Скачать fb2
Okultizm i magija

Okultizm i magija


   
   

    ПРЕДИСЛОВІЕ
    Выпуская въ св ѣ тъ настоящее сочиненіе, я имѣю цѣлью дать общее и популярное представленіе объ оккультизмѣ. Поэтому я не останавливался на спорахъ оккультистовъ по нѣкоторымъ вопросамъ, а предпочиталъ представлять лишь наиболѣе ясное и простое мнѣиіе. Однако по многимъ вопросамъ оккультизмъ, какъ и другія науки,, еще не сказалъ своего послѣдняго слова, и желающіе ознакомиться съ частностями и подробностями этой доктрины обратятся къ болѣе спеціальнымъ сочиненіямъ.Что касается до изслѣдованія магіи, то я заботился лишь о выясненіи ея принциповъ и теоріи, но воздерживался отъ всѣхъ техническихъ подробностей, которыя необходимы для практики и которыми бы можно было злоупотреблять во вредъ себѣ или другимъ.
    С.Тухолка.
    Январь 1907 года.

    ВСТУПЛЕНІЕ ВЪ ОККУЛЬТИЗМЪ
    Общій взглядъ на оккультизмъ
    Задачей оккультизма является проникновеніе въ тайны мірозданія, жизни и смерти, и овладѣніе секретами психическаго и такъ называемаго сверхъестественнаго міровъ.
    Оккультизмъ основывается съ одной стороны на традиціи, а съ другой на историческихъ и современныхъ фактахь, на опытахъ и на научныхъ данныхъ.
    Традиція или преданіе оккультизма восходитъ къ самой далекой древности. Она представляетъ тайны, которыя раньше хранились египетскими жрецами и индійскимн браминами и которыя частью передавались устно посвященнымъ, частью были высказаны въ письменныхъ сочиненіяхъ, большею частью символическаго характера. Преданія оккультизма раздѣляются на двѣ вѣтви, западную (египетскаго происхожденія) и восточную, индійскую, донынѣ культивируемую въ Индіи и выразившуюся въ Европѣ въ теософизмѣ.
    Въ настоящемъ сочиненіи я буду заниматься преимущественно западной вѣтвью.
    Преданіе ея опирается на Гермеса Тримегиста, на Моисея, на Орфея, на Гомера, на ПиѲагора и Платона.
    Еврейская секта іессеевъ устно хранила преданія о тайнахъ, скрытыхъ въ книгахъ Моисея. Посему и самое преда- ніе это стало называться каббалой, отъ еврейскаго слова каббала — принимать, передавать устно.
    Въ средніе вѣка въ тайны каббалы, хотя отчасти, были посвящены алхимики и астрономы. Въ XVI вѣкѣ среди ок- культистовъ надо отмѣтить Боме, простого сапожника изъ яѣмецкаго городка Горлица.
    Въ концЪ XVIII и въ XIX вѣкѣ оккультизмъ значитель-но развивается, и поедставители его не скрываютъ своихъ мнѣній к знаній, но печатаютъ ихъ и открыто пропагандируй ютъ. Среди таковыхъ надо отмѣтить Мартинеца де Пасквалли, Клода Санъ-Мартена, Вронскаго, Фабра д'Оливе, Луи Лука, Лагуріа, Элифаса Леви и цѣлую плеяду оккультистовъ конца XIX столѣтія, какъОто: маркиза Станислава Гвайта, Жозефина Пеладана, давшаго себѣ имя «Саръ», Папюса (докторъ Энкосъ), маркиза ИвОд'Альведра, Седира, Эрнеста Боска, Марія Декреспа, Барле и проч.
    Станиславъ Гвайта даже основалъ каббалистическій opденъ Rose-Croix, розенкрейцеровъ, гдѣ члены должны были сдавать экзамены и получали степени баккалавра, магистра (licenciй) и доктора кабаллы, а Папюсъ основалъ «независимую группу эзотерическаго ученія» (Le groupe indйpendant des йtudes иsotиriques).
    Изъ журналовъ, посвященныхъ оккультизму, надо отмътить «L'Initiation», «Le Voile d'Isis», «La Revue cosmique», которые всЬ издаются въ ПарижѢ.
    Изучая факты, необъяснимые съ точки зрѣдія точной науки и изслѣдуя психическій міръ человѣка, оккультизмъ встрѣчаетъ обширное поприще для работы.
    Спиритизмъ, магнетизмъ и гипнотизмъ даютъ ему массу матеріала. ЗатЪмъ добросовѣстный изслѣдователь долЖенъ признать наличіе фактовъ телепатіи, ясновидѣнія, предчувствій, исполненіе иныхъ предсказаній и проч.
    Камиллъ Фламмаріонъ, который объявляетъ себя противникомъ безплодной метафизики, предпринялъ изслѣдова- ніе такъ называемыхъ сверхъестественныхъ явленій, примѣняя къ оному методы точной науки, а именно: онъ путемъ публикацій просилъ присылать ему сообщенія о случаяхъ ясновидѣнія, явленія умирающихъ, отгадыванія мыслей и проч. Онъ получилъ нѣсколько тысячъ писемъ. Многіе изъ фактовъ онъ провѣрилъ и затѣмъ опубликовалъ болѣе 300 изъ этихъ писемъ въ своемъ сочиненіи «L'inconnu et les problиms psychiques,», при чемъ сказалъ, что свидетельства достовѣрныхъ лицъ заставляютъ признать эти факты такъ же, какъ мы признаемъ историческіе факты на основаніи ме- муаровъ, историческихъ сочиненій и проч. Иначе можно де отрицать и всю исторію.
    Оккультисты стремятся проникнуть въ психическій міръ человѣка, принимая за основаніе изслѣдованій существованіе души.
    Между тѣмъ психологія, которая основывается на физіологіи, осуждена на безплодность, ибо нельзя объяснять явленія духа, не зная сущности духовной жизни. Спенсеръ, представитель точной науки, въ своей «Psychologie» прямо говоритъ, что нельзя объяснить сущность зарожденія чело» вѣческой мысли и соотношеніе ея съ мозгомъ.
    При этомъ Спенсеръ признаетъ существованіе явленій особаго нефизическаго порядка, но отказывается даже изслѣдовать ихъ сущность, утверждая, что это область «непознаваемаго»— unknowable, т. е. для насъ недоступная.
    Итакъ оккультисты стараются проникнуть за ту черту, которую позитивная наука добровольно провела передъ собой, какъ границу своихъ изслѣдованій.
    Однако оккультизмъ далекъ отъ отрицанія научныхъ данныхъ. Наоборотъ, онъ стремится поставить свои выводы въ связь съ наукой и часто вноситъ въ психическій міръ тЪ понятія, которыя уже составляютъ достояніе физическихъ наухъ.
    Оккультизмъ рѣшительно отрицаетъ существованіе чего нибудь сверхъестествен на го въ мірѣ. Нужно признать, что вообще этотъ терминъ весьма неудаченъ: все, что существуетъ или происходить, тѣмъ самымъ уже входитъ въ число естественныхъ явленій.
    Явленія, которыя зовутъ сверхъестественными, просто еще не поддаются объясненію, но таковыхъ много и въ области чисто матеріальной.
    Не говоря уже о незнаніи нами сущности матеріи и ея силъ, напримѣръ, электричества или притяженія, я укажу еще на примѣръ, приводимый Станиславомъ Гвайта въ своемъ
    сочиненіи «La clй de la Magie Noire».
    «Возьмемъ. сѣмена крессона и посѣемъ ихъ въ массѣ чистой сѣры, которую польемъ дистиллированной водой. Ког­да крессонъ подымется, то возьмемъ растеніе и сожжемъ его; тогда въ пеплѣ крессона мы найдемъ части кремня, извести, желѣза, манганеза и аллюминія.»
    «Какимъ образомъ объясняется появленіе этихъ металловъ и металлоидовъ въ крессонѣ?»
    «Крессонъ не могъ почерпнуть ихъ ни изъ сѣры, ни изъ воды, ни изъ воздуха. Можетъ быть намъ скажутъ, что въ сѣменахъ крессона были части желѣза и аллюминія. Но тамъ они могли быть лишь въ безконечно маломъ количеств!»; стало быть, здѣсь произошло одно изъ двухъ: или созданіе желѣза и другихъ металловъ, или умноженіе металла,— но вѣдь толь­ко алхимики допускаютъ умноженіе твердыхъ тѣлъ».
    Некоторые будутъ предубеждены противъ оккультизма, узнавъ, что въ его доктрину входить изученіе магіи. Но, во-первыхъ, главнымъ элементомъ магіи является психическая сила, а, во-вторыхъ, надо различать между магомъ и колду- номъ. Послѣдній безсознательно вызываетъ къ жизни тем- ныя силы природы и пользуется ими обыкновенно ради дур- ныхъ цѣлей, тогда какъ магъ сознательно подчиняетъ себъ психическій міръ и долженъ отличаться высокими нравствен­ными качествами и не имѣаъ никакихъ дурныхъ или эгоисти- ческихъ побужденій.
    При этомъ талисманы, заклинанія и тому подобные пріе- мы служатъ лишь побочными средствами мага, а главная его сила заключается въ чистотѣ сердца, въ силѣ- духа и въ знаніи.
    По словамъ Элифаса Леви, для достиженія могущества мага, человѣкъ долженъ знать истину, желать добра, любить прекрасное и поступать справедливо.
    Египетскій сфинксъ, который имѣетъ лицо человѣка, тѣло быка, когти льва и крылья орла, и былъ символомъ высшаго могущества, изображалъ этими аттрибутами знаніе, силу (во­ли), смѣлость и молчаніе (закрытый крылья).
    Развитіе религій
    Передъ тѣмъ какъ перейти къ изложенію эзотерійнаго, т. е. тайнаго, внутренняго, преданія, не лишнимъ будетъ опи­сать въ двухъ словахъ созданіе и развитіе религій (при чемъ мы будемъ руководиться книгой «Sarrasi, L'Orient deviolи»).
    Уже примитивный человѣкъ научился различать понятія хорошаго и дурного, ибо одно было ему пріятно, а другое тягостно. Отсюда зарожденіе идеи о божествахъ добрыхъ и злыхъ, развившееся впослѣдствіи въ нѣкоторыхъ религіяхъ въ дуалистическій принципъ.
    Вначалѣ человѣкъ велъ пастушескую жизнь. Тогда въ
    Индіи богомъ аріевъ былъ Агни, огонь, но когда человѣкъ перешелъ къ земледѣлію, то у него явилось много божествъ, а именно олицетворенныя силы природы, который всѣ были ему потребны для хорошаго урожая. Тогда появился Индра, богъ дождя или облаковъ. Затѣмъ богами стали вѣтеръ, громъ и, понятно, солнце, которое, и въ силу своихъ качествъ и въ силу сходства съ первоначальнымъ богомъ Агни, полу­чило особое значеніе.
    Въ связи съ солнцеМъ появились новыя божества — зари, сумерекъ и солнечнаго пути.
    Проводя аналогію между производительными силами при­роды и рожденіемъ ребенка отъ соединенія мужчины съ жен­щиной, человѣкъ создалъ фаллическія божества и матеріализовалъ ихъ образы. Такъ Индру стали представлять въ вн- дѣ быка, отъ совокупленія котораго съ облаками рождается дождь.
    Главнымъ фаллическимъ божествомъ былъ солнце, кото­рое оплодотворяетъ землю, и Индра превратился въ Митру, бога солнца.
    Въ странахъ же, гдѣ. дожди рѣдки и почва оплодотво­ряется разлитіемъ рѣкъ, какъ Ниломъ въ Египтѣ, эти рѣки явились символомъ фаллическаго божества.
    Замѣітимъ, что въ основѣ фаллическаго культа лежитъ дуализмъ, т. е. представленіе о мужскомъ и женскомъ началѣ.
    Въ представленіи человѣка небо было началомъ муж- скимъ и источникомъ тепла, а земля началомъ женакимъ и источникомъ сырости. Изъ ихъ соедіненія произошло все земное. *
    По мѣръ развитія цивилизацш и послѣ образования касты жрецовъ, людьми выработаны болѣе или менѣе стройныя космогоническія системы.
    Въ философскомъ отвлеченіи, извѣстномъ только жре- цамъ, эти системы обыкновенно въ началѣ началъ признаютъ божество единое, всемогущее и само себѣ довлѣющее.
    Соединяясь съ волей или съ воображеніемъ, божество создаетъ матерію. Иногда матерія считается вѣчно существую­щей, подобно и божеству.
    Затѣмъ отъ воздѣйствія на матерію воли или силы, или мысли, или слова, или огня, каковыя понятія всѣ, представ- ляютъ аттрибуты божества, создается и устраивается міръ и все земное.
    Обыкновенно верховное божество рождаетъ меньшія бо­жества, изображающія его качества, и эти послѣднія и зани­маются мірозданіемъ.
    Первая троица въ космогоніи,— это первоначальное муж­ское начало, соединяющееся съ первоначальнымъ женскимъ началомъ, и ихъ произведете.
    Въ Индіи, согласно ведамъ, верховное божество — Атма (духъ) соединяетъ въ себѣ оба пола. Его активное начало, воздѣйствуя на его же пассивное начало, рождаетъ Мару. Нара, или Нусъ, или Мана, есть духъ творца. Послѣ Атма рождаетъ Вираджи, или, Будди, т. е.— мысль творца, и Кали, т. е. солнце или время, представляющего уже матерію, но наи­более тонкую.
    Впослѣдствіи появилась другая теогоническая система, а именно: верховное существо Парабрама или Атма не имѣетъ пола, но, соединяясь съ волей, оно создаетъ Омъ-Браму, или слово.
    Омъ-Брама, соединяясь съ Атмой, производитъ последо­вательно Браму, Вишну и Сиву, изъ коихъ первый создаетъ міръ, второй сохраняетъ, a третій разрушаетъ его.
    Въ Египтѣ. верхновный богъ Аммонъ Ра, символъ коего есть солнце, былъ двуполымъ. Его женское начало носило имя Мутъ. Отъ Аммона и Мутъ родился Хонсъ.
    Вотъ первая троица.
    Богъ Фта (строитель), происходившій отъ Аммона же и изОбражавшій его разумъ, устроилъ міръ, созданный Аммо- номъ въ видѣ. хаоса.
    Впрочемъ, въ ЕгиптЪ имена боговъ имѣли иногда различ­ное значеніе, въ зависимости отъ городовъ, въ коихъ они почитались. Такъ въ АбидосЪ и въ Ѳивахъ теогоніи несколько отличались другъ от друга.
    Въ Греціи верховное божество Ураносъ (небо), соединя­ясь съ Геей (земля), рождаетъ Кроноса (время). Кроносъ, соединяясь съ Реей (представляющей водяное божество), рож­даетъ Зевса.
    Въ отвлеченіи мірозданіе представляется въ слЪдующемъ видѣ. Два начала произволятъ третье. 1-е есть мужское на­чало, духъ, или мысль, или воля; 2-е есть женское начало, матерія, или производительная сила природы.
    Любопытно, что многія теогоніи заключаютъ въ себѣ пред- ставленіе объ убійствѣ или оскопленіи перваго бога его стар- шимъ сыномъ.
    Такъ Аммонъ Ра оскопленъ Аммономъ или Озирисомъ (Египетъ), Зеруане Акерене (Бактріана)—своішъ сыномъ Акерене, и Ану (Ассирія) — своймъ сыномъ Белемъ; Кроносъ (Греція) убивается Зевсомъ.
    Какъ объяснить эту легенду? По мнѣнію Саррази, наро­ды, у коихъ она зародилась, считали, что по созданіи міра творческая сила изсякла у его источника, ибо въ ней не бы­ло более надобности, и что взам.енъ ея появилось въ мі- ре устроительное начало. При этомъ эти народы считали ма- терію и душу человека вечными, а богъ, создавшій ихъ, могъ ихъ и разрушить. Вотъ для предупрежденія этого разрушенія старое божество, такъ сказать, упраздняется.
    Только у евреевъ не было этой легенды, но они не ве­рили въ безсмертіе души.
    Далее, въ большинстве теогоній мы замечаемъ сущест- вованіе такъ называемыхъ «тримурти»,— это троица боговъ, происшедшихъ отъ высшаго божества и разделяющихъ власть иадъ вселенной.
    Въ Индіи: Нара, Будди, Кали, или Брама, Вишну, Сива; въ Египте: Аммонъ, Фта, Озирисъ.
    Въ Ассиріи: Илу, Ну, Бель, вскоре, впрочемъ, слившіеся въ одном ъ Беле.
    Въ Персіи (маздеизмъ): Зеруане, Ормуздъ, Ариманъ, изъ коихъ Зеруане элиминируется, и такимъ образомъ получа­ется двоечность началъ: Ормузда—добра и Аримана — зла.
    Въ Греціи: Зевсъ, Посейдонъ, Аидъ.
    Въ РимЬ: Юпитеръ, Нептунъ, Плутонъ.
    Впоследствіи тримурти принимаетъ иной характеръ и представляетъ уже не трехъ братьевъ, а отца, мать и сына, напр. въ Египте Озирисъ, Изида и Горусъ.
    Затемъ теогоніи представляютъ следующую характерную особенность:
    Первое мужское божество, мужчина, соединяется съ пер- вымъ женскимъ божествомъ, и отъ нихъ рождается второе мужское божество. Последнее соединяется съ своею матерью, т. е. съ первымъ женскимъ божествомъ, и отъ нихъ рожда­ется третье мужское божество.
    Эти божества всюду имеютъ более или менее одинако- выя характерный черты. Первое мужское божество — небо, творецъ міра въ принципе, или творецъ матеріи (хаоса). Пер-
    вое женское божество — земля или матерія, или воля, или ил- люзія. Второе мужское божество — устроитель міра, засту- пающій современемъ своего отца. Третье мужское божество — богъ, приближающійся, къ человеку. Онъ представитель све­та и знанія. Онъ обучаетъ людей искусствамъ и наукамъ и даетъ имъ законы.
    Послѣдимъ это явленіе въ различныхъ религіяхъ:
    Въ Египте,
    въ Абидосе, Аммонъ и Изида рождаютъ Озириса, Озирисъ и Изида рождаютъ Тота, иначе называемаго Гермесомъ.
    Въ Ѳивахъ
    Аммонъ и Мутъ рождаютъ Хонса, Хонсъ и Мутъ рождаютъ Гартъ-Гата,
    Въ Финикіи и въ Ассиріи
    Илу и Милитта-Таутъ (земля) рождаютъ Беля; Бель и Ми- литта-Таутъ рождаютъ Нисроха-Сальмана (спасителя).
    Въ Греціи
    Кроносъ и Гея — (земля) рождаютъ Зевса. Зевсъ и Гея (по словамъ дрѵгихъ Майя — иллюзія) рождаютъ Гермеса.
    Въ Риме
    божества те же, что и въ Греціи, но лишь подъ другими названіями.
    Все эти типы третьяго мужского божества: Тотъ, Гартъ- Гатъ, Нисрохъ-Сальманъ, Гермесъ или Меркурій. представля- ютъ бога, давшаго людямъ искусства, знанія и законы, раз- будившаго духъ людей, какъ бы спасшаго ихъ.
    ПиѲагоръ изображалъ этого бога мистической буквой Е, которая была найдена археологами .на стенахъ АѲинъ, Кро­тона, Самоса, всюду, где изучали философию ПиѲагора. Происхожденіе этой загадочной буквы следующее: Напишемъ по порядку таблицу греческихъ буквъ и подъ ними соответствующий имъ цифры. Мы получимъ.

    А. В. Г. Д. Е. и т. д. 1. 2. 3. 4. 5. и т. д.
    Здѣсь нечетные нумера будутъ означать мужскія, а чет­ные нумера — женскія божества.
    1+2 дадутъ 3, а три (второе мужское божество), соеди­няясь съ двумя (первое женское божество), дадутъ пять.
    3+2 дадутъ пять или третье мужское божество:
    3+2=5.
    Подставляя же вмѣсто цифръ буквы, мы получимъ:
    A-f В = Г. Г+В-Е.
    Итакъ Е обозначаетъ Гермеса и всѣхъ однородныхъ ему боговъ.
    Вслѣдъ за образомъ бога, сходящаго къ людямъ, дабы помочь имъ, въ религіяхъ появляется другая фигура, ана­логичная первой, а именно смертный, рождаемый дѣвой, ко­торый спасаетъ или исцѣляетъ родъ человеческий, а самъ ста­новится божествомъ.
    Напримѣръ, въ браманизмѣ дѣва Парвати (которая, впрочемъ, иногда называется Кали и принимаетъ божествен­ный характеръ) рождаетъ безъ содѣйствія боговъ или людей «Ганесу, сына дѣвы».
    Вишну входитъ въ дѣву Деваки и она рождаетъ Христну или Кришну, убивающаго тирана Канзу и спасаюшаго лю­дей своей проповѣдью.
    Псзднѣе на этой основѣ зарождается буддійская рели- гія: Сиддхарта или Сакія Муни, рождается отъ дѣвы Майа, зачавшей его подъ наитіемъ божества и становится Буддой,— искупителемъ и спасителемъ міра.
    Въ заключеніе этого краткаго очерка, указывающаго на общность человЪческихъ представленій о божествЪ, не лиш­нее указать, что и названія божества у большинства народовъ имѣютъ общія черты.
    Санскритское Дева сходно съ латинскимъ Deus, а послед­ние съ греческимъ dEфз и съ Zevs. Корень слова «дева», по персидски див, мы находимъ и въ русскомъ словѣ дивный, «див-о», французское Dieu, итальянское «Dio».
    Теосъ или Зевсъ сходно съ семитическимъ Zeho, откуда Zehova, или Jehova.

    ДревнѣйшІе источники
    Преданіе западныхъ оккультистовъ ведетъ свое начало отъ египетскихъ жрецовъ. Основнымъ догматом религіи жре­цовъ, сообщаемымъ, однако, лишь посвященнымъ, былъ дог- матъ о единстве божества.
    Орфей, наиболее древній изъ извѣстныхъ намъ посвя- щенныхъ, говоритъ въ своихъ песняхъ о мистеріяхъ:
    «Размысли о божественномъ слове. Созерцай его безпре- рывно, направь твое сердце и твою душу по правому пути и взирай на Господа единаго, который безсмертенъ, единаго, который самъ себя зародилъ. Все происходитъ отъ него од­ного, и Онъ, есть во всемъ. Невидимый смертнымъ, Онъ наоборотъ, видитъ всякаго» (см. Bosc Е. «Isis devoilиe», p. 263).
    После Орфея древнѣйшимъ представителемъ оккультиз­ма считается Гермесъ Тримегистъ, коему приписываютъ не­сколько сочиненій на греческомъ языке.
    По мнѣнію Е. Bosc'a, этотъ Гермесъ на самомъ деле есть египетскій Тотъ, богъ знанія и света, давшій людямъ алфавитъ и законы.
    Подъ именемъ Тота писали египетскіе жрецы и припи­сывали ему всѣ свои трактаты по различнымъ отраслямъ культа и знанія.
    Книги Тота считались священными и заключали гимны въ честь боговъ, правила для царей, свѣдѣнія по астрологіи и по алхиміи, основы религіи и правила культа.
    Названіе Тримегиста (т. е. трижды великій) было дано Гермесу или потому, что его считали философомъ, жрецомъ и царемъ, или потому, что онъ былъ великъ въ трехъ мірахъ — божественномъ, человѣческомъ и мірЪ природы.
    Въ трактате «Asclepius cive de rtatura deorum dialogue»; представляющемъ переводъ съ утеряннаго греческаго Xфyoз TeXexog, Тримегистъ высказываетъ слѣдующія мысли:
    «Наша мысль не можетъ представить себе божество, и нашъ языкъ не можетъ его определить. БезтЪлесное, невиди­мое, не имеющее формы не можетъ быть воспринято наши­ми чувствами, и вечное не можетъ быть измерено временемъ. Божество есть абсолютная истина и абсолютное могущество, а абсолютное-неизменное не можетъ быть понято на земле.
    «Смерть есть наше освобожденіе отъ узъ матеріи. Тело есть куколка (кризалида), которая открывается, когда мы со­зрели для более высокой жизни. При смерти нашъ духъ
    выходитъ изъ тѣла, какъ ароматъ изъ цветка, ибо духъ за- ключенъ въ тѣілѣ, какъ ароматъ въ семени цветка.
    «Истина — вечна и неизменна. Ея нѣтъ и она не можетъ быть на земле, ибо здѣсь все меняется, преобразуется и раз­рушается. Но все, что гибнетъ, есть ложь. На земле все раз­рушается и рождается, и всякое рожденіе есть слѣдствіе разрушенія. Все вещественное (матеріальное) есть лишь подражаніе истине. Истина же нематеріальна, безъ цвета, безъ формы, вне всякаго измѣненія,— вѣчная.
    Не менее интересенъ другой трактатъ Гермеса, извест­ный подъі именемъ «Пимандеръ». Въ немъ идетъ разговоръ между Пимандеромъ (высшій разумъ) и Гермесомъ (человѣческій разумъ).
    По воле Пимандера, Гермесъ, увидЪлъ въ видении сна­чала ослепительный светъ, полный разнообразнейшихъ формъ. ЗагЬмъ наступила "темнота и послышался голосъ, подобный грому.
    Это былъ голосъ исчезнувшаго света, и изъ него про­изошло слово.
    Передъ Гермесомъ были воды и огонь, разделенные эѲи- ромъ (тонкимъ воздухомъ), въ этомъ эѲире держался въ равновЪсіи нашъ міръ, представлявшій матерію въ хаотическомъ состояніи. Слово парило надъ небесными водами и приводило міръ въ движеніе, при чемъ на немъ появился свѣтъ и разнообразный формы.
    И Пимандеръ сказалъ Гермесу:
    «Мысль есть Богъ-отецъ, слово — его сынъ; они нераз­рывно связаны въ вечности и ихъ единеніе есть жизнь. Мысль л слово создаютъ дѣйствіе Всемогущества! Изъ этого Все­могущества исходятъ семь духовъ и дѣйствуютъ въ семи кругахъ. Въ этихъ кругахъ заключены все существа, со- ставляющія міръ; действіе семи духовъ въ этихъ кругахъ есть судьба (фатумъ), а самые круги заключены въ прони­кающей ихъ божественной мысли.
    «Богъ поручилъ семи духамъ власть надъ стихіями и со- твореніе изъ этихъ последнихъ животныхъ и растеній (Sarrasi, «Orient dйvoilй», p. 450).
    «Но Богъ создалъ человека по своему подобію и далъ ему власть надъ земной природой.
    «Человѣкъ захотелъ сравняться съ Богомъ, проникнуть въ закрытые для него круги и также творить. Этимъ онъ ларушилъ божественную гармонію и въ наказаніе сталъ »ра- бомъ своего тела. Безсмертный по душЪ, представляющей образъ Бога, онъ сталъ смертнымъ изъ любви къ предметамъ, лодверженнымъ измененіямъ и гибели.
    «Но человекъ можетъ освободить свою душу отъ обольщеній тела и формъ и приблизиться къ созерцанію абсолют­ной истины и красоты, что является высшей его наградой.
    «По мере того, какъ человекъ побеждаетъ чувственныя искушенія, Богъ даетъ ему проникнуть въ сокровенный тайны природы. И, наоборотъ, человекъ, уступающий телу, подпадаетъ подъ власть законовъ, управляющихъ стихіями, и де­лается жертвой последнихъ. Тогда онъ осужденъ на посто­янное невежество, что есть смерть духа» («Isis devoilиe», chapitre VI).
    Мысли, изложенный Гермесомъ въ приведенныхъ отрыв- кахъ, интересны какъ по высокому и отвлеченному характе­ру, такъ и потому, что въ нихъ мы видимъ аналогію съ разсказомъ Моисея о сотвореніи міра.
    Впрочемъ, въ этомъ нѣтъ ничего удивительнаго, ибо и самъ Моисей былъ посвященъ въ тайны оккультизма египет­скими жрецами въ Ѳивахъ.
    Семь круговъ, о коихъ говоритъ Гермесъ, соответствуют семи планетамъ, извѣстнымъ древнимъ: Луна, Меркурій, Ве­нера, Марсъ, Солнце, Юпитеръ и Сатурнъ.
    Семь духовъ египетской теогоніи суть семь дева древней Индіи, семь Амшаспанидъ Персіи, семь ангеловъ Халдеи, семь низшихъ сефиротовъ еврейской каббалы и наконецъ семь архангеловъ Апокалипсиса. («Isis devoilиe», pp. 52—53).
    Изумрудная скрижаль Гермеса Тримегиста
    По мнѣнію некоторыхъ, Гермесъ Тримегистъ не былъ отвлеченнымъ лицомъ, " изображавшимъ бога Тота, подъ име- немъ коего писали египетскіе жрецы, а существовалъ на са- момъ деле; въ доказательство, между прочимъ, приводится легенда о томъ, что Александръ Македонскій виделъ его гроб­ницу iп нашелъ въ ней изумрудную доску, на коей былъ на- чертанъ любопытный документъ, известный ныне подъ име-
    немъ изумрудной скрижали.
    Некоторые видели въ этомъ документе лишь алхимиче- скій трактатъ о производстве золота, другіе же думаютъ, что въ немъ Гермесъ изложилъ ученіе оккультизма объ астрале, о коемъ далее мы будемъ говорить подробно. Вотъ его пе- реводъ, при чемъ дополнительный объясненія поставлены въ скобкахъ:
    «Слова тайнъ Гермеса»
    «Истинно, достоверно и действительно (въ принципе, въ теоріи, на практике): то, что находится внизу, аналогично тому, что находится вверху (т. е. міры матеріальный и ду­ховный) и то, что находится вверху, аналогично тому, что находится внизу, и такимъ образомъ производятся чудеса единой вещи (т. е. міросозданія единаго по существу или вообще жизни).
    «Подобно тому, какъ все вещн вышли изъ одного (прин­ципа) чрезъ посредство одного (фактора), такъ же все рож­даемое вышло изъ этой единой вещи, черезъ приспособленіе.
    «Солнце ея отецъ, луна ея мать, вѣтеръ носилъ ее въ- своемъ чреве и земля была ея кормилицей (дело идетъ о происхожденіи астраля, отъ коего произошло все земное).
    «И эта вещь причина всего земного совершенства.
    «Ея сила нетронута, когда она взошла въ землю (т. е. въ міръ матеріи).
    «Ты отделишь землю отъ огня, тонкое отъ плотнаго (т. е. матерію, начало пассивное, отъ духа, начала активнаго), осторожно и сознательно.
    «Эта вещь восходитъ отъ земли къ небу и снова иисхо- дитъ на землю и воспринимаетъ силу высшаго и низшаго (міровъ).
    «Такимъ .образомъ ты пріобретаешь славу міра, и темно­та (все отрицательныя явленія) уйдетъ отъ тебя,
    «Здесь находится сущность силы, ибо она победить вся­кую воздушную вещь (т. е. сделаетъ ее плотной, матеріализу- етъ ее) и проникнетъ всякую твердую вещь (разложитъ ее)
    «Такъ (т. е. черезъ астральный светъ) былъ созданъ міръ. Отсюда возникнутъ приспособленія удивительныя, об разъ коихъ вышеизложенный.
    «Итакъ я былъ названъ Гермесомъ Тримегистомъ, ибо я владею познаніемъ трехъ частей всего міра (міровъ боже- сТвеннаго, человеческаго и природы, или духовнаго, астраль- наго и матеріальнаго).
    «Полно есть то, что я ныне сказалъ о действіи солнца».
    Фабръ д'Оливе
    Однимъ изъ главныхъ памятниковъ оккультизма является книга Бытія Моисея, скрывающая, по мненію оккультистовъ подъ завесой іероглифовъ и неверныхъ переводовъ, величайшія тайны мірозданія.
    Наиболее оригинальное изследованіе книги Бытія Моисея было сделано Фабромъ д'Оливе, въ его «La langue hйbraпque restituee», появившемся въ печати въ 1815 году (Книга эта къ концу XIX столЪтія сдѣлалась библіографіческой рѣдкостью и лишь въ 1905 году была снова издана въ Парижіѣ).
    Мнѣніе Фабра д'Оливе о происхожденіи сефера, т. е. книгъ Моисея, вкратцѣ слѣдующее:
    Во время пребыванія евреевъ въ Египтѣ, они приняли еги- петскій языкъ. Моисей былъ воспитанъ египетскими жрецами и посвященъ ими въ тайны египетской мудрости. Посему и книги свои Моисей написалъ на египетскомъ или древне-еги- петскомъ языкѣ и египетскими буквами.
    Египетское письмо имѣло ту особенность, что въ немъ каждое слово имѣло три значенія: обыкновенное, иногда чи­сто материальное, символическое, иногда идейное, и іероглифи- ческое, тайное, связанное съ іероглифамн или буквами слова. Такимъ образомъ, послѣднее значеніе познавалось лишь при разсмотрѣніи написаннаго слова.
    Однако, большинство евреевъ понимало лишь матеріальный смыслъ словъ сефера.
    Символическое же и іероглифическое значенія его пере­давались лишь немногими посвященными изъ устъ въ уста.
    Отсюда и происходитъ слово каббала, т. е. устное преданіе.
    Послѣ возвращенія изъ вавилонскаго плѣна,. во время котораго евреи почти вовсе утратили свой языкъ и приняли арамейскій жаргонъ, первосвященникъ Ездра, въ цѣляхъ от- даленія іудеевъ отъ самаритянъ, написалъ сеферъ ассирійски- ми или халдейскими буквами, въ какомъ видѣ. онъ дошелъ и до насъ.
    Въ то же приблизительно время появился переводъ сефера на самаритянскомъ языкѣ и халдейскіе таргумы или перево­ды его на халдейскій (т. е. ассирійскій или арамейскій) языкъ.
    Устное преданіе о смыслѣ сефера сохранилось въ сектъ эссеніянъ (іессеевъ). Ученымъ этой секты при египетскихъ Птоломеяхъ было поручено сделать переводъ сефера на гре- ческій языкъ. Но, по мнЪнію Фабра д'Оливе, они, не желая вы­давать тайный смыслъ книгъ Моисея, дали въ переводѣ лишь матеріальный смыслъ ихъ, при чемъ въ нныхъ мЪстахъ умыш­ленно исказили текстъ, допустивъ даже очевидный граммати- ческія неправильности.
    Такъ появился греческій переводъ70 толковниковъ, по- служившій основаніемъ для всехъ дальнѣйшихъ переводовъ и для составленія всехъ еврейскихъ словарей.
    Блаж. Іеронимъ сдѣлалъ новый самостоятельный пере­водь сефера на латинскій языкъ (Vulgata), но и онъ могъ передать лишь матеріальпый смыслъ книгъ Моисея, такъ какъ раввины, у которыхъ онъ учился, и сами не знали ни симво­лическая, ни іероглифическаго смысла словъ древне-еврейскаго языка.
    Всѣ дальнѣйшіе переводы, комментаріи и изслѣдованія сефера также не выходили за пределы узко матеріальнаго пониманія его. Посему Фабръ д'Оливе началъ все дело съ начала.
    А именно,онъ составилъ свою грамматику еврейскаго языка и лексиконъ еврейскихъ корней, при чемъ разбиралъ симво­лическое и іероглифическое значенія всехъ буквъ и ихъ первоначальныхъ соединеній. На основаніи этихъ данныхъ и въ соотвѣтствіи съ ними, онъ сдѣлалъ переводъ первыхъ 10 главъ книги Бытія Моисея.
    При этомъ Фабръ д'Оливе свѣрялъ между собою и все наиболее известныя версіи сефера, а именно самаритянскую версію, халдейскіе таргумы, переводъ 70 толковниковъ и Вульгату и указалъ на встречающіяся въ нихъ противоречія.
    Переводъ и комментаріи Фабра д'Оливе настолько ори­гинальны, что на нихъ стоитъ остановиться подробнее.
    Еврейское слово Іегова, что значитъ Богъ и пишется ГПГР і-е-о-е, составлено, по его мненію, изъ следующихъ -буквъ или іероглифовъ.
    Принципомъ слова является іероглифъ ^ о, знакъ духов- наго света, a субстанціей его двойной знакъ Г) е, выражающій абсолютную жизнь.
    Это соединеніе е-о-е даетъ глаголъ «быть» въ абсолют- номъ смыслѣ. Передъ этимъ словомъ поставлена буква і, знакъ проявленія и вечности. Такимъ образомъ слово і-е-о-е выражаетъ абсолютную одухотворенную жизнь въ ея вѣчномъ проявленіи въ міре, что и представляетъ идею Божества.
    Ниже мы вкратце излагаемъ наиболее характерный места изъ перевода Фабромъ д'Оливе 10-ти первыхъ главъ книги Бытія:
    Въ начале Богъ, черезъ элогимовъ, т. е. черезъ свои си­лы или аттрибуты, сотворилъ въ принципе небо и землю.
    Такимъ образомъ земля существовала лишь въ потенци­альной возможности бытія, а не въ реальномъ, матеріализованномъ виде.
    При этомъ центростремительная и центробежная силы, или силы притяженія и разреженія, были надъ всеобщими потенціальностью и пассивностью.
    И Богъ устроилъ диференціацію матеріи (или эѲира), и выделилъ въ природе разумъ, должествующій управлять ея эволюціей.
    И Богъ разделилъ пассивную матерію, бывшую въ потенціальномъ состояніи, и создалъ эѲиръ, и верхняя часть этой матеріи представила воздухъ (небо), а нижняя — воду (море), и вода была осушена огнемъ и появилась земля.
    И на земле появились растенія.
    Затемъ Богъ создалъ солнце, луну и звезды, дабы эти светила распространяли духовный светъ на земле и служили мериломъ времени.
    Затемъ воды и воздухъ породили рыбъ и птицъ, а земля разныхъ животныхъ.
    Но весь этотъ міръ существовалъ еще только въ потенціальномъ, а не въ реальномъ виде.
    Затемъ Богъ сотворилъ въ своей тени потенціальность Адама, т. е. человеческій родъ, внеся въ него и мужское на­чало (интеллектъ) и женское (волевую способность).
    Сотворивъ міръ въ принципе, Богъ съ седьмой періодъ вернулся въ свое прежнее состояние.
    Такимъ образомъ тогда природа и человекъ существова­ли еще только въ концепціи Бога, а не въ реальномъ бытіи.
    Затѣмъ Богъ далъ Адаму или человечеству реальное бытіе, сотворивъ его изъ адамическаго элемента. По мнѣнію нѣкоторыхъ Оккультистовъ, адамическій элементъ представляетъ изъ себя астраль или флюидъ, служащій посредникомъ между духомъ и матеріей и состоящій и самъ изъ особой тончайшей матеріи, не познаваемой нашими чувствами.
    Сотворивъ Адаму нефешъ, или астральное тело, Богъ вдохнулъ въ него нешама, т. е. духъ.
    Затѣмъ Богъ выдѣлилъ во времени и пространстве ор­ганическую сферу (рай — эдемъ). На эту органическую сферу воздействовали принципы реализаціи, потенціальной энергіи, облеченія въ форму, огня, электричества (или магнетизма) и производительности.
    Въ раю изъ адамическаго же элемента Богъ создалъ ра­стительное и животное царства. Въ центре рая была субстанція познанія добра и зла.
    Богъ поместилъ въ рай человека и тамъ создалъ ему подругу Айшу.
    Здесь Адамъ, т. е. человЬческій родъ, выделяетъ изъ себя Айша, человека инднвидуальнаго.
    Эта индивидуализація человека достигается темъ, что Богъ разделяетъ въ человеке интеллектъ, мужское начало — Айша, отъ волевой способности — женскаго начала — Айши.
    Айша, волевая способность, повинуясь интеллекту Айшу, представляетъ волю, т. е. именно то качество, которое индивидуализуетъ людей.
    Благодаря Айше, т. е. волевой способности, концепціи Айша, интеллекта, реализуются или переходятъ въ действіе. Такимъ же образомъ семя мужчины вынашивается женщи­ной и реализуется въ виде ребенка.
    Богъ запретилъ Адаму поглощать субстанцію познанія добра и зла.
    Но Наашъ (дьяволъ), т. е. безпокойное желаніе или инстинктъ, чувственность, эгоизмъ, воздействовалъ на Айшу, во­левую способность человека, и она увлекла Айша, интеллекта, такъ что человекъ захотѣлъ проникнуть въ сущность вещей.
    Но въ результате человечество увидело себя погружен- нымъ въ матерію.
    Следствіемъ грехопаденія явилось следующее наказаніе:
    Наашъ, т. е. инстинкта, будетъ отныне жить лишъ въ сфере тѣла и чувственности. Волевая способность человека, которая доселе имела творческую способность, отныне будетъ. творить, или, иначе говоря, реализовать концепціи интеллек­та лишь съ муками и трудомъ.
    При этомъ между волевой способностью человека и его чувственными инстинктами будетъ вражда, и прибежищемъ волевой способности долженъ являться разумъ. Отныне все- человечество будетъ жить среди забота и испытаній.
    Но после жизненныхъ трудовъ человекъ снова возста- новится въ адамическомъ элементе, то есть после смерти человекъ будетъ жить въ астральномъ теле.
    Матеріализація Адама распространилась и на связанный съ нимъ адамическій элемента.
    Богъ облекъ человеческій родъ въ настоящая матеріаль- ныя тѣла и удалилъ его изъ органической сферы (рая), гдѣ была субстанція жизни.
    И Адамъ назвалъ Айшу (свою волю) Евой, что значить элементарная, матеріальная жизнь, ибо отныне для него на­чиналась матеріальная жизнь, и Айша была ея матерью.
    Итакъ, въ первыхъ трехъ главахъ книги Бытія разска- зывается о сотвореніи міра и человечества сначала въ прин­ципе, потомъ въ астральномъ міре (адамическій элемента) и наконецъ о погруженіи человека въ матерію, следствіемъ чего явилась матеріализація всего міра и появленіе нашей земли.
    Въ следующихъ главахъ Моисей говоритъ не о потомст­ве Адама, а о космогоніи, развитіи міра и отчасти о первое начальномъ развитіи человечества. Посему слова, принятыя переводчиками Моисея за имена потомковь Адама, на самомъ деле выражаютъ космогоническіе, а иногда и социоло­ги ческіе принципы.
    Каинъ и Авель представляютъ две противоположный си­лы въ природе: центростремительность, или сжиманіе, и центробежность, или разрѣженіе.
    Убійство Авеля Каиномъ, по мнѣнію некоторыхъ, изображаетъ уплотненіе подъ вліяніемъ центробѣжной силы, эѲир- ныхъ туманностей (Nйbulositйs).
    СиѲъ изображаетъ примиряющее начало между враждую­щими началами Каина и Авеля. Онъ даетъ идею основанія и равновЪсія въ природе и въ то же время идею разрушенія или превращенія, ибо разрушеніе служитъ основой зарожденія новой жизни.
    Потомство Каина изображаетъ яростную и безпорядочную борьбу разныхъ началъ при устройстве земного міра.
    Имена потомковъ СиѲа аналогичны именамъ потомковъ Каина, но носятъ более умеренный характеръ и изображаютъ уже уравновешенное и продуктивное взаимодействіе противо- положныхъ началъ.
    Въ соціологическомъ же значеніи среди потомковъ Каи­на имеетъ особое значеніе Ламехъ, т. е. узелъ вещей.
    Онъ ограничилъ произволъ индивидуальнаго человека (какъ говоритъ Моисей: «убилъ Айша») и эгоизмъ семьи и отдельных родовъ, ради образованія общинъ и племенъ. Сы­новья Ламеха, Ябаль, Юбаль и Ѳубаль-Каинъ, знаменуютъ въ соціологическомъ смысле оседлость народовъ, развитіе искусствъ и наукъ и развитіе ремеслъ.
    Изъ потомковъ СиѲа, надо упомянуть Ноя, представляю- щаго принципъ равновесія и устойчивости въ природе.
    Вследствіе связанной съ грехопаденіемъ диференціацін Адама на земле появились телесныя формы, и эманаціи Бога, прельстившись ими, соединились съ ними и пріобрели чувст­венный качества. Въ результате на земле появились люди, обладающіе могуществомъ сверхъ обыкновеннаго. Это нару­шило гармонію и порядокъ въ развитiн міра и человечества,и Богъ рѣшилъ очистить этотъ міръ такъ называемымъ по- топомъ.
    Но предварительно, согласно волѣ Бога, уравновѣшенная и устойчивая природа (т. е. Ной), состоящая изъ интеллек- туальнаго и волевого началъ, укрылась въ симпатическомъ убѣжище «Ѳеба». Тамъ, кромѣ людей (сыновья Ноя и ихъ «Нешимъ», т. е. жены — или физическія качества), было со­брано отъ всякаго рода животныхъ по принципу даннаго животнаго и по волевой способности, благодаря которой этотъ принципъ можетъ проявиться въ реальномъ бытіи» Отъ птицъ и рыбъ въ Ѳеба были сущности мужского и жен- скаго началь.
    И вотъ Богъ отвелъ отъ водъ силу сжиманІя, и воды расширились и поднялись. Отъ воздуха же Богъ отвелъ силу разрЪженія, и атмосфера стала падать на землю въ видЪ воды.
    Тогда Богъ самъ уничтожилъ всѣ существа, живушія въ адамическомъ элементѣ, т. е. въ астральномъ мірѣ, а вода уничтожила все живое на землѣ.
    Осталась лишь устойчивая и гармоничная часть приро­ды въ Ѳеба.
    Наконецъ, послѣ 40 періодовъ, великій катаклизмъ пре­кратился. Духъ Божій снова сжалъ земныя воды и оста- новилъ Ііаденіе водъ сверху.
    И на Ѳеба появилось ограниченное круговое теченіе свѣта. Тогда началась принциціація стихійныхъ элементовъ.
    И на землю спускался мракъ (эребъ — воронъ) и снова уходилъ. Тогда Ной, т. е. природа въ Ѳеба, направилъ на землю свою производительную силу (Іона — голубь), и она наконецъ нашла себе точку опоры и примѣненія.
    И природа и все живущее вышли изъ Ѳеба, и здѣсь въ мірѣ, появился духовный элементъ спиритуализаціи матеріи.
    Природа выдѣлила Айша, интеллектуальный принципъ и прониклась спиритуализмомъ.
    Во время экзальтаціи природы (Ноя) ея матеріальныя части (Хамъ) проникли было въ сущность ея, но другія порожденія природы (Симъ и Іафетъ) прикрыли ея тайны всзвышеннымъ блескомъ.
    Въ X главѣ обыкновенно переводы Библіи даютъ перечисленіе потомковъ Сима, Хама и Іафета, но Фабръ д'Оли­ве снова видитъ тамъ, вместо собственныхъ именъ, прин­ципы геологіи и соціологіи.
    Изъ потомковъ Хама можно отметить Нимврода, т. е. принципъ своеволія, возстанія, анархіи и деспотизма.
    Въ основаніи этого принципа лежатъ изнеженность, эгоизмъ и честолюбіе, представляющіе элементы революціи (Шингаръ).
    Но изъ революціи же проистекаетъ Ашуръ, т. е. принципъ гармоніи и законнаго управленія.
    АСТРАЛЬНЫЙ МІРЪ Астраль
    Оккультизмъ признаетъ существованіе трехъ міровъ, или, какъ онъ выражается, трехъ плановъ существованія (trois plans): міръ духовный, міръ астральный и міръ фи- зическій. Представителемъ перваго является духъ, второго — энергія или сила, третьяго — матерія. Второй міръ служить посредникомъ между первымъ и третьимъ. Однако все міры проникаютъ другъ друга въ большей или меньшей степени. Действительно, принципомъ энергіи является духъ, а энергія проявляется въ матеріи, которую она приводитъ въ дви­жете.
    Постигаемый нашими чувствами, міръ есть міръ матеріальный или физическій. Поэтому съ него мы и начнемъ наше изследованіе.
    Что такое матерія и какіе она имеетъ виды?
    Оккультисты, одними изъ представителей которыхъ яв­лялись алхимики или герметисты, признаютъ единство мате- ріи. Согласно физике, все тела разлагаются на молекулы, а молекулы на атомы. При этомъ есть простыя тела, атомы коихъ отличны отъ атомовъ другихъ тѣлъ и ке могутъ быть болѣе разложены: таковы золото, желѣзо, а также иные газы, какъ, напримѣръ, водородъ.
    Но алхимики думаютъ, что атомы, на которые наука разлагаетъ гіростыя тѣла, могутъ быть раздѣлены на еще меньшіе атомы, и что въ основе всѣхъ тѣлъ и видовъ матеріи лежатъ одни и тѣ же первичные атомы. Такимъ об- разомъ атомы желѣза можно довести до этихъ первичныхъ атомовъ, a затѣмъ изъ нихъ произвести атомы золота, что и явится знаменитой трансмутаціей металла.
    Такимъ образомъ, виды матеріи различаются между со- бою не качествомъ атомовъ, а лишь ихъ плотностью, спо- собомъ соединенія и различными комбинаціями.
    Матерія имѣетъ четыре вида: плотныя тѣла, жидкости, простые газы (какъ воздухъ) и эѲирные газы (Gaz а l'йtat radiant), молекулы которыхъ разлетаются съ величайшей быстротой, какъ пули, изрыгаемыя пулеметомъ,— сравненіе это принадлежитъ физикамъ Crookes и Tesla, которые при- мѣняютъ къ этому явленію слово «bombardement».
    Въ древности мудрецы и маги обладали очень серьез­ными познаніями по физикѣ, и можетъ быть, даже превосхо­дили насъ въ иныхъ отношеніяхъ, но отчасти ихъ знанія были утеряны, отчасти они сохранились лишь подъ видомъ символовъ, часто непонимаемыхъ нами. Такъ, древніе при­знавали чЛыре с