой закончился мгновенно — одно жёлто-зелёное существо исчезло вместе с добычей, а другое валялось неподвижно.
    — Кажется, эти мелкие твари служат приманкой, как червяк для рыболовов, — сказал Мэт.
    — Так и есть, — сказала Джулия, заглянув в пещеру. — Неужели эти мерзкие твари используют своих малышей?
    Джулия засняла несколько таких жутких сцен на свой минивид. Потом Мэт увидел в перископ большие хищные существа со сверкающими острыми зубами и пришёл в ужас.
    — Зачем захватчики принесли сюда этот холм? — размышлял он вслух. — Под всеми другими куполами находятся города с разумными существами, а здесь просто страшные животные.
    — Может быть, эти хищные твари напомнили захватчикам их самих? — сказала Эбби. — А вдруг с большой высоты города захватчиков выглядят так же, как этот холм?
    — А ведь на некоторых планетах могут встретиться города, построенные под землёй и лишь немного выступающие на поверхность, как айсберги. Тогда захватчики могут вырвать только половину такого города, если не догадаются, насколько глубоко он сидит, — произнёс Мэт.
    — Это ужасно, но вероятно, — согласилась Эбби.
    — Если это так, тогда они тупы, как компьютеры, — подал голос из полумрака туннеля доктор Бобби Джо. — А ещё захватчики похожи на детей, которые вдруг дорвались потирать с космическим кораблём родителей.
    — Но всё-таки это так странно! — продолжал. Мэт. — Может быть, захватчики по каким-то причинам очень спешили?
    — Вполне возможно, что они собирают по всему космосу всякую нечисть. А может быть, просто у захватчиков есть план, который они обязаны выполнить. Например, им приказали добыть один город-остров, один город-куб, один город-холм и так далее в том же духе, — предположил Боб.
    — Почему тогда они уничтожают планету после изъятия из неё экземпляра для своей жуткой коллекции?
    — Понятно почему! Чтобы никто больше не приобрёл ничего подобного. Ну где ещё в космосе можно найти город, отравленный смогом из-за машин с двигателем внутреннего сгорания? Ни одна нормальная планета не делает такие двигатели, до этого додумалась только наша родная Земля, — пошутил Боб.
    — Трудно представить себе, что разумные существа будут рыскать по Вселенной лишь для того, чтобы сделать себе экзотический зоопарк. Очевидно, захватчики мыслят иными понятиями, чём мы. Какой-то разум у них, бесспорно, есть, иначе они не смогли бы снабжать Манхэттен водой, едой и электроэнергией, — рассуждала Эбби.
    — Боже! — воскликнул Мэт и отпрянул от перископа. — Какая-то тварь прыгнула в нашу сторону! Я даже не заметил, откуда она взялась. Из-за сильного увеличения у меня создалось впечатление, будто она прыгнула прямо на меня. Она расплылась по стенке купола, как мокрая бесформенная масса, а теперь медленно стекает вниз.
    Все по очереди посмотрели в окуляры на странную тварь, а Джулия засняла её минивидом.
    — Под этот купол лучше не заходить, — в ужасе сказала Эбби.
    Напоследок Мэт ещё раз взглянул в перископ на отвратительное чудовище. Оно постепенно обрело форму, появились присоски, как у кальмара, только огромные. Мэт даже почувствовал тошноту. Да, в этот пузырь действительно лучше не забираться. Пойдём дальше.
    — Вставим вентиляционную трубку вместо перископа и догоним Руди и Ричарда.
    Трактор приблизился к куполу, откуда шёл световой сигнал, несущий видеоизображение. Руди направлял его так, чтобы тот прошёл мимо купола по касательной.
    — В этот купол мы войдем, когда выясним, окажется ли он безопасным и полезным, — решительно сказал Мэт. — Посовещаемся.
    — Когда трактор подойдёт к границе «зоопарка»? — задал Мэт первый вопрос.
    Руди потыкал в кнопочки калькулятора на наручных часах и доложил:
    — На это потребуется от двенадцати до пятнадцати часов. Повысить скорость трактора невозможно.
    — Так. Это даёт нам достаточно времени, чтобы понаблюдать за этим городом и понять, почему они не отвечают на наши сигналы. Эта информация может оказаться полезной. Ты, Руди и Ричард пойдёте за трактором, — приказал Мэт. — Будете спать по очереди. Со мной останутся Эбби и Бобби Джо. Ты, Джулия, будешь фотографировать город. Внимательно слушайте мои команды!

    Мэт, Эбби, Бобби и Джулия быстро шли по странному городу. На искусственном небе слабо светило красноватое солнце, в воздухе пахло сжигаемыми осенними листьями.
    Конусные дома разной высоты располагались в беспорядке. Неподалёку был и тот самый конус, на вершине которого хаотически мигал, светя во все стороны всеми цветами радуги мощный маяк и, возможно, показывая зашифрованный фильм о трагедии похищенного города и его родной планеты. По пути попались два маленьких конуса высотой с человеческий рост: Другой конус был метров сто высотой, а вокруг него спиралью вилась лестница.
    — Почему ни в одном конусе не видно дверей? — удавилась Эбби. — Может быть, надо подняться по лестнице, чтобы найти вход внутрь?
    Они подошли к подножию сигнального конуса и начали подниматься по спиральной не очень крутой лестнице, делавшей вокруг конуса шесть оборотов, плавно поднимаясь от подножия к вершине. Постепенно перед землянами открывался вид сверху на инопланетный город. Вдали в направлении Манхэттена различались другие купола, а в противоположном направлении их не было. Можно было лишь различить вертикальную линию — место пересечения двух плоскостей. Очевидно, это был один из восьми углов границы «зоопарка». Мэт вспомнил, что ещё в Манхэттене Бобби Джо показывал на экране компьютера вид сверху, где область видимости имела вид правильного восьмиугольника.
    Когда до вершины конуса оставалась примерно треть его высоты, Мэт дал приказ сделать остановку для отдыха, задумчиво посмотрел на серую равнину, мысленно представил себе путь, проделанный от Манхэттена.
    — Пока мы отдыхаем, расскажи про твоего друга Руди, раз его пока нет с нами.
    — Он хороший малый, хотя немного собственник, в хорошем смысле слова. Он неплохо прижился в Нью-Йорке. Руди очень добросовестный, умелый и хозяйственный.
    — А что Руди сказал бы о тебе? — подключилась к беседе Эбби.
    — Не знаю. Может быть, он сказал бы, что я плохой трок, потому что не умею вовремя остановиться, чтобы сберечь выигрыш. Наверное, он сказал бы, что я умудряюсь дважды наступать на одни грабли, хотя каждый раз получаю то в лоб, то по лбу; что я люблю останавливаться в пути и оглядываться назад. Вот и сейчас, — улыбнулся Мэт, — я опять остановился и оглядываюсь на Манхэттен.
    Отряд продолжил свой путь к вершине конуса.
    — Обратите внимание, местное солнце движется слишком медленно, — сказал Бобби Джо.
    Мэт взглянул на остриё тени от конусообразного здания. Да, Бобби Джо был совершенно прав. Тень за всё время почти не сдвинулась с места.
    — У этих ребят долгие дни, — пошутил Мэт.
    Наконец добрались до вершины, где был маяк, светивший так ярко, что смотреть на него было невозможно.
    Мэт проверил свою рацию нового типа — она передавала не радиосигналы, а световые сигналы, способные проходить сквозь купол. Манхэттен ответил.
    Бобби Джо ощупал стенку вокруг отверстия, в которое был протянут кабель от маяка. Во время одного из случайных нажатий на поверхности вдруг раздвинулась дверца.

    Дорина Андервуд подошла к залу заседаний за пять минут до начала ежедневного утреннего совещания. Оттуда доносились громкие выкрики. Значит, люди уже собрались и опять спорят. В таком нервном возбуждении они не были со дня похищения Манхэттена.
    Когда она вошла в зал, шум на мгновение утих, но тут же возобновился. Как видно, за ночь некоторые пересмотрели свои вчерашние позиции или нашли новые возражения.
    И сама Дорина несколько раз просыпалась ночью от беспокойных мыслей. Предыдущие дни были спокойны, и Дорина отправлялась ночевать к себе домой в Аппэр-Ист-Сайд, грустя о Рафаэле. Она с тревогой непрерывно думала о посланном отряде — ведь его деятельность может стать причиной гибели всего Манхэттена. Но, с другой стороны, нельзя было и не посылать отряд, ведь Земле тоже угрожает опасность. А может быть, на Земле уже не осталось ничего живого?
    Дорина заняла своё место за председательским столом и призвала присутствующих к порядку. Зал наконец притих.
    — Кто хочет высказаться? — объявила Дорина.
    Встал Тони Робинсон, советник президента.
    — Миссис мэр, — начал он, — вы должны остановить отряд Шихана. Из-за них мы все погибнем.
    — Я понимаю, что все мы рискуем. Я задам крайне трудный вопрос: вы готовы пожертвовать всей Землёй ради возможности выжить самому?
    — Не в этом дело, — скривился Робинсон, — а в том, что видеофильм, полученный из дальнего купола, свидетельствует о том, что уничтожение планеты, происходит сразу после захвата города. Население Земли наверняка уже погибло. А мы пока живы.
    Несколько секунд в зале слышался ропот.
    — Но ведь это был лишь один из источников, — напомнила Дорина. — Жители древесного города, как вам известно, утверждают, что их планету начали уничтожать через три-четыре недели. Если такой же срок отмерен Земле, то у нас ещё есть время для её спасения.
    — Но мы никак не можем узнать, что происходит с Землёй. Неизвестно, рискуем ли мы Землёй, но известно, что мы рискуем Манхэттеном, а значит, собственными жизнями.
    — Да, пока мы не знаем, что происходит с Землей, но это не означает, что мы имеем право бросать её на произвол судьбы.
    — Но всё-таки, миссис мэр, вы должны понимать…
    — К чему бесплодные споры? Давайте проголосуём. Я не хочу навязывать вам своё мнение, я хочу узнать мнение людей. Итак, кто за то, чтобы продолжить наши усилия по поискам космического корабля, его уничтожению и спасению Земли? — Дорина пересчитала поднятые руки. — Теперь, кто за то, чтобы вернуть отряд? — Рук поднялось заметно меньше, но Дорина сосчитала и их. — Кто воздержался?
    — Итак, — продолжила Дорина, — по моим подсчётам получается, что в пользу продолжения экспедиции проголосовала большая часть присутствующих.
    Дорина остановилась, чтобы перевести дух, и обвела взглядом лица своих сторонников, от которых ожидала полной поддержки. Лишь у двоих лица выражали сомнение.
    — Может быть, когда-нибудь мы узнаем, что спасать Землю уже поздно, — продолжила Дорина, — но наша совесть будет чиста, потому что мы не испугались рискнуть собственными жизнями ради спасения человечества. Мы рискуем не напрасно. Я обещаю вам, что и в дальнейшем никогда не буду подвергать риску наш город без достаточно серьёзных причин. Я уверена, что корабль-монстр будет нашими взорван и Земля спасена!

    Счастливчик Стилс, сидя дома, обдумывал свой опасный план.
    Счастливчик осторожно завернул взрывчатку в бумагу и сунул её в пакет. Руки его были в тонких резиновых перчатках. Стилс старался быть спокойным и уравновешенным. Для задуманного дела нельзя быть раздражённым, нужно полное самообладание. Пальцы Счастливчика почти не дрожали, когда он наконец осторожно сунул пакет в конверт с заранее написанным адресом.
    Счастливчик облегчённо вздохнул и заклеил конверт. Выйдя на улицу, он опустил конверт в ближайший почтовый ящик. Марки на конверте не было, но мэрша сама объявила по телеку, что теперь письма и посылки будут доходить даже без марок.
    Ну что ж, объявила, так пусть получает. Сама напросилась.

    Через открывшуюся дверь разведчики увидели противоположную стенку конуса, а внизу — внутреннюю спиральную лестницу, вдоль которой шёл кабель от маяка. Вверху была видна прозрачная верхушка конуса. Отряд вошёл и начал спускаться по лестнице. Вскоре вокруг обнаружилось ещё несколько спиральных лестниц, ведущих метров на сто вниз до большой круглой площадки. На каждой лестнице в двух-трёх местах были сбоку укреплены ящики, подобные маленьким комнаткам.
    Все спустились до первой из них и осторожно вошли внутрь. На низком столике лежали чёрный куб и конус, оба размером с кофейные чашки. На конусе оказался треугольный экран, а на нём — тот же фильм, который Манхэттен получил из этого купола. Мэт повертел конус в руках, и тут выяснилось, что на другой стороне конуса тоже идёт фильм, но другой — тот, что передавал Манхэттен. Фильм, который Джулия составила из отрывков любительских фильмов и фотографий, повествующих о похищении Манхэттена.
    — Значит, они приняли наш сигнал, — понял Мэт. — Но почему они не дали нам знать об этом? Почему они вообще никак не отреагировали? И куда они все подевались?
    Отряд продолжил спуск. Обследовали комнатки, встречавшиеся на пути, и наконец в одной и них обнаружили местного жителя. В светлом ящике, похожем на гроб, лежало такое же существо, какие были изображены в передаваемом отсюда фильме. Тело у этого существа мало отличалось от человеческого, но у него торчал один глаз посередине лба, и этот глаз был закрыт. Кожа у гуманоида была коричневой, под ней выделялись толстые вены. Рот — две тонких чёрных губы; нос походил на пятачок свиньи, но с одной ноздрёй. На груди лежало нечто кожаное то ли с усиками, то ли с щупальцами, которые проникали циклопу в грудную клетку. С первого взгляда невозможно было определить, что это — домашнее животное или медицинское приспособление, в общем, нечто неведомое.

    Стюарт Лунд молча всматривался в паству. Он испытывал двойственное чувство в связи с последними новостями. С одной стороны, экспедиция, посланная властями за пределы «зоопарка», могла навлечь на Манхэттен гнев Божий. С другой стороны, такой шаг властей вызвал бурное брожение в обществе, в результате чего к Стюарту повалила масса народу. Люди боялись — вдруг дерзкий отряд взорвёт вместе с захватчиками и их системы, снабжающие Манхэттен воздухом, водой и пищей.
    Стюарт не сомневался, что затея властей с этим отрядом обречена на провал. Но Бог не просто попустительствовал бесовской затее — Бог хочет испытать людей. Если люди будут бездействовать и не остановят богомерзких разведчиков, то Господь разгневается и покарает не только их, но и всех людей в Манхэттене. Затопление Бэттери-Туннеля было хорошей идеей. Но властям, к сожалению, удалось быстро организовать откачку воды из туннеля. Значит, надо найти другой способ образумить власти.
    Сегодня зал был переполнен. От микрофонов, установленных на его «церковной кафедре», тянулись через усилители провода к шести мощным звуковым колонкам, расставленным равномерно по периметру зала.
    — Я рад, — начал Стюарт, когда шум затих, — что и в это утро к нам присоединились новые люди. Вы понимаете, что мы стоим перед лицом величайшего испытания, от нас теперь зависит судьба всех. На карту поставлена наша жизнь. В эту минуту Господь с особым вниманием наблюдаёт за нами, судит деяния всех. Наша задача — поступать богопослушно.
    Паства истово молилась и клялась не допустить греха — остановить богохульников-разведчиков. Предлагали разные способы.

Глава 10
ПРОРЫВ

    Мэт постучал легонько по стенке, словно стучался в дверь, но лежащий в «гробу» инопланетянин на это никак не прореагировал, его единственный глаз даже не моргнул. Тогда Мэт осторожно тронул его за руку, потом взял её смелее. Реакции по-прежнему не было.
    — Может быть, он просто крепко спит, — предположил Мэт. — Ведь у них солнце очень медленно движется, значит, их дни и ночи в несколько раз длиннее наших. С такой скоростью солнце сделает один оборот за неделю, если не за месяц. Может быть, сейчас как раз середина их ночи, вот он и спит беспробудным сном, как медведь во время зимней спячки.
    — Похоже на правду, — согласилась Эбби. — Тогда понятно, почему они не отвечали нам. Очевидно, они включили свой передатчик днём, а когда мы им ответили, они все уже заснули.
    — Но, кажется, пульса у него нет. — Мэт отпустил руку инопланетянина, пощупал его шею. — А здесь что-то чувствуется, как будто очень слабая вибрация. Несомненно, он жив.
    Эбби не без отвращения прикоснулась к шее инопланетянина.
    — Точно, я тоже чувствую вибрацию. — Эбби потрогала его «гроб». — А здесь вибрации нет, значит, она исходит не извне, а от этого субъекта.
    — Не будем терять время, — приказал Мэт. — Наверное, трактор уже подошёл к стене «зоопарка», нам пора уходить.
    Двинулись в обратный путь, обходя конические здания.
    — Мы уже четыре часа находимся в этом городе. Насколько повернулось местное «солнце»? — спросил Мэт.
    Бобби Джо подсчитал, насколько сдвинулась тень, и определил:
    — По грубому подсчёту за это время оно повернулось на два или три градуса. Их ночь длится от двадцати до тридцати земных дней.
    — Неудивительно, что мы не получили от них ответа, — сказала Эбби.
    В туннеле Мэт связался по рации с базой в Манхэттене и изложил наблюдения и соображения по поводу спящего города. Потом он переключил канал на связь с Руди.
    — Мы уже побывали под этим куполом. Мы догоним тебя приблизительно через час.
    — Можете не спешить. Трактор только что сломался.

    Когда Мэт и Эбби добрались до конца туннеля, Руди лежал под трактором и крутил что-то торцовым ключом, а рядом на электромобиле сидел Ричард:
    — Надеюсь, скоро удастся его запустить. Пока вставьте ещё одну вентиляционную трубку и взгляните, что делается на поверхности. Если верить навигационному прибору Бобби Джо, то мы уже вплотную приблизились к стене «зоопарка».
    — А как ваше путешествие в город? — спросил Руди.
    — Он очень странный. Но зрелище захватывающее. Похоже, все жители спят. — И Джулия начала рассказывать Руди о своих впечатлениях.
    Мэт высверлил отверстие в потолке, вставил перископ и предложил Эбби взглянуть на границу. Она оказалась всего в нескольких сотнях метров — две непрозрачные стены соединялись под углом. Место соединения, казавшееся издали одной вертикальной линией, с более близкого расстояния выглядело полоской.
    — Может быть, это лифтовая шахта, — предположил Мэт. — Возможно, мы находимся на одном из нескольких этажей, но если это лифт, то нам лучше не пробовать им воспользоваться. Может сработать сигнализация.
    — Для начала надо пробить отверстие в стене. Конечно, стена эта наверняка очень прочная, но вряд ли она намного прочнее стены купола. В общем, надо испробовать всё, чтобы вырваться отсюда. Хотя это очень рискованно. Можем встретить непредвиденные опасности… И погибнуть.
    — Нельзя ни на минуту забывать, что если мы отступим, может погибнуть всё человечество. — Мэт убрал перископ и вставил в отверстие вентиляционную трубку.
    Бобби Джо, Джулия и Ричард наблюдали, как работает Руди.
    — Теперь всё должно идти хорошо, трактор готов идти дальше, — сказал наконец Руди, складывая инструменты.
    — А я уже вставил вентиляционную трубку. — Мэт подошёл ближе к Руди, светя фонариком каски прямо на трактор. Эбби оказалась в тени, и Мэт, проходя мимо неё, незаметно для окружающих легонько пожал ей плечо.
    Она не знала, как истолковать его жест. Может быть, это означало: «Я понимаю твоё состояние. Я тоже нервничаю».
    Трактор двинулся вперёд.
    — Всё в порядке, теперь он нормально работает.
    Все, кроме Ричарда, поздравили Руди с успехом.

    Когда навигационный прибор показал, что до стены осталось двадцать метров, Мэт приказал Руди замедлить ход трактора.
    — Есть, — ответил Руди. — Надо развернуть трактор так, чтобы он пошёл вдоль стены.
    — Эй, Бобби Джо, когда мы пробьём стену, там, вероятно, окажется другая атмосфера. Сделай в туннеле воздухонепроницаемую перегородку метров за пятьдесят отсюда.
    — Есть. — Бобби Джо взял оборудование для установки-перегородки и отправился выполнять задание.
    Остальные двинулись вперёд за трактором. Руди шёл с пультом управления в руках, Мэт держал навигационный приборчик так, чтобы его маленький дисплей был виден Руди. Трактор приближался к месту, где две стены соединялись под углом в сто тридцать пять градусов — один из углов правильного восьмиугольника. На дисплее прибор изображался в виде оранжевой точки, за ней оставался хвост, обозначавший её траекторию. На всю эту картинку была наложена координатная сетка с делением в один метр.
    В верхнем правом углу дисплея светились цифры — цилиндрические и декартовы координаты навигационного прибора относительно здания Всемирного торгового центра. В этот момент показания были таковы: расстояние до ВТЦ равно 48912 метров, глубина относительно пола здания ВТЦ равна 17,4 метра.
    Через четыре метра трактор начал плавно поворачивать налево, а когда он подошёл к стене под острым углом почти вплотную, то снова пошёл по прямой линии вдоль стены. Руди вёл трактор к месту пересечения стен и одновременно осторожно приближал его к стене до тех пор, пока передний диск трактора не коснулся её. У места пересечения стен Руди повернул трактор левее, чтобы плавно выйти на курс, параллельный следующей стене.
    — Приехали, — доложил Руди и выключил двигатель. В туннеле настала непривычная тишина.
    — Прежде всего загерметизируем туннель, — велел Мэт.
    Все вместе заделали плотной лентой те места на правой стороне туннеля, где диск трактора дотронулся до стены. К этому времени вернулся Бобби Джо.
    — Что дальше, босс? — спросил он у Мэта.
    — Дальше надо нам очистить от серой массы стык этих двух стен. Во-первых, Руди считает, что там может быть шов, а на месте шва обычно бывает легче проделывать отверстие. Во-вторых, может оказаться, что тут находится лифт или ещё что-нибудь.
    — Мы будем взрывать стену?
    — Нет. Неизвестно, что находится за этой стеной. Там может оказаться вакуум, если это стенка космического корабля, и тогда весь воздух из нашего туннеля сразу же выйдет в космос, а вместе с воздухом вылетим наружу и мы.
    — Вряд ли мы находимся внутри корабля. Скорее всего нас посадили на какой-нибудь спутник, типа нашей луны, причём на обратную сторону, чтобы мы не видели планеты хозяев.
    — Вероятность того, что это корабль, достаточно велика. Но даже если это маленькая планета, то при такой слабой силе тяжести у неё не может быть атмосферы, а значит, и в этом случае за стеной тоже окажется вакуум.
    — Верно. Просто я подумал, что если пришло время что-нибудь взрывать, у нас есть шанс услышать голос Ричарда.
    — Спасибо за заботу, — вдруг включился Ричард. — Но я сам способен решать, когда мне заговорить.
    — Итак, — подал Мэт свой командирский голос, — для начала очистим от серой глины стену, первым делом в углу. Эту работу начну я вместе с Бобби Джо. Потом нас сменит другая пара.
    Мэт и Бобби Джо взялись за лопаты, а остальные развернули трактор, чтобы сделать ответвление в туннеле для сбрасывания туда серой массы.
    Через час первая смена очистила место стыковки стен. В этом углу обнаружилась встроенная вертикальная колонна с поперечным сечением в виде ромба, в сторону «зоопарка» вдавались только две вертикальные плоскости колонны. Именно ребро этой колонны или, возможно, лифтовой шахты издалека казалось вертикальной линией, где пересекаются стены восьмиугольного «зоопарка».
    Затем Мэт вставил в потолок туннеля ещё одну вентиляционную трубку, Руди обжёг свежую массу газовой горелкой, а Ричард, Джулия и Эбби залепили лентой места соединения серой массы с поверхностями границы. После всех этих подготовительных процедур Руди достал из прицепа стетоскоп с чувствительным микрофоном, усилителем и наушниками.
    — Если вы все замолчите хотя бы на минуту, — любезно обратился Руди к товарищам, — тогда я, вероятно, услышу какие-нибудь звуки с той стороны.
    Все примолкли, а Руди стал на колени, приложил воронку с мембраной к стене, надел наушники, включил усилитель и стал напряжённо слушать. Потом послушал стену в другом месте.
    — Ничего, — сообщил он наконец. — Попробуем просверлить маленькую дырочку дрелью. Если за стеной вакуум, то такое отверстие можно будет легко заткнуть, а также можно вставить в него волоконно-оптический кабель с объективом и с помощью такого зонда рассмотреть, что делается снаружи.
    В свете фонарей, закреплённых на шахтёрских касках, стена блестела, видимо, была сделана из металла. Тонкие прямые линии делили её на равносторонние треугольники со стороной около метра, будто эти треугольники были сварены, склеены или ещё как-то соединены между собой в одну большую плоскость. Руди приставил остриё сверла к центру одного из таких треугольников и включил дрель.
    Сверло проникло в металл не сразу. Но постепенно оно крайне медленно начало вгрызаться в твёрдую поверхность. Вместо стружки полетела мельчайшая серебристая пыль.
    Неизвестно, какова толщина стены? Не потребуется ли её сверлить несколько часов, а может быть, дней?
    Внезапно длинное сверло как бы провалилось вглубь, уйдя на несколько сантиметров в толщу металла. В тот же момент сквозь отверстие в туннель начал проникать красный дым.
    — Всем, кроме Руди, убраться! — закричал Мэт. — Встаньте по другую сторону герметичной перегородки! Быстрее!
    Все бросились назад. Руди вынул сверло, а Мэт тут же заткнул дырку большим пальцем.
    — Секунду! У меня есть лента. — Руди ринулся к ящику и стал лихорадочно копаться в нём, расшвыривая инструменты. — Нашёл моток липкой ленты. Убирай палец.
    Мэт отнял от отверстия палец, на мгновение брызнула струйка красного газа, но Руди перекрыл его, заткнув куском ленты.
    Мэт придерживал клейкую ленту за кончики, пока Руди прилеплял слой за слоем — на всякий случай. Наконец оба решили, что достаточно, и осторожно убрали от отверстия руки. Красный газ не проходил, лента держалась.
    — Пошли отсюда, — сказал Мэт.
    — Как ты себя чувствуешь? — тревожно спросил Мэт Руди и посмотрел на свой большой палец. Никаких следов на коже не было.
    — Нормально. Ясно, что это по крайней мере не быстродействующий яд.
    — А если яд, то не для людей.
    — Тогда проверь его твоим газовым анализатором.
    Руди вытащил коробку с прибором из прицепа и приготовился брать пробу. Он взял тонкую трубку, от которой шланг вёл к уже включённому насосу, и сказал:
    — Пробу нужно брать десять секунд. Отойди.
    — Нет. Я уже подвергся воздействию газа, когда зажимал отверстие пальцем, значит, брать пробу буду я. Рисковать должен один. Нельзя, чтобы пострадали оба.
    Руди послушно отошёл к насосу. Мэт быстрым движением отодрал ленту и всунул в отверстие трубку газового анализатора.
    — Вынимай, — сказал Руди через десять секунд.
    Мэт вынул трубку и залепил отверстие куском ленты, поверх для прочности наклеил крест-накрест ещё несколько слоёв.
    — Анализ показал, что красный газ содержит больше всего кислорода, немного азота и небольшую примесь какого-то вещества, которое я пока не могу определить, — доложил Руди. — По-видимому, именно это вещество и придаёт газу красный цвет. Будем надеяться, что при такой низкой концентрации эта странная примёсь не повредит нам, но всё-таки лучше им не дышать, хотя никаких радиоактивных примесей в нём нет.
    Мэт позвал остальных на совещание.
    — Может быть, если этим газом дышат захватчики, сможем дышать и мы? Или нам придётся возвращаться в Манхэттен за аквалангами? — спросил Бобби Джо.
    — Это ещё не все трудности. Сможем ли мы что-нибудь видеть в этом красном газе? — добавила Эбби. Все в недоумении молчали.
    Наконец тишину прервал Мэт:
    — Я не думаю, что захватчики дышат этим. Мне кажется, что это своеобразный «забор». Сверло, пройдя сквозь стенку, через несколько сантиметров наткнулось на какую-то преграду. Я точно помню, что сверло погрузилось не на всю свою длину, возможно, за первой стеной есть вторая, и красным газом заполнено только пространство между этими двумя стенами.
    — Но зачем они это сделали? — не поняла Джулия.
    — Чтобы сразу можно было заметить, если кто-нибудь прорвётся через этот «забор». Красный газ служит вместо электронной сигнализации. Если пробить мощным лазером маленькое отверстие сразу в двух стенках, то мы сможем заткнуть только ближайшее к нам. Этот «забор» нельзя взрывать, иначе образуется такая дыра, что её ничем не закроешь.
    — Довольно примитивная преграда, — констатировал Бобби Джо.
    — Зато надёжная, — сказал Ричард. — Они сумели простым способом оградить площадь в сотни квадратных километров без множества дорогостоящих приборов. Им достаточно всего одного манометра, чтобы измерять давление газа между стенками. Как только оно упадёт, сразу начнутся поиски неисправности, а найти её по красному цвету газа будет очень легко.
    — Но это пока лишь наше предположение, — напомнил Мэт. — На самом деле всё может быть не так. Какие ещё есть гипотезы?
    — Может быть, мы случайно попали сверлом в газопровод или в цистерну, где хранится газ, — предположил Бобби Джо.
    — Обычно газ хранится под большим давлением, — возразил Руди. — Газопровод тоже маловероятен.
    Мэт продолжил:
    — Мне представляется верным, что газ используется для сигнализации и, возможно, этот газ заполняет стены по всему периметру этого «зоопарка».
    — Кажется, я знаю, что можно сделать, — сказал Руди.
    Руди медленно водил электропилой по тонкой, но прочной металлической стене. Работу затрудняла плохая видимость из-за красного дыма и слоя полупрозрачной пластиковой плёнки.
    Замысел Руди успешно осуществлялся. К стене герметично прилепили огромный лист плёнки, предназначавшейся для устройства газонепроницаемых перегородок в туннеле, причём между пленкой и стеной оставили большой зазор, в который поместили кое-какие инструменты. Руди держал пилу через плёнку, как химики держат пробирки перчатками, вставленными в — вытяжной шкаф, и вырезал в стене большой треугольник. Предварительно в потолок вставили несколько вентиляционных трубок, нагнетающих воздух в туннель, чтобы давление поднялось и приблизилось к давлению красного газа за стенкой.
    — Осталось совсем немного. Подержите треугольник, чтобы он не упал между стен, — сказал Руди.
    Мэт и Ричард осторожно вставили в щели отвёртки через плёнку, не прорывая её, а Руди разрезал последний участок металла, удерживавший треугольную пластину, после чего её совместными усилиями вынули, поставили на пол в стороне и прислонили к стене.
    За треугольным вырезом, как и ожидалось, оказалась следующая стена в нескольких сантиметрах от первой. Теперь по плану Руди пришла очередь свежей серой массы, припасённой внутри пленки, — Мэт и Руди начали заделывать ею зазор между стенами по всему периметру треугольника.
    — А теперь надо действовать быстро, — сказал Мэт, когда прокладка из серой массы была установлена. — Эбби и Бобби Джо, включите горелки. Сейчас мы с Руди разрежем плёнку. Ричард и Джулия, приготовьте ленту. — Когда весь отряд приготовился, Мэт приказал: — Всем глубоко вздохнуть и на счёт «три» затаить дыхание. Раз, два, три!
    Мэт и Руди срезали ножами плёнку по периметру треугольника, отбросили её в сторону, а оставшиеся края плёнки воткнули в серую массу, которую Эбби и Бобби Джо тут же начали обжигать газовыми горелками. Красное облако заволокло всё вокруг и медленно начало распространяться по туннелю, постепенно рассеиваясь. После обжига для большей прочности Ричард налепил на серую массу липкую ленту.
    Несколько минут все покашливали, но мало-помалу красный газ растворился в воздухе относительно большого объёма туннеля настолько, что он снова стал прозрачен. Теперь можно было хорошо рассмотреть вторую стену — на ней был вычерчен точно такой же треугольник, как и на первой.
    — Ну что, снова посверлим? — предложил Руди, вопросительно посмотрев на Мэта, и поднял дрель.
    — Посверлим, пожалуй. — Мэт взял липкую ленту, чтобы больше не затыкать дыру пальцем. — Всем, кроме Руди, отойти в туннель за герметичную перегородку. Ричард, ты будешь в этой группе за главного.
    Эбби томилась — рисковать вместе с Мэтом ей было не так страшно, как мучиться неизвестностью в безопасности, пока Мэт рискует без неё.
    Эбби, Бобби Джо, Джулия и Ричард установили за собой перегородку, отделив себя от Мэта и Руди, и принялись ждать приказа вернуться обратно. Все напряжённо ждали.
    Вскоре по другую сторону полупрозрачной перегородки туннель осветился фонарём, послышался голос Руди:
    — Готово! Можете выходить.
    Весь отряд собрался у треугольного выреза. На второй стене было ничем не закрытое отверстие.
    — Там, за стеной, такая же атмосфера, как здесь, — объяснил Мэт. — И давление почти такое же. Только ничего не видно, там очень темно.
    Руди без всяких предосторожностей вырезал во второй стене треугольник немного меньшего размера, чем первый, а Мэт и Ричард внесли блестящий металлический лист в туннель и прислонили его к стене. В образовавшемся треугольном провале зияла темнота. В треугольное окно поочерёдно наружу выглянули все, но там был сплошной мрак.
    — Давайте попробуем посветить фонарём, — разрешил Мэт.
    Руди надел каску и направил фонарь прямо вперед. На расстоянии около метра за треугольным вырезом была чёрная стена, свет почти не отражался от неё. Стена шла далеко вниз, а в зазоре между чёрной и серебристой стенами через каждые два-три метра в шахматном порядке располагались ряды больших балок, словно леса на стене строящегося здания. Эбби насчитала не менее пятидесяти рядов, или этажей балок, а дальше уже ничего невозможно было разглядеть в темноте. Может быть, ряды балок утопали во тьме ещё метров на сто вниз, а может быть, и на десятки километров. Эбби почувствовала головокружение. Точно такие же балки виднелись наверху. Повеяло прохладой.
    Слева кончалась одна стена восьмиугольного здания и начиналась другая, но, видимо, там, за углом, было то же самое.
    — Для начала надо посмотреть, что находится за чёрной стеной, — решил Мэт.
    Руди немедленно извлёк из прицепа длинную верёвку и обвязал её конец вокруг пояса.
    — Я готов, — доложил он.
    — Ладно, — согласился Мэт. — Только давайте вначале оклеим острые края окна изолентой, чтобы не порезаться, да и верёвка целее будет.
    Женщины обработали края треугольного окна, Руди вылез из него на разведку, прихватив с собой дрель и моток клейкой ленты, а Мэт и Бобби Джо крепко держали верёвку. Руди, как канатоходец, прошёл по балке к чёрной стене, потрогал её и объявил:
    — Эта стена холодная, а значит — наружная.
    Затем он сел на балку верхом и начал сверлить стену. Потом выключил дрель и внимательно осмотрел место, куда упиралось сверло.
    — На поверхности не осталось ни малейшей царапины. Не скоро мы прорвёмся через эту стену, — сообщил Руди.
    Мэт принёс из прицепа мощный фонарь, похожий на карманный фонарик, но с длинной ручкой и огромным, как у прожектора, отражателем. Он посветил фонарём вниз. Внизу слабо различалось нечто, похожее на пол, а вверх до недосягаемой высоты тянулся сплошной лес чёрных балок.
    — Похоже, нам удастся добраться до нижней поверхности. Это будет нашим следующим шагом, — решил Мэт.
    Эбби попыталась убедить себя, что этот путь будет не труднее, чем путь ползком по сужающемуся туннелю в Манхэттен, когда она чуть не умерла от страха.

Глава 11
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

    — Все готовы? — спросил Мэт у отряда.
    Мэт испытывал противоречивые чувства. Его мучила неизвестность — что там их ждёт? Не подстерегает ли опасность людей, за которых он несёт ответственность? Но ведь отряду удалось вырваться за границу «зоопарка» — это такой успех! Правда, пока не ясно — не напрасны ли их усилия? Может быть, помощь Земле уже запоздала?
    — Надо сделать важную подстраховку, — сказал Руди, — надёжнее запарковать, трактор. Трактор ведь будет на этот раз стоять на одном месте дольше обычного, поэтому надо принять меры, чтобы он не утонул в серой массе. Мало того что мы рискуем потерять полезную машину, но вместе с трактором начнёт оседать туннель, потом пол прорвётся и серая масса начнёт выходить из треугольной дыры в стене. Тогда путь назад нам будет отрезан.
    Мэт пошёл за Руди к трактору. Пол туннеля уже успел немного просесть. Мэт понял, что опасения Руди не напрасны.
    — Надо увеличить плавучесть туннеля. — Руди достал из прицепа надувные матрацы, трубки и баллончики со сжатым воздухом. Ненадутые матрацы внедрил в стенки туннеля вокруг трактора, оставив снаружи лишь трубки для надувания; обжёг горелкой серую массу, чтобы матрацы не выдавились обратно в туннель. Наконец подсоединил трубки к газовым баллончикам. — Вот и всё. Теперь матрацы будут постепенно надуваться и тянуть за собой эту часть туннеля вверх, как воздушные шары. Они компенсируют тяжесть трактора, и система достаточно долго продержится в равновесии.
    Руди разложил на полу перед трактором большую резиновую оболочку и подключил её к газовому баллону. Оболочка, надувшись, приняла форму шара, который закрыл собой весь туннель. Затем Руди ещё немного надул шар, чтобы тот вдавился в боковые поверхности цилиндрического туннеля, и лишь после этого перекрыл трубку и отсоединил баллон.
    — Это на всякий случай, — пояснил Руди.
    — Все вооружены и готовы? — спросил Мэт, вернувшись к остальным членам отряда, нетерпеливо ожидавшим у выхода из «зоопарка».
    В кобуре у каждого был пистолет «Глок-17».
    — Тогда в путь. — Мэт прикрепил к поясу конец длинной верёвки, свёрнутой на полу в моток, и ступил из треугольного выреза на тёмную балку.
    Ричард вставил верёвку в карабин, подошёл к «окну» и свесил в темноту часть верёвки. Он передал Мэту сигнальную лампу с присоской. Мэт прилепил её к стене в стороне от «окна», чтобы не мешала, и настроил её на частоту 0,2 Гц — лампа начала мигать через каждые пять секунд. В таком режиме аккумулятор лампы не скоро истощится.
    — Готово! Прыгаю на следующую балку, — сообщил Мэт.
    — Понял, — сказал Ричард. — Я уже пристегнулся к верёвке, Эбби тоже.
    Мэт прыгнул в сторону угла на соседнюю балку, отстоящую метра на три, и по пути чуть не задел каской балку верхнего ряда. Восстановив равновесие, Мэт заглянул за угол. Там пространство между стенами выглядело точно так же — бесконечные ряды тёмных балок. Мэт вернулся обратно, посмотрел вниз, готовясь спрыгнуть по диагонали на балку нижнего ряда. До неё было метра три, а по горизонтали она была сдвинута в сторону метра на полтора. Мэт проверил, достаточно ли длинён участок верёвки между ним и Ричардом, чтобы не зависнуть на ней в прыжке перед самой балкой. К счастью, низкая сила тяжести делала такие прыжки более лёгкими и безопасными.
    Мэт ещё раз примерился и прыгнул в чёрную бездну. Расчёт оказался неверным — он немного не долетел до балки, но уцепился за неё руками. Удержаться оказалось легче, чем Мэт ожидал. Он подтянулся, встал на балку и прыгнул на следующую, снова по диагонали. На этот раз прыжок получился гораздо удачнее. Рюкзак на спине, заполненный боеприпасами, не очень мешал.
    — Следующий! — крикнул Мэт вверх.
    На балку около треугольного «окна» вышел Ричард, прыгнул вниз на другую балку, тоже промахнулся, но быстро поднялся на ноги.
    Так по балкам спускался весь отряд. Снизу они казались Мэту гигантскими летающими светлячками.
    Мэт вычислил, что все проходят один ряд балок в среднем за десять секунд. Так они прыгали целый час, после чего Мэт объявил отдых.
    — Всё в порядке? — спросил Мэт. Перед ним светилось пять фонарей на касках, а лиц он, к сожалению, не различал. Никто не пожаловался. — Бобби Джо, на какой мы глубине?
    — Мой навигационный ящичек показывает, что мы находимся на глубине тысяча сто шестьдесят два метра.
    Мэт достал из рюкзака длинный фонарь и посветил вниз. Пол теперь казался заметно ярче.
    — Кажется, нам осталось немного, — сказал Мэт. — Мы прошли почти три четверти пути.
    — Что если я брошу вниз монету? — спросил Бобби Джо. — По времени падения можно вычислить высоту.
    После того как он кинул доллар, прошло минут пять, а звука падения так и не послышалось.
    — Что за ерунда? — удивился Бобби Джо. — Пора бы ему уже звякнуть.
    — Продолжаем спуск, — скомандовал Мэт. — Там разберёмся.
    Отряд снова тронулся в путь. Через полчаса Мэт начал чаще оступаться, заподозрил, что происходит нечто странное, приказал отряду остановиться и спросил:
    — Кто начал оступаться или промахиваться чаще?
    Все признались, что с ними творится что-то неладное.
    — Я чувствую себя хорошо. Я не устал, но тоже стал чаще оступаться. Что происходит? — принялся рассуждать Мэт. — Какие на этот счёт есть предположения? Бобби Джо, что показывает твой прибор?
    — Он показывает, что мы находимся на глубине две тысячи триста тридцать девять метров. Странно! Я сижу на месте, а глубина растёт! Может быть, мы спускаемся вместе с балками и стенами, то есть вместе с кораблём? Но мы не чувствовали никаких ускорений. Может быть, корабль опускается очень плавно?
    — Хорошо, если так, — сказал Мэт. — Ведь если бы этот корабль ускорялся так же быстро, как те маленькие чёрные корабли, то мы все подохли бы от страшных перегрузок. Бобби Джо, как твой приборчик работает?
    — В нём есть такая штуковина — акселерометр. Он измеряет ускорения во всех трёх измерениях или по всем трём осям, то есть вверх и вниз, вправо и влево, взад и вперёд. От него сигналы поступают в микрокомпьютер, который интегрирует ускорения и вычисляет расстояния, пройденные акселерометром по всем трём осям. Однако при наличии силы тяжести по вертикальной оси ускорение есть даже в том случае, если прибор не движется. Это ускорение свободного падения. Поэтому при переходе от одной силы тяжести к другой прибор надо заново калибровать, чтобы он правильно измерял расстояния по вертикали. Сейчас он прокалиброван для ускорения свободного падения, равного одной шестой ускорения свободного падения на поверхности Земли. Но если сейчас гравитационное поле ослабло, то мой прибор воспринимает это как непрерывное падение! Поэтому мы, вероятно, чаще стали промахиваться, прыгая по балкам. Мы ведь ещё не успели привыкнуть к ещё меньшей силе тяжести.
    — Но тогда этим прибором мы никак не сможем определить, на какую глубину мы спустились, — сказал Руди.
    — Тогда давайте продолжим спуск, — скомандовал Мэт.
    Отряд вновь запрыгал вниз по балкам. Вскоре Мэт уже не сомневался, что сила тяжести уменьшилась — это чувствовалось и без прибора. Прыжки требовали всё меньше усилий.
    — Судя по моему прибору, гравитация уменьшилась ещё сильнее, — доложил Бобби Джо.
    По мере продвижения вниз сила тяжести непрерывно слабела, отчего Мэт почувствовал лёгкую тошноту. Вдруг он понял, что понятия «верх» и «низ» становятся всё более расплывчатыми — не сразу сориентируешься. Мимо пролетело что-то маленькое и блестящее, но летело оно почему-то снизу вверх и вскоре исчезло из виду.
    — Кажется, наступила невесомость, — объявил Мэт. — Если у вас что-либо не пристёгнуто, быстрее пристегните.
    Теперь больше не надо было прыгать — перемещения от балки к балке происходили с помощью лёгких толчков, как под водой, но без сопротивления воды.
    В воздухе появилась пыль, Мэт несколько раз чихнул.
    Вдруг опять что-то начало меняться. Мэт поплыл в воздухе к очередной балке, но траектория его тела почему-то отклонилась от прямой. Он промахнулся на несколько сантиметров, его тело поплыло вверх.
    — Мы прошли нулевую точку! — понял Мэт. — Теперь гравитационное поле опять растёт, но в обратную сторону. Там, где раньше был верх, теперь будет низ.
    Мэт стал на балку — сверху это выглядело, как будто он висит вниз головой, приклеившись к балке подошвами, — и прыгнул вниз, а в новых условиях — вверх. Допрыгнув до балки и закрепившись на ней, Мэт посмотрел на остальных членов отряда. Мэту казалось, что они поднимаются вверх вниз головами. Для них верх ещё оставался верхом, а низ — низом, а для Мэта, перешагнувшего границу нулевой гравитации, эти понятия уже поменялись местами.
    — Посвети, пожалуйста, своим мощным фонарем, — попросил Бобби Джо.
    Мэт извлёк из рюкзака фонарь с длинной ручкой и посветил в сторону отряда. Где-то вдали за людьми летело, догоняя их, что-то маленькое и блестящее.
    — Это мой доллар! — воскликнул Бобби Джо. — Он совершает колебания относительно точки нулевой гравитации. Когда-нибудь из-за сопротивлений воздуха эти осцилляции затухнут, и тогда мой доллар будет висеть неподвижно в воздухе там, где сила тяжести равна нулю. По этой же причине в том месте скопилась пыль. Там соберётся всё, что бы мы ни бросили в этот странный гравитационный колодец.
    Мэт посветил фонариком в противоположную сторону, где должен был быть пол. Но никакого пола не было, а были лишь бесконечные ряды черных балок.
    — Теперь ясно, — догадался Мэт, — за пол мы принимали скопление пыли в нулевой точке. От неё отражался свет фонаря.
    — Тогда, может быть, нам лучше остановиться? — спросил Бобби Джо.
    — Нет. Мы должны продвигаться вперёд несмотря ни на что.
    Отряд продолжил путь в прежнем направлении, прыгая по балкам «вверх». Мэт ощутил прилив энтузиазма — подниматься приятнее, чем спускаться. Сила тяжести плавно росла.
    — Хорошо, что гравитация меняется постепенно, — сказал Ричард, — иначе мы могли бы внезапно попасть в область, например, десяти «же».
    Через некоторое время, сделав по пути остановку для отдыха, отряд добрался до места, где сила тяжести сравнялась с начальной — с той, к которой манхэттенцы уже успели привыкнуть под куполом. Здесь вид впереди изменился, создалось впечатление, что стена кончается или поворачивает под углом. Когда отряд приблизился, так оно и оказалось — кончалась одна стена, а под углом в сто тридцать пять градусов к ней начиналась точно такая же другая. Мэт дал команду остановиться и прилепил к стене сигнальную лампу, мигающую с периодом в пять секунд.
    — Что теперь, босс? — спросил Бобби Джо. — Попробуем пробить стену?
    — Вначале надо кое-что исследовать. Смотри, — показал Мэт туда, где среди рядов балок виднелся как бы просвет.
    Джулия начала панорамировать минивидом тусклое пространство между стен.
    Вдруг все услышали непонятно откуда доносившийся и нарастающий гул. Он как будто приблизился, достигнув максимума, потом с прежней скоростью начал удаляться и затихать. Но понять происхождение гула и его источник никто не мог.
    — Возможно, это лифт? — Мэт подождал ещё несколько секунд после того, как шум прекратился. — Пошли.
    Через несколько минут отряд снова остановился — повторился тот же непонятный гул и так же затих. Наконец в месте, свободном от балок, на внутренней стене показалось нечто вроде двери. За ней оказалась шахта лифта. Послышался опять знакомый гул, приблизился и удалился.
    — Кажется, это то, что нам надо, — воодушевился Мэт.
    Все расселись вокруг по балкам. Эбби сфотографировала минивидом непонятные знаки на двери шахты.
    Дверь имела форму правильного восьмиугольника с поперечником около двух метров. На четырех сторонах были дверные ручки, тоже в форме восьмиугольников.
    — Судя по размерам двери, рост у захватчиков приблизительно такой же, как и у нас, — сказала Эбби. — Это хорошо.
    — Ну и что? — спросил Бобби Джо.
    — Ну сам подумай, легко ли общаться с неведомым существом, если оно маленькое, как блоха, или огромное, как кит?
    Все помолчали.
    — Будем входить в лифт, только осторожно, — скомандовал Мэт. — За дверью может оказаться непригодная для нас атмосфера. Мало ли, что ещё может случиться? Дверь может быть оборудована сигнализацией. За последние десять или пятнадцать минут лифт прошёл два раза. Это означает, что скоро мы можем столкнуться с захватчиками.
    — А может быть, никакой сигнализации нет, потому что двойная оболочка с красным газом должна, по мысли захватчиков, служить достаточно надежной охраной. Но если случится что-то непредвиденное, повторяю: после меня командиром отряда становится Руди, а после Руди — Ричард.
    — А что если там другая атмосфера? — спросил Руди.
    — Мне кажется, это маловероятно. Логично предположить, что в лифте атмосфера такай же, как и здесь. Бобби Джо, достань, пожалуйста, газовый анализатор.
    Бобби Джо вынул из рюкзака анализатор, размотал его шланг.
    — Итак, попробуем открыть дверь. — Мэт взялся за одну из четырёх дверных ручек, повернул её. Она вращалась легко, не оказывая сопротивления даже при повороте на все триста шестьдесят градусов. — Странно. — Мэт покрутил другую ручку, та тоже свободно вращалась на любое количество оборотов.
    — Может быть, эта дверь заперта так, что ручками её не откроешь? — подал идею Руди.
    — Зачем тогда нужны эти ручки?
    — Захватчики могут рассуждать не так, как люди, — возразил Бобби Джо.
    — Разумеется, — согласилась Эбби, — но это не означает, что дверь невозможно открыть. Может быть, они привыкли открывать двери другим способом.
    — Тут не одна, а четыре ручки. Может быть, надо тянуть или поворачивать все ручки одновременно? — предложила Эбби. — Или их надо поворачивать в определённой последовательности. С четырьмя ручками можно придумать огромное количество разных вариантов. Поскольку понятия «верх» и «низ» здесь условны, резонно предположить, что ориентация должна основываться не на них, а на других понятиях. Может быть, типа «по часовой стрелке» и «против часовой стрелки»?
    Они начали вертеть ручки на двери в разных последовательностях и комбинациях, но безрезультатно.
    — Может быть, всё-таки надо повернуть все ручки одновременно? — сказала Эбби. — Но ведь этого один человек не может сделать?
    — А вдруг у них по четыре руки. Надо попробовать повернуть одновременно за две ручки.
    Руди примерился — размаха его рук едва хватало, но всё же он сумел схватить сразу две ручки. Мэт взялся за две остальные.
    — Вначале покрутим их по часовой стрелке, — скомандовал Мэт.
    И это не дало результата. Затем они покрутили ручки против часовой стрелки, и снова безуспешна.
    Мэту пришёл в голову образ умывальника с двумя кранами — для горячей и холодной воды.
    — Давай покрутим правой рукой по часовой стрелке, а левой рукой — против.
    На этот раз что-то сработало, раздался тихий щелчок.

    Дорина Андервуд заглянула в двери офиса и спросила секретаря:
    — Тим, есть для меня что-нибудь срочное?
    Секретарь посмотрел на скопившуюся почту.
    — Есть пакет с пометкой «лично», — ответил он.
    Рядом с ним на столе высились три стопки распечатанных писем. Читать их у Дорины не было ни сил, ни желания.
    За всё время своей деятельности на посту мэра Дорина получила всего три письма с пометкой «лично», и все они были от её мужа Рафаэля.
    Тим показал ей пакет размером с книгу, завернутый в коричневую бумагу. Это не могло быть посланием от Рафаэля — он, увы, остался на Земле.
    — Там не может быть ничего личного, — сказала Дорина, стараясь не выдать голосом своей тоски. — Мне срочно надо заскочить в офис к Ламару. Я скоро вернусь и заберу самые важные письма.
    — Хорошо, мадам.
    Ламара не оказалось на месте, поэтому Дорина написала ему записку.
    Из кабинета Ламара она вышла в коридор и направилась обратно к Тиму. На полпути её оглушил мощный взрыв, здание вздрогнуло. Из двери кабинета Тима вылетели щепки, бумаги, повалил дым.
    Дорина чуть не упала, но сумела устоять на ногах, осторожно пошла к кабинету Тима. Расщеплённая дверная коробка наклонно торчала наружу. На стене напротив дверного проёма темнело прямоугольное пятно размером с дверь. Стоял едкий — запах дыма и палёной бумаги.
    Дорина заглянула в отверстие, где раньше была дверь, — и у неё подкосились ноги. По коридору уже мчались люди.

    — Получилось, — устало вздохнул Мэт и потянул дверные ручки на себя. Дверь приоткрылась. Шипения воздуха не послышалось, значит, разности давлений не было.
    Бобби Джо протянул шланг газового анализатора. В левую руку Мэт взял конец шланга, а правой расстегнул кобуру, достал пистолет и снял его с предохранителя. Достал свой пистолет и Руди.
    Мэт просунул тонкий наконечник шланга за дверь в щель, открывшуюся слева. Бобби Джо включил насос газового анализатора и вскоре сообщил, что атмосфера пригодна для дыхания.
    Мэт, стоя на балке, отстегнул от пояса верёвку, носком ноги приоткрыл дверь. Та легко поддалась, плавно распахнулась, в пространство между стенами проник яркий свет!
    Когда глаза Мэта привыкли к свету, он пригнулся и шагнул в комнату. Она была пуста. Перед ним оказалась стена метровой высоты, а над ней окно из стекла или пластмассы, открывался вид на «зоопарк»! Хорошо были видны трубы, спускавшиеся к прозрачным куполам. По-видимому, это был наблюдательный пункт для слежки за захваченными городами.
    Справа была стена размером примерно три на три метра. Мэт заглянул за угол — в другой половине помещения было такое же окно, но в стене находилась дверь, ведущая, по всей вероятности, в лифт. На внешней стене была другая дверь, точно такая же, как та, через которую Мэт вошёл. На ней тоже были четыре ручки — две вверху и две внизу — и непонятная надпись. Мэт вернулся к открытой двери.
    — Входите, — тихо скомандовал он отряду, — но на всякий случай пригнитесь.
    Все прокрались в наблюдательный пункт, довольно просторную комнату. Мэт закрыл дверь, замок тихо защёлкнулся. Вместе с Руди они убедились, взявшись за четыре ручки, что дверь открывается изнутри тем же способом, что и снаружи; Мэт снова захлопнул дверь, чтобы свет из щелей не привлекал внимания возможных наблюдателей.
    Мэт подошёл к окну. Оно находилось высоко над огромной серой равниной восьмиугольной формы. На равнине виднелось более десятка городов, заключённых в купола. Под ближайшим куполом копьеобразные дома почти достигали уровня окна. Из отверстий в потолке, нависавшем над равниной, к куполам спускались трубы. В одном из куполов медленно вращалось одно большое здание замысловатой формы.
    — А где же Манхэттен? — удивилась Джулия.
    — Это другой «зоопарк», — объяснил Руди. — Мы забрались на противоположную сторону гигантского космического корабля. Эта равнина находится под нашей равниной, но «вверх ногами», потому что сила тяжести здесь направлена в другую сторону. Если бы знать это раньше, мы могли бы попасть в этот соседний мир, проделав вертикальный туннель из Манхэттена.
    — Едет лифт! — воскликнул Ричард.
    — Быстро! — Мэт показал на то место в комнате, которое не было видно из дверей лифта.
    Все моментально собрались там и притихли. Прождали полминуты, но шума так и не услышали.
    — Наверное, мне показалось, — сказал наконец Ричард. — Видимо, нервы сдают.
    Все снова подошли к окну. Джулия начала съёмку минивидом.
    — Значит, захватчики сделали огромный блин, и пузыри с городами находятся на обеих его сторонах? — спросила она у Руди.
    — Точно, — ответил он. — Только на этой стороне блина меньше городов.
    — Почему-то в других углах не видно окон, — заметил Ричард, рассматривавший «зоопарк» в бинокль.
    — Может быть, материал этих окон пропускает световые лучи только в одну сторону? — предположил Мэт. — Захватчики, судя по всему, не любят показываться своим жертвам на глаза.
    Эбби навела свой минивид на знаки, находящиеся на внутренней стороне двери.
    — Те кружки на потолке над равниной, по-видимому, тоже не что иное, как замаскированные окна для наблюдения, — сказал Руди. — Если это так, тогда лифты предназначены в основном для перемещения наблюдателей от одного «зоопарка» к другому, а не для остановки на полпути между ними.
    — Тот город справа напоминает древний замок, — вклинилась Джулия. — Похоже, захватчики берут не только высокоразвитые цивилизации.
    — Конечно, — горячо поддержал её Бобби Джо, — они даже нас взяли!
    — Итак, — властно подытожил Мэт, — нам надо двигаться дальше. Я за то, чтобы, ехать на лифте. Никто не возражает?
    — Поехали! — Мэт снова вынул пистолет из кобуры.
    Дверь лифта тоже была восьмиугольной, но с одной ручкой слева. Рядом с ручкой вертикально располагались четыре кнопки. Крайние — с овальными торцами, две внутренние — круглые.
    — Пока не притрагивайтесь к кнопкам. — Мэт попробовал вращать ручку, но та не двигалась. — Может быть, верхние кнопки надо нажимать, если хочешь ехать вверх, а нижние для спуска вниз.
    — А мне кажется, — сказал Руди, — что овальными кнопками можно регулировать скорость лифта. Вероятно, кружочки включают обычную скорость, а овальные используются в экстренных случаях. А возможно, круглые кнопки служат для перемещения лифта между наблюдательными пунктами, а с помощью овальных он поднимается на крышу. — Мэт нажал самую нижнюю овальную кнопку. Она тут же засветилась и начала мигать.
    — Почему ты хочешь ехать вниз, а не вверх? — спросил Руди.
    — Эта сторона заселена меньше, чем та, где находится Манхэттен, а значит, там вероятнее застать наших главных врагов. Они ведь должны наблюдать за похищенными городами. — Мэт внимательно всмотрелся в лица всех пятерых членов отряда. — Прошу всех, кто вооружён, быть наготове, когда дверь откроется. Стрелять лишь в случае угрозы для жизни, а также если противник попытается скрыться.
    Вскоре ободок на кнопке перестал мигать и начал светиться постоянно.
    — Это может означать, что к нам кто-то едет, — предположила Эбби. — Или, наоборот, это знак того, что лифт освободился и поехал в нашу сторону.
    Светящийся ободок расширялся, тёмное овальное пятно в центре кнопки сужалось.
    — Очевидно, лифт приближается, — прокомментировала Эбби.
    — Странно, почему на этой двери только одна ручка, а на других по четыре? — размышлял Мэт вслух.
    — Я думаю, наружные двери редко используются, поэтому на них четыре ручки, чтобы кто-нибудь не открыл их по ошибке.
    Когда тёмный эллипс в центре кнопки почти исчез, послышался шум приближающегося лифта. Сразу же торец кнопки засветился весь. Шум затих, кнопка замигала, за дверью раздался щелчок.
    Мэт левой рукой взялся за дверную ручку, пистолет в правой руке направил вперёд, потянул ручку на себя. Дверь плавно открылась.
    Кабина лифта оказалась пустой.
    Все облегчённо вздохнули.
    Они свободно уместились в кабине, похожей на вагон метро — вдоль стен были поручни на разных уровнях.
    Мэт вошёл последним и закрыл за собой дверь лифтовой шахты. Сама собой закрылась дверь кабины, сделанная в виде ирисового затвора фотоаппарата. За ней скрылась надпись на внутренней стороне двери шахты. Недалеко от двери зажглась красная лампочка. Лифт начал стремительно падать.
    Через несколько секунд свободного падения лифт медленно перевернулся «вверх тормашками» в невесомости. Затем движение лифта начало слегка ускоряться, невесомость исчезла. Ускорение нарастало, шум усиливался.
    — То ли мы продолжаем двигаться, ускоряясь, то ли скорость уже не увеличивается, а сила тяжести нарастает оттого, что мы прошли нулевую точку и начала расти гравитация, — высказался Руди.
    Сила тяжести в лифте выросла до привычной величины g/6 и замерла на этой отметке.
    Сила тяжести опять исчезла. По-видимому, началось торможение лифта. Шум быстро уменьшался, и наконец кабина остановилась. Ирисовая дверь открылась, за ней оказалась дверь шахты с надписью, явно отличающейся от надписи на двери наблюдательного пункта, откуда лифт стартовал.
    — Выходим осторожно, — приказал Мэт, вынул из кобуры пистолет, открыл дверь и быстро вышел. — Нам опять повезло, тут никого нет. Быстрее!
    Лифт остановился на «чердаке» — обширной восьмиугольной площадке. Мэт направился к трём огромным цилиндрам. От двери лифтовой шахты шёл один широкий рельс, который вёл к центру чердака. Ещё два монорельсовых пути шли в обе стороны вдоль стен. Крыша над чердаком находилась на высоте метров пятидесяти. Несмотря на такую высоту крыши, вдали на горизонте она, казалось, сливалась с полом. Очевидно, диаметр чердака соответствовал диаметру серой равнины внизу, то есть порядка ста километров.
    На полу чердака в беспорядке стояли какие-то огромные конструкции и оборудование непонятного предназначения. Некоторые установки напоминали нефтяные буровые вышки, другие — большие ящики и цилиндры. Со всех сторон доносился монотонный шум, словно работала тысяча автомобильных насосов. С потолка исходил равномерный жёлто-зелёный свет; ламп не было ни на полу, ни на потолке.
    Отряд подошёл к трём большим цилиндрам. Судя по всему, охранной сигнализации на чердаке не было. Но Мэта не оставляло беспокойство — если не завыла сирена, это ещё не означает, что отряд никем не замечен. Неизвестно также, могут ли люди слышать голоса своих противников — они могут общаться телепатически, как жители того древесного города, или с помощью ультразвука, как летучие мыши. Не исключены и другие способы общения, не воспринимаемые людьми.
    Диаметр и высота у каждого цилиндра были по нескольку метров. Спрятаться за цилиндрами невозможно — стоящий за ними виден отовсюду. Можно было стать незамеченным только со стороны монорельсовых путей, которые, по мнению Мэта, представляли собой наибольшую опасность.
    Тем временем Эбби сфотографировала минивидом надписи на стенках цилиндров.
    Мэт подпрыгнул у самого низкого цилиндра и посмотрел, что на его поверхности, — там оказалась просто круглая площадка.
    Он и Руди зацепились руками за край, подтянулись и вскарабкались на плоскую поверхность. Она оказалась твёрдой, под ногами не прогибалась. Отсюда они взобрались на соседний, более высокий цилиндр. Наверху они легли и начали наблюдать обстановку в бинокли. В центре чердака оказалась площадка, огороженная стеной. Оказалось, что оборудование располагается не в беспорядке, а группами в местах, расположенных над куполами. Мэт и Руди вычислили, что это оборудование снабжало города водой, воздухом, светом и электроэнергией, забирало из городов отходы, регенерировало их и снова пускало в оборот. От каждой группы оборудования шёл монорельсовый путь к центральному участку, огороженному стеной.
    Из центра исходили монорельсы ко всем восьми углам чердака, деля его на восемь клиньев. На широком конце каждого клина находился огромный красный цилиндр.
    Между предметами оборудования стояли непонятные разнообразные устройства. Мэт решил, что в них могут спрятаться все члены отряда.
    — Вот они! — прошептал Руди. — Мы здесь не одни.
    Вдруг Мэт увидел в бинокль, что по железной дороге приближался поезд.
    — Может быть, они едут по каким-то своим делам, а не за нами.
    Когда поезд приблизился на расстояние нескольких сотен метров, Мэт рассмотрел, что в нём находятся два существа.
    — Боже всемогущий! — воскликнул Руди. — Они похожи на гигантских пауков!

    В этот вечер выступление Дорины по телевидению было угрюмее обычного. Полиция пока не вышла на след убийцы. Не было даже хоть сколько-нибудь обоснованных версий насчёт того, кто послал мэру пакет со взрывчаткой — маньяк-одиночка или член организованной группы. Полиция разослала своих агентов во все оппозиционные движения, и политические, и религиозные, но эти запоздавшие меры безопасности не могли облегчить Дорине душевную боль из-за гибели Тима.
    Дорина рассказывала перед телекамерой о трагедии, происшедшей вчера в её офисе, и не могла отделаться от мысли, что в эти минуты кто-то из телезрителей жаждет и её смерти.
    — А теперь я хочу сказать несколько слов для того, кто послал мне смертоносный пакет. Если этот преступник думает, что такими методами меня можно заставить отречься от проводимой мною политики, то он глубоко заблуждается. Если он рассчитывал, что после моей гибели новый мэр будет проводить иную политику, то, значит, убийца просто идиот. Более половины жителей нашего города выразили желание вернуться на Землю или хотя бы узнать, зачем нас перенесли в другое место. Мы выполняем волю народа. Ответственность, возложенная на нас, ни при каких обстоятельствах не позволит нам отказаться от наших целей. Запугать нас невозможно. Это не тот случай, когда один взбесившийся школьник с пистолетом в руках может запугать целый класс. Вместо меня смерть избрала беднягу ни в чём не повинного Тима. Я чувствую себя в неоплатном долгу перед его близкими. Я сделаю всё, чтобы ничего подобного не повторилось. Никакие бомбы в пакетах, ни угрозы не поколеблют нашу решимость продолжать попытки вырваться от захватчиков и спасти Землю.

Глава 12
ЧЛЕНИСТОНОГИЕ

    — Эбби, — тихо позвал Мэт, — полезай к нам только тихо. Остальным оставаться внизу в полной боевой готовности. Спрячьтесь от монорельса, ведущего к центру, там едет поезд.
    Эбби высоко подпрыгнула, вскарабкалась на низкий цилиндр, откуда был виден лежащий на высоком цилиндре. Мэт.
    — Сюда так не прыгай, — предупредил он. — Подпрыгни чуть-чуть, чтобы ухватиться за мою руку, я втяну тебя.
    Мэт ловко схватил Эбби за плечи и втащил на площадку, приложил палец к губам и дал знак ползти за ним к противоположному краю, где лежал Руди. Рядом с ним лежали два рюкзака — его и Мэта.
    — Мы заметили их, — зашептал ей Мэт в самое ухо. — Сними их минивидом, это может потом пригодиться. Рюкзак снимай лёжа. И ради Бога, не удивляйся громко, когда увидишь эти существа. Они похожи на больших пауков.
    Эбби повернула голову, взглянула Мэту прямо в глаза. Лицо его оказалось непривычно близко, всего в нескольких сантиметрах. Несмотря на нервное напряжение, ей захотелось быть рядом с ним всегда. Скорее бы эта заваруха закончилась! Тогда рядом с Мэтом ей будет так хорошо!
    Она осторожно, не приподнимаясь, сняла рюкзак, подползла к краю круглой площадки, включила минивид и настроила его на максимальное увеличение. Поезд замедлил ход, приближаясь к внешней стене чердака. Она увидела двух едущих, действительно напоминающих пауков. Поезд остановился, паукообразные вышли.
    Их тела возвышались над полом приблизительно на метр, такой же была и длина тела, а ширина и толщина — сантиметров тридцать. Задняя часть тела была шире передней, а соединялись обе половины «талией» толщиной с человеческую шею. На открытых участках тел были полоски шерсти. Для чего-то паукам понадобилось что-то вроде одежды. Вернее, два широких пояса, один на передней половине тела, а другой — на задней. Может быть, просто для удобства работы — нужны карманы для инструментов. Вернее сказать, это была не одежда.
    На передней половинке торчал «стебелёк» с глазом. К счастью, в данный момент глаза обоих пауков смотрели прямо перед собой, а не на цилиндры. Впрочем, это впечатление могло оказаться обманчивым — при таком устройстве глаза его поле зрения должно быть шире человеческого. Один из пауков помахал своим глазным стебельком, взад и вперёд — то ли для того, чтобы таким способом точнее сориентироваться, то ли этот жест означал что-то на языке пауков. Эбби увидела через видоискатель во рту паука торчащие тёмные зубы.
    У него было восемь мохнатых ног. Это были членистоногие. Эбби поняла, почему многое на их корабле имеет именно восемь углов. Четыре передних ноги крепились как бы на шарнирах к передней половине тела, а четыре задних — к задней половине. В ходьбе участвовали только четыре средних конечности, а две передние и две задние выполняли функции рук. На концах конечностей были мохнатые кисти, похожие на обезьяньи, с короткими пальцами. С помощью таких ног пауки передвигались удивительно плавно.
    Паук, шествовавший впереди, нажал кнопку лифтовой шахты. Дверь открылась почти сразу. Оба паука зашли в кабину и закрыли дверь. Судя по всему, они так и не заметили, что за ними наблюдают. Руди облегчённо вздохнул.
    Все трое подползли к противоположному краю круглой площадки, надели рюкзаки и по очереди спрыгнули вниз, где притаились Джулия, Ричард и Бобби Джо. Мэт описал им, как выглядят захватчики.
    — Теперь ясно, что надо держаться подальше от монорельсов, — заключил Мэт. — Эбби сняла пауков минивидом, вы сможете посмотреть эти кадры, как только мы укроемся в каком-нибудь более безопасном месте.
    — Предлагаю сделать перебежку к тому цилиндру, — Ричард показал на огромный красный цилиндр высотой до крыши. — Ничего более подходящего поблизости нет.
    — Хорошо, — согласился Мэт. — Я побегу первым. — Мэт быстро осмотрелся по сторонам, пригнулся и побежал к двум шкафам, стоящим у подножия красного цилиндра. Оттуда он подал знак Эбби.
    Она бросилась вперёд, стараясь не шуметь и не задевать мелкие устройства, попадавшиеся по пути. За ней к новому укрытию перебежали остальные.
    — А что если захватчики наблюдают за нами с крыши? — спросила она у Мэта, достигнув укрытия за шкафом.
    — Тогда нам несдобровать. Но вряд ли они постоянно рассматривают каждый квадратный метр этого огромного чердака. Для такого тщательного наблюдения нужно слишком много наблюдателей. Пока они не обнаружили, что кто-то выбрался из-под купола, у нас есть шанс проскочить незамеченными. Наверное, как только они заподозрят неладное, они начнут рыскать повсюду и осматривать всё до мельчайших подробностей.
    — Бобби Джо, попробуй определить координаты твоим навигационным приборчиком, — попросил Мэт.
    — Сейчас я запишу в его память координаты этого места. Хотя по вертикали он уже сбился, и его надо калибровать заново, но в горизонтальной плоскости по осям X и Y он работает по-прежнему.
    Затем отряд перебежал к U-образному частоколу из вертикальных штуковин, похожих на гантели. Далее разведчики продвигались по территории, более плотно заставленной странным оборудованием.
    Им встретилось нечто вроде громадной собачьей конуры. Шестёрка спасателей Земли забралась внутрь.
    — Начиная от этого места мы, я думаю, можем продвигаться быстрее и всем отрядом, а не перебежками поодиночке, — объявил Мэт.
    — Мы и в самом деле пойдём против пауков? — вдруг спросил Ричард.
    — Да. Эбби, покажешь им свои видеозаписи? Лучше, если они увидят этих членистоногих впервые сейчас, в более спокойной обстановке, пока есть время и возможность подготовиться психологически.
    Просмотрев краткую видеозапись о двух пауках, вышедших из поезда, Бобби Джо объяснил:
    — Они не похожи на земных арахнид, то есть паукообразных. У пауков все восемь ног растут из передней половины тела. Кроме того, у этих тварей не такой рот, как у земных членистоногих. И «руки» у них другие.
    Всех перспектива общения с пауками мало радовала. Эбби предпочла бы иметь дело с какими-нибудь пушистыми, миловидными, кроткими созданиями, чтобы не пришлось их уничтожать — вступать с ними в перестрелку, взрывать их и прочее.

    Стюарт Лунд шёл по Бродвею и думал, что предпринять, чтобы заставить мэра вернуть назад экспедицию.
    Широкая прямая улица расстилалась на двадцать кварталов и сворачивала далеко впереди около площади Таймс-сквер. Господь призвал его, а он не может выполнить волю Господню. Что же делать?
    Казалось бы, вначале всё шло очень хорошо, набралось много сторонников, готовых помочь ему остановить отряд. Стюарту было жаль невинно погибшего секретаря мэра, но в то же время он гордился своей изобретательностью — ведь это он сумел вдохновить того, кто послал мэру пакет со взрывчаткой. Вот только мэрша попалась жутко упрямая. Неужели она не может понять, что она заблуждается?
    Надо придумать более действенный способ показать ей бессмысленность и пагубность её затеи. Пусть она поймёт, что тот взрыв выражает волю тысяч и тысяч манхэттенцев.
    На середине 34-й улицы он остановился — его внимание привлекло высоченное здание Эмпайэр-Стэйт-Билдинга. Снизу казалось, что оно касается самого купола. Стюарт застыл заворожённый.
    В этот момент его озарило — он понял вдруг, что должен взобраться на вершину Эмпайэр-Стэйт-Билдинга. Он вернулся на тротуар и пошёл по 34-й улице к этому символу Нью-Йорка. Стюарт не знал, есть ли кто-нибудь на крыше Эмпайэр-Стэйт-Билдинга, работают ли в нём лифты. Такие мелочи его не интересовали. Он был одержим идеей.

    Мэт махнул, и Эбби устремилась к нему в очередное укрытие. За ней побежал Бобби Джо.
    Эбби страшно хотела спать. На отдых было дано Мэтом всего десять минут, а потом снова пришлось тронуться в путь.
    Отряд продвигался короткими перебежками среди странных и непонятных устройств от одного укрытия к другому.
    Они обогнули площадку, напоминающую кладбище, только вместо надгробных камней торчали металлические столбы. Эбби изо всех сил боролась с усталостью, заставляла себя не отставать.
    Через полчаса отряд подошёл к объекту с такой низкой крышей, что пришлось нагнуться, чтобы пройти под ней. Навес держался на четырёх шестах по углам и был огорожен забором. Пока отряд отдыхал, Мэт и Руди принялись изучать горизонт. Эбби села, прислонилась к низкой стене, вытянула ноги и начала массировать себе усталые лодыжки и икры.
    Отряд перешёл через монорельсовый путь, перпендикулярно пересекающий радиальные пути. Слева показалась огромная прозрачная труба, выходившая из пола и загибавшаяся в большой шкаф в форме восьмиугольного цилиндра. По трубе в шкаф вливалась жидкая грязь.
    Мэт жестом приказал двигаться медленнее. Впереди виднелось нечто вроде бассейна. Когда отряд приблизился, оказалось, что это большое, круглое смотровое окно с бортиком, встроенное в пол, через которое открывался вид с высоты реактивного самолёта. Прямо под окном лежал город с конусными зданиями.
    Выше располагались приборы, может быть, видеокамеры — некоторые из них крепились на держателях с несколькими шарнирами, похожими на бормашины или на конечности членистоногих; другие приборы крепились на кронштейнах, похожих на небольшие подъёмные краны. Сверху над этим оборудованием нависал круглый колпак. Внизу его диаметр был на несколько метров больше диаметра смотрового окна, а от края колпака до пола оставался зазор, так что доступ к окну был свободен.
    Мэт приказал отряду не входить под колпак над смотровым окном, поэтому все держались на некотором расстоянии, рассматривая города на серой восьмиугольной равнине с разных ракурсов. Вскоре Эбби заметила около центра равнины Манхэттен. Мэт направил на него антенну с отражателем и включил рацию.
    — Манхэттен, это Странник.
    — Манхэттен слушает, — ответил через несколько секунд женский голос. — Как у вас дела?
    — Хорошо. Скоро мы перейдём к действиям. — Далее Мэт рассказал о том, что увидел его отряд после выхода из «зоопарка».
    — Знаете, вам надо действовать быстрее. У нас улицы переполнены демонстрациями протеста против вашей экспедиции. По пути они переворачивают автомобили. Людей настраивают против вас многочисленные проповедники. Они говорят, что Господь взял Манхэттен на небо, а вы противитесь воле Господней.
    — Кстати, о небесах. Мы как раз находимся на высоте один-два километра, но этот чердак совсем не похож на небеса, где живут праведники. — Мэт нажал кнопку «приём» и повернулся к Бобби Джо: — Сейчас передадим в Манхэттен некоторые кадры с пауками. Это немного охладит пыл протестующих.
    Пока шла передача, Эбби внимательно рассматривала вид, открывавшийся внизу. Ощущение было такое, словно стоишь на краю обрыва. Мэт осматривался вокруг — нет ли опасности. Наконец он приказал Бобби Джо прекратить трансляцию, нажал на рации кнопку приёма:
    — Манхэттен, остальное передадим в следующий раз, если будет возможность.
    — Вас поняли, Странник.
    — Уходим отсюда. — Мэт выключил рацию, сложил антенну. — Мы слишком долго пробыли на одном месте.
    Отряд продолжил путь к гигантскому красному цилиндру. Вдруг Мэт припал к полу, подал всем знак спрятаться и подполз к низкой стенке. Остальные последовали его примеру.
    Падая на пол, Эбби успела заметить, что издалека приближается поезд по монорельсу, почти параллельному стене. Она вынула из кобуры пистолет «Глок-17» калибра 9 миллиметров, заряженный семнадцатью патронами.
    Раньше самыми страшными звуками ей казались оглушительные выстрелы, но теперь она похолодела от ужаса из-за тихих щелчков, когда сняла предохранитель и взвела курок.
    Сквозь шум от ударов собственного сердца она услышала нарастающее шипение воздуха — поезд приближался. Она затаила дыхание. Лишь когда шум поезда начал удаляться, она позволила себе вздохнуть полной грудью и подумала, как хорошо было лежать без движения целых две минуты.
    Мэт на всякий случай подождал ещё немного и осторожно приподнял над стеной голову.
    — Они скрылись из виду, — объявил он. — Пошли дальше.
    Отряд продолжил путь среди подобия телеграфных столбов, среди сотен синих блестящих шестов, каждый из которых высотой был всего раза в два меньше, чем высота крыши. Всё это могло сойти за учебный лабиринт или полосу препятствий для автомобилей.
    — Мне только что пришла в голову интересная мысль, — сказал Руди. — Представьте себе, как будет выглядеть с высоты этот чердак с его восемью радиальными рельсами и кольцевой дорогой вокруг центра.
    — Это будет похоже на паука, — догадалась Эбби.
    — Скоро мы подберёмся к его сердцу, — добавил Бобби Джо.
    — А я собиралась уйти в отпуск за неделю до того, как всё это началось, — мечтательно сказала Джулия. — Сейчас я могла бы быть в Колорадо…

    Очередная «церковная» служба в складском помещении закончилась. Беня Келлерман пошёл к выходу. У двери его ждал проповедник.
    — Я хотел бы поговорить с вами и вашим другом, — обратился Стюарт Лунд к Бене, когда тот подошёл к двери. — У меня есть идея, которая, я думаю, вас заинтересует.

    — Кажется, мы подбираемся к цели, — сказал Ричард. — Такое мощное оборудование предназначено явно не для регенерации воды и воздуха под куполами.
    Гигантские конструкции близ гигантского красного цилиндра явно служат для чего-то неизмеримо более масштабного, чем удовлетворение простейших потребностей городов.
    — Думаю, что эти огромные железяки действительно больше похожи на системы обслуживания двигателя космического корабля, — сказал Руди.
    Немыслимого размера ёмкости, рычаги, блестящие кубы с мигающими зелёными лампами. Для чего предназначена та или иная гигантская деталь, даже представить себе было трудно. Эбби фотографировала минивидом все надписи подряд, встречавшиеся на оборудовании, и не только надписи, но всё, что могло показаться интересным.
    Колоссальный красный цилиндр напоминал нефтеналивную цистерну, но по всей его поверхности виднелись маленькие дверцы, к которым вели странные вертикальные лестницы, составленные из двух скреплённых параллельно. Очевидно, по таким лестницам арахниды могли взбираться, используя сразу все восемь своих мохнатых конечностей, по четыре на каждую сторону лестницы. В некоторых местах к дверям вели другие конструкции, похожие на портал подъёмного крана.
    Отряд затаился под T-образной конструкцией близ подножия красного цилиндра. Мэт внимательно посмотрел на Ричарда и спросил:
    — Ты можешь заложить туда взрывчатку?
    — А может, не надо? — занервничала Эбби. — Может быть, это совсем не то, что мы хотим взорвать? Я ещё не поняла их надписей.
    — Некоторый риск, конечно, есть, — не стал спорить Мэт.
    — Даже если это двигатель или система запуска корабля, даже если мы разнесём её в щепки, у нас нет никакой гарантии, что это спасёт нас, — подключилась испуганная Джулия.
    — Без риска в нашем деле нельзя, — твёрдо сказал Мэт. — Мы можем ошибиться, но это как раз тот случай, когда непротивление злу насилием хуже ошибки. — Мэт перевёл взгляд с Эбби и Джулии на Ричарда и приказал: — Начинай.
    — Есть. Закладывать всю взрывчатку?
    — Столько, сколько считаешь нужным. Но надо установить часовой механизм на десять часов, чтобы у нас было время уйти отсюда подальше. Кроме того, у нас будет возможность отменить взрыв, если мы за это время передумаем. Мало ли, что может случиться? Может быть, мы вдруг точно узнаем, что здесь находятся системы жизнеобеспечения Манхэттена и других городов?
    Отряд быстро подошёл к восьмиугольной двери в нижней часть цилиндра. Она легко открылась. Все вошли вслед за Мэтом внутрь. Эбби нервно оглянулась — изнутри на двери, слава Богу, тоже были ручки.
    По внутренней поверхности цилиндра на равном расстоянии кольцами шли ряды ламп. От дверок, разбросанных по стенкам, к площадкам, приваренным к виткам труб, тянулись трапы. К самой нижней площадке вела двойная лестница, укреплённая нижним концом к полу.
    Ричард с двумя рюкзаками — своим и Руди — взобрался по лестнице на площадку, достал из рюкзаков пакеты с веществом, похожим на мастику, и начал закладывать их между витками труб так, что снизу взрывчатка не была видна. Эбби решила воспользоваться паузой, чтобы поговорить с Мэтом:
    — Как ты думаешь, почему пауки уничтожают планеты не сразу после похищения городов?
    — Может быть, они наблюдают, как планета реагирует на грабёж. Или просто собирают полезную им информацию. Об истинных причинах мы вряд ли догадаемся. Например, арахнидам вначале надо зарядить своё оружие от энергии солнца, а для этого нужно время.
    — Готово, — сообщил Ричард, спустившись с лестницы.
    — Хорошо. Сматываемся! — скомандовал Мэт.
    Он подошёл к двери, медленно открыл её. Эбби почти была уверена, что сейчас в двери окажется мощный паук, который преградит им выход. Вспомнилось, что земные пауки имеют обыкновение пожирать своих сородичей, оставшись с ними наедине в банке.
    Но за дверью никого не оказалось. Все беспрепятственно вышли.
    Остановились они лишь через час, когда нашли подходящее укрытие в виде прямоугольной площадки, плотно обставленной со всех сторон невысокими шкафчиками.
    Все страшно устали.
    — Отдых десять минут, — объявил Мэт.
    Эбби прислонилась спиной к шкафчику, закрыла глаза и представила, что она лежит в своей квартире в постели. Господи, как хорошо отдыхать в собственной постели! Сон пришёл мгновенно. Справа в окно брызнуло утреннее солнце. Слева спал Мэт. Вдруг он открыл глаза и сказал:
    — Пора идти.
    — Что?
    — Пора идти, — повторил Мэт.
    Эбби почувствовала, как кто-то трясёт её за плечо. Открыла глаза — рядом на корточках сидел Мэт. Почему-то на нём была походная рубашка со множеством карманов с застёжками, а вверху вместо привычного потолка её квартиры вдруг оказалась крыша корабля членистоногих захватчиков. Эбби проснулась окончательно.
    Через несколько секунд отряд уже был в пути. Они продолжали двигаться к центру всей паутины рельсов, отгороженному высокими стенами. Из-за предельной усталости страх Эбби сменился опустошённостью.
    Сил немного прибавилось, когда они наконец увидели, что видна стена, ограждавшая центральный участок, ещё немного — и они у цели.
    В стене было несколько ворот, от которых лучами расходились монорельсовые дороги. Они подошли к воротам, рядом с ними в стене оказалась дверь.
    Мэт подал знак спрятаться — по рельсу приближался поезд, в котором сидел один паук. Двойные ворота раздвинулись бесшумно перед тем, как в них въехал поезд, и закрылись сразу за ним. Отряд подошёл к стене ещё ближе и снова затаился.
    — Важно знать, что за этой стеной, — сказал Мэт.
    Руди положил свой рюкзак на пол, осмотрелся по сторонам и с пистолетом на изготовку побежал к двери. Только он взялся за ручки, как вдруг начали открываться раздвижные ворота над монорельсом. Руди моментально бросился на пол и подкатился к железной дороге, чтобы уйти из зоны прямой видимости из окна поезда, а в следующее мгновение из ворот выскочил поезд с двумя пауками.
    Поезд не остановился и даже не замедлил ход. Ворота за ним закрылись, а сам поезд вскоре скрылся вдали. Руди встал и вернулся к двери, сунул пистолет в кобуру, обеими руками покрутил две дверные ручки. Дверь приоткрылась. Руди вынул из кобуры пистолет, заглянул за дверь, открыл её шире и дал отряду знак следовать за ним.
    Все вошли и закрыли дверь за собой. Далее отряд двигался в прежнем порядке. Мэт шёл первым, за ним Эбби. Вскоре она почувствовала, что её тело становится тяжелее, и догадалась, что в этой области космического корабля гравитация увеличивается. Впереди на расстоянии около километра оказалась ещё одна стена — по-видимому, она огораживала более узкий центральный участок и имела форму правильного восьмиугольника. Пространство между внутренней и внешней стенами было заполнено множеством больших восьмиугольных будок, между которыми лежали монорельсовые пути, сходившиеся к центру.
    Не было никакого определённого порядка в их расположении. Отряд укрылся за тремя будками недалеко от монорельса. Все будки были серыми, кроме тех, что стояли у железной дороги, и были расписаны снизу по всему периметру тёмными полосками. Мэт подошёл к одной из них. У входа в будку было небольшое пространство без дверей, за порогом сразу начинался короткий коридор. Мэт вошёл внутрь, заглянул за угол коридорчика и тут же поспешно вышел, дал знак отряду немедленно уходить.
    Отряд бесшумно и быстро миновал несколько будок. У одной из серых будок Мэт остановился и, осторожно заглянув внутрь, позвал всех за собой. Как только он скрылся в коридорчике, на нижней части будки появилась тёмная полоса.
    У стены стояло приспособление, которое, очевидно, служило паукам кроватью. У противоположной стены стоял компьютер. Потолок равномерно излучал голубой свет.
    — Что было в той будке? — спросил Руди.
    — Спящий паук, — прошептал Мэт. — Это, должно быть, их спальни.
    — А тёмная полоса, которая появилась на будке, когда ты в неё вошёл, вероятно, означает «занято», — предположила Эбби.

Глава 13
В ЛОВУШКЕ

    — Значит, ты хочешь, чтобы мы взорвали Эмпайэр-Стэйт-Билдинг? — спросил Стюарта Счастливчик Стилс.
    — Нет, нет, что ты! — быстро заговорил Стюарт. — Взрывать его не надо.
    — Но ты ведь говорил, что туда надо заложить взрывчатку и взрыватель с дистанционным управлением. Так? — безуспешно пытался врубиться Счастливчик.
    — Так. Но это нужно только для того, чтобы угрожать мэрше. А на самом деле взрывать не надо.
    — Это как же? — не понял Беня, глядя то на проповедника, то на напарника.
    — Мы только пригрозим мэрше, что взорвём здание, если она не вернёт назад экспедицию, — пытался объяснить Стюарт.
    — Ладно, поставим вопрос по-другому. Если она не согласится вернуть экспедицию, тогда мы будем взрывать здание или нет?
    — Она согласится. Разве она допустит, чтобы такое большое здание, как Эмпайэр-Стэйт-Билдинг, взлетело на воздух? Она обязана понять, что если люди так настойчиво требуют остановить экспедицию, то это серьёзно — надо считаться с народом, идти ему навстречу. Мэрша отзовёт отряд, испугавшись угрозы.
    — А что мы будем делать, если она не согласится? — настаивал Счастливчик.
    Проповедник задумался:
    — Нет, я уверен, она согласится.
    — Мне нравится эта идея, но мне не всё ясно. Если мэрша не согласится вернуть отряд, то мы взорвём здание? Ведь так?
    — Правильно, — согласился проповедник. — Мы должны быть готовы привести угрозу в исполнение. Но в действительности нам не придётся взрывать. — Проповедник замялся. — Я вот что имею в виду. Если мы будем угрожать, но не подготовимся к взрыву, то это всё лишний трёп.
    — Хватит переливать из пустого в порожнее, — прервал Беня. — Счастливчик, ты будешь готов взорвать дом, если мэрша нам не уступит. Но проповедник уверен, что мэрша уступит и отзовёт отряд и взрывать не придётся. Но если проповедник ошибется и мэрша не уступит, тогда ты, Счастливчик, спокойно взорвёшь здание.
    — Но есть ещё одна трудность, — сказал Счастливчик. — У нас может не хватить взрывчатки, чтобы взорвать такое большое здание. Для взрыва Бэттери-Туннель её надо было гораздо меньше.
    — Да. Во время Второй мировой войны одна бомба попала этому зданию в бок, другая взорвалась где-то около крыши. И что? Здание стоит как ни в чём не бывало.
    — Вот как? — удивился проповедник. — Об этом я не подумал. Да, я читал, как бомбы падали на Эмпайэр-Стэйт-Билдинг. Значит, весь наш разговор был бессмысленным?
    — Ну, кое-какие разрушения я могу устроить. Например, взорвать на крыше вышку с антеннами или наблюдательные башенки — это уже ущерб. Да, этого мэрша не сможет не заметить. Да и любой, взглянув вверх, будет видеть, какая у нас тупая и упрямая мэрша. Впрочем, если мы не собираемся взрывать, то к чему эти рассуждения?
    — Нет, заложить-то взрывчатку необходимо, — снова завёл волынку проповедник.
    — Попробуем. Итак, мне, кроме взрывчатки, нужен радиоуправляемый взрыватель. Это лучше часового механизма. Если мэрша согласится с нашими требованиями, тогда мы не будем нажимать на кнопку.
    — Идёт! — сказал Беня.
    — Это не так просто, — засомневался Счастливчик. — Нам придётся сделать несколько ходок с тяжёлыми рюкзаками на крышу здания. Беня, ты мне поможешь?
    — Конечно. Лифт там работает.
    — По крайней мере на этот раз нам не придётся иметь дело с крокодилами и крысами, как в туннеле.

    — Бобби Джо, пора вставать! — будил его Мэт.
    Бобби Джо подключился к реальности и понял, что он лежит на полу в будке, предназначенной для отдыха арахнид.
    — Ты проспал свои два часа, — объяснил ему Мэт, — больше мы себе не можем позволить.
    Остальные ещё спали на полу. Бобби Джо, невыспавшийся и обременённый повышенной силой тяжести, подошёл, шатаясь, к устройству, похожему на компьютер или сложное средство связи.
    — Тебе следует срочно разобраться в этой аппаратуре, — почти приказал Мэт.
    — Если эта система имеет защиту, то лучше бы мне поручили обучать Ричарда ораторскому искусству. Если же эти членистоногие ребята настолько честны, что у них не бывает преступников, и если они уверены, что сюда не заберутся посторонние, тогда у меня есть шанс.
    — Я не требую от тебя чуда, но всё-таки попробуй! Я очень на тебя надеюсь. Поработай над этой штуковиной вместе с Эбби, она, может быть, поможет тебе что-нибудь перевести. Как только возникнет необходимость посоветоваться с Эбби, сразу разбуди её.
    Поначалу Бобби предстояло решить задачу — как сидеть за компьютером. Непонятно было, сидят пауки или стоят во время работы. Бобби Джо присел и заглянул под компьютер. Он рассудил просто: если бы спланировать небольшую спальню поручили ему, то он часть мебели сделал бы складной, пристегивающейся к стене, чтобы временно не используемая мебель не занимала лишнего места. Может быть, арахниды тоже не дураки? Мысли у них могут быть немного другими, но напихивать в тесную будку много мебели они не станут.
    На двух квадратных метрах стены под компьютером не было ни кнопок, ни ручек, ни щелей — вообще никаких следов чего-нибудь выдвижного или отстёгивающегося. Тем не менее Бобби Джо наугад потыкал в разных местах стены пальцем. Безрезультатно. Тогда он решил, что выдвинуть из стены стул может какая-нибудь манипуляция с кнопочками компьютера. Он начал рассматривать странный прибор, но притрагиваться не решался — мало ли к чему это может привести? Ведь вместе с компьютером может включиться скрытая наблюдательная камера, тогда членистоногие сразу вычислят и накроют дерзких млекопитающих.
    На всякий случай Бобби Джо осмотрел обе стены рядом с компьютером, но и на них ничего не заметил стены.
    Бобби Джо начал считать поверхности, на которых могли бы располагаться какие-нибудь кнопки. Когда вместе с восемью гранями будки он посчитал и пол, то вдруг понял, что забыл про потолок.
    Он помнил, что снаружи у всех будок крыши остроконечные, в виде восьмиугольных пирамид высотой с метр. А здесь изнутри потолок был плоским. Значит, между потолком и крышей что-то есть, сообразил доктор наук Бобби Джо. На потолке обнаружилось восемь квадратиков, расположенных по окружности. Он протянул руку к квадратику, ближайшему к компьютеру. Квадратик под пальцем слегка щёлкнул, треугольный сегмент потолка начал открываться, как дверь с петлями, расположенными в месте соединения потолка со стеной. Из образовавшегося отверстия на пол спустился лист и развернулся в трёхмерный предмет, устроенный приблизительно, как японские оригами — замысловатые фигурки, сделанные из листа бумаги. Правда, получившийся предмет совсем не походил на привычный стул. «Кресло» больше напоминало наклонную лестницу с двумя большими и широкими ступенями. На нижнюю ступеньку, по всей видимости, пауки становились задними ногами, а на верхнюю — средними, чтобы передними лапами работать на компьютере.
    Бобби Джо продолжал экспериментировать — он встал на нижнюю ступеньку «кресла» — оно слегка деформировалось, но выдержало. Тогда он сел на эту ступеньку и облокотился руками на верхнюю — получилась поза человека, оседлавшего стул, поставленный задом наперёд. Сидеть в таком положении оказалось несколько удобнее, чем стоять, склонившись над компьютером.
    Бобби Джо победно обернулся на Мэта, тот в знак восхищения поднял большой палец. Вдруг Бобби обнаружил на полу еле заметный квадратик. Он соскочил на пол и надавил на квадратик пальцем. Рядом нарисовался восьмиугольник, Бобби сдвинул восьмиугольник в сторону. Под ним открылась чёрная восьмиугольная дыра.
    — Наверное, сюда арахниды спускают свои отходы, — выдвинул смелую гипотезу Бобби Джо. Он задвинул восьмиугольник обратно и встал.
    Компьютер, в виде плоского восьмиугольника помещался на полке в полметра шириной в форме трапеции. Перед ним лежал маленький восьмиугольник — не больше металлического доллара. На стене над полкой висел большой восьмиугольник, справа и слева от него — крошечные восьмиугольнички размером с ноготь. Правый блестел, как стекло, а левый напоминал ситечко с сотнями дырок. Бобби Джо сразу смекнул, что эти восьмиугольнички — объектив камеры и микрофон! Он порылся в рюкзаке, нашёл изоленту, отрезал от неё два кусочка и залепил ими подглядывающий и подслушивающий восьмиугольнички. Теперь вряд ли их услышат членистоногие. Он не нашёл ничего, похожего на выключатель. Бобби Джо прикоснулся к небольшому восьмиугольнику, лежащему перед компьютером. В тот же миг восьмиугольный экран на стене засветился, на каждом из восьми секторов появилось непонятное изображение с замысловатыми знаками.
    — Кажется, пора будить Эбби, — повернулся Бобби Джо к Мэту.
    Эбби и Бобби Джо стояли у странного экрана, а между ними — не менее странный «стул». На него Эбби установила свой минивид так, чтобы его объектив был направлен на изображение.
    Больше всего Боба удивило низкое качество изображения — оно было настолько крупнозернистым, что легко различались отдельные ячейки; оно сильно помигивало, как в старинных кинофильмах.
    — Наверное, у этих пауков глаза устроены так, что они не замечают недостатков такого изображения, — предположила Эбби, потирая глаза. — Очевидно, у них больше, чем у нас, инерция зрительного восприятия и вдобавок хуже разрешение сетчатки глаза.
    — Вероятно, их это изображение устраивает. Вряд ли в таком дорогом корабле они стали бы устанавливать дешёвые дисплеи. Технология у них достаточно высока, чтобы сделать хорошее изображение. Возможно также, они не знакомы со стереоизображением, потому что у них только по одному глазу.
    — От такого экрана у меня скоро заболит голова, — пожаловался Бобби Джо. — Ну, что дальше?
    — Это изображение, — Эбби показала на один из левых секторов экрана, — напоминает мне рот паука, если смотреть на него сбоку.
    — Верно. Может быть, эта картинка символизирует речь или любой другой способ связи?
    — Но тогда нам лучше не трогать этот сектор.
    — Ты хочешь сказать, не трогать соответствующий сектор на этом маленьком восьмиугольнике, который у них служит вместо клавиатуры?
    — И вообще лучше ни к чему не прикасаться, пока у нас не будет уверенности, что это безопасно. Кстати, рот может означать и что-нибудь другое.
    — А что, у земных арахнид хорошее зрение?
    — Не знаю. Чтобы не наделать ошибок, не надо сравнивать этих паукообразных с земными. Например, земные пауки откладывают яйца, а у этих, может быть, всё по-другому.
    — Я нафотографировала много их надписей на дверях лифтов и на другом оборудовании. Чтобы разобраться во всём этом, мне надо составить каталог, а это требует много места. — Эбби повернулась к Мэту. — Можно писать на стенах? Или лучше не оставлять следов?
    — Пиши, — разрешил Мэт. — На такие мелочи никто не будет обращать внимания.
    Эбби показывала Бобби Джо очередную надпись, а он писал её на стене и делал рядом пометку, на каком объекте эти знаки были сфотографированы. Наконец стену около компьютера украсило множество замысловатых закорючек. Некоторые больше походили на чернильные кляксы, чем на буквы или иероглифы. Были надписи, сделанные на вершине купола Манхэттена, на дверях лифтов и лифтовых шахт, на поезде, около того места, где Ричард заложил взрывчатку, на шкафчиках неизвестного назначения. Теперь, когда все эти надписи были собраны вместе, можно было заметить в некоторых из них сходство. Резко выделялась надпись на куполе. Во всех остальных в правой части повторялись восьмиугольник с вмятиной и квадрат с вертикальной линией внутри.
    Эбби показала на фигурки:
    — Эти символы могут означать координаты места, на котором они нарисованы. Вот этот восьмиугольник, нарисованный на дверях наблюдательного пункта комнаты на краю корабля, имеет еле заметную вмятину, а у восьмиугольников, нарисованных на оборудовании чердака, вмятины заметно глубже, видимо, потому что это оборудование находится ближе к центру корабля. Возможно, линия в квадратиках указывает глубину, на которой находится объект, помеченный таким квадратиком. Во всех надписях, сделанных на чердаке, положение линии внутри квадратика одинаково. А на квадратике на дверях наблюдательного пункта расположенного ниже чердака, линия внутри квадратика проходит ближе к середине.
    Бобби Джо сравнил рисунки с координатами объектов, на которых они были нанесены, и не нашёл противоречий в гипотезе, предложенной Эбби.
    — Думаю, это значит, что у арахнид пиктографическое письмо?
    — Они используют эти картинки наряду с другими, более сложными символами. Если их история развивалась таким же образом, как у нас на Земле, тогда у них тоже должно быть много или хотя бы несколько разных языков; а пиктограммы, то есть эти простые рисунки, позволяют сделать обозначения понятными всем. Даже если у пауков со временем сформировался единый для всех язык, всё равно пиктограммы часто бывают удобнее других видов надписей.
    — Итак, теперь нам надо понять, что означают остальные семь рисунков. Как это сделать?
    — Здесь нет простых рецептов, — начала объяснять Эбби. — Может случиться, что мы не сможем понять даже их рисунков, не говоря уже о других символах. Представь себе, что пауки изучают надпись, которая встречается в Нью-Йорке на автомобилях: «Я люблю Нью-Йорк», — причём в этой фразе слово «люблю» заменено условным изображением сердца. Чтобы понять, что означает эта пиктограмма, паукам пришлось бы догадаться, что некогда древние люди думали, что все чувства помещаются в сердце. Кроме того, паукам пришлось бы узнать, как выглядит этот внутренний орган, а для этого им понадобилось бы разрезать или просветить насквозь какими-нибудь лучами хотя бы одного человека. Далее, на самом деле сердце не такое по форме, каким его люди привыкли изображать на пиктограммах, поэтому паукам пришлось бы поломать голову, чем вызвано такое различие. И наконец, паукам пришлось бы догадаться, что красное сердце на наших пиктограммах означает именно любовь, а не какое-нибудь другое чувство. Поэтому стилизованное красное сердце правильнее называть идеограммой, а не пиктограммой, потому что оно обозначает идею или понятие, а не сам внутренний орган.
    — Кое-что, возможно, мы сможем понять в их рисунках. Не все пиктограммы настолько сложны, как сердце. Например, условное изображение лестницы может просто указывать местонахождение лестницы.
    — Давай дальше!
    — Этот рисунок похож на толстый восьмиугольный блин, — наконец сказал Бобби Джо. — Может быть, он означает этот космический корабль?
    — Может быть. Но у них восьмиугольники встречаются на каждом шагу, поэтому этот рисунок может обозначать и нечто другое. Смотри, первый символ в надписи на куполе тоже похож на восьмиугольный диск.
    — А тот рисунок, — показал Бобби Джо на экран, — похож на купол.
    — В самом деле. Давай попробуем нажать соответствующий сектор на «клавиатуре».
    — Попробуйте, — разрешил Мэт.

    Беня Келлерман и Счастливчик Стилс вошли в Эмпайэр-Стэйт-Билдинг со стороны 34-й улицы. В огромном коридоре с высоким потолком Беня ощутил себя карликом и почувствовал лёгкие угрызения совести. Это мирное почтенное здание могло бы продержаться ещё сотни лет.
    В здании было непривычно тихо. Очевидно, большинство недавних посетителей осталось за пределами Манхэттена. Большой плакат извещал, что вход бесплатный и лифтами может пользоваться любой желающий.
    Беня и Счастливчик попутались изобразить деловой вид — на них была рабочая одежда. Счастливчик объяснил Бене, что это самая лучшая маскировка. За спинами у них висели объёмистые рюкзаки. Охранники не обратили внимания на двух рабочих обычного вида. Они остановились у экспресс-лифта, чтобы быстро подняться выше. Диверсанты вошли в кабину лифта одни — попутчиков, как это ни странно, не оказалось. Счастливчик нажал кнопку для подъёма на восьмидесятый этаж.
    От большой высоты заложило уши, но меньше, чем раньше, при другой гравитации.
    Дверь лифта открылась на восьмидесятом этаже. Беня и Счастливчик вышли к двум другим лифтам, чтобы подняться на восемьдесят шестой этаж. В прежние времена, если было ветрено, на такой высоте Беня чувствовал, как небоскрёб содрогается под мощными порывами ветра. Сегодня тоже слышались разнообразные шумы — кондиционеров, лифтов и прочего оборудования, — но пол совсем не дрожал. Здание стояло прочно и неподвижно.
    Они вышли на открытую площадку. У Бени захватило дух. Воздух под куполом был поразительно прозрачен, видимость — великолепная. Отсюда здание Всемирного торгового центра казалось странно близким. Беня взглянул вверх — до крыши оставалось немногим более десяти этажей. Антенная вышка почти касалась прозрачного купола.
    Вдали хорошо различались другие города под куполами. Один из них был сильно вытянут вверх.
    Беня вдруг представил себе муравьёв под стеклянной банкой и ощутил страх.
    Беня нервничал из-за нахлынувших сомнений. Чтобы как-то успокоиться, он начал убеждать себя, что взрывать это великолепное здание не придётся.
    Они вошли в лифт. Счастливчик нажал кнопку девяностого этажа. Беня никак не мог привыкнуть, что лифта ждать не надо — всякий раз он оказывается на месте.
    На девяностом этаже лестничная площадка была значительно меньше, чем на первых восьмидесяти шести этажах.
    — А ты знаешь, что этакую громадину построили всего за полтора года? — спросил Беня.
    — Выходи!
    Счастливчик, судя по его виду, не поверил этому интересному сообщению.
    — Выходим на девяностом этаже, — скомандовал Счастливчик.
    — Это нужная нам высота. Если взрывать ниже, то больших повреждений не будет. А если выше, тоже толку не будет, только антенна упадёт. А в этом месте самое то.
    Они осмотрелись — никого вокруг. Ближайшая дверь оказалась заперта. Подрывник спустил на пол рюкзак, достал инструменты и начал ковыряться в замке. Вскоре он открыл дверь, нащупал выключатель и включил свет. Помещение оказалось чуланом для хранения орудий труда уборщиц.
    — Этот чулан близок к лифту, поэтому здесь взрывчатка наделает больше делов, — объяснил Счастливчик. — Здесь мы положим часть нашего груза, а остальное — около внешней стены, где проходят несущие балки.
    — И этого хватит, чтобы разнести верхушку здания?
    — Нет. Зато они будут уверены, что получат взрыв, если не вернут экспедицию.
    Беня выполнял указания Счастливчика. Они укрепили ящик в верхнем углу чулана с надписью: «НЕ ПРИКАСАТЬСЯ! ВЗРЫВООПАСНО!»
    За этим листом на тот случай, если кто-нибудь из недоверчивых сорвёт его, был заготовлен плакат покруче: «МОЩНЕЙШАЯ ВЗРЫВЧАТКА! ВЗРЫВАЕТСЯ ПРИ МАЛЕЙШЕМ ПРИКОСНОВЕНИИ! НЕ ВЗДУМАЙ ТРОГАТЬ!»

    Бобби Джо нажал на восьмиугольнике-клавиатуре треугольный сектор, соответствующий экранному сектору, на котором был изображён купол. Все восемь изображений сменились новыми. Новые рисунки схематично изображали разные типы существ, живущих под куполами. Был здесь и человекообразный силуэт, и нечто с головой барсука, и восьминогие, и водоплавающие, и прочая экзотика.
    Эбби нажала треугольную клавишу, соответствующую гуманоиду. Прежние изображения снова исчезли, но на этот раз новые изображения постились лишь на шести секторах экрана; остальные два пустовали. Новые пиктограммы изображали различные виды человекообразных. Одно существо имело непропорционально большую голову, другое — очень походило на человека. Эту клавишу и нажала Эбби.
    В центральной части восьмиугольного экрана появился круг, в котором изобразился вид на Манхэттен сверху, а по периметру высветились восемь трапеций, внутри которых возникли непонятные пиктограммы. Бобби Джо нажал наугад одну из клавиш. Изображение Манхэттена странным образом изменилось, цвета стали неестественными. То же произошло и с трапецией, соответствующей клавише, которую он нажал.
    — Наверное, это изображение в инфракрасном свете, — понял Бобби Джо. Он ещё раз нажал ту же клавишу, и на экран вернулось прежнее изображение.
    Эбби нажала клавишу, соответствующую пиктограмме, похожей на мегафон. Изображение Манхэттена начало увеличиваться, как будто видеокамера начала опускаться. Как только Эбби отпустила клавишу, процесс увеличения прекратился, изображение замерло.
    Бобби Джо нажал клавишу трапеции, на которой из центра расходились лучами четыре маленькие рогатины, образуя восьмиугольную фигуру типа снежинки. Изображение на экране начало меняться так, словно камера над Манхэттеном поехала в сторону. Бобби Джо начал нажимать на разные участки клавиши. Вместе с перемещениями его пальца менялось и направление движения видеокамеры над Манхэттеном. Манипулируя двумя клавишами — увеличением и движением в горизонтальной плоскости, — Бобби Джо начал рассматривать центральную часть Манхэттена.
    На Пятой авеню было полно народа. Бобби Джо прибавлял увеличение до тех пор, пока на экране не проступили отдельные лица. Оказалось, это была демонстрация протеста. Люди несли плакаты с надписями: «Остановите экспедицию!», «Нас защитит Бог!» и другие, которые прочесть сверху было невозможно.
    Бобби Джо нажал клавишу, соответствующую трапеции с восьмиугольничком. Снова появились секторы с гуманоидами. Он стучал по одной и той же клавише до тех пор, пока на экране не возникли первоначальные рисунки.
    — Эта клавиша всегда означает выход на более высокий уровень, — заключил он. — А теперь попробуем что-нибудь другое.
    Он нажал клавишу того сектора, где пиктограмма изображала восьмиугольник, соединённый извилистой линией с восьмиугольной звездой. Шесть секторов экрана погасли, а на двух оставшихся возникли новые пиктограммы. Бобби Джо выбрал ту, где около окружности была поставлена точка. На всех восьми секторах появились похожие между собой рисунки. Бобби Джо выбрал первый попавшийся, потом начал быстро перебирать все клавиши подряд. На экране замелькали разные изображения — то медленно движущийся лес с высоты самолёта, то морской берег с россыпью деревень, выглядевших точками; возникли берега Англии и Франции, разделённые проливом Ла-Манш. Масштаб начал меняться, увеличение росло, можно было различить корабли, бороздящие пролив, и машины, движущиеся по дорогам на суше.
    — Слава Богу! Это ведь свидетельствует о том, что они ещё не уничтожили Землю, — обрадовалась Эбби.
    — Если это прямая трансляция, а не видеозапись.
    — Верно, об этом я не подумала. Но если это живое изображение, значит, пауки тщательно документируют нашу планету, прежде чем уничтожить.
    — Возможно. Но зачем им это? Чтобы отчитаться перед своим начальством, показывая планеты до и после бомбардировки?
    — Может быть, для архива?
    — Или для показа своим потенциальным противникам, чтобы устрашить их своей мощью, — подал голос Мэт за их спинами.
    Эбби выключила изображение Земли:
    — Не могу спокойно смотреть на неё сейчас, когда ничего не известно!
    Эбби прошлась по клавишам, на экране высветился план паучьего корабля. На виде сбоку в верхней его части мигала точка, показывающая положение будки, в которой сейчас находился отряд. Всего на корабле было два этажа, на каждом из них — равнина с городами. Этажи были обращены друг к другу днищами, над каждым был свой чердак, один у верхней поверхности корабля, другой — у нижней, словно северный и южный полюсы планеты, сплющенной в блин. Верхний чердак был более загромождён оборудованием. В центре находились два концентрических восьмиугольника, вокруг них — восемь огромных цилиндров.
    — Ей-богу, это сопла реактивных двигателей! — воскликнул Бобби Джо.
    — Значит, тогда мы не ошиблись, — сказал Мэт. — До взрыва осталось около часа. Попробуй найти ещё один подходящий объект неподалёку отсюда. У нас осталась взрывчатка. Хорошо бы обнаружить их главный центр управления.
    — Чтобы взорвать?
    — Взрывать его, пожалуй, не стоит, потому что это может повлечь за собой гибель всех городов, если они лишатся снабжения. Но мы сможем пригрозить паукам взрывом их главного пункта.
    — Может быть, нам лучше вызвать из Манхэттена второй отряд, чтобы он доставил сюда побольше взрывчатки?
    — Я уже подумал о таком варианте. Но это слишком рискованно — ведь весь корабль хорошо просматривается наблюдательными системами. Чем больше людей, тем больше вероятность, что кого-нибудь обнаружат. Кроме того, мы пока точно не знаем, что следует взрывать, а что нет. Вот когда у нас будет побольше информации об устройстве корабля, мы сможем принять правильное решение.
    Бобби Джо снова уткнулся в компьютер, исследуя расположение кабелей и труб. Разобраться в этом хитросплетении с ходу было невозможно. Как отличить по условной схеме, где линия связи, где силовой кабель, где вентиляционные трубы, а где трубы водоснабжения или канализации? Пришлось проверять различные гипотезы.
    Разумно предположить, что линии, сходящиеся к центру, — линии связи, а не канализация. Две области скопления оборудования, более удалённые от центра, служили, по-видимому, для снабжения городов воздухом, водой и пищей. В процессе работы Эбби подсказала, что половинка восьмиугольника указывает не в сторону выпуклости, как думал Бобби Джо, а в противоположном направлении.
    — Кажется, я нашёл их штаб, — сказал Бобби Джо.
    Изображение на экране компьютера напоминало карту города Вашингтона — из центра внутреннего восьмиугольника расходились, как улицы, всевозможные коммуникации. От огромного цилиндра, расположенного посредине между центром чердака и его краем, расходились силовые кабели.
    — Очевидно, это их электростанция, — показал Бобби Джо на этот цилиндр. — От него к центральному пункту тянется несколько мощных кабелей. Можно попробовать взорвать их, тогда паучий штаб обесточится.
    — Или можно пригрозить паукам, что мы взорвём их электростанцию. Туда проникнуть, наверное, проще, чем подобраться к штабу. Скоро должна взорваться взрывчатка, заложенная Ричардом.
    Вдруг пол задрожал, затем перестал вибрировать, но через секунду завибрировал с новой силой. Вскоре зазвучал сигнал тревоги, почему-то он звучал мелодично. Последовательность из восьми или десяти нот повторялась ежесекундно.
    — Таким сигналом можно указать и причину аварии, и её место, — предположил Мэт. — Отлично сработано, — похвалил он Ричарда, затем обратился ко всему отряду: — Я думаю, нам надо выждать здесь несколько часов, пока пауки немного успокоятся, а потом двинемся к электростанции.
    — Похоже, мы и так уже изрядно им навредили, — неуверенно возразила Эбби.
    — Не исключено. Мы можем оценить ущерб с помощью компьютера, — сказал Боб. Вдруг он заметил ужас и недоумение в глазах Эбби, Она показала, что около щели между стеной и полом неподвижно лежало маленькое существо вроде клопа.
    Мэт носком ботинка подтолкнул его на середину будки.
    — Это зловещий признак. Будите Руди и Джулию, — приказал Мэт.
    Существо действительно напоминало земного клопа, но почему-то не делало попытки к бегству, да и ножек у него было раза в два больше. Мэт растоптал его. Вместо мокрого пятна на полу осталась смятая конструкция.
    — Значит, они уже знают, где мы, понял Мэт.
    Вдруг в будку влетел мячик, похожий на теннисный. Мэт, решив, что это ручная граната, бросился ловить его, чтобы вышвырнуть обратно, но тут влетели ещё два мячика. Первый взорвался, когда Мэт ещё не успел схватить его, а через секунду взорвались и остальные.
    Во все стороны разлетелись десятки крошечных липких полосок. Пытаясь стряхнуть их с рубашки и со штанов, Бобби Джо коснулся одной из них рукой — кожа прилипла к рубашке намертво. Он нервно задёргался, пытаясь отцепить от рубашки руку, со страху отскочил в сторону, наткнулся на Джулию, приклеившись к ней в нескольких местах. Джулия упала, потянув за собой бедолагу Боба.
    Однако Бобби Джо не долетел до пола — он задел стену в том месте, где оказалась пара жутких «липучек». Он повис и отчаянно затрепыхался.

Глава 14
ДАВАЙ ПОГОВОРИМ

    Диверсанты поднялись уже до семьдесят второго этажа Эмпайэр-Стэйт-Билдинга. Ранее они наткнулись у лифта на охранника, которому явно нечего было делать, кроме как цепляться к мирным гражданам со всякими дурацкими вопросами. Поэтому на этот раз они решили пойти по другой лестнице пешком.
    Они продолжали, пыхтя, тащиться до девяностого этажа в угрюмом молчании. На этот раз они не столкнулись с охранником.
    В эту ходку Счастливчик планировал уложить взрывчатку вдоль внешних стен девяностого этажа.

    Эбби забросили в вагончик, словно неодушевлённый предмет или тушу. Двигаться она не могла, один глаз был чем-то залеплен. Она поняла, что брызнувшие из взорвавшихся мячиков полоски прилипли ко лбу, к щеке, намертво заклеили губы. Хорошо ещё, что они не залепили ноздри, а на веко липкая гадость попала как раз в тот момент, когда Эбби моргнула, иначе и другой глаз не уцелел бы.
    Сверху плюхнулось чьё-то тело. Значит, изощренным оружием арахнид поражены все шестеро. Все облеплены прочными полосками, и теперь они склеются в один беспомощный пучок. Двигаться было невозможно.
    Наверное, полоски прилепили их ко дну. Почти невозможно было повернуть голову.
    В ограниченном поле зрения Эбби показался паук. Он был огромным. Брюхо сплошь поросло шерстью, сзади был короткий хвост. Эбби начала, размышлять, зачем этим паукам нужен хвост, и решила, что он может быть таким же рудиментом, как у людей аппендикс. Вдруг она почуяла запах лимонно-мятного стирального порошка.
    Послышался разговор двух арахнид. Высокие тона их голосов напомнили Эбби звуки дельфинов, но речь арахнид, казалось, отличалась большей осмысленностью, в интонациях можно было различить вопросы, ответы, приказы.
    Судя по всему, членистоногие не собирались убивать напакостивших им млекопитающих. Эбби хотелось надеяться, что пауки когда-нибудь освободят их и от проклятой липучки.
    Вагончик тронулся с места. Все шесть тел лежали одной грудой, склеенные вместе, как мухи на клейкой ленте.
    Мимо пронеслась крыша будки. Эбби сообразила, что до сих пор не слышала голосов товарищей. Почему они молчат? Неужели погибли? Или просто у них залеплены рты, а вдруг и ноздри?
    Пронеслась ещё одна крыша будки. Эбби изо всех сил попыталась выпрямить правую ногу. Неожиданно это получилось — нога продвинулась внутри штанины, к чему-то приклеенной, и во что-то уткнулась.
    Эбби попыталась осмотреться. Мимо проплыла крыша будки. Вдруг сверху надвинулась стена. Неужели вот сейчас их выбросят в помойку, и пустят человеческое утильсырьё на переработку?
    Оказалось, это просто вагон въехал в ворота. Потолок здесь был пониже. Эбби вычислила, что поезд едет по центральной области чердака. Ведь если бы пауки вывозили их на окраину, ворота встретились бы в самом начале пути.
    Вагон проехал ещё через одни ворота. Звук эха отдавался по-другому. Очевидно, они оказались в относительно небольшом помещении. Тут вагончик остановился.
    Послышался разговор двух или трёх арахнид. Эбби пожалела, что её минивид не был включён, когда началась вся эта заваруха. Можно было бы записать хотя бы речь членистоногих. Раздался шум пульверизатора, затем голос Бобби Джо:
    — Так-то оно лучше, давно бы так.
    Эбби почувствовала облегчение — одна её нога освободилась. Она её тут же выпрямила. Вокруг зашевелились и другие члены отряда. Запахло краской.
    Тело, придавливавшее ей плечо, поднялось. Эбби повернулась и увидела паука с баллончиком. Он распылил над вагончиком какую-то жидкость, отчего липкие полоски отвалились. Наконец ничего не стесняло её движений, и она глубоко вздохнула.
    У единственной двери комнаты стояли два паука с какими-то металлическими штуковинами в лапах. Очевидно, это было оружие, судя по стволам, — такой «язык» не требует перевода. Два других паука занимались отклеиванием людей. На полу валялось снаряжение отряда: минивиды, пистолеты и взрывчатка из рюкзаков.
    Эбби освободили последней. Мэт, сохраняя спокойствие, уже сидел у стены. Он подмигнул, мол, со мной всё в порядке, и Эбби испытала радостное облегчение. Все оказались невредимы.
    Пока люди сидели у стены, пара членистоногих копалась в их снаряжении на полу в центре комнаты. Они сортировали его, раскладывая в две кучи. В одну — кобуры, пустые рюкзаки, минивиды, микрокомпьютеры, еду, пластиковые мешки, верёвку и прочие подобные вещи. В другую кучу попали пистолеты, дрель, фонари, пластиковая взрывчатка с сопутствующими ей принадлежностями. Эту кучу погрузили в вагончик, и паук с жёлтыми полосками выкатил его из помещения. Его напарник отошёл из центра комнаты на безопасное расстояние, чтобы не находиться на линии вероятного огня между пленниками и пауками-охранниками у выхода.
    Теперь можно было подробнее рассмотреть хозяев.
    Их голова соединялась с телом так, что вертеть ею во все стороны было невозможно. Чтобы посмотреть в сторону, пауку приходилось или поворачиваться всем телом, или обращать в нужном направлении свой единственный глаз на стебельке, выступающем из той части головы, которая у людей соответствует лбу. Каждая из восьми лап оканчивалась четырёхпалой кистью. Две задние конечности не участвовали в ходьбе, а просто торчали сзади.
    Эбби осмотрела всё помещение. Оно почему-то было не восьмиугольным, а квадратным. В одном углу находилось нечто вроде унитаза, в противоположном — такой же компьютер, как в будке.
    Вернулся паук с жёлтыми полосками, расстелил на поду два рисунка на тонких листах, вынул из кармана то ли карандаш, то ли фломастер. На том рисунке, где был изображён вид сверху на серую равнину, паук провёл короткую линию от купола Манхэттена. На другом рисунке, где был изображён план чердака, паук провёл линию от будки к тому большому цилиндру, который они взорвали. Затем он бросил карандаш на пол перед пленниками.
    Никто не шевельнулся.
    — Паук хочет, чтобы мы показали наш путь от Манхэттена к будке, — догадалась Эбби.
    Мэт встал, взял с пола карандаш, вручил его пауку и вернулся на место. При этом паучий глаз двигался на стебельке, следя за всеми движениями Мэта.
    — Сам рисуй путь, паучок, — осторожно хохотнул Бобби Джо.
    Паучок немного постоял с карандашом в лапе и вдруг подпрыгнул высоко на одном месте. Эбби профессионально отметила про себя, что этот жест у арахнид означает раздражение.
    Выразив, видимо, недовольство, паук постоял неподвижно, поводя глазом туда-сюда по несговорчивым пленникам. Наконец он что-то пролопотал своим «соплеменникам», после чего все арахниды удалились, последними из комнаты вышли охранники. Обе половинки раздвижной двери сомкнулись, скрыв насторожённые взгляды пауков, словно они боялись, что люди ринутся за ними следом.
    Позже Эбби поняла, что для страха у пауков были основания, потому что у них реакция сильно заторможена по сравнению с человеческой. По этой же причине пауки, по всей видимости, держали за дверями дополнительную охрану.
    — Они оставили нам компьютер, — сказал Мэт. — Если он работает, мы можем продолжить изучение корабля и прочей информации, имеющейся у членистоногих. Эбби и Бобби Джо, вы сейчас в состоянии взяться за эту работу?
    — Можно отдохнуть хотя бы десять минут? — неуверенно спросила Эбби.
    — Конечно.
    Но Эбби прочитала в его печальном взгляде другое, то, что он не решился произнести вслух: «Нам некуда больше спешить». В самом деле, судьба Земли уже предрешена. Один выведенный из строя двигатель вряд ли удержит пауков от уничтожения человечества. А занятия за компьютером — это просто чтобы убить время и не слишком пасть духом в ожидании худшего. От отряда уже ничего не зависит. Теперь всё решают членистоногие.
    Мэт и Руди выбрали подходящие материалы из кучи вещей, оставленных пауками, принялись мастерить ширму вокруг того устройства в углу, которое служило унитазом. Джулия взяла свой минивид, включила его. Эбби удивилась той быстроте, с какой пауки сумели распознать опасные предметы и отделить их от безопасных.

    Все стояли у компьютера, напряжённо всматриваясь в экран. Джулия фотографировала некоторые изображения минивидом.
    Эбби уже поняла, что надеяться больше не на что — взрыв одного из восьми двигателей не дал желаемого результата, потому что на обратной плоскости корабля оказалось тоже восемь двигателей, по одному в каждом треугольном секторе, и они были даже больше по размерам.
    Теперь, детально исследуя корабль с помощью компьютера, пленники пытались найти его наиболее уязвимые узлы и изыскать возможности для побега. Непонятно также было, зачем членистоногие предоставили людям компьютер, а через него доступ к своим тайнам. Вероятно, они думали, что млекопитающие успели во всём разобраться ещё в будке, а потому не видели смысла что-либо скрывать. А возможно, пауки перекрыли доступ к самой секретной информации, разрешив людям побаловаться мелочами. Не исключено, что такой любезностью арахниды хотели показать им свою доброжелательность.
    Вдруг дверные створки раздвинулись. Вошла пара вооружённых пауков, за ними — шесть пауков-охранников выстроились у двери, образовав заграждение. Затем появился седьмой паук с жёлтыми полосками на поясе — один из тех, что сортировали вещи отряда. Он держал две вещи. Джулия направила на вошедших минивид.
    Паук поставил на пол большую прозрачную миску с зелёными пищевыми палочками — такими же, как давались манхэттенцам, а рядом положил коробочку с восемью переключателями. Затем он направился к компьютеру и, когда люди расступились, медленно, чтобы со стороны можно было успеть заметить его действия, нажал несколько клавиш на клавиатуре. На восьми секторах экрана появилось восемь пиктограмм, одна из которых напоминала миску с едой, поставленную пауком на пол. Затем все пауки вышли, дверные створки сомкнулись.
    Руди поднял с пола и принялся изучать коробочку. На ней каждый из восьми поворотных переключателей имел восемь фиксированных позиций.
    Вдруг со стороны компьютера послышались звуки — на экране было изображение паука. Из громкоговорителя, встроенного в компьютер, донеслось ещё одно слово на паучьем языке, очень похожее на первое. Картинка на экране сменилась — появился вид паука сверху, две его передние конечности, выделились ярче остальных и одновременно послышалось следующее слово.
    — Это же урок их языка! — воскликнула Эбби. — Мне нельзя отходить от компьютера, включите кто-нибудь мой минивид и направьте его на экран.
    Она быстро включила свой микрокомпьютер со встроенным микрофончиком. После каждого слова, сопровождавшего очередную картинку на экране, она диктовала в микрофончик перевод этого слова на английский язык — так в памяти лингвистического микрокомпьютера составлялся краткий словарь паучьего языка.
    Вскоре Бобби Джо показал ей, как можно замедлять и ускорять видеозапись учебного курса.
    Левая и правая клавиши восьмиугольной клавиатуры означали соответственно перемотку вперёд и назад, а расстояние вдоль клавиши от места нажатия до центра восьмиугольника регулировало скорость показа урока. Эбби перевела запись на начало и пустила её снова.
    На первом этапе Эбби не классифицировала слова по категориям, не пыталась вникать в фонетику, морфологию, семантику и синтаксис паучьего языка, а просто составляла словарь. Все последующие слова, произносимые с компьютера, казались ей незначительными вариациями первых трёх слов.
    Некоторые изображения походили на фотографии, другие явно были рисунками, а третьи — простейшими картинками типа пиктограмм.
    Расслышать каждую фонему и воспроизвести паучьи слова при человечьей артикуляции было непросто. Если бы Эбби сразу занялась этим, то надолго застряла бы на первых двух-трёх словах, потому она, не останавливая записи, дослушала и досмотрела урок до конца. В словаре её микрокомпьютера появилось уже 884 слова. Вымотанная до предела, Эбби смогла наконец отдохнуть.
    Бобби Джо нажал другой сектор восьмиугольной клавиатуры, компьютер быстро произнёс фразу — пять-шестъ слов, за несколько секунд. Это был второй урок паучьего языка.
    — Повтори эту запись медленнее, — попросила Эбби, вдруг ощутив новый прилив сил. — Растяни фразу на минуту.
    Она переключила свой микрокомпьютер в режим распознавания слов, чтобы те слова, которые окажутся в его словаре, высвечивались на дисплее и озвучивались через встроенный динамик по-английски.
    Тем временем Бобби Джо выбрал требуемый темп произношения паучьей фразы и включил её снова. Когда компьютер закончил фразу, микрокомпьютер без всякого выражения произнёс её «сырой» перевод: «Корабль, пауки, купол, город».
    Эбби запустила запись урока дальше. Её микрокомпьютер перевёл вторую фразу: «Корабль, пауки, два, человек».
    Перевод явно был слишком «сырым», а вероятнее всего, просто неправильным. Смысл обеих фраз был не вполне ясен, толковать их можно было и так, и этак. Эбби «прогнала» через свой компьютерный переводчик ещё несколько паучьих фраз и поняла, что допустила в словаре несколько ошибок. Как только выявлялась очередная ошибка, Эбби вносила в словарь своего микрокомпьютера исправления, после чего переводила фразы заново. Сложностью это напоминало разгадывание трёхмерного кроссворда.
    Так прошло много времени…
    — Большая часть работы над словарём уже сделана, — доложила Эбби Мэту. — Ошибок, правда, ещё хватает, но перевод фраз почти всегда получается осмысленным.
    Она включила на компьютере запись последней фразы урока. Её электронный переводчик произнёс: «Рот, пауки, ящик, два, один, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь». Эбби посмотрела на коробку с переключателями, оставленную на полу пауком.
    — Мне кажется, это код, — сообщила Эбби. — Думаю, что, если набрать этот код переключателями, возможно, это будет сообщением паукам о том, что мы учимся понимать их речь. Вероятно, слово, которое мой микрокомпьютер перевёл как «рот», в данном случае следует перевести как «речь» или «разговор».
    — Неужели мы готовы начать с ними разговор? — восхищённо спросил Мэт.
    — На материале этих компьютерных уроков вполне возможно с помощью моего микрокомпьютера переводить с паучьего языка на наш и наоборот.
    Весь отряд собрался вокруг Мэта. Восемь положений каждого переключателя вместо цифр обозначались соответствующим количеством точечек. Мэт повернул восемь переключателей в положения 2, 1, 3, 4, 5, 6, 7, 8.
    — Кстати, где в этой коробке правая сторона, а где левая? — Мэт набрал ту же последовательность цифр, но справа налево.
    Через несколько минут двери раздвинулись, и в комнату осторожно вошли пауки-охранники. Снова из-за их спин вперёд пробрался паук с жёлтыми полосками на одежде. Мэт подал ему коробку с переключателями. Паук положил её в карман. Лапа (или рука) паука была чёрной, как и большая часть его тела. Голова была большой, как у животного, а не насекомого. Вертящийся на стебельке глаз создавал впечатление беззащитности. Возможно, на самом деле он был не таким уязвимым, каким казался, или, может быть, организм пауков обладал свойством регенерировать утраченные зрительные органы. Вдруг у Эбби всплыла странная ассоциация — форма глазного стебелька напомнила ей совсем иной человеческий орган. Она едва сдержала неуместную улыбку.
    Паук произнёс короткое слово. Её микрокомпьютер перевёл:
    — Паук.
    Эбби переключила свой компьютерик в режим перевода с человеческого на паучий и сказала:
    — Человек.
    Компьютерик произнёс это слово по-паучьи. Паук то ли сел, то ли лёг на пол. Выражаясь точнее, его четыре средние лапы подогнулись так, что тело опустилось на пол, но передняя и задняя пары конечностей остались висеть в воздухе. Глаз на стебельке повернулся к Эбби. Она ощутила запах стирального порошка. Мэт и остальные члены отряда сели позади неё полукругом.
    Паук вынул из кармана приборчик, похожий на маленькое яйцо, и что-то сказал.
    — Паук, корабль, взрыв, один, — перевёл компьютерик. Паук нажал кнопочки на своём яйцеобразном пульте дистанционного управления, и на экране изобразился развороченный взрывом красный цилиндр. После этого паук произнёс фразу, в несовершенном переводе прозвучавшую так: — Паук, корабль, взрыв, два. — На экране изобразился план корабля.
    — Насколько я поняла, он спрашивает, где ещё мы заложили взрывчатку, — сказала Эбби Мэту.
    — Прежде чем мы ответим на этот вопрос, спроси у них, зачем они захватили Манхэттен, — приказал он.
    Эбби задумалась, как сформулировать встречный вопрос Мэта попроще, чтобы его смог перевести её компьютерик, обладающий пока ограниченным словарём и ещё более ограниченным набором глаголов. Она решила строить вопросительные фразы по тому же принципу, по которому задавал вопросы паук:
    — Планета, город, два. Купол, город, корабль, три. Один.
    Паук молчал почти целую минуту, прежде чем электронный переводчик передал его ответ:
    — Один, планета, город, падать. Два, купол, город, не падать.
    — Видимо, я неточно записала в словарь некоторые слова, — сказала Эбби Мэту. — Его надо понимать так: на Земле Манхэттен был в опасности, а теперь ему ничего не грозит.
    — А Земле грозит опасность? — спросил Мэт.
    Эбби заменила в словаре своего компьютерика слово «падать» на слово «опасность», а потом сформулировала вопрос в виде альтернативы:
    — Человек, планета, опасность. Человек, планета, безопасность.
    — Человек, планета, безопасность, — ответил паук.
    Слава Богу, подумала Эбби, но на всякий случай поставила вопрос по-другому, чтобы быть абсолютно уверенной, что правильно истолковала ответ:
    — Человек, планета, безопасность. Паук, человек, планета, опасность.
    — Человек, планета, безопасность. Паук, человек, планета, безопасность, — ответил паук.
    — Он утверждает, что пауки не угрожают Земле, — перевела Эбби.
    — А почему мы должны им верить? — спросил Мэт. — Нам известно, что они уничтожили планету обитателей древесного города. Мы сами видели, как уничтожается планета, с которой был похищен город с конусными зданиями.
    — Дерево, жители, планета, безопасность. Пауки, дерево, жители, планета, опасность, — передала Эбби пауку.
    — Дерево, жители, планета, безопасность. Пауки, дерево, жители, город, купол, безопасность. Дерево, жители, планета, опасность, — ответил тот.
    Эбби задала этот вопрос несколькими разными способами, получила несколько вариантов ответов, а когда сомнений у неё не осталось, объяснила Мэту:
    — Паук говорит, что планету древесных жителей уничтожили не пауки, а какие-то другие существа.
    — Другие? Значит… Получается, что пауки спасают города тех планет, которые кем-то другим обречены на уничтожение?
    — Получается так, — подтвердила Эбби. — Если я правильно поняла паука, они хотят сохранить частичку всех цивилизаций, подлежащих уничтожению. Сами они не уничтожают планеты, но не могут помешать их уничтожению.
    — Спроси у него, сколько времени ещё отпущено Земле.
    Этот важный вопрос Эбби тоже задала пауку различными способами. Наконец она сказала Мэту:
    — Этот срок от них не зависит. Население Земли может быть уничтожено в любую минуту.

    — Говорит мэр, — сказала Дорина Андервуд в трубку, когда её наконец соединили с неизвестным, настойчиво утверждавшим, что у него к мэру есть чрезвычайно важный и срочный разговор.
    — Время не ждёт, — проскрипел в трубке голос.
    — Говорите по существу.
    — Слушай, останови экспедицию. Из-за неё весь Манхэттен погибнет.
    — Это исключено. На эту тему говорить не буду.
    — Постой! Если ты не остановишь экспедицию, взорвётся Эмпайэр-Стэйт-Билдинг.
    — Мне не до шуток, я очень занята.
    — Я не шучу. В этом здании заложено двести килограммов пластиковой взрывчатки. Я взорву её радиосигналом, если ты не вернёшь назад экспедицию. Взрыв произойдёт и в том случае, если кто-нибудь попытается разминировать здание.
    — Тебе никогда не намекали, что ты сукин сын?
    — Послушай, я говорю серьёзно. Я один из тех, кто взорвал трубы и затопил Бэттери-Туннель. Тогда, помнится, тебе было не до шуток. Или ты хочешь получить ещё один взрыв?
    В прошлом Дорине не раз звонили всякие чудаки и сумасшедшие со всевозможными угрозами, но чутьё подсказало ей, что на этот раз угроза реальна. Скорее всего здание действительно заминировано.
    — Какие твои условия? — спросила она.
    — Вот так-то лучше будет. Останови экспедицию до полуночи. Иначе…
    Связь прервалась.
    — Алло! Алло! — беспокойно повторяла Дорина.
    Через несколько секунд в трубке возник другой голос:
    — Алло. Мэр?
    — Да.
    — Говорит сержант Вилкинс. Он звонил из телефонной будки на Бродвее. Мы взяли этот район под наблюдение. Будем держать вас в курсе событий.
    — Хорошо. Спасибо.
    Дорина немедленно позвонила комиссару полиции.
    — Барнаби, мне только что звонил какой-то тип, он уверял, что заложил в Эмпайэр-Стэйт-Билдинг двести килограммов пластиковой взрывчатки. Надо эвакуировать оттуда людей. Пусть специалисты дадут заключение о возможности взрыва. Попробуй найти высококлассных сапёров. Мне показалось, что этот тип не блефует, наверное, заложена взрывчатка. Но это надо проверить.
    — Будет сделано.
    Дорина положила трубку, задумалась. Останавливать экспедицию, конечно, нельзя. Что делать?

Глава 15
НИЗВЕРЖЕННЫЙ ПРОРОК

    Принять решение было непросто. Мэт пристально смотрел на паука, сидевшего на полу в метре от Эбби. Голова паука была покрыта чем-то твёрдым вроде хитина. Глазной стебель очень напоминал пенис. Глаз на конце стебелька не имел ничего общего с человеческим органом зрения, а был фасеточным, как у насекомых.
    — Слишком непредвиденный поворот, трудно сразу переключиться, — сказал наконец Мэт. — Значит, ты считаешь, что арахниды захватили Манхэттен, чтобы сохранить жизнь хотя бы этой частичке Земли?
    — Именно так я его поняла, — подтвердила Эбби.
    Паук произнёс фразу, лингвистический компьютерик перевёл её:
    — Человек, паук, корабль. Человек, человек, город.
    — Может быть, он хочет, чтобы мы вернулись в Манхэттен? — предположила Эбби.
    — Нет. — Мэт ненадолго задумался. — Мы не можем бездействовать, пока Земле угрожает опасность. Скажи им, что мы спрятали на их корабле в тысячу раз больше взрывчатки, чем взорвалось в красном цилиндре, и что она обязательно взорвётся, если мы её не обезвредим. Если они согласятся с нами сотрудничать и отвечать на все наши вопросы, мы не будем взрывать их корабль. Мы хотим оставаться здесь, а не в Манхэттене, и быть в курсе всех событий.
    — Это очень сложно объяснить им, но я попытаюсь.
    Эбби разговаривала с пауком несколько минут. Чем дальше шёл разговор, тем больше признаков не то волнения, не то оживления показывал членистоногий — его глазной стебелёк сильнее изгибался во всё стороны, тело подрагивало. Наконец Эбби объявила Мэту решение паука:
    — Ему очень не нравится сообщение о взрывчатке, он очень раздражён или зол, не знаю, каким словом правильнее выразить его состояние. Но он согласен, чтобы мы оставались здесь и получали нужную нам информацию.
    — Хорошо. Теперь спроси у него, кто и зачем уничтожает жителей планет, — попросил Мэт.
    Все попытки доходчиво перевести это на паучий язык были тщетны.
    — Ничего не получается, — устало вздохнула Эбби. — Мне надо получше изучить их язык.
    — Ладно, передай им, что ты хочешь продолжить изучение их языка. Ты можешь объяснить им, что мы не хотим быть пленниками? Мы хотим свободно передвигаться по всему их кораблю и при этом обещаем не вредить. Если, конечно, они не будут нам врать.
    — Боюсь, что такое понятие, как враньё, я пока не смогу им перевести вразумительно.
    — Тогда просто скажи им, что мы не сделаем им ничего плохого.
    Снова между Эбби и пауком начался разговор, во время которого тот двигал разными частями тела и волосиками вокруг продолговатого рта, поглядывал то на Эбби, то на Мэта, но в конце концов немного успокоился и вышел из комнаты. Очевидно, он решил посоветоваться с другими пауками, равными ему по положению или, может быть, со своим начальством.
    — У меня сложилось впечатление, — поделилась Эбби, — что арахниды сильно обюрокрачены. Если я правильно поняла паука, ему гораздо больше не понравилось наше желание свободно разгуливать по кораблю, что у них не положено, чем наша угроза взорвать корабль.
    — Мне тоже показалось, — поддакнул Руди, — что они ведут себя как рабочие на заводе с жёсткой дисциплиной.
    — А если они потребуют от нас доказательств, что мы действительно заложили взрывчатку? — спросила Джулия.
    — Тогда мы покажем им видеозаписи испытаний ядерной бомбы, чтобы они увидели, какого типа у нас есть оружие, — сказал Мэт.
    — Лучше показать им взрыв целой планеты из фантастического фильма, — подал идею Бобби Джо.
    — В самом деле, — одобрил Мэт, — я забыл, что видеофильмы не обязательно снимать, их могут писать компьютеры. Кроме того, уже устроенный нами взрыв тоже способствует тому, чтобы пауки нам поверили.
    — Интересно, есть ли у них имена? — спросил Руди, взглянув на четырёх членистоногих охранников, которые, за всё время ни разу не шелохнувшись, стояли у выхода, наставив на землян оружие и фасеточные глаза.
    — Не знаю, — ответила Эбби.
    Через несколько минут вернулся паук с жёлтыми полосками, пролопотал что-то охранникам, те опустили оружие и ушли. Потом он обратился с короткой речью к людям, которую Эбби истолковала так:
    — Они разрешили нам ходить всюду, но только в сопровождений пауков. Очевидно, наша угроза взорвать их корабль подействовала. Но такое решение, насколько я поняла, паукам далось нелегко, потому что мы нарушаем принятые у них правила. Пауки привыкли выполнять хорошо знакомую им работу и соблюдать давно устоявшийся порядок, а всё новое и непривычное им даётся с трудом. Мне кажется, если мы сумеем им объяснить, чего мы от них хотим, они и в дальнейшем пойдут нам навстречу.
    — Тогда передай им, — сказал Мэт, — что мы, во-первых, хотим посмотреть их центр управления, а во-вторых, пусть они предоставят тебе возможность совершенствоваться в их языке. Я думаю, личное общение с пауками поможет тебе больше, чем компьютерные уроки.
    — Это верно, — согласилась Эбби.
    — Ещё скажи им, что мы не причиним вреда их кораблю, если они выполнят наши требования.
    Эбби сформулировала требования Мэта, более простым языком и передала их пауку через свой компьютерик.
    Паук во время ответа от волнения сжимал и разжимал свои две передние конечности.
    — Ему не понравились наши требования, но он готов их выполнить, — растолковала Эбби.
    Паук встал, поднялся и весь отряд. Они вышли за двери, где ждали пятеро вооружённых пауков. Процессия двинулась по коридору и вошла в дверь, за которой оказался центр управления кораблём. Это помещение было восьмиугольным, метров пятьдесят в диаметре, без потолка.
    Мэт решил, что потолок всё-таки есть, просто он прозрачный, причём не обязательно из прозрачного материала — например, верх помещения защищен каким-нибудь мощным полем. А может быть, вместо потолка висит огромный голографический экран. Как бы то ни было, но, несмотря на присутствие в помещении нормальной атмосферы, создавалось полное впечатление, что вместо потолка над головой зияет огромный выход в открытый космос. Немыслимое сочетание несочетаемого потрясало воображение.
    Над потолком (или на экране) посреди чёрной бездны в окружении жёлтых, оранжевых и синих звёзд висели Земля и Луна. Они были настолько далеки, что малюсенький кружочек Луны казался почти точкой. Земля напоминала шарик из голубого мрамора с белыми полосочками. Поперёк всего видимого участка Вселенной дугой туманился Млечный Путь.
    — Поразительное зрелище, — прошептала ошеломленная Джулия.
    Мэт тоже долго не мог оторвать глаз от непривычного неба. С поверхности Земли из-за толстого слоя атмосферы многих звёзд просто не видно, а видимые звёзды тусклы. Здесь же их количество и яркость были невероятными.
    Наконец Мэт заставил себя опустить глаза и осмотреть помещение. Освещение было слабым. В центре, уставившись вверх, сидел на наклонном кресле паук.
    — Эбби, — сказал Мэт, — попроси арахнид, чтобы они прямо сейчас начали обучать тебя своему языку. Нам нельзя терять время. Может быть, вскоре мы сможем передать на Землю сообщение.
    Эбби обратилась к сопровождавшему их пауку, затем отошла с ним в угол. Остальные остались на месте под присмотром пяти вооружённых пауков.
    — Я думаю, нет смысла посылать на Землю сообщение, — сказал Руди. — Что там могут сделать? На Земле нет такого оружия, которое может противостоять истребителям планет. Если мы предупредим Землю о скорой гибели, то этим только усугубим её участь. Вместо того чтобы погибнуть быстро от мощного оружия, люди за несколько дней до этого в ожидании будут страдать. Сразу после нашего сообщения начнётся паника. Люди, знающие, что скоро погибнут, опасны.
    — Возможно, ты прав. Но некоторые могут успеть подняться в космос и уцелеть на орбите во время всеобщего уничтожения. Да, наше сообщение наделает там немало шума.
    Мэт продолжил осмотр помещения. Вокруг центрального паука восьмиугольником расположились восемь пауков, тоже в креслах с изменяемым наклоном. Все, не отрываясь, смотрели в небо. Вокруг этой восьмёрки сидело множество пауков, смотрящих на стены, на которых висели экраны с изображениями различных мест корабля и увеличенных звёзд. На двух экранах была Земля: на одном — вся планета, на другом — часть её поверхности.

    Дорина набрала номер Барнаби.
    Комиссар полиции ответил ей спокойным голосом, и уже за одно это она готова была его благодарить.
    — Тот малый сказал правду, — рассказывал Барнаби. — Сапёры нашли в Эмпайэр-Стэйт-Билдинге взрывчатку.
    — Что будем делать дальше?
    — Я думаю, мы сможем разминировать здание. Подрывные устройства устаревшей конструкции, сложностей не предвидится. Я нашёл двух очень опытных специалистов, они легко справятся с этим.
    Дорина знала, что если у сапёра большой опыт, а он всё ещё жив, то значит, он ещё ни разу не ошибся. Поэтому сообщение Барнаби заметно подняло ей настроение.

    Чёрная бездна над помещением напомнила Мэту земные дни, когда он лежал, бывало, на тёплой траве и смотрел в ночное звёздное небо, а где-то вдалеке погромыхивал поезд. Вокруг стрекотали кузнечики, издавала разнообразные звуки прочая живность, тело приятно обдувал ветерок.
    — Мэт, — окликнула его Эбби. Она подошла к нему с пауком. — Я поговорила с ней и…
    — С ней?! — удивился Мэт.
    Послушать рассказ Эбби подошли остальные члены отряда.
    — Если я правильно разобралась в их половых признаках, то этот паук или, лучше сказать, эта Арахнида — самка. Пусть это будет для нас её имя. Так вот, надпись на куполе над Манхэттеном означает: «Корабль доставит ваш город в безопасное место». Они рассчитывали, что мы легко сможем расшифровать их надпись. Арахнида также подтвердила нашу догадку о том, что они забирают города с разных планет на свой корабль, чтобы сохранить им жизнь. Дело в том, что некий корабль, построенный иной цивилизацией, движется по заложенной в него программе, находит планеты, удовлетворяющие определённым критериям, очищает их от посторонних существ и преобразует так, чтобы на них было удобно жить хозяевам этого истребительного корабля. Он полностью автоматизирован, на его борту нет ни одного живого существа.
    — Преобразует? — переспросил Мэт. — Приблизительно так, как мы орошаем пустыни или осушаем болота? То есть они изменяют климат и атмосферу, приспосабливая планеты к собственным потребностям?
    Эбби обратилась к Арахниде, уточняя вопросы Мэта.
    — Да, они делают с планетами нечто в этом роде. А перед тем как начать преобразования, тот корабль уничтожает на планете всё живое, чтобы чуждые существа не вмешивались в «культурный» процесс.
    — Ничего себе! Значит, корабль-робот, так сказать, «обрабатывает» земли и уничтожает все «сорняки»?!
    — Да, и вместо «джунглей» устраивает «райские кущи».
    — А что это за высокоцивилизованные существа, которые додумались соорудить такой культурный космический робот?
    — Этого арахниды не знают. Главное для них — спасти хоть часть обречённых цивилизаций. Если они где-нибудь найдут планету, пригодную для людей, сразу высадят нас на ней.
    — Они спасли нас, но что станет с Землёй? — Мэт взглянул вверх, где среди звёзд плыл голубоватый шарик. — На ней остались миллиарды людей. Это наша Родина! Нельзя позволить пришельцам делать с ней всё, что им заблагорассудится!
    — Если их не остановить, они погубят не только Землю, но и другие планеты, — напомнил Руди.
    — Где сейчас находится так называемый преобразователь планет? — спросил Мэт у Эбби.
    Она поговорила с Арахнидой и перевела:
    — Им известно только, что в пределах Солнечной системы его пока нет. Насколько я поняла, этот робот как-то прыгает по пространству, исчезая в одном месте и появляясь в другом. Он быстро преодолевает большие расстояния, а на малые перемещается обычным способом, то есть летит так же, как и наши космические корабли. — Арахнида ещё что-то добавила, Эбби прослушала компьютерный перевод, а затем интерпретировала: — Корабль арахнид передвигается до такому же принципу, как и корабль-робот. Внутри Солнечной системы и поблизости от неё корабль медленно летит, а вдали от Солнца может быстро прыгать сквозь пространство. Вернее, мог, потому что мы своим взрывом лишили корабль арахнид этой способности.
    — Передай им, что мы сожалеем об этом. Но сейчас это не так важно, потому что нам вначале предстоит решить более важную, насущную проблему. Ремонтом можно заняться позже.
    Эбби перевела слова Мэта Арахниде. Та ответила, что именно поломка их корабля представляет сейчас главную проблему. Им надо проследить момент, когда робот-истребитель окажется в пределах Солнечной системы, чтобы вычислить его дальнейшую траекторию и опередить его. Сейчас, когда корабль арахнид не способен прыгать сквозь пространство, он не сможет опередить робот, чтобы взять образцы с обречённых планет, а значит, много цивилизаций погибнет бесследно. Ремонт же займет много времени.
    — Как нехорошо всё получилось! — Мэт печально задумался. — Скажи ей, что мы не хотели этого. Мы думали, что спасаем Землю.
    — Они уже поняли это, — вскоре перевела Эбби.
    — Почему они не уничтожили робот-истребитель?
    — Арахнида сказала, что они не могут этого сделать. Их корабль не имеет мощного оружия на борту, он предназначен исключительно для спасательных целей. Похоже, персонал корабля ничему другому не обучен, — перевела Эбби.
    — Неужели они совсем ничего не могут сделать, чтобы остановить робот?
    — Сейчас ещё не могут, — передала Эбби. — На их родной планете строится большой корабль с мощным вооружением, но его строительство займёт много времени. Я ещё плохо ориентируюсь в их единицах измерения времени. Насколько я поняла, на это потребуется года два. За это время коренное население Земли будет истреблено.
    — А может быть, робот-истребитель больше не появится здесь? Может быть, арахниды ошиблись в расчётах?
    — Она говорит, — перевела Эбби, — что они ещё ни разу не ошибались.
    Арахнида снова что-то начала втолковывать Эбби.
    — Она повторяет, что экипаж их корабля обучен не воевать, а спасать. Они против робота-истребителя выглядят примерно так, как команда «Гринписа» против всей армии США.
    — Выбор у нас небольшой, — сказал Мэт, поразмышляв. — Или лежать, задрав вверх конечности, как пауки, и пялиться в небо, ожидая прибытия робота-истребителя. Или действовать.
    — Но что мы можем сделать, если здесь у них нет оружия? — спросил Ричард.
    — Скажи Арахниде, — повернулся Мэт к Эбби, — пусть пауки проводят Бобби Джо и Джулию к ближайшему смотровому окну.
    Пока Эбби переводила его просьбу Арахниде, Мэт отдал приказ Бобби Джо:
    — Свяжись по рации с Манхэттеном, расскажи им о сложившейся ситуации, пусть они найдут средства для создания подходящего оружия. Конечно, маловероятно, что в Манхэттене найдётся ядерное оружие. А вдруг… Пусть мэр обратится по телевидению к населению, может быть, кто-нибудь сумеет предложить выход из положения. Джулия должна передать в Манхэттен свои видеозаписи, чтобы там никто не усомнился в правдивости наших слов. После этого немедленно возвращайтесь сюда. Если я буду занят, тогда, не спрашивая моего разрешения, организуй связь с Манхэттеном из этого помещения.
    — Она не возражает, — передала Эбби ответ Арахниды.
    Бобби Джо выбрал из вещей, оставленных пауками отряду, две рации, ещё одну запасную, кое-какое другое снаряжение, и отбыл с Джулией в сопровождении паука-охранника. Мэт продолжил разговор с Арахнидой через Эбби.
    — Пусть она, — потребовал он, — расскажет нам о характеристиках корабля и о том, сколько на его борту маленьких кораблей.
    — Она говорит, что в этом нет смысла, — перевела Эбби ответ Арахниды.
    — Мы сами разберёмся, есть ли тут смысл. Пригрози ей, что если она не будет нам помогать, то мы взорвём корабль.
    Пока Эбби говорила с Арахнидой, Мэт обратился к Ричарду и Руди:
    — Выслушайте характеристики корабля внимательно. После этого я жду от вас предложений.
    — Она согласна рассказать нам всё, — сказала Эбби, — хота по-прежнему считает это бесполезным.
    — Не важно, что она считает. Передай ей, что я хочу говорить с капитаном корабля, — приказал Мэт.
    — Она и есть капитан, — перевела её ответ Эбби.
    — Вот как? — Мэт посмотрел на паука, сидевшего в самом центре помещения. — Я думал, что он капитан. Итак, приступим. Для начала спроси её, можно ли использовать в качестве оружия лазеры, которыми они вырезали из Земли Манхэттен?
    — У них на корабле есть двадцать кораблей поменьше. Шестнадцать из них оснащены «резаками», так они, по-видимому, называют лазеры. Ещё два таких же корабля запасные, а два больших корабля служат для подъёма городов.
    — Какое вооружение имеется на борту этих подъёмников? — спросил Мэт.
    — Никакого.
    — Теперь нам надо подумать о том, как уничтожить летающий робот.
    У Арахниды от волнения заколебался глазной стебелёк.
    — Они не хотят воевать, — объяснила Эбби. — Капитанша уверена, что повредить истребительный робот всё равно не удастся, а кораблики с лазерами при этом пострадать могут. Арахнида настаивает, что её корабль не предназначен для боевых операций.
    Вернулись Бобби Джо и Джулия.
    — Установить связь с Манхэттеном оказалось легче, чем я предполагал, — доложил Бобби Джо. — На смотровом окне я установил твою оптическую рацию и направил её на Манхэттен. Она может ретранслировать сигнал от обычной рации, так что ты можешь общаться с Манхэттеном по своей рации прямо отсюда. Скоро на связь с нами выйдет мэр. Мы можем передавать туда вместе с голосом видеоизображение со скоростью один кадр в десять секунд.
    — Замечательно, — одобрил Мэт. — Руди, выслушай рассказ Арахниды о корабле, а я пока поговорю с мэром. — Мэт включил свою рацию. — Говорит Мэт Шихан. Кто на связи?
    — Барнаби Джольет, — послышалось из рации. — Мэр выйдет на связь с минуты на минуту, ей надо немного времени, чтобы окончательно проснуться.
    Мэт взглянул на часы — в Манхэттене был второй час ночи.
    — Дорина Андервуд слушает, — раздался в рации чёткий женский голос.
    — Мэт Шихан. Новости и просьба о помощи.
    — Рассказывайте.

    Через двадцать восемь минут Дорина Андервуд уже сидела перед видеокамерой, а спешно поднятая на ноги команда телевизионщиков была готова начать передачу. Зачем мэру среди ночи потребовалось обратиться к жителям города, никто им толком не объяснил.
    Незадолго до этого полицейская машина на максимально возможной скорости доставила Дорину в студию. Сквозь вой полицейской сирены она расслышала другие сирены — сигналы воздушной тревоги, призывающие жителей города включить телевизоры. Это напомнило Дорине кошмарное утро, когда Манхэттен начал подниматься в небесный ад. Вспомнилось и то утро, тоже похожее на дурной сон, когда ей сообщили о гибели в автомобильной катастрофе её сына Торри.
    И в студии Дорина не могла отделаться от впечатления нереальности происходящего. Не то чтобы она не верила странному сообщению Мэта, в правдивости его слов она не сомневалась. Она просто не могла сразу осмыслить необычные новости, не могла поверить, что всё это происходит наяву. В душе Дорины нарастал страх.
    Перед ней поставили монитор с неподвижным изображением чёрного неба. В центре экрана на фоне невероятного количества звёзд голубел кружочек Земли. Через несколько секунд изображение на экране сменилось другим — люди в большом восьмиугольном помещении, рядом с ними гигантские пауки. На соседнем мониторе было её собственное изображение. К своему неудовольствию, она заметила, что плохо выглядит, быстро поправила причёску.
    Телевизионщик подал сигнал начинать.
    — Здравствуйте, ньюйоркцы, — начала Дорина, глядя в глаз камеры. В начале каждого своего выступления она говорила несколько малозначительных слов, чтобы дать зрителям возможность сказать своим домашним или друзьям: «Тихо! Она уже начала!» Вот и сейчас она не изменила своему правилу. — Как вы, наверное, уже догадались, я ни за что бы не стала обращаться к вам в два часа ночи, если бы не чрезвычайные обстоятельства.
    Вначале я изложу вам самую суть, затем объясню ситуацию подробнее и, наконец, покажу некоторые кадры, чтобы рассеять у вас все сомнения в правдивости моих слов.
    Хочу вам сообщить, что Манхэттену ничего не угрожает. К сожалению, этого нельзя сказать о Земле. Она в опасности. Через некоторое время, вероятно, через несколько часов или дней, она будет атакована мощным оружием, против которого у неё нет защиты. Именно это тревожное обстоятельство заставило меня обратиться к вам в этот поздний час. Может быть, мы сможем помочь нашей Земле.
    На первом мониторе появилось изображение Манхэттена с высоты самолёта. Дорина засмотрелась на него и, потеряв мысль, вынуждена была бросить взгляд на свои заметки, наскоро набросанные перед выступлением:
    — В то, что я сейчас вам скажу, трудно поверить, но не труднее, чем в существование купола над Манхэттеном. Представители неизвестной нам цивилизации взяли наш город на свой космический корабль не в качестве животных для своего «зоопарка» и не в качестве подопытных кроликов для экспериментов, а для того, чтобы спасти нас от уничтожения. Им достоверно известно, что населению Земли грозит полное истребление, причём в ближайшее время. К нам приближается колоссальный корабль-робот, запрограммированный на уничтожение жизни на планетах, подобных Земле, с последующей перестройкой их климата и атмосферы, чтобы тем самым приспособить планеты для более подходящих условий жизни их новых хозяев. Этот корабль запущен не теми, кто захватил Манхэттен, а совершенно другой цивилизацией.
    Корабль, на борту которого мы находимся, собирает города со всех планет, обречённых кораблем-роботом на «перестройку», чтобы в будущем подыскать этим уцелевшим частицам жизни подходящие для них планеты. Поскольку наш корабль предназначен только для спасения, на его борту нет вооружения, кроме лазеров, которыми из планет вырезаются города. Но хозяева нашего корабля не верят, что этими лазерами можно разрушить корабль-робот. Где-то на далёкой планете идёт строительство мощного, хорошо вооружённого корабля, способного уничтожить робот-истребитель. Но, к сожалению, неизвестно, когда строительство этого корабля будет закончено, — может быть слишком поздно… — Дорина старалась избегать точных выражений, когда речь заходила о гибели Земли. — Нам предстоит принять судьбоносное решение. Мы поставлены перед трудным выбором. Мы можем ничего не предпринимать, но тогда мы никогда не увидим Землю, вся наша жизнь пройдёт на какой-нибудь другой планете. Иная возможность — принять бой, чтобы спасти Землю. Может быть, нам удастся победить автоматического истребителя жизни, и тогда будут спасены не только Земля, но и другие планеты. Разумеется, шансов на успех у нас мало. Но можем ли мы бездействовать, зная, что на Земле не останется ничего живого?
    Нам нужно оружие. Мощное оружие, способное разрушить опаснейший корабль-робот, который другие инопланетяне считают неуязвимым. Если кто-нибудь из вас знает о существовании такого оружия под нашим куполом, сообщите мне об этом немедленно.
    Обычное оружие не годится. Винтовками и даже пушками невозможно нанести сколько-нибудь значительный ущерб огромному космическому кораблю. Может быть, кому-нибудь из вас известно, что через Манхэттен в момент его захвата перевозилось ядерное оружие? Может быть, это ядерное оружие имеется у какой-нибудь террористической группы? Теперь оно послужит на благо человечества. Все, кому известно хоть что-нибудь о мощном оружии, сообщите по телефону Службы спасения 911. Пожалуйста, не беспокойте нас по этому телефону в ближайшие часы пустяками. Всякий, кто решится злоупотреблять этим номером в ближайшие двадцать четыре часа, будет строго наказан по законам военного времени. Звоните только с реальными предложениями. На карту поставлены миллиарды жизней землян.
    Теперь для тех, кто не поверил моему рассказу, а также просто для любопытных, а таких, как мне кажется, большинство, я покажу несколько кадров. Эти видеоизображения передаются нам отрядом, возглавляемым Мэтом Шиханом. Участники отряда сейчас находятся в центре управления кораблём в середине того этажа, пол которого служит для серой равнины потолком или искусственным небом.
    Дорина щёлкнула переключателем, и на экране второго монитора появился первый кадр из центра управления: рядом с Мэтом Шиханом и Эбби Терсой стоит паукообразное существо почти человеческого роста, а над ними вместо потолка зияет звёздная бездна.
    Когда Дорина показала все переданные отрядом кадры, на мониторе снова появилось её изображение. Она вздохнула, давая время перевести дух ошеломленным телезрителям, и продолжила речь:
    — Вот и вся информация, имеющаяся в нашем распоряжении к настоящему времени. Мы будем держать вас в курсе событий по этому каналу постоянно до тех пор, пока судьба Земли не определится. Видеоизображение из центра управления будет транслироваться непрерывно, а звук будет включаться при необходимости сделать срочное объявление. Я советую не выключать телевизоры.
    Будем надеяться на чудо! Возможно, робот-истребитель никогда не появится в пределах Солнечной системы. Может быть, наши «спасители» ошиблись в расчётах. Пусть верующие молятся, да помогут нам их молитвы!

    Стюарт Лунд остановился на улице у витрины, где на всех телевизорах шла одна передача — выступала мэрша с рассказом об экспедиции. Он отвернулся от проклятых телевизоров и крикнул толпе своих последователей:
    — Это подделка! Фальшивка! Вы же знаете, как легко в наше время сфабриковать любые изображения. Вы каждый день видите это в мультфильмах.
    Люди, стоявшие ближе к ряду телевизоров, зашептались, некоторые пошли прочь. Кто-то начал было бранить мэра, но его быстро одёрнули.
    Стюарт снова принялся убеждать толпу, но запнулся на полуслове. Он вдруг понял, что уже не способен вызвать у людей прежней ненависти к властям, А всему виной — проклятые телевизоры, показывающие чудовищных пауков, совсем не похожих на ангелов. Кто теперь поверит, что Манхэттен вознесён на небеса Богом?
    Первые фотографии, переданные экспедицией, легче было заподозрить в подделке — там был только один паук. Но потом пошли фотографии с десятками пауков, восседающих на странных креслах.
    Стюарт осознал, что это конец. На лицах многих его последователей ещё отражались сомнение, вера в своего пророка и недоверие к лживому телевидению, но сам Стюарт боялся признаться самому себе, что его вера подорвана и он уже не сможет выступать перед людьми с прежней убеждённостью и энтузиазмом.
    Стюарт стоял и смотрел на экраны, а его почитатели в недоумении переводили взгляды с его обескураженного лица на телевизоры, переглядывались и перешёптывались. Толпа медленно разошлась. Кумир был низвергнут. Он устало присел на обочину, печально глядя на удаляющуюся паству. Рядом с ним осталась горстка самых преданных. Они смотрели на него с надеждой, но Стюарту нечего было им сказать.

    — Вот ублюдок! — процедил Беня Келлерман, сидя перед телевизором. Показывали фотографии из центра управления кораблём, но Беня имел в виду проповедника. — Какой я был болван!
    — Ты понял, что мы не на небесах? Над нами пауки. Они не собираются жрать нас, иначе давно бы уже сделали это, — прорычал Счастливчик.
    — Что будем делать с Эмпайэр-Стэйт-Билдингом?
    — Взорвём его к чёртовой матери.
    — Может быть, сходить туда и забрать взрывчатку?
    — А вот это уже дурацкая шуточка. Теперь это здание кишмя кишит полицейскими. Пусть подавятся моей взрывчаткой.
    — Не жалко?
    — Хрен с ней. Я позвоню мэрше и скажу ей, как разминировать здание. — Счастливчик встал. — Пойду сделаю это прямо сейчас.

    — Плохо наше дело, если их лазеры не могут разрезать летающий робот, — сказал Руди.
    — А если арахниды не захотят ввязываться в бой? — спросил Ричард.
    — Мы найдём способ убедить их.
    Эбби отошла от главной Арахниды, чтобы немного передохнуть от трудного перевода, и присела рядом с товарищами:
    — В её рассказах я пока не нашла противоречий. Я сейчас перескажу суть.
    — Давай сразу, — решил Мэт. — Может случиться, что потом для этого не будет времени.
    — Когда робот-истребитель заканчивает перестройку на очередной планете, он движется к следующей звезде непонятным способом, связанным с искривлением пространства. Робот исчезает и вскоре вновь появляется в другом месте, но при этом ему важно «вынырнуть» не слишком близко к звезде. Расстояние от звезды до места появления робота должно быть в несколько раз больше, чем расстояние от Солнца до Земли. Через несколько таких межзвёздных прыжков робот-перестройщик оказывается в окрестностях той звезды, вокруг которой вращается нужная ему планета. Независимо от того, есть ли на планете жизнь, робот её перестраивает. Таким же способом передвигается корабль арахнид, только делает это немного быстрее. Он вычисляет курс робота по его первому прыжку, определяет намеченную им звезду, а затем прыгает в её окрестности сразу, одним большим прыжком, а роботу для этого требуется несколько более мелких прыжков. Если очередная жертва робота оказывается слишком близко к предыдущей, тогда он достигает её почти одновременно с кораблём арахнид, поэтому в таких случаях у арахнид на спасение остаётся мало времени. Чем дальше находится следующая жертва, тем больше времени выигрывают арахниды. Последняя планета, которую перестраивал робот, находится от нас на таком большом расстоянии, что роботу придётся сделать несколько прыжков. Вот почему в нашей Солнечной системе робот до сих пор не появился. Но времени осталось мало, он может появиться в любой момент. Предсказать точно его появление невозможно.
    — Теперь понятно, почему сразу началось уничтожение той планеты, откуда был взят город с конусами, — сказал Руди. — Это был как раз тот случай, кода у арахнид для спасения почти не осталось времени.
    — Правильно. А мы, — продолжила Эбби, — потому до сих пор находимся в пределах Солнечной системы, что арахниды ждут прибытия робота-перестройщика, чтобы вычислить его дальнейший путь. Арахниды пробудут в Солнечной системе дольше, пока не починят взорванный нами двигатель. Восемь больших цилиндров, которые установлены на обратной стороне корабля, предназначены для обычных полётов. А на этой стороне цилиндры служат для прыжков сквозь пространство. Поэтому этот корабль может летать на небольшие расстояния, то есть внутри Солнечной системы, но пока не может перемещаться к другим звёздам.
    — Сколько времени у них уйдёт на ремонт? — спросил Мэт.
    — По предварительным оценкам, от двадцати до тридцати дней.
    — Но это не такой уж большой срок. Почему пауки жаловались, что не смогут из-за нас спасли несколько планет?
    — Потому что им трудно будет обнаружить робот, если они упустят его. Из тех планет, которые перестраивает этот робот, только на одной из десяти есть жизнь. По подсчётам пауков, робот успеет посетить пятьдесят или шестьдесят планет, прежде чем они вновь его обнаружат.
    — Неужели робот перестраивает планеты так быстро? — удивился Мэт.
    — Нет, на самом деле перестройка продолжается несколько лет. В задачу робота входит уничтожить всё живое и выгрузить на планету какие-то машины, которые сразу же приступают к осуществлению главной части работы. Я не знаю, что это за оборудование и каковы его размеры.
    Вдруг вверху на звёздном небе через всю видимую область показалась серая дуга, пересёкшая Землю. Стало ясно, что потолок — это не окно в космос, а гигантский экран. На нём появилось ещё шесть серых дуг, но меньшей кривизны. Две из них пересекли звёздочки — красную и жёлтую. Шесть из семи дуг лежали в одной плоскости, а самая дальняя от Земли, седьмая дуга, лежала в п