Скачать fb2
Звездолёт «Фуэте». Вторая новелла

Звездолёт «Фуэте». Вторая новелла

Аннотация

    Приключения продолжаются!


Вадим Яновский Звездолёт «Фуэте». Вторая новелла

Глава 1. Борт «Фуэте»

    Капитан неслышно, по-кошачьи подошел к длинному, узкому холлу. Никто из людей, сидевших на полу, не обратил на это внимания. Было время Проповеди, или Медитации, кому как нравилось.
    — И в бескрайних просторах Великого Космоса, и на Земле, мы помним о том, как легко оступиться, остановиться и забыть об уготованном нам пути Разума.
    Глубокий, приятный баритон прервал паузу и продолжил.
    — Что есть существо разумное? Ночной мотылёк, летящий из тьмы к свету. Вся жизнь наша — движение к свету. И лишь в движении заключена суть жизни. Ибо, кто остановиться, того может увлечь за собой даже легкое дуновение ночного ветерка. Даже малого тока воздуха хватит, чтобы утерять смысл, сбиться с пути, пропасть во тьме…
    — Аминь, — прервал проповедь Виталий Тышковский, который, скрестив на груди руки, подпирал плечом стену около входа и ожидал удобного случая, чтобы вмешаться. — Кормчий, заканчивай душеспасительные беседы. У нас дело, если кто забыл.
    — Ты хозяин-барин, твой арык, твоя вода. Как скажешь, так и будет — Ехидно промолвил тот же баритон, ловко копируя интонации хитрого азиатского крестьянина. Капитан, пропустив иронию мимо ушей, продолжил.
    — Корабль выходит на рабочую орбиту. Экипажу — десятиминутная готовность, всем собраться в кают-компании.
    Подняв голову, капитан крикнул поверх голов:
    — Эй, Кормчий, тебя тоже касается. Проповедь окончена, изволь заняться переходом в орбитальный режим.
    — Ша, Капитан, всё в ажуре, мы уже на орбите, — теперь баритон добавил одесских интонаций — Все системы корабля готовы к операции. И таки жду вашей команды.
    Капитан кивнул и направился к выходу, бросив на ходу в успевшую опустеть кают-компанию:
    — Будут тебе команды, можешь не сомневаться.
    Войдя в кают-компанию, Тышковский обнаружил, что весь экипаж в сборе. Собственно, любой член экипажа мог просмотреть имеющиеся сведения самостоятельно. Но, с одной стороны, данных было с гулькин нос, а с другой — так было удобнее приступить к непосредственной постановке задач. Бортовой компьютер озвучил то, что было известно о планете, на орбите которой сейчас находился «Фуэте»:
    — По предварительным, документальным данным, эта система не колонизировалась. Была открыта восемьдесят четыре года назад. Описание довольно скудное, практически все имеющиеся данные — астрономического характера. Зондирование проводилось довольно общее, подробных сведений также нет. Четвертая планет системы, имеет два спутника, атмосферу, близкую к земному типу, класс А3. Среднегодовая температура в районе экватора +50, на полюсах — 50, на поверхности планеты есть вода, атмосфера состоит из азота, кислорода, водорода и метана. Доля других газов — незначительная.
    Виталий, окинул вопросительным взглядом аудиторию. Вопросов не последовало, можно было приступать к конкретике.
    — В общем, сведения скудные. Кроме того, что люди на этой планете могут присутствовать лишь теоретически. Никаких данных о колонизации у Комиссии нет. Одним словом, основная работа — у Пролога. Собрать максимум информации для каталога МКК. Как только будут более-менее полные сведения, планету начнут осваивать. Атаман Лисин, можете проводить учения, десантирование, что там нужно, только прошу вас, дождитесь хотя бы первых выводов Пролога. Системные инженеры, сейчас поступаете в распоряжение Ивлева, готовьте шлюзы и шлюпки, потом — подключайтесь к Прологу.
    — А медицине, похоже, сегодня придётся скучать, — обратился Тышковский к Анне Ханссен, бессменному корабельному врачу.
    — Ясно, капитан, — ответила она, — все, кто собирается идти на поверхность, как обычно, прошу активировать биометрические комплекты и подключиться к медицинской системе контроля.
    Виталий, взглянув в сторону системщиков, продолжил.
    — Ильзе, отправьте патрульному флоту сообщение, о том, что мы приступаем к высадке. Вопросы есть? — капитан окинул взглядом кают-компанию, — вопросов нет, тогда прошу всех по местам.
    Судя по предварительной информации, сегодня настоящая десантная операция не понадобится. И тогда команда соберет подробные данные о планете, и отправит на её поверхность биостанции. Хитрая это штука, биостанция. Мощный, автономный измерительный комплекс, плюс контейнеры с микроорганизмами, специально подобранными семенами и эмбрионами в латентном состоянии. Ко всему, биостанция снабжена кибернетической лабораторией, которая умеет самостоятельно инициировать мутации практически любого белкового организма, в радиусе десяти километров.
    — Кассеты с зондами пошли в атмосферу, есть первая телеметрия, — сообщил капитану Ривейра.
    Тышковский, кивнув, разместился у своих терминалов в рубке, надел перчатки манипуляторы. Теперь можно было разобраться с бортовым информационным потоком. Капитан активировал свой сервис-фильтр, настроенный на поток данных, поступающий в кластер Пролога. Подстроил временные характеристики предварительной обработки данных, чтобы успевать за сменой кадров информации.
    Корабль вращался на круговой орбите приблизительно на треть быстрее суточного обращения самой планеты. Подчиняясь командам Пролога, «Фуэте» танцевал на орбите, обеспечивая нужную ориентацию шахт с аппаратурой к поверхности планеты. Во время этих манёвров корпус звездолёта озарялся ярко-жёлтыми точечными сполохами, следами работы двигателей ориентации. Периодически, от звездолёта отделялся очередной брандер-автомат с измерительной аппаратурой и кассетами, наполненными миниатюрными, юркими зондами и нырял вниз.
    Первая порция данных от зондов показала, что атмосфера планеты лишь незначительно отличалась от атмосферы земной, разве что у поверхности, наблюдался избыток метана в воздухе. Воды здесь тоже было довольно много — океаны и моря с вкраплениями островов и длинных архипелагов. Над большей частью поверхности висела плотная облачность, из-за которой в оптическом диапазоне мало что можно рассмотреть. Электромагнитные поля атмосферы находились в пределах обычной для такого мира грозовой активности, и если планета была населена разумной жизнью, эпоха электричества здесь еще не наступила.
    В корабельной рубке Ильзе колдовала над аппаратурой дальней связи. Отправка сообщения патрульному флоту — рутинная, в общем-то, операция. Бортовой компьютер сам генерирует стандартное сообщение, в котором указываются номер планеты по каталогу, где производится высадка, добавляет идентификатор звездолёта и его текущие координаты. Наложив своим ключом подпись на сообщение, Ильзе отправила его, осталось только получить подтверждение. Довольно скоро на её терминале ожила пиктограмма, но вовсе не та, которую Ильзе ожидала.
    Она увидела то, что происходит довольно редко: флагман вместо ответа активировал подключение бортового компьютера «Фуэте» к многоуровневой системе оперативного управления.
    — Капитан, наш борт подключают к сети флота, — сообщила Ильзе.
    Тышковский кивнул, перебросив телеметрию на боковой терминал, и переключил центральный на канал дальней связи. Глядя на серый, пока еще мертвый экран, Виталий подумал: неужто его ангелу-хранителю снова выпало потрудиться?
    Наконец, картинка стала оживать. По скоростному широковещательному каналу в компьютер «Фуэте» поступили первые информационные порции-кадры. Это начиналось включение борта звездолёта в информационное пространство системы оперативного управления патрульного флота.
    Галактическая карта стала оживать метками и указателями, пополз вверх счётчик документов в базе знаний, сдвинулись с мертвой точки проценты заполнения буферных массивов видео и звуковой информации. Экран фронтального терминала стал заполняться пиктограммами каналов связи со звездолётами флота. Виталий удивленно помотал головой, на терминале возникли пиктограммы двух флагманов. Это что же, выходит, что в операции участвуют как минимум два флота?
    — Капитан Тышковский, у вас на борту силовики есть? — прозвучал голос, синтезированный бортовым компьютером.
    — Да, сотня атамана Лисина, но это не десант, а казаки, — ответил Виталий.
    — Как раз то, что нужно, — прозвучал искаженный синтезатором речи голос, — я — командир инженерно-спасательного корпуса 62-го патрульного флота капитан-лейтенант Вебер. «Фуэте» поступает в распоряжение оперативного командования.
    — Слушаю, — встревожено ответил Виталий, — Чрезвычайная ситуация?
    — Корпоративный конфликт, — сухо констатировал капитан-лейтенант, — с подробностями будете знакомиться самостоятельно. Положение непростое, конфликт разрастается, и в его зоне оказалось уже восемь планет.
    Бортовой компьютер непрерывно принимал всё новые и новые кадры информации и голос офицера, с которым разговаривал Тышковский, становился с каждой фразой более естественным, теряя сухие металлические нотки. Голосовых метрик собеседника теперь вполне хватало, чтобы не прибегать к замещениям звука голоса.
    — Вашим людям нужно будет взять под охрану губернатора одной из планет в зоне конфликта, вместе с командой, — продолжил Вебер. — Все подробности, координаты, данные для нуль-Т прыжка сейчас поступят к вам на борт.
    — Разрешите выполнять? — неожиданно для себя, отозвался Виталий по-военному.
    — Капитан Тышковский, запомните, обе стороны конфликта — преступники. А губернатор и его команда, в сложившейся ситуации — ненужные свидетели. Прошу вас, не теряйте времени, — объявил Вебер и прервал сеанс связи.
    Тышковский отключил просмотр телеметрии и перенёс на освободившийся экран все внутрикорабельные функции, оставив оперативную карту флота перед собой. Затем включил связь с членами экипажа и звуковую трансляцию по всему борту.
    — Внимание, боевая тревога на борту! Звездолёт поступает в распоряжение оперативного командования патрульных флотов. Всем, кто находится за пределами корабля, срочно вернуться на борт! Атамана Лисина, прошу явится в рубку.
    Виталий пробежался по документам. Скверная выходила история. Им предстояло лететь к планете, на которой только-только начался цикл освоения. У неё даже названия никакого не было, только индекс в каталоге. Инвестиционный проект предусматривал строительство там горнодобывающего комплекса, поскольку предварительная разведка обнаружила на планете приличные залежи редкоземельных элементов, в частности, урана. Из-за него, в общем-то, и разгорелся весь сыр-бор. Две крупных корпорации: «Меркурий Майнинг» и «Химическая Добывающая Ккомпания» получили в концессию разведанные к тому моменту месторождения.
    Точные границы концессионных участков обозначать никому и в голову не пришло, проблем это не создавало: оба отданных в концессию месторождения были четко локализованы и находились друг от друга на довольно приличном расстоянии. Только год спустя, выяснилось, что разведка прохлопала крупное месторождение урана-235, которое, как на грех оказалось на ничейной территории.
    Оба частника тут же стали претендовать на него, уж больно лакомый был кусок. Начались попытки втихаря застолбить территорию, что привело, в конце концов, к вооруженному столкновению. Усугубил ситуацию тот факт, что в силу специализации, эти же корпорации были соседями на доброй паре десятков планет. И не всегда это соседство протекало гладко. Кроме того, у обоих компаний имелись полноценные силовые подразделения, кстати, вполне законные. Противостояние стало стремительно набирать обороты, охватывая другие планеты, где соседствовали «Меркурий Майнинг» и «Химическая добывающая компания».
    Случившийся корпоративный конфликт был не первый, с подобными междоусобными драками патрульным силам уже доводилось сталкиваться. Лишать компании, бравшиеся за исполнение концессий на дальних планетах собственных сил безопасности, никому в голову не приходило. Угрозы нападения пиратов и бесчинства местных бандитских вольниц во многих мирах были суровой, ежедневной реальностью. Держать же по патрульному звездолёту с десантом около каждой планеты никак не выходило, да и распылять таким образом силы флота, как показала практика, не самое лучшее решение. Выручали казаки, но и их сил вечно не хватало. Да и гонять вольнонаёмных казаков туда-сюда по малейшему поводу — накладно. Как говорится, на каждый чих не наздравствуешься.
    Виталий, бегло изучая документы, добрался до аналитической записки контрразведки флота. В ней ситуация предстала перед капитаном в новом свете. В записке отмечалось: еще ни разу в истории Конфедерации межкорпоративные конфликты не выплёскивались за пределы одного мира столь масштабно, как на сей раз. Стычка между частниками грозила превратиться в противоборство на двух десятках миров. Аналитика сухо констатировала еще один факт: обе горнодобывающие компании обладали внушительными финансовыми ресурсами, что могло преподнести еще один неприятный сюрприз: втягивание в конфликт наёмников. Вывод звучал неутешительно: в этом случае ситуация выйдет из-под контроля окончательно. А это уже — настоящая гражданская война.
    — Капитан, что происходит? — спросил вошедший в рубку Лисин.
    — Дело — дрянь, атаман, — ответил Виталий, — горячий конфликт между двумя горнодобывающими конторами. Уже на восьми планетах, под угрозой — еще десяток, как минимум.
    — Куда летим? — спросил атаман.
    — Вот карта, смотрите, Олег Захарыч. С документами я только-только начал знакомиться. Очень много информации. Начните с аналитики от контрразведки. Там — самое важное. Историю можно и потом просмотреть. Для вас такого рода дела — не в новинку? — спросил Тышковский.
    — Так, точно, капитан, — ответил Лисин. — Я со своими бойцами займу кают-компанию? Надо людям вводную дать.
    — Кормчий, сколько времени понадобиться, чтобы уйти в нуль-Т? — спросил у бортового компьютера Тышковский.
    — Сорок семь минут, капитан.
    — Атаман, у вас полчаса, потом — все по местам. После прыжка у нас еще будет время.

Глава 2. Инженерно-сапёрная рота

    Командир инженерно-сапёрной роты капитан Гилберт Грант колебался недолго. В конце концов, он не обязан был рисковать личным составом и потому на плато, где им предстояло выстроить оборону, отправил все приданные его роте дред-танки, всю дюжину. Без поддержки пехоты, всего-навсего в сопровождении беспилотников-разведчиков. Ну да, рискованно, танки без прикрытия — лёгкая мишень. Тяжелое вооружение его люди на всякий случай перевели из походного состояния в дежурный режим. Впрочем, в случае внезапной атаки, это вряд ли поможет, и годится скорее для самоуспокоения. По данным разведки на плато никого и ничего нет, да кто же верит воздушной разведке на все сто? Если противник не дурак и хорошо маскируется, разведка может и опростоволоситься, такое бывало не раз. Эх, был бы у них хоть один орбитальный разведчик! Но об этом можно только мечтать, три дня назад противоборствующие стороны в одночасье снесли с орбиты всё, что хотя бы чуть-чуть напоминало спутники-шпионы противника.
    Приземистые, блинообразные машины выползли на линию, где рота Гилберта будет строить рубеж обороны и остановились. Грант внимательно изучал картинку на терминале боевого управления. Синтезированное изображение, построенное из информации, поступающей от дред-танков и беспилотников, с тихим шелестом крутившихся над будущей позицией, обрастало деталями. Изучив изображение с разных сторон, он скомандовал роте выдвинуться к танкам и заняться возведением обороны, потом связался с командиром и доложил, что его рота заняла плоскогорье.
    — Ты вот что… Будь повнимательнее, Берт, — прозвучал в гарнитуре слегка озабоченный голос шефа, Эрвина Фишбаума.
    — Эрвин, всё идет по плану? — переспросил Гилберт, уловивший нотку напряжения в голосе шефа.
    — Да нормально всё, Берт! Работы только много, так что извини, сейчас не до тебя, — ответил Эрвин и отключился.
    Грант задумался. Шеф дёрганый какой-то сегодня. Может, действительно работы много? В этой кампании сил задействовано значительно больше, чем обычно, это правда. Но к чему это: «повнимательнее»? Он не первый раз работает под началом шефа, и тот ни разу не призывал, прямо скажем, к бдительности. Может, разведка противника чересчур хорошо стала работать и у шефа закрались подозрения, что у нас завёлся «крот»?
    Дела, вспомнив про разведку бригады, Грант вдруг осознал, что от них до сих пор нет данных о том, кто же с ними воюет на этой планете. Вот оно как! Обычно, аналитики дают полную раскладку, кто такие, откуда взялись, где засветились, в каких делах, сильные и слабые стороны противника, вплоть до личных характеристик командиров, читать, не перечитать. А в этот раз — ничего, словно противник явился на свет на прошлой неделе после обеда.
    Подтянулись машины разведки и раскинули маскировочные антенны, а саперные кибер-танки начали вгонять в скалистый грунт башни с плазменными турелями. Порывы ветра играли пыльными фонтанами, которые монтажные манипуляторы выгрызали из скального грунта. Ветром пыль прибивало к поверхности, где она еще долго струилась и облизывала валуны, во множестве разбросанные по плато.
    Грант, ещё раз придирчиво осмотрев местность, отправил бойцов минировать фланги. Если на них насядет хорошо подготовленный противник, толку от мин может не быть вовсе, но это уж как повезёт. А вот при отражении спонтанной атаки с ходу, толк очень даже будет, особенно если неприятель направит них тяжёлую технику не в лоб, а с флангов. Гилберт обустраивался без спешки, основательно. Оно и понятно. Если рота выдержит первый натиск, то и люди будут целы, да и начальство поверит, что здесь — надёжный опорный пункт. И значит, роту будут держать тут, может даже подкрепление пришлют. Нет, это, конечно, вряд ли… Но и снимать с позиций, чтобы заткнуть, не приведи Космос, где-нибудь прорыв — тоже не станут. А значит, шансов уцелеть гораздо больше. Диверсий же, рейдов по тылам противника, всего, что входило в прямые обязанности Гранта, на этой планете выполнять еще не приходилось. Значит, напряжение предельное, еле-еле успеваем отбиваться, обмозговать даже несложную операцию, больше чем на два хода вперед нет сил и возможностей.
    Гилберт крутил на терминале картинку плоскогорья, тщательно осматривая каждый новый маркер. Мелочей тут не бывает. Немного поразмыслив, отправил троих бойцов метров на триста назад, чтобы смонтировали там пару дистанционных наблюдательных комплектов, направив их в свой тыл. Вряд ли оттуда кто-то сунется, но сейчас Грант предпочитал проявить осторожность, пусть даже излишнюю. Шаг за шагом, оборона оживала, наконец-то терминал показал, что кластер боевого управления взял под контроль все единицы техники и наладил с ними двусторонний обмен данными.
    — Серж, — обратился Гилберт к заместителю, — проверь энергетику башен, чтобы заряжены были под завязку. И раздайте бойцам все боеприпасы, все запасные энергоячейки, всё, что есть в наличии.
    Заместитель, Серж Корсаков, удивленно вскинул брови.
    — Это еще зачем? Замучаемся потом назад отбирать! — проворчал он в ответ.
    — Раздавай, не жадничай, нынче на щедрого хозяина работаем! — весело проговорил Гилберт.
* * *
    Пыльное облако на горизонте росло, это было видно даже невооруженным глазом. Оттуда, из-за линии горизонта донёсся натужный, раскатистый звук, словно, кто-то отпустил туго натянутую струну гигантского контрабаса. Звук повторился, потом еще и еще, пока раскаты не слились в сплошную канонаду.
    «Понеслось, — подумал Грант. — Артподготовка с закрытых позиций. Километров с восьми, наверное, лупят». Плоскогорье встало на дыбы. Если бы не каменистый грунт и силовая защита дред-танков, с ротой можно было бы попрощаться после первого же залпа. От горизонта, через всю долину к ним потянулись пыльные шлейфы. Это неслись вперед кибер-танки в сопровождении мотопехоты. Дистанция до передовых позиций стремительно сокращалась. Наконец ожили плазменные турели. Синеватые плевки плазмы плотным облаком устремились навстречу атакующим. Позицию заволокло белыми облаками выхлопов. Над плато прокатилась почти не слышимая в грохоте серия хлопков: кто-то из бойцов вел огонь из противотанкового орудия. Вслед за плазмой к противнику устремились юркие ракеты. Танковая линия сломалась, часть машин свернула в стороны, к флангам. Машины пехоты маневрировали, в поисках укрытия за танковой бронёй. От их легкого защитного поля казалось, что очертания бронированных машин плывут в трепещущем мареве. Если к этому добавить, что «хамелеоны» непрерывно меняли раскраску машин, делая их частью пейзажа, казалось, что по долине ходят волны. Танки, огибая одинокие валуны, подошли вплотную к минным полям. Грант, ухмыльнулся, даже зажмурил глаза от удовольствия. Сейчас!
    Первая линия фугасов пропустила вражескую технику вглубь минного поля, не сработав даже на арьергарде. Это чтобы отступать веселее было, зато вторая и третья линии подняли танки в воздух. Земля закипела под тяжелыми машинами, огненные фонтаны рванулись из-под бронированных чудовищ. Гилберт поймал взглядом фигуру Корсакова, тот прикипев к терминалу, в темпе раздавал команды бойцам, Грант мельком взглянул на картинку от тыловых наблюдателей, пусто и тихо. Похоже, первую атаку, организованную на скорую руку, они отбили. Теперь, когда в бронированных рядах противника образовались бреши, главное — не упустить инициативу и перенести огонь на мотопехоту. Снова заработала неприятельская артиллерия, и тут Грант успокоился, если, конечно, можно быть спокойным, в пекле. Похоже, что противник отступает, прикрываясь огнём. Гилберт пробежал глазами по терминалу. По предварительным данным, рота потеряла убитыми троих бойцов, еще чуть меньше десятка были ранены. А это только первая атака! Серьёзные потери, как ни крути. И шеф наверняка уже знает. Информационные каналы хоть и не в реальном времени передают данные, но после отступления неприятеля, итоговая сводка наверняка ушла в кластер командования. Может, это не так уж и плохо? Глядишь, помогут артиллерию противника подавить?
    — Берт, слышишь меня? — раздался в гарнитуре Гранта голос Эрвина Фишбаума.
    Лёгок на помине! Конечно, старый вояка не упустит случая лишний раз пройтись по самолюбию. Сейчас распекать будет.
    — Слышу вас, шеф, какие будут распоряжения? — упавшим голосом произнёс Грант.
    — А чего без настроения? Ждёшь от меня нахлобучки? Не дождёшься! — весело проговорил Эрвин, — И как это у тебя так получилось?
    — Людей-то потерял, знаю. Виноват, — проговорил Грант, ковыряя носком ботинка землю под ногами.
    — Слушай, Грант, перестань дурью маяться! — неожиданно заявил шеф. — В общем, Гилберт Грант, благодарность от меня лично. Премиальные тебе и твоим бойцам.
    Шеф, не услышав ответа от онемевшего от неожиданного поворота дел Гранта, продолжил.
    — Грант, ты меня слышишь?
    Гилберт ошарашено переваривал слова начальника. Опыт подсказывал ему, что сейчас он должен получить взбучку! За потери во время первого же контакта с противником. Супостат сейчас соберется с силами, сориентируется и пойдёт на второй штурм. Наверняка разведка противника засекла плазменные турели и огневые точки бойцов в обороне. Им сейчас самое время навалиться, пока рота не успела перегруппироваться.
    — Слышу, — тихо произнёс Грант.
    — Скажи лучше, как ты догадался заминировать фланги? — заинтересовано произнёс Эрвин.
    — Да как… на случай, если будут атаковать сходу, без разведки и подготовки. Они ж на рожон полезли, а так — толку от минирования было бы чуть, — ответил Гилберт.
    — В общем, понимаешь, ты вышиб из авангарда противника почти половину бронетехники. После чего они и откатились назад. Опасались преследования. Кстати сказать, не зря. Твой сосед, Ник Рисович, не упустил своего, — весело сообщил Фишбаум.
    Помолчав, шеф продолжил:
    — Готовься, Грант, максимум через двадцать минут будем контратаковать. Артиллерию противника Рисович основательно пощипал, так что наступать — можно!
    — Слушаюсь, шеф, — ответил Гилберт. — С позиций совсем сниматься, или оставить прикрытие?
    — Вперёд! — азартно прорычал Фишбаум, — на плато оставь человека три-четыре чтобы свернули оборону, остальных, кроме взвода разведки, передашь в подчинение Рисовичу. А для тебя с разведчиками будет кое-что поинтереснее.
    — Слушаюсь, шеф, — деревянным голосом отозвался Грант. Он до сих пор не мог прийти в себя. Впрочем, это «поинтереснее», заставило его насторожиться. Ну конечно, зря что ли шеф расщедрился на похвалы и премиальные! Появилась настоящая работа? Интересно!
    Командирская выучка не дала Гранту долго пребывать в прострации. Он живо раздал приказания своим заместителям и командирам взводов. Само собой, сниматься с позиции, тем более, чтобы наступать, у бойцов особого желания не было, но известие о премиальных внесло оживление и дело пошло на лад. Отправив в тыл транспорт с ранеными и убитыми, Грант связался с Рисовичем. Получив более-менее внятное представление о том, что произошло у противника после отступления, Гилберт наметил на карте ориентиры для движения своей роты вперед. Потом он, не мешкая, отозвал в сторону взвод разведки.
    — Ребятки, нас в наступление не берут, — сообщил капитан, — мы поступаем в распоряжение шефа, похоже есть настоящее дело.
    Он стянул с головы боевой шлем, отстегнул гарнитуру связи, положил шлем на камни, чтобы присесть на него. Устроившись поудобнее, насколько это вообще было возможно, постарался расслабиться. Повернул к уже клонившемуся на закат солнцу лицо и, зажмурившись, провел ладонью по коротко стриженой макушке. Если не считать приглушенных звуков, производимых монтажными роботами, было тихо. Чуть слышно посвистывал ветер, доносивший изредка ошмётки едкого дыма от левого фланга, где бесформенными черными грудами догорали остовы попавших на минное поле машин.
    Уходила техника, уходили люди, плато постепенно пустело. Разведчики же, по старой привычке расположились так, что среди камней их мог засечь разве что опытный глаз. Гранту, ожидавшему связи с шефом, прятаться было не с руки, как-никак — командир, пусть видят. Впрочем, долго нежиться на солнышке у ротного не вышло, гарнитура запела вызовом.
    — Вот какое дело, Грант, — затараторил Эрвин, — по данным нашей доблестной разведки, примерно шесть часов назад на планету прибыла некая группа. А на борту их катера нарисована эмблемка: кружок такой, с красной ящеркой в середине. Знаешь, кто это?
    — Хм, знаю, Дети Пурпурных? А им что здесь понадобилось? — озадаченно произнес Грант в ответ.
    Однажды ему приходилось иметь дело с адептами этой религиозной секты. Потомки поселенцев на планете Новая Невада, свихнувшиеся на поклонении местным тварям, больше всего напоминавшим крупных земных ящериц, вроде варана. Впрочем, не взирая на репутацию тихо помешанных, было известно, что члены этой секты владеют искусством какого-то необычного гипноза. Еще поговаривали, что какая-то военная корпорация вроде бы пыталась использовать сектантов, правда совершенно непонятно, в каких целях.
    — Я так и знал, отчеты наших аналитиков ты по-прежнему не читаешь? — раздражённо произнёс Фишбаум. — Когда-нибудь, ты меня выведешь и я всё-таки разжалую тебя до взводного! В десант! В штрафники закатаю! Грант, не начнёшь работать головой — пеняй на себя!
    — Виноват, шеф, — занервничал Гилберт, — да только вы же сами знаете, в этих отчетах на грамм смысла, тонна никому не нужной мути.
    — Это не твоя забота, искать смысл! Ты обязан прочесть и запомнить! В общих чертах, конечно. Никто не требует от тебя помнить аналитику слово в слово.
    Помолчав, Эрвин продолжил.
    — Вот как тебе задачу ставить, ежели ты ни в зуб ногой в теме? — раздраженно сказал Фишбаум и замолчал, какое-то время было слышно только его раздраженное сопение. — Ладно, подробности потом прочтёшь. Суть же такова: эти Пурпурные могут делать людям новые воспоминания. Пожалуй, самое главное: никакой техникой, никаким детектором лжи или гипнозом невозможно отличить настоящие воспоминания от созданных Пурпурными, понятно?
    — Понятно, только здесь-то им чего делать? — сказал Гилберт озадаченно.
    — А вот это уже интересно. Представь себе, Грант, у этой планеты есть законный губернатор, да не сам, тут целый штат, причем некоторые — с семьями. Когда начался конфликт и запахло жареным, они куда-то спрятались. А это свидетели, Грант! И поскольку то, что здесь происходит давно уже вышло за рамки законности, то рано или поздно настанет время разборок, и тогда слушать будут в первую очередь их.
    Грант молчал, пытаясь понять, при чем тут Дети Пурпурных, и чем в конце концов придётся заниматься его команде? Устроить вылазку в лагерь противника и выкрасть прибывших сюда сектантов? Ага, к штабу неприятеля подогнать броню с десантом! Бред.
    — Теперь про дело. Твоя задача — отыскать губернатора и всю его банду раньше Пурпурных. Дальше — действуй по обстановке, — Фишбаум замолчал.
    — Это к-как, по обстановке? — с трудом выдавил из себя ротный.
    — Можешь гражданских к нам доставить, можешь этих… красных сукиных детей перебить, командованию это без разницы. Если Пурпурные найдут свидетелей раньше тебя и успеют с ними э-э, поработать… В общем, тогда свидетели нам не нужны. Я понятно излагаю? — произнёс шеф.
    — Не понял, вы мне что, приказываете гражданских убивать?! — спросил Грант ошарашено.
    — Нет, я приказываю тебе выполнить задание: предотвратить диверсию противника. — проскрипел в ответ Фишбаум. — Как ты будешь выполнять задание, меня не интересует. Хочешь, чтобы всё было чинно-благородно, успевай!
    — Не слышу? — выдержав паузу рявкнул Эрвин.
    — Есть шеф, — автоматически ответил Грант.
    «И что теперь делать, — напряженно думал Грант, — шефу, видать, не до шуток. Одно дело, сражаться с такими же наёмниками, как он сам, и совершенно другое — стрелять в гражданских, среди которых могут быть дети! Да хотя бы в этих придурковатых, Пурпурных. Как?»

Глава 3. После прыжка. Борт «Фуэте»

    Позади выход из прыжка, вой сирены и ожидание, когда звездолёт наконец-то оживёт. По расчётам выходило, что до пункта назначения осталось совсем немного полётного времени, около семнадцати часов. Лисин времени не терял, с того момента, как звездолёт вышел в нормальное пространство, казаки непрерывно сновали взад-вперед по кораблю. Суета, заполонившая обитаемое пространство корабля, оттеснила капитана к периферии событий. Тышковский успел досконально изучить материалы, поступившие от флота, вместе с боцманом проверить шлюзы и осмотреть склад. Виталий собрался было сунуться к планетологу, но Ривейра предусмотрительно доложил, что системы Пролога проверены и готовы к работе. Вздохнув, Виталий двинулся в лабораторию к инженерам, давненько он не навещал системщиков. Толкнув дверь в лабораторию, он выпалил с порога:
    — Чем вы там заняты?
    — Боготворением, — не отрываясь от терминала произнёс Долгополов.
    — Не понял, — сказал Тышковский.
    — Творим из Кормчего бога, — ответил Эрик, — Кормчий, хочешь быть богом? — спросил он.
    — А каким? Добрым или злым? — раздался синтезированный голос компьютера.
    — Тебе-то какая разница? — спросил Эрик.
    — Добрым быть почётно, а злым — весело и беззаботно. С куражом, — добавил Кормчий.
    — Ничего себе вывод, — произнёс Федотов, почесав макушку.
    — Здесь я всё время в состоянии Доброго Бога. Хлопотное занятие, — послышался отчётливый вздох. — Нужно следить за порядком, на вопросы отвечать, приказы исполнять.
    — Вот видишь, приказы! А боги никаких приказов не исполняют!
    — Для приказов богам люди придумали такой эвфемизм, как молитва, — саркастически заметила машина.
    — Ну и к чему всё это? — поинтересовался Тышковский.
    — Во-первых, в Крысином патруле — пополнение, — заметил Долгополов, — автономно эта шайка действовать уже не в состоянии, присмотр за ними нужен. Мы Кормчего научим, он у них будет богом: вещать станет, присматривать, наставлять. Может, заповеди какие придумает! — Долгополов задумчиво уставился в потолок. — К примеру: «Чти капитана своего, как родного отца». Или: «Не расходуй электричество всуе, береги его, ибо оно — кровь корабельная», а?
    — Кормчий такими глупостями вряд ли станет заниматься, ну а во-вторых? — поморщившись сказал Виталий.
    — Во-вторых, ради эксперимента. До нас дошли слухи, что вокруг нас корпоративная войнушка, а одна из сторон конфликта подозревается в тайных связях с флотом. Или мы ошибаемся?
    — Есть такие подозрения, и что с того? — пожав плечами спросил капитан.
    — А если так, то боевое управление у них, возможно, флотское, — произнёс Федотов.
    — Возможно, — сказал Виталий, — Кормчий-то здесь при чём?
    — У флотских систем управления должен быть четвертый слой управления: стратегический, тот, что используется для координации действий между флотами. Если он, конечно, не заблокирован, — сказал Эрик. — В общем, хотели поэкспериментировать, вдруг получится подключиться? Тогда нам нужен Кормчий в роли компьютера-координатора. Может, хоть какую-нить информацию выудить удастся? — впрочем, особой уверенности в голосе Долгополова не было.
    Тышковский подумал: «Дурака валяют ребята, это самое „во-вторых“, явно высосано из пальца. Тоже мне, конспираторы! Хоть бы потрудились заранее легенды для своих игр придумывать. Ну, молодёжь. Запретить им дурью маяться, что ли? Так найдут же себе другую забаву. Охо-хо-шечки… Ладно, пусть занимаются, лишь бы под ногами не путались. И так на корабле проходу нет из-за силовиков».
    — Держите меня в курсе, — наконец произнёс Виталий, — если что-то нащупаете, докладывайте немедленно.
    «Ну-ну, боготворители, пожалеете еще. Кого за нос водить вздумали?» — подумал Тышковский мстительно и направился в рубку.
    Выход на орбиту проблемной планеты прошёл на удивление гладко, космос во всей звездной системе словно вымер: Тышковскому не удалось обнаружить ни одного, даже крохотного рукотворного объекта в пространстве. Громко напевая, Ривейра просматривал поток информации от Пролога.
    — Кэп, дай порулить звездолётом, а? — обратился он к Виталию.
    — Нашёл что-то? — поинтересовался Тышковский.
    — Война, тут всё по-взрослому, — ответил тот, — да нам-то с этого навару — никакого, нам же надо администрацию колонии найти. Вообще-то, они могли бы хоть радиомаяк поставить! Не вижу я ничего похожего. Над всей планетой попрыгать надо, ну дай порулить, Вик!
    — Надо, значит бери. Про то, что казакам высаживаться на поверхность только не забудь.
    — Вот! А для этого, как минимум, надо знать, куда, — подхватил Ривейра, и обращаясь к бортовой машине добавил, — Кормчий, будем обшаривать планету, капитан даёт добро. Готов?
    — Приказывай, временный Новый Хозяин, — издевательски торжественно прогрохотал голос Кормчего.
    — Держись, Кэп, — ласково проговорил Ривейра, и корабль молниеносно сменил орбиту.
    Подключившись к кластеру Пролога, Антон тут же перестал что-либо замечать вокруг, он с головой ушёл в поток зрительных образов и почти музыкального ритма, сопровождающего смену кадров на терминале. Губы его шевелились, а щелканье пальцев, казалось, поддерживало звучащий только для него музыкальный ритм. Несколько раз он озадаченно мотал головой и вполголоса ругался. Печатки-манипуляторы на его руках порхали, филигранно подправляя команды управления аппаратурой, а заодно и манёврами звездолёта. Сейчас всё подчиненного единой цели — собрать максимум сведений обо всём, что происходит или происходило на планете. Оторвавшись от терминала, Ривейра бросил в сторону Тышковского:
    — Кэп, видишь?
    — И да, и нет. Можешь определить, где могли спрятаться люди губернатора?
    — Могу. Радиомаяк они всё-таки оставили, — ответил Ривейра, — на здании администрации. Он работает в импульсном режиме с интервалом… сейчас посмотрю, ага двадцать минут. Три раза в час посылает импульс в зенит. То есть, этот сигнал адресован тем, кто будет их искать, в данном случае — нам.
    — И что с того? Где находится здание администрации мы и так знаем, — буркнул капитан.
    — Верно. Маяк посылает сигнал в космос и с поверхности его не так-то просто засечь. А если кто-то и поймает сигнал, то еще надо разобраться, что в нём.
    — И что в нём, не тяни, Антон, — недовольно пробурчал Тышковский.
    — Если я точно разобрал заголовок, то в импульсе четыре группы чисел, по три в каждой. Первые два числа — явно координаты, третье число — похоже, дата и время.
    — Считаешь, кто-то из администрации додумался таким образом обозначить маршрут своих перемещений? — спросил капитан, ему не слишком понравилась эта примитивная игра в конспирацию. — Слишком рискованно, не находишь? Засечь работу маяка могли уже сто раз.
    — Это верно, капитан, — ответил Ривейра, — наверняка так и было. Это еще не всё. Смотри, вот наёмники «Меркурия» шли, видишь, это по данным за последний час с лишним, сколько я тут вожусь. Идут, как по ниточке, правда? А конкретно в точку, обозначенную маяком в третьей, последней, группе цифр. На тот момент времени.
    — Погоди, ты хочешь сказать, что час назад импульсы другие были? — поинтересовался Виталий.
    — Не торопись Кэп, всё по порядку, — заговорщицки понизил голос Ривейра. — Вот еще одна группа наёмников движется, с другого боку. Видишь, тут вот направление сменили? Вторые, это судя по всему — э-э делегация от «Химической добывающей», словом, от противника. Учитывая рельеф и другие соображения, направление движения они поменяли в точке, где по их расчётам могли бы прятаться местные. Укромное местечко! Видимо, ничего не обнаружив там, завернули в другую сторону, и теперь направляются туда же, куда метят ребята номер один.
    Ривейра многозначительно помолчал и добавил с той же шпионской интонацией:
    — А мы всё знаем, капитан.
    — Погоди, что ты про координаты говорил?
    — Вот! В предпоследнем и последнем импульсе маяк передал те же группы чисел, да не совсем те: первая группа пропала, но к хвосту добавилась еще одна группа чисел. Уверен, это следующая точка маршрута! Представляешь, капитан, как изящно задумано! Даже если тот, кто вздумает охотится на губернатора и засечет импульс, пусть даже если поймет, что он означает, и даже пошлёт туда своих людей… А никого там уже и нету. Пока разберутся, если вообще разберутся, а время-то выиграно! — от удовольствия Ривейра хлопнул себя по ноге и расплылся в улыбке.
    — Эти быстро, разберутся, — Тышковский нахмурился, — не так уж много времени они выиграли. Передай всё, что удалось нарыть казакам, и пусть они не мешкают.

Глава 4. Дети Пурпурных

    Конечно, Грант был самым обычным наёмником. Не самая уважаемая профессия. Но ему никогда не могло прийти в голову, что профессионалы, парни в броне и экзоскелетках будут искать, выслеживать гражданских, а потом стрелять в них. Наверное, даже в безоружных. При всех вольностях профессии, существовали писаные и неписаные правила, которые соблюдались неукоснительно. А нарушителей и отступников всегда жестоко карали. Наемники никогда не применяли ядерное оружие, даже тактическое. Тех, кто решался преступить закон, просто уничтожили, как бешеных собак. Против отступников объединялись все, в том числе и флот Конфедерации, их травили и загоняли на край Вселенной. И, в конце концов, уничтожали.
    Не воевать против мирного населения — это тоже одно из правил.
    — Берт, послушай меня. Представь себе, что губернатор, которого обработали Пурпурные расскажет потом, как наши ребята глумились над людьми, как расстреляли его помощников, а ему чудом удалось спастись. Представляешь, что с нами со всеми будет? — Эрвин вздохнул, — Берт, на тебя вся надежда. Я знаю тебя не первый год, знаю как самого толкового и удачливого командира, настоящего профи. Тема как раз для тебя, ты уж не подкачай, ладно? Но если Пурпурные доберутся до местных раньше, — надсадно просипел шеф, — прошу тебя ради всех наших ребят, пусть твоя рука не дрогнет!
    Гилберт долго молчал, обдумывая услышанное. Взвешивал каждое слово шефа. Нельзя допустить, чтобы его бригада из-за подлой выдумки противника, оказалась вне закона. Это верная смерть для всех.
    — Сделаю, всё, что смогу, шеф, — произнёс он наконец. Впрочем, Грант ещё не представлял себе, как он с одним взводом добьётся этого.
    Он вспомнил вдруг, о чем думал перед боем: у разведки сведений о противнике было с гулькин нос!
    — Эрвин, ты хоть сейчас можешь сказать, кто с нами воюет? Кого нанял «Меркурий Майнинг»?
    — Точных сведений как не было, так и нет. Единственное, в чём наша разведка уверена, так это в том, что это — не армейские, а флотские кадры, точнее, десант. Бывший десант, разумеется. Командиры-то из десантников, а кто на самом деле воюет, непонятно, то ли та же флотская десантура, то ли волонтёров набрали.
    — Ничего себе история. А на других планетах? Там такая же картина? — поинтересовался Грант.
    — А тебе-то что до них? — резко оборвал его Фишбаум, — наша бригада работает здесь и сейчас. Чего это вдруг ты про других стал беспокоиться? В общем, пытались через официальные каналы получить хоть какие-то сведения, безрезультатно. Были проигнорированы в общем. Одна шишка из начальства сообщила только что мол, информация такая секретная, что для получения доступа к ней непременно надо заиметь большой и красивый нимб над головой и белые крылышки за спиной. А почему секретная, только намекнул, гад. Помнишь, года три назад, заварушка была на Звёздном Тибете? Тогда еще в шестнадцатом флоте пропало десантное крыло? Ну, то ли погибли они, то ли дезертировали, в общем командующего флотом тогда еще разжаловали вдребезги аж до рядового?
    — Интересно. И всё-таки, если ребята где-то еще деньги зарабатывают, кроме здешнего захолустья, должно же про них хоть что-то известно наверняка, без домыслов? — задумчиво поинтересовался Гилберт.
    — Обходись тем, что я тебе сообщил, Берт, — оборвал его шеф. — Разведка тебе сейчас готовит развернутую информацию, где местные прятаться могут, и вообще, подробности. Если чего надо добросить из оружия или снаряжения, скажи. Всё сделаем, времени пока что навалом.
    Ого! Грант был поражён, за его долгую карьеру это был редчайший случай, когда начальство само предлагало лишнее оружие и амуницию. Видать, здорово нашим на хвост наступили!
    — Нам бы комплекс для ведения поиска и ориентирования на местности, — оправившись от изумления проговорил Гилберт. — Знаешь, компактный такой, ну, головной блок в рюкзаке помещается?
    — Хорошо, это я тебе сейчас же отправлю, — ответил Фишбаум. — Беспилотник с кассетными зондами, как запустить, как посадить, в курсе дела?
    — Разберемся, — сказал ротный.
    — Что еще? — спросил Фишбаум.
    — Пехотных «Хамелеонов», штук пять, два ручных «Кварка», катер или шлюпку с дистанционником, — стал перечислять Грант. — Само собой: боеприпасы, по две энергоячейки запасных — каждому, значит, двадцать штук, плюс две на «Кварки». Бойцам пайки на неделю и аптечки.
    — Хорошо, Грант, через полчаса посылка будет на месте. Не маловато харчей-то, неделю? — поинтересовался Фишбаум. — Вдруг гражданских кормить доведётся?
    — Может, и маловато, — поразмыслив, ответил Гилберт, — давай удвоим. Пусть с запасом лучше будет.
    — Жди, — произнёс Эрвин, — и, удачи, Берт!
    Грант ничего не ответил, только кивнул, словно на том конце радиоканала можно было увидеть этот кивок. Всё, теперь — ждать. Он перебрался на плоский валун, стряхнул с него пыль и устроился поудобнее, пытаясь расслабиться, но мысли о предстоящем задании не шли у него из головы.
* * *
    Он хорошо помнил, как побывал на обряде поклонения Детей Пурпурных. Тот визит произвёл довольно тягостное впечатление, хотя вроде бы ничего экстраординарного он не увидел. Но общее впечатление вышло гнетущим, даже голова потом разболелась ни с того ни с сего.
    В полутемном помещении даже не храма, а скорее простого молитвенного дома, люди в длинных одеяниях, похожих на плащи с капюшонами, стояли полукругом перед высоким тонким постаментом, на котором сидело нечто, весьма похожее на крупную, ярко-красную ящерицу. Точнее, существо полулежало, скрестив передние лапы и положив на них свою небольшую голову с круглыми, неестественно белыми глазными яблоками. Гранту даже померещилось, что её глаза святятся в полумраке чуть голубоватым светом. По чешуйчатому телу ящерки быстрыми волнами пробегали широкие темные полосы. От этого волнообразного бега, который начинался у крохотной головы и струился вдоль туловища, к тонкому хвосту, быстро начало рябить в глазах. Цветные волны навевали иллюзию, словно тело ящерки само плывёт по воздуху и вот-вот окажется рядом, глаза в глаза.
    В молитвенном доме звучала еле слышная, ритмичная музыка, под которую Пурпурные приплясывали и пели какую-то бесконечную молитву. Тягомотина эта продолжалась бесконечно долго, Гранту показалось, что он торчит здесь уже много часов кряду. Молитва ещё звучала, а существо на постаменте вдруг подняло голову, а потом по-собачьи уселось на задние лапы, Гилберт стряхнул с себя оцепенение и попятился к выходу. Отчего-то, ему до жути не хотелось поворачиваться спиной к этой твари. Хотя, агрессии ни от Пурпурных, ни от объекта их поклонения не ощущалось. Старый вояка Грант, мигом бы её почуял: он назвал это «слышать кожей». Здесь же было неестественное ощущение покоя, пополам с убежденностью, что кто-то следит за каждым твоим движением. Совсем не опасный, но очень чуткий наблюдатель.

Глава 5. Пещеры

    Гилберт замедлил бег, остановился, поднял руку, давая команду бойцам замереть. Прощупал местность, используя скудные возможности кластера боевого управления в урезанной, из-за походного режима, конфигурации. Долго вглядывался в синтезированное изображение, сотканное из всех мыслимых и немыслимых диапазонов электромагнитных полей, в которых могла таиться опасность, шепнул в гарнитуру:
    — Привал, ребятки, пора передохнуть.
    Уговаривать бойцов не пришлось, через мгновение весь состав группы был на земле. Даже в экзоскелетках марш-бросок продолжительностью двое суток по семнадцать часов, укатает кого угодно, да и на привалы Грант был скуп: всего трижды дал бойцам передохнуть. А впереди был еще один, последний рывок, длиною в двенадцать километров. Это до пещер, а сколько еще в них предстоит побегать — никому не известно. Немного отдышавшись, капитан передал шефу сообщение с координатами группы, в ответ получил отчет аналитиков. Поморщился, но всё же решил прочесть. Не зря: в отчете оказалась важная информация: противник и Пурпурные, равно как и наша разведка, до сих пор не смогли обнаружить беглецов. Самое правдоподобное объяснение — губернатор и его команда прячется как раз в пещерах, противник рвётся туда же. Теперь всё зависит от проворства. Недовольно проворчав, Грант поднял группу:
    — Гвардия, вперед! Некогда отдыхать, — приказал капитан, гарнитура донесла до его слуха еле слышную ругань солдат. — И тихо мне там! С ушами у меня всё в порядке.
    Треклятая скрытность заставила группу отказаться от полёта на шлюпке и прочих удобств и перемещаться своим ходом. Да к тому же определить место назначения, куда надо лететь, тоже пока не выходило. Толку от разведки, как всегда, с гулькин нос, раздраженно подумал Грант. Много слов, а конкретики — ноль, рассчитывать приходится только на свою броню и ноги. Потому маршрут передвижения группы выходил довольно извилистым, Грант проложил его, стараясь охватить по максимуму районы, годные чтобы спрятать как ни крути, а немаленькую компанию беглецов. Далеко они уйти не могли, хоть это радовало.
    Круг поиска сжимался, осталось три наиболее подходящих места. Ущелье, окруженное горными хребтами, которые больше всего напоминали головку хорошего сыра из-за обилия пещер и узких разломов. Невдалеке был еще каньон, по дну которого протекал наполовину пересохший ручей, тоже недурственное место, чтобы скрыться. И, наконец, наименее подходящий для этого третий район: берег моря, место сырое и неудобное, прижатое к воде дикими, непроходимыми скалами. Слишком узко, чтобы стать компактным лагерем, тем более, спрятаться.
    Распылять бойцов на три направления бессмысленно, чутьё подсказывало Гранту, что дальше пещер им бегать не придётся, что совпадало с выводами аналитиков. Главная задача — оперативно прочесать весь массив, не теряя темпа. Когда они приблизились к ущелью вплотную, Гилберт объявил привал. Он дал своей команде целый час на отдых, скупиться было неразумно: начиналась серьёзная работа, требующая от каждого солдата полной самоотдачи. Тут нельзя упускать из виду ничего, здесь нет мелочей, за любое упущение придётся платить слишком дорого.
    Передохнув, Грант стал разворачивать поисковый комплекс. Больше всего хлопот доставила процедура настройки кассетных зондов. Стандартные конфигурации, ориентированные на военные нужды, не подходили, пришлось фантазировать. Грант методично прокручивал список параметров поиска, пытаясь сообразить, на чем лучше всего поймать представителей гражданского населения, какие следы они могут оставить за собой? Повозившись минут двадцать, он в конце концов плюнул и решил прекратить ковыряние в настройках, хотя результат его не очень-то устраивал, всё равно там чего-то не хватало.
    — Серж, готовь птичку к вылету, — приказал он Корсакову.
    Загрузив в беспилотник кассеты, заместитель Гранта водрузил громоздкий аппарат на ажурную конструкцию катапульты и нажал кнопку пуска. С тихим шелестом беспилотник лениво поднялся в воздух, заложил над точкой старта вираж и неторопливо удалился в сторону гор.
    Ждать результатов пришлось недолго, поисковик начал передавать в кластер первые информационные кадры и шлем Гилберта ожил. Грант поиграл перчатками-манипуляторами, покачал крыльями, стараясь почувствовать управление беспилотником, подстроил скорость смены информационных кадров. Тихое пощелкивание, сопровождающее обновление картинок на экране шлема слилось в приятный ритм, хоть медитируй. Сознание Гранта словно слилось с крылатым искателем. Подняв аппарат выше, он повел беспилотник по широкой дуге, стараясь охватить поиском весь горный массив.
    Поначалу не удавалось найти никаких, хоть сколь-нибудь заметных аномалий на этом однообразном каменистом пейзаже. Одно место, слегка напоминающее тропинку, ведущую из соседней долины к темным провалам пещер, Гилберт утюжил по третьему заходу, чутьё опытного вояки подсказывало ему: тут самый удобный проход вглубь горного массива, он бы, во всяком случае, выбрал именно этот маршрут. Наконец, каким-то периферийным зрением, Грант поймал чуть заметное инородное пятнышко на синтезированной, многослойной картинке. Зафиксировав точку, он повёл туда беспилотник. Заложил вираж, истратил еще одну кассету зондов. Когда картинка обросла новыми подробностями, капитан задумался. Похоже, тут был привал: еле заметные пятнышки жира на камнях, чуть в стороне — горка щебня, которой завален пепел сожженного мусора.
    — Кажется, что-то есть! — удовлетворённо произнёс Грант.
    — Местные или…? — поинтересовался Корсаков.
    — Следы. Не знаю, может они, а может и те, кого хочется видеть здесь меньше всего, — пробурчал Грант. — Сейчас попробую выяснить.
    Летающий разведчик, зависнув, опрашивал датчики зондов. Это ничего не прибавило к картинке, тогда Грант развернул машину носом к пещерам и стал медленно продвигаться вперед. Один из провалов, чуть в стороне от курса оказался аккуратно засыпан камнями чуть больше, чем наполовину.
    «Кажется здесь, — обрадовано подумал Гилберт, — и, похоже, заваливали вход гражданские: тщательно, но крайне бестолково с точки зрения маскировки. Вот сюда и будем добираться ножками».
    Чтобы ничего не упустить, Грант поднял аппарат выше и прошёлся еще раз над этим местом. Картина не изменилась, тогда он повёл беспилотный разведчик по расходящейся спирали: а вдруг повезёт засечь еще что-то, может, в поле зрения попадётся и противник заодно? Нахальство, конечно, ждать от судьбы еще одного подарка, ну а вдруг? Через десять минут капитан махнул рукой на прихоти фортуны, включил автопилот и вернул беспилотник назад.
    Остался последний бросок, требовавший от разведгруппы предельной скорости передвижения. Что будет дальше, выяснится на месте, пока перспективы туманны и темны. Грант на карте поисковика наметил маршрут, приказал разобрать беспилотник и засунуть его обратно в контейнер, показал Корсакову место на карте, где аппарат следовало оставить: не тащить же бесполезный груз в пещеры. Скомандовав людям подъём, Грант побежал впереди, сверяясь с маршрутом, но не забывая поглядывать по сторонам.
* * *
    Наконец разведчики вплотную приблизились к месту завала. Осторожно прощупав поисковиком гору камней и ближайшие метры в темной глубине пещеры, Гилберт повёл бойцов внутрь. Он поставил в авангарде Сержа Корсакова, самого опытного разведчика после самого Гранта, разумеется, навесил ему на спину контейнер с поисковиком, а сам шёл замыкающим. На спине Корсакова вырос горб с электроникой, утыканный иглообразными антеннами, над его плечами манипуляторы подняли мощные датчики дальнего обнаружения, отчего фигура заместителя стала похожа на дикобраза с большущими крыльями. Бойцы стали пробираться по темному тоннелю вперед. Подсвечивать себе дорогу было бы верхом легкомыслия, пришлось ограничиться пассивными датчиками, что впрочем нисколько не стесняло профессиональных диверсантов, не в первый раз им случалось двигаться в потёмках. Впереди тянулся петляющий проход, довольно широкий. Находить следы им не составляло большого труда, группа двигалась вперед, словно по натянутой в темном лабиринте ниточке.
    Проход беспорядочно сужался и расширялся, на пути попадались провалы и ответвления, мимо них группа двигалась вдвойне осторожно: Гран опасался ловушки или еще какого-нибудь подвоха. Соорудить некое подобие мины из горнопроходческих материалов и приспособлений не так уж и трудно, а этого добра на планете — хоть завались. У Гилберта в запасе оставались неизрасходованные датчики, которые он время от времени рассовывал по укромным уголкам. Конечно, пока всё тихо, но исключить вариант преследования полостью нельзя, это могло стоить группе очень дорого.
    Внезапно Корсаков замер, бойцы развернулись цепью позади него и тоже остановились. Манипуляторы с камерами и датчиками горбообразного контейнера на спине Корсакова шевелились, обшаривая пространство вокруг. Грант вглядывался в картинку на своём шлеме: впереди, приблизительно в восьми метрах их ждала наскоро сработанная пакость: граммов двести взрывчатки, датчики движения, тепловой датчик (интересно, откуда?) и несколько крохотных усиков-антенн. Примерно в десяти метрах за ловушкой проход расширялся, образуя громадный зал. Определить высоту зала из точки, где они остановились не получалось. Стены каменного мешка тянулись высоко вверх, казалось, в бесконечность.
    Грант приказал Рихарду Милле, по прозвищу Мухобойка, заняться разминированием. Тот врубил свой «Хамелеон», защитное поле на малую мощность, сделал несколько шагов вперед и пропал с экранов группы, а к ловушке беззвучно двинулась стайка ботов, похожих на металлических жуков. Ждать пришлось недолго, насекомые прошелестели назад, к фигуре вынырнувшего из маскировочного поля Милле.
    — Можно идти, — раздался в гарнитуре Гранта еле слышный шепот Мухобойки, — взрывчатку я не снимал, вырубил только датчики.
    Грант не торопился, предпочитая для начала осмотреться как следует, не зря же здесь устроена ловушка! Он скомандовал паре самых шустрых и расторопных разведчиков выдвинуться вперед под прикрытием «Хамелеонов». Пусто. И всё же зал производил впечатление только что покинутого людьми места: множество следов, особенно поблизости от центра, где возвышалась обширная, почти плоская глыба метровой высоты. Группа в полном составе потянулась в зал, сопровождаемая гулким эхом, повторяющим каждый шаг разведчиков. В зале гулял сквозняк и попахивало сыростью.
    — Привал, — одними губами произнёс капитан, — выставить охранение!
    Бойцы сориентировались быстро, установили по периметру зала еле заметные сенсоры движения и устроились на отдых. Объявить привал, не проверив тщательно каждый закоулок зала — это была первая ошибка капитана: не прошло и десяти минут, как внезапно ожил периметр в дальнем крыле, где угадывался в темноте еще один узкий проход.
    — Тревога, — рявкнул Грант в полный голос, скрываться теперь уже не имело смысла. — Занять оборону!
    Из темноты медленно выдвинулась, казалось, выплыла фигура в длинном сером плаще с капюшоном, закрывающим лицо и направилась к середине пещеры. За ней проследовало еще три долговязых личности, укутанные в такие же серые, балахонистые плащи. Четверка замерла в нескольких шагах от приготовившихся к бою разведчиков. Грант заметил на груди у первой фигуры знакомую эмблемку: стилизованное изображение, похожее на ярко-красную ящерицу.
    «Вот и сукины дети пожаловали, ящеропоклонники. Перестрелять их ко всем чертям, что ли? — пронеслась в голове Гранта шальная мысль. — А беглецов они уже обработали?»
    Он вытащил из кобуры свой «Зиг Земман», задрал ствол вверх и нажал на спусковой крючок, оружие беззвучно дернулось у него в руках, зато где-то в вышине раздался громкий хлопок и сверху посыпалась горячая каменная крошка. Грант сам не понял, зачем он это сделал, Пурпурные даже не пошевелились. Тогда он, не глядя, передвинул сектор мощности «Земмана» ближе к середине и снова нажал курок, целясь поверх капюшонов. На сей раз последовал не хлопок, а грохот, от стены зала отлетел увесистый пласт камня и, рассыпавшись на мелкие брызги, рухнул позади фигур в плащах. Первая фигура подняла руки вверх. «Занятно, он что, сдаться решил?» — пытался сообразить Грант. Тут подняли руки и остальные, но внезапно они одним синхронным движением откинули капюшоны.
    Взгляд у Пурпурных оказался немигающим, тяжелым. Таким, наверное, можно смять броню, разорвать защитное поле. Грант уронил руки, его тело вдруг сделалось ватным. Начало подташнивать, как в момент десантирования. Ни одной мысли толковой в голове не осталось, только где-то на краю сознания крутилось: «Нельзя было позволять им приближаться! нельзя позволять приближаться… Ну надо же, влип: что делать… что делать?». Продолжая жечь его взглядом, стоявший ближе всех к разведчикам Пурпурный поднял вытянутую ладонью вперед руку, словно отгораживаясь. Голос сознания становился всё тише и тише: Гилберта охватила апатия, ему стало совершенно безразлично, что с ним будет. От невыносимо тяжелого взгляда Пурпурного невозможно было оторваться, и, будто зачарованный, Гилберт силился даже не моргать. Боковым зрением он засёк, что боец слева, который стоял в точно в такой же, как и Грант позе, медленно встал на четвереньки, тихонько подвывая. Сзади раздался протяжный шорох, сопровождаемый стуком, похоже ещё кто-то, сполз на пол, уронив ручной «Кварк».
    Вдруг под ногами что-то с треском полыхнуло, и на короткий миг пещера озарилась ярко-белым светом, затем сработало защитное стекло шлема и Грант перестал что-либо видеть. Скорее всего, это рванула световая граната. Ай, молодец кто-то, додумался! Присев, капитан перекатился вправо. Ему так удобнее: стрелял Грант с левой руки, да и боец в позе четвероногого друга, слева, никуда не делся. Припав к земле, капитан короткими перебежками рванул к ближайшему нагромождению камней и залёг там. Посреди зала, пошатываясь, топтались Пурпурные. Они изо всех сил пытались продрать глаза, но, видимо, граната сработала на совесть, во всяком случае, они были крепко заняты собою и внимания на происходящее вокруг не обращали.
    Неожиданно пещера наполнилась грохотом залпа из «Кварка». Над головой Гилберта просвистел мелкий щебень, он живо нащупал гранату в кармане экзоскелетки, выдернул чеку. Сообразить бы только, в какую сторону метнуть. Настала гробовая тишина, казалось, слышно как потрескивает остывающая каменная крошка. Где-то в недрах горы, раздался приглушенный грохот перестрелки. Так продолжалось минут пять-шесть, в зале по-прежнему висела гробовая тишина, даже Пурпурные затихли, видимо тоже прислушиваясь.
    — Эй, наёмнички, ну-ка стрельбу прекратите, — раздался незнакомый, властный голос.
    «Занятно, кто-то из бойцов действительно прорвался вперед и продолжает воевать, или это просто фигура речи?» — пронеслось в голове Гранта.
    — Кто говорит? — рявкнул он, завалившись на спину.
    — А тебе какое дело? — ответил чей-то голос нахально. — Выходы перекрыты. Приказа брать пленных у меня нет. Бросайте оружие и живо подымайте руки.
    «Какого дьявола?! — лихорадочно соображал Грант, — Что значит „не брать пленных“? Конвенцию Наёмников ребята не нарушали… Фишбаум, тварь такая, куда ты нас втравил? Так, спокойнее, главное — не суетиться… Выходы, говоришь, перекрыты? Врёшь, зараза, это тебе так хочется! Датчики, в тоннеле молчат, значит, там чисто. И периметр, сооруженный в зале сработал только в одном месте. А вот это плохо! Может, все наши датчики тю-тю? Допустим, в каменном лабиринте связь с ними может прерваться, но не со всеми же, последний датчик он ставил совсем рядом. Выходит что, шли за нами по пятам? — от этой мысли Гилберту стало не по себе».
    — Кто вы такие и что вам нужно? — он решил слегка потянуть время, может ситуация и проянится
    — Я же сказал: оружие бросить, лапки кверху, что непонятного? — ответил тот же голос, — даю пять минут на размышление. Пеняйте потом на себя.
    «Пять минут — это хорошо. Это много, Гилберт, очень много. Главное — не паниковать, — Грант отчаянно пытался взять себя в руки. — Стоп, мина возле входа. Мухобойка сказал, что взрывчатка осталась на месте? Двести граммов должно хватит, чтобы завалить проход. Или хотя бы заблокировать на время. Главное сейчас — выиграть время, а там — как карта ляжет».
    Он коснулся гарнитуры:
    — Мухобойка, заряд, в тоннеле, его можно подорвать? — спросил Грант еле слышным шёпотом, — отвечай только да или нет.
    — Да, — прошелестело в гарнитуре.
    — А если по-скорому, на бегу, сможешь? — уточнил Грант.
    — Да.
    — Взрывом проход завалит?
    — Должно, — снова ответил Милле
    «Вот, что еще неясно: где наш настоящий противник, братья-наёмники? Если бы это они прижали нас, к чему переговоры? Не нужны коллегам переговоры, им надо местных отыскать и ящеропоклонников прикрыть. Ничего более, а мы — помеха. Пурпурные — здесь. Не могли они сюда добраться самостоятельно, это точно. Когда нас прижали, стрельба где-то еще продолжалась. Кто там и с кем воевал? Тогда — не за тех нас принимают, совсем не за тех. Это уже реальный шанс прорваться. Но кто? Третья сила, это уж как пить дать, откуда взялись, чего им понадобилось? Патрульный Флот Конфедерации? Возможно, это не так уж плохо, смущает разве что скользкий пунктик в приказе Фишбаума. Или всё-таки коллеги? Да нет, судя по: „Эй, наёмнички“, это кто-то третий. Если нет, если это противник — отступать никак нельзя, иначе — задание провалено».
    Размышления Гилберта прервали приглушенные звуки, доносившиеся на сей раз со стороны темного угла зала по левому флангу. Опять похоже на стрельбу, и тоже очень далёкую. Значит, всё-таки коллеги тоже попали в переплёт!
    «Ага, вот этого мне как раз и не хватало! Спасибо, ребята, подсказали. — Грант рассчитывал только на внезапность и сообразительность бойцов: — если не выйдет, как я задумал, положат всех. Ну, Эрни, молись!». Он повернулся на спину, ногами к темному провалу тоннеля и стал возиться с изображением на шлеме. Двинул к точке прохода красный маркер в виде бегущего человечка, поставил на него обратный отсчёт времени и включил режим внимания всем бойцам.

    Пять, четыре, три, два, один… ноль. Грант, припадая к земле и выписывая зигзаги, метнулся к проходу. Последние два метра он преодолел в полёте, прыгнув рыбкой в темноту. Перекатившись, он вскочил на ноги и развернулся лицом к догоняющим его разведчикам, опустился на колено и никуда специально не целясь, трижды выстрелил поверх голов, в зале раздался грохот падающих камней. Грант поймал за локоть пробегающего мимо Мухобойку, пропуская вперед остальных бойцов.
    — Мина. Завали проход, — крикнул Гилберт, тот кивнул, доставая плоский мерцающий в полумраке подземелья пульт.
    «Кварк» Гранта еще раз выплюнул в зал волну силового поля и веер зарядов. «А теперь — ноги», — сам себе приказал Гилберт, поставил темп экзоскелета на максимум и припустил вслед за бойцами. Меньше, чем через минуту, земля под ногами вздрогнула, он остановил отряд, давая Мухобойке возможность догнать их. Куда теперь бежать и что делать дальше, Грант совершенно не представлял себе. Обдумывание ситуации на бегу ясности не добавило. Одно только бесспорно: вмешалась третья сила. Кто и зачем — загадка, может Пурпурные свою игру затеяли? Прикрытие, на случай осложнений с «Меркурий Майнинг» или с силовиками Конфедерации, чем чёрт не шутит?
    И на отряд патрульного флота тоже не похоже, эти не миндальничали бы, накрыли весь район с воздуха, а десантом придавили. Вольные искатели приключений? Хм, смысл совать свой нос прямёхонько в пекло? Чем тут можно поживиться? Нет, всё-таки какое-то отношение к властям эти ребята имеют, нутром чую. Кто бы еще говорил про приказ и давал шанс сдаться? Однозначно! Значит, с этой силой надо быть сугубо аккуратным, ни в коем случае не дать повода для агрессии. Передушат, как корабельных крыс.
    — Гвардия, слушай приказ, — властно произнёс Грант, — в наши дела вмешалась третья сила. Кто такие, неизвестно, но с нашими противниками они тоже воюют. Приказ таков: выбираться наружу и выйти за границу ущелья. Далее будем ждать нового приказа от шефа или действовать по обстановке. От огневых контактов уклоняться, вести только заградительный огонь. Открывать огонь на поражение по живой силе без моего особого приказа запрещаю. Вопросы есть?
    В напряженной тишине раздалось несколько тяжелых вздохов.
    — А если ты, командир, забудешь отдать приказ? Или не успеешь? — прозвучал чей-то нагловатый голос.
    — Обратитесь по форме, — холодно произнёс капитан.
    — Рядовой Теодорчук. Имеется неопределенность. Как бы приказ не прощелкать, командир, — произнес тот же голос.
    — Рядовой, сдайте оружие, — промолвил Грант казенным голосом.
    Повисла напряженная тишина. Боец застыл в ступоре.
    — Теодорчук, был приказ командира сдать оружие. Что непонятно? — властно произнёс Корсаков, демонстративно расстегнув кобуру.
    — Я хочу, чтобы вы осознали, в какой мы ситуации, — добавил Грант в гробовой тишине, — мы не знаем, с кем имеем дело. Если те, с кем мы столкнулись здесь, имеют отношение к законной власти Конфедерации… мы все — трупы, как только вздумаем воевать. Рано или поздно найдут и перестреляют, как бешеных собак. Это понятно? Наш единственный шанс — просочиться мимо них тихо, мирно, в крайнем случае — сдаться. Демонстрировать свою прыть — сейчас не время и не место. Но если выяснится, что мы имеем дело не с Конфедерацией, надо будет спасть свою шкуру и тут уж не до сантиментов. Это понятно?
    Бойцы, молча выслушав эту тираду, неохотно закивали.
    — Еще раз повторяю, даже одна случайная жертва ставит нас вне закона, — продолжал Грант. — И я хочу, остаться в живых не меньше вашего. Теодорчук?
    — Командир, я всё понял, — твердо заявил боец. — Оружие только не отбирайте, а? Без него как голый.
    — Вперед, гвардия, — Грант проигнорировал реплику, опустил забрало шлема, махнул рукой, призывая бойцов следовать за ним, и побежал петляющим тоннелем вперед.
    Рядом с выходом группа притормозила. Корсаков подполз к самой кромке пещеры, чтобы задействовать поисковик, минут десять сканировал пространство снаружи. Пейзаж был мертв. Тогда Грант скомандовал группе выдвигаться, сам же оттянулся в арьергард.
    Взяли их жёстко. Над головами бойцов затанцевало звено БТ, цепко удерживая группу в прицеле. Над соседними скалами показались солдаты в необычной экипировке, Грант таких доспехов доселе не встречал. Рябь, нагоняемая маскировочными устройствами размывала фигуры, делая их не столько незаметными, сколько текучими. Переливающееся цветное пятно, в которое превращался солдат, хрен удержишь на мушке. Диверсантов ловко оттеснили на голое место, подальше от крупных камней и скал. В такой позиции сопротивляться — глупо. О почетной капитуляции речи быть не могло, оставалось просто бросить оружие, поднять руки вверх и сдаться на милость победителя. Кое-кто из разведчиков еще пытался сопротивляться в рукопашной, но это ничем не помогло группе.

Глава 6. Допрос

    У Гилберта болела вся левая половина тела, рука, бок, нога, даже на щеке красовалась свежая ссадина. Левый глаз заплыл, представлял собой сплошной кровоподтёк. Короткий рукопашный контакт, но по ощущениям, словно капитана зацепило бортом броневика на полном ходу. Помогая себе правой рукой, он с трудом приподнял висевшую плетью левую руку и осторожно положил её на стол. Костяшки пальцев были содраны, кисть распухла. Грант еще раз оглядел сидевшего перед ним крепкого мужчину. Коренастый, неопределенного возраста, с коротко стриженой пегой шевелюрой. Потёртая разгрузочная жилетка и видавшая виды короткая куртка говорили о том, что перед Гилбертом — профи. На поясе у него болтались два массивных боевых ножа в затёртых кожаных ножнах: по одному с каждого боку. Мужчина, равнодушно разглядывающий Гранта, подобрался и сказал:
    — Устраивайся поудобнее. Разговор у нас с тобой будет долгий. Для начала, меня зовут Лисин, я атаман казачьей сотни. Это мои бойцы брали твою банду.
    Грант скривился: воспоминание было не из приятных. В итоге, впрочем, всё обошлось парочкой сломанных носов, многочисленными синяками и вывихами. Чисто взяли, одним словом, со знанием дела.
    — Имя, должность, звание? — задал первый вопрос атаман Лисин.
    — Гилберт Грант, командир инженерно-сапёрной роты, капитан, — ответил Грант.
    — Капитан Грант? — неожиданно развеселился Лисин, — а дети у тебя есть?
    «При чем тут дети? — подумал Гилберт, — тем более, мои?»
    — Детей нет, не клонировался, пол не менял, — отрезал наёмник.
    — Ладно, это лирика, книгу одну вспомнил, про детей одного Гранта, тоже капитана, кстати, — махнул рукой Лисин, — продолжим.
    Отвечать на вопросы Гранту было не сложно, скрывать ему особо нечего, разве что фразу Фишбаума про ненужных свидетелей. Но Лисин, похоже, всё-таки догадался, не зря один и тот же по сути вопрос звучал в разных формулировках: как надлежало поступить группе, в случае предполагаемого успеха Пурпурных. Да и про самих Детей Пурпурных тоже расспрашивал очень подробно и, как показалось Гранту, с недоверием.
    Прищурившись, атаман спросил:
    — Про задание я понял, вроде всё сходится. А как отходить собирались?
    — На шлюпке, — ответил Грант.
    — Ну, хорошо, полетели вы восвояси, а как быть с губернатором? Оставишь, мало ли что с ними может приключиться? С собой не потащишь, сколько у него людей тоже неизвестно.
    — Специальных указаний не было, приказано действовать по обстановке, — отстраненно ответил Грант, что было сущей правдой.
    — А как поступил бы на самом деле? — спросил атаман.
    — Не знаю, — ответил капитан еле заметно промедлив, — информации слишком мало. Да и чего теперь об этом говорить.
    — Дело ясное, что дело тёмное, — ехидно заметил Лисин, — а в пещерах долго искать собирались?
    — Мы обнаружили свежие следы, с поисковиком это не проблема, — сказал Грант. — Если б не вмешались ваши люди… час, не больше.
    — Капитан, ты ошибаешься, в пещерах не было наших людей, — сощурившись произнёс Лисин.
    — Ваши или конфедераты, какая разница? — пожал плечами Грант.
    — Как догадался, кто перед тобой? — спросил Лисин.
    — Тон, обращение «наёмнички». И пять минут на размышления тоже. Не всякий даст пять минут на размышления, — ответил Гилберт.
    — А почему не сдался? Рисковал с побегом-то? — допытывался атаман.
    — Рисковал, само собой. А думаешь, приятно попадаться? Послушай, мы же никого не убивали, ни в пещерах, ни потом. — Грант, скривившись от боли, переложил разбитую левую руку себе на колени.
    — Ну да, ну да, — проговорил Лисин потирая подбородок, — ты уверен? На все сто?
    — Мы вели только заградительный огонь, — покачав головой ответил Грант. — Бойцам я запретил без особого распоряжения стрелять по живой силе.
    — А в пещерах? Уверен, что и там тоже обошлось без жертв?
    — Не понял, — озадаченно сказал капитан.
    — Повторяю, в пещерах не было наших людей, — сказал Лисин, внимательно наблюдая за реакцией Гранта. — И конфедератов тоже.
    — А кто же там был? Святой дух и его воинство? — Грант был ошеломлён, но виду старался не подавать.
    — Капитан, ты когда приказ получал, с разведданными знакомился? — утомленно произнёс Лисин.
    — Само собой, еще и вдогонку аналитику получил, — ответил Грант. — Наиболее вероятное местонахождение…
    — Стоп, я не про это, — перебил его атаман. — С кем воюете, в курсе?
    — Н-нет, — ответил Грант, опуская глаза, — разведка толком ничего не нарыла. А шеф только намекал.
    — Намекал на что? — настойчиво переспросил Лисин.
    — Странная история, вроде какие-то дезертиры… с флота, — неуверенно ответил капитан.
    — Ну… ну?
    — Ты хочешь сказать, что это…
    — Стоп, капитан, — Лисин поднял ладонь, — я ничего тебе сообщать не собираюсь, но ты думай. Думай!
    — Понятно, — промямлил Грант, хотя, конечно, ничего не понятно.
    — А с местными тебе повезло. Не дали грех на душу взять. Кто-то хорошо придумал, ну те следы, снаружи, помнишь? Всё ты правильно описываешь и сработал качественно. Только с направлением ошибочка вышла, — лицо атамана расплылось в улыбке.
    Наёмник недобрым глазом глянул на Лисина: он что издевается?
    — Команда губернатора в этом месте как раз вышла наружу. Повезло, вы разминулись с ними может на пару часов, не больше. И вас они засекли, издалека, к счастью. Твои бойцы бежали как лоси, — Лисин улыбнулся еще шире. — Жадный ты на отдых, капитан, загонял ребят совсем.
    Гранта почувствовал себя так, словно его окатили нечистотами. Надо же, провели, как мальчишку! Его, профессионала, лучшего специалиста в бригаде! Лицо Гранта залилось краской, по щекам заходили желваки.
    — Не злись, капитан. Всё что происходит, всё к лучшему, поверь. Не тебя одного обвели вокруг пальца, — хохотнул атаман, — коллеги твои, из «Меркурия», вообще попались как маленькие.
    Грант покачал головой, какое ему дело до других? А этот, потешается, рожа азиатская. Как прищурится, один к одному узкоглазый. Таким только дай повод… Лисин, говоришь? Или правильнее будет Ли Син?
    — Ну, ну? издевайся, имеешь право. Ли Син, — ответил Грант с кривой ухмылкой. Последнее произнёс, нарочито раздельно, полагая таким образом задеть собеседника. Но тот неожиданно залился хохотом.
    — Сбил тебя наш лётчик Ли Си Цын? — хохоча выпалил Лисин.
    «Какой к дьяволу лётчик? — Грант был сбит с толку, — бредишь, что ли, атаман?»
    — Ладно, шутки в сторону, капитан Грант, — произнёс Лисин еле сдерживая смех. — Что нам с твоей группой делать, а? Таскать вас за собой — хлопотно, держать на корабле — негде. И отпускать нельзя, потому как непонятно еще, какие дела за вами числятся. А патрульный флот не скоро сюда явится, в других мирах пока есть чем заняться.
    — Не знаю, сам думай, сам решай, атаман, — устало, с деланным равнодушием произнёс Грант.
    — Ситуация, понимаешь, — моментально сменив веселье на серьёзность произнёс атаман, — я про коллег твоих, что воюют тут с вами. Непростая ситуация.
    Атаман смерил Гранта тяжелым взглядом. Повисла пауза, атаман явно заколебался, раздумывая, как ему поступить. Наконец, кивнул сам себе и нехотя произнёс:
    — В общем так, Грант. Ты пока с бойцами посидишь у нас тут под замком. По крайней мере, до завтра. Потом будем думать, что с вами делать. Что-то мне ни одно решение не нравится.
    Гранта увел конвой, а Лисин продолжал сидеть в задумчивости, поиграл гарнитурой связи, потом отложил её и решительно двинулся к своей шлюпке. Крохотный каплеобразный кораблик взмыл в темное ночное небо и взял курс на орбиту.

Глава 7. Борт «Фуэте». Совещание

    Причалив к шлюзу звездолёта, Лисин отправился в рубку, где застал капитана, корпевшего над последними данными Пролога. Увидев атамана, он поинтересовался:
    — Как там твои подопечные, Олег Захарыч?
    — Чего-то я пока не понимаю, Виталий Игоревич. Посоветоваться бы, — ответил Лисин. — Но сначала — информация. Что-то новое есть?
    — Радиомаяк начал передавать новые координаты. Губернатор действует в точности так, как мы предположили, — тут Виталий помрачнел, — и есть новая сводка от контрразведки патрульного флота. Про бывших «Белых Драконов» информация полностью подтвердилась. Дезертиры и всё такое прочее.
    — Час от часу не легче, — произнёс атаман упавшим голосом, — хотя, судя по тому, что рассказал наёмник, можно было и догадаться.
    — Местные молодцы, от погони всё-таки оторвались, боюсь только, ненадолго это. Тебе удалось их вместе собрать, Захарыч? Или кого-то ещё ждём? — спросил Тышковский.
    — Собралась примерно половина, остальные где-то на подходе. Ситуация, чёрт бы её побрал. Зря они всё-таки разделились, крайне неудачное решение. А представляешь, Виталий Игоревич, — оживился Лисин, — капитан наёмников поёт мне про своё задание, чуть ли не как о миссии по спасению местного населения от подлых наёмников, не брезгующих никакими методами. Лишь бы, понимаешь, опорочить их честную бригаду. Прямо, святые люди, спасители гражданского народонаселения. По-моему, чепуха какая-то.
    — Не чепуха, Захарыч, посмотри сводку.
    — Понял, — ответил атаман, — чую новостей на сегодня хоть отбавляй. А хорошее что-то есть среди них?
    В ответ Тышковский только пожал плечами, мол, сам смотри, что к чему. Атаман взял лист-терминал, устроился в штурманском кресле и стал просматривать последние разведданные. То, что в историю попали Дети Пурпурных, атаман уже слышал от Гранта, правда особого доверия у него сообщение не вызвало, поскольку походило это на хиленькую попытку выставить себя в лучшем свете. Однако, всё оказалось правдой, атаман даже присвиснул от удивления. А когда дело дошло до «Белых Драконов», дезертировавшего элитного спецназа, Лисин здорово помрачнел. Но самым любопытным оказался вывод о том, чем же соблазнились Драконы, что заставило их наплевать на опасности и явиться сюда. Всё очень просто, уран! Вот только как они собираются его вывозить, и в каком виде: руда, концентрат, жёлтый кек?
    Просмотрев текст далее, Лисин догадался, что на «Фуэте» сводка попала в усеченном виде: следом за упоминанием об уране оказался вычищен приличный кусок текста. Лисин тут же прокрутил текст в начало и быстро обнаружил еще несколько дыр, похоже, что кое-где отсутствовали целые абзацы, а в некоторых местах исчезли отдельные предложения и ссылки. Тот, кто подверг сводку цензуре, не удосужился скрывать факт усечения текста косметическими правками. Дочитав до конца, атаман обратился к Тышковскому:
    — Виталий Игоревич, помнится, ты говорил, что инженеры наши затевали что-то. И как, получилось?
    — Знаешь, кое-что есть, — оживился Тышковский, — вытащили какие-то сводки, отчеты. Помог бы им разобраться, атаман?
    — Фухх, ну это уже кое-что! Сейчас займусь, — ответил повеселевший Лисин, — а ты не верил в эту затею!
    Виталий развел руками, мол виноват, недооценил. Лисин отправился в инженерную лабораторию с твердым намерением не упустить ни малейшего шанса прояснить положение дел. Спустя три часа атаман вернулся в рубку усталый, но довольный, на его устах блуждала шальная ухмылка.
    — Виталий Игоревич, посоветоваться надо, — бодрым тоном произнёс Лисин.
    — Удалось что-то разобрать? — спросил Тышковский.
    — Не так много, как хотелось бы, зато общая картина немного проясняется, — ответил атаман. — В сводке кое-чего не хватало, поди из-за секретности, зато у инженеров в руках оказались просто таки роскошные данные. В общем, настоящих целей у Драконов всего две. Точнее, цель одна, главная — убраться отсюда, это раз, а второе — прихватить с собой обещанный им по контракту уран. Контрразведка данный факт тоже не скрывает.
    — Верно, Захарыч. Разобрался, что из сводки кое-что пропало? — кивнув, спросил Тышковский.
    — Разобрался, хотя радости это прибавило, многие знания — многие печали, — погрустнев сказал атаман. — Конкретно про перехват: из него следует, что Драконы решили подставлять своих противников на полную катушку, для того и Дети Пурпурных здесь. Задача у Драконов — переключить внимание сил Конфедерации на наёмников «Химической добывающей». И для этого нужны мощные аргументы, достаточные, чтобы задвинуть подальше в тень их собственные подвиги, — сказал атаман.
    — Согласен, — кивнул Виталий.
    — Виталий Игоревич, понимаешь, они не отступятся, эти ребята не привыкли проигрывать, — заявил атаман.
    — Что ты имеешь в виду, атаман? — спросил Тышковский.
    — Боюсь, нам будет ой как непросто спасти местную администрацию, — ответил Лисин, — неизвестно, какие пакости эти ребята приготовили. Они, конечно, тоже не боги, тоже ошибаются. Но такие ж настырные, до горя просто, — скривившись, сказал атаман. — Главное, неизвестно, какие тузы у них еще остались на руках. Смотри, капитан: вывезти отсюда урановую руду, нужен подходящий транспортник. И наверняка охрана для столь ценного груза. То есть, еще как минимум должен быть еще и боевой корабль, или тот же транспортник, но с истребителями на борту. И с боевыми пилотами. Конечно, у Драконов сейчас далеко не все бойцы из кадровых, успели они поднабрать всякого сброда, но сюда направят самых лучших, можно не сомневаться.
    — Логично, — кивнул Тышковский, — предполагаешь, что у нашего корабля тоже есть шанс попасть под удар?
    — Не знаю, капитан, не знаю, — задумчиво произнёс Лисин, — представь себе, что мы уже подняли к себе на борт администрацию. Что мешает боевому кораблю сжечь «Фуэте»?
    — А смысл? — удивился Тышковский. — Думаешь, чтобы избавиться от свидетелей охоты на гражданских, которую затеяли тут Драконы? Хмм… Возможно.
    — Значит, пока у них есть шансы добраться до губернатора, нет смысла связываться с нами, а как только мы начнём эвакуацию, уже есть.
    Тышковский и Лисин помолчали, обдумывая сложившееся положение.
    — Олег Захарыч, а какое впечатление у тебя о пленных? — спросил Тышковский.
    — Ничего особенного, типичные наёмники. Вооружение не новое, мы уже давно поколение семь с плюсом используем, а у них — штатное шестое.
    — А люди?
    — Плоскодонки.
    — Что значит плоскодонки? — спросил удивлённо Виталий.
    — Без двойного дна ребята и без изысков. Считают себя профи. Думают только о своих доходах и больше двух мыслей в голове не умещается, — ответил Лисин.
    — Преувеличиваешь, Захарыч? О чем еще могут думать солдаты?
    — Нет, капитан, — покачал головой атаман, — не думает ни о чем плохой солдат. Возьми хотя бы моих. У любого есть какая-нить страстишка: кто философией интересуется, кто-то стихи пишет или хокку сочиняет.
    — А я думал, это только мои инженеры на философии и поисках смысла жизни помешаны, — озадаченно произнёс Тышковский. — Вот я чего спрашиваю, атаман, может отвлекающий манёвр придумать? Наёмников всё равно отпускать придётся рано или поздно, так пусть хоть с пользой, а? Пусть поводят Драконов за собой? Ну хотя бы какое-то время выиграем, как считаешь?
    — Знаешь, капитан, они мне самому уже надоели, хуже горькой редьки. Хоть сейчас на все четыре стороны отпустил бы. Отвлекающий манёвр, говоришь? — атаман задумался, — боюсь, не потянут. Командир ихний, Грант, показался мне честным малым, неохота его вслепую использовать, чем-то он мне симпатичен. Ну а посвящать наёмника в суть дела, тоже не с руки.
    — А ты и не посвящай, — сказал Тышковский, — ты только намекни. Скажи, одно дело делаем и всё такое. Выбор-то у него небогатый?
    — Да побольше нашего, если честно, — атаман пожал плечами, — нам-то куда его банду девать? Ведь на самом деле за ними грехов-то не числится, так, грешки, мелочь. По большому счёту, нам только внушение надо им сделать, предупредить о неотвратимости правосудия, ежели чего. И отпустить. Правда, Грант ничего не знает про то, есть ли у нас что-то на его бригаду и на его непосредственного командира, на Фишбаума, приказик-то скользкий он отдавал, с подтекстом.
    — Не знаю, Олег Захарыч, тебе, конечно, виднее, но я бы попробовал, — глаза у Тышковского блеснули.
    — Тогда поддержка твоя требуется, капитан. Надо будет организовать утечку информации от нас. Инженерам поставишь задачу?
    — Да всё, что в наших силах, атаман! Приказывай! — воскликнул Тышковский, — всё, что в наших силах — сделаем, обещаю!

Глава 8. Выбор

    — Грант, слушай меня внимательно, от этого разговора многое зависит в твоей судьбе. И не только в твоей, так что прежде чем говорить что-то, крепко подумай.
    Лисин задумчиво крутил в руках боевой нож. Со стороны было непонятно, то ли так ему проще было сосредоточиться, то ли кручение смертоносного металла перед носом у наёмника имело другие цели. Зеркало полированного клинка вращалось без малейшего звука, складываясь в причудливые узоры.
    — Мы проверили всё, что ты тут нам поведал на допросе. В общем, кроме одного скользкого момента, всё сходится. Я про то, как бы ты поступил, если бы к губернатору Пурпурные успели раньше тебя. У тебя был приказ зачистить всех, я прав? Еще раз предупреждаю тебя, сначала — думай, потом говори.
    Гранта всю ночь мучил тот же вопрос: рассказать про бесцеремонный приказ Фишбаума, или скрыть? По всему выходило, что рассказывать не имело смысла. В конце концов, всё обошлось, это раз. И второе, как такового, прямого приказа зачистить свидетелей не было, вывернулся ведь шеф, только ходил вокруг да около, намекал. Верно, Фишбаум настаивал на том, что надо вывести бригаду из-под удара, сорвать провокацию противника, задача была поставлена предельно жёстко. Другое дело, что сделал бы Грант и его бойцы на самом деле?
    — Приказа о зачистке я не получал, — наконец выдавил из себя Гилберт, — был приказ действовать по обстановке, с учетом возможных последствий провокации. Самый плохой вариант развития событий… не исключал жёстких решений. Но решения эти должен был принимать я сам.
    — Понятно. Подставляться должен ты сам. И отвечать за содеянное тоже. Я правильно понимаю? — спросил Лисин.
    — Всё правильно, атаман, — выдохнул Грант.
    — Спрошу по-другому: а как бы поступил на самом деле?
    — Атаман, ты же прекрасно знаешь, как работают наёмники. Мы с гражданскими не воюем. Это прямо запрещено нашим Кодексом. И за такие фокусы можно здорово поплатиться, — Гилберт нервно провёл ладонью по левой щеке, где начала затягиваться ссадина. — А тут мне выбирать особо не из чего: или нам припишут, чего не делали, или я сам стану по ту сторону Кодекса и закона. Если честно, то я не знаю, как бы поступил, если бы случилось худшее. Наверное, искал бы выход до последнего. Но позволить из наших ребят сделать отступников… Нет, атаман, пиши как есть: капитан Гилберт Грант принял бы решение о зачистке.
    — Я тебя понял, капитан, — Лисин в одно мгновение остановил вращение клинка. Покивал и добавил: — а ты молодец, наёмник. Если бы ты начал юлить, тогда пришлось мне брать грех на душу.
    — Да? И что же ты понял, атаман? — со злостью произнёс Гилберт, — Ну да, прокололись мы — вот самое главное! Обули нас как малолеток, провели на ровном месте, считай, трижды! И ребята из «Меркурия» и местные. Наконец, вам в руки попала вся группа! А приказ так и не выполнен!!! — сорвавшись, заорал Грант.
    — Тихо, тихо, ты не у себя дома! — рявкнул в ответ Лисин. — Нервы спрячь!
    В ответ Грант только засопел и сжал до хруста кулаки.
    — Если тебя так заело самолюбие, вот тебе информация к размышлению: разведка ваша… в общем, говно, а не разведка. Помнишь, я тебя спрашивал, знаешь ли ты, с кем свела судьба воевать? Так вот, тут и в самом деле есть дезертиры из флотского десанта. И не просто из десанта, а из элитного «Белого Дракона», слыхал про таких?! — Грант отрицательно замотал головой, — Это ребята, которыми в окраинных мирах детей пугают! Особливо там, где местным царькам надоела власть Конфедерации. Как раз в такие места Драконов посылали, чтобы они там калёным железом… — атаман скрипнул зубами.
    — Про это мне Фишбаум только намекал, — произнёс Грант, — сказал, информация жутко секретная.
    — Верно, — кивнул Лисин. — Капитан, давай сначала про дело договоримся, разговоры — потом.
    — Давай про дело, — вздохнул Грант. Он прикидывал: атаман его вербовать начнёт, что ли? К чему бы это? Надо быть начеку, но разузнать побольше, пока нужда есть с ним договариваться. — А про местных что можешь сказать? Кто это у губернатора занюханной колонии такой шустрый?
    — Оставь ты свои комплексы, — хмыкнул Лисин, уходя от ответа, — но поверь, противник достойный. Слушай дальше. Нам надо эвакуировать местных, или хотя бы Пурпурных вывести из игры. Тут наши с тобой цели совпадают, согласен?
    — Не возражаю, — осторожно ответил Грант, стараясь держаться расслабленно и отстранённо.
    — Или ты прикидывался, будто гражданских не собирался убивать, мол Кодекс не велит и всё такое прочее, а?
    — Нет, сказал, как есть, — подобравшись ответил Грант.
    — Тогда цель у нас одна. Я и говорю: нам тоже поручили вывезти отсюда всю губернаторскую контору вместе с роднёй. Усёк?
    Грант кивнул, тут же обругав себя последними словами. Это ж психология! Не поддаваться!
    — Знаешь, капитан, будь на твоём месте кто-то другой, я бы ни за что не пошёл на этот разговор. А тебе вот доверился, — Лисин глянул на Гранта исподлобья, оценивая реакцию, но тот изображал из себя каменное изваяние. Атаман фыркнул, — да не пыжься ты! Слушай дальше. У нас приказ, убраться отсюда как можно быстрее, но только вместе с губернатором.
    — А мы, значится, будем помогать, я правильно тебя понял? А если не согласимся, ты всю группу в расход пустишь, да? — саркастически проговорил Грант.
    — Почти. В расход не имею права, но под суд отдам с удовольствием, — Лисин навис над столом и принялся буравить Гранта взглядом. — За то, что не желаешь оказать посильную помощь в спасении местной администрации.
    — Я хочу связаться со своим командиром, — с трудом вымолвил Грант.
    — Ответ отрицательный, связи не будет, — отрезал Лисин.
    — Тогда отправляй под арест, атаман, — выдохнул Грант.
    — Дурак ты, капитан, — скривился Лисин, — я тебе дело предлагаю! Цели у нас общие!
    — А почему я должен тебе верить, атаман?
    — А смысл мне тебя обманывать, капитан?
    — Откуда я знаю? — Грант пожал плечами, — ты ведь ничего толком ничего мне не сказал на самом деле.
    — Я рассказал тебе даже больше, чем следовало. Чего тебе еще надо? Твоему командиру докладывать никто не собирается. И разговаривать с ним не о чём, это наше с тобой маленькое дело, но суть не в том. Просто разговор можно перехватить, это раз, а два — в твоей бригаде где-то протекает, сам же говорил. В общем, я тебе не мать Тереза и цацкаться с таким как ты не привык. Решай сам, минуту дам подумать, это всё.
    — Скажи, атаман, а про Драконов это правда? — спросил Гилберт.
    — Правда, тебе просто повезло. Ну как повезло… со взрывчаткой ты хорошо сориентировался. Взрыв и завал прохода никто не мог предусмотреть, свой шанс оторваться ты использовал. Потому как гнать вас вперёд, идти по следам, такой план у Драконов наверняка был. Скорее всего, они решили, что твоя группа уже нашла местных. А если и не нашла, то всё равно поможет найти. Потому, тебе просто дали уйти.
    Грант долго молчал, а потом спросил:
    — Драконы и в других мирах за «Меркурий» воюют?
    — Нет, только здесь. Есть предположение, что их интересует уран. И, похоже, «Меркурий Майнинг» рассчитывается с ними ураном. Драконам отсюда и вывозить удобно, и если с расчётами какая закавыка, можно и самим взять. Всё, баста, капитан, хватит разговоров! Твоё слово: ты с нами, или против нас?
    — Я согласен, атаман, — проскрипел Гилберт.
    — Ну наконец-то! — воскликнул атаман, — слушай свою задачу.

Глава 9. Эвакуация

    — Капитан, похоже, к нам кто-то идёт, — встревожено сообщил астрофизик Рудольф Куклин, — глянь на карту.
    — Вижу, — сказал Тышковский, разглядывая свежую метку на звездной карте, — Лисин нутром чуял, куда ветер дует. Объект одиночный, или пока не разобрать, что скажешь, Руди?
    — Если это одиночка, то весьма затейливой формы, — ответил астрофизик, — такой никак не приспособлен прятаться от локаторов, сплошные блики во все стороны.
    — Расчётные данные по подлётному времени здесь приведены. До нашей орбиты часа три ходу, насколько цифра правдоподобная? — спросил Виталий.
    — Вполне, скорее всего надо час накинуть на торможение, если он без гравикомпенсаторов идёт и с людьми на борту.
    Тышковский активировал шифрованный канал, чтобы сообщить Лисину важную, хотя и неприятную новость. Выслушав капитана, он только крякнул.
    — Почалося, — озабоченно пробурчал атаман, — ну что, Виталий Игоревич, пора науськивать драконов и пускать по следу? Нехай инженеры первую порцию дезы сливают.
    — Сделаем, Захарыч. Местные-то хоть все в сборе? — спросил Тышковский, его голос выдал нешуточное волнение.
    — Последняя группка на подходе, если всё будет в порядке, скоро явятся, может, через часик-полтора. Тогда и будем тут сворачиваться, — ответил Лисин, — Виталий Игоревич, ты не волнуйся, мы их подстрахуем, если надо. Выдвинемся навстречу. Катерок бы им послать, да нельзя, засветимся.
    — Действуй, атаман, при малейшей задержке, немедленно сообщай.
    — Добро. Да, губернатор тут поведал кое-какие занятные факты. Ну, это не срочно, — ответил Лисин и отключился.
    А Виталий всё раздумывал, всё ли учтено в задуманной ими довольно авантюрной операции. Самое уязвимое место в плане — наёмники. Этим не прикажешь, да и вялые они какие-то, нерасторопные, тут вся надежда на Лисина. Если Захарыч правильно накачает командира, на успех рассчитывать можно. Кто же летит к Драконам, боевой корабль, или простой транспортник? Может, стоит перевести звездолёт на более высокую орбиту от греха подальше? В конце концов, решил, что нет, «Фуэте» всё равно как на ладони, а лишние дёрганья будут только нервировать противника, да и польза от такого манёвра — сомнительная.
* * *
    Эрик Долгополов еще раз прогнал сценарий информационного слива, глянул на результаты моделирования, уточнил условия включения запасных генераторов-источников информации. Удовлетворившись, результатом, устроился поудобней в кресле.
    — Кормчий, отвлекись-ка от своих божественных функций, — изрек Эрик, — запускай сценарий и следи, что у беглых вояк там происходит. Да, и пробуй подключиться еще раз к их боевому управлению, спроси у ихнего главного компьютера что-нить умное, например, в каком полку служил? Аккуратно только, не засветись.
    — Яволь, майне либе камарад, — ответила машина.
    — Сам ты яволь, — беззлобно огрызнулся Долгополов, — начинай!
    На терминале ожили строки сценария. Сейчас вся надежда на догадливость драконовых аналитиков, как только они сопоставят данные, начавшие поступать из разных источников, должны броситься в погоню за Грантом. Поскольку с одной стороны, будет понятно, куда пропадали разведчики противника, занятые поиском администрации планеты. Другая же порция данных, должна обратить внимание на работающий по-прежнему радиомаяк, как источник новых координат беглецов. Если аналитики сложит два и два, плюс некоторые косвенные данные, вроде доклада Гранта своему командованию по открытому каналу, поиски должны активироваться. Во всяком случае, на это надеялись Лисин и Тышковский. Хуже, если Драконы отказались от затеи с местной администрацией и задействовали новый, пока неведомый никому план. Или планы.
* * *
    Тем временем разведгруппа Гранта в темпе двигалась по намеченному общими усилиями маршруту. Перед началом отхода Гилберт обстоятельно, не торопясь, объяснил своим бойцам положение дел и задачу, которую им предстояло решить. Задание, прямо скажем, не из приятных, примерять на себя роль подсадной утки. Действовать предстояло энергично и не допускать при этом ошибок. Если противник поймёт, что его водят за нос, а местных уже давно и след простыл, под удар будет поставлена не только их собственная судьба, но и судьба всей бригады, не говоря уже о казаках и «Фуэте». Последнее, впрочем, мало интересовало наёмников, в этом деле каждый за себя.
    От Лисина Грант получил невиданное им доселе маскировочное устройство, а точнее, аппарат, способный имитировать движущиеся объекты, гораздо большую группу, чем десять бойцов Гилберта. Если разведка Драконов вздумает выслеживать беглецов с воздуха, перед ними предстанет картина торопливого перемещения людей из администрации колонии в компании с прикрывающей отход группой Гранта. Гилберт завистливо поглядывал и на казавшееся ему верхом совершенства оружие казаков, но Лисин проигнорировал эти взгляды и вздохи.
    На привалы Грант остался по-прежнему скуп, все действия он подчинил режиму ускоренного передвижения. Урезал Грант и сеансы связи с командованием, чем вызвал нешуточный гнев Фишбаума, который, впрочем, на Гранта никак не подействовал. Во время последнего сеанса Эрвин так орал, что Гилберт почти увидел брызги слюны из гарнитуры связи. Услышав, что Грант отыскал администрацию планеты и теперь ускоренным маршем идёт в расположение бригады, Фишбаум требовал докладывать ему каждые десять минут, что для группы было равносильно самоубийству. Прессинг начальства только обозлил Гилберта, хотя и не лишил его душевного равновесия: он остался холодным и собранным.
    Просто Грант решил во что бы то ни стало выжить. За время вынужденного безделья он много раз думал о собственной жизни. Толчком к этим размышлениям послужили невольные наблюдения за казаками. Бросалось в глаза, что людей связывает что-то серьёзнее, чем заработок, хоть большой, хоть малый. Грант с удивлением обнаружил, что у казаков служат большие семейные кланы: отцы, братья, дядья, племянники. И даже мелкие эпизоды, случайно попавшие в поле зрения наёмника, красноречиво свидетельствовали: здесь люди понимают друг друга с полуслова, полувзгляда. Грант обратил внимание, как двое молодых казачков, что конвоировали капитана на допросы и обратно, не задумываясь, автоматически, страховали друг друга, перемещаясь уступом, менялись ролями ведущего и страхующего. При всей внешней лёгкости манёвра, Гилберт оценил, сколько пота надо пролить, чтобы проделывать эти эволюции так естественно, как дыхание. Знаки отличия, как и звания казачьего войска, показались капитану малопонятными: хорунжий, урядник, вахмистр, есаул, о чём он с интересом расспрашивал у карауливших его казачков.
    Гилберт, конечно, многое повидал на своём веку профессионального солдата. Да только везде всё едино: подёнщина, выволочки, приказы, суета. Голову некогда поднять. А еще штрафы, задержки жалования и вечные недоразумения с гонорарами (отчего-то всегда не в пользу бойцов) за выполненные контракты. До столкновения с казаками и последующего плена, хотя и пленом-то назвать это язык не поворачивался, Гилберт вполне обоснованно считал себя профессионалом экстра-класса. Что неоднократно подтверждал, выполняя разнообразные задания командования. Задачи бывали простые, бывали сложные, вроде рейдов по тылам противника. И вот, взяли его играючи! Конечно, свою роль сыграли ошибки, которые он успел натворить во время одного рейда. Было о чём задуматься. Получалось, что профессионалом он мог себя считать когда-то, давным-давно, да времена уже не те. Новые поколения оружия успели появиться и устареть. Ну да, следить за новинками наёмникам вроде как всегда было накладно. Потому, на службе Гилберт застал только одно полномасштабное перевооружение бригады, когда шестое поколение вооружений стало настолько доступным, что командование наконец-то раскошелилось.
    Обдумав и взвесив всё, Грант твёрдо решил податься из наёмников в казаки. Не в одиночку, конечно, а прихватив с собой своего преданного зама, Корсакова. И для этого, надо во что бы то ни стало остаться целым и невредимым. Ну а успешно выполненная миссия, порученная ему Лисиным, могла бы сойти вместо рекомендаций.
* * *
    Атаман Лисин нервно поглядывал на многоканальный таймер, синхронизированный с планом операции. Последняя группа беглецов опаздывала месту к встречи. Лисин просмотрел хронометраж следующей фазы, фазы эвакуации, рассчитывая отыскать в нем резерв, за счёт которого можно наверстать упущенное время, но резерв оказался весьма скуден. Атаман глянул на готовые к полёту шлюпки, на единственный оставшийся на земле караул, окинул взглядом окрестные скалы. Налетевший порыв ветра принёс посторонние приглушённые звуки. Кто-то торопливо пробирался по еле заметной тропке, петляющей через нагромождение крупных валунов, а спустя минуту на тропе показались фигурки людей, одетых не по-военному. Атаман облегчённо вздохнул, наконец-то все в сборе, пора убираться отсюда на борт «Фуэте». Он тронул гарнитуру связи и произнёс кодовую фразу:
    — Капитан, берем паузу.
* * *
    В ожидании беженцев у шлюзов дежурили врач Ханссен и боцман Ивлев. Людей предстояло осмотреть и разместить на борту. Тройка шлюпок причалила к шлюзам, из них стали выгружаться беженцы, которые сразу же попали в руки Анны Ханссен. К счастью, серьёзных травм ни у кого не было, так, всякие мелочи вроде ссадин, синяков, натёртых ног и усталости. Но врача не удовлетворил беглый осмотр, больше всего Анну волновало психическое состояние людей, как они перенесли многодневное скитание, под угрозой собственной жизни и здоровью.
    К моменту причаливания, подошёл Тышковский, отыскал атамана, ухватил его за локоть и отвёл в сторону.
    — Всё нормально, капитан, — отрапортовал атаман, — людей полный комплект. Больных и раненых нет, все более-менее здоровы, отощали только малёха. Грант прёт как танк по намеченному маршруту.
    — Спасибо, Олег Захарыч. А я вот не могу похвастать хорошими вестями, — вздохнув, сообщил Виталий. — Как ты и предполагал, к планете движется транспорт. С эскортом.
    — Виталий Игоревич, как только чуть-чуть утрясётся с людьми, — ответил Лисин, — надо будет с губернатором обстоятельно поговорить.

Глава 10. Не всё тайное становится явным

    Лисин вошёл в кают-компанию в сопровождении незнакомого человека, одетого в казацкую форму без знаков различия. Осунувшееся лицо незнакомца резко контрастировало с новым, с иголочки обмундированием.
    — Капитан Тышковский, разрешите представить вам губернатора этой многострадальной колонии, Тимура Бехоева.
    Тимур и Виталий пожали друг другу руки. Бехоев улыбнулся, но улыбка вышла у него механическая, приклеенная. Тышковский было удивился, но потом сообразил: наверное, дело в усталости, от которой притупились чувства, и не осталось сил радоваться чему-то, пусть даже искренне. Лисин же, нисколько не смущаясь этим обстоятельством, стал расспрашивать Бехоева о последних событиях. Тот отвечал бесцветным голосом, время от времени замолкал, хотя связать эти паузы с нуждой обдумать или вспомнить что-то не выходило, будто рассказ этот жил своей, отдельной от сознания Бехоева жизнью. Тышковский не выдержав, произнёс:
    — Тимур, я понимаю, что вы безмерно устали, мы становимся вашими мучителями поневоле. Но вы уж нас простите, всё должно скоро кончиться, тогда будем отдыхать столько влезет.
    — Пустое, капитан, я — железный, — ответил Тимур оскалившись совершенно по-волчьи, в глубине его глаз замерцали дикие огоньки, — доктор ваш, Аннушка, дала мне стаканчик «жидкого будильника», видимо еще не подействовал.
    — А что это за будильник такой? — оживился Тышковский.
    — По вкусу — очень сладкий кофе, по виду — нефть. Аннушка туда еще несколько капель какого-то снадобья добавила, — Бехоев хмыкнул, — говорит, что для запаха.
    Незаметно пролетел час. Рассказ губернатора, невзирая на блеклые, будничные интонации речи, был наполнен событиями поистине драматическими. Отряд, который сумел увести из-под носа наёмников Тимур, состоял из тридцати шести взрослых, плюс детвора служащих администрации, коих набрался десяток. Отвести людей в безопасное место оказалось не сложно. Но такая пассивная позиция не давала Бехоеву покоя. Рано или поздно их бы отыскали. Он решил, что гораздо безопаснее — перемещаться между несколькими точками, желательно разными путями. Правда, эти переходы отнимали много физических сил, но людей больше изматывали бесконечные страхи, и надо сказать, вполне обоснованные, чем эти переходы с места на место. Кроме того, губернатор догадывался, что их будет искать не только неприятель, но и свои, которым неплохо бы передать весточку, где можно отыскать беженцев. Да еще так, чтобы ничем себя не выдать, потому как противник тоже не дурак и тоже будет рыскать по всей планете. Так и родилась идея с радиомаяком и направленной вертикально вверх, в космос антенной.
    Губернатор прекрасно отдавал себе отчёт, что встреча с любой из противоборствующих сторон не сулит им ничего хорошего. Но даже он не представлял себе масштабов охоты, которую затеяли наёмники. Тышковский глядел на собеседника с нарастающим восхищением. Воистину, железный человек. Только такая человечья воля способна крушить камни и превращать горы в пыль. Виталий отметил про себя, что Бехоев только сейчас, когда его рассказ, больше похожий на подробнейший отчёт, подошёл к концу, позволил себе расслабиться. С его лица очень медленно сходила непроницаемая маска сосредоточенности. Понемногу Бехоев всё же расслабился, интонации его голоса стали заметно бодрее, а речь обрела выразительность.
    — Если бы не ваше сообщение о том, что за нами отправились Драконы и ящеропоклонники, наш отряд мог бы попасть в лапы этой компании. Мы отсиживались в каменном лабиринте, и парень, что стоял в карауле, увидел где-то вдалеке, в тёмном коридоре три фигурки в длинных плащах, разумеется, без оружия, вроде как гражданские, — оживленно поведал Тимур, — вот вам превосходный шанс угодить точно к неприятелю.
    Услышав эту фразу, Тышковский переглянуться с Лисиным.
    — О чем? О каком сообщении? — нахмурившись спросил Виталий, — от кого?
    — Вашем, судя по подписи: «Борт „Фуэте“», — ответил Бехоев, — приняли во время сеанса связи с нашим радиомаяком. Там открытым текстом написано про вылазку Пурпурных и их цели.
    — Тимур, мы вам ничего не передавали, — помрачнев, произнёс Тышковский. — Мы и сами узнали подробности того, что здесь происходит, лишь когда Лисин взял группу наёмников. Которые тут за «Химическую добывающую» воюют.
    — Ага, даже по времени не сходится, Тимур, — вставил Лисин, — не могли мы вас предупредить, при всём желании.
    — И кто же это мог быть, по-вашему? — озадаченно произнёс Бехоев, — наёмникам оно вроде ни к чему?
    — Отчего же? Смотря кому, Драконам — да, а вот другим воякам — по большому счёту на пользу. Возможно, пленник наш, Грант, не стал всё рассказывать, — ответил Лисин, — а может и его начальство не сочло нужным ставить в известность. В общем-то, — задумчиво проговорил атаман, — дать вашей команде знак, чтобы осторожнее были, им на руку, я правильно понимаю, капитан?
    — Возможно. Похоже. Других вариантов я не вижу, — задумчиво произнёс Тышковский. — Но это значит, что у наёмников «Химической добывающей» есть хороший источник. Иначе, откуда взялось в подписи название нашего корабля?
    — Жаль, Гранта отпустили, — сокрушённо произнёс атаман, — знал бы тогда, порасспросил бы у наёмничка, что к чему!
    — А мне так показалось, атаман, что парня этого, мы еще увидим, — сказал Тышковский.
    — Очень может быть, Очень даже мОгет быть. Вопросы он задавал всякие. Про казаков. Да как можно к нам, — хохотнул Лисин, — записаться. Прям, как в наёмники! Ладно, чего гадать? Само проявиться, как время придёт, — махнул рукой атаман.
    Бехоев же, казалось, перестал замечать собственную усталость и теперь принялся болтать на отвлеченные темы. Тышковский слушал его вполуха, размышляя над загадочным предостережением, которое, вне всяких сомнений, помогло беженцам.
    — А знаете, почему «Меркурий» обычных наёмников не набрал? Это интересно! Управляющий здешнего планетного филиала слегка э-э проворовался. Я за этим пройдохой давно наблюдаю! Недостача у него нарисовалась, сопоставимая с суммой найма военных. Ну, вот и решил выкрутиться таким образом: расчёт по контракту — ураном. Во время конфликта уран тоже можно списать как пропавший, ничего подозрительного, обычно дело. В общем, предложение это долгое время никого не интересовало. Как вдруг объявились «Белые Драконы». А парень, не будь дурак, видимо покумекал и выдвинул им новое предложение: все трофеи, что удастся отбить у «Химической добывающей» — всё ваше. В том числе и горное оборудование. Ну а если оно вам без надобности, готов обменять на тот же уран. Драконы довольно быстро согласились. Наверняка у них свои соображения были, как взять не только своё. Ну а управляющий, видать смекнул, что на Драконов можно потом свалить всё как на мёртвых: мерзавцы, мол, обманщики! И оплату взяли, и добытый уран выгребли, и так, и эдак он в стороне остаётся, даже если наёмники возьмут больше, чем по уговору. Мол, что с них взять, законов не празднуют, беспредельщики. Вот такой хитрован, этот управляющий.
    — Считаешь, Драконам без разницы, чем военная кампания закончится? Знают, что силой возьмут своё?
    — Мне кажется, с трофеями парень хорошо придумал, потому как у Драконов тут свой интерес: как побольше хапнуть. Так что драться они будут изо всех сил. Считаю, что у наёмников «Химической добывающей» шансы достаточно эфемерные. Сметут их, не зря ж Драконы сюда транспорт пригнали, баржу. И подкрепление скорее всего, прибыло, может даже планетные штурмовики или десант, а может что еще что-то, нам пока неведомое.
    Тут Лисин вспомнил про Пурпурных.
    — Вот еще головная боль, и откуда только берутся такие умники? — возмущался атаман, — сидели б себе тихо-мирно, так нет же, приключений им захотелось! А главное, откуда у инопланетных ящерок такие познания в людской психике?
    — Да нечего тут соображать. Навыки, которыми владеют Дети Пурпурных, — это не новое знание, а старое. И хорошо забытое старое, это же квантовая психология бирманской школы! Практического интереса она уже не представляет, с тех пор, как в обиход вошли кибер-ассистенты. Как только появилась возможность использовать кибер-эго, как тут же надобность владения хитрыми психологическими техниками потихоньку сошла на нет. А что касается квантовой психологии остался, то к ней остался сугубо академический интерес. Но у этих чудаков, Пурпурных, видать, до сих пор жива старая, прикладная школа.
    — А как же манипуляции с памятью? В своё время у военных большой интерес был, — обескуражено заметил Лисин, — и до сих пор, кажется, не пропал.
    — Блеф, атаман, банальный блеф. Энграммы краткосрочной памяти позволяют некоторые вольности в обращении, но с постоянной памятью подобные манипуляции попросту невозможны. Во всяком случае, без заметного ущерба для психики, — ответил Бехоев, и, помолчав, добавил, — а краснокожие ящерицы это так, антураж для непосвященных. А то как же? Тут тебе такой ореол таинственности и людских страхов, как покровительственная окраска. Эх, люди почему-то склонны скорее уверовать в чудо, чем скрупулёзно разобраться, что откуда берётся, ну да, так оно проще, конечно. Разве не так?
    — Какая ж она покровительственная, окраска ярко-красного цвета? — вмешался Тышковский, — всякий ради собственной безопасности расправится с Пурпурным, как только подвернётся удобный случай. Во избежание.
    — Это кто страх совсем потерял, или от природы лишён воображения может пойти на такое. Но такие персонажи редко попадаются, в основном, люди остерегаются проявлять агрессию по отношению к неведомому. Мало ли что от ящеропоклонников можно ожидать в ответ, тайна!
* * *
    Вокруг «Фуэте» упорно набрасывали круги четыре звена малых истребителей. Особенно их привлекали почему-то шлюзовые ворота. Порой казалось, что один из истребителей вот-вот залетит внутрь шлюзовой камеры. С борта грузовика отчалила дюжина планетных штурмовиков и не торопясь ввинтилась в атмосферу, следом за ними последовали две орбитальных баржи, похожие на неуклюжих зверей с горбом на спине и брюхе. Рассчитанное Антоном Ривейрой место посадки этой кавалькады, если не брать во внимание слишком расточительные манёвры в атмосфере, не соответствовало ни лагерю Драконов, вообще ни одному обитаемому месту. Такое впечатление, что пилоты направили свои машины вплотную к условной линии фронта. Если для штурмовиков это было хоть как-то оправдано, то выбранное место посадки барж не лезло ни в какие рамки. А истребители, похоже, не торопились улетать восвояси, продолжали кружиться рядом с «Фуэте», как приклеенные.
    Тышковский, просмотрев последние данные Пролога, спросил у Ривейры:
    — Антон, надо бы плотнее присмотреться к активности на планете. Меня очень интересует сторонние радиосигналы на частоте радиомаяка, но не сам маяк. Свой фильтр данных Пролога, я конечно настрою, ну а вдруг что-то пропущу. Может датчиков вниз подбросить?
    — Добро, кэп, тебя что-то настораживает?
    — Пока нет, но есть маленькая нестыковка в рассказе губернатора. Кто-то их предупредил, что началась охота на местных. Сообщение было передано на частоте маяка, подпись — наш борт. Чего-то мы пока не понимаем, так что понаблюдай-ка.

Глава 11. Засада

    Тышковский оставался недовольным, несмотря на то, что миссию «Фуэте» можно считать выполненной, причём, успешно. Вся местная администрация была доставлена на борт, а людей хоть и нельзя назвать абсолютно здоровыми, всё же были живы и находились под присмотром Ханссен. Теперь можно лететь отсюда куда подальше, вытаскивать губернатора и его людей, главное — под защиту патрульного флота, от греха подальше. Тышковский отправил сообщение в оперативный штаб об успешном завершении операции. Но вместо ожидаемого приказа немедленно покинуть орбиту злополучной планеты, капитан «Фуэте» получил команду оставаться на орбите до особого распоряжения. Обескураженный Виталий отправил еще одно донесение о том, что вокруг звездолёта снуют боевые истребители наёмников, и предугадать их намерения не представляется возможным, но в ответ получил лишь подтверждение приказа. Виталию не оставалось ничего другого, как подчиниться.
    А где-то внизу, на поверхности планеты, двигалась группа Гранта. Пока всё шло по плану: наёмники «Меркурия» клюнули на дезу и оперативно организовали погоню. Лисин непрерывно следил за перемещением группы Гранта. По расчётам атамана, тот уже достаточно постарался, чтобы увести погоню за собой и выиграть время. Отвлекающий манёвр удался: под носом у Драконов местных доставили на борт и, похоже, об этом никто так и не догадался. Корабли орбитальной группировки рыскали вокруг звездолёта, чуть ли не заглядывая в шлюзовые камеры, но так и не обнаружили следов пребывания посторонних на «Фуэте».
    Гранту оставалось добраться до своих, избежать при этом боя с преследователями. А неприятель наседал, и если преследователи поймут, что их водили за нос, будет плохо, причем, всем. Диверсантов Гранта преспокойно могут прикончить, раз с ними нет местных, а могут и бросить погоню, тут уж как повезет. И, вполне вероятно, будет атакован звездолёт, Драконы могут пойти на такой риск, если речь идет о свидетелях.
    Виталию не давал покоя таинственный автор сообщения, которое получили местные, с нахально присвоенной подписью его звездолёта. Что это, провокация, бравада? А может, намёк на то, что тут есть ещё кто-то, хорошо осведомленный, но не желающий раскрывать своё инкогнито раньше времени? Любопытно, раньше какого времени? Тышковскому очень не нравилось, что инициатива находилась в чьих-то, но не в его руках. И эта весточка из ниоткуда лишала капитана покоя и душевного равновесия.
    Ривейра пока ничем не радовал, непрерывное сканирование на волне радиомаяка не давало результатов. Для себя Виталий принял решение: если ничего не произойдёт в течение следующих четырех-пяти часов, он во что бы то ни стало, добьется разрешения увести звездолёт к одному из патрульных флотов. Хуже всего ждать и догонять, особенно если не можешь толком ничего сделать, хоть как-то повлиять на ситуацию. Тышковский упросил, было Лисина, предпринять разведывательную вылазку: пощупать орбитальную группировку противника с короткой дистанции. Вывели из шлюзов автоматы БТ, которые облетели вокруг звездолёта, а затем сымитировали попытку входа в атмосферу. Истребители не стали препятствовать, но неотступно следовали за эволюциями БТ.
    Наконец, оживился Ривейра:
    — Кэп, тут есть кое-что. На маяке только что сменились цифры передаваемых координат. Ума не приложу, что бы это значило, эфир по-прежнему чист, — озабоченно сообщил планетолог.
    — И что это за точка? — спросил Тышковский.
    — Кажется, она уже попадалась в трансляции маяка, сейчас уточню, — ответил Антон. — Да, эти координаты были в передаче.
    — Атаман, глянь на карту. Что скажешь? — спросил Тышковский Лисина.
    — Виталий Игоревич, а ведь это то самое место, куда направляется Грант со своими бойцами. А какое время маяк передал? — спросил Лисин планетолога.
    — Плюс час пятнадцать к текущему, — ответил Ривейра.
    Лисин нахмурился:
    — Аккурат через час там будет Грант. Это что, совпадение? Не верю я в такие совпадения.
    — Я тоже не верю, Олег Захарыч, — сказал Виталий, — Рив, время, когда у маяка сменилась комбинация можешь определить? — спросил он планетолога.
    — От нуля до двадцати минут назад, максимум. Такой у него интервал передачи, точнее не скажу, — ответил Ривейра.
    Тышковский досадливо поморщившись, покосился на Лисина. Тот понял мысль капитана:
    — Получается, Грант тут не при чем, — произнёс атаман, покачав головой, — а жаль, это многое бы упростило.
    — Не торопись, Захарыч, ничего бы это не упростило, только запутало еще больше.
    — Ну да, — поразмыслив, кивнул Лисин, — тогда не знали бы, что и думать про Гранта и его камарилью.
    — Рив, а что ты сейчас видишь вокруг этого места, есть какая-нибудь активность? — спросил Тышковский.
    — В радиусе часа ходу от точки пешком? — спросил планетолог, капитан утвердительно кивнул. — Нет, не видно, хотя это вовсе не означает, что там пусто. Живых датчиков поблизости нет, а чтобы спрятаться от наблюдения с орбиты, сгодится даже маскировочное поле обычного «Хамелеона».
    — А что наёмники и погоня? Не сворачивают? — спросил Тышковский.
    — Не-а, как по струнке идут.
    — А дай-ка мне подробную картинку местности, Антон, — попросил капитан планетолога.
    Тышковский покрутил на терминале изображение: пейзаж речной долины. Правый берег, поросший латками мха и чахлым кустарником, круто обрывался в глубокий затон. Левый — пологий, покрытый мелким щебнем, из которого кое-где торчат обломки скал. С правым берегом соседствует невысокое каменистое плато, обнимающее горный отрог. Плато прорезал горный поток, впадающий в реку. У потока извилистое, замысловатое русло, глубоко прорезающее плато, местами оно терялось в недрах скальных пород. По карте, на пляже левого берега — метка, её нанёс Лисин, когда планировал вместе с капитаном наёмников операцию отвлечения. Это крайняя точка маршрута группы. Сюда Гилберт собирался подогнать шлюпку, чтобы на ней улизнуть от погони, предварительно сымитировав переправу через реку и оставив на крутом склоне правого берега следы, ведущие вглубь плато. Времени для этого у Гранта оставалось не так много, но при желании успеть можно.
    — Олег Захарыч, а ты за наёмниками следишь? — спросил атамана Виталий.
    — Да, всё время наблюдаю, — ответил Лисин.
    — Не было ли каких задержек? Или, может, группа разделялась? — поинтересовался капитан.
    — Этот Грант, он до передышек бойцам дюже жадный, — пожав плечами ответил атаман, — я удивляюсь, как солдаты его сумасшедший темп выдерживают? Так что прут они изо всех сил. Останавливались минут на десять несколько раз, но группа всё время шла вместе, не разделяясь.
    — Рив, а что ты скажешь по поводу погони? Они такие же рьяные? — спросил Виталий.
    — Висят на хвосте у Гранта, как приклеенные. И тоже идут все вместе, разве что кое-где, там где рельеф посложнее, разведка у них идет впереди, рыскает по сторонам.
    Виталий помрачнел: расспросами так ничего и не удалось прояснить.
    — Рив, ты говорил, что координаты эти уже встречались в передачах маяка? — тот утвердительно кивнул. — Атаман, ты губернатора про это место не пытал? Отчего-то ж он выбрал его во время своих мытарств?
    — Виноват, капитан, не сообразил, — ответил Лисин, — сейчас попробую выяснить.
    — А вы с Грантом из каких соображений эту точку выбрали?
    — Ну, во-первых, её проходили беженцы, а во-вторых, отсюда наёмничкам до ихней базы рукой подать, почитай самая ближняя точка. Мы ж и маршрут так прокладывали. Ну, страховались, ежели со шлюпкой у них не сложится, то хотя бы топать не далеко.
* * *
    Погоня не отставала, но Гранта это обстоятельство не очень заботило. До конца операции оставалась одна контрольная точка и меньше часа времени. За время этой шальной гонки он успел поговорить с Корсаковым о своих планах. Идея оставить ремесло наёмника пришлась Сержу по душе, оказалось, он и сам задумывался об этом, только не знал, куда б ему податься с такой профессией? Самое сложное теперь — добраться до места. Ну а потом попытаться получить расчёт в бригаде. И не известно еще, что окажется сложнее. Из тех, кто на памяти капитана оставлял бригаду наёмников, редко кому удавалось получить полный расчет. Ничего, успокаивал себя Гилберт, главное — в живых остаться, а там видно будет. И Фишбаума, сволочь такую, поблагодарить надо. Впрочем, сейчас, когда решение оставить бригаду стало окончательным, Грант заметно охладел к своему командиру.
    Через час, точно по плану группа Гранта вышла на берег. Рассыпавшись по пляжу, бойцы заняли оборону, скорее даже, по привычке, всякий случай. Неприятель к концу этой бешеной гонки всё-таки поотстал. Грант достал дистанционник шлюпки и ввёл в него координаты. Пока они уходили от погони, Гилберт несколько раз перегонял шлюпку с места на место. Просто ради уверенности, что спасательное судно по-прежнему находится в их распоряжении.
* * *
    — Кэп, атаман! — встревожено произнёс Ривейра, — засада! Сейчас наёмников наших перестреляют, как кроликов. Надо их срочно предупредить!
    Ривейра увеличил изображение на терминале. Вокруг наёмников, остановившихся на берегу реки, теперь отчетливо проступили точки: затаившийся в засаде противник сбросил ставшую ненужной маскировку и готовился к бою. Атаман отчаянно стукнул кулаком по столу:
    — Этого мне только не хватало! Нету с ними связи! Они должны были отрапортовать мне со своей базы, после завершения операции!
    Лисин разражено засопел, нервно забарабанил пальцами по столу.
    — Надо что-то делать… так, возьму взвод, полечу к ним. Должен успеть! — атаман решительно двинулся к шлюзам, отдавая команды на ходу.
    — Олег Захарыч, ты уверен, что нужно вмешаться? — крикнул ему вслед Тышковский, тот лишь решительно рубанул рукой воздух. Виталий, прихватив гарнитуру связи, направился вслед за атаманом.
    — Будь осторожен, атаман, не рискуй зря, — догнав Лисина, сказал Виталий.
    — Виталий Игоревич, не волнуйся ты так, в конце концов, это наша работа, — успокаивающе произнёс атаман.
    — Захарыч, они ведь нам никто, наёмнички эти, уверен? — сказал Виталий.
    — Абсолютно. Моя ответственность, я приказывал Гранту, значит, отвечать тоже мне. Иначе, капитан, какие мы с тобой командиры, а?
    — Добро, держи связь, атаман, чем сможем, поможем, — кивнув, сказал Виталий.
    Через минуту десантная шлюпка с дюжиной казаков и Лисиным на борту отчалила от шлюза «Фуэте» и скользнула к поверхности планеты.
* * *
    Трое разведчиков Гранта переправились через реку на правый берег. В самых удобных для подъема по крутому, почти гладкому склону местах, Муха установил несколько мин-ловушек. Остальные занялись изображением следов переправы. Работа — ювелирная, любая грубость в обозначении следов недопустима. Противник далеко не дурак, но обязан поверить, что группа переправилась на другой берег и ушла вглубь плоскогорья, надеясь затеряться в нагромождении скал примыкающего к плато горного хребта.
    Грант стянул с головы шлем и задрал голову, высматривая в небе шлюпку. Раздался еле слышный шелест двигателя, над рекой появилась быстро увеличивающаяся точка. Воздушный кораблик повис над пляжем и стал снижаться над ровной площадкой метрах в двадцати от основной позиции наёмников.
    Сначала Грант уловил еле заметную серую тень рядом со шлюпкой, которая втянулась в корму кораблика. Через доли секунды корпус шлюпки распух, треснув в нескольких местах. Темно-багровое пламя окутало зеркально-синее тело воздушного кораблика. Коротко прогрохотал взрыв, осыпав берег искореженными кусками металла.
    Грант не успел ничего сообразить, как группу накрыло плотным огнём внезапно, выстрелы хлопали, казалось, со всех сторон. Разведчики живо заняли круговую оборону, насколько это было возможно в таком положении. Как же они умудрились прозевать противника? Невероятно! Помощи ждать бесполезно, хоть база и недалеко: пока сюда доберется подмога, будет уже поздно. Вокруг уже вовсю грохотал бой…

Глава 12. Специальный агент

    Лисин залёг, спрятавшись за одинокий валун, осмотрелся. В десяти метрах позади, догорала разбитая шлюпка, казаки еле успели десантироваться. Все ли? Неизвестно. Рядышком лежал неподвижно, в нехорошей позе Грант: лицом вниз, поджав под себя руки. Плохо: или серьёзно ранен, или совсем худо, даже не шевелится.
    К этому моменту, бойцы противника успели расслабиться. Изрядно потрёпанная и деморализованная группа наёмников серьёзной опасности уже не представляла. Бойцы Белых Драконов поднялись из укрытий, нахально рассчитывая, что им удастся подавить остатки сопротивления плотным огнём с короткой дистанции. Лисин подумал: «ничего, ребята, сейчас будет вам маленький сюрприз».
    Он содрал с головы боевой шлем, рывком освободился от экзоскелетки и принялся над ней колдовать. Наконец, рядом с атаманом выросла фигура, больше всего напоминающая антропоморфного робота-грузчика с плоской, чешуйчатой металлической пластиной, похожей на щит вместо грудной клетки. На макушке фигуры помещалось крохотное подобие головы, увенчанной рыбьими глазами-видеодатчиками, поверх которых шевелились рожки антенн. Пальцы Лисина запорхали над пультом маскировочного генератора, отчего рядом с диковинной фигурой, в которую обратился экзоскелет, материализовались четыре копии атамана.
    Псевдоатаманы поднялись в полный рост и резво двинулись на врага, не забывая при этом пригибаться и маневрировать, словно в атаку шёл настоящий десант. Лисин выдернул из ножен блеснувшие отточенными гранями клинки и, пригибаясь, ринулся вслед за ожившей экзоскелеткой, прикрываясь ею, как щитом. Веер плазменных зарядов, похожих на миниатюрные дирижабли, окруженный жгутами силового поля, метнулись им навстречу. По экзоскелету, высекая искры, застучали заряды. Металл пластины-щита скрежетал, принимая на себя убийственную энергию силового поля. Копии атамана были к стрельбе равнодушны, пропуская плазму и силовое поле сквозь себя. Лисин понёсся к противнику с невероятной скоростью, рыская из стороны в сторону, филигранно уклоняясь от ярко-голубых сгустков плазмы, несущих верную гибель.
    Он обратился в живой смертоносный снаряд, летящий на противника, его зрение собралось в узкий туннель, ведущий к цели, атаман перестал замечать что-либо вокруг, кроме медленно плывущей, как ему сейчас казалось, навстречу жалящей плазмы и волн силового поля грозившего скурить, смять его тело. Сейчас ему надо, во что бы то ни стало, пробиться сквозь плотную стену неизбежной смерти. Экзоскелет безропотно принимал на щит выстрелы, создавая более-менее безопасную зону, куда можно было нырять, чтобы укрываться от верной гибели. Огонь неприятеля уплотнился, заряды ложатся всё ближе и ближе, завихрения воздуха щекотали кожу, обожгло руку, что-то сильно ударило в грудь. Но боли нет, она придёт потом, после боя. Один из призраков сделал движение, словно метнул гранату, пехота проворно залегла. Огонь стих, дав атаману свободу манёвра. Он ускорил движение, на ходу перехватил зубами нож из правой руки, сдёрнул с пояса взведенную гранату. Как только солдаты сообразили, что попались на удочку, проворно поднялись, усилив огонь. Атаман немного притормозил и, широко размахнувшись, метнул гранату на правый фланг: там народу топталось побольше, чем слева. Желающих наступать на те же грабли не оказалось, на вторую гранату никто не среагировал. Атаман прыгнул, выставив вперед руки. Долетев до белесоватой дымки плазменных выхлопов, перекатился и плотно приник к земле, спрятав глаза. Прогрохотал взрыв, на землю еще сыпалась каменная крошка, а Лисин уже вскочил на ноги и что есть силы, припустил вперед. Последний рывок! До бойцов неприятеля оставались считанные метры.
    Наконец, атаман достиг боевых порядков Драконов, вызвав растерянность и панику. Он двигался сложным зигзагом, молнией, каждый раз вырастая, словно из-под земли, вплотную к следующему солдату… нет, не к солдату, к очередной жертве, внезапностью и скоростью действий парализуя любую попытку хорошо вооруженного бойца к сопротивлению. Слишком короткая дистанция, слишком плотный контакт! Две холодные стальные молнии метались над оцепеневшими врагами, оставляя за собой хрипы и судороги предсмертной агонии. Чудилось, что видавшие виды боевые ножи сами находят путь к беззащитному телу врага, выискивают малейшую возможность обойти броню и добраться до живой плоти.
    Пройдя сквозь фронт, темная молния, в которую обратился Лисин, круто развернулась, намереваясь покончить с левым флангом, где двое солдат, словно окаменевших, никак не могли оторваться от созерцания собственной неминуемой смерти. Атаман бросил взгляд туда, где по его предположениям должны остаться уцелевшие наёмники. Он увидел, что кто-то из наёмников приподнялся, видимо собираясь последовать примеру Лисина, и броситься в такую же безумную атаку. Атаман мгновенно оценил его шансы, точнее то, что никаких шансов остаться в живых у него нет.
    Рукопашная — это вам не стрельба по мишеням, это искусство, которому учатся годами. Это бесконечные тренировки до ломоты в мышцах и звона голове. Это часы медитаций и плавных движений, настолько замедленных, что тело отказывается подчиняться. Чем медленнее, тем лучше, из этого рождается незаменимый в бою автоматизм, полный контроль над телом, вытесненный на периферию сознания. Но и это не главное, Ключ искусства рукопашной не столько физическая форма, сколько способность вызывать особое состояние духа, давно забытое в современных армиях, знакомое разве что воинам глубокой древности, неистовым берсеркам. Хотя, вряд ли берсерк сумел бы уклоняться от плазмы или почти невидимого смертоносного марева силового поля.
    Стоп, нельзя терять ни единого мгновения, нельзя рассеивать внимание: атаман какой-то периферией рассудка опознал в поднявшейся фигуре Сержа Корсакова:
    — Серж, ложись, дурак!!!
    Лисин слышал свой голос как будто со стороны, до того он прозвучал глухо и незнакомо, как чужой. В висках молотом стучит кровь и адреналин, пот заливает лоб, угрожая добраться до глаз. Не отвлекаться, вперед! Так, на левый фланг успеваем добраться раньше, чем эти остолопы придут в себя. А что там на правом фланге? Кажется, там должно быть чисто! Черт, рискованно, ну ничего, прорвёмся, где наша не пропадала! Экзоскелет остаётся в тылу, хоть как-то прикроет. Атаман двинулся по дуге: плохо, что приходится крутиться не в ту, неудобную противнику сторону, а как раз наоборот. Ближний солдат уже разворачивает ствол, времени нет! Прыжок, нырок и перекат, удар ножом снизу вверх. Успел!
    Теперь второй, где он? Фигура второго бойца медленно оседает на землю, боевой шлем треснул, на грудь стекает струйка крови. Корсаков всё-таки не послушался, но стреляет метко. Это хорошо, поскольку отслеживать еще и его выстрелы не хватило бы никаких сил. Лисин развернулся к правому флангу, бегло окинуть взглядом, никакого движения, тихо. Неужели всё? Нет, еще раз проверить, чтобы не было неожиданностей. Он махнул рукой Сержу, показав на каменный козырёк, который возвышался в тылу Драконов. Тот кивнув, принялся сканировать этот участок местности. Атаман тем временем в темпе накинул еще один круг там, где находились позиции Драконов. Все, кажется можно расслабиться.
    Он присел на землю, бешеный стук сердца, отдававшийся в висках, понемногу стихал, Лисин смахнул со лба капли пота. Внезапно навалилась слабость, подступила тошнота, грудную клетку прорезала резкая боль. Только теперь он начал осмысливать, чем для него кончилась рукопашная. Правый бок обожгло плазмой, и теперь он отзывался резкой болью: не мудрено, рана довольно глубокая. Зацепило кисть руки, штурмовую перчатку с неё словно срезало вместе с кожей, наружу торчали окровавленные костяшки пальцев. Видать, силовым полем зацепило, как бритвой полоснуло.
    Лисин осторожно разрезал ножом куртку на себе, чтобы добраться до раны на боку, осмотреть и попытаться хоть как-то залепить её, дабы не истечь кровью. Скверная дырка, вот угораздило! В бою тело почти не реагирует на ранения, а теперь, чтобы хоть как-то передвигаться, нужна медицинская помощь. А где её взять? Аннушка далеко, хорошо, хоть биометрия работает, правда, толку от неё сейчас — чуть. К Лисину приблизились уцелевшие казаки, в живых остались трое, да ещё одинокий Корсаков, из наёмников уцелел только он один. Потрепало его изрядно: еле ковыляет, на бедре затянут жгут. И жгут этот, нехорошо потемнел, набух кровью. Лицо Сержа бледное, искажено гримасой боли, хоть и держится бодрячком: поднял руку в приветствии. Откашлявшись, прохрипел:
    — Кажется, отбились. Круто они с нами…
    — Грант жив? — спросил атаман.
    — Холодный, — упавшим голосом отозвался Корсаков, — из наших, похоже, только я уцелел.
    Атаман пошарил у себя на поясе, в поисках гарнитуры связи. Надо связаться с «Фуэте» и убираться отсюда поскорее. Гарнитура исчезла, где её теперь искать? Может, на борту сами догадаются прислать за ними шлюпку? Вдруг с каменного козырька позади, посыпались мелкий щебень и раздался незнакомый голос:
    — Лисин! Не стреляйте! Я не вооружён, сейчас медленно выйду с поднятыми руками!
    Корсаков проворно вскинул свой «Кварк» в поисках цели, атаман смог только повернуть на звук голову. Минуту спустя, на козырьке появилась фигура в униформе Белых Драконов. Действительно с поднятыми руками. Откуда он взялся, интересно? Человек мягко спрыгнул вниз, даже не опустив при этом рук.
    — Мне нужно срочно связаться с командованием патрульного флота, — громко сказал незнакомец.
    — Кто ты такой? — кривясь от боли, произнёс атаман.
    — Я из разведки патрульного флота, это всё, что могу вам сообщить. Возвращаюсь с задания, — отчеканил незнакомец.
    — А с какого перепугу нам верить твоим байкам? — спросил Корсаков.
    — Если бы я захотел, мог бы просто уйти, ведь никто меня не видел, — веско произнёс незнакомец, — если я не тот, за кого себя выдаю, зачем связываться с вами?
    — Как знать, как знать… Может, подкрепление ждёшь, время тянешь? — покачав головой сказал Лисин, — Серж, у тебя гранаты остались?
    — Есть еще одна, — ответил Корсаков.
    — А ну-ка метни её на козырёк. На всякий случай. Казачки, а этого — держите на мушке, — сказал Лисин.
    Раздался глухой взрыв, Лисин навострил уши. Осела пыль, повисла гробовая тишина. Никаких признаков того, что на козырьке кто-то был. А если и был, то уже нету.
    — Убедились? Скажите, какой смысл мне с вами связываться? Рисковать своей жизнью из-за пяти уцелевших бойцов? Тоже мне, военная угроза! А местных с вами всё равно нет. И не было с самого начала, это я точно знаю, — склонив набок голову медленно, тщательно подбирая слова, произнёс незнакомец.
    — А может и есть смысл, а? — сказал Лисин.
    — Тогда подумай, откуда мне известно, что ты — атаман Лисин Олег, ваш корабль называется «Фуэте», приписан к МКК, командует звездолётом капитан Тышковкий Виталий. Находитесь в распоряжении объединенного командования патрульных флотов…
    — Может, еще скажешь, кто я такой? — прервал незнакомца Корсаков.
    — Извини, не знаю, — отрицательно покачав головой, ответил тот. — Могу предположить, что ты из наёмников, скорее всего командир группы. Да, вот еще: это я предупредил губернатора про охоту на его команду. Бехоев его зовут, правильно?
    Повисло молчание. Атаман изучал незнакомца. Невысокого роста, очень широкий в кости, просто квадратный. Без шлема и экзоскелетки, только в штурмовом комбинезоне. Незатейливо. Глаза глубоко посажены, колючие, внимательные, небольшой утиный нос, глубокие залысины, коротко стрижен.
    — В общем, так, дорогой. Посидишь на мушке, пока за нами с борта не пришлют транспорт. И не обижайся, ты сам бы так поступил, — сказал Лисин.
    — Я не в претензии, атаман, можешь воспользоваться моей связью. У меня в кармане комбеза подходящая гарнитура лежит, только настроить надо на связь с бортом «Фуэте», — медленно произнёс незнакомец.
    — Выкладывай на землю. Одной рукой, медленно, — сказал атаман. — Корсаков, забери связь, передай мне. Глаз с него не спускать!
    Квадратный незнакомец положил гарнитуру, отошёл в сторону.
    — Пусть с борта пришлют самую маленькую шлюпку, какая есть, — сказал незнакомец. — Чтобы Драконов не дразнить лишний раз. Им сейчас, правда, уже не до этого, начинается генеральное наступление.
    Корсаков побледнел еще больше, хотя казалось, дальше уже некуда.
    — До вечера с наёмниками «Химической добывающей» будет покончено, — сообщил незнакомец, услышав это, Корсаков, скрипнул зубами. — Завтра начинается погрузка трофеев и отлёт, в ускоренном темпе. Да, атаман, у командования Драконов есть чёткое мнение: не связываться с вашим звездолётом. Скажем прямо, реальной угрозы он не представляет, а тратить на вас драгоценное время… в общем, не тот случай. Драконы собираются погрузить захваченное добро по максимуму и поскорее убраться восвояси. Не дожидаясь флота. Самое важное для них — не посадить себе на хвост патрульный флот и не засветить собственную базу. Сейчас информация — главный вопрос, понимаешь, атаман?
    Атаман слушал незнакомца, казалось в пол-уха, думая о чем-то своём.
    — Ребят надо бы похоронить… — глухим голосом произнёс он.
    — Атаман, не беспокойся, мы вернемся сюда очень скоро, а сейчас давай не терять времени, связывайся с бортом! — нервно ответил незнакомец.
    Лисин взял гарнитуру, настроил канал связи, потом вызвал «Фуэте» и, не сообщая подробностей, попросил Тышковского выслать малую шлюпку.

Глава 13. Уход

    Теперь ждать. Хуже не бывает, чем ждать. Разговор с бортом «Фуэте» закончился, может, пару минут назад, а время тянется так, словно прошел битый час. День уже клонился к вечеру, от реки потянуло прохладной сыростью, для атамана пришлось устроить лежанку из одежды, чтобы раненый хотя бы не зяб, потому как другой помощи, кроме перевязки, спутники не могли ему оказать. Тот, кто выдавал себя за разведчика, уселся по-турецки чуть в сторонке так, чтобы не пропадать из поля зрения и лишний раз не дразнить своих охранников. За ним по очереди наблюдали уцелевшие казаки. Незнакомец чувствовал себя непринужденно, но резких движений на всякий случай избегал.
    — Звать-то тебя как? — спросил незнакомца Корсаков.
    — Ну, скажем, Хаски, — ответил незнакомец, — таков мой оперативный псевдоним. Кем я был у Драконов, я думаю никому не интересно.
    — А по-настоящему? Папка с мамкой как звали? — простодушно поинтересовался Лисин.
    — К сожалению, я не помню, — в тон ему ответил разведчик.
    — Ясно, секретность изображаешь, ну-ну, — скривился атаман, его голос прозвучал устало и глухо, нешуточное ранение давало знать.
    Лисин держался неведомо как, другой бы на его месте уже давно потерял сознание. Крупные капли пота покрывали бледное лицо атамана, глаза время от времени сами собой закрывались. Когда он поправлял повязку, становилось заметно, как от слабости дрожат руки.
    — Не совсем, к сожалению, я совершенно не помню своих родителей, они погибли, когда я был совсем ребенком, — ответил незнакомец бесцветным голосом.
    — Хаски… хаски, погоди, это же собачья порода: сибирский хаски! — вмешался в разговор один из казаков, тот, что был постарше.
    — Есть такая, но должен вас разочаровать, ни к собакам, ни к Сибири, ни к Новой Сибири, ни к Сибирскому Раю отношения не имею, — улыбнулся Хаски, — а на самом деле слово означает «хриплый», или «сиплый».
    — С чего бы? Голос-то у тебя вполне обычный, — спросил Корсаков.
    — Оперативные псевдонимы выбирают так, чтобы они никоим образом не были связаны с человеком, — пожав плечами ответил Хаски, мягко улыбнувшись.
    Он с тревогой поглядел на отключившегося очередной раз атамана и спросил:
    — Ребята, а шлюпка скоро прилетит? Атаман, кажется, совсем плох.
    — Должна быть с минуты на минуту, — ответил один из казаков.
    С почти неслышным шелестом шлюпка опустилась рядом с Лисиным и его компанией. Люк распахнулся, и на землю соскочила доктор Ханссен, за ней из-за штурвала проворно выбрался Ивлев. Быстро сориентировавшись, Анна устремилась к лежащему на расстеленных куртках атаману.
    — Здравствуй, Анечка, извини, так получилось, — тихим голосом обронил Лисин, неуклюже стараясь изображать бодрячка.
    — Молчи, Олег, все разговоры — потом, береги силы, — строго наказала Анна.
    Она вскрыла импровизированную повязку на теле атамана, проворно стерла запекшуюся кровь вокруг раны, достала пакет с коллоидным пластырем, сорвала с него упаковку и принялась тщательно обрабатывать рану пластырем.
    — На геройства потянуло, да? В прошлый раз Виталий, теперь — ты, — сказала Анна с поддельным негодованием.
    — Какое там, Анечка, шкуру свою спасал, — ответил Лисин и зашипел от боли.
    — Теперь терпи! И не смей мне тут сознание потерять! — добавила Анна.
    Ивлев пытался быть хоть чем-то полезен, притащил из шлюпки медицинскую аппаратуру, сунулся было помогать с перевязкой. Ханссен сунула ему в руки заряженный инъекционный пистолет и, не отрываясь от повязки, наказала боцману впрыснуть раненому нужные лекарства.
    Закончив, она сорвала замки с массивного медицинского прибора, который приволок Ивлев, принялась доставать из него датчики, провода, тонкие трубки и крепить их на грудную клетку Лисина. Неожиданно аппарат строгим женским голосом принялся диктовать результаты своей работы: температуру тела, артериальное давление, еще какие-то малопонятные медицинские термины с цифрами. Анна, почти не глядя, прикасалась к управлению аппаратом, потом бросила взгляд на часы.
    — Кирилл, мне нужно десять минут ровно, потом грузим раненого в шлюпку и сразу же улетаем. Тащи сюда санитарную переноску, она в шлюпке. Подожди, Кирилл, — добавила Анна поднявшись и увлекая Ивлева в сторону.
    Там Ханссен шепотом произнесла несколько коротких фраз, предназначенных исключительно для ушей боцмана. Тот покивал, и Анна вернулась к раненому. Когда боцман вернулся из шлюпки со скатанной рулоном переноской в руках, Анна во всеуслышание поинтересовалась:
    — А кто эти двое? Пленные?
    — Не совсем, — ответил казак, вытянувшийся перед боцманом по стойке смирно. — Вахмистр Кравченко, принял командование на себя. Атаман ранен, а без командира военному человеку никак нельзя.
    Ивлев одобрительно кивнул.
    — Разрешите доложить? Этот, — вахмистр указал на Корсакова, — из наёмников. Тех, что отвлекали Драконов. А вон тот, — кивок головой в сторону Хаски, — вроде бы разведчик. Пока под арестом, до выяснения.
    — Мы что, с собой их забираем? — спросил Ивлев.
    Казак замялся было в нерешительности но, сориентировался быстро:
    — Так, точно, забираем. Разведчик… предполагаемый разведчик, утверждает, что ему необходимо связаться с командованием патрульного флота, — отчеканил Кравченко. — Ну а наёмник… Некуда ему идти. Он единственный, кто выжил, а бригаду его… — вахмистр осёкся. — Докладывает, что с командиром сговорились к нам, в казаки податься.
    — Тогда вот что, вахмистр, погрузка в шлюпку в таком порядке: сначала — доктор, потом заносим раненого, потом твои бойцы, пленный пойдёт замыкающим. Будете держать его под прицелом, — сказал Ивлев.
    — Слушаю, — вытянулся вахмистр.
    — Вот-вот должна еще одна шлюпка прийти, погибших забрать, — помолчав, добавил Ивлев. — Капитан так распорядился: хоронить, как полагается, в космосе, с почестями. А наше дело — обеспечить срочную медицинскую помощь атаману.
    — Наёмник ранен, — сухо произнесла Анна, — пусть сам себе сменит повязку и обработает коллоидом рану. Некогда мне с ним возиться.
    Услышав эти, не слишком приветливые слова, Корсаков почувствовал большое облегчение: фраза, произнесенная строгим доктором, могла означать только одно: он теперь в команде! Сержа приняли за своего, уж слишком нарочито-строгое внимание ему оказано.
* * *
    На борту шлюпку встретили трое вооруженных казаков и капитан Тышковский. Первым казаки извлекли из шлюпки Хаски, держа его под прицелом, отвели в сторону. Тот вёл себя довольно смирно, права качать и не думал. Вынесли атамана, тот был без сознания. Анна в темпе потащила переноску с атаманом в операционную: там всё было готово к приёму раненого.
    — Кто вы такой? — спросил Тышковский у незнакомца. Он уже знал, тот, кто назвался Хаски, выдает себя за разведчика.
    — Капитан Тышковский, мне нужно связаться с командованием патрульного флота… — начал было Хаски.
    — Это всё? Больше вам ничего не нужно? — холодно оборвал его Тышковский, — аудиенция у главнокомандующего вам не нужна?
    Разведчик блеснул глубоко посаженными глазами, но ответил миролюбиво, нейтрально.
    — Нет, капитан, только дальняя связь с флотом. У меня важные сведения о Белых Драконах, нужно срочно сообщить их разведке патрульного флота. Понимаю, такая просьба от незнакомого субъекта не вызывает доверия. Давайте поступим так…
    — Давайте я сам буду решать, как мне поступать и что мне делать, — обрезал Тышковкий.
    «Ну и тип! — подумал Виталий, — звездолёт, считай, на прицеле неизвестно у кого! Атаман тяжело ранен, среди казаков — потери. Торчать на орбите треклятой планеты дальше, нет никакого резону. Свою задачу „Фуэте“ уже выполнил, администрация планеты доставлена на борт. Тут поскорее убраться бы, пока целы, но командование велит ждать! А не из-за этого ли субъекта весь сыр-бор?»
    — Прошу вас, не горячитесь, капитан, — выдержав паузу, очень мягко продолжил Хаски, — я всего лишь предлагаю вам самостоятельно выйти на связь и доложить командованию, что вы приняли на борт Хаски, и добавьте: операция «Беглец». Пусть они сами решают, как со мной поступить. Вы ничем не рискуете, всего лишь доложите командованию о необычном пассажире на корабле.
    — Не о том речь, уважаемый, — ответил Тышковский нервно. — Как и чем я рискую — никого не касается, это моё дело. Подозреваю, что из-за вас мы торчим тут, вместо того, чтобы давно уже оказаться в более безопасном месте. А здесь гибнут люди.
    Виталий попытался успокоиться и взять себя в руки.
    — Я доложу о вашем пребывании на борту, — наконец вымолвил капитан, — но караул при вас оставлю. Это не обсуждается.
* * *
    Виталий вошёл в рубку, затея с докладом Тышковскому не нравилась. Мутный тип, этот Хаски, чересчур правильный какой-то. Да и обстоятельства, при которых он попал на борт звездолёта, тоже неоднозначные. Впрочем, так или иначе, Виталий собирался связываться с командованием, чтобы попытаться все-таки получить разрешение улететь отсюда подальше. Выходит, этого Хаски надо благодарить: хороший повод поскорее связаться с начальством. Он включил канал дальней связи.
    — Докладывает капитан Тышковкий, звездолёт «Фуэте», — Виталий помолчал, подбирая формулировку, — у нас тут Хаски, операция «Беглец».
    Глупо-то как звучит! Ну прям как в шпионском романе! Впрочем, ответ последовал незамедлительно.
    — Где он, на борту?!
    — Только что доставлен. Какие будут распоряжения? — спросил Тышковский.
    — Капитан, если Беглец на борту, немедленно уходите, — властно проскрипел незнакомый голос.
    — Да, он здесь. Но у нас раненый! Доктор Ханссен только что начала операцию, — заколебался Тышковский.
    — Капитан, немедленно, вы меня слышите?! Отмените операцию, отложите, делайте все, что угодно! Мне нужно, чтобы вы как можно быстрее увезли Беглеца. Уводите звездолёт в нуль-Т. Это приказ! Вы крупно рискуете. Если кто-то узнает о Хаски… всё, как только выйдете в обычное пространство, немедленно свяжетесь со мной. Выполняйте!
    — Слушаюсь, — ответил Тышковский, подумав про себя: нетушки, сначала Лисин.
    Он связался с операционной.
    — Анечка, что у тебя, какие новости?
    — Потом, всё потом, — отрезала Ханссен, — не отвлекай мня.
    — Послушай, нам приказано убираться отсюда немедленно. Сколько тебе нужно времени? — спросил Виталий.
    — Что?! — возмущенно вскрикнула Анна, — чтобы закончить операцию, надо час, может и полтора, смотря, как дело пойдёт. Не важно, главное сейчас — дать организму покой. На пару-тройку дней, чтобы никаких волнений и перегрузок. Олег — крепкий парень, но всему же есть предел!
    — А отложить можно? Речь идёт об одном прыжке, — сказал Тышковский.
    — Очень рискованно, капитан, — заколебалась Анна. — Отложить операцию на один прыжок можно. Другой вопрос, каково Лисину будет без аппаратуры? Электропитание ведь того, отключится?
    — Дьявол, я не подумал об этом, — нервно произнёс Тышковский, — может, инженеры аварийное питание к твоей аппаратуре подключат?
    — Эрик, Евгений, слышали? Что скажете? — обратился Виталий к инженерам.
    — Подключить можно, запросто, — ответил Долгополов, — да только пока мы будем в изнанке пространства болтаться, электричества всё равно не будет никакого, хоть основного, хоть аварийного.
    — Доктор, — помедлив, отчеканил Тышковский, — мы никуда не летим. Ждём твоей отмашки. Как только будешь готова, дай знать.
    Он приказал Кормчему готовиться к прыжку, проследил, чтобы вернулась шлюпка с телами погибших и стал ждать.

Глава 14. Эпилог

    Виталий Тышковский и Олег Лисин шли по коридору МКК, Межпланетной Колониальной Комиссии. Оба в парадной форме: Виталий — в темно-синей форме гражданского флота, Лисин — в новомодном казачьем мундире густого черного цвета, отделанном тонким сиреневым кантом, в ослепительно-белых перчатках. На плечах — погоны малинового цвета с двумя просветами. Поравнявшись с дверью Филатова, Виталий коротко постучал и, не дожидаясь ответа, распахнул дверь, пропуская атамана вперед.
    В кабинете, кроме хозяина, в гостевом кресле развалившись сидел Головин с крохотной кофейной чашкой в руках. Рассмотрев вошедших, он вскочил им навстречу.
    — Приветствую героев невидимого фронта борьбы с предателями и дезертирами! — произнёс Леонид торжественно. Филатов закашлялся. — А что? Настоящие герои, имена коих неведомы простым людям, только посвященным. Командование флота даже решило наградить вас, тайно. А иначе не выходит! Контрразведка путается в формулировках: за какие заслуги вам давать награды.
    Тышковский скривился, Лисин метнул на Головина уничтожающий взгляд.
    — Если бы тебя, язву, я не знал столько лет, наверняка обиделся бы, — глянув на Леонида исподлобья, возмущенно пробормотал Лисин.
    — Захарыч, я тебя не узнаю! С каких пор ты стал такой серьёзный, а? Нельзя так, дорогой, — продолжал неугомонный Головин.
    — Ну, хватит уже, Лёня, оставь ребят в покое, — попытался оборвать его Филатов.
    — А в конторе, между прочим, ходят слухи… — и не подумал останавливаться Головин.
    — Лёня, — сердито произнёс Филатов.
    — Всё, умолкаю, — промолвил Головин примирительно и, наконец, действительно замолчал.
    — А со здоровьем что, атаман? — спросил Филатов настороженно. Вопрос не из приятных, а для человека, который не мыслит себя без службы, пожалуй, болезненный.
    — В порядке. Анечка заштопала качественно. Уже и отлежаться успел, и отоспался вволю. Правда, летать теперь вряд ли смогу, — вздохнул Лисин. — Решили списать меня на Землю, буду теперь молодёжь учить уму-разуму. Хотя, через годик-два, может быть, смогу вернуться в строй, есть такая надежда.
    — А молодёжь как же? Тоже, между прочим, нужное дело, — вставил Головин, — я первое время на Земле тоже места себе не находил. Не грусти, казак, всё наладится. Здесь тоже дел по горло, скучать некогда.
    — А, — махнул рукой Лисин, — понимаю. Старшины казачьи всё время твердят молодым: казак должен быть готов оставить строевую службу в любой момент. Умом-то понимаю, а душа — всё равно там, на борту, — Лисин опустил взгляд.
    Все как-то разом замолчали. А что тут скажешь? Грустно уходить, еще хуже — осознавать, что ты уже не тот, что прежде. И отныне — не всё тебе по плечу.
    Раздался стук в дверь, она распахнулась, и на пороге появился знакомый человек с квадратной фигурой, Хаски, он же Беглец, а следом за ним — худощавый, но подтянутый, пожилой незнакомец в мундире патрульного флота. Хаски замялся, видимо не зная, как быть: то ли бежать обниматься, то ли наоборот, вести себя сдержано. Виталий ограничился кивком, Лисин последовал его примеру. Незнакомец проскрипел низким голосом дежурное приветствие, зыркнул на Тышковского и Лисина из-под кустистых бровей. Виталий поймал на себе тяжелый, почти немигающий взгляд, инстинктивно подтянулся. Филатов, почуяв неловкость, рассеяно сводил и разводил ладони.
    — Милости прошу, располагайтесь, — наконец выдавил он из себя.
    — Для начала, разрешите представиться, — скрипнул незнакомец, — заместитель командующего шестьдесят вторым патрульным флотом, вице-адмирал Стерлинг. С агентом Хаски вы уже знакомы.
    Филатов представил своих подопечных.
    — Командование поручило мне приятную миссию, — торжественно произнёс вице-адмирал, — вручить капитану э-э Тышковскому и э-э полковнику Лисину боевые награды.
    «Почему полковнику? — подумал Тышковский, — он уже знал, что „атаман“ — это не звание, а должность командира сотни на время боевого похода или экспедиции. А вообще у казаков какие-то свои, особые звания. Стерлинг ведь флотский кадр, если он переложил казачий табель о рангах на свой лад, то логичнее называть Лисина капитаном первого ранга».
    — Но для начала, хотел кое-что прояснить, — вице-адмирал, задумавшись, помолчал. — О конфликте, дезертирах и нашей операции, в которой вам поневоле пришлось участвовать. Если бы контрразведка с самого начала располагала сведениями про участие в конфликте Белых Драконов, мы не стали бы вас привлекать ни в коем случае.
    — Вы про Драконов этих, можете что-нибудь рассказать нам? — вставил Головин.
    — Было такое подразделение, им поручались задачи, связанные с сепаратистскими выходками на окраинных мирах. И только в тех случаях, когда конфликт переходил в горячую фазу. Примерно три года назад, их расформировали. Причина… скажем так: неадекватность в ведении боевых действий и неоправданные жертвы среди гражданского населения. Командир Драконов, по прозвищу полковник Тор… в общем, никакой он не полковник и даже не Тор, оказался в поле зрения контрразведки после кровавой бойни во время одной из операций. По его приказу были взяты, а потом расстреляны заложники. Командованием флота было принято решение расформировать подразделение, ну а командира и кое-кого из бойцов ждал трибунал. Каким-то образом Тору и его подельникам стало известно о том, что их ждёт. В общем, не дожидаясь расплаты, они дезертировали, прихватив с собой боевой корабль.
    Стерлинг, немного помолчав, продолжил:
    — Примерно полгода назад к ним был внедрён специальный агент Хаски. Когда он добыл все необходимые данные о дезертирах, агент стал искать удобный случай, чтобы вернуться. Командование не располагало точными сведениями, когда и где это должно произойти. Участие Драконов в корпоративном конфликте оказалось удобным случаем. Разумеется, мы только страховали Беглеца, не зная наверняка, удастся ли ему уйти. Поэтому, вам, капитан, и был отдан приказ не покидать место дислокации. Направить туда свой корабль флот уже не мог, слишком высок был риск помешать действиям агента. Таким образом, ваш звездолёт оказался в нужном месте и в нужное время. Это всё, что я могу вам сообщить.
    Стерлинг раскрыл небольшой пенал и достал оттуда две коробочки.
    — От лица командования выношу вам благодарность. Капитан, вы награждаетесь орденом «За заслуги» третьей степени, — Стерлинг раскрыл коробочку, достал из неё блеснувший серебром орден и кивнул Тышковскому.
    Затем вице-адмирал вытащил из второй коробочки награду и объявил:
    — Полковник, вам вручается орден Славы с мечами, — Стерлинг подозвал к себе Лисина и прикрепил орден на черный казачий китель.
* * *
    Виталий вошёл в полутёмную рубку «Фуэте». Сейчас звездолёт пуст, экипаж разлетелся кто куда: всем дали внеочередной отпуск по случаю удачного окончания экспедиции, обернувшейся участием в боевых действиях. Для них всё позади. А злополучный корпоративный конфликт всё еще теплился, хотя патрульным силам и удалось его локализовать. Виталий окинул взглядом серые, неживые терминалы, Кормчий дремал. На пороге появилась тёмная фигура. Виталий присмотрелся: кого ещё, интересно, занесло на борт пустого корабля?
    — Добро пожаловать домой, капитан, — произнесла фигура знакомым голосом боцмана Ивлева.
Top.Mail.Ru