Скачать fb2
Вопреки судьбе

Вопреки судьбе

Аннотация

    Застав в постели Джералда незнакомку, Тесс не желает слушать никаких его объяснений. И уходит, даже не сказав, возлюбленному, что ждет от него ребенка. Проходит долгих двенадцать лет, прежде чем судьба снова сводит их вместе. За это время в жизни обоих много чего произошло. Неизменным осталась лишь их любовь.
    Так, может быть, им стоит усмирить свою гордость, забыть взаимные обиды и наконец-то выслушать друг друга? Ведь порой даже самые очевидные вещи на поверку оказываются очень далекими от реальности…


Джулия Милтон Вопреки судьбе

1

    Этим утром Тесс Уолторн проснулась в предвкушении чего-то необычного. Вроде бы и погода стояла привычная, пасмурная и день был рабочий. И все же нечто невидимое, словно рассеянное в воздухе, ясно сулило какую-то перемену.
    Приняв душ, Тесс приготовила легкий завтрак на двоих. Затем постучалась в детскую.
    — Джерри, подъем! Иначе проспишь школу!
    Из-за прикрытой двери раздался заспанный мальчишеский голос:
    — Мам, ну еще минуточку? Я только досмотрю сон.
    — Досмотришь завтра, — осталась непреклонной Тесс. Конечно, жаль будить мальчишку. Но что поделаешь? — И поторапливайся, еда стынет.
    Вернувшись в кухню, молодая женщина заварила свежий чай. Вскоре появился и Джерри. Взлохмаченный, в пижаме, первым делом он подбежал к матери и чмокнул ее в щеку.
    — Доброе утро, мам. Ммм… чем это так вкусно пахнет?
    — Твоей любимой яичницей с ветчиной. Может, сначала умоешься?
    Однако мальчуган отчаянно замотал головой.
    — Ни за что! Спросонок вода кажется такой холодной!.. Да и все равно после завтрака придется идти в ванную и чистить зубы.
    Тесс невольно рассмеялась над наивной ребяческой хитростью.
    — Ладно, грязнуля, садись так. И почему только мальчишки в отличие от девочек так не любят умываться?.. Но это в последний раз, заруби себе на носу.
    Джерри, пропустив мимо ушей предупреждение, обрадованно набросился на яичницу и тут же набил полный рот. И он, и Тесс прекрасно знали, что завтра ситуация вновь повторится.
    Но что поделаешь, если строгой матери из меня все равно не получится, философски заметила Тесс, усаживаясь напротив сына и разливая по чашкам чай. В конце концов, любой мальчишка любит озорничать и не любит мыться. Слава Богу, хоть мама видит своего педагогически запущенного внука лишь на летних каникулах. А то самой Тесс досталось бы по первое число!
    С набитым ртом Джерри попытался что-что произнести. Тесс посоветовала:
    — Сначала прожуй, потом говори. Я ничего не поняла.
    Наскоро проглотив пищу, Джерри повторил:
    — Я сказал, что сегодня у нас не будет последнего урока. Так что приезжай за мной пораньше.
    — Хорошо, солнышко. Билл сегодня едет с нами?
    — Ага. Машина его отца опять в ремонте. Уж лучше бы продали свою развалюху и купили что-нибудь путное. Или хотя бы подарили Биллу велосипед. Тогда в следующем году мы с ним будем вместе ездить в школу. — Огромные детские глаза умоляюще взглянули на мать. — Ведь ты правда подаришь мне на двенадцатилетие велосипед, да?
    Улыбнувшись, Тесс потянулась через стол и потрепала мальчика по волосам.
    — Конечно, сынок. Но до твоего дня рождения больше шести месяцев, не забывай. А пока что ты еще слишком маленький, чтобы ездить одному. Кругом столько машин…
    — Ой, мам, не начинай сначала, — поморщился Джерри. — Я же обещал потерпеть еще полгода. Кроме того, на Рождество папа обещал привезти щенка огромной овчарки. А до новогодних праздников осталось всего ничего. Жду не дождусь, когда наконец обзаведусь собственной собакой!
    При упоминании о бывшем муже Тесс слегка нахмурилась. Господи, Гордон мог хотя бы предварительно посоветоваться с ней!
    — О, Джерри, я совсем не против собаки. Но овчарка — очень крупная порода, а наша квартира такая малюсенькая… Может, лучше завести попугайчика или хомячка?
    — Ничего, как-нибудь устроимся, — оптимистически заметил Джерри. — Моя собака будет спать в моей комнате. А побегать вволю сможет и на улице, верно?
    Ну разве она способна хоть в чем-то отказать сыну? Заранее представляя, какой разгром учинит в ее уютном жилище лохматое чудовище, Тесс обреченно кивнула.
    — Ладно. До Рождества еще два месяца, что-нибудь придумаем.
    — Ура!
    Джерри бросился матери на шею и звонко расцеловал. Видя, каким счастьем светятся глаза сына, Тесс уже не жалела о своем согласии. Ради этого мальчишки она готова пойти на что угодно.
    Случайно взглянув на стрелки часов, Тесс ойкнула.
    — Джерри, бегом в ванную, а затем одевайся. Да потеплее. Синоптики обещали похолодание.
    Джерри послушно ускакал на одной ноге.
    Наскоро прибравшись в кухне, Тесс поспешила в спальню. Несколько секунд постояв в задумчивости перед гардеробом, молодая женщина достала черную водолазку и такого же цвета брюки. Накрасившись и причесавшись, она оживила наряд пестрым шарфиком и удовлетворенно взглянула на себя в зеркало.
    Несмотря на роды, Тесс в свои двадцать девять лет сохранила по-девичьи стройную талию и гибкое тело. Грудь, все еще упругая и высокая, по-прежнему притягивала заинтересованные взгляды мужчин. Правильные черты лица, небольшой нос, пухлые губы и лучистые голубые глаза также не доставляли огорчений хозяйке. Лицо обрамляли темные, почти черные гладкие волосы, аккуратно подстриженные в каре.
    Проверив содержимое дамской сумочки, Тесс прошла в прихожую. Тут же примчался и Джерри.
    — Мам, я готов.
    Придирчиво осмотрев сына и убедившись, что тот оделся достаточно тепло, Тесс удовлетворенно кивнула.
    — Хорошо. Обувайся и надевай куртку. И не ту, серую, в которой ты ходил вчера, а темно-синюю, потолще.
    Сама Тесс надела черные полусапожки на невысоком каблуке и серое однобортное пальто. Подумав, положила в сумочку перчатки. Убедившись, что Джерри также готов, на прощание окинула взглядом квартиру, проверив, не горит ли где свет.
    Между тем Джерри просяще заглянул ей в глаза.
    — Мам, можно я пойду и сам открою машину, пока ты будешь запирать дверь? Ну пожалуйста!
    Вздохнув, Тесс послушно отдала ключи от автомобиля, оставленного ей Гордоном. Машина, хотя и не новая, работала исправно и служила отличным подспорьем в хозяйстве. Когда Джерри подрастет и получит права, темно-зеленый «форд» перейдет к нему. Ну а пока, в ожидании сего счастливого момента, мальчику приходится довольствоваться малым.
    Когда молодая женщина вышла на улицу, Джерри конечно же уже сидел на водительском месте и обеими руками сжимал руль, явно воображая себя на скоростной трассе. Заметив мать, он неохотно перелез на пассажирское сиденье.
    Проверив уровень бензина и масла, Тесс завела мотор. Дождалась, пока машина как следует прогреется, и плавно тронулась с места.
    У соседнего дома их уже ждал Билл — ровесник, одноклассник и лучший друг Джерри. Затормозив, Тесс дождалась, когда мальчишки с комфортом устроятся на заднем сиденье. Затем пристегнула ремень безопасности и выехала на главную трассу.
    До школы было примерно десять минут езды. Внимательно наблюдая за дорогой, Тесс одновременно вслушивалась в себя. Нет, предчувствие чего-то чудесного не проходило. С ней определенно должно сегодня что-то случиться! Но вот что именно? Сердце молодой женщины замирало в радостном нетерпении.
    Вскоре за очередным поворотом показалась школа. Припарковавшись и попрощавшись с обоими мальчишками, Тесс напоследок наказала Джерри быть послушным и хорошо учиться и снова уселась за руль. Убедившись, что дорога пуста, медленно и аккуратно подала машину назад. Чуть-чуть сильнее нажала на газ… И вдруг ощутила резкий толчок и услышала глухой звук удара.
    О Господи, только не это, в ужасе закрыла Тесс глаза, боясь обернуться и посмотреть, что случилось. Неужели я в кого-то врезалась? Вот тебе и предчувствие! Черт, у меня же нет денег, чтобы расплатиться! На работу точно опоздаю… А моя машина, она не сильно пострадала?
    До слуха молодой женщины донесся звук резко хлопнувшей дверцы и быстро приближающихся мужских шагов. Раздался гневный оклик:
    — Черт возьми, дамочка, вы что, выезжали с закрытыми… — Неожиданно мужчина замолчал.
    Удивившись, Тесс разомкнула веки, взглянула на незнакомца… и ахнула от изумления. Ибо перед ней, с точно таким же растерянным и обескураженным выражением на лице, как и у нее, стоял Джералд Хьюмен.
    — Ты? — дрожащим голосом спросила Тесс, не веря своим глазам.
    — Ты? — почти одновременно с нею произнес он.
    Молодая женщина поспешила выйти из автомобиля. Мужчина молча посторонился.
    Да, это, несомненно, был Джералд. Дьявольски красивый черноволосый мужчина с лицом и фигурой полубога, некогда разбивший ей жизнь. Казалось, что он ничуть не изменился, что время не властно над ним. Все такой же, каким Тесс запомнила его в тот роковой день, двенадцать лет назад.
    — А ты все так же красива, — негромко произнес Джералд.
    Неужели он только что думал о том же?
    — Ты тоже отлично выглядишь, — натянуто произнесла Тесс. — Какими судьбами?
    — Да вот, отвозил дочь в школу… Мы с женой переехали в этот город всего неделю назад.
    — Как забавно, а я отвозила моего сына… Никогда не думала, что мы когда-нибудь встретимся, да вдобавок столь необычным образом.
    Но Джералд, казалось, не расслышал ее слов. Растерянно он переспросил:
    — Так, значит, у тебя есть сын? Ты… замужем?
    — Да. — На всякий случай Тесс решила пока не упоминать о разводе. — А что здесь такого? По-моему, ты тоже не совсем одинок. Вот и я решила, что ни к чему остаток жизни посвящать рыданиям в подушку. К счастью, не все мужчины на свете подлецы и предатели.
    — Позволь объяснить…
    — Не сейчас, — резко оборвала его Тесс. Ей не нужен этот призрак из прошлого! — Необходимо убрать машины с проезжей части, мы перегораживаем другим автомобилям дорогу. К тому же из-за тебя я опаздываю на работу. Поболтаем как-нибудь в другой раз.
    Поняв, что Тесс не терпится избавиться от него, Джералд взволнованно произнес:
    — Но я же разбил твою машину!
    — Наоборот, это я не заметила твоей, — холодно уточнила Тесс. — Вина моя. И если мы вызовем полицию…
    — Никакой полиции! — прервал ее мужчина. — Думаю, мы разберемся сами.
    — Только не сейчас. — Тесс чувствовала, что если пробудет рядом с этим человеком еще минуту, то сойдет с ума.
    — Может, тогда встретимся вечером? — продолжал настаивать Джералд. — Нельзя же оставить дело просто так. Кстати, виновник аварии все же я — превысил допустимую скорость. Поэтому ты меня и не заметила.
    Тесс устало махнула рукой.
    — Да какая разница!.. В любом случае автосервиса мне теперь не миновать.
    — Разница в том, кто должен платить за ремонт. И это сделаю я.
    Тесс заколебалась. А впрочем, почему бы и нет? Денег на автомастерскую у нее все равно не наберется. А машина Джералда и впрямь материализовалась буквально из воздуха. И если средства в ремонт вложит он, это будет лишь справедливо.
    — Хорошо, Джералд. У меня нет ни времени, ни желания с тобой спорить. Давай отложим деловой разговор до вечера.
    — Назови свой адрес, я подъеду.
    — Нет! — воскликнула Тесс, пожалуй чересчур поспешно. Маленький Джерри ни в коем случае не должен встречаться с этим человеком. — Лучше встретимся на нейтральной территории. Например, в кафе «Изабелл» в восемь вечера. Идет?
    — Вполне, если только объяснишь, как туда проехать, — улыбнулся Джералд. От его неповторимой улыбки у Тесс, как и много лет назад, вдруг сладко заныло сердце. — Не забывай, я в городе всего неделю и пока плохо ориентируюсь на местности.
    — Как ты вообще оказался здесь? — невольно вырвалось у Тесс. — Я думала… нет, надеялась, что не увижу тебя больше никогда в жизни.
    — А я, напротив, двенадцать лет мечтал об этой встрече, — тихо произнес Джералд, глядя ей в глаза.
    — Так ты специально меня выслеживал?
    — Поверь, нет. Отсюда родом моя супруга. Прошедшие годы мы провели в Вашингтоне. Однако Элен давно мечтала вернуться в родные края, чтобы быть ближе к престарелым родителям…
    — Подробности твоей личной жизни меня нисколько не интересуют, — холодно заметила Тесс. — И повторяю в сотый раз: мне пора. Так что изволь отогнать машину, перегораживающую выезд.
    Она резко повернулась на каблуках и собралась было сесть в свою, когда Джералд схватил ее за локоть.
    — Подожди! Ты так и не объяснила мне, как проехать в кафе.
    — Не смей дотрагиваться до меня даже пальцем! — Смятенная и ошеломленная, молодая женщина резко выдернула руку. Господи, сколько времени прошло, а ее тело по-прежнему чутко реагирует на прикосновения этого мужчины! Уже садясь в автомобиль, Тесс холодно бросила: — Адрес найдешь в любом справочнике. Прощай!
    — Вернее, до встречи, — поправил Джералд, направляясь к своей машине. И хотя молодая женщина уже не могла его слышать, прибавил: — Сама судьба свела нас вместе, для того чтобы я не позволил тебе вновь ускользнуть от меня, дорогая, как двенадцать лет назад. Былой ошибки, знай, я не повторю.
    И, словно бы в подтверждение его слов, со стороны школы донесся долгий звонок на урок.

    Тесс страшно нервничала, собираясь на встречу с Джералдом. Надеясь, что строгая одежда придаст ей больше уверенности, она выбрала классический брючный костюм и водолазку под горло, все темных тонов. Волосы с помощью геля были тщательно зачесаны назад. Минимум косметики и украшений.
    И все же, стоя перед зеркалом, Тесс понимала, что даже водолазный костюм не спасет ее от проницательных карих глаз Джералда, его околдовывающего смеха, пленяющей улыбки. Всегда, стоило лишь ей очутиться поблизости от Хьюмена, как сердце в груди начинало предательски колотиться, дыхание становилось поверхностным и неровным, а кровь приливала к щекам.
    Тесс настолько привыкла к мысли, что рассталась с Джералдом навсегда, что сегодняшняя нечаянная встреча казалась странной и жестокой шуткой рока. И самым удивительным, самым пугающим было то, что всего за несколько минут, которые длилось их кратковременное свидание, Тесс успела понять, что по-прежнему неравнодушна к этому мужчине.
    Она, взрослая двадцатидевятилетняя женщина, словно по мановению волшебной палочки вдруг снова превратилась в юную неопытную девушку, почти подростка, совершенно покоренную взрослым, обаятельным, веселым, чуть нагловатым и невероятно красивым парнем, обладателем несомненного ума и весьма сомнительной репутации.
    Джералд тогда оканчивал последний курс университета, специализируясь на компьютерном программировании. Свободное время юноша делил практически поровну между компьютерами и девушками. Причем не делая между ними особенной разницы. Девицы же, хотя и обижались на столь явное пренебрежение со стороны самого интересного и перспективного старшекурсника, никогда не оставляли надежды однажды завоевать его холодное, переполненное техническими формулами сердце.
    Тесс тогда даже и не мечтала обратить на себя внимание симпатичного соседа. По странному совпадению их родители подружились задолго до рождения детей. Естественно, что Джералд и Тесс, знакомые едва ли не с пеленок, хорошо знали друг друга. Вот только Джералд привык воспринимать славную девчушку исключительно как младшую сестру.
    Зато Тесс, едва повзрослев, не раздумывая подарила свое сердце бывшему товарищу по играм. Но, прекрасно осознавая собственное положение, не надеялась на взаимность, довольствуясь нечастыми случайными встречами и ни к чему не обязывающей болтовней. Юной девушке и в голову не приходило хоть как-то намекнуть Джералду о своих истинных чувствах.
    Да и зачем, когда вокруг младшего Хьюмена и так увивались толпы самых красивых девиц университета? На их фоне она казалась себе в лучшем случае серенькой мышкой. Да и разница в возрасте, составляющая пять лет, тогда казалась Тесс практически непреодолимой.
    Все изменилось, когда она вернулась в Вашингтон после почти годового отсутствия. Тесс тогда перенесла довольно серьезную простуду. И родители решили, что дочери будет полезно некоторое время провести у бабушки, проживающей в одном из южных штатов.
    Вскоре они случайно столкнулись с Джералдом на улице, взглянули друг другу в глаза… и поняли, что больше жить друг без друга не могут.
    Джералд, не видевший Тесс целый год, вдруг разглядел в ней девушку своей мечты. Он искренне недоумевал, где же был раньше, раз не замечал такую умницу и красавицу с доброй и чуткой душой. Идеал, который он так долго искал, все эти годы находился совсем рядом.
    Сама Тесс расцвела, упиваясь первой счастливой любовью, и превратилась из невзрачного подростка в ослепительной красоты девушку. Джералд оказался именно таким, каким она его себе представляла: веселым, остроумным, великодушным и не по годам мудрым.
    Правда, подружки, втайне завидуя, неоднократно предупреждали, что от Джералда не следует ожидать глубоких чувств. Ведь девушки значат для него не больше, чем компьютеры. Вот только в отличие от последних к ним отношение у него куда менее серьезное…
    Но Тесс никого не желала слушать. Вскоре, в день ее шестнадцатилетия, Джералд стал ее первым мужчиной. Еще целый год жизнь казалась настоящей сказкой. А потом случилось непоправимое…
    Тесс резко тряхнула головой, прогоняя печальные воспоминания. Что было, то было. Прошлого не исправишь. Так стоит ли сокрушаться? И, в последний раз взглянув на себя в зеркало, она подхватила сумочку и направилась к выходу, по дороге заглянув в комнату Джерри и настоятельно попросив его не делать ничего такого, что могло бы вызвать неудовольствие соседей.
    Кафе «Изабелл» было выбрано Тесс неслучайно. Во-первых, оно находилось достаточно далеко от дома молодой женщины. Так у Джералда практически не оставалось шансов выследить ее. Во-вторых, готовили там отменно, а цены были вполне умеренными. Поскольку Тесс твердо собиралась платить за себя, более шикарное заведение могло оказаться ей попросту не по карману. А менее — выглядело бы чересчур дешевым и вульгарным.
    На место Тесс прибыла минута в минуту. Но Джералд уже сидел за одним из столиков и пил кофе.
    — Привет, — заметив молодую женщину, он приподнялся ей навстречу. — Отлично выглядишь. На чьих-нибудь похоронах наверняка бы заняла первое место за идеально подобранный траурный наряд. Только что с кладбища?
    Тесс на миг смутилась. Черт, надо было одеться, как обычно. Но тут же, обозлившись на Джералда и на себя, перешла в наступление.
    — Нет. На кладбище. Вижу, твое чувство юмора, даже постарев на двенадцать лет, по-прежнему хромает, — ледяным тоном произнесла она.
    — Зато твое стало подобно острию кинжала. Большая жизненная практика?
    Заметив приближающегося официанта, Тесс сочла за лучшее промолчать. Бегло просмотрев предложенное меню, она быстро выбрала несколько блюд, главным образом заботясь о том, чтобы те оказались не слишком дешевыми или слишком дорогими.
    Джералд же, напротив, казалось, с особым наслаждением погрузился в изучение длинного перечня. Пытается вывести меня из себя, с раздражением поняла Тесс. Ну уж нет, будем играть по моим правилам!
    Наконец он определился с выбором и официант ушел.
    Некоторое время за столом царило враждебное молчание. Первым не выдержал Джералд. Примиряюще он произнес:
    — Может, попробуем начать сначала? Добрый вечер, Тесс. Как твои дела?
    — Добрый вечер, Джералд. Сколько лет, сколько зим… — поддержала игру Тесс. В конце концов им, взрослым людям, стыдно затевать подростковую перепалку. — В любом случае рада вновь видеть тебя живым и в добром здравии.
    — Взаимно. — Джералд помолчал. — Ну, рассказывай, как живешь? Я часто вспоминал тебя.
    Тесс в нарочитом удивлении приподняла брови.
    — Вот как? Странно, но я — нет. Впрочем, не об этом речь. Последние двенадцать лет мне не приходилось жаловаться на судьбу. Хороший муж, замечательный сын…
    — Как ты его назвала?
    — Джералд, — неохотно призналась Тесс. — Только не подумай ничего такого. Мне просто нравится имя. Джералд, Джерри…
    — Странное совпадение. Мою дочку зовут Тесс. И мне тоже очень нравится это имя. Как и, его владелица. Правда, чаще я зову малышку просто Бэби.
    Тесс нервно сжала руки под столом, стараясь ничем не выдать волнения. Ей почудилось или в словах собеседника и в самом деле скрывается прозрачный намек? Ведь, когда они встречались, Джералд тоже ласково звал ее Бэби!
    — А как твоя жена? — поспешно перевела она разговор на другую тему. — Кстати, ею стала та самая девица, которую я застукала в твоей постели?
    Джералд мгновенно помрачнел.
    — Конечно нет. И если ты тогда дала мне хотя бы пару минут, чтобы объясниться, то поняла бы, что между нами ничего не было.
    — Охотно верю, — язвительно процедила Тесс. — Она просто попросилась к тебе переночевать, а ты любезно предоставил ей свою кровать. Только вот спала белокурая красотка почему-то нагишом.
    — Но я-то спал на диване!
    Тесс скептически хмыкнула.
    — О, когда я пришла, ты мылся в душе. А разобрать для алиби диван в гостиной в любом случае заняло бы не более минуты.
    — Тебе бы в ЦРУ работать, а не секретаршей в строительной фирме! — потеряв терпение, недовольно воскликнул Джералд.
    — Откуда ты знаешь, где я работаю? Уже успел навести обо мне справки, да?
    Мужчина на мгновение растерялся. Но быстро взял себя в руки.
    — Только не воображай, будто я очутился в этом захолустном городке исключительно ради тебя.
    — И в мыслях подобного не было! Видать, только мне пришло в голову сбежать в захолустный городишко от бывшего любовника. Человек, который обещает жениться на одной, а в это время развлекается с другой, едва ли будет разыскивать одну из прошлых подружек.
    Язвительный намек не остался незамеченным.
    — Черт возьми, Тесс, и тебе нестыдно? Я же сто раз повторял, что та девушка — моя двоюродная сестра.
    — Ага, а я — твоя четвероюродная бабушка, — фыркнула Тесс.
    — С тобой невозможно разговаривать!
    — Между прочим, у меня также нет ни малейшего желания общаться с тобой, — жестко парировала Тесс. — Так что перейдем к делу. Ты по-прежнему настаиваешь на том, что должен отремонтировать обе машины?
    — Да. Я превысил допустимую скорость.
    — Отлично. В таком случае назови автосервис, и я подъеду в указанные день и час.
    Но Джералд покачал головой.
    — Не забывай, я лишь недавно в твоем городе. Боюсь, автосервис придется выбирать тебе.
    — Боюсь, ты упустил из виду, что я женщина, — веско напомнила Тесс. — А следовательно, в автомобилях и во всем, что с ними связано, разбираюсь меньше младенца. Обычно машиной занимается мой муж, но сейчас… сейчас он в командировке.
    — Резонный довод, — согласился Джералд. — Что ж, наведу справки и отыщу лучшую автомастерскую в городе. А ты не забудь оставить номер своего телефона, чтобы я мог сообщить, когда и к какому часу тебе подъехать.
    Черт возьми, я упустила это из виду, с досадой подумала Тесс. Нет, ни в коем случае нельзя давать ему номер телефона! Иначе мне никогда не избавиться от тени прошлого.
    — Лучше ты оставь мне свой, — быстро произнесла она. — Я перезвоню.
    Джералд удивленно воззрился на молодую женщину. И с неожиданной проницательностью спросил:
    — Ты боишься меня?
    — С чего ты взял? — ответила Тесс вопросом на вопрос. — Просто не хочу неприятностей. Едва ли моему мужу понравится, если мне домой вдруг начнут звонить незнакомые мужчины.
    — Но твой супруг, кажется, в командировке, — заметил Джералд.
    — Все равно. Так что диктуй свой номер, и расстаемся. У меня ребенок остался дома один.
    — А сколько ему лет? — вдруг поинтересовался Джералд.
    Не ожидавшая такого вопроса Тесс машинально ответила:
    — Одиннадцать. — Но, заметив, как изумленно расширились зрачки собеседника, поспешно добавила: — Вернее, скоро будет одиннадцать.
    Лицо Джералда превратилось в застывшую маску.
    — Выходит, ты зачала его вскоре после того, как мы расстались. Недолго же длилась твоя любовь ко мне…
    — В любом случае дольше, чем твоя, — холодно возразила Тесс. — Ты начал спать с другими женщинами еще до того, как мы расстались.
    — Ложь! — Слова Тесс явно задели Джералда за живое. — Я всегда был верен тебе, и ты прекрасно это знаешь. Если бы ты действительно испытывала ко мне глубокие чувства, то ни на минуту не усомнилась бы в моей преданности.
    Глаза Тесс словно бы заволокло легкой дымкой. Сдавленно она произнесла:
    — Так и было, Джералд. Так всегда и было… Но я видела то, что видела. И глазам я доверяю больше, чем своему сердцу.
    Он устало вздохнул.
    — Как знаешь, Тесс. В конце концов теперь это уже неважно.
    — Вот-вот, — поспешно поддакнула она. — И давай вернемся к делам. Итак, ты договариваешься насчет автосервиса, а затем звонишь мне на работу. Записывай телефон…
    Весьма довольная собственной находчивостью, молодая женщина продиктовала нужные цифры. Как удачно получилось! Теперь не придется ни брать телефон у Джералда, ни давать свой. Как только они разберутся с машинами, судьба вновь разведет их в разные стороны.
    И на этот раз хорошо бы навсегда.

2

    Через день Тесс уже собиралась отогнать автомобиль в ремонтную мастерскую. Накануне позвонил Джералд и сообщил, что договорился с лучшими автослесарями в городе, которых порекомендовали новые коллеги по работе. В автомастерской обе машины обещали принять в шесть вечера.
    Забрав Джерри из школы и готовя ему обед, Тесс вполуха слушала болтовню сына.
    — Мам, знаешь, математичка наконец-то поставила мне за контрольную «отлично», — радостно сообщал Джерри. — Гарри пришел с огромным синяком под глазом. Говорит, будто поскользнулся на лестнице. Но мы-то знаем, откуда такой подарочек… Да, представляешь, Биллу все-таки купили велосипед! Будто мои мысли прочитали. Билл, молодчина, обещал дать мне покататься.
    — Только будь осторожнее, — машинально заметила Тесс. — И ни в коем случае не выезжай на проезжую часть.
    — Знаю, знаю… — проворчал Джерри. — Даже знаю, что сейчас ты мне скажешь идти мыть руки.
    Тесс рассмеялась, а вслед за нею и мальчик. Не дожидаясь, пока мать действительно произнесет данную фразу, он поднялся со стула и направился в ванную.
    Господи, сколько же с мальчишками проблем, вздохнула молодая женщина. Так и ищут приключений на свою голову. Все же с девочками намного проще. Они не норовят при каждом удобном случае свернуть себе шею.
    К возвращению Джерри стол уже был накрыт. Мальчишка с удовольствием втянул в себя воздух.
    — Мой любимый картофель фри!
    — Верно. Но только сначала съешь суп. Иначе второго не получишь.
    — Так и знал, что не обойдется без какого-либо подвоха, — пробурчал Джерри.
    Что, впрочем, не помешало ему в несколько минут опустошить глубокую тарелку и получить желанную порцию картошки.
    Тем временем Тесс его предупредила:
    — Джерри, сегодня мне нужно съездить в автосервис. Помнишь, я рассказывала, как задела задним крылом фонарный столб и на нем осталась вмятина?
    Она и словом не обмолвилась сыну о встрече с Джералдом Хьюменом. Иначе пришлось бы слишком многое объяснять…
    — Угу, — кивнул сын, не прекращая усердно орудовать вилкой. — Ты надолго?
    — Не знаю, — честно ответила Тесс. — Надеюсь, что не очень.
    — А можно мне погулять с Биллом?
    — Конечно, но только недолго. Как только начнет темнеть, возвращайся домой.
    — Но ведь сейчас осень, темнеет слишком рано, — захныкал Джерри. — Я что, выйду, скажу Биллу «привет», повернусь и уйду обратно?
    Тесс возразила:
    — Если соберешься немедленно, у тебя останется чуть больше часа. По-моему, этого предостаточно. Тем более на улице сейчас холодно. Того и гляди выпадет снег.
    — Как же, предостаточно, — проворчал Джерри, зная, что не посмеет ослушаться мать. — Вот когда тебе было одиннадцать, твои родители тоже держали тебя под замком?
    Улыбнувшись, Тесс потрепала сына по макушке.
    — Не задавай глупых вопросов. Лучше допивай сок и марш на улицу. Поскольку к сумеркам я едва ли успею вернуться, ключ оставлю на обычном месте, под ковриком. Инструкции уяснил?
    — Так точно! — отрапортовал Джерри и, по-военному лихо приложив руку к голове, залпом опорожнил стакан и унесся куда-то в глубь квартиры.
    Выпроводив сына на прогулку, Тесс начала собираться сама. Сегодня она оделась как обычно. Любимые серые шерстяные брюки, водолазка и теплый пиджак очень шли молодой женщине, но при этом не давали ни малейшего повода уличить ее в кокетстве. Несколько скромных украшений удачно дополнили наряд. На этот раз мистеру Хьюмену не к чему будет придраться!..
    К автомастерской они с Джералдом подъехали почти одновременно. Рабочие осмотрели машины, оценили стоимость ремонта и пообещали, что через час все будет в полном порядке.
    Джералд и Тесс переглянулись. Ближайшие шестьдесят минут им предстояло провести вместе. И обоим это не очень-то нравилось.
    Некоторое время они стояли молча. Наконец Джералд нерешительно предложил:
    — Чем топтаться на одном месте, может, немного прогуляемся? На улице довольно холодно. Мне бы не хотелось простудиться и несколько дней проваляться в постели. Да и от того, что мы глазеем на автослесарей, быстрее работу они едва ли закончат.
    Первоначальным намерением Тесс было отказаться. Но, поразмыслив, она нехотя кивнула в знак согласия. Хьюмен прав. Глупо упрямиться только из-за того, что предложение последовало именно от него. К тому же, если она заболеет, кто тогда будет ходить на работу и заботиться о маленьком Джерри?
    Джералд и Тесс направились в сторону сквера, держась на почтительном расстоянии друг от друга и судорожно соображая, как бы начать разговор. Затянувшаяся пауза обоим действовала на нервы.
    Наконец Тесс, чтобы хоть что-то произнести, сказала:
    — Кажется, со дня на день должен выпасть снег. За последнее время здорово похолодало.
    — Я тоже так думаю, — отозвался Джералд и замолчал, лихорадочно придумывая следующую фразу. — А помнишь, в нашем родном городе практически никогда не бывало снега? Ведь он распложен гораздо южнее Миннесоты. Моя дочка ждет не дождется, чтобы наконец увидеть настоящий снег, покататься на санках, сходить на каток.
    Не в силах перебороть любопытства, Тесс спросила:
    — Твоя девочка уже большая?
    — На днях исполнилось десять, — с гордостью сообщил Джералд. — И такая умница! Учится лучше всех в классе, а еще успевает заниматься музыкой и танцами. И, заметь, безо всякого принуждения с моей стороны. Просто ей это очень нравится.
    — Чувствуется, ты очень любишь дочь, — тепло заметила Тесс.
    — А как же иначе? — искренне удивился Джералд. — Ведь она — это все, что у меня есть. А я — у нее.
    Молодая женщина изумленно вскинула на него глаза.
    — Как же так? А жена?
    В мужском взгляде на мгновение промелькнула растерянность.
    — Видишь ли, мы никогда не были с ней особенно близки.
    — Но дочь-то наверняка сильно привязана к матери? — настаивала Тесс. — Обычно девочки любят их немного сильнее, чем отцов.
    Джералд слегка пожал плечами.
    — Не знаю. Как-то до сих пор не задумывался над этим. И все же, смею тебя уверить, маленькая Тесс любит меня куда сильнее матери.
    Они вошли в сквер и начали прогуливаться взад-вперед по дорожке, посыпанной гравием.
    Тесс вдруг подумала, что Джералд Хьюмен наверняка очень хороший отец. Вот Гордон относился к Джерри куда менее трепетно…
    — Что ж, очень за тебя рада, — вслух произнесла она. И поспешила перевести разговор на другую тему: — А где ты работаешь?
    — У меня собственная компьютерная фирма. Пока не очень большая, но мы активно расширяемся. Скоро должен открыться филиал и в этом городе. — Поколебавшись, Джералд спросил: — А кто твой муж?
    — Гордон — адвокат.
    — Как вы с ним познакомились?
    Тесс недовольно сдвинула брови. Ох, не надо было заводить разговор на личные темы! Нехотя молодая женщина ответила:
    — Весьма банально, на прогулке в парке. — И невольно обвела взглядом деревья, окружающие их. Двенадцать лет назад она сидела точно в таком же сквере в незнакомом городе и рыдала. Тогда-то к ней и подошел симпатичный молодой человек и спросил, может ли он хоть чем-то помочь. — Гордон подошел ко мне, мы познакомились, разговорились. А вскоре он сделал мне предложение.
    Между бровей Джералда пролегла глубокая складка.
    — Понятно. А через девять месяцев ты подарила ему сына.
    — Я могла бы подарить его и тебе, если бы ты хоть немного ценил меня и нашу любовь! — не сдержалась Тесс. Господи, он так ничего и не понял… — Я любила тебя, Джералд, любила больше жизни! А ты…
    Почувствовав, что вот-вот заплачет, молодая женщина резко повернулась и быстро зашагала по направлению к автосервису.
    — Тесс, подожди! — бросился вдогонку Джералд. — Пожалуйста, выслушай меня!
    — Не желаю, — не оборачиваясь, бросила она на ходу. — Кажется, час уже на исходе. Сейчас Мы заберем автомобили, разъедемся в разные стороны и, надеюсь, никогда не увидимся. Судьба сыграла с нами злую шутку, позволив состояться этой глупой встрече столько лет спустя после расставания. Я не желаю больше ничего о тебе знать, Джералд Хьюмен! Все, что было между нами, — огромная ошибка.
    — Тесс, ты должна выслушать меня! — почти кричал ей вслед Джералд, торопливо шагая позади. — Позволь мне все объяснить, черт возьми. Хотя бы двенадцать лет спустя!
    Однако Тесс, упрямо сжав губы, продолжала молча идти вперед. И мужчине ничего не оставалось, как покорно идти следом. Они уже почти дошли до автомастерской, как вдруг навстречу им выскочил перепуганный мастер. Посеревший, без единой кровинки в лице, он воскликнул:
    — О Боже, миссис, наконец-то вы вернулись! Мы и понятия не имели, где искать вас! Тут случилось такое…
    В первый момент Тесс почему-то решила, что речь идет о ее машине. Неужели повреждения были значительно серьезнее, чем показалось при беглом осмотре? Но зачем паниковать? Ведь автомобиль — не человек, его можно починить.
    Между тем мастер продолжал что-то говорить. Только внимательнее прислушавшись к нему, Тесс наконец поняла, в чем дело. И обмерла.
    — Звонили из больницы, миссис… Соседка подсказала, куда вы направились. Ваш сын, он…
    Тесс почувствовала, как подкашиваются ноги. Если бы не Джералд, вовремя поддержавший молодую женщину за локоть, она непременно опустилась бы прямо на грязный асфальт.
    Не своим голосом Тесс произнесла:
    — Мой мальчик… что с ним?
    Перехватив угрожающий взгляд Джералда, мастер мгновенно осекся. Затем успокаивающе забормотал:
    — О нет, миссис, не волнуйтесь так… Ваш мальчик жив, и с ним все будет в полном порядке. По крайней мере, так утверждают врачи…
    Тесс почувствовала, что ей не хватает воздуха.
    — Врачи? Джерри в больнице?
    — Тесс, не волнуйся. Мы немедленно едем к нему. — Оценив ситуацию, Джералд взял инициативу в свои руки. — Садись в мою машину. Сама ты едва ли в состоянии вести свою. — Он обернулся к мастеру. — Надеюсь, вы все успели сделать?
    — О да, мистер Хьюмен. — Услышав обращенные к нему слова, произнесенные уверенным тоном, мастер заметно успокоился. — Обе машины в полном порядке.
    — Отлично. — Внешне Джералд выглядел совершенно спокойным. — В таком случае автомобиль леди мы пока оставим у вас. Сами понимаете, ситуация… Завтра утром я кого-нибудь пришлю за ним.
    — Конечно, конечно, сэр, — закивал мастер. — Не беспокойтесь, мы присмотрим за машиной. Все будет в наилучшем виде.
    Удовлетворенно кивнув, Джералд наконец обратил внимание на почти повисшую на его руке молодую женщину. Увидев, что та находится почти в бессознательном состоянии, несильно, но твердо встряхнул ее.
    — Тесс… Тесс, ты слышишь меня? Сейчас не время поддаваться слабости. Твой сын нуждается в тебе. Ты должна быть сильной.
    Его слова проникли сквозь пелену, застлавшую от Тесс окружающий мир. Распахнув полузакрывшиеся было глаза, молодая женщина остановила их на мужчине. Довольно быстро ее взгляд приобрел осмысленное выражение.
    — Да, Джералд. Я поняла тебя. Что мне делать?
    — Садись в мою машину. Сейчас я узнаю адрес больницы и мы поедем.
    Тесс послушно удалилась, провожаемая тревожным взглядом Джералда. Оставшись с автослесарем наедине, он записал адрес, а заодно и задал интересующие его вопросы. Короткий разговор прояснил ситуацию.
    Оказывается, произошел несчастный случай. Джерри и его приятель по очереди катались на подаренном накануне Биллу велосипеде. И захотели выяснить, кто сумеет развить большую скорость. Отрезок пути, намеченный для соревнования, проходил по малооживленному проулку. Начинало темнеть. И Джерри, памятуя о том, что пора возвращаться домой, решил как следует разогнаться напоследок. Он настолько увлекся, что вылетел на проезжую трассу, не заметив приближающегося автомобиля…
    По дороге в больницу Джералд как можно деликатнее рассказал Тесс о произошедшем с ее сыном несчастье. Молодая женщина сидела очень бледная, но держалась мужественно.
    — Врачи успели сообщить по телефону, насколько серьезны травмы? — спросила она.
    — Кое-что, — уклончиво ответил Джералд. — Пара пустячных переломов, синяки, ушибы… Но самое неприятное — большая потеря крови. Наверное, потребуется переливание.
    Тесс горестно вздохнула.
    — Бедный мой малыш! Это я виновата, оставила его без присмотра.
    — Твой сын уже достаточно большой, что суметь позаботиться о себе, — возразил Джералд. — Не вини в случившемся себя, Тесс. Произошла нелепая, досадная случайность. Тут ни от кого ничего не зависело.
    — Господи, он же мог погибнуть!..
    — Но не погиб же. Прекрати изводить себя. Скоро ты увидишь сына, обнимешь, прижмешь к груди. А через пару месяцев случившееся забудется как страшный сон.
    Тесс устремила на Джералда благодарный взгляд.
    — Спасибо, что так заботишься обо мне. Не знаю, что бы я сейчас делала, если бы не ты.
    Джералд скромно потупился.
    — Пустяки. Любой на моем месте поступил бы точно так же.
    — И все равно спасибо.
    Они замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Лицо Тесс вновь омрачилось. Тревога за сына не оставляла ее ни на минуту. Как он там, бедняжка, без нее, в совершенно незнакомом месте? Насколько серьезны повреждения, не скрыли ли от нее истинное положение вещей? А вдруг он при смерти?
    Джералд же, искоса поглядывая на Тесс, снова подумал о том, как она красива. Время ничуть не отразилось на лице и фигуре молодой женщины. Казалось, они расстались лишь вчера. И характер все тот же: пылкий, взрывной, страстный. По-прежнему язвительна, остра на язык. Пожалуй, стала даже жестче. Видно, в жизни ей пришлось нелегко, как бы Тесс этого ни отрицала.
    Новым, удивительным и неожиданным для него оказалась только нежная, беспредельная любовь к сыну. То, что Тесс обожает мальчика, сквозило в каждом ее взгляде, в каждом слове. Странно… Джералд всегда представлял молодую женщину строгой, требовательной и педантичной матерью. Ведь саму Тесс воспитывали весьма сурово. Скромная, застенчивая девочка, слово поперек не скажет…
    Когда он увидел ее после года разлуки, похорошевшую, загоревшую, повзрослевшую, то не сразу узнал. Длительное пребывание у бабушки благотворно повлияло не только на внешний облик, но и на внутренний мир девушки. Тесс стала куда более открытой, веселой, жизнерадостной.
    А когда они начали встречаться, то и вовсе расцвела. Кто бы мог подумать, что под маской скромницы скрывается пламенная, горячая натура? Тесс отдавалась их любви целиком, не думая о будущем, не требуя ничего взамен. Никогда до сих пор Джералду не встречалась столь нежная, искренняя, непосредственная девушка. Она забрала его сердце, его душу без остатка и сама подарила любимому все, что имела. Райское блаженство обещало продлиться вечно. Джералд уже успел сделать Тесс предложение и даже получить согласие, как вдруг невероятная, нелепая случайность разрушила все…
    Несмотря на женитьбу, Джералд так и не сумел полюбить другую женщину столь же сильно и самозабвенно, как Тесс. Повернись время вспять, он предпочел бы остаться холостяком, нежели портить жизнь хорошей, доброй женщине, чувствующей, что сердце мужа никогда не будет до конца принадлежать ей…
    Хотя нет. Иначе у него никогда бы не было его маленькой, прехорошенькой Тесс, дочери, которую он обожает безмерно. С момента рождения Бэби стала для него светом в окошке, единственной радостью, смыслом жизни.
    По крайней мере, до случайной встречи со взрослой Тесс.
    Господи, она ничуть не изменилась. И его чувства к ней — тоже. Едва увидев Тесс, Джералд понял, что никогда не переставал любить ее. И готов отдать полжизни, чтобы вновь быть рядом с милой. С женщиной, ставшей его первой и единственной незабываемой любовью.
    Тут Джералд невольно нахмурился. А что теперь испытывает Тесс к нему? Неужели лишь холодное презрение, как пытается показать? Или молодая женщина и в самом деле счастлива в браке? Невероятно, у нее такой большой сын… Господи, даже не укладывается в голове… Быстро же она забыла свою первую большую любовь!
    Или большой любви и не было?
    Впрочем, сейчас не время для размышлений. Ее сын, Джералд, в беде. Странно, что Тесс назвала мальчика так же, как зовут его. Может быть, неспроста? Ладно, подумаем об этом на досуге.
    До больницы они доехали довольно быстро. Припарковавшись и закрыв машину, Тесс и Джералд направились к большому белому зданию. В регистратуре им сообщили, что мальчик получил довольно тяжелые травмы и сейчас находится на операции. Указав этаж и номер операционной, регистраторша посоветовала выяснить подробности у хирурга или медсестры.
    Узнав, что сын пострадал куда серьезнее, нежели ей до сих пор говорили, Тесс внезапно почувствовала себя плохо. Ноги стали словно ватные и отказывались ей служить. Голова с трудом соображала.
    Джералду опять пришлось взять инициативу в свои руки. Поддерживая спутницу под локоть, он быстро отыскал нужную операционную. Конечно, внутрь их не пустили. Однако довольно скоро к ним вышел оперирующий хирург. Его нахмуренное и сосредоточенное лицо весьма красноречиво свидетельствовало о том, что положение действительно очень серьезное.
    — Вы родители ребенка? — без предисловий спросил он.
    Чтобы избежать излишних объяснений, Джералд кивнул.
    — Да. Как он?
    Искоса взглянув на находящуюся в полуобморочном состоянии Тесс, врач осторожно ответил:
    — Мы делаем все возможное. Но мальчик потерял много крови. Группа очень редкая. К несчастью, на данный момент в больнице нет таковой. Сейчас мы пытаемся найти донора. Если среди вас или ваших знакомых есть человек…
    Тесс охнула.
    — О Боже! У меня самая обычная, первая, резус положительный. И у всех моих знакомых также группы первая или вторая. — Она вдруг как-то странно посмотрела на Джералда. — Джералд, а у тебя?..
    Поняв, чего хочет от него молодая женщина, он с готовностью ответил:
    — Группа четвертая, резус положительный.
    Лицо хирурга мгновенно просветлело.
    — Немыслимо, прямо в точку! — Он окликнул проходящую мимо медсестру и, дожидаясь, пока пожилая женщина приблизится, словно бы про себя пробормотал: — Впрочем, ничего странного. Ведь мужчина его отец… Душенька, — обратился он к подошедшей медсестре, — пожалуйста, отведите этого человека в кабинет переливания крови. У него как раз та группа, которую мы искали. И не забудьте сделать все соответствующие анализы: на СПИД, гепатит…
    — Конечно, доктор, — с готовностью отозвалась медсестра и повернулась к Джералду. — Пожалуйста, следуйте за мной.
    Хирург, заметив, что Джералд с тревогой взглянул на Тесс, любезно заверил:
    — Не беспокойтесь, мы позаботимся о ней. Ох уж эти матери!.. Вечно с ними проблем больше, чем с детьми.

    Уже сидя в кресле и наблюдая за тем, как его кровь медленно струится по прозрачным трубкам, Джералд вдруг подумал, что упустил нечто важное. Совсем недавно прозвучали слова, заронившие в его душу какое-то подозрение… Кажется, что-то, что сказал оперирующий хирург. Дьявол, как он мог забыть! Хотя царила такая суматоха… Нет, он обязательно должен вспомнить.
    Так, мы с Тесс подошли, вышел хирург, сообщил, что состояние мальчика весьма серьезно, начал прокручивать в голове недавние события Джералд. Затем врач сказал, что нужна кровь четвертой группы… Нет, не так. Нужна кровь очень редкой группа, в больнице сейчас такой нет. Тут Тесс как-то искоса взглянула на меня и спросила… Когда я ответил, оказалось, что моя кровь идеально подходит. Какое счастливое совпадение! Или не совпадение?..
    Вот оно!
    Джералд понял, что нащупал нужную ниточку. Мысль лихорадочно заработала. Точно! То-то ему показалось странным, что Тесс ничуть не удивилась. Правда, она находилась в полуобморочном состоянии и вообще с трудом понимала, что происходит…
    Впрочем, было и еще кое-что. Слова хирурга, которые тот пробормотал себе под нос. Джералд едва разобрал их. Ему надо поднапрячься, вспомнить… Что-то про чьего-то отца. Врач сказал, что нет ничего удивительного в том, что его, Джералда, и Джерри группы крови совпадают. Ведь он — его отец…
    Внезапно на лбу мужчины выступила испарина. Дьявол, невероятно! Сын Тесс — его сын?
    Джералд бессильно откинулся назад. Нет, немыслимо. Да и сроки не совпадают. Не могла же Тесс вынашивать ребенка больше года. А ведь жаль, чертовски жаль! Ему всегда хотелось первенца мальчика.
    Странно, но сейчас он испытывал самую настоящую грусть.

3

    Казалось, прошла вечность, прежде чем врач вышел из операционной и с довольной улыбкой сообщил, что мальчик вне опасности. Вскочив с больничного стула, Тесс радостно бросилась хирургу на шею.
    — Спасибо, доктор! Вы спасли жизнь моему сыну!
    Тот смущенно закашлялся.
    — Ну, благодарить вы должны не только меня. Если бы не кровь вашего мужа, мы едва смогли бы что-нибудь сделать.
    Тесс удивленно посмотрела на Джералда.
    — Моего мужа? — Заметив ожесточенную жестикуляцию Джералда за спиной врача, она спохватилась: — Ах да…
    Кажется, врач что-то заподозрил. Однако выражение его лица осталось совершенно невозмутимым. Похоже, на своем веку ему довелось повидать многое.
    — Именно, миссис Уолторн. Исход операции всецело зависел от того, найдем ли мы кровь нужной группы. Мы опросили около полусотни человек. Но только у вашего супруга оказалась нужная. Так что обязательно поблагодарите и его.
    Смущенно покраснев, Тесс повернулась к Джералду.
    — Спасибо, Джералд. Я никогда не забуду этого.
    — Разве я мог поступить иначе? — искренне изумился тот. — Тем более когда речь шла о ребенке.
    — И все равно я никогда не забуду того, что ты сделал для Джерри.
    Тепло улыбнувшись ему, Тесс снова обратилась к врачу:
    — Доктор, когда мне можно будет увидеть мальчика?
    — Да хоть сейчас, — развел руками врач. — Правда, ваш сын проспит еще долго. Так что пообщаться с ним вы едва ли сможете раньше завтрашнего утра. Но если желаете…
    — Еще как желаю! — нетерпеливо перебила врача молодая женщина. Ее глаза так и светились счастьем при мысли, что все закончилось хорошо. — Так я могу идти к нему?
    — Конечно. Медсестра проводит вас в реанимационную палату.
    Тесс быстро удалилась. Моментально забыла обо мне, ревниво подумал Джералд, тоскливо глядя вслед молодой женщине. Так же легко, как и много лет назад…
    — Мистер Уолторн, — раздался голос врача. — Я хочу сказать вам… Мистер Уолторн…
    Джералд не сразу сообразил, что обращаются именно к нему.
    — Да, доктор…
    — Доктор Броудс, — представился хирург. — Мистер Уолторн, мне кажется, вам было бы интересно узнать одну вещь…
    Джералд заинтригованно посмотрел на врача.
    — Какую же?
    — Не хочу лезть не в свое дело, но, кажется… Пожалуйста, заранее извините меня за бестактность. Мы, врачи, не отличаемся особой деликатностью. Профессия многих из нас сделала циниками… Короче, я заметил, что вы как будто сомневаетесь в своем отцовстве?
    Вопрос был не в бровь, а в глаз. Джералд напрягся, лихорадочно придумывая ответ. И вдруг, почувствовав к Броудсу странное, почти необъяснимое доверие, решил признаться:
    — Доктор, мы водили вас за нос. Мы с Тесс не женаты. Мы вообще не виделись двенадцать лет.
    Тот лукаво прищурился.
    — Однако мальчику сейчас как раз около двенадцати. А отсутствие документального тому подтверждения не исключает возможности, что именно вы — отец Джерри.
    — Но она же замужем, — привел Джералд, казалось бы, несокрушимый довод. — За другим!
    Доктор Броудс насмешливо улыбнулся.
    — Ну и что? Держу пари, что и вам довелось носить обручальное кольцо на безымянном пальце.
    Джералд коротко кивнул, подтверждая его догадку. Задумчиво произнес:
    — Признаться, доктор, в какой-то момент и мне в голову пришла подобная мысль. Вот только сроки не совпадают. Мальчику нет еще и одиннадцати, а мы ведь расстались двенадцать лет назад. Не могла же Тесс вынашивать ребенка больше года.
    Что-то промелькнуло в глазах доктора.
    — Вы сказали, мальчику еще не исполнилось одиннадцати?
    — Да, по словам его матери, — ответил Джералд. — Так что, увы, наши догадки беспочвенны.
    — Ну не скажите… — задумчиво протянул врач. И неожиданно добавил: — Что вы ответите, если я предложу вам пройти тест на отцовство?
    Джералд изумленно вскинул глаза.
    — Анализ ДНК?
    — Именно.
    — Но это же бесполезная трата времени! И так все понятно: у Джерри другой, законный отец.
    — Не скажите, — вновь повторил врач.
    Джералд неосознанно насторожился и произнес напряженным голосом:
    — Доктор Броудс, вам известно нечто такое, чего не знаю я? Скажу честно: мне бы очень хотелось, чтобы Джерри оказался моим сыном. Подчеркиваю, очень. Если бы я мог повернуть время вспять! — воскликнул он. — Мы так глупо расстались с его матерью… Однако я не привык строить беспочвенных иллюзий.
    Осторожно подбирая слова, врач возразил:
    — Может статься, иллюзии не так уж и беспочвенны. У вас и у мальчика редкая группа крови. Скажете, совпадение? Однако подобные совпадения встречаются не так уж и часто… Правда, Джерри мало похож на вас. Но его имя… Не кажется ли вам подозрительным, что миссис Уолторн назвала сына именно так?
    Джералд явно заколебался. И доктор Броудс, уловив его состояние, продолжил:
    — Поэтому я и предлагаю пройти тест на ДНК. Таким образом вы навсегда избавитесь от сомнений. Которые в противном случае еще долго не дадут вам покоя.
    Джералд молчал, взвешивая «за» и «против». И вдруг решился:
    — Эх, была не была… Но сначала скажите мне одну вещь, доктор: зачем вам-то это надо?
    Сощурившись, тот улыбнулся.
    — Считайте, это проявлением чисто профессионального интереса. У меня родилась догадка, я решил ее проверить.
    — И все?
    — Почти. — И с неожиданной для этого жесткого и уверенного в себе человека застенчивостью Броудс негромко добавил: — Есть у меня одна маленькая слабость. Люблю помогать ближнему своему.
    Поняв, что имеет в виду врач, Джералд шагнул ему навстречу и без слов, крепко пожал большую сильную ладонь.

    Спустя две недели Джерри выписали из больницы.
    Так получилось, что Джералд навещал мальчика почти так же часто, как и сама Тесс. Сознание того, что в ребенке течет его собственная кровь, что во многом благодаря ему сын любимой женщины до сих пор жив и улыбается, весьма способствовало тому, что мужчина день ото дня все больше привязывался к Джерри. Он следил за его выздоровлением практически столь же ревностно, как родная мать.
    Тайком от Тесс Джералд сдал кровь на анализ ДНК. Поскольку в городе не было своей лаборатории, результатов оставалось ждать еще около двух недель. Однако Джералда, как ни странно, в эти дни меньше всего заботило, кто настоящий отец Джерри. Какая разница, если они и так стали кровными родственниками? Да и как можно было не полюбить мальчика, которой являлся частичкой Тесс, женщины, к чьим ногам он был готов сложить все?
    Джерри же очень нравилось общество своего спасителя. И он всегда ждал появления Джералда с радостным нетерпением.
    Удивительно, но Тесс не возражала против их дружбы. Порой она сама изумлялась, что позволяет Джерри общаться с человеком, от которого поклялась держать сына как можно дальше. Однако именно Джералду, которого Тесс ненавидела за причиненную когда-то обиду, суждено было спасти ее мальчика. Так стоит ли идти против воли судьбы?
    Тесс сказала сыну, что Джералд Хьюмен ее давний хороший знакомый, с которым они не виделись много лет. И попросила — чтобы не расстраивать мистера Хьюмена — не говорить ему о том, что мама вот уже почти десять лет как развелась.
    Выздоровление Джерри праздновали втроем в небольшом ресторане. За кофе Тесс в шутку осведомилась:
    — Джералд, твоя жена еще не ревнует тебя к нам? Мне кажется, ты проводишь с нами больше времени, нежели то допускает обычная дружба.
    Он тут же насторожился. Неужели Тесс намекает на то, что теперь, когда Джерри поправился, ему надлежит незаметно исчезнуть из их жизни?
    Осторожно Джералд ответил:
    — О нет, не думаю. Но вот моя дочка точно ревнует. И даже просит познакомить ее с мальчиком, о котором так много слышала от своего папы.
    Настала очередь Тесс напрячься под пристальным мужским взглядом. Но, прежде чем молодая женщина успела придумать достойный ответ, Джерри обрадованно выпалил:
    — Здорово! Мне тоже очень хочется увидеть Бэби, вашу дочь. Ведь ее зовут так же, как маму!
    — Но, милый, ты еще слишком слаб, чтобы ходить в гости, — осторожно напомнила Тесс. — Помнишь, доктор даже советовал свозить тебя к теплому морю, чтобы ты погрелся на солнышке, поел побольше овощей и фруктов? Ну а поскольку сейчас зима, тебе придется сидеть дома.
    Мальчик расстроенно замолчал. Неожиданно в мозгу Джералда-старшего вспыхнула блестящая идея.
    — Тесс, но почему бы тебе не последовать совету врача и не взять отпуск, чтобы свозить сына к морю? Посмотри, какой он бледненький! От того, что Джерри будет сидеть дома, его здоровье вряд ли улучшится.
    Тесс сокрушенно вздохнула.
    — Думаешь, сама не понимаю? Однако сейчас… пока мой муж не вернется из длительной командировки, — поспешно добавила она, — мы весьма стеснены в средствах.
    — Но если бы у тебя вдруг появилась возможность побывать с мальчиком в теплых странах, ты бы не преминула воспользоваться случаем?
    Не почувствовав в вопросе подвоха, Тесс кивнула:
    — Естественно. Здоровье сына для меня дороже всего!
    Услышав желанный ответ и возликовав в душе, Джералд торжественно заявил:
    — В таком случае спешу тебя обрадовать. В нашей компании как раз намечается командировка в Гонолулу. Поскольку я еще не решил, кто полетит со мной… Короче, почему бы нам всем вместе не провести пару недель на Гавайских островах?
    — Ура! — восторженно воскликнул Джерри, подпрыгнув на месте от радости. — Конечно же мы согласны!
    Тесс же пораженно взглянула на Джералда.
    — Ты шутишь?
    — Ничуть. Только представь: солнце, море, пляж и мы с детьми…
    — Детьми? — Тесс вдруг показалось, что они с Джералдом говорят о разных вещах. — Минуточку, позволь уточнить. Ты хочешь, чтобы мы отправились на Гавайи вчетвером? За твой счет?
    — Да.
    — Но это же абсурд! Я не нуждаюсь в благотворительности. Тем более — в твоей!
    Джералд окинул Тесс суровым взглядом.
    — Должен напомнить, что сейчас не время для сведения старых счетов. Подумай, что для тебя дороже: ущемленная гордость или сын?
    Поняв, что он прав, Тесс виновато потупилась.
    — Наверное, я тебя должна была бы сейчас благодарить. Но… — добавила она, понизив голос: — после того, что произошло между нами, я поклялась не иметь с тобой ничего общего. А теперь… теперь я вообще с трудом понимаю, что происходит.
    Почувствовав, как Тесс сейчас нелегко, Джералд ободряюще дотронулся до ее руки. Джерри с плохо скрываемым нетерпением наблюдал за взрослыми, желая поскорее узнать, чем же все закончится.
    — Тесс, дорогая, — произнес Джералд, — а почему бы нам не стать просто друзьями? Худой мир лучше доброй ссоры. К тому же, как мне кажется, последние две недели это получалось у нас отнюдь не плохо.
    Действительно, с чего я взяла, что мы обязательно должны быть врагами? — удивленно спросила себя Тесс. Не создаю ли я себе лишние проблемы? Двенадцать лет назад мы были совсем еще детьми. Глупо дуться из-за прежних обид. Что было, то быльем поросло.
    Теперь Джералд стал совершенно другим человеком. Серьезным, надежным, ответственным. И он спас жизнь моему сыну! Разве одного этого недостаточно, чтобы простить его? Мой сын действительно нуждается в перемене климата. Он такой бледненький, едва передвигает ноги… Неужели я окажусь настолько бессердечной матерью, что ради собственных амбиций поставлю под угрозу здоровье самого дорого для меня человека?
    А деньги?.. Но раз Джералд предлагает им отправиться в эту поездку, значит, он все просчитал заранее. Два авиабилета его наверняка не разорят. А в остальном они с сыном постараются свести все траты к минимуму. Фрукты должны быть там дешевые, а солнце и море вообще бесплатные. Остается еще проживание в отеле… Но ничего, она что-нибудь придумает.
    К тому же, родилась в голове коварная мысль, пусть Джералд хоть раз в жизни проявит заботу о своем сыне…
    Впрочем, оставалась еще одна проблема. Тесс тревожно взглянула на Джералда.
    — А как же твоя жена? Неужели ты всерьез полагаешь, что она отпустит тебя на Гавайи с другой женщиной?
    По его губам скользнула непонятная усмешка.
    — О, об этом можешь не волноваться. Во-первых, я отправляюсь не в развлекательную поездку, а в служебную командировку. Мне некогда будет особо расслабляться, так что о детях придется заботиться тебе. Как видишь, Тесс, я не совсем бескорыстен!.. Во-вторых, дочка давно просит меня взять ее куда-нибудь с собой. Уверен, хотя Бэби и здоровенькая, воздух, солнце и море ей тоже не повредят. Ну а в-третьих… в нашей семье отсутствует такое понятие, как ревность. У каждого своя личная жизнь. Мы практически независимы друг от друга.
    Как и мы с Гордоном, вдруг подумалось Тесс. Забавно, но после развода наши отношения вообще заметно улучшились. Конечно, мальчик растет почти без отца. Они видятся не чаще двух-трех раз за полгода. Эти вечные деловые поездки Гордона! Зато каждая встреча превращается для сына в настоящий праздник. Нет, я не жалею, что развелась…
    Между тем Джерри по-прежнему с нетерпением наблюдал за матерью. Наконец, не выдержав, спросил:
    — Мам, ну так что ты решила? Мы едем, да?
    Улыбнувшись, Тесс легонько потрепала сына по затылку.
    — Конечно, родной. Разве я могу отказать тебе хоть в чем-то?
    — Я так и знал, что ты согласишься! — Восторгу Джерри не было предела. Не удержавшись, он бросился к Тесс на шею и расцеловал. — У меня самая замечательная на свете мама!
    — Тише, тише, — смущенно забормотала она. — На нас же смотрят…
    Джералд с улыбкой наблюдал за трогательной семейной сценой. Эти двое, без сомнения, сильно привязаны друг к другу. Так сильно, что здесь едва ли найдется место третьему…
    Да что я несу! — мысленно одернул себя мужчина. Ведь Тесс замужем. У Джерри есть отец. Они — полноценная счастливая семья. И места в ней нет четвертому. То есть мне.
    Словно бы уловив перемену в настроении мужчины, Тесс беспокойно взглянула на него.
    — Джералд, мы очень тебе благодарны. Но ты уверен, что не взваливаешь на плечи непосильную ношу? Если ты вдруг передумаешь…
    — Мам, ты что? — раздался испуганный шепот Джерри.
    Мысленно он уже купался в море и загорал на пляже. А тут такое…
    Через силу улыбнувшись, Джералд возразил:
    — Конечно нет. Уверен, нам предстоит замечательная поездка. И мне уже не терпится сообщить дочери, что она не только познакомится с Джерри, но и проведет пару недель с ним и папой на Гавайских островах. — В конце концов и у него есть человек, который искренне его любит. Дочка. — Представляю, как Бэби обрадуется!
    Тесс вдруг обеспокоенно взглянула на часы.
    — О Боже, мы здесь сидим уже два часа! Наверное, тебе давно пора быть на работе?
    — Начальство не опаздывает, оно задерживается, — усмехнулся Джералд. — Однако ты права: меня уже заждались. — Знаком подозвав официанта и расплатившись, он задумчиво добавил: — Хотелось бы еще заскочить домой, повидать дочку. Не знаю с чего, но я вдруг очень по ней соскучился…

    Спустя неделю, упаковав чемоданы и уладив все проблемы на работе, Тесс уже летела с сыном в Гонолулу. Впервые в жизни ей довелось путешествовать первым классом. Господи, а она-то думала, что Джералд возьмет им билеты подешевле! Похоже, он несколько приуменьшил истинный размах своего бизнеса.
    Но если молодая женщина пыталась придать лицу более-менее спокойное выражение, то Джерри и не думал скрывать восхищения. Беспокойно вертясь на месте, он то и дело восклицал:
    — Ух ты, как классно!
    Вот и сейчас, вдоволь налюбовавшись видом из иллюминатора, мальчик вновь обвел восторженным взглядом салон и громко прошептал:
    — Здесь все такие серьезные. Наверное, у каждого огромная куча денег… Ой, мам, смотри, телевизор!.. Вот здорово!
    — Джерри, не проявляй столь явно свои эмоции, — осадила сына Тесс. — Это неприлично.
    — Тесс, не дергай парня. — Внезапно раздавшийся позади нее голос заставил молодую женщину вздрогнуть. — Пусть развлекается.
    Обернувшись, Тесс увидела, что у их кресел стоит Джералд. Она тепло ему улыбнулась.
    — Честно говоря, мне и самой хочется прыгать от восторга. И все же не стоило брать самые дорогие билеты. Мы бы отлично долетели и бизнес-классом.
    — Не говори глупостей, — отмахнулся Джералд. — К тому же как бы я объяснил дочери, что мои лучшие друзья летят другим классом? Кстати, именно из-за Бэби я подошел к вам. Детям всегда гораздо интереснее друг с другом, чем со взрослыми… Короче, она сама стесняется, поэтому попросила меня предложить Джерри пересесть к ней.
    Услышав это, мальчик радостно захлопал в ладоши.
    — Замечательная идея! У вашей дочери котелок варит что надо. Как только подобная мысль не пришла мне в голову? Вот с кем вволю поболтаем!
    И прежде чем Тесс успела открыть рот, ее сына уже не было рядом. Значит, ближайшие несколько часов ей придется провести с Джералдом!
    — Разрешите присесть? — между тем преувеличенно галантно осведомился он, со скрытой усмешкой наблюдая за растерянностью молодой женщины. Неужели Тесс действительно его боится? — Сами видите, милая леди, мое место захвачено. И как минимум до конца полета. Такой старый зануда, как я, надоел даже собственной дочери. Поэтому мне не остается ничего иного, как просить разрешения теперь надоедать вам.
    — Садись, конечно. И пожалуйста, прекрати паясничать, — поморщилась Тесс. — Мы не в цирке, так что нечего разыгрывать представление. Мне их хватило еще двенадцать лет назад.
    — Эй, Тесс, полегче на поворотах! Ведь, кажется, мы заключили мир? — напомнил Джералд. — Пойми, я тебе не враг номер один.
    — Прости. Но если ты думаешь, что я когда-нибудь прощу тебе то, что ты приволок к себе домой шлюху…
    — Сестру, Тесс! Двоюродную сестру! Она только переехала в наш город, и ей негде было переночевать. Впрочем, если ты мне не веришь…
    — Ни капельки! — язвительно вставила Тесс.
    — Если ты мне не веришь, — хладнокровно продолжил Джералд, — то это твои проблемы. Моя совесть чиста. Уж я-то знаю, что, потрудись ты меня выслушать двенадцать лет назад, наши судьбы сложились бы совсем по-другому.
    А вдруг он действительно не лжет? — неожиданно подумалось Тесс. Тогда — это еще понятно. Но покрывать старые грехи сейчас, когда у них обоих семьи… Что, если в постели действительно находилась его сестра? Что, если Джералд Хьюмен действительно никогда ей не изменял?
    Чушь! — тут же прогнала Тесс страшную мысль. Все выглядело настолько очевидным, что ошибиться было просто невозможно. Джералд лжет. Стоило единственный раз прийти к нему без предупреждения, без телефонного звонка, чтобы раскусить всю его подлость и коварство. Правильно она сделала, что немедленно бросила обманщика! Пусть и теперь не пытается одурачить ее.
    И он никогда, никогда не узнает, по какой причине она решилась прийти к нему тогда…
    Не глядя на Джералда, Тесс сухо произнесла:
    — Ладно, сменим тему. Расскажи мне немного о Гавайях. Честно признаюсь, я лечу туда впервые. И знаю о них только то, что это пятидесятый штат США и что по приезде туда гостям надевают на шею ожерелья из цветов. Я видела это в фильмах. Стыдно будет, если Джерри о чем-нибудь меня спросит, а я не смогу вразумительно ответить.
    — Хорошо, — с готовностью откликнулся Джералд. — Итак, Гавайи — это двадцать четыре островка вулканического происхождения. Настоящий рай для туристов. Вечное лето, знойное солнце, роскошная тропическая растительность, красочные экзотические цветы, восхитительные пляжи… На островах нет хищников, ядовитых змей и крокодилов, зато много птиц. Самый большой из островов — Гавайи. Он-то и дал название всему архипелагу. Но летим мы не туда, а на остров Оаху, в главный город штата Гонолулу. Уверен, его футуристические пейзажи поразят тебя с сыном еще до того, как мы коснемся земли.
    — Джералд, ты так интересно рассказываешь. Тебе бы в школе работать, учителем географии, — засмеялась Тесс. — Ей-богу, у тебя врожденный талант преподавателя. Не зарывай его в землю!
    — Не беспокойся, — усмехнулся он в ответ. — Как видишь, ему еще находится применение… Желаешь узнать еще что-нибудь?
    — А что, в запасе у учителя есть еще какая-нибудь любопытная история?
    — О, хоть миллион! Вот, например, весьма забавный факт: Гавайские острова люди открывали аж целых три раза. Впервые их достигли полинезийские мореплаватели примерно в начале новой эры. Потом, во второй половине шестнадцатого века, — испанцы. И, наконец, в восемнадцатом веке на Гавайях высадился первый англичанин, знаменитый Джеймс Кук. Здесь аборигены его и съели.
    — Брр… — шутливо поежилась Тесс. — Пожалуй, на сегодня хватит. А твоя дочь уже бывала на Гавайских островах?
    — Только однажды, — ответил Джералд. — И то Бэби было так мало лет, что она ничего не запомнила. Так что теперь ей предстоит открывать для себя все заново.
    До Тесс и Джералда донесся знакомый звонкий смех. Судя по всему, их дети уже освоились друг с другом. Некоторые из пассажиров, недовольные нарушением благоговейной тишины, начали удивленно оглядываться.
    — Похоже, твоя Бэби и мой Джерри — два сапога пара, — проницательно заметила Тесс. — Покоя от них не жди. Готова держать пари, что мы с ними еще намучаемся до конца перелета.
    — Увы, ты права, — вздохнул Джералд. — Бэби не отличается благовоспитанностью. Моя дочь — настоящий сорванец в юбке. Учителя не устают ее хвалить за успеваемость и жаловаться на поведение. Она умудряется драться даже с мальчишками!
    — Мой Джерри тоже сплошное наказание, — пожаловалась в свою очередь Тесс. — Умный, добрый, хороший. Но жуткий озорник! Удивляюсь, как соседи еще не уехали подальше от нас. Ума не приложу, в кого он пошел! Я всегда была тихой и скромной девочкой.
    — Наверное, в отца, — предположил Джералд. — По крайней мере, так всегда говорит моя жена, когда разговор заходит о Бэби. По ее словам, в детстве она в любой ситуации оставалась истинной леди. Я же, насколько ты помнишь, обожал проказничать.
    Тесс искоса взглянула на него.
    — Да, пожалуй, ты прав. Характером Джерри — вылитый отец. Как только я раньше не заметила?
    — Зато внешне — копия матери, — заметил Джералд, не обратив внимания на странные интонации в голосе молодой женщины. — А вот моя дочка пошла в меня и внешностью, и норовом. Ее мать все причитает, что дочь ничуть на нее не похожа, словно чужая. Элен — невысокая бледная блондинка с синими глазами. А взгляни на Бэби!
    Тесс невольно обернулась и посмотрела на девочку, увлеченно беседующую о чем-то с Джерри. Действительно, прелестная малютка поражала своим сходством с отцом. Те же густые темные волосы, черты лица, цвет глаз. Даже манера говорить и двигаться — отцовская.
    Вновь повернувшись к собеседнику, молодая женщина кивнула.
    — Да, действительно. Бэби — твоя копия. Поэтому, наверное, к тебе она и привязана сильнее, чем к матери.
    — Твой сын, похоже, любит тебя тоже намного больше, чем папу, — заметил Джералд в свой черед. — По крайней мере, за то время, что мы с Джерри знакомы, я ни разу не слышал, чтобы он упомянул об отце.
    Тесс вдруг смутилась и поспешила уйти от опасной темы.
    — Кстати, расскажи мне поподробнее о своем бизнесе. Ты говорил, что руководишь небольшой компьютерной фирмой. Однако, судя по твоим костюмам да этим билетам…
    — Я поскромничал? — закончил за засмущавшуюся Тесс Джералд. — Возможно, но это смотря с чем сравнивать. Фирма «Хьюменс компьютерс» достаточно известна в Штатах. Однако за пределами страны о ней почти не знают.
    Тесс негромко присвистнула.
    — Ого, куда ты метишь!
    — Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, — резонно заметил Джералд. — В конце концов, почему бы и нет? Учитывая, что я начинал практически с нуля, за десять лет мы добились потрясающих результатов. И надеюсь, что совсем скоро они перерастут в фантастические.
    Похоже, самоуверенности и амбиций Джералду не занимать, с невольным уважением и даже восхищением подумала Тесс. И, следует отдать ему должное, он имеет полное право гордиться собой.
    Однако, не удержавшись, молодая женщина все же задала каверзный вопрос:
    — Джералд, а как же твоя семья? При столь бешеном темпе работы ты едва ли уделяешь близким много времени.
    Он слегка помрачнел. Замечание попало в цель.
    — Действительно, здесь возникает множество проблем… Впрочем, Элен прекрасно обходится без моего внимания. А с Бэби я стараюсь проводить каждую свободную минуту. Вот и теперь отрываю ребенка от школы и тащу к черту на кулички, — усмехнулся Джералд.
    Какая же все-таки странная у него семья, удивилась Тесс. Такое впечатление, будто они с женой живут вообще отдельно, в разных мирах. Она даже не приехала проводить мужа и дочь в аэропорт!.. А впрочем, не ей их судить. Слава Богу, хватает и собственных проблем. Ни к чему задумываться еще и над чужими.
    Некоторое время Джералд и Тесс провели в молчании, прислушиваясь к голосам детей. Поскольку последние становились с каждой минутой все громче и громче, молодая женщина наконец не выдержала и озабоченно спросила у своего соседа:
    — Джералд, может, пора немного осадить их?
    — Зачем? — Он удивленно приподнял бровь — Пусть веселятся.
    — О да, конечно. Я согласна потерпеть. Но вот тот солидный господин в очках или дама в темно-зеленой шляпке, которые уже с полчаса бросают на нас и ребят косые взгляды, вряд ли.
    Однако Джералд пожал плечами.
    — Какое мне дело до них? Если господам что-то не нравится, пусть сами решают свои проблемы. Моя дочь и ее интересы мне намного дороже, нежели интересы случайных попутчиков.
    — Но «случайные попутчики» заплатили за билеты ровно столько же, сколько и ты!
    — Пусть впредь знают, что не все можно купить за деньги, — немедленно возразил Джералд.
    — Твоя дочь вырастет законченной эгоисткой.
    — Нет. Уверенной в себе и незакомплексованной красивой молодой девушкой.
    Тесс в отчаянии махнула рукой. Джералда всегда было невозможно переубедить!
    — Похоже, наши взгляды на воспитание детей кардинально расходятся, так что оставим это.
    Произнеся это, молодая женщина демонстративно отвернулась к окну, сделав вид, будто любуется облаками. Поняв намек, Джералд поудобнее устроился в кресле и задремал.
    Остаток пути они друг с другом не разговаривали.

4

    Экзотическая красота Гавайских островов поразила Тесс, влюбила в себя с первого взгляда. Даже не отдохнув в роскошном номере пятизвездочного отеля, который Джералд снял для них, молодая женщина отправилась побродить по окрестностям. Джерри, естественно, сопровождал мать. Усталые, но довольные и переполненные впечатлениями, они вернулись обратно лишь к девяти вечера.
    И тут же получили выговор от Джералда. Оказывается, обнаружив их отсутствие, он не на шутку испугался и поднял на ноги весь персонал отеля. Пока Тесс с сыном наслаждались пейзажами, служащие обыскали здание с подвалов до чердака, проверив каждый укромный уголок, каждый закуток.
    Чувствуя свою вину, остаток вечера молодая женщина вела себя тише воды, ниже травы. Надо же, сколько людей напрасно потревожили из-за меня, со стыдом думала Тесс. Вот бестолковая, не догадалась сообщить Джералду, что вместе с сыном иду на прогулку. Пара фраз — и неприятного недоразумения не произошло бы.
    Впрочем, в тот момент она так разозлилась на Джералда, что не испытывала ни малейшего желания разговаривать с ним. Откуда ей было знать, что, не найдя их, он переполошит весь отель? Кто же виноват, что на поверку его хваленые железные нервы оказались столь некрепки?..
    На следующее утро, сославшись на неотложные дела, Джералд предупредил, что будет отсутствовать весь день, и попросил молодую женщину присмотреть за дочерью. Обижен за вчерашнее, решила Тесс. Ну и пусть! Ей же будет вольготнее постоянно не чувствовать себя под прицелом проницательных темных глаз.
    Собрав пляжные принадлежности, Тесс с детьми отправилась на пляж, где и провели целый день, купаясь, загорая и развлекаясь. Бэби оказалась премилым ребенком, живым, активным, жизнерадостным. При этом ни капельки не избалованным, как опасалась молодая женщина. Они с девочкой быстро нашли общий язык и понравились друг другу. Следующий день, проведенный точно так же, еще сильнее укрепил эту дружбу. А спустя неделю Тесс почувствовала, что привязалась к дочери Джералда как к своей собственной.
    Теперь у нее было как бы два ребенка: мальчик и девочка, о которой она втайне давно мечтала. Безумно любя Джерри, молодая женщина нет-нет да и вздыхала украдкой, что ей некого наряжать, не с кем поиграть в куклы. Зато теперь Тесс с Бэби целыми часами возились с крошечными одежками и пупсами, играли в дочки-матери и делали друг другу различные прически.
    И сын ничуть не ревновал мать к неожиданной сопернице. Напротив, проявлял почти братскую снисходительность и заботу. А однажды даже сказал Тесс, когда они остались наедине:
    — Пожалуй, я рад, что вы с Бэби подружились. Иногда мне кажется, что ей недостает матери. Рядом с тобой девчонка выглядит такой счастливой!
    Тесс непонимающе посмотрела на сына.
    — Но ведь у нее есть мама.
    Смутившись и отведя взгляд в сторону, Джерри пробормотал:
    — Да, конечно. Но она же далеко.
    Заподозрив подвох, Тесс повернула мальчика лицом к себе и, пристально глядя в глаза, строго спросила:
    — Джерри, ты что-то от меня скрываешь?
    Сын отрицательно мотнул головой.
    — Ты что, мамочка! Я, наверное, просто неудачно выразился. Мне лишь хотелось сказать, что, пока ты возишься с этой девчонкой, я в некотором роде предоставлен сам себе. — Он хитро, улыбнулся. — И иногда этим удается очень удачно воспользоваться.
    — Ах ты шельмец! — рассмеялась Тесс, мгновенно успокоившись. — Никогда не упустишь своего.
    — Между прочим, дядя Джералд говорит, что это правильно. С какой стати я должен что-то кому-то уступать?
    Тесс нахмурилась. И когда только Джералд успел вбить в голову ее сыну подобное?
    — Во-первых, — начала молодая женщина сурово, — никакой он тебе не дядя. Во-вторых, у тебя есть мать и слушать надо именно ее, а не посторонних. А в-третьих, мне совсем не хотелось бы, чтобы мой единственный ребенок вырос эгоистом. Сколько раз я тебя учила, что надо заботиться о ближних, быть аккуратным и неназойливым, никогда никого не обижать, не обманывать…
    — Гмм… — негромко хмыкнул Джерри.
    Однако, как бы тихо он это ни произнес, от внимания Тесс не ускользнула странная реакция сына.
    — Объясни-ка, пожалуйста, что означает твое «гмм», — потребовала она.
    На миг мальчик замялся. Но тут же, набравшись храбрости, ответил:
    — О, ничего особенного. Я только вспомнил, как ты просила не говорить дяде… просто Джералду о том, что вы с папой давно развелись.
    На миг Тесс опешила. Ее же оружие повернули против нее! А ведь раньше мальчик никогда не осмеливался противоречить ей. И тут же сникла. Джерри абсолютно прав. Какое она имеет право разглагольствовать о том, что обманывать нехорошо, и одновременно учить сына говорить неправду?
    Притянув его к себе, Тесс негромко произнесла:
    — Знаешь, Джерри, лгать иногда все-таки можно. Если это ложь во спасение. — Заметив удивленный взгляд сына, она поспешно добавила: — Ну, «во спасение» звучит, пожалуй, слишком громко. Однако смысл тот же… Помнишь, я тебе объясняла, что не хочу травмировать столь неприятной новостью своего старого знакомого?
    Джерри важно кивнул.
    — Помню. Но… мамочка, а можно у тебя спросить одну вещь?
    Теряясь в догадках, что бы это могло быть, Тесс разрешила:
    — Спрашивай.
    Потупившись и ковыряя пол носком сандалии, Джерри нерешительно произнес:
    — Знаешь, иногда я думаю…
    — Что, родной? — ободрила она сына.
    — Я думаю… — Джерри собрался с силами и вдруг выпалил: — Я думаю, что ты скрываешь это от Джералда, чтобы он нечаянно не влюбился в тебя!
    Тесс онемела от неожиданности. Она ожидала услышать все, что угодно. Но такое…
    Господи, а ведь сын-то ее прав! Она действительно надеялась, что невинный обман поможет ей держать Джералда на расстоянии. Да и самой держаться подальше от его чарующей улыбки и завораживающего смеха…
    Молодая женщина стиснула зубы. Джерри еще слишком мал, чтобы посвящать его в сложности взаимоотношений взрослых. Поэтому она спокойно произнесла:
    — Глупости. Ты же знаешь, что мистер Хьюмен женат. Между нами не может быть ничего, кроме дружбы.
    Однако Джерри не успокоился. Странно-напряженным голосом мальчик спросил:
    — А если бы он тоже много лет назад развелся, как и ты с папой?
    Тесс опять почувствовала, что от нее что-то скрывают. И внимательно посмотрела сыну в глаза.
    — Джерри, скажи, ты знаешь то, чего не знаю я?
    Опустив ресницы, мальчик покачал головой.
    — Конечно нет, мамочка. — Он вновь поднял глаза. — Ведь ты же учила меня, что лгать нехорошо.
    Тесс вдруг ощутила страшную усталость. Она была больше не в силах продолжать этот изматывающий разговор. Да и как можно говорить о взрослых чувствах с двенадцатилетним сыном? Он еще слишком мал и многого понять все равно не сможет.
    Заставив себя улыбнуться, Тесс произнесла:
    — Ладно, озорник, беги играть. Маме еще нужно зайти в одно место. И пожалуйста, присмотри за Бэби. Я скоро к вам приду.
    — Хорошо, мам, — с готовностью отозвался Джерри.
    Похоже, что и ему успел надоесть серьезный, «взрослый» разговор.

    Оставшись одна, Тесс решила, что надо во что бы то ни стало разыскать Джералда и серьезно с ним поговорить. Но только сделать это следовало осторожно, ни в коем случае не сводя все к очередной ссоре. Этот мужчина должен наконец понять, что воспитание сына исключительно ее личное дело. И он, Джералд Хьюмен, здесь ни при чем.
    Да и вообще, сколько еще он намерен избегать ее? Они находятся в Гонолулу целую неделю, а видятся от силы пару раз за день, да и то мельком. В конце концов, это просто смешно. Они же не маленькие дети, чтобы так долго дуться друг на друга!
    У портье удалось узнать, что мистер Хьюмен обычно возвращается в отель в шесть вечера. Странно, но Бэби он забирал только в восемь. Интересно, что же он делает оставшиеся два часа?
    Наверняка «отдыхает», мелькнула в голове ревнивая мысль, и Тесс сердито сдвинула брови. Развлекается с какой-нибудь красоткой, пользуясь отсутствием жены. Гавайи — настоящий рай, полный экзотических соблазнов. А Джералд всего лишь мужчина со всеми слабостями, присущими сильному полу…
    Настроение внезапно упало. К горлу подступила клокочущая злость. Удобно же вы устроились, мистер Хьюмен! — мысленно принялась обличать его Тесс. Пока я присматриваю за вашей дочерью, вы вовсю развлекаетесь, прикрываясь работой! Так вот на какого рода услугу вы намекали, предлагая мне поехать с вами! Ничего не скажешь, удачная мысль взять с собой для отвода глаз дочь, а затем спихнуть чужой женщине.
    Дьявол, а она чуть было не поверила в его великодушие!.. Бедняжка Элен наверняка ничего не подозревает… Но ничего, она выведет негодяя на чистую воду!
    Решив разоблачить Джералда, Тесс в шесть вечера уже пряталась за колонной у входа в отель. Молодая женщина твердо намеревалась проследить, что же за срочная «работа» заставляет его забирать дочь на два часа позже. А разоблачив, уложить чемоданы и улететь обратно в Штаты, предоставив мистеру Хьюмену самостоятельно разбираться со своими проблемами…
    Джералд появился в пять минут седьмого. Забрав ключ от номера в регистратуре, он направился к лифту.
    Сообразив, что мужчина направляется к себе, Тесс опрометью бросилась к лестнице и пулей взлетела на нужный этаж. Укрывшись за выступом стены, она увидела, как Джералд вошел в свой номер.
    Опасаясь быть застигнутой врасплох, Тесс повременила покидать свое убежище. И спустя пятнадцать минут ее терпение было вознаграждено. В номер Джералда постучалась женщина лет тридцати, красивая, элегантно причесанная и одетая, с ног до головы излучавшая спокойную уверенность. Почти тотчас же дверь бесшумно распахнулась и незнакомка впорхнула внутрь.
    От злости Тесс скрипнула зубами. Так она и знала! Негодяй, обманщик, подлый трус! Ну ничего, ты у меня еще попляшешь!
    На негнущихся ногах молодая женщина направилась в свой номер, где оставила детей. Машинально включилась в их игру, шутила, старательно улыбалась, опасаясь как-нибудь не выдать душевного смятения. Но вновь и вновь помимо воли представляла себе, чем в данный момент занимаются Джералд и неизвестная красотка.
    Время до восьми тянулось бесконечно. Тесс была уже на пределе, когда наконец в дверь номера постучали и на пороге появился Джералд.
    — Папочка! — радостно взвизгнула Бэби и бросилась ему на шею.
    В знак приветствия Джералд чмокнул дочку в лоб.
    — Здравствуй, радость моя!.. Здравствуй, Джерри. Тесс, привет… Как провели день?
    — Отлично! — звонко отозвалась Бэби. — Мы ходили на пляж, гуляли около отеля, играли…
    — И все? Разве Тесс еще ни разу не свозила вас на какую-нибудь экскурсию?
    Детские глаза удивленно распахнулись.
    — Экк… экскурсию? — не сразу выговорила девочка трудное слово.
    — Разве на острове бывают экскурсии? — поддержал подругу Джерри.
    — Конечно, бывают. Да еще какие! — поспешил развеять детские сомнения Джералд. — Например, для начала можно осмотреть сам город Гонолулу. Затем съездить в парк «Священные водопады». А потом, если захотите, отправиться на остров Гавайи, где находится Парк вулканов. Уверен, все это вам очень понравится.
    Глаза Джерри и Бэби заблестели от восторга. В один голос дети воскликнули:
    — Здорово! А когда мы туда поедем?
    — Сразу же, как только мистер Хьюмен вспомнит о том, что у него есть дочь, и соизволит отвезти ее, а заодно и своих гостей, куда-нибудь поразвлечься.
    Сердитая реплика молодой женщины заставила ребят притихнуть. Джералд вопросительно приподнял бровь.
    — Тесс, но ты же знаешь, у меня куча дел…
    — Ага. И особо важные из них ты оставляешь на вечер, — тут же последовала очередная ехидная реплика.
    Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины.
    — Верно. Поэтому я был бы тебе весьма признателен, если бы ты куда-нибудь свозила детей.
    Тесс сжала руки в кулаки так, что ногти впили в кожу. Ну и тип, врет и не краснеет! Впрочем, чему удивляться? У него же многолетняя практика…
    И молодая женщина едко передразнила его:
    — Я в свою очередь тоже была бы тебе весьма признательна, если бы ты вспомнил о том, что я на этих чертовых островах впервые и понятия не имею, где искать твои парки! Да и дополнительных денег на экскурсии мне никто не выделял!
    Джералд нахмурился.
    — Кажется, нам надо поговорить. — Он взглядом указал на притихших детей. — Выйдем?
    — С удовольствием, — процедила Тесс. — Джерри, присмотри за Бэби. Мы скоро.
    Покинув номер, Джералд и Тесс молча прошли в конец коридора и остановились у окна. Первым заговорил мужчина:
    — Сдается, ты должна мне кое-что рассказать.
    Тесс презрительно сощурилась.
    — Я никому ничего не должна. Особенно — тебе.
    Джералд нахмурился сильнее.
    — Какая муха тебя сегодня укусила, Тесс? Я тебя решительно не узнаю.
    — Я тебя — тоже.
    — Ты на что-то намекаешь? — подозрительно осведомился он.
    — Я? О, ни в коем случае! Просто хотела напомнить одному благородному джентльмену, что он обещал поближе познакомить меня и детей с островами. А то он шляется неизвестно где и занимается черт знает чем.
    Джералд недоуменно посмотрел на Тесс.
    — Ты упрекаешь меня в том, что я слишком много внимания уделяю работе?.. Но ведь я предупреждал тебя заранее, что у меня будет очень мало свободного времени. И что тебе придется присмотреть за моей дочерью. Тогда ты, кажется, не возражала. Что же изменилось теперь?
    С трудом сдерживая негодование, Тесс произнесла:
    — Нет, ничего. Просто я рассчитывала, что ты сумеешь выкроить на нас хотя бы… — она выдержала нужную паузу, — пару часов в день.
    И опять, несмотря на прозрачный намек, лицо мужчины осталось совершенно бесстрастным.
    — Прости, но работы оказалось больше, нежели я рассчитывал. И извини за то, что так необдуманно упрекнул тебя при детях. Ты действительно не обязана таскать их по всем Гавайям. Я как-то запамятовал и о том, что вы с Джерри здесь впервые, и о своем обещании показать острова… Наверное, слишком устал за день.
    — Не сомневаюсь. Ведь твоя работа наверняка требует определенной физической подготовки.
    И вновь ядовитая шпилька осталась незамеченной. Джералд как ни в чем не бывало кивнул.
    — Верно. Перемена климата — довольно тяжелая штука… Впрочем, я думаю, мы еще успеем исправить ситуацию. В ближайшие выходные я постараюсь выкроить день и показать вам главные достопримечательности острова. Идет?
    Невероятно, ради меня, Джерри и Бэби Джералд готов пожертвовать целым днем! — язвительно подумала Тесс. Двадцать четыре часа без сексапильной блондинки и секса? Пожалуй, это действительно подвиг!
    — Спасибо, — сухо поблагодарила его молодая женщина. — Уверена, дети очень обрадуются. И не только прогулке. Бэби, хотя и скрывает это, очень скучает по тебе. Да и мой сын, признаться, тоже… Его чрезмерность привязанность к… маминому давнему другу потихоньку начинает меня беспокоить.
    Джералд удивился.
    — Другу… в смысле ко мне? Но это же замечательно!
    Тесс сурово сдвинула брови.
    — Не вижу особенного повода для радости. Еще неделя-другая, и наши пути разойдутся навсегда. А я не хочу, чтобы мой сын решил, будто его предали.
    Джералд недоуменно посмотрел на молодую женщину.
    — Ты что, по-прежнему намерена избегать любых встреч со мной? Но это же глупо!
    — Я так не считаю. Обжегшись на молоке, дуют на воду. Один раз ты уже заставил меня страдать. Я хорошо усвоила твой жестокий урок и научилась не повторять одних и тех же ошибок дважды.
    Джералд невольно сделал умоляющий жест.
    — Но, Тесс, мне казалось, что ты дала мне второй шанс!
    — О каком втором шансе ты говоришь, Джералд? — горько усмехнулась молодая женщина. — Поздно что-либо исправлять. У тебя ведь семья, жена, ребенок…
    На лице мужчины мелькнуло странное выражение.
    — А что, если бы я развелся?
    — То я все равно осталась бы замужем, — жестко возразила Тесс. — Прекрати, Джералд. Мы давно переросли романтические бредни. Я больше не верю в любовь с первого взгляда.
    — Мы могли бы попытаться остаться друзьями.
    Но Тесс покачала головой.
    — Друзьями? Гмм… Заманчивое предложение, ничего не скажешь. Но, к сожалению, я всегда несколько недоверчиво относилась к мысли о возможности дружбы между бывшими любовниками.
    Джералд обреченно вздохнул.
    — Ты всегда отличалась упрямством. Что ж, оставим эту тему… Но, учти, до возвращения в Штаты нам все равно придется сохранять хотя бы видимость хороших отношений. Не ради нас, ради детей.
    Тесс понимающе кивнула.
    — Конечно. Но только на время поездки.
    — На большее я и не рассчитываю. Кстати, надеюсь, ты не наложишь запрет на дружбу между мной и твоим сыном? Учитывая кровную связь между нами…
    Молодая женщина на миг похолодела. Но тут же догадалась, что Джералд имеет в виду всего лишь операцию Джерри, и натянуто улыбнулась.
    — Не беспокойся, я никогда не забуду того, что ты сделал для моего мальчика. Естественно, я не могу запретить вам общаться. Но прошу лишь об одном: не слишком сближайся с Джерри. — И, поскольку мужчина молчал, умоляюще добавила: — Пойми, для его же блага…
    Джералд медленно произнес:
    — Хорошо. — И неожиданно продолжил: — Но тогда в свою очередь прошу тебя о той же услуге. Постарайся, чтобы моя дочь тоже не слишком привязалась к тебе.
    Тесс удивленно взглянула на него.
    — Ты боишься того же, чего и я… Но почему? Ведь у девочки есть мать! Для Бэби знакомство со мной и моим сыном не более чем случайный эпизод.
    — У Джерри тоже есть родной отец, — резонно возразил Джералд, пристально глядя в глаза молодой женщины. — А следовательно, ему не с чего привязываться к постороннему мужчине. Верно?
    Слегка побледнев, Тесс отвела взгляд.
    — Тут совершенно другая ситуация. Ты спас мальчику жизнь. — И поспешно сменила тему: — Джералд, тебе не кажется, что пора вернуться к детям? Они, должно быть, уже беспокоятся за нас.
    Чуть помедлив, он согласился:
    — Ты права. Итак, заключаем мир?
    — Лучше назвать это временным перемирием, — осторожно поправила Тесс. — Ты ведь не возражаешь?
    — Я? С какой стати? — горько улыбнулся Джералд. — Ты все рассудила правильно. Постороннему человеку действительно не подобает совать нос в чужие дела.
    — Джералд! — с упреком воскликнула Тесс. Она вдруг почувствовала, что обошлась с ним крайне несправедливо. — Тебе не следует так говорить!
    Джордж изумленно посмотрел на нее.
    — Почему?
    — Потому что ты для нас с сыном не посторонний! — помимо воли вырвалось у Тесс.
    В крайнем волнении Джералд подошел к ней вплотную и схватил за руки. От его близости у Тесс слегка закружилась голова.
    — Что ты имеешь в виду? — глухо спросил он. — Уж не хочешь ли ты сказать…
    — Нет-нет, — поспешно перебила его молодая женщина, боясь услышать окончание фразы. Господи, она чуть не сболтнула лишнего! — Я лишь хотела заметить, что ты сделал для нас с Джерри много хорошего: помог спасти ему жизнь, отвез на эти чудесные острова, оплачиваешь наши расходы… Прости, что была чересчур резка. Мне следовало бы держать собственные эмоции в узде.
    — Какие эмоции? Я знаю, ты злишься на меня за прошлое, но…
    — Нет, не злюсь. — Вдыхая будоражащий, чувственный аромат мускулистого тела, ощущая пьянящее мужское тепло, Тесс почувствовала, как мысли в голове начинают путаться. — Вернее, злюсь, но дело тут в несколько ином…
    С каждым ее словом Джералд все меньше понимал, что происходит. Только что Тесс нападала на него как злобная фурия и вдруг начала извиняться и говорить, что была не права…
    Не в силах больше терпеть неопределенность, он потребовал:
    — Объясни наконец, что ты имеешь в виду?
    Поняв, что окончательно запуталась, Тесс пробормотала:
    — Совершенно ничего. — Если Джералд сейчас же ее не отпустит и не позволит уйти, она полностью утратит контроль над собой, и тогда произойдет непоправимое. — Просто я сегодня слишком устала и переволновалась. Пожалуй, мне нужно прилечь отдохнуть.
    Молодая женщина попыталась вырваться и уйти. Однако Джералд по-прежнему крепко держал ее за руки.
    — Нет, ты не уйдешь, пока мы не объяснимся, — твердо произнес он. — Ты явно чего-то недоговариваешь. Вопрос первый: за что ты так сильно меня ненавидишь?
    Почувствовав, как в ней вновь закипает злость, Тесс с вызовом вздернула подбородок.
    — А ты как думаешь?
    — Про то, что произошло двенадцать лет назад, я уже довольно наслышан, — невозмутимо отозвался Джералд. — Но что такого я сегодня сделал? С чего ты вдруг на меня взъелась?
    Тесс неожиданно почувствовала сильное желание бросить обманщику всю правду в лицо. Как он смеет строить из себя невинного барашка, прячась за ее и детей спины и изменяя жене? Но осторожность в конце концов пересилила. Поэтому молодая женщина лишь холодно произнесла:
    — Абсолютно ничего из того, что не имел бы права делать. Я никогда не вмешиваюсь в чужую жизнь.
    Джералд нахмурился.
    — Ты снова недоговариваешь. Ну да Бог с тобой…
    — Значит, я могу идти? — нетерпеливо перебила его Тесс.
    В отчаянии он опустил руки, высвобождая ее ладони.
    — Иди… Тебя не переубедишь. Только не думай, будто удалось переупрямить меня. Я отступаю, но не сдаюсь.
    Не отвечая, Тесс стремительно вошла в свой номер. Успокаивающе улыбнувшись встревоженно вскочившим при ее появлении детям, она произнесла:
    — Бэби, папочка ждет тебя в коридоре. Завтра увидимся как обычно. Мы без тебя будем скучать.
    Поцеловав девочку на прощание, Тесс вывела ее коридор. Убедившись, что отец с дочерью ушли, плотно закрыла изнутри дверь и прислонилась к ней спиной… И тут же наткнулась на настороженный взгляд сына.
    — Мам, вы с Джералдом поругались? — сосредоточенно спросил он.
    — О чем ты? — пряча глаза, изобразила Тесс удивление.
    Однако Джерри по-прежнему недоверчиво смотрел на мать.
    — Я слышал из коридора сердитые голоса. Вы ссорились, правда?
    Поняв, что не может лгать сыну, Тесс вздохнула.
    — Да, мы немного повздорили. Но тут же помирились, не переживай. Ты же знаешь, у взрослых это бывает.
    Джерри немного успокоился.
    — А, понятно… А из-за чего?
    — Из-за… разных взглядов на воспитание детей, — быстро нашлась Тесс. В конце концов данная отговорка была не так далека от истины. — Я считаю, что Джералд слишком балует Бэби. А он считает, будто я чересчур строга с тобой.
    Джерри заулыбался во весь рот.
    — Ну, это точно. Ты, мам, любишь порой перегнуть палку… Но в чем-то, конечно, и ты права, — поспешно прибавил мальчик.
    — Ладно, не подлизывайся, — добродушно проворчала Тесс. — Все вы, мужчины, одинаковы. Так, значит, ты считаешь, что я слишком суровая мать?
    — Конечно нет. Просто иногда можно было бы вести себя немного… — Джерри замялся, — помягче.
    — Помягче? — возмутилась молодая женщина. — Ты забыл, что произошло, когда я в последний раз пошла у тебя на поводу? То, из-за чего мы оказались на Гавайских островах?
    Джерри понурился. Однако через минуту в мальчишеских глазах вновь вспыхнул задорный огонек.
    — Зато, если бы я вел себя как пай-мальчик, мы никогда не очутились бы здесь! Помнишь, ты ведь говорила, что Бог ни делает, все к лучшему?
    Тесс на миг онемела. Затем весело расхохоталась.
    — Ты решительно невозможен! Вылитый отец! Того тоже невозможно переспорить.
    Джерри горделиво кивнул.
    — Ага. Именно поэтому мой папа лучший адвокат в нашем штате.
    Молодая женщина недоуменно взглянула на сына.
    — Почему адвокат? — И тут же спохватилась: — Ах да, конечно, адвокат… Твой отец Гордон действительно считается лучшим специалистом в своей области… Кстати, знаешь замечательную новость? Джералд собирается в выходные показать нам главные достопримечательности острова. Во-первых…
    Тесс принялась увлеченно придумывать предстоящие им развлечения, искренне радуясь, что так легко удалось переменить тему разговора.

5

    На следующий день, в пятницу, без пятнадцати шесть Тесс вновь выглядывала из-за знакомой колонны. Джералд должен был появиться в отеле с минуты на минуту.
    Полночи проворочавшись в постели, молодая женщина поняла, что не успокоится до тех пор, пока не выведет мошенника на чистую воду. Достаточно Джералду разыгрывать из себя святого! Она и так достаточно долго терпела его придирки. Чванливый, напыщенный тип! Ведет себя так, что рядом с ним чувствуешь себя маленькой нашкодившей девчонкой.
    А сам-то, сам… Вчерашний разговор стал последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Итак, мистер Хьюмен, вы намерены и дальше изводить меня бессмысленными выяснениями отношений? Посмотрим, что вы будете делать, когда вас припрут к стенке!
    Как и накануне, Джералд пришел в начале шестого и сразу же направился в свой номер. Вскоре появилась и вчерашняя блондинка, по-прежнему тщательно накрашенная и причесанная, но уже в другом наряде и с другой прической. Наверное, полдня потратила на подготовку к свиданию, раздраженно подумала Тесс.
    Как только дверь за блондинкой захлопнулась, Тесс засекла время на наручных часах и принялась нетерпеливо прохаживаться по коридору взад-вперед. Выждав пятнадцать минут, приблизилась к номеру Хьюмена и замерла в нерешительности.
    А вдруг я совершаю ошибку? — задала она себе непростой вопрос. Может, все же не стоит вмешиваться в чужую жизнь?
    Нет, стоит. Сколько можно позволять Джералду обманывать ни в чем не повинных женщин? Меня, Элен, Бог весть кого еще… Пора положить конец замкнутому кругу лжи, коварства и фальши. И это сделаю я. Немедленно. Сейчас.
    Собравшись с духом и глубоко вздохнув, Тесс взялась за ручку двери. К ее удивлению, та оказалась не заперта. Бесстыжие, совершенно ничего не боятся, мелькнула в голове злая мысль. Но ничего, сейчас я им устрою…
    Стараясь не шуметь, Тесс вошла… И тотчас же наткнулась на удивленные взгляды Джералда и незнакомки, спокойно сидящих в креслах и пьющих кофе.
    Надо было еще чуть повременить, запоздало поняла Тесс. Однако отступать было поздно.
    Первым пришел в себя Джералд и изумленно воскликнул:
    — Черт возьми, Тесс, что ты тут делаешь?
    — Аналогичный вопрос мне хотелось бы задать тебе, — ледяным тоном ответила молодая женщина. — Насколько я помню, ты говорил, будто работаешь до восьми вечера. А сейчас часы показывают чуть больше шести.
    На лице мужчины не отразилось ни тени растерянности.
    — Все верно.
    — То есть ты хочешь сказать, что и сейчас занимаешься решением сугубо деловых вопросов?
    — Именно, — чуть кивнул Джералд.
    — Распивая кофе, пока я сижу с твоей дочерью?
    Услышав последнюю фразу, блондинка едва заметно вздрогнула и изменилась в лице. Возможно, она даже не в курсе, что ее любовник женат и имеет дочь, предположила Тесс. Гмм… вполне в духе Джералда.
    Однако сам Джералд оставался по-прежнему невозмутимым.
    — И опять ты права. За исключением маленькой детали. Раз ты сейчас находишься здесь, значит, моя дочь осталась без присмотра.
    Тесс в ярости заскрипела зубами. Наглец! Его застукали на месте преступления, а он еще смеет делать ей замечания!
    Не в силах больше сдерживаться, она ожесточенно выпалила:
    — Мы договаривались, что я буду сидеть с твоей дочерью тогда, когда ты на работе, а не когда развлекаешься с любовницей! Помнишь?
    Джералд иронически приподнял бровь.
    — А где ты видишь любовницу?
    — Тут, рядом с тобой, — указала Тесс на блондинку обличающим жестом. — Вот та, из-за кого ты обманываешь и меня, и дочь, и жену!
    И тут произошло нечто невероятное. Приподнявшись с кресла, блондинка, до сих пор хранившая молчание, удивленно воскликнула:
    — Дорогая, но ведь я и есть его жена. Позвольте представиться: миссис Элен Хьюмен.
    Несколько минут Тесс стояла, открыв рот, но не в силах вымолвить ни слова от изумления. Наконец она с трудом произнесла:
    — Вы… жена Джералда?
    — Точнее, бывшая жена, — спокойно поправила ее Элен. — А если еще точнее, то собираюсь таковой стать.
    — Бы… бывшая жена?
    Это было уже чересчур. Тесс ощутила, как в голове начало мутиться. Ноги подкосились, и она почувствовала, что проваливается в небытие.
    Очнувшись минут пятнадцать спустя, Тесс обнаружила себя полулежащей на диване и накрытой пледом. Вокруг нее хлопотали Джералд и Элен.
    Отстранив немедленно протянутый ей стакан с водой, молодая женщина слабо повторила:
    — Бывшая жена? Но Джералд ничего не говорил о том, что собирается разводиться.
    Он виновато отвел взгляд. Элен вздохнула.
    — Это долгая история, — произнесла она. — И боюсь, что рассказывать ее нужно не мне.
    — Элен, не надо, — умоляюще попросил Джералд.
    Однако его супруга покачала головой.
    — Нет. Она имеет право знать. Пожалуй, я оставлю вас одних. Увидимся завтра.
    И прежде чем кто-либо успел ей ответить, Элен подхватила свою сумочку и скрылась за дверью.
    Оставшись наедине с Джералдом, Тесс удивленно спросила:
    — Что она имела в виду? И что это все вообще означает?
    Глубоко вздохнув, Джералд присел рядом с ней на диван и взял руки молодой женщины в свои.
    — Знаешь, Тесс, это действительно долгая история. И мне не очень-то хочется ее рассказывать.
    — Но ты должен! — потребовала она, вырывая руки. — Я имею право знать, зачем ты так долго скрывал от меня правду. Почему ты не сказал, что разводишься?
    Поняв, что избежать трудного разговора не удастся, Джералд негромко начал:
    — Как я уже говорил, Тесс, это долгая история. А молчал я потому, что в ней замешана и ты.
    — Я? — ошеломленно всплеснула руками молодая женщина. — Но мы же расстались двенадцать лет назад! И до недавнего времени я понятия не имела, где ты и что с тобой.
    — Зато я имел. — Предупреждая жестом готовые сорваться с губ Тесс многочисленные вопросы, Джералд произнес: — Пожалуйста, не перебивай меня. Мне нелегко будет сказать то, что я намереваюсь.
    Тесс послушно приложила ладонь к губам и замерла. Теперь-то она узнает, в чем дело.
    Помолчав несколько минут, Джералд приступил к трудной исповеди:
    — Началась эта история очень давно, двенадцать лет назад. В то страшное утро… Но сейчас я не собираюсь убеждать тебя в том, что та девушка действительно была моя сестра. Если ты не поверила мне тогда, не поверишь и сейчас. Да и не в этом дело… Мы расстались. Шло время, но я так и не смог забыть тебя и нашу любовь…
    На некоторое время Джералд погрузился в молчание. Похоже, признание и в самом деле давалось ему с трудом.
    — Вот такие дела, Тесс… Я обманул тебя, когда сказал, что очутился в твоем городе случайно. Я наводил справки. Чтобы найти тебя, мне потребовалось несколько лет.
    Тесс не верила собственным ушам.
    — Ты искал меня? Но зачем?
    Не отвечая на ее вопрос, Джералд горько усмехнулся.
    — Кажется, я слишком забежал вперед. А обещал рассказывать все по порядку.
    — Но, Джералд! — нетерпеливо воскликнула молодая женщина.
    — Терпение, скоро ты все узнаешь. Итак, надеясь заглушить сердечные муки, я на несколько лет с головой погрузился в работу. Основал небольшую фирму, которая за двенадцать последующих лет успела, как ты сама могла убедиться, превратиться в большую. Но, увы, даже адский труд не помог мне забыть счастливые дни, проведенные с тобой, Тесс. И тогда я решил разыскать тебя. Признаюсь, не самая удачная идея — гоняться за призраками прошлого. Во-первых, это очень трудно. А во-вторых, результаты редко оправдывают ожидания… Ты оказалась замужем, растила сына. И я не решился встретиться с тобой.
    — А я ничего, ничего не подозревала, — задумчиво произнесла Тесс.
    Джералд открылся перед молодой женщиной в новом свете. Значит, он все время думал о ней, искал встречи! Интересно, когда это было? Наверное, через год-полтора после роковой ссоры. Тогда уже успел родиться маленький Джерри, а она еще не успела развестись с Гордоном… Нет, скорее даже спустя два года. Ведь Джералд не знал, что мальчик появился на свет так скоро после их расставания. Когда Тесс назвала возраст Джерри, его изумление было слишком искренним. Такое невозможно сыграть.
    Между тем Джералд продолжил:
    — Я решил, что ты навсегда потеряна для меня. И не придумал ничего лучше, как тоже жениться. Элен тогда работала в моей фирме. Я видел, что девушка втайне страдает по мне. Добрая, скромная, работящая… Она показалась мне идеальной кандидатурой на роль миссис Хьюмен.
    — И вы поженились?
    — Причем довольно скоро, — кивнул Джералд. — Через полтора года родилась маленькая Тесс. Внешне наш брак выглядел идеальным. Однако Элен оказалась достаточно проницательной, чтобы уже спустя несколько месяцев догадаться, что любит без взаимности. Она призналась, что еще долго не хотела расставаться с мечтой завоевать мое сердце. А когда убедилась, что любые попытки бесплодны, вызвала меня на откровенный разговор.
    — Смело, — похвалила Тесс. — Другая бы на месте Элен едва ли стала бы рисковать богатым, ласковым и красивым мужем ради некоего эфемерного женского счастья.
    — О, Элен не такая. Поняв, что было бы жестоко и дальше обманывать бедную женщину, я рассказал ей нашу с тобой историю и признался, что до сих пор люблю тебя.
    Услышав это, Тесс судорожно сглотнула и поспешно произнесла:
    — А дальше?
    — Дальше я сказал, что ты замужем, родила ребенка. Что я никогда не осмелюсь потревожить тебя. И предложил Элен два выхода: либо сделать вид, будто ничего не было, и продолжать жить вместе, либо, если она захочет, расстаться. Забыть первую любовь я все равно был не в силах. Но и Элен стала для меня по-настоящему близким другом.
    Тесс почувствовала смутный укол ревности. С каким теплом и душевностью Джералд отзывается об Элен! Холодно спросила:
    — Что же предпочла она?
    — Элен попросила время для размышления. А ровно через неделю мы узнали, что скоро станем родителями.
    — Естественно, ни о каком расставании теперь и речи не шло. Верно?
    Джералд подтвердил:
    — Именно так я и заявил жене. Родилась малютка. И хотя мне чертовски хотелось мальчика, к Бэби я прикипел сердцем сразу же, как только увидел. Элен также казалась очень счастливой. Все свободное время я старался проводить вместе с семьей. Так прошел год. А потом, словно гром с ясного неба, узнал, что Элен уходит.
    — Она все-таки решилась! — в крайнем волнении воскликнула Тесс. — Невероятно! Ведь у вас теперь был общий ребенок!
    — Да. Но и это не остановило ее, — печально усмехнулся Джералд. — Увидев, что и Бэби не смогла заставить меня забыть бывшую возлюбленную, Элен поняла, что надеяться больше не на что. И, не в силах пойти на компромисс с собственным сердцем, однажды собрала вещи и навсегда покинула мой дом.
    — А как же Бэби, ваша дочь? Насколько я понимаю, девочка живет с тобой. Неужели мать смогла оставить собственное дитя?
    Она бы, Тесс, никому не отдала своего Джерри. Это-то уж точно!
    Джералд ответил не сразу.
    — Думаю, данное решение стало самым непростым в жизни Элен. Однако оба мы рассудили, что так будет лучше для Бэби. Девочке исполнился всего год, она мало что понимала. Я обожал дочь без памяти и обладал достаточными средствами, чтобы устроить ее будущее. Элен же собиралась уехать в Европу, где ее ждала полная неопределенность. Одной с маленьким ребенком ей было бы непросто устроиться и найти работу. От денег, которые давал, жена наотрез отказалась. Единственное, чего мне удалось добиться, — это уговорить Элен подождать с оформлением развода. Статус замужней женщины и уважительное «миссис» избавили бы ее от косых взглядов.
    — Какая трогательная забота… — с невольной досадой протянула Тесс.
    Джералд искренне удивился.
    — А как же! Ведь Элен подарила мне самое дорогое, что у меня есть, — дочь. За это я обязан ей по гроб жизни.
    — Но как же твоя жена очутилась здесь, на Гавайях? — задала Тесс мучивший ее вопрос. — Кажется, вы не намеревались больше встречаться.
    — Нет, — подтвердил Джералд. — По крайней мере до тех пор, пока Элен не найдет достойного человека, которого полюбит, и не соберется за него замуж. И такой момент наступил.
    Услышав новость, Тесс почувствовала, как у нее отлегло от сердца. Молодая женщина заметно повеселела.
    — Значит, вы встречаетесь для того, чтобы подготовить бумаги для развода?
    — Именно. Элен вместе с будущим мужем находятся здесь в предсвадебном путешествии. А поскольку и у меня в Гонолулу нашлись кое-какие дела, мы решили совместить приятное с полезным.
    Узнав, что бывшая жена Джералда приехала не одна, Тесс окончательно успокоилась. Господи, а она-то, глупая, успела вообразить себе невесть что…
    — Элен, должно быть, очень рада, что наконец-то сможет провести время с дочерью, — заметила молодая женщина. — Насколько я поняла, они редко видятся.
    Ответ прозвучал сухо и неожиданно:
    — Они вообще не видятся.
    Тесс изумленно вскинула на него глаза.
    — Прости?
    — Ты не ослышалась. За истекшие годы Элен ни разу не виделась с дочерью. Она даже не подозревает, как выглядит теперь Бэби.
    — Но… но… — Тесс не знала, что и подумать. — Но как же так? Разве мыслимо знать, что у тебя есть дочь, родная кровиночка, и даже ни разу не попытаться увидеть ее? Ведать, что твой ребенок совсем рядом, живет с тобой в одном отеле, и ни разу не навестить его?
    — Мы решили, что так будет лучше для Бэби, — глядя куда-то в сторону, отрывисто произнес Джералд. Похоже, данный разговор был ему неприятен. — Ни к чему подвергать малышку лишним волнениям. Встречи с матерью, с которой не живешь, болезненно отразились бы на девочке.
    — Но вы могли бы устроить так, чтобы Бэби жила поочередно то у тебя, то у матери. Например, она проводила бы с Элен каникулы…
    — Нет, — отрезал Джералд. — Родители не должны перебрасывать ребенком, как шариком для пинг-понга. Элен сделала свой выбор много лет назад. И теперь поздно что-либо менять.
    — Но детям необходима мама, — привела Тесс последний, как ей казалась, самый убедительный довод.
    — Я для Бэби и мать, и отец, — жестко произнес мужчина. — Я даю дочери все, что ей необходимо. А что может дать малышке Элен? Лишний раз напомнить дочери, что ее бросила родная мать? Заставить ощутить себя неполноценной, никому не нужной?
    Кажется, Тесс начала кое о чем догадываться. Осторожно она поинтересовалась:
    — Когда Элен решила уехать в Европу, вы разве не договорились, что при первой же возможности она навестит девочку?
    Вопрос попал в точку. Едва заметно изменившись в лице, Джералд глухо ответил:
    — В том-то и дело, что нет. Я всегда считал жену образцовой матерью. До тех пор, пока она не заявила, что и для нее, и для Бэби будет лучше, если они больше никогда не увидятся. Дескать, зачем травить душу. А потом, спустя три года, вдруг появилась на пороге моего дома и как ни в чем не бывало сказала, что хочет повидаться с дочерью. Видите ли, она поняла, что не может жить без своего ребенка. Спустя три-то года!
    Затаив дыхание, Тесс спросила:
    — А ты?
    — Естественно, наотрез отказал. Если до сих пор Элен не удосужилась хотя бы позвонить и узнать, все ли у Бэби в порядке, к чему делать это теперь? Как она сама выразилась: зачем травить душу? Девочка давно привыкла жить без мамы, которая уехала далеко-далеко, туда, где нет ни телефонов, ни телеграфов, ни почты. Откуда маме не разрешают уехать… — Тесс догадалась, что именно так Джералд объяснял дочке отсутствие матери. — Так пусть там и остается! В конце концов, это ее собственный выбор.
    Тесс потрясенно молчала. Господи, бедная Элен, сочувственно подумала молодая женщина. Джералд поступил очень жестоко, запретив ей видеться с родной дочерью. Неужто поздно что-либо исправить?
    Поколебавшись, Тесс решилась напомнить:
    — Но ведь ты говорил, что Элен — замечательный человек. Что вы с ней некогда были лучшими друзьями. Она любила тебя, а не твои деньги, поэтому и предпочла благополучию и комфорту неопределенность. Неужели ты всерьез считаешь, что такая женщина действительно способна бросить плоть от плоти своей?
    Но ни один мускул не дрогнул на лице Джералда.
    — Да, Элен — хорошая женщина. Но, увы, плохая мать, раз не понимает, что нельзя однажды оставить малыша, забыть о нем на несколько лет, а потом вернуться как ни в чем не бывало.
    — Но разве молодость не извиняет подобные ошибки? — вступилась за Элен Тесс. — Не забывай, Джералд, я тоже мать. Поэтому знаю, что ни одна женщина, находясь в здравом уме и трезвом рассудке, добровольно не оставит своего ребенка.
    — Но она же оставила, — упрямо возразил он. — Обдуманно или нет — не имеет значения. И если, потакая какой-то прихоти, спустя три года Элен все же вспомнила о дочери, это уже не мои проблемы. Кто мог бы тогда поручиться, что, повидавшись с девочкой, моя жена вновь не забудет о ее существовании еще на несколько лет? Кто бы в таком случае объяснял малютке, почему чудесным образом вернувшаяся мать снова пропала?.. Нет, я не допущу, чтобы кто-нибудь причинил моей Бэби боль. Даже ее родная мать… Я очень хорошо отношусь к Элен. У нас сохранились теплые дружеские отношения. Если ей когда-либо понадобится моя помощь, я сделаю все, что в моих силах. Для нее я не пожалею ни денег, ни усилий. Но единственное, о чем она не имеет права меня просить, — это о позволении увидеться с Бэби. Так я решил много лет назад. И никто, даже сам Господь Бог, не заставит меня изменить решения.
    Некоторое время они сидели молча. Наконец Тесс неуверенно промолвила:
    — Я, пожалуй, пойду. Дети одни…
    Джералд понимающе кивнул.
    — Конечно, иди. Я рад, что еще одно недоразумение между нами улажено. Бэби я заберу, как обычно. Увидимся в восемь.
    — Тогда до восьми, — отозвалась Тесс и вышла.
    И только, очутившись в коридоре, вспомнила, что так и не услышала конец истории, которую собирался рассказать Джералд.
    В субботу Джералд, как и обещал, повез Тесс, Джерри и Бэби осматривать город.
    Экскурсия удалась на славу. Посетив все основные достопримечательности Гонолулу, они пообедали в ресторанчике с местной кухней, а затем отправились осматривать парк «Священные водопады».
    Джералд, выступая в качестве экскурсовода, рассказал, что первые европейцы, оказавшиеся здесь, решили, что двадцать семь водопадов, давших название парку, священны для местных жителей. Причиной такой догадки послужили найденные здесь запасы пищи, будто бы принесенные в жертву какому-то божеству. И лишь позже разъяснилось, что божество тут ни при чем. На самом деле туземцы просто оставляли еду на полпути в долину, чтобы не носить с собой лишний груз по трудным горным тропам. Однако водопады все же сохранили за собой торжественное название «священных».
    На протяжении всей прогулки Джералд и Тесс ни словом не обмолвились о вчерашнем разговоре. Мужчина, по-видимому, не счел нужным возвращаться к недосказанной истории. А молодая женщина, страшась, неизвестно чего, также не стремилась к этому. Но, несмотря на негласный уговор предать забвению события минувшего дня, в отношениях между Тесс и Джералдом чувствовалась натянутость.
    Только дети, не подозревая о взрослых проблемах, вовсю развлекались. На обратном пути в отель уставшие, но довольные Джерри и Бэби продолжали весело щебетать, обмениваясь впечатлениями.
    — Это был лучший день в моей жизни, — заявила Бэби, потягивая апельсиновый сок из пакетика. Вместе с Джерри они расположились на заднем сиденье автомобиля, взятого Джералдом напрокат на время пребывания на острове. — Я никогда еще так не веселилась!
    — И я тоже, — поддержал подругу Джерри. В руках у него был точно такой же пакетик, но только с ананасовым соком. — «Священные водопады» мне понравились больше всего. Интересно, а есть ли на Гавайях другие парки?
    — Да, пап, расскажи, — попросила девочка. — Ты нас отвезешь еще куда-нибудь?
    — Надеюсь, не прямо сейчас? — засмеялся Джералд. — Лично я выжат как лимон.
    — Да и я, признаться, ног под собой не чувствую, — вступила в разговор Тесс. — Может, предоставим Джералду, а заодно и мне возможность провести остаток дня в тишине и покое, не лазая по горам и холмам? А про другие известные места он расскажет позже, когда не будет за рулем. Пожалуйста, дети, не отвлекайте водителя, пока мы не попали в аварию.
    Однако Джералд возразил:
    — Пустяки, болтовня меня нисколько не отвлекает. Конечно, на Гавайях еще немало замечательных мест. Например, вы слышали о Парке вулканов? Я уже как-то упоминал о нем.
    — Я слышал! — радостно воскликнул Джерри. — Двое пожилых туристов, проходя мимо меня, вовсю расхваливали этот парк. Но если там настоящие вулканы, то почему их нигде не видно?
    — Потому что они расположены не на Оаху, где мы сейчас находимся, а на самом крупном острове архипелага — Гавайях, — объяснил Джералд. — Те туристы были правы: это действительно уникальное место, подобного которому нет нигде в мире. Там находятся целых пять вулканов, подножия которых сливаются вместе. Все вулканы действующие. За последние сто лет там зарегистрировано более пятидесяти извержений.
    — Вот было бы здорово посмотреть на настоящее извержение, — мечтательно вздохнул Джерри.
    — Только по телевизору, — сказала сыну Тесс. — Господи, ну и мальчишки! Вечно их тянет, куда нельзя!
    Джералд засмеялся.
    — О, Джерри еще подарок по сравнению с тем сорванцом, которым я был в детстве.
    — Как же, прекрасно помню, — сухо заметила Тесс. В голове мелькнула неизгладимая картина, много раз снящаяся ночами: солнечное утро, квартира Джералда и незнакомая женщина в его постели. — Много лет назад ты достаточно почудил.
    Разгадав скрытый намек, мужчина мысленно обругал себя за чересчур длинный язык. Но кто же мог знать, что любое воспоминание о прошлом вызывает у Тесс болезненные ассоциации? И он попытался исподволь исправить ситуацию.
    — Мне кажется, мальчишкам вообще свойственно забывать об осторожности. Им нравятся острые ощущения. Поэтому они так любят лазить по деревьям и крышам, бегать, прыгать и играть в войну.
    «А также обманывать девочек», — хотела прибавить Тесс, но удержалась. Нельзя забывать, что в машине помимо них находятся еще и дети.
    Между тем Бэби требовательно произнесла:
    — Пап, а когда ты отвезешь нас на остров Гавайи? Мне не терпится посмотреть на вулканы!
    Джерри также вопросительно-умоляюще уставился на Джералда. Тот ответил не сразу.
    — Э-э-э… надо немного поразмыслить. В ближайшие дни у меня куча дел. Не знаю даже, когда сумею выкроить еще один выходной…
    Догадавшись, что Джералд пытается отвертеться от предлагаемой поездки, Тесс мысленно возмутилась. Неужели работа для него важнее собственных детей? Вернее, собственной дочери…
    Язвительно молодая женщина промолвила:
    — Дети, не приставайте к Джералду. Вам уже следует знать, что мужчин волнует только бизнес. Мы и так должны быть благодарны ему за то, что он уделил нам сегодня столько времени. И не вправе требовать новых жертв.
    На секунду оторвав взгляд от дороги, Джералд возмущенно посмотрел на Тесс.
    — Неправда! Семья всегда стоит для меня на первом месте. И чтобы доказать это, в следующие же выходные приглашаю всех вас в трехдневный круиз по Гавайским островам! Мы увидим не только упомянутые вулканы, но еще массу замечательных вещей.
    — Вместо того чтобы давать необдуманные обещания, лучше следи за дорогой, — посоветовала Тесс.
    — Не надо учить меня водить автомобиль, — буркнул в ответ Джералд. Впрочем, больше он не делал попыток отвлечься. — Значит, ты мне не веришь? Прекрасно! И все же советую к следующей субботе собрать свои и Джерри вещи и посмотреть, умею ли я держать слово.
    Тесс изобразила минутное колебание.
    — Гмм… А своим согласием я не поставлю тебя в затруднительное положение? Помни, Джералд, еще не поздно отказаться. Ведь у тебя столько дел…
    — Нет! — возмущенно воскликнул мужчина, уже забыв, что минуту назад собирался сделать все, чтобы эта поездка не состоялась. Ничего, позже он наверстает упущенное. — Итак, решено. Через неделю мы отправляемся в краткосрочный круиз.
    — Ура! — радостно закричали Бэби и Джерри.
    Улыбаясь, Тесс мысленно торжествовала победу. Ей удалось обвести его вокруг пальца так, что Джералд даже не заметил этого. Счет сравнялся, мистер Хьюмен, довольно произнесла молодая женщина про себя.

6

    Джералд сдержал слово. Спустя неделю Тесс с детьми стояла на палубе прогулочного судна и любовалась удаляющимся берегом.
    — Спасибо, Тесс, — негромко произнес за ее спиной Джералд.
    Молодая женщина удивленно обернулась.
    — За что?
    — За то, что вытащила меня сюда. Помнишь, я говорил, что за истекшие годы стал настоящим трудоголиком? Ты же мне вновь напомнила, как прекрасна жизнь.
    Тесс растерялась. Джералд сказал это просто так? Или же намерен вернуться к их недавнему разговору?
    Но ей вовсе не интересно слушать, зачем ему понадобилось разыскивать свою первую любовь и почему он утаил правду об истинных отношениях с женой. Куда проще считать, что его предназначение — помочь спасти жизнь ее дорогому мальчику и вновь исчезнуть. А остальное ее не касается.
    Весьма некстати Джерри попросил:
    — Мам, можно мы с Бэби осмотрим тут все?
    Но, прежде чем Тесс успела сказать «нет», Джералд произнес:
    — Конечно. Только постарайтесь не свалиться в воду.
    Джерри и Бэби немедленно умчались, и молодая женщина осталась наедине с Джералдом. Какой ужас, а она-то надеялась использовать детей как барьер между собой и этим мужчиной!
    — Какое право ты имеешь решать, что можно, а что нельзя моему сыну? — потребовала Тесс объяснений.
    — Лучшая защита — нападение, да? — усмехнулся Джералд. — Неужто ты по-прежнему боишься находиться со мной с глазу на глаз?
    Дьявол! — мысленно выругалась Тесс. До чего же он проницательный! Как догадался, почему я не хотела отпускать от себя детей?
    Однако отступать было некуда. Поэтому молодая женщина сердито произнесла:
    — Я лишь боюсь, что Джерри опять попадет в какую-нибудь историю. Ребенка нельзя оставлять без присмотра!
    — Твой сын давно не ребенок. Ему уже одиннадцать.
    — Все равно! Я никогда бы не разрешила Джерри в одиночку разгуливать по незнакомому судну.
    — Знаю, — невозмутимо кивнул Джералд. — Потому-то и поспешил ответить за тебя.
    Тесс едва не задохнулась от возмущения.
    — И ты так спокойно мне об этом говоришь?
    — Поверь, тебе тоже нечего опасаться. Во-первых, Джерри не один, а с Бэби…
    — Спасибо, успокоил, — саркастически перебила его Тесс.
    — А во-вторых, — проигнорировав ее ядовитое замечание, продолжил Джералд, — наше судно, хоть и приличных размеров, все же не настолько велико, чтобы на нем можно было потеряться.
    — Дело не в этом, — сердито отмахнулась Тесс.
    — Хочешь сказать, что дело во мне?
    Молодая женщина, чувствуя себя попавшей в ловко расставленную ловушку, смутилась. И потерянно пробормотала:
    — Что ты имеешь в виду?
    — Ах, Тесс, хватит изображать дурочку! — не выдержав, воскликнул Джералд. — Мы же взрослые люди, сколько можно играть в кошки-мышки? Я же обещал, что тебе не удастся увильнуть от серьезного разговора со мной. И этот момент наступил.
    Тесс окончательно растерялась. Надо же, какая ирония судьбы! — изумленно поняла она. Буквально вынудив Джералда дать обещание посетить соседние острова, я считала, что перехитрила его. Оказывается, перехитрили меня!
    Ощущая себя словно в мышеловке, Тесс затравленно произнесла:
    — Я же говорила, что не желаю обсуждать данную тему.
    — Зато я желаю, — тоном, не терпящим возражений, заявил Джералд. Похоже, он был настроен более чем решительно. — Надеюсь, на этот раз тебе не удастся отвертеться от объяснений.
    В отчаянии Тесс воздела руки к небу.
    — Чего ты от меня добиваешься?
    — Ты же прекрасно знаешь, что мне нужно услышать ответ всего лишь на один вопрос, — тихо, но твердо промолвил Джералд. — Почему ты так ненавидишь меня?
    Тесс закрыла лицо руками. Едва слышно произнесла:
    — Разве ты до сих не догадался почему? Много лет назад ты предал меня, Джералд. Меня и нашу любовь. Я никогда не смогу простить тебе этого. Никогда не смогу общаться с тобой так, будто ничего не случилось. Мне вообще тяжело находиться рядом с тобой!
    В глазах мужчины промелькнуло непонятное выражение.
    — Знаю, что джентльмен никогда не задаст подобного вопроса, но… Неужели даже то, что я сделал для твоего сына, не искупает моей прошлой вины?
    — Нет, — решительно качнула головой Тесс. — Ты хотел узнать правду, какой бы горькой она ни была? Ты ее получил. А теперь, пожалуйста, оставь меня и Джерри в покое. Разговор окончен.
    Она хотела идти. Однако Джералд преградил ей путь. Скрестив руки на груди, мужчина произнес:
    — Подожди, осталась еще небольшая деталь. Все эти двенадцать лет меня неотвязно мучила одна мысль. Если бы я смог доказать, что измены не было, ты простила бы меня? — Чуть помедлив, Джералд с внезапной решимостью добавил: — Вернулась бы ко мне?
    Не зная, что ответить, Тесс смущенно комкала подол летнего платья. Но ведь он предал ее! Она видела доказательства измены собственными глазами. Разве он может быть невиновен?
    А если он невиновен, то… Неужели все прошедшие года были одной сплошной ошибкой? Нет, об этом лучше не задумываться.
    Видя ее нерешительность, Джералд настойчиво повторил:
    — Ну так как? Ты бы вернулась ко мне?
    Больше всего на свете желая провалиться сквозь землю, Тесс упорно хранила молчание. Как же он не поймет, что на его вопрос просто не существует ответа?
    Тогда Джералд горячо, сбивчиво начал:
    — Тесс, я ведь так и не объяснил, почему в конце концов решился отыскать тебя… Впрочем, и рассказывать-то особенно нечего… Долгие годы я упорно внушал себе, что смогу прожить и один. Ведь у меня есть дом, работа, любимая дочь. Но однажды нашел в себе силы признаться, что это не так. Тесс, ты — смысл моего существования!.. Родная, любимая, я больше не могу без тебя! Моя жизнь пуста и бессмысленна. Я похож на робота, не понимающего, что и зачем он делает! — В неожиданном порыве Джералд схватил молодую женщину за руки и опустился перед ней на колени. — Вернись ко мне, Тесс, умоляю! Пойми же наконец: никакой измены не было!.. Я докажу тебе свою невиновность, только чуть позже, когда найду способ сделать это. Я люблю тебя, Тесс! Сильно, страстно, безумно, горячо люблю!.. Любимая, сжалься же наконец надо мною и скажи, что тоже так и не смогла забыть меня… Я чувствую это, и никакие чопорность и холодность с твоей стороны не заставят меня поверить в обратное. Ведь ты все еще любишь меня, ведь так?
    Тесс слегка пошатнулась. Страстная исповедь вызвала в ее душе небывалую бурю эмоций. Смешалось все: гордость, унижение, надежда, любовь, страх… Едва ли сознавая, что делает, молодая женщина осторожно высвободила руки и, опустившись вслед за Джералдом на колени, ладонями обхватила его лицо.
    — Родной мой, любимый… Если бы ты знал, как я тосковала без тебя! — вырвалось у нее пылкое признание, идущее от самого сердца. — Я просто тихо, медленно умирала…
    Не веря собственным ушам, Джералд порывисто прижал Тесс к широкой мускулистой груди. Прижался губами к ее темным душистым волосам, неразборчиво прошептал:
    — Радость моя, наконец-то… Я не в силах поверить, что мы снова вместе. Господи, сколько же нам пришлось выстрадать, сколько всего перенести!
    Голова молодой женщины безвольно склонилась к нему на грудь.
    — Джералд, я так устала быть сильной… Я не хочу больше страдать. Я хочу никогда не расставаться с тобой. Я тоже думала, что смогу, что проживу… Но не смогла. Дороже тебя, любимый, у меня нет никого на свете. Даже Джерри, мой сын… Как же я была глупа, что в отместку решила скрыть от тебя правду… Ведь Джерри — это…
    — О Боже, что за трогательная сцена! — вдруг раздался за их спинами иронический мужской голос.
    Вздрогнув от неожиданности, Джералд и Тесс одновременно обернулись и увидели невысокого, весьма упитанного господина, попыхивающего толстой сигарой. Насмешливо сощурясь, незнакомец без зазрения совести разглядывал молодых людей.
    Тесс поспешно вскочила и отряхнула платье.
    — Что это за неприятный тип? — вполголоса шепнула она поднявшемуся вслед за ней Джералду.
    — Кажется, мистер Висконти, — шепотом отозвался тот. — «Деревянный король». У него крупнейшее деревообрабатывающее предприятие в стране. Я видел его фотографию в газетах. — И добавил громче, обращаясь непосредственно к толстяку: — Добрый день, мистер…
    — Патрик Висконти, — представился незнакомец, подтверждая догадку Джералда. — А вы, должно быть, Джералд Хьюмен? Занимаетесь компьютерной техникой? Как же, как же, наслышан… Не раз видел вас по телевизору. Но, если честно, никак не ожидал увидеть здесь, да еще в столь щекотливый момент. Простите, если помешал.
    Тесс досадливо поморщилась и отвернулась, демонстративно делая вид, будто любуется морем и причудливыми очертаниями ставшего уже едва различимым острова. И откуда только берутся столь беспардонные люди, как этот Висконти? То, что у него миллионы, еще не дает ему права вмешиваться в чужую личную жизнь.
    Однако Джералд в отличие от нее сохранил полную невозмутимость.
    — О, ничего страшного, мистер Висконти. Признаться, я также не ожидал встретить вас здесь. Мир тесен, не правда ли?
    — В любом случае, дружище, весьма рад нашему знакомству! — провозгласил толстячок, приблизившись и фамильярно хлопнув Джералда по плечу. — Чертовски рад, что на этом судне собрались не одни лишь ханжи да лицемеры. Подавайте им, видите ли, «добрый день», «ах, извините», «премного благодарен»!.. Лично я не пойму: мы тут отдыхать собрались или церемонно раскланиваться?
    Тесс вдруг почувствовала, что начинает симпатизировать мистеру Висконти. Похоже, этот человек, хоть и порядочный грубиян, все же не лишен положительных качеств. Однако, помня, что первое впечатление обманчиво, молодая женщина решила не оборачиваться, а еще немного полюбоваться пейзажем.
    Кажется, и Джералд проникся той же симпатией. Весело он произнес:
    — Всецело разделяю вашу точку зрения, мистер Висконти. Порядочный человек, застав леди и джентльмена в столь пикантный момент, предпочтет корректно предупредить их, что место и время для подобных излияний чувств выбраны неудачно, а не побежит рассказывать об увиденном первому встречному, предлагая полюбоваться ею вместе.
    Мистер Висконти добродушно расхохотался.
    — А вы, мистер Хьюмен, отнюдь не так просты, как кажетесь. Похоже, вы начинаете мне весьма нравиться. Надо же, как ловко поставили меня на место! Гмм… признаюсь, что поступил весьма невежливо по отношению к вам и тем более к вашей даме. Надеюсь, вы меня извините?
    — О чем речь, мистер Висконти! Вы уже прощены. Правда, дорогая? — обратился Джералд к Тесс.
    Не поворачиваясь к мужчинам, та холодно кивнула. Подумать только, «место и время выбраны неудачно», раздраженно вспомнила Тесс слова Джералда. Можно подумать, они тут спектакль разыгрывали!
    А вдруг для него это и был не более чем спектакль? А она-то, наивная, приняла все за чистую монету…
    Между тем мистер Висконти произнес:
    — Знаете что, дружище, давайте-ка перейдем на «ты». Между такими порядочными людьми, как мы, не место условностям. Идет, Джералд?
    — Идет, Патрик, — в тон ему отозвался Джералд.
    С каждой минутой он чувствовал все возрастающую симпатию по отношению к новому знакомому. Под маской эксцентричного чудака явно скрывалось доброе сердце.
    — Чудесно! — обрадовался мистер Висконти. — Кстати, не спуститься ли нам в бар и не пропустить бокальчик-другой отменного вина в честь знакомства? Ваша дама, разумеется, также приглашена.
    — Отличное предложение, — одобрил Джералд. — Как ты, Тесс? Идешь с нами?
    — Пожалуй, я останусь на палубе и подожду возвращения Джерри и Тесс, — сухо ответила она. — Развлекайтесь без меня.
    — Ты уверена?
    — Как никогда в жизни!
    Видя, что Тесс вновь пришла в дурное расположение духа, Джералд заколебался. Может, лучше ли оставлять ее? Но Патрик уже тянул его за собой, приговаривая:
    — Что ж, Джералд, желание дамы для джентльмена — закон. Ничего, я знаю, кто составит нам компанию. Я представлю вам своего помощника Гордона. Он адвокат и сопровождает меня в путешествии. Понимаете ли, пребывая в Калифорнии, я вляпался в довольно-таки неприятную историю…
    Поскольку мужчины успели отойти на порядочное расстояние, продолжения разговора Тесс не слышала. Да и не желала слышать.
    Все внутри нее кипело от негодования. Ну, Джералд, ну, предатель, ты у меня еще дождешься, мысленно пообещала ему молодая женщина. Ничего не скажешь, хорош гусь! Еще пару минут назад клялся мне в любви и сгорал от страсти, а теперь преспокойно отправился пить со случайным знакомым! А я, наивная, едва не поверила в искренность его признаний… Гнусный подлец, обманщик, как же я ненавижу тебя! Попробуй только еще приблизиться ко мне с грязными домогательствами!..
    Продолжая ругать Джералда на чем свет стоит, Тесс отправилась на поиски детей. Джерри и Бэби оказались на носу судна.
    — Мам, иди скорее сюда! — заметив молодую женщину, позвал Джерри. — Здесь так здорово, такой соленый морской ветер дует в лицо! Когда набираешь его полную грудь, кажется, будто вот-вот оторвешься от земли и полетишь словно чайка.
    — Чайка, немедленно отойди от борта и шагай сюда, — приказала Тесс. — И ты тоже, Бэби! Придумали себе развлечение… Не хватает еще, чтобы оба простудились и провели остаток путешествия в постели!
    Огорченно вздохнув, Джерри нехотя поплелся к матери. Бэби послушно последовала за ним.
    — А куда мы идем? — полюбопытствовал мальчик.
    — Как куда? В наши каюты. Пора распаковывать вещи.
    Лицо Джерри вытянулось от разочарования.
    — Ну, мам, можно мы еще немного погуляем? Ты же ведь сама разрешила.
    — Ничего подобного, — возразила Тесс. — Вас отпустил Джералд, а не я. И вообще, хватит пререкаться. Пошли посмотрим, где нас поселили.
    — А я знаю! — радостно объявила Бэби. — Мы с Джерри уже были там. Хотите, покажем дорогу?
    — С удовольствием воспользуюсь вашими услугами, мисс, — невольно улыбнулась Тесс.
    Рядом с детьми она начала понемногу отходить от пережитого. Настроение заметно улучшилось, злость понемногу улеглась.
    — Тогда, мам, следуй за нами, — важно произнес Джерри.
    Взявшись с Бэби за руки, они весело побежали вперед.
    — Хоть какая-то польза от самоуправства Джералда, — пробормотала Тесс, покорно следуя за ними. — По крайней мере, не придется отыскивать свою каюту.

    Распаковав нехитрый багаж, Тесс отпустила Джерри и Бэби поиграть в соседней, Джералда, каюте. Сама же взяла купленный на днях путеводитель и, удобно устроившись на кровати, принялась его изучать.
    Примерно через час в дверь постучали.
    — Войдите, — разрешила Тесс.
    Дверь открылась, и на пороге показался Джералд. При виде него молодая женщина досадливо поморщилась. Отложив путеводитель в сторону, передвинулась на край кровати и села.
    — А, это ты… Ладно, проходи.
    — А где дети? — удивился Джералд, оглядевшись по сторонам.
    — В соседней каюте, играют. Разве ты еще не заглядывал в собственные апартаменты?
    — Не успел, хотелось сначала тебя увидеть. Надеюсь, ты на меня не слишком сердишься?
    — За что? — изобразила Тесс удивление.
    Не ожидавший от нее подобного спокойствия Джералд чуть замялся.
    — Ну… за то, что я оставил тебя одну.
    — Ты хочешь сказать: бросил, променяв на незнакомого собутыльника? — ледяным тоном поправила Тесс.
    Сообразив наконец, в чем дело, Джералд приготовился к долгим объяснениям.
    — На самом деле все не так страшно, дорогая…
    — Не называй меня «дорогой»! — брезгливо передернулась она. — Тебе не кажется, что это чересчур фамильярное обращение по отношению к замужней женщине, имеющей к тому же почти взрослого сына?
    Однако Джералд предпочел проигнорировать выпад.
    — Странно, всего лишь час с небольшим назад ты называла сына маленьким мальчиком… Ну да Бог с этим. Давай я лучше расскажу, что только что узнал.
    — Меня абсолютно не интересует, что ты узнал! — огрызнулась Тесс. — Не видишь, я читала? Пожалуйста, оставь меня в покое.
    Однако Джералд твердо решил во что бы то ни стало избежать ссоры.
    — Я отниму у тебя совсем немного времени. Знаешь, я настолько понравился мистеру Висконти, что он решил заказать у нас весьма крупную партию компьютеров. Более того, обещал порекомендовать нашу фирму всем знакомым, также крупным дельцам. В его родном штате мы пока малоизвестны. Понимаешь, что это значит?
    — Очередной грандиозный успех? — кисло улыбнулась Тесс. — Что ж, поздравляю. Вот только не пойму, мне-то какое дело до всего этого?
    — Мне лишь хотелось объяснить, почему я решился оставить тебя ради мистера Висконти, да еще в столь неподходящий момент… Знаю, так поступать не следовало. Но нельзя же было упустить подобный шанс!
    Тесс смерила его презрительным взглядом.
    — Если ты действительно так считаешь, нам не о чем больше говорить. И не стоило терять время и пытаться убедить меня, будто бы я тебе дороже и дочери, и работы. Теперь и я вижу, что ты на самом деле превратился в настоящего трудоголика. И не собираюсь становиться между тобой и твоим бизнесом.
    Джералд мысленно застонал.
    — Ты не права! Согласен, я совершил досаднейшую ошибку, оставив тебя одну. Но мне казалось, что ты поймешь…
    — Я все прекрасно поняла, — перебила его Тесс. — Поняла даже больше, нежели ты рассчитывал. А теперь наконец-то оставь меня в покое. Уходи!
    Но Джералд решил предпринять еще одну, последнюю попытку.
    — Между прочим, Патрик и его адвокат пригласили нас поужинать сегодня вечером. Мистер Висконти тоже чувствует себя весьма неловко из-за утреннего инцидента, поэтому готовит тебе какой-то сюрприз.
    В глазах Тесс промелькнуло любопытство.
    — Он не сказал какой?
    — Увы, нет, — ответил Джералд, внутренне улыбаясь. Кажется, ему все же удалось одержать победу над Тесс! — Но, учитывая ирландские корни нашего нового знакомого и его неуемный темперамент, следует ожидать чего-то грандиозного. Например, грандиозного фейерверка и предложения стать деревообрабатывающей «королевой».
    Не удержавшись, Тесс хихикнула. Помимо собственной воли молодая женщина почувствовала, что не может больше сердиться на Джералда.
    — Надеюсь, до этого не дойдет. Кстати, а зачем Патрику понадобился адвокат? Он что, натворил что-то серьезное?
    — Да как сказать… Находясь в Калифорнии с деловым визитом, на фуршете он немного… э-э-э… перебрал. К несчастью, договариваясь о поставке крупной партии древесины, его партнер позволил себе усомниться в высоком качестве предлагаемого товара. Сочтя это кровным оскорблением, Патрик для начала выплеснул бокал шампанского в лицо обидчику, а затем оттаскал последнего за волосы, обещая немедленно и собственноручно доставить усомнившегося на деревообрабатывающий завод, дабы тот смог лично убедиться в отменном качестве продукции.
    Тесс рассмеялась.
    — Весьма оригинальный способ отстаивать собственную правоту!
    — Согласен. Но пострадавший оказался начисто лишенным чувства юмора. А потому на следующий же день подал в суд на мистера Висконти и потребовал в качестве компенсации за моральный ущерб несколько миллионов долларов.
    — Ничего себе! — ахнула Тесс.
    — Вот-вот. С тех пор прошло почти полгода, а судебный процесс все продолжается. Меняя адвокатов одного за другим, Патрик наконец остановился на Гордоне… черт, забыл его фамилию. Короче, теперь этого бедного Гордона эксцентричный миллионер таскает повсюду за собой как комнатную собачку. Калифорния, Монтана, Северная Дакота, теперь Гавайи… Впрочем, уверен, подобное посягательство на личную свободу оплачивается более чем щедро. Да и процесс, заметно затянувшийся, благодаря мистеру Гордону вскоре должен окончиться в пользу ответчика.
    — Вот так история, — вздохнула Тесс. — Знаешь, мне вдруг захотелось поближе познакомиться с Патриком Висконти и его адвокатом. Подобные встречи происходят не каждый день.
    — Вот об этом я тебе и твержу, — обрадовался Гордон. — Что ж, в таком случае мы встретимся с ними сегодня за ужином. Я зайду за тобой.
    — Хорошо, — согласилась Тесс. — А что мне лучше надеть?
    — Простое черное платье или элегантный костюм, думаю, вполне подойдут. Кстати, ты знаешь, что скоро мы пристанем к одному из соседних островов, Мауи? Предполагается двухчасовая экскурсия.
    — Спасибо, что предупредил, — поблагодарила молодая женщина. — Тогда, пожалуйста, отправь Джерри сюда, чтобы он успел приготовиться. И проследи, чтобы Бэби также была готова. — Минуту помедлив, Тесс небрежно поинтересовалась: — А ты пойдешь с нами?
    — А как же иначе? — удивился Джералд. — Я же обещал, что ближайшие три дня буду развлекаться на полную катушку. И намерен сдержать слово!

7

    Прогулка по экзотическому острову прошла на «ура». Вечером, накормив Джерри и уложив его спать, Тесс стала готовиться к ужину.
    Ради разнообразия сегодня она решила завить волосы, в результате чего получилась роскошная соблазнительная шапка темных кудрей. Оставшись весьма довольной результатом, Тесс подобрала яркие, броские серьги и браслет, сочетающиеся по цвету и фактуре с заколками, украшающими прическу. Платье выбрала самое простое, черный «футляр». Зато его украшал дерзкий красный шарфик. Броский макияж, несколько капель любимых духов, черные туфли на шпильке — и она готова.
    — Ух ты! — изумился Джерри, когда Тесс подошла к нему пожелать спокойной ночи. — Ты выглядишь как модель с обложки. Нет, даже еще лучше: как победительница конкурса «Мисс Вселенная»!
    Тесс довольно засмеялась.
    — Рада, что тебе нравится.
    — На сегодняшнем ужине ты произведешь фурор, это точно, — твердо пообещал Джерри. — Моя мама — самая классная в мире!
    — Даже несмотря на то, что порой перегибает палку? — напомнила Тесс сыну его собственные слова.
    Джерри немного смутился.
    — Ну… я сказал это, не подумав. Конечно же, мам, ты всегда права.
    — А вот последнюю фразу, сын мой, повторяй как можно чаще, — патетично произнесла Тесс, хитро улыбаясь, — ибо она чертовски льстит моему самолюбию. И да будет тебе за это счастье!
    — Леди и джентльмены, представление «Идеальные сын и мать» окончено, — подхватил одну из их любимых шуток Джерри. — Всем спасибо, благодарю за внимание. До следующей встречи!
    Оба весело расхохотались. Отсмеявшись, Тесс произнесла:
    — Ну а теперь, мой далеко не идеальный сын, позволь своей неидеальной матери пожелать тебе спокойной ночи. Веди себя хорошо и ни в коем случае не вздумай выходить из каюты.
    Джерри состроил озабоченное лицо.
    — А если меня вдруг укачает и мне понадобится свежий воздух?
    — Насколько я знаю, твоему луженому желудку не страшна никакая морская болезнь. И вообще, кончай-ка препираться и ложись спать. Скоро за мной должен зайти Джералд.
    Словно бы в ответ на слова молодой женщины, раздался негромкий стук. Наскоро обняв сына, Тесс взяла дамскую сумочку и поспешно вышла из каюты, плотно притворив за собою дверь.
    Когда она обернулась лицом к Джералду, тот не сдержал восхищенного вздоха.
    — Тесс, ты выглядишь поистине великолепно!
    Неожиданно он нагнулся и запечатлел на устах молодой женщины легкий поцелуй. А когда выпрямился, на его лице застыло смущенно-удивленное выражение.
    Тесс также выглядела растерянной и удивленной. Невольно приложив ладонь к губам, она спросила:
    — Зачем ты это сделал?
    В ответ Джералд лишь пожал плечами.
    — Сам не знаю. Это вышло совершенно случайно.
    — В таком случае, пожалуйста, постарайся, чтобы подобных случайностей больше не повторялось, — напустила на себя Тесс церемонный вид, стараясь под маской чопорности скрыть участившееся вдруг дыхание.
    Поцелуй Джералда взволновал ее гораздо больше, нежели можно было ожидать. И в который раз Тесс с изумлением отметила, что любое прикосновение этого мужчины, даже просто пребывание рядом с ним заставляет ее мысли путаться, а сердце биться быстрее.
    На всякий случай она отступила на шаг. Строго повторила:
    — Так ты обещаешь?
    — Постараюсь, — несколько туманно ответил Джералд, ничего, впрочем, не обещая.
    — Ладно, идем. Твои новые друзья, наверное, уже заждались, — озабоченно произнесла Тесс, замяв опасный разговор. — Бэби уже спит?
    — Засыпает. А Джерри?
    — То же самое.
    — В таком случае пошли. Представляю, какой фурор ты сейчас произведешь среди пассажиров!
    Тесс вдруг смутилась под откровенно восхищенным мужским взглядом. Невольно одернула платье, вдруг показавшееся до неприличия коротким.
    — Послушай, а может, мне лучше по-быстрому переодеться? Не слишком ли я перестаралась?
    Поняв ее, Джералд отрицательно покачал головой.
    — Я тебе запрещаю что-либо менять в твоем шикарном наряде. Не бойся, ты выглядишь вполне прилично. Как и подобает замужней женщине, — не удержался он от язвительной остроты.
    Тесс мгновенно вспыхнула.
    — Прекрати издеваться надо мной!
    — Разве я когда-либо позволял себе это? — удивленно спросил Джералд. — Мне лишь пришло в голову повторить твои же собственные слова.
    — Тебе в голову вообще редко приходят удачные мысли, — немедленно возразила Тесс.
    — Никак не могу согласиться с тобой — ответил Джералд, на ходу поправляя галстук. — Иначе откуда бы взялись у меня этот дорогой костюм, рубашка, ботинки?
    Мельком взглянув на него, Тесс не могла не отметить, что он выглядит потрясающе. Черный элегантный костюм выгодно подчеркивал атлетическую фигуру и широкие плечи ее спутника, его мужественную красоту и неотразимое обаяние. Господи, и зачем только столь потрясающая внешность достается мужчинам с куриными мозгами, только и знающим, что хвастать деньгами и положением в обществе?
    — Не думаю, что успешный бизнес может служить критерием интеллекта, — небрежно заметила Тесс. — Зачастую делами управляет не тот, кто сидит в кресле босса, а тот, кто направляет бумаги ему на подпись.
    — А сам благоразумно остается в тени? — сощурился Джералд. — Извини, дорогая, но «серых кардиналов» в моей фирме нет. Моим бизнесом я управляю сам. А следовательно, волей или неволей тебе придется признать наличие у меня мыслительных способностей.
    Казалось бы, возразить тут было нечего. Однако Тесс быстро нашлась:
    — Допустим. Но, увы, и умным людям зачастую недостает скромности и деликатности. Они наивно полагают, что раз добились всего сами, то имеют полное право презирать других людей, которым повезло чуть меньше.
    Джералд чуть усмехнулся.
    — Камешек в мой огород?
    — Разве я сказала, что имею в виду тебя? — невинно осведомилась Тесс.
    — Думаю, выяснение последнего обстоятельства нам придется отложить на потом. Ибо мы прибыли.
    Оглядевшись, Тесс только сейчас сообразила, что так увлеклась спором, что даже не заметила, как дошла до места. Тем временем Джералд взял молодую женщину под локоть и повел к дальнему столику.
    — Мистер Висконти и Гордон уже ждут нас. Смотри-ка, Патрик заметил нас. Он машет рукой.
    — Где? — заволновалась Тесс, видя одни незнакомые лица.
    — Там, у противоположной стены. Да нет, смотри немного левее…
    Проследив взглядом в указанном направлении, Тесс наконец заметила их широко улыбающегося утреннего знакомого. Не стесняясь окружающих, Патрик приподнялся со стула и что-то прокричал им. Второй же мужчина, сидящий к ним спиной, не пошевелился. Молодая женщина смогла лишь разглядеть, что у него темные волосы и он довольно высок.
    Заметив, с каким удивлением поглядывают на них окружающие, Тесс смущенно засмеялась.
    — Похоже, весь этот вечер нам действительно суждено быть в центре внимания… Заметь, твой адвокат явно чувствует себя не в своей тарелке. Видишь, как напряженно он держится, какая неестественно прямая у него спина? Несчастный даже боится оглянуться в нашу сторону!
    Джералд хмыкнул.
    — Как я уже упоминал, «несчастный» наверняка получает больше, чем мой главный заместитель. Тут и потерпеть не грех.
    Они приблизились к столику. Патрик весело поздоровался:
    — Добрый вечер, Джералд. Здравствуйте, Тесс. Прекрасно выглядите! Чертовски рад, что вы все же решили сменить гнев на милость. Кто старое помянет… Кстати, познакомьтесь с моим адвокатом. Мистер Гордон Браун, лучший специалист изо всех, кого я когда-либо встречал. Гордон, это миссис Тесс Уолторн, очаровательнейшая женщина на свете.
    Услышав фамилию сидящего к ней спиной мужчины, Тесс вздрогнула. А когда тот вежливо поднялся с места и обернулся к ним, дабы поприветствовать, молодая женщина и вовсе чуть не потеряла сознание от потрясения.
    Ибо перед ней стоял не кто иной, как бывший муж.
    — Тесс? — пораженно выдохнул он, побледнев.
    — Гордон? — еле слышно промолвила молодая женщина, крепче ухватившись за локоть Джералда. — Что ты тут делаешь?
    Оценив ситуацию, Патрик присвистнул.
    — Эге! Да вас, похоже, друг другу представлять не нужно.
    Джералд тем временем переводил недоуменный взгляд с Тесс на Гордона и обратно.
    — Ты его знаешь, Тесс? Но откуда?
    Наконец, немного придя в себя, молодая женщина с трудом оторвала взгляд от Гордона. Безучастно прокомментировала:
    — Это мой муж. Помнишь, я упоминала, что он находится в длительной командировке. Но у меня и в мыслях не было, что я встречу его именно здесь.
    Гордон, тоже оправившись от неожиданности, в подтверждение кивнул.
    — Верно. Я и сам не знал, что судьбе будет угодно занести меня на Гавайи. В любом случае очень рад тебя видеть, моя дорогая женушка. Вернее, бывш… — Заметив неистовый жест Тесс, он осекся. Однако быстро нашелся и продолжил: — Бывшее, то есть последнее наше свидание состоялось так давно, что я успел ужасно соскучиться по тебе и по сыну. Как Джерри?
    — Он здесь, но уже спит, так что вашу встречу придется отложить до завтра, — быстро проговорила Тесс, смущенная странным выражением, вдруг появившимся в глазах Джералда. Она лихорадочно пыталась придумать какой-нибудь подходящий предлог для того, чтобы отвести Гордона в сторону и попросить пока не сообщать о разводе. — Представляю, как Джерри обрадуется!
    — Уж не больше, чем я… — рассеянно сказал Гордон, с любопытством взирая на Тесс.
    Похоже, ее молчаливая просьба заинтриговала его настолько, что и ему не терпелось остаться с бывшей женой наедине и выяснить, в чем же дело. Пока же Гордон мудро рассудил хранить молчание.
    Поняв, что экс-супруг не выдаст ее маленького секрета, Тесс внутренне возликовала. Однако следующая же фраза Патрика повергла ее в отчаяние.
    Тот, изумленно моргнув, обратился к Гордону:
    — Как, дружище, ты женат? Но почему же я ничего не знаю об этом?
    — Видите ли, дело в том… — попытался выкрутиться адвокат.
    Однако тут же был перебит Патриком:
    — Нет-нет, дай сначала мне сказать. Ты что, все последние месяцы водил меня за нос? У меня отличная память. Я прекрасно помню твой рассказ о неудачном браке, закончившемся разводом лет десять назад, и о сыне, который остался жить с матерью и которого ты навещаешь раз в несколько месяцев… — Вдруг до него начало кое-что доходить. — Постой-ка, Тесс уж не та ли самая женщина?
    Мистер Висконти перевел на нее вопросительный взгляд. Тесс, не в силах что-либо вымолвить, в отчаянии закрыла лицо руками. От стыда она готова была провалиться сквозь землю. Господи, что же теперь подумают о ней Патрик и Гордон? Так низко лгать…
    А Джералд? Ведь теперь он наверняка обо всем догадался! Теперь знает, что все последнее время она обманывала его, утверждая, будто замужем и счастлива в браке. Какой кошмар!..
    В воздухе повисла неловкая пауза. Молодая женщина, казалось, дала обет молчания. Гордон неловко переминался с ноги на ногу, не зная, как лучше поступить в сложившейся ситуации. Патрик же выжидающе переводил взгляд с одной на другого, явно требуя объяснений.
    Неожиданно на помощь всем пришел Джералд.
    — Понимаешь, Патрик, зная твое почтительное отношение к семье и браку, мы с Тесс уговорились ничего не говорить о ее разводе, чтобы лишний раз не огорчать тебя, — спокойно произнес он. — Хватило бы и того, что я разведен. Но кто же знал, что Гордон, ее бывший муж, окажется на одном судне с нами? Честно признаться, данная встреча стала для нас троих большой неожиданностью. Как говорится, мир тесен.
    — А еще говорят, что шила в мешке не утаишь, — вполне удовлетворенный подобным объяснением, заметил Патрик. — К счастью для меня и к несчастью для многих, я помню все, что когда-либо слышал или видел… Заметьте, как интересно получается! Ты, Джералд, Гордон, теперь и Тесс. Какой-то клуб разведенных!
    — Надеюсь, вы не сердитесь на нас, Патрик? — спросил Гордон, вживаясь в заданную ему роль. И подумал: а все-таки, черт возьми, что же кроется за попыткой бывшей жены скрыть развод и кто этот человек, вступившийся за Тесс и помогший им троим выкрутиться из неловкой ситуации? — Нам лишь хотелось избавить вас от ненужных волнений. Только поэтому, не сговариваясь, мы решили утаить от вас правду.
    — Ничего, дружище, я вовсе не в обиде на вас и вполне одобряю ложь во спасение. Жаль лишь, что вы настолько плохо меня знаете, что решили, будто такого стреляного воробья, как я, будет легко провести. — Проигнорировав умоляющий жест Гордона, Патрик продолжил: — Да, я действительно не одобряю разводов. Но я же не ханжа и не лицемер, чтобы осуждать людей или лезть в их личную жизнь. И уж тем более вмешиваться в дела вас троих.
    — Всецело с тобой согласен, — поддержал Патрика Джералд. — Ну а теперь, когда все недоразумения разъяснились, может, наконец сядем за стол и поднимем бокалы за неожиданную встречу? Как-никак, подобные совпадения случаются не слишком часто.
    Скорее наоборот, подумала Тесс, но промолчала.
    Предложение Джералда одобрили единогласно. Все уселись, и в застольную беседу быстро возвратился непринужденный дружеский тон. Лишь Тесс никак не могла расслабиться.
    Она с трудом вынуждала себя следить за нитью общего разговора, улыбаться многочисленным шуткам Патрика, отвечать на задаваемые ей вопросы. Молодая женщина с ужасом думала лишь об одном: о моменте, когда они с Джералдом вновь окажутся наедине и ей придется давать объяснения.
    Вечер стремительно подходил к концу. Вот уже подали кофе, а Тесс до сих пор не знала, что скажет Джералду.
    Наконец была произнесена роковая фраза:
    — Спасибо за приятный вечер, Патрик, Гордон. Однако уже довольно поздно. Пожалуй, нам с Тесс пора вернуться в каюты. Дети и так слишком долго пробыли без присмотра.
    Вцепившись пальцами в сиденье стула, Тесс сбивчиво возразила:
    — Но, Джералд, еще так рано… Да и Джерри с Бэби все равно спят. Может, посидим еще немного?
    В ответ Джералд удивленно приподнял бровь.
    — Рано? Но ведь почти половина первого.
    Впервые за вечер догадавшись взглянуть на часы, Тесс не поверила своим глазам.
    — Действительно, половина первого. Как быстро время летит…
    — В приятной компании всегда так, — вставил Патрик. — Дорогая Тесс, мне также совсем не хочется расставаться с вами. Однако мой организм, вволю поев и попив, настойчиво требует законного отдыха. Как говорится, старость не радость.
    — Но вы еще достаточно молоды, — вежливо заметила Тесс.
    В ответ Патрик слегка усмехнулся.
    — Боюсь, шестьдесят четыре года — уже достаточно сомнительная пора молодости… В любом случае спасибо за отлично проведенный вечер, дорогая. Надеюсь, ваше хорошенькое личико привидится мне сегодня во сне. Спокойной ночи!
    Галантно поцеловав руку Тесс и дружески попрощавшись с мужчинами, Патрик ушел в свою каюту. Молодая женщина со страхом ждала, что бывший муж так же поспешит удалиться и оставит ее с глазу на глаз с Джералдом.
    Однако, словно почувствовав состояние Тесс, Гордон продолжал сидеть за столом. Все трое напряженно молчали.
    В конце концов не выдержав, Джералд первым решительно поднялся.
    — Тесс, нам пора. Дети совершенно одни.
    Кинув обреченный взгляд на Гордона, Тесс начала медленно подниматься. Однако бывший муж вновь, как и в начале вечера, пришел ей на помощь.
    — Странно, но мне, как и Тесс, совсем не хочется спать, — со сладкой улыбочкой произнес он. — Наверное, мы посидим еще немного. Не волнуйтесь, Джералд, мы вовсе не в обиде, что вы покидаете нас. Конечно же дети превыше всего.
    Не ожидавший подобного поворота событий Джералд изумленно вскинул глаза.
    — Вот именно. Поэтому мне кажется, что Тесс пора проведать собственного сына.
    На лице Гордона появилась еще более слащавая улыбка.
    — О, наш с Тесс мальчик уже достаточно большой, чтоб не бояться темноты и одиночества. Правда, дорогая? Наш Джерри достаточно разумен и может позаботиться сам о себе.
    Поняв, чего от него ждут, Джералд с досады скрипнул зубами. И холодно произнес:
    — В таком случае разрешите откланяться. Не буду вам больше надоедать. — И прежде чем ему успели что-либо ответить, стремительно удалился.

8

    Молодая женщина с облегчением перевела дух. Но тут же требовательно спросила:
    — Гордон, зачем ты так жестоко поступил с ним? Мог бы вести себя и повежливее.
    — Если бы я вел себя повежливее, ты бы сейчас не сидела тут, а объяснялась с Джералдом, — возразил Гордон. — Насколько же я понял, тебе этого совсем не хочется.
    Тесс покаянно опустила голову.
    — Верно. Спасибо, что выручил меня.
    Некоторое время они молчали, не решаясь перейти к главному. Гордон заговорил первым.
    — Насколько я понял, это и есть он?
    Почему-то виновато опустив голову, Тесс подтвердила:
    — Да. Я не видела Джералда двенадцать лет. Чистая случайность свела нас вместе.
    — Надеюсь, ты не…
    Поняв, чего не договорил Гордон, Тесс испуганно встрепенулась.
    — Конечно нет! Между нами, можно сказать, чисто деловые отношения.
    На лице Гордона отразилось явное облегчение.
    — Ну слава Богу. А я уж было подумал… Впрочем, неважно. Главное, чтобы ты вновь не попалась на удочку гнусного обманщика. Вообще не понимаю, что ты в нем когда-то нашла, — неприязненно добавил он.
    Тесс почудилась в словах бывшего мужа скрытая ревность. Неужто Гордон до сих пор неравнодушен к ней? На всякий случай она поспешно произнесла:
    — Каких только глупостей не натворишь в молодости!.. Ладно, а как ты сам?
    Гордон слегка поморщился.
    — Как видишь, сопровождаю одного чудаковатого богача в качестве няньки. Сколько я ни пытался объяснить, что в Лос-Анджелесе был бы намного полезнее, Патрик ничего и слышать не желает. Правильно говорят, у богатых свои причуды.
    — А мне Патрик показался довольно милым, — возразила Тесс. — Во всяком случае, его нельзя упрекнуть в недобрых намерениях.
    — Никто и не говорил, что у патрона скверный нрав. Но его поведение, разговоры, привычки… — Гордон выразительно скривился. — Порой он еще и рта не успевает открыть, а меня уже передергивает.
    Тесс почувствовала, что подобные высказывания бывшего мужа вызывают у нее неприятные ощущения. Не сдержавшись, она резко спросила:
    — Тогда зачем же ты на него работаешь?
    Гордон снисходительно улыбнулся.
    — Деньги, дорогая моя, деньги… Чтобы заработать ту сумму, которую я уже получил, в другом месте мне пришлось бы корпеть целый год.
    Тесс вдруг вспомнилось, что по этому поводу говорил Джералд. Надо же, попал в самую точку! Гордон действительно взялся за дело Висконти лишь из-за значительного размера гонорара.
    Удивительно, но суждения Джералда даже о малознакомых людях всегда отличались поразительной точностью и безошибочностью. Ведь и своеобразное обаяние Патрика он почувствовал с первого взгляда, тогда как Тесс увидела перед собою лишь мерзкого старикашку.
    Между тем, заказав себе и собеседнице по чашечке кофе, Гордон вернулся к интересующей его теме.
    — Теперь твоя очередь рассказывать, что ты делаешь на Гавайях. Да еще в обществе этого типа!
    Что-то внутри Тесс взбунтовалось против столь презрительного тона. И она потребовала:
    — Прекрати отзываться о нем в столь пренебрежительной манере. Кажется, по отношению к тебе Джералд вел себя безукоризненно!
    Гордон с изумлением воззрился на Тесс.
    — И это говоришь ты, женщина, которую он обманул и бросил, да еще в интересном положении?
    Однако Тесс упрямо тряхнула головой.
    — Во-первых, это не он, а я его бросила. А во-вторых, как тебе прекрасно известно, Джералд ничего не знал. Так что не надо передергивать.
    Смутная догадка мелькнула в голове Гордона. Он испытующе посмотрел на Тесс.
    — Неужели ты до сих пор ничего не сказала Джералду о том, что…
    — Нет, — твердо, даже с каким-то вызовом подтвердила она. — И не собираюсь.
    — Но что же тогда вновь свело вас вместе? — Гордон вдруг помрачнел. — Хьюмен ухаживает за тобой? Пытается замолить прежние грехи?
    — Не неси чепухи! Как я уже тебе говорила, между нами ничего нет.
    — Но откуда же он тогда взялся? — продолжал допытываться Гордон.
    — Естественно, не с неба свалился, — съязвила Тесс, рассерженная столь пристрастным допросом. — Мы встретились случайно у школы, куда отвозили наших детей. Оказалось, что Джералд переехал в город совсем недавно, чтобы лично курировать открытие филиала фирмы.
    — И ты решила возобновить дружеские отношения? — не отставал Гордон. — Даже познакомила с сыном? А теперь, бросив работу и заставив ребенка оставить школу, развлекаешься с ним на Гавайях?
    Не выдержав, Тесс вспылила:
    — Да если хочешь знать, тот, на кого ты так нападаешь, спас жизнь Джерри! Да-да, ты не ослышался. Пока кто-то играл роль комнатной моськи при Висконти, мой сын попал под автомобиль и едва не погиб. И здесь мы находимся вовсе не для того, чтобы развлекаться. Для окончательного выздоровления мальчику необходимы солнце и морской воздух.
    С удовлетворением она заметила, что Гордон, пораженный новостью, весь как-то осел. Глухо промолвил:
    — Как это произошло?
    Тесс вкратце пересказала драматические события, не забыв еще раз четко обозначить неоценимое значение помощи Джералда. Пусть Гордон знает, что она находится рядом с этим человеком отнюдь не ради собственного удовольствия!
    Только сейчас до конца осознав, какая опасность угрожала Джерри, Гордон посерел.
    — Почему ты мне сразу не сообщила? — охрипшим голосом спросил он. — Рядом с сыном должен был находиться я, а не какой-то посторонний человек.
    Тронутая тем, как серьезно и с какой тревогой Гордон воспринял известие о несчастном случае, Тесс мягко произнесла:
    — Мне не хотелось тебя волновать, дорогой. К тому же ты все равно ничем не смог бы помочь.
    Не в силах усидеть на месте, Гордон поднялся, задвинул стул и обеими руками вцепился в деревянную спинку.
    — Но, черт возьми, я должен был знать! Ведь в беду попал не кто-нибудь, а мой сын. Понимаешь?
    Тесс виновато потупилась.
    — Прости. Но в тот момент я едва соображала, что делаю, куда иду. Я и есть-то забывала, практически не спала. Мне просто в голову не пришло, что нужно позвонить тебе. — Она тяжело вздохнула, мысленно возвращаясь к тем ужасным дням. — Не знаю, как только я это вынесла!.. К счастью, рядом все время был Джералд, который решал все вопросы, пока я рыдала у него на плече.
    Последние слова явно были лишними. При упоминании имени потенциального соперника Гордон нахмурился.
    — Джералд, всюду Джералд…
    Спохватившись, Тесс поспешно согласилась:
    — Ты прав. Мне просто хотелось убедить тебя в том, что между мной и им ничего нет и быть не может.
    — Нечего сказать, убедила, — проворчал Гордон. — Ладно, оставим. Давай лучше поговорим о другом.
    — О чем же?
    Гордон ответил не сразу.
    — О нас.
    Тесс смутилась под его пристальным взглядом. Растерянно произнесла:
    — По-моему, тут все достаточно ясно.
    — А мне кажется, совсем наоборот. — Гордон обогнул стол и, встав рядом с Тесс, взял ее руки в свои. Проникновенно глядя в глаза, произнес: — Дорогая, если бы ты знала, как я жалею о нашем разводе! Повернись время вспять, я никогда бы не согласился на подобный шаг.
    Смутившись, она потупилась.
    — Но ты же знал, почему я попросила тебя о…
    Но Гордон тотчас же перебил ее:
    — Прошу, не повторяй снова те жестокие слова. Знаю, замуж ты вышла за меня без любви. И ушла, потому что была уверена, что я навсегда останусь для тебя только другом, не больше. Но ведь с тех пор прошло десять лет! Так признайся, неужто для тебя до сих пор ничего не изменилось? — Видя, что Тесс не смотрит на него и молчит, он горячо продолжил: — Тогда ты не смогла отдать мне сердце, потому что оно принадлежало другому. Но сегодня ты сама сказала, что Джералд стал безразличен тебе, не так ли?
    Неуверенно Тесс ответила:
    — Д-да… мне удалось забыть его.
    Подобный ответ не мог не обрадовать Гордона. Заметно приободрившись, он произнес:
    — А помнишь, ты говорила, что лишь это, лишь твоя злосчастная любовь разделяет нас? Что, не будь Джералда, наши с тобой отношения сложились бы совсем по-другому?
    Вот именно, не будь Джералда, с горечью подумала Тесс. Но вслух с натянутой улыбкой произнесла:
    — Конечно же помню, Гордон. Ты всегда будешь для меня хорошим другом. И я до конца жизни не забуду, что ты оказался единственным, кто пришел мне на помощь в трудную минуту. Если бы не ты…
    Однако Гордон умоляюще сказал:
    — Прошу, не будем вспоминать о грустном. — Глубоко вздохнув, он судорожно стиснул руки Тесс и, волнуясь, сбивчиво произнес: — Но теперь, когда единственное препятствие, разделявшее наши сердца, исчезло… О, дорогая, пожалуйста, ответь мне лишь на один вопрос!.. Теперь, когда судьба столь странно вновь соединила нас, сможешь ли ты… согласишься ли дать мне второй шанс? Клянусь, я сделаю все, чтобы ты наконец полюбила меня!
    Боявшаяся именно такого поворота событий, Тесс в смятении отдернула руки.
    — О, Гордон, давай не будем об этом!.. Боюсь, вино ударило нам обоим в голову. Подумай, ведь последние десять лет мы прекрасно обходились друг без друга. Единственное, что нас по-прежнему связывает, — это Джерри.
    Однако Гордон горячо возразил:
    — Ошибаешься! Не буду отрицать, за прошедшие годы у меня были женщины… Но ни одна из них не смогла заменить тебя. Как тщетно ты старалась забыть Джералда, точно так же я понапрасну пытался забыть о нас. У меня ничего не вышло! Тесс, родная, с момента нашего знакомства ты стала для меня единственной, незабываемой, неповторимой! Я уже давно собирался признаться тебе в этом. Но, боясь услышать отрицательный ответ, трусливо откладывал разговор от встречи до встречи.
    — Гордон…
    — Нет, прошу, выслушай меня до конца. Ни ты, ни я не рассчитывали свидеться здесь, на Гавайях, на этом прогулочном судне, где я никак не должен был оказаться.
    — И я тоже, — тихо прошептала Тесс.
    — Невероятно, просто уму непостижимо, как судьба буквально столкнула нас лбами! — вдохновенно продолжил Гордон. — Заставила встретиться двух людей, две песчинки мироздания, затерянные среди миллиона таких же. И я уверен, что это не простая случайность, не нечаянное совпадение. Тесс, подумай, ведь высшие силы буквально притянули нас друг к другу! Разве мы вправе пренебрегать очевидным знаком небес?
    Тесс задумчиво сказала:
    — А ведь я тоже не верю в случайности…
    Не веря собственным ушам, Гордон возбужденно произнес:
    — Вот видишь! Тесс, дорогая, признайся: ты готова дать мне второй шанс?
    Но она колебалась.
    — Гордон, только пойми меня правильно… Я не могу ответить тотчас же. Мне надо все взвесить и как следует обдумать. Можно, я сообщу тебе о своем решении завтра? И пожалуйста, вернись на свое место. На нас же смотрят.
    Только сейчас Гордон заметил, что его не в меру громкая речь и оживленная мимика действительно привлекли внимание окружающих. Сконфуженный, он сел на свой стул и, уже вполголоса, продолжил:
    — Нет, Тесс, не заставляй меня ждать до завтра. Ты должна дать ответ немедленно. Одно только коротенькое «да» или «нет», сделай одолжение!
    — Но, Гордон…
    — Разве я прошу о многом? — настойчиво произнес он. — Произнеси вслух лишь один слог! Или желаешь, чтобы я стал перед тобою на колени и публично попросил разрешения ухаживать за тобой?
    Тесс поморщилась.
    — Ты меня шантажируешь?
    Неприметно для себя Гордон вновь повысил голос:
    — Ни в коем случае. Но, пойми, я и без того достаточно медлил. Так что же, попробуем начать все сначала? Или мне стоит навсегда оставить тебя в покое?
    Заметив, что беседа за ближайшими столиками прекратилась и соседи вновь с любопытством прислушиваются к их диалогу, Тесс сочла за лучшее поскорее покончить с не в меру затянувшимся объяснением.
    — Ну хорошо, хорошо, я согласна. Только учти, я ничего не обещала! А теперь позволь мне уйти. Уже очень поздно.
    Наконец добившись желаемого ответа, Гордон просиял от радости.
    — О, Тесс, любимая, я не верю самому себе! Отныне все будет так, как ты захочешь. Ты устала и хочешь спать? Позволь, я провожу тебя.
    Не имея больше ни сил, ни желания спорить, Тесс молча кивнула. Немедленно оказавшись рядом, Гордон галантно подставил локоть, и они вышли в коридор.
    Еще добрых пятнадцать минут Тесс пришлось выслушивать заверения в преданности и любви у дверей своей каюты. Наконец, легко поцеловав Гордона в щеку и отправив его восвояси, она осталась одна.
    С облегчением выдохнув, Тесс вошла и тщательно заперла за собой дверь. Затем подошла к кровати сына и убедилась, что тот крепко спит.
    Чтобы не потревожить мальчика, Тесс решила не зажигать света. На ощупь вынимая заколки из волос, она мысленно давала себе клятву завтра же серьезно поговорить с бывшим мужем и расставить все точки над «i».
    Невероятно, как Гордон сумел добиться от меня положительного ответа? — искренне недоумевала теперь Тесс. Впрочем, стоит ли удивляться? Сегодняшний день оказался столь богат на события, что временное помрачнение рассудка вполне извинительно.
    Бедняжка Гордон! Неужели он всерьез считает, что между ними что-то возможно? А казалось, десять лет назад она так хорошо объяснила ему, что отныне собирается посвятить жизнь исключительно воспитанию сыну и что мужчины для нее больше не существуют.
    Что ж, завтра придется повторить все это еще раз.
    Осторожно сняв платье и переодевшись в ночную рубашку, Тесс уже собиралась ложиться, когда в дверь раздался осторожный стук.
    Черт, неужели опять Гордон? — раздраженно подумала Тесс, замерев на краю кровати. Тогда пусть думает, будто я уже сплю. Серенады при луне мне сейчас совсем ни к чему!
    Однако вскоре стук повторился, на сей раз более настойчиво. Вот настырный! ~ разозлилась Тесс, поспешно разыскивая халат и накидывая его на плечи. Придется открыть, пока Джерри не проснулся.
    — Ты что, с ума сошел стучаться в такой час? — прошипела Тесс, выходя из каюты. — Между прочим, наш сын спит… — И осеклась.
    Ибо вместо Гордона перед ней, в том же самом костюме, в котором был за ужином, стоял Джералд.
    — Интересное заявление, — хмыкнул он, иронически приподняв бровь.
    — Я думала, это Гордон, — буркнула Тесс, раздосадованная своей ошибкой. — Что ты тут делаешь?
    — Хочу поговорить с тобой.
    — В такой-то час? — изобразила она удивление. — Я уже легла спать.
    Тесс демонстративно зевнула и плотнее запахнула халат на груди. Однако в душе она уже понимала, что подобная уловка едва ли подействует. Если Джералд вбил себе что-нибудь в голову, даже дьяволу не по силам его переубедить.
    Так и вышло. Он спокойно возразил:
    — Если мои часы не врут, в каюту ты вошла ровно пять минут назад. Сомневаюсь, что за такой срок можно уснуть.
    — Так ты следил за мной? — возмутилась Тесс.
    — Ничуть, — ответил Джералд. — Просто, понимаешь ли, чертовски трудно заснуть, когда под твоей дверью кто-то битых полчаса несет пошлую любовную чепуху.
    Тесс густо покраснела, радуясь, что в темноте не разглядеть ее пунцовых щек.
    — Это… это был Гордон.
    — Я так и понял, — кивнул Джералд.
    — Оставшись одни, мы вспомнили прошлое, ну и… — зачем-то принялась оправдываться Тесс.
    — Мне ни к чему твои объяснения. — Джералд величественным жестом остановил ее. — Думаю, заниматься подобным с бывшим мужем вполне извинительно. Чмоканье на прощание также показалось мне вполне уместным.
    Тесс готова была поклясться, что даже во тьме разглядела насмешливый блеск в его глазах. Вне себя от ярости, она процедила:
    — Я и не собиралась извиняться! И вообще, кто ты такой, чтобы так нагло и беспардонно вмешиваться в мою личную жизнь? Разве тебя просили что-либо комментировать?
    Однако Джералд ничуть смутился. Как ни в чем не бывало, он заметил:
    — Тише, разбудишь детей. Кстати, дорогая, не я начал рассказывать о том, что произошло после моего ухода. Вот я и подумал, что тебе захотелось поделиться со мной…
    Тесс задохнулась от неожиданности и возмущения. Наглец, как ловко выкрутился!
    — Никогда в жизни! И знаешь, я вовсе не собираюсь тратить драгоценные часы сна на тебя. Говори быстрее, что хотел сказать, и уходи.
    — Может, для начала поднимемся на палубу? Если, конечно, Джерри и Бэби еще не проснулись от твоих криков. И соседи — тоже.
    Ничего не отвечая, Тесс резко повернулась и направилась к лестнице. Джералд последовал за ней.
    Очутившись на корме, где никто не мог их подслушать, молодая женщина, подошла к самым перилам и, опершись на них спиной, вновь сердито потребовала:
    — Говори же, я слушаю! У тебя пять минут!
    — Мне хватит и одной, — невозмутимо заверил ее Джералд. — Почему ты скрыла от меня, что не живешь с Гордоном?
    Хотя Тесс и ожидала подобного вопроса, прямота, с которой тот был задан, заставила ее растеряться. Да, Джералд не из тех, кто будет ходить вокруг да около…
    Взяв себя в руки, она сказала уже более миролюбиво:
    — Между прочим, кое-кто также скрыл от меня свой развод. И я не спрашивала зачем.
    Однако Джералд немедленно уточнил:
    — Вернее сказать, не захотела слушать. И позорно сбежала, когда я начал говорить об этом. Может, выслушаешь меня до конца хотя бы сейчас?
    Но Тесс упрямо тряхнула головой.
    — Мне неинтересно! Я не собираюсь совать нос в чужую личную жизнь. И требую от других того же.
    И без того напряженное выражение лица Джералда стало еще более сумрачным. Решительно он произнес:
    — И все же я скажу то, что намеревался сказать. Тесс, единственное, что заставило меня найти тебя спустя двенадцать лет, — моя любовь к тебе. Ни одна женщина в мире не сумеет заменить мне тебя. У меня было более чем достаточно времени, чтобы убедиться в последнем… Но, черт возьми, мы же не виделись столько времени! Было бы глупо и рискованно свалиться как снег на голову и начать пламенно объясняться в любви. Боясь тебя отпугнуть, я решил действовать исподволь. Придумал подходящую легенду, объясняющую мое появление в городе, сказал, что женат. В принципе, врать-то почти и не пришлось. Я, как тебе уже известно, действительно несколько лет состоял в браке с Элен. И открытие нового филиала не фикция. Пришлось лишь умолчать о том, что мое непосредственное руководство являлось вовсе не обязательным. И что единственной причиной выбора данной географической точки планеты для дочернего предприятия послужило исключительно твое проживание здесь. Кстати, — усмехнулся он, — автомобильную аварию я устроил не нарочно. Просто хотел перегородить тебе выезд. Однако ты заметила меня слишком поздно.
    — Вернее, совсем не заметила, — призналась Тесс. — Выходит, виноватой в столкновении оказалась все-таки я?
    — Теперь это неважно, — отмахнулся Джералд. — Ну вот, теперь ты знаешь обо мне все…
    — Но если ты наводил обо мне справки, как не узнал, что мы с Гордоном разошлись? — спросила Тесс о том, что больше всего ее удивило.
    Джералд пожал плечами.
    — Честно говоря, мне и в голову не приходило, что ты могла развестись. Я был уверен, что это не в твоем характере. Поэтому и не навел соответствующих справок. Признаюсь, досадная промашка с моей стороны.
    — И… — Тесс запнулась, не решаясь сразу задать волнующий ее вопрос. — И несмотря на мой предполагаемый статус замужней женщины, ты все равно решил попытаться вернуть меня?
    — Да. — Джералд говорил просто и уверенно, не пытаясь приукрасить собственную речь. — То, что выглядело непреодолимым препятствием когда-то, со временем стало казаться лишь досадным недоразумением.
    — Но у меня же ребенок от другого, — продолжала испытывать его Тесс.
    — Хоть десять! — не сдержавшись, горячо воскликнул Джералд. — Пойми же, я давно не мальчик. Мне не свойственно строить иллюзий на чужой счет. И я люблю тебя такую, какая ты есть, со всеми достоинствами и недостатками. И другой тебя мне не нужно.
    — Но разве ты не в бешенстве, что я солгала насчет Гордона? — никак не могла поверить Тесс.
    — Черт возьми, я даже рад, что ты разведена и мне не придется отвоевывать тебя у другого мужчины! — заверил ее Джералд.
    — А как же мой бывший муж? — напомнила она. — Ты так легко сбрасываешь его со счетов?
    Джералд испытующе посмотрел на Тесс.
    — Разве, разведясь с ним, ты не сделала свой выбор?
    — Но ведь и с тобой я рассталась по собственной инициативе, — заметила она. — Так что последнее обстоятельство ничего не доказывает.
    — Но то совсем другое дело, — убежденно произнес Джералд. — Если бы не досадная случайность, мы бы до сих пор…
    Но Тесс его тотчас же перебила:
    — Если бы да кабы… К чему ворошить прошлое и искать правых и виноватых, раз теперь все равно ничего не изменишь?
    — Я так не считаю, — возразил он. — И не верю, будто наша любовь безвозвратно погибла. И ты — тоже. Стоит лишь поглубже заглянуть в собственное сердце.
    Если до сих пор Тесс удавалось держаться спокойно и несколько отстраненно, то после последних слов Джералда в ее душе что-то ёкнуло. Избегая смотреть на мужчину, она холодно произнесла:
    — Не обольщайся. В моем сердце все давно переболело.
    — Ты так полагаешь? — странным голосом осведомился Джералд.
    — Уверена! — отрезала она.
    — А вот это мы сейчас проверим.
    И прежде чем Тесс успела сообразить, что к чему, Джералд крепко сжал ее в объятиях и страстно поцеловал. Кровь прилила к ее голове, перед глазами все закружилось. Не чувствуя под собою ног, Тесс и не думала сопротивляться.
    Она вообще не думала. Изящные руки сами собой взметнулись вверх и обхватили сильную мускулистую шею. Алые губы крепче прильнули к мужским губам, стройное тело прижалось к мощному торсу.
    — Ну что? — хрипло прошептал Джералд, с неохотой отрываясь от послушных губ. — Опять скажешь, что огонь между нами безвозвратно погас?
    — Нет, — задыхаясь от поцелуев и неистового биения пульса, выдохнула Тесс.
    — Что рядом со мной твое сердце остается холодным точно лед?
    — Нет! — забывая под градом поцелуев обо всем на свете, воскликнула она.
    — Больше не будешь утверждать, будто за прошедшие годы ни разу и не вспомнила обо мне?
    — Я думала о тебе каждый день, — призналась она, тянясь губами к его губам.
    Однако, вместо того чтобы вновь поцеловать Тесс, Джералд вдруг выпустил ее из объятий и отстранился.
    — Отлично. Именно это я и хотел услышать, — произнес он столь будничным тоном, словно они только что беседовали о погоде. — Получен ответ еще на один из моих вопросов. Осталось выяснить совсем немного. Пункт первый. Согласна ли ты дать окончательную отставку этому слащавому хлюсту Гордону и вернуться ко мне?
    Тесс не верила собственным ушам. Только что Джералд целовал ее с неистовой страстью и вот уже разговаривает таким тоном, будто обсуждает деловую сделку… Сначала набросился как дикий зверь, а потом взял и чуть ли не оттолкнул…
    Глубоко уязвленная, молодая женщина скрестила руки на груди и холодно произнесла:
    — Не делай скоропалительных выводов. Между прочим, сегодняшним вечером я дала Гордону согласие на продолжение наших отношений. И не собираюсь беспричинно менять свое решение.
    — Беспричинно? — задетый за живое, удивленно переспросил Джералд. — Ты любишь меня, а не его. Какие еще нужны причины?
    — Люблю тебя? — деланно изумилась Тесс. — Милый, с чего ты взял?
    — Но ты сама…
    — Я была не в себе, — резко оборвала его она. — Страсть, как известно, помрачает рассудок.
    В глазах Джералда блеснула надежда.
    — Ты сказала «страсть». Но это значит…
    — Это ничего не значит, — опять помешала ему договорить Тесс. — Не путай простую физиологическую реакцию и истинные, глубокие чувства. Насильно поцеловать женщину еще не означает завоевать ее.
    Эти слова прозвучали настолько резко, что Тесс на мгновение пожалела вообще, что открыла рот. Однако менять что-либо было уже поздно.
    Лицо Джералда вновь стало непроницаемо.
    — Что ж, ты достаточно ясно высказала свою позицию по отношению ко мне. Извини, что отнял у тебя столько времени. Спокойной ночи.
    Слегка поклонившись, он повернулся и ушел, ни разу не обернувшись.

9

    На следующий день состоялась экскурсия по острову Гавайи. Больше всего молодой женщине понравился Парк вулканов, о котором как-то уже рассказывал Джералд. С улыбкой она слушала, как Джерри неуверенно повторяет вслух незнакомые названия гор:
    — Мауна-Кеа, Мауна-Лоа, Халалаи… Да тут язык сломать можно! Мам, и кому только в голову пришло давать этим прекрасным вулканам такие нелепые названия?
    — Местным жителям эти названия вовсе не кажутся нелепыми, — попыталась объяснить Тесс. — Ведь в переводе с гавайского каждое из них обозначает что-нибудь совсем простое и понятное. Как, например, имена индейцев, про которых ты читал в книжках. Помнишь, у Фенимора Купера имя Чингачкук с переводе с индейского означает Большой Змей и так далее?
    — Ага, понятно… — протянул Джерри. — А как переводится, к примеру, Халалаи?
    — А Килауэа? — тут же спросила Бэби, внимательно прислушивающаяся к их разговору. — Хоть этот вулкан и самый маленький, мне он почему-то понравился больше всего.
    — Не знаю, — честно призналась Тесс. — Может, спросите у экскурсовода?
    Идея понравилась детям. Джерри и Бэби немедленно ускорили шаг, чтобы оказаться в голове туристической группы, от которой они немного отстали, любуясь горами и фотографируя экзотические пейзажи.
    Тесс же нарочно плелась в самом хвосте, чтобы иметь возможность остаться наедине с собой и подумать. Прошли уже ночь и утро, а она до сих пор не решила, что делать дальше.
    К счастью, ни Джералд, ни Гордон не принимали участия в экскурсии. Первый сослался на головную боль и остался на борту судна. Второй же, словно цепью прикованный к неугомонному Патрику, в сопровождении специально нанятого проводника сейчас лазил где-то по горам, вдали от обычных туристических троп. Обоих Тесс сегодня еще не видела.
    Как мне вести себя дальше? — в сотый раз задала себе вопрос Тесс, рассеянно глядя по сторонам. Помириться с Джералдом или продолжать держаться холодно и отстраненно? Я до сих пор так зла на него! Но, с другой стороны, мы с Джерри ему стольким обязаны…
    А что делать с Гордоном? Дать от ворот поворот, как намеревалась сначала? Или все же принять ухаживания? Тогда удалось бы неплохо потрепать нервы Джералду. Но разве справедливо так поступать со старым другом?
    Я попала между двух огней…

    Тесс вернулась на судно, так ничего и не решив. Если бы было возможно, она просто бы взяла да и сбежала отсюда. Но, увы, кругом простиралось море. Единственное, что можно было предпринять, — укрыться в собственной каюте. Что молодая женщина и сделала, предварительно, сдавшись на многочисленные уговоры, дав Джерри разрешение беспрепятственно передвигаться по судну.
    Перед самым обедом в дверь постучали. Потом снова и снова, уже продолжительнее и настойчивее. Затаившись, словно мышка, Тесс старалась даже не дышать, дожидаясь, пока незваный посетитель удалится.
    Наконец стук прекратился. На всякий случай выждав еще пару минут, Тесс расслабилась и вздохнула с облегчением… И чуть не поперхнулась, ибо дверь каюты внезапно распахнулась настежь.
    — Привет, мам! — раздался звонкий мальчишеский голос, и внутрь влетел Джерри.
    — Ох, сынок, как ты меня напугал… — с трудом переводя дыхание, произнесла Тесс, поспешно подходя к двери и закрывая ее на задвижку. — Нельзя же так внезапно врываться и доводить людей до сердечного приступа.
    — Извини, я не хотел. — Джерри удивленно посмотрел на мать. — Раньше ты не была такой нервной.
    — Вероятно, сказывается перемена климата, — рассеянно произнесла Тесс первую пришедшую в голову отговорку. И вдруг вспомнила: — О Господи, мне надо сообщить тебе такую новость!
    Детские глаза расширились от любопытства.
    — Хорошую?
    — Еще какую хорошую! Представляешь, твой папа находится здесь, на судне!
    Джерри недоверчиво наморщил нос.
    — Не может быть. Ведь мы плывем уже второй день. Я облазил тут все сверху донизу, знаю каждого пассажира в лицо. Да и папе тут делать совершенно нечего… Ты точно меня не разыгрываешь?
    Тесс нетерпеливо взмахнула руками.
    — Конечно нет! Ты же знаешь, я подобными вещами не шучу. Ты наверняка встречал тут солидного пожилого джентльмена с несколько странными манерами…
    — Ну еще бы, — заулыбался Джерри во весь рот. — Об этом господине здесь только и знают, что шушукаются. Мы с Бэби даже специально бегали на него смотреть. У него огромное пузо и еще смешная иностранная фамилия Вин… Вик…
    — Висконти, — подсказала Тесс.
    — Точно! — вспомнил Джерри. — Ну так что?
    — Так вот твой папа работает у него адвокатом, решает одно запутанное дело. И, согласно заключенному между ними договору, сопровождает мистера Висконти повсюду. А последний, представь себе, внезапно решил отдохнуть…
    Лицо Джерри постепенно озарилось пониманием.
    — Кажется, до меня дошло. Этому мистеру захотелось побывать на Гавайях, и он взял с собой папу, да?
    — Вот именно. Я сама узнала об этом только вчера поздно вечером, когда ты уже спал. Так что, если захочешь, можешь встретиться с папой прямо сейчас.
    — Ура! Конечно же хочу! — запрыгал Джерри от радости. — А какой номер его каюты?
    Тесс виновато пожала плечами.
    — Я забыла спросить. Придется нам с тобой ее немного поискать.
    Джерри нахмурил брови, о чем-то напряженно размышляя. И вдруг радостно хлопнул себя по лбу.
    — Вспомнил! Мы наверняка встретим его за ланчем. Я, собственно, и прибежал, чтобы напомнить тебе о еде. Кстати, Джералд и Бэби уже должны быть там.
    Но, вместо того чтобы обрадоваться, Тесс почему-то помрачнела и уныло произнесла:
    — Знаешь, у меня почему-то совершенно нет аппетита. Может, сходишь один?
    Джерри с беспокойством посмотрел на мать.
    — Мам, а ты себя хорошо чувствуешь? Может, померяешь температуру?
    — Нет, не стоит. Уверяю, со мной все в порядке. Наверное, просто слегка переутомилась. Мы ведь сегодня столько прошли пешком!
    — Да уж… — улыбнулся Джерри, вспоминая прекрасно проведенное утро. — Я безумно рад, что побывал там. Теперь будет что рассказать Билли и другим друзьям. Наверное, они мне сейчас чертовски завидуют. Развлекаться на полную катушку, когда остальные корпят над учебниками!
    Тесс строго погрозила пальцем.
    — Мог бы лишний раз и не упоминать при мне о своей «безумной» любви к урокам. Кстати, может, тебе напомнить, какой ценою мы тут оказались? Так что хвастаться тебе особо нечем.
    Однако Джерри оптимистически заметил:
    — Но ты же сама говорила: что Бог ни делает, то к лучшему. Зато посмотри, какой у меня замечательный загар!
    Тесс в очередной раз подивилась неподражаемому лукавству и находчивости сына. А ведь Джерри прав, вдруг подумалось ей. И впрямь мой мальчик выглядит бодрым и здоровым, как никогда.
    Ласково потрепав его по щеке, Тесс сказала:
    — Загар у тебя и в самом деле как у чертенка. Ладно, беги есть. Найдешь папу, передай от меня привет.
    — А Джералду? — полюбопытствовал Джерри.
    — И Джералду, — едва заметно скривившись, согласилась Тесс. Не объяснять же ребенку, что они вчера поругались! — А потом возвращайся ко мне.
    — А можно поиграть с Бэби? Мы уже уговорились встретиться на корме и попробовать удить рыбу. Один из матросов пообещал дать нам удочки и насадку.
    — Думаешь, Бэби покажется интересным такое занятие? — недоверчиво спросила Тесс. — Она же девочка. А им больше по душе куклы.
    — Только не Бэби, — уверенно ответил Джерри. — Она обожает играть в футбол, баскетбол, догонялки… А главное, никогда не плачет. Короче, классная девчонка! Джералд называет ее настоящим разбойником в юбке.
    «А я горжусь моей новой подружкой», — мысленно продолжила Тесс фразу сына. И вдруг нахмурилась. Неожиданная догадка заставила ее пристально вглядеться в лицо Джерри.
    — Похоже, Бэби тебе очень нравится? — осторожно спросила она.
    Как и следовало ожидать, сын смущенно опустил глаза.
    — Да, мам. С ней так здорово и интересно… Надеюсь, когда вернемся домой, Бэби подружится с Билли и мы втроем станем лучшими друзьями.
    Подобный ответ заставил Тесс плотнее сдвинуть брови. Похоже, ее гипотеза подтверждалась. И как она раньше не подумала об этом?
    — Только друзьями? А что ты скажешь о Бэби как о девочке?
    — В смысле? — не понял Джерри.
    — Ну, считаешь ли ты ее красивой, симпатичной? — пояснила Тесс.
    Он задумался.
    — Наверное, да. А почему ты об этом спрашиваешь, мама?
    Тесс решила, что для начала хватит, и пошла на попятную.
    — Да так, просто так… Впрочем, ты наверняка жутко проголодался, а тут еще я с глупыми расспросами… Увидимся позже, после твоей рыбалки. И постарайтесь, пожалуйста, не свалиться в воду.
    Когда Джерри ушел, Тесс закрыла за ним дверь и в глубочайшем раздумье опустилась на кровать. Короткий разговор с сыном не рассеял неожиданно возникших подозрений.
    Джерри очень много времени проводит с Бэби. А в последнее время зачастую дети вообще остаются без присмотра. Они, судя по всему, очень сдружились и глубоко привязались друг к другу. А между тем мальчишке скоро стукнет двенадцать — возраст, когда ребята начинают заглядываться на девочек. Джерри — мальчик, Бэби — девочка…
    Что, если Джерри влюбится в Бэби?
    От одной этой мысли Тесс бросило в холодный пот. Нет, она ни за что не позволит случиться подобному! Это было бы противоестественно.
    А если уже случилось? О Боже, что делать тогда?
    Ситуация запутывалась с каждой минутой. Не успела Тесс решить, как вести себя с Джералдом и стоит ли принимать ухаживания Гордона, как на нее свалилась новая напасть. Судьба будто нарочно испытывала ее на прочность, подбрасывая новые и новые проблемы.
    А ведь все началось со случайной встречи с Джералдом около школы, вспомнила Тесс. Именно тогда в ее жизни наступила черная полоса. Несчастье с Джерри, недопустимое знакомство сына с Хьюменом и его дочерью Бэби, неприятное открытие, что тот, кто обидел ее много лет назад, по-прежнему дорог ее сердцу…
    Невероятно, почему именно этому мужчине суждено всегда играть роковую роль в ее судьбе? Она была совсем молоденькой, когда любовь к Джералду в корне изменила ее жизнь, мировоззрение, планы на будущее. Всего какой-то год — и из беззаботной девочки она превратилась в несчастную женщину. Лишь трогательная забота Гордона помогла ей преодолеть тот непростой период, стать счастливой женой и матерью. Несмотря на развод, Гордон продолжал поддерживать ее с Джерри, хотя и не обязан был это делать. У нее имелись все основания быть довольной собственной жизнью!
    И вот, словно ураган, Джералд Хьюмен вновь встал на ее пути, принеся с собой лишь беды и разочарования. И опять она оказалась на перепутье и не знала, что делать, куда идти…
    Интересно, в какой же стадии находятся отношения Джерри и Бэби, вновь мысленно вернулась Тесс к мучившему ее вопросу. Относится ли ее сын к дочери Джералда как к сестре? Или же испытывает нежную привязанность, которая в любой момент может перерасти в первую любовь?
    Однако в таком случае Джерри ждет жестокий удар. Бедный мальчик! И виновата буду только она. Бедный мальчик… Нет, нельзя допустить, чтобы это произошло.
    Но как? Изолировать детей друг от друга? Запретить общаться, видеться? И под каким предлогом, чтобы подобное решение не показалось чересчур странным и нелогичным, а то и попросту жестоким?
    Или оставить все как есть и положиться на судьбу? Но не придется ли за проявленное сейчас малодушие потом жестоко расплачиваться? Господи, и ведь нет ни одного человека, с которым она могла бы поделиться своей проблемой, попросить о помощи!
    Впрочем, один есть.
    Надо немедленно посоветоваться с Гордоном, решила Тесс.

    Предварительно узнав у стюарда номер каюты Гордона, Тесс отыскала нужную дверь и с замирающим сердцем постучалась. Вдруг Гордон еще не вернулся с ланча или окажется не один? Дьявол, она даже не придумала подходящего предлога на случай, если у бывшего мужа гости…
    По счастью, ни одно из предположений не подтвердилось. Дверь открыл сам Гордон. Кроме него, в каюте никого не было.
    — Что случилось? — встревоженно спросил он, заметив искаженное мукой лицо молодой женщины.
    — Мне надо с тобой поговорить, — безо всяких предисловий заявила она.
    — Проходи.
    Посторонившись, Гордон пропустил Тесс в каюту и, жестом указав на аккуратно застеленную кровать, устроился рядом.
    — Ну, выкладывай. Что стряслось?
    — Джерри и Бэби очень сдружились. Целые дни проводят вместе. — Она помолчала, а затем выразительно взглянула на Гордона. — Понимаешь?
    Постепенно лоб мужчины пересекла глубокая морщина.
    — О черт!.. Когда ты принимала решение молчать, то об этом не думала, верно?
    Тесс мрачно кивнула.
    — Я наивно полагала, что больше никогда не увижу человека, разрушившего мою жизнь. Но Джералд, словно неумолимый рок, снова встал на моем пути. И похоже, с твердым намерением вновь искалечить мою судьбу.
    — Ты всерьез настроена против него, — заметил Гордон. — А ведь совсем недавно так рьяно защищала…
    — Я была слепа.
    — Так что же послужило причиной прозрения?
    — Неважно. — Тесс тяжело вздохнула, стараясь не вспоминать унизительную сцену. — Лучше посоветуй, что мне теперь делать. Запретить Джерри общаться с Бэби? Попросить Джералда держать дочь подальше от моего сына? Провалиться сквозь землю?
    Поняв, что Тесс одолевает глубочайшая депрессия, Гордон подсел ближе и мягко обнял молодую женщину за плечи.
    — Спокойствие, дорогая, только спокойствие. Все отнюдь не так страшно, как кажется. Главное, что тебе сейчас нужно, — это выпить чашку крепкого кофе и прийти в себя.
    — Мне нужно наконец вырваться из того кошмара, в который превратилась моя жизнь за последние недели! — истерично вскричала Тесс, резко отбросив мужскую руку и вскочив на ноги. — Я не могу так больше, понимаешь? Я должна знать, что мне делать дальше!
    — Милая, думаю, у тебя начинается самая настоящая истерика. Попробуй держать себя в руках.
    — Да мне плевать, что ты думаешь! — Напряжение, накапливавшееся в течение долгого времени, наконец выплеснулось наружу в виде потока гневных фраз. — Рушится моя жизнь, а не твоя!.. Это мой, а не твой ребенок подвергается серьезной опасности. Именно мне приходится каждый день общаться с человеком, которого я ненавижу сильнее всего не свете!.. И именно я презираю себя за то, что не могу преодолеть рабскую зависимость от этого чудовища, повернуться и уйти! Я вообще не могу уйти, ведь вокруг сплошная вода!.. Иногда мне кажется, что остается лишь одно: взять и утопиться. Но и на это у меня не хватает силы воли!
    И, вдруг обессилев, она опустилась обратно на кровать и закрыла лицо руками. Ее плечи содрогнулись от с трудом сдерживаемых рыданий.
    Поняв, что приступ буйной ярости прошел, Гордон вновь обнял Тесс и принялся ласково поглаживать по темным волосам.
    — Поверь мне, это не лучший выход, — мягко произнес он. — Ты должна быть сильной. Ради сына.
    — Знаю, — всхлипнула Тесс. — И стараюсь, стараюсь изо всех сил. Но я всего лишь слабая женщина. Мне тоже хоть иногда надо опереться на чье-то сильное плечо и выплакаться в чью-то жилетку.
    — Ты же знаешь, что можешь положиться на меня. Одно твое слово…
    Подняв на него повлажневшие глаза, Тесс негромко попросила:
    — Не надо, Гордон…
    Он удрученно вздохнул.
    — Можешь не продолжать. Я сам давно догадался. Как только увидел, какими глазами вы смотрите друг на друга… Ты до сих пор любишь его, ведь так?
    Тесс виновато потупилась.
    — Да. И ничего не могу с этим поделать. Сколько я ни пыталась забыть Джералда, все бесполезно. Это какое-то наваждение.
    — Это любовь, — тихо поправил Гордон. — То самое единственное и неповторимое чувство, о котором втайне мечтает каждый, но которое доступно лишь немногим. Ты должна быть благодарна судьбе за то, что испытала его.
    — За предательство, разбившее мне сердце? За искалеченную жизнь? За то, что на собственной шкуре узнала, каково быть матерью-одиночкой?..
    Однако Гордон жестом остановил ее.
    — Не надо. Прости за те жестокие слова, которые я сейчас скажу, но ты сама виновата во всем, что случилось. Зачем ты ушла от Джералда? Почему не поверила ему?
    Лицо Тесс тотчас же приобрело жесткое выражение.
    — А ты бы поверил, застав в постели любимой незнакомого мужчину? Причем чертовски привлекательного и без малейшего намека на какую-либо одежду!
    — Поверил бы, — твердо ответил Гордон. — Обязательно поверил бы. Потому что нельзя не доверять человеку, если действительно его любишь. Иначе какая же это любовь?
    Слегка поморщившись от высокопарных слов, Тесс насмешливо заметила:
    — Твой монолог отдает мыльной оперой. Ты пытаешься убедить меня в том, что Джералд не изменял мне? Хваленая мужская солидарность! Вот только я видела то, что видела. И тут уже не помогут никакие внушения.
    — Неужто ты доверяешь зрению больше, чем собственному сердцу? Тесс, не заставляй меня думать, будто я в тебе ошибся! Ты всегда казалось мне образцом женственности, преданности, глубокого ума. А сейчас я вижу перед собой недалекую, капризную и чрезвычайно спесивую кокетку, готовую Бог знает на какие глупости, лишь бы не признавать собственных ошибок. Перестань же прятаться за надуманной обидой! Наберись смелости и взгляни правде в глаза. Неужели твоя женская логика до сих пор ни разу не подсказала, что в придуманной тобой же истории измены что-то не сходится? Разве интуитивно ты не чувствуешь, что не права? Загляни в себя поглубже, и ты поймешь, что Джералду не в чем себя упрекнуть.
    Что-то шевельнулось в душе Тесс. В памяти всплыли былые ужасающие подозрения. Однако, решительно отмахнувшись от них, она язвительно произнесла:
    — И кто же тебе это сказал? Сам Джералд за дружеской кружечкой пива? Но, господин адвокат, неужто вы не знаете, что нельзя доверять показаниям заинтересованных лиц? Не поспешили ли вы вынести мне обвинительный приговор?
    — Мне не нужно спиртное, чтобы выведать у человека необходимую информацию, — холодно отчеканил Гордон. — И поверь, наши отношения с Джералдом слишком далеки от дружеских и не допускают подобных признаний. Да они и ни к чему. Повторяю, я видел, какими глазами смотрит на тебя Хьюмен. И лучшего доказательства его любви и невиновности мне не надо. — Он вздохнул. — Жаль, что в этом нуждаешься ты.
    Тесс потрясенно молчала. Гневная отповедь Гордона словно открыла ей глаза, заставила задуматься о том, о чем до сих пор страшно было и помыслить. Господи, да ведь она и в самом деле никогда до конца не верила в предательство Джералда! Разумом Тесс понимала, что ошибки быть не может: ее любимый делил ложе с другой. Но сердце упорно не признавало никаких доказательств, даже до такой степени очевидных. Просто Джералд не мог поступить плохо, и все тут!
    Многолетняя привычка объяснять данное противоречивое чувство девичьей наивностью вдруг изменила Тесс. События двенадцатилетней давности внезапно предстали в совершенно ином свете. То, что некогда казалось неопровержимым, теперь в лучшем случае выглядело спорным. И даже выдумка о двоюродной сестре, всегда представлявшаяся ей крайне нелепой и банальной отговоркой, сейчас как нельзя больше походила на правду.
    Тесс растерянно подняла огромные голубые глаза на Гордона. В ее взгляде читалось смятение.
    — Гордон, я не знаю, что и сказать… Если ты прав… Да, если ты прав, то я… О Боже, какое же я тогда чудовище! Как я могла?
    И, не выдержав напряжения, она забилась в истерике.

    Прошло немало времени, прежде чем Тесс пришла в себя. Заботливо укутанная пледом, с чашкой кофе в руке, она полулежала на кровати, опираясь спиной на подушки, и рассеянно слушала то, что втолковывал ей Гордон.
    — …так что ничего страшного, — закончил он фразу, начало которой ускользнуло от внимания Тесс. — Поверь, еще не поздно начать сначала. Джералд обязательно поймет тебя и простит. Только учти, тебе придется признаться ему во всем. В конце концов, он имеет право знать о Джерри.
    Услышав имя сына, Тесс встрепенулась и страстно воскликнула:
    — Нет!
    — Но, Тесс…
    — Я сказала «нет», — уже более спокойно, но твердо повторила она.
    — Почему? — удивился Гордон подобному упорству. — Я думал, ты собираешься вернуться к Хьюмену… До сих пор ты скрывала правду о Джерри из чувства мести. Теперь же, когда, хоть и с большим опозданием, ты поверила Джералду, какой смысл и дальше упрямиться?
    Неужели Гордон ничего не понимает? — с досадой подумала Тесс. Как будто все действительно так просто!
    Как будто легко спустя двенадцать лет подойти к человеку и сообщить, что у него есть сын!..
    — Теперь я тем более ничего не скажу, — спокойно произнесла молодая женщина. — Потому что не могу. Если Джералд узнает, что приходится отцом Джерри, он и разговаривать со мной не захочет. Я потеряю его навсегда.
    Гордон недоумевающее смотрел на Тесс. С каждой минутой он все меньше понимал эту женщину.
    — Но ведь совсем недавно ты и слышать ничего не хотела о Джералде, не так ли? Кто заявлял, что больше всего на свете мечтает навсегда избавиться от него? Что ненавидит его сильнее всего на свете?
    Но Тесс лишь устало отмахнулась.
    — Ах, оставь… Ты же знаешь нашу историю едва ли не лучше меня. В юности я совершила роковую ошибку, вернее даже две. Во-первых, не поверив Джералду, ушла от него. А во-вторых, скрыла свою беременность. И теперь мало что можно исправить.
    — Ты глубоко заблуждаешься, — попытался разуверить ее Гордон. — Поверь, сказать правду для тебя сейчас является единственным выходом.
    — Но Джералд тогда меня бросит! — в отчаянии вскричала она.
    — Напротив, все поймет и простит. Главное — ничего не скрывать. Расскажи, как ревновала его, как страдала, сколько перенесла… Как жалеешь о необдуманном поступке и как боишься вновь потерять мужчину своей мечты.
    Однако Тесс печально покачала головой.
    — Нет, ничего не выйдет. Ты плохо знаешь Джералда. Он никому не прощает ошибок. — Она вспоминала трагическую историю Элен, и от этого на душе стало еще горше. — Никому и никогда. Единственный шанс быть рядом с ним — хранить молчание.
    — Глупости! — отмахнулся Гордон. — Уж лучше признайся прямо, что до чертиков боишься разговора с Джералдом. А хочешь, за тебя это сделаю я?
    Тесс смертельно побледнела.
    — Ни за что! Ради всего святого заклинаю, не делай ничего подобного! Ты же убьешь меня!
    Видя ее испуг, Гордон поспешил успокоить молодую женщину:
    — Хорошо, хорошо, договорились… Но что же в таком случае ты намерена предпринять?
    Тесс тягостно вздохнула.
    — Пока точно не знаю. Наверное, для начала помирюсь с Джералдом. При удобном случае сознаюсь, что слишком поспешно отклонила его предложение попробовать начать все сначала. Что согласна дать ему второй шанс, поскольку люблю его по-прежнему.
    Скептически выслушав Тесс, Гордон неодобрительно заметил:
    — Звучит весьма надуманно… А как же Джерри и Бэби? Надеюсь, ты не забыла о них? Ведь ваше возможное сближение с Джералдом не решит этой проблемы. А вдруг детишки и в самом деле влюбятся друг в друга?
    Но Тесс уже все предусмотрела.
    — Напротив, они станут относиться друг к другу как родственники. Если же мы с Джералдом поженимся, — тут она мечтательно улыбнулась, — то они будут сводными братом и сестрою. Джерри по закону станет носить фамилию Хьюмен и воспитываться родным отцом. А я, в свою очередь, обрету дочь, о которой давно мечтала.
    Однако Гордон явно не разделял подобного оптимизма.
    — Нет, Тесс, ты не права. Нельзя построить счастливую семью на лжи и фальши.
    — Но если иного способа нет?
    — Есть, и ты прекрасно знаешь какой.
    Тесс испуганно вскинула на него глаза.
    — Я никогда не воспользуюсь им. Это стало бы началом конца.
    Поняв, что уговаривать ее бесполезно, Гордон безнадежно махнул рукой.
    — Как знаешь. Только запомни, Тесс: у тебя едва ли что выйдет. Ты еще вспомнишь мои слова.

10

    Увы, Гордон оказался прав… Напрасно Тесс искала встреч с Джералдом и пыталась разговорить его. С удручающей учтивостью он отвечал на все ее вопросы, но и не думал задавать свои, чтобы поддержать беседу. На красивом мужественном лице при этом неизменно присутствовало вежливо-отстраненное выражение, граничащее со скукой. Казалось, Тесс больше не интересует Джералда как женщина. Злые и жестокие слова, однажды в запале произнесенные ею, слишком глубоко ранили его…
    Между тем трехдневное плавание подошло к концу. Гордон вместе с Патриком улетел обратно в Калифорнию, где продолжалось судебное дело. Таким образом Тесс лишилась своей единственной поддержки. Джералд же по возвращении в отель вновь целыми днями пропадал на работе. Отныне молодая женщина видела его лишь дважды в сутки, да и то мельком, когда он приводил и отводил Бэби.
    В отчаянии Тесс все свободное время стала проводить с детьми. Очень сильно привязавшись к маленькой Тесс, молодая женщина уделяла девочке особенное внимание, с содроганием сердца думая о том моменте, когда им придется расстаться.
    И вероятно, навсегда.
    Между тем роковой момент стремительно приближался. На днях Джералд сухо обронил, что закончит с делами примерно через неделю и они вернутся в Соединенные Штаты.
    В тот день, потеряв сон и аппетит, Тесс как потерянная бродила по отелю. И нигде не находила себе места. Жизнь казалась никчемной и бесполезной. Робкая надежда на воссоединение с Джералдом, которая у нее еще оставалась, стремительно таяла. А горечь близкой разлуки с Бэби лишала последних проблесков оптимизма.
    Вдруг, проходя по одному из пустынных в этот час коридоров, Тесс услышала негромкий женский окрик:
    — Миссис Уолторн…
    С удивлением обернувшись, она узнала в красивой синеглазой блондинке Элен.
    — Миссис Хьюмен? Какая неожиданная встреча!
    Элен смущенно улыбнулась.
    — По правде сказать, я давно подкарауливаю вас. Но вы практически всегда находитесь с детьми. А то, о чем я собираюсь с вами поговорить, ни в коем случае не предназначается для их ушей.
    Заинтригованно Тесс спросила:
    — О чем же вы хотите со мной поговорить?
    — Вернее, попросить. — Элен умолкла, подбирая нужные слова. — Тесс… Вы позволите называть вас так?
    — Да, конечно. Я внимательно вас слушаю.
    Прежде чем продолжить, Элен глубоко вздохнула.
    — Тесс, я знаю, вы имеете огромное влияние на Джералда. Кроме вас, мне обратиться не к кому. Лишь поэтому я осмелилась досаждать вам… Дорогая, могу ли я попросить вас об одной деликатной услуге?
    — Разумеется, — недоумевающе ответила Тесс. Интересно, что такой красивой и богатой женщине, как Элен, могло понадобиться от скромной няни? — Я с удовольствием сделаю все, что в моих силах.
    Приободренная ответом Элен заметно повеселела. В ее синих глазах загорелась надежда.
    — Понимаете ли, Тесс, много лет назад я совершила огромную ошибку. Приняв решение оставить Джералда, вместе с ним я оставила и дочь… Тогда казалось, так будет лучше. И вот теперь расплачиваюсь за это.
    Понимая, как трудно Элен говорить, Тесс поспешно произнесла:
    — Джералд немного рассказал мне о том своем периоде жизни. Конечно же я категорически не согласна с его точкой зрения и нахожусь всецело на вашей стороне.
    Поняв, что собеседница не только в курсе произошедших событий, но и горячо поддерживает ее, Элен заметно успокоилась.
    — О, Тесс, я знала, что у вас доброе сердце! И что, как мать, вы меня обязательно поймете. У меня тогда не было ни денег, ни перспектив. А принять помощь от Джералда казалось ниже собственного достоинства. Не могла же я взять дочь с собой в неизвестность и заставить страдать. Рядом с родным отцом Бэби пребывала в комфорте и безопасности. А что могла дать девочке я?..
    — Вам не в чем оправдываться передо мной, Элен, — поспешила прервать ее Тесс. — Вы рассуждали здраво. Только любящая мать в состоянии отказаться от дочери ради ее блага и спокойствия.
    — Рада, что вы меня понимаете, — тепло улыбнулась Элен. — И очень довольна, что мне довелось познакомиться с вами. Вы оказались именно такой, какой вас описывал Джералд: доброй, нежной, чуткой…
    При звуках имени любимого Тесс вздрогнула. Не в силах перебороть любопытство, быстро спросила:
    — Джералд много рассказывал вам обо мне?
    — Достаточно, чтобы я всецело одобрила его выбор. — Элен помолчала. — Тесс, вы даже не догадываетесь, как этот человек вас любит! Он думает о вас и днем и ночью. Он даже дочь назвал вашим именем. Какая же вы счастливая! — невольно вырвалось у нее. — Знаете, я завидую вам. И надеюсь, что в наших отношениях с будущим мужем будет присутствовать хотя бы толика тех чувств, которые испытываете вы. Искренне желаю вам обоим всяческой удачи!
    Если бы только Элен знала, насколько актуально сейчас это пожелание, с тоскою подумала Тесс. Только чудо в состоянии спасти нашу с Джералдом любовь. Мы так долго и упорно обеими руками отпихивали от себя счастье, что в конце концов действительно оттолкнули его…
    Через силу улыбнувшись, Тесс произнесла:
    — Спасибо. Впрочем, сейчас речь идет не обо мне. Лучше скажите, чем я могу вам помочь.
    Лицо Элен омрачилось.
    — Боюсь, моя просьба не из самых легких…
    — Смелее же! Я сделаю все, что только окажется в моих силах.
    Элен нервно сжала ладони.
    — От вас потребуется немало сил… Тесс, не могли бы вы устроить так, чтобы Джералд разрешил мне поговорить с дочерью?
    Тесс растерянно молчала. В памяти мгновенно всплыл соответствующий разговор с Джералдом, упорство и непреклонность в мужском взгляде, нетерпимость в словах, металлические нотки в голосе… Легче было бы достать луну с неба, нежели переубедить упрямца!
    Осторожно Тесс начала:
    — Да, ваша просьба действительно не из легких…
    — Разве я этого не знаю! — тотчас же воскликнула Элен. — Но, поверьте, важнее встречи с дочерью для меня сейчас нет ничего! Жизнь без Бэби с каждым днем становится все невыносимей. Вы не представляете, как я завидую матерям, которые имеют возможность каждый день целовать и обнимать своего ребенка. Я же не прикасалась к своей девочке почти восемь лет!
    Сердце Тесс защемило от жалости и сострадания. Сочувственно она сказала:
    — Бедняжка… С момента разлуки вы даже ни разу не видели маленькую Тесс.
    — Нет, видела, — тихо призналась Элен. — Здесь, в отеле, я каждый день прихожу на пляж и наблюдаю, как Бэби играет и веселится. А до этого раз в несколько месяцев, когда тоска по дочери уже не давала мне спать, я садилась в самолет и летела в Штаты. И, словно шпионка, прячась в кустах или в машине с затемненными стеклами, ждала, когда моя девочка выйдет на улицу или в сад. И, только налюбовавшись Бэби вдоволь, возвращалась домой.
    — О Господи — потрясенно прошептала Тесс.
    — Только ничего не говорите Джералду, — поспешно произнесла Элен. — Иначе он меня убьет. Или примет все меры, чтобы навсегда разлучить меня с дочерью.
    — Я буду нема как рыба, — пообещала Тесс. И вновь повторила: — О Господи, какое же Джералд чудовище! Или у него в груди камень вместо сердца? Разве можно так хладнокровно лишить ребенка его матери, а вас — дочери?
    — Я сама во всем виновата, — смиренно опустив голову, прошептала Элен. — И теперь лишь расплачиваюсь за содеянное.
    — Неправда! — горячо возразила Тесс. — Это Джералд вбил вам в голову столь бредовые мысли. Вы не бросили ребенка на произвол судьбы, а оставили у родного отца. Вы находились в отчаянии, и будущее дочери казалось вам важнее собственного будущего. Вы поступили так, как поступила бы любая мать, во благо ребенка. И если Джералд этого не понял, он просто безмозглый осел!
    Элен невольно улыбнулась. Страстный монолог Тесс придал ей бодрости, уверенности и решимости до конца бороться за свои права.
    — О, после ваших слов я чувствую себя намного лучше. Теперь я верю, что все закончится хорошо. Спасибо вам, Тесс, что не остались глухи к просьбе несчастной матери. Ведь вы возьметесь за это дело, верно?
    При мысли о том, насколько непростой разговор ей предстоит, Тесс почувствовала, как вся ее решимость быстро улетучивается. Но все же твердо произнесла:
    — Разумеется, я пойду на все, чтобы переубедить Джералда. Вот только боюсь, — непроизвольно вздохнула она, — что помочь нам может только чудо.
    — Но вы и есть настоящее чудо, Тесс, — убежденно сказала Элен. — С первых минут, как мы заговорили, меня не оставляет предчувствие, что все получится. В вас столько кипучей энергии, что хватило бы перевернуть горы! Нет такой задачи, которая оказалась бы вам не по плечу. Я верю в вас, Тесс. Вместе с вами мы победим!
    Мне бы столько же оптимизма, мрачно подумала Тесс, выдавливая из себя жалкую улыбку.
    — Очень на это надеюсь. — Она быстро взглянула на часы. — Простите, Элен, но мне надо идти. Джерри и Бэби пора обедать.
    — В таком случае больше не смею задерживать вас. Еще раз огромное спасибо за все. И — удачи!
    Обменявшись крепким рукопожатием, женщины расстались.

    Джералд теперь забирал Бэби в шесть вечера. После того как Тесс накормила детей и сходила с ними в бассейн, у нее осталось всего полчаса, чтобы продумать план предстоящего разговора.
    Предварительно отправив детей Бэби играть в номер Джералда, она расположилась в одном из кресел и принялась сосредоточенно размышлять. Как обычно бывает в таких ситуациях, ничего путного на ум не приходило. Вот черт, мысленно выругалась она. Когда не надо, идеи так и фонтанируют. А как понадобилось, в голове сплошная пустота.
    Тем временем часы пробили шесть. А, была не была, мысленно махнула рукой Тесс, так ничего толкового и не придумав. Придется положиться на случай. В конце концов, иногда импровизация — лучший выход.
    Спустя несколько минут в дверь постучали.
    — Входи, — пригласила Тесс, заранее зная, кого увидит.
    И в самом деле на пороге стоял Джералд. Удивленно осмотревшись по сторонам, он спросил:
    — Где Бэби?
    — В твоем номере, играет с Джерри.
    — В таком случае извини за беспокойство.
    Джералд повернулся, собираясь уходить. Поняв это, Тесс поспешно окликнула его:
    — Подожди!
    Остановившись, мужчина с любопытством взглянул на нее.
    — Ты что-то хотела мне сообщить?
    — Да. — Набрав в легкие побольше воздуха, Тесс на одном дыхании выпалила: — Ты должен разрешить Элен увидеться с дочерью!
    В комнате повисло гробовое молчание. Затем, сохраняя полное спокойствие, Джералд закрыл дверь, приблизился к Тесс и опустился в соседнее кресло. Скучающе произнес:
    — Интересно, с какой стати?
    Тесс судорожно сглотнула.
    — Потому что лишь жестокие бессердечные твари способны разлучить мать и ребенка. — И замерла, инстинктивно ожидая взрыва.
    Однако ничего не последовало. Внешне Джералд сохранил полнейшую бесстрастность. Лишь стальной блеск в темных глазах выдавал его истинное состояние.
    — Пожалуйста, Тесс, не суй нос не в свои дела. Ты же знаешь, мое решение окончательно и бесповоротно.
    — Но почему?
    — И это тебе тоже известно.
    В отчаянии Тесс сжала кулаки так крепко, что ногти впились в нежную кожу ладоней. Нечего сказать, конструктивный диалог у нее получается! Господи, она сама все испортила…
    С трудом вернув самообладание, Тесс попробовала зайти с другой стороны.
    — Но, Джералд, неужели Бэби никогда не мечтала увидеться с матерью? А вдруг каждый год, задувая свечи на именинном пироге, девочка загадывает одно-единственное желание: чтобы мама вновь была рядом? Чтобы Элен наконец вернулась из той бессрочной ссылки, в которую ты ее самовольно отослал?
    — Похоже, у тебя не на шутку разыгралась фантазия, — насмешливо произнес Джералд, — если ты считаешь, будто слезливой сентиментальностью меня проймешь. Моя дочь не может помнить матери и тем более мечтать о ее возвращении, ведь Элен бросила малышку в годовалом возрасте. Бэби вообще не нужна мать. Ей хорошо и с отцом.
    Осознав свое полное бессилие, Тесс едва не заплакала от отчаяния.
    — О Господи, ну как мне доказать тебе, что ты ошибаешься? Что я должна сделать, чтобы оправдать Элен в твоих глазах?
    Однако взгляд Джералда по-прежнему оставался холоден.
    — Лучшее, что ты можешь сейчас сделать, — это прекратить бессмысленный спор. Мы только зря теряем время.
    Поняв, что проиграла, Тесс с горечью воскликнула:
    — Но то, что ты делаешь, противозаконно!
    На лице Джералда появилась циничная усмешка.
    — Тебе это напел твой дружок адвокат? Ты уже успела ему наябедничать?
    От возмущения Тесс вспыхнула.
    — Не смей говорить со мной в подобном тоне! К твоему сведению, Гордон ничего не знает. Но уверена, стоит мне попросить его об услуге…
    В глазах Джералда загорелся опасный огонек.
    — Так ты мне угрожаешь? Собираешься подать в суд? Что ж, попробуй. Однако, моя дорогая, предупреждаю сразу: у тебя ничего не выйдет. Насколько мне не изменяет память, Бэби уже достигла того возраста, когда ребенок вправе сам выбирать, с кем он останется. Если дело дойдет до суда, как думаешь, на кого падет ее выбор? На отца, который был с нею все эти долгие годы, или на мать, которую девочка никогда даже не видела?
    Признавая его правоту, Тесс опустила плечи. Тихо произнесла:
    — Так, значит, твое решение окончательно?
    — И обжалованию не подлежит, — подтвердил Джералд. С преувеличенной вежливостью он осведомился: — Ты хотела бы обсудить со мной еще что-нибудь?
    — Нам больше не о чем разговаривать, — с едва скрытой неприязнью ответила Тесс. — Не понимаю, как я могла когда-то полюбить такого монстра.
    Джералд насмешливо произнес:
    — Любовь зла, дорогая, полюбишь и… — Внезапно помрачнев и оборвав себя на полуслове, он сменил тему: — До свидания, Тесс. Спокойной ночи. Я передам Джерри, что ты его ждешь. Хорошо?
    Шагнув к порогу, мужчина на мгновение задержался, ожидая, не скажет ли Тесс еще чего-нибудь. В его темных глазах мелькнуло сомнение. Казалось, Джералд чего-то ждет. Однако Тесс даже не смотрела на него, храня угрюмое молчание.
    Джералд покинул номер, так и не дождавшись от нее больше ни слова.

    Уложив сына спать, Тесс погрузилась в глубокое раздумье. Итак, ее миссия провалена. Ей не удалось ничего добиться от Джералда. Элен по-прежнему запрещено видеться с дочерью…
    Но как сказать об этом несчастной женщине?
    От отчаяния хотелось биться головой о стену. Неужели она, Тесс, оказалась абсолютно бессильна? Неужели в мире действительно не существует способа переубедить Джералда и заставить его сменить гнев на милость?
    — Думай же, думай, — шептала, обращаясь к себе, Тесс. — Ты же слышала, что безвыходных ситуаций не бывает…
    Неожиданно в голове промелькнуло нечто вроде озарения. Силясь поймать ускользающую мысль, мозг заработал быстрее. Положение, еще минуту назад выглядевшее безнадежным, вдруг перестало казаться таковым.
    — Эврика! — тихонько, чтобы не разбудить сына, воскликнула Тесс, довольно потирая руки. — Теперь главное, чтобы все удалось…
    И, неслышно выскользнув из спальни в гостиную, поспешно подошла к телефонному аппарату и сняла трубку.
    — Пожалуйста, соедините меня с номером миссис Элен Уолторн… Элен?
    На другом конце провода раздался встревоженный женский голос:
    — Тесс? Это вы?
    — Я. Элен, вы не могли бы спуститься в холл минут через пятнадцать? Нужно кое-что обсудить.
    — Вопрос касается меня и Бэби? Вы уже поговорили с Джералдом?
    — Да. Поэтому-то нам и надо встретиться.
    — И… и каков же результат? — Голос Элен прервался от волнения. — Я смогу наконец увидеться со своей дорогой девочкой?
    Но Тесс уклонилась от прямого ответа, сказав:
    — Терпение, скоро сами все узнаете. Итак, мне ждать вас или нет?
    — Конечно же ждите. Я уже одеваюсь. Но…
    Не дожидаясь очередного вопроса, Тесс повесила трубку.
    То, что она собиралась сообщить Элен, было слишком ошеломительным, чтобы обсуждаться по телефону.

    На следующий день Джералд, как обычно, ушел по делам, а Тесс осталась с детьми. Поскольку море было тихим, утро они провели на пляже. После обеда вернулись в номер, где Джерри и Бэби занялись раскрашиванием картинок, расположившись прямо на полу.
    Наблюдая за ними, Тесс то и дело беспокойно поглядывала на часы. Наконец стрелка достигла двух пополудни. Слегка раскрасневшись от волнения, молодая женщина подала заранее условленный знак сыну.
    Поняв ее, Джерри тотчас же оставил раскраску и поднялся с пола.
    — Мам, можно я схожу в магазин сувениров и выберу что-нибудь для папы? Они с мистером Патриком уехали так быстро, что не успели ничего купить на память о Гавайях.
    Судорожно сглотнув, Тесс нервно кивнула.
    — Конечно, Джерри. Думаю, папа по достоинству оценит твою заботу, когда вы увидитесь в следующий раз.
    Внимательно прислушивающаяся к разговору Бэби также оставила свои кисточки.
    — А можно я тоже пойду с Джерри? Я очень люблю всякие сувениры!
    Пока Тесс медлила с ответом, обдумывая, как бы поделикатнее отказать малышке, Джерри пришел на помощь матери.
    — Нет, Бэби. Лучше останься с моей мамой. А то будет невежливо, если мы оставим ее одну. Хорошо?
    Поколебавшись, девочка нехотя согласилась.
    — Хорошо. Но только не ходи долго, ладно?
    — Постараюсь, — неопределенно пообещал Джерри и исчез за дверью.
    Как только сын ушел, Тесс, волнуясь, подозвала Бэби к себе.
    — Иди сюда, моя хорошая. — Она усадила малышку к себе на колени и ласково погладила по голове. — Не расстраивайся, что Джерри не взял тебя с собой. У мужчин свои дела, у женщин свои… Хочешь, пока его нет, мы с тобой посекретничаем?
    Нахмурившееся было личико девочки мгновенно просияло.
    — Хочу! А это как?
    Тесс изобразила удивление.
    — Ты не знаешь? Разве вы никогда не секретничали с мамой?
    — Нет, — грустно покачала головой Бэби.
    — Тогда я сейчас объясню. Секретничать — это значит обмениваться секретами, а потом обсуждать их. Обычно женщины поступают так только тогда, когда рядом нет мужчин, поскольку женские секреты не предназначены для мужских ушей. А о том, что услышали, никому не рассказывают.
    — Никому-никому?
    — Никому-никому.
    — Вот здорово! — захлопала в ладоши Бэби. — То есть это такая игра, в которую играют одни девочки, без мальчиков?
    — Что-то вроде того, — улыбнулась Тесс. — Ну что, поиграем?
    — Давай, — охотно согласилась Бэби. — Чур, я первая!
    Тесс не возражала.
    — Договорились. Итак, каков будет первый твой секрет?
    Приняв важный и таинственный вид, Бэби произнесла:
    — Я давно хотела рассказать тебе то, что никак не решалась рассказать папе. И теперь понимаю почему. Потому что это женский секрет! Знаешь, Тесс, мне очень нравится один мальчик…
    Услышав это, Тесс напряглась. Неужели она сейчас услышит то, чего больше всего боялась?
    С ёкающим сердцем молодая женщина спросила:
    — Это… Джерри?
    Однако, к ее великому облегчению, Бэби весело рассмеялась.
    — Конечно нет! Джерри — мой лучший друг. Но я к нему отношусь скорее как к брату, чем как к мальчику… Ты меня понимаешь?
    — Понимаю, — обрадовалась Тесс.
    Какое счастье, что худшее из ее подозрений не оправдалось! Что ей не придется объяснять Бэби и Джерри, почему они должны относиться друг к другу как брат и сестра.
    Между тем Бэби продолжила:
    — Этого мальчика зовут Питер. Мы с ним учимся в одном классе. Он всегда получает только хорошие оценки и никогда не дерется из-за ерунды.
    — А ты ему нравишься? — поинтересовалась Тесс.
    Бэби развела руками.
    — Не знаю… Тесс, а будет удобно, если девочка первой поинтересуется этим у нравившегося ей мальчика?
    Сочтя момент удобным, Тесс попробовала повернуть разговор в нужное ей русло.
    — Знаешь, детка, такие вопросы лучше обсуждать с мамой, а не с посторонними.
    Личико девочки погрустнело.
    — А я не могу с мамой. Мама далеко.
    Памятуя о том, что Бэби не знает, что ее отец рассказал няне об истинных отношениях с женой, Тесс произнесла:
    — Но ведь скоро ты вернешься домой и увидишься с ней, ведь так?
    Бэби погрустнела еще больше.
    — Нет. Знаешь, Тесс, у меня есть еще один секрет. Правда, папа не любит, когда я заговариваю об этом…
    — Мы ничего ему не расскажем. — Затаив дыхание, Тесс ждала интересующего ее признания. — Так что же за секрет?
    Вся как-то поникнув, Бэби сказала:
    — Мама не живет с нами. Много лет назад, когда я была совсем маленькой, она уехала далеко-далеко. Там даже нет телефона, чтобы позвонить. И письма отправить тоже нельзя, потому что и почты нет. И уехать оттуда она тоже не может.
    — Бедная моя… — В искреннем порыве сострадания Тесс прижала девочку к сердцу. — А ты скучаешь по маме?
    — Очень, — созналась Бэби. — Хотя папе, чтобы не расстраивать его, говорю, что нет. Конечно, мой папа очень хороший и добрый, но…
    — Он не мама, — договорила за нее Тесс.
    Бэби грустно кивнула.
    — Угу… — Неожиданно она всхлипнула и спрятала лицо на груди Тесс. — Так несправедливо, что у других девочек есть мамы, а у меня — нет. Почему? Разве я плохая? Или неправильно себя веду? Почему я должна жить без мамы?
    — Напротив, ты замечательная, Бэби, — поспешила успокоить девочку Тесс, чувствуя, как у нее самой наворачиваются на глаза слезы. — Будь я твоей мамой, безумно гордилась бы такой дочерью.
    Робко Бэби сказала:
    — Я тоже иногда мечтаю о том, чтобы ты была моей мамочкой. Ты такая веселая и добрая! Мы с Джерри любим представлять, как наши родители поженятся и мы с ним станем настоящими братом и сестрой.
    Растроганная Тесс расцеловала малышку.
    — Родная моя, ты даже не представляешь, как мне хотелось бы того же!
    Но Бэби, вдруг отстранившись, грустно посмотрела на Тесс и с недетской серьезностью произнесла:
    — Только ведь этого не будет. Я никогда не увижу своей мамы, а ты никогда не выйдешь замуж за моего папу. Потому что чудес не бывает.
    В крайнем волнении Тесс вскочила с кресла, подхватив и крепко прижав к груди сидевшую у нее на коленях Бэби.
    — Да кто тебе сказала подобную чушь? Чудеса бывают, да еще какие!
    Однако Бэби печально возразила:
    — Я тоже так раньше думала. И много раз просила о том, чтобы моя мамочка вернулась ко мне. Но она так и не вернулась. И теперь я точно знаю, что чудес нет.
    — Есть, конечно же есть! — Дрожа от волнения, Тесс срывающимся голосом предложила: — Хочешь, я докажу тебе это?.. Прямо сейчас?
    Бэби недоверчиво округлила глаза.
    — Но ты же не можешь. Ты не волшебница.
    — Каждый из нас немножко волшебник, — назидательно произнесла Тесс. — Ты ведь замечала, что, стоит лишь чего-то очень захотеть, как оно непременно сбывается?
    Девочка задумалась.
    — Наверное. Но ведь то, чего я желала больше всего на свете, не сбылось.
    — Пока не сбылось, — поправила ее Тесс. — Но обязательно сбудется. Притом скорее, чем ты думаешь. Я помогу тебе в этом.
    В детских глазенках вновь вспыхнула надежда.
    — Значит, я обязательно увижу свою мамочку?
    — Да, если только будешь делать все так, как я скажу. Нам с тобой придется немного поколдовать.
    Бэби удивленно ойкнула.
    — А это не страшно?
    — Ни капельки, — успокоила девочку Тесс. — Смотри: сейчас мы с тобой закроем глаза и мысленно попросим, чтобы твоя мама вернулась. Затем вслух сосчитаем до трех. И когда громко произнесем цифру три, дверь распахнется и на пороге покажется Элен. Готова?
    — Готова, — зачарованно прошептала Бэби.
    — Тогда закрывай глаза и думай о маме.
    Сделав вид, будто также сомкнула веки, Тесс украдкой проверила, послушались ли ее Бэби. Глаза малышки были крепко зажмурены, губы что-то шептали. Мысленно попросив, чтобы Элен ничто не помешало явиться на заранее оговоренное место, Тесс негромко скомандовала:
    — А теперь начинаем считать. Раз…
    — Раз, — послушно повторила Бэби.
    — Два, три! — в унисон отчетливо произнесли они. Скрестив на удачу пальцы, Тесс закончила: — Чудо, произойди!
    В ту же секунду, как она и «предсказывала», дверь настежь распахнулась и на пороге показалась заплаканная Элен, слышавшая весь разговор от слова до слова.
    — Доченька… — растерянно и нерешительно прошептала она, невольно опираясь на косяк двери. — Бэби, родная моя кровиночка…
    — Мамочка! — отчаянно взвизгнула Бэби, бросаясь матери на шею.
    Вытирая слезы умиления, Тесс наблюдала за трогательной сценой. Затем, вспомнив, что на этом ее миссия окончена, осторожно, стараясь не потревожить счастливых мать и дочь, покинула номер.
    За дверью ее уже ждал Джерри.
    — Ну как? — заговорщически прошептал он, нетерпеливо теребя Тесс за рукав. — План сработал?
    — На все сто, — улыбнулась Тесс, все еще находящаяся под впечатлением от увиденного. На ее губах блуждала рассеянная улыбка. — Мы с тобой совершили доброе дело, сынок. А теперь пора уезжать. Самолет вылетает через час.
    Лицо Джерри грустно вытянулось.
    — Значит, я даже не смогу попрощаться с Бэби?
    — Увы, нет. Мы должны успеть до того, как в отель вернется Джералд. Иначе не сносить мне головы…
    Рассудительно Джерри произнес:
    — Ты зря думаешь, будто он рассердится на тебя. Ведь ты совершила хороший поступок, за который заслуживаешь благодарности, а не осуждения, ведь так?
    Тесс улыбнулась наивности мальчика.
    — Конечно, так, мой родной. Но, боюсь, должно пройти немало времени, прежде чем Джералд начнет расценивать мой поступок как добрый. А до тех пор лучше не попадаться ему на глаза… Ладно, идем. Необходимо еще забрать из камеры хранения наш чемодан.
    Ровно через час самолет уже уносил их прочь от Гавайских островов…

11

    В конце недели Джералд возвратился в Соединенные Штаты крайне взволнованный и смятенный. Отныне вся прожитая жизнь предстала перед ним в совершенно ином свете. Невероятно, как глубоко он заблуждался все эти годы!.. «Лишь жестокие бессердечные твари способны разлучить мать и ребенка», — эхом теперь звучали в его ушах гневные слова Тесс.
    Если бы Джералд знал, насколько тогда молодая женщина была права!
    Как он разъярился вначале, узнав, что Тесс столь легкомысленно нарушила строжайший запрет и позволила Элен за его спиной встретиться с дочерью! Как растерялся, поняв, что все эти годы Бэби втайне тосковала по матери!.. С каким великодушием простила его Элен за причиненные обиды, когда он, униженный и молящий, едва ли не приполз к ней на коленях…
    Как же Джералд ругал себя за безжалостность, с которой обошелся с Тесс, когда та попыталась сделать шаг к примирению! Только теперь он до конца осознал, что потерял. Как глупо и бессмысленно было злиться на единственную на свете обожаемую им женщину из-за оскорблений, им же самим и придуманных! Идиот, глупый осел, что же он натворил, потакая собственным себялюбию и упрямству? Вместо того чтобы воспользоваться милостиво предоставленным ему судьбой шансом и вернуть любимую, он все разрушил своими руками, заставив страдать не только себя, но и людей, бесконечно близких ему.
    Уже второй раз благодаря собственной узколобости я теряю Тесс, мрачно размышлял Джералд, бродя по просторному, богато обставленному дому и не находя себе места. Бэби гостила у матери в Европе, и некому было отвлечь его от невеселых мыслей, заставить хоть на минуту забыть о содеянном…
    Как так вышло, что я опять глубоко оскорбил женщину, дороже которой для меня нет ничего в мире? — вновь и вновь мысленно вопрошал Джералд. Зачем слепой рок снова заставляет повторять меня былые ошибки?
    Пора сознаться: двенадцать лет назад я лишился Тесс из-за собственной недалекости. Черт побери, почему я тогда не проявил настойчивости и не заставил ее меня выслушать? Как позволил уйти, навсегда исчезнуть из моей жизни, легкомысленно полагая, будто никуда она от меня не денется? Почему сразу же не разыскал и не вернул любимую?
    Да и теперь, будучи взрослым тридцатичетырехлетним мужчиной, я опять поступаю ничуть не лучше, чем безусый юнец. Страшно вспомнить, как я позволил себе обойтись с Тесс, каких ужасных слов ей наговорил. И еще удивлялся, что она дерзит мне в ответ! Господи, как стыдно… Нечего и думать после всего этого вновь показаться Тесс на глаза.
    Нервно закурив, Джералд продолжил свое бесцельное блуждание по комнатам. Неужели история повторяется? — ужасался он. Неужели нам вновь предстоит расстаться, так и не найдя взаимопонимания? До конца жизни одиноко и неприкаянно жить вдали друг от друга, каждый день засыпая и просыпаясь с мыслью о том, что никогда больше не ощутишь объятий и поцелуев любимого человека…
    Внезапно Джералд резко остановился и затушил в пепельнице сигарету. Нет, не бывать этому! Он не позволит Тесс ускользнуть во второй раз. Он вернет себе эту женщину, пусть даже вопреки судьбе! Хватит ныть и распускать нюни. Пора действовать.
    И, словно бы в ответ на мысли Джералда, в холле раздался пронзительный дверной звонок.
    — Мистер Джералд, к вам доктор Броудс, — спустя минуту доложил слуга. — Прикажете принять?
    Мгновенно в памяти Джералда возникла история с анализами ДНК. Невероятно, но бурно развивавшиеся события последних недель заставили его совершенно забыть о тайном уговоре с врачом. Он находится дома уже несколько дней, но так и не удосужился позвонить и узнать, готовы ли результаты.
    Поспешно Джералд попросил:
    — Немедленно проводи мистера Броудса в мой кабинет. Я сейчас подойду.
    Кивнув, слуга немедленно исчез. Нервно пригладив волосы, Джералд отыскал ближайшее зеркало и проверил, в порядке ли прическа и костюм. Стряхнув с лацкана пиджака невидимую соринку, поспешно направился в кабинет.
    Доктор Броудс уже находился там. Он вежливо приподнялся из глубокого кожаного кресла навстречу хозяину.
    — Добрый день, мистер Хьюмен.
    — Здравствуйте, доктор Броудс. Рад вновь вас видеть. Простите, что не позвонил вам сразу же по возвращении.
    — Ничего страшного, — отозвался Броудс. — Понимаю, вы занятой человек… Но перейдем к делу.
    Невольно напрягшись, Джералд вопросительно взглянул на врача.
    — Анализы готовы?
    — Еще несколько недель назад.
    — И… — Джералд вынужден был кашлянуть, прочищая горло. Дрогнувшим голосом произнес: — И каковы же результаты?
    Доктор Броудс, окинув собеседника испытующим взглядом, ответил не сразу.
    — Думаю, вы и сами догадываетесь.
    — Отец Джерри… я?
    Его собеседник коротко кивнул.
    — Да. Ошибка полностью исключена. Поздравляю.
    Не в силах справиться с охватившим его волнением, Джералд снова взволнованно зашагал по кабинету, время от времени издавая бессвязные восклицания:
    — Дьявол, невероятно!.. Я даже представить не мог!.. Нет, черт возьми, еще как мог!.. Но Тесс… Ну и хороша же! А еще величала меня обманщиком… Как она посмела столько лет скрывать от меня правду, негодница?!
    Доктор Броудс с улыбкой наблюдал за Джералдом.
    — Друг мой, не торопитесь с выводами. Возможно, у мисс Уолторн были на то веские причины. Но в любом случае вам виднее.
    Оценив по достоинству тонкий намек врача, Джералд несколько успокоился.
    — Конечно, вы правы, доктор Броудс. Простите меня за невольное волнение…
    — Ничего, ничего, — успокаивающе произнес тот. — Другие в подобной ситуации ведут себя куда неадекватнее.
    — Разве так много есть желающих провести анализ ДНК? — усомнился Джералд.
    — Гораздо больше, нежели вы думаете. Брошенные подруги, любовницы, жены, чьи бывшие мужья не желают платить алименты… Нередкие гости у нас и мужчины, которым навязывают нежелательное отцовство.
    — И часто ли родственная связь подтверждается?
    Доктор Броудс нахмурил лоб, прикидывая.
    — Примерно пятьдесят на пятьдесят. Как видите, результат трудно предсказать заранее. Обычно мы советуем клиентам быть готовым к любому исходу.
    Джералд, остановившись, пристально посмотрел на врача.
    — Мне показалось, что в моем случае положительный ответ не вызывал у вас сомнений.
    Его собеседник многозначительно усмехнулся.
    — Видите ли, группа крови — весьма веский довод… — Он чуть помедлил. — И те взгляды, которые устремляла на вас мисс Уолторн, когда думала, что вы не смотрите в ее сторону, — тоже.
    Джералд насторожился.
    — Что вы имеете в виду?
    — Сами знаете, — вновь повторил доктор Броудс фразу, сказанную им в начале разговора.
    — Но мне хотелось бы услышать ваше объяснение.
    — Я и так сказал больше, чем должен, — произнес он. И, взглянув на часы, вдруг заторопился: — Простите, но мне пора идти. Дела, понимаете ли… Да, чуть не забыл. Вот бумаги, подтверждающие ваше отцовство.
    И, откланявшись, доктор Броудс ушел.
    Оставшись в одиночестве, Джералд задумался. Что хотел сказать ему недавний гость? На что намекал всем своим поведением? «Есть у меня одна маленькая слабость. Люблю помогать ближнему своему», — вспомнил он слова доктора Броудса, сказанные еще в больнице.
    Получается, даже со стороны заметно, как необходима им с Тесс чья-то помощь. Гмм… далековато все зашло. Пожалуй, пора брать ситуацию в свои руки.
    И, улыбаясь каким-то своим мыслям, Джералд позвонил слуге и приказал приготовить выходной костюм.

    Примерно в это же время Тесс ничком лежала на кровати и беззвучно плакала в подушку. Хоть Джерри играл с друзьями где-то на улице, она боялась рыдать в голос, чтобы ненароком не испугать сына, если бы тому пришло в голову вернуться раньше обычного.
    Подобное времяпрепровождение вошло у Тесс в привычку с момента возвращения с Гавайев. Почему-то поговорка о том, что время лечит, в ее случае никак не желала оправдываться. Прошла целая неделя, а боль в груди оставалась все такой же нестерпимой, как в первый день после разлуки с Джералдом…
    Напрасно Тесс внушала себе, что надеяться больше не на что и нечего ждать. Джералд никогда не будет с нею, и мучиться из-за любви к нему бессмысленно и бесполезно. Умом она смирилась с этим еще двенадцать лет назад. Но вот сердце… Сердце страдало.
    Не может быть, мысленно простонала Тесс, наверное, в тысячный раз. Нет, не верю, что Джералд навсегда для меня потерян. Разве такая любовь, как у нас, может исчезнуть бесследно? Мы же созданы друг для друга, мы не можем друг без друга! Но почему, почему жестокая судьба вновь разлучила нас?
    Я одна во всем виновата. Надо было вести себя более сдержанно и терпимо. Если любишь человека, то любишь всего, с головы до ног, со всеми достоинствами и недостатками. А я ведь люблю Джералда, люблю до безумия. Какой же черт дернул меня перечить и грубить ему? Дьявол побери эту бессмысленную гордость!
    Всхлипнув, Тесс перевернула подушку с мокрой стороны на сухую и вновь уткнулась в нее носом. Что толку жалеть о прошедшем, когда все равно уже ничего не исправить? Давно известно, что чудес не бывает…
    Тесс вспомнила свой последний разговор с Бэби. Тогда малышка грустно повторяла то же самое, а она убеждала ее в обратном. Вот бы и сейчас рядом с нею, Тесс, оказался бы кто-нибудь, кто сумел бы доказать, что волшебство существует!
    В груди тоскливо заныло. Нет, надеяться не на что… Чудеса бывают, да только в детстве. А ей уже двадцать девять, и у нее нет заботливой няни. Зато есть горячо любимый сын, о котором нужно печься. Пока рядом Джерри, ей есть ради кого жить. А когда мальчик вырастет и уйдет… Что ж, тогда она и будет думать.
    Тесс спустила ноги с кровати на пол и села. Решительно вытерла глаза и приказала себе: хватит! Достаточно предаваться самоистязанию. Она не одна. У нее есть сын, который был и останется единственным смыслом жизни. Разве этого мало?
    Может, ей и не суждено вновь испытать счастье взаимной любви. Но и несчастной ее тоже не назовешь. Пора научиться ценить то, что есть, и не терзаться из-за того, чего нет и никогда не будет.
    Джералд, дорогой, мысленно обратилась к нему она. Мне приходится распрощаться с мечтой о тебе навсегда. Прости, любимый, если что было не так. И знай, что я всегда буду любить тебя, лишь тебя одного.
    Но я не могу остаток жизни провести в тоске и слезах. Ведь у меня есть сын. Твой сын, твоя частичка, которую у меня уже никто и никогда не отнимет. Как я жалею, что не сказала тебе о Джерри! Быть может, последуй я совету Гордона, наши судьбы сложились бы совершенно иначе…
    Прощай, мой родной! И если можно, хоть иногда вспоминай обо мне. Я же не забуду тебя никогда…
    При мысли о вечной разлуке Тесс всхлипнула. Но тут же сердито отерла глаза рукавом. Нет, она больше не будет плакать. Если судьбе было угодно разлучить ее с Джералдом, она это переживет. Все выдержит, она же сильная.
    Вот только как перебороть надежду, которая, вопреки всему, продолжает жить в глубине души? Как заставить непослушное сердце смириться с утратой? К кому обратиться за помощью?
    Внезапно взгляд Тесс упал на небольшой крестик, приютившийся на тумбочке.
    — Господи, — взмолилась она, — пожалуйста, помоги мне совладать с горем. Если мне не суждено больше никогда увидеть Джералда, дай сил забыть его. Если же суждено… О, сделай так, чтобы нового свидания не пришлось ждать еще долгих двенадцать лет!
    И тут, словно бы в ответ на ее молитвы, с улицы донесся звук подъезжающего автомобиля. Тесс почувствовала, как в груди перехватило дыхание. С трудом поднявшись на ноги и опираясь на спинку кровати, она добралась до окна… И вскрикнула. Ибо из машины выходил не кто иной, как Джералд.
    Не помня себя от радости, Тесс стремительно бросилась вниз по лестнице и настежь распахнула входную дверь, прежде чем Джералд успел поднести руку к звонку. На какое-то мгновение оба застыли, читая в глазах друг друга то, чего не в силах были выразить никакими словами. Затем Джералд молча протянул руки, и Тесс с радостным вздохом упала в желанные объятия.
    Их губы немедленно слились в долгом страстном поцелуе. Каждый вложил в него всю любовь и нежность, на которые только был способен.
    Не помня как, они закрыли за собой дверь и очутились в глубине дома.
    — Родная… Как мне тебя не хватало, — с трудом отрываясь от сладких уст, хрипло прошептал Джералд.
    — Милый, какой же я была глупой, когда решила сбежать от тебя!
    Джералд издал сдавленный смешок.
    — Напротив, то было весьма благоразумно с твоей стороны. Обнаружив приготовленный тобою маленький сюрприз, я долго рвал и метал от ярости.
    Тесс настороженно подняла глаза.
    — Ты…
    — О нет, не волнуйся. Элен и Бэби живы и здоровы. Более того, в данный момент обе наслаждаются обществом друг друга где-то посреди обширной Европы.
    — Выходит, ты простил Элен? — ликующе воскликнула Тесс. — О, я знала, я всегда знала, что когда-нибудь ты поймешь свою ужасную ошибку и все исправишь. Как же я за тебя рада!
    Лицо Джералда на миг омрачилось. Печально он уточнил:
    — Вернее, Элен простила меня. Хотя на ее месте я просто пристрелил бы себя как бешеную собаку. Прости, любовь моя, я вел себя как осел. Мне следовало бы внимательнее прислушиваться к твоим советам.
    Однако Тесс лишь беспечно махнула рукой.
    — Забудем о прошлом! Господи, ты не представляешь, как я счастлива вновь видеть тебя. Мне уже начинало казаться, что судьба навеки разлучила нас…
    Джералд тотчас же закрыл ей рот горячим поцелуем, а затем, отстранившись, произнес:
    — Но мы снова вместе, вопреки судьбе! И больше никогда не расстанемся, обещаю. Любовь моя, я и дня теперь не проживу без тебя. Как я рад, что ты прощаешь меня за все причиненные мною обиды, и снова согласна быть со мной. — Вдруг на лице Джералда появилось озабоченное выражение. — Ты ведь согласна стать моей женой, верно? Естественно, сразу же после того, как только мы с Элен официально оформим развод. Ты больше не сердишься на меня?
    Тесс счастливо засмеялась.
    — Конечно же нет, дурачок! Ты ведь знаешь, дороже тебя у меня нет никого на свете. И прости за все те глупости, которые я наговорила тебе в припадке ревности и злости. В какой-то момент мне казалось, что ты готов вернуться к жене…
    — А я дико ревновал тебя к Гордону, — в свою очередь признался Джералд. — Какое счастье, что мы оба ошиблись! Кстати, насчет моей двоюродной сестры…
    Однако Тесс закрыла ему рот ладонью.
    — Ни слова о ней! Сегодня мы будем разговаривать исключительно о нас.
    — Но ты должна знать, — нежно отстранив ее изящные пальцы, сказал Джералд. — По дороге сюда я все обдумал. Решил, что верну тебя любыми средствами, вплоть до похищения. И первым местом, куда бы ты отравилась связанная и с кляпом во рту, был бы дом Анджелики, той самой женщины, которую ты застала в моей постели. Уверен, что документы, доказывающие нашу с ней кровную связь, заставили бы тебя изменить свое мнение обо мне. Но если бы и это не помогло…
    Однако Тесс снова решительно зажала ему рот рукой.
    — Молчи! Чтобы верить тебе, мне не нужны никакие доказательства. — Она смущенно замялась. — Видишь ли, я осознала свою ошибку давно, очень давно. Но она оказалась настолько ужасной, что проще было верить, будто ты чудовище, нежели сознаться в том, что я сама себе поломала жизнь…
    — Дорогая, не надо больше об этом, — нежно попросил Джералд, целуя любимую. — Ведь мы договорились больше не вспоминать о прошлом.
    Тесс с радостью кивнула.
    — Отличная мысль! Больше не буду. Но…
    Поскольку она замолчала, Джералд озабоченно спросил:
    — Что такое?
    — Прежде чем мы навсегда зароем топор войны, мне надо признаться тебе еще кое в чем. Быть может, это заставит тебя изменить мнение обо мне…
    Поняв, к чему она клонит, Джералд поспешил ее уверить:
    — Нет такой вещи на свете, которая заставила бы меня разлюбить тебя, моя радость. Так что говори смело.
    Ободренная подобными словами Тесс решилась.
    — Любимый, Джерри — твой сын, а не Гордона. Я солгала насчет возраста мальчика. На самом деле ему через полгода исполняется двенадцать. В то злосчастное утро я пришла к тебе, чтобы сообщить о беременности. Но увиденная мною картина настолько потрясла меня, что…
    Однако Джералд поспешно прервал ее:
    — Тебе не в чем оправдываться, любовь моя. Я и так все знаю.
    — Знаешь? — удивленно переспросила Тесс. — Но откуда?
    — Мне так подсказало сердце.
    — Подожди, ведь так не бывает… Стой-ка, что за бумаги ты рвешь у себя за спиной?
    Но Джералд, не давая Тесс взглянуть, увлек любимую к ближайшему окну и, широко распахнув его, выбросил растерзанные в клочки результаты анализа ДНК.
    — Теперь не важно. В нашей жизни и так было слишком много фальши и недоверия. Слишком долго мы прислушивались к рассудку, игнорируя голос сердце. Отныне нам не нужны никакие доказательства для того, чтобы любить друг друга.
    И, крепко сжав Тесс в объятиях, Джералд страстно прижался губами к алому рту. Не прошло и нескольких секунд, как оба забыли обо всем на свете.
    Остатки того, что некогда официально подтверждало отцовство Джералда, красиво разлетались по ветру.
Top.Mail.Ru