Скачать fb2
Гони из сердца месть

Гони из сердца месть

Аннотация

    Рамона и Гай счастливо прожили вместе двадцать лет, но внезапно Рамону настигло то, что называется кризисом среднего возраста. Благополучие перестало радовать ее, она больше ничего не хотела и ничего не ждала от жизни. Рамона вдруг ощутила, что, с головой погрузившись в обязанности жены, матери и хозяйки, не реализовала себя как личность. А во всем виноваты мужчины, они правят этим миром. Озлобившись на всех без исключения представителей сильного пола, и в первую очередь на мужа, Рамона вынашивает планы мести, однако вскоре осознает, что это чувство бесперспективно. Она решает доказать свою состоятельность, совершив неординарный поступок, и даже не догадывается, что спасет не только доброе имя мужа, но и свою семью от разорения.


Уинифред Леннокс Гони из сердца месть

Пролог

    Не приучай к презренью эти губы —
    Для поцелуев созданы они.
    Иль в сердце месть? Простить оно не в силах?
    В. Шекспир
    Перевод Б. Лейтина
    — Ты похожа на осенний Париж. — Он наклонился к ней совсем близко, и она почувствовала знакомый запах лосьона после бритья.
    — Не смеши меня. — Она покачала головой, но не отстранилась.
    — Я не шучу. Разве ты не понимаешь, что я абсолютно прав? — Он развел руками, призывая ее посмотреть вокруг. — Видишь, ни одного желтого листика на деревьях. Они не сверяются с календарем. А вон то дерево… никак не вспомню его название… собирается зацвести.
    — Наверное, его что-то очень смутило… или потрясло? — Она подняла голову и улыбнулась.
    — Об этом я и хочу тебе сказать. Одно название — осень. На самом деле — настоящее лето.
    — Да. — Она вздохнула, секунду помолчала и снова улыбнулась, но уже печально. — Знаешь, мне будет жаль расставаться с тобой.
    Он резко повернулся к ней.
    — Расставаться? Больше никогда в жизни! Мы не расстанемся с тобой.
    — Я о другом расставании. — Она опустила голову ему на плечо. — О том, которого никому не избежать.
    Он погладил ее по голове.
    — Разве ты не знаешь, что двое, если они по-настоящему любят друг друга, умирают в один день?
    — Ты все еще веришь в сказки, — сказала она, и они оба засмеялись. — Послушай, мы говорим, как наивные влюбленные.
    — Нет, — он покачал головой, — двадцать лет назад ничего такого мы не говорили. У меня отличная память.
    — Значит, мы не наивные влюбленные.
    Она пожала плечами, а он крепче обнял ее, наблюдая, как мальчишка с берега управляет корабликом с синими парусами, а тот скользит по бестрепетной поверхности пруда, лавируя между серыми утками.
    — Конечно, мы взрослые, по-настоящему влюбленные…
    — Ох, у нас больше нет времени на игру в слова! — Она вскочила с садовой скамейки. — Поедем, иначе опоздаем. Наш сын прилетает через час двадцать.
    — Мы успеем. — Он взял ее за руку. — Погоди, я хотел тебя спросить… Я хотел задать тебе последний вопрос: скажи мне, теперь ты точно знаешь, чего хочешь?
    В ожидании ответа он пристально вглядывался в ее лицо.
    — Да.
    Мужчина улыбнулся, он ничего не мог с собой поделать: даже сейчас, через два десятка лет, он видел перед собой лицо влюбленной в него девочки.
    — Так скажи мне.
    — Я хочу… тебя.
    Он рассмеялся. Он знал, что это так, но не был уверен, что она признается.
    — Видишь, я прав. Ты на самом деле похожа на парижскую осень. Жаркую, как лето.
    — Принимаю твою лесть. Она меня утешает. Ты помнишь, сколько мне исполнилось вчера?
    — Я помню, что мы открыли коллекционное каберне, которому ты годишься в правнучки. Поэтому я начинаю думать, что ошибся в твоем возрасте.
    — Неужели?
    — Да. — Помолчав, он добавил: — Ты похожа не на парижское лето, а на парижскую весну.
    — А тебе правда не жаль, что я выпросила у тебя в подарок твою лучшую трубку? — неожиданно спросила она.
    — Ну, если честно… Немножко жаль. Но ты заслужила этот символ мужской чести. Я это признаю.
    — Не горюй, иногда я буду давать ее тебе покурить.
    — Но не давай мне больше прикурить!
    — Обещаю! — И она весело засмеялась. — Если ты не дашь мне повода!
    — Ни за что и никогда. Обещаю.

Глава первая
Ничего ты не получишь!

    Подумать только, и этот тип ведет себя в точности, как все мужчины. Рамона Сталлер глубоко вздохнула, ее губы разъехались сами собой, хотя она вовсе не собиралась улыбаться. Нельзя сказать, что пристальный взгляд блестящих глаз шоколадного цвета, горящих вожделением, испугал ее. Она не раз и не два видела подобный взгляд — откровенно мужской, который можно истолковать безошибочно: «Я хочу!»
    — А вот ничего ты не получишь, — тихо, чтобы никто из окружающих не услышал, сказала Рамона.
    Внезапный порыв теплого октябрьского ветерка приподнял пустой пакетик из-под сахара, который будто только и ждал момента, чтобы отправиться в веселый полет над асфальтом. Но ничего не вышло, чужая воля победила — Рамона резко прихлопнула пакетик ладошкой, тем самым пресекая его попытку взлететь. Не хватало еще, чтобы он упал на асфальт, и тогда ей пришлось бы потянуться за ним, а ее глаза наверняка оказались бы на уровне горящих желанием шоколадных глаз.
    Покосившись на светло-коричневые щеки своего воздыхателя, Рамона с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть. Было отчего — в уголках толстых губ уже собрались слюни, они вот-вот закапают на чисто вымытый асфальт.
    Рамона не позволила себе напрячься, хорошо зная, насколько тонко собаки улавливают страх человека. Куда же провались хозяйка этого гладкобокого боксера? Мадам вошла в кондитерскую вместе с этим типом в тот момент, когда Рамона, сидя за столиком перед кафе, занесла вилочку над первым пирожным. Наверняка никак не может выбрать. Ее можно понять — даже Рамона, которая вовсе не из тех, кто млеет от сладкого, надолго задержалась у витрины, не решаясь остановить выбор на одном пирожном в ущерб остальным. Воздушные, полувоздушные, щедро посыпанные шоколадом и плотно обложенные тонко нарезанными апельсиновыми дольками, и… Нет, одернула она себя, отрываясь от витрины, пора кончать эту муку, и вместо одного пирожного выбрала два. Уехать из Парижа без пирожных в животе просто недопустимо.
    Сейчас Рамона завершала свою работу над пирожным под названием «Страсть», и надо же боксер уставился именно на него. Рамона вообще-то не боялась собак, они к ней всегда хорошо относились. Но эта собака — французская. Дело не в том, что боксер наверняка не понимает по-английски, а она неважно говорит по-французски. Дело в другом. Один великий человек изрек весьма многозначительную фразу: если бы я не был человеком, я хотел бы быть парижской собакой.
    Сначала Рамона удивилась, но потом, наблюдая за парижской жизнью, поняла глубинный смысл этой фразы. В ней заключено не столько благоговейное отношение француза к собаке, сколько собаки к французу. Еще бы — на два миллиона жителей малого Парижа — двести тысяч собак, которые к каждому вечеру устилают асфальт улиц шестнадцатью тоннами дерьма, тем самым создавая дополнительные рабочие места для людей. Стало быть, если эти отношения строятся на равных, тогда она совершенно правильно расценила очень мужской взгляд боксера: «Я хочу. Ты должна отдать».
    Не-ет, больше она ничего не должна никакому мужчине. С нее хватит.
    Наконец Рамона отправила в рот последний кусочек «Страсти», и пес деланно равнодушно отвернулся — мол, а я и не хотел. Но, ясное дело, это игра, опять-таки очень мужская игра. Пес почуял, что из кондитерской наконец выплывает его мадам, и неспешно направился к ней. Теперь на нее он будет смотреть страстными глазами, причем наверняка не безответно. Она, конечно, купила на его долю «Страсти» и чего-то такого же, очень парижского.
    Рамона с облегчением откинулась на спинку удобного стула и посмотрела туда, где между домами, украшенными лепниной, освещенная дневным солнцем высилась Эйфелева башня.
    Зачем она приехала в Париж на этот раз? Она отпила чаю из чашки, и ей стало смешно.
    Она приехала… мстить.
    Рамона залпом допила остывший чай, скользнула взглядом по незнакомцу, который подошел к телефону-автомату напротив входа в кондитерскую, и снял трубку. Он переминался с ноги на ногу, словно очень спешил или почему-то нервничал, и Рамона испытала злорадное удовольствие — наверняка звонит женщине, а ее нет…
    Так кому она собралась мстить? Всему миру! Своему мужу! Самой себе!
    Странное место для исполнения такого желания? Париж — город, в котором даже самые обычные домохозяйки, отправляясь в булочную за неизменными багетами, благоухают духами, а ветерок начальных дней октября купает всех подряд в совершенно летнем сладковатом аромате самшита.
    Рамона втянула воздух и явственно ощутила этот запах, хотя ароматы кондитерской — ванили, корицы, патоки — пытались заморочить голову. Маленькие садики перед домами, увитыми плющом и диким виноградом, отороченные ровно подстриженными, сросшимися кустиками самшита, казалось, останутся неизменными всю осень и всю зиму… И так же будут благоухать.
    Этот город, пропитанный сладостными ароматами, называют городом любви. Но с некоторых пор Рамона приняла истину, которая всегда казалась ей банальной: от любви до ненависти один шаг. Что ж, оригинальность истины пропадает, и она становится банальной, когда в нее поверит абсолютное большинство.
    Может быть, она самая последняя на этой земле, кто поверил в эту истину?
    Ее взгляд лениво и бездумно скользил вдоль улицы — Рамона ждала, когда к ней подойдет наблюдательная официантка и принесет чек, — но внезапно замер. На другой стороне улицы, на скамейке, окруженной цветником, сидела женщина, а недавний воздыхатель Рамоны чуть дальше, за мусорным вазоном, совершал пируэт. С его помощью он недвусмысленно давал понять всему миру — это его территория, здесь все его, начиная с хозяйки и заканчивая пирожными, которые она держит наготове в коробочке.
    Еще один хозяин жизни.

Глава вторая
Крестный отец — принц де Полиньяк

    С Гаем Гарнье Рамона познакомились в Манчестере, в технологическом институте. Она изучала технику, а он постигал тайны экономики. Было это двадцать лет назад. Они оба приехали из Штатов, уверенные, что европейское образование дает более широкие перспективы, чем американское.
    Это легко объяснить, поскольку родители обоих были выходцами из Европы. Родители Гая переехали из Франции, когда ему было шесть. Мать Рамоны, англичанка, нашла свою любовь тоже студенткой, но Рамона родилась уже в Калифорнии, куда ее мать увез страстный молодой американец, в котором было четверть самой настоящей мексиканской крови.
    В кампусе устроили вечеринку, новобранцы знакомились друг с другом. Гай Гарнье, конечно, не мог не блеснуть — как всякий француз, он умел веселиться. Он устроил всю эту кутерьму в квартире, которую снимал.
    — Я вел к вам важного гостя, — начал Гай, торопливо сбрасывая черную куртку, — но по дороге он смутился. — Конечно, здесь столько молодых прелестных девушек, но сколько достойных молодых людей! Перед вами — один из них. — Он грациозно поклонился. — Когда узнал о конкурентах, он смутился, но для юных красавиц передал дар! — Гай повыше поднял сумку, в которой лежало что-то тяжелое. — Вот. — Гай самодовольно улыбнулся. — Но давайте-ка разберемся с его подарком!
    Рамона заметила, какими горящими глазами девушки смотрели на Гая. Она тоже смотрела на него и думала — просто кривляка. Самый настоящий француз.
    — Этот важный гость, конечно, тоже француз? — спросила она.
    — А разве он может быть кем-то еще? Самый щедрый, самый стильный и самый обаятельный мужчина на свете — это французский мужчина, — тараторил Гай Гарнье, расстегивая замок на сумке и вынимая небольшие бутылочки. — Запомните, его зовут принц Алан де Полиньяк! А это… — он приподнял повыше бутылочку и выдержал паузу, как популярный телеведущий, который ожидает услышать вопль счастья от всей аудитории, — шампанское!
    — Ух ты! — раздался срежиссированный вопль.
    Одна экзальтированная девушка с факультета менеджмента подскочила к Гаю и повисла у него на шее.
    — Я люблю всех французов!
    Гай не растерялся, крепко обнял ее и заявил:
    — Назначаю тебя королевой бала!
    Рамона ухмыльнулась, глядя на парочку нахалов. Ну-ну, посмотрим. Подумать только, как всем хочется быть принцами и королевами!
    — Итак, в этих синих бутылочках по двести миллилитров прекрасного вина в каждой. Принц уверяет, что лучше всего его пить из горлышка или через соломинку.
    — Из горлышка! — кричали одни.
    — Через соломинку! — пытались перекричать их другие.
    А Гай вынимал и вынимал бутылочки на радость собравшимся.
    — Так как все-таки называется это шампанское? — Рамона привыкла к точности в названиях и в оценках. Она подошла к Гаю, оттеснив «королеву» бала, которой бросила насмешливо: — Пойди отдохни. И сними корону, а то голова вспотеет.
    Опешившая от таких слов «королева» отодвинулась, а Гай расхохотался и сказал:
    — Хочешь, я тебя назначу моей королевой?
    — Я сама себе королева, — отмахнулась Рамона и повторила: — Так как называется это шампанское?
    — «Поммери», если тебе о чем-то это говорит, — бросил Гай, пристально разглядывая девушку.
    Рамона давно поняла, что мужчины видят ее не такой, какой она видит себя. Ее светлые от природы волосы морочат им голову — считается, что блондинки глупые и легкомысленные. Но это ведь те, у которых голубые глаза. У нее глаза карие, точно такие, как у Фрэнка, ее любимого деда, в крови которого половина мексиканской крови. Стало быть, она на восьмую часть мексиканка. Вероятно, эта самая восьмушка в основном и определяет ее характер. По крайне мере, мать в этом уверена.
    — Ладно, кончай глазеть. А то прожжешь на мне дырку, — бросила она. — Название «поммери» мне знакомо. Наверняка твой принц, которого ты, конечно, в глаза не видел, потомок мадам Поммери? Это она полторы сотни лет назад начала производство такого шампанского. Скажи, ты хорошо зарабатываешь на рекламе?
    Гай молчал, потрясенный не столько манерой говорить с ним, но осведомленностью девушки. Заметив его замешательство, Рамона улыбнулась так, как полагается улыбаться блондинке.
    — Не бери в голову, Гай. У меня просто хорошая память. Я помню имена, даты, целые страницы текста, стоит мне однажды прочитать их.
    — А… где ты прочитала о «поммери»?
    — Мой дед Фрэнк гонит текилу и читает журналы, в которых пишут про разные напитки.
    Она лихо подмигнула ему, потом, заметив пристальный ревнивый взгляд «королевы», встала на цыпочки и поцеловала Гая Гарнье в щеку. Она собралась уже отойти от него, потому что выяснила все, что хотела, но Гай неожиданно схватил ее за руку.
    — Погоди, постой, — приказал он. — Сейчас мы покажем вместе с тобой, как надо пить это шампанское.
    — А мы, значит, пьем неправильно? — раздался голос из угла, где сидела парочка с химического факультета. Перед ними валялись две пустые бутылки, а они поили друг друга из третьей.
    — Нет, — твердо заявил Гай. Он взял две соломинки, откупорил бутылочку и вставил соломинки в горлышко. — Твоя голубая, моя красная. Начали!
    Рамона наклонилась и первая взяла в рот соломинку. Гай тоже склонился над бутылочкой, и они столкнулись носами. Рамона почувствовала, как начинает разгораться тело, а вино, которое уже попало в рот и стремительно утекло по горлу, казалось, спешило залить этот огонь. Гай не сводил с нее глаз, они были совсем близко, очень близко, и она заметила, что у него глаза разного оттенка — один темно-карий, а другой чуть светлее.
    Он волновал ее, это точно. Так, как не волновал ни один парень. А ведь он совсем не в ее вкусе. Рамона считала, что ее типаж — ровный, спокойный, немногословный американец, блондин-здоровяк, а не вертлявый французик. Кстати, такими она их и представляла, французских мужчин, хотя до сих пор не видела ни одного настоящего.
    Когда закончилась бутылочка, Гай сразу открыл следующую. Они снова пили ее вместе, но уже сидя в уголке, не обращая ни на кого внимания.
    Рамона не заметила, как все ушли и квартира Гая опустела. Не было даже приятеля Гая, с которым они вместе снимали жилье, тот ушел со своей девушкой.
    Возбуждение, словно винные пузырьки, бурлило в крови. Рамона внезапно ощутила, какая у Гая горячая и нежная кожа. Его грудь, покрытая жесткими черными волосками, терлась о ее почему-то уже нагую грудь. Оказывается, Гай успел расстегнуть на Рамоне рубашку.
    — Ты хочешь меня, хочешь! — смеялся он.
    — Откуда ты знаешь? — прошептала она.
    — Я знаю. Точно. Я тебе понравился сразу, признайся. Давно…
    — Но… мы с тобой почти не были знакомы… — Рамона задыхалась, не понимая, как справиться с собой.
    — Для этого не надо быть знакомыми. Нас влекла друг к другу наша кровь. Которую мы сейчас разжижали шампанским… Теперь желание растеклось по всему телу, — бормотал Гай, а она хватала ртом воздух.
    — Но я…
    — Не важно, я люблю тебя. Я всегда буду тебя любить, — говорил он, а его рука нырнула за пояс джинсов Рамоны.
    — Но я…
    — Ты тоже будешь меня любить. Я знаю. — Он потянул язычок «молнии» вниз.
    Его рука легла на живот Рамоны, от неожиданности она втянула его, и это движение оказалось слишком провокационным — рука Гая соскользнула с живота вниз и замерла на густых нежных волосиках.
    Рамона едва не задохнулась.
    — Перестань, вылезай, — прошептала она, но ее живот напрягся и снова округлился.
    Гай тихо засмеялся.
    — Но ты меня заперла там. — Он пошевелил пальцами, стараясь показать ей, что ему на самом деле не выбраться из плена, в котором он оказался.
    — Сейчас я тебя отопру, — пробормотала она и принялась стаскивать с себя джинсы.
    Но, как часто случается, благие намерения ведут совсем не туда…
    Рамона оказалась без джинсов, и рука Гая теперь могла действовать совершенно свободно. Он засмеялся и прошептал ей на ухо:
    — Вот об этом я и мечтал.
    Он теснее прижал руку там, где она лежала, потом его рука медленно двинулась вперед…
    Внезапно Рамона развела ноги и обхватила его за талию. Еще ни с одним мужчиной она не вела себя так свободно и решительно. Но с этим была готова на все.
    Рамона Сталлер верила в любовь с первого взгляда. Она тоже явилась на этот свет плодом столь же внезапной, горячей любви.
    Гая не надо было приглашать дважды, его реакция оказалась мгновенной. Он мигом освободился от своих черных тонких брюк.
    Рамона не чувствовала ни страха, ни боли. Прежде она не соглашалась на близость ни с одним парнем. Она позволяла себе заниматься играми с ними, но никогда не шла до конца. Рамона навсегда запомнила одну подслушанную фразу, которую ее мать сказала своей подруге:
    — Не понимаю, почему все так боятся боли при первой близости. Ведь если ты сама очень хочешь, то боли нет…
    Это нельзя назвать болью, соглашалась Рамона, просто преодоление барьера. И она почувствовала облегчение…
    Рамона проснулась, когда за окном забрезжил рассвет. Широко открыв глаза, она оглядела комнату, потом Гая, пытаясь найти ответ на свой вопрос: правильно ли она поступила. Обычно Рамона не осуждала себя за поступки. Если она что-то сделала, то сделала это сама. Значит, она так решила.
    Рамона повернула голову и снова посмотрела на Гая. Она увидела лицо счастливого человека. Ей нравились такие лица, она пристально разглядывала его, и по мелким морщинам, которые можно отыскать даже на юном лице, было ясно, что у этого человека легкий характер. Тонкие ниточки, бегущие от глаз, подтверждали: Гай любит улыбаться. А несколько едва заметных линий на лбу означали: он готов удивляться, причем не скрывая этого. Открытый характер! И никаких складок на переносице, этих неприятных признаков хмурости натуры.
    С ним будет весело, подумала Рамона, и ее пальцы осторожно пробежались по груди Гая.
    — Отличная реакция! — Она засмеялась, когда Гай поймал ее за руку и крепко стиснул. — Я думала, ты спишь.
    — Сплю, но я вижу во сне все, что ты делаешь. Тебе хорошо? — Он открыл глаза.
    — Бывает лучше, — капризно проворчала Рамона.
    Гай широко открыл глаза.
    — Как это? — не поверил он.
    — Бывает лучше, — повторила Рамона. — Это когда ты занимаешься со мной любовью.
    — Ты невероятная, — прошептал Гай. — Я так и знал. Я всегда хотел такую женщину, как ты… Тебе не больно, правда?
    — Нет, нисколько, — тихо ответила она, чувствуя, как сердце ее переполняется от желания.
    Рамона повернулась к Гаю, принялась целовать его лицо, потом ее губы побежали вниз по его шее, потом по груди, наконец добежали до пупка и замерли в ямочке.
    — Что ты делаешь со мной, Рамона! — простонал он.
    — Я еще не то с тобой сделаю, — пообещала она.
    И сделала. Гай едва не лишился сознания, когда крепкие пальцы стиснули его плоть.
    — Смотри, это стреляет! — Рамона радостно смеялась и не могла отвести глаз от своего кулачка. — Он растет с каждой секундой!
    Гай приподнялся, схватил ее за плечи и повалил на себя.
    — Он хочет выстрелить в мишень, — прошептал он.
    Рамона летала, она отрывалась от его тела и снова опускалась на него, все сильнее возбуждаясь. А потом Гай подмял ее под себя, и Рамона вознеслась, как ей казалось, к самым небесам.
    — Я счастлив, Рамона, — наконец придя в себя, признался Гай. — Я знал, что буду вот так счастлив.
    Они выбрались из постели к полудню. Гай, убирая бутылочки из-под шампанского из всех углов, неожиданно радостно воскликнул:
    — Полная!
    — Не может быть, — отозвалась Рамона. Она вышла из ванной, замотавшись махровой простыней до самой шеи. — А где ты ее нашел?
    — Возле того кресла. — Гай указал на дальний угол.
    Рамона засмеялась.
    — Тогда все понятно.
    — Что тебе понятно?
    — Это твоя королева. Она не могла позволить себе отвлечься, боялась пропустить и не увидеть, что мы с тобой делаем. Разве ты не заметил? Она следила за нами, как… как мексиканский гриф!
    — Если честно, то не заметил, — признался Гай. — Я смотрел только на тебя.
    — Когда мы пили с тобой из одной бутылочки, а за нами все остальные, ей было не с кем пить. Она осталась без пары.
    — Да, ты лишила ее пары, это точно.
    — Я снова поступила бы так же, — заявила Рамона, подходя к Гаю и целуя его в щеку.
    — Садись, — потребовал он. — Вот две соломинки. Начнем.
    Они втягивали в себя слегка теплое вино.
    — Теперь мы знаем, кто наш крестный отец, — объявил Гай, переведя дух.
    — Кто? — встрепенулась Рамона, высасывая из соломинки пузырьки.
    — Ты не знаешь? Не зна-аешь? — Гай вложил в свой вопрос столько удивления, что Рамона не мигая уставилась на него. — Ага-а, ты меня обманула.
    — Я?
    — А кто хвастался отличной памятью? Я поверил. А это, значит, неправда. Ты можешь и меня забыть! — Гай театрально обхватил голову руками и принялся раскачиваться на стуле. — О горе мне, горе!
    — Слушай, ты вправду горе. Горе-актер. Ты переигрываешь, Гай Гарнье. Слушай внимательно. — Она держала пазу, как актер на сцене. — Его зовут…
    — Его зовут… — повторил за ней Гай.
    — Принц Алан де Полиньяк!
    — Ура! Значит, ты согласна выйти за меня замуж!
    — Да кто тебе сказал?
    — Но, если ты согласилась, что у нас есть общий крестный отец, то значит…
    — Значит, мы с тобой брат и сестра!
    — Но ведь ты не хочешь заниматься греховным делом — кровосмешением?
    Рамона уставилась на Гая, потом рассмеялась и повыше подтянула махровую ткань на груди.
    — С тобой не соскучишься. Мне нравится. Ты лучше признайся, сколько заработал на рекламе этого шампанского?
    — Вполне достаточно, чтобы сделать тебе предложение. — Лицо Гая стало совершенно серьезным. Как будто не он, а его двойник только что дурачился и жонглировал словами.
    — Что же ты мне предлагаешь? — Рамона выпустила соломинку из губ.
    — Ты еще не догадалась?
    — Но ты даже не намекнул…
    — Я полагал, что моя жена будет более сообразительной, — фыркнул Гай.
    — Ты шутишь. — Рамона уставилась на него. — Ты предлагаешь мне…
    — Выйти за меня замуж.
    — Но… зачем?
    — Зачем? Ты еще спрашиваешь?
    Гай потянулся к ней, дернул за кончик простыни, та развернулась — и Рамона оказалась перед ним совершенно нагая. Гай поднял ее со стула, прижал к себе, она безошибочно почувствовала его желание.
    Бутылочка осталась недопитой, со стола скатились яйца, которые Гай успел приготовить на завтрак. Они оказались сваренными всмятку и растеклись по кафельному полу. Гай притиснул Рамону к стене, она обхватила его ногами и наблюдала, как внизу, на кафельном полу, желток растекается, подбираясь к его голым пяткам…
    Гай застонал, и она почувствовала взрыв, от которого ей стало невероятно хорошо.
    — Вот зачем, теперь ясно? — со свистом выдохнул Гай.
    Рамона молчала, по ее лицу блуждала изумленная улыбка.
    — Я где-то читала, что в твоем возрасте мужчины гиперсексуальны.
    — Такой мужчина способен доставить тебе бесконечное удовольствие. Разве ты не хочешь?
    — Хочу.
    — Так ты согласна?
    — На удовольствие?
    — На брак!
    Она наклонилась к нему и крепко поцеловала в губы.
    — Да, я согласна.
    — Ты будешь женой винного магната!
    И она стала его женой. Произошло это двадцать лет назад.

Глава третья
Кризис в середине жизни

    Сердце Гая ныло и болело, стоило ему остаться наедине с собой и снова вспомнить о своем дурацком обещании. Но… как он мог не дать это обещание? Рамона вынудила его, она приперла его к стенке.
    — Я не хотела бы тебя видеть…
    Когда она начала произносить эту фразу, он почувствовал, как побежали по спине мурашки. О нет! Она не должна договорить ее до конца. Не должна произнести то, чего он боялся. Есть слова, которые нельзя вернуть обратно, они все равно дадут о себе знать.
    — …полгода, — закончила Рамона.
    Он испытал искреннее облегчение. Жена не произнесла того, чего он боялся. Она не сказала самого ужасного: «никогда в жизни». Конечно, слова — не дела, не поступки, но за два десятка лет Гай хорошо понял, кто такая Рамона. Она из тех, кто не бросает слов на ветер.
    — Хорошо, хорошо! — Он поднял руку, успокаивая жену. — Как скажешь.
    — Ты можешь уехать в Париж?
    — Да, конечно. — Он хотел спросить, что собирается делать Рамона все это время, но ему явственно вспомнились осколки битой посуды, усеявшие лужайку за домом.
    — Мы не станем перезваниваться. Освободим друг друга на полгода от общения. — Она постаралась изобразить улыбку, желая смягчить неприятный разговор. — Представим себе, что у нас — накопленный за жизнь и неиспользованный отпуск.
    — Попробуем, — согласился Гай, не рискуя спорить.
    И вот теперь срок этого странного отпуска приближался к концу, а Гай все чаще задумывался о том, что случится после завершения срока. Его друг доктор Уильям объяснил ему очень четко, но Уильям почти не знает Рамону, он рассматривает ее как среднестатистическую женщину, оказавшуюся в кризисе середины жизни.
    Рамона, знал Гай, — не среднестатистическая женщина. Она уникальная.
    Он завязывал галстук перед зеркалом и увидел тени под глазами. Почему-то сегодня он не мог спать, мысленно прокручивая в голове события прошлого.
    Гай полюбил Рамону с первого взгляда. Пообещал ей, что она станет женой винного магната. Он криво усмехнулся. Мать говорила ему, что точно такие слова произнес ее будущий муж. Отец Гая.
    Но… потом он решил переложить столь почетную обязанность — достичь небывалых высот в виноделии и в виноторговле — на своего первенца, на сына.
    — Я слишком рано женился, — так отец объяснил причину, по которой не стал великим в своем деле. — Но я не мог упустить твою мамочку, — добавил он, хитровато улыбаясь. — Я заботился о твоих интересах, Гай. Ни одна женщина не родила бы мне такого сына, как ты, такую дочь, как Элен. Я вас просто обожаю.
    Но, вероятно, сказалась наследственность, поскольку Гай тоже не захотел упустить Рамону. Только она, был уверен Гай, могла родить ему потрясающего сына — Патрика.
    Сердце Гая болезненно сжалось. Рамона выставила из дома и Патрика. Парень собирался уехать на Сейшелы на месяц позднее, но быстро переиграл планы.
    Гай заметил, что с Рамоной что-то происходит. Она стала замкнутой и раздражительной. Она ничему не радовалась, она все делала так, словно исполняла обязанности. Ответственный по своей природе человек, Рамона не позволяла себе отказываться даже от того, что ей совсем не хотелось делать, если это нужно было Гаю, Патрику, семье.
    — Я говорил сыну, — заявил отец, когда Гай представил родителям Рамону, — имей в виду моя американская фирма станет твоей. Гай должен поднять имя Гарнье на высочайший пьедестал. Это имя встанет в один ряд с великими именами в виноделии и в виноторговле. Наше имя завоюет Америку, наши вина станут подавать в лучших заведениях мира! Но для этого тебе тоже придется потрудиться, Рамона. Мой мальчик поспешил с женитьбой, но я понимаю его, ты хорошая девочка. Думаю, когда у вас родится сын, то он родится уже в семье винного магната.
    Своенравный Патрик не стал ждать столь светлого мига, он родился, когда Рамона еще училась в институте.
    Воспоминания о первых годах семейной жизни не помешали Гаю тщательно поправить узел любимого галстука — по светлому полю извивалась виноградная лоза с черными ягодами. Обычно он надевал его, отправляясь в клуб виноделов. Сегодня там чествуют коллегу. Внезапно Гай поморщился — наверняка он увидит там Элен. Свою сестру.
    Кто бы мог подумать, что брат и сестра, выросшие в одной семье, равно обласканные родительской любовью, станут самыми настоящими врагами?
    Элен Гарнье сделала себе имя в разных областях. Она профессор Сорбонны, химик, хозяйка виноградника. Пять тысяч бутылок шабли в год — вот ее доля в производстве вин во Франции.
    Но, как выяснилось, этого Элен мало.
    Отец поделил свои виноградники между Гаем и Элен, решив отойти от дел, они вместе с женой время проводили в путешествиях по свету, оказалось, это занятие чрезвычайно нравилось обоим.
    Поначалу между братом и сестрой не было вражды. Она началась позднее, когда Поль, брат отца, подарил Гаю свой виноградник, очень крупный и очень прибыльный.
    Оглядываясь назад, пытаясь анализировать отдельные моменты своей жизни, Гай начинал понимать кое-что… Чем именно могла быть недовольна Рамона.
    Но чем она всегда была довольна — при этой мысли гордость переполнила его сердце — она всегда была довольна им как партнером. В постели у них не было никаких проблем. Они подошли друг другу сразу и навсегда.
    Навсегда? — одернул он себя. Тогда почему — и гордость из сердца Гая выдуло словно ветром — почему она перед тем, как выставить его из дому, избегала близости?
    Это не случилось внезапно. Это произошло постепенно, он поначалу даже не отдавал себе отчета в том, что жена засиживается допоздна в своей комнате, старается прийти в спальню, когда он уже спит. По утрам в ответ на его попытки заняться любовью отстраняется от него. А когда соглашается, то он не чувствует в ней прежнего жара.
    Рамона просто исполняла свой долг, но, конечно, он и от этого получал удовольствие. Однако, как оказалось, ее это тяготило.
    Все чаще Гай заставал Рамону перед зеркалом, она рассматривала свою шею, поворачивала голову так, чтобы явственнее увидеть мешки под глазами, и ее лицо становилось сосредоточенным и печальным.
    — Ты не хочешь вернуться на работу? — неожиданно для себя однажды спросил Гай, увидев Рамону сидящей в кресле-качалке и бесцельно смотрящей в потолок.
    — На работу? — удивилась она. — Зачем?
    — Развеялась бы немного.
    — Снова в этот кулинарный журнал для тупых домохозяек?
    — Но у тебя была там замечательная винная колонка. Я до сих пор помню, как здорово ты подала мое новое вино.
    — Тебе больше не нужна реклама. Я работала в журнале только ради твоей фирмы.
    — Я ценю, дорогая. — Гай подошел к жене, собираясь поцеловать, но Рамона увернулась, причем так резко, что Гай опешил. — Тебе не нравится, когда я тебя целую?
    — Мне надоели эти бессмысленные нежности! — резко бросила она.
    — А что тебе не надоело? — легким тоном спросил он, не слишком вдумываясь в то, что говорит.
    Мысли Гая были заняты совсем другим — на бирже, кажется, вот-вот пойдет игра на повышение. А это обещает… Он не успел додумать до конца, как до него дошел смысл сказанных женой слов:
    — Мне все надоело. И все надоели. Я сама себе надоела. Я ненавижу свое старушечье лицо. Я ненавижу свою шею. Руки. Мне незачем жить. Мне нечем жить…
    — Но… я люблю тебя, — нашелся поначалу опешивший Гай. — Патрик любит тебя.
    — Да. Ты любишь меня. Ты любишь свой бизнес. Ты любишь свой дом. Ты любишь своего сына. Все твое. — Она выпрямилась, глаза его горели. — В этом мире все принадлежит мужчинам. Мир мужчин. А все мы, кто не мужчины, можем служить лишь предметом любви. Мы не можем иметь в этой жизни то, что мы любим.
    — Но… разве… ты ведь любишь меня? — Потом, не желая услышать что-то неприятное, Гай поправился: — Ты ведь любила меня?
    — Да, но мне этого мало. — Она втянула воздух и снова откинулась в кресле. — Гай, я прожила на свете сорок лет. Я была придатком тебя, и это понятно. Так живут все. Но я ничего не сделала своего.
    — Но Патрик…
    — Мне этого мало. И потом, Патрику я уже не нужна. Кто я? Что я сделала на этом свете? Зачем сюда приходила? Если я завтра умру, ничего не изменится в этом мире.
    Гай похолодел. Он никак не думал, что дело настолько серьезно.
    — Но… подумай о нас… Мы, твои мужчины, мы любим тебя. Без тебя нам будет ужасно… плохо…
    — Опять! Снова! Вам будет без меня плохо! А мне с вами плохо! Мне плохо со всем миром! Потому что в нем нет моего собственного места!
    — Но у тебя прекрасный дом, сад…
    — А мои мозги? Куда мне их девать?
    — Но ты могла бы найти свое дело…
    — Я находила его. Давно. Я его потеряла. Это были машины, техника! А я сидела в дурацком журнале и вела вонючую колонку о винах!
    Рамона с силой оттолкнулась, кресло заходило ходуном. Гай испугался, что оно опрокинется. Рамона зарыдала.
    Гай стоял не двигаясь, потом метнулся в кухню и принес воды.
    — Выпей, Рамона.
    — Уйди со своей водой. Я ничего не хочу.
    То была первая крупная ссора между ними. Даже не ссора, это было обвинение, которое Гай в общем-то не принял на свой счет.
    Ему нравилось, как сложилась их жизнь, он был уверен, что и Рамона счастлива. Она помогала ему, занималась сыном, домом, садом. Она ходила в гимнастический зал. Великолепно выглядела для своих лет. Прекрасно одевалась. Если честно, Гай никогда не относился всерьез к ее трепетной любви к технике, но не имел ничего против, когда она время от времени садилась за руль своего «порше» и ехала в гараж в Вакавилл, где стоял ее любимец, грузовик МЭК, и в очередной раз перебирала что-то в его огромном нутре. Эту машину подарил ей давным-давно Фрэнк, дед по отцу. Иногда Рамона «проветривала», как она выражалась, застоявшийся МЭК, делала кружок-другой по Вакавиллу.
    — Знаешь, Гай, — сказала однажды Рамона мужу, — я охотно прогулялась бы на МЭКе в Мексику. Я загрузила бы текилу и мескаль, попробовала продвинуть их на наш рынок.
    — Это смешно! — бросил он, занятый тяжбой с сестрой, которая вознамерилась отсудить у него подаренный дядей виноградник. — Мы не можем распыляться.
    — Но я говорю не о нас, я говорю о себе. Я чувствую, что вот-вот до этого кто-то додумается. Сейчас в моде мачо, а эти настоящие мужчины скоро уже не захотят пить приевшиеся и оттого пресные для них напитки — джин, виски. Они захотят нечто… Это «нечто» я и смогу им предложить.
    Гай рассмеялся.
    — Ты ничего не понимаешь в бизнесе, моя милая блондинка.
    — Но я никогда не была дурой! — сердито парировала Рамона.
    — Дорогая, давай поговорим об этом после. После того как я выиграю процесс.
    — Считай, ты уже выиграл его. — Она усмехнулась. — Ты всегда выигрываешь у женщин. Как всякий мужчина.
    — Как я хотел бы согласиться с тобой не думая.
    Она ничего не ответила.
    Гай выиграл процесс, потому что все претензии сестры были безосновательными. Элен, напрасно потратившаяся на дорогого адвоката, с тех пор стала злейшим врагом брата.
    — Это не последняя наша схватка, милый мой братец, — пообещала она ему после суда. — Я выдавлю тебя с американского рынка. Обещаю.
    — Желаю удачи, — со смехом отозвался Гай.
    А может быть, подумал он, расправляя галстук на груди и застегивая верхнюю пуговицу темно-синего пиджака, надо было разрешить Рамоне заняться своим бизнесом? Фрэнк держал свою винокурню, небольшую, он гнал мескаль для местного потребления. У него даже была своя распивочная, которую он торжественно называл рестораном.
    В общем, конечно, Рамона, не так задумывала свою жизнь, когда ехала из Калифорнии учиться в Манчестер. Она собиралась сделать карьеру в фирме, которая занималась перевозками на самых мощных грузовиках в мире. Почему? Наверное, потому, что в детстве слышала от деда — если бы у него были такие грузовики, он мог бы заняться мескалем и текилой как следует, стать настоящим капиталистом.
    Но кто в детстве не планирует свою жизнь так, словно она будет протекать в безвоздушном пространстве?
    — Зачем тебе грузовики? — удивлялся Гай, когда жена рассказывала ему о себе и о своих мечтах.
    Рамона смотрела на Гая, и он чувствовал, что она любуется им. Он знал, что хорош собой, несмотря на то что не слишком высок и не слишком могуч. Он изящный француз из старинного рода Гарнье. Еще в ранней юности он слышал, как девушки говорили о нем, что от него пахнет мужчиной. У Рамоны тоже обоняние в порядке. Как густо она покраснела, хотя они уже провели не одну ночь в постели.
    — Зачем? Затем, что нет ничего прекраснее силы, — сказала она.
    — Грубой мощной силы? — уточнил Гай, вскидывая брови и складывая губы в изящную улыбку. — Тебе нравится грубая сила?
    Рамона поняла намек. А его собственное сердце подпрыгнуло.
    — Разве можно назвать грузовик МЭК грубым? Мой «Эй-Си» просто могучий, вот и все.
    — Я бы понял, если бы ты сказала, что тебе нравится «фольксваген-«жук».
    — Ты считаешь эту машину грубой?! — воскликнула Рамона. — Смешно.
    — А ты нет? Он ведь уродец, если присмотреться.
    — Он точное повторение жука, самого настоящего, которого создала природа. А природа ничего ужасного не создает…
    — Если речь идет о красивых женщинах… — начал Гай, прищурившись и оглядывая ее тонкую стройную фигуру, обтянутую голубыми джинсами и черной футболкой. Мокасины рыжего цвета задержали его внимание, он с недоумением уставился на них. — Послушай, женщине с такой ножкой невозможно всерьез восхищаться грузовиками. — Он засмеялся. — Тебе не нажать тормоза любимого МЭКа. А я не могу позволить своей жене ездить без тормозов.
    — Да? — Рамона порозовела до корней волос, теперь уже от негодования. — Если ты хочешь знать, я на нем исколесила пол-Мексики еще подростком!
    — И что же ты делала?
    — Вывозила агаву с плантаций.
    — Ты хочешь сказать… агаву, из которой делают текилу?
    — А ты образованный, — бросила она тогда. — Обычно люди считают, что текилу делают из кактусов.
    — Да. А золотистую — из копченых кактусов.
    Оба расхохотались, Гай почувствовал, что с Рамоной он готов хохотать всю жизнь.
    — Ты кто? — спросил он и, внезапно перестал смеяться, в упор посмотрел на нее.
    — Ты сам знаешь, — игриво ответила она. — Ра… — все еще улыбаясь, произнесла она, — …мона, — договорила она, уже согнав улыбку с лица.
    — Я знаю, как тебя зовут, я о другом. Ты шпионка? Террористка? Или ты из тех, в кого вселился дьявол?
    Она смотрела на него так, будто он напробовался мескаля — самогона из агавной браги, которая называется пульке. Но Рамона не стала морочить ему голову подобными тонкостями.
    — Ну а сам ты как думаешь?
    — Почему ты не удивилась моему вопросу?
    — Потому что я не впервые общаюсь с наглецами, — внезапно обидевшись, процедила Рамона сквозь зубы.
    — Слушай, я не хотел тебя обидеть. Наверное, я слишком много смотрел фильмов, где женщина если заказывает в баре текилу, то она или шпионка, или террористка…
    — …Или в нее вселился дьявол, — закончила за него Рамона.
    — Ты быстро схватываешь, — похвалил Гай.
    — Да уж не сплю на ходу, — заверила его Рамона.
    — Я люблю девушек, которые не спят на ходу, а спят…
    — Меня очень интересует твое мнение на этот счет. — Рамона улыбнулась, и он прижал ее к себе.
    Вспоминая эту сцену, Гай печально улыбнулся. Слова, слова, в каждом из которых и он, и она находили совершенно новый смысл. Этакая игра в пинг-понг. Ну конечно, от него пахло так, как должно пахнуть от настоящего мужчины. Потому что и от нее пахло, как от самой прекрасной женщины.
    Рамона Сталлер удивила его, поразила. Ему было неважно, что хочет она от жизни, в жизни. Ему было важно другое: он хочет ее, а она — его.
    Гай застегнул пиджак на еще одну пуговицу. Значит, закончил он свою мысль, я должен сделать что-то, чтобы Рамона снова меня захотела.

Глава четвертая
Адреналин в крови

    Солнце слепило глаза, и Рамона решила выйти из-за столика парижского кафе. Она расплатилась за пирожные и чай. Официантка наверняка осталась довольной нетронутыми франками — Рамона не взяла сдачу, хотя знала, что обслуживание включено в счет.
    Она шла в сторону Эйфелевой башни мимо домов, увитых плющом и девичьим виноградом. Шелестя шинами, проносились по шоссе маленькие машины, самые подходящие для узких парижских улочек.
    Воспоминания о счастливых днях, соединенные с приятным ощущением в желудке и на губах — Рамона погладила себя по животу и облизала губы, все еще сладкие от пирожных, — подняли настроение. Она посмотрела в совершенно синее небо и удивилась: надо же, сто лет не видела такого.
    Еще бы, посмеялась она над собой, в последнее время ты смотришь только на себя или под ноги.
    — Я взяла бы и завела любовника, — вспомнила она резкий голос старинной подруги и коллеги по журналу для домохозяек.
    — Еще одного? — изумилась Рамона.
    — Нет, совсем нового. Причем не я, а ты.
    — То есть как?
    — Если бы была на твоем месте.
    Они сидели в ночном клубе, куда затащила Рамону конечно же Тереза.
    — Я не могу смотреть, как на моих глазах погибает красивая девушка, — тараторила Тереза.
    — Немолодая женщина, — насмешливо поправила ее Рамона.
    — Да ты посмотри во-он на того молодого человека. Видишь? — Она едва заметно кивнула в угол зала.
    — У него плохо со зрением.
    — Думаю, не слишком. Но если он подойдет поближе, то ему еще больше понравится то, что он увидел издали.
    Официант принес им по коктейлю, Рамона заказала кампари с апельсиновым соком, а Тереза водку с соком лайма.
    — Я должна соответствовать крепости твоей натуры, — заявила она.
    Насторожившаяся Рамона с еще большим удивлением взирала на подругу.
    — А… что ты хочешь этим сказать?
    — Я хочу сказать тебе… правду. — Тереза отпила из бокала и посмотрела Рамоне в лицо. — Поверь мне как ведущей рубрики «Советы для жен».
    Рамона откровенно расхохоталась.
    — Я всегда поражалась, как ты можешь вести эту рубрику! Ты никогда не была замужем дольше года.
    — Неправда! Когда я выходила в третий раз, это длилось… длилось…
    — Полтора, — подсказала Рамона. — Но только потому, что ты никак не могла отыскать своего благоверного и сообщить ему радостную весть о разводе.
    Тереза повернула растерянное лицо к Рамо не, она не знала, как ей поступить: принять слова подруги за шутку или обидеться. Рамона ждала. Тереза решила не обижаться, но высказать то, о чем давно думала.
    — Знаешь, Рамона, ты сама виновата.
    — В чем же я виновата?
    — Ты подчинилась мужу с самого начала, целиком. Ты задавила в себе свои желания, а без исполнения собственных желаний, даже самых ненормальных на взгляд постороннего человека, жизнь становится ужасно монотонной. Краски меркнут, все приедается, даже любимый мужчина! — Она засмеялась. — Только мне надоедает все это быстрее, чем кому-либо.
    — Ты думаешь? — Рамона почувствовала, как забилось сердце. Она готова была согласиться с подругой, но не позволила себе признаться в этом.
    — Я уверена.
    — Что же делает человек в таком случае? — спросила Рамона не слишком заинтересованно, словно делала одолжение Терезе, позволяя той высказаться.
    — Он поступает очень просто. Когда ему надоедает скучная жизнь, берет и что-то в ней меняет. Вот я, например, — Тереза пожала плечами, на которые был накинут темно-сиреневый шарф, — меняю мужчин. А почему бы тебе не завести любовника?
    — Любовника? — Рамона усмехнулась. — А что мне с ним делать? Мне не хочется.
    — Не понимаю… — Тереза покачала головой. — Вот этого я не понимаю. — Она еще отпила из бокала. — Это такое удовольствие. Такие ощущения… Не понимаю… И ты так замечательно выглядишь…
    — Я выгляжу ужасно. Даже думала сделать подтяжку.
    — Но, если ты не хочешь заводить любовника, тогда зачем такие мучения? — изумилась Тереза.
    — Потому что я не могу смотреть на себя в зеркало! Вот почему! — разозлилась Рамона.
    Темные глаза Терезы замерли на подруге.
    — Если бы ты задала мне вопрос как читательница, я тебе ответила бы: таким, как ты, нужна хорошенькая встряска. И, если жизнь тебе не подкинет чего-то такого, ты должна ее устроить сама себе… Кстати, а с кем это я видела Гая по телевизору? Очень, очень похожа на тебя…
    Рамона отодвинула в дальний угол памяти заключение, сделанное Терезой, и оказалась под сводами башни. Она закинула голову и увидела, как крошечные фигурки дотошных туристов суетятся вверху, поднимаясь и спускаясь по железной лестнице. Как всем хочется высоты, как всем хочется чего-то такого, от чего захватывает дух…
    Всем хочется адреналина в крови. Рамона вздохнула — она и без Терезы знает, что ей самой не хватает адреналина в слишком размеренной, устоявшейся жизни.
    Особенно остро Рамона почувствовала это, когда вырос Патрик и стал жить самостоятельно. Она поёжилась, вспоминая отъезд сына, слишком поспешный на этот раз. Он чувствовал ее раздражение на отца, на весь мир и переносил отчасти на себя.
    — Мам, мне позвонили, — сказал Патрик через четыре дня после отъезда Гая в Париж. — Мне позвонили из клуба, меня ждут на Сейшелах… раньше.
    Он смотрел на нее слишком искренним и нарочитым наивно-детским взглядом. Рамона видела перед собой собственные глаза, читала по ним, как обычно говорила, без словаря. Она сама точно так же разговаривала со своей матерью, когда хотела заморочить той голову. Но сейчас, в подавленном состоянии, Рамона даже обрадовалась, сделала вид, будто верит каждому слову сына.
    — Патрик, ты снова уезжаешь, и надолго… — произнесла она фразу, которую полагалось произнести матери, тоскующей перед разлукой с сыном.
    — Да, но ты не скучай. Осенью встретимся.
    Неужели Гай ему сказал об уговоре насчет разлуки в полгода? Но Рамона не хотела ничего выяснять.
    — Ты прилетишь сюда? — спросила она.
    — Не получится. — Патрик напряженно улыбнулся. — Я прилечу в Париж.
    — Понятно. — Рамона кивнула, она знала, новая девушка сына учится в Сорбонне.
    Что ж, все хорошо. Она наконец остается в доме одна. Ей никто не будет мешать. Она поцеловала сына в щеку, получила ответный поцелуй, испытывая отвратительное чувство — абсолютной бесчувственности.
    И Рамона осталась одна в большом доме в Сакраменто. В нем было тихо-тихо — так, как хотелось ей. Она бродила по комнатам, ничего не делая, выходила в сад, скользя взглядом по любимым цветам. Клематисы, фиолетовые и красные, увивали дальнюю стену. К ним почти вплотную подступали пышные флоксы, оранжевые и сиреневые. Чуть ниже ростом были большеголовые ромашки… Аромат цветов, который обычно волновал Рамону, сейчас оставлял ее совершенно равнодушной. Как будто она утратила обоняние, которое у нее всегда было тонким.
    Это ненормально, билось в ее мозгу, меня раздражало даже присутствие сына в доме. Это ненормально, если я ощущаю облегчение, когда муж надолго уезжает по делам.
    Вечером, лежа в постели с открытыми глазами, Рамона думала, что ей осталось жить на земле не так уж и долго — большая часть жизни прошла. Но от этой мысли она испытывала не тоску и печаль, а облегчение: все кончится само собой, нужно только подождать…
    Она сворачивалась клубочком и утыкалась носом в подушку.
    Прежде она утыкалась носом в плечо Гая, а он обнимал ее, и она засыпала. Но сейчас ей не хотелось даже этого. Неужели той горячей женщиной, которая готова провести бессонную ночь, занимаясь любовью с мужем, была она?
    — Как мне повезло с тобой… — лез в уши горячий шепот Гая. — Я не ошибся, женщина, которая знает вкус текилы, знает вкус настоящего секса. Признайся, ты ведь обманула меня? Да? Обманула?
    — Но в чем? — спрашивала Рамона, смеясь и краснея от удовольствия.
    — Ты ведь на самом деле шпионка? Или террористка?..
    — Да, я… сексуальная террористка, — отвечала она ему в тон, а ее рука спускалась вниз по его животу.
    — Н-нет, в тебя наверняка вселился дьявол, если ты заводишь меня, как никто и никогда.
    — А разве тебя кто-то еще пытался завести? — спрашивала Рамона, поддерживая игру и впиваясь в губы Гая, стараясь заглушить внезапно возникшую ревность. Его никто не может завести, кроме нее!
    — Соленые, — мычал он, — какие соленые…
    — Лизни, глотни, закуси, — тихонько бормотала Рамона со смехом. — Этот слоган придумали для текилы.
    — Я уже лизнул.
    — Теперь… глотни и закуси…
    — Не шути, — угрожающе прорычал Гай и с трудом проглотив слюну, впился в ее сосок.
    — О-о-о, — стонала Рамона, и он чувствовал, как она дрожит всем телом…
    Это все было. Рамона ощутила, как капельки пота выступили на лбу. А… теперь? Теперь кто-то может его завести?
    Неужели может?
    А почему нет? Она ведь не хочет Гая, она отталкивает его.
    Но что она может сделать с собой, если его кожу она больше не чувствует кожей другого человека. А когда он кладет руку ей на бедро, она не испытывает прежней дрожи — просто ощущает тяжесть крепкой мускулистой руки. Рамона заставляла себя откликаться на его желание, но этот отклик оставлял у нее чувство неудовлетворенности. Ничего похожего на прежний жар страсти…
    Но… ведь Гай — мужчина в расцвете сил. Ему чуть больше сорока. Ему нужна женщина, а если жена гонит его из дому, разве он не найдет, куда пойти?
    Рамона дрожала от негодования. Как же так — они жили все эти годы вместе! С необыкновенной ясностью Рамона внезапно осознала уже приходившую на ум мысль: она не будет жить вечно. Она уже никогда никем не станет. Ей остается только стареть. Муж, которого явно раздражало ее новое состояние, наверняка найдет себе любовницу. Он месяцами сидит в Париже.
    Так почему же она чувствует себя у разбитого корыта, а он — на коне?
    В ночь перед отъездом в Париж, совершенно измученная мыслями, она выскочила из постели и бросилась в кабинет Гая.
    Она отыщет доказательства того, что Гай добивался, чтобы в их жизни все пошло так, как сейчас!
    Разве нет? Он давно перестал допускать ее до своих дел, предлагая заниматься Патриком.
    Он заставил ее пойти на ненавистную работу в журнал, потому что это полезно для его дела.
    Он морщился, когда она ехала в гараж и занималась своим МЭКом.
    Когда она перебирала в сотый раз двигатель и надраивала его до блеска, он со смехом спросил:
    — Ты думаешь, это твоя золотая карета? Это мужское дело, Рамона. Мы никогда не уступим свое место за рулем жизни.
    — Но если я так хочу… — спорила Рамона. — Если я умею…
    — В этой жизни, дорогая моя, каждый собирает свою мозаику из кусочков. Но у каждого свой набор. Женщина никогда не соберет мозаичный рисунок, предназначенный мужчине.
    — Неправда! Я хочу…
    — Но, если женщина соберет чужую мозаику, она будет глубоко несчастной.
    А если женщина глубоко несчастна, собрав мозаику, предназначенную ей? — думала Рамона, роясь в бумагах Гая и в столе.
    Чем дольше она шуршала блокнотами, бумагами, тем сильнее охватывало ее незнакомое чувство. Поначалу Рамона не могла точно определить, что это за чувство. Злость? Ненависть?
    Месть! — поняла она наконец.
    Рамоне хотелось, чтобы мужчинам было так же плохо, как ей сейчас. Тем самым мужчинам, которые от рождения считают себя хозяевами жизни.
    Это они определяют, какой должна быть жизнь женщины. Это они ищут себе любовниц, если жена отказывает им в ласке, и не пытаются понять причину.
    Так, может быть, Тереза права? Ей, Рамоне, тоже стоит действовать мужскими методами?
    Она метнулась к зеркалу в кабинете Гая. Тереза уверяла, что она хорошо выглядит. Рамона скривила губы. Хорошо? Да неужели?
    Она всматривалась в свое лицо так пристально, как мастер в косметическом салоне, который отыскивает самую малую погрешность на коже. Рамона увидела перед собой живое лицо с безупречно чистой, разгладившейся кожей. Щеки горели румянцем. Глаза блестели. Губы распухли, будто их целовали до рассвета.
    Тереза знает, что говорит, согласилась с подругой Рамона и тотчас вспомнила взгляды, устремленные на нее в ночном клубе. Она понимала смысл таких мужских взглядов.
    И что же? Почему бы ей не поехать в Париж? Не заняться любовью с кем-то, под тем же небом, что и Гай?
    Она оглядела себя — сквозь тонкую ткань оливковой ночной рубашки просматривалась изящная, девичья фигура. Внезапно Рамона увидела рядом с собой мужскую фигуру, такую знакомую… Гай.
    Рамона вздрогнула, повела плечами, словно хотела отодвинуть ее от себя и вообразить другую… Но ничего не получалось. Гай Гарнье был единственным мужчиной в ее жизни.
    Но она не была его единственной женщиной.
    Сердце толкнулось в груди от нахлынувшей обиды. Наверняка нет. По крайней мере, до свадьбы у него были другие женщины. Не могло не быть. Он слишком умелый… А теперь, когда она отослала его на полгода из дома?
    Из глубины души поднялась тягостная тоска, горло сдавило от уверенности: у Гая есть любовница. Та женщина, которую Рамона увидела рядом с ним на экране телевизора. Женщина, похожая на нее, но моложе лет на двадцать.
    Поэтому почему бы ей самой не поехать в Париж?
    — Ха-ха-ха! — истерично рассмеялась Рамона и кинулась в гардеробную.
    Сейчас она соберет вещи. Закажет билет в Париж. Она будет в одном городе с Гаем. Она будет заниматься любовью в одно и то же время с ним. Женщинам есть за что мстить мужчинам, причем с самого рождения! — лихорадочно билась в голове мысль, когда Рамона швыряла в чемодан вещи. За то, что они родились мужчинами…
    Вспоминая ту горячечную ночь, Рамона все ближе подходила к густой толпе туристов, которые «отмечались» возле башни, снимаясь на ее фоне. Этот кадр называется «Я и башня Эйфеля». Она радовалась, что прилетела сюда, в эту гущу толпы со всего мира. Обводя взглядом мужчин, Рамона пыталась отыскать хотя бы одного, кто заинтересовал бы ее хоть как-то.
    Бездумные лица, обращенные к небу, безвольные, расслабленные, праздные позы. Немолодые отцы семейств со всего света. Такие же скучные, как она сама.
    Они занимаются сексом с женами по утрам, иногда снимают девочку. Наверняка они уже наведались на парижскую улицу Сен-Дени, улицу красных фонарей, и если пожалели денег, то, конечно, насмотрелись на выставленные напоказ пышные и менее пышные прелести девушек, которые словно часовые стоят по обе стороны дверей магазинов, ресторанов, секс-шопов. Эти мужчины не волновали Рамону. Нисколько.
    Рамона не ожидала, что способна думать о мести, прежде незнакомом ей желании. Может быть, размышляла она, напоминают о себе гены предков — безудержных, порывистых мексиканцев, готовых за измену разорвать обидчика на части?
    Она явилась сюда, чтобы найти молодого и горячего мужчину, способного снова зажечь жар в ее теле и тем самым убедить ее, что не в ней причина охлаждения в их с Гаем жизни. Но Рамона еще раз убедилась, что свою собственную натуру непросто изменить. И то, что хорошо для подруги, совершенно не годится для нее.
    Рамона походила на обычную туристку. Она знала, что в джинсах и в майке, с распущенными белыми волосами, без косметики и с рюкзачком за спиной выглядит моложе своих лет. Она устроилась в маленькой гостинице на три улицы ниже Монмартра с пышным и дорогим названием «Ривьера», хотя это заведение честно нарисовало две звезды на своей двери. Комната оказалась дешевая, маленькая, но чистая. Возвращение в молодость обеспечено, решила Рамона.
    В первую ночь шел дождь, он колотил по окну, выходившему в колодец двора. Из квартир напротив — к гостинице примыкал по фасаду жилой дом — доносился запах жареной рыбы и овощей, он странным образом волновал Рамону, напоминая об утраченной, причем давно, простоте жизни. Утром, выпив в подвальчике кофе с огромным куском хрустящего багета, который она щедро намазала персиковым джемом, Рамона отправилась на Монмартр.
    Было воскресное утро, и небу, казалось, лень пробудиться так рано, как Рамоне, оно до сих пор не сбросило серое одеяло облаков с холма. Но, хорошо зная парижские нравы, Рамона понимала: это ненадолго. Временно, переменчиво и быстротечно — как и все в этом городе. Все основательнее вживаясь в этот город с каждым приездом, Рамона меняла свое мнение о нем. Поначалу, когда они с Гаем приехали сюда двадцать лет назад, она решила, что город, однажды переживший революцию, никогда не станет таким основательным и самоуверенным, как Лондон, и что вертлявость Парижа проистекает из его истории. Но потом Рамона соотнесла нравы города с его климатом и поняла: здесь можно жить нараспашку, как в Мексике. В этом заключена причина легкости городской натуры.
    Так почему бы и ей не жить в ритме города? Так, как — она уверена — здесь живет Гай?
    Взобравшись по ступенькам к храму Сакре-Кёр, откуда в солнечные дни виден весь Париж, Рамона уткнулась носом в туман. Едва просматривались бесконечные Елисейские поля, а загородный деловой Дефанс угадывался лишь потому, что Рамона знала, где стоят его небоскребы, выстроенные из зависти к Америке.
    — Мадам? — услышала она бархатный баритон и оглянулась. Перед ней стоял молодой мужчина с планшетом в руках. Художник с Монмартра. — Я хочу вас… — он сделал паузу, — нарисовать.
    Он говорил по-французски, но Рамона поняла его.
    Художник усадил ее на стул, а сам пристроился у ног. Рамона правильно читала взгляды, которые он бросал на нее, делая вид, что старается точнее уловить черты лица и проникнуть в суть натуры…
    Рамона смотрела на его лицо, на напрягшиеся мышцы плеч, на скрещенные ноги. Она тоже рисовала его в воображении, нагим, в постели, рядом с собой. Делая мысленные штрихи портрета незнакомца, она прислушивалась к себе, стараясь уловить желание. Но, не услышав ничего, скривила губы.
    — Вам что-то не нравится, мадам? — внезапно спросил он, опуская картон.
    — Да. — Рамона поднялась. — Я не нравлюсь сама себе.
    — Но вы не правы, мадам! — Он тоже вскочил. — Вы прекрасны… В вас есть… в вас есть… интерес…
    — Не более того. — Она вынула из рюкзачка бумажник. Наличных оказалось немного, и Рамона протянула несколько бумажек, в который раз удивляясь — надо же, на французских франках изображены портреты импрессионистов. Еще одно подтверждение легкости нравов этой страны? — Благодарю вас. Вы мне очень… помогли.
    Она зашагала по брусчатке в сторону улицы Лепик, зная, что там есть удобный спуск с холма.
    — Но постойте!.. Ваш портрет!
    — Выбросьте его! Я сама знаю, какая я сейчас!
    Она переехала из дешевой гостиницы в такую, к которым она привыкла, — с большой комнатой, большой ванной, с добротной мебелью. Рамона поняла, что месть — занятие низкое, оно ничего не изменит в ее жизни, лишь отяготит и без того тягостное настроение.
    Рамона уже знала, что с ней происходит. Она вынуждена была признаться, что ее настигло то состояние души и тела, которое называется кризисом в середине жизни. Оно настигает многих женщин и очень редко — мужчин. Такова природа.
    И какой смысл мстить мужчинам? Мужу? Всему миру? Глупо, думала Рамона, как глупо делать пластическую операцию. Внутри я все равно останусь такой, какая есть. Гормоны работают так, как им положено в организме сорокалетней женщины. А мозги? Вот их-то и стоит включить на полную мощность! — сказала себе Рамона.
    Поэтому надо закончить прогулки по Парижу и лететь домой.

Глава пятая
Я самый-самый

    — Я просто обескуражен.
    Широкие плечи Гая, обтянутые тонкой шерстью пиджака, поднялись и опустились. Уильям прочел в этом движении отчаяние.
    — Понимаю тебя, Гай. Кризис в середине жизни настигает многих женщин. Скорее всего это происходит потому, что женщин очень рано приучают прислушиваться к своим чувствам, а мужчин, напротив, — не обращать на них внимания. На эти чувства. Потому-то мужчины в отличие от женщин очень поздно узнают, насколько они несчастны. — Он подмигнул Гаю. — Такая новость, я полагаю, должна тебя обрадовать.
    Гай отмахнулся.
    — Ты шутишь, Уильям. Но мне сейчас не до шуток. Я позвонил домой, но, кроме автоответчика, со мной некому было общаться.
    — Может быть, Рамона в гимнастическом зале. Ты сам рассказывал, что она разрешает часами всем этим чудовищам мять свое тело.
    — Но гимнастический зал по ночам закрыт! — раздраженно бросил Гай, привычным движением одергивая полы пиджака, что означало крайнее возбуждение.
    — Ну понятно, — согласился Уильям, проводя пальцем по щеточке усов. — Ночами тело мнут совсем другими… предметами, назовем это так.
    Гай быстро вскинул голову, в его глазах Уильям увидел негодующий блеск и поторопился уточнить:
    — Ты что-то имеешь против… подушки? Матраса? Одеяла, наконец? — Уильям обезоруживающе улыбнулся. — Сила действия всегда равна силе противодействия. Даже если Рамона будет спать на полу…
    — Извини, ничего не нужно объяснять. Нервы…
    — Они у тебя расшатались, дружок, — бестрепетно согласился Уильям. — Но, если ты не поможешь Рамоне, ты не поможешь и себе.
    — Как я могу ей помочь? Как?! Она не выносит моего присутствия! Патрик удрал из дому на Сейшелы раньше времени. Она ведет себя, как самая настоящая фурия, стоит нам обоим только показаться ей на глаза.
    — Вот как? Значит, она не выносит не только тебя? Но и сына?
    — Она готова разорвать весь мир в клочья!
    Уильям покачал головой.
    — Не знал, что это настолько серьезно, Гай. Ей ведь чуть за сорок, правда? Это еще не переходный возраст, не менопауза. Конечно, гормональные изменения уже начались, но они должны быть не…
    — Что ты такое говоришь! Если ты считаешь, что это только начало…
    — Даже не начло, подготовка… Я ведь сказал тебе, у Рамоны кризис середины жизни. Он скорее моральный, чем физиологический. Ученые спорят на эту тему много…
    — Уильям, если начнутся, как ты говоришь, настоящие гормональные перемены… — Гай закатил глаза, — тогда…
    — Значит, надо поторопиться и навести порядок в жизни Рамоны до того момента, которого не удастся избежать ни одной женщине. До климакса у нее есть еще несколько лет… Впрочем, случается он и раньше, особенно у женщин южного типа. Но Рамона…
    — Сейчас она женщина такого типа, будто вышла из вод Ледовитого океана, — процедил Гай сквозь зубы. — Если бы я не знал ее раньше, то подумал бы, что она самая настоящая фригидная феминистка… Но ведь она…
    — Тсс… Не надо. Я все понимаю. Значит, причина в другом.
    — В чем? Что я такого ей сделал? Почему меня можно возненавидеть ни с того ни с сего? — Глаза Гая горели. — Я уехал сюда, в Париж, чтобы дать ей побыть одной, наедине с собой.
    — Ответь честно и прямо? У тебя есть женщина? Быстро! — скомандовал Уильям.
    — Да. То есть нет, — быстро поправился Гай.
    — Она знает об этом?
    — Нет!
    — Вот тут ты не прав. — Уильям улыбнулся, глядя на Гая насмешливо, словно взрослый на наивного ребенка, который искренне верит, что его обман взрослые читают по глазам. — Сдается мне, она… догадывается.
    — Не может быть, ведь это… несерьезно. Так, секс…
    — Банально и обыденно, мой друг. Ты достаточно молод. Жена отказывает тебе от постели. Ты уезжаешь и живешь месяцами в Париже.
    — Но она сама захотела меня отослать из дому. Она кричала на меня диким голосом. Если честно, я и представить себе не мог, что у Рамоны может быть отвратительный визгливый голос.
    — Это голос не Рамоны, — тихо сказал Уильям. — Это голос ее боли, ее недоумения. Поверь мне, она сама не понимает, что с ней такое. Она чего-то хочет, каких-то перемен, но не знает каких именно.
    — Но чего ей еще хотеть? У нее есть все — я, сын, дом, деньги, свобода, наконец.
    — Правда? А свобода в чем?
    — В жизни. Она заняла свое место в жизни и в ее рамках абсолютна свободна.
    — Ты уверен, что Рамона заняла именно то место, ту нишу, к которой стремилась? Понимаешь ли, — Уильям помолчал, — есть женщины, для которых твой расклад — предел мечтаний. Они просто купались бы в таком благополучии. Но, случается, женщина в начале своего пути, или в середине, или позже что-то откладывает на потом, надеясь вернуться к этому и сделать наконец то, чего не сумела с самого начала. Ты понимаешь, о чем я говорю?
    — Но Рамона все сделала, что хотела. У нее прекрасный муж…
    — Я уже слышал о нем, — Уильям ухмыльнулся, — много хороших слов. Можешь не трудиться.
    — У нее прекрасный сын.
    — Это о Патрике. Дальше.
    — Она никогда ни о чем таком не говорила…
    — А кому ей было говорить? У нее есть близкая подруга?
    — Я ее самый близкий друг, — с ехидной ухмылкой заметил Гай. — Рамона — самодостаточный человек, она не склонна болтать с разными тетками о своих личных проблемах.
    — Понятно. Значит, после того, как она закончила институт…
    — И, заметь, закончила прекрасно! — Этому факту было почти два десятка лет, но в тоне Гая до сих пор звучали удивление и гордость.
    Уильям кивнул.
    — Она вышла за тебя замуж, родила сына и…
    — Жила так, как хотела.
    — А может быть, как хотели вы с Патриком? — Уильям пристально смотрел на друга.
    — Но все мы — единое целое, Уильям. Мой бизнес — это экономическая основа нашей семьи. Ты ведь знаешь, как и с чего мы начинали. Я смог устоять на ногах и развить свое дело, только имея крепкий тыл.
    — Да, ты всегда мог укрыться в своем прекрасном доме в Сакраменто от всех биржевых потрясений. Я понимаю.
    — Ты помнишь тот год, когда произошел обвал на мировом рынке вина? Я был сам не свой, я думал, для меня все кончено, и только Рамона меня встряхнула как следует. Да-да, взяла за шкирку, как щенка, и встряхнула. Я думал тогда, что напрочь потерял нюх. Но я поднялся…
    — А теперь, друг мой, вспомни свои ощущения. Ты хорошо знаешь, каково это, когда тебе не хочется ничего?
    — Но у меня была на то причина! И какая! — воскликнул Гай. — Моя семья могла оказаться без денег! У нее ведь нет такой причины.
    — Думаю, Гай Гарнье, у тебя плоховато со зрением. Твой взгляд скользит по поверхности, не проникая внутрь. — Уильям покрутил погасшую трубку, которую вынул изо рта перед разговором.
    — Ты что-то знаешь?
    — Догадываюсь.
    — У тебя есть основания для догадок?
    — Вариантов не так уж много. Люди только думают, что сильно отличаются друг от друга. — Уильям вертел трубку. — Вот я смотрю на тебя. На тебе дорогой костюм. От Армани, верно? Значит, у тебя достаточно денег. Если бы ты сидел передо мной в дешевом костюме, я решил бы, что у тебя мало денег. Как просто, правда?
    — Но душа человека — не костюм.
    — Для профессионального взгляда — ничуть не сложнее увидеть, какой у души покрой. — Уильям поднес трубку к губам, но, вовремя вспомнив, что она погасла, снова опустил руку на колено.
    — Что ты можешь сказать о Рамоне? Ты давно не видел ее…
    — Гай, признайся, ты ведь не особенно задумывался в минувшие двадцать лет о том, всем ли довольна твоя жена? Ну спроси себя. Ты не сомневался, что Рамона должна быть довольна всем на свете, поскольку быть твоей женой — уже несказанное счастье. Вот ты только что упомянул, причем не без гордости, что она очень хорошо окончила технологический институт. Она стала специалистом по грузовым машинам, насколько я знаю. Отправляясь учиться столь неженскому делу в чужую страну, Рамона чего-то хотела особенного?
    — Заблуждения ранней молодости, — фыркнул Гай. — Представь — Рамона и трейлер! Рамона и громадная железная глыба, например, МЭН или МЭК. Она собиралась торговать такими машинами, да еще с Восточной Европой! В годы холодной войны! Чистое безумие.
    — Но почему-то Рамона этого хотела? — не унимался Уильям.
    — Да потому что какая-то дальняя родственница Рамоны этим занималась. Она даже стала мэром крошечного городка под Лондоном и прославилась. Когда она умерла, то в мэрии ее имя выбили на стене золотыми буквами.
    — Стало быть, твоя жена честолюбива.
    — Но разве я не удовлетворил ее честолюбие? — Глаза Гая стали совершенно прозрачными от искреннего изумления, прозвучавшего в вопросе.
    — Тебе предстоит поработать над собой, Гай Гарнье. — Уильям вздохнул. — В тебе слишком много мужской фанаберии. Кстати, а не ведешь ли дневник под названием «Я самый-самый», как это модно сейчас?
    — А ты откуда знаешь?
    — Ага, стало быть, ведешь.
    — Ну… это просто так, ради шутки. Ты сам разве не убеждаешь пациентов завести тетрадь, в которой надо беспрестанно себя хвалить, прощать?
    — Убеждаю. Советую и тебе продолжать в том же духе. А о Рамоне могу сказать одно: твоя жена слишком глубоко загнала свои истинные желания. Она давила их десятилетиями, но не смогла задавить, они слишком сильные, у них была прочная основа. Теперь они мучают ее.
    — Но мне-то что делать?
    Уильям молчал, подбирая наиболее убедительные слова.
    — Изменить ее настроение может или сильное потрясение, или страстное увлечение делом, которому она отдастся без остатка.
    — Потрясение? Ты имеешь в виду… если она, допустим, узнает… о моей интрижке?
    — Нет, это мелко в ее ситуации. Это не потрясет ее, а лишь подтвердит подозрения в том, что все мужчины на это способны. Даже ее разлюбезный муж. Нужно нечто более сильное.
    — Сообщение о моей смерти? — мрачно пошутил Гай, но в его голосе Уильям услышал волнение.
    — Откровенно говоря, снова придется тебя огорчить. — Уильям покачал головой.
    — Ты считаешь, я уже не нужен ей до такой степени?
    — Сейчас ей не нужен даже сам мир, если в нем ей нет места. Того места, которое ей необходимо сейчас. Кстати, — вдруг оживился Уильям, — а не хочешь ли ты вовлечь ее в свой бизнес?
    Гай откровенно расхохотался.
    — Но Рамона совсем не деловая женщина. Ей этого не надо.
    — А ты посмотри, сколько женщин в нашем клубе. — Уильям развел руками, призывая Гая оглядеть собравшихся. — Рамона Сталлер могла бы стать украшением нашего сообщества. Да, кстати, вон твоя сестрица. Элен Гарнье, — торжественно произнес он.
    — С некоторых пор мы утратили родственные чувства.
    — Обрати внимание, она не одна.
    — А кто это с ней?
    — Ты на самом деле не знаешь? — изумился Уильям. — Напрасно, Роже Гийом, модный скульптор, скоро может оказаться членом вашей семьи. Я имею в виду — большой семьи.
    — Ах, Уильям, этой семьи уже нет.
    — Ты не прав. Отношения между людьми переменчивы, они то лучше, то хуже. Кто знает, может быть, вы с Элен еще стиснете друг друга в объятиях.
    — Если только она захочет меня задушить. — Гай усмехнулся.
    — Ладно, пойдем к столу. Я не прочь съесть фуа-гра.
    — Если от утиной печени хоть что-то осталось, — с сомнением сказал Гай, поднимаясь из кресла.

Глава шестая
Лизни, глотни, закуси

    Рамона возвращалась в свой дом в Сакраменто. Городок находился всего в полутора часах езды по фривею от аэропорта в Окленде. Она ехала в такси, уставившись в окно, но, погруженная в себя, мало что замечала. Трава, деревья, небо — все сливалось во что-то голубовато-зеленого, ровного цвета. Названия на дорожных указателях скользили по этому фону, не задевая сознания.
    Внезапно взгляд Рамоны выхватил крупную надпись: «Сакраменто», и тут же память услужливо подсказала, что Валеджо и Вакавилл они уже проскочили.
    Когда желтое такси остановилось возле крыльца ее дома, прошуршав шинами по гравийной дорожке, она вышла из машины, расплатившись с водителем. С отчетливой ясностью и страстной тоской Рамона поняла: она только что была в Париже. В одном городе с мужем. Но не встретилась с ним. Потому что не захотела. Такого не было никогда, и Рамона испугалась за себя.
    Она открыла ключом дверь, повернула круглую золоченую ручку — рука легла на теплый металл уверенно и привычно — Рамона вспомнила, как неловко было ее руке на дешевых дверных ручках парижских гостиниц, в которых она поначалу решила пожить.
    Рамона усмехнулась. Для чего ей был весь этот маскарад? Зачем она пыталась войти в чужой мир и поселиться в нем даже на неделю? Исполнить роль, к которой никогда не была готова? Мстить собственному мужу? Зачем она жила в дешевой гостинице в дешевом квартале, а не поселилась, как обычно, на улице Монтеня?
    Неужели впрямь собиралась выпрыгнуть из своей жизни — жены состоятельного бизнесмена? Выпрыгнуть из своего возраста? Вернуться к тем временам, когда студенткой с рюкзачком за спиной и с весьма незначительной наличностью в кармане топтала ногами землю Европы?
    Какая глупость, одернула она себя, входя в холл. Но внезапно остановилась и похвалила: хорошо, уже хорошо то, что обнаружила собственную глупость. Легче лечить болезнь, когда известен диагноз.
    А глупость разве лечится? — спросила она себя ехидно. И ответила: некоторая разновидность — да.
    Рамона направилась к телефону, чтобы прослушать сообщения, которые ей наговорили за неделю.
    — Рамона, я не понимаю, куда ты подевалась….
    — Рамона, уже третий час ночи…
    Она скривила губы. Она ведь, кажется, ясно и понятно просила не беспокоить ее полгода. Срок еще не вышел. Каприз? Если угодно — да. Но это, черт побери, ее каприз! Может она в кои веки позволить себе капризничать?
    Интересно, вдруг мелькнула мысль, Гай звонил ночью. Он не спал в ту ночь из-за нее? Или были другие причины для бессонницы?
    Рамона почувствовала, как снова на нее наваливается противное чувство недоверия, а перед глазами возникает образ той самой блондинки, которую она увидела на экране телевизора.
    — Рамона, я волнуюсь…
    — А я — нет! — раздраженно бросила Рамона и выключила автоответчик.
    На самом деле это так, это правда. Она не волнуется. Если в Париже не сочла нужным встретиться с ним, значит, не волнуется.
    Рамона упала в кресло. Больше она ничего не хотела слышать — ни от него, ни от кого-то еще. Она закрыла глаза. Нет, она не волновалась о Гае. Даже если он проводит время с женщинами… Ей безразлично. Ей никто не нужен.
    В доме было тихо, и в тишине лишь тикали круглоголовые часы с маятником на длинной цепи, надменно отсчитывая минуты. Рамона посмотрела на них, и ей показалось, что маятник каждым движением сметает минуты из времени ее жизни, расчищая путь… Расчищая путь к концу жизни.
    Она схватила себя за распущенные волосы и потянула вверх, словно желая вытащить себя — сама не зная из чего. Она тянула с силой, не обращая внимания на боль, напротив, испытывая странное удовольствие оттого, что способна чувствовать боль…
    Рамона опустила руку, откинулась на спинку кресла и зарыдала — отчаянно, оплакивая свою жизнь, в которой нет больше никакого смысла.
    Ну почему же ее хватило так ненадолго? Что она сделала неправильно? Когда? В какой момент свернула не туда, если в сорок лет оказалась в ужасном, непреодолимом тупике?
    Целую неделю Рамона не выходила из дому, прокручивая в голове события собственной, столь быстро промелькнувшей жизни. Она бродила по дому без всякого дела, пила черный кофе здоровенными кружками, а, когда желудок больше не мог вынести пустоты, снисходила к его требованиям и забрасывала в него кукурузные хлопья с молоком. Он недовольно урчал, осуждая за скудость подачки, но Рамона только отмахивалась.
    Может быть, другая женщина кинулась бы к психотерапевту и потребовала разобраться в ее жизни. Но Рамона не любила раскрываться перед кем-то. Она всегда охраняла свой внутренний мир, в который не впускала даже Гая. Он, кстати, никогда и не стремился влезть к ней в душу. По натуре экстраверт, он сам испытывал жажду раскрыться перед другими, и с готовностью одаривал мир собой.
    Рамона всегда считала, что должна справиться с собой сама. Когда она училась в технологическом и изучала машины, сокурсники наперебой предлагали ей, такой нежной, такой слабой, особенно на фоне гигантского мотора, помочь разобраться с двигателем грузовика. Но Рамона не позволяла. Она должна сама найти дефект и сама его устранить.
    — Я должна научиться сама, — отказывалась Рамона. Она вскидывала темные брови, а карие глаза замирали на очередном поклоннике, которому хотелось оказаться поближе к невероятной девушке.
    Парни отлично понимали, что никогда не примут Рамону в свое мужское сообщество. Она, конечно, может его украсить, но лишь в качестве чьей-то жены. Причем многие из них не прочь были увидеть себя в роли ее мужа.
    Если бы Рамона смогла прочесть их откровенные мысли, она крайне возмутилась бы. Да чем она от них отличается? У нее разумная голова, ловкие руки, подвижный ум. Ее дед Фрэнк — самый настоящий мачо, и даже он говорил, что Рамона даст сто очков вперед любому парню! А тогда ей исполнилось всего пятнадцать. Неужели она не способна разобраться в железках и в переплетении проводов — синих, зеленых, красных? МЭК, который она водила каждое лето, гостя у Фрэнка, слушался ее, как пони, на котором она каталась в раннем детстве. Он и теперь слушается ее.
    Рамоне не сразу довелось узнать о том, что мужское сообщество не принимает женщин. Гай, а потом и Патрик не только не отторгали ее, они требовали от нее ежеминутного присутствия в своей мужской компании.
    Но прошли годы, Патрик перестал нуждаться в материнской опеке, а Гай становился все более успешным бизнесменом, который мало времени проводит дома и не делится с женой мелочами. Рамона улавливала что-то из разговоров Гая по телефону, из его бесед с коллегами во время разных приемов, на которые они ходили.
    Но Гая она любила всегда, с самой первой минуты знакомства. Как и он ее. Рамона не сомневалась в этом, и все годы, прожитые вместе с ним, являлись тому подтверждением. Ей не в чем было обвинить Гая. Чем больше Рамона думала о прошедшей жизни, тем больше уверялась в том, что причину следует искать в себе.
    Рамона бродила по дому без сна, мерила шагами гостиную, коридор, галерею, кухню, в которой она знала наизусть все мелочи и которая всегда радовала ее.
    Правда, с некоторых пор кухня начала ее раздражать. Глядя на бесчисленные блестящие вещицы — сбивалки, мялки, чистилки, резалки, как называла она кухонные принадлежности, не удостаивая каждую собственного законного имени, — Рамона казалась себе сорокой, которая подхватывает все, что блестит, и тащит в дом, чтобы потом мучительно заставлять себя всем этим пользоваться.
    Так что же — это и есть основные инструменты ее жизни? Жизни, в которой она собиралась иметь дело с гаечными ключами, с колесами, с приборами, со скоростями, с дорогами, с переговорами, с подписанными контрактами?
    — Наша Рамона — самый настоящий механик, — хвалил ее дедушка, когда она починила его мотоцикл. Тогда ей было лет пятнадцать, и родители отправили ее на все лето к деду. — Подумать только, даже наш хваленый местный мастер не разобрался в электрике! — Фрэнк покачал головой, усаживаясь в седло и включая фары. — Сегодня ночью я наконец поеду на дальнюю плантацию агавы, посмотрю, как там трудятся летучие мыши над ее цветками.
    — Ты должен взять меня с собой, — заявила Рамона.
    — Ага, ты требуешь плату за свои труды.
    — Требую.
    Фрэнк кинул девушке каску, она насадила ее на голову так, что под ней скрылись даже кончики светлых волос, и быстро уселась за спиной деда.
    Они понеслись сквозь сгущающиеся сумерки. Рамона тесно прижималась к теплой спине Фрэнка, обняв его за талию и вдавившись подбородком в спину. Она чувствовала, как двигаются его мышцы, когда мотоцикл входит в поворот.
    Фрэнк давно переехал из Сакраменто сюда, в маленькую мексиканскую деревушку Эль-Сиаба, откуда пошел их древний мексиканский род. Фрэнк был мексиканцем наполовину, но здесь не чувствовал себя чужаком.
    Странное дело, и Рамона, в которой мексиканской крови было еще меньше, тоже. Нескончаемые поля агавы на красноватой земле, разделенные чередой пышных деревьев, темноволосые всадники в широкополых шляпах и в белых рубашках, словно парусники на зеленоватой морской воде, — это зрелище всегда заставляло сердце Рамоны биться по-особому. Она своя здесь, в этом совершенно ином мире. На душе становилось легко — здесь она такая, какая есть.
    — Хочешь хлебнуть пульке? — спросил Фрэнк, заглушая мотор возле домика под соломенной крышей. Возле него были сложены в штабель бочки.
    — Хочу! — не раздумывая отозвалась Рамона.
    — Пойдем, детка, в мой ресторан.
    Рамона уселась на лавку возле длинного деревянного стола, а Фрэнк задержался у дверей с седовласым мужчиной, управляющим. Они говорили по-испански, Рамона улавливала отдельные знакомые слова. Она поняла, что Фрэнк спрашивает мужчину об отгрузке мескаля.
    Когда они сели за столик возле окна, Рамона кивнула на высокий стакан, в котором пенился густой напиток, и спросила:
    — Фрэнк, это пульке?
    — Да. Слабенький, как раз для тебя. А я хлебну мескаля. Его гонят из пульке. Ух, хорошо! — крякнул он. — Пробуй.
    Рамона отпила и скривилась.
    — Это тебе не лимонад, детка. Древний рецепт, древний напиток. Еще индейцы его гнали из перебродившего сока агавы. Самая настоящая брага! — засмеялся Фрэнк. — А мой мескаль — самогон из твоей браги. Правда, неизвестно, кто додумался перегонять пульке в мескаль. Но это началось лет триста назад, не меньше.
    Рамона уже более бесстрашно отпила из стакана, напиток оказался не крепче пива. Фрэнк отодвинул свой стакан и сказал:
    — Я уверен, лет через десять — двадцать мескаль и текила завоюют Европу. Она к тому времени пресытится виски, джинами, водками. Мужчины захотят «заморить червячка» по-нашему.
    — Заморить червячка? — переспросила Рамона.
    — Именно так. Сейчас я тебе покажу. — Фрэнк крикнул что-то по-испански, мужчина быстро подошел к столу с бутылкой, из которой недавно наливал мескаль Фрэнку. — Американцы любят экзотику, специально для них разливают мескаль в бутылки вот с таким червячком. — Он поднял стеклянный сосуд и покачал его перед глазами. Рамона поморщилась, а Фрэнк засмеялся. — Это всего-навсего агавовая гусеница. Испытание для настоящих мачо. Обычно в заведениях, где подают мескаль, если на тебе заканчивается бутылка, то червяка сервируют как бесплатное угощение от шеф-повара. Хочешь, обслужу? — Фрэнк вскинул седые брови и посмотрел на Рамону.
    Она колебалась недолго.
    — Хочу!
    Мужчина расхохотался и что-то быстро сказал на своем диалекте, который Рамона не понимала совсем. Фрэнк кивал в такт словам, потом перевел Рамоне:
    — Этот мачо говорит, что ты очень смелая девушка. Смелее многих парней. Некоторые из них вообще не могут пить пульке, говорят, напиток пахнет гнилым мясом. Но пульке, заметь, очень полезная вещь. Раньше его пили при истощении, а ты у нас худенькая, так что тебе не помешает пить его почаще. Он укрепляет организм и очень питательный. — Фрэнк улыбался, потягивая мескаль. — А сейчас ты попробуешь агавовую гусеницу. Тебе сервируют ее по всем правилам.
    У Рамоны в голове восторженно шумело, она чувствовала себя великим путешественником, который наконец-то добрался до вожделенного места, к которому давно стремился. Наверное, Фрэнк понял, что она уже выросла, и больше не относился к ней, как к ребенку.
    Рамона на самом деле недавно почувствовала в себе какой-то перелом, а этот визит с дедом в маленький деревенский ресторан восприняла как символическую границу между детством и взрослой жизнью.
    Мужчина вынул гусеницу из бутылки, положил на тарелочку и что-то произнес.
    — Что, что он сказал? — не терпелось узнать Рамоне.
    — Он обратился к ней по имени, — смеясь, «перевел» Фрэнк. — Так полагается перед тем, как угостить клиента.
    — Как ее зовут?
    — Ее зовут гузано. Как и всех ее родственниц. Они обитают в сердцевине агавы. Между прочим, они отличаются по цвету — золотые в бутылке становятся сероватыми, красные — слегка бледнеют, они-то и считаются самыми благородными? Но вообще-то ими полагается закусывать мескаль, а не пульке. Придется нашей гостье налить, как считаешь?
    Фрэнк посмотрел на мужчину. Тот расплылся в улыбке и плеснул немного мескаля в стакан. Подал Рамоне. Она шумно втянула воздух и поднесла стакан к носу.
    — Стоп, дорогая! — удержал ее Фрэнк. — Давай-ка по всем правилам. Видишь, к бутылке подвешен мешочек? В нем соль с истертыми в порошок червячками. Отличная приправа, — он лихо подмигнул ей. — Ее надо лизнуть перед тем, как опрокинуть стаканчик мескаля.
    Рамона подчинилась, лизнула соль из мешочка, во рту запылало от соленой горечи, она быстро глотнула из стакана, остужая горький огонь.
    Вкус мескаля оказался приятнее, чем пульке, она уловила слегка травянистый запах. Крепкий, поморщилась она, этот мескаль.
    Мужчины с интересом наблюдал за Рамоной, когда она потянулась к гусенице и собралась смело подцепить ее вилочкой. Оба любовались ее несуетными движениями.
    Рамона проглотила закуску.
    — Ну вот, теперь ты выполнила все, что предписано: лизнула, глотнула, закусила…
    Вспоминая события столь давнего времени, Рамона пожалела только об одном — Фрэнка уже нет в этом мире. Он ушел рано для своего возраста — ему не было шестидесяти, когда его настигла пуля вора, который опустошил его плантацию голубой агавы. Было долгое разбирательство, работали детективы, но агава скрыла все следы на красноземе. Жесткая и колючая, она не выдала тайну…
    Но это произошло гораздо позже того дня, когда взрослые мексиканские мужчины приняли Рамону в ряды равных. Это было совсем не похоже на них.
    Странное дело, именно после той поездки к Фрэнку в Мексику, Рамона уверилась в том, что может все в этой жизни, неважно, что она женщина. Значит, она ошиблась, прожила чужую жизнь? Не такую, какую собиралась?
    Внимательно, словно впервые, Рамона оглядывала кабинет Гая и пыталась понять, что такого есть в мужчине, что позволяет ему чувствовать себя хозяином жизни, не мучиться, как она. Конечно, главная суть в физиологии, с ней не поспоришь. Но, вероятно, есть что-то, какие-то предметы, позволяющие мужчине чувствовать себя принадлежащим к другой половине человечества. Мужские игрушки?
    Рамона открыла шкаф, в котором хранилась коллекция курительных трубок Гая. Она перебирала их — итальянские, французские, английские, ирландские, датские, греческие… Гай покупал их повсюду. Однажды она со смехом сказала ему:
    — Послушай, ты со своими трубками похож на кобелька, которого выпустили погулять, а он поднимает лапку на каждый столбик, метит территорию.
    Поначалу Гай опешил, потом замер, как всегда в минуты недоумения, не мигая уставился на жену, затем весело расхохотался.
    — Здорово сказано! Один — ноль в твою пользу. Однако я должен уточнить, жена. Я мечу не территорию, я мечу самого себя — ароматами разных территорий.
    — Но зачем тебе это? — Рамона догадывалась зачем, но хотела услышать подтверждение догадке: затем, что он самый-самый, что у него весь мир в кармане. А если не в кармане, то в шкафу.
    — Это позволяет мне чувствовать особенную уверенность в мировом пространстве. Я готов раскурить с любой точкой мира трубку мира!
    — Занятный каламбур!
    Рамоне на самом деле понравился ответ. Гай вообще обладал быстрой реакцией, она заметила это давно. Наверное, поэтому и Патрик у них родился ровно через девять месяцев после того, как они впервые занялись любовью. Это произошло еще в Манчестере.
    Что-то дрогнуло в сердце Рамоны, но она постаралась отмахнуться от этого ощущения.
    Она потянулась к полке и взяла трубку, похожую на кочергу, которой обычно ворошила головешки в камине. Эта модель называется «бренди», сразу вспомнила она. Гай вдолбил ей в голову все названия, ее голова принимала все новое без сопротивления, особенно в первые два года после рождения Патрика. Как будто в голове Рамоны образовалось много пустого места.
    Рамона усмехнулась. Недавно она прочла в каком-то журнале о новых исследованиях ученых. Они обнаружили удивительную вещь — оказывается, во время беременности женщина забывает тридцать процентов всего, что знала до этого. И только в течение двух лет после родов к ней возвращается память.
    Так может быть, вдруг подумала Рамона, во время беременности я забыла про себя настоящую, про свои желания и стремления, а потом память об этом могла бы вернуться, но ей некуда было возвращаться — все ячейки памяти оказались занятыми. Занятыми названиями курительных трубок, французских вин, именами бизнесменов, с которыми работал Гай, биржевыми ценами на французские вина разных лет, бейсболом Патрика, названиями команд, именами девочек, которые нравились Патрику, именами мальчиков, которые ему не нравились, ценами на дома, поскольку они переезжали много раз, как и полагается американцам среднего класса…
    Рамона подержала в руке трубку. С ней Гай ездил весной на чемпионат мира по курению трубок в Англию. Он звал ее с собой, но она уже ничего не хотела.
    Она умела набивать трубки и не раз делала это для Гая.
    — Смотри, она должна быть набита достаточно плотно. Видишь, я надавливаю пальцем на табак, а он пружинит в трубке.
    Рамона трогала пальцем табак, кивала, заставляя себя запомнить ощущение под пальцем.
    — Верхний слой табака должен быть ровным, иначе он не будет равномерно гореть. А теперь поднесем спичку…
    Она и сама была готова загореться, как спичка, когда Гай проводил с ней свои первые уроки по набиванию трубки. У Рамоны возникали совершенно иные ассоциации при этом действе, и после нескольких затяжек они оказывались в постели…
    А после Гай снова брал трубку и говорил чуть хрипловатым голосом:
    — После того как трубку покурили, ей надо дать остыть.
    Рамона тихо смеялась, лежа на смятых простынях, потому что именно этим она в данный момент и занималась: остывала от обжигающей страсти.
    Вспоминая мгновения жизни, которую Рамона сейчас считала бессмысленной, чужой, она недоумевала: в чем же все-таки дело? Ведь были, были замечательные мгновения в жизни? Более того, ей на ум не приходит ничего, что смущало бы, раздражало, обижало. Все ровно, гладко, складно — любимое словечко Фрэнка, которое перешло к отцу, потом это слово полюбила мать. Рамона вздрогнула, и трубка едва не выпала у нее из рук.
    Может быть, недавняя смерть матери навела ее на мысль о неправильно прожитой жизни?
    — Мама, тебя что-то гложет? — спросила как-то Рамона, глядя на печальное лицо матери.
    — Да… пожалуй. Только не совсем так. Сама не знаю, как это вышло, но к концу жизни я пришла ни с чем.
    — То есть как — ни с чем? Вы с отцом любили друг друга. У тебя прекрасные дети. Я могу сказать так о Майкле, о Сэнди и даже о себе, правда?
    — Да, это правда, — согласилась мать, гладя Рамону по руке. — Ты можешь и дальше перечислять много хорошего, что было в моей жизни.
    — И еще будет! — горячо заверила Рамона.
    — Не будет.
    — Но почему?
    — Потому что я ничего не хочу. Я устала. — Мать помолчала, а потом добавила таким тоном, словно долго думала об этом и поняла наконец: — Я устала делать не то, что хочется.
    — А… что ты имеешь в виду?
    — Что? Вот видишь, даже ты, моя любимая младшая дочь, не подозреваешь о неисполненных мечтах своей матери. — Она тихонько засмеялась и провела рукой по волосам Рамоны. — Не обижайся, это я просто так. Какие тяжелые волосы. Какого странного, неожиданного цвета. Они блестят, словно белый хлопок.
    Дочь молчала, ожидая продолжения. Но дождалась совершенно другого:
    — Вот и ты живешь чужой жизнью. Как живут почти все женщины в мире. — Ошеломленная, Рамона молчала. — Но… очевидно, так задумано… Не нами. — Мать пожала плечами. — Не переживай. Тебе ведь хорошо, правда?
    В глазах матери стояла неизбывная печаль, о природе которой Рамоне давно хотелось узнать. Спросить об этом она не решалась. Они слишком редко виделись — мать жила на ранчо в Миннесоте в полном уединении, с тех пор как умер ее муж. Уезжая от нее, Рамона окуналась в свои дела и быстро забывала о печали на материнском лице…
    От нескольких затяжек трубкой голова Рамоны закружилась. Он перевела взгляд на бар, в который сама поставила литровую бутылку бренди «Три бочки», которую купила в парижском аэропорту. Она плеснула себе порцию и выпила.
    Теперь, когда мать ушла навсегда, уже не у кого спросить о том, что чужого обнаружила она в собственной жизни. Но после ее ухода Рамона стала задавать себе вопрос: а что могу я сказать о своей жизни?
    Взгляд Рамоны упал на письменный стол Гая. Там лежал блокнот, на котором выведено его каллиграфическим почерком: «Я самый-самый». Она открыла его, хотела прочесть, но не решилась. Рамона догадывалась, что в нем найдет перечисление Гаем собственных достоинств и побед по всем направлениям. Так типично для Гая. Вот кто не изменился за прошедшие годы, не изменил самому себе.
    Потом взгляд Рамоны задержался на газете, она сама положила ее на стол мужа, по привычке. Он всегда читал газетные объявления, говорил, что только через них можно «узнать настоящую жизнь окружающей среды».
    Газета оказалась совсем свежей. Рамона наткнулась на объявление в рамке, прочла. Сначала один раз, потом второй, сама не понимая, что именно привлекло ее. Слово «Мексика»? Но что в этом необычного? Мексика рядом. Или потому, что вспоминала о ней только что? Нет, скорее всего дело в другом: Рамона давно усвоила странную истину: стоит о чем-то подумать, как нате вам — оно и является. И лишь позже до нее дошло, что именно зацепило ее в этом объявлении.
    Ну конечно, слово «грузовик». Оно напомнило ей: надо поехать в гараж, взглянуть на своего застоявшегося без дела любимца, МЭКа.
    Внезапно, словно ее что-то подбросило, Рамона вскочила на ноги.
    Им нужен водитель! Со своим грузовиком! Для срочного рейса в Мексику!
    Рамона плеснула еще полпорции бренди.
    Она водитель. У нее есть грузовик МЭК — наследство от Фрэнка. Грузовик мощностью в четыре сотни лошадиных сил, послушный, как пони, с упрямой мордой осла.
    Она еще раз вчиталась в объявление, уже сосредоточенно, вдумываясь в каждое слово. Она не заметила главного! Это фирме Гарнье нужен водитель с грузовиком. Для рейса в Мексику.
    Она хочет в Мексику. Она хочет туда давно, чтобы зайти в деревенский ресторанчик Фрэнка, выпить мескаля. Туда, где она впервые почувствовала себя полноправным членом общества, которое тогда еще для нее было единым, не мужским и не женским. В котором, ей казалось, она сможет заниматься чем угодно, даже водить большегрузные машины, даже торговать ими.
    Не давая себе опомниться, Рамона набрала указанный в объявлении номер телефона. Она не сомневалась — ее наймут, потому что женщине наверняка предложат денег меньше, чем мужчине. Но сейчас для нее это не важно.
    Прижимая трубку к уху, впервые за много месяцев Рамона почувствовала, что у нее совсем не рыбья кровь.

Глава седьмая
Виноградная филлоксера

    — Я согласна, — сказала Элен, не отводя своих глаз от других, с темными зрачками, которые казались совершенно непроницаемыми в сумеречном каминном зале. — Она прекрасна. — Элен не переводила взгляд на предмет, о котором говорила. — Мне странно…
    Внезапно на лице ее возникла улыбка, которую можно назвать робкой и не ошибиться. Но она быстро прогнала ее — незачем открываться другому, тем более что этот другой — Роже Гийом.
    — Да. — Он согласно кивнул и, отвернувшись от Элен, самодовольно уставился на свое произведение. — Когда-нибудь и у меня будет свой музей в Париже.
    — Как у Родена.
    Губы Элен, сложенные теперь в усмешке, казались более привычными для малоподвижного тяжелого лица. Правда, цвет лица ее совершенно удивительный — цвет настоящего белого мрамора. Возможно, желание разгадать, все ли ее тело такого же беломраморного цвета, и привлекло к этой женщине столь художественную натуру, как Роже Гийом.
    — Но давай-ка отложим шутки в сторону, — низким голосом проговорила Элен. — Ты ведь понимаешь, это возможно. Это не утопия. Часть моего небольшого… дома…
    — Замка, ты хотела сказать, — поправил ее Роже, совершенно точно зная, что честолюбивая Элен ждет именно такой поправки.
    — Да, если угодно, — надменно согласилась она, потом, смягчившись, добавила: — Если тебе так хочется.
    — Хочется, — бросил Роже, но это слово он произнес так, чтобы она безошибочно уловила в нем другой смысл. — А тебе?
    — Мне тоже. Очень, — сказала Элен и потянулась к нему.
    — Пойдем в спальню, Элен.
    Несмотря на свою пышнотелость, Элен была очень подвижной и всегда брала верх над Роже — во всяком случае, он употреблял именно это выражение.
    — Дорогая, мне удивительно, как ты до сих пор не завела конюшню, — проворчал он, подчиняясь ее рукам.
    Ему нравилось, когда она раздевала его, как маленького. Она делала это с умением и ловкостью девушек с улицы Сен-Дени и площади Пигаль, нежностью которых он пользовался давно, с ранней юности. Теперь, зная, что у Элен нет и быть не могло подобной практики, Роже понимал, что в ней говорит голос самой природы. Кого-то она наделяет таким даром, а кого-то обходит.
    Они познакомились довольно давно, она, собирательница женских головок, много раз покупала его работы. Но близость возникла не сразу, хотя Элен признавалась ему:
    — У меня хорошо развит нюх, Роже.
    — Еще бы, ты винодел не в первом поколении, твой бизнес требует тонкого обоняния.
    — Пока еще нет вина с запахом тестостерона, — смеялась она. — Но он пьянит так же, как самое замечательное и выдержанное вино, — уверяла Элен, оглядывая тело Роже, распростертое под ней.
    Он мычал нечто неопределенное, привлекая ее к себе.
    — У тебя очень чуткий не только нос, — пробормотал он, запуская руку между бедер Элен. — Хорошо сидишь?
    — Как никогда раньше!
    Роже улыбнулся, услышав откровенное удовольствие в ее интонации.
    — Поехали! — Элен пятками пришпорила Роже.
    Их «заезды» нравились обоим. Роже и Элен, казалось, нашли друг друга.
    — Слушай, что мы делали до сих пор, а? — спросила Элен, прижимаясь щекой к влажной от пота, густо поросшей волосами мужской груди.
    — Паслись на чужих лугах. — Роже усмехнулся.
    — Но не без пользы, — заметила Элен, устраиваясь на его плече. — Мы узнали, чего мы точно не хотим.
    Роже молчал, ожидая продолжения.
    — Причем во всем.
    — Например? — отозвался он, просто чтобы подать голос, потому, что веки опустились сами собой, а дыхание становилось ровнее. Элен почувствовала, что Роже засыпает, и не мешала ему. Пусть отдохнет. Этот мужчина ей нужен. Для двух очень важных дел: разорить брата и стать ее мужем. Уже пора сделать и то, и другое.

    Элен приняла к исполнению эти два решения и начала действовать. Она не выстраивала свои цели в очередь, одну за другой. Элен уже перевалило за сорок, и она знала, насколько вредна спешка. Она поспешила в свое время, не довела борьбу до конца за виноградник в Провансе, и тот достался Гаю. Этот самый большой и самый урожайный виноградник действительно принадлежал брату отца, и тот действительно завещал его Гаю. Как и квартиру в пятнадцатом округе Парижа. Но черт с ней, с квартирой, Элен и здесь хорошо — в замке, как совершенно справедливо назвал ее дом семнадцатого века Роже. А Роже знает толк в красивых вещах, которые не подвластны времени. Теперь она должна вынудить Гая продать ей вожделенный виноградник за мизерную цену, которая оказалась бы для него спасительной. А для этого… Элен знала, что надо сделать для этого и для того, чтобы вообще убрать Гая с рынка французских вин и занять его нишу.
    Она улыбнулась. Гарнье — хорошо раскрученное имя на западе Соединенных Штатов. И даже скандал, в котором будет фигурировать это имя, пойдет на пользу. Но не Гаю, ей. Гая этот скандал убьет.
    Элен засмеялась. Изощренная схема, которая родилась в ее профессорской голове, напоминала ей обычную химическую формулу. Берется химический продукт в чистом виде, сам по себе он сама невинность, но в определенной смеси — сущий ад.
    Поскольку французские вина нельзя запятнать скандалом, то вовлечь в него следует другой напиток. Как кстати, подумала Элен, пришлась та новость, которую я узнала благодаря слову, оброненному Роже. Вот уж точно — неисповедимы пути Твои, Господи. «Болванка», как Роже называет всех своих натурщиц, сказала, что Гай не прочь заняться мексиканской текилой.
    Текила! Элен усмехнулась. И как это Гаю пришло в голову обратить взор в сторону текилы? Может, подсказала жена? У нее мексиканские корни… Элен сморщилась. Едва ли. Эта белесая курица ничего не может, кроме как кудахтать на своей кухне. Просто, видимо, Гай уловил тенденцию, которая витает в воздухе. Действительно, крепкий напиток из голубой агавы входит в моду.
    Итак, с этой проблемой более-менее ясно. А что насчет брака?
    Элен ни разу не была замужем, поскольку не видела в том никакого смысла. Дети ее не интересовали, а свои потребности в мужском обществе она удовлетворяла с легкостью. Вообще-то, если бы она очень захотела, то у них с Роже и сейчас мог бы родиться ребенок. Она все еще в силе.
    Подумав об этом, Элен засмеялась. Вряд ли она захочет совершить столь крутой вираж на своем восходящем все выше и выше пути, но сама возможность выбора — захотеть или не захотеть — грела душу. Интересно, что сказал бы на это Роже? Наверняка, что у немолодых родителей рождаются умные дети.
    Ну да, умные, если здоровые. Впрочем, сейчас медицина способна даже в материнской утробе определить, здоров ли плод. Значит, нет никакого риска. У нее был бы такой же сын, как Патрик?
    Элен улыбнулась. Пожалуй, из родственников ей нравился один Патрик — сын Гая. Он тоже с нежностью относился к тетке. Недавно она подарила ему ружье для подводной охоты, и он улетел на Сейшелы. С подружкой, между прочим.
    Конечно, они с Роже поженятся, вопрос решенный. Им осталось лишь обговорить, как все обставить. Завтра они встретятся в ее винном ресторане близ Версаля, недалеко от его мастерской, и обо всем поговорят.

    Роже сидел напротив Элен в синем костюме в темную полоску, хотя на улице стояла жара. Что поделаешь, если не принято после четырех часов дня появляться в обществе в светлом костюме! На нем надета синяя рубашка, но галстука нет. Толстая шея Роже не выносила никаких удавок, он расстегнул даже верхнюю пуговицу воротничка. Элен не отрывала глаз от жестких темных волосков, они нахально высовывались из-под рубашки, росли почти на шее. Роже очень «шерстяной», что заводило ее невероятно. Элен почувствовала толчок в самом низу живота и жаркое тепло. Черт бы его побрал! — подумала она с нежностью.
    — Я хочу, чтобы все прошло традиционно и по правилам, — сказала Элен, начиная разговор о свадьбе.
    — Ты хочешь нагнать полторы сотни гостей? Хочешь готовиться восемь месяцев подряд? Ты это называешь традиционным?
    — Думаю, время томления можно сократить. — Элен улыбнулась. — Это в нашей с тобой власти, дорогой.
    Она засмеялась, и синий шелк заколебался — сегодня Элен надела вечерний брючный костюм, который окутывал ее, словно предгрозовое облако Вандомскую колонну.
    — Я тоже. Как и гостей. Сократил бы.
    — Втрое, — смеясь, предположила Элен.
    — Еще решительнее.
    — Как всякий скульптор, — она усмехнулась, — ты любишь все отсекать и сокращать.
    — Да, я сократил бы… до двух человек.
    Она захохотала и подняла бокал, приветствуя слова Роже.
    — Поняла. Чтобы только ты и я.
    — Вот именно.
    — Не удастся, милый мой. — Элен решительно поставила бокал на стол, вино заколебалось, но не выплеснулось. — Нас не поймут.
    — Ну и черт с ними.
    — Ты понимаешь, как тебе повезло в жизни? — спросила она серьезно.
    — В чем же?
    — Тебе не надо уметь пользоваться людьми.
    Он молчал, стараясь понять смысл фразы. Элен никогда не говорила глупостей, и этим ему нравилась.
    — Тебе надо уметь пользоваться неживой природой. Мрамором. А я должна была научиться пользоваться людьми.
    Он кивнул, соглашаясь.
    — Да, я оживляю неживую натуру. — Роже вдруг засмеялся. — А ты живую натуру ради собственного успеха стремишься перевести в неживую.
    — Не так жестоко, конечно, — Элен поправила на груди сапфировый кулон в форме виноградины, — но мне приходится, расчищая себе путь, иметь дело с живой… натурой. Да, да, да. Чтобы освободить место себе, допустим, на рынке вин.
    Роже молчал, изучая спокойное лицо Элен.
    — Я хочу свадьбу в начале зимы, — сказала она, снова поднимая бокал, в котором искрилось красное вино. — Да, кстати, как тебе оно? Чилийское, между прочим.
    — Отменный вкус, — одобрительно отозвался Роже. — Не спускаешь глаз с конкурентов?
    — Ни-ко-гда. — Элен в такт слогам качала коротко стриженной и крашенной в соломенный цвет головой. — Вино восемьдесят седьмого года, один из лучших годов.
    — Неужели они могут обойти французские вина?
    — Нельзя допустить. Но могу сказать — у чилийского виноделия большие возможности. Оно не знало никогда филлоксеры.
    — Это что за зверь?
    — Крохотное насекомое. Оно опустошило европейские виноградники в середине позапрошлого века. Чили оно не покусало, — Элен усмехнулась, — слишком далеко. Кстати, им помогло и то, что многие сорта винограда попали в Чили еще до нашествия филлоксеры. Более того, даже ЮНЕСКО взяло под защиту Чили, объявив его единственным в мире заповедником чистой виноградной лозы.
    — Никогда бы не подумал… — Роже покачал головой. — Но вино, ты права, отменное. Каберне?
    — Да.
    — Ты хорошо знаешь мировой рынок вин, — похвалил он.
    — Еще бы! — Элен усмехнулась. — С тех пор как брату отошел главный виноградник в Провансе, я места себе не нахожу. Я уже думала, не вложиться ли мне в чилийское виноделие? Особенно после того, как я узнала, что сам Массне…
    — Композитор? — удивился Роже.
    — Ох, не надо, не огорчай меня. — Элен сморщила нос, и он стал похож на увядшую японскую айву. — Доминик Массне, известный французский винодел. Теперь он владелец крупной чилийской винодельческой компании. Он выпускает потрясающее шардоне. Да, Чили — очень привлекательное место. — Она отпила глоток, жестом предлагая Роже поддержать ее. Он не спорил и отпил половину вина в бокале. — А тамошнее законодательство о виноделии? Сказка! — Элен прикрыла глаза. — Никаких строгих правил по подрезанию лозы или по посадке. Нет ограничения в сортах для каждой местности, как у нас. Мы ведь связаны по рукам и ногам. Мы только кажемся свободными. — Она недоуменно развела руками, словно призывая Роже посочувствовать ей.
    Он с интересом слушал, наблюдая, каким азартом зажигаются глаза женщины. Роже любил азартных людей, неважно, на что направлен сам азарт. Потому что, когда человек в таком состоянии, он, скульптор, видит то, чего не видят обычные люди… Элен снова стиснула ножку бокала, косточка на среднем пальце побелела. Со временем, лет через пятнадцать, здесь появится утолщение. Подагра. Она слишком любит жирное.
    Роже знал анатомию лучше любого доктора, до мельчайшей мышцы и косточки, иначе не стать ему преуспевающим мастером. Ему нравились мастера такого же класса, как он.
    — Пока не решилась вложиться в чилийское вино?
    — Пока нет. — Элен покачала головой. — Я не решусь, пока не испробую… один вариант.
    Ее глаза сощурились и утонули в глазницах. Лицо Элен теперь напоминало мраморный шар, заготовку для скульптурного портрета, из которой Роже своим резцом выявляет лицо. Он знал. Элен готовится к войне с братом. Поднимая бокал, в котором осталось совсем чуть-чуть, Роже спросил:
    — Хочешь стать филлоксерой?
    Она опешила, потом расхохоталась.
    — Для него — да. — Элен залпом выпила остатки вина. — И ты мне в этом здорово помогаешь.
    Элен смотрела на Роже, вспоминая, как весной приехала к нему в мастерскую.
    — Покажи мне свою новую работу, — попросила она.
    — Охотно.
    Посмотрев на головку девушки раз, другой, третий, Элен наконец сказала:
    — По-моему, у меня начинаются галлюцинации. Скажи мне, что твою модель зовут не Рамона.
    — Скажу, если ты очень просишь. Ее зовут не Рамона. — Роже устроился поудобнее в кресле, раскуривая трубку.
    — Фу, ты тоже не в себе. — Она наморщила нос и помахала рукой перед лицом.
    — Тебе не нравится запах? Отличный табак. Только что привезли.
    — Нет, не в табаке дело. Я о трубке.
    — Да, люблю покурить трубку, когда в настроении. А почему ты говоришь — тоже?
    — Да потому что мой брат давно обезумел от них. У него коллекция трубок. Он участвует даже в чемпионате трубочных курильщиков. Ничего более дурацкого мужчины придумать просто не могли.
    Роже почувствовал, что готов встать на защиту курильщиков трубок, но удержался. Ему хотелось, чтобы Элен высказалась до конца. К тому же он горел желанием услышать оценку показанной ей работы. Он хотел продать ее Элен подороже. Они ведь собираются соединить тела, но не деньги.
    — Так как тебе эта вещь?
    — Ты скажи лучше, как ее зовут?
    — Кого?
    — Твою натуру, неужели неясно! — начинала вскипать Элен.
    — А, «болванку»? — Роже не нравилось ее настроение, и он хотел разогреть Элен. В таком настроении много не платят. Но он не знал, как себя вести, чтобы поправить положение, и поэтому решил отдаться на волю вдохновения. — Ее зовут Стэйси. Стэйси Вулфенсон.
    — Правда? Где ты ее откопал?
    — В Лондоне.
    — Может быть, ты ездил туда записываться на чемпионат курильщиков трубок?
    — Я не участвую в подобных мероприятиях. — Роже усмехнулся. — Я из тех, кто сам себе присваивает чемпионский титул. Мне не нужна чужая оценка, — самонадеянно заявил он.
    — Вот и этим ты мне тоже нравишься, Роже Гийом, — задумчиво, словно о чем-то напряженно думая, проговорила Элен. — Она из Лондона, говоришь?
    — Да, мне ее показали друзья. Она из несостоявшихся актрис.
    — Отлично! — Элен вскочила с такой легкостью, которую трудно было ожидать при ее грузности.
    — Ты ее покупаешь?
    — Да, и за хорошие деньги!
    — Отлично. Сколько?
    Роже вынул трубку изо рта и еще раз поблагодарил Бога за то, что Всевышний позволил создать такую замечательную вещицу, как курительная трубка. Она разрешает мужчине говорить мало, а значит, не сболтнуть лишнего. Держа трубку в зубах, много не скажешь. Говоришь каждое слово с расстановкой, посылая ему вдогонку облачко ароматного дыма от горящих денег — да-да, разве не деньгами до отказа набивают трубку? Хороший табак не дешевле золота.
    — Зависит от того, сумеешь ли выполнить одно мое желание… — Элен обольстительно улыбнулась.
    — Как ты хочешь? И где мы исполним твое желание? — глядя на нее в упор, спросил Роже.
    — Я сейчас не о том желании, Роже.
    — А я — о том. — Он потянулся к Элен. — Все разговоры — после…
    От Элен пахло желанием близости и чего-то еще. Роже чувствовал это, когда брал ее прямо в мастерской, на диване, не раздевая ее, а только стащив с нее кружевные утягивающие трусики и расстегнув свои натянувшиеся спереди брюки, давая волю плоти. Да, эта женщина умела получать удовольствие от всего, чем занималась.
    Потом, приведя себя в порядок, потягивая кофе, который он сварил, Элен сказала:
    — Сейчас я тебя удивлю.
    — Я готов. Я весь внимание.
    И она рассказала Роже о своем плане, в котором и ему была отведена роль.

Глава восьмая
Приз курильщику трубки

    Гай лежал на кровати, закинув руки за голову. Рядом, уткнувшись носом ему в подмышку, лежала женщина. Стэйси. Руки затекли, Гаю хотелось поменять позу, но он не решался потревожить Стэйси. Как не решался он сделать и другое — убрать ее из своей жизни.
    С одной стороны, она ему совсем ни к чему — у него есть жена, он любит Рамону и будет любить ее всегда. Даже странно думать об этом иначе.
    С другой стороны, Рамона не хочет его, но Гай ничуть не сомневался: она его любит.
    От нелепости сделанного вывода он неожиданно фыркнул, плечо дернулось само собой, голова Стэйси выпала из уютной норки.
    Молодая женщина не проснулась, но недовольно засопела и снова попыталась пристроиться на прежнее место. Не удалось, потому что Гай опустил затекшую руку.
    Со Стэйси он познакомился весной, когда отправился в Лондон потешить свое честолюбие. Впрочем, это было его любимым занятием в течение всей жизни, Гай ни от кого не скрывал его, а от себя в первую очередь. Он давно понял одну важную, как он считал, истину: для того чтобы быть довольным жизнью, надо дробить цели. Не стоит ставить перед собой одну глобальную задачу и идти к ней, упираясь всеми четырьмя лапами, как говорил его отец, легкий человек, самый настоящий француз по духу. Он гордился собой и, отправляя сына учиться в Англию, смеялся:
    — Сынок, я уверен, эти скучные англичане тебя не изменят. Даже если бы меня окунули в холодную воду пролива и протащили по ней до самой Англии, я выпил бы нашего прекрасного вина на их берегу и крикнул: «Да здравствуют легкомысленные французы!» Это для того, чтобы задурить им голову и притупить их бдительность. — Он подмигнул сыну. — Они так думают с нас, ну и пускай себе думают, но мы-то знаем, что на самом деле англичане легкомысленные.
    — Почему, папа? — Сын с интересом взглянул на отца.
    Отец приставил руку лодочкой к губам и тихо, будто не хотел, чтобы их кто-то услышал, признался:
    — Потому что они в это верят. А доверчивые — всегда легкомысленные.
    Итак, дробить цель, объяснял себе Гай, означает ставить перед собой цели помельче — достигнуть их проще, но каждую победу принимать, как настоящую. А победа, как известно, греет сердце, позволяет самому себе, а стало быть, и окружающим, относиться к тебе как к победителю. Победы нужны каждый день.
    — Где их столько взять? — обычно спрашивала Рамона, прерывая стройное течение его мыслей.
    — Очень просто. Надо превратить в победы даже свои поражения.
    Рамона качала головой.
    — Только французы способны рассуждать так легкомысленно, Гай.
    Он, следуя своему принципу превращать поражения в победы, не настаивал, чтобы Рамона придерживалась столь позитивного взгляда на жизнь.
    Теперь же Гай думал: а может быть, зря. Иначе сейчас со мной рядом лежала бы не эта куколка, а любимая жена — Рамона.
    Весной они совсем перестали понимать друг друга. Гай не поверил бы, если бы кто-то сказал ему, что сдержанная Рамона способна перебить всю столовую посуду в крошку — да-да, в крошку, она еще каблуком ботинка давила крупные осколки японского фарфора, причем с такой яростью, словно это гусеницы-плодожорки, которых она собирала в саду с любимой яблони сорта грэнни-смит.
    А в чем причина такого гнева? В пустяке. Он пригласил ее поехать с ним в Англию на чемпионат мира по курению трубок.
    — Я не хочу видеть сборище идиотов! — кричала Рамона, и на ее шее некрасиво вздулись жилы.
    — Ты считаешь, что замужем за идиотом? А как назвать ту женщину, у которой муж идиот? — пытался Гай перевести все в шутку.
    Но Рамона не слушала, она выплескивала накопившее внутри негодование:
    — Вот если бы женщины собрались на всемирную сходку по закручиванию волос на бигуди, что кричали бы мужские газеты?
    — Но ведь и у вас бывают сходки — парикмахерские, кулинарные, показы одежды…
    — Разве ты не знаешь, что все это устраиваете вы! Причем себе в угоду! Показ нижнего белья! Кто его организует? Кто на нем присутствует? Мужчины!
    — Но среди участников нашего трубочного конкурса должны быть и дамы. В нас нет никакого мужского шовинизма. Мы открыты для всех… Я видел список участников. Ты могла бы…
    — Нет, не могла бы! Поезжай куда хочешь! Я больше не могу тебя выносить! Я больше не могу никого выносить!..
    Каждую фразу Рамона завершала грохотом тарелки, осколки вылетали в открытое окно кухни, и Гай радовался, что оно выходит в сад, а не на соседний дом. Даже в подобной ужасной ситуации он нашел то, чему можно порадоваться, и за это искренне похвалил себя.
    Рамона рыдала весь вечер, Гай пытался отпоить ее любимой минеральной водой «перье», потом красным бордо, но Рамона рыдала так безутешно, будто не собиралась когда-нибудь остановиться. Тогда он принес стаканчик текилы. Рамона выпила ее и заснула.
    Гай уехал, поскольку уже внес довольно приличную сумму за участие в чемпионате. Рамона не провожала его.
    В Лондоне, в холле дорогого отеля, Гай увидел молодую женщину и не поверил своим глазам. Она стояла возле высокого стрельчатого окна, на ней был брючный костюм цвета мокрого асфальта. Такой костюм был у Рамоны, она купила его в Париже. Женщина была такого же роста, как Рамона, и светлые волосы до плеч, как у нее.
    На долю секунды Гай самодовольно допустил, что жена решила устроить ему сюрприз и приехать. Он уже приготовился кинуться к ней, но… остановил себя.
    Да, Рамона могла так поступить, удивить его, но… давно. Кстати, после того как они поженились, поначалу Гай тушевался от ее непредсказуемости, он списывал ее неожиданные поступки на мексиканскую кровь, которой пусть в Рамоне и немного, но даже незначительная ее доля стоит многих литров чистой европейской крови.
    Однажды она потрясла его — села на свой МЭК и укатила к Фрэнку! Как он тогда метался по городу! А когда она вернулась, между ними произошла бурная сцена. Рамона кричала, что ей душно сидеть в четырех стенах, что Фрэнку понадобился механик. Выяснение отношений конечно же закончилось постелью. А ведь тогда у них уже был Патрик…
    Женщина отвернулась от окна, и Гай испытал легкое разочарование — у нее светлые глаза, а не карие, как у Рамоны, и рыжеватые брови, а не черные, как у его жены. Но тут же улыбка расползлась по лицу Гая, он ничего не мог с собой поделать. Он шагнул к незнакомке и сказал:
    — Какая неожиданность, вы так похожи на мою жену!
    Она засмеялась.
    — Странно слышать такое признание. Обычно мужчины под пыткой не признаются в том, что женаты.
    — О, смотря что вы называете пыткой. Бывает сладкая пытка, под которой вообще забываешь, кто ты такой и как тебя зовут…
    — Но вас зовут Гай Гарнье. — Стэйси Вулфенсон, а это была она, улыбнулась.
    — Верно.
    — Я должна вас отметить в списке.
    Стэйси была не участницей чемпионата, а всего-навсего сотрудницей оргкомитета. Она направилась к столу, а Гай не отрываясь смотрел ей вслед. Прямая спина, тонкая талия, аккуратные бедра, как раз такие, как у Рамоны… Он почувствовал нестерпимое желание, Рамона ведь давно не подпускала его к себе.
    — Вы не участвуете в чемпионате? — спросил он хрипловатым голосом, хотя ответ уже знал.
    — Нет, меня наняли поработать. — Она подняла голову и посмотрела на него, улыбаясь.
    Кажется, она умеет читать по лицу, подумал Гай. Или по телу? Он выдвинул правую ногу вперед, одергивая спереди пиджак.
    — Но вы, надеюсь, поклонница трубок?
    — Я люблю разные… трубки.
    Незнакомка окинула его взглядом, и Гай едва не расхохотался. Костюм его жены, фигура его жены, даже овал лица Рамоны. Но взгляд… Взгляд опытной женщины. У Рамоны, которая старше ее лет на двадцать, куда невиннее.
    — Я тоже, — сказал Гай. — Вы станете за меня болеть?
    — Хотите получить приз?
    — Да кто же не хочет?
    — Вы получите свой приз, непременно. — Она вплотную подошла к нему. — Я обещаю…
    Сейчас Гай лежал в постели со Стэйси. Получение приза растянулось — и даже слегка надоело.
    Это началось в Лондоне, потом прервалось на время поездки Гая домой, где он снова убедился, что с Рамоной не все в порядке. Он собирался застать дома сына, пригласить его в Париж в конце лета — Гай хотел приобщить его к винному делу уже в этом сезоне. Но Патрика дома не оказалось.
    — Он уехал? — изумился Гай. — А как же виноградники?
    — Ему лучше в омут головой, чем сидеть со мной дома, — бросила Рамона. — Он улетел на Сейшелы.
    — Вы поссорились?
    — Нет. Я вообще ни с кем и никогда не ссорюсь. Разве ты не знаешь?
    Вспоминая эту фразу, Гай вдруг понял то, на что его навел Уильям: гораздо легче жить в ладу с собой тем людям, которые умеют ссориться. Они избавляются от внутреннего напряжения в стычке с другими. Конечно, они сбрасывают свое напряжение на других, но зато освобождаются сами. Уж лучше бы Рамона ссорилась, думал Гай.
    Он посмотрел на часы, которые лежали на тумбочке возле кровати. В Сакраменто сейчас глубокая ночь. Может быть, он дозвонится до Рамоны?
    Гай тихо выбрался из постели, прикрыв Стэйси невесомым пуховым одеялом, и пошел в гостиную. Он снял трубку, долго нажимал на клавиши, пока наконец не услышал длинные гудки, щелчок и ровный голос Рамоны: «Вы позвонили… Оставьте… Вам перезвонят…»
    Это он слышал уже сто раз. Гай опустил трубку на рычаг и медленно подошел к окну.
    Окно выходило на улицу Жака Оффенбаха. Короткая улочка, всего три дома. Номер его дома — один. Лучи мощного прожектора освещали глубокий котлован, на этом месте недавно стоял старый дом, его разрушили, над котлованом высился кран, стрела которого в отблесках света напоминала Гаю уменьшенную копию Эйфелевой башни. Ему вспомнилось, как в самый первый приезд в Париж, он повел Рамону в свою любимую кондитерскую, окна которой выходили на эту башню.
    А если у Рамоны кто-то есть? И она отправила его подальше от себя, чтобы он не мешал ей? Гай почувствовал, что на этот раз ему трудно будет свое поражение превратить в победу.
    Он вернулся в спальню, поднял с пола клетчатые «боксеры», натянул на себя и босиком пошел в кухню.
    Эта старая небольшая квартира в шестнадцатом, достаточно дорогом, округе Парижа досталась ему от Поля, младшего брата отца, который грезил собственным сыном, но этой мечте не суждено было осуществиться. Он слишком любил балет, полынную водку — абсент, а также художников с Монмартра. Этот дом вообще не совсем обычный — на его фасаде висит мемориальная доска с именем какого-то славянского писателя. Очень часто сюда приходят люди фотографироваться на фоне дома. Гай всякий раз давал себе слово выяснить, в чем тут дело, — не далее как вчера, возвращаясь, он увидел такую пару. Говорят, человек, который жил на пятом этаже целых тридцать лет, писал о любви.
    — Но что славянин понимает в любви? — вопрошал Поль и хохотал так, что толстые стены содрогались.
    Гай включил чайник. Надо выпить чаю и все обдумать.
    Внезапно ему стало нехорошо, лоб покрылся испариной. А что, если… если Рамона узнала о Стэйси?
    Брось, да как она могла?! — одернул он себя.
    Неважно как. Неисповедимы пути Господни. А если она тоже кого-то себе нашла? — снова вернулась к нему ужасающая мысль. Она молодая женщина, она… Он едва не задохнулся, представив себе, что его Рамона сейчас лежит в чужой постели. С чужим мужчиной. Как Стэйси в его постели. Они похожи, и какой же банальный поступок он совершил — заместил любимую жену похожей на нее женщиной.
    Вместо того чтобы вернуть ее — от себя самой — к нему.
    Это надо прекратить. Немедленно. И забыть об этом. Гай умел забывать — вычеркнуть из памяти, сказать себе: этого никогда не было. Вот и все.
    Он кинулся в спальню, сдернул со Стэйси одеяло.
    — Вставай быстро, детка. У тебя восемь секунд.
    — Мы что, нанимаемся по контракту в армию? — проворчала она, пытаясь снова натянуть на себя одеяло.
    — Нет, мы прерываем контракт.
    — Прерываем? — Она нахмурилась. Потом ее брови расправились, а на губах заиграла улыбка. — Ловлю на слове. Та сторона, которая прерывает контракт, платит неустойку.
    — Сколько? — спросил Гай, не желая тянуть время.
    Стэйси сказала. Да, разумная женщина, даже слишком. Он, конечно, поставит ей партию бордо, как она хочет.
    — Прошлого урожая, — быстро уточнил Гай. То был неудачный год, но англичане переживут.
    — Согласна.
    — Еще одно: мы никогда не встречались, мы вообще незнакомы. Ты меня поняла?
    — Чудесно! — Она воздела руки к потолку.
    Гай смутился.
    — Тебе… тебе это было так неприятно? — Мужское самолюбие заставило его задать этот вопрос.
    — О нет.
    — Тогда — почему?
    — Потому что у нас есть шанс познакомиться в будущем!
    Гай чуть не застонал. Если он считает, что научился жить в ладу с собой и с жизнью, тогда что можно сказать об этой женщине?
    — У нас не будет такого шанса.
    Она улыбнулась, разрешая ему оставить за собой последнее слово.
    Утром Гай собирался купить билет и лететь в Калифорнию.

Глава девятая
За рулем — блондинка с карими глазами

    Рик сидел на пассажирском месте и смотрел по сторонам.
    — Какая свежая зелень, будто осень никогда не наступит, — сказал он. — Правда красиво?
    — Я не вижу зелени, я вижу только серый цвет.
    — Где это?
    — На шоссе, Рики-Тики. Я смотрю только на шоссе.
    Рик засмеялся.
    — Это верно. Когда я за рулем, я тоже ничего не вижу. Хочешь, сменю тебя?
    — Нет, дорогой. У каждого свое дело.
    — Но я хороший водитель, не бойся.
    — Свой «Эй-Си» я не доверю никому.
    В голосе Рамоны, а это она сидела за рулем МЭКа, прозвучала решительность, которая не располагала к дальнейшему спору.
    Рик был представителем фирмы в этой поездке, на которую нанялась Рамона со своим грузовиком. Поначалу парень испытывал искреннее недоумение — женщина за рулем многотонного грузовика? Они что, шутят?
    Но ему быстро объяснили, что если нанять даже индейца или темнокожего, то придется раскошелиться на эту поездку по высшему разряду, а женщине можно заплатить гораздо меньше. К тому же они в очередной раз продемонстрируют хотя бы мексиканцам, что в Америке нет дискриминации по признаку пола.
    Увидев тоненькую блондинку, Рик подумал: конечно, бывают глупые случаи в жизни, но почему я должен в них попадать? У меня и без того есть своя, особенная задача в этой поездке.
    — Мэм, вы это всерьез? — Он кивнул на МЭК, блистающий хромом. — Вы вся такая…
    — Ты думаешь, я блондинка из ваших пошлых анекдотов? — спросила Рамона, прищурившись, и Рик увидел, что у нее черные брови и карие глаза.
    Слава Богу, подумал он, а то еще не хватало, чтобы она оказалась классической блондинкой — с голубыми глазами. Тогда он послал бы подальше фирму и своих работодателей, но не поехал бы с ней в Мексику. Он не собирался присутствовать при начале войны между двумя странами. Но они уже ехали второй день, переночевали одну ночь в мотеле, и Рик готов был признать, что Рамона Сталлер классный водитель и нормальная женщина.
    Всякое бывает, размышлял Рик. Она говорит, что с детства гоняла на грузовиках. Он усмехнулся. Может, и так. Машина у нее в полном порядке, хотя этому «Эй-Си», как она называет свой экземпляр, лет немало. Рик собирался выяснить, почему она придумала такое странное имя своей машине, но пока не успел.
    Рамона давно не ощущала подобной свободы и такой неуемной радости. Явившись в офис фирмы, она показала документы на машину и свои собственные, все они были на ее фамилию Сталлер, которую она оставила за собой, поэтому никому не пришло в голову заподозрить в ней жену хозяина фирмы. Она ведь никогда не раскатывала по Сакраменто на любимом грузовике. МЭК спокойно стоял в гараже близ Вакавилла, что в сорока минутах езды от Сакраменто.
    Она едет в Мексику! Нет, не едет, она летит в Мексику на огромной скорости!
    — Рам, — заметил Рик, — ты не слишком увлеклась? Может, уберешь на минутку свою маленькую ножку с педали газа?
    Она засмеялась.
    — Ты думаешь, здесь водятся копы? Здесь только грифы и койоты.
    — Я не хотел бы попасть на обед ни к тем, ни к другим.
    — Я тоже. Хотя совсем недавно мне было бы абсолютно все равно.
    — Не говори так, — оборвал ее Рик. — Не рискуй.
    — Уже не говорю. Я даже так не думаю.
    Она сбросила скорость, хотя на самом деле дорога была свободна.
    Такой же свободной чувствовала себя Рамона. Такой же бесконечной ощутила она в эту секунду свою жизнь. А, ощутив это, не стала сама с собой спорить и убеждать себя, что это не так. Лицо ее прямо-таки лоснилось от улыбки, когда она повернулась к Рику.
    — Стоп-кадр, дорогой.
    — Ты хочешь прогуляться?
    — Вместе с тобой. — Она захохотала. — О нет, не подумай ничего плохого. Просто я о том, что и ты наверняка хочешь размяться. Я вижу по твоей позе. Ты просто не знаешь, как тебе сесть. — Она подмигнула.
    Рик хмыкнул.
    — Слишком много кофе в мотеле.
    — Жадность никогда не доводит до добра. Но если это была просто расчетливость, то я приветствую. — Рамона выпрыгнула из кабины и направилась в кусты.
    Когда они подошли к машине с разных сторон, она увидела, что лицо Рика сияет, и засмеялась.
    — Знаешь, я никогда не была такой нахалкой, но после случая в Вандомской колонне…
    Рик свел брови, гадая, что это такое.
    — Не трудись, — прервала Рамона работу ума своего сопровождающего. — Ты, как я поняла, в Европе не был. Значит, и в Париже тоже. А я была там сто раз, но однажды мне захотелось залезть на самый верх Вандомской колонны. Она находится в центре Парижа на Вандомской площади. Чтобы тебе было понятно, что это за место, скажу: принцесса Уэльская Диана…
    — О, такая красотка! — Рик прищелкнул языком. — Она была… такая… доступная…
    — Свойская, — уточнила Рамона, — все мужчины видели в ней свою.
    — По-моему, женщины тоже.
    — И дети, я согласна. Все люди мира. Так вот, эта самая великая Диана останавливалась в отеле «Ритц» на этой площади, напротив колонны. Представляешь себе местечко, да?
    — Оно вымощено баксами.
    — Точно. А также франками, фунтами, лирами… в общем золотом. В эту старинную колонну пускали туристов, и я пошла. Дело было к вечеру, я увлеклась, и, представь себе, меня там заперли.
    — В колонне?
    — Ну да, — продолжала Рамона, открывая автомобильный холодильник. Оттуда повеяло холодом, раскаленная жара на улице уже не пугала. — Будешь воду? — Она протянула бутылку минеральной Рику. — Промочи горло. Или хочешь холодный чай?
    — О, обожаю холодный чай. У тебя «Липтон»?
    — Да. Я его тоже люблю.
    Они ополовинили свои банки, и Рик спросил:
    — Что было потом?
    — Потом, когда я поняла, что совершенно одна и под замком в этом склепе истории, я принялась орать и колотить в стены. Но во времена Наполеона стены строили слишком толстые. Когда у меня уже не осталось никаких сил и даже в темноте я обнаружила, что кожу на руках разбила до крови, я поняла, что мне придется сидеть здесь до утра.
    Рик уставился на нее.
    — Что было самое ужасное в ту ночь? Летучие мыши?
    — Если бы. Я их не боюсь. Я к ним привыкла с детства.
    — Брось! — Рик поёжился.
    — Серьезно. Фрэнк, мой дед, который корнями из Мексики, объяснил, что они достойны не просто уважения, а горячей любви.
    — Твой дед ненормальный мужик.
    — Ничуть. Просто летучие мыши опыляют ночами цветки голубой агавы, из которой делают пульке, мескаль и текилу.
    — Ты серьезно?
    — Еще как. Так что летучие мыши для меня просто ручные белки. — Рамона расхохоталась. — Самое неприятное было… терпеть всю ночь. Ты ведь знаешь, как страх подгоняет работу организма, а местечка для этого я не смогла найти, сколько ни лазила по всей колонне. За ночь я освоила ее всю и к утру могла бы проводить экскурсии даже для слепых.
    — Но ты… нашла выход?
    — А как же! — Рамона засмеялась еще громче. — Американская туристка всегда носит при себе пластиковый пакет. При мне был с картинками из диснеевских мультиков. Со спасателями.
    — И ты с этим хозяйством предстала утром перед…
    — Перед их копом. Но свой подарок я оставила на самом верху. Нельзя, знаешь ли, так обращаться с гостями города, как со мной.
    Рик допил чай и крякнул.
    — Ну ты сильна!
    — Еще бы. Но ты не знаешь главного: я стала безымянной знаменитостью. Теперь экскурсоводы рассказывают людям со всего света об американской туристке, которая целую ночь просидела в колонне. Это из-за нее, говорят они, мэрия распорядилась никого больше не пускать внутрь!
    — Вот это да-а! — Рик присвистнул. — А про твой подарок тоже рассказывают?
    — Нет. В округе слишком много магазинов дорогих парфюмерных фирм.
    Рик онемел.
    — Рам, я никогда не встречал такой веселой девчонки.
    — Спасибо. — Рамона зарделась от удовольствия. — Поехали?
    Она крутила руль и чувствовала, что с каждым километром, на который удаляется от дома, ощущает себя моложе. Уходят в никуда прожитые годы, лицо расправляется. Она взглянула на себя в зеркало заднего вида, и ее ошеломил блеск собственных глаз. Куда подевались «гусиные лапки», из-за которых она страдала каждое утро? А лоб? Неужели это игра света и морщины, от которых она собиралась избавиться с помощью пластического хирурга, не видны в таком ракурсе? Рамона слегка повернула голову. Нет, не игра. Не поверив, она изогнула шею в одну сторону, потом в другую, позволяя солнцу безжалостно светить ей в лицо.
    — У нас что, кто-то сидит на хвосте? — спросил Рик.
    От неожиданности Рамона вздрогнула.
    — Сидит на хвосте? — повторила она, пытаясь вникнуть в суть вопроса. — Нет. Впрочем, да… Сидит. То есть сидел. Но уже отстал.
    — Это хорошо. В этих водах плавают те еще мачо, — проворчал он.
    — Ты прав. Эти, я думаю, такими и были. — Она улыбнулась.
    Те страхи, те муки, то недовольство, которые одолевали Рамону в последнее время, ничем не лучше мексиканских мачо.
    — У тебя есть оружие? — спросил Рик.
    — Смотря о чем ты говоришь, — уклончиво ответила она.
    — О пушке, о чем же еще.
    — А у тебя? — не отвечая на вопрос, спросила Рамона.
    — А как же. Ты думаешь, фирма зачем меня наняла? Я один в двух лицах — сопровождаю груз и охраняю его.
    — Хорошо пообещали заплатить?
    — На плохие условия я не согласился бы. — Рик усмехнулся. — Говорят, нашего хозяина легко доить.
    Сердце Рамоны подпрыгнуло к горлу, она откашлялась. Ей внезапно пришла в голову мысль, которая ее удивила: а она ведь никогда ни от кого не слышала о Гае как о бизнесмене. Она слышала только его точку зрения на собственный бизнес. Причем он всегда и всем был доволен. Временами Рамона даже завидовала легкости его характера: подумать только, другие мужчины стонут под тяжестью своего дела, а Гай ведет бизнес играючи!
    — А что мы везем? — как бы между прочим спросила Рамона.
    — Ты разве не читала сопроводительные бумаги? — Рик расплылся в улыбке.
    — Читала. Стеклянную тару.
    — Тогда откуда вопросы?
    — Их нет, — легким тоном ответила Рамона и выжала педаль газа.
    Что-то в тоне Рика ее насторожило. Чуткая от природы к нюансам настроения не только своего, но и окружающих, Рамона одно время даже занималась на курсах по развитию интуиции. Занятия вела итальянка, давно осевшая в Штатах. Она говорила Рамоне:
    — У тебя дар, который стоит развивать. Ты можешь помогать своему мужу в бизнесе.
    Когда Рамона рассказала об этом Гаю, он отмахнулся.
    — Рамона, у меня нюх, как у волка. Позволь мне самому заботиться о нашем экономическом благополучии.
    И Рамона ушла из группы. Учительница сожалела об этом и на прощание подарила ей самоучитель.
    — Прочти, ты из тех, кто способен читать между строк.
    Рамона подумала, что сейчас ей могут пригодиться некоторые навыки. Она просто кожей чувствовала, что везет не просто бутылки. Точнее, не простые бутылки. Наверняка Гай, который требует от своих сотрудников, чтобы ему сообщали о каждой мелочи, не знает до конца, что на самом деле происходит в его фирме.
    Сердце Рамоны забилось в азарте. Она сама узнает об этом!

Глава десятая
«Исцеляющий путь монахини»

    Стэйси Вулфенсон осталась собой довольна. Она сидела перед зеркалом и «делала себе лицо». В процедуру входил не только макияж, но и прическа. Сейчас она могла причесаться так, как ей хотелось. Ее просто достали волосы, которые мотались по щекам. И, слава Богу, наконец она может убрать с глаз долой надоевшую фотографию, которой должна была соответствовать.
    Стэйси дернула ящик комода и не глядя бросила туда цветную фотографию.
    Игра окончена. Гай выставил ее за дверь, но она получила от него обещание поставить партию вина для ее магазина. Что ж, актерские навыки, которые пока не кормили на сцене, подкармливали в жизни, причем неплохо.
    Стэйси ярко накрасила губы, удлинила ресницы, прошлась румянами по щекам. Совершенно открытое лицо, волосы зачесаны назад и собраны на шее в скромнейший пучок. Пусть все увидят, какой идеальной формы у нее голова. Она-то знает, но пусть другие получат удовольствие, полюбуются. Откуда ей известно, что у нее форма головы такая распрекрасная? О, об этом сказал настоящий мастер, папаша Роже. Его резец просто пел, признавался он, когда он ваял ее головку. Сейчас головка стоит в одном доме, в Версале. Судя по щедрому гонорару, который заплатил ей мастер, он хорошо на ней заработал.
    Сегодня Роже возобновляет сеансы, и она должна быть прежней. Ну вот, идеальная головка мраморной богини готова. Стэйси надменно улыбнулась, не отрываясь от зеркала.
    Знакомство с Роже изменило жизнь Стэйси. Она провела много времени во Франции, большей частью близ Версаля, в мастерской Роже, и он просветил ее не только в вопросах искусства. Это он заставил ее познакомиться с Гаем Гарнье, дал фотографию женщины, на которую она должна была быть похожей.
    Папаша Роже хвалил ее за успехи в свойственной ему манере:
    — У тебя не только форма головы хороша, но и мозги в ней имеются. Это полезно для здоровья.
    Продолжая рассматривать себя в зеркале, Стэйси подумала: а вот такая — я понравилась бы Гаю?
    Но, переведя взгляд на часы, она оставила свой вопрос без ответа. Надо спешить, папаша Роже уже ждет ее в мастерской.

    Стэйси приподнялась на стуле и открыла рот, собираясь что-то сказать.
    — На место! — крикнул Роже так, и его рыжий пупс с визгом метнулся в угол и забился на полосатую подстилку. Роже кинулся к песику. — Прости, дорогуша, я не тебе.
    Стэйси села снова на место, зная, что к ней Роже не кинется. Она для него обыкновенная «болванка», которая является одной из составляющих его будущего шедевра. Ей положено замереть в одной позе и молчать. Она совсем отвыкла от этого в обществе Гая.
    Она приняла прежнюю позу и замерла. Ей вспомнилось, как прошлой осенью, когда она позировала Роже для первой головки, примерно в такой же день, как сегодня, Роже, оттирая руки после сеанса и распространяя терпкий сладковатый аромат самшита, удивил ее.
    — Пожалуй, я возьму тебя с собой на вечеринку. На Монмартр.
    Стэйси молчала, обычно Роже не был к ней столь щедрым, когда речь шла о его личной жизни и о личном времени. Он нашел ее в Лондоне по рекомендации друзей-художников. Стэйси давно, еще будучи студенткой театрального колледжа, занималась позированием.
    — Ну, что молчишь? Хочешь?
    — Конечно.
    — Коне-ечно, — передразнил ее Роже.
    Его большой живот заколыхался, могучие плечи задергались. Он вытирал ручищи молотобойца и смотрел на Стэйси с интересом.
    — Ты даже сама не знаешь, на что соглашаешься, — проворчал он, вешая черное махровое полотенце на золоченый крючок. — Ну ладно, не тревожь мозги. Папаше Роже можно доверять. Я просто хочу, чтобы ты получила удовольствие. Собирайся.
    — Но… сейчас еще день? Ты сказал — вечеринка…
    — Одно слово — вечеринка. Не назовешь ведь это дело утренником, если в тебя там хотят влить ведро вина? Ладно, пусть будет прием. Только нам надо соответственно одеться.
    Заинтригованная Стэйси встала со стула и оглядела себя. Она была в черных джинсах и в черном топике.
    — А как мы должны одеться?
    — Сейчас, сейчас мы начнем наш маскарад…
    Роже подошел к шкафу и распахнул его. Дверцы со скрипом отлетели в сторону, Стэйси увидела ряды вешалок, на которых чего только не было. Похоже на театральный гардероб. Роже перебирал вещи, отметая одну за другой, пока наконец не вынул черное пончо и не протянул его Стэйси.
    — Накинь. И вот эту черную шляпу. — Он потянулся к полке и снял ее. — Примерь.
    Стэйси примерила.
    — И вот этот шарф на шею. — Неожиданно грациозно для его комплекции привстав на цыпочки, Роже опустил на шею Стэйси мягкий красный шарф, концы которого болтались у колен. — А ну-ка взгляни на себя, милочка.
    По его голосу Стэйси поняла, что Роже доволен тем, что видит.
    Она себя не узнала. Она словно сошла с картин старинных голландских мастеров, которые видела в Лувре.
    — А… а ты как оденешься?
    — Точно так же. — Он засмеялся. — Там все будут одеты точно так.
    — Но… почему?
    — Потому что из черного винограда получается красное вино! Вот почему. Мы с тобой едем на самый последний виноградник Парижа.
    — Значит, мы едем за город? — недоуменно протянула Стэйси. — А ты сказал, на Монмартр.
    — В Париже остался один-единственный виноградник. Последний. Он примыкает к музею на Монмартре. Я вхожу в сообщество его поклонников. Этому винограднику два века. Его ценили монахини и дорого продавали. Они считали его прекрасным средством против расстройства желудка, если хочешь знать.
    — А сейчас?
    — Сейчас делают немного вина, примерно шесть сотен бутылок в год.
    — Мы попробуем?
    — Непременно. Виноград уже убрали, но кое-что осталось для нас. И вино. А потом все вместе закатимся к «Проворному кролику». Это кабаре неподалеку от виноградника, неплохое место, там исполняют шансон. Тебе понравится…
    Вот тогда-то у Стэйси возникла мысль — стать похожей на этих монахинь. Их последовательницей, нет-нет, только по части продажи вина, поторопилась она успокоить себя. Открыть в Лондоне магазин французских лечебных вин.
    Сейчас все помешались на здоровье и на экологической чистоте продуктов. В магазинах появились даже овощи с идеальных полей Ее Величества, молоко с идеальных ферм Ее Величества, фазаны, добытые членами королевской семьи и лично принцем Уэльским Чарльзом на охоте… Интересно, была ли рядом с ним его нынешняя подружка, которая без ума от охоты и стрельбы?!
    Так почему бы и нет? А назвать магазин можно торжественно и загадочно: «Исцеляющим путем монахинь».
    Когда идея созрела в идеальной голове Стэйси, она поделилась ею с Роже. Тот внимательно смотрел на нее, как будто сравнивал свою работу с оригиналом, потом разрешил:
    — Дерзай, детка…
    Размышления Стэйси прервал голос Роже:
    — Ну давай, расслабься. Ты пока еще не втянулась, да?
    — Не очень, — согласилась Стэйси.
    — Можешь слезть со стула и походить. Кстати, как твой бизнес?
    — Неплохо, — коротко ответила она.
    — Стэйси, помнишь, — начал Роже, усаживаясь на диван и складывая руки на животе, — ты мне как-то говорила про своего брата, который живет в Штатах, я не ошибся? У него до сих пор нет нормальной работы?
    — Да, то, что он делает, работой трудно назвать. Но кое-что зарабатывает. — Она пожала плечами.
    — Ты могла бы ему помочь.
    Глаза Роже загорелись странным блеском, который насторожил Стэйси, и, чтобы скрыть это чувство, она улыбнулась. Роже принял ее улыбку на свой счет.
    — Зря улыбаешься, милочка. Вот когда я тебе расскажу весь сюжет, тогда посмотрим, как ты станешь улыбаться.
    Он рассказывал, Стэйси внимательно слушала. Ага, снова Гай Гарнье. А ведь он был уверен, что они расстались навсегда. Интересно, вдруг подумала Стэйси, когда он наваливался на меня прошлой ночью, он представлял свою жену или все-таки меня?
    Стэйси ощутила легкий укол в сердце. О нет, ей незачем вспоминать о Гае Гарнье вот так. Она просто делала то, о чем просил ее папаша Роже. Ей больше никогда не придется быть похожей на Рамону Сталлер, жену Гая. Впрочем, быть похожей — это не совсем точно.
    — У тебя должен быть ее абрис лица и силуэт. Всего остального мужчина, если он не скульптор и не художник, не видит, — объяснял папаша Роже. — По крайне мере с первого взгляда не заметит. Ты должна лишь напоминать ему о ней, и от этого быть желанной. Потому что Гай Гарнье любит свою жену, и больше никого. Потом всем остальным ты его приманишь. Тебе надо подружиться с ним. Я кое о чем тебя попрошу, но об этом после. Пока же доверься телу, оно сделает свое дело. Хорош каламбур? Сам придумал? Да нет. Это придумали мужчины, чтобы чем-то занять своих женщин, иначе они просто перепилят им глотку.
    Роже засмеялся и принялся пилить пилой мрамор. Стэйси поморщилась — Роже прекратил.
    — Не нравится? — спросил он. — Не важно, твоя главная задача — приманить Гая на трубочном чемпионате, и пускай он пригласит тебя поехать с ним в Париж. А дальше я тебе объясню, что делать. — Стэйси вскинула брови, и Роже уточнил: — Ну конечно, только в той сфере, в которой ты новичок. — Он подмигнул ей, и его глаза снова странно заблестели.
    Папаша Роже просил внимательно слушать, что Гай рассказывает, задавать вскользь некоторые вопросы. Потом Стэйси должна была рассказывать папаше Роже все, что узнала, и получать хорошие деньги. А иначе как она могла бы начать свое маленькое дело?
    И вот теперь папаша Роже делает новое предложение. Причем не только ей, но и ее брату Рику. Так почему бы и нет?
    Однажды, вспомнила Стэйси, она хотела уехать из Парижа в Лондон вечерним поездом, пронестись с грохотом в тоннеле под Ла-Маншем и вынырнуть из него в свете вечерних огней. И тогда ей ужасно захотелось, чтобы в Лондоне ее ждала уютная квартира — ну, не в Мэйфэре, конечно, но обязательно в Уэст-Энде…
    Похоже, если она будет слушаться папашу Роже, то это не такая уж безумная мечта.

Глава одиннадцатая
Осколки жизни

    «Человек никогда ни от чего не отказывается, он просто одно удовольствие заменяет другим». Гай усмехнулся и захлопнул свой дневник «Я самый-самый».
    Сколько еще подобных мудростей записал он сюда, чтобы однажды открыть и прочесть давно забытую фразу, которая поможет ему настроиться, как камертон — расстроенному музыкальному инструменту? Великое множество, причем Гай никогда не указывал источники. Он считал эти мысли собственными, потому что, уже кем-то высказанная, мысль обретает самостоятельную жизнь. Да, именно так, выходя в мир, она становится всеобщей, он уверен в этом. Но сейчас Гая Гарнье занимало другое: насколько справедлива только что прочитанная сентенция?
    Гай посмотрел в окно, и ему показалось, что он снова слышит звон бьющейся о кафель посуды. Он снова увидел осколки, которые словно трассирующие пули рассекают воздух…
    Прошло почти полгода с того момента, как Гай уехал из дому. В кухне давно нет тех осколков, нет их и на лужайке за домом. Но ему никак не выбросить их из памяти. Не может он забыть и привкус горечи во рту, тянущую тоску в сердце…
    Гай улетал в Париж, а жена, любимая, всегда любящая и любимая Рамона, смотрела на него с облегчением. Более того, ему показалось, будто он уловил в них блеск, причина которого известна только ей одной. Но это был, несомненно, блеск от предвкушения удовольствия.
    А сейчас дом пуст. Никаких записок, никаких сообщений для него. Словно Рамона сняла с себя обязанность сообщать мужу о себе. Она ни разу не позвонила ему в Париж, а он, сколько ни звонил, не слышал ее живого голоса, только автоответчик предлагал ему свои услуги.
    За открытым окном прошелестел ветерок, листья заколебались, самые нестойкие нехотя упали, оповещая мир о происходящей в природе смене сезонов.
    Гай встал и подошел к своему шкафу. Он открыл дверцу, заранее предчувствуя успокоение от ожидающего его удовольствия. Коллекция трубок, которая обитала за этой дверцей, всегда служила ему надежным якорем, какие бы бури ни бушевали в его жизни. Стоило Гаю Гарнье перебрать эти деревянные сокровища, как он чувствовал облегчение — ну конечно, пройдет время и снова будет полный штиль…
    Чем дольше Гай всматривался в коллекцию, тем явственнее ощущал холодок, который стремительно пробирался за воротник.
    Трубки «бренди» на месте нет.
    Моментально в голове возникли строчки, которые он только что прочитал в своем дневнике. Ну конечно, Рамона тоже ни от чего не отказывается и одно удовольствие заменяет другим!
    Кому она отдала его бесценную трубку? В чьи губы она вставила ее? Что еще делали эти губы? Целовали ее? Целовали… везде?
    Но внезапно ему явилось другое видение: он целует Стэйси… Они в постели… После поездки на его виноградники. Он целует ее… везде.
    Гай запустил пальцы в волосы, потом быстро отдернул руку и заложил ее за спину. Эта рука лежала на… Эти пальцы были такими шаловливыми и изобретательными… Как и ее пальчики… тоже.
    Тихо выругавшись, Гай привалился к стене. Да, он ни от чего не отказывался. Он тоже одно удовольствие заменял другим.
    На секунду, не больше, Гай допустил до себя чувство вины. Но натура взяла верх, он мгновенно излечился от самоосуждения.
    Господи, какая ерунда! На самом-то деле он хотел Рамону! Она мерещилась ему везде, она настолько крепко сидит у него в мозгах, что тогда, в Лондоне, он принял Стэйси за нее! Она похожа на Рамону, как родная сестра. Она такая же горячая, как Рамона в ее годы…
    Гай взял с полки трубку «дипломат» и, как всегда, открыл дверцу бара, чтобы посмотреться в зеркало. Эта трубка идеально подходила к его лицу. Как и все остальные. Еще бы, всякий раз, покупая трубку, он примерял ее. Обычно продавцы предлагают целлофановые «презервативчики», которые натягивают на мундштук для примерки, чтобы проверить, идет ли она покупателю.
    Он набил трубку слегка увлажненным табаком, чиркнул спичкой и прикурил. Затянулся, поморщился, услышав, что трубка забулькала. Значит, ее надо почистить и удалить накопившуюся влагу.
    Попыхивая трубкой, Гай сел за письменный стол и принялся перебирать бумаги. Он перекладывал листок за листком, сам не зная, что ищет. Из головы не шел вопрос: где Рамона, с кем она?
    Не стоит сомневаться, думал он, что она с кем-то. Иначе она отзывалась бы на звонки. Такого просто не может быть — чтобы Рамона смогла выдержать и не общаться с ним полгода. Да и любимая его трубка наверняка была бы на месте.
    Это ведь его трубка. А это означает, что «бренди» не просто хороша сама по себе, это означает, он ее правильно обкурил. С ней связано много общих воспоминаний… Очень личных.
    «Бренди» они покупали вместе с Рамоной, когда между ними все было идеально, когда они наконец облегченно вздохнули — сестре не удалось отсудить виноградник, подаренный Полем.
    — Твоя сестра Элен совершенно не похожа на француженку, — удивлялась Рамона, когда они сидели в японском ресторане в Париже, отмечая победу.
    Действительно, грузная женщина с крашенными в соломенный цвет седыми волосами не отвечала представлениям об изящных французских женщинах.
    — Но по сути она самая настоящая француженка, — возражал Гай.
    — Неужели? — В глазах Рамоны возникло опасение.
    — Не волнуйся, — успокоил он ее. — Расчетливость и хитрость достались Элен. На меня не хватило.
    — А что досталось тебе? Как ты считаешь? — быстро спросила Рамона.
    — Мне? Доверчивость и восторженность. Разве ты не заметила? Я восторгаюсь тобой и доверяю тебе безоглядно. — Гай поцеловал жену, переполненный радостью победы.
    Он не сказал Рамоне о том, что сестра совершила ошибку, приписав ему еще одно свойство — наивное великодушие. Потому и вступила с ним в тяжбу, рассчитывая на быструю победу.
    Ну что ему стоит оставить за ней самый большой виноградник в Провансе? Тот самый, который принадлежал только на бумаге брату отца? На самом-то деле, и это всем известно, виноградниками занимался их отец. Теперь, когда отец отошел от дел, Элен вызвалась взять заботы о винограднике и о производстве вина на себя и оставляла за собой определенную долю урожая. Она ведь не за тридевять земель, как Гай, а рядом…
    Когда Гай отказался, Элен пообещала доказать, что Поль Гарнье написал это завещание в помрачении рассудка. Началась тяжба, во время которой Гай поразился изощренности ума сестры…
    Но сейчас речь не о ней. Для него Элен больше нет на этом свете. Она его не интересует. Речь о Рамоне. Неужели она хотела заставить его страдать и мучиться? Ей мало взять и отослать его от себя? К тому же, если бы у нее не было определенных намерений, зачем ей брать тайм-аут на полгода?
    Боже, вдруг подумал Гай, до чего дошла моя жизнь! Моя жена берет тайм-аут от… меня! Более того, я согласился, я принял это… Не могу сказать, что сделал это с легкостью, но отнесся к ее предложению, как к возможному варианту…
    Гай покрутил головой. Да, с ним тоже что-то происходит.
    Нет-нет, не кризис в середине жизни. Уильям ведь ясно сказал, что у мужчин если и случается такой кризис, то гораздо реже и позже. А Гай верил Уильяму… он светило в своем деле.
    Гай отодвинул бумаги и глубоко затянулся.
    Я самый-самый…
    Душа стала легкой, как дым…
    Итак, что дальше? — спросил себя Гай.
    Дальше — он даст указания управляющему делами своей фирмы и снова улетит в Париж. Что ж, данное жене обещание он выполнит. Он выдержит весь срок.

Глава двенадцатая
Возвращение невинности?

    — Ты хотела сделать пластическую операцию? — Рик вытаращил глаза. — Интересно, какое место ты хотела изменить или подтянуть? — Лицо его выражало неподдельное недоумение. Он оглядел Рамону и ухмыльнулся. — Ну конечно, как это я сразу не догадался! Ты наверняка хотела снова стать… девственницей!
    Рамона открыла рот, не понимая, о чем он.
    — Ты разве не знаешь? — наседал Рик. — Некоторые женщины снова хотят стать невинными.
    — Ну да! — Она засмеялась. — Скажешь тоже.
    — Я не шучу. Чего только ваш брат ни придумает, чтобы надуть нас.
    — Наш брат? — переспросила Рамона.
    — Ну не скажешь ведь — ваша сестра.
    — Понятно, в языке уже невозможно найти слов, чтобы нормально говорить о женщинах, только о мужчинах! — запальчиво бросила Рамона.
    Но Рик, не обращая внимания на ее горячность, продолжал развивать собственную мысль:
    — Кое-кто из нас, мужчин, на самом деле сходит с ума по девственницам. Думаю, хирурги хорошо зарабатывают на нашей глупости и доверчивости. Ух, они и веселятся, наверное, когда снова запирают давно открытые ворота на замок. Рик глубоко вдохнул и закашлялся.
    До Рамоны наконец дошло, что именно он ей объяснял.
    — Так ты во-от о чем…
    — Ну да. — Рик повернулся на спину и уставился в небо.
    Они давно миновали границу, без всяких задержек, потому что Рик указал ей путь, где нет никаких постов. А теперь он предложил Рамоне устроить небольшой привал на краю плантации агавы. Острые высокие листья растений, чем-то похожие на перья гигантских алоэ, надежно отделяли их от дороги. Грузовик стоял на обочине, угрожающе насупившись.
    — Да знаешь ли, мне уже поздновато, — сказала наконец Рамона. — Моя девственность вызвала бы у мужчин совсем другую реакцию. Такая старая — и все еще невинна! Значит, никто и не претендовал ни на что.
    Рик засмеялся.
    — Скажешь тоже — старая! Я понимаю, тебе, конечно, уже не восемнадцать. Но если женщине нет тридцати… Может быть, ты всю жизнь ждала единственного мужчину?
    — Рик, а тебе-то сколько? — едва не расхохотавшись от неожиданного комплимента, поинтересовалась Рамона.
    — О, я давно не юноша.
    — Поня-ятно, — протянула Рамона, не в силах соединить губы, они разъезжались в разные стороны. Что бы он сказал, если бы узнал, что у нее сын чуть-чуть старше?
    — Ты еще не женат?
    — Как и ты. Свободен.
    Сердце Рамоны ворохнулось в груди. Неужели парень слепой? Он не видит, что ей уже… Нет, не видит.
    — У тебя есть девчонка?
    — Была. Но сплыла. — Рик запустил пальцы в волосы. — Она бы точно не сбежала, если бы мне подвернулась эта поездка пораньше.
    — Правда? — Рамона снова насторожилась. Что же такое пообещали пареньку? — Я тоже надеюсь поправить свои дела. Иначе и мой парень сбежит от меня.
    — Он что, сидит у тебя на шее?
    — Да нет. Просто сейчас он без работы. На пособии. А я получу за этот рейс очень приличную сумму.
    Рик самодовольно ухмыльнулся.
    — Ты мне уже говорила, за сколько тебя наняли. Любой парень послал бы их с такими бабками. Ты ведь классно водишь, Рам. А движок знаешь, как посудомоечную машину.
    — Это верно.
    — Еще бы не верно. Я понял, к чему ты недавно прислушивалась.
    — К чему же?
    — Тебе показалось, что движок троит. Ты ведь полезла проверить свечи? — Удивленный взгляд Рамоны подтвердил его догадку. — А в такой махине, как твой МЭК, только музыкальный слух уловит звук, который ты услышала.
    — Соображаешь, Рик.
    — Еще бы. Я немного послужил в армии. Водителем. Так что могу тебе сказать, будь ты парнем, ты такие баксы заколачивала бы…
    — Ты так считаешь?
    — А кто считал бы иначе, если бы увидел, как ты крутишь баранку?
    Она тихонько засмеялась.
    — У меня был опыт…
    — У парней тоже — опыт. Но в тебе что-то есть еще… Ты крутишь баранку так, будто ждала этого всю жизнь, будто хотела до нее дорваться и вцепиться. Наверное, тебя родили шофером.
    — Может, и так.
    Рамона закрыла глаза и увидела Фрэнка, деревенский ресторан, в котором впервые попробовала пульке и мескаль… Но она недолго предавалась сладостным воспоминаниям. Ей мешало неясное внутреннее волнение.
    Она открыла глаза и посмотрела на небо, ожидая, что его бездонная синева успокоит, уймет разгулявшиеся чувства. Но Рамона увидела другое — неспешно и надменно по небу проплыла птица. Она догадалась, что это за птица, но запретила себе узнать ее. Пускай гриф ищет поживу в другом месте.
    — Рик, поехали? — хрипловатым голосом окликнула своего спутника Рамона.
    Рик внимательно посмотрел на нее, и она догадалась, что его смутил ее голос. Она знала, как мужчины реагируют на подобный тембр, тем более что он изменился внезапно.
    Рамона заметила, как напряглись его руки, сложенные на груди и обнаженные по локоть, как набрякла татуировка выше запястья. Она давно хотела спросить, что означает странный вензель, но оставила на потом. Им предстоит еще обратный путь, и они должны будут чем-то говорить.
    — Мы можем простудиться. Нечего лежать на голой земле.
    Рамона попыталась вскочить, но Рик схватил ее за руку и скомандовал:
    — Лежи!
    Этот окрик ударил по напрягшимся нервам, Рамона, пытаясь взять себя в руки, прошипела:
    — Не смей командовать, парень!
    Рик уставился на нее, потом неожиданно улыбнулся.
    — Ты мне нравишься все больше и больше. Кажется, я мог бы в тебя влюбиться.
    — Щенок, — процедила Рамона сквозь зубы.
    — Не изображай матрону. Я смог бы уговорить тебя и сейчас, но…
    Рамона напрягла слух. Она сама не знала, что собиралась услышать, но чуткое ухо уловило дальний гул моторов.
    — Ты что? Окаменела? — спросил Рик, вставая на ноги и устремляя взгляд в ту сторону, куда смотрела Рамона. Судя по всему, у него слух не был таким тонким, как у нее.
    — Кто-то едет, — сказала она. — Давай быстрее к машине.
    — Не спеши, — он ухмыльнулся, — побудем здесь. Незачем, чтобы нас увидели. — И, словно наручники, его пальцы сцепились вокруг тонкого запястья Рамоны. — Тебя это не касается. Ты всего-навсего водила, я сопровождаю груз и тебя.
    Рамона села на землю, чувствуя, что дрожит, но ничего не могла с собой поделать. Что-то происходит в фирме Гая, что-то происходит в его бизнесе. Похоже, он сам не знает об этом. Ей может представиться случай выяснить. И она им воспользуется, чем бы ей это ни грозило. Она жена Гая, это, во-первых, а во-вторых, это и ее бизнес, в конце концов. Неважно, что она не участвует в нем непосредственно. Этот бизнес должен перейти Патрику, и она не допустит, чтобы мальчик остался ни с чем.
    Внезапно Рамона разозлилась на себя. Все как всегда, старая песня. Она должна подумать о Гае, о Патрике, а о себе когда-нибудь потом. Рамона шумно втянула воздух и так же шумно выдохнула. Она узнает все, и сделает это потому, что сама так хочет.
    — Слушай, ты сопишь, как кузнечные меха. — Рик усмехнулся.
    — Не твое дело, — процедила Рамона сквозь зубы.
    — Ты очень вежливая, Рам. Другая меня обложила бы как следует. Извини, тебе было больно?
    — Нет, мне не было больно.
    — У тебя такая тонкая рука. — Он покрутил свою. — Как у моей сестры, — сказал он и пристально оглядел ее.
    Рамона вспоминала, как отвечал ей Гай на все попытки поучаствовать в его бизнесе.
    — Детка, занимайся домом, сыном, кухней, — целуя, говорил он ей, когда она начинала задавать вопросы о делах. — Ты уже участвуешь в моем бизнесе тем, что живешь со мной. Ты ходишь со мной на презентации вин, на вечеринки, на винные пати. А как замечательно ты помогаешь продвигать вина через журнал! Все, люблю. Целую…
    — А сейчас не дергайся, Рам, — услышала она угрожающий шепот Рика. — Сиди и не дергайся, — прошипел он, положил руку на ее спину и прижал к земле. — Пускай парни сделают свое дело и уедут.
    — Что? Что это за дело? — пытаясь говорить спокойно, спросила Рамона, наблюдая сквозь заросли, как к ее МЭКу подкатил кран, а следом грузовик.
    — Тебя для чего наняли? — внушал ей Рик. — Рулить. Вот и рули. А сейчас отдыхай.
    — Но это… но груз…
    — Ты довезешь груз в лучшем виде. Туда, и обратно. Я с тобой. Я сопровождаю и тебя, и груз.
    Наконец до Рамоны дошло, что сейчас она на самом деле просто водитель, которого наняли на один рейс. За деньги.
    — Ты получишь вдобавок свой бонус, — Рик подмигнул, — от меня.
    Рамона почувствовала, как кровь ударила в голову, но она сдержалась и промолчала. Не стоит забывать, она вступила сама в эту игру, на особом, не привычном для себя поле. Она понятия не имела, как ведут себя нанятые водители в подобной ситуации. Но что такое подчиняться и уступать чужой, мужской, воле Рамона знала слишком хорошо. А разве она отправилась в этот рейс не потому, что ей надоело подчиняться чужой воле? Разве нет?
    Она чувствовала, как кровь отливает от головы, к ней снова возвращается хорошо знакомое состояние — да какая разница? Кто-то что-то выгружает из ее машины в другую. Она на самом деле не отвечает за груз. Вот если кто-то попробовал бы открутить колеса ее драгоценного МЭКа, вот тогда…
    Между тем чужой грузовик, раскачиваясь на измученных рессорах, принимал от ее «Эй-Си» первый голубой контейнер, чуть темнее цвета мексиканского неба. Сердце Рамоны медленно билось, как всегда после вспышки внутреннего протеста. Ничего, пройдет… — сказала она себе.
    — А теперь поехали и мы, — удовлетворенно проговорил Рик, насмешливо улыбаясь. — Тебе-то что? Ты сама не знаешь, что везешь. За то, что везешь, ты не отвечаешь.
    — А кто отвечает? Ты? — в который раз попыталась понять Рамона.
    — Допустим.
    Ага, значит, ты, подумала она, не глядя на своего спутника. Хорошо…
    — Ты чего притихла? Испугалась? — спросил Рик, наблюдая поверх острых концов агавы, как в кузов грузовика проплыл второй контейнер. — Вот и все.
    — А… остальные?
    — Остальные поедут дальше. — Рик засмеялся.
    — А… потом?
    — А потому суп с котом. Не переживай, малышка. Ты свое получишь, фирму ты знать не знаешь. Я, между прочим, могу тебя порекомендовать потом своим… друзьям. Как классного водилу.
    — А… где твои друзья? В Сакраменто?
    — Какая тебе разница? — усмехнулся он. — Они везде.
    — С… спасибо, — проговорила Рамона, не нашедшая других слов.
    Теперь она всматривалась в грузовик, который медленно пятился по дороге, отъезжая от крана, а тот, уже сложив стрелу, пятился следом за грузовиком. Конечно, никаких номеров на машинах нет, но Рамона напрягала зрение, чтобы заметить хоть что-то особенное, какую-то деталь.
    И заметила, но не на грузовике, а на кране. На самом конце стрелы облупилась краска. Под желтой проступала синяя. Видимо, кран красили, но давно. Грузовик был самым обычным МЭНом, ничего примечательного в его армейской камуфляжной окраске не было.
    Когда пыль, поднятая колесами грузовика и крана улеглась, Рик скомандовал:
    — Все, теперь и мы поехали.
    Рамону не надо было приглашать дважды, у нее руки чесались вцепиться в баранку и поскорее доехать до места назначения.
    Машина шла еще резвее, освободившись от доброй половины груза, и эта легкость мучила ее. Для чего кому-то понадобилось забирать у нас, а точнее у фирмы Гая, два контейнера тары? — спрашивала себя Рамона, заставляя свои мозги работать быстрее.
    Гай никогда не говорил, что намерен заняться текилой. Или мескалем. Или пульке. Он ни словом не обмолвился об этом. Невероятно. Потому что обычно он делился с Рамоной хорошими новостями. А эта новость была бы хорошей — продвигать на рынок Штатов модную текилу.
    Ей самой не раз приходила в голову подобная идея, но у Гая она энтузиазма не вызывала. А теперь, выходит, он даже заказал бутылки под напитки? Тоже странно. Обычно он показывал ей эскизы этикеток, он ценил ее вкус. Неважно, что у них в последнее время были натянутые отношения, он должен был ей рассказать и показать.
    Рамона больше не замечала никаких красот — ни полей, ни холмов, не видела распростершихся до самого неба плантаций агавы.
    Похожее на окрашенное в охру колесо грузовика солнце катилось за горизонт. Рамона уже не думала о том, что хотела завернуть в деревню Фрэнка, в тот ресторан, где впервые попробовала пульке и мескаль.
    — Нам еще далеко? — спросила она.
    — Далеко? — переспросил Рик, который тоже сидел тихо и о чем-то думал. Его задумчивость насторожила Рамону. — Да нет. Скоро приедем.
    — Понятно.
    Сердце Рамоны забилось в предощущении чего-то приятного. Она вспомнила про маленький револьвер, давно подаренный Фрэнком, который держала под сиденьем. Стрелять ее тоже научил он, а завершил ее образование в этой сфере Поль, дядя Гая. Когда они поженились и приехали в Париж, он поселил их у себя, на улице Жака Оффенбаха. Сам он жил в загородном доме.
    — Ты настоящая американка, Рамона, — сказал Поль. — В тебе нет ничего европейского. Я уверен, все твои предки отлично владели оружием.
    — Я тоже стреляю, — сообщила Рамона и посмотрела на Гая.
    — И гораздо лучше меня, — галантно уточнил он.
    — Хвалю за честность, Гай. Я хочу показать вам, друзья, одну невероятную коллекцию. Эти револьверы вернулись с того света. — Поль серьезно посмотрел на Рамону. — Мой отец закопал их перед приходом немцев в Париж в саду, а после войны выкопал. Они великолепно сохранились.
    — А какой фирмы эти револьверы? — заинтересовалась Рамона.
    — «Форе Лепаж». Известная французская фирма, ей больше двух сотен лет. Между прочим, она живет и процветает до сих пор. Могу сводить в магазин, у них там можно пристрелять оружие. Собирайтесь! — импульсивно скомандовал Поль.
    Рамона потрясла не только мужа и его дядю, но и служащих фирмы «Форе Лепаж».
    — Отличный глаз! — похвалил Поль по-английски и добавил по-французски: — Эти американцы, они в младенчестве сосут не соску, а дуло револьвера!
    Потом, когда Гай ей перевел, Рамона разозлилась.
    — Неужели европейцы представляют нас такими первобытными?
    — Все, кроме меня! — веселился Гай. — Но что тебе до них? Я единственный, кто тебе нужен…
    — Почти приехали, — услышала Рамона голос Рика и от неожиданности вздрогнула. Любая дорога располагает к воспоминаниям, потому что, куда бы ты ни ехал, ты всегда уезжаешь от прошлого. Даже когда пытаешься в это прошлое вернуться. — Поворачивай вправо.
    — На эту узкую тропу?
    — Она только кажется узкой, — заверил Рик.
    — Значит, ты был здесь?
    — Не раз, — бросил он, и у Рамоны сжалось сердце в предчувствии чего-то…
    Ветерок шевелил волосы, запахи, которые он приносил с раскаленного солнцем глинозема, пробудили воспоминания.
    Они с Фрэнком катят по такой же плоской равнине. Но близится вечер, ее сердце бьется чаще, чем обычно. Потому что в этот вечер Рамона собралась победить себя.
    — Фрэнк, я увижу летучих мышей?
    Он засмеялся.
    — Конечно.
    — Мне надо сидеть тихо-тихо?
    — Нет, они не пугливые.
    — Я… — Рамона осеклась.
    Она хотела поделиться с Фрэнком своим тайным желанием: убедить себя и его, что она на самом деле не боится летучих тварей. Поэтому она решила пойти на плантацию агавы одна, поздно ночью, раскинуть сетку — Рамона уже присмотрела у Фрэнка в кладовке старый гамак с мелкими ячейками, — наловить мышей на соседней плантации и выпустить на плантации Фрэнка. Конечно, придется сесть на велосипед и крутить педали в темноте, но Рамона уже проверила, как горит велосипедная фара, и накачала шины.
    — Ты ведь внучка настоящего мачо. — Фрэнк подмигнул ей, и у Рамоны не осталось сомнений: она справится.
    «Ты внучка настоящего мачо»…
    Она искоса посмотрела на Рика. Сейчас он показался ей совсем мальчишкой, чуть старше Патрика. Так что ж, она станет подчиняться и его воле тоже?
    Кровь Рамоны вскипела, ладони закололо, и она вспомнила выражение «руки чешутся». Вот, значит, как это бывает. Сейчас ее руки не просто чесались — они зудели, горели. Выходит, она такая, что любой мужчина способен подчинить ее своей воле? Даже такой сопляк, как Рик?
    Они достали ее, они везде, куда ни сунься, даже в кулинарном журнале, который она недавно послала ко всем чертям. Там мужчины руководили даже кулинарным отделом! Ей надоело спорить с ними о том, какое вино рекомендовать к фруктовому торту, а какое к творожному. Она выставила из дому мужа — а как еще можно назвать вынужденный отъезд Гая в Париж? Конечно, нашелся благовидный предлог — проследить за виноградниками, за лозой новой селекции. Во время посадки, роста и сбора урожая. Она кричала на Гая, требуя, чтобы он не возвращался в Сакраменто до осени. Она вынудила даже Патрика улететь на подводную охоту раньше времени.
    Зачем?
    Она хотела вернуться к себе самой. Уйти из-под власти всех мужчин. И вот — на тебе!
    Даже сидя за рулем своего любимого гиганта, подчиняя себе четыре сотни лошадей — это столько, что конюшня с ними заняла бы пол-Мексики, — она подчиняется какому-то парню? Только потому, что он мужчина?
    Рик между тем весело насвистывал мелодию из модного бродвейского мюзикла, откинувшись на спинку своего кресла и закрыв глаза.
    — Я немножко вздремну, — проговорил он, прерывая мелодию. — Я хорошо поел, теперь приятно соснуть.
    Перед глазами Рамоны возникла похожая картина: Гай, выбираясь из-за стола в выходной и довольно улыбаясь, что-то мурлычет себе под нос, потом говорит:
    — Я так хорошо расслабился. Пойду прилягу.
    Уже не думая, Рамона круто повернула руль вправо и нажала на тормоз. Потом наклонилась и сунула руку под сиденье. Пальцы безошибочно накрыли нагревшийся металл. Рамона выдернула револьвер и направила дуло в лицо Рика.
    Она проделала все это мгновенно, но Рик открыл глаза от толчка. Ему в глаза уставилось дуло «барракуды».
    — Т-ты что? — заикаясь, пролепетал он, импульсивно отшатываясь и хватаясь за ручку дверцы.
    — Она заперта, малыш, — процедила сквозь зубы Рамона. — А это — бельгийский револьвер с милым названием «барракуда». Подарок настоящего мачо, если тебе интересно.
    — Мне интересно. — Он кивнул, приходя в себя от неожиданности и соображая, как ему поступить.
    — Если дернешься, выстрелю.
    — Ты что, Рам?
    — Рассказывай, малыш. Кто меня нанял на самом деле. Кто послал тебя со мной. С чем и зачем.
    — Но ты ведь не пустишь в меня пулю… Ты не сможешь…
    Она прицелилась в приоткрытое окно и нажала на спусковой крючок.
    От звука выстрела лицо Рика посерело, а Рамона почувствовала, как в животе что-то задергалось, и забытая сладость, которая возникала в совсем другой обстановке и которую она давно не могла испытать, охватила ее. А она-то решила, что жизнь никогда больше не отпустит ей даже самую малую толику такого невероятного ощущения.
    Возбужденная Рамона громко расхохоталась, глядя на Рика.
    — Малыш, начинай. Я знаю, у тебя тоже есть оружие, но ты не достанешь его. Ты ведь понял, что я метко стреляю. Понял, правда?
    — Но тебя… посадят.
    — Мне все равно. Считай, я отправилась в свой последний рейс. Только не на «кадиллаке», как положено людям моего круга, а на этом грузовике.
    Он не мигая смотрел на нее.
    — Сумасшедшая баба. А с чего ты взяла, что тебя покатят на «кадиллаке»? — Рик не удержался от любопытства. Он уже приходил в себя и пытался заговорить ее, отвлечь, овладеть ситуацией.
    — Я тебе потом объясню. Откровенность за откровенность. Но ты первый. Начинай, я после тебя…
    Рик поднял руки, обратив к Рамоне раскрытые ладони, что означало полную капитуляцию.
    — Ладно, я тебе все расскажу… Ты ведь отличный водитель и прекрасная девчонка. Только… немного скромная для шоферни.
    — Ты так считаешь даже сейчас? — Она легонько покачала револьвером.
    — А что? Мне даже нравится. Возбуждает! — Рик засмеялся, дергая плечами. — А то я думал, мы с тобой и дальше будем ехать тихо и скучно.
    — Вот как?
    Рамона оценила, насколько он хорошо держится, это еще больше взбодрило ее. Достойный противник всегда делает тебя сильнее, говорил Фрэнк. И изобретательнее. Интересно, Рик тоже видит в ней достойного противника?
    Словно отвечая на ее безмолвный вопрос, Рик сказал:
    — Мне даже нравится.
    — Отлично. Начинай. Пока не расскажешь, с места не сдвинемся.

Глава тринадцатая
Жестокое сердце и изощренный ум

    Гай смотрел на газетную полосу и ничего не мог понять. Какая еще текила?
    «Отрава, которая выльется из горлышка бутылки» — набрано крупным шрифтом и чуть помельче, строчкой ниже, добавлено: «Если вы купите текилу под маркой Гарнье». «Червивая гадость: выпивка вместе с закуской». «Гая Гарнье, кажется, потянуло на соленое».
    Газета «Вестник гурмана» брызгала слюной. Гай сначала не поверил, что все это в его адрес. Но почему? С какой стати уважаемое издание ополчилось на него? Он никогда не работал с текилой! Французские вина — вот его бизнес!
    Гай расхаживал по своему парижскому кабинету, засунув руки в карманы. Он вернулся сюда из Калифорнии, собираясь сосредоточиться на новом урожае в ожидании, когда наконец закончится срок его изгнания из Сакраменто. Может быть, он сорок раз наплевал бы на их с Рамоной договор и явился снова выяснять отношения, но друг Уильям, дока в сердечных делах, посоветовал:
    — Терпение, мой друг, иногда бывает самым победоносным оружием.
    Он остановился перед окном, выходившим на узкую парижскую улочку. Мамаши вели детей из школы. Самые маленькие в мире ученики, улыбнулся Гай. Патрик тоже был таким, совсем недавно. Рамона возила его в школу и обратно, потом, когда он увлекся бейсболом, на тренировки. Тогда она была занята по горло и у них не возникало проблем. Ни днем, ни ночью.
    — Папа!
    Сын кидался к нему, Гай подхватывал его, сажал к себе на плечи, и они отправлялись в сад. Как все они были счастливы тогда! Так счастливы, что сами не замечали. У Гая сжалось сердце.
    Рамона в ту пору увлекалась цветами, они росли везде — высокие и низкие, красные, белые, желтые. Перед глазами Гая возникла лужайка из прошлого. А потом кто-то словно стер эту картину, и он снова увидел пейзаж печали — желтые осколки столовой посуды, которые вылетели из окна. Во время ссоры.
    Нет, сказал себе Гай, надо стереть в памяти эту картину, она не должна стать символом их нынешней жизни.
    Он заставил себя представить Патрика, точную копию Рамоны и его самого. Да-да, так бывает у любящих друг друга родителей, мальчик похож и на отца, и на мать — на кого больше зависит от его настроения. Все знают, что супруги, долго прожившие вместе, становятся похожими, они копируют мимику, жесты друг друга. Потому-то и дети похожи сразу на обоих. Патрик недавно звонил с Сейшельских островов, спрашивал, как мать. А что мог сказать Гай? Поэтому он просто отшутился:
    — Патрик, там пока не ждут возвращения корабля из дальнего плавания.
    Гаю представилась круглая мордашка пятилетнего сына в очках.
    — Я профессор, как Элен. — Патрик надувал щеки, пытаясь походить на круглолицую сестру отца. Тогда еще Элен не была врагом. Она обожала племянника.
    Потом детская близорукость прошла, и теперь Патрик надевает очки, но специальные, когда ныряет или гоняет на мотоцикле. То есть очки уже знак не болезни, а крепкого здоровья.
    Рамона на фоне нынешнего Патрика кажется такой же маленькой, как на фоне своего МЭКа. Она много раз порывалась прокатиться на грузовике, но Гай боялся за жену, и свой страх скрывал за насмешками.
    Обижалась ли она? Он не задумывался. Главным для него было удержать ее.
    — Ты хочешь изобразить, что тебе сто лет?
    — Но он вечный, мой «Эй-Си», — спорила она.
    — Столетняя старушка тоже чтит себя вечной. Его время ушло, Рамона. Он годится только под пресс.
    Так он однажды сказал ей. До сих пор он помнит ее взгляд и слышит напряженное, даже звенящее молчание. Рамона редко спорила с ним, но иногда смотрела вот так, после чего ему совсем не хотелось вовсе открывать рот.
    — Ну хорошо, хорошо. Он стоит в Вакавилле и пускай себе стоит. И гниет.
    — Он не сгниет, Гай. — Ее голос был низким и глуховатым. — Я научу Патрика водить его. Вот увидишь.
    Надо отдать должное, научила. Но Патрик оказался «малышом с жабрами», он готов был не вылезать из воды часами. Потом сын пристрастился к подводной охоте.
    Рамона. Мексика. Текила…
    Рамона? Мексика? Текила?
    Гай попятился от окна, не в силах переварить пришедшую в голову мысль. Да как он не подумал об этом раньше?!
    Он почувствовал, как от прилива крови в ушах зашумело.
    Она когда-то говорила о… текиле. Давно, когда был еще жив ее любимый Фрэнк. Она даже упрекнула его, Гая, в недальновидности. И Фрэнк дудел в ту же дуду.
    А что, если Рамона решила сама заняться текилой? Не сказав ему ничего?
    Но она ничего не смыслит в напитках, как всякая женщина! — раздраженно подумал Гай. Ну и что, если она и работала в отделе вин журнала для домохозяек? Это он ее заставил пойти туда работать, чтобы тонко рекламировать напитки, которыми занимается он.
    Гай уперся лбом в стекло. У Рамоны есть ходы в этот поганый листок, «Вестник гурмана», который вылил на него ушат помоев. И, если она решила ему отомстить, хотя он сам не понимает за что… Но тогда, в запале ссоры, разве она не кричала ему, что будет мстить? Всему миру, мужчинам, которые не дали ей пойти своим путем… И ему заодно?
    Конечно, то был нервный срыв, но в такие минуты разве не выкрикивает человек правду, засевшую в подкорке, которая копится, мучает, а потом вырывается наружу?
    Гай потер левую сторону груди, там, где сердце. Уильям, правда, объяснил, что угрозы, которые человек выкрикивает в такие мгновения, никогда не исполняются. Просто в крике он расстается с тем, что мучает его.
    Но другого-то объяснения нет? Скорее всего Рамона сама решила взяться за дело и отрезать ему путь к текиле. Она вообще считает мужчин завистниками. Это из зависти к женскому изощренному уму они не принимают их в свое сообщество, оставляя им кухню и спальню, как-то сказала Рамона. И привела пример: разве у твоей сестры не изощренный ум?
    Гай вздохнул. Своими куриными мозгами женщины не могут просчитать ситуацию даже на два шага вперед. Если Рамона провернула все это, то она не понимает до конца, что перекрывает ему рынок не текилы, а вообще весь рынок.
    Она сделала это сознательно? Может быть, решила расправиться с ним? Кто-то за ней стоит? А он, как самый настоящий дурак, послушался Уильяма и оставил жену наедине с самой собой на целые полгода?
    Холодок прошелся по спине Гая. Полгода. Полжизни для женщины, которая никогда не жила одна. Не жила самостоятельно. Он идиот.
    Гай расстегнул воротник рубашки в сине-белую полоску. Крупные капли пота выступили на лбу. С некоторых пор он перестал себя узнавать — слишком быстро устает, его бросает в жар. Будь я женщиной, насмешливо подумал Гай, то решил бы, что у меня начался климакс.
    А… если Рамона узнала о Стэйси? Ведь бизнес — мое весьма уязвимое место. Но… если она захотела бы свалить мой бизнес, тем самым она свалила бы и себя? Стоп, а может, она рассчитывает подняться на текиле?
    «Месть способна застилать глаза», вспомнил Гай слова Уильяма, и ему стало нехорошо. Он провел рукой по лицу, словно на него осела паутина, как бывает в густом лесу, когда пробираешься сквозь заросли кустов в солнечный день глубокой осени. Но тут же на ум пришла спасительная фраза, которую произнес все тот же Уильям: «Не думаю, что твоя разумная и любящая тебя Рамона пойдет по такому пути».
    Могла ли жена узнать о Стэйси? — снова спросил себя Гай. Сердце защемило, и он вдруг подумал, а что, если сама Стэйси разыскала Рамону и сказала? Но зачем? Он с ней расплатился сполна. Он отправил в Лондон партию весьма неплохого вина, оно поддержит бизнес Стэйси в самом начале.
    Гай уперся руками в стол. Ему стало трудно дышать, он хватал ртом воздух. Идиот. Какой идиот! Вместо того чтобы разобраться в отношениях с женой, с женщиной, кроме которой никого и никогда не любил по-настоящему, он купился на легкое удовлетворение плоти — спал с той, которая похожа на жену!
    Позвонить Стэйси? Ну конечно, давай звони! — насмешливо подзуживал себя Гай.
    Телефонный звонок ударил по нервам, он дернулся, выпрямился и схватил трубку.
    — Уильям! — воскликнул он. — Это ты!
    — Да, это я. Здравствуй. Объясни мне, чему ты обязан своей преждевременной славе?
    — Ты тоже читал газету?
    — Мне присылают ее из Штатов. Ты ведь знаешь, я гурман по части напитков. Так что все это значит, Гай?
    — Если бы я знал, — со стоном выдохнул он. — Я никогда не занимался текилой!
    — Но… как пишут, она вот-вот появится на прилавках. Ее угрожают изъять из продажи тотчас. Как подделку. Похоже, тот, кто стоит за этим, знает гораздо больше тебя.
    — Еще бы. Если он сам все это сотворил, как тут не знать. Я потому и не хотел заниматься текилой, что слишком много подделок. Агава растет медленно. Сырья не хватает.
    — Я читал, что в провинциях Халиско и Наярит заложили множество новых плантаций, — заметил Уильям.
    — Да, но пройдет лет десять, пока агава дозреет. А то, из чего ее гонят сейчас, — большей частью мусор. Вкладываться в нее дорого — уже сейчас цены на голубую агаву подскочили в двадцать раз. Ее крадут с полей. На одной охране разоришься. Я все это объяснял Рамоне, когда она предлагала войти в этот бизнес, но, видимо…
    — Стоп! — прервал его Уильям. — Ты, похоже, совсем плох. Неужели ты думаешь, что это дело рук Рамоны?
    — Послушай, но…
    — Я всегда поражался тупости мужчин. Похоже, когда они в возбуждении, у них отказывает какая-то часть мозга. Причем в возбуждении любого свойства, — заметил Уильям с ехидцей. — Нет, друг мой, ищи получше, откуда дует ветер. Напротив, я полагаю, когда Рамона прочтет это, она сократит срок твоей ссылки. Помнишь, я говорил тебе, женщине нужно сильное потрясение, когда на нее наваливается кризис в середине жизни?
    — Вот и накаркал! — злобно бросил Гай.
    — Накаркать, как ты выражаешься, можно только то, что тебя и без того ждет. Карканье приближает печальное событие, не более того.
    — Но если ты, умник, считаешь, что это не Рамона, тогда кто?
    — Спроси себя, кто больше всех на свете тебя не любит? Я могу сказать тебе одно: убивают физически или морально только из-за денег. Поэтому ищи того, кто заработает, причем крупно, если твой бизнес станет покойником. Ищи за этим чье-то жестокое сердце и очень изощренный ум.

Глава четырнадцатая
Когда в мальчике просыпается мужчина

    Рамона давно опустила револьвер и изучала лицо Рика. Ну что ж, мужчины тоже становятся исполнителями чужой воли, полагая при этом, что исполняют свою собственную.
    — Твоя сестра на самом деле похожа на меня? — спросила Рамона, как будто из всего, что рассказал Рик под дулом револьвера, это самое главное.
    Внезапно Рик улыбнулся, выражение его глаз переменилось, они заблестели.
    — Очень. Только…
    — Только она моложе меня, ты это хочешь сказать?
    Он покачал головой.
    — Не в этом дело.
    — А в чем же? — разгоревшееся не ко времени любопытство подзуживало Рамону. Она сама не понимала, зачем ей это знать.
    — Она… по-другому относится к мужчинам. — Рик смело посмотрел Рамоне в лицо.
    Она прищурилась.
    — А они достойны другого отношения?
    — Рамона, ты… ты мне нравишься… — начал Рик. — Мы могли бы с тобой… поладить.
    Она открыла рот, собираясь что-то сказать, потом передумала и неожиданно расхохоталась.
    — Малыш, о чем ты?
    Поладить! Да он почти ровесник ее сына. Рамона перестала смеяться, но улыбка осталась на ее лице. Конечно, двадцать с небольшим — наивысшая точка гиперсексуальности мужчины. Интересно, он сам-то знает об этом? Или только чувствует?
    Она вспомнила, каким потрясением для нее стало открытие, когда в Патрике начал просыпаться мужчина. Это произошло очень рано, мальчику исполнилось всего тринадцать. Она заметила перемены по его простыне и в ужасе позвонила Гаю, попросила поскорее приехать домой, им надо поговорить о кое-чем важном.
    Гай примчался немедленно, бросив все дела в офисе.
    — Что случилось, дорогая?! — Его глаза беспокойно шарили по лицу жены. — Ты беременна?
    Рамона засмеялась.
    — О нет. Боюсь, это будет кто-то другой, причем скоро.
    — А я-то обрадовался, думал, ты.
    Рамона чувствовала, что в давней шутке мужа заключен тайный смысл. Он всегда хотел не меньше четверых детей и говорил ей об этом перед свадьбой. Она не имела ничего против. Но природа распорядилась по-своему, Рамона не настаивала. Как не наставил и Гай, уверяя жену, что для него самое главное существо на этом свете — она.
    — Тогда на что ты намекаешь? — Он вскинул свои темные, идеального рисунка брови. — Кто это собирается…
    — Пока никто. Но наш Патрик развивается… слишком бурно.
    — Ты застукала его в ванной? — Лицо Гая расплылось в озорной мальчишеской ухмылке.
    — Пока нет. А ты?
    — Нет, но я догадываюсь, чем он занимается. Должен тебе сказать, не вижу ничего страшного. Я не буду его пугать, что у него что-нибудь отсохнет… — Он засмеялся. — Опираясь на собственный опыт…
    — Ну-ну-ну? Расскажи скорее…
    — Ах ты еще не знаешь, в какой сфере у меня опыт? Не поняла до сих пор?
    — Как же — не поняла! В винном деле.
    — В не винном тоже. — Гай вплотную подошел к ней и прижался всем телом.
    Изящное тело Рамоны слилось с его точеным телом. Для мужчины Гай был не слишком высок, но сложен прекрасно. Самый настоящий француз — узкобедрый, с тонкой талией и с широкими плечами. Тренированный торс, развитые мышцы живота — все настолько совершенно, что он мог бы рекламировать мужское белье, шутила Рамона.
    Она замерла, прислушиваясь к тому, что происходит внутри нее. Рамона любила эти мгновения, когда глубоко, словно в жерле вулкана, начинает плавиться лава, она движется, становясь все горячее, готовясь к взрыву. Ее сердце забилось, Рамона тихо застонала и подняла голову. Гай уперся ей подбородком в макушку, а она прижалась носом к его груди. Она слышала, как колотится сердце Гая, чувствовала, как его руки прижимают ее ягодицы все теснее… Гай начал медленно двигаться, словно примеряясь.
    — Ох, — выдохнула Рамона, — но…
    — Патрик вернется из школы только вечером, я знаю, — прошептал он ей в ухо, потом его язык нырнул туда.
    Колени Рамоны подкосились, но Гай был готов к ее реакции. Он знал ее всю и всякий раз находил что-то новое…
    — Но я ведь хотела тебе рассказать…
    — Я знаю. О поллюциях… Наш сын — это наши гены, Рамона. Он будет моей копией. Я все про него знаю.
    — Так что же, я не участвовала в создании нашего сокровища? — прошептала она, пытаясь отстраниться от Гая на секунду и посмотреть в его самодовольное лицо.
    — Тсс… Еще как. Сейчас я тебе покажу, как это было…
    Он дернул вниз язычок «молнии» на голубых джинсах Рамоны и приспустил их. Крошечные трусики не сопротивляясь пали под натиском уверенных пальцев. Потом Гай дернул «молнию» на своих слаксах, пуговицы на белых «боксерах» поддались с трудом, напрягшиеся на давно готовой плоти.
    — Не снимай их, — прошептала Рамона.
    — Ни за что, — со смехом пообещал Гай, поворачивая ее спиной к себе. — Я знаю, как ты любишь.
    Со стоном Рамона наклонилась вперед, светлые волосы упали на лицо. Гай положил ей руки на груди и стиснул. Талия Рамоны напряглась, ягодицы окаменели. Он смотрел на них, и они казались ему мраморными. У сестры в домашней галерее есть несколько скульптур из мрамора — любовники в страстной схватке. Одна из них точно такая. Гай закрыл глаза, направляя плоть туда, где ее ждали. Они оба не любили то, что называется прелюдией. Они загорались мгновенно, без всякой подготовки, стоило им прикоснуться друг к другу…
    Рамона потрясла головой, отгоняя наваждение. Неужели это было с ней? Боже, а что произошло дальше… Тот день стал настоящими именинами страсти. Как будто проснувшаяся в сыне сексуальность явилась для них толчком к тому, чтобы испытать как можно острее на себе, каково это…
    Закончив в гостиной, они перебрались в спальню, и, как со смехом сказал Гай, когда они лежали, отдыхая от охватившего их урагана, его сестре пришлось бы здорово разориться на мрамор и на мастера-скульптора, если бы она захотела пополнить свою галерею новинками… Рамона весело смеялась вместе с ним.
    Рамона откашлялась, чувствуя, как от воспоминаний засаднило в горле. Так что же случилось потом? Точнее — не так давно, потому что еще прошлой осенью они с Гаем страстно любили друг друга.
    — Ты хочешь сказать, твоя сестра любит мужчин? — усмехнулась Рамона, уже не глядя на Рика, а только на дорогу.
    — Ага.
    — Это ведь хорошо, правда?
    — Пожалуй. Они ей здорово помогают.
    — И теперь она захотела помочь тебе заработать?
    — Думаю, она тоже свое получит. Она мне позвонила из Лондона. Кто-то вышел на нее.
    — Кто?
    — Какая мне разница? Мне было ясно сказано: явиться в фирму Гарнье, они наймут машину с шофером, погрузят контейнеры с бутылками, а дальше ты все знаешь.
    — Не все. На обратном пути перегрузят контейнеры?
    — Точно. Ты быстро соображаешь, Рамона.
    — А тебе хорошо заплатят за рейс.
    — Я готов поделиться с тобой.
    — Понятно.
    — Если ты меня, конечно, не пристрелишь. — Он косо посмотрел на револьвер, лежавший перед ней на полке.
    — Ага. Я подумаю. Имей в виду, у меня есть запасная обойма. Еще семь патронов. — Рамона помолчала и на всякий случай, чтобы Рик не пытался захватить «барракуду», добавила: — И еще один револьвер. «Лама». — Она похлопала себя по карману куртки.
    Рик промолчал, потом осмелился отвести глаза от револьвера и посмотреть в окно.
    — Кажется, мы приехали.
    Рамона и сама увидела надпись на указателе.
    — Понятно, — бросила она, выруливая на деревенскую площадь, от которой лучами отходили несколько улочек. — Мы должны ждать здесь?
    — Да, скоро появится их человек.
    Рамона заглушила мотор, снова взяла в руки револьвер и принялась вертеть его.
    — Слушай, Рам, может, ты его уберешь? А то агент обделается.
    — Главное, чтобы не мы с тобой. — Она ухмыльнулась. — Мы в стране неожиданностей. Причем одну из неожиданностей я привезла сама, в собственной кабине. — Рамона повернулась к Рику, постукивая дулом по приборному щитку. — Как, по-твоему, а почему они наняли шофера по объявлению?
    Рик пожал плечами.
    — Ну… я думаю, и от жадности тоже. Человек с рекомендациями много запросит. Потом, случайный водитель не станет вникать…
    — Так, как я, да?
    Он засмеялся.
    — На это никто не рассчитывал.
    — Еще бы. Женщина вообще призвана в этом мире исполнять свою роль, ту, которую ей напишет мужчина.
    — О, если бы так. — Рик вздохнул. — Чтобы писать вашему брату роль, надо туго набить карманы баксами.
    — Вот как? — На сей раз Рамона пропустила мимо ушей сочетание, которое еще недавно возмущало ее: «вашему брату».
    — Женщины любят деньги. Они, как печь, которую топят углем. Весь перемажешься, кидая его в топку, а она еще коптит и плюется.
    Рамона засмеялась.
    — Очень образно. Значит, в Англии топят печи углем.
    — Там, где я рос — да. В Уэльсе.
    Перед кабиной внезапно возникла фигура всадника. Он сидел на могучем жеребце, шкура которого отливала червонным золотом на полуденном солнце. Мужчина был в белой рубахе и в кожаных штанах, широкополая шляпа с загнутыми полями скрывала лицо. Всадник подъехал к грузовику с той стороны, где сидел Рик, и поздоровался с ним, не обращая никакого внимания на Рамону, словно она не человек, а соломенная кукла.
    — Он предлагает поехать за ним, — сказал ей Рик.
    Рамона усмехнулась, запуская мотор. Господи, и этот такой же! Да стоит ей сейчас нажать на педаль газа, жеребец лишится разума и унесет этого мачо в Тартар! Фрэнк рассказывал ей, какие горячие здесь лошади, и предупреждал, когда она училась водить грузовик, приезжая летом на каникулы:
    — Здесь надо быть острожной с мужчинами и с лошадьми. Больше ни с кем. — И Фрэнк многозначительно поднимал темные кустистые брови.
    Она медленно ехала за всадником мимо приземистых домишек с облезлыми стенами, мимо собак, которые купались в красноватой пыли. В жаркий полдень на улице не было ни души.
    Наконец всадник остановился у ворот, возле которых стояла скульптура: на высоком бетонном постаменте уложены бочки, на боку самой верхней огромная шишка — сердцевина агавы — здоровенная, похожая на ананас. Венчала скульптуру фигура мужчины, который замахнулся на шишку, собираясь разрубить ее…
    Ворота, над которыми белела вывеска «Экспериментальное сельскохозяйственное поле», открылись невидимым привратником и, когда грузовик въехал во двор, закрылись. Рамона заглушила двигатель.
    Рик выскочил из кабины, Рамона не спеша спустилась на землю. Свой револьвер она засунула за пояс джинсов и накинула на плечи куртку. Теперь она была готова к любым неожиданностям.

    — Я боялась летучих мышей, — призналась Рамона, провожая взглядом одну, пронесшуюся над головой, когда они с Риком вышли из мотеля.
    — Я тоже.
    — Но ты мне не говорил, что видел их в Мексике.
    — Думаешь, они водятся только здесь? Я в самом деле провел детство в Уэльсе.
    — Значит, ты мне рассказал правду?
    — А ты теперь мне совсем не веришь? Ты думала, я самый настоящий янки?
    — Ну да.
    — Знаешь, я рад, что ты похожа на мою сестру.
    — Рад? Почему?
    — Потому что она для меня все. Она главный человек на свете. Я не смогу ее обидеть.
    Сердце Рамоны встрепенулось.
    — А… ты собирался… ты должен был меня чем-то обидеть?
    Рик вздернул подбородок.
    — Ну что ты, конечно нет. — И он поспешно сменил тему разговора: — А ты как перестала бояться летучих мышей?
    Рамона заставила себя улыбнуться и откашлялась.
    — Они оказались полезными. По ночам опыляют цветки голубой агавы. Фрэнк, мой дед, жил большей частью в этих местах, держал небольшой заводик, он гнал мескаль.
    — Это еще что за штука?
    — Он объяснял мне так: разница между мескалем и текилой такая же, как между бренди и коньяком. То есть текилой может называться только тот мескаль, который произведен в провинциях Халиско или Наярит.
    — Никогда не пробовал, — признался Рик. — Ни того, ни другого.
    — Тебе стоит попробовать и пульке, и мескаль, и текилу.
    — А сейчас Фрэнк держит заводик? — поинтересовался Рик.
    — Разве что в другом мире. Его больше нет с нами.
    — Понятно. — Мобильный телефон Рика зазвонил, он приложил трубку к уху и молча выслушал сообщение. Через несколько секунд он разжал губы. — Я все понял. — Он сунул телефон в карман и повернулся к Рамоне. — Мы свободны до утра.
    — Значит, я не смогу завернуть в деревню к Фрэнку?
    — А он похоронен в Мексике?
    — Да, на краю плантации. Сейчас она перешла к его внуку.
    — Твоему двоюродному брату?
    — Да. Но он — последствие первого брака Фрэнка. — Рамона ухмыльнулась. — Его мать была стопроцентной мексиканкой. Мы почти не знакомы.
    — Бывает, — сказал Рик. — Так где, говоришь, его деревня?
    Рамона объяснила. Рик оторопело посмотрел на нее.
    — Ты ничего не перепутала?
    — Да нет. Это место мне никогда не забыть.
    — Может, ты знаешь, как зовут твоего двоюродного брата?
    Она сказала. Рик ничего не ответил, но лицо его слегка смягчилось, а Рамона боялась поверить в свою догадку. Но того, что пришло ей в голову, просто не могло быть!
    Хорошая у тебя машина, — в который раз похвалил Рик. — Только название у нее странное. Оно что-то означает?
    — МЭК? Ну да, это фамилия братьев из Аллентауна, городка в Пенсильвании. Они начали выпускать такие машины еще в Первую мировую войну. А модель «Эй-Си» названа в честь их любимца, бульдога.
    — Оригинальный капот, аэродинамический, — с видом знатока сказал Рик.
    — Машина очень мощная, почти четыре сотни лошадей. Между прочим, давний подарок Фрэнка.
    — Ясно. Ну что, прокатимся в твою деревню?
    — Поехали. — Рамона улыбнулась. — В баке полно горючего! — Она завела мотор, грузовик дрогнул, срываясь с места. — Там есть маленькая гостиница, мы в ней переночуем, а утром вернемся за грузом.
    — Да, к тому времени бутылки уже заполнят…
    Рамона не слушала Рика, она мысленно была не с ним и вообще не здесь. Она хотела поклониться могиле Фрэнка, чего не делала уже много лет.
    — Обмоют меня мескалем, — шутил он, когда прощался с ней.
    Тогда она была уже замужем за Гаем, они приезжали к Фрэнку, потому что Рамона хотела увлечь мужа идеей заняться еще и текилой. Она уверяла его, что мексиканские напитки войдут в моду, а он станет первым, кто выйдет с ними на рынки страны.
    Но у Гая вошло в привычку — если с губ жены срывались какие-то предложения, над которыми надо задуматься и отвлечься от привычного ритма жизни, — «снимать с любимых губ поцелуем разный мусор».
    Если Рамона злилась и говорила ему: «Если ты не хочешь сам, то давай я…» — Гай просто уводил ее в спальню.
    — У тебя хорошо работает интуиция, — не раз хвалил Фрэнк внучку. — Мужчинам всегда хочется чему-то удивиться. Иначе они не портили бы напитки, сочиняя разные коктейли. Ну может ли быть гадость ужаснее, чем новомодный коктейль «тореадор»?
    — А что это такое, Фрэнк?
    — Пойдем, я отведу тебя в наш местный ресторан, сама попробуешь, — предложил он, когда Гай, поджаренный на солнце, лежал под холодным ветерком кондиционера и отказывался сделать даже шаг из комнаты. — По-моему, его придумал какой-то извращенец. Две порции текилы, треть от этого объема какао-ликера и чайная ложка сливок! — Неожиданно Фрэнк схватил себя за длинный нос и пропищал: — Перелить в бокалы для коктейлей, положить сверху взбитые сливки и посыпать порошком какао! — Он перестал мучить свой нос и уже обычным низким, с легкой хрипотцой голосом, сказал: — По-моему, чистая отрава!
    — Тогда не пойдем в ресторан. — Рамона сморщилась.
    — Ладно, если ты не хочешь, не ходи, а мне все равно придется. У меня деловая встреча…
    — С моей новой бабушкой?
    — Фу, зачем обижать молодую женщину? Твоя настоящая бабушка смотрела бы на меня с небес с презрением, если бы я выбрал в подруги древнюю старуху. Ты себе вон какого красавца нашла!
    — Но он не похож на мачо.
    — Внешне — нет, — согласился Фрэнк. — Но держит тебя при себе, как настоящий мачо.
    Тогда Рамона пропустила мимо ушей замечание Фрэнка. Но позже оно не раз всплывало в памяти…
    Рамона смотрела вперед, на горизонте уже виднелась деревня.
    — Рик, мы, похоже, приехали.

Глава пятнадцатая
Ночь летучих мышей

    Рамона затормозила возле местной гостиницы, которую едва узнала.
    — Ты посмотри-ка, белая, как лебедь в лондонском Гайд-парке! — изумился Рик. — Ей-богу, я видел таких только там, на озере Серпентайн. Да-а, наверняка у местных дельцов дела идут прекрасно.
    — Ты прав… — задумчиво протянула Рамона. — Насколько я знаю, плантации агавы здесь очень небольшие и развернуться особенно не на чем.
    Рик хмыкнул.
    — Давай-ка зарулим в ресторан, как ты обещала.
    — Согласна.
    Рамона неуверенно оглянулась. Сонной походкой к ним приближался мужчина в соломенной шляпе.
    — Мистер, не скажете ли вы…
    — Скажу, — пообещал он и протянул руку.
    Жест невозможно было не понять, и Рамона полезла в кошелек. Но Рик опередил ее и сунул мужчине доллар.
    — Чего надо?
    — Существует ли старый ресторанчик Фрэнка?
    — Нет, мэм. Его внук отгрохал вот этот. — Мужчина указал на белое здание. — Его самого сейчас в деревне нет. Укатил в Европу.
    — Спасибо, мистер. — Рамона пожала плечами. — Придется пойти туда.
    Мужчина скрутил долларовую бумажку в трубочку, приставил к глазу и навел на нее.
    — Когда будете пить мескаль, не думайте, что он настоящий, как при Фрэнке. — И текила дрянь. Ха-ха-ха… — И исчез за углом дома.
    Две собаки, пыльные и оттого грязно-белые, выкатились на проезжую часть улицы, хватая друг друга за загривки. Они валялись в пыли, вздымая ее, Рамона помахала рукой перед глазами и сморщилась.
    — Пойдем скорее.
    Они вошли в ресторан.

    — Ну и как? — спросила Рамона, попробовав напиток из стакана.
    — Я не понял, — отозвался Рик, подставляя стакан.
    Рамона понимала, что нервное напряжение, в котором пребывал Рик, не позволяло ему расслабиться. Он опасается меня, и это хорошо, решила Рамона. Она налила ему щедрую порцию мескаля.
    — Только не надо червей! — морщась, предупредил он. — Я боюсь.
    — Как хочешь.
    Рамона засмеялась. Сама она чувствовала, как напряжение проходит, потому что Рамона знала — Рик, даже если очень на нее злится, не подаст виду, пока они не закончат этот рейс.
    Рик крутил головой и бормотал:
    — Не знаю, какая это выпивка — настоящая или поддельная, но здорово забирает.
    — Ничего, пей, я тебя довезу куда надо в лучшем виде.
    — Ты не пристрелишь меня по дороге? Не бросишь на съедение летучим мышам?
    — Ты же их не боишься, сам говорил…
    Рамона смеялась, а в голове у нее зрели догадки, одна опаснее другой. Кажется, она достаточно полно представляла картину происходящего. Но не того, что происходило сейчас, в этой поездке, и даже не за этим столиком. А с ней самой в последнее время.
    Сама от себя не ожидая, она заказала коктейль «тореадор», пила его, и этот странный напиток возбуждал странные мысли, а потом толкнул на не менее странный поступок. А как еще назвать то, что она сейчас делала? Она сидела напротив совершенно пьяного Рика и рассказывала ему:
    — Я не могла пролезть никуда, из-за мужчин. Я никем не стала. Я отупела. Я стала слабой. — Она чувствовала, как горячие слезы катятся по щекам. — Я стала просто женщиной. А однажды мне надоело быть просто женщиной. Мне все осточертело, и я была готова умереть.
    — Ага… Умереть, — вдруг ухватился за это слово Рик. — А пристрелить собралась меня! — Он попытался погрозить ей пальцем, но рука не слушалась.
    — Я больше не хотела спать с мужем.
    — Нашла бы другого. Меня, например. — Рик громко икнул.
    Рамона размахнулась и ударила его щеке.
    — Больно, — сказал он и положил голову на руки.
    — В моей жизни был и есть только один мужчина. Мой муж. Ясно? — Рамона почувствовала жар во всем теле, такой же, какой охватывал ее от близости с Гаем.
    Внезапно все вокруг переменилось. Рамоне показалось, что она снова стала девочкой, которая только-только входит в пору трепетной юности и пребывает в ожидании любви.
    — Я, кажется, поняла, — прошептала она. — Я точно поняла. — Рамона уставилась в крышку стола, не обращая внимания на Рика, который уже уткнулся лицом в руки и спал на столе. — Я знаю, что мне делать.
    — Рик, Рик, проснись, — теребила его Рамона. — Да проснись же, черт тебя побери! Сколько бутылок было в контейнере?
    — А?
    — Где твои бумаги?
    — Там… карман… осмотри. Оставь меня в покое… — Он отключился.
    Хозяин помог Рамоне дотащить Рика до номера на втором этаже и положить на кровать. Она сняла с него ботинки, отворачивая нос — аромат не в ее вкусе. От Гая всегда пахло свежестью. Впрочем, ей никогда не приходилось снимать с него ботинки.
    Рамона нашла бумаги в кармане куртки Рика, она вчитывалась в них, призывая на помощь всю свою интуицию, желая понять, что же на самом деле кроется за невинными строчками и цифрами компьютерной распечатки. Рамона всматривалась в образцы этикеток — в бумагах Рика было два варианта. Стало быть, она везла в своей машине две партии бутылок текилы. Теперь понятно — Рику было предписано остановить грузовик там, где он это и сделал. На его карте Рамона нашла пункт на дороге, отмеченный красным кружком.
    Так чем же заполнят те бутылки, которые выгрузили по дороге? Конечно же поддельной текилой. На них будут этикетки с буквой «Г», начальной буквой имени ее мужа перед фамилией Гарнье. А другая этикетка имеет одно-единственное отличие — перед «Гарнье» стоит буква «Э». Под ней будет продаваться качественная текила.
    Какая основательная подготовка, какой изощренный план! — поразилась Рамона. Его составил человек, который не брезгует подлогом, который хорошо знает, что такое блеф.
    Лоб Рамоны покрылся испариной, но не от страха или от возмущения, а от внезапного душевного подъема. От радости. От облегчения. Еще недавно она думала, что ничего не значит, ничего не может, ничего не хочет в этой жизни. А теперь она разгадала дьявольский план Элен Гарнье. Она может разрушить его. Она хочет спасти своего мужа.
    Подумать только, что могло бы произойти, если бы на ее месте оказался любой другой водитель? Что могло бы произойти, если бы она продолжала вести себя как женщина, исполняющая все указания мужчин? — с некоторой надменностью подумала Рамона. Тем более что эту игру затеяла женщина. Для мужчин. Которых, по ее мнению, можно легко провести…
    Скандал в прессе. Уход с рынка хозяина подделки. Пристальное внимание к текиле с «чистым» именем. Элен на коне!
    Рамона, разложив все по полочкам, внезапно почувствовала какую-то неудовлетворенность. Как будто она чего-то не додумала. Она представила Элен, толстую и надменную, в невообразимых накидках и в пончо. Ее насмешливый взгляд. Таким взглядом Элен смотрела на нее с самого начала, с первого знакомства, когда Рамона и Гай приехали в Париж.
    — Вы похожи на двух желторотых воробьев, детки, — смеялась она.
    — А ты похожа на ворону, которая каркает, — парировал Гай, отмахиваясь от сестры.
    Рамоне показалось тогда, что они впали в детство и сейчас вцепятся друг другу в волосы. Но они сцепились языками и не собирались отрываться, одаривая друг друга колкостями, пока не вмешался Поль, дядя Гая.
    — Перестаньте, детки, вы испугаете Рамону.
    — Она не из пугливых! — Гай засмеялся. — Она внучка мачо!
    — Женщины мачо — домашние курицы. Они несут яйца, но не золотые, — процедила сквозь зубы Элен.
    — Не обращай внимания, — попросил Поль. — Она злится, что не опередила Гая, не вышла замуж раньше, чем он женился. Она привыкла быть первой всегда и во всем — она ведь старше Гая.
    — Поль, тебя это не касается, — заявила Элен и больше не произнесла ни слова до самого конца семейного обеда.
    — Прошу прощения за сестру, — извинился Гай, когда они вышли в сад.
    — Она злая, твоя сестра.
    — Ну… может быть, иногда, — допустил Гай. — Она очень ревностно относится ко всем…
    Рамона отмахнулась, ей было неинтересно разбираться в чужих семейных делах.
    — Ладно, какое нам до нее дело? Мы ведь не собираемся за это устраивать ей какие-то гадости?
    Теперь Рамона думала иначе — важно не только самой не делать гадости другим, но и обезопасить себя от тех, кто может гадости сделать тебе.
    Так вот чего она до сих пор не понимала! Элен замахнулась не только на бизнес Гая, она замахнулась и на их брак тоже! Потому она сделала ставку на текилу. Она хотела навести Гая на мысль, что это дело рук ее, Рамоны.
    Значит, Элен знает, что у них с Гаем не все в порядке? Или она не сомневалась, что после этого будет не все в порядке?
    Не было у Рамоны ответа на этот вопрос. И сейчас не время искать его. Что ей сейчас нужно так это поторопиться.
    Рамона сбросила джинсы и футболку, сняла трусики и лифчик и встала под холодный душ. Она всегда обливалась ледяной водой, когда хотела добиться ясности мысли.
    Кожу кололи тонкие струйки воды, но она не была такой холодной, как хотелось Рамоне. Однако даже от такой воды наступило то, что она называла просветлением ума.
    Рамона быстро вытерлась, оделась, завязала волосы на затылке в хвост. Оглядев комнату, собрала все бумаги Рика и выскользнула за дверь.
    Сонному портье Рамона сказала, что мужчина остается в номере на несколько дней и потом заплатит за все. А сама прыгнула в кабину МЭКа и погнала к складу. Она не сомневалась ни секунды, что ящики с бутылками, снятыми по дороге из ее грузовика, уже полны и готовы к отправке. Она объяснит, что хозяева торопят. К тому же не надо будет встречаться на половине пути и перегружать.
    Она рассчитала правильно. Мексиканцы, говорил ей Фрэнк, не любят себя утомлять или мучиться размышлениями.
    Заспанный сторож открыл ворота, прочитал бумаги, позвонил кому-то по телефону. Глухо урча, подкатил кран и погрузил контейнеры в кузов МЭКа.
    Рамона действовала быстро и уверенно, и, как всегда бывает, ее энергия передалась тем, кто рядом. Без лишних слов и вопросов она закрыла борт машины, села за руль и выехала со двора.
    Она не удивлялась — хотя, может быть, и стоило бы, — насколько спокойно себя чувствует. Как будто в ней проснулась другая женщина и задвинула в угол недавнюю Рамону.
    Теперь она направлялась туда, где ее ждала настоящая текила. В свете фар метались летучие мыши, хотя им уже нечего делать на плантациях — агава давно отцвела. Впрочем, и Рамоне тоже, казалось, совершенно нечего делать ночью на дороге, вьющейся между плантациями. Но у каждого свои дела в этом мире.
    В голове Рамоны больше не мелькали варианты — как ей поступить. Вариант был один, он самый верный и приведет к главной цели: к спасению семейного бизнеса.
    — Семейный бизнес, — произнесла Рамона и почувствовала, как загорелись ладони. Она хотела, ужасно хотела, чтобы он стал семейным.
    Рамона понимала, что ей нельзя везти подложную текилу в бутылках с именем мужа ни по Мексике, ни по Штатам. Есть опасность, что не она довезет ее до Сакраменто. «Как хорошо, что ты похожа на мою сестру… Я не причиню тебе зла». Так ведь, кажется, сказал Рик?
    Но, кроме Рика, который долго не придет в себя, могут появиться другие участники игры. Значит, ей нужно избавиться от поддельной текилы, залить в бутылки вместо нее качественную.
    Тогда, даже если…
    Никаких «если»! — скомандовала себе Рамона, вспомнив уроки по развитию интуиции. Надо подсчитать, сколько времени понадобится, чтобы вылить дрянь из бутылок, залить нормальный напиток и закупорить их…
    Это возможно, решила она, произведя подсчеты. Но нужны помощники. Я их найду. Я их заставлю поработать на меня. Я их куплю.
    Рамона летела сквозь ночь. Подумать только, неужели она собиралась мстить миру, мужчинам, даже Гаю?
    Внезапно сердце Рамоны сжалось, а, когда снова «разжалось», невероятная мысль ударила по мозгам.
    Да может ли такое быть? От неожиданности Рамона убрала ногу с педали газа, и «Эй-Си» замедлил ход.
    Лондон… Чемпионат курильщиков трубок… Блондинка рядом с Гаем… Похожая на нее настолько, что ей даже звонили знакомые и спрашивали — давно ли она вернулась из Лондона? Они тоже видели Гая и «ее» по телевизору.
    Моя сестра так похожа на тебя.
    Это говорил Рик, которого она оставила спать в гостинице.
    Да неужели? Рамона хрипло рассмеялась.
    Ну что ж, она выяснит и это. Если захочет.
    Дальний свет фар ударил по глазам и ослепил от неожиданности. Но Рамона не нажала на тормоз, она продолжала лететь вперед.
    Фары вильнули в сторону, задергались, уступили.
    — Ложная тревога, — выдохнула Рамона.
    Чувство, которое она испытала сейчас, облегчением назвать трудно. Ей снова вспомнилась фраза, которую бросил совершенно пьяный Рик в ресторане. Он сидел напротив нее, из последних сил держась прямо.
    — Скажи спасибо, что ты похожа на мою сестру.
    Сердце билось в горле, а в ушах грохотал молот. Господи, думала Рамона тогда, чего же мне не хватало в жизни, в моей прекрасной размеренной жизни? С маленькими радостями, с любовью с Гаем, хотя уже и не такой, как прежде. Может быть, не стоит ожидать прежних страстных чувств? Надо оставить их таким, как Патрик? А самой радоваться тихому огню, который горел между нами?
    Патрик. При мысли о сыне Рамона похолодела. Даже его она отодвинула от себя в своем эгоистическом желании невесть чего. Холодный ручеек пота потек по спине.
    Внезапно откуда-то из глубин сознания всплыл игривый голос Гая и его вопрос. Он задал его после того, как Рамона рассказала ему, что пила и пульке, и мескаль, и текилу: «Ты шпионка или террористка? Или в тебя вселился дьявол?»
    И то, и другое, и третье! Все правда, если это поможет ей сейчас! Рамона впилась в руль, придавила педаль газа, включила дальний свет и двинула свою мощную машину дальше. Она гнала на предельной скорости, разрывая темноту мексиканской ночи ревом мотора и яркими сполохами света фар.
    — «Эй-Си», давай, давай, — шептала она. — Вперед, бульдожка! У тебя мертвая хватка. Ты вытащишь меня отсюда. Я уверена в тебе.
    Рамона, не сбавляя скорости, пролетела по деревне и остановилась возле знакомых ворот. Не заглушая мотора, она вынула из кармана тонкой куртки бумажник, пересчитала наличные и с облегчением перевела дыхание: хватит. Как мудро она поступила, сняв с карточки деньги перед поездкой сюда. Потом достала из-под сиденья запасной барабан для «барракуды», вынула тот, в котором было на одну пулю меньше, и опустила его в карман — он может оказаться дороже денег, — а в револьвер вставила нетронутый.
    Она сидела не двигаясь. Сердце ее тревожно билось, как будто ожидало от нее решения.
    И Рамона сказала себе: если все удастся, если все закончится нормально, я не стану ничего выяснять у Гая о той, которая похожа на меня.
    Она надавила на клаксон.

Глава шестнадцатая
Тени ушедших

    Элен наклонилась над деревянным ящиком, из которого выглядывали зеленые тонкие побеги с тремя листиками. Глядя на них, ей всегда хотелось улыбаться. Еще один сорт винограда, и, как уверял ее селекционер, ему не будет равных.
    — Что ж, посмотрим, — тихо сказала Элен невидимому собеседнику.
    Она потрогала боковой листик, он был твердым, полным жизни.
    Как правильно я поступила, похвалила себя Элен. Она заплатила ученому пока только тридцать процентов от обещанного. За каждый листик по десять, смеялась она, предлагая такой вариант оплаты. За каждый следующий она станет доплачивать по десять.
    Он согласился. А куда ему деваться? Он знал то, на что и делала ставку Элен Гарнье: она сумеет зарегистрировать этот сорт без помех, чего не удастся сделать ему, поскольку его имя не имеет громкой славы.
    Элен прошлась в дальний конец питомника, приоткрыла форточку, впуская легкий ветерок. Она почувствовала горьковатый аромат. Это наверняка хризантемы. Желтые хризантемы. Любимые цветы Поля.
    Какая-то горечь появилась и во рту. Да, пожалуй, только от этого человека она не сумела добиться того, чего хотела. Он оказался сильнее, причем своей очевидной слабостью.
    Элен вспомнила последний разговор, произошедший незадолго до смерти Поля.
    — О чем ты говоришь, моя дорогая и единственная племянница? — насмешливо спросил он. — Ты ведь знаешь, я не тебе оставлю этот виноградник. — Тонкое, гладко выбритое лицо было совершенно спокойно.
    — Ты еще можешь передумать, дядя. — Элен интонацией выделила последнее слово. — Ты ведь не собираешься покинуть нас прямо сейчас?
    Элен вспомнила странное чувство, возникшее у нее тогда. Может быть, его даже стоит назвать недоумением. Она привыкла получать все, что хотела, добивалась всего, чего хотела, заставляла других расставаться с чем угодно, потому что она так хотела.
    Так было всегда. В детстве, когда она росла в семье старшей сестрой, девочкой, которую ожидало сказочное будущее. Какая милая, какая умная, какая сообразительная. Ах-ах, вундеркинд! — умилялись подруги матери, когда Элен читала в три года так, как другие дети в шесть. И она оправдала надежды взрослых. Впрочем, понимала теперь Элен, дети как обезьянки, они всегда знают, чего хотят от них взрослые. И они готовы сделать это в ответ на дары, которыми взрослые готовы их осыпать за то, что они, взрослые, оказались провидцами. Понимала Элен и другое: стать вундеркиндом проще простого. Взрослые давно забыли все, что знали в детстве, поэтому они удивляются каждой новости, которую слышат от растущих детей.
    В пятнадцать лет Элен поступила в Сорбонну, а в двадцать пять стала профессором химии и… обнаружила то, что потрясло ее до глубины души. Она стала… такой же, как все. Больше никто не умилялся ее неординарности — какая разница, сколько лет профессору химии? Двадцать пять или тридцать пять? Все, спектакль окончен, вундеркинд, уходи со сцены!
    Вот тогда Элен огляделась и ее охватило странное чувство. Чувство протеста. Она снова должна стать непохожей на других. Но как? Что теперь она должна сделать? Что способно выделить ее из толпы, из новой для нее «взрослой» среды?
    Деньги, быстро догадалась Элен и со свойственной ей настойчивостью и изобретательностью начала их делать.
    Она отняла у отца виноградник, не самый лучший, но вполне способный принести доход. Отец не сопротивлялся, он утомился от дел и хотел отойти от них. Они с матерью теперь много ездили по свету, наверстывая упущенное.
    — Я хочу наконец увидеть землю, с которой мне придется скоро уйти, — говорил он веселым голосом. — Проверить, на самом ли деле меня родили в лучшем на свете уголке Земли.
    Но просто делать деньги — ординарный вариант, быстро поняла Элен. Она должна соединить деньги с именем, обрести свой, особенный, статус.
    Вино от Элен Гарнье! Вино от известного в прошлом вундеркинда, нынешнего профессора химии должно стать предметом вожделения и страстного поклонения.
    Вот тогда та малость вина, которую способен давать доставшийся ей виноградник, могла стать раритетом, а цена бутылки взлететь на небывалую высоту.
    Поль, который с детства танцевал на сцене и познал, что такое настоящий труд — балетному танцору, даже самому изобретательному и одаренному от природы, не уйти от каждодневного труда до седьмого пота, — не любил, когда одни люди морочат голову другим.
    — Зачем тебе мой виноградник? — спрашивал он Элен в сотый раз. — Ты умеешь делать деньги из воздуха.
    — Но с твоим виноградником я сделаю их несоизмеримо больше.
    — Боюсь, тогда не останется даже самого воздуха, — смеялся он. — Нет, дорогая моя Элен. Не жди. Мой виноградник получит Гай. Кстати, зачем ты повторила дизайн его этикетки? На его месте я бы…
    — Ты ничего не смог бы сделать на его месте. Я ничего не нарушила. — В глазах Элен светилось удовольствие.
    — Но ты поступила… — Поль умолк, пытаясь найти более яркое сравнение. — Ты поступила как ракушка, которая цепляется к кораблю и плывет на его днище в другие моря.
    — Прекрасное сравнение, Поль. Но тебе не кажется, что и твой любимый Гай — такая же ракушка? Наши этикетки отличаются буквой, которая стоит перед именем Гарнье… Таким образом, мы делаем друг другу рекламу. Нас на рынке благодаря этому больше, разве не понятно?
    — Понятно, особенно если учесть долю Гая на винном рынке. Потом, насколько я тебя знаю, ты никогда ничего не делаешь просто так. Случайность, порыв — не твоя стихия, Элен. Я чувствую потенциальную опасность для Гая…
    Элен захлопнула форточку, запах хризантем исчез. Снова пахло только влажной землей и — очень тонко — травой.
    Что ж, Поль, как всякий артист, был чутким человеком и, работая с такими же чуткими людьми, как сам, предвидел возможную интригу везде, где только можно ее почувствовать.
    Ты прав, дядя, думала Элен, расхаживая по питомнику, в котором взращивала новые сорта виноградной лозы. Ты сам не знал, насколько ты прав.
    Кстати, Элен, повторяя этикетку брата, даже сама не предполагала, каким образом ею воспользуется.
    Теперь это случилось.
    Но, избавившись от горьковатого запаха хризантем, Элен, оказывается, не избавилась от воспоминаний. Слова Поля звучали в ушах. Слова, которые в общем-то не должны были ее трогать. Однако почему-то трогали.
    — Твой брат получит виноградник хотя бы потому, что у него есть наследник.
    — Ты думаешь, у меня не будет наследника?
    — Думаю, не будет. Наследницы — тоже. В нашем роду природа на ком-то отдыхает. Представь мысленно древо нашего рода, и ты ясно увидишь сухие ветки.
    — Одну я вижу вполне отчетливо. Она передо мной! — неожиданно для себя вскипела Элен.
    — Верно, — спокойно отозвался Поль. — Я вижу и другие — брата моего деда, сестры его матери…
    — Нет смысла продолжать этот разговор, — перебила Элен. — Ты понимаешь, что, если твой виноградник попадет мне в руки, он озолотит меня…
    — Озолотит тебя? — Поль вскинул брови. — Да ты и так купаешься в золоте. Этот замок, в котором ты поселилась, твой. Ты получила его от отца.
    — Но теперь я живу во Франции. Было бы смешно отписывать дом брату. Начнем с того, что содержать дом в таком месте, как Версаль, требует денег. Больших. С годами их понадобится еще больше. Гай просто расстался бы с ним, продал чужим людям, и семейного дома Гарнье больше не было бы.
    — Понятно. Стало быть, ты берешь на себя роль единственной хранительницы родового гнезда.
    — Если угодно. — Элен поджала губы, ее водянистые чуть навыкате глаза прищурились. — Кто виноват, что брат не захотел жениться на деньгах?
    — А ему предлагали?
    Элен фыркнула.
    — Ему предложишь!
    — Вот за это я люблю Гая. Он любит эту женщину уже столько лет… Подобное нечасто встретишь.
    — Ну и что дальше? Он женат на курице. Я просто не понимаю — получить замечательное образование и закинуть диплом в посудомоечную машину!
    — Но она тоже любит его. А если бы Рамона не держала на себе дом с самого начала, разве Гай смог бы заниматься бизнесом? Особенно с теми крохами, которые достались ему изначально?
    — Ох, не смеши меня. Ты эту жалкую торговлю вином называешь бизнесом?
    — Что же ты называешь бизнесом?
    — Я? Нечто иное. Настоящий бизнес — это когда ты вкладываешь деньги, которые пахнут виноградом, а они возвращаются к тебе уже с другим запахом…
    — Но мрамор не пахнет, — насмешливо заметил Поль. — Послушай, ты никогда не задумывалась о том, чтобы заняться похоронным бизнесом?
    — Ты хотел меня задеть? — Элен захохотала, ее необъятная грудь, прикрытая на сей раз зеленым шелком, заколыхалась. Элен обожала накидки, ротонды, пончо, ими у нее забита половина гардеробной. Вторая половина — шляпами. — Не удастся. Я собираюсь открыть гранитную мастерскую. У меня есть даже скульптор с именем.
    — Правда? — В глазах Поля зажглось любопытство. — Кто же он?
    — Роже Гийом.
    — Неужели он согласился? — Поль уставился на Элен с искренним изумлением.
    — Он еще не знает о своем счастье, — она усмехнулась, — но обязательно согласится. Я предложу ему условия, от которых он не сможет отказаться. — Она ухмыльнулась, ее ярко накрашенные губы надулись. — Я обеспечу ему неделю без сна, и он пойдет на все, что бы я ни предложила.
    — Его станут терзать кладбищенские видения?
    — Нет, явь.
    Элен раздвинула губы в улыбке, и Поль увидел зуб с щербинкой, который она до сих пор почему-то не заменила.
    — Кстати, а почему ты не исправишь себе зуб? — спросил он.
    — Я храню его как память. — Элен улыбнулась еще шире.
    — Память о чем?
    — О первой победе. Мой враг, который остался побитым, не просто починил собственный зуб, он заменил его на искусственный. Поэтому, когда я настраиваюсь на победу, я подхожу к зеркалу и сама себе улыбаюсь. Я вижу символ новой победы. Я фетишист, ты ведь знаешь, дядя. Так вот, ты меня отвлек. Роже не будут мерещиться кладбищенские видения. То будут видения совершенно иного рода.
    — Какие же?
    — Сцены любви! — Элен запрокинула голову и захохотала. — Причем натуральные. Он, знаешь ли, скоро женится на мне.
    — О Господи! — охнул Поль. — Ты ему уже предложила?
    — Обычно мужчина предлагает женщине руку и сердце, дядюшка… Но не тебе об этом знать.
    — Ты хотела меня задеть? — с любопытством поинтересовался Поль.
    — Нет, Боже упаси! Уточнить, только и всего.
    — Что ж, если он станет ваять надгробия, я готов стать первым клиентом. Он настоящий художник.
    — Запишу на очередь. — С совершенно спокойным лицом Элен подошла к столу, открыла тетрадь и записала имя Поля под номером один. — Тебя как изобразить?
    — Как подскажут ваши теплые сердца. Только не надо в клоунском наряде, как танцовщика Нижинского на кладбище Монмартра. Думаю, ему это изваяние не нравится.
    — Не понравилось бы, — поправила его Элен.
    — Я настаиваю на таком варианте: ему не нравится.
    — Он тебе… дал знать?
    — Да, когда я относил ему цветы два дня назад. Желтые хризантемы.
    — Что ж, ты тоже когда-то танцевал на сцене…
    — То были лучшие дни моей жизни, — согласился Поль.
    Элен оборвала воспоминания и вернулась в дом.
    Ее знобило, она накинула на плечи голубой плед, который свисал с ручки кресла. Она понимала, ее озноб не от холода, не от простуды, он совершенно иного свойства. Ей внезапно показалось, что Поль с того света видит ее сейчас, знает, что она затеяла.
    Элен подошла к окну, кутаясь в плед, пытаясь отделаться от воспоминаний о том разговоре с Полем. При всей своей легкости и артистизме натуры, Поль был упрям до крайности и неумолим. Он жил так, как хотел. И умер тоже так, как хотел. Как умирают многие служители танца. Не оставив после себя ни жены, ни детей.
    Тени скользили по гостиной, принуждаемые закатным солнцем, которое стремительно покидало день, уступая время ночи. Элен казалось, что тени делают балетные па. Охваченная непонятным страхом, она включила свет — комната, залитая огнями хрустальной люстры, мгновенно переменилась, смущающие тени растаяли.
    Элен отшвырнула плед, он осел на ручку кресла, а потом медленно сполз вниз по шелковой обивке, красной, как кровь, и голубой лужицей растекся по полу. Красная кровь и голубая. Элен усмехнулась. Ей больше нравится голубая. Потом Элен повернулась к двери, в которою тихо постучали. Она знала: там Роже.
    — Ну как, ты рада? — спросил он, простирая к ней руки.
    Элен прижалась к нему большим телом, сцепив мягкие пальцы у него на шее.
    — Все так, как ты хотела? Видела газету?
    Она разжала пальцы и провела руками по голове Роже, словно приглаживала волосы. Роже давно брился наголо, она никогда не видела его с шевелюрой.
    — Конечно. Да. Пока все хорошо.
    Элен кивала как китайский болванчик, а Роже смотрел на нее, с интересом наблюдая за ритмичными движениями головы. Он понимал, сейчас Элен сама не замечает, что делает. Значит, ее мысли заняты чем-то другим.
    — О чем ты думала перед моим приходом?
    — О… о тебе, — солгала она, не собираясь говорить правду.
    — Ну хорошо. Мне остается только радоваться. — Роже огляделся. — А как насчет того, чтобы поесть? Я сегодня очень устал.
    — Ох ты, мой молотобоец. — Смеясь, Элен погладила его по щеке. Длинные наманикюренные красные ноги царапнули кожу, на ней вспыхнул красный тонкий след. Она потерла его подушечкой указательного пальца. — Извини.
    Роже кивнул бритой головой. Серебряная цепь на шее блеснула в свете люстры.
    — А к чему такая иллюминация?
    Мне стало страшно, едва не выпалила Элен правду, но вовремя спохватилась.
    — Я хотела получше рассмотреть тебя. Я так по тебе соскучилась.
    — Ммм… — промычал он, соглашаясь. Даже если это не так, а это наверняка не так, не важно, подумал Роже. — Так я поем сегодня у тебя или мы куда-нибудь съездим?
    Элен ухватилась за его предложение, глаза ее снова заблестели.
    — Как хорошо ты придумал! Ну конечно, мы поедем. Я хочу съесть бифштекс с кровью.
    Роже вздрогнул и отвел глаза от обивки кресла. В свете хрустальной люстры она на самом деле была натурального цвета крови.
    — Скоро должен произойти заключительный акт захватывающего спектакля, — говорила Элен, открывая косметичку.
    — Он называется «Погребение брата»? — Роже усмехнулся. — Ты уже придумала надгробие?
    — Нет, я закажу его, — в тон ему отозвалась она.
    — Только за очень большие деньги. Кажется, это уже заказ номер два? Я ничего не перепутал?
    — У тебя хорошая память. Но ты ленив, мой мальчик. Ты даже не приступил к исполнению первого заказа.
    Роже засмеялся.
    — Я не работаю в кредит. Официальный заказ на памятник Полю Гарнье не поступал.
    — Потому что он не оставил мне денег на заказ. Он лишь высказал пожелание, чтобы ты изваял ему памятник. Вот я и стараюсь вернуть его деньги, чтобы осуществить его последнее желание.
    — А благотворительностью ты, конечно, не занимаешься.
    — Я подумаю об этом. Как только закончу нынешнее дело.
    — Но тогда ты поставишь памятник Полю на деньги своего брата?
    — Ты совершенно не прав. — Элен уже сидела перед зеркалом и водила по полным губам остроконечной помадой. — Я просто все события верну на один виток назад. Виноградник Поля мой брат вынужден будет продать мне, чтобы выкрутиться из истории, в которую попадет с текилой.
    — В которую ты его вкрутила, — уточнил Роже. — Ты опасная женщина. — Он пристально оглядел ее с головы до ног. Такое щедрое тело… Обычно оно обещает щедрую, нежную душу.
    — Нет, милый. В щедром теле щедрый ум!
    — Однако!
    — Посуди сам, разве я не умна? Я смогла убедить тебя, известного упрямца… помочь мне сплести интригу! — Она засмеялась. Потом, взглянув на лицо Роже и заметив совсем не то, что собиралась, поспешила добавить: — Прости, я иногда люблю пошутить, но, если серьезно, ты мне здорово помог со своей натурщицей.
    Роже молча наблюдал за Элен. Сейчас она надевала свою «сто сорок седьмую накидку» — так он обычно подсмеивался над ее пристрастием к бесформенным нарядам.
    — Ты мы едем? — Элен выпрямилась и, гордо вскинув голову, взглянула на Роже.

Глава семнадцатая
Голова, разбитая вдребезги

    Рик открыл глаза и снова закрыл. Веки были тяжелыми, будто из свинца. Сердце бешено билось, во рту стоял горький вкус, словно вся желчь, которая накопилась в организме, поднялась и сосредоточилась во рту.
    Что со мной такое? — ворочался в голове вопрос. Где я?
    Солнце пробивалось сквозь розовые занавески в желтый цветочек, оно давило на глаза, выжимая слезы. Рик тихо лежал, прислушиваясь и пытаясь по звукам, доносившимся откуда-то снизу, понять хоть что-то. Кровь пульсировала в ушах, мешала слушать. Потом в этот мучительный ритм вторглись голоса.
    Рик провел рукой по груди, его глаза широко открылись. Он попытался повернуть голову, но она, как чугунная гиря, откатилась обратно, в ямку на подушке. Тогда он скосил глаза и увидел, что лежит на кровати с железной спинкой. Он в рубашке. Рик провел рукой по животу, потом ниже. Он в джинсах. Потом попробовал пошевелить пальцами на ногах. И без ботинок.
    Взрывы смеха и звон стекла долетели снизу. Память понемногу возвращалась к Рику.
    Рамона!
    Он дернулся, чтобы сесть в постели. Но голова всем своим весом тянула вниз, ему казалось, она сидит не на шее, а на железном штыре и кто-то забивает его все глубже. Он снова упал на подушку.
    — Рамона! — простонал Рик, напрягая голос.
    Он сразу почувствовал, как сильно дерет горло. Рик открыл рот, потому что язык распух и не помещался во рту. Ответом на его стон был новый взрыв хохота и, следом, громкий голос, быстро-быстро произносящий что-то на чужом языке.
    Рику показалось, что подушка, на которой лежит его голова, набита камнями. А сам он провалился в черную глубокую пещеру. Может быть, явилась ему слабая мысль, это вовсе даже не пещера, а настоящий ад. А звон, который он слышит, означает одно: кто-то колотит молотком по чугунным сковородкам…
    Мобильник звонил и звонил, но в сумеречном сознании Рика он трансформировался в новые звуки ада — это веселые обитатели преисподней возвещали о появлении новичка-свежачка…

    Стэйси опустила мобильник на колени, чувствуя, как от нетерпения на лбу выступили капельки пота.
    Этого еще не хватало! Она испортит себе весь макияж. Рик не отвечает? Значит, не может. Он поехал не гулять, он поехал в Мексику зарабатывать деньги. Роже обещал так много…
    — Стэйси, — сказал он, когда очередной сеанс закончился и она встала со стула, потягиваясь и разминая затекшее тело. — Узнай, как у брата дела. Ему пора уже вернуться с победой.
    — Он вернется, — уверенно пообещала Стэйси, одергивая коротенькую юбку. — Думаю, все идет, как надо. Он уже ездил в Мексику.
    — Думать — не главное твое занятие, — фыркнул Роже, окидывая ее взглядом. — Тебя просили не об этом.
    Так что она скажет папаше Роже, который сейчас в другой комнате упаковывает свои работы для очень престижной выставки? Кстати, там будет и ее очередная головка. Папаша Роже говорит, она наверняка уйдет одной из первых. Что ж, самодовольно подумала Стэйси, я останусь в веках юной и прекрасной. Что может быть приятнее?
    Стэйси огляделась. Гостиная, в которой она сейчас сидела, была такой, о которой она мечтала. Стэйси почувствовала укол в сердце.
    Конечно, замечательно остаться в веках в виде нескольких мраморных головок, но, если у тебя, допустим, богатый дом, а стало быть, и деньги, ты останешься в мраморе даже во весь рост. Нет ничего проще — пиши завещание, и твое изваяние будет установлено на могиле. Например, как у певицы Далиды на монмартрском кладбище. Она стоит там вся золотая.
    Но куда провалился Рик? Она почувствовала, как задрожали пальцы от волнения. Стэйси снова принялась тыкать пальцами в телефонные кнопки. Отзовись же, черт тебя побери!
    — И как? — услышала она голос папаши Роже.
    — Я… я сейчас, — заторопилась Стэйси.
    — Поспеши, он должен вернуться сегодня. Иначе… — Роже пожал плечами. — Иначе ни ты, ни он ничего не получите.
    Роже вышел, снова оставив Стэйси одну. Ему надо упаковать еще два ящика, и тоже сегодня. Потому что завтра в центре Помпиду открывается салон.
    Элен достала его, и это Роже начинало надоедать. Черт побери, у него своих дел хватает! Да, он согласился быть диспетчером в ее интриге. Но не более того. Он говорил ей: не спеши с газетой. Сперва получи текилу, а уж потом поливай ее грязью и вместе с ней и брата, если ты никак не можешь без этого обойтись. В конце концов, у каждого свой бизнес, каждый ведет его по-своему.
    А теперь? Вдруг что-то случилось? Мексика — то еще местечко. Сам бы он туда ни ногой.
    Элен жаждет скандала, думал Роже, оборачивая мягкой тканью очередную головку Стэйси. Ему казалось, что любой скандал, судебное разбирательство подпитывает Элен, придает ей сил. Может быть, тем самым она жаждет выделиться из своей толпы, которую она называет «своим кругом»?
    Зазвонил телефон, Роже вынул трубку из кармана рабочей куртки и поднес к уху.
    — Ну что? — услышал он задыхающийся голос Элен.
    — Пока тишина.
    — То есть как? — Голос Элен зазвенел от ярости. — Мне не нужна тишина! Скандал уже запущен! Его нужно довести до апогея! Газета сверстана, они только ждут сигнала от меня!
    — Ну так дай сигнал, — равнодушно посоветовал Роже.
    — Но я могу его дать только тогда, когда текила будет там, где она должна быть! На полках калифорнийских магазинов!
    На Роже внезапно навалилась тоска. Плечо, которым он прижимал трубку, само собой опустилось, и трубка готова была ускользнуть вместе с голосом Элен.
    Но, к несчастью, ускользнула не трубка, а мраморная головка, которую он неловко держал в руках. Она упала на металлический резец и раскололась. Роже в ярости отшвырнул трубку в дальний угол мастерской, голос Элен надрывался, требуя ответа, а Роже он казался похожим на собачий лай.
    — Да пошла ты к дьяволу, ведьма!
    Он стоял и смотрел на разбитую вещь, над которой трудился долго и вдохновенно. Медленно, осторожно, в голове зрела мысль — а не знак ли это ему? Похоже, то, что он воспринимал как игру, как любопытный поворот в жизни, может разбить его собственную жизнь вдребезги. Она разлетится, как эта вещица, которую он так любил.
    Элен. Роже повел плечами. Из-за нее разбилась его вещь. Вот-вот разобьется жизнь ее брата, она сейчас на очереди. Так может быть, Элен Гарнье разбивает все, к чему прикасается? Какая страшная женщина! А он намерен соединиться с ней?
    — Идиот! Самый последний дурак на свете! — Роже выкрикивал все гадкие слова, которые знал, а знал он их предостаточно, и каждое адресовал себе.
    Стэйси влетела к нему и замерла.
    Она увидела, что случилось.
    — Роже! — выдохнула она. — О, Роже, как мне жаль!
    Он резко повернулся к ней. Потом внезапно на его лице появилось что-то похожее на улыбку.
    — А мне — нет! Я рад! Я просто до смерти рад!
    Стэйси похолодела. Она не сомневалась, что скульптор тронулся умом от потрясения.
    — Конечно, ты думаешь, я спятил.
    — Но…
    — Сейчас ты должна сделать одно дело.
    У Стэйси отлегло от сердца.
    — Роже, все, что угодно!
    — Я напишу записку, а ты отвезешь ее одному своему знакомому. — Он внимательно посмотрел на нее и уточнил: — Очень близкому.
    Сердце Стэйси забилось в тревожном ожидании, она кивнула. Роже подошел к столу, открыл блокнот.
    — Ты не хочешь послать ее по электронной почте? — робко спросила она.
    — Не хочу.
    — Хорошо. — Стэйси ждала.
    — На улицу Оффенбаха. Возьмешь мою машину.
    Он быстро написал, сложил листок и отдал Стэйси.
    — Он… там?
    — Да.
    Роже знал, что Гай Гарнье дома, об этом ему сообщила Элен, которая приставила человека следить за братом.

Глава восемнадцатая
Прыжок через карьер

    — Последняя? Погоди, не выливай, — остановила мужчину Рамона. — Ее надо спрятать.
    — Сама спрячешь? Или мне закопать?
    — Закопай.
    Мужчина взял бутылку, положил ее в ящик и опустил в ямку, которую быстро выкопал неподалеку от карьера.
    — Вот и похоронили. — Он отрывисто засмеялся, и в тишине ночи этот звук был похож на треск недавно сломавшегося черенка лопаты.
    — Я думаю, мы скоро за ней вернемся, — сказала Рамона.
    Мужчина кивнул.
    Они трудились уже несколько часов подряд, и теперь, когда дело почти закончено, Рамона испытывала искреннее расположение к этому немолодому мексиканцу. Она и предположить не могла, что ей так повезет. Не иначе, это Фрэнк помогает ей с небес.
    Когда прошлой ночью Рамона подогнала грузовик к воротам, не выпуская из руки револьвер и готовая на все, она никак не ожидала такого приема.
    Двери проходной распахнулись, на порог вышел мужчина и уставился на нее.
    — О Господь Всемогущий… — прошептал он. — Как бы я хотел услышать от Тебя, что в кабине сидит Фрэнк Сталлер.
    Рамона опешила, всматриваясь в лицо мужчины, освещенное слабым светом уличного фонаря.
    — К сожалению, Фрэнк нас покинул.
    Голос Рамоны дрожал от возбуждения, но мужчина счел, что это из-за печали по Фрэнку.
    — Я знаю, дорогая. Я знаю. Входи. Ты — Рамона, его внучка. Я узнал тебя, хотя ты здорово выросла.
    Рамона улыбнулась, все еще не веря в свою удачу.
    — Да, если можно так сказать, выросла. А вы… — Она свела темные брови на переносице, пытаясь вспомнить его. Ну конечно! Тот самый мужчина, который в ресторане Фрэнка угощал ее пульке, а потом… — Но как вы оказались здесь? Вы ведь жили в совсем другой деревне!
    — Не спрашивай, как я не спрашиваю тебя, что ты тут делаешь ночью. Многие знания — многие печали, — философски изрек мужчина.
    — Не буду спрашивать вас, но сама расскажу.
    Рамона рассказывала и испытывала облегчение, она освобождалась от тяжкого груза, который придавил ее и который она больше не в силах нести одна. Сама от себя не ожидая, она рассказала и о том, как заблудилась в своей жизни. Она смотрела на почти незнакомого пожилого мужчину и видела своего деда. Мужчина слушал ее так, как слушал бы Фрэнк. Он смотрел ей в лицо, и по глазам его было ясно: он все понимает. Он ничему не удивляется. Он поможет ей всем, чем только сможет.
    — Поэтому я здесь, — закончила Рамона.
    — Выходит, ты знаешь, кто старается свалить твоего мужа?
    — Да. Но у меня нет доказательств.
    — Что ж, даже слабый ветерок над агавой оставляет свой след. — Он хмыкнул. — Ну что ж, пойдем посмотрим…
    Он вынул первый ящик из тех, которые ей загрузили в деревне, внимательно изучал этикетку. Потом принялся вынимать ящик за ящиком. Затем он прошел на склад, где стояли уже приготовленные к погрузке ящики с настоящей текилой.
    — Ясное дело! — Он вздохнул. — Я тебе говорил, ничего не бывает без следа. — И, довольно ухмыляясь, потыкал пальцем сначала в одну этикетку, потом в другую.
    Рамона увидел то, что заметила на образцах этикеток среди бумаг Рика.
    — Поставь, так будет легче, — посоветовал ее помощник. — Разве это не прямые доказательства? Сестра твоего мужа даже не потрудилась как следует замести следы. Лихая женщина. — Он покачал головой, под широкими полями соломенной шляпы насмешливо блеснули темные глаза. — Значит, как ты хочешь поступить?
    — Вылить подделку и залить вместо нее настоящую текилу.
    Мужчина поднял брови.
    — Ты так думаешь? — Он помолчал, вникая в ход ее мыслей. Потом тихо засмеялся. — Ты очень достойный противник. Осторожный. Мужчина не придумал бы такого. Он залил бы в ее бутылки дрянь. А в свои — хорошую.
    Рамона засмеялась.
    — Я сначала так и думала. Но потом… — Она вздохнула. — Нет никакой гарантии, что я благополучно довезу все это до Сакраменто. А если довезет кто-то другой… ну вы сами понимаете. Поэтому я не хочу, чтобы в моей машине вообще оказалась подделка.
    — Правду говорят, если женщине Господь отвалил ума, то она придумает то, до чего мужчине не додуматься. — Глаза мужчины озорно блеснули. — Фрэнк тебя похвалил бы. Он всегда считал, что не надо умножать зло, его надо уничтожать.
    — Да, он говорил мне, каждая вещь, каждый предмет в этом мире, даже неодушевленный, ведет себя так, как ему положено. Как он задуман. Поэтому зло нужно уничтожать.
    — Сейчас мы этим и займемся! — скомандовал он. — Поехали.
    — А вы можете оставить свой пост?
    — Ну конечно. Я здесь только потому, что мне не спится ночами. В общем-то, это все мое. — Мужчина улыбнулся. — Никто чужой в мои владения носа не сунет. Все давно поделено. Никто чужой еще не сваливался на мою голову, а я тут уже десять лет. Ты первая. — Он улыбнулся еще шире. — Но ты не чужая, ты своя.
    — Эрни! — Рамона наконец вспомнила его имя. — Почему вы здесь? Почему не там?
    — Потому же, почему ты здесь, не там, — хмыкнул он. — Внук Фрэнка от первого брака с тех пор, как взял дело в свои руки, гонит реки поддельного мескаля. Он продает его как мескаль и как текилу. Он богатеет с каждым днем и не собирается сворачивать с этого пути. Европейцы сходит с ума по текиле. Он торопится, потому что мода может измениться. А я не хочу гнать отраву.
    Они ехали в ночь, туда, где зиял карьер, в который сбрасывали отходы от производства текилы. Как и рассчитала Рамона, им пришлось до самого рассвета выливать «пойло». Содержимое из одной бутылки — она заметила по часам — выливалось за сорок пять секунд. А бутылок было полгрузовика. Потом они «похоронили» последнюю поддельную — как образец, на всякий случай.
    Когда они вернулись, Эрни вызвал мастера, который заполнил освободившиеся бутылки настоящей текилой из громадной бочки, закупорил их, как положено.
    Рамона щедро расплатилась с мужчинами и пообещала:
    — Думаю, теперь мы с мужем станем вашими постоянными партнерами. А как вы посмотрите на то, если мы вложим деньги в расширение производства? Подумайте. Мы поговорим, как только разберемся с этой историей…
    Эрни кивнул.
    — Мы подумаем. — Потом добавил: — Рамона, я дам тебе сопровождающего.
    Она хотела возразить, сказать, что у нее при себе «барракуда», бельгийский револьвер, который ей подарил Фрэнк, но передумала. Она должна, она просто обязана, благополучно добраться до… Гая.
    Сейчас больше всего на свете ей хотелось увидеть мужа.
    Это была самая настоящая правда. Рамоне хотелось броситься к нему, прижаться, закрыть глаза и почувствовать, как его рука успокаивает, гладит по спине и шепчет слова, которые она так давно не разрешала ему шептать…
    Рамона простилась с Эрни, уселась за руль и открыла дверцу со стороны пассажира. Из темноты вынырнул здоровяк, но опустился на сиденье рядом с ней с необычайной легкостью и грацией. На голове его красовалась черная бандана, на правой руке надета черная кожаная перчатка без пальцев, и Рамона почувствовала, как сердце подскочило к горлу: она знала — в этой перчатке кастет. Она уже открыла рот, чтобы сообщить, что и сама не без оружия, но удержалась — сейчас она не доверяла никому.
    — Он, между прочим, немой от рождения, поэтому не станет досаждать тебе лишней болтовней.
    Эрни помахал рукой, и телохранитель Рамоны ухмыльнулся. Может, он на самом деле немой, но точно не глухой.
    Рамона смотрела на дорогу, она была узкой, слишком узкой, на ней не разъехаться. Но в этот предрассветный час вряд ли кому-то придет в голову кататься. Она изучила карту перед тем, как выехать, и, взглянув на пометки Рика, которые он оставил на карте, вспомнила о нем.
    Интересно, он уже пришел в себя? Едва ли, то количество напитков, которое она влила в него, не позволит Рику стоять на ногах неделю. Фрэнк однажды рассказывал, как они напоили американского полицейского, который гнался за одним парнем от самого Сан-Франциско. Тот коп пребывал в прострации пять дней. А Рик — хлипкий юноша, ему понадобится больше времени.
    Знал ли Рик до конца суть игры, в которую его вовлекли, пообещав много денег? Когда Рамона занималась на курсах по развитию интуиции, ее поразил один принцип, который они обсуждали. Функция разума и сердца — формулировать вопросы, функция интуиции — вести к ответам на них. Но, для того чтобы осознать, а потом освоить эти принципы, нужно потрудиться. Рик наверняка этим не озаботился за свои двадцать три года. Поэтому едва ли он понял все до конца. Он наверняка сосредоточился только на сумме, которую ему обещали.
    Зато она озаботилась. Разумом и сердцем Рамона сформулировала главный вопрос: что она должна сделать, чтобы изменить свою жизнь? Чтобы выбраться из собственного кризиса. Этот кризис казался ей похожим на яму, в которую они с Эрни слили поддельную текилу и которой больше нет, ее не существует в природе, а стало быть, зло, которое она могла и должна была принести, уничтожено.
    Она представила себе, как все ее мучения, стрессы, капризы, притязания, недовольство тоже остались в этой яме. Они похоронены. Навсегда. Сейчас она везет в кузове своего МЭКа качественный груз и чувствует в своей душе освобождение.
    На секунду ей стало жаль Рика — мальчик погорел, он не получит денег. Ну что ж, кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Предполагалось, что проиграет она… О нет, по большому счету должен был проиграть Гай. Но она не позволит никому испытать подобное удовольствие.
    Рамона сунула карту в ящик и свернула на дорогу, о которой рассказал Эрни и которую, судя по всему, хорошо знал ее телохранитель. Свой «Эй-Си» она вела к другой пограничной точке, не к той, через которую въезжала с Риком в Мексику.
    Светало. Дорога вилась среди холмов, из лощин поднимался туман, и Рамона включила противотуманные фары. Зеленоватый свет пробивал молочную пелену, позволяя заметить ее «Эй-Си» издали.
    Его заметили, и тотчас погасли огни за поворотом, которые Рамона успела засечь. А ее немой телохранитель? Похоже, он тоже увидел, как только что погасли огни, его левая рука скользнула за пояс.
    Рамона почувствовала, как заломило пальцы в суставах от напряжения, как сильно затекли колени. Кажется, она никогда не сможет снять ноги с педалей. А если их снять насильно, то обе они будут похожи на… трубку Гая. Например, на трубку «бильярд», которую он купил в Лондоне, когда они только поженились.
    Трубка! Она ведь взяла с собой любимую трубку Гая, его «бренди». Рамона взяла ее как символ «хозяина» жизни, мужской уверенности в том, что все в этом мире принадлежит им!
    Она сунула руку в карман куртки. Трубка лежала там. Не раздумывая, Рамона вынула ее и поднесла к губам. Они сами собой раскрылись, и она почувствовала твердость дерева, из которого трубка выточена, а нос уловил слабый запах дорогого табака Гая.
    Но вместо уверенности, которую она собиралась ощутить, Рамона почувствовала тянущую душу тоску по мужу. Где сейчас Гай? В Париже?
    Она втянула воздух и на секунду прикрыла глаза. Он лежит в постели, у него бронзовый от загара тренированный живот… Мышцы бугрятся, словно «лежачий полицейский» на дороге, как называют намеренно неровно уложенный асфальт, который заставляет снижать скорость даже самого лихого водителя…
    Рамона чувствовала, как напрягся ее сопровождающий, потому что он даже не обратил внимания на ее манипуляции с трубкой. Она знала, сейчас что-то должно случиться, но ничего не могла с собой сделать — она хотела только одного: оказаться рядом с Гаем. Ощутить его нагое тело, прижаться к нему, целовать и ласкать… Неужели это она додумалась до такой глупости, будто не хочет его?! Неужели она отослала его от себя на полгода?!
    Она стиснула зубами трубку. Да, она обидела его совершенно незаслуженно. Все, что связано с ее внутренними ощущениями, — это ее проблемы. Если она сама разрешила своей жизни пойти не по тому пути, как она теперь считает, то при чем тут Гай? Значит, в ней самой что-то было не так? Ведь, когда захотела, она поехала в Мексику на своем «Эй-Си»?
    Телохранитель крутанул барабан револьвера, его губы дернулись. Сначала Рамона ничего не поняла, потом присмотрелась в сумеречном свете приборного щитка и догадалась: он приказал погасить фары.
    Рамона подчинилась, но скорость не сбавила. В предрассветном тумане она различала дорогу, которая стелилась узкой темной полосой среди зелени. Рамона тоже вынула револьвер. Брови мужчины вскинулись, он одобрительно кивнул.
    Она вспомнила, как Фрэнк, давая ей оружие, предупредил:
    — Хорошенько подумай, на самом ли деле ты захочешь кого-то пристрелить. — И подмигнул ей. — Девушка с оружием никогда не будет чувствовать себя одинокой…
    — Я всегда буду чувствовать тебя рядом с собой, — пообещала она Фрэнку и поцеловала в щеку.
    Рамона увидела, как из-за поворота высунулась длинная морда грузовика. Его намерения были ей совершенно ясны: в тот миг, когда она подкатит поближе, он перегородит дорогу.
    Телохранитель повернулся к ней, приподнял ногу в ботинке огромного размера и с силой опустил на пол.
    Рамона кивнула и вдавила педаль газа в пол. Четыре сотни лошадиных сил «Эй-Си» дернулись, машина проскочила мимо выдвигающегося грузовика в каких-то десяти дюймах. Рамона успела заметить расширившиеся глаза водителя под козырьком клетчатой кепки. Он этого не ожидал. Он и вся компания полагали, что женщина побоится и затормозит.
    Никогда! Никогда больше она не станет тормозить по чужой воле. Телохранитель засмеялся и одобрительно посмотрел на Рамону. Она безошибочно поняла этот взгляд, в нем было восхищение. Ей понравился этот взгляд. Он указал на трубку у нее во рту и одобрительно поцокал языком.
    Рамона посмотрела в зеркало заднего вида, машины не было сзади, значит, есть где-то еще один пост. Стало быть, люди, с которыми связан Рик, нашли его? Или, наоборот, — потеряли его и поэтому охотятся за «Эй-Си»?
    Но сейчас все это не важно.
    — «Эй-Си», давай, давай, моя бульдожка, — бормотала Рамона, подчиняя машину своей воле.
    Телохранитель указал на едва заметную тропу, которая уходила в холмы.
    — Туда? — изумленно спросила Рамона.
    Мужчина кивнул, и Рамона повернула. Как хорошо, что он с ней и знает все тропинки. О, если бы он знал эти места лучше тех, кто хочет ее остановить! Ей надо пересечь границу. Ей надо увидеть Гая!
    Тропа, по которой Рамона ехала, была твердой, могучая машина летела по ней беспрепятственно, и Рамона почувствовала, как ее охватывает восторг. Но внезапно далеко впереди она увидела мост. Она крепко впилась зубами в трубку и с беспокойством посмотрела на своего сопровождающего. Тот одобрительно подмигнул ей.
    Мост показался Рамоне очень узким для ее «Эй-Си».
    — Но ширина колеи… — сказала она, на секунду бросила руль и вытянула руки, оставив между ладонями узкий просвет.
    Мужчина покачал головой, потом указал на нее, на брошенный руль и похлопал в ладоши. Рамона порозовела от похвалы. Он оценил ее водительское мастерство!
    «Если ты чего-то боишься, сделай это, и ты перестанешь бояться», — вспомнила она наставление своей учительницы по развитию интуиции.
    Она сделает это!
    Мост приближался, Рамона, не сбавляя скорости, направила машину по центру, стараясь не обращать внимания на глубину карьера, через который перекинут мост. Перил не было, и казалось, она направляет «Эй-Си» прямо по воздуху.
    Рамона не закрыла глаза, не впилась в руль до хруста в суставах, она представила, что парит в небесах, а под ней лежит Гай, отдыхая от удовольствия…
    «Эй-Си» коснулся передними колесами твердой земли. Машина была на другом берегу карьера, Рамона ударила по тормозам и откинулась на спинку сиденья. Она медленно вынула изо рта трубку, оглядела мундштук. На нем не было и следа от зубов, какое прочное дерево…
    Внезапно она почувствовала, как из глаз потекли слезы, и, чтобы спрятать их от посторонних глаз, Рамона положила голову на руль.
    Она почувствовала на спине теплую руку, которая медленно гладила ее, успокаивая. Она подняла голову и, сама от себя не ожидая, положила на подставленное плечо. Рамона ощущала запах табака и пота чужого мужчины, и эти запахи волновали ее. Она замерла.
    Рамона почувствовала, как другая рука поднимает ее подбородок, и раскрыла дрожащие губы, ожидая, что этот чужой мужчина поцелует ее. Она не знала, зачем ей этот поцелуй. Но Рамона увидела перед собой не губы, а карманный компьютер. На крошечном экране было несколько строчек: «Ты молодец. Ни один грузовик не переезжал еще через этот мост. И не переедет. До границы пять минут езды».
    — Спасибо тебе, — сказала она мужчине и подвинулась к рулю.
    Рамона автоматически крутила баранку, стараясь не думать о том полете, который она только что совершила.
    Но она не могла не думать об этом. Потому что ей казалось, что это был прыжок не через карьер, а прыжок в другую жизнь.
    И эта жизнь начнется сразу, как только она приедет в Сакраменто.

Глава девятнадцатая
Спасай, бульдожка!

    — Что ты говоришь! — Элен вытаращила водянистые глаза. — Я не хочу об этом слышать!
    — Хочешь ты или нет, но мне позвонила Стэйси и сказала, что от парня из Мексики нет вестей.
    — Ты срываешь мне всю игру! — Элен побагровела. — Уже все готово, даже отклики возмущенных читателей, которых травят неизвестно чем…
    — Но ты можешь ничего не отменять, продолжать свои публикации. — Роже пожал плечами. — Кто сумеет проверить, на самом ли деле мистер Смит из Сан-Франциско хлебнул не той текилы? Твоя главная задача — утопить лейбл брата и поднять собственный на небывалую высоту. Разве нет?
    — Может, и так, но должна тебе сказать вот о чем. Ты привык ваять из уличных шлюх богинь, поэтому говоришь, мол, невозможно проверить. Это в твоем деле невозможно проверить. А в моем, — Элен шумно втянула воздух, — в моем это может обернуться потерей больших денег. А если этот парень пропал в Мексике? Если он затеял свою игру?
    — Не думаю. Он хочет денег от твоей фирмы.
    — Он получит свое, если все сделает так, как надо.
    — Сколько у тебя еще есть времени?
    — Нет у меня никакого времени. Оно закончилось. — Элен нацепила на себя очередное пончо, фиолетового цвета на сей раз, и сунула ноги в черные туфли. — Я еду в лабораторию. Мой лаборант делает анализ нового винного материала.
    — Счастливо…
    — А ты останешься здесь?
    — Пожалуй. Я должен понемногу привыкнуть к новому месту. — Роже уселся на обитый белой кожей диван и картинно развалился, раскинув руки и вытянув их вдоль спинки. — Пока, дорогая.
    — А что ты будешь делать? — ревниво поинтересовалась Элен.
    — Обдумывать.
    — Что именно?
    — Наш общий проект. Мы ведь собираемся вложиться в надгробные памятники?
    — Да. Сразу после нашей общей победы.
    — Когда сольются наши тела в единое на законных основаниях? — уточнил Роже. — Ты это имеешь в виду?
    — Когда я стану единственной хозяйкой торговой и производственной марки Гарнье. Это уже совсем скоро.
    — Как я полагаю, на днях. — Роже ухмыльнулся. — Жду с нетерпением.
    — Целую тебя! — Элен послала ему воздушный поцелуй и захлопнула за собой дверь.
    Роже набрал номер телефона. Ждал довольно долго, пока не услышал голос Стэйси.
    — Отдала? — быстро спросил он.
    — Да, — выдохнула она и умолкла.
    — И что он? Подробности, малыш.
    — Он побледнел, посмотрел на меня как на пустое место и схватился за портфель.
    — Понятно.
    — Я ушла. Он даже не заметил.
    — Значит, он улетит из Парижа. Еще что?
    — Он сказал, что о вознаграждении не стоит волноваться. Я, правда, не поняла…
    — Потом поймешь, — сказал он и положил трубку.
    Роже закрыл глаза. Он пытался провернуть в уме свою затею снова. С самого начала и до конца. Ему становилось все яснее, как он воспользуется идеей Элен ваять надгробия, но без ее участия. Все остальное он будет делать тоже без нее.

    Когда Гай Гарнье влетел в офис своей фирмы, на нем не было лица. Он промчался к себе в кабинет и крикнул секретарше, чтобы она вызвала управляющего.
    — Немедленно!
    Когда тот явился, Гай потребовал:
    — Рассказывай о текиле. Все.
    — Ее скоро привезут.
    — Ясно. Подробнее.
    — Мы сразу наняли водителя с грузовиком, как только получили от тебя факс, Гай. Мы поняли, надо спешить. Ты хотел выйти на рынок как можно скорее.
    Гай не верил своим ушам.
    — Постой-ка. Ты получил факс за моей подписью?
    — Ну конечно.
    — Покажи мне.
    Управляющий открыл папку и вынул лист бумаги.
    — Вот.
    Гай тупо смотрел на текст.
    — Действительно. Бутылки пришли вовремя, как здесь указано?
    — Да, мы получили их. Их сопровождал молодой человек, он и поехал с водителем.
    — А… где вы взяли водителя?
    — Все, как ты велел. Наняли по объявлению. Ты ведь хотел, чтобы это было обставлено как можно более секретно. Чтобы не пошли круги по воде, мол, Гарнье начинает операцию «Текила». Не здесь ли зарыты деньги, Гай?
    — Это точно. Могут быть зарыты. Причем не только деньги, но и вся наша фирма. — Кто шофер? Что за машина? Сейчас же выезжаем ей навстречу.
    — Ты так хочешь? Не бойся, никто ее не встретит. Никто ничего не узнает о нашем новом проекте.
    — Ты так думаешь, да? — Гай вынул газету и сунул под нос управляющему.
    Тот прочитал заголовки и побелел.
    — Но Гай… Никто еще не видел этой текилы…
    — Это сделал тот же, кто послал тебе факс. Это не мой факс. Не я его подписал.
    — Не может быть!
    — Может! Собирайся!
    — Ты хотел узнать, кто за рулем… — Дрожащими пальцами управляющий перебирал бумаги, но никак не мог найти ту, где записано имя.
    — Черт с ним! Мы увидим его за рулем!
    Гай вылетел из офиса и помчался к машине. Он не знал, куда поедет, но знал точно, что поедет непременно. Он не мог сидеть и ждать ни единой минуты, с тех пор как Стэйси привезла ему записку от анонимного друга.
    Когда он прочел ее и понял, что затеяла Элен, у него наконец отлегло от сердца: Уильям прав, это не Рамона. Гай на самом деле не верил, что Рамона способна на такую страшную месть, но где-то в глубине души сидела заноза.
    Гай завел свой «форд» и стал ждать управляющего. На стоянку перед зданием его офиса вползал огромный серебристый «МЭК». Гай не мигая смотрел на машину. Он знал такую только одну. Машина Рамоны. Он до рези в глазах всматривался в кабину, но солнце било в лобовое стекло грузовика, и, кроме яркого света, Гай не видел ничего.
    Когда наконец машина взяла немного вправо, он похолодел. За рулем сидела его жена.

    — Поворот, еще один поворот, — говорила себе Рамона, ее руки работали автоматически, они словно срослись с рулем. — Еще чуть-чуть, «Эй-Си», давай, моя бульдожка. Все, приехали.
    «МЭК» встал как вкопанный, Рамона повернула ключ зажигания, и мотор умолк. Она положила голову на руль, боясь поверить, что больше не надо крутить его, не нажимать на педали газа, сцепления, тормоза. Рамона чувствовала щекой, какие липкие у нее руки, она недавно ела апельсин, который подарил ей телохранитель, прощаясь. Апельсин был сладким, сок тек по пальцам, смешиваясь с пылью, осевшей на них за длинную дорогу.
    Рамона заставляла себя поднять голову, но не могла. Потому что, стоило ее поднять, как пришлось бы думать, что дальше. У нее не было на это сил.
    Она почувствовала, как кто-то открыл кабину, но даже не пошевелилась — теперь она дома и ей некого бояться.
    Потом почувствовала, как горячая рука легла ей на спину.
    Мгновенно, словно не было никакой усталости, ее руки взметнулись и обхватили горячую шею.
    Рамона мечтала об этом миге весь долгий путь.
    — Рамона, — шептал Гай, пытаясь снять ее руки. — Погоди…
    — Гай, Гай, это ты! — Она цеплялась за него. — Слава Богу, это ты. Я так боялась…
    — Боялась?
    В его голосе Рамона уловила нечто, что заставило ее открыть глаза и посмотреть на мужа.
    — Ну конечно, боялась. Я хотела спасти тебя… Спасти нас…
    Гай смотрел в ее горящие глаза, в которых была самая настоящая любовь, и почувствовал, как краска стыда заливает лицо, нет, не только лицо, но и тело. Как он мог даже на долю секунды допустить, что Рамона, его жена, заодно с Элен! Никогда, никогда Рамона не узнает об этой постыдной мысли.
    — Ты спасла нас. Спасла нас обоих. Я все знаю.
    Рамона вытирала слезы, а они снова и снова катились из глаз и делали это без всякого разрешения.
    — Нет, ты не знаешь всего.
    — Ты мне расскажешь. — Гай смотрел на нее, и его сердце переполнялось нежностью. — Я виноват перед тобой, Рамона.
    — Я тоже виновата перед тобой, Гай, — сквозь слезы бормотала она.
    — Вот и все. Все хорошо… — уговаривал он, протягивая ей носовой платок.
    Рамона уткнулась носом в белоснежный платок мужа, от которого пахло его любимым табаком.
    — Помнишь, ты говорил, что мой «МЭК» годится только под пресс?
    Гай засмеялся.
    — Нет, не помню!
    — Если бы не он… — Рамона покачала головой.
    — Если бы не ты, как я теперь понимаю…
    — Если бы не мы…

Эпилог

    Гай слушал Рамону, и сердце его сжималось от страха. Да она сама-то понимает, как рисковала?!
    Судя по всему — нет. И это хорошо, потому что иногда опасно знать до тонкостей отчаянность своего положения. Он тоже не осознавал, насколько был близок к краху. И в бизнесе, и в семейной жизни.
    — Ты говоришь, тебе принесли записку?
    — Да, анонимную.
    Гай кивнул и уткнулся ей в макушку. Рамона засмеялась.
    — Не клюйся как петух.
    — Если я петух, тогда ты курица.
    — Но не мокрая.
    — Сейчас будешь мокрая. — Он вскочил с кровати и подхватил ее на руки.
    — Ой! — завопила Рамона. — Куда ты меня тащишь?
    — Хочу сделать тебя мокрой курицей!
    Ванна была уже полна, а ванная комната благоухала ароматом самшита.
    — Не могу поверить, — пробормотала Рамона. — Как сильно пахнет Парижем. Когда я была там в последний раз…
    — Только не говори мне, что зимой там тоже пахло самшитом. А мы туда ездили в последний раз зимой, — заспорил Гай.
    — Ну да, конечно, — быстро согласилась Рамона.
    Она чуть не проговорилась, что летала в Париж осенью, совсем недавно. И не захотела видеть Гая. Не надо ворошить прошлое. Пускай прошлое там и останется, в прошлом.
    — Но мы с тобой поедем в Париж этой осенью? — сказала она. — Правда? И там будет пахнуть вот так, самшитом…
    — Обязательно, — пробормотал Гай, протягивая к ней руки и привлекая Рамону к себе.
    Она не противилась. Рамона ощущала легкую дрожь в теле, предвкушая то наслаждение, которое снова испытает этой ночью. А она-то думала, что это чувство навсегда покинуло ее, что оно — только для ровесников Патрика.
    — Мы ведь поедем встречать Патрика, когда он прилетит с Сейшел?
    — Обязательно, — промурлыкала она, закрывая глаза.
    Гай поцеловал ее сначала в один глаз, и тот закрылся. Потом во второй — тот тоже закрылся. Но открылся первый, и Гай прошелся по глазам Рамоны во второй раз. Они играли в игру, которую придумали давным-давно, но, оказалось, в нее приятно играть и сейчас.
    Рамона села в воду и обхватила Гая руками за талию. Он догадался, чего она хочет, и тоже сел, вытянул ноги и придвинулся ближе к ней.
    — Как давно мы не делали этого… — пробормотала она.
    — Но ведь мы не забыли, правда?
    — О нет, — заверила Рамона, ощущая прилив желания от прикосновения его тугой плоти. — Скорее!..
    Гай тихо засмеялся.
    — Ты по-прежнему хочешь без прелюдии?
    — Она была, причем чересчур долгая. Я слишком сильно тебя хочу.
    — А как я хочу наверстать упущенное!
    — Нет, не упущенное. Ты хочешь отдать мне накопленное, — бормотала она, запрокидывая голову.
    Рамона тяжело дышала, двигаясь в такт движениям Гая. На плечах ее пузырилась и лопалась пена. Темные соски выныривали, протыкая белоснежную поверхность самшитовой пены. Это зрелище невероятно возбуждало его.
    Боже, думал Гай, как я мечтал об этом миге, как надеялся! Он не верил, что любовь и страсть ушли из их жизни навсегда.
    Рамона теснее прижалась к нему, Гай чувствовал, что она вот-вот приблизится к самому желанному мигу, и он не собирался ее разочаровать…
    — Ох, Гай… — ее живот бился в конвульсиях, как прежде, она хрипло дышала, — ох, Гай!..
    — Рамона! — выдохнул он. — Моя Рамона!
    И она ощутила, как в ее тело снова вливается его сила. Та, из которой зарождается новая жизнь.
    А ведь на самом деле наша общая жизнь, которая едва не рухнула, зарождается снова, думала Рамона, лежа рядом с Гаем и наблюдая, как вытекает из огромной ванны вода.
    — Ты такая красивая, Рамона, — глядя, как вода уходит, оставляя ее тело нагим, проговорил Гай, и в его голосе Рамона услышала восхищение. — Ты невероятно красивая женщина.
    — Ты тоже красивый, Гай. — Она облизала пересохшие губы. — Ты ничуть не изменился с тех пор, как я впервые увидела тебя голым.
    Он засмеялся.
    — Значит, мы оба такие же, как прежде.
    — Да, но мы все равно начинаем новую жизнь.
    — Я готов. Ты соединишь свою новую жизнь с моей? — Гай улыбнулся.
    — Даже теснее, чем ты думаешь.
    — Вот как? Но возможно ли еще теснее? — спросил он, обнимая влажное тело Рамоны.
    — Возможно. Мы соединимся с тобой в бизнесе, — сказала она и обрадовалась, не заметив на лице Гая удивления. — Я займусь текилой, — добавила Рамона, — но об этом мы поговорим позже.
    Он гладил ее по плечу, понимая, что не может и не должен возражать. У нее есть такое право, она доказала это не только себе, но и ему. По сути Рамона спасла их семью от разорения.
    — Я согласен слиться с тобой и в этом деле. — Гай нежно поцеловал ее в шею. — Ну что, пойдем? Нас ждут дела?
    — Если нам разрешат тела. — Она засмеялась.
    — Но если они… будут настаивать, то я готов. — Гай засмеялся и шевельнул бровью.
    Рамона посмотрела туда, куда он указал, и порозовела.
    — Но я никогда не слышала и нигде не читала, что мужчины после сорока лет страдают гиперсексуальностью, — заметила она.
    — Конечно, не читала. Потому что они от этого не страдают. Они этому радуются.
    Гай произнес эти слова и испугался. А если Рамона спросит, как он радовался этому в последние месяцы, без нее? Но Гай быстро успокоил себя любимым принципом — перевести поражение в победу. Если бы он не был знаком со Стэйси, то кто принес бы ему записку?
    — Да! — спохватилась Рамона. — Забыла сказать тебе об одной детали.
    Гай насторожился.
    — О какой?
    — Об очень смешной. Когда я рассказывала тебе о рейсе за текилой, то совсем забыла. Этот Рик говорил, что его сестра, которая подкинула ему эту работенку, очень похожа на меня. А ее очень любят мужчины.
    — Правда? — Голос Гая внезапно стал хриплым.
    — Ты ревнуешь? — удивилась Рамона. — Не стоит. Он мне в сыновья годится. А его сестра моложе. Значит, девушка чуть старше Патрика.
    Голова Гая работала в бешеном темпе. А это как перевести в победу? Не было бы Стэйси… не было бы и аферы.
    Потом он облегченно вздохнул. Что ж, и это нельзя считать поражением. Не было бы Стэйси, Элен нашла бы другой вариант. А вот тогда…
    — Когда ты думаешь начать дело против Элен? — поинтересовалась Рамона.
    — Я все передал адвокату, он уже занимается. Кстати, Рик скоро выйдет из больницы. Он выживет.
    — Хорошо. Но денег не получит. Ни он, ни его сестра.
    Гай ухмыльнулся.
    — Кажется, его сестре они не очень будут нужны.
    — А что случилось? — Сердце Рамоны дернулось.
    — Ей сделал предложение один известный скульптор.
    — Ого! Ну что ж, тогда все в порядке? — Рамона приподнялась, собираясь встать и выйти из ванны.
    — Нет, не все-е, — тихонько пропел Гай и потянул Рамону за руку к себе.
    — Разве? — Она засмеялась. — Понимаю, ты прав. — И Рамона снова опустилась в ванну.
    — Мы не можем сказать телу «нет». Правда?
    Гай смотрел на нее снизу вверх, и Рамона узнала этот взгляд. Так же смотрел на нее боксер, когда она сидела за столиком кондитерской в Париже. Он очень хотел кусочек пирожного.
    Рамона засмеялась.
    — Конечно, не можем.
    Как она была не права, когда говорила, глядя в шоколадные глаза песика: «Ничего ты не получишь!» И она думала тогда, что никогда больше ни один мужчина ничего от нее не получит.
    Получит. Потому что она сама хочет отдать…
Top.Mail.Ru