Скачать fb2
Этюд в золотистых тонах

Этюд в золотистых тонах

Аннотация

    Молодая журналистка Сандра Финчли благодаря своей профессии и стечению обстоятельств попадает в мир богемы и аристократов. Как соблазнительно сделать себе имя, добившись интервью у недоступного для пишущей братии плейбоя Грега Мортимера! Охваченная азартом, Сандра и не подозревает, на какую опасную стезю вступила, ведь на карту поставлена не только ее жизнь, но и сердце, до сих пор не знавшее истинной любви.


Уинифред Леннокс Этюд в золотистых тонах

*

    И в тонах голубой, лихорадочной боли,
    В золотистых оттенках рассветной крови,
    Шире всех ваших лир и пьяней алкоголя
    Закипает багровая горечь любви.
    Артюр Рембо
    Перевод Б. Лифшица
    Кто не был в Лондоне в самом начале лета, не в состоянии даже представить себе, что он может быть таким: свежим, невинным, нежно розовеющим, как юная невеста под венцом. Ранним утром над Гайд-парком повисает жемчужная дымка, окутывая все вокруг флером таинственности. Движение на улицах еще не началось, рев моторов и резкие сигналы клаксонов пока не вспарывают тишину. Цветы открывают навстречу солнцу разноцветные лепестки, украшенные бриллиантиками росы. Деревья протягивают ветви-руки для дружеского пожатия.
    Даже в каменных джунглях Сити, наверное, чувствуется пьянящее дыхание нового дня, но кто там бывает в этот час? Ни один уважающий себя англичанин без нужды в Сити не появится. Там всего лишь зарабатывают деньги, а здесь, в Лондоне, живут, и это не одно и то же.
    Тяжело дыша после пробежки, Марго прислонилась к дереву и машинально поправила выбившуюся прядь волос. Сегодня она опять бегает в одиночестве. Девочку так и не удалось растолкать, отсыпается после очередной журналистской тусовки. Словечко-то какое, усмехнулась Марго. Впрочем, в лексиконе Сандры и ее друзей встречается и кое-что похлеще.
    Девочкой Марго называла Сандру по привычке. Она давно не девочка, двадцать четыре года уже. Падчерица, дочка, подружка. Как лучше назвать, если разница в возрасте у них всего четырнадцать лет?
    После нелепой автомобильной катастрофы, которая унесла неугомонного рыжеволосого Алека, отца Сандры и мужа Марго, они продолжали жить вместе, и ни одна не пожалела об этом, по крайней мере пока.
    Белый трехэтажный особнячок с забранными черными коваными решетками окнами и фонариками у входа, скромный и уютный, возможно, чересчур просторный для двоих. Но он хорошо помнил времена, когда…
    Восемь лет назад Алек привез свою шестнадцатилетнюю дочь, голенастого сорванца-подростка, готового бросить вызов всему миру, в дом Марго на Куинс-Гейт в Кенсингтоне. Даже когда Алек был жив, дом был слишком велик для троих, но Алек обладал поразительным даром заполнять собой любое пространство.
    Алек… Прошло почти два года, как его не стало, воспоминания постепенно размывались временем и теряли остроту. Зажмурившись, Марго потерлась щекой о шершавую кору дерева.

    — Осторожно, котенок, поцарапаешься. Я не брился больше суток.
    Алек только что вошел — как всегда шумно, решительно шагнув в широко распахнувшуюся дверь. Марго нырнула в его распростертые объятия и потерлась щекой о щеку мужа.
    — Осторожно, котенок…
    Они так и не легли спать в эту ночь. Сидели на ковре у камина, пили вино и любили друг друга. Алек ворошил кочергой полешки, огонь вспыхивал и буянил в его волосах. Она трогала их, осторожно, боязливо, каждую секунду ожидая ожога.
    А потом был тот ночной звонок. Алек поспешно собрался и уехал, не объяснив толком куда и зачем. И больше не вернулся.
    Осталась Сандра. Буйными каштановыми волосами, рыжими с прозеленью глазами, которые иногда становились желтыми, как у львицы, порывистостью движений, ярким, независимым характером она напоминала Марго Алека. Сандра решила пойти по стопам отца — стать журналисткой, и Марго, как ни старалась, не смогла ее отговорить. Иногда ей становилось страшно за Сандру.
    Марго оторвалась от дерева и затрусила по дорожке. Довольно воспоминаний. Еще один круг — и можно начинать новый день.

Глава первая
Наживка

    Сандра вихрем ворвалась в редакцию газеты «Уик-энд миррор» и пронеслась между столами, бросая направо и налево:
    — Привет, Пэтси! Привет, Сэм, Джек! Как вы тут без меня? Не совсем еще покрылись мхом?
    — Привет, Финч! Теперь нам это уже не грозит.
    Сандра влетела в крошечную клетушку, пышно именуемую «кабинетом», которую делила с собратом по перу Робертом Стайнсом, для друзей Бадом. Зацепилась за что-то ногой, чуть не упала, но каким-то чудом добралась-таки до своего стола и плюхнулась на любимый вертящийся стул.
    — Брр! — прорычала она. — Из какой гадости я только что выбралась, ты и не поверишь!
    Бад, сутуловатый узкоплечий парень с длинными темными волосами, вечно спадающими на лицо, в притворном ужасе бросился грудью на стол и закрыл голову руками. Через пару секунд из-под руки показался насмешливый карий глаз и обозрел комнату.
    — Пронесло? — спросил Бад дрожащим голосом. — Что это было?
    — Брось. Сейчас не до твоих приколов, — досадливо поморщилась Сандра.
    — Семнадцать мегатонн, — констатировал он. — Убойная сила.
    — Бад!!!
    — Ты успокоилась?
    — Почти. Черт, опять колготки порвала! — Сандра задрала ногу, продемонстрировав зияющую на стройной лодыжке огромную дырищу. — Ну что за напасть! Разорюсь я на них.
    — Леди попала в тяжелое положение. Почти безнадежное, — пропел Бад, скорбно возведя глаза к потолку. — Кто же ей поможет? Ну конечно благородный рыцарь на белом коне. Он выезжает из-за скалы, гремя кастрюлями, тьфу, черт, латами. Солнце отражается в его щите, как в зеркале, и слепит глаза. Мы еще не можем разглядеть герб на щите, но уже догадываемся, кто этот храбрец. Он подъезжает ближе, вот и герб. Скрещенные авторучка и маркер на червленом поле в виде компьютерного дисплея. Аплодисменты, дамы и господа! Сэр Бад из «Уик-энд миррор»!
    Бад с шумом выдвинул ящик своего стола, выудил что-то из захламленных недр и бросил Сандре. В ее руках оказалась блестящая целлофановая упаковка с колготками.
    — О-о, Бад! — простонала в восторге Сандра. — Ты — чудо! Я уже даже не жалею, что слушала всю эту галиматью.
    Она с треском разорвала упаковку и вытащила на Божий свет колготки, тарахтя при этом без умолку:
    — Спас, просто спас. Мне же сейчас идти к Смитти, докладывать об этой идиотской пресс-конференции. Хороша б я была в драных колготках! Что бы он подумал?
    — Что ты вместо пресс-конференции залетела на дефиле Теда Димаджо и прошлась по подиуму. Я слышал, все его манекенщицы щеголяли на показе в рваных колготках.
    — Слышал или видел? — подозрительно спросила Сандра.
    — Слушать там, кроме улюлюканья и матюгов, особо нечего было.
    — Значит, видел.
    Бад многозначительно подмигнул и скосил глаза в сторону компьютера.
    — Уже пишешь! — ахнула Сандра. — И как ты везде поспеваешь, не пойму. У тебя же совсем другое задание. А как ты узнал?
    Тед Димаджо имел репутацию самого скандального модельера андеграунда. Его супероткровенные модели снискали ему прозвище «Анфан тэрибль Высокой моды», которую применительно к Димаджо респектабельные газеты давно уже переименовали в «низкую». Демонстрации его коллекций никогда нигде не рекламировались, но тем не менее собирали полные подвалы в Сохо. Народ просто ломился туда, попасть на дефиле Теда Димаджо считалось большим шиком.
    — Как ты узнал? — не отставала Сандра.
    — Связи, Финч, связи.
    — И меня с собой не взял, поросенок. Никогда тебе этого не прощу, так и знай!
    — Ты еще слишком молода для подобных зрелищ, — изрек Бад. — Не хочу отбывать срок за растление нежных девиц. — Но, заметив, как надулись ее губы и пожелтели глаза, поспешно добавил: — Шутка! Тебя ж не было. В следующий раз непременно возьму.
    — Обещаешь?
    — Слово сэра Бада!
    — А что там было, расскажи, что?
    — Если верить Теду Димаджо, скоро дамы перестанут носить белье и будут щеголять по улицам в колготках со спущенными петлями и длинных платьях с вырезами ниже талии спереди и сзади. А ты чем порадуешь старика Бада?
    Сандра махнула рукой.
    — За такие задания надо приплачивать. «Сардинки», американский ответ на наших «Спайс Герлз».
    — О-о-о! — простонал Бад. — Все ясно, можешь не продолжать. Дурная копия со скверного оригинала.
    — Нет, ты послушай! Надо же мне кому-то поплакаться. Словарный запас скуден до неприличия: «Он такой душка!» — восемьдесят четыре раза за полчаса применительно к кому угодно, от Папы Римского до собственного менеджера; «Упс!» — шестьдесят два раза — выражает все, от изумления до возмущения; «Вы меня провоцируете!» — пятнадцать раз — произносится с трудом, иногда не с первого раза и по слогам. А в завершение интервью было строго-настрого велено передать со страниц газеты приветы мамочке, тетушке Эмми и собачке Санни, имена варьируются.
    — Не пойму только, чего ты ожидала, — пожал плечами Бад. — Не слишком ли ты много требуешь от «Сардинок»? Их дело ротики разевать под фанеру.
    — А мое — писать за них интервью?
    — Именно. А что самое интересное, напишешь, и классно. Но не сегодня. Сегодня тебе это противопоказано, слишком много будет желчи. Вот завтра остынешь и выдашь конфетку. Отгадай с трех раз, что ты делаешь сегодня вечером?
    — Дымлюсь, как вулкан Кракатау.
    — Ответ неудовлетворительный.
    — Оттягиваюсь у Тейта перед картинами Тернера. Магическая терапия.
    — Годится как первая часть программы. Ну напряги мозги!
    — Совершаю налет на отель «Сардинок» и лопаю их всех на ужин.
    — Каннибалка, — ухмыльнулся Бад и, выдержав паузу, объявил: — Ты идешь со мной в «Трэмп».
    — Уау!!!
    — А следовало сказать: «Упс!»
    Бад еле успел увернуться от просвистевшего над ухом дырокола.

    Дансинг-клуб «Трэмп» — одно из «горячих» местечек Лондона. Излюбленное место лондонской богемы, куда слетаются самые экзотические бабочки, которых только можно вообразить. И пускают сюда далеко не всех.
    Лучшей визитной карточкой служит лицо, узнаваемое по обложкам модных журналов. Среди завсегдатаев рок-звезды, киношники со всего мира, художники, авангардные модельеры и их модели в умопомрачительных туалетах, которые смотрятся особенно эффектно в интерьере «Трэмпа», изысканно стилизованного, в соответствии с названием клуба, под бродяжий притон.
    У дверей заведения вечно толкутся папарацци, вооруженные микрофонами, камерами и парой-тройкой каверзных вопросов. Достаточно просто появиться здесь, чтобы привлечь к себе внимание «желтой» прессы.
    Обычно к одиннадцати часам в клубе яблоку уже негде упасть. Два внушительных цербера в дверях стоят насмерть. Исключение они, наверное, сделали бы только для звезд ранга Мадонны или Александра Маккуина. Но для Бада заветный Сезам был всегда открыт. В свое время его публикации помогли начинающему заведению раскрутиться, а кроме того Бад привел ди-джея Мекки-Ножа, который в отличие от брехтовского героя с законом в конфликт не вступал и самозабвенно лупил палочками в затрапезной рок-группе.
    Поразительные познания в музыке и безошибочное чутье на вкусы публики быстро снискали ему славу местной достопримечательности. Без Мекки-Ножа «Трэмп» не состоялся бы. Сверкая белоснежной сатанинской улыбкой, он восседал за пультом в потертой жилетке, надетой прямо на голое тело, и видавшем виды галстуке, болтавшемся на черной лоснящейся груди, в когда-то желтой шляпе на черных курчавых волосах. Власть его над людьми была абсолютной. Он манипулировал ими, как жонглер мячиками в цирке. Мог обрушить их в пучину рейва и заставить дергаться, как марионеток; обмотать, как мух, паутиной блюза; встряхнуть огненным рок-н-роллом, а потом заставить умирать от желания под чувственные звуки танго. Он мог все.
    За такое ценное для клуба приобретение Бад получил сполна, и не деньгами, нет. Все его знаменитые связи были родом из «Трэмпа». Он слыл здесь своим человеком, не говоря уже о постоянном столике и дармовой выпивке, которая тут стоила ох как немало. Иногда он приводил с собой Сандру, и она тоже успела кое с кем познакомиться.
    Сандра сидела за столиком, удобно расположенным в уголке, справа от трона ди-джея, и, неторопливо помешивая соломинкой ядовито-малиновое «Кампари» со льдом, обозревала зал. Мекки как раз взял тайм-аут и улизнул куда-то с Бадом. Официантки в коротеньких живописных лохмотьях, которые подчеркивали длину их ног, разносили напитки.
    «Трэмп» славился своими длинноногими курочками. Бад уверял, что их специально клонируют в секретной лаборатории в Шотландии, а страсти вокруг овцы Долли просто мыльный пузырь для отвода глаз. Глядя на этих девиц, Сандра была склонна верить его россказням.
    Гости плавно перетекали от столика к столику. Преувеличенно восторженные приветствия, поцелуи, комплименты с двойным дном и сплетни, сплетни, сплетни. Нормальный способ общения в мишурном мире, пронизанном жесточайшей конкуренцией и круто замешанном на зависти и интригах. Все эти красивые, уверенные в себе люди прекрасно знали цену своему успеху. Пока ты на коне, ты — царь и бог, но стоит лишь оступиться, и вокруг тебя моментально возникает вакуум. Телефон не звонит, папарацци не толпятся у порога, знакомые при встрече отводят глаза и торопятся улизнуть. Ты еще жив, но для окружающего мира все равно что умер. Так проходит земная слава, говорили умные римляне.
    Сандра успела насчитать с дюжину известных личностей, когда у входа в зал возникла необычная пара. Ослепительная молодая леди с роскошной гривой волос цвета воронова крыла и белоснежными, словно алебастровыми, плечами. Ее овальное личико с загадочными миндалевидными глазами и пухлым чувственным ртом сияло нежнейшим румянцем.
    Ее спутнику было лет шестьдесят. Оплывшая фигура, которую не спасал даже безукоризненный смокинг, лысый бугристый череп, мясистый нос и оттопыренные хрящеватые уши. Рядом со своей обворожительной спутницей он казался уродливым карликом. Красавица и чудовище.
    Зал как током прошило. Метрдотель ринулся к ним. Вновь прибывших мгновенно окружила солидная группа оживленно жестикулирующих и галдящих людей. Так и норовят отметиться, усмехнулась про себя Сандра. Еще бы! Сэм Зингер, знаменитый продюсер, и новая зажженная им звезда Делла Кори. Последний фильм Зингера как раз сейчас гремел по Европе. Сборы за первую неделю показа составили пять с половиной миллионов фунтов, не в последнюю очередь благодаря Делле. Она была удивительно естественна на экране и поражала редким сочетанием почти детской невинности и изощренной женственности.
    Секс-символ с лицом ангела.
    Эх, вздохнула про себя Сандра, раскрутить бы их на интервью, но об этом можно только мечтать. Она уже пробовала достать парочку через пресс-секретаря Зингера, но ее вежливо отшили. Она и сама понимала, что погорячилась. Кто она вообще такая? Но, может быть, у Бада получится. Куда он, кстати, пропал?
    — Ишь, как возбудились, шакалы! — донесся из-за соседнего столика язвительный женский голос. — Как их всех на дешевку тянет.
    Сандра, осторожно повернув голову, увидела крашеную блондинку, находившуюся явно не в лучшем расположении духа. Сандру поразил презрительный излом щедро намазанного яркой помадой рта.
    — Ну, дорогая, я бы не сказал… — промямлил спутник дамочки.
    — Да ты хоть знаешь, где он ее откопал?!
    Сандра вся обратилась в слух, продолжая между тем осматривать зал в поисках Бада.
    — И где же?
    — В Гамбурге. Она там снималась в дешевой порнухе.
    — Подумаешь! Многие так начинали. Ты сама, помнится, не гнушалась «Плейбоем».
    — «Плейбой» это стильно, болван. А тут… Стелются перед дешевой шлюшкой.
    Ага, вот и Бад. Сандра увидела, как он ужом вывинтился из толпы и буквально прилип к Зингеру, свободной рукой отчаянно сигналя Мекки-Ножу: мол, подойди. При виде Мекки надменное лицо Зингера расплылось в улыбке. Он отечески потрепал ди-джея по плечу и, величественно кивнув Баду, отчалил к своему столику, где уже томилась Делла.
    Наблюдая сейчас за Бадом, который по инерции еще стоял в позе просителя — голова вытянута вперед, спина колесом, — Сандра безуспешно пыталась подавить вынырнувшую из глубины души брезгливость. Недаром все-таки их профессию называют второй древнейшей! Барахтаться на спине перед сильными мира сего, вымаливая минутку внимания, подглядывать в замочную скважину, собирать слухи, а потом вываливать добычу на страницы газет. И все ради чего? Чтобы удовлетворить нездоровое любопытство публики.
    Она готова была побиться об заклад, что Бад только что запродал Мекки-Ножа на какую-нибудь вечеринку у Зингера. А ведь Мекки из принципа ни в каких частных тусовках не участвовал. «Не хочу идти по рукам», — так он говорил.
    Вернулся Бад, сияя, как новенький десятипенсовик, за ним плелся хмурый Мекки.
    — Вот так, Финч. Пока ты тут мои колготки просиживаешь, я уже застолбил Зингера с его красоткой на тридцать минут интервью.
    — Он тебя хоть поблагодарил? — спросила Сандра Мекки.
    Тот подмигнул ей.
    — Нет еще, и, кажется, не собирается.
    — Старик, — встрепенулся Бад, — ты же знаешь, за мной не заржавеет. Не первый год знакомы.
    — Кто ж их считает, — философски заметил Мекки. — Ладно, ребята, я пошел. Народ уже совсем остыл. — Шутливо взъерошив Сандре волосы, Мекки вразвалочку отправился за пульт.
    — Учись, Финч, пока я жив. Зингер согласился беседовать только с Родом Джонсоном с Би-би-си, Гвендолин Марти из «Сан-ревю» — улавливаешь уровень? — и с твоим покорным слугой. «Что такое «Уик-энд миррор»? Никогда не слышал. Ага, Бад Стайнс. Надо запомнить». Так, крошка, делается имя.
    — Нимб не давит? — ехидно осведомилась Сандра, поневоле, однако, заражаясь его энтузиазмом. — И не смей называть меня крошкой. Хватит с меня и Финча.
    — Хорошо, дылда.
    — Бад, ты все-таки прелесть! На тебя невозможно долго дуться.
    — Ага, призналась! Сидела здесь, умирала от зависти и лапкой трясла, как брезгливая кошка. «Фи, как он унижается, как прогибается, гадость, гадость!»
    Сандра не удержалась и прыснула. Бад вдруг посерьезнел. Глаза потемнели, брови сдвинулись в ниточку.
    — Вот что я тебе скажу, Финч, только не перебивай. Мы с тобой журналисты. Нам платят, чтобы мы сообщали людям то, что они хотят услышать. А чтобы они услышали то, что слышать не хотят, платим мы, и подчас дорого. Чтобы быть услышанным, нужно имя, и за это я готов ползать перед кем угодно. Ты поняла меня?
    У Сандры комок встал в горле, глаза защипало от подступивших слез. Ведь Бад говорит о ее отце. Александр Финчли тоже хотел сообщить людям что-то такое, что не предназначалось для их ушей, и заплатил за это жизнью.
    — Бад, мой отец…
    — Дамы и господа, друзья, — раздался в динамиках хрипловатый голос Мекки-Ножа. — Пауза слишком затянулась. Займите свои места и пристегните ремни. Самое время поразмышлять о любви. Мне тут пришла в голову одна композиция. Я назвал ее «Делла».
    — Умница! — шепнул Сандре Бад.
    Мекки присел к синтезатору, пробежал пальцами по клавишам. И полилась мелодия, нежная, переливистая, странная, из тех, что проникают прямо в сердце. Чистая, как первое объяснение в любви. Чародей Мекки. Сандра с трудом оторвала от него взгляд и посмотрела в зал. На лицах людей появилось что-то новое, не замеченное ею прежде, словно раздвинулись невидимые шторки, и на поверхность вышла красота, надежно запрятанная от посторонних глаз, оттого и не запачканная ничем.
    Мекки взял последний аккорд, который долго еще летал под сводами зала. Никто не пошевелился, не вздохнул.
    — Уап! — рявкнул Мекки. — Твистанем-ка на манер пятидесятых!
    И он врубил такую оглушительную музыку, что у Сандры уши заложило. Народ ринулся на площадку. Сандра вцепилась в стул, чтобы ее не смели страждущие «твистануть».
    Из круговерти танцующих вынырнула высокая фигура, туго затянутая во что-то кислотное, желто-зеленое, вот-вот переломится в талии. На гладко выбритой голове около уха извивалась вытатуированная черная змейка.
    — Снуки! — ахнула Сандра. — Убила, наповал.
    Снуки была манекенщицей, любимицей авангардных модельеров вроде Теда Димаджо. Экстравагантная, неутомимая экспериментаторша, она воплощала собой сумасбродный дух девяностых. Рэйв-культура, кислота и Снуки удачно нашли друг друга.
    Снуки присела за столик и скосила на Сандру подведенный до самых висков желтым и оттого кажущийся клоунским глаз.
    — Привет, птенчики! Как вам мой новый и-имидж?
    — Отпад! — простонал Бад. — Удар ниже пояса.
    — Я не нарочно метила в это место, Бад, — кокетливо пропела Снуки. — Оно тебе еще пригодится. Или ты безнадежен?
    — Проверим?
    — В другой раз. Где ты выкопала этот костюмчик, Финч? Не иначе в бабушкином сундуке. Там еще много осталось?
    — На мой век хватит.
    — Эй! — Снуки просигналила официантке. — «Отвертку» мне! И пожелтее! Пью только то, что подходит по цвету, — пояснила она Сандре. — И не вздумай мне железяку приносить!
    — О чем речь? — осведомился Бад.
    — Мекки сострил в прошлый раз. Заказываю «Отвертку», а мне на подносе суют штуковину эту железную. Народ рыдал.
    — Девочки, я вас оставлю на минутку, — сказал Бад, вставая.
    — Иди, иди, не соскучимся. — Снуки отпустила его королевским жестом. — Но не возбухай, если место будет уже занято.
    Сандру давно не коробила подобная манера изъясняться. Привыкла. Кроме того, грязные забористые словечки в исполнении Снуки звучали естественно и совсем не вульгарно. А может быть, сама она была так виртуозно вульгарна, что вульгарность ее воспринималась как стиль. «И-имидж», иначе говоря. Сандра так выражаться не умела и не пыталась научиться.
    Снуки занялась принесенной официанткой «Отверткой» — коктейлем из водки с апельсиновым соком. Соломинка так и норовила выскользнуть из немыслимо длинных ногтей, выкрашенных золотым лаком. Вскоре поединок наскучил Снуки, и, вытащив соломинку, она отхлебнула прямо из бокала.
    — Классный у тебя визажист, — сказала Сандра, рассматривая ее боевую раскраску. — И загар прямо как настоящий.
    — А он и есть настоящий.
    Снуки почему-то понизила голос. По ее вдруг заблестевшим глазам Сандра поняла, что сейчас услышит рассказ об очередном захватывающем приключении, до которых Снуки была большая охотница.
    — Белая вилла в окрестностях Реджо-ди-Калабриа. Пальмы, магнолии и…
    — Итальянский граф с волнистыми волосами и маслинами вместо глаз?
    — Граф, это точно, но родной, английский. Рост шесть с лишним футов, ни унции лишнего веса, грация леопарда.
    — Как патриотично!
    — Будешь насмехаться, ни слова больше не скажу!
    Но этого Сандра как раз опасалась меньше всего. Снуки так и распирало от желания поделиться впечатлениями.
    — Такого со мной еще не было. Он меня попросту похитил. Увел прямо с подиума, я даже разгримироваться не успела. Не лично, конечно, подослал камердинера с запиской. Вывел меня чуть ли не под чадрой через служебный вход, погрузил в лимузин и по газам. Что? Куда? Оказалось, в аэропорт. Там уже самолет под парами. Четыре дня безумия и обратно. Поцелуй в темечко, кольцо с офигенным сапфиром и настоятельная просьба не болтать. До сих пор в себя прийти не могу.
    — Мда, размах. А где кольцо?
    — Дома, в сейфе. Музейная вещь. Все, больше ни слова.
    — Темнишь. А был граф-то? Или, может, глюки одолели?
    — Сказала б я тебе… Он без пяти минут женат. А от таких глюков я согласна всю жизнь тащиться.
    — Полуженатые графы таких номеров не откалывают.
    — Этот все может. Держись за стул. — Снуки приблизила губы вплотную к уху Сандры и шепнула: — Грегори Мортимер. Что, съела?!
    Она торжествующе смотрела на Сандру, которая буквально потеряла дар речи. Вот это да! Грегори Мортимер, будущий граф Рэдклиф, потомок одного из древнейших родов Англии, неутомимый плейбой и красавец, известный тем, что ни разу не согласился на встречу с журналистами. Ни одного интервью или заявления для прессы, а уж донимали его дай Бог каждому! Всю его жизнь покрывала завеса тайны.
    Охочая до скандалов публика вынуждена была довольствоваться слухами и сплетнями.
    С год назад, например, в прессу просочились сведения, что молодой Мортимер обручился с Барбарой Торрингтон, фарфоровой красавицей и наследницей гигантского состояния, но, как и все остальные, этот слух ничем подтвержден не был.
    Вот он, мой долгожданный шанс! — ликовала Сандра. Свое первое интервью Мортимер даст мне, никому не известной Сандре Финчли из «Уик-энд миррор». Это будет бомба, и она разорвется у всех на глазах!
    Сандра живо представила себе, как явится к этому денди, — деловая, собранная, в строгом костюме, с блокнотом. Нет, с диктофоном, техника всегда создает особое настроение. Сначала тактично, а потом более жестко намекнет, что располагает информацией о его итальянских каникулах с некоей манекенщицей. Надо будет придумать достойную версию, чтобы Снуки не пострадала за свой длинный язычок. Мортимер, конечно, станет юлить и упираться, прикидываться невинной овечкой, метать громы и молнии, но она будет тверда и непреклонна. Вцепится в него бульдожьей хваткой.
    Сандра тут же представила себя мускулистой собачкой, треплющей за штанину упирающегося Мортимера. Урчание, визг. Не очень-то привлекательная картина. Но с какой стати она должна церемониться? Он, похоже, с людьми не особо считается. Испорченный, избалованный аристократишка, пользуется людьми, как удобными вещами. Так почему бы и ей, Сандре, не попользоваться им?
    — Ты что притихла? — Снуки тронула ее за локоть. — Прикидываешь, как повыгоднее сбыть мою информацию?
    Сандра, не ожидавшая от приятельницы подобной прозорливости, удивленно взглянула на Снуки.
    — Догадливая.
    — А то! Как думаешь, почему я именно тебе все рассказала? Не возражаю, если моя история появится на страницах твоей дрянной газетенки. Милой паиньке Снуки никакая реклама не повредит.

    Жалюзи на окнах в кабинете главного редактора «Уик-энд миррор» были, как всегда, приспущены. Он предпочитал принимать посетителей в полумраке, чтобы не так заметны были красные прожилки на длинном тонком носу — неизбежная расплата за любовь к пиву. Многие англичане платили эту дань обожаемому национальному напитку.
    Джону-Ковентри Смиту было пятьдесят четыре года. Когда немцы в сороковом году разнесли в пух и прах город Ковентри, его еще и в помине не было на свете, но само событие произвело такое неизгладимое впечатление на его мать, что она добавила название города к имени своего первенца, при этом вполне здраво рассудив, что Джонов Смитов на земле пруд пруди, а вот Джон-Ковентри уж точно будет один.
    Завидев Сандру, он пригладил уже почти несуществующие волосы на макушке и жестом пригласил подчиненную сесть. Сандра опустилась на краешек стула, приняв позу примерной ученицы, и преданно уставилась на босса. Первой начинать разговор не полагалось.
    Смитти выдержал паузу и, наконец обратив на нее водянистые, обманчиво невыразительные глазки, спросил:
    — Что с интервью «Сардинок», мисс Финчли?
    — Готово, сэр.
    Смитти приподнял кустистые брови.
    — Шустро. Покажите.
    Сандра протянула ему папку. Смитти зашуршал бумажками. Взгляд его сразу стал цепким и сосредоточенным. Профессионал. От такого ничего не скроется.
    — Недурно. Можете получить надбавку за срочность. Пойдет в следующий же номер на первую полосу. Изрядно попотели?
    — Пришлось. Практически все сочинила сама.
    — Американки… — Он многозначительно выговорил это слово, будто подвесил на веревочке, потом смахнул решительным жестом руки. — Мда… Что с них взять. Над заголовком подумайте, нужно что-то более броское. «Десант американских «Сардинок» в британских территориальных водах». В этом роде.
    — Может, так и озаглавим?
    Смитти со скучающим видом пожал плечами: мол, пользуйтесь, мне не жалко. Глаза его вновь поблекли, словно подернулись пленкой. Он уже думал о чем-то другом и будто позабыл о Сандре. Но она не торопилась уходить.
    — У меня тут возникла одна идея. Что бы вы сказали, если…
    Смитти удивленно посмотрел на нее, как если бы стена вдруг заговорила. «Вы еще здесь?» — явственно читалось в его глазах. Но Сандра твердо вознамерилась довести дело до конца.
    — Что, если бы я попробовала взять интервью у Грегори Мортимера? — выпалила Сандра на одном дыхании.
    Смитти снисходительно фыркнул. Так большая, умудренная опытом собака ставит на место зарвавшегося щенка.
    — Чушь. Потеря времени.
    — А если бы у меня получилось, вы бы тоже фыркнули? — с жаром воскликнула Сандра.
    И тут же осеклась, но было уже поздно. Слово, как известно, не воробей. Сейчас босс сделает из нее сливовый пудинг.
    — Может, и фыркнул бы, но совсем в другом смысле, — неожиданно миролюбиво заметил Смитти. — Это просто юношеская самонадеянность, или вы знаете что-то, чего не знаю я?
    — Второе. Так я могу попробовать?
    — Дерзайте. Но учтите, в случае чего редакция вас прикрывать не станет.

    — Грегори, не пора ли нам подумать о том, где мы будем жить после свадьбы?
    Барбара Торрингтон, Бэби — с легкой руки ее матери, леди Камиллы, — миниатюрная блондинка с кукольным личиком и восхитительно бело-розовой кожей, изящно отставила недопитую чашку чая и выжидательно посмотрела на собеседника.
    Ее можно было бы назвать типичным образцом английской красоты, если бы такое понятие еще существовало. Она будто сошла с полотен Гейнсборо: изящная, хрупкая, холодно-отстраненная, настоящая фарфоровая статуэтка, украшение для каминной полки. Бэби напоминала Мейбл Чилтерн из «Идеального мужа» Уальда, но, чтобы соперничать с этой леди, ей не хватало живости и остроты. Бэби невозможно было представить в джинсах и бейсбольной кепке. Куда уместнее она смотрелась бы в амазонке верхом на лошади. «О Бэби! Само совершенство!» — восклицали в один голос знакомые, и это звучало как приговор.
    «Счастливчик» Мортимер, которому предстояло вскоре обладать этим сокровищем на правах мужа, сидел напротив, вытянув длинные ноги, и счастливым вовсе не выглядел. На его породистом удлиненном лице застыла скучающая маска, серые глаза были непроницаемы, губы под тонкими светлыми усиками иронично изогнулись.
    — Ты не ответил на мой вопрос. Не пора ли нам…
    — А ты считаешь пора?
    — Естественно, а заодно и назначить день свадьбы. Мы помолвлены уже почти год и…
    — …Вполне можем подождать еще немного.
    — Зачем?
    — Это серьезный шаг, и спешка здесь неуместна, — отчеканил Грег.
    Барбара едва заметно повела плечами. Это непроизвольное движение и метнувшиеся к переносице брови выдавали охватившее ее раздражение. В остальном же она оставалась спокойной и невозмутимой.
    — У тебя был целый год, чтобы привыкнуть к мысли о женитьбе, — холодно заметила она. — Не говоря уже о том, что вопрос этот был решен, когда мы оба были детьми. Или ты забыл?
    Забыл? Как же! Мальчик в бархатном костюмчике и крошечная девочка в кружевном платьице. Глянцевые белокурые локоны вокруг кукольного личика.
    — Познакомься, Грегори, это Бэби Торрингтон.
    — Она такая красивая, папа, как на картинке.
    — Лучше. Хотел бы ты иметь такую жену?
    — О да!
    — Браво, Грегори! Ты — настоящий Рэдклиф.
    Его прямо распирало от гордости, когда он слышал эти слова. Настоящий Рэдклиф, согласитесь, звучит великолепно. Но то, что это означает, великолепно вдвойне: гордый аристократ, потомок древнего рода, оплот и генофонд доброй старой Англии, гибнущей под натиском плебеев и иммигрантов.
    Грегори гордо нес эту ношу на своих плечах, не подозревая до времени, как она тяжела. Пока не встретил Эмми. Он тогда учился в Итоне, привилегированном колледже для юношей из аристократических семей. Хотя «учился» — это сильно сказано, больше потрясал всех своими спортивными достижениями. Учеба и дальнейшая карьера его мало привлекали. То ли дело теннис или поло, тут ему не было равных. Гордость колледжа, бессменный чемпион.
    Они познакомились в книжном магазине, в который Грег забрел в отчаянной надежде найти нужную для экзамена по истории книгу. Шустрые однокашники уже опустошили библиотеку колледжа. До экзамена оставалось всего полтора дня, и книгу нужно было добыть во что бы то ни стало. Поло, конечно, много значит в жизни человека, но экзамены иногда тоже надо сдавать.
    Он бесцеремонно оттер от прилавка паренька в джинсах и безразмерной клетчатой рубахе и выпалил прямо в лицо миловидной продавщице, присовокупив свою самую обворожительную улыбку:
    — Скажите, у вас есть «Век королевы Виктории» Мэнсфилда?!
    Над его ухом раздался мелодичный смех, будто зазвенели сразу сто хрустальных колокольчиков.
    Грег изумленно обернулся. На него смотрела пара убийственно васильковых глаз. Парень, которого он оттолкнул, оказался девушкой с лицом симпатичнейшей лисички. Незнакомка, тряхнув длинными русыми волосами, обратилась к продавщице:
    — Видишь, Джейн, когда экзамен на носу, даже итонские снобы теряют лицо.
    — С чего ты взяла, что я сноб?
    — У тебя на лбу написано, что ты тупой богач, — ответила она, забавно сморщив носик.
    — Ошибаешься. — Грег готов был на все, чтобы заполучить чертову книгу. — Я бедный и талантливый.
    — Это я бедная и талантливая, поэтому и забрала последний экземпляр.
    Она стянула с плеча рюкзачок и извлекла оттуда вожделенную книгу. «Век королевы Виктории», Энтони Мэнсфилд, его спасительная соломинка.
    — Джейн, а если пошарить в закромах? — Грег умоляюще посмотрел на продавщицу, но та только пожала плечами.
    — Сожалею.
    — Слушай, — обратился Грег к незнакомке, хватаясь за кошелек. — А что, если я перекуплю ее у тебя?
    Она звонко прищелкнула языком.
    — В твоем возрасте, сноб, пора бы знать, что не все продается. — И тут же рассмеялась, глядя на его расстроенное лицо. — Ладно, не кисни. Предлагаю сделку. Ты покупаешь мне ланч, а я соглашаюсь обсудить интересующий тебя вопрос. Идет?
    Кончилось тем, что к экзамену они готовились вместе. Результат превзошел все ожидания. Грег получил чуть ли не первую в своей жизни пятерку и отчаянно влюбился.
    Эмми была родом из Рединга, где ее отец держал бакалейный магазинчик. С огромным трудом он накопил денег и отправил единственную дочку учиться в колледж. Средств, впрочем, вечно не хватало, и Эмми в свободное время подрабатывала официанткой в баре. Она была независима, резка в суждениях и нещадно издевалась над Грегом, высмеивая его «дремучие», как она выражалась, принципы, вдолбленные в него с детства.
    — Вот ты считаешь себя хозяином жизни, Морти, — говорила она, поблескивая васильковыми глазами и будто не замечая его влюбленного взгляда. — А чем ты доказал свое право на это? Ты и в Итон-то попал благодаря громкому имени и еще потому, что в поместье твоего папочки деньги на кустах растут. Сам-то палец о палец не ударил.
    — Слушай, Эмми, если ты считаешь меня таким идиотом, то зачем встречаешься со мной?
    — Мне нравятся твои аристократические руки. Считай, что это мелкобуржуазный комплекс.
    Она была так не похожа на девушек его круга, так непредсказуема, что Грег не знал, как к ней подступиться. Побаивался ее острого язычка, мучился и никак не мог понять, как она на самом деле к нему относится.
    Ко всему прочему Эмми оказалась еще и ярой гринписовкой. Однажды Грег застал ее за сборами.
    — Едем с ребятами в Торнбул пикетировать атомную станцию, — объявила Эмми. — По имеющимся сведениям, там не все ладно. Еще, чего доброго, устроят нам второй Чернобыль. Ты про Чернобыль-то слышал, Морти? Или это не на твоей планете?
    — Возьми меня с собой, — неожиданно для себя попросил Грег.
    — Хм. — Эмми взглянула на него с интересом. — Растешь над собой.
    Все произошло очень быстро. Пикетчики едва успели развернуть свои плакаты и пообщаться с журналистами, которых, естественно, известили заранее, как прибыла полиция.
    Сначала гринписовцам вежливо предложили разойтись и не создавать беспорядков у важного государственного объекта. Когда же они категорически отказались, бобби взялись за привычное дело, а именно: стали хватать, тащить и запихивать в машины. Грегу показалось, что он присутствует на тщательно отрежиссированном шоу, где все исполняют заранее отведенные роли. Пикетчики вырывались и кричали, журналисты щелкали камерами, а полицейские делали суровые, каменные лица. Было даже забавно.
    Но когда дюжий констебль схватил Эмми за волосы и потащил ее, визжащую и отбивающуюся, за собой, Грег не выдержал и съездил ему по физиономии. Не дожидаясь возмездия, он затолкал Эмми в свою машину и рванул с места, благоразумно оставив поле битвы.
    — Мерзавцы! — бушевала Эмми. — Скоты! И это демократическая страна! Стоит только зацепить наше поганое правительство, и они готовы измордовать кого угодно. Зачем ты увез меня? Я бы еще сделала заявление для прессы.
    — Ага, из-за решетки и с разбитым носом, — пробормотал Грег и, загнав машину на обочину, заглушил мотор.
    — Только так и можно…
    Он внезапно привлек ее к себе и поцеловал прямо в разъяренные горячие губы. Грег ожидал отпора, пощечины, чего угодно, но Эмми уже сама целовала его, так же неистово, как только что обличала правительство. Тесное пространство машины словно расширилось, вместив их разгоряченные тела, жаждущие слиться, раствориться друг в друге.
    — Почему ты ждал так долго? — спросила Эмми, водя пальчиком по его груди.
    — Боялся гневной отповеди.
    — Трусишка! А я так хотела увидеть тебя без одежды.
    — Могла бы намекнуть.
    — Есть вещи, которые мужчина должен делать сам.
    — Даже в твоем эмансипированном мире?
    — Даже в нем. Особенно в нем, Грегори.
    Она впервые назвала его по имени. До этого был и «сноб», и «Морти», но никогда — «Грегори». Привычное с детства имя прозвучало совсем особенно в устах Эмми, очень-очень нежно и печально.
    — Теперь мы всегда будем вместе, и не нужно будет никаких намеков.
    — Дурачок! — Она взъерошила его волосы ласковым, почти материнским жестом. — Неужели ты и вправду думаешь, что нам позволят?
    — Ерунда!
    Но она, как всегда, оказалась права. На следующее утро все газеты пестрели их фотографиями. Впечатление создавалось такое, что, кроме него и Эмми, в акции протеста больше никто не участвовал. «Будущий граф Рэдклиф пикетирует Торнбульскую атомную станцию». «Грегори Мортимер спасает подружку от полицейских». «Девушка Грегори Мортимера, кто она?»
    Отец примчался в тот же день. Грег был готов к любым неожиданностям, но только не к этой встрече.
    — Кто она? Отвечай! — кричал, брызжа слюной, безупречно воспитанный граф Рэдклиф, тряся отпрыска за плечи.
    Никогда еще Грег не видел отца в такой ярости.
    — И ты вообразил, будто я допущу, чтобы в жилах моих внуков текла кровь бакалейщика?! Чудовище! Как ты мог даже прикоснуться к ней?!
    — Но, папа, ты ее совсем не знаешь…
    — И не желаю! А будешь упираться, отменю твое содержание и лишу наследства, так и знай! Всю жизнь будешь ишачить грузчиком в магазине ее папочки, и это в том случае, если твоя пассия согласится выйти замуж за нищего, в чем я сильно сомневаюсь. Кому ты нужен без денег?
    Отец увез его на следующий же день. Грег так и не увидел больше Эмми, не попрощался с ней, не объяснил, что именно произошло. Ему было тогда всего двадцать лет, и весь его привычный, понятный, комфортный мир вдруг в одночасье рухнул. Так, по крайней мере, ему тогда казалось.
    Спустя десять лет Грег оглядывался на пройденный путь с язвительной усмешкой. Ему удалось по-своему поквитаться с отцом за нанесенное оскорбление. Грег занялся методичным прожиганием жизни. Оголтелые кутежи, экстравагантные выходки, красивые доступные женщины, падкие до денег и роскошной жизни, бешеный вихрь развлечений и удовольствий. Он нарочно не давал себе роздыху, чтобы, не дай Бог, не остановиться, не оглядеться по сторонам, не задуматься ни на минуту. Друзья на час, любовницы на уик-энд, никаких привязанностей, невыразимая легкость бытия. И пустое, никем не занятое сердце. Грег мог бы воскликнуть вслед за Франсуа Вийоном: «Как счастлив тот, кто не влюблен!»
    Тяготила только финансовая зависимость от отца. Старик сдержал слово и ни в чем его не ограничивал, но напряженность день ото дня нарастала. Женитьба на достойной кандидатке могла бы решить эту проблему: Грег сразу же получил бы солидную часть семейного состояния. Бэби Торрингтон подходила для этой цели наилучшим образом.
    Глядя сейчас на ее плотно сжатые губы и решительный маленький подбородок, он никак не мог представить, что изо дня в день будет просыпаться в одной кровати с этой женщиной, которую будут называть графиней Мортимер и которая будет иметь на него неоспоримые права. Непостижимо!
    — Зачем тебе такой муж, как я, Бэби? Гуляка и мот.
    Она скользнула по нему холодным взглядом, в котором явственно читалось: «У меня не разгуляешься». Губы раздвинулись в улыбке, но глаза оставались колючими.
    — Я буду хорошей женой, Грег. Нелюбопытной.
    — Верю. Ты даже не спросила, где я пропадал всю прошлую неделю.
    — Тебя это задевает?
    — Не особенно.
    — Вот и отлично. — Бэби взглянула на свои ручки с отшлифованными ноготками, аккуратно сложенные на коленях. — Твои похождения меня не интересуют, до определенной черты. Все эти модельки и актрисули, равно как мои тренеры по теннису и шоферы, в счет не идут. Это не люди, а обслуга. Даже элегантнейшая леди Ди, само совершенство, не устояла перед своим инструктором по верховой езде.
    — Она умерла, Бэби. Пора бы оставить ее в покое, — буркнул Грег.
    — Ах-ах, как сентиментально! — с притворным вздохом заметила Бэби.
    Однако милая перспектива меня ожидает, подумал Грег. Делить жену с шофером! Похоже, Бэби Торрингтон полна сюрпризов. Сколько их еще у нее в рукаве? Выяснять, однако, не хотелось.
    Тягостный разговор неожиданно прервал лакей.
    — К вам посетительница, сэр.
    — Ты не сказал, что кого-то ждешь, — раздраженно ввернула Бэби.
    — Журналистка, сэр. Александра Финчли. Говорит, что ей назначено.
    — Да-да-да! Совсем забыл. — Грег для пущей достоверности хлопнул себя по лбу. Все, что угодно, лишь бы избавиться от Бэби хоть на сегодня. — Извини, дорогая, дела.
    — Журналистка? — Бэби озадаченно сдвинула брови. — Что-то новое. Ты же никогда…
    — Нет правил без исключений. Я позвоню тебе.
    Грег подал ей перчатки и проводил до дверей. Уфф!
    — Проси!

    Сандра сидела в просторном холле, с любопытством осматриваясь и ожидая дальнейшего развития событий. Сейчас ее, несомненно, будут выпроваживать под каким-нибудь удобоваримым предлогом. Странно, что вообще на порог пустили. Ну, на этот случай у нее припасено несколько домашних заготовок. Например, падение в обморок с последующим прорывом к вожделенному объекту по имени Грегори Мортимер. Само падение она тщательно отрепетировала. Получалось неплохо.
    Холл впечатлял своей пустотой. Столик для почты, несколько стульев да пара картин на стенах, вот, в общем, и все. Короче, по интерьеру судить о хозяине дома нельзя. Ничего, доберется до внутренних покоев и тогда посмотрит. Чего она ожидала? Пещер Али-Бабы или стильного холостяцкого пентхауса?
    Голоса. Сандра замерла на стуле. Сейчас начнется. Дверь справа распахнулась, и мимо Сандры прошествовала миниатюрная блондинка в элегантном розовом костюме и шляпке. Стиль шанель, машинально отметила про себя Сандpa. Фарфоровые глазки мельком, но внимательно царапнули по ней.
    Сандра улыбнулась и кивнула. Она сразу узнала Барбару Торрингтон, готовилась все-таки к беседе, но ответной реакции не последовало. Барбара невозмутимо выплыла в дверь, предупредительно распахнутую лакеем.
    Ни дать ни взять — айсберг, подумала Сандра. Впрочем, ничего удивительного. Ее неожиданный визит вспугнул голубков. В голове сама собой сложилась первая фраза будущей статьи: «Ради встречи с нашим корреспондентом Грегори Мортимер даже прервал свидание со своей очаровательной невестой». «Даже» — это круто!
    — Прошу следовать за мной. — Лакей стоял перед ней с совершенно непроницаемым лицом. Похоже, такие лица здесь у всех. — Мистер Мортимер ждет вас.
    Грегори стоял посреди комнаты и вертел в руках визитную карточку.
    — «Уик-энд миррор», — прочел он, упирая на каждый слог. — Никогда раньше не слышал.
    Сандра смотрела во все глаза, еще не веря, что это действительно Мортимер. В жизни он был еще интереснее, чем на фотографиях. Ироничный прищур серых глаз, красиво очерченные губы, сильный подбородок — свидетельство незаурядного характера и высокий лоб, обрамленный светлыми волнистыми волосами. Сложен, как бог, и знает об этом. Каждое движение полно скрытой силы. И совершенно убийственный магнетизм, который заставляет забыть обо всем на свете, кроме его обладателя. С таким надо держать ухо востро.
    — Еженедельная газета для широкого круга читателей, — услышала Сандра собственный голос, показавшийся вдруг тусклым и невыразительным.
    — Ясно, — усмехнулся он. — Бульварная газетенка, специализирующаяся на стирке грязного белья светских львов и львиц. Виварий для сплетен. Чем обязан?
    — Нехваткой этих самых сплетен, — брякнула Сандра. Ему таки удалось вывести ее из оцепенения. — Подкиньте мне парочку, и я избавлю вас от своего присутствия.
    — Что ценю в людях, так это откровенность. Сами того не ведая, вы оказали мне услугу, так что я ваш должник. Долго быть в долгу я не привык, поэтому пользуйтесь случаем.
    Сандра, не ожидавшая такой покладистости и настроившаяся на длительную осаду, растерялась. Все заранее заготовленные вопросы враз вылетели из головы.
    — То есть вы готовы дать мне интервью? — недоверчиво уточнила она.
    — Как видите. Хотя у меня есть идея получше. Завтра рано утром я уезжаю в Йоркшир. «Уехать, уехать… Куда же ведет дорога? На Южную гору: в ней старое есть жилище», — процитировал он. — На самом деле это на севере, но Тао Юаньмин жил, как известно, до нашей эры, и не знал точно, где будет находиться Лайм-Парк.
    Лайм-Парк, выстрелило в мозгу Сандры, графство Йоркшир, родовое поместье Рэдклифов.
    — Не составите ли мне компанию? — непринужденно продолжал Грег. — Терпеть не могу путешествовать в одиночку. Заодно и зададите все свои вопросы.

    Когда Сандра, как всегда стремительно, ворвалась в. гостиную своего дома в Кенсингтоне, ее уже ждали. Марго сидела на полу в своей излюбленной позе, скрестив по-турецки босые ноги и прислонившись спиной к креслу. Поодаль во весь рост растянулся Бад. Они были всецело погружены в какую-то занимательную беседу, но при виде Сандры дружно вскочили.
    — Наконец-то! — выдохнула Марго. — Я прямо извелась от нетерпения.
    — Шишек много набила? — осведомился Бад, намекая на запланированный обморок.
    Он был полностью в курсе дела и даже дал несколько ценных советов, которыми Сандре, правда, так и не пришлось воспользоваться.
    — Ни одной! — Сандра торжествующе показала ему язык.
    — Судя по ликующей мордашке, девочку таки допустили к телу, — заключил Бад.
    — Угадал и не угадал, — пропела Сандра. — Если я не совсем еще утратила чутье, в холодильнике должна мерзнуть бутылка шампанского.
    — Да она просто шотландская борзая! Какой нюх! — воскликнула Марго. — Можно нести?
    — Неси!
    Бад долго и бестолково возился с пробкой. Наконец Сандра не выдержала и отобрала у него бутылку. Сухой негромкий хлопок, и белый дымок уже курился из горлышка, как джинн в сказках «Тысячи и одной ночи».
    — Вот вам плоды эмансипации и торжество стиля унисекс, — заметила Марго. — Девочки от мальчиков уже почти не отличаются ни прической, ни одеждой, ни даже духами, а шампанское даже лучше открывают.
    — Протестую! — воскликнул Бад, вспыхнув до корней волос, чем немало позабавил Сандру: она-то думала, что бывалого репортера вообще ничем не прошибешь. — Протестую! Нельзя судить о человеке по взаимоотношениям с бутылкой. Мало того что это будет поверхностное суждение, это еще и ущемление моих прав.
    За его ернической бравадой Сандра почувствовала неподдельное смущение. Может быть, все дело в присутствии Марго? Сандра уже не раз замечала: стоило Марго появиться, и Бад сразу преображался. Не хохмил напропалую, не размахивал руками, как ветряная мельница, вел себя сдержанно и с достоинством, даже будто становился выше ростом. И на всевозможные подначки да подколки реагировал неадекватно, вот как сейчас. Может, влюбился? Нет, вряд ли, у них разница в возрасте лет десять. Но уж очень похоже.
    Сандра искоса посмотрела на Марго. В ее глазах лучились теплые искорки. Надо же, знает! Все уже знает.
    — Рассказывай, — напомнила Марго. — Какой он?
    — Ммм… — Сандра на секунду задумалась. — Ослепительно хорош, но об этом вам говорить не надо. Все его видели. Очень естественный, никакого наигрыша. Прекрасно сознает силу своего воздействия на людей, но нисколько этим не кичится, по крайней мере, на первый взгляд. Да! Цитирует доисторических китайцев, но без помпы. Что еще? Ах да! Пригласил меня провести несколько дней в его поместье.
    — Что?! — в один голос воскликнули Марго и Бад.
    — Что слышали. «Родовое гнездо Рэдклифов: взгляд изнутри».
    — Застрелиться можно! — Бад очумело смотрел на Сандру, ероша пятерней шевелюру. — Как тебе это удалось?
    — Сама не знаю, — призналась она, хотя приврать и набить себе цену очень хотелось. — Я вообще ничего не понимаю. Сразу меня принял, поиздевался немного, а потом и предложил. И какая муха его укусила?
    — Если отбросить на минуту твой неоспоримый шарм, — заметила Марго, — то остается предположить, что зачем-то ему это нужно.
    — Он сказал, что не любит путешествовать в одиночку.
    — Детский лепет.
    — И я так думаю.
    Обе дружно посмотрели на Бада.
    — Ты у нас самый опытный в общении с сильными мира сего. Где здесь собака зарыта? — спросила Марго.
    — Трудно сказать. — Бад задумчиво прищурился. — Может быть все, что угодно, вплоть до того, что он сказал. На всякий случай не расслабляйся и жди подвоха.
    — Спасибо, подбодрил.
    — За тебя, малышка! — Марго подняла бокал. — За твою первую победу. Я очень горжусь тобой. И Алек… — Она оставила фразу незаконченной.
    — Виват, Финч! — Бад обнял Сандру за плечи и шутливо коснулся бокалом ее носа. — Потряси его там как следует.
    — Можешь не сомневаться, потрясу.
    — А где обитает наш аристократ? — спросила Марго.
    — Где-то в Йоркшире.
    Марго вздрогнула. Шампанское выплеснулось на ковер и расплылось бесформенным темным пятном.
    — Не надо, не езди!
    — Да что ты, Марго? Побледнела как смерть. Бад, принеси воды. Скорее!
    Марго слабо махнула рукой, и Сандра заметила, как дрожат ее пальцы.
    — Прости, Сандра. Я просто дура. Не могу спокойно слышать про это графство. Ведь Алек погиб в тридцати милях от Йорка.

    Выехали рано, когда еще только-только начало светать. Жемчужно-розовый, лиловый, пепельный туман стелился низко над землей, превращая дома в призраков, а деревья в причудливых драконов.
    Серебристая «ламборджини» Мортимера почти бесшумно мчалась сквозь туман, стремительно вспарывая его клубящееся брюхо своим изящным корпусом, словно клинком ножа.
    — Только не говорите ничего, — предупредил Грег.
    — Совсем?
    — Совсем. Знаю, это непросто, — заметил он с ироничной усмешкой, искривившей губы и тонкую, безупречно подстриженную линию усов. — Для вас, журналистов, просто пытка помолчать даже минуту. Но я не садист. Примите обет молчания ненадолго, пока солнце не взойдет.
    Сандра удивленно взглянула на спутника. Немой вопрос в ее глазах позабавил его чрезвычайно.
    — Так уж и быть, поясню. Это туман. — Грег мотнул головой в сторону окна. — Скоро он растает без следа. Надо ловить момент. Красиво, волшебно, словно ты — очарованный странник, бесшумная молния, мчащаяся сквозь вечность.
    — Не слишком ли романтично для тридцатилетнего плейбоя, — пробормотала Сандра и отвернулась к окну.
    Но раздражение, вызванное его насмешливым, снисходительным тоном, тут же улетучилось. Клубящийся за окном машины туман поглотил ее, оплел зыбкими нитями, полностью подчинил себе. Путники в серебристой капсуле, затерянные где-то в Туманности Андромеды или в Млечном Пути. Спидометр показывал уж совсем запредельную скорость. Редкие встречные машины проносились мимо, как метеориты.
    — Вам не кажется, что мы рискуем разбиться в лепешку? — осмелилась она подать голос.
    — Вся жизнь — сплошной риск, — процедил Грегори сквозь зубы. — Как вам история про человека, который никогда не покидал дом, опасаясь за свою жизнь, а когда на минутку вышел, попал под автобус?
    — Судьба? — предположила Сандра.
    — Вот и у нас судьба, никакой разницы.
    — Очень мило, что распространили свою судьбу и на меня.
    — Боитесь? — хмыкнул он.
    — Боюсь, — честно призналась Сандра.
    Мортимер опять погрузился в молчание, но скорость слегка сбросил.

    Перекусить остановились в Ноттингеме, старинном городе, овеянном легендами о Робин Гуде и о двух венценосных братьях, Ричарде Львиное Сердце и Иоанне по прозвищу Безземельный. Один всю жизнь положил, чтобы приумножить владения Англии, другой в одночасье все разбазарил. Такая вот парадоксальная семья.
    — Вы всегда так играете своей жизнью? — спросила Сандра, помешивая ложечкой ароматный чай.
    — Всегда, особенно когда еду встречаться со старым прохвостом, моим отцом, — был ответ.
    — Что-то вроде допинга. Понимаю. Не понимаю только, чем вам не угодил отец. — По тени, мелькнувшей по его лицу, Сандра поняла, что вопрос интервьюируемому неприятен. — Можете не отвечать, если не хотите.
    — Не хочу, но отвечу. Уж очень забавно, так и просится в вашу статью. Старикан здорово напугал меня однажды, давным-давно, я еще был желторотым щенком. Пригрозил лишить наследства и титула и оставить голенького, беззащитного, без пенса в кармане.
    Сандра не удержалась и хмыкнула, уж очень красочная рисовалась картинка.
    — Вам смешно?
    — Извините. Просто попыталась представить вас…
    — Голеньким? Или беззащитным?
    — И так, и этак.
    — Наверное, действительно смешно. Но тогда я перепугался до синевы, не знал еще, что титул и поместье являются неотчуждаемыми правами старшего сына.
    — Вы, разумеется, сделали что-то ужасное. — Сандра решила ковать железо, пока горячо, и воспользоваться неожиданной откровенностью Мортимера.
    — О да! Закрутил роман с дочкой бакалейщика.
    — Кошмар!
    — Вот и он так думал. Но что это мы обо мне да обо мне. Давайте о вас. С чего это вы решили, что я соглашусь говорить с вами? Моя позиция широко известна — никаких интервью. Ваш брат уже перестал меня донимать.
    — А, кстати, откуда такая неприязнь к журналистам? — Сандра попыталась ухватить ускользающую инициативу.
    — Потом расскажу. Может быть. Так почему?
    — Решила сыграть ва-банк.
    — Вот как. Вы меня разочаровываете. Мы же договорились о полной откровенности. Позволю себе высказать предположение, что привели вас ко мне излияния некоей экстравагантной девицы.
    «Упс!» — как сказали бы «Сардинки». Первый урок от аристократии и богемы. Когда тебе говорят: «Никому ни слова!» — нужно непременно тут же все рассказать.
    — Ну-ну, нечего хлопать ресницами. Вполне контролируемая утечка информации. Я знал, что кто-то клюнет, правда, не ожидал, что так скоро.
    — Значит, вы намеренно устроили эту эскападу со Снуки, чтобы история попала в газеты?
    — Вот вы и проговорились! — Серые глаза Грега удовлетворенно блеснули. — И заметьте, без всякого нажима с моей стороны.
    Сандра досадливо топнула ножкой. Надо же так по-глупому попасться!
    — Вы ей ничего не сделаете? — спросила она.
    — Ничего, деточка, я не серый волк. Я зарядил пистолет, и он выстрелил. Все произошло, как и должно было произойти.
    У Сандры появилось омерзительное чувство, будто ее, как марионетку, подергали за веревочки, и она, сама того не желая, сделала именно те движения, которые от нее ждали.
    — Вы пользуетесь людьми, как… как… — Она захлебнулась, так и не подобрав подходящего сравнения.
    — …Как презервативами, — закончил за нее Грегори. — Использую по назначению и выбрасываю.
    От возмущения у Сандры даже дыхание перехватило. Каков наглец! Возомнил о себе Бог знает что и куражится.
    — Тосты стынут, — напомнил он, щедро намазывая маслом хрустящий ломтик хлеба. — И апельсиновый джем совсем недурен.
    Он смотрел на нее и улыбался снисходительно, но без яда, и где-то даже тепло. Так смотрят на забавную неуклюжую зверюшку. Сандра попыталась взглянуть на себя его глазами. Красная от ярости и уязвленной гордости, всклокоченная, ощетинившаяся девчонка. Глупо, глупо! Так он совсем перестанет воспринимать ее всерьез, еще, чего доброго, отправит восвояси. Она должна быть раскованной, но сдержанной, слегка циничной и совершенно непробиваемой.
    У Марго был свой проверенный способ восстанавливать душевное равновесие. Сандра много раз пробовала его на себе. Помогало. Она глубоко вздохнула и, задержав дыхание, представила себя птицей, свободно парящей в сияющей лазури неба. Ей почему-то нравилось воображать себя соколом — свободной сильной птицей, высматривающей добычу.
    — Не надо копить в себе досаду, — сказал вдруг Мортимер. — Выскажитесь, облегчите душу.
    Никогда еще падение с небес на землю не было таким стремительным.
    — Так мы можем много до чего договориться, — выдохнула она.
    — Валяйте, мисс Финчли. Разгромите нахала.
    Сандра яростно сжала кулаки, но, натолкнувшись на его насмешливый взгляд, мгновенно остыла. Он просто играет с ней, подкалывает, как ребенка. «Жди подвоха, Финч», — услышала она предостережение Бада.
    — Предлагаю сделку. — Сандра нетерпеливо отбросила волосы со лба. — Откровенность за откровенность. Вы уже дознались о Снуки. Теперь ваша очередь раскрыть карты. Зачем я вам понадобилась?
    — Ццц, — прищелкнул языком Мортимер. — Какой у нас пошел деловой разговор! Но, если уж речь о картах, ваш расклад мне известен, а мой вам — нет, посему я могу блефовать сколько угодно. Думайте, а я пока пойду распоряжусь, чтобы заправили машину.
    Он ушел, и Сандра осталась за столиком одна. За окном неизвестно откуда набежали тучи, закапал ленивый мелкий дождичек, вполне под стать ее настроению. Они проделали уже больше половины пути, а ей так и не удалось ничего узнать. Или почти ничего.

Глава вторая
Лайм-Парк

    Когда они въехали на территорию поместья, неожиданно распогодилось. Тучи растаяли на горизонте, выглянуло солнце. Капли недавно прошедшего дождя переливались на листьях вековых лип ослепительными бриллиантами.
    Грегори сбросил скорость. Дома еще не было видно. Они медленно ехали по широкой, обсаженной липами дороге. Кое-где, высоко-высоко, ветви гигантских деревьев переплетались, образуя уютный зеленый туннель.
    — Сама природа приветствует вас в Лайм-Парке, — торжественно провозгласил молодой хозяин поместья. — Можете начинать восхищаться.
    — А это непременно надо делать? — спросила, надув губки, Сандра.
    Она никак не могла найти верный тон, и Мортимер, похоже, не собирался помогать ей в этом. Всю вторую половину пути он отмалчивался или вдруг начинал напевать сквозь зубы, чем ужасно раздражал Сандру.
    — Если у вас есть хоть чуточку вкуса и чувства прекрасного, то непременно, — заметил Мортимер, снабдив слово «если» изрядной долей сомнения. — Двенадцать тысяч акров первозданной нетронутой красоты. Дом был возведен в шестнадцатом веке, правда, потом несколько раз перестраивался. Внесен во все туристические каталоги и находится под охраной государства. В сезон, по воскресеньям, здесь не продохнуть от туристов. Потом всю неделю с паркета отскребают жвачку, а из газона вычесывают тонны оберток от сандвичей и пустых банок из-под пива. Чистка авгиевых конюшен ничто по сравнению с этим. И в следующее воскресенье история повторяется снова.
    — Отвратительно! А зачем вам все это надо? — полюбопытствовала Сандра.
    — Единственный способ не платить налоги. — Мортимер ехидно посмотрел на Сандру. — И нечего так хитро улыбаться. Наверное, уже и заголовок придумали, что-нибудь лихое и зубастое, как у вас это принято. — Он призадумался на минуту. — «Ловко устроился: граф Рэдклиф жирует в своем поместье, а налоги за него платят Томсоны и Симсоны». Можно добавить и Финчли.
    — Я могу его использовать или это интеллектуальная собственность? — невозмутимо спросила Сандра.
    — Мне, видимо, следует объяснить, что к чему, а то и вправду напишете какую-нибудь ерунду. По закону налоги на поместье существенно снижаются, если хозяева соглашаются открыть его для публичных посещений.
    — Вы зря стараетесь, — заметила Сандра. — Я в курсе дела.
    Разъяренный взгляд, который он метнул в нее, доставил Сандре неописуемое удовольствие. Один — один. Ей все же удалось достать его!
    Аллея тем временем кончилась, и они выехали к просторной лужайке, на которой вольготно раскинулся внушительный двухэтажный дом из серого камня, густо увитый плющом. Два ряда белых ионических колонн оживляли фасад. По бокам здания, как часовые, высились круглые башни.
    Беспрерывно сигналя, Грег подрулил к парадному входу. Словно разбуженные пронзительным звуком, разорвавшим тишину летнего дня, захлопали двери и окна. К машине подбежали два молодых человека в одинаковых темно-синих костюмах. Один склонился к окну машины, другой застыл поодаль, видимо, в ожидании поручений.
    — С приездом, сэр.
    Мортимер небрежно кивнул. Молодой человек предупредительно распахнул дверцу и помог Сандре выйти.
    — Выгрузите вещи. Сумку мисс Финчли отнесите в гостевую комнату в восточном крыле. Она свободна?
    — Да, сэр.
    Мортимер оставил Сандру на попечение лакеев и, шагая через две ступеньки, устремился к седому джентльмену, который с явным нетерпением поджидал его в дверях. На вид ему было лет шестьдесят, и напоминал он вышедшего на пенсию бухгалтера, не хватало только классических нарукавников. Глаза за стеклами очков подозрительно блестели, отвисшие гладко выбритые щеки расплылись в счастливой улыбке. Если это и есть «старый прохвост», то откуда такие эмоции, подумала Сандра.
    Еще один стремительный шаг длинных ног, и старик исчез из поля ее зрения в объятиях Мортимера, который, кажется, даже на секунду оторвал его от земли.
    — Мастер Грег, — услышала Сандра. — Наконец-то! Столько времени прошло.
    — Барнс, старина, какое, к черту, время! Я здесь и очень рад тебя видеть. А ты не меняешься.
    — Если бы… А вот ты изменился, с тех пор как был здесь последний раз, мой мальчик. — Старик отодвинул Мортимера на длину рук и осмотрел любящим повлажневшим взглядом. — Возмужал, вырос еще, что ли, не пойму. И эти усы…
    — Ну вот, ты еще и плакать вздумал. Что о нас подумает молодая леди? — Мортимер повернулся к Сандре. — Мисс Финчли, подойдите, пожалуйста. Я вас представлю.
    Сандра приблизилась.
    — Это Барнс, наш дворецкий. Научил меня всему, чему должен учить отец, даже объяснил, что такое поллюции. И очень вовремя, да, Барнс? — Мортимер шутливо ткнул его локтем под ребро.
    Морщинистые щеки Барнса слегка порозовели. Это было единственным проявлением смущения на его ставшем вдруг бесстрастным лице. Глаза из-под очков смотрели на Сандру сдержанно и даже слегка настороженно. При ближайшем рассмотрении он показался старше, ближе к семидесяти.
    — Прошу любить и жаловать, Барнс. Мисс Финчли, моя приятельница. Передохнем с дороги, и устроишь ей экскурсию по дому. Но, смотри, не сболтни лишнего. Мисс Финчли журналистка, еще ославит нас на весь свет.
    — Добро пожаловать в Лайм-Парк, — церемонно проговорил Барнс.
    — Я очень рада, мистер Барнс, — отозвалась Сандра.
    — Его сиятельство ждет вас в библиотеке, мастер Грег.
    — Ну что ж, не будем испытывать его терпение! — воскликнул Мортимер и, подхватив Сандру под локоть, повел в дом.
    — Как мне обращаться к вашему отцу? — шепнула Сандра.
    Длинные пальцы Мортимера больно стиснули ее локоть. Она еле-еле поспевала за его стремительным, размашистым шагом. И куда он так мчится? Буквально тащит ее за собой. Они миновали холл, взлетели по широкой мраморной лестнице и вступили в галерею с ажурным лепным потолком, сплошь увешанную портретами в золоченых рамах. Надменные джентльмены в напудренных париках и изящные дамы в кринолинах смотрели неодобрительно, досадуя на бесцеремонное вторжение. Сандра резко затормозила и выдернула руку из цепких пальцев Грега.
    — Что? Что такое?! — недоуменно вскричал он.
    Сандра сердито взглянула на него исподлобья, потирая покрасневший локоть.
    — И он еще спрашивает! Тащит за собой, как какую-нибудь тряпичную куклу, синяков наставил, да еще на вопросы не отвечает. «Добро пожаловать в Лайм-Парк!» Хорошенькое начало, ничего не скажешь!
    — Откуда синяки? Какие вопросы? — По изумленному лицу Грега Сандра поняла, что он сбит с толку. — О чем вы?
    — Вот! — Сандра поднесла свой злосчастный локоть прямо к его лицу. — Хоть сейчас снимай отпечатки ваших пальцев. К вечеру будут и синяки. Чудовище!
    — Это сделал я? — искренне удивился Грег.
    — А кто же? Может быть, Барнс?
    Грегори нагнулся и поцеловал покрасневшую кожу. Нежное прикосновение его губ было сродни электрическому разряду. Сандра вздрогнула от неожиданности и зарделась.
    — Так, с синяками разобрались, — деловито проговорил Грегори, будто не замечая ее смущения. — Теперь вопросы. Слушаю.
    Сандра в который раз почувствовала себя рядом с ним неуклюжей дурочкой. И как это ему удается ставить ее в идиотское положение?
    — Как… гхм… как мне называть вашего отца?
    — Ваше сиятельство, разумеется. Слышали, как сказал Барнс?
    Сандра кивнула.
    В библиотеке, просторном мрачноватом помещении, обшитом темными дубовыми панелями, царил полумрак. Неплотно задернутые портьеры почти не пропускали света. Сандру поразила классическая простота и незамысловатость интерьера, который словно сошел со страниц романов Диккенса или Теккерея. Бесконечные ряды полок, мерцающих потертым золотом книжных корешков, мраморный камин с чугунной решеткой и старинными часами, потемневшая бронзовая люстра на массивной цепи — все это дышало неподдельной седой стариной, покрытой патиной времени.
    Под стать комнате был и ее хозяин. Он сделал шаг им навстречу и замер в ожидании. Возникла неловкая пауза, которой воспользовалась Сандра, чтобы получше рассмотреть хозяина Лайм-Парка, этого «старого прохвоста».
    Граф Рэдклиф был отнюдь не стар, лет пятьдесят — пятьдесят пять, не больше. Среднего роста, худой, с гордо посаженной головой, он держался очень прямо, как отставной военный. Его длинное лицо с ястребиным носом и близко посаженными глазами было поразительно бледно, губы плотно сжаты. Холодно и невозмутимо смотрел он на вошедших. Сандра почувствовала, как от его пронизывающего взгляда по телу побежали мурашки.
    — Здравствуйте, сэр, — сказал Грег. — Я вижу, вы не слишком мне рады.
    — Отчего же. Элемент неожиданности, скажем так. Ты здесь редкий гость.
    Голос, высокий, слегка надтреснутый и холодный как лед, удачно дополнял внешний облик Рэдклифа.
    — Но я все же приехал, и не один. Позвольте представить вам мою приятельницу, мисс Александру Финчли. Я взял на себя смелость пригласить ее погостить на несколько дней.
    — Я рад, мисс Финчли.
    Он так старательно произнес ее имя, будто об него можно было язык сломать, как об какое-нибудь Строгулеску или Христозопулос. Последовал царственный кивок, и Сандра еле сдержалась, чтобы не сделать реверанс.
    — Я тоже, ваше сиятельство.
    Одна бровь Рэдклифа переломилась посередине и медленно поползла вверх.
    — Ваше сиятельство? Так меня зовут только слуги.
    Сандра вспыхнула до корней волос, кажется, даже уши покраснели. Она метнула отчаянный взгляд на Грегори, но тот только усмехнулся. Негодяй! Так подло подставил ее!
    — Я попросил отнести вещи мисс Финчли в восточную комнату для гостей. Это не нарушит ваших планов, сэр?
    — Ничуть. Вас сейчас проводят, мисс.
    Он тронул кнопку звонка. На пороге, как по волшебству, возникла дородная женщина в переднике с кружевными оборками.
    — Проводите мисс Финчли в восточную гостевую. Обед ровно в семь.
    Сандра поняла, что от нее избавляются. Оглушенная, подавленная чудовищным приемом, она последовала за горничной, борясь с непреодолимым желанием тут же, немедленно, уехать.

    Марго скинула туфли и с наслаждением вытянулась на диване. Минеральная вода приятно холодила горло. Марго чувствовала, как с каждым глотком силы возвращаются к ней. Нет, положительно, в такую жару в Лондоне находиться невозможно. Хотелось уехать куда-нибудь на природу, пройтись босиком по травке… Давно пора продать этот дом и купить уютный коттедж на окраине с крошечным садиком и выращивать розы в свое удовольствие. Но это было бы несправедливо по отношению к Сандре. Она журналистка и должна быть в центре событий. Мысль о том, чтобы разъехаться с падчерицей, даже не приходила Марго в голову. Когда-нибудь Сандра, наверное, захочет жить одна, но сейчас они слишком нужны друг другу. Они — семья, и это важно для обеих.
    Марго проверила автоответчик. От Сандры никаких известий. Странно, ведь обещала позвонить сразу по приезде. Хотя, если поразмыслить, ничего странного. Закрутилась-завертелась девочка, ошалела от своих новых шикарных знакомств, вот и забыла.
    Поколебавшись, Марго набрала номер «Уикэнд миррор». Может быть, Бад что-то знает.
    — Да! — рявкнул в трубку его нетерпеливый голос.
    Марго живо представила себе, как он смахивает пятерней непослушные волосы со лба. Строчит небось на своем компьютере, кропает очередную нетленку, а тут звонки.
    — Извини, Бад, я, наверное, не вовремя.
    — Марго!
    В этом возгласе было все: восхищение, радость, испуг, смятение. Она тут же пожалела, что позвонила.
    — Я на минутку. Сандра не объявлялась?
    — Нет. Я и не жду так скоро.
    — Наверное, ты прав. А я пришла домой, и здесь так пусто без нее.
    — Хотите, я приеду? Посижу с вами.
    — Стоит ли гробить вечер на такую пожилую даму, как я?
    — Бросьте, Марго, — неожиданно резко сказал Бад. — Кокетство вам не к лицу. Вы же прекрасно знаете, что я…
    — Я отчего-то беспокоюсь за Сандру. Она не маленькая, конечно, но все же… Уехала Бог знает с кем, да еще в Йоркшир. — Она говорила быстро-быстро, бессвязно и сбивчиво, силясь хоть чем-то заполнить возникшую неловкую паузу.
    — Марго, вы хоть сами понимаете, что говорите? — устало отозвался Бад. — Невозможно дольше притворяться, что ничего не происходит.
    — Пожалуйста, Бад, — взмолилась Марго. — Наша дружба…
    — На кой черт мне ваша дружба, если я люблю вас?! — взорвался он.
    Марго показалось, что она слышит скрежет зубов. Ох, как глупо, как нелепо все складывается! Меньше всего ей хотелось обидеть парня, но что, что она может сказать?
    — Успокойся, Бад, и взгляни на вещи здраво. То, о чем ты говоришь, не может быть серьезно. Я намного старше тебя. Мне почти сорок, а тебе…
    — Не надо разговаривать со мной, как со слабоумным, — перебил Бад. — Я вполне вменяем, уверяю вас, и могу отличить «да» от «нет». Простите, что обрушил на вас все это. Больше не буду.
    Марго услышала частые гудки и положила трубку. Вот и все. Но легче ей почему-то не стало, даже наоборот. Сосущее ощущение пустоты, зародившееся где-то в области сердца, медленно разрасталось, охватывая постепенно все ее существо.
    Итак, не будет больше восхищенных взглядов, затаенных вздохов и забавных шуток, единственная цель которых вызвать ее улыбку. Она не будет больше центром его мироздания. Какие мы все-таки мерзавки и стервы, подумала вдруг Марго. Как вампиры не могут существовать без свежей крови, так женщина ничто без любви. Непременно кто-то рядом должен пылать, умирать и воскресать от одного нашего взгляда, иначе мир становится пуст и неинтересен.
    Но этот мальчик заслуживает лучшей участи, сказала она себе. Я правильно поступила, отпустив его. Пусть летит, пока не опалил себе крылышки.
    Но какой-то противный чертенок внутри все зудел и зудел, не соглашаясь.

    — Вам понравится, вот увидите. Это самая красивая комната в доме. И самая необычная. Ее предоставляют только очень важным персонам.
    Провожатая семенила перед Сандрой и болтала, болтала без умолку. Эта пухленькая пожилая женщина, круглая как колобок и такая же уютная, с забавными седыми буклями вокруг добродушного лица, как-то сразу располагала к себе. Сандра окрестила ее про себя «клубничка со сливками».
    Клубничка, которую, как выяснилось, звали миссис Сара Уэйн, служила у Рэдклифов уже тридцать лет. Лишь Барнс прожил здесь дольше.
    — Я работала в Лайм-Парке без году неделю, когда приехала леди Энн с мастером Грегом. Он только-только родился, маленький такой, розовый херувимчик. Миледи все хворала после родов, и я ухаживала за ней, когда доктора не было. Я ведь окончила курсы медсестер, — не без гордости заметила она. — Миледи просила, чтобы я неотлучно находилась при ней. Такая ласковая, милая, сущий ангел. Как улыбнется — словно солнышко взошло. И знаете, мисс Финчли, скажу вам по секрету, после ее смерти все в этом доме не так, как прежде.
    Клубничка вздохнула и зашмыгала носом, даже замолчала на несколько секунд, что для нее было, по-видимому, высшим проявлением печали.
    — Теперь только и радости, что дожидаться свадьбы мастера Грега. Тогда все изменится, снова пойдут балы, пикники да приемы, как при миледи. И его сиятельство опять будет улыбаться. Вы знакомы с мисс Торрингтон, невестой молодого хозяина?
    Сандра на всякий случай кивнула.
    — Само очарование, правда? Лучшей жены для мастера Грега и не найти. Миледи очень ее любила, дождаться не могла, когда они наконец вырастут и поженятся. Не дождалась…
    Клубничка опять захлюпала и примолкла. Они поднялись по винтовой лестнице и остановились перед массивной дубовой дверью. Клубничка извлекла из кармана передника старинный резной ключ и вставила его в замочную скважину.
    — Вот мы и пришли. Уфф, эта лестница убьет меня когда-нибудь, — сказала она, тяжело дыша. — Мистер Грег просил приготовить для вас именно эту комнату. Он такой внимательный и заботливый, правда?
    Сандра тут же вспомнила сцену в библиотеке, о которой почти забыла, убаюканная журчанием Клубнички. Заботливый, ха! Резкие слова готовы были опрометчиво слететь с языка, но горничная справилась с замком и распахнула перед гостьей двери.
    Комната действительно была великолепна. Поражало, что она имела идеально круглую форму и меблировка повторяла плавный изгиб стен. Полукруглая кровать с балдахином, старинный комод светлого дерева, тумбочки с перламутровыми инкрустациями и даже резная ширма, затянутая гобеленами с сюжетами «Королевских идиллий» Теннисона, были начисто лишены острых углов. Плавные линии, покой и изящество, бежево-лиловый райский уголок.
    Сандра моментально забыла обиды и принялась разглядывать апартаменты. Комната поражала не роскошью, а вкусом и изысканностью убранства. Здесь не было ни одной случайной вещи, все подчинялось единому замыслу. Камин розового мрамора, тончайшие фарфоровые статуэтки, напольная ваза с огромным искусно составленным букетом. Сандра не знала, на что смотреть в первую очередь. Глаза так и разбегались.
    — Я вижу, вы довольны, — сказала Клубничка, правильно истолковав молчание Сандры. — Я взяла на себя смелость распаковать ваши вещи. — Она подошла к встроенному в стену шкафу, который был искусно отделан под цвет стен и сразу не заметен.
    Нехитрые туалеты Сандры одиноко висели в его зеркальном мерцающем чреве. Непонятно было, что они вообще здесь делают. В таком шкафу должны жить изысканные вечерние туалеты с перьями и кружевами, умопомрачительные шляпки и накидки из драгоценных мехов. Грешно засорять его тряпьем.
    — Осмелюсь предложить вам ночную рубашку, — сказала вдруг Клубничка. — Вы, кажется, забыли свою. У нас всегда есть все необходимое для гостей.
    — Благодарю, — ответила слегка опешившая Сандра. — Я никогда не сплю в ночной рубашке.
    — О!
    В этом сдержанном возгласе Сандре послышалось скрытое неодобрение, хотя выражение лица Клубнички не изменилось.
    — Вы, наверное, устали. Не буду вам больше мешать. Если что-то понадобится, звонок у кровати. — И Клубничка вышла, вернее, выкатилась из комнаты, мелко перебирая короткими ножками.

    — Итак, сын, — нарушил молчание граф Рэдклиф, — мы одни, и я могу наконец узнать, что происходит.
    Он опустился в глубокое кресло с высокой спинкой и сделал Грегори знак сесть напротив. Лицо графа было абсолютно непроницаемо. Холодные серые глаза, не мигая, остановились на высокой фигуре сына. Грег сел, где было указано. Когда-то этот взгляд действовал на него, как взгляд удава на кролика, гипнотизируя и парализуя волю, но эти времена давно миновали. Теперь он тоже смотрел на отца абсолютно бесстрастно.
    — Передай мне, пожалуйста, сигаретницу. Справа от тебя. Кури, если хочешь.
    — Я не курю, сэр. — Грег поднес к сигарете отца зажигалку.
    — Вот как. И даже эту вашу травку?
    — И ее, сэр.
    — Странно. При твоем-то образе жизни…
    Рэдклиф медленно затянулся и выпустил в потолок тоненькую струйку дыма. Клубясь и извиваясь, она поднялась вверх и растаяла. Грег внимательно следил за ней, словно ничего интереснее в жизни не видел. Смотреть на отца не хотелось. С годами он все сильнее усыхал и становился похож на чучело хищной птицы.
    — Так что же происходит в моем доме?
    — Ничего особенного, — безмятежно отозвался Грег. — Сын приехал повидаться с отцом. В этом есть что-то противоестественное?
    — В наших обстоятельствах — да. Я предпочел бы, чтобы меня ставили о подобных визитах в известность.
    — Мы ненадолго. Всего на несколько дней.
    — Мы?
    — Вы не могли не заметить, что я не один.
    — Вот именно, поэтому и жду комментариев. — И без того высокий голос Рэдклифа поднялся еще на пару тонов. — Эта молодая особа с такими обворожительными манерами, мисс… мисс… — Граф защелкал пальцами, призывая собеседника освежить его память.
    — Мисс Финчли, — подсказал Грег.
    — Да-да. В каком качестве она присутствует здесь?
    — Я же сказал, что она моя приятельница, — ответил Грег, откровенно забавляясь растущим раздражением отца.
    — Вижу, ты продолжаешь бунтовать.
    — Какие громкие слова.
    — Однако они отражают суть дела. Ты готов поставить в глупое положение своего отца, невесту, себя, наконец. Почему не приехала Бэби?
    — Она занята. Готовится к предстоящему сезону. Это так утомительно. Ее, бедняжку, можно пожалеть.
    — Какой странный тон для жениха накануне свадьбы.
    — Канун — понятие растяжимое, — беззаботно сказал Грег. — Яблоко падает, только когда созреет.
    — Мне кажется, ты испытываешь терпение и мое, и Бэби. Это небезопасно. — Глаза Рэдклифа угрожающе сверкнули.
    — Эту тему мы уже обсуждали, и не раз. Не хотелось бы возвращаться к ней снова. Я чертовски устал, сэр. Так что позвольте откланяться. Увидимся за обедом.
    — Я прослежу, чтобы у вас была хорошая компания. — Эти слова догнали Грега уже в дверях.
    — Отлично, сэр.

    Сандра приняла ванну с душистыми солями, постояла под контрастным душем и почувствовала себя заново родившейся. Глупо было так переживать, думала она, энергично расчесывая волосы перед большим овальным зеркалом. Эти люди того не стоят. У них своя жизнь, у меня — своя. Никакого задушевного общения здесь быть не может. Да и не за тем я приехала в Лайм-Парк. Моя задача — узнать как можно больше и написать классный материал. Если все получится и мне удастся произвести впечатление на Смитти, то я могу получить колонку в газете. Название уже придумано: «Трюфели. Жизнь высшего света».
    А пока, следует признать откровенно, я действую из рук вон плохо. Не про-фес-сио-наль-но! А всему виной Мортимер со своей неожиданной лаской. Совершенно выбил меня из колеи. Попробуй угадай, что он сделает в следующую минуту. Но теперь-то я знаю, чего от него можно ожидать, и буду начеку.
    Сандра ненадолго застряла у шкафа. Выбор невелик. Она никогда не придавала большого значения одежде, предпочитая костюмы на работе и джинсы с футболкой и курткой на все остальные случаи жизни. Изысканная обстановка дома Рэдклифов предполагала совсем другой стиль. Но ничего не поделаешь, что есть — то есть. Кроме того, обед в узком кругу не Бог весть какое мероприятие.
    Сандра облачилась в свой любимый фисташкового цвета костюм и отправилась искать Барнса. Обещанная ей экскурсия по дому сулила много интересного. Однако найти старика оказалось не так уж и просто. Выйдя из комнаты, Сандра сразу же заплутала в галереях и переходах и вскоре совершенно потеряла ориентацию. Отчаявшись, она решила вернуться к себе, но тут поняла, что не помнит дороги.
    А дом словно вымер. Ни звука, ни шороха шагов, ни голосов, ни музыки. Настоящий заколдованный замок. Осторожно, на цыпочках, чтобы не нарушить эту волшебную тишину, подошла Сандра к высоким белым дверям, сплошь покрытым золотыми завитушками, и повернула начищенную медную ручку.
    От того, что предстало ее глазам, захватывало дух. Огромная бальная зала с высоченным потолком, с которого свисали замысловатые бронзовые люстры с хрустальными подвесками. Стены от пола до потолка были увешаны портретами в роскошных рамах. Сверкающий узорчатый паркет так и манил заскользить в вальсе.
    Воображение забурлило. Вот она входит в этот зал, ярко освещенный тысячами свеч. Воздух вибрирует от пения скрипок. На ней восхитительное белое платье с кринолином, бриллианты и мушка на левой щеке. В руке веер из страусовых перьев. Кавалер в камзоле, расшитом золотом, протягивает ей руку. Она чувствует на себе восхищенные взгляды десятков глаз и скользит, скользит по залу, едва касаясь ногами пола.
    Резкий звук аплодисментов разорвал очарование. Скрипки смолкли. Свечи погасли. От неожиданности Сандра поскользнулась и шлепнулась на паркет. В дверях стоял Грегори Мортимер и хлопал в ладоши.
    — Браво! Браво! Какая очаровательная картина!
    Сандра быстро одернула задравшуюся юбку, очередной раз заливаясь румянцем. Черт, черт, черт!
    — Вам не кажется, что у меня талант вгонять вас в краску? — спросил он. — Впрочем, вы так мило краснеете.
    — Чем насмехаться, лучше помогли бы встать! — воскликнула Сандра, задыхаясь от негодования.
    — Какая оплошность с моей стороны!
    Он тут же очутился рядом с ней и поднял Сандру с пола, но отпускать не спешил. Его рука обвилась вокруг ее талии. Серые глаза смотрели серьезно, без улыбки.
    — А знаете, я ведь недурно вальсирую, — сказал вдруг Грег. — Вполне мог бы заменить вашего кавалера, которого столь неосторожно спугнул. Который из них? — Он кивнул в сторону портретов. — Этот? Ого, серьезный выбор! Это Карл I, несчастный король. Но здесь он еще во всем блеске и не подозревает о своей чудовищной судьбе. Но тогда еще не танцевали вальс. В чести были менуэт, ригодон. При дворе царили французские вкусы, ведь королева Генриетта была француженка.
    Они сделали несколько туров. «Недурно вальсирую»! Поскромничал, голубчик, танцуешь ты божественно. Сандра тут же оценила это, поскольку ни на секунду не ощутила ни малейшей неловкости, что часто бывает, когда танцуешь с гораздо более сильным партнером. Но мысли ее были заняты совсем другим.
    Близость этого мужчины волновала ее куда больше, чем она хотела в том признаться. Каково это, когда тебя любит такой человек, как Грег Мортимер? — подумала вдруг Сандра. Человек, который вальсирует, как бог, сложен, как Ахиллес, цитирует китайских поэтов, живших черт знает когда, может поцеловать девушке ушибленный локоток и тут же довести до слез холодными язвительными насмешками. А каково любить такого человека? Как на вулкане, или в кузнице, где закаляют металл, бросая его из пламени в холод. Пытка, ужасная пытка, но я хотела бы помучиться, подумала Сандра и тут же одернула себя: не будь дурой, девочка. Перед тобой вполне профессиональный обольститель, который зачем-то тебя использует. Сандра вспомнила мечтательные глаза Снуки, когда та рассказывала о Мортимере. Неужели у нее самой сейчас такое же выражение лица? Она сильно подозревала, что да. Если он сейчас захочет ее поцеловать, она не найдет в себе сил сопротивляться.
    Грег «подтанцевал» ее к большому портрету в углу залы. Почувствовав, что его рука уже не обнимает ее талию, Сандра ощутила укол разочарования. Неужели я попалась? — с ужасом подумала она.
    — Портрет, который произвел на вас столь сильное впечатление, Карл I подарил моему пра-пра-пра… — вечно сбиваюсь со счета — короче, моему предку, Эдмунду Мортимеру, графу Рэдклифу. Лорд Эдмунд был беззаветно предан его величеству и даже рискнул поддержать короля во время войны с Кромвелем. В результате потерял все свое состояние и вынужден был, как и многие другие дворяне, бежать в Европу.
    Сандра с любопытством взглянула на портрет и содрогнулась. Со старинного, испещренного трещинками холста на нее смотрело бледное лицо с ястребиным носом и близко посаженными серыми глазами, обдававшими высокомерным холодом. Если бы не длинный завитой парик и старинный камзол, скромно расшитый серебром, она поклялась бы, что человек на портрете не кто иной, как нынешний граф Рэдклиф.
    — Вылитое «ваше сиятельство», — ядовито сказала Сандра.
    От давешнего романтического настроения не осталось и следа, обида снова всколыхнулась в Сандре, вспомнилась язвительная усмешка Грега.
    — А, я вижу, вы еще не успокоились, — рассмеялся он. — Нельзя быть такой злопамятной, от этого портится цвет лица. Любопытно, что вы сразу заметили сходство. Их даже зовут одинаково. Но дело не в этом. Мой предок был одним из образованнейших людей своего времени, алхимик, знаток философии и истории, ценитель искусств. Однако уже поздно. Нас ждут. Его сиятельство не любит, когда опаздывают к ужину.
    Сандра кивнула. Она твердо решила быть настороже.

    Вопреки ожиданию Сандры, в курительной комнате было еще три человека кроме самого графа. Одного из них она уже знала. Барнс, дворецкий, замер у двери в ожидании распоряжений. По его подчеркнуто бесстрастному взгляду и по тому, как все замолчали, когда молодые люди вошли в комнату, она поняла, что говорили о ней.
    Итак, незнакомых было двое, мужчина и женщина. Сандра безошибочно определила в них супружескую пару. Среднего роста лысоватый мужчина с явно намечающимся брюшком вольготно развалился в кресле. Женщина, эффектная шатенка лет сорока, с маленькой головой на длинной жилистой шее, лениво курила сигарету в тонком мундштуке. Вся она, длинная, извивающаяся, была похожа на змею. Сандре даже на секунду показалось, что меж тонких, ярко накрашенных красным губ мелькнул раздвоенный язычок. Сверкающее изумрудное платье с разрезом вдоль ноги довершало эффект.
    В их обществе Сандра почувствовала себя замухрышкой. Ее простенький фисташковый костюм составлял убийственный контраст с элегантной одеждой этих людей.
    Грег представил ее гостям, мистеру и миссис Марч, Джеймсу и Синтии. Марч оказался владельцем компании, которая только что завершила работы по реставрации Египетского зала, где им и предстояло сегодня отобедать.
    — Извините, что задержали вас, — сказал Грег. — Мы с мисс Финчли осматривали дом и слегка увлеклись.
    — А, теперь мне понятно, почему мисс Финчли не успела переодеться к ужину, — заметила миссис Марч, поигрывая изумрудным браслетом, окольцевавшим ее левую кисть. — Но ничего, мы столько ждали, подождем еще немного.
    — Благодарю вас, я готова, — выдавила из себя Сандра.
    — Ну что ж, если мисс Финчли готова, можем начинать. — И граф Рэдклиф, предложив руку миссис Марч, прошествовал с ней к дверям, на ходу сделав знак Барнсу.

    Потолок и часть стен обеденного зала были расписаны в древнеегипетском стиле, отсюда и название. Вдоль стен, облицованных желтым египетским мрамором, располагались тонкие колонны, поддерживаемые искусно вырезанными из черного камня сфинксами. На верхушках колонн пылали факелы, других светильников в зале не было.
    — Прошу обратить внимание на факелы, — сказал Рэдклиф, когда смолкли восхищенные возгласы. — Идея целиком принадлежит Марчу. На самом деле это всего лишь лоскутки шелка, которые колеблются от направленной струи воздуха. Внутри колонн встроены крошечные вентиляторы, а подсветка создает полную иллюзию огня.
    — Восхитительно! — экзальтированно воскликнула миссис Марч. — Чувствуешь себя как внутри египетской пирамиды.
    — Так и было задумано, — самодовольно улыбнулся ее супруг.
    — Этот зал, единственный в своем роде, стал данью моде на все египетское после знаменитого похода Наполеона, — продолжал Рэдклиф. — Его неоднократно переделывали.
    — Мои люди отмыли не меньше десяти слоев краски, пока не добрались до мраморной облицовки, — заметил Марч.
    — Великолепная работа, великолепная. Теперь придется переиздавать путеводитель по Лайм-Парку, чтобы включить в него Египетский зал. Вы вгоняете меня в дополнительные расходы, Джеймс.
    Сандра впервые увидела, как улыбается Рэдклиф: словно улыбнулась мумия. Брр!
    — Ты единственный, кто не высказал своего мнения, Грегори, — обратился граф к сыну. Мнение Сандры его, естественно, не интересовало. — Тебе нравится?
    — Ну, если забыть, что пирамида это гробница, а обедать в гробнице не очень приятно, то впечатляет.
    Рэдклиф раздраженно передернул плечами.
    — А что скажет молчаливая мисс Финчли? — кокетливо прожурчала миссис Марч. В приглушенном свете фальшивых факелов она выглядела гораздо моложе и знала это.
    — Очень удачное щадящее освещение, — ответила Сандра.
    По окаменевшему лицу миссис Марч она поняла, что стрела попала в цель. А вообще хорошенькие здесь устраивают обеды. Больше похоже на дуэль, не расслабишься. И как у них только кусок в горло лезет? Впрочем, у аристократов свои причуды.
    Когда все расселись, в дверях появился Барнс, а за ним вереница лакеев с подносами, уставленными разнообразной снедью. Еда была превосходна, вино великолепно, но Сандра не чувствовала вкуса. Мрачный зал в красных сполохах факелов, носившееся в воздухе напряжение, недружелюбные колючие взгляды, лишь слегка задрапированные светскими манерами, все это тягостно действовало на нее. Она уткнулась глазами в тарелку, стараясь не смотреть на этих разодетых, уверенных в себе людей, которые подчеркнуто игнорируют ее.
    Грегори, сидящий визави, время от времени посматривал на нее. Он развлекал публику рассказами о своей лондонской жизни и делал это так красочно и ярко, что сразу же стал центром всеобщего внимания. Грег привык, что обычно слушают только его, и получал от этого удовольствие, но сейчас ему явно чего-то не хватало. Он не сразу понял, чего именно. Улыбки на лице Сандры, от которой освещается все лицо и в глазах пляшут озорные искорки. Куда подевались ее живость, темперамент? Хм, а как красиво блестят ее волосы в красном свете факелов, совсем как старое золото. Грег вспомнил, как она дрожала в его объятиях в бальном зале, как нежно розовела ее бархатистая щечка. Если бы он поцеловал ее тогда, сопротивления бы не встретил. Надо ее расшевелить.
    — Александра, вы ведь тоже были на последнем дефиле Теда Димаджо? — обратился он к ней. — Что скажете?
    Сандра удивленно подняла глаза. Грег впервые назвал ее по имени, и ей понравилось, как оно прозвучало в его устах. Грег улыбнулся и заговорщицки подмигнул. Сандра поняла, что это продолжение его игры. Ему зачем-то нужно, чтобы отец думал, будто между ними существуют какие-то неформальные отношения. Что ж, пусть. Она судорожно припоминала рассказы Бада.
    — О, было очень смешно. Тед называет свою новую коллекцию концептуальной. На мой взгляд, суть концепции состоит в невероятном количестве голых задниц на кубический дюйм пространства. С таким же успехом можно сходить и в стриптиз-бар. Публика, впрочем, визжала от восторга, так что Тед своего добился. Даже здесь, — она обвела глазами присутствующих, — говорят о нем.
    — Вы несправедливы к Теду! — вполне натурально запротестовал Грег. — Он честно пытается разгадать тайну женщины.
    — Пытаться можно, кто спорит. Но вряд ли тайна женщины в ее ягодицах. Вспомните хотя бы античную статую Афродиты Каллиппига, что в переводе с греческого означает «Прекраснозадая». Скульптор раздел ее до нитки, но тайна осталась. На то она и тайна. Не возникает желания потискать богиню за обнаженные места. А на дефиле Теда, по-моему, у всех руки чесались. Не так ли? — И она насмешливо посмотрела на Грега.
    — Не без этого! — расхохотался тот.
    — Слишком все прямолинейно, не хватает волшебства, — продолжала Сандра. — Я недавно смотрела фильм «Английский пациент», и одна сцена поразила меня. Там лейтенант-индус, не найдя слов, чтобы рассказать девушке о своей любви, расставил вдоль дорожки, ведущей к его дому, горящие свечи. Они мерцают в ночи, как маячки любви, и девушка идет к нему, как мотылек летит на огонь, не в силах сопротивляться притягательной волшебной силе пламени. Если бы парень просто схватил ее за задницу, то, наверное, схлопотал бы увесистую пощечину.
    — Индус! — фыркнула миссис Марч. — Скажете тоже! Да он просто загипнотизировал ее. Они на это большие мастера. Какая нормальная женщина захочет заниматься любовью с индусом?
    Сандра еле заметно поморщилась и снова уткнулась в тарелку.
    — Индусы, пакистанцы, ирландцы! Скоро в Англии не останется ни одного чистокровного англичанина. — Резкий надтреснутый голос графа Рэдклифа неприятно ударил по ушам.
    — Кстати, об ирландцах, — встрепенулся Марч. — Что вы думаете о Стормонтском соглашении?
    — Позор! Хотя чего ожидать от премьера-лейбориста.
    — Совершенно с вами согласна, — ввернула миссис Марч.
    — Не понимаю, что позорного в том, что люди хотят остановить кровопролитие. — Четыре пары глаз уставились на Сандру, но это нимало не смутило ее. — Ради такой цели все средства хороши, любые компромиссы. Другое дело, что Ирландская Республиканская Армия никогда не допустит мира. Это бешеные псы, которые не могут жить, не убивая. Но дело не только в них. В Англии много влиятельных людей не хотят мира. Слишком большие деньги крутятся вокруг этого конфликта. Одни поставки оружия чего стоят.
    Тишина настала такая, что было слышно, как потрескивает лед в бокалах. Сандра с вызовом оглядела своих сотрапезников. Тонкие губы графа сжались в совсем уже невидимую ниточку, хищный нос угрожающе заострился. Побагровевший Марч тряс подбородком, силясь что-то возразить. Его жена рассматривала свои алые ногти, всем видом показывая, что разговор ей наскучил. И лишь Грегори улыбался, явно забавляясь новым витком человеческой комедии.
    — И откуда же у вас такие сведения, юная леди? — спросил наконец Марч, рывком ослабив галстук, впившийся в разбухшую шею.
    — Мой отец погиб, расследуя взрыв бомбы в Манчестере, — пояснила Сандра. — Тогда погибло несколько человек, десятки получили увечья, среди них женщины и дети.
    Приглушенный вскрик заставил всех вздрогнуть. Барнс, до сих пор безмолвно стоявший у дверей, смертельно побледнел и, пошатываясь, вышел. Граф Рэдклиф, досадливо поморщившись, сделал всем знак оставаться на местах. Касалось это, впрочем, одного лишь Грега, который сделал движение встать.
    — Его дочь и внучка были там в момент взрыва, — пояснил Грег, заметив немой вопрос в глазах Сандры. — Дочь не пострадала, а вот внучка… — Его кулаки конвульсивно сжались. — Множественные осколочные ранения, зрение спасти не удалось. Девочке всего пять лет. Прошу прощения, господа.
    Грег вышел, не обратив ни малейшего внимания на негодующий возглас графа.
    — А кто был ваш отец, позвольте узнать? — Марч перегнулся через стол в ожидании ответа.
    Что-то в его взгляде неприятно царапнуло Сандру.
    — Он был журналистом, вел собственное независимое расследование. Материал был почти готов, не хватало лишь некоторых деталей.
    — Александр Финчли! — воскликнул Марч.
    — Вы его знали? — удивилась Сандра.
    — Не имел чести.
    — По-моему, мы уже исчерпали эту тему, — вмешался хозяин дома. — И смертельно наскучили даме. Извините, дорогая, за такой малоприятный вечер. — Он встал и поклонился миссис Марч. — Кофе подадут в курительную.
    Сандра воспользовалась случаем и откланялась. Ее никто не удерживал. Девушке стоило немалого труда найти комнату Барнса. Когда она вошла, Грег прилаживал подушку под головой старика. Барнс полулежал в кресле, беспомощно подогнув одну ногу, бледный, осунувшийся. Щеки запали, нос заострился, вокруг глаз залегли глубокие тени. У Сандры защемило сердце, таким разбитым он выглядел сейчас.
    — А, это вы! — воскликнул Грег. — Очень кстати. Возьмите салфетку. Вон там, в верхнем ящике комода, и намочите холодной водой. Живее.
    Сандра осторожно положила мокрую салфетку на лоб старика. Барнс благодарно посмотрел на нее из-под набрякших век. Из его руки выскользнула фотография в серебряной рамке. Смеющаяся молодая женщина с крошечной девочкой на руках. Сливочные пухлые щечки, льняные кудряшки и искрящиеся глаза цвета лесных незабудок. Невозможно представить их слепыми.
    — Вики, — прошептал Барнс.
    Сандра кивнула, борясь с подступающими слезами. Этот несчастный старик уже не будет ей чужим. У них одно горе. Ее погибший отец и прелестная малютка, которая никогда больше не увидит солнечного света, накрепко связали их. Сандра взяла руку Барнса в свою и ощутила неожиданно крепкое пожатие его пальцев. Каким-то шестым чувством старик понял, о чем она думает, и хотел, чтобы Сандра об этом знала.
    — Ну и напугал ты нас, старина, — сказал Грег, опускаясь на корточки перед креслом. — И меня, и Александру.
    Он, будто невзначай, накрыл ее руку своей. В прикосновении этом было что-то особенное, теплое, доверительное, словно одним движением руки он впустил Сандру в круг своих интересов и чувств. Сколько же лиц у этого человека? Сандра уже сбилась со счета. И какое из них истинное?
    — Если уж мы дошли до имен, то зовите меня Сандрой.
    — А вы меня Грегом.
    Она кивнула.
    — Вы сказали, что ваш отец раскручивал манчестерское дело. — Грег встал и помог подняться Сандре. — Нельзя ли поподробнее?
    — Я мало что знаю об этом, — призналась она. — Отец не любил говорить о работе, наверное, подозревал, что это небезопасно. Обмолвился как-то, что встречался тайно с какими-то людьми, которые давали ему информацию, и собрал обширное досье. Говорил, что, когда опубликует свой материал, многие головы полетят. По-моему, он имел в виду кого-то из правительства или из деловых кругов, сотрудничающих с террористами и наживающихся на этом. Вам лучше поговорить с Марго, это моя мачеха, она была в курсе всех его дел.
    — А где досье сейчас?
    — Отец все держал дома. Думаю, Марго сохранила что могла. Мы с ней просто избегаем говорить об этом.
    Грег вдруг предостерегающе приложил палец к губам: из коридора явственно донесся приглушенный скрип половиц. Он рванулся к двери, но коридор был уже пуст.
    — Нас явно кто-то подслушивал. Теперь ищи ветра в поле. Черт бы побрал эти закоулки! — Он озабоченно посмотрел на Сандру. — Что-то вся эта история перестает мне нравиться.
    — Может быть, просто любопытная горничная… — подал голос Барнс. — В любом случае, чем скорее мы забудем об этом, тем лучше. Прошлого не вернуть, умерших не воскресить.
    — А как же новые жертвы? — горячо возразила Сандра. — Они неизбежно будут, пока эти люди на свободе и уверены в своей безнаказанности. Мы должны хотя бы попытаться остановить их.
    — Я согласен с Барнсом, — сказал Грег. — Ставки в этой игре слишком высоки, соответственно, велик и риск. Кроме того, у вас нет никаких доказательств того, что ваш отец был убит, не так ли? Каково заключение полиции?
    — Несчастный случай, — нехотя ответила Сандра. — Не справился с управлением на мокрой дороге.
    — Вот видите!
    — Но папа был превосходным водителем! И погиб, когда уже практически завершил расследование. Не слишком ли много совпадений?
    — Возможно, но вам никто не поверит. Так что мой вам совет: забудьте и живите спокойно, как жили до сих пор.
    Сандра смотрела на Грега и в очередной раз поражалась происходящим с ним метаморфозам. Сейчас перед ней был холодный, сдержанный человек, который говорил до омерзения правильные и разумные вещи. Возникшее было ощущение сопричастности и партнерства растаяло как дым.
    — Спасибо. Ваш совет хорош, да вот беда: мне не подходит. Спокойной ночи, джентльмены.
    — Не забудьте запереться получше! — крикнул ей вслед Грег, но Сандра лишь презрительно передернула плечами.
    Она сама не знала, что на нее нашло. Прошлое всколыхнулось, поднялось со дна памяти и схватило за горло. Горестные глаза Барнса, презрительный прищур Рэдклифа, краснолицый, задыхающийся Марч и его напоминающая змею жена — все они каким-то образом вдруг пробудили воспоминания о событиях двухлетней давности. Тогда Марго испугалась и строго-настрого велела Сандре забыть про досье и про расследование. Сейчас Сандра уже сожалела о своей покорности. Какая она, к черту, журналистка, если позволила себя запутать? Завтра же вернется домой и постарается уговорить Марго. Хотя бы ради памяти отца она должна завершить это дело.

    Долгий настойчивый звонок у входной двери оторвал Марго от перевода, над которым она билась уже добрых три часа. Марго нахмурилась. Четверть первого. Кто это может быть так поздно?
    Надо же было так увлечься! Стоило на один вечер остаться одной, и она тут же потеряла счет времени. Оно и понятно, ведь за режимом следила Сандра. Забавно! Веду себя совсем как школьница, оставшаяся на вечерок без родительского присмотра.
    Раскатистый звон разлетался по пустому дому. Придется открыть. А как не хочется! Марго сбежала вниз по лестнице.
    — Кто это?
    — Опрос общественного мнения от журнала «Здоровый образ жизни», — ответил явно искаженный писклявый голос, тем не менее показавшийся Марго смутно знакомым. — Кто в Лондоне не спит после полуночи и почему.
    — Бад! — Она распахнула дверь.
    Это действительно он. Слегка смущенный, смотрит выжидательно и тревожно. В руке початая бутылка вина.
    — Ого, а ты во всеоружии!
    — Хлебнул для храбрости.
    — Боялся, что спущу с лестницы?
    — И этого тоже.
    Марго отступила, пропуская его внутрь. Давешний чертенок зашебуршился в груди.
    — Что тут у нас? — спросила она, протягивая руку к бутылке. — Ого, «Шато Марсо» сорок восьмого года! Не слабо, как сказала бы Сандра.
    — Стянул у Сэма Зингера. Я только что от него.
    — Дай-ка взглянуть на тебя как следует. Первый раз вижу тебя в костюме.
    — Только не надо смеяться.
    — И не думала даже. Мне нравится.
    Бад действительно выглядел очень элегантно в песочного цвета тройке и ярком галстуке цвета «яичница с луком».
    — Марго, вы восстанавливаете мою вконец порушенную самооценку. Я весь вечер провел в обществе галстуков от Проховника по пять сотен фунтов за штуку.
    — Не одежда красит человека, а человек одежду. Старая штука, а как звучит!
    Марго улыбнулась ему, как только она это умела, одними глазами, и весь мир сразу осветился. Сама не знает, как права. Все сегодняшние красотки в роскошных туалетах, с наклеенными ресницами и силиконовыми бюстами, с ног до головы увешанные дорогими бирюльками, не стоят и ее мизинца. Пусть сейчас на ней ни грана косметики, пшеничные волосы небрежно затянуты в конский хвостик, узкие брючки и безразмерная мужская рубашка с закатанными до локтей рукавами. Даже усталые, чуть покрасневшие глаза нисколько не портят эту удивительную женщину.
    — Вы, наверное, считаете меня настырным наглецом, — начал он. — А я совершенно случайно проходил мимо вашего дома и увидел свет в окне. Вычислил, что не в спальне, а в кабинете, и позвонил.
    — Совершенно случайно? Ладно, не красней, верю. Лондон — город маленький. Как прошло интервью?
    — Блестяще. Колоссальная удача. Увидев, что Зингер разговаривает со мной, все сразу почувствовали живейший интерес к моей персоне. В результате у меня не одно интервью, а сразу несколько.
    — Любопытно, как люди любят сбиваться в стаи, — заметила Марго, — при этом разглагольствуя об индивидуальности.
    — Их привлекает запах денег и славы. Зингер — это и то, и другое. А мы, журналисты, лишь отражаем массовые вкусы, вместо того чтобы формировать их.
    — Да-да, давай поговорим о несовершенстве мира, — с энтузиазмом подхватила Марго.
    В ее тоне Баду почудилась ирония, он смешался.
    — Вот ведь как выходит. Не успел прийти, а уже вам наскучил. Извините, я, наверное, оторвал вас от работы.
    — Верно, но в такой час только и ждешь, что кто-то придет и помешает.
    — Ох, Марго, как же вам нравится играть со мной!
    — А бутылку ты принес показать? — спросила вдруг Марго, сворачивая разговор в более безопасное русло. — Налей-ка мне глоток этого божественного напитка, садись вот сюда и поболтаем.
    — О чем?
    — О чем угодно, хоть о литературе. Презабавную книгу перевожу сейчас.
    Бад слышал от Сандры, что Марго работает в издательстве «Пингвин» переводчицей и весьма высоко там котируется.
    Марго начала увлеченно что-то рассказывать, но слова ее доносились до Бада словно издалека. Он слушал звуки, не вникая в смысл, любовался ее лицом, следил за тем, как волнующе изгибаются ее губы, и думал, что они созданы для поцелуев, но только не его. Почему не его?
    — Я, кажется, теряю интересного собеседника, — заметила Марго.
    — Нет-нет, что вы!
    — Повтори, что я сказала.
    — Полный сюр. — Бад напрягся, судорожно соображая. — Марихуана, клопы.
    — Значит, я все-таки не зря надрывалась. На этом и закончим, пожалуй. Поздно уже.
    — Может, поужинаем завтра вместе? — промямлил Бад. — Найдем местечко потише, и вы мне снова расскажете про марихуану с клопами. Про это я готов слушать бесконечно.
    Марго засмеялась, и этот бархатный, воркующий звук, зародившийся где-то в глубине горла, начисто лишил Бада самообладания. Он обнял ее, стиснул что было силы и поцеловал. Поцелуй пришелся прямо на крошечную родинку в углу рта, которая давно сводила Бада с ума.
    — Бедные мои косточки.
    — Скажите «да», — шепнул Бад, шалея от ее близости.
    — А что мне еще остается? — Марго мягко высвободилась. — Ну, иди уже, иди.
    Она буквально вытолкала его, слабо упирающегося, за дверь.
    — Я позвоню вам. Завтра. Нет, сегодня. Уже сегодня.
    — Спокойной ночи.
    Он услышал клацанье замка и, опустившись на ступени, прижался пылающим лицом к решетке перил. Его ночи отныне не будут спокойными, ведь она сказала «да».

    Сандра проснулась от грохота, раздавшегося прямо над ее ухом, и рывком села на кровати. Дождь барабанил в окно. В ослепительных сполохах молний метались тени растревоженных гардин. Гром бабахнул как из пушки и откатился, ворча.
    Но Сандра уже ничего не слышала и не видела. Ее взгляд был прикован к трепещущему на ветру огоньку свечи, одиноко мерцающей посреди комнаты на полу.
    — Кто здесь? — вскричала Сандра.
    Мощный разряд грома потряс пустую комнату. Никого. Сандра соскочила с кровати и, накинув халатик, подбежала к двери. Подергала ручку. Заперто. Она нашарила ключ на каминной полке и, подхватив свечу, выглянула в коридор.
    Вереница теплых крошечных огоньков убегала в его темную глубь. Лукаво перемигиваясь, они манили ее за собой, затягивали в таинственный лабиринт, из которого нет возврата. Разум твердил ей: «Пропадешь!», — но ноги сами несли ее по холодным половицам, и сердце стучало в такт шагам.
    Она уже знала, к кому спешит, кто зажег для нее эти свечи, осветившие путь во мраке, чтобы она не заблудилась. Этот человек непостижимым образом сумел завладеть всеми ее помыслами, хотя она должна была бы презирать его. Сколько раз за сегодняшний день он доводил ее до бешенства, заставлял краснеть, бледнеть и кусать губы от досады. Забавлялся, как со многими другими до нее. И она понимает это, но все равно идет, трепеща, с замирающим сердцем, по первому же зову. Непостижимо! Но спросите бабочку, зачем она летит на огонь. Есть что-то, что сильнее доводов рассудка.
    Одна из дверей в конце коридора была распахнута, как мышеловка в ожидании добычи, как пасть гигантского зверя. Грег стоял у окна в глубине комнаты. Его высокая фигура четко выделялась на фоне черного неба, вспарываемого жалами молний.
    — Грег!
    Он обернулся.
    — Я ждал тебя.
    — Знаю.
    — Только не надо ничего говорить. «День отошел и все с собой унес».
    — У Китса он унес любовь.
    Грег приподнял ее лицо за подбородок, пытливо заглянул в глаза. Сандра смело встретила его взгляд, который, казалось, проникал до самых глубин ее существа.
    — Бог ты мой, сколько иллюзий! Никакой любви нет. Это всего лишь химера, раздутая поэтами-романтиками до размеров гигантского мыльного пузыря, который завораживает, переливается всеми цветами радуги, а ткнешь — брызги и пустота. Другое дело страсть. Она и кружит людям головы.
    Он прикоснулся губами к ее губам. Они были горячи, как раскаленные угли, горячи и жадны. Комната завертелась перед глазами Сандры бешеным смерчем. Его руки колдовали над ней, заставляя плавиться, сгорать и возрождаться вновь, как птицу Феникс. Разгоряченные тела сплелись в сладостной схватке, в которой нет ни победителей, ни побежденных.
    Гроза стихла так же внезапно, как и началась, лишь отдаленные отголоски грома да мерный стук капель по стеклу еще напоминали о ней. В комнате стало совсем темно. Сандра слышала прерывистое дыхание Грега и смутно различала в темноте очертания его тела. Только что оно было частью ее самой, жило и билось в ней, а теперь… Она вдруг остро ощутила свою наготу, нащупала скомканный халатик и прикрыла им грудь. Движение получилось суетливым и жалким.
    — Не надо, не делай этого. Дай посмотреть на тебя.
    Он щелкнул выключателем, комната озарилась мягким светом ночника. Сандра дернулась и плотнее прижала к себе халатик. Грег ухватил его за краешек и потянул. Ее руки безвольно упали вдоль тела, глаза непроизвольно зажмурились.
    — Ну-ну, не надо так смущаться. Ты великолепна, даже сама не знаешь насколько. Тебе вообще надо ходить голой, тогда твои совершенства будут куда заметнее.
    — Ты смеешься надо мной!
    Знакомый ехидный огонек в глазах, усмешка кривит губы. Она опять опоздала, не заметила перемены. И опять попалась.
    — Ты легкая добыча, так и стремишься заглотнуть наживку. Грех не воспользоваться. А все оттого, что ты невнимательно читала Канта. Так ведь?
    — Вообще не читала, — буркнула Сандра.
    — И напрасно. Кроме всего прочего он дает один хороший совет: не вовлекайся и не вовлекай. Воспринимай мир, каков он есть — расчетливый, грязный и смрадный. А ты все силишься что-то изменить и других хочешь заставить делать то же. Обжигаешься, разбиваешь в кровь нос и опять бросаешься в бой. Ладно, мне-то что, это твой выбор, так хоть не жалуйся.
    — Мне холодно.
    Грег сорвал с кровати покрывало и накинул на плечи Сандры.
    — Так лучше?
    — Нет. — Она мотнула головой так, что волосы метнулись и рассыпались по плечам. — Нет. Я хочу уйти.
    — Обиделась. А ведь я хотел помочь.
    — Она все время смотрит на меня.
    Грег проследил за ее взглядом. С большой фотографии, висевшей на стене, смотрела молодая золотоволосая женщина с тонким бледным лицом. На лице этом, казалось, жили одни глаза — огромные, серые, загадочные и очень печальные. Искусная игра света и тени, тонко пойманная фотографом, намертво приковывала внимание именно к этим выразительным глазам, как бы оставляя все остальное «за кадром». Мастерская работа.
    — Мой первый стоящий снимок. — Голос Грега неуловимо изменился, потеплел, что ли. — Еще бы ей не смотреть. Ведь это…
    — Можешь не говорить, и так ясно. Это твоя мать.
    — Леди Анна, графиня Рэдклиф, единственная женщина в моей жизни.
    — Ты ее очень любил?
    — Боготворил. И потерял.
    — Теперь я понимаю, — медленно проговорила Сандра. — Ты мстишь всем женщинам на свете за то, что они живы, и еще за то, что не похожи на нее. Но этим ты ее не вернешь. Бедный, бедный Грегори!
    Сандра протянула руку и коснулась его волос, ожидая резкого движения, гневной отповеди, чего угодно, но только не того, что он сделал. Грег опять удивил ее, удивил и обезоружил. Взял ее руку и поцеловал.
    — Останься со мной до утра.

    Сандра проснулась оттого, что солнечный лучик, пробравшись сквозь щель в гардинах, пощекотал ее щеку. События прошлой ночи медленно возвращались к ней. Она вспомнила, что ушла к себе, едва забрезжило утро и проснулись первые птицы. Грег спал, раскинувшись на кровати. Она лежала рядом, прислушиваясь к его мерному дыханию, и улыбалась. Вся эта ночь была полна любовью, именно любовью, что бы он там ни говорил. Они сплетались в объятиях, доводя друг друга до изнеможения, засыпали, обессиленные, не размыкая рук, чтобы вновь проснуться и продолжить сладостную игру.
    Он шептал ей слова любви, и она верила, не могла не верить. Сандра поняла, что за блестящим непробиваемым фасадом скрывался одинокий, не очень счастливый человек, давно уже не верящий в искренность человеческих чувств. Вокруг толклись люди, много людей, и все чего-то от него ждали. Денег, сумасбродств, веселого беззаботного общения. А он, прекрасно понимая это, смотрел на суету вокруг себя с неизменной ироничной усмешкой.
    Единственным человеком, который любил Грега просто за то, что он есть, был старый Барнс. Ничего, подумала улыбаясь Сандра, теперь нас таких двое. Я ведь тоже люблю Грега.
    Как и когда это произошло, она не могла с точностью сказать, да и какая, в сущности, разница. Счастье плескалось в ней, грозя перелиться через край. Легкий стук в дверь прервал радостное течение ее мыслей. Сандра стремительно нырнула под одеяло.
    — Войдите!
    Розовое улыбчивое лицо Клубнички было под стать ее состоянию. Она вкатилась в комнату, толкая перед собой столик на колесах.
    — Добрый день! Я подумала, что пора уже разбудить вас, — сказала Сара, сдергивая с подноса белоснежную хрустящую салфетку. — Холодный грейпфрутовый сок, круассаны и кофе. Если захотите чего-нибудь посущественнее, я принесу, но скоро ланч.
    — Как?! — изумилась Сандра. — Который час?
    — Половина первого. В честь мисс Торрингтон ланч сегодня подадут в парковом павильоне. Подумать только, какой сюрприз! Она приехала сегодня рано поутру, прелестная, как картинка. Настоящая принцесса! Никто ее не ждал, даже мастер Грегори. То-то он обрадовался, аж засиял весь. Все утро от нее не отходит, глаз не сводит, боится дохнуть. Они уехали на верховую прогулку. Изумительно красивая пара, и так подходят друг другу!
    — А мне мистер Грег ничего не просил передать? — Сандра с трудом вклинилась в ее болтовню.
    — Ничего. Просил только вас не беспокоить. Сказал, что вы трудились всю ночь, как настоящая пчела. Да-да, так и сказал. Вы с собой работу привезли?
    Сандра рухнула на подушки и впилась ногтями в ладони. Больно, больно, больно!!! Господи, только бы не закричать!
    — Что с вами? — участливо спросила Клубничка. — Вы так побледнели… Вам плохо?
    — Все в порядке, — мертвым голосом отозвалась Сандра, почти не разжимая губ. — Я не голодна. Мне нужна машина, чтобы добраться до станции.
    — Вы уезжаете? Но вас же ждут к ланчу.
    Никто меня не ждет, а если и ждут, то только чтобы поиздеваться, вывалять в грязи и вышвырнуть вон. Я не доставлю им такого удовольствия. Все это Сандра хотела выкрикнуть прямо в лицо ни в чем не повинной горничной, но вовремя сдержалась.
    — Меня срочно вызывают в Лондон. Передайте это его сиятельству и поблагодарите за гостеприимство его и мистера Грега.
    Наскоро умывшись и пошвыряв вещи в сумку, Сандра спустилась в вестибюль и тут же нос к носу столкнулась с Барнсом. Он, кажется, поджидал ее. Этого только не хватало. Она хотела прошмыгнуть мимо, отделавшись кивком, но старик удержал ее за руку.
    — Простите, Сандра, всего одну минуту.
    Его глаза из-под очков смотрели так тепло и сочувственно, что Сандре пришлось сделать над собой гигантское усилие, чтобы не разрыдаться.
    — Этот ваш неожиданный отъезд… — Барнс помедлил, подбирая слова, — точно связан с делами или?..
    Она коротко кивнула, до боли закусив губу.
    — Если это не совсем так, то я уверен, мисс, вы что-то неправильно поняли.
    — Я все правильно поняла, благодарю вас. Снаружи послышалось шуршание шин.
    — Мне пора. Прощайте, Барнс.
    — До свидания, Сандра. Для меня было большой честью познакомиться с вами.
    Сандра вырвала руку и, не оглядываясь, сбежала по ступенькам к машине.

Глава третья
Похищение

    Бада на месте не оказалось. Оно и к лучшему. Меньше всего Сандре сейчас хотелось отвечать на вопросы. Она и домой не пошла именно поэтому. Марго не проведешь. Любопытством, конечно, не одолела бы, такта у нее хоть отбавляй, но постаралась бы окружить заботой, а это еще хуже.
    Сандра послонялась по пустой редакции и пошла в галерею Тейта «восстанавливать душевное равновесие». Именно так это называлось на их с Бадом языке. Народу было много, сплошь туристы, и Сандра с наслаждением затерялась в толпе. Хорошо, когда ты никого не знаешь, и тебя никто не знает, и никому до тебя дела нет. Полная анонимность.
    Сандра остановилась перед одной из картин и тут же забыла обо всем на свете. В кругу яростного желтого света застыла фигура ангела с поднятым мечом. У его ног корчились объятые ужасом маленькие человечки, иные пытались спастись бегством и сгорали, иные в благоговейном трепете преклонили колени и молитвенно простирали к ангелу руки.
    Сандру вдруг осенило. Как все просто и как безумно сложно! От боли не убежишь и не спрячешься. Надо научиться любить ее, и станет легче. Только так и можно выжить, не разрушив себя. Ей вдруг безумно захотелось очутиться в тихом уютном доме на Куинс-Гейт, среди знакомых, любимых вещей, увидеть лучистые мудрые глаза Марго и все-все ей рассказать.

    Входная дверь была почему-то не заперта.
    — Марго! — окликнула Сандра. — Марго, это я!
    Но никто не отозвался. Давящая, гулкая тишина была ей ответом. Сандра вбежала в гостиную и остановилась как вкопанная. Комната была разгромлена. Царящий повсюду хаос так больно ударил по глазам, что Сандра невольно зажмурилась. Перевернутые столики и стулья, вспоротый чьей-то безжалостной рукой диван, отброшенный ковер, несколько выломанных дощечек паркета.
    Сандра очертя голову бросилась наверх. Ничего утешительного — все комнаты постигла та же участь. Особенно досталось кабинету, в котором вообще живого места не было.
    Сандра бесцельно бродила по дому, пытаясь что-то поправить, подбирала сброшенные с полок книги, распихивала по ящикам вывороченное на пол белье, зная, что никогда больше его не наденет, и совершала еще какие-то действия просто для того, чтобы двигаться, чтобы не рухнуть на пол и не разрыдаться от обиды и унижения.
    На всем лежала печать чужого вторжения, наглого и бесцеремонного, это был не тривиальный грабеж, а методичный, целенаправленный поиск. Сандра не сомневалась: искали архив отца. Нашли или нет, это отдельный вопрос, и только Марго могла на него ответить. Странно другое. Негодяи действовали в открытую, не опасаясь, что хозяева обратятся в полицию. Значит, были уверены, что не обратятся или что полиция тут не поможет. Занятая этими мыслями, Сандра даже не задумалась, как рискует, оставаясь одна в разгромленном доме. А ведь злоумышленники могли в любой момент вернуться.
    Уже совсем стемнело, но свет зажигать не хотелось. Сандра опустилась на пол и замерла, уронив голову на колени. Сколько она просидела так, сказать трудно. Звук торопливых шагов заставил ее вздрогнуть. В дверном проеме возникла чья-то фигура. Сандра съежилась, боясь вздохнуть.
    Яркий свет ослепил ее, резанул по глазам. Сандра попыталась вскочить, но ноги подогнулись, и она плюхнулась обратно на пол, подслеповато щурясь.
    — Финч!
    — Бад!
    Слава Богу, это он, одетый с иголочки, при галстуке, но с совершенно опрокинутым лицом, волосы всклокочены, глаза блуждают по комнате, явно ища кого-то. Сандре показалось, что он даже не заметил царящего вокруг разгрома.
    — Где Марго? — выпалил Бад. — Она вернулась? Что… что здесь произошло?
    — Могу ответить только на один вопрос, — сказала Сандра, вставая. — Марго нет дома. А в остальном у меня столько же вопросов, сколько и у тебя.
    — Ничего не понимаю, — бормотал Бад, меряя шагами комнату и размахивая руками. — Мы ужинали. Дивно. Я остался. Она вышла. Я следом.
    Сандре с большим трудом удалось слепить нечто цельное из отрывочных фраз, вылетавших из него, как из автомата. Выходило, что они ужинали в ресторанчике на Парк-Лейн. Бад задержался, чтобы расплатиться, а Марго вышла на улицу подышать воздухом. Они собирались вместе вернуться на Куинс-Гейт — еще поболтать и выпить, но, когда Бад разобрался с официантом, ее и след простыл.
    — Я решил, что Марго пошла домой одна. Странно, конечно, но кто знает, что может прийти в голову женщине. Мчался всю дорогу, высматривал ее, и вот… — Его глаза обежали комнату и остановились на Сандре. — Что стряслось?
    Сандра вкратце, не вдаваясь в подробности, рассказала о досье отца и о том, какой неожиданный интерес вызвала эта тема в поместье Рэдклифов.
    — Надо срочно сообщить в полицию! — выпалил Бад.
    И тут зазвонил телефон.

    Первое, что увидел Грег, войдя вслед за Бэби в павильон, был стол, накрытый на троих. Отец сидел поодаль в плетеном кресле и курил.
    — А-а, вот и вы, — сказал он, вставая. — Хорошо прокатились?
    — Божественно! — защебетала Бэби. — Каждый мой приезд сюда — это словно путешествие в детство. Столько воспоминаний! Решительно, я должна чаще здесь бывать.
    — Не понимаю, что вас удерживает. — На лице Рэдклифа появилось нечто похожее на радушие. Впечатление было жутковатое, будто гипсовая маска, снятая с мертвеца, вдруг осклабилась. — Этот дом все равно что ваш.
    Грег мрачно слушал их и старался не думать о Сандре. Он получил бы огромное удовольствие, сведя обеих женщин лицом к лицу. Они непременно сцепились бы, неявно, скрыто, как бульдоги под ковром, но от этого ничуть не менее яростно. Колкие, напоенные ядом фразы, уничтожающие взгляды, презрительный изгиб бровей, короче, весь арсенал женщин, вышедших на тропу войны. Презабавно, ей-богу!
    Но сейчас ему было не до игр. Каким-то образом этой малознакомой девочке удалось подобраться к нему совсем близко и коснуться сокровенных уголков его души, куда посторонним вход был заказан. В ней было все, чего отчаянно не хватало Бэби. Естественность, природный такт, способность сопереживать и не стесняться проявлять свои чувства. И еще огромный запас тепла, в которое так и тянет окунуться и которое она столь щедро тратит, ничего не ожидая взамен. Нет, Александра Финчли решительно не похожа на хищных холодных сук, с которыми он привык общаться. Наверное, это большое счастье, когда тебя любит такая девушка.
    Непрошеная, несвоевременная мысль. Подобный мусор надо выметать из мозгов, пока он не пустил там корни. Долой!
    — А где же наш непотопляемый Марч? — осведомился Грег.
    — Уехал с рассветом. В отличие от тебя он деловой человек.
    — И ладно. Ничуть не сожалею, что его нет. Когда он рядом, мне все время хочется схватиться за кошелек и пересчитать деньги, все ли на месте.
    — Дорогой, ты неисправим! — воскликнула, смеясь, Бэби. — Не можешь не сказать какую-нибудь гадость.
    — Все, что угодно, лишь бы позабавить тебя, дорогая.
    — Можем начинать.
    Граф лично отодвинул стул для Бэби и сделал приглашающий жест рукой.
    — Однако кого-то все же не хватает, — заметил Грег.
    — Если ты имеешь в виду мисс Финчли, то она уехала.
    — Вот как.
    Грег спокойно посмотрел на отца. Он, наверное, ждет вопросов, всплеска эмоций, хоть какой-то реакции. Не дождется. Он, Грегори, тоже настоящий Рэдклиф. Но на лице графа ничего нельзя было прочесть, кроме обычного холодного презрения.
    — Она даже не соблаговолила попрощаться. Плебейские манеры.
    — А кто эта мисс Финчли? — спросила Бэби. — Я ее знаю?
    — Журналистка. Ты могла видеть ее у меня пару дней назад. Но хватит об этом, я, например, ужасно проголодался. Как говаривал один старый чревоугодник, единственный голос, к которому стоит прислушиваться, это голос твоего желудка.

    Бад протянул трубку Сандре.
    — Мне почему-то страшно, — прошептала она.
    Бад нетерпеливо махнул рукой: мол, давай, не медли. Сандра поднесла трубку к уху.
    — Слушаю.
    — Я говорю с мисс Александрой Финчли?
    — Да, да!
    — Ваша мачеха у нас. — Голос был незнакомый, резкий и требовательный. — Пока с ней ничего не случилось. — От легкого упора на слово «пока» у Сандры по спине побежали мурашки. — Но она ведет себя неразумно. Вы понимаете, о чем я?
    — Н-нет.
    — Только не заставляйте меня думать, что это у вас семейное. — В голосе незнакомца зазвучала неприкрытая угроза. — Как вы уже, наверное, заметили, мы искали это в вашем доме, но безрезультатно. Ваша мачеха уверяет, что этого не существует.
    — Я не понимаю…
    — Бросьте. Наш человек от вас самой слышал, что интересующая нас вещь находится в вашем доме.
    Сандра шумно выдохнула, будто чей-то мощный кулак ударил ее в солнечное сплетение. Мортимер! Мерзавец! Так это он…
    — Я рад, что вы вспомнили. Даю вам двадцать четыре часа. Завтра, ровно в два двадцать пополуночи, я позвоню, вы передадите мне это, и мы отпустим вашу мачеху.
    — Где она?
    — Рядом со мной.
    — Я хочу поговорить с ней.
    — В этом нет необходимости.
    — Я требую!
    — Деточка, вы не в том положении, чтобы требовать. Если вы будете нерасторопны, мы для начала пришлем вам один из ее пальчиков. Вот, хотя бы этот, с сапфировым колечком. Будет что сохранить на память. Или маленькое ушко.
    Сандра задохнулась от ужаса, услышав протестующий крик Марго: «Негодяй! Убери лапы!».
    — Не надо! — закричала Сандра. — Не трогайте ее! Я все сделаю, но сутки это слишком мало. Я не знаю, где искать, я…
    Она не сразу поняла, что кричит в пустоту.

    — Ее смертельно оскорбили, Грегори, и сделал это ты.
    — Ерунда, Барнс. — Грег со скучающим видом закинул ногу на ногу и принялся сосредоточенно выбирать конфету в бонбоньерке. — Я ее не видел со вчерашнего вечера.
    — Зная тебя, рискну предположить, что это не совсем так.
    — Не слишком ли велик риск?
    — Возможно, но, когда она уезжала, по глазам было видно, что душа ее обливается кровью.
    — Бог ты мой, что за выспренний тон! А тебе-то что за дело?
    — Сам не знаю. — Барнс снял очки и принялся сосредоточенно протирать их платком. — Возможно, это первая настоящая женщина, которая встретилась тебе. Ты не должен ее потерять.
    — Ты так думаешь?
    — Уверен. А главное, ты сам это знаешь, но боишься признаться даже самому себе.
    Грег повертел шоколадку и бросил обратно в бонбоньерку.
    — Мне никто не нужен.
    — Юношеская бравада. А ведь ты уже не мальчик, пора бы и повзрослеть.
    — Она что-нибудь сказала?
    — Ничего. Но почему бы не спросить у нее самой?
    — Ты поедешь со мной?
    — Мог бы и не спрашивать.

    Рано утром на следующий день Сандра и Бад подъехали к внушительному зданию издательского дома «Пингвин» на Райтс-Лейн. Ночь они провели без сна, в безуспешных поисках. Никаких следов досье. Впрочем, они вряд ли могли сработать лучше, чем те, кто обшаривал дом до них.
    — Бесполезно, Бад, — сказала Сандра, бессильно упав в кресло и вытянув гудящие от усталости ноги. — Единственное, что нам остается, это поискать у Марго на работе.
    — Как ты туда попадешь?
    — Пока не знаю.
    — Ты знакома с кем-нибудь из ее сослуживцев?
    — Так, видела пару раз, когда заходила к Марго.
    — Они тебя запомнили?
    — Хотелось бы сказать, что меня не запомнить невозможно, но не уверена.
    — Может, оно и к лучшему, — неуверенно сказал Бад. — Если попытаться пройти по карточке Марго, могут и не заметить.
    — Думаешь? — с сомнением в голосе спросила Сандра.
    — А что? — Бад явно вдохновился этой идеей. — Волосы под шляпу, темные очки, мазнешься ее помадой — и вперед! Охранники наверняка отметились накануне в пабах, поэтому им будет не до тебя.
    Бад оказался на удивление тонким психологом. Охранник в холле издательства явно маялся с похмелья. Припухшие глаза выражали такую муку, что Сандре даже стало жаль беднягу. Она заметила, как он привычным жестом бросил в стакан с водой таблетку, и, поняв, что это ее шанс, подошла к стойке. Охранник проворно прикрыл стакан листком бумаги.
    — Доброе утро!
    — Доброе, — буркнул охранник, стараясь не смотреть на нее.
    Сандра протянула ему запаянную в пластик карточку, изо всех сил стараясь, чтобы не дрогнула рука. Он мазнул по карточке взглядом, который явно отказывался фокусироваться, и кивнул.
    — А вы рано сегодня.
    — Работа срочная.
    — Мда-а-а, работа…
    Ему очень хотелось, чтобы работящая дура поскорее ушла и он мог бы выпить вожделенное снадобье, которое предательски шипело под листком. Сандра убрала удостоверение в сумочку и неторопливо направилась к лифту, благословляя про себя пристрастие соотечественников к пиву.
    Шкафчик с ключами был не заперт. Сандра быстро отыскала нужный ключ и, поминутно озираясь, двинулась по пустынному коридору. Палас на полу заглушал звук шагов. Вот и номер шестнадцать.
    На дверной табличке было выведено затейливой вязью «Маргарет Сомерсет, старший переводчик. Патрисия Стайгер, редактор». Только когда Сандра натыкалась где-нибудь на фамилию «Сомерсет», она вспоминала, что Марго и отец так и не оформили официально свой брак. Не придавали этому значения или, может быть, дорожили своей свободой, которой, впрочем, не мыслили друг без друга. И были при этом куда счастливее большинства супружеских пар, союз которых освящен церковью.
    Сандра вошла в кабинет и бесшумно прикрыла за собой дверь. Окинув беглым взглядом стол Марго и подмигнув своей фотографии в простой деревянной рамке, Сандра занялась ящиками. Их было пять, и все до отказа забиты бумагами. Сандра выкладывала их и просматривала. Ничего похожего на то, что она ищет. Вдоль стены тянулся стеллаж, уставленный внушительными томами энциклопедии «Британника» и всевозможными словарями. Здесь тоже искать не имеет смысла. Еще был стол Патрисии, но он по вполне понятным причинам отпадал.
    Сандра включила компьютер и пролистала файлы. Ничего. Она в отчаянии уронила голову на руки. Все. Веревочка оборвалась, а других концов у нее нет. Остается только, вооружившись телефонной книжкой, обзванивать многочисленных друзей Марго и осторожно выяснять у них, не оставляла ли она что-нибудь на хранение. Так ведь не скажут: если Марго и доверила кому-нибудь документы Алека, то только под большим секретом.
    Из коридора донеслись голоса. Сандра вскочила. Надо уходить. От неловкого резкого движения со стола упала магнитная подставка для скрепок. Сандре показалось, что грохот разнесся по всему зданию. Она бросилась на пол и принялась сгребать в кучку отставшие от магнита скрепки. Под руку ей попался маленький металлический ключик, тоненький, почти незаметный. Сандра озадаченно повертела его. На гладкой поверхности были четко выгравированы буквы и цифры: «ВВ 307». Интересно, что это может значить?
    Голоса приближались. Сандра сунула ключ в карман, выключила компьютер и прильнула ухом к двери. Уфф, кажется, пронесло. Она выскользнула в коридор и, заперев кабинет, бросилась к лестнице. Лифта дожидаться не стала.
    Бад бродил около машины, изнывая от нетерпения и беспокойства. Завидев Сандру, он застыл в позе гончей, готовой взять след.
    — Наконец-то! А я уже собирался идти на выручку.
    — И все бы испортил. Поехали отсюда, скорее!
    Машина резко рванула с места.
    — Ты оказался Юнгом и Нострадамусом в одном лице. Точная психологическая оценка и ясновидение, не знаю, чего больше, — возбужденно говорила Сандра. — Дракон у входа изрыгал не пламя, а пивные пары. На меня даже не взглянул. Ценю твой жизненный опыт.
    — Нашла время шутить, — скривился Бад. — Там пусто?
    — Не совсем. Взгляни вот на это. — Сандра протянула ему ключ.
    Бад ловко вырулил из гущи машин и притормозил у тротуара.
    — Дай-ка сюда. Хм, похоже на ключ от банковского сейфа.
    — Или от камеры хранения.
    — Умница! — завопил Бад и смачно чмокнул ее в щеку. — Моя школа!
    — Самодовольный индюк!
    — Ладно-ладно, не заводись, — примирительно сказал Бад. — Посмотрим лучше, что тут у нас. «ВВ 307». Скажем, вокзал «Виктория», бокс триста семь. Проверим?
    — А что, есть другие предложения?
    Она внимательно следила за дорогой в зеркальце заднего вида, а сама думала о Грегори. В результате вчерашнего шока он стал абстракцией. Сандра странным образом успокоилась. Все происшедшее между ними представлялось ей отстраненным, плоским, идеально уложенным в канву общей интриги, тонкого замысла, начисто лишенного эмоций. Грегори сыграл с ней и выиграл эту партию. Только эту.
    Бад припарковал машину на стоянке у вокзала, поближе к выезду, и подтолкнул Сандру.
    — Иди. Я буду прикрывать тыл, на случай если кто-то все-таки сел нам на хвост.
    В камере хранения было тихо и немноголюдно. Сандра издалека заприметила нужный ей бокс и пошла к нему, сдерживая шаг. Каблучки ее туфель звонко цокали по гладким плитам пола. Ей казалось, что все головы поворачиваются на звук, любопытные глаза упираются в лопатки.
    Ключ повернулся в замке. За исключением маленького пакета, перетянутого крест-накрест скотчем, в боксе ничего не было. Сандра воровато смахнула пакет в сумочку, поминутно ожидания нападения сзади, смрадного дыхания в ухо, выкручивания рук. Но ничего такого не произошло. Окружающие занимались своими делами и не обращали на нее ни малейшего внимания.
    Бад маячил у выхода. Неужели у меня тоже все так явственно написано на лице? — подумала Сандра. Нетерпение, тревога, волнение. Хороши конспираторы, нечего сказать!
    Сандра взяла приятеля под руку, плотно прижав к нему сумочку бедром. Так они и дошагали до машины, сросшиеся как сиамские близнецы.

    Пакет жег руки. Сандра чуть не уронила его и, виновато улыбнувшись, повернулась к Баду.
    — Давай ты. Мне что-то не по себе.
    — Вот еще глупости, — сказал Бад, ловко срывая ленту. — Посмотрим, что тут у нас.
    В пакете оказались видеокассета и компьютерная дискета, больше ничего.
    — Техника в доме работает? — осведомился Бад, деловито потирая руки.
    — Надеюсь.
    Они перетащили в кабинет видеомагнитофон с телевизором, включили компьютер и принялись за работу. К их полному разочарованию, дискета была сплошь забита адресами, телефонами с инициалами вместо имен, колонками странных цифр, номерами контрактов и выдержками из них. Разобраться во всем этом мог только посвященный человек. Сандра и Бад таковыми не являлись.
    — Что будем делать? — спросила Сандра.
    — Посмотрим кассету, прежде чем впадать в отчаяние. Может, хоть выясним, то это или не то.
    На экране возникла затемненная комната, на фоне окна силуэт сидящего человека. Изображение чуть прыгало, как всегда, когда снимают любительской камерой. Сандра впилась в экран.
    — Спасибо, что согласились встретиться со мной, — раздался голос, от которого у Сандры остановилось сердце. — И что согласились на съемку.
    Это сдержанно-мрачный глубокий голос принадлежал отцу. Ошибки быть не могло, она узнала бы его из тысяч других. Человек на экране заерзал, послышался надтреснутый скрип стула.
    — Сам не знаю, зачем я это сделал. Хотя чего там… Меня задело то, что вы мне показали. Я еще не видел, чтобы так снимали.
    Незнакомец шевельнул рукой, и справа от него вспыхнул экран телевизора. В каше разбитого стекла неуклюже ползает женщина и смотрит неподвижными, слепыми от ужаса глазами прямо в объектив камеры. Какие-то люди несут окровавленного ребенка. Его ручонки конвульсивно вздрагивают, словно пытаясь ухватить ускользающую жизнь. Перевернутая машина, а под ней пригвожденный к асфальту мужчина. Из его разинутого рта вырывается монотонный тоскливый вой и рвет, рвет уши.
    — Не пойму, что вы за тип.
    Человек, сидящий перед телевизором, нажал кнопку на пульте, и вой прекратился. На экране застыло искаженное мукой лицо и черный провал кричащего рта.
    — Как вы могли хладнокровно снимать это?
    — Кто вам сказал, что хладнокровно?
    — Но ведь снимали.
    — Я репортер. У меня свои задачи.
    — Вы просто чертов сукин сын.
    — Возможно, но именно я держу зеркало, в котором люди могут увидеть, что они делают друг с другом.
    — Тем, кто организовал кровопролитие, такие картинки только в кайф.
    — Но не вам, а ведь вы один из них.
    — Я что, десятая спица в колеснице. Там работают люди покруче. Я всего лишь посредник между ИРА и теми, кто снабжает их взрывчаткой.
    — Кто эти люди?
    — Последняя крупная сделка прошла как раз незадолго до манчестерского взрыва, результаты которого вы так удачно запечатлели. Поставщик — компания «Марч констракшнз». Ее владелец Джеймс Марч жирует на государственных подрядах, отсюда крепкие связи в министерстве строительства, через которое он и получает взрывчатку якобы для строительных целей. Часть использует по назначению, а львиную долю сбывает нам по фантастическим ценам. По фиктивным контрактам, естественно.
    Сандра впилась ногтями в ладонь Бада. Он дернулся и стряхнул ее руку.
    — Марч! — прошипела она. — Марч!
    — Я слышал. — Бад слизнул с царапины капельку крови. — Это еще не причина, чтобы…
    — Тсс!
    — С кем он связан в министерстве? — продолжает расспрашивать Алек Финчли.
    — Единственная фамилия, которую я знаю — Барретт, Ллойд Барретт, начальник департамента. Судя по тому, что говорил мне Марч, он в курсе дела и хорошо с этого имеет.
    — Вы можете подтвердить свои слова документами?
    — А как же. Записи телефонных разговоров, копии контрактов… При желании можно отследить всю цепочку.
    — Я могу их получить? За деньги, естественно.
    — Хоть сейчас.
    — И еще один вопрос. Почему вас называют Скунсом?
    — В этом есть что-то из области интуиции. — Человек на экране хихикнул. — Подозревали, наверное, что я могу при случае навонять. И не ошиблись. Вот только главного они не понимают, а я понимаю. Вся эта шебутня не более чем иллюзия. Как и жизнь лишь бледное отражение смерти. Я соскакиваю с подножки поезда, несущегося в пропасть.
    Пошли помехи, запись закончилась. Сандра потерла уставшие глаза. Ощущение было такое, точно по ней проехал бульдозер. Бад между тем щелкал клавишами компьютера.
    — Во, гляди, Скунс. — Он выписал номер телефона. — Надо будет нанести ему визит, если он еще не окончательно соскочил.
    — Вот кто соскочил, так это ты! — Сандра выразительно повертела пальцем у виска. — Окончательно и бесповоротно. Ты во что решил ввязаться?
    Бад смотрел на нее лихорадочно блестящими глазами одержимого человека, и она безошибочно учуяла проснувшийся в нем журналистский азарт. Знакомое дело. Этого джинна в бутылку уже не загонишь.
    — Не смей, слышишь? Даже думать об этом забудь.
    — Ну что ты, что ты… — примирительно залопотал Бад. — Ничего такого. Отдадим сегодня кассету, выцарапаем Марго и забудем об этом.
    — Обещаешь?
    — Слово Роберта Стайнса, — торжественно провозгласил Бад, подняв для пущей важности два пальца вверх.
    Получилось пафосно, но не очень убедительно. Сандра подозрительно посмотрела на приятеля. Нет, вроде не лукавит.
    — Из-за этой кассеты я уже потеряла отца. Больше не хочу никем и ничем рисковать.
    — Успокойся, Финч, не пыли. Мое слово все равно что кремень и бетон вместе взятые. Это тебе любой подтвердит. Ты бы лучше пошарила в холодильнике. Может, там завалялась бутылочка пива.
    Когда Сандра вернулась с пивом, Бад уже облачился в пиджак.
    — Куда это ты собрался? — подозрительно спросила она.
    — Заскочу на минутку в редакцию, успокою старину Смитти, а то он, наверное, меня потерял. — Бад лучезарно улыбнулся. — Одна нога здесь, другая там. Заодно прихвачу чего-нибудь поесть.
    Он пулей вылетел из комнаты, прежде чем Сандра успела возразить или вообще спросить хоть о чем-то. Она перешла в гостиную и прилегла на диван. В глазах свербело, словно туда швырнули горсть песка, тело налилось тяжестью. Веки сами собой закрылись, и Сандра почувствовала, что уплывает куда-то в темноту, где тускло горят язычки шелкового искусственного пламени, почти не дающего света.
    Звонок телефона просочился в ее дремоту, липкую и вязкую, как патока, и чуть не завяз в ней. Не открывая глаз, Сандра нащупала трубку.
    — Алло…
    — Сандра?
    Мгновенный точечный укол в сердце. Палец, дернувшись, сам нажал на кнопку отбоя. Ту-ту-ту… Все на свете лишь иллюзия и сон, не более реальный, чем эти гудки. Положила трубку — и нет их.
    Но звонок раздался снова, требовательный, настырный. Сандра сидела, как под обстрелом, плотно прижав руки к ушам, но наглый звон продирался сквозь все преграды, и некуда было спрятаться. А почему, собственно, я должна прятаться? — подумала, свирепея, Сандра.
    — Прекрати этот трезвон! — закричала она в трубку. — Неужели не понятно, что я не желаю с тобой говорить!
    — Эй-эй, полегче на поворотах. — Она услышала в его голосе знакомую язвительную усмешку и разъярилась еще больше. — Я только хотел как воспитанный человек предупредить о своем приходе.
    — Не трудись.
    — Никаких трудов. Я уже стою у тебя под дверью. И не вздумай сбежать через заднюю дверь. Там дежурит Барнс.
    Ничего себе! Обложили со всех сторон, как лисицу. Ничего, она еще покажет зубки. Сандра бросила телефон на подушку и ринулась к двери.
    «Алло! Алло! Сандра!» — доносилось с улицы. Она рванула дверь, чуть не сорвав ее с петель, и застыла на пороге, тяжело дыша и яростно сверкая глазами. Грег стоял перед ней, прижав к уху радиотелефон, как всегда безупречно элегантный, в идеально выглаженных брюках и белоснежной рубашке, излучающий прохладу и свежесть, будто не было палящего солнца и пыльного города или эти мелкие неудобства его не касались.
    — Ба, какой встрепанный вид! — проговорил он, лениво улыбаясь. — Неужели мой приход так тебя растревожил?
    Звонкая пощечина была ему ответом. С каким-то садистским удовольствием Сандра наблюдала за красным пятном, медленно расплывающимся на его щеке. Грег остался невозмутим.
    — Знаешь, женщины по-разному приветствовали меня, но так — впервые. Это наводит на мысли. По-моему, ты от меня без ума.
    Сандру как прорвало. Она набросилась на Грега, молотя кулачками куда попало, только бы стереть самодовольную улыбочку с его лица, не слышать больше этот наглый, победный тон. Грег даже не пытался защищаться и смотрел с высоты своего роста внимательно и серьезно. Сандра почувствовала, как под этим взглядом ее ярость куда-то улетучивается.
    — Рысь, вылитая рысь. Ты даже можешь перекусить мне артерию. Это вот здесь. — Он ткнул себя в шею. — Но сначала я сделаю то, зачем приехал.
    Грег неожиданно сгреб ее в объятия, лишив способности двигаться. Легонько встряхнул, однако голова Сандры откинулась назад. Губы сами собой приоткрылись.
    — Не будем терять времени. Сейчас сюда придет Барнс. При нем я буду сдержанным, обещаю.
    Его поцелуи становились все более долгими и страстными, словно Грег пробовал сочный экзотический плод. Полная и безоговорочная капитуляция, пронеслось в голове у Сандры, с аннексиями, контрибуциями, полным набором поражений в правах и всем, что еще полагается в подобных ситуациях. Почему я позволяю ему делать это со мной? — мелькнуло где-то на периферии сознания. Я, наверное, не должна поддаваться, это глупо и унизительно. Но я подумаю об этом потом, когда смогу… и захочу.
    — Сладкая моя девочка… — шептал Грег ей на ухо. — Глупенькая моя девочка. Хотела сбежать от меня, но разве это возможно? Глупенькая, глупенькая моя девочка…
    Что он имеет в виду? Что в его донжуанском списке не было случая, когда бы намеченная жертва сорвалась с крючка? И вправду глупо и унизительно.
    Грег мгновенно почувствовал перемену в ее настроении. Сандра теперь смотрела на него спокойно и даже с некоторой долей сочувствия. Это было неожиданно, непонятно и подействовало сильнее, куда сильнее, чем давешняя пощечина.
    — В чем дело? — спросил он хрипло.
    — Зачем ты это сделал, Грегори?
    Она скользнула пальцем по его волосам, по щеке, по губам.
    — Такой красивый и такой гнилой. Какая жалость.
    Сандра вдруг почувствовала, что он больше не держит ее, и сразу стало холодно и неуютно. Зябко поежившись, она медленно развернулась и пошла в дом. Звук удаляющихся шагов говорил о том, что тоскливого объяснения не будет. И славно.
    Вид разоренной гостиной моментально привел ее в чувство. Марго! Как можно было забыть о ней? Эгоистка! Самовлюбленная идиотка! Лелеет свои обиды и переживания, а между тем… Сандра пулей вылетела из дома.
    Грег уже садился в машину, ту самую серебристую «ламборджини», которая с некоторых пор мерещилась Сандре на каждом шагу. Она судорожно схватила его за руку, затрясла, затеребила.
    — Все глупости… я наговорила… прости… — Она зажмурилась и, набрав в легкие побольше воздуха, как ныряльщик перед прыжком, выпалила: — Где она? Скажи мне. Пожалуйста. Пожалуйста!!
    Грег осторожно разжал ее пальцы.
    — А теперь спокойно и еще раз. Про кого я должен сказать тебе?
    — Грегори, умоляю! Я все нашла, что нужно тебе и твоему другу Марчу. Можешь забрать хоть сейчас, но только отпусти Марго. Обещаю, никто никогда ничего не узнает. Я даже согласна переспать с тобой, если хочешь.
    — А вот это уже интересное предложение, — усмехнулся он. — Полезай-ка в машину, сразу все и обсудим.
    На негнущихся ногах, как на ходулях, Сандра обошла «ламборджини» и еле-еле втиснулась в предупредительно распахнутую дверцу.
    — Здравствуйте, Сандра.
    Она повернулась на голос. Барнс. Седая грива, очечки, все на месте, даже улыбка — теплая и радушная. Как же она раньше не замечала, сколько в ней фальши?!
    — И вы здесь. Скажите, Барнс, про Вики, про несчастную маленькую Вики, это была сказочка, да? Чтобы вернее посадить меня на крючок? А вам не страшно, что от такой лжи ваша внучка и вправду рискует пострадать? А может быть, у вас и внучки-то никакой нет?
    Она увидела, как у старика задрожали губы, но ей не было жаль его. До сих пор Барнс слишком хорошо играл свою роль, чтобы его можно было заподозрить в чувствительности.
    — Мне кажется, она бредит, Барнс. — Грег коснулся длинными прохладными пальцами ее лба. Температуры вроде нет. Тогда начнем с начала. Кто она и при чем здесь мой якобы друг Марч? Кстати, друзьями нас назвать вряд ли возможно. Я его едва переношу. Барнс подтвердит.
    Но Сандра не стала дожидаться подтверждения. Ей уже осточертела бессмысленная болтовня. Похоже, этих людей можно припереть только фактами.
    — Только вы двое и знали, что документы моего отца хранятся у нас в доме. И еще я упомянула, что Марго в курсе его дел куда больше меня. На следующий же день она исчезла, а дом… — Сандра махнула рукой. — Идемте, сами все увидите.
    — И, по-твоему, это сделали мы с Барнсом? — осведомился Грег, обозрев последствия вторжения неизвестных. — Мысль интересна сама по себе, но уж больно дика.
    — Тебе не кажется, Грегори, что нам следует выслушать Сандру до конца? — подал голос Барнс. — Иначе мы никогда не доберемся до истины.
    Сдержанность старика отрезвляюще подействовала на обоих. Грег опустился в кресло и застыл в своей излюбленной позе, вытянув вперед ноги. Сандра ходила взад-вперед по комнате, кусая губы и силясь собраться с мыслями.
    — Говорите, дитя мое.
    — Я застала дом в таком виде, когда вернулась из Лайм-Парка. Потом примчался Бад и сообщил…
    — Кто такой Бад? — спросил Грег.
    — Мой друг и коллега. Они ужинали с Марго в ресторанчике неподалеку. Пока Бад расплачивался, она исчезла. А потом позвонил некто и сказал, что Марго в его руках, но обещал отпустить в обмен на досье отца. Пригрозил присылать ее мне по частям, если я не успею к назначенному им сроку.
    Грег заметил, как задрожали руки Сандры. Он дернулся было к ней, но усилием воли заставил себя остаться на месте.
    — Когда и где? — спросил Барнс.
    — Они позвонят в два двадцать ночи и уточнят место.
    — Осталось только выяснить, откуда в этом деле взялся Марч.
    — Кассета. Мы нашли кассету, — пояснила Сандра. — Пойдемте, я покажу вам.
    Но кассеты в видеомагнитофоне не оказалось. Дискета тоже исчезла. Сандра перетряхнула весь стол, но исключительно для очистки совести, поскольку уже догадалась, на кого списать пропажу. Она медленно выпрямилась и, глядя на Грега глазами разъяренной кошки, опасными глазами, с расстановкой произнесла:
    — Зачем весь этот спектакль? Я ведь обещала отдать тебе досье в обмен на жизнь Марго.
    — Не понял.
    — Пока ты там внизу разыгрывал из себя Ромео, Барнс выкрал документы.
    — Сандра, боюсь, у тебя окончательно поехала крыша.
    — Но это подло, подло! — твердила она. — Мы же договорились. Я… я поверила тебе.
    Слезы злости, отчаяния, разочарования текли по ее щекам. Грег участливо протянул Сандре платок, но она оттолкнула его руку.
    — И что же нам делать, Барнс, чтобы заставить эту упрямую ослицу поверить в очевидное? — спросил Грег, пряча платок в карман. — Давай разденемся, что ли, чтобы она могла осмотреть нашу одежду.
    И он как ни в чем не бывало принялся расстегивать рубашку. Сандра, остолбенев, следила за его движениями. Барнс, тяжело вздохнув, последовал примеру своего господина.
    — Постойте, джентльмены. В этом нет необходимости.
    В дверях, ухмыляясь во весь рот, стоял Бад.
    — Я, кажется, как всегда поторопился. Немного терпения — и застал бы занимательную сцену. Но увы! Кассета у меня.
    Сандра только рукой махнула. Утомленный мозг наотрез отказывался соображать.
    — Я ездил в редакцию, чтобы переписать кассету, — продолжал Бад. — Так что теперь она в надежном месте на случай всяких неожиданностей. А я узнал вас, — обратился он к Грегу. — Вы — Грегори Мортимер. Хорошенькие же у вас друзья, нечего сказать.
    — Воздержусь от комментариев, — отозвался тот. — Хотелось бы для начала ознакомиться с содержанием таинственной кассеты.
    — Прошу. — Бад сунул кассету в видеомагнитофон. — Не будем вам мешать. Пойдем, Финч.
    Он отвел ее в гостиную, где принялся опекать, как тяжелобольную. Уложил на диван, подсунул подушку под голову, приволок из кухни пузырь со льдом и водрузил Сандре на лоб.
    — Хочешь, чаю заварю? Или, может, виски? Но от его заботы Сандре стало совсем худо.
    Комок, застрявший где-то в груди, мешал дышать, теснил сердце.
    — А ты поплачь, — шепнул Бад, — легче станет. Вон сколько на тебя всего свалилось, на десятерых хватит. Поплачь, поплачь.
    И, словно повинуясь команде, из уголков ее глаз потекли спасительные слезы, побежали, змеясь, по вискам, оставляя за собой блестящие полоски. Они исчезали в волосах, а за ними тут же набегали новые, и, казалось, не будет им конца.
    — Не западай так на него, Финч, не надо. — Бад ласково гладил ее пальцы. — Он слишком красив и прекрасно это знает. Заметь, я не сказал — слишком хорош. А красивые, они думают, что всегда правы и всегда терзают. И растерзают, если не остеречься.
    Бад перевернул ее руку и нежно поцеловал узкую ладонь. Сандра прижала к себе его кудлатую голову и прошептала:
    — Я так люблю тебя, Бад. Только ты не уходи. Не оставляй меня одну.
    — Никуда не уйду, Финч. Буду с тобой, сколько ты захочешь.
    — Гхм!
    Бад вскочил, словно подкинутый невидимой пружиной. Сандра быстро пригладила волосы и вытерла опухшие глаза. Грег, покусывая губу, наблюдал идиллию с верхней ступеньки лестницы. Руки в карманах, на лице непроницаемая маска.
    — Извините, что помешал. Оставил старину Барнса зализывать раны. Его здорово задело.
    — Но не тебя! — выпалила Сандра, мгновенно воспламеняясь. Определенно, он действовал на нее как красная тряпка на быка.
    — Конечно нет, ведь для этого надо иметь сердце. Это ты хотела сказать?
    — Именно!
    Но Грег явно не собирался принимать вызов. Брошенная Сандрой перчатка так и осталась не поднятой. Он заговорил, обращаясь исключительно к Баду, будто Сандры в комнате и не было.
    — Да, это, безусловно, тот самый Марч, который здорово нагрел моего отца на реставрации Египетского зала в Лайм-Парке. Мы знакомы уже не первый год, но похищения людей и шантажа я от него не ожидал. — На лице Грега появилась презрительная гримаса. — Думаю, что смогу уладить это дело, — добавил он, коротко взглянув на Сандру.
    Она ответила ему пронзительным, испытующим взглядом.
    — Значит, ты все же их знаешь?
    Грег поморщился, как от зубной боли или от чрезмерного внимания надоедливой осы.
    — Дело вовсе не в этом. Мне кажется, что, кроме Марча, нам никто не угрожает.
    Бад подметил словечко «нам» и усмехнулся. Шустрый молодой человек, уже кует команду. Сам же ее возглавит, не иначе. Неужели все это ради Сандры или просто развлекается от нечего делать?
    — Вы заметили, как легко этот Скунс сдал Марча? — продолжал между тем Грег. — Если бы Марч представлял для них хоть какую-то ценность, Скунс не уступил бы так легко. И эти его слова: «Сдал вам одну крысу, так еще с десяток набежит. Нон олет!» — Он поднес к носу сложенные щепоткой пальцы. — «Не пахнет!» В смысле — деньги не смердят, на чем бы их ни заработали.
    — Он этого не говорил! — воскликнула Сандра.
    — Говорил. Внимательнее надо было слушать.
    — Не говорил! Я же прекрасно помню…
    Бад положил ей руку на плечо, призывая к молчанию, и Сандра тут же прикусила язык. Грег наблюдал за ними, мрачнея лицом. Его жутко раздражал этот тощий патлатый парень; который, похоже, имел большое влияние на Сандру.
    — И какой же вывод вы делаете из всего этого? — спросил Бад, продолжая удерживать Сандру за плечо.
    — Что за Марчем никто не стоит. Он в одиночку спасает свою шкуру. И это дает нам шанс на благополучный исход. Я могу использовать свое знакомство с ним и…
    — А если бы его прикрывали ирландские террористы, ты бы, конечно, побоялся сунуться! — Сандра раздраженно стряхнула руку Бада.
    — Прекрати, Финч! Это же глупо в конце концов.
    — Это было бы бессмысленно, мисс Финчли, — процедил сквозь зубы Грег. — Вам должно быть известно, что боевики ИРА не отпускают заложников. То, что вы все еще живы, — яркое доказательство моей правоты.
    В комнате повисло тягостное молчание. Бад внимательно разглядывал Грега, очевидно взвешивая все «за» и «против». Сандра отошла к окну и принялась выстукивать пальцами на подоконнике какой-то синкопирующий ритм. Бад шагнул к Грегу и протянул ему руку со словами:
    — Вы можете поступать по своему усмотрению. И знайте, что мы благодарны вам за помощь.
    — Я могу взять кассету? — спросил Грег, игнорируя дружеский жест Бада.
    — Пожалуйста.
    — Могу ли я обещать Марчу, что это дело не будет иметь продолжения?
    — Да, — отозвалась от окна Сандра.
    Бад промолчал.
    Грег вышел из комнаты, даже не попрощавшись. Сандра уткнулась лбом в стекло.
    — Он ушел? — глухо проговорила она.
    — Да.
    — Что со мной происходит, Бад? — Голос ее звучал жалобно, будто у растерянного ребенка. — Веду себя, как последняя дура.
    — Да уж, — печально констатировал он. — Ты просто втрескалась в него, как кошка.
    — И это любовь?! — вскричала Сандра. — Да я готова царапаться и кусаться, стоит ему только открыть рот.
    — Бывает и такое, — философски заметил Бад.

    Марго появилась через три часа, когда они уже извелись в ожидании. Она неслышно возникла на пороге кухни, где Бад, Сандра и Барнс наскоро перекусывали, просто стояла и смотрела на них. Лицо слегка осунулось и побледнело, под глазами притаились усталые тени, а в остальном это была прежняя Марго, прекрасная даже в изрядно помятом платье.
    — Привет! — сказала она и улыбнулась одними глазами, как только она одна и умела делать.
    Сандра издала торжествующий вопль, который мог бы соперничать с боевым кличем команчей, в два прыжка преодолела расстояние до двери и повисла на шее Марго.
    — Осторожно, чертенок, ты меня уронишь! — шутливо отбивалась та.
    Но Сандра не слушала и целовала, целовала ее куда придется: в щеки, в губы, в уши, в нос.
    — Бад, посмотри, это она! Барнс, познакомьтесь с моей Марго!
    Старик поднялся со стула и отвесил церемонный поклон.
    — Глазам своим не верю! — кричала Сандра, захлебываясь от восторга. — Он все-таки сделал это! Он… А где?..
    Она вгляделась в дверной проем, надеясь увидеть…
    — Грег подвез меня и уехал, — пояснила Марго.
    — Уехал? Но почему?
    Сандра, не дожидаясь ответа, бросилась вон из кухни. Он здесь, он не мог просто так уехать. Он ждет ее, и на этот раз она не обманет его ожиданий.
    Но улица была пуста. Сандра метнулась направо, налево, понимая, впрочем, что все напрасно. Грег не вернется. Она перегнула палку, и та с треском переломилась.
    — Он не вернется, — сказала она вслух и удивилась обреченности, прозвучавшей в голосе. — Он не вернется никогда.
    Когда она вошла в кухню, Марго уже рассказывала о своих злоключениях. Щеки ее раскраснелись, тон повествования, внешне спокойный, изредка звенел натянутой струной. Тогда Бад, восторженно ловивший каждое слово, касался ее руки, словно хотел сказать: «Я здесь, и ничего дурного больше не может случиться». И Марго отвечала ему благодарным пожатием.
    На Сандру никто не обратил ни малейшего внимания. И слава Богу, подумала она. Если меня сейчас о чем-нибудь спросят, я закричу.
    — Они с упоением расписывали, как расправятся со мной, — рассказывала Марго. — Предлагали столько экзотических способов, что это звучало немного по-опереточному. Впрочем… — Она запнулась, нахмурившись. Бад судорожно стиснул ее руку. — У человека, который сторожил меня, был вид настоящего бандита. Как знать, чем бы все закончилось, если бы не Грег.
    — Вам надо отдохнуть, — сказал Барнс, вставая. — Я и так уже слишком задержался.
    — Я вызову такси, — предложил Бад.
    — Не стоит, сам доберусь. Вам и так сегодня досталось. — Старик склонился над рукой Марго. — Дорогая мисс Сомерсет, надеюсь, это не последняя наша встреча. Сандра, до свидания. — Он вышел в сопровождении Бада.
    — Чудесный старикан, — улыбнулась Марго, сжимая ладонями виски. — Исчезающая порода. И Грег мне очень понравился.
    Сандра пробормотала что-то нечленораздельное.
    — А знаешь, — сдавленным голосом продолжала Марго, — это Марч «заказал» Алека. Он сам признался. И пообещал с тобой сделать то же самое. А мы ничего не можем предпринять. Страшно, правда?
    — Правда, — отозвалась эхом Сандра. — Но мы обещали Грегу…
    — Чепуха! — раздался у них за спиной голос Бада. — Я ничего подобного не обещал.

Глава четвертая
Потери

    Тонкая струйка дыма поднималась, змеясь, к потолку, свивалась в кольца, медленно раскручивалась спиралью и таяла. Грег забавлялся, наблюдая за ее причудливой игрой, напоминающей чувственный восточный танец.
    — Сколько в ней эротики, с ума сойти!
    Он уже был изрядно пьян, да еще, кажется, накурился какой-то дряни, которую ему подносила женщина в струящемся прозрачном одеянии. Грег осторожно брал косячок губами и глубоко вдыхал. От этого или просто сама по себе комната приобретала четвертое измерение: стены раздвигались, потолок улетал в запредельные дали, во все стороны разбегались бесконечные лабиринты. Он будет блуждать по этим призрачным лабиринтам, пока не превратится в призрак и не исчезнет в их зыбкой глубине…
    Из углов скалились хищные бархатные морды орхидей. Грег ощерил зубы и зарычал.
    — Волчище! Неуемный волчище! — пропел над ухом женский голос.
    Эта женщина была ему смутно знакома. Они когда-то занимались любовью, он не помнил толком почему, ведь она совсем не возбуждала его. Длинная, тощая, с выпирающими косточками и пунцовыми пятнами сосков на несуществующей груди. На лысой голове татуировка — змейка разевает жаркую пасть, вот-вот проглотит. Шалишь, милая, я тебе не по зубам.
    Женщина завозилась с застежкой его брюк, Грег без интереса наблюдал за ее манипуляциями.
    — Уау! — простонала она и с шумом втянула в себя воздух.
    Ему показалось, что между тонких губ мелькнул узкий раздвоенный язычок. В памяти тут же всплыло ее имя, чумовое, как и она сама. Снуки. Подиум, самолет, Италия. Он, что, сейчас тоже в Италии?
    В ее руке неизвестно откуда появилась крошечная коробочка. Белый порошок полился тоненькой струйкой на возбужденное естество Грега, и он брезгливо сморщился.
    — Ненавижу кокаин. Меня от него пучит.
    — Противный! Так и норовишь кайф сломать.
    Она принялась шумно снюхивать порошок. Звук был омерзительный, хлюпающий, жадный. Гадость какая, мелькнуло в мутящемся сознании Грега. Пользуется мною, как каким-то дешевым жиголо.
    — Слизывай немедленно всю эту дрянь! — заорал он. — Всю, до последней крошки!
    Потолок стремительно полетел на него с запредельной высоты. Грег увидел в нем отражение своего искаженного лица с бешено выпученными белками глаз и… Больше он ничего не помнил. Неимоверной силы взрыв разнес его тело на тысячи бесформенных кусков.

    Бад припарковал машину у серого многоквартирного дома на Мидлсекс-стрит и сверился с адресом. Все точно. Сейчас здесь было тихо и уныло, как это обычно бывает на окраине большого города. Трудно было представить себе, что по воскресеньям эта и еще несколько прилегающих улочек взрываются красками и шумом самой большой в Лондоне толкучки — рынка Петтикоут-Лейн.
    С раннего утра сюда подъезжают колонны грузовичков, груженных всякой всячиной, торговцы раскидывают свои палатки и выкладывают самый разнообразный товар. Торгуют в основном пакистанцы и индусы, приехавшие в Англию в поисках лучшей жизни, но много и аборигенов. Часам к десяти утра яблоку негде упасть — на Петтикоут-Лейн приезжает отовариться весь Лондон. Цены раза в три ниже, чем в магазинах, а выбор куда богаче. Говорят, здесь можно купить все, от наперстка до паровоза.
    Бад помедлил у машины, пытаясь сосредоточиться на деле. Его мысли были устремлены к Марго, и он ничего не мог с этим поделать. Бад уехал из Кенсингтона, унося на губах ее поцелуй, нежданный и оттого еще более пьянящий. Они проговорили всю ночь, причем Марго и Сандра по очереди и вместе пытались отговорить его от дальнейшей «раскрутки» Марча. Бад упирался. Наконец Сандра не выдержала и ушла спать.
    Оставшись одни, Марго и Бад вдруг замолчали. Как-то стало нечего сказать друг другу. Все аргументы исчерпаны. Бад смотрел на тонкий профиль Марго, на ее рассыпавшиеся по плечам волосы и мечтал только об одном: зарыться в них лицом, вдохнуть их нежный аромат и шепнуть ей… Что? Она ведь и так все знает.
    Марго повернулась к нему. Ее волшебные синие глаза смотрели прямо в душу, абсолютно беззащитную сейчас. Узкая теплая ладонь накрыла его руку, Бад не выдержал и прикоснулся к ней губами.
    — Ты знаешь, что помогло мне выдержать? — тихо спросила Марго. — Я вдруг почувствовала твою любовь. Это было как вспышка, как озарение. Они угрожали мне, пугали чудовищными пытками, но я уже знала, что неуязвима. Они ничего не могли сделать со мной, понимаешь? Ты вправду так сильно меня любишь?
    — Еще больше.
    — Тогда обещай мне… — она сжала его руку, — обещай, что ничего не будешь предпринимать. Я прошу тебя, я требую. Алека все равно уже не вернешь.
    — Ты очень любила его?
    — Очень. Он был мужчиной моей жизни — муж, друг, любовник, поразительный собеседник. Когда его не стало, мне казалось, что я своими руками убью мерзавца, который отнял у меня Алека. Я ведь уже тогда знала, что никакой аварии не было, было убийство. Слава Богу, я быстро поняла, что месть лишь иссушает душу. Убив Алека, этот человек подписал себе приговор. А судить — не наше дело. Ты понимаешь?
    — Не уверен.
    — Ты вынуждаешь меня сказать больше, чем я хотела. Ты мне нужен. Я не хочу тебя потерять.
    Сердце чуть не выпрыгнуло из груди и затрепыхалось где-то у горла. Бад рванулся было к ней, но Марго удержала его решительным жестом.
    — Уходи сейчас, пожалуйста, а то я наговорю лишнего, и мы оба будем потом жалеть об этом.
    Она проводила его до двери, став вдруг отстраненно сдержанной, почти чужой. Будто и не было этих слов, вернее, были лишь слова, звук, за которым пустота. Раздавленный, ошарашенный, Бад вышел на улицу.
    — Бад!
    Он с надеждой обернулся. Лицо Марго было непроницаемо, как белый лист бумаги, на котором можно написать все, что угодно: безразличие, нежность, холодность…
    — Тогда мне показалось, что ты поцеловал меня, — донесся до него голос Марго. — Я хочу вернуть тебе поцелуй.
    Одним прыжком он очутился рядом с ней, заглянул в глаза и понял, что не ослышался, что все — правда. Ее губы приоткрылись, будто лепестки распускающейся розы. Какая-то мощная сила бросила их навстречу друг другу, слила воедино в объятии. Бад чувствовал, что шалеет, задыхается, теряет голову. Он целовал Марго, как безумный, как подросток, свихнувшийся от первой любви, и она отвечала ему.
    Все кончилось так же неожиданно, как началось. Марго еле заметно отстранилась, облизнув припухшие от его безумств губы. Господи, как он любил ее в эту минуту! Все бы отдал, чтобы остаться рядом, но по взгляду понял — нельзя.
    — Не торопи меня. Пожалуйста, — попросила она и подтолкнула его. — Ну иди уже, иди…
    И сейчас, когда Бад стоял на заплеванном тротуаре Мидлсекс-стрит, голос Марго еще звучал в его ушах, поцелуи горели на губах, а сердце стучало в висках, мешая думать. Он обещал Марго забыть про Марча, а сам первым делом разыскал адрес Скунса и примчался сюда.
    Бад толком не знал, зачем это делает, вернее, не хотел знать. И гнал от себя свербящую мыслишку, что если раскрутит до конца дело Марча, то окончательно похоронит Алека Финчли. Какой же я все-таки червяк, брезгливо подумал Бад. Борюсь с человеком, который уже два года как умер. И ведь он мне даже нравится, по крайней мере то, что я знаю о нем, вызывает уважение. Все дело в том, как Марго говорит об этом человеке: будто о живом, словно неприкаянный призрак Алека не отпускает ее.
    Бад ничуть не заблуждался насчет Марго. Сегодняшний всплеск был всего лишь следствием стресса, жаждой участия и тепла, не более. И он вовсе не собирался пользоваться ее минутной слабостью, ему нужно совсем другое: ее любовь, ее душа, ее сердце. А они до сих пор принадлежат Алеку. Прояви он сегодня немного настойчивости, и мог бы остаться у нее, насладиться ее великолепным телом и доставить удовольствие ей. Но уже наутро Марго пожалела бы о своей слабости, и для Бада все было бы кончено. Такую женщину, как Марго, надо завоевывать медленно, настойчиво и осторожно. Так берут в осаду неприступную крепость или приручают тигрицу.
    Бад взбежал на третий этаж, перепрыгивая через две ступеньки — лифт почему-то не работал, — и нажал кнопку звонка. Через некоторое время за дверью раздались шаркающие шаги, и надтреснутый женский голос спросил:
    — Кто?
    — Я к мистеру Пирсу.
    — Кто? — повторили из-за двери на той же ноте.
    — Алек Финчли, — выпалил Бад, даже не успев удивиться собственному неожиданному ходу. — Ищу Скунса.
    Дверь открылась, но только на длину цепочки. В образовавшуюся щель Бад мог лицезреть мутно-серый глаз, окруженный мелкими морщинками, довольно объемистую отвислую грудь и кусок засаленного фартука. Редкостное чучело.
    — Мистер Пирс здесь давно не живет, — сообщила обладательница всех вышеуказанных прелестей.
    — А где?
    — Не знаю. Он звонит иногда. Могу передать, что вы заходили.
    — Так передайте.
    Выражение ее лица не изменилось. Бад сунул ей в руку десять фунтов. Никакого эффекта. Еще десять. Мутный глаз ожил.
    — Как, говорите, вас зовут?
    Бад чуть не сунул ей свою визитку, но вовремя опомнился и, вырвав листок из блокнота, написал на нем фамилию Алека и два, уже своих, телефона: домашний и редакционный.
    — А нельзя ли сделать так, чтобы он позвонил вам сегодня? — на всякий случай осведомился Бад.
    Глаз уставился на него с уже знакомым «никаким» выражением. Правда, на этот раз хватило десяти фунтов, чтобы вернуть его к жизни.
    Хорош я буду, думал Бад, сбегая по лестнице, если леди таким образом просто-напросто заработала себе на масло к хлебу. Ну да ладно, к непредвиденным издержкам профессии надо относиться философски.
    Бад запрыгнул в машину и рванул с места. Надо еще успеть предупредить секретаршу редакции, сдобную пышечку Пэм, чтобы переадресовывала ему все звонки на имя Алека Финчли. И купить три дюжины алых роз, послать их Марго.
    Марго! У него сладко заныло под ложечкой. Погруженный в мечты, Бад не заметил, как от тротуара отчалил незаметный серенький автомобильчик и, крадучись, последовал за ним.

    — Надо же, ты так и не ложилась! — воскликнула Сандра, спустившись утром к завтраку. — Чем занималась?
    — Целовалась с Бадом. — Голос Марго звучал вполне беззаботно, хотя на самом деле на душе кошки скребли.
    — И все?
    — Пока все.
    Глаза их встретились, сцепились и разошлись. Сандра пожала плечами и принялась намазывать тост маслом.
    — Только не надо так на меня смотреть, — попросила Марго. — Думаешь, я слишком стара для подобных романов?
    — Я ничего такого не думаю. Ты не старая и очень красивая, куда красивее меня. Меня не это беспокоит.
    — А что? То, что он на двенадцать лет меня моложе? Так я же замуж за него не собираюсь.
    — Бад тебя любит.
    — Ничего. Полюбит-полюбит и перестанет.
    Синие глаза Марго потемнели и стали почти черными. Меж бровей появилась жесткая складка, но Сандра не заметила этих перемен.
    — Вот видишь, какая ты эгоистка! Совсем о нем не думаешь.
    — О нем? Лихо! Я думаю обо всех: о тебе, об Алеке, теперь вот должна думать о Баде — это нормально. Но стоило мне подумать о себе… А ты знаешь, что у меня два года уже не было мужчины, что я выматываю себя работой, чтобы не думать ни о чем, а на досуге снимаю стресс с помощью душа, а сама представляю, что со мной Алек. После этаких медитаций очень хочется повеситься.
    Марго замолчала, глядя перед собой сухими глазами. Сандра быстро подошла к ней, опустилась на колени и обхватила руками, крепко-крепко. Спрятала лицо куда-то под локоть Марго и забормотала:
    — Прости, прости, прости… Делай, что хочешь. Ты все равно самая лучшая.
    А Марго, улыбаясь, гладила ее по волосам и думала, что девочка во всем права и не надо ничего начинать с Бадом. И еще думала, что все равно начнет, потому что любовь, как наркотик, нюхнул раз, другой — и увяз. Вот и она не может уже обойтись без его восторженных глаз, которые видят ее одну, не может и не хочет. Она не любит Бада и, наверное, никогда не полюбит, так хоть погреется у его огня.

    Лежать в траве было жестко и щекотно. И, что самое досадное, почесаться никак нельзя, потому что тело его было разорвано на куски и каждый кусочек жил своей отдельной потаенной жизнью.
    А на лужайке, где он так неосмотрительно растерял себя, буйствовало лето, купаясь в теплых солнечных лучах и медвяном запахе клевера. Порхали разноцветные бабочки, трепеща волшебными крылышками; раскатисто гудя, сновали деловитые шмели; зигзагами носились прозрачные стрекозы. И среди всего этого великолепия бродила Сандра, почему-то одетая в белое кисейное платье времен королевы Виктории и белую же широкополую шляпу с лентами. Черт побери, совсем не в ее стиле, а красиво! Она прижимала к груди руки, скорбно качая головой, и лицо Сандры было сосредоточенно и печально.
    — Ах-ах, — говорила она, хмуря бархатные брови. — Он совсем распался. Боюсь, его уже не собрать.
    Она легко, как бабочка, присела около его головы и взяла ее в руки, туго затянутые в перчатки. Прикосновение было шелковистым и прохладным, но бездушным. Так берут вещь.
    — Бедный, бедный Йорик! — произнесла она, и в голосе ее прозвучала окончательность приговора.
    — Нет, Сандра, нет! — закричал он. — Оживи меня поцелуем настоящей любви, и я снова стану прежним. Сандра! Сандра!
    Но из разинутого рта не донеслось ни звука. Этот отчаянный крик, призыв о помощи, прозвенел только в нем самом. Сандра ничего не услышала. Она разжала руки, и голова покатилась по траве. Сияющее небо завертелось перед глазами, все быстрее, быстрее, быстрее…
    Грег с трудом разлепил тяжелые веки. Перед ним качалась бритая голова на длинной тонкой шее. Глаза, подведенные до самых висков белым, навевали мысли о балагане. Не хватало только шапки с бубенчиками.
    — А-а… Это опять ты, Снуки… — Грег с трудом ворочал языком, который лежал во рту сухой и плоский, как прерия, вытоптанная бизонами.
    — Узнал-таки, любовничек, — глумливо улыбнулась она. — И на том спасибо. Это ж надо! Трахает меня всю ночь и при этом зовет какую-то Сандру. Первый раз в моей многолетней практике. Кто такая?
    — Не знаю, — быстро ответил он.
    — Значит, глюки. Хоть не так обидно.
    — Чем это ты напичкала меня? — спросил Грег, приподнимаясь на локтях.
    Голова еще кружилась, но не так бешено, как раньше. Сердце заходилось в неистовой джиге, прыгало и трепыхалось. Даже пара-тройка сетов в сквош не приводили его в такое состояние.
    — Да так, всем понемножку, — уклончиво ответила Снуки. — Хотела устроить тебе сеанс экстаза.
    — Хоть бы спросила разрешения для приличия. — Он заметил на тумбочке у кровати запотевший стакан с какой-то бесцветной жидкостью и подозрительно спросил: — Что там?
    — Минералка.
    — И все?
    — Все, подозрительный ты мой.
    — С тобой станешь. — Он залпом осушил стакан, чувствуя, как оживает гортань от прикосновения влаги. — Ненавижу всю эту дрянь. Искусственные возбудители не для меня. Это все равно что надевать чужую шляпу. На вид вроде ничего, но уже приняла форму не твоей головы и полна чужими мыслями. — Он поморщился. — Ты бы хоть проветрила немного. До сих пор смердит.
    — Мы же в Лондоне, котик, — проворковала Снуки. — Здесь не открывают окон. Задохнемся от смога.
    — Уж лучше от смога, — пробормотал Грег.
    — Успокойся, я уже включила кондиционер.
    — Который час?
    — У меня всегда ночь.
    Острые ноготки побежали по его животу и ниже, ниже… Грег перехватил ее руку.
    — Беру тайм-аут. Горячая хвойная ванна с гидромассажем и ледяной грейпфрутовый сок. А там посмотрим.
    Он сказал это, только чтобы отвязаться. Никогда больше в здравом уме он не прикоснется к Снуки. И дело здесь вовсе не в ней. Она неплохая девчонка, чумовая только. Вся загвоздка в Сандре. Застряла как кость в горле, не продохнуть. Из-за нее он и попал в лапы Снуки, хотел сорвать свою обиду и злость, доказать себе и Сандре, что она для него ничего не значит. А в результате…
    Грега не покидало ощущение нечистоты, словно он весь покрылся бородавками. Нет, не то! Он сам, по доброй воле, привил себе бородавки и теперь бережно взращивает их.

    Весь остаток дня Сандра прослонялась без дела из комнаты в комнату. По дому табунами ходили рабочие, которые, по меткому выражению вызвавшей их Марго, «выводили скверну»: стучали, пилили, красили. Сандра только путалась у них под ногами и ругательски ругала себя за никчемность. Все, за что бы она ни взялась, валилось из рук.
    Все привычные движения и слова враз потеряли смысл. Мир стал двухмерным, черно-белым, без звуков и запахов. И все оттого, что Грег покинул ее. А что покинул, в этом Сандра не сомневалась. Только теперь она поняла: он приезжал к ней, именно к ней, чтобы сказать что-то важное для них обоих. И даже Барнса приволок как группу поддержки. А она устроила форменную истерику, поизмывалась и выставила вон. Теперь вот кусает локти.
    — Кончай изводить себя, — решительно сказала Марго, выволакивая ее в очередной раз из укромного уголка, где Сандра сидела, вперив неподвижный взгляд в пространство. — Все к лучшему в этом лучшем из миров. Твой Люцифер, — она имела в виду Грега, — совсем неплохо устроен. Он богат, вот-вот должен жениться и стать еще богаче. Для таких, как он, богатство и власть — главное, чувства вторичны. Он не виноват, его так воспитали. — Она погладила Сандру по волосам. — Ну мелькнуло между вами что-то красивое, задело, как чайка крылом, и исчезло. Неужели ты думаешь, что он бросил бы все ради летучего мгновения? Химера! Поразвлекался бы, поиграл в любовь и вернулся к своей Бэби, как и полагается наследнику Рэдклифов. И, заметь, с полным осознанием своей правоты, а ты бы осталась зализывать раны. Так уж лучше сразу, как обрубают хвост собаке, сразу, а не по частям.
    — Но ведь больно! — простонала Сандра. — Он у меня в крови, в мыслях, везде во мне. Что мне делать, Марго?
    — Напиши о нем. Тебе ведь заказали статью. Это самый лучший способ вывести Люцифера из своего организма.
    Сандра заперлась в кабинете наедине с компьютером. О графе Рэдклифе писалось как по маслу. Одинокий надменный человек в огромном фамильном особняке. Затаился в его недрах, снедаемый гордыней, и безучастно наблюдает, как утекает сквозь пальцы жизнь, словно песок в старинных песочных часах. Обломок викторианской эпохи, каким-то чудом удерживающийся на плаву.
    Грег ускользал, не давался, вспоминалось не то, что нужно для статьи. Кружащаяся под неслышные звуки вальса по сверкающему паркету бального зала пара, вереница мерцающих свеч в темном коридоре, его глаза, губы, руки…
    Стоп! Так не пойдет. Для бульварной газеты нужно что-то скандальное, а не сироп пополам с восторгами. Итак, что есть в активе? История со Снуки. Уже неплохо, только надо будет заручиться ее согласием, а то, может, передумала. А гвоздь статьи, безусловно, рассказ соблазненной журналисточки, то бишь ее самой. Наш неотразимый плейбой, хоть и помолвлен с известной светской красавицей, не может пропустить ни одной юбки. Нежное и трепетное создание приехало брать интервью и в тот же вечер очутилось в постели нашего героя. Не смогла девонька устоять перед ломовым обаянием и истинно кавалерийским наскоком. Упоительная ночь, пинок пониже спины наутро и воспоминания на всю жизнь, коими и хочется поделиться с читателями. Ну, право, не таить же все в себе.
    Совет Марго оказался хорош. Пальцы так и летали по клавишам. Сандра даже хихикала над особенно удачными пассажами, с каким-то мазохистским удовольствием выставляя и себя, и Грега в нелепом, гротескном виде. Кажется, ей удалось найти верный тон. Она не успела опомниться, как статья была готова. Быстренько распечатав ее, Сандра набрала номер Снуки.
    — Хорошо, что ты дома, — выпалила она в трубку. — Я тут написала статью про Мортимера.
    — Про кого-о-о?
    Сандра живо представила себе, как округлились клоунские глаза Снуки.
    — Про Грегори Мортимера. Твоя история там тоже есть. Прежде чем отдавать в набор, я хочу, чтобы ты ее прочла. Как у тебя завтра со временем?
    — А чего тянуть? — хохотнула Снуки. — Приезжай прямо сейчас. Жду.

    Снуки открыла после первого же звонка, будто ждала под дверью. На этот раз она была в красном прозрачном пеньюаре, вырезанном спереди почти до пупа. Нимало не смущаясь своей наготы, она провела Сандру в комнату, которая как нельзя лучше соответствовала облику хозяйки. Стены были сплошь расписаны обнаженными фигурами, замершими в не самых пристойных позах. Ошарашенная Сандра плюхнулась в круглое красное кресло, похожее на пасть какого-то мифического зверя. Ей показалось, что она находится в эпицентре оголтелой вакханалии.
    — Не томи, Финч! Показывай!
    Сандра протянула папку со статьей, и Снуки зашуршала листками.
    — Ого! Полный улет! Зашибись!!!
    То есть, если перевести на нормальный язык, реакция самая положительная.
    — Хорошо, что ты меня вывела под инициалом, — сказала Снуки, дочитав. — Пусть поломают головы. А что, так и было, как ты пишешь?
    — Еще круче.
    — Хм, Финч, а ты вовсе не такая тихоня, какой кажешься. Что я должна сделать?
    — Черкни, что не возражаешь.
    Снуки нацарапала пару слов и, размашисто расписавшись, осведомилась:
    — А наш герой уже это видел?
    — Еще нет. — Сандра замялась. — Не знаю, где его найти. Дома никто не отвечает. Не ехать же в Йоркшир.
    — Могу сэкономить тебе время. — Глаза Снуки таинственно блеснули. — Иди сюда.
    В круглой черной ванне, наполовину утопленной в пол, лежал Грег, укрытый до подбородка жемчужной пеной, и медитировал. По крайней мере выражение лица у него было именно такое — расслабленно-сосредоточенное. Ни следа обычного самодовольства и холодной издевки, веры в свою неотразимость. Спокойное, значительное лицо человека, пребывающего в гармонии с собой и окружающим миром.
    От двери Сандра видела не его, а отражение в зеркале напротив. Так и застыла, глядя прямо перед собой, боясь повернуть голову и встретиться с Грегом глазами. В виртуальной реальности Зазеркалья проще быть спокойной и отстраненной.
    — Эй, любовничек, очнись! — окликнула Снуки. — У нас гости.
    Ее развязный тон больно ударил Сандру. До нее только сейчас дошло, почему Грег здесь. А она-то, дура, казнила себя, корчилась по углам, глотая слезы. Много чести! Губы сами собой сложились в презрительную усмешку.
    Грег потянулся и открыл глаза. Увидел Сандру и даже не удивился. Она словно материализовалась из его мыслей. Вот только откуда этот колючий взгляд и плотно сжатые губы? Когда он думал о ней, она представлялась ему совсем другой. Ах да, Снуки. Но тут уж ничего не поделаешь. Поймали, как говорится, со спущенными штанами.
    — Бери автограф, и присоединимся к нему. — Снуки дернула Сандру за рукав. — Места хватит.
    — Какой автограф? — Грег уже полностью овладел собой.
    — Извини, что помешала. Я не отниму много времени. — Слова сыпались с губ, как камешки. — Написала статью про тебя. Нужно согласие на публикацию.
    Он взял листки, пробежал глазами. Лицо его потемнело, было видно, как напряглись желваки на скулах. Одним гибким мощным движением он вытолкнул тело из ванны и встал перед Сандрой, широко расставив ноги, огромный, угрожающий. Так, по крайней мере, ей показалось. Он сейчас свернет мне шею, подумала она, стараясь смотреть в сторону. Его сильное тело, бугрящееся клубками мышц, неодолимо влекло ее. Если он прикоснется ко мне, я сломаюсь, и вся моя выдержка полетит ко всем чертям.
    — Разве все было так, как ты пишешь? — спросил он тихо.
    Сандра только кивнула, уставившись в пол. В голосе Грега ей почудились растерянность и боль, но она лишь сжала кулачки, так что ногти впились в ладони. Он смотрел на нее, словно ждал чего-то, и вдруг закричал:
    — Снуки! Ручку! Живо! Дадим нашей журналисточке шанс отличиться.
    Это прозвучало как пощечина. Выхватив подписанные листки, Сандра кубарем скатилась с лестницы, прижимая ладони к пылающим щекам. Все. На этот раз она окончательно потеряла его.

    Скунс позвонил в тот же день, застав Бада врасплох. Тот вообще не был уверен, что дождется этого звонка, тем более так скоро.
    — Финчли?
    — Что? А, да!
    — Занятно получить привет из преисподней, — усмехнулся Скунс. — Или это второе пришествие?
    — Хорошо, что вы сохранили способность шутить. — Бад быстро включил автоответчик на запись. — Я друг Алека Финчли. Мне необходимо встретиться с вами.
    — Сочувствую, молодой человек, но для меня это дело давно зарыто, и эксгумировать его я не намерен.
    — Постойте! — Бад вцепился в трубку, будто это был сам Скунс. — У вас нет выбора.
    — Это еще почему?
    — Я вытащу вас из-под коряги. В отличие от Алека я вам пока ничего не должен.
    — Блефуете, юноша! — фыркнул Скунс, но трубку, однако, вешать не спешил.
    Бад расценил это как обнадеживающий знак и ринулся в атаку.
    — Рассудите здраво. Все козыри у меня: я о вас знаю, мне известны ваш адрес и телефон. Достаточно, чтобы убедить вас, что кассета и досье Финчли у меня? Я думаю, да. Найти вас — всего лишь вопрос времени. Будете упираться, передам кассету в полицию и на телевидение. Тогда вам крышка. Согласитесь сотрудничать — останетесь лишь анонимным источником информации. Как вам такой расклад?
    — Гхм… да… У вас бульдожья хватка. Что вам от меня надо?
    — Всего лишь копии документов, которые вы передали Алеку Финчли. Компромат на «Марч констракшнз» и ее владельца.
    — Не терпится последовать за Финчли? Этот придурок Марч, как загнанный в угол барсук, может быть опасен.
    — Я готов рискнуть. Вы ведь, кажется, не очень его боитесь.
    — Я — другое дело. Кстати, тогда Марч так и не узнал, откуда дует ветер. Подумал, что весь компромат сгорел в машине вместе с Финчли, поскольку дальнейших разоблачений не последовало.
    — Вы обо всем знали? — потрясенно проговорил Бад. — Знали и не предупредили Алека о том, что готовится?
    — В этой паскудной жизни каждый сам за себя, юноша. И чем скорее вы поймете это, тем будет лучше для вас. Глядите в оба и поменьше хлопайте ушами, если хотите выжить. Ладно, побоку лирику. Я вам позвоню. Ждите.

    Все было как во сне. Ее тело, трепещущее под ним, изнывало от желания. Он чувствовал это по ее прерывистому дыханию, по коротким глухим стонам, зарождающимся где-то в глубине ее гортани, по особенному, чувственному прикосновению ее кожи.
    Бад изо всех сил сдерживал себя, чтобы не дать безумию овладеть им, чтобы не спугнуть очарования. Весь этот вечер был одним сплошным волшебством.
    — Покажи мне, где ты живешь, — сказала Марго и взяла его под руку.
    Впервые они шли по улице, касаясь друг друга плечами, и от каждого прикосновения между ними пробегала искра. Прохожие, наверное, чувствовали это, потому что поминутно оглядывались и провожали их любопытными взглядами.
    Они начали целоваться, как только вошли в подъезд, просто не могли больше терпеть. Целовались, поднимаясь по лестнице; целовались, когда Бад вслепую пытался отпереть замок, беспомощно скребя ключом по двери; целовались, стягивая друг с друга одежду.
    Они словно заново знакомились, познавая друг друга с помощью рук и губ, узнавая и принимая. Волшебство! И вдруг что-то неуловимо изменилось, словно чья-то невидимая рука повернула выключатель. Тело женщины, только что объятое пламенем, вдруг словно подернулось льдом. Руки соскользнули с шеи Бада и безвольно повисли.
    — Что? Что случилось?
    Марго заслонилась от него локтем. Бад бережно отвел ее руку, попытался заглянуть в глаза, но она зажмурилась.
    — Любовь моя, не надо ничего от меня скрывать. Не насилуй себя. Это он?
    Она только еще крепче зажмурилась. Бад обнял ее и прижал к себе, почувствовал, как расслабляются напрягшиеся мышцы Марго.
    — Я очень хочу тебя, Бад, милый, правда, но… но… не могу.
    — Тсс… — Он приложил палец к ее губам. — Не надо ничего говорить. У нас будет время, много времени. Я готов ждать сколько угодно.
    — Я только мучаю тебя.
    — Если бы ты знала, сколько счастья в этой муке!
    Ее благодарный смех, шепот ресниц, мед дыхания… Она ведь не знает, что одаривает его по-царски.
    — Лежи тихо. Не двигайся.
    Он опустился к ее ногам и скользнул языком в нежную глубь лона. Марго заметалась, изогнулась, ее пальцы судорожно вцепились в волосы Бада, силясь оттолкнуть, нет, притянуть его поближе.
    — Алек, Алек, — беззвучно шептала она. — Любимый мой! Прости. Так, как с тобой, никогда больше не будет. Но мне хорошо с этим мальчиком. Я воскресаю от его любви. Я живая, понимаешь? Отпусти меня. Умоляю, отпусти!
    Бад поднял голову, на его лице блуждала шалая улыбка, такая сумасшедше-счастливая, что Марго не смогла удержаться от смеха.
    — Ты сейчас похож на кота, отведавшего сметанки.
    — А я и отведал…
    — Иди ко мне. — Марго протянула руки.
    — Не сейчас. Сейчас ты будешь отдыхать, а я просто посижу рядом.
    Дребезжание телефона напомнило им, что где-то за пределами этой комнаты бурлит жизнь.
    — Не подходи, — попросила Марго.
    — Не могу. Это может быть очень важный звонок.
    — Не помешал?
    Бад сразу узнал голос Скунса. Ну и вопрос! Он оглянулся на Марго. Она лежала, подперев голову рукой, и смотрела на него. Господи, как она прекрасна! Полуоткрытые губы, плавная линия бедра, манящее волшебство груди так и притягивали к себе. Черт бы побрал этого Скунса!
    — Нет.
    — Через пять минут спускайтесь на улицу и ждите на обочине. Я подъеду.
    Бад, положив трубку, повернулся к Марго и растерянно развел руками.
    — Мне надо уйти. Всего на пару минут. Ты подождешь меня?
    — Конечно. Мне нравится у тебя.
    — А еще можно сказать: «Мне нравишься ты».
    — Можно.
    — Скажи.
    — Ты мне нравишься. Очень.
    Бад мгновенно очутился у кровати. Он всматривался в лицо Марго, пытаясь понять, почему она так сказала: то ли в шутку, то ли чтобы не приставал. Марго не отвела взгляд, и ему начало казаться, что она сказала правду. Ему стало немного страшно, потому что не бывает сразу такого счастья. И еще ему показалось, что, если бы он сейчас решился взять ее, Марго не оттолкнула бы его.
    Словно прочтя его мысли, она потянулась к Баду и поцеловала. Он почувствовал влажное, зовущее прикосновение ее языка, очередной раз выматерил про себя Скунса и, с трудом оторвавшись от Марго, принялся натягивать джинсы.
    — Я скоро вернусь.
    Бад помахал ей от двери и скрылся. Марго накинула его рубашку и подошла к окну. Она увидела, как Бад вышел из подъезда и встал на самом краю тротуара. Он явно кого-то ждал.
    Через несколько секунд в конце улицы показалась машина. Она плавно притормозила около Бада, из окна вылетела папка. Бад еле успел подхватить ее, машина тронула с места и укатила. Марго показалось, что такой поворот событий озадачил Бада, потому что он повернулся и проводил взглядом уезжающую машину.
    И тут произошло неожиданное. Другая машина, мирно припаркованная ярдов за триста от того места, где стоял Бад, вдруг ожила и, стремительно набирая скорость, понеслась прямо на него.
    — Бад! — закричала Марго. — Бад! Сзади!
    Она отчаянно заколотила руками по стеклу.
    Господи, он не понял, подумал, что она зовет его! Он поднял к ней улыбающееся лицо и приветственно взмахнул рукой.
    Марго видела, как от страшного удара Бад взлетел в воздух, широко и вольно раскинув руки, будто и правда хотел воспарить. Из папки, выпавшей из его руки, веером выпорхнули листки и разлетелись в разные стороны.
    Марго опрометью бросилась на улицу. Машины, сбившей Бада, уже и след простыл. Со всех сторон к месту происшествия бежали какие-то люди, кричали, бестолково суетились.
    Марго опустилась на колени рядом с лежащим на мостовой Бадом, взяла его руку в свою, отвела с лица длинные пряди волос. В его глазах застыло удивление, немой вопрос: «Что же это случилось со мной?»
    — Ничего, Бад, милый, — шептала Марго, глотая слезы. — Потерпи. Сейчас. Сейчас. — Она обвела глазами склонившиеся над ними лица. — Кто-нибудь! Вызовите «скорую»! Скорее!
    Голос ее сорвался на крик. Почему они так странно смотрят на нее? С каким-то виноватым любопытством.
    — Уже вызвали.
    — Мда, похоже, этому парню «скорая» уже не понадобится, — заметил кто-то.
    — Нет-нет, вы ошибаетесь! — Марго ожесточенно тряхнула головой. — Он держит меня за руку. Он улыбается мне.
    Она прижала к себе голову Бада, покрывая его лицо поцелуями вперемешку со слезами. Он не может просто так уйти, слишком много в нем было жизни. Она еще услышит его голос, ощутит тепло его рук, она…
    — О-о-о, Бад…

    Грег как раз заканчивал свой ленивый воскресный завтрак, когда шум в холле отвлек его. Он отложил намазанный джемом тост и прислушался.
    — Не маячь передо мной, болван! — взвизгнул до боли знакомый женский голос. — Мне нужен не ты, а твой хозяин.
    Бу-бу-бу-бу. Дверь с треском распахнулась и на пороге возникла Бэби Торрингтон. На ее обычно перламутровых щечках яростно алели два бесформенных пятна. В руке она держала скомканную газету.
    — Вы только посмотрите на него! — закричала она от двери, метнув в Грега испепеляющий взгляд. — Преспокойно завтракает!
    — В этом есть что-то противоестественное? — осведомился Грег, галантно подвигая ей стул. — Любой добропорядочный англичанин начинает день именно с этого.
    — Добропорядочный, надо же! Это слово не для тебя.
    — Сказано сильно, но в целом верно. — Грег сделал знак лакею принести еще один прибор. — Что же тебя так взбудоражило с утра пораньше? Увидела на ком-то такую же шляпку, как у тебя? Бэби, Бэби, нельзя быть столь доверчивой. Все эти модельеры известные жулики.
    — Прекрати ёрничать! Интересно, увижу ли я эту самоуверенную улыбочку, когда ты прочтешь вот это!
    Она сунула ему газету. Сразу бросился в глаза анонс, набранный крупным шрифтом. «НОВАЯ КОЛОНКА «ТРЮФЕЛИ» ОТ САНДРЫ ФИНЧЛИ. ЧИТАЙТЕ НА ВТОРОЙ СТРАНИЦЕ. ОТДЫХ АРИСТОКРАТА. ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАШЕЙ КОРРЕСПОНДЕНТКИ В ПОМЕСТЬЕ ЛАЙМ-ПАРК».
    Сандра. Однако оперативно. Он пробежал глазами колонку. Ничего нового. Все это он уже читал, правда, не очень хотелось вспоминать, при каких обстоятельствах. Нельзя не признать, что сверстанный текст производил куда более неприглядное впечатление, чем рукопись.
    — Ну и?.. — Грег невозмутимо посмотрел на Бэби.
    — Что «ну и»?! — взвизгнула она. — Ты должен немедленно подать в суд.
    — Можно и в суд. Много чего можно, но вот стоит ли?
    — Что ты имеешь в виду?
    — Только то, что все здесь, от первого до последнего слова, правда.
    Бэби замерла с полуоткрытым ртом, как рыба, вытащенная из воды. Ни дать ни взять изумленная кукла Барби, если только можно представить ее без знаменитой карамельной улыбки.
    — Какая грязь! Какая отвратительная грязь! — выдохнула Бэби.
    — Для женщины, которая собиралась изменять мужу с шофером, ты что-то излишне впечатлительна, — по-прежнему невозмутимо заметил Грег. — Может быть, не стоит продолжать этот фарс? Какая из нас пара, Бэби? Смешно…
    — Уже не смешно. — Она вздернула подбородок. — Я расторгаю нашу помолвку. Сейчас же. Можешь всласть развлекаться со своими шлюхами.
    А ты со своими шоферами, хотел огрызнуться Грег, но промолчал. Теперь, когда все так удачно сложилось, ему вовсе не хотелось ругаться с Бэби. Напротив, подмывало сказать что-то доброе.
    — Не сердись, — примирительно заметил он. — Когда-нибудь ты поймешь, что тебе сегодня крупно повезло. Вовремя избавилась от такого никчемного типа, как я.
    — Ты негодяй, — прошипела Бэби. — Теперь я понимаю, ты нарочно все это подстроил. Чтоб тебе не знать ни минуты счастья!
    — Пусть они все будут твои.
    Грег проводил ее глазами. Да, со счастьем напряженка. Полный и окончательный провал. Он потянул к себе газету. Сандра ослепительно улыбнулась ему с фотографии. Сколько же скрытой силы и страсти в ее лице! Жаль только, что она направила их на разрушение. Просто камня на камне не оставила.
    — Дурочка ты, дурочка, — шепнул он ей, касаясь пальцем газетного листа. — Так ничего и не поняла. Впрочем, и я порядочный дурак.
    Он рассеянно перевернул страницу. В глаза бросилась другая фотография, обрамленная траурной рамкой. Знакомое лицо, ироничный умный взгляд, длинные волосы небрежно отброшены со лба. «Роберт Стайнс… мгновенная смерть… водитель даже не остановился… ведется следствие…» Бад!
    Грег схватил телефон и быстро набрал номер Снуки.

    У входа в бар «Трэмп» как всегда толклись журналисты в ожидании долгожданной добычи. При появлении очередного любимца публики начиналось форменное столпотворение. Люди с камерами и диктофонами, отпихивая друг друга и наступая на ноги, пытались пробиться поближе к направляющимся в бар знаменитостям, урвать хоть пару слов, сделать снимок поудачнее.
    Те, за кем они с таким азартом охотились, вели себя по-разному. Одни, втянув головы в плечи, ускоряли шаг, другие, наоборот, охотно позировали, сверкая фарфоровыми улыбками, и даже соглашались сказать несколько слов в подсунутые прямо ко рту диктофоны. Ради таких минут папарацци готовы были «куковать» здесь часами, чтобы потом разлететься по редакциям и застрекотать на компьютерах. Скорее, скорее, ведь даже самые «горячие» новости имеют пренеприятнейшее свойство быстро остывать. А кто клюнет на холодные пончики?
    Сандра и Марго с трудом нашли место для парковки аж за квартал от «Трэмпа» и, не торопясь, направились к ярко освещенному входу. Вся эта суета и толчея их не касалась, не того полета птицы.
    — О, это же Сандра Финчли!
    — Сандра, посмотри-ка сюда!
    Она обернулась. Полыхнула вспышка, ослепив, лишив ее способности двигаться.
    — Сандра, Грегори Мортимер уже оформил подписку на «Уик-энд миррор»?
    — Естественно.
    — Скажи, ты собираешься спать со всеми, у кого берешь интервью?
    — Зарекаться не буду. — Сандра широко улыбнулась прямо в объектив камеры. — Но планка уж больно высока. Согласитесь, с Грегори Мортимером мало кто сравнится.
    — А как отреагировала на твою статью Барбара Торрингтон?
    — Как видите, волосы пока на месте.
    Вокруг засмеялись.
    — Сандра, каково твое мнение по поводу случившегося с Бадом Стайнсом? Ведь вы были коллегами.
    — И друзьями. — Она мгновенно посерьезнела. — Близкими друзьями.
    — По тебе не скажешь, что ты скорбишь.
    — Бад научил меня смеяться надо всем, даже над смертью. Шоу под названием «Жизнь» должно продолжаться, тем более что это всего лишь эпизод вечности.
    — Это был несчастный случай?
    — Это было убийство, хладнокровное, умышленное убийство. Сейчас я больше ничего не могу вам сказать. Читайте нашу газету.

    В «Трэмп» Сандру пригласил Мекки-Нож, сказав, что собирает всех друзей Бада, просто так, побыть вместе. Сандра долго уговаривала Марго составить ей компанию и таки уговорила.
    Они уселись за столик, который традиционно занимал Бад и который всегда пустовал в его отсутствие. Все лампы в зале были потушены, только «насест» Мекки-Ножа подсвечен снизу. Он восседал за пультом в своей неизменной жилетке, надетой на голое тело, огромный и загадочный, как шаман, колдующий над огнем. Над его головой висел плакат, на котором кислотной оранжевой краской было выведено: «Прощай, Бад!»
    Заметив Сандру, Мекки-Нож помахал ей рукой. Сандра отсалютовала в ответ. Как по волшебству, перед ними оказались два запотевших бокала.
    — Мартини, — сказала неизвестно откуда взявшаяся официантка. — За счет заведения. Захотите что-нибудь еще, только скажите.
    Сандра подняла бокал, чокнулась с Марго и пригубила ледяную горьковатую жидкость.
    — То, что надо. Горечь и лед.
    — Да-да, горечь и лед, — отозвалась Марго. — Такое впечатление, будто мне сделали общий наркоз.
    — Мне тоже.
    — Ну нет. Ты лихо разговаривала с этими парнями на улице. Каково это — быть знаменитостью?
    — Оказывается, просто. Переспала с классным мужиком, написала об этом — вот тебе и знаменитость.
    — Ты меня удивила.
    — Себя тоже.
    — Тебя совсем не волнует, что думает об этом Грег?
    — Люцифер, так мне больше нравится. Он видел рукопись и даже оставил на ней свой автограф, так что моя совесть чиста.
    — А если бы возражал?
    — Не напечатала бы. Подарила бы ему на память.
    — Не жалеешь, что обрубила концы?
    — Нет. — Сандра решительно мотнула головой. — Мы противопоказаны друг другу. Стоит ему открыть рот, и меня уже трясет от его самодовольства и наплевательского отношения к людям. Напыщенный индюк, так и тянет пообщипать перья. Но как только он прикасается ко мне, я тут же превращаюсь в желе, ничего не могу с собой поделать. Тут что-то физиологическое, как в известном опыте: к обезглавленной лягушке прикасаются электродом, и она дергает лапкой. Мертвая, понимаешь? Вот так и я. Отвратительно, правда?
    — Бад считал, что это любовь, — задумчиво сказала Марго.
    — Он ошибался. И хватит об этом. Ты лучше посмотри сколько народу. — Сандра обежала глазами зал. — Мекки сказал, что позовет только его друзей, а я почти никого из них не знаю.
    — Я и Бада толком не знала. — Марго смотрела прямо перед собой, как слепая. — Только-только начала узнавать и не успела. Все казалось: столько времени впереди… Никогда ничего не откладывай «на потом», девочка, живи сейчас. «Потом» может просто не быть.
    — Не смей говорить о себе в прошедшем времени!
    — Я, наверное, проклятая какая-то. Все, кто любят меня, умирают. Ой, прости! — воскликнула она, заметив, как смертельно побледнела Сандра. — Сама не знаю, что несу.
    Но Сандра никак не реагировала. Глаза ее намертво были прикованы к двери, в которую вошел Грег под руку со Снуки. К ним тут же подлетел метрдотель, расшаркался, проводил к единственному свободному столику.
    Они представляли собой совершенно умопомрачительную пару, от которой просто невозможно было оторвать взгляд. Безупречно элегантный Грег в смокинге с красной гвоздикой в петлице и сумасбродная Снуки в белых кожаных брюках и крошечном топе с острыми металлическими конусами на несуществующей груди. Белое и черное, авангард и классика, эпатаж и элегантность.
    — Вот это да! — выдохнула потрясенная Марго.
    — А?! — Сандра вздрогнула, словно очнувшись от гипнотического сна.
    — Представляю, что творилось у входа. Папарацци, наверное, дружно упали в обморок.
    — Их так просто не проймешь. Но что он здесь делает?
    — Он был знаком с Бадом.
    — Ну и что? У Бада таких знакомых — пол-Лондона.
    Музыка вдруг оборвалась. Мекки-Нож выдал бурный пассаж, призывая всех к вниманию.
    — Друзья мои! Спасибо, что пришли, — сказал он в микрофон. — Впрочем, вы не могли не прийти. Мы все любили Бада, а он любил нас. Он дарил нам радость, а мы дарили радость ему. Он приходил сюда, как к себе домой, и здесь его всегда ждали. Этот столик был всегда свободен для него. — Он крутанул прожектор, утопив Сандру и Марго в ослепительном круге света. — Теперь за ним сидит женщина, которую Бад любил и которая составила счастье его последних дней. Это место ваше по праву. И не бойтесь страха, его нет! — закричал вдруг Мекки-Нож, взмахнув руками, как крыльями. По стене за его спиной метнулись длинные причудливые тени. — Есть только выброс адреналина в кровь. А потом полет валькирий над полем битвы. Души погибших воинов успокаиваются в объятиях прекрасных дев. Так чего же печалиться? Будем веселиться, пить и вспоминать Бада, кр-р-ра-сивого парня, который умер как мужчина.
    Мекки врубил «Полет валькирий», и зал потонул в ликующем грохоте труб и литавр.
    Марго вспомнилась последняя улыбка Бада, прощальный взмах руки и его последний полет, полет в небытие. Прощай, Бад!
    Музыка опять сменилась, и Мекки-Нож подошел к ним.
    — Я правильно понял? Вы — Марго? — спросил он, протягивая руку.
    — Да.
    Ее кисть утонула в его огромной шоколадной лапище.
    — Потанцуйте со мной, — попросил Мекки и увел ее на площадку.
    Сандра смотрела на них и думала о том, что Марго, что бы она ни говорила, вряд ли долго будет одна. Бад сумел избавить ее от тоски по Алеку, освободил от добровольного затворничества и дал вновь почувствовать вкус жизни.
    Господи, как она прекрасна, подумала Сандра. Ей захотелось, чтобы все увидели это. Она тихонечко пробралась на «насест» и направила на них луч прожектора. Золотые волосы Марго вспыхнули в ярком снопе света. Ее рука на плече Мекки. Белое на черном. Мощный цветовой взрыв.
    Сандра повела прожектором по лицам сидящих за столиками людей. В луче закачалась бритая голова Снуки. А где же Грег? Пятно света беспорядочно, отчаянно заметалось по залу.
    — Ты не меня ищешь?
    Грег стоял у подножия «насеста», и Сандра поймала себя на мысли, что впервые смотрит на него сверху вниз.
    — Нет. — Она мотнула головой для пущей убедительности.
    — Извини. Я просто хотел сказать, мне жаль, что твой парень погиб. Этого не должно было случиться.
    Сандра молчала. Грег постоял, словно чего-то ожидая, потом развернулся и пошел к своему столику. Сандра видела, как он сказал что-то Снуки, видела, как они прощались с Мекки и Марго, видела, как они уходили. Скорее, хотелось ей крикнуть, скорее, ведь лягушка еще дергает лапкой и ненавидит, и презирает себя за это.

    Смитти, в миру Джон-Ковентри Смит, сидел, утонув в кресле, и задумчиво покусывал дужку очков. Это свидетельствовало об активном мыслительном процессе. Сандра слишком хорошо изучила шефа, чтобы мешать ему в такую минуту. Она пошевелилась, стул скрипнул под ней.
    — А?! — вышел из задумчивости Смитти. — Что? Мда… Вы не забыли, на чем специализируется наша газета?
    — Не забыла.
    — Тогда зачем нам втягиваться в политику? — Смитти впился в нее своими острыми серыми глазками, словно хотел сказать: «Убедите меня, ну же, ну!» — Нашим читателям политика вот где! — Он чиркнул ребром ладони по горлу. — Они хотят развлечений и сплетен, брызг шампанского, а не крови. Мы даем им то, что они хотят, на том и держимся.
    — Согласна. Мне нечего вам возразить.
    Сандра потянулась за листками, лежавшими на столе перед Смитти, но он решительно прихлопнул их ладонью.
    — Что вы собираетесь с этим делать?
    — Отнесу в любую другую газету. С руками оторвут.
    — Да уж, это точно.
    Сандра почувствовала, что шеф колеблется.
    — Вы же журналист, сэр. Сами понимаете, что это — бомба. Почище Уотергейта. Поставка оружия террористам по правительственным каналам, это же до какого цинизма надо дойти! Жирных котов из коридоров власти надо трясти и почаще, а то они окончательно обнаглеют и забудут, зачем и для кого работают. — Глаза ее заблестели, голос окреп. — Это лишь один случай, но, я уверена, есть и другие. Стоит только потянуть за ниточку. А какое колоссальное удовольствие мы доставим нашим читателям! Никакие сплетни с этим не сравнятся.
    Смитти изумленно смотрел на нее, словно видел впервые. Занятная девочка. И как это он раньше не замечал в ней сходства с отцом? Та же страсть, тот же напор, та же сила убеждения. Гены. Гены…
    — Серия статей на эту тему сразу же расширит круг читателей. Мы сможем повысить тираж и привлечь выгодную рекламу. Выигрыш очевиден. — Сандра перевела дух. — Но для меня это не главное. Мы должны это сделать в память о Баде. И в память о моем отце.

    Марч отбросил от себя газету, словно ядовитую змею, рванул ворот рубашки. Душно, как будто невидимые руки сжали горло. Вот оно, свершилось, свершилось то, чего он до смерти боялся, от чего не мог спать по ночам, а, заснув, просыпался в липком поту.
    Тень Алека Финчли маячила перед глазами, страшная, угрожающая. Марчу так и не удалось убить его. Он и из могилы его достал!
    Дрожащей рукой он плеснул в стакан виски и выпил, стуча зубами. Вот и на рубашку пролил, а она, между прочим, сто фунтов стоит. Синтия заказывала. Ненасытная Синтия, которая как удав заглатывала все, что он давал ей, и просила, требовала еще.
    Их союз был типичным мезальянсом. Она мнила себя аристократкой, он же был типичный буржуа. Одному Богу известно, почему Синтия остановила на нем свой выбор, видно, почуяла способность делать деньги. Ее первый муж принадлежал к высшему обществу, учился когда-то в Хэрроу с Рэдклифом, отсюда обширные связи и привычка к роскоши. Муженек был намного старше и ни в чем не отказывал Синтии, да вот незадача — погорел на бирже и разорился подчистую.
    Поняв, что тут ловить больше нечего, Синтия бросилась искать равноценную замену, и тут подвернулся Марч, ослепленный вниманием знатной леди, влюбленный и податливый, как воск. Она из него только что веревки не вила. Это сейчас он издевается над собой и над ней, а тогда землю готов был носом рыть.
    Воспользовавшись связями Синтии, он быстро развернулся, как сейчас выясняется, слишком быстро. Успех ударил в голову, тормоза окончательно полетели. Выгодные государственные заказы, льготные поставки материалов, богатые клиенты, готовые выложить любые деньги за свои причуды. И вот тогда появился Скунс.
    Марч отчетливо помнил его первый визит, льстивую улыбочку, комплименты по поводу и без, а также греющее душу чувство собственного превосходства над этим мельтешащим человечком. Уже потом, когда Скунс ушел, Марч поймал себя на мысли, что не запомнил его лица. В памяти осталось лишь пивное брюшко, жидкие волосы, зачесанные на плешь, и масляная улыбочка. Ей-богу, встретил на улице — не узнал бы.
    Марч, разумеется, подозревал, что взрывчатку в таких количествах да еще по подложным контрактам покупают не для того, чтобы глушить рыбу в пруду. Но деньги Скунс платил более чем приличные, настолько приличные, что Марч смекнул: попытки проанализировать ситуацию могут стоить головы. И без особых усилий закрыл на все глаза.
    Когда взорвали универмаг в Манчестере, он брился в ванной, тщательно обводя бритвой родимое пятно на щеке, предмет постоянных хлопот. Они с Синтией должны были присутствовать на презентации журнала «Стильный дом», который Марч спонсировал, поэтому он брился особенно тщательно.
    — Представь себе, Джеймс! — Синтия ворвалась в ванную комнату без стука, что было против установленных ею же самой правил. — Эти мерзкие ирландцы взорвали в Манчестере целый многоэтажный универмаг! Представляешь, сколько надо было натаскать туда взрывчатки? И куда только полиция смотрит!
    Марч вздрогнул. Из глубокого пореза потекла струйка крови, закапала на белоснежный фаянс раковины. Он тупо смотрел на множащиеся алые потеки, будто это была не его кровь, а чужая. На презентацию они, конечно, не пошли.
    Скунс позвонил в тот же вечер, видимо чтобы исключить малейшую возможность недоразумения. Поблагодарил за хорошее качество товара и выразил надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
    — Если бы я только знал, во что вы втягиваете меня! — буркнул Марч больше для очистки совести, чем протеста ради.
    — И что бы было? — Скунс издевательски хихикнул. — Бросьте, Марч, охота вам развешивать лапшу по ушам? Вы в любом случае работали бы с нами, потому что очень любите денежки, не так ли? — Марч слушал и не узнавал голос Скунса. — Да и женушка ваша… Третьего дня лицезрел ее у входа в «Альберт Холл». Зрелище не для слабонервных, доложу я вам. Цацки болтались на всех возможных и невозможных местах.
    У Марча противно ёкнуло под ложечкой. Итак, их еще и «пасут», отслеживая каждый шаг. Но больше всего его поразил тон, который Скунс выбрал для разговора: нахрапистый и наглый, ни грана прежнего елея. Это означало только одно: он, Марч, по уши увяз и с ним больше не считают нужным церемониться.
    Вскоре на горизонте возник Алек Финчли, рыжий журналюга, известный своей хваткой. Он коршуном парил над Марчем, постепенно сужая круги, готовясь к последнему, смертельному удару. Скунс куда-то пропал и не подавал признаков жизни, а поскольку связь у них была односторонняя, Марч не знал, как разыскать «благодетеля». Поняв, что его подставили, он запаниковал.
    Убрать ненужного человека не проблема, были бы деньги, а их Марч не жалел. Финчли под предлогом передачи столь необходимых ему документов заманили в укромное место и сожгли вместе с машиной. Никаких дальнейших разоблачений не последовало, и Марч вздохнул спокойно.
    И вот спустя два года, когда он уже надежно похоронил всю эту историю в закоулках памяти, кошмар начался снова. Он с ненавистью посмотрел на валяющуюся на полу газету. «Известный бизнесмен уличен в связях с ирландскими террористами. Манчестерский след ведет в правительство».
    Александра Финчли, проклятое отродье! Когда он увидел ее у Рэдклифа и, уловив в ее чертах сходство, понял, кто перед ним, то чуть не задохнулся от стиснувшего горло страха. Марч непременно выдал бы себя, если бы Барнс со своей слепой внучкой очень кстати не отвлек внимание присутствующих.
    Роковая цепь совпадений, дурацких случайностей и вот — возмездие, расплата за самый страшный смертный грех, убийство.
    Марч схватил бутылку с виски и сделал несколько жадных глотков прямо из горлышка. Резкий звонок телефона заставил его вздрогнуть. Рука непроизвольно дернулась к трубке и замерла на полдороге. Ну вот, началось. Он заткнул уши, чтобы не слышать настырного, корежащего душу звона.
    Прочь! Все прочь! Я еще не ваш. Марч услышал скрип собственных зубов и дрожащей рукой вытер пот со лба. Есть один должок, который кое-кто должен заплатить. Красавчик Грегори, лоботряс и бездельник, палец о палец не ударивший, чтобы оправдать свое существование на этом свете. Ходячий укор его, Марча, плебейской внешности и каждодневной изнурительной борьбе за существование. И это ничтожество предало его.
    Номер набрался только с третьей попытки: дрожащие пальцы никак не хотели попадать на нужные кнопки. Металлический голос автоответчика:
    — Сейчас дома никого нет. Дождитесь сигнала и говорите.
    — Красавчик.
    Не успел он отключиться, как телефон зазвонил снова. Шакалы! Марч схватил дребезжащий аппарат и запустил им в стену. Наконец-то долгожданная тишина. Он открыл окно и, тяжело дыша, вскарабкался на подоконник.
    Далеко внизу бежали, гудя, машины, размером с божьих коровок. Маленькие человечки спешили куда-то по своим никчемным делам. Еще вчера они и не подозревали о существовании Джеймса Марча. А сегодня обрывают телефон, каждому нужен кусочек его шкуры.
    Он вцепился в оконную раму. Голова кружилась, перед глазами плыли круги. Когда смотришь в бездну, бездна смотрит в тебя. И нет сил выдержать этот взгляд. Марч разжал пальцы и шагнул в пустоту.

Глава пятая
«Я люблю тебя»

    Грег вошел в комнату Барнса и присел на край кровати. Знакомый профиль четко вырисовывался на фоне белой подушки. Что-то старик сильно сдал за последнее время, озабоченно подумал Грег. Щеки ввалились, кожа стала пергаментной, седая грива волос будто поредела.
    — Не спишь?
    — Нет. Думаю.
    — Можно спросить о чем?
    — Не сейчас.
    — Ладно. — Грег не стал настаивать, зная, что все равно бесполезно. — Собирайся, старина, поедем в Лайм-Парк. Мне надо поговорить с отцом.
    — Давно пора. Но именно поговорить, а не побоксировать, как обычно.
    — Он не дает мне такого шанса.
    — Видел бы ты себя, мой мальчик, когда разговариваешь с ним. — Барнс улыбнулся, в глазах мелькнула лукавая искорка. — Бойцовский петушок, перья торчком, гребешок вздыблен. И наскакиваешь, наскакиваешь. — Старик вдруг посерьезнел. — А между тем граф уже немолодой и очень одинокий человек. У него есть только ты, больше никого на целом свете. Представь себе, что он целыми днями один в огромном доме, как в темнице.
    — Его темница совсем иного свойства, — возразил Грег. — Высокомерие и презрение к себе подобным. Из нее выбраться куда труднее, чем из пустого дома.
    — Ты впадаешь в страшный грех, мой мальчик, — огорченно сказал Барнс. — Дети не должны судить своих отцов.
    — Зато отцы могут судить своих детей! Нет уж, слуга покорный! Предпочитаю оставаться самим собой.
    — А результат? Ты им доволен? Случайные друзья, случайные женщины, ни одного человека, на которого можно положиться, про которого можно сказать: «Этот со мной и в огонь, и в воду». Пока ты молод и силен, ты этого не замечаешь, тебе никто не нужен, но, не дай Бог, что случится, и ты сразу почувствуешь пустоту.
    — На такой исключительный случай у меня есть ты.
    — Я стар и мало что могу тебе дать.
    — Ты сам знаешь, что это не так. После смерти мамы ты заменил мне семью.
    — У тебя есть отец, и он любит тебя. Своеобразно, не всегда понятно, но любит. Знаешь, после смерти этого мальчика, Бада, я о многом стал задумываться. — Барнс откинулся на подушку и закрыл глаза, словно так ему легче было говорить. — О том, что можно просто не успеть сказать и сделать то, что хочешь и должен. Ведь он так любил ее. Ты себе не представляешь, как он любил мисс Сомерсет. Весь светился от счастья, когда смотрел на нее.
    — Ты ошибаешься, — резко возразил Грег. — Бад был парнем Сандры. Она и возненавидела меня, после того как провела со мной ночь в Лайм-Парке. Видно, не могла себе простить, что изменила ему. Впрочем, я не оставил ей никаких шансов. — Он усмехнулся, но усмешка получилась невеселой.
    — Не забывай, я провел там целый вечер. Между ними ничего не было.
    — Ты уверен?
    — Абсолютно.
    — Тогда я вообще ничего не понимаю! — вскричал Грег. — Мне тридцать лет, Барнс, и даром время я не терял. Перепробовал всяких женщин — белых, желтых, черных, толстых, худых, всяких. Изучил их вдоль и поперек, благо это несложно. Они еще только начинают думать своим куриным умишком, а я уже знаю о чем. Но этой-то что надо?!
    — Уважения.
    — Ерунда, Барнс! Женщинам нужно восхищение, комплименты, лесть, деньги, что угодно, только не уважение. Это их убивает.
    — А Сандре от тебя нужно именно это. Ну, помимо всего прочего, разумеется.
    — Нда-а-а… Это ж надо было так влететь!
    — Ага! — возликовал Барнс. — Признаешь, что влетел? Куда ты?!
    — К ней! — крикнул Грег уже от двери. — Припру ее к стенке и докажу, что способен уважать ее до полного изнеможения.
    Неторопливое, мягкое жужжание лифта сегодня вызывало у него лишь раздражение. Тащится как улитка, сбивая с ритма неистовую пульсацию крови. А крепость по имени Сандра надо брать с наскока, неожиданным броском, чтобы в зародыше подавить сопротивление. Теперь, когда он знает, что ее сердце свободно, это будет несложно.
    Старина Барнс может сколько угодно носиться с мечтой о сказочной любви. Ничего подобного нет, просто эта девочка зацепила его, Грега, своим упрямством, граничащим с тупостью. Ни одна женщина в его солидном донжуанском списке не сопротивлялась так долго и с таким поразительным упорством, и это лишь подогревало его охотничий инстинкт. Грег бросал женщин, легко и без сожаления, они его — никогда. И незачем нарушать традицию.
    В гараже у будки дежурного маячил какой-то незнакомый тип. И скверно вымуштрованный к тому же. Вместо принятого здесь приветствия и улыбки на все тридцать два зуба — в расчете на чаевые, конечно, — он резко отвернулся, надел зачем-то наушники…
    — Эй! — крикнул на бегу Грег. — Открывай ворота!
    Тот даже не пошевелился. И откуда только берут таких хамов, раздраженно подумал Грег.
    Любимая «ламборджини» призывно серебрилась в полумраке гаража. Верная лошадка чистых, незамутненных кровей. Иногда Грег думал, что машина живая, куда более живая, чем многие люди. Они понимали друг друга с полуслова. Грег ласково похлопал верную подружку по сверкающему капоту.
    — Застоялась, милая? Ничего, сейчас помчимся.
    Он рванул дверцу и повернул ключ зажигания. Машина тут же ожила, мигнула ему сразу всеми лампочками, готовая к рывку. Черт бы побрал этого придурка в будке! Трудно, что ли, кнопку нажать? Впрочем, он новенький, не знает еще, что Грегори Мортимер терпеть не может ждать у медленно ползущих в стороны ворот. Ничего, сейчас я ему вправлю мозги. На всю жизнь запомнит.
    Грег выскочил из машины и сделал всего несколько шагов, когда чудовищный грохот накрыл его с головой и шарахнул по барабанным перепонкам ударом неистовой силы. Жаркая смрадная волна подхватила его, как пушинку, завертела, ослепив, и бросила тряпичной куклой о бетонную стену.

    — Я читала твою колонку в «Уик-энд миррор». — Делла Кори со скучающим видом помешала лед в бокале. — Мне понра-ахвилось.
    — Спасибо.
    — Этот несчастный гра-ахф так одинок в своем замке. — Делла возвела к потолку томные глаза и сразу стала похожа на кающуюся Марию Магдалину Тициана. — Мне захотелось уте-ехшить его.
    Она говорила с придыханием, не очень естественно, явно изображая какой-то акцент, непонятно только какой. Может, итальянский?
    — А как же Сэм? — спросила Сандра, в притворном удивлении округляя глаза. — Я слышала, он тебя никуда от себя не отпускает.
    Она, конечно же, имела в виду Сэма Зингера, знаменитого продюсера, который и явил миру Деллу Кори в своем последнем нашумевшем блокбастере, неоспоримом чемпионе проката последнего месяца. Он, действительно, не отходил от Деллы ни на шаг, должен был даже присутствовать на сегодняшнем интервью, если бы дела не отвлекли в последний момент.
    — О, это сильно преувеличено. Журналисты… — Делла подвесила слово в воздухе и замолчала, словно обозревая его со всех сторон. — Настоящие пира-ахньи. Ахнуть не успеешь, как обгрызут тебя до скелета. Это Сэм так говорит, а уж он-то знает. Тебя я, конечно, не имею в виду, — спохватилась она.
    — Ничего, — улыбнулась Сандра. — Я привыкла. А откуда у тебя такой очаровательный акцент?
    — Неужели заметно? — Делла просияла. — А я так стараюсь изба-ахвиться от него. Когда Сэм пригласил меня в свой фильм, он сразу же нанял мне учителя.
    — А фильм ты сама озвучивала?
    — Сама, конечно. Сэм любит, чтобы все было натурально.
    — Потрясающе! — с энтузиазмом воскликнула Сандра. — Так, значит, ты не американка.
    — Нет конечно! — Делла фыркнула, будто само предположение было нелепым и оскорбительным. — Мой папочка был итальянец, инженер в маленькой компьютерной фирме, мамочка — англичанка. Мы жили в Риме, там я и познакомилась с Сэмом. Совершенно случайно. Я сидела у фонтана Треви, и он…
    — А где именно в Риме живут твои родители? — моментально насторожившись, спросила Сандра: уж больно затертое место выбрала Делла для встречи с Сэмом, там ни одного римлянина днем с огнем не сыщешь, сплошь туристы.
    — О, я не хочу об этом говорить! — Делла наспех скроила печальную гримаску. — Такое горе! Мои родители погибли в автомобильной катастрофе.
    — Мне очень жаль. Самое ужасное, что мой отец тоже.
    — Значит, мы с тобой обе бедные маленькие сиротки.
    — Увы, — вздохнула Сандра. — Знаешь, я обожаю Рим. Была там один раз и жила в Трастевере у знакомых. Ты наверняка знаешь этот район.
    — Еще бы! Потрясающее место, роскошное. Все эти виллы и… и… дворцы.
    — Палаццо, — подсказала Сандра, окончательно убеждаясь, что Делла никогда в Риме не была.
    Случайно подслушанная в «Трэмпе» сплетня о Гамбурге и порнофильмах находила все больше подтверждений, учитывая явную надуманность рассказа Деллы о Риме, а также то, что ее акцент то появлялся, то исчезал. Очевидно, она, увлекаясь, начисто забывала о нем.
    — Как тебе понравилась Америка? — сделала новый заход Сандра.
    — Ужасно! — Делла негодующе надула губки, словно ей подсунули дохлую крысу. — Там все синтетическое, даже люди. А эти кошмарные голливудские девицы! На них просто живого места нет. Силиконовые бюсты, накладные ногти, искусственные зубы, контактные линзы, вместо лиц — пластическая хирургия. Не понимаю тамошних мужчин.
    — Потому Сэм и не стал искать свою героиню в Голливуде, а выбрал тебя.
    — Ну да, мне-то пришлось только волосы перекрасить и слегка подправить глаза. Ой!
    Делла зажала ладонью рот, но было уже поздно. Вот, подумала Сандра, шах и мат. Осталось только задать вопрос о ее настоящем имени и о том, что она делала в Гамбурге.
    Но неподдельный страх, застывший в глазах Деллы, тут же заставил Сандру передумать. На одной чаше весов разоблачительная статья, дурно пахнущий скандал, несколько лишних фунтов в ее, Сандры, кармане, а на другой — разрушенная жизнь. Девчонка еще так молода и так старается забыть о прошлом… Сочиняет легенду об очередной Золушке, которая на улице случайно встретила своего принца. Ну и ладно, люди любят красивые сказочки почти так же, как смачные скандальчики.
    — Ты имеешь в виду, что тебе понадобилось лишь слегка изменить имидж, чтобы получить роль?
    — Да, да, да! Я не всегда пра-ахвильно употребляю слова.
    Нда-а-а… Сэм, пожалуй, прав, что не разрешает Делле встречаться с журналистами тет-а-тет. Расколоть ее ничего не стоит, и рано или поздно кто-нибудь это обязательно сделает.
    — Огромное спасибо за интервью, — как можно сердечнее сказала Сандра, вставая. — Надеюсь, в следующий раз Сэм к нам присоединится.
    — Можешь не сомневаться. Ни на шаг его от себя не отпущу.
    — И это правильно. — Сандра не уставала поражаться ее чисто детской непосредственности. Воистину, красивая женщина это пиршество для глаз и пытка для ушей. — Ну что ж, жду следующего фильма. Я — твоя ярая поклонница.
    Делла сорвалась с кресла, обняла Сандру и поцеловала. По-настоящему, от души, а не как принято в киношных кругах — в пустоту. От ее волос пахло дорогим парфюмом. Обворожительные миндалевидные глаза, как выяснилось «слегка подправленные», смотрели открыто и беззащитно.
    — Подписать тебе мою фотографию?
    — О, спасибо!
    Занятно было наблюдать, как Делла в задумчивости покусывает ручку, выискивая подходящие слова: ни дать ни взять прилежная школьница на контрольной. И пишет, наверное, с ошибками. Да, Сэму придется попотеть, чтобы сделать из Деллы настоящую звезду, мерцающую таинственным, отстраненным светом не только на экране, но и в жизни, — вожделенную и недосягаемую. Мечту мужчин и образец для подражания женщин. Если, конечно, ему не надоест и он не бросит ее, как бросал уже многих. В любом случае, свою подкупающую непосредственность Делла наверняка потеряет.
    — А какого цвета были у тебя волосы? — спросила вдруг Сандра.
    — Разные. В последний раз рыжие, как морковка. Ужас! Но только ты никому, ладно?
    — Могила!
    Делла лихо расписалась на фотографии и протянула ее Сандре.
    — Забегай как-нибудь, так хочется иногда с кем-то поболтать.
    — Болтать будешь со мной. — Голос был резкий, будто удар хлыста.
    Обе, как по команде, обернулись. Сэм стоял в дверях, по-бычьи нагнув лысую голову, и смотрел так, что Сандре сразу захотелось съежиться до размеров микроба и кануть в какую-нибудь глухую щель.
    — Сэм! — пискнула Делла. — А мы как раз закончили.
    — Иди.
    — Но мы ничего…
    — Я сказал, иди.
    Он не повысил голос, но это «иди» прозвучало как окрик. Делла беспомощно оглянулась на Сандру и мгновенно испарилась. В буквальном смысле: только что была — и нету.
    Тяжело ступая, Сэм двинулся на Сандру, маленький, квадратный, угрожающий. Властно протянул руку. Сандра попятилась.
    — Пленку!
    Сандра выщелкнула из диктофона кассету и отдала ему. Сэм бросил ее на пол и раздавил каблуком.
    — В этом не было необходимости, — заметила Сандра. — У меня хорошая память. Кроме того, там не было ничего интересного, только сказочка вашего сочинения о погибших родителях. Вам бы надо отрепетировать ее получше.
    Сэм смотрел на нее сузившимися щелочками глаз. Если бы взгляд обладал убойной силой, Сандру давно уже размазало бы по стенке.
    — А самое пикантное я знала, когда шла сюда, — продолжала невозмутимо Сандра. Она уже успела взять себя в руки. — О Гамбурге и о некоторых любопытных эпизодах из жизни Деллы, когда она еще носила другое имя и волосы цвета морковки.
    — Вы хотите денег?
    Сандра услышала, как скрипят его зубы.
    — Деньги всем нужны, но свои я предпочитаю зарабатывать.
    — Что вам нужно?
    — Право первой ночи, — нахально объяснила Сандра. — Эксклюзивные интервью, сообщения о намечающихся проектах, любая интересная информация. Взамен я тиражирую вашу итальянскую историю, останетесь довольны. Но ваша задача наглухо перекрыть все возможные каналы утечки информации.
    — Не вам меня учить, — буркнул Сэм. — Свяжитесь с моим пресс-секретарем. Он будет в курсе.
    — Хотелось бы иметь соответствующую бумагу. Так, на всякий случай.
    — Сопливая девчонка! — взревел Сэм. — Слово Сэма Зингера стоит сотни бумажек, и ты его имеешь!

    В полумиле от дома Сэма Сандра сразу же попала в пробку. Вот незадача! Скоро по Лондону вообще невозможно будет ездить. Быстрее на метро.
    Однако грех жаловаться. Такой жирный кус обломился, причем без особых усилий с ее стороны. За столь щедрые подарки судьбы можно хоть весь день в пробке проторчать.
    Дело Марча стремительно раскручивалось, причем самоубийство главного героя придало ему неслыханную остроту и драматизм. Сандра сразу же стала любимицей всех средств массовой информации. Ее просто на части рвали, телефон звонил, не переставая. Она уже успела появиться в нескольких телевизионных передачах. Почту на ее имя таскали мешками.
    Вскоре после выхода ее статьи премьер-министр выступил с речью, одновременно покаянной и обличительной, в которой клятвенно пообещал взять расследование под свой личный контроль. Ничего удивительного, ведь дело того и гляди грозило перерасти в правительственный кризис.
    Несколько крупных издательств обратились к Сандре с предложением написать книгу об отце, а для начала издать сборник его статей.
    Сандра тут же подключила к этому делу Марго, которая и вела переговоры.
    Смитти сиял и смотрел орлом. Его тоже не обошли вниманием, и он не преминул сообщить коллегам, как поддерживал начинающую журналистку, как учил ее тонкостям профессии, как подбадривал в тяжелую минуту. Сандра только посмеивалась.
    Вся эта шумиха свалилась на нее, как лавина в горах, и уже успела изрядно утомить. Зато когда Сандра, исключительно чтобы отвлечься, обратилась к пресс-секретарю Сэма Зингера с просьбой об интервью с Деллой, ей тут же ответили согласием. А еще недавно и на порог бы не пустили.
    Популярность открывает любые двери. Было неожиданно приятно поговорить о чем-то другом, кроме террористов и взрывов. О стильных шмотках, о киношной тусовке, посплетничать по-женски. Делла политикой не интересовалась и поэтому о деле Марча даже не подозревала. Результат превзошел все самые смелые ожидания Сандры. Вот уж действительно, везет так везет!
    Машины ползли как черепахи. Да-а, похоже, она тут застряла прочно. Ну ничего, у каждой тучки есть серебряная изнанка, как поется в старой песенке. Удастся хоть передохнуть немного наедине с собой. За последние дни у Сандры такой возможности не было.
    Она включила радио. Интересно, чем коллеги порадуют?
    — …от взрыва некоего устройства, подложенного в машину, — прорезался бойкий голос диктора. — Консьерж опознал в пострадавшем жильца дома, лорда Грегори Мортимера. По мнению врачей больницы Святого Георгия, куда был доставлен потерпевший, состояние его оценивается как критическое. Полицией задержан подозрительный мужчина, находившийся в гараже в момент взрыва. Ведется следствие. Оставайтесь с нами. Мы будем следить за развитием событий и…
    Не дослушав, Сандра распахнула дверцу и бросилась вон из машины.

    Холл больницы Святого Георгия напоминал растревоженный улей. Впечатление складывалось такое, будто весь Лондон в одночасье занемог. Возбужденные родственники пациентов отлавливали медсестер и осаждали их бесконечными вопросами, те отделывались дежурными улыбками и отфутболивали их в регистратуру, где уже толпилось десятка два страждущих. Три молоденькие девушки в кокетливых белых шапочках пытались ответить всем сразу, но вносили еще большую неразбериху.
    Сандра с трудом пробилась к стойке и оказалась лицом к лицу с миловидной дежурной, которая, не задумываясь, выпалила:
    — По пассажирам Хайгейтского автобуса информации пока нет. Ждите.
    — Мисс, прошу вас, мисс! — Сандра стукнула кулачком по стойке, пытаясь привлечь ее внимание. — Грегори Мортимер. Он поступил около часа назад.
    Девушка забарабанила пальчиками по клавишам компьютера.
    — Он в реанимации. Состояние тяжелое.
    — Но я должна его видеть!
    — Если вы член семьи, обратитесь к доктору Стентону. Он выпишет вам пропуск. Если нет — ждите.
    Сандра выбралась из толпы и ринулась на поиски доктора Стентона. Она уже знала, что скажет ему.
    Доктору Стентону, Томасу Стентону, как это явствовало из карточки, болтающейся на лацкане его халата, было на вид лет сорок пять. Среднего роста, узкоплечий, с коротко стриженными светлыми волосами. В глаза сразу бросался выдающийся вперед решительный подбородок, да еще, пожалуй, наблюдательный, умный взгляд, от которого мало что могло скрыться.
    — Чем могу быть полезен?
    — Мне нужен пропуск на посещение вашего пациента Грегори Мортимера.
    — А вы…
    — Я его жена.
    В ее глазах билась такая отчаянная мольба, что видавший виды врач даже смутился, закряхтел, затеребил мочку уха.
    — Гхм… Мда-а-а… В таком случае, извольте.
    — Спасибо! Как он, доктор?
    — Пока сказать трудно. Тяжелое сотрясение мозга, перелом предплечья и ребер, ожоги. Он без сознания.
    — Я могу его видеть?
    — Конечно. Накиньте халат. По этому пропуску вы можете навещать его когда угодно, можете хоть ночевать здесь.
    У двери в палату на стуле сидел Барнс, сгорбленный, с поникшими плечами, постаревший лет на десять.
    — Сандра!
    Она обняла его, почувствовала на щеке слезы, и сердце ее оборвалось. Мерзавцы! Они опять заставили его плакать, теперь по Грегу, а ведь он ему все равно что сын. Она гладила старика по плечам, шептала глупые, беспомощные слова.
    — Ну будет, будет, Барнс. Он молодой и сильный. Он выкарабкается.
    — Вы думаете, Сандра?
    — Конечно. Все будет хорошо, правда, доктор?
    Она резко повернулась к Стентону. Просигналила ему глазами, мол, врите напропалую, надо успокоить старика. Тот ловко принял подачу.
    — Полагаю, шансы у него хорошие. Ближайшие сутки покажут.

    Сандра опустилась на стул у больничной койки и потерла усталые глаза. Она только что выставила упирающегося Барнса подремать на раскладушке в кладовке для белья. Другого места в переполненной больнице не нашлось.
    Посмотрела на белый кокон, окутанный бинтами, гипсом и мягкими пластиковыми трубками от капельницы и хитрых приборов, расставленных вокруг. По светящимся зеленым экранам пробегали плавные линии, и это свидетельствовало, что внутри кокона находится живой организм, который дышит и борется. И набирается сил, чтобы в один прекрасный момент поднатужиться, разорвать стерильную оболочку и выпорхнуть на белый свет роскошной бабочкой.
    — Ты сделаешь это, Грег, правда? — Голос ее прозвучал очень странно в темноте и тишине больничной палаты. — Сделаешь это для меня?
    Они договорились с Барнсом, что будут постоянно дежурить у его кровати, сменяя друг друга, чтобы Грег ни на минуту не оставался один. И чтобы, очнувшись, сразу увидел знакомое лицо. Почему-то обоим это казалось самым главным. И еще важно все время разговаривать с ним, хотя доктор Стентон и уверял, что Грег все равно не может их слышать.
    — Он хоть и умный, но дурак, — сказала Сандра Барнсу. — Слова обладают поразительной энергией, могут убить, а могут и вылечить. Как в сказке, помните? Красавица сказала чудовищу, что любит его, и оно ожило.
    Но именно эти заветные слова никак не шли у нее с языка, а кривить душой не хотелось. Она рассказывала Грегу истории из своего детства, вспоминала смешные случаи. Например, как она с подружками выкурила свою первую и последнюю в жизни сигарету, а потом они валялись, бледно-зеленые и полудохлые, как потравленные тараканы, на полу в школьном туалете и мечтали поскорее умереть. И как их нашел там директор школы, а они навешали ему лапши на уши, что, мол, съели какую-то гадость в буфете, а он устроил целое расследование по поводу недоброкачественной пищи.
    — Как же мы смеялись тогда, просто лопались от хохота. А сейчас вспоминаю, и вовсе не смешно. — Сандра тронула закованную в гипс руку. — У тебя так не было никогда? Вспоминаешь что-то, и становится стыдно-стыдно, даже уши горят, а попросить прощения не у кого. Было, да? Пожалуйста, дай знак, что слышишь меня.
    Но кокон лежал совершенно неподвижно, и только светящиеся линии-змейки ползли по экранам из ниоткуда в никуда.

    Высоко-высоко на сто чи поднимается башня,
    Открывая пред нами четыре простора земли…
    Слова эти рождались на губах сами собой, минуя мозг, словно их принес ветер, вольно свистящий в ушах. Он перегнулся через зубчатый парапет и вгляделся в бесконечное туманное пространство.
    Рек и гор красота безраздельно наполнила взоры. Одиноко равнина простерта в безбрежную даль…
    Он отпрянул. Неразумно стоять над бездной, одно неосторожное движение — и он сорвется вниз, и туман поглотит его.
    — Ну не глупо ли бояться падения, если всю жизнь бродишь в тумане?
    Он медленно обернулся. Обман зрения? Галлюцинация? Перед ним мерцал слабо светящийся контур. Знакомые очертания. Он протянул руку, которая свободно прошла сквозь пространство, не встретив никакого препятствия на пути.
    — Кто ты?
    — Странная потребность все облекать в слова. Но изволь, если это необходимо. Я — твоя пластмассовая душа.
    — Не люблю пластмассу.
    — Это неважно. Душу не выбирают, а живут с тем, что есть. Но ты утомил меня. Я ухожу.
    — Не надо! — крикнул он, но голос увяз в пустоте. — Если ты покинешь меня, я умру.
    — Слова, слова… Пыль под ногами. Все будет куда хуже. Ты превратишься в пустой, бессмысленный сосуд.
    Тот, кто называл себя его душой, стремительно заскользил прочь. Он бросился было за ним, но ноги словно вросли в каменные плиты.
    Кони, в грусти по мне, прямо к небу взывая, ржут.
    Ветер, в грусти по мне, скорбно листьями шелестит…
    Как я смерть объясню? Тут особых не надо слов:
    Просто тело отдам, чтоб оно смешалось с горой!
    Светящееся пятно поднималось к серому небу, курясь и меняя очертания, словно колечко сигаретного дыма. Отчего оно так похоже на лицо Сандры?
    Сандра склонилась над Грегом, пристально вглядываясь в его лицо. Ей показалось… Да какое там показалось! Он смотрит на нее. Еще мутно, не узнавая, но смотрит!
    — Грег! Грег, милый!
    Она судорожно нащупала кнопку звонка. Не прошло и минуты, как в палату влетел доктор Стентон.
    — Он очнулся! Он смотрит на меня!
    Быстрый взгляд на ожившие вдруг экраны. Тонкий луч фонарика прямо в бездонный зрачок, как в яблочко мишени.
    — Он выныривает! Черт, слишком быстро! — Доктор щелкнул пальцами. — Шприц!
    Сандра сунула ему хрустящую пластиковую упаковку. Точными, быстрыми движениями Стентон взломал ампулу.
    Тонкая боль от иглы. Клубящийся туман в лицо. Сандра и сон. Сон…

    Сандра сидела, притулившись в кресле, сжимая в ладонях кружку с дымящимся кофе, словно отогревала замерзшие руки. Она выглядела очень юной, на лице ни следа косметики, волосы небрежно заплетены в косичку, юной и беззащитной. Марго хотелось заслонить, отгородить ее от холодного, враждебного мира вокруг, но она не знала как.
    — Я не знаю, что мне делать, Марго, что думать. Он зовет меня во сне, понимаешь? Там, где он сейчас, я нужна ему.
    — Может быть, не только там? — предположила Марго.
    — Не надо. — Сандра покачала головой. — Мне сейчас так легко обмануться. Я сижу с ним ночи напролет, разговариваю, о чем в голову взбредет, придумываю за него его ответы. Придумываю его самого. Сейчас он такой, каким мне хочется его видеть, а что будет потом?
    — Что-нибудь будет.
    — Мне страшно, Марго, — прошептала Сандра. — Я… я люблю его.

    Компьютер заговорщически подмигивал ей своим единственным глазом, но Марго не замечала призыва. Мысли ее были далеко.
    Написать книгу об Алеке — какая потрясающая, завораживающая идея! Она, наверное, носилась в воздухе, потому что с этим предложением к Сандре обратилось сразу несколько издательств. Оно и понятно. На волне интереса к личности погибшего журналиста книга просто обречена на успех.
    Марго вела с издательствами переговоры от имени Сандры, но с каждым днем все больше убеждалась, что книгу должна писать она. Вернее, и она тоже. Сандра была очень близка с отцом, у них сложились уникальные отношения, полные тепла, взаимопонимания и здорового юмора. Но Сандра, со свойственным всем молодым людям эгоизмом, по уши погружена в свои дела, ее просто не хватит на все.
    Марго откинулась в кресле и закрыла глаза. Она до малейших деталей помнила тот день, когда впервые увидела Алека, хотя с тех пор прошло уже почти десять лет. Десять лет! Звучит солидно, почти бесконечно, а на самом деле один сверкающий миг, как магниевая вспышка у фотографа.
    Был промозглый, серый, заплесневелый октябрьский день, из тех, которые с самого утра идут наперекосяк. В такие дни лучше вообще не выходить из дома, но у Марго не было выбора. Она провела уик-энд в Виндзоре у друзей и должна была вернуться в Лондон пораньше в воскресенье, чтобы еще успеть поработать над срочным переводом. Машина ее безнадежно сломалась прямо на выезде, и ее тут же вызвался подвезти молодой человек, как и она приглашенный в Виндзор ее друзьями. Народу было много, и Марго не сказала с ним и двух слов, запомнила только блестящий длинный нос и тщательно зачесанные на уши волосы. Марго безбоязненно приняла помощь, решив, что уже получила полагающуюся на сегодняшний день порцию неприятностей.
    Но не тут-то было. Молодой человек, которого, как выяснилось, звали Томас, Том-эсс, как потом смачно говорила Марго, настолько пошло и монотонно путал рычаг передач с ее коленкой, что Марго вскоре надоело вежливо указывать ему на ошибку. Она закатила нахалу оглушительную пощечину, эхо от которой еще долго металось по машине, и потребовала тут же, немедленно, сейчас же остановить машину и высадить ее. Том-эсс повиновался.
    Марго быстро поняла свою ошибку. Мало того что она забыла у него в багажнике свою сумку, это еще полбеды, но она очутилась под проливным дождем посреди… чего? Да ничего, в полном смысле слова, ничего! Вправо и влево, насколько хватало глаз, тянулись раскисшие от влаги поля без малейших признаков человеческого жилья. Дорога была абсолютно пуста.
    Такого Марго, охваченная праведным гневом, предусмотреть не могла. Гораздо разумнее было бы потерпеть хватательные рефлексы Том-эсса до какого-нибудь населенного пункта. Но теперь уже поздно сетовать об упущенных возможностях. Через три минуты она уже вымокла до нитки, вода капала с носа, с облепивших голову волос, струилась по спине и по ногам. Марго прижала к груди озябшие руки и стала развлекать себя размышлениями о том, на что она сейчас больше похожа. На телеграфный столб в миниатюре или на истукана с острова Пасхи, опять же сильно уменьшенного.
    Рядом с ней неожиданно притормозила машина.
    — Эй, вы еще живы? Вот уж действительно, дама в затруднительном положении. — Водитель с необыкновенными огненно-рыжими волосами перегнулся через сиденье и открыл перед ней дверцу «бентли». — Мечта любого джентльмена. Да садитесь же скорее.
    — Не понимаю, при чем здесь мечта, — пробормотала Марго, стуча зубами и в отчаянии глядя на образовавшиеся на резиновом коврике лужицы.
    — А как же, — бодро откликнулся рыжий незнакомец. — Лучшее удобрение для мужского эго. Сразу чувствуешь себя большим и сильным. Защитником и спасителем. Кстати, вашего сегодняшнего спасителя зовут Алек, уменьшительное от Александр.
    — Марго, уменьшительное от Маргарет, это на тот случай, если вы не догадаетесь.
    — Там рядом с вами стоит сумка, — сказал он, не отрываясь от дороги. — Если хорошенько в ней пошарить, можно найти не очень грязную майку, спортивные брюки и свитер.
    — Да нет, спасибо, я так.
    — Очаровательный набор бессмысленностей. Вы что, давно воспалением легких не болели, соскучились?
    Замерзшие и отсыревшие внутренности однозначно голосовали за предложение Алека, но рассудок, или, как любила выражаться Марго, «девичий стыд», рекомендовал поостеречься. Алек будто прочел ее мысли.
    — Взгляните-ка на это. — Он протянул ей здоровую, вздувшуюся мускулами руку, которая была толщиной с ее ногу, если не больше. — Вопросы есть? Вопросов нет. И, будьте уверены, даже если я что-то и подсмотрю, то не увижу ничего нового, чего не видел раньше. Логично?
    Марго ничего не оставалось, как согласиться.
    — Может, хоть выйдете?
    — Ага, там дождь, а у меня нет зонта. Я выйду и промокну, приду переодеваться. Там дождь, а у вас нет зонта. Вы выйдете и промокнете, придете переодеваться. А там дождь, а у нас нет больше сухой одежды.
    — Довольно, довольно! — взмолилась, смеясь, Марго. — Я уже поняла, какая я старомодная глупая клуша.
    — Все затевалось вовсе не для этого, — заявил Алек и демонстративно сосредоточился на дороге.
    Марго, извиваясь всем телом и пытаясь вписаться в узкое пространство заднего сиденья, с наслаждением избавилась от мокрой одежды и белья и облачилась во все сухое.
    — А можно мне одолжить носки? — спросила она, расхрабрившись.
    — Буду польщен.
    — А кроссовки?
    — Сорок третий размер, — предупредил он.
    — Я рискну.
    — Валяйте. — И после недолгой паузы: — Искренне восхищаюсь вашей отвагой, Марго. Через полчаса мы остановимся в Слоу заправиться и выпить по чаше чая с ромом. До заведения, где подают чудодейственный напиток, ярдов тридцать. Дойдете?
    — А почему нет?
    — Во всем этом?
    — Несомненно.
    — Моя девочка!

    Да, она была его девочкой, если так можно сказать про двух взрослых людей, которые нашли друг друга под дождем. Дождь — хорошая примета, и следующие восемь лет они провели вместе, узнавая, открывая и шалея от своих открытий. То, что было в жизни каждого из них до встречи, мгновенно перестало существовать, стерлось из памяти, кануло в Лету. Оба начали жизнь заново, с чистого листа. Вот с такого, как этот.
    Марго повертела в руках белый глянцевый лист. Она испишет этот лист словами, достойными Алека, человека, который наполнил ее жизнь смыслом. Теперь она уже сможет сделать это, потому что горечь ушла, уступив место грусти и огромной благодарности за то, что он был, что пути их пересеклись, что он любил ее так, как только один и умел — через край.
    Странно, но Грегори Мортимер чем-то напомнил ей Алека. Бесшабашной удалью, что ли, тем, как очертя голову гонял на своей «ламборджини» и, не задумываясь, готов был прийти на помощь «даме в затруднительном положении». Беда в том, что он вращается в сволочной среде, где настоящие мужчины не востребованы.
    Если бы не Сандра, ей-богу, попыталась бы заполучить его. Уж больно хорош! Слишком хорош для дамочек типа Снуки и Бэби. Ему нужна настоящая женщина, из плоти и крови, а не зомбированная кукла. Но девочка так влюблена и так трогательно борется со своим чувством, что было бы грешно ей мешать.
    Бог ты мой, о чем я думаю, ужаснулась Марго и тут же мысленно поздравила себя: я изменилась. Я могу думать о флирте, о романах, обо всех этих рискованных, слегка фривольных вещах, которые придают особый, неповторимый аромат жизни любой женщины. А это значит, что жизнь продолжается, многоцветная, полная чарующих запахов и образов, сумасшедшая жизнь.
    Марго тронула клавиши компьютера. «Алек», — высветилось на экране. Он бы понял ее. Он был сделан из того же теста.

    — Делла помешала лед в бокале… А вот как именно она это сделала? Какое слово найти, чтобы захотелось подражать звезде, моделировать свою жизнь и себя самое по ее образу и подобию?..
    Сандра сочиняла статью для своей очередной колонки, примостившись у кровати Грега, но никак не могла найти верную интонацию.
    Подняв глаза от листа бумаги, на котором не зачеркнутой осталась одна-единственная фраза, Сандра заметила, что из-под сомкнутых век Грега текут слезы. Губы, щеки, брови мелко дрожали и дергались. Не в силах оторвать глаз от его ожившего лица, Сандра шарила ладонью по стене в поисках кнопки звонка, которая, как на грех, куда-то запропастилась.
    На ее запястье сомкнулись прохладные пальцы, но Сандра от волнения даже не заметила этого. Она пожирала глазами Грега, на лице которого расплывалась широкая блаженная улыбка Чеширского кота. Он безудержно, хотя и беззвучно смеялся.
    — Только не зови этого ученого придурка, — попросил он. — Снова вколет мне свое зелье, и я еще на сутки превращусь в капустный лист.
    — Грег! — Не веря своим глазам и ушам, Сандра запустила пальцы в волосы и изо всех сил дернула. — Я не сплю? Это действительно ты?
    — Хочешь проверить? Поцелуй меня, как тогда, в Лайм-Парке, — попросил он. — Если ты еще помнишь.
    Могла ли она забыть? А если бы и забыла, он освежил ее память жгучей лаской глаз. Сандра осторожно потянулась к Грегу, стараясь не потревожить опутывавшие его датчики и трубки.
    — К черту всю эту дрянь! — взревел он, смахивая с себя электронную паутину. — Я должен почувствовать тебя.
    Сандра оказалась прижатой к его груди, беспомощная, как жук на булавке энтомолога. Никогда еще беспомощность позы не была такой приятной.
    — Моя маленькая, лапочка, солнышко золотое, — шептал он, перемежая слова поцелуями. — Ты только не смейся, я буду говорить глупости, всякую дребедень, а ты потерпи. Больному можно.
    — А здоровому?
    — Тебе нравится?
    — Еще как! Возможно, дико звучит, но тебе, наверное, нужно почаще травмировать голову. Техника самовыражения резко возрастает.
    — Садистка! Я всегда подозревал, с кем имею дело.
    — Ах, ты!
    — Эй-эй, полегче! — вскрикнул Мортимер. — Мне очень нравится эта поза, но лучше к ней прибегнуть, когда срастутся ребра.
    Сандра как ужаленная соскочила с кровати на пол.
    — Бедненький! Очень было больно?
    — Ничего. — Грег ободряюще улыбнулся ей, но крупные капли пота, выступившие на висках, свидетельствовали об обратном. — Можешь повторить упражнение.
    И заслужил головокружительный звонкий поцелуй. И еще один. И еще. Он чувствовал трепещущее прикосновение ее язычка, бархатистую влажность губ, прохладу зубов. Сандра целует его. Дожил! И всего-то…
    — И всего-то надо было на бомбе подорваться, — пробормотал он.
    — Что? Что?
    — Чтобы ты поцеловала меня, — пояснил он. — Надо было ни больше ни меньше как подорваться на бомбе. Ты самая необыкновенная девушка, которую я когда-либо встречал в своей небезынтересной жизни.
    Естественная рыжина ее глаз углубилась, заболотилась, заострилась. Грег сразу уловил знакомый репортерский азарт.
    — Только не говори, что я представляю для тебя чисто профессиональный интерес!
    — Ничего профессионального, — заверила Сандра. — Просто парочка неформальных вопросов.
    Это был совершенно неожиданный поворот. Неужели действительно возможно, чтобы женщина, побывшая рядом с ним больше тридцати минут, сохраняла ясность ума и твердость памяти? Трудно поверить.
    — Ты серьезно?
    — Вполне, если ты не возражаешь.
    Похоже, она действительно собралась брать интервью.
    — Тебе никто не говорил, что ты становишься похожей на зомби? Совсем помешалась на работе. — Колючий прищур глаз из-под белой повязки. — Мне уже начинает казаться, что ты таким образом решаешь свои психологические проблемы. Одни напиваются, другие бегут к психоаналитику, а ты пишешь. Надо сказать, ты недурно устроилась, ведь тебе за это еще и деньги платят.
    — Угу, и неплохие. Это не работа, а хорошо оплачиваемое хобби. Но вообще-то ты прав. — Сандра покрутила пальцем у виска. — Газетчик — это диагноз, а у меня еще и наследственный.
    — За что мне все это? — простонал Грег. — Угораздило же влюбиться в полоумную репортершу, да еще с ярко выраженными садомазохистскими наклонностями. — Он театрально возвел глаза к потолку. — За что караешь меня, Господи? Но ничего, когда мы поженимся, я тобой займусь.
    — Кто тут и на ком собрался жениться? — осведомилась Сандра.
    — Я. На тебе. И сразу же как только вампиры в белых халатах признают меня дееспособным.
    — А ты ничего не забыл?
    — Что именно?
    — Например, меня спросить.
    — Бессмысленная трата времени, — авторитетно заявил Грег. — Ты согласна. Это ясно даже ребенку.
    От такой потрясающей самоуверенности Сандра на мгновение потеряла дар речи. Великолепный нахал! Просто невозможно не восхититься.
    — Достаточно посмотреть в твои сияющие любовью глаза, — продолжал между тем он, — а также задать простой вопрос: зачем, за каким таким чертом ты сидишь тут ночи напролет?
    — Из обычного человеколюбия? — предположила Сандра.
    — Ерунда! — фыркнул Грег. — Из человеколюбия больным наносят визиты или присылают цветочки с фруктами, а не теряют половину веса. Ты в зеркало на себя давно смотрела?
    — Давно, — призналась Сандра. — А что, очень страшная?
    — Ты великолепна. — Он притянул ее к себе. — Я люблю тебя.
    Он целовал ее, как измученный жаждой человек пьет воду. Бережно, боясь расплескать драгоценные капли и огромным усилием воли сдерживая дрожь нетерпения. Наверное, впервые в жизни Грег не был до конца уверен, правильно ли ведет себя с женщиной. И не просто с женщиной, а с женщиной, которой он неожиданно для себя признался в любви, да еще такой непредсказуемой и независимой, как Сандра.
    Он никогда еще не произносил этих слов, ограничиваясь проверенными «Ты мне нравишься» и «Я хочу тебя». Хватало с лихвой, в любой ситуации. У Грега вообще никогда не было проблем с женщинами, и если он и страдал от чего-то, связанного с ними, так это от их количества. Обычно женщины сами добивались его внимания и благосклонности, а в тех редких случаях, когда инициатором выступал он, желаемый результат достигался быстрым и решительным броском, не оставлявшим счастливице никакого шанса для маневра. Дальше следовал весь «золотой» джентльменский набор: цветы, дорогие подарки, полеты на специально зафрахтованном самолете, чтобы провести всего один вечер где-нибудь на другом конце Европы, например, чтобы послушать Паваротти в Вене или полакомиться только что выловленными устрицами в Альгеро на Сардинии. Кстати, подобные путешествия действовали безотказно. Дамочки совершенно раскисали от калейдоскопической смены впечатлений и небывалой широты размаха и на обратном пути устраивали настоящие оргии. Самые фантастические сексуальные впечатления были у Грега накрепко связаны с самолетами.
    А с Сандрой все начиналось неправильно, вернее, он и не собирался ничего начинать. Да и то сказать, она была совершенно не в его вкусе. Ему всегда нравились высокие, стильные женщины, «профессиональные» красавицы, экстравагантные и балдеющие от своей красоты, из тех, на которых всегда оборачиваются, где бы они ни появились. Завистливые взгляды, которые Грег ловил на себе, приятно щекотали его самолюбие.
    В Сандре ничего этого не было, ничего броского, привлекающего внимание. Среднего роста, с вполне стандартной фигурой, которую и не разглядишь под обожаемыми ею безразмерными футболками и джемперами. Волосы красивого медного оттенка, но кого этим удивишь в век всеобщей химизации. Глаза, в которые, заглянув раз, хочется смотреть еще и еще. Но Грега всегда больше интересовала их форма и цвет, а не содержание. В общем, если бы игра шла по правилам, он на Сандру Финчли даже не взглянул бы.
    Но с самого начала все пошло наперекосяк. Он пригласил ее в Лайм-Парк в надежде побесить своего папашу, резонно рассудив, что нескольких часов наедине в машине вполне достаточно, чтобы «обработать» девушку и привезти ее в Лайм-Парк совсем ручной и «тепленькой». Она будет строить ему глазки и оглаживать шаловливой ручонкой под столом, его сиятельство будет исходить желчью, а он, Грег, получит двойное удовольствие. Да еще ненароком подкинет журналисточке историю со Снуки, может, Бэби догадается расторгнуть помолвку.
    Но Сандра обманула ожидания, оказавшись совершенно невосприимчивой к его чарам. Ее милая неловкость и сердитый румянец, который то и дело появлялся на щеках, их бесконечные словесные стычки и явное неодобрение, с которым она относилась ко всем его поступкам, были Грегу внове, разбудили его любопытство и заставили повнимательнее присмотреться к ней. Грег заглянул в ее глаза и понял, что пропал. Произошло это в один момент, как озарение, как откровение свыше. Он узнал ее, свою женщину, которая может изменить всю его жизнь, может осветить ее или окончательно лишить смысла, может заставить сердце биться быстрее, а может обратить его в камень. И он испугался. Все его существо протестовало против этой неожиданно возникшей зависимости. Он, Грегори Мортимер, никогда еще не зависел ни от одной женщины, и не стоит начинать в тридцать лет.
    Когда Сандра сбежала из Лайм-Парка, Грег вздохнул с деланным облегчением и попытался выбросить из головы воспоминания о божественной ночи, когда Сандра пришла к нему, ведомая приглашающими огоньками свечей. Нечто похожее он испытал только с Эмми, но это было давным-давно, и Грег уже успел забыть, что чувствуешь, когда держишь в объятиях любимую женщину. Становишься всемогущим, как Зевс, неуязвимым, как Ахиллес, и прекрасным, как Антиной. Неважно, что ты таков лишь в глазах любимой. Там ты настоящий, а все, что вокруг, — иллюзия.
    Ему, наверное, удалось бы довести процесс убиения непрошеной любви до логического конца. Есть масса способов, например, уехать далеко и надолго, в Тасманию или на Борнео. Расстояние и время — вот два наилучших способа очистить сердце. Да, и еще другие женщины. Клин, как известно, клином вышибают. Все получилось бы, если б не Барнс. И как это он всегда находит верные слова, которые бьют точно в цель? «Может быть, это первая настоящая женщина, которая встретилась тебе, мой мальчик. Ты не должен ее потерять», — сказал он тогда. Не должен.
    И теперь он, Грегори Мортимер, весь забинтованный и упакованный в гипс и какие-то хитрые повязки и от этого чувствующий себя до крайности нелепо, целует ее лицо, задыхаясь от счастья. Счастье это возникло в нем в тот самый момент, когда он, выныривая из тяжелого, дурманного сна, услышал ее голос, бормочущий что-то о размешивании льда в бокале. Или нет, еще раньше, когда ее лицо грезилось ему в туманной дымке снов. Он хотел рассказать ей об этом, но не знал, с чего начать.
    — Я не хочу замуж, — шепнула ему Сандра.
    Вот и поговори с такой! Упрямая, непредсказуемая, любимая Сандра.
    — Я тоже, — бодро отозвался Грег. — Но не всегда же делать то, что хочется. Иногда приходится идти на жертвы.

    Войдя в палату сына, граф Рэдклиф огляделся и, не найдя ничего лучшего, сунул принесенные орхидеи в графин с водой. Странный выбор, подумал Грег, нет цветов порочнее и эротичнее орхидей. Их бархатные пасти обещают тысячу и одну ночь наслаждений любому, кто осмелится подойти действительно близко. Но осмелится не каждый. Чувственные хищницы проглотят неосторожного зеваку, который вздумает смахнуть с них пыльцу. Любопытно, почему орхидеи напоминают мне Снуки, ее влажный рот с заостренным умелым язычком, который может вознести на волну восторга, а может и ужалить. Недаром ее квартира кишмя кишит орхидеями.
    — Хм, а вам не приходило в голову, сэр, что растения — самые бесстыдные существа на земле?
    — Что-что?
    Рэдклиф подошел ближе к кровати и наклонился, чтобы лучше расслышать. Странно было видеть отца, всегда прямого, даже несгибаемого, в такой позе. В нем сразу появилось что-то человеческое, гибкое, чувствительное. Глупые мысли, однако, приходят в голову.
    — Я говорю, цветы бесстыдны. Единственные существа на земле, которые выставляют свои половые органы напоказ, да еще гордятся этим.
    — Не понимаю, о чем ты, Грегори.
    — Разве я непонятно говорю? — Грег заерзал на кровати. — Вы не могли бы повернуть эту ручку, сэр? Спина затекла, хочется немного изменить позу. Спасибо. Так о чем это мы?
    — О бесстыдстве цветов, — буркнул Рэдклиф.
    — Да, да! Посмотрите на этот пестик, сэр. Ну чем не вздыбленный от желания фаллос, во всем великолепии своей мужественной красоты? А эти томные бархатные переливы, такие манящие, такие нежные, разве не точная копия женского лона?
    — Странные мысли посещают тебя, Грегори.
    — Ничуть. Я по уши влюблен, как самый наивный школьник. — Грег с наслаждением потянулся и тут же сморщился от боли. — Эти проклятые ребра только и удерживают меня от того, чтобы поухаживать за моей невестой по-настоящему. А тут еще вы, сэр, со своими орхидеями. Соль на рану. Принесли бы лучше ромашки.
    — Невеста! — процедил сквозь зубы Рэдклиф. — Из газет я узнал о твоей жене.
    — Об этом я мог бы только мечтать, — вздохнул Грег. — Пока мне удалось уговорить молодую леди поразмышлять о том, чтобы стать моей невестой.
    — Дожили. Надо уговаривать девицу стать графиней Мортимер. И кого! Мисс Фи-и-ин-чли!
    Рэдклиф растянул последнее слово, словно расчленил его и рассмотрел каждую частичку через лупу, уничижительно и с крайним презрением. Уголки губ потянулись вниз, образуя острые складки по обеим сторонам рта, тонкие крылья носа раздулись и затрепетали. Впечатляющая картина. Для кого-нибудь, но не для Грега. Ему, может быть, впервые в жизни было начхать. Вот именно так! Да!
    — Вы заведомо ставите себя в невыгодное положение, сэр. — Он улыбнулся совершенно беззаботно, как улыбаются только очень счастливые люди. — Любовь изначально сильнее ненависти. Кроме того, — добавил он, помолчав, — в нашей семье уже был подобный случай.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Вашего тезку, Эдмунда Рэдклифа, который, как известно, женился на бывшей актрисе.
    — Он женился не на ней, а на ее деньгах, и тебе это превосходно известно.
    — А! — торжествующе воскликнул Грег. — Значит, вы считаете, что деньги достойнее любви. Как это по-американски, сэр! Какой позор!
    Рэдклиф вздрогнул, словно от удара хлыстом. Оскорбление было нешуточным. Что позволяет себе этот молодой негодяй? К счастью, он вовремя заметил искрящиеся смешинки в глазах сына. Слава Богу! Такие глаза могут быть только у очень здорового человека. А кости… что кости — срастутся.
    — Ты можешь делать все, что угодно, — услышал Рэдклиф свой голос. — Главное, ты жив и здоров.
    — Отец!
    Рэдклиф взял протянутую руку и ощутил рукопожатие сына, мужское, надежное, крепкое. Слезы навернулись ему на глаза, и он стремительно отвернулся, чтобы скрыть их.

    На ступеньках больницы Святого Георгия толпились папарацци. Сегодня Грегори Мортимер выписывается. Его ждали с минуты на минуту, естественно, в сопровождении Сандры Финчли. Самая сладкая парочка нынешнего сезона. Репортеры аж подпрыгивали от нетерпения — столько к ним вопросов накопилось.
    Эти двое — конспираторы хоть куда, ни малейшей утечки информации, ни слова, ни намека. Ну ничего, сегодня пресса возьмет их в кольцо и удовлетворит любопытство читателей и свое заодно.
    В дверях появился доктор Стентон, сама респектабельность и профессионализм.
    — Мне, конечно, очень жаль огорчать вас, — сказал он, утихомирив решительным жестом руки самых нетерпеливых. — Вы торчите здесь с самого утра, и я вполне понимаю ваши трудности, но люди, которых вы так ждете, сейчас уже, наверное, покидают больницу через котельную. Вокруг здания налево, еще раз налево, железная дверь без опознавательных знаков.
    Разношерстную толпу в мгновение ока как ветром сдуло. Стентон повернулся к дверям и замахал руками, враз растеряв всю респектабельность.
    — Скорее! Скорее, пока никого нет.
    Из глубин холла вынырнули Грег и Сандра, счастливые, сияющие. Грег, как всегда великолепный, даже свежий шрам на щеке его не портил, обнимал ее за плечи, поминутно прижимая к себе, чтобы убедиться: это не сон и не видение. Упоительно было чувствовать ее плечо, ее руку на своей талии и чмокать Сандру ненароком в макушку, которая соблазнительно покачивалась около его подбородка. Из-за угла вырулил «фольксваген» Марго и с визгом затормозил перед входом.
    — Спасибо, док! Я ваш вечный должник.
    Грег крепко пожал Стентону руку. Сандра приподнялась на цыпочки и поцеловала эскулапа в щеку.
    — А вот это уже лишнее! — прорычал Грег, грозно нависая над ней, хотя глаза его смеялись. — Приберегите свои поцелуи для меня, мисс.
    Ослепительная вспышка ударила по глазам, заставив зажмуриться. Из-за перил показалась белокурая голова с двумя смешными хвостиками по бокам. В середине круглые голубые глаза и курносый носик в очаровательных веснушках. Все вместе не старше девятнадцати лет.
    — Кто такая? — спросила Сандра.
    — Салли Догерти из «Лондонского репортера».
    — Почему не ушла вместе со всеми?
    — Почувствовала подвох. — Девчушка звонко шлепнула себя по животу. — Вот здесь.
    — Все ясно, — вмешался Грег. — Наш человек. Профессиональный нюх. Садись в машину, по дороге поговорим.
    Сандра взвизгнула и повисла у него на шее.
    — Я обожаю тебя, Грег!
    Ее губы, раскаленные, как угли, выделывали с ним какие-то уж совсем невероятные вещи, кружили голову, заставляли забыть обо всем на свете. Где он, кто он, почему он здесь? Неразрешимые вопросы. Главное, что Сандра с ним, что она любит его. Значит, что-то хорошее в своей жизни он все-таки сделал.
    А веснушчатая Салли тем временем все щелкала и щелкала затвором фотоаппарата.

Эпилог
Шесть месяцев спустя…

    Марго вырулила на Оксфорд-стрит и тут же застряла у светофора. Бросила быстрый взгляд на часы. Ничего, накаляться рано. Она как раз успеет.
    Радио тем временем блеяло на интересующую ее тему.
    — Сегодня в галерее Карло Романи, что на Оксфорд-стрит, открылась первая персональная выставка работ получившего в последнее время широкую известность фотохудожника Грегори Мортимера. Напомню, что он немало позабавил публику серией фото на тему лондонской «подземки», причем я имею в виду не только метро, но и мир андеграундной моды. В объектив его камеры попали и сногсшибательная Снуки, и обворожительная Кайли Миноуг, и никому не известный мальчик, поющий дуэтом с фокстерьером на станции «Уайтчепл», кстати, моя любимая фотография, да простят меня вышеупомянутые уважаемые д-д-дамы! Очень рекомендую посмотреть, — соловьем заливался ведущий, — и поторопитесь. Выставка продлится всего лишь неделю.
    У входа в галерею Марго притормозила и бросила машину на парковщика, специально нанятого для этой цели. Надо отдать должное Грегу: уж если он за что-то берется, то всегда делает это стильно.
    Не успела Марго ступить на тротуар, как ее тут же облепили со всех сторон папарацци. Вспышки камер прямо в лицо, маячащие перед носом микрофоны и диктофоны, напористые, балансирующие на грани приличия вопросы. За последние полгода она ко всему этому привыкла, научилась не раздражаться.
    — Мисс Сомерсет, можно ли сказать, что вы поклонница Грега Мортимера?
    — Да, и абсолютно во всем, что он делает.
    — А Сандра не ревнует?
    — Спросите у нее. — Марго ослепительно улыбнулась прямо в камеру.
    — Успех сборника статей Алека Финчли с вашим предисловием был предрешен, — пророкотал у нее над ухом красивый баритон. — Как, по-вашему, ждет ли та же судьба вашу книгу о муже?
    Впечатляющий голос, подумала Марго. Сказал, как погладил. Она подняла глаза на обладателя необычного голоса. Ей понравилось то, что она увидела. Ироничный, но в то же время теплый прищур карих глаз, красиво очерченные губы, решительный нос, что называется с характером, курчавая каштановая бородка. Неужели еще один журналист в ее жизни?
    — А знаете что, — сказала Марго весело, — оставьте мне ваш номер телефона. Когда рукопись будет готова, вы будете первым читателем и ответите на собственный вопрос. Идет?
    — Идет.
    Он протянул ей визитку, которая тут же перекочевала в карман ее пальто. Марго заторопилась к входу, унося с собой теплое, волнующее пожатие его руки.
    В галерее, как она и ожидала, яблоку негде было упасть. Бросив пальто на руки швейцару, Марго устремилась в зал, по дороге прихватив с подноса подвернувшегося официанта бокал шампанского.
    Марго успела заметить много известных лиц. Присутствие этих людей свидетельствовало о настоящем профессиональном успехе Грега, а не о сиюминутной тусовочной шумихе. Записные тусовщики здесь, конечно, были и, как всегда, в большинстве, но не они делали погоду. Марго выделила из толпы редакторов нескольких влиятельных журналов, троицу маститых художественных критиков и владельцев двух самых крупных рекламных компаний, не говоря уже о телевизионщиках и представителях шоу-бизнеса.
    Грега Марго заметила сразу. Его красивая голова заметно возвышалась над толпой. Марго поймала его взгляд и отсалютовала бокалом.
    — Синьорина Сомерсет! Маргарита!
    Марго оглянулась. Карло Романи, владелец галереи. Маленький круглый итальянец неопределенного возраста с лысеющим яйцеобразным черепом и тонкими черными усиками над верхней губой.
    — Какой успех! Марвейозо! Просто великолепно!
    Марго не смогла удержаться от улыбки. То, что она слышала сейчас, — буйную, пряную смесь английского с итальянским, — Карло называл «тусовочный говор». В узком кругу его английский был безупречен. Господин Романи слыл не только истинным знатоком и поклонником искусства, но также ловким бизнесменом и умело использовал моду на все итальянское.
    — Судя по тому, что сейчас здесь происходит, вы, Карло, сможете продлить выставку еще на неделю, — заметила Марго. — Уверена, отзывы будут самые положительные. Даже радио уже подхватило эстафету.
    — Си, си, перфетто, отлично! — Карло наклонился к ее уху и заговорщически зашептал, уже без акцента: — Я предложил Грегори Мортимеру поездку по стране с выставкой. По высшему классу. Успех обеспечен заранее, потрясающее паблисити, гарантированное освещение в прессе и на телевидении. Каталог, а затем полновесный альбом фотографий. Царские условия! Но он отказался. И синьора Сандра его поддержала. Я безутешен!
    Ох уж эти итальянские страсти! Марго еле удержалась, чтобы не почесать Карло под подбородком, как надувшегося от обиды кота.
    — Не отчаивайтесь, Карло, мне нравится ваша идея. Я попробую все уладить.
    Разыскать Сандру в этой толпе оказалось делом нелегким. Когда Марго наконец это удалось, она, пробормотав какие-то нечленораздельные извинения собеседникам Сандры, оттащила ее в сторонку.
    — Можешь мне объяснить, зачем ты это делаешь?
    Невинный взгляд рыжих глаз. Так бы и отшлепала дурочку, да ведь не ведает, что творит.
    — Зачем ты отговариваешь Грега от тура по стране?
    — Так это он сам не хочет.
    — Слушай, Сандра, кого пытаешься обмануть? Тебе не хочется, чтобы он надолго уезжал, а Грег готов выполнить любую твою прихоть. Разве не так?
    — Он сам так решил, — упрямо повторила Сандра.
    — Нда-а-а… Ты хоть понимаешь, что делаешь? — Марго понемногу начинала терять терпение. — Любому человеку, занимающемуся творчеством, признание так же необходимо, как канифоль смычку виртуоза. Сейчас Грегу хватает галереи Карло Романи, а завтра он поймет, чего лишился. — Марго впилась взглядом в глаза Сандры. — И тогда ты можешь потерять его. Мужчины не такие, как мы, они не могут жить одной любовью. Им этого мало.
    — И поэтому ты никогда не протестовала, что отца часто не бывает дома? — тихо спросила Сандра.
    — Ну не потому же, кто не хотела его видеть!!!
    Марго почувствовала руки Сандры на своей шее, ее губы на своей щеке, успокаивающее «шшш» над ухом. Умница девочка, все правильно поняла.
    Грег стоял в окружении гостей и, как заведенный, подписывал все, что ему совали: фотографии, программки, визитные карточки и даже салфетки.
    — Не хватает только туалетной бумаги и еще мечты каждой рок-звезды — бюстгальтеров поклонниц, — пошутил он.
    — Я бюстгальтеров не ношу, — прошептала ему на ухо бледная девица с пухлыми ярко-красными губами. — Можете расписаться прямо на груди. Сейчас или… — она призывно провела язычком по губам, — позже.
    — Лучше сейчас, — не моргнув глазом ответил Грег.
    К его удивлению, девица рванула вверх расшитый блестками топ, явив миру пару очаровательных грудок с пунцовыми сосками. Вокруг мгновенно воцарилась тишина. Все с любопытством смотрели на Грега. Как он отреагирует?
    А он ободряюще улыбнулся девице и твердой рукой начертал на одной груди «Грег», а на другой «Мортимер», да еще с залихватским росчерком вокруг соска.
    — Подождите, пока высохнет, моя дорогая, — сказал он девице и, повернувшись, увидел Сандру.
    Ее глаза стремительно желтели. Грег заговорщически подмигнул ей и взял под руку. Рядом возник один из трех маститых критиков, по совместительству совладелец влиятельного журнала «Фотофакт».
    — Я впечатлен, Мортимер, весьма впечатлен, — зажужжал он, как растревоженный шмель. — Вы мне напомнили Гельмута Ньютона в его лучшие годы. Да-да, в самые лучшие годы. Но, мне кажется, вы глубже проникаете в суть модели. Вас больше интересует содержание, а не внешние эффекты. Это ни на что не похоже, это — не современно и именно поэтому хитово. Вы понимаете меня? Новая, совершенно новая свежая струя.
    — Как всегда, хорошо забытое старое, — ввернул Грег.
    — И хорошо, Мортимер, хорошо, — фыркнул критик. — Людям нравится налет ностальгии, ретропаутинка, так сказать. Вечные ценности.
    — Простите, — вмешалась Сандра. — Грег, я могу сказать тебе пару слов?
    — Только не вздумайте пенять ему за автограф, данный этой полоумной, — проворчал критик. — Он справился со щекотливой ситуацией куда лучше, чем любой специалист по связям с общественностью.
    — Я в полном восторге, уверяю вас.
    Сандра увлекла Грега в сторону. Укол ревности, который она ощутила, увидев бесстыдно оголенные груди и склонившегося над ними Грега, моментально прошел, стоило ей только увидеть его лицо. Смеющиеся глаза и усмешку, довольно-таки глумливую, для тех, кто понимает, конечно.
    Сейчас он смотрел на нее совсем по-другому, и глаза его обещали сотни маленьких безумств, но не сейчас, а когда они останутся одни. И в этом ожидании была мучительная, божественная, сладкая пытка.
    — А почему я, собственно, должна ждать?
    — Что?
    — Поцелуй меня, — потребовала она. — Сейчас! Один раз!
    Грег легко прикоснулся губами к ее губам, но от них шел такой мощный призывный ток, что он не смог оторваться. Поцелуй вышел долгим, головокружительным, страстным. Мгновенно все исчезло: выставочный зал, толпа гостей, яркие вспышки софитов. Все! Только их разгоряченные, жадные тела и губы жили реальной, горячей, настоящей жизнью.
    — Ты играешь с огнем, — прошептал Грег, с трудом отрываясь от ее губ. — Еще один такой поцелуй, и я за себя не отвечаю.
    — Я — тоже, — улыбнулась Сандра. — Я хотела тебе сказать… ну, в общем, я подумала… Тебе лучше принять приглашение Карло! — выпалила она.
    Взгляд Грега, вдруг ставший внимательным и серьезным, проник в самые глубины ее существа. Сандра кивала: да, да, да!
    — Но это займет больше месяца. Мы не сможем видеться.
    — Не больше недели, — уверенно сказала Сандра. — Я ускорю свои дела, кое от чего откажусь, что-то возьму с собой и приеду к тебе.
    — Ты уверена?
    — Как и в том, что я люблю тебя.
    Грег склонился к ее руке. Поверх его головы Сандра увидела лицо Марго с вопросительно изогнутыми бровями и послала ей воздушный поцелуй.
Top.Mail.Ru