Скачать fb2
Путешествие без карты

Путешествие без карты

Аннотация

    Рассказы о некоторых экспонатах Музея Великой Октябрьской социалистической революции, об истории вещей, принадлежавших Владимиру Ильичу и его соратникам.
    В книге воспроизведены картины художников И. Бродского, А. Любимова, И. Владимирова, В. Селезнева, И. Пентешина, А. Тютикова, а также использованы фотографии А. Короля и материалы архивов и музеев Ленинграда.
    Для младшего школьного возраста.


Н.Ходза Путешествие без карты (рассказы)

    Ты бывал когда-нибудь в музее? Если бывал, значит слышал слово ЭКСПОНАТ. Так называются вещи, выставленные в музее. Поэтому в книге о любом музее ты обязательно встретишься с этим словом — экспонат.
    Разные есть музеи. В одном ты увидишь картины знаменитых художников. В другом — узнаешь, как жили люди много тысяч лет тому назад. В третьем — с удивлением будешь рассматривать чучела, скелеты животных, вымерших задолго до появления человека на Земле.
    Такие музеи существуют во многих странах. Но в нашей стране есть музеи, каких нет нигде. Они рассказывают, КАК ГОТОВИЛАСЬ ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. В этих музеях множество драгоценных исторических экспонатов. Поведать о всех невозможно даже в самой толстой книге. Для этого надо написать, может быть, сто толстых книг. Потому что какая-нибудь небольшая, пожелтевшая от времени фотография оказывается вдруг настолько важной и интересной, что о ней одной можно написать целую книгу.
    Есть в этих музеях и загадочные экспонаты, перед которыми ты остановишься в недоумении: почему они попали в музей? Какое отношение имеют к революции, скажем, разные тросточки, старинная английская пушка, окорок, детские кубики, пятисотрублевая царская ассигнация? Если бы эти предметы могли заговорить, ты услышал бы о захватывающих революционных событиях, о которых до сих пор не знал.
    В этой книге ты прочтёшь о таких загадочных экспонатах. Их всегда с особым интересом рассматривают многочисленные посетители Государственного музея Великой Октябрьской социалистической революции.

Чернильницы из хлеба



    Много раз уходил Владимир Ильич из-под носа у сыщиков.
    Но однажды его всё-таки арестовали.
    Привезли Ленина в тюрьму, посадили в одиночную камеру.
    Начальник тюрьмы сказал надзирателям:
    — Не спускайте глаз с арестованного. Главное, чтобы он не передал на волю какого-нибудь письма.
    Надзиратели следили за Лениным день и ночь. В дверях камеры была небольшая круглая дырка — «волчок». Через неё надзиратели и подглядывали за Лениным.
    Ничего подозрительного надзиратели не замечали. И по утрам докладывали начальнику:
    — Заключённый читал разные книги. Запрещёнными делами не занимался.
    А Ленину надо было обязательно передать на волю важные указания.
    И вот однажды Ленин попросил у тюремного начальника бутылку молока. Дело в том, что Ленин знал один секрет. Если писать не чернилами, а молоком, никто не заметит, что на бумаге есть какая-то запись. Но стоит такое письмо-невидимку подогреть, и буквы сразу же проступят.
    Молоко Ленин получил. Дело стало за чернильницей. Как добыть в тюрьме чернильницу? Владимир Ильич нашёл выход. Слепил из тюремного хлеба небольшую чернильницу, налил в неё молока и стал писать. Писал Ленин, конечно, не на бумаге, а между строк какой-нибудь книги. Напишет что надо, позовёт надзирателя и скажет:
    — Эту книгу я прочёл. Верните её моей невесте — Надежде Константиновне Крупской.
    Начнут тюремщики листать книгу, каждую страницу проверят. Не спрятана ли где записка, не подчёркнуты ли слова, не обведены ли какие-нибудь буквы. Смотрят, смотрят — ничего не видят. И отдают книгу Надежде Константиновне. А Надежда Константиновна поднесёт к лампе книжные странички, нагреет их, прочтёт, что написал Ленин, и быстро передаст кому надо.

    Эти фотографии сделаны в полицию сразу же после ареста В. И. Ленина.

    Посмотрел как-то надзиратель в «волчок», видит: Ленин пишет! Стал он дверь открывать, загремел ключами, а Ленин — раз! — и проглотил чернильницу из хлеба. Ворвался надзиратель в камеру — Ленин сидит как ни в чём не бывало и книжку читает. Заглянул надзиратель в книжку — нет, ничего там не вписано.

    В эту камеру царские тюремщики заточили В. И. Ленина.

    «Померещилось, что ли?» — думает тюремщик.
    Вышел он из камеры, закрыл дверь на ключ и снова стал расхаживать по коридору. Потом подкрался неслышно к «волчку», заглянул в камеру — что такое?! Опять Ленин пишет!
    — Попался! — обрадовался надзиратель.
    Только он повернул ключ в замке, а Ленин опять — раз! — и нет чернильницы! Вновь надзиратель оказался в дураках.
    Шесть хлебных чернильниц пришлось Ленину проглотить в тот день.
    Много лет спустя, уже после смерти Владимира Ильича, Надежда Константиновна Крупская рассказала эту историю в своей замечательной книге о Ленине.

    Надзиратель у камерного «волчка».

Ленин в ссылке


    На стенде фотографии деревенского дома. Ничего интересного. Можно не останавливаться и пройти мимо. Но почему же тысячи людей из разных стран мира стремятся в село Шушенское, чтобы увидеть этот старый дом, переступить его порог и в торжественном молчании войти в его комнаты? Как жил, что делал Ленин в сибирской ссылке? Об этом написано несколько книг. Вспоминала жизнь в Шушенском и жена Ленина — Надежда Константиновна Крупская. Из её рассказов мы узнали, что с появлением Ленина шушенская беднота обрела верного друга.
    Неграмотные мужики не знали никаких законов. Это было на руку сельским богатеям и местному начальству. Безнаказанно притесняли они деревенских бедняков. Неизвестно от кого, но только проведали мужики, что Ленин изучил все царские законы. Теперь с каждой новой бедой они шли к Ленину. Шли вот в этот самый деревенский дом, где жили в ссылке Ленин и Крупская.
    Не было мужикам отказа от Ленина. Каждому помогал составить жалобу на кулака, объяснял, как и кому написать о произволе чиновников. И напрасно полиция надеялась, что для неграмотных крестьян царь — особа священная, а потому, если скажет Ленин плохое о царе, мужики сразу донесут сельскому уряднику или попу.
    В ссылке Ленин не переставал думать об одном важном деле: о создании подпольной революционной газеты. Чтобы узнали через неё рабочие и крестьяне, кто держит их в рабстве, кто помогает их угнетателям, как бороться народу с капиталистами. Но выпускать подпольную газету в России опасно и ненадёжно. Нужна типография, машина, наборщики. Такую типографию полиция быстро обнаружит.
    И Ленин решил, что революционную газету надо издавать за границей и тайно переправлять в Россию.

    Дом крестьянки П. А. Петровой в селе Шушенском, где жил В. И. Ленин.

    А ещё вспоминает Надежда Константиновна, как Ленин в ссылке жандармов провёл. Меньше года оставалось Владимиру Ильичу до конца ссылки, когда к нему нагрянули жандармы. Обыск! Надежда Константиновна встревожилась. Ещё бы! На нижней полке книжного шкафа вперемешку со школьными учебниками лежали революционные брошюры и статьи. Если жандармы их обнаружат — ссыльного Ленина приговорят к многолетней каторге.
    Один из жандармов, коренастый и низкорослый, сразу подошёл к книгам. Он хотел уже нагнуться и начать обыск с нижней полки, но Ленин быстро придвинул ему стул, чтобы жандарм мог легко дотянуться до верхней полки. Удивился жандарм. Какой любезный бунтовщик, сам помогает полиции.

    В. И. Ленин в 1897 году.

    Влез полицейский на стул, снял с верхней полки толстую книгу. Прочёл на первой странице: «Н. А. Некрасов. Стихотворения». Книга хоть и дозволенная, а всё равно перелистать надо все страницы до единой. Вдруг между страницами спрятано тайное письмо или записка. Перелистал все четыреста страниц — ничего не нашёл.

   
    Улица в селе Шушенском.

    Вытянул жандарм вторую книгу, раскрыл — удивительное дело! Ни одного слова прочесть не может. Ленин молчит, только чуть-чуть усмехнулся: книга-то на немецком языке. Толстая и без картинок. Перелистал её жандарм, вздохнул, взялся за третью книгу. Видит, какие-то таблицы напечатаны, а к чему они — понять невозможно. Может, таблицы только для отвода глаз напечатаны, а в тексте против царя говорится. Читал, читал — ничего про царя не нашёл. И о революции не упоминается.
    Час прошёл, а жандарм только за вторую полку принялся. А полок-то — целых шесть! На второй полке на английском языке книга оказалась. Поди знай, о чём она! А всё равно листать приходится: нет ли чего между страницами.
    Ленин и Крупская сидят за столом, смотрят, как жандарм приближается к нижней полке.
    Осилил полицейский три полки, сел на стул передохнуть, рукавом пот со лба вытирает. Посидел минуту-другую, отдохнул, стал дальше возиться с книгами. А на четвёртой полке опять книги с таблицами. И совсем непонятные. Про какие-то рынки, мануфактуру, кооперацию, реализацию. Просто голова разламывается от таких слов. Главное, неизвестно: дозволены такие слова или не дозволены.
    Пока дошёл до предпоследней полки, совсем осоловел полицейский, даже воротник расстегнул, чтобы дышалось легче. Вытянул с полки тоненькую книжку, раскрыл и оживился: сразу обнаружил рукописный листок. Главное, листок-то написан самим Лениным. Почерк Ленина жандарм уже знал. «Наверняка что-то запрещённое! Тут-то я разберусь что к чему», — подумал довольный жандарм.
    Он разгладил листок и прочёл: «Кричный способ выделки железа всё прочнее держится на уральских заводах, тогда как в других частях России он уже вполне вытесняется пудлингованием». Жандарма бросило в жар. Он читал и перечитывал записку Ленина и ничего не понимал. О чём записка? Про политику, про царя ничего нет, но слова какие-то подозрительные: «кричный способ», «пудлингование». Что с такой запиской делать? Забрать с собой, чтобы начальство разобралось? Но говорят, этот ссыльный все законы знает! Отберёшь записку, а он жалобу в Петербург настрочит: на каком основании произвели изъятие. Требую вернуть, а виновного наказать! Нет! Лучше с ним не связываться. Он вложил записку в книгу и обессиленный снова опустился на стул.
    — А там что за книги? — спросил он, глядя с тоской на нижнюю полку.
    — Там только мои учебники, — поспешно ответила Надежда Константиновна.
    — Учебники? — удивился жандарм. — Вы что, учиться сюда приехали?
    — Я же учительница, — объяснила Надежда Константиновна. — Хотела учить здесь деревенских ребятишек, а полиция запрещает. Так и стоят на полке без дела учебники.
    — Правильно, что запрещают! — важно сказал жандарм. — За вами глаз да глаз нужен. Научите ребят разным вольностям.
    — Скоро ты кончишь копаться? — послышался из соседней комнаты недовольный голос второго жандарма. Он там перечитывал письма к Ленину. — Через час темно станет, а нам ещё подпол и чердак обыскать надо. Ночью, что ли, шуровать станем?
    — Ладно, ладно, иду! — отозвался коротконогий полицейский и поднялся со стула.
    — Учебники нас не касаются, — сказал он и отправился обыскивать чердак.
    В сумерки обыск кончился. Жандармы ушли ни с чем.
    — Какое счастье, что обыск начался не с нижней полки, — облегчённо вздохнула Надежда Константиновна.
    — Я для того и стул ему подсунул, — сказал довольный Владимир Ильич. — Рассчитал, что он умается, пока дойдёт до конца. Удачно получилось. А сейчас придётся и нам потрудиться. Перепрятать нелегальщину так, чтобы впредь не бояться никаких обысков.

Подарки для Кати



    Они вышли из магазина детских игрушек. Ольга Ивановна держала в руках большую длинную коробку, перевязанную розовой лентой, у Ленина под мышкой была зажата квадратная коробка, перевязанная тонким цветным шпагатом. Ленин спросил:
    — В Мюнхене вы впервые?
    — Впервые, Владимир Ильич. Стыдно сказать, вчера заблудилась.
    — Надо иметь план города. Обязательно. План избавляет вас от необходимости обращаться к прохожим.
    — Теперь уже не стоит: завтра уезжаю. Пройдёт три дня — и я в Питере!
    Ленин вздохнул:
    — Завидую вам, товарищ Ольга. Но ничего не поделаешь. Издавать революционную газету в России пока что невозможно — накроет полиция. Приходится действовать на чужбине. Но имейте в виду, немецкая полиция тоже следит за русскими революционерами.
    — Об этом мне говорили.
    — Значит, вы уезжаете завтра вечером? Времени осталось в обрез. Приходите к нам сегодня не позже шести: надо успеть всё упаковать и заклеить. Аккуратнейшим образом! Надежда Константиновна поможет. У неё такие вещи получаются удивительно ловко…
    — Приду ровно в шесть…
    — Ещё раз напоминаю: если в Питере у студента в руках будет зелёный платок, значит поблизости шпик. Тогда студент к вам не подойдёт. Запомнили?
    — Да…
    — Итак, Зигфридштрассе, четырнадцать, ровно в шесть. А теперь — разойдёмся. Не надо, чтобы нас видели вместе…


    Центральный вокзал в Мюнхене. Отсюда «товарищ Ольга» уехала в Россию с революционной газетой «Искра».

    Петербургский шпик по кличке Граф с утра топтался на перроне Николаевского вокзала. Задание было нехитрое: обнаружить среди пассажиров женщину с родинкой под правой бровью, одетую в серый каракулевый жакет и такую же серую каракулевую шапочку. Накануне начальник охранки снабдил Графа фотографией женщины, и шпик был уверен, что найдёт её в любой толпе.
    Граф не ошибся, он узнал её, хотя лицо женщины скрывала густая вуаль. Мюнхенский агент русской охранки сообщил точные приметы не только Ольги Ивановны, но и её чемодана: «…жёлтый, кожа местами потёрта, перетянут двумя тёмно-коричневыми ремнями, ручка чёрной плетёной кожи». И прежде чем увидеть женщину, шпик заметил носильщика с её чемоданом. Должно быть, чемодан был нетяжёл: носильщик шёл легко и быстро, женщина едва поспевала за ним. Граф не спускал с неё глаз и не видел, как стоящий под фонарём студент вертел в руках зелёный платок…