Скачать fb2
Потерянная империя

Потерянная империя

Аннотация

    Занимаясь дайвингом у берегов Танзании, супруги Сэм и Реми Фарго находят на дне океана колокол с надписью «Офелия», испещренный внутри ацтекскими символами. Пытаясь выяснить судьбу корабля с таким названием, они попадают в местный музей с очень странными экспонатами, среди которых посох с набалдашником, сделанным из языка этого самого колокола. Оказывается, прежде колокол принадлежал давно забытому судну конфедератов. Но что означают ацтекские письмена? Заинтригованные Фарго продолжают расследование, не подозревая, что этим же делом интересуются силы куда более могущественные и влиятельные. Группа профессиональных убийц, посланных президентом Мексики, преследует супругов с целью убить их и завладеть колоколом, хранящим страшную тайну…


Клайв Касслер, Грант Блэквуд «Потерянная империя»

БЛАГОДАРНОСТИ

    Выражаем благодарность нашим помощникам — без их участия роман не получился бы таким, какой он есть:
    Сэму Крэгхеду, сотруднику музея Конфедерации, за поистине неоценимую помощь по вопросам Гражданской войны; Джону Койвуле и Тиму Томасу за консультации по гемологии и геологии; Ричу Хартни за помощь с аварийной посадкой; Дугу Лайлу и К. Дж. Лайонсу за подробнейшие ответы на вопросы в области медицины; Джеффу Ирвину и Питеру Беллвуду за консультации по антропологии; Тиму Руфсу и Сандре Ноубл, специалистам по мезоамериканской культуре; Юргену Тайссу за помощь с Занзибаром и Танзанией; Тому Чаффину, автору романа «Sea of Gray», за участие в поиске творческих идей о возможном развитии событий; Виктории Лайзи за остроту пера; Нилу, Питеру, Тому, Саре и Пэм за терпение, стойкость и беспристрастность; Киду и его супруге за дружелюбие и поддержку; и, наконец, Стиву Берри — дружище, ты лучший из лучших!

ПРОЛОГ

    Лондон, 1864 год
    В предрассветном тумане по пустынной улице целеустремленно шагал человек по прозвищу Йотун. Воротник бушлата был поднят вверх, небрежно обмотанный вокруг шеи шарф прикрывал губы — только пар поднимался от дыхания.
    Йотун резко остановился. Прислушался. Шаги? Или послышалось? Он глянул вправо, влево. Где-то впереди о булыжную мостовую глухо стукнул тяжелый сапог. Несмотря на великанское телосложение, Йотун на удивление проворно нырнул между колонн в тень арки, сжав в кармане короткую кожаную дубинку, утяжеленную свинцом. На задворках Тилбери всегда было опасно, особенно от заката до рассвета.
    — Проклятый город, — проворчал он. — Темный, сырой, холодный… Помоги, Господи!
    К жене бы сейчас, в родные места… Да только власти предержащие уверяли, что в Англии он сейчас нужнее. Йотун ни на миг не сомневался в правильности их суждений, но порой предпочел бы нынешней службе гущу боя. Там хотя бы ясно, кто враг и что с ним делать: бей — не то убьют тебя. Проще простого! Впрочем, жене, несмотря на долгую разлуку и расстояние, его последнее назначение нравилось куда больше прежних.
    — Уж лучше далеко, но живой, чем рядом, да мертвый, — сказала она, узнав о новом задании мужа.
    Йотун подождал еще немного. Тишина. Взглянул на часы. Полчетвертого. Еще час — и улицы оживут. Осведомителю следовало поторопиться, если он хотел уйти незамеченным.
    Выскользнув из-под арки, Йотун зашагал на север, к Мальта-роуд, а там свернул к докам. В отдалении одиноко позвякивал бакен; в нос ударил зловонный запах Темзы. Впереди, на юго-восточном углу Док-роуд, в белесых клочьях тумана вырисовывалась темная мужская фигура с сигаретой в руке. Йотун бесшумно перешел на другую сторону дороги для лучшего обзора — мужчина был один. Великан шагнул в боковую улочку и тихо свистнул. Курящий обернулся. Йотун зажег ногтем спичку, а едва вспыхнуло пламя, тут же затушил его пальцами. Мужчина поспешил навстречу.
    — Доброе утро, сэр.
    — Ну это, Фэнси, как сказать.
    — И все-таки оно самое. — Фэнси повертел головой, оглядываясь по сторонам.
    — Волнуешься? — спросил Йотун.
    — Кто? Я?! Чего мне волноваться? — с нарочитой небрежностью хмыкнул тот. — Парни вроде меня тут каждую ночь ошиваются! Что в этом странного?
    — Ладно, рассказывай.
    — Судно на якоре, сэр. Уже четыре дня. Швартовы, правда, отданы. У меня приятель иногда подрабатывает в доках. Я с ним давеча поболтал… В общем, говорят, корабль пойдет вверх по течению.
    — Куда?
    — В Миллуолл.
    — Доки в Миллуолле недостроены. Зачем врешь?
    — Нет, сэр, — насупился осведомитель, — мне сказали — в Миллуолл. Сегодня. Чуть попозже.
    — Фэнси, у меня ведь есть человек в Миллуолле, — Йотун сложил руки на груди. — По его словам, они закрыты. Еще по меньшей мере на неделю.
    — Простите, сэр, — вдруг смущенно буркнул парень.
    В глубине улочки по кирпичной стене отчетливо прошуршала кожаная куртка, и тут Йотун понял, по какому поводу на самом деле извинился Фэнси. Что ж, скорее всего, подонок-осведомитель предал не со зла, а от жадности… Эта мысль его несколько утешила.
    — Убирайся… — процедил он. — Немедленно. И как можно дальше. Вон из Лондона! Встречу — накормлю твоими же кишками.
    — Не встретите, сэр!
    — Уж постарайся. Ради себя самого.
    — Простите еще раз. Мне всегда нравились…
    — Ни слова больше. Проваливай!
    Фэнси попятился назад и почти мгновенно исчез в тумане.
    Йотун быстро прикинул: если Фэнси лгал о Миллуолле, значит, лгал и о маршруте — корабль поплывет не вверх, а вниз по течению. Допустить этого нельзя. Ладно. Как же действовать сейчас?.. Дать деру от подкрадывающихся головорезов? Они наверняка пустятся в погоню. Ввязаться в драку? Нет, поднимать шум рядом с доками тоже не стоит. Возможно, матросы уже переполошились, а следует застать их врасплох…
    Великан развернулся к преследователям.
    Их оказалось трое, все ниже его — один чуть-чуть, двое намного. Крепкие, сутулые, круглоголовые. Убийцы. Живорезы. Будь в переулке светлее, Йотун, несомненно, рассмотрел бы и иссеченные шрамами лица, и маленькие злобные глазки, и щербатые рты.
    — Доброе утро, джентльмены. Чем могу помочь?
    — Не усердствуй больше, чем положено, — отозвался самый высокий.
    — Нож, рукопашная? Может, и то и другое? — осведомился Йотун.
    — Чего-о?
    — Неважно. Сами напросились. Ну давайте! Живее!
    Он вынул руки из карманов.
    Молниеносно выхватив нож, самый большой из бандитов ринулся вперед, целясь то ли в бедренную артерию, то ли в нижнюю часть живота. Однако Йотун имел перед противником преимущество в росте и длине рук: два и четыре дюйма соответственно, — чем не преминул воспользоваться. Мощный апперкот в челюсть великан сопроводил взмахом кожаной дубинки. Голова бандита запрокинулась; покачнувшись, он хлопнулся на задницу. На булыжную мостовую с лязгом упал нож. Широко шагнув вперед, Йотун с силой наступил на голень поверженного врага. Хрустнула кость. Головорез истошно завопил.
    Оставшись без вожака, волчьи стаи вроде этой чаще всего бросались врассыпную, но тут сказалась привычка к легким победам — сообщники растерялись лишь на секунду.
    Один обошел упавшего приятеля справа и, пригнувшись, кинулся, как бык, на Йотуна. Йотун понимал, что это отвлекающий маневр: бандит, несомненно, прятал в руке нож. Стоит схватить нападающего — пиши пропало. Великан подался назад и, отпружинив на одной ноге, другой лягнул головореза в лицо. Послышался громкий треск, хлюпанье… Рухнув на колени, противник зашатался и упал лицом на мостовую.
    Последний бандит в нерешительности застыл на месте. Йотун сразу понял, о чем тот так напряженно думает: делает выбор — как-никак от правильности решения зависит его жизнь.
    — Они живы, — проронил наконец Йотун. — А ты уноси ноги! Немедленно! Не то убью.
    Головорез по-прежнему стоял, точно изваяние, с ножом в руках.
    — Двигай, двигай, сынок! Неужели тебе так хорошо заплатили?
    Сглотнув в горле ком, парень опустил оружие, коротко мотнул головой — и припустил что есть мочи.

    Бросился бежать и Йотун. Со всех ног. Вылетел на Док-роуд, продрался через живую изгородь, пересек Сент-Эндрюс-роуд и, одолев очередной короткий переулок, очутился у складов. Путь между складами привел его к забору. Через препятствие он перепрыгнул не очень удачно, упал, но мгновенно вскочил на ноги и помчался дальше. Наконец под ботинками загрохотал деревянный настил: доки. Йотун глянул вправо, влево. Все окутывал густой туман.
    И куда теперь?
    Он обернулся. Над головой висела табличка с номером здания. Крутнувшись на каблуках, он пробежал еще ярдов пятьдесят в южную сторону и свернул вправо — на плеск воды. Впереди неожиданно выросла темная громада сложенных ящиков. Не успев притормозить, Йотун врезался в штабель, рухнул как подкошенный, но тут же поднялся. Для начала запрыгнул на маленький ящик, подтянулся на руках, взобрался выше… Внизу, в двадцати футах, темнела вода. Он всмотрелся в верховье реки: ничего. Перевел взгляд в противоположную сторону.
    В двадцати ярдах от причала бледным светом желтело многостворчатое кормовое окно, над ним высилась рулевая рубка.
    — Ч-черт! — прорычал Йотун. — Черт бы их побрал!
    И корабль тихо растворился в тумане.

Глава 1

    Остров Чумбе, Занзибар, Танзания
    Вокруг мельтешили акулы. То лощеный серый бок, то заостренный плавник, то подвижный хвост с молниеносной скоростью проносились перед глазами ныряльщиков и навсегда исчезали за завесой взбаламученного песка. Реми, как обычно, не могла оторваться от фотоаппарата. Взмахом руки она попросила Сэма для масштаба войти в кадр, а сама навела камеру на творящееся рядом с ним пищевое безумие. Он не слишком обрадовался идее жены. Его не столько тревожили морские хищницы, сколько обрыв за спиной — темная стопятидесятифутовая пропасть Занзибарского пролива.
    Реми опустила фотоаппарат и подала знак: готово! Глаза под маской радостно сияли. Сэм быстро поплыл к жене, подальше от обрыва. Опустившись на колени, они принялись наблюдать за бурной жизнью подводного мира. В июле на побережье Танзании начинался сезон муссонов — в это время с юго-востока приходило теплое Восточноафриканское прибрежное течение. Достигнув южной оконечности острова Занзибар, оно разделялось: часть потока шла в пролив, часть в океан. Таким образом, всю рыбу несло на север, в проход между материком и Занзибаром — настоящий «пищевой туннель» для акул шириной восемнадцать миль. Или «неиссякаемый шведский стол», как выражалась Реми.
    Дальше чем на пятьдесят ярдов от острова Чумбе Фарго не отплывали, держась в прибрежных прозрачных водах, которые они окрестили Безопасной зоной. Дальше дно обрывалось, начиналась Прощальная зона. Границу между зонами четко определяла завеса песка, взбаламученного течением, движущимся вдоль отмели со скоростью не менее шести узлов: шаг в сторону без страховки — и путешествие на север в одну сторону обеспечено.
    Сэм и Реми приезжали сюда каждый год. Супругов не смущали опасности — напротив, возможно, риск и влек их на Занзибар. Впрочем, акульими трапезами, стремительными течениями и подводными песчаными бурями удовольствие не ограничивалось. Порой Восточноафриканское течение выносило из глубин океана всевозможные обломки — не столько ценные, сколько занятные, но Фарго и этому радовались. Вдоль восточного побережья Африки, из Момбасы в Дар-эс-Салам, веками курсировали суда с товарами для колониальных городов: золотом, драгоценными камнями, слоновой костью. В районе Занзибарского пролива затонуло бессчетное множество кораблей, рассыпав по морскому дну содержимое трюмов. Сокровище словно только и ждало, когда вода, смахнув песок, вынесет его на обозрение любопытных дайверов вроде Фарго. За несколько лет Сэм и Реми выловили уйму всякой всячины: золотые и серебряные монеты, от древнеримских до испанских средневековых; китайскую керамику, цейлонский нефрит, серебряные изделия… Иногда попадались вещицы изумительной красоты, иногда ничего особенного. В этот раз Фарго нашли только одну занятную золотую монетку — ромбовидную, — но из-за толстого налета ничего не смогли на ней прочитать.
    Сэм и Реми еще немного понаблюдали за охотой акул, а затем, обменявшись кивками, поплыли вдоль дна в южную сторону. Время от времени их внимание привлекал то один, то другой холмик, и тогда они бросались ворошить песок небольшой теннисной ракеткой в надежде, что под насыпью притаился обломок истории.
    Длина острова Чумбе составляла миль шесть, ширина — две. Формой он напоминал женский сапог, носок и передняя часть голенища которого обращены к проливу, а высокий тонкий каблук, подошва и задняя часть голенища — к Занзибару. Прямо за «лодыжкой» песчаная отмель обрывалась, открывая проход в лагуну, огороженную «каблуком-шпилькой».
    Через пятнадцать минут, хорошенько осмотрев дно, Фарго подплыли к проходу, повернули на запад и в десяти ярдах от берега взялись за поиски в северном направлении. Теперь приходилось действовать осторожнее: здесь желоб пролива тянулся в опасной близости от пляжа — ширина округлого выступа Безопасной зоны сузилась до сорока футов. Реми плыла чуть впереди мужа, ближе к берегу. Оба внимательно следили друг за другом: не отнесло ли другого к обрыву?
    Сэм заметил справа вспышку золотой искры. Опустившись на колени в песок, он постучал ножом по своему баллону, чтобы привлечь внимание жены. Реми быстро развернулась и одобрительно кивнула при виде сверкающего пятнышка. Фарго поплыли к берегу: Сэм впереди, за ним Реми. Путь им преградила двенадцатифутовая стена банки — отмели, заканчивающейся резким обрывом. Перепад глубин на таких отмелях иногда составлял все двадцать футов. Ныряльщики огляделись по сторонам.
    Реми пожала плечами: и куда теперь?
    Сэм тоже растерянно пожал плечами. Они продолжили обследовать склон банки. Ага! В двадцати футах справа снова вспыхнула золотая искра. Фарго ринулись к блестящей штучке, но резко притормозили: слишком близко Прощальная зона. Уже чувствовалась мощная сила течения, водоворотом тянувшая увлекшихся дайверов в океанические глубины.
    Из склона отмели в метре от дна торчал, по всей видимости, обруч бочки — дюймов шесть-семь. Некоторые участки тусклого, поросшего ракушками металла течение до блеска отчистило песком.
    Сэм принялся откапывать находку. Восемь дюймов, десять… Дальше изгиб уходил глубоко в песок. Фарго заработал ракеткой по восходящей в надежде отыскать бочарные клепки — если, конечно, дерево не сгнило.
    И тут… Потрясенный, он обернулся к жене — ее глаза тоже взволнованно расширились: песок скрывал в своих Недрах не трухлявую древесину, а изогнутую металлическую конструкцию, покрытую зеленым налетом. Опустившись на колени, Сэм грудью лег на склон отмели и, вывернув шею, начал копать под «обручем». Спустя тридцать секунд внизу открылось полое пространство. Медленно и аккуратно он просунул в отверстие руку, ощупал пальцами внутреннюю поверхность находки и развернулся к Реми.
    Жена встретила его вопросительным взглядом. Сэм кивнул. Оба поняли: это не бочка. Это корабельный колокол.

    — Да-а… Неожиданно, — протянула Реми, когда они вынырнули.
    — Еще как, — вынув загубник, отозвался Сэм.
    Ничего значительнее серебряного подноса с корабля, подорванного торпедой во время Второй мировой войны, Фарго до сих пор не вылавливали.
    Реми сняла ласты, забросила их на палубу и взобралась по трапу на борт «Андреяля»; следом поднялся Сэм. Комфортабельный катер двадцати пяти футов в длину, отделанный лакированным тиком, со старомодными прямоугольными иллюминаторами, супруги взяли в аренду. Скинув остальное снаряжение, они убрали все в каюту и с бутылочками ледяной, только из холодильника, воды расположились в шезлонгах.
    — Как по-твоему, давно он там лежит? — спросила жена.
    — Трудно сказать. Налет образуется быстро. Нужно проверить толщину наростов по всей поверхности. Внутри, кажется, довольно чисто.
    — А язык? — поинтересовалась она.
    — Не нащупал.
    — Похоже, нужно принимать решение…
    — Именно.
    Помимо того что танзанийское правительство установило собственные, особые законы относительно морских трофеев, остров Чумбе официально считался Коралловым парком — добрый кусок территории делили Рифовое святилище и Закрытый лесной заповедник. Для начала следовало определить, не лежит ли колокол на охраняемом участке. Разобравшись с этим препятствием, можно было бы с чистой совестью переходить к следующему шагу: выяснить происхождение колокола и отследить его историю — вдруг захочется записать находку на себя, прежде чем уведомить о ней местные власти? Тут Фарго ступали на зыбкую почву: возможно, они получат уникальную историческую реликвию — возможно, предстанут перед судом. В лучшем случае власти отберут драгоценный трофей, в худшем — предъявят обвинение. Закон дозволял оставить себе любую рукотворную находку, добытую не «механизированным способом раскопок». Пустячок вроде ромбовидной монетки вполне подходил под это условие, но корабельный колокол…
    Впрочем, Фарго привыкли к подобным трудностям. Большую часть сознательной жизни они только и делали, что гонялись за сокровищами, артефактами и историческими загадками: как вдвоем, так и поодиночке, как в частном порядке, так и официально.
    Реми пошла по стопам отца — поступила в Бостонский колледж, где получила степень магистра антропологии и истории со специализацией по древним торговым путям.
    Отец Сэма, один из ведущих инженеров-разработчиков космических программ НАСА, несколько лет назад умер, а мать, весьма энергичная дама, до сих пор выходила в море на арендованном катере.
    Отучившись в Калифорнийском технологическом институте, Сэм получил не только диплом инженера, но и несколько наград за достижения в лакроссе и футболе.
    За несколько месяцев до окончания учебы ему предложили работу — как выяснилось позже, талантливым студентом заинтересовались в УППОНИР, Управлении перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ. Раздумывал он недолго: обещанная свобода творчества плюс возможность послужить на благо Родины определили его выбор.
    Проработав в УППОНИР семь лет, Сэм вернулся в Калифорнию и вскоре познакомился с будущей женой. Однажды он забрел глотнуть холодного пива в «Маяк», джазовый клуб на Эрмоса-Бич, где Реми как раз отмечала успешные поиски испанского галеона, затонувшего в бухте Абалон…
    Вспыхнувшее при первой же встрече чувство они никогда не определяли как «любовь с первого взгляда», дружно притом признавая: «Вот с первого часа — это уж точно». Свадьбу сыграли полгода спустя, в узком кругу родных и друзей, в том же клубе «Маяк».
    При поддержке жены Сэм рискнул открыть собственный бизнес. Дело окупило себя уже через год, благодаря изобретению аргонового лазерного металлоискателя, который не просто реагировал на металл, но мог на расстоянии определить состав металлических примесей и сплавов: от золота и серебра до платины и палладия. Кладоискатели, университеты и горнодобывающие предприятия выстроились в очередь за лицензией на уникальный прибор. Через пару лет чистая прибыль «Фарго групп» за год составила три миллиона долларов; через четыре года посыпались заявки от многомиллионных корпораций. Выбрав самое выгодное предложение, супруги продали компанию за сумму, на которую могли теперь жить безбедно до конца своих дней и целиком посвятить себя любимому делу — поиску кладов.
    Однако смысл жизни Сэма и Реми составляли не деньги, а приключения и благотворительность — оба испытывали тихую радость, глядя, как растет и крепнет благотворительный фонд Фарго. Средства шли на защиту животных, охрану природы, детей из неимущих семей и детей — жертв насилия. За десять лет фонд стремительно вырос: в предыдущем году различные организации получили из него почти двадцать миллионов. Львиную долю внесли сами Фарго, остальную сумму составили частные пожертвования. Так сложилось, что своими подвигами Сэм и Реми невольно привлекали внимание СМИ, а это, в свою очередь, привлекало в фонд известных состоятельных людей, желавших поучаствовать в добром деле.
    Теперь оставалось решить, пригодится ли найденный колокол для благотворительных целей или все ограничится увлекательным экскурсом в историю. Хотя… какая разница? Распутывание исторических загадок таит особые удовольствия! В любом случае Фарго знали, с чего начать.
    — Наверное, пора звонить Сельме, — сказала Реми.
    — Пора, — согласился Сэм.

    Через час они вернулись в арендуемое ими бунгало на Кендва-Бич на северной оконечности острова Занзибар. Пока Реми расставляла на столе фруктовый салат, прошутто, моцареллу и чай со льдом, Сэм набрал номер Сельмы. Под потолком тихо гудел вентилятор, по комнате гулял прохладный береговой бриз, развевая легкие занавески на открытых французских окнах.
    Хотя в Сан-Диего было всего четыре утра, Сельма Вондраш взяла трубку после первого же гудка. Сэм и Реми не удивились — они давно уверились, что Сельма спит четыре часа в сутки и только по воскресеньям на час больше.
    — Итак, на отдыхе вы мне звоните, лишь когда угодили в переделку. Или вот-вот угодите, — бодро поприветствовала их Сельма.
    — Ничего подобного, — возразил Сэм, включая громкую связь. — В прошлом году мы звонили с Сейшел…
    — Потому что в бунгало ворвались обезьяны и, перевернув все вверх дном, ускакали с вашими вещами. А полиция приняла вас за грабителей.
    — Сельма права, — одними губами через стол проговорила Реми.
    С кончика ножа она бросила мужу дольку свежего ананаса и, когда тот ловко поймал ее ртом, беззвучно похлопала в ладоши.
    — Ладно, ты права, — сказал он Сельме.
    Суровая, но в глубине души добросердечная, Сельма Вондраш возглавляла исследовательскую группу из трех человек, обеспечивавших работу благотворительного фонда Фарго. Она давно покинула родную Венгрию, однако до сих пор говорила с акцентом. Ее муж, летчик-испытатель, десять лет назад погиб в авиакатастрофе.
    Получив в Джорджтауне научную степень, Сельма устроилась в библиотеку Конгресса, в отдел редких книг и специальных собраний, откуда супруги Фарго переманили ее к себе. Она оказалась не только превосходным научным консультантом, но и непревзойденным турагентом, настоящим гуру в сфере логистики, умеющим по-военному оперативно организовать поездку в любом направлении. Исследовательская работа составляла смысл ее жизни — ее непреодолимо влекли не поддающиеся разгадке тайны и легенды без малейшего намека на правдоподобность.
    — Что на этот раз? — поинтересовалась Сельма.
    — Корабельный колокол, — ответила Реми.
    Зашелестела бумага — Вондраш достала чистый блокнот.
    — Ну, рассказывайте.
    — Западное побережье острова Чумбе, — Сэм по памяти назвал координаты, которые зафиксировал в GPS-навигаторе, прежде чем вернуться на борт. — Нужно проверить…
    — Границы заповедников и заказников, ясно, — быстро сказала Сельма. Судя по скрипу карандаша, она делала пометки в блокноте. — Попрошу Венди изучить морское право Танзании. Все?
    — Нет. Ромбовидная монетка, размером примерно с наш пятидесятицентовик. Мы нашли ее где-то в ста двадцати ярдах к северу от колокола… — Сэм вопросительно глянул на жену, та кивнула. — На поверхности налет, надписей пока не разобрать. Попробуем отчистить.
    — Ясно. Что еще?
    — Больше ничего. Только побыстрее, ладно? Чем скорее доберемся до колокола, тем лучше. Рельеф отмели может измениться.
    — Я вам перезвоню, — Сельма повесила трубку.

ГЛАВА 2

    Мехико, Мексика
    Застыв у огромного панорамного окна Куаутли Гарса, президент Мексиканских Соединенных Штатов и глава партии «Мешика-теночка», задумчиво обвел взглядом площадь Сокало, на месте которой когда-то возвышался Великий храм. От храма остались лишь руины, правда, слегка «облагороженные» — теперь сюда стекались миллионы туристов, жаждущих поглазеть на печальные останки прекрасного города Теночтитлана и ацтекский Камень Солнца, базальтовую глыбу двенадцати футов в диаметре, весом в двадцать тонн.
    — Цирк… — раздраженно обронил Гарса, глядя на слоняющиеся толпы людей.
    И борьба с этим цирком до сих пор особого успеха не имела. Нет, разумеется, за время правления Гарсы мексиканцы лучше узнали свою родословную и подлинную историю родной страны, едва не уничтоженную испанским империализмом. Однако даже эпитет «ацтекская», столь часто употреблявшийся репортерами по отношению к партии «Мешика-теночка», заключал в себе оскорбительную ложь. Ацтеками коренных жителей назвали ведомые Эрнаном Кортесом кровожадные испанцы-конкистадоры — по имени мифической прародины племени мешика, Ацтлана. Пока приходилось с этим мириться: современным мексиканцам слово «ацтек» было понятнее и ближе. Ничего, со временем Гарса им все разъяснит…
    Хотя Гарса и партия «Мешика-теночка» пришли к власти на волне патриотических настроений, связанных с великим прошлым страны в доколумбову эпоху, надежды на то, что вся Мексика немедленно переймет новый взгляд на историю, начали таять. Вскоре стало ясно, почему удалось выиграть выборы: отчасти благодаря некомпетентности и коррумпированности прежнего правительства, отчасти благодаря «талантливой ацтекской пиар-кампании» партии «Мешика-теночка», как выразился один известный политический обозреватель.
    Пиар-кампания! Бред какой-то.
    Он ведь давным-давно сменил испанское имя Фернандо на индейское Куаутли! И детей своих переименовал. И министры, все до единого, носили индейские имена! Кроме того, стараниями правительства из школьной программы постепенно вычищали упоминания о конкисте — в литературе, искусстве; названия улиц и площадей также изменили на индейские; при учебных учреждениях открылись курсы по индейскому языку науатль и подлинной истории Мексики. Несколько раз в году проходили традиционные мексиканские торжества, религиозные празднества. Увы! Согласно опросам, мексиканцы до сих пор воспринимали это как нововведения — очередной повод отдохнуть, выпить да подебоширить. Впрочем, результаты опросов также давали надежду, что изменения со временем могут по-настоящему укорениться. Вот бы остаться еще на один президентский срок… Нужно лишь покрепче прижать к ногтю Сенат, Палату депутатов и Верховный суд. За столь короткий срок президентства — шесть лет без права переизбрания — Гарса не успевал осуществить задуманное, не успевал дать стране то, что нужно: полную, истинную историю, не оскверненную ложью об испанском завоевании и массовой бойне.
    Шагнув от окна к письменному столу, Гарса нажал на пульте кнопку. Из-под карниза опустились шторы; вместо ярких лучей полуденного солнца бордовый ковер и тяжелую деревянную мебель озарило сияние встроенных в потолок светильников. Каждой деталью убранство президентского кабинета напоминало о великом прошлом мешиков. На стенах висели полотна и гобелены, воспроизводящие в рисунках историю ацтеков. Здесь же хранилось изображение ацтекской богини Луны Койольшауки, а также искусно выписанный двенадцатифутовый кодекс, подробно повествующий о том, как на болотистом острове озера Тескоко вырос город Теночтитлан. Стену над камином в дальнем конце комнаты украшал очередной огромный гобелен: наблюдающие за людьми боги Вицлипуцли, Волшебник-колибри, и Тескатлипока, Дымящееся Зеркало. На стене за столом Гарсы играла красками написанная маслом картина «Чикомосток» — или «Семь пещер» — так называлась легендарная прародина народов, говорящих на языке науатль.
    Однако президент не смыкал по ночам глаз из-за иного сокровища: в углу кабинета, на хрустальном постаменте, в кубе из полудюймового стекла стоял Кетцалькоатль, Пернатый Змей, один из главных богов ацтекского пантеона. Разумеется, этого бога изображали где только можно — на керамических изделиях, на гобеленах, в бесчисленных кодексах, — но Гарса владел уникальным артефактом. Статуэткой. Четыре дюйма в высоту, семь дюймов в длину. Единственной в своем роде. Шедевр неизвестного мастера, выточенный тысячу лет назад из цельного куска полупрозрачного нефрита.
    Обогнув стол, президент сел в кресло перед драгоценной фигуркой, озаренной галогенной подсветкой. На мерцающей поверхности как будто кружил водоворот, завораживающие извивы и цветовые разводы казались игрой воображения. Взгляд Гарсы заскользил от перьев на голове, по чешуйкам, к кончику хвоста Кетцалькоатля, а точнее, к расширенному зубчатому краю статуэтки. Фигурку божества, видимо, отломили от более крупного артефакта, лишив ее при этом традиционного змеиного хвоста — по крайней мере, такую теорию выдвинули ученые. И с этой теорией президент всеми силами боролся.
    Статуэтка представляла собой элемент более крупной скульптуры. Гарса знал, какой части не хватает, — вернее, знал, что недостающая часть никак не связана с ацтекским пантеоном. Тревожная мысль лишала его сна. Как-никак именно изображение Кетцалькоатля, неизменный символ партии «Мешика-теночка», всколыхнуло волну патриотизма, которая и забросила Гарсу в президентское кресло. Если зародятся сомнения… Нет, даже думать не хотелось о проклятом корабле, затонувшем черт знает когда, в девятнадцатом веке. Все, все пойдет прахом, стоит только снорклеру найти какую-нибудь безделушку или артефакт! Он покажет вещицу знакомому историку-любителю, тот обратится к специалисту… Эффект домино. И возрожденное в народе чувство гордости погибнет.

    Из задумчивости президента вывел зажужжавший телефон внутренней связи. Выключив галогенный свет, Гарса поднял трубку:
    — Слушаю.
    — Он здесь, господин президент.
    — Пусть войдет, — ответил Гарса и сел за стол.
    Спустя миг в распахнувшиеся двустворчатые двери широким шагом вошел Итцли Ривера. Высокий, костлявый, с резкими чертами лица, крупным ястребиным носом, издалека Ривера казался почти хрупким: при росте шесть футов он весил сто пятьдесят фунтов. Однако при ближайшем рассмотрении становилось ясно, что эта «хрупкость» обманчива, — по твердому взгляду глаз, по жесткой линии рта, уверенной, целеустремленной поступи, упругим мышцам и сухожилиям обнаженных предплечий. Проницательный наблюдатель сразу разглядел бы в нем человека, привычного к невзгодам. Ну а Гарса это знал наверняка. С невзгодами его главный агент был на короткой ноге. Немало их выпало на долю некоторых людей стараниями Итцли — в основном политических оппонентов, не разделявших представления Гарсы о будущем Мексики. К счастью, проще найти девственницу в публичном доме, чем некоррумпированного чиновника. Умело нащупав слабое место жертвы, Ривера уничтожал врага одним точным ударом. Истинный сторонник партии «Мешика-теночка», он сменил испанское имя Эктор на индейское Итцли, что означало «обсидиан». Хорошее, подходящее имя, считал Гарса.
    Оставив военную службу, Ривера, в прошлом майор Аэромобильных войск специального назначения и секретарь второго разведывательного отделения S-2, стал телохранителем президента. Вскоре Гарса понял, что тот способен на большее, и назначил его начальником личного управления разведывательного обеспечения операций.
    — Доброе утро, господин президент, — официальным тоном поздоровался Ривера.
    — Доброе, доброе… Садись. Что-то нужно? — спросил Гарса.
    Ривера отрицательно качнул головой.
    — Так по какому поводу пришел?
    — Нам попалось видео, которое может вас заинтересовать. Секретарь сейчас поставит.
    Взяв со стола пульт, Ривера включил висящую на стене пятидесятидюймовую «плазму». Гарса опустился в кресло. Спустя несколько секунд на экране, на фоне океанской лазури, появились мужчина и женщина лет тридцати пяти. Журналист, оставаясь за кадром, начал задавать им вопросы. Гарса прекрасно говорил по-английски, но техотдел на всякий случай добавил субтитры на испанском.
    Интервью длилось не больше трех минут. Досмотрев видео, президент перевел взгляд на Риверу.
    — И что тут важного?
    — Это Фарго. Сэм и Реми Фарго.
    — Имя ни о чем мне не говорит.
    — Помните прошлогоднюю историю о винах из «утраченной коллекции Наполеона»? Ну, сокровище спартанцев?
    Гарса закивал.
    — Д-да… да, припоминаю…
    — Так вот Фарго принимали в той истории самое активное участие. Они хорошо знают свое дело.
    Президент заинтересованно подался вперед.
    — Где снято интервью?
    — На Занзибаре. Компания Би-би-си. Возможно, все это случайное совпадение…
    — Я не верю в случайности, — отмахнулся Гарса. — Как и ты, друг мой. Иначе ты не стал бы показывать мне интервью.
    Впервые за время разговора на лице Риверы отразилась тень эмоций: по губам скользнула тонкая хищная улыбка: глаза же по-прежнему смотрели холодно и бесстрастно.
    — Верно.
    — Как вы вышли на запись?
    — После… неожиданного открытия мой техотдел создал специальную программу — она прочесывает Интернет, выискивая заданный ряд ключевых слов. В данном случае «Занзибар», «Танзания», «Чумбе», «кораблекрушения» и «клад». Вот по последним двум пунктам Фарго и специализируются. В интервью они утверждают, что просто отправились в отпуск, понырять, но…
    — Слишком напоминает последний случай… с англичанкой…
    — Сильви Рэдфорд.
    «Рэдфорд», — повторил про себя Гарса. К счастью, та дурочка даже не подозревала о значимости своей находки — просто бродила по Занзибару и Багамойо, пытаясь выяснить у местных, что это за безделушка. Как ни печально, от досужей туристки пришлось избавиться. Ривера, как всегда, оказался на высоте. Уличное ограбление, завершившееся убийством, — к такому выводу пришла полиция.
    Собственно, мисс Рэдфорд зацепила кончик лишь одной из тончайших нитей — чтобы она не оборвалась, понадобилось бы тщательное профессиональное расследование. А вот Фарго — другое дело… Они, похоже, знали, как по отдельным ниточкам распутать клубок… как на ровном месте докопаться до сенсации.
    — Она могла разболтать кому-нибудь о находке? — спросил Гарса. — Возможно, у Фарго есть команда осведомителей. Не почуяли ли они, откуда ветер дует? — Сузив глаза, он в упор посмотрел на Риверу. — Итцли, ты ничего не пропустил?
    В ответ на испепеляющий взгляд, приводивший в трепет не одного секретаря и политического оппонента, агент лишь пожал плечами и невозмутимо обронил:
    — Вряд ли. Но возможно.
    Гарса кивнул. Скверно, конечно, если мисс Рэдфорд сообщила кому-то о находке, но хорошо, что Ривера не отпирается, признает вероятность своего промаха. Президентов обычно окружают льстецы и подхалимы, однако Итцли заслуживал доверия: он всегда говорил правду и улаживал самые трудноразрешимые вопросы, — словом, ни разу не подвел.
    — Так выясни, — приказал Гарса. — Отправляйся на Занзибар. Разведай, почему Фарго там крутятся.
    — А если они на острове не случайно? Тут не разберешься легко и быстро, как с англичанкой.
    — Ты-то разберешься, я уверен, — ответил президент. — Как показала история, Занзибар — опасное место.

ГЛАВА 3

    Занзибар
    Немного вздремнув после разговора с Сельмой, Фарго приняли душ, переоделись и, оседлав мотороллеры, помчались вдоль океана к Каменному городу, в свой любимый прибрежный ресторан танзанийской кухни «Экунду кифару» (что на языке суахили означает «красный носорог». Ресторан располагался между зданием таможенного поста и Большим деревом, огромной старой смоковницей, под которой ежедневно толпились мастера-лодочники и чартерные капитаны, предлагающие прогулки к островам Призон или Баве.
    Для Сэма и Реми Занзибар (или Унгуджа на языке суахили) олицетворял Старый Свет, Африку. Многие века островом правили военачальники и султаны, работорговцы и пираты; торговые компании размещали тут штаб-квартиры; тысячами стекались сюда европейские миссионеры, исследователи, охотники. Именно с Занзибара сэр Ричард Бёртон и Джон Хэннинг Спик отправились разыскивать истоки Нила. И знаменитые поиски упрямого Дэвида Ливингстона Генри Мортон Стэнли начал с лабиринта улочек Каменного города. А воды вокруг острова, как считается, бороздил на своем корабле капитан Уильям Кидд: то пиратствовал, то гонял пиратов.
    Каждый переулок, каждый дворик Каменного города имел историю, каждая постройка хранила будоражащую воображение тайну, так что всякий раз Фарго покидали остров с новой порцией восхитительных впечатлений.
    Когда они въехали на парковку, солнце уже стремительно клонилось к закату, рассыпая по волнам золотисто-красные блики. В воздухе стоял запах запеченных на гриле устриц.
    — Мистер Фарго, миссис Фарго! С возвращением! — поприветствовал их парковщик и знаком велел двум служащим в белой униформе отогнать мотороллеры.
    — Добрый вечер, Абаси.
    Танзаниец пожал Сэму руку, потом тепло обнял Реми.
    С неизменно улыбчивым Абаси Сибале они подружились шесть лет назад, когда впервые приехали на Занзибар, и теперь каждый раз, отдыхая на острове, по меньшей мере однажды ужинали в кругу его семьи.
    — Как дети, как Фараджа? — поинтересовался Сэм.
    — Спасибо, живы-здоровы. Заглянете поужинать?
    — Непременно, — улыбнулась Реми.
    — Думаю, вас уже ждут, — сказал Абаси.
    В дверях ресторана стоял другой старый знакомец Фарго, метрдотель Элиму.
    — Добро пожаловать, добро пожаловать! Вот ваш любимый столик с видом на гавань.
    — Спасибо, — поблагодарил Сэм.
    Элиму проводил их к угловому столику, озаренному красным светом фонаря. Сквозь распахнутые по обе стороны от стола окна виднелось море. Внизу, в Каменном городе, начали загораться огни.
    — Вино? — спросил Элиму. — Принести меню?
    — У вас еще есть то самое, «пино-нуар»… «шамони»?
    — Разумеется. Есть девяносто восьмого года, есть двухтысячного.
    Сэм вопросительно глянул на жену.
    — Вино девяносто восьмого… ммм… незабываемо, — промурлыкала Реми.
    — Желание дамы — закон, Элиму.
    — Хорошо, сэр.
    Метрдотель мгновенно удалился.
    — Как чудесно… — вздохнула Реми, устремив взгляд на океан.
    — Не могу не согласиться.
    Обернувшись к мужу, она с улыбкой сжала его руку:
    — Ты немножко обгорел.
    Обгорел Сэм Фарго весьма странным образом — порозовели только переносица и кончики ушей. Впрочем, завтра обожженные места наверняка приобретут бронзовый оттенок.
    — Потом будет чесаться.
    — Да уже чешется.
    — Ну и?.. — спросила жена, доставая ромбовидную монетку. — Есть какие-нибудь предположения?
    Монетку удалось частично отчистить: сперва она «промариновалась» в десятипроцентном растворе азотной кислоты, затем полежала в изготовленном по секретной формуле Сэма растворе белого уксуса, соли и дистиллированной воды; довершила процедуру мягкая щетинка зубной щетки. Между оставшихся пятен налета виднелся женский профиль и два слова: «Мари» и «Реюньон». Новые сведения о монетке Фарго перед уходом передали по телефону Сельме.
    — Ни одного, — ответил Сэм. — Форма только странная.
    — Может, негосударственной чеканки?
    — Возможно. А качество отличное. Ровные края, хорошая обработка, приличный вес…
    Рядом со столиком снова появился Элиму. Метрдотель декантировал вино, налил Сэму и Реми немного попробовать, а затем, после их одобрительного кивка, наполнил бокалы как положено.
    В пряном южноафриканском красном вине «пино-нуар» чувствовались нотки гвоздики, корицы, муската и… что еще — Сэм не мог определить.
    Реми сделала второй глоток.
    — Цикорий, — подсказала она.
    Зазвонил мобильник. Глянув на экран, Фарго беззвучно проартикулировал: «Сельма» — и принял вызов.
    — А, Сельма, добрый вечер.
    Жена подалась вперед, чтобы лучше слышать разговор.
    — У меня, между прочим, утро. Только что подошли Пит и Венди, штудируют танзанийское законодательство.
    — Отлично!
    — А вы сейчас… попробую угадать… созерцаете закат из окон «Экунду кифару»!
    — Ага, мы такие. Рабы привычки, — улыбнулась Реми.
    — Есть новости? — спросил Сэм.
    — Ну да, монета… — Вондраш откашлялась. — Поздравляю, вы загадали себе очередную загадку.
    — Минуточку, — прервал ее Фарго, заметив приближающегося официанта.
    Приняв заказ — самакаи ва кусонга, вали (рыбные крокеты, рис, хлеб чапати) и н’дизи но кастад (банановый крем по-занзибарски) на десерт, — танзаниец ушел. Сэм возобновил разговор с Сельмой:
    — Продолжай! Я весь внимание.
    — Монета отчеканена примерно в начале девяностых годов семнадцатого века. Всего было изготовлено пятьдесят штук, но их никогда не пускали в обращение. Собственно, эти деньги — символ любви, по-другому не скажешь. Имя «Мари» — часть названия французской общины Сент-Мари, обосновавшейся на северном побережье острова Реюньон.
    — Никогда о таком не слыхала, — заметила Реми.
    — Ничего удивительного. Он ведь крошечный! Расположен в четырехстах милях к востоку от Мадагаскара.
    — А кто эта женщина? — поинтересовался Сэм.
    — Аделиза Молинье. Ее супруг, Демонт Молинье, возглавлял общину с тысяча шестьсот восемьдесят пятого по тысяча семьсот первый год. По слухам, к десятой годовщине свадьбы он расплавил личные запасы золота и выковал монеты с профилем жены.
    — Вот это подарок! — восхитилась Реми.
    — Число монет символизировало годы. Именно столько лет Демонт надеялся прожить с Аделизой. До самой смерти. Его мечта почти осуществилась. Оба умерли в течение одного года, незадолго до сороковой годовщины супружеской жизни.
    — Как же монетка добралась до Занзибара? — удивился Сэм.
    — А вот тут начинается путаница. Где правда, где вымысел, ничего неясно, — ответила Сельма. — Вы, наверное, слышали о Джордже Буте?
    — Об английском пирате?
    — О нем самом. Большую часть времени он разбойничал в Индийском океане и Красном море. Начинал на «Пеликане» канониром примерно в тысяча шестьсот девяносто шестом году, затем перешел на «Дельфин». В тысяча шестьсот девяносто девятом британская военная эскадра настигла его корабль у острова Реюньон. Часть команды сдалась, остальные, включая Бута, сбежали на Мадагаскар, где вскоре объединились с другим капитаном-пиратом Джоном Боуэном. Совместными силами они взяли штурмом перевозившее рабов пятидесятипушечное судно водоизмещением четыреста пятьдесят тонн под названием «Спикер». Бут стал капитаном корабля и в тысяча семисотом году привел его к берегам Занзибара, чтобы запастись провиантом. На острове высадившихся пиратов атаковали арабы. Бут погиб. Уцелевший Боуэн ретировался со «Спикером» в мадагаскарские воды, а спустя несколько лет умер на Маврикии.
    — Говоришь, «Дельфина» настигли у Реюньона? — уточнил Сэм. — Насколько далеко от французской общины?
    — В нескольких милях от берега, — ответила Сельма. — Якобы Бут и его команда как раз совершили набег на Сент-Мари.
    — И улизнули с монетами Аделизы, — добавила Реми.
    — Так гласит легенда. Впрочем, говорят, Демонт Молинье направил французскому королю Людовику Четырнадцатому официальное письмо с жалобой, в котором написал то же самое.
    — Что ж, давайте это выясним! — сказал Сэм. — Итак, беглецы с «Дельфина» под предводительством Бута увозят монеты Аделизы, встречаются с Боуэном, захватывают новое судно «Спикер» и отправляются на Занзибар, где… что? Прячут добычу на острове Чумбе? Сбрасывают на мелководье, надеясь вернуться за награбленным добром позже?
    — А если «Спикер» так никуда и не уплыл? — задумчиво проговорила Реми. — Вдруг это пустые россказни? Может быть, корабль затонул в проливе?
    — Хоть так, хоть эдак, все одно, — отозвалась Сельма. — В любом случае монетка ваша из партии, отчеканенной для Аделизы.
    — Интересно, — задумался Сэм, — а колокол, часом, не со «Спикера»?

ГЛАВА 4

    Занзибар
    Шторм, обрушившийся на остров ранним утром, к рассвету стих, наполнив воздух бодрящей прохладой и разбросав вокруг бунгало влажные, блестящие от дождя листья. Сэм и Реми завтракали на задней веранде с видом на пляж: фрукты, хлеб, сыр, две чашки крепкого черного кофе — как обычно. В кронах деревьев время от времени пронзительно вскрикивали невидимые птицы.
    Неожиданно по ножке стула на колени к Реми взбежал маленький геккон, шмыгнул на стол и, скользнув между тарелок, спустился по стулу Сэма на землю.
    — Наверное, ошибся адресом, — сказал Фарго.
    — Любят меня пресмыкающиеся, — улыбнулась Реми.
    Выпив еще по чашке кофе, они убрали со стола тарелки, сложили рюкзаки и отправились на пляж к пришвартованному катеру. Сэм перекинул рюкзаки через перила, затем помог подняться жене.
    — Якорь! — напомнила она.
    — Сейчас.
    Он передал Реми выкорчеванный из песка якорь-бур. Жена исчезла, слышалось только мягкое шлепанье ног по палубе. Спустя миг заурчавшие двигатели, прочихавшись, перешли на холостой ход.
    — Малый назад!
    — Есть малый назад! — отозвалась Реми.
    Заплескалась вспененная гребным винтом вода. Ступни Сэма утонули во влажном песке. Фарго, присев, с силой толкнул катер. Судно подалось назад, немного… еще немного… и наконец свободно закачалось на волнах. Он ухватился за нижнюю перекладину, закинул пятку за планшир и, подтянувшись, взобрался на борт.
    — Остров Чумбе?! — крикнула Реми в открытый иллюминатор рулевой рубки.
    — Остров Чумбе, — подтвердил муж. — Разберемся с нашей загадкой.

    В нескольких милях к северо-западу от острова Призон — Сэм как раз разбирал на палубе вещи — зазвонил спутниковый телефон. Сельма.
    — Есть хорошие новости, есть не очень, — с ходу объявила она.
    — Давай хорошие.
    — По нормативным документам танзанийского Министерства природных ресурсов колокол лежит за пределами заповедника. Там нет кораллового рифа — защищать нечего.
    — А те, что не очень?
    — Закон относительно морских трофеев по-прежнему в силе. Запрещены «механизированные раскопки». Это переходная зона. Однако теннисными ракетками колокол, похоже, не откопать. Пит и Венди аккуратно выясняют, как можно получить разрешение на проведение работ.
    Неизменные ассистенты Сельмы Пит Джеффкот и Венди Корден — молодые белокурые калифорнийцы, без ума влюбленные друг в друга, — помогали им во всех расследованиях. Пит недавно окончил археологический, Венди получила диплом социолога.
    — Превосходно, — отозвался Сэм. — Держи нас в курсе.

    В начале пути Фарго задержались у причала Каменного города — дозаправились, запаслись провизией, — а затем часа полтора неспешно курсировали у берегов Занзибара, лавируя среди мелких островков, пока на GPS-навигаторе не высветились координаты отмели с затонувшим колоколом. Сэм прошел на нос и бросил якорь. Погода стояла безветренная, над головой синело чистое, без единого облачка, небо. Занзибар лежал ниже экватора, так что июль тут считался скорее зимним месяцем, чем летним — выше восьмидесяти с небольшим градусов по Фаренгейту температура не поднималась. Отличный денек для дайвинга! Сэм поднял дайверский флаг — красное полотнище, пересеченное белой полосой, — и вернулся к Реми на корму.
    — Акваланг или обойдемся трубкой? — спросила жена.
    — Начнем с трубки. — Колокол лежал на глубине всего в десять футов. — Осмотримся хорошенько, тогда и сменим тактику.

    Вода у берегов Занзибара, как обычно, поражала своей прозрачностью; варьировались лишь оттенки цвета — от бирюзового до темно-синего. Сэм кувыркнулся через планшир, за ним последовала Реми. На несколько секунд они неподвижно замерли на поверхности, выжидая, пока рассеются пузырьки воздуха и пена, а затем резким толчком рванулись к белому песчаному дну. Свернув вправо, Фарго добрались до края отмели и вновь спикировали вниз. Уперевшись коленями в дно, для зацепки они воткнули в песок ножи.
    Впереди колыхалась плотная серо-коричневая завеса, граница Прощальной зоны: ночной шторм не только прибавил течению мощности, но и взбаламутил донный мусор. С одной стороны, это было хорошо — не нагрянут акулы. С другой, плохо — течение уже от отмели тянуло в пролив.
    Сэм, постучав по своей трубке, указал пальцем вверх, Реми кивнула, и оба вынырнули на поверхность.
    — Почувствовала?
    — Ага! Точно невидимая рука пыталась нас ухватить.
    — Держись ближе к отмели.
    — Слушаюсь!
    Фарго снова нырнули. Сэм сверился с GPS-навигатором, определил их местонахождение и, указав на юг, дал жене знак: тридцать футов. Поднявшись на поверхность, они двинулись гуськом к намеченному месту. Сэм плыл впереди, одним глазом посматривая на дисплей GPS-навигатора, другим следя за собственным курсом. Наконец он остановился и указал пальцем вниз.
    Там, где прежде торчал бок колокола, теперь темнела небольшая впадина. Фарго с тревогой огляделись по сторонам. В десяти футах от себя Реми вдруг обнаружила на дне округлую лунку, соединенную с другой лункой кривой, точно след змеи, полосой. От второй лунки тоже тянулся след — он-то и привел их к темному холмику. К колоколу.
    Долго гадать, что произошло, не пришлось: за ночь отмель размыли штормовые волны. Медленно, но верно море выгребало из-под колокола песок, пока тот не сверзился с насиженного места. Потоки воды прокатили его еще дальше, а там уж до окончания бури свою работу делали физика и время.
    Сэм и Реми, переглянувшись, обрадованно кивнули друг другу. Одолеть препоны танзанийского закона помогла мать-природа!
    Не успели они проплыть и половину пути к заветному трофею, как Сэм жестом велел жене остановиться. Впрочем, Реми указания не требовались — она увидела то же, что и он.
    Колокол застыл на краю обрыва: талия, поясок и корона зарылись в песок, а звуковое кольцо и устье смотрели в пропасть.

    Они вынырнули на поверхность отдышаться.
    — Колокол слишком велик, — вдруг сказала Реми.
    — Слишком — для чего? Чтобы его сдвинуть?
    — Нет, для «Спикера».
    Сэм задумался.
    — А ведь ты права. Я что-то не обратил внимания.
    Водоизмещение «Спикера», как значилось в документах, составляло четыреста пятьдесят тонн. По нормам той эпохи колокол такого судна весил бы не больше шестидесяти фунтов, а их находка весила явно больше.
    — Все страньше и страньше… — заметил Сэм. — Давай на катер. Надо разработать план.

    Уже на подходе к «Андреялю» Фарго услышали сзади нарастающий рокот дизельных двигателей. Уцепившись за трап, они обернулись — в ста ярдах от них мчался катер береговой охраны. Они торопливо взобрались на борт и скинули оборудование.
    — Улыбаемся и машем, — пробормотал Сэм.
    — Нам грозят неприятности? — изобразив улыбку, прошептала жена.
    — Не знаю. Сейчас выясним, — отозвался он, не переставая дружески махать танзанийцам.
    — Я слышала, танзанийские тюрьмы — не слишком приятное место.
    — Любая тюрьма — не слишком приятное место. Все в мире относительно.
    В тридцати футах от Фарго катер береговой охраны — усовершенствованное китайское сторожевое судно шестидесятых годов типа «Юйлинь» — изменил курс и встал параллельно «Андреялю» борт к борту. Им и прежде доводилось видеть тут такие суда, поэтому интересующийся кораблями Сэм успел выяснить все его технические характеристики: сорок футов в длину, водоизмещение десять тонн, силовая установка трехвальная, два дизеля мощностью в шестьсот лошадиных сил, две спаренные палубные орудийные установки калибром 12,7 миллиметра на носу и на корме.
    На кормовой части палубы и полубаке стояли две пары вооруженных автоматами матросов в камуфляжной форме. Из рубки показался высокий чернокожий мужчина в белом — явно капитан.
    — Ахой! — крикнул танзаниец, подойдя к перилам.
    В отличие от остальных береговых стражей, с которыми прежде доводилось иметь дело Сэму и Реми, этот был хмур, неулыбчив и, похоже, недружелюбен.
    — Ахой, — ответил Сэм.
    — Обычная проверка. Сейчас подойдем к вашему борту.
    — Пожалуйста.
    Двигатели громко заурчали и вновь перешли на холостой ход, едва «юйлинь» приблизился к судну Фарго на расстояние в десять футов. Покачиваясь на волнах, патрульный катер медленно подплыл к борту «Андреяля». Для амортизации матросы перекинули через борт автопокрышки и, взявшись за перила, стянули борта. По-кошачьи мягко капитан перепрыгнул на палубу к Сэму и Реми.
    — Вижу, у вас дайверский флаг, — сказал он.
    — Мы занимаемся снорклингом, — ответил Сэм.
    — Катер ваш?
    — Нет, взяли напрокат.
    — Документы.
    — На судно?
    — И дайверские сертификаты.
    — Сейчас принесу, — сказала Реми и торопливо спустилась в каюту.
    — Цель путешествия?
    — На Занзибар или непосредственно в это место?
    — Обе, сэр.
    — Обычный отдых. А место просто понравилось. Мы здесь вчера ныряли.
    Тут подоспела с документами Реми. Внимательно прочитав договор аренды и дайверские сертификаты, танзаниец перевел взгляд на лица супругов.
    — Сэм и Реми Фарго?
    Сэм кивнул.
    — Кладоискатели…
    — Можно и так сказать, — развела руками Реми.
    — Ищете клад на Занзибаре?
    Фарго улыбнулся.
    — Нет, мы приехали не за этим. Но… посматриваем по сторонам.
    Он поднял взгляд над плечом капитана и вдруг заметил темный силуэт, вырисовывающийся за тонированным иллюминатором рубки «Юйлиня», — неизвестный как будто наблюдал за происходящим.
    — Так высмотрели что-нибудь?
    — Монетку.
    — Вам известны законы Танзании относительно подобных находок?
    Реми кивнула:
    — Разумеется.
    С «Юйлиня» донесся легкий стук по стеклу.
    Капитан оглянулся.
    — Секундочку. — Вновь перепрыгнув на свой катер, он вошел в рубку, а спустя минуту вернулся к Фарго. — Опишите-ка монету.
    — Круглая, медная, — уверенно начала Реми, — размером примерно с пятьдесят шиллингов. Вся в наростах. Ничего не разобрать.
    — Монета сейчас у вас?
    — Нет, — ответил Сэм.
    — А затонувшие суда, определенные клады вы, значит, не ищете?
    — Совершенно верно.
    — Где вы остановились на Занзибаре?
    Врать смысла не было. Информацию наверняка проверят и перепроверят.
    — Бунгало на Кендва-Бич.
    Капитан отдал бумаги, козырнул.
    — Всего хорошего!
    Перемахнув через поручни на «Юйлинь», танзаниец исчез в рубке. Заработали двигатели, матросы оттолкнули борт; развернувшийся катер направился на запад в сторону пролива. Сэм быстро сбегал в рубку за биноклем, навел его на «Юйлинь». Опустил секунд через двадцать.
    — В чем дело? — поинтересовалась Реми.
    — В рубке кто-то был. Капитан выполнял его приказы.
    — А! Ты о стуке в иллюминатор? Не разглядел, случаем, того типа?
    Муж кивнул:
    — Не чернокожий. В гражданском. Похож на латиноамериканца. Возможно, уроженец Средиземноморья. Худой, густобровый, с ястребиным носом.
    — Хм… Кто же из иностранцев может командовать танзанийским катером береговой охраны и его командой?
    — Какой-нибудь толстосум, — мрачно усмехнулся Сэм.
    Фарго всем сердцем любили Танзанию, Занзибар и местных жителей, но отрицать повсеместную коррупцию не имело смысла. Подавляющая часть танзанийцев зарабатывала лишь несколько долларов в день; немногим больше получали военные.
    — Ладно, не будем торопиться с выводами. Все равно пока ничего не известно. Кстати, Реми, почему ты соврала о монетке?
    — Инстинктивно, — ответила она. — А по-твоему, мне следовало…
    — Нет-нет! Я и сам бы так сделал. Итак, у береговой охраны Танзании два патрульных катера «Юйлинь», — начал рассуждать Фарго. — Они следят за центральной частью побережья, главным проливом и Занзибаром. Похоже, нас искали целенаправленно.
    — У меня такое же впечатление.
    — И вообще, разве это проверка на безопасность? Ни о чем не спросили! Ни о спасательных средствах, ни о радиосвязи, ни о дайверском оборудовании…
    — Ага! К тому же чиновники-танзанийцы — воплощенное добродушие, всегда улыбаются.
    — Точно, — подтвердил Сэм. — А монетка Аделизы…
    Трофей оказался у Реми в боковом кармане плавок. Расстегнув молнию, она с улыбкой протянула мужу монету.
    — Умница! — похвалил Сэм.
    — Думаешь, они обыщут бунгало?
    Фарго пожал плечами.
    — Итак, если все сопоставить, то… что получается? — задумчиво проговорила Реми.
    — Понятия не имею. Но впредь нужно держать ухо востро.

ГЛАВА 5

    Занзибар
    Под тихий плеск волн Фарго около часа просидели на палубе, потягивая ледяную воду и наслаждаясь мерным покачиванием катера. За это время «Юйлинь» показался еще дважды — где-то на расстоянии мили прокурсировал с севера на юг, затем с юга на север и, видимо, уплыл окончательно.
    — Как бы колокол не сверзился с обрыва, — обеспокоенно проговорила Реми. — Так живо себе это представляю.
    — Я тоже. Но лучше уж рискнуть, чем встретиться с береговой охраной в самый неподходящий момент: только начнем поднимать — а они тут как тут. Подождем минут двадцать. Даже при самом скверном раскладе мы все равно сумеем до него добраться. Наверное.
    — Не спорю. Только на глубине в сто пятьдесят футов проблем появится куда больше. Спуститься-то не трудно, а вот отыскать… Кувыркнувшись с высокого склона, тяжелый предмет вроде колокола может приземлиться куда угодно. Все равно что бросить стеклянный шарик — уронил в столовой, а он закатился в кухню под холодильник. Ладно, допустим, нашли. Подъем — отдельная песня. Понадобится хорошее водолазное оборудование, компрессор, надувные мешки, лебедка…
    Сэм согласно кивал. Такие работы от любопытных глаз не скрыть. Только арендуешь оборудование в Каменном городе — даже анонимно, — тут же поползут слухи. А к исходу дня соберутся толпы зевак, на берегу, на лодках… В том числе и «Юйлинь» с таинственным пассажиром.
    — Ладно, понадеемся, до этого не дойдет, — сказал он.

    «Андреяль» подплыл к месту «дислокации» колокола с точностью до тридцати футов. Перешагнув через борт, Сэм зацепил якорь за скальный выступ, а затем помог Реми размотать сто футов крепкого якорного каната, который они заранее купили в Каменном городе. Канат затянули на кормовых утках обоих бортов и зафиксировали петлю в центре карабином. Остаток мотка бросили за корму. Спустя две минуты Сэм и Реми, в полной экипировке, с канатом наперевес погребли к колоколу.
    Колокол, как ни странно, лежал на прежнем месте, на краю обрыва. Однако дела обстояли не так хорошо, как сперва показалось: течение прямо на глазах вымывало из-под устья песок и камни.
    Пропустив конец каната сквозь кольцо на своем дайверском поясе, Реми передала его мужу. Сэм проделал то же самое и зажал в зубах закрепленный на веревке карабин.
    Фарго выплыли на поверхность, несколько раз глубоко вдохнули, а затем снова устремились под воду.
    Сэм подал жене знак: фото! Если колокол все-таки кувыркнется в бездну, на худой конец останутся фотографии, по которым его можно будет опознать. Пока Реми фотографировала, он подплыл к обрыву. Склон уходил в глубину под углом в шестьдесят — шестьдесят пять градусов. Особого значения наклон, конечно, не имел — если колокол покатится вниз, это лишь незначительно замедлит его падение. Как и предположила Реми, колокол со «Спикера», несомненно, оказался бы легче фунтов на двадцать — тридцать.
    Вдруг, точно догадавшись об опасениях кладоискателей, край обрыва начал проседать. Корона поднялась вверх, на миг замерла — и колокол заскользил по песчаному склону, устьем вниз.
    Под влиянием внезапного порыва, о котором тут же пожалел, Фарго рванул за ускользающей из-под носа добычей. Издалека едва слышно донесся приглушенный крик жены: «Сэм!» — и тут же стих. Ничего не осталось, кроме непреодолимой мощи течения. Крупицы песка жгли тело, словно пчелиные укусы. Кувыркнувшись через голову, Фарго развернулся, как ему казалось, в сторону отмели, но внезапно ударился пальцами правой руки обо что-то твердое. Мизинец пронзила острая боль, но Сэм сразу позабыл об ушибе: колокол скользил быстрее и быстрее. Забившийся в устье песок не притормаживал полет по склону — брала свое инерция движения. Все плыло перед глазами, кислород заканчивался, в голове канонадой отдавался лихорадочный стук сердца.
    Действовать пришлось на ощупь. Пальцы скользнули к талии колокола, к голове, а затем к отверстию в короне. Свободной рукой Сэм вынул изо рта карабин, вставил в корону и закрутил большим пальцем муфту.
    Колокол резко остановился. Натянулся, как струна, канат. Фарго, не удержавшись, полетел вниз. Пальцы беспомощно царапали металлическую поверхность, пытаясь найти опору. Ничего. Ладонь скользнула по рубцу. Жгучей болью напомнил о себе ушибленный мизинец. «Заплечики», — догадался Сэм, цепляясь скрюченными пальцами за край колокола. Наконец удалось подтянуться. Фарго отчаянно молотил ногами, борясь с течением, пока в поле зрения не показался якорный канат — белая полоса посреди клубящейся завесы песка. Едва он ухватился за спасительную соломинку, ладонь тронули чьи-то пальцы. Из подводного сумрака вынырнуло лицо жены. Перед глазами закружили пятна, со всех сторон наползала темнота.
    Реми спустилась по якорному канату еще ниже и с силой дернула мужа за правое запястье.
    Повинуясь инстинкту, Сэм двинулся вверх.

    Спустя десять минут он уже полулежал в шезлонге — глаза закрыты, голова запрокинута назад. Реми тем временем, сидя на планшире, ждала, когда муж придет в себя. Едва Сэм, заморгав, приподнял голову, она протянула ему бутылку воды и ласково спросила:
    — Ну как, лучше?
    — Еще бы! Только мизинец отбил. Болит жутко. — Он глянул на распухший палец. Осторожно согнул, но тут же скривился. — Кости целы. Обмотаю спортивным тейпом — буду как новенький.
    — Других жалоб нет?
    Сэм отрицательно качнул головой.
    — Ну и замечательно. Рада за тебя, — отозвалась жена. — Сэм Фарго, ты болван!
    — Что?
    — О чем ты думал, когда кинулся за той железякой?
    — Это был естественный порыв. До меня слишком поздно дошло, что я творю. — Он развел руками. — Ну… куда деваться: назвался груздем, полезай…
    — С концами на дно океана, — сердито бросила Реми, тряхнув волосами. — Голову даю на отсечение…
    — Прости, — извинился Сэм. — Спасибо, что бросилась на помощь.
    — Болва-а-ан, — повторила она и, неторопливо поднявшись, чмокнула мужа в щеку. — Но любимый… Не нужно благодарностей… А впрочем, не возражаю!
    — Так мы его удержали? — Он огляделся. Голова еще немного кружилась. — Удержали?
    Реми указала за корму — натянутый, как струна, канат дугой уходил под воду.
    — Пока ты дрых, я затащила колокол обратно. Теперь он в пяти футах от края обрыва.
    — Умница!
    — Не слишком радуйся. Его еще поднимать.
    Сэм улыбнулся.
    — Не волнуйся. Наш лучший друг — физика!

    Однако для воплощения задумки требовалась недюжинная сила. Оберегая обвязанный скотчем мизинец, Сэм осторожно выбирал на корме провисшую часть каната. Под руководством мужа Реми медленно сдала назад, пока катер не оказался над колоколом. Сэм размотал канат, закрепленный на кормовых утках, втянул его на палубу, свернул и опять зафиксировал.
    — Самый малый вперед! — скомандовал он. — Только полегоньку.
    — Да пожалуйста!
    Реми медленно, дюйм за дюймом, подавала вперед ручку дросселя. Фарго, свесившись за корму, наблюдал через маску, как медленно, бороздя песок, ползет колокол. Когда артефакт оказался в двадцати футах от края пропасти, он крикнул:
    — Стоп машина!
    Реми сбросила скорость.
    Сэм поправил маску и нырнул, чтобы как следует рассмотреть колокол.
    — Хорошо сохранился! — объявил он, всплыв на поверхность. — Только немного оброс ракушками — похоже, давненько тут лежит.
    Жена помогла ему подняться на борт.
    — Есть повреждения? — спросила она.
    — Не заметил. Стенки-то толстенные. Весит, наверное, фунтов восемьдесят.
    Реми тихонько присвистнула.
    — Великан! Ладно… Тогда водоизмещение корабля… сколько? Тысяча тонн?
    — Ну, где-то между тысячей и тысячей двести. Намного больше, чем «Спикер». Выходит, монета Аделизы и колокол оказались рядом совершенно случайно…

    Так как колоколу больше не грозило сверзиться с обрыва, Фарго отцепили канат и двинулись на север. Миновав узкий пролив у «лодыжки» острова, катер вошел в образованную «каблуком» небольшую лагуну, полмили длиной, полмили шириной.
    На самом деле лагуна представляла собой мангровое болото с парой дюжин плавучих островков, образованных обнажившимися изогнутыми корнями мангровых деревьев, которые покрывал слой земли. На одних едва удержался бы человек, на других уместилась бы и пара автомобилей. Опутанные водорослями островки были увенчаны особо охраняемыми государством миниатюрными рощицами низкорослых деревьев и кустов. Вдоль южной стороны болота тянулась узкая полоска пляжа, за ней зеленели кокосовые пальмы. Над лагуной стояла зловещая тишина; даже ветер улегся.
    — Да-а, не каждый день такое увидишь, — пробормотала Реми.
    — Неужто засекла Безумного Шляпника или Алису?
    — Да ну тебя! Сплюнь.
    — Давай, не притормаживай. Солнце жуть как печет, — утирая со лба пот, сказал Сэм.
    Пробравшись между плавучими островками, у самого пляжа они бросили якорь и вброд вышли на берег.
    — Сколько нам понадобится? — поинтересовалась Реми.
    Одной рукой она ловко подобрала свои каштановые волосы и аккуратно закрепила их резинкой на макушке.
    Сэм улыбнулся.
    — Как ты это делаешь? Прямо чудеса!
    — Мы с тобой вообще удивительные создания, — весело согласилась Реми, выжимая низ рубашки. — Так сколько?
    — Шесть. Нет, пять.
    — Ты уверен, что из Каменного города нужные материалы незаметно не перевезти?
    — Хочешь рискнуть? Что-то мне подсказывает, капитан сторожевого катера арестует нас с бо-о-ольшим удовольствием. Если он заподозрил вранье…
    — Не спорю. Ладно, Гиллиган, займемся твоим плотом.
    Отыскать поваленные деревья оказалось нетрудно, а вот с подбором стволов по размеру пришлось помучиться. В конце концов Сэм отложил пять восьмифутовых бревен толщиной с телефонный столб и с помощью Реми переволок их на пляж.

    Закипела работа.
    — Конструкция очень проста, — Фарго палочкой изобразил на песке «чертеж».
    — Да уж, не «Куин Мэри»… — с улыбкой заметила Реми.
    — Для такого судна, — парировал Сэм, — мне понадобились бы по крайней мере еще четыре бревна.
    — А почему концы торчат?
    — Во-первых, для устойчивости, а во-вторых, удобнее использовать как рычаг.
    — Какой рычаг?
    — Увидишь. Теперь нужен линь — несколько дюжин по шесть футов.
    — Будет сделано, — отсалютовала Реми.
    Спустя час Сэм наконец разогнулся и обвел взглядом свое творение. По сузившимся глазам мужа Реми догадалась, что тот проводит в уме расчеты.
    — Ладно, — задумчиво кивнул он сам себе. — На поверхности удержится. И двадцать процентов в запасе.

    Катер, с плотом на буксире, выскользнул из лагуны и направился вдоль побережья в южную сторону, к покоящемуся на дне колоколу. Очутившись на месте, Сэм аккуратно, багром, перетянул плот к борту, обращенному к берегу, а затем примотал его к уткам.
    — Интуиция подсказывает, что у нас намечается очередной краткосрочный визит, — заметил Сэм, опускаясь в шезлонг.
    Реми уселась рядом.
    Так, потягивая воду, Фарго внимательно наблюдали за горизонтом. Спустя полчаса в северной стороне, на расстоянии полумили, показался «Юйлинь».
    — Да ты оракул! — восхитилась Реми.
    «Юйлинь» замедлил ход. На корме стоял человек в белой форме. В лучах солнца ярко вспыхнули линзы бинокля.
    — Улыбаемся и машем, — весело скомандовал Сэм.
    И Фарго принялись махать капитану «Юйлиня», пока тот, опустив бинокль, не скрылся в каюте. Развернувшись, патрульный катер направился на север. Когда незваные гости исчезли за изгибом острова, Сэм и Реми снова взялись за работу.
    В маске, ластах, с якорем в руках, Фарго кувыркнулся за борт. После непродолжительной борьбы плот удалось установить прямо над колоколом. Привязав конец каната к дальнему бревну, Сэм ушел под воду и, когда канат натянулся до упора, воткнул лапы якоря в песок.
    Всплыв на поверхность, он обвязал брошенным Реми линем центральное бревно, снова нырнул, зацепил карабином корону колокола, а спустя минуту, уже с палубы, примотал линь к крепительным уткам.
    Сэм упер руки в бока, оценивающе оглядел конструкцию.
    Реми улыбнулась.
    — Что, доволен собой?
    — Не то слово.
    — И правильно, бесстрашный мой инженер!
    Фарго хлопнул в ладоши.
    — За работу!

    У штурвала встала Реми.
    — Малый вперед! — скомандовал Сэм.
    — Малый вперед, — отозвалась она.
    За кормой вспенилась вода. «Андреяль» двинулся вперед на фут, второй… Примотанный к уткам линь с приглушенным хлюпающим щелчком вмиг, как струна, натянулся над волнами.
    — Пока все хорошо! — крикнул Фарго. — Двигаем дальше!
    Плот тронулся с места, расстояние между бревнами и кормой постепенно сокращалось.
    — Давай же… — бормотал Сэм. — Давай…
    Привязанный к дальнему бревну якорный канат напряженно задрожал, точно не желая отпускать плот. Фарго надел маску и, свесившись через борт, опустил лицо в воду. Внизу, на двенадцатифутовой глубине, в нескольких дюймах над песочным дном, парил колокол.
    — Как идут дела?! — крикнула Реми.
    — Прекрасней не бывает. Плывем дальше!
    Осторожно, фут за футом, они тянули колокол наверх, пока всплывшая над водой корона с глухим стуком не врезалась в бревно.
    — Сбавляй обороты до холостых! — приказал Сэм. — Только чтобы удержаться в прежней позиции.
    — Сбавляю!
    Подобрав с палубы шестифутовый линь, он прыгнул за борт и в три гребка добрался до плота. Пять петель вокруг короны плюс беседочный узел на бревне! Теперь колокол никуда не денется. Сэм триумфально вскинул руки, словно ковбой, заарканивший теленка.
    — Готово!
    Двигатели несколько раз чихнули и заглохли. Улыбающаяся Реми ответила мужу с кормы тем же победным жестом.
    — Поздравляю, Фарго! — крикнула она. — И что теперь?
    Улыбка на губах Сэма погасла.
    — Не знаю. Пока обдумываю.
    — Да уж, предсказуемый ответ…

ГЛАВА 6

    Занзибар
    Собственно, обдумывать было нечего. Пока требовался только надежный схрон на время выяснения и улаживания всех формальностей. Вариант с бунгало сразу отпадал — рискованно.
    Здравый смысл подсказывал, что неожиданная встреча с «Юйлинем» — возможно, лишь муха, раздутая до размеров слона. Интуиция нашептывала иное: и первый визит, и повторное появление патруля не случайны. Не случайно капитан на разные лады задавал вопрос, не ищут ли Фарго нечто особенное. Следовательно, кто-то — вероятно, скрывавшийся в рубке человек — беспокоился, что ныряльщики в любой момент обнаружат под водой этот загадочный важный предмет. Колокол, монетку Аделизы или?..
    — Интересно, — начал Сэм, — стоит ли ждать действий с их стороны? Может, дерево слегка встряхнуть?
    — Не люблю сидеть сложа руки.
    — Знаю. Я тоже.
    — Что ты задумал?
    — Нужно вести себя так, будто нам есть что скрывать!
    — Но нам есть что скрывать, — хмыкнула Реми. — Под самодельным плотом у нас висит корабельный колокол весом в двести фунтов.
    Сэм расхохотался. Замечания жены всегда били не в бровь, а в глаз.
    — Если подозрения не беспочвенны, то… эти люди — кто бы они ни были — наверное, уже обыскали бунгало.
    — И ничего не нашли.
    — Верно. Тогда они устроят у бунгало засаду, выжидая, пока мы вернемся.
    Реми хитро улыбнулась.
    — А мы не вернемся…
    — Верно! И вот если нас станут разыскивать, значит, затевается игра.
    — Затевается игра? Неужели?
    Сэм пожал плечами.
    — Я бы рискнул. Интересно же узнать, как пойдет партия.
    — О Шерлок… — завела глаза Реми.

    С колоколом и плотом на буксире катер вновь приплыл в мангровую лагуну. До наступления сумерек оставалось часа два. Первый час Фарго курсировали вдоль берегов, высматривая место поукромнее. Подходящее укрытие нашлось на восточной стороне, под зарослями нависающих над водой кипарисов. Багром они загнали плот под нижние ветви, а потом Сэм, подплыв, привязал его к стволу.
    — Ну как, что-нибудь видно? — спросил он из-под завесы.
    — Ничегошеньки. Так просто колокол не найти. Сначала придется нырнуть под ветви.

    Поймав в устье пролива четырех маленьких красных луцианов, Фарго вернулись на пляж в лагуну. Рыбу, как более опытный повар, чистила и готовила Реми. Сэм тем временем собирал дрова для костра. Вскоре улов шкворчал на огне; солнце скрылось за макушками кокосовых пальм, Фарго приступили к ужину.
    — Знаешь, кажется, мне по вкусу «дикая» жизнь, — сказала Реми, отправляя в рот кусочек рыбы. — То есть до определенной степени.
    — Понимаю.
    Сэм действительно ее понимал. Реми была надежной соратницей: никогда не отступала перед трудностями, плечом к плечу шла с ним по грязи, по сугробам, стояла под обстрелом, уходила от погони… И почти во всем находила светлую сторону. Тем не менее комфорт она тоже любила. Так же как и Сэм.
    — Когда разберемся с таинственным колоколом, — начал он, — то поедем в Дар-эс-Салам, снимем номер в «Ройяле», будем пить на балконе джин-тоник и делать ставки на победителя в крикетных матчах.
    Глаза Реми радостно вспыхнули: «Мовенпик-ройял-палм», единственный пятизвездочный отель в Дар-эс-Саламе!
    — Сэм Фарго, ты читаешь мои мысли!
    — Только сначала… — Он глянул на алеющее закатное небо, затем на часы. — Сначала нужно приготовиться к приему гостей.

    С наступлением ночи воздух наполнился звонким стрекотанием сверчков. Среди опоясывающих лагуну деревьев и рощиц на плавучих островках перемигивались светлячки. Проведя катер между двумя большими островами, Сэм развернул судно носом на запад и бросил якорь. Ночь стояла ясная, на черном полотнище неба подрагивали брызги звезд. Лунный серп окаймляло туманное кольцо.
    — Скорее всего, завтра пойдет дождь, — заметил Сэм.
    — А в Южном полушарии действуют бабушкины приметы?
    — Вот и узнаем!
    Прихлебывая на палубе горячий кофе, Фарго наблюдали за световым шоу, устроенным светлячками. С этой позиции открывался вид и на устье лагуны, и на пляж, где они установили импровизированную палатку из обнаруженного в рундуке брезента. У палатки мерцал желтый огонек фонаря, а в нескольких футах дальше — маленький костер. Пальмовых стволов оставалось достаточно, чтобы угли тлели всю ночь.
    Реми зевнула.
    — До чего же длинный выдался день.
    — Спустись вниз, поспи, — отозвался Сэм. — Подежурю первым.
    — Ты настоящий друг! Разбуди через пару часиков.
    Чмокнув Сэма в щеку, Реми ушла в каюту.

    Во время первых двух дежурств ничего не произошло. На исходе шестого часа бдения, около трех утра, Сэму как будто послышалось отдаленное журчание двигателей. Шум внезапно стих, но пять минут спустя повторился уже отчетливее и ближе. Где-то на севере… Сэм оглядел в бинокль устье лагуны. Ничего. Только зыбь по воде от течения. Рокот двигателей снова стал тише. Нет, пожалуй, не тише — двигатели полностью заглохли. Точно их отключили. Фарго опять прильнул к биноклю.
    Прошла минута. Две. На четвертой в проливе появился темный предмет — казалось, он парил над поверхностью воды, словно тупое акулье рыло. Медленно и бесшумно «зодиак» скользнул в устье лагуны. Спустя тридцать секунд выплыл второй «зодиак», следом третий. Через пятьдесят футов они строем, повернув направо, вошли в лагуну.
    Сэм осторожно спустился по лестнице в каюту и тронул жену за ногу. Голова Реми мгновенно поднялась с подушки.
    — Гости, — прошептал он.
    Реми коротко кивнула.
    Выбравшись на палубу, Фарго беззвучно скользнули через планшир в воду. В последний момент Сэм потянулся через борт за багром, единственным имевшимся у них «оружием».
    Свой план они не раз отрепетировали, так что до ближайшего островка доплыли брассом за считаные секунды. Первой в убежище пробиралась Реми. Одолев извилистый лабиринт торчащих корней мангровых деревьев, Фарго очутились под земляной «шляпкой» в присмотренной загодя «пещере» трех футов в диаметре и около восьми футов высотой. Вокруг, изгибаясь, свисали лозы, всевозможные тонкие отростки. В воздухе стоял резкий запах плесени и земли.
    Сквозь сплетение корней в десяти футах справа виднелся «Андреяль». Сэм и Реми, тесно прильнув друг к другу, заняли позицию, с которой открывался вид на устье лагуны. Ничего. Лишь темнота, тишина, лунные блики по воде…
    Вдруг послышалось слабое, едва уловимое жужжание.
    — «Зодиаки» с троллинговыми электромоторами. Передвигаются очень медленно, — прошептал Сэм жене в ухо.
    — Если есть «зодиаки», есть и судно, с которого они высадились, — так же тихо отозвалась Реми.
    «Зодиаки», разумеется, могли свободно раскатывать по прибрежным водам Занзибара, но большинство троллинговых двигателей имели ограниченное время работы и позволяли разгоняться максимум до четырех-пяти узлов. Значит, незваные гости откуда-то спустились на воду. Вероятнее всего, как логично заметила Реми, с другого судна, побольше.
    — Оставила конфетки для Санты? — спросил Фарго.
    Жена кивнула.
    — Придется немного поискать, а так… все на месте!
    Через две минуты в двухстах ярдах справа появился первый «зодиак». Следом появился второй, на том же расстоянии, только слева. Спустя миг в центр лагуны выплыл третий. Над каждой лодкой, озаренный сероватым лунным светом, темнел одинокий силуэт.
    Три идущих в ряд «зодиака»… Ни сигнального огонька, ни звука… И сидят там явно не туристы, направляющиеся на ночное водное сафари.
    — Видишь оружие? — прошептал Сэм.
    Реми отрицательно качнула головой.
    Еще несколько минут трио петляло среди плавучих островков. Когда «зодиаки» оказались в пятидесяти ярдах от «Андреяля», управляющий средней лодкой, вскинув руку, сделал непонятный жест. В ответ его спутники поменяли курс и направились к катеру Фарго.
    Сэм тихонько тронул жену за плечо и указал большим пальцем вниз. Оба погрузились в воду, над поверхностью выступали только глаза и нос.
    Первым к бушприту «Андреяля» подплыл средний «зодиак» — видимо, там сидел главный. Мужчина, развернувшись профилем, ухватился за поручни. Худое лицо и ястребиный нос не оставляли сомнений — на катер нагрянул таинственный пассажир «Юйлиня».
    Два других «зодиака», слаженно обойдя судно с двух бортов, одновременно остановились у кормы. Спустя мгновение оба незваных гостя, перемахнув через поручни, оказались на палубе. Тот, что стоял ближе к укрытию Фарго, вытащил что-то из-за плеча и опустил руку. В лунном свете блеснула сталь. Нож.
    Реми судорожно стиснула ладонь мужа. Он ответил ободряющим пожатием и тихо шепнул ей в ухо:
    — Нам ничего не грозит.
    Двое скрылись в каюте, однако почти сразу же вышли обратно. Один из них, склонившись над планширом, подал знак Ястребиному Носу. Тот также ответил жестом, оттолкнулся от борта и направил «зодиак» к берегу. Причалив, носатый с ножом в руках медленно, но уверенно двинулся к озаренной светом фонаря палатке, заглянул внутрь и тут же отступил. Секунд тридцать ушло на осмотр пляжа и пальмовой рощи. Через две минуты «зодиак» Ястребиного Носа вернулся к катеру Фарго.
    Сообщники впервые заговорили. Главный что-то пробормотал по-испански, подчиненные снова исчезли в недрах каюты. «Андреяль» заходил ходуном. Громко хлопнули дверцы шкафа. Звякнуло разбитое стекло. В иллюминаторах левого борта замельтешили лучи фонарей. Спустя пять минут бандиты вернулись на палубу. Один из них протянул носатому маленький предмет. Быстро осмотрев находку, тот швырнул ее в сторону каюты. Предмет со звоном проскакал по ступеням вниз. Второй передал главному блокнот. Ястребиный Нос перелистал страницы, затем вернул трофей подручному. Мужчина достал фотоаппарат, сфотографировал одну из страниц — и блокнот тоже полетел в каюту.
    — Заглотили как миленькие, — прошептал Сэм жене.
    Ястребиный Нос с сообщниками спустились в «зодиаки» и отчалили. Как ни странно, троица направилась не в пролив — бандиты начали обшаривать лагуну. Лучи фонарей ощупывали берега, скользили среди деревьев. Когда один из зодиаков поравнялся с кипарисами, под ветвями которых был спрятан колокол, у Сэм и Реми перехватило дыхание. Однако лодка даже не сбавила скорости, свет фонаря не задержался на кипарисах ни секунды.
    Обыск побережья закончился в устье лагуны. Только возвращаться в пролив «зодиаки» не спешили. Развернувшись, загадочные преследователи строем двинулись к островкам и принялись просвечивать их фонарями, один за другим.
    — А вот это может плохо кончиться, — пробормотал Сэм.
    — Очень плохо… — согласилась Реми.
    Обнаженные ножи в руках незнакомцев говорили яснее ясного: эти люди без особых раздумий применят силу. Если бы Фарго остались на яхте или в палатке, то были бы уже мертвы.
    — Давай вернемся на «Андреяль», — выдвинула идею Реми.
    — А вдруг они решат снова осмотреть катер? Мы окажемся в ловушке.
    — Твои предложения?
    Сэм на миг задумался.
    — Может, убьем двух зайцев одним выстрелом? — И он изложил план действий.
    — Рискованно, — возразила жена.
    — Все пройдет как надо. Уж я позабочусь.
    — Ладно, — неохотно согласилась Реми. — Только если нет другого способа.
    — Договорились.
    Фарго настороженно следили за курсировавшими вокруг «зодиаками»: если траектории их движения не изменятся, то правая лодка меньше чем через две минуты окажется рядом с островом-убежищем. Две другие на полминуты ее опережали. Возможно, они закончат обыск раньше и повернут к устью… Вот повезло бы!
    — Скрести пальцы, — сказал муж Реми.
    — Уже! И это… — она чмокнула его в щеку, — тоже на удачу.
    Сэм нырнул и, раздвигая отростки, поплыл к открытой воде. Стараясь не выпускать из виду все три «зодиака», он проворно лавировал за завесой корней. Спустя тридцать секунд слева показался Ястребиный Нос с одним из напарников. Осмотрев по последнему плавучему островку, оба устремились к проливу. Последний «зодиак» все еще шел по курсу, до убежища Фарго ему оставалось сорок футов.
    — Поторапливайся! — крикнул по-испански носатый.
    Сообщник вскинул руку, подтверждая получение приказа.
    Тридцать футов… двадцать…
    Сэм продолжал обплывать по часовой стрелке корни мангровых деревьев. Остановился, аккуратно выглянул. Десять футов. Выждав, когда нос «зодиака» исчезнет за изгибом островка, Фарго осмотрел лагуну. Две другие лодки отдалились уже на сотню ярдов в сторону пролива.
    Набрав в легкие воздуха, с багром в руках, он ушел под воду, в два гребка выплыл из-под корней и осторожно вынырнул, так чтобы над поверхностью виднелись только глаза. Расстояние до кормы «зодиака» составляло футов пять. Лодка двигалась медленно. Склонившись над бортом, одной рукой водитель регулировал газ, а в другой держал фонарь; луч неторопливо скользил по мангровым зарослям. Сэм рывком приблизился к «зодиаку» на расстояние фута бесшумно взялся за резиновый борт и, точно забрасывая блесну, взмахнул багром. Металлический наконечник ударил ничего не подозревающую жертву над ухом. С тихим стоном бандит резко перевалился через борт, голова его ушла под воду. Не успел Сэм сообразить, что к чему, как внезапно появившаяся Реми подхватила раненого и перекинула обратно в «зодиак». Фарго оглянулся. Ястребиный Нос с сообщником отплыли уже ярдов на двести.
    — Яотль! — эхом над лагуной разнесся голос носатого.
    — Быстрее! — скомандовал Сэм жене и уселся в «зодиак» рядом с мотором. — Оставайся у левого борта, я подтащу тебя к «Андреялю».
    Обогнув лодку, Реми ухватилась двумя пальцами за уключину. Фарго завел мотор, и «зодиак» выскользнул из-за мангровых зарослей. На дне валялся фонарь Яотля. Сэм подобрал его, дважды мигнул остановившимся «сообщникам» и поднял свободную руку, тихо надеясь, что этого хватит.
    Ответа не последовало. Он затаил дыхание. Прошло десять секунд. На дальнем «зодиаке» дважды моргнул фонарь, над бортом поднялась рука.
    — Яотль, поторопись!
    Чтобы прикрыть «пассажиров» от глаз преследователей, Фарго завел лодку за корму катера. Реми быстро взобралась на борт и помогла мужу перекатить Яотля через планшир. Пленник с глухим стуком упал на палубу.
    — И что теперь? — поинтересовалась она.
    — Свяжи его. Примотай руки-ноги к уткам и обыщи. А мне нужно догонять моих новых друзей, — Реми хотела возразить, но Сэм торопливо сказал: — Дай-ка маску с биноклем.
    Она принесла из каюты нужные вещи и забрала у мужа багор.
    — Не волнуйся, я буду держаться на расстоянии, — успокоил он ее.
    — Сначала. А потом?
    — А потом со мной произойдет несчастный случай.
    Подмигнув, Сэм завел мотор и отчалил.

    Ястребиный Нос с напарником, не сбавляя скорости, двигались вперед. Когда Сэм добрался до середины лагуны, они уже поворачивали на запад, в пролив. Восстановив в памяти изгибы берегов, после недолгих расчетов Фарго поплыл следом. В пятидесяти футах перед проливом он остановил «зодиак», прислушался — ухо не уловило рокота моторов. Сэм тронулся и решительно свернул в пролив. В ста ярдах впереди друг за другом плыли два «зодиака». Еще дальше, в полумиле, виднелся узкий выход, плавно переходящий в отмели острова Чумбе. Фарго внимательно осмотрел пролив в бинокль: ни малейшего движения, ни огонька в радиусе десяти миль. Разве что один… В миле к юго-востоку, в тридцати футах над водой, сиял белый фонарь — международный знак, извещающий о том, что корабль на якоре. Судно стояло носом против течения, палубные надстройки сияли белизной. Роскошная яхта… Возможно, с нее они и высадились…
    Носатый с сообщником повернули влево, мгновенно скрывшись из виду. Самое время разыграть несчастный случай. Фарго сбавил скорость, вильнул влево — «зодиак» выплыл на песчаную отмель. Быстро оглядевшись, Сэм подобрал острый, как клинок, камень, вытолкнул лодку на глубину, запрыгнул внутрь и снова завел мотор.
    Пока что ему везло. Бандиты так и не притормозили, чтобы «Яотль» их догнал, лишь пару раз обернулись. Через десять минут пути Фарго увидел впереди проталкивающиеся через отмели «зодиаки» «сообщников».
    — Ну, ребята, покажите-ка, куда плывете, — пробормотал он себе под нос.
    За отмелями Ястребиный Нос с подручным свернули влево и устремились к яхте. Спустя две минуты у отмелей оказался и Сэм. Взяв курс на несколько градусов левее, он повел «зодиак» почти параллельно песчаному склону, в котором они с Реми обнаружили колокол. Пошли знакомые берега. До обрыва оставалось ярдов двадцать. Пора.
    Фарго перегнулся через край «зодиака» и дважды проткнул резиновый борт заостренным концом камня. Теперь в лодке зияла рваная восьмидюймовая дыра. Камень за ненадобностью он выкинул в воду. Два других «зодиака» уже на несколько сотен ярдов уплыли в основной пролив, по-прежнему направляясь к яхте.
    Секунд через двадцать диверсия Сэма принесла плоды. Лодка замедлила ход, задрожала, закачалась, в разрез хлынула вода. Фарго еще раз толкнул рукоятку дросселя, изобразил отчаянный вопль, а затем перекатился через борт.
    Очутившись под водой, он надел маску, промыл ее и зажал в зубах загубник. Плыл тихо; над водой виднелись лишь глаза и кончик трубки.
    Уловка — отчаянный крик — сработала. Ястребиный Нос с напарником, развернувшись, на всей скорости мчались к быстро сдувающемуся «зодиаку», который кружил над пропастью, в двадцати ярдах от Сэма. Спасатели включили фонари и принялись осматривать близлежащие воды.
    — Яотль! — крикнул носатый.
    — Яотль! — повторил другой.
    В течение минуты Сэм усиленно вентилировал легкие. Глубоко вдохнув напоследок, он ушел под воду и двинулся к берегу — хватило десяти гребков. Там он свернул вправо и поплыл вдоль побережья на север, время от времени оглядываясь на свет фонарей. «Зодиаки» кружили на месте «крушения».
    — Яотль! — донесся с поверхности отдаленный крик. И еще пронзительней: — Яотль!!!
    Фарго безостановочно двигался вперед. Где-то позади на один из «зодиаков», похоже, втаскивали спущенную лодку. Сэм замер. Легкие горели от нехватки кислорода, подкатывала паника. Усилием воли он подавил неприятные ощущения и остался на месте.
    Прошло секунд тридцать, а казалось, что несколько минут. Наконец послышался шум моторов — «зодиаки» вернулись в пролив.
    А Сэм ринулся к поверхности.

ГЛАВА 7

    Занзибар
    Через двадцать пять минут Сэм вернулся на «Андреяль». Реми сидела в шезлонге, прихлебывая из бутылки кенийское пиво «Таскер». Их гость, Яотль, так и не придя в сознание, точно пойманная рыба, валялся на палубе: скрюченный, запястья примотаны к ступням, а те, в свою очередь, к крепительной утке.
    — С возвращением! — Реми вручила мужу бутылку пива. — Как несчастный случай, удался?
    — Вроде купились. А как наш пленник?
    — На голове здоровенная шишка. Дышит нормально. Выживет. Только голова поболит день или два. Кстати, он был серьезно вооружен.
    Она указала себе под ноги — на палубе лежал нож (его Фарго уже видели) и пистолет. Сэм подобрал оружие.
    — A-а! «Хеклер-Кох П30». Девять миллиметров, емкость магазина пятнадцать пуль.
    — Скажи на милость, откуда тебе известно…
    Он пожал плечами.
    — Не знаю. Просто запоминаю всякие мелочи. Непроизвольно. Если не ошибаюсь, это не гражданское оружие. Такое может купить лишь армия и полиция.
    — Значит, наш гость — либо коп, либо солдат? Возможно, бывший.
    — Или человек с соответствующими связями. Больше ничего не нашла?
    — Только нитяные катышки в карманах. Ни бумажника, ни удостоверения. — Она развела руками. — Одежда и обувь местного производства. Я проверила ярлыки.
    — Хм… Профессионалы.
    — Похоже на то, — согласилась Реми. — А гостинцы для Саиты…
    — Ну, какого мнения они о монете Аделизы, мы видели. Выкинули ее, точно заурядный грошик. А вот с ловушкой-блокнотом уже другая история.
    Готовясь к приему «гостей», Сэм и Реми составили список из пяти пунктов, которыми мог интересоваться таинственный незнакомец, Ястребиный Нос: на первом месте стояла монетка Аделизы; на втором — колокол; на третьем — сами Фарго; на четвертом — неизвестная пока потенциальная находка; на пятом… ничего — вариант «из мухи слона».
    Благодаря этой уловке первый и пятый пункты отпали, второй, третий, четвертый вроде бы остались. Страницы блокнота Сэм и Реми исписали ничего не значащими каракулями и цифрами, за исключением одной, где они схематически изобразили корабельный колокол в горизонтальной проекции. Под рисунком стояло время (02.00), место (Чуквани-Пойнт-роуд) и телефонный номер, который дала Сельма, — на звонок отзовется транспортная компания «Мнази фрахт». Если Ястребиный Нос заглотит наживку, значит, его интересует колокол.
    Тут, правда, возникал другой вопрос: где носатый прослышал о колоколе? О находке Фарго рассказывали только Сельме. На «Андреяль» Ястребиный Нос нагрянул, лишь когда Сэм и Реми подняли колокол. Возможно, кто-то засек, как они притащили трофей на плоту в лагуну… Но вокруг никого не было — ни в море, ни на берегу.
    — Скоро рассветет, — заметил Сэм. — Давай-ка соберем добычу и посмотрим, где нам залечь, пока не подыщем местечка получше.
    — А как насчет?.. — Реми кивнула в сторону пленника.
    — Занесем внутрь. Мы ведь не хотим, чтобы с ним что-нибудь случилось?

    Поместив Яотля в каюту, Фарго снялись с якоря и поплыли через лагуну к зарослям, под которыми был спрятан плот с колоколом. Неподалеку от берега Сэм прыгнул за борт и настроил конструкцию так, чтобы расстояние между дном и колоколом составляло один фут.
    — Рычаги… — тихо пробормотал Сэм. — Реми, дай-ка топорик. Он в ящике с инструментами.
    Забрав у жены топор, он выбрался на берег и, подсвечивая себе фонарем, исчез среди деревьев. Реми слышала, как муж кружит по роще: сначала из темноты донесся хруст ломающихся веток, затем глухой удар дерева о дерево, несколько сдавленных проклятий — и наконец мерный стук топора. Спустя пять минут Сэм вернулся к месту стоянки, волоча за собой два ствола молодых пальм, восемь футов в длину и четыре дюйма в диаметре каждый, с вытесанными на концах пазами. Передав добычу Реми, он взобрался на борт.
    — Не хочешь рассказать о своей задумке? — спросила жена.
    Сэм подмигнул.
    — Не хочу испортить удовольствие. Для начала дождемся восхода солнца.
    Ждать пришлось недолго — буквально через десять минут на востоке забрезжило желто-оранжевое сияние зари. Фарго принялись за работу. Сэм отвязал конструкцию с колоколом, прыгнул за борт и повернул плот к берегу стороной с тремя выступающими концами бревен. Усевшись на крайний ствол, так что он на шесть дюймов ушел в воду, Фарго крикнул Реми:
    — Малый назад!
    — Малый назад, — повторила она.
    Заурчали моторы, судно двинулось назад. Транец уперся в плот.
    — Давай дальше! — крикнул Сэм.
    Под давлением его веса и напором катера плот начал переворачиваться, пока концы бревен не уперлись в дно. У кормы «Андреяля» забурлила белая пена. Когда бревна на фут зарылись в песок, Фарго скомандовал:
    — Стоп машина!
    Сбросив скорость, Реми вышла на палубу. Сэм нырнул под плот и вынырнул у транца.
    — Я буду толкать поперечную перекладину, а ты тяни, — объяснил он жене.
    — Ясненько.
    Совместными усилиями они втащили бревно на планшир, так что выступающие концы поперечных бревен поднялись над кормовой частью палубы.
    Вытирая руки, Реми отступила назад.
    — Кажется, догадываюсь, куда ты клонишь. «Дайте мне достаточно длинный рычаг и точку опоры…» — начала она цитату.
    — «…и я переверну Землю», — завершил Сэм. — Архимед.
    В обоих концах лежавшего на планшире бревна он вытесал топориком пазы.
    — А теперь главный фокус!
    Каждый взял по свежему пальмовому стволу и совместил их пазы с пазами бревна. Свободные концы стволов примотали к бортовым уткам.
    — Хочешь подирижировать процессом? — спросил Сэм.
    — А ты куда собрался?
    — К тебе в каюту. Если стволы вылетят… Словом, лучше держаться подальше. Малый назад, пожалуйста.
    Реми повернула рукоять дросселя, «Андреяль» сдал назад. Передний край плота начал медленно подниматься. Свежие пальмовые стволы, задрожав, изогнулись дугой. Застонали бревна. Колокол, дюйм за дюймом, поднимался из воды, пока устье не поравнялось с планширом.
    — Придержи! — воскликнул Сэм. — Наименьшая скорость хода!
    Он схватил свободный конец каната и скользнул на палубу; взгляд его настороженно метался от одного дрожащего ствола к другому. Быстро обвязав с транца корону колокола, он поспешил обратно в каюту, на ходу разматывая линь.
    — Малый назад, — шепнул Фарго жене.
    Слегка откинувшись, Реми в ответ шепнула ему на ухо:
    — Если эта штуковина проломит палубу, мы лишимся гарантийного залога, как пить дать…
    Муж рассмеялся.
    — Ну, о нашем финансовом благосостоянии можно точно не беспокоиться.
    «Андреяль» снова двинулся назад. Пальмовые стволы выгибались с угрожающим скрипом. Сэм осторожно подтянул провисшую часть каната. Колокол скользнул над планширом и, слегка ударившись о край, закачался.
    — Сэм… — предостерегающе сказала Реми.
    — Вижу, — пробормотал он. — Не двигайся… Осторожно…
    Фарго бросился вниз по лестнице, но тут же выбежал обратно с матрацем в руках и ловким движением, точно мяч для боулинга, метнул его через палубу к транцу.
    — Давай выжимай по полной!
    Реми до упора выжала газ. Сэм потянул канат. Почти одновременно, с жутким грохотом, переломившись, разлетелись в стороны пальмовые стволы. Колокол с глухим стуком рухнул на матрац, перекатился и замер.

ГЛАВА 8

    Занзибар
    — Мы потеряли человека, — сказал в телефонную трубку Итцли Ривера.
    — Неужели? — рассеянно откликнулся президент Куаутли Гарса.
    Даже на расстоянии в десять тысяч миль чувствовалось, как мало его это интересует.
    — Яотль. Утонул в проливе. Тело не нашли. Он был хорошим бойцом, господин президент.
    — Который отдал жизнь ради благого дела. Что ж, ему сам Бог велел. На языке науатль «Яотль», как ты знаешь, означает «воин». Ему уготована встреча с Вицлипуцли и вечная жизнь в Омейокане, — ответил Гарса, подразумевая бога войны, защищающего солнце от темных сил, и священнейшую сферу тринадцати ацтекских небес. — Разве это не достойная награда?
    — Разумеется, господин президент.
    — Итцли, надеюсь, отчет окончен?
    — Нет. Еще кое-что. Вероятно, Фарго нашли корабельный колокол.
    — В каком смысле «вероятно»?
    — При обыске судна мы обнаружили в блокноте рисунок корабельного колокола.
    — Опиши! — встрепенулся Гарса. — Неужели тот самый?
    — Да обычный набросок. Наверное, они и не догадываются, что у них в руках. Однако, по всей видимости, намереваются увезти колокол с острова. Рядом с рисунком стояло название транспортной компании и время. Место погрузки чуть южнее занзибарского аэропорта.
    — Исключено! Итцли, колокол должен остаться на острове. Исследования Фарго нужно зарубить на корню. Немедленно.
    — Понимаю, господин президент.
    — Ты знаешь, где они будут и когда. Помни: на карту поставлено все!

    — Корабельный колокол в спа-центре! — весело улыбнулась Реми мужу, стоящему в тени на противоположной стороне усыпанного галькой патио.
    Сэм устало кивнул. Целый час они пеленали трофей в простыни, вымоченные в теплом водном растворе азотной кислоты. И вот теперь по закутанному, источающему пар колоколу медленно расползалась разъеденная кислотой пленка серо-зеленых морских наростов.
    — Через сколько менять?
    Фарго глянул на часы.
    — Еще десять минут.
    Тремя часами раньше, разобрав плот на части и растащив бревна в стороны, Фарго из мангровой лагуны отправились вдоль побережья на юг, в залив Менаи. У штурвала осталась Реми, а Сэм тем временем по телефону ввел Сельму в курс дела и объяснил, что нужно. Через сорок минут, когда катер огибал южную оконечность Занзибара, Вондраш перезвонила.
    — Она, конечно, поменьше вашего бунгало, зато в уединенном месте. Агент обещал оставить ключи под ковриком. Оплачено за неделю.
    — Что и где?
    — Вилла на восточном побережье острова, в двух милях к северу от отеля «Тамаринд-Бич». Над верандой навес в красно-зеленую полоску. На пляже есть старый каменный причал.
    — Сельма, ты чудо! — Сэм отключился и тут же набрал домашний номер Абаси Сибале.
    Абаси без лишних вопросов согласился подъехать на пикапе к причалу виллы. Увидев на палубе «Андреяля» корабельный колокол, он лишь с улыбкой покачал головой:
    — Как бы вы однажды не заскучали у нас на острове!

    — Гляну, как там гость, — сказал Сэм.
    — А я послежу, чтобы колокол не сбежал, — отозвалась Реми.
    — Если попытается, не чини препятствий.
    — Ни в коем случае!
    Оба безумно устали и почти возненавидели треклятую железяку. Сколько усилий стоило его поднять, сколько опасностей пережить! Впрочем, хороший сон наверняка изменил бы их отношение к добытому трофею в лучшую сторону. А если еще через пару часов отквашивания в азотной кислоте удастся прояснить интересующие детали…
    — Пистолет-то оставь, — прыснула Реми.
    Улыбнувшись в ответ, Сэм прошел через патио к застекленным дверям. Площадь виллы в тосканском стиле, которую сняла Сельма, составляла около двух тысяч квадратных футов. Штукатурка горчичного цвета давно выгорела, по стенам вились ползучие растения, а венчала постройку красная черепичная крыша. Внутреннее убранство представляло собой смешение современного стиля с элементами традиционного. Фарго направился к задней спальне, где обитал «гость». Руки и ноги распластанного на постели Яотля были привязаны к четырем столбикам кроватных спинок. При виде посетителя пленник приподнял голову.
    — Эй, в чем дело? Где я?
    — Хм… Тут смотря кого спрашивать, — пожал плечами Фарго. — К примеру, ваши приятели уверены, что вы курсируете либо в сторону Момбасы физиономией вниз, либо по закоулкам акульей пищеварительной системы.
    — В смысле?
    — Ну, после того как мы вас вырубили…
    — Н-ничего не помню… Как вам удалось? — недоуменно проговорил он.
    — Просто незаметно подкрался да огрел по голове дубинкой. Теперь вас считают покойником. Уже… — Сэм взглянул на часы. — Часов шесть.
    — Нет, они не поверят! Меня отыщут.
    — Напрасная надежда. А что за имя такое — Яотль?
    — Имя как имя, — отрезал пленник.
    — Есть хотите? Пить?
    — Нет.
    Фарго усмехнулся.
    — Да ладно, ничего зазорного в этом нет.
    — Делайте быстрее свое дело и покончим с этим.
    — И что мы, по-вашему, намерены делать? — поинтересовался Сэм.
    — Пытать?
    Фарго округлил глаза.
    — М-да… гнусная же у вас подобралась компания, раз вы так рассуждаете.
    — А зачем тогда меня захватили?
    — В надежде, что вы пожелаете ответить на некоторые вопросы.
    — Вы американец, — вдруг заявил Яотль.
    — Как вы догадались? Неужели по моей обаятельной улыбке?
    — По акценту.
    — А вы, полагаю, мексиканец.
    Ответа не последовало.
    — А судя по оружию и повадкам вашей шайки, вы военный. Возможно, бывший.
    Яотль сузил глаза.
    — Вы из ЦРУ.
    — Я? — удивился Фарго. — Ничего подобного. Хотя друг у меня там есть.
    Сэм сказал истинную правду. Работая в УППОНИР, он проходил тренинг на военной базе ЦРУ Кэмп-Перри. Инженеров отправили туда для того, чтобы, познакомившись с изнанкой разведывательной работы, они лучше разбирались в нуждах секретных агентов. В то же время там оказался оперативный сотрудник резидентуры Руб Хейвуд. Они с Сэмом подружились и с тех пор поддерживали связь.
    — А у него, в свою очередь, тоже есть друзья, — добавил Фарго. — Например, в Турции, Болгарии, Румынии… Кажется, это называется «экстрадиция». Вы наверняка о таком слыхали. Суровые парни в черном заталкивают тебя в самолет, на несколько недель ты исчезаешь, а затем возвращаешься — с устойчивой аллергией на дрели и электричество.
    Сэм, разумеется, блефовал, но речь произвела должное впечатление: глаза пленника расширились, губы задрожали.
    Фарго резко поднялся:
    — Так что насчет еды? Может, хлеба?
    Яотль кивнул.

    Сэм скормил мексиканцу половинку лепешки чапати, а затем напоил из бутылки минералкой.
    — Ну, мне звонить приятелю или… вы ответите на вопросы?
    — Отвечу.
    Для начала Фарго попытался выяснить основную информацию: полное имя Яотля; имена сообщников; на кого работают; намеренно ли искали на Занзибаре его и Реми; какую им поставили задачу; название судна, с которого высадились… На большинство вопросов пленник смог ответить лишь частично. По его словам, он был обычным гражданским подрядчиком, а прежде служил в Аэромобильных войсках специального назначения. Четыре дня назад его завербовал человек по имени Итцли Ривера — Ястребиный Нос, тоже в прошлом спецназовец, боец Аэромобильных войск. По словам Риверы — требовалось «кое-кого отыскать» на Занзибаре, но «зачем и почему» — Яотлю не объяснили. На кого работал глава их группы — на себя или другого человека, — пленник также не знал.
    — Но он же звонил при вас, верно? — уточнил Сэм. — Разговор напоминал рапорт?
    — Возможно. Я слышал лишь обрывки.
    Фарго расспрашивал пленника еще минут десять; в конце Яотль спросил:
    — Как вы со мной поступите?
    — Потом расскажу.
    — Вы же говорили, что не станете… Э… эй, погодите!
    Сэм вернулся в патио и пересказал Реми разговор с мексиканцем.
    — Сэм! — ахнула она. — Электричество, дрели… Как низко!
    — Ничего подобного. Низко — это поступить с ним так на деле. А я только заронил зерно и дал поработать воображению.
    — Значит, Ривера связался с ним четыре дня назад?
    — Верно.
    — В первый же день, как мы прибыли на остров…
    Сэм кивнул.
    — Мы даже колокол еще не нашли.
    — Значит, их интересуем мы, — задумчиво проговорила жена.
    — Ну и колокол, наверное, тоже. Помнишь уловку с рисунком в блокноте? Они ведь обратили на него внимание.
    — Но откуда им известно о нашей поездке на Занзибар? — удивилась вслух Реми и тут же сама ответила на свой вопрос: — Ах да! Интервью с корреспондентом Би-би-си после приземления.
    — Возможно. Так, давай сложим все воедино: Ривера и его наниматель выясняют, что мы на Занзибаре. Опасаясь, что мы найдем что-то важное, они затевают слежку.
    — Так остров здоровый, — ответила жена. — С какого перепугу они решили, что мы наткнемся на их сокровище? Похоже на паранойю! Даже если это добро такое же большое, как колокол, вероятность отыскать его ничтожна — все равно что иголку в стоге сена.
    — Корреспондент интересовался, где мы собираемся нырять. А мы признались, что у острова Чумбе. Может, в этой фразе ключ к разгадке?
    Она задумалась.
    — Кроме того, нравится нам это или нет, наше имя… несколько… известно. Удачливые кладоискатели, которые вечно находят то, что не следует.
    Муж улыбнулся.
    — Ты говоришь «удачливые», а я бы сказал…
    — Ну ты же знаешь, о чем я.
    — Словом, их внимание привлекла следующая комбинация: мы, Занзибар и Чумбе.
    На минуту каждый погрузился в свои мысли, обдумывая сложившуюся ситуацию. Молчание нарушила Реми:
    — Сэм, смотри: нашего приятеля в спальне зовут Яотль, нанимателя — Итцли, а третьего…
    — Нотчли.
    — Они мексиканцы?
    Сэм пожал плечами.
    — По крайней мере, с его слов.
    — Но ведь имена не испанские.
    — Да, я заметил.
    — Я, конечно, попрошу Сельму перепроверить, но… Голову даю на отсечение, это науатль!
    — Науатль?
    — Ацтекский язык, Сэм. На науатле разговаривали ацтеки.

    Еще минут десять Фарго молча созерцали пар, вьющийся над обернутой вокруг колокола простыней. Сэм посмотрел на часы:
    — Пора.
    Кончиками пальцев он размотал простыню и сложил ее на краю патио. Реми опустилась на колени рядом с колоколом.
    — Сэм, глянь-ка!
    Подойдя к жене, Фарго склонился над ее плечом.
    На колоколе оставалось еще много пятен, но в основном азотная кислота более-менее свела патину, обнажив выгравированные в бронзе буквы:
ОФЕЛИЯ
    — Офелия, — прошептала Реми. — Что за Офелия?
    Сэм глубоко вздохнул.
    — Понятия не имею.

ГЛАВА 9

    Занзибар
    Ну почему вы не можете спокойно отдыхать, вместо того чтобы искать приключения на свою голову? — раздался из трубки голос Руба Хейвуда.
    — Да мы почти всегда спокойно отдыхаем, — возразила Реми. — Просто звоним тебе тогда, когда что-нибудь приключается.
    — Даже не знаю, обидеться или счесть за комплимент, — проворчал Руб.
    — Второе, — подсказал Сэм. — Ты наша палочка-выручалочка. Нет! Спаситель.
    — А Сельма?
    — Спасительница! — выпалила Реми.
    — Ладно. Если я верно понял, расклад такой: вы нашли ромбовидную монетку, которая сперва принадлежала правительнице французской общины на каком-то острове неподалеку от Мадагаскара, а потом коварному похитителю-пирату. Затем вы обнаружили колокол с таинственного корабля. Затем нарисовался патрульный катер, набитый мексиканскими головорезами с ацтекскими именами, которые попытались вас убить. А теперь у вас в спальне один из бандитов, спеленатый по рукам и ногам. Ну что, я уловил суть?
    — В общем, да, — согласилась Реми.
    — Только есть три незначительных уточнения, — добавил Сэм. — Монетка Аделизы, по нашему мнению, тут ни при чем. Сельма проверяет «ацтекскую версию». Что касается «Офелии» — вряд ли это настоящее, исходное название. Во-первых, гравировка очень грубая, непрофессиональная. Во-вторых, когда мы отчистили большую поверхность, то увидели под словом «Офелия» иную гравировку. Нам удалось разобрать лишь три буквы: «Е» и две «Н».
    — Такое впечатление, что это розыгрыш и меня снимает скрытая камера, — усмехнулся Руб. — Так и быть, подыграю! Чем могу помочь?
    — Сначала забери нашего гостя.
    — Каким образом?! — ужаснулся Хейвуд. — Сэм, если речь об экстрадиции, то я…
    — Ты мог бы задействовать свои связи в Министерстве внутренних дел Танзании. Пусть его арестует полиция.
    — На каком основании?
    — У него нет ни паспорта, ни денег, зато есть оружие.
    Немного помолчав, Руб сказал:
    — Я вас не первый день знаю — вы, наверное, хотите не только избавиться от пленника, но и выяснить, кто им заинтересуется.
    — Подобная мысль приходила нам в голову… — ответил Сэм.
    — Оружие еще у вас?
    — Да.
    — Ладно, сделаю несколько звонков. Больше ничего не нужно?
    — Его нанимателя зовут Итцли Ривера, мексиканец, бывший военный. Разузнать бы о нем побольше. И о яхте. Яотль утверждает, что порт приписки у нее в Багамойо. Называется «Нджива».
    — Скажи по буквам.
    Слово еще раз продиктовала Реми.
    — На суахили означает «голубь», — пояснила она.
    — Отлично! Спасибо, Реми. Всю жизнь гадал, как же произносится на суахили «голубь», — хмыкнул Руб.
    — По-моему, кто-то не в духе…
    — Что собираетесь делать с колоколом?
    — Оставим здесь, — ответил Сэм. — Сельма сняла виллу. Анонимно, разумеется. И оплатила. Вряд ли его тут найдут.
    — Я все-таки спрошу… хотя ответ мне заранее известен: вы просто возьмете колокол и поедете домой?
    — Вполне вероятно… — начал Фарго. — Только проведем небольшое расследование, посмотрим, куда оно заведет. Если не выгорит — то прямиком домой.
    — Чудо из чудес! — отозвался Руб. — Будьте осторожны. Перезвоню, как выясню интересующую вас информацию. — И повесил трубку.
    — Нужно к Рождеству подарить ему что-то… особенное-преособенное, — заявила мужу Реми.
    — Кажется, я знаю, что его обрадовало бы сейчас.
    — И что же?
    — Новый номер, не внесенный в телефонную книгу.

    Фарго отправились на катере в Уроа-Виллидж и, закупив в полуразвалившейся скобяной лавке все необходимое, еще до обеда вернулись на виллу. Пока Сэм возился с молотком, досками, гвоздями, Реми заглянула к Яотлю. Пленник спал. Тогда она разогрела суп-пюре из моллюсков и вынесла тарелки в патио. Фарго как раз приколачивал две последние доски.
    — Ну как? — спросил он.
    — Чудесная коробка, Сэм!
    — Вообще-то ящик.
    — Ящик, коробка, какая разница! Садись лучше, поешь.

    В полумиле от конца Чуквани-Пойнт-роуд Итцли Ривера вырулил на обочину и через канаву выехал прямиком в рощицу. Полноприводной «рейнджровер», взятый в аренду, легко преодолевал что ухабы, что густой кустарник. Наконец, повернув в юго-западную сторону, Ривера направился к поляне на мысе Чуквани.
    — Время? — спросил он Нотчли.
    — Чуть больше часа.
    До встречи американцев с грузовиком от «Мнази фрахт» оставался целый час. Отлично. Есть время выбрать удобное место с хорошим обзором — и легкодоступную дорогу, чтобы быстро отрезать путь к бегству.
    — Ага, поляна… — сказал Нотчли, прижимая к глазам бинокль. — Там что-то есть.
    — Что?
    — Взгляни сам. — Он передал бинокль.
    Ривера навел резкость: в центре поляны стоял деревянный ящик с картонным ярлыком на боку.
    — Надпись! — Он усилил увеличение — и тихо ругнулся по-испански: — ¡Qué madres!
    — Ну? — спросил Нотчли. — Что написано?
    — «С Рождеством!»

    Попетляв среди деревьев, «рейнджровер» через канаву выбрался на поляну и остановился. Ривера подошел к ящику, осторожно пнул его ногой. Пусто. Он оторвал картонку. На обратной стороне было написано печатными буквами:
    ПРЕДЛАГАЕМ ВСТРЕТИТЬСЯ. ПОГОВОРИМ О КОЛОКОЛАХ.
    КРИКЕТНЫЕ ПОЛЯ НА НЬЕРЕРЕ-РОУД.
    СКАМЕЙКА В ЮГО-ЗАПАДНОМ УГЛУ.
    16.00

ГЛАВА 10

    Занзибар
    У северной стороны крикетных полей, между опоясывающих парковку деревьев, появился Итцли Ривера. Позади него, в восточную сторону, прошел второй мексиканец, да так целеустремленно, что невольно привлек к себе внимание Сэма. Лица Фарго не рассмотрел, но предположил, что это Нотчли.
    На поле полным ходом шел крикетный матч между подростками. По всему парку эхом разносились крики и смех. Неторопливо шагая по тротуару вдоль западной стороны поля, Ривера приблизился к скамейке Сэма.
    — Вы один, — заметил мексиканец.
    Увидев Риверу при свете дня, Сэм изменил о нем мнение. Грубые черты лица и крепкое жилистое тело свидетельствовали о жестком, точно сыромятная кожа, характере, ну а в профессиональном мастерстве противника Фарго никогда не сомневался. Черные глаза бесстрастно рассматривали американца — едва ли их выражение когда-нибудь менялось: что за обедом, что при расправе.
    — Садитесь, — дружелюбно предложил Сэм, хотя живот сводило от страха, точно при кормлении с рук большой белой акулы.
    Ривера опустился на скамейку со словами:
    — Встречу назначили вы.
    Фарго безмолвно наблюдал за игрой. Прошла минута. Первым нарушил молчание мексиканец:
    — Шутка с ящиком удалась… Очень забавно.
    — Думаю, вы вряд ли смеялись.
    — Верно. А где ваша супруга, мистер Фарго?
    — У нее дела. Махните своему другу, пусть не нарезает круги вокруг поля, — усмехнулся он. — Ее тут нет.
    Немного подумав, Ривера поднял над спинкой скамьи Сжатую в кулак руку. Нотчли остановился.
    — Обсудим нашу проблему, — начал Сэм.
    — И в чем, по-вашему, проблема?
    — Вы считаете, у нас есть то, что нужно вам.
    — Выразитесь точнее. Что особенного в вашей находке?
    Сэм резко встал.
    — Я, конечно, люблю словесные поединки и загадочные недосказанности, но сегодня не в настроении.
    — Ладно, ладно. Пожалуйста, сядьте. — Когда Фарго сел, Ривера продолжил: — Люди, на которых я работаю, ищут затонувший корабль. Мы полагаем, он где-то в тех водах.
    — Какой корабль?
    — «Офелия».
    — Расскажите-ка о нем.
    — Парусное пассажирское судно. Считается, что оно затонуло тут в семидесятых годах девятнадцатого века.
    — Больше о нем ничего не известно?
    — Ничего существенного.
    — Давно ищете? — решил уточнить Сэм.
    — Семь лет.
    — Активно?
    — Да.
    — В районе Занзибара?
    — Разумеется, — кивнул мексиканец.
    — У вас, видимо, есть опыт по подъему затонувших судов, раз к вам обратились.
    — Да, кое-какой имеется.
    — Что конкретно интересует людей, на которых вы работаете?
    — Об этом я не могу распространяться.
    — Вероятно, что-то ценное? — предположил Сэм. — Груз, затонувший вместе с «Офелией»?
    — Можно и так сказать.
    — По-вашему, наши предполагаемые находки — с «Офелии»?
    — Мои наниматели желали бы это выяснить.
    Фарго задумчиво кивнул. Он пытался разговорить Риверу, вытянуть из него информацию, намек, который помог бы им с Реми в собственном расследовании.
    Наконец Сэм сказал:
    — Представляю, какое там сокровище! Вы даже подкупаете капитана танзанийского патрульного катера, чтобы запугать нас, потом устраиваете слежку. А ночью… — усмехнулся он, — ночью забираетесь к нам в каюту с ножами наголо.
    Обвинения застали Риверу врасплох. Набрав полную грудь воздуха, мексиканец огорченно вздохнул.
    — Мы все видели, — пояснил Фарго.
    — Откуда?
    — Какая разница?
    — И правда, никакой. Примите глубочайшие извинения. Мои друзья в прошлом солдаты. Некоторые привычки трудно искоренить — вот и увлеклись. Но они наказаны.
    — Все трое?
    — Да.
    На покаянные признания Сэм, разумеется, не купился, однако сказал:
    — Хорошо. А каков был план? Украсть наши трофеи?
    — Тогда мы не знали, что именно вы нашли.
    — Вот не пойму, — проговорил Фарго после десятисекундной заминки, — то ли вы считаете нас кончеными идиотами, то ли у вас расстройство кратковременной памяти.
    — В смысле?
    — Вы тут сидите, потому что прочитали на ящике мою записку. А ящик обнаружили, потому что на катере увидели в блокноте заметки и рисунок колокола. Вы думаете, что мы нашли колокол. К чему скрывать?
    — Считайте, что я это сказал.
    — Так знайте — колокол не с «Офелии»! — объявил Сэм.
    — Позвольте не поверить вам на слово. — По губам Риверы скользнуло подобие улыбки.
    — Вот как?
    — Я хотел бы сам его осмотреть.
    — Тот самый колокол, ради которого вы нас прикончили бы, окажись мы тогда на катере? Сожалею, но вынужден отказать.
    — Мне поручено предложить вам вознаграждение, если выяснится, что колокол тот самый.
    — Нет, спасибо. Денег у нас ровно столько, сколько нужно, — отрезал Фарго.
    — Дайте мне осмотреть колокол, и мой наниматель перечислит пятьдесят тысяч долларов в любой благотворительный фонд, куда скажете.
    — Нет.
    Глаза Риверы превратились в лед.
    — Мистер Фарго, не злите меня, — глухо пророкотал он.
    — Примите успокоительное.
    — Я предпочитаю иные средства. — Мексиканец приподнял край рубашки: из-за пояса торчала рукоять пистолета «хеклер-кох» — точь-в-точь такого же, как у Яотля. — Мы уходим. Устроите сцену — пристрелю. Все равно мы исчезнем прежде, чем вызовут полицию.
    — Полицию? — Сэм приподнял бровь. — Из участка, что позади нас через дорогу?
    Ривера глянул поверх плеча Фарго. Губы его плотно сжались. На скулах заходили желваки.
    — Ну-у… Домашнюю работу следовало выполнить хорошо, — укоризненно заметил Сэм. — А может, там старая школа? Почему же вы не проверили заранее? Стыдно так оплошать!
    — ¡Cabrón!
    Даже не зная испанских ругательств, Фарго понял, что Ривера усомнился в его принадлежности к человеческому роду.
    — Если присмотритесь, то на скамейке у ступеней здания заметите мужчину и женщину.
    — Вижу, — ответил мексиканец.
    Сэм достал телефон, нажал быстрый вызов, а после двух гудков сбросил. Спустя миг Реми Фарго обернулась к крикетному полю и помахала рукой.
    — Она разговаривает со старшим офицером танзанийской полиции из Дар-эс-Салама.
    — Полицию можно купить. Как и морской патруль, — усмехнулся Ривера.
    — Этого нельзя. Он, кстати, близкий друг фэбээровца — атташе по правовым вопросам в посольстве США.
    — Блефуете!
    — Сейчас моя жена, возможно, жалуется — а может, и не жалуется — на человека по имени Яотль, который прошлой ночью вломился к нам в дом. Вооруженный! С таким же пистолетом, как у вас, — многозначительно взглянул на собеседника Сэм. — И без документов.
    Ривера нахмурился.
    — Несчастный случай с «зодиаком»… Значит, там плыл не Яотль?
    Фарго отрицательно качнул головой.
    — Как вам удалось?..
    — В колледже я ходил на уроки актерского мастерства.
    — Неважно. Он ничего не скажет. Даже если заговорит… не страшно. Ему ничего не известно.
    — Только ваше имя и внешность.
    — И то и другое можно поменять, — заметил мексиканец. — Отдайте мне колокол, верните человека — и вас оставят в покое.
    — Надо подумать. Позвоню завтра, до конца дня. Если будете назойливы, свяжусь с другом-полицейским. Может, скажете, где остановились?
    Мрачно улыбнувшись, Ривера покачал головой.
    — Не стоит. — Он продиктовал телефонный номер. — Жду хороших новостей.
    — Ждите, чего хотите, — поднимаясь, обронил Сэм и ушел.

    Фарго пересек улицу и направился к полицейскому участку. Плавно свернув разговор, Реми тепло попрощалась с танзанийцем. Тот, улыбнувшись, дружески кивнул Сэму и зашагал прочь.
    — Чудесный человек этот Хуру, — заметила Реми. — Просил передать привет Рубу.
    — Что ты ему сказала? — поинтересовался, усаживаясь рядом, муж.
    — Что прошлой ночью кто-то, по-видимому, пытался вломиться в дом. Он велел звонить прямиком ему, если что не так. А как твоя беседа с ходячим скелетом?
    — Как и ожидалось. Якобы работает на толстосума, который уже много лет ищет «Офелию». Только, к сожалению, о корабле почти ничего не знает. По крайней мере, так он говорит.
    — Сочинял на ходу, — убежденно заявила Реми. — Думал обвести тебя вокруг пальца.
    Любой человек, хоть немного интересующийся розыском затонувших кораблей, непременно выясняет все перипетии жизненного пути судна. Наигранной неосведомленностью относительно судьбы «Офелии» Ривера лишь выдал Сэму и Реми, насколько важен корабль для него самого и загадочного «толстосума».
    — Он упоминал скрытую гравировку?
    — Нет. Что тоже показательно. Опытный исследователь об этом знал бы. Он смолчал в надежде, что мы не заметили.
    — И ни малейшего намека, за чем именно они охотятся?
    — Вроде бы за содержимым трюма. Какое-то там сокровище. Даже предложил вознаграждение.
    — Как мило с его стороны! И что нам с этого?
    — Ривера утверждает, что уже поднимал затонувшие суда. Может, соврал, а может, правда. Еще говорит, что его работодатели ведут активные поиски «Офелии».
    Для кладоискателей активный поиск — та еще задачка. Например, в нее входят подготовительные экспедиции, во время которых исследователи, как правило вымокшие и перепачканные, разбивают сетку, колдуют над магнитометрами, между делом продираясь сквозь тину, топь, грязь. А еще есть теоретическая, не менее выматывающая работа: интервью с родственниками, разведка на местности, долгие бдения в старых пыльных библиотеках в поисках малейшего намека на координаты заветного клада.
    — Если Ривера этим давно занимается, — сказала Реми, — наверняка остались архивы, новости, разрешения…
    — И я о том же. Отыщем свидетельства и разберемся, что представляет собой сокровище, за которым охотится шайка Риверы.

    Пока Фарго тихо беседовали в тени на скамейке, Ривера с напарником вырулил с парковки у крикетных полей и, не таясь, по кругу объехал полицейский участок. Сэм и Реми помахали им на прощание вслед.
    Убедившись, что возвращаться мексиканцы не собираются, Фарго отправились на рынок купить еды и кое-что по мелочи. По дороге с рынка, лавируя в запутанных извивах улочек, они поначалу оглядывались: нет ли погони? Однако никто их не преследовал. Миновав три квартала, Сэм и Реми вышли к пункту проката автомобилей. Там их уже поджидала заранее забронированная «тойота-лендкрузер» две тысячи седьмого года выпуска, на которой они, спустя сорок минут, вернулись на виллу в Уроа-Бич.
    Едва Фарго вышли из машины, как зазвонил мобильник. Реми забрала у мужа сумку с продуктами и направилась к дому. Сэм глянул на дисплей: Руб.
    — Доброе утро, Руб.
    — Раннее-прераннее доброе утро! Как прошла встреча?
    — Лучше не бывает. Хуру шлет тебе привет.
    — Отличный парень этот Хуру. Вы передали гостя ему в руки?
    — Пока нет. — И Сэм в подробностях пересказал разговор с Риверой. — Сельме мы уже звонили. Она просматривает информацию по кораблекрушениям в этом регионе. Завтра мы идем в университет, тоже немного подготовимся.
    — Предупреждаю еще раз — будьте предельно осторожны. Я навел справки об Итцли Ривере. О его военном прошлом вам известно, но он, между прочим, служил еще и в разведывательном отделении мексиканского Министерства обороны. Восемь лет назад вышел в отставку, стал «вольным стрелком». И наконец, самое интересное: согласно данным начальника резидентуры в Мехико, Риверу шесть раз арестовывали, но ни разу не предъявили официального обвинения.
    — По какому поводу арестовывали?
    — Незаконное вторжение в чужое жилище, взяточничество, шантаж, убийство, похищение… Все случаи связаны с внутренней политикой.
    — Ага… Человек для грязной работы.
    — Человек для грязной работы, прошедший подготовку в армии. Это существенно меняет дело, не забывай. Никто не может установить, на кого он работает.
    — И как же Ривера открещивался от обвинений?
    — Обыкновенно. Свидетель отказывается от показаний. В силу перемены взглядов или материального положения. А то и неожиданно умирает.
    Сэм усмехнулся.
    — Хорошо, Руб, я понял.
    — Остальное — дело техники: пропавшие улики, документы и так далее.
    — Значит, за Риверой стоит какая-то влиятельная политическая фигура.
    — Ага. Влиятельная фигура, помешанная на затонувших артефактах, — рассмеялся Хейвуд. — Что собираетесь делать с колоколом?
    — Еще не решили. По правде говоря, не думаю, что их интересует колокол. Не важно, какой корабль — «Офелия» или другой, название которого мы не сумели прочитать… Главное — место, где мы подобрали находки. Вот что их волнует… Ну и наше расследование, конечно.
    — А может, они вообще ничего не ищут, — проговорил Руб. — Может, просто не желают, чтобы другие это нашли.
    — Интересная версия, — заметил Сэм.
    — Например, к чему Ривера завел речь о пожертвовании в благотворительный фонд?.. — продолжал он. — По-моему, с одной целью — собрать вас всех вместе: тебя, Реми и колокол. Разве не проще выслать фото по электронной почте? Если они хотят найти «Офелию», то могли бы просто договориться с вами о сотрудничестве. Все знают, что львиную долю находок Фарго жертвуют на благотворительность, ничего себе не оставляют. Сэм, поверь, они стараются что-то спрятать, а не найти.

ГЛАВА 11

    Университет Дар-эс-Салама
    Центральный корпус университета располагался на холме, в северо-западной части города. Когда Сэм и Реми — после предварительного звонка — подъехали к входу, на лестнице их уже ждала красивая чернокожая женщина в зеленом брючном костюме — Амида Килембе, директор библиотеки.
    — Здравствуйте, мистер и миссис Фарго. Добро пожаловать!
    После обмена любезностями госпожа Килембе повела гостей наверх. Обойдя с экскурсией все этажи, они наконец поднялись на третий. Внутреннее убранство представляло собой смесь европейского колониального и традиционно-африканского стилей: на фоне темной мебели и стенных панелей, блестящих от многолетней полировки, яркими пятнами выделялись древние артефакты и предметы танзанийского искусства. За исключением нескольких сотрудников библиотеки, в здании не было ни души.
    — Сейчас каникулы, — объяснила госпожа Килембе.
    — Вот как! Простите, — начал Сэм. — Мы думали…
    — Нет-нет, ничего страшного. Для сотрудников библиотеки это обычный рабочий день. Собственно, лучшего времени для визита нельзя и придумать. Я сама буду вам помогать.
    — Нам бы не хотелось навязываться, — смущенно проговорила Реми. — У вас наверняка есть другие…
    Директор широко улыбнулась.
    — Пустяки! Я читала кое-что о ваших подвигах, мне понравилось. Разумеется, я никому ничего не скажу о сегодняшнем разговоре. — Прижав к губам указательный палец, она подмигнула. — Идемте, тут есть тихий кабинет — оставила специально для вас.
    Фарго прошли в застекленную комнату, в центре которой стоял длинный ореховый стол с двумя компьютерами «iMac» и два мягких стула.
    Заметив изумление гостей, госпожа Килембе рассмеялась:
    — Три года назад к нам приезжал сам мистер Стив Джобс. Увидев, как мало у нас компьютеров, какие они старые, он сделал университету щедрый подарок. Теперь здесь сорок новеньких современных компьютеров! И широкополосный доступ в Интернет, — с гордостью сказала она. — Ладно, приступайте к работе, а я пока принесу кофе. Я установила вам гостевые логины для доступа к каталогам. Большая часть материалов, вплоть до тысяча девятьсот семидесятого года, оцифрована. То, что не успели оцифровать, хранится в подвале, в архивах. Только скажите, что нужно, — я принесу. Ну, удачной охоты!
    Директор вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь.
    — С чего начнем? — задумчиво проговорил Сэм.
    — Давай свяжемся с Сельмой.
    Фарго дважды кликнул на иконку чата и вбил адрес. Вспыхнул зеленый огонек камеры. Спустя десять секунд на экране появилось лицо Сельмы.
    — Где это вы? — поинтересовалась она.
    — В Дар-эс-Саламском университете.
    Из-за спины Сельмы приветственно замахали руками Пит и Венди.
    — Готовимся лопатить, — добавила Реми. — У тебя есть для нас информация?
    — Сейчас проверяем последние данные.
    Пит подошел к компьютеру, несколько раз стукнул по клавишам и громко сказал:
    — Сельма, лови!
    Некоторое время взгляд Сельмы изучающе скользил по экрану. Прочитав документ до конца, она сказала:
    — Тут не очень много. Мы изучили основные базы данных по кораблекрушениям. Вокруг Занзибара только восемнадцать затонувших объектов. Мы даже расширили сетку на пятьдесят миль по всем сторонам света. Из восемнадцати опознаны четырнадцать, и только один из них отдаленно подходит по дате гибели под те же — предполагаемые — временные рамки, что и «Офелия».
    — Да-да, слушаем.
    — Корабль называется «Глазго». Укомплектован в тысяча восемьсот семьдесят седьмом году, после того как пятью годами ранее разбушевавшийся шторм уничтожил «флотилию» занзибарского султана. К острову судно подогнали летом тысяча восемьсот семьдесят восьмого года, но султана оно не впечатлило. И так корабль, позабытый-позаброшенный, простоял на якоре до англо-занзибарской войны тысяча восемьсот девяносто шестого года. Тут-то британская артиллерия и отправила его на дно. В тысяча девятьсот двенадцатом компания по подъему затонувших судов извлекла с корабля на поверхность все, что можно; остался лишь остов. Большая часть, правда, все равно затонула. В семидесятых годах на дне обнаружили блок двигателя, ось гребного винта, немного посуды и несколько девятифунтовых снарядов.
    — Где именно? — спросила Реми.
    — В двухстах ярдах от побережья Каменного города. Неподалеку от ресторана, куда вы недавно ходили.
    — Это примерно пятнадцать миль по прямой от того места, где мы нашли колокол «Офелии», — проговорил Сэм. — Значит, копаем инфу на «Глазго». Что еще?
    — Четыре затонувших корабля не опознаны. Один лежит на дне реки Пангани, в тридцати пяти милях к северу. Другие два — в бухте Танга, еще на пятьдесят миль севернее. Последний — у острова Бонгойо, в заливе Мсасани у Дар-эс-Салама. Насколько могу судить, до них не больше тридцати футов.
    — Тридцати футов прозрачнейшей воды, — добавил Сэм. — Поспрашиваем в ближайших магазинчиках для дайвинга. Возможно, кто-то их опознал, но не счел нужным об этом рассказывать. А может, они теперь только дайверам и интересны.
    — Простите, пользы от меня в этот раз никакой, — вздохнула Сельма.
    — Ну что ты! — возразила Реми. — Вычеркивать неподходящие варианты так же важно, как выбирать нужные.
    — И еще пара пунктов. Вы оказались совершенно правы относительно имен — действительно, это традиционные ацтекские имена на языке науатль. Очень популярны в Мехико последние несколько лет. Не знаю, насколько это важно…
    — Партия «Мешика-теночка»! — воскликнула Реми и, метнув взгляд на пристыженного Сэма, добавила: — Нынешний президент в Мексике — ультранационалист, ярый сторонник культуры доколумбовой эпохи. Ацтекские имена, уроки истории в школах, религиозные церемонии, искусство…
    — Кроме того, Ривера и его дружки — политические фанатики, — сухо обронил Фарго. — Все сходится.
    — Что еще, Сельма?
    — Я изучила фотографии колокола. Вы, наверное, заметили язык?
    — В смысле, его отсутствие? — уточнил Сэм. — Конечно, заметили.
    Отключив связь, он обернулся к жене:
    — Итак, за газеты?
    Реми кивнула:
    — За газеты!

    В исследованиях Сэм и Реми придерживались индуктивного метода, переходя от частного к общему. Сперва они забили в поиск слова «Офелия», «крушение», «обнаружен» — и, разумеется, нашли те же истории, что и Сельма. Второй поиск по словам «известный», «кораблекрушения», «Занзибар» тоже выдал ожидаемый результат — малоинтересные рассказы о «Глазго», «Эль-Маджиди» (корабле султана, уничтоженном ураганом в тысяча восемьсот семьдесят втором году) и «Пегасе» (английском военном судне, затонувшем в тысяча девятьсот четырнадцатом году вследствие внезапной атаки немецкого крейсера «Кёнигсберг»).
    Госпожа Килембе принесла кофейник, пару кружек, осведомилась, не нужно ли чего, и вновь исчезла.
    — Сэм, мы же совсем забыли об острове Чумбе! — воскликнула Реми. — Если Ривера примчался сюда из-за нашего интервью Би-би-си…
    — Правильно! — Сэм добавил в поисковик «остров Чумбе». Не открылось ни одной ссылки. — Ладно, попробуем «дайвинг», «артефакт», «находка». — Он начал прокручивать страницу. — Ух ты!..
    — Что? Что там?
    — Возможно, ничего особенного. Однако любопытно… Два месяца назад в Каменном городе была убита англичанка Сильви Рэдфорд. Явное ограбление, но, видимо, у преступников что-то пошло не по плану… Женщина занималась дайвингом у острова Чумбе. Послушай-ка: «Как утверждают родители убитой, мисс Рэдфорд прекрасно проводила время: много ныряла с аквалангом, даже выловила несколько артефактов. Один из них, как ей показалось, напоминал обломок римского меча».
    — Римского меча?.. — задумалась жена. — Занятно. Как по-твоему, это ее слова или журналиста?
    — Не знаю. В любом случае довольно необычное описание. Большинство людей, неспециалистов, сказали бы просто «меч».
    Реми наклонилась к монитору и переписала имя журналиста.
    — Возможно, он прочитал о мече в ее дневнике или, допустим, в письмах.
    Сэм торопливо застучал по клавишам: «южный», «Занзибар», «дайвинг», «смерть». В поисковике он установил временные рамки на запрашиваемую информацию — последние десять лет. На экране отобразилось множество ссылок.
    — Давай разделимся, — предложила жена, вбивая те же данные в свой поисковик. — Начнешь со старых?
    Фарго кивнул.
    За первые два года минувшего десятилетия под критерии поиска подходили четыре смерти. Однако при каждом происшествии неизменно присутствовали очевидцы, подтверждающие, что гибель случайна: одно нападение акулы, одно неудачное погружение и две велосипедные аварии по вине нетрезвых водителей.
    — Ага… — проговорила Реми. — Семь лет назад погибли двое туристов-дайверов.
    — Где именно?
    — На юго-западном побережье Занзибара. Одного сбила машина — водитель скрылся с места происшествия. Другой упал с лестницы в Каменном городе. Оба были трезвы. Свидетелей не нашлось.
    — Шесть лет назад, — начал читать Сэм. — Еще два трупа. Один совершил самоубийство, второй утонул. И опять без свидетелей.
    Цепочка загадочных смертей тянулась до настоящего времени. На протяжении нескольких лет туристы, нырявшие у берегов острова Чумбе, гибли один за другим — то в результате несчастного случая, то от рук «увлекшихся» грабителей.
    — У меня пять, — посчитала Реми.
    — У меня четыре, — отозвался Фарго.
    — Похоже на совпадение, верно? — предположила она.
    Муж безмолвно смотрел на экран.
    — Или что получается: Ривера и кто-там-за-ним-стоит постоянно убивают дайверов, заинтересовавшихся островом Чумбе?
    — Нет, исключено. Тогда счет жертв шел бы на сотни… тысячи. Наверное, лишь тех, кто рассказывает о своих находках. Или приносит трофеи в местные лавки, чтобы выяснить, что же они выловили. Если наша догадка верна, то жертв объединяет что-то еще…
    — Они показывали добычу определенному человеку?
    — Возможно. Но главное — артефакт был связан с «Офелией». Или тем кораблем, название которого затерто.
    — В любом случае, если бы судно затонуло у берегов Чумбе, море выбрасывало бы артефакты на берег. Во время муссонов обломки устилали бы дно сплошняком, только и поджидая дайвера — бери не хочу!
    — Ты права, — ответил Сэм. — Но многие ведь не распространяются о своих находках. Просто ставят дома на каминную полку. Как сувенирчик. Большинство дайверов-кладоискателей так и поступают: вяло пытаются выяснить, что за любопытная вещица попала им в руки, и, если сокровище — не такое уж сокровище, хранят его как воспоминание об отпуске… «Мы на Занзибаре».
    — В том-то и загвоздка, Сэм!
    — Кстати! Ривера утверждал, что разыскивает «Офелию» уже семь лет.
    — Тогда и началась загадочная цепочка смертей…
    — Именно! — хлопнул себя по колену Сэм. — Поговорю с Рубом. Узнаем, хорошо ли ведут учет иммиграционные службы и таможня Танзании.

    Выслушав по телефону просьбу Сэма, скептически настроенный, но безотказный Руб Хейвуд уточнил:
    — По-вашему, Ривера крутился на Занзибаре всякий раз, когда гибли люди?
    — Думаю, стоит проверить. Если его имя не значится — вероятно, брал другое.
    — Хорошо, займусь. Только особенно не надейтесь.
    Фарго поблагодарил друга и отключился.
    Вскоре, предварительно постучавшись, в кабинет заглянула госпожа Килембе.
    — Ничего не нужно?
    — Нет, спасибо.
    Едва она собралась уйти, Сэм поинтересовался:
    — Вы давно работаете в библиотеке?
    — Тридцать лет.
    — А давно здесь живете?
    — Всю жизнь. Я родилась на Занзибаре, в Фумбе.
    — Мы ищем информацию о корабле под названием «Офелия». Не слышали о таком?
    Несколько секунд госпожа Килембе задумчиво морщила лоб и наконец сказала:
    — Вы, наверное, заглядывали к Блэйлоку?
    — Куда?
    — В музей Блэйлока в Багамойо. Там есть рисунок корабля, выполненный углем. Если меня не подводит память, корабль называется «Офелия».

ГЛАВА 12

    Багамойо
    Суматошному многомиллионному Дар-эс-Саламу Фарго предпочитали другой ближайший к Занзибару город — Багамойо, микрокосм традиционной и колониальной истории Африки, с населением всего в тридцать тысяч человек.
    Город основали в конце восемнадцатого века оманские кочевники. Кто только не побывал здесь за сотни лет: арабские и индийские торговцы солью и слоновой костью, миссионеры, работорговцы, колониальное правительство Германской Восточной Африки, охотники, исследователи, направляющиеся в Морогоро, к озеру Танганьика, в горы Усамбара…
    Машину вел Сэм, а Реми сосредоточенно читала путеводитель.
    — Хм… любопытный факт… — сказала она. — Дэвид Ливингстон ни разу при жизни не заезжал в Багамойо, хотя провел в Африке столько лет. Лишь после смерти его тело перевезли сюда, в башню местной церкви, — ждали высокого прилива, чтобы переправиться на Занзибар. Теперь она называется Башней Ливингстона.
    — Интересно, — ответил Сэм. — А я всегда думал, что он как раз и выехал из Багамойо. Все ведь отсюда начинали. Ладно, мы уже на окраине. Что там говорила госпожа Килембе о музее? Где он?
    Реми отклеила со страницы путеводителя цветной листочек и прочитала:
    — «Два квартала от старого немецкого форта, boma».
    — Какого именно? Их тут вроде два, если я правильно помню.
    Жена щелкнула ногтем по записке.
    — Больше ничего не указано. Придется проверить оба.
    Первый нашелся в ста ярдах от трех известнейших туристических достопримечательностей Багамойо — крокодиловой фермы, развалин Каоле и пятисотлетнего баобаба. Сэм припарковал автомобиль на обочине неасфальтированной дороги у беленых стен разваливающегося форта. Мимо прошел мальчик с осликом на поводке.
    — Jambo. Habari gani? — широко улыбнулся американцам юный танзаниец. «Здравствуйте! Как поживаете?»
    — Nzuri. Unasema kiingereza? — ответил Сэм на скверном суахили.
    — Да, по-английски немного говорить.
    — Мы ищем музей Блэйлока.
    — А! — понимающе кивнул мальчик. — Дом Безумца?
    — Нет-нет, музей Блэйлока.
    — Это тот же самый. Другой boma. Один километр вверх. Крест Ливингстона, да?
    — Да. Asante sana, — поблагодарил Сэм.
    — Не за что. Счастливо!
    Щелкнув языком, мальчик погнал ослика дальше.
    — А ты уже лучше говоришь на суахили, — заметила Реми.
    — Только не проси делать заказ в ресторане. Тебе не понравится то, что принесут.
    — Что он подразумевал под «Домом Безумца»?
    — Скоро узнаем.

    Отыскать другой boma оказалось несложно: Фарго издалека приметили белые зубчатые стены — к ним и двигались, пока не въехали на парковку, усеянную дробленым ракушечником. Тут в основном толпились местные; одни спешили куда-то по делам, другие торговали едой и всякой всячиной, как в лавках, так и с крытых тележек. Сэм и Реми принялись высматривать вывеску с надписью «Блэйлок» или «Безумец». Через двадцать минут бесплодных поисков они купили с тележки две бутылки ледяной колы и попросили показать дорогу.
    — А! Дом Безумца? — Продавец вытянул руку в сторону узкой тропинки. — Через двести метров стена, затем большие деревья. Повернете направо, увидите дорожку, найдете нужное место.
    — Asante sana, — сказала Реми.
    — Starehe.

    Как и пообещал торговец, вскоре впереди показалась низкая кирпичная стена, а за ней — акациевая роща и лавандовый луг. Пройдя вдоль ограды двадцать футов вправо, Фарго нашли в заборе пролом. Вьющаяся среди деревьев тропинка привела их от пролома к белому частоколу, за которым высилась старая школа, длинное узкое здание масляно-желтого цвета с тяжелыми темно-синими ставнями. Написанная от руки черно-белая вывеска над порогом гласила: «Музей Блэйлока и Лавка древностей». Последние три слова были выведены уже другим почерком — видимо, по некотором размышлении добавлены позже.
    Фарго толкнули дверь и вошли внутрь; приветственно звякнул висящий над притолокой колокольчик. Под потолочными балками, подпертыми по центру вытесанными вручную опорными стойками, раскачивались убогие чучела африканских птиц, как будто застывших в полете. Над почившими собратьями громко ворковали рассевшиеся по перекладинам живые голуби.
    Вдоль стен тянулись плетеные стеллажи разнообразных цветов и размеров — ни одной одинаковой пары. В середине залы, на определенном расстоянии друг от друга, выстроились восемь шатких карточных столиков, накрытых ветхими простынями. И полки, и столы были заставлены всевозможными безделушками. Чего тут только не было: деревянные и костяные фигурки жирафов, львов, зебр, антилоп, змей, людей; коллекции ножей — от обычных карманных до выточенных из кости кинжалов; расписные амулеты, обклеенные перьями и древесной корой; нарисованные на кусках кожи карты; портреты и пейзажи, сделанные угольным карандашом; компасы; бурдюки из желудков животных; несколько моделей револьверов «уэбли» и разнокалиберные пули.
    — Добро пожаловать в Музей Блэйлока и Лавку древностей, — с неожиданно хорошим английским выговором поприветствовал гостей неведомый голос.
    В дальнем углу комнаты за карточным столом, который Фарго сперва не заметили, сидел пожилой чернокожий мужчина в бейсболке «Балтимор ориэлс» и белой футболке с рекламным лозунгом «А молоко есть?».
    — Спасибо, — ответила Реми.
    Фарго подошли к продавцу и представились.
    — А меня зовут Мортон, — сказал танзаниец.
    — Простите за вопрос, но все-таки что это за место? — поинтересовался Сэм.
    — Музей Блэйлока и Лавка древностей.
    — Да, я понял. В честь кого он открыт?
    — В честь величайшего, хоть и невоспетого, из исследователей Африки, когда-либо удостаивавших своим посещением берега Черного континента, — продекламировал Мортон, явно не в первый раз. — В честь человека, спасшего жизни сотен людей — включая жизни их внуков. В честь Уинстона Ллойда Блэйлока, Мбого Багамойо.
    — Мбого Багамойо… — повторил Сэм. — Буйвол Багамойо?
    — Совершенно верно. Африканский буйвол.
    — Может, расскажете о нем немного? — попросила Реми.
    — В тысяча восемьсот семьдесят втором году, в поисках удачи, Мбого Блэйлок прибыл из Америки в Багамойо. Ростом шесть футов четыре дюйма, весом в два раза больше среднего танганьиканца, разворотом плеч шириной с буйвола… За впечатляющую внешность его и прозвали Мбого.
    — Это он?
    Сэм указал на зернистый черно-белый дагерротип за спиной Мортона, изображавший высокого широкоплечего мужчину в охотничьей одежде в хемингуэйском стиле. За спиной великана сгрудилась дюжина коленопреклоненных воинов масаи с копьями-ассегаями.
    — Он самый, — с гордостью подтвердил продавец. — Есть полное жизнеописание Мбого в прекрасном кожаном переплете.
    Мортон кивнул в сторону плетеной полки у правой стены. Реми неторопливо подошла к стеллажу и выбрала из стопки книгу, украшенную наклейкой — копией дагерротипного портрета. Грубо сшитая скрепками обложка на деле оказалась не из натуральной, а из искусственной кожи.
    — Мы возьмем две, — объявил Сэм, выкладывая книги на карточный стол.
    Пока муж расплачивался, Реми как бы между делом обронила:
    — Нам сказали, тут можно кое-что разузнать об одном корабле. Об «Офелии»…
    Танзаниец кивком указал на рисованный углем корабль в раме три на пять футов.
    — Первое великое приключение Мбого Блэйлока — охота за «Офелией»! Все подробности в книге. Я сам три года писал комментарии.
    — Поразительная преданность делу! — восхитилась она. — А как вы тут… оказались? Ваша семья была знакома с мистером Блэйлоком?
    Продавец улыбнулся — впервые за время разговора. Улыбка сияла гордостью.
    — Мбого Блэйлок и есть моя семья. Я троюродный брат правнука Мбого.
    — Что?! — удивился Сэм. — Вы родственник Уинстона Блэйлока?
    — Разумеется. Разве не заметно?
    Фарго растерянно молчали. Спустя несколько секунд танзаниец с хохотом шлепнул себя по колену.
    — Что, купились?
    — Купились, — заулыбавшись, признал Сэм. — Так вы не…
    — Да нет, я и правда родственник. Хотя сходство, конечно, высмотреть нелегко. Могу показать свидетельство о рождении, если не верите.
    Не успели Фарго ответить, как Мортон извлек из стоящего под столом сейфа обещанный документ и, развернув, толкнул его им под руки. Супруги внимательно прочитали бумагу.
    — Потрясающе! — покачала головой Реми. — Так Блэйлок женился на танзанийке?
    — Ну, тогда это место называлось Танганьика — пока не пришли немцы, понимаете? А Мбого не женился. Он обзавелся шестью наложницами, от которых у него родилось множество детей. В книге об этом тоже рассказывается.
    Фарго ошарашенно переглянулись.
    — И что произошло с Блэйлоком?
    — Никто не знает. В тысяча восемьсот восемьдесят втором году он просто исчез, — развел руками продавец. — Его внук утверждает, что Мбого отправился за сокровищем.
    — Каким сокровищем?
    — Этой тайной он ни с кем не делился.
    — Некоторые горожане называют ваш музей…
    — Домом Безумца, — кивнул Мортон. — Тут нет ничего оскорбительного. Просто невозможно перевести на английский правильно. На суахили «безумный» не столько «безумный», сколько… «свободный духом». «Необузданный».
    — Все выставленные артефакты принадлежали Мбого? — спросила Реми.
    — Все до единого! — заверил танзаниец. — Он лично отыскал, смастерил или убил большую часть экспонатов. Остальное — подарки и подношения. Если предложите достойную цену… я подумаю.
    — Ничего не понимаю. Вы продаете вещи Блэйлока?
    — У меня нет выбора. Я последний потомок Мбого, — с грустью вздохнул Мортон. — По крайней мере, из живущих здесь. Двое моих ребятишек учатся в Англии. Я болен и долго не протяну.
    — Нам очень жаль, — сочувственно проговорил Сэм. — Можно пока осмотреться?
    — Конечно. Спрашивайте, если что…
    Фарго отправились бродить по магазину.
    — Как по-твоему, он говорит правду? — шепнула Реми мужу. — Портрет все-таки изрядно смахивает на Хемингуэя.
    — Позвони госпоже Килембе, спроси.
    Жена вышла на улицу и через пять минут вернулась к Сэму — тот сосредоточенно рассматривал висящий на стене посох.
    — Госпожа Килембе уверяет, что тут все настоящее, — тихо сказала она. — Музей открылся в тысяча девятьсот пятнадцатом году.
    Никак не реагируя на ее слова, муж продолжал безмолвно созерцать посох.
    — Сэм! Ты меня слышал? — раздраженно спросила она. — Что тебя так заворожило?
    — Ничего странного не замечаешь? — тихо пробормотал он.
    Реми изучающе оглядела экспонат.
    — Вроде нет.
    — Обрати внимание на верхний конец… он металлический, закругленный…
    Прищурившись, она откинула голову:
    — Неужели это?..
    Сэм кивнул:
    — Язык колокола.
    Секунд десять они разглядывали неожиданную находку, а затем Фарго обернулся к Мортону:
    — Сколько хотите за все?

ГЛАВА 13

    Занзибар
    — Что?! — разнесся по салону «тойоты» возглас Сельмы. — Повторите-ка еще раз. Вы хотите отправить груз сюда?!
    — Ну не музей же, Сельма, только его содержимое, — подала с пассажирского сиденья голос Реми. — Весит примерно… — Она вопросительно глянула на мужа.
    — Пятьсот — семьсот фунтов, — подсказал он.
    — Я слышала, — вздохнула Вондраш. — И кому я?..
    — Владельца зовут Мортон Блэйлок. Мы разместим его в отеле «Мовенпик-ройял-палм» в Дар-эс-Саламе на то время, пока вы будете улаживать формальности, и еще до полудня откроем ему счет в «Барклайс». Переведи мистеру Блэйлоку тридцать тысяч долларов с бизнес-счета, а когда все упакуете и отправите — еще тридцатку.
    — Шестьдесят тысяч долларов? — ахнула Сельма. — Вы заплатили шестьдесят тысяч? Представляете, сколько это в танзанийских шиллингах? Целое состояние! Вы хоть поторговались?
    — Мистер Блэйлок просил двадцать, — ответил Сэм. — Но мы откровенно с ним поговорили. Сельма, пойми! Человек умирает! У него внуки, которым еще в колледж поступать.
    — Попахивает мошенничеством…
    — Вряд ли, — возразила Реми. — Посох семь футов в длину, вытесан из кругиодендрона железного, а венчает его бронзовый язык колокола — того самого, с «Офелии»!
    — У нас сегодня день шуток над Сельмой?
    — Вот сама увидишь, — заверил ее Фарго. — Мортон отправит его с первой же партией экспонатов. Мы еще пошлем тебе копию биографии Блэйлока через «Федерал экспресс». Поколдуй над ней. Препарируй, проверь каждое имя, место, описание… Ну, сама знаешь.
    — Последний раз в таком возбужденном состоянии вы звонили из альпийской пещеры, — усмехнулась Вондраш.
    — Мы и правда взвинчены, — признала Реми. — Похоже, Уинстон Блэйлок гонялся за сокровищем добрую часть сознательной жизни. Из-за него-то, наверное, и переполошились Ривера со своим начальником. Возможно, Блэйлок — наш Розеттский камень.
    Сэм свернул к вилле, но в ста ярдах от дома резко ударил по тормозам, заметив, как через патио торопливо прошел человек и скрылся в кустах.
    — Сельма, мы перезвоним! — выпалила Реми, отключая связь. — Сэм, это они?
    — Они самые. Глянь на патио. Плакал наш колокол…
    Незнакомец появился вновь, только чуть дальше, справа, — выскочил из кустов, опоясывающих пляж, и помчался к катеру «ринкер», пришвартованному у причала напротив «Андреяля». В полумиле от берега на якоре стояла яхта «Нджива». На палубе «ринкера» четко вырисовывались два силуэта, а между ними… корабельный колокол с «Офелии».
    — Ч-черт! — процедил Сэм.
    — Как они нас нашли? — удивилась жена.
    — Понятия не имею. Держись!
    Он выжал газ. Закрутились колеса. «Лендкрузер», качнувшись, рванул вперед. Стрелка спидометра перевалила за пятьдесят. Сэм повернул налево, затем направо, к нависающему козырьку уступа, густо заросшего кустарником.
    — О боже… — пробормотала Реми, упираясь руками в приборную панель и опуская голову.
    Край уступа стремительно приближался. «Лендкрузер» задрал капот — над ветровым стеклом засинело небо, — потом снова опустил. Автомобиль летел по воздуху. Ревел мотор, вращались не находящие опору колеса. Наконец машина грохнулась на землю. В стекло брызнул песок. Сэм выжал газ до упора. Недовольно загудев, мотор заработал как надо — «лендкрузер» двинулся вперед, хоть и в два раза медленнее: колеса увязали в сухом песке.
    Почти у самого причала беглец вдруг заметил автомобиль Фарго и, оступившись, упал. Это был Яотль.
    — Кажется, он не оценил нашего гостеприимства, — заметил Сэм.
    — Вот странный человек! — отозвалась Реми.
    Мексиканец быстро вскочил на ноги; перескакивая через ступеньку, он взлетел на причал и бросился к катеру. Ривера и Нотчли вовсю махали ему с палубы: поторапливайся, мол.
    Сэм лихорадочно крутил руль, пытаясь нащупать колесами более твердую почву. До причала оставалось пятьдесят ярдов. Яотль запрыгнул на борт «ринкера». Тридцать ярдов. Нотчли встал за штурвал. Из выхлопного патрубка вырвалось облачко дыма.
    Ривера хлопнул по плечу запыхавшегося Яотля и прошел к транцу. Какое-то время он следил глазами за приближающимся «лендкрузером», а затем, словно в приветствии, вскинул руку.
    — Вот с-су… — пробормотал Сэм.
    — Он что-то держит! — воскликнула Реми.
    — В смысле?
    — В руке! Что-то держит в руке!
    Фарго ударил по тормозам. Машина развернулась, затряслась и встала. Сэм включил задний ход, нога скользнула к педали газа.
    Не сводя с американцев глаз, Ривера с мрачной улыбкой выдернул чеку гранаты и бросил ее в катер «Андреяль». «Ринкер» рванул в сторону «Ндживы», оставляя за собой белый пенистый хвост.
    Граната глухо хлопнула. Грянул взрыв. Взмывший к небу фонтан воды и щепок дождем осыпался на причал. «Андреяль» начал медленно оседать все ниже, ниже, пока целиком не скрылся под водой в облаке пузырей.

    Когда «тойота» выбралась из песчаных дюн на дорогу, Фарго увидели, как Ривера с сообщниками неторопливо подплывают к «Ндживе». Через несколько минут яхта снялась с якоря и двинулась вдоль побережья на юг.
    — А я уже почти привязался к колоколу… — вздохнул Сэм.
    — Просто ты не любишь проигрывать, — ответила Реми и, заметив протестующий жест мужа, добавила: — Впрочем, как и я.
    Потянувшись через колени жены к бардачку, Сэм достал пистолет Яотля.
    — Я на минутку, скоро буду.
    От машины он направился прямиком к вилле и, открыв дверь, осторожно проскользнул внутрь. Через пару минут он махнул Реми с порога: все в порядке. Проворно перебравшись на водительское сиденье, она выехала на дорожку, ведущую к дому.
    — Виллу обыскивали? — спросила Реми, выходя из «тойоты».
    Фарго отрицательно покачал головой.
    — Зато теперь ясно, как нас нашли.
    Он повел Реми в гостевую комнату, где прежде лежал связанный пленник, и показал ей испачканную темно-бурым веревку — узел, крепивший к изголовью левое запястье Яотля, остался завязанным, остальные три были развязаны.
    — Кровь, — догадалась жена. — Так он вырвался на свободу.
    — А затем позвонил Ривере, — добавил Сэм. — Высокий у него болевой порог! Чего не отнять, того не отнять… Наверное, до кости содрал запястье.
    — Почему они не устроили засаду?
    — Трудно сказать. — Он пожал плечами. — Ривера далеко не дурак. Ему известно, что у нас оружие Яотля. Лишнее внимание полиции им не нужно.
    — Тем более мы их не интересуем. Они ведь забрали, что хотели. Зато мы пережили увлекательное приключение! — улыбнулась Реми и, помолчав, задумчиво добавила: — А все-таки… почему из-за колокола такой сыр-бор?

    После такого промаха оба сошлись во мнении, что оставаться на вилле небезопасно. Погрузив в «тойоту» оставшиеся вещи, они отправились в городок Чвака, расположенный восемью милями южнее. Примечателен городок был разве что учреждением с загадочным названием «Занзибарский институт финансового управления». Фарго зашли в пляжный ресторанчик и попросили столик в тихом уголке у аквариума.
    Реми вдруг указала в окно:
    — Это же…
    В двух милях от берега неторопливо рассекала волны белоснежная «Нджива». Ругнувшись под нос, Сэм отхлебнул глоток ледяной воды.
    — Ничего не хочешь предпринять? — осторожно спросила жена.
    Фарго пожал плечами.
    — Никак не разберусь в чувствах… Может, просто не дает покоя уязвленное самолюбие? Вроде мы столько трудились, а некоторые явились на готовенькое и украли трофей. Едва ли это веский довод, чтобы лезть под прицел.
    — Нет, тут нечто большее, — убежденно проговорила Реми. — Уж слишком усердно они берегут от посторонних и колокол, и корабль. Возможно, на их совести не одно убийство. Колокол уничтожат. Или утопят в океане, выбрав место поглубже, где никто его не найдет. Это же крупица истории! А с ней обойдутся как с мусором.
    У Сэма зазвонил телефон.
    — Сельма, — сказал он жене и включил громкую связь.
    Сельма, как обычно, начала с места в карьер:
    — Ваш колокол, оказывается, любопытнейшая штука…
    — Уже не наш, — прервал ее Фарго и рассказал о краже.
    — Продолжай, Сельма, все равно интересно, — попросила Реми.
    — С чего начать — с замечательной новости или с потрясающей?
    — С замечательной.
    — Венди пропустила фотографии через какие-то фильтры в фотошопе — я в этом не разбираюсь. Словом, под морскими отложениями выгравирован текст.
    — Что за текст? — спросил Сэм.
    — Наверняка не знаем. Символы, несколько слов на суахили, немного немецкого, пиктография… Впрочем, смысл разобрать невозможно. Похоже, ими испещрена вся внутренняя поверхность колокола.
    — Хорошо. Теперь «потрясай» нас! — улыбнулась Реми.
    — Венди удалось выудить еще несколько букв из-под надписи «Офелия». К «Е» и двум «Н» можете в конце добавить «О» и «А».
    Реми быстро схватила из салфетницы салфетку и принялась вместе с Сэмом выписывать анаграмму.
    Сельма тем временем продолжала:
    — Мы забили буквы в специальную программу для анаграмм и сопоставили результаты со списком затонувших кораблей. В конце концов компьютер выдал название…
    — «Шенандоа»! — хором воскликнули Сэм и Реми.

ГЛАВА 14

    Занзибар
    Судно Конфедерации «Шенандоа» давно интересовало Фарго, но времени как следует покопаться в тайнах истории этого корабля постоянно не хватало. И вот судьба подкинула недвусмысленное бронзовое приглашение в виде колокола…
    Крейсер «Шенандоа» водоизмещением тысяча сто шестьдесят тонн был спущен на воду под именем «Си-Кинг» с верфи «Александр Стивен и сыновья» в шотландском городе Ривер-Клайде в августе тысяча восемьсот шестьдесят третьего года. Судно имело металлический остов, тиковую палубу, черный корпус и, разумеется, паруса с вспомогательной паровой тягой. «Си-Кинг» предназначался для транспортировки чая из Восточной Азии. Однако жизнь уготовила ему иное будущее.
    Через год после ввода в эксплуатацию, в сентябре тысяча восемьсот шестьдесят четвертого года, корабль тайно перекупила секретная служба конфедератов. Восьмого октября, укомплектованный экипажем моряков торгового флота, «Си-Кинг» отправился в первый рейс, якобы в Бомбей. Спустя девять дней у острова Мадейра судно встретилось с поджидавшим его пароходом «Лорел», на борту которого находились офицеры и костяк нового экипажа — верные опытные моряки, как южане, так и сочувствующие британцы. Пост капитана занимал сорокаоднолетний лейтенант Джеймс Иределл Уодделл, уроженец Северной Каролины, выпускник военно-морской академии Соединенных Штатов.
    Морские орудия, боеприпасы и основное военное снаряжение из трюмов «Лорел» быстро перекочевало на крейсер. Ошеломленному, разгневанному экипажу «Си-Кинга» предложили выбор: либо присоединиться к новой экспедиции (за большее вознаграждение), либо плыть на пароходе к Канарскому архипелагу на остров Тенерифе. В результате Уодделл сумел укомплектовать новоиспеченный рейдер «Шенандоа» лишь половиной обычного для такого судна состава, включая моряков из команды «Лорел». Тем не менее двадцать первого октября «Шенандоа» вышел в море, намереваясь уничтожать или захватывать все встреченные суда Союза.
    За осень тысяча восемьсот шестьдесят четвертого года и зиму шестьдесят пятого крейсер прошел воды Южной Атлантики и, обогнув мыс Доброй Надежды, через Индийский океан направился к берегам Австралии, истребляя и пленяя торговые суда, идущие под флагом Союза. По пути от Новой Гвинеи к северным морям его мишенью стал тихоокеанский китобойный флот противника.
    За девять месяцев плавания под флагом Конфедерации «Шенандоа» уничтожил три дюжины вражеских кораблей. Второго августа тысяча восемьсот шестьдесят пятого года, через четыре месяца после капитуляции генерала Ли в Аппоматтоксе, от проходящего мимо британского судна «Барракуда» команда узнала об окончании войны. Тогда капитан Уодделл приказал разоружить корабль и взял курс на Ливерпуль. В ноябре тысяча восемьсот шестьдесят пятого команда «Шенандоа» сдалась в руки правосудия. В марте следующего года судно через посредников продали первому занзибарскому султану Сеиду Маджиду бин Саиду аль-Бусаиду, который переименовал его в свою честь «Эль-Маджиди».
    Вот тут, по мнению Фарго, и начиналось самое интересное. Никто толком не мог сказать, где корабль обрел вечный покой. Историки выдвигали три версии. По одной считалось, что «Эль-Маджиди», изрядно потрепанный ураганом тысяча восемьсот семьдесят второго года, затонул в Занзибарском проливе; согласно другой, судно погибло на полгода позже, при буксировке на ремонт в Бомбей; по последней версии, корабль пошел ко дну в ноябре тысяча восемьсот семьдесят девятого, налетев на риф у острова Сокотра по пути из Бомбея домой.
    — Тут больше вопросов, чем ответов, — заметил Сэм. — Во-первых, кто переименовал его в «Офелию» — Блэйлок или кто-то другой?
    — И с какой целью? — добавила Реми. — Почему тогда «Офелия» нигде не зарегистрирована?
    — А главное — почему мы вообще нашли этот колокол?
    — В каком смысле? — удивилась жена.
    — После передачи судна властям оно ведь становилось собственностью Союза. Со всеми потрохами.
    — Включая колокол.
    — Включая колокол, — эхом повторил Сэм.
    — Возможно, Союз и продал корабль султану.
    — Возможно. Только это произошло в тысяча восемьсот шестьдесят шестом. Значит, судно, живое и невредимое, бороздило моря еще лет шесть или тринадцать — в зависимости от того, какой версии придерживаться. Черт! Да ведь султан назвал его в свою честь! Неужели он повесил бы на «Эль-Маджиди» колокол с названием другого корабля? Не похоже на него.
    — Не похоже. Может, при переоборудовании судна колокол просто выкинули за борт? Без лишних церемоний, по-быстрому.
    В их тандеме Реми всегда выступала в роли сурового критика. Часто, благодаря ее стараниям, им удавалось подставить в цепочку рассуждений недостающие звенья. Если под натиском Реми-придиры теория не разваливалась, значит, курс был взят правильный.
    Сэм обдумал слова жены.
    — Возможно. Я вот пытаюсь поставить себя на место парня, который переоборудовал корабль для султана. Наверное, далеко не богач — много работает, мало получает… И тут султан требует отделать корабль соответственно королевскому статусу — что неудивительно. В том числе повесить новенький блестящий колокол. Как поступил бы бедный работник, заполучив кусок бронзы весом в девяносто фунтов?
    — Продал бы! — встряла в разговор Сельма.
    — Ладно, остановимся на этом варианте, — согласилась Реми. — Тогда… Блэйлок сам отыскал злополучный колокол. Если тот по-прежнему висел на судне, он его купил. Или же угнал корабль, переименовав потом «Эль-Маджиди» в «Офелию». Если колокол забраковал султан, значит, Блэйлок спас эту бронзовую вещицу. Затер название «Шенандоа» и заменил на «Офелию».
    — Зачем? Любоваться?
    — Судя по картине, которую мы видели в музее, корабль представлялся ему под названием «Офелия».
    Фарго нетерпеливо щелкнул пальцами.
    — По-моему, мы слишком долго над этим думаем. Реми, включи-ка лэптоп. Сельма, отправь по электронке фотографии «Шенандоа» и «Эль-Маджиди».
    Сэм тем временем подключил к компьютеру камеру. На экране появился снимок эскиза.
    — Wi-Fi не ловит, — с досадой сказала Реми.
    Муж заглянул под соседние столики.
    — Тут нужен провод для сети Ethernet. — Он подошел к официантке, попросил провод и, вернувшись, подключил лэптоп к ближайшей розетке. — Соединение, правда, через телефон, но должно сработать.
    — Фото уже в пути, — раздался из трубки голос Вондраш.
    Через четыре минуты, когда файлы загрузились, Реми выстроила корабли на экране рядом друг с другом. Какое-то время они с Сэмом крутили изображения то так, то эдак, приближали, уменьшали, играли с цветом — и наконец вынесли вердикт:
    — Одно и то же судно.
    — Сто процентов, — кивнул муж. — «Офелия» Блэйлока — тот же «Шенандоа» и «Эль-Маджиди». Вопрос вот в чем: в каком году объявился Блэйлок и почему анналы истории не сохранили обо всем этом ни единой записи?
    — Риверу и его шайку весьма интересует наш колокол, тут и гадать не надо. Но только ли колокол? Может, корабль? Или корабли, на которых он когда-либо висел?
    — Есть лишь один способ узнать ответ, — отозвался Сэм. — Нужно выкрасть колокол обратно, пока Ривера его не уничтожил. Или не потерял.

    Тут же оба поняли, что в их работе, как обычно, проще сказать, чем сделать. Порывшись в рюкзаке, Сэм извлек бинокль и навел его на пейзаж за окном.
    — Движется на юг, — объявил он секунд через тридцать. — Вот-вот скроется за мысом Пингве. Не особенно спешит.
    — А зачем? Они знают, что положили нас на обе лопатки.
    — Никогда нельзя отчаиваться, — подмигнул ей Сэм и набрал номер Руба Хейвуда.
    — Как раз хотел вам позвонить, — сказал Руб.
    — У умных людей мысли сходятся. Надеюсь, мы намереваемся поговорить об одном и том же?
    — Есть информация о яхте «Нджива».
    — Да благословит тебя Господь!
    — Владельца зовут Амбонисье Окафор. Входит в десятку богатейших людей в стране. В его руках львиная доля танзанийского экспорта: орехи кешью, табак, кофе, хлопок, сизаль, драгоценные камни, минералы…
    — Как же на него вышел бандит вроде Риверы? — хмыкнул Фарго.
    — Трудно сказать наверняка, но я кое-что накопал. За последние пять лет мексиканское правительство резко увеличило поток импорта из Танзании. Большая часть товаров — от компаний, подконтрольных Окафору. Значит, у Риверы в Мехико могущественные друзья. Сэм, вас двое против группы профессиональных наемников! Против вас правительство и влиятельнейший миллионер!
    — Руб, поверь, мы все учтем, но сейчас нам нужно заполучить колокол…
    — В смысле?
    — Они украли наш трофей. Мы хотим забрать его и вернуться домой.
    — Легче сказать…
    — Мы знаем, — перебил его Сэм. — Что еще известно о яхте?
    — Яхт у Окафора две. «Нджива» приписана к порту на острове Сукути, тридцать миль от Дар-эс-Салама по прямой. Остров — собственность миллионера, он там отдыхает.
    — Ну естественно.
    Сэм и Реми давно заметили распространенное среди миллионеров-мегаломанов отвращение к «братанию» с народом. Частный остров решал проблему в высшей степени эффективно.
    — О ваших планах можно не спрашивать? — поинтересовался Руб.
    — Пожалуй, не стоит.
    — Как скажешь. И все-таки повторюсь: будьте осторожны!
    — Отзвонимся, как выпадет свободная минутка.
    Сэм отключил связь и пересказал разговор жене. Немного подумав, Реми произнесла:
    — Не мешало бы проверить. Но при одном условии.
    — Каком?
    — Что благоразумие превзойдет храбрость. Как только начинаем увязать по уши…
    — Даем задний ход.
    — Если, конечно, «Нджива» направляется к Сукути.
    Муж кивнул:
    — Если нет… мы выбываем из игры. А если яхта идет на остров, то нужно скорее добраться до колокола, пока с ним ничего не сотворили.

ГЛАВА 15

    Танзания
    Преимущество, которое имела «Нджива» на старте, быстро превратилось из несущественного в непреодолимое, едва Сэм и Реми ознакомились с особенностями танзанийской географии. Разъезды вдоль побережья и между населенными пунктами не представляли особой сложности, но отклонение от проторенной тропы сулило обернуться кошмаром. Из Дар-эс-Салама на юг вело лишь одно приличное шоссе, В2, причем дорога не подходила к побережью ближе чем на десять миль до самой деревеньки Соманга, расположенной на девяносто миль южнее острова Сукути. Прикинув, что на машине до пункта назначения не добраться, а яхту не обогнать, Фарго взглянули на ситуацию под другим углом. За Риверой стоят могущественные друзья — значит, следует перестраховаться, подготовиться к наихудшему развитию событий. Если мексиканец ожидает погоню с Занзибара или из Дар-эс-Салама, то вариант с сухопутным преследованием, по здравом размышлении, тоже отбросит и будет высматривать гостей с моря.
    К ночи, после дюжины безрезультатных звонков, Сэм и Реми наконец отыскали пилота, который согласился доставить их следующим утром с полевого аэродрома Рас-Кутани под Дар-эс-Саламом на остров Мафия — оттуда до Сукути катером полдня ходу. Решать вопрос с водным транспортом они предоставили многоопытному логисту Сельме.
    Оба знали: такова уж Африка… И об «африканской миле» тоже слышали. Однако в жизни с этим чудом столкнулись впервые. В любом другом месте дело обошлось бы тридцатью милями прогулки вдоль побережья, но тут путь растянулся на целых сто пятьдесят извилистых миль.

    Оставалось переждать еще ночь. Сэм сдержал данное жене слово — заказал в «Мовенпик-ройял-палм» президентский номер с видом на океан. Понежившись после обеда в гостиничном спа-центре, они отправились ужинать в итальянский ресторан «Л’Оливето».
    — Такое чувство, что мы проскитались вдали от цивилизации несколько месяцев, — улыбнулась через стол Реми.
    — По тебе не скажешь, — галантно ответил Сэм.
    В бутике отеля жена нашла простое, но элегантное маленькое черное платье «Зак Позен».
    — Спасибо, милый.
    К столику подошел официант. Фарго заказал вино.
    — Я заметил, ты читала в спа биографию Блэйлока, — сказал он Реми. — Никаких откровений-разоблачений?..
    — Медленно идет. Писал не Блэйлок, стопроцентно. Если только у него не было так худо с английским. По-моему, работа Мортона. Но из какого источника он черпал сведения? — Реми на миг умолкла. — Знаешь, что меня поразило? Полное отсутствие информации о Блэйлоке до его переезда в Африку! История начинается с того дня, как он высадился в Багамойо. До этого момента жизнь Мбого покрыта мраком неизвестности.
    — Занятно. А как комментарии?
    Жена пожала плечами.
    — А ты как думаешь? Может, Сельме, Питу и Венди повезет больше. Я поискала упоминания о колоколе и «Офелии», но ничего не нашла.
    — Странно. Если уж он не пожалел времени, чтобы нацарапать на колоколе столько иероглифов, стоило бы черкнуть об этом хоть пару строк. Человек словно пытается скрыть какую-то тайну.
    — Важную тайну, — добавила Реми. — Настолько важную, что мексиканское правительство последние семь лет убивает из-за нее людей, — по крайней мере, похоже на то…

    На рассвете специальный автобус привез Фарго в аэропорт Рас-Кутани, тихий и безлюдный. Лишь несколько рабочих-техников сновали в утреннем тумане вокруг взлетно-посадочной полосы. Когда автобус уехал, из белесой дымки вынырнул коротко стриженный черноволосый мужчина с густыми усами, в охотничьем костюме цвета хаки, высоких «тропических» ботинках и бейсболке, украшенной эмблемой американских коммандос.
    — Эд Митчелл, — сразу представился он, подойдя к Фарго.
    — Сэм и Реми Фарго, — тоже представился Сэм. — Вы, похоже, американец.
    — В некотором роде. Кажется, это называется экспатриант. Больше нет багажа?
    Он кивнул на пару рюкзаков. Основную часть вещей Фарго оставили у своего давнего приятеля Вутоло, привратника в «Мовенпике».
    — Нет, только рюкзаки, — ответил Сэм.
    — Отлично! Если вы готовы, я тоже готов.
    Митчелл направился к добротному, хотя и несколько потрепанному самолету «Буш эр» «Сессна-182». Сэм и Реми поспешили следом. Пилот усадил их на заднее сиденье, пристегнул, загрузил оборудование и провел предполетную проверку. Спустя всего пять минут после прибытия в аэропорт Фарго уже летели на юг.
    — На дайвинг? — раздался в наушниках голос Митчелла.
    — Что? — переспросила Реми.
    — Вы же на Мафию нырять летите?
    — А, да-да! Нырять.
    — Мистер Митчелл, и давно вы живете в Африке? — поинтересовался Сэм.
    — Зовите меня Эд. Двадцать два года, если не ошибаюсь. Приехал сюда в восемьдесят восьмом с научно-исследовательской корпорацией РЭНД устанавливать радиолокаторы. Влюбился в страну, решил остаться. Я ведь летал на небольших самолетах «SPAD» и «Хьюи» во Вьетнаме, так что с работой проблем не было. Организовал свое дело… Ну, остальное вам известно.
    — Как знакомо… — проговорила Реми.
    — Что?
    — Любовь к Африке.
    — Да, это уже будто в крови. Раз в несколько лет я езжу в Штаты проведать друзей, но всегда возвращаюсь раньше, чем планировал. — Митчелл негромко рассмеялся, впервые за все время. — Ни дать ни взять наркоман! Подсевший на Африку.
    — Ничего не знаете об острове Сукути? — спросил Сэм.
    — Там отличный дайвинг. И нервный владелец по имени Амбонисье Окафор. Хотите сплавать?
    — Хотим.
    — Можем над ним пролететь. Воздушное пространство — не остров, владельцев нет. Займет лишних минут пятнадцать.
    Пилот перенастроил курс, и спустя несколько минут по левую сторону показался остров.
    — Сукути — часть архипелага Мафия. Архипелаг — тут, правда, мнения разнятся — наряду с Занзибаром входит в цепочку островов Специй, — начал Митчелл. — Есть Большой Сукути, он севернее, есть Малый, он южнее. Видите между ними узкий проливчик? Там ширина всего пятьдесят — шестьдесят футов, поэтому два острова официально считаются одним. Общая площадь примерно пять квадратных миль. Смотрите, вон еще остров, четырьмя милями южнее. Это Северный Фанджове.
    — А длинный между ними? — поинтересовалась Реми.
    — Это скорее атолл, чем остров. Риф с отмелью. Даже названия, по-моему, нет. Его вершина совсем немного не дотягивает до поверхности, поэтому кажется, будто там суша. По нему можно пройти, воды по колено.
    — А там что, воронки? — глядя в иллюминатор, спросил Сэм.
    — Ага! Перед Первой мировой немецкие линкоры и крейсеры практиковались в стрельбе по Сукути и Фанджове, — продолжил Митчелл экскурс в историю. — В некоторых местах снаряды пробили дыры до подземных вод. Поэтому пещерные дайверы так любят Фанджове. Спускаются на веревках в воронки и плавают под землей. Каждый год там гибнет три-четыре человека. А вы…
    — Нет, — уверил его Сэм. — Мы обычные дайверы.
    — Осторожней! Окафору также принадлежат омывающие остров воды, в радиусе двух миль. Сторожат владения патрульные катера с вооруженными охранниками. Он даже пытается прогнать людей с Фанджове, но официальных прав на это у него нет. Вон его дом… видите, на холме?
    Сэм и Реми, вытянув шеи, уставились в иллюминатор. Резиденция Амбонисье Окафора представляла собой четырехэтажную виллу в итальянском стиле, опоясанную невысокой каменной стеной. От дома, словно изогнутые спицы колеса, ответвлялись аккуратные ухоженные тропинки, усеянные дробленым ракушечником.
    Окажись Большой Сукути посреди Тихого океана во времена Второй мировой войны, то легко сошел бы за японский остров-крепость. Формой остров напоминал частично срезанный конус: с одной стороны обрывался отвесной стеной, а с другой спускался полого. В южных низинах ничего не росло — местами виднелись одиночные кустики да редкие россыпи гальки. В полумиле от берега безрадостный лунный ландшафт сменялся влажным субэкваториальным лесом, простиравшимся до прилегающих к вилле угодий.
    — Если заменить виллу комплексом бункеров, получится уменьшенная копия Иодзимы, — заметил Сэм. — Тут, наверное, требуется постоянный персонал, чтобы держать границу джунглей у бухты.
    Внимание Фарго привлекли две тропинки. Одна вела к причалу на северо-западной стороне острова, где стояла привязанная к пирсу «Нджива». Напротив яхты покачивались два быстроходных катера «ринкер» — на таком же Ривера с сообщниками увезли колокол. По палубе «Ндживы» расхаживали люди, но рассмотреть их лица с высоты не представлялось возможным.
    Другая примечательная дорожка вела к поляне, огороженной крашеными белыми булыжниками; в центре участка виднелась гигантская буква «Н», сложенная из вкопанных в землю камней. Вертолетная площадка.
    — Эд, а это, случаем… — начала Реми.
    — Ага! У Окафора «Еврокоптер ЕС 135». Первоклассная машина! Он почти не пользуется автомобилем. Печется о статусе, я так думаю. Из вас никто не летает?
    — На одномоторном вертолете, — признался Сэм. — Я учился на курсах. Налетал десять часов. На деле все оказалось сложнее, чем я думал.
    — Это вы точно подметили!
    — Что-то не видно ни заборов, ни толпы охранников… — сказала Реми. — Странно! А как же любовь к уединению?
    — С такой репутацией особой защиты не требуется, — усмехнулся пилот. — С нарушителями он беспощаден. Прямиком в суд. А некоторые смельчаки, говорят, сгинули с концами.
    — И вы верите подобным слухам? — спросил Фарго.
    — Скорее да… Окафор служил в танзанийской армии. Генерал в отставке. Крутого нрава парень. Ну, насмотрелись?
    — Насмотрелись, — ответил Сэм.

    Остаток полета провели молча. Время от времени Митчелл обращал внимание пассажиров то на один, то на другой береговой ориентир, связанный с интересными фактами из истории Африки. Еще до половины восьмого самолет приземлился на усыпанную гравием взлетно-посадочную полосу острова Мафия и вырулил к терминалу, выбеленному зданию с темно-голубой отделкой и жестяной крышей кирпичного цвета. У терминала, под тенистым баобабом, сидели двое сотрудников иммиграционной службы.
    Как только остановились двигатели, Эд выбрался наружу и достал из багажного отделения рюкзаки Фарго.
    — Счастливого пути! Будут неприятности, звоните. — Пилот протянул визитку, заговорщически улыбаясь — по крайней мере, так показалось Сэму и Реми.
    — Мы о чем-то не знаем? — улыбнулся в ответ Сэм.
    — Да нет. Просто у меня глаз наметан, сразу вижу искателей приключений. Вы, конечно, подготовлены получше многих, но… Африка сурова. На карточке номер моего спутникового телефона. Я не буду его отключать.
    — Спасибо, Эд!
    Они пожали на прощание руки, и Митчелл зашагал к сборному модулю, на котором мигала красная неоновая вывеска «Пиво».
    Подхватив рюкзаки, Фарго направились к терминалу, но их остановили сидящие под баобабом сотрудники иммиграционной службы. Мельком заглянув в паспорта, они проверили багаж, поставили штампы о прибытии и по-английски, с акцентом, сказали:
    — Добро пожаловать на Мафию!
    — Такси нужно? — поинтересовался один.
    Не дожидаясь ответа, он вскинул руку и свистнул. На кольце у въезда в аэропорт заурчал испещренный ржавыми пятнами серый «пежо».
    — Спасибо, не нужно, — ответил Сэм. — Мы сами разберемся с транспортом.
    Танзаниец, так и не опустив руку, недоуменно взглянул на Фарго.
    — А?
    Сэм указал на «пежо» и помотал головой:
    — La asante. Спасибо, не нужно.
    Пожав плечами, служащий махнул таксисту: отбой.
    — Sawa. Как угодно. — И оба танзанийца вернулись под баобаб.
    — В чем дело? — спросила Реми.
    — Они в сговоре. В лучшем случае нам бы выставили грабительский счет. В худшем — завезли бы в тихий закоулок и обобрали до нитки.
    Жена улыбнулась.
    — Сэм Фарго, а как же вера в человечество?
    — Спрятана в надежном месте — с кошельком, — подмигнул он Реми и объяснил, что остров Мафия не только популярное место отдыха аквалангистов-экстремалов, но и средоточие черного рынка Танзании.
    — Ты просто кладезь информации! — восхитилась она. — Где вычитал?
    — Загрузил в айфон «Всемирную книгу фактов» ЦРУ. Очень удобно. Пойдем, тут недалеко.
    — А если нас попытаются ограбить на улице? Как обороняться будем?
    Приподняв край рубашки, Сэм показал рукоять пистолета.
    Жена не сдержала улыбки.
    — Спокойно, ковбой. Давай обойдемся без «перестрелки в О. К. Корале».

    Судя по карте, взлетно-посадочная полоса рассекала крупнейший город Мафии Килиндони на две части, северную и южную. Северная лежала в глубине острова, а южная тянулась вдоль побережья — там-то Сельма и арендовала судно.
    Еще не было и восьми, но на безоблачно-голубом небосводе уже ярко сияло солнце. Всего через несколько минут с Сэма и Реми градом катил пот. Множество глаз следили за каждым их шагом — в основном любопытная ребятня. Дети бежали рядом и, застенчиво улыбаясь, приветственно махали забредшим в деревню белым чужестранцам. Там и сям высились убогие хижины — из жести, из кирпича, из картона…
    После двадцатиминутной прогулки по утрамбованной грунтовой дороге Фарго очутились на пляже. Вдоль прибрежных дюн тянулся ряд ветхих лодочных сараев и складов. Над пенистыми бурунами темнели дощатые причалы. Штук тридцать-сорок пришвартованных судов приплясывали на волнах в гавани: потрепанные катера, ялики, легкие доу, как парусные, так и моторные. Небольшие группки мужчин и мальчишек чинили у воды сети, отскребали днища лодок, чистили рыбу.
    — Скучаю по «Андреялю», — тихо проговорила Реми.
    — Ну теперь, с такой-то дырищей в палубе, он весь наш! — усмехнулся Сэм. — Вот поднимем — будет сувенир на память. — Он оглядел неказистые строения. — Так, нужно найти бар «Красная птица».
    — А вон он! — воскликнула Реми.
    В пятидесяти ярдах от Фарго, перед продолговатым зданием с соломенной крышей, чернел фанерный стенд четыре на восемь футов с нарисованной на нем ярко-красной вороной.
    Едва путешественники приблизились к деревянной лестнице, оживленно болтавшие у входа мужчины резко умолкли и уставились на пришельцев.
    — Доброе утро, — поздоровался Сэм. — Мы ищем Бузибу.
    На протяжении долгих десяти секунд никто не проронил ни слова.
    — Вы говорите по-английски? — спросила на суахили Реми.
    Тишина.
    Еще две минуты, пустив в ход весь словарный запас, Фарго пытались объясниться с островитянами на суахили. Тщетно.
    — Бузиба, кончай валять дурака, — раздался сзади чей-то голос.
    Сэм и Реми обернулись — перед ними стоял улыбающийся Эд Митчелл с бутылками «Таскера» в обеих руках.
    — Вы за нами следите? — удивился Сэм.
    — В некотором роде. Нас, американцев, на острове сейчас всего трое. Вот я и решил, что неплохо бы поддержать соотечественников. Я ведь знаю старика Бузибу, — сказал пилот, кивая на седого мужчину, сидящего на верхней ступеньке. — Он говорит по-английски. Только прикидывается немым. Стратегия ведения переговоров у него такая.
    Эд что-то рявкнул на суахили, и трое танзанийцев, неохотно поднявшись, побрели в бар. Остался лишь Бузиба.
    — Ну же, Бузиба, будь джентльменом, — обратился к нему пилот. — Это друзья.
    Суровое лицо Бузибы расплылось в широкой улыбке.
    — Друзья мистера Эда — мои друзья.
    — Я ведь просил, не называй меня так! — взвился Митчелл. — Бузиба смотрел повторение старого телевизионного шоу «Мистер Эд», — пояснил он Сэму и Реми. — Теперь ему по приколу сравнить меня с говорящей лошадью.
    — Вы очень хорошо говорите по-английски, — сказала Реми Бузибе.
    — Что, правда? Лучше, чем вы на суахили, да?
    — Однозначно, — подтвердил Сэм. — Наша подруга звонила вам насчет лодки.
    Танзаниец кивнул.
    — Мисс Сельма. Вчера. Лодка у меня. Четыреста долларов.
    — В день?
    — Че?
    Эд перекинулся с Бузибой парой фраз на суахили.
    — За четыреста он отдает ее насовсем. В прошлом году Бузиба бросил рыбалку и с тех пор пытается продать свою посудину. Бар дает ему хорошую прибыль.
    Фарго озадаченно переглянулись.
    — Вы, наверное, столько же заплатили бы за два дня аренды, если бы взяли лодку у кого-то другого, — заверил их Митчелл.
    — Давайте сначала посмотрим, — сказал Сэм.

    Они вчетвером отправились на пляж — там на полудюжине козел стояла восемнадцатифутовая доу аквамариново-голубого цвета. На песке у лодки сидели двое мальчишек: один чистил днище, другой красил корпус.
    — Смотрите! — сказал Бузиба. — Разглядывайте на здоровье.
    Фарго бродили вокруг судна, проверяя, нет ли гнили и неисправностей: Сэм тыкал в швы швейцарским армейским ножом, а Реми простукивала дерево, определяя по звуку, трухлявое или нет. По приставленной к транцу лесенке Фарго взобрался на палубу.
    — Паруса подгнили! — крикнул он спустя две минуты стоящим внизу.
    — Че?! — откликнулся Бузиба.
    Эд перевел, выслушал ответ и сказал:
    — За пятьдесят долларов он добавит новый комплект парусов.
    — А каюта как? — спросила мужа Реми.
    — На редкость уютная. Не «Мовенпик», конечно, но… видали и похуже.
    — Как мотор?
    — Старый, в хорошем состоянии. Шесть или семь узлов должен дать.
    Реми внимательно осмотрела винт и гребной вал.
    — Зуб даю, набивку дейдвуда придется сменить.
    Митчелл перевел ее замечание Бузибе и, выслушав ответ, сказал:
    — Еще пятьдесят долларов — и через два часа он все поправит.
    — Двадцать пять, — возразил Сэм. — Я все сделаю сам, пусть только притащит детали и инструменты.
    Бузиба задумался. Выпятил нижнюю губу, выставил подбородок.
    — Пятьдесят. Добавляю питьевую воду и еду на два дня.
    — На три дня, — поправила Реми.
    Недолго поразмыслив, танзаниец пожал плечами:
    — Три так три.

ГЛАВА 16

    Индийский океан
    — Хорошо, теперь выключи! — крикнул Сэм.
    Реми повернула ключ зажигания, шум моторов стих. Фарго поднял паруса. Оба на несколько секунд затаили дыхание, ожидая, когда ветер подхватит-расправит полотнища. Нос доу слегка приподнялся, лодка качнулась вперед. Сэм боком, по-крабьи, перешел на корму и упал на палубу рядом с женой.
    — Вот и отчалили, — сказал он.
    — Надеюсь, подмогу вызывать не придется. — Реми протянула ему бутылку воды.
    День был уже в разгаре, а они отплыли от Мафии только на пять миль. Когда проницательное око Реми заметило неполадки с дейдвудным сальником, никто и предположить не мог, что ремонт потребует столько времени — это стало ясно лишь после того, как Фарго снял гребной вал. Пока под присмотром Реми мальчишки доводили лодку до ума и ставили новые паруса, Сэм с Митчеллом в тени наспех сооруженного навеса возились с деталями.
    Наконец Бузиба с дюжиной ребят-помощников спустил готовую доу на воду, проверил мотор и сделал пробный круг по гавани. Спустя час, затарившись водой, едой и прочими необходимыми запасами, Фарго попрощались с провожающими и отчалили.
    — Долго еще добираться? — лениво осведомилась Реми.
    Сэм принес из каюты карту, развернул на коленях, проверил данные GPS-навигатора и пометил местонахождение судна.
    — Еще тридцать девять миль. Та-ак… а мы делаем около пяти узлов в час. Если плыть без остановок, то прибудем аккурат после полуночи. Или… можно переждать ночь на якоре в укромной бухте. Выйдем потом пораньше — и к рассвету окажемся на месте. В двенадцати милях южнее Фанджове есть безымянный островок.
    — Голосую за второй вариант. Плыть без радара — напрашиваться на неприятности.
    — Заметано. Впотьмах Сукути все равно не рассмотреть.
    Еще пять часов они двигались на север. В последний час удалось поймать попутный ветер. Последний луч солнца погас за горизонтом как раз в тот момент, когда впереди показался остров. Сэм завел доу в маленькую бухту и бросил якорь. Теперь они в надежном месте! Реми исчезла в каюте, но через несколько минут вернулась на палубу с фонарем, походной газовой плиткой и двумя баночками консервов.
    — Чего изволите, капитан? Тушеную фасоль или тушеную фасоль с сосисками?
    Сэм поджал губы.
    — Что же выбрать, что же выбрать… По-моему, стоит отпраздновать тот факт, что мы все-таки не утонули. Знаешь, давай и то и другое!
    — Прекрасный выбор! А на десерт — свежие манго.

    Койка оказалась на удивление удобной; соленый воздух и мягкое покачивание на волнах быстро убаюкали Фарго — путешественники уснули глубоким, спокойным сном. В четыре утра заиграли часы. Сэм и Реми встали, позавтракали оставшимися манго, выпили по чашечке крепкого черного кофе и, подняв якорь, снова отправились в море.
    Предрассветный ветер был слаб, час прошел впустую. К счастью, незадолго до восхода солнца он все-таки набрал силу, и вскоре лодка мчалась на север с неизменной скоростью в шесть узлов. Около семи на горизонте появился Северный Фанджове. Спустя полчаса доу поравнялась с атоллом, который им показывал из самолета Митчелл. Фарго спустили паруса и завели мотор. К южной стороне Малого Сукути пришлось пробираться среди рифов сорок долгих выматывающих минут.
    Судно медленно скользило вдоль побережья. Наконец Реми заметила бухту, заросшую мангровыми деревьями — в таких зарослях доу точно никто не засек бы. Под чутким руководством жены, подававшей руками сигналы с носа, Сэм завел лодку в бухту и выключил мотор, предоставив судно воле волн. Доу мягко уткнулась носом между двумя мангровыми деревьями, торчавшими из берега по диагонали.
    Весь последний час Фарго оглушало бесконечное «дыр-дыр-дыр» работающего мотора, так что внезапно обрушившаяся тишина казалась теперь неприятной. Полминуты они молча прислушивались к острову. Постепенно джунгли наполнились какофонией звуков — пронзительными криками, жужжанием…
    Затянув на одном из стволов булинь, Реми перешла на корму к Сэму.
    — Каков дальнейший план? — спросила она.
    — Как мы подозреваем, колокол по-прежнему на «Ндживе». Тем лучше! Если повезет, высаживаться на остров не придется. В любом случае нужно ждать ночи. А пока проведем небольшую рекогносцировку и устроим пикник.
    — Рекогносцировка и пикник… — задумчиво проговорила с улыбкой Реми. — О таком свидании можно только мечтать!

    На Малом Сукути, в отличие от его большего альтер эго, царствовали джунгли и мангровые топи; венчала зеленое великолепие голая зазубренная вершина — правда, не очень высокая, не выше пятисот футов над уровнем океана. Однако Сэм и Реми не раз убеждались, что восхождение на пятисотфутовую гору по диким извилистым тропам может занять три-четыре часа.
    Выбравшись к десяти утра из болота, грязные, вспотевшие, искусанные букашками, Фарго начали продираться через джунгли. Дорогу прокладывал Сэм. Они двигались на север, пока не нашли то, что искали, — ручей. Есть вода — значит, есть животные, есть животные — значит, есть звериные тропы. Нужная тропа к вершине острова отыскалась всего через несколько минут. Около часа пополудни Фарго выбрались из зарослей к подножию склона.
    — Отлично… — проговорила Реми, глядя вверх.
    Подъем предстоял не сложный: высота склона была футов пятьдесят, уклон не больше пятидесяти градусов, плюс уступы и трещины, за которые удобно цепляться что руками, что ногами. Немного передохнув и утолив жажду, Фарго начали карабкаться вверх. Дорога привела их в маленькую каменную нишу, скрытую под самой вершиной. Оба достали из рюкзаков бинокли и принялись осматриваться.
    — Ага, вон он, — пробормотал Сэм.
    Сотней футов ниже, на расстоянии мили виднелся дом Окафора — масляно-желтая вилла с кипенно-белой отделкой посреди красновато-коричневой, почти идеально круглой площадки. Отсюда они могли различить детали, которые не рассмотрели с воздуха. Догадка Сэма подтвердилась — за территорией явно ухаживали. На восточной стороне работали трое мужчин в зеленой спецодежде: двое срезали мачете разросшуюся листву, а третий подстригал узкую полоску газона. Сама вилла выглядела внушительно: не меньше пятнадцати тысяч квадратных футов, каждый этаж опоясан балконом. За домом виднелась не то радиоантенна, не то спутниковая телебашня.
    — Ты заметил? — вдруг спросила Реми.
    — Что именно?
    — На крыше, в восточном углу.
    Сэм навел бинокль в указанную сторону и увидел закрепленный на треноге мощный морской бинокль «Биг-Айз».
    — М-да… — проговорил он. — На юго-западе они засекут любое судно на расстоянии десяти миль. Скверно. Видишь подведенный к дому коаксиальный кабель?
    — Ага!
    — Думаю, он для дистанционного управления и контроля. Возможно, в доме оборудована аппаратная. Но есть и хорошая новость — ночью черта с два что разглядишь, — оптимистично заключил Сэм.
    Поводив биноклями по сторонам, они наконец сосредоточились на вертолетной площадке. У белой полосы камней, в садовом кресле сидел мужчина в форме защитного цвета с автоматом Калашникова у левого бедра.
    — Спит, — фыркнула Реми.
    — Значит, босс в отлучке — вместе с вертолетом. — Фарго вновь оглядел окрестности. — А на «Ндживе» кто-то есть!
    — Вижу. Старый знакомый!
    Трудно было не узнать долговязую, худую фигуру и резкие черты лица Итцли Риверы. Мексиканец стоял на палубе, прижимая к уху спутниковый телефон. Минуту он молча слушал собеседника, затем кивнул, посмотрел на часы, шевельнул в ответ губами и отключил связь. Сложив ладони рупором, Ривера что-то крикнул в сторону кормы. Через десять секунд на верхнюю палубу из-под арки выбежали Нотчли с Яотлем, выслушали главного и умчались обратно.
    — Видимо, Ривера передал им повеление свыше. Надеюсь, насчет колокола.
    — Нашего колокола, — с улыбкой поправила Реми.
    — Мне нравится ход твоих мыслей! Давай пересчитаем охранников.
    За пятнадцать минут наблюдения Фарго насчитали четырех: один караулил вертолетную площадку, другой патрулировал дорогу к причалу, двое бродили вокруг виллы. За подступами к острову, похоже, никто не следил — по крайней мере, они никого не заметили.
    — А Ривера с парочкой прихвостней? — напомнил Сэм. — Вероятно, они безвылазно сидят на яхте. Как бы от них избавиться?..
    — Та еще задачка… — нахмурилась жена. — Они столько гонялись за колоколом, что теперь, наверное, спят рядом с ним.

    Остаток дня, до наступления сумерек, Фарго вычерчивали подробную карту острова, между делом устроив подобие пикника — скромный обед из фруктов, орехов и пары бутылочек воды. В шестом часу вечера с востока донесся рокот. Наведя бинокли, Фарго увидели источник шума: черный, с тонированными стеклами, «Еврокоптер ЕС 135». Промчавшись над островом, вертолет неторопливо сделал круг над владениями Окафора, словно выполняя прихоть хозяина, пожелавшего перед приземлением обозреть свое королевство. Дежурный охранник уже стоял по стойке «смирно»: спина прямая, автомат на груди. Когда винты замедлили вращение, из открывшейся боковой дверцы вышел высокий, сухощавый африканец в белом, с иголочки костюме и зеркальных солнцезащитных очках.
    — Конец расслабухе, — усмехнулся Сэм. — Папочка вернулся.
    — А хозяин явно посещал школу стиля Иди Амина, — сказала Реми. — Готова поспорить, у него весь шкаф забит такими же костюмами.
    Не отрываясь от бинокля, Сэм ответил:
    — Ну а кто отважится заявить миллионеру, что он банален?
    Окафор пересек площадку, отсалютовал охраннику и на поджидавшем его гольф-каре отправился вверх, к вилле.
    — Посмотрим теперь, что начнется после его приезда, — проговорил Сэм.
    Спустя десять минут гольф-кар съехал с холма на дорогу, ведущую к причалу, и остановился рядом с «Ндживой». Ривера широким шагом спустился по сходням, сел на пассажирское место, и машина вновь направилась к вилле. Мексиканец исчез в недрах дома. Через двадцать минут аудиенция, видимо, окончилась, гольф-кар отвез Риверу на яхту. Сэм и Реми не спускали с «Ндживы» глаз. Пять минут, десять, двадцать… На палубе никто не появлялся. Никакой деятельности после встречи Итцли Риверы с Окафором мексиканцы не развернули.
    — М-да, ожидания не оправдались… — Реми искоса взглянула на мужа. — Вижу-вижу, крутятся шестеренки. Что, разработал план нападения?
    За долгие годы совместной работы Фарго до блеска отточили схему планирования рискованных авантюр: Сэм придумывает стратегию, а Реми выступает «адвокатом дьявола», без устали придираясь к предложениям мужа. Препираются до тех пор, пока не убедятся, что план жизнеспособен — и не утопит их. До сих пор метод действовал безотказно, хотя вода частенько подступала к самым подбородкам.
    — Почти, — ответил Сэм и, опустив бинокль, глянул на часы. — Наверное, пора возвращаться. Через четыре часа настанет ночь.

    Обратная «траектория» оказалась намного легче: во-первых, не приходилось сражаться с земным притяжением, а во-вторых, дорога была уже знакома. Спустившись до уровня моря, они осторожно обошли мангровую топь, свернули на север к пляжу и последнюю четверть мили одолели вплавь. Неподалеку от устья бухты Реми замерла.
    — Тише… Прислушайся.
    Спустя миг Сэм уловил доносящийся справа негромкий гул лодочного мотора. В ста ярдах от Фарго из-за мыса выскочил быстроходный катер «ринкер». Один человек стоял у штурвала, второй через бинокль осматривал побережье.
    — Глубокий вдох! — скомандовал Фарго.
    Набрав полные легкие воздуха, оба сгруппировались, нырнули на глубину в шесть футов и двинулись к бухточке. Вытянутая рука Сэма уперлась в берег, пальцы обхватили торчащие из грязи корни. Подтянув Реми к себе, он указал на покачивающийся над ними сухой ветвистый куст. Вода мягко вытолкнула пловцов на поверхность. Оба настороженно заозирались по сторонам.
    — Слышишь мотор? — прошептал Сэм.
    — Нет… Погоди, вот же они! — Она указала кивком в сторону.
    Сэм глянул сквозь тонкие прутики в указанном направлении: в пятидесяти ярдах от них замер «ринкер». Мотор кашлянул, зачихал, зафыркал… и заглох. Водитель снова попробовал завести двигатель — безрезультатно. Он гневно стукнул кулаком по штурвалу. Напарник перешел на корму и открыл машинный люк.
    — Неполадки в моторе, — прошептал Сэм. — Ничего, скоро уедут.
    Впрочем, оба понимали: может, уедут, а может, вызовут буксир. В последнем случае придется невесть сколько отсиживаться под засохшим кустом.
    — Сплюнь… — отозвалась Реми.
    Напарник что-то сказал водителю, тот еще раз попытался завести катер. Мотор кашлянул и заглох.
    — Свеча зажигания, — пробормотал Фарго.
    Реми вдруг медленно запрокинула голову назад и уставилась вверх. Осторожно обернувшись, Сэм проследил за взглядом жены — с расстояния не более шести дюймов за ними наблюдала пара карих бусинок-глаз. Глазенки, моргнув, слегка прищурились. Наконец до Сэма дошло…
    — Обезьянка, — шепнул он.
    — Спасибо, я заметила.
    — Капуцин?
    — По-моему, колобус. Молодой.
    Охранники Окафора снова попытались завести «ринкер». На этот раз мотор не заглох, а, чихнув, ровно загудел на холостом ходу. Потревоженный шумом колобус вздернул мордочку, крошечные лапки заскользили вниз. Напоследок обезьянка оглянулась.
    — Маленький, легонький… — ласково проговорила Реми.
    Оскалившись, зверек с визгом затряс куст, на головы Фарго дождем посыпались листья.
    Сэм пригнулся, глянул сквозь ветви. Оба охранника, с винтовками у плеча, целились с палубы в сторону их укрытия. Хрустнуло. Один из стволов полыхнул огнем. Листву над головами Фарго прошила пуля. Завизжав еще громче, обезьянка яростно замолотила по ветвям. Сэм ободряюще сжал под водой ладонь жены.
    — Они… — начала Реми.
    — Вряд ли. Их интересует ланч.
    Кррррк! Еще более оглушительный визг и отчаянная тряска.
    Тишина.
    Прислушавшись, Сэм разобрал шорох лапок удирающего зверька.
    — Поворачивают к нам, — прошептал он жене. — Готовься нырять.
    «Ринкер» развернулся носом в сторону укрытия и заскользил вперед. Расстояние медленно, но неумолимо сокращалось. Второй стоял теперь рядом с водителем, оперев винтовку на раму ветрового стекла.
    — Погоди… Погоди… — прохрипел Сэм. Катер приблизился на расстояние пятнадцати футов. — Вдыхай… Ныряем.
    Оба одновременно ушли под воду и, цепляясь за корни, заскользили спиной по склону берега. Когда ноги увязли в грязи, Фарго запрокинули головы. Нос «ринкера» уткнулся в заросли кустов. Послышались приглушенные голоса, хруст ветвей. В волны, кружа, посыпались листья.
    Примерно через минуту гребной винт вспенил воду, катер дал задний ход. Фарго дождались, пока судно развернется и рванет прочь, — лишь тогда всплыли. Жадно глотая воздух, они смотрели, как «ринкер» исчезает за поворотом.
    — Они ведь ее не убили, а? Не убили? — с надеждой спросила Реми.
    — Ну ты даешь! — рассмеялся муж. — Истинный друг животных! Не волнуйся, обезьянка удрала. Ладно, давай выбираться.

ГЛАВА 17

    Остров Сукути
    — Стоп машина! Малый назад! — командовала на носу жена — Сэму перекрывала обзор мачта.
    Фарго перевел дроссель в нейтральное положение, на время предоставив лодку воле волн, затем включил задний ход и слегка подался обратно за береговой выступ.
    — Отлично, — сказала Реми. — Отстаем примерно на милю. Минут через десять «ринкер» свернет на север.
    В бухте доу села на мель, так что в путь они тронулись, не мешкая, минут сорок назад. Оба надеялись, что катер пойдет к причалу Окафора вдоль южного побережья Сукути; сами Фарго намеревались обогнуть остров с северной стороны. Им не терпелось добраться до устья прохода между Большим и Малым Сукути — более-менее надежного укрытия, если, конечно, «ринкер» не свернет туда же.
    Путь через южную сторону острова, несомненно, был короче, но, отправившись к причалу по прямой, доу оказалась бы как на ладони. Оставалось лишь идти через пролив на север к западному побережью — там незваных гостей засекли бы разве что с вершины откоса.
    Фарго молча смотрели на сияющий диск солнца, медленно скатывающийся к горизонту. Наконец, взглянув на часы, Реми объявила:
    — Малый вперед!
    Сэм завел двигатели, прибавил газ — и лодка неторопливо вышла из укрытия. Реми плашмя вытянулась на носу, рассматривая берег через бинокль.
    — Уплыли, — сказала она. — Чисто.
    Фарго толкнул рукоятку дросселя, доу устремилась вперед. Прошло десять минут.
    — Ага, вот он! — воскликнула жена.
    Сэм перегнулся через перила: в двухстах ярдах от лодки виднелось устье прохода. Шириной не более пятидесяти футов, пролив скорее напоминал туннель: с обеих сторон поднимались высокие, густо поросшие джунглями берега; дуги ветвей сплетали над водой беспросветный полог, лишь посередине рассеченный голубой лентой неба.
    Фарго аккуратно повернул руль вправо, лодка послушно изменила курс.
    Реми перешла на корму и, нырнув под гик, упала на палубу рядом с мужем.
    — Настоящий круиз по джунглям, — улыбнулась она.
    — Что?
    — Я о проливе. Помнишь «Круиз по джунглям» в Диснейленде? Вот такая у меня ассоциация.
    Сэм рассмеялся.
    — В детстве это был мой любимый аттракцион.
    — Он до сих пор у тебя любимый, — заметила жена.
    — Что есть, то есть…
    Через несколько минут они приблизились к устью на расстояние в сотню ярдов. Лодка затряслась и рванула вперед, неожиданно развив скорость до пяти узлов за столько же секунд.
    — Да ты провидец… — сказала мужу Реми.
    Испытав на себе мощь течения у берегов Занзибара, Фарго опасался, что в проливе между островами их подстерегает нечто похожее. Под напором прилива с южной стороны устье прохода, словно гидравлический вакуум, всасывало океан на юге и с силой выплевывало на севере.
    Из экономии горючего Сэм отключил мотор.
    — Кое в чем нам повезло! — сказал он, крепко сжимая штурвал. — Можно не беспокоиться о мелях. Течение промыло здесь глубокий ров.
    Лодку резко накренило, корму бросило в сторону. Фарго повернул штурвал вправо, затем влево, — и нос выровнялся по направлению к устью. Крепко держась за поручни, Реми склонилась над бортом, на губах ее сияла улыбка, каштановые волосы развевались.
    — С какой скоростью идем? — спросила она.
    — Десять — двенадцать узлов, — смеясь, ответил Сэм. Впрочем, на таком низком судне вблизи от поверхности воды скорость казалась больше. — Иди-ка лучше вперед. Скоро мне понадобится зоркое око.
    — Есть, капитан! — Жена перешла на нос. — Еще пятьдесят ярдов, — отрапортовала она. — Так держать!
    Через выступающую песчаную отмель по правому борту перекатила четырехфутовая волна.
    — Волна! — предупредил Фарго, поворачивая на несколько градусов штурвал, чтобы принять удар. Волна врезалась в нос с правого борта — лодку отбросило, начало разворачивать. Чтобы удержаться, Сэм с силой выкрутил руль вправо, выжидая, пока спадет напор и нос опять выровняется.
    — Все в порядке. Так держать! — крикнула жена. — Двадцать ярдов.
    Перегнувшись через поручни, Сэм всматривался в толщу воды цвета индиго: тридцать — сорок футов глубины. А шестью футами правее сквозь бирюзовую рябь просвечивал белый песок. За другим бортом было то же самое.
    — Развернуться особо негде! — крикнул он жене. — Что там впереди?
    — Проход сужается. Хочешь, спущу якорь?
    — Само собой!
    Развернувшись на животе, она отдала якорь с носа, понемногу травя конец. Когда он заскользил по дну, Реми выбрала лишнее и завязала на релинге узел. Доу, постепенно замедлив ход, резкими рывками запрыгала по волнам.
    — Десять ярдов, — отрапортовала жена.
    Вдруг, словно при затмении, исчезло солнце — лодка скользнула в пролив. С обеих сторон зеленой стеной поднимались непролазные джунгли; над головами вилась рваная голубая лента неба. Оглянувшись назад, Сэм вздрогнул от внезапного приступа головокружения: вход в пролив, казалось, смыкался, точно ирисовая дверь-диафрагма на космическом корабле.
    — Впереди поворот, — предупредила Реми. — Право руля, сорок пять градусов!
    Фарго глянул вперед.
    — К вашим услугам.
    — Три… два… один… Поворачивай!
    Он на четверть повернул штурвал влево.
    — Поворот по правому борту! — крикнула жена.
    Сэм опять крутанул штурвал.
    — Замри! — велела она. Прошло несколько секунд. — Хорошо, начинай медленно поворачивать влево. Продолжай… еще… Отлично. Так держать!
    Точно по мановению волшебной палочки, течение вдруг утихло. Лодка, потеряв прежнюю скорость, размеренно заскользила по воде. Пролив немного расширился: пятнадцать футов от правого борта, пятнадцать от левого.
    — Поднимай якорь! — крикнул Фарго. — Вроде все в порядке.
    Вытянув якорь, Реми вернулась в кокпит. Джунгли медленно погружались в сумерки; в густых зарослях истошно вопили попугаи, квакали лягушки, монотонно жужжали насекомые.
    — Так спокойно… — озираясь по сторонам, проговорила она. — Жутковато, но спокойно.
    Сэм разложил на крыше каюты карту, жена включила фонарик.
    — Нужно узнать длину окружности. — Он обвел остров указательным пальцем.
    Реми прошлась вдоль побережья делительным циркулем, время от времени помечая карандашом мысы и береговые ориентиры. Покончив с разметкой, она быстро провела на полях расчеты и объявила:
    — Большой Сукути — девять миль. Малый Сукути около пяти.
    Фарго задумчиво посмотрел на часы.
    — Еще двадцать минут — и мы у северного устья. Минут через двадцать после этого там может пройти «ринкер»… если, конечно, охрана сразу отправится в очередной дозор. Если «ринкера» не будет, значит, ночью патрулей не предвидится. Или они объезжают острова через определенный интервал времени.
    — Между прочим, важная оговорка, — заметила Реми. — В последнем случае есть риск встретиться с ними где-то по пути вдоль побережья. Остается надеяться, что мы заметим их раньше.
    Муж согласно кивнул.
    — Будь другом, поищи на карте бухты, укромные уголки… Нужно пометить укрытия, куда можно шмыгнуть в последнюю минуту.
    С заданием жена справилась минут за десять.
    — Закоулков полно! Есть из чего выбрать. Не хватает разметки глубин. Относительно глубины я уверена лишь в шести-семи местах.
    — Ладно, будем действовать по обстоятельствам.
    — Итак, твой генеральный план…
    — Если бы он был! — вздохнул Сэм. — Слишком много переменных. Станем исходить из того, что колоколом займутся скорее раньше, чем позже: либо куда-нибудь погрузят, либо куда-нибудь выбросят. Для этих целей есть три транспортных средства: патрульный «ринкер», яхта «Нджива» и вертолет Окафора. Начнем с яхты. Не важно, что они собираются делать, — колокол в любом случае пока хранится там. Если выбор падет на катер или «Ндживу», нацепим пиратские шляпы и разыграем ограбление.
    — А если вертолет?
    — Действуем по тому же плану. Только наденем шлемы, — подмигнул он.
    — Радость моя, не так уж много часов ты налетал на вертолетах! — напомнила Реми.
    — Ну, четыре-пять миль до материка как-нибудь одолею. Канал перелетим за шесть минут — они и поисковый отряд не успеют собрать. Находим уединенный пустырь, садимся и…
    Реми улыбнулась.
    — И действуем по обстоятельствам?
    Пожав плечами, муж улыбнулся в ответ.
    — Это, конечно, оптимальный вариант, — согласилась она, — но ты не учел уйму потенциальных опасностей!
    — Знаю…
    — Вдруг нас, к примеру, засекут? Силы не равны! Что людей, что стволов…
    — Знаю…
    — И самое важное: вдруг колокол уже перевезли?
    Сэм помолчал.
    — Тогда игра окончена. Если не перехватим колокол здесь, значит, мы навсегда его потеряли. Реми, у нас равноправие. Раз тебя смущает предложенный план, никуда не пойдем.
    — Сэм, ты же знаешь, я «за». Только при одном условии.
    — Слушаю.
    — Примем кое-какие меры безопасности.

    Впереди наконец показалось северное устье. Солнце уже склонилось к самому горизонту — неровный овал золотисто-оранжевого света в конце туннеля. В десяти футах от выхода Реми развернула доу вправо, загнав лодку под завесу ветвей прибрежных деревьев. Сэм тем временем с крыши каюты заводил за мачту самые толстые ветки, чтобы плотнее прижать судно к берегу. Ползком подобравшись к релингу, он выглянул из-за листьев и крикнул жене:
    — Обзор превосходный!
    Диск солнца исчез за холмом Большого Сукути. Западную часть острова, включая пролив, окутали сумерки.
    — Если они затеяли очередной объезд, — добавил Сэм, — то будут здесь минут через пятнадцать — двадцать.
    — Пойду сложу вещи и гляну, что еще полезного можно прихватить.
    Она сбежала вниз, в каюте закипела работа.
    Вернувшись на палубу, Реми замурлыкала под нос «Summer Wind» Фрэнка Синатры. Затем, уже дуэтом, они исполнили «Hotel California» «Eagles», «In the Midnight Hour» Уилсона Пикетта… На середине битловской «Hey Jude» Сэм вдруг предостерегающе вскинул руку.
    На десять секунд воцарилась тишина.
    — В чем дело? — спросила Реми.
    — Наверное, показалось. Нет, вот… Слышишь?
    Жена прислушалась. Точно! Тихий рокот лодочного мотора…
    — Справа, — сказала она.
    — На северо-западе. Наш гость, похоже, в пути.
    Фарго предполагали следующие варианты развития событий: повторный дозор выходит в море через неизвестный промежуток времени; «ринкер» выскакивает им навстречу у северного побережья; патруль немедленно идет на второй круг, проплывая мимо устья прежде, чем доу выберется из пролива. Третий расклад был идеален. Зная маршрут и среднюю скорость катера, Сэм и Реми могли в любой момент достаточно точно вычислить местоположение врага. Если обойдется без неожиданностей, до причала они доберутся намного раньше «ринкера».
    Распластавшись на животе, Фарго рассматривал в бинокль мыс, выдающийся в океан в четверти мили от устья. Урчание мотора становилось все громче. Наконец показался нос катера. Экипаж, разумеется, состоял из водителя и наблюдателя. Судно — как и следовало ожидать — повернуло на юго-восток, параллельно береговой линии.
    Вспыхнул прожектор.
    — Все в порядке, — пробормотал Сэм то ли себе, то ли Реми. — Раз они о нас не знают, то не заметят.
    — И какова вероятность?
    — Девяносто пять процентов. Ну, может, девяносто.
    — Сэм…
    — Все в порядке. Успокойся. Сиди тихо, держи пальцы крестиком.
    «Ринкер» приблизился к проливу на сотню ярдов, направляясь прямиком к доу; луч прожектора обшаривал берега и макушки деревьев.
    — Давайте, давайте, — процедил Фарго. — Нечего тут смотреть… Проходите мимо, вот и проходите…
    Расстояние сократилось до пятидесяти ярдов.
    Сорок.
    Тридцать.
    Не опуская бинокля, свободной рукой Сэм медленно вытащил из набедренного кармана шорт «хеклер-кох» и, примостив его у плеча, снял с предохранителя.
    До катера оставалось двадцать ярдов.
    — Реми, иди-ка вниз, — прошептал он.
    — Сэм…
    — Реми, пожалуйста.
    Лодка легонько закачалась — Фарго понял, что Реми, крадучись, спускается в каюту.
    Теперь нужда в бинокле отпала. Сэм вытер о шорты правую ладонь, просунул дуло пистолета между ветвей и прицелился в темный силуэт у штурвала. В голове мгновенно сложился план действий: сначала водитель, следом прожектор, затем наблюдатель — лишь бы тот не успел добраться до руля или открыть ответный огонь. Два выстрела на каждого… и ждать, что будет.
    Катер неумолимо приближался.
    Сэм вдохнул поглубже…
    Тишину прорезал неожиданный рев мотора. Задрав нос, «ринкер» повернул влево, а спустя миг исчез из виду.
    Пронесло! Сэм дважды стукнул по крыше каюты.
    — Ушли? — через несколько секунд прошептала Реми.
    — Ушли. Глянь карту. Когда они свернут за северную оконечность Малого Сукути?
    Из темноты донесся шелест бумаги и скрип карандаша.
    — Там чуть больше мили, — сказала она. — Еще двадцать пять минут, и можно отчаливать.

    На всякий пожарный они выждали ровно полчаса и лишь тогда осторожно вывели лодку из пролива. Сорок минут доу скользила вдоль северной стороны острова, не отходя от берега дальше чем на пятьдесят футов и не разгоняясь больше трех миль в час, — неприятно, конечно, зато бесшумно.
    С фонариком-ручкой в зубах Реми шагала циркулем по разложенной на палубе карте.
    — «Ринкер» подходит к южной оконечности Малого Сукути, — выплюнув фонарь, объявила она. — Мы обгоняем их по меньшей мере на двадцать минут.
    У северной оконечности Большого Сукути Фарго притормозили: оглядели в бинокль побережье и двинулись дальше.
    — До причала меньше мили, — предупредила Реми.
    — Может, остановимся в полумиле? Как думаешь?
    — По-моему, хорошая мысль.
    До намеченного места стоянки добрались за двенадцать минут. Раскинувшийся слева унылый береговой ландшафт, взбегая наверх, сменялся пышными зарослями джунглей. Лодка замедлила ход, Реми пристально осмотрела побережье.
    — Подходящее местечко, — резюмировала она и вскарабкалась на нос.
    Под руководством жены Сэм развернул доу влево и направил ее к берегу.
    — Стоп машина!
    Он сбросил газ и, подобрав рюкзаки, перешел на нос. Реми уже перелезла через борт. Придерживая ее за запястья, Фарго осторожно спустил ее в воду — глубины оказалось по пояс — и подал вещи.
    — Иди-ка сюда, — велела Реми.
    — Что?
    — Пригнись, говорю!
    Он с улыбкой перегнулся через борт — Реми, потянувшись, чмокнула его в щеку.
    — Осторожней! — шепнула она. — Тонуть строго запрещено.
    — Слушаюсь! Давай, скоро увидимся!

    Следующая часть заготовленного плана заранее приводила обоих в уныние. Доу дала задний ход и, развернувшись, на несколько сотен ярдов отошла от берега. Сэм выключил двигатели, бросил якорь. Глубина под килем, по его прикидкам, составляла пятьдесят футов. Спустившись вниз, он открыл все пять кингстонов. Когда вода дошла до икр, Фарго выбежал наверх и, прыгнув за борт, поплыл к берегу. Минут через пять ноги коснулись дна.
    Реми кинулась навстречу мужу; оба с грустью проводили взглядом исчезающую в воде доу.
    Сэм отсалютовал лодке.
    — Готова?
    Жена кивнула:
    — Веди!

ГЛАВА 18

    Большой Сукути
    Минут пятнадцать Фарго молча брели по плотному сырому песку. Неожиданно на пути вырос тянущийся через пляж двадцатифутовый скальный выступ. Сэм проворно вскарабкался по скользким камням и, отыскав у гребня ровный, гладкий участок, осторожно выглянул на другую сторону. Спустя несколько секунд он махнул Реми: поднимайся!
    В ста ярдах от каменной преграды виднелся выдающийся в море причал. С одной стороны белела пришвартованная яхта; из иллюминаторов, занавешенных тонкими шторами, лился золотистый свет. Напротив покачивались оба «ринкера». Пустые. Ни водителя, ни пассажира на горизонте.
    — Халтурщики! — хмыкнула Реми. — Посрезали углы, чтобы быстрее вернуться.
    — Или хорошо разогнались у южного берега, — предположил Сэм. — На крыше ведь мощный бинокль — с той стороны и мышь не проскочит.
    — Что ж, по крайней мере, теперь известно, где все обитатели острова, — добавила она. — Никакого движения я не замечаю. А ты?
    — Ни малейшего. Итак, у нас два пути — водный и сухопутный.
    — На склоне много шатких камней, к тому же негде укрыться, — заметила Реми.
    — Заметано — к воде!
    — Как взберемся на «Ндживу»?
    Подкрутив бинокль, Сэм навел фокус на сходной трап яхты. Трап был чуть короче пяти футов и выходил прямиком к раздвижной двери каюты.
    — Трап не пойдет, — сказал он и, немного подумав, добавил: — Помнится, на доу я приметил в каюте плавучий якорь…
    Реми похлопала висящий за спиной рюкзак:
    — Он здесь. Хочешь превратить его в импровизированный абордажный крюк?
    — Ты читаешь мои мысли! Цепляемся за кормовые поручни и быстро вскарабкиваемся.
    Фарго спустились со скалы на песок и побрели к накатывающим волнам прибоя. Бесшумным брассом, экономя силы, они отплыли на пятьдесят ярдов в море, а затем повернули на юг, двигаясь параллельно берегу. Остановились уже у причала — просто, держась на плаву, наблюдали за яхтой.
    — Видишь кого? — тихо спросил Сэм.
    — Вроде нет.
    — Давай к катеру.
    Они вновь заработали руками, одновременно посматривая по сторонам, нет ли ненужных наблюдателей. Вот и «ринкер». Теперь можно было перевести дух, прислушаться, оглядеться… Из каюты «Ндживы» донеслись тихие голоса, затем глухой стук. Тишина. Снова стук.
    — Слышишь? — прошептал Сэм. — Ну-ка, потрогай мотор.
    Реми коснулась борта тыльной стороной ладони.
    — Холодный. А что?
    — Значит, тут больше топлива. Я мигом. Пора заняться страховкой.
    Набрав полные легкие воздуха, Фарго нырнул и поплыл вдоль катера к его впередистоящему брату-близнецу. Уцепился за планшир, подтянулся, огляделся. Никого. Перевалившись через борт, он подполз к штурвалу и проверил зажигание. Ключей, естественно, не оказалось. Сэм перевернулся на спину и, втиснувшись в эксплуатационный люк под приборной доской, при свете фонарика осмотрел сплетение проводов.
    — Как в старые добрые времена… — пробормотал он.
    Пять месяцев назад ему уже пришлось такое проделывать на озере в Баварских Альпах. К счастью, проводов на обоих катерах было немного: зажигание, дворники, ходовые огни и сирена. Вытянув провода насколько возможно, Сэм перерезал их швейцарским армейским ножом, скрутил в тугой клубок и выбросил за борт. Теперь предстояло тем же путем вернуться к Реми. Аккуратно закрыв люк, он подполз к планширу, огляделся, соскользнул в воду и под прикрытием «ринкера» подплыл к жене.
    — В общем, если все нормально, удирать будем на этой лодке. Хватаем колокол. Выводим, если повезет, из строя «Ндживу». Перетаскиваем трофей…
    — Как?
    — Справлюсь как-нибудь… Не беспокойся. О грыже потом подумаем. Короче, перетаскиваем колокол на «ринкер» и ускользаем прежде, чем заметят пропажу.
    — А если что-то пойдет не так? — нахмурилась Реми. — Ладно, не важно. Сама знаю: действуем по обстоятельствам.

    Обогнув причал, они подплыли к яхте с кормы. «Нджива» оказалась намного больше, чем представлялось издалека. Расстояние от воды до поручней составляло не меньше десяти футов. Реми достала из рюкзака плавучий якорь, прихваченный с доу. Сэм осмотрел канат.
    — Слишком короткий, — прошептал он жене на ухо и жестом велел следовать за ним обратно к «ринкеру».
    — Переходим к плану Б, — сказал Сэм. — Попробую взобраться по трапу.
    Реми хотела что-то ответить, но он торопливо выпалил:
    — Пойми, это единственный способ! Прыгать с причала — шумно. Садись в «ринкер» и будь готова отчалить в любой момент.
    — Ни в коем случае.
    — Если меня поймают, беги.
    — Я сказала… — сурово начала жена.
    — Короче, ты убегаешь. Добравшись до цивилизации, звонишь Рубу. Он разберется, как лучше действовать. Ривера наверняка решит, что ты уже связалась с властями. Меня он не убьет — по крайней мере, не сразу. Мексиканец слишком умен. От трупов хлопот куда больше, дело того не стоит.
    Нахмурившаяся Реми метнула на мужа испепеляющий взгляд.
    — Тогда назовем это план В. По плану Б тебя не поймают. Мы увязли по уши, Сэм.
    — Знаю. В общем, смотри в оба. Я дам тебе знак. Если подниму открытую ладонь, можешь прийти. Если подниму кулак, стой на месте.
    Он скинул рубашку, обувь, сунул их в рюкзак и передал жене.
    — Сэм, что ты делаешь? — удивилась она.
    — С одежды капает, обувь скрипит.
    — Ты, случайно, не бегал тайком на тренировки спецназа?
    — Просто смотрел «Милитари-чэннел».
    Поцеловав Реми, Фарго нырнул под «ринкер» и выплыл у причала. Новый вдох, новый нырок. Заплыв вдоль белого корпуса «Ндживы». Под сходным трапом Сэм остановился. Из каюты доносились приглушенные голоса. Двух человек. Или трех. Попытка разобрать слова или определить количество говорящих не увенчалась успехом. Вскарабкавшись на причал, он распластался на животе, замер, прислушался — и крадучись двинулся вверх. У верхней перекладины осторожно приподнял голову, огляделся… Никого. Он выполз на палубу и, встав на ноги, прижался к переборке.
    Дверь каюты медленно отъехала в сторону. Палубу озарил прямоугольник желтого света. Похолодев от ужаса, Сэм молниеносно шагнул в сторону, юркнул за угол и затих. Несколько глубоких вдохов немного его успокоили.
    Кто-то, тяжело ступая, вышел из каюты. Дверь захлопнулась, с трапа донесся стук шагов. Сэм осторожно выглянул: на корме никого. Пришлось подойти к поручням. Ага! Темная фигура, скользнув через причал, сошла на берег — там на небольшой поляне стояли зеленый микроавтомобиль «кушман» с безбортовой платформой и белый гольф-кар. От поляны вверх вилась дорожка — видимо, к вертолетной площадке и хозяйскому дому.
    Человек подобрал с платформы грабли, пару лопат и бросил их в ближайшие кусты.
    — Освобождает место для груза, — сам себе шепнул Сэм.
    Он на несколько секунд поднял кулак для Реми — «оставайся на месте» — и, пригнувшись, мелкими шажками двинулся к переборке.
    По деревянному причалу простучали подошвы, следом загрохотал трап. Дверь отъехала в сторону: открылась — и закрылась. Прошло три минуты. Дверь опять отворили. Топот нескольких пар ног. Невнятное бормотание… По палубе прошуршало что-то тяжелое.
    Фарго выглянул из-за угла и в льющемся из каюты свете увидел старых знакомых: Риверу, Нотчли и Яотля. Между ними стоял ящик — примерно такой же соорудил на Занзибаре Сэм, готовя мексиканцам ловушку.
    Яотль, самый крупный из трех, потянул ящик на себя, вниз по трапу; Ривера и Нотчли подталкивали груз с другой стороны. Сэм юркнул обратно в тень. Колокол как будто спустили на причал… Он снова осторожно выглянул через поручни.
    Нотчли с Яотлем за веревочные ручки волокли ящик к берегу. Сзади на некотором расстоянии шел Ривера. Наконец троица погрузила трофей на платформу микроавтомобиля.
    Главный заговорил с подручными по-испански. Фарго разобрал лишь несколько слов: «отвезите его… вертолет… вскоре туда».
    Заурчал мотор «кушмана», под колесами захрустел ракушечник. Через несколько секунд рокот машины стих вдалеке. Сэм отважился выглянуть: Ривера широким шагом направлялся к трапу. Он быстро отступил в тень переборки. Мексиканец поднялся на борт и вошел в каюту.
    Сэм прикинул, какой у него выбор. Сцепиться с Риверой, профессиональным, тренированным убийцей, однозначно не хотелось. Что же делать?.. Колокол вот-вот улетит — как только его погрузят в вертолет. А если опасный мексиканец выйдет из игры, у них с Реми появится большая свобода действий. Пистолет, конечно, не вариант — шум привлечет внимание охранников. Придется идти сложным путем.
    Собравшись с духом, он пополз вдоль переборки к раздвижной двери и, мысленно отрепетировав предстоящую драку, толкнул пальцем ручку. Дверь с тихим шелестом отъехала в сторону.
    Из каюты раздался голос Риверы:
    — Нотчли? Яотль?
    Отступив на полшага назад, Фарго вскинул к правому плечу кулак.
    Свет в проеме двери заслонила черная тень.
    Из-за дверного косяка появился нос Риверы, подбородок, глаза… Сэм размахнулся кулаком, целя противнику в висок, но мексиканец, никого не увидев перед собой, инстинктивно повернул голову в сторону. Кулак Фарго лишь скользнул по виску. Не дожидаясь, пока Ривера придет в себя и схватится за оружие, которое у него наверняка имелось, Сэм метнулся в проем. Краем глаза он заметил, что мексиканец, как и ожидалось, тянется рукой за спину.
    К счастью, взяли свое годы тренировок по дзюдо. Фарго интуитивно отметил в позе противника слабые места. По-прежнему несколько ошеломленный, Ривера пытался перегруппироваться, опираясь всем весом на левую ногу. Отбросив мысли об оружии врага, Сэм применил де-аши-хараи, боковую подсечку — то есть ударил мексиканца по левой лодыжке. Ривера рухнул на бок, одновременно выхватив из-за спины пистолет. Фарго поймал его запястье и, используя инерцию движения, шмякнул кисть о переборку. Хрустнула кость. Оружие отлетело в сторону, запрыгав по ковровому покрытию.
    По-прежнему стискивая мертвой хваткой запястье Риверы, Сэм отступил назад, ловким приемом распластал противника на полу и, выпустив кисть, навалился ему на спину. Почувствовав сжимающуюся вокруг шеи руку Фарго, мексиканец мгновенно врезал ему локтем по лицу, чуть ниже глаза. Голова пошла кругом, зрение утратило четкость. Сэм отвернулся, но тут же получил мощный удар в затылок. Немного переведя дух, он стиснул горло противника еще крепче. Используя ноги как противовес, Фарго перекатился влево, увлекая за собой Риверу. И тут мексиканец допустил ошибку — запаниковал. Он перестал отбиваться локтями, а вместо этого принялся царапать сжимающее его шею предплечье. Сэм придушил его еще сильнее: правой рукой ухватился за свой левый бицепс, прижимая голову противника к груди и передавливая ему сонные артерии. Сопротивление Риверы почти сразу ослабло, спустя миг он обмяк. Фарго отсчитал три удара сердца, отбросил мексиканца и, перекатившись на колени, проверил его дыхание и пульс. Ага… Живой, только крепко спит.
    Спустя десять секунд, немного очухавшись, Сэм встал на ноги, осторожно тронул скулу. На пальцах осталась кровь. Шаркающей походкой он вышел на палубу, показал Реми раскрытую ладонь и вернулся внутрь.
    Жена появилась через минуту — взглянула на бездыханного Риверу, бросила рюкзаки и стремительно обняла мужа. Спустя миг ее сияющая улыбка погасла. Отстранившись, Реми указательным пальцем развернула его лицо.
    — Это только выглядит страшно, — успокоил ее Сэм.
    — Откуда тебе знать, как оно выглядит? — хмуро заметила жена. — Придется накладывать швы.
    — Эх, прощай, красота!
    Реми кивнула в сторону Риверы:
    — А он…
    — Спит. Когда проснется, превратится в «одного разгневанного мужчину».
    — Тогда нам лучше уйти. Так что, угоняем вертолет?
    — Видишь ли, они были очень добры, сами погрузили колокол. Не воспользоваться их любезностью — просто грубость. Кстати, «ринкер»… Ты ведь…
    — Выдернула провода и выкинула за борт. Что теперь? Свяжем его?
    — Времени нет. Тут главное — внезапность. Если кому-нибудь приспичит поискать Риверу, все пропало. — Сэм огляделся и открыл вторую дверь — за ней оказался трап. — Там капитанский мостик. Поднимись-ка, разладь им связь.
    — Телефон для связи с берегом и радио? — уточнила жена.
    Он кивнул.
    — А я пока спущусь вниз, гляну, не завалялись ли там базуки.
    — Что?
    — На вертолетной площадке собралась теплая компания старых друзей. Вряд ли они обрадуются незваным гостям. Но если мы захватим с собой что-нибудь большое, громкое и страшное, возможно, ребята изменят свое мнение.
    Он забрал у Риверы очередной «хеклер-кох» и протянул Реми. Та внимательно осмотрела оружие, ловко вынула магазин, проверила патроны, вставила магазин обратно и, поставив пистолет на предохранитель, сунула ствол за пояс.
    Сэм изумленно следил за ее манипуляциями.
    — Канал для домохозяек «Ваш дом и сад», — пояснила она.
    — Ну ладно… Встречаемся тут же через две минуты.
    Реми устремилась наверх, а Сэм спустился в трюм. В одном из шести жилых помещений нашелся лишь револьвер «Магнум-357». Когда Фарго вернулся в каюту, Реми была уже на месте.
    — Ну как? — поинтересовался он.
    — Обе телефонные трубки отправила в воду.
    — Умница! Итак, Риверу ждут на вертолетной площадке — вероятно, Яотль, Нотчли, охранник и пилот. Максимум четыре человека. Теперь мы едем наверх, тихо надеясь, что до последнего момента они ничего не заподозрят.
    — А если там внушительная тусовка? — прищурилась Реми.
    — Отступаем.

ГЛАВА 19

    Большой Сукути
    Сиди тихо и жди, — шепнул Сэм жене. Чуть-чуть не доехав до взгорка, он поставил гольф-кар на ручник и крадучись поднялся наверх. По ту сторону, в сотне футов от взгорка, расстилалась открытая поляна — там же от дороги ответвлялся поворот к вилле. Справа от поляны виднелась вертолетная площадка, озаренная светом фонаря.
    Сэм вернулся к машине.
    — Сколько их? — спросила Реми.
    — Видел лишь троих. Охранника, Яотля и Нотчли. Все собрались на краю площадки. У каждого на плече автомат Калашникова. Пилота так и не высмотрел. Он либо в доме, либо в вертолете.
    — Сэм, ты только не обижайся, но… я надеюсь, он все-таки в вертолете. Если мы уговорим его отвезти нас…
    — Я не обижаюсь.
    — А колокол?
    — На платформе его нет. Похоже, всю тяжелую работу они сделали. Я займусь теми тремя, а ты беги прямиком к вертолету. Готова?
    — Как никогда! — Она скрючилась на полу гольф-кара, спрятала голову под приборную панель и, краем глаза оглядев мужа, скептически заметила: — Не очень-то ты похож на Риверу.
    — А это не важно. Если, конечно, подъедем достаточно близко. И достаточно быстро.
    Вынув из карманов «магнум» и «хеклер-кох», Сэм подоткнул каждый под бедро, снял машину с ручника и тронулся. Гольф-кар не спеша покатил через взгорок к поляне. Сэм еле сдерживался, чтобы не выжать педаль газа до упора.
    — Еще пятьдесят футов, — тихо сказал он Реми. — Нас пока не заметили.
    С расстояния в тридцать футов машину засек Яотль. Мексиканец что-то сказал приятелям, и все выжидающе уставились на гольф-кар.
    — Пока ноль реакции, — пробормотал Сэм. — Держись крепче. Въезжаем.
    Он вдавил в пол педаль газа — последние двадцать футов разогнавшаяся машина одолела за считаные секунды. Фарго резко затормозил, дернул ручник, схватил оба ствола и выскочил к собравшейся троице, стараясь не попасть в круг света.
    — Добрый вечер, джентльмены! — сказал он, наводя на них оружие.
    — Ты… — ошеломленно начал Яотль.
    — Мы, — поправил Сэм.
    Реми молча выбралась из гольф-кара и подошла к мужу.
    — Ведите себя как ни в чем не бывало, — велел Сэм потрясенной компании. — Ничего особенного не произошло. Просто трое парней слоняются туда-сюда по площадке. И улыбайтесь, улыбайтесь!
    Фарго заранее решили, что лучше подстраховаться — за территорией могли наблюдать через стоящий на крыше бинокль «Биг-Айз». Также решили до последнего не отбирать у противников оружие, чтобы не вызвать подозрений у возможного наблюдателя.
    — Реми, глянь, что можно сделать со светом.
    Стараясь оставаться в тени, Реми внимательно осмотрела столб.
    — Выключателя нет, но кабели тянутся от земли. По-моему, обычное напряжение в сто десять вольт.
    Новость Сэма обрадовала: двести двадцать вольт смертельно опасны, сто десять лишь больно ударят.
    — Как мило со стороны Окафора облегчить нам задачу, — усмехнулся он. — Ты как, сумеешь добраться до вертолета незаметно?
    — Думаю, да. Сейчас вернусь.
    Она поспешила обратно, к обрамляющим площадку кустам, нырнула в заросли, а спустя полминуты выскочила с противоположной стороны, за «Еврокоптером». Используя вертолет как прикрытие, Реми ринулась к кабине. Тем же путем, при помощи пистолета, ей удалось отконвоировать коротышку-пилота к остальной троице. Темное лицо танзанийца, облаченного в синюю форму, выражало неподдельный ужас.
    — Ящик на борту, привязан надежно, — отрапортовала Реми.
    — Где Ривера? — спросил Яотль.
    — Спит.
    Охранник потихоньку попытался скинуть с плеча автомат, но Сэм мгновенно прицелился ему в голову.
    — Не сметь! — И добавил на суахили: — Usifanye hivyo!
    Страж послушно опустил руку.
    — Реми, держишь их на прицеле?
    — Держу.
    Сэм отозвал пилота в сторонку:
    — Как вас зовут?
    — Джингаро, — пробормотал танзаниец.
    — И вы, значит, работаете на Окафора.
    — Да.
    — А у вас хороший английский! — попытался ободрить его комплиментом Сэм.
    — Я ходил в миссионерскую школу.
    — Отвезите нас на вертолете.
    — Н-не могу.
    — Можете, — отрезал Фарго.
    — Если полечу, Окафор меня убьет.
    — А если не полетите, вас убью я.
    — Убьете, но по-другому… не как он, — буркнул Джингаро. — Может быть, он расправится и с моей семьей. Прошу вас, я лишь пилот. Я ни в чем не замешан. У меня, видите, даже оружия нет. Я просто управляю вертолетом.
    — Не врешь насчет семьи?
    — Истинная правда! Простите, я ничем не могу вам помочь. Мистер Окафор мне не нравится, но выбора нет.
    Фарго заглянул Джингаро в глаза: похоже, о семье не соврал.
    — Вертолет готов к вылету?
    — Да. А вы пилот? — удивился танзаниец.
    В ответ Сэм пожал плечами.
    — Для полетов на вертолете я не слишком продвинут — знаю только взлет, висение и посадку.
    После нерешительного раздумья Джингаро сказал:
    — Этот вертолет оборудован блоком стабилизации на режиме зависания. На дальней стороне правой приборной панели вы увидите буквы H-V–C-P. Если полет горизонтальный, то можете подключить устройство, и машина перейдет на автовис. Да, чуть не забыл! Педали ножного управления рулевым винтом направления очень тугие. Мне так удобнее — меньше шансов для перекомпенсации. Так что не бойтесь давить. Не развивайте скорость больше сотни узлов — будет легче управлять.
    — Спасибо.
    — Не за что. А теперь ударьте меня, — вдруг попросил танзаниец.
    — Что?
    — Ну ударьте! Если Окафор заподозрит…
    — Понятно. Что ж, счастливо!
    — И вам тоже.
    Сэм с размаху врезал пилоту ладонью по кончику носа — не сильно, только кровь пустить. Танзаниец покачнулся и упал навзничь.
    — Лежи тут, не дергайся! — рявкнул Фарго. — Реми, тебе видно на крыше «Биг-Айз»?
    Жена проворно вытащила бинокль из бокового кармана висящего за спиной рюкзака и навела его на виллу.
    — Видно. Пока он смотрит на юг, но постепенно разворачивается в нашу сторону. Вертолетная площадка попадет в поле его зрения примерно через полминуты.
    Сэм взглянул на охранника-танзанийца и спросил на суахили:
    — Вы говорите по-английски?
    — Английский чуть-чуть.
    Фарго кивнул на висящий у его пояса мачете в ножнах.
    — Брось нож, — велел он, также на суахили, указывая себе под ноги. — Пошевеливайся!
    Охранник послушно швырнул оружие. Подобрав мачете, Сэм обратился ко всей компании:
    — Короче, план такой. Сейчас идем к вертолету. Мы — впереди, вы — следом, на некотором расстоянии, построившись в шеренгу…
    — Зачем? — хмуро буркнул Яотль.
    — Прикроете нас от пуль, если кто-нибудь вздумает пострелять. Яотль, проверь, поняли меня те двое?
    — Вам не уйти…
    — Может, и так, — усмехнулся Фарго. — Но мы поднапряжемся и совместными усилиями попробуем провернуть этот номер.
    — А если мы откажемся? — подал голос Нотчли.
    — Раз ты об этом заговорил, тебя пристрелю первым.
    — Вряд ли, — хмыкнул Яотль. — Сюда же вмиг сбежится вся охрана Окафора.
    — Вполне возможно. Только ты этот спектакль уже не увидишь. — Сэм направил в грудь мексиканцу «магнум». — Помнишь, как гостил у нас на вилле?
    — Помню.
    — Мы ведь вежливо с тобой обращались?
    — Не спорю.
    — Так вот… была вежливость, да вся вышла! — Для убедительности Фарго прицелился ему в лоб. — Хочешь убедиться?
    Яотль отрицательно качнул головой.
    — Проверь, всё ли поняли остальные.
    Мексиканец перевел разговор Нотчли, а затем на пиджин-суахили объяснил ситуацию охраннику. Те согласно кивнули.
    — И куда собираетесь, мистер Фарго? — осведомился Яотль. — Умей вы управлять «еврокоптером», то не стали бы разговаривать с пилотом. Бросьте! Если сейчас сдадитесь…
    Сэм его оборвал:
    — Нет уж, хватит с нас острова Кошмаров. Мы уходим. С нашим колоколом.
    — A-а, колокол… Неужели эта железка представляет такую ценность, что вы готовы ради нее умереть?
    В разговор вступила Реми:
    — Неужели эта железка представляет такую ценность, что ради нее вы убили девятерых туристов? Сэм, он тянет время.
    Тот кивнул.
    — Не спускай с них глаз. Я пока разберусь с машинами, нужно от них избавиться. Яотль, дай-ка мне шнурки из твоих ботинок.
    Мексиканец вытащил шнурки и, скатав в комок, бросил Фарго. Начал Сэм с гольф-кара: за полминуты заблокировал шнурком руль, опустил ручник, а затем вытолкал машину на взгорок. Вниз она покатилась сама и за считаные секунды исчезла в темноте. Проделав то же самое с «кушманом», он вернулся к Реми.
    — Готова?
    — Более-менее.
    — Неизвестно, как быстро они поднимут тревогу, увидев, что погас свет. Лучше поторопиться.
    Бинокль на крыше медленно развернулся в сторону фонаря. Реми придержала мужа.
    — Погоди, Сэм. — Она обернулась к Яотлю, Нотчли и охраннику. — Встаньте лицом к вертолету. Хорошо. А теперь взгляните на фонарь. — Троица послушно выполнила оба требования. — Чтобы плохо видели в темноте, — объяснила она Сэму.
    Тот улыбнулся.
    — Умница! За то и люблю.
    Едва бинокль повернулся на юго-запад, он быстро опустился на колени у фонарного столба и, собравшись с духом, воткнул в кабель острие мачете. Раздался хлопок, брызнули искры. Фарго отдернул руку. Свет погас.
    — Ты цел? — обеспокоенно воскликнула жена.
    — Цел. Но было, скажем, неприятно. Ладно, идем.
    Разделившись, они обогнули мексиканцев и охранника с двух сторон и встали лицом к шеренге.
    — Подойдите, — приказал Сэм.
    Полуослепленная троица, моргая и тряся головами, двинулась вперед. Реми знаком велела им следовать за ней к вертолету. Замыкал шествие Сэм — он держал на мушке всю группу.
    — Еще двадцать футов… — отрапортовала Реми. — Еще десять…
    Фарго остановился.
    — Стоп! Рассредоточиться! — скомандовал он и кивнул Реми: — Займусь предполетной подготовкой.
    — Хорошо. Друзья под прицелом.
    Закинув рюкзаки в салон, Сэм уселся на место пилота и, подсвечивая себе фонариком, осмотрел приборную доску и элементы управления. От обилия опций голова пошла кругом, но Фарго сосредоточился на главном. Через полминуты искомое все-таки нашлось.
    Сэм щелкнул выключателями аккумуляторов — вспыхнули подсветки пультов управления и лампы освещения кабины. Потом настала очередь топливного насоса и вспомогательной силовой установки, которая запустила раскрутку турбины. Через несколько секунд двигатель ожил, начал набирать обороты. Завращались винты, медленно, но постепенно набирая скорость по мере увеличения показаний тахометра.
    Сэм высунулся в окно:
    — Забери у них оружие!
    Повинуясь приказу, Яотль, Нотчли и охранник по очереди подошли к вертолету и закинули оружие в багажное отделение. Реми жестом велела им отойти от вертолета, позволив остановиться лишь на расстоянии, превосходящем радиус винта.
    Тут Фарго заметил, что скорость вращения несущего винта достигла максимального значения.
    — Пора прощаться! — крикнул он жене.
    — С удовольствием! — ответила она, забираясь в кабину.
    Не выпуская из поля зрения обезоруженную троицу, Реми бросила автоматы за защитную сетку на гермоперегородке.
    — Схватись за что-нибудь! — предупредил муж.
    Она уцепилась свободной рукой за сетку.
    — Держусь!
    Сэм проверил работу рукоятки управления и рычага управления тягой, выверяя изменение шага лопастей; затем опробовал педали управления рулевым винтом. При приведении в действие рычага управления тягой вертолет медленно оторвался от земли. Рукояткой управления Фарго повернул машину влево, вправо, носом вверх, носом вниз.
    — Сэм, у нас неприятности! — вдруг закричала Реми.
    — В чем дело?
    — Глянь вправо!
    Он посмотрел в боковое окно. Смысл происходящего дошел до него не сразу. Мексиканцы и охранник-танзаниец вдруг бросились врассыпную, а на площадку, перескочив через камни, вылетел темный прямоугольный объект, мчась прямиком к вертолету. «Кушман»! В бледном свете луны Сэм мельком увидел согнувшегося за рулем Риверу.
    — Выспался… — раздосадованно заметила Реми.
    — Так и знал — что-нибудь забуду! — воскликнул Фарго. — Ключи!
    Он вновь занялся вертолетом: решительно потянул рычаг управления тягой, чтобы набрать высоту; лихорадочно дернул вправо рукоятку управления и нажал педаль управления по курсу. Вертолет накренился вправо, хвост развернуло — Сэм явно перемахнул. Машина ухнула на площадку и, подскочив, снова взлетела. Фарго встревоженно глянул в боковое окно.
    Ривера стремительно приближался, до «кушмана» оставалось не больше тридцати футов. Один из мексиканцев — по-видимому, Нотчли, — метнувшись через площадку, запрыгнул на грузовую платформу.
    — Задержи их! — крикнул Сэм жене. — Целься в мотор! Выбирай мишень покрупнее!
    Реми выпустила из автомата три очереди в землю перед колесами «кушмана». Безрезультатно. Пришлось изменить мишень. Пули застучали по передней части машины, клацая по накладкам бампера и кромсая стекловолокно. Из моторного отсека повалил дым. «Кушман» дернулся, замедлил ход, но, так и не остановившись, нырнул под брюхо вертолета.
    Сэм взялся за рукоятку управления и рычаг управления тягой, пытаясь исправить ситуацию.
    — Я их не вижу! — крикнула Реми.
    Фарго выглянул в одно окно, в другое.
    — Где…
    Вертолет накренился вбок. Под открытой дверью показалась земля. Пол ушел у Реми из-под ног, она покатилась в проем. Непроизвольно выпустив из рук оружие, она в последний момент уцепилась за привязной ремень. Автомат Калашникова скользнул вниз и, отскочив от ящика, выпал из салона.
    — Мы остались без автомата! — крикнула Реми.
    Через мгновение за край дверного проема ухватились чьи-то пальцы, следом показалась голова Нотчли.
    — А еще у нас пассажир!
    — Ногой его! — бросил через плечо Сэм.
    — Что?!
    — Врежь по пальцам!
    Она с размаху стукнула Нотчли каблуком по мизинцу. Мексиканец взвыл, но удержался — даже, крякнув, подтянулся на руках и попробовал ухватиться за крепежные ремни, фиксировавшие ящик. Реми занесла ногу для второго удара.
    Снизу почти одновременно раздались три сухих щелчка. По дверце кабины глухо забарабанили пули.
    — Сэм!
    — Слышу! Держись крепче! Попробую его стряхнуть!
    Он дернул вертолет влево и завертел головой, надеясь определить, откуда ведут огонь. Справа, на платформе «кушмана», стоял Ривера с выпавшим из рук Реми автоматом Калашникова у плеча. На кончике ствола вспыхнуло оранжевое пламя. Боковое стекло со стороны пассажирского кресла покрылось паутинкой трещин. Сэм повел вертолет еще левее, к деревьям на краю площадки, пытаясь одновременно набрать высоту.
    Тем временем Реми сражалась в салоне с Нотчли. В конце концов ей удалось лягнуть его каблуком в бедро. Мексиканец с хрипом упал лицом в пол, расквасив себе при этом нос. Крепко держась за защитную сетку, Реми попробовала свободной рукой нащупать оружие.
    За остеклением кабины смутно вырисовывались темные макушки деревьев. Грянул выстрел. Пуля прошила подголовник пассажирского кресла, просвистела у подбородка Сэма и вылетела через ветровое стекло. Тихо ругнувшись, Фарго поднял рычаг управления тягой… Поздно! Брюхо вертолета уже царапали ветви деревьев.
    — Ну давай же, давай… — пробормотал он. — Реми, ты не могла бы…
    — Прости, занята!
    Вертолет закрутился волчком по часовой стрелке — хвостовая балка зацепилась за ветку. Взвыла сирена. На приборной панели замигали красные и оранжевые огоньки. По стеклу хлестали ветви деревьев. Пытаясь исправить ситуацию, Сэм дергал то рукоятку управления, то рычаг управления тягой…
    Наконец Реми удалось нащупать деревянный приклад одного из автоматов. Она с силой дернула его на себя, но ствол застрял. Пришлось, вывернув голову, проверить, в чем дело, — как оказалось, дуло зацепилось за ремешок. Нотчли тем временем пытался встать на ноги. Придерживаясь одним коленом за край дверного проема, он потянулся к Реми. Выпутывать автомат Калашникова времени не было, Реми выпустила приклад, в ладонь скользнула металлическая трубка. Пистолет! Достать его не составило труда. В этот миг мексиканец схватил ее за лодыжку. Стиснув зубы, она наотмашь ударила его рукоятью по подбородку. Голова Нотчли мотнулась в сторону, глаза закатились. По-прежнему стоя на коленях, он зашатался, опрокинулся назад и исчез в темноте.
    — Все, избавилась! — крикнула она Сэму.
    — Ты как?!
    Несколько раз глубоко вдохнув, Реми наконец ответила:
    — Поболтало меня, конечно, но… я все еще в строю!
    По фюзеляжу забарабанили пули. Заметив пробоину в остеклении кабины, Сэм заработал рукояткой управления и педалями. Наконец нос «еврокоптера» развернулся в нужную сторону. Чуть опустив вертолет, Фарго снова потянул вверх рычаг управления тягой. Под скрежет алюминия о дерево машина, покачиваясь, вылетела на открытую местность. Сэм прибрал тягу и буквально кинул вертолет ниже уровня деревьев — «еврокоптер» парил над склоном на высоте всего в двадцать футов. Отыскав на панели буквы H-V–C-P, о которых говорил Джингаро, он включил заветную кнопку. Вертолет слегка затрясся, завилял из стороны в сторону, резко потерял высоту, но тут же выровнялся и завис в воздухе. Сирена и мигающие табло отключились. Сэм осторожно убрал руки от элементов управления и тяжело вздохнул. Проворно подобравшись к проему, Реми захлопнула дверь. Рокот винтов стал тише.
    Фарго, обернувшись, протянул руку назад между спинками кресел. Реми сжала его ладонь и подалась навстречу.
    — Ты как, нормально? — спросил он.
    — Да. А ты?
    Он кивнул.
    — Пора отсюда сваливать. Мы уже донельзя злоупотребили гостеприимством хозяев.

ГЛАВА 20

    Большой Сукути
    Едва вертолет пересек южную береговую линию, Сэм понял, что стрельба Риверы причинила куда больше вреда, чем казалось на первый взгляд. Педалям недоставало упругости, рукоятка управления и рычаг управления тягой с опозданием реагировали на команды.
    — Ну, какие соображения? — Реми просунула лицо между спинками кресел.
    — Возможно, гидросистема. — Он осмотрел приборы, проверил давление масла, температуру, скорость оборотов винта. — Еще мотор понемногу нагревается. И с давлением масла что-то не то.
    — И чем это грозит?
    — Ничем хорошим.
    — До берега далеко?
    — Три мили. Может, чуть больше, чуть меньше… — Сэм пожал плечами.
    — Будем исходить из того, что Ривера так просто не отступится.
    — Само собой! Вопрос в том, насколько быстро к ним прибудет подмога.
    — Или насколько быстро они отремонтируют «ринкеры».
    — Тоже верно. Интересно, удастся ли мне посадить вертолет…
    Фарго осторожно снизился до ста футов и сбросил скорость до шестидесяти узлов (примерно семидесяти миль в час). В зеркальной поверхности чернеющей внизу глади моря отражались аэронавигационные огни «еврокоптера».
    — Сэм, нас выследят по огням, — встревоженно заметила Реми.
    — Хоть с огнями, хоть без огней, они и так следят за вертолетом через тот здоровый бинокль на крыше. Когда полетим над берегом, я их выключу. На фоне земли нас не увидят.
    — Ты думаешь, будет погоня, — полувопросительно сказала жена.
    — Скорее всего. — Он пробежался глазами по приборам. — Температура мотора немного упала. Давление масла еще не очень. Система управления по-прежнему «вялая».
    — Гидросистема, значит?
    — Как минимум. Любая из этих неполадок может нас утопить. Еще бы минуты четыре продержаться, — хмуро проговорил Сэм.
    — И благополучно приземлиться, — добавила Реми.
    — И это тоже.
    Вскоре на горизонте показалось восточноафриканское побережье. На темном бесформенном пятне постепенно вырисовались деревья, белые песчаные пляжи, перекаты холмов, зигзаги рек и ручьев.
    Через полмили в руке Сэма задергалась рукоятка управления. Над верхней частью фюзеляжа послышались глухие удары. Вертолет задрожал. Взвыла сирена. Вспыхнули желтые и красные огоньки табло.
    — Несколько зловеще… — Реми натянуто улыбнулась.
    — Всего лишь несколько, — согласился муж. — Возьмись за что-нибудь. Предстоит изрядная тряска.
    Он опустил нос, разгоняя вертолет до восьмидесяти узлов и даже больше. Внизу промелькнули отмели, пляж, черно-зеленый лес… Сэм выключил аэронавигационные огни.
    — Вижу у реки обширную песчаную отмель! — крикнул он. — Ты как, справишься с колоколом?
    — В каком смысле?
    — В смысле, вытолкнешь его?
    — Вон что… Конечно, справлюсь. А какой у нас план?
    — Я зависаю. Ты выпрыгиваешь на отмель с оружием, рюкзаками и колоколом.
    — А ты?
    — Я посажу вертолет в реку.
    — Что?! — ужаснулась Реми. — И думать не смей, Сэм…
    — Ты сама завела речь о погоне. Если утопить эту штуку, у них не будет отправной точки для поисков.
    — А ты сумеешь?
    — Если быстро остановлю винты.
    — Одни «если»… — вздохнула она. — Я уже ненавижу это слово.
    — В последний раз! — заверил ее муж. — На данный момент.
    — Угу… Очередной «последний раз».
    — Когда спустишься, спрячься за самым толстым деревом. Возможно, вертолет перевернется прежде, чем винты замедлят вращение. Тогда они разлетятся в стороны, как шрапнель.
    — Перевернется? Ты о чем…
    — У вертолетов центр тяжести смещен вверх. Едва машина коснется воды, как сразу опрокинется.
    — Мне не нравится твоя…
    — Подлетаем к отмели. Готовься!
    — Ты просто невыносим!
    — Знаю.
    Тихо ругнувшись под нос, Реми расстегнула на грузе крепежные ремни. Протиснувшись между ящиком и стенкой, она уперлась спиной в перегородку, а ногами начала подталкивать колокол вплотную к двери.
    — Готово!
    Снизив высоту до тридцати футов, а скорость до пятнадцати узлов, «еврокоптер» медленно двинулся к отмели. Машину мотало из стороны в сторону; глухой стук над головой повторялся теперь каждые три секунды, сотрясая фюзеляж от носа до хвоста.
    — Все хуже и хуже, — заметила Реми.
    — Мы почти на месте.
    Сэм начал постепенно, фут за футом, снижать машину.
    — Глянь расстояние до земли.
    Приоткрыв дверцу салона, жена выглянула вниз.
    — Двадцать футов… пятнадцать… десять…
    — Ты можешь прыгнуть? — спросил муж.
    — Конечно, гимнастикой я занималась давно, но десять футов одолею хоть с завязанными глазами.
    Фарго включил режим автовисения и осторожно отпустил рычаги. «Еврокоптер» закачался, задрожал, немного ухнул вниз, но затем сам собой выровнялся.
    — Прыгай! — крикнул он жене. — Помашешь, когда приземлишься. Хочу знать, что ты цела.
    Реми, пригнувшись, подошла к креслам и, просунув голову между спинками, поцеловала Сэма.
    — Удачи! — Она вернулась к ящику и широко распахнула дверь.
    — Только не зацепись за полозья шасси! — крикнул Фарго.
    Вдохнув поглубже, Реми плечом вытолкнула ящик в дверь — он кувыркнулся через край и исчез. Следом полетело оружие. Бросив на мужа прощальный взгляд, она решительно прыгнула вниз. Спустя десять секунд Сэм увидел ее на отмели. Реми помахала: все хорошо! — и умчалась в темноту.
    Он досчитал до шестидесяти — пусть найдет укрытие, — затем ухватился за рычаг управления тягой, отключил режим автовисения и сжал в руке рукоятку управления. Немного нагнув нос «еврокоптера» вперед, чуть регулируя шаг, Сэм плавно двинулся через отмель, вдоль реки… Когда впереди показалось подходящее, широкое и глубокое, место, он слегка задрал нос машины и перевел рычаг управления тягой в состояние висения.
    Теперь оставалось приметить береговые ориентиры: без подсветки вертолета в темноте уже ничего не разглядишь, придется пробираться на ощупь. Фарго осмотрелся, проверил застежку привязного ремня, ручку двери, мысленно отрепетировал каждое действие.
    Лишь чуть опустился рычаг управления тягой, вертолет начал падать. Сэм прижался лицом к дверному окну. До воды оставалось пять футов. Уже близко… Внезапно накатил страх: еще немного — и времени на исправление возможных ошибок не останется.
    — Все у меня получится… — пробормотал он.
    Сэм отпустил рукоятку управления, выключил двигатели и дернул вверх до упора рычаг управления тягой, чтобы замедлить вращение винтов. Машина начала заваливаться, рука непроизвольно ухватилась за рычаг. Желудок подкатил к горлу. Вертолет с грохотом врезался в воду. Сэма швырнуло вперед, в тело впились привязные ремни. «Еврокоптер» начал крениться вправо. «Тяга!» — молнией пронеслось в голове. Он дернул влево рукоятку управления. Результат не заставил себя ждать. С выведенными на полный шаг лопастями, несущий винт послушно качнулся влево, сместив центр тяжести машины. В ветровое стекло плеснула вода; вертолет зашатался из стороны в сторону. Сэм прижал подбородок к груди, ухватился обеими руками за ремни и стиснул зубы.
    Тело содрогнулось от мощного удара. В глазах полыхнула белая вспышка. Дальше — темнота.

    Очнулся Сэм от кашля — в горло попала вода. Он резко запрокинул голову, еще раз сплюнул и усилием воли открыл глаза. Со всех сторон его обступала непроглядная темень. Сэм быстро справился с накатившим было приступом паники. Дыхание постепенно выровнялось. Пальцы нащупали впереди что-то твердое — кончик рукоятки управления. Сила тяжести тянула голову влево. Вертолет лежал на боку: река оказалась не такой уж глубокой, перевернуться машина не успела. Что ж, это радовало… Не радовало то, что заливающая салон вода поднялась уже до лица.
    — Давай, Сэм, пошевеливайся, — тихо велел он сам себе.
    Правая рука нащупала вверху привязной ремень пассажирского сиденья. Левой Сэм под водой отстегнул себя от кресла пилота. Тело тут же бросило вбок, на стекло. Уцепившись обеими руками за привязной ремень, он подтянулся и просунул ноги в проем между кабиной и салоном. Когда ботинки уперлись в перегородку, Фарго выпустил ремни и скользнул вниз. Пришлось немного согнуться. Вода доходила уже до груди. Нашарив над головой дверь салона, он кончиками пальцев обвел ее контур. Сквозь стыки текла вода. Сэм нашел ручку, слегка нажал: вроде работает.
    — Вдохни поглубже, — приказал он себе.
    Набрав полную грудь воздуха, Сэм решительно открыл дверь. Сверху обрушился настоящий водопад. Подавшись назад, Фарго с головой ушел под воду. Мощный поток придавил его к стенке; не сопротивляясь, Сэм по инерции согнул ноги. Давление уменьшилось. Он оттолкнулся, ухватился за дверную раму, ринулся вверх, заработал ногами…
    И голова очутилась на поверхности.
    — Сэм! — донесся до него зов Реми.
    Он раскрыл глаза и, обернувшись вокруг себя, попытался сориентироваться.
    — Сэм!
    Фарго обернулся еще раз — Реми махала ему с берега.
    — …дилы! — пронзительно прокричала она.
    — Что?
    — Крокодилы! Плыви скорей!
    Упрашивать его не пришлось; всю оставшуюся энергию он вложил в последний рывок к берегу. Коснувшись песка, Сэм медленно поднялся на ноги и, пошатываясь, побрел в объятия Реми. Кое-как они выбрались с отмели на ровную площадку повыше и, обессиленные, упали.
    — Совсем забыл о крокодилах, — сказал он вдруг пару минут спустя.
    — Я тоже. Заметила их на мелководье, еще с вертолета, в пятидесяти ярдах вверх по течению. Шум наверняка перебудил этих зверюг. Ты цел? Все кости на месте?
    — Да вроде бы. Что вообще произошло?
    Реми указала на середину реки. Несколько секунд Сэм всматривался в темноту. Наконец глаза различили над водой торчащую, словно ветка, лопасть винта — на полфута примерно.
    — Остальное внизу, затонуло.
    — Как я и запланировал, — устало улыбнулся муж.
    — Запланировал?!
    — В смысле, надеялся. А что с колоколом?
    — Ящик, как ни странно, цел, если не считать нескольких трещин. Я забрала оружие и рюкзаки. Ладно, давай искать укрытие. Не ровен час гости нагрянут.

ГЛАВА 21

    Чтобы не наследить, ящик перетаскивать не стали, тем более приземлился он, по счастливой случайности, идеально — в русло пересохшего ручья неподалеку от реки. Фарго замаскировали его ветками, а потом, заметая импровизированными вениками отпечатки ног, выбрались с песка на твердую почву. Прятаться решили в глубине леса. Через сто ярдов их взорам предстала окаймленная поваленными бревнами низина, десять на десять футов, из которой отлично просматривался и ящик, и проход к реке.
    Немного пошарив по земле стволами автоматов — вдруг под бревнами притаились змеи или иная ползучая мерзость? — Фарго начали раскладываться в новообретенном убежище. Пока Сэм высматривал незваных гостей, Реми проверила содержимое рюкзаков.
    — Напомни, чтобы я отправила благодарственное письмо «Зиплоку», — сказала она. — Отличные у них пакеты! Почти ничего не промокло. Спутниковый телефон вроде в порядке.
    — Аккумулятора еще надолго хватит?
    — На один звонок точно. Может, на два.
    Сэм взглянул на часы. Два часа ночи.
    — Пожалуй, пора воспользоваться предложением Эда Митчелла.
    Выудив из рюкзака визитку пилота, Реми передала ее мужу. Сэм набрал номер.
    Митчелл поднял трубку лишь после четвертого звонка.
    — Да, — скрипуче ответил он.
    — Эд, это Сэм Фарго.
    — Что?
    — Сэм Фарго… Два дня назад ты отвозил нас на остров Мафия.
    — А, точно… — сонно пробормотал пилот. — Э-э… который час-то?
    — Примерно два. У меня мало времени. Нам нужно срочно эвакуироваться.
    — Давненько не слыхал этого слова. Попали в переделку?
    — В некотором роде.
    — И где вы?
    — На материке. Четыре с половиной мили прямо на восток от Большого Сукути. — Сэм быстро описал местность.
    — Ого, ребята, где вы ТОЛЬКО не побывали! — присвистнул Эд. — Минуточку, не отключайтесь.
    Сэм услышал шорох бумаги. На какое-то время воцарилась тишина.
    — Да вы ведь в самом сердце крокодильего ада! — вдруг взбудораженно воскликнул Митчелл.
    — Уже знаем.
    — Самолету там не сесть. Нужен вертолет. Придется кое-что предпринять.
    — Твой хлопоты окупятся с лихвой, — заверил его Сэм.
    — Не сомневаюсь. Но меня волнует другое. До рассвета мне туда не попасть. Продержитесь?
    — Куда деваться… — вздохнул Фарго.
    — А стрелять в меня там, случайно, не будут, когда прилечу?
    — Чего не обещаю, того не обещаю.
    Секунд на десять повисла пауза. Митчелл неожиданно рассмеялся.
    — Ну и черт с ним! Жизнь — или отчаянное приключение, или вообще не жизнь.
    Сэм тоже засмеялся.
    — Что верно, то верно.
    — Ладно, лежите тихо. Явлюсь с первым лучом солнца, — пообещал Эд. — Если в зоне приземления обнаружится конкурент, я выпущу голубой дым, чтобы вы меня не подбили.
    Фарго отключил связь.
    — Вот, выпей, — сказала Реми.
    Он глотнул из фляги, взял кусок вяленой говядины и пересказал разговор с Митчеллом.
    — Отныне его имя пожизненно внесено в наш рождественский список, — объявила жена. — Значит, он прибудет через четыре-пять часов?
    — Надеюсь.
    Какое-то время они молча ели. Сэм проверил время.
    — С острова мы улетели сорок минут назад.
    — Ты ведь не думаешь, что они… — начала Реми, но муж вдруг предупреждающе вскинул руку.
    Реми притихла и через несколько секунд негромко сказала:
    — Слышу. Где-то на реке.
    Фарго кивнул.
    — По-моему, «ринкеры». Будем пока придерживаться этой версии.
    — Мы далеко от океана?
    — Четверть мили, может, чуть больше.
    Еще несколько минут они молча прислушивались к нарастающему рокоту моторов. Неожиданно все стихло.
    — Подплыли к берегу, — проговорил Сэм.
    Они проверили оружие: два автомата Калашникова — один с полным магазином, из другого Реми израсходовала патронов двенадцать на «кушман»; «Магнум-357»; «Хеклер-Кох П30». Хватит ли этого на случай перестрелки, никто не знал. Пока что в схватке с Риверой им везло, но Фарго не обольщались — в открытом бою спецназовцев не одолеть.
    — Нужно устроиться поудобней, — заметил муж.
    — И понезаметней, — добавила Реми.
    Затолкав рюкзаки под гнилое бревно и присыпав их землей, Фарго во весь рост вытянулись рядом друг с другом и тоже забросали себя грунтом. Расположились так, чтобы просматривались все подходы от берега. Сэм протянул жене комок грязи — замазать лицо — и намазался сам.
    — Сэм, пообещай мне кое-что, — натираясь землей, сказала она.
    — Люкс в «Мовенпике»? — попробовал угадать Сэм.
    — Вообще-то я хотела попросить горячий душ и сытный завтрак, но, раз ты предложил, начинаю составлять список…

    Выглядывая в зазор между бревнами, в сотне ярдах от низины Реми заметила свет. Слегка хлопнув Сэма по плечу, одними губами она произнесла: «Фонарь» — и указала на восток. Луч как будто парил в воздухе, то появляясь, то исчезая среди деревьев, послушный пробирающемуся через лес хозяину.
    — Скорее всего, Ривера, — прошептал Сэм. — Точно пес с костью.
    — Нет, держим пальцы крестиком в надежде, что они и не подумают сюда завернуть.
    — А почему бы им сюда не завернуть?
    — В Африке темнота и лес — те же хищники.
    — Спасибо, я обошлась бы и без этого познавательного наблюдения.
    — Прости.
    Вдалеке, как специально, хрипло заурчал кто-то из семейства кошачьих. Такой звук им доводилось слышать и раньше — на сафари или за надежными стенами охотничьего домика. Здесь же, в дикой чаще, от урчания хищников по коже бежали мурашки.
    — Не бойся, это далеко, — успокоил жену Сэм.
    Вскоре к первому лучу фонаря присоединился второй, а затем третий и четвертый. Противники двигались в ряд, одной линией, точно загонщики на охоте. Наконец вырисовались и темные силуэты людей, вооруженных винтовками.
    Через пять минут группа преследователей собралась на песчаной отмели. Большей частью говорил один — видимо, Ривера, — указывая то на берег реки, то на чащу леса. Лучи заскользили по песку, по воде; дважды свет падал на торчащую из реки лопасть винта, однако она никого не заинтересовала. Неожиданно один из преследователей протянул руку в сторону реки. Почти одновременно все четверо скинули с плеч винтовки.
    — Заметили зубастых приятелей, — прошептала Реми.
    Так, с оружием наготове, группа осторожно отступила с отмели к кустарникам. С минуту посовещавшись, они разбились на пары — двое отправились вниз по реке, двое вверх. За последними Фарго наблюдали с особой тревогой: река вплотную примыкала к северному краю леса, поэтому тропа проходила всего в пятидесяти футах от укрытия.
    — Когда мы летели, я немного осмотрелся. Ближайшая переправа тут на расстоянии мили, вниз по течению. Теперь поглядим, насколько решительно они настроены.
    Явно опасаясь речных хищников, преследователи держались от воды на почтительном расстоянии. Сэм и Реми проводили их настороженными взглядами. У поворота, за которым река сливалась с лесом, напарники свернули на юго-восток, по пути шаря фонарями среди деревьев. На расстоянии в двадцать ярдов силуэты людей обрели относительную четкость. Один особенно выделялся — высокий, худощавый, шагающий собранной, стремительной походкой военного человека. Это был Итцли Ривера.
    Сэм вдруг почувствовал скользящую по лодыжке когтистую лапу. Непроизвольно, он в ужасе взбрыкнул ногой. Невидимая тварь с визгом шмыгнула в кусты.
    Резко остановившись, Ривера поднял сжатый кулак — универсальный военный жест, означающий «Стоп!». Напарник мгновенно застыл на месте. Оба медленно опустились на колено. Фонари погасли. Преследователи закрутили головами, присматриваясь, прислушиваясь… Вновь вспыхнули фонари; по деревьям забегали лучи, притормаживая то там, то сям. Мексиканец оглянулся через плечо и рукой подал знак товарищу. Одновременно поднявшись, они осторожно двинулись в глубь леса к укрытию Фарго.
    Рука Реми легла Сэму на плечо. Он ободряюще ее стиснул.
    Ривера с напарником приближались. До них оставалось тридцать футов.
    Двадцать. Десять.
    Преследователи остановились, глянули вправо, влево; между бревнами, вокруг Сэма и Реми, заплясал свет. Хрустнули ветки. Ривера что-то шепнул напарнику. Бревно над головами Фарго просело на несколько дюймов. На краю появились носки ботинок, низину озарил луч фонаря.
    Прошло пять бесконечно долгих секунд.
    Фонарь погас. Ботинки исчезли — судя по глухому двойному стуку, Ривера сошел с бревна. Постепенно шаги преследователей стихли вдали.
    Сэм досчитал до ста и, медленно приподняв голову, выглянул в просвет между бревнами. Озаренные светом фонарей, два темных силуэта, лавируя между деревьями, все дальше уходили на юг, к песчаной отмели. Понаблюдав с минуту за их перемещениями, он прошептан жене в ухо:
    — Уходят. Останемся пока на месте — вдруг вернутся?
    Еще двадцать минут, вжимаясь в землю, Фарго лежали тише воды, ниже травы, пока не услышали отдаленный рокот заведенных «ринкеров».
    — Еще чуть-чуть. — Выждав пять минут, Сэм выкатился из-под бревна. — Пойду осмотрюсь.
    Он выполз из низины и растворился в темноте. Вернулся через десять минут.
    — Ушли.
    Фарго помог Реми выбраться из укрытия.
    Она тяжело выдохнула:
    — Надеюсь, колокол того стоит…
    — Еще несколько часов — и мы у цели.

    Эд Митчелл оказался не только человеком слова, но и дела. Едва лес озарили первые лучи солнца, в небе зашумел вертолет. На всякий пожарный Сэм и Реми вновь затаились в укрытии, изредка посматривая наверх, по мере того как нарастал гул винтов. Вдалеке на западе показался желто-белый «Белл» — вертолет мчался от океана вдоль русла реки в глубь материка. Зависнув над песчаной отмелью, пилот приоткрыл дверь. Спустя миг по земле заклубился голубой дым.
    Фарго дружно выскочили из убежища.
    — Ну что, домой? — бодро спросил Сэм.
    Реми отрицательно качнула головой. Он рассмеялся.
    — Точно! Извини. Сначала горячий душ и завтрак.

    Через час вертолет приземлился в Рас-Кутани — с надежно закрепленным в салоне грузом и пассажирами. Пока Митчелл отправился за своим самолетом, на котором они собирались лететь в Дар-эс-Салам, Сэм и Реми по спутниковому телефону заказали разговор с Сельмой — изрядно запоздалый, надо сказать, разговор.
    — И куда вы пропали? — с места в карьер поинтересовалась глава исследовательской группы. — Я от телефона ни на шаг не отхожу!
    — Иными словами, ты намекаешь, что беспокоилась о нас? — уточнила Реми.
    — Вот именно. Рассказывайте же, что стряслось!
    Сэм вкратце пересказал события последних дней, сообщив в конце, что им удалось заполучить колокол обратно. Сельма вздохнула.
    — Конечно, хотелось бы воскликнуть, что вы не зря теряли время…
    — В смысле? — насторожился он.
    — Вчера мы получили первую партию экспонатов из музея Мортона. В этой коллекции нашлось нечто вроде дневника, точнее, личный журнал Блэйлока.
    — Прекрасно! — обрадовалась Реми и осторожно добавила: — Разве нет?
    — Прекрасно… если бы не один факт, — ответила Сельма. — Я почти на сто процентов уверена, что ваш Уинстон Ллойд Блэйлок, Мбого из Багамойо, был безумен, решительно и бесповоротно.

ГЛАВА 22

    Голдфиш-Пойнт, Ла-Хойя, Калифорния
    Фарго, вконец вымученные, мечтали поскорее добраться до дома. Во время перелетов они много спали и ели, стараясь не думать о «диагнозе», поставленном Сельмой Уинстону Блэйлоку. Вондраш не имела привычки раздувать из мухи слона, поэтому к ее подозрениям Сэм и Реми отнеслись серьезно. Если это правда, рискованная охота за колоколом с «Шенандоа», как ни печально, того не стоила. Впрочем, колокол в любом случае представлял историческую ценность. А загадочные надписи на его внутренней поверхности вкупе с одержимостью Блэйлока кораблем (толи «Офелией», то ли «Шенандоа», то ли «Эль-Маджиди») сулили новую, еще более головоломную тайну. Ради которой Итцли Ривера и неведомый представитель мексиканского правительства хладнокровно убили девятерых туристов…

    Пит Джеффкот и Венди Корден, как и было условлено, поджидали их в зоне выдачи багажа. Пит забрал ручную кладь.
    — Какие вы замученные!
    — Ты бы видел нас восемнадцатью часами раньше, двенадцать часовых поясов назад, — усмехнулся Сэм.
    — Ой, а что случилось? — озабоченно спросила Венди, указывая на его распухшую скулу и перевязанный палец. Палец-то был хотя бы аккуратно забинтован, а вот на разбитой скуле блестела жесткая корка «суперклея» — Эд Митчелл уверял, что это средство намного лучше накладывания швов.
    — Понимаешь, Венди, у меня подгорела запеканка. В общем, Реми жутко разозлилась… — ответил он, за что получил от жены легкий тычок в плечо.
    — Мальчишки всегда ведут себя как мальчишки, вот что случилось, — объяснила Реми.
    — Хорошо, что вы вернулись, — улыбнулся Джеффкот. — Сельма места не находила, ну просто рвала на себе волосы! Только не говорите, что я вам рассказал.
    Закрутился транспортер, Пит отправился забирать чемоданы.
    — Что там с колоколом? — спросил Сэм Венди.
    — В пути. Наверное, уже половину Атлантики одолел. Если все нормально, прибудет послезавтра.
    — Хоть намекни, с какой радости Сельма обозвала Блэйлока психом?
    Венди качнула головой.
    — Она три дня глаз не смыкала, пытаясь все разобрать. Пусть сама и объяснит.

    Дом Фарго, и по совместительству их операционная база, представлял собой четырехъярусный особняк в испанском стиле площадью двенадцать тысяч квадратных футов — свободной планировки, со сводчатыми потолками из клена и таким обилием световых люков и окон, что моющие средства для стекол приходилось закупать десятигаллоновыми ведрами.
    На верхнем этаже располагалась спальня Сэма и Реми; под ней, пролетом ниже, находились четыре гостевые комнаты, гостиная, столовая и кухня с огромной комнатой для отдыха, эркером выступающей над скалой. На втором этаже был оборудован спортзал для аэробных и круговых тренировок плюс сауна, бесконечный плавательный бассейн, скалодром и тысяча квадратных футов специального деревянного настила, где Реми занималась фехтованием, а Сэм — дзюдо.
    Две тысячи квадратных футов первого этажа занимали кабинеты Фарго и студия Сельмы, оборудованные тремя компьютерными станциями «MacPro», подсоединенными к тридцатидюймовым киноэкранам и паре тридцатидвухдюймовых жидкокристаллических телевизоров на стене. Вдоль восточной стены тянулся четырнадцатифутовый аквариум, Сельмина гордость и отрада. В пятистах галлонах соленой воды резвились рыбки всех цветов радуги — Вондраш наизусть знала латинское название каждой.
    Не меньшую страсть Сельма питала к чаю; коллекция любимого напитка занимала целый шкафчик. Каких видов чая там только не было! Имелся даже редкий ценный гибрид сорта дарджилинг пхубсеринг-османтус — как подозревали Сэм и Реми, он-то и служил источником практически неиссякаемой энергии главы их исследовательской группы.
    Внешний вид Сельмы Вондраш отличался крайней эклектичностью: чуть видоизмененный вариант стрижки «боб» в стиле шестидесятых, болтающиеся на шейной цепочке очки в роговой оправе и неизменный комплект из брюк хаки, кед и «вареной» футболки.
    По убежденному мнению Фарго, Сельма могла позволить себе любые странности. В конце концов, никто лучше нее не разбирался в логистике, исследованиях и поиске источников.
    Когда Сэм и Реми вошли в студию, Сельма что-то строчила в блокноте над аквариумом. При виде Фарго она предупреждающе подняла палец и, завершив работу, отложила записи.
    — Centropyge loricula неважно выглядит, — вздохнула она и тут же перевела: — Ангел-карликовый огненный.
    — Одна из моих любимых? — ахнула Реми.
    Вондраш грустно кивнула.
    — Добро пожаловать домой, мистер и миссис Фарго!
    Сэм и Реми давно забросили попытки уговорить ее называть их по имени.
    — Да-а… дома хорошо! — отозвался Сэм.
    Сельма прошла к стоящему посреди комнаты длинному рабочему столу и села. Фарго на двух табуретах устроились напротив. На кленовой столешнице лежал массивный посох Блэйлока.
    — Выглядите замечательно! — улыбнулась Вондраш.
    — А вот Пит с Венди так не считают.
    — Просто сравниваю ваш нынешний вид с тем, что я себе навоображала за последние несколько дней. Все относительно.
    — Что верно, то верно, — согласилась Реми. — Сельма, ты тянешь время?
    Та поджала губы.
    — Просто не люблю давать неполную информацию.
    — То, что для тебя «неполное», для нас «загадочное», — ответил Сэм. — А мудреные загадки мы обожаем!
    — Ну, тогда вам понравится… Сначала немного предыстории. Мортоновскую биографию Блэйлока мы с Питом и Венди препарировали, каталогизировали и снабдили примечаниями. Если захотите почитать, она у нас на сервере в формате PDF правда, в кратком изложении. — Открыв папку, Сельма начала читать: — В марте тысяча восемьсот семьдесят второго года Блэйлок прибыл в Багамойо, имея при себе лишь смену одежды, немного серебра, винтовку Генри сорок четвертого калибра, спрятанный в голенище длинный охотничий нож, которым «можно срубить баобаб», и короткий меч у бедра.
    — У Мортона явная склонность к творчеству, — заметила Реми и вдруг расширившимися глазами взглянула на мужа. — Помнишь историю об убитой британке?
    — Сильви Рэдфорд, — напомнил он.
    — Помнишь, что она нашла во время дайвинга?
    Сэм улыбнулся.
    — Меч. Это крайне, крайне смелое предположение, но, вероятно, найденный предмет принадлежал когда-то Блэйлоку. Сельма, ты не могла бы…
    Слова были излишни — глава исследовательской группы уже строчила в блокноте.
    — Посмотрим, что удастся выяснить.
    — Большой нож легко перепутать с коротким мечом. Возможно, Мортон неверно понял. Извини, Сельма, продолжай.
    — Блэйлок, очевидно, напугал местных жителей. Он был на фут выше и на фут шире обычного человека, к тому же отличался угрюмостью. В первую же ночь пребывания Блэйлока в Багамойо полдюжины грабителей решили избавить его от кошелька. Двое наглецов погибли, остальным понадобилась медицинская помощь.
    — Он их застрелил! — предположил Сэм.
    — Нет. Блэйлок всегда управлялся голыми руками, без винтовки, меча или ножа. С тех пор ему никто не докучал.
    — Так вот в чем соль! — Он уважительно покачал головой. — Безоружный разделался с шестью разбойниками… Впечатляет.
    — Не то слово! За неделю Блэйлок устроился телохранителем на сафари к богатому ирландцу. Через месяц сам стал проводником, начал работать на себя. Он и без оружия стоил десятерых, а с винтовкой ему цены не было. Там, где другим европейским проводникам и охотникам требовались крупнокалиберные охотничьи ружья, он обходился винтовкой — одним выстрелом мог уложить африканского буйвола, мбого. Спустя два месяца Блэйлок подхватил малярию. Шесть недель пролежал пластом, почти при смерти. Выходили его любовницы, две женщины-масаи, работавшие в Багамойо. После схватки со смертью Блэйлок, похоже, слегка… тронулся — хотя Мортон, разумеется, ничего подобного не пишет. Поправившись, Мбого на несколько месяцев исчез — отправился, по его словам, в «путешествие поиска видений».[2] Какое-то время он прожил с масаи, завел наложниц, учился целительству у шаманов, уходил в буш, искал копи царя Соломона и город Тимбукту, занимался раскопками в ущелье Олдувай, прошел по пути мансы Мусы[3] в надежде найти его золотой посох… Тут даже есть забавная история о том, что первым Ливингстона отыскал Блэйлок. Как утверждает Мортон, Блэйлок отправил в Багамойо гонца предупредить Генри Мортона Стэнли. Якобы вскоре после этого у озера Танганьика и прозвучало знаменитое приветствие: «Доктор Ливингстон, я полагаю?»
    — Если верить Мортону, — сказала Реми, — Уинстон Ллойд Блэйлок — просто Индиана Джонс девятнадцатого столетия.
    Сэм улыбнулся.
    — Охотник, исследователь, герой, мистик, Казанова, непобедимый спаситель-избавитель — и все это он. Так написано в биографии Мортона, верно?
    — Ну да.
    — Кстати, похоже, что Мортона назвали в честь того самого… Генри Мортона Стэнли.
    — Совершенно верно. Судя по генеалогическому древу в конце книги, всех прямых потомков Блэйлока называли, в некотором роде, в честь Африки. Там и географические названия, и исторические события, и выдающиеся личности…
    — Ладно, это сведения из биографии. А что с журналом, о котором ты упоминала? — перешел Сэм к главному.
    — Я назвала это «журналом» за неимением более подходящего слова. На самом деле это настоящий литературный коллаж: дневник, полевой альбом…
    — Можно взглянуть?
    — Пожалуйста! Документ в хранилище. — Помимо кабинета у Сельмы имелся архив с регулятором влажности и температуры. — Только состояние не очень: подъеден насекомыми, грязный, размокшие страницы слиплись… Пит с Венди пытаются его восстановить. Мы фотографируем и оцифровываем более-менее сохранившиеся страницы, потом займемся поврежденной частью. Кстати, Блэйлоку он служил еще, видимо, и судовым журналом.
    — Что? — переспросила Реми.
    — Блэйлок ни разу не упоминает «Шенандоа» или «Эль-Маджиди». Однако, судя по записям, в море он выходил. И порой надолго. А вот об Офелии пишет часто.
    — В каком контексте?
    — Она была его женой.

    — Думаю, этим и объясняется его странная одержимость, — задумчиво проговорил Сэм. — Он не только мысленно переименовал «Шенандоа», но и выгравировал на колоколе имя Офелия.
    — Оно явно не африканское, — заметила Реми. — Наверное, так звали его жену-американку.
    Сельма кивнула.
    — В биографии о ней ни разу не упоминается. Да и в журнале Блэйлок ничего особенно о жене не пишет — пару слов там-сям… То ли он просто тосковал по ней, то ли тут таится нечто большее, не знаю. Но Офелия занимала все его мысли.
    — В журнале проставлены числа? — спросил Фарго. — Можно сопоставить с биографией Мортона?
    — В обоих источниках лишь месяцы и годы. В журнале дат вообще мало. Мы пытаемся сопоставить, но пока находим только расхождения. Например, в биографии говорится, что Блэйлок держит путь в Конго, а по журналу он в это время в море. Словом, дело продвигается медленно.
    — Кое-что непонятно, — задумался Сэм.
    — Кое-что? — фыркнула жена. — Мой список намного длиннее.
    — Мой тоже. Но возьмем судовой журнал. Если считать, что Блэйлок находился в море на борту «Шенандоа» — то есть «Эль-Маджиди», — то мы сталкиваемся с противоречием. Как свидетельствуют все источники, султан Занзибара, купив в тысяча восемьсот шестьдесят шестом году «Шенандоа», держал корабль на якоре, пока тот не затонул то ли в семьдесят втором, то ли в семьдесят девятом. Кто-то непременно заметил бы исчезновение судна.
    — Здравая мысль, — согласилась Вондраш, делая пометку в блокноте. — Еще любопытный факт: султан Маджид умер в октябре тысяча восемьсот семидесятого года. Власть, а заодно и «Эль-Маджиди», унаследовал его заклятый враг — младший брат Сеид Баргаш бин Саид. Некоторых историков удивляет тот факт, что Сеид не изменил название судна да еще держал корабль поблизости.
    — Может, отобразить жизненные перипетии «Шенандоа» — «Эль-Маджиди» на временной шкале? — предложил Фарго. — Тогда легче будет представить очередность событий.
    Сельма позвонила в архив.
    — Венди, не могла бы ты быстренько набросать начерно временную шкалу — что, когда происходило с «Шенандоа» — «Эль-Маджиди»? Спасибо.
    — Разузнать бы побольше о жизни Блэйлока до переезда в Африку, — проговорила Реми.
    — Я над этим уже работаю, — кивнула Вондраш. — Связалась со старой приятельницей — возможно, она сумеет нам помочь.
    Из архива вышла улыбающаяся Венди, подняла указательный палец: секундочку! — и уселась за компьютер. Постучав пять минут по клавишам, девушка объявила:
    — Смотрите!
    Сельма защелкала пультом. На экране появился новый график:
    Март 1866 г.: «Шенандоа» продан султану Занзибара.
    Ноябрь 1866 г.: «Шенандоа» прибывает на Занзибар, судно переименовано в «Эль-Маджиди».
    Ноябрь 1866 — октябрь 1870 г.: большую часть времени «Эль-Маджиди» стоит на якоре, изредка выходя в море по торговым делам.
    Октябрь 1870 г.: умирает первый султан. К власти приходит брат.
    Октябрь 1870 — апрель 1872 г.: «Эль-Маджиди» предположительно стоит на якоре.
    Апрель 1872 г.: пострадавший от урагана «Эль-Маджиди» отправлен в Бомбей на ремонт.
    Июль 1872 г.: по имеющимся сообщениям, «Эль-Маджиди» тонет по пути к Занзибару.
    Июль 1872 — ноябрь 1879 г.: шесть лет простоя. Местоположение неизвестно.
    Ноябрь 1879 г.: по имеющимся сообщениям, «Эль-Маджиди» тонет у острова Сокотра по пути в Бомбей.
    — Итак, два вроде бы заслуживающих доверия свидетельства о гибели корабля, которые друг другу противоречат, — заговорил Сэм, — и шестилетний промежуток времени, покрытый мраком неизвестности.
    — Сельма, с какой даты начинается отсчет в журнале Блэйлока?
    — Насколько удалось выяснить, начинается он с августа тысяча восемьсот семьдесят второго года, примерно через пять месяцев после переезда Блэйлока в Африку. Через месяц после первого сообщения о гибели «Эль-Маджиди», когда пошел отсчет загадочных шести лет, — если сравнивать со шкалой.
    — Шесть лет… — задумалась Реми. — Где же был корабль все это время?

    Мехико, Мексика
    В полутора тысячах миль к югу от Калифорнии, в приемной президента Гарсы в ожидании вызова уже целый час томился Итцли Ривера.
    Девушка-секретарь — чуть за двадцать, с наивным взглядом и изящной, как песочные часы, фигурой — что-то печатала двумя пальцами на компьютере, неуверенно шаря по клавиатуре в поисках нужной буквы. Лицо ее выражало крайнюю озадаченность. «Можно подумать, заполняет последние клетки судоку высшего уровня сложности», — пронеслась в голове Риверы раздраженная мысль. Девушку выбрали на эту должность явно не по профессиональным навыкам.
    От нечего делать он вдруг задумался, не приказал ли и ей Гарса взять индейское имя. Интересно, какое? Ответ он получил в тот же миг, как по заказу: из интеркома раздался голос Гарсы:
    — Чалчиуитль, проводи ко мне сеньора Риверу.
    — Хорошо, господин президент.
    Чалчиуитль с улыбкой указала невероятно длинным ногтем на дверь:
    — Можете…
    — Я слышал, спасибо.
    Ривера прошел по ковру к двустворчатым дверям и, войдя в кабинет, плотно их за собой закрыл. У стола президента он встал практически по стойке «смирно».
    — Садись, — велел Гарса.
    Агент повиновался.
    — Я как раз читал твой рапорт, — медленно проговорил президент. — Хочешь что-нибудь добавить?
    — Нет.
    — Я подытожу, если не возражаешь?..
    — Пожалуйста.
    — Итцли, вопрос был риторический. После того, как эти кладоискатели… эти Фарго… несколько дней водили вас за нос… ты наконец добываешь колокол, перевозишь его на остров к Окафору — и его у вас крадут!
    Ривера кивнул.
    — Они похитили не только колокол, но и вертолет Окафора. «Еврокоптер» ценой четыре миллиона долларов!
    — Еще я потерял человека. Нотчли упал с вертолета и сломал шею.
    Президент Гарса пренебрежительно отмахнулся.
    — Ты даже не объяснил толком, как Фарго вообще умудрились добраться до вертолета! Может, расскажешь подробнее? Где ты был в это время?
    Сглотнув слюну, Ривера нервно сдвинулся на край кресла.
    — Я… потерял сознание.
    — Что?
    — Тот человек, Сэм Фарго, напал на меня, на яхте. Застал врасплох. Он, очевидно, занимается боевыми искусствами.
    — Очевидно, — Гарса развернулся в кресле к окну, с минуту побарабанил кончиками пальцев по крышке стола. — Скорее всего, Фарго не угомонятся. Это может обернуться в нашу пользу. Если они действительно так умны, как кажется, то наверняка отправятся хотя бы в одно из известных нам мест.
    — Согласен.
    — У тебя есть нужные контакты. Свяжись с сотрудниками иммиграционной службы, служащими аэропортов… Да с кем угодно, кто предупредит нас о появлении Фарго.
    — Будет сделано. Начну с Антананариву. Еще что-нибудь?
    Гарса смерил прислужника тяжелым взглядом.
    — В смысле, наказание за провал?
    — Да.
    Президент тихо, безрадостно засмеялся.
    — Итцли, а ты чего ожидаешь? Как в кино? Что я внезапно пальну тебе в лоб из револьвера с перламутровой рукоятью? Или распахну люк у тебя под ногами?
    Ривера изобразил улыбку.
    Лицо Гарсы стало бесстрастным.
    — На данный момент ты все равно лучший в своем деле. Лучший из тех, кто есть в моем распоряжении. Докажи, что я не напрасно в тебя верю. В идеале Сэм и Реми Фарго должны умереть.
    — Будет исполнено, господин президент. Спасибо.
    — И еще. Нужно организовать похороны…
    — Нотчли, — сказал Ривера. — Да, я…
    — Нет-нет, другого — Яотля. Сегодня утром они с женой, по-видимому, разбились в автокатастрофе.
    По спине агента побежали мурашки.
    — Что?!
    — Печально, не правда ли? Не справился с управлением, и машина сорвалась со скалы. Оба мгновенно погибли.
    — У них же пятилетний ребенок…
    Гарса поджал губы, как будто задумавшись.
    — Ах, девочка? С ней все в порядке. Она в это время была в школе. Наверное, ей придется подобрать новую семью. Займешься?
    — Да, господин президент.

ГЛАВА 23

    Библиотека Конгресса,
    Вашингтон, округ Колумбия
    С «американским периодом» жизни Уинстона Блэйлока их познакомила давняя приятельница Сельмы, Джулианн Северсон, которая после увольнения Вондраш возглавила в Библиотеке Конгресса отдел редких книг и специальных собраний.
    Северсон встретила Сэма и Реми у служебного входа здания Джефферсона на Второй улице. Входящие в библиотечный комплекс здание Адамса и здание Мэдисона располагались соответственно кварталом восточнее и кварталом южнее.
    Обменявшись с Фарго рукопожатиями, Джулианн сказала:
    — Очень рада вас видеть, мистер и миссис Фарго…
    — Сэм и Реми, — поправила ее Реми.
    — Чудесно! А я Джулианн, ваша давняя поклонница, между прочим. Вы, наверное, даже не представляете, какой интерес к истории пробуждают ваши приключения! Особенно среди детей.
    — Спасибо, Джулианн, — улыбнулся Сэм.
    Северсон протянула им ламинированные беджики на шнурках.
    — Удостоверение личности читателя. — Она с улыбкой пожала плечами. — Часть программы по обеспечению безопасности собраний. После событий одиннадцатого сентября правила ужесточились.
    — Мы понимаем.
    — Идемте… — Фарго двинулись вслед за Джулианн. — Я буду лично вам помогать…
    — Вы очень добры, — ответила Реми, — но нам не хотелось бы зря отнимать время…
    — Чепуха! Библиотека прекрасно работает сама по себе. В случае чего мой помощник все уладит. — Северсон повернула к мраморной лестнице. Сэм и Реми не отставали ни на шаг. — Вы хорошо знакомы с библиотекой?
    — Бывали несколько раз, но не с исследовательскими целями, хотите — верьте, хотите — нет, — улыбнулась Реми.
    Даже простая экскурсия по библиотеке оставляла незабываемое впечатление. Основанное в тысяча восьмисотом году, старейшее в стране федеральное учреждение до тысяча восемьсот четырнадцатого года располагалось на Капитолийском холме, пока здание, с основной коллекцией из трех тысяч томов, не сожгли англичане. Спустя год Конгресс решил восстановить библиотеку, приобретя у Томаса Джефферсона более шести тысяч книг.
    С тех пор фонд библиотеки увеличился до ста сорока пяти миллионов единиц, хранящихся на семистах сорока пяти милях полок. Тридцать три миллиона книг и других печатных материалов, три миллиона звукозаписей, двенадцать с половиной миллионов фотографий, пять миллионов триста тысяч карт, шесть миллионов единиц нотно-музыкальной литературы, шестьдесят три миллиона рукописей — и все это почти на пятистах языках.
    — Скорее похоже на собор, чем на библиотеку, — заметила Реми. — Архитектура просто…
    — Повергает в трепет? — подсказала Джулианн.
    — Именно. Мраморные полы, колонны, арки, сводчатые потолки, произведения искусства…
    Северсон улыбнулась.
    — Помню, Сельма как-то назвала это место «отчасти собором, отчасти музеем, отчасти галереей, куда вдобавок втиснули немного библиотеки». Подозреваю, что в тысяча восемьсот пятнадцатом году коллективный разум Конгресса в первую очередь занимало великолепие. После устроенного британцами разора они, наверное, только и думали во время реконструкции: «Ну мы им покажем!»
    — Угу… Больше, лучше, пышнее… Архитектурное носоутирательство, так сказать, — подытожила Реми.
    Северсон рассмеялась.
    — Мы идем в главный читальный зал? — уточнил Сэм.
    — Нет, на второй этаж, в отдел редких книг и специальных собраний. В главном зале сейчас на экскурсии школьники. Будет шумновато.
    Они вошли в дверь под номером двести тридцать девять.
    — Садитесь за стол, а я поработаю за компьютером, — сказала Джулианн. — Хотя за последние годы наш каталог стал намного удобнее, будет, наверное, проще, если я сама поищу. Итак, Сельма отправила мне по электронке кое-какие документы и основные данные: Уинстон Блэйлок, жена Офелия, до марта тысяча восемьсот семьдесят второго года вроде бы проживал в США. Еще что-то есть?
    — Приблизительное описание внешности, — ответила Реми.
    — Любые сведения пригодятся.
    — Рост — шесть футов четыре дюйма, вес — примерно двести пятьдесят фунтов.
    — Вооружен винтовкой Генри сорок четвертого калибра, — добавил муж. — Насколько я знаю, не очень распространенное оружие.
    — Да, не такое популярное, как винчестеры, «ремингтоны» или «спрингфилды», — согласилась Северсон. — Во время Гражданской войны винтовки Генри не входили в основное вооружение, многие солдаты Союза покупали их на собственные деньги. Однако правительство выдавало такие винтовки разведчикам, диверсионным группам и спецназовцам. Конфедераты на дух не переносили это оружие. В винтовку входило шестнадцать патронов — опытный солдат мог выпустить двадцать восемь в минуту. Она, как вы поняли, практически равнялась тогда ручному пулемету. А Блэйлок умел ею пользоваться?
    — Согласно источникам, виртуозно!
    Джулианн, кивнув, принялась печатать. На пять минут в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь стуком клавиш и периодическими восклицаниями Северсон: «Потрясающе!», «Любопытно!» Наконец она оторвалась от компьютера.
    — Нашла списки на копии микрофиши из Национального управления архивов. Источника два: СЛДВ, го есть «Свод личных дел военнослужащих», и выпуски М594 и М861 — это «Участники добровольческих объединений». Тут данные и по Союзу, и по Конфедерации.
    — В списках есть Блэйлок?
    — Целых пятьдесят девять. Раз Блэйлок вооружен винтовкой Генри, начнем со списка Союза. — Северсон вновь застучала по клавишам. — Беда в том, что многие выдержки указывают лишь имя, начальную букву второго имени и фамилию. Вот несколько У. Блэйлоков и два У. Л. Блэйлока. У первого вижу приложение — медицинскую справку. Ваш Блэйлок имел ранения?
    — В наших источниках информации об этом ничего не сказано.
    Джулианн, явно обрадованная находкой, с улыбкой стукнула кончиком пальца по экрану.
    — Во время битвы при Антиетаме в полевом госпитале ампутирована правая нога. Вычеркиваем! Ой, простите… — смутилась она. — Как-то нехорошо вышло…
    — Ничего, — отозвался Сэм. — Просто у вас с Сельмой страсть к исследовательской работе. Мы привыкли.
    — Ладно, еще одна статья… О, любопытно! В сентябре тысяча восемьсот шестьдесят третьего года Блэйлок отослан из рядов армии Союза. Почему, не указано. Не переведен, не ранен… Просто отослан.
    — И что это означает? — поинтересовалась Реми.
    — Точно не знаю. Сейчас гляну, есть ли о нем еще информация.

    Через пятнадцать минут Северсон вновь подняла голову от компьютера.
    — Ага! Полное личное дело! Должно быть, ваш парень — Уильям Линд Блэйлок.
    — Похоже, — проговорил Сэм. — Явно похоже…
    — И описание внешности совпадает: шесть футов четыре дюйма, двести десять фунтов.
    — После ухода из армии легко набрать тридцать-сорок фунтов, — заметила Реми.
    Джулианн нахмурилась.
    — Не хватает некоторых записей. Вот начало подготовки, распределение в часть, продвижение по службе, кампании, в которых он участвовал, аттестации… После тысяча восемьсот шестьдесят второго года в распределении значится «дополнительное подразделение».
    — Как по-джеймсбондовски! — восхитилась Реми.
    — Вы недалеки от истины, — ответила Северсон. — В записях времен Гражданской войны термином «дополнительное подразделение» обычно обозначали партизанские отряды — говоря современным языком, спецназ.
    — Вроде Лудунских рейнджеров, налетчиков Квантрилла, канзасских джейхокеров… — уточнил Сэм.
    Джулианн согласно кивнула.
    — Правильно. А если сопоставить этот факт с таинственным откомандированием Блэйлока в тысяча восемьсот шестьдесят третьем году… Солдат явно превратился в разведчика.

    Время близилось к вечеру, а Северсон все печатала, печатала, делала пометки, периодически зачитывала найденную информацию Фарго… В четыре она вдруг взглянула на часы.
    — О господи, как время-то летит! Скоро закроемся. Вам совсем не обязательно тут сидеть. Может, вернетесь в отель? Пообедаете. Если что-нибудь отыщу, сразу позвоню. Нет, не так — когда что-нибудь отыщу.
    — Джулианн, пожалуйста, идите домой, — начала Реми. — У вас наверняка другие планы.
    — Никаких! Кошку покормит соседка по комнате, я перекушу здесь.
    — Но мы не можем… — запротестовал Сэм.
    — Вы шутите? Для меня это все равно что «Диснейленд».
    — До чего знакомо… — улыбнулась Реми. — Вы уверены, что не родственницы с Сельмой?
    — Мы члены тайного Братства Библиотекарей, — ответила Северсон. — Повторяю, отправляйтесь в отель, дайте мне закончить работу. Буду держать вас в курсе.

    Всякий раз, бывая в Вашингтоне, надолго или проездом, Фарго бронировали люкс Роберта Миллса в отеле «Монако». У выхода из библиотеки они взяли такси. Спустя двадцать минут автомобиль притормозил у парадной лестницы под бордовым навесом. Едва машина остановилась, швейцар распахнул дверь. Сэм и Реми ступили на тротуар.
    Отель «Монако» — прежде Главпочтамт США, а теперь национальный памятник архитектуры — размещался в старинном районе Пенн-куотер. Отсюда было рукой подать до Эспланады, Смитсоновского музея американского искусства, здания управления Федерального бюро расследований, мемориала военно-морского флота США и россыпи пятизвездочных ресторанов, которые гурману не обойти и за год.
    — Добро пожаловать, мистер и миссис Фарго, — приветствовал их швейцар. — Сейчас принесу чемоданы в номер. — Он обошел такси, чтобы забрать багаж. — Проходите, если желаете. Консьерж вас уже ждет.

    Спустя десять минут Фарго поднялись в номер. Так как усталость от африканской одиссеи все еще давала о себе знать, они часок вздремнули, затем приняли душ и, переодевшись, отправились в ресторан отеля, «Постмодерн брассери», расположенный за углом на Восьмой улице. Чтобы попасть в ресторан, сначала требовалось пройти через арку.
    Просмотрев карту вин и меню, Сэм с Реми заказали бутылку «Домен де ла Килла Мускаде» две тысячи седьмого года — пикантное, бодрящее вино из долины Луары; салат из руколы с базиликом, мятой и пармезаном; мидии бушо, тушенные в белом вине, с шафраном, горчицей и чесночным конфи. Это был традиционный выбор Фарго — как и проживание в «Монако».
    Реми отпила глоток вина и, прикрыв глаза, выдохнула:
    — Сэм, должна тебе кое в чем признаться. Я, конечно, обожаю приключения, но… до чего восхитительны хорошая еда и теплая постель с чистыми простынями!
    — Думаешь, стану спорить?
    Прозвенело уведомление о сообщении. Реми проверила айфон и отложила его в сторону.
    — Сельма. Нашла новый ацтекский символ в журнале Блэйлока.
    Перед отъездом в Вашингтон Фарго попросили ее сосредоточиться на поиске изображения, хоть отдаленно напоминающем символ Микицтли. Реми специально загрузила из Интернета картинку высокого разрешения — ацтекский календарь, Камень Солнца, выставленный в Национальном музее антропологии в Мехико.
    — Теперь у нас четыре символа, — сказала она мужу.
    — Прослеживается система? Есть пояснения к символам?
    — Ни единого. Говорит, они не связаны друг с другом.
    — Рано или поздно тебе придется подарить мне учебник по «ацтекологии», — подмигнул ей Сэм. — Познакомить с азами, так сказать.
    — Ладно, что-нибудь придумаем. Мало у кого из древних народов такая сложная история и культура. Даже после семестра учебы мне казалось, что я едва прикоснулась к той эпохе. Каждый символ многозначен, каждое божество многолико… К тому же большинство исторических свидетельств искажены в пользу испанцев.
    — Историю пишут победители, — заметил он.
    — Увы!
    Фарго отпил из бокала.
    — Почему-то я уверен, что Ривера с его таинственным нанимателем помешаны на том же, что и Блэйлок, пусть их и разделяет сто сорок лет. Впрочем, не спрашивай, с чего я это взял. Ацтекская линия тут, по-моему, не случайна. Или лезем в дебри?
    — Да нет, Сэм, не думаю. Это ведь общий знаменатель под Блэйлоком, кораблем, колоколом и Риверой. Вопрос, каким боком сюда вписываются второй и третий пункты?
    Официант поставил на стол салаты.
    — До сих пор неясно, с чего Ривера заинтересовался «Шенандоа», — отозвался муж. — Да нам до сих пор неясно, «Шенандоа» ли это вообще! Если отбросить воображенную Блэйлоком «Офелию», корабль имел два других имени: «Си-Кинг» и «Эль-Маджиди». Вопрос не только «которое судно», но и «когда».
    — А вдруг они обнаружили иные материалы, касающиеся Блэйлока? Другой журнал или, к примеру, письма? Самое ужасное, если Сельма права: возможно, Блэйлок вправду свихнулся после приступа малярии, а писанина в журнале — плод его больного воображения?
    — Иными словами, — резюмировал Сэм, — мы гоняемся за миражом.

    Обед Фарго завершил кусочек бисквитного клубнично-ревеневого пудинга и две чашки эфиопского кофе без кофеина. В номер супруги поднялись около девяти. На телефоне мигала лампочка: сообщение.
    — Так и знала: что-то да забуду! — с досадой воскликнула Реми. — Мы не оставили Джулианн номера мобильников.
    Сэм набрал номер системы речевой почты в отеле и включил громкую связь.
    — Сэм, Реми, это Джулианн. Сейчас около половины девятого. Я еще поработаю дома. Буду завтра в библиотеке к шести утра. Приходите в районе восьми. По-моему, я кое-что нашла.

ГЛАВА 24

    Библиотека Конгресса,
    Вашингтон, округ Колумбия
    К библиотеке Фарго подъехали без четверти восемь. Охранник проверил их пропуска и проводил на второй этаж в зал отдела специальных собраний. Они вошли в кабинет — Джулианн Северсон, в той же одежде, что и вчера, сидела за компьютером, уронив голову на стол.
    От стука закрывшейся двери Северсон вздрогнула и, выпрямившись, осмотрелась по сторонам.
    — Доброе утро! — растерянно заморгав, улыбнулась она гостям.
    — Джулианн, неужели вы так и не ушли домой?! — ужаснулась Реми.
    — Чуть не ушла. Правда, я собиралась! Но увлеклась распутыванием клубка, одно цеплялось за другое… Ну, знаете, как это бывает.
    — Знаем, — усмехнулся Сэм. — У нас тут кофе, бейгли и сливочный сыр! Подумали, что пригодится.
    При виде коробки с едой Северсон удивленно округлила глаза.

    Наскоро проглотив полстакана кофе и бейгль, Джулианн вытерла губы, пригладила волосы и подсела к Фарго.
    — Уже веселее, — улыбнулась она. — Спасибо.
    Под рукой у нее лежали испещренный пометками блокнот и пухлая папка с распечатками.
    — Пока мы тут сидим, я, разумеется, напечатаю вам все-все ссылочные материалы, а пока изложу основные факты. Нам повезло — документы давно рассекречены, лежат в открытом доступе. Ночь напролет я складывала кусочки в единую картинку, черная информацию из частных архивов, университетских собраний, материалов департамента армии и флота, документов спецслужб, научных книг, периодики… Проверила абсолютно все!
    — Да-да, мы внимательно вас слушаем, — кивнул Сэм.
    — Сперва покажу снимок моего Блэйлока. Скажете, похож ли он на вашего.
    Она достала из папки фотографию высокого широкоплечего парня лет двадцати в офицерской форме армии Союза и придвинула ее через стол к Фарго. Реми тем временем отыскала в айфоне отсканированное фото Блэйлока из музея в Багамойо. Они сравнили снимки.
    — Блэйлок, — уверенно заключил Сэм. — У нас он, конечно, постарше. Чуть поседевший, потрепанный… Но человек один и тот же.
    Удовлетворенно кивнув, Северсон забрала фото.
    — На самом деле человека, известного вам под именем Уинстон Ллойд Блэйлок, звали Уильям Линд Блэйлок. Родился в тысяча восемьсот тридцать девятом году в Бостоне. В девятнадцать лет — на два года раньше положенного — окончил Гарвард. Получил диплом математика со специализацией по топологии.
    — Что это? — спросила Реми.
    — Раздел математики, — ответил муж. — Изучает криволинейные поверхности, деформированное пространство. Например, ленту Мёбиуса.
    — Ну, тогда неудивительно, что Блэйлок питал слабость к спирали Фибоначчи! Простите, Джулианн, продолжайте.
    — Через месяц после выпуска его взяли на работу в Военное ведомство.
    — Шифровальщиком, — догадалась Реми.
    — Именно. По общим отзывам, парень был настоящим гением. Вундеркиндом!
    Сэм переглянулся с женой — в журнале Блэйлока упоминались и числа Фибоначчи, и золотая спираль. Не содержат ли эти записи нечто большее, чем видно глазу? Скрытые послания, шифры… За долгие годы работы они многое узнали о кладах и кладоискательстве — в том числе главное правило: люди сделают все возможное и невозможное, чтобы скрыть подобную затею от посторонних. Блэйлок, скорее всего, воспользовался для этого своими неординарными знаниями в области математики и топологии.
    — В апреле тысяча восемьсот шестьдесят первого года, спустя несколько дней после захвата форта Самтер конфедератами, Блэйлок уволился с работы и вступил в армию Союза, — продолжала Джулианн. — Пройдя курс начальной военной подготовки, он получил звание второго лейтенанта и немедленно ринулся в бой. За июль-август ему довелось поучаствовать в сражениях при Рич-Маунтин, Коррикс-Форд и в первой битве при Булл-Ран. В деле он, очевидно, показал себя с лучшей стороны — уж никак не математиком-недотепой. Его повысили до первого лейтенанта и увешали грудь медалями за отвагу. Весной тысяча восемьсот шестьдесят второго Блэйлока перевели к Лудунским рейнджерам под начало Сэмюэла Минса, который, в свою очередь, напрямую подчинялся военному министру Эдвину Стэнтону. Как вы, Сэм, правильно подметили, Лудунские рейнджеры представляли собой аналог современного спецназа. Действовали небольшими группами в тылу врага, добывали пропитание где придется, устраивали набеги, организовывали диверсии, собирали информацию… Словом, крепкие были ребята. В тысяча восемьсот шестьдесят четвертом, незадолго до того, как Лудунские рейнджеры присоединились к регулярной армии, Стэнтон завербовал несколько партизан в разведслужбу — в том числе и Блэйлока. Спустя несколько месяцев отважный математик объявился в Англии, в Ливерпуле под именем Уинстона Ллойда Блэйлока, тайно работая на Томаса Хайнса Дадли.
    — A-а, куратор разведгруппы Линкольна, — вспомнил Сэм.
    — Вы его знаете? — удивилась Северсон.
    — Читал несколько книг, он там фигурировал. Насколько я помню, его называли Квакером. Консул США в Ливерпуле. Управлял в Великобритании шпионской сетью.
    — Под его началом трудилось около сотни агентов, — подхватила Северсон, — они старались пресечь поставки товаров Конфедерации. Официально Англия держала нейтралитет, но многие симпатизировали южанам — как члены правительства, так и обычные граждане. Догадываетесь, что поручили Блэйлоку для начала?
    Сэм и Реми виртуозно читали между строк.
    — Смену флагов на торговых судах, подготовленных для нужд военно-морского флота конфедератов, — быстро ответила Реми.
    — Опять угадали, — сказала Джулианн. — Сам Блэйлок возглавлял ячейку, занимавшуюся кораблем «Си-Кинг», которое впоследствии стало судном Конфедерации «Шенандоа».
    — И лишь ему удалось ускользнуть… — задумчиво проговорил Сэм. — Не просто ускользнуть, а еще на протяжении девяти месяцев разорять торговый флот Союза, даже после окончания войны.
    — Для Блэйлока это означало катастрофу как в личном, так и в профессиональном плане, — добавила Северсон.
    — В профессиональном? — переспросил Сэм. — Ему объявили выговор? Отправили в отставку?
    — Такая информация мне не попадалась. Напротив, Томас Хайнс Дадли очень поддерживал Блэйлока. Написал несколько лестных характеристик. В тысяча восемьсот шестьдесят четвертом году в письме Уильяму Вуду, главе Секретной службы, он назвал нашего математика «одним из лучших агентов, с которыми я имел удовольствие работать». Наверное, Блэйлок воспринял провал так близко к сердцу, что решил сменить поле деятельности. Спустя две недели он отчалил из Лондона домой. По возвращении выяснилось, что, пока он был в пути, его жену Офелию убили партизаны-конфедераты, Рейнджеры Мосби, с которыми Блэйлок сражался в рядах Лудунских рейнджеров. Вот такая трагическая ирония…
    — О господи… — прошептала Реми. — Бедняга… Офелию убили из-за деятельности мужа?
    — Вроде бы нет. Судя по всему, просто оказалась в ненужное время в ненужном месте.
    — Значит, Блэйлок мало того, что пережил позор, так еще потерял любимую, — подытожил Сэм. — Да-а, Реми, по-моему, малярия далеко не первопричина его умопомешательства.
    — Пожалуй. Оно и неудивительно.
    — Так же, как и его одержимость, — заметила Джулианн. — Сельма прислала мне рисунок с кораблем. Переименовать корабль в честь женщины… Вот это настоящая любовь.
    — Джулианн, — спросила Реми, — у них были дети?
    — Нет.
    — Как складывалась жизнь Блэйлока после возвращения на родину?
    — Рассказать особенно нечего. Я нашла лишь одно упоминание о нем. В тысяча восемьсот шестьдесят пятом году Блэйлок устроился на работу в новое учебное заведение, Массачусетский технологический институт. Похоже, он нашел свое место в мирной жизни — стал преподавателем математики.
    — Пока в марте тысяча восемьсот семьдесят второго года не объявился в Багамойо, — подсказал Сэм.
    — Спустя шесть лет после продажи «Шенандоа» султану, — сказала Реми и, криво улыбнувшись, добавила: — Мать всех совпадений… Пока его горе не переросло в ярость. Корабль уплыл из-под носа, жена умерла. Если Блэйлок действительно сошел с ума, то, наверное, однажды обвинил в своих потерях «Шенандоа». Натяжка, конечно, но человеческий разум — штука загадочная…
    — Может, вы и правы. Только Блэйлок знал правду, — вздохнула Северсон. — Скажу одно: вряд ли он отправился в Африку из прихоти. По-моему, его туда направили.
    — Кто?
    — Военный министр Уильям Белкнап.

    Какое-то время Фарго обдумывали информацию. Наконец Сэм спросил:
    — Почему вы так решили?
    — Вообще-то я не уверена, — ответила Северсон. — Версия основана на косвенных доказательствах — переписке между Белкнапом, министром военно-морского флота Джорджем Робсоном и главой Секретной службы Германом Уитли. В ноябре тысяча восемьсот семьдесят первого года, в письме Белкнапу и Робсону, Уитли, не указывая источник, ссылается на недавно полученный рапорт разведслужб. Меня зацепили три фразы из рапорта. Первая: «Посоветуйте апостолам капитана Джима идти по его стопам». Вторая: «Наш человек на Занзибаре принимает нас за дураков». Третья: «Из достоверных источников мне известно, что обсуждаемая якорная стоянка сейчас пуста».
    — Наш человек на Занзибаре… — задумчиво повторила Реми. — Возможно, речь о султане Маджиде Втором.
    — А «капитан Джим» — капитан «Шенандоа» Джеймс Уодделл, — предположил Сэм. — Занятно выражается Уитли. «Апостолы»… Не достичь бы ему таких высот, не владей он языком столь виртуозно. Апостол — надежный сторонник, призванный следовать примеру руководителя. А что касается стоянки…
    — Вероятно, намек на место, где султан предположительно оставил свежепереименованный «Эль-Маджиди», — закончила его мысль жена.
    — Именно.
    — Это не все, — снова вступила в разговор Джулианн. — Спустя несколько дней в ответном письме Белкнап с Робсоном посоветовали Уитли связаться с «другом Квакером» — полагаю, Томасом Хайнсом Дадли — и выяснить, нет ли у него агента, который занялся бы «интересующим их судном». Уитли ответил через шесть недель. Согласно «источникам Квакера», вышеупомянутое судно нашлось, но далеко не на стоянке, а в Дар-эс-Саламе. Оно возвращалось в порт — цитирую — «при полной корабельной оснастке: с парусами, паровой машиной, пушками и экипажем, состоящим из опытных матросов-европейцев».
    Повисла пауза.
    — Возможно, я фантазирую на ровном месте, — заговорил наконец Сэм, — но, по-моему, «апостолы» капитана Уодделла готовились к боевым действиям.
    — А теперь самое интересное, — объявила Северсон. — В том же письме Уитли уведомляет Белкнапа с Робсоном, что приказал Квакеру, то есть Дадли, отрядить в Дар-эс-Салам лучшего из агентов для изучения ситуации.
    — Ну, кого Дадли считал лучшим, известно — Блэйлока!
    — И через два месяца он высаживается в Багамойо, — добавила Реми.
    — Все вроде бы сходится. Но вы же сами говорили, Джулианн, что доказательства косвенные.
    — Я еще не закончила разбирать письма. А пока могу познакомить вас с одним знающим человеком. Не хотите съездить в Джорджию?

ГЛАВА 25

    Саванна, Джорджия
    Выслушав окончание лекции о Блэйлоке, дополненной соображениями Джулианн, где дальше распутывать очередной клубок загадок, Фарго заказали билет на дневной рейс из Даллеса. В Саванну самолет прилетел в четвертом часу.
    Пока Сэм оформлял у стойки бумаги на прокат автомобиля, Реми проверила голосовую почту и, когда муж подошел с ключами, радостно объявила:
    — Сельма получила утром колокол!
    Издав вздох облегчения, он широко улыбнулся.
    — После всех злоключений, что мы пережили ради этой железяки, мне уже рисовались всякие жуткие картинки — вроде как он выпадает из самолета в океан…
    — Мне тоже! Сельма говорит, колокол в отличном состоянии. За трофеем едет Добо.
    Собственно, Добо звали Александру, но он предпочитал, чтобы к нему обращались по фамилии. Заядлый серфингист, он дни напролет крутился на пляже, на полставки подрабатывал реставратором плюс иногда консультировал Фарго по вопросам, находившимся вне их компетенции. Прежде Добо возглавлял факультет архитектуры, реставрации и консервации в румынском университете Овидия, а кроме того, занимал должность старшего консультанта в Музее румынского мореходства и Национальном музее истории и археологии. Не встречался еще такой артефакт, который он не смог бы отреставрировать.
    Добо с Сельмой, уроженкой страны-соседки Румынии, частенько предавались воспоминаниям о прошлом, время от времени вступая в ожесточенные споры из-за «старушки-родины».
    — По словам Сельмы, Добо провозится с ним всю ночь, — добавила Реми.
    — Неужели волны нынче не задались? — улыбнулся Фарго.
    — Да просто из рук вон.
    — Как журнал продвигается?
    — Сказала: «Пока работаем».
    На языке Вондраш это означало, что работа идет, медленно, но верно, — дальнейшие же вопросы только помешают ее успешному завершению.
    — Она еще упомянула спираль и числа Фибоначчи — они повторяются по всему тексту. Точно мантра. До чего ж интересный парень этот Блэйлок!
    Сэм позвенел ключами.
    — В путь!
    — Ты какую взял?
    — «Кадиллак-эскалада».
    — Сэ-э-эм…
    — Гибрид!
    — Ладно, уговорил.

    Для Фарго Саванна олицетворяла очарование и историю Юга — изгибами тенистых улиц, обрамленных раскидистыми дубами в завесах испанского мха; ухоженными монументами, площадями в пене цветущих вишен; каскадами гортензии и жимолости, струящимися с балконов и каменных стен; фасадами плантаторских усадеб с колоннами в неогреческом стиле и обширных неоклассических поместий. Даже звон цикад создавал тут особую, неповторимую атмосферу. Собственно, из любви к Саванне они без лишних раздумий и согласились на предложение Северсон. На просьбу хоть намекнуть относительно предмета поисков библиотекарь с улыбкой ответила:
    — По-моему, там вы обнаружите кое-что знакомое.

    Несмотря на жару, Фарго опустили тонированные стекла «кадиллака», чтобы любоваться пейзажем во всей его красе.
    — Так куда мы едем? — обмахиваясь панамой, уточнила Реми.
    — На Уитакер-стрит, около Форсит-парка. По-моему, оттуда недалеко и до Хейворд-Хаус.
    Хейворд-Хаус — в прошлом летняя резиденция плантатора, представлявшего штат при подписании Декларации независимости, — вошел в число многочисленных достопримечательностей, внесенных в Национальный реестр исторических мест города Блаффтона. Прогуляться по Блаффтону было все равно что прогуляться по страницам истории.
    Припарковав машину под раскидистым дубом у восточной стороны Форсит-парка, Фарго прошли пешком один квартал и оказались перед темно-серым особняком с мятно-зелеными ставнями. Сэм сверился с адресом, который им дала Джулианн.
    — Это он.
    Выведенная от руки надпись на самодельной вывеске над крыльцом гласила: «Музей и галерея мисс Синтии».
    Когда они двинулись вверх по ступеням, тощая енотовидная собака, приподняв белую морду, разок протяжно взвыла — и снова задремала на коврике.
    Парадная дверь распахнулась; за второй, сетчатой, дверью показалась сухонькая старушка в белой юбке и розовой блузке.
    — Добрый день, добрый день! — мелодично протянула она, как все южане.
    — Добрый день, — ответила Реми.
    — Как видите, дверной звонок у меня Бубба.
    — У него отлично получается, — улыбнулся Сэм.
    — Да, к работе он относится серьезно. Пожалуйста, проходите. — Она отомкнула замок, приотворив «сетку» на несколько дюймов.
    Сэм распахнул дверь перед женой и вошел следом.
    — Мисс Синтия — это я, — сказала женщина, протягивая руку.
    — Реми…
    — Фарго, я знаю. А вы, наверное, мистер Сэм Фарго.
    — Совершенно верно, мэм. Откуда вам…
    — Джулианн предупредила о вашем приезде. Посетителей у меня, как видите, немного, так что ошибиться трудно. Проходите. Я как раз завариваю чай.
    Ступая неуверенно, но, как ни странно, грациозно, мисс Синтия повела их в гостиную. По крайней мере, так решили Сэм и Реми. Тяжелая резная мебель, тюль, обитые бархатом канапе и стулья точно перенеслись сюда со съемок «Унесенных ветром».
    — А как вы познакомились с Джулианн, мисс Синтия? — поинтересовался Сэм.
    — Раз в год я стараюсь выбраться в Вашингтон. Мне нравится история города. Так, пять лет назад, во время поездки я и познакомилась с мисс Джулианн. Видимо, ее тронули мои докучливые расспросы, мы начали поддерживать связь. Если я нахожу что-нибудь новое, не поддающееся идентификации, то сразу звоню ей. Она меня тоже как-то навещала… Ах да! Простите, нужно проверить чай. — Мисс Синтия выскользнула в другую дверь и через пару минут вернулась. — Пока чай настаивается, покажу то, что вы ищете.
    Миновав фойе и короткий коридор, они оказались в просторной, залитой солнцем белой зале.
    — Добро пожаловать в Музей и галерею мисс Синтии! — объявила хозяйка.
    Фарго сразу вспомнили мортоновский Музей и Лавку древностей. Мисс Синтия собрала обширную коллекцию артефактов, связанных с Гражданской войной, начиная от мушкетных пуль, винтовок и заканчивая дагерротипами и нашивками.
    — Все собрала собственными руками, — с гордостью сказала мисс Синтия. — На полях сражений, на распродажах… Чего там только не найдешь, если, конечно, знаешь, что тебе нужно. О господи, вот сказала! Здравое наблюдение, правда?
    Фарго рассмеялись.
    — Но ведь действительно здравое, — заметила Реми.
    — Старею, старею, а кусочки прошлого плывут и плывут в руки. Потом осмотритесь в свое удовольствие. Пока покажу вам это…
    Мисс Синтия направилась к северной стене, от пола до потолка увешанной эскизами и фотографиями в рамках. Поджав губы, она сосредоточенно скользила взглядом по экспонатам.
    — Ах вот ты где!
    Женщина, прихрамывая, прошла в угол, сняла изображение в черной рамке четыре на шесть дюймов и медленной походкой вернулась к Сэму.
    На зернистом дагерротипе застыл стоящий на якоре трехмачтовый корабль.
    — Боже… — выдохнула Реми. — Он.
    — Реми, взгляни-ка. — Фарго поднес фотографию ближе к глазам.
    В нижнем правом углу снимка виднелся потускневший чернильный оттиск: «Офелия».

    Пять минут спустя они уселись с чаем в гостиной, не в силах отвести потрясенных взглядов от фотографии.
    — Но как вы?.. Откуда?.. — ошарашенно проговорил Сэм.
    — Это у Джулианн отменная память — эйдетическая… Кажется, так называют.
    — Фотографическая.
    — Именно. Она часами рассматривала музейные экспонаты. А сегодня утром прислала мне по электронке карандашный эскиз и попросила сравнить с моим. Полагаю, ваш рисунок?
    — По-моему, скорее ваш, чем наш, — ответила Реми.
    Мисс Синтия с улыбкой беспечно махнула рукой.
    — Я сказала Джулианн, что картины похожи как две капли воды, несмотря на разницу в средствах изображения. Вплоть до подписей в нижнем правом углу…
    — «Офелия».
    — Да. К сожалению, мы практически ничего о ней не знали.
    — Что? — удивился Сэм.
    — Прошу прощения. Что-то я забегаю вперед. Видите ли, Уильям Линд Блэйлок — мой прапрапра… не знаю, сколько «пра-»… Словом, он мой дядя.
    Мило улыбнувшись, мисс Синтия отпила глоток чая.
    Фарго быстро переглянулись. После краткого раздумья Реми спросила:
    — Вы — Блэйлок?
    — Нет-нет! Я Эшворт. И Офелия носила эту фамилию, пока не вышла замуж за Блэйлока. После убийства тети Офелии прапра… бабушка Констанс продолжала поддерживать отношения с Уильямом. Разумеется, исключительно дружеские… Но по-моему, не обошлось без нежной симпатии. Он часто слал ей письма. Как отправил первое через несколько месяцев после возвращения из Англии, так и писал… до последнего. До тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, если не ошибаюсь.
    — До последнего… — повторил Сэм. — В смысле, пока не умер?
    — Чего не знаю, того не знаю. Да и никто не знает, что с ним сталось. Я говорю о последнем письме бабушке Констанс. — Взгляд мисс Синтии оживился. — Боже мой, их ведь целая кипа, с чудесными марками, штемпелями со всего света. Уильям был таким чудаком! Бесконечные авантюры, поиски… Кажется, бабушка Констанс опасалась, что у него с головой не все в порядке, и особенно не доверяла его рассказам.
    — Вы упомянули письма, — начала Реми. — Они по-прежнему…
    — Да, разумеется, у меня! В подвале. Хотите взглянуть?
    Не веря своему счастью, Сэм просто кивнул.

    Хозяйка провела их через кухню к узкой лесенке у черного входа; подвал был, естественно, темный, сырой, с неровными каменными стенами и бетонным, испещренным прожилками полом. Струившийся с лестницы свет немного рассеивал царившую внизу черноту, так что мисс Синтия быстро отыскала выключатель. На потолке вспыхнула лампочка, тускло озарив штабеля картонных коробок всевозможных форм и размеров.
    — Видите во-о-он те три коробки из-под обуви? — спросила мисс Синтия. — Около коробки из-под елки?
    — Видим, — ответил Сэм.
    — Там и хранятся письма.
    Открыв в гостиной заветные картонки, Сэм и Реми с облегчением обнаружили, что бесценные письма рассортированы и разложены по герметичным пакетам.
    — Мисс Синтия, вы нас спасли! — с чувством сказал Сэм.
    — Чепуха! — рассмеялась она и строго добавила: — Только у меня условие. Слушаете?
    — Конечно, мэм.
    — С письмами обращайтесь аккуратно. Как закончите дело — вернете.
    — Не поняла… — растерялась Реми. — Вы разрешаете нам…
    — Ну да! Джулианн хорошо о вас отзывалась. Сказала, что вы пытаетесь выяснить судьбу дядюшки Блэйлока, разузнать о его жизни в Африке — или где он там закончил свои дни… На протяжении ста двадцати семи лет это оставалось для семьи загадкой. Как было бы славно разрешить ее наконец! Я-то уже слишком стара для приключений, так хоть вас потом послушаю. Только сперва пообещайте вернуться и все рассказать!
    — Непременно! — заверил ее Сэм.

ГЛАВА 26

    Голдфиш-Пойнт, Ла-Хойя, Калифорния
    — Пит, Венди, отнесите это в хранилище и пролистайте, — велела Сельма, толкая обувные коробки через стол.
    Ассистенты с материалами тут же исчезли за дверью архива.
    Не зная, в каком состоянии находятся письма Блэйлока, Сэм и Реми удержались от искушения вскрыть герметичные пакеты немедленно, в Саванне, дотерпели до дома.
    — Похоже, поездка удалась, — заметила Сельма.
    — Мягко сказано! — воскликнула Реми. — Твоя Джулианн — просто нечто!
    — Ну, мне-то об этом можно не рассказывать, — хмыкнула Вондраш. — Если я когда-нибудь попаду под колеса автобуса, сразу звоните Джулианн, она меня отлично заменит.
    — А «скорую» вызвать до или после? — осведомился Сэм.
    — Очень остроумно, мистер Фарго. Кстати, эта Эшворт… по-вашему, говорила правду?
    — Да, — ответила Реми. — В конце концов, по журналу Блэйлока и биографии Мортона можно легко установить — или опровергнуть — подлинность писем.
    Сельма одобрительно кивнула.
    — Не хотите взглянуть, как мы продвинулись с журналом, пока Пит и Венди возятся с корреспонденцией?
    — Сгораем от нетерпения, — обрадовался Сэм.
    Втроем они уселись за стол перед ближайшим экраном.
    Вондраш двойным щелчком открыла нужный файл.
    — Ух ты! — поразился Фарго, рассматривая появившееся изображение. — До чего же деятельный ум! Бурная работа мысли не то гения, не то законченного психа.
    — Не то человека с богатой фантазией, — заметила жена. — Правда, в данном случае Блэйлок не производит впечатления чудака-оригинала. Он явно представлял собой личность типа А, хотя в то время этот термин еще не появился.
    — Вполне характерный для него образец творчества. На некоторых страницах, конечно, сплошной текст, но в основном в журнале перемежаются короткие заметки и рисунки, — пояснила Сельма. — Одни выполнены от руки, другие, скорее всего, с помощью трафарета или чертежных инструментов.
    — Изображение в верхнем левом углу — нарисованная от руки карта, — определил Сэм. — А текст в середине… «Большая драгоценная зеленая птица». Чуть правее снова текст… не могу разобрать… и в углу какие-то геометрические фигуры. Вы не пробовали увеличить текст?
    Вондраш кивнула.
    — А как же! Венди настоящая кудесница в таких делах. Однако чем сильнее мы увеличивали буквы, тем они становились размытее.
    — Что у нас внизу слева? «Бывал ли тут Орисага»? Сельма, ты видела это еще где-нибудь?
    — Имя? Видела. И много где.
    Реми подошла поближе к экрану.
    — В середине, слева направо… «Лжец Леонардо» и «шестьдесят три замечательных мужа». А между ними числа… «1123581321». С ума сойти, похоже на шифровку!
    — А в правом углу справа явно нарисована птица, — добавила Сельма.
    — «Большая драгоценная зеленая птица»? — предположила Реми.
    — Вполне вероятно. Что касается двух изображений в середине: подобия пещеры и дуги под ней, — то они повторяются на многих страницах.
    Несколько минут все трое, умолкнув, сосредоточенно рассматривали экран. Прищурившись, Сэм вдруг подошел к телевизору и побарабанил пальцами по ряду чисел, озвученных Реми.
    — Наверное, я устал намного больше, чем казалось. Это ведь последовательность Фибоначчи, — сказал он и, вспомнив, что жена не разделяет его увлечение математикой, пояснил: — Когда складываешь первое и второе числа, то получаешь третье. Складывая третье и четвертое, получаешь пятое, и так далее.
    Вернувшись на место, он быстро набросал в блокноте:
1 + 1 = 2
1 + 2 = 3
2 + 3 = 5
3 + 5 = 8
    — Уловили общую мысль? Последовательность Фибоначчи лежит в основе так называемого золотого сечения, или золотой спирали. Или же спирали Фибоначчи, — продолжал Сэм. — Сейчас покажу.
    Он отошел к компьютеру, забил поиск в Google и вывел на экран новое изображение.