Скачать fb2
Колокола счастья

Колокола счастья

Аннотация

    Когда Матильда оказалась жертвой дорожно-транспортного происшествия, Рэнди, как настоящий мужчина, спас ее от рук разъяренного негодяя. И в этот момент над ним в ночной вышине зазвучали колокола счастья. Когда он увидел ее на небольшой сцене придорожного ресторана, звук колоколов стал громче. Но слышал их пока только он один. И тогда Рэнди решил сделать все, чтобы завоевать сердце красавицы и превратить звон этих колоколов в свадебный.


Сью Краммонд Колокола счастья

1

    — Черт, опять пропустил этот проклятый поворот, — угрюмо буркнул себе под нос Рэнди и сильнее вдавил педаль газа.
    «Линкольн» рванул вперед, устремляясь к следующему съезду с хайвэя в пяти милях от Форт-Норта. Рэнди был в дороге уже около трех часов, ехать пришлось со скоростью больше девяноста миль в час, и он спешил домой, надеясь выспаться до начала рабочего дня. Слава Богу, ему не встретилось ни одного полицейского на пути из Хьюстона.
    Рэнди взглянул на приборную доску: четверть второго. Да, спать осталось недолго — от силы часов пять. Ну ничего, сейчас он проедет мимо придорожного ресторана, повернет налево, через несколько миль повернет еще раз и будет дома.
    И тут его фары осветили две машины с распахнутыми дверцами, а около них — мужчину и женщину, возбужденно размахивающих руками. Похоже, какие-то неприятности, подумал Рэнди и затормозил.
    — Эй, нужна помощь? — спросил он, приоткрыв окно.
    — Проваливай, козел, никому ты тут не нужен со своей хреновой помощью, — грубо ответил мужчина и снова повернулся к женщине со словами: — А ты, сучка…
    Рэнди не дослушал продолжения тирады, выскочил из машины и схватил подонка за поднятую руку.
    — Ну-ка, мистер… — начал он и тут же замолчал, потому что маленький кулачок угодил мужчине прямо в нос, и оттуда немедленно хлынула кровь.
    — Спасибо за помощь, но, думаю, я бы и сама справилась, — раздался женский голос.
    Рэнди от удивления отпустил незнакомца, который, мгновенно оценив силы противников, кинулся к своей машине и рванул с места. Посмотрев вслед удаляющейся «тойоте», Рэнди взглянул на обладательницу приятного голоска.
    — С вами все в порядке, мэм? Что тут случилось? Надо его задержать?
    — О, со мной все в полном порядке, — ответила молодая, лет двадцати, блондинка. — А вот машина, боюсь, пострадала. Причем по его вине…
    — Тогда я догоню мерзавца!
    Рэнди бросился было к своему автомобилю, но девушка остановила его.
    — Нет-нет, прошу вас, не надо.
    — Но почему?
    — Должна признаться, что не расположена сейчас объясняться с полицией. Моя страховка истекла два дня назад, и я не успела возобновить ее, так что сами понимаете… К тому же эту развалюху и так пора было везти в ремонт. Хочу еще раз поблагодарить вас за помощь, мистер…
    — Фрейзер. Рэндолф Фрейзер.
    — Спасибо, мистер Фрейзер. А я Матильда Бэллистен. Я работаю в том ресторане, который вы должны были проезжать. Моя смена окончилась четверть часа назад, и я возвращалась домой, когда подвернулся этот негодяй.
    — Признаюсь, я не хотел сначала останавливаться, думал, позвоню в полицию из ближайшего автомата. Но когда увидел, как он размахивает руками, а кругом темнота и никого больше нет…
    — Мне крупно повезло, что вы не стали звонить. Боюсь, с просроченной страховкой мне бы не избежать штрафа. Ремонт обойдется много дешевле.
    — Давайте-ка, Матильда, я откачу вашу машину к обочине, а потом отвезу вас домой. А утром вы позвоните в автомастерскую, чтобы они отбуксировали ее в гараж.
    — Спасибо, Рэндолф, — улыбнулась блондинка, и он заметил, как сверкнули в свете фар ее зубы. — Но мне тут уже недалеко, я вполне могу дойти пешком. Вы и так потеряли много времени, занимаясь моими проблемами.
    — Ерунда. Зато я буду спокоен, что с вами ничего больше не случится, Матильда. В половине второго ночи, да еще в таком месте, произойти может всякое. Не стоит рисковать по пустякам. Давайте-ка залезайте в машину.
    Но девушка сначала помогла ему откатить ее видавший виды «шевроле» к обочине и только после этого подчинилась приказу.
    Спустя пару минут сверкающий «линкольн» остановился перед маленьким, совершенно невзрачным строением. Рядом не было ни одного фонаря, в доме не горело ни единого окна.
    Рэнди настоял на том, чтобы проводить спасенную им девушку до дверей.
    — В доме кто-нибудь есть? — спросил он.
    — Нет.
    — В таком случае мне лучше войти и подождать, пока вы включите свет.
    Матильда хотела было отказаться, но передумала: компания нового знакомого была не такой уж неприятной. Тем более что после недавнего инцидента ее слегка трясло. В первый момент столкновения она не чувствовала ничего, кроме гнева, но теперь, представив возможные последствия, ощутила, как подкашиваются колени.
    Найдя в сумочке ключ, девушка отперла входную дверь, повернула выключатель и вошла в жалкую, давно не ремонтированную кухню. Потом повернулась к своему сопровождающему и посмотрела на него.
    Рэндолф Фрейзер был выше ее, но ненамного, дюйма на три-четыре. Спортивная фигура, широкие плечи, суровое, будто высеченное из камня лицо — прямой нос, волевой подбородок, обтянутые кожей скулы, высокий лоб, короткие волосы. Интересное лицо… И еще более интересным его делали глаза — карие, смеющиеся.
    Матильда вдруг поняла, что неприлично долго разглядывает своего спасителя, улыбнулась, откинула назад золотистые волосы и сказала:
    — Жутко хочу горячего чая с сахаром и лимоном. А вы?
    — С удовольствием. — Рэнди улыбнулся. — Только покрепче и без сахара. После такой встречи можно и побаловать себя.
    — Садитесь, я скоро.
    Матильда сняла вязаный жакет, бросила его на один из стульев, наполнила водой чайник и поставила на плиту. Потом достала из холодильника лимон, а из шкафа — чашки, блюдца, нож, все время ощущая на себе неотрывный взгляд Рэнди. Что ж, в качестве ее отважного спасителя он имеет полное право насладиться зрелищем. В конце концов ей неоднократно говорили, что она чудо как хороша. Да и зеркало ежедневно подтверждало эти заявления. Свежее молодое лицо, нежная розовая кожа, маленький, чуть вздернутый нос, пухлые губы. И главное, глаза — огромные голубые глаза, обрамленные пушистыми ресницами. И фигура под стать лицу — тонкая талия, небольшая упругая грудь, длинные ноги с неожиданно маленькими для ее роста ступнями. Красивые руки с тонкими пальцами, оканчивающимися длинными ухоженными ногтями, делающими пальцы еще тоньше и изящнее.
    Внезапно до нее донесся смешок. Матильда вскинула брови, повернулась к столу и посмотрела на своего гостя.
    — Вспомнил, как вы дали ему в нос, — фыркнул Рэнди. — Я прямо оцепенел от изумления. Вот уж никак не ожидал!
    — А вы думали, что женщина не в состоянии постоять за себя? — вызывающе спросила Матильда, — Хотя, — добавила она, — признаюсь, в какой-то момент я немного испугалась: мне показалось, что он ударит меня… — Потом налила чай в чашки и села сама. — В общем, я крайне признательна вам, Рэндолф, и за помощь, и за то, что домой проводили, и за компанию.
    — Вы сказали, что работаете в том большом ресторане при шоссе. А кем? Официанткой?
    — Нет, готовлю. Конечно, в основном гамбургеры, но скажу без ложной скромности: все, кто их попробовал, обязательно возвращаются во второй и третий раз.
    — И давно вы там работаете? — поинтересовался Рэнди.
    — Не очень. Всего несколько недель. Но уже имею постоянных клиентов, — с гордостью заявила Матильда.
    — Жаль, что я новичок в городе, а то наверняка бы уже прослышал об этом и посетил ваше заведение. — Матильда весело рассмеялась в ответ. — Но, между прочим, не такой уж и новичок, чтобы не знать: женщине одной не стоит жить в этом районе, а уж тем более попадать тут в неприятности. Особенно молодой женщине с вашей внешностью, — добавил он.
    Девушка вздохнула.
    — Знаю. Пока не починят машину, обещаю ездить домой на такси, мистер Фрейзер.
    — Давайте-ка оставим формальности, Матильда, — предложил Рэнди, приподняв бровь. — Меня обычно называют Рэнди. А тебя?
    — Хорошо, Рэнди, — усмехнулась она, хотя в душе была крайне довольна и его завуалированным комплиментом, и последним предложением. — А меня — Тильда.
    — Вот и отлично. А сейчас нельзя ли мне воспользоваться телефоном?
    Девушка кивком указала на аппарат и начала довольно шумно убирать чашки, пытаясь не слушать беседу, которая с каждой секундой становилась все напряженнее.
    — Ну хорошо, Агнесс, я перезвоню тебе завтра. Я еще даже не добрался до квартиры… Да, меня задержали… Спокойной ночи. — Рэнди положил трубку и взглянул на Матильду. — Извини, совсем забыл, что давно должен был перезвонить особе, с которой обедал вечером.
    — Что ж, можешь сказать ей, что это моя вина.
    Рэнди внимательно взглянул на хозяйку обшарпанной кухни и усмехнулся.
    — Что-то подсказывает мне, мисс Матильда Бэллистен, что это приведет только к еще большим неприятностям.
    — Если это своеобразный комплимент, то благодарю, — ответила Матильда. Затем немного поколебалась, но, уступив свойственному ее полу и возрасту любопытству, поинтересовалась, чем занимается ее новый знакомый в таком небольшом городке, как Форт-Норт.
    — Я работаю в «Биомед фармасьютикал». Готовлю медпрепараты. Когда фирма открыла тут отделение, меня перевели из Хьюстона.
    Матильда удивилась. Фармацевтическая фирма… Судя по его виду и довольно властной манере держаться, она полагала, что он занимается чем-то более… значительным.
    — Спасибо еще раз, Рэнди, что выручил меня.
    — Приятно было познакомиться. — Он поднялся, помолчал, потом спросил: — Ты живешь здесь одна?
    — Да.
    — В таком случае как следует закрывай дверь, на все замки. Спокойной ночи, Тильда. — И он вышел.
    Оставшись одна, Матильда ощутила, как на нее навалилась безмерная усталость. Сказались и результат напряженного дня, и ночное столкновение на дороге, и встреча с Рэнди… С трудом заставила она себя пройти в ванную. Только потребность отмыться от прикосновений грязных лап подонка в «тойоте» вынудила ее принять душ. Из последних сил Матильда включила фен, высушила волосы, натянула ночную рубашку и рухнула в постель… И обнаружила, что сна как ни бывало.
    Ворочаясь с боку на бок, Матильда видела перед собой то мерзкую рожу своего противника, то вызывающее симпатию лицо Рэнди… Сон пришел только под утро.

    — Что-то ты сегодня бледная, Тильда, — заметила Барбара, владелица «Барбар бургер», того самого ресторана, где работала Матильда Бэллистен.
    — Да уж, ночь выдалась не из спокойных, — ответила та и рассказала об инциденте и о том, что на ближайшие два дня осталась без машины.
    — Черт, не повезло! — прокомментировала Барбара, похлопала ее по плечу и пошла по своим делам.
    А девушка надела халат, отправилась в просторную кухню и, зевая, приступила к работе. Она работала две смены подряд каждый день — у Барбары всегда не хватало персонала, а Матильда отчаянно нуждалась в деньгах.
    Часа в четыре дня Матильда услышала из зала громкие голоса и выглянула. Барбара и Майк, который два раза в неделю выступал на крошечной сцене со своей партнершей Милли, собрали вокруг себя официанток и что-то горячо обсуждали.
    — Эй, что тут у вас за веселье? — поинтересовалась Матильда.
    Все замолчали и повернулись к ней.
    — Милли позвонила и заявила, что заболела, — мрачно буркнул Майк.
    Зато Барбара внезапно широко улыбнулась.
    — Верно, решила, что сможет вырвать у меня таким образом прибавку к зарплате, — сообщила она. — Но Милли крупно просчиталась, думая добиться своего шантажом. К тому же я плачу ей столько, сколько она заслуживает. И ты, Тильда, можешь помочь мне щелкнуть ее по нахально задранному носу.
    — Я? Но каким образом? — удивилась Матильда, хотя идея поставить Милли на место показалась ей весьма привлекательной.
    Высокая и тощая Милли, выступавшая в паре с Майком, вечно обращалась с другими девушками, как с низшими существами.
    — Я знаю, ты училась танцам, и думаю, могла бы выступить с Майком. Всего три танца, Тильда, пожалуйста, прошу тебя, — сказала Барбара. — Тебе же известно, сколько народу собирается посмотреть это выступление. Мы не можем позволить себе сорвать сегодняшний вечер, это сразу же скажется на выручке. Ну, давай, Тильда, только сегодня вечером! Выручи меня, ладно? Я сейчас найду кого-нибудь, кто подменит тебя в кухне, а вы тут быстренько порепетируйте.
    Матильда покачала головой.
    — Нет, Барби, я бы с удовольствием, но не могу. Я не гожусь на это, никак не гожусь. К тому же не танцевала уже пару лет.
    — Ну-ну, не капризничай и не кокетничай. Мы же ведем речь не о профессиональном балете. А три простых танца, да еще с таким партнером, как Майк, это для тебя сущий пустяк, я точно знаю. К тому же, — хитровато улыбнулась Барбара Макмагон, — я заплачу тебе втрое за сегодняшний день. Ну как, идет?
    Матильда колебалась не больше секунды.
    — Ты не шутишь, Барби? Насчет оплаты, я имею в виду.
    — Да разве я когда-нибудь обманывала тебя, малышка Бэллистен? Не сомневайся: мое слово — кремень!
    В конце концов, сказала себе Матильда, не следует забывать, почему я вообще устроилась сюда на работу. Это только подольет масла в огонь. К тому же лишние деньги не помешают.
    — Ну, тогда ладно. Я сделаю это, и пусть Милли лопнет от злости, тощая селедка! — воскликнула Матильда под радостные крики присутствующих. — Но только на один вечер, — торопливо добавила она. — Кстати, а как насчет платья? Вряд ли мне подойдет что-нибудь из того, что надевает Милли.
    — Да уж! — фыркнул Майк.
    — Ладно, Тильда, думаю, дома у тебя найдется подходящий наряд. Я отпущу тебя на пару часов после того, как вы порепетируете, и ты решишь этот вопрос. Вполне доверяю твоему вкусу, — заверила ее хозяйка ресторана. — Спасибо, ты здорово выручила меня.

    Репетиция прошла довольно удачно, и Матильда заслужила горячие аплодисменты собравшегося посмотреть персонала. Да и трудно было танцевать плохо с таким партнером, как Майк. Он держал ее легко, но твердо, направлял в нужную сторону, тихо нашептывая, каким будет следующее движение.
    Воодушевленная Матильда позволила вызвать себе такси и отправилась домой переодеваться. Но, открывая входную дверь, вдруг почувствовала, как на нее накатывает паника. Что это она о себе возомнила? Что может выступать на сцене без всякой специальной подготовки? Да клиенты освищут ее, хорошо, если не забросают ее же собственными гамбургерами!
    — Приехала платье выбирать, а танцевать-то могу только под руководством Майка, — насмешливо сказала себе девушка, входя в кухню, и тяжело опустилась на табурет.
    Эй-эй, не вешай носа! — тут же отозвалось ее второе, задорное и отважное «я». Все будет отлично, только держи себя в руках. И помни, какой эффект произведет твое появление на маленькой сцене «Барбар бургер».
    Матильда поднялась и пошла в спальню. Раскрыла заскрипевшие дверцы платяного шкафа, перебрала немногочисленные наряды и выбрала довольно короткое, обтягивающее талию синее платье с пышной юбкой и открытой спиной, которое купила по случаю с полгода назад, но ни разу еще не надевала. Пожалуй, для танца подойдет, решила девушка, разложила его на кровати, вытащила светлые туфли на высоких каблуках, новые чулки, осмотрела все это и, напевая, отправилась в ванную…

    Когда полтора часа спустя Матильда вернулась в ресторан, Барбара восхищенно присвистнула.
    — Вот это да, Тильда! Милли действительно лопнет от злости, когда узнает, кто ее заменил! Если бы ты согласилась, я бы тут же наняла тебя ей на смену, не колеблясь и не раздумывая ни секунды. Ты потрясно выглядишь!
    — Знаешь, Барби, сейчас меня больше волнует, как у меня будут ноги двигаться, а не как я выгляжу, — буркнула Матильда, сбрасывая парусиновые тапочки и доставая привезенные с собой туфли.
    — Не волнуйся, малышка. — Барбара одобряюще похлопала ее по плечу. — Все мужики просто спятят от восторга, глядя на твои длиннющие ноги. Их не очень-то будет интересовать, куда и как ты их ставишь, пока будет возможность беспрепятственно любоваться ими.
    — Все будет в порядке, обещаю тебе, — заверил девушку подошедший Майк.
    — Это точно, — присоединился к хвалебному хору Джо, пианист, подрабатывающий в ресторане вечерами. — У тебя врожденное чувство ритма, а это в танцах девяносто процентов успеха. — И он подмигнул Матильде.
    — Хочешь глоток скотча для храбрости? — предложила Барбара.
    — Нет, спасибо, — ответила восходящая звезда эстрады, с тревогой прислушиваясь к шуму голосов в зале.
    С ужасом смотрела она вслед Джо и Майку, отправившимся на сцену первыми, с замиранием сердца вслушивалась в слова партнера, объявлявшего собравшимся о болезни Милли и о том, что сегодня «для них танцует очаровательная, потрясающая мисс Матильда Бэллистен». Аплодисменты, свист и приветственные крики уже подвыпивших посетителей встретили это сообщение. И вот мисс Матильда Бэллистен глубоко вздохнула, приклеила на лицо широкую улыбку и выпорхнула на маленькую сцену.
    Джо ободряюще подмигнул ей и начал с медленного вальса. Сильные руки Майка обхватили ее талию и повели в постепенно ускоряющемся ритме.
    — Раз-два-три, раз-два-три, — считал он, потом перестал, поняв, что этого совершенно не требуется.
    Матильда плыла в его объятиях, послушная малейшему нажиму пальцев. Спустя пять минут выступление было окончено, Майк крутанул партнершу так, что ее юбка взлетела вверх, показав длинные ноги во всей их красе, и Матильда услышала гром аплодисментов. Она порывалась удрать за кулисы, но он удержал ее и заставил несколько раз поклониться.
    — Все прошло изумительно, — заявила Барбара. — Хочешь чего-нибудь выпить? Еще пара танцев, и можешь отдыхать.
    — Да, стакан колы, пожалуйста, — ответила, чуть задыхаясь, Матильда. — Знаешь, я даже не представляла, как это волнующе — смотреть на зал со сцены, — немного задумчиво прокомментировала она.
    В этот момент подошел Роско, муж Барбары, и тепло обнял девушку.
    — Тильда, я просто наслаждался твоим выступлением, — сказал он, неохотно выпуская ее из медвежьих объятий. — Да ты двигаешься в сто раз грациознее Милли. Твое место в профессиональном танцевальном шоу, поверь мне. Не теряй времени здесь, в этом заштатном городишке, отправляйся в Хьюстон…
    — Эй-эй, — прервала его Барбара, — что это ты несешь? Не забывай, она согласилась выручить меня только на один вечер. Не ее это дело увеселять публику и махать ногами в каком-то шоу.
    Когда пришло время второго, а затем и третьего танца, Матильда уже успокоилась и, заканчивая последний, высоко, как танцовщица канкана, вскинула ногу, а раскланиваясь, послала в ревущий от восхищения зал пару воздушных поцелуев.
    Оказавшись наконец за пределами маленькой сцены, вдали от подгулявшей публики, она ощутила внезапно накатившую усталость — скорее моральную, чем физическую — от пережитого нервного напряжения и ожидания. Матильда с благодарностью приняла от Барбары еще один стакан ледяной кока-колы, отмахнулась от поздравлений, заявив, что все это пустяки, забрала причитающиеся ей деньги и направилась к выходу, где, по словам хозяйки, ее уже ожидало такси.
    В дверях ресторана стоял мужчина лет тридцати с небольшим и взирал на нее с гневным неодобрением. Матильда на мгновение замерла, потом вызывающе вскинула голову и сказала:
    — Привет! Не знала, что ты заглянешь сегодня вечером.
    — Похоже, что так, — процедил мужчина сквозь зубы. — Какого дьявола ты тут затеяла? Что за игру ведешь?
    — Это не игра! Я зарабатываю себе на жизнь! — Девушка собралась обогнуть преграждающего ей путь человека, но он не пожелал дать ей уйти и схватил за руку.
    — Не спеши-ка, крошка…
    — Какие-то проблемы, Тильда? — произнес знакомый голос. Она обернулась и обнаружила, что смотрит прямо в смеющиеся карие глаза Рэндолфа Фрейзера. — Он пристает к тебе?
    — Нет-нет, Рэнди, все в порядке, — поспешно ответила Матильда, вырвав у мужчины руку. — Это мой родственник… дальний.
    Чарлз Бэллистен с трудом подавил бушующий в нем гнев.
    — Послушайте, — обратился он к Рэнди, — это дело семейное. Извините нас, пожалуйста. Мне надо поговорить с Тилли.
    — Я не желаю разговаривать с тобой! — дерзко заявила Матильда и нежно улыбнулась Рэнди. — Спасибо, что заехал за мной, дорогой.
    — Всегда рад оказать тебе услугу, — не моргнув глазом, ответил тот. — Не хочешь ли познакомить нас?
    — Это совершенно излишне, — отрезала девушка, взяла Рэнди под руку и направилась к выходу, повернувшись спиной к «дальнему родственнику». — Прости, что снова втянула тебя в неприятности, Рэнди, — быстро произнесла Матильда, оглядываясь назад. — Кстати, теперь, конечно, поздновато спрашивать об этом, но… ты один здесь?
    — К счастью, да, — немало позабавленный, ответил Фрейзер.
    — Очень рада. — Она снова улыбнулась. — Не мог бы ты отвезти меня домой? Меня ждет такси, но мне бы не хотелось, чтобы Чарлз потом узнал у водителя, где я живу.
    — Конечно, с удовольствием. Могу предложить даже лучший вариант: поехать ко мне и немного выпить, на случай, если он вдруг последует за тобой, — сказал Рэнди, ведя ее к автомобилю. — Если только…
    — Если только — что? — рассеянно спросила Матильда, пытаясь увидеть, не преследует ли ее Чарлз.
    — Если только этот парень не твой муж. Потому что в таком случае я не желаю встревать между вами.
    Матильда вспыхнула от возмущения.
    — Чарлз Бэллистен совершенно точно не мой муж. Он… всего лишь троюродный брат, — неожиданно упавшим голосом закончила она.

2

    — Похоже, ты не в лучших отношениях со своей родней, — заметил Рэндолф, включая зажигание. — Я решился вмешаться, потому что подумал, что он может тебя обидеть.
    — О, это совершенно исключено, — беззаботно откликнулась Матильда. — В настоящий момент Чарлз относится ко мне не лучшим образом, как, впрочем, и я к нему, но он никогда не причинит мне зла.
    — А что случилось? Почему он так сердит на тебя?
    Девушка тяжело вздохнула и отвернулась к окну.
    — Я не могу тебе сказать. Понимаю, это невежливо, учитывая то, что ты уже дважды спас меня. Хотя… — добавила она, — я и сама могла бы справиться. В обоих случаях.
    — Что-то мне так не показалось.
    — А вот и неверно. — Матильда повернулась и вызывающе посмотрела на Рэнди. — Я в состоянии сама о себе позаботиться. — Тут ее воинственный пыл неожиданно иссяк, и она дала волю любопытству. — Кстати, я тоже так разозлилась на Чарлза, что совершенно забыла спросить, что ты-то делал в «Барбар бургер».
    — Ха! Я решил заглянуть, надеясь отведать разрекламированные тобой гамбургеры, и что же обнаружил? Настоящее кабаре вместо скромного ресторана, где спасенная мною девица не готовит еду, а дает эстрадное представление! — Он ухмыльнулся. — Ты забыла упомянуть о своих сценических талантах в нашу прошлую встречу.
    — Тогда я о них еще ничего не знала, — устало сказала «спасенная девица». — Все случилось совершенно неожиданно, и то только потому, что партнерша Майка надумала пошантажировать Барбару — это хозяйка заведения — и прикинулась больной, чтобы вырвать прибавку к жалованью. Милли такая противная, все ее просто терпеть не могут, вот я и решила помочь Барбаре утереть ей нос. К тому же я обязана Барби за то, что она сразу дала мне работу, когда я в ней нуждалась. И в довершение всего она заплатила мне втрое за сегодняшний вечер. Чего я совершенно не заслуживаю, учитывая то, что выступала в первый раз.
    — Не могу согласиться с такой уничижительной самооценкой. С моей точки зрения, ты танцевала потрясающе.
    — Что это, грубая лесть, мистер Фрейзер?
    — Вот уж нет. Это бесспорный факт. Спроси, и любой из клиентов немедленно согласится со мной. А уж когда ты показала не меньше четырех футов своих изумительных ног, так просто сразила всех наповал!
    Вместо того чтобы обидеться, Матильда расхохоталась. Отсмеявшись и вытерев пальцами глаза, она сказала:
    — Поверить не могу, что выкинула такой номер. Да вообще поверить не могу в весь сегодняшний вечер. Наверное, я временно лишилась рассудка.
    — Не согласен. Сегодня вечером взошла новая звезда.
    — Никоим образом. — Матильда решительно замотала головой. — Больше никогда в жизни! Мои нервы этого просто не выдержат. И кроме того, когда Милли услышит, что случилось, ее недомогание сразу пройдет. Готова поспорить на что угодно.
    Рэнди бросил на девушку быстрый взгляд.
    — Жаль. Я бы с удовольствием посмотрел еще разок.
    Матильда неожиданно обнаружила, что они подъезжают к новому, построенному только в начале этого года четырехэтажному зданию почти в центре города. Да, жилище мистера Фрейзера сильно отличается от ее жутковатого дома.
    — Вот здесь я и обитаю, — сказал он, выключая мотор. Заметив ее почтительный, даже немного благоговейный взгляд, добавил: — Мне принадлежит не весь дом. Здесь четыре квартиры. Но в двух еще никто не живет. А моя — на втором этаже.
    Рэнди вылез из «линкольна», открыл дверцу и помог выйти своей спутнице. Его квартира занимала целый этаж. Матильда внимательно осмотрела роскошную гостиную с камином и большими, от пола до потолка, окнами, кожаной мебелью и огромным телевизором. Затем обратилась к хозяину:
    — Потрясающе! Просто изумительно! Я еще никогда не бывала в таких домах. Да, наверное, тебе вчера в моем домишке было не по себе.
    — А ты давно там живешь?
    — Нет. Вообще-то я поначалу хотела снять квартиру на пару с подругой, но потом передумала. — Матильда с любопытством взглянула на Рэнди. — Кстати, если ты живешь здесь, то как оказался вчера неподалеку от моей улицы?
    — Я не так давно переехал сюда и еще не настолько освоился, чтобы автоматически поворачивать, где следует. Вот и пропустил свой поворот с шоссе, когда возвращался из Хьюстона. Чему весьма рад. А то один Бог знает, чем бы это закончилось для тебя.
    — Еще раз повторяю, — едко заметила девушка, — я могу прекрасно сама о себе позаботиться.
    Рэнди сначала покачал головой, потом, вспомнив меткий удар кулаком в нос наглеца, фыркнул.
    — Но все равно тебе надо быть осторожнее, когда возвращаешься домой в столь поздний час.
    — Да, я понимаю. И буду намного внимательнее, когда заберу машину из ремонта. Поверь мне на слово.
    — Вот и отлично. А теперь, думаю, великой танцовщице пришло время потребовать шампанского. Как насчет «Дом Периньона»? — весело спросил хозяин.
    — Вот уж не считаю себя ни великой, ни вообще танцовщицей. Просто мне довелось учиться танцам, только и всего. А насчет шампанского… спасибо, но я предпочитаю кока-колу.
    — Ладно, — усмехнулся Рэнди. — Пошли в кухню. Я тогда, пожалуй, выпью пива.
    В кухне, по размерам ненамного уступающей гостиной, Матильда сидела на высоком табурете и наблюдала, как он достает из большого холодильника напитки и легкие закуски. Потом вдруг усмехнулась.
    — Что ты нашла смешного?
    — Да мне только что пришло в голову, как я нахально привязалась к тебе сегодня вечером.
    Он фыркнул в ответ.
    — Ничего-ничего. К вашим услугам, мэм. Надо сказать, мисс Бэллистен, я обязан тебе парой увлекательных вечеров.
    — Ну, не только мне. Ты ведь вчера возвращался из Хьюстона, где, помнится, обедал с дамой, — напомнила ему Матильда. — Ты раньше там жил?
    Рэнди кивнул.
    — Угу. Фирма недавно открыла филиал в Форт-Норте, и я решил переехать.
    — Что, захотелось перемен?
    — И это в том числе. И к тому же я казался наилучшей кандидатурой: неженатый, бездетный, мне легко подняться с места.
    Неженатый, но не одинокий, немного огорченно подумала Матильда, вспомнив об Агнесс.
    — Кстати, — поинтересовалась она, — ты помирился со своей леди?
    — Нет, — резко, почти грубо ответил Рэнди, и глаза его потухли. — Я имел короткую, но весьма содержательную беседу с Агнесс сегодня вечером. Именно поэтому я и отправился выпить в твое заведение.
    — Настолько плохо? — с сочувствием спросила Матильда.
    — Даже хуже. Хочешь, расскажу? Не будет скучно? — Он внимательно посмотрел на сидящую напротив девушку.
    — Вовсе нет, — совершенно искренне ответила та. — Она порвала с тобой?
    — Как раз наоборот. Агнесс давно уже уговаривала меня не продавать дом в Хьюстоне, сохранить его для уик-эндов, но только вчера я узнал почему. Оказывается, она считала само собой разумеющимся, что переедет из своей довольно-таки дорогой квартиры в мой дом. Заявила, что бессмысленно выбрасывать столько денег на арендную плату, коль скоро мое жилье пустует всю неделю.
    Милая леди, ничего не скажешь, подумала Матильда.
    — А тебе это не понравилось?
    — Да. Но она решительно отказывалась этому верить. Поэтому я, чтобы избежать сцен в ресторане, отвез ее домой, а сам поехал сюда. А сегодня разъяснил ей, что намерен продать дом, дабы полностью заплатить за новую квартиру. Ну а она заявила, что не собирается похоронить себя заживо в здешней глуши даже ради меня.
    — Ага, — протянула Матильда. — А твои хоромы она видела? Это могло бы помочь ей изменить мнение о Форт-Норте, как о глуши.
    — Нет. — Рэнди поднялся и принес из холодильника еще кока-колы. — Да это и ни к чему. Я никогда не считал ее «своей леди», как ты выразилась, и недвусмысленно высказал ей, что подобные жертвы с ее стороны не требуются и никогда не требовались.
    — Ого!
    — Да-да, именно так. Агнесс взбесилась, проявив те стороны своей натуры, которые раньше, очевидно, старательно прятала от меня. Поэтому-то мне и понадобилось выпить. И я подумал о придорожном ресторане, что видел вчера, проезжая мимо, и о тебе… Ну, хватит обо мне. — Он постучал пальцами по столу, потом взглянул на гостью. — А у тебя, кроме разгневанного Чарлза, в жизни есть кто-нибудь? Кто-то близкий?
    — Нет. Я совсем одна, — медленно произнесла Матильда с искренней жалостью к самой себе. — Мама умерла, когда я родилась. — Она с трудом проглотила подступивший к горлу ком.
    Рэнди протянул руку и сжал ее тонкие, длинные, такие аристократичные пальцы.
    — Тебя воспитал отец?
    Девушка медленно высвободила руку и нехотя ответила:
    — Нет. Дальние родственники. Мне пора, если не возражаешь.
    Рэнди вскочил.
    — Прости, если случайно тронул больное место.
    — Ничего. Не обращай внимания. Я немного разнервничалась из-за встречи с Чарлзом.
    — Ладно, подождем с признаниями до более близкого знакомства, — предложил он. — Когда мы с тобой увидимся?
    — Увидимся? К сожалению, я работаю в те часы, когда нормальные люди отдыхают, — напомнила Матильда.
    — Это отказ?
    — Отказ? Нет, конечно нет! Простое напоминание, что встречи со мной представляют определенную трудность. Но в субботу у меня выходной.
    — Отлично. Значит, в субботу. И чем мы займемся?
    Да Бог его знает, подумала Матильда и вслух сказала:
    — Тебе решать. Я заранее согласна.
    — Ладно. Предлагаю поехать купаться. Во сколько ты просыпаешься после ночной смены?
    — Купаться? Посреди Техаса? Ты уверен, что знаешь, о чем говоришь? Да поблизости ни одного приличного водоема!
    — Это предоставь мне. Только прихвати купальник и все, что тебе нужно на пляже.

    Когда они вышли из дому, Рэнди распахнул дверцу «линкольна» и усадил свою гостью. Затем сам сел за руль и тронул машину с места.
    — Прости еще раз, что навязалась тебе сегодня, — снова сказала Матильда. — Но я действительно не хотела, чтобы Чарлз узнал, где я живу.
    — Да, кстати, о родственнике Чарлзе. Что-то подсказывает мне, что он сильно неравнодушен к своей троюродной сестре.
    — Никоим образом! — пылко воскликнула Матильда. — Ты ошибаешься. К тому же у него жена, трое детишек, четвертый на подходе.
    — Это обычно не мешает мужчинам проявлять интерес к другим женщинам, — пожал плечами Рэнди.
    — Знаю. Но в данном случае это совершенно не соответствует действительности. — Матильда тяжело вздохнула. — Мы поссорились, жестоко поссорились. Настолько, что и сейчас, спустя почти месяц, я все еще зализываю раны.
    — Да, но теперь, когда он знает, где ты работаешь, он вернется.
    — Скорее всего, — мрачно согласилась она. — И, судя по настроению Чарлза, примирение не входит в его планы… Неважно. Я справлюсь.
    — Ну хорошо. Вот мы и приехали. Давай-ка я вместе с тобой войду в дом, а то тут такая темнота! Подожду, пока ты включишь свет. А еще лучше, сделаю это сам.
    Матильда вышла из «линкольна» и повернулась к стоящему на обочине Фрейзеру.
    — Рэнди, я в состоянии включить свет. Я научилась это делать совершенно самостоятельно, когда мне было лет девять.
    Он шутливо вскинул руки, сдаваясь.
    — Конечно, ты в состоянии. Ты уже большая девочка, Тильда. Спокойной ночи. Я позвоню тебе в субботу утром, как договорились, да?
    — Угу. Спасибо еще раз, что подыграл мне сегодня вечером.
    — О, не стоит благодарности. Я наслаждался этой сценкой.
    Матильде показалось, что вот сейчас он поцелует ее. И когда Рэнди улыбнулся и сказал, что надо запирать дверь на все замки, почувствовала неожиданную горечь разочарования.

    Когда Матильда Бэллистен пришла к Барбаре Макмагон просить работу, ей предложили всего полсмены. Но после этого две официантки сбежали с проезжающими коммивояжерами, а третьей пришел срок рожать. Пришлось срочно проводить разные перестановки, и теперь Матильда работала по две смены ежедневно с получасовым перерывом ближе к вечеру.
    Но сегодняшняя пятница показалась ей особенно напряженной, очевидно из-за того, что она все время ожидала появления Чарлза, готового к продолжению ссоры.
    — Господи, да чем ты недовольна, Тильда? — воскликнула Сузан, официантка. — Подумаешь, две смены! Скажи спасибо, что не приходится вставать к утренней.
    — Да я бы и не жаловалась, но ноги гудят невыносимо. Даже жар плиты так не донимает, как постоянное стояние на ногах, — почти простонала Матильда.
    — Кстати, там твой знакомый заказал пару гамбургеров и просил передать тебе привет, — вспомнила Сузан.
    — Знакомый? Какой знакомый?
    — Какой-какой, не прикидывайся. С которым ты упорхнула после своего звездного выступления. Кстати, ты знаешь, что Милли уже звонила и сообщила, что выздоровела и готова вернуться к своим обязанностям?
    — Правда? Утерли-таки ей нос, значит! — обрадовалась Матильда и повернулась обратно к плите.
    Спустя полчаса наступило небольшое затишье. Она вышла в зал и увидела Рэнди, доедающего гамбургер.
    — Здравствуй! — приветствовала его раскрасневшаяся девушка. — Как тебе мое произведение?
    — Привет! Изумительно, правда изумительно! В жизни не пробовал ничего лучше.
    — Сделать еще, специально для тебя?
    — С удовольствием, но только один, а то я со стула не смогу встать. Как прошел день? Есть неприятности? — поинтересовался Фрейзер, приглашая ее сесть рядом.
    — Никаких, кроме уставших ног.
    — Значит, визитов рассерженных родственников не было. Когда ты заканчиваешь?
    — Минут через сорок — сорок пять. Но ты не волнуйся. Сегодня мне телохранитель не понадобится. И таксист тоже, — улыбнулась она.
    Рэнди наклонился и заглянул ей в глаза.
    — Ты не хочешь, чтобы я проводил тебя домой?
    Стараясь казаться как можно более равнодушной, несмотря на то что сердце ее от радости подпрыгнуло и сделало двойное сальто, Матильда протянула:
    — Ну, если тебе этого хочется.
    — Не могу сказать, что ты потрясала меня своим энтузиазмом, — суховато заметил Рэнди. — Я буду ждать на парковке.
    Никогда еще три четверти часа не казались ей такими нескончаемыми. А ведь после трех недель работы в «Барбар бургер» Матильда считала себя уже опытной работницей. Сейчас же все валилось у нее из рук, и Сузан хихикнула, увидев, как сырая котлета полетела на пол.
    Вскоре появилась хозяйка и спросила:
    — Тильда, ты в порядке? Тот парень, что пялился на тебя, пока ты танцевала, и сейчас сидит в зале.
    — Да? А я-то думала, ты имела в виду Чарлза, когда сказала, что кто-то смотрит на меня, — задумчиво протянула Матильда и уронила лопаточку.
    — Нет, Чарлз увидел тебя совершенно случайно. Он зашел заказать ужин на следующую неделю, а тут ты на сцене… — Барбара вздохнула. — Ладно, Тильда, по-моему, тебе пора домой. Ты тоже, Сузан, свободна, — прибавила она.
    Переодеваясь в комнате персонала, Сузан и Матильда лениво перебрасывались словами.
    — Слушай, подружка, где ты нашла такого симпатичного парня? — спросила официантка.
    — А это он спас меня, когда я столкнулась с тем наглецом. Ну, когда у меня страховка истекла, помнишь?
    — О! — воскликнула Сузан и немного завистливо добавила: — Если ему придет в голову спасти еще кого-нибудь, предложи мою кандидатуру. Ну а теперь мне пора. Мой драгоценный ждет меня, если только еще не уснул… Кстати, а чем этот парень зарабатывает себе на жизнь? Готова поспорить, он занимается чем-то необыкновенным.
    — О да, готовит медпрепараты, — ответила Матильда и усмехнулась, увидев отразившееся на лице Сузан разочарование.

    Увидев Рэнди, облокотившегося на свой сверкающий «линкольн» неподалеку от ее уже запыленного «шевроле», Матильда ощутила прилив радости. Оказывается, последние два дня она скучала по нему, хотя и не отдавала себе в этом отчета. И наверное, будет скучать. Что совершенно глупо. Мистер Фрейзер посторонний ей человек, несмотря на то что дважды пришел на помощь. Все равно ей приятно, когда он рядом. Очень приятно.
    — Я тут размышлял кое о чем, — сообщил он, увидев подходящую девушку.
    — О чем же?
    — О завтрашнем дне. Если бы мы могли выехать пораньше, то провели бы на пляже весь день.
    — Да на каком пляже? — воскликнула Матильда.
    — Увидишь, когда приедем. Обещаю, дорога будет не очень долгой. Уж я постараюсь.
    — Что-то я не уверена, что такое заявление меня вдохновляет.
    — Не волнуйся, я отлично вожу. Тебе ничто не грозит.
    — Ладно, договорились. А вода не будет холодной? Все-таки еще только апрель…
    — Ты задаешь много вопросов, женщина. Твое дело — взять купальник и проснуться пораньше, а уж мое — все остальное, — заявил Рэнди, принимая ее согласие как должное.
    Сидя в машине и размышляя об этом заявлении по пути к своей лачуге, Матильда пришла к выводу, что в устах Фрейзера слова почему-то не казались обидными, хотя вряд ли она потерпела бы нечто подобное от любого другого. Глядя в зеркало заднего вида на фары его автомобиля, следующего за ее «шеви», она понимала, что и сама принимает Рэнди и его помощь, в общем-то, как должное. Всю свою жизнь до недавнего времени она прожила в убеждении, что неприятности случаются на свете, но только с другими, а не с ней, Матильдой Бэллистен. Конечно, тот эпизод со столкновением не был катастрофой, но помощь Рэнди оказалась весьма кстати.
    Она заглушила мотор, вышла, захлопнула дверцу и подождала, пока он припаркует свою машину.
    — Зайдешь? — спросила Матильда.
    — Да, дабы убедиться, что ты в безопасности. Вообще-то освещение на этой улице не помешало бы.
    — Обычно на углу горит фонарь, тогда тут веселее.
    — Почему ты не пожалуешься в городской совет?
    — Я только арендую этот дом, — напомнила она, открывая дверь. — И за те деньги, что плачу, вряд ли имею право жаловаться на что бы то ни было.
    — Почему бы тебе тогда не найти что-нибудь более достойное названия человеческого жилья? — Рэнди в очередной раз обвел взглядом убогую кухню и нахмурился. Все было старым и жалким, кроме сверкающей хромированной кофеварки, которую, совершенно очевидно, Матильда купила сама.
    Но она в ответ лишь беззаботно пожала плечами.
    — Я торопилась. Это был единственный свободный к заселению дом.
    — А квартира, что ты собиралась снимать на пару с кем-то, была в более пристойной части города?
    — Не-а. В Далласе. Ладно, так во сколько мне быть готовой?
    — Я позвоню, когда уточнят прогноз погоды.
    — Отлично. Хочешь кофе? Или пива?
    — Нет, спасибо. Я убедился, что ты в безопасности, и теперь могу отбыть и дать тебе возможность уложить в кровать твои несчастные усталые ноги. До завтра.
    Рэнди ослепительно улыбнулся и вышел, оставив Матильду в одиночестве и тоске.
    Да, надо отдать должное Рэндолфу Фрейзеру, думала она, поворачивая ключ в замке, он не ждет никакой платы за свою помощь. В отличие от любого из ее предыдущих знакомых молодых людей. Хотя она не отказалась бы от поцелуя на сон грядущий. Матильда вздохнула. Может, она просто ему не нравится…
    Впрочем, направляясь в кухню, продолжала размышлять она, это хорошо, что он ушел. Вряд ли гостиная произвела бы на него лучшее впечатление, чем кухня. Телевизор и магнитофон она держала в спальне, в которую вложила немного сил и денег. Купила новый матрас, покрывало, пару пестрых подушек и занавески, после чего комната обрела жилой вид, чего нельзя было сказать об остальной части дома.
    Раньше Матильда не могла подолгу валяться в постели, но теперь благодаря этой особенности нового жилья проводила практически все свободное время на кровати.

    Резкий телефонный звонок раздался, едва начало светать. Матильда подскочила в постели, протерла глаза и сняла трубку.
    — Алло, — буркнула она.
    — Я разбудил тебя, — констатировал удивленный голос Рэнди.
    — Что? Да ты просто садист! Еще шести нет, а у меня первый выходной за десять дней! — с возмущением произнесла Матильда, подавляя зевок.
    — Буду у тебя через час. Собирайся.
    Услышав короткие гудки, Матильда недоверчиво посмотрела на трубку, покачала головой и аккуратно положила ее на рычаг. Зевнула, сунула ноги в тапочки и побрела в кухню к источнику жизни и бодрости — сверкающей кофеварке.
    Через полчаса, окончательно придя в себя, она приняла душ, отыскала синий купальник, натянула сверху пеструю гавайскую рубашку и обрезанные до колена джинсы, собрала волосы в пучок на макушке, надела бейсболку… И в этот момент раздался стук в дверь.
    На пороге стоял Рэнди — энергичный, подтянутый, бодрый. Светло-голубая джинсовая рубашка и такого же цвета брюки удивительно шли к его не очень высокой, но спортивной фигуре.
    — Привет! Как чувствуешь себя? — спросил он, лучезарно улыбаясь.
    — Еще не совсем полноценным человеком, — довольно воинственно заявила Матильда, тоном противореча словам. — Так куда мы едем?
    — Это сюрприз. Купальник взяла?
    — Да, сэр! И полотенце, и солнечные очки, и ласты, и зонтик.
    — О, женщины! — закатив глаза к довольно низкому потолку, воскликнул Рэнди. — Никакой веры в научный прогноз погоды. К тому же посмотри: на небе ни облака. Да и когда ты последний раз слышала о дожде в апреле?
    — Ладно, я сейчас схожу за сумкой, а ты, если хочешь, выпей кофе. Он еще горячий.
    Вернувшись, Матильда увидела, что Рэнди возвращается из гостиной.
    — Господи, Тильда, да это же кошмар! — воскликнул он потрясенно. — Неужели ты проводишь время в такой жуткой комнате?
    — Нет! — отрезала она, протянула ему сумку и схватила с вешалки ветровку. — Пошли.
    Оказавшись в комфортабельном салоне «линкольна», Матильда с блаженным вздохом откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
    — Извини, но я немного вздремну.
    — Давай-давай. Ничего, если я включу музыку?
    — Отлично, особенно если это будет колыбельная. — И спустя две минуты Матильда уже тихо посапывала.
    «Линкольн» мягко покачивался на новеньких рессорах и бесшумно пожирал мили, мчась навстречу солнцу. Прошло чуть больше часа, когда Рэнди съехал со скоростной магистрали и остановился.
    — Что, уже приехали? — сладко зевнув, осведомилась Матильда, приоткрывая заспанные, но все равно прекрасные голубые глаза.
    — Нет еще. Заправимся и перекусим, — ответил Рэнди.
    Девушка сладко потянулась и неторопливо вылезла из машины. Круглосуточная заправка предлагала все необходимое — туалетные комнаты, магазинчик, кафе-бар. А над головой ярко сияло солнце. Отличный день!
    — Иди умойся, — предложил ей Рэнди. — Ничего удивительного, что ты так устала после всех этих двойных смен у плиты. Ничего, выпьешь кофе и придешь в себя.
    — Надеюсь, — буркнула Матильда и вызывающе сверкнула на него глазами. — Ты бы пригласил меня, если бы знал, что я окажусь такой скучной компанией?
    Рэнди немедленно принял задумчивый вид.
    — Знаешь, пожалуй, я все-таки предпочитаю тишину непрерывной болтовне и шуму.
    — Посмотрим, что ты запоешь на обратном пути, — хихикнула Матильда.
    — Сделай так еще раз, — немедленно потребовал Рэнди.
    — Как?
    — Хихикни по-девчачьи. Ты мне напомнила мою сестренку, когда ей было лет пять. Но сначала скажи, что будешь есть и пить, — поспешно добавил он, увидев ее гневный взгляд.
    — Я в состоянии себя обслужить! — воскликнула Матильда.
    Последовал короткий спор. В конце концов она уступила, чтобы и дальше не развлекать девицу за стойкой.
    — Послушай, — сказал Рэнди, усаживаясь с подносом за столик у окна, — я пригласил тебя на прогулку, мне и платить за завтрак.
    Матильда нахмурилась, явно собираясь опять заявить о своей самостоятельности. Но он жестом остановил ее. Глядя на нее смеющимися карими глазами, Рэнди предложил то, что, как ему казалось, должно было бы удовлетворить упрямую спутницу.
    — А ты можешь заплатить за ланч, договорились?
    Так, сама напросилась! А что, если он привык есть в дорогих ресторанах?
    — Я не хотела обидеть тебя, — с раскаянием произнесла Матильда, запоздало вспомнив, что должна быть ему благодарной за все, что он для нее сделал. — Просто люблю быть независимой.
    Ответная улыбка полностью обезоружила ее.
    — Да я и не обижаюсь. Но если ты будешь платить за ланч, то я куплю тебе еще кофе, идет?

    По пути к машине Матильда вдруг вспомнила, что до сих пор не знает, куда они едут, и спросила:
    — Ты куда же мы все-таки направляемся?
    — Если не уснешь, то можешь думать об этом, пока мы едем. А если не догадаешься, то я скажу тебе, когда будем подъезжать.
    — Скажи сейчас, а то не заплачу за ланч!
    Рэнди расхохотался, пристегивая ремень безопасности.
    — А я и не собирался позволять тебе платить.
    Матильда от негодования чуть зубами не заскрежетала.
    — Рэндолф Фрейзер, тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты совершенно невозможный человек?
    — И не раз. Но в итоге никто не мог устоять перед моим неотразимым обаянием, — самодовольно ухмыльнулся «невозможный человек» и вдавил педаль газа в пол.

3

    О таинственном пляже Матильда догадалась, только когда они проехали душный даже весной Хьюстон.
    — Рэнди, да ты уж не на Лебяжье ли озеро везешь меня?
    — Ага, все-таки знаешь. А я уж думал, что ты никогда там не была, — с довольным видом отозвался он.
    Немного покружив по проселочной дороге, они нашли пустынный участок пляжа. Матильда вышла из машины, огляделась по сторонам, взглянула на живописное озеро, на красочные маленькие лодки на его поверхности и глубоко вдохнула теплый воздух. Рэнди достал из багажника складные шезлонги и поставил их на берегу. Потом сбросил рубашку и брюки и остался в ярко-зеленых плавках.
    — Ложись, Тильда. Позагораем до купания и ланча, — сказал он, устраиваясь на шезлонге. — Расскажи, когда ты тут была в последний раз.
    — О, еще совсем девчонкой. С моими… родственниками, — запнувшись, ответила она, вытягиваясь на соседнем шезлонге.
    — А Чарлз был тогда с вами?
    — Наверное, — коротко ответила Матильда.
    Она потянулась за сумкой, нашла лосьон для загара и начала втирать его в кожу. Некоторое время оба молчали. Наконец Матильда не выдержала.
    — Извини, Рэнди, я не хотела быть грубой. Просто мне неприятно говорить о Чарлзе.
    — Тогда не будем, — спокойно ответил он. — Хочешь попить? Или фруктов? Я привез апельсины, яблоки, сливы. И еще шоколад.
    — А ты хорошо подготовился, — удивилась она.
    — Пустяки. Это почти привычка. Я вырос неподалеку, в трех милях отсюда. Так что все детство провел на здешних пляжах, играя с братом и сестрой и товарищами.
    — А твоя семья, они до сих пор тут живут? — поинтересовалась Матильда, потом усмехнулась. — Ай да я, сама не желаю ничего говорить, а тебя расспрашиваю!
    — Нет проблем. Я с удовольствием расскажу о моей семье. У меня есть старшие брат и сестра, и еще Стелла, младшая сестренка. Ей всего двенадцать, поздний ребенок. Брат со старшей сестрой живут в Хьюстоне, а Стелла с родителями по-прежнему здесь. Отец ушел на пенсию в прошлом году, он был врачом в местной больнице, а мама работала в школьной библиотеке. Они живут в том же доме, в котором все мы родились.
    — Звучит просто идиллически.
    — Да. Но я совершенно не испытывал ничего подобного, пока не вырос и не уехал учиться. Денег было немного, хотя ничего важного, похоже, мы не упустили. К тому же привыкли сами решать свои маленькие и большие проблемы, разбираться с неприятелями. Мама настаивала на этом. Знаешь, когда кто-то из родителей работает в той же школе, где учатся их дети, это создает определенные трудности и для тех, и для других. Так что мы были не в привилегированном, а, наоборот, в более тяжелом положении, чем остальные ребята.
    — Так вот почему ты без колебаний вмешался, когда увидел меня на дороге после столкновения.
    — Только потому, что ты девушка, — признался Рэнди. — И очень рад, ведь иначе не познакомился бы с тобой.
    — О, какой милый комплимент, — лениво протянула Матильда.
    — Это не комплимент, а истинная правда. К тому же ты подарила мне пару интересных эпизодов в жизни. Да и гамбургеры твои незабываемы. Кстати, шоколаду хочешь?
    — Нет, спасибо. А то испорчу аппетит перед ланчем. А где мы будем есть?
    — Здесь неподалеку есть крошечное кафе, известное только своим. Оно открыто с марта по ноябрь. Там готовят отличные сандвичи, и их можно брать с собой.
    — Замечательно, — одобрила она, накрыла бейсболкой глаза и замолчала — то ли уснула, то ли задумалась.
    Спустя несколько минут Рэнди медленно произнес:
    — Знаешь, мне вдруг пришло в голову, что не очень-то тактично с моей стороны было распространяться о своем счастливом детстве.
    — Нисколько, — ответила Матильда. — Мне было очень интересно. Расскажи еще что-нибудь.
    — Вообще-то, похоже, я разрисовал все в слишком уж розовом свете. Мы трое постоянно ссорились и обижались на родителей, когда речь заходила о домашней работе. А уж из-за мытья тарелок и вовсе дрались с Биллом — это мой старший брат. На прислугу средств не было, поэтому отец строго-настрого приказал, чтобы мы помогали маме. Да и еще, конечно, занимались спортом. Во дворе у нас висела баскетбольная корзина, и я целыми днями проводил около нее, когда был подростком. Велосипед с весны до осени. Плавание, всевозможные спортивные игры.
    — И куча грязной спортивной одежды ежедневно, — вздохнула Матильда, преисполнившись глубочайшим сочувствием к миссис Фрейзер.
    — Думаю, тебе тоже перепадала домашняя работа, — взглянув на стройную девушку в соседнем шезлонге, сказал Рэнди.
    — Бывало, — уклончиво ответила она и, закрыв глаза, повернула голову в сторону.
    Он вздохнул, поднялся, разыскал рубашку и сообщил:
    — Что-то я проголодался. Пойду взгляну, что у них сегодня на ланч. Ты что предпочитаешь?
    — Сандвичи с тунцовым салатом.
    — А если не будет?
    — Тогда на твое усмотрение, — ответила Матильда и посмотрела вслед удаляющемуся Рэнди.
    Наедине с собой она могла признаться, насколько ей приятно его общество. Какая же дура эта Агнесс, что не пожелала переехать с ним в Форт-Норт! Да за таким можно податься и на Аляску… И до чего же глупа! Думала, что сумеет обманом вырвать у него право бесплатно жить в его доме. Даже короткого знакомства достаточно, чтобы понять: за смеющимися карими глазами скрываются стальная воля и острый ум.
    Матильда снова достала бутылочку с лосьоном. В этом году она загорала первый раз. Возле ее нового дома был крошечный садик, но он выходил в такой грязный проулок, что ей и в голову не приходило расположиться там в купальнике. Поплавать, что ли, лениво подумала девушка, но решила подождать Рэнди и закрыла глаза.
    Разбудил ее знакомый мягкий баритон:
    — Мэм, кушать подано. — Матильда открыла глаза и с удивлением увидела небольшой складной стол, на котором уже были расставлены пластиковые тарелки и стаканы. — Извини, что задержался. Ты, наверное, уже и не надеялась меня дождаться. Они готовят каждому на заказ, поэтому пришлось постоять в очереди.
    Девушка осмотрела разложенные сандвичи, приподняла ломтик хлеба на одном, на другом, облизнулась и заявила:
    — Зато ожидание себя оправдало. У меня даже слюнки потекли. Только сначала намажь мне, пожалуйста, спину, а то боюсь обгореть. С остальным я справилась.
    — И испортила мне все удовольствие, — усмехнулся Рэнди, нежными движениями втирая лосьон в ее спину и плечи. — Ну вот, уже готово. А теперь давай есть.
    Матильда с наслаждением впилась зубами в сандвич, приготовленный по ее заказу, и застонала от восторга:
    — Божественно!
    Он с довольным видом кивнул, подтверждая.
    — О да.
    Несколько минут оба сосредоточенно жевали. Когда от принесенной еды остались лишь крошки, Рэнди предложил на десерт фрукты и шоколад, и они довольно долго сидели и молча глядели на озеро, наслаждаясь покоем, вкусной едой и тишиной. Наконец Рэнди начал задремывать, а Матильда поднялась и отправилась побродить по берегу. Неподалеку она заметила то самое кафе, где им приготовили ланч, вернулась за деньгами и купила холодного пива. Когда она вернулась с покрытыми влагой бутылками, Рэнди уже проснулся и сидел, глядя на приближающуюся к нему девушку.
    — Тильда, ты ангел во плоти! — воскликнул он, беря у нее одну из запотевших бутылок. — Как раз то, что надо после сна на солнце!
    — Я так и подумала, — отозвался «ангел».
    — Ну а теперь пошли поплаваем.
    Взявшись за руки, молодые люди весело побежали к озеру и бросились в прохладную голубую воду. Она оказалась холоднее, чем они ожидали, и Матильда взвизгнула от неожиданности. Побарахтавшись на мелководье, она выскочила на берег и предоставила жаркому солнцу исправлять дискомфорт, причиненный водой, а Рэнди поплыл, рассекая поверхность энергичными гребками. Оказавшись почти на середине озера, он закричал:
    — Тильда, ты даже не представляешь, что упустила!
    — Представляю, представляю! — крикнула в ответ Матильда, посмотрела, как красиво он плывет, потом направилась к шезлонгам.
    Она уже вытерлась и снова намазывалась лосьоном, когда появился Рэнди. С его сильного загорелого тела потоками стекала вода, он встряхивал головой, как веселый молодой пес. И Матильда вынуждена была признать, что Рэндолф Фрейзер с каждой минутой кажется ей все более и более привлекательным. Она восхищалась его широкой грудью, крепкими ногами, его красивым мужественным лицом.
    Последнее время главным мучением ее жизни стало постоянное одиночество. А к нему она не привыкла. У всех девушек в ресторане были или мужья, или приятели, к тому же они работали в те же часы, что и она. А Рэнди был как раз тем человеком, в котором она сейчас так остро нуждалась: умный, привлекательный мужчина, готовый принимать ее такой, какая она есть, не требуя никакой информации о прошлом и семье.
    — Скорее, скорее! — кричал он. — Полотенце!
    — Ага! Замерз! — торжествующе ответила Матильда, поспешно выуживая из сумки махровое полотенце и бросая ему.
    — Зато сколько удовольствия получил, — щелкая зубами, заявил Рэнди. — Ничего удивительного, здесь на дне ключи. Вода чистейшая, хоть и холодная. Она и летом прогревается только на поверхности. — Он вытер волосы и обмотал полотенце вокруг бедер, потом порылся в сумке и заявил: — А теперь самое время тебе смотреть на озеро и не подглядывать за мальчиками.
    Матильда хихикнула, надвинула бейсболку на глаза и вытянулась на шезлонге.
    Остаток дня прошел быстро, точнее не прошел, а промелькнул. Рэнди еще раз сходил в кафе и принес два больших стакана кока-колы. А потом они лежали и лениво болтали о том о сем, как старые приятели, или молчали. Часов в пять солнце стало клониться к западу, с озера задул прохладный ветерок, и они начали складывать шезлонги, стол и переодеваться.
    — Какой чудесный был день, — мечтательно произнесла Матильда. — Кажется, я могла бы провести так остаток своей жизни, и мне бы не надоело.
    — А тебе обязательно возвращаться домой немедленно? — спросил Рэнди, когда они сели в машину.
    — Нет. А что?
    — Давай поедем не торопясь и где-нибудь поужинаем.
    — Ну… — Матильда с сомнением оглядела свой наряд, — я выгляжу не подходящим образом одетой для ресторана.
    — Это имеет для тебя большое значение? — заводя мотор, спросил Рэнди.
    — Нет конечно. — Она улыбнулась. — Но берегись, теперь я уже не просплю всю дорогу, буду болтать без передышки и, возможно, надоем тебе так, что ты решишь высадить меня на моей улице вместо того, чтобы везти ужинать.
    — Сомневаюсь. До сих пор я знаю только, где ты живешь и где работаешь. Ты очень скупа на подробности личной жизни, мисс Бэллистен.
    — Тебя это смущает?
    Рэнди оторвал взгляд от шоссе и посмотрел на раскрасневшееся от дня, проведенного на солнце, лицо Матильды.
    — Нет, раз ты хочешь, чтобы было именно так, то не смущает.
    — Прекрасно. — Она взглянула ему в глаза, потом на приборную доску. — Если будешь смотреть на дорогу, то добавлю, что в моем прошлом нет ничего ни преступного, ни постыдного. Я в высшей степени законопослушная гражданка. Честное слово.
    Рэнди весело засмеялся и перевел взгляд на дорогу. Матильда была права: сто миль в час обязывают быть внимательным.
    — Тогда я могу приглашать тебя в гости, будучи уверен, что ты не стащишь столовое серебро. Коль скоро пришло время доверительных бесед, признаюсь, что купил квартиру уже с мебелью. Предыдущие хозяева уезжали за границу, так что включили обстановку в стоимость.
    — Хочешь сказать, что замечательные интерьеры не твоих рук дело?
    — Но-но, полегче, я проявил бездну врожденного вкуса при выборе чайника и кружек, — негодующе заявил Рэнди. — Когда дом в Хьюстоне будет продан, я перевезу сюда свою мебель, а то столовая выглядит довольно голо.
    — Вот уж нет! — горячо возразила Матильда. — Там изумительно просторно, особенно после моей квартиры!
    — Если тебе так не нравится, почему ты живешь там?
    Она пожала плечами. И в самом деле, что она делает в этом убогом домишке?
    — Я же говорила тебе, что арендная плата очень низкая. Очень!
    — Надеюсь, поскольку мебель в гостиной просто дрянь. Ох, извини! — Рэнди положил руку ей на плечо. — Не обижайся, но, думаю, тебе и другие говорили об этом.
    — До сих пор ты был моим единственным гостем.
    За этим замечанием последовало довольно долгое молчание, каждый думал о своем. Наконец Рэнди спросил:
    — Тогда почему ты пригласила именно меня?
    — Так уж получилось, что ты выступил в роли отважного рыцаря на белом коне, спасшего девицу в минуту опасности. Признаюсь, в тот момент я изрядно перенервничала.
    — Спасибо. — Он с любопытством покосился на маленький вздернутый нос. — Но почему никого еще?
    — Потому что сейчас я прохожу стадию монахини-отшельницы.
    Рэнди хмыкнул. На его взгляд, Матильда никак не походила на монахиню-отшельницу, но спорить не стал.
    Вскоре они заметили придорожный ресторан, но, увы, все места были заняты. Проехав еще полсотни миль, встретили еще один — с тем же успехом.
    — Черт, я голоден как волк, — возмущенно буркнул Рэнди.
    — Знаешь, в субботу со свободными местами в ресторанах всегда проблема. Давай лучше найдем заведение, где дают еду на вынос, и пообедаем у меня, — предложила Матильда.
    — А в ресторан сходим в следующий раз, — быстро согласился Рэнди.
    Она хихикнула и покачала головой.
    — Смотрю, ты уверен, что я соглашусь на любое твое предложение.
    Он пожал плечами и обиженно надулся.
    — Подумаешь, всего-то пригласил пообедать.
    — Ладно, поехали. Если честно, я тоже умираю от голода. Кстати, у меня есть купон на скидку в пиццерии неподалеку от моего дома, давай заедем туда, — предложила Матильда, роясь в сумочке.
    Рэнди восхищенно покачал головой.
    — А ты хозяйственная девушка!
    — Ага! К тому же голод ускоряет все процессы, особенно мыслительные. Ох, какой же замечательной получилась суббота, особенно по сравнению с прошлой, — довольно закончила она, вытащив искомый купон и победно помахивая им.
    — А что было в прошлую? — поинтересовался ее спутник.
    — В прошлую я работала, а в позапрошлую ходила в кино, а потом весь вечер сидела дома и смотрела телевизор.
    — Одна?
    — Совершенно одна.
    Рэнди снова нежно прикоснулся к ее плечу.
    — В будущем, когда тебе понадобится компания, только позвони.
    Именно ради этих слов она и затеяла разговор…

    Спустя три четверти часа они остановились у ее дома, вылезли из машины и, нагруженные свертками и большой коробкой с пиццей, вошли в кухню. Через пять минут оба уже приступили к трапезе.
    — Люблю смотреть, когда женщина ест с аппетитом, а не жеманничает, — одобрительно сообщил Рэнди, когда на столе остались только пустые тарелки.
    — Это все из-за свежего воздуха и близости воды, — ответила Матильда, старательно вытирая салфеткой рот. — Если раньше я ощущала себя неподходяще одетой для ресторана, то теперь наверняка выгляжу еще и чумазой.
    — А по мне, ты замечательно выглядишь, с этим загаром и сытым румянцем. Так бы и съел тебя на десерт, — заверил ее Рэнди.
    Девушка молча уставилась на него. А он запрокинул голову, весело расхохотался, потом спросил:
    — Могу я немного привести себя в порядок в твоей ванной?
    — Вторая дверь слева по коридору, — кивнула она.
    Он ушел насвистывая в указанном направлении, а Матильда собрала и выбросила картонные коробки, салфетки, свалила около раковины грязную посуду и вымыла лицо и руки.
    Вдруг ему придет в голову осуществить свое желание? И занимаясь этими обыденными делами, она ощущала, как поет душа. Удивительно, насколько сильно порадовало ее такое вопиюще наглое со стороны малознакомого мужчины заявление!..
    — Должен сказать, что ванная незначительно отличается по комфорту от кухни и гостиной, — вернувшись, заметил Рэнди и хитро улыбнулся. — Зато спальня существенно лучше.
    — Ты… ты заходил в мою спальню? — Голубые глаза девушки мгновенно превратились в льдинки.
    Он кивнул, нимало не смущенный.
    — Да. Мне было очень любопытно. Но если ты подумала, что я собираюсь затащить тебя в постель в расплату за прогулку, то жестоко ошиблась. Хотя это и был комплимент, — честно признался Рэнди. — Не знаю, что происходит в твоей жизни, и не собираюсь допытываться, раз тебе это неприятно. Но, думаю, ты не станешь утверждать, будто я первый мужчина, который находит тебя привлекательной.
    — Нет, не первый, — подтвердила она. — Мужчины часто говорят такие слова. Но за ними, как правило, ничего не стоит, так что я не обращаю внимания. А разозлилась я, потому что «моя спальня — моя крепость» и туда никому не позволено заходить. — Она посмотрела ему в глаза и повторила: — Никому.
    — Да я просто беспокоился, вдруг ты спишь в такой же жуткой комнате, как и гостиная, — сдержанно пояснил он.
    — Ну, теперь, когда ты убедился, что я добавила несколько уютных штрихов, можешь отправляться домой счастливым и спокойным. Как это мило с твоей стороны проявить такое внимание, — ядовито процедила она. — Спасибо за приятный день, Рэнди. Спокойной ночи.
    Он смотрел на нее неожиданно серьезно.
    — Спокойной ночи… и прощай? Что ж, в таком случае…
    Рэнди схватил ее за плечи, крепко прижал к себе и впился в ее рот горячим поцелуем, не давая опомниться. Матильда оказалась в плотном кольце его рук, уступила ищущим, требующим губам, почувствовала, как скользнул между зубов язык, и, задрожав, пылко ответила на поцелуй. Не могла не ответить.
    Наконец Фрейзер отпустил ее. Глаза его снова смеялись.
    — Ты тоже целовала меня, — заявил он.
    — Ты застал меня врасплох, — ответила Матильда, как маленькая девчонка, и фыркнула, поняв неуместность этого ответа.
    — Так-то лучше, — одобрил он. — Послушай, Тильда, я пошутил. Я конечно же не заходил в твою спальню. Только заглянул в открытую дверь, проходя мимо. Хотел узнать, есть ли в этом мрачном доме хоть одна радостная комната.
    — Ладно-ладно. Извини, что накинулась на тебя. У меня не было достаточно средств на обстановку, но кое-что там мое собственное. Не понимаю только, почему тебя это волнует. Тебе не надо беспокоиться обо мне. У меня все тип-топ, — сообщила Матильда, но в глубине души она все же надеялась, что он будет беспокоиться и волноваться и за нее, и из-за нее.
    И кажется, ее надежды были небезосновательными. Рэнди совершенно не выглядел разуверенным ее бравадой.
    — Тильда, послушай, мне бы хотелось, чтобы ты кое-что пообещала мне, прежде чем я уйду.
    — Смотря что.
    — Что позвонишь мне, если тебе потребуется помощь. В любое время. Несколько минут — и я буду здесь.
    Матильда нахмурилась.
    — Почему ты думаешь, что может возникнуть такая необходимость?
    — Ну, не знаю… Ты хорошо знакома с соседями? У меня какое-то странное чувство. Не нравится мне это место.
    — Место совершенно нормальное, а соседей я не знаю.
    — Вот видишь! Именно это я и имел в виду. Ты здесь совершенно одна…
    — Довольно, а то так напугаешь меня, что я не усну, — раздраженно оборвала его Матильда.
    Но он, казалось, не слушал ее.
    — Сколько ты зарабатываешь в этом своем ресторане? — спросил он вдруг и удивленно вскинул брови, услышав ответ. — Так мало? А если я что-нибудь узнаю о более высокооплачиваемой работе, ну хотя бы чтобы ты могла снять нормальную квартиру, обещаешь подумать?
    — Нет, Рэнди, спасибо, но нет, — решительно покачала головой Матильда. — Мне очень нравится в «Барбар бургер». Правда, нравится.
    — Но у тебя же ноги устают, да и работаешь ты в две смены. Я найду что-нибудь полегче, а? — И он ослепительно улыбнулся.
    Она не могла не улыбнуться в ответ.
    — Соблазнительное предложение, но… — Неожиданный звонок в дверь прервал ее слова.
    — Гость? В такой час? — спросил Рэнди.
    — Не знаю. Здесь никто ни разу не был, никто даже на работе не знает, где я живу. Да я и дверью той не пользуюсь, она открывается в гостиную, так что я держу ее все время запертой.
    — Хочешь, я открою? — предложил Рэнди.
    — Нет. Это моя дверь. — Матильда решительно выпрямилась. — Наверное, предлагают купить что-нибудь.
    Снова раздался звонок, на этот раз более настойчивый. Матильда прошла к двери, отперла ее и приоткрыла, насколько позволяла цепочка.
    — Уходи! — не долго думая, потребовала она ледяным тоном.
    Но Чарлз Бэллистен сунул ногу в образовавшуюся щель. И как бы ее ни разозлило его появление, заставить себя захлопнуть дверь и причинить ему боль она не могла.
    — Ради Бога, Тилли, — нетерпеливо начал Чарлз, с отвращением разглядывая приоткрывшееся ему зрелище, — нам надо поговорить. Перестань вести себя как маленькая избалованная девчонка и выслушай меня.
    — Проблемы, Тильда? — Рэнди подошел сзади, обнял ее за талию и прижал к себе.
    Чарлз стиснул челюсти, и Матильда вдруг поняла, что они с Рэнди производят впечатление любовников, только что вылезших из постели. Оба растрепанные и раскрасневшиеся от солнца и еды, и не сразу открыли дверь… Наверное, Чарлз подумал, что нам пришлось прежде одеться, решила она и нежно проворковала:
    — Нет-нет, милый, ничего серьезного. К сожалению, у Чарлза нет времени остаться и выпить с нами по стаканчику.
    Это заявление настолько ошеломило ее троюродного брата, что ей удалось отпихнуть его ногу и захлопнуть дверь перед самым его носом. Потом она с шумом задвинула засов, которым сроду не пользовалась, чтобы Чарлз не сомневался в серьезности ее намерений.
    И он не стал сомневаться, поскольку звонок больше не зазвонил. Матильда немного постояла, глядя на дверь, и глаза ее медленно наполнились слезами.
    Рэнди повернул ее к себе лицом и обнял.
    — Не плачь, — прошептал он, поглаживая светлые рассыпавшиеся волосы. — Я ничего не буду спрашивать. Хотя мне и удивительно, за что ты так ненавидишь своего родственника.
    — Ты ничего не понял. — Она слегка оттолкнула его и попыталась проглотить непролившиеся слезы. — Я не ненавижу Чарлза. Я люблю его, очень люблю…
    Рэнди отстранился и внимательно посмотрел на ее расстроенное лицо.
    — Да, Матильда Бэллистен, пытаться понять тебя — это все равно что собирать мозаику из тысячи крохотных кусочков.
    — Я же говорила тебе, — устало ответила она, — мы поссорились. Крупно, серьезно поссорились.
    — Я бы назвал это генеральным сражением, судя по последствиям.
    — Да. — Она горько усмехнулась. — Но на самом деле я рада, что он видел, где я живу.
    — Хотя теперь он может в любой момент снова позвонить в твою дверь?
    — Ничего, в следующий раз я не открою.
    — А если это буду я?
    Матильда сверкнула глазами.
    — Надо придумать какой-то код, чтобы я знала, кто пришел.
    Рэнди снова притянул ее к себе.
    — Так это… не прощай?
    — Господи, конечно же нет, — деланно беззаботно ответила она. — Ты слишком полезен, чтобы я так запросто отказалась от твоих услуг.
    — А если я скажу, что они не безвозмездны? — мягко спросил он.
    — Думаешь, я не смогу их себе позволить? — с придыханием спросила Матильда.
    — Сможешь, конечно, — ответил он. — Пара поцелуев — вот мой гонорар.
    — Что ж, звучит вполне разумно.
    Рэнди наклонил голову и поцеловал ее. На этот раз она даже не пыталась сдерживать ответный порыв.
    — Ну вот, — хрипловато прошептал он, — неплохо, как тебе кажется?
    Матильда тряхнула золотистыми волосами.
    — Совсем неплохо. Даже очень хорошо. Кстати, ты понял, что Чарлз решил, будто мы только что вылезли из постели.
    — Да, мне тоже так показалось. Но я хотел дать ему понять, что ты не беззащитна. И сделать это убедительно.
    — Смотри не перестарайся, — засмеялась Матильда. — А то Чарлз ополчится и на тебя. И тогда тебе придется объясняться по поводу твоих намерений.
    Глаза Рэнди снова смеялись.
    — Судя по его взгляду, это не заставит себя ждать. Кстати, Чарлз назвал тебя Тилли…
    Улыбка замерла у нее на губах.
    — Да. Но я больше не отзываюсь на это имя, — холодно произнесла она.
    — Почему?
    — Это детское имя. Тилли пора стать взрослой.

4

    На следующий день Матильда прибыла в «Барбар бургер» в наилучшем расположении духа. Переодевшись в белый халат, прошла в кухню и, напевая под нос, приступила к работе. И тут появилась Сузан и сказала, что хозяйка ждет ее в своем кабинете.
    — Что-то случилось? — обеспокоенно спросила Матильда, заметив мрачное выражение лица своей работодательницы и еще более мрачное — ее мужа.
    Барбара кивнула.
    — Да. Случилось. Послушай, Тильда, мне безумно жаль, но я вынуждена тебя уволить.
    — Уволить?! — Девушка не верила своим ушам. — Меня?!
    — Да, тебя.
    — Но что я сделала не так? Кто-то из клиентов отравился моими гамбургерами?
    — Ну что ты, Тильда, вовсе нет. Наоборот, ты работаешь просто превосходно!
    — Но почему тогда?
    Барбара неловко помялась и наконец неохотно призналась:
    — Чарлз попросил меня об этом. Мне надо было сказать тебе об этом еще в пятницу, но я не могла собраться с духом. Да и Роско слышать об этом не желал.
    Матильда постаралась взять себя в руки.
    — Очень мило с твоей стороны, Роско, спасибо, — улыбнулась она. — Так ты считаешь, моя работа здесь не должна касаться Чарлза Бэллистена?
    — Именно! — пылко подтвердил Роско, всегда симпатизировавший энергичной и приветливой девушке.
    — Да, — подтвердила и Барбара. — Но меня это касается. Чарлз — мой хороший друг, Тильда. Он неоднократно выручал меня в трудных ситуациях. И он очень волнуется за тебя, малышка. Вполне могу понять его. И еще он хочет, чтобы ты вернулась. Поэтому-то я и не могу позволить тебе остаться в моем заведении.
    — Я все равно не вернусь, — холодно проинформировала ее Матильда.
    — Барби, я все равно считаю, что Тильда должна остаться. Она отлично работает. Ты только посмотри, сколько у нас появилось новых постоянных клиентов благодаря ей! — стал увещевать жену Роско.
    — Дорогой, мы с тобой спорили весь вчерашний день. Ты ведь знаешь, я дала слово Чарлзу.
    — Знаю, но считаю, что ты должна была стоять на своем. Вспомни, как Тильда выручила тебя, когда Милли выкинула свой гнусный номер.
    — В этом-то все и дело. Чарлз попросил уволить ее именно после того выступления.
    — Слушай, Барби, я уважаю Чарли не меньше, чем ты, но это наше дело, кого нанимать и увольнять.
    Матильда решила вмешаться в разговор.
    — Роско, я очень признательна, что ты вступился за меня, но не собираюсь быть причиной разногласий между мужем и женой. Не волнуйтесь, я не буду устраивать сцен. Но мне очень жаль, что придется уйти. Мне нравилось работать здесь.
    Барбара обняла ее.
    — Мне тоже жаль расставаться с тобой. Если бы знала, как Чарли прореагирует на твое выступление, я бы никогда не попросила тебя. Он ведь не возражал, чтобы ты работала в кухне…
    — Что?! — Матильда изумленно уставилась на хозяйку. — Чарлз знал, что я…
    — Конечно, знал. Иначе я и не могла бы принять тебя.
    — Ясно, — протянула девушка. — В таком случае, я ухожу немедленно.
    — Тильда, подожди! Ты можешь остаться, пока не найдешь новое место, — сказал ей Роско.
    — Нет, спасибо, я ухожу сейчас.
    — Не обижайся, Тильда, — попросила ее Барбара Макмагон. — Я выплачу тебе выходное пособие… скажем, в размере недельного жалованья.

    Вечер Матильда провела в своем доме, яростно расхаживая из угла в угол и проклиная Чарлза Бэллистена не только за увольнение, но и за то, что посмел присматривать за ней. Затем она влезла с ногами на кровать и раскрыла местную газету на странице с вакансиями. На секунду ей пришла мысль наняться в эротический ночной клуб и танцевать у шеста, чтобы как следует досадить Чарлзу. Но таких заведений в городе не оказалось, а ездить в другой, где он не бывает, было бессмысленно…
    Из состояния холодного бешенства ее вывел стук в кухонную дверь. Они договорились накануне с Рэнди, что он будет появляться именно через эту дверь и стучать, а не звонить.
    — Как я рада тебя видеть! — воскликнула Матильда.
    — Это заметно, — улыбнулся в ответ Рэнди. — Слушай, что случилось? Твоя подружка Сузан сказала, что ты больше не работаешь в «Барбар бургер». Я остался без ужина, — пошутил он, потом обеспокоенно добавил: — Она просила передать привет и сказать, что все скучают по тебе. Что произошло, Тильда?
    На голубые глаза навернулись горькие слезы обиды.
    — Меня уволили, — ответила Матильда.
    — Господи, но почему?
    — Так велел Чарлз.
    Рэнди внимательно посмотрел на девушку.
    — И Барбара уволила тебя просто потому, что он велел? В ее собственном заведении?
    Она кивнула.
    — Да, уволила. Хотя и выплатила выходное пособие. Роско сражался за меня как лев, но я не стала спорить.
    — И ты собираешься позволить Чарлзу Бэллистену остаться безнаказанным за такое вмешательство в твою жизнь? «Барбар бургер» вполне приличное заведение. Что он имел против твоей работы там?
    — Ничего. Как выяснилось, он дал Барбаре добро на мою работу там. Это мое дивное выступление привело к такому финалу. Ты же сам видел, в каком он был бешенстве.
    — Да уж, видел. — Рэнди глянул голодными глазами на сандвич, лежащий на столе. — Ты ужинаешь?
    — Вроде собиралась. Хочешь, приготовлю и тебе? И еще я сегодня купила упаковку пива. Будешь?
    — Если не в гостиной, то с удовольствием.
    Матильда пожала плечами.
    — Ну хорошо, тогда пойдем в спальню.
    — Я имел в виду, что предпочел бы поесть в кухне, — проворчал Рэнди.
    Матильда вспыхнула.
    — Хоть ты-то не злись на меня, ладно? Мне так сейчас нужна дружеская поддержка!
    Он уселся за стол, налил в стаканы пива и задумчиво посмотрел на Матильду.
    — Знаешь, мне как-то трудно представить, что у тебя совсем нет подруг.
    — О, подруги, конечно, есть, но они все разъехались кто куда. Многие вышли замуж, лучшая подруга Валери работает в Далласе, а живет и того дальше. Так что сейчас я совсем одна.
    — А Чарлз, он единственный твой родственник?
    — Нет. — Она положила сандвич на тарелку и посмотрела на нетронутый стакан Рэнди. — Что, пиво не нравится?
    — Нет, все отлично. — Он сделал глоток и одобрительно кивнул. — Так вот, в качестве друга спрошу тебя: что ты, Матильда Бэллистен, собираешься теперь делать?
    — Искать другую работу, естественно, — пожала она плечами.
    — А какова твоя квалификация?
    — Я прилично окончила школу. В колледже училась два семестра.
    — Значит, гамбургеры не твое истинное призвание?
    — Нет, я изучала основы бизнеса и маркетинга. А в «Барбар бургер» пошла главным образом, чтобы разозлить Чарлза, — призналась она. — Но сработало это, оказывается, только когда он увидел, как я отплясываю на сцене.
    — А до «Барбар бургер» ты где-то работала?
    — Почему ты спрашиваешь?
    — Потому что «Биомед фармасьютикал» объявляет набор сотрудников для местного филиала. Скоро в газете появится объявление об открывающихся вакансиях. В основном они рассчитаны на женщин. Так что у тебя есть шанс.
    — А что надо делать? — оживилась Матильда.
    — Налаживать контакты, выяснять спрос, расширять рынки сбыта. То есть маркетинг.
    — И ты тоже этим занимаешься?
    — Отчасти. — Он улыбнулся. — Жалованье не астрономическое, но много больше, чем в ресторане. Знаешь новое здание в центре города? Это там. Хорошая обстановка, всякие социальные льготы, неплохая столовая.
    — Звучит заманчиво, — согласилась Матильда. — А тебя не будет смущать, что мы работаем рядом?
    Рэнди весело хмыкнул.
    — Не волнуйся. Здание достаточно большое, чтобы мы не сталкивались нос к носу каждые пять минут.
    — Что ж, спасибо. Буду ждать объявления. Жаль только, что работа такая… респектабельная. — И она поделилась с ним своими фантазиями о танцах у шеста в секс-клубе.
    Рэнди даже побледнел от возмущения.
    — Черт побери, Тильда, если ты готова пойти на такое, чтобы разозлить троюродного брата, то что же между вами произошло?
    — Эй, я же пошутила, — удивленно ответила Матильда. — К тому же меня вряд ли бы взяли. — Тут Рэнди вскочил и схватил ее за руку с такой силой, что она даже испугалась. — Отпусти меня, сейчас же!
    Пальцы ослабили стальную хватку, но глаза холодно вглядывались в нее.
    — Поверь мне, Тильда, если бы ты надела на просмотр тот же купальник, что вчера, тебя приняли бы в одно мгновение.
    — Повторяю: я пошутила, — чуть ли не прошипела Матильда, яростно глядя в темные глаза Рэнди. — Ну и денек, черт побери, у меня выдался! Сперва уволили ни за что ни про что, а теперь ты едва не сломал мне руку за глупую шутку. — И прекрасные голубые глаза снова наполнились слезами.
    Рэнди притянул ее к себе, прижал к груди, уткнулся губами в золотистые волосы.
    — Ну-ну, Тильда, не плачь, пожалуйста, не плачь. — Он коротко, но горько засмеялся. — Ты отлично знаешь, как задеть побольнее. Мне почти жаль Чарлза.
    Матильда тут же оттолкнула его, оторвала кусок бумажного полотенца, но Рэнди снова схватил ее и прижал к себе.
    — Я знаю лучший способ осушить слезы, — прошептал он и начал слизывать их языком.
    Матильда, вместо того чтобы возмутиться, тихо засмеялась.
    — Так любила делать моя кошка, — пробормотала она и снова расплакалась.
    На этот раз Рэнди уселся на стул, посадил ее к себе на колени и держал крепко-крепко, пока гроза не миновала.
    — Прости, — уже успокоившись, но все еще всхлипывая, сказала Матильда. — Не надо было мне говорить про кошку.
    — Как ее звали?
    — Матильда, как и меня.
    Рэнди усмехнулся.
    — Значит, твои родственники разрешали тебе заводить любимцев?
    — Да, — коротко ответила она и встала с его колен.
    Рэнди тоже поднялся и спросил:
    — Так как насчет обеда, который у нас не состоялся вчера? Может, завтра?
    — О, Рэнди, да, пожалуйста! — загорелась Матильда. — И у меня есть предложение. Давай пойдем в «Барбар бургер».
    — Хочешь показать всем, что, несмотря на увольнение, не утратила присутствия духа и полна бодрости и энергии? — суховато спросил он.
    — Точно! — подтвердила она. — Но если хочешь, пойдем в любое другое место.
    — Брось, Тильда, — усмехнулся Фрейзер. — Не пытайся прикидываться робкой овечкой, тебе это все равно не удастся.
    — Спасибо. — Матильда захлопала в ладоши и благодарно чмокнула его в щеку.
    — О нет. Этого мало. Хочу сюда, — заявил Рэнди и приложил указательный палец к губам.
    Она хихикнула и потянулась к его губам. Поцелуй получился коротким. Но стоило Матильде оторваться, Рэнди снова притянул ее к себе и прижался к бархатным лепесткам ее губ. И тут все обиды и огорчения сегодняшнего дня нашли выход в жарком, неистовом отклике. Почувствовав ее желание забыть обо все на свете, кроме этого момента, Рэнди скользнул рукой под блузку и провел пальцами по шелковистой девичьей коже.
    Матильда задрожала и еле слышно застонала, едва не заставив его потерять самоконтроль. Ему пришлось крепко схватить ее за плечи и немного отстранить от себя, пока не стало слишком поздно.
    — Так вот что ты имел в виду, когда говорил, что ничто не может устоять перед твоим неотразимым обаянием, — низким, чуть охрипшим голосом произнесла Матильда и моргнула, удивленная собственной реакцией на его прикосновения и поцелуи.
    — Не совсем…
    — Тебе вовсе не обязательно отталкивать меня, — заверила его она. — Я не собираюсь набрасываться на тебя.
    — О, я делаю это в основном для того, чтобы самому не накинуться на тебя, — сообщил Рэнди и, уронив руки, кривовато усмехнулся. — Хорошо, что мы в этой чертовой кухне.
    — Не надо грубо отзываться о моем доме, мистер Фрейзер.
    — Но это же не твой дом. И к тому же эта комната не лучшее окружение для обольщения.
    — О, так ты собирался обольстить меня?
    — Нет. — Он так улыбнулся, что пульс Матильды участился втрое, не меньше. — Я хотел… и все еще хочу заняться с тобой любовью.
    Матильда хотела того же, и по блеску ее глаз Рэнди понял это.
    — Если я получу работу, о которой ты говорил, то немедленно перееду отсюда, — пообещала она.
    — Тогда я замолвлю за тебя словечко.
    — И как это я умудрялась справляться самостоятельно, пока в моей жизни не появился ты? — насмешливо воскликнула Матильда.
    Рэнди окинул кухню презрительным взглядом.
    — Будь я проклят, если знаю, — сказал он и нежно и целомудренно поцеловал ее в лоб. — Отдыхай. Завтра я заеду за тобой и мы отправимся обедать.
    Матильда закрыла дверь и отправилась спать в более радужном расположении духа, чем час назад. И обязана этим она была исключительно Рэндолфу Фрейзеру…

    На следующее утро она проснулась, погрузила в багажник складной велосипед и отправилась за город на двадцатимильную прогулку. Раньше Матильда совершала их регулярно, предпочитая велосипед столь популярному сейчас бегу, но последние три недели, проведенные на ногах, выбили ее из колеи. Она вернулась домой с раскрасневшимся лицом и в отличном настроении.
    Не спеша приняв ванну, Матильда приложила немало усилий, чтобы выглядеть наилучшим образом. Она выбрала бирюзовый брючный костюм, босоножки на высоких каблуках, наложила минимум макияжа и распустила по плечам золотистые волосы. А когда услышала стук Рэнди и открыла дверь, то поняла, что все сделала правильно: его молчание было красноречивее самых цветистых комплиментов. Обретя наконец дар речи, он медленно произнес:
    — Помнишь, я говорил, что хотел бы съесть тебя на десерт? Так вот, заявление остается в силе.
    — Спасибо, — притворно-скромно потупив сияющие глаза, ответила Матильда. — Ты тоже неплохо выглядишь. — Что было довольно слабо сказано, ибо на Рэнди был сногсшибательный, сшитый на заказ костюм цвета сливочного масла, подчеркивающий ширину его плеч. В руках он держал сверток, на который девушка смотрела с любопытством. — Это что, подарок?
    — Не совсем. Посмотришь, когда вернемся.
    — А сейчас можно?
    — Нет. Я умираю от голода.

    Когда они прибыли в «Барбар бургер», их встретила сама хозяйка.
    — Здравствуй, Барби, — легко приветствовала ее Матильда. — Познакомься, это мистер Рэндолф Фрейзер. Мы сегодня обедаем здесь.
    Миссис Макмагон внимательно оглядела Матильду, потом Рэнди, протянула руку и перекинулась с ним несколькими принятыми в таких случаях фразами.
    — Похоже, она хотела что-то сказать тебе, — заметил Рэнди, когда они уселись за столик.
    — Может, еще раз извиниться, что уволила меня?
    Матильда тепло улыбнулась Роско, который подошел и предложил им меню. Последовали очередные представления, и она заметила одобрительный блеск в глазах мистера Макмагона.
    — Рад видеть тебя, Тильда. Сейчас пришлю вам официантку.
    — Похоже, Роско до сих пор жалеет, что меня уволили, — сказала Матильда, когда он отошел от их столика.
    — Да, это так. Ну, как тебе триумфальное возвращение?
    — Потрясающе!
    Рэнди снисходительно улыбнулся.
    — Как провела сегодняшний день?
    — Ездила на велосипедную прогулку. Неподалеку от дома есть отличная тропа. Двадцать миль — прекрасная тренировка.
    — Двадцать миль? Да ты настоящая спортсменка! Может, когда-нибудь придет день и ты расскажешь мне о том, что делала раньше. Должен заметить, что этот костюм явно куплен не на ту зарплату, что ты получала здесь. Наверное, работала в Далласе?
    — Нет, в Форт-Норте.
    — Только не говори мне, что тебя и оттуда уволили!
    — Нет. Я ушла сама.
    — Но почему? — изумился Рэнди.
    — Разногласия с работодателем, — коротко ответила Матильда и в упор посмотрела на него, задумчиво крутя в пальцах бокал. — Это что-то меняет? В плане моей будущей работы?
    — Нет, если только твой бывший работодатель не откажется дать тебе рекомендацию.
    Матильда замерла, потом потрясла головой.
    — Он так не сделает. По крайней мере, я искренне надеюсь на это.
    Подошла официантка, подмигнула Матильде и подала Рэнди бутылку вина.
    — От мистера Макмагона — в знак симпатии.
    — Да, сегодняшний обед явно не проделает чувствительной бреши в моем бюджете, — сказал Рэнди, накручивая на вилку спагетти с изумительно благоухающим соусом.
    — Очень мило со стороны Роско, — заметила Матильда. — Знаешь, он категорически возражал против моего увольнения.
    — Наверное, Чарлз имеет большое влияние на миссис Макмагон, если она уволила тебя по одному его требованию.
    — О, они старые друзья. И он неоднократно помогал ей в трудных ситуациях. Поэтому-то сначала она и дала мне работу. Поэтому-то и уволила в конце концов. — Матильда помолчала, потом попросила: — Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом.
    Рэнди быстро переключился на тему продажи хьюстонского жилья, на которое уже нашелся покупатель.
    — А это значит, что мне пора перевозить вещи. — Он с улыбкой посмотрел на ее разрумянившееся лицо. — Ты сияешь от своего триумфа, Тильда, или тебе жарко?
    — И то, и другое. — Она помахала салфеткой. — Не возражаешь, если я сниму пиджак?
    Рэнди поднялся со своего места, помог ей избавиться от лишнего предмета одежды и немного замешкался, засмотревшись на просвечивающие сквозь тонкую ткань блузки плечи.
    — Очень мило, — прокомментировал он.

    Обед прошел замечательно, еда оказалась вкусной, вино — спасибо Роско — просто исключительным. Но Матильде не удалось насладиться всем этим в полной мере, потому что вскоре появился Чарлз в компании нескольких мужчин, очевидно деловых знакомых. Она так разнервничалась, с нетерпением ожидая этого заранее спланированного ею столкновения, что потеряла аппетит.
    — Ты почти ничего не ела, — заметил Рэнди, когда официантка подошла убрать тарелки и принесла десерт. — Попробуй кусочек пирога, очень вкусный.
    — Нет, спасибо, тут слишком жарко. Давай перейдем в бар и выпьем там кофе.
    Матильда прикинула, что, покидая ресторан, Чарлз обязательно пройдет через бар и их встреча будет неминуемой. Она уселась рядом с Рэнди на удобный диванчик на двоих и постаралась расслабиться. Но от предложенного коньяка решительно отказалась.
    — Ни в коем случае, после двух бокалов вина.
    — Боишься, что захочешь сплясать на столе?
    Матильда весело расхохоталась.
    — Ну уж нет, моя карьера в шоу-бизнесе началась и закончилась на прошлой неделе.
    Рэнди подвинулся ближе и взял ее изящную руку.
    — Очень жаль. Я наслаждался твоим танцем. Хотя я удивлен, что в наше время кто-то твоего возраста знаком с танго.
    — Ничего странного. Мои родственники отдали меня в школу бальных танцев.
    — Кстати, о родственниках, вон идет один из них, — сказал Рэнди.
    Матильда вскинула глаза, готовясь к схватке. Но, к ее величайшему разочарованию, Чарлз коротко кивнул ей и молча прошествовал мимо в сопровождении своих компаньонов.

5

    Да как он смеет игнорировать меня! — возмущалась Матильда, гневно глядя вслед Чарлзу.
    — Пойдем, — сказал Рэнди, поднимаясь с места.
    Матильда тоже встала, приняла протянутый им пиджак и пошла следом, все еще внутренне кипя от негодования. А когда Рэнди, оплатив счет, поинтересовался, что она хочет теперь делать, раздраженно бросила:
    — Хочу домой.
    Она пребывала в такой ярости, что даже не заметила, как Рэнди направил «линкольн» в противоположную сторону.
    — Я имела в виду ко мне домой! — резко уточнила она.
    — Жаль, — отозвался Фрейзер. — Ты вся как туго сжатая пружина. Тебе надо расслабиться. А я категорически отказываюсь сидеть на этой твоей якобы кухне. Так что мы устроимся на одном из моих более удобных диванов, пока ты не успокоишься.
    — Я совершенно спокойна.
    — Ага, как вулкан за минуту до извержения, — безмятежно ответил Рэнди, игнорируя ее сердитый взгляд.
    Оба молчали, пока не оказались в его квартире.
    — Садись! — приказал он. — Выпьешь чего-нибудь?
    — Нет! — грубо заявила Матильда, сбрасывая пиджак и испепеляя его взглядом.
    — Тогда извини, я принесу себе скотч.
    Когда он вышел из комнаты, Матильда с трудом поборола желание упасть на диван ничком и зарыдать. Вместо этого аккуратно повесила пиджак на спинку кресла, достала из сумочки зеркало и расческу, привела в порядок волосы и к возвращению Рэнди обрела хотя бы видимость спокойствия.
    Он посмотрел, куда бы поставить поднос, и опустил его на пол.
    — Пора мне привезти сюда свою мебель. Я принес «перрье» и пива. Может, все-таки выпьешь.
    — Да, спасибо, — с явным раскаянием в голосе ответила Матильда. — «Перрье» подойдет. Прости, что сорвалась. Я даже не поблагодарила тебя за обед.
    — Не за что, ты ведь почти ничего не ела. — Он налил ей воды в высокий бокал и сел рядом со стаканом скотча. — Вечер прошел не так, как тебе хотелось, да?
    — Что ты имеешь в виду?
    Он спокойно посмотрел в ее голубые глаза.
    — Брось, Тильда. Ты же заранее планировала эту встречу с троюродным братом, поэтому и затащила меня в «Барбар бургер». А Чарлз отказался играть в предложенную тобой игру. Верно?
    Матильда опустила глаза.
    — Верно.
    — Но ты же говорила мне, что любишь его, — напомнил ей Рэнди. — Так зачем же стараешься причинить ему боль?
    — Он делает то же самое по отношению ко мне. И вообще, это не твое дело! — огрызнулась она.
    — Нет, если ты вовлекаешь меня в свои попытки достать его, то это уже мое дело! — В карих глазах не было даже намека на веселье. — И я никому не позволю манипулировать мной — ни Агнесс, ни тебе, Матильда Бэллистен.
    Она беззаботно пожала плечами, стараясь не показать, как задел ее этот упрек.
    — Да я всего только выбрала место, где пообедать, Рэнди.
    — Потому что знала, что в этот вечер там будет Чарлз?
    — Да, я знала это. И хотела показать ему, что хоть он и заставил Барбару уволить меня, но ничего этим не добился.
    — А ты не могла сказать мне о своем плане?
    — Я боялась, что ты его не одобришь. Так и оказалось. — Она горько рассмеялась. — Все равно затея обернулась против меня. Я вызвала твое недовольство, а Чарлзу, как выяснилось, просто плевать на меня.
    — Может, он не хотел устраивать сцену в присутствии посторонних. Наверное, это были его деловые партнеры. Чем занимается твой родственник?
    — Разводит племенных лошадей. Мой… мой двоюродный дядя, отец Чарлза, недавно отошел от дел и передал ему управление. Возможно, это были перспективные клиенты, — пояснила Матильда. — Но это не дает ему права игнорировать меня!
    — Не забудь, что в субботу ты захлопнула дверь перед его носом и сказала, чтобы он оставил тебя в покое. Возможно, Чарлз просто следует твоим инструкциям.
    Да, подобная мысль уже приходила ей в голову.
    — Что ж, в таком случае мне не на что жаловаться. — Она допила воду и поставила бокал на поднос. — Благодарю. Если ты будешь так любезен, что закажешь мне такси, я оставлю тебя в покое.
    — Не хочу, чтобы ты уезжала, — неожиданно заявил Рэнди, несказанно удивив ее. — Точнее, мне противна даже мысль о том, что ты вернешься в жалкую дыру, которую называешь своим домом. Что, твои родственники, у которых ты росла, живут здесь, в Форт-Норте?
    — Нет.
    — А Чарлз?
    — Нет.
    — Иными словами, заткнись, Рэнди Фрейзер, и не лезь не в свое дело, — устало сказал он и поднялся. — Я отвезу тебя.
    Матильда вскочила так резко, что подвернула ногу и пошатнулась. Он подхватил ее и усадил обратно на диван.
    — Ты случайно не повредила щиколотку? — с беспокойством спросил Рэнди. — Покажи.
    Она скинула босоножку и покорно вложила в протянутую ладонь маленькую ступню с изящными пальцами.
    — Ничего страшного. Я просто отвыкла от высоких каблуков.
    — Тогда зачем надела их?
    — Чтобы быть красивой. — Она криво усмехнулась.
    Он осторожно положил ее ногу на диван.
    — Сиди так и не двигайся. Дай своим бедным маленьким ножкам передохнуть.
    Матильда опустила голову на прохладные кожаные подушки и подумала, как хорошо было бы остаться здесь на ближайшее и даже не самое ближайшее будущее. Да, она сняла кошмарную лачугу, но только потому, что это соответствовало ее коварным замыслам. Однако нравилась она ей не больше, чем Рэнди.
    — Спасибо. Ты не очень сердишься, что я обманом затащила тебя в «Барбар бургер»?
    — Нет, — улыбнулся он в ответ. — К тому же, к моему удивлению, у них вполне прилично готовят не только гамбургеры. — Рэнди сел рядом, перетянул ее к себе на колени, погладил рассыпавшиеся золотистые волосы. — Так удобно, Златовласка?
    — Да, очень. Знаешь, — смущенно призналась она, — я сняла тот дом, только чтобы досадить Чарлзу. Чтобы он пожалел, когда увидит, где я живу.
    — Пожалел? О чем?
    — О тех ужасных словах, которые наговорил мне во время нашей ссоры.
    — Как давно это случилось, а, Златовласка?
    — Скоро месяц. — Она вздохнула. — А кажется, вечность.
    — А другие? Родные, я имею в виду? Они на чьей стороне?
    — Никто ничего не знает. Кроме Берты, жены Чарлза.
    — Ты все твердишь, что это не мое дело, но мне трудно с этим примириться, потому что происшедшее просто разрывает тебе сердце. И я не думаю, что с Чарлзом дело обстоит лучше.
    У Матильды задрожали губы.
    — Сегодня он не показался мне очень огорченным.
    — Возможно, он отказался от попыток помириться с тобой. — И, увидев, как голубые глаза привычно наполнились слезами, нежно прижал девушку к себе и прошептал: — Не плачь.
    Матильда засопела и сердито буркнула:
    — Разве не видишь, что я пытаюсь изо всех сил? Достань, пожалуйста, из сумки платки.
    Он выполнил просьбу и промокнул ее лицо.
    — Ты похожа на зебру, такая же полосатая. — Поднеся платок к ее губам, он приказал: — Плюнь!
    Она, смеясь, подчинилась и сидела тихо, пока Рэнди стирал следы потекшей туши.
    — Прости меня, — неожиданно сказала Матильда.
    — За что именно? — поинтересовался он.
    — За то, что не предупредила, что Чарлз сегодня появится в ресторане. За то, что сделала тебя невольным участником моей игры.
    — Принимается. Хотя я, честно говоря, считаю, что ты шутишь с огнем, когда злишь его, — высказал свои опасения Рэнди и устроил ее удобнее у себя на коленях. — У него взрывной темперамент, это видно сразу.
    Но Матильда уныло покачала головой.
    — Нет. И именно поэтому нынешнее положение так нестерпимо. Обычно Чарлз выдержанный и очень нежный. Он замечательный муж и прекрасный отец… — Она всхлипнула. — Нет, я не буду говорить о детях, а то снова разревусь как маленькая.
    — Но во время вашей ссоры он сказал нечто, чего ты не можешь ему простить, да?
    — Да.
    — А ты… ты отплатила ему тем же?
    — Конечно. Ты же видел, как я расправилась с тем подонком… ну, с которым столкнулась на дороге? Так вот с Чарлзом я вела себя примерно так же, только вместо кулаков использовала слова. — Она грустно усмехнулась. — Я просто прелесть, когда выхожу из себя, правда?
    — По крайней мере, ты хоть допускаешь это. Почему бы тебе в таком случае не пойти к Чарлзу и не помириться с ним? Поцелуй его, скажи «прости»…
    — Все не так просто, как кажется, — печально сказала Матильда.
    — В жизни все непросто. Но, может, тогда ты вместо Чарлза помиришься и поцелуешься со мной?
    — Но мы же не ссорились!
    — Дай срок, — ухмыльнулся Рэнди. — Так что предлагаю заранее начать с поцелуев.
    Глаза Матильды потеплели.
    — Ты просто замечательный, Рэндолф Фрейзер! Возможно, по моему поведению и не заметно, но я тебе ужасно благодарна.
    — Я не хочу твоей благодарности, — заявил он.
    Она взглянула на него с недоверием и подозрением.
    — Ты имеешь в виду, что хочешь секса? — Матильда сама не поняла, что произошло, но спустя мгновение обнаружила, что ее оттолкнули к противоположной стороне дивана. А сам Рэнди прошагал к окну и уставился в него, всем своим видом выражая негодование и обиду. И его умудрилась оскорбить, уныло вздохнула она. — Ну вот, я снова проявила свою гнусную сущность, — покаянно произнесла девушка.
    Рэнди повернулся и посмотрел на несчастную фигурку на диване.
    — Так ты считаешь, Тильда, что мужчины могут хотеть от тебя только секса?
    Она пожала плечами.
    — В конечном итоге все обычно сводится именно к этому.
    — Мы, конечно, познакомились с тобой совсем недавно, — медленно начал Рэнди, — но я полагал, что ты лучше понимаешь меня. Я привез тебя сюда не потому, что хочу платы за обед, а потому что чувствую себя неуютно в твоей кухне… Я не хочу секса. — Он окинул ее горящим взглядом. — Но признаюсь, что очень хочу заняться с тобой любовью. Ты что, до сих пор не научилась понимать разницу?
    — Очевидно, нет, — ответила крайне подавленная Матильда и подумала: интересно, что произойдет, если она попросит научить ее? Не лучшая идея в сложившихся обстоятельствах, особенно с учетом его настроения. — Ну, мне пора. Пожалуйста, вызови мне такси.
    — Я же сказал, что отвезу тебя. — Рэнди вернулся к дивану. — Как нога, в порядке?
    — Отлично. Но я лучше разуюсь и пойду босиком.
    — Тогда я отнесу тебя на руках…
    — Ни в коем случае! Я слишком тяжелая.
    Рэнди окинул ее оценивающим взглядом.
    — Мне случалось поднимать тяжести и побольше.
    — Возможно. Но я спущусь самостоятельно. Босиком.
    — Как хочешь. — Рэнди подал ей пиджак, взял сумочку и босоножки и протянул руку. — Может, примешь хотя бы дружескую руку в качестве опоры?
    — Конечно. — Она подняла на него полные раскаяния глаза. — Прости, что снова разозлила тебя.
    — Не столько разозлила, сколько обидела. Но можешь исправить это, — хитро улыбаясь, ответил он, — поцелуем…
    Матильда немедленно приподнялась на цыпочках, чтобы выполнить его желание, но пошатнулась так неловко, что Рэнди не удержал ее и упал на диван, увлекая девушку за собой.
    — Извини, — задыхаясь, произнесла Матильда.
    Красная от смущения, она попыталась подняться, но он удержал ее. Одной рукой взял за затылок и заставил прижаться губами к его губам. Оба замерли в долгом поцелуе. Спустя несколько минут Матильда подняла голову и встретила такой жадный взгляд карих глаз, что вспыхнула сильнее.
    — Прости, что навалились на тебя, — прошептала она.
    — Не волнуйся, — ответил он и подвинулся так, чтобы они теперь лежали на боку, лицом друг к другу. — О чем ты сейчас думаешь? — мягко спросил Рэнди.
    — Не знаю, как и сказать, — ответила Матильда, стараясь выровнять дыхание. — Вдруг ты снова разозлишься?
    — Попробуй.
    — Я подумала, как бы ты отнесся к тому, чтобы научить меня понимать разницу… ну, между сексом и занятием любовью…
    — И ты еще сомневаешься? — хрипло произнес он и снова поцеловал ее так страстно, что она ответила со всем пылом, на который была способна.
    Рэнди провел руками по ее спине, по почти голым плечам, прижал к себе изо всех сил, и она задрожала, почувствовав его возбуждение. Он упивался ее ртом, лаская его языком так, что каждая клеточка ее тела отзывалась на эту жгучую ласку.
    — Ты можешь выбрать место для первого урока, — пробормотал он в ее приоткрытые губы. — Здесь. Или в моей постели.
    — Боюсь, что здесь нам будет тесновато, — сказала Матильда, поблескивая от возбуждения глазами.
    — Что ж…
    Рэнди потянул ее за руку, помогая подняться, и повел за собой по коридору. Подойдя к двери спальни, подхватил на руки, внес и возложил на кровать, как драгоценную добычу. Потом закрыл жалюзи и задернул шторы, включил торшер и, повернувшись, взглянул на нее.
    — Ты совсем не тяжелая. Но коридор довольно узкий, так что я решил, что нести тебя по нему будет неудобно обоим.
    — Оно и к лучшему. В колледже я однажды упала, а парень, который пытался поднять меня, не смог справиться и ужасно смутился.
    — Видно, тогда ты была полнее.
    — Нет. — Матильда потрясла головой. — Я всегда была довольно худой.
    Рэнди поцеловал ее длинные пальцы.
    — Ты не худая, ты…
    — Послушай, Рэнди, — прервала его Матильда и села, обвив руками его шею. — Я не была с тобой честной во время нашего обеда, поэтому теперь хочу расставить все точки над «i». Мне сейчас нужно чувствовать себя желанной, очень нужно. Чтобы кто-то вот так нежно прижимал меня к себе. Если ты считаешь, что я использую тебя, то лучше скажи сразу, прежде чем…
    — Прежде чем что? — спросил он, касаясь губами ее рта.
    — Прежде чем я попрошу, чтобы ты позволил мне остаться! — на одном дыхании выпалила она и уткнулась лицом в его плечо.
    Рэнди притянул ее к себе, потом медленно опустил обратно на кровать, прикасаясь с нежностью, смешанной с такой ненасытной страстью, что она ощутила, каких усилий ему стоит не наброситься на нее. Он целовал ее долго и неистово, пока она не прошептала:
    — Это уже первый урок?
    — Да, — кивнул Рэнди. — Правило номер один: это комфорт.
    — Запомню, — пообещала она. — А дальше?
    — Второе: это терпение. Что сейчас для меня самое сложное…
    Он снова припал к ее губам с восхищением, с наслаждением, с упоением, пробуя их как экзотический фрукт, воспламеняя ответные желание и страсть. И когда наконец, не в состоянии больше терпеть неизвестности, расстегнул и снял с нее блузку, оба уже горели. Дрожащими пальцами Рэнди сорвал лифчик и начал ласкать языком ее небольшие, но твердые груди, творя чудо любви, которое постепенно переходило в нестерпимую муку. Матильда выгнула спину и, задыхаясь, попыталась прижаться к нему теснее, вобрать его в себя, чтобы прекратить опаляющие ее тело ласки и заменить их другими, насыщающими.
    И когда уже Матильда подумала, что сейчас умрет, если Рэнди не остановится, он остановился. И тогда она застонала от тоски и отчаяния.
    — Я так хочу тебя, что терпеть уже выше моих сил, — пробормотал Рэнди.
    — Тогда переходи к следующей части урока! — взмолилась Матильда.
    Она откатилась к краю кровати, проворно соскочила на пол, выпрямилась во весь рост, скинула на пол брюки и кружевной лоскуток трусиков и замерла с сияющими от нетерпения и неутоленного желания глазами. Рэнди зарычал, бросился к ней и снова притянул к себе, уложив поверх шелкового покрывала. Затем опустился рядом на колени и принялся срывать с себя одежду. Глаза его горели таким жарким пламенем, что Матильда не сомневалась: он войдет в нее, как только окажется обнаженным. Но нет, Рэнди взял ее лицо в ладони, заглянул в голубые озера ее глаз… и улыбнулся.
    — На чем мы остановились?
    — Насколько я помню, — простонала она, — мы все еще на этапе под названием «Терпение».
    Тогда Рэнди снова начал целовать ее, заставляя то вскрикивать, то мурлыкать от наслаждения. Он проложил упоительную цепочку быстрых, обжигающих поцелуев по ее шее вниз, к груди. Потом перевернул на живот и начал целовать от затылка вниз, по позвоночнику, до округлых ягодиц и снова вверх. Его искусные руки следовали за губами, ласкали и гладили молодое податливое тело, превратив его в сплошную эрогенную зону. И когда наконец он снова повернул ее на спину, Матильда вцепилась обеими руками в его широкие плечи и притянула к себе, целуя с таким самозабвением, что не оставалось ни малейших сомнений в том, чего она ждет.
    Но Рэнди обладал поразительной выдержкой и продолжил свой урок. Его ласки скоро довели Матильду до пика неистового желания, заставив задыхаться и извиваться всем телом.
    И когда ей уже казалось, что сейчас она сгорит, охваченная всепожирающим пламенем, Рэнди приподнял ее бедра руками и с силой вошел в нее, в ее горячую, влажную плоть. Матильда была настолько возбуждена предыдущими ласками, что в тот момент, когда они соединились и неудержимо устремились к вершине наслаждения в ритмическом темпе, выкрикнула его имя…
    Прошло несколько то ли секунд, то ли минут, то ли часов, прежде чем Матильда обрела способность говорить.
    — По крайней мере, тебе не придется спрашивать, как мне было, — пробормотала она.
    — Да, могу утверждать, что урок тебе понравился, — отозвался Рэнди со смешком в голосе.
    — «Понравился» — это слабо сказано. Я просто упивалась им, — призналась она. — Ты великий учитель, мистер Фрейзер.
    — С такой замечательной ученицей, как ты, урок должен был быть простым… но не был, — сказал он, и Матильда недоуменно и обиженно уставилась в его улыбающиеся карие глаза.
    — Хочешь сказать, что заниматься со мной любовью было для тебя тяжело?
    — Да, — ответил Рэнди и притянул ее обратно к себе. — Когда ты устроила маленький, но великолепный сеанс стриптиза, я хотел броситься на тебя и позволить природе закончить урок. Разве ты не поняла?
    — В какую-то минуту мне показалось, что все кончится слишком быстро. Пойми, ведь все это… внове для меня. Но потом я едва не сошла с ума к тому моменту, когда ты наконец-то взял меня. — Ее щеки зарделись. — Ты… ты, наверное, подумал, что меня слишком легко…
    — Удовлетворить? — подсказал он и засмеялся, увидев, как она вспыхнула еще ярче. — Эй, мне страшно лестно быть твоим первым мужчиной… К тому же не стоит бить того, кто не может ответить.
    — Не может, потому что я женщина? — спросила Матильда.
    — Нет. Потому что настолько слаб, что не в состоянии пошевелить даже пальцем. — Он поцеловал ее мягкие губы и попросил: — Останься со мной сегодня ночью, Тильда.
    Она удивилась и немного отодвинулась, чтобы взглянуть ему в глаза.
    — Ты правда хочешь этого?
    — Угу, тогда мне не придется везти тебя домой, — сказал он и едва успел схватить Матильду, когда она уже почти соскочила с кровати. — Я же пошутил, разве не поняла? Конечно, если ты настаиваешь, я отвезу тебя. Но это план номер два.
    — А что входит в план номер один? — смягчившись, поинтересовалась она.
    — По плану номер один я буду сжимать тебя в объятиях всю ночь, а утром мы снова займемся любовью, прежде чем я отправлюсь добывать хлеб свой насущный.
    Матильде в высшей степени понравился план номер один. Однако она сделала вид, будто обдумывает, какой же предпочесть, и тем временем украдкой разглядывала комнату, которую еще толком не видела.
    — Похоже, ты добываешь не только хлеб насущный, но и масло к нему. Да и джем тоже… если можешь позволить себе такую квартиру, Рэнди.
    — Заем, грабительский заем, — печально пояснил он и снова попросил: — Оставайся, Тильда, пожалуйста!
    — Только при одном условии.
    — Каком же? Что-то у меня дурные предчувствия.
    — Скажи, что в свертке. Ну, в том, который ты принес, когда заехал за мной.
    — О, всего-навсего устройство, которое включает свет, когда ты открываешь входную дверь. Чтобы тебе не пришлось входить в темную комнату, — ответил Рэнди и с удивлением заметил навернувшиеся на ее глаза слезы. — Ты бы предпочла духи или конфеты?
    — Нет, — с трудом выговорила она, борясь со слезами. — Просто это очень трогательно, Рэнди.
    — Раз уж я спас твою драгоценную особу в схватке с тем негодяем, то могу пойти на небольшие затраты, чтобы и в дальнейшем сохранить тебя целой и невредимой.
    — Ты не спас меня, — немедленно отозвалась Матильда, пытаясь прикинуться негодующей. — Я сама себя спасла. Но, если честно, так приятно, когда кто-то о тебе заботится…
    — Вот и отлично. Потому что я намеревался сообщить тебе, что сегодня дал только первый урок. До аттестата еще очень и очень далеко.
    Матильда с улыбкой посмотрела в его смеющиеся глаза.
    — Как думаешь, мне удастся с честью выдержать выпускные экзамены?
    — Сначала тебе понадобится еще много-много уроков.
    — Да?
    — Честно говоря, нет. — Рэнди снова обнял ее. — Но мне определенно понадобятся. Что-то мне приглянулась эта идея с уроками. Я никогда раньше…
    — Я не желаю ничего знать про «раньше», — нахмурившись, оборвала его Матильда, но тут же сменила гнев на милость. — Спасибо тебе, Рэнди. Ты великий учитель, потому что я прекрасно поняла разницу между удивительной любовью и фантастическим, заоблачным сексом, испытав и то, и другое.

6

    Она никогда еще не была влюблена. Неоднократно в прошлом ей казалось, что любовь наконец пришла, однако вскоре понимала, что ошиблась. Но сейчас, с Рэндолфом Фрейзером все, кажется, было по-настоящему.
    Их отношения развивались много быстрее, чем обычно, что она относила на счет их необычной встречи на дороге и твердого убеждения Рэнди, что она, Матильда, нуждается в постоянном внимании и защите. Хотя он и решительно отвергал титул ее «ангела-хранителя».
    — В моем чувстве к тебе нет ничего ангельского, мисс Матильда Бэллистен, — утверждал он.
    — Возможно, — в конце концов согласилась она. — Потому что ты дьявольски хороший учитель, мистер Рэндолф Фрейзер. А как тебе нравится твоя ученица?
    — Блестящие способности!
    — Так ты думаешь, я получу аттестат?
    — Считай, что уже получила. С отличием!

    Оставаясь днем в одиночестве, Матильда тосковала, потому что Чарлз не предпринимал дальнейших попыток связаться с ней. Но когда вечером встречалась с Рэнди, то удовольствие от одного его присутствия, не говоря уж об общении, позволяло позабыть о дневных огорчения и тревогах, обо всем, что пошло вкривь и вкось в ее жизни.
    После недавнего вечера в «Барбар бургер» рестораны утратили свою привлекательность, и Матильда предпочитала проводить вечера дома у Рэнди или даже у себя. Часто они просто бродили по улицам, не обращая внимания на направление, увлеченные разговором. Или садились в машину и ехали куда глаза глядят, без определенной цели, по пустому шоссе. И говорили, говорили… Они вскоре узнали, что многие их вкусы совпадают — в отношении еды, например, книг, фильмов. И чувство юмора у обоих было схоже. А уж их любовные игры в постели были настолько хороши, что Матильда даже не представляла такое возможным.
    Впрочем, хоть Рэнди и продолжал уговаривать ее переехать, он ни разу не предложил перебраться в его комфортабельную квартиру. Наверное, думала Матильда, крутя педали своего велосипеда во время одной из прогулок, ему нужны более длительные и глубокие отношения, чтобы взять на себя столь серьезные обязательства. Возможно, он уже обжегся с Агнесс… Или же ждет, пока «Биомед фармасьютикал» предложит ей работу. Она не допускала даже мысли, что Рэнди не собирается жить с ней.
    Матильда ежедневно покупала газету и, как только объявление о вакансиях в «Биомед фармасьютикал» было опубликовано, послала свое резюме. Полученный ответ гласил, что собеседование состоится в следующий понедельник.
    — Не волнуйся, — сказал Рэнди, когда Матильда рассказала ему о своих успехах. — Только оденься соответственно случаю, а не в то замечательное синее платье, в котором танцевала.
    — За кого ты меня принимаешь? Думаешь, я не в состоянии отличить эстрадное выступление от благопристойного интервью при приеме на работу?
    — Ладно-ладно, я так не думаю. Давай-ка лучше продолжим. — Они занимались распаковыванием многочисленных коробок с пожитками, прибывшими из хьюстонского дома Рэнди. — И не корчи эти возбуждающие меня обиженные гримасы. Я и так хочу тебя, несмотря даже на грязь на носу и щеках.
    Хотя Матильде и льстило постоянное сексуальное желание Рэнди, она испытала уже знакомый укол разочарования от его замечания. Она попыталась спрятать его за шутливым ответом, но колющая боль не проходила. Ее чувство к Рэнди было более глубоким, чем простое плотское влечение, и ей хотелось услышать три волшебных коротких слова. Сама она изо всех сил боролась с собой, чтобы не произнести их каждый раз, когда он заключал ее в объятия.
    — Нет смысла умываться, пока мы не закончим с этими пыльными коробками, — небрежно сказала Матильда.
    — К тому же сейчас не самое подходящее время потакать своим желаниям и тащить тебя в постель, — сообщил Рэнди, забрал у нее стопку одеял, небрежно бросил их на пол, притянул ее к себе и нежно поцеловал. — Приятно, когда можно не склоняться в три погибели, чтобы целоваться, — причмокивая губами, сообщил он.
    — Что, Агнесс маленькая? — спросила Матильда.
    — Маленькая, но злющая, как хорек, — сказал Рэнди и добавил: — Интересно, почему это я привлекаю женщин со злобным нравом?
    — Думаю, в этом виноват твой солнечный характер — притягивает противоположность. — Она легонько оттолкнула его. — А теперь говори, куда хочешь это сложить, и продолжим.

    Часов в пять Рэнди заказал пиццу из ближайшего ресторанчика. И когда ее принесли, оба уселись на софу и включили телевизор. Матильда пыталась заставить себя сказать — то, что мучило ее целый день.
    — Знаешь, мне больше нравится смотреть телевизор в твоей спальне. Из-за дополнительных льгот… — прервал ее терзания Рэнди.
    Матильда хихикнула.
    — Первый раз слышу, чтобы об этом говорили как о «дополнительных льготах». К тому же так у нас есть шанс досмотреть фильм до конца, — строго прибавила она.
    — Это верно. А теперь скажи, что мы будем делать завтра. Предлагаю поехать покататься и перекусить в придорожном ресторанчике.
    — Я как раз хотела тебе сказать… — начала Матильда, усаживаясь прямо, — что завтра не могу… У меня ланч с подругой.
    — Ты же говорила, что у тебя здесь нет подруг, — напомнил ей Рэнди.
    — Да, но Валери приезжает в субботу навестить семью…
    — Почему ты не сказала об этом раньше? Я-то считал, что мы проведем все выходные вместе. — Он прищурился и внимательно посмотрел на нее. — Или хочешь поставить меня на место, чтобы я знал, что не все мои желания ты готова исполнить безропотно?
    — Да нет же, — возразила Матильда, — я буду счастлива приехать сюда потом. Или, если хочешь, заезжай ко мне и я накормлю тебя обедом.
    Рэнди заметно расслабился.
    — Когда ты вернешься?
    — Думаю, часов в пять. Если ты прибудешь к шести, обед будет готов. — Матильда встала. — А теперь мне пора.
    — Как? — Рэнди уставился на нее, ничего не понимая. — Но я полагал, что сейчас мы…
    — Об этом не может быть и речи. Мне завтра рано вставать, — твердо сказала она. Это была часть ее плана: показать ему, что лучше им постоянно жить вместе, чем так, как теперь.
    — А почему бы тебе не поехать отсюда или не заехать утром домой, если надо будет переодеться?
    — Нет, лучше сейчас.
    — То есть ты не хочешь провести эту ночь со мной?
    Матильда решительно посмотрела ему в глаза.
    — Рэнди, мы провели сегодня в постели полдня, вместо того чтобы разбирать твои вещи.
    — Ну и что? — Он тоже поднялся и смотрел на нее не менее пристально. — Ты решила теперь нормировать свою благосклонность?
    — Нормировать благосклонность?! — Ей с трудом удалось сдержаться, чтобы не вспылить. — А я-то полагала, что мы занимаемся любовью. Очевидно, я так и не поняла разницу между двумя понятиями, о которых ты упоминал.
    — Тогда пойдем в спальню и я дам тебе очередной урок! — заявил Рэнди с такой самодовольной улыбкой победителя, что Матильда немедленно покачала головой.
    Будь он менее уверенным в ее согласии, она бы уступила, причем с радостью. Но стоит сейчас пойти ему навстречу, и Рэнди будет считать, что в дальнейшем ему достаточно щелкнуть пальцами и она согласится на что угодно.
    — Давай перенесем урок на завтра, — предложила она.
    Эта фраза стерла самодовольную усмешку с его лица. И Матильде вдруг пришло на ум, что впервые за время их знакомства Рэндолф Фрейзер готов выйти из себя.
    — Тебе незачем возвращаться сегодня в твою лачугу, — заявил он. — Оставайся здесь!
    Но приказ привел к прямо противоположному результату. Матильда нашла свою сумочку и сняла со спинки кресла пиджак.
    — Только не сегодня, — холодно сказала она и пошла к двери. Конечно же он не даст ей вот так уйти…
    Но Рэнди молчал и не предпринимал ничего. Она спиной чувствовала его тяжелый немигающий взгляд. Ей стоит только повернуться, подбежать к нему, подставить лицо для поцелуя — и разверзшаяся пропасть исчезнет. Но тогда он решит, что она капитулировала… Матильда взглянула через плечо на его непроницаемое лицо, открыла дверь… И… и молча закрыла ее за собой.

    Ведя машину, она горько плакала, но на подъезде к дому успокоилась и убедила себя, что Рэнди уже звонит ей.
    Матильда влетела в холл, твердо уверенная, что услышит трель телефонного звонка. Ее встретила светлая, благодаря стараниям Рэнди, но безмолвная кухня…
    Ночь прошла ужасно. Матильда сначала ворочалась на кровати, ожидая, что вот-вот зазвонит аппарат, который она притащила на ночной столик, потом — что раздастся стук в дверь… А потом она размышляла о том, что совершила чудовищную, непоправимую ошибку.
    Утром она мешкала до последнего, но телефон упорно молчал. Матильда уселась за руль с гудящей от горя и бессонной ночи головой. Несколько раз, проезжая мимо телефонных будок, она останавливалась, а один раз даже вышла из машины и набрала номер Рэнди. Но бросила трубку, решив, что он еще злится и ответит ей холодно-враждебно.
    Проехав в напряжении тридцать пять миль, отделяющие ее от цели, Матильда подъехала к «Белым садам» — ранчо, служившему домом нескольким поколениям Бэллистенов. На душе было тяжело. Она миновала подъездную аллею, припарковала «шевроле» так, чтобы в случае поспешного отъезда не терять время на развороты, и, глубоко вздохнув, направилась к главному дому.
    Матильда подняла внезапно отяжелевшую руку и позвонила. Никакого ответа. Подождав минуты две, позвонила снова. С тем же результатом. Тогда она спустилась с крыльца, подошла к окну и попыталась заглянуть внутрь. Дом казался пустым и заброшенным.
    Она вернулась к входной двери, достала из сумки ключи, подкинула их несколько раз на ладони и решилась. Открыв замок, вошла внутрь и позвала:
    — Чарлз! Берта! Вы дома?
    В ответ не раздалось ни звука, но она почувствовала что-то теплое и пушистое у своих ног.
    — Матильда! — воскликнула она и подхватила свою тезку на руки, погладила шелковистую шерсть, почесала за ушком, послушала громкое, довольное мурлыканье. — Матильда, кто-нибудь есть дома? — спросила она, чтобы разрядить напряжение, и пошла по коридору, заглядывая в комнаты.
    Но вскоре поняла, что это безнадежно. Наверное, Чарлз повез семейство куда-нибудь на пикник, возможно на целый день.
    Матильда-большая положила Матильду-маленькую себе на шею и пошла прогуляться по огромному саду, который и дал название ранчо.
    — Нет-нет, не рвись, — сказала она, когда кошка заметила птицу и попыталась соскочить вниз. — А то, если ты снова удерешь и будешь пропадать три дня, как в прошлый раз, мне попадет от Чарлза. Он и так зол на меня предостаточно.
    Вернувшись с прогулки, Матильда простилась с любимицей и, чуть не плача, села в машину. Дорога до Форт-Норта заняла у нее почти час, потому что глаза часто застилали слезы и ей не хотелось снова попасть в дорожное происшествие. Воспоминание о том случае, что свел их с Рэнди, ухудшило ее и без того плохое настроение.
    Вернувшись в свое жалкое подобие дома, Матильда прошла в спальню, улеглась на кровать и уставилась в потолок невидящим взглядом. Она не заметила, как забылась тяжелым сном, из которого его вырвал долгий и настойчивый, почти яростный стук в дверь. Матильда вскочила, ничего не понимая, выглянула в окно… и увидела знакомый «линкольн».
    Стук тем временем затих, затем продолжился с удвоенной силой. Матильда встрепенулась и, даже не обувшись, бросилась открывать. Рэнди влетел с кухню с расширившимися от бешенства глазами и побелевшим даже под загаром лицом.
    — Какого черта ты не открываешь сразу? — требовательно спросил он.
    Но Матильда только молча смотрела на него и моргала. Затем с трудом выдавила:
    — Я заснула…
    — Я стучу уже черт знает сколько времени. Ты одна?
    — Думаешь, я занималась тут любовью с кем-нибудь? — зло бросила она, сразу придя в себя. — И вообще, что ты тут делаешь?
    — Ты же пригласила меня на обед! Забыла? — Рэнди пристально посмотрел в ее голубые глаза, увидел в них остатки сна и как-то сразу успокоился.
    — Господи, неужели уже шесть? Да я проспала целую вечность! — воскликнула Матильда, ощутив небывалое облегчение от того, что он все-таки здесь.
    — Тебе везет. Я лично не спал ни минуты! — прорычал Рэнди.
    — Почему?
    — Потому что мы поссорились, если помнишь.
    — Конечно, помню, — ответила она, и оба замолчали.
    Тишина повисла тяжелым облаком и давила на обоих все сильнее, пока Матильде не показалось, что еще секунда — и она завизжит, не в силах выносить напряжения. И в этот момент Рэнди заговорил.
    — Ну как, удачный ланч получился? — вежливо поинтересовался он.
    — Ланч не состоялся. Никого не было дома. Наверное, я перепутала день. — Матильда робко посмотрела на стоящего перед ней мужчину и предложила: — Если присядешь, я что-нибудь приготовлю…
    Она ожидала, что он откажется и уйдет, хлопнув дверью. Однако после минуты, долгой, как вечность, Рэнди кивнул.
    — Давай помогу.
    Если бы он сейчас обнял меня и поцеловал, это было бы настоящей помощью, подумала Матильда, но, судя по всему, этого-то как раз в ближайшем будущем и не предвидится. Надеясь смягчить его, она предложила ему накрыть на стол и добавила:
    — Ты же знаешь, что где лежит. Прости, что не могу предложить тебе свежую газету, я сегодня не купила.
    — Я уже прочел ее от корки до корки.
    Матильда внезапно ощутила себя крайне неопрятной. Брючный льняной костюм, выбранный для визита в «Белые сады», безнадежно измялся, тушь размазалась по лицу во время сна, на щеке отпечаталась складка подушки, в то время как Рэнди… Рэнди был, как всегда, свеж и подтянут, в безупречно отглаженных летних брюках и полосатой рубашке с коротким рукавом.
    Надо бы привести себя в порядок, подумала Матильда, но побоялась, что Рэнди рассердит ожидание и он уедет. И тут же еще больше разозлилась на себя. Подумать только, за прошедшие десять дней она полностью утратила привычные уверенность в себе и независимость и постоянно ожидает самого худшего. Тем не менее прошла в ванную и провела расческой по волосам, тронула губы помадой, стерла ватным тампоном пятна туши и решила, что ему стоит принимать ее такой, какая она есть: мятой или не мятой, в зависимости от обстоятельств.
    Когда Матильда вернулась в кухню, стол уже был накрыт купленной ею при переезде скатертью.
    — Еще что-нибудь? — спросил Рэнди.
    — Будет здорово, если ты достанешь соль и перец, а потом просто посидишь и поговоришь со мной, пока я приготовлю соус и сварю спагетти.
    Он так и поступил и сидел за накрытым столом, обсуждая прочитанное в сегодняшних газетах и неотрывно следя за ее движениями. Матильда тем временем достала из холодильника большой желтый перец, лимон, из которого выжала сок, открыла банку греческих маслин, порубила все это, смешала с кипящим в сковороде оливковым маслом, добавила мелко нарезанный острый перец хабанеро, помидоры и поставила на огонь, положив пару щепоток специй.
    Матильда поставила на стол чашку с соусом, разложила спагетти по тарелкам, принесла бутылку кьянти, села… И почувствовала, что не может проглотить ни кусочка.
    Рэнди некоторое время наблюдал за ней, потом накрыл ее руку своей и сказал:
    — Давай, Тильда, поешь. Ты, наверное, умираешь с голоду, как и я.
    Столько нежности и заботы было если не в словах, то в его голосе, что аппетит немедленно вернулся к Матильде. Они вдвоем умяли все, что она приготовила, хотя ей казалось, что этого хватит на четверых оголодавших солдат. А когда Рэнди воздал должное ее кулинарным талантам, Матильда была искренне польщена, хотя знала, что готовит прекрасно.
    — Просто пальчики оближешь! — заявил он. — Но я хвалю не потому, что не ел сегодня.
    — А почему ты не ел с утра? — удивилась она.
    — Ты прекрасно знаешь почему!
    Матильда развеселилась и утешилась, услышав такое, и стала мыть посуду, позволив Рэнди сварить кофе. А когда снова уселась за стол, чтобы выпить ароматного напитка, заметила хищный блеск в карих глазах своего гостя.
    — Я вовсе не нормирую мою благосклонность, как ты изысканно выразился, — сказала она, смущенно покраснев. — Но сейчас я не приглашаю тебя в спальню, потому что пришло время кое-что сказать тебе. Глядя прямо в глаза.
    — А если ты пригласишь меня в спальню и я удобно устроюсь на кровати, то не буду внимательным, так?
    — Именно так! — Матильда допила кофе и глубоко вдохнула. — Послушай, Рэнди, я обманула тебя. Ну, насчет того, что еду на ланч с Валери. Насколько я знаю, она не собирается пока приезжать в наш город.
    Рэнди нахмурился.
    — Хочешь сказать, что провела весь день здесь?
    — Нет. — Матильда опустила глаза и с отвращением посмотрела на свой мятый костюм. — Я ездила повидаться с Чарлзом.
    — Правда? Ты хотела помириться с ним?
    — Не совсем. Я хотела просить его об одолжении.
    И она рассказала, как ездила в «Белые сады» в надежде напроситься на ланч.
    — А это было возможно, учитывая ваши нынешние отношения?
    — Может, и нет. Но мне хотелось повидать Чарлза, потому что я указала его в качестве человека, который может дать мне рекомендацию. — Матильда грустно улыбнулась. — У меня не было другого выхода. Я могла бы упомянуть в своем резюме Барбару, но три недели приготовления гамбургеров не лучшая рекомендация для серьезной фирмы. А у Чарлза я работала почти два года, не полный рабочий день, конечно, но два года.
    — Ты говорила, что Чарлз разводит племенных лошадей. Что же ты там делала? — заинтересовался Рэнди.
    — О, я была его правой рукой. Помогала содержать в порядке документацию, вела переговоры с клиентами, договаривалась о закупках. В общем, делала все, что надо для нормального функционирования такого предприятия. Причем неплохо справлялась, — без хвастовства заметила Матильда.
    — Так почему же ушла?
    — Потому что мы поссорились.
    — И что же было тому причиной? — спросил Рэнди и несколько секунд смотрел, как Матильда молча кусает губы. — Или это разглашение семейной тайны?
    — Да, некоторым образом. Извини. — Она посмотрела ему в глаза. — Это помеха? Для нашей дружбы?
    — Нет. Но я думал о наших отношениях в несколько иных терминах. Более теплых… более нежных… — Рэнди взял ее за руку. — Вчера, когда ты ушла, я долго размышлял. Моя постель пуста и холодна без тебя, дорогая.
    Матильда смотрела на него, и сердце ее тяжело забилось где-то в горле.
    — Но ты мог бы позвонить и сказать мне об этом.
    — Мог бы. Но когда наконец уснул, то проспал до полудня. К тому же, как и тебе, мне надо было сказать это, глядя тебе в глаза.
    — Хотела бы я знать это раньше, — пробормотала Матильда. — Я ехала из «Белых садов» с таким ощущением, будто сейчас умру от отчаяния.
    — Нечто подобное пришло и мне в голову, когда ты долго не открывала дверь, — мрачно сообщил Рэнди. — Твоя машина здесь, у дверей, так что ты должна быть дома, но не откликаешься.
    — Я могла уехать на велосипеде.
    — Знаю. Я говорил себе это. Но не верил. — Он вздохнул. — И это заставило меня кое-что понять.
    — Что же?
    — Что, если бы ты жила у меня, мне не пришлось бы беспокоиться о тебе. — Не спуская с нее теплых, светящихся искренним чувством глаз, Рэнди спросил: — Что скажешь, Тильда?
    Если бы он сказал это вчера, подумала она, то ответ был бы однозначным: да! Но бессонная ночь, проведенная в безжалостном, беспристрастном самоанализе, изменила ее отношение и к жизни, и к самой себе.
    — Рэнди, я была бы рада перебраться в твою роскошную квартиру… Но не сейчас. Сначала я должна провести генеральную уборку в запыленных углах своей жизни. И если после этого ты еще захочешь меня, тогда я буду счастлива, головокружительно счастлива жить с тобой вместе.
    Рэнди встал, притянул ее к себе и потерся щекой о ее бархатистую щеку.
    — Не совсем то, на что я надеялся, но в сто раз лучше, чем решительное «нет», которого я ждал после того, как ты ушла.
    — Честно говоря, я надеялась, что ты догонишь меня, схватишь в охапку и отнесешь в спальню, — смущенно призналась Матильда. — Но когда ты и не подумал так сделать, то что еще мне оставалось, как только удалиться.
    Глаза Рэнди засветились уже знакомым ей страстным блеском.
    — А если я сейчас схвачу тебя в охапку и отнесу в спальню, что произойдет?
    — Поскольку я в слезливом настроении и нуждаюсь, чтобы меня приласкали, то буду счастлива, если ты окажешь мне такую любезность, мистер Фрейзер.
    — Окажу, мисс Бэллистен, непременно окажу, — с чувством произнес Рэнди.
    Когда они оказались в спальне, Матильда задернула занавески, а Рэнди подошел сзади и обнял ее за талию.
    — Прошло двадцать пять часов и восемнадцать минут с тех пор, как я последний раз занимался с тобой любовью, — сообщил он ей на ухо, потянул ее вниз, на кровать. — Так что берегись: я намереваюсь насладиться тобой в полной мере. По маленькому шажку за раз.
    — И куда же эти… шажки приведут нас? — шепотом спросила она, когда его руки и губы начали творить таинство любви с нежностью и страстью, подвергая ее невероятной сладостной муке, терзая и радуя до безумия.
    — На небеса… в рай… — ответил он.

    Матильда лежала расслабленная, обессилевшая, пока затихали последние отголоски раскатов страсти. Рэнди немного приподнялся, вынул запутавшуюся в ее губах золотистую прядь и спросил:
    — Тильда, ты все еще со мной?
    — Да, в конце концов я буду с тобой, — улыбнулась она. — Если я перееду к тебе…
    — «Когда», а не «если», — поправил он.
    — Когда я перееду к тебе, это не всегда будет так яростно, так неистово, так отчаянно, как сейчас, правда ведь?
    — Наверное. — Рэнди театрально вздохнул. — Иногда я буду приходить уставшим или у тебя будет болеть голова.
    — Не в моем характере придумывать оправдания, — заметила она. — Если мне не захочется заниматься с тобой любовью, я прямо скажу «нет». И ты должен поступать так же.
    — Я как-то не представляю, что захочу или смогу сказать тебе «нет».
    — Еще как сможешь.
    — После дождичка в четверг. — Он нежно потерся щекой о ее висок. — Думаю, мне надо поехать сегодня домой. Две бессонные ночи подряд в ожидании собеседования — слишком тяжело для тебя. А то, что сегодняшняя ночь будет бессонной, если я останусь, это наверняка.
    Матильда села и подтянула простыню к подбородку.
    — Мне так жаль, что Чарлза с семьей не оказалось дома. — Уголки ее рта задрожали, предвещая зарождающиеся слезы. — Мне было совсем не просто решиться и поехать сегодня в «Белые сады», поверь мне, Рэнди.
    — Я верю.
    — Конечно, можно было бы переговорить с Чарлзом в городской конторе вчера днем, а еще лучше — позавчера. Но я решила, что удобнее застать его в семейной обстановке. — Она сморгнула слезы. — К тому же мне хотелось повидать Берту и детей. Я жутко скучаю по ним!
    Рэнди снова обнял ее и начал нежно баюкать.
    — Чем скорее ты помиришься с Чарлзом, тем лучше, Тильда. Увидишь, тебе сразу станет легче.
    Матильда прижалась к нему, отказываясь отпускать. Особенно после того, как он сказал, что уезжает на несколько дней за границу.
    — А когда я вернусь, мы поговорим. Серьезно поговорим. Мне надо еще кое-что сказать тебе, — сообщил он на прощание.
    — Скажи сейчас!
    — Когда вернусь. — И Рэнди поцеловал ее. — Так тебе будет о чем размышлять, пока я в отъезде.

    Матильда и правда много размышляла о его словах, пока ожидала собеседования, а когда приехала в «Биомед фармасьютикал» и вошла в светлое современное здание, то пожалела, что Рэнди нет рядом и он не может ободрить ее. Пройдет еще три дня, прежде чем они снова увидятся. Эта мысль подавляла, поэтому она выкинула ее из головы и должным образом представилась охраннику на входе, который сообщил о ее прибытии начальству.
    Роналд Парсон оказался мужчиной лет пятидесяти, который несказанно удивил Матильду, придя за ней. Он поднялся с ней на восемнадцатый этаж, провел через зал с огромными окнами, полный столов, людей и постоянно трезвонящих телефонов, и ввел в свой кабинет.
    Матильда села на предложенный стул, а Роналд начал заново изучать ее резюме. Беседа оказалась короткой, но основательной. Один скользкий момент, которого она, впрочем, и опасалась, возник, когда он поинтересовался, почему мисс Бэллистен покинула семейный бизнес.
    — Я решила, что пришло время посмотреть, на что я способна без поддержки близких. Пора становиться независимой, — пояснила Матильда, хотя эти слова даже ей самой показались неубедительными.
    Но мистер Парсон никак не отреагировал на это, а задал еще несколько вопросов. Затем проводил ее вниз и сказал, что о результатах сообщит через несколько дней.
    Матильда впервые в жизни устраивалась на работу на общих основаниях и с процедурой была незнакома, поэтому очень расстроилась. Ей казалось, что ответ должен был быть немедленным: «да» или «нет». А так оставалось ждать и надеяться, что Рэнди замолвил за нее словечко, как и обещал. И еще приходилось думать, как убить время до его приезда. Лучше всего отправиться в кино на двойной сеанс, а по пути домой заехать в местную библиотеку и набрать побольше триллеров, решила Матильда.
    Удивительно, но ей даже не верилось, что всего месяц назад она понятия не имела о существовании Рэндолфа Фрейзера. Зато теперь не могла представить жизни без него.

7

    Дни ползли медленно, как улитка, но вечерами, после звонка Рэнди, Матильда отправлялась спать с легким сердцем и ощущением безоблачного счастья, услышав, как он тоскует без нее. Кроме нежных слов, он никогда не забывал напомнить ей о соблюдении мер безопасности.
    — Но, Рэнди, я в состоянии позаботиться о себе, — каждый раз говорила Матильда.
    — Мне было бы спокойнее, если бы это делал я сам, — произносил Рэнди таким тоном, словно под «этим» подразумевал и многое другое. — Так что веди себя примерно, пока я не вернусь.
    — А потом что? — с бешено бьющимся сердцем спрашивала она.
    — Об этом я скажу при встрече.
    Ко дню его ожидаемого возвращения ответа из «Биомед фармасьютикал» так и не поступило. Матильда решила, что ей откажут, и очень нервничала. Раз Чарлз заставил Барбару уволить меня, говорила она себе, не в силах успокоиться, то вполне мог дать обо мне плохой отзыв. Все, что угодно, лишь бы я вернулась в его бизнес.
    Ей хотелось закатить ему скандал в присутствии подчиненных, но здравый смысл удерживал от такого шага. Матильда Бэллистен не из тех, кто выносит сор из избы. Поэтому она заставила-таки себя успокоиться, после чего сняла трубку и набрала знакомый номер.
    — Офис мистера Бэллистена, чем могу помочь вам, — произнес незнакомый женский голос.
    — Могу я поговорить с мистером Бэллистеном? — сказала Матильда, немного озадаченная. Она знала всех сотрудников. Неужели ей уже нашли замену?
    — К сожалению, мистера Бэллистена сейчас нет на месте. Он будет позднее. Ему что-нибудь передать?
    — Да, пожалуйста, — сказала Матильда, усилием воли подавив раздражение. — Сообщите ему, что мисс Матильда Бэллистен хотела бы увидеться с ним… Может, он найдет возможность уделить мне пару минут, — не сдержавшись, ядовито добавила она, но сарказм пропал даром, не замеченный на том конце провода.
    Положив трубку, она поняла, что не успокоится, если не выйдет из дому. Погрузив велосипед в машину, Матильда отправилась на любимую прогулку. А когда вернулась, то приняла ванну, причесалась по-новому, собрав волосы на макушке, надела зеленые, плотно облегающие брюки и новую почти прозрачную блузку поверх кружевного лифчика. Устав от всех этих прихорашиваний, она улеглась на кровать и взяла последний непрочитанный триллер. Сердце ее трепетало, но не захватывающий сюжет был тому причиной… Вот-вот появится Рэнди!
    Заслышав шум мотора и затем шаги на дорожке к дому, она вскочила, помчалась к кухонной двери и широко распахнула ее.
    На пороге стоял, смущенно улыбаясь, Чарлз.
    — Ты хотела повидать меня, Тилли? — спросил он. — Я подумал, что на этот раз мне повезет больше.
    Матильда вспыхнула как маков цвет от намека на его прошлый неудачный визит и сказала:
    — Да, заходи. — И посторонилась, предоставляя ему возможность обозреть ее жилище.
    Как она и ожидала, Чарлз обвел жалкую комнатенку округлившимися от удивления и отвращения глазами и спросил:
    — Господи, Тилли, ну зачем ты это сделала?
    — Я могу задать тебе тот же вопрос, — холодно ответила она.
    — Что ты имеешь в виду? — Чарлз был явно озадачен.
    — О, не прикидывайся! — Она запустила пальцы в волосы и мгновенно испортила прическу, над которой так долго трудилась. — Что, получил удовольствие, не дав отзыва обо мне?
    Чарлз нахмурился.
    — О чем ты, Тилли? Если о «Биомед фармасьютикал», так я дал такой блестящий отзыв, что тебя приняли бы и на Уолл-стрит, причем без единого вопроса. Берта сказала, что это меньшее, что я могу сделать после того, как добился от Барбары твоего увольнения. — Матильда недоуменно уставилась на него, но ни на секунду не усомнилась в его словах. Она слишком хорошо знала своего… гмм… троюродного брата, чтобы заподозрить его во лжи. — Я послал отзыв по почте и потом еще на всякий случай позвонил и лично переговорил с мистером… Паркером, кажется. — Он прислонился к стене и посмотрел на нее с выражением… сострадания, что ли? — Еще не дали ответа, да, Тилли?
    — Не дали, — неохотно ответила она.
    — Не волнуйся, просто еще не вышло положенное время. Если ты хочешь эту работу, то уверен на все сто, что ты ее получишь. Но если передумаешь, то я с радостью приму тебя обратно. Согласись, у меня работать гораздо интереснее, чем в этой лекарственной фирме.
    — Меня не волнует, интереснее или нет. Мне нужна работа, любая, после того как меня вышвырнули из «Барбар бургер». По твоей милости!
    — Я сделал это намеренно, Тилли. — Чарлз не выказал и следа раскаяния, чем снова разозлил ее.
    — Да? А позволь узнать, кому и какой вред я там причинила? — накинулась она на него.
    — Никому никакого. Хотя почему ты предпочла жарить гамбургеры, а не заниматься серьезной работой в моем офисе, ума не приложу. Но раз Барбара командовала парадом, то я смирился. До тех пор, пока не увидел, как ты задираешь ноги выше головы. И тогда «в типично шовинистском мужском духе»… это я цитирую Берту, решил, что если у тебя не будет никакой работы, то ты вернешься ко мне. И желательно до возвращения родителей. Чтобы они не узнали, что ты тут вытворяла. — Он устало вздохнул. — Но когда лекарственная фирма запросила отзыв на тебя, я понял, что ошибся.
    — Неужели ты всерьез полагал, что если добьешься моего увольнения, то я прибегу назад поджав хвост? — недоверчиво спросила Матильда.
    — Ну хватит, — криво усмехнулся Чарлз. — Я же признаю, что повел себя неправильно в отношении тебя и Барби, так что не начинай снова выходить из себя. Давай на этом прекратим, Тилли. Берта в жутком состоянии, просто с ума сходит от огорчения.
    — Я чувствую себя не лучше. Скажи Берте, что мне ужасно жаль, что я расстроила ее. — Она сделала ударение на последнем слове. — А теперь уходи. Я жду кое-кого.
    Однако Чарлз не сдвинулся с места, только руки скрестил на груди.
    — Ты пригласила меня войти, так что я не уйду, пока мы не выясним все до конца. — Он полунасмешливо улыбнулся. — Я так понимаю, что ты ждешь своего нового друга?
    — На самом деле он мне не друг, а любовник!
    Чарлз громко расхохотался.
    — Хочешь шокировать меня, Тилли? Не удастся, я понял это. Ты продемонстрировала суть ваших отношений предельно ясно в мой прошлый визит.
    — Тогда мы еще ими не были, — пожала плечами Матильда.
    — Пусть так. А кто он? Чем занимается?
    — Тебя это не касается, Чарлз, но, если хочешь знать, скажу. Его зовут Рэндолф Фрейзер, и он занимается изготовлением и продажей лекарственных препаратов в столь презираемой тобой скучной фирме.
    — Хорошо, — отозвался Чарлз, не поддаваясь на ее язвительный тон. — А скажи мне, пожалуйста, Тилли: он знает, что ты бросила работу, предназначенную специально для тебя работу? И, что еще хуже, оставила и Берту, и меня в ужасном состоянии, когда собрала вещички и сбежала в наше отсутствие? Не оставила ни записки, ни даже номера телефона, по которому можно связаться с тобой, — мрачно закончил он.
    Матильда вызывающе вскинула голову.
    — Мне пришлось уйти, потому что Берта наконец-то вытащила скелет из шкафа.
    — Ты отлично знаешь, что Берта ни при чем! — воскликнул Чарлз.
    — Конечно, знаю.
    — Тогда сейчас самое время убедить ее в этом. Потому что она уверена в обратном. Ты, Тилли, причинила моей жене немало горя.
    Она помрачнела и опустила взгляд.
    — Мне очень жаль. Скажи Берте, что я ни в чем ее не виню. — Тут Матильда снова вскинула глаза и в упор посмотрела на Чарлза. — Но тебя, Чарлз, и всех остальных в семье обвиняю! В том, что держали меня в неведении всю мою жизнь. Как, ты полагаешь, я почувствовала себя, когда внезапно лишилась всего — и прошлого, и личности, всего?
    — Думаю, примерно так же, как и мы, когда ты пропала. И заметь, это твоя подруга Валери, а не ты, позвонила и сказала, чтобы мы не волновались, что ты в полной безопасности.
    — Валери вообще не имела права вмешиваться! — воинственно заявила Матильда. — Из-за этого мы поссорились и я решила не оставаться у нее, как собиралась раньше. И тут мне пришло на ум, что я могу еще больше досадить тебе, если стану работать прямо тут, в Форт-Норте, а не в Далласе. Тебе будет невыносима сама мысль о том, что Матильда Бэллистен стоит у плиты в ресторане и жарит проезжим гамбургеры.
    — Пока Барби не позвонила мне и не сказала, что ты обратилась к ней в поисках работы, я думал, что ты живешь у Валери. Пусть, решил я, спокойно обо всем подумает, выпустит пар. А ты вместо этого сняла грязную лачугу и встала у плиты в придорожном ресторане. И все потому, что я назвал тебя испорченной, избалованной девчонкой, которой пора вырасти и начать считаться с чувствами других, — заявил Чарлз. — Благодарение Господу, хоть родители не присутствовали при этой сцене.
    Матильда задрожала.
    — В этом-то все и дело, Чарлз. Они мне не родители! — в ярости воскликнула она. — Всего месяц назад я думала, что я их дочь, твоя сестра. А теперь… теперь я даже не Бэллистен по праву рождения! Так, какой-то приблудыш…
    — Не смей! — крикнул Чарлз.
    — Мне должны были сказать правду, — упрямо заявила она.
    — Да, согласен. Мы все согласны. — Чарлз прошел в кухню и устало опустился на стул. — Но это должны были сделать мама и отец. А они все откладывали и откладывали, ждали подходящего момента. Когда же он пришел, их не оказалось здесь, чтобы собрать и склеить осколки. Но ты не какой-то приблудыш, как выразилась…
    — Ты сказал мне, что моей матерью была, — перебила его Матильда, — Сибилл Треннерт, лучшая подруга ма… Мисс Сибилл Треннерт. А кто же тогда был моим отцом? Или она и сама не знала? Кто я такая: дитя, зачатое в пробирке, или плод любви, результат легкомысленно проведенного уик-энда?..
    — Довольно! — заорал Чарлз. — Ты не смеешь так говорить о Сибилл! Не смеешь, слышишь?
    — Прости, — пристыженно пробормотала Матильда. — Расскажи мне о ней, Чарлз. Ты ведь помнишь ее?
    Глаза его потеплели, так же как и голос, когда он заговорил:
    — Мисс Сибилл действительно была лучшей маминой подругой. И я отлично ее помню. Она жила на соседнем ранчо и часто приезжала к нам, привозя нам, малышам, подарки. Солнечная она была женщина, царство ей небесное. Я ее просто обожал. Да что я, все мы. А потом она стала приезжать все реже и реже, пока не перестала вовсе. И это по времени совпало со смертью дяди Фила, единственного двоюродного брата папы. А спустя несколько месяцев ма получила от нее записку с просьбой приехать. Тогда мисс Сибилл все и рассказала ей. Оказывается, они с дядей Филом были безумно влюблены друг в друга, но не могли пожениться, потому что тот был женат. Когда он умер, она тяжело заболела от горя и тоски, да так и не оправилась. Она призналась маме, кто был отцом ее будущего ребенка, и попросила воспитывать ее дитя как свое, потому что не сомневалась, что умрет во время родов…
    Но случилось иначе, Тилли. За три недели до родов она впала в беспамятство, потом отключился мозг. Врачи искусственно поддерживали в ней жизнь, чтобы ребенок, ты, Тилли, родился нормальным. Благодаря им, маминому терпению и деньгам отца, который не моргнув глазом пошел на сумасшедшие затраты, на свет появилась ты, Матильда Бэллистен! Сейчас здоровая двадцатилетняя женщина и жутко избалованная, взбалмошная девчонка, которая так и не научилась считаться с чувствами других людей.
    — Выходит, мои мать и отец даже не были женаты? Они были любовниками? Значит, я — внебрачный ребенок? Ублюдок?
    — Не смей так говорить! Ты — законная дочь Вельды и Бартона Бэллистен. Ты Бэллистен по праву рождения. Твой отец, отец по крови, тоже был Бэллистен, если тебя не устраивает нынешний. А теперь попробуй назови меня троюродным братом, если у тебя язык повернется!
    — Но мой отец, кровный отец, он был женат! Да как он посмел? И как могла моя мать? Да что…
    — Послушай, Тилли, малышка моя, теперь, когда ты не одна и в твоей жизни появился Рэндолф, возможно, ты сможешь лучше понять других. Жена твоего отца была тяжело больной женщиной. Ее парализовало за шесть лет до того, как Фил с Сибилл полюбили друг друга. Шесть лет! Ему было тридцать один, когда он умер, — здоровый мужчина в расцвете сил, и у него не было ни одной женщины до твоей матери. Подумай, Тилли, можешь ли ты спрашивать с человека большего? Он ведь не бросил больную, прикованную к постели женщину. И он не бросил бы и тебя… Бедняга Фил, он даже не знал о тебе!
    Матильда уже не скрывала своих слез. Она припала к плечу Чарлза и обхватила руками его шею.
    — Чарли, ты всегда был, — всхлипывая, пробормотала она, — и всегда будешь моим любимым братом. Только не говори Стэну, ладно? — добавила она, утирая нос.
    Чарлз крепко прижал ее к себе, достал из кармана носовой платок, вытер мокрые лица — ее и свое — и поцеловал в нос.
    — Я люблю тебя, малышка, хотя ты и правда избалованная девчонка. Тебя баловали все, кто мог. Но ты абсолютно законный член семьи Бэллистен и совершенно незаменимый. — Он погладил ее по волосам, взял рукой за подбородок и спросил: — Ну хорошо, Тилли, все прощено и забыто. Теперь мне пора ехать, сегодня мой черед укладывать детей спать. Ну так когда ты возвращаешься в контору?
    — А я еще нужна тебе?
    — Конечно, я же сказал тебе! А я никогда не вру!
    — А кто была та девица у телефона?
    — Временная барышня, которую прислали из агентства. Кстати, временная обходится мне вдвое дороже, чем постоянная. Но я иду на затраты лишь бы сохранить место за тобой!
    — В таком случае мне лучше поскорее вернуться в контору и привести дела в порядок до возвращения ма, — Матильда поколебалась, нерешительно взглянула на Чарлза. — Или мне надо теперь называть их Вельда и Бартон?
    — Попробуй, если хочешь разбить им сердце! — рявкнул он, потом наклонился и поцеловал бархатистую щеку младшей сестры. — Давай, Тилли, разберись в своих чувствах и возвращайся быстрее. Я жду тебя на работе в понедельник, если только не увижу раньше. На что искренне рассчитываю, — добавил Чарлз и еще раз поцеловал ее.
    — Спасибо, Чарли. А как дети? Том, Лилиан, Морин?
    — Здоровы и все время спрашивают о тебе. Даже малышка Морин лепечет все время: Тили-Тили.
    — Я заезжала в субботу повидать вас, — призналась Матильда. — Но никого не было дома.
    — Черт, вот незадача! Мы ездили навестить родителей Берты. — Он снова схватил Матильду в охапку, прижал к себе и покачал. — Ну-ну, не плачь, маленькая моя. Время возвращаться домой. Мы все соскучились по тебе, не сомневайся.
    — Хорошо, Чарли, — пробормотала Матильда, не желая портить момента примирения и рассказывать о том, что, возможно, будет жить с Рэнди. — Поцелуй за меня Берту, и Тома, и Лилиан, а Морин отдельно три раза.
    Он потрепал золотистые волосы сестры, еще раз чмокнул ее в макушку и сказал:
    — Мне пора. — Чарлз пошел к двери, но по пути снова посмотрел вокруг и потряс головой. — И как только ты выискала такую помойку, Тилли?
    — Я потратила три дня, — хихикнула она. — Чтобы заставить тебя пожалеть о тех ужасных словах, которые ты наговорил мне. — Она улыбнулась сквозь снова навернувшиеся слезы. — Спасибо, Чарли, что пришел.
    — Знаешь, я бы давно это сделал, но Берта убедила меня, что тебе нужно дать время остыть. И оно только что истекло.
    Закрыв дверь за любимым братом, Матильда опустилась на стул, положила голову на скрещенные руки и так сидела некоторое время, ощущая, что тяжелый, давивший на плечи груз наконец-то свалился с них. Заслышав знакомый стук, она вскочила и с горящими глазами порхнула к двери.
    Рэнди в деловом сером костюме вошел в кухню и улыбнулся ей такой странной улыбкой, что Матильда даже не рискнула броситься ему на шею.
    — Привет, — произнесла она упавшим голосом, глядя, как он проходит мимо нее. — Только что ушел Чарлз.
    — Знаю. Я видел его. Надеюсь, все в порядке? — Матильда уставилась на него в изумлении. Вежливый разговор после пятидневной разлуки? — Я смотрю, ты как следует закрыла дверь, — прокомментировал он ее механические действия. — Жаль, что не сделала того же с окнами, — небрежно заметил он, — особенно пока здесь был Чарлз.
    — Но… п-почему?
    Его ответный взгляд был холоден, как айсберг.
    — Я уже собирался войти, когда услышал голоса. А спустя минуту уже пожалел о том, что мне довелось узнать волей случая.
    Матильда смотрела на него с растущим опасением.
    — Я тоже жалею об этом, — выговорила она после напряженной паузы. — Мне хотелось самой рассказать тебе мою жалостную историю.
    Рэнди села на стул. Глаза его были как два кремня.
    — Только вот была бы это та же самая история?
    У Матильды подкосились колени, и она тяжело опустилась на соседний стул.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    — Такова уж человеческая натура, — холодно произнес Рэнди, будто обсуждал некую абстрактную проблему, — что каждый немного искажает правду, подправляя ее сообразно своим целям. Если бы, например, ты стала рассказывать мне о визите Чарлза, то старательно отредактировала бы свою версию и вряд ли упомянула бы об оскорблениях, которыми осыпала своих родителей, кровных родителей, и также опустила бы тот факт, что чуть не свела с ума Чарлза и его жену, сбежав без всякого предупреждения. — Он посмотрел на сгорбившуюся на стуле фигурку с нескрываемым отвращением. — Я полностью согласен с твоим братом, если ты считаешь его таковым. Ты, Матильда Бэллистен, избалованная, испорченная девчонка.
    Она сидела, не веря своим ушам. Потом медленно поднялась, ощущая свинцовую усталость каждой клеточкой своего тела, и сказала:
    — Если ты так к этому относишься, то тебе лучше уйти, Рэнди.
    — О, не волнуйся, я так и сделаю. Но сначала мне хочется задать тебе еще один вопрос. — Он встал и внимательно посмотрел на нее. — Ты испытываешь хоть малейший стыд за то, что причинила столько огорчений любящим тебя людям?
    — Безусловно, — холодно ответила Матильда. — Я сказала сегодня Чарли, что ты мой любовник. Мне жаль, что я поторопилась, потому что это не так, да?
    — До сегодняшнего вечера это было именно так. Но полчаса назад я обнаружил, что той Матильды Бэллистен, которую я любил, да-да, любил, не существует. — Он ожег ее гневным взглядом. — Ты обманывала меня все это время, Тильда, играла на моей искренней симпатии к тебе, намекая на свою несчастную жизнь сиротки при злых родственниках. А оказывается, Чарлз Бэллистен вовсе не злой, преследующий тебя кузен, а любящий брат, которому ты просто плюнула в душу. Какого черта ты лгала мне? — встряхнув ее за плечи, спросил Рэнди.
    — Я не лгала! Я недоговаривала! Посторонним рассказывают не обо всем, что происходит в семье.
    — Спасибо за комплимент. Посторонний или нет, но я хочу знать о Бэллистенах все.
    — Да какое тебе теперь дело? — возмутилась Матильда.
    — Думаю, я имею право услышать обе стороны.
    — Здесь нет никаких сторон… Ладно, — неожиданно сдаваясь, ответила Матильда. — В конце концов плевать, что ты будешь обо мне думать. Итак, мои мама и папа, те, которые воспитали меня, когда…
    — Это я уже слышал, — перебил ее Рэнди.
    — Так вот, мама и папа, Вельда и Бартон Бэллистен. Чарлз их старший сын, за ним идет Стэнли и еще моя сестра Лора. Стэнли женат на Полли, у них двое мальчишек. А Лора, о, Лора вышла замуж за арабского шейха и теперь разъезжает с ним по всему миру. У них пока тоже всего двое детей, но девочки, так что Абдулл на этом ни за что не успокоится. Это все. Династия Бэллистенов в полном составе.
    — Не совсем так, — напомнил ей Рэнди. — Ты оставила за скобками свою скромную особу.
    — Моя особа столь скромна, что не заслуживает отдельного упоминания. Кроме того, ты уже все обо мне знаешь. Матильда Бэллистен, младшая из всех и Бэллистен вдвойне — и по праву рождения, и по закону. — Она безрадостно усмехнулась и продолжила, покосившись на сурового гостя: — О, мое детство было не менее, а даже более идилличным, чем твое. А когда я достигла подросткового возраста, то в отличие от сверстников никогда не пробовала наркотиков, не целовалась с мальчишками на заднем сиденье машины и не бунтовала против семьи, как некоторые мои подруги. Не было повода. Родители не волновались, глядя на толпы моих поклонников, считая, что в их количестве залог моей безопасности. Но вот несколько недель назад Берта, жена Чарлза, случайно проговорилась о тайне моего рождения. Я взбесилась и набросилась на Чарлза. Остальное тебе известно.
    Когда они отправились на следующий день на пикник, я отговорилась головной болью и осталась дома. Упаковала сумки, поцеловала на прощание кошку Матильду и уехала, не оставив ни записки, ни номера телефона. Я отправилась в Даллас, нашла Валери на работе и поехала с ней домой. Но она, тайком от меня, позвонила Чарлзу и предупредила его, что со мной все в порядке и я у нее. Я жутко разозлилась, узнав об этом, и уехала не попрощавшись. Здесь, в Форт-Норте, я сняла эту конуру и нанялась на работу к Барбаре. Чтобы наказать членов моей семьи за то, что они оказались не теми, за кого я их принимала.
    — Едва ли ты можешь рассчитывать на мою симпатию, — помолчав, сказал Рэнди. — Ты обвела меня вокруг пальца, как опытный шулер, всхлипывая по поводу своего сиротского детства, отсутствия друзей и жестокого Чарлза.
    Матильда не спорила, она знала, что он прав. Ей хотелось сейчас только одного: скрыться от его обвиняющих глаз в спальне и позволить ему уйти. Но Рэнди не выказывал намерения немедленно удалиться, поэтому она сообщила ему о том, что до сих пор не получила ответа из «Биомед фармасьютикал».
    — Но Чарлз в этом не виноват. Хотя сначала я подумала на него. — Матильда взглянула на Рэнди с ледяной улыбкой. — Так что, очевидно, это ты позабыл замолвить обо мне слово. Но не беспокойся. Теперь это не имеет значения.
    — Я и не думаю, что это будет имеет значение, но все-таки не забыл, — отрезал он. — Ты получишь известия завтра утром.
    Матильде внезапно так захотелось, чтобы он ушел, что она с трудом удержалась, чтобы не вытолкнуть Рэнди в уже открытую дверь.
    — Спокойной ночи, — вежливо произнесла она. — Теперь, когда знаешь всю правду и больше не находишь меня привлекательной, тебе нет смысла задерживаться в моей конуре.
    — Да, ты действительно не очень нравишься мне в настоящий момент. Но беда в том, что, несмотря ни на что, я все же хочу тебя.
    Рэнди повернулся, с силой притянул ее к себе и поцеловал. Однако Матильда была в такой ярости, что сжала губы и стояла холодно-неподвижно, пока он не отпустил ее.
    — Что ж, тогда спокойной ночи.
    Она не шевельнулась, и спустя минуту взаимного ледяного молчания Рэнди повернулся и спустился с крыльца. Когда он сел в машину и завел мотор, Матильда закрыла дверь, заперла ее на все замки и плюхнулась на ближайший стул. Ноги отказывались держать ее, а голова была пуста, как кастрюля после праздничного обеда.
    Ей столько всего еще предстояло сделать, прежде чем вернуться домой, в «Белые сады». Собрать немногочисленные пожитки, выбросить купленные для торжественного ужина продукты, дождаться утренней почты на случай, если «Биомед фармасьютикал» все же откликнется. А до этого еще попытаться хоть немного поспать.
    Закончив с делами, Матильда оглядела дом и горестно усмехнулась. Она покидала его в существенно лучшем состоянии, чем когда въехала месяц назад. Жаль только, что ее личная жизнь в процессе аналогичной чистки утратила кое-что ценное — Рэнди Фрейзера. Хотя он никогда и не был ее. В конце концов все эти высокие разговоры о любви обернулись старым и хорошо знакомым сексом.

8

    Утро принесло ответ из «Биомед фармасьютикал». Заместитель начальника отдела кадров позвонил и попросил мисс Матильду Бэллистен прибыть на повторное интервью в понедельник утром, в одиннадцать часов. С ней желает побеседовать сам глава фирмы. И как бы ей ни хотелось сказать молодому человеку, что она готова послать и интервью, и главу фирмы, и саму фирму куда подальше, Матильда вежливо поблагодарила и пообещала прийти.
    Потом раза два дошла до машины, нагруженная теми немногочисленными вещами, что принадлежали в этом доме лично ей, заполнили ими просторный багажник «шевроле», вернулась в кухню и позвонила в «Белые сады».
    — Берта, это ты? — сказала Матильда внезапно дрогнувшим голосом.
    — Тилли? О, Тилли… — раздалось в ответ. — Господи, малышка, ты даже не представляешь, как я счастлива слышать твой милый голосок. Когда Чарли рассказал о вашем разговоре, я плакала, правда, когда узнала, что ты приезжала и не застала никого дома. Тилли, где ты? Когда вернешься домой?
    — Как насчет прямо сейчас? Тебе удобно? — спросила Матильда, глотая слезы облегчения.
    — Прекрасно, дорогая! — воскликнула Берта. — Я позвоню Чарли, и… Нет, лучше ничего не будем ему говорить, а приготовим праздничный ужин и устроим сюрприз, — ликующе произнесла она, потом немного помолчала. — Тилли, ты не поверишь, но я отдала бы…
    — Не надо, Берта, пожалуйста, — перебила ее Матильда. — Ради Бога, не вини себя. Мне давно пора было все узнать, я уже большая девочка.
    — О, я согласна целиком и полностью. Мне просто безумно жаль, что узнала ты именно от меня.
    — А мне жаль, что я вела себя как капризная, избалованная девчонка и заставила тебя волноваться. И еще я очень тосковала по детям… Как они? — спросила Матильда, заслышав шум и крики.
    — Ты слышишь как? Что, все еще хочешь возвращаться? — засмеялась Берта.
    Тепло голоса и радость, проявленная невесткой, когда она услышала ее, улучшили плохое настроение Матильды. И, усевшись за руль своего «шеви», она попыталась выкинуть из головы Рэндолфа Фрейзера. Ей и раньше случалось подолгу отсутствовать дома — когда была в колледже или на каникулах в Европе, — но никогда раньше возвращение в «Белые сады» не было таким мучительно-радостным, как сегодня.
    У малого, так называемого Младшего, дома еще шли работы. Его готовили к возвращению ее родителей. Каковыми они и являются, хлюпая носом, поняла Матильда. Да, Вельда и Бартон Бэллистен — ее настоящие родители, единственные, которых она знала все двадцать лет своей жизни, и надо только радоваться, что ей так повезло с ними. Она уже примирилась с мыслью, что ее биологическая мать — покойная подруга мамы. Но вот откровение, что ее отцом был единственный покойный кузен па, женатый мужчина, принять было труднее. Хотя все же настоящий ее папа, любимый милый папа, — это Бартон, тот самый, который не пожалел денег, чтобы она появилась на свет полноценным доношенным ребенком.
    Матильда подъехала к парадному входу, выключила двигатель и тут же была атакована любимыми племянником и племянницей — Томом и Лилиан. Крошка Морин важно восседала на руках матери и, задумчиво глядя на Матильду, сосала крепко сжатый кулачок.
    — Тилли, Тилли, где же ты была? — закричал шестилетний Том, прыгая вокруг нее и сияя, как медный таз. — Иди скорее играть!
    — Сначала поцелуй меня крепко-крепко, и ты, Лилиан, тоже, — засмеялась молодая тетка, присев на корточки и приняв обоих ребятишек в широко распахнутые руки.
    После объятий и поцелуев она, изрядно потрепанная, подошла к Берте, ущипнула нежную щечку малышки и смущенно произнесла:
    — Блудная дочь возвращается домой.
    — Самое время, — засмеялась невестка, новая беременность которой уже становилась заметной, потом неэлегантно шмыгнула носом. — Тилли, брось вещи, разгрузим потом, — сказала она, когда та повернулась к машине. — Лучше иди в дом и расскажи про этого своего любовника.
    — Что такое «любовник»? — поинтересовался Том, услышав незнакомое для себя слово.
    — Это человек, который любит нашу Тилли очень сильно, ну вот как мы — тебя, — сказала его мать, потрепав светлые волосенки сына, и спустила на землю Морин. — Ну-ка, маленькая, покажи тете свой новый фокус.
    Морин помедлила и сделала несколько крошечных, неуверенных шажков, затем покачнулась, плюхнулась на пухлую попку и просияла.
    — О, Мори, — захлопала в ладоши Матильда, — какая ты умная девочка!
    — Она делает это уже целую неделю, — гордо сообщила четырехлетняя Лилиан.
    — Как же долго меня не было! — воскликнула Матильда и подхватила младшую племянницу на руки.
    — Слишком долго, — ответила Берта и повела ее в кухню, светлую, просторную, с большим обеденным столом. — Я все еще никак не привыкну к габаритам, — сказала она, наливая в чайник воды. — Тут так много места, особенно после Младшего дома.
    — Там стало совсем тесно, уже когда Морин родилась, а уж со следующим наследником и вовсе было бы не повернуться.
    — Знаю, знаю. Но это мой первый дом, где мы жили с Чарли, и мне было безумно жаль покидать его, даже ради такого великолепия. — Она заняла малышку яблоком и пристроила Лилиан и Тома за детским столиком, предложив им по груше, книжке-раскраске и набору карандашей на двоих. — Это вам, а мне надо поговорить с Тилли.
    Пока Берта занималась малышами, ее невестка заварила кофе, разлила его по чашкам и расставила на столе, добавив в каждую по ломтику лимона.
    — Все готово, — сообщила она, когда Берта освободилась. — Хотя, может, мне и не стоило позволять себе такую вольность. Теперь ты — хозяйка дома.
    — Не глупи. Как бы то ни было, кто бы где ни жил, а этот титул принадлежит и всегда будет принадлежать Вельде. — Берта взглянула на Матильду и спросила напрямик: — Раз уж разговор зашел о родителях, что мы будем делать по поводу твоей маленькой эскапады? Ты собираешься рассказать им?
    — Обязательно! Я по горло сыта тайнами.
    — А если бы это они посвятили тебя в обстоятельства твоего рождения, ты и тогда сбежала бы?
    Матильда скорчила гримасу.
    — Учитывая мой вздорный характер, с легкостью допускаю это.
    — Знаешь, Чарли готов был силком притащить тебя обратно, когда ему позвонила Барбара. А я сказала, что если бы оказалась на твоем месте, то мне бы понадобилось больше времени, чтобы прийти в себя и все переварить. Я правильно сделала, что удержала его?
    — Безусловно, Берти. Какими бы ужасными ни были эти последние недели, мне необходимо было это время, чтобы разобраться и в себе, и во всех остальных.
    — Чарли быстро узнал, когда ты сняла дом, и сразу поехал взглянуть на него. — Берта усмехнулась воспоминанию. — Что, он правда был таким ужасным, как живописал мой муженек?
    — Думаю, даже хуже, — хихикнула Матильда.
    Берта покачала головой, намазала булочку апельсиновым джемом, протянула ей и спросила:
    — А кто он такой, этот твой любовник?
    — Теперь уже неважно, — ответила Матильда. — Он лишил себя этого звания. — Она тяжело вздохнула и заявила: — В жизни больше не вымою ни одного окна!
    — Поясни, пожалуйста, — попросила изумленная Берта.
    — Когда мне все не отвечали и не отвечали из той фирмы, куда отправила резюме, то я решила, что виной тому Чарли, и так обозлилась, что затеяла мытье окон во всем доме, чтобы не взорваться от злости. А потом не до конца закрыла одно, и Рэнди подслушал мой разговор с Чарли. — Она вкратце описала, что собой представляет мистер Фрейзер, и призналась, что старательно скрывала от него свое прошлое и все касающееся семьи. — А вчера вечером он узнал, что я не несчастная сиротка, а любимое и балованное чадо большого и обеспеченного семейства.
    — Ты… ты влюблена в него, Тилли? — с сочувствием заглянула ей в глаза Берта.
    — К несчастью, да. Но переживу это. — Матильда вскочила. Ей не терпелось повидать свою любимицу-тезку, а потом отправиться с детьми в сад.
    — Возвращайтесь к ланчу! — крикнула ей вслед Берта. — Кстати, у тебя в комнате открытки и письма от Вельды и Бартона. Пока тебя не было, они звонили несколько раз, и Чарли, чтобы не огорчать их, сказал, что вы с Валери отправились в маленький автовояж по Калифорнии.

    Когда Чарлз вернулся тем вечером домой, навстречу ему вылетела его любимая младшая сестренка — он никогда не думал и не будет думать о Матильде как-то иначе — и с радостным воплем повисла на шее.
    — Я вернулась! — И она поцеловала его в чуть колючую щеку.
    — Благодарение Господу! — Он потрепал ее золотистые волосы и вернул поцелуй. — Меня в кошмарных снах преследовала твоя хибара.
    Матильда умоляюще посмотрела на него.
    — Чарли, я счастлива, что снова дома, но, думаю, лучше сразу признаться тебе. Единственный плюс моей выходки в том, что я совершенно точно поняла: пора становиться на ноги. Маме и папе это наверняка не понравится, но я хочу жить в городе, в своей квартире.
    — Если она будет приличнее той грязной конуры, я переживу это. И они тоже, когда привыкнут, — заверил ее брат.
    — Не хочу, чтобы ты поняла меня превратно, Тилли, — приняла участие в разговоре подошедшая к ним Берта, — будто нам хочется от тебя избавиться, но по собственному опыту скажу, что это здорово. Тебе действительно пора начинать жить отдельно.
    Подбежавший к отцу Том с ходу сообщил:
    — Папа, а у Тилли есть любовник!
    Берта виновато посмотрела на невестку, подхватила сына и передала его Чарлзу, который прилагал все мыслимые усилия, чтобы не расхохотаться.
    — Обещаю впредь держать свой большой рот на замке, — ни к кому особенно не обращаясь, сказала Берта.
    Том повернулся и с интересом взглянул на нее.
    — Но у тебя совсем не большой рот, мама.
    — У каждого свое мнение, — пробормотал себе под нос Чарлз и понес сына в дом, откуда уже выбегала его дочь.
    Матильда усмехнулась.
    — Пойду переоденусь к обеду, — сказала она ему в спину.
    Она поднялась в свою старую спальню на третьем этаже, где спала всю свою жизнь. Приняв душ и надев свежую рубашку, Матильда решилась наконец взглянуть на автоответчик. Красная лампочка не моргала — значит, никто не звонил и не хотел что-нибудь передать ей. Тяжело вздохнув, она спустилась вниз и вызвалась почитать детям на ночь, чтобы дать возможность их родителям побыть хоть несколько минут наедине. Крошка Морин уже спала, и Том и Лилиан так устали за день, что довольно скоро последовали ее примеру.
    Она постояла несколько минут, глядя на них и наслаждаясь тем, что снова дома, потом спустилась вниз, чтобы рапортовать о своем успехе, и застала Чарли и Берту тесно прижавшимися друг к другу.
    — Эй, Тилли, не уходи! — крикнул Чарлз попятившейся было Матильде и отпустил порозовевшую то ли от смущения, то от чего-то еще жену. — Ты, наверное, придушила этих бандитов — такая стоит тишина.
    — Вы, милая парочка, наверное, не заметили, сколько времени прошло, но я читала не меньше сорока минут, — сообщила Матильда. — Они спят.
    Берта благодарно улыбнулась, потом пошла взглянуть на детей, предоставив брату и сестре возможность поговорить.
    — Ты в порядке, Тилли? — беспокойно вглядываясь в нее, спросил Чарлз. — Берта сказала, ты рассталась с Фрейзером.
    — Нет, это он расстался со мной. Он подслушал наш вчерашний разговор, и кое-что из услышанного заставило его отвернуться от меня.
    — Если он сделал тебе больно, я изобью его!
    — Очень мило с твоей стороны. Но я отлично справлюсь сама, если такая необходимость возникнет.
    — Как обычно! — расхохотался Чарлз. — Ладно, пойду попробую оторвать свет моих очей от наших отпрысков и уговорить пообедать. Умираю, есть хочу.

    Уик-энд в «Белых садах» прошел быстро и приятно, совсем не так, как тянулся бы в снятом ею доме. Чарлз свозил Матильду на конюшню, показал купленного в ее отсутствие жеребца. Потом она позвонила и поговорила со Стэном и Лорой, которые согласно сухим фактам были ее троюродными кузенами, а на самом деле — любящими и родными братом и сестрой. Чарлз поставил обоих в известность о том, что устроила их младшенькая своевольная сестра, и, заканчивая разговор, Лора просто сказала:
    — Не знаю, что взбрело тебе в голову, Тилли. Я лично, хоть и знала о «тайне твоего рождения», но воспринимала это как что-то абстрактное, не относящееся к тебе. Ты всегда была моей сестренкой, и никогда я не думала иначе. Скорее всего, не случись Берте проболтаться, все рано или поздно вообще забыли бы об этом.
    Матильда положила трубку, ощущая на душе тепло, как от мягкого пушистого котенка, почти такого же, как ее любимица, что на радостях провела ночь в ее кровати. И чтобы поддержать это ощущение, вернее еще улучшить его, позвонила Валери.
    — Я умоляю тебя о прощении, — без всяких предисловий заявила она.
    И услышала в ответ хлюпанье носом. Валери переживала их разлад не менее тяжело, чем Матильда. Положив трубку спустя час, она чувствовала себя счастливой. Почти…

    К искреннему удивлению Чарлза, Матильда настояла на том, что явится на повторное интервью в «Биомед фармасьютикал». И в понедельник, в половине девятого, одетая в свой лучший шелковый костюм, она отправилась с ним в город и час провела в конторе, тепло встреченная персоналом. Матильда разложила по ящикам письменного стола в своем личном кабинете — комнатушке пять на пять футов — нужные мелочи, проверила, хорошо ли работает телефонная станция, расставила на полках толстые папки со сведениями о новых перспективных клиентах и покинула контору ровно в десять тридцать.
    Поставив свежевымытый «шевроле» в подземном гараже, Матильда без пяти одиннадцать появилась возле охранника и представилась. Ожидая, когда за ней придут, она размышляла о причинах второго интервью — уж не Рэнди ли тому причиной? — и о том, зачем все же явилась, хотя в работе больше не нуждается. И призналась себе, что приехала, только чтобы заявить, что она, Матильда Бэллистен, не нуждается в его одолжениях.
    На этот раз за ней спустилась дама лет тридцати с небольшим и повела Матильду к лифту, а потом через уже знакомый, гудящий от постоянных звонков зал. Та изо всех сил вертела головой, пытаясь заметить Рэндолфа Фрейзера, но безуспешно. Может, отошел куда-нибудь, уныло подумала она. Ее план величественно проследовать мимо него, погруженного в работу, даже не замечая, потерпел фиаско. Если бы она заранее знала, что будет именно так, то ограничилась бы вежливым отказом по телефону.
    Секретарша провела Матильду мимо кабинета мистера Парсона и постучала в следующую большую дубовую дверь.
    — Мисс Бэллистен, — провозгласила она, распахнув ее, и пропустила Матильду внутрь.
    Та вошла и ощутила, как забилось сердце — быстрее, еще быстрее и еще… Навстречу ей из-за огромного стола красного дерева поднялась знакомая фигура. И сразу разделяющие их футы показались милями, которые ей предстояло преодолеть, прежде чем оказаться перед ним.
    — Доброе утро, — вежливо произнес Рэндолф Фрейзер, указывая на кресло для посетителей. — Присаживайся, пожалуйста.
    Матильда с трудом заставила себя прошагать вперед и послушно опустилась в кресло, скрестив длинные стройные ноги.
    — Ты удивлена, — констатировал Рэнди, с трудом отрывая от них взгляд, чтобы посмотреть ей в лицо.
    Она кивнула.
    — Я сдержал свое слово и поговорил о тебе с Роном Парсоном. — Он слабо улыбнулся. — Но сказал, что второе собеседование проведу сам.
    — Понимаю, — протянула Матильда. О да, она прекрасно его понимала. Он решил отплатить ей за все.
    — Но, — продолжил Рэнди, — я так понимаю, ты больше не заинтересована в работе.
    — Да, не заинтересована, — вежливо ответила она.
    — Тогда почему пришла?
    — Из любопытства.
    — Даже если не нуждаешься в работе и не хочешь ее?
    — Верно.
    Они молча глядели друг на друга. Матильда намеревалась смотреть на него, пока он не заговорит, но в конце концов не выдержала и, поднявшись с кресла, начала:
    — Полагаю, больше нам не о чем…
    — Сядь, пожалуйста, — произнес он так властно, что она невольно подчинилась. — Разве ты не собираешься спросить, почему я вводил тебя в заблуждение по поводу своей работы?
    — Ты не вводил. Ты сказал, что занимаешься выпуском лекарственных препаратов, а так оно и есть.
    — Причем весьма успешно, — заметил он. — Местное отделение — мое детище, но головной компанией в Хьюстоне я владею не один. Именно об этом я и собирался рассказать тебе, когда вернусь из командировки, но в свете сложившихся обстоятельств передумал.
    — Понимаю, — снова повторила Матильда, с любопытством глядя на него. — У тебя были какие-то особые причины скрывать это?
    — Да. — Рэнди откинулся на спинку высокого кожаного кресла и расслабился. — Агнесс и пара ее предшественниц находили мои деньги много привлекательнее меня самого. Вот я и решил повести себя с тобой по-иному и умолчать о фирме. — Он сверкнул на нее угольками глаз. — Так же, как и ты забыла упомянуть, что твоя зарплата за работу в ресторане не единственное средство к существованию.
    — В тот момент это было именно так.
    — Но суть в том, что мотивы твоего поведения были сходны с моими. Добиться, чтобы тебя ценили за то, какая ты есть.
    — Вовсе нет. — Матильда жестко улыбнулась. — Я привыкла, что меня любят независимо ни от чего. А вот все твои разговоры о том, что ты хотел бы, чтобы тебя любили не ради твоих денег, сущий вздор! Когда ты увидел мой дом, то перепугался, как бы я не начала просить тебя приютить меня, если ты расскажешь правду о себе.
    — Ты не права, решительно не права. — Рэнди недовольно поморщился. — Мне волновала лишь твоя любовь…
    — Так я и поверю, — горько усмехнулась Матильда и встала. — Все эти твои уроки свелись к банальному сексу… Кстати, по мнению мистера Парсона, я подходила для этой работы?
    — Безусловно. — Он тоже поднялся и обошел вокруг стола. — Рон был глубоко впечатлен тобой, да и отзывом твоего бывшего работодателя тоже. Но последнее слово при найме на работу сотрудников всегда остается за мной.
    — Которое в моем случае — бесспорно «нет»!
    — В виду наших бывших с тобой отношений возможен только такой ответ. Даже если бы ты оказалась той несчастной, лишенной друзей и средств к существованию сиротой, которой представлялась.
    Глаза Матильды превратились в лед.
    — Понимаю, — в третий раз сказала она. — Большому боссу не годится спать с простой служащей.
    — Что-то вроде того, — спокойно ответил Рэнди, хотя Матильда почувствовала, что ее удар попал в цель. — Но имелось в виду жить, а не спать.
    — Да, тебе было бы страшно неловко на рождественских вечеринках, — кивнула она и вопросительно приподняла бровь. — Да, кстати, почему меня пригласили сегодня? Вежливого письма или звонка было бы достаточно… — Матильда запнулась, потом драматично хлопнула себя ладонью по лбу. — Ну конечно, какая же я дура! Ты просто хотел показать мне, что ты тут главный, а не один из многих.
    — Увы, это неблагородно, но именно так, — с раскаянием ответил Рэнди.
    — Отлично, мистер Фрейзер. Считайте, что вам удалось добиться нужного впечатления.
    Его взгляд приковал Матильду к месту и заставил забеспокоиться.
    — Еще минуту. Прежде чем уйдешь, скажи, почему ты солгала мне о своей семье?
    Она пожала плечами.
    — Так же, как и ты, я на самом деле не лгала. В то время я пребывала в шоке, спустя двадцать лет узнав правду о своем рождении. Точнее, пока Чарлз не пришел ко мне, я даже не знала ее всю, полностью. — Следующие слова Матильда произнесла с металлической жесткостью в голосе. — Надеюсь, я могу рассчитывать, что ты сохранишь в тайне то, что узнал?
    — Ну, если тебе кажется необходимым спрашивать об этом, то отвечать совершенно бессмысленно, — холодно отрезал Рэнди.
    — Тогда я буду считать, что да. А теперь, когда мне известно, какой ты занятой человек, позволь откланяться.
    Матильда одними губами улыбнулась ему и пошла к двери. Но он оказался там раньше нее, заслонил собой выход и, к крайнему ее возмущению, заключил в объятия и впился в ее губы поцелуем.
    — Прощай, Тильда, — сказал он, отпуская ее. — Или ты теперь снова Тилли?
    — Естественно. — И вместо того, чтобы изо всех сил ткнуть его кулаком в нос, она одарила его ледяной улыбкой. — Но только для самых родных и любимых.

9

    Матильда полагала, что быстро оправится от расставания с Рэнди, забудет о своем чувстве к нему. Пребывание дома обязательно поможет этому, и напряженная работа тоже. Племенной завод Бэллистенов готовился принять участие в майской конной ярмарке, и она помогала оформлять документацию, приглашать гостей, обзванивать перспективных покупателей.
    На самом же деле все это мало поддерживало ее. Матильда поняла, что решение явиться на второе собеседование было колоссальной ошибкой. Тупая боль сжимала сердце, дни, несмотря на ее лихорадочную активность, тянулись медленно. Только ежевечернее общение с детьми да помощь в подготовке Младшего дома к возвращению родителей помогали на время забыть о тоске.
    Наконец наступил день открытия ярмарки. И утром, почти перед самым отъездом, Чарлз вышел к завтраку мрачнее тучи. Он сообщил Матильде, что рассчитывает на ее помощь.
    — Когда начнутся торги, я прошу тебя стоять рядом с распорядителем аукциона и представлять наших лошадей. Я планировал, что этим будет заниматься Билл, но он умудрился вчера свалиться с лошади и сломать ногу. Ты моя единственная надежда, Тилли. Остальные будут при лошадях, а мне придется встречать нью-йоркских клиентов. Не бойся, малышка, ты справишься. Вот бумаги, но ты сама, славу Богу, отлично все знаешь.
    — Но как же, Чарли… — запинаясь, начала потрясенная Матильда, — как я смогу? Ведь там же будет столько народу…
    — И это говорит моя сестренка сорвиголова? — усмехнулся Чарлз. — К тому же я вспоминаю один вечер, проведенный мною в «Барбар бургер»…
    — Ладно-ладно, — уступила Матильда, вспомнив, как выступала на крошечной ресторанной сцене. Действительно, там она нашла в себе достаточно смелости, чтобы выручить Барби, а сейчас ее помощь требовалась любимому брату, которому она недавно причинила столько огорчений.
    Она побежала наверх и внимательно оглядела себя в зеркале — не хватало еще опозорить имя Бэллистенов. Но ее наряд был безупречен, макияж свеж, прическа — выше всяких похвал.

    Подъезжая к сооружению, где проводился аукцион, Матильда совершенно по-новому воспринимала возбужденную толпу, гомонящих детишек, серьезных, чопорных бизнесменов и заводчиков. Все эти люди будут смотреть на нее среди бела дня, и от нее, возможно, будет зависеть исход многотысячных сделок.
    Она прошла в конюшни, еще раз посмотрела на своих питомцев, заметила Чарлза в светлом льняном костюме, сопровождающего двух пожилых господ, раскланялась с ними и вышла на крытую площадку, куда будут выводить лошадей. На специально построенное возвышение уже поднялся Орнелл Визл — аукционист, на весь Северо-Восточный Техас знаменитый своей способностью взвинчивать цены до небывалых высот и исключительной белозубой улыбкой. Матильда подошла к нему, представилась и сказала, что будет сопровождать продажу лошадей с племзавода Бэллистенов.
    — Ну, уж не знаю, мисс, будет ли это помощью, — продемонстрировал знаменитую улыбку Орнелл. — Боюсь, покупатели буду глазеть на вас, позабыв о лошадках.
    Матильда была польщена и почувствовала, как мгновенно испарилось все ее напряжение и смущение. Рядом с таким доброжелательным человеком все сразу показалось много проще.
    Торги начались.
    Первый лот… второй, пятый… И тут Матильда заметила среди потенциальных покупателей Фрейзера. Когда она представила роскошного серого в яблоках двухлетку, своего любимца, он вступил в торг и повышал ставку до тех пор, пока остальные конкуренты не сдались. Серый в яблоках ушел втрое дороже, чем рассчитывал Чарлз.
    Ни яркое майское солнце, ни гул толпы, ни суета торгов больше не трогали Матильду. Она не ощущала ни волнения, ни удовольствия, ни гордости за семейное дело, только боль и горечь. Проклятье, ведь у них даже на лошадей вкусы совпадают! Почему, ну почему все так получилось? Скорее бы все закончилось, думала она, затуманенным взором глядя на происходящее.
    — Ну как, Тилли, устала? — раздался сзади голос Чарлза. Она обернулась и безучастно посмотрела на него. — Неприятный сюрприз, да? Я имею в виду появление Фрейзера.
    — Наоборот, приятный, — через силу улыбнулась она. — Он ведь принес тебе несколько лишних тысяч долларов. Сегодня удачный день, правда?
    — Правда, и ты замечательно справляешься. Я отправил своих гостей, так что теперь могу заменить тебя. Поезжай домой, отдохни, ты достаточно потрудилась. Спасибо, сестренка.
    Матильда с чувством облегчения направилась к парковке, где ее ждал верный «шеви».
    Но, как выяснилось, не только он. Рядом, опираясь на него, стоял мистер Фрейзер. Он был свеж и бодр, что моментально разъярило уставшую и несчастную Матильду.
    — Привет, Тилли, — широко улыбаясь, сказал он, чем довел ее до предельной ярости.
    — Я для тебя не Тилли. И это моя машина, — без улыбки сообщила она.
    — Знаю, поэтому и жду тебя здесь… Тильда.
    — Если ты отойдешь от нее, я смогу поехать домой и насладиться заслуженным отдыхом.
    Увидев, что он не пошевелился, она резко повернулась и направилась к стоящим неподалеку телефонным будкам.
    — Куда ты собираешься звонить? Неужто в полицию? — лениво поинтересовался Рэнди. — Немного круто, особенно если учесть, что я дожидаюсь тут исключительно ради того, чтобы вернуть твою собственность. Впрочем, парням из местного отделения тоже будет интересно взглянуть на нее, — насмешливо заявил он и вытащил из кармана черные кружевные трусики. — Кажется, твои? Размер вроде подходящий. Хотя, конечно, я не настаиваю, может, их еще кто-то позабыл. — Он раскачивал лоскуток ажурной ткани на конце указательного пальца.
    Не удостоив его ответа, Матильда продолжила путь. Тогда Рэнди в два прыжка догнал ее и, схватив за локоть, вынудил вернуться к машине.
    — Я собиралась позвонить не в полицию, а Чарлзу, — возразила она. — Он обещал избить тебя.
    — Это касается только тебя и меня, Тильда, и никак не полиции и не Чарлза, хотя я решительно не понимаю, что он имеет против меня. Я принес ему сегодня не одну тысячу долларов. Кстати, жеребец чертовски хорош.
    — Между мной и тобой больше ничего нет, так что и говорить не о чем, — напряженным голосом ответила Матильда. — Так что хватит болтать и дай мне уехать.
    Глаза Рэнди утратили обычное улыбчивое выражение.
    — Скажи мне, сколько тебе лет?
    Она недоверчиво уставилась на него.
    — Какое тебе дело до моего возраста?
    — Сделай одолжение, скажи.
    — Двадцать, скоро будет двадцать один! — огрызнулась Матильда.
    Рэнди медленно кивнул.
    — Думаю, этим все объясняется.
    — Что ты хочешь сказать? — не поняла она. — Что объясняет?
    — Твое поведение избалованной, вздорной девчонки. — Он снова улыбнулся своей изумительной улыбкой.
    — А сколько тебе лет? — спросила Матильда.
    — На девять больше, чем тебе. Только, к сожалению, они не сделали меня мудрее. В противном случае я не только не остановился бы при нашей первой встрече, а развернулся бы и поехал в другую сторону.
    — Это и сейчас еще не поздно сделать. Я не держу тебя.
    Рэнди смотрел на нее пару минут, потом протянул трусики и сказал:
    — Это твои, Тильда.
    — Знаю.
    — Если тебе это интересно, то они и не могли принадлежать никому другому, — ровным голосом сообщил он.
    — Нет, — ответила Матильда. — Я хочу сказать: неинтересно. — Что было совершеннейшей ложью. Мысль о том, что другая женщина могла раздеваться в его квартире, резала как ножом.
    — Значит, вот как обстоят дела. Что ж, предельно ясно, — небрежно заметил Рэнди.
    — Да. Прощай.
    Матильда взялась за ручку дверцы своего «шеви», рассчитывая, что он отойдет в сторону. Но не тут-то было. Вместо этого Рэнди схватил ее обеими руками и поцеловал с такой неистовой страстью, что она от неожиданности и ярости укусила его за губу.
    Он отскочил, выругался и прижал пальцы ко рту. А Матильда выхватила трусики из его рук, сунула их в сумочку и бросила ему вытащенную оттуда бумажную салфетку.
    — Держи, а то костюм испортишь.
    Но Рэнди уже приложил к кровоточащей губе платок и смотрел, как Матильда садится в машину.
    — Все пошло наперекосяк.
    — Что именно? — спросила она, повернув к нему голову.
    — Я приехал на аукцион в надежде взглянуть на тебя хоть одним глазком, полагая, что ты должна будешь показаться здесь, раз уж Бэллистены выставили на продажу столько лошадей. Но никак не ожидал, что увижу тебя на помосте рядом с распорядителем. Такая красивая, такая целеустремленная и довольная собой… — Он гневно сверкнул глазами. — Хотя ты имеешь на это полное право, мисс Бэллистен. Стоило мне только взглянуть на тебя, и я потерял голову и даже купил жеребца, чего совершенно не собирался делать.
    Матильда недоверчиво посмотрела на него.
    — Ты ничего не перепутал? Не забывай, что я всего лишь «избалованная, вздорная девчонка».
    — Знаю, — с видимым отвращением к самому себе ответил Рэнди. — И я полный идиот, потому что до сих пор безумно хочу тебя.
    — Ха! — Матильда сунула ключ в замок зажигания, включила передачу и рванула с места, обдав его облаком пыли.
    Она ехала в «Белые сады» с нарушением всех возможных и невозможных правил движения и проклинала Рэнди самыми неуместными в устах молодой женщины из приличного семейства словами.
    Приехав домой и переодевшись в привычные мягкие джинсы, почти белые от многочисленных стирок, Матильда собрала детей и пошла с ними и своей любимицей кошкой в сад. Усевшись на траве, прижала к себе крошку Морин, вдохнула исходящий от нее детский молочный запах и немного расслабилась. Прошло минут сорок, прежде чем она достаточно успокоилась, чтобы предстать перед невесткой.
    Берта встретила их на пороге, освеженная короткой передышкой, предоставленной ей Матильдой. Том подбежал к матери и прижался к ней. Лилиан подала голубой колокольчик.
    — Тебе, мамочка.
    — Спасибо, родная. — Берта поцеловала детей, взяла на руки Морин и благодарно взглянула на Матильду. — Как приятно иногда полежать в ванне, — сказала она. — Иди, твоя очередь. У тебя усталый вид.
    — Тяжелый выдался день, — зевнула она. — Но в высшей степени успешный для Бэллистенов.
    — Но не для тебя? — проницательно заметила Берта.
    — Нет. Там был Рэнди.
    — Ого!
    — Кто это — Рэнди? — встрял в разговор Том.
    — Один человек, с которым я раньше была знакома. Он купил у папы серого в яблоках коня.
    — Мы поговорим позднее, — многозначительно произнесла Берта, потом подтолкнула старших детей к лестнице: — Идемте, время купаться.
    За обедом все разговоры крутились вокруг ярмарки и главного события сегодняшнего дня — аукциона и их колоссального успеха. Когда раздался телефонный звонок, Чарлз вышел из-за стола, потом вернулся и сказал, улыбаясь, Матильде:
    — Это тебя.
    — Кто там?
    — Подойди и узнаешь.
    В полной уверенности, что это Рэнди, она взяла трубку… и услышала голос Вельды.
    — Тилли, родная моя, ну как ты? Матильда опустилась на пол рядом с аппаратом.
    — Мамочка, я так соскучилась по тебе!

    Когда она вернулась к столу, Берта с беспокойством посмотрела на ее мокрое от слез лицо.
    — Надеюсь, ты ничего не стала рассказывать ей прямо сейчас?
    — Конечно нет. Но когда услышала ее голос, то разнервничалась. И боюсь, перепугала ее. — Матильда виновато улыбнулась. — Назвала мамочкой.
    Чарлз присвистнул.
    — Да, тогда ма точно перепугалась. Помнится, тебе было лет семь, когда ты заявила, что обращение «мамочка» — это для малышей, а ты уже слишком взрослая для этого.
    — Да, милым ангелочком я была! Оно просто сорвалось у меня с языка, когда я услышала, кто говорит. — Да, потому что она ожидала звонка Рэнди. — Во всяком случае, у нас осталась неделя, чтобы окончательно привести Младший дом в порядок. Они возвращаются в четверг вечером.
    — Ничего, все ремонтные работы уже закончены, так что мы успеем. Все равно ма заставит потом па заново переставлять мебель по ее усмотрению.
    После обеда Матильда посмотрела из окна на затухающий закат и почувствовала, что ей хочется побыть одной.
    — Пойду прогуляюсь, — сказала она Чарлзу. — Дойду до дальнего пастбища, на обратном пути загляну в конюшни…
    Брат с супругой многозначительно переглянулись, но не возразили. Она взбежала наверх, в свою комнату, переобулась в кроссовки и вышла из дому с таким чувством, будто сбегает во второй раз.
    Какая же я неблагодарная, думала Матильда, шагая вслед за заходящим солнцем и глядя на расстилающиеся перед ней поля, на длинные белые изгороди, знакомые с детства. Но, пожив в Форт-Норте самостоятельно, она стала находить постоянное присутствие родственников утомительным. Значит, пришло ее время переезжать и отделяться. Из всех Бэллистенов младшего поколения на ранчо остались только Чарлз да она. Но Чарлз — наследник, ранчо и конюшни принадлежат ему, он не может бросить «Белые сады». Ее второй брат Стэнли и сестра уехали учиться, когда им было по семнадцать, и продолжали строить свою жизнь вне дома. И ей давно пора вылетать из родительского гнезда.
    Матильда шла, глубоко погрузившись в невеселые мысли. Она думала о своей матери, о той, что дала ей жизнь, впервые без горечи, как о несчастной женщине, которая умерла только после того, как доверила свое дитя людям, которые будут любить его как родного. Но если Сибилл умерла от разбитого сердца, то ей жизненно необходимо покрыть свое сердце защитной оболочкой, чтобы больше не переживать муки утраченной любви.
    Вернувшись домой, Матильда сказала Чарли, что пойдет к себе в спальню. Он посмотрел на нее с плохо скрытым подозрением.
    — Надеюсь, ты не собираешься обливать слезами свою подушку в гордом одиночестве?
    — Нет. Я собираюсь забраться в постель с книжкой, включить потихоньку музыку и дать вам возможность насладиться обществом друг друга, — заявила она.
    — Но ты не должна… — начала было Берта, но остановилась и улыбнулась. — Хотя, наверное, тебе хочется побыть одной.
    — Спускайся, если заскучаешь, — предложил Чарлз, но его тон был настолько не похож на обычный спокойный, что Матильда поняла, как он беспокоится за нее.
    — Ладно, — пообещала она. — Заглянуть по пути к ребятам?
    — Не советую, — снова улыбнулась Берта. — Если они проснутся и увидят тебя, то заставят читать не меньше получаса.
    Спустя час она сидела в постели, подсунув под спину большую подушку, и пыталась увлечься новым детективом, когда вошла Берта. Она внесла белый телефонный аппарат из их спальни и протянула клочок бумаги.
    — Вот, твой мистер Фрейзер просит перезвонить по этому номеру. Очевидно, что-то срочное. Чарли сказал, чтобы я подключила телефон в твоей комнате.
    — Я не собираюсь звонить мистеру Фрейзеру ни по этому номеру, ни по какому другому! — заявила Матильда, выскакивая из постели как разъяренная тигрица.
    Но Берта молча пожала плечами и вышла, плотно закрыв за собой дверь.
    Матильда все еще смотрела на до боли знакомый ей номер, написанный рукой брата, когда телефон зазвонил. Она ответила, ожидая услышать голос кого-то из служащих ранчо, которым разрешалось звонить Чарлзу в любое время дня и ночи.
    — Тильда, не вешай трубку! — приказал Рэнди.
    — Что тебе надо? — грубо спросила она.
    — Увидеть тебя.
    — Зачем?
    — Во-первых, чтобы извиниться за свое поведение сегодня днем.
    — Для этого нет необходимости видеться.
    — Мне надо кое-что вернуть тебе.
    — Если это еще какой-то предмет моего туалета, то можешь сохранить его в качестве сувенира.
    — Я имею в виду твою сумочку. Ты умчалась с такой скоростью, что даже не заметила, как уронила ее.
    Матильда скрипнула зубами.
    — Я и сейчас еще не заметила, что она пропала.
    — Когда мы сможем увидеться?
    — Нет необходимости. Ты можешь послать ее на адрес конторы Чарлза.
    — Я предпочел бы передать лично.
    Матильда помолчала, потом, как бы нехотя, уступила.
    — Ну хорошо.
    — Я свожу тебя завтра на ланч…
    — Нет. Я просто увижусь с тобой во время моего перерыва. Ровно в два у входа в парк.
    — Какой парк?
    — Маленький парк около университета, знаешь? Если тебя не будет, я уйду, дожидаться не стану, — предупредила она.
    — Я буду, — заверил ее Рэнди. — И поблагодари за меня Чарлза.
    — Чарлза? За что это? — удивилась Матильда.
    — За то, что согласился выступить посредником, хотя и крайне неохотно.
    — Еще бы. Спокойной ночи. — Матильда положила трубку и пошла к спальне брата, таща за собой длинный шнур. Там горел свет, и дверь была приоткрыта.
    — Чего он хотел? — пожелал узнать Чарлз.
    — Вернуть мне сумочку.
    — Но ты же уезжала сегодня утром с ней, я сама видела, — сказала Берта. — Как она попала к нему?
    Матильда уютно устроилась в большом кресле и описала сцену на парковке после того, как покинула аукцион. Умолчала только о поцелуе и собственной реакции на него.
    — Видела бы ты ее, — сказал Чарлз жене, — когда она заметила Рэнди. Я сразу понял, в чем дело, по тому, как она побелела. Представь себе, под таким-то солнцем!
    — Признаюсь, я действительно немного занервничала. Но больше этого не случится. Мы с Рэнди оба работаем в Форт-Норте, в центре, так что иногда неизбежно будем натыкаться друг на друга. Но в следующий раз я буду вести себя как большая девочка в такой ситуации. Что, кстати, состоится завтра. Я встречаюсь с ним около университетского парка, чтобы забрать сумку.
    Чарлз сурово нахмурил брови.
    — Лучше бы мне пойти с тобой вместе…
    — Ни в коем случае, — решительно возразила его жена. — Дай ей возможность утрясти это самой.
    — Есть, мэм, — отсалютовал Чарлз и повернулся к сестре. — Кстати, твой бывший приятель отвалил сегодня приличную сумму за нашего жеребца. Помнится, ты говорила, что он занимается изготовлением лекарств. Неужели эта работа так хорошо оплачивается?
    — Он владелец местного отделения «Биомед фармасьютикал», того самого, куда я собиралась устраиваться на работу. И совладелец головной фирмы в Хьюстоне.
    Супруги молча уставились на нее. Потом Берта сказала:
    — В тот день, когда ходила на это свое интервью, ты вернулась такая тихая, Тилли…
    — О, мистер Фрейзер сыграл со мной в маленькую игру. Решил пригласить меня в свой большой кабинет и показать, кто там начальник. — Она пожала плечами. — Так он отомстил мне за то, что я представила ему урезанную версию своей семейной истории.
    — А сам в то же время держал тебя в неведении относительно того, что собой представляет, — заявил Чарли. — Но почему?
    — Очевидно, хотел, чтобы его любили за прекрасную светлую душу, а не за финансовое благополучие. — Матильда нахмурилась и поделилась своими сомнениями. — Но мне почему-то кажется, что он взглянул на мою конуру и перепугался, что я присосусь к нему как пиявка, если узнаю о его туго набитом бумажнике.
    — Но ты же рассказывала о его квартире. Ты не поинтересовалась, откуда у него средства на нее?
    — Конечно. Он сказал, что взял кредит под чудовищные проценты.
    — Наверное, ты была потрясена, когда явилась на собеседование и узнала, что он глава отделения фирмы? — с искренним сочувствием сказала Берта.
    — Еще бы. Я была даже не в состоянии рассказать вам об этом. Думала, начну говорить и завою в голос.
    — Ты уверена, что не хочешь, чтобы я избил его? — поинтересовался возмущенный Чарлз.
    — Представляю сенсационные заголовки в газетах, — усмехнулась Матильда.
    — «Известный конезаводчик Чарлз Бэллистен избивает обольстителя сестры!», — предложила один из вариантов Берта и помахала пальцем перед носом мужа. — Даже думать не смей, слышишь?

    На следующий день в три минуты третьего Матильда вышла из конторы и направилась к парку, хотя и намеревалась опоздать не меньше чем на полчаса. Завернув за угол, она сразу увидела Рэнди, небрежно облокотившегося на ворота. На нем была клетчатая рубашка и джинсы, а совсем не строгий деловой костюм, будто он и не собирался в этот день на работу. В руках он держал большой коричневый пакет с эмблемой «Макдоналдса». И был он так хорош в этом непритязательном наряде, расслабленный и никуда не торопящийся, что сердце Матильды запрыгало в груди, как цирковой лев через горящий обруч.
    Когда она приблизилась, он выпрямился и улыбнулся.
    — Привет, не сразу узнал тебя. Ты непривычно выглядишь в строгом костюме.
    — А тебе и незачем привыкать ко мне, — холодно ответила она.
    Рэнди вспыхнул, но сдержался, глубоко вдохнул, выдохнул и предложил:
    — Давай начнем заново. Привет, Тильда.
    — Привет. Где моя сумка?
    — Не спеши. Давай немного пройдемся.
    — У меня мало времени.
    Он иронически усмехнулся.
    — Что-то я сомневаюсь, что Чарлз вычитает у тебя из жалованья, если ты задерживаешься на несколько минут после ланча.
    — Не вычитает. Но это совершенно не значит, что я свой перерыв проведу в твоем обществе.
    — Почему бы и нет? — спросил Рэнди и пошел по дорожке, так что Матильде ничего не оставалось, как присоединиться к нему, если она хотела получить свою сумочку.
    — Потому что мы больше не друзья, — заявила Матильда.
    — Я глубоко сожалею об этом, — внимательно посмотрев на нее, сообщил он.
    И она, как же она сожалела об этом! Если бы у нее хватило смелости быть честной хотя бы с собой, то она призналась бы, что больше всего ей сейчас хочется отправиться с ним гулять по парку.
    — Я смотрю, ты нашел университет. — Изумительно глупое замечание! — расстроилась Матильда. Нашла, как продемонстрировать свой острый ум и находчивость.
    — Трудно было заблудиться, — сказал Рэнди и указал налево, подальше от суеты, царящей в университетском городке. — Пойдем туда.
    Вскоре они оказались у небольшого, довольно уединенного пруда, о котором Матильда хорошо знала. Но ей и в голову не приходило, что пруд известен Рэнди.
    — Я заранее провел рекогносцировку, — пояснил он, словно прочитав ее мысли.
    — Что ж, считай, что тебе снова удалось произвести на меня впечатление, — усмехнулась она.
    — Мне не надо было делать этого, — помолчав, сказал Фрейзер.
    — Чего?
    — Приглашать на второе собеседование, чтобы поразить тебя. Хотя в оправдание могу сказать: не ожидал, что ты явишься.
    — Я пришла единственно в надежде застать тебя, погруженного с головой в работу, и гордо прошествовать мимо, — призналась она. — А потом я собиралась поблагодарить мистера Парсона за оказанное внимание и вернуться к той работе, которую Чарлз предназначал специально для меня.
    — А вместо этого подверглась сексуальному нападению со стороны босса, — с отвращением к самому себе сказал Рэнди. — Удивляюсь, как это ты не подала на меня в суд!
    — Черт, — воскликнула Матильда, — эта мысль не пришла мне в голову! Какую возможность я упустила!
    — Ты можешь в любую минуту вернуться и позволить мне сделать это заново.
    — Если я позволю, это уже не будет нападением, — резонно возразила она.
    — Верно. Давай сядем вон под теми деревьями, — предложил Рэнди.
    — Пойдем, — радостно ответила она. — Мы раньше часто приходили сюда со Стэном и Лорой после школы и лакомились гамбургерами и картошкой. Они были удивительно вкусными, наверное потому, что мама запрещала их есть.
    Рэнди рассмеялся и опустился на траву.
    — Садись. К сожалению, я не знал, что ты привыкла есть здесь гамбургеры, но кое-что все-таки принес. — Он открыл пакет.
    — А что у тебя там? — полюбопытствовала Матильда.
    — Сандвичи с тунцовым салатом.
    Она вдруг почувствовала, как сердце ее болезненно сжалось: он не забыл их ланча на Лебяжьем озере!
    — Чудесно, — чуть охрипшим голосом ответила она. — А если отдашь мою сумку, то я найду там бумажные платки.
    — Какая запасливая девочка!
    — Что-то во мне протестует против «девочки», — заявила она, разворачивая упаковку и с наслаждением откусывая от сандвича.
    — Но это именно то, кем ты являешься. Просто девочка, — сказал Рэнди. — Особенно сегодня, в этом деловом костюме, будто малышка, примерившая мамины туфли. Ты кажешься моложе своих лет.
    Она опустила глаза и продолжала молча есть, купаясь в звуках его голоса, в нежных словах. Потом сказала:
    — Наверное, мне стоит надевать его чаще.
    — Ты выглядишь утомленной. Что, Чарлз загружает тебя работой?
    — Обычное дело, когда происходят такие большие события, как ярмарка и аукцион.
    Когда они доели, Рэнди подошел к воде, вымыл руки и намочил несколько салфеток. Вернувшись, предложил их ей. Матильда молча вытирала руки, остро чувствуя его близость, ощущая жар его тела.
    — Не волнуйся, — мягко произнес он, — я не собираюсь целовать тебя. Во-первых, это все же общественное место…
    — Жалко, что ты не подумал об этом накануне, — сказала она.
    — Да, а вот и второе. Моя губа еще слишком болит после вчерашнего. Если только вдруг, — хитро улыбаясь, добавил он, — тебе захочется поцеловать меня по-другому.
    — Не особенно, — не моргнув глазом, солгала она.
    — Жаль. Кстати, Тильда, ты только что так естественно упомянула о своей маме. Наверное, уже пришла в себя после неожиданных откровений…
    — Более или менее. Хотя не могу сказать, будто с большим нетерпением жду возможности признаться родителям, что страшная тайна больше не тайна. — Она вздрогнула. — И о том, что устроила, когда узнала о ней.
    — А обо мне расскажешь? — спросил Рэнди, несказанно удивив ее этим вопросом.
    — С какой стати?
    — Что ж, ты недвусмысленно указала мне мое место.
    — А чего ты ожидал? Я не понравилась тебе такая, какая я есть на самом деле: взбалмошная, взрывная и немного избалованная. Ты ушел в сторону. Все, конец истории.
    — Нет, не конец.
    Матильда пристально посмотрела на него.
    — Нет, это конец, Рэндолф Фрейзер. Я не дам тебе второй возможности причинить мне боль. — Она изящно поднялась, закинула на плечо новообретенную сумочку и сказала: — Мне пора возвращаться на работу. Спасибо за ланч.
    Рэнди сложил в пакет обертки от сандвичей и тоже поднялся.
    — Я провожу тебя.
    — Не вижу необходимости.
    — Я не могу позволить, чтобы тебя кто-то обидел. Тебе не стоит ходить одной, даже среди бела дня.
    — Послушай, я почти каждый день катаюсь на велосипеде в гораздо более уединенном месте.
    — И зря. Меня это очень беспокоит.
    — Почему?
    Они остановились, повернулись лицом друг к другу. Карие глаза Рэнди потемнели еще больше.
    — Черт, Тильда, ты отлично знаешь почему!
    — Мне не нужны телохранители, Рэнди, и никогда не были нужны.
    На его скулах заходили желваки.
    — Другими словами, мне надо было тогда проехать мимо? — спросил он.
    — Нет, — честно ответила Матильда, — я рада, что ты остановился, хоть все это в конце концов и кончилось печально. Еще раз спасибо за ланч.
    — Не за что! — рявкнул он и швырнул пакет в ближайшую урну.
    — Мы можем дойти вместе до ворот, — предложила Матильда, на самом деле совершенно не спеша расстаться с ним.
    — Нет, я провожу тебя до конторы. Я правильно запомнил? — И Рэнди назвал адрес, который она ему продиктовала.
    Матильда кивнула и уступила, о чем пожалела, когда на парковке у здания они столкнулись с Чарлзом.
    — Привет, — удивленно сказал он. — Что ты тут делаешь?
    — Провожаю твою сестру, — сухо ответил Рэнди.
    Чарлз слегка улыбнулся.
    — Спасибо. Но на самом деле я обращался к Тилли. Она сказала, что не вернется сегодня в офис.
    Матильда побагровела от смущения. Надо же быть такой невезучей!
    — А я думал, что ты спешила на работу, — сказал Рэнди тоном, не понравившимся ни брату, ни сестре.
    — Я не заставляю ее сидеть в конторе от звонка и до звонка. Тем более после таких дней, как вчера, — бросил Чарлз и взглянул на часы. — Мне пора. Отдыхай, Тилли. — Он коротко кивнул обоим и прошел к своей машине, оставив молодых людей в напряженном молчании.
    — Если ты сегодня прогуливаешь, — заговорил наконец Рэнди, — то я могу составить тебе компанию. — Он так посмотрел на нее, что у Матильды перехватило дыхание. — Давай прокатимся, Тильда? Я покажу тебе мое ранчо. Оно маленькое, но мне очень нравится. Или поедем ко мне ненадолго. Кофе попьем, — торопливо добавил он. — Я не собираюсь призывать тебя заниматься любовью, если…
    — Любовью?! — Матильду даже передернуло от этого слова. — Полно, Рэнди, давай называть черное черным, а белое белым. Это был всего лишь секс, хотя, признаю, я наслаждалась им.

10

    Уик-энд прошел в подготовке к возвращению родителей. Матильда и Чарлз таскали мебель и расставляли на тех местах, которые Берта считала наиболее подходящими. Дети в основном путались под ногами и мешали. Было много смеха и веселья, так что Матильде удалось отвлечься от своих невеселых дум.
    Пикник, который устроил на берегу пруда Рэнди, показал ей, как много он для нее значит, как она тоскует просто по разговорам с ним, не говоря уже о большем…
    После того, что она сказала в ответ на его предложение провести вместе остаток дня, Рэнди больше не давал о себе знать. Не звонил и не приезжал. Она ждала и надеялась, хотя понимала, что на этот раз сделала все возможное, чтобы оттолкнуть его.
    Начавшаяся рабочая неделя немного отодвинула мысли о Рэнди на задний план. Закончилась ярмарка, и Чарлз завалил ее работой по оформлению заключенных сделок, по подготовке к транспортировке еще не отосланных клиентам лошадей. Каждый день Матильда засиживалась допоздна над контрактами, ведомостями и актами, но в глубине души была рада этому. Приближался четверг — день возвращения Вельды и Бартона. И ее все больше и больше волновала необходимость признаться им в том, как безобразно она повела себя по отношению к Чарли и Берте, как едва не отреклась от семьи, узнав правду о своем появлении на свет.

    Матильда решила поехать домой пораньше, чтобы иметь достаточно времени принять душ и переодеться после рабочего дня и встретить автомобиль ма и па уже на подъездной дорожке к главному дому. Но, к ее разочарованию и крайнему раздражению, Чарлз и в этот раз задержал ее, заставив закончить очередную опись.
    — Не волнуйся, малышка, мы успеем вовремя, — успокоил ее брат, когда она влетела в его кабинет и швырнула готовые бумаги на стол. — Только я поеду первым, а то ты влипнешь в неприятности с дорожной полицией. Слишком уж ты возбуждена.
    Это еще мягко сказано. Матильда была как туго натянутая тетива лука, готовая сорваться в любую секунду. А Чарлз, как назло, ехал впереди, строго соблюдая положенное ограничение скорости на всех тридцати с лишним милях от конторы до «Белых садов». Остановившись около дома, она увидела знакомый «олдсмобил», вылетела из машины со скоростью ветра и помчалась к высокому человеку, стоящему на ступенях дома.
    — Папа! — Матильда кинулась к нему в объятия, и он, прижав к себе, расцеловал ее в обе щеки.
    — Тилли, родная моя! — Стоящая рядом Вельда повторила все действия мужа, потом отодвинула дочь на расстояние вытянутой руки. — Дай-ка посмотреть на тебя, дорогая. Похоже, Чарли слишком загружает тебя работой.
    — Так и знал, что ты скажешь это, — ответил ее сын, подходя за своей долей поцелуев. — Привет, родные, хорошо провели время?
    — Отлично, — сказал Бартон. — Это, пожалуй, первый мой настоящий отдых за много лет. Я так рад, что ты наконец снял с моих немощных плеч бремя забот о семейном бизнесе. Как дела, Чарли?
    — Нет-нет, никаких деловых бесед, — вмешалась Вельда. — Сегодня мы празднуем.
    Матильда набрала в грудь воздуха и начала:
    — Мне надо сначала кое-что сказать вам…
    — Тилли, привет, малышка! Ты задержалась, — прервала ее выбежавшая из дома Лора.
    — Лори! — взвизгнула Матильда и закружила в объятиях сестру, которая в свои тридцать выглядела не хуже, чем Матильда — в двадцать. Та нежно поцеловала ее и передала появившемуся рядом мужчине. — Стэн! И ты приехал! Вот это настоящий праздник! — воскликнула она, позабыв от радости обо всем на свете, включая маленького Тома, который нетерпеливо дожидался своей очереди поздороваться.
    Отпустив наконец брата, Матильда присела на корточки, обняла племянника и спросила, как прошел у него день. Потом повернулась к матери и только тут заметила ее новый костюм.
    — Ух ты, класс! — восхищенно прошептала она.
    — Купила в Париже, — сказала Вельда. — А теперь быстро все в кухню, помогать Берте и миссис Флекс. А то они обидятся.

    — Почти все семейство в сборе! — обозрев сидящих за столом, радостно воскликнула Матильда и захлопала в ладоши. И тут Чарлз выстрелил пробкой от шампанского.
    Это был прелестный семейный вечер. И к тому времени, когда подали десерт, утомленный Том, которому разрешили остаться за столом подольше, уснул на коленях у бабушки.
    Чувствуя, что время признания приближается, Матильда вскочила и начала нервно собирать грязную посуду. Потом понесла ее в кухню, где задержалась, чтобы побеседовать с миссис Флекс, старой приходящей помощницей, пока та готовила кофе.
    — Нужна помощь? — заглянул в кухню Стэнли.
    — Бери вот тот поднос, а я — этот, — ответила Матильда и направилась в гостиную.
    — Не волнуйся, малышка, — шепнул ей на ухо Стэнли, идя следом. — Мы все тут готовы поддержать тебя.
    Матильда наполнила чашки и принялась пить кофе, раздумывая, дождаться ли, пока все разойдутся по комнатам, и тогда признаться во всем родителям, или бросить бомбу прямо сейчас, чтобы покончить с мучительным ожиданием.
    — Вельда, Бартон, — сказала вдруг Берта, опередив ее. — Мне следует перед вами повиниться. Пока вы были в отъезде, ваша неловкая невестка совершила ужасную вещь. Заранее прошу, чтобы вы простили меня и не лишали своей любви. — И она рассказала, как случайно раскрыла Матильде тайну ее рождения.
    Но едва она закончила говорить, начала Матильда, с мольбой взирая на своих как громом пораженных родителей:
    — Ма, па, это я, а не Берта, сотворила нечто ужасное. Я знаю, вы не любите сцен, но потерпите. Я должна высказаться и сбросить с души этот тяжелый камень.
    За исключением нескольких невольных восклицаний, Вельда и Бартон выслушали признание младшей дочери молча, за что та была им крайне благодарна. Но когда она закончила, то увидела стоящие в глазах матери слезы. Тут Матильда не выдержала, разрыдалась сама и кинулась к ней в объятия.
    — Не вини себя, Берта, милая, — сказал меж тем прерывающимся голосом Бартон невестке. — Это исключительно наша вина. Мы должны были давным-давно сообщить Тилли правду.
    Вельда усиленно закивала, вытерла одной рукой слезы, не прекращая гладить второй золотые волосы Матильды, которая уткнулась головой ей в плечо.
    — Мы назвали тебя Матильдой по желанию Сибилл, но в остальном ты такая же наша, как Чарли, Стэн и Лори.
    Матильда подняла голову и взглянула на мать.
    — Это Сибилл выбрала мне имя?
    — Да, дорогая. — Вельда протянула ей платок. — На-ка, вытри глаза.
    — Хотел бы я посмотреть, как ты танцуешь на сцене… — заявил Стэнли в попытке разрядить обстановку.
    — Я тоже, — поддержала его Лори.
    Чарлз усмехнулся, увидев, как вздрогнула мать.
    — На самом деле Тилли была совсем не плоха. Если бы это была чья-то еще сестра, я с удовольствием присоединился бы к овациям. И, кстати, думаю, нам всем надо как-нибудь заставить Тилли приготовить на ланч ее знаменитые гамбургеры… Да, сестренка, Барби как-то звонила и говорила, что многие клиенты спрашивают о девушке, которая так замечательно их готовила.
    — Между прочим, Тилли, ты не единственная в этом семействе, кто удирал из дому, — заявила вдруг Лори. — Я тоже однажды…
    — Подожди-ка, — неожиданно прервал ее Бартон, который последние несколько минут о чем-то напряженно размышлял, — разве дом, который ты, Тилли, арендовала, не из тех, что должны были снести пару лет назад? С ними еще была связана какая-то скандальная история. Говорили что-то о полицейской облаве…
    — Жаль, что дело не довели до конца, — мрачно заметил Чарлз. — Они того заслуживают.
    — Брось, там было не очень здорово, но не настолько! — запротестовала Матильда.
    — Помойка, просто помойка.
    — Зато дешево. — Она посмотрела на родителей, намереваясь покончить со всеми признаниями сегодня. — Есть еще кое-что.
    Вельда собралась с духом.
    — Давай!
    — Это был, конечно, плохонький домишко, но там я обнаружила, что мне нравится жить самостоятельно.
    К ее удивлению, Бартон улыбнулся жене и кивнул.
    — Мы с Вельдой, честно говоря, давно этого ожидали.
    — Правда? — с облегчением воскликнула Матильда. — Значит, вы не возражаете?
    — Нет, — вздохнула Вельда. — Но где ты собираешься обосноваться?
    — О, я думаю снять квартиру где-нибудь в центре Форт-Норта. Что-нибудь приличное, но не дорогое. Словом, то, что смогу себе позволить.
    Вельда и Бартон переглянулись.
    — Похоже, Чарли не все рассказал тебе, малышка Тилли, — сказал отец. — В свой следующий день рождения, в двадцать один год, ты получишь деньги, которые тебе завещала Сибилл. Я позже покажу бумаги, но заверяю тебя: сумма вполне приличная. Так что ты сможешь купить себе пристойное жилье, не выбрасывая денег на аренду.
    — Будь осторожна, Тилли, — улыбаясь, предупредила ее Лори. — С твоими деньгами и с твоей внешностью ты будешь желанной добычей для множества мужчин.
    — Ничего у них не получится, — заверила ее Матильда. — Я не намерена связывать свою жизнь с мужчинами.
    — Почему? — недоуменно спросила мать.
    — Работа у Барбары некоторым образом отвратила меня от мужской половины человечества. — Она улыбнулась. — За исключением присутствующих, разумеется.

    На следующее утро Матильда завтракала в полном одиночестве и искренне изумлялась этому, пока не вспомнила, что родители и брат с сестрой отправились ночевать в Младший дом. Но где же Чарли с Бертой? И дети? Дети, которые всегда поднимались первыми?
    Наконец Чарли с Бертой спустились вниз.
    — Привет! Что случилось с детьми? — спросила Матильда. — Вы что, прикончили их?
    — Это вчерашний вечер сразил их наповал. Они до сих пор сопят во все дырочки, — заявил довольный Чарлз.
    — А мы в кои веки повалялись в постели, — добавила Берта. — Ну, как ты себя чувствуешь сегодня, Тилли? Признание не лишило тебя сна?
    — Наоборот. Правду говорят: чистая совесть — лучшая подушка. Я спала как убитая.
    — В таком случае, — сказал Чарлз, бросая ей связку ключей, — может, сделаешь своему бедному брату одолжение и откроешь сегодня контору? А я спокойно позавтракаю с моей любимой супругой и потом приеду. Обещаю долго не задерживаться.
    Матильда вскочила.
    — Есть, босс! Поздоровайся за меня с ма и па и передай им, что увидимся за обедом.

    Она приехала в офис и сразу прошла в свой закуток, гордо именуемый кабинетом. Бросила сумку на кресло, ключи на стол и подошла к окну. Настроение было намного лучше, чем в последнее время. Теперь наконец-то родители были дома и великодушно согласились простить и забыть все ее прегрешения. Все, что ей оставалось для полного счастья, это выкинуть из памяти Рэндолфа Фрейзера и вновь обрести душевный покой. Она глубоко вздохнула, сомневаясь, что ей это легко удастся сделать, и повернулась, услышав стук в дверь.
    — Да. — Вошел молодой служащий и протянул ей утреннюю почту. — Спасибо, Боб.
    — Пожалуйста, мэм. — Он улыбнулся, совершенно очевидно не спеша уходить.
    Матильда с улыбкой вспомнила замечание брата, что, не будь она Бэллистен, ей пришлось бы ходить с палкой, чтобы отгонять этих молодых кобельков. Так что пришлось сесть за стол и с деловым видом начать разбирать принесенные им письма в качестве сигнала, что ему пора уходить.
    Чарлз прибыл спустя минут сорок с букетом белых лилий.
    — Спасибо, дорогой, — тронутая таким вниманием, сказала Матильда. — Что я такого совершила, чтобы заслужить эту роскошь?
    — Об этом я и думаю с той самой минуты, как букет был доставлен домой. Наверное, он от твоего брошенного любовника.
    Матильда вытащила приложенную к букету карточку, пожала плечами и посмотрела на Чарлза, который вроде бы не собирался уходить.
    — Хочешь прочесть? — спросила она.
    — Еще бы.
    Матильда немедленно вручила ему открытку и пошла разыскивать вазу. А когда вернулась с трофеем, брат передал ей карточку со словами:
    — Загадочное сообщение. Это почерк Фрейзера?
    — Понятия не имею.
    — Ты собираешься сделать, как он просит?
    Она подумала и покачала головой.
    — Не уверена. — И снова посмотрела на одну короткую строчку: «Это было не то, что ты думаешь. Приходи в парк в два».
    Чарлз взглянул в окно.
    — Похоже, сегодня будет особенно жаркий день. Жаль, если он напрасно прождет в такую погоду.
    — Мне казалось, он тебе не нравится, — удивилась Матильда.
    — Только потому, что ты чувствовала себя с ним несчастной. Но он, очевидно, прилагает все усилия, чтобы исправить ситуацию. Так что, если парень тебе нужен, Тилли, ты можешь поехать и спокойно взять его голыми руками.
    Она снова упрямо покачала головой.
    — Он приказывает. Я этого не терплю.
    Но вазу поставила так, чтобы постоянно видеть цветы, когда поднимает глаза от многочисленных бумаг.

11

    Гордость удерживала Матильду от поездки в парк и встречи с Рэнди. Но вид белых лилий тревожил, и в час дня, не придя ни к какому решению, она позвонила Чарлзу в кабинет и сообщила, что закончила оформлять заказ поставщикам на следующий месяц и хочет отправиться на ланч и не возвращаться пару часов.
    — Собираешься все-таки пойти навстречу своему незадачливому поклоннику?
    — Нет, совершенно точно нет. Просто хочу развеяться.
    — Ладно, я не возражаю. Поступай, как тебе удобнее.
    Матильда воодушевилась, схватила ключи от машины и бросилась вниз. Раньше ей всегда хорошо думалось за рулем, так почему бы не применить эту тактику и сейчас? Она выехала из города и направилась на север, потом свернула на боковую дорогу, постоянно следя за циферблатом часов на приборной доске.
    За пять минут до назначенного времени началась пыльная буря. Матильда усмехнулась, представляя, как Рэнди стоит у ворот парка в своем деловом костюме, прикрывая нос и рот платком и щуря глаза. Ну и пусть стоит, он это заслужил, мстительно подумала она. В конце концов, всегда может вернуться в машину…
    Матильда вернулась в контору, когда буря уже полчаса как стихла, и, успокоенная прогулкой и довольная собой, вошла в свой кабинет. Там находился Чарлз, который метался взад-вперед по тесной комнатенке, как запертый в клетке тигр.
    — Где ты была? — набросился он на нее. — Уже половина четвертого!
    — Извини, босс, но мне казалось, что сегодня больше нет никаких срочных дел. Я каталась… — Она внимательно посмотрела на него. — Что-то случилось?
    — Я беспокоился!
    — Почему? Я ведь часто так делала и раньше.
    — Да, но после того, как началась буря, сюда влетел твой Рэнди и начал выяснять, где ты. А когда я сказал, то наорал на меня, что я ничего не соображаю, раз разрешаю тебе садиться за руль в такую погоду.
    — Готова поспорить, тебе это понравилось.
    Чарлз угрюмо кивнул.
    — Совершенно верно. Я, конечно, сказал, что это не его дело, но он заявил, что, во-первых, это его дело, а во-вторых, рассказал мне историю вашего знакомства на дороге. После чего сорвался с места и умчался разыскивать тебя. А я тут же вообразил, как ты столкнулась с кем-нибудь в этой пылище.
    — Прости, босс, что доставила тебе столько треволнений, но заверяю: я не настолько легкомысленна, как вы оба думаете, и бурю переждала на обочине.
    Сделав это заявление, она прошла в дамскую комнату, умылась и заново наложила макияж, уделив ему немало времени и внимания. Если Рэндолф Фрейзер полагает, что она «его дело», то лучше быть во всеоружии. После этого сварила Чарлзу крепкого кофе и с его любимым пончиком принесла в качестве трубки мира.
    — Ого! — мгновенно отметил он изменения в ее внешности. — Полная боевая раскраска на случай, если снова появится Фрейзер? А почему бы тебе, Тилли, не позвонить ему и не поставить в известность, что ты в безопасности? Он был вне себя от беспокойства.
    Матильда признала правоту его слов, вернулась в свой кабинет и набрала номер «Биомед фармасьютикал». Но секретарша сообщила, что мистера Фрейзера сегодня в офисе не будет. Оставалось только позвонить ему домой. Что она и сделала, но весьма неохотно. И этот номер не отвечал.
    Она пожала плечами и вернулась к делам. Но продолжала ждать если не его появления, то хотя бы звонка. К сожалению, Рэнди больше не приходил. И на парковке тоже не поджидал ее.
    Только возвращение домой немного уменьшило ее огорчение. Матильду встретила Вельда с Томом и Морин.
    — Привет, дорогая, — целуя ее, произнесла мать. — Мне удалось уговорить Берту поехать с Чарли пообедать в городе и пойти в театр. В конце концов она согласилась, что трех нянек должно хватить, чтобы присмотреть за детьми. Отец развлекает Лилиан. Если ты побросаешь мяч с Томми, то мы с Морин займемся обедом.
    Позднее Матильда снова попыталась связаться с Рэнди, но с тем же успехом. Она продолжала смутно беспокоиться весь вечер и, уложив детей спать, пошла посидеть с отцом в гостиной. Они лениво перебрасывались словами, но Бартон быстро заметил, что младшей дочери явно не по себе. Тихо бормотал телевизор, но никто не обращал на него ни малейшего внимания. Но когда начались местные новости, Матильда встрепенулась, услышав: «Сегодня днем после окончания бури в университетском парке у пруда был найден в бессознательном состоянии мужчина лет тридцати в дорогом деловом костюме. Рост — шесть футов, волосы темные, глаза карие. Очевидно, он стал жертвой бандитского нападения. При нем не было ни денег, ни документов. Словом, ничего, что помогло бы установить его личность. Пострадавший находится в центральной больнице города, и полиция просит каждого, кто может помочь в его опознании, незамедлительно связаться с ними».
    — Тилли, что с тобой? — встревожился Бартон, заметив, как изменилось ее лицо.
    — Мне кажется, это может быть один мой знакомый. Он… он мог быть в это время в том месте. Я должна… — Она не договорила, бросилась к телефону и позвонила в полицию. Потом вернулась в гостиную. — Па, полиция хочет, чтобы я приехала в больницу.
    — Я поеду с тобой, — поднялся Бартон.
    — Нет, ни в коем случае, — твердо заявила Матильда. — Берта сойдет с ума, если вернется и обнаружит, что мы оставили ма одну присматривать за ее чадами. К тому же что может со мной случиться в больнице в присутствии полицейских? Меня же не труп ждут опознавать…
    Внезапная мысль, что Рэнди может умереть, не приходя в сознание, заставила ее побледнеть как полотно. Она схватила ключи и выскочила из дому.
    Тридцать пять миль до города она проехала за двадцать три минуты, безбожно превысив дозволенную скорость. Ее сжигало беспокойство о Рэнди, лежащем без сознания на больничной койке.
    Инспектор, которому было поручено дело, встретил Матильду в приемном покое, представился и повел ее в палату. Она глубоко вдохнула и кивнула полицейскому, что он может отодвинуть ширму. На койке лежал бледный как смерть мужчина, и лицо его было заклеено многочисленными пластырями. На лбу красовался шов пару дюймов длиной. Но это был не Рэнди. Матильда выдохнула долго сдерживаемый воздух.
    — Несчастный, — с искренним состраданием произнесла она. — Здорово ему досталось. Он так и не приходил в сознание?
    — Приходил ненадолго, но ничего не сказал. Однако врач полагает, что все будет в порядке. Вы узнаете его, мэм?
    Она покачала головой.
    — Нет, я не знаю его. Извините, инспектор, описание пострадавшего напомнило мне одного знакомого, но, к счастью для него, это не он.
    — Ясно. К сожалению, мы теряем драгоценное время, не зная, ни что с ним произошло, ни кто он такой. Когда вы позвонили, я понадеялся, что с вашей помощью отвечу на второй вопрос, но, увы. Что ж, придется ждать, когда он сможет говорить. Благодарю вас, мэм, за проявленную гражданскую сознательность.
    — Когда очнется, передайте бедняге пожелания скорейшего выздоровления. — С этими словами Матильда вышла из палаты.
    Спустившись на первый этаж, она разыскала телефон, позвонила в «Белые сады» и сказала отцу, что в больнице оказался незнакомый ей человек и что вернется она попозже. Затем уселась в свой «шеви» и направилась в центр. Подъехав к знакомому четырехэтажному дому, Матильда позвонила и с облегчением услышала в переговорном устройстве голос Рэнди.
    — Это Тильда. Могу я войти?
    Дверь открылась. Когда она поднялась на второй этаж, мужчина ее мечты стоял в дверном проеме и враждебно смотрел на нее. Сердце Матильды забилось тяжело, как кузнечный молот, дыхание перехватило.
    — Очаровательный сюрприз, — с сарказмом приветствовал ее Рэнди. — Решила заглянуть мимоходом?
    — Нет. Мне пришлось приехать сегодня вечером в Форт-Норт, и я сочла своим долгом заглянуть к тебе и поблагодарить за цветы. У тебя прекрасный вкус.
    — Ясно. Проходи, присаживайся. — Он отступил в сторону и указал на гостиную. — Ты спешишь?
    — Нет.
    — Не хочешь чего-нибудь выпить?
    — Да, спасибо, — пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце, ответила Матильда. — Колу, если можно.
    Рэнди коротко кивнул и отправился в кухню.
    Она и не ожидала, что он встретит ее с распростертыми объятиями. После того как напрасно прождал ее у парка, потом зазря проездил в офис и снова где-то разыскивал, Рэнди имел полное право злиться. Она приготовилась к взрыву ярости, даже к приказу выметаться вон. Единственное, к чему она оказалась не готова, это к его холодно-вежливому безразличию.
    Рэнди вернулся с двумя бокалами. Один, с кока-колой, он протянул Матильде, второй, с пивом, оставил себе и опустился на соседнее кресло.
    — Спасибо, — тихо ответила она, беря запотевший бокал. Помолчав с минуту, Матильда решила взять быка за рога: — Чарли сказал, что ты был сегодня в конторе.
    — Да, прождав тебя с полчаса у входа в парк, несмотря на погоду, я вспомнил о твоем прошлом столкновении и заволновался. Позвонил тебе, но никто не ответил, поэтому я поехал в контору. — Он окинул ее отчужденным взглядом. — Но я напрасно беспокоился. Ты просто играла со мной, как с мальчишкой. Тебе было весело думать, что я стою и жду тебя как дурак, весь в пыли, задыхаясь и откашливаясь.
    — Извини, — упавшим голосом произнесла она.
    — Неважно. — Он безразлично махнул рукой, и Матильда почувствовала, как отчаяние холодной лягушкой пробралось ей в грудь и улеглось прямо на сердце. — Надеюсь, твое возвращение в лоно семьи прошло благополучно? — все так же индифферентно спросил Рэнди.
    — Да. Когда родители вернулись из путешествия, я покаялась во всех прегрешениях и умоляла простить мое отвратительное поведение избалованного, испорченного ребенка. И они простили, поскольку я их избалованный, испорченный ребенок. — Она усмехнулась. — Правда, мама была шокирована, узнав о моем выступлении на сцене.
    Рэнди быстро взглянул на нее.
    — Ты рассказала обо мне?
    — Нет.
    — Почему?
    Она допила кока-колу и поставила бокал на журнальный столик.
    — Потому что ты решил вычеркнуть меня из своей жизни, причем продемонстрировав свое презрение ко мне. Ты еще не забыл об этом? Так что я не стала беспокоить их рассказом о таком пустяке.
    Рэнди сжал зубы, поиграл желваками.
    — Вот, значит, как ты думаешь о том, что у нас было…
    — Я вовсе об этом не думаю, — солгала она. — Спасибо. — Матильда поднялась. — Мне пора.
    — Сядь! — приказал он. — Ты не уйдешь, пока не скажешь, зачем приехала. Если бы хотела только поблагодарить за цветы, то просто позвонила бы.
    — Я звонила. И в офис, где сказали, что тебя сегодня не будет, и сюда. Но никто не брал трубку.
    — Ты могла бы оставить сообщение на автоответчике.
    — Мне жаль, что я не догадалась, — горячо заверила его Матильда и взглянула на часы. — Мне и впрямь пора…
    — Ты спешишь к кому-то на встречу?
    — В такое время? Уже начало двенадцатого.
    — И что же ты делала в столь позднее время в городе?
    — Мне пришлось приехать в больницу.
    — Что?! — Безразличия Рэнди как не бывало. — С тобой что-то случилось? Ты попала в аварию? Где только я не искал тебя сегодня!..
    — Я услышала в вечернем выпуске новостей, что после бури в парке у пруда нашли мужчину в бессознательном состоянии. При нем не было никаких документов, и полиция просила помочь опознать пострадавшего. Описание подходило тебе, поэтому я позвонила в участок, и мне предложили немедленно прибыть в больницу. Что я, естественно, и сделала.
    — Одна? — Рэнди недоверчиво уставился на нее.
    — Почему бы и нет? Я теперь большая девочка.
    Рэнди сцепил руки так, что даже пальцы побелели.
    — Ты хотя бы отдаешь себе отчет, как я волновался? Я не говорю о том, что был весь покрыт этой гнусной пылью так же, как и машина. Но пока колесил во всех возможных направлениях, я видел несколько жутчайших аварий и каждый раз ожидал, что сейчас увижу тебя, всю в крови… Ты хоть понимаешь, что такие выходки небезопасны?
    — Теперь да, — с раскаянием ответила Матильда, опустив глаза. — Чарли обругал меня последними словами и сказал, чтобы я больше не смела…
    — Слава Богу, хоть он проявил достаточно здравого смысла и вправил тебе мозги. Ну как, ты довольна, что снова живешь дома?
    — И да, и нет, — ответила она, почувствовав, как потеплел его голос. — Ма с па перебрались в маленький дом, а в большом теперь обосновался Чарли с семьей. Я чувствую, что мешаю и тут, и там.
    — Неужели там мало места для тебя? — недоверчиво спросил Рэнди.
    — О нет, места полно. В обоих домах у меня своя комната, но, знаешь, за последний месяц я поняла, что предпочитаю жить отдельно.
    — А как относится к этому твоя семья?
    — К моему удивлению, выяснилось, что па и ма ожидали этого. Мои брат и сестра повели себя так же даже в еще более раннем возрасте. Чарлз — другое дело. «Белые сады» — его наследство, конезавод — его бизнес.
    — И где же ты теперь собираешься жить? — с интересом спросил Рэнди. — Неужели вернешься в тот жуткий…
    — Нет конечно, — перебила его Матильда. — Мне бы хотелось снять квартиру в центре города, только это, наверное, дорого… — Она запнулась, кое-то вспомнив, и добавила: — Хотя теперь это не проблема.
    — Не проблема? Почему?
    Она широко улыбнулась.
    — Я узнала, что моя первая мама оставила мне наследство. Но я вступлю в права только в двадцать один год, через несколько месяцев.
    Взгляд Рэнди снова похолодел.
    — Значит, ты теперь даже не бедная богатая девочка, а просто богатая.
    — Ну, это, в общем-то, не состояние, однако хватит, чтобы купить квартиру. Даже дом. — Глаза ее вспыхнули, потом снова погасли. Она глянула на часы. — Мне правда пора.
    Рэнди молча поднялся и проводил ее к выходу. Подал сумку… и неожиданно заключил Матильду в объятия.
    — Тильда, я с ума схожу без тебя. Я пытался забыть тебя, говорил, что мы не подходим друг другу, что ты почти на десять лет моложе меня, и…
    — И я испорченный, избалованный, вздорный ребенок? — подсказала она, и ее голубые глаза загорелись внутренним светом.
    — И это тоже, хотя, поверь, я искренне сожалею о своих словах. — Рэнди посмотрел ей в лицо. — Знаешь, я получил огромное удовольствие от нашего маленького пикника в парке. А ты?
    — Еще бы! Обожаю сандвичи с тунцовым салатом.
    Рэнди даже зарычал.
    — Я имел в виду, что мне было приятно просто сидеть и разговаривать с тобой. Быть рядом… Я собирался так и сказать тебе, но ты буквально вышибла почву у меня из-под ног своим заявлением о том, что нас связывает лишь секс.
    Она пожала плечами.
    — Но ты ведь пригласил меня домой. Чего же ты ожидал?
    — Чего бы я ни ожидал, все равно этого не получил. Поэтому уехал в Хьюстон в надежде забыть тебя. И вернулся, поняв, что мне это не удастся. Никогда! Другими словами, я люблю тебя, мисс Бэллистен, безумно люблю и прошу стать миссис Фрейзер.
    Матильда подняла на него глаза и смотрела до тех пор, пока они не затуманились слезами.
    — Знаешь, я чуть не умерла от ужаса и горя, когда мчалась в город и думала, что ты можешь умереть в больнице, а я даже не успею увидеть тебя, не то что попросить прощения, и… — Голос ее прерывался.
    — Значит ли это, что ты согласна?
    Она молча кивнула, и это короткое, но энергичное движение заставило пролиться наполнявшие ее глаза слезы.
    — Да, Рэнди, — уткнувшись в его плечо, прошептала Матильда и уже громче повторила: — Да! Я так счастлива! Я люблю тебя. Люблю!
    Он впился губами в ее рот. Поцелуй захватил и потряс их обоих, ибо оба уже не надеялись, что когда-нибудь смогут пережить его. Оторвавшись наконец друг от друга, они заговорили одновременно:
    — Когда мы поженимся, Тильда?..
    — Рэнди, я должна тебе сказать…
    И замолчали оба.
    Глядя на жениха с бесконечной нежностью, Матильда произнесла:
    — Рэнди, я должна сказать тебе одну вещь. Мои родители не возражают, чтобы я жила одна, но они не одобрят, если мы начнем жить вместе до свадьбы. Теперь, когда я снова с ними, мне не хотелось бы опять расстраивать их.
    — Естественно, — согласился он. — Я и не собираюсь предлагать тебе то, что будет плохо воспринято твоими родными. Мы вполне можем потерпеть недели три, пока я получу брачную лицензию. Конечно, это будет непросто, но ради тебя, моя ненаглядная, я готов на все.
    — Мне тоже будет нелегко, но, надеюсь, вот это немного облегчит тяжесть ожидания, — шепнула его ненаглядная и снова подставила губы для поцелуя, недвусмысленно прижимаясь к любимому.

    Время до свадьбы было наполнено многочисленными событиями, но тянулось бесконечно долго. К тому же церемонию пришлось отложить не на три недели, а на полтора месяца, чтобы отец жениха сумел в достаточной мере оправиться от только что перенесенного инфаркта и присутствовать на торжестве.
    Матильда продолжала работать. Вечером после окончания трудового дня она встречалась с Рэнди и проводила долгие, наполненные страстью часы в его квартире. Расставание с каждым днем давалось все тяжелее для обоих…
    В первый же уик-энд Рэнди повез ее на недавно купленное ранчо, показал небольшой, но удивительно уютный дом, где будут расти их дети — малыши Фрейзеры.
    — Здесь просто чудесно! — в восхищении воскликнула Матильда. — Не хуже, чем в «Белых садах», правда!
    — Конечно, любимая, — согласился он, пылко целуя ее. — Ведь это наше с тобой! Со временем мы можем купить соседний участок и расшириться. Я намереваюсь иметь не меньше четырех парней и двух хорошеньких золотоволосых девочек, похожих на тебя, красавица моя.
    — Мне бы хотелось трех девочек… — притворно-скромно потупив глаза, прошептала Матильда. — И не откладывать с этим надолго, а начать прямо сейчас. И, кстати, как думаешь, может, купим соседний участок поскорее? На те деньги, что оставила мне Сибилл? Вряд ли мне удастся найти им лучшее применение, а?
    — Угу, — накрывая ее губы жадным ртом, отозвался Рэнди и, подхватив ее на руки, понес в дом.

    В среду вечером, в половине шестого, Чарлз заглянул в кабинет Матильды и сказал:
    — Тилли, малышка, хочу попросить тебя об одолжении. Мне надо срочно ехать в Даллас на переговоры. Подвернулся выгодный клиент, он улетит оттуда последним рейсом, так что я не могу дожидаться инкассаторской машины. Сегодня привезли наличные за недавно проданных кобылок, приличную сумму, не хочу рисковать и оставлять их тут. Недавно ограбили сейф в соседнем здании. Дождись инкассаторов, они должны быть часов в восемь, и сдай им деньги.
    — Слушаюсь, босс, — ответила она. — Все равно Рэнди уехал утром в Хьюстон и обещал вернуться только завтра. Отправляйся и спокойно занимайся делами. Удачи, брат!
    Матильда перешла в кабинет Чарлза, прихватив присланный несколько дней назад каталог мебели, до которого у нее пока не доходили руки, и начала рассматривать его, прикидывая, что бы купить в их новый дом. И так увлеклась, что не заметила, как пролетело время. А когда подняла глаза, то увидела, что уже половина девятого. Инкассаторов все не было. Она пожала плечами — бывает, все задерживаются — и снова открыла каталог. Но на душе вдруг стало неспокойно: она одна в здании, кроме охранника на первом этаже. Что это Чарли говорил про ограбление?
    Раздался телефонный звонок, и Матильда вздрогнула от неожиданности. Сняв дрожащей рукой трубку, она сказала:
    — Офис Бэллистена. Чем могу быть полезна?
    — Мэм, я хотел бы поговорить с мистером Бэллистеном.
    — Его нет. Могу я принять сообщение для него?
    — Говорит начальник банковской охраны. Я звоню по поводу вызванных им инкассаторов. По непредвиденным и не зависящим от нас обстоятельствам сейчас не представляется возможным прислать машину. Я хотел бы переговорить об этом с мистером Бэллистеном лично.
    — К сожалению, вы не сможете переговорить с ним раньше завтрашнего утра. Я сообщу ему о вашем звонке, как только он свяжется со мной, — пообещала Матильда.
    — Передайте мистеру Бэллистену мои извинения за то, что не оправдали его ожиданий. Я буду в офисе всю ночь, так что он может звонить в любое время.
    — Хорошо, — сказала она и повесила трубку, лихорадочно соображая, что же теперь делать.
    Для начала Матильда позвонила домой, в «Белые сады», надеясь, что Чарлз уже вернулся, но его еще не было… Решение пришло мгновенно: раз деньги нельзя оставлять в конторе, значит, их надо забрать домой, а утром отдать Чарлзу. Пусть сам разбирается, какие проблемы возникли у инкассаторов и банка.
    Матильда открыла сейф, достала приготовленную братом сумку денег и увидела под ней пистолет. Черт, а ведь верно, она поедет одна, надо взять его с собой. Сунув оружие в карман брюк, закрыла кабинет, проверила, все ли комнаты заперты, и спустилась вниз.
    Сердце ее бешено колотилось от сознания того, какую сумму она несет в обычной сумке.
    Но парковке осталось всего несколько машин, принадлежащих сотрудникам других офисов. По углам горели яркие фонари. Стояла знойная летняя техасская ночь. Матильда немного успокоилась, бросила сумку в багажник и села за руль. Благополучно выехав с парковки, она почувствовала себя уже в полном порядке.
    Хорошо, что Рэнди приезжает завтра. Как же она соскучилась, и всего-то за один день! Пожалуй, стоит завтра пораньше приехать к нему домой. Если он к тому времени уже вернется, то она сделает ему приятный сюрприз…
    Внезапно посреди пустынного шоссе передние фары «шевроле» выхватили валяющийся мотоцикл и лежащего на спине парня. Черт, видно, какой-то подонок сбил его и удрал, решила Матильда.
    Затормозив, она выскочила из машины и бросилась к неподвижному телу. Господи, хоть бы он был жив! — мысленно взмолилась Матильда и, присев на корточки, прикоснулась рукой к его шее, пытаясь нащупать пульс. И вдруг ее запястье оказалось в стальном капкане пальцев «пострадавшего». Он притянул Матильду к себе, схватил за вторую руку, перевернул на спину и потребовал:
    — Деньги! Давай деньги!
    Вместо ответа она инстинктивно ударила его коленом в пах. Парень взревел, как раненый зверь, чуть было ослабил хватку, но потом снова сжал ее запястья.
    — Ах, ты, сучка! Гони деньги, а то убью, паскуда!
    Матильда, не раздумывая, впилась зубами в его руку, сжимающую ее правое запястье и мешающую добраться до пистолета. Парень снова заревел от боли и ярости, и они покатились по шоссе. Матильда отчаянно боролась, пуская в ход зубы и ногти, но противник был тяжелее и явно сильнее ее. Скрежеща зубами от злости, он сумел прижать ее к асфальту и занес кулак, на котором блеснул кастет. Сейчас он ударит меня, и я больше никогда, никогда не увижу Рэнди, никогда не почувствую вкус его поцелуя, никогда не получу очередного урока любви, никогда…
    Дальше она додумать не успела. Раздался звук удара, и Матильда вдруг ощутила, что свободна. Ее больше никто не держал. Парень валялся на шоссе без движения, а над ней склонилось знакомое, любимое лицо.
    — Рэнди, — прошептала она, потом громче, приходя в себя: — Рэнди! Господи, ты опять спас меня, Рэнди!
    — Тильда, как ты? Что произошло? Что болит? — Он ощупывал ее руки, ноги, все тело.
    — Ничего не болит, — сказала она и вдруг поморщилась. — Черт, похоже, несколько ссадин все-таки есть. Наверное, получила, пока мы катались по шоссе. — Матильда села, взглянула на порванные на коленях брюки. — Больновато, но, похоже, это только царапины. Как ты тут оказался, Рэнди? Я уже мысленно прощалась с тобой… — И она всхлипнула.
    Он нежно обнял ее, достал носовой платок и начал вытирать грязь с лица.
    — Ну-ну, не плачь, Златовласка, все уже позади. Я так соскучился по тебе, что решил вернуться сегодня вечером. И захотел сделать сюрприз: не стал звонить, а сразу поехал к тебе домой. Дай, думаю, порадую и тебя, и себя. И тут увидел посреди дороги твою машину с открытой дверцей, а потом… — Он замолчал, переводя дыхание. — Черт, ты даже не представляешь, что я почувствовал, когда увидел, что этот мерзавец вот-вот ударит тебя. Слава Богу, успел опередить. Как это произошло, Тильда?
    — Сейчас расскажу, только приду в себя, — пообещала Матильда и со вздохом добавила: — Интересно, а полицейские когда-нибудь проезжают по этому шоссе?
    — Легки на помине, — усмехнулся Рэнди. — Чтоб им объявиться чуть раньше!
    И действительно вдали показались вспышки сигнальных огней полицейской машины.
    Матильда поднялась, тяжело опираясь на руку Рэнди, и спустя несколько минут уже рассказывала о случившемся одновременно жениху и одному из полицейских. Другой в это время вызывал по рации «скорую помощь». Закончив свое повествование, она обеспокоенно спросила:
    — Что с ним? Он жив?
    — Жив, жив, — успокоил ее второй полицейский. — Ему не удастся таким образом уйти от ответственности.
    Прибывший врач осмотрел Матильду, сказал, что она легко отделалась, обработал и заклеил пластырем ее многочисленные ссадины. Через полчаса «скорая» уехала, увозя с собой все еще не пришедшего в сознание преступника, а полицейские отбыли, записав показания Матильды и заверив Рэнди, что его действия он ударил парня по голове гаечным ключом — были совершенно правомочны.
    Рэнди осторожно усадил все еще всхлипывающую от пережитого волнения Матильду в свой «линкольн» и повез в «Белые сады». А «шевроле», которому это было уже не впервой, остался коротать ночь на обочине.
    Появление заклеенной пластырем младшей дочери повергло обитателей ранчо в ужас. Но, после того как все рассказы были закончены, а перепуганные Вельда и Берта перестали хлопотать вокруг Матильды, Бартон принес в гостиную поднос с бокалами и бутылку шампанского, откашлялся и сказал:
    — Рэнди, мы все безумно благодарны тебе за то, что ты во второй раз спас нашу дочь. Да-да, малышка, Чарли рассказал нам о первом случае. Думаю, пришло время закрыть глаза на традиции и так называемые приличия. Мне кажется, Тилли будет надежнее и безопаснее с тобой. Особенно теперь, когда свадьбу снова придется отсрочить.
    Матильда в немом изумлении уставилась на отца, а Рэнди застонал в отчаянии:
    — Отсрочить? Но почему?
    — Неужели не ясно? Разве может Тилли идти к венцу в таком виде — вся в синяках и ссадинах?.. Не перебивайте меня, пожалуйста. И хочу заверить вас, что хоть мне и шестьдесят, но я еще не забыл, что значит быть молодым и влюбленным. Так вот, я предлагаю тост за новобрачных. Да-да, за новобрачных! Для нас всех ваша свадьба состоится сегодня, сейчас, а официальная церемония пройдет в свое время, когда все утрясется. Рэнди доказал, что способен быть надежной опорой Тилли. Теперь ей остается доказать, что она достойна его. Но на это у нее есть вся жизнь. — Бартон разлил шампанское по бокалам. — Будьте счастливы, дети мои!
    Все от неожиданности утратили дар речи. Один только Рэнди не растерялся и полез в карман.
    — Как странно все получилось. Будто мы сговорились, сэр, — сказал он и вытащил футляр, откуда достал кольцо с бриллиантом, которое надел Матильде на палец. — Вот, купил сегодня в Хьюстоне. Теперь ты миссис Фрейзер, Тильда.
    Она взвизгнула и кинулась к нему на шею.
    Когда с поздравлениями было покончено, слезы умиления вытерты, а вино допито, Рэнди подхватил на руки свой драгоценный трофей, вынес его из дома, второй раз за день усадил в машину и осторожно тронулся с места. Но, выехав за пределы «Белых садов», заглушил мотор, притянул к себе Матильду и сказал:
    — Никогда не ожидал, что у нас будет такая странная свадьба. Но клянусь, нашу брачную ночь ты запомнишь надолго! — Он припал к ее губам с такой страстью, что Матильде пришлось первой прервать поцелуй.
    — Эй-эй, муженек, полегче, а то и брачная ночь у нас будет не менее странной, чем свадьба, — прямо в машине.
    Оба расхохотались и медленно поехали вперед — к началу своей новой, долгой и бесконечно счастливой жизни.
Top.Mail.Ru