Скачать fb2
Деликатное дело

Деликатное дело


Владимир Фёдорович Топорков Деликатное дело

    Анну Васильевну Серову поймали с самогоном. Впрочем, так её в деревне никто не звал. Для односельчан она была Нюркой Козой (за что прозвали – сказать невозможно, но в деревне прозвище, как медаль, на всю жизнь), для соседок – просто Анькой, и только для одного человека – Сергея Яковлевича Пименова – была она Анечкой. Так величал он её, по-хозяйски усаживаясь за вдовий стол, расправляя усы. А усы у Сергея Яковлевича были пышные, пшеничного цвета, ни дать ни взять – кот Мурлыка с картинки.
    Наверное, за внешнюю солидность и степенность избрали Сергея Яковлевича, колхозного завхоза, председателем товарищеского суда. И теперь именно ему предстояло решить, как быть с Нюркой.
    А дело было так. К Нюрке, колхозной доярке, на масленицу пообещался в гости зять Колюха с дочерью. Теперь уже и рассказать трудно, как Катька подцепила Колюху. Сама она в мать – на язык звонкая, как бубен, оборотистая, за словом в карман не лезет.
    А Колюха – прямая противоположность Катьке, молчит, будто во рту пятаки катает, а сам что жердина осиновая – высокий, сухой, и кличка у него – Полтора Колюхи. За его рост. В тракторе своём он с трудом помещался, но работал старательно. Его в пример ставили. Правда, трактористы, собригадники его, так говорили: «Зря порох тратят на Колюху. Он нашёл – молчит, потерял – молчит».
    Наверное, только Нюрка да её дочь знали, что голос у Колюхи проявлялся за рюмкой. Пил он редко, по праздникам, дома или у тёщи, поэтому доблести его другим были неизвестны. Выпив гранёный, любил Колюха поговорить о жизни, и главное – о своей морской службе. Послушать его – так на Колюхе весь наш могучий флот держался – такие он умные речи командирам говорил, а решения принимал, что иному адмиралу и на ум не придут.
    Выговорившись, Колюха начинал петь свою любимую:
Летят утки,
Летят утки.
И два гуся…

    Голос у Колюхи был какой-то надтреснутый, – будто пластинка старая крутится – хрипит, потрескивает. Но Колюхе горя мало – он полдня мог тянуть про то, как утки летят…
    В то утро Нюрка во всю готовилась к визиту зятя. По этому случаю сложил голову самый жирный петух, натиралась лапша, а на кухне пыхтел самогонный аппарат. Тут и нагрянул участковый Кузьмин, который на деревне сам был большим «специалистом» насчёт выпить. Недаром он про себя говорил:
    – Хороший нос за три дня выпивку чует.
    Обнаружив Нюркино «злодеяние», Кузьмин сел к столу писать протокол. Двое понятых, прихваченных на всякий случай, топтались у порога. Нюрка тоже присела робко к столу, обхватила голову руками, запричитала:
    – Дорогой Александр Лукич, прости меня, грешную, бес попутал! Да чтоб ему провалиться (намёк на зятя), да сгореть ему синим огнём.
    Кузьмин поднял руку, будто машину останавливал:
    – Перестань выть! Мешаешь документ писать…
    Нюрка прекратила причитания, захлюпала носом. Один из понятых, бригадир Егор Бабкин, попросил:
    – А может быть, правда, простил бы, Александр Лукич? Дело понятное – бабье. Они, эти зятья, в любую трату введут. Давай, Васильевна, готовь закуску, тут и опробуем твою продукцию, – и в предчувствии удовольствия начал потирать руки.
    Нюрка вскочила, хотела, видимо, и в самом деле накрывать на стол, но Кузьмин рявкнул:
    – Отставить! Закон надо блюсть.
* * *
    Сергей Яковлевич тоже слыл в деревне законником. Должность колхозного завхоза, видимо, приучила его к аккуратности, исполнительности. Когда ему доверили быть председателем товарищеского суда, он сразу, несмотря на свои пятьдесят, словно подрос, выше стал. И тело своё носил, будто хрустальную рюмку – разбить боялся. Его высокая, ещё стройная фигура корабельной мачтой плыла по деревне, и некоторые остряки пускали вслед:
    – Ишь как идёт, будто верхом едет!
    На остряков шикали, а сам Сергей Яковлевич неторопливо и с достоинством поворачивал голову:
    – Никак это ты, Киндюхин, шутки шутишь? Ты бы юмор свой укоротил! Юморист-сатирик, а сено в колхозе воруешь…
    Киндюхин, тракторист, резвый на язык малый, примолкал: он, и правда, на прошлой неделе, когда на лошади обедать приезжал, сбросил дома охапку сена. Попробуй, возрази – штраф припечатают.
    И только Нюрка Коза давала Сергею Яковлевичу «окорот»:
    – Ты, Серёженька, не очень высоко возносись, а то от важности, как пузырь, лопнешь…
    Любовь у них была старая. Лет двадцать назад, когда по пьяному делу утонул в пруду муж Нюрки, не оставил Сергей Яковлевич вдову без внимания. Впрочем, тогда он был холостяком ещё. Чем привлёк вдову – трудно сказать, но «роман» продолжался лет десять. И даже после того, как Сергей Яковлевич, наконец, женился. Нюрке он ситуацию объяснил так:
    – Дорогая Анечка, сама понимаешь – мне авторитет нужен. А какой авторитет у мужика будет, если он девку за себя взять не может. Всю жизнь смеяться над таким будут. Скажут, ничего не стоящий человек, коль с наследством берёт…
    Нюрка в день свадьбы ревела, как резаная, но недаром говорят: бабьи слёзы, что воскресный дождь – до обеда. Видимо, отошла душой быстро. И никто не удивился, когда через несколько дней в вечерних сумерках встретили сельчане Сергея Яковлевича, вышагивающего к дому Нюрки.
    Теперь Пименову предстояло решать судьбу Нюрки.
    «Конечно, – думал он самовлюблённо, – у меня и у самого ума хватит как поступить, да вот народ поддержит ли?»
    Из райотдела милиции Пименову протокол, составленный Кузьминым, поступил с припиской: обсудить на товарищеском суде. И если характеризуется положительно, в первый раз провинилась, можно на месте оштрафовать, а если злостная самогонщица, тогда судом дело пахнет, к уголовной ответственности привлекать надо.
    Егора Бабкина, бригадира, дружка своего старого, Сергей Яковлевич застал дома, тому не нужно было объяснять ситуацию: знал сам всё досконально. Не случайно шутил в своё время:
    – Я у тебя, Сергей, как посол для особых поручений. Надо тебе Аньку увидеть, вмиг организую…
    Поэтому Пименов спросил с ходу:
    – Как поступать будем с Нюркой?
    Егор человеком слыл мягким, душевным, недаром его в деревне любили. Но в тот вечер – неизвестно какая блоха укусила – начал грубо, будто не было между ними многолетней дружбы:
    – Ты чего хвостом заюлил, как пёс приблудный? Сам решай, у совести подсказ спрашивай. Моё мнение при мне останется…
    Домой Сергей Яковлевич возвращался, как побитый, плечи втянул в полушубок. Конечно, прав Егор – совесть у человека должна быть. И разве не его, Пименова, Анечка все эти годы как самого дорогого гостя встречала, миловала, на белую простынку укладывала. Эх, жизнь, и сейчас вспомнить приятно! Если рассудить здраво – так самое памятное в жизни только с ней и было.
    Всё сном снилось, как летом однажды попросил её выйти вечером за деревню – буду, мол, из райцентра на лошади ехать – подхвачу. А в райцентровском ресторане дружки подсели – пропадай, моя телега, все четыре колеса! Часов до десяти, до закрытия, прогуживались, да два часа езды. Ехал весёленький, забыв уже, что и встречу назначал. А к родной деревне подъехал – стоит Анечка на канаве, белеет платье в темноте. Вот она, любовь!
    А теперь за всё хорошее под суд, за решётку? Да ни за что в жизни, пусть хоть что подумают – решения иного не будет, кроме штрафа!
    С этим планом и в дом вступил. А дома – снова как колом по голове, жена Ксения с порога вступилась:
    – Что с подругой своей делать будешь? По всей деревне разговоры – Пименов любовь свою в беде не оставит. Небось, уж верёвочку свил, чтоб утопленнице кинуть? Любовь то, она в огне не горит, в воде не тонет… .
    Хотел Сергей Яковлевич врезать грязным носком Ксении по физиономии ядовитой, но сдержался – хай поднимет такой, что вся деревня сбежится. Поэтому и в постель улёгся без ужина. Ей бы промолчать дальше, Ксении-то, а она вожжу закусила:
    – Авторитет-то свой как беречь будешь? За клок сена – штраф, а уголовников под защиту, председатель подмоченный!
    Вскочил как ужаленный Сергей Яковлевич, в подштанниках белых семафором встал:
    – Ты меня в чём упрекаешь, стерва? Нужно будет, и тебя посажу.
    – Меня – это ты просто сделаешь. А вот любовь свою…
    – Посмотрим, – прохрипел Сергей Яковлевич. А ночью окончательно вывод пришёл. Было, да прошло. Пусть сама за свои поступки отвечает. Всю жизнь за грехи ношу нести, что ли? Будет потом каждый пьяница показывать – вон он, Сергей, борец за справедливость, свой кусок не упустил…
    «Нет, дорогая Анечка, сама выкручивайся», – подумал и с тем уснул.
* * *
    На какое другое собрание – не дозовешься, а тут народ валом валит. В красном уголке – вся деревня. Сергей Яковлевич пока к столу протиснулся, взмок весь.
    «Кино, вишь, хотят увидеть, – ожесточился Пименов. – Ну, я сейчас вам сорву сеанс… Примем решение – передать дело в суд – и баста. Сергей Пименов себя не уронит, честь не замарает». Но исподлобья глаза кинул на первую скамейку – и в упор, как выстрел, Анечкин взгляд. Будто кипятком плесканула. Поэтому и начал, чуть смущённый, приглушённо, не как раньше намечал.
    – Тут у нас, граждане, деликатное дело поступило на сельчанку нашу Анну Васильевну Серову. Обвиняется в самогоноварении, факт совершившийся…
    Дальше Сергей Яковлевич хотел подробно изложить дело, но вспомнил, что собирался «сеанс сорвать», сказал уже другим, бодрым голосом:
    – Тут обсуждать нечего – разговор короткий. Пусть народный суд решает. Закон есть закон… Ставлю на голосование…
    Немая сцена длилась с минуту, а потом члены товарищеского суда зашептались, в зале зашумели. И тут Егор Бабкин первым голос подал:
    – Так, что ли, граждане, поступать будем?
    Не понял сначала Пименов – в поддержку его или против дружков заговорил. Понял одно – собрание долгое будет. А продолжение доярка Евдокия Дворкина дала. С места её будто пружиной вверх толкнуло:
    – Это что ж получается, товарищи? Закон – он, конечно, есть – за самогонку сажать… И Нюрку сажать можно – заслужила… А коров кто доить будет? Может, завхоз наш, законник?.. Между прочим, Сергей Яковлевич, с чужими бабами спать – тоже закон есть?
    – Ты кого в виду имеешь? – спросил Пименов. Но в хохотавшем зале вряд ли что услышала Евдокия.
    Сергей Яковлевич сидел, словно варежку проглотил. А собрание, как костёр лесной, разгоралось – не унять. Говорили про Нюрку, а глядели… На него глядели, на Сергея Яковлевича! Уже в конце Егор Бабкин вроде бы итог подвёл:
    – Что с законом у нашей сельчанки Анны Васильевны дорога перехлестнулась – яснее ясного. Но позору трудовому человеку и от нашего собрания хватит. Так, что ли, Серова?
    – Честное слово, так и есть, – промолвила Нюрка.
    – Ну, вот и хорошо, – продолжал Егор, – а то кое-кому деликатным это дело показалось. Поделикатничаешь, а человек за один проступок в тюрьму сядет.
    Когда голосовали за штраф, Сергей Яковлевич поднял голову, в зал поглядел сквозь частокол рук. Но свою не поднял, она к шапке словно прилипла. Егор Бабкин и здесь инициативу взял на себя, сказал:
    – Меньшинство не считается. И кто-то громко захохотал.
* * *
    Вечером Сергей Яковлевич шагал злой, словно разъярённый бык. У крыльца своего дома стоял Егор Бабкин, наверное, кого-то ждал и, когда Пименов поравнялся с ним, окликнул:
    – Зашёл бы, Сергей Яковлевич…
    – Смысла не вижу…
    – А ты без смысла, на минутку в баню мою загляни…
    Баня – место памятное, не раз с Егором за бутылкой сиживали, от женских глаз скрываясь. «А может, и к случаю, – подумал Сергей Яковлевич, – как Егор шутит, надо пар спустить…» С тем и в калитку потопал…
    По первому стаканчику молча выпили, огурцом похрумкали. Сергей Яковлевич потянулся к бутылке – по второй рюмке, но Егор рукой загородил:
    – Как молодой – торопишься…
    – Да так, на душе плохо, с вином легче.
    – Значит, совести на глоток есть… – Егор глянул ехидно.
    – Так ты что думаешь? – Сергей Яковлевич заорал. – Не прав я? Принципами торговать заставляешь!
    – Ты, Сергей, перед кем спектакль устраиваешь? Передо мной? Я тебя насквозь вижу! Был бы ты принципиальный – чёрт с тобой – живи, именно такие люди обществу нужны… А ты не принципиальный – трусливый, всю жизнь к себе уважение ищешь, а тех, кто рядом с тобой, – в грош не ценишь. Живёшь по принципу: и рыбку съесть, и в сторонку сесть. Ты хоть её любил когда, Анну-то?
    – Спрашивать не надо… Сам знаешь…
    – Ну, и врёшь ты! Не любил ты, а так, рядом с Анной бока грел. А она тебя действительно любила. Кстати, знаешь, чью водку пьём?
    – Чью?
    – Она после собрания подбежала, бутылку эту мне в карман сунула. Говорит: «Выпейте с Сергеем, я на него зла не имею, он всё правильно говорил». Я её дурой обозвал, бутылку хотел выбросить, да жалко стало – добро всё-таки.
    – Сволочь…
    – О себе говоришь? – снова ехидно спросил Егор.
    Дальше Пименов сидеть не мог. Схватив полушубок с лавки, выскочил на улицу, споткнулся. Морозным снегом обожгло руки. Но Сергею Яковлевичу показалось, что ему кто-то на них бензином плеснул, поджёг. И он завыл от страха протяжно, по-собачьи.
Top.Mail.Ru